Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Проблемы причинного комплекса преступности в соременной России

Название: Проблемы причинного комплекса преступности в соременной России
Раздел: Рефераты по криминологии
Тип: реферат Добавлен 02:11:06 15 марта 2007 Похожие работы
Просмотров: 1279 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

План:

Введение………………………………………………………... с. 3

Глава I

Причины и условия преступности …………………………с. 6

Глава II

Структура причинного комплекса преступности………...с. 30

Деформация государственной власти. ………………..с. 30

Деформация экономики государства………………….с. 37

Деформация духовной жизни. ………………………….с. 45

Глава III

Проблемы причинного комплекса преступности

в современной России…………………………………………..с. 47

Заключение……………………………………………………….с. 63

Литература……………………………………………………….с. 67

Введение:

Лю­ди все­гда жи­ли и жи­вут в стра­хе пе­ред пре­ступ­но­стью. Они все­гда за­да­ва­лись во­про­сом - от­ку­да она и как с ней бо­роть­ся. Об­ще­ст­вен­ная и го­су­дар­ст­вен­ная прак­ти­ка вы­ра­ба­ты­ва­ла и вы­ра­ба­ты­ва­ет фор­мы, ме­то­ды и сред­ст­ва борь­бы с ней. В борь­бе с пре­ступ­но­стью ста­ви­лись ли­бо об­щие, ли­бо ча­ст­ные за­да­чи. Они в свою оче­редь ли­бо реа­ли­зо­вы­ва­лись, ли­бо нет. Современный этап развития российского общества характеризуется стратегическим курсом на создание правового государства. В стране осуществляются радикальные социально-экономические реформы, идет процесс демократизации всех сторон общественной жизни, который невозможен без укрепления законности и правопорядка, обеспечения надежной охраны конституционных прав и свобод граждан. Вместе с тем в последние годы произошло резкое ухудшение криминальной обстановки, которая в настоящее время оценивается как чрезвычайно острая и сложная.

Уче­ных-кри­ми­но­ло­гов на­ше не­тер­пе­ли­вое об­ще­ст­во слу­шать не очень лю­бит, и, в ос­нов­ном, за то, что им при­хо­дит­ся го­во­рить не­при­ят­ные ве­щи и ес­те­ст­вен­но у тех, кто сто­ит у вла­сти это­го об­ще­ст­ва это вы­зы­ва­ет раз­дра­же­ние.

Что ка­са­ет­ся на­шей стра­ны, то кри­ми­но­ло­ги­че­ская нау­ка все­гда бы­ла под­вер­же­на идео­ло­ги­че­ско­му прес­су, час­то свя­зан­но­му с тем, что же­лае­мое вы­да­ва­лось за дей­ст­ви­тель­ное.

­Дол­гий на­уч­ный путь ос­мыс­ле­ния про­бле­мы пре­ступ­но­сти обя­зы­ва­ет кон­ста­ти­ро­вать, что пре­ступ­ность есть яв­ле­ние, при­су­щее лю­бой со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской и по­ли­ти­че­ской сис­те­ме, и в ка­ж­дой из них, по­ми­мо об­щих для пре­ступ­но­сти “веч­ных” при­чин, есть свои, про­ис­те­каю­щие из кон­крет­но-ис­то­ри­че­ских, эко­но­ми­че­ских, по­ли­ти­че­ских, со­ци­аль­ных и иных (в том чис­ле ин­ди­ви­ду­аль­ных для че­ло­ве­ка) ус­ло­вий жиз­ни об­ще­ст­ва и его про­ти­во­ре­чий при­чи­ны. Преступность в своих проявлениях многообразна, многолика, что создает огромные трудности, как для ее теоретического осмысления, так и для практики борьбы с ней. Она различается по тяжести отдельных ее составляющих, по территориям, видам, характеристике лиц, совершающих преступления, и по многим другим параметрам. Криминологически это очень важная констанция, ибо она снимает облегченное представление о преступности, о формах и методах борьбы с ней, о всякого рода несбыточных программах и планах ее искоренения, ликвидации, уничтожения, да еще в короткие сроки. И, напротив, нацеливает общество на трудную (и не всегда успешную) борьбу с преступностью, на недопустимость лихих кавалерийских наскоков на нее, обязывает глубоко анализировать ее причины, условия, ей способствующие, изучать тех, кто совершает преступления, разрабатывать разумные средства контроля за преступностью, предупреждения преступлений, определять те меры, которые связаны решением экономических, социально - культурных, воспитательных задач, осуществляемых обществом, государством, различными их ячейками. С другой же стороны, создавать законодательство, способствующее борьбе с преступностью на основе и в рамках закона, а также организовывать на необходимом уровне деятельности правоохранительной системы, без успешного функционирования которой результативная борьба с преступностью невозможна.

И ни “кон­сер­ва­то­ры”, ни ра­ди­ка­лы, ни сто­рон­ни­ки мар­ксиз­ма-ле­ни­низ­ма, ни его про­тив­ни­ки это­го по­ряд­ка ве­щей из­ме­нить не мо­гут, ес­ли да­же за­хо­тят. Ре­аль­но­сти жиз­ни нуж­но ви­деть та­ки­ми, ка­кие они есть.

Объяснить причины преступности, определить роль и пределы ответственно­сти за преступление невозможно на основе лишь общефилософских или обще­правовых понятий: нужен переход на “язык” криминологической и уголовно-пра­вовой науки. Здесь нужно предметное знание, отражающее специфиче­ские закономерности, лежащие в основе формирования преступ­ного поведения

Исторический подход к объяснению преступности. Существенно важным методологическим требованием является классово-исторический подход к познанию причин социальных яв­лений и в их числе преступности. Преступность исторически возникла в эксплуататорском обще­стве, с момента раскола общества на антагонистические классы, и неистребима, “вечна” в условиях эксплуататорского общества. Основная историческая причина преступности — классовое и соци­альное расслоение общества, господство общественных отношений, построенных на эксплуатации, неравенстве, угнетении, благополу­чии меньшинства за счет большинства.

Глава I

При­чи­ны и ус­ло­вия пре­ступ­но­сти.

Об этом во­про­се, по­жа­луй, об од­ном из глав­ных в кри­ми­но­ло­гии, на се­го­дняш­ний день, го­во­рить, по­жа­луй, не ме­нее слож­но, чем о дру­гих. При­чи­ны и ус­ло­вия пре­ступ­но­сти в раз­ных ис­точ­ни­ках на­зы­ва­ют­ся по-раз­но­му (де­тер­ми­нан­ты, фак­то­ры и пр.). При­чи­на­ми пре­ступ­но­сти на­зы­ва­ет­ся со­во­куп­ность со­ци­аль­ных яв­ле­ний и про­цес­сов, ко­то­рые во взаи­мо­дей­ст­вии с об­стоя­тель­ст­ва­ми, иг­раю­щи­ми роль ус­ло­вий, де­тер­ми­ни­ру­ют су­ще­ст­во­ва­ние пре­ступ­но­сти как со­ци­аль­но­го яв­ле­ния, на­ли­чие от­дель­ных со­став­ных ее час­тей, а на ин­ди­ви­ду­аль­ном уров­не - со­вер­ше­ние кон­крет­ных пре­сту­п­ле­ний.[1] Из при­ве­ден­но­го оп­ре­де­ле­ния сле­ду­ет, что по­ня­тие при­чин пре­ступ­но­сти свя­за­но с фи­ло­соф­ски­ми ка­те­го­рия­ми при­чин, ус­ло­вий и де­тер­ми­нант, а так­же име­ет раз­лич­ные уров­ни: при­чи­ны всей пре­ступ­но­сти, от­дель­ных ее струк­тур­ных под­раз­де­ле­ний, еди­нич­ных пре­сту­п­ле­ний.

Ис­сле­до­ва­ние при­чин пре­ступ­но­сти рас­кры­ва­ет при­ро­ду это­го со­ци­аль­но-не­га­тив­но­го яв­ле­ния, объ­яс­ня­ет его про­ис­хо­ж­де­ние, по­ка­зы­ва­ет, от че­го за­ви­сит су­ще­ст­во­ва­ние пре­ступ­но­сти, что спо­соб­ст­ву­ет ее со­хра­не­нию, в на­стоя­щее вре­мя его ожив­ле­нию, а что это­му про­ти­во­дей­ст­ву­ет. Толь­ко на ос­но­ве по­доб­ных зна­ний мож­но обес­пе­чить эф­фек­тив­ную борь­бу с пре­ступ­но­стью: пред­ви­деть про­ис­хо­дя­щие в ней из­ме­не­ния, оп­ре­де­лить и осу­ще­ст­вить не­об­хо­ди­мые ме­ро­прия­тия по пре­ду­пре­ж­де­нию пре­ступ­ных про­яв­ле­ний, их со­кра­ще­нию.

Про­бле­ма при­чин пре­ступ­но­сти ре­ша­ет­ся в на­шей стра­не в со­от­вет­ст­вии с фи­ло­соф­ской тео­ри­ей при­чин­но­сти.

При­ме­ни­тель­но к рас­смат­ри­вае­мо­му во­про­су эта тео­рия вы­ра­жа­ет­ся:

во-пер­вых, в объ­ек­тив­ном ха­рак­те­ре, т.е. причина, по­ро­ж­да­ет след­ст­вие в ре­аль­ной дей­ст­ви­тель­но­сти, а не в соз­на­нии лю­дей;

во-вто­рых, при­чин­ная связь пред­по­ла­га­ет взаи­мо­дей­ст­вие яв­ле­ний, на­хо­дя­щих­ся в по­доб­ной свя­зи. Взаи­мо­дей­ст­вие при­чи­ны и след­ст­вия мо­жет но­сить раз­лич­ный ха­рак­тер - ме­ха­ни­че­ский, фи­зи­че­ский, хи­ми­че­ский, пси­хо­ло­ги­че­ский и т.д. По­сколь­ку пре­ступ­ность про­яв­ля­ет­ся в ви­нов­ном по­ве­де­нии лю­дей, дей­ст­вие при­чин пре­ступ­но­сти име­ет со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ский ха­рак­тер - воз­дей­ст­вие со­от­вет­ст­вую­щих объ­ек­тов, яв­ле­ний, про­цес­сов на соз­на­ние, пси­хо­ло­гию лю­дей;

в-треть­их, лю­бое яв­ле­ние так или ина­че - пря­мо или кос­вен­но, не­по­сред­ст­вен­но или опо­сред­ст­во­ва­но, свя­за­но со все­ми дру­ги­ми яв­ле­ния­ми (т.е. при­зна­ет­ся всеобщая связь и взаи­мо­обу­слов­лен­ность яв­ле­ний);

в-чет­вер­тых, все­об­щая связь яв­ле­ний не оз­на­ча­ет, од­на­ко, что все свя­зи рав­но­цен­ны и рав­но­знач­ны, т.е. сле­ду­ет раз­ли­чать свя­зи су­ще­ст­вен­ные и не­су­ще­ст­вен­ные, не­по­сред­ст­вен­ные и опо­сре­до­ван­ные, пря­мые и об­рат­ные;

в-пя­тых, при­чин­ную связь на­до от­ли­чать от иных ви­дов свя­зи - кор­ре­ля­ци­он­ной, вре­мен­ной и про­стран­ст­вен­ной и пр., т.е. из всей со­во­куп­но­сти яв­ле­ний и про­цес­сов тре­бу­ет­ся вы­де­лить те, ко­то­рые так или ина­че свя­за­ны с пре­ступ­но­стью (вы­зы­ва­ют, по­ро­ж­да­ют пре­ступ­ность как свое след­ст­вие. Их (свя­зи) на­зы­ва­ют ге­не­ти­че­ски­ми. Кро­ме них, уго­лов­ная ста­ти­сти­ка фик­си­ру­ет за­ви­си­мость ме­ж­ду чис­лом со­вер­шае­мых пре­сту­п­ле­ний и вре­ме­на­ми го­да (зи­ма, ле­то), дня­ми не­де­ли (буд­ни, пред­празд­нич­ные и празд­нич­ные дни), вре­ме­на­ми су­ток (день, ве­чер, ночь); на уро­вень пре­ступ­но­сти во­ен­но­слу­жа­щих влия­ет их по­ло­воз­ра­ст­ная струк­ту­ра и пр. Во всех этих слу­ча­ях связь не­ге­не­ти­че­ская, ибо на­зван­ные об­стоя­тель­ст­ва са­ми по се­бе не по­ро­ж­да­ют пре­сту­п­ле­ния, хо­тя для ор­га­ни­за­ции борь­бы с пре­ступ­но­стью и пре­ду­пре­ж­де­ния пре­сту­п­ле­ний учет по­доб­ных свя­зей в дея­тель­но­сти по­гра­нич­ных войск име­ет не­ма­ло­важ­ное зна­че­ние;

в-шес­тых, для пра­виль­но­го по­ни­ма­ния при­чин­ной свя­зи очень важ­но иметь в ви­ду ее слож­ный, мно­го­сту­пен­ча­тый, ие­рар­хи­че­ский ха­рак­тер. Ка­ж­дая при­чи­на име­ет свою при­чи­ну, а ка­ж­дое след­ст­вие по­ро­ж­да­ет но­вое след­ст­вие. К то­му же од­на при­чи­на мо­жет вы­зы­вать не­сколь­ко след­ст­вий, рав­но как од­но след­ст­вие мо­жет иметь ряд при­чин;

в-седь­мых, при­чи­на “дей­ст­ву­ет” лишь при на­ли­чии оп­ре­де­лен­ных ус­ло­вий. Имен­но взаи­мо­дей­ст­вие при­чин и ус­ло­вий по­ро­ж­да­ет след­ст­вие. Cуть ус­ло­вия и его от­ли­чие от при­чи­ны со­сто­ит в том, что это яв­ле­ние или про­цесс, ко­то­рые са­ми по се­бе не мо­гут по­ро­дить не­по­сред­ст­вен­но дан­ное след­ст­вие, но, со­пут­ст­вуя при­чи­нам в про­стран­ст­ве и во вре­ме­ни и вли­яя на них, обес­пе­чи­ва­ют оп­ре­де­лен­ное их раз­ви­тие, не­об­хо­ди­мое для воз­ник­но­ве­ния след­ст­вия. Ины­ми сло­ва­ми, при­чи­на по­ро­ж­да­ет следствие, в то вре­мя как ус­ло­вие это­му лишь спо­соб­ст­ву­ет, обес­пе­чи­вая воз­мож­ность дей­ст­вия при­чи­ны.

По­вли­ять на пре­ступ­ность, пре­ду­пре­дить со­вер­ше­ние пре­сту­п­ле­ния мож­но, воз­дей­ст­вуя не толь­ко на при­чи­ны, но и на ус­ло­вия пре­ступ­но­сти. Во мно­гих слу­ча­ях воз­дей­ст­во­вать на ус­ло­вия, спо­соб­ст­вую­щие со­вер­ше­нию пре­сту­п­ле­ний, и тем са­мым бло­ки­ро­вать дей­ст­вия при­чин прак­ти­че­ски лег­че и дос­туп­нее, чем уст­ра­нить при­чи­ны пре­ступ­но­сти.

Раз­гра­ни­чить при­чи­ны и ус­ло­вия пре­ступ­но­сти не все­гда лег­ко и про­сто. Та­кое раз­гра­ни­че­ние боль­ше при­ме­ни­мо в от­но­ше­нии ин­ди­ви­ду­аль­но­го пре­ступ­но­го по­ве­де­ния, где мож­но с дос­та­точ­ной оп­ре­де­лен­но­стью раз­де­лить, что по­ро­ди­ло со­от­вет­ст­вую­щий по­сту­пок ин­ди­ви­да, а что лишь обу­сло­ви­ло ее со­вер­ше­ние. На бо­лее вы­со­ких уров­нях ана­ли­за та­кое раз­гра­ни­че­ние су­ще­ст­вен­но за­труд­не­но, ибо в ие­рар­хи­че­ской взаи­мо­свя­зи те или иные яв­ле­ния и про­цес­сы вы­сту­па­ют в од­ном слу­чае в ка­че­ст­ве при­чи­ны, а в дру­гом - как ус­ло­вие;

в-вось­мых, фи­ло­со­фия при­зна­ет от­но­си­тель­ность де­ле­ния яв­ле­ний на при­чи­ны и ус­ло­вия, т.е. вся­кая при­чи­на яв­ля­ет­ся в оп­ре­де­лен­ном от­но­ше­нии ус­ло­ви­ем, а вся­кое ус­ло­вие в дру­гом от­но­ше­нии мо­жет быть при­чи­ной. В фи­ло­со­фии су­ще­ст­ву­ют по­ня­тия де­тер­ми­низ­ма, де­тер­ми­ни­ро­ванности, оз­на­чаю­щие связь, за­ви­си­мость. Де­тер­ми­низм пред­по­ла­га­ет со­во­куп­ность и взаи­мо­дей­ст­вие при­чин и ус­ло­вий, ко­то­рые на­зы­ва­ют де­тер­ми­нан­та­ми яв­ле­ния (в кри­ми­но­ло­гии - кри­ми­но­ген­ны­ми де­тер­ми­нан­та­ми). Де­тер­ми­низм ши­ре при­чин­ной свя­зи, ко­то­рая яв­ля­ет­ся лишь час­ти­цей, зве­ном де­тер­ми­низ­ма.

Со­во­куп­ность всех при­чин и ус­ло­вий, не­об­хо­ди­мых для на­сту­п­ле­ния ис­сле­дуе­мо­го яв­ле­ния, ино­гда на­зы­ва­ют пол­ной при­чи­ной в ши­ро­ком смыс­ле сло­ва в от­ли­чие от спе­ци­фи­че­ской при­чи­ны (соб­ст­вен­но при­чи­ны), ох­ва­ты­ваю­щей лишь те яв­ле­ния и про­цес­сы, ко­то­рые при на­ли­чии оп­ре­де­лен­ных ус­ло­вий не­по­сред­ст­вен­но по­ро­ж­да­ют след­ст­вие. Спе­ци­фи­че­ской (не­по­сред­ст­вен­ной) при­чи­ной пре­ступ­но­го по­ве­де­ния яв­ля­ют­ся ан­ти­со­ци­аль­ные взгля­ды и по­бу­ж­де­ния.[2]

Клас­си­фи­ка­ция при­чин и ус­ло­вий пре­ступ­но­сти тре­бу­ет уров­не­во­го под­хо­да к ним. С этой точ­ки зре­ния сле­ду­ет раз­ли­чать не­сколь­ко ви­дов это­го под­хо­да. Пер­вый из них:

- при­чи­ны и ус­ло­вия пре­ступ­но­сти в це­лом как оп­ре­де­лен­но­го со­ци­аль­но­го яв­ле­ния, су­ще­ст­вую­ще­го в кон­крет­ных со­ци­аль­ных ус­ло­ви­ях и про­яв­ляю­ще­го­ся в со­во­куп­но­сти об­ще­ст­вен­но-опас­ных дея­ний - пре­сту­п­ле­ний;

- при­чи­ны и ус­ло­вия раз­лич­ных групп (ви­дов, ка­те­го­рий) пре­сту­п­ле­ний, об­ра­зую­щих струк­тур­ные под­раз­де­ле­ния пре­ступ­но­сти (умыш­лен­ные и не­ос­то­рож­ные, на­силь­ст­вен­ные и ко­ры­ст­ные и пр.);

- при­чи­ны и ус­ло­вия от­дель­ных ви­дов пре­сту­п­ле­ний - убийств, ху­ли­ган­ст­ва, во­ин­ских и пр.

Дру­гой вид уров­не­во­го под­хо­да пред­по­ла­га­ет вы­яв­ле­ние при­чин и ус­ло­вий пре­ступ­но­сти (в це­лом и от­дель­ных струк­тур­ных ее под­раз­де­ле­ний) на уров­не все­го об­ще­ст­ва (макро уровень), от­дель­ных его со­ци­аль­ных групп и сфер об­ще­ст­вен­ной жиз­ни и на уров­не от­дель­но­го ин­ди­ви­да.

Уров­ни эти взаи­мо­свя­за­ны, но со­дер­жа­ние при­чин и ус­ло­вий пре­ступ­но­сти на ка­ж­дом из них не то­ж­де­ст­вен­но.

На обще социальном уров­не мы вы­яв­ля­ем наи­бо­лее об­щие при­чи­ны и ус­ло­вия, с ко­то­ры­ми свя­за­но са­мо су­ще­ст­во­ва­ние пре­ступ­но­сти в дан­ных ис­то­ри­че­ских ус­ло­ви­ях.

На уров­не со­ци­аль­ных групп фик­си­ру­ют­ся при­чи­ны и ус­ло­вия, ха­рак­тер­ные для этих групп и кол­лек­ти­вов.

На ин­ди­ви­ду­аль­ном уров­не речь идет о при­чи­нах и ус­ло­ви­ях кон­крет­но­го пре­сту­п­ле­ния, со­вер­шен­но­го от­дель­ным ли­цом, здесь мно­го ин­ди­ви­ду­аль­но­го, субъ­ек­тив­но­го и си­туа­тив­но­го, по­рой слу­чай­но­го (осо­бен­но­сти лич­но­сти, ее ин­ди­ви­ду­аль­ный жиз­нен­ный опыт, свя­зи, зна­ком­ст­ва, влия­ния, сте­че­ние об­стоя­тельств и т.п.). Вме­сте с тем обще социальные при­чи­ны и ус­ло­вия пре­ступ­но­сти транс­фор­ми­ру­ют­ся в ин­ди­ви­ду­аль­ные, а наи­бо­лее ти­пич­ные ин­ди­ви­ду­аль­ные при­чи­ны и ус­ло­вия “скла­ды­ва­ют­ся” в обще социальные.[3]

Изу­че­ние при­чин и ус­ло­вий на общесоциальном и груп­по­вом уров­нях име­ет на­уч­но-по­зна­ва­тель­ное зна­че­ние и слу­жит прак­ти­ке для раз­ра­бот­ки и ор­га­ни­за­ции сис­те­мы со­ци­аль­ной про­фи­лак­ти­ки пре­ступ­но­сти в рам­ках все­го го­су­дар­ст­ва, от­дель­ных его ре­гио­нов, со­ци­аль­ных групп и кол­лек­ти­вов.

Вы­яв­ле­ние при­чин и ус­ло­вий кон­крет­но­го пре­сту­п­ле­ния (индивидуальный уро­вень) под­чи­не­но не­по­сред­ст­вен­но прак­ти­че­ским за­да­чам. При­чи­ны и ус­ло­вия кон­крет­но­го пре­сту­п­ле­ния (ин­ди­ви­ду­аль­ные об­стоя­тель­ст­ва его со­вер­ше­ния) мо­гут быть не­ти­пич­ны­ми. Од­на­ко в ин­ди­ви­ду­аль­ных слу­ча­ях все­гда про­яв­ля­ет­ся не­что об­щее. По­это­му на­уч­но-прак­ти­че­ское изу­че­ние при­чин и ус­ло­вий пре­ступ­но­сти ос­но­вы­ва­ет­ся на обоб­ще­нии дан­ных, по­лу­чен­ных из раз­лич­ных ис­точ­ни­ков.

Важ­ное прак­ти­че­ское зна­че­ние име­ет клас­си­фи­ка­ция при­чин и ус­ло­вий пре­ступ­но­сти по их со­дер­жа­нию. Раз­ли­ча­ют де­тер­ми­нан­ты пре­ступ­но­сти:

- по­ли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские, идео­ло­ги­че­ские, со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские, ор­га­ни­за­ци­он­но-управ­лен­че­ские.

На­до под­черк­нуть, что все де­тер­ми­нан­ты пре­ступ­но­сти про­яв­ля­ют се­бя в по­доб­ном ка­че­ст­ве че­рез пси­хо­ло­гию, соз­на­ние лю­дей, фор­ми­руя или под­дер­жи­вая, ожив­ляя или уси­ли­вая ан­ти­со­ци­аль­ные взгля­ды, стрем­ле­ния, по­бу­ж­де­ния. По­это­му в ко­неч­ном ито­ге пре­ступ­ность все­гда свя­за­на с со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ски­ми де­тер­ми­нан­та­ми.

Со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские яв­ле­ния - взгля­ды, тра­ди­ции, при­выч­ки - час­то на­зы­ва­ют субъ­ек­тив­ны­ми де­тер­ми­нан­та­ми пре­ступ­но­сти, а все, что на­хо­дит­ся вне ин­ди­ви­да и влия­ет на его пси­хо­ло­гию - объ­ек­тив­ны­ми ее де­тер­ми­нан­та­ми. Это кри­ми­но­ло­ги­че­ская клас­си­фи­ка­ция. Де­ле­ние при­чин и ус­ло­вий пре­ступ­но­сти на объ­ек­тив­ные и субъ­ек­тив­ные име­ет и иную, фи­ло­соф­скую ин­тер­пре­та­цию.

Объ­ек­тив­ны­ми яв­ля­ют­ся при­чи­ны и ус­ло­вия, су­ще­ст­вую­щие не­за­ви­си­мо от во­ли и соз­на­ния лю­дей (ис­то­ри­че­ски обу­слов­лен­ный уро­вень раз­ви­тия об­ще­ст­ва, эко­но­ми­ки; сти­хий­ные бед­ст­вия и иные яв­ле­ния при­ро­ды и пр.)

Субъ­ек­тив­ны­ми при­чи­на­ми и ус­ло­вия­ми пре­ступ­но­сти счи­та­ют­ся те ее де­тер­ми­нан­ты, ко­то­рые за­ви­сят от дея­тель­но­сти лю­дей, яв­ля­ют­ся, как пра­ви­ло, ре­зуль­та­том недостатков этой дея­тель­но­сти, оши­бок и упу­ще­ний (пла­ни­ро­ва­нии, куль­тур­но-вос­пи­та­тель­ной ра­бо­те и пр.)

При­чи­ны и ус­ло­вия пре­ступ­но­сти мож­но раз­ли­чать и по на­прав­лен­но­сти, ме­ха­низ­му их дей­ст­вия.

Од­ни из них де­тер­ми­ни­ру­ют не­бла­го­при­ят­ное нрав­ст­вен­ное фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти (не­дос­тат­ки се­мей­но­го, школь­но­го, ар­мей­ско­го вос­пи­та­ния, от­ри­ца­тель­ное влия­ние ок­ру­же­ния и пр.)

Дру­гие свя­за­ны с внеш­ни­ми по от­но­ше­нию к ин­ди­ви­ду ус­ло­вия­ми и си­туа­ция­ми, способствующими, об­лег­чаю­щи­ми или да­же про­во­ци­рую­щи­ми про­яв­ле­ние ан­ти­со­ци­аль­ных взгля­дов и по­бу­ж­де­ний в кон­крет­ном пре­ступ­ном по­ся­га­тель­ст­ве (пло­хая ох­ра­на ору­жия и тех­ни­ки, зло­упот­реб­ле­ние ал­ко­го­лем и пр.)

Пер­вая груп­па де­тер­ми­нант боль­ше свя­за­на с при­чи­на­ми пре­ступ­но­сти, вто­рая - яв­ля­ет­ся пре­иму­ще­ст­ву ус­ло­вия­ми со­вер­ше­ния пре­сту­п­ле­ний.

В свою оче­редь ус­ло­вия клас­си­фи­ци­ру­ют на:

- фор­ми­рую­щие (свя­за­ны с про­ти­во­ре­чия­ми в об­ще­ст­ве) и

- спо­соб­ст­вую­щие (не­дос­тат­ки в сис­те­ме про­фи­лак­ти­ки и от­сут­ст­вии ор­га­ни­за­ции и управ­ле­ния).

И по­след­няя клас­си­фи­ка­ция пред­ла­га­ет­ся с точ­ки зре­ния вре­мен­ной и про­стран­ст­вен­ной рас­про­стра­нен­но­сти. Здесь раз­ли­ча­ют­ся:

- при­чи­ны и ус­ло­вия, дей­ст­вую­щие от­но­си­тель­но по­сто­ян­но и вре­мен­но (в свя­зи с ра­зо­вы­ми об­стоя­тель­ст­ва­ми или со­бы­тия­ми);

- на всей тер­ри­то­рии го­су­дар­ст­ва, от­дель­ных его ре­гио­нах и спе­ци­фи­че­ских зо­нах (рес­пуб­ли­ки, пор­то­вые го­ро­да, ку­рорт­ные зо­ны, при­ле­гаю­щие к го­су­дар­ст­вен­ной гра­ни­це и пр.), а так­же имею­щие ме­ст­ный, ло­каль­ный ха­рак­тер.

Ука­зан­ные об­стоя­тель­ст­ва су­ще­ст­вен­ны для ор­га­ни­за­ции про­ти­во­дей­ст­вия пре­ступ­но­сти - раз­ра­бот­ки и осу­ще­ст­в­ле­ния со­от­вет­ст­вую­щих про­фи­лак­ти­че­ских ме­ро­прия­тий.

- Мотивации преступного поведения.

Предпосылкой поведения человека, источником его деятельности является потребность. Нуждаясь в определенных условиях, человек стремится к устранению возникшего дефицита. Возникающая потребность вызывает мотивационное возбуждение (соответствующих нервных центров) и побуждает организм к определенному виду деятельности. При этом оживляются все необходимые механизмы памяти, обрабатываются данные о наличии внешних условий и на основе этого формируется целенаправленное действие. Итак, актуализированная потребность вызывает определенное нейрофизиологическое состояние – мотивацию.

Таким образом, Мотивация – обусловленное потребностью возбуждение определенных нервных структур (функциональных систем), вызывающих направленную активность организма.[4]

От мотивационного состояния зависит допуск в кору головного мозга тех или иных сенсорных возбуждения, их усиление или ослабление. Эффективность внешнего стимула зависит не только от его объективных качеств, но и от мотивационного состояния организма (Утолив страсть, организм не станет реагировать на самую привлекательную женщину). Отсюда, обусловленные потребностью мотивационные состояния характеризуются тем, что мозг при этом моделирует параметры объектов, которые необходимы для удовлетворения потребности и схемы деятельности по овладению требуемым объектом. Эти схемы программы поведения – могут быть или врожденными, инстинктивными, или основанными на индивидуальном опыте, или заново созданными из элементов опыта.[5]

Осуществление деятельности контролируется путем сравнения достигнутых промежуточных и итоговых результатов с тем, что было заранее запрограммировано. Удовлетворение потребности снимает мотивационное напряжение и, вызывая положительную эмоцию, “утверждает” данный вид деятельности (включая его в фонд полезных действий). Неудовлетворение потребности вызывает отрицательную эмоцию, усиление мотивационного напряжения и вместе с этим – поисковой деятельности. Таким образом, мотивация – индивидуализированный механизм соотнесения внешних и внутренних факторов, определяющий способы поведения данного индивида.

В человеческой жизнедеятельности сама внешняя обстановка может актуализировать различные потребности. Так, в преступно опасной ситуации один человек руководствуется только органической потребностью самосохранения, у другого доминирует потребность выполнения гражданского долга, у третьего – проявить удаль в схватке, отличиться и т.д. Все формы и способы сознательного поведения человека определяются его отношениями к различным сторонам действительности. Отсюда перейдем к видам мотивационных состояний человека.

К мотивационным состояниям человека относятся: установки, интересы, желания, стремления и влечения.

Установка – это стереотипная готовность действовать в соответствующей ситуации определенным образом. Эта готовность к стереотипному поведению возникает на основе прошлого опыта. Установки являются неосознанной основой поведенческих актов, в которых не осознается ни цель действия, ни потребность, ради которого оно совершается. Различаются следующие виды установок.

1.Ситуативно-двигательная (моторная) установка (например, готовность шейного отдела позвонков к движению головы)

2.Сенсорно-перцептивная установка (ожидание звонка, выделение значимого сигнала из общего звукового фона)

3.Социально-перцептивная установка – стереотипы восприятия социально значимых объектов (например, наличие татуировок интерпретируется как признак криминализованной личности).

4.Когнитивная – познавательная установка (предубеждение следователя в отношении виновности подозреваемого ведет к доминированию в его сознании обвинительных доказательств, оправдательные доказательства отступают на второй план).[6]

Мотивационное состояние человека является психическим отражением условий, необходимых для жизнедеятельности человека как организма, индивида и личности. Это отражение необходимых условий осуществляется в виде интересов, желаний, стремлений и влечений.

Интерес – избирательное отношение к предметам и явлениям в результате понимания их значения и эмоционального переживания значимых ситуаций. Интересы человека определяются системой его потребностей, но связь интересов с потребностями не прямолинейна, а иногда и не осознается. В соответствии с потребностями интересы подразделяются по содержанию (материальные и духовные) по широте (ограниченные и разносторонние) и устойчивости (кратковременные и устойчивые). Различаются также непосредственные и косвенные интересы (так, например, проявленный продавцом к покупателю интерес является интересом косвенным, тогда как прямым его интересом является продажа товара). Интересы могут быть положительными и отрицательными. Они не только стимулируют человека к деятельности, но и сами формируются в ней. С интересами человека тесно связаны его желания.

Желания – мотивационное состояние, при котором потребности соотнесены с конкретным предметом их удовлетворения. Если потребность не может быть удовлетворена в данной ситуации, но эта ситуация может быть создана, то направленность сознания на создание такой ситуации называется стремлением. Стремление с отчетливым представлением необходимых средств и способов действия является намерением. Разновидностью стремления является страсть – стойкое эмоциональное стремление к определенному объекту, потребность в котором доминирует над всеми остальными потребностями и придает соответствующую направленность всей деятельности человека.

Преобладающие стремления человека к определенным видам деятельности являются его склонностями, а состояние навязчивого тяготения к определенной группе объектов – влечениями.[7]

Как таковых преступных мотивов не бывает. Человек несет ответственность за общественно-опасное противоправное деяние, а не за смысл данного действия для данной личности.

Итак, мотивация именно преступного поведения, в целом, не отличается от мотивации поведения, в общем. Оно продиктовано теми же установками интересами, желаниями, стремлениями и влечениями. Примеров может быть масса. Единственное отличие поведений состоит в реализации мотивов.

С точки зрения нравственно-психологической, “свобода воли” преступника определяется степенью отклонения социальных уста­новок личности от положительных. Чем более лицо заражено анти­общественными взглядами и привычками, тем выше его способ­ность избрать общественно опасный вариант поведения, то есть тем выше “свобода” преступной воли. Так, авторы одного из учебников уголовного права рекомендуют суду выяснять степень нравствен­ной испорченности субъекта для установления того, “явилось ли рассматриваемое преступление логическим завершением антиобще­ственной ориентации личности, либо оказалось случайным явле­нием на его жизненном пути”.

Нравственный и психологический моменты “свободы воли” характеризуют единое свойство личности преступника. Поэтому и оцен­ка конкретной степени “свободы воли” зависит от одновременного учета как ее “формальной”, так и “содержательной” стороны. Наличие большого преступного опыта у лица позволяет сделать вывод не только о его нравственной испорченности, но и о воз­росшей способности действовать со знанием преступного “дела”. Сильная или слабая воля может относиться как к морально воспитанному, так и аморальному лицу. Поэтому субъект с безнравственной сильной волей в случае совершения преступления действует при прочих равных условиях “свободнее”, чем слабовольный субъект. Таким образом, степень произвола, “свободы воли” преступника в совершенном деянии тем выше, чем выше его способность действовать “со знанием преступного дела”, руководить своими действиями и чем более морально испорченным он является. Подводя итог сказанному выше, подчеркнем, что лица, совер­шившие преступление, не обладают подлинной внутренней свобо­дой (свободой воли).

- Криминальная субкультура и её содержание

Основным фактором взаимной криминализации в криминальных группах является криминальная субкультура. Для её обозначения применяются также другие термины, такие как: “вторая жизнь”; “социально-негативные групповые явления”; “асоциальная субкультура”.

Считается, что в начале криминальная субкультура возникла в закрытых исправительных учреждениях, а затем распространилась за их пределами, захватив значительную часть подростково-юношеской популяции, прежде всего трудовых и педагогически трудных подростков. Которые, кстати и составляют позднее основную массу осужденных “первоходков”. Криминальная субкультура блокирует и извращает воспитательные действия педагогов и окружающих, разрушает внутриколлективные отношения, замещая коллективистские отношения отношениями круговой поруки, коллективизм – клановостью, товарищество – лжетовариществом, оправдывает и поощряет преступное поведение и преступный образ жизни.

Криминальная субкультура, как и любая другая культура по сути своей носит агрессивный характер. Она вторгается в культуру официальную, взламывая её, девальвируя её ценности и нормы, насаждая в ней свои правила, атрибутику. Известно, что носителем культуры является язык. Взять наш “великий и могучий Русский язык”. На сегодняшний день он оказался весь пронизан терминологией уголовного жаргона, на котором охотно говорят как подростки, так и представители власти, депутаты государственной думы. А ведь утрата чистоты национального языка – серьезнейший симптом нарастания процесса глубокой криминализации общества. Особо важно подчеркнуть, что эта криминализация в первую очередь затрагивает подрастающее поколение, как наиболее активную в криминальном отношении часть общества и наиболее чуткую по своим возрастным особенностям к языковым инновациям.

Носителями криминальной субкультуры являются криминальные группы, а персонально – рецидивисты. Они аккумулируют, пройдя через тюрьмы и колонии, устойчивый преступный опыт, “воровские законы”, а затем передают его другим. Здесь можно говорить о трех психологических механизмах воспроизводства преступности. Первый – персонализированный, когда преступник рецидивист из числа взрослых и опытных берет “шефство” или “наставничество” над конкретным индивидуумом. Второй механизм через криминализацию всего населения, приобщая его к уголовному языку, приучая мыслить криминальными категориями. Третий психологический механизм - через криминальную группу, которую укрепляют криминальная субкультура своими нормами и ценностями, способствует длительному её существованию. Поскольку криминальные группы по всей стране и с зарубежьем связаны многочисленными каналами (“дорогами”, “трассами”), постольку это и способствует универсализации, типизации норм и ценностей криминальной субкультуры, быстроте её распространения. Можно еще выделить четвертый путь распространения криминальной субкультуры, когда лидеры преступных группировок специально отбирают талантливых людей и на различных базах готовят из них боевиков, террористов, будущих лидеров преступного мира.

Под криминальной субкультурой понимается совокупность духовных и материальных ценностей, регламентирующих и упорядочивающих деятельность криминальных сообществ, что способствует их живучести, сплоченности, криминальной активности и мобильности, преемственности поколений правонарушителей. Основу криминальной субкультуры составляют чуждые гражданскому обществу ценности, нормы, традиции, различные ритуалы объединившихся в группы преступников. В них в искаженном и извращенном виде отражены возрастные и другие социально-групповые особенности населения. Её социальный вред заключается в том, что она уродливо социализирует личность, стимулирует перерастание возрастной, экономической, национальной оппозиции в криминальную, именно потому и является мощнейшим механизмом воспроизводства преступности.[8]

Криминальная субкультура отличается от обычной культуры криминальным содержанием норм, регулирующих взаимоотношения и поведение членов группы между собой и с посторонними для группы лицами. Они прямо, непосредственно и жестко регулируют криминальную деятельность, преступный образ жизни, внося в них определенный порядок. В ней отчетливо прослеживается:

- Резко выраженная враждебность по отношению к общепринятым нормам и криминальное содержание субкультуры;

- внутренняя связь с уголовными традициями;

- скрытность от непосвященных;

- наличие целого набора строго регламентированных в групповом сознании атрибутов;

- попрание прав личности, выражающееся в агрессивном, жестком и циничном отношении к “чужим” слабы и беззащитным;

- отсутствие чувства сострадания к людям, в том числе и к “своим”;

- нечестность и двуличное отношение к “чужим”;

- паразитизм, эксплуатация “низов”, глумление над ними;

- обесценивание результатов человеческого труда, выражающееся в вандализме;

- неуважение прав собственников, выражающееся в кражах и хищениях;

- поощрение циничного отношения к женщине и половой распущенности;

- поощрение низменных инстинктов и любых форм асоциального поведения.

Привлекательность криминальной субкультуры состоит в том, что её ценности формируются с учетом факторов перечисленных ниже:

- наличие широкого поля деятельности и возможностей для самоутверждения и компенсации неудач, постигших в человека в обществе;

- сам процесс криминальной деятельности, включающий в себя риск, экстремальные ситуации и окрашенный налетом ложной романтики, таинственности и необычности;

- снятие всех моральных ограничений;

- отсутствие запретов на любую информацию и, прежде всего, на интимную.

В отличие от законопослушных социальных групп в криминальных группах социально-психологическая стратификация закрепляется социальной стигматизацией (социальное клеймение). Это означает, что статус, роль и функции личности в группе отражаются в знаках, вещественных атрибутах и способах размещения индивидуума в пространстве, занимаемом криминальной группой. Таким образом, в криминальных сообществах действую определенные “знаки различия”, “читая” которые, можно точно определить “кто есть кто”.

Средствами социальной стигматизации в криминальных группах являются:

- татуировки, в которых с помощью надписей, рисунков, условных знаков, аббревиатур отражается опыт человека в криминальной среде, степени его авторитета, притязания и ожидания;

- клички по степени благозвучности, возвышенности, которых можно судить о положении личности в криминальном сообществе;

- система вещественных атрибутов, к которым относятся носильная одежда и обувь, личные вещи, пища и тому подобное.

- размещение человека в пространстве (по спальным местам и так далее).[9]

Криминальная субкультура, представляя собой целостную культуру преступного мира, с ростом преступности все более расслаивается на ряд подсистем (субкультура воровская, тюремная, рэкетиров, проституток, мошенников, теневиков) противостоящих официальной культуре. Степень сформированности криминальной субкультуры, её влияние на личность и группу бывает различной. Она может встречаться в виде отдельных, не связанных друг с другом элементов; может получать определённое оформление (её “законы” играют роль в регуляции поведения личности и группы); наконец она может доминировать в данном заведении (микрорайоне, населенном пункте), полностью подчиняя своему влиянию, как криминогенный контингент так и законопослушных людей.

Эмпирические признаки криминальной субкультуры. Для определения сформированности и действенности криминальной субкультуры необходимо наличие следующих критериев:

1. Признаки, характеризующие межгрупповые отношения и групповую иерархию.

1.1. Наличие в учреждении (населенном пункте, микрорайоне) враждующих между собой группировок и конфликтов между ними.

1.2. Жесткая групповая стратификация с делением людей на “чужих” и “своих”, а “своих” на касты.

1.3. Наличие многообразных привилегий для “элиты” и различных табу.

1.4. Распространенность ритуалов “прописки” новичков.

2. Признаки, характеризующие отношение к слабым, “низам” и “отверженным”.

2.1. Факт появления “отверженных” (“неприкасаемых”).

2.2. Клеймение вещей и предметов которыми должны пользоваться только “неприкасаемые”.

2.3. Подверженность “низов” поборам и вымогательству.

2.4. Распространенность специальных способов снижения статуса: мужеложство, “вафлерства”, “парафина”, стирки носков и др.

2.5. Распространенность симуляции болезней и членовредительства среди “низов”.

3. Признаки, характеризующие отношение к режиму и воспитательной работе.

3.1. Групповые нарушения режима учреждения и групповые неповиновения

3.2. Групповые побеги, уходы из дома, бродяжничество (для подростков)

3.3. Уклонение “авторитетов” от работ

3.4. Отказ от работы в официальном активе или двурушничество.

3.5. Проявление актов вандализма.

4. Признаки, характеризующие способы проведения свободного времени.

4.1. Распространенность азартных игр

4.2. Распространенность тюремных способов проведения досуга, тюремной лирики и тюремных поделок.

4.3. Групповое употребление токсичных и наркотических веществ, распространенность чифироварения.

5. Признаки, характеризующие способы общения, опознания и связи.

5.1. Распространенность кличек как средства стигматизации.

5.2. Распространенность татуировок как знаковой системы общения, опознания “своих” и стигматизации.

5.3. Распространенность уголовного жаргона и других способов общения, принятых в уголовной среде.[10]

Криминальная субкультура включает в себя субъективные человеческие силы и способности, реализуемые в групповой криминальной деятельности (знания, умения, профессионально-преступные навыки и привычки, этические взгляды, эстетические потребности, мировоззрение, формы и способы обогащения, способы разрешения конфликтов, управления преступными сообществами, криминальную мифологию, привилегии для “элиты” ,предпочтения, вкусы и способы проведения досуга, формы отношений к “своим”, “чужим”, лицам противоположного пола и тому подобное) предметные результаты деятельности преступных сообществ (орудия и способы совершения преступлений, материальные ценности, денежные средства и тому подобное).

Все это находит отражение, прежде всего, в особой “философии” уголовного мира, оправдывающей совершение преступлений, отрицающей вину и ответственность за содеянное, заменяющей низменные побуждения благородными и возвышенными мотивами: в насильственных преступлениях – чувством “коллективизма”, товарищеской взаимопомощи, обвинением жертвы и так далее; в корыстных преступлениях – идеей перераспределения имеющейся у людей собственности и её присвоения с самой разнообразной “позитивной” мотивацией. Переход к рыночным отношениям стимулировал в преступной среде идею быстрого обогащения, пренебрежения экономическими интересами других людей, что дало вспышку корыстной преступности со своими жесткими правилами игры.

Криминальная субкультура базируется на дефектах правосознания, среди которых можно выделить правовую неосведомленность и дезинформированность, социально-правовой инфантилизм, правовое бескультурье, социально-правовой негативизм и социально-правовой цинизм. При этом дефекты правосознания усугубляются дефектами нравственного сознания, пренебрегающего общечеловеческими принципами морали.

Однако этические воззрения уголовного мира неоднородны. В них проявляется ряд как бы противоположных тенденций, влияющих на установки личности и группы:

- возврат к классическим “воровским традициям” (тенденции традиционализма); к “законам нэпманских воров”;

- обновление воровских “законов” в связи с изменениями в обществе (тенденции модернизма);

- ужесточение нравов преступного сообщества (тенденция вульгаризации криминальной субкультуры, так называемый “беспредел”);

- копирование норм и законов жизни общества в связи с его демократизацией (тенденция демократизации).

Важное место в криминальной субкультуре занимают “мифы” (уголовная мифология), насаждающая образы “удачливого вора”, “смелого разбойника”, “несгибаемого парня”, культивирующие “воровскую романтику”, “идею воровского братства”, “воровскую честность” и тому подобное, способствующие сплочению преступных групп, возникновению определенных уголовных традиций.

Функции криминальной субкультуры. Все структурные элементы криминальной субкультуры взаимосвязаны, взаимопроникают друг в друга. Однако в зависимости от выполняемых функций их можно классифицировать на следующие группы:

1. Стратификационные (нормы и правила определения статуса личности в группе и уголовном мире, клички, татуировки, привилегии для “элиты”);

2. поведенческие (“законы”, “наказы”, правила поведения для различных классификационных каст, традиции, клятвы, проклятия);

3. пополнения уголовного сообщества “кадрами” и работа с новичками (“прописка”, “приколы”, определение сфер и зон преступного промысла);

4. опознания “своих” и “чужих” (татуировки, клички, уголовный жаргон);

5. поддержания порядка в уголовном мире, наказания провинившихся, избавления от неугодных (“разборки”, стигматизация, остракизм, “опускание”);

6. коммуникации (татуировки, клички, клятвы, уголовный жаргон, “ручной жаргон”);

7. сексуально-эротические (эротика как ценность, “вафлерства”, “парафин”, мужеложство как способы снижения статуса неугодным лицам и др.);

8. материально-финансовые (изготовление и хранение орудий совершения преступлений, создание “общей кассы” для взаимопомощи, аренда помещений под притоны и др.);

9. досуговые (извращенная культура отдыха и развлечений);

10. функция специфического отношения к своему здоровью – от полного пренебрежения им: наркомания, пьянство, членовредительство – до культуризма, активных занятий спортом в интересах криминальной деятельности.[11]

Практическое значение причинного объяс­нения в криминологии заключается в отыскании возможности влиять на состояние и динамику преступности. Под причиной в философии понимается “явление, действие ко­торого вызывает, определяет, производит или влечет за собой дру­гое явление (следствие)”. В литературе термин “фактор”, выступает как причина или условие преступного поведения, называется криминогенным. Фактор, препятствующий действию причины или условия, называ­ют антикриминогенным. Различие между условием и причиной относительно. Поэтому нередко их объединяют термином “детерминанты”. В некоторых случаях причины могут играть роль условии и наоборот. Категория причинно­сти имеет первостепенное значение в недостаточно развитых дис­циплинах. Выделяются два ос­новных понятия причины: Совокупность всех не­обходимых условий, без которых определенное явление наступить не может. Современным научным представлениям больше соответствует идея о выделении в комплексе необходимых условий главного яв­ления, порождающего другое явление (следствие). Это яв­ление, связанное со следствием, называется специфической причиной. Главная его задача заключается в “отсечении” от причины других факторов. Концепция специфической причины предполагает разграничение причин и условий в генезисе того или иного явления. Философ­ское осмысление категории причины указывает на нее как на наиболее активный фактор, тяготеющий к сущности явления.[12]

Специфика причинности к социальной сфере. Причинность в сфере общественной жизни имеет существенную специфику по сравнению с причинностью в природе. Говоря о специфике, прежде всего, необходимо указывать на статистиче­ский, вероятностный характер социальной причинности, т.е., указанное положение, имеет общий характер и не вскрывает специфики социаль­ной причинности как самостоятельного явления. Главная особенность социальной причинности, состоит в том, что объективные социальные закономерности действуют через сознание людей. В основе концепции причинно­сти в социальной сфере лежит положение об общей веду­щей роли бытия в его взаимодействии с сознанием. В криминоло­гии данное положение следует интерпретировать таким образом, что причины преступности кроются, прежде всего, в сфере общест­венного бытия, В объективных условиях жизни людей. Субъективные факторы, включаются в причинную цепь. Отрицание причины субъективных факторов ведет, к фатализму и бихевиориз­му. Преступность, непосредственно порождаемая антиобщественной психологией людей, имеет и более глубокие “базисные” причины. “'Гак как криминальное поведение,— следствие не только внешней причины, но и внутреннего отражения, то, очевидно, что объяснить, почему совершаются пре­ступления, можно лишь с помощью такой категории, которая диа­лектически связывала бы роль причины и роль отражения”. Что кате­гория причины недостаточна для объяснения преступного поведе­ния. Считает Л. И. Костенко. Это объясняет преступное поведение не только с точ­ки зрения действия внешних причин, но и их взаимодействия в рамках причин­ного комплекса. Поэтому, отрицать причинную роль “иде­альных побудительных сил” на том только основании, что они сами имеют внешние причины, было бы неправильно.

Системный анализ негативных процессов в общественном бытии, детерминирующих правонарушения и преступность, привел к социальными, про­тиворечиями. При системном подходе причины правонарушений, выступают как социальные противоречия. В основе теории причин преступности, как уже отмечалось, может служить категория социального противоречия. Поиск причин исследуемого явления лежит в проникновении познания в их сущность. Как указывал В. И. Ленин, “...действи­тельное познание причины есть углубление познания от внешности явлений к субстанции”. Представление о причине должно быть на основе более общей кате­гории “взаимодействия”. С точки зрения диалекти­ческого подхода, всякое взаимодействие включает в себя две про­тивоположные стороны — единство (тождество) и противоречие (борьба). Именно противоречие является источником всякого движения, развития и изменения. С точ­ки зрения определенных социальных противоречий, обнаруживать причины преступности можно не только в соци­ально негативных явлениях, но и в позитив­ных явлениях. В этом плане основной смысл предупреждения общественно опасных форм поведения за­ключается в обеспечении гармонического, сбалансированного и про­порционального развития всех сфер общественной жизни.

Логический путь познания причин преступного поведения. Традиционно в криминологии следовали по пути. Однако в дальнейшем становилось все более ясно, что выяснения при­чин конкретных преступлений, которые усматривались в антиоб­щественной установке, антиобщественной мотивации или взаимо­действии нравственных дефектов личности с конкретной жизнен­ной ситуацией, а затем на этой основе делались обобщающие вы­воды - лож­ный, недостаточно методологически обоснованный способ познания. Развитие общества подчиняется объективным социальным зако­нам. И эти законы определяют развитие конкретных людей, их психологию. Сложнейшая система общественных отношений, раз­вивающаяся по объективным законам, образует “социальный кон­текст”, в котором живет и действует индивид. Именно она, в ко­нечном счете, определяет его развитие как личности. Следовательно методологически правильнее изучать причины конкретных преступлений лишь на основе познания причин пре­ступности в целом, применяя метод восхождения от абстрактного к конкретному. Суть применения метода восхождения от абстрактного к конкретному заключается в первоначальном выделении в ходе ис­следования основной абстракции, выражающей главную связь изучаемого предмета. Такой абстракцией служит категория социального противоречия. Не случаен, поэтому вывод о том, что через познание причин индивидуального противоправного поведения невозможно объяснить причины правонарушений в целом; наоборот, только совокупность общественных условии жизни людей дает понимания поведения отдельных личностей.

Причинный комплекс преступности представляется – как комплекс наиболее глубоких и острых деформаций, которые препятствуют экономическому, социальному и духовному развитию субъектов общественной жизни, ущемляют свободу граждан, вызы­вают социальную несправедливость и отчуждение граждан от гос­подствующей ценностно-нормативной системы общества, их демо­рализацию. В свою очередь, отсутствие реальных свобод, неспра­ведливость, отчуждение провоцируют нарушение уголовного зако­на.[13] И именно деформация государства ведет к противоправному поведению. Ведь государство это система, в которой скооперированы рычаги управления жизнью целого (в нашем случаи “больного”) общества, такие как - государственная власть, экономика, духовные, нравственные ценности.

Глава II

Структура причинного комплекса преступности.

Структура причинного комплекса преступности, на мой взгляд, выглядит следующим образом: на передний план следует выставить проблемы государства и политики, ведь все начинается с верхушки пирамиды (криминализации общества). На второй план, хотя даже можно их объединить, но по своей природе происхождения они все же разные – экономико-социальные вопросы. На третье место мы поставим проблемы нравственных ценностей и духовной жизни общества.

1. Деформация государственной власти.

Государственная преступность - это совокупность преступлений, посягающих на государственный и общественный строй, совершенных за определенный промежуток времени на территории страны в целом или отдельных ее регионах.[14]

Многолетний анализ государственной преступности показывает, что причины, порождающие ее, носят характер: информационно-идеологического воздействия на личность извне; неудовлетворенности личности сложившимися обстоятельствами жизни; несогласия с официально проводимой политикой правительства в целом либо по отдельным вопросам; обид на органы власти; гипертрофированного понимания и неправильного толкования недостатков.

Борьба с государственной преступностью на общегосударственном уровне означает проведение комплекса мер, направленных на выход из тяжелого экономического, политического, социального и духовно - нравственного кризиса.

Деформации в политической сфере не исчерпывают весь причинный комплекс преступности. Чрезмерная централизация государст­венного и политического управления обществом, бюрократизация, произвол, злоупотребления и перерождение кадров в условиях не­развитой демократии, культа личности и должности. Механизм тор­можения, возникший в нашем обществе, неизбежно глушил духов­ную и социальную сферы общества, вызвал сужение гласности, разрыв между словом и делом, повлек рост социальной пассивно­сти, иждивенчества, пьянства, наркомании и преступности.

Оценивая криминогенное значение деформаций, возникающих в сфере политической жизни общества, нужно со всей определенностью подчеркнуть, что до недавнего времени этот вопрос относил­ся к зонам, закрытым для критического обсуждения и глубоких исследований. В то же время состояние и уровень развитости и демократичности политической системы общества самым тесным об­разом связаны и с состоянием законности, правопорядка и уровнем преступности. “В современных условиях все большее значение об­ретает именно то, как политическая ор­ганизация общества и его политическая система учитывают инте­ресы и возможности отдельного человека, каждого труженика, в какой мере он воспринимает их в качестве “своих”, а не внешних, “отчужденных” сил.[15] Коли в условиях социализма не возрастает, а, напротив, ослабляется связь отдельных групп трудящихся с по­литической организацией общества, то это может привести, а в от­дельных странах (Польша) привело, к росту отчуждения трудя­щихся, падению трудовой дисциплины и росту бесхозяйственности, снижению темпов роста экономического развития, возрастанию социальной напряженности”.

А) Отсутствие единой политики взаимодействия всей ветви власти в борьбе с преступностью.

Задачи повышения эффективности борьбы с преступностью обуславливают значимость обоснованного научного прогнозирования преступности. Прогноз преступности - это, прежде всего информация для нужд практики; причём такая информация, на основе которой определяются и оцениваются возможности борьбы с преступностью в будущем с учётом всех имеющихся сил и средств. Прогноз также является важнейшей информацией, без которой не обойтись законодательным органам при определении перспектив развития законодательства вообще, и в том числе уголовного. Оценивая уровень, структуру, динамику и другие характеристики преступности с позиций настоящего и будущего, законодательные органы в необходимых случаях вносят изменения в уголовное (а также в уголовно-процессуальное и исправительно-трудовое) законодательство, чтобы оно всегда отражало общественные потребности в защите тех или иных общественных отношений.

Прогноз преступности по существу служит основой всей организации борьбы с преступностью, осуществляемой не только государственными органами, но и общественными организациями. Это важный этап планомерной борьбы с преступностью, ибо только на основе прогноза можно решать вопросы принятия заблаговременных решений относительно воздействия на преступность, а также развития системы органов, реализующих предупредительные и иные мероприятия по борьбе с преступностью.

Прогноз преступности является необходимой научной базой для комплексного планирования предупреждения преступности на любом уровне организации общества.

Таким образом, прогнозирование преступности обеспечивает не только определение оптимального варианта научно обоснованной стратегии и мер повышения уровня организаторской деятельности государственных и общественных органов, но и выработку тактики и методики борьбы с преступностью[16] .

Борьба с преступностью включает самые разнообразные средства и методы воздействия на преступность. Однако основным средством должно быть, и является предупреждение преступности и преступлений. Успех предупреждения преступности во многом зависит от целенаправленности и планомерности предупредительной деятельности. Внедрение в практику предупредительной деятельности плановых начал есть реальный поворот к её эффективности.

Планирование предупреждения преступности - это деятельность представительных органов власти по разработке и внедрению системы мероприятий, направленных на создание и развитие позитивных объективных и субъективных условий, исключающих или нейтрализующих возможность отклоняющегося от норм уголовного законодательства поведения людей.

Целью планирования предупреждения преступности является достижение или сохранение тенденции снижения преступности и позитивное изменение её характера и структуры в планируемый период.

Наибольшую результативность в сфере борьбы с преступностью могут приносить криминологические планы (или разделы), являющиеся органической частью социально-экономического планирования.

Известно, что преступность представляет собой многофакторный социальный феномен, обусловленный комплексом негативных общественных явлений и процессов. Причём каждое из этих явлений и процессов действует не изолированно, а во взаимодействии. Составные части взаимодействующих негативных явлений могут относиться к самым различным областям социальной действительности. Соответственно количественному и качественному разнообразию факторов, обусловливающих преступность, должность быть противопоставлен научно обоснованный комплекс мероприятий экономического, социального политического, организационного, социально-психологического и иного порядка, направленный на устранение или нейтрализацию указанных факторов. Отсюда и успех борьбы с преступностью зависит от решения комплекса социальных задач.

Способом решения социальных проблем в жизни различных социальных общностей (трудовые коллективы, район, город, область и т.д.) и являются планы социального развития, в которых криминологические разделы составляют их органическую часть.

Совершенствование процесса предупреждения преступности в рамках и на основе планирования экономического социального развития является одним из перспективных направлений существенного повышения эффективности, рациональности и гуманистичности предупредительной деятельности. Органически сочетая в себе общие и специальные мероприятия различного характера, планы экономического и социального развития комплексно решают задачу устранения и нейтрализации негативных явлений, обуславливающих преступность, что обеспечивает дальнейшее укрепление общественных отношений. Планирование позволяет осуществлять предупредительную деятельность не стихийно, от случая к случаю, а на базе глубоко продуманных, целенаправленных мер с учётом конкретных условий, возможностей и средств того или иного региона. На основе планов объединяются и координируются усилия всех организаций и органов, что является предпосылкой значительной активизации и избежания дублирования в их деятельности[17] .

Б) Коррумпированность.

Коррупция - социальное явление, характеризующееся подкупом - продажностью государственных и иных служащих и на этой основе корыстным использованием ими в личных или узко групповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с ними авторитета и возможностей.[18]

Правонарушения, связанные с коррупцией, включают: 1) коррупционные правонарушения, совершаемые в виде предоставления, принятия материальных, иных благ и преимуществ; 2) правонарушения, создающие условия для коррупции и обеспечивающие ее (использование служебных полномочий вопреки интересам службы, превышение власти). Эти правонарушения многообразны, носят уголовно-правовой, административный, гражданско-правовой и дисциплинарный характер.[19]

Для определения причин коррупционной преступности существенны три вопроса: характеристики служебной среды (невыполнение правила о таком размере оплаты труда служащих, который позволил бы достойно жить им и их семьям; тип управления; социально-психологическая обстановка); характеристики служащих (здесь существенна иерархия их ценностей и, в частности, готовность принести в жертву материальной выгоде закон и нормы морали, профессиональную честь. Сказываются и такие характерологические черты, как жадность, зависть. Моральная неустойчивость сказывается при инициативном подкупе); условия и процессы их взаимодействия, состояние социального контроля в сфере службы (отсутствие контроля за доходами и расходами служащих, за выполнением ими служебных обязанностей, не реагирование на факты коррупции либо слабое, не основанное на законе реагирование во многих случаях являются условиями, облегчающими совершение коррупционных преступлений).

При специальном предупреждении коррупции важны: установление такого содержания служащим, которое способно обеспечить им и их семьям достойный уровень жизни; повышенный контроль за: доходами и расходами государственных и ряда иных категорий служащих; аспектами поведения, наиболее чувствительными к коррупции (выдаче информации, не подлежащей официальному распространению); кадровой политикой, использование в т. ч. ротации кадров; режим обеспечения безопасности лиц, осуществляющих борьбу с коррупцией, а также членов их семей; введение режима исключительного служебного использования дорогостоящих государственных квартир, особняков, предоставляемых в связи с занятием государственной должности, при гарантированности частного жилья на общих, предусмотренных законом условиях.[20]

В) Подконтрольность теневым структурам.

Власти олигархов

Губернаторы, особенно те, которые победили в результате жестокой конкуренции на выборах, сейчас поощряют инвестиции в свои регионы, вместо того чтобы заниматься развитием собственных ресурсов. Их места рассматривают как лицензию на зарабатывание денег своим собственным бизнесом, или через потенциальных иностранных инвесторов, попутно “отмывая” их в иностранных банках.

В 2001 – 2003гг. властная элита (олигархи) продемонстрировали наглядно, что они все еще контролируют политическую власть и назначают лакеев, готовых служить их интересам, а не интересам правового государства. Последствия этих действий ощутимы по всей России. За последние годы национальные средства массовой информации были сосредоточены в их руках. Разоблачения чиновников зачастую используются в борьбе за власть, а не для достижения большей цели. В условиях, когда деньги и власть распределены столь несправедливо, у большинства граждан нет возможности для эффективной борьбы. В отсутствие развитого гражданского общества нет ни одной значительной социальной группы, которая требовала бы проведения реформ, и это положение сохранится до тех пор, пока финансовая элита олигархов заявит, что она заинтересована в реформах.

2. Деформация экономики государства

Экономическая преступность - это совокупность корыстных посягательств на используемую для хозяйственной деятельности собственность, установленный порядок управления экономическими процессами и экономические права граждан со стороны лиц, выполняющих определенные функции в системе экономических отношений.

Экономическая преступность все больше и больше заявляет о себе, становясь распространенным и надежно скрываемым источником обогащения. Эволюционный процесс смены социально-экономической формации в республике, осуществляемый фактически при отсутствии правовой основы или при значительном запаздывании принятия законодательства, регулирующего переход к рыночным отношениям, вызвал активизацию криминального элемента, направленную, прежде всего на изыскание надежных возможностей беспрепятственного обогащения. Этому способствовал и процесс расслоения общества по имущественному положению, разделения его на бедных и богатых. Не последним фактором в появлении целого ряда экономических преступлений явилось тяжелое материальное положение, в котором оказалось большинство граждан, отсутствие перспектив его улучшения. Как следствие экономической неустроенности стала формироваться криминальная идеология с лозунгом "богатство любым путем". Все это не могло не вызвать многообразия криминальной деятельности определенной категории лиц, использующих сложившуюся обстановку в своих целях. Все более квалифицированными становятся способы уклонения от налогов, извлечения незаконных доходов в банковской системе, развивается подпольное предпринимательство, базирующееся на незаконной деятельности, под прицел преступного элемента все более попадает природное богатство страны, осваивается компьютерная техника в преступных целях и т.д.

Наконец, участились самые типичные формы корыстных посягательств на собственность, стимулируемые неэффективной деятельностью правоохранительных органов по ее защите. Резко увеличилось количество и корыстно-насильственных преступлений, объект посягательства которых расширяется за счет жизни и здоровья людей. Такие преступления составляют особую группу и выходят за рамки понятия экономического преступления.

Современная экономическая преступность в России является отчасти порождением просчетов управленческого характера при переходе государства к рынку, отчасти недостатками нормативно-правового регулирования общественных экономических отношении пореформенного периодам

Управленческие просчеты повлияли на “вектор”, направленность стратегии экономических реформа породили их криминальный характер. К числу наиболее крупных управленческих ошибок можно отнести:

а) отсутствие четкой концепции экономических реформ;

б) стремительность реформирования собственности еще до создания необходимых концептуальных, психологических; правовых и иных общественных предпосылок;

в) наделение широкими; почти не контролируемыми полномочиями должностных лиц; иных служащих государственного управления при приватизации собственности; иных видов экономической “реформаторской” деятельности.

Нормативно-правовые просчеты повлияли на тактику экономических реформ; они не позволили создать эффективный правовой механизм реформированиям. В России с большим опозданием сформировалась потребность отлаженного правового механизма реформ; только недавно приступили к разработке целого ряда “рыночных” отраслей права: финансового; банковского; страхового; таможенного; налогового и ряда других. В правовой сфере общества продолжают иметь место старые традиции “фискального фундамента реформ”; возлагаются излишние надежды на уголовную политику; уголовное и административное право; которые носят при реформировании экономических отношении вспомогательную (охранительную; превентивную; карательную); а отнюдь не созидательную роль.

Указанные и иные предпосылки существенно влияют на состояние; структуру; динамику современной экономической преступности в России.

А) Увеличение теневой экономики.

Выявить причины существования теневого оборота; проанализировать структуру криминального рынка; оценить последствия установить взаимосвязи легального, теневого и криминального оборотов.

Качественные отличия легального, теневого я криминального оборотов. При­знаками для разграничения типов обо­рота; объекты (виды товаров и услуг); нор­мы; регулирующие отношения участников обо­рота; характер последствий существования дан­ного типа оборота для общества и государства, иные существенные признаки, характеризующие данный тип оборота.

Легальный оборот. Субъекты - юридические лица, созданные в соответствии с действующим законодательством; физические лица; государст­венные органы.

Объекты - товары и услуги, не запрещенные законом, по своей природе необходимые и полез­ные для общества.

Нормы, регулирующие отношения участни­ков оборота - правовые нормы (нормы россий­ского законодательства, международно-правовые нормы, нормы иностранного законодательства).

Характер последствий для, общества и государства - общественно полезный и необходи­мый.

Теневой оборот. Субъекты - юридические лица, созданные в соответствии или с нарушени­ем действующего законодательства; физические

Рассмот­рим следующие вопросы, характеризующие, легальный теневой оборот.

Лица : должностные лица государственных орга­нов, нарушающие правовые нормы.

Объекты - товары и услуги, не запрещенные законом, по своей природе необходимые и полез­ные для общества.

Нормы, регулирующие отношения участни­ков оборота - не правовые нормы ("понятия"), признаваемые участниками оборота для регули­рования возникающих между ними отношений.

Иные существенные признаки - выход оборо­та из-под контроля государства, использование коррупции.

Характер последствий для общества и госу­дарства - негативный.

Криминальный оборот. Основные субъекты - организованные преступные группы, преступные организации, преступные сообщества.

Вспомогательные субъекты - юридические лица, созданные основными субъектами в соот­ветствии или с нарушением действующего зако­нодательства для обеспечения криминального оборота; юридические лица, созданные основны­ми субъектами на средства, полученные преступ­ным путем; коррумпированные должностные ли­ца государственных органов.

Потребители товаров и услуг - юридические и физические лица, осознанно или неосознанно потребляющие товары и услуги криминального оборота.

Объекты - товары и услуги, запрещенные за­конодательством, представляющие опасность для нормального существования и развития об­щества. Не запрещенные товары и услуги, предо­ставляемые субъектами криминального оборота.

Нормы, регулирующие отношения участни­ков оборота - нормы ("понятия"), принятые в преступной среде. Возможно полное неприятие каких-либо норм.

Иные существенные признаки - широкое ис­пользование насилия и коррупции. Криминаль­ные методы и средства конкуренции и разреше­ния споров.

Характер последствий для общества и госу­дарства - общественно опасный.

Основное принципиальное отличие теневого оборота от легального заключается в его выходе из-под контроля государства и регулировании от­ношений субъектов не правовыми нормами. В этом теневой оборот приближается к крими­нальному.[21]

Иные существенные признаки

Характер последст­вий для общества и государства.

Легальный [22]

Юридические лица, создан­ные в соответствии с дейст­вующим законодательством; физические лица; государст­венные органы

Товары и услуги, не запре­щенные законом, по своей природе необходимые и по­лезные для общества

Правовые нормы (нормы российского законодатель­ства, международно-право­вые нормы, нормы иност­ранного законодательства)

Общественно полезный и необходимый

Теневой [23]

Юридические лица, со­зданные в соответствии или с нарушением дей­ствующего законода­тельства; физические лица; должностные ли­ца государственных ор­ганов, нарушающие правовые нормы.

Товары и услуги, не за­прещенные законом, по своей природе необхо­димые и полезные для общества.

Не правовые нормы ("понятия"), признавае­мые участниками обо­рота для регулирования возникающих между ними отношений

Выход оборота из-под контроля государства, использование корруп­ции

Негативный[24]

Криминальный

Основные субъекты: организованные преступные группы, преступные организации, преступные сообщества.

Вспомогательные субъекты: юридические лица, созданные ос­новными субъектами в соответст­вии или с нарушением действую­щего законодательства для обес­печения криминального оборота; юридические лица, созданные ос­новными субъектами на средства, полученные преступным путем; коррумпированные должностные лица государственных органов.

Потребители товаров и услуг: юридические и физические лица, осознанно или неосознанно по­требляющие товары и услуги кри­минального оборота.

Товары и услуги, запрещенные законодательством, представляю­щие опасность для нормального существования и развития обще­ства. Не запрещенные товары и услуги, предоставляемые субъек­тами криминального оборота.

Нормы ("понятия"), принятые в преступной среде. Возможно пол­ное неприятие каких-либо норм.

Широкое использование насилия и коррупции. Криминальные ме­тоды и средства конкуренции и разрешения споров.

Общественно опасный[25]

Б) Жесткая налоговая и таможенная политики.

Понятие “налоговая преступность” употребляется применительно к совокупности преступлений, связанных с налогообложением. Это преступления против налоговой системы.[26]

Все многообразие выявленных способов совершения налоговых преступлений можно подразделить на следующие виды:

полное или частичное не отражение финансово-хозяйственной деятельности предприятия в документах бухучета; искажение экономических показателей, позволяющих уменьшить размер налогооблагаемой базы; искажение объекта налогообложения; нарушение порядка учета экономических показателей; выведение финансово-хозяйственной деятельности из-под контроля налоговых органов.

Предупреждение совершения налоговых преступлений должно осуществляться на различных уровнях и в нескольких направлениях.

На общегосударственном уровне важно обеспечение экономической стабильности и подъема производства, роста платежеспособности хозяйства субъектов. Особое место в системе предупреждения налоговых преступлений занимает совершенствование правовой базы. Значительную роль могут играть налоговые администрации. Они должны совершенствовать консультационную деятельность, помогать налогоплательщикам в решении вопросов о размере налогов и порядке их уплаты.

В) Не рациональное использование природных ресурсов ведет к экологической преступности.

Экологическая преступность - сложная совокупность экологических преступлений, т.е. общественно опасных, виновных, противоправных, причиняющих вред окружающей природной среде и здоровью человека деяний, запрещенных и наказуемых в соответствии с уголовным законом, посягающих на общественные отношения по охране окружающей человека природной среды и рациональному использованию природных ресурсов, включая обеспечение экологической безопасности личности, населения, общества, нации и устойчивого развития государства.[27]

Наибольшее количество экологических преступлений выявляется обычно в виде браконьерства, незаконной рубки леса, загрязнения почв и растительного покрова, незаконной использование добытого минерального сырья, ввоз и захоронение особо опасных токсичных отходов, вредных для человека продуктов питания и других потребительских товаров.

В причинном комплексе экологической преступности взаимодействуют многочисленные и разноплановые обстоятельства. Наиболее общие и постоянно действующие вытекают из противоречий, присущих общественным отношениям, определяющим сущность, характер и процесс взаимодействия человека и природы.

Основные из этих противоречий вызваны в последние годы негативными процессами, сопровождающими социальные и экономические преобразования, происходящие в стране.

Переориентация с плановой на рыночную экономику наряду с определенными положительными результатами привела к расстыковке экономических и экологических интересов общества, государства и его граждан, ускорила процессы деградации окружающей природной среды, создала условия для развития новых реальных стимулов совершения экологических преступлений.

Специфика борьбы с экологической преступностью заключается в необходимости постоянного обеспечения активных и четко скоординированных действий всех природоохранных, контрольных и правоохранительных органов по укреплению экологической законности и правопорядка.

3. Деформация духовной жизни.

Противоречия духовной сферы, отражая те или иные противоречия, которые возникают в других сферах общест­венной жизни, в свою очередь, порождают антиобщественные взгля­ды, навыки и традиции, непосредственно питающие негативно от­клоняющееся поведение и преступность.

Как свидетельст­вуют результаты всесоюзного исследования состояния и образа жиз­ни советского народа, среди ответов на вопрос: “Что для вас, озна­чает “хорошо жить”. На первое место вышли ответы типа “мате­риальное благополучие”, “материальный достаток”, “материальная обеспеченность”.

Думается, определенный идеологический вред наносят “коммер­ческие” деформации, бытующие в практике кино и видеопро­ката, когда в интересах кассового успеха на экраны выходит чрезмерное количество безыдейных и примитивных западных филь­мов, пропагандирующих образцы буржуазного образа жизни, осо­бенно если учесть, что основная масса кинозрителей — это под­ростки и молодежь. Влияние массовых коммуникаций, кинемато­графа, художественной литературы на рост потребностей может оказаться негативным еще и постольку, поскольку они склонны вольно или невольно ориентировать широкие слои населения на самые высокие жизненные стандарты, порой недоступные большинству.

Непосредственными субъективными причинами преступности вы­ступают такие дефекты общественного сознания (антиобществен­ная психология), как антисоциальная экономическая психология или психология паразитизма (частное проявление—корысть), ин­дивидуализма, недисциплинированность, бытовой аморализм, аполи­тичность и т. п.

Деформация общественных отношений приводит к возникнове­нию индивидуального отчуждения, формированию антиобществен­ной установки именно через соответствующую деформацию образа жизни конкретного лица. Это создаст, в свою очередь, высокую вероятность совершения таким лицом преступления.

“Поступки людей,— пишет А. Фролов,— целиком определяются их жизненными установками”. Воспитательное воздействие на осуж­денного, по его словам,— “это только помощь извне, в то время как самое главное — та нравственная работа человека, тот пере­ворот, который происходит в его собственной душе.[28]

Глава III

Проблемы причинного комплекса преступности в современной России.

Практически экономическая преступность - это сложная совокупность нескольких десятков составов преступлений, предусмотренных уголовным законом: хищения, незаконные сделки с валютными ценностями, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, сокрытие доходов от налогообложения, обман потребителей, сокрытие средств в иностранной валюте, незаконное предпринимательство в торговле, контрабанда; а также новые - мошенничество при получении банковских кредитов, использование фиктивных платежных документов и др.[29]

Определяется она некоторыми основными особенностями:

латентность экономических правонарушений весьма велика;

ущерб, причиняемый экономическими преступлениями обществу, весьма высок; экономическая преступность в значительно большей степени, чем уголовная, способна составлять образ жизни значительной части населения, формировать полукриминальный менталитет; экономическая преступность по своей природе носит почти полностью организованный характер.

Меры по борьбе с экономическими преступлениями в основном сводятся к осуществлению системы экономических, организационно - производственных, технических, правовых, воспитательных мер, направленных на коррекцию личности правонарушителей и нейтрализацию или снижение действия обстоятельств, обусловливающих совершение преступлений.

Формы и виды криминальных появлений в современной кредитно-финансовой сфере России не являются принципиально новыми. Многие черты современного состояния преступности во многом подобны тем, что были присущи банковской системе в конце XIX и начале ХХ столетия.

С 1992 года сумма “утечки” оценивается в диапазоне 350-700 млрд. долларов США.

Таким образом, поле деятельности для “сметливых людей” немалое. Специалисты полагают, что в дальнейшем, количество преступлений в кредитно-финансовой сфере будет расти.

Основные причины преступности на данном этапе развития государства:

1) Несовершенство правовых регуляторов общественных отношений.

2) Неэффективность системы контроля.[30]

Материалы проведенных Центральным Банком России проверок деятельности коммерческих банков свидетельствуют о наличии грубых нарушений правил открытия счетов и совершенных с ними операции юридическими лицами. В частности, установлены многие факты открытия расчетных счетов без надлежащего их юридического оформления.[31]

Средства массовой информации не обошли вниманием действия бывшего председателя Всероссийского биржевого банка 30-летнего Александра Конаныхина. В июне 1996 года он был арестован агентом ФБР в своей роскошной квартире, купленной за 300 тыс. долларов в фешенебельном жилом вашингтонском комплексе “Уотергейт”, в двух кварталах от белого дома. По данным “Интерпол экспресс” основанием для его ареста явилось нарушение правил въезда в США и предоставление американским властям ложных сведений о роде деятельности. По документам бывший российский банкир являлся якобы сотрудником некой рекламной фирмы, а на самом деле он занимался финансово-инвестиционной деятельностью, на которую не имел необходимой для этого лицензии.

В США Конаныхин, в частности, попытался создать сеть банков, которые специализировались на обслуживании выехавших за границу российских предпринимателей, и работал с переведенными за рубеж средствами российских коммерсантов. Эти средства предполагалось инвестировать в экономику стран Запада.[32]

Вот еще пример: Антон Долгов, руководитель Московского городского банка (МГБ) с 1992 года проводил рискованную финансовую политику, привлекая на льготных условиях свыше 150 млрд. рублей (более 30 млн. долларов) заемных средств. Большая часть этих денег переводилась на счета подставных фирм, а также выдавалась в виде невозвратных кредитов.[33]

Как и всякий высокодоходный бизнес, а в особенности в сфере денежного оборота, банковские пластиковые карточки давно стали мишенью для преступных посягательств.

Многие ученые, недооценивают криминогенное значение негативных факторов в сфере экономики. В то же время нельзя не видеть, что в последние годы усиливается тенденция последовательно материалистического объяснения пре­ступности. Преступность порождается системой причинных цепей,— и дальние звенья этих цепей находятся в глубинных сферах экономики, социальной жизни, духовной и т. п.[34] Экономические противоречия социализма связаны с пережит­ками, трудностями, аномалиями в жизнедеятельности общества. Последние и есть деформации экономики. Дефор­мации в сфере экономики играют основную роль в генезисе пре­ступности, безнравственность общества начи­нается с “безнравственности” экономики. В условиях устаревшего экономического механизма интересы трудовых коллективов все чаще стали рас­ходиться с интересами общества. Частые столкновения с различ­ного рода социальной несправедливостью,— как отмечают эконо­мисты и социологи,— тщетность попыток индивидуальной борьбы с ее проявлениями стали одной из главных причин отчуждения части трудящихся от общественных целей и ценностей. Экономическая обусловленность преступности носит сложный характер. Деформации экономики вызывают соответствующие противоречия в других сферах общественной жизни. Источником преступности мо­жет стать и рассогласованность экономических процессов с соци­альной или иной сферами. Механизм криминогенного влияния деформаций в экономике весь­ма сложен. В ко­нечном итоге конкретная жизненная ситуация становится кримино­генной тогда, когда в ней возникает конфликт личных, групповых или общегосударственных интересов, когда появляется острый кон­фликт между экономическими интересами людей и реальными возможностями их удовлетворения.

Деформации в сфере управления экономикой. Хозяйствен­ный механизм развития экономики, превратился в механизм торможения. Механизм торможения — это, “со­вокупность застывших экономических форм и отживших политико-организационных устройств, неэффективных методов руководства и рычагов управления, освящаемых соответствующей идеологией и психологией, блокирующих разрешение назревших противоречий, не позволяющих использовать преимущества социализма, сковы­вающих его успешное развитие, замедляющих его прогресс”.[35]

Преступность несовершеннолетних.

В общей массе подростковой преступности велик удельный вес групповых преступлений. В последние годы наметился процесс укрупнения групп несовершеннолетних с противоправным поведением. Активно идет процесс подчинения подростковых групп риска организованной преступности. Расширяется социальная база для пополнения этих групп за счет безработных, несовершеннолетних, занимающихся мелким бизнесом, а также вернувшихся из мест лишения свободы и не нашедших место в жизни, подростков из малообеспеченных, обнищавших семей.

Признание влияния социальных условий, противоречий в развитии общества на характер нравственного формирования личности являются решающим в объяснении противоправного поведения несовершеннолетних. В криминологии укрепилось интегрированное определение детерминации преступности несовершеннолетних как издержек воспитания.

Система мер борьбы с преступностью несовершеннолетних базируется на мероприятиях общесоциального характера, призванных обеспечить надлежащий уровень жизни, благосостояния, культуры, воспитания и образования граждан.

Принципиально новая социально-политическая ситуация, складывающаяся в стране. Позитивные изменения в динамике преступности в последние годы сменились новым ее ростом. Демократизация социалистического общества предполагает не только изменение экономических отношений и методов хозяйство­вания, но и коренное преобразование прежней позиции человека в обществе из объекта в субъект социального управления. Занимая пози­цию субъекта, личность осуществляет деятельность целостным об­разом, исходя из совокупности условий, сроков, качества, органи­зации труда и т. д.

Деформация в социально-экономической сфере, прояв­ляется в формах, как утрата профессиональной личной и социальной ответственности за качество работы, отсутствие чувства хозяина производства, атрофия желания повы­шать квалификацию, участвовать в управлении делами коллектива, равнодушие к нарушителям дисциплины, ослабление заинтересованности в труде и т. п.[36]

Категория “отчуждение” вбирает в себя целый набор самых разнообразных социально-психологических свойств и признаков. Так, выделили шесть социально-психо­логических модальностей отчуждения: бессилие — чувство своей не­способности контролировать события; бессмысленность — чувство непонятности, непостижимости общественных и личных дел; нор­мативная дезориентация — необходимость прибегать для достижения своих целей к социально не одобряемым средствам; культур­ное отстранение — отвержение принятых в обществе или в определенной социальной среде ценностей; самоотстранение — участие в действиях, которые не доставляют удовлетворения и восприни­маются как внешняя необходимость; социальная изоляция — чув­ство своей отверженности, неприятности окружающими.

Первые истоки отчуждения закладываются уже в семье. Изве­стно, что подростки, чувствующие, что их не любят, то - родители рассматривают их как источник неприятностей или трудностей, становятся агрессивными.

Конец XXв. застал Россию на переходном эта­пе развития, что проявляется как в экономике, так и в политике и социальной психологии.

В настоящее время в России легальный, теневой и криминальный бизнесы и обеспечивающие их легальный, теневой и кри­минальный обороты капитала достигают своего апогея.

Закономерности, характерные для каждого из названных выше типов оборота капитала, до­стойны самостоятельного, раздельного, всесто­роннего изучения.

Отношения субъектов регулируются при по­мощи так называемых "понятий", т.е. неюриди­ческих правил поведения, устанавливаемых для регулирования отношении ограниченного круга субъектов неформальными лидерами, обеспечи­вающими их соблюдение с помощью своего влия­ния, авторитета и силы.

Регулирование отношений посредством "поня­тий", по своей природе характерное для уголов­ной среды, в частности, преступного сообщества "воров в законе", с развитием теневого оборота стало заполнять определенный вакуум в регули­ровании отношений его участников, выходящих из-под действия правовых норм. Такое развитие представляется, на наш взгляд, крайне опасным, поскольку переход к регулированию посредством "понятий" способствует установлению контроля над теневым оборотом преступными организаци­ями, ограничивает возможности государства по переводу теневого оборота в рамки легального.

Регулирование отношений "по понятиям" не предоставляет субъектам, на которых оно рас­пространяется, никаких гарантий. Изменение со­отношения сил лидеров или их позиции ведет к изменению "понятии" или их толкования. При этом у субъектов этих правоотношений не оста­ется возможности оспорить новое толкование или каким-то образом защитить свои интересы. Фактически одна сторона отношений одновре­менно сосредотачивает у себя функции законо­дательной, исполнительной и судебной власти.

Структура криминального рынка в России

В отличие от теневого, криминальный оборот по своему объекту не может быть введен в рамки легального в силу общественно опасного харак­тера товаров и услуг криминального рынка.

1.Про­сти­ту­ция.

Мне при­дет­ся по­вто­рить не­сколь­ко ба­наль­ных фраз, но без них мне труд­но пе­рей­ти к во­про­су о причинный свя­зи про­сти­ту­ции с пре­ступ­но­стью.

Но не из-за мод­ной сей­час воз­мож­но­сти срав­не­ния - “рань­ше-сей­час”, а для то­го, что­бы про­вес­ти не­ко­то­рую ана­ло­гию ме­ж­ду дву­мя “веч­ны­ми” для че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ст­ва яв­ле­ния­ми - на­ру­ше­ния­ми ка­ких-то пра­вил по­ве­де­ния и про­сти­ту­ци­ей. Эти не­га­тив­ные со­ци­аль­ные явления, к со­жа­ле­нию, все­гда бы­ли, есть и бу­дут. Во­прос толь­ко в их ка­че­ст­ве и ко­ли­че­ст­ве, на ко­то­рые пра­во­ох­ра­ни­тель­ные ор­га­ны, мо­гут вли­ять.

В по­дав­ляю­щем боль­шин­ст­ве стран про­сти­ту­ция в уго­лов­ном по­ряд­ке не на­ка­зуе­ма (во вся­ком случае, в раз­ви­тых стра­нах). Там ус­та­нов­ле­ны пра­ви­ла по­ве­де­ния для про­сти­ту­ток. И от­вет­ст­вен­ность на­сту­па­ет не за са­мый факт за­ня­тия про­сти­ту­ци­ей, а за на­ру­ше­ние ус­та­нов­лен­ных пра­вил по­ве­де­ния. Т.е. ус­та­нов­лен по­ря­док...

В на­шей стра­не при­зы­вы к ус­та­нов­ле­нию уго­лов­ной от­вет­ст­вен­но­сти за про­сти­ту­цию есть не что иное, как от­ра­же­ние взгля­да, со­глас­но ко­то­рому все мож­но за­пре­тить, за все мож­но ус­та­но­вить уго­лов­ную от­вет­ст­вен­ность и все ис­чез­нет, ни­че­го боль­ше не бу­дет. Про­сти­ту­ция же все рав­но ос­та­нет­ся. Толь­ко уй­дет в под­по­лье. Кро­ме то­го, не­ма­ло­ва­жен та­кой во­прос: ко­го на­ка­зы­вать - толь­ко про­сти­тут­ку или и ее партнера? Ведь в этом ви­де “пре­сту­п­ле­ния” две сто­ро­ны - даю­щий и по­лу­чаю­щий? А ес­ли про­сти­тут­ка - муж­чи­на; де­вуш­ка или юно­ша не дос­тиг­шие воз­рас­та уго­лов­ной от­вет­ст­вен­но­сти? Спи­сок во­прос мож­но про­дол­жать бес­ко­неч­но...

Об­щая кри­ми­но­ло­ги­че­ская ха­рак­те­ри­сти­ка про­сти­ту­ции и ос­нов­ных ее взаи­мо­свя­зей с пре­ступ­но­стью, ко­неч­но, не ис­чер­пы­ва­ет про­бле­мы, од­на­ко сви­де­тель­ст­ву­ет о мно­го­об­ра­зии су­ще­ст­вую­щих в об­ще­ст­ве при­чин­ных свя­зей пре­ступ­но­сти с дру­ги­ми со­ци­аль­ны­ми яв­ле­ния­ми, бли­же ли­бо даль­ше от­стоя­щих от пре­ступ­но­сти.

В со­ци­аль­ном же пла­не про­сти­ту­ция влия­ет на проч­ность се­мей­но-брач­ных от­но­ше­ний (на кон­флик­ты в семьях пр.). Как пра­ви­ло, жен­щи­ны-про­сти­тут­ки не мо­гут быть ма­те­ря­ми ли­бо де­ти их со­ци­аль­но за­бро­ше­ны, идут с ма­ло­лет­ст­ва на па­нель или по­пол­ня­ют со­бой ар­мию во­ров и дру­гих пре­ступ­ни­ков ли­бо пья­ниц и нар­ко­ма­нов.

И все это в той или иной сте­пе­ни ха­рак­тер­но для лю­бой со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской сис­те­мы. Еще мы за­бы­ли вспом­нить о про­сти­тут­ке, как о жерт­ве... (на­при­мер, из­на­си­ло­ва­ние про­сти­тут­ки и т.д.)...

Пре­ж­де все­го:

- бо­роть­ся с ней бес­по­лез­но, но кон­тро­ли­ро­вать и “оп­ре­де­лить ее рам­ки” не­об­хо­ди­мо.

Проституция признается явлением, противо­речащим моральным и нравственным нормам. Споры, вытекающие из таких отношений, не под­лежат судебному рассмотрению. В то же время предоставление этих услуг юридически не запре­щено. Лица, оказывающие эти услуги, обязаны Декларировать доходы, уплачивать с них налоги и имеют право объединяться в профессиональные союзы для защиты своих интересов.

2. Наркомания.

Этот вид, с од­ной сто­ро­ны, пре­ступ­но­сти, а с дру­гой - страш­ной со­ци­аль­но-ме­ди­цин­ской тра­ге­дии при­ко­вы­ва­ет к се­бе вни­ма­ние все­го ми­ра. Ана­ли­зы кри­ми­но­ген­ной об­ста­нов­ки в Рос­сии, про­ве­ден­ные за­ру­беж­ны­ми спе­циа­ли­ста­ми, свя­зан­ные с ис­сле­до­ва­ния­ми во­про­сов не­за­кон­но­го обо­ро­та нар­ко­ти­ков, при­во­дят всех в шо­ко­вое со­стоя­ние.

В настоящее время у нас 60% потребителей в возрасте от 18 до 30 лет, а 12% - несовершеннолетние; по четверти от всех потребителей - рабочие и лица, не имеющие постоянного источника дохода; 85% - мужчины, соответственно - 15% - женщины. По видам наркотиков потребители распределяются следующим образом:

3. Алкоголизм.

Об этом негативном социальном явлении не сказать при освещении темы лекции просто невозможно. Алкоголизм - это практически 70-90%% спутник преступности в России.

Официально, алкоголизм (ар. al-kihl тонкий порошок - алкоголь) - это хроническое заболевание, вызываемое систематическим употреблением спиртных напитков, характеризующееся влечением к ним и приводящее к психическим и физическим расстройствам. (Также здесь можно упомянуть и дипсоманию/от греч. dipsa жажда + мания/ - периодически возникающее неудержимое влечение к алкоголю, периодический запой.

Чрезмерно большее количество спиртного, выпускается нелегально, изготовляется подпольно.

Определить соотношение алкоголизма и преступности можно следующим образом: алкоголь тянет к преступлению, а преступление - к алкоголю.

На почве пьянства совершаются значительная часть тяжких преступлений (хулиганств, изнасилований, убийств, различной степени телесных повреждений и пр.). Другая сторона связи А и П. - чтобы пить, надо найти алкоголь (деньги на него). Опьянение также способствует тому, что человек чаще становится жертвой преступников, либо собственной или чужой неосторожности.

Криминальный рынок можно условно опреде­лить как тип криминально-хозяйственных связей между субъектами (производителями и потреби­телями криминальных товаров и услуг), а также вспомогательными субъектами.

Встав на путь обналичивание, легальной по своей природе операции, предприятие оказывает­ся в пограничной зоне между легальным и тене­вым оборотом. У него появляются фиктивные за­траты по договорам на обналичивание средств, что влечет за собой занижение размера платежей в бюджет по другим видам налогов, в частности, в результате появления дополнительных фиктив­ных затрат увеличивается себестоимость продук­ции, следовательно, занижается прибыль, кроме того неправомерно берется в зачет налог на до­бавленную стоимость.

Через определенный период времени руково­дители предприятий оказываются под угрозой уголовной ответственности за уклонение от упла­ты налогов, что в свою очередь толкает их к пе­реходу в рамки теневого оборота путем создания подставных юридических лиц, регистрация кото­рых нередко осуществляется по поддельным или украденным паспортам.

Неоправданно высокой представляется ставка НДС в размере 13%[37] , что также вынуждает пред­приятия занижать налогооблагаемую базу и час­тично или полностью переходить в теневой обо­рот. Для сравнения, ставка НДС в Швейцарии со­ставляет 6.5%.

Потребность: предприятий в неучтенных на­личных деньгах порождает к жизни значительное количество паразитических субъектов теневого оборота: псевдобанков, псевдостраховых компа­ний, подставных фирм-однодневок, осуществля­ющих обналичивание. Единственная функция та­ких субъектов заключается в создании фиктивно­го оборота. Так, за первое полугодие 2002 г. налоговыми органами было выявлено 4570 юри­дических лица и 1981 индивидуальных предпринимателя, не сдающих налоговую отчетность или сдающих "нулевые" балансы.

Таким образом, согласно приведенным поло­жениям налогового законодательства происхо­дит сокращение легального и рост теневого обо­ротов за счет перехода к нему части субъектов легального.

Причины существования теневого оборота

Практически любая организация в России ока­зывается перед выбором между легальным и те­невым оборотом; при принятии решения ее руководство оценивает "плюсы" и "минусы" каждого варианта.

Работа в рамках легального оборота позволяет завоевывать имя и формировать имидж органа рынке, иметь кредитную историю важно для участия в крупных проектов привлечения инвестиций и кредитов, дает возможность обращаться за защитой нарушенных и оспариваемых в судебные и исполнительные органы, а так - же избежать дополнительных рисков в случае проверки налоговыми и иными контролирующи­ми органами.

В то же время существуют факторы, обуслов­ливающие стремление к выходу из-под действия. правовых норм и контроля государства и переход в теневой оборот под действие регулирования "по понятиям": нестабильность политической и экономической ситуации в России; несовершенство действующего законодательства, в первую очередь высокие налоговые ставки; недостаточная эффективность судебной сис­темы и системы исполнения судебных решений; недоверие к системе безналичных расчетов, особенно усилившееся после кризиса 17 августа 1998 г.; низкий уровень правовой культуры; отсутствие постоянной пропагандистской ра­боты со стороны государства; исторические традиции. Формированию и развитию теневого оборота способствует также низкий уровень оплаты труда государственных служащих, во многом обуслов­ленный господствующей в обществе социальной психологией. При этом, очевидно, что деклариру­емые размеры доходов не соответствуют их ре­альному уровню.

Под структурой рынка в экономической тео­рии понимается внутреннее строение, располо­жение, порядок отдельных элементов рынка, их удельный вес в общем, объеме рынка. Такое по­нимание структуры рынка представляется впол­не приемлемым и для характеристики крими­нального рынка.[38]

Секторы криминального рынка можно под­разделить на три группы по видам предоставляе­мых товаров и услуг.

К первой группе относятся секторы крими­нального рынка, связанные с предоставлением запрещенных для свободного оборота товаров и услуг неопределенному кругу потребителей: не­законный оборот наркотиков; незаконный обо­рот оружия; торговля ядерными материалами; торговля людьми; эксплуатация проституции; распространение порнографии; производство и продажа фальсифицированной алкогольной про­дукции; производство и продажа фальсифициро­ванной табачной продукции; контрабанда куль­турных ценностей.[39]

Во вторую группу входят секторы криминаль­ного рынка, связанные с предоставлением това­ров и услуг запрещенным способом неопределенному кругу потребителей: услуги по разрешению споров организованными преступными группа­ми; услуги по исполнению судебных решений; ох­ранные услуги ("крыша"); незаконный игорный бизнес; контрабанда автомобилей; контрабанда незаконных мигрантов; оказание услуг по неза­конному усыновлению.[40]

Третья группа включает секторы криминаль­ного рынка, связанные с предоставлением това­ров и услуг самим организованным преступным группам, обеспечивающих их функционирова­ние: изготовление и сбыт фальшивых докумен­тов; легализация (отмывание) преступных дохо­дов; заказные убийства.

К третьей группе примыкают стоящие особня­ком хищения имущественных ценностей, похи­щение людей с целью выкупа, вымогательство, которые также обеспечивают воспроизводство финансовой базы организованной преступности.[41]

Криминальный рынок имеет собственную производственную сферу, сферу сбыта, транс­портную и финансовую сферы.

Криминальная конкуренция - ее основные методы — использова­ние коррумпированных чиновников, шантаж, си­ловое давление, физическое устранение конку­рента. Цель - расширение сферы влияния, монополизация определенных секторов рынка или территорий.

Криминальная конкуренция в легальном обо­роте носит производный характер и обусловлена проникновением криминальных капиталов. По­падая в легальный оборот, криминальный капитал остается под контролем криминальных структур.

Проблема криминальной конкуренции в ле­гальном обороте тесно связана с криминальной системой разрешения конфликтов, включающей оказание "третейских" услуг конфликтующим сторонам, истребование долгов за определенную долю от взысканных сумм или имущества, сдер­живание и нейтрализацию настойчивых кредито­ров по просьбе должников.

Криминальный оборот имеет стойкую тенден­цию роста как за счет расширения круга потреби­телей криминальных товаров и услуг, так и за счет проникновения его субъектов в наиболее до­ходные сферы легального и теневого оборота. Рост криминального оборота представляет серьезную угрозу безопасности общества и государства.

Исходя из данных целей, определяем основ­ные задачи: постепенное устранение факторов, порожда­ющих теневой оборот.

Последствия: рост объе­мов легального оборота за счет перехода в ле­гальный оборот субъектов теневого оборота; рост налоговых поступлений; развитие добросо­вестной конкуренции; создание предпосылок для четкого разграничения легального и криминаль­ного оборотов.

Методы решения: экономические; админист­ративные.

Принятие мер противодействия проникнове­нию криминальных капиталов в легальный обо­рот (борьба с "отмыванием" денег). Последствия: защищенность легального оборота от крими­нальных инвестиций; подрыв финансовой базы деятельности субъектов криминального оборота; пополнение бюджета за счет конфискуемых пре­ступных доходов.

Методы: административные, уголовно-правовые.

Влияние законодательства на соотношение и развитие легального, теневого и криминального оборотов

Налоговое законодательство. Негативное влияние на легальный оборот оказывают действующие ставки обязательных платежей в государственные внебюджетные фонды, взымаимые с фонда оплаты труда: фонд занятости, фонд обязательного медицинского страхования, фонд со­циального страхования, пенсионный фонд, которые суммарно составляют 38.5% от фонда оплаты труда[42] . Действующие ставки по этим платежам вы­нуждают предприятия выплачивать заработную плату сотрудникам с помощью полулегальных и нелегальных схем, в частности, псевдостраховых операций, депозитов или просто путем обналичивание денежных средств.

На рубеже XX—-XXIстолетий неотъемлемой криминологиче­ской характеристикой современного развития государств, исполь­зующих рыночные модели хозяйствования, стала масштабная эко­номическая преступность и связанная с ней криминализация эконо­мических отношений. Наиболее уязвимой в этом отношении оказа­лась группа бывших так называемых социалистических стран, в 90-е годы уходящего века приступивших к восстановлению экономико-политической системы с доминированием капиталистических ценностей и свободного рынка.

К их числу относятся, прежде всего, Россия, которая быть втянутыми действиями отечественных ре­форматоров в перманентные и крайне непоследовательные, проти­воречивые системные преобразования, которые в экономике с на­стойчивостью, достойной иного применения привели к почти пол­ной деградации реального сектора хозяйствования и утрате нацио­нальной экономической безопасности. Именно эти государства ста­ли жертвой невиданного в мировой практике высочайшего уровня криминализации экономических отношений, когда массовое совершение экономических преступлений субъектами хозяйствования превратилось в обыденную практику. Для понимания истоков генезиса экономической преступности как масштабного и массового социального явления, имманентного в целом современному рыночному хозяйству как таковому, следует обратиться к анализу характерных для последнего ключевых сис­темных противоречий.[43]

Спекулятивный интерес, возведенный в абсолют в используе­мых моделях рыночного хозяйствования, к настоящему времени не просто исчерпал возможности дальнейшего экономического роста, но и превратился в главное препятствие для разрешения ключевых социальных, военно-политических и экологических проблем чело­вечества. Гипертрофированное стимулирование этого интереса на­ряду с одновременным подавлением интереса производственного, производительно-торгового привело к патологическому перевесу в развитии финансовой системы над развитием реального сектора экономики - как в рамках отдельных ведущих стран, так и в мас­штабах всемирного хозяйства. Наиболее ярко это выражается в под­чинении макроэкономической политики интересам именно финан­сового капитала, в порочной денежно-эмиссионной политике, в не­прикрытом колониальном курсе международных валютных органи­заций по отношению к слаборазвитым и развивающимся государст­вам, к группе стран постсоциалистического мира, которых превра­щают в ресурсово-энергетических доноров для метрополии.[44]

Заключение

Денежно-кредитный механизм является системой, которая может в значительной мере определить структуру производства и совокуп­ного спроса, непосредственно влияя на хозяйственную деятельность. Поэтому, видимо, не случайно банки называют “кровеносной сис­темой, пронизывающей все народное хозяйство”[45] , а деньги — “язы­ком рынка”[46] .

Широко распространенно мнение, что виной всему экономические трудности-достаточно поднять зарплаты государственным служащим и проблема будет решена. Думается, что это не так. Важно, чтобы зарплата не опускалась ниже уровня, обеспечивающего достойное существование. Далее эффект от повышения зарплаты падает. Государство никогда не сможет дать своим служащим денег больше, чем организованная преступность.

Деятельность правоохранительных органов в этой области затруднена, так как они подвергаются сильному воздействию со стороны организованной преступности.

Поэтому, самый эффективный способ борьбы это создание условий препятствующих ее появлению и развитию.

Проанализировав вышеприведенные данные и другую встречающуюся в прессе и учебной литературе информацию, можно сказать следующее.

Начиная с 1998 года, кривая регистрируемой преступности поползла вверх, хотя и не так стремительно, как это было в начале 90-х годов. Этот рост четко обозначил общую негативную тенденцию развития криминальных явлений и процессов на рубеже третьего тысячелетия. И надо сказать, что Россия на мировом фоне в этом отношении не является исключением.

Надо также четко осознавать, что очень весомый пласт криминальных проявлений статистикой не фиксируется. Ученые называют его латентной преступностью. По оценкам экспертов, она в 3-4 раза превышает регистрируемую.

Однако прежде чем они будут названы, отметим, что формировалась эта ситуация под жестким воздействием целой совокупности факторов прежде всего социально-экономического характера, большинство которых лежит вне плоскости возможностей воздействия правоохранительных органов. Среди них ведущую роль играют сохраняющиеся последствия масштабного кризиса, который поразил экономику и социальную сферу страны. Это - инфляция, снижение уровня жизни основной массы населения, резкая поляризация граждан по уровню доходов, растущая безработица, алкоголизм, безнадзорность детей и распад семей, а также иные подобные процессы, проявления которых подписывают преступность.

Все мы становимся свидетелями все большего распространения чуждых российским духовным идеалам и привычным нормам поведения культов, моральных и нравственных ориентиров - алчности, насилия и жестокости. Усиливается правовой нигилизм. Разрастаются этнические и религиозные конфликты, различные проявления экстремизма.

Росту числа преступлений способствовало расширение масштабов контрабандного ввоза огнестрельного оружия, его кустарного производства.

Не снижается активность организованных преступных групп и сообществ, особенно действующих в сфере экономики. Преступные элементы, опираясь на разветвленные коррумпированные связи в структурах власти федерального и регионального уровней, стремятся расширить источники незаконного обогащения, "прибрать к рукам" наиболее прибыльные сферы экономической деятельности.

Предпринимаемые правоохранительными органами меры по подрыву финансовой базы организованной преступности вызывают ожесточенное сопротивление криминальных структур. В попытках самосохранения и дальнейшего развития они пытаются влиять на политические и экономические процессы, для чего продвигают своих ставленников во власть, используя пробелы в действующем законодательстве, подкуп, шантаж и угрозы. Не останавливаются перед убийствами представителей органов власти и управления, общественных деятелей и предпринимателей. В наших условиях крайне сложно, если вообще возможно, провести четкую грань между уголовным и политическим терроризмом.

Очень тревожит наркотическая ситуация в стране. Заметно расширился спрос на наркотики, к их употреблению все чаще приобщаются несовершеннолетние. Растет объем нелегального оборота наркотических и сильнодействующих средств, происходит интенсивная интеграция российских дельцов в систему международной наркоторговли. Уровень цен черного рынка уже превысил европейский, что создает условия для дальнейшей экспансии международной наркомафии на территорию России из стран СНГ и дальнего зарубежья.

Отсутствие системы социальной реабилитации лиц с уголовным прошлым, практическая невозможность трудоустройства, отсутствие жилья - эти и другие подобные обстоятельства создают почву для роста рецидивной преступности.

Продолжается интенсивная криминализация подростковой среды.

Пополняются ряды преступников-мигрантов. Этому способствуют сохраняющаяся "прозрачность" российских границ, недостаточно строгий контроль за соблюдением режима пребывания в стране иностранных граждан, все увеличивающиеся потоки беженцев и переселенцев из конфликтных регионов.

К сожалению, реалистический прогноз криминогенной обстановки в России на текущий год неблагоприятен. Скрытая от правоохранительных органов, "невидимая" часть преступности обладает способностью быстро разрастаться, порождая все новые и новые жертвы, вовлекая в свои сети молодежь, разрушая сложившиеся национальные и семейные традиции.

Таким образом, если в 1999 году расширение теневого сектора экономики было официально признано в качестве одной из угроз национальным интересам России, то, если не принять упреждающих мер, следует ожидать глубоких изменений базовых основ общества.

Преступность была, есть и будит, пока существует человек как индивид . Мы сами топим себя уничтожая все человечное, создаем законы, конституции, акты, поднимаем налоги, выносим приговоры, убиваем, говоря, что делаем это во благо мира.

Вот когда мы будим единым обществом “роем”, когда будим заботится о друг друге, думать о благе всего человечества, а не только о себе, тогда и не будит тех причин, которые порождают преступность.

Источники:

Специальная литература

Куз­не­цо­ва и Минь­ков­ский стр. 135-142

Профессор С.Яковлев ссылкой на Учебники: Криминология. М., Изд. Московского университета, 1994, с.с.40-94;

Криминология, М., Юридическая литература, 1988, с.с.17-46, 63-85, 112-158;

В.Ф. Пирожков. “Криминальная психология” Изд. Ось-89 М.1998г.

Л. Балабанова “Судебная патопсихология” Изд. Сталкер Киев 1997

В.Ф. Пирожков. “Криминальная психология” Изд. Ось-89 М.1998г.

Ю.В. Чуфаровский “Юридическая психология”

Ю.М. Антонян, С.В. Бородин “Перступное поведение и психические аномалии” Изд. Спарк М.1998

М.И. Еникеев. “Основы общей и юридической психологии” Изд. Юристъ М. 1992

М.И. Еникеев. “Основы общей и юридической психологии” Изд. Юристъ М. 1992

В.М. Розин “Психология для юристов” Изд. “ФОРУМ” М.,1993.

Профессор С. Яковлев ссылкой на Учебное пособие: Вицин С.Е. Системный подход и преступность. М., Академия МВД СССР, 1980, с.с.27-51;

Статьи: Резник Г.М. Криминологическая типология преступности. Сб. статей “Криминология и уголовная политика”,

М., Институт государства и права”, 1985, с.с.39-42.

Криминология. Учебник. Долгова А.И., М.: 1997 г.;

Бутенко А.П. “Противоречия развития социализма как общественного строя” 1982г.

Научные основы экономического прогнозирования. М., 1971. с.32.

Орехов В.В. Социальное планирование и вопросы борьбы с преступностью. Л., 1972.

См. Номоконов В.А. “Преступное поведение: Детерминизм и ответственность”, Вл., 1989г.

“Криминология” под редакцией Шнайдера Г.И. М., 1994г.

Криминология, под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова, М.: изд. Юристъ, 2000

Войтенко С.Г. Криминология. Особенная часть. Тезисы лекций, М.: 1999 г.

Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 41

Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 42 (См. таблицу)

Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 46

Криминология. Учебник. Долгова А.И., М.: 1997 г.

Криминология, под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова, М.: изд. Юристъ, 2000 г.

См. Номоконов В.А. “Преступное поведение: Детерминизм и ответственность”, Вл., 1989г.

Криминология, под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова, М.: изд. Юристъ, 2000 г.

Викторов И., Миронов В. Законность в кредитно-банковской сфере

Кривенко Т., Куранова Э. Расследование преступлений в кредитно-финансовой сфере.

Аврех Г. Наши мошенники ворочают уже биллионами. // “ЗР”, “ДелРос - информ”, 2001

Криминальная экономика и экономическая преступность. www.newasp.omskreg.ru.

Долгова А.И. “Вопросы борьбы с преступностью” 1986г.

Бутенко А.П. “Механизм торможения и как с этим бороться” №43 М.1987г.

См. Номоконов В.А. “Преступное поведение: Детерминизм и ответственность”, Вл., 1989г.

Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 46 (ссылкой на ФЗ “О НДС” от 06.12.2001г.)

Викторов И., Миронов В. “Законность в кредитно-банковской сфере. М., 2000г.

Организованная преступность-2. Криминологическая Ассоциация. М., 1996г. с. 29

Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 46 (ссылкой на ФЗ “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, ФСС, ФОМС от 04.01.1999г.”)

Криминология XX век, под редакцией В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПБ Юр. Центр Пресс 2000г. с. 311

Банковское дело / Пол ред. О. И. Лаврушина. М., 1992. С. 96. г

Долам Э. Дж„ КзмпбедлК. Д., Кэмпбедл Р. Дж. Деньги, банковское дело и денеж­но-кредитная политика / Пер. с англ. В. Лукашевича и др. Под общ. ред. В. Лукашевича. Л., 1991. С. 12.


[1] Куз­не­цо­ва и Минь­ков­ский стр. 135-142

[2] Профессор С.Яковлев ссылкой на Учебники: Криминология. М., Изд. Московского университета, 1994, с.с.40-94;

Криминология, М., Юридическая литература, 1988, с.с.17-46, 63-85, 112-158;

[3] Профессор С.Яковлев ссылкой на Учебники: Криминология. М., Изд. Московского университета, 1994, с.с.40-94;

Криминология, М., Юридическая литература, 1988, с.с.17-46, 63-85, 112-158;

[4] В.Ф. Пирожков. “Криминальная психология” Изд. Ось-89 М.1998г.

[5] Л. Балабанова “Судебная патопсихология” Изд. Сталкер Киев 1997

[6] В.Ф. Пирожков. “Криминальная психология” Изд. Ось-89 М.1998г.

[7] Ю.В. Чуфаровский “Юридическая психология”

[8] Ю.М. Антонян, С.В. Бородин “Перступное поведение и психические аномалии” Изд. Спарк М.1998

[9] М.И. Еникеев. “Основы общей и юридической психологии” Изд. Юристъ М. 1992

[10] М.И. Еникеев. “Основы общей и юридической психологии” Изд. Юристъ М. 1992

[11] В.М. Розин “Психология для юристов” Изд. “ФОРУМ” М.,1993.

[12] Профессор С. Яковлев ссылкой на Учебное пособие: Вицин С.Е. Системный подход и преступность. М., Академия МВД СССР, 1980, с.с.27-51;

Статьи: Резник Г.М. Криминологическая типология преступности. Сб. статей “Криминология и уголовная политика”, М., Институт государства и права”, 1985, с.с.39-42.

[13] См. Номоконов В.А. “Преступное поведение: Детерминизм и ответственность”, Вл., 1989г.

[14] Криминология. Учебник. Долгова А.И., М.: 1997 г.;

[15] Бутенко А.П. “Противоречия развития социализма как общественного строя” 1982г.

[16] Научные основы экономического прогнозирования. М., 1971. с.32.

[17] Орехов В.В. Социальное планирование и вопросы борьбы с преступностью. Л., 1972.

[18] “Криминология” под редакцией Шнайдера Г.И. М., 1994г.

[19] Криминология, под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова, М.: изд. Юристъ, 2000

[20] Войтенко С.Г. Криминология. Особенная часть. Тезисы лекций, М.: 1999 г.

[21] Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 41

[22] Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 42 (См. таблицу)

[23] См. Там же

[24] См. Там же

[25] Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 46

[26] Криминология. Учебник. Долгова А.И., М.: 1997 г.

[27] Криминология, под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова, М.: изд. Юристъ, 2000 г.

[28] См. Номоконов В.А. “Преступное поведение: Детерминизм и ответственность”, Вл., 1989г.

[29] Криминология, под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова, М.: изд. Юристъ, 2000 г.

[30] Викторов И., Миронов В. Законность в кредитно-банковской сфере

[31] Кривенко Т., Куранова Э. Расследование преступлений в кредитно-финансовой сфере.

[32] Аврех Г. Наши мошенники ворочают уже биллионами. // “ЗР”, “ДелРос - информ”, 2001

[33] Криминальная экономика и экономическая преступность. www.newasp.omskreg.ru.

[34] Долгова А.И. “Вопросы борьбы с преступностью” 1986г.

[35] Бутенко А.П. “Механизм торможения и как с этим бороться” №43 М.1987г.

[36] См. Номоконов В.А. “Преступное поведение: Детерминизм и ответственность”, Вл., 1989г.

[37] Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 46 (ссылкой на ФЗ “О НДС” от 06.12.2001г.)

[38] Викторов. И, Миронов В. “Законность в кредитно-банковской сфере. М., 2000г.

[39] Организованная преступность-2. Криминологическая Ассоциация. М., 1996г. с. 29

[40] Там же

[41] Там же

[42] Г.А. Тосунян, Э.А. Иванов “Влияние законодательства на теневой и криминальный оборот капитала в России” Государство и право, 2000, № 1 с. 46 (ссылкой на ФЗ “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, ФСС, ФОМС от 04.01.1999г.”)

[43] Криминология XX век, под редакцией В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПБ Юр. Центр Пресс 2000г. с. 311

[44] Криминология XX век, под редакцией В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПБ Юр. Центр Пресс 2000г. с. 313

[45] Банковское дело / Пол ред. О. И. Лаврушина. М., 1992. С. 96. г

[46] Долам Э. Дж„ КзмпбедлК. Д., Кэмпбедл Р. Дж. Деньги, банковское дело и денеж­но-кредитная политика. / Пер. с англ. В. Лукашевича и др. Под общ. ред. В. Лукашевича. Л., 1991. С. 12.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:33:51 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:19:36 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Проблемы причинного комплекса преступности в соременной России

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151299)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru