Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Коллизионные нормы

Название: Коллизионные нормы
Раздел: Рефераты по международному частному праву
Тип: реферат Добавлен 09:18:16 20 июня 2005 Похожие работы
Просмотров: 10743 Комментариев: 2 Оценило: 5 человек Средний балл: 4.4 Оценка: неизвестно     Скачать

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра гражданского и международного частного права

Допустить к защите в ГАК

__________________2001 г.

Зав. кафедрой, профессор

___________В.В.Меркулов

ПРИМЕНЕНИЕ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ

Дипломная работа

студента 5 курса

юридичского факультета

по специальности 021100

«Юриспруденция»

Хлыпалова Андрея Владимировча

Студент _________Хлыпалов А.В.

Научный руководитель:

ст. препод.______Глинщикова Т.В.

Нормоконтролёр:

ст. препод.__________Танага А.Н.

КРАСНОДАР, 2001 г.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………….………………………………………………...С.3

ГЛАВА I. Понятие коллизионных норм…………………………………………С.6

1.1. Понятие и сущность коллизионных норм…………………………С.6

1.2. Структура коллизионных норм……………………………………С.11

1.3. Виды коллизионных норм…………………………………………С.18

ГЛАВА II. Механизм коллизионного регулирования…………………….…..С.22

2.1. Пределы и условия применения коллизионных норм.…………...С.22

2.2. Взаимность и реторсии.………………………………..…………...С.23

2.3. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы…....С.28

2.4. Обратная отсылка и отсылка к закону третьей страны. ………....С.32

ГЛАВА III . Установление содержания иностранного права …………………С.39

3.1. Механизм установления содержания иностранного права………С.39

3.2. Оговорка о публичном порядке…………………………….….…..С.45

Основные выводы и предложения …………………………………………….…С. 53

Список использованных нормативных актов и литературы ………………....С.57

ВВЕДЕНИЕ

Важной составной частью жизни любого современного государства является его внешнеэкономическая деятельность. Расширение правовых отношений ведёт к тому, что возникают вопросы, решать которые необходимо основываясь на нормы права того или иного государства. Таким образом, возникает необходимость выбора между законами разных стран. Проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному частноправовому отношению, осложнённому иностранным элементом, является предметом коллизионного права.

Интеграция России в систему международных экономических отношений, активное участие иностранных инвесторов в развитии отечественного производст- ва, а также деятельность российских предприятий за рубежом и торговое сотрудни- чество российских компаний с зарубежными партнерами требует знания норм и принципов как собственного, так и международного частного права. Таким обра- зом вопрос о применении коллизионных норм частноправовых отношений в совре- менных условиях становится наиболее актуальным. Актуальность изучения коллизионных норм прежде всего связана с разнообразием гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом, которые необходимо регулировать основываясь на коллизионные нормы международного частного права. Но на практике вопрос о применимом праве вызывает у правоприменителя определенную сложность, поскольку он должен выяснить не только какая коллизионная норма подлежит применению и к праву какой страны она отсылает, но и в случае выбора иностранного права решить дело основываясь на законодательство другой страны.

Необходимость изучения проблемы применения коллизионных норм обуслов- лена также недостаточным уровнем знаний у самих участников частноправовых отношений. Нередко стороны, вступая в переговоры с иностранным партнером о заключении контракта, не проверяют ни правового статуса партнера, ни его фи- нансового положения, ни полномочий его представителя на заключение контракта. Не всегда принимается во внимание, что решение одних и тех же споров в праве разных стран осуществляется по-разному.

Недостаточное освящение в юридической литературе некоторых вопросов, ка- сающихся применения коллизионных норм, негативно отражается на правопри- менительной деятельности суда. Например, практически отсутствуют специальные работы, посвященные институту обратной отсылки. Преимущественно эта пробле- ма рассматривается в рамках учебных курсов либо работах, посвящённых какому-либо комплексу проблем международного частного права. В связи с этим право-применителю приходится решать возникшие вопросы, исходя из собственных пра- вовых убеждений и основываясь на зарубежную правоприменительную практику.

Отсутствие кодифицированного законодательства по вопросам применения коллизионных норм к частноправовым отношениям, осложнённым иностранным элементом является одной из наиболее важных проблем российского международ- ного частного права. В настоящее время коллизионные нормы находятся в различ- ных международных правовых договорах и федеральных законах Российской Фе- дерации. По этой причине принятие Третьей части Гражданского кодекса РФ, со- держащий раздел VII «Международное частное право», могло бы стать важным шагом на пути унификации коллизионных норм международного частного права.

Таким образом, увеличение числа споров между участниками частноправовых отношений с иностранным элементом и связанных с этим правоприменительных проблем, отсутствие обобщения в юридической литературе вопросов, касающихся применения коллизионных норм, несовершенство правовой базы в области между- народных частноправовых отношений, а также низкий уровень правовых знаний самих участников гражданско-правовых отношений послужили причиной избрания данной темы.

В нашей работе мы рассмотрим вопросы, которые наиболее часто возникают у правоприменителя в процессе разрешения международных частноправовых споров, а также проблемы, с которыми сталкиваются стороны при заключении внешне- экономических сделок. Содержание исследуемых вопросов мы стремились пока- зать на основе сравнительного анализа российского законодательства, законов ряда государств и международных договоров. В процессе изучения проблемы примене- ния коллизионных норм мы использовали работы таких видных деятелей науки международного частного права как И.С.Перетерский, Л.А.Лунц, М.М.Богуславс- кий, В.П.Звеков, О.Н.Садиков, М.Г.Розенберг, Г.К.Дмитриева, А.А.Рубанов; зару- бежных учёных Д.Чешир, П.Норт, М.Иссад, Э.Дженкс и т.д. Исследование трудов этих и многих других авторов позволило обобщить и систематизировать правовой материал по данной проблеме в нашей работе.

В первой главе мы рассмотрим теоретические вопросы применения коллизион- ной нормы: дадим определение коллизионной нормы, покажем специфику и осо-бенности метода коллизионного регулирования, отобразим структуру и их виды.

Вторая глава посвящена проблемам, с которыми сталкивается правопримени- тель при определении пределов и условий применения коллизионной нормы. В рамках данной главы рассматриваются такие вопросы как: взаимность, реторсии, квалификация юридических понятий, отсылка к праву третьей страны и др.

В третьей главе изложен материал, касающийся применения иностранного права, показана особенность и сложность установления содержания иностранного права, а также роль самих участников международных частноправовых отношений в процессе установления применимого права.

В заключительной части, именуемой «Основные выводы и предложения», подводится итог исследования выбранной темы. Кратко излагаются основные вопросы, рассмотренные в данной работе, а также предлагаются рекомендации, которые на наш взгляд могут способствовать совершенствованию механизма приме- нения коллизионных норм.

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ

1.1 Понятие и сущность коллизионных норм

В процессе регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом одной из наиболее сложных проблем является выбор применимого права. Суд или иной правоприменительный орган, встречаясь при разрешении споров и рассмотрении иных дел с отношением, осложнённым иностранным элементом, оказывается перед необходимостью ответить на вопрос: нормами какого права будут регулироваться эти отношения и законодательством какой страны должен руководствоваться правоприменитель при решении возникших споров.

Необходимость регулирования вышеуказанных отношений обуславливает существование специального вида норм права – коллизионных норм права, которые составляют основу международного частного права любого государства. Наличие же иностранного элемента в этих отношениях порождает явление, именуемое в отечественной правовой доктрине “коллизией” законов.

“Коллизия” - слово происходящее от латинского collisio , означающее столкновение. Говоря о коллизии законов подразумевают необходимость выбора права между законами разных государств. Коллизия права обусловлена двумя причинами: наличием иностранного элемента в частноправовом отношении и различном содержании права разных государств, с которыми это отношение связанно. Коллизионная проблема - проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению, - типична, прежде всего, для международного частного права. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное значение, то здесь именно коллизионная проблема, а также её устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли, что отразилось в том, что в ряде стран её называют коллизионным правом (например, Англия, США, Япония и др.). Совокупность коллизионных норм того или иного государства составляет “коллизионное право” этого государства.

Коллизионная норма - это норма, определяющая какое право должно применяться к отношениям, возникающим в условиях международного общения, когда на регулирование таких отношений может претендовать правопорядок нескольких стран и необходимо разрешить возникающую коллизию, подчиняя отношения с иностранным элементом праву определённой страны. Отсюда и название коллизионных норм, которые в юридической литературе определяются также как конфликтные, отсылочные.

Коллизионная норма как правило отправляет правоприменителя к материальным нормам соответствующей правовой системы, сама при этом не решая по существу регулируемое правоотношение. В связи с этим становится ясно, что поскольку коллизионная норма является нормой отсылочного характера, то ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими данный вопрос. Но несмотря на то, что эта норма лишь указывает законы какой страны подлежат применению её роль не стоит недооценивать, ведь вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определённое правило поведения для участников гражданского оборота.

В юридической литературе значение коллизионных норм даётся весьма не однозначно. Ряд учёных высказывает мнение о том, что эти нормы осуществляют достаточно самостоятельные регулирующие функции. Так, в своей фундаментальной работе по международному частному праву И.С.Перетерский и С.Б.Крылов утверждают, что “...коллизионная норма регулирует разрешение определённого вопроса, но не самостоятельно, а в совокупности с тем источником права, на который она ссылается”1 . М.М.Богуславский говоря о роли коллизионной нормы в современном международном частном праве отмечает, что данная правовая норма не только отсылает правоприменителя к определённой правовой системе она также отыскивает право, которое наиболее приемлемо для регулирования рассматриваемых правоотношений.2

Встречаются также и противоположные взгляды, согласно которым “нельзя считать, что коллизионные нормы регулируют гражданские правоотношения, осложнённые иностранным элементом, поскольку их функция состоит только в одном - отослать эти отношения к определённой правовой системе (своей или чужой). Вся же последующая регламентация данных правоотношений происходит по правилам материальных норм этой системы”.3

Особенность применения коллизионных норм отражается в наличии специфического коллизионного метода правового регулирования, не характерного ни для одной другой отрасли права. Коллизионно-правовой метод представляет собой совокупность приёмов и средств законодательного разграничения в применении собственного (национального) и иностранного гражданского законодательства. Указанное разграничение осуществляется изданием законотворческим органом особых коллизионных норм.

Коллизионный способ регулирования осуществляется в двух правовых формах: национально-правовой, путём издания национальных коллизионных норм, разработанных каждым государством в своём праве самостоятельно, и в международно-правовой, посредством унифицированных коллизионных норм, разработанных государствами совместно в международных соглашениях. Коллизионное регулирование в международных соглашениях имеет место в тех случаях, когда соответствующее отношение не может быть урегулировано непосредственно и при этом внутренние коллизионные нормы заинтересованных государств в значительной степени различаются. Целью заключения международного договора коллизионного характера является максимальное обеспечение так называемого международного соответствия судебного решения, то есть такой ситуации при которой судебное ре-шение будет идентичным (основанным на идентичных коллизионных принципах) независимо от того, в какой стране это судебное решение вынесено.

Отечественная доктрина предоставляет сторонам, участникам гражданских отношений с иностранным элементом, самим выбирать право той или иной страны, которое будет применимо в случае возникновения споров между этими сторонами. Так, например, в статье 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года (далее Основ)4 , являющейся коллизионной нормой, применяемой к обязательствам по внешнеэкономическим сделкам, установлено, что права и обязанности сторон по таким сделкам определяются по праву страны, избранному сторонами при совершении сделки, или в силу последующего соглашения.

Однако на практике при решении вопроса о выборе применимого права нередко возникают трудности, так как каждая из сторон стремится предусмотреть применение к сделке права своей страны и отрицательно относится к “чужому” праву. Это объясняется тем, что стороны беспокоит не столько содержание самого иностранного права, сколько вопросы чисто психологического характера: неизвестность, регулирование и применение на иностранном языке и т.п.

В таких случаях стороны или вообще опускают вопрос о применимом праве в сделке или предусматривают применение права третьей страны, “нейтральной”. Например, в экспортном контракте российская и английская фирма могут предусмотреть применение шведского или германского материального права.

В том случае если стороны вообще не разрешили вопроса о применимом праве, то суд или арбитраж, рассматривающие спор сторон, будут применять коллизионную норму, которую они сочтут применимой к спору, и такая норма позволит решить вопрос о том, право какой страны будет регулировать отношения сторон по сделке.

В статье 15 Закона РФ “ О международном коммерческом арбитраже ”5 говорится, что третейский суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые избрали стороны. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно толковаться как отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам. При отсутствии указания сторон суд применяет право, определённое в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Во всех случаях применяются условия договора с учётом торговых обычаев, применимых к сделке.

В заключении этого вопроса отметим, что коллизионные нормы в отечественной правовой системе содержаться только в федеральном законодательстве. Коллизионные нормы, источниками которых являются федеральные законы, принадлежат к федеральному коллизионному праву, которое в соответствии с пунктом «п» ст.71 Конституции РФ находится в ведении Российской Федерации. Коллизионные нормы содержащиеся в международных правовых договорах действуют только после ратификации этих договоров Государственной Думой, которая фактически придаёт им юридическую силу федерального закона.

В настоящий момент в отечественном законодательстве отсутствует единый кодификационный правовой акт, содержащий нормы, которые бы регулировали гражданско-правовые отношения с иностранным элементом. Коллизионные нормы содержатся в различных международных правовых договорах, кодексах и федеральных законах, что затрудняет деятельность правоприменителя при определении применимого права к указанным правоотношениям. В этих условиях принятие Третьей части Гражданского кодекса РФ могло бы стать важным шагом на пути унификации коллизионных норм международного частного права.

1.2. Структура коллизионных норм

Коллизионные нормы являются наиболее сложными нормами, которые при-

меняются в международном частном праве. Чтобы разобраться в чём же их специфика необходимо рассмотреть структуру коллизионной нормы, которая обладает целым ряд характерных особенностей.

Каждая коллизионная норма состоит из двух элементов: объёма и привязки. Объём коллизионной нормы указывает на отношения гражанско-правового характера, к которым эта норма применяется, а привязка - это указание на закон (правовую систему), который подлежит применению к данному виду отношений. Так, в коллизионной норме “отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел постоянное место жительства” (п.1 ст.169 Основ 1991г. ) объём нормы обозначается словами “отношения по наследованию”, а её привязка выражается в критерии последнего постоянного места жительства наследодателя. В другой коллизионной норме - “гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется по праву страны, гражданином которой он является” ( п.2 ст.160 Основ 1991г.) - объём и привязку нормы составляют соответственно указания на гражданскую дееспособность иностранного гражданина и страну, гражданином которой он является. Рассмотрим элементы нормы подробнее.

Объём коллизионной нормы отражает то многообразие общественных от- ношений, которые возникают в процессе международных контактов граждан и юридических лиц. Эти отношения невозможно подчинить действию лишь ограниченного числа коллизионных норм, они нуждаются в дифференциации с учётом сферы их действия, которую определяет объём коллизионной нормы. Надо отметить, что подобная дифференциация объёма коллизионной нормы свойственна практически всем современным правовым системам, и по мере развития международного частного права она становится всё больше детальной.

Как правило, объём коллизионной нормы определяется посредством избрания одного из институтов гражданского права (граждане, юридические лица, собственность и иные вещные права, договоры и их отдельные виды, внедоговорные обязательства, наследование и т.д.), семейного права (брак, опека, усыновление) и т.п. Постепенно в этой системе появляются новые правовые институты, обусловленные развитием международного оборота, например, интеллектуальная собственность, или потребностями создания особого правового режима, например, договоры с потребителями.

В настоящий момент в рамках названных и достаточно крупных правовых институтов осуществляется дальнейшая дифференциация объёма коллизионных норм, особенно применительно к тем из них, которые содержат разнородные субинституты. Становится понятно, что для многочисленных субинститутов интеллектуальной собственности не может быть введена единая коллизионная привязка, а наследование движимого и недвижимого имущества должно быть подчинено разным правопорядкам с учётом места нахождения имущества.

Однако иногда оправданна дифференциация объёма коллизионных норм и в рамках как сравнительно узких институтов, в частности отдельных договоров. Иллюстрацией может служить договор перевозки, который в международном сообщении исполняется на территории нескольких стран и требует применения для процедур отправления и прибытия норм транспортного права соответствующих стран, хотя существо самого договора может подчиняться праву и иной страны.

Вторым основным элементом коллизионной нормы (как было указанно вы-ше) является привязка , указывающая право какой страны подлежит применению к рассматриваемому правоотношению или их группе. Это наиболее важный элемент коллизионной нормы, ибо применимое право определяет конечные результаты правового регулирования. А так как регламентация одних и тех же правоотношений во многих государствах различна, то от того какая правовая оценка будет дана правоприменителем зависит исход дела. Приведём пример. Встречаются случаи, когда на территории государства заключают договор, скажем, о совместной хозяйственной деятельности гражданин этого государства и гражданин другого. Предположим, что гражданин другого государства не выполняет свои обязательства. Гражданин государства на чьей территории был заключён договор подаёт исковое заявление в суд. В результате рассмотрения дела выясняется, что по закону государства, где проживает ответчик, не выполнивший обязательства по договору, он ещё не достиг возраста правовой дееспособности. Следовательно, вопрос о действительности договора может быть решён по-разному.

Формулирование коллизионной привязки осуществляется в двух формах. Воз- можно указание в качестве применимого права на право определённой страны. Таковым обычно является право страны, в которой принята данная коллизионная норма. Но возможно и указание общего признака, на основании которого определяется применимое право. Такие общие признаки сводятся к 6 формулам прикрепления (данное название иногда используется в юридической литературе, обозначая коллизионную привязку), имеющим краткие латинские обозначения: а) личный закон участников отношений (закон гражданства, закон национальности юридического лица, закон местожительства или местонахождения) - lex personalis ; б) закон места нахождения имущества - lex rei sitate; в) закон места совершения акта (правомерного - при сделках, неправомерного - при деликтах) - lex loci actus ; г) закон места осуществления деятельности - lex loci activitis ; д) закон суда (арбитража), разрешающего спор, - lex fori; е) закон, с которым данное отношение наиболее тесно связано, - lex causae . Встречаются также и некоторые другие формулы прикрепления, например закон валюты долга, закон флага, закон заключения брака и т.д. Однако такие специальные привязки не меняют общей картины.

Вышеназванные формулы прикрепления так или иначе учитывают юридическую и фактическую связь соответствующих отношений с правом страны, которое будет применяться к ним. Правда, встречаются случаи неоправданного подчинения отношений с иностранным элементом нормам собственного права, что объясняется стремлением расширить рамки применения своего права и облегчить деятельность и защиту прав собственных юридических и физических лиц.

Привязка коллизионной нормы не может быть произвольной и в решающей степени зависит от содержания её объёма. Между этими элементами существуют определённые связи, о чём свидетельствует всё более широкое признание целесообразности обращения к коллизионной формуле, которая отсылает к праву страны, с которым данное отношение наиболее близко связанно.

Некоторые коллизионные привязки могут использоваться только для оп-ределённых групп отношений. Например, личный закон пригоден для определения правового статута субъектов международного частного права, а закон нахождения вещи - для вещных прав на имущество, закон места совершения акта - для правоотношений, которые возникают в силу такого акта.

К числу коллизионных привязок иногда относят так называемую автономию воли , в силу которой отношение может быть подчинено праву, избранному участниками этого отношения.6 Однако такое отожествление схожих, но в то же время различных правовых институтов не представляется правильным. Автономия воли не вид коллизионной привязки, а самостоятельный институт международного частного права, имеющий более широкое значение и специфические черты и условия применения. Автономия воли, это скорее своеобразная правовая предпосылка для определения коллизионной привязки и способ её фиксации.

Долгое время в юридической литературе преобладало мнение, что в структуре коллизионной нормы выделяются лишь два элемента - объём и привязка, однако в последние годы получила распространение точка зрения, согласно которой в структуре коллизионной нормы может быть выделена ещё и гипотеза , под которой понимаются условия применения данной коллизионной нормы.7

Гипотеза заложена практически в каждой коллизионной норме, так как она логически необходима для применения любого нормативного предписания. Но в связи с тем, что во многих случаях такая гипотеза очевидна или же является частью объёма коллизионной нормы - в особом словесном её выделении нет необходимости. Однако по мере совершенствования гражданско-правовых связей и развития коллизионного права в интересах достижения более точных и гибких правовых решений возникает необходимость специально отразить в коллизионной норме условия её применения.

Примером может послужить статья 8 Гаагской Конвенции о праве, примени-мом к договорам международной купли - продажи товаров от 22 декабря 1986 года, предназначенная для замены Гаагской Конвенции от 15 июня 1955 года.8 Согласно этой статье к договору купли-продажи, поскольку стороны не избрали право, применяется право страны, где на момент заключения договоров продавец имел место своей деятельности, при условии что: а) переговоры велись и договор был заключён в присутствии сторон в этой стране, или б) договор прямо предусматривает, что продавец должен выполнить своё обязательство поставить товар этой стране, или в) договор был заключён в основном на условиях покупателя и в ответ на предложение покупателя к третьим лицам назначить цену.

Таким образом в приведённых коллизионных нормах налицо наличие специальных условий их применения, которые и образуют гипотезу нормы.

Из вышеизложенного следует, что коллизионная норма обладает таким составным элементом классической (логической) нормы права, как гипотеза, которая может представлять собой: а) специально сформулированные законодателем условия применения коллизионной нормы; б) предусмотренную законодателем возможность выбора применимого права сторонами, ограничивающую действие коллизионной нормы в таких случаях (принцип автономии воли сторон); в) универсальное условие применения коллизионной нормы – наличие в частном правоотношении иностранного элемента.

Остаётся открытым вопрос о наличии санкции в коллизионной норме. В отечественной юридической литературе этот вопрос освещается крайне редко. Осо- бый интерес вызывает позиция видного российского учёного О.Н.Садикова, в которой утверждается, что санкция коллизионной нормы представляет собой предусмотренную гражданско-правовым законом возможность признания сделки недействительной, приведения сторон в первоначальное положение, возмещение убытков и т.п. 9 Данная точка зрения представляется достаточно спорной.

Дело в том, что коллизионная норма, целью которой является указание на правовую систему подлежащую применению, адресована не сторонам этого гражданско-правового отношения, а непосредственно правоприменителю. Следовательно, такие гражданско-правовые санкции, как признание сделки недействительной, возмещение убытков и т.д. не могут являться последствиями нарушения коллизионной нормы, в силу того, что норма не адресована собственно сторонам правоотношения. Стороны не могут нарушить коллизионную норму, поэтому последствия её нарушения не должны ложиться на них. В этом смысле нарушить коллизионную норму может только суд, в случае не применения или неправильного применения норм материального права при вопросе о выборе правовой системы подлежащей применению в данном правоотношении. Поэтому на наш взгляд, санкцию коллизионной нормы следует сформулировать лишь как возможность отмены судебного решения в случае её несоблюдения.

В настоящее время в современной правовой доктрине появилась позиция предполагающая наличие в структуре коллизионной нормы диспозиции правовой нормы. Диспозиция коллизионной нормы представляется как правило поведения для правоприменительного органа, непосредственно формулируемое законом и указывающее на применимую к конкретному частноправовому отношению правовую систему. Причём само правило поведения по мнению автора состоит из двух органически взаимосвязанных частей: объёма и привязки.10

Таким образом предлагается изменить традиционный взгляд долго бытовавший в юридической литературе на коллизионную норму как на сугубо специфическое явление, не обладающее признаками и структурой обычной нормы права.

Исходя из вышеизложенного становится очевидно, что структура коллизионной нормы международного частного права, на современном этапе претерпела достаточно большие изменения. Если в советской правовой доктрине преобладало мнение о двучленном строении коллизионной нормы (объёма и привязки), то в настоящий момент всё больше учёных склоняются к тому, что необходимо выделить отдельный третий элемент – гипотезу коллизионной нормы, под которой понимаются условия, при наличии которых данная коллизионная норма подлежит применению.

1.3. Виды коллизионных норм

Коллизионные нормы международного частного права многочисленны и достаточно многообразны. Существует множество критериев, по которым можно разделить их на виды. Эти различия отражают особенности отдельных групп отношений, возникающих в процессе международных контактов, и имеют важное значение в процессе применения этих норм на практике.

Прежде всего необходимо различать коллизионные нормы, установленные национальным законодательством и предусмотренные международными договорами , направленными на достижение международно-правовой унификации. Их различие проявляется как в сфере их действия, так и порядке применения. Сфера действия коллизионных норм, установленных международными договорами, значительно шире, ибо они применяются всеми участниками таких договоров. А различия правоприменительных органов и особенности правоприменительной практики ещё более существенно усиливают их различие, которое имеет место даже при полном тождестве редакции этих норм. Однако наличие норм внутреннего законодательства и норм международно-правовых договоров вовсе не ведёт к так называемой “двойственности” источников, а следовательно и норм международного частного права, поскольку это неизбежно приведёт к пренебрежению нормами международно-правовых договоров в пользу внутреннего законодательства. Система норм международного частного права, что по нашему мнению представляется более правильным, по своему характеру сугубо национальна. Ведь нормы международно-правовых договоров действуют на территории государства только после их введения во внутреннюю систему законодательства, которое осуществляется, как правило, путём ратификации.

Наиболее существенной является классификация по форме коллизионной привязки. По этому признаку различают односторонние и двусторонние коллизионные нормы. Односторонняя - это такая норма, привязка которой прямо называет право страны, подлежащее применению (российское, немецкое, шведское и.д.). Односторонняя норма, как правило, указывает на применение права своей страны. Так, например, согласно ч.1 ст.165 Основ 1991 г. форма сделок по поводу строений, находящихся на территории Российской Федерации, во всех случаях определяется по российскому закону. Наиболее распространёнными всё же являются двусторонние нормы. Привязка двусторонней коллизионной нормы не называет право конкретного государства. Для неё характерно наличие общего признака , с помощью которого выбирается право. Примером в этом случае будет являться норма ч.1 ст. 169 Основ 1991г., в которой указанно, что отношения по наследованию определяются по закону той страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства. Её привязка формулирует общий признак: “последнее постоянное место жительства наследодателя”. Выбор права здесь будет зависеть от фактических обстоятельств: если умерший проживал постоянно, например, в Швеции, то следует применить к наследственным отношениям шведское право, если умерший проживал в России - то подлежит применению норма российского права. Следовательно, используя один и тот же признак, можно прийти к разному результату и выбрать либо собственное либо иностранное право.

По способу регулирования коллизионные нормы подразделяются на импе-

ративные, диспозитивные, и альтернативные. Императивные - это нормы, которые содержат категорические предписания, касающиеся выбора права и которые не могут быть изменены по усмотрению сторон гражданского правоотношения (предыдущий пример о наследовании). Диспозитивные - это нормы, которые, устанавливая общее правило о выборе права, оставляют сторонам возможность отказаться от него, заменить другим правилом. Диспозитивные нормы действуют лишь постольку, поскольку стороны своим соглашением не установили иного правила. Например, ч.2 ст.166 Основ 1991г. предусматривает, что к договорам о выполнении строительных, монтажных и других работ по капитальному строительству применяется право страны, где такая деятельность осуществляется или создаются предусмотренные договором результаты, если иное не установлено соглашением сторон. Альтернативные - это нормы, которые предусматривают несколько правил по выбору права для данного, то есть указанного в объёме этой нормы, частного правоотношения. Правоприменительные органы, а так же стороны могут применить любое из них (иногда в норме устанавливается определённая последовательность в применении этих правил). Однако достаточно, чтобы частное правоотношение было действительным по одному из установленных правил.

Исходя из значения коллизионных норм выделяют: генеральные (основные) и субсидиарные (дополнительные). Генеральная - это норма, формулирующая главное правило выбора права, предназначенного для преимущественного применения. Субсидиарная - норма, формулирующая ещё одно или несколько правил выбора права, тесно связанных с главным. Она применяется тогда, когда главное правило по каким-либо причинам не было применено, или оказалось недостаточным для установления компетентного правопорядка.

В зависимости от количества привязок коллизионные нормы делятся на однозначные и кумулятивные. К однозначным относятся коллизионные нормы содержащие одну привязку, которая указывает на право той страны, нормы которого подлежат применению к рассматриваемому правоотношению. Однако иногда коллизионные нормы могут содержать две или три коллизионные привязки. В этом случае имеет место кумулятивная привязка. Так, например, в п.1 ст. 165 Основ 1991 г. закреплено, что форма сделки, совершаемая за границей, подчиняется закону места её совершения, однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права России. Кумулятивные привязки также направлены на предоставление заинтересованным сторонам более полной правовой защиты, и потому их использование в правоприменительной практике представляется целесообразным.

Существует так же деление коллизионных норм в зависимости от сложности правоотношений на общие и специальные . Общие коллизионные нормы указывают право, применимое к существу данного отношения (определяют его статут), а специальные коллизионные нормы фиксируют правопорядок, применимый для решения дополнительных вопросов, возникающих в процессе реализации данного отношения (дееспособность сторон, форма сделки, способы обеспечения исполнения, порядок приёмки исполнения). Необходимость использования системы общих и специальных коллизионных норм проявляется при рассмотрении договоров, исполняемых на территории нескольких стран, например договоры перевозки. Естественно, что правила предъявления грузов к перевозке и порядок их выдачи в стране назначения нельзя подчинить единому правопорядку. Таким образом, разграничение общих и специальных коллизионных норм основывается не на их структурно-правовых особенностях, а отражает различия в сфере их действия (объёме): первые направлены на определение общего режима, вторые - учитывают особенности специальных вопросов.

Встречаются также коллизии особого рода, которые различаются: по действию в пространстве (международные, межобластные ), применяемые в тех случаях, когда в рамках одного государства возможно существование самоуправляемых территорий или государственных образований, имеющих своё собственное законодательство; по особенностям национальных правовых систем: интерперсональные , существующие в тех развивающихся странах, где нет единой правовой системы и исходящие не из государственных и территориальных различий в правовых системах, а из различий, касающихся личности, принадлежности к той или иной религии, национальности, расы и т.д.; интертемпоральные означают коллизии, возникающие из наличия норм, принятых по одному и тому же вопросу в соответствующей стране в разное время, предусматривающих регулирование одних и тех же частноправовых отношений и т.д. Однако в связи с ограниченностью объёма работы, а также не достаточной значимостью в системе международного частного права мы подробно их рассматривать не будем.

ГЛАВА II. МЕХАНИЗМ КОЛЛИЗИОННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

2.1. Пределы и условия применения коллизионных норм

Применение коллизионных норм в значительной степени отличается от применения норм собственной, национально-правовой системы государства. Специфика коллизионной нормы непосредственно отражается и на механизме её применения, который более сложен, так как отражает взаимодействие различных правовых систем, имеющих собственные значительные особенности. Механизм применения коллизионной нормы включает в себя две отчётливо обособленные и различные по своим правовым компонентам стадии.

На первой стадии необходимо выяснить, применяется ли коллизионная норма вообще, какая именно и к праву какой страны она отсылает. На этой стадии возникают такие вопросы как: взаимность, квалификация, обратная отсылка и отсылка к праву третьей страны. После выяснения и решения этих вопросов наступает вторая стадия - применение права, к которому отсылает коллизионная норма. На данном этапе применению уже подлежит непосредственно материальная норма национального или иностранного права. При этом возникают уже иные правовые вопросы: публичный порядок и установление содержания иностранного права.

При рассмотрении того или иного правоотношения осложнённого иностранным элементом правоприменитель должен руководствоваться помимо общих коллизионных норм собственными правовыми убеждениями, способствующими наиболее правильному и всестороннему рассмотрению дела.

После этих общих замечаний, характеризующих процесс применения коллизионных норм и его особенности, перейдём к более детальному рассмотрению наиболее важных вопросов, которым посвящена данная глава. В этой главе мы рассмотрим вопросы, которые решает правоприменитель на первой стадии применения коллизионной нормы, то есть взаимность, реторсии, квалификацию юридических понятий, отсылку и отсылку к праву третьей страны.

2.2. Взаимность и реторсии

Проблема взаимности коллизионных норм неотъемлемо связанна с тенденцией укрепления и развития межгосударственных отношений. В настоящее время политика России направлена на расширение и углубление внешнеполитических, внешнеэкономических, социально-культурных связей. Интеграция России в мировую экономику ведёт к тому, что стороны должны стремиться к развитию таких связей на началах равноправия.

Сущность взаимности состоит в предоставлении физическим и юридическим лицам иностранного государства определённых прав при условии, что физические и юридические лица предоставляющего их государства будут пользоваться аналогичными правами в данном иностранном государстве. Вводя оговорку о взаимности в международный договор, государство преследует цель обеспечить своим организациям и гражданам за границей пользование определёнными правами. Поскольку в законодательствах государств имеются значительные различия, в отношении взаимности возникают определённые сложности. Они состоят в следующем: в области частноправовых отношений, осложнённых иностранным элементом, взаимности придаётся значение специального правового института, различающего “материальную” и “формальную” взаимность.

Материальная взаимность означает предоставление иностранным гражданам и юридическим лицам в стране пребывания правомочий, аналогичных тем, какие предоставляются местным гражданам и юридическим лицам в стране, к которой принадлежат эти иностранные лица.

Формальная взаимность предполагает предоставление иностранным физическим и юридическим лицам правомочий, вытекающих из местного закона; они могут быть поставлены в одинаковое положение с местными гражданами и юридическими лицами. В международном частном праве преобладает определение правового режима иностранцев на основе “формальной” взаимности.

С одной стороны, в силу принципа “формальной” взаимности иностранным гражданам в Российской Федерации предоставляются права, которыми обладают российские граждане, в том числе и те права, которыми они не пользуются в своём государстве. Эти нормы, в частности, закреплены в ст.62 ч.3 Конституции РФ. С другой стороны, иностранцы не могут требовать предоставления им тех прав, которыми они обладают в своём государстве, если предоставление таких прав не предусмотрено российским законодательством.

Немаловажным моментом в отношениях России с иностранными государствами является то, что в силу различных правовых систем и различных правовых институтов предоставление прав физическим и юридическим лицам в полном объёме невозможно.

Приведём конкретный пример. В большинстве государств существует право частной собственности на землю. В нашей стране хотя такое право и было предус- мотрено (в отношении её граждан в 1990 г.), такое право не предоставляется иностранцам. Следовательно, “материальная” взаимность, т.е. предоставление иностранным гражданам, например, гражданам Франции, права собственности в Российской Федерации на земельный участок, была бы нарушением основ нашего строя. Поэтому французский гражданин может обладать в нашей стране только такими правами, какие имеют другие иностранные граждане. Что же касается российского гражданина во Франции, то он должен иметь те права, которые предоставляются во Франции иностранным гражданам. Объём этих прав в России и Франции может не совпадать. В этом случае речь может идти о предоставлении на началах взаимности либо национального режима, либо режима наибольшего благоприятствования. В конечном счёте, предоставление взаимности в области отношений гражданско-правового характера, осложнённого иностранным элементом является безусловным , что закрепляется в большинстве международных договоров.

Ещё одним примером взаимности могут являться нормы содержащиеся в федеральных законах, посвящённых защите прав на результаты интеллектуальной деятельности, наделяющие иностранных граждан и юридических лиц правами на результаты интеллектуальной деятельности наравне с российскими гражданами. Так, согласно ст.36 Патентного закона РФ иностранные физические и юридические лица пользуются правами, предусмотренными этим Законом, наравне с физическими и юридическим лицами Российской Федерации в силу международных договоров РФ или на основе принципа взаимности.11 Иностранные юридические и физические лица пользуются правами, предусмотренными Законом РФ “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров” наравне с юридическими и физическими лицами Российской Федерации в силу международных договоров РФ или на основе принципа взаимности, причём право на регистрацию в Российской Федерации наименований мест происхождения товаров предоставляется юридическим и физическим лицам государств, предоставляющих аналогичное право юридическим и физическим лицам Российской Федерации.12

В более широком плане взаимность - одно из начал международного сотрудничества, позволяющих обеспечивать на основе равенства и взаимной выгоды права и интересы государств, их граждан и организаций. Ряд международных договоров России придаёт взаимности значение обязательного условия закрепления за гражданами и организациями Сторон определённых полномочий. В соглашении между Правительством РФ и Правительством Украины о сотрудничестве в области охраны промышленной собственности 1993 г. оговаривается, что при подаче заявок на выдачу охранных документов, получении охранных документов и поддержании их в силе заявители и патентные поверенные обоих государств на основе принципа взаимности могут вести дела непосредственно с патентными ведомствами сторон.

Таким образом, можно сформулировать три взаимосвязанных правила, определяющие принципиальное отношение к взаимности в международном частном праве: 1) применение иностранного закона не зависит от взаимности (это правило можно рассматривать как принцип международного частного права); 2) соблюдение взаимности может быть предусмотрено отдельными законами и тогда норма иностранного должна применяться только при наличии взаимности; 3) если применение нормы иностранного права поставлено в зависимость от взаимности, то считается, что взаимность существует до тех пор, пока не будет доказано обратное (презумпция наличия взаимности).

С вопросом взаимности связанно введение так называемых ответных ограничений - реторсий , целью которых является, в частности, восстановление принципа взаимности. Реторсии являются правомерными с точки зрения международного права принудительными действиями государства, совершаемыми в ответ на дискриминационные акты (т.е. акты специально нарушающие права и интересы граждан и организаций) другого государства.

Реторсии по своей сути должны быть соразмерны, адекватны ограничениям, введённым дискриминационным актом. В ст.162 Основ 1991г. реторсии определяются как ответные ограничения правоспособности в отношении граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеются специальные ограничения правоспособности российских граждан и юридических лиц. Подобные ограничения предусмотрены также в п.3 ст.210 АПК РФ, разрешающей установление ответных ограничений в отношении иностранных лиц тех государств, в которых допускаются специальные ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций 13 . Ответные меры по защите экономических интересов Российской Федерации, муниципальных образований в области внешнеторговой деятельности могут быть введены в соответствии со ст.34 Закона “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности”14 . Основаниями для их введения является принятие иностранным государством мер, нарушающих экономические интересы Российской Федерации, а также невыполнение иностранным государством принятых им по международным договорам обязательств перед Российской Федерацией.

Право установления ответных ограничений (введения ответных мер) предоставлено Правительству России, осуществляющему исполнительную власть в Российской Федерации.

Существование такого юридического института как реторсии помимо вышеперечисленных причин обусловлено тем затруднительным положением, в котором оказались наши соотечественники после распада Советского Союза. Негативное отношение к русскоязычному населению в ряде государств (страны Балтии, Казахстан) непременно влечёт ограничение социально-экономических прав граждан. В этом случае Россия может применять соответствующие меры, допускаемые современным международным правом, к этим государствам. К этим мерам относится: сокращение торгово-экономических связей, изменение таможенного режима, отмена льгот физическим и юридическим лицам осуществляющим свою деятельность на территории Российской Федерации и т.д.15

2.3. Квалификация юридических понятий

В процессе применения коллизионной нормы очень важно правильно решить какое право подлежит применению и какие отношения подлежат регулированию. От того, насколько правильно, точно и единообразно будет применена коллизионная норма зависит эффективность защиты субъективных прав участников частноправовых отношений.

Рассматривая содержание этой нормы необходимо обращаться ко всем её элементам и, прежде всего, к юридическим понятиям, образующим её главную структуру, - объём и привязку, то есть, к квалификации понятий коллизионной нормы.

В большинстве государств эти понятия (“форма сделки”, “движимое и недвижимое имущество”, “домицилий” и т.д.) не совпадают по своему содержанию. Например, исковая давность во Франции рассматривается как понятие гражданского права, а в Великобритании, США и Финляндии - как понятие процессуального права. Если французский суд квалифицирует давность не по собственному праву, а по английскому праву (в случае когда к сделке подлежит применению английское право), то применить английские правила о сроке давности он не сможет, поскольку суд вообще не применяет иностранные процессуальные законы.

Правовая доктрина западных государств исходит из того, что квалификация юридических понятий должна проводиться по закону суда до того, как решена проблема выбора закона, то есть до того, как применена коллизионная норма. Однако если на основе коллизионной нормы должен применяться иностранный закон, то всякая дальнейшая квалификация возможна лишь на основе той правовой системы, к которой отсылает коллизионная норма.16 Следует также подчеркнуть, что во всех случаях, когда коллизионная норма права иностранного государства отсылает к нашему закону, суд, или иной орган этого государства должен применять российский закон так, как он применяется в России.

Поскольку коллизионная норма направлена на признание действия неопределённого круга иностранных правовых систем и возникших под их действием субъективных прав, следовательно она может быть выражена лишь посредством терминов и понятий, являющихся общими по своему содержанию

для соответствующих правовых систем. Это ведёт к тому, что в некоторых случаях понятия и термины коллизионной нормы могут не совпадать с одноимёнными понятиями внутреннего права данного государства.

Подобные различия наводят на мысль, что сфера действия коллизионной нормы (её объём) должна быть выражена посредством “обобщённых” юридических понятий - общих для различных правовых систем. Что же касается квалификации коллизионных привязок, то здесь положение несколько иное: точность указаний о применении права может быть обеспечена лишь путём применения квалификации привязки по закону суда, то есть путём использования тех же понятий, которые по соответствующим правовым институтам содержатся во внутреннем гражданском праве этой страны.

В практике международной торговли значительные трудности возникают при толковании понятий, образующих привязки коллизионных норм, отсылающие к законам места жительства, места заключения договора и т.п. В зависимости от толкования эти, достаточно простые для понимания привязки, могут повлечь принятие неоднозначных решений. Так, место заключения контракта во многих странах континентальной Европы понимается как место получения акцепта оферентом. В английском праве применяется доктрина так называемого “почтового ящика”, по которой местом заключения контракта считается место, откуда был отправлен акцепт. Следовательно, обращение к одной и той же коллизионной норме, подчиняющей права и обязанности сторон контракта праву места его заключения, приведёт - в зависимости от квалификации понятия места заключения контракта - к различным результатам.

В некоторых случаях требование о квалификации понятия коллизионной нормы могут быть сформулированы в самом законе. В российском законодательстве эта трудность устранена благодаря ч.2 ст.165 Основ 1991г. В этой статье была установлена отсылка к законам места совершения обычной сделки. Фактически здесь прямо применена квалификация привязки по закону суда. Квалификация места совершения сделки по российскому праву означает применение правила ст. 444 ГК РФ о месте заключения договора: если в договоре не указанно место его заключения, договор признаётся заключённым в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту.

Интересен подход к квалификации юридических понятий в практике Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее именуемый МКАС) – одного из важнейших действующих в России правоприменительных органов, который специализируется на разрешении споров в сфере международного торгового оборота.

В процессе квалификации МКАС основывается на толковании юридических понятий в соответствии с российским правом, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из международного договора. Если международный договор предусматривает иные термины и понятия, чем принятые в российском праве, подлежат применению именно такие понятия и термины. Рассмотрим конкретные примеры из практики МКАС.17

В деле № 347/1995 (решение от 15.04.96.) договор сторон о выполнении работ из материалов заказчика был квалифицирован в качестве договора подряда. Поскольку в Основах 1991 г. отсутствуют указания в отношении этого вида договоров, МКАС использовал п.5 ст.166 Основ 1991 г., согласно которому к правам и обязанностям сторон по договорам, не перечисленным в этой статье, применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания такого договора. Таковым признано право Словакии, на территории которой находится сторон, обязанная по договору выполнить предусмотренные в нём работы и поставить другой стране товар, полученный в результате переработки материалов, предоставленных заказчик.

При рассмотрении спора между российской организацией и германской фирмой (дело № 360/1994, решение от 06.02.96.) МКАС пришёл к выводу, что между сторонами в июле 1992 г. был заключён договор купли-продажи, а не комиссии, как утверждал ответчик. Этот вывод был основан на анализе условий контракта, согласно которому ответчик принял на себя безусловное обязательство оплатить товар в течение определённого срока с даты его поступления на территорию Германии. Поскольку такое обязательство в договоре было прямо обусловлено, ответчик обязан его выполнить независимо от того, какой характер имеют другие условия договора.

В отношении договора на туристическое обслуживание, заключённого между двумя туристическими фирмами (дело № 407/1994, решение от 21.01.96), МКАС определил применимое право на основании п.5 ст.166 Основ 1991 г. по месту учреждения и основному месту деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания такого договора. Им признано местонахождение принимающей туристов туристической фирмы.

В тех случаях, когда коллизионная норма решена и определено применимое право, последующая квалификация понятий коллизионной нормы (“вторичная квалификация”) осуществляется только на основе той правовой системы к которой эта коллизионная норма отсылает.

2.4. Обратная отсылка и отсылка к закону третьей страны

На результаты применения коллизионных норм, существенно воздействует содержание коллизионной нормы того права, к которому она отсылает. Это иностранное право может предусматривать применение к данному отношению не своего, а иного права: страны, на основании коллизионной нормы которой иностранное право подлежит применению, или же третьей страны. Первый случай именуется в международном частном праве обратной отсылкой, второй - отсылкой к праву третьей страны. Понятно, что при наличии таких отсылок возникают дополнительные вопросы и механизм правового регулирования усложняется.

Проблема обратной отсылки в отечественной юридической литературе до настоящего момента однозначно ещё не решена. Ни в советской, ни в российской науке международного частного права нет специальных работ, посвящённых данной проблеме. Преимущественно она освещалась в рамках учебных курсов либо в работах, посвящённых какому-либо комплексу проблем международного частного права. Наиболее подробно этот вопрос рассматривается в монографии В.М. Корецкого “Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права”, третья часть которой посвящена обратной отсылке.18 Также данный вопрос освящён в работе советского учёного Ф.Б.Левитина, в которой высказывается резко негативное отношение к этому правовому институту.19

Для понимания института обратной отсылки наиболее интересным является пример, приведённый В.М.Корецким, который в последующем стал хрестоматийным.

После смерти британского поданного Руана (1829 г.), проживавшего в последние годы в Бельгии, остались завещательные распоряжения, которые не удовлетворяли требованиям бельгийского права, но были действительными с точки зрения английского права. В деле, которое рассматривал английский суд в 1841 году, возник вопрос о действительности завещания. Согласно уже сложившимся к тому времени английским конфликтным правилам судьба наследства должна была определяться по законам, действующим в стране, где умерший был домицилированным в момент смерти, то есть по бельгийским законам. По бельгийским законам завещание не действительно. Но в бельгийском праве имеются свои конфликтные нормы, согласно которым завещание должно рассматриваться по национальному закону умершего, то есть по английскому праву. Термин “обратная отсылка” (“renvoi”) ещё не был известен. Английский суд применил английское право и завещание было принято действительным.20

Интересен также пример, приведённый Л.А.Лунцем в своей работе по международному частному праву в 1970 году.21 В 1878 г. было рассмотрено наследственное дело. После смерти некоего Форго - поданного Баварии, внебрачного ребёнка, всю жизнь прожившего во Франции, остались вклады во французских банках; завещание не было составлено. На имущество претендовали баварские кровные родственники. По французскому праву наследование движимого имущества определяется по национальному закону, то есть по баварскому праву. Баварское право уже в то время признавало наследование после внебрачных детей и, следовательно, иск баварских родственников должен быть удовлетворён. Но в дело вмешался прокурор и потребовал применения французского права, которое не признавало наследования после внебрачных детей и имущество переходило в собственность государства. Кассационный французский суд при решении спора обратил внимание на следующее. Французская коллизионная норма выбирает баварское право, но в баварском праве есть своя коллизионная норма, согласно которой наследование движимого имущества должно определяться по закону фактического домицилия, то есть по французскому праву. Если отсылку французской коллизионной нормы понимать как отсылку к баварскому праву в целом, то надлежит руководствоваться и баварской коллизионной нормой, которая в данном случае “отослала обратно” к французскому праву. И французский суд принял обратную отсылку и наследственные права баварских родственников после умершего Форго не были признаны.

Эти два дела в современной правовой доктрине признаются как основополагающие, послужившие началом возникновения такого правового института как обратная отсылка. Из рассмотренных дел видно, что возникновение обратной отсылки является следствием национальной природы коллизионного права: различное содержание национальных коллизионных норм приводит к тому, что иностранное право, избранное на основании отечественной коллизионной нормы, отсылает обратно или к праву третьего государства. В таком общем виде можно дать определение института обратной отсылки .

Проблема обратной отсылки - это одна из проблем применения иностранного права, поскольку оно должно применяться в силу действия коллизионных норм. Иностранное право применяется в России во всех случаях, когда коллизионные нормы отсылают к иностранному праву. Если российский закон отсылает к иностранному закону, а иностранный закон сам отказывается от регулирования каких-либо отношений, нет оснований не применять в данном случае российский закон. Так, если после смерти российского гражданина, проживающего последние несколько лет, например в Германии, возникли спорные наследственные отношения, ставшие предметом рассмотрения в российском суде, то суд, руководствуясь п.1 ст.169 Основ 1991 г. (“Отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства”) должен будет выбрать немецкое право, на основании которого он должен решить все спорные вопросы. Однако п.1 ст.25 Вводного закона к ГГУ предписывает применять к наследственным отношениям право государства, гражданином которого являлся наследодатель на момент смерти.

Поскольку умерший был российским гражданином, то в соответствии с немецкой коллизионной нормой следует применить российское право для урегулирования спорных вопросов наследственных отношений.

Российская коллизионная норма отослала к немецкому праву, суд применил его, так как оно должно применяться по германским законам немецким судьёй, а немецкий судья, руководствуясь германской коллизионной нормой, применил бы российское право. Произошла обратная отсылка. Следовательно, обратная отсылка - это результат столкновения, коллизии коллизионных норм разных государств.

Коллизии коллизионных норм бывают двух видов: положительные коллизии и отрицательные. Положительные означают, что два или более государств рассматривают конкретное правоотношение с иностранным элементом предметом регулирования своего собственного права. Например, фирма зарегистрирована в России, но хозяйственную деятельность ведёт в Алжире. По российскому законодательству (ст.161 Основ 1991 г.) она будет рассматриваться как юридическое лицо российского права (по месту регистрации), в соответствии же с правом Алжира (ст.50 ГК Алжира) она будет являться его юридическим лицом (по месту основной деятельности).22 Право двух государств претендует на применение.

Отрицательные коллизии означают, что ни одно государство, с которым связанно правоотношение, не рассматривают его как собственное, которое должно регулироваться собственным правом. В рассмотренном выше примере о наследовании после смерти российского гражданина, проживавшего в Германии, было показано, что при рассмотрении дела в российском суде, будет избранно немецкое право как право государства, где умерший постоянно проживал в момент смерти. Напротив, если бы дело рассматривалось в немецком суде (по месту нахождения спорного имущества) то он выбрал бы российское право как право государства, гражданином которого был умерший. Право обоих государств отказывает в применении, признавая себя некомпетентным. На отрицательных коллизиях возник институт обратной отсылки.

Механизм отсылки к праву третьего государства схож с механизмом обратной отсылки. Например, у супругов - немецкого гражданина и российской гражданки, проживавших в Москве, родился ребёнок, который по соглашению между родителями стал немецким гражданином. Через некоторое время брак был расторгнут и по устной договорённости между родителями ребёнок остался с отцом. Получив назначение на работу в Алжир, он переехал туда спустя какое-то время на постоянное место жительства. Мать, потеряв возможность общения с ребёнком и не сумев договориться с его отцом, обратилась в российский суд с иском о возврате ребёнка и об установлении места жительства с матерью. В связи с тем, что родители и ребёнок не имеют общего места жительства, суд, руководствуясь ст.163 Семейного кодекса РФ - “При отсутствии совместного места жительства родителей и детей права и обязанности родителей и детей определяются законодательством государства, гражданином которого является ребёнок”, - выбирает немецкое право, на основании которого он должен решить все спорные вопросы.23 Однако ст.19 п.2 Вводного закона к ГГУ предписывает в случае, если брак прекращён, применять к правоотношениям между родителями и детьми право государства, в котором ребёнок имеет постоянное место жительства. Ребёнок проживает вместе с отцом в Алжире и, следовательно, следует применять алжирское право.

Российская коллизионная норма отослала к немецкому праву (отсылка ко

2-му государству), российский суд применил немецкое право так, как его должен применить немецкий судья, а немецкий судья, руководствуясь немецкой коллизионной нормой, применил бы алжирское право. Следовательно произошла отсылка к праву 3-го государства.

Проанализировав законодательную практику и доктрину иностранных государств мы приходим к выводу, что однозначного ответа на вопрос о применимости обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны нет. Закон о международном частном праве Польши признаёт оба этих вида отсылок. Закон о международном частном праве Венгрии признаёт отсылку к своему праву. Вводный закон ГГУ не признаёт отсылку в области германского договорного права, но признаёт в других случаях. Признаётся обратная отсылка по законам о международном частном праве Швейцарии и Австрии. В таких государствах как Бразилия, Греция, Египет законы целиком отвергают эту проблему. При этом либо указывается, что применяются материальные нормы избранного права, либо исключается применение норм международного частного права, то есть коллизионных, избранного права. Существует группа стран законы которых вообще не решают эту проблему (Аргентина, Болгария, Китай). Однако молчание закона не означает отрицательного отношения к проблеме.

В целом же лишь немногие государства в явно выраженной форме отрицают проблему обратной отсылки. Большинство из них либо в законах, либо в судебной практике применяют обратную отсылку, но лишь немногие применяют её безоговорочно в обоих вариантах: и обратную отсылку к своему праву и отсылку к праву 3-го государства. Большая часть государств, применяющих данный институт, предусматривают какие-либо ограничения.

Наиболее часто государства применяют обратную отсылку, тем самым, отказываясь от применения отсылки к 3-му государству следуя из соображения целесообразности. Для правоприменителя наиболее удобно, если отечественная коллизионная норма выбрала иностранное право, тем самым суд избавляется от проблем, связанных с применением иностранного права. Обратная отсылка - это юридико-техническая возможность отказа от применения иностранного права. Отсылка к праву 3-го государства такого результата не даёт, напротив, серьёзно осложняет процесс выбора компетентного правопорядка, поэтому лучше к ней не обращаться.

Россия является участницей международных договоров, в которых содержатся правила об обратной отсылке. Женевская конвенция о разрешении некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях 1930 г. устанавливая, что применимым законом для определения способности лица обязываться по векселю является национальный закон лица, добавляет, что если национальный закон отсылает к закону другой страны, то применяется этот последний закон (ст.2 Конвенции).24

Неприменение обратной отсылки при рассмотрении международных коммерческих споров в настоящее время закреплено в российском Законе о международном коммерческом арбитраже 1993 года, ст. 28 которого содержит норму о том, что указание сторон на выбор права должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву.

В заключении вопроса отметим, что правовая практика большинства государств, применяющих институт обратной отсылки придерживаются одного общего исключения: обратная отсылка не применяется в сфере обязательств, вытекающих из внешнеэкономических сделок. Это объясняется господством в сфере этих отношений принципа “автономии воли”, когда стороны, выбирая право, имеют ввиду применение норм материального права соответствующего государства, обращение же к обратной отсылке может привести к выбору права иного государства, что может исказить волю сторон.

ГЛАВА III. УСТАНОВЛЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ИНОСТРАННОГО ПРАВА

3.1. Механизм установления содержания иностранного права.

В предыдущей главе мы рассмотрели стадию коллизионного регулирования, на которой правоприменитель выясняет применяется ли коллизионная норма вообще, какая именно и к праву какой страны она отсылает; особенности и условия применения этой коллизионной нормы. В случае если применению к рассматриваемому правоотношению подлежат материальные нормы отечественного права механизм их применения понятен. Однако если применению подлежат нормы иностранного права у правоприменителя возникает вопрос: как установить содержание этого иностранного права и каковы юридические последствия, в случае если содержание этого права не будет установлено? Ответу на этот вопрос посвящена данная глава.

Отечественная правовая доктрина исходит из того, что суд или другой правоприменительный орган знает свое право и его применяет. Суд не обязан изначально знать содержание иностранного права, к которому отсылает отечественная коллизионная норма. Однако если коллизионный вопрос решён и применению подлежит иностранное право, то суд должен определить содержание его предписаний. Причём установление содержания норм иностранного права является обязанностью правоприменителя, которая возложена на него законом.

Целью установление содержания иностранного права является определение нормативно-правовой основы принимаемого решения, как этого требует федеральный закон или международный правовой договор. Содержание норм иностранного права устанавливается судами общей юрисдикции, арбитражными судами, третейскими судами, а также иными органами, управомоченными применять иностранное право.

Основным требованием к правоприменителю при рассмотрении частноправового отношения является применение норм иностранного права таким образом, как если бы оно рассматривалось в той стране, к закону которой отсылает коллизионная норма.

Основы 1991 года в ст.157 определили ряд методов установления содержания норм, к которым относится: учёт официального толкования, практики применения и доктрины в соответствующем иностранном государстве. Указанные способы, которыми может воспользоваться правоприменительный орган для получения необходимой информации об иностранном праве: обращение в установленном порядке за содействием и разъяснением к компетентным органам в стране и за границей либо привлечение экспертов. Оговорено право сторон, участвующих в споре, представлять документы, подтверждающие содержание соответствующих норм иностранного права. В случае, если несмотря на усилия, предпринятые в соответствии с этими правилами, не установлено содержание норм иностранного права, орган, разрешающий спор, применяет российское право. Данный подход характерен для стран континентальной правовой системы.

Страны англо-американского права исходят из принципиально иного отноше- ния к иностранному праву и по-иному решают вопрос, о том кто обязан устанавливать его содержание.

Согласно англо-американской доктрине и практике суд применяет только своё собственное право, однако он может признать субъективные права, возникшие под действием иностранного права. При этом иностранное право рассматривается как фактическое обстоятельство, которое наряду с другими фактическими обстоятельствами выступает доказательствами по делу. Представить суду доказательства обязаны стороны, отсюда все доказательства, связанные с содержанием норм иностранного права, под действием которых возникло спорное субъективное право, обязана представить заинтересованная сторона. Суд лишь оценивает представленные сторонами доказательства, в том числе и по поводу содержания конкретного правила иностранного права и обоснованности притязаний на основе этого правила. Следовательно, суд не применяет иностранное право как юридически обязательные предписания, а оперирует им как фактом по делу.

Английские юристы Д.Чешир и П.Норт говоря о применении иностранного права высказывают мнение, что единственным законом, применяемым судьёй, является закон места рассмотрения дела. Однако ввиду наличия в деле иностранного элемента иностранный закон - это факт, который должен быть принят во внимание. Если вопрос об иностранном праве не поднимается заинтересованной стороной, то суд решает дело на основе английского права.25

Российское право предписывает правоприменителю применять нормы материального права, избранного сторонами, а при отсутствии соглашения сторон по этому вопросу - определять их в соответствии с коллизионными нормами, которые в данном случае он считает применимыми (ст.28 Закона РФ “О международном коммерческом арбитраже”).

В ряде случаев сторона, ссылающаяся на нормы иностранного права, самостоятельно представляет соответствующую информацию об их содержании, включая сведения об официальном толковании и практике применения со ссылками на имеющиеся публикации.

Например, при разрешении спора по делу № 76/1997 (решение от 26.01.98) истец представил МКАС информацию о практике применения алжирскими судами соответствующих положений ГК АНДР. В факсах, присланных в МКАС адвокатом ответчика, также содержалось утверждение именно такой практики.

При рассмотрении одного из дел, в котором применимым было признано болгарское право (дело № 229/1996, решение от 05.06.97), МКАС установил: представленные истцом материалы о праве Болгарии свидетельствуют о том, что в последние годы оно неоднократно пересматривалось, однако в принципе оно не отвергает возможности снижения согласованной сторонами договорной неустойки. При таком положении и с учётом международно-правовой практики, выраженной в документе УНИДРУА “Принципы международных коммерческих договоров”, МКАС посчитал юридически возможным и справедливым снизить размер неустойки.

Несмотря на то, что установление содержания иностранного права является обязанностью правоприменителя, суд в определённых случаях может возложить бремя доказывания содержания иностранного права на стороны. Данное положение в российском праве является новеллой и содержится в проекте VII раздела “Международное частное право” в Третьей части ГК РФ в ст.1316, которая закрепляет: “По требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, бремя доказывания содержания норм иностранного права может быть возложено на стороны”.26

Поскольку процесс установления содержания иностранного права достаточно сложен правоприменитель имеет возможность обращаться за помощью в Министерство юстиции РФ, его представительства, иные компетентные органы или учреждения в России и за границей. Кроме того, суд может привлечь экспертов, а также воспользоваться помощью научно-исследовательских учреждений, дипломатических и консульских представительств за рубежом, путём направления запроса оформленного в соответствующей форме.

Министерство юстиции в свою очередь может в установленном порядке запросить такие сведения учреждения юстиции иностранного государства. В новом Положении о Министерстве юстиции Российской Федерации, утверждённом Указом Президента от 2 августа 1999 г., осуществление обмена правовой информацией с иностранными государствами отнесено к его основным функциям (пп.20 п.6).27

В настоящий момент существует ряд нормативных актов, призванных регулировать порядок обращения в Минюст и Минюста к учреждениям юстиции иностранных государств. Они, хотя и с некоторыми ограничениями, сохраняют юридическую силу и в настоящее время. Прежде всего это Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. “О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам”; Инструкция “О порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям”, утверждённая Министерством юстиции СССР 28 февраля 1972 г., с дополнениями от 26 июня 1985 года.28 Отдельное место в решении этой проблемы занимают договоры об оказании правовой помощи, в которые часто включаются правила о предоставлении информации о действующем праве. Так, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключённая между государствами СНГ в 1993 г.29 , предусматривает, что центральные учреждения юстиции Договаривающихся Сторон по просьбе представляют друг другу сведения о действующем или действовавшем на их территориях внутреннем законодательстве и о практике его применения учреждениями юстиции.

В случае если содержание иностранного права по ряду объективных причин (например, в результате отсылки к праву другой страны суд не смог установить право, действующее в этой стране на момент заключения сделки) не будет установлено, законы некоторых государств содержат специальные нормы, определяющие поведение правоприменителя. Большинство из государств в этой ситуации предписывают применение своего собственного права, к их числу относится и Россия, что закреплено в п.2 ст.157 Основ 1991г.

Подводя итог по данному вопросу отметим, что хотя правоприменитель в процессе установления иностранного права делает всё возможное чтобы максимально объективно и юридически грамотно рассмотреть исследуемое дело, применение иностранного права, в силу его иной правовой природы, не может быть полностью идентичным применению отечественного права.

Не исключено также, что при переводе на родной язык того или иного нормативного акта может быть изменён или вообще утерян смысл, который вкладывал в него иностранный законодатель. Поэтому идеальным вариантом на взгляд автора этой работы было бы создание единых, унифицированных коллизионных норм международного частного права во внутреннем праве каждого государства, что существенно бы сократило количество возникающих на практике коллизионных вопросов.

3.2. Оговорка о публичном порядке

В нашей работе мы рассматривали те случаи, когда применение иностранного права обязательно для правоприменителя. Однако существуют и некоторые ограничения. Это обусловлено тем, что применяемые нормы иностранного права не должны нарушать основополагающие принципы местного правопорядка. Национальное право допускает применение иностранного права, устанавливает порядок его применения, и, одновременно, определяет случаи, когда применение этого права на территории данного государства недопустимо. Этой цели служит особый институт международного частного права, называемый оговорка о публичном порядке (ordre public или public polici).

Согласно правилам, действующим в ряде стран, иностранный закон, к которому отсылает коллизионная норма, может быть не применён и основанные на нём права могут быть не признаны судами или иными органами данного государства, если такое применение закона или признание права противоречило бы публичному порядку данного государства.

Понятие публичного порядка в судебной практике и доктрине многих государств отличается крайней неопределённостью. Суды используют оговорку о публичном порядке с целью ограничения, а зачастую и полного отрицания применения иностранного права. Как правило это происходит в случае применения права страны с другой социально-политической системой. Определение пределов применения этой оговорки предоставляется непосредственно самому судье.

Так, например, по законам ряда европейских государств женщина не имеет права вступать в брак в течении определённого времени (10 месяцев или 300 дней) после развода или после смерти мужа. Поскольку условия брака по российской коллизионной норме определяются по национальному закону брачующихся, то российские органы ЗАГСа формально юридически обязаны отказать в регистрации такого брака, применив иностранную норму права, противоречащую конституционному принципу равноправия мужчин и женщин.

Ограничения применения иностранного закона содержатся в ряде нормативных актов российского права. Такие ограничения предусмотрены ст.158 Основ 1991 г. В этой статье предусмотрено, что иностранное право не применяется в случаях, когда его применение противоречит основам государственного строя. Статья 167 Семейного кодекса указывает: “Нормы иностранного права не применяются в случае, если такое применение противоречило бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае применяется законодательство Российской Федерации”. О публичном порядке говорится также и в Законе Российской Федерации “О международном коммерческом арбитраже” 1993 г. (ст. ст.34, 36), в котором в частности закреплено, что в объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по российскому законодательству, в случае если суд определит, что арбитражное решение противоречит публичному порядку Российской Федерации. Кроме того, ст.169 ГК РФ устанавливает, что “сделка, совершённая с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, ничтожна”.

Проанализировав ряд законодательных актов Российской Федерации, содержащих нормы о публичном порядке, можно с уверенностью сказать, что в российском праве понятие “публичного порядка” либо вовсе не даётся, либо используется лишь ориентировочная формулировка “основы правопорядка”, которая сама нуждается в расшифровке. Нет данного понятия и в ч.3 Гражданского кодекса Российской Федерации. Поэтому, чтобы устранить возникающие у правоприменителя вопросы, представляется разумным, пока третья часть не вступила в силу, закрепить в главе VII ГК РФ понятие, дающее определение данного термина.

Тем не менее можно выделить элементы, наиболее часто встречаемые при попытке охарактеризовать содержание “публичного порядка”. Во-первых, это основополагающие принципы, содержащиеся в национальном праве любого государства; во-вторых, это нормы морали и справедливости; в-третьих - конкретные интересы государства или его членов; в-четвёртых, в связи с возрастающим влиянием международного права на национально-правовую сферу, в “публичный порядок” включаются общепризнанные принципы и нормы международного права, особенно нормы о правах человека.

При обосновании применения оговорки о публичном порядке нарушением норм морали и справедливости, часто ссылаются на преобладающие в собственном обществе представления о них. Так, английские юристы Д.Чешир и П.Норт отмечают применение оговорки в случаях, “когда игнорируются фундаментальные концепции справедливости в её английском понимании” и “когда нарушаются английские концепции морали”.30

В мировой практике известны два вида оговорки о публичном порядке: позитивная и негативная . Позитивная (именуемая по её происхождению “франко-итальянской”) представляет собой совокупность внутренних норм права, которые в силу особой, принципиальной важности для защиты общественных и моральных устоев данного государства должны применяться всегда, даже если отечественная коллизионная норма отошлёт к иностранному праву. Отсюда название “позитивная”: она исходит из того, что какие-то принципы и нормы национального права имеют особое, позитивное значение для государства. Негативная оговорка (вытекающая из германского права) исходит из содержания иностранного права: иностранное право, которое следует применить по предписанию национальной коллизионной нормы, не должно применяться, так как оно или его отдельные нормы не совместимы с публичным порядком этого государства. В международном частном праве эта оговорка наиболее популярна.

В отечественной практике применение оговорки о публичном порядке встречается крайне редко. Это объясняется тем, что до последнего времени российские юристы вынуждены были раскрывать содержание этого правового института, опираясь лишь на иностранную судебную практику, поскольку коллизионные нормы советского строя были сформулированы таким образом, что практически полностью исключали выбор иностранного права, а значит и саму постановку вопроса об оговорке в публичном порядке. И лишь с принятием нового Семейного кодекса 1995 г., Кодекса торгового мореплавания 1999 г. и проекта Третьей части ГК наши суды, причём не только арбитражные, но и общей юрисдикции, в будущем всё чаще будут сталкиваться с иностранным правом.

Прецеденты существуют уже сейчас. Так, при рассмотрении в Городском суде г .Москвы ходатайства об отмене решения Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате РФ, вынесенное в 1995 г. по делу Латвийского морского пароходства (Рига) против Государственного внешнеэкономического объединения “Продинторг” (Москва), был поставлен вопрос об отмене решения на основании того, что оно противоречит российскому публичному порядку (п/п 2 п.2 ст.34 Закона о международном коммерческом арбитраже).

Как уже было отмечено выше в российском праве применение оговорки о публичном порядке встречается достаточно редко. В связи с этим интересно рассмотреть как решается этот вопрос в иностранном праве.

Профессор С.К.Май в работе “Очерки общей части буржуазного обязательственного права”31 рассматривая наиболее важные моменты этой проблемы писал, что помимо договоров, недействительных вследствие фактической невозможности, существующей уже в момент заключения их, недействительными по разным буржуазным правовым системам являются и договоры, предмет которых составляет действие, противоречащее “нравственным требованиям”, “добрым нравам” или “публичному порядку”. Что касается критериев: “нравственные требования”, “добрые нравы” или “публичный порядок”, то содержание этих критериев лишено какой бы то ни было определённости. Они представляют собой наиболее яркий образец так называемых “каучуковых норм”, позволяющих суду вкладывать в них произвольное содержание.

По английскому праву признание договора незаконным на основании норм общего права может иметь место в случаях, когда предмет договора отвергается общим правом как противоречащий публичному порядку. В подтверждение этого можно привести фундаментальную работу английского юриста Э.Дженкса, составленную ещё в 1938 году - “Свод английского гражданского права”32 . Автор употребляет термин “Публичный порядок” в параграфах 105 и 106, касающихся незаконных и безнравственных предметов сделки, а именно: “ Сделка, имеющая своим предметом выполнение незаконного или безнравственного действия или действия, считающегося противоречащим публичному порядку, не может служить основанием иска” (пар.105).

В США публичный порядок - это термин, охватывающий основные принципы справедливости и морали в совместном проживании граждан. Нормы американского законодательства содержат правила, по которым сделка признаётся незаконной по смыслу, если заключение договора или его исполнение является преступным, противоправным или иным образом противоречит “публичному порядку” (п.IV Свода договорного права США).

Во французском гражданском законодательстве недействительность договоров вследствие недопустимости их предмета может вытекать из ст.6 ГК Франции, согласно которой в частных соглашениях не допускаются отступления от законов, затрагивающих публичный порядок.

Нормы, предусматривающие недействительность договоров, противоречащих закону, содержатся в швейцарском обязательственном законе (ст.20), в австрийском всеобщем гражданском уложении (пар.879), в Гражданском кодексе Италии (ст.1418) и в японском гражданском кодексе (ст.90). Причём в швейцарском, австрийском и японских законах говорится вместе с тем о недействительности договоров, противоречащих добрым нравам.

В рамках данного вопроса необходимо отметить ещё одну современную тенденцию в развитии института оговорки о публичном порядке. Выше отмечалось, что в большинстве государств сложилась и применяется негативная оговорка. Позитивную оговорку связывают с французским правом, положения которого восприняты некоторыми другими странами. Однако в настоящее время ряд государств, которые традиционно применяли негативную оговорку, стали параллельно применять и позитивную. Так, например, швейцарский Закон о международном частном праве 1987 года предусмотрел в своих нормах защиту “публичного порядка” иностранного государства. Эта новация связанна с общей концепцией закона о применении “права наибольшей связи”, согласно которой, если по всем признакам очевидно, что существо отношения находится в большей связи с другим правом, а не с тем, на которое указывает швейцарская коллизионная норма, то можно применить это другое право.

Подобные новеллы привели к тому, что в ряде стран возникли идеи о существовании императивных норм, не являющихся частью “публичного порядка”, и которые действуют независимо от собственных коллизионных норм. Однако такое мнение представляется спорным, так как они не могут действовать отдельно от “публичного порядка”, поскольку выражают оговорку о публичном порядке, которая является зеркальным отражением негативной оговорки. Первая означает, что некоторые императивные нормы внутреннего права в силу их особой значимости должны применяться в любых обстоятельствах, а вторая означает, что некоторые нормы иностранного права столь несовместимы, что они не должны применяться при любых обстоятельствах. Они обе выражают концепцию “публичного порядка”.

В российской правовой доктрине одним из первых исследователей значения императивной нормы в международном частном праве был О.Н.Садиков, заметивший, что выделение группы строго обязательных национальных норм имеет ряд положительных сторон. К ним он отнёс усиление защиты слабой стороны в договоре и охраны социально значимых национальных интересов; кроме того, отпадает необходимость подводить под понятие публичного порядка традиционные нормы гражданского права, что не соответствует сущности и задачам публичного порядка. Слабые стороны такого подхода О.Н.Садиков видит в ограничении рамок автономии воли сторон, усложнении режима многих международных хозяйственных связей.33

Новые тенденции в теории и практике международного частного права европейских государств, связанные с “сверхимперативными нормами”, восприняты Модельным ГК, название статьи которого показательно - “Применение коллизионных норм” (ст.1201), а также ст.1317 раздела VII Третьей части ГК РФ. Из смысла правил, предусмотренных статьями становится понятно, что речь идёт не о всех, а только об императивных нормах. Так, в первой части ст.1317 ГК РФ предписывается применять императивные нормы российского права независимо от того, что на основании российских коллизионных норм избранно иностранное право. Законодатель выделяет две группы таких императивных норм: 1) нормы, в которых прямо это указанно; 2) нормы, имеющие особое значение, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота. Вторая группа - это безусловно позитивная оговорка о публичном порядке. Первую группу также можно отнести к данной категории, поскольку в особо значимых случаях законодатель считает необходимым в самой норме указать, что она должна при- меняться всегда. Такие нормы в российском праве имеются. Например, обязательная письменная форма внешнеэкономических сделок, (предусмотренная ст.165 Основ 1991 г.; ст.162 ГК РФ); ряд требований предъявляемых к условиям заключения брака (ст.156 СК РФ) и др. Примеры свидетельствуют, что речь идёт о нормах, имеющих особое значение для российского правопорядка, и в частности для обеспечения прав и законных интересов участников гражданского оборота. Следовательно, в Третьей части ГК РФ закрепляется позитивная оговорка о публичном порядке, которая совместно с негативной оговоркой призвана защищать российский правопорядок и законные интересы.

В завершении этого вопроса хотелось бы обратить внимание на ряд моментов, способствующих разрешению некоторых вопросов, затрагивающих публичный порядок. Прежде всего предпринимателям, участникам внешнеэкономических отношений хотелось бы пожелать, чтобы они более грамотно выражали свою волю в заключаемых договорах, избегали включения в арбитражные оговорки рассмотрение споров, которые могут оказаться “неарбитральными”, то есть не подлежащими рассмотрению в арбитражном порядке, по применимому к внешнеторговому контракту материальному праву, так как это может послужить правовым основанием к оспариванию арбитражного решения или к его недействительности и отмене государственным судом страны исполнения. В случае если спор будет рассматриваться на территории контрагента необходимо ознакомиться с понятием публичного порядка в стране исполнения арбитражного решения.

Эти достаточно простые на взгляд автора предложения помогут избежать негативные последствия, которые могут возникнуть в связи с применением судами различных государств собственных принципов публичного порядка.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

При регулировании гражданско-правовых отношений с иностранным элемен- том одной из наиболее сложных проблем является выбор применимого права, в силу того, что различия правовых систем государств, которые представляют стороны, ведут к возникновению коллизий законов.

Применение к правоотношению с иностранным элементом права какого-либо государства основано на чисто субъективных оценках. Выбор применимого права осуществляется на основе коллизионных норм, составляющих основу международного частного права в каждом государстве. Коллизионная норма – это норма, указывающая на то, право какого государства подлежит применению к правоотношению, осложнённому иностранным элементом. Исходя из данного определения, коллизионная норма – это норма отсылочного характера. Ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами решающими вопрос по существу.

Специфика коллизионной нормы прослеживается в её структуре, в частности, нами выделены следующие составные элементы коллизионной нормы: гипотеза, объём, привязка, в отличии от общепринятой двучленной структуры. Изучив существующие точки зрения по вопросу классификации коллизионных норм (М.М.Бо- гуславский, Г.К.Дмитриева, М.Иссад) нами предложена следующая классификация коллизионных норм по различным основаниям: 1) по сфере действия: установленные национальным законодательством и предусмотренные международными договорами; 2) по форме коллизионной привязки: односторонние и двухсторонние коллизионные нормы; 3) по способу регулирования: императивные, диспозитивные, альтернативные; 4) исходя из значения коллизионной нормы: генеральные и субсидиарные; 5) от количества привязок: однозначные и кумулятивные; 6) в зависимости от сложности правоотношений: общие и специальные; по действию в пространстве: международные, межоблостные; 7) по особенностям национальных правовых систем: интерперсональные и интертемпоральные.

Специфика коллизионной нормы отражается и на механизме её применения, который по сравнению с механизмом применения иных норм национального права более сложен.

Механизм применения коллизионных норм включает в себя две стадии. На первой стадии правоприменитель выясняет применяется ли коллизионная норма к рассматриваемому отношению, какая именно и к праву какой страны она отсылает. На этой стадии возникают такие вопросы как: взаимность, реторсии, квалификация юридических понятий, обратная отсылка и отсылка к праву третьей страны. После выяснения и решения этих вопросов возникает вторая стадия механизма коллизионного регулирования- применение права, к которому отсылает коллизионная норма. На данном этапе применению подлежит непосредственно материальная норма национального или иностранного права. При этом возникают уже иные правовые вопросы: публичный порядок и установление содержания иностранного права.

Тем не менее, сложность проблем возникающих при применении коллизионного способа регулирования даже с использованием регламентирующих их правил, на практике вызывает у правоприменителя серьёзные затруднения.

Это приводит к тому, что правоприменитель старается «обойти» применение коллизионных норм и решить рассматриваемый спор, основываясь на нормы на- ционального права.

В связи с этим становится ясно, что интересы развития международного гражданского оборота требуют совершенствования коллизионного способа правового регулирования. На решение данной проблемы направлена именно унификация коллизионных норм, которая позволит:1) создать единообразие регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом; 2) устранить коллизии в материальном законодательстве отдельных стран; 3) сократить число судебных разбирательств; 4) повысить степень правовой защищённости спорящих сторон от нарушений ими прав друг друга; 5) способствовать международно-правовому и деловому сотрудничеству; 6) обеспечить стабильность правового пространства.

Унификация осуществляется в форме международных договоров, заключаемых между государствами, которые берут на себя международно-правовое обязательство, применять сформулированные в договоре единообразные коллизионные нормы по определённому кругу гражданских правоотношений.

Существуют международные организации, специализирующиеся на унификации права: Гаагская конференция по международному частному праву, Римский институт по унификации частного права, Комиссия ООН по праву международной торговли и др. Деятельность этих организаций направлена на подготовку и принятие международных договоров, направленных на унификацию права.

Однако практика свидетельствует, что государства неохотно связывают себя жёсткими юридическими обязательствами. Многие принятые конвенции десяти- летиями вступают в силу, или действуют в незначительном круге государств. Так, например, до настоящего времени не вступила в силу Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров 1986 г. По условиям Конвенции для вступления её в силу необходимо участие не менее пяти государств. Но только три государства(Чешская республика, Нидерланды, Словацкая Республика) подписали эту Конвенцию, и лишь одно государство (Аргентина) ратифицировало.

В Российской Федерации процесс совершенствования коллизионного регули- рования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом осложняется отсутствием кодифицированного законодательства по международному частному праву. Коллизионные нормы содержатся в различных международных правовых договорах, кодексах и федеральных законах, что затрудняет деятельность правоприменителя при определении применимого права к частноправовым отношениям. По этой причине скорое принятие Третьей части Гражданского кодекса РФ, содержащей раздел VII «Международное частное право», будет являться не только завершением процесса создания основополагающей базы правового регулирования указанных отношений внутри России, но и создании благоприятных условий для регулирования российской правовой системой международного гражданского и торгового оборота.

Свою дипломную работу хотелось бы закончить словами русского учёного и дипломата Ф.С. Мартенса: «Международное общение есть единственное верное и положительное основание, на котором может развиваться международное частное право, и исходя из него только и могут быть разрешены запутанные и сложные вопросы о применении законов различных государств».34

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ

И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.

2. Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров.

1955 г.// Московский журнал международного частного права.-2000.-№ 3.

3. Европейская Конвенция о внешнеторговом арбитраже. 1961 г., Сборник

действующих нормативных актов МЧП / Под ред. Г.К.Дмитриевой. М.,1997.

4. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров.

1980 г., Сборник действующих нормативных актов МЧП / Под ред. Г.К.

Дмитриевой. М., 1997.

5. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским,

Семейным и уголовным делам. Минск., 22 января 1993 г. // СЗ РФ.-1995.-

№ 17.-Ст. 1772.

6. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть первая.: ФЗ от 30 ноября

1994 г. // СЗ РФ. -№ 32.-Ст.3301.

7. Основы гражданского законодательства Союза ССР и Республик от 31 мая

1991 г.// Ведомости СССР.- 1991.-№ 26.-Ст.2757.

8. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: ФЗ от 5 мая

1995 г. // СЗ РФ.-1995.- № 19.-Ст.1709.

9. Семейный кодекс Российской Федерации: ФЗ от 29.12.1995 г. // СЗ РФ. –

1996.- №1.- Ст.16.

10. Патентный закон Российской Федерации: Закон РФ от 23.09.92 г. // Ведо-

мости РФ.-1992.- № 42.- Ст.2319.

11. О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхожде-

ния товаров: Закон РФ от 23 сентября 1992 г. // Ведомости РФ.-1992.-№ 42.-

Ст. 2322.

12. О международном коммерческом арбитраже: Закон РФ от 7 июля 1993 г.

// Вестник ВАС РФ.-1993.- № 10.

13. О государственном регулировании внешнеторговой деятельности: ФЗ РФ

от 13 октября 1995 г. в ред. От 8 июля 1997 г. // СЗ РФ.-№ 42.-Ст. 3923.

14. О мерах по поддержке соотечественников за рубежом: Постановление Пра-

вительства РФ от 31 августа 1994 г. // СЗ РФ. -1994.-№ 21.-Ст. 2383.

15. Проект раздела VII части третьей Гражданского кодекса РФ // Российская

газета. 30 ноября 1996 г.-№ 230.

16. Белов А. Применимое право во внешнеэкономических сделках // Право и

экономика.-1998.-№ 9.

17. Берестнёв Ю. О восстановлении членства Российской Федерации в Гаагс-

кой Конвенции // Юрист.-2000.-№ 2.

18. Богуславский М.М. Международное частное право: М.,1994.

19. Вилкова Н. Унификация коллизионных норм в сфере международного ком-

мерческого контракта // Хозяйство и право.-1997.-№ 11.

20. Вольф М. Международное частное право: М.,1948.

21. Иссад М. Международное частное право: М., 1989.

22. Кабатов В. Применимое право при разрешении споров в Международном

коммерческом арбитражном суде при ТПП РФ // Московский журнал меж-

дународного права. –1998.-№ 6.

23. Колосов Ю.М. Международное право: М.,1994.

24. Лунц Л.А. Курс международного частного права: М.,1973.

25. Лунц Л.А., Мартышева Н.И., Садиков О.Н Международное частное право:

М.,1984.

26. Матвеев Г.К. Международное частное право: М., 1985.

27. Мартенс Ф.С. Современное международное право цивилизованных народов:

М., 1996. С.178

28. Муранов А.И. К вопросу об обходе закона // Московский журнал междуна-

родного права. –1997.-№3.

29. Панасюк В.В. Некоторые вопросы взаимодействия норм международного

национального права Российской Федерации при осуществлении сделок

международной купли-продажи товаров // Юрист.-1998.-№11-12.

30. Перетерский И.С. Крылов С.Б. Международное частное право: М.,1959.

31. Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия на-

циональных правовых систем: М.,1984.

32. Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике

международного коммерческого арбитражного суда: М.,1998.

33. Садиков О.Н. Императивные нормы в международном частном праве

// Московский журнал международного частного права.-1992.,-№ 2.

34. Светланов А. Коллизионное регулирование в сфере внешнеэкономической

деятельности // Закон. –1998.-№ 7.

35. Сильченко Н.В., Толочко О.Н. Теоретические проблемы учения о нормах

международного частного права // Государство и право.-2000.-№1.

36. Тихомиров Ю.А. Коллизионное право: М., 2000.

37. Чешир Д., Норт П. Международное частное право: М.,1992.

38. Шебанова Н. Российское законодательство о регулировании правоотноше-

ний с иностранным элементом // Закон. –1998.-№ 7.


1 Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право: М., 1959., С.11.

2 Богуславский М.М. Международное частное право: М.,1994.,С.87.

3 Матвеев Г.К. Международное частное право: Киев,1985.,С.18.

4 Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. // Ведомости СССР. -1991.

- № 26.-Ст.2757.

5 О международном коммерческом арбитраже: Закон РФ от 7 июля 1993 г. // Вестник ВАС РФ.-1993.- № 10.

6 Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем: М.,1984.

С.87-92.

7 Садиков О.Н. Международное частное право: современные проблемы: М., 1994. С. 154-156.

8 Конвенция о праве применимом к договорам международной купле-продаже товаров от 15 июняб1955 г. // Мос-

ковский журнал международного права. -2000.- № 3.- С.39.

9 Садиков О.Н. Коллизионные нормы в современном международном частном праве // Советский ежегодник

международного частного права. -М., -1983. -С. 207.

10 Сильченко Н.В., Толочко О.Н. Теоретические проблемы учения о нормах международного частного

права // Государство и право. -2000. -№1.- С.37.

11 Патентный закон Российской Федерации: Закон РФ от 23.09.92 г. // Ведомости РФ.-1992.- № 42.- Ст.2319.

12 О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров: Закон РФ от 23 сентября

1992 г. // Ведомости РФ.-1992.-№ 42.-Ст. 2322.

13 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: ФЗ от 5.05.1995 г. // СЗ РФ.-1995.- № 19.-Ст.1709.

14 О государственном регулировании внешнеторговой деятельности: ФЗ от 13 октября 1995г. в ред.

От 8 июля 1997 г. // СЗ РФ. -№ 42-Ст.3923.

15 О мерах по поддержке соотечественников за рубежом: Постановление Правительства РФ от 31 августа 1994 г.

// СЗ РФ. -1994.-№ 21.-Ст. 2383.

16 Иссад М. Международное частное право: М.,1989. С.77.

17 Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике международного коммерческого ком-

мерческого арбитражного суда: М.,1998. С.47.

18 Корецкий В.М.: Избранные труды. Книга 1. Киев., 1989. С. 285-291.

19 Левитин Ф.Б. Спорные вопросы международного частного права (отсылка) // Учёные записки ВИЮН. Вып. 2/6.

-1957. -С.17.

20 Корецкий В.М. Указ.соч. С. 285-287.

21 Лунц Л.А. Международное частное право: М., 1970. С. 310-311.

22 Иссад М. Указ. соч. С.361.

23 Семейный кодекс Российской Федерации: ФЗ от 29.12.1995 г. // СЗ РФ. -1996.- №1.- Ст.16.

24 Конвенция, имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях 1930 г.

// Вестник ВАС РФ. –1995.-№1.-С.125.

25 Чешир Д.,Норт П. Международное частное право: М., 1982. С.181.

26 Проект радела VII части третьей ГК РФ // Российская газета. 30 ноября 1996 г.-№ 230.

27 Положение о Министерстве юстиции РФ от 2 августа 1999 г. // Российская газета. 5 августа 1996 г.-№376.

28 Дмитриева Г.К., Филимонова М.В. Сб. Международное частное право (действующие нормативно-правовые акты):

М., 1999. С.572.

29 Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Минск.,

22 января 1993 г. // СЗ РФ. -1995. -№ 17.- Ст.1772.

30 Чешир Д., Норт П. Указ. соч. С.181.

31 Гражданское и торговое право капиталистических государств // Международные отношения. -1993.-С. 266.

32 Дженкс Э. Свод английского гражданского права. / Перевод с анл. М., 1941. С.59.

33 Садиков О.Н. Императивные нормы в международном частном праве // Московский журнал международного права. -1992.- № 2.- С.82.

34 Мартенс Ф.С. Современное международное право цивилизованных народов: М., 1996. С.178.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:32:45 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:58:25 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Коллизионные нормы
Международное частное право
Министерство образования Республики Беларусь Академия МВД Курс лекций Международное частное право Н.И. Рудович М.Л. Чудаева Минск 2007 Раздел I. Общая ...
Ситуация, когда коллизионные нормы одного государства в качестве применимого права указывают на законодательство другого государства, а коллизионные нормы другого законодательства ...
Именно в сфере брачно-семейных отношений с иностранным элементом часто возникает необходимость решения предварительного коллизионного вопроса (например, вопроса о действительности ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: учебное пособие Просмотров: 23293 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Коллизионные нормы
Введение..................................С.3 ГЛАВА I. Понятие коллизионных норм.................С.6 1.1. Понятие и сущность коллизионных норм ...
Так, в своей фундаментальной работе по международному частному праву И.С.Перетерский и С.Б.Крылов утверждают, что "...коллизионная норма регулирует разрешение определённого вопроса ...
Позитивная концепция оговорки о публичном порядке строится на понимании ordre public как совокупности материально-правовых норм и принципов страны суда, исключающих применение ...
Раздел: Рефераты по праву
Тип: реферат Просмотров: 4260 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
Шпаргалка по международному частному праву (2005г.)
Почта: ferdibobe@yandex.ru Шпаргалка по международному частному праву. (2005г.) Содержание: Общественные отношения, регулируемые международным частным ...
Коллизионная привязка "Право, с которым данное правоотношение тесно связано".
КН обычно отправляет правоприменителя к материальным нормам соот-щей правовой системы, сама при этом не решая по существу регулируемое правоотношение.Т.к КН -норма отсылочного хар ...
Раздел: Рефераты по международному частному праву
Тип: реферат Просмотров: 7763 Комментариев: 10 Похожие работы
Оценило: 14 человек Средний балл: 4.6 Оценка: 5     Скачать
Cистема международного частного права
ТЕМА: СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА СОДЕРЖАНИЕ стр. ВВЕДЕНИЕ.. 3 РАЗДЕЛ 1. КОЛЛИЗИОННОЕ ПРАВО..
Особенностью системы международного частного права является также включение в ее общую часть правил об основаниях применения иностранного права, о взаимности, о квалификации ...
Вводный закон к Германскому гражданскому уложению (вторая глава "Международное частное право" предусматривает принятие обратной отсылки: если германское право отсылает к праву ...
Раздел: Рефераты по праву
Тип: реферат Просмотров: 7112 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Разрешение юридических коллизий
СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Теоретико-методологические основы сущности юридических коллизий и их виды 1.1 Понятие, причины и признаки юридических коллизий ...
Оттого понятна позиция представителей этой науки, ратующих за нецелесообразность дифференциации коллизий на внутригосударственные и международные и ее приоритет при исследованиях ...
"Коллизионная проблема - проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению, - типична прежде всего для международного частного права.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 10748 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 3.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Наиболее интересные аспекты международного частного права
Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов Кафедра правоведения Реферат по правоведению Тема: Наиболее интересные аспекты ...
В последнем случае поиск применимого права должен быть продолжен, но уже в направлении, указываемом иностранным коллизионным правилом, т.е. либо к материальному праву страны ...
Если исходить из логической посылки о том, что оговорка о публичном порядке вступает в силу исключительно при наличии коллизионной отсылки к иностранному праву, то следует прийти к ...
Раздел: Рефераты по праву
Тип: реферат Просмотров: 652 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Юридические коллизии и способы их устранения
... Саратовская государственная академия права Поволжский региональный юридический институт Теория государства и права Юридические коллизии и способы их ...
Потребности в нормах, действующих по "отклонениям", в процедурах регулирования коллизионных ситуаций, в специальном анализе так называемых спорных правоотношений и юридических ...
В "коллизионном поле" находится и вопрос об обратной силе закона.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 2983 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Коллизионные вопросы в области семейного права в международном частном ...
... УНИВЕРСИТЕТ имени АБАЯ МЫРЗАХМЕТОВА ГУМАНИТАРНО-ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ЮРИСПРУДЕНЦИИ И ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА ДИПЛОМНАЯ РАБОТА на тему "Коллизионные ...
Так, Гаагская Конвенция об урегулировании коллизий законов и юрисдикции относительно разводов и судебного разлучения супругов установила коллизионную привязку в двух случаях ...
"Так, Гаагская Конвенция о праве, применимом к алиментным обязательствам в отношении детей, 1956 года коллизионную привязку "страна обычного местожительства" считает основной.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 5146 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Брак в международном частном праве
Содержание Введение Глава 1. Общая характеристика правового регулирования брачно-семейных отношений в международном частном праве 1.1 Понятие брачно ...
... вопроса о судьбе ребенка в случае прекращения брака[8]), проблем адаптации коллизионных норм, множественности коллизионных привязок, "хромающих" отношений и интерперсональных ...
3 генеральной коллизионной привязкой является личный закон мужа на момент расторжения брака (с применением отсылок обеих степеней);
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 8623 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Коллизионные вопросы наследования
Оглавление Введение . 3 Глава I. Коллизии в международном частном праве.. 5 1.1. Понятие коллизионной нормы. 5 1.2. Структура коллизионной нормы ...
В данной работе рассматривается понятие самой коллизионной нормы, основные проблемы наследственных правоотношений на международном уровне и возникающие в связи с этим коллизии.
Объем коллизионной нормы указывает на отношения гражданско-правового характера, к которым эта норма применяется, а привязка - основания (признаки, критерии) определения применимого ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 1589 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Реферат: Коллизионные нормы (2446)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150053)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru