Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Категории количества, качества и меры в философии Канта и Гегеля

Название: Категории количества, качества и меры в философии Канта и Гегеля
Раздел: Рефераты по философии
Тип: реферат Добавлен 07:44:14 19 ноября 2010 Похожие работы
Просмотров: 2287 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 3 Оценка: неизвестно     Скачать

Реферат

Категории количества, качества и меры в философии Канта и Гегеля

Оглавление

Введение

I. Категории количества и качества в учении Канта

1.1 Категории как формы мышления. Таблица категорий

1.2 Учение об антиномиях чистого разума. Соотношение категорий рассудка и идей разума

II. Категории качества, количества и меры в диалектической логике Гегеля

2.1 Начало логики. Проблема выведения всех логических категорий из чистого бытия

2.2 Качество как сущая определенность наличного бытия

2.3 Количество как ставшее безразличным качество

2.4 Мера как качественно определенное количество

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Все, что человек знает об окружающем мире и о себе самом, он знает в форме понятий, категорий. “Категории - это формы отражения в мысли универсальных законов объективного мира”[1] . Все категории являются понятиями, но не все понятия - категориями. Каждая область знания имеет свои категории. Но наряду с этими существуют категории, которые свойственны любой науке и знанию вообще. Изучением наиболее общих связей, законов, свойственных всем явлениям мира и мышлению, занимается философия. Проблема разработки категориального аппарата всегда занимала в философии центральное место. В связи с развитием мышления и науки возникают новые категории, а старые наполняются новым содержанием. Таким образом, данная проблема не потеряла своей актуальности и в настоящее время.

Структура “качество - количество - мера” относится к важнейшим категориальным структурам, приобретающим в современных условиях все большее значение. Значение структуры “качество - количество - мера” обусловлено происходящими в нашей стране глубокими качественными преобразованиями всех сторон общественной жизни, динамичностью мирового социального процесса, резким обострением глобальных проблем (в том числе, экологических).

Можно рассматривать три основных аспекта категорий качества, количества и меры: гносеологический, логический и методологический. Более глубокий анализ каждого из названных аспектов необходим для развития современной науки и общественно-исторической практики.

Проблема рассмотрения категорий качества, количества, меры как ступеней развития познания, то есть с точки зрения гносеологической функции этих категорий, впервые была поставлена Гегелем. Он сформулировал и исследовал в идеалистической форме закономерность движения познания от качества к количеству и затем к мере.

Данную закономерность неоднократно подчеркивали в своих работах К. Маркс и В.И. Ленин.

В отечественной философской литературе она была впервые рассмотрена Б.М. Кедровым применительно к истории химии, а затем в систематической форме проанализирована в работах А.П. Шептулина[2] .

Возрастающая роль исследования логической функции категорий качества, количества и меры, анализ их как форм мышления, как логических средств, инструментов познания, в современных условиях определяется потребностями развития современной науки, в которой отчетливо наметилась тенденция перехода от анализа к синтезу, от дифференциации к интеграции, к глубоким обобщениям накопленного эмпирического материала и синтезу научных теорий.

Особое значение сегодня приобретает методологическая функция категорий качества, количества и меры, то есть вытекающие из их анализа регулятивные требования и правила, которые необходимо соблюдать как в теоретической, так и в практической деятельности.

Ярким примером абсолютизации количественного подхода является потребительское отношение к природе, приведшее к экологическому кризису. Постоянное возрастание темпов, масштабов и интенсивности антропогенного воздействия на природу оказались несовместимыми с законами саморегуляции, возможностями сохранения биосферы, ее мерами, что привело к резкому качественному ухудшению природной среды, ее деградации.

С философской, общеметодологической точки зрения это свидетельствует о беспрецедентном нарушении и разрушении человеком тех мер, которые природа создавала на протяжении миллионов лет, об игнорировании им принципов соответствия изменений сохранению целостностей в процессах развития (в данном случае - сохранению биосферы, самого себя как биологического вида, всей человеческой цивилизации). Неизбежным следствием этого явилась угроза гибели природных систем (систем динамично-устойчивых природных мер), которые сама природа теперь уже не в состоянии воспроизводить и сохранять без активной помощи со стороны человека.

Возникшая экологическая ситуация требует гармонизации взаимоотношений природы и общества, оптимизации природопользования. Все более актуальной, требующей скорейшего разрешения становится проблема “экологического императива”[3] , глубокого научного обоснования границ допустимого воздействия на природу (границ мер) и неуклонного практического соблюдения экологических норм деятельности.

Несмотря на имеющуюся литературу, посвященную анализу категорий качества, количества и меры, и наличие определенных успехов в их разработке, многие аспекты этой проблемы - начиная с определений качества и количества и кончая взаимосвязью и функциями качественных и количественных методов в научно-теоретическом освоении действительности - до сих пор остаются дискуссионными[4] .

В реферате рассмотрены некоторые аспекты учения о категориях Канта, который впервые предпринял попытку дать систему философских категорий, вывести их “из одного общего принципа", раскрыть механизм применения категориального аппарата к чувственным данным; и учения о категориях качества, количества и меры в диалектической логике Гегеля. Как отмечал А.А. Сорокин, “Гегель впервые в истории философии сумел... ввести в логику идею развития и разработать в соответствии с нею теорию логических форм мышления, в составе которой диалектика выступает высшей формой развития логического, итогом и выводом всей истории познания”[5] .

I. Категории количества и качества в учении Канта

1.1 Категории как формы мышления. Таблица категорий

Кант рассматривает все категории прежде всего как формы мышления, формы производства и получения знания. Причем всякое знание включает в себя “два весьма разнородных элемента": “материю” и “некоторую форму", с помощью которой многообразие ощущений упорядочивается и сводится к единству. При этом “материю” для познания составляют ощущения, возникающие в результате воздействия “вещей в себе” на органы чувств человека. Формальным принципом познания являются априорные, то есть доопытные, не зависящие от какого бы то ни было опыта, формы чистого созерцания (пространство и время) и априорные формы рассудка (категории). Эти формы, пишет Кант, “приходят в действие и производят понятия при наличии чувственного материала”[6] . Трансформируясь из чистых форм мышления в “содержательные формы знания” (в результате синтеза с материалом чувственных впечатлений), категории не становятся “формами отражения" внешних предметов, объективной реальности. Они становятся формами “самого существования предметов”, но понимаемых как явления, как формируемые посредством логических структур предметы опыта. Таким образом, категории выступают у Канта как логические условия и средства познавательной и созидающей (конструирующей природу как мир явлений) деятельности человека, как формы логического синтеза чувственных данных, производящие как знание о предмете, так и сам предмет, определяющие форму его бытия как предмета опыта. Они не только формы, в которых познаются предметы. Они вместе с тем - и именно вследствие этого - также и формы их действительного существования.

Пытаясь установить количество и состав всех “первоначальных понятий рассудка", Кант составил таблицу категорий, выражающую “форму системы их в человеческом рассудке". Все категории Кант разделил на четыре группы: по количеству, качеству, отношению и модальности. Каждая из этих групп состоит из трех категорий. С помощью этих двенадцати категорий, как утверждает Кант, можно “полностью измерить рассудок", ибо “именно только они и только в таком количестве могут составлять все наше познание вещей из чистого рассудка”[7] . В данной работе, в соответствии с темой, рассмотрены категории количества и качества.

Первой категорией в таблице является категория количества, которая предполагает, по Канту, сплошную однородность синтезируемого материала. Свойство же однородности априорно присуще лишь пространству и времени. Но поскольку пространство и время являются в то же время всеобщими, необходимыми условиями (формами) существования предметов (явлений), то все предметы с необходимостью подпадают также и под синтезирующую функцию категории количества. Категория количества, таким образом, выполняет функцию синтеза многообразного однородного. В класс количества входят категории единства, множественности и целокупности.

Каждой группе категорий соответствует определенная характеристика (определение, модус) времени. Характеристикой, выражающей категорию количества, является временной ряд, посредством которого и возможно применение категории количества к чувственным представлениям. При этом априорные определения времени, или схемы, как подчеркивал Кант, нельзя отождествлять с образами, которые всегда являются единичными созерцаниями и никогда не достигают “общности понятия". Так, например, если проставить пять точек (... .), то это будет образ числа пять. Если же мыслить “число вообще”, безотносительно к его конкретному, единичному проявлению (т.е. счет как проводимую во времени операцию сложения, посредством которой некоторое множество представляется в одном образе), то оно будет выступать как схема, как правило порождения, созидания определенного количества. Таким образом, схема представляет собой метод, способ, правило синтезирования, создаваемое воображением на основе соответствующей категории рассудка и имеющей целью достижение “единства в определении чувственности”. В соответствии с этим “чистая... схема количества как понятия рассудка есть число - представление, объединяющее последовательное прибавление единицы к единице (однородной). Число, таким образом, есть не что иное, как единство синтеза многообразного [содержания] однородного созерцания вообще, возникающее благодаря тому, что я произвожу само время в схватывании созерцания”[8] .

Кант доказывал, что все явления как созерцания в пространстве и времени есть величины: “осознание многообразного однородного в созерцании вообще, поскольку лишь посредством него становится возможным представление об объекте, есть понятие величины”[9] . При этом он подчеркивал, что они являются величинами экстенсивными. “Экстенсивной я называю всякую величину, в которой представление о целом делается возможным благодаря представлению о частях (которое поэтому необходимо предшествует представлению о целом). Я могу себе представить линию, как бы мала она ни была, только проведя ее мысленно, т.е. производя последовательно все [ее] части, начиная с определенной точки, и лишь благодаря этому создавая ее образ в созерцании. То же самое относится и ко всякой, даже малейшей части времени. Я мыслю в нем лишь последовательный переход от одного мгновения к другому, причем посредством всех частей времени и присоединения их друг к другу возникает наконец определенная величина времени”[10] .

Если категория количества представляет собой синтез многообразного однородного, то категория качества, по Канту, есть “принцип... сочетания также и неоднородных частей знания в одном сознании”[11] . Группа категорий качества включает в себя категории реальности, отрицания и ограничения. Как и количество, категория качества, по Канту, является прежде всего “чистой" формой мысли, априорной категорией рассудка и имеет, таким образом, всеобщий и необходимый характер. Определением времени, опосредствующим подведение явлений под категорию качества, является содержание времени. В соответствии с этим “реальность в чистом рассудочном понятии есть то, что соответствует ощущению вообще, следовательно, то, понятие чего само по себе указывает на бытие (во времени). Отрицание есть то, понятие чего представляет небытие (во времени) ”[12] .

Пространство и время являются “чистыми (только формальными) созерцаниями”, а все предметы восприятия содержат в себе кроме пространственно-временных форм также материю, наполняющую эти формы. Такой материей, или содержанием предметов, являются получаемые нами из опыта ощущения. Именно ощущения и представляют собой эмпирическое качество чувственных созерцаний. “Всякое же ощущение имеет степень или величину, благодаря которой оно может наполнять одно и то же время, т.е. внутреннее чувство в отношении одного о того же представления о предмете, в большей или меньшей мере вплоть до превращения в ничто (=0) ”[13] . В отличие от состоящих из частей экстенсивных величин Кант определяет данные величины как интенсивные. “Всякая реальность в явлении имеет интенсивную величину, т.е. степень”[14] , ибо между реальностью и отрицанием существует бесконечный ряд промежуточных ощущений (реальностей), никогда не допускающий превращения ее в нуль.

Отрицание Кантом возможности существования пустого пространства и пустого времени является по сути отрицанием возможности существования бескачественных явлений, так как именно ощущения и качества составляют содержание, наполняющее пространственно-временные формы.

Итак, любой объект восприятия, так как он положен в пространственно-временные формы, имеет экстенсивную величину; кроме того, так как в нем имеется также и определенное содержание (“реальность в явлении”, или ощущение, т.е. его эмпирическое качество), то он обладает величиной интенсивной. Данные основоположения, вытекающие из категорий количества и качества, устанавливают всеобщий характер количественной определенности явлений как со стороны их формы (пространства и времени), так и со стороны содержания (ощущений). Эти основоположения Кант называет математическими, так как они дают возможность применять к явлениям математику и указывают, как эти явления “с точки зрения их созерцания и реального [содержания] их восприятия могут быть построены согласно правилам математического синтеза; поэтому и в первом и во втором синтезе могут быть применены числовые величины и вместе с ними определение явления как величины”[15] .

Кант различает “реальность в чистом рассудочном понятии" (качество как форму мышления, как принцип синтезирования, как “чистую" категорию рассудка) и реальность в чувственном созерцании, “реальность в явлении" (качество как содержание явления, как “собственно эмпирическое”, как ощущение). В первом значении качество выполняет свою логическую функцию, то есть функцию категории логики. Во втором - выступает как соответствующий ей в чувственном мире (в мире явлений) “предмет". Величина “реальности в явлении”, то есть интенсивность ощущения и ее изменение, может быть также создана в процессе синтеза - синтеза “создания величины ощущения", начиная от нуля и до любой степени влияния на чувство.

Вследствие абсолютизации Кантом постепенности любых изменений, он не фокусирует границы качественных превращений, то есть величина ощущения (реальности) как количественно определенное (выраженное) качество еще не является здесь мерой. Сам факт превращений сводится Кантом к непрерывному изменению - к изменению непрерывной величины реальности[16] .

“Достойно удивления, - резюмирует Кант анализ одного из основоположений чистого рассудка, - что в величинах вообще мы можем познать a priori только одно их качество , а именно непрерывность, а во всяком качестве (в реальном [содержании] явлений) мы познаем a priori только интенсивное количество их, то есть то, что они имеют степень; все же остальное предоставляется опыту”[17] .

Метафизическое понимание любых изменений как имеющих исключительно непрерывный характер, вытекающее из априорного положения о непрерывности всех величин - как экстенсивных, так и интенсивных, - не позволило Канту довести положение о взаимосвязи и взаимовыражении качества и количества до возможности их взаимопревращения, а тем более до закономерности характера такого превращения.

Эта задача была решена Гегелем, а в материалистическом переосмыслении - Марксом и Энгельсом.

1.2 Учение об антиномиях чистого разума. Соотношение категорий рассудка и идей разума

Следующим учением Канта, связанным с категориями количества и качества, является учение об антиномиях чистого разума, которое имело исключительное значение для развития диалектики и диалектической логики. Так, Гегель видел одно из важнейших достижений Канта, знаменовавших “ниспровержение предшествующей метафизики” и переход к новейшей философии, в том, что он освободил диалектику “от видимости произвола”, доказав “необходимость противоречия , свойственного природе определений мысли”[18] .

Кант подчеркивал, что “категории должны быть ограничены областью явлений как своим единственным предметом, потому что без этого условия они теряют всякое значение, то есть отпадает отношение к объекту, так что никаким примером нельзя даже уяснить себе, какая, собственно, вещь мыслится под таким понятием”[19] . Что же касается вещей самих по себе, то категории, по Канту, не имеют к ним вообще никакого отношения и принципиально к ним не применимы.

Но разум, не считаясь с этим “ограничением", не принимая во внимание действительные возможности категориальных форм, заставляет рассудок выходить за пределы опыта, применять категории к вещам самим по себе, к познанию мира как безусловного целого. В своем стремлении достичь безусловного синтеза явлений разум исходит из следующего космологического умозаключения: если дано обусловленное, то дана и вся совокупность его условий, то есть абсолютно безусловное, благодаря которому только и стало возможным это обусловленное; предметы же чувств (явлений) даны нам как обусловленные; следовательно, дан весь ряд условий, то есть мир как безусловное целое. Но мир как безусловное целое - а, следовательно, и все его “определения” в соответствующих категориях - не может быть дан нам ни в каком опыте, ибо никакой опыт не является безусловным. Будучи “предметом в идее", он не имеет и не может иметь никакого адекватного аналога в чувственном мире. Поэтому, в соответствии с требованиями разума, рассудок вынужден использовать категории, которые применимы лишь к чувственным данным и предназначены для формирования предметов опыта, - для чуждого им сверхопытного предмета.

Здесь Кант различает функции категорий рассудка и идей разума. Идея разума не имеют своего собственного механизма синтезирования чувственных созерцаний, так как идеи никогда не направлены прямо “на опыт", а относятся непосредственно только к рассудку. Они также не имеют своего собственного предмета в чувственном мире - их предмет существует “только в наших мыслях". Однако, идеи разума побуждают рассудок применять категории так, “как если бы” этот предмет был в действительности дан, “как если бы” он был доступен категориальным определениям.

Исходя из того, что идеи “суть... не что иное, как категории, расширенные до безусловного”[20] , Кант предлагает следующую таблицу космологических (относящихся к миру как целом, являющемуся совокупностью всех явлений) идей, выведенную из четырех классов категорий:

1. Абсолютная полнота сложения данного целого всех явлений.2. Абсолютная полнота деления данного целого в явлении.3. Абсолютная полнота возникновения явления вообще.4. Абсолютная полнота зависимости существования изменчивого в явлении.

Если синтезируемый категориями чувственный мир принимается за мир, существующий сам по себе (т.е. независимо от способа, каким он может быть нам дан), - что происходит, по Канту, постоянно, - то неизбежно возникают антиномии, и на смену истинному знанию приходит иллюзия. Кант называет, в соответствии с четырьмя космологическими идеями, четыре антиномии чистого разума. Исходя из темы реферата, ниже рассмотрены лишь те, которые связаны с категориями количества и качества.

Космологическая идея абсолютной полноты сложения требует определения величины мира как безусловного целого. Руководствуясь этим требованием, необходимо применить к миру как целому категорию количества, пытаясь осуществить в этом аспекте безусловный синтез всех явлений. В процессе решения данной проблемы разум неизбежно приходит, по Канту, к прямо противоположным утверждениям: “Мир имеет начало во времени и ограничен в пространстве". “Мир не имеет начала во времени и границ в пространстве; он бесконечен и во времени, и в пространстве”.

Применение к миру, соответственно, категории качества, т.е. попытка решить вопрос о его простоте или сложности, приводит к следующей антиномии. Тезис: “Всякая сложная субстанция в мире состоит из простых частей, и вообще существует только простое или то, что сложено из простого". Антитезис: “Ни одна сложная вещь в мире не состоит из простых частей, и вообще в мире нет ничего простого".

Эти антиномии, по Канту, не могут быть разрешены или устранены, так как ни те, ни другие положения (тезисы и антитезисы) не могут быть ни подтверждены, ни опровергнуты никаким, “даже максимально возможным”, опытом.

Если же рассматривать мир не как вещь в себе, а как “ряд явлений”, что он в действительности собой и представляет, то Кант предлагает следующее “решение” первой антиномии. Поскольку мир “вовсе не существует сам по себе (независимо от регрессивного взгляда моих представлений), то он не существует ни как само по себе бесконечное целое , ни как само по себе конечное целое . Он существует только в эмпирическом регрессе ряда явлений и сам по себе не встречается. Поэтому, если этот ряд всегда обусловлен, он никогда не дан целиком; следовательно, мир не есть безусловное целое, и потому он не обладает ни бесконечной, ни конечной величиной”[21] .

Аналогично обстоит дело и с решением второй антиномии. Так как “ряд условий, - пишет Кант, - имеет место только в самом регрессивном синтезе, а не сам по себе в явлении", то отсюда следует, что “количество частей в каком-то данном явлении само по себе ни конечно, ни бесконечно, потому что явление не есть нечто существующее само по себе и части даются только через регресс разлагающего синтеза и в этом регрессе, который никогда не дан абсолютно целиком, ни как конечный, ни как бесконечный”[22] .

Таким образом, применяя категории количества и качества к явлениям, получаем математические основоположения, т.е. всеобщее и необходимое, подлинно научное знание о количественных и качественных характеристиках предметов, применяя же их к вещам самим по себе, получаем математические антиномии, т.е. фикции и заблуждения.

II. Категории качества, количества и меры в диалектической логике Гегеля

2.1 Начало логики. Проблема выведения всех логических категорий из чистого бытия

Одной из центральных проблем логики Гегеля является проблема выведения категорий, их переходов, переливов друг в друга. Во “Введении" к “Науке логики” Гегель объясняет, в чем состоит, на его взгляд, недостаток логических форм старой логики: “Так как они в качестве застывших определений лишены связи друг с другом и не удерживаются в органическом единстве, то они лживые формы и в них не обитает дух, составляющий их живое конкретное единство. ”[23] Здесь выявляется значение постановки им вопроса о диалектике как логике, о единстве в логике учения о вещах и учения о мышлении.

Первый вопрос, поставленный Гегелем в “Науке логики” - вопрос “начала". Разрабатывая систему логических категорий, Гегель, среди прочих положений, признавал “весьма важной мыслью”, что движение вперед “есть возвращение назад в основание , к первоначальному и истинному , от которого зависит то, с чего начинают, и которое на деле порождает начало”[24] . Опираясь на метод восхождения от абстрактного к конкретному, Гегель считает, что эта исходная категория, или начало логики, не может быть чем-то конкретным: “Начало должно быть абсолютным , или, что здесь то же самое, абстрактным, началом; оно, таким образом, ничего не должно предполагать , ничем не должно быть опосредствовано и не должно иметь какое-либо основание... Как оно не может иметь какое-либо определение по отношению к иному, так оно не может иметь какое-либо определение внутри себя, какое-либо содержание... Итак, начало - чистое бытие . ”[25] “Чистое бытие, - резюмирует Гегель анализ исходной категории, - образует начало, потому что оно в одно и то же время есть и чистая мысль и неопределенная простая непосредственность... ”[26]

Следующая проблема, которую ставит перед собой Гегель, - проблема выведения из чистого бытия (чистой мысли) всей системы логических категорий. Решение этой проблемы привело Гегеля к искусственным построениям. Однако в этом процессе он сформулировал основные законы диалектики, исходя из которых пытался раскрыть источник движения категорий, характер и механизм выведения их друг из друга. Эти законы выступают, по Гегелю, как “то, с помощью чего понятие ведет само себя дальше”, как принципы “всякой природной и духовной жизненности", как законы, лежащие в основе развития и конкретизации понятий, в основе самого процесса восхождения от абстрактного к конкретному (и в бытии, и в познании).

Исходя из рассмотренных принципов, Гегель исследует в своей системе понятий также и категории качества и количества. Гегель дает три определения бытия:

“Бытие, во-первых , определено вообще по отношению к иному.

Оно, во-вторых , определяет себя внутри самого себя.

В-третьих , если отбросить это предварительное деление, бытие есть та абстрактная неопределенность и непосредственность, в которой оно должно служить началом”[27] .

Бытие по второму определению рассматривается в следующих трех определениях:

“как определенность , как таковая: качество ”;

“как снятая определенность: величина , количество ”;

“как качественно определенное количество : мера. ”[28]

Таким образом, бытие полагает себя, по Гегелю, сначала в определении качества. В связи с этим Гегель указывает еще на одно отличие своей системы категорий от кантовской. Если в кантовской, как, впрочем, и в аристотелевской, таблице категорий количество предшествует, и притом “без всякого основания”, качеству, то, как показывает Гегель, “из сравнения качества с количеством легко увидеть, что по своей природе качество есть первое. Ибо количество есть качество, ставшее уже отрицательным; величина есть определенность, которая больше не едина с бытием, а уже отлична от него, она снятое, ставшее безразличным качество”[29] . Причем, подчеркивает Гегель, качество, количество и меру, в отличие от кантовской дедукции категорий, следует рассматривать как такие понятия, которые должны “возникнуть из движения самого бытия, дать себе через это движение дефиницию и обоснование”[30] .

2.2 Качество как сущая определенность наличного бытия

Наличное бытие, по Гегелю, возникает из становления. Становление представляет собой следующее движение: “чистое бытие непосредственно и просто; оно поэтому в такой же мере есть чистое ничто; различие между ними есть , но в такой же мере снимает себя и не есть . Результат, следовательно, утверждает также и различие между бытием и ничто, но как такое различие, которое предполагается[31] .

Таким образом, наличное бытие “есть простое единство бытия и ничто”[32] . Качество же представляет собой сущую определенность наличного бытия. “Своим качеством нечто противостоит иному , оно изменчиво и конечно , определено всецело отрицательно не только в отношении иного, но и в самом себе”[33] .

Качество, по Гегелю, есть и реальность, и отрицание. Но в реальности полагается прежде всего тот момент качества, благодаря которому оно выступает как сущая определенность. В отрицании же акцент переносится на то, что наличное бытие определено, что качество есть определенность . Реальность, взятая как нечто исключительно утвердительное, как не содержащая отрицания, теряет определенность, превращается в абстрактное бытие. Отрицание есть поэтому “собственное определение качества", его “собственный момент”, ибо выступает как “основа всякой определенности”[34] .

Гегель показывает, что всякое нечто (и, равным образом, всякое иное) включает в себя два момента: бытие-для-иного и в-себе-бытие. Так как нечто есть определенное наличное бытие, качество, то оно содержит в себе отрицание, определившее себя также как наличное бытие, но только как инобытие. Именно благодаря отрицанию или инобытию одно нечто соотносится с другим нечто, выступает как бытие-для-другого. Нечто же, взятое “как соотношение с собой в противоположность своему соотношению с иным, как равенство с собою в противоположность своему неравенству... есть в-себе-бытие[35] . Поэтому всякое нечто имеет “природу одного и другого”, т.е. включает в себя не только в-себе-бытие, но и бытие-для-иного.

Далее Гегель анализирует заключенное в качественной границе противоречие. С одной стороны, граница есть бытие нечто, его реальность. Нечто ограничивает в границе свое иное и, в свою очередь, также оказывается ограниченным. И только благодаря границе нечто является качественно определенным (“есть то, что оно есть”), только лишь отрицая свое иное оно выступает как данное нечто (качество). Следовательно, нечто имеет границу “прежде всего как границу в отношении иного; она небытие иного, а не самого нечто”[36] .

С другой стороны, граница есть небытие этого нечто, есть реальность иного. Ибо иное само есть нечто, и, следовательно, та же граница первого нечто как своего иного. Таким образом, она есть реальность “иного как нечто", его бытие и, соответственно, небытие первого нечто, его качественное отрицание. Граница является, следовательно, бытием как нечто, так и иного и в то же время небытием каждого из них.

Таким образом, нечто представляет собой противоречие в своей границе и поэтому изменяется, переходя в другое. Противоречие “заставляет" его выходить за свои пределы, обуславливает его конечность. Конечность же не сводится только лишь к ограниченности нечто, а проявляется главным образом в переходе через эту границу, в выходе за пределы нечто. Нечто оказывается не только качественно определенным и ограниченным (“его качество есть граница”), но и, благодаря противоречивости своей качественной границы, изменчивым и конечным. “Нечто становится неким другим, но другое само есть некое нечто; оно, следовательно, само в свою очередь также становится неким другим и т.д. до бесконечности[37] .

Гегель называет бесконечный прогресс, представляющий собой лишь “повторяющуюся одинаковость", вечное чередование конечного и бесконечного, дурной бесконечностью. Но поскольку нечто и иное определены одинаковым образом (каждое есть нечто и в то же время иное своего иного), то нечто, переходя в иное, лишь приходит тем самым к самому себе, т.е. “в своем переходе в другое нечто лишь сливается с самим собою , и это соотношение с самим собою в переходе и в другом есть истинная бесконечность[38] . Следовательно, истинная бесконечность отличается от дурной бесконечности тем, что здесь достигается бесконечное соотношение с самим собой, “возвращенность-в-себя” как конечного, так и бесконечного, в результате процесс движения как бы замыкается.

Выступая как возвращение в себя конечного и бесконечного, как снятие того и другого, истинная бесконечность “есть соотношение с самим собой, бытие . Так как в этом бытии есть отрицание, то оно наличное бытие , но так как, далее, это отрицание есть по своему существу отрицание отрицания, соотносящееся с собой отрицание, то оно есть то наличное бытие, которое именуется для-себя-бытием[39] . Поскольку же для-себя-бытие есть бесконечное возвращение в себя самого, то оно превращается в “одно". Иное исчезает, отрицается, снимается в для-себя-бытии, в “одном". Однако для-себя-сущее “одно" “отталкивает себя от самого себя” и полагает себя как многое. При этом каждое из многих есть “одно" и все они имеют одинаковые определения. “Отрицательное отношение “одних” друг к другу есть, следовательно, лишь некое слияние-с-собой ... Это полагание-себя-в-“одно” многих “одних” есть притяжение[40] .

Поскольку в процессе отталкивания и притяжения “одно", полагая себя как многое и вновь возвращаясь в себя, “продолжает себя в ином", то оно “определено как вышедшее за свои пределы и как единство ; тем самым “одно", совершенно определенная граница, положена как граница, которая не есть граница, - как граница, которая есть в бытии, но безразлична ему”[41] , т.е. как количественная граница. Таким образом, в для-себя-бытии качество достигает своей “кульминационной точки" и переходит в количество.

2.3 Количество как ставшее безразличным качество

Количество есть такая “определенность, которая больше не едина с бытием, а уже отлична от него, она снятое, ставшее безразличным качество. Она включает в себя изменчивость бытия, не изменяя самой вещи, бытия, определением которого она служит”[42] .

Основными ступенями развития качества - бытию, наличному бытию и для-себя-бытию - соответствуют, по Гегелю, основные ступени развития количества: чистое количество, определенное количество и количественное отношение.

Чистое количество, являясь “ближайшим результатом для-себя-бытия", содержит в себе в снятом виде его противоположные моменты (единство и множество) и процессы (притяжение и отталкивание), что и обусловливает противоречивую природу количества: “Количество, взятое в его непосредственном соотношении с собой, или, иными словами, в определении положенного притяжением равенства с самим собой, есть непрерывная величина, а взятое в другом, содержащемся в нем определении одного, оно - дискретная величина”[43] . Гегель показал не только неразрывное единство непрерывности и дискретности как противоположных сторон, необходимо присущих “одному и тому же понятию", т.е. количеству, но и их опосредствование и взаимопроникновение, их переходы друг в друга: непрерывность выступает всегда как “непрерывность многого", как единство “для-себя-сущих одних", а дискретность - поскольку каждое из многих есть то же самое, что и другое, - как их тождественность, неразличенное равенство, одинаковость, т.е. как непрерывность. Примерами чистого количества являются, по Гегелю, пространство и время, материя, по отношению к которой форма выступает как безразличная и внешняя, свет, “Я".

Выявление “чистого количества", т.е. абстрагирование пространственно-временных свойств вещей, которое позволяет рассматривать все вещи как качественно тождественные, однородные и позволяет исследовать их преимущественно в аспекте количества, является необходимой предпосылкой познания “определенного количества", т.е. исследования собственно количественной определенности. “Реальное дискретное количество есть... некоторое количество или, иначе говоря, определенное количество - количество как наличное бытие и нечто”[44] .

Определенное количество может выступать, по Гегелю, в виде экстенсивной и интенсивной величин, которые следует отличать от величин непрерывной и дискретной. Первые суть “определенности самой количественной границы ". Вторые - “определения величины в себе , т.е. количества, как такового, поскольку, имея дело с определенным количеством, отвлекаются от границы”[45] .

Экстенсивная величина характеризуется тем, что имеет численность, т.е. множественность, внешность в самой себе, внутри себя соотносится с иным. В определении же своей границы определенное количество есть интенсивная величина, или градус (степень). Так, десять, двадцать и т.п. есть некоторая численность, т.е. экстенсивная величина; тогда как десятый, двадцатый и т.п. - “простая определенность", т.е. интенсивная величина, или градус. В отличие от экстенсивной величины градус “уже не имеет этого внешнего инобытия внутри себя , имеет его вовне себя и соотносится с ним как со своей определенностью”[46] . Однако Гегель рассматривает не только различие этих величин, но и их нераздельное единство, тождество, их взаимные переходы. “Так, масса как вес есть экстенсивная величина , поскольку она составляет некоторую численность фунтов, центнеров и т.д., и она же интенсивная величина , поскольку оказывает некоторое давление. Величина давления есть нечто простое, степень, имеющая свою определенность в шкале степеней давления. ” Или, например, определенная степень теплоты, которая “есть некоторое простое ощущение, нечто субъективное” (интенсивная величина), “существует и как экстенсивная величина, как расширение некоторой жидкости, например ртути в термометре, воздуха или глины и т.д. ”[47]

Своей качественной определенности количество достигает не в интенсивной величине как таковой, в ее отличии от экстенсивной, а только вместе с тождеством этих величин. “Вместе с этим тождеством появляется качественное нечто , ибо это тождество есть единица, соотносящаяся с собой через отрицание своих различий , а эти различия составляют налично сущую определенность величины”[48] . Искомое качество определенное количество приобретает, когда снимается не только конечное, но и его потустороннее - дурная бесконечность, и они становятся лишь моментами одного единства. Это единство представляет собой истинную бесконечность. В ней “определенное количество возвращено к качеству , определено отныне качественно”[49] . Определенное количество “соотнесенное , таким образом, в своей внешности с собой как безразличная граница и, следовательно, положенное качественно, есть количественное соотношение[50] .

Гегель рассматривает три отношения:

1) прямое отношение, в котором “качественное еще не выступает наружу, как таковое, само по себе. Оно положено здесь пока что только в виде определенного количества, положено имеющим свою определенность в самой своей внешности”;

2) непрямое отношение, в котором “полагается отрицание одного определенного количества, как таковое, также при изменении другого и изменчивость самого прямого отношения”;

3) степенное отношение, характеризующееся тем, что в нем “соотносящаяся в своем различии с самой собой единица выступает как простое самопродуцирование определенного количества”. Здесь “само это качественное, положенное в простом определении и как тождественное с определенным количеством, становится мерой[51] .

Анализируя эти отношения, Гегель показывает нарастание качественных определений по мере перехода от одной ступени количественного отношения к другой, т.е. процесс реализации в отношении “понятия” определенного количества (того, что оно есть “в себе”), возвращение его к качеству. “Итак, сначала количество, как таковое, выступает как нечто противостоящее качеству. Но само количество есть некоторое качество, соотносящаяся с собой определенность вообще, отличенная от другой для нее определенности, от качества, как такового. Однако оно не только некоторое качество, а истина самого качества есть количество; качество явило себя переходящим в количество. Количество, наоборот, есть в своей истине возвратившаяся в самое себя, небезразличная внешность. Таким образом, оно есть само качество, так что качество, как таковое, не есть еще что-то помимо этого определения. - Для того чтобы была положена целокупность, требуется двойной переход, не только переход одной определенности в свою другую, но и переход этой другой. возвращение ее в первую... Это замечание о необходимости двойного перехода очень важно для всего научного метода”[52] .

Здесь Гегель впервые в истории философии сформулировал и в систематической форме разработал один из основных законов диалектики - закон перехода количественных изменений в качественные и обратно.

2.4 Мера как качественно определенное количество

Переход качества в количество, а затем количества в качество ведет к тому, что обе эти определенности снимаются в категории меры, выражающей их единство, в котором качественная определенность количественна, а количественная определенность качественна.

Так как мера является непосредственным результатом развития количественного отношения, то она выступает прежде всего как специфическое определенное количество, т.е. как определенное количество, выявившее в процессе диалектического движения внутренне присущую ему качественную определенность. “Мера, - пишет Гегель, - есть в своей непосредственности обычное качество, обладающее определенной, принадлежащей ему величиной”[53] .

Качество и количество выступают не только как моменты меры, но также и в своей собственной определенности, каждое “само по себе". Так, количество, природа которого состоит в том, что оно есть выхождение за пределы самого себя, сохраняется также и в мере. Качество же остается безразличным к количественному изменению, поскольку оно происходит в известных границах: вначале количественное движение не затрагивает наличного бытия, оно происходит “без ущерба для качества"; но, переступая определенную границу, это кажущееся безразличным количественное изменение изменяет также и качество, обуславливает переход от одной качественной определенности к другой.

Таким образом, специфическое определенное количество является внутренне противоречивым. Как определенное количество оно есть безразличная граница и способно, не изменяя качества, “подниматься к большему и опускаться к меньшему". Но как мера оно “перестало быть такой границей, которая не есть граница; отныне оно определение вещи, так что, если увеличить или уменьшить эту вещь за пределы этого определенного количества, она погибнет”[54] . Эту “антиномию меры”, замечает Гегель, хорошо подметили уже древние греки, показав ее в форме популярных примеров (“куча", “лысый”).

Итак, “все наличное сущее имеет некоторую меру . Всякое наличное бытие обладает величиной, и эта величина принадлежит к самой природе нечто; она составляет его определенную природу и его внутри-себя-бытие. Нечто не безразлично к этой величине, не остается тем, что оно есть, если изменяется эта величина, а изменение последней изменяет его качество”[55] .

После анализа первой ступени специфического количества - специфического определенного количества, выступающего как непосредственная мера, - Гегель переходит к рассмотрению следующей ступени специфического количества - к специфицирующей мере. На этой ступени процесс спецификации приобретает характер мерной спецификации. Сначала специфицирующая мера выступает как масштаб, как мера “по соглашению", т.е. как такое определенное количество, которое лишь условно принимается за “в себе определенную единицу", за меру. Дальнейшее развитие процесса спецификации заключается в переходе от внешнего определения безразличного определенного количества (от внешней меры, от масштаба) к внутреннему его определению, к “имманентной мере". Здесь безразлично определенное количество определяется качественным моментом меры, ее качественной природой. Для пояснения этого положения Гегель приводит пример с воздействием температуры на предметы: предмет реагирует на внешнее количественное воздействие сообразно своей качественной природе, специфически “вбирает” его в себя и соотносится благодаря этому со своей внешностью как с самим собой.

Вторая ступень развития меры - реальная мера. На этой ступени Гегель исследует мерные отношения, т.е. взаимодействие между мерами различных вещей.

Во-первых, здесь Гегель переходит от исследования мер отдельных вещей (от “специфического определенного количества”) к анализу отношений между различными мерами. Причем отношение мер, подчеркивает Гегель, не сводится к соединению только двух мер: такое соединение является лишь первой ступенью развития этого отношения. Оно разворачивается в ряд отношений меры, в некоторый ряд мер. И только в этом ряду, только в отношении к другим мерам каждая мера “находит” свою специфическую определенность. Она выявляет себя лишь “в некотором круге соединений".

Во-вторых, среди многообразных отношений каждой меры к другим мерам Гегель пытается выявить устойчивые, необходимые отношения, вводя с этой целью понятие “избирательного сродства". В этом понятии выражается преимущественная, более прочная связь данной вещи с одной из вещей некоторого круга вещей, по отношению к которому данная вещь находится в сродстве. Однако и эти более прочные отношения, как показывает Гегель, также подвержены движению и изменению.

В-третьих, Гегель ставит задачу познать эти связи и отношения как некоторые системы, каждая из которых “исходит из правила”, т.е. подчиняется действию определенного закона. Однако современная ему наука, считает Гегель, еще не в состоянии решить эту задачу.

Поскольку каждое отношение (соединение, “сродство”) имеет не только качественную, но и количественную природу, то избирательное, преимущественное соотношение нейтрализующих веществ является в то же время совершенно безразличным, чисто внешним соотношением. Благодаря этому противоречию возникает некий “ряд отношений", в котором количественные и качественные отношения взаимно переходят друг в друга, т.е. “получается движение отношений, которое отчасти лишь внешне количественно, но и прерывается качественными отношениями и образует узловую линию специфических самостоятельных [мер ] ”[56] . Так осуществляется, по Гегелю, переход к “движению отношений”, к узловой линии отношений меры, представляющей собой следующий этап развития реальной меры.

Эти отношения меры отличны от такого вида сродства, в котором “одно самостоятельное [нечто] относится к самостоятельным [нечто] другого качества и к некоему ряду таковых. Они имеют место в одном и том же субстрате, в пределах одних и тех же моментов нейтральности; мера, отталкиваясь от себя, определяет себя к другим, чисто количественно разным отношениям, которые также образуют сродства и меры , перемежаясь с такими, которые остаются чисто количественными разностями . Так они образуют некоторую узловую линию мер на шкале “большего" и “меньшего”[57] .

Введение и разработка понятия “узловая линия отношений мер" позволяет Гегелю конкретизировать диалектику количественных и качественных изменений, показать процесс изменения и развития как единство и взаимосвязь непрерывности и прерывности, изменчивости и устойчивости, постепенности и скачкообразности. Непрерывное, постепенное количественное изменение (“безразличное увеличение и уменьшение”), выходя за определенные границы (границы меры), “абсолютно прерывается". Этот перерыв постепенности и есть скачок, т.е. переход одного качества (вещи, состояния) в другое.

Когда определенное количество выходит за границы меры, то связанное с ним качество отрицается, и мера “исчезает в безмерном". Однако безмерное является таковым лишь по отношению к предыдущей мере, в самом же себе оно также мера, ибо новому количеству соответствует некое новое качество. Развитие меры, по Гегелю, с необходимостью приводит к тому, что она (а вместе с ней и все определение бытия) снимается в категории сущности.

Заключение

Познание мира начинается с вычленения из бесконечного многообразия действительности какого-либо предмета, объекта. Под предметом, или объектом, можно понимать все то, на что направлена наша мысль. Выделение предмета возможно потому, что любой предмет объективно отграничен от всего остального: граница может быть пространственной, временной, количественной и качественной.

Особое место в исследовании категорий качества и количества принадлежит Канту и Гегелю.

Кант разрабатывает учение о категориях как о синтетическом единстве многообразного (однородного - количество, неоднородного - качество), ставит и пытается решить проблему применения категорий к чувственным данным. Составленную им таблицу категорий он рассматривает как “путеводную нить” всякого научного познания, как “достоверное наставление", указывающее, “как и через какие пункты необходимо проводить полное метафизическое исследование”.

Кантом была поставлена важнейшая и актуальная и сегодня проблема, состоящая в том, что для научного постижения любого объекта необходимы адекватные логические и методологические средства, что предмет исследования и формы его освоения обязательно должны соответствовать друг другу.

Кант пытается теоретически обосновать всеобщий характер категорий количества и качества, причем не только как априорных категорий рассудка, но и как определенностей предметов природы, понимаемых как явления. Он показывает:

1) взаимопроникновение количества в качество (наличие количества в качественных характеристиках, а качества - в количественных);

2) их взаимообусловленность (наличие во всех явлениях интенсивной величины, т.е. количества, что в свою очередь доказывает, по Канту, наличие в них эмпирического качества);

3) возможность взаимовыражения количества и качества (возможность представить качество как изменяющуюся интенсивную величину, т.е. как количество).

Продолжая исследования категорий, Гегель представляет систему своих категорий как закономерно возникающих, развивающихся и с необходимостью вытекающих друг из друга понятий. Анализируя с этих позиций категории качества, количества и меры, он разрабатывает ряд идей о диалектической взаимосвязи и взаимопереходах их моментов. Так, в рамках категории качества он показывает диалектику реальности и отрицания, нечто и иного, границы (качественной), конечности и бесконечности (качественной), “одного" и многого, отталкивания и притяжения и некоторых других моментов; в рамках категории количества - диалектику непрерывности и дискретности, границы (количественной), экстенсивности и интенсивности, конечности и бесконечности (количественной), количественного отношения, и др.

В философии Гегеля впервые получает свое категориальное значение и систематическую разработку понятие меры. От меры как специфического (качественного) определенного количества, представляющего собой “непосредственную меру", Гегель переходит к специфицирующей, а затем к реальной мере, развертывающейся от отношения самостоятельных мер к узловой линии отношений меры. Таким образом, Гегель исследует не только меру отдельных вещей (непосредственную меру), но и - разрабатывая по ходу дела принцип количественной, качественной и мерной спецификации - взаимодействие между мерами, мерные отношения. Исключительную роль в учении Гегеля о мере играет “движение" мерных отношений - узловая линия отношений меры.

Существенное значение имеет также разработанное Гегелем положение о характере качественных изменений, о скачке как всеобщей форме перехода от одного качества к другому.

Анализ категорий “качество-количество-мера" актуален в плане необходимости философского осмысления осуществляющихся изменений нашего общества, непредвиденности результатов научно-технического прогресса, надвигающейся экологической катастрофы.

Список используемой литературы

1. Дмитриев Ю.Я. Категории качества, количества и меры в историко-философском процессе. - М.: Наука. - 1995

2. Спиркин А.Г. Философия: Учебник. - М.: Гардарика. - 1998

3. Сорокин А. Г.Ф. Энгельс и проблемы историзма мышления // Вопросы философии. - 1986. - №4

4. Кант И. Сочинения: В 6-ти т. - М. - 1964

5. Гегель Г. В.Ф. Наука логика: В 3-х т. - М.: Мысль. - 1970

6. Гегель Г. В.Ф. Энциклопедия философских наук. - М.: Мысль. - 1974


[1] Спиркин А.Г. Философия: Учебник. - М.: Гардарика. - 1998. - С.286

[2] Дмитриев Ю.Я. Категории качества, количества и меры в историко-философском процессе. - М.: Наука. - 1995. - С.3

[3] Дмитриев Ю.Я. Категории качества, количества и меры в историко-философском процессе. - М.: Наука. - 1995. - С.4

[4] Там же

[5] Сорокин А.А. Ф.Энгельс и проблемы историзма мышления// Вопросы философии. - 1986. - №4

[6] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.183

[7] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.4, ч.1. - М. - 1964. - С.144

[8] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.224

[9] Там же - С.238

[10] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.238

[11] Там же - С.181

[12] Там же - С.224

[13] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.224

[14] Там же - С.243

[15] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.250

[16] Там же - С.243-245

[17] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.248

[18] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.110

[19] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.303

[20] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.392

[21] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.460

[22] Кант И. Сочинения: В 6-ти т. Т.3. - М. - 1964. - С.460

[23] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.101

[24] Там же - С.127

[25] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.127

[26] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. - М.: Мысль. - 1974. - Т.1., С.217

[27] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.136

[28] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.137

[29] Там же

[30] Там же

[31] Там же - С.151

[32] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.170

[33] Там же - С.169

[34] Гегель Г.В.Ф. Энцикловедия философских наук. - М.: Мысль. - 1974. - Т.1, С.229

[35] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.180

[36] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.188, 189

[37] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. - М.: Мысль. - 1974. - Т.1, С.232

[38] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. - М.: Мысль. - 1974. - Т.1, С.234

[39] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.213

[40] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.240

[41] Там же - С.248

[42] Там же - С.137

[43] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. - М.: Мысль. - 1974. - Т.1, С.246

[44] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.275

[45] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.293

[46] Там же - С.295

[47] Там же - С.300

[48] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.297

[49] Там же - С.320

[50] Там же

[51] Там же - С.404

[52] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.414

[53] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.428

[54] Там же - С.425

[55] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.425

[56] Гегель Г.В.Ф. Наука логика: В 3-х т. Т.1. - М.: Мысль. - 1970. - С.442

[57] Там же - С.463

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:24:26 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:51:59 25 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Категории количества, качества и меры в философии Канта и Гегеля

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151067)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru