Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: К какой войне должна быть готова Россия

Название: К какой войне должна быть готова Россия
Раздел: Рефераты по философии
Тип: реферат Добавлен 14:50:09 01 февраля 2005 Похожие работы
Просмотров: 420 Комментариев: 3 Оценило: 3 человек Средний балл: 4.7 Оценка: неизвестно     Скачать

Владимир Слипченко

К какой же войне должна готовиться Россия? На этот вопрос нельзя ответить, если не обратиться сначала к истории войн.

Войны были всегда. Историки подсчитали, что Век цивилизаций — это 5,5 тысяч лет — на нашей планете прошло более 15 тысяч войн и вооруженных конфликтов. И за эти 5,5 тысяч лет в войнах было потеряно около миллиарда человеческих жизней. В настоящее время мы имеем 193 страны, которые зарегистрированы в ООН. Обратите внимание: 1/3 этих стран находится в состоянии войны. То есть они или воюют, или имеют с кем-то неразрешимые противоречия.

Войны на нашей планете имеют свое будущее. По ходу истории они не исчезают, но развиваются вместе с цивилизацией. Наша сегодняшняя задача понять не будущее войн, а войны будущего: какие войны ожидают Россию в будущем, и к чему надо быть готовым.

К сожалению, официальная военная наука не занимается серьезно этим направлением. Если вы откроете журнал “Военная мысль”, который является зеркалом нашей военной научной мысли, то вы там не найдете глубоких разработок войн будущего. Там в основном, извините, молотят солому прошлых поколений войн, которые состоялись в мире или в России. Там перелопачивается все то, что давно ушло в прошлое.

А мы сейчас с вами живем уже в совершенно другом мире. И этот мир в военном отношении продвинулся куда больше, чем о нем пишут в открытой печати. В 1989 году я выступал на крупной международной конференции за рубежом и впервые высказал мысль о том, что человечество в ближайшее время ожидает смена поколений войн. То есть мы живем в одном поколении, а скоро наступит следующее. Я высказал самые общие мысли о том, что это поколение будет связано с новым оружием, новыми способами борьбы.

Конечно, не все мне поверили. Более того, были скептики, которые напрочь отвергали возможность такого явления на в данный момент. И конференция закончилась, мы разъехались. Но, обратите внимание: ровно через два года война нового поколения состоялась.

Это была война в зоне Персидского залива — первая война, проведенная США дистанционным бесконтактным способом. Я назвал эту войну не образом, а прообразом войны будущего.

Потом в 1991 году состоялась конференция в США, на которую я был приглашен среди других специалистов по военной проблематике из других стран. Тема конференции была обозначена очень интересно: “Война в зоне Персидского залива глазами зарубежных военных ученых”. Я снова там выступил и продолжил развивать ту мысль, которую высказал в 89-м году, уже говоря о свершившемся переходе как о достоверном факте. Действительно, тогда те, кто слушал меня раньше, были поражены тем, что сделанное ранее предсказание было справедливым, и поколения войн действительно сменились.

Я продолжал работать в этом направлении. В это время шли войны. После 91-го года состоялась вторая война в Ираке: в 96-м году, она была небольшой. Потом в 98-м году состоялась новая война в Ираке, уже более крупная. Потом война 99-го года в Югославии. Эти войны подтверждали мои гипотезы относительно того, куда мы движемся.

Это дало мне возможность издать подряд три книги. Первая, в 99-м году: “Войны будущего” (очень небольшим тиражом). В 2001 году я издал книгу “Бесконтактные войны”. Это был уже серьезный тираж, порядка 10 000 экземпляров, он разошелся очень быстро. И, наконец, в 2002 году я издал третью книгу, она называется “Войны шестого поколения: вооружение и военное искусство будущего”. Эти книги стали основой для разработки новой ниши: теории бесконтактных войн.

Чтобы покончить с книгами, добавлю, что в декабре предполагается выход моей новой, четвертой книги. Она будет называется так: “Войны нового поколения: дистанционные, бесконтактные”. Эта последняя книга учитывает все, что произошло вплоть по сегодняшний день. В том числе и война в Ираке, которая сейчас еще не завершена: она изложена вплоть по первое мая, когда Буш объявил, что она закончена.

Таким образом, стало совершенно понятно, что США и некоторые страны НАТО переходят к новому поколению войн, дистанционному бесконтактному поколению. Я называю их войнами будущего.

Вот к таким войнам должна готовиться Россия. К нам уже никогда не придет по суше противник: большие танковыми клиньями, вторжение через западную, южную, восточную границу; такой противник в Россию больше не придет. Если война придет к нам, то она придет через воздушно-космическое пространство, и удар будет нанесен высокоточным оружием. Обратите внимание: удар будет нанесен не по вооруженным силам, если они останутся в прошлом поколении, но по экономике государства, а это уже очень серьезно.

Я в своих книгах разделил все прошлое и будущее на два серьезных периода: доядерный период, который просуществовал 5,5 тысяч лет, и ядерный период, который начался в 1945 году и которому в следующем году исполнится 60 лет. Это две несоизмеримых по длительности эпохи, но они позволяют сделать вывод, что в доядерный период были в основном контактные войны: рукопашные, потом дистанционные, но их неотъемлемым элементом оставалась та ситуация, когда противники сходились на поле боя и старались друг друга уничтожить. А вот в ядерный период зародились дистанционные и бесконтактные войны, когда страна может нанести удар по территории любой другого государства на нашей планете.

Не всякое оружие революционизировало войны. Если вы встречались с понятием революции в военном деле, вы могли встретить разное его понимание. Вот, американцы говорят: появился новый танк — революция в военном деле; мы говорим: появился новый автомат Калашникова — революция в военном деле. Новый спутник с какими-то сенсорными датчиками — революция в военном деле. Революция как бы происходит непрерывно.

В своих работах я опроверг это утверждение и показал, что революцией может считаться только тот момент в истории человечества, когда сменяется поколение войн. И за все время существование цивилизованного человечества мы имеем всего лишь 6 поколений войн.

Первое поколение — войны с использованием холодного оружия. Копья, стрелы, луки, доспехи мечи. Был совершен отказ от подручных камней и палок и переход к холодному оружию. И эти войны на нашей планете шли порядка 4 тысяч лет. Менялось оружие, менялись материалы, доспехи, но войны все еще шли в этом первом поколении.

И только в XII-XIII веках прошлого тысячелетия, когда в Китае был изобретен порох, появились войны совершенно нового поколения. Оружие стало огнестрельным: стрелковое оружие, пушечное оружие. Не нарезное — гладкоствольное, — но оно уже было совершенно другим.

В прошлом году я выступал на конференции в Китае, и мне рассказали, что где-то в южной провинции есть памятник, на котором изображено оружие — винтовка — и там обозначен 1117 год. То есть в Китае стрелковое оружие появилось в 1117 году. Затем порох стал распространяться повсюду, пришел он и в Россию, и где-то в XIII веке войны полностью перешли к новому, огнестрельному оружию. Это были уже совсем другие войны.

Нельзя сказать, что это произошло сразу: был длительный переходный период. Но когда он в конце концов завершился, начался новый этап, который тоже просуществовал достаточно долго, порядка тысячи лет.

И только в XVIII-XIX веке произошел очередной прорыв. Это было связано с нарезным оружием. Наука позволила создать оружие с нарезами в канале ствола. Стрелковое, пушечное оружие. Оно стало многозарядным, более дальнобойным, более прицельным. Войны поменяли характер: они стали более массовыми с точки зрения живой силы, применяющей это оружие; резко расширился масштаб войн. Они стали окопными, дистанционными, хотя контактный характер сохранился.

И, наконец, сто лет назад появилось новое оружие: автоматическое. Сменилось четвертое поколение войн. Это оружие стали устанавливать на бронебазе, на самолетах, на надводных и подводных кораблях. Мы с вами получили войны с применением фронтовых наступательных и оборонительных операций стратегического масштаба.

Это четвертое поколение продолжает здравствовать и сегодня. Многие страны остаются в этом поколении, и Россия сидит в нем корнями.

Но в 1945 году появилось ядерное оружие: атомное, затем термоядерное. Это был задаток для войн пятого поколения. К счастью, после двукратного применения в конце Второй мировой войны это оружие более не применялось. Будем надеяться, что у наших военных и политических руководителей хватит ума на то, чтобы это оружие никогда не применялось в будущем.

И сейчас, начиная с 1991 года, мы имеем шестое поколение войн. Чтобы определить отличия этого поколения, мне пришлось ввести такое понятие, как “формула победы в войне”. Как показывают результаты анализа очень большого количества конфликтов, чтобы победить в войне требуется добиться всего трех целей:

Первое: разгромить вооруженные силы противника; как правило, на его территории.

Второе: уничтожить экономический потенциал противника.

Третье: свергнуть или заменить политический строй противника.

Если эти три компоненты достигались одновременно, победа считалась полной. Но если в одном из трех направлений успех достигнут не был (как это было в войне в зоне Персидского залива: Хусейн остался у власти), то победа не может быть полной. Я рекомендую читателям и слушателям поискать глубинные причины новой войны: ведь только полная победа может означать завершение войны в соответствии с тем, что было провозглашено. Если не все было достигнуто, то война, следовательно, имела другие цели.

Итак, когда же начались акции применения высокоточного оружия? Мы с вами точно знаем: это было 4 мая 1982 года. Впервые в истории войн в ходе Фолклендского конфликта, когда Великобритания решила прийти с островов к Аргентине и побороться за свои территории на островах, пришла туда с мощным флотом и ядерным оружием, Аргентина купила у Франции всего пять высокоточных крылатых ракет. Французы тогда уже делали такое оружие, они и сейчас делают его классно. При помощи этих пяти ракет аргентинцы потопили три английских корабля, среди них эсминец “Шеффилд”, еще один эсминец и другой надводный корабль. Всего пять крылатых ракет — и три потопленных корабля.

Через 15 лет в Великобритании была конференция, на которую я был приглашен. Тогда англичане высказали интересную мысль: “Если бы мы знали, что у Аргентины имеется это оружие, мы бы совсем по-другому начали вести эту войну. Но если бы Аргентина имела всего два десятка крылатых ракет, мы проиграли бы и войну, и Фолкленды”. Потому что каждая высокоточная крылатая ракета поражает корабль: он может остаться на плаву, но он уже недееспособный. Это было уже в 1997 году.

С тех пор высокоточное оружие начало очень интенсивно разрабатываться и набирать мощь.

Что такое высокоточное оружие? Это такое оружие, у которого вероятность поражения цели на межконтинентальном уровне, даже в условиях помех и неблагоприятных климатических условиях, близка к стопроцентной. Выстрелили и забыл. Ракета сама находит и с высокой вероятностью поражает нужную цель.

Это высокоточное оружие сейчас развивается в двух вариантах (в некоторых странах — в трех): воздушного базирования и морского базирования; некоторые, например, французы, делают базирование сухопутным.

Но этого мало, американцы пошли дальше. Они применяют это оружие не просто с помощью самолетов и кораблей, а с помощью так называемых разведывательно-ударных боевых систем. Это собираемые на период войны в организационную структуру средства разведки, программирования, управления, запуска, наведения и документирования результатов поражения. Вот такие разведывательно-ударные боевые системы уже несколько раз применялись американцами.

Оказывается, когда есть такие системы, можно выиграть любую войну без применения сухопутных сил. И сейчас американцы начинают сокращать свои сухопутные войска. Они уже хотели вообще свести их к нулю, но война в Ираке потребовала их сохранения, потому что они выполняют функцию штыков, на базе которых можно поставить марионеточный режим.

Маленькое отвлечение. Еще немного о высокоточном оружии. Если во время Второй мировой войны, чтобы уничтожить железнодорожный мост через крупную реку, надо было послать туда 4,5 тысячи самолетовылетов (один самолет должен участвовать много раз) и сбросить на этот мост порядка 9 тысяч авиационных бомб, то во время войны во Вьетнаме такой мост уничтожался, примерно, посредством 90 самолетов, которые приносили туда 200 управляемых авиабомб. А вот в Югославии в 1999 году такой мост уничтожался одним самолетом и одной крылатой ракетой. Вы видите, насколько далеко вперед ушел прогресс, так что сейчас высокоточное оружие заменяет большое количество различных сил и средств.

Так к какой же войне должна готовиться Россия... Мы знаем, что сейчас Россия находится в четвертом поколении войн. То есть это контактные войны прошлого поколения, времен Великой отечественной войны. США между тем уже 13 лет ведут дистанционные бесконтактные войны.

Когда в 1991 году началась война в зоне Персидского залива, Ирак был очень хорошо подготовлен к войне четвертого поколения. У него было 60 ракет “Скадов”, дальность поражения у которых доходила до 400 километров. У него была мощнейшая авиационная группировка: более 300 боевых самолетов. 35 зенитно-ракетных комплексов, достаточно современных. Очень много пусковых механизмов ПВО, которые позволяют с плеча выстрелить по летящей цели. Они не наводятся, просто сами ищут цель. И плюс к этому 20 дивизий сухопутных войск. Вот такая была огромная армия Хусейна.

И вот представьте себе, что эта армия осталась незадействованной. С самого начала войны были уничтожены все ракеты и вся система ПВО — бесконтактным способом. А по сухопутным войскам американцы жалели наносить удары высокоточными боеприпасами, потому что в той войне у США было всего около 300 крылатых ракет, и все они пошли на военную инфраструктуру и на экономику. И 85 % экономического потенциала было уничтожено бесконтактными средствами.

Я назвал эту войну прообразом войны будущего. Многие с этим были не согласны: “Нет, это случайно. Такого не может быть. Это просто эпизод, который в этой был сформирован американцами. В следующих войнах такого не будет”. Но в следующих войнах это повторилось вновь.

Скажу больше: готовясь к этой войне в 1991 году американцы испугались, что если Ирак первым начнет сухопутную войну, а они сами не успели бы приготовиться к другой войне, им пришлось бы понести большие потери.

Американцы призвали в армию специалистов по моделированию войн. Эти специалисты промоделировали порядка 200 различных вариантов войны с Ираком. Из них было отобрано 22. Потом 3. И, наконец, 1 последний. Согласно этой схеме, если американцы будут вести войну бесконтактным способом, то она будет закончена через 35 суток без потерь и без применения сухопутных войск.

Американцы пошли на такую войну. И действительно: хоть не через 35, но через 38 суток война была практически закончена. Однако командующий всей группировкой в зоне Персидского залива генерал Шварцкопф в одном из своих интервью откровенничал, что он был поставлен перед сложным выбором. Зачем он ввел туда полмиллиона рейнджеров, пехоты: они не участвовали в войне? Как он их потом привезет обратно в Америку, так что они так и ни в чем не поучаствуют?

Он сажает их на танки, на бронетранспортеры и имитирует наступление по пустыне в сторону Багдада, назвав эту операцию “Шторм в пустыне”. Четверо суток они наступали, то есть просто ехали по пустыне в сторону Багдада, и наступление их захлебнулось, как говорили американские специалисты, с которыми я встречался, не от того, что им сдавалась в плен армия Ирака, а от того, что в плен сдавалась иракская нация: они просто не смогли принять всех пленных и вынуждены были остановиться.

Но война была сочтена оконченной, и все те, кто проехал по пустыне в течение четырех суток, приехали в Америку победителями: их встречали как победителей, независимо от того, участвовали они в победе или нет.

Поэтому война в зоне Персидского залива была сюрпризом и для самих Американцев. Они впервые столкнулись с таким вариантом войны и начали задумываться: а что если и дальше так воевать, дистанционным бесконтактным способом? И они начали применять его во всех последующих войнах.

И война в Югославии, которую я называю уже образом войны будущего, была проведена по графику дистанционной бесконтактной войны.

Ее можно условно разделить на два периода: первые шесть недель и вторые пять недель — всего было 11 недель, 78 суток.

Первые шесть недель шла дистанционная бесконтактная война. Было применено порядка полутора тысяч высокоточных крылатых ракет. Они были пущены с большого расстояния: ни один самолет и ни одна лодка не зашли в зону поражения ПВО Югославии. Сама система ПВО была уничтожена в течение первых суток.

Почему? Откровением для нас, и в том числе для меня, стало то, что американцы использовали то, что все системы ПВО в мире, в том числе и российская, построены на базе активной радиолокации. Нельзя уничтожить самолет, если его не обнаружить радиолокатором. Если его не подсветить другим локатором. Если не навести на эту цель зенитную ракету.

Американцы это использовали. Они запустили несколько спутников “Лакрос”, которые висели над театром военных действий и регистрировали каждое включение локатора на земле. После этого они немедленно посылали в точку излучения снаряд с воздушного или морского носителя. Таким образом, в течение суток было уничтожено 75 % зенитно-ракетных комплексов ПВО.

Сербы испугались. Они практически лишились системы ПВО. То, что у них осталось, они выключили и спрятали под землей. Поэтому что-то сохранилось, но в целом система ПВО была разрушена именно из-за того, что она была основана на радиолокации. Забегая вперед, скажу, что это очень опасно для России, потому что точно таким же образом построена и наша система ПВО.

Высокоточные крылатые ракеты запускались с расстояния от 80 до 800 километров и очень точно поражали все цели. На территории Сербии и Косово подлежало уничтожению порядка 900 объектов экономики и военной инфраструктуры. Туда было отправлено 1,5 тысячи высокоточных крылатых ракет, которые все это уничтожили с эффективностью порядка 75-80 %.

Что получается: в этой войне не было театра военных действий. Когда он есть? Когда противники встречаются в противоборстве. А здесь не было борьбы: один наносит удар из воздушно-космического пространства, а второй не может его отразить, ему нечем его отразить. В своих книгах я называю это “театром войны”. Он отличается от театра военных действий тем, что там господствует одна сторона, в то время как на театре военных действий активно участвуют обе стороны. Американцы оторвались от всех стран мира, в том числе и от России: у них есть театры войны, но нет театров военных действий. Им пока никто не может эффективно противостоять.

Обратите внимание: поскольку югославские вооруженные силы отстали от американских, они остались в прошлом четвертом поколении войн, которые основываются на базе сухопутных войск.

Американцы преподнесли сюрприз: они вообще не били по войскам. За 78 войска Милошевича в Сербии и Косово потеряли всего 524 человека убитыми, 37 человек пропали без вести. Менее одного процента военной техники было выведено из строя. Это были косвенные потери, никто специально за ними не гонялся. Американцы экономили высокоточное оружие и направляли его только на экономику и военную инфраструктуру. Вы, наверное, могли прочитать в нашей военной публицистике комментарии специалистов: как, мол, плохо воевали американцы, вооруженные силы Югославии остались целыми и невредимыми. Надо понимать, что они остались в таком состоянии, потому что не подвергались высокоточному удару.

Поражению подвергалась не только радиолокация. Системы радиоэлектронной борьбы, компьютерные центры, телевидение, радиостанции, ретрансляторы — все, что было связано с прямым или косвенным излучением, подвергалось уничтожению.

Более того, американцы провели, и это было для нас достаточно интересным сюрпризом, операции против информационного ресурса Югославии. Они уничтожили не только все излучающие ресурсы, но даже и бумажные: редакции также были уничтожены. Население не должно было получать информацию об истинном ходе этой войны.

Американцы пошли на хитрость, я бы даже сказал, на коварство, и нанесли прицельный удар по посольству Китая. Это была провокационная акция. Мы видели, как протестовали люди против такого удара. Было не понятно, зачем надо было наносить этот удар. Мир отшумел, американцы извинились, заплатили 28 миллионов долларов Китаю за разрушенное посольство и шестерых убитых дипломатов; шум прекратился. Но обратите внимание: 22 февраля 2000 года американский многоразовый челнок “Эндевер” садится на базе во Флориде, и оттуда выходят шесть астронавтов — все они картографы из Пентагона.

Оказывается, Пентагон получил от американского конгресса миллиард долларов для того, чтобы исправить якобы неправильные карты, согласно которым был нанесен удар по китайском посольству. Они сказали: “Мы сделали это случайно: мы пользовались старыми бумажными картами, а по ним там был какой-то военный объект Югославии — его надо было уничтожить”. На самом деле это была коварная хитрость: им было необходимо выторговать у конгресса миллиард долларов и создать электронную карту нашей планеты с трехмерным объемным изображением.

Такая карта была создана. Что они сделали на “Эндевере”: Земля снималась с двух точек, которые были разнесены на 60 метров. Это стереоскопическая съемка. Наверное вы помните такие картинки, сделанные при помощи специальных аппаратов, когда можно было видеть изображением человека или местности. Таким образом американцы сняли нашу планету от 56-го градуса южной широты до 60-го градуса северной широты: по всему кругу с дискретностью в 30х30 метров и с трехмерным электронным изображением.

То есть на этот миллиард долларов, полученный от конгресса для исправления этой якобы ошибки, они сделали электронную карту планеты. При помощи этой карты они могут наносить удар по стране, по отдельному городу, по отдельному зданию и по отдельному окну. Высочайшая разрешающая способность до нескольких сантиметров позволяет очень точно обозначить то место, куда надо прислать крылатую ракету.

Это уже опасно: никто в мире кроме американцев такой карты не имеет. Думается, что они это сделали для того, чтобы вести войну не с конкретным противником, а с любым противником на нашей планете, где бы он ни находился.

Такими были первые шесть недель этой войны. Было испытано много новых высокоточных крылатых ракет, другого оружия; была отработана воздушно-космическо-морская военная операция. Впервые в истории человечества. Мы внимательно следим за этой операцией, потому что она дает новые стратегические варианты ведения войны.

В следующие пять недель война пошла в другом плане. Американцы как бы вернулись в четвертое поколение войн. Они стали добивать неразрушенные объекты пилотируемым способом. Но второй период был направлен не на добивание, а на то, чтобы пропустить через это весь основной и резервный летный состав ВВС США и некоторых стран НАТО. Тем летчики, которые сейчас находятся в строю, предстоит еще 10-15 лет воевать, быть может, контактным способом. И им дали возможность постажироваться. Они прилетали в Югославию в гражданских костюмах, там переодевались, делали 10-15 самолетовылетов на боевом самолете, один раз с инструктором, потом без инструктора; наносили удар по тем целям, которые для них были обозначены.

Они очень часто допускали ошибки. Как вы помните, во время войны в Югославии били по колоннам тракторов, по беженцам, по больницам. Это делали те, кто прилетал на стажировку из резерва. Не действующие летчики, а резервисты били по гражданским объектам. Зато они получили большую практику, так что сейчас ВВС США имеют практически два комплекта летного состава: тот, который служит, и резервный, прошедший стажировку на войне.

Таким образом, война в Югославии была названа мною образом войны будущего. Вот к такой войне нам надо готовиться.

Война в Ираке 2003 года, которая сейчас еще продолжается, имела совсем другой облик. Там американцы впервые поставили цель сменить политический режим, поэтому они были вынуждены ввести туда сухопутные войска, которые и сейчас ведут борьбу: например, операцию в Эль-Фаллудже.

У этой войны не будет завершающего этапа. Она будет проиграна американцами, и они уйдут оттуда, понеся большие потери. Никакой марионеточный режим там не удержится, все вернется на круги своя.

И сейчас они очень активно ведут подготовку к дистанционным бесконтактным войнам. Обратите внимание: Пентагон каждый год закупает дистанционное бесконтактное высокоточное оружие на 50-60 миллиардов долларов. И это будет продолжаться до 2010 года. Идет ожесточенная конкурентная борьба между фирмами-производителями.

Но Пентагон не покупает то оружие, которое еще не было проверено войной. Для проведения экспериментов и получения “сертификата качества” для вооружений требуются войны. Буш остался президентом, и мы с вами станем свидетелями еще многих конфликтов, которые будут представлять собой образцы дистанционной бесконтактной войны. Это может быть Северная Корея, Иран или другие страны, которым создается имидж стран-изгоев и по которым необходимо нанести удар.

Американцы очень начали очень интенсивно укреплять свои военно-воздушные силы и военно-морской флот. Утрируя, я могу сказать, что все дистанционные бесконтактные войны на сухопутных театрах [военных действий]: в Ираке, в Афганистане — все они были выиграны американскими моряками. Именно они внесли основной вклад в уничтожение экономики и военной инфраструктуры противника. Не ВВС, а именно военно-морские силы. Поэтому сейчас эти два виды вооруженных сил активно развиваются США, и нам надо обратить на это внимание: мы здорово отстаем. Идет скрытая гонка высокоточных вооружений, в которой мы пока отстаем.

Координаты войны оторвались от земли и ушли в воздушно-космическое пространство. Земля не стала театром военных действий. Обратите внимание: на территорию Югославии не ступил ни один сапог американского солдата. Роль американских сухопутных войск во всех этих войнах была сведена к нулю. Сейчас США имеют всего три механизированные дивизии, две бронетанковые дивизии, одну парашютно-десантную дивизию. Все они сейчас в Афганистане или в Ираке. Заменить солдат из этих дивизий некем: у американцев больше нет сухопутных войск. Где-то есть еще одна дивизия, но она, видимо, припасена на всякий пожарный. И все.

Американцы перешли к совершенно другой структуре вооруженных сил. Меняются такие основные понятия, как “фронт”, “тыл”, “передний край”. Вы помните, раньше эти слова были у всех на устах во время любой войны, вне зависимости от того, понимали люди, что это значит, или нет. Сейчас они уходят в прошлое, и им на смену приходят всего два оборота: “подлежит поражению” и “не подлежит поражению” — высокоточным дистанционным ударом.

А что если в войне встретятся страны, которые принадлежат к разными поколениями: к 6-му и к 4-му? Чтобы ответить на этот вопрос, посмотрите на войну в Югославии: очень легко понять, чем это закончится, пример вполне наглядный.

Поэтому нам нужен совершенно новый оборонный щит. Нам не нужна система ПВО, которую мы имеем сейчас, а нужна система противо-крылато-ракетной обороны, которой у нас нет. Нам нужны самолеты, которые могут перехватить носители этих ракет на дальних подступах, еще до вхождения в зону пуска. Там их надо уничтожать. Ведь если самолет выпускает 50 высокоточных крылатых ракет, то гоняться за каждой — а они могут лететь и тысячами — уже нет возможности. Надо сбивать носители. Это совершенно новая уникальная проблема, к решению которой мы не готовы. И не готовы не только мы.

Наверное, самолеты нужно развивать в совершенно новом ракурсе. Нам нужна не только дозаправка в воздухе: нам нужно довооружение самолета в воздухе, нам нужны беспилотные самолеты-носители высокоточного оружия. Более того, сейчас, в среднем, самолет живет в воздухе 10-12 % своей жизни. Остальное время он живет на земле. Надо опрокинуть это соотношение и сделать так, что 90 % своей жизни самолет жил в воздухе, и только 10 % на земле. Тогда эффективность будет высокой. Пока у нас нет возможности создавать такие самолеты.

Кстати, корпорация Lockheed Martin, название которой, наверное, у вас на слуху, уже приступает к подобным разработкам. В 2008 году они выпускают F-35 — очередной пилотируемый самолет, такой, как F-16 или F-17 — и переходят, по их словам, к выпуску беспилотных самолетов, которые будут доставлять высокоточные ракеты до рубежа пуска. Другая американская компания заявила о том, что они создают гиперзвуковые самолеты с дальностью полета до 22 тысяч километров при скорости 18 Махов (это, примерно, 14,5 тысяч километров в час). Такие самолеты могут доставить высокоточный снаряд до любого континента на нашей планете буквально за 1,5-2 часа.

Возрастает роль воздушно-космической обороны. Она должна действительно надежно защитить оборону страны, экономику страны.

Если говорить о России: России безгранична. Ее экономический потенциал рассредоточен и сгруппирован по регионам. Она имеет мощнейшую экономическую инфраструктуру. И все это надо защищать. В том числе и системой противо-крылато-ракетной обороны.

Но этого мало, потому что в любую критическую точку крылатая ракета пролетит, и сможет ее поразить. В прошлом году я выступал на крупном международном форуме в Омске. Форум был посвящен технологиям двойного назначения; я там делал доклад на тему, которая сходна с той, на которую я выступаю сегодня здесь. После этого у меня была встреча с одним директором завода. Я спросил у него: “Вы знаете критические точки вашего завода? Куда надо попасть, чтобы парализовать все предприятие?” Он говорит: “Знаю. У меня этих точек всего восемнадцать”. Так вот эти восемнадцать крылатых ракет туда придут. И если не защитить эти критические точки, завода не станет; хотя он будет стоять как истукан, но он не будет работать.

Стало быть, нам еще необходима неогневая защита экономики, а точнее критических точек, куда могут прийти ракеты. Эту неогневую защиту я назвал гражданским видом вооруженных сил. Можно защитить эти точки маскщитами, дымопускми; можно защитить буквальном заборами, радиоэлектронными помехами — чем угодно. Такой гражданский вид вооруженных сил, наверное, на базе Министерства по чрезвычайным ситуациям, нам придется создавать: мы без него останемся без экономики.

Военно-морской флот нуждается в развитии в совершенно другом ракурсе. Он должен уйти из контактных войн 4-го поколения в дистанционные бесконтактные войны. Флот должен нести основную нагрузку для ударной компоненты России. Он должен иметь свои базы, оружие, надводные и подводные корабли, свою космическую систему освещения обстановки на театрах, чтобы вести активные ударные действия. Если мы не будем иметь возможности при помощи длинной руки достать любого противника откуда бы он нам не грозил, мы потеряем свой экономический потенциал. Поэтому флот, как я условно это назвал, должен быть и арсеналом, и пусковой установкой в Мировом океане.

Какие реальные опасности можно коротко перечислить?

Первое: Россия отстала в войнах на поколение. Нам надо срочно догонять американцев. Если мы не сумеем что-то сделать в этом направлении, наше отставание будет только увеличиваться.

Второе: массированный удар в Россию может прийти по кругу отовсюду. Если мы раньше защищались с запада, с востока, с севера, то сейчас надо иметь круговую надежную оборону от высокоточных ударов. Противник будет способен послать такой наряд высокоточных ракет, что какие-то из них в любом случае найдут свои критические точки.

Я хотел бы вам здесь привести три цифры: в 2010 году США будут иметь порядка 30 000 высокоточных крылатых ракет, и смогут воевать с любой страной мира, посылая ежесуточно 1 000 крылатых ракет на объекты экономики противника. К 2020—2030 годам их возможности увеличиваются до 60-90 суток вот такой войны. И на это надо ориентироваться, потому что их экономический потенциал позволяет накопить достаточное количество высокоточных средств, чтобы разрушить экономику любой страны мира.

Нам нужна совершенно новая связь. Опасность нынешнего положения заключается в том, что наша связь построена в основном на радиоканалах. Надо уходить к оптоволоконным кабелям, подземным кабелям, к космической связи, лазерной связи. Радио будет мгновенно выведено из строя.

У нас должна быть космическая группировка сил. Мы отстаем от американцев в развитии космических систем. Хотя в космосе мы и давно прижились, но в военном отношении нам много чего не хватает. Сейчас у нас где-то порядка 90 различных спутников различного назначения — для минимального обеспечения дистанционной бесконтактной войны их надо порядка 200. А для глобального обеспечения войны: порядка 400. Еще очень много надо работать. Прежде всего, должны быть спутники-разведчики, оптические, телевизионные, радиотехнической разведки. И, обязательно, глобальная навигацинная система страны: ГЛОНАС, которая сейчас, по данным нашей печати, якобы начала разрабатываться, и в 2007 году мы уже будем иметь порядка 18 спутников, что, в принципе, на первых порах может как-то обеспечить выполнение наших задач.

Третье: наш военно-промышленный комплекс зациклился на оружии прошлого поколения войн. То оружие, которое выпускает ВПК, можно продавать, если его кто-то покупает, но оно совершенно не эффективно для бесконтактных дистанционных войн. Нужно совершенно другое оружие. Надо перестраивать весь ВПК.

Четвертое: как ни странно, мы отстаем в подготовке научных, педагогических и военных кадров. У нас нет подготовки кадров к войнам нового поколения. Ни в одном военном вузе страны никто ничего не знает о дистанционных бесконтактных войнах. Все наши кадры готовятся для прошлых окопных войн 4-го поколение. А ведь дать хотя бы цикл лекций на эти темы так просто.

Пятое: у нас нет цепи аэродромов по периметру страны, чтобы оттуда самолеты могли стартовать на перехват воздушных носителей большой дальности. Их надо создавать очень много, требуются большие финансовые вложения.

И окончательный вывод: России нужны совсем другие вооруженные силы. Если сегодня наши вооруженные силы функционируют по сферам суша-море-воздух, то нам нужны ВС, состоящие из двух функциональных родов: стратегически-ударные и стратегически-оборонительные силы. Еще обязательно должны быть мобильные силы, единая система управления, стратегические резервы — но не для сухопутной наземной войны.

Нас ждут совсем не те войны, к каким мы продолжаем готовиться сегодня.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:47:22 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:10:48 24 ноября 2015
хороший доклад
Алексей13:16:20 30 декабря 2010Оценка: 5 - Отлично

Работы, похожие на Реферат: К какой войне должна быть готова Россия

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151310)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru