Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Анализ истории развития международно-правовой регламентации режима морских пространств, выявление степени соответствия действующего законодательства положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г

Название: Анализ истории развития международно-правовой регламентации режима морских пространств, выявление степени соответствия действующего законодательства положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г
Раздел: Рефераты по таможенной системе
Тип: дипломная работа Добавлен 11:53:00 16 мая 2011 Похожие работы
Просмотров: 4081 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ВВЕДЕНИЕ

Содержание понятия «правовой режим» уже было предметом исследования в отечественной науке, в том числе и применительно к морским пространствам. Так, например, С.В.Молодцов полагал, что правовой режим представляет собой систему юридических норм и правил, которые регулируют деятельность и поведение субъектов права на соответствующей морской территории. Указанное понятие необходимо отличать от термина «правовой статус», определяющего наличие или отсутствие государственного суверенитета над тем или иным морским пространством. С.В.Молодцов подчеркивал, что оба эти понятия тесно связаны между собой, но не равнозначны, поскольку в рамках территории с однородным правовым статусом (например, морское пространство, находящееся под суверенитетом прибрежного государства и составляющее его государственную территорию) имеют место морские пространства с разными правовыми режимами (например, внутренние морские воды и, территориальное море)[1] . Указанной точки зрения придерживается и Ю.Г.Барсегов, который полагает, что в основе юридического деления морских пространств по их международно-правовому статусу всегда лежал один четкий, ясный и бесспорный критерий - наличие или отсутствие территориального суверенитета государств. Допуская существование определенных модификаций правовых режимов в пределах однородных по статусу морских пространств (например, открытое море), Ю.Г.Барсегов указывает, что определение перечня и объема свобод открытого моря в морском пространстве с тем или иным правовым режимом в отличие от выявления его правового статуса является вторичным, производным вопросом, решение которого зависит от усмотрения сообщества государств[2] .

Таким образом, под термином «правовой режим» следует понимать совокупность правовых норм, регламентирующих основные права и обязанности государств в соответствующем морском пространстве, содержание которых позволяет принципиально отличать это морское пространство от других видов (категорий) морских пространств.

Основными целями и задачами настоящей работы являются: анализ истории развития международно-правовой регламентации режима морских пространств, выявление степени соответствия действующего законодательства положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., исследование правовых режимов морских пространств на современном этапе, а также рассмотрение вопросов, касающихся таможенной юрисдикции в морских пространствах и роли таможенных органов.

В условиях интеграции российской экономики в международное экономическое пространство и присоединения к Всемирной торговой организации возрастают роль и значение таможенного регулирования как элемента государственного управления внешнеторговой деятельностью. Порядок и правила, при соблюдении которых лица реализуют право на перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации, установлены в привязке к экономическим процессам, так как сами по себе таможенные правила являются лишь инструментом для выполнения основной задачи экономической политики государства – развития и укрепления национальной экономики.

Для России, имеющей выходы к 3-м океанам, 3-м морям и береговую линию, общая протяженность которой является самой большой в мире[3] , чрезвычайно важно возрастающее из года в год экономическое значение пространств Мирового океана. Морское судоходство «подпирается» другим видом морепользования, интенсивно развивающимся в последние десятилетие – морской добычей нефти и газа, а также традиционным видом освоения морских пространств – самым древним и вместе с тем, при условии рационального регулирования, устойчиво возобновляемым – промыслом рыбы и иных водных живых ресурсов.

Осуществляемые в отношении перемещаемых объектов таможенные процедуры в морских пространствах зависят непосредственно от объема таможенной юрисдикции в этих пространствах и функциональных режимов перемещаемых судов. Особенности процедур перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу в морских пространствах предопределяют и особенности применения форм таможенного контроля, так как невозможность фактического контроля за перемещением морских судов через таможенную границу создает благоприятные условия для массового нарушения таможенных правил.

Богатые водными биологическими ресурсами пространства Дальневосточных морей привлекают к себе пристальное внимание соседних государств региона, ведущих бесконтрольный промысел в этих морских пространствах. Немалый «вклад» в расхищение морских запасов вносят и российские предприниматели, во многом благодаря их деятельности активно развиваются рыбохозяйственные комплексы соседних стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Эти факты говорят о необходимости анализа механизма таможенного контроля за перемещением через таможенную границу рыбодобывающих судов и продукции водного промысла, а также реализации прав таможенных органов на осуществление таможенного контроля в морских пространствах.


1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИМПЛЕМЕНТАЦИИ КОНВЕНЦИИ 1982 ГОДА ВО ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО РОССИИ

Международное морское право — это отрасль международного права, состоящая из принципов и норм, определяющих режим морских пространств и регулирующих отношения субъектов международного права в связи с их деятельностью в Мировом океане.Международное морское право является одной из старейших отраслей международного права и представляет собой совокупность международно-правовых принципов и норм, определяющих правовой режим морских пространств и регулирующих отношения между государствами, другими участниками правоотношений в связи с их деятельностью по использованию морей, океанов и их ресурсов.В течение долгого времени основу данной отрасли составляло обычное право, регулируя, прежде всего отношения, связанные с мореплаванием и рыболовством. Международный договор также применялся для этих целей на ранних стадиях развития международного морского права, но довольно редко.История международных морских отношений свидетельствует о том, что нормы и принципы международного морского права складывались и развивались при непосредственном взаимодействии двух тенденций - защиты своих интересов прибрежными государствами и необходимости свободного использования открытого моря в интересах всех субъектов международного права.

1.1 Понятие и правовой механизм имплементации международного права во внутригосударственное законодательство

Большую роль в международном морском праве играет национальное законодательство, поскольку различные нормативные акты государств содержат положения, направленные на имплементацию международно-правовых норм, касающихся режима морских пространств, либо устанавливают правила пользования определенными пространствами, например внутренними водами.

Отечественная доктрина международного права рассматривает международное право и внутригосударственное право в качестве диалектически взаимосвязанных правовых систем, обосновывает возможность и необходимость их согласованности, подчеркивает их тесную взаимозависимость[4] . Международное право воздействует на внутригосударственное право, обусловливает его развитие. Внутригосударственное право, однако, также имеет "каналы" воздействия на международное право и, зачастую, является источником норм последнего. Одним из аспектов взаимодействия международного и внутригосударственного права является процесс реализации или введения в жизнь международно-правовых норм во внутригосударственном праве. Этот процесс в международно-правовой науке и практике получил название имплементации. Именно правовой механизм имплементации, устанавливаемый, как правило, в конституционном законодательстве каждого государства, призван обеспечивать наиболее четкое исполнение международно-правовых обязательств государствами.

Имплементация – фактическое осуществление международных обязательств на внутригосударственном уровне путем трансформации международно-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты[5] .Фактически – это включение в систему национального права международно-правовых норм.

Большое теоретическое и практическое значение приобрели различные концепции имплементации международного права[6] .В зависимости от принятия той или иной концепции формируется механизм имплементации международного права.

Возникшая в английской юридической практике в XVIII веке и являющаяся общепризнанной и обязательной по сей день теория адаптации, устанавливает принцип, согласно которому международное право является частью внутригосударственного права. Формула эта нашла признание сначала в прецедентном праве, а затем была обоснована английским юристом Блэкстоном, в период наибольшего международного влияния Англии как морской державы[7] . Суть теории сводится к тому, что международное право автоматически признается составной частью внутригосударственного права.

Государство посредством нормативного акта открывает международному праву путь во внутригосударственный правопорядок, не изменяя его характера. На практике имплементация осуществляется путем трансформации.

Трансформация заключается в изменении природы правовой нормы без изменения ее содержания. Теория трансформации предусматривает превращение международно-правовой нормы в норму внутригосударственного права посредством специального государственного акта трансформации. Для этого недостаточно одного лишь внутригосударственного акта о действии международного права внутри страны. Суть трансформации заключается в изменении источника обязательности международно-правовой нормы, в ориентации ее на субъектов внутригосударственного права. Таким образом, в связи с введением международно-правовой нормы в действие во внутригосударственном правопорядке меняется ее содержание. Трансформированные нормы международного права, согласно данной теории, сохраняют связь с первоначальной международно-правовой нормой. Вопрос о моменте вступления трансформированной нормы международного права в силу на территории государства решается данной концепцией таким образом, что трансформированная норма международного права становится применимой внутри государства не раньше вступления в силу изначальной международно-правовой нормы, т.е. с момента возникновения международно-правового обязательства, а не с момента вступления в силу внутреннего закона, трансформирующего норму во внутригосударственном праве. Как правило, прекращение действия договора в международно-правовом смысле влечет за собой и отмену действия трансформированной нормы внутри государства, за исключением тех случаев, когда последняя стала самостоятельной интегрированной составной частью внутригосударственного права[8] .

Необходимо различать имплементацию международного права в широком и узком значении этого термина. В широком смысле имплементация представляет собой целостный механизм осуществления международного права с помощью средств внутригосударственного права. Принятие норм национального права, необходимых для исполнения норм международного права, еще не означает фактического исполнения международно-правовых обязательств. Поэтому элементом процесса имплементации международного права в широком смысле является также практика государств. Международная практика показывает, что иногда государство, издав необходимые для имплементации международного договора акты, тем не менее, не только не исполняет своих обязательств по договору, но и нарушает нормы своего внутригосударственного права, принятые для имплементации такого договора. Имплементация норм и принципов международного права в национальных правовых системах означает не только собственно осуществление конкретных нормативных предписаний, но и создание на национальном уровне правовых возможностей для этого, т. е. деятельность государства на всех уровнях по созданию необходимых условий для такой реализации. Имплементация норм международного права не заключается лишь в правотворческой деятельности государства - участника того или иного международного договора, связанной с воспроизведением норм международного права внутренним законодательством. Она предполагает проведение широкого комплекса мероприятий организационного характера, направленных на непосредственную реализацию международно-правовых норм. Таким образом, об имплементации международно-правовых норм можно говорить только в том случае, если государство не только издает соответствующие законодательные акты (изменяет или отменяет уже существующие) для осуществления норм международного права, но и проводит в жизнь эти акты.

Имплементация международного права в узком смысле слова есть комплекс актов внутригосударственного права, направленных на осуществление международно-правовых обязательств государств за счет подключения внутренних механизмов. Элементами данного процесса являются не только акты законодательства, но и международные договоры, поскольку они заключаются во исполнение международно-правовых обязательств государства. Суверенное равенство государств, их независимость в осуществлении внутренней и внешней политики обусловили то обстоятельство, что они, являясь создателями международно-правовых норм, выступают в то же время основными субъектами их имплементации. Большинство международно-правовых норм, содержащихся в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, реализуется через механизм внутригосударственной имплементации. Однако имплементация норм международного права на национальном уровне - основной, но не единственный путь их реализации. В нормах международного морского права закреплены дополнительные международно-правовые и организационные средства обеспечения имплементации на международном уровне, которые в своей совокупности составляют международный механизм имплементации норм международного морского права.

Под международным механизмом имплементации международного права в широком смысле понимают совокупность средств обеспечения реализации международно-правовых норм, создаваемых усилиями государств. Механизм имплементации международно-правовых норм необходимо определить как совокупность правовых норм внутригосударственного законодательства, обеспечивающих реализацию международно-правовых норм, признанных частью правовой системы государства. Элементами правового механизма имплементации международного права во внутригосударственном праве выступают нормы Конституции государства, нормы отраслевого законодательства, а также иные акты законодательства и международные договоры государства[9] . Трансформация международно-правовых норм представляет собой наискорейший путь их имплементации, поскольку она гарантирует непосредственное применение норм во внутригосударственной правовой системе. В силу объективных закономерностей соотношения международного и национального права процесс имплементации, однако, не может быть исчерпан одной лишь трансформацией. Поэтому существует и второй уровень имплементации международного права, важнейшим компонентом которого является принятие имплементирующего законодательства, призванного обеспечить осуществление и соблюдение международно-правовых норм внутри страны.

1.2 Источники международного морского права

В связи с быстрыми темпами развития промышленности, науки и техники; бурным развитием торгового, рыболовного и военного флота государств, расширением сфер деятельности в Мировом океане обычно-правовой характер норм международного морского права перестал удовлетворять растущим потребностям морской деятельности. Возникла острая необходимость разработки и принятия международных морских соглашений.Первая попытка кодификации норм международного морского права, не увенчавшаяся успехом, была предпринята в 1930 г. в рамках Гаагской конференции по кодификации международного права. В период 1949 - 1956 гг. Комиссия международного права ООН провела большую работу по кодификации обычно-правовых норм и разработке новых. Это дало возможность в 1958 г. провести I Женевскую Конференцию ООН по морскому праву, на которой было рассмотрено и принято четыре конвенции: об открытом море; территориальном море и прилежащей зоне; континентальном шельфе; рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря.В результате работы международного сообщества удалось кодифицировать ряд общепризнанных принципов и норм международного морского права: принцип свободы открытого моря, включающий свободу судоходства, рыболовства, прокладки морских кабелей и трубопроводов, полетов над открытым морем; право мирного прохода через территориальное море; принцип реальной связи между судном и государством флага и др.Однако на I Конференции не удалось решить вопрос о максимальной ширине территориального моря и рыболовной зоны. Для решения этих проблем была созвана II Конференция ООН по морскому праву в I960 г. которая также не привела к желаемым результатам. Вопросы, связанные с шириной территориального моря, рыболовной зоны, континентального шельфа, экономическими и другими правами прибрежных государств становились все более актуальными. Дополнительно к этим вопросам добавились проблемы, порожденные научно-технической революцией, - загрязнение морей и океанов, возможность использования мощных технических средств при разведке и добычи ресурсов моря, расширение и усложнение научных исследований морских пространств. На мировой политической арене многие развивающиеся государства заявили о своих интересах в освоении Мирового океана.Совокупность этих обстоятельств вызвала необходимость новой широкой дискуссии по проблемам развития международного морского права, которая началась под эгидой ООН в 1967 г. В процессе этой дискуссии государствам удалось согласовать свои позиции по вопросам безопасности мореплавания и охраны человеческой жизни на море, защиты и сохранения морской среды, режима рыболовства.Проблемы, связанные с созданием и совершенствованием норм международного морского права в конкретных областях, указывали на необходимость разработки и принятия всеобъемлющей конвенции по морскому праву, так называемой хартии современного международного морского права. Среди прочих первостепенную важность приобрели вопросы режима континентального шельфа и рыболовной зоны, района морского дна за пределами национальной юрисдикции и охраны морской среды от загрязнения. Для решения этих сложных задач была созвана III Конференция ООН по морскому праву, работавшая с 1973 по 1982 год.Многоплановый, глобальный характер Конференции и ее нормотворческие задачи обусловили специфику процедурных и организационных форм этого форума. Важной составной частью Правил процедуры Конференции было «джентльменское соглашение» о консенсусе как главном средстве принятия решений. Другим важным элементом организации работы Конференции был принцип «пакетного» подхода, т.е. рассмотрения всех вопросов в совокупности, исходя из признания тесной взаимосвязи всех проблем Мирового океана. 30 апреля 1982 г. была принята Конвенция ООН по морскому праву. Заключительный акт III Конференции ООН по морскому праву был принят в Монтего-Бей (Ямайка) 10 декабря 1982 г. В этот же день Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. была открыта для подписания. Данная Конвенция, явившаяся результатом большой и кропотливой работы значительного числа субъектов международного права, представляет собой один из крупнейших общих многосторонних договоров за всю историю международных отношений. Она состоит из 17 частей, включающих 320 статей, и 9 приложений. 16 ноября 1994 г., по истечении 12 месяцев с даты сдачи на хранение шестидесятой ратификационной грамоты, Конвенция в соответствии со ст. 308 вступила в силу.

1.3 Место Конвенции 1982 года в современном международном праве

Конвенция 1982 года представляет собой уникальный международный договор, в котором тесное переплетение нашли обычные нормы международного права, договорные международно-правовые нормы, а также нормы-принципы международного морского права.[10] Третья Конференция ООН по морскому праву в силу своего универсального характера и консенсуального метода переговоров и достижения решений могла и была правомочна пересмотреть те или иные общепризнанные нормы морского права, в том числе и носящие императивный характер. Первоначально к участию на Конференции были приглашены только государства. Позже в качестве наблюдателей были приглашены и некоторые международные организации.

В соответствии с Преамбулой Конвенции 1982 года развитие, происшедшее после Первой и Второй конференций ООН по морскому праву, подчеркнуло необходимость разработки новой общеприемлемой Конвенции по морскому праву. Кроме того, Преамбула при определении целей принятия Конвенции, ссылаясь на резолюцию Генеральной ассамблеи ООН от 17 декабря 1970 года, подчеркивает необходимость кодификации и прогрессивного развития морского права. Преамбула Конвенции 1982 года содержит четкое указание на то, что Конвенция, являясь актом кодификации общепризнанных норм международного морского права, содержит и новые решения старых проблем[11] . Действительно Конвенция подтверждает и закрепляет все те важнейшие правила международного морского права, которые сложились в ходе многолетнего использования морских пространств и признаются всем международным сообществом. К ним относятся принципы и нормы общего международного права, определяющие правовой статус и режим территориального моря и прилежащей зоны, континентального шельфа, открытого моря, проливов, используемых для международного судоходства.

Конвенция подтверждает и дополняет ряд положений Женевских конвенций по морскому праву 1958 г. и вводит новые нормы и институты, которые отражают современные тенденции развития в освоении Мирового океана. Она впервые в договорном порядке установила предельно допустимую ширину территориального моря - 12 миль, подтвердила и детализировала право мирного прохода иностранных судов через территориальное море.Конвенция ввела новый институт - архипелажные воды, применимый к государствам-архипелагам. В Конвенции зафиксированы правила транзитного прохода через международные проливы, дающие возможность осуществлять свободу судоходства и полетов через них. Совершенно новым является институт исключительной экономической зоны, в пределах которой прибрежному государству предоставляются суверенные права в отношении разведки, разработки и сохранения естественных ресурсов, находящихся на дне, в его недрах, и управления ими, а также в отношении других видов экономической деятельности. Конвенция подтвердила основные нормы в отношении континентального шельфа и внесла уточнения в этот институт, в частности четко определила внешнюю границу континентального шельфа. Впервые в договорной практике был определен статус огромной территории района морского дна за пределами континентального шельфа.Конвенция существенно расширила перечень свобод открытого моря, включив в него наряду с традиционными свободами судоходства, рыболовства, полетов, прокладки кабелей и трубопроводов также свободы возводить искусственные острова, установки и сооружения, допускаемые международным правом.В Конвенции имеется блок норм, регламентирующих порядок проведения морских научных исследований, а также группа норм, направленных на обеспечение защиты и сохранения морской среды. Содержится детально разработанный механизм урегулирования споров, связанных с толкованием и применением ее норм.Важным положением Конвенции в деле обеспечения всеобщего мира и безопасности является резервирование открытого моря для мирных целей.

Особый универсальный характер норм Конвенции 1982 года подтверждается в ст. 311 Конвенции, в соответствии с которой она не только имеет преимущественную силу в отношениях между государствами-участниками перед Женевскими конвенциями по морскому праву от 29 апреля 1958 года, но и предусматривает особый порядок изменения и пересмотра ее положений.

Важное значение для установления правового статуса Конвенции 1982 года в современном международном праве является положение Преамбулы, согласно которому вопросы, не регулируемые Конвенцией, продолжают регламентироваться нормами и принципами общего международного права. В этом положении проявляется соотношение Конвенции 1982 года с общепризнанными нормами и принципами международного права. Преамбула Конвенции четко устанавливает, что Конвенция должна рассматриваться в качестве составной части общего международного публичного права и подчиняется правилам иерархического построения норм и принципов современного международного права.

Несмотря на всеобъемлющий и особый характер Конвенции 1982 года из ее текста четко вытекает обязательность и распространение общих норм права международных договоров для норм самой Конвенции. Ее текст сформулирован в строгом соответствии с положениями Венской Конвенции о праве международных договоров 1969 года[12] .

Всеобщий характер и значение Конвенции 1982 года в качестве кодификационного документа подчеркивается указанием на то, что она имеет преимущественную силу в отношениях между государствами-участниками по отношению к Женевским конвенциям по морскому праву от 29 апреля 1958 года (п. 1 ст. 311 Конвенции). Данное положение Конвенции было принято в соответствии с п. 4 ст. 30 Венской Конвенции о праве международных договоров 1969 года, регулирующей применение последовательно заключенных договоров, относящихся к одному и тому же вопросу. П. 3 ст. 30 Венской Конвенции о праве международных договоров 1969 г. гласит: «Если все участники предыдущего договора являются также участниками последующего договора, но действие предыдущего договора не прекращено или не приостановлено в соответствии со статьей 59, предыдущий договор применяется только в той мере, в какой его положения совместимы с положениями последующего договора».

Женевские Конвенции 1958 года рассматриваются Конвенцией 1982 года в качестве ее предшественников. Соответствующие разделы Конвенции 1982 года буквально воспроизводят положения многих ранее заключенных международных морских конвенций, в том числе Женевских конвенций 1958 года об открытом и территориальном море, декларировавших и кодификационно закрепивших в свое время общепризнанные нормы международного морского права.

Одним из важных аспектов международно-правового статуса Конвенции 1982 года является вопрос об обязательности Конвенции для государств, не являющихся ее участниками. Дело в том, что Конвенция при упоминании адресатов ее норм чаще, чем термин «государство-участник» использует понятия «все государства», «государства», «развивающиеся государства» и др. Универсальный характер Конвенции 1982 года позволяет многим авторам делать вывод об обязательной силе этого международного договора и для государств, не подписавших ее. Говорить о том, что все без исключения нормы Конвенции 1982 года сразу стали общепризнанными нормами и принципами международного права, не приходится. Поэтому необходимо констатировать, что только те нормы Конвенции 1982 года являются обязательными для государств, не являющихся ее участниками, которые в ходе применения в практике государств стали обычными нормами международного права. Свидетельством такого общепризнанного статуса той или иной нормы Конвенции 1982 года выступает соответствующая практика государств, действующих в согласии и во исполнение этой нормы.

Необходимо отметить особенность Конвенции 1982 года, связанную с особым порядком совершения оговорок к ней. В соответствии со ст. 309 Конвенции никакие оговорки к ней или исключения из нее не могут делаться, кроме случаев, когда они явно допустимы в соответствии с другими статьями этого международного договора. Указанные конвенционные положения об оговорках призваны исключить возможность одностороннего ограничения обязательности Конвенции для какого-либо из государств и тем самым гарантировать ее глобальный и общеобязательный характер.

Конвенция 1982 года - сложный правовой документ, в котором договорные нормы переплетаются с обычными нормами международного права. Она является правовым документом особого характера.

Конвенция явилась результатом компромисса, достигнутого на Третьей Конференции ООН по морскому праву, а также направлена на принятие странами участницами законодательства во исполнение ее положений. Конвенция предусматривает особый характер ее имплементации.

Поскольку Конвенция 1982 года является частью международного публичного права, а внутригосударственное морское право - частью государственного права данной страны, на взаимоотношения норм

Конвенции и внутригосударственного права распространяются общие правила соотношения международного публичного и внутригосударственного права.

Государства призваны следить за тем, чтобы нормы их морского законодательства соответствовали не только основным принципам международного права, но и нормам международного морского права, ядром которого является Конвенция 1982 года. В случае невыполнения государством своих обязательств по Конвенции, нормы внутреннего морского законодательства в силу суверенного равенства государств продолжают действовать для субъектов внутригосударственного права данного государства. Обязательность норм Конвенции требует от государства строгого соблюдения ее норм. Поэтому государства несут международно-правовую ответственность за принятие норм законодательства, нарушающих принципы и нормы международного морского права, закрепленные в Конвенции 1982 года. Принимая на себя международные обязательства, государство учитывает свои национальные правовые нормы, а также возможность, в случае необходимости, их изменения в целях приспособления к принимаемым государством международным обязательствам. Из сказанного выше вытекает обязанность государств по согласованию внутригосударственного морского законодательства с правовыми принципами и нормами, закрепленными в Конвенции 1982 года.

Важной особенностью имлементации Конвенции 1982 года во внутригосударственных правовых системах государств является ее комплексный, системный характер. Общепризнанной в науке является характеристика Конвенции 1982 года, согласно которой Конвенция носит универсальный характер. Это обусловлено не только особенностями процесса ее принятия, но и тем, что она исчерпывающе регламентирует правовой режим всех морских зон. Конвенция 1982 года предъявляет к правовым системам государств повышенные требования, так как приводит к необходимости формирования всей системы морского законодательства государств в соответствии с ее положениями. При имплементации Конвенции государства, таким образом, вынуждены принимать целый ряд новых законодательных актов или изменять ряд имеющихся, с тем, чтобы в наиболее полной степени гарантировать соответствие внутригосударственной правовой системы положениям Конвенции.

Конвенция предусматривает также обязательный механизм разрешения споров по Конвенции, включая деятельность Трибунала ООН по морскому праву. Это обстоятельство также имеет последствия для имплементации положений Конвенции 1982 года: международное право создает гарантии надлежащей внутригосударственной имплементации содержащихся в Конвенции 1982 года норм.

Конвенция ООН по морскому праву вступила в силу для России 11 апреля 1997 года.

1.4 Конституционно-правовая основа имплементации норм Конвенции 1982 года в правовую систему РФ

Имплементация норм Конвенции 1982 года позволяет России выполнить международные обязательства и адекватно реализовать свои права и интересы в Мировом океане. Кроме того, имплементация Конвенции позволяет восполнить пробелы в национальном морском законодательстве России и способствует развитию его полноценной системы. Элементами имплементации международно-правовых норм являются конституционно-правовые положения о соотношении международного и внутригосударственного права, а также общие нормы внутригосударственного законодательства о международных договорах, равно как и иные нормы законодательства, принимаемые в соответствии и во исполнение международно-правовых норм.

Для определения правового статуса Конвенции 1982 года в иерархии норм российского права необходимо проанализировать основные положения конституционного законодательства о статусе международных договоров РФ и общепризнанных норм международного права в правовой системе РФ.

1.4.1 Международные договоры РФ и общепризнанные нормы международного права в правовой системе РФ

Конституция РФ установила: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» (ч. 4 ст. 15)[13] . Эта норма обеспечивает открытость правовой системы России, ее восприимчивость к мировым тенденциям правового развития. Конституция РФ ввела в состав правовой системы России международное право как единое целое. Составной частью правовой системы РФ являются не только обычные нормы международного права («общепризнанные нормы международного права») и принципы международного права («общепризнанные принципы международного права»), но и международные договоры РФ. Порядок имплементации международного права по российскому праву значительно упрощен после вступления в силу Конституции РФ 1993 года в сравнении с процедурой, принятой до ее принятия. Международное право действует в России непосредственно и имеет приоритет перед законами РФ, представляет собой ориентир развития правовой системы РФ.

Конституция РФ создает гарантии соблюдения Россией норм международного права, как того требует принцип добросовестного выполнения международных обязательств, включая и «внутренние» механизмы осуществления международного права[14] .Федеральный закон от 15 июля 1995 года № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации[15] » (в дальнейшем «Закон о международных договорах») конкретизирует указанное выше положение Конституции РФ (ч. 4 ст. 15). В соответствии с указанными нормативными актами международные договоры РФ являются составной частью правовой системы РФ, подлежат непосредственному применению на территории РФ, - при соблюдении условий их применимости, установленных законодательством РФ. В случае конфликта между нормой международного договора РФ и законодательства РФ, договоры имеют приоритет перед законом. Что касается понятия «составная часть правовой системы РФ», то необходимо отметить, что ему в тексте ч. 4 ст. 15 Конституции отведена функция нормы-принципа, устанавливающей статус норм международного права в праве РФ. Конституция РФ провозглашает общепризнанные нормы и принципы международного права, а также международные договоры, участником которых является Россия, правовыми нормами, непосредственно действующими на территории РФ, создающими права и налагающими обязанности на граждан и юридических лиц РФ, а также на других субъектов права, включая органы государства. При этом статус норм международного права не определяется Конституцией в соотношении с рангом федеральных или федеральных конституционных законов или обычных норм.

1.4.2 Соотношение норм Конвенции 1982 и внутригосударственного законодательства России

Федеральным законом от 26 февраля 1997 г. № 30-ФЗ «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву и Соглашения об осуществлении Части XI Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву». Конвенция ООН по морскому праву, подписанная в городе Монтего-Бей 10 декабря 1982 года, и Соглашение от 29 июля 1994 года об осуществлении части XI Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву были ратифицированы Российской Федерацией. Россией была совершена следующая оговорка к Конвенции 1982 года: «Российская Федерация заявляет, что в соответствии со статьей 298 Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву она не принимает предусмотренные в разделе 2 части XV указанной Конвенции процедуры, ведущие к обязательным для сторон решениям, в отношении споров, связанных с толкованием или применением статей 15, 74 и 83 Конвенции, касающихся делимитации морских границ; споров, связанных с историческими заливами; споров, касающихся военной деятельности, включая военную деятельность государственных судов и летательных аппаратов, или споров, касающихся деятельности по обеспечению соблюдения законов в отношении осуществления суверенных прав и юрисдикции, а также споров, в отношении которых Совет Безопасности Организации Объединенных Наций осуществляет функции в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. Российская Федерация заявляет, что с учетом статей 309 и 310 Конвенции она возражает против всех деклараций и заявлений, сделанных в прошлом и могущих быть сделанными в будущем при подписании, ратификации Конвенции или при присоединении к ней, а также по любому иному поводу в связи с Конвенцией, не соответствующих положениям статьи 310 Конвенции. Российская Федерация исходит из того, что указанные декларации и заявления, в какой бы форме они ни были сделаны и какое бы наименование ни имели, не могут исключать или изменять юридическое действие положений Конвенции в их применении к участнику Конвенции, которым сделаны такие декларации и заявления, и поэтому не будут учитываться Российской Федерацией в отношениях с таким участником Конвенции[16] ».В указанной оговорке, совершенной в полном соответствии со ст. ст. 298, 309 и 310 Конвенции 1982 года, Российская Федерация еще раз продемонстрировала свою приверженность соблюдению международного морского права.

Конвенция 1982 года представляет собой международный договор РФ, правовой статус которого устанавливается в соответствии с Законом о международных договорах. Непосредственное действие Конвенции 1982 года на территории РФ продиктовано указанными выше нормами Конституции РФ и других норм законодательства РФ. Для установления статуса Конвенции 1982 года в правовой системе РФ в качестве международного договора РФ, необходимо проанализировать Конвенцию на предмет ее соответствия всем условиям непосредственного применения международных договоров РФ.

Первым условием является согласие РФ на обязательность для нее данного международного договора, причем в форме федерального закона. В соответствии со ст. 14 Венской Конвенции о праве международных договоров согласие государства на обязательность для него договора выражается ратификацией, если сам договор предусматривает, что такое согласие выражается ратификацией. Норма ст. 306 Конвенции 1982 года предусматривает ратификацию в качестве выражения согласия государства на обязательность для него Конвенции. Таким образом, с принятием Федерального закона от 26 февраля 1997 г. № 30-ФЗ «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву и Соглашения об осуществлении Части XI Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву», Российская Федерация надлежащим образом выразила согласие на обязательность для нее Конвенции.

Второе обязательное условие непосредственного действия Конвенции 1982 года на территории РФ - вступление Конвенции в силу в международно-правовом смысле. Данное условие также выполнено, поскольку Конвенция 1982 года вступила в силу 16-го ноября 1994 года по истечении одного года с момента сдачи на хранение депозитарию Конвенции шестидесятой ратификационной грамоты в соответствии со ст. 308 Конвенции.

Третьим условием непосредственного действия и применимости международного договора на территории РФ согласно ч. 3 ст. 5 Закона о международных договорах является официальное опубликование договора. С момента ратификации и опубликования международный договор РФ становится составной частью правовой системы РФ. Официальный текст Конвенции 1982 года был официально опубликован в Собрании Законодательства РФ.

Четвертое условие непосредственного действия международных договоров РФ заключается в том, что международные договоры РФ в той мере подлежат непосредственному применению на территории РФ, в которой отсутствует необходимость в принятии внутригосударственного акта для их применения. Конвенция 1982 года представляет собой международный договор особого характера. Одной из ее особенностей является то, что она содержит как нормы прямого действия, так и положения, требующие принятия внутригосударственного акта для их применения.

Не все положения Конвенции 1982 года сформулированы таким образом, чтобы установить права и обязанности для граждан и юридических лиц государств-участников Конвенции. Заключение Конвенции 1982 года имело своей целью установление баланса экономических интересов, прав и обязанностей прибрежных государств, государств, не имеющих выхода к морю, а также всего мирового сообщества в вопросах использования морских пространств. Поскольку адресатами ряда положений Конвенции 1982 года являются, в первую очередь, государства и иные субъекты международного права, часть положений Конвенции не является самоисполнимым. Поскольку граждане, юридические лица, а также иные субъекты внутригосударственного права, не могут напрямую быть носителями всех прав и обязанностей, закрепленных в Конвенции 1982 года, государства обязаны применить средства внутригосударственной имплементации данного международного договора с целью наиболее добросовестного исполнения своих обязательств в соответствии с ним.

Исходя из вышеизложенного, следует сделать вывод, что положения Конвенции 1982 года в той мере непосредственно создают права и обязанности для субъектов внутригосударственного права РФ и подлежат непосредственному применению судами и иными правоприменительными органами РФ, в какой эти положения Конвенции не требуют для их применения издания внутригосударственного акта, т.е. являются самоисполнимыми. На основании приведенных аргументов и анализа законодательства РФ следует согласиться с точкой зрения, выдвигаемой в современной отечественной литературе по международному морскому праву, согласно которой Конвенция 1982 года имеет прямое действие на территории РФ и подлежит непосредственному применению судами и иными правоприменительными органами РФ.

Что касается статуса Конвенции в иерархии норм правовой системы РФ, то можно сделать следующий вывод. В соответствии с законодательством РФ (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ), в случае возникновения противоречия между положением международного договора РФ и нормой внутригосударственного законодательства, применению подлежит норма международного договора РФ. Ряд норм Конвенции 1982 года признаются основными принципами и нормами международного публичного права. Из этого обстоятельства вытекает соответствующий статус этих норм в правовой системе РФ. Такие нормы Конвенции 1982 года как, например, положения о понятии исключительной экономической зоны и континентального шельфа, автоматически, - в силу п. 4 ст. 15 Конституции РФ являются инкорпорированными в правовую систему РФ.

Статус этих обычных норм международного права определяется как приоритетный по отношению к нормам законов РФ. На практике отличие статуса международного договора и обычной нормы международного права с точки зрения Конституции РФ невелико. Последствия в отношении правового статуса и юридической силы данных норм для РФ несущественны, поскольку Российская Федерация является государством- участником Конвенции, а значит, связана ее положениями как международного договора.

1.4.3 Трансформация международных норм Конвенции 1982 года и их закрепление во внутреннем праве России

Конвенция 1982 года представляет собой комплексный международно-правовой договор, целый ряд положений которого требует для их осуществления (имплементации) принятия внутригосударственных правовых актов. Законодательство РФ разделяет международно-правовые договоры на самоисполняющиеся и договоры, требующие принятия внутригосударственного законодательства. Международный договор РФ, требующий специального внутреннего акта, не в состоянии создавать права и обязанности для граждан и юридических лиц, для реализации содержащихся в нем норм необходимо издать конкретизирующие правовые акты. Поскольку ряд положений Конвенции 1982 года не является самоисполнимыми, при имплементации ее положений в правовой системе РФ особое значение имеет имплементирующее законодательство.

Международно-правовые нормы Конвенции 1982 года, регулирующие права и обязанности государств, например, в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, не являются самоисполнимыми и требуют, поэтому, для их реализации (имплементации) во внутригосударственных правовых системах принятия государствами специального имплементационного законодательства, воспроизводящего и развивающего соответствующие положения Конвенции. В качестве условия надлежащей имплементации норм Частей V и VI Конвенции 1982 года сама Конвенция выдвигает совместимость внутригосударственных законодательных мер с положениями Конвенции об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе.

Не вызывает сомнения тот факт, что принимаемые в РФ нормативные акты, регулирующее правовой режим морских пространств, ориентируется на положения Конвенции 1982 года. Уже в 1984 году, практически сразу после подписания Конвенции, Советский Союз принял соответствующий правовой акт, регламентировавший ширину и правовой режим исключительной экономической зоны СССР в полном соответствии с положениями Конвенции 1982 года[17] . С момента вступления Конвенции 1982 года в силу и после ее ратификации РФ, правовая реальность для российского законодателя изменилась постольку, поскольку возникли конкретные международно-правовые обязательства РФ по имплементации международно-правовых норм в морском законодательстве РФ.

Конвенция опирается на нормы и терминологию Устава ООН, устанавливая в преамбуле, что кодификация и прогрессивное развитие морского права, достигнутые в Конвенции, будут способствовать укреплению мира, безопасности, сотрудничества и дружественных отношений между всеми государствами в соответствии с принципами справедливости и равноправия, а также содействовать экономическому и социальному прогрессу всех народов мира в соответствии с целями и принципами ООН, изложенными в ее Уставе. На положениях п. 3 ст. 2 и п. 2 с. 33 Устава ООН основываются и все положения Конвенции относительно обязанности государств - ее участников разрешать любой спор между ними только мирными способами. Кроме того, в соответствии с ст. 301 Конвенции 1982 года при осуществлении своих прав и выполнении своих обязанностей в соответствии с ней государства-участники обязуются воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости любого государства или каким-либо иным образом, не совместимым с принципами международного права, воплощенными в Уставе ООН.

В настоящей главе было установлено, что Конвенция 1982 года, будучи надлежащим образом ратифицированным и опубликованным международным договором РФ, представляет собой часть правовой системы РФ, и в той мере непосредственно создает права и обязанности для субъектов внутригосударственного права РФ и подлежит непосредственному применению судами и иными правоприменительными органами РФ, в которой ее положения являются самоисполнимыми. Важнейшим выводом является также и то, что Конвенция имеет приоритет перед внутригосударственным законодательством РФ. В случае несоответствия нормы закона РФ положению Конвенции или наличия законодательного пробела, непосредственному применению подлежит соответствующее положение Конвенции 1982 года.

Необходимо отметить, что с момента вступления Конвенции 1982 года в силу для РФ был предпринят целый ряд законодательных шагов по имплементации ее положений во внутригосударственном праве РФ. Надлежащая имплементация Конвенции во внутригосударственном праве РФ немыслима без принятия специального законодательства, имплементирующего Конвенцию в правовой системе РФ. Основным требованием к характеру имплементации Конвенции в праве РФ выступает требование о совместимости принимаемых законодательных мер с положениями Конвенции 1982 года.


2 КЛАССИФИКАЦИЯ МОРСКИХ ПРОСТРАНСТВ

Пространства морей и океанов на нашей планете с международно-правовой точки зрения подразделяются на:

1) пространства, находящиеся под суверенитетом различных государств и составляющие территорию каждого из них;

2) пространства, на которые не распространяется суверенитет ни одного из государств.

Правовой статус какого-либо морского пространства оказывает большое воздействие на порядок установления и содержания правового режима, регулирующего деятельность в данном пространстве. При этом учитываются и иные обстоятельства, в частности значение соответствующего морского пространства для коммуникаций и различных видов сотрудничества между государствами.

В состав территории страны, имеющей морское побережье, входят части моря, расположенные вдоль его берегов именуемые внутренними морскими водами и территориальным морем (или территориальными водами оба термина равнозначны).

В состав территории государств, состоящих полностью из одного и более архипелагов, входят архипелажные воды, расположенные между островами внутри архипелага. Внутренние морские воды, территориальное море и архипелажные воды - лишь небольшая часть Мирового, океана. Огромные пространства морей и океанов за их пределами не входят в состав территории и не подчинены суверенитету ни одного из государств, то есть имеют иной правовой статус. Однако классификация морских пространств только на основании их правового статуса не носит исчерпывающего характера. Как показывает практика, два, а иногда и более, морских пространства, имеющих одинаковый правовой статус, тем не менее, имеют различные правовые режимы, которые регулируют в каждом из них соответствующую деятельность. Так, например правовой режим внутренних морских вод отличается от правового режима территориального моря, а правовой режим архипелажных вод не совпадает с правовым режимом ни внутренних вод, ни территориального моря, хотя все эти три части морских вод считаются соответственно водами прибрежного государства, то есть имеют единообразный правовой статус. Еще более пеструю картину можно наблюдать в рамках морских пространств, не подпадающих под суверенитет ни одного из государств и находящихся за пределами территориальных вод. Они состоят из районов, отличающихся друг от друга специфическим правовым режимом (прилежащая зона, исключительная экономическая зона, континентальный шельф). Указанные обстоятельства учитываются при классификации морских пространств. Отдельный вид морских пространств составляют проливы, используемые для международного судоходства. В их пределах находятся воды, имеющие не только различные правовые режимы, но и различный правовой статус. Поэтому сами эти проливы делятся на ряд категорий. Своеобразна ситуация с некоторыми важнейшими морскими каналами. Они, будучи искусственными сооружениями прибрежного государства и его внутренними водами, ввиду большого значения для международного судоходства подчинены специфическому международно-правовому режиму. Таким образом, правовая классификация морских пространств должна осуществляться с учетом правового статуса и особенностей правового режима конкретного морского пространства. Этот подход соответствует исторически сложившейся традиции и в своей основе опирается также на Конвенцию по морскому праву 1982 года.

2.1 Понятие внутренних морских вод

В состав территории каждого государства, имеющего морское побережье, входят внутренние морские воды.

Внутренние морские воды - это морские пространства, входящие в состав территории прибрежного государства и расположенные в сторону берега от исходных линий, от которых отсчитывается ширина территориального моря.

Внутренними морскими водами прибрежного государства считаются: 1) акватории портов, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других сооружений портов; 2) моря, полностью окруженные сушей одного и того же государства (например, Аральское море), а также моря, все побережье которых и оба берега соединения с другим морем (или океаном) принадлежат одному и тому же государству (например, Азовское море. Белое море); 3) морские бухты, губы, лиманы и заливы, берега которых принадлежат одному и тому же государству и ширина входа в которые не превышает 24 морских миль. Если ширина входа в залив больше 24 морских миль, то для отсчета внутренних вод в этом заливе проводится прямая исходная линия в 24 морские мили внутри залива от берега к берегу, но таким образом, чтобы ею было отграничено как можно большее водное пространство. Это же правило применяется к морским бухтам, губам и лиманам. В состав государственной территории некоторых морских государств входят также исторические воды. В частности, Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне и Конвенция ООН по морскому праву подтверждают международную практику, согласно которой некоторые заливы, независимо от ширины входа, считаются внутренними водами прибрежного государства в силу исторической традиции. Такие заливы называются «историческими».

Федеральный закон «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» предусматривает, что внутренние воды составляют воды «заливов, бухт, губ и лиманов, морей и проливов с шириной входа в них более чем 24 морские мили, которые исторически принадлежат Российской Федерации, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации и публикуется в Извещениях мореплавателям[18] ».

К ним, например, относится залив Петра Великого на Дальнем Востоке России до линии, соединяющей устье реки Тюмень-Ула с мысом Поворотный (ширина входа 102 морские мили). Канада считает историческими водами Гудзонов залив (ширина входа около 50 морских миль); Норвегия – Варангер-фьорд (ширина входа 30 морских миль) и Вест-фьорд; Тунис - Габесский залив (ширина входа 50 морских миль).

Внутренние морские воды находятся под исключительным суверенитетом прибрежного государства. Правовой режим внутренних морских вод устанавливается прибрежным государством по его усмотрению. В частности, судоходство и рыболовство в таких водах, а также научная и изыскательская деятельность регулируются исключительно законами и правилами прибрежного государства, которое также устанавливает навигационные, портовые, таможенные, санитарные, фискальные и иные правила. В этих водах иностранцам запрещено заниматься любыми промыслами и исследовательской деятельностью без специального разрешения. Заход во внутренние воды иностранных судов производится в разрешительном порядке, за исключением вынужденного захода (при аварии, стихийном бедствии, для оказания срочной медицинской помощи больному).

На деяния, совершенные во внутренних водах на иностранных невоенных судах, распространяется юрисдикция прибрежного государства (если иное не установлено международным договором – например, соглашениями о торговом судоходстве). Иммунитетом от юрисдикции прибрежного государства пользуются лишь иностранные военные корабли, находящиеся во внутренних водах с согласия прибрежного государства.

2.1.1 Порядок захода иностранных судов в морские порты

Воды морских портов — часть внутренних морских вод прибрежного государства. Как сказано в ст. 11 Конвенции ООН по морскому праву, «наиболее выдающиеся в море постоянные портовые сооружения, которые являются составной частью системы данного порта, рассматриваются как часть берега». Ввиду этого акватория морского порта оказывается как бы окруженной берегами прибрежного государства. Прибрежное государство вправе само определять порядок доступа в свои порты судов других стран, а также правовой режим их пребывания там. Оно решает, открывать или нет те или иные из своих портов для захода иностранных судов. Это положение получило отражение в заключенной в 1923 году в Женеве Конвенции о режиме морских портов. В некоторых доктринах иногда встречается мнение о том, что морские торговые порты должны оставаться открытыми для всех государств, и торговые суда всех стран имеют право захода в любой морской порт, служащий для внешней торговли. Однако эта точка зрения не соответствует современному состоянию международного морского права. Практика государств основана на уважении полного суверенитета прибрежного государства над его внутренними морскими водами, включая морские порты. Именно этим объясняется то обстоятельство, что ни Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне, ни Конвенция ООН по морскому праву, участники которой сознают, как отмечено в ее преамбуле, «тесную взаимосвязь проблем морского пространства и необходимость рассматривать их как единое целое», не устанавливают, тем не менее правового режима внутренних морских вод в целом или какой-либо их части. Установление указанного правового режима является суверенной прерогативой прибрежного государства. Такой же прерогативой является право прибрежного государства объявлять любой свой порт открытым или закрытым для захода иностранных судов. Однако в интересах поддержания и развития международных экономических и иных отношений прибрежные государства обычно открывают многие из своих портов для свободного захода иностранных невоенных судов без различия их флагов и дискриминации, а также заключают по некоторым вопросам, касающимся пребывания иностранных судов в них, международные соглашения. Как правило, для посещения открытых портов не требуется запрашивать у властей прибрежного государства разрешение на заход или направлять им уведомление об этом. В морские порты, не объявленные открытыми, заход иностранных судов допускается только с разрешения властей прибрежного государства, полученного в порядке, установленном этим государством. Исключение допускается, как показывает всеобщая практика и, следовательно, международный обычай, только в случаях вынужденного захода судна (авария, необходимость в медицинской помощи и др.). Положения о вынужденном заходе, содержатся в ст. 9 Закона о внутренних водах и в пп. 72–79 Правил мореплавания. Вынужденный заход иностранного судна, военного корабля или другого государственного судна в морской порт - заход, осуществляемый в силу следующих чрезвычайных обстоятельств: аварии, стихийного бедствия или сильного шторма, угрожающего безопасности иностранного судна, корабля или другого государственного судна; ледохода или ледовых условий, угрожающих этим судам и кораблям; буксировки поврежденного судна или корабля; доставки спасенных людей; необходимости оказания срочной медицинской помощи члену экипажа или пассажиру; других чрезвычайных обстоятельств.

Российское законодательство находится в полном соответствии с международным обычаем – правом вынужденного захода в морские порты пользуются все иностранные суда и корабли без какой бы то ни было дискриминации в соответствии с нормами международного права.

По прекращении действия обстоятельств, вызвавших вынужденный заход, иностранное судно (военный корабль) обязано покинуть морской порт после получения разрешения на выход у капитана морского порта по согласованию с должностным лицом ФПС ФСБ России и ФТС России.

В последние годы в связи с возникшей угрозой загрязнения морской среды, появлением судов с ядерными двигателями, возросшей интенсивностью морского судоходства и по некоторым другим соображениям прибрежные государства стали принимать правила, которые или ограничивают заход в открытые порты некоторых категорий иностранных судов, или же устанавливают определенные условия, без выполнения которых иностранное судно может быть не допущено в открытый морской порт. Так, законодательством Швеции, Дании, Финляндии, Марокко и других стран введен разрешительный порядок для захода в их порты государственных некоммерческих судов. Естественно, международное право не может вопреки согласию государств ограничивать законные проявления суверенной воли государств, включая их право на регулирование допуска иностранных судов в свои порты. Такое правомочие вытекает из п. 3 ст. 211 Конвенции ООН по морскому праву, который предусматривает право государств устанавливать «особые требования для предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения морской среды в качестве условия для захода иностранных судов в их порты или внутренние воды и для остановки у их прибрежных терминалов». Это право закреплено также в ряде других международных соглашений, в частности в Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года, гл. VIII которой требует, чтобы иностранные ядерные суда перед заходом в порт представляли прибрежному государству информацию о безопасности такого захода. Если прибрежное государство сочтет, что заход атомного судна представляет угрозу для водных путей или окружающей морской среды и т. д., то оно может не допустить такое судно в свой порт. Однако, характеризуя суверенное право прибрежного государства не допускать захода иностранных судов в его морские порты в порядке предупреждения любого нарушения условий, на которых эти суда допускаются им в свои порты и внутренние воды, нужно иметь в виду, что это право не осуществляется произвольно. Условия допуска иностранных судов в порты формулируются в соответствующих законах и правилах прибрежного государства, публикуемых им в «Извещениях мореплавателям» или иным должным образом. Естественно, что прибрежное государство не может выходить за рамки установленных им самим предписаний. Вместе с тем, поскольку прибрежное государство открывает свои порты для международного общения и в интересах развития международного сотрудничества, указанные законы и правила должны приниматься с учетом как общепринятых международных стандартов и практики, так и интересов международного сотрудничества, в том числе и в отношении регулирования допуска иностранных судов в порты и обращения с ними там без какой-либо дискриминации. В противном случае такие законы и правила не только не будут соответствовать интересам равноправного международного сотрудничества, но и способны причинить ему ущерб. Совершенно очевидно, что «выборочные» запреты на заходы иностранных судов в открытые для международного судоходства порты по политическим мотивам ведут к подрыву принципа международного сотрудничества и являются актами дискриминации, противоречащими принципу суверенного равенства и равноправия государств. На этом поприще, как известно, систематически проявляют себя США и некоторые из их союзников. На протяжении многих лет американские власти заносили в «черные списки» морские суда, посещавшие порты Кубы, и на этом основании не допускали их в порты США. В настоящее время в порты США запрещен доступ судов, плавающих под флагом Албании, Кубы, Кампучии, КНДР и Вьетнама, а для судов, имеющих национальность государств — участников Варшавского Договора, заход запрещен в 11 американских портов. При этом для судов ряда социалистических стран установлено требование заблаговременного запроса о разрешении на заход даже в открытые для них порты. Некоторые государства требуют получения предварительного разрешения для захода в свои порты научно-исследовательских или ледокольных судов. Указанные требования явно расходятся с положениями Конвенции ООН по морскому праву, которая устанавливает, что прибрежные государства принимают меры для облегчения доступа в свои гавани и содействия в предоставлении помощи морским исследовательским судам, соблюдающим положения конвенции (ст. 255).

Правовой режим пребывания иностранных торговых судов в порту определяется или соответствующим соглашением между государством флага судна и государством порта (о торговле и мореплавании) или нормами международного обычного права (на общих основаниях) без какой-либо дискриминации флагов. Договорный порядок предусматривает, как правило, один из двух видов режима: национальный режим (наравне с национальными судами государства порта) или режим наибольшего благоприятствования, когда представляются условия не хуже тех, которыми пользуются суда какого-либо третьего государства.

Иностранное торговое судно и экипаж (пассажиры) в порту подпадают под действие уголовной, гражданской и административной юрисдикции государства порта.

Договорная и обычная практика свидетельствует о том, что уголовная юрисдикция прибрежного государства не применяется, если: совершен проступок, затрагивающий лишь иностранное судно и его экипаж; последствия правонарушения не распространяются на территорию государства порта, не затрагивают общественный порядок и безопасность прибрежного государства; правонарушение по законам государства порта не является тяжким преступлением; правонарушение не связано с незаконной торговлей и распространением наркотиков и психотропных веществ; к местным властям не поступила просьба о помощи со стороны капитана судна или консула государства флага судна.

Иностранные суда не имеют права предоставлять убежище лицам, преследуемым местными властями за совершенные преступления. О применении уголовной юрисдикции в отношении судна и его экипажа (пассажиров) ставится в известность консул государства флага судна.

Гражданская юрисдикция может осуществляться по различным гражданско-правовым основаниям (возмещение ущерба, спасание имущества и судна, ненадлежащее исполнение договорных обязательств) и может включать в себя арест торгового судна в обеспечение исковых требований или исполнения судебных или арбитражных решений. Постановление о наложение ареста должно быть вынесено судом с информированием консула государства флага судна.

Административная юрисдикция осуществляется в отношении всех иностранных невоенных судов с учетом национальных правил и действующих международных конвенций, касающихся посадки и высадки пассажиров, погрузочно-разгрузочных работ, сбора пошлин и налогов, осуществления таможенного досмотра и санитарного контроля, предотвращения загрязнения морской среды[19] . Если судно, находящееся в порту, нарушает применимые международные нормы и стандарты, касающиеся годности судов для плаванья, и тем самым создают угрозу нанесения ущерба морской среде, местные власти принимают в той мере, в какой это практически осуществимо, административные меры, чтобы предотвратить выход данного судна в море. Ему может быть разрешено лишь перейти на ближайшую подходящую судоремонтную верфь для устранения причин нарушения, после чего судну немедленно разрешают продолжить свой путь[20] .

Что касается военных кораблей, то, как и в любую часть внутренних морских вод, в морские порты, в том числе открытые, указанные корабли могут заходить по получении предварительного разрешения или приглашения (например, нанести визит вежливости) прибрежного государства либо, если законодательство прибрежного государства это допускает, после предварительного уведомления. Прибрежное государство может устанавливать число и класс (равно как порядок и срок пребывания) иностранных военных кораблей, допускаемых в его порты. В Российском порту допускается одновременное пребывание не более трех иностранных военных кораблей до семи суток.

Уголовная и гражданская юрисдикция государства порта не распространяется на военные корабли и другие государственные суда, эксплуатируемые в некоммерческих целях. Военным кораблям, нарушающим правила порта, касающиеся порядка захода в порт и пребывания в нем, может быть предложено покинуть порт. Все споры между военным кораблем и местными властями решаются в дипломатическом порядке. Военный корабль освобождается от таможенного досмотра и санитарного контроля.

Следует отметить, что до настоящего времени нет единого мнения о праве захода судов в морские порты. Все суждения, высказанные по этому вопросу, можно разделить на две группы:

1. Прибрежное государство, обладая неограниченным суверенитетом над внутренними водами, может запретить заход иностранных судов в любой из своих портов, а также закрывать все свои порты в любое время. Исключение составляет лишь основанное на международно-правовом обычае право вынужденного захода при бедствии.

2. В мирное время морские торговые порты должны оставаться открытыми для внешней торговли. Согласно общепризнанному положению международного права торговые суда всех государств имеют право доступа в любой порт, служащий для внешней торговли. Как первая, так и вторая точки зрения имеют авторитетных сторонников[21] .

Развитие экономических связей и необходимость создания максимально благоприятных условий для торгового мореплавания заставляют прибрежные государства осуществлять свой суверенитет в портах с учетом сложившейся мировой практики, которая направлена на облегчение процедуры захода и пребывания иностранных торговых судов в порту.

2.2 Территориальное море и прилежащая зона

Понятие «территориальное море», или «территориальные воды», возникло в тот же исторический период, что и понятие «свободное море», или «открытое море». Распространение суверенитета прибрежного государства на примыкающий к его берегам морской пояс, называемый территориальным морем определили ряд обстоятельств. Безопасность государства требует возможности защищать свои береговые владения со стороны моря. Для обеспечения своих коммерческих, фискальных и политических интересов прибрежное государство должно иметь возможность надзора над всеми судами, входящими в его территориальные воды, покидающими их или становящимися на якорь в этих водах. Государство также должно иметь исключительное право на эксплуатацию морских ресурсов в пределах территориального моря, которые необходимы для существования и благополучия населения, проживающего на его территории.Территориальное море как институт международного права имеет длительную историю развития. Споры о правовом статусе и юридической природе территориальных вод шли с конца XIX в. Одни юристы-международники считали, что над территориальным морем прибрежное государство обладает правом полного суверенитета, другие же утверждали, что суверенитет ограничен. Женевская Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне, разработанная в 1958 году, содержит обоснованные и отвечающие интересам прибрежных государств положения о том, что суверенитет государства распространяется за пределы его сухопутной территории и его внутренних вод на морской пояс, примыкающий к его берегу, называемый территориальным морем, а также на воздушное пространство над ним, равно как на поверхность и недра его дна (ст.1,2 Конвенции). Таким образом, Конвенция рассматривает территориальное море как составную часть государственной территории, что дает прибрежному государству четкие правовые основания для защиты его интересов. В то же время Женевская Конвенция учитывает заинтересованность других государств в использовании пространств территориального моря, в пределах которых находятся морские пути, весьма удобные для судов в навигационном и коммерческом отношении. Ввиду этого в Конвенции признается право мирного прохода иностранных судов через территориальное море при соблюдении установленных условий, гарантирующих уважение интересов прибрежного государства со стороны пересекающих его территориальное море иностранных судов (ст. 14-23 Конвенции). Положения Конвенции о правовом статусе территориального моря в дальнейшем не претерпели, по существу, никаких изменений и вошли в текст принятой в 1982 году Конвенции ООН по морскому праву, которая сохранила традиционный правовой статус территориальных вод.

2.2.1 Понятие и значение территориального моря

Согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. территориальное море - это прибрежный морской пояс шириной до 12 морских миль, который входит в состав территории прибрежного государства и находится под его суверенитетом с учетом общепринятых норм международного права. В Конвенции прописано, что «каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря до предела, не превышающего 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий, определенных в соответствии с настоящей Конвенцией»[22] . Этими исходными линиями являются: линия наибольшего отлива вдоль берега, указанная на морских картах; прямая линия, соединяющая наиболее удаленные в сторону моря точки островов, рифов, скал в местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости к нему цепь островов; прямая линия, проводимая поперек устья реки, непосредственно впадающей в море, между точками на ее берегах, максимально выступающими в море при наибольшем отливе; прямая линия, не превышающая 24 морских миль, соединяющая точки наибольшего отлива пунктов естественного входа в залив либо в пролив между островами и материком, берега которых принадлежат Российской Федерации; система прямых исходных линий длиной более чем 24 морские мили, соединяющих пункты естественного входа в залив либо в пролив между островами или между островами и материком, исторически принадлежащими России.

На территориальное море, на воздушное пространство над ним, а также на его дно и недра распространяется суверенитет прибрежного государства. Исходя из этого, оно имеет право в территориальных водах на защиту своей безопасности; вправе устанавливать законы и правила в отношении безопасности судоходства и регулирования движения судов; защиты навигационных средств и оборудования; защиты кабелей и трубопроводов; сохранения ресурсов моря; предотвращения нарушения рыболовных, таможенных, фискальных, иммиграционных и санитарных правил прибрежного государства, сохранения окружающей среды; правил, касающихся морских научных исследований и гидрографических съемок. В свою очередь, иностранные суда, уважая суверенитет прибрежного государства в территориальных водах, обязаны соблюдать законы и правила прибрежного государства; не должны нарушать его мир, добрый порядок и безопасность[23] .

2.2.2 Граница и ширина территориального моря

Существуют три основных способа отсчета территориальных вод:1) от линии наибольшего отлива вдоль берега прибрежного государства;2) если береговая линия извилиста или изрезана либо вблизи от берега имеется цепь островов, применяется метод прямых исходных линий, соединяющих наиболее выдающиеся в море точки берега и островов;3) от внутренних морских вод.Конвенция ООН по морскому праву предусматривает, что «нормальной исходной линией для измерения ширины территориального моря является линия наибольшего отлива вдоль берега, указанная на официально признанных прибрежным государством морских картах крупного масштаба». В местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где имеется вдоль берега или в непосредственной близости к нему цепь островов, для проведения исходной линии, от которой отмеряется ширина территориального моря, может применяться метод прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки. При проведении таких исходных линий не допускается заметных отклонений от общего направления берега, а участки моря, лежащие с внутренней стороны этих линий, должны быть достаточно тесно связаны с береговой территорией, чтобы на них мог быть распространен режим внутренних вод. Наиболее выдающиеся в море портовые сооружения, являющиеся составной частью системы данного порта, рассматриваются как часть берега. Но прибрежные установки и искусственные острова не считаются постоянными портовыми сооружениями. Рейды, которыми обычно пользуются для погрузки, разгрузки и якорной стоянки судов и которые иначе были бы расположены целиком или частично за внешней границей территориального моря, включаются в территориальное море.Конвенция ООН по морскому праву предусматривает, что острова имеют собственное территориальное море. Это означает, что если, например, расстояние, отделяющее остров от континентальной или островной территории одного и того же прибрежного государства, превосходит двойную ширину территориального моря этого же государства, то территориальное море острова будет отделенным от территориального моря континентальной или другой островной территории. Два пояса будут соприкасаться, если такое расстояние будет равно двойной ширине, и они частично перекроют друг друга, когда это расстояние будет меньше двойной ширины.Внешней границей территориального моря является линия, каждая точка которой находится от ближайшей точки прямой исходной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря Ширина территориального моря у подавляющего большинства государств составляет 12 морских миль.Боковая граница территориальных вод смежных государств, а также границы территориального моря противолежащих государств, берега которых находятся друг от друга на расстоянии менее чем на 24 мили, определяется международными договорами[24] .

2.2.3 Мирный проход иностранных судов через территориальное море

Права прибрежного государства в территориальном море являются следствием его суверенитета над этим пространством и потому по своей природе не могут рассматриваться иначе, как суверенные. Следовательно, деятельность иностранных государств и их граждан в территориальном море осуществляется с согласия прибрежного государства и под его исключительным контролем. Однако объем суверенных прав, принадлежащих прибрежному государству и осуществляемых им над территориальным морем, является менее полным, чем объем суверенных прав, которыми оно пользуется в своих внутренних морских водах.

Из суверенных прав прибрежного государства над территориальным морем на законном основании допускается исключение - право мирного прохода иностранных судов. Это право может осуществляться при условии соблюдения иностранными судами соответствующих юридических положений. Прибрежное государство не вправе препятствовать мирному проходу через свое территориальное море иностранных судов, не нарушающих эти положения. Иностранные суда, иностранные корабли и другие государственные суда, осуществляя право мирного прохода через территориальное море России, должны соблюдать законодательство Российской Федерации и правила, относящиеся к мирному проходу[25] .

Под мирным проходом понимается плавание судов через территориальные воды прибрежных государств либо с целью пересечь эти воды, не заходя во внутренние воды или не становясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних вод, либо с целью пройти во внутренние воды или выйти из них в открытое море, или стать на таком рейде или у такого сооружения. Суда всех государств, как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю, пользуются правом мирного прохода. Проход должен быть непрерывным и быстрым. Постановка на якорь допустима, если это связано с обычным плаванием или необходимо вследствие непреодолимой силы либо для оказания помощи терпящим бедствие. Проход является мирным, если им не нарушается мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства. К таким нарушениям относятся угроза силой или ее применение против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства, проведение маневров или учений, сбор информации или пропаганда в ущерб обороне либо безопасности прибрежного государства, использование летательных аппаратов, грузопассажирские операции вопреки законам и правилам прибрежного государства, акты загрязнения, рыболовная или исследовательская деятельность, не имеющая прямого отношения к проходу. Подводные лодки должны осуществлять мирный проход, следуя на поверхности. Прибрежное государство может принимать меры для недопущения прохода, не являющегося мирным. Оно может потребовать, чтобы военный корабль немедленно покинул его территориальные воды, если им не соблюдаются законы и правила прибрежного государства, касающиеся прохода через такие воды, и игнорируется требование об их соблюдении. Прибрежное государство может временно приостанавливать в определенных районах осуществление права мирного прохода, если это существенно важно для охраны его безопасности.

Пользуясь правом мирного прохода, иностранные суда должны соблюдать законы и правила прибрежного государства, касающиеся безопасности судоходства и регулирования движения судов, защиты навигационных средств, кабелей и трубопроводов, рыболовства, охраны окружающей среды от загрязнения, морских научных исследований, а также его таможенные, налоговые, иммиграционные и санитарные законы и правила. Прибрежное государство не должно предъявлять к иностранным судам требования, которые на практике сводятся к лишению их права мирного прохода или нарушению этого права, либо допускать дискриминацию в отношении судов какого-либо государства.

Иностранные суда, иностранные военные корабли и другие государственные суда, проходящие через территориальное море, не облагаются никакими сборами, за исключением сборов, являющихся платой за оказание конкретных услуг, которые взимаются без дискриминации.

Прибрежное государство в случае необходимости и с учетом безопасности судоходства может потребовать от иностранных судов, осуществляющих право мирного прохода через его территориальное море, пользоваться такими морскими коридорами и схемами разделения движения, которые оно может установить или предписать для регулирования прохода судов[26] . В частности, в отношении танкеров, судов с ядерными двигателями и судов, перевозящих ядерные и другие опасные или ядовитые по своей природе вещества или материалы, может быть выдвинуто требование следовать по таким морским коридорам. Определяя порядок установления морских коридоров и схем разделения движения, закон ограничивается положениями о том, что они «разрабатываются специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по обороне, утверждаются Правительством РФ и публикуются в «Извещениях мореплавателям»[27] .

Согласно законодательству РФ, мирный проход иностранных военных кораблей с целью пересечения территориальных вод РФ без захода в российские внутренние воды допускается по маршрутам, обычно используемым для международного судоходства. К таким маршрутам отнесены две системы разделения движения в Балтийском море, две - в Охотском море и одна - в Японском море.

Прибрежное государство в определенных случаях осуществляет на борту иностранного судна, проходящего через его территориальное море, уголовную, гражданскую и административную юрисдикцию.

Согласно Конвенции по морскому праву от 10 декабря 1982 г. прибрежное государство имеет право принимать необходимые меры для предупреждения любого нарушения условий, на которых суда, направляющиеся во внутренние воды или использующие портовые сооружения за пределами внутренних вод, допускаются во внутренние воды и используют портовые сооружения[28] .

Уголовная юрисдикция Российской Федерации не осуществляется на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, для ареста какого-либо лица или производства расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту судна во время его прохода. Исключением являются следующие случаи: если последствия такого преступления распространяются на территорию Российской Федерации; оно нарушает спокойствие в Российской Федерации или добрый порядок в территориальном море; капитан судна, дипломатический агент или консульское должностное лицо государства флага обратится к должностным лицам федеральных органов исполнительной власти или должностным лицам органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации с просьбой об оказании помощи; такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами[29] .

Если судно осуществляет проход через территориальное море после выхода из российского морского порта (из внутренних морских вод), то указанные выше ограничения уголовной юрисдикции не применяются. Уголовная юрисдикция при проходе применяется и в тех случаях, когда судно нарушило законы и правила, касающиеся защиты и сохранения морской среды, установленные для исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации. В соответствующих ситуациях по просьбе капитана иностранного судна уведомляется дипломатический агент или консульское должностное лицо государства флага до принятия каких-либо мер. Согласно п. 4 ст. 27 Конвенции ООН 1982 г., решая вопрос о том, следует ли вообще и каким образом произвести арест, местные власти должным образом учитывают интересы судоходства. Хотя указанное положение в Законе о внутренних водах отсутствует, не вызывает сомнения, что соответствующие должностные лица должны руководствоваться этим принципом при решении вопроса о вмешательстве и применении юрисдикции Российской Федерации.

Что касается гражданской юрисдикции, то она возможна в случае, если речь идет об обязательствах или ответственности, связанных с проходом через воды прибрежного государства.

Административная юрисдикция прибрежного государства осуществляется в территориальных водах в полном объеме ко всем без исключения судам, в том числе и осуществляющим мирный проход.

При нарушении военным кораблем законов прибрежного государства последнее может потребовать немедленного выхода из территориального моря. Не только военные корабли, но и другие государственные суда, не эксплуатируемые в коммерческих целях, обладают иммунитетом. Ответственность за причиненный ими ущерб несет государство флага.

2.2.4 Прилежащая зона

Начиная с середины XIX века некоторые страны, у которых ширина территориального моря составляла от 3 до 6 морских миль, стали устанавливать дополнительную морскую зону за пределами своего территориального моря для осуществления в ней контроля с целью обеспечения выполнения иностранными судами иммиграционных, таможенных, фискальных и санитарных правил. Такие зоны, прилегающие к морской территории прибрежного государства, получили название прилежащих зон.

Суверенитет прибрежного государства на эти зоны не распространяется, и они сохранили статус открытого моря. Поскольку такие зоны создавались для конкретных и четко поименованных целей, а также не выходили за пределы 12 морских миль, то их установление не вызывало возражений.

Право прибрежного государства устанавливать прилежащую зону в таком виде и в пределах до 12 морских миль получило закрепление в Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года (ст. 24).

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года также признает право прибрежного государства на прилежащую зону, в которой оно может осуществлять контроль, необходимый для: а) предотвращения нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря; б) наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря (п. 1 ст. 33).

Однако Конвенция ООН по морскому праву, в отличие от Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, указывает, что прилежащая зона не может распространяться за пределы 24 морских миль, отсчитываемых от исходных линий для измерения ширины территориального моря. Это означает, что прилежащую зону могут устанавливать также и те государства, у которых ширина территориального моря достигает 12 морских миль.

Прилежащая зона - полоса открытого моря, прилегающая к территориальному морю государства, в которой оно осуществляет специализированную юрисдикцию. Дело в том, что быстроходность современных судов не дает возможность обеспечить надежный контроль за ними в пределах территориальных вод. Поэтому прибрежному государству предоставлено право контроля в дополнительной полосе для предотвращения нарушений его таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных норм в пределах его территории, включая территориальное море. Соответственно говорят о таможенной, фискальной, иммиграционной, санитарной зоне. Международное право расширяет юрисдикцию государства во имя обеспечения его интересов. Ширина прилежащей зоны определяется государством, но не может быть больше 24 миль, которые отсчитываются от тех же исходных линий, что и территориальные воды. Иначе говоря, последние как бы включаются в прилежащую зону, но со своим режимом.

Прилежащая зона РФ - морской пояс, который расположен за пределами территориального моря РФ, прилегает к нему и внешняя граница которого находится на расстоянии 24 морских миль, отмеряемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.

Делимитация прилежащей зоны между Российской Федерацией и государствами, побережья которых противолежат побережью РФ или являются смежными с побережьем РФ, осуществляется в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ (ст.22 Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации»).

В прилежащей зоне Российская Федерация осуществляет контроль, необходимый для:

1) предотвращения нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных правил, установленных законами РФ и иными нормативными правовыми актами РФ, действующих на территории РФ, включая территориальное море;

2) наказания за нарушение указанных законов и правил, совершенное на территории РФ, включая территориальное море.

В прилежащей зоне Россия принимает меры, необходимые для предотвращения вышеуказанных нарушений и задержания виновных, включая преследование по горячим следам, остановку, осмотр и задержание всех иностранных судов-нарушителей (за исключением военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях), в соответствии с законодательством РФ и нормами международного права (ст.23 Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации»).

2.3 Исключительная экономическая зона

Вопрос о создании исключительной экономической зоны за пределами территориального моря в прилегающем непосредственно к нему районе открытого моря возник на рубеже 60 - 70-х годов прошлого столетия. Инициатива постановки его исходила от развивающихся стран, которые считали, что в сложившихся условиях огромного технического и экономического превосходства развитых государств принцип свободы рыболовства и добычи минеральных ресурсов в открытом море не отвечает интересам стран «третьего мира» и выгоден только морским державам, имеющим необходимые экономические и технические возможности, а также крупный и современный рыболовный флот. По их мнению, сохранение свободы рыболовства и других промыслов было бы, несовместимо с идеей создания нового, справедливого и равноправного экономического порядка в международных отношениях. После определенного периода возражений и колебаний, длящегося около трех лет, крупные морские державы приняли в 1974 году концепцию исключительной экономической зоны при условии решения вопросов морского права, рассматривавшихся III Конференцией ООН по морскому праву, на взаимоприемлемой основе. Такие взаимоприемлемые решения в результате многолетних усилий были найдены Конференцией и включены ею в Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года. Возникновение, становление и развитие правового института исключительной экономической зоны представляет собой процесс, явившийся результатом, с одной стороны, повышения значения интересов развивающихся стран и, с другой стороны, последовательного прогрессивного развития международного права в послевоенный период двадцатого столетия в целом.

В соответствии со ст. 55 Конвенции 1982 года исключительная экономическая зона представляет собой район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему, который подпадает под установленный в настоящей части особый правовой режим, согласно которому права и юрисдикция прибрежного государства и права и свободы других государств регулируются соответствующими положениями Конвенции. В соответствии со ст. 57 Конвенции 1982 года ширина исключительной экономической зоны не должна превышать 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. Определение исключительной экономической зоны сформулировано таким образом, чтобы обеспечить баланс основных прав и интересов прибрежного и других государств, составляющий существо режима исключительной экономической зоны[30] .

В силу принципа суверенного равенства государств ни одно государство не вправе в одностороннем порядке навязывать другому какие-либо обязанности, поскольку наличие обязательства для государства зависит от его согласия на его исполнение[31] . Поэтому только в силу одностороннего волеизъявления самого прибрежного государства оно может взять на себя обязательства, предусмотренные нормами Конвенции 1982 года об исключительной экономической зоне. До тех пор, пока прибрежное государство не провозгласило своей исключительной экономической зоны, морская зона, прилежащая к его территориальному морю должна подчиняться правовому режиму открытого моря.

Предметом острых дискуссий на Третьей Конференции ООН по морскому праву стал вопрос о правовой природе исключительной экономической зоны. Споры относительно правовой природы этой зоны между сторонниками концепции принадлежности исключительной экономической зоны к территориальному морю, с одной стороны, и сторонниками концепции открытого моря, с другой стороны, не утихают до сих пор. Несмотря на то, что, по мнению большинства ученых Конвенция 1982 года исключает толкование правовой природы исключительной экономической зоны в смысле ее принадлежности к территориальному морю, ряд латиноамериканских государств не признает самостоятельного характера исключительной экономической зоны и продолжает рассматривать ее в качестве части территориального моря. Им противостоят сторонники концепции, в соответствии с которой исключительная экономическая зона является частью открытого моря. Согласно данной концепции правила Части V Конвенции 1982 года, устанавливающие суверенные права прибрежных государств на пространства исключительной экономической зоны, являются лишь исключением из принципа свободы открытого моря. Точки зрения о принадлежности исключительной экономической зоны к открытому морю придерживался и ряд отечественных ученых[32] .

Эта зона не входит в состав территории прибрежного государства. В этом районе прибрежному государству принадлежат суверенные права в целях разведки и разработки естественных ресурсов, как живых, так и неживых, а также права в отношении других видов деятельности в целях экономической разведки и разработки указанной зоны, таких как производство энергии, путем использования воды, течений и ветра. Под термином «суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения природных ресурсов», содержащимся в п. 1 "а" ст. 56 Конвенции 1982 года, скрывается правовой режим рыболовства в исключительной экономической зоне. Прибрежному государству принадлежит суверенное и исключительное право принимать меры, направленные на сохранение живых ресурсов в исключительной экономической зоне. Основными мерами здесь являются определение прибрежным государством допустимого улова живых ресурсов в своей исключительной экономической зоне (п. 1 ст. 61 Конвенции), а также обеспечение им, с учетом имеющихся у него наиболее достоверных научных данных, надлежащих мер по сохранению и управлению ресурсами, чтобы их состояние не подвергалось опасности в результате чрезмерной эксплуатации (п. 2 ст. 61 Конвенции). На прибрежном государстве лежит обязанность взаимодействия с компетентными международными организациями для достижения указанной цели. Кроме того, прибрежное государство обязуется соблюдать международные нормы, касающиеся вылова живых морских ресурсов. Объемы допустимого вылова должны устанавливаться прибрежным государством в соответствии с концепцией максимального допустимого вылова, в соответствии с которой допустимый вылов определяется по экономическим и экологическим критериям.

Прибрежные государства обладают в отношении их исключительной экономической зоны суверенными правами, функционально ограниченными и имеющими четкую целевую направленность. При осуществлении своих прав и выполнении своих обязанностей по Конвенции 1982 года в исключительной экономической зоне они обязаны учитывать права и обязанности других государств.

Право других государств при определенных условиях участвовать в промысле живых ресурсов исключительной экономической зоны может быть осуществлено только по согласованию с прибрежным государством. Оно может применять такие меры, как досмотр, инспекцию, арест и судебное разбирательство, которые могут быть необходимы для обеспечения соблюдения принятых им законов и правил. Арестованное судно и его экипаж незамедлительно освобождаются после предоставления разумного залога или другого обеспечения, наказания за нарушения правил рыболовства не могут включать тюремное заключение или другую форму личного наказания[33] .

В соответствии с п. 1. ст. 60 Конвенции 1982 года прибрежное государство в исключительной экономической зоне имеет исключительное право сооружать, а также разрешать и регулировать создание, эксплуатацию и использование искусственных островов, установок и сооружений, предусмотренных для экономических целей, а также установок и сооружений, которые могут препятствовать осуществлению прав прибрежного государства в зоне. Если на использование искусственных островов юрисдикция прибрежного государства распространяется без ограничений, то для подчинения установок и сооружений юрисдикции прибрежного государства важно их функциональное назначение. Правовой статус искусственных островов устанавливается п. 8 ст. 60 Конвенции, согласно которой искусственные острова, установки и сооружения не обладают статусом островов; они не имеют своего территориального моря, и их наличие не влияет на определение границ территориального моря, исключительной экономической зоны или континентального шельфа. Прибрежное государство имеет исключительную юрисдикцию над такими искусственными островами, установками и сооружениями, в том числе юрисдикцию в отношении таможенных, фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил, а также законов и правил, касающихся безопасности. Кроме того, прибрежное государство может там, где это необходимо, устанавливать вокруг таких искусственных островов, установок и сооружений разумные зоны безопасности, в которых оно может принимать надлежащие меры для обеспечения безопасности, как судоходства, так и искусственных островов, установок и сооружений.

В то же время другие государства, как морские, так и не имеющие выхода к морю, пользуются в исключительной экономической зоне свободами судоходства, полетов над ней, прокладки кабелей и трубопроводов и другими узаконенными видами использования моря, относящимися к этим свободам. В п. 1 ст. 58 Конвенции ООН отмечено, что эти свободы являются свободами открытого моря. К исключительной экономической зоне применяется положение ст. 89, которое гласит: «Никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету». Отсюда следует, что исключительная экономическая зона за изъятием конкретных прав и обязанностей, признанных за прибрежным государством, осталась в остальных отношениях открытым морем.

Федеральный закон «об Исключительной экономической зоне Российской Федерации» от 17 декабря 1998 года № 191-ФЗ соответствует положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. В нем содержится определение и границы исключительной экономической зоны РФ, вопросы делимитации с сопредельными государствами, основные понятия и определения, права Российской Федерации в данном морском пространстве а также компетенция федеральных органов государственной власти.

Исключительная экономическая зона РФ определяется в ст. 1 Закона об исключительной экономической зоне (далее Закон об ИЭЗ) как морской район, находящийся за пределами территориального моря РФ и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным Законом об ИЭЗ, международными договорами РФ и нормами международного права. Указанное определение исключительной экономической зоны применяется также ко всем островам РФ, за исключением скал, которые не пригодны для поддержания жизни человека или для осуществления самостоятельной хозяйственной деятельности. Определение исключительной экономической зоны повторяет в своей основе данную в Конвенции 1982 года дефиницию, провозглашает международное право в качестве основы регулирования этого режима.

Внутренней границей исключительной экономической зоны РФ является внешняя граница территориального моря. В полном соответствии с ст. 57 Конвенции 1982 года внешняя граница исключительной экономической зоны РФ установлена на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря (ч. 2 ст. 1 Закона об ИЭЗ). В соответствии со ст. 2 Закона об ИЭЗ делимитация исключительной экономической зоны между Российской Федерацией и государствами, побережья которых противолежат побережью РФ или являются смежными с побережьем РФ, осуществляется в соответствии с международными договорами РФ или общепризнанными принципами и нормами международного права.

Линии внешних границ исключительной экономической зоны или заменяющие их утвержденные Правительством РФ перечни географических координат точек с указанием основных исходных геодезических данных и делимитационные линии, определенные международными договорами РФ или на основе общепризнанных принципов и норм международного права, указываются на картах установленного масштаба и публикуются в "Извещениях мореплавателям". Данное положение не в полной мере отвечает требованиям Конвенции 1982 года, в соответствии со ст. 75 которой прибрежное государство не только обязано надлежащим образом опубликовывать такие карты или перечни географических координат, но и сдавать на хранение копию каждой такой карты или каждого такого перечня Генеральному секретарю ООН. В соответствии с п. 2 ст. 3 Закона об ИЭЗ формирование банка данных о внешней границе исключительной экономической зоны осуществляется федеральным органом исполнительной власти, специально уполномоченным на то Правительством РФ. Постановлением Правительства РФ от 16 марта 2000 г. № 23 «О функции по формированию банка данных о внешней границе исключительной экономической зоны РФ и делимитационных линиях» возложено на Федеральную службу геодезии и картографии РФ[34] . В свете положения ст. 75 Конвенции 1982 года представляется необходимым законодательно обеспечить надлежащее опубликование указанных данных не только в российском издании, но и в иных доступных иностранным государствам и заявителям источниках, равно как и гарантировать уведомление Генерального секретаря ООН в соответствии с ст. 75 Конвенции 1982 года.

Четко указывается, что лицензии на промысел живых и неживых ресурсов выдают федеральные органы исполнительной власти. Установлена платность пользования природными ресурсами исключительной экономической зоны.

Строго регламентированы права должностных лиц органов охраны по остановке и осмотру российских и иностранных судов, осуществляющих разрешенную деятельность в российской исключительной экономической зоне, проверке документов на право деятельности, преследовании судов-нарушителей, а также по применению оружия против нарушителей закона.

При имплементации положения п. 1 ст. 73 Конвенции 1982 года о том, что прибрежное государство в осуществление своих суверенных прав на разведку, эксплуатацию, сохранение живых ресурсов и управление ими в исключительной экономической зоне может принимать меры, включая досмотр, инспекцию, арест и судебное разбирательство, которые могут быть необходимы для обеспечения соблюдения законов и правил, принятых им в соответствии с настоящей Конвенцией, законодатель предусмотрел исчерпывающий перечень правомочий органов охраны (п. 1 ст. 36 Закона об ИЭЗ). Во-первых, полномочие останавливать и осматривать российские и иностранные суда, осматривать искусственные острова, установки и сооружения, осуществляющие: деятельность в исключительной экономической зоне. Во-вторых, полномочие проверять на судах, искусственных островах, установках и сооружениях документы на право осуществления деятельности в зоне, а также орудия лова (добычи), оборудование, инструменты, установки и другие предметы, используемые при осуществлении такой деятельности. В-третьих, органы охраны правомочны по результатам таких проверок приостанавливать деятельность, нарушающую указанный Закон и международные договоры РФ, а также задерживать нарушителей Закона и международных договоров РФ, изымать у них орудия лова (добычи), оборудование, инструменты, установки и другие предметы, а также документы и все незаконно добытое в качестве временной меры до вынесения окончательного решения суда в целях пресечения нарушения и обеспечения доказательств факта такого нарушения, а также в целях обеспечения исполнения решения суда. Задержанию судна, нарушающего Закон и международные договоры РФ при осуществлении деятельности в исключительной экономической зоне РФ, может сопутствовать его доставка ближайший порт РФ. Важное положение содержится в ст. 39 Закона об ИЭЗ, согласно которой арестованное иностранное судно и его экипаж освобождаются незамедлительно после предоставления РФ разумного залога или другого обеспечения. Данная норма хотя и воспроизводит п. 2 ст. 73 Конвенции 1982 года, однако не конкретизирует, предоставление какого именно обеспечения является достаточным для освобождения судна.

В соответствии с Законом об ИЭЗ органы охраны вправе налагать на нарушителей штрафы или предъявлять к нарушителям иски в судах РФ с передачей им задержанных судов - нарушителей, изъятых орудий лова (добычи), оборудования, инструментов, установок и других предметов, а также документов и всего незаконно добытого. Относительно мер ответственности нарушителей Закона об исключительной экономической зоны необходимо отметить, что Закон в п. 2 ст. 39 устанавливает, что в случае привлечения к ответственности иностранных граждан за нарушения положений Закона и международных договоров РФ, относящихся к живым ресурсам исключительной экономической зоны, к указанным лицам не может быть применено личное наказание, включая наказание в виде лишения свободы, если иного не предусмотрено международным договором между РФ и государством гражданства этих лиц. По результатам совершения указанных действий органы охраны составляют протоколы о нарушениях Закона и международных договоров РФ, приостановке или прекращении деятельности в зоне, о задержании нарушителей и судов - нарушителей, о временном, вплоть до вынесения окончательного решения суда, изъятии орудий лова (добычи), оборудования, инструментов, установок и других предметов, а также документов и всего незаконно добытого. Не урегулированным остался в Законе порядок уведомления РФ государства флага о принятых мерах и о любом последовавшем наказании в случае ареста или задержания иностранного судна, которое в соответствии с п. 4 ст. 73 Конвенции 1982 года должно быть совершено незамедлительно через соответствующие каналы. Порядок преследования по горячим следам, остановки, осмотра и задержания судов, осмотра искусственных островов, установок и сооружений, порядок составления протоколов и порядок нахождения задержанных судов -нарушителей в портах РФ определяются в соответствии с законодательством РФ и нормами международного права.

В качестве крайней меры обеспечения исполнения Закона об ИЭЗ законодательство РФ предусматривает применение оружия против нарушителей для отражения их нападения и прекращения сопротивления в случае, если жизнь должностных лиц органов охраны подвергается непосредственной опасности. Порядок применения оружия в соответствии с п.2 ст. 36 Закона об ИЭЗ регламентирован Постановлением Правительства РФ от 14 октября 1996 г. № 1208 «Об утверждении Порядка применения оружия военными кораблями и летательными аппаратами Федеральной пограничной службы РФ при охране континентального шельфа РФ» в редакции Постановления Правительства РФ от 9 сентября 1999 г. № 1028, распространившего действия указанного порядка также на исключительную экономическую зону. Закон об ИЭЗ предусмотрел ряд мер по обеспечению соблюдения правового режима исключительной экономической зоны РФ, которые находятся, тем не менее, в рамках допустимых мер, установленных ст. 73 Конвенции 1982 года и представляются совместимыми с ней.

В качестве важного элемента международно-правового режима исключительной экономической зоны следует выделить норму ст. 59 Конвенции 1982 года, регламентирующую основу для урегулирования конфликтов относительно предоставления прав и юрисдикции в исключительной экономической зоне. Речь идет о случаях, в которых Конвенция 1982 года не предоставляет прибрежному государству или другим государствам прав или юрисдикции в пределах исключительной экономической зоны и когда между интересами прибрежного государства и любого другого государства или любых других государств возникает конфликт относительно таких прав (так называемые остаточные права). Во избежание подобных конфликтов, при которых государства вынуждены были бы решать вопрос, основываясь либо на принципе открытого моря, либо на принципе суверенитета, Конвенция установила специальные правила разрешения подобного рода конфликтов. В соответствии со ст. 59 Конвенции указанные конфликты подлежат разрешению на основе справедливости и в свете всех относящихся к делу обстоятельств, с учетом важности затронутых интересов для каждой из сторон, а также для международного сообщества в целом. В случае с остаточными правами не существует презумпции или хотя бы общего правила на случай конфликта относительно того, кому они принадлежат. В каждом отдельном случае, при рассмотрении его по существу, применению подлежат универсальные критерии, установленные статьей 59 Конвенции 1982 года.

Общепризнанным правилом является отнесение исключительной экономической зоны к числу территорий со смешанным правовым режимом, поскольку на данный вид морского пространства одновременно распространяются нормы как международного, так и национального права.

Представляется, что в современных условиях необходимо признать особый правовой статус исключительной экономической зоны. Основной аргумент в пользу признания за исключительной экономической зоной особого правового статуса содержится в Конвенции 1982 года. Он подчеркивается не только в определении исключительной экономической зоны, содержащимся в ст. 55 Конвенции 1982 года, но и в особом порядке разрешения спорных вопросов между государствами, возникающих в связи со статусом исключительной экономической зоны в соответствии со ст. 59 Конвенции 1982 года. В пользу такого видения проблемы говорит то обстоятельство, что институт исключительной экономической зоны получил с момента вступления в силу Конвенции 1982 года развитие за счет последовательной практики государств по применению Конвенции и обрел все черты самостоятельного института международного морского права.

2.4 Континентальный шельф

Географическое понятие "континентальный шельф" находится в научном обороте уже с девяностых годов девятнадцатого столетия. С геологической точки зрения континентальный шельф можно охарактеризовать в качестве примыкающей к суше и являющейся ее непосредственным продолжением части морского дна, простирающейся от береговой линии, на которой отмечается резкое увеличение крутизны дна. Появление юридического понятия "континентальный шельф" было связано с возникновением правовых притязаний государств на пространства континентального шельфа. Как и в случае с исключительной экономической зоной, возникновению правового института предшествовали экономические интересы, нуждающиеся в правовом обосновании. В качестве исходного пункта в развитии правового института континентального шельфа в международно-правовой науке рассматривается прокламация Президента США Трумэна № 2667 от 28 сентября 1945 года, в которой было впервые определено понятие континентального шельфа. Указанная прокламация Трумэна не только открыла путь для провозглашения государствами мира своих суверенных прав на ресурсы континентального шельфа, но и создала условия для скорейшего развития правового института континентального шельфа, сопровождавшегося интенсивной практикой государств. Формирование правового института континентального шельфа произошло уже в ходе Первой Конференции ООН по морскому праву 1958 года. Практика государств, решения международных органов, а также достигнутый на Третьей Конференции ООН по морскому прав консенсус по вопросу о регулировании континентального шельфа привели в конечном итоге к установлению правового режима континентального шельфа, действующего и в настоящее время.

Современное понятие континентального шельфа представляет собой продукт многолетней практики государств, а также нескольких лет работы Третьей Конференции ООН по морскому праву, проходившей с 1973 по 1982 г.г. и закреплено в Конвенции 1982 года. Конференция поставила перед собой задачу четкого определения внешних границ континентального шельфа. Правовой режим континентального шельфа, закрепленный Конвенцией, во многом решает эту задачу, оставляя, однако, без ответов ряд вопросов, подлежащих решению в двусторонних соглашениях государств.

Ст.76 Конвенции устанавливает, что континентальный шельф прибрежного государства включает в себя морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы его территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводный окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние.

Если же окраина материка простирается более чем на 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, то континентальный шельф прибрежного государства не может простираться далее 350 морских миль от указанных исходных линий или не далее 100 морских миль от 2 500-метровой изобаты, которая представляет собой линию, соединяющую глубины в 2 500 метров. Следовательно, в зависимости от ширины собственно шельфа, возможны три варианта определения внешней границы юридического континентального шельфа прибрежного государства:

1) если ширина шельфа менее 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, то шельфом будет считаться все морское дно и его недра до внешней границы, проходящей на расстоянии в 200 морских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий;

2) если ширина шельфа более 200 морских миль, но менее 350 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, то шельфом будет считаться все морское дно и его недра до внешней границы, проходящей на расстоянии не далее 350 морских миль от указанных исходных линий или не далее 100 морских миль от 2 500-метровой изобаты;

3) если ширина шельфа более 350 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, то шельфом будет считаться все морское дно и его недра до внешней границы, проходящей на расстоянии не далее 350 морских миль от указанных исходных линий или не далее 100 морских миль от 2 500-метровой изобаты.

Таким образом, юридическое понятие континентального шельфа включает помимо самого шельфа прибрежные районы морского дна, где континентального шельфа в его прямом смысле нет, а также районы морского дна за пределами континентального шельфа. Кроме того, если с географической точки зрения шельф начинается от берега моря, то с юридической - от внешней границы территориального моря, поскольку территориальное море, морское дно и его недра в рамках территориального моря входят в состав государственной территории прибрежного государства.

Правовому регулированию прав и обязанностей государств в отношении континентального шельфа посвящены Часть VI (ст. ст. 76 по 85) Конвенции 1982 года. В соответствии с Конвенцией 1982 года прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом суверенные права в целях его разведки и разработки его природных ресурсов. При этом режим поверхлежащих вод и воздушного пространства над ними отличается от статуса континентального шельфа[35] .

Анализ ст. 76 Конвенции 1982 года показывает, что хотя содержащаяся в ней концепция континентального шельфа является юридической категорией, отправные моменты, используемые для определения его внешней границы базируются на научных геологических, геоморфологических и гидрографических понятиях (континентальная окраина, состоящая из шельфа, склона и подъема; дно океана на больших глубинах; океанические хребты; подножье континентального склона; толщина осадочных пород; максимальное изменение уклона в основании континентального склона; подводные хребты; подводные возвышенности). В то же время Конвенция 1982 года не содержит определения указанных терминов. В связи с вариациями морфологии морского дна и его геологической структуры указанные понятия могут явиться объектом различной научной интерпретации, и их применение может быть неоднозначным в различных районах Мирового океана. Поэтому установление внешней границы по Конвенции с применением содержащихся в статье 76 критериев на основе указанных научных понятий требует подтверждения ее научными данными и информацией, которая должна рассматриваться компетентными экспертами прежде, чем такая граница будет считаться окончательно установленной.

С этой целью Конвенцией 1982 года предусматривается создание Комиссии по границам континентального шельфа, состоящей из 21 эксперта в области геологии, геофизики или гидрографии, выбираемых государствами участниками Конвенции из числа своих граждан, которые выступают в личном качестве. Комиссия дает прибрежным государствам рекомендации по вопросам, касающимся установления внешних границ континентального шельфа. Границы шельфа, установленные прибрежным государством на основе указанных рекомендаций, являются окончательными и для всех обязательны. Важной гарантией уравновешенности интересов прибрежного государства и мирового сообщества является то обстоятельство, что установление внешних пределов континентального шельфа больших, чем 200 морских миль, допустимо лишь с согласия Комиссии по границам континентального шельфа.

Надлежащее опубликование указанной информации поручено Генеральному секретарю, Организации Объединенных Наций, которому прибрежное государство сдает на хранение карты и соответствующую информацию, включая геодезические данные, перманентно описывающие внешнюю границу его континентального шельфа (п. 9 ст. 76 Конвенции). Комиссия представляет собой важную институциональную гарантию объективного определения внешних границ континентального шельфа. Путем создания указанной Комиссии Третья Конференция ООН по морскому праву закрепила в Конвенции баланс интересов прибрежных государств и международного сообщества в целом в решении и такой важной проблемы, как разграничение пространств континентального шельфа и Международного района морского дна.

При характеристике определения и правового режима континентального шельфа важно иметь в виду, что определение, содержащееся в п. 1 ст. 76 Конвенции 1982 года, не распространяется на вопросы делимитации континентального шельфа между государствами с противолежащими или смежными побережьями (п. 10 ст. 76 Конвенции). В последнем случае делимитация (разграничение) должно осуществляться путем соглашения в соответствии со справедливыми принципами и с учетом всех относящихся к делу обстоятельств таким образом, чтобы оставить каждой стороне, по возможности, все те части континентального шельфа, которые составляют естественное продолжение его сухопутной территории в море и под морем, не вторгаясь в естественное продолжение сухопутной территории другой стороны. Делимитация континентального шельфа между государствами с противолежащими или смежными побережьями осуществляется путем соглашения на основе международного права, как это указывается в статье 38 Статута Международного Суда ООН, в целях достижения справедливого решения.

Прибрежное государство не обладает суверенитетом на континентальном шельфе, а лишь суверенными правами, характеризуемыми целевой направленностью, - правами, позволяющими прибрежному государству производить разведку и разработку природных ресурсов континентального шельфа и отстранять другие государства от осуществления этих действий.

Особенности осуществления таких суверенных прав следующие:

Во-первых, они носят исключительный характер в том смысле, что, если прибрежное государство не осуществляет разведку континентального шельфа или не разрабатывает его природные ресурсы, никто не может делать этого без определенно выраженного согласия прибрежного государства;

Во-вторых, права прибрежного государства на континентальный шельф не зависят от эффективной или фиктивной оккупации им шельфа или от прямого об этом заявления;

В-третьих, такие права носят строго ограниченный характер, то есть прибрежное государство не может осуществлять другие исключительные права, которые не касаются разведки и разработки естественных богатств его континентального шельфа.

В этой связи следует отметить, что права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают ни правового статуса открытого моря, покрывающего этот шельф, ни правового статуса воздушного пространства над этими водами. Это означает, что прибрежное государство не может, например, препятствовать осуществлению свободы судоходства иностранными судами в указанных водах или свободе полетов в воздушном пространстве, находящемся над такими акваториями. Также прибрежное государство не может препятствовать прокладке или поддержанию в исправности подводных кабелей или трубопроводов на континентальном шельфе, кроме тех случаев, когда оно осуществляет свое право принимать разумные меры для разведки шельфа и разработки его естественных богатств.

В-четвертых, прибрежное государство должно осуществлять указанные суверенные права без ущерба для прав других государств.

Разведка континентального шельфа и разработка его естественных богатств не должны создавать неоправданных помехи судоходству, рыболовству или охране живых ресурсов моря, а также не должны создавать препятствий фундаментальным научным исследованиям. Вместе с тем, прибрежное государство имеет исключительное право разрешать и регулировать буровые работы на континентальном шельфе для любых целей.

В-пятых, другие государства также имеют определенные права в отношении континентального шельфа иностранного государства. Так, согласно ст. 79 Конвенции 1982 г. все государства имеют право прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе, разумеется, с учетом интересов прибрежного государства. Определение трассы прокладки таких трубопроводов на континентальном шельфе должно осуществляться с согласия прибрежного государства.

Что касается правового режима искусственных островов, установок и сооружений на континентальном шельфе то в их отношении прибрежное государство осуществляет исключительную юрисдикцию. Об их создании должно даваться надлежащее оповещение. Прибрежное государство может устанавливать вокруг искусственных островов разумные зоны безопасности, ширина которых не должна превышать 500 метров, отмеряемых от каждой точки их внешнего края, за исключением случаев, когда это разрешено общепринятыми международными стандартами или рекомендовано Международной морской организацией.

Искусственные острова и зоны безопасности вокруг них не могут устанавливаться, если это может создать помехи для использования признанных морских путей, имеющих существенное значение для международного судоходства. Искусственные острова не могут иметь статус островов. Они не имеют своего территориального моря, и их наличие не влияет на определение границ территориального моря, исключительной экономической зоны или континентального шельфа[36] .

Поскольку Конвенция 1982 года допускает осуществление прибрежным государством юрисдикции за пределами 200-мильной зоны, в качестве разумного следствия в рамках баланса прав пользования, установленного Конвенцией, было предусмотрено положение, согласно которому прибрежное государство производит отчисления или взносы натурой в связи с разработкой неживых ресурсов континентального шельфа за пределами 200 морских миль (п. 1 ст. 82 Конвенции). При этом указанные 200 морских миль подлежат отсчету от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. Помимо указанного принципа распределения ресурсов, ст. 82 Конвенции устанавливает также порядок и процедуру внесения указанных платежей. Отчисления или взносы делаются через Международный Орган по морскому дну, который распределяет их между государствами - участниками Конвенции на основе критериев справедливости, принимая во внимание интересы и потребности развивающихся государств, особенно тех из них, которые наименее развиты и не имеют выхода к морю.

Конституция РФ устанавливает общие принципы правового режима континентального шельфа в соответствии с международным правом. Так в соответствии с ч. 2 ст. 67 Конституции РФ «Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне РФ в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права». Данное положение Конституции РФ предусматривает правовое регулирование режима континентального шельфа РФ федеральным законодательством в четком соответствии с нормами Конвенции 1982 года. Вопросы регулирования правового режима континентального шельфа отнесены к компетенции федеральных законодательных органов. Согласно п. «н» ч. 1 ст. 71 Конституции РФ в ведении РФ находятся «определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ». Несмотря на то, что Конвенция 1982 года еще не была ратифицирована Российской Федерацией в 1995 году, 25 октября 1995 года был принят Федеральный закон «О континентальном шельфе РФ».

Закон о континентальном шельфе регулирует детали правового статуса и режима континентального шельфа РФ, определяет суверенные права и юрисдикцию РФ в отношении континентального шельфа на основе общепризнанных принципов и норм международного права[37] . В соответствии с Письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 февраля 1996 года № С5-7/ОЗ-85 Закон о Континентальном шельфе определяет статус континентального шельфа РФ, суверенные права и юрисдикцию РФ на ее континентальном шельфе и их осуществление в соответствии с Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ.

Закон воспроизводит дефиницию континентального шельфа в соответствии со ст. 76 Конвенции 1982 года.

Согласно ст. 2 Закона «О континентальном шельфе» делимитация континентального шельфа между РФ и государствами, побережья которых противолежат побережью РФ или являются смежными с побережьем РФ, осуществляется на основе международных договоров РФ или норм международного права.

Правовое регулирование порядка определение внешней границы континентального шельфа РФ определяется Постановлением Правительства РФ от 16 июня 1997 года № 717 «О порядке утверждения перечней географических координат точек, определяющих, линии внешних границ континентального шельфа Российской Федерации».

После утверждения Правительством РФ перечня географических координат точек, определяющих внешнюю границу континентального шельфа РФ, Министерство обороны РФ и Федеральная службе геодезии и картографии России изготавливает и публикует карты с указанием внешней границы континентального шельфа РФ. Масштаб этих карт определяется исходя из необходимости точного установления положения внешней границы континентального шельфа.

В соответствии с Конвенцией 1982 года Министерству иностранных дел РФ поручено сдавать на хранение Генеральному секретарю ООН и Генеральному секретарю Международного органа по морскому дну копии перечня или перечней географических координат точек, определяющих внешнюю границу континентального шельфа РФ, и копии карты или карт с указанием этой границы. Банк данных о внешней границе континентального шельфа РФ формируется Министерством природных ресурсов РФ совместно с Федеральной службой геодезии и картографии России.

Российская Федерация осуществляет на континентальном шельфе суверенные права в целях разведки континентального шельфа и разработки его минеральных и живых ресурсов. Эти права являются исключительными постольку, поскольку, если Российская Федерация не производит разведку континентального шельфа или не разрабатывает его минеральные или живые ресурсы, никто не может делать это без согласия РФ. Суверенные права РФ на континентальный шельф не затрагивают правовой статус покрывающих его вод и воздушного пространства над этими водами. Российская Федерация, осуществляя суверенные права и юрисдикцию на континентальном шельфе, не препятствует осуществлению судоходства, иных прав и свобод других государств, признаваемых в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. Деятельность на континентальном шельфе осуществляется с учетом судоходства, рыболовства, морских научных исследований, других правомерных видов деятельности, а также с учетом обеспечения защиты и сохранения морской среды.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 5 Закона «О континентальном шельфе» Российская Федерация осуществляет юрисдикцию в отношении:

1) морских научных исследований;

2) защиты и сохранения морской среды в связи, с разведкой и разработкой минеральных ресурсов, промыслом живых ресурсов, захоронением отходов и других материалов;

3) прокладки и эксплуатации подводных кабелей и трубопроводов РФ. Российская Федерация осуществляет суверенные права и юрисдикцию на континентальном шельфе, руководствуясь экономическими, торговыми, научными и иными интересами, в порядке, определяемом Законом и нормами международного права.

Положения Закона в полном соответствии с ч. 3 ст. 246 Конвенции 1982 года обеспечивают разрешительный характер рассмотрения запросов и выдачи разрешения на проведение исследований. Распространение действия правового режима морских научных исследований на континентальном шельфе РФ на физические и юридические лица не противоречит международно-правовому режиму морских исследований, предусмотренному Конвенцией 1982 года. В Законе нашло отражение и закрепленное Конвенцией (ст. 252) понятие «подразумеваемого согласия», когда международные организации вправе до получения разрешения начать проведение исследования. Основания для отказа в выдачи разрешения установлены в полном соответствии с соответствующим положением Конвенции (ст. 246).

Помимо указанных мер государственного контроля и защиты морской среды на континентальном шельфе, указанный закон большое значение уделяет вопросу захоронения отходов и других материалов на континентальном шельфе РФ. Захоронение отходов и других материалов на континентальном шельфе допускается только при обеспечении надежной локализации захороненных отходов и других материалов. Захоронение отходов и других материалов допускается на основании разрешения Министерства природных ресурсов РФ по согласованию с Министерством обороны РФ, Госкомрыболовством, Роскомнедра, с органами государственного горного надзора с уведомлением Федеральной пограничной службы и органов исполнительной власти субъектов РФ, территории которых примыкают к участку континентального шельфа, где предполагается произвести захоронение. Выдаче разрешения на захоронение отходов и других материалов на континентальном шельфе должна предшествовать государственная экологическая экспертиза.

таможенный юрисдикция конвенция морской


3 ТАМОЖЕННАЯ ЮРИСДИКЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В МОРСКИХ ПРОСТРАНСТВАХ

3.1 Содержание таможенной юрисдикции морских пространств

Международный морской правопорядок складывается из двух видов регулирования: во-первых, из правового режима различных пространств Мирового океана, в частности, в территориальных и внутренних водах контроль включает в себя горизонтальное и вертикальное пространство (столб воды, дно и его недра); во-вторых, из функционального режима, включающего: торговое судоходство, военное мореплавание, рыболовство, охрану морской среды. «Правовое положение любого торгового судна - это совокупность слагаемых, включающих в себя не только функциональное назначение судна, его фактическую деятельность, время действия, но и статус акватории, в которой в данный момент находится судно. Эта акватория как бы «окрашивает» данное судно в соответствующий «юридический цвет»[38] .

Международно-правовой режим морских пространств – это совокупность юридических норм, определяющих признаваемые международным правом права и обязанности государств, их организаций и граждан и регулирующих взаимоотношения в процессе использования морских ресурсов и пространств в промысловых, научных и других целях[39] .

Как уже отмечалось, международным правом морские пространства подразделяются на четыре основные части: внутренние морские воды, территориальные воды (территориальное море), исключительная экономическая зона и открытое море. Объем прав и обязанностей, которыми обладает судно во внутренних морских водах, в территориальных водах, исключительной экономической зоне и открытом море, а также в прилежащих и рыболовных зонах, водах международных проливов и каналов, различен и зависит, в частности, от того, в сфере действия каких норм права - международного или национального находится судно. По мнению, К.К. Сандровского: «Таможенное пространство - это сфера, где наиболее зримо наблюдается взаимодействие норм национального и международного права, при котором обе правовые системы, сохраняя свою независимость, имея присущий им объект регулирования, призваны, возможно, полнее обеспечивать присущими им средствами правового воздействия поддержание установленного государством порядка пересечения их таможенных границ»[40] .

Таможенная юрисдикция государства во внутренних морских водах, территориальном море и исключительной экономической зоне наполнена как международно-правовым режимом самих пространств, так и административно-правовыми режимами, установленными прибрежным государством. В первую очередь специальным административно- правовым режимом охраны Государственной границы. Под административно правовым режимом понимается совокупность правовых установлений и необходимых организационных управленческих мероприятий, обеспечивающих порядок реализации отдельными гражданами своих соответствующих прав и обязанностей, а также такой порядок деятельности государственных органов и общественных объединений, который наиболее адекватно отвечает интересам обеспечения безопасности и охраны общественного порядка на данном строго ограниченном участке государственного управления[41] . В каждом виде морских пространств содержится один из элементов данного режима: режим границы; пограничный режим; режим в пунктах пропуска через границу; особые полномочий пограничных войск, войск ПВО и Военно-морского флота.

Содержание таможенной юрисдикции морских пространств рассматривается по принципу уменьшения объема юрисдикционных прав государства в морских пространствах от внутренних морских вод (в которых юрисдикция прибрежного государства ничем не ограничена) к открытому морю (на которое не распространяется юрисдикция ни одного государства).

Таможенное пространство государства включает в себя: таможенный суверенитет, который присущ государству так же, как экономический и другие действующие на территории страны суверенитеты (территория – это пространственный предел действия государственного суверенитета) и таможенную юрисдикцию, если рассматривать их с точки зрения сферы действия, которые при этом неразрывно связаны с политико-правовыми категориями таможенная территория и таможенная граница.

В международном праве под государственной территорией понимают часть земного шара, которая является национальным достоянием народа, включая в себя сушу с ее недрами, воду и воздушное пространство над ними, и которая полностью находится под суверенитетом государства. Это положение является одним из общепризнанных принципов международного права, исключения из принципа суверенитета государства над своей территорией допускаются только с его согласия. Согласно ст. 4 Конституции России суверенитет Российской Федерации распространяется на всю его территорию. При этом следует учитывать, что суверенитет прибрежного государства в территориальном море осуществляется с учетом норм международного права. Согласно положениям п. 3 ст. 2 Конвенции ООН 1982 г. «суверенитет над территориальным морем осуществляется с соблюдением настоящей Конвенции и других норм международного права». Данные положения в первую очередь относятся к праву мирного прохода, широко признанного в законодательной практике государств.

В пределах своей территории государство осуществляет верховенство, которое называется территориальным и является составной частью суверенитета государства. Территориальное верховенство включает в себя и юрисдикцию государства, то есть проявление законодательной, исполнительной и судебной власти в полном объеме на всей территории страны, а за ее пределами (экстерриториальная юрисдикция) она носит строго целевой и ограниченный по объему характер. В данном случае используется понятие «юрисдикция» в широком смысле. В строгом смысле слова «юрисдикция» означает полномочия органов и должностных лиц государства давать правовую оценку фактам, разрешать споры о праве, рассматривать правовые вопросы.

Содержание таможенной юрисдикции Российской Федерации составляют:

– исключительное право Российской Федерации осуществлять законодательное регулирование в сфере таможенного дела (согласно п. «ж» ст.71 Конституции Российской Федерации таможенное регулирование находится в ведении Российской Федерации). Таможенное законодательство Российской Федерации состоит из Таможенного кодекса России и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов. Отношения в области таможенного дела могут регулироваться также указами Президента Российской Федерации. На основании и во исполнение актов таможенного законодательства, указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения в области таможенного дела[42] ;

– исключительное право Российской Федерации по наделению федеральных органов государственной власти функцией по реализации таможенного дела в Российской Федерации (Правительство Российской Федерации, Министерство экономического развития и торговли; ФТС России);

Общее руководство таможенным делом осуществляет Правительство Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 14 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. №2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации»). Таможенное дело относится исключительно к ведению федеральных органов государственной власти и непосредственно осуществляется таможенными органами России, составляющими единую систему, в которую входят: Федеральная таможенная служба (ФТС России); региональные таможенные управления (РТУ); таможни; таможенные посты.

Таможенные органы, непосредственно занятые процедурами таможенного оформления и таможенного контроля морских судов и перемещаемых на них грузов представлены в Дальневосточном регионе 9-ю таможнями (Амурская, Ванинская, Владивостокская, Камчатская, Магаданская, Находкинская, Сахалинская, Хасанская, Чукотская таможни.) и 37-ю таможенными постами.

– общественные отношения в области таможенного дела регулирование которых находится в ведении Российской Федерации. В морском таможенном пространстве это отношения, связанные с установлением порядка и правил перемещения морских судов и перевозимых на них грузов через таможенную границу Российской Федерации; осуществления таможенного оформления и таможенного контроля морских судов и грузов, перемещаемых этими судами; применения таможенных режимов к морским судам.

3.2 Территориальный признак таможенной юрисдикции

Один из признаков, характеризующий юрисдикцию Российской Федерации в области таможенного дела, – территориальный. Российская Федерация обладает исключительной юрисдикцией в отношении таможенного дела над таможенной территорией[43] . Часть 1 ст.2 ТК РФ говорит о том, что территория Российской Федерации составляет единую таможенную территорию Российской Федерации, что отсылает нас к ст.67 Конституции Российской Федерации, согласно которой территория Российской Федерации включает в себя сушу, недра, акваторию (внутренние воды и территориальное море), воздушное пространство над ними. Таможенная территория Российской Федерации также включает в себя находящиеся в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации искусственные острова, установки и сооружения, над которыми Российская Федерация осуществляет юрисдикцию в соответствии с законодательством Российской Федерации[44] .

В научной литературе встречается мнение как о необоснованности включения в таможенную территорию Российской Федерации искусственных островов, установок и сооружений, находящихся в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации, так и о необоснованном распространении таможенной юрисдикции на данные объекты. «….Режим таких территорий (исключительная экономическая зона) определяется международным конвенционным правом и предусматривает распространение на них лишь ресурсной юрисдикции государства (за исключением случаев, когда такие острова признаются государственной территорией)»[45] . По мнению С.В. Халипова, «… при пересечении внешней границы исключительной экономической зоны, которая должна рассматриваться как таможенная граница РФ (согласно ч.2 ст. 3 ТК РФ 1993 г.), не требуется подавать таможенную декларацию, заявлять избранный таможенный режим, а также проходить иные таможенные формальности, обязательные при прибытии товара на государственную территорию РФ. Представляется обоснованным, по аналогии с государственной территорией Российской Федерации, не относить к таможенной территории исключительную экономическую зону, что вовсе не уменьшает ее правовую защищенность[46] . Между тем ч.2 ст.60 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.[47] устанавливает исключительную юрисдикцию прибрежного государства над искусственными островами, установками и сооружениями, созданными эксплуатируемыми и используемыми в исключительной экономической зоне, в том числе юрисдикцию в отношении таможенных, фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил. Эти положения Конвенции нашли свое развитие в Федеральном законе от 17 декабря 1998 г. № 191 –ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации[48] ». Часть 4 ст. 5 этого Закона предусматривает юрисдикцию Российской Федерации над искусственными островами, установками и сооружениями, в том числе юрисдикцию в отношении таможенных, фискальных, санитарных иммиграционных законов и правил. В части 3 ст. 5 Федерального закона от 30.11.1995 № 187 – ФЗ «О континентальном шельфе[49] » говорится о том, что Российская Федерация осуществляет юрисдикцию над искусственными островами, установками и сооружениями на континентальном шельфе, в том числе юрисдикцию в отношении таможенных, фискальных, санитарных иммиграционных законов и правил.

Самый распространенный и имеющий наибольшее практическое применение вариант разрешенного международным правом расширения таможенной юрисдикции государства - институт прилежащей зоны в международном морском праве.

3.2.1 Соотношение таможенной территории и таможенной границы РФ

Рассмотрев территориальный признак таможенной юрисдикции, необходимо раскрыть понятие таможенной территории. При этом термин «таможенная территория» не может рассматриваться в отрыве от термина «таможенная граница», поскольку территория и граница - неразрывно связанные понятия. В самом общем виде таможенная граница есть граница таможенной территории.

Глава 2 Генерального приложения к Киотской конвенции 1973 г. содержит следующее определение таможенной территории - «Это территория, на которой применяется таможенное законодательство Договаривающейся стороны».

Можно встретить несколько точек зрения на правовую сущность таможенной территории. Все мнения, как предлагает С.В. Халипов, необходимо рассматривать с учетом: 1) исторического периода времени, когда излагались взгляды на правовую сущность таможенной территории (В.Г. Храбсков, Т.Е. Усенко сформировали свои взгляды в 70-е гг. XX в.; А.Н. Козырин и К.К Сандровский в 90-е гг.); 2) целей, для которых исследовался правовой статус таможенной территории (законодательное закрепление понятия, исследование пространственных аспектов таможенного регулирования).

В настоящее время в Российской Федерации таможенная территории совпадает с государственной, за исключением территорий, находящихся за пределами государственной границы и не являющихся государственной территорией – искусственных островов, установок и сооружений, находящихся в территориальном море и на континентальном шельфе Российской Федерации. По мнению К. К. Сандровского, «дело в том, что территория государства во всех случаях такого рода не изменяется, она сохраняет свои физические объемы и географические измерения - изменяется (расширяется или сокращается) только сфера действия таможенного законодательства данного государства, выходящего иногда за рамки собственно территории, в данном случае термин «таможенная территория» может приобретать тот же смысл, что и «условная территория» (например, применительно к морским судам в открытом море)»[50] .

Таким образом, таможенную территорию Российской Федерации для целей таможенного регулирования можно определить как государственную территорию Российской Федерации, а также находящиеся в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации искусственные острова, установки и сооружения, на которые распространяется таможенная юрисдикция Российской Федерации.

По аналогии с государственной территорией можно выделить такие виды таможенной территории, как: сухопутная, воздушная и водная, пределы которых являются сухопутной, воздушной и водной (которая подразделяется на речные, озерные и морские) таможенными границами Российской Федерации. Как уже отмечалось, в самом общем виде таможенная граница есть граница таможенной территории.

Пределы сухопутной и водной территории государства, т.е. пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации, определяются Государственной границей Российской Федерации - линией и проходящей по этой линии вертикальной поверхностью; прохождение Государственной границы на море устанавливается по внешней границе территориального моря[51] .

Таможенный кодекс Российской Федерации 2003 г. в ст. 2 дает следующее определение таможенной границы: «Таможенная граница совпадает с Государственной границей Российской Федерации, за исключением пределов территорий, находящихся в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации, искусственных островов, установок и сооружений, над которыми Российская Федерация осуществляет юрисдикцию в соответствии с законодательством Российской Федерации; особых экономических зон».

Подобная формулировка позволяют говорить о возможности несовпадения государственной и таможенной границы, что наблюдается в Калининградской и Магаданской областях при функционировании особых экономических зон. Практически во всех существующих определениях особых экономических зон содержится признак, характеризующий их границу. Как бы ни была организована свободная экономическая зона, она всегда отделена от остальной страны (прежде всего от ее экономики) таможенной границей. Кроме того, свободные зоны всегда имеют границы и для граждан занятых на их территории.

3.2.2 Действие и содержание административно-правового режима таможенной границы

Сложившаяся в последнее десятилетие система регулирования общественных отношений, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу, позволяет говорить о действие специального административно-правового режима таможенной границы. При совпадении таможенной границы с Государственной границей Российской Федерации на таможенную границу распространяется действие специального административно-правового режима охраны государственной границы. Однако на пределы территорий свободных экономических зон и находящихся в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе Российской Федерации искусственных островов установок и сооружений, над которыми Российская Федерация осуществляет свою юрисдикцию, распространяет свое действие специальный административно-правовой режим таможенной границы.

3.2.2.1 Режим охраны государственной границы

Режим охраны государственной границы состоит из следующих элементов: режим границы - данный режим включает в себя правила: содержания границы; пересечения границы лицами и транспортными средствами; пропуска лиц, транспортных средств, товаров животных в специально установленных пунктах; ведение хозяйственной, промысловой и иной деятельности, которая не должна создавать помех в содержании границы: разрешение инцидентов, связанных с нарушением режима государственной границы; пограничного режима - служит исключительно интересам создания необходимых условий охраны государственной границы и включает правила: въезда (прохода), временного пребывания, передвижения лиц и транспортных средств в пограничной зоне; хозяйственной, промысловой и иной деятельности, проведения классовых общественно-политических, культурных и других мероприятий в пограничной зоне; учета и содержания российских маломерных самоходных и несамоходных (надводных и подводных) судов (средств) и средств передвижения по льду, их плавания и передвижения по льду в российской части вод пограничных рек, озер и иных водоемов, во внутренних морских водах и в территориальном море Российской Федерации; промысловой, исследовательской, изыскательской и иной деятельности; режима в пунктах пропуска через границу; особых полномочий пограничных войск, войск ПВО и Военно-морского флота[52] .

3.2.2.2 Режим зоны таможенного контроля

Специальный административно-правовой режим таможенной границы содержит обязательный элемент – режим зоны таможенного контроля. Зоны таможенного контроля создаются вдоль таможенной границы независимо от совпадения или несовпадения ее с линией Государственной границы Российской Федерации. Цель создания зоны таможенного контроля - проведение таможенного контроля в формах таможенного осмотра и таможенного досмотра товаров и транспортных средств, их хранения и перемещения под таможенным наблюдением. Осуществление производственной и иной коммерческой деятельности, перемещение товаров, транспортных средств, лиц, включая должностных лиц иных государственных органов, через границы зон таможенного контроля и в их пределах допускаются с разрешения таможенных органов и под их надзором (за исключением случаев, установленных ТК РФ и иными федеральными законами. В указанных случаях доступ в зоны таможенного контроля разрешается с предварительного уведомления таможенных органов).

Содержание режима таможенной границы складывается из следующих элементов (за основу берутся элементы, предложенные В.Б. Рушайло)[53] :

1. Целевое назначение режима таможенной границы состоит в определении порядка реализации гражданами и юридическими лицами права на перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу, а также в создании условий для эффективной деятельности таможенных органов, и результативного осуществления ими контрольных полномочий.

2. К правовым принципам режима таможенной границы относится в первую очередь принципы административно-правового регулирования общественных отношений, выделенных А.П. Кореневым[54] – законности, единства равных прав и равных обязанностей. А также ответственности таможенных и их должностных лиц, обязательности таможенного оформления и таможенного контроля; соблюдения запретов и ограничений при перемещении товаров через таможенную границу.

3. Объектом регулирования являются общественные отношения, в области внешнеторговой деятельности связанные с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу; предметом – порядок перемещение лицами товаров и транспортных средств через таможенную границу.

4. Юридическое положение субъектов характеризуется неравенством, участники отношений занимают социально-неоднородные позиции. Данное неравенство, как отмечает В.Б. Рушайло, содержит «систему противовесов». Так, согласно ст. 12 ТК РФ все лица на равных основаниях имеют право на перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу, в соответствии с ТК РФ. Товары и транспортные средства, перемещаемые через таможенную границу подлежат таможенному контролю, при этом таможенные органы несут ответственность за неправомерные решения, действия (бездействия) своих должностных лиц и иных работников при исполнении ими служебных или трудовых обязанностей.

Таким образом, можно сделать вывод, что таможенная граница – это юридическая фикция, отражающая статус товара и транспортных средств при перемещении с таможенной территории одного государства на таможенную территорию другого государства. При этом на пределы территорий свободных экономических зон и находящихся в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе Российской Федерации искусственных островов установок и сооружений, над которыми Российская Федерация осуществляет свою юрисдикцию, распространяет свое действие специальный административно-правовой режим таможенной границы. Данный режим является функционально-деятельностным режимом, установленным с целью создания условий для эффективной деятельности таможенных органов.

Участки таможенной границы, вдоль которых создаются зоны таможенного контроля, определяются ФТС России. На морских участках зона таможенного контроля может создаваться в пределах территориального моря Российской Федерации, за исключением морских участков вокруг находящихся в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации искусственных островов, установок и сооружений, над которыми Российская Федерация осуществляет юрисдикцию в соответствии с законодательством Российской Федерации. Зона таможенного контроля на таких участках создается в пределах территории указанных искусственных островов, установок и сооружений[55] .

Как уже было сказано, морские пространства подразделяются на четыре основные части: внутренние морские воды, территориальные воды (территориальное море), исключительная экономическая зона и открытое море. Территориальное море и внутренние морские воды являются составной частью территории Российской Федерации. Статус и правовой режим внутренних морских вод, территориального моря и прилежащей зоны Российской Федерации, включая права Российской Федерации в ее внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне, а также порядок их осуществления устанавливаются Федеральным законом «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации 1998 г. в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации.

3.2.3 Правовой режим морских портов

Согласно п. 1 ст. 9 Кодекса Торгового Мореплавания России (далее КТМ) под морским торговым портом понимается комплекс сооружений, расположенных на специально отведенных территории и акваториях и предназначенных для обслуживания судов, используемых в целях торгового мореплавания, обслуживания пассажиров, осуществления операций с грузами и других услуг, обычно оказываемых в морском торговом порту (п. 5. ст. 9 КТМ России). КТМ России проводит деление морских портов на три категории: морской торговый порт, морской рыбный порт и морской специализированный порт. Правовой режим морских торговых и рыбных портов, а также специализированных портов Российской Федерации является единым для всех портов, находящихся на территории Российской Федерации, независимо от форм собственности и ведомственной принадлежности. Все российские и иностранные суда обязаны соблюдать правовой режим морских портов[56] .

Морские порты объявляются открытыми для захода иностранных судов (независимо от их предназначения и форм собственности) на основании решения Правительства Российской Федерации. Перечень морских портов, открытых для захода иностранных судов, публикуется в «Извещениях мореплавателей»В настоящее время в Перечень включены следующие морские порты в зоне деятельности Дальневосточного таможенного управления: Александров-Сахалинский; Анадырь, Ванино; Владивосток (торговый порт); Восточный; Де-Кастри; Зарубино; Корсаков; Корф; Крабозаводский; Лазарев; Магадан; Морской порт Провидения; Находка; Невельск; Николаевск-на-Амуре; Ноглики; Ольга; Охотск; Петропавловск-Камчатский; Пластун; Поронайск; Посьет; Северо-Курильск; Славянка; Советская-Гавань; Холмск; Южно-Курильск.

Российское законодательство не устанавливает специальных требований для захода ледоколов, буксиров научно-исследовательских и иных судов, не осуществляющих перевозки груза или пассажиров. Однако в отношении иностранных судов государств, в которых имеются специальные ограничения захода в их морские порты в отношении аналогичных судов Российской Федерации, Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения[57] .

Действующее законодательство Российской Федерации устанавливает правила захода иностранных судов в морские порты: a) для всех иностранных судов (кроме военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях); б) для военных кораблей и других государственных судов, эксплуатирующихся в некоммерческих целях; в) для всех судов, указанных в п. «а» и «б» при вынужденном заходе.

Как уже отмечалось, внутренние морские воды полностью находятся под суверенитетом Российской Федерации и на иностранные суда, а также находящихся на их борту пассажиров и членов экипажа во время пребывания указанных судов во внутренних морских водах распространяется уголовная, гражданская и административная юрисдикция Российской Федерации[58] . Отличительной особенностью административной юрисдикции является то, что она применяется ко всем без исключения судам – государственным и частновладельческим. В области административной юрисдикции действует принцип полной компетенции власти прибрежного государства, и изъятия из него совершенно невозможны, так как они противоречили бы самой идее суверенитета прибрежного государства[59] .

3.2.3.1 Режим пункта пропуска через государственную границу на территории морского порта

Для обеспечения международного сообщения Российской Федерации с другими государствами в соответствии с законодательством Российской Федерации в морских и рыбных портах, открытых для международного сообщения, устанавливаются пункты пропуска[60] . В зависимости от характера международного сообщения и режима работы пункты пропуска в портах классифицируются по следующим видам: пассажирские, грузовые и грузопассажирские; постоянные, временные и сезонные. Пункты пропуска устанавливаются решениями Правительства Российской Федерации по представлениям федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В зоне деятельности Дальневосточного таможенного управления действуют 35 морских пунктов пропуска через Государственную границу Российской Федерации. На территории морского порта, открытого для международного сообщения, действует режим пункта пропуска через государственную границу, который включает правила:

– въезда в эти пункты;

– пребывания и выезда из них лиц, транспортных средств;

– ввоза, нахождения и вывоза грузов, товаров и животных, устанавливаемых исключительно в интересах создания необходимых условий для осуществления пограничного, таможенного и иных видов контроля[61] .

Пункт пропуска в пределах территории указанных объектов включает в себя комплекс зданий, помещений, сооружений с соответствующим технологическим оборудованием, в которых осуществляют служебную деятельность федеральные органы исполнительной власти.

Режим в морских пунктах пропуска через государственную границу устанавливается нормативными правовыми актами транспортных федеральных органов исполнительной власти в соответствии с положениями Закона РФ о Государственной границе и международных договоров Российской Федерации. Эти нормативные правовые акты согласовываются с органами и войсками Пограничной Службы (ПС) ФСБ России и ФТС России (в настоящий момент данного нормативного акта не существует).

Для обеспечения контроля за соблюдением установленных правил пересечения государственной границы физическими лицами, перемещения через нее транспортных средств, грузов, товаров и животных соответствующими федеральными органами исполнительной власти в пунктах пропуска в установленном порядке создаются подразделения органов пограничного, таможенного, санитарно-карантинного, иммиграционного, ветеринарного, фитосанитарного и транспортного контроля, а для надзора за определением мореходных качеств морских и речных судов могут также создаваться инспекции государственного надзора.

Общий распорядок работы пункта пропуска - время начала и окончания работы, технологические перерывы, графики оформления физических лиц, транспортных средств и грузов, следующих через государственную границу, утверждается совместным решением руководителей государственных контрольных органов и начальника морского порта. Последовательность осуществления всех видов контроля в пункте пропуска определяется типовыми схемами организации пропуска через государственную границу иностранных и российских судов заграничного плавания, членов экипажа, пассажиров и товаров в речных и морских портах Российской Федерации.

При прибытии судна последовательность осуществления контроля следующая: санитарно-карантинный контроль, пограничный контроль, таможенный контроль, другие виды контроля. Первоочередность санитарного контроля судна вызвана тем, что эпидемии чумы, холеры, оспы во многих случаях распространялись морским путем. Стремясь ввести единообразные правила санитарного контроля, государства неоднократно предпринимали попытки выработать соответствующие международные конвенции (на 32 Ассамблее Всемирной организации здравоохранения, состоявшейся в 1969 г., были приняты Международные санитарные правила).В Российской Федерации санитарная охрана территории осуществляется на основании Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» 1999 г. Для санитарной охраны территории России в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации на основании решения федерального органа исполнительной власти, уполномоченного осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор, вводится санитарно-карантинный контроль. Порядок и условия осуществления санитарной охраны территории, а также мероприятия по санитарной охране устанавливаются федеральным законом, санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами (ст. 30 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» 1999 г.).

Морское судно по прибытию в пункт пропуска является объектом сразу целого комплекса административно-правовых режимов- в первую очередь режима пункта пропуска через Государственную границу Российской Федерации.

Статьей 23 Закона о Государственной границе определено, что въезд в пункты пропуска через государственную границу и выезд из них лиц и транспортных средств, а также ввоз и вывоз грузов, товаров и животных осуществляются в специально выделенных для этих целей местах по пропускам, выдаваемым администрацией морских портов, по согласованию с органами ПС ФСБ России. Места и продолжительность стоянок в пунктах пропуска через государственную границу транспортных средств заграничного следования определяются администрацией транспортных объектов по согласованию с органами и войсками ПС ФСБ России и таможенными органами.

Доступ лиц к транспортным средствам и на транспортные средства заграничного следования в период осуществления пограничного и иных видов контроля ограничивается, а в случаях необходимости запрещается. Посадка пассажиров в транспортные средства при убытии из Российской Федерации и высадка при прибытии в Российскую Федерацию, а также погрузка (выгрузка) багажа, почты и грузов производятся с разрешения органов и войск Федеральной пограничной службы ФСБ России. Должностные лица транспортных предприятий, организаций, владельцы транспортных средств обязаны по требованию представителей органов и войск Федеральной пограничной службы Российской Федерации вскрывать для досмотра опломбированные (опечатанные) трюмы и иные помещения транспортных средств и перевозимые на них грузы. Транспортные средства заграничного следования могут начинать движение для убытия с территории Российской Федерации или следования в глубь территории Российской Федерации, а равно менять место стоянки только с разрешения пограничных и таможенных органов.

В соответствии со ст. 26 Закона «О Государственной границе РФ» в пунктах пропуска определяются территории, помещения, где непосредственно осуществляются пограничный и иные виды контроля. В этих местах вводятся дополнительные режимные ограничения. Таким образом, каждый государственный контрольный орган вправе вводить режимные ограничения, непосредственного связанные с осуществлением им определенного вида контроля, т.е. своих функций.

Приказ ГТК России от 23.12.2003 № 1520 установил, что на территории пункта пропуска через Государственную границу Российской Федерации создаются постоянные и временные зоны таможенного контроля Зона таможенного контроля– «четко ограниченная территория, предназначенная для нахождения товаров и транспортных средств, подлежащих таможенному контролю»[62] ..

Зоны таможенного контроля могут быть созданы в местах производства таможенного оформления, совершения таможенных операций, в местах перегрузки товаров, их осмотра и досмотра, в местах временного хранения, стоянки транспортных средств, перевозящих находящиеся под таможенным контролем товары, и в иных местах.

Постоянная зона таможенного контроля, создаваемая в морском порту, должна включать в себя участки территории порта, на которых непосредственно расположены подразделения таможенного органа и залы таможенного контроля, осуществляются досмотровые операции, таможенное оформление товаров и транспортных средств, размещаются ожидающие таможенного оформления и задержанные транспортные средства, а также находятся места проведения грузовых операций с товарами, подлежащими таможенному контролю. При этом учитываются факторы, обеспечивающие соблюдение режима, установленного в пункте пропуска, а также интересы всех государственных органов, участвующих в осуществлении контроля в пункте пропуска.

При создании зоны таможенного контроля в морском пункте пропуска в нее может включаться часть акватории порта, в том числе причальные сооружения и места якорных стоянок, определенные портовыми правилами для постановки судов загранплавания. Порядок создания зон таможенного контроля включает в себя принятие таможенным органом решения о создании зоны таможенного контроля, определение ее пределов и мест пересечения ее границ лицами, товарами и транспортными средствами, обозначение созданной зоны таможенного контроля, информирование других заинтересованных органов о создании зоны таможенного контроля. Решение о создании постоянной зоны таможенного контроля оформляется приказом таможенного органа. В приказе указываются основания и цели создания место нахождения, пределы зоны таможенного контроля, установленные места пересечения границы зоны таможенного контроля, а также средства, используемые для обозначения зоны таможенного контроля. Дополнительно в приложении к приказу приводится графическое отображение пределов и территории зоны таможенного контроля в виде планов или карт.

3.3 Контроль, осуществляемый Российской Федерацией в таможенной прилежащей зоне

Впервые вопрос о прилежащих таможенных зонах в международном праве был урегулирован в Женевской Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. В настоящий момент правовой режим прилежащих зон определен ст. 33 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г, п. 2. которой предусматривает, что прилежащая зона не может распространяться за пределы 24 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.

Конвенция упоминает о четырех видах прилежащих зон: таможенной, фискальной, иммиграционной и санитарной. Фискальные зоны устанавливаются в целях защиты финансовых интересов государства и предотвращения нарушений его финансовых правил. Иммиграционные зоны вводятся некоторыми государствами для усиления контроля за въездом в страну. Санитарные зоны устанавливаются для предотвращения завоза в страну инфекционных заболеваний. Наряду с зонами, упомянутыми в Конвенции, существует практика государств устанавливать и другие зоны. Зоны уголовной и гражданской юрисдикции устанавливаются для предотвращения нарушения уголовного и гражданского законодательства прибрежного государства. Зоны безопасности устанавливаются государствами в случае угрозы военных действий. Например, в начале Второй мировой войны была принята декларация об установлении вдоль всего Американского континента зоны безопасности шириной от 100 до 300 миль, в которой воюющим государствам запрещалось вести военные действия.

В таможенной прилежащей зоне прибрежное государство может осуществлять контроль, необходимый для:

1) предотвращения нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря;

2) наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря.

Известная неопределенность режима прилежащей зоны связана с употреблением термина «контроль», что дает некоторые основания для предположения об отсутствии у прибрежного государства юрисдикционных прав в зоне. Такое предположение, однако, не соответствует смыслу Конвенции, в которой наряду с контролем предусматривается право прибрежного государства наказывать за нарушения, совершенные в пределах его территории, а также ст. 111 Конвенции, предоставляющей прибрежному государству право на преследование иностранного судна во время его нахождения в прилежащей зоне. Практическое же осуществление права на наложение наказания в отношении иностранного судна, совершившего нарушение в пределах территории прибрежного государства и вышедшего затем в прилежащую зону предполагает, разумеется, его остановку, задержание, проведение расследования и т. д. Таким образом, право прибрежного государства на осуществление контроля в данном случае предполагает право на принятие принудительных мер, как если бы такой контроль проводился в пределах территориального моря.

Аналогичным образом решен вопрос и о праве прибрежного государства, когда нарушение его соответствующих законов и правил имеет место в самой прилежащей зоне. Например, если на борту иностранного судна, направляющегося в порт прибрежного государства, в прилежащей таможенной зоне обнаружен контрабандный груз, то в отношении нарушителей могут быть приняты такие же меры, включая наказание, как и при совершении нарушения в пределах территориального моря данного государства. Практика установления прилежащих зон свидетельствует о том, что прибрежные государства не ограничиваются лишь предупреждением таких нарушений, а распространяют в ряде случаев соответствующее законодательство на прилежащую зону. Вполне естественно, что прибрежное государство может установить прилежащую зону и с менее строгим режимом.

Прилежащая зона Российской Федерации – морской пояс, который расположен за пределами территориального моря, прилегает к нему и внешняя граница которого находится на расстоянии 24-х морских миль, отмеряемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря[63] .

В прилежащей зоне Российская Федерация осуществляет контроль, необходимый для:

1) предотвращения нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных правил, установленных законами РФ и иными нормативными правовыми актами, действующими на территории РФ, включая территориальное море;

2) наказания за нарушение указанных законов и правил, совершенное на территории РФ, включая территориальное море.

А также принимает меры, необходимые для предотвращения указанных нарушений и задержания виновных, включая преследование по горячим следам, остановку, осмотр и задержание всех иностранных судов-нарушителей (за исключением военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях) в соответствии с законодательством РФ и нормами международного права.

3.3.1 Основания преследования по «горячим следам», предусмотренные международно-правовым обычаем

Давний международно-правовой обычай, а сейчас и Конвенция, предусматривают основания для такого преследования (нарушение законов и правил прибрежного государства). К.К. Сандровский выделяет следующие условия, при которых преследование в открытом море считается правомерным.

Первое условие по сути и определяет полное название деления – право преследования «по горячим следам» означает, что преследование может осуществляться только непосредственно вслед за совершением нарушения. В ст.111 Конвенции сказано: «Такое преследование должно начаться тогда, когда иностранное судно или одна из его шлюпок находится во внутренних водах, в территориальном море или в прилежащей зоне преследующего государства, и может продолжаться за пределами территориального моря или прилежащей зоны только при условии, если оно не прекращается».

Второе условие. Подвергаться преследованию за нарушение законов и правил прибрежного государства могут только суда, не обладающие полным иммунитетом. Иначе говоря, военные корабли или любые другие состоящие на некоммерческой государственной службе суда пользуются в открытом море полным иммунитетом от юрисдикции какого бы то ни было государства, кроме государства флага.

Третье условие. Преследование считается начатым только в случае, если преследующее судно удостоверилось, что преследуемое судно или одна из его шлюпок находятся в пределах территориального моря или (в зависимости от случая) в прилежащей зоне. Преследование может быть начато только после подачи сигнала остановиться, зрительного или звукового, с дистанции, позволяющей иностранному судну увидеть или услышать этот сигнал.

Четвертое условие. Право преследования может осуществляться только военными кораблями, либо другими судами, которые имеют четкие внешние знаки, позволяющие опознать их как состоящие на правительственной службе и уполномоченные для этой цели.

Пятое условие. Прибрежное государство теряет право на преследование, как только преследуемое судно успевает войти в территориальное море своего или какого-либо третьего государства.

Есть еще одно важное положение, непосредственно связанное с рассматриваемым вопросом о прилежащей зоне, которое говорит, что преследование может начаться только в связи с нарушением прав, для защиты которых установлена таможенная зона. Следовательно, основанием для преследования может быть нарушение законов и правил только в одной из четырех названных выше сфер защиты интересов прибрежного государства, а не любые другие нарушения[64] .


3.3.2 Охрана морской таможенной полосы РФ

С 1995 г. охрана морской таможенной полосы Российской Федерации осуществляется с использованием морских судов таможенных органов. Несмотря на столь долгий срок использования таможенными органами специальных средств для охраны таможенной границы лишь в Таможенном кодексе Российской Федерации в редакции 2003 г. впервые были определены права таможенных органов при осуществлении таможенного контроля с использованием морских судов (ст. 409 ТК РФ), а именно: при обнаружении признаков того, что на транспортном средстве незаконно перемещаются товары, подлежащие таможенному контролю, останавливать транспортное средство и проводить его таможенный досмотр; задерживать находящихся на транспортном средстве лиц, подозреваемых в совершении преступлений, производство неотложных следственных действий и дознания по которым отнесено законодательством Российской Федерации к ведению таможенных органов; преследовать и задерживать за пределами территориального моря морские суда, убывшие с таможенной территории без разрешения таможенных органов; при обнаружении признаков административного правонарушения в области таможенного дела задерживать транспортные средства для их изъятия в соответствии с законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях; производить сопровождение транспортных средств, в том числе с размещением на них должностных лиц[65] .

3.4 Предложения по усовершенствованию Таможенного Кодекса РФ

Исследование института прилежащей зоны Российской Федерации позволяет говорить о необходимости внесения в текст ТК РФ (п. 3. ст. 409) дополнений, позволяющих эффективно и в полном объеме использовать право таможенных органов на осуществление таможенного контроля в прилежащей морской таможенной зоне, а также предотвращения нарушений таможенных правил. В этих целях необходимо расширить перечень оснований возникновения права «преследования по горячим следам», так как:

во-первых, убытие товаров является процедурой таможенного оформления, которая содержит правила: a) места убытия (в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации или в иных местах, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о Государственной границе Российской Федерации); б) времени убытия (время работы таможенных органов); в) наличия разрешения таможенного органа на убытие; г) фактического вывоза товаров с таможенной территории Российской Федерации в том же количестве и состоянии, в котором они находились в момент их помещения под определенный таможенный режим.

Пункт 3 ст. 409 ТК РФ устанавливает лишь одно основание для возникновения права преследования - нарушение разрешительного порядка убытия транспортного средства с таможенной территории Российской Федерации. Таким образом, можно сделать вывод о невозможности осуществлять преследование и задержание судна при тайном убытии с таможенной территории Российской Федерации (без осуществления процедуры убытия товаров и транспортных средств);

во-вторых, предметом правонарушения при перемещении товара морским транспортом может являться не только морское судно, но и товары, перевозимые на судне. Так, морское судно может убывать с таможенной территории с разрешения таможенных органов и при этом использоваться для незаконного перемещения на нем товаров. Существует множество способов незаконного перемещения товаров с помощью морского судна, убывающего с таможенной территории с разрешения таможенного органа. Из них наиболее распространенным является переход в район промысла, находящийся в пределах территориальных вод РФ, судов, убывших с таможенной территории для незаконной добычи морских биологических ресурсов. Судно возвращается в прежний район промысла после производства процедуры убытия, где бесконтрольно выбирает ранее выставленные орудия лова, догружается вновь выловленной продукцией, после чего перемещает её через таможенную границу и доставляет в иностранный порт в больших объёмах, чем задекларировано таможенным органам;

в-третьих, процедура убытия товаров с таможенной территории не распространяет свое действие на товары, перевозимые морскими судами, осуществляющими проход через территориальные воды Российской Федерации.

Также необходимо расширить пространственные пределы момента начала преследования «по горячим следам». Пункт 3 ст. 409 ТК РФ так говорит о моменте начала преследования – «если преследование было начато во внутренних водах». Однако преследование может быть начато не только когда судно-нарушитель, а также одна из его шлюпок, находится во внутренних водах и в территориальном море, но также и в прилежащей зоне Российской Федерации. При этом преследование судна в прилежащей зоне может быть начато только в связи с нарушением таможенных правил Российской Федерации.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты исследования правового режима морских пространств позволяют сделать следующие выводы:

Конвенция 1982 года представляет собой уникальный международный договор, в котором тесное переплетение нашли обычные нормы международного права, договорные международно-правовые нормы, а также нормы-принципы международного морского права. Государства-участники этого договора призваны следить за тем, чтобы нормы их морского законодательства соответствовали не только основным принципам международного права, но и нормам международного морского права, ядром которого является Конвенция 1982 года. Государства несут международно-правовую ответственность за принятие внутреннего законодательства, нарушающего принципы и нормы международного морского права, закрепленные в Конвенции 1982 года.

При рассмотрении теоретических вопросов имплементации международного права во внутригосударственное право было установлено, что в силу принципа суверенного равенства, государства в своих правопорядках сами определяют свое отношение к международному праву и место международно-правовых норм в иерархии норм правовой системы государства. Таким образом, в силу объективных закономерностей взаимодействия международного и внутригосударственного права международно-правовые нормы могут быть обязательными для применения внутри страны только в том случае, если это прямо предусмотрено нормой внутригосударственного права. Ввиду действия принципа суверенного равенства государств, последние оставляют за собой прерогативу устанавливать соотношение международного права с их внутригосударственным правом, и, в частности, определять объем трансформируемого международного права, а также механизм его имплементации во внутригосударственное право.

В работе предлагается под термином «правовой режим морского пространства» понимать совокупность правовых норм, регламентирующих основные права и обязанности государств в соответствующем морском пространстве, содержание которых позволяет принципиально отличать его от других видов (категорий) морских пространств.

Исследование таможенной юрисдикции Российской Федерации в морских пространствах приводит к следующим заключениям:

1. Таможенная юрисдикция государства во внутренних морских водах, территориальном море и исключительной экономической зоне наполнена как международно-правовым режимом самих пространств, так и административно-правовыми режимами, установленными Российской Федерацией. В первую очередь специальным административно-правовым режимом охраны Государственной границы. В каждом виде морских пространств содержится один из элементов данного режима: режим границы; пограничного режима; режима в пунктах пропуска через границу; особых полномочий пограничных войск, войск ПВО и Военно-морского флота. Правовые установления государства и организационно управленческие мероприятия в сфере таможенного дела в данных пространствах носят характер административных процедур, возникающих при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу.

2. Таможенная юрисдикция государства ограничена пределами его территории, но морские пространства характеризуются наличием особенностей, предопределенных характеристиками данных пространств- действием таможенной юрисдикции государства за пределами государственной территории. Таможенная юрисдикция государства распространяется на находящиеся в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации искусственные острова, установки и сооружения, что позволяет сделать вывод о том, что таможенная территория Российской Федерации для целей таможенного регулирования это государственная территория Российской Федерации, а также находящиеся в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации искусственные острова, установки и сооружения на которые распространяется таможенная юрисдикция Российской Федерации.

3. Особенности таможенной территории в морских пространствах предопределяют, и особенности таможенной границы, так как таможенная граница есть граница таможенной территории. И если на Государственную границу Российской Федерации распространяет свое действие специальный административно-правовой режим охраны Государственной границы, то на таможенную границу распространяет свое действие административно- правовой режим таможенной границы. Исследование позволяет сделать вывод, что при совпадении таможенной границы с Государственной границей Российской Федерации на таможенную границу распространяется действие специального административно-правового режима охраны государственной границы. При этом на пределы территорий особых экономических зон и находящихся в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе Российской Федерации искусственных островов установок и сооружений, над которыми Российская Федерация осуществляет свою юрисдикцию, распространяет свое действие административно-правовой режим таможенной границы.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне (Женева, 29.04.1958 г.) // ВВС СССР. 1964. № 43.

2. Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. // СЗ РФ. 1997. № 48. Ст. 5493.

3. Конституция Российской Федерации, Проспект 2000.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Закон РФ от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (с изм. и доп. от 25 апреля, 25 июля, 30, 31 октября, 31 декабря 2002 г., 30 июня, 4 июля, 11 ноября, 8, 23 декабря 2003 г., 9 мая, 26, 28 июля, 20 августа 2004 г.) // СЗ РФ. 2002. № 1 (часть 1). Ст. 1.

5. Кодекс торгового мореплавания СССР от 17.09.1968 г. // ВВС СССР. 1968. № 39. Ст. 351.

6. Кодекс торгового мореплавания: Федеральный закон от 30.04.1999 г. № 81-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 18. Ст. 2207.

7. О внесении изменений и дополнений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Таможенный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 20.08.2004 г. № 118-ФЗ // Рос. газ. 2004. № 182 (3559). 25 августа.

8. О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации: Федеральный закон от 31.07.1998 г. № 155-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3833.

9. О Государственной границе Российской Федерации: Закон РФ от 01.04.1993 г. № 4730-1 (с изм. и доп. от 10 августа 1994 г., 29 ноября 1996 г., 19 июля 1997 г., 24, 31 июля 1998 г., 31 мая 1999 г., 5 августа, 7 ноября 2000 г., 24 марта, 30 декабря 2001 г., 24 декабря 2002 г., 30 июня 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г.) // ВВС РФ. 1993. № 17. Ст. 594.

10. О континентальном шельфе Российской Федерации: Федеральный закон от 30.11.1995 г. № 187-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 49. Ст. 4694 (с посл. изм. и доп.).

11. О международных договорах Российской Федерации: Федеральный закон от 15.07.1995 г. № 101-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.

12. О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву и Соглашения об осуществлении части XI Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву: Федеральный закон от 26.02.1997 г. № 30-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1013.

13. О таможенном тарифе: Закон РФ от 21.05.1993 г. № 5003-1 (с посл. изм. и доп.) // ВВС РФ. 1993. № 23. Ст. 821.

14. Об исключительной экономической зоне Российской Федерации: Федеральный закон от 17.12.1998 г. № 191-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 51. Ст. 6273.

15. О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов: Федеральный закон от 20.12.2004 г. № 166-ФЗ // СЗ РФ. 2004.

16. Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности: Федеральный закон от 08.12.2003 г. № 164-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4850.

17. Таможенный кодекс Российской Федерации: Закон РФ от 18.06.1993 г. № 5222-1 (с посл. изм. и доп.) // ВВС РФ. 1993. № 31. Ст. 1224.

18. Таможенный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 23.05.2003 г. № 64-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 23.12.2003, 29.06.2004, 20.08.2004) // СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2066.

19. Уголовный кодекс РФ: Закон РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (с посл. изм. и доп.) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

20. О неотложных мерах по организации таможенного контроля в Российской Федерации: Указ Президента России от 18.07.1992 г. № 4.

21. О порядке создания зон таможенного контроля вдоль таможенной границы: Постановление Правительства РФ от 14.10.2003 г. № 624.

22. О Правилах плавания и пребывания иностранных военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, в территориальном море, во внутренних морских водах, на военно-морских базах, в пунктах базирования военных кораблей и морских портах Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 02.10.1999 г. № 1102.

23. Об утверждении Порядка использования морских (речных) судов таможенных органов Российской Федерации для целей таможенного контроля: Постановление Правительства РФ от 10.12.2003 г. № 747 // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4908.

24. Об утверждении Порядка создания, эксплуатации и использования искусственных островов, сооружений и установок во внутренних морских водах и в территориальном море Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 19.01.2000 г. № 44.

25. Авраменко И.М. Справочник: Международное морское право в документах. – Ростов н/Д: Феникс, 2000. 387 с.

26. Анашкина И.А. Международно-правовой режим территориального моря: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.

27. Аноприенко К.В. Административные правонарушения в области таможенного дела, предметом или орудием совершения которых являются морские суда: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

28. Аноприенко К.В. Территориальные пределы юрисдикционной деятельности таможенных органов России на море // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 2003. № 4. С. 13−20.

29. Барсегов Ю.Г. Мировой океан :право, политика, дипломатия. М.: Международные отношения, 1983. 260 с.

30. Баскин Ю.А. Курс международного права/ Баскин Ю.А., Крылов Н.Б., Левин Д.Б., М.: 1989. 420 с.

31. Басов В.В. Правовой режим морских пространств. Владивосток, 2002. 256 с.

32. Бахрах Д.Н, Россинский Б.В, Старилов Ю.Н. Административное право. М.: Норма,2004. 480 с.

33. Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. М.: НОРМА, 2001. 640 с.

34. Бекяшев К.А. Международное публичное право. М.: ПРОСПЕКТ. 1999. 460. с.

35. Бекяшев К.А. Морское рыболовное право. М.: Колос, 2001. 358 с.

36. Бекяшев К.А. Сапронов В.Д. Мировое рыболовство: вопросы международного сотрудничества. М.: Агропром. 1990. 284 с.

37. Бирюков П.Н. Международное право. М.: Юристъ. 1998. 386 с.

38. Большой юридический словарь/ под ред. Сухарева А.Я., М.: ИНФРА-М, 2000. 704 с.

39. Борисов К.Г. Международное таможенное право: Учебное пособие. М.: РУДН, 1997. 224 с.

40. Бречалов К.Л. Правовая регламентация специальных административно-правовых режимов в таможенном деле Российской Федерации // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала РТА. 2001. № 3 (16). С. 60−72.

41. Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. Киев, 1980. 346 с.

42. Гинсбургс Дж. Американская юриспруденция о взаимоотношении международного и внутренного права. // Государство и право. 1994.№ 11. С. 151-169.

43. Гуцуляк В.Н. Современный международно-правовой режим континентального шельфа // Морское право. 2003. № 2 С.17-29.

44. Данилин К.Н. Таможенные правонарушения на морском транспорте // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 1998. № 4. С. 57-60.

45. Иванов Г.Г. Правовое регулирование морского судоходства в Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. 296 с.

46. История таможенного дела и таможенной политики России (1811–1917 гг.): Хрестоматия. Ч. 2. М.: РИО РТА, 1998. 276 с.

47. Калинкин Г.Ф. Режим морских пространств. М., 1981. 402 с.

48. Козырин А.Н. Понятие таможенной территории и пространственные аспекты таможенно-тарифного регулирования // Моск. журн. междунар. права. 1995. № 1. С. 84−103.

49. Козырин А.Н. Таможенное право России: Учебное пособие. М.: СПАРК, 1995. 134 с.

50. Колодкин А.Л. Правовой режим территориальных вод и открытого моря. М.: Морской транспорт, 1961. 320 с.

51. Коломбос Д. Международное морское право. М.: Прогресс, 1975. 206 с.

52. Комарова Л.А. Современное международное морское право. М., 1985. 309 с.

53. Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации / Под ред. Г.Г. Иванова. М.: Спарк, 2000. 734 с.

54. Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.Н. Козырина. М.: Спарк, 1996. 602 с.

55. Константинов В.А. Международно-правовой режим морских пространств Дальневосточного бассейна: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. М.,1998.

56. Коренев А.П. Пределы современного административного права. // Правоведенье. 1967. № 3. С. 72-78.

57. Косолобов Г.И. Порядок таможенного оформления и контроля морских и речных судов заграничного плавания и перевозимых на них товаров // Форум: Метод. сб. / Под ред. С.И. Чернышева. М.: РИО РТА, 1996. Вып. 2.

58. Лазарев М.И. Теоретические вопросы современного международного морского права. М., 1983. 374 с.

59. Ласточкин В.В. Административно-правовые режимы и охрана Государственной границы. М., 1999. 297 с.

60. Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997. 302 с.

61. Лукашук И.И. О применении международного права судами России // Государство и право. 1994.№ 2. С 141-163.

62. Маковский А.Л., Бойцов Ф.С. Иванов Г.Г. Морское право. М.: Транспорт, 1976. 380 с.

63. Международное морское право: Учебник / Отв. ред. И.П. Блищенко М.: Изд-во УДН, 1998. 359 с.

64. Молодцов С.В. Международное морское право. М.: Международные отношения, 1987. 403 с.

65. Правовой режим морских прибрежных пространств / Отв. ред. А.П. Мовчан, А. Янков. М.: Наука,1987. 375 с.

66. Рушайло В.Б. Административно-правовые режимы: Монография. М., 2000. 264 с.

67. Сайко С.П. В прилежащей зоне таможенный контроль возможен // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 1998. № 3. С. 68−71.

68. Сайко С.П. Исключительная экономическая зона России: вопросы по существу // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 2000. № 3. С. 35−42.

69. Сайко С.П. Российская таможня на море: законность и целесообразность Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 2001. № 1 (14). С. 49−58.

70. Сандровский К.К. Международное таможенное право: Учебник. Киев: О-во "Знання"; КОО, 2001. 461 с.

71. Сандровский К.К. Таможенное право. Общая часть: Учебное пособие. Киев, 1971. 305 с.

72. Спивакова Т.И., Косенков В.А. Некоторые проблемы морского права. М.: Знание, 1984. 284 с.

73. Толстик В.А. Общепризнанные принципы и нормы международного права в правовой системе России // Ежегодник российского права.

74. Халипов С.В. Таможенное право (Таможенное регулирование внешнеэкономической деятельности). М.: ИКД «Зерцало-М», 2001. 272 с.

75. Халипов С.В. Таможенное право (Таможенное регулирование внешнеэкономической деятельности). М.: ИКД «Зерцало-М», 2004. 237 с.

76. Хрипко А. Перемещение через таможенную границу Российской Федерации продукции морского промысла в регионе деятельности Дальневосточного таможенного управления // Актуальные проблемы таможенного дела на рубеже тысячелетий региональный аспект: Сборник научных трудов/ Под общ. ред. В. Ю. Диановой. Владивосток: ВФ РТА, 2003. С.257–267.

77. Хрипко А.Ю. Административно-правовое регулирование отношений в области таможенного дела в морских пространствах. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.

78. Шергин А.П. Административная юрисдикция М.: Юрид. лит., 1979. 274с.

79. Юридический справочник капитана судов заграничного плавания / Под ред. канд. юрид. наук. А.С. Кокина. Л.: Изд-во Межд. фонда истории науки, 1991. 600 с.


[1] Молодцов С.В. Международное морское право. М., «Международные отношения», 1987,С.44.

[2] Барсегов Ю.Г. Мировой океан: право, политика, дипломатия. М., «Международные отношения», 1983, С.160.

[3] 56,5 тыс. км, а с учетом береговой полосы островов –105 тыс. км. протяженность линии морской границы составляет 46 423 км.

[4] Ю.А. Баскин, Н.Б. Крылов, Д.Б. Левин Курс международного права. М., 1989. С. 272.

[5] Большой юридический словарь/ Под ред. А.Я. Сухарева,-М.:ИНФРА-М, 2000. С.222.

[6] Лукашук И.И. О применении международного права судами России. //Государство и право, 1994, № 2. С. 141

[7] Гинсбургс Дж. Американская юриспруденция о взаимодействии международного и внутреннего права. // Государство и право, 1994, №11 С.151

[8] Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. Киев.,1980.С. 58

[9] Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. Киев.,1980.С.65

[10] Мировой Океан и международное право. Основы современного правопорядка в мировом океане. М., 1986. С.206

[11] Лазарев М.И. Теоретические вопросы современного международного морского права. М., 1982. С. 141.

[12] Международное публичное право. Сборник документов. Том. 1. М., 1996. С. 67

[13] Конституция РФ М.,Проспект 2000,С. 7.

[14] Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997. С. 48.

[15] Собрание законодательства РФ, 1995, № 29, Ст. 2757.

[16] Собрание законодательства РФ, 03.03.97, № 9, Ст. 1013

[17] Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 февраля 1984 г. № 10864-Х "Об экономической зоне СССР". Опубликован в: Ведомости ВС СССР, 1984. № 9 Ст. 137.

[18] Ст.1 ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» от 16 июля 1998 г.

[19] Международное публичное право. Учебник./ Под ред. К.А.Бекашева.-М.: «ПРОСПЕКТ», 1999. С.420

[20] Ст. 219 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

[21] Иванов Г.Г. Правовой режим судоходства в Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 85.

[22] Ст. 3 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года

[23] Л.А. Комарова Современное международное морское право, Москва, 1985. С. 10-11.[24] П.Н. Бирюков Международное право, Москва: Юристъ, 1998. С.286.

[25] См. ст. 13 Закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне» правила безопасности судоходства и регулирования движения судов; защиты навигационных средств и оборудования; защиты подводных кабелей и трубопроводов; сохранения живых ресурсов моря; предотвращения нарушения рыболовных законов и правил Российской Федерации, сохранения окружающей среды и предотвращения, сокращения и сохранения под контролем ее загрязнения; морских научных исследований и гидрографических съемок; предотвращения нарушения пограничных, таможенных, санитарных, иммиграционных и другие правила.

[26] Статья 13. П. 1 Закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» от 31 июля 1998 // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3833.

[27] Статья 13. П.5 Закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» от 31 июля 1998 //Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3833.

[28] Статья 25 П.2 Международной конвенции по морскому праву от 10 декабря 1982 г. : О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву: Закон РФ от 26.02.1997 № 30-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1013.

[29] Ст. 27 Конвенции ООН 1982 г.

[30] Курс международного права, в 7 т. Т. 5. Отрасли международного права. М. 1992. С. 71.

[31] Калинкин Г.Ф. Режим морских пространств. М.,1981. С.129

[32] Деканозов Р.В. О правовой классификации морских пространств (постановка вопроса) // Советский ежегодник международного права. М., 1986. С. 127; Молодцов С. В. Международное морское право. М., 1987. С. 144; Курс международного права, в 7 т. Т. 5. Отрасли международного права./ B.C. Верещетин, СВ. Виноградов, Г.М. Даниленко и др. М., 1992. С. 63-64.

[33] Международное публичное право. Учебник./ Под ред. К.А.Бекяшева.-М.: «ПРОСПЕКТ», 1999. С.432.

[34] Собрание законодательства РФ 27.03.2000, N 13, Ст. 1369.

[35] Международное морское право: Учебник. / Отв. ред. Блищенко И.П. М., 1988. С. 84.

[36] Гуцуляк В.Н. «Современный международно-правовой режим континентального шельфа» // Морское право № 2.,2003 г.

[37] Конституция РФ: Научно-практический комментарий. / Под ред. Акад. Б.Н. Топорнина. М, 1997. С. 400.

[38] Лазарев М. И. Теоретические вопросы современного международного морского права. М., 1983. С.123-134.

[39] Бекяшев К.А. Морское рыболовное право. М.: Колос, 2001. С.153.

[40] Сандровский К.К. Международное таможенное право: Учебник. 3-е изд. Киев.: О-ва «Знание», КОО, 2002. С.58.

[41] Ласточкин В.В. Административно-правовые режимы и охраны Государственной границы.- М.,1999. С.55–56.

[42] См. п. 4 ст. 3 Таможенного кодекса Российской Федерации: Закон РФ от 23.05.2003 г. №64-ФЗ // СЗ РФ. 2003. №22. Ст. 2066.

[43] Часть.1 ст.5 Закона РФ «О таможенном тарифе» // ВВС РФ. 1993. №23. Ст. 821.

[44] Часть 2. Ст. 2. Таможенного Кодекса Российской Федерации. Таможенный Кодекс Российской Федерации. М.: Изд-во «НОРМА», 2003.

[45] Сайко С.П. Исключительная экономическая зона России: вопросы по существу // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 2000. № 3. С.35.

[46] Халипов С.В. Таможенное право: Учебник. М.: «Зерцало-М»,2003.С.67.

[47] СЗ РФ.1997. № 48. Ст. 5493.

[48] СЗ РФ.1998. № 51. Ст. 6273.

[49] СЗ РФ.1995. № 49. Ст. 4694.

[50] Сандровский К.К. Международное таможенное право: Учебник.3-е изд.,- Киев. О-ва «Знание», КОО,2002.С. 69.

[51] Пункт 2 под-т «б» ст.5 Закона Российской Федерации «О Государственной границе Российской Федерации» // СЗ РФ.2000.№46. Ст. 4537.

[52] Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. М.: Изд-во НОРМА,2000.С.434.

[53] Рушайло В.Б. Административно-правовые режимы: Монография. М.,2000. С.37.

[54] Коренев А. П. Принципы советского административного права // Правоведение. 1967. №3. С. 72–78.

[55] Пункт «е» Ст. 1 постановления Правительства РФ от 17.10.2003 № 624 «О порядке создания зон таможенного контроля вдоль таможенной границы».

[56] Пункт 1.7 ст. 5. Федерального Закона Российской Федерации «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» от 31 июля 1998 г. // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3833.

[57] Пункт 2 ст. 6 Закона РФ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» от 31 июля 1998 // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3833.

[58] Статья. 6 п. Федеральный Закон Российской Федерации «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» от 31 июля 1998 //Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3833.

[59] Иванов Г.Г. Правовой режим судоходства в Российской Федерации. М.: Спарк,2002. С.174.

[60] См.: п.6 Положения о пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 19.01.1998 №60.

[61] Статья 22 Закона Российской Федерации «О государственной границе Российской Федерации»: от 01.04.1993 г. № 4730-1 // Собрание законодательства РФ. 1999. № 23. Ст. 2808.

[62] С.В.Халипов. Таможенное право. М.: Зерцало, 2004.С.79.

[63] Закон Российской Федерации О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации от 16.07.1998 г. // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3833.

[64] Сандровский К.К. Международное таможенное право:Учебник.К.: О-во «Знания», КОО,2001.С.81-82.

[65] Порядок использования морских (речных) и воздушных судов таможенных органов для целей таможенного контроля установлен Постановлением Правительства Российской Федерации от 10.12.2003 г. № 743 «Об утверждении Порядка использования морских (речных) судов таможенных органов Российской Федерации для целей таможенного контроля».

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений08:27:48 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:43:52 29 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Анализ истории развития международно-правовой регламентации режима морских пространств, выявление степени соответствия действующего законодательства положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г
Диссертация Бабурина
Введение При всей сложности комплекса противоречий, пронизывающих концепцию международной безопасности, ее краеугольным камнем остается государство с ...
Речь идет о континентальном шельфе и морских экономических зонах, в отношении которых за каждым прибрежным государством закреплены права на разведку и разработку природных ресурсов ...
Согласно Федеральному Закону России от 30 ноября 1995 г. "О континентальном шельфе Российской Федерации" континентальный шельф Российской Федерации включает в себя морское дно и ...
Раздел: Рефераты по юриспруденции
Тип: реферат Просмотров: 3203 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать
Структура и содержание таможенного дела, таможенная политика в РФ
... СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Центр дополнительного профессионального образования ТАМОЖЕННОЕ ПРАВО КУРСОВАЯ РАБОТА Тема: "Структура и ...
Основными понятиями, характеризующими территориальные аспекты таможенного регулирования, являются таможенная территория и таможенная граница.
Статус прилежащей зоны установлен в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Согласно данной Конвенции в зоне, прилежащей к территориальному морю и называемой прилежащей зоной ...
Раздел: Рефераты по таможенной системе
Тип: курсовая работа Просмотров: 4922 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Международно-правовой режим мирового океана
"Международно-правовые проблемы Арктики и Антарктики" СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ . 3 1 ПРАВОВОЙ РЕЖИМ СУДОХОДСТВА В РОССИЙСКИХ АРКТИЧЕСКИХ ВОДАХ .
В пределах исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российская Федерация обладает суверенными правами и юрисдикцией в соответствии с Конвенцией ООН по морскому ...
Конвенция о Пресечении незаконных актов, направленных против безопасности морского судоходства 1988 г. и протокол о Пресечении незаконных актов, направленных против стационарных ...
Раздел: Рефераты по международному публичному праву
Тип: реферат Просмотров: 1252 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Правовое регулирование пограничного режима в Российской Федерации
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЛОВСКИЙ ...
Основополагающими среди них являются Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации", Законы РФ "О безопасности", "О Государственной границе Российской ...
Закон СССР от 24 ноября 1982 г. "О Государственной границе СССР"[72], регламентировавший правовой режим внутренних вод СССР, не категорировал внутренние воды как внутренние морские ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 4970 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Курс лекций по международному праву
Лекция N 1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПУБЛИЧНОГО ПРАВА 1. Понятие, сущность и функции международного права. 2. Источники и процесс ...
С международно-правовой точки зрения под континентальным шельфом понимается морское дно, включая его недра, простирающееся от внешней границы территориального моря прибрежного ...
Прежде всего в расчет принимаются соображения экономического характера (кораллы, губки, залежи полезных ископаемых и т.д.). Международное право (Конвенция 1982 г.) устанавливает ...
Раздел: Рефераты по международному публичному праву
Тип: реферат Просмотров: 6974 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 3.3 Оценка: неизвестно     Скачать
Основные положения международного публичного права
Вопрос 1. Понятие и сущность современного международного права Международное право - особая правовая система, существующая параллельно с системами ...
Прилежащая (таможенная, фискальная, иммиграционная и санитарная) зона является морским районом, прилегающим к территориальному морю и совместно с ним имеющим ширину не более 24 ...
В 1958 г. было принято четыре конвенции по морскому праву: и об открытом море, территориальном море и прилежащей зоне, континентальном шельфе, рыболовстве и охране живых ресурсов ...
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: шпаргалка Просмотров: 2443 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Международно-правовой механизм эксплуатации углеводородных ...
Содержание Введение Глава 1. Правовое регулирование добычи и транспортировки по законодательству РФ 1.1 Правовое обеспечение делимитации морской ...
В структуре ООН существует Комиссия ООН по границам континентального шельфа и Комитет ООН по мирному использованию дна морей и океанов за пределами национальной юрисдикции ...
Если по другую сторону границы континентального шельфа РФ пребывают внутренние морские воды РФ и территориальное море РФ, то пересечение вертикальной поверхности и рельефа морского ...
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: дипломная работа Просмотров: 176 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
шпоры
1.Понятие и система современного МП. МПэто система юр.норм, регулирующих межгос.отношения в целях обеспечения мира и сотрудничества. Межгос.отношения ...
С международно-правовой точки зрения под континент.шельфом понимается морское дно, включая его недра, простирающееся от внешней границы тер.моря прибрежного государства до ...
Прежде всего в расчет принимаются соображения эконом. характера (кораллы, губки, залежи полезных ископаемых и т.д.). МП (Конвенция 1982 г.) устанавливает макс.ширину континент ...
Раздел: Рефераты по международному публичному праву
Тип: шпаргалка Просмотров: 2182 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Охрана морских биологических ресурсов
Содержание ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. РАЗВИТИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ В СФЕРЕ РАЦИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ОХРАНЫ МОРСКИХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ §1.1 ...
... и охраны государственной границы Российской Федерации, охраны внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны, континентального шельфа Российской ...
4. Гаврилин Д.А. Имплементация Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. в правовой системе Российской Федерации: на примере исключительной экономической зоны и континентального ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 2104 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Краткий словарь терминов по международному праву
МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОРЛОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ КРАТКИЙ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ по международному праву ОРЕЛ- 2005 Краткий ...
Внешняя граница континентального шельфа в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. проходит по внешней границе подводной окраины континентального материка или на ...
ПРИЛЕЖАЩАЯ ЗОНА- морская полоса, непосредственно примыкающая к территориальному морю (территориальным водам) прибрежного государства, в которой последнее может осуществлять ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: учебное пособие Просмотров: 10956 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Анализ истории развития международно-правовой регламентации режима морских пространств, выявление степени соответствия действующего законодательства положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г (10569)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150895)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru