Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Роль бюджетной политики в совершенствовании межбюджетных отношений в Российской Федерации

Название: Роль бюджетной политики в совершенствовании межбюджетных отношений в Российской Федерации
Раздел: Рефераты по финансам
Тип: реферат Добавлен 21:09:59 27 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 3815 Комментариев: 3 Оценило: 3 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение.. 3

Глава 1. Бюджетная политика как элемент государственного регулирования. 7

1.1 Развитие межбюджетных отношений при переходе к рыночной экономике 7

1.2 Бюджетный федерализм: проблемы и перспективы. 14

1.3 Общие принципы проведения бюджетной политики в европейских странах. 25

Глава 2. Бюджетная политика и российские регионы: экономическая ситуация. 35

2.1 Экономические условия, сложившиеся в России. 35

2.2 Анализ исполнения доходной и расходной частей бюджета государства 45

2.3 Существующие методики финансовой помощи регионам. 52

Глава 3. Пути и методы совершенствования бюджетной политики и межбюджетных отношений в условиях рыночной экономики. 64

3.1 Основные направления бюджетной политики в России. 64

3.2 Реформирвание межбюджетных отношений – важнейшее направление формирования эффективной экономики. 71

Заключение. 75

Библиография. 80

Приложения …………………………………………………………………………84

Введение

Несмотря на некоторые улучшения в финансово-экономическом положении в стране и увеличение средств, поступающих из федерального бюджета в бюджеты субъектов Российской федерации, проблема межбюджетных отношений продолжает оставаться исключительно актуальной. Отношения федерального центра с регионами обострились. Поэтому в сложившейся ситуации представляется важным получить на вопрос: насколько проводимая федеральным правительством политика в области помощи регионам эффективна, способствует «выравниванию» бюджетных расходов, стимулирует регионы к «зарабатыванию» средств.

В методике, утвержденной правительством и принятой для расчета доли регионов в фонде финансовой поддержки (ФФПР) на 1999 год, записано, что «средства ФФПР (трансферты) распределяются таким образом, чтобы довести приведенные к сопоставимым условиям среднедушевые бюджетные доходы субъектов Российской Федерации, имеющих право на получение трансфертов, до одного и того же, максимально возможного при планируемом объеме ФФПР уровня. При этом используется индекс бюджетных расходов (ИБР), который показывает, насколько больше необходимо затратить бюджетных средств (в расчете на душу населения) в данном регионе по сравнению с минимальными по Российской Федерации затратами для обеспечения одного и того же уровня финансирования бюджетных расходов».

Основной принцип, используемый при определении перечислений из федерального бюджета, – выравнивание подушевых бюджетных расходов. Однако трансферты – не единственный источник средств, поступающих в регионы из федерального бюджета. Средства перечисляются через ссуды, субсидии, прямое финансирование отдельных направлений деятельности (через отраслевые министерства). Таким образом, общий объем перераспределяемых средств достигает значительных размеров, а для некоторых регионов средства, получаемые из вышестоящих бюджетов, составляют до половины их бюджетных доходов.

Потоки средств, направляемые в регионы из федерального бюджета, затрудняют ответ на вопрос о финансовом состоянии самого региона. Если предположить, что никаких финансовых вливаний нет, то финансовое состояние региона может быть оценено по тому, сколько собственных доходов имеет бюджет. Собственные доходы – это налоговые и неналоговые поступления в региональные бюджеты без дополнительных поступлений извне. В увеличении этой части доходов региональных бюджетов должно быть заинтересовано и федеральное и региональное правительства. Именно величина собственных доходов начнет являться тем показателем, который в большей степени может характеризовать финансовое благополучие региона.

Финансовая поддержка из федерального бюджета должна, как уже отмечалось, выравнивать удельные бюджетные расходы, то есть подтягивать бедные регионы по уровню расходов к среднероссийскому уровню. Очевидно, что такое выравнивание не должно резко улучшать финансового положения одних регионов (по отношению к другим), так как в этом случае у региона исчезает стимул к зарабатыванию средств. Не должно выравнивание приводить и к ухудшению положения региона (относительно других регионов), так как это снизит стимулы увеличения собственных доходов, что недопустимо.

Сравнение регионов, ранжированных по собственным доходам, с ранжированием по расходам выявляет некоторые закономерности. Для большинства регионов дополнительные средства практически ничего не меняют в расстановке регионов относительно друг друга (особенно для регионов первых двух двадцаток). Неожиданности начинаются с регионов со средним и низким уровнем бюджетных расходов на душу населения. Регионы, имеющие самые низкие собственные доходы, Кабардино-Балкария, Республика Алтай, Еврейская АО, Республика Тыва, Усть-Ордынский Бурятский АО, Республика Адыгея, Республика Бурятия, резко улучшают свое положение. Так, например, удельные расходы в Кабардино-Балкарии практически равны расходам в Свердловской области, Республике Алтай – в Московской области, Республике Тыва – в Новгородской области. Причем продвижение вверх в рейтинге «по расходам» самых «незарабатывающих» регионов не может быть объяснено тем, что из-за природных условий в этих регионах индекс бюджетных расходов выше. Вместе с тем, перемещение этих регионов из замыкающих в центральную часть приводит к тому, что замыкающими (регионами с самыми низкими удельными расходами) становятся такие регионы, как Тамбовская, Брянская, Пензенская области.

Таким образом, при всей сложности и запутанности трансфертной политики и политики федеральной поддержки регионов, на первый план, видимо, выходят сугубо политические факторы, а вопросы «выравнивания» отодвигаются на второй план (все республики Северного Кавказа резко улучшают свое положение). Все это приводит к ухудшению положения ряда регионов, которые способны зарабатывать.

Очевидно, что существующая система федеральной поддержки регионов не стимулирует регионы к зарабатыванию средств. Следовательно, необходимо переходить при распределении средств федерального бюджета от принципа «выравнивания расходов» к принципам «стимулирования получения собственных доходов».

В связи с растущей необходимостью реформирования системы межбюджетных отношений особую важность приобретает изучение роли бюджетной политики в данном процессе.

Главной целью работы является изучение влияния проводимой бюджетной политики на отношения между бюджетами всех уровней.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

· рассмотреть сложившуюся экономическую ситуацию в России;

· провести анализ исполнения государственного бюджета;

· рассмотреть методики оказания финансовой помощи регионам;

· указать возможные направления совершенствования бюджетной политики и межбюдетных отношений.

Теоретической и методологической основой исследования послужили законодательные и нормативные документы государственных органов Российской Федерации в области финансовых и экономических отношений, данных Министерства финансов РФ, Министерства экономики РФ, статистические данные, материалы монографических работ и текущих публикаций.

Глава 1. Бюджетная политика как элемент государственного регулирования

1.1 Развитие межбюджетных отношений при переходе к рыночной экономике

В настоящее время в новую фазу вступила реформа межбюджетных отношений на базе создания сбалансированной системы прав и ответственности органов государственной власти РФ, её субъектов и органов местного самоуправления.

Среди мер по преодолению бюджетного кризиса особое место занимает упорядочение межбюджетных отношений.

Острой и трудноразрешимой проблемой остается оптимизация многоуровневой бюджетной системы, которая объединяет федеральный бюджет, бюджеты 89 субъектов Федерации и местные бюджеты (городские, сельские, районные и т.п.).

На практике отношения между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Федерации, а также между последними и местными (городскими, районными) бюджетами расплывчаты и неустойчивы. Противоречия возникают постоянно, никто толком не знает, какой уровень власти отвечает за расходование налогов на те или иные цели. Бюджетная система слишком сложна и запутанна.

До 1994 г. нормативы отчислений по основным налогам, оставляемым территориям, назначались "в индивидуальном порядке". Предпосылки для перехода от индивидуального согласования объемов финансовой помощи субъектам Федерации к единым правилам распределения ее на формализованной основе были созданы в 1994 г., когда был организован Фонд финансовой поддержки регионов (ФФПР) и стали использоваться трансферты. Тем самым была заложена ныне действующая в России система межбюджетных отношений.

Однако субъективный характер бюджетной политики преодолеть так и не удалось. Среди причин называют неустраненную возможность нецелевого использования трансфертов; обилие федеральных программ типа северного завоза и необеспеченных расходов в бюджетах регионов, покрываемых центром; использование в качестве точки отсчета бюджетных расходов дореформенного 1991 г. с последующим доведением их до года, принимаемого за базовый по доходам.

Система межбюджетных отношений имеет и другие недостатки. В частности, трансферты из ФФПР определяются с учетом текущих расходов и почти не влияют на территориальное перераспределение государственных инвестиций. Расходные полномочия для каждого уровня бюджетной системы не в полной мере обоснованы и закреплены. Отсутствует комплексный подход к выравниванию социально-экономического развития регионов с учетом целевых федеральных программ. Региональные власти не заинтересованы в увеличении налогового потенциала и росте собственных бюджетных доходов. Недостаточна нормативная база для обоснования потребностей в бюджетных расходах. Все это не способствует сокращению дотационности бюджетов субъектов, снижению встречных финансовых потоков.

Взаимодействие между центром и регионами в сфере межбюджетных отношений с каждым годом становится все более жестким, потому что усугубляется диспропорция между растущими расходными полномочиями субъектов Федерации и неизменным долевым объемом доходных источников. В последние годы снижается удельный вес налогов, переданных в федеральный бюджет. В 1994 г. он составил 37,9%, в 1995 г. - 46,5, в 1996 г. - 48,6, в 1997 г. - 44,4, в первом полугодии 1998 г. - 42,1%. Одновременно сокращались поступления из федерального бюджета в территориальные бюджеты по всем направлениям межбюджетных расчетов (возмещение передачи социальной сферы и жилья, северный завоз, реализация региональных программ и др.).

Из-за спада производства резко сократились база налогообложения и доходы бюджетов всех уровней. Расходы бюджетной системы (социальные гарантии, правоохранительная деятельность, управление и т.п.) становятся непосильными для слабеющей экономики. Но политические, социальные и иные соображения не позволяют прекратить финансирование государственных расходов, не покрываемых доходами. Региональные власти используют любые возможности для получения финансовой поддержки из федеральной казны.[1]

Интерес усиливается тем, что финансовая поддержка, как правило, поступает "живыми" деньгами и позволяет выдать зарплату и сделать иные социальные платежи, которые не реализовать в товарной, зачетной и денежно-суррогатной формах. Это тем более важно, что в условиях обострившегося хронического недофинансирования и задержек в исполнении бюджетов активно использовались неденежные формы зачетов. Так, в 1996 г. доля неденежных поступлений в налоговых доходах федерального бюджета составила 38,5%, в 1997 г. - 15,4, в 1998 г. - 12,4% (было объявлено о полном прекращении с 1 января 1998 г. практики налоговых зачетов, но в связи с бюджетным кризисом с июня взаимозачеты возобновились).

Таким образом, формирование системы межбюджетных отношений является на сегодняшний день необходимым и крайне современным шагом. Концепцией реформирования межбюджетных отношений в Российской Федерации на 1999 г. и на период до 2000 г., утвержденной Постановлением Правительством РФ 23.04.1998 г. (далее по тексту «Концепцией»), предусмотрен целый комплекс необходимых мероприятий. Программа стабилизации экономики и финансов также содержит подробный перечень мер по упорядочению межбюджетных отношений, в числе которых:

· утверждение новой методики распределения финансовой поддержки регионов, устраняющей субъективизм и обеспечивающей эффективное выравнивание бюджетной обеспеченности регионов, стимулирующей увеличение сбора налогов;

· инвентаризация и жесткое регулирование региональных заимствований, обеспечивающее их целевой и эффективный характер;

· обеспечение прозрачности региональных бюджетов;

· отмена взаимозачетов по бюджетам субъектов Федерации;

· заключение договоров субъектов РФ об обслуживании в органах Федерального казначейства и проведение через них денег по оплате за энергию и газ региональных бюджетополучателей;

· консолидация в региональные бюджеты внебюджетных фондов, стимулирование собственных налоговых усилий через увязку объемов полученных трансфертов из ФФПР;

· обусловленность представляемых трансфертов, в том числе отказ от предоставления трансфертов регионам, использующим зачеты, накапливающим задолженность по заработной плате работникам бюджетных организаций;

· особый порядок отношений с высокодотационными регионами, включающий жесткие правила контроля за разработкой, утверждением и исполнением их бюджетов;

· введение механизма внешнего финансового управления для регионов, находящихся в состоянии финансового кризиса;

· создание Фонда региональных финансов для стимулирования усилий по оздоровлению региональных финансов.

Следует также отметить, что принятие нового Бюджетного кодекса РФ названо данной Программой в числе условий для преодоления финансового кризиса (БК РФ входит в состав предложенного Правительством антикризисного пакета нормативных актов) и, несомненно, имеет огромное значение для нормализации бюджетных отношений в Российской Федерации.[2]

В Концепции расходные полномочия распределены между бюджетами.

Исключительно из федерального бюджета финансируются расходы на федеральные органы государственной власти, федеральную судебную систему и международную деятельность в общефедеральных интересах; на оборону, безопасность государства и конверсию; на фундаментальные исследования и научно-технический прогресс; на государственную поддержку атомной энергетики, железнодорожного, воздушного и морского транспорта; на содержание учреждений в федеральной собственности или ведении федеральных органов государственной власти; на обслуживание и погашение государственного долга РФ; на компенсацию внебюджетным фондам выплаты пенсий и пособий, финансируемых из федерального бюджета; на пополнение государственных запасов драгоценных металлов и драгоценных камней, государственного материального резерва; на реализацию решений федеральных органов, приведших к увеличению расходов или уменьшению доходов бюджетов других уровней; на осуществление государственных полномочий, передаваемых на другие уровни власти; на проведение выборов и референдумов РФ; на федеральные инвестиционные программы; на финансовую поддержку субъектов Федерации и др.

Исключительно из бюджетов субъектов Федерации финансируются расходы на органы государственной власти и управления субъектов Федерации; на формирование их собственности; на международные и внешнеэкономические связи; на предприятия и организации, находящиеся в ведении органов государственной власти субъектов РФ; на дорожную сеть регионального значения; на средства массовой информации субъектов РФ; на обслуживание и погашение долга субъектов; на проведение выборов и референдумов на их территории; на региональные целевые программы; на финансовую помощь местным бюджетам; на осуществление государственных полномочий, передаваемых на муниципальный уровень; на компенсацию дополнительных расходов, возникших в результате принятия органами власти субъектов РФ решений, которые повлекли увеличение бюджетных расходов или уменьшение доходов местных бюджетов, и др.

Исключительно из бюджетов муниципальных образований финансируются расходы на органы местного самоуправления; на формирование муниципальной собственности и управление ею; на учреждения образования, здравоохранения, культуры, физкультуры и спорта, СМИ, находящихся в муниципальной собственности или ведении органов местного самоуправления; на муниципальные органы охраны общественного порядка; на муниципальное жилищно-коммунальное хозяйство; на муниципальное дорожное строительство и содержание дорог местного значения; на благоустройство и озеленение территории, утилизацию и переработку бытовых отходов; на содержание мест захоронения, находящихся в ведении муниципальных органов; на транспортное обслуживание населения и муниципальных учреждений; на целевые программы, принимаемые органами местного самоуправления; на обслуживание и погашение муниципального долга; на целевое дотирование населения; на проведение муниципальных выборов и местных референдумов и др.

Совместно из федерального бюджета, бюджетов субъектов Федерации и муниципальных образований финансируются расходы на государственную поддержку отраслей промышленности (кроме атомной энергетики), строительства и строительной индустрии, сельского хозяйства, автомобильного и речного транспорта, связи и дорожного хозяйства, метрополитенов; на правоохранительную деятельность и противопожарную безопасность; на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и проектно-исследовательские работы, обеспечивающие научно-технический прогресс; на социальную защиту населения; на охрану окружающей среды, охрану и воспроизводство природных ресурсов; на предупреждение и ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий; на рыночную инфраструктуру; на развитие федеративных и национальных отношений; на средства массовой информации; на финансовую помощь другим бюджетам и т.д.

В 1998 г. проведена инвентаризация расходных полномочий федерального, регионального и местных бюджетов и регламентирующих их нормативных правовых актов. Согласно Концепции по результатам этой работы в 1999 г. в федеральном законодательстве, а также в договорах и соглашениях с субъектами Федерации должно быть конкретизировано разграничение расходов и бюджетной ответственности органов власти и управления разных уровней. Субъектам РФ рекомендовано, опираясь на федеральное законодательство и соглашения с федеральными органами государственной власти законодательно закрепить расходы за их бюджетами и бюджетами муниципальных образований.

Налоговые доходы следующим образом разграничены в Концепции между бюджетами разных уровней:

· федеральные налоги - налог на добавленную стоимость, налог на прибыль (доход), налог на доход от капитала, подоходный налог с физических лиц, акцизы на минеральное сырье и на отдельные товары и услуги, таможенная пошлина, налог на дополнительный доход от добычи углеводородов, налог за пользование недрами, сбор за право пользования объектами животного мира, водными, биологическими ресурсами, водный и лесной налоги, налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы, экологический налог, государственная пошлина, федеральные лицензионные сборы. Кроме того, федеральным законодательством могут вводиться специальные налоговые режимы в виде вмененного налога, единого налога на предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, единого налога на сельхозпредприятия;

· региональные налоги (их вправе вводить субъекты Федерации на своей территории) - налог на имущество предприятий и организаций, дорожный и транспортный налоги, налог с продаж, налог на игорный бизнес, региональные лицензионные сборы, налог на недвижимость, заменяющий налог на имущество предприятий и организаций, налог на имущество физических лиц и земельный налог. В федеральном законодательстве предусмотрены нормы, обеспечивающие зачисление основной части поступлений от конкретного налога в местные бюджеты, а также право органов местного самоуправления определять (в пределах законодательно установленных ограничений) налогооблагаемую базу, налоговые ставки и льготы;

· местные налоги (их вправе вводить органы местного самоуправления на территории муниципального образования) - земельный налог, налог на имущество физических лиц, налог на наследование и дарение, налог на рекламу, местные лицензионные сборы.

Поступления от отдельных федеральных налогов должны распределяться между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Федерации по единым базовым нормативам, закрепленным в федеральном законодательстве не менее чем на 3 года. Аналогичный срок предусмотрен и для распределения поступлений от федеральных и региональных налогов между бюджетами субъектов Федерации и местными бюджетами на основе базовых (минимальных) нормативов, закрепленных за бюджетами муниципальных образований.

1.2 Бюджетный федерализм: проблемы и перспективы.

Развитие демократических принципов в государственном устройстве и управлении, происходящее в последние годы в России, сделало обязательным компонентом системы государственного управления органы местного самоуправления, наделенные народом управленческими и финансово-бюджетными правами. Резко возросла и продолжает расти роль территориальных финансов в общегосударственной финансовой системе. Соответственно, возрастает и роль местных бюджетов. Величина местных финансов растет во многих странах: они становятся превалирующей частью финансовых ресурсов государства.

Но здесь же возникает множество проблем. Как осуществить справедливое распределение доходов и расходов между бюджетами различных уровней? Как определить приоритетность целей бюджетного регулирования, проводимого на одном из уровней? И главное - как добиться одинаковой направленности бюджетной политики всех уровней?

Одной из основных характеристик федеративного государства является соответствие базовых направлений экономической политики как в действиях федерального правительства, так и в действиях правительств субъектов Федерации. Другими словами, если, например, действия центра направлены на сокращение государственных расходов, то и вся региональная политика должна быть направлена на стимулирование сокращения расходов на уровне субъектов федеративного государства. Но добиться такой сбалансированности, особенно в российских кризисных условиях, - задача более чем непростая. Необходимо найти единственно верный компромисс между подлинно рыночными федеративными тенденциями и стремлением к централизации в условиях глубокого кризиса. Тем не менее именно в становлении новых межбюджетных отношений, основанных на принципах бюджетного федерализма, - ключ к успеху проводимых преобразований, именно это - важнейшее условие создания в России истинно рыночного бюджетного устройства.[3]

Важной проблемой развития бюджетного устройства Российской Федерации является пересмотр сложившихся отношений между бюджетами различных уровней. Будучи федеральным государством с трехуровневой бюджетной системой, для России чрезвычайно актуальна проблема построения бюджетного устройства, основанного на принципах бюджетного федерализма, под которым понимается система налогово-бюджетных взаимоотношений органов власти и управления различных уровней на всех стадиях бюджетного процесса, основанная на следующих основных принципах:

· самостоятельность бюджетов разных уровней (закрепление за каждым уровнем власти и управления собственных источников доходов, право самостоятельно определять направления их расходования, недопустимость изъятия дополнительных доходов и неиспользованных или дополнительно полученных средств в вышестоящие бюджеты, право на компенсацию расходов, возникающих в результате решений, принятых вышестоящими органами власти и управления, право предоставления налоговых и иных льгот только за счет собственных доходов и т. д.);

· законодательное разграничение бюджетной ответственности и расходных полномочий между федеральными, региональными и местными органами власти и управления;

· соответствие финансовых ресурсов органов власти и управления выполняемым ими функциям (обеспечение вертикального и горизонтального выравнивания доходов нижестоящих бюджетов);

· нормативно-расчетные (формализованные) методы регулирования межбюджетных отношений и предоставления финансовой помощи;

· наличие специальных процедур предотвращения и разрешения конфликтов между различными уровнями власти и управления, достижение взаимосогласованных решений по вопросам налогово-бюджетной политики.

Конкретные же воплощения концепции бюджетного федерализма опираются на определенное сочетание двух взаимодополняющих тенденций: конкуренции между региональными органами на “рынке” социальных услуг, с одной стороны, и выравнивания условий этой конкуренции и обеспечения на всей территории страны общенациональных минимальных стандартов - с другой.

Таким образом, бюджетный федерализм есть одно из сложнейших направлений экономических реформ, охватывающих область экономических, финансовых и политических отношений. Наша страна делает еще только первые шаги к становлению подлинно федеративных отношений между бюджетами различных уровней. Тем не менее основы к их формированию уже заложены и в развитии бюджетного федерализма достигнуты положительные результаты, хотя, несомненно, существует еще и немало проблем.

Специфика бюджетного федерализма в современной России состоит в том, что реформирование межбюджетных отношений происходит в сложных условиях переходного периода, когда еще не действуют в полную силу присущие рыночной экономике и демократическому государству механизмы. Как показывает мировой опыт, в кризисные периоды часто возникает соблазн централизовать экономическую и политическую власти.

Действительно, в условиях унитарной бюджетной системы центральное правительство, видимо, имело бы меньше ограничений в проведении жесткой политики финансовой стабилизации. Однако в современных условиях России усиление централизации бюджетно-налоговой системы затруднено.

Рассмотрим развитие бюджетно-налогового федерализма в РФ. Начало в конце 1991 г. экономических и политических реформ послужило толчком трансформации отношений между различными уровнями бюджетной системы Российской Федерации. Принятые бывшим Верховным Советом РСФСР законы «Об основах бюджетного устройства и бюджетного процесса в РСФСР» и «Об основах налоговой системы в РСФСР» при всех их недостатках внесли в правовое пространство России основополагающие принципы бюджетного федерализма.

Однако в условиях острого политического и экономического кризиса начального этапа переходного периода эволюция межбюджетных взаимоотношений вышла за рамки законодательного регулирования и происходила в значительной степени стихийно, под влиянием политической конъюнктуры, конфликтов и компромиссов между федеральными и региональными политическими властями и элитами.[4]

Как показывает опыт постсоциалистических стран, децентрализация бюджетной системы является общей тенденцией начального этапа переходного периода. В России слабая управляемость этим процессом, отсутствие целостной концепции бюджетных реформ, уступки федерального центра давлению со стороны региональных властей привели к усилению дисбаланса между уровнями бюджетной системы. Лидеры «парада суверенитетов» (Татарстан, Башкортостан, Карелия, Якутия и др.), постоянно нарушавшие в той или иной степени федеральное бюджетное законодательство, явочным порядком установили особые бюджетные отношения с Федерацией. Большинство же субъектов федерации были вынуждены полагаться на закулисные переговоры и сделки по обеспечению благоприятных для себя нормативов отчислений от общефедеральных налогов и покрывающих дефицит их бюджетов централизованных дотаций, бюджетных ссуд, льготных кредитов, инвестиций и т.п. При этом края и области, как правило, имели значительно меньше возможностей для давления на федеральные власти по сравнению с республиками, хотя и уступающими им по финансово-экономическому потенциалу, но имеющими более высокий политический статус.

Такое положение было неустойчивым и побуждало отдельные регионы время от времени предпринимать попытки улучшить свое положение в бюджетной иерархии путем «самореспубликанизации», предъявления ультиматумов федеральным властям, принятия решений о приостановке налоговых отчислений в федеральный бюджет (кризис августа ¾ сентября 1993 г.) и т.п. Высокая степень политизации и непредсказуемость межбюджетных отношений крайне негативно сказывались на состоянии бюджетной системы н ограничивали возможности федерального правительства в проведении реформ, достижении финансовой стабилизации и сборе налогов.

Период стихийной децентрализации бюджетной системы России завершился к концу 1993 г. Относительная стабилизация политической ситуации и укрепление позиций федерального центра позволили в 1994 г. провести давно назревшую реформу межбюджетных отношений. Региональные органы власти и управления получили право устанавливать ставку налога на прибыль предприятий и организаций, поступающего в их бюджеты; были сделаны шаги по установлению единых пропорций разделения основных федеральных налогов между уровнями бюджетной системы; внедрены нормативно-расчетные методы распределения федеральной помощи (трансфертов) регионам на основе объективных критериев и формул; создан фонд финансовой поддержки субъектов федерации. Тем самым было положено начало формированию российской модели бюджетного федерализма.

Результаты проведенной реформы оказались неоднозначными. Самый тревожный итог 1994 г. состоит в том, что не удалось добиться реального выравнивания положения субъектов федерации в бюджетной системе. Для четырех республик (Карелия, Татарстан, Башкортостан, Якутия) был, по существу, легализован особый режим взаимоотношений с федеральным бюджетом. Подписание договоров о разграничении полномочий (а в их составе ¾ бюджетных соглашений) с Татарстаном и Башкортостаном дало определенный фискальный эффект: во втором полугодии 1994 г. с территории этих республик началось поступление налогов в федеральный бюджет. Однако долгосрочные последствия политической «амнистии» субъектов федерации, откровенно нарушавших в течение последних двух-трех лет федеральное налогово-бюджетное законодательство, могут оказаться крайне негативными.

Менее 5% общей суммы налогов поступило в федеральный бюджет с территории Карелии, получившей налоговый «кредит» от федеральных властей. Единственным субъектом федерации (не считая Чечни), с территории которого в 1994 г. в федеральный бюджет не поступило ни рубля налогов, оставалась Республика Саха (Якутия). По минимальным оценкам, только прямые налоговые потери Федерации по этим четырем привилегированным республикам составили не менее 2 трлн. руб., или 2,3% доходов федерального бюджета.

Происходило распространение особых бюджетных режимов по территории страны: отдельной строкой федерального бюджета выделено финансирование программы развития Республики Коми, создана зона экономического благоприятствования на территории Ингушетии, начат бюджетный эксперимент в Тульской области.

Федеральные власти не имели надежной базы для оценки реальных потребностей регионов в финансовых ресурсах, что вело к завышению органами власти и управления субъектов федерации потребности в федеральной помощи, сокрытию собственных доходов в разного рода внебюджетных фондах и коммерческих структурах.

Неурегулированность разделения предметов ведения и полномочий между органами власти различных уровней, отсутствие стабильной нормативно-законодательной базы, неопределенность в динамике пропорций распределения доходов и расходов между уровнями бюджетной системы ¾ все это продолжает сдерживать процесс становления российской модели бюджетного федерализма, который до сих пор происходит в экспериментальном режиме и в правовых рамках ежегодного Закона о федеральном бюджете, а не целостного налогово-бюджетного законодательства.

Таким образом, развитие российской модели бюджетно-налогового федерализма должно обеспечить адаптацию сложившегося механизма межбюджетных отношений к достижению основной цели экономической политики ¾ финансовой стабилизации.

В Российской Федерации заложена конституционная модель бюджетного федерализма, так как именно Конституция определяет такие общие принципы бюджетной системы, как разграниченность и самостоятельность бюджетов всех уровней. Особым звеном в конституционной модели бюджетного федерализма являются совместные бюджетные и налоговые полномочия Федерации и ее субъектов. С одной стороны, они взаимно ограничивают полномочия центра и регионов, а с другой - устанавливают их взаимосвязь и взаимозависимость, определяя единство бюджетной и налоговой системы. По Конституции действует три системы налогообложения, однако не предусматривается также и полное отделение бюджетов и налоговых систем: ведь Федерация и ее субъекты совместно ведают экономической, налоговой базой в виде государственной собственности, земли, недр, водных и других природных ресурсов. Предусмотрены также федеральные фонды регионального развития; следовательно, возникают межбюджетные связи и взаимодействие налоговых систем.[5]

Таким образом, конституционные основы формирования эффективной модели бюджетного федерализма существуют. Тем не менее реальная его сущность значительно сложнее и представляет собой взаимодействие экономических и политических интересов властных уровней и структур государства, направленных на формирование, присвоение, распоряжение и использование денежных ресурсов общества посредством системы налогов, платежей, сборов и системы бюджетных ассигнований и расходов. Именно в рамках данной системы заключен процесс финансового обращения внутри самого государства, выражающийся в специфических финансовых кругооборотах бюджетных денежных ресурсов между их источниками (юридическими и физическими лицами), органами власти и субъектами присвоения ресурсов.

Принято разделять бюджетный федерализм на две сферы: внутреннюю и внешнюю. Внутренняя сфера выполняет функции централизации, распределения и перераспределения бюджетных средств между уровнями государственной власти. Внешняя же сфера выражает конечную предназначенность бюджетных отношений, осуществляя “обслуживание” государством общества. При этом чем оно получается дешевле, тем эффективнее система бюджетного федерализма.

Одной из центральных проблем бюджетного федерализма является бюджетное выравнивание, которое подразделяется на вертикальное и горизонтальное (эти понятия пришли к нам из зарубежной практики). Вертикальное выравнивание - это процесс достижения баланса между объемом обязательств каждого уровня власти по расходам с потенциалом его доходных ресурсов (налоговых поступлений). На вышестоящий уровень накладываются обязательства: в случае, если потенциальные возможности по обеспечению доходной части на нижестоящем уровне недостаточны для финансирования возложенных на него функций, центральное правительство обязано предоставить этому региональному или местному органу власти недостающие бюджетные ресурсы. Центральное правительство, обладая гораздо большими, чем любой регион, возможностями экономического регулирования и объемами налоговых поступлений, должно компенсировать дисбаланс региональных бюджетов за счет средств, аккумулированных на уровне федерального бюджета. Вертикальное выравнивание непременно должно сочетаться с горизонтальным, означающим пропорциональное распределение налогов и дотаций между субъектами Федерации для устранения неравенства в возможностях различных территорий, вызванных территориальным фактором. Таким образом, получается, что к расходам федерального бюджета на решение социально-экономических задач федерального масштаба добавляются еще и расходы на достижение сбалансированности бюджетной системы (см. Рис. 1.1)

Рис. 1.1 Направленность расходов федерального бюджета.

Если говорить упрощенно, то система бюджетного выравнивания определяет такое взаимодействие между федеральным бюджетом и субъектами федерации, которое позволяет любому гражданину, проживающему в России, получать определенный уровень государственных услуг, независимо от того, на территории какого региона он проживает.

В России оба направления бюджетного выравнивания сопряжены с огромными трудностями. Задача горизонтального выравнивания становится здесь сложна, как ни в одной другой стране мира, поскольку решение задачи обеспечения каждому гарантированных государством услуг связано с большими различиями в экономическом положении тех или иных регионов, с различным уровнем затрат и большой дифференциацией бюджетных возможностей региональных и местных органов власти. Существенное воздействие на обеспечение каждому социальных стандартов, гарантированных государством, оказывают рыночные процессы и продолжающийся экономический кризис, заставляющий предприятия отказываться от социальных затрат и сокращать численность работников, которые обращаются за защитой к государству. Эти факторы породили ряд факторов, которые наряду с естественными географическими должны непременно учитываться при организации горизонтального выравнивания бюджетной обеспеченности. Это и дифференциация населения по уровню денежных доходов, и существенные региональные различия в прожиточном минимуме, и разный уровень цен. Все это значительно усложняет и без того непростую задачу бюджетного выравнивания.

Организация вертикального бюджетного регулирования также сопряжена со значительными трудностями. На сегодняшний день в ее основу положены такие принципы, которые в определенной мере стимулируют субъекты Федерации к повышению дефицита своего бюджета. Яркий тому пример - существующая методика распределения средств Федерального фонда финансовой поддержки регионов (трансфертов). Первая его часть направляется в адрес так называемых “нуждающихся” регионов, вторая - в адрес “особо нуждающихся”. “Нуждающимся” считается регион, среднедушевые доходы которого ниже, чем в среднем по России, “особо нуждающимся” - регион, бюджетные расходы которого выше его доходов, то есть бюджет с дефицитом. Таким образом, перерасход средств региональных бюджетов на основе данной методики будет автоматически покрыт из федерального бюджета. Естественным результатом этого является то, что стремление федерального Правительства снизить дефицит бюджета наталкивается на экономически обусловленное противостояние регионов.

Таким образом, очевиден тот факт, что для нормального развития системы бюджетного федерализма способы и приемы бюджетного выравнивания нуждаются в серьезных переменах. Отрадно в этой связи заметить, что в настоящее время уже разработан новый проект методики распределения ФФПР, более полно учитывающий как природно-географические, так и социально-экономические особенности регионов.

Тем не менее само по себе бюджетное выравнивание не является решающим признаком бюджетного федерализма, ибо может иметь место и в унитарном государстве. Оно, таким образом, лишь по форме выражает отношения бюджетного федерализма, а по своей сущности выступает как объективно необходимый способ функционирования единого государства, единой финансовой и экономической системы общества. Оно объединяет федеративное государство, его народы, его граждан.

В настоящее время судьба бюджетного федерализма в России зависит не столько от той или иной его модели, сколько от способности государства как единого целого преодолеть разрушительный экономический кризис, спад производства, осуществить переход в масштабах страны к иной рыночной стратегии финансовой стабилизации. Нельзя допустить ситуации, когда развитие бюджетного федерализма само превратится в фактор усиления экономического и политического кризиса: еще более ослабит федеральный бюджет, вместо борьбы за оздоровление реального сектора экономики активизирует борьбу за дележ федеральных налогов, приведет к кризису общероссийского рынка ценных бумаг из-за конкуренции федеральных и региональных государственных облигаций, заблокирует усилия центра в проведении единой эмиссионной, кредитной и процентной политики и политики сокращения бюджетного дефицита. Бюджетный федерализм необходимо все более осознанно сближать с общей макроэкономической политикой рыночных реформ. Решение проблем бюджетного федерализма в конечном итоге позволит стабилизировать российскую государственность, повысить управляемость и объективность нашей рыночной экономической системы.

1.3 Общие принципы проведения бюджетной политики в европейских странах.

Ускорение интеграционных процессов в Европе обусловило распространение общих принципов проведения бюджетной политики, в первую очередь, в отношении бюджетного дефицита и государственного долга. Тем не менее, в бюджетных системах, формировавшихся в течение длительного времени в соответствии с национальными особенностями и традициями, продолжают сохраняться существенные различия по структуре государственных расходов, уровню бюджетных доходов, типам действующих налогов и способам их взимания.

В последние десятилетия характерной чертой эволюции бюджетных систем практически всех развитых стран стал неуклонный рост государственных расходов. Специфика европейских стран состоит в том, что уровень национального дохода, перераспределяемого посредством государственного бюджета, остается максимальным на протяжении длительного периода времени.

Рис. 1.2 Доля государственных расходов, % от ВВП

Государственные расходы в европейских странах, увеличившись в среднем с 34,5% ВВП в 1970 г. до 46,6% в 1997 г., в настоящее время значительно превышают аналогичные показатели по США и Японии - 34% и 35% ВВП, соответственно. Тем не менее, следует отметить, что доля бюджетных расходов в ВВП в европейских странах колеблется в довольно широких пределах. Так, максимальный уровень государственных расходов и, соответственно, доходов, характерен для скандинавских стран, в первую очередь, Швеции, где государственный бюджет аккумулирует более 60% ВВП, и Дании - около 55%. Минимальные значения характерны для таких стран как Исландия (36,6% ВВП) и Ирландия (35%), причем последняя явилась исключением из общего правила - государственные расходы здесь снизились с 48,2% ВВП в 1980 г. до 35,1% ВВП в 1997 г., и, по прогнозам, в 1999 г. должны составить 32,2%. Среди ведущих европейских стран наименьший уровень государственных расходов отмечается в Великобритании - 41% ВВП. Бюджетные расходы в Германии и Франции составляют соответственно 48% и 54% ВВП.[6]

Что касается структуры госраходов, то в европейских странах, как и в Японии, около трети общего объема госрасходов приходится на социальное обеспечение, а в США - около четверти. Характерно, что в Великобритании, Ирландии и Исландии доля социальных расходов в бюджете находится на самом низком уровне среди всех развитых стран - 13,4%, 11,9%, 11,1%, соответственно.

Наиболее острой для европейских стран проблемой является высокий уровень безработицы, обусловленный, согласно распространенному мнению, чрезмерным налоговым бременем. В Европе в среднем налоги составляют около 40% ВВП, а уровень безработицы достигает 10%, при этом в США и Японии, где налоговое бремя не превышает 30% ВВП, безработица почти в два раза ниже.

Основными источниками формирования доходных статей бюджетов развитых стран являются налоги на доходы (личный подоходный налог и налог на корпорации), взносы на социальное страхование и потребительские налоги (НДС и акцизы). В большинстве европейских стран максимальные поступления в бюджет обеспечивают личные подоходные налоги, при этом в Дании за счет этого налога формируется более половины всех налоговых поступлений.

Налоги на прибыль корпораций составляют значительно меньшую, по сравнению с личными подоходными налогами, долю государственных доходов. Европейские страны можно разделить на три группы, в зависимости от действующих в них систем налогообложения прибыли, различающихся по способам налогообложения распределяемой и нераспределяемой долей.

1) В Нидерландах, Швеции, Швейцарии, Люксембурге и Испании, действует классическая система, в соответствии с которой распределяемая и нераспределяемая части прибыли облагаются по единой ставке, что приводит к двойному налогообложению дохода (эта система также распространена в США, Австралии и Новой Зеландии).

2) В Великобритании, Франции, Канаде, Бельгии, Дании, Ирландии, Италии применяется так называемая система условного начисления, при которой ко всей прибыли применяется единая ставка налога, но при выплате дивидендов уплаченная компанией доля налога акционерам компенсируется. В настоящее время эта система подвергается серьезной критике, поскольку, с одной стороны, предоставляет возможности для манипуляций с акциями и дивидендами, с другой, - создает препятствия для деятельности ТНК.

3) В Австрии, Финляндии, Греции и Норвегии распределяемая и нераспределяемая части прибыли облагаются по различным ставкам. Аналогичная система используется в Японии.

Германию сложно отнести к какой-либо группе, поскольку здесь применяется комбинированная система: ставки налога на распределяемую и нераспределяемую части прибыли различные, но при этом конечные акционеры получают компенсацию при распределении дивидендов.

Доля поступлений от взносов на социальное страхование существенно различается по странам. Они являются основным источником доходов во Франции, Германии, Испании и Австрии, а в Дании и Исландии, напротив, занимают незначительное место. Их низкая доля в Дании компенсируется поступлениями от налогов на доходы, а в Исландии возмещается потребительскими налогами.

Значительную часть государственных доходов во всех странах формируют косвенные налоги - НДС и акцизы. Этот вид налогов доминирует в Исландии, Ирландии и Португалии. Высокая роль налога на добавленную стоимость, действующего во всех странах ЕС, является отличительной чертой европейских налоговых систем.

В целом европейские страны могут быть разделены на три группы в зависимости от степени использования бюджетной политики в качестве инструмента регулирования национальной экономики. Ограниченная жесткими критериями политики бюджетная политика в зоне евро не обладает достаточной гибкостью для эффективной корректировки экономического цикла. В Великобритании, Швеции и Дании, занявших выжидательную позицию по отношению к введению единой валюты, в условиях мирового спада можно ожидать перехода к более активной бюджетной политике. В странах, не входящих в ЕС, роль бюджетной политики как инструмента макроэкономического регулирования возрастает по мере увеличения зависимости национальной денежной политики от политики ЕЦБ.

В условиях фиксированного валютного курса и единой денежной политики, проводимой в рамках ЭВС, бюджетная политика остается единственным инструментом экономического регулирования национальной экономики, однако ее антициклическое использование крайне жестко ограничено пактом стабильности. Превышение 3%-ного уровня бюджетного дефицита допускается лишь в случае 2%-ного спада, что само по себе является событием уникальным - ничего подобного ни одна крупная европейская экономика не испытывала на протяжении последних 20 лет. При этом даже меньший спад может вызвать резкий рост безработицы.

На жестких бюджетных ограничениях настаивала Германия, опасения которой были вызваны возможностью неконтролируемого роста государственных заимствований в отдельных странах после введения единой валюты из-за отсутствия реакции со стороны финансового рынка в виде повышения процентных ставок в условиях единой валюты. В результате проведение стимулирующей бюджетной политики и использование встроенных стабилизаторов в условиях экономического спада в ряде стран становится невозможным. В противном случае они могут оказаться перед угрозой штрафных санкций.

Снижение бюджетного дефицита на 0,2 процентных пункта - до 2,3% ВВП - не было достигнуто методами дискреционной бюджетной политикой, а явилось следствием циклического подъема. Необходимо отметить, что в отличие от 1996-97 гг., когда сокращение бюджетного дефицита достигалось в большей степени за счет увеличения государственных доходов, в 1999 г. произошло некоторое сжатие доходной части при опережающем снижении расходов, главным образом, процентных платежей. Последнее было обусловлено удлинением дюрации государственных ценных бумаг, что можно рассматривать в качестве положительного фактора. Тем не менее, уровень государственного долга, который уменьшился по сравнению с 1997 г. на 1,5 процентных пункта, все еще значительно превышает установленный показатель, составляя 73,8% ВВП. Что касается структуры государственных доходов, то здесь снижение произошло, главным образом, за счет взносов на социальное страхование.

В теории государственных финансов под бюджетной конвергенцией подразумевается целенаправленное снижение структурных бюджетных дисбалансов, обеспечивающее сокращение бюджетного дефицита в долгосрочном периоде. Результатом бюджетной консолидации, достигаемой за счет преимущественного сокращения расходов (за исключением расходов на государственные инвестиции) по сравнению с увеличением налогов, являются не только долговременные улучшения финансовых показателей, но и стимулирование производства.

Рис. 1.3 Сальдо государственных бюджетов стран, вступивших в ЭВС (1991-1998), % ВВП

Рис. 1.4 Сальдо государственных бюджетов стран, вступивших в ЭВС (1991-1998), % ВВП

Целью бюджетной политики 1993-98 гг. в ЕС было достижение установленных Маастрихтским договором количественных показателей, в связи с чем в ряде стран ее характер может оказаться непродолжительным. Это может негативно отразиться на странах с высоким структурным дефицитом, таких как Бельгия, Италия, Португалия, где сокращение бюджетного дефицита произошло, в первую очередь, за счет существенного роста налоговых поступлений (в Португалии дополнительным фактором стало резкое снижение доходности по государственным ценным бумагам вследствие падения инфляции с 12% в 1991 г. до 2,2% в 1998 г.), а также Испании, добившейся бюджетной консолидации за счет снижения государственных инвестиций.[7]

Принимая во внимание, что основные экономические проблемы в Европе - высокая безработица и медленный рост - в значительной степени обусловлены чрезмерными налогами, жестким регулированием и высокими, но недостаточно эффективными расходами, представляется, что проводимая бюджетная консолидация консервирует структурные диспропорции. Направленная на достижение бездефицитных бюджетов в странах евро, она рассматривается, в первую очередь, как фактор обеспечения эффективности кредитно-денежной политики и не учитывает различий в бюджетных структурах и экономическом развитии. Для обеспечения эффективной бюджетной политики необходима, во-первых, бюджетная гармонизация как налоговой, так и расходной частей, что является весьма длительным процессом, и, во-вторых, высокая степень корреляции экономических циклов. В сложившейся к настоящему времени ситуации задача бюджетной политики в рамках ЭВС вступает в противоречие с задачами обеспечения стабильного экономического роста и сокращения безработицы в отдельных странах.

Введение единой европейской валюты с 1 января 1999 г., знаменовавшее собой новый этап развития международной валютной системы, обозначило целый ряд проблем в сфере кредитно-денежной и бюджетной политики, проводимой в рамках ЭВС. Произошедшие на фоне мировых финансовых потрясений стабилизация обменных валютных курсов и политика процентных ставок продемонстрировали высокую степень интеграции европейских стран и их готовность к проведению единой валютной и кредитно-денежной политики. Тем не менее, ЭВС едва ли подходит под определение "оптимальной валютной зоны", не удовлетворяя в полной мере ни одному из традиционных критериев: асимметричное воздействие схожих экономических шоков на различные страны и ограниченная мобильность рабочей силы вследствие сохраняющихся культурных и языковых барьеров являются потенциальными источниками экономических и финансовых проблем в Евроленде.

Фиксирование валютных курсов и создание ЕЦБ позволило застраховать ЭВС от валютных спекуляций, аналогичных тем, которые вызвали кризис механизма обменных курсов в 1992 г., однако фактически лишило страны таких инструментов макроэкономического регулирования, как национальная валютная и денежная политика. Это не имело бы существенного значения при высокой степени корреляции экономических циклов в разных странах и схожем механизме воздействия единой денежной политики на экономику каждой из входящих в ЭВС стран. Однако ни первое, ни второе условия не выполняются: несмотря на высокую степень интегрированности Германии, Франции и стран Бенилюкса, риск асинхронизации экономических циклов в зоне евро в целом достаточно высок, при этом различия в денежных системах, выражающиеся, в частности, в объемах кредитования и степени реакции экономических агентов на изменение процентной ставки, обусловливают специфику воздействия единой денежной политики на экономику отдельных стран.

Отметим потенциальные источники возникновения негативных тенденций в экономической политике. Во-первых, жесткая финансовая политика, проводившаяся накануне введения евро, может смениться ее чрезмерным ослаблением, а это, в свою очередь, может не только оказать инфляционное давление на экономику и привести к росту процентных ставок, но и стать источником экономической и политической напряженности в зоне евро. Во-вторых, благоприятное в целом для европейской экономики смягчение кредитно-денежной политики не учитывает экономической конъюнктуры в таких странах, как Ирландия, Португалия, Испания, что может угрожать синхронизации экономических циклов.

Необходимо отметить, что поворот в бюджетной стратегии в 1998 г. (снижение дефицита без увеличения доходной части) свидетельствует об усилении прагматизма и попытках более активного использования бюджетной политики в условиях замедления темпов экономического роста. Так, в бюджетах на 1999 г., базирующихся в значительной степени на допущении устойчивого экономического роста и низких процентных ставок, в краткосрочной перспективе предусматривались меры, направленные на расширение агрегированного спроса и повышение занятости.

Следует подчеркнуть, что использование кредитно-денежной политики как основного инструмента макроэкономического регулирования в ЭВС осложняется ее циклической асимметрией, которая может быть усилена асимметричной реакцией ЕЦБ на изменение экономической конъюнктуры: можно ожидать более быстрой реакции (повышения ставок) при возникновении инфляционного давления, чем (снижения ставок) при замедлении темпов роста. В связи с этим новый импульс может получить проблема независимости ЕЦБ. Возможны попытки усиления политического давления на банк, появление требований о согласовании денежной политики с задачами обеспечения экономического роста и повышения занятости.

Вопрос о независимости центробанка не сводится к необходимости законодательного изменения его статуса и введению каких-либо форм политического контроля над денежной политикой, а может быть решен путем формирования противовеса ЕЦБ. Таким противовесом может стать группа министров финансов, т.н. Евро-11, в существующем виде неформального совета или в качестве официального органа в случае законодательного подтверждения его статуса.

Снижение процентных ставок и значительное обесценение евро в первой половине 1999 г. можно рассматривать как попытку решения экономических проблем наднациональными методами регулирования. В дальнейшем одним из направлений совершенствования механизма наднационального регулирования может стать развитие системы межгосударственных трансфертов, целью которой будет сглаживание и синхронизация циклических колебаний в странах ЭВС. Другой важной задачей в сфере бюджетной политики останется гармонизация бюджетных систем, в первую очередь - по налогам. Логичным завершением эволюции национальных бюджетных систем в рамках ЭВС станет установления контроля над бюджетной политикой.

Глава 2. Бюджетная политика и российские регионы: экономическая ситуация

2.1 Экономические условия, сложившиеся в России.

Советская система централизованного планирования основывалась на физических показателях затрат и выпуска, и деньги играли в этой системе строго ограниченную роль, представляя собой немногим больше, чем простая расчетная единица. Но в любой стране с рыночной экономикой деньги находятся непосредственно в центре как средство, уравновешивающее спрос и предложение, средство сбережения и главный критерий инвестиционных решений. В условиях централизованного планирования серьезное значение имел неформальный обмен товарами по бартеру, роль которого возрастала в восьмидесятые годы в связи с "ослаблением контроля за финансовой политикой и государственного контроля над ценами (подавленная инфляция), подорвавшим использование рубля в качестве средства обмена". В то же время произошло формальное закрепление бартера в качестве встречной (компенсационной) торговли в большом объеме коммерческих операций, что явилось более широким и наглядным отражением физической основы самой плановой системы.

Исторически, таким образом, кажется логичным, что денежное обращение и использование должно возрастать по мере того, как рыночная экономика приходит на смену централизованному планированию, вытесняя постепенно бартер и другие формы неденежного обращения. На деле произошло обратное. Реальное значение широкого показателя денежной массы M2 (наличность в обращении плюс основная часть банковских депозитов) только за 1992 год упало почти на 80 % и, хотя и более медленно, продолжает снижаться. Этот показатель снизился с 47,1 % российского валового внутреннего продукта по оценкам 1991 года до 11,6 % (значительно упавшего) ВВП в 1995 году. Мало есть еще в мире стран, где отношение M2:ВВП давало бы столь низкую цифру, почти все эти государства или сами являются бывшими советскими республиками, подвергавшимися тем же социально-экономическим воздействиям и влияниям, что и Россия, или это наиболее нестабильные и беднейшие страны Третьего мира. Даже отношение M2:ВВП , равное в 1991 году 47,1 % , было ниже, чем обычно бывает в странах с развитой рыночной экономикой.

Одна из самых отрицательных черт российской экономики в конце девяностых годов – это тяжелая нехватка ликвидности на всех уровнях. Бартер перестал быть средством, используемым от случая к случаю, и стал нормальным (а иногда даже и единственным) способом ведения деловых операций, причем многие налоги также выплачиваются в натуральной форме, региональные государственные органы предлагают или принимают векселя (кредитовые авизо) для урегулирования платежей по счетам частного сектора, а пенсии и заработная плата как в государственном, так и частном секторе могут не выплачиваться целыми месяцами.

Еще один парадокс, кроме демонетизации экономики на фоне развития рыночных отношений. Во время развала СССР в 1991 году, важной чертой его экономики был так называемый "избыток денежной массы", связанный с долговременной практикой государственного управления повышать заработную плату в денежном выражении больше, чем планово определяемое предложение потребительских товаров. В то же время цены на большинство товаров административным путем удерживались на постоянном уровне. Это приводило к тому, что в карманах у населения скапливались лишние деньги, что подавляло, а не поглощало инфляционное давление. По утверждению ОЭСР (ОECD) это отсутствие жесткости в финансовой политике дополнительно стимулировало в то время рост бартера. Избыток денежной массы в основном был в форме наличных денег, кредитов по международным стандартам предоставлялось очень мало, по той простой причине, что кредит в нормальном смысле слова практически и не существовал в условиях централизованного планирования. Избыток наличности в то время уже рассматривался как серьезная проблема, чреватая значительным инфляционным риском, и именно по этой причине критики экономических реформ 1992 года были против любой неожиданной либерализации цен. Сам избыток наличности растаял в результате высокой инфляции 1992-93 гг., последовавшей непосредственно за либерализацией цен.[8]

Нехватка денег, сопровождавшая либерализацию цен и инфляцию в середине девяностых годов создала для многих компаний тяжелые проблемы ликвидности и, в конечном счете, привела к их разорению, но очень редко обанкротившиеся компании ликвидировались. Вместо этого кредиторы начали соглашаться на задержки платежей и не настаивали на немедленных расчетах. Это быстро стало распространенным явлением в экономике и распространилось не только на суммы, которые компании задолжали своим поставщикам, но и на неплатежи компаний своим служащим и государству, а также государственных органов всех уровней своим служащим, получателям пенсий и других социальных выплат и пособий и другим уровням государственного управления.

Неплатежи и неплатежеспособные предприятия не были исторгнуты из экономики посредством юридических процедур и ликвидаций. Можно указать две причины подобной терпимости к неплатежам и неплатежеспособности, при которой такая ситуация оказывается предпочтительнее ликвидации:

В стране, только недавно ушедшей от централизованного планирования, не сложилось еще корпоративной культуры, при которой руководители предприятий требуют соблюдения контрактов, а владельцы компаний - прибыли на капитал. Главная цель бизнеса осознается как продолжение производства. Законодательные и судебные органы, ответственные за арбитраж и процедуру банкротства, еще не развиты (и остаются неразвитыми по сей день), так что обращение в подобные организации не только чуждо экономической культуре но и вообще нецелесообразно.

Производственные предприятия имели (и часто имеют и сейчас) гораздо более широкие социальные обязательства, чем это принято в странах, где экономика уже давно основана на частной собственности. Они обеспечивают своих работников жильем, отвечают за образование их детей, за охрану их здоровья и развлечения. Таким образом, банкротство фирмы повлечет за собой больше непосредственных социальных последствий, чем в других странах. Пока нет другой сложившейся системы, предоставляющей все это, у убыточных компаний есть сильный аргумент против ликвидации, а у местных органов власти есть веское основание их субсидировать. Сходная ситуация возникает в сельских районах с крупными хозяйствами и в многочисленных больших и малых городах, построенных вокруг единичных градообразующих предприятий. Вместо того, чтобы выпускать из рук такие субсидии, стоило бы превратить их в стимулы к инвестициям, постепенно ужесточая условия их предоставления. Социальные потребности будут по-прежнему удовлетворяться, а “мягкие” бюджетные ограничения существующей системы субсидирования без всяких условий будут постепенно становиться все более жесткими.

Даже до августовского кризиса 1998 года государственная политика отбивала у предприятий всякую охоту пользоваться банками, строго запрещая развитие финансового посредничества не только в области финансирования капиталовложений и оборотного капитала, но даже для урегулирования обычных платежей. Связано это главным образом с ролью, которую банки вынуждены были играть, помогая правительству в сборе налогов.[9]

Иногда утверждается, что важным стимулом бартера является попытка уклонения от уплаты налогов. Сторонники этой гипотезы говорят, что компании предпочитают использовать бартер, а не деньги, поскольку стоимостью, обозначаемой в бартерной сделке, легче манипулировать в счетах. Это в свою очередь связано с распространенным отрицательным отношением к налогообложению, которое также приводит к ведению двух групп счетов: правильных счетов для конфиденциального использования и официальных для представления в государственные органы, где сводятся к минимуму налоговые и прочие обязательства.

Почти универсальное сокращение российской экономики в 90-е годы привело к созданию особой атмосферы, без учета которой нельзя понять внутренние споры о налогах и бюджетах.

Органы государственной власти, как и коммерческие предприятия, склонны в этой ситуации к оборонительным действиям. Поскольку источники бюджетных доходов сокращаются, а обязательства по бюджетным расходам сохраняются, государственные органы каждого уровня стремятся удержать у себя столько ресурсов, сколько возможно. С этим связаны попытки федерального правительства в начале 90-х годов переложить социальные расходы на региональные и субрегиональные органы власти, не обеспечивая соответствующих (доходных) трансфертов, и требования, предъявляемые с 1993 года региональными органами государственного управления о пересмотре бюджетных отношений с центральной властью, направленные на сокращение исходящих трансфертов и увеличение поступающих. Такой подход определяет политику везде, но при таком быстром сокращении ресурсов борьба становиться особенно острой.

Пытаясь профинансировать свои расходы из сокращающихся (и все более демонетизирующихся) доходов, региональные властные структуры, как и федеральное правительство, стремились сократить недостаток финансовых средств путем заимствований. К 1998 году 71 из 89 субъектов Федерации выпустили облигации, чтобы получить деньги. Но также как финансовый кризис вынудил федеральное правительство заявить о дефолте по своим долговым обязательствам в августе 1998 года, к концу октября того же года поступили сообщения, что 50 регионов не смогли выкупить часть или все свои внутренние облигации.

Экономический спад по-разному повлиял на различные секторы экономики, и регионы страны по-разному почувствовали его на себе, что частично отражает их специализацию по отношению к секторам экономики.

Как и во всех пост-коммунистических государствах, произошел относительный сдвиг от товаров к услугам, причем добавленная стоимость в товарном производстве упала почти на 50 % между 1990 и 1999 годами, а в производстве услуг - лишь на 22 %. За тот же период доля услуг в ВВП возросла с 32,6 % до 48,5 %. Произошел взлет некоторых видов услуг, таких как финансовые. Относительный рост услуг в значительной мере концентрировался в крупных городах, особенно в Москве, что стало одним из факторов растущего неравенства между этими городами и остальной страной.

Одним из наиболее пострадавших секторов стал аграрный, в значительной степени в связи с серьезными неблагоприятными изменениями денежных условий торговли с остальными секторами экономики. В промышленности картина менее однородная, производство продукции военного назначения составляла в 1998 году одну седьмую показателя 1991 года, объем производства обрабатывающей промышленности сократился более чем наполовину, а объем производства добывающей промышленности – на одну треть. Однако, производство природного газа составило 98 % от показателя 1989 года (в то же время, угледобывающая промышленность оказалась в числе наиболее пострадавших секторов). Таким образом, кумулятивный спад по регионам в период с 1990 по 1998 год составил от 15 % до 87 %.[10]

В гражданских отраслях промышленности относительная эффективность в большой степени определялась спросом на выпускаемую продукцию в международной торговле. Производители продукции (в основном углеводородов, но также и металлов, и некоторых минералов, например, алмазов), которые могли экспортировать большую часть произведенного на мировые рынки, оказались в целом наиболее жизнестойкими, хотя положение с цветными металлами и продуктами химической промышленности резко изменилось после того, как резкое реальное повышение курса рубля в 1994-95 годах повлияло на их относительную стоимость. На производство в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности, особенно производство потребительских товаров, оказала разрушительное влияние стремительная либерализация режима импорта в 1992-93 годах и последовавшее за ней повышение стоимости рубля в 1994-95 годах. Это не дало российским производителям достаточно времени для того, чтобы увеличить производительность и повысить качество своей продукции, в то же время лишив их ценовых преимуществ, когда рубль оправился после сильного занижения курса, произошедшего в начале 90-х годов.

Дальнейший и очень наглядный контраст в производственной эффективности наблюдается между более крупными предприятиями, на которых валовой объем продукции упал в период с 1991 по 1998 год более чем наполовину, и мелкими фирмами, и совместными предприятиями, где этот показатель вырос за этот же срок более чем на треть.

Несмотря на то, что имели место разнонаправленные тенденции (например, автомобильная промышленность развивалась более успешно, чем производство хозяйственных товаров и пищевых продуктов), можно следующим образом определить воздействие широких секторальных изменений эффективности на регионы. Лучше всего смогли пережить резкий экономический спад большие города (в особенности Москва), где произошла наибольшая концентрация услуг и малых промышленных компаний, а также регионы, где добываются полезные ископаемые, в особенности нефть и газ. Положение регионов, опирающихся на гражданскую обрабатывающую промышленность было похуже, но самый резкий спад произошел в регионах, где экономическое положение зависело главным образом от сельского хозяйства или оборонной промышленности. Многие регионы испытали противоречивые влияния, так например, военное производство было важной составной частью экономики больших городов, таких как Москва, Нижний Новгород и Самара, которые в то же время получили выгоду от других, более успешных секторов. В целом экономический спад меньше сказался в тех регионах, где расположены крупнейшие города страны или добывающая промышленность. Таким образом, дифференциация по секторам стала важным фактором быстрого углубления уже существующего неравенства, поскольку большие города уже были относительно более благополучными. Население же многих нефте-, газо- и сырьедобывающих регионов, которое сможет участвовать в использовании новых источников доходов, часто довольно невелико. Аграрные же регионы и до кризиса большей частью входили в число беднейших и наименее развитых в России.

Дифференциация экономического уровня непосредственно отразилась на состоянии бюджетов 89 регионов России. Небольшое количество регионов, из которых поступают бюджетные перечисления в центр, - это либо регионы, где находятся большие города, либо это территории с малой плотностью населения, экспортирующие полезные ископаемые, в то же время регионы, наиболее зависимые от трансфертов из центра, - это аграрные и наименее промышленно развитые районы.

Неуплата налогов и связанные с ней сложности финансирования государственных бюджетов всех уровней часто считается самой большой проблемой российской экономики. Проблема эта серьезна, но, конечно, она лишь симптом более глубоких несовершенств. То, что ее представляют как главную проблему, возможно связано с тенденцией, особенно во влиятельных кругах за рубежом, рассматривать экономику главным образом с точки зрения государственной администрации, специализирующейся на макроэкономике. Эта позиция выгодна не только для правительства, но и для могущественных организаций, таких как Международный валютный фонд, связанный с центральными органами управления и Центральным Банком, и играющими макроэкономическую роль. Для других участников экономической деятельности, главная проблема представляется совершенно по-иному: например, для предпринимателя проблема заключается в хищнической природе самой налоговой системы или в неспособности государства обеспечить достаточные выгоды обществу, чтобы оправдать налоговые требования. В то же время попытки государства исправить положение со сбором налогов, например путем конфискации вкладов в частных банках или принудительной приостановки операций с банковскими счетами, могут невольно привести к другим более глубоким проблемам в экономике, как было показано выше.

В качестве предложения общего характера, скажем, что эффективная налоговая система в любом обществе может иметь одну из двух основ. Первая – это с трудом достигнутый общественный договор, в котором граждане видят личную или общественную выгоду от соблюдения своих налоговых обязательств. Они охотно платят налоги, чтобы быть уверенными в общественной безопасности, защите собственности или договоров, образовании для своих детей, здравоохранении, пособиях для нуждающихся, и многом-многом другом. Альтернативной базой является некая форма принуждения.

Прямая уплата налогов отдельными гражданами и частными организациями была снова введена в России только с переходом к рыночной экономике. До этого времени государственные сборы у отдельных лиц осуществлялись скрыто путем изъятия из доходов до их выплаты. Взимание налогов с частных предприятий тоже было новшеством, поскольку до этого времени большинство частных предприятий было незаконными (подпольными). В такой ситуации налогообложение надо было вводить очень осторожно. Это особенно важно, если, как это было в России в начале 90-х годов, взаимное доверие между государством и гражданами невелико. Недостаток доверия к государству был наследием сурового коммунистического правления, но также и долговременной традицией еще с царских времен. В конце концов, именно это привело к революции в 1917 году.

В таких условиях стоит подумать, какие выгоды, с точки зрения отдельного гражданина, он получил от государства с тех пор, как начались рыночные реформы. Результаты такого раздумья вряд ли будут оптимистичными. Некоторые наиболее элементарные обязанности государства, такие как оплата труда собственных работников или распределение пенсий и пособий своевременно и в должном количестве, часто не выполнялись. Наблюдался всплеск коррупции и преступности, от которых многие граждане не чувствуют себя достаточно защищенными.

Непрекращающийся общий экономический спад в России и связанные с ним проблемы, такие, как демонетизация, бесконечно усложняют эту задачу. Существует вполне понятное давление, имеющее целью изменить и ввести новую систему минимальных социальных нормативов, которые должны соблюдать местные бюджеты. Неуклонный спад социального обеспечения – серьезный источник общественного разочарования и недовольства. Однако пока идет постоянное сокращение имеющихся финансовых ресурсов, любая попытка найти новые устойчивые нормативы поставит власти в положение собаки, пытающейся поймать свой хвост. Как это ни неприятно, разумнее отложить любые решения о социальных нормативах до прекращения экономического кризиса, которое даст возможность определить объем имеющихся источников средств.

С той же целью крайне важно направить бюджетную систему, включая межбюджетные отношения между уровнями государственного управления, на стимулирование экономического развития и срочно устранить всякого рода давление, препятствующее росту и развитию. Кроме давления системы бюджетных трансфертов (особенно на местные государственные органы), в этом отношении следует обратить внимание на сложность налогообложения малого бизнеса и методы, применяемые налоговой полицией. Важной частью региональной политики в целом были бы стимулирующие инвестиции, налогово-бюджетные меры, которые поощряли бы регионы, где наблюдается наиболее развитое предпринимательство и самый большой экономический рост. В настоящее время нежелательно облагать налогами вновь созданные ресурсы, чтобы перераспределять их в более экономические отсталые регионы, даже в интересах преодоления социально-экономических асимметрий.

В ближайшем будущем важнейшая задача – остановить экономический спад в России. Экономика должна вырваться из порочного круга на верный путь развития и экономического роста. Одна из проблем, которую необходимо для этого решить, это проблема демонетизации. Это невозможно без решения необычайно сложных вопросов общей экономической политики. Но трудно будет развить хоть какую-нибудь эффективную систему бюджетного федерализма, пока эти проблемы не решены и не обеспечен экономический рост.

2.2 Анализ исполнения доходной и расходной частей бюджета государства

Государственный бюджет, являясь основным финансовым планом государства, главным средством аккумулирования финансовых средств, дает политической власти реальную возможность осуществления властных полномочий, дает государству реальную экономическую и политическую власть. С одной стороны, бюджет, являясь всего лишь комплексом документов, разрабатываемых одной ветвью власти и утверждаемых другой, выполняет довольно утилитарную функцию - фиксирует избранный государством стиль осуществления управления страной. Бюджет по отношению к осуществляемой властью экономической политике является производным продуктом, он полностью зависит от избранного варианта развития общества и самостоятельной роли не играет.

Однако именно бюджет, показывая размеры необходимых государству финансовых ресурсов и реально имеющихся резервов, определяет налоговый климат страны, именно бюджет, фиксируя конкретные направления расходования средств, процентное соотношение расходов по отраслям и территориям, является конкретным выражением экономической политики государства. Через бюджет происходит перераспределение национального дохода и внутреннего валового продукта. Бюджет выступает инструментом регулирования и стимулирования экономики, инвестиционной активности, повышения эффективности производства, именно через бюджет осуществляется социальная политика.

Таким образом, бюджет, объединяя в себе основные финансовые категории (налоги, государственный кредит, государственные расходы), является ведущим звеном финансовой системы любого государства и играет как важную экономическую, так и политическую роль в любом современном обществе.

Доходы бюджета складываются преимущественно из налогов на физических и юридических лиц, внешнеторговых пошлин и других аналогичных источников, а также из выручки от приватизации государственных предприятий и дивидендов от находящихся в государственной собственности акций приватизированных предприятий (пока этот важнейший источник практически не используется).

За годы реформ налоговые доходы государства резко сократились, что связано с сокращением налогооблагаемой базы из-за спада производства, с начатой в 1992 г. и не доведенной до конца налоговой реформой, низким внутренним спросом, уходом бизнеса в теневую экономику, массовыми уклонениями от уплаты налогов. Россия вот уже лет пять похожа на латиноамериканскую страну по структуре распределения доходов населения. На 20% россиян приходится 47% доходов. Причем эти 20% не платят налогов с трех четвертей своих доходов, чего как раз и не хватает для исполнения государством социальных обязательств.[11]

Таблица 2.2.1

Годовой прирост недоимок в бюджет (без внебюджетных фондов), % ВВП

Недоимки 1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г., первое полугодие
В федеральный бюджет 0,3 1,2 2,0 2,1 1,0 1,2 2,1
В консоли-
дированный бюджет
0,5 2,0 3,0 3,9 1,7 2,9 3,9

Таблица 2.2.2

Расходы консолидированного бюджета (включая внебюджетные фонды и за вычетом погашений) по направлениям, % ВВП

Расходы 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998
На органы государственной власти и управления 0,6 0,9 1,1 0,7 0,8 1,1 1,1
На оборону 4,7 4,4 4,4 3,0 2,9 3,0 2,1
На правоохранительные органы 1,4 1,6 1,8 1,6 1,8 2,1 1,6
На науку 0,6 0,6 0,5 0,3 0,4 0,4 0,2
На социальные и коммунальные услуги 13,8 18,0 18,0 16,0 16,6 17,4 16,6
на образование
3,8 4,3 4,4 3,6 3,8 4,1 3,6
на культуру, искусство, средства массовой информации
0,6 0,6 0,7 0,6 0,5 0,6 0,4
на здравоохранение и физкультуру
2,6 3,3 3,1 2,5 2,6 4,1 3,8
на социальное обеспечение
6,8 9,7 9,7 9,3 9,7 8,7 8,7
На государственные услуги, предоставляемые народному хозяйству 20,9 12,7 10,9 9,7 9,0 9,4 7,4

Доходная часть бюджета систематически падает, а расходы государства сокращаются медленнее и недостаточно для того, чтобы установилось бюджетное равновесие. Кроме того, в условиях хронического недовыполнения бюджетных планов по доходам секвестирование расходов проводилось под давлением лоббирующих групп (АПК, ВПК, банковский и минерально-сырьевой сектор и др.). В результате сложилась крайне нерациональная структура расходов, которая не способна обеспечить ни экономический рост, ни поддержание достаточного уровня социально-политической стабильности в обществе.

Правительство пыталось (особенно на рубеже 1997-1998 гг.) навести порядок в расходовании бюджетных средств - в основном упорядочить отдельные расходы, выявить и ликвидировать нерациональные расходы. Но проблема сложнее.

С одной стороны, государству нужно отказаться от значительной части своих обязательств. Обязательства российского государства (идущие еще от советской эпохи и принятые позже Госдумой - индексация зарплаты бюджетников, детские пособия, выплаты офицерам при увольнении в запас или отставку, долги бесчисленных бюджетных организаций по оплате топлива, энергии и т.п.) в рамках федерального бюджета составили в 1998 г. около 25% ВВП, в рамках консолидированного бюджета - 45-50%, что непосильно для российской экономики (и для процветающей германской многовато: Германия намерена к 2000 г. сократить госрасходы с 50 до 46%). Наличие таких обязательств, даже если они не выполняются, порождает неплатежи и подрывает авторитет государства.

За 1992-1999 гг. расходы консолидированного бюджета (по отношению к ВВП) уменьшились на оборону и науку, а на социальные цели несколько выросли (правда, реальные расходы государства сократились в 2,5 раза, а на социальные нужды значительно меньше - сокращение примерно на треть).

С другой стороны, существуют серьезные ограничения на дальнейшее сокращение расходов. Сказывается сложившийся в советское время и ставший привычным уровень государственной поддержки населения. Кроме того, отношение россиян к экономическим преобразованиям во многом определяется динамикой социальных расходов государства. А его расходы на поддержание высокого уровня образования населения отражаются на темпах экономического роста. Важно и то, что дальше уменьшать расходы на управление, оборону, правоохранительные органы, дотации региональным бюджетам вряд ли удастся без предварительных радикальных реформ в этих сферах. Что, в свою очередь, требует немалых бюджетных средств.

На возможности сокращения расходных обязательств государства серьезно влияет заложенный в Конституцию 1993 года механизм формирования институтов власти. Сильная президентская республика была призвана ограничить популистскую и лоббистскую активность законодателей. Однако на практике независимость от Государственной Думы не только оградила правительство от популизма, но и поставила депутатов в комфортную и политически беспроигрышную ситуацию, когда парламент не несет ответственности за результаты социально-экономического курса. Особенно болезненно такое положение отражается при прохождении через Госдуму федерального бюджета. У депутатов нет желания делить ответственность с правительством за социальные последствия исполнения нереального по расходам бюджета.

Превышение расходов над доходами приводит к дефициту бюджета. В бывшем СССР дефицит бюджета начал расти еще в 1986 г. из-за падения мировых цен на нефть и в результате капиталовложений в рамках политики "ускорения" (реформ, направленных на возобновление экономического роста). За 1985-1989 гг. дефицит бюджета вырос с 2 до 9% ВНП. Особенно пагубную роль сыграл в этом принятый в 1987 г. закон "О государственном предприятии", предоставивший руководству предприятий неограниченную свободу повышения зарплаты. В результате в 1990 г. средняя реальная зарплата на 27% превышала уровень 1987 г. Рост зарплаты финансировался с помощью льготных банковских кредитов и дотаций из госбюджета.

До 1990 г. правительство могло удерживать эмиссионное финансирование бюджетного дефицита на низком уровне за счет заимствований на международных рынках, а также кредитов, которые предоставляли иностранные государства. Такая политика привела к увеличению внешнего долга с 20 млрд до 67 млрд долларов за 1985-1991 гг. В IV квартале 1991 г. бюджетный дефицит достиг 30% ВВП в результате роста государственных дотаций для поддержания уровня административно регулируемых цен (то же относится к обменному курсу), сокращения производства, а также снижения налоговой дисциплины в связи с распадом СССР и резким уменьшением налоговых платежей, которые республики перечисляли в центр. В глазах западных кредиторов страна утратила кредитоспособность, и для финансирования бюджетных расходов оставалось единственное средство - стремительное наращивание денежной массы.[12]

Таблица 2.2.3

Доходы, расходы и дефицит бюджета, % ВВП

1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г.
Федеральный бюджет
Доходы 17,7 14,7 12,7 14,3 12,7 12,4 11,3
Расходы 47,2 24,5 24,5 19,2 20,1 18,4 14,1
Дефицит -29,5 -9,8 -11,8 -4,9 -7,4 -6,0 -2,8
Консолидированный бюджет
Доходы 40,4 40,6 36,3 35,8 36,3 36,4 35,0
Расходы 65,1 48,6 47,5 41,1 43,0 43,1 39,2
Дефицит -24,7 -8,0 -11,2 -5,3 -7,7 -6,6 -4,2

Рис. 2.1 Диаграмма доходов, расходов и дефицита федерального бюджета, % ВВП

Рис. 2.2 Диаграмма доходов, расходов и дефицита консолидированного бюджета, % ВВП

Некоторые аналитики не считают катастрофичным размер бюджетного дефицита в России, ссылаясь на то, что многие страны существовали какое-то время с бюджетными дефицитами порядка 5-7% ВВП. Но такой дефицит велик для страны, которая находится в продолжающемся семь лет кризисе при 40-процентном сокращении ВВП и при все еще значительных государственных расходах (за последние семь лет российский ВВП в расчете на душу населения уменьшился на 40%, по уровню душевого ВВП нам сейчас наиболее близки Китай, Албания, Доминиканская Республика, Перу и Парагвай). Еще один важный аспект проблемы - слабость частной финансовой системы, которая не может связать на длительный срок внутренние сбережения и поднять их общий уровень.

2.3 Существующие методики финансовой помощи регионам

Через Федеральный фонд финансовой поддержки регионов проходит примерно 16,5% всех финансовых ресурсов, перераспределяемых между уровнями бюджетной системы. До принятия "Концепции реформирования межбюджетных отношений" его средства распределялись между субъектами РФ не абсолютными суммами, а долями от всех средств, включенных в ФФПР. Только ленивый не критиковал этот способ дотирования регионов. Попытки переработать методику распределения ФФПР в 1996-1997 гг. закончились провалом. Новые методики были настолько запутаны и оторваны от жизни, что в качестве базового варианта при согласительных процедурах в Госдуме использовались пропорции распределения, разработанные еще в 1995 г. В результате размеры финансовой поддержки определялись не столько экономическими, сколько политическими соображениями.

Согласно Концепции в 1998-2001 гг. предстоит перейти к нормативной оценке бюджетных потребностей органов власти и управления разных уровней, соответствующих их расходным полномочиям и ответственности. В 1998 г. разработаны нормативы финансирования расходов на ЖКХ, начальное и общее среднее образование, здравоохранение, государственное управление, выплату пособий семьям, имеющим детей. В 1999 г. должны быть разработаны и утверждены нормативы затрат на финансирование общественного транспорта, правоохранительной деятельности, культуры и другие, необходимые для определения обоснованных бюджетных потребностей субъектов Федерации. С 2000 г. расходы консолидированных бюджетов субъектов Федерации будут полностью оцениваться на нормативной основе. Субъектам рекомендовано не позднее 2001 г. перейти на нормативную оценку потребностей бюджетов муниципальных образований.

Общий объем средств ФФПР будет определяться по утверждаемому законодательством на срок не менее 3 лет нормативу отчислений от налоговых поступлений в федеральный бюджет (за исключением ввозных пошлин) исходя из его возможностей. Часть средств ФФПР может выделяться для дополнительной поддержки высокодотационных регионов на основе единой методики формирования и распределения соответствующих средств федерального бюджета.

В Концепции предложена такая схема расчета трансфертов ФФПР.

Первый этап - определяется душевой доход (собственные доходы и отчисления от регулирующих доходных источников), т.е. доходы консолидированного бюджета на душу населения субъекта РФ (по состоянию на 1 января 1998 г.). При расчете трансфертов на 1999 г. за базу дохода региона принимаются согласованные с субъектом РФ показатели, исчисленные исходя из отчетных данных за 1997 г., скорректированные по условиям 1999 г. (изменение налогового и бюджетного законодательства). В дальнейшем при расчетах финансовой помощи субъекту Федерации будут учитываться оценки налогового потенциала территории и уровня его использования. Предстоит разработать методику составления финансовых балансов субъектов Федерации и методику оценки нормативной налогооблагаемой базы (валовых налоговых ресурсов) территорий, а также усовершенствовать методику и порядок расчета валового регионального продукта по субъектам.

Второй этап - определяется индекс бюджетных расходов отдельных регионов или их групп по единой методике (формуле) на основе объективных параметров, позволяющих привести удельные доходы бюджетов субъектов к сопоставимым условиям (прожиточный минимум, бюджетная обеспеченность, соотношение расчетных доходов и расходов и т.д.). После утверждения правительством комплекса бюджетных нормативов для оценки расходных полномочий субъектов Федерации по основным отраслям финансирования расчет индексов бюджетных расходов будет основываться на интегрированном учете этих нормативов.

Индекс бюджетных расходов - отношение обоснованной (нормативной) бюджетной потребности региона (в расчете на душу населения) к средней (минимальной) обоснованной потребности по всем субъектам Федерации. Этот индекс показывает, насколько больше (меньше) необходимо затратить бюджетных средств (в расчете на душу населения) в данном регионе по сравнению со средними или минимальными по России затратами для обеспечения сопоставимого уровня финансирования основных бюджетных расходов. [13]

Бюджетные нормативы будут базироваться на минимальных государственных стандартах и социальных нормативах с учетом реальных возможностей консолидированного бюджета РФ по их финансированию в данном финансовом году. Нормативы будут дифференцироваться по регионам по единой методике с учетом объективно обусловленных географических, природно-климатических и социально-экономических особенностей. Бюджетные нормативы будут использоваться только для расчетов финансовой помощи регионам и не должны предопределять уровень и структуру бюджетных расходов субъектов Федерации.

Третий этап - для каждого субъекта рассчитывается приведенный душевой бюджетный доход. Фактический душевой доход по субъекту РФ в базовом году, скорректированный с учетом условий планируемого года, делится на индекс бюджетных расходов по группе регионов, в которую входит данный субъект.

Четвертый этап - рассчитываются доли регионов в ФФПР и трансферты на основе сопоставления среднедушевых налоговых доходов субъектов Федерации, скорректированных с учетом объективно сложившегося уровня удорожания бюджетных расходов. Расчетные трансферты должны обеспечивать для всех дотационных регионов одинаковое значение скорректированных душевых налоговых доходов. Уровень налоговых доходов субъектов, до которого будет проводиться выравнивание, должен устанавливаться исходя из возможностей федерального бюджета и планируемого объема ФФПР, т.е. трансферты распределяются так, чтобы довести приведенный бюджетный доход на душу населения регионов до максимально возможного при проектируемом объеме ФФПР уровня. На получение трансфертов могут рассчитывать субъекты РФ, среднедушевые налоговые доходы которых не достигают установленного минимального уровня, доля которых в ФФПР, определенная в результате расчетов, оказывается больше нуля.

Расчеты проводятся следующим образом. Сначала среди всех регионов выбирается тот, у которого минимальный приведенный душевой доход, и регион, следующий за ним по этому показателю. Затем определяется сумма недостающих бюджету первого региона средств для доведения его приведенного душевого бюджетного дохода до уровня следующего за ним региона. Эта сумма умножается на индекс бюджетных расходов, рассчитанный ранее для первого региона, и на численность населения этого региона. Полученная величина вычитается из проектируемого объема ФФПР. Таким образом после первой итерации для региона с минимальным приведенным душевым доходом определяется часть трансферта, с учетом которой этот показатель повышается до соответствующего показателя второго региона. В дальнейшем происходит выравнивание по тому же принципу. На каждой итерации добавляется один регион. ФФПР распределяется до тех пор, пока весь не будет исчерпан. Далее определяются доли регионов в ФФПР, которые подлежат утверждению в законе "О федеральном бюджете". Доля региона рассчитывается как отношение финансовой помощи, определенной в результате расчетов, ко всему проектируемому ФФПР.

Принимая во внимание трудности с определением налогового потенциала территорий, некоторые специалисты предлагают первоначально воспользоваться уже апробированным в других странах показателем валового регионального продукта (объем созданных на территории товаров и услуг). Показатели объема ВРП и его величины в расчете на одного жителя региона характеризуют роль данного региона в ВВП России, а также уровень благосостояния его жителей. Госкомстат РФ стал публиковать данные о региональном внутреннем продукте.

От положений Концепции перейдем к перспективам их реализации.

Принятый Бюджетный кодекс содержит экономический механизм, который ставит финансовую помощь регионам в зависимость от показателей, заложенных в федеральном бюджете. Но аналитики обращают внимание на то, что хорошая идея плохо реализована. В частности, в соответствии с БК установлен максимально допустимый дефицит бюджета субъекта РФ на уровне 15% доходов без учета финансовой помощи - чтобы исключить безответственные заимствования регионов. Но, поскольку БК относит к понятию "финансовая помощь" финансирование расходов, передаваемых из бюджетов других уровней, получается, что регион, который будет нести переданные решением правительства дополнительные расходы, должен сократить дефицит своего бюджета пропорционально сумме полученной за них компенсации. Более того, на регион будут распространяться предусмотренные Бюджетным кодексом санкции - ограничения на предоставление гарантий, оплату труда госслужащих, выделение бюджетных кредитов и казначейское исполнение бюджетов.

Новая методика предлагает использовать индекс удорожания бюджетных расходов, который рассчитывается как отношение средневзвешенного прожиточного минимума по данной группе регионов к наименьшему значению средневзвешенного минимума среди всех групп. Некоторые специалисты сомневаются в корректности использования групповых показателей для оценки специфики отдельных регионов (как и в случае определения индивидуального состояния больного по средней температуре его соседей по палате). Видимо, осознавая это, авторы Концепции ввели норму, по которой проводится фактически "ручной" досчет по регионам Крайнего Севера. Однако при использовании прожиточного минимума невозможно отказаться от групповых показателей из-за несовершенства статистической отчетности (прожиточный минимум отдельно по автономным округам и автономным областям не рассчитывается).

Приводится и еще один аргумент против его использования: средства ФФПР выделяются для поддержки региональных бюджетов, а прожиточный минимум может быть удовлетворительным показателем только для расчета потребности в финансовой поддержке физических лиц. Разница принципиальна: для бюджетов особое значение имеет цена на топливно-энергетические ресурсы и транспортные услуги, длительность отопительного сезона, состояние социальной инфраструктуры и т.п. А прожиточный минимум определяется в первую очередь покупательной способностью населения и лишь косвенно зависит от цены на топливо и длительности отопительного сезона. На величине прожиточного минимума практически не отражается важнейший для бюджетов показатель - состояние социальной инфраструктуры.

Поэтому специалисты предлагают вместо прожиточного минимума рассчитывать бюджетную потребность по расходам на территории каждого субъекта РФ. Правда, при этом потребуется обосновывать перспективы развития региона с точки зрения Федерации в целом.

Далеко не все согласны и с тем, что Концепция рекомендует использовать ФФПР для выравнивания душевых бюджетных доходов субъектов Федерации, где они ниже уровня по относительно сравнимым регионам. Оппоненты ссылаются на то, что критерии классификации, которые становятся основой определения величины финансовой поддержки, не могут не быть субъективными. Однако такой подход противоречит здравому смыслу. Например, республики Тыва, Алтай и Хакасия относительно сравнимы, но выравнивание до среднего уровня по этой группе не позволит реализовать минимальные социальные стандарты на их территории.

Аналитики ссылаются на расчеты, которые показывают, что любые классификации (в том числе по уровню дефицита) непригодны для планирования финансовой поддержки, и в свою очередь предлагают использовать нормативы, выработанные для ЖКХ, здравоохранения и образования. Необходимо только рассчитать корректирующие коэффициенты, показывающие, насколько больше (меньше), чем в среднем по России, расходы каждого субъекта РФ на реализацию федеральных стандартов с учетом природно-географических и социально-экономических особенностей региона (отношение обоснованной потребности каждого региона по расходам на ЖКХ, образование и здравоохранение к среднероссийской). По их мнению, это повысит уровень достоверности расчетов, позволит лучше учитывать специфику регионов.[14]

По расчетам Министерства экономики, финансовая самообеспеченность регионов, как правило, не превышает 60%, в 45 регионах собственные финансовые источники (без учета трансфертов) покрывают не менее 70% всех расходов и только в 13 регионах - 85%.

Механизма стимулирования регионов к поиску и увеличению собственных доходных источников для финансирования социальной сферы и достижения финансовой самодостаточности в Концепции нет. Все меры в этой области сводятся к административным действиям (от аудиторских проверок до прекращения финансирования из ФФПР). Так, для обеспечения защиты интересов федерального бюджета и лучшей мобилизации финансовых ресурсов в Концепции предусмотрено, что в случаях нарушения субъектом Федерации установленного законодательством РФ порядка зачисления налогов и иных доходов в федеральный бюджет, а также порядка закупки товаров, оплаты работ и услуг для государственных нужд правительство вправе приостановить финансирование из федерального бюджета федеральных программ, реализуемых на территории субъекта, а также передачу средств по взаимным расчетам, трансфертам, субвенциям, дотациям, бюджетным ссудам и кредитам, выделение средств из фонда льготного кредитования сезонных затрат в сельском хозяйстве и лизингового фонда обеспечения агропромышленного комплекса машиностроительной продукцией, централизованные поставки продукции из государственных ресурсов или прекратить выдачу лицензий на экспорт.

Как показывает опыт, этого явно недостаточно. Хаотичная регламентация федеральными органами власти направлений расходов бюджетов субъектов Федерации чревата конфликтами. В частности, при обсуждении Концепции неоднократно предлагалось сильнее дифференцировать финансовую поддержку (в том числе на детские пособия, ЖКХ, медицинское страхование и пр.). Кроме того, условием выделения финансовой поддержки стало утверждение в Минфине плана финансовой стабилизации региона. Иными словами, под благовидным предлогом восстанавливается советская система постатейной балансировки региональных бюджетов, которой были присущи два существенных недостатка: она не стимулировала реципиентов к более полному использованию собственных возможностей по повышению доходов и требовала огромных средств для своей реализации.[15]

Такое восстановление сейчас может стать экономически и политически гибельным, потому что:

· помощь центра (например, по детским пособиям) одному региону и отказ в помощи другому крайне сложно обосновать с точки зрения Конституции;

· ограниченность ФФПР не позволяет проводить балансировку по всем статьям, что неизбежно приведет к использованию конфликта в политических целях (например, "центр против общественного транспорта" или "против ветеранов") или даже к судебным спорам (которые, скорее всего, выиграют регионы);

· предоставляя подобную помощь, центр де-факто берет на себя часть ответственности за финансирование мероприятий, находящихся в полном ведении региональных и местных властей. Тем самым он оказывается в заведомо проигрышном политическом и экономическом положении.

Специалисты предлагают альтернативу восстановлению неэффективной системы постатейной балансировки бюджетов. Чтобы стимулировать регионы к более полному использованию собственных источников доходов и достижению финансовой самодостаточности, целесообразно выделять трансферты из ФФПР, фиксируя повышенную долю субъектов РФ в федеральных налогах в размере, который позволил бы обеспечить поступление причитающегося им объема поддержки из ФФПР без финансовых потоков из центра. Эта доля должна закрепляться за регионами на несколько лет и не пересматриваться даже при росте или снижении бюджетной потребности субъектов Федерации. Иными словами, при единых для всех регионов ставках расщепления федеральных налогов этот фонд будет финансироваться не через выделение средств из федерального бюджета, а через установление повышенной доли НДС и налога на прибыль, которые подлежат зачислению в региональный бюджет в счет ФФПР.

Предположим, субъекту Федерации намечено выделить 100 млн рублей финансовой поддержки, а в базовом периоде в его бюджет по НДС поступило 400 млн. Тогда фонд мог бы финансироваться следующим образом. Поскольку по закону 75% НДС поступает в федеральный бюджет, 25% - в региональный (300 и 100 млн рублей), финансирование ФФПР в размере 100 млн рублей в данном случае равно 25% поступлений по НДС. Следовательно, на 3-5 лет следует установить, что фактическая пропорция расщепления НДС для данного субъекта Федерации составляет 50:50 независимо от изменения доходов его бюджета. Через 3-5 лет пропорция распределения ФФПР может измениться и соответственно будут пересмотрены доли федеральных налогов, дополнительно зачисляемые в бюджеты субъектов Федерации в счет финансирования фонда.

Таким образом, регион получил бы значительные стимулы к развитию собственной налоговой базы. Но стимулирующий эффект гарантированно достигается лишь при фиксации предложенного порядка финансирования фонда на 3-5 лет. При ежегодном перераспределении ФФПР субъекты Федерации заинтересованы в занижении доходов своих бюджетов, чтобы получить дополнительную финансовую поддержку. В случае неизменности пропорций распределения фонда на длительный период (сравнимый с периодичностью губернаторских выборов) при финансировании фонда через закрепление повышенных ставок отчислений от федеральных налогов занижение доходов становится невыгодным. В результате недобора налогов не будут выполнены социальные обязательства, что чревато проигрышем на выборах.

Следовательно, территориальные органы власти будут заинтересованы в развитии собственной налоговой базы и ликвидации дотационности. Не центр, а регион будет искать резервы роста доходов, способы реализации социальных стандартов на своей территории и нести ответственность перед избирателями за ошибки при планировании и исполнении региональных бюджетов.

Величина ФФПР в 1994 г. определялась в размере 22% НДС (кроме НДС по импортным товарам), в 1995 г. - 27%, в 1996 г. законом "О федеральном бюджете" было установлено, что фонд формируется за счет 15% (с 1998 г. - 14%) налоговых поступлений в федеральный бюджет за исключением ввозных таможенных пошлин и подоходного налога с физических лиц (до 1997 г. 10% подоходного налога с физических лиц подлежало зачислению в федеральный бюджет)(см. Приложение 1).[16]

Как видно из диаграммы, размеры выделенных трансфертов в среднем за период 1994 – 1997 гг. колеблятся в зависимости от финансовой обеспеченности регионов. В частности, Республике Адыгея за данный период из ФФПР было выделено 90 % от запланированого объема, что говорит о низкой величине собственных доходов республики.

Министерство финансов в рамках реализации Концепции к осени 1998 г. подписало соглашения об оздоровлении финансов с администрациями более 80 регионов и не подписало с девятью субъектами - Краснодарским краем и регионами-донорами, которые не пользуются дополнительной поддержкой из федерального бюджета и требуют перераспределения налоговых поступлений.

Далее региональные администрации должны заключать аналогичные соглашения с муниципальными образованиями.

Рис. 2.3 Диаграмма финансовой поддержки регионов, реально выделенной через ФФПР, % запланированного объема

По типовому варианту соглашения (в конкретных соглашениях отдельные пункты скорректированы) регионы должны увеличить денежное наполнение бюджета, сократить долю зачетных форм по регулирующим федеральным налогам в 1998 г. и отказаться от них полностью в 1999 г. Кроме того, администрации субъектов Федерации обязались провести реструктуризацию задолженности юридических лиц перед своими бюджетами с предоставлением отсрочки на 4 года по налогам и сборам, на 10 лет - по штрафам и пеням. Условием реструктуризации является своевременное и полное погашение текущих платежей.

Регионы также должны сократить свои бюджетные расходы; привести условия оплаты труда работников бюджетной сферы в соответствие с Единой тарифной сеткой и нормативными актами (т.е. снять необеспеченные региональные льготы и надбавки); привести тарифы ЖКХ в соответствие с федеральными стандартами; установить лимиты по электро- и теплоэнергии для организаций-бюджетополучателей; сократить перекрестное субсидирование по энергетике и транспорту. Есть и другие ограничения - по реализации инвестиционных программ (только после выплаты зарплаты), по поддержке предприятий (нельзя поддерживать должников) и по расходам самих администраций.

"Приманкой" для согласия регионов на столь радикальные меры послужили ответные обязательства центра. Он предоставил регионам, согласившимся на финансовое оздоровление, отсрочку на погашение беспроцентных ссуд по зарплате за 1997 г. (около 13 млрд рублей), а затем за 1998 г. Кроме того, обращения региональных администраций о предоставлении средств из федерального бюджета теперь будут рассматриваться только в случае, если соглашение заключено и выполняется.

Иногда в договоры включалось обязательство центра погасить кредитную задолженность федеральных министерств предприятиям региона. Были предоставлены ссуды на кассовый разрыв, особенно по сельскохозяйственным районам. Некоторым регионам обещана помощь при выплате купонного дохода по областным облигациям. Регионы, особенно прибегавшие к внешним заимствованиям, и сами понимают необходимость оздоровления финансов. Более 60 регионов представили собственные программы финансового оздоровления с конкретным наполнением статей соглашения.

Региону, который не выполнит свои обязательства (свертывание зачетных схем и ликвидация неденежных средств в налоговых поступлениях) и не перечислит средства в федеральный бюджет или не вернет ссуды, грозят санкции (приостановка финансирования из федерального бюджета и отказ в предоставлении дополнительной помощи). В этой связи важен переход на финансирование через Федеральное казначейство. Кроме того, министерство будет проводить аудит исполнения региональных бюджетов.

Глава 3. Пути и методы совершенствования бюджетной политики и межбюджетных отношений в условиях рыночной экономики

3.1 Основные направления бюджетной политики в России

Российская экономика переживает большие трудности: остановился рост валового внутреннего продукта, продолжается спад инвестиций, уменьшается собираемость налогов и других государственных сборов и платежей, растут расходы по обслуживанию сборов и платежей, растут расходы по обслуживанию внутреннего и внешнего государственного долга. Сложное положение в социальной сфере, снижаются доходы населения, а значит, и уровень потребления.

В результате ухудшения коньюнктуры на мировом рынке сократились доходы России от продажи нефти, газа, цветных металлов в весьма ощутимых размерах - около 30 млрд.руб.

В этих сложнейших условиях в Министерстве финансов России подготовлены основные направления бюджетной и налоговой политики на период до 2001 года. Ее целями и задачами являются:

· достижение устойчивого экономического роста и создание для этого соответствующих макроэкономических условий;

· рост реальных доходов и потребления населения.

Чтобы успешно решить поставленные задачи, приоритетными направлениями бюджетной политики на среднесрочную перспективу были определены:

· осуществление налоговой реформы на основе принятия Налогового кодекса и повышение на этой основе собираемости налогов;

· осуществление бюджетной реформы на основе принятия Бюджетного кодекса и упорядочения бюджетного процесса в Российской Федерации;

· полномасштабный переход на казначейское исполнение федерального бюджета, а также бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов, государственных внебюджетных фондов;

· сокращение государственных расходов при полном выполнении бюджетных обязательств;

· сокращение дефицита федерального бюджета до 2% ВВП;

· снижение государственных заимствований, увеличение сроков их погашения при уменьшении доходности государственных ценных бумаг и процентных ставок до уровня, обеспечивающего движение финансовых ресурсов в реальный сектор экономики;

· совершенствование межбюджетных отношений.

Поставленные цели можно достичь только при реализации активной промышленной политики на основе разработки реалистичного федерального бюджета, снижения высоких издержек производства, повышения платежеспособного спроса, устранения неплатежей, ускорения инвестиционных процессов за счет эффективного использования бюджета развития. С учетом всего этого в Минфине России были разработаны макроэкономические показатели на среднесрочную перспективу (1999-2001 гг.) исходя из задачи достичь к 2001 г. экономического роста 5% в год.

При этом основа для достижения прогнозируемых результатов закладывается уже в текущем году, в котором рост реальных объемов промышленного производства и ВВП ожидается соответственно на уровне 3 и 2%, а уровень инфляции- в среднем за год - в пределах 7,0 - 7,8%. Все расчеты базировались на прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 1999-2001 гг. и были направлены на создание благоприятного инвестиционного климата в стране за счет снижения годового уровня инфляции до 3,7 - 4,5% к концу 2001 г.

В целях достижения намеченных экономических результатов предусматривается обеспечить рост инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования на уровне 4-6% в год. Кроме того, ежегодный рост иностранных инвестиций составит порядка 2 млрд.долл.США.

Одним из условий достижения экономического роста является наличие свободных финансовых ресурсов у субъектов хозяйствования, которые могут быть направлены на инвестиционные цели. В первую очередь к таким ресурсам относятся прибыль и амортизационные отчисления. Согласно макроэкономическим прогнозам прибыли по всем видам деятельности (с учетом введения Налогового кодекса с 1999 г.) возрастет к концу 2001 года до 245 млрд.руб., или на 6,5% к уровню 1997 г., а амортизационные отчисления - до 740 млрд.руб., или на 85%. Принятие Налогового кодекса будет, на нашему мнению, способствовать значительному росту амортизационных отчислений, являющихся одним из основных источников инвестиций.[17]

Здесь, правда, следует заметить, что в условиях введения Налогового кодекса произойдет снижение удельного веса доходов бюджета в ВВП, начиная с 1999 г. на 0,5 процентных пункта. Предусматривается сократить перечень действующих в настоящее время налогов, сборов и иных обязательных платежей со 100 видов до менее чем 30. Вместе с тем ослабление налогового бремени не приведет к заметному уменьшению налоговых поступлений в доход бюджета, поскольку предусматривается осуществить ряд мер, способствующих росту собираемости налогов за счет отмены ряда налоговых льгот.

В результате проводимой налоговой реформы произойдет изменение структур налоговых доходов бюджета. При увеличении доли косвенных налогов сократится удельный вес прямых налогов (налог на прибыль и подоходного налога с физических лиц) в общем объеме доходов бюджета за счет снижения ставок налогообложения. Несколько возрастет по сравнению с 1997 г. доля ресурсных платежей в связи с расширением перечня природных ресурсов, подлежащих платному использованию.

Основные ставки налога на добавленную стоимость на 1999-2001 гг. сохранены на уровне действующих в настоящее время (основная - 20% и льготная на отдельные продовольственные и детские товары - 10%) при отмене пока еще действующих отдельных налоговых льгот ( для работ по строительству жилых домов, производимых с привлечением средств бюджетов и целевых внебюджетных фондов, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ). Наиболее оптимальным вариантом является установление единой ставки НДС в размере 18%.

Кроме того, предусмотрено снижение общей ставки налога на прибыль с 35% действующей в настоящее время до 30%, в том числе снижение федеральной ставки с 13 до 11% и предельной ставки налога в части, зачисляемой в бюджеты субъектов Российской Федерации, - с 22 до 19%.

Расширен перечень подакцизных товаров, по которым применяются специфические ставки за счет введения их, наряду с алкогольной продукцией и табачными изделиями, на бензин, а также на дизельное топливо и масла в связи с отменой по ним налога на реализацию горюче-смазочных материалов. Специфические ставки акцизов проиндексированы в меру прогнозируемого роста потребительских цен.

Учтена плата за пользование водными объектами, а также плата за право пользования объектами животного мира и водными биологическими ресурсами.

Шкала обложения подоходным налогом предусмотрена в том виде, в каком она введена с 1 января 1998 г.

В качестве регионального налога предусмотрен налог с продаж, с предельной ставкой в размере 5% и расширенным перечнем товаров, работ, услуг населению, освобождаемых от налогообложения при одновременной отмене большинства местных налогов.

Из налога на прибыль предприятий и подоходного налога с физических лиц выделен налог на доходы от капитала, взимаемой с доходов, получаемых в виде дивидендов или в виде процентов по ценным бумагам и вкладам на счетах банков.

Средний уровень собираемости налоговых доходов на 1999 год заложен исходя из фактически сложившегося его уровня в 1997 г. (включая денежные зачеты, проведенные в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 14 августа 1997 г. № 880). В дальнейшем, учитывая предусмотренные Налоговым кодексом дополнительные меры по администрированию налогов, прогнозируется повышение уровня собираемости налоговых доходов в 2000 году на 2 процентных пункта (0,22% ВВП).

В составе неналоговых доходов наибольший удельный вес прогнозируется по доходам от продажи и использования государственной собственности (около 55-58% всех неналоговых доходов). При этом в основу расчетов таких доходов был положен проект Государственной программы приватизации государственного имущества в Российской Федерации, складывающиеся тенденции в приватизации, возможные сроки поступления средств от продажи государственного имущества. Планируется также рост арендной платы от сдачи в аренду имущества, находящегося в государственной собственности, и дивидендов по акциям, принадлежащим государству, в связи с проведением работы по реализации внесенных предложений по отмене действующих в настоящее время льгот по их уплате, установленных для отдельных хозяйствующих субъектов и отраслей народного хозяйства.

Структура внутренних заимствований характеризуется устойчивым ростом как абсолютных, так и относительных показателей привлечения среднесрочных и долгосрочных купонных облигаций. Если в 1998 г. они составили 67,2 млрд.руб., или 59,8% от общего объема заимствований, то к 2001 г. объем среднесрочных заимствований должен быть доведен до 70% всех размещаемых обязательств Правительства Российской Федерации.[18]

Проведение бюджетной политики осложняется нарастанием в последние годы расходов бюджета по обслуживанию государственного долга, основная часть которых приходится на 1999 г., что приведет к снижению непроцентных расходов, а значит и сокращению подлежащих распределению государством бюджетных средств. Уровень расходов по обслуживанию государственного долга определен исходя из необходимости уплаты процентов за произведенные в прошлом государственные заимствования и несмотря на некоторое снижение в предстоящие три года остается весьма значительным.

Возможности осуществления бюджетной политики в среднесрочный перспективе определяются величиной непроцентных расходов бюджета.

Однако в составе расходов, не связанных с обслуживанием государственного долга, необходимо выделить бюджетные ассигнования, финансирование которых должно быть обеспечено в обязательном порядке. Среди таких расходов определены следующие 5 групп.

1. Расходы на обеспечение обороноспособности и правопорядка в стране находятся в ведении Федерации и не могут быть значительно сокращены или переданы на финансирование из бюджетов других уровней. Проведение военной реформы не приведет в среднесрочной перспективе к сокращению оборонного бюджета, поскольку будет происходить реструктуризация расходов в пользу опережающего роста затрат на НИОКР и закупку вооружений и военной техники. Удельный вес расходов на оборону и правоохранительную деятельность составит в общем объеме бюджета не менее 27-29%.

При этом предусматривается рост бюджетных ассигнований, направляемых на обеспечение комплекса социальных проблем, связанных, в первую очередь, с принятием федеральной программы обеспечения жильем военнослужащих и членов их семей.

2. Расходы на выполнение в полном объеме обязательств государства в части расчетов по выплате пенсий с Пенсионным фондом и военнослужащими. Поскольку поступающих в Пенсионный фонд сборов не хватает на обеспечение выплаты пенсий в связи с постоянным повышением им минимального уровня, а также увеличением выплат пенсий военнослужащим, вызванным проводимой военной реформой, государство будет обеспечивать финансирование этих расходов из федерального бюджета. Объем средств бюджета, необходимый на эти цели, составит порядка 9% расходной части федерального бюджета.

3. Расходы из фонда финансовой поддержки регионов, образуемые как доля от налоговых поступлений в федеральный бюджет. Несмотря на то, что доля средств федерального бюджета, направляемая на оказание финансовой поддержки регионов, будет постепенно сокращаться в связи с совершенствованием системы межбюджетных отношений, укреплением собственной доходной базы бюджетов регионов, проведением реформы жилищно-коммунального хозяйства, величина финансовой помощи из федерального бюджета составит около 8%.

4. Соцкультмероприятия: оказание целевой господдержки малообеспеченным гражданам, расходы на образование, здравоохранение, науку, культуру и искусство.

5. Обеспечение финансовыми ресурсами судебной реформы и органов госуправления.

Все это заставляет сделать вывод о необходимости существенной реконструкции основных принципов государственной бюджетной политики.

Федеральный бюджет должен олицетворять ответственность государства за безусловное выполнение взятых на себя бюджетных обязательств. Иначе он так и останется основным генератором цепочек неплатежей в экономике. Каким будет исполнение бюджета - таким во многом будет и отношение к Правительству Российской Федерации.

Федеральный бюджет год должен быть не менее жестким, чем бюджет на текущий год. Крайне важно превратить бюджет в действенный инструмент политики финансового оздоровления экономики, не допустить роста инфляционных ожиданий.

В бюджетной политике необходимо перенести акцент на увеличение доходов, причем не за счет роста налогового бремени, а за счет более решительного осуществления мер по легализации частнопредпринимательской инициативы. Идти лишь по пути сокращения расходов - все равно что спускаться по лестнице, в конце которой абсолютное обнищание населения и распад страны.

Цели бюджетной политики должны быть более детализированы, чем в прошлые годы. Только тогда можно будет судить о подлинной результативности бюджетной политики: не об исполнении отдельных статей федерального бюджета, а о достижении определенных параметров экономики, социальной сферы, государственного сектора и так далее.

В целом решение предусмотренных задач и достижение бюджетных показателей является предельно реалистичным и может служить основой для ежегодного бюджетного планирования.

3.2 Реформирвание межбюджетных отношений – важнейшее направление формирования эффективной экономики

Налогово-бюджетные взаимоотношения между федеральными, региональными (субъекты Федерации) и местными органами власти и управления (межбюджетные отношения) являются одним из ключевых факторов экономического и политического развития России. Эффективная система межбюджетных отношений должна обеспечивать для региональных и местных властей стимулы повышать качество предоставляемых населению бюджетных услуг, ответственно управлять общественными финансами с учетом нужд и запросов местного населения, поддерживать экономическое развитие при оптимальном использовании налогового и ресурсного потенциала территорий. Одновременно она является важнейшей предпосылкой развития в России реального федерализма - территориальной формы демократии. Сложившаяся, во многом стихийно, к середине 1990-х годов система межбюджетных отношений не обеспечивала решения этих задач. Необходимость ее коренного реформирования и создания в России реального бюджетного федерализма неоднократно подчеркивалась на самом высоком политическом уровне, в решениях органов законодательной и исполнительной власти Российской Федерации.

Полученные на первом этапе реформы межбюджетных отношений (1998-1999 гг.) результаты могут быть сгруппированы по следующим основным направлениям: 1) более четкое разграничение расходных полномочий и ответственности между властями разных уровней; 2) создание предпосылок для сокращения "нефинансируемых мандатов"; 3) упорядочивание налоговых полномочий и пропорций разделения доходов между уровнями бюджетной системы; 4) реформирование механизма распределения трансфертов Фонда финансовой поддержки субъектов Российской Федерации - регионов (ФФПР); 5) совершенствование механизмов инвестиционной поддержки регионов; 6) поддержка реформирования межбюджетных отношений в субъектах Федерации; 7) повышение качества управления общественными финансами на региональном и местном уровне.

Формирование эффективной системы бюджетного федерализма должно начинаться с четкого и понятного для граждан разграничения ответственности властей разных уровней за финансирование расходов. До 1998 г. эта важнейшая сфера оставалась неурегулированной. Вступивший в силу Бюджетный кодекс в определенной степени прояснил закрепление расходных полномочий и ответственности властей разных уровней, однако этого недостаточно для достижения целей реформы межбюджетных отношений. В связи с этим Минфин России впервые провел полную инвентаризацию нормативно-правовых актов, регламентирующих расходные обязательства и полномочия властей разных уровней, и на ее основе составил базовую схему закрепления расходных полномочий за федеральными, региональными и местными бюджетами на основе четких принципов (территориального масштаба, приближения расходов к населению, эффективности). Были подготовлены соответствующие поправки к Бюджетному кодексу, включенные в общий пакет поправок, вносимый в Правительство Российской Федерации в 2000 г.

Основным направлением реформы межбюджетных отношений на ее первом этапе (1998-1999 гг.) стал переход к новой методике распределения трансфертов ФФПР. После внедрения в 1999 году новой методики распределения трансфертов, на 2000 год она было значительно усовершенствована, предусматривая распределение трансфертов на основе индексов региональных расходов, определенных по региональным нормативам финансирования основных социально-значимых расходов, и оценок налогового потенциала регионов. По сравнению с методикой 1994-1998 гг., новая методика намного прозрачнее и объективнее, имеет четкие критерии выравнивания бюджетной обеспеченности регионов, усиливает стимулы к оптимизации бюджетных расходов и повышению собираемости налогов на региональном и местном уровне. Новая методика позволяет сосредоточить средства ФФПР в наименее обеспеченных, по объективным причинам, регионам и тем самым повысить социальную эффективность финансовой помощи. Число регионов, не получающих трансферты ФФПР, возросло с 13 в 1997-1999 гг. до 18 в 2000 году. Впервые после 1995 года внесенное Правительством Российской Федерации распределение трансфертов ФФПР на 1999 и 2000 год не было изменено при утверждении соответствующих проектов федерального бюджета Государственной Думой.

С 2000 года в составе федерального бюджета создан Фонд регионального развития. Министерство экономики Российской Федерации, во взаимодействии с Минфином России, разработало методику и порядок использования средств данного Фонда (в части программ развития регионов), однако в полной мере реализовать их при рассмотрении и утверждении федерального бюджета на 2000 г. не удалось. Постановлением Правительства было утверждено Положение о предоставлении государственных гарантий под инвестиционные проекты социальной и народнохозяйственной значимости, Минэкономики приняло регламент работы по проведению конкурсов инвестиционных проектов на получение государственных гарантий.

Принятый в 1997 г. федеральный закон "О финансовых основах местного самоуправления" не оправдал возлагавшихся на него надежд. Взаимоотношения между региональными и местными бюджетами остаются неупорядоченными и непрозрачными при весьма низкой степени реальной финансовой самостоятельности и ответственности органов местного самоуправления. В связи с этим Минфином России были подготовлен и разослан в федеральные министерства и в регионы проект Методических рекомендаций по регулированию межбюджетных отношений в субъектах Российской Федерации. После его доработки с участием заинтересованных министерств и ведомств, представителей региональных и местных финансовых органов, органов местного самоуправления данный проект предполагается утвердить в качестве официального документа федерального уровня.

Улучшению бюджетному планированию в регионах будет способствовать утверждение, начиная с 2000 г., трансфертов в абсолютной сумме, а не в доле от ФФПР. Кроме того, усиливается социальная направленность трансфертов за счет введения целевого трансферта на выплату пособий гражданам, имеющим детей. Включение в состав трансфертов ФФПР отдельной строкой средств на северный завоз и дотации к энерготарифам также должно повысить ответственность региональных властей за их эффективное и целевое использование.

Заключение

Следует в заключение привести некоторые общие предложения о политическом подходе, который может оказаться полезным в необычайно сложной экономической ситуации, описанной выше.

В тяжелой, но необходимой задаче, которую поставило перед собой действующее правительство, заключающейся в изменении стратегии экономических преобразований и развития, регионам отводится важная роль. Подчеркивается значение регионов в реализации и развитии экономической политики и утверждается, что экономически выгодно предоставить им значительную автономию, позволяющую регионам больше возможностей экспериментировать и учиться на опыте. Федеральное правительство должно поддерживать эту тенденцию, в то же время совершенно справедливо подчеркивая свою центральную (главную) роль в регулировании рынков страны и определяя форму и направление политики экономических преобразований и развития.

Важно предоставить большую степень бюджетной автономии региональным и в особенности местным государственным органам, в то же время обеспечивая, чтобы они продолжали переводить все требуемые налоговые платежи в центр и выполнять другие свои бюджетные обязательства. Этот вопрос имеет два аспекта. Желательно, чтобы и региональные и местные государственные органы получали большую долю собираемых ими налогов, и получали выгоду от определенных налогов, которые были бы полностью защищены от любого перевода на другие уровни государственного управления. Тогда каждый уровень государственного управления мог бы выработать собственную доходную базу, обеспечивая более устойчивую основу для собственного бюджета и получая необходимый стимул способствовать росту местной экономики для дальнейшего расширения источников дохода.

Второй аспект заключается в упрощении системы трансфертов налоговых платежей, в частности сокращении необходимости перевода средств вверх и вниз по бюджетной лестнице между разными уровнями государственного управления. Это было бы административно проще и уменьшило бы вероятность “потери” средств во время таких переводов (особенно если они производятся через негосударственные структуры, такие как банки, а не через казначейскую систему). Это в свою очередь помогло бы создать необходимую атмосферу доверия между уровнями государственного управления и в отношениях с широкой общественностью.

Такое упрощение помогло бы сократить количество регионов, которые в итоге являются реципиентами (получателями) бюджетных трансфертов. Сегодня, когда в обычный год 75 - 80 из 89 субъектов федерации являются реципиентами, это оказывает отрицательное воздействие как на регионы-доноры, так и регионы - реципиенты. В небольшой группе регионов-доноров нарастает раздражение и в период, когда доходы повсеместно очень невелики, желание воспротивиться попыткам заставить отдать часть доходов. Если бы система смогла бы превратить в доноров по крайней мере половину регионов, это могло бы снять часть напряженности. Это положительно сказалось бы и на реципиентах. Пока большинство федеральных единиц является реципиентами, у них есть большой соблазн сводить свою бюджетную задачу к лоббированию с целью выторговать у центра наиболее выгодный механизм передачи бюджетных средств или еще какие-нибудь привилегии. Лучше было бы выработать механизм, стимулирующий их больше полагаться на собственную внутреннюю доходную базу.

Непрекращающийся общий экономический спад в России и связанные с ним проблемы, такие, как демонетизация, бесконечно усложняют эту задачу. Существует вполне понятное давление, имеющее целью изменить и ввести новую систему минимальных социальных нормативов, которые должны соблюдать местные бюджеты. Неуклонный спад социального обеспечения – серьезный источник общественного разочарования и недовольства. Однако пока идет постоянное сокращение имеющихся финансовых ресурсов, любая попытка найти новые устойчивые нормативы поставит власти в положение собаки, пытающейся поймать свой хвост. Как это ни неприятно, разумнее отложить любые решения о социальных нормативах до прекращения экономического кризиса, которое даст возможность определить объем имеющихся источников средств.

С той же целью крайне важно направить бюджетную систему, включая межбюджетные отношения между уровнями государственного управления, на стимулирование экономического развития и срочно устранить всякого рода давление, препятствующее росту и развитию. Кроме давления системы бюджетных трансфертов (особенно на местные государственные органы), в этом отношении следует обратить внимание на сложность налогообложения малого бизнеса и методы, применяемые налоговой полицией. Важной частью региональной политики в целом были бы стимулирующие инвестиции, налогово-бюджетные меры, которые поощряли бы регионы, где наблюдается наиболее развитое предпринимательство и самый большой экономический рост. В настоящее время нежелательно облагать налогами вновь созданные ресурсы, чтобы перераспределять их в более экономические отсталые регионы, даже в интересах преодоления социально-экономических асимметрий.

Формирование системы межбюджетных отношений является на сегнодняшний день одной из важнейших задач, стоящих перед Правительством.

Для стабилизации экономики и финансов необходимо проинятие следующих мер по упорядочению межбюджетных отношений:

· утверждение новой методики распределения финансовой поддержки регионов, устраняющей субъективизм и обеспечивающей эффективное выравнивание бюджетной обеспеченности регионов, стимулирующей увеличение сбора налогов;

· инвентаризация и жесткое регулирование региональных заимствований, обеспечивающее их целевой и эффективный характер;

· обеспечение прозрачности региональных бюджетов;

· отмена взаимозачетов по бюджетам субъектов Федерации;

· заключение договоров субъектов РФ об обслуживании в органах Федерального казначейства и проведение через них денег по оплате за энергию и газ региональных бюджетополучателей;

· консолидация в региональные бюджеты внебюджетных фондов, стимулирование собственных налоговых усилий через увязку объемов полученных трансфертов из ФФПР;

· обусловленность представляемых трансфертов, в том числе отказ от предоставления трансфертов регионам, использующим зачеты, накапливающим задолженность по заработной плате работникам бюджетных организаций;

· особый порядок отношений с высокодотационными регионами, включающий жесткие правила контроля за разработкой, утверждением и исполнением их бюджетов;

· введение механизма внешнего финансового управления для регионов, находящихся в состоянии финансового кризиса;

· создание Фонда региональных финансов для стимулирования усилий по оздоровлению региональных финансов.

Для решения проблемы бюджетного устройства Рф необходимо пересмотреть сложившиеся отношения между бюджетами различных уровней, а также придерживаться следующих принципов:

· самостоятельность бюджетов разных уровней (закрепление за каждым уровнем власти и управления собственных источников доходов, право самостоятельно определять направления их расходования, недопустимость изъятия дополнительных доходов и неиспользованных или дополнительно полученных средств в вышестоящие бюджеты, право на компенсацию расходов, возникающих в результате решений, принятых вышестоящими органами власти и управления, право предоставления налоговых и иных льгот только за счет собственных доходов и т. д.);

· законодательное разграничение бюджетной ответственности и расходных полномочий между федеральными, региональными и местными органами власти и управления;

· соответствие финансовых ресурсов органов власти и управления выполняемым ими функциям (обеспечение вертикального и горизонтального выравнивания доходов нижестоящих бюджетов);

· нормативно-расчетные (формализованные) методы регулирования межбюджетных отношений и предоставления финансовой помощи;

· наличие специальных процедур предотвращения и разрешения конфликтов между различными уровнями власти и управления, достижение взаимосогласованных решений по вопросам налогово-бюджетной политики.

Таким образом, развитие российской модели бюджетно-налогового федерализма должно обеспечить адаптацию сложившегося механизма межбюджетных отношений к достижению основной цели экономической политики – финансовой стабилизации.

В ближайшем будущем важнейшая задача – остановить экономический спад в России. Экономика должна вырваться из порочного круга на верный путь развития и экономического роста. Одна из проблем, которую необходимо для этого решить, это проблема демонетизации. Это невозможно без решения необычайно сложных вопросов общей экономической политики. Но трудно будет развить хоть какую-нибудь эффективную систему бюджетного федерализма, пока эти проблемы не решены и не обеспечен экономический рост.

Библиография

1. Конституция Российской Федерации. Принята 12.12.1993.

2. Бюджетный кодекс Российской Федерации. Принят ГД РФ и одобрен СФ РФ 17.07.98.

3. Закон РСФСР от 10.10.91 № 1734-1 «Об основах бюджетного устройства и бюджетного процесса в РСФСР».

4. Федеральный закон от 26 марта 1998 г. N 42-ФЗ"О федеральном бюджете на 1998 год"

5. Федеральный закон от 22 февраля 1999 г. N 36-ФЗ "О федеральном бюджете на 1999 год".

6. Федеральный закон от 31 декабря 1999 г. N 227-ФЗ "О федеральном бюджете на 2000 год".

7. Заявление Правительства Российской Федерации о немедленных мерах по стабилизации финансового рынка и о бюджетно-налоговой политике в 1998 году // Финансы, 1998, № 6.

8. Правительство Российской Федерации. Программа стабилизации экономики и финансов. // Вопросы экономики, 1998, № 7.

9. Беляев Ю.А. Финансы местного самоуправления // Финансы, 1997, № 11

10. Бюджетный процесс пошел. По проекту на 1997 год // Экономика и жизнь. 1996. № 38 (сентябрь).

11. Горегляд В., Подпорина И. Бюджетный кризис и пути его преодоления // Российский экономический журнал, № 10, 1996

12. Государственный бюджет: Учебное пособие. Под ред. М. И. Ткачук - Минск, Высшая школа, 1995

13. Добиться стабильности финансовой системы (интервью с А.Я.Лившицем) // Финансы, № 9, 1996

14. Илларионов А. «Эффективность бюджетной политики в России в 1994-1997 гг.» // «Вопросы экономики» №2, 1998

15. Илларионов А. Бремя государства // Вопросы экономики, № 1, 1997

16. Исправников В. Налоговые камни в бюджетном огороде // Экономика и жизнь. 1996. № 20.

17. Калиниченко Н., Рубченко М., Привалов А. Налоговая «чрезвычайка» (ВЧК-2) // Эксперт. 1996. № 40 (от 21 октября).

18. Ковалева А.М. Финансы. М.: Финансы и статистика. 1996.

19. Коков В., Любимцев Ю. Бюджетный федерализм: проблемы и перспективы // Экономист, № 11, 1996

20. Концепция бюджета: Pro et contra // Экономика и жизнь. 1996. № 42 (октябрь).

21. Кризис федерального бюджета как зеркало российской экономики», «Банковское дело» №6, 1997

22. Курс экономической теории: Учебник / Под общей ред. проф. М.Н. Чепурина, проф. Е.А. Киселевой. - Киров.: Издательство «АСА», 1997.

23. Курьеров А. «Общие тенденции», «ЭКО» №10, 1997

24. Лавров А. Бюджетный федерализм и финансовая стабилизация // Вопросы экономики, № 8, 1995

25. Лексин В., Швецов А. Бюджетный федерализм в период кризиса и реформ. // Вопросы экономики, 1998, № 3.

26. Лившиц А. Я. Основные ориентиры финансовой политики // Финансы, №1, 1997

27. Лушин С.И. Государственные финансы в новых условиях // Финансы, 1998, № 5.

28. Льготы: быть или не быть // Экономика и жизнь. 1996. № 37 (сентябрь).

29. Ляско А. «Бюджет на куриных ногах», «Экономика и Жизнь» №10, 1998

30. Максимова Н.С. О реформировании межбюджетных отношений в Российской Федерации // Финансы, 1998, № 6.

31. Местные финансы и формирование бюджетов муниципальных образований // Финансы, 1997, № 11.

32. Налоги: федеральные и местные // Финансовая газета. 1996. № 12.

33. О единстве бюджетной системы. // Финансы, 1999, № 5.

34. О финансовых основах местного самоуправления и формировании бюджетов муниципальных образований в 1998 году (Решение Совета по местному самоуправлению РФ) // Финансы, 1997, № 11.

35. Опять авансы, опять долги (интервью с Н.П. Шмелевым) // Московский Комсомолец, 26 марта 1997

36. Павлова Л. «Источники финансирования бюджетного дефицита», «Экономист» №1, 1998

37. Павлова Л. Бюджетное финансирование и проблема государственного долга // Экономист, № 4, 1996

38. Пансков В. Налоги и налоговая политика-99 // Российский экономический журнал. 1999. № 1.

39. Первое полугодие 1996 года. Кризис, которого никто не заметил // Коммерсант. 1996. № 21 (от 11 июня).

40. Петров В.А. Бюджет-98: приоритеты и финансовые механизмы экономического роста // Финансы, 1997, № 11.

41. Петров В.А. Основные направления бюджетной политики до 2001 года // Финансы, 1998, № 5.

42. Петров Ю., Афонина С. Коллизии налоговой системы и налоговый кодекс // Российский экономический журнал. 1996. № 5-6.

43. Подколзина И.А. Кредитно-денежная и бюджетная политика в Европе. http://www.fiper.ru

44. Подпорина И. Современные проблемы бюджетного регулирования // Экономист, № 7, 1998.

45. Покой должнику может только сниться // Экономика и жизнь. 1996. № 40 (октябрь).

46. Послание вдумчивым избирателям. Президент о бюджете // Коммерсант.1996. № 22 (от 18 июня).

47. Прогнозные ориентиры на 1999 год и на период до 2001 года», «Экономист» №3, 1998

48. Пронина Л.И. О местных финансах в проекте Бюджетного кодекса // Финансы, 1998, № 6.

49. Пыхова И.А. К решению проблем межбюджетных отношений на территории // Финансы, 1998, № 6.

50. Россия и проблемы бюджетно-налогового федерализма. Сокращенный вариант доклада, подготовленного экспертами и консультантами Всемирного банка / Под общ. ред. Кристин Валлих. М. 1993.

51. Россия на пути к 2000 году (Доклад экспертного института) // Вопросы экономики. 1996. № 2.

52. Санина М.А. Налоговую систему России необходимо совершенствовать // Финансы. 1996. № 7.

53. Социально-экономическое положение России - М., Госкомстат, 1997

54. Сумароков В. Н. Государственные финансы в системе макроэкономического регулирования. - М., Финансы и статистика, 1996

55. Улюкаев А. Государственные финансы и региональное развитие // Вопросы экономики, 1998, № 3.

56. Финансовая стабилизация в России. М.: «Прогресс- Академия», 1998 год

57. Финансы. Денежное обращение. Кредит: Учебник для вузов / Л.А. Дробозина, Л.П. Окунева, Л.Д. Андросова и др.; Под ред. проф. Л.А. Дробозиной. - М.: Финансы, ЮНИТИ, 1997.

58. Финансы. Под ред. В. М. Родионовой - М., Финансы и статистика, 1995

59. Финансы: Учебное пособие / А.М. Ковалева, Н.П. Баранникова, В.Д. Богачева и др.; Под ред. проф. А.М. Ковалевой. - М.: Финансы и статистика, 1997.

60. Хурсевич С. Н. Бюджетный федерализм и бюджетный дефицит // Финансы, № 4,1996

61. Хурсевич С. Н. Перспективы денежного и неденежного исполнения бюджетов в России // Финансы, 1998, №№ 5,6.

62. http://www.fiper.ru сайт Фонда информационной поддержки экономических реформ, электронный справочник «Социально-экономические проблемы России».


Приложение 1

Финансовая поддержка, реально выделенная через ФФПР,

% запланированного объема

Регионы 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. Среднее
за период
РФ в среднем 47,9 130,4 60,0 62,2 75
Тюменская область 197,9 116,9 28,0 68,9 103
Республика Алтай 43,7 144,8 82,6 103,0 94
Республика Адыгея 47,1 125,4 69,2 119,2 90
Республика Коми нет 114,2 94,4 59,6 89
Иркутская область нет 121,7 нет 50,0 86
Республика Дагестан 44,1 174,2 52,7 71,2 86
Кабардино-Балкарская республика 44,3 129,2 63,5 94,4 83
Ульяновская область нет 123,5 70,8 53,4 83
Приморский край нет 117,7 нет 46,4 82
Республика Бурятия 51,6 132,3 46,4 97,4 82
Мурманская область нет 117,4 нет 46,1 82
Ставропольский край 49,4 143,3 68,5 64,9 82
Орловская область 50,3 133,2 55,0 87,6 82
Республика Тыва 46,7 137,8 71,1 69,1 81
Чеченская республика 0,0 271,2 53,5 0,0 81
Новосибирская область 54,4 134,5 67,7 65,2 80
Хабаровский край 63,6 121,6 74,1 61,2 80
Астраханская область 50,3 138,3 63,7 67,1 80
Белгородская область нет 105,5 81,9 51,8 80
Чувашская республика 47,3 139,6 61,0 69,8 79
Томская область 56,8 128,0 67,7 65,1 79
Пензенская область 47,8 124,5 76,0 69,1 79
Воронежская область 51,6 132,1 62,5 70,8 79
Республика Мордовия 53,3 132,5 59,4 70,8 79
Кемеровская область 55,2 124,3 82,0 54,4 79
Республика Марий Эл 46,9 133,4 63,0 72,3 79
Ростовская область 47,6 140,0 53,2 74,6 79
Новгородская область 47,3 140,5 59,0 68,5 79
Брянская область 48,8 127,8 80,5 57,6 79
Омская область 13,5 123,2 128,6 46,7 78
Республика Калмыкия 44,3 127,8 59,0 80,0 78
Магаданская область 60,2 131,8 60,4 58,4 78
Калужская область 49,9 122,9 72,3 64,6 77
Читинская область 47,2 123,5 77,4 61,6 77
Владимирская область 49,3 120,0 62,8 77,0 77
Смоленская область 52,0 121,2 61,0 74,6 77
Алтайский край 47,1 138,2 58,9 64,2 77
Ивановская область 49,6 132,6 49,6 76,4 77
Архангельская область 48,2 134,4 81,8 44,3 77
Костромская область 49,7 121,4 79,2 56,3 77
Тверская область 46,6 122,5 65,5 71,9 77
Тульская область 46,2 127,6 70,1 62,1 77
Республика Северная Осетия 47,7 124,2 67,3 66,1 76
Карачаево-Черкесская республика 45,3 123,8 54,0 82,1 76
Республика Ингушетия 42,6 131,8 64,6 65,8 76
Псковская область 48,4 125,6 68,3 62,5 76
Курганская область 54,9 119,5 63,3 66,8 76
Кировская область 53,2 120,2 58,3 72,1 76
Пермская область нет 105,7 нет 45,3 75
Амурская область 47,5 131,1 46,7 75,6 75
Краснодарский край 46,6 122,4 53,6 77,6 75
Ленинградская область 50,4 136,3 44,2 68,1 75
Курская область 48,6 123,4 63,3 62,8 75
Камчатская область 50,9 123,2 нет 48,9 74
Оренбургская область 45,9 126,6 71,1 53,2 74
Республика Хакасия 50,9 129,7 55,1 59,8 74
Калининградская область 44,7 123,8 44,0 83,0 74
Сахалинская область 45,7 129,0 56,0 64,5 74
Саратовская область 48,2 123,9 53,3 69,8 74
Волгоградская область 45,2 108,9 90,7 44,1 72
Челябинская область нет 94,4 72,9 48,8 72
Рязанская область нет 91,5 72,7 51,5 72
Московская область нет 96,7 нет 47,0 72
Удмуртская республика 60,6 140,8 22,1 56,9 70
Вологодская область нет 117,9 73,7 0,0 64
Республика Саха (Якутия) нет 117,2 33,7 37,7 63
Республика Карелия 46,7 65,2 62,2 70,5 61
Нижегородская область нет нет 68,6 50,7 60
Тамбовская область 50,4 нет 49,4 71,0 57
Санкт-Петербург нет нет 47,5 50,7 49
Ярославская область нет нет 15,1 70,7 43
Липецкая область нет 0,0 нет нет 0
Республика Татарстан 0,0 0,0 0,0 0,0 0

Примечание. "Нет" - субъекты РФ, которым по закону "О федеральном бюджете" на очередной год финансовая поддержка не планировалась.


Приложение 2

Финансирование трансфертов в 1-ом полугодии 2000 года, тыс. руб

Наименование субъектов Российской Федерации Трансферты 2000г по Закону План 1 полугодия Перечислено в январе-марте Перечислено в апреле Перечислено в мае
Северный район
24 Архангельская область 807 028 401 254 235 641 18 573 46 687

84 Ненецкий автономный

округ

50 377 25 049 14 741 1 128 2 942
30 Вологодская область
49 Мурманская область 184 901 91 932 54 101 6 138 8 951
06 Республика Карелия 383 953 190 900 112 342 9 300 21 781
07 Республика Коми
ИТОГО 1 426 259 709 135 416 825 35 139 80 361
Северо - Западный район
72 г. Санкт-Петербург
45 Ленинградская область 79 044 39 301 21 973 2 926 3 545
50 Новгородская область 353 417 175 719 103 408 7 918 20 646
57 Псковская область 900 719 447 836 250 381 33 345 40 404
ИТОГО 1 333 180 662 856 375 762 44 189 64 595
Центральный район
27 Брянская область 1 401 543 696 846 389 056 52 430 62 365
28 Владимирская область 515 082 256 098 150 710 12 516 29 185
33 Ивановская область 1 091 531 542 708 319 374 24 458 63 761
36 Тверская область 723 948 359 946 203 311 24 733 34 393
37 Калужская область 528 627 262 834 154 674 11 844 30 880
41 Костромская область 382 513 190 185 111 921 8 571 22 344
73 г. Москва
48 Московская область
54 Орловская область 466 960 232 173 131 122 15 970 22 168
59 Рязанская область 400 910 199 333 111 676 14 611 18 197
63 Смоленская область 475 208 236 273 139 043 13 024 25 555
66 Тульская область 599 042 297 843 166 521 22 177 26 872
71 Ярославская область
ИТОГО 6 585 364 3 274 239 1 877 408 200 334 335 720
Волго - Вятский район
32 Нижегородская область
40 Кировская область 415 112 206 394 121 460 12 537 21 246
08 Республика Марий Эл 484 843 241 064 141 862 10 864 28 322
09 Республика Мордовия 627 030 311 759 177 496 20 018 31 090
15 Чувашская Республика -
Чаваш республики 490 369 243 812 143 479 10 987 28 645
ИТОГО 2 017 354 1 003 029 584 297 54 406 109 303
Центрально-Черноземный район
26 Белгородская область 86 333 42 925 25 261 1 934 5 043
31 Воронежская область 656 308 326 316 192 032 23 933 29 779
44 Курская область 253 038 125 811 74 038 13 199 7 795
46 Липецкая область
64 Тамбовская область 712 809 354 408 208 563 18 356 39 426
ИТОГО 1 708 488 849 460 499 894 57 422 82 043
Поволжский район
25 Астраханская область 348 376 173 212 101 932 16 588 12 204
29 Волгоградская область 307 154 152 718 89 872 12 041 13 156
42 Самарская область
55 Пензенская область 899 173 447 067 253 268 29 971 43 411
60 Саратовская область 577 771 287 267 169 072 12 926 33 767
68 Ульяновская область 196 965 97 931 57 631 4 796 11 152
05 Республика Калмыкия 226 058 112 396 62 840 8 368 10 141
11 Республика Татарстан
ИТОГО 2 555 497 1 270 591 734 615 84 690 123 831

Северо - Кавказский

Район

18 Краснодарский край 1 110 487 552 133 324 921 24 882 64 868

76 Республика Адыгея

(Адыгея)

474 722 236 032 138 901 10 636 27 731
21 Ставропольский край 1 070 132 532 069 313 114 23 978 62 511

79 Карачаево-Черкесская

Республика

528 689 262 864 154 690 11 847 30 881
58 Ростовская область 1 617 458 804 198 449 619 59 880 72 554
03 Республика Дагестан 4 258 050 2 117 100 1 184 208 157 078 191 525

04 Кабардино-Балкарская

Республика

1 283 901 802 257 356 898 102 531 57 593

10 Республика Северная

Осетия -Алания

748 877 372 341 215 661 20 235 40 540
14 Республика Ингушетия 690 600 343 366 193 250 24 289 32 163
94 Чеченская Республика 457 851 293 110 159 262
ИТОГО 12 240 767 6 315 470 3 490 524 435 356 580 366
Уральский район
43 Курганская область 502 321 249 753 146 976 16 647 24 340
53 Оренбургская область 225 792 112 263 66 065 5 059 13 190
56 Пермская область

82 Коми-Пермяцкий

автономный округ

392 535 195 168 112 907 10 742 21 124
62 Свердловская область
69 Челябинская область

01 Республика

Башкортостан

13 Удмуртская Республика 357 713 177 854 99 436 13 244 16 044
ИТОГО 1 478 361 735 038 425 384 45 692 74 698

Западно - Сибирский

Район

17 Алтайский край 3 006 836 1 494 996 862 508 84 645 159 618
77 Республика Алтай 412 522 205 106 120 701 9 243 24 097
39 Кемеровская область 1 072 524 533 258 313 814 24 031 62 650
51 Новосибирская область 898 892 446 928 255 022 28 129 45 098
52 Омская область 544 632 270 791 159 356 14 034 30 115
65 Томская область 254 145 126 361 74 362 5 694 14 845
67 Тюменская область

87 Ханты-Мансийский

автономный округ

90 Ямало-Ненецкий

автономный округ

ИТОГО 6 189 551 3 077 440 1 785 763 165 776 336 423

Восточно - Сибирский

Район

19 Красноярский край
80 Республика Хакасия 213 956 106 379 62 602 4 800 12 493

85 Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный

округ

134 129

66 690

39 246

3 005

7 835

89 Эвенкийский

автономный округ

166 300 82 684 48 658 3 727 9 714
34 Иркутская область 409 287 203 497 119 755 9 170 23 909

86 Усть-Ордынский

Бурятский автономный округ

433 588

215 580

125 976

10 604

24 503

70 Читинская область 1 400 573 696 364 409 799 31 381 81 814

81 Агинский Бурятский

автономный округ

252 194 125 391 72 818 6 623 13 829
02 Республика Бурятия 1 440 689 716 310 400 481 53 336 64 625
12 Республика Тыва 1 004 098 499 236 293 792 22 499 58 653
ИТОГО 5 454 814 2 712 131 1 573 127 145 145 297 375
Дальневосточный район
20 Приморский край 1 611 908 801 439 471 634 36 117 94 158
22 Хабаровский край 1 025 973 510 113 300 193 25 762 57 359

78 Еврейская автономная

область

548 075 272 502 152 738 19 906 24 942
23 Амурская область 1 338 494 665 498 391 635 29 991 78 187
38 Камчатская область 657 267 326 794 182 707 24 332 29 484

83 Корякский автономный

округ

190 538 94 735 55 750 4 269 11 130
47 Магаданская область 889 559 442 288 260 279 19 932 51 962

88 Чукотский автономный

округ

559 264 278 065 163 637 17 251 28 291
61 Сахалинская область 865 509 430 331 252 621 20 014 49 982

16 Республика Саха

(Якутия)

1 635 124 812 982 454 529 60 535 73 346
ИТОГО 9 321 711 4 634 747 2 685 723 258 109 498 841
35 Калининградская область 339 584 168 842 94 398 12 571 15 233

ВСЕГО по Российской

Федерации

50 650 930 25 412 978 14 543 720 1 538 829 2 598 789

[1] Илларионов А. Бремя государства // Вопросы экономики, № 1, 1997.

[2] Правительство Российской Федерации. Программа стабилизации экономики и финансов. // Вопросы экономики, 1998, № 7.

[3] Лексин В., Швецов А. Бюджетный федерализм в период кризиса и реформ. // Вопросы экономики, 1998, № 3.

[4 ] Хурсевич С. Н. Бюджетный федерализм и бюджетный дефицит // Финансы, № 4, 1998.

[5] Подпорина И. Современные проблемы бюджетного регулирования // Экономист, № 7, 1998.

[6] Подколзина И.А. Кредитно-денежная и бюджетная политика в Европе. http://www.fiper.ru

[7] Подколзина И.А. Кредитно-денежная и бюджетная политика в Европе. http://www.fiper.ru

[8] Россия на пути к 2000 году (Доклад экспертного института) // Вопросы экономики. 1996. № 2.

[9] Илларионов А. Эффективность бюджетной политики России в 1994-1997 г.г. // Вопросы экономики, 1998, № 2.

[10] Пыхова И.А. К решению проблем межбюджетных отношений на территории // Финансы, 1998, № 6.

[11 ]http://www.fiper.ru сайт Фонда информационной поддержки экономических реформ.

[12] http://www.fiper.ru сайт Фонда информационной поддержки экономических реформ, электронный справочник «Социально-экономические проблемы России».

[13] Финансы. Денежное обращение. Кредит: Учебник для вузов / Л.А. Дробозина, Л.П. Окунева, Л.Д. Андросова и др.; Под ред. проф. Л.А. Дробозиной. - М.: Финансы, ЮНИТИ, 1997.

[14] Подпорина И. Современные проблемы бюджетного регулирования // Экономист, № 7, 1998.

[15] Улюкаев А. Государственные финансы и региональное развитие // Вопросы экономики, 1998, № 3.

[16] http://www.fiper.ru сайт Фонда информационной поддержки экономических реформ, электронный справочник «Социально-экономические проблемы России».

[17] Петров В.А. Основные направления бюджетной политики до 2001 года // Финансы, 1998, № 5.

[18] Максимова Н.С. О реформировании межбюджетных отношений в Российской Федерации // Финансы, 1998, № 6.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:55:05 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:52:07 24 ноября 2015
пока нечего сказать. на первый взгяд пойдет
snoop01:04:31 04 апреля 2006Оценка: 4 - Хорошо

Работы, похожие на Реферат: Роль бюджетной политики в совершенствовании межбюджетных отношений в Российской Федерации

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150049)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru