Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Права русскоговорящих жителей в Эстонии

Название: Права русскоговорящих жителей в Эстонии
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: реферат Добавлен 03:39:11 23 июня 2005 Похожие работы
Просмотров: 254 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Эстоно – Португальский Бизнес Колледж

Юридический факультет

К У Р А Т Р А Й С К

3 курс

ПРАВА РУССКОГОВОРЯЩИХ ЖИТЕЛЕЙ

В ЭСТОНИИ

Курсовая работа

Руководитель:

г. Нымме 1999

Затронутая мною в настоящей работе тема носит политический характер. Опасаясь вероятных преследований со стороны государственных органов ЭР, публикую этот труд под вымышленным именем, данные учебного ВУЗА также изменены, а любое выявленное сходство чисто случайно.

Разрешаю полное и частичное использование данного материала в любых целях и формах.

Курат Райск

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Введение стр.1

2. Права стр.7

2.1. Дело Рожка стр.8

2.2. Каждый эстонец – не иностранец! стр.28

2.3. Слово не воробей... стр.30

2.4. И граждане не все равны перед законом стр.31

3. Заключение стр.36

4.Список используемой литературы стр.37

1. ВВЕДЕНИЕ.

Эстония -- маленькое государство, граничащее с Россией, Латвией и Финляндией. До 1991 года входила в состав СССР. Территория Эстонии составляет всего 45,1 тыс. км. . В своё время это была одна из самых маленьких союзных республик СССР. Протяжённость её с запада на восток составляет всего 350 км., а с севера на юг и того меньше – 240 км. Проживает на этой территории около полутора миллионов жителей, из них около миллиона составляют эстонцы, остальная часть населения состоит из русских, украинцев, белорусов, поляков, евреев и иных национальностей, общающихся между собой на русском языке и получивших поэтому не совсем удобопроизносимое определение « русскоязычных».

В недавнем прошлом Эстония славилась своими индустриальным и сельскохозяйственным комплексами. Производство электроэнергии составляло до 19 млрд. киловатт-часов, т.е. 1,3% общесоюзного производства, более 1 300 000 тонн минеральных удобрений, более 2 200 многоковшовых экскаваторов (65% по всему Союзу ), примерно 100 000 тонн бумаги. Из важнейших продуктов питания государству продавалось более 250 000 тонн мяса. Из природных богатств на северо-востоке страны имеются крупные залежи сланца и месторождения фосфорита. Развито в недавние годы было и рыболовство. Консервы эстонского производства отправлялись во все районы Советского Союза.

К концу восьмидесятых экономическая ситуация сильно изменилась, как и в других соседних республиках, производство стало приходить в упадок. В этот же период времени резко поднялся рост национального самосознания. Самой популярной идеей среди эстонцев в те годы была мысль о суверенитете и выборе самостоятельного пути и развития республики. Все беды в экономике были списаны на плановую систему, для стабилизации положения в Эстонии был принят ряд реформ: бурно процветающую кооперативную деятельность поддерживала программа «IME» -- «эстонского чуда в экономике» и введение «Ostukaart» -- покупательских карточек, дающих жителям Эстонии, в отличии от гостей из других республик, возможность отовариваться как промышленными, так и продовольственными товарами.

Вследствие бойкотирования выборов в Верховный Совет ЭССР некоторыми политическими кругами среди русскоговорящих жителей, в высшем органе власти были представлены главным образом интересы эстонцев, а выборы признаны легитимными. Потребовалось не много времени чтобы убедиться в нежизнеспособности экономической программы «IME», да и «Ostukaart» совсем не решила проблем с товарами. Опыт истории показывает, что фашизм зарождается в экономически отсталых и разрушенных странах, где отчаяние людей перерастает в откровенную злобу. Злобу ко всему: собственному правительству, к пустым лавкам, инородцам, наконец – к самим себе.

Тогда, на исходе восьмидесятых, выход был прост и понятен – «надо отсоединиться от Большого Брата» – отдельно мы сможем, опираясь на опыт западных стран, построить маленький, но зато свой рай. Итак, ориентиры были намечены, курс взят. Но кто же ещё, кроме «Старшего Брата», мешает радостному процветанию Эстонии? «Ах, Старший Брат оставил здесь после себя богатое наследие (индустриальная база – не в счёт, конечно) – это почти полмиллиона русских, живущих в республике, и уж, конечно, нелояльных и, разумеется, все русские, как один, -- коммунисты. Как-то само собой забылось, что первая большая волна русских после 1917 года появилась здесь с войсками северо-западной армии генерала Юденича, которого упрекнуть в коммунистических взглядах крайне тяжело. Численность армии составляла от 40 до 40 тыс. человек.

В конце восьмидесятых царящая неуверенность в завтрашнем дне как нельзя на руку сыграла шовинистически настроенным в эстонской среде, а при поддержке правительства начала развёртываться антирусская кампания. Русским предлагалось «убираться к себе на родину». «Россия – большая»,-- говорили они,-- «а у нас, эстонцев, республика очень маленькая, и если мы будем жить все вместе, то в конце концов потеряем свою культуру...»

Справедливости ради надо отметить, что далеко не все эстонцы выражали национальную неприязнь к инородцам, но за отсоединение от Советского Союза выступали в абсолютно подавляющем большинстве. Русские демократические силы оказали широкую поддержку эстонскому народу в борьбе за самостоятельность. Организацией «Конгресс Эстонии» предлагалось гражданство будущей Эстонской Республики абсолютно всем, поддержавшим идею национальной независимости Эстонии. Каждый, проставивший свою фамилию в списках «граждан Эстонии», получал синюю или зелёную карточку «Eesti kodanik» («гражданин Эстонии»). Спустя годы после обретения Эстонией политического суверенитета по этим карточкам действительно предоставляли гражданство Эстонии.

В конце 1991 года Парламент Эстонской Республики – Рийгикогу -- в своём составе не имел ни одного представителя с русской фамилией, и это при том, что в Эстонии проживало около полумиллиона рускоговорящих жителей. Такая ситуация наблюдается и по сей день, стой лишь разницей, что на последних выборах в Рийгикогу русским партиям удалось провести в Парламент пять своих, образовавших там русскую фракцию. На фоне девяносто шести голосов их пять, конечно, не имеют достаточного веса.

К существенным изменениям можно также отнести и численность населения, которая значительно снизилась за последние годы, смертность превышает рождаемость – плохой признак для экономики. Заметная часть русскоговорящих и впрямь отправилась в ближнее зарубежье, в основном, в Россию.

В наши дни отношение эстонского народа к русским стало более дружелюбным: во-первых, на фоне товарного изобилия, хоть и по большим ценам, отпала как-то сама собой нужда обвинять русских или, скажем, украинцев в массовом объедании эстонского народа; а во-вторых, лояльность не на словах, а на деле простых жителей к государственности Эстонии постепенно, хоть и крайне медленно, рассеивает образ врага. Многих, особенно пенсионеров, объединяет жалкое существование на мизерные выплаты со стороны государства, единит другими общими социальными проблемами жизнь.

«Dura lex, sed lex» – знакомое многим изречение, но по особому

оно звучит здесь, в Эстонии – стране, где законотворческая деятельность развивалась в канве вышеизложенных событий. В лютеранских соборах, да и просто за городом, на природе, собирались бывшие однополчане, служившие в эстонской дивизии «СС» во время Второй Мировой войны. На одной из таких встреч присутствовал министр обороны, а новобранцы строем маршировали под одобрение и на радость старым бойцам. Тем временем, угас «вечный огонь» на Тынисмяги у памятника павшим за освобождение Эстонии, а на Тоомпеа принимались законы, грубо ущемляющие права и достоинства русскоговорящих жителей. Одним из ярчайших примеров может служить «Закон об иностранцах», вринятый 8 июля 1993 года, где иностранцем признаётся «лицо, являющееся гражданином иностранного государства или признанное лицом без гражданства» (ст. 3, п. 2), а вот исходя из нового «Закона о гражданстве», принятого 19 января 1995 года , где в ст. 2 указываются способы получения, приобретения, восстановления и утраты гражданства, мы видим, что искомое получается либо по рождению, либо приобретается в порядке натурализации, либо восстанавливается в отношении лиц, утративших гражданство Эстонии в несовершеннолетнем возрасте. Надо отметить, что несмотря на то, что Эстонская Республика является правопреемником ЭССР, гражданство по рождению могут получить лишь лица, родившиеся до июня 1940 года, когда ЭР вошла в состав СССР, и их прямые потомки, либо лица, родившиеся после восстановления независимости в августе 1991т года. Унизительный порядок натурализации прошли немногие, вот и получается, что русскоговорящие, приехавшие в Эстонию после 1940-го или даже родившиеся здесь в годы советской власти, прожившие всю жизнь в Эстонии и посвятившие свои силы и труд во благо этого края, в одночасье превратились в «апатридов» – лиц без гражданства, но вто же время – иностранцев. Иностранцев неведомого никому – даже Богу – государства.

«Прибалтийским апартеидом» назвал в 1989 году политические процессы в Эстонии великий гуманист Андрей Дмитриевич Сахаров, когда узнал всю правду о положении некоренного населения в республике.

О перемене отношения к «иностранцам» со стороны эстонского закона и без какого-либо международного давления не может быть и речи. А всё объясняется элементарно просто. На мой взгляд, достаточно взглянуть в корень экономической обстановки в республике. Эстония, как известно,-- страна небогатая, средняя оплата труда здесь не многим выше, чем в России, однако цены на товары равны тем, что приняты в развитых капиталистических странах. Находящиеся в руководстве страны представители «титульной нации», естественно прямым образом заинтересованы в распределении национальных благ во вторую очередь среди своего народа, т.е. эстонцев, в первую очередь учитываются, конечно, непосредственно свои личные интересы. А вот и выход! На престижную и хорошо оплачиваемую работу принимаются только лица, хорошо владеющие государственным языком, т.е., как правило, -- граждане. Русских здесь единицы, те кто перфектно владеет эстонским языком, выбирают для приобретения гражданства «натурализацию». Работой на государственных должностях обеспечиваются, конечно, только граждане Эстонии, только граждане имеют право открывать собственное дело. Я уже не говоришь, что банковский капитал также находится в руках тех, кто стоит у власти, а вернее – власть в руках банковского капитала. Вот и прямая заинтересованность: если денег в стране не очень много, лучше пусть они будут в руках эстонцев. «Есть у нас в стране такая профессия – эстонец...», -- как-то горько заметил мой приятель. Апатридам остаётся в основном неквалифицированная работа или работа на рынках, где в последнее время также стали предъявляться жёсткие требования не знание языка. Ряд частных ВУЗов, где готовят русскоговорящих специалистов, не получает аккредитацию несмотря на великолепно составленные учебные программы. Причина – во-первых, конкуренция государственным учебным заведениям, где начиная со второго курса занятия ведутся только на эстонском языке, а во-вторых, препятствование образованию, а следовательно и интеллектуальным ресурсам русскоговорящего меньшинства.

Несправедливым, однако, будет не сказать о том, что русский бизнес в Эстонии конечно есть, но в процентном соотношении он невысок и приходится, в первую очередь, на совместные предприятия и дочерние фирмы.

Вот и получается , что Эстония – страна двойных стандартов. Говоря языком простого обывателя, с одной стороны красивые иномарки и неоновая реклама, с другой – уровень безработицы и бесправие в отношении русских. Однако никто от голода умирать не хотел... Удивляют высказывания в эстонской прессе об уровне преступлений, совершаемых «иностранцами» – 80%. Иначе говоря, «иностранная преступность» в Эстонии чуть ли не одна из самых высоких в мире! И в самом деле: от безысходности многие русскоговорящие жители, а в особенности молодёжь, уходят в криминальную среду, очень сильно поднялся рост наркомании... Такое положение даёт хороший козырь в руки эстонских националистов, ратующих за выдворение из страны всех русских ( а также обладающих гражданством? ), потому что по республике именно русские на первом месте по количеству зарегистрированных преступлений, вызывая, тем самым, «справедливый» гнев среди эстонского народа.

Однако русские в Эстонии – это не просто деклассированные элементы, интеллигентная прослойка здесь тоже велика, чего только стоит богатое культурное наследие, оставленное профессором тартусского университета Юрием Михайловичем Лотманом. А наличие русских периодических изданий, русского культурного центра и ВУЗов, готовящих специалистов на русском языке, говорит само за себя.

Невзирая на ущемление прав, жизнь, тем не менее, в нашей маленькой республике продолжается.

2.ПРАВА.

В Конституции Эстонской Республики принятой в 1992 году, в статье 3. мы находим обнадёживающий тезис: «Общепризнанные принципы и нормы международного права являются неотъемлемой частью правовой системы Эстонии». На словах Эстонская Республика широко поддержала Всеобщую Конвенцию по правам человека, однако в 1994 году имел место любопытный факт, когда общественность была взбудоражена листовкой, гулявшей по почтовым ящикам, подписанной неким Комитетом по борьбе с апартеидом в Эстонии. (См. выше.)

Попала такая листовка и в мой ящик. Несмотря на её декларативный характер и отсутствия прямого призыва к каким-либо действиям, происхождением листовки заинтересовалась КаПо (Kaitse Politsei) – эстонская полиция безопасности.

Вообще же политический сыск уже коснулся прав и свобод одного из известнейших в Эстонии правозащитника, гуманиста, пострадавшего за свои собственные убеждения, -- Петра Рожка, который был депортирован за пределы Эстонской Республики. В массе своей выявленные правовые и процессуальные нарушения на суде показали грубую фальсификацию выдвинутого против него обвинения в разжигании межнациональной розни, на которую, кстати сказать, не обращается ни какого внимания, когда её начинают разжигать эстонские шовинисты.

Из приведённых ниже отрывков по материалам дела П. Рожка становится ясно, что уголовное и административное дела, выдвинутые против него, а также депортация, -- были политической акцией, цель которой – запугать русских правозащитников в Эстонии.

2.1 ДЕЛО РОЖКА .

4-го февраля 1994 года Государственным Департаментом Полиции Безопасности Эстонской Республики было возбуждено уголовное дело по ст.72 ч.1 УК, предусматривающей санкцию в виде штрафа или лишения свободы на срок до одного года, «за разжига-ние национальной, расовой, политической вражды, насилия или дискриминации». Рожку вменялось то, что он, выступая 18 января 1994 года в Доме культуры «Ругодив» в городе Нарве, якобы побуждал к национальной и политической вражде между эстоно- и русскоговорящим населением, а также интервью газете «Силламяеский вестник», которое опубликовано25. 01. 1994 года, где он призывал русских отставных военнослужащих образовывать «дружины», чтобы оказать силовое сопротивление полицейским, пришедшим их выставлять, (т.е. оказывать сопротивление законной власти Эстонии).

За вышеизложенную деятельность к П. Рожку была применена мера пресечения – подписка о невыезде. Однако в скором времени уголовное дело было прекращено из-за отсутствия состава преступления. В постановлении сказано следующее: «Проведёнными к настоящему времени следственными действиями установлено, что в политических высказываниях данного лица, в которых наблюдаемые отрывки мысли были представлены как деятельность, побуждающая политическую и национальную вражду, вызваны этимологией различающихся понятий эстонского и русского языка.

Произнесённые Петром Рожком речи можно рассматривать как политические убеждения данного лица, т.е. произнесённые им речи -

это основные права и свободы данного лица, согласно 2-ой главе Конституции ЭР, которая на данное лицо, как постоянно проживающее на территории Эстонии гражданина иностранного государства распространяется также, как на всех находящихся в Эстонии лиц.

По вышеизложенным обстоятельствам в поведении П.Рожка отсутствует облигаторная сторона состава преступления, что исключает уголовную ответственность.»

Однако, несмотря на то, что уголовное дело против Рожка было закрыто, ген. директор Департамента гражданства и миграции Э. Ребане приняла к рассмотрению дело об административном правонарушении П. Рожка, а 22-го марта 1995 года было обсуждение составленного в этот же день протокола с участием П. Рожка, в этот же день было принято решение о депортации П. Рожка. Во внимание при вынесении решения принималось письмо из Департамента полиции безопасности, в котором говорится следующее: «Исходя из вышеприведенных обстоятельств деятельность П.Рожка на территории ЭР может привести к непредвиденным последствиям и (может ) причинить Эстонской Республике невозместимый ущерб в отношениях с зарубежными странами и международными организациями.»

В решении № 148 от 22 марта 1995 года записано следующее: «Начиная с 1993 года П. Рожок совершал действия , которые квалифицированы как несоблюдение Конституции ЭР, тем самым он нарушил ст. 5 п. 3 Закона "Об иностранцах", по которому, находящийся в Эстонии иностранец обязан соблюдать конституционный порядок, тем самым совершил действие, наказуемое на основании п. б ст. 171 Кодекса об административных правонарушениях ».

Таким образом, в постановлении Директора следственного отдела Государственного Департамента Полиции Безопасности указывается, что Рожок никаких противоправных действий не совершал, а его высказывания являются его убеждениями, что разрешено Конституцией Эстонской Республики.

В письме Государственного Департамента Полиции Безопасности также не говориться о незаконности действий П.Рожка, а лишь о возможности в будущем причинить ущерб международному престижу Эстонии, а в постановлении № 148утверждается, что П.Рожок уже совершил действия, нарушающие Конституцию Эстонии. На основе этого можно сделать вывод: Депортация П. Рожка произведена за его политические убеждения, а не за совершение каких-либо конкретных действий.

По факту вынесенного решения генеральным директором Департамента гражданства и миграцией госпожой Э. Ребане, о немедленной депортации П. Рожка следует заметить грубое нарушение Конституции Эстонской Республики ч.3 ст.23 где сказано: « Никто не должен быть судим или наказан повторно за деяние, за совершение которого он в соответствии с законом был окончательно осужден либо оправдан ».

По указанным выше эпизодам дела П. Рожка, а именно: «Выступление в Доме культуры « Ругодив » в городе Нарве 18-го января 1994-го года и в связи с интервью газете « Силламяэский вестник », опубликованным 25-го января того же года, уголовное дело было прекращено 22-го марта 1995-го года по основаниям, указанным в п.1 ч.2 ст.5 и ст.168 ч.3 и 4 УПК ЭР (за отсутствием состава преступления). Данное постановление не отменено в установленном законодательством порядке.

Признание этих же фактов по нормам административного законодательства правонарушением и назначение наказания по ним противоречит Конституции Эстонской Республики.

Административное законодательство Эстонской Республики (статья 30 Кодекса) не исключает привлечения к административной ответственности при отказе в возбуждении уголовного дела или при прекращении уголовного дела.

Вместе с тем, согласно части 3 статьи 168 Уголовно-процессуального кодекса ЭР, если в действиях обвиняемого имеется состав административного проступка, то в постановлении о прекращении уголовного дела вносится предложение о привлечении его к административной ответственности.

В постановлении о прекращении уголовного дела от 22 марта 1995 года отсутствует вывод следствия о наличии в действиях П.Рожка административного правонарушения, не имеется предложение следователя о привлечении его к административной ответственности.

В постановлении о прекращении уголовного дела от 22 марта 1995 года утверждается, что речь и интервью являются убеждениями П.Рожка, а не содержат облигаторной и субъективной сторон состава преступления. А это означает, что следствием не установлены деяния П.Рожка, направленные на разжигание межнациональной розни, а также отсутствие вины в виде умысла или неосторожности.

В соответствие со ст. 6 ч. 1 Кодекса об административных правонарушениях ЭР "Административным правонарушением является виновное -умышленное или неосторожное деяние, выражающееся в действии или бездействии... ".

Таким образом, установление в порядке уголовного судопроизводства отсутствие противоправных действий, отсутствие вины, исключает привлечение к административной ответственности за те же действия.

Выступление и интервью П.Рожка признаны в порядке уголовного судопроизводства его конституционными правами, которые он реализовал, а следовательно эта деятельность П.Рожка признана легитимной.

За деятельность лица, реализующего право, установленное Конституцией ЭР, не может наступить административная ответственность.

В соответствие со ст. 6 ч. 1 того же Кодекса "Административным правонарушением является ...деяние, ...за которое законом предусмотрено административное взыскание ".

При предъявлении обвинения по уголовному делу П.Рожку его действие были квалифицированы как разжигание межнациональной розни.

Другой квалификации действий П.Рожка не имеется ни в материалах прекращенного уголовного дела , ни в материалах административного дела.

Кодекс об административных правонарушениях Эстонской республики не предусматривает ответственности за разжигание межнациональной розни, следовательно все изложенные в письме Государственного Департамента Полиции Безопасности от 17 марта 1995 года сведения не могут квалифицироваться по нормам административного права, следовательно привлечение П.Рожка к административной ответственности и вынесение ему наказания является незаконным.

Вывод: П.Рожок незаконно привлечен к административной ответственности за деяние, которое в установленном законом порядке не является деянием (действием или бездействием), при отсутствии вины в виде умысла или неосторожности, при признании этих действий его конституционными правами, и отсутствие состава "разжигание межнациональной розни" в особенной части административного кодекса.

Судом при вынесения решения грубо нарушены нормы материального и процессуального права.

В соответствии со статьей 300 того же Кодекса суд, рассматривая жалобу на решение об административном правонарушении, должен рассмотреть следующие вопросы:

- соблюден ли при наложении на лицо административного взыскания установленный данным Кодексом порядок;

- совершило ли подвергнутое в административном порядке наказанию лицо административное правонарушение, за которое законом предусмотрено административное взыскание;

- виновно ли оно в совершении этого административного правонарушения;

- не истек ли срок давности для наложения административного взыскания.

Это требование Закона Таллиннским административным судом выполнено не было.

Согласно ст. 227 Кодекса об административных правонарушениях об административном правонарушении составляется протокол.

В соответствии со ст. 191 ч. 1 Кодекса об административных правонарушениях дела об административном правонарушении, наказуемом по ст. 171 того же Кодекса, рассматривают сотрудники службы гражданства и миграции.

К числу лиц, которые вправе налагать административное взыскание относится, согласно ч. 2 ст. 191 того же Кодекса, генеральный директор Департамента гражданства и миграции.

Должностное лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении (часть 1 статьи 256 Кодекса) не может участвовать в рассмотрении дела, если он прямо или косвенно имеет личную заинтересованность в окончательном решении по делу или если имеют место иные обстоятельства, вызывающие сомнение в беспристрастности.

Протокол об административном нарушении П.Рожком был составлен генеральным директором Государственного Департамента гражданства и миграции Э.Ребане 22 марта 1995 года, ею же в тот же день вынесено решение № 148.

На основании пункта 2 части 2 статьи 256 Кодекса должностное лицо не может участвовать в рассмотрении дела, если оно участвовало в данном деле об административном правонарушении.

Очевидно, что законодатель разделил должностных лиц на тех, которые обнаруживают правонарушение и оформляют протокол об административном правонарушении (ст. 191 ч. 1 Кодекса) и принимают решение по административному делу (ст. 191 ч. 2 Кодекса).

На должностное лицо, принимающее решение по административному делу, возложена обязанность оценки законности и обоснованности деятельности лиц, которые оформляли дело об административном нарушении. В частности, пункт 2 части 1 статьи 251 Кодекса об административных правонарушениях предусматривает обязанность лица, рассматривающего дело, при подготовке к его рассмотрению выяснить вопрос: "...правильно ли составлены протокол и другие материалы дела об административном правонарушении;".

Следовательно, госпожа Э.Ребане, как должностное лицо, уполномоченное рассматривать дело об административном правонарушении, должна была проверить, правильно ли составлен протокол госпожой Э.Ребане.

Лицо, выдвигающее обвинение, всегда заинтересовано, чтобы по делу было принято обвинительное решение, в то же время лицо, которое принимает решение по делу об административном правонарушении, обязано оценивать обстоятельства дела и доказательства, руководствуясь личными внутренними убеждениями, основанными на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности (статья 225 того же Кодекса).

Статья 229 Кодекса об административных нарушениях устанавливает требования к содержанию протокола об административном нарушении. В частности, на основании упомянутой статьи в нем должны указываться место, время совершения и описание административного правонарушения.

В протоколе, составленном генеральным директором Государственного департамента Гражданства и Миграции Эне Ребане, указано: «Согласно письму Государственного Департамента Полиции Безопасности 17,03.1995 г. № 591 П.Рожок с 1993 г. совершал действия, которые направлены против конституционного порядка ЭР и территориальной целостности"

В решении № 148 от 22 марта 1995 года автор решения"нашел", что "Начиная с 1993 года, П.Рожок совершал действия, которые квалифицированы как несоблюдение Конституции ЭР....

Таким образом, и в протоколе и в решении № 148 не указано место и время совершения, отсутствует описание административного правонарушения.

Отсутствие в протоколе и в решении сведений о времени, месте и обстоятельствах совершенного П.Рожком административного правонарушения исключает возможность установления обстоятельств, указанных в статье 300 Кодекса об административных правонарушениях, а именно: совершал ли П.Рожок административное правонарушение, совершено оно в форме действия или бездействия, умышленно или неосторожно, виновен ли он в совершенных деяниях, доказана ли его вина, истек ли срок давности привлечения П.Рожка к административной ответственности.

Не может также рассматриваться вопрос о признании или непризнании П.Рожком своей вины в совершенном административном проступке, если в протоколе и в решении не указано конкретно, в чем он обвиняется.

Часть 1 статьи 251 Кодекса об административных правонарушениях предусматривает обязанность лица, рассматривающего дело, при подготовке к его рассмотрению выяснить следующие вопросы:

1) правильно ли составлены протокол и другие материалы дела об административном правонарушении;

2) извещены ли лица, участвующие в рассмотрении дела, о времени и месте его рассмотрения;

3) истребованы ли необходимые дополнительные материалы;

4) о ходатайствах лица, привлекаемого к ответственности, потерпевшего, законных представителей и адвоката".

Из текста данной статьи вытекает, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, должно быть заблаговременно извещено об этом, знать суть предъявленного обвинения в совершении административного правонарушения, иметь возможность пригласить адвоката изаявить ходатайства.

Статьей 253 Кодекса об административных правонарушениях установлен срок рассмотрения дела - 15 дней, с момента получения должностным лицом, которое его рассматривает, протокола и других материалов дела.

Предусматривается также (статья 254 часть 1 Кодекса об административных правонарушениях ЭР) вызов повесткой с указанием времени и места рассмотрения дела и наименованием рассматриваемого дела.

Таким образом, административное законодательство Эстонской Республики предусматривает возможность для лица, обвиняемого в совершении административного правонарушения, эффективно осуществлять свою защиту, иметь для этого время, законные основания, включая помощь адвоката и представителя, , возможность ознакомиться с материалами дела на родном языке.

Как видно из жалобы П.Рожка, он 22 марта 1995 года был задержан в порту Копли полицией безопасности, в наручниках доставлен в Департамент полиции, а затем также под охраной в Департамент гражданства и миграции, где и был ознакомлен с вынесенным решением. Данное обстоятельство проверялось административным судом г. Таллинна, не оспаривалось Департаментом гражданства и миграции, однако нарушениям прав П.Рожка не была дана правовая оценка судом.

Вывод: 1. Генеральный директор Департамента Гражданства и Миграции Э. Ребане, которая составила протокол об административном правонарушении на П.Рожка, была не вправе участвовать в том же деле в качестве лица, уполномоченного выносить решение по тому же делу.

2. При рассмотрении административного дела П.Рожка Департаментом гражданства и миграции Эстонской Республики грубо нарушен порядок рассмотрения административного дела (ст.. 229, 243, 251, 254, 300 Кодекса об административных правонарушениях Эстонской Республики).

3. Административный суд г. Таллинна, рассматривая жалобу П.Рожка, не дал соответствующую оценку этим нарушениям.

Суд не дал правовой оценке каждому факту, изложенному в письме Государственного Департамента Полиции Безопасности от 17 марта 1996 года.

1. В решении Административного Суда гор. Таллинна записано:

"Суд считает, что "'Принятие Департаментом гражданства и миграции при вынесении решений за основу письма Полиции безопасности № 591 от 17 марта 1995 г. суд считает обоснованным, поскольку это письмо основывается на данных уголовного дела Полиции безопасности № 9415-0005 по обвинению П.Рожка по ст. 72, часть 1 Уголовного кодекса и они подтверждают, что П.Рожок своими действиями и в 1994 году нарушал положения ст. 55 Основного Закона, а также части 3 статьи 5 Закона об иностранцах ".

С такими выводами суда нельзя согласиться по следующим основаниям:

1.1.1. В письме указывается, что на П.Рожка с 1989 года было возбуждено два уголовных дела, из которых одно прекращено из за отсутствия состава преступления (абзац первый письма).

Во втором абзаце письма указывается когда, за что на П.Рожка возбуждалось уголовное дело, а также по каким основаниям оно было прекращено. В частности, указано, что уголовное дело прекращено по ст. 5 ч.2.п.1. и 168 УПК ЭССР (отсутствие состава преступления).

В письме не упоминается, а также дополнительно в Департамент гражданства и миграции ЭР не сообщается, что и второе уголовное дело прекращено за отсутствием в действиях П.Рожка состава преступления в день, когда принималось решение о его депортации из ЭР.

1.1.2. В письме сообщается, что 15.5.90 г. П.Рожок принимал активное участие в массовых беспорядках, происходящих на Тоомпеа в г. Таллине и об этом эпизоде имеется видеозапись.

Однако не сообщается, что полицией или какими-либо другими органами эти действия квалифицированы, как противоправные, что им дана соответствующая правовая оценка, что П.Рожок был наказан в административном или уголовном порядке за совершение этих действий.

1.1.3. В четвертом абзаце письма Департамента полиции указывается, что П.Рожок состоял в Либерально Демократической партии и состоит в контакте с Жириновским, считает себя представителем ЛДПР в Балтийских государствах, что П.Рожок 01.12.1993 г. призывал русских граждан на выборах в Государственную Думу Российской Федерации голосовать за ЛДПР, а также в апрельском номере газеты "Правда Жириновского" призывал Россию ввести экономические санкции против Эстонии.

Призывы голосовать за то или иное лицо, за ту или иную партию, тем более на выборах не в Эстонский, а в Российских парламент не является незаконной деятельностью, более того эта деятельность разрешена Конституцией Эстонской Республики, а в статье 12 Конституции ЭР указывается:

"...Никто не может быть подвергнут дискриминации из-за ... политических или иных убеждений,... ".

Обращение к России о применении в отношении Эстонии политических санкций – является законной политической деятельностью, это обстоятельство подтверждается также и тем фактом, что сам Департамент полиции Эстонии не нашёл в этих действиях П.Рожка какого-либо правонарушения.

Перечисленным действиям П.Рожка не была дана правовая оценка, его действия не были квалифицированы по нормам уголовного или административного кодекса, к П.Рожку по этим фактом не назначалось наказание.

1.1.4. В пятом абзаце письма Департамента полиции утверждается, что 04.02.94 г. на П.Рожка было возбуждено уголовное дело за выступление 18.01.1994 г. в г. Нарве на собрании Союза Российских Граждан, на котором П.Рожок призывал не признавать Президента и Правительство Эстонский Республики, т.к. русский народ их не выбирал, а территория Эстонской Республики является исконной территорией России.

За это, а также за интервью газете "Силламяэский Вестник", в котором П.Рожок призывал отставных военных создавать дружины для защиты своей чести и достоинства от властей ЭР, на П.Рожка 4.02.94 г. Государственным Департаментом Полиции Безопасности № 94150005 по признакам преступления, предусмотренного ст. 72 ч. 1 УК ЭР, было возбуждено уголовное дело.

Нет смысла подробно останавливаться далее на этом абзаце, где Департамент полиции жалуется на плохое поведение П.Рожка во время следствия, с правовой точки зрения самым важным является то обстоятельство, что и это уголовное дело было прекращено самим же Департаментом полиции по тем же основаниям, что и дело, возбужденное в 1989 году, т.е. из-за отсутствия состава преступления.

1.1.5. В шестом абзаце письма указывается, что летом 1994 года состоялась тайная встреча П.Рожка и лидера ЦСНЭ Тийта Мадиссона, в ходе которой П.Рожок "инструктировал" Т.Мадиссона, как вести себя в политической ситуации после прихода к власти Жириновского в России. Большая часть встречи, по утверждению Департамента полиции, была посвящена обсуждению еврейского вопроса.

Данные действия П.Рожка производились в период расследования уголовного дела, сам Департамент полиции не нашел в этих действиях П.Рожка ни состава уголовного преступления, ни состава административного проступка.

1.1.6. В письме П.Рожок обвиняется, что он является активистом и одним из лидеров действующих в Эстонской Республике не зарегистрированных организаций, таких как Русская Община в Эстонии, Таллиннский Союз Граждан России и Эстонский Союз Граждан России, а также содержится обвинение, что эти организации делали заявления, "атакующие восстановление независимости ЭР и конституционный порядок".

Такое обвинение противоречит части 1 статьи 48 Конституции Эстонской Республики, согласно которой каждый может вступать в некоммерческие общества и союзы.

Приостановить деятельность союза может только суд за совершение правонарушения.

На территории Эстонии в настоящее время их деятельность не прекращалась и не приостанавливалась, а следовательно является законной.

Иметь членство в организациях, чья деятельность не прекращена и не приостановлена, не является нарушением Конституции Эстонии.

1.1.7. П.Рожок обвиняется также в письме Департамента Полиции в том, что он 21.02.1995 года выступал на собрании Нарвского Союза Граждан России, где призывал не подавать ходатайства о виде на жительство.

Согласно пункту 2 статьи 9 Закона ЭР "Об иностранцах" от 11 июля 1993 года, иностранец ходатайствует о получении вида на жительство. Это означает, что для получения вида на жительство на территории Эстонии должно быть волеизъявление гражданина другой страны, следовательно, любой иностранец сам определяет подавать или не подавать ходатайство для получения вида на жительство. Призыв к гражданам другой страны принимать то или иное решение не образует состава правонарушения по законам Эстонской Республики.

Выступление П.Рожка имело место в тот период, когда в отношении него расследовалось уголовное дело, следовательно Государственному Департаменту Полиции Безопасности Эстонии было известно это выступление . Прекращение уголовного дела свидетельствует о том, что и по этому эпизоду в действиях П.Рожка не содержится состава преступления, а следовательно, данный эпизод не нарушает законодательства Эстонии.

1.1.8.Последний абзац письма резюмирует изложенное ранее в виде следующего предположения:

«Исходя из вышеприведенных обстоятельств деятельность П.Рожка на территории ЭРможет привести к непредвиденным последствиям и (может) причинить Эстонской Республике невозместимый ущерб в отношениях с зарубежными странами и международными организациями.»

Далее в письме указывается, что деятельность П.Рожка можно квалифицировать как несоблюдение конституционного порядка ЭР и поэтому необходима высылка П.Рожка с территории Эстонии.

Из письма Государственного Департамента Полиции Безопасности можно сделать следующие выводы:

1. В действиях П.Рожка, которые описаны в письме, не содержится состава уголовного преступления, т.к. Государственный Департамент Полиции Безопасности прекратил уголовное дело за отсутствием состава преступления.

2. Б действиях П.Рожка не содержится состава административного правонарушения, т.к. согласно части 3 статьи 168 Уголовного кодекса Эстонской Республики, если в действиях обвиняемого имеется состав административного или дисциплинарного проступка, то в постановлении о прекращении уголовного дела вносится предложение о привлечении его к административной или дисциплинарной ответственности.

В постановлении о прекращении уголовного дела от 22 марта 1995 года отсутствует предложение о привлечении П.Рожка к административной ответственности.

3. Из резюмирующий части письма видно, что действия П.Рожка могут в будущем причинить ущерб Эстонии, следовательно просьба о его депортации является превентивной мерой.

Это же утверждение свидетельствует о том, что никаких конкретных нарушений норм уголовного и административного законодательства в действиях П.Рожка в настоящее время не имеется.

4. Государственный Департамент Полиции Безопасности Эстонской Республики, не будучи в состоянии сам ни установить, ни доказать противоправность действий П.Рожка, подталкивает Государственный Департамент гражданства и миграции Эстонской Республики на действия, нарушающие права человека, которые причиняют ущерб международному престижу Эстонской Республики в значительно большей степени, чем П.Рожок.

5. На момент рассмотрения жалобы П.Рожка в Таллиннском административном суде было известно о прекращении уголовного дела в отношении П.Рожка из-за отсутствия состава преступления, однако, суд в решении, ссылаясь на материалы уголовного дела № 9415-0005. не указывает этого обстоятельства.

Судом не принято во внимание, что по большинству эпизодов, которые указаны в письме Государственного Департамента Полиции Безопасности ЭР от 17.03.1995, истекли сроки привлечения к административной ответственности

1. Государственный Департамент гражданства и миграции в решении № 148, а также Административный суд в решении от 1 февраля 1996 года умышленно избегал упоминания конкретных действий П.Рожка (время, место и обстоятельства их совершения), которые содержат, как они считают, нарушения законодательства Эстонской Республики.

Согласно части 4 статьи 30 Кодекса об административных правонарушениях Эстонской Республики в любом случае (исключение составляет ст. 141) административное взыскание не может быть наложено, если со дня административного правонарушения, а в случае продолжающегося административного правонарушения, если со дня его обнаружения прошел один год или больше.

Должностное лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, в соответствии со статьей 300 Кодекса об административных правонарушениях ЭР , должно было определить время совершения административного проступка и выяснить, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности.

Такая же обязанность возложена на суд.

1.1. Активное участие П.Рожка в массовых беспорядках, происходящих в Тоомпеа в г. Таллине 15.5.90 г не может быть наказано в административном порядке, если даже содержит признаки административного правонарушения, т.к. с момента его совершения прошло более четырех лет.

1.2. С того момента, когда П.Рожок 01.12.1993 г. призывал русских граждан на выборах в Государственную Думу Российской Федерации голосовать за ЛДПР, а также в апрельском номере газеты "Правда Жириновского" призывал Россию ввести экономические санкции против Эстонии , прошло полных год и три месяца.

Следовательно, если эти действия П.Рожка и содержат состав административного проступка, то срок давности привлечения к административной ответственности истек.

1.2.1. То обстоятельство, что Рожок состоял в ЛДПР и считает себя представителем Жириновского а странах Балтии, не образует состава административного правонарушения, равно как и то, если бы П.Рожок называл себя представителем Папы Римского или Чингисхана.

1.3. Выступление П.Рожка 18.01.1994 г. в г. Нарве на собрании Союза Российских Граждан, в котором он призывал не признавать Президента и Правительство Эстонский Республики, т.к. русский народ их не выбирал, а территория Эстонской Республики является исконной территорией России, имело место за один год и два месяца до принятия решения о его депортации. Это означает, что если даже предположить, что данный эпизод содержит признаки административно наказуемого деяния, то и в этом случае П.Рожок не мог быть привлечен к административной ответственности из-за истечения сроков давности.

1.4. Интервью газете "Силламяэский Вестник", в котором П.Рожок призывал отставных военных создавать дружины для защиты своей чести и достоинства от властей ЭР, было опубликовано 25 января 1994 года, следовательно, если предположить, что данные действия и образуют состав административного правонарушения, тосрок привлечения к ответственности за него истек 25 января 1995 года.

Вывод: По всем эпизодам, которые датированы в письме

Государственного Департамента полиции безопасности, если даже предположить, что эти действия содержат состав административного правонарушения, то по этим фактам истекли сроки привлечения к административной ответственности, а это значит, что в соответствии с пунктом 7 статьи 218 Кодекса административных правонарушений, производство об административном правонарушениям по этим эпизодам не могло быть начато.

По некоторым эпизодам, изложенным в письме Государственного Департамента Полиции Безопасности ЭР от 17 марта 1995 года, Департаментом Гражданства и Миграции не было выяснено, имели ли место какие-либо действия, содержат ли они состав административного правонарушения

Согласно ст. 263 Кодекса об административных правонарушений ЭР при рассмотрении дела об административном нарушении подлежит выяснению, было ли совершено административное правонарушение, виновно ли данное лицо в его совершении.

Данные обстоятельства подлежат доказанию в соответствии со статьями 257-262 Кодекса об административных правонарушениях ЭР.

Если данные факты установлены в ходе расследования уголовного дела, то в материалах уголовного дела должны содержатся доказательства этих фактов.

1. Изучении материалов прекращенного уголовного дела № 9415-0005 по обвинению П.Рожка свидетельствует, что в нем не содержится сведений о выступлении П.Рожка 21.02.1995 года на собрании Нарвского Союза Граждан России, где он, как утверждается в письме Департамента Полиции, призывал не подавать ходатайства о виде на жительство.

Таким образом, Государственный Департамент Полиции Безопасности и Департамент гражданства и миграции не установили, имело ли место упомянутое выступление П.Рожка, что он говорил и к чему призвал, в каких выражениях это было высказано.

Отсутствуют указанные сведения и в материалах административного дела. Суд данное обстоятельство не проверил.

2. В материалах уголовного дела по обвинению П. Рожка имеется протокол допроса свидетеля Антса Пяяра, который 22-го июля 1994 года показал, что на встрече в мае 1994 года П. Рожка и Т. Мадиссона, на которой присутствовали Утенков и двое полицейских, шел обмен мнениями о борьбе с преступностью и деятельностью сионистских организаций в Эстонии.

В показаниях А.Пяяра отсутствуют также какие-либо сведения, что эта встреча была "тайной", а также то, что П.Рожок "инструктировал" Т.Мадиссона, как вести себя в политической ситуации после прихода к власти Жириновского в России.

Государственный Департамент Гражданства и Миграции обстоятельства этой "тайной" встречи не выяснял, данные действия как административный проступок не квалифицировал.

Суд также не дал правовую оценку данному эпизоду и не оценил действия в связи с ним Государственного Департамента Гражданства и Миграции ЭР.

ВЫВОД: 1. В материалах уголовного и административного дела отсутствуют какие-либо сведения о выступлении П.Рожка 21.02.1995 года на собрании Нарвского Союза Граждан России.

2. "Тайная" встреча с лидером ЦСНЭ Т.Мадиссоном, где шел обмен мнениями, не была предметом рассмотрения Государственным Департаментом Гражданства и Миграции при рассмотрении административного дела П.Рожка

3. Данные факты не могут быть положены в основу обвинения при обвинении П.Рожка в совершении административного правонарушения, т.к. не содержат признаков состава административного правонарушения.

Государственный Департамент Полиции Безопасности ЭР не был вправе осуществлять депортацию П.Рожка до рассмотрения дела в суде.

П. Рожок в жалобе на решение о депортации, в объяснениях, данных в Административном суде гор. Таллинна, утверждает, что 23 марта 1995 года в 7 часов 30 минут был задержан сотрудниками Государственного Департамента Полиции Безопасности, до 17 часов 30 минут содержался в тюрьме, а затем был привезен на вокзал и в сопровождении полицейских был доставлен на границу Эстонии и России. Данное обстоятельство не опровергается.

В соответствии с частью 1 статьи 269 Кодекса об административных правонарушениях Эстонской Республики решение по делу об административном правонарушении может быть обжаловано в десятидневный срок с момента его получения.

Согласно статьи 273 того же Кодекса исполнение решения должностного лица приостанавливается, за исключением случаев исполнения решения о применении ареста, а также наложения штрафа по месту совершения административного правонарушения.

Решение административного суда, согласно статьи 306 того же Кодекса вступает в силу с момента его объявления.

Таким образом, Государственный Департамент Полиции Безопасности до истечения срока подачи жалобы, а при ее подаче до срока рассмотрения, т.е. до 1 февраля 1996 года был не вправе насильственно осуществлять депортацию П.Рожка.

ВЫВОД: 1. Сотрудниками Государственного Департамента Полиции Безопасности Эстонской Республики грубо нарушено административное законодательство.

2. Незаконная насильственная депортация П.Рожка повлекла нарушение конституционных прав и законных интересов П.Рожка, в т.ч. и права, связанные с возможностью осуществления защиты.

3. В действиях должностных лиц Государственной Полиции Безопасности Эстонской Республики, которые осуществили насильственную депортацию П.Рожка до вступления решения административного суда в законную силу, содержатся признаки преступления, предусмотренного статьями 161, 161-1 УК ЭР.

Иные нарушения, допущенные при рассмотрении административного дела П.Рожка, которым Административный Суд г. Таллинна не дал оценки.

1. В соответствии с пунктом 8 статьи 218 Кодекса об административных правонарушений ЭР производство по делу об административном нарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по тому же факту возбужденного уголовного дела.

В письме Государственного Департамента Полиции Безопасности от 17 марта 1995 года сообщается, что в отношении П.Рожка возбуждено два уголовных дела, одно из которых прекращено за отсутствием состава преступления. Следовательно, в производстве Государственного Департамента Полиции Безопасности в отношении П.Рожка на 17 марта 1995 года имелось в производстве уголовное дело № 9415-0005, по которому проводилось предварительное расследование, прекращенное лишь 22 марта 1995 года.

ВЫВОД: Департамент гражданства и миграции Эстонской Республики был не вправе возбуждать административное производство. Таллиннский административный суд не дал оценку этому обстоятельству.

2. Согласно п. 2 ст. 221 Кодекса об административных правонарушениях заинтересованному лицу, не владеющего языком производства по делу, обеспечивается возможность ознакомится с материалами по делу и участвовать в производстве через переводчика. Это же право предусмотрено для лица, привлекаемого к административной ответственности, статьей 243 Кодекса об административных правонарушениях ЭР.

Согласно показаниям П.Рожка, о чем он сообщил в дополнительной жалобе в Таллиннский административный суд 10 апреля 1995 года, что 22 марта 1995 года он был насильно задержан на своем рабочем месте и в наручниках доставлен в Департамент полиции безопасности, откуда доставлен в Департамент гражданства и миграции.

По словам П.Рожка, которые не опровергались представителями Департамента гражданства и миграции, ему после доставления в Департамент гражданства и миграции ЭР было оглашено решение.

В решении не указано, требовал ли П.Рожок ведения протокола рассмотрении дела, разъяснены ли ему его права.

В связи с отсутствием протокола, ведение которого предусмотрено ст. 264 Кодекса об административных правонарушениях ЭР, в настоящее время невозможно установить была ли П.Рожку предоставлена возможность дать объяснение по существу предъявленного обвинения, заявлял ли он ходатайства, удовлетворены ли они, если нет, то по каким мотивам ему отказано в их удовлетворении, участвовал ли при рассмотрении дела переводчик и адвокат.

ВЫВОД: 1. П.Рожок не имел возможности предварительно ознакомиться с материалами дела об административном правонарушении, получить перевод всего дела, а значит фактически был лишен права знать, в чем он обвиняется и чем доказано это обвинение.

2. Отсутствие протокола при рассмотрении дела не позво­ляет с достоверностью установить были ли нарушены права П.Рожка при рассмотрении дела.

3. В описательной части решения суда утверждается, что П. Рожок не оспаривал решение о его высылке из Эстонии, а также наложенный на него штраф в размере 150 крои.

Данное утверждение противоречит обстоятельствам дела.

3.1. Согласно статьи 270 Кодекса об административных правонарушениях Эстонской республики, такое решение может быть обжаловано только в административном суде.

П.Рожок подал жалобу, оспаривая решение № 148 Департамента гражданства и миграции, а Административный суд гор. Таллинна принял ее к рассмотрению.

В жалобе П.Рожка оспаривается его депортация, а также наложенный штраф.

Таким образом, утверждение суда, что Рожок не оспаривал наложение штрафа, не соответствует действительности.

Вывод: Административный суд г. Таллинна, рассматривая жалобу П.Рожка на решение № 148 о его депортации и наложение штрафа, утверждает, что П.Рожок это решение не оспаривал.

4. Согласно пункту 4 части 2 статьи 14 Закона "Об иностранцах" от 11 июля 1993 года вид на жительство может быть аннулирован, если иностранец совершил преступление, за которое ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок более одного года.

П.Рожок обвинялся по статье 72 ч. 1 УК ЭР, санкция которой предусматривает лишении свободы на срок до одного года, арестом до 3-х месяцев или штрафом.

В случае признания судом П.Рожка виновным и осуждении его к лишению свободы, ему не могло быть назначено наказание более одного года лишения свободы.

4.1. Пункт 2 части 2 статьи 14 того же Закона предусматривает аннулирование вида на жительства при несоблюдение конституционного порядка и законов Эстонии.

Данная норма не соответствует пункту 4 части 2 статьи 14 того же Закона, а также Конституции Эстонской республики, не отвечает нормам и стандартам международного права.

В ней, в частности, не содержится ограничений по кругу нормативных актов, за которые может быть прекращен срок действия и может быть аннулирован вид на жительство и разрешение на работу.

При сопоставлении двух норм (пунктов 2 и 4 части 2 статьи 14) очевидно, что за уголовно наказуемое разжигание национальной, расовой, религиозной или политической вражды, насилия или дискриминации (статья 72 УК ЭР )вид на жительство и разрешение на работу не могут быть аннулированы, а за безбилетный проезд (ст.116 Кодекса об административных правонарушениях ЭР ) у лица вид на жительство и разрешение на работу могут быть аннулированы.

4.2.Данная норма (п.2 ч.2 ст.14 Закона «Об иностранцах») противоречит статье 1 Протокола № 7 Европейской Конвенции по правам человека, принятой 22-го ноября 1984 года в г. Страсбурге и ратифицированной Эстонской Республикой 16.04.1996 г.

Почему же Эстонское государство так боится «политического рецидивиста» П. Рожка, что прибегло к рычагам собственного управления, дабы избавиться от него? Мы видим, что даже судебная власть в лице Таллиннского Административного суда в первоначальном рассмотрении дела подтвердила законность вынесенного против Рожка решения о депортации. Ответ на поставленный вопрос мы можем найти в строках из письма Государственного Департамента Полиции Безопасности ЭР от 17-го марта 1995 года. Напомню эти строки: «... деятельность П. Рожка на территории ЭР может привести к непредвиденным последствиям и может причинить Эстонской Республике невозместимый ущерб в отношениях с зарубежными странами». Так какой же ущерб может причинить Эстонской Республике П.Рожок, и может ли его причинить вообще? Ответить на этот вопрос совсем не сложно: да, такой ущерб Эстонской Республике на международной арене действительно может быть причинён. Выражен он как раз в виде правозащитной деятельности. П. Рожок и другие правозащитники активно ведут работу по разъяснению сути эстонских законов, а вернее той его части, которая напрямую относится к русскоговорящим жителям страны. Работа эта проводится среди международных организаций, в том числе российских, и Организации Объединённых Наций, с надеждой на их дипломатическое влияние на Эстонское государство, а следовательно изменения положения русских в лучшую сторону. Естественно, что такой расклад вряд ли по душе правящим кругам в Эстонии, вот и прибегли они к показательной депортации П. Рожка за пределы государства. Номинальный повод найти, конечно, было не сложно, учитывая активную деятельность П. Рожка.

Именитый адвокат П. Рожка из Межреспубликанской Коллегии адвокатов России – Борис Кузнецов, подавший апелляционную жалобу на решение Административного суда г. Таллинна в Таллиннский Окружной Суд и добившийся отмены решения о депортации и полного оправдания своего подзащитного, показал, что всё-таки в Эстонской Республике дела не так безнадёжны, и что наша страна стремится к цивилизованному, а следовательно – правовому подходу.

На данном же этапе продолжают действовать и «Закон о гражданстве», и «Закон об иностранцах», а также «Закон о языке», которые ущемляют права русских в Эстонии. Считаю, что во благо спокойного развития жизни в Эстонии, в которой не было бы места межнациональному вопросу, в эти законы разумно было бы внести серьёзные изменения в благоприятную для русскоговорящих сторону.

Вот только некоторые любопытные моменты, взятые из «Закона об иностранцах», «Закона о гражданстве» и «Закона о языке»:

2.2. КАЖДЫЙ ЭСТОНЕЦ – НЕ ИНОСТРАНЕЦ!

Воодушевляет преамбула Закон об иностранцах, принятого 8-го июля 1993 года: «Исходя из прав и свобод, вытекающих из Конституции Эстонской Республики, учитывая, что общепринятые принципы и нормы международного права являются неотъемлемой частью правовой системы Эстонии, основываясь на необходимости обеспечения для проживающих в Эстонии иностранцев признанного в международном масштабе статуса и определения обязанностей иностранцев, желая создать для иностранцев, проживающих в Эстонии как временно, так и постоянно, чувство защищенности законом, принят настоящий Закон.» Ст. 3 раскрывает понятие «иностранец»: оказывается, иностранец – это не только гражданин другой страны. Им может быть также и апатрид, при этом в Законе не поясняется, какую такую иную страну подразумевают, упоминая под понятием «иностранец» лицо без гражданства: ст.3 п.1. «Иностранцем в понимании настоящего Закона считается лицо, являющееся гражданином иностранного государства или признанное лицом без гражданства. »

Ст.6 п.1 даёт нам чёткое понятие о неравной иммиграционной квоте для иммигрирующих в Эстонию на постоянное место жительства иностранцев, т.е. действительно граждан других стран, а не «своих» иностранцев – апатридов.

Ст.6 п.2 гласит: «Каждый эстонец имеет право поселиться в Эстонии вне иммиграционной квоты».

Ст.6 п.3 гласит: «Иммиграционная квота не распространяется на граждан Европейского Союза, Норвегии, Исландии и Швейцарии.»

Из этого следует понимать, что в отношении граждан стран, перечисленных в п.3 ст. 6, действуют соответствующие международные договоры, но на эстонцев (ст.6 п.2), приехавших в Эстонию, к примеру, из России или Украины и являющихся гражданами этих стран, иммиграционная квота не действует вообще. Следовательно, «Каждый эстонец – не иностранец!». Такое исключение ущемляет право на въезд и проживание в Эстонии по квоте представителей других национальностей, что идёт в разрез с Конституцией ЭР, где в ст.9 сказано: «Права, свободы и обязанности всех и каждого, перечисленные в Основном Законе, распространяются в равной степени как на граждан Эстонии, так и на прибывающих в Эстонию граждан иностранных государств и лиц без гражданства». Ст.12 Основного Закона гласит: «Перед законом все равны. Никто не может быть подвер­гнут дискриминации из-за его национальной, расовой принадлежности, цвета кожи, пола, языка, происхождения, вероисповедания, полити­ческих или иных убеждений, а также имущественного и социального положения или по другим обстоятельствам. Разжигание национальной, расовой, религиозной или политической ненависти, насилия и дискриминации запрещается и карается по закону. Также запрещено и карается по закону разжигание ненависти, насилия и дискриминации между слоями общества.»

Ст.12 ч.4 п.7 Закона об иностранцах исключает выдачу вида на жительство лицу служившему в качестве кадрового военного в вооруженных силах иностранного государства, уволенному из них в запас или вышедшему в отставку, а также членам его семьи, прибывшим в Эстонию в связи с направлением военнослужащего на службу, в запас или в отставку. Таким образом, десятки тысяч проходивщих срочную службу в рядах вооружённых сил бывшего СССР и члены их семей, несмотря на то, что успели пустить здесь свои корни, лишаются права на проживание в Эстонии.

В Эстонии, как и в других республиках СССР, имелось своё отделение КГБ. Так вот, работавшие его структуре, исходя из смысла ст. 12 ч.4 п.5 также не имеют права жить в Эстонской Республике, невзирая на род их деятельности в структуре КГБ. Предположим, простая уборщица, мывшая полы, запачканные сапогами водителей автомашин, развозящих офицеров или даже младшего состава КГБ, уже лишается права на вид на жительство.

Ст. 14 регламентирует прекращение срока действия и аннулирования вида на жительство и разрешения на работу, п.2 предписывает аннулировать оные, если лицо не соблюдает конституционный порядок и законы Эстонии. Иными словами, лицо, нарушившее хотя бы Административно-процессуальный кодекс, к примеру, перешедшее улицу в не отведённом под это специальном месте, может распрощаться с Эстонией, даже если это страна, в которой он был рождён.

П.3 позволяет лишить лицо вида на жительство и работу, если его деятельность представляет угрозу эстонскому государству и его безопасности. Вполне резонно, но вот в чём может быть выражена эта угроза, закон умалчивает.

2.3. СЛОВО НЕ ВОРОБЕЙ...

Закон о языке, принятый 21 февраля 1995 года, определяет государственным языком Эстонии эстонский язык. Ст.1 п.2 гласит: «Основой для официального использования эстонского языка по смыслу настоящего Закона является норма эстонского литературного языка в порядке, установленном Правительством Республики». Остаётся только предполагать, на что именно будут полагаться в правительстве республики, устанавливая литературность эстонского языка, отделяя «семена от плевел». В памяти всплывает любопытный факт, когда постановлением Верховного Совета десять лет назад было решено в написании слова «Таллин» в русской транскрипции добавлять вторую букву «н», таким образом уравнивая количественное значение букв в слове эстонского и русского языках. «Таллинн» и «Tallinn». Вот так ВС ЭССР исправил «ошибочность» прежнего написания названия столицы. Слава Богу, что русскоговорящие приняли нововведение лишь буквально, а не словесно, и не начали при произнесении слова растягивать его, типа «Таллин-н-н...»

Ст.6 гласит: «Государственные учреждения и местные самоуправления обеспечивают в предусмотренном законом порядке возможность получения образования на эстонском языке во всех принадлежащих им учебных заведениях, а также возможность получения образования на иностранном языке в порядке, предусмотренном законом». Однако уже сейчас по специальным программам, разработанным правительством, предусматривается постепенный переход на эстонский язык обучения в русских школах. В государственных ВУЗах получение образования на русском языке осталось всего лишь приятным воспоминанием. Разработанная программа проводится под благовидной кампанией натурализации, а русские, прошедшие эти программы, будут считаться «обыстонившимися», т.е. как бы натурализованными.

Поистине «потешно» будет наблюдать за детьми из русских семей, которые толком не смогут выразить свои мысли ни на русском, ни на эстонском, взамен предлагая «словесную кашу», состоящую из двух языков.

Так кто будут они: ещё русские или уже почти эстонцы? Или же некая новая разновидность национальности – «русстонцы»?

2.4. И ГРАЖДАНЕ НЕ ВСЕ РАВНЫ ПЕРЕД ЗАКОНОМ.

Закон о гражданстве, принятый 19-го января 1995 года, в ст. 2 гласит: « (1) Гражданство Эстонии: 1) приобретается по рождению

2) предоставляется в порядке натурализации ...»

Ст.5 п.3 гласит: «Никто не может быть гражданства Эстонии, приобретённого по рождению». Означает ли это, что гражданин, которому гражданство предоставлено в порядке натурализации, может быть лишён его?

Да, означает, но прежде давайте рассмотрим порядок

предоставления гражданства по натурализации: а) ст.6 «Иностранец, желающий получить гражданство Эстонии, должен:

1) достичь 15-летнего возраста;

2) пребывать в Эстонии на основании постоянного вида на житель­ство не менее пяти лет до дня подачи заявления о предоставлении гражданства Эстонии и не менее одного года со дня, следующего за регистрацией заявления;

3) знать эстонский язык в соответствии с требованиями, установлен­ными статьей 8 настоящего Закона;

4) знать Конституцию Эстонской Республики и Закон о гражданстве в соответствии с требованиями, установленными статьей 9 настоящего Закона;

5) иметь легальный постоянный доход, обеспечивающий существова­ние его самого и его иждивенцев;

6) быть лояльным Эстонскому государству;

7) принести присягу: «Ходатайствуя о получении гражданства Эсто­нии клянусь быть верным конституционному строю Эстонии».

б) ст.7 «Легальным постоянным доходом считается:

1) Вознаграждение, заработанное законным путём на основании трудового, служебного договора, гражданско-правового договора или членства;

2) Доход от законной коммерческой деятельности или собственности;

3) Пенсия;

4) Стипендия;

5) Алименты;

6) Государственные пособия, в том числе пособие по безработице и пособие на детей;

7) Содержание, получаемое от члена семьи, имеющего в Эстонии легальный постоянный доход.»

в) ст.8 «(1) Знанием эстонского языка в понимании настоящего Закона является знание общеупотребительного эстонского языка, необходимое в повседневной жизни.

(2) К знанию эстонского языка предъявляются следующие требования:

1) понимать услышанное (официальные заявления и сообщения);

предупреждения об опасности и предостережения, новости, описа­ния событий и разъяснения явлений);

2) говорить (вести беседу и рассказ; задавать вопросы, давать объяснения, выражать предположения, отдавать приказы, выражать мнения и пожелания);

3) понимать прочитанное (публичные заявления и сообщения;

публичные извещения, новости, формы-образцы, публикации в газе­тах и журналах, известия, каталоги, инструкции по пользованию, информация о дорожном движении, опросные листы, протоколы, правила);

4) письменно составлять документы (заявления, доверенности, объяснения, написать автобиографию, заполнять анкеты, бланки и тексты).

(3) Знание эстонского языка оценивается на экзамене. Порядок проведения экзаменов устанавливается Правительством Республики.

(4) Лицу, сдавшему экзамен, выдается соответствующее свидетель­ство.

(5) Экзамен не должны сдавать лица, получившие на эстонском языке основное, среднее или высшее образование.»

г) ст.9: «(1) Лицо, желающее получить гражданство Эстонии, должно знать:

1) основы государственного строя Эстонии, установленные в гла­вах 1 и 3 Конституции Эстонской Республики;

2) основные права, свободы и обязанности каждого, установлен­ные в главе 2 Конституции Эстонской Республики;

3) компетенцию Государственного Собрания, Президента Респуб­лики, Правительства Республики и суда в соответствии с Конституцией Эстонской Республики;

4) условия и порядок приобретения, получения, восстановления и утраты гражданства Эстонии в соответствии с Законом о граждан­стве.

(2) Знание Конституции Эстонской Республики и Закона о граждан­стве оценивается на экзамене, который проводится на эстонском языке. Порядок проведения экзаменов устанавливается Правительством Рес­публики.

(3) Лицу, сдавшему экзамен, выдается соответствующее свидетель­ство.»

Известен ряд случаев, когда эстонцы ходили по чужим паспортам сдавать экзамен на знание языка за своих русских друзей и... заваливали его, потому что не смогли дать ответ на эстонском языке на такие, к примеру, вопросы, поставленные экзаменационной комиссией: « Какие птицы обитают в юго-восточной части Эстонии?» или « Какой скульптор изваял статую «Женщина и цветок»?», или « Годы жизни эстонского писателя Эдуарда Вильде и его основные произведения?». Ответы на многие подобные вопросы нельзя получить не из-за плохого знания языка, а ввиду неосведомлённости в вопросах искусства или орнитологии.

В народе ходят легенды о толстой весёлой эстонке лет 30-35 со светлыми кудрявыми волосами и короткой стрижкой, которая «заваливает» на экзаменах всех и каждого, и о пожилом эстонце, в противоположность худощавом и по-философски задумчивом, который совсем не заваливает... Попасть к нему на экзамен – всё равно, что вытащить счастливый билет в лотерее.

Вообще же, знание «общеупотребительного эстонского языка, необходимое в повседневной жизни», едва ли можно оценить меньше, чем уровень родного языка. Вывести на такой уровень, каким его представляет закон, свой эстонский под силу далеко не каждому. Особенно это касается жителей северо-восточной части страны, где русскоговорящих проживает 98%, и всего 2% эстонцев.

д) ст.11: «Постоянным пребыванием в Эстонии в понимании настоящего Закона является законное пребывание в Эстонии в течение не менее 183 дней в год, при этом продолжительность отлучки из Эстонии не должна превышать 90 дней подряд в год».

Статья 21 пункт 7 категорически лишает возможности получения гражданства Эстонской Республики лицами, служившими ранее в вооружённых силах иностранных государств ( советских в том числе), уволенных из них в запас или в отставку, а также их супругов, что, как я уже упоминал, затрагивает большой процент проживающих в Эстонии апатридов.

Из ст.28 ч.1 п.1 следует, что гражданства Эстонии может быть лишено лицо, поступившее на государственную или военную службу иностранного государства без разрешения на то Правительства Республики. Из этого следует, что, к примеру, лицо, поступившее на работу в качестве водителя к послу Венесуэлы при посольстве в Эстонии и не испросившее специального разрешения у Правительства ЭР, но получившее гражданство в порядке натурализации, легко может его лишиться. В этой же ст. 28 ч.3 говорится о том, что данное положение не распространяется на лиц, приобредших гражданство по рождению.

Вообще «Закон о гражданстве» имеет одну очень интересную особенность (я бы назвал её парадоксальной, если б не знал ей ответ). Ст.1 п.2 говорит: « Гражданин Эстонии не может одновременно состоять в гражданстве какого-либо другого государства». Иначе говоря, институт двойного гражданства в Эстонии не разрешён. Это подтверждается и статьёй 3 того же Закона: «Лицо, приобретшее по рождению помимо гражданства Эстонии также гражданство какого-либо другого государства, должно по дости­жении возраста 18 лет отказаться либо от гражданства Эстонии, либо от гражданства другого государства». Однако, что делать, если лицо, получившее гражданство по рождению и достигшее совершеннолетия, в силу ещё не окрепшей «гражданской сознательности» пренебрежёт отказом от второго гражданства, как ему предписывает ст. 3? А ничего. Лишить его гражданства не имеют права, а наказание за это деяние не предусматривается в эстонском законодательстве вообще. Более того, ст.5 ч.3 гласит: « Никто не может быть лишён гражданства Эстонии, приобретённого по рождению». Единственный выход – это просто пожурить несознательного гражданина. То ли дело, если гражданство приобретено в порядке натурализации. В этом случае, если вдруг встанет вопрос о двойном гражданстве, его решить будет чрезвычайно просто, полагаясь на ст. 28 ч. 1 п. 5: « Гражданства Эстонии лишается распоряжением Правительства Республики лицо, которое состоит в гражданстве какого-либо другого государства, но не освобождено от гражданства Эстонии».

Дело здесь вот в чём: после обретения в 1991 году самостоятельности в эстонское государство на постоянное место жительства переехало много эстонцев из Канады, США, Швеции, Финляндии, Австрии, Австралии и других развитых капиталистических стран. Помните ст. 6 «Закона об иностранцах», где: « каждый эстонец имеет право поселиться вне иммиграционной квоты»!?

Естественно, что независимая Эстония остро нуждалась тогда в капиталовложениях таких эстонцев (некоторые из них были миллионерами), а многие политические движения и партии считали за честь заручиться поддержкой таких эстонцев. В результате часть из них даже получила министерские портфели, как например г-н Эйнселийн, сумевший быть одновременно полковником вооружённых сил США ( и разумеется, гражданином США), а также почти сразу получить звание генерала и пост министра Оборонительных Сил Эстонии от союза «Исамаалийт»!

Ярким примером служит г-н Рейн Тагепера, этот миловидный канадский эстонец был основным соперником Леннарту Мери на президентских выборах, но всё-таки проиграл.

Этот список можно было бы ещё продолжить, однако следует вернуться к «Закону о гражданстве». Особо хотелось бы здесь подчеркнуть положительную сторону, выразившую себя в ст.34, дающей послабление определённым группам лиц в соискании эстонского подданства:

(1) Родившиеся до 1 января 1930 года лица, ходатайствующие о получении гражданства Эстонии, освобождаются на экзамене по зна­нию эстонского языка от требований, приведенных в пункте 4 части 2 статьи 8 настоящего Закона.

(2) Инвалиды по зрению, ходатайствующие о получении гражданства Эстонии, освобождаются на экзамене по знанию языка от требований, приведенных в пунктах 3 и 4 части 2 статьи 8 настоящего Закона.

(3) Инвалиды с дефектами слуха и речи, ходатайствующие о полу­чении гражданства Эстонии, освобождаются на экзамене по знанию языка от требований, приведенных в пунктах 1 и 2 части 2 статьи 8 настоящего Закона.

(4) Условия, приведенные в частях 2 и 3 настоящей статьи, распро­страняются на инвалидов I группы и тех инвалидов II группы, которым группа инвалидности присвоена бессрочно и которые в силу состояния здоровья не способны сдавать экзамен по знанию языка в соответствии с условиями, приведенными в статье 8 настоящего Закона.

3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Хотелось бы выразить в заключении своей работы надежду на пусть нескорое, пусть постепенное, но всё-таки изменение законов, ущемляющих честь, достоинства и права русских в Эстонии. Я верю, что настанет тот день, когда все живущие в нашем государстве будут иметь гражданство, а вместе с тем – равные права. Это обязательно произойдёт, вопрос лишь во времени: или лет 60-70 спустя, когда апатриды умрут естественной смертью, оставив после себя потомство, которое будет уже гражданами по рождению; или всё-таки в более близкое время при содействии правозащитных организаций мира, Евросовета, ООН и, конечно же, в первую очередь, России.

4. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. “Закон об иностранцах” / Принят Государственным Собранием ЭР 8 июля 1993г./ «ПАЭ 1993,26,637.»

2. “Закон о языке” / Принят Государственным Собранием ЭР

21 февраля 1995г. / «РТ 1, 1995, 23, 334.»

3.“Закон о гражданстве”/ Принят Государственным Собранием

ЭР 19 января 1995 г./ «РТ 1, 1995, 11, 115»

4. “Эстония и права человека” /Межрегиональный Совет Народных Депутатов и Делегатов Трудящихся Эстонии/

1991г.

5.Аппеляционная жалоба в Таллиннский Окружной Суд ЭР от

представителя П.Рожка адвоката Б. Кузнецова 1996г.

6. Л.Люлько. Газета “Эстония” от 20.01.1999г. ст. “80 %

преступников – неэстонцы”

7. Конституция ЭР / « ПАЭ №67-69 от 8 января 1995г./

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:34:08 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:59:02 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Права русскоговорящих жителей в Эстонии

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150521)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru