Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Великое княжество Литовское. Альтернатива литовско-русского развития Руси

Название: Великое княжество Литовское. Альтернатива литовско-русского развития Руси
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Добавлен 15:06:51 12 декабря 2009 Похожие работы
Просмотров: 1863 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

Развитие Русского государства не могло не проходить в одиночку. Любые внешние отношения, будь то военные или же мирные, накладывали свой отпечаток на процесс становления Московского княжества. Не был исключением и сильный сосед Москвы – Литва. Государство по своей структуре достаточно интересное и необычное. Находясь между Польшей и Московской Русью оно представляло собой симбиоз, в различные периоды своего существования с приоритетом той или иной стороны, политической, социальной, религиозной жизни этих двух стран. В свою очередь Литовское государство и само диктовало свои правила. В том числе и на Руси. Отношения Руси и Литвы были настолько тесными, что существовала реальная возможность развития и существования Русского государства по литовскому пути.

История не дала Великому княжеству Литовскому долгой жизни, но она была очень яркой и насыщенной.

Предпосылки и образование Великого княжества Литовского

В том регионе, где впоследствии будет образовано Великое княжество Литовское, а именно по Неману, нижнему течению Западной Двины, в области Нижней Вислы и побережью Балтийского моря, издревле обитали литовские племена: летгалы, земгалы, жмудь (жемайты), литва, ятвяги, аушкайты, пруссы.

Создавая очередной очаг наступления на Западной Двине, немецкие крестоносцы, таким образом, вышли в 12 веке в Восточную Прибалтику. Население этих областей находилось на ещё довольно раннем периоде развития. Ни о каком государственном образовании у них не могло быть и речи, хотя литовцы «стояли несколько выше ливов, летгалов, эстов и других племён Восточной Прибалтики по своему общественно экономическому развитию»1 . Существовали племенные князья, которые и руководили литовскими племенами, совершающими частые набеги на соседние русские и польские земли. Упоминание об этом встречается в «Слове о полку Игореве» и летописях.

Формирование феодальных отношений и возникновение крупного землевладения происходит у литовцев в 11-12 вв.[i] Следует отметить, что процесс формирования литовского государства происходил в период распада на отдельные княжества Киевской Руси, что давало дополнительные преимущества литовским племенам, продолжающим совершать набеги на русские земли, сопротивление которых ослабевало. До этого киевские князья не раз ходили войной на земли литовцев, захватывали их территории, брали дань.

Что касается отношений с Ливонским и Тевтонским орденами, то здесь нужно сделать отдельное отступление, так как на довольно большой период отношения Великого княжества будут связаны с этим непримиримым врагом и выгодным другом. Хотя появление немцев и произошло в конце 12 века, основная деятельность по захвату прибалтийских земель началась с первых лет 13 века с основания Риги и Ордена меченосцев (1202 г.). В начале 13 в. ими были отняты у племён многие земли Восточной Прибалтики. Наибольшее сопротивление орден встретил со стороны Литвы, к этому времени наращивающую свою силу в регионе. Захватчикам приходилось опасаться литовцев, зачастую выступавших совместно с русскими.[ii] Вторгаясь в русские земли, меченосцы стали угрожать Новгороду и Пскову, вследствие чего новгородский князь Ярослав Всеволодович пошёл на них в поход и в 1234 году нанёс серьёзное поражение у Дерпта. Окончательный разгром Ордена меченосцев произошёл в 1236 году под Шавлями (Шауляй).[iii] После этого в 1237 году остатки ордена объединились с Тевтонским орденом, и отделением его в Восточной Прибалтике стал Ливонский орден.

Такого результата в войне с меченосцами литовским племенам удалось достигнуть благодаря именно непрекращающейся агрессии со стороны немецких рыцарей. До этого отдельные княжеские дружины действовали не сплочённо. В результате этого многие племена были либо завоёваны, либо истреблены. Объединение литовских княжеств в единое государство начинает князь Живинбуд, но наиболее успешно действует в этом отношении князь Миндовг (ум. 1263 г.).[iv] К объединению под его властью литву и жемайтов подтолкнула возросшая необходимость борьбы с нараставшей агрессией немецких крестоносцев в Прибалтике.[v] Он же и становится первым великим князем Литовским в 30-е годы 13 века. Благодаря его деятельности удалось одержать победу под Шауляем, после чего ливонцы были отброшены едва ли не к границам 1208 года, а литовский князь восстановил своё влияние в Курсе и Земгалии. Под его властью объединились коренные литовские земли Аушкайтия и часть Жемайтии. Хотя он был единоправным властителем литовских племён, кроме него хватало и других князей, действующих если и не самостоятельно, то вполне свободно, так же как и великий князь. Они продолжали совершать набеги на пограничные земли Руси, Ливонии, Польши, Тевтонского ордена. Набеги, в частности на Русь, отличались кратковременностью и малочисленностью, но в то же время постоянством. Но в то же время именно с этого периода принято считать возникновение Великого княжества Литовского.

Миндовг – первый великий князь Литовский

Кровью и силой шёл первый крупный лидер нового государства к власти. По словам волынского летописца «нача избивати братью свою и сыновце свои, а другая выгна с земли и нача княжети один во всей земле Литовской».[vi] Устраняя таким образом противников, Миндовг оказался единоправным властителем крупной территории. Всё больше происходит укрепление его власти через устранение соперников. Хитрый и коварный, когда нужно попиравший любые принципы, он был серьёзным противником, как для внешних врагов, так и для внутренних. «Характер Миндовга ручался за успех дела в обществе варварском: … был жесток, хитр, не разбирал средств для достижения цели, никакое злодейство не могло остановить его; но где нельзя было действовать силою, там он сыпал золото, употреблял обман».[vii] Что, впрочем, и привело его к гибели. Он был человеком своего времени, впрочем, как и многие литовцы, воинственные и жестокие. По словам Плано-Карпини, папского посла к татарам, который проезжал землями Западной Руси, он во всё продолжение пути находился в беспрестанном страхе перед литовцами.[viii]

Внешние отношения князя развиваются в нескольких направлениях: 1) север и запад, где продолжаются захваты литовских земель, как впрочем, и других народов Прибалтики, со стороны немецких рыцарей; 2) восток – русские княжества, Новгород, Псков, куда не прекращаются набеги литовских войск, на которые русские князья незамедлительно отвечают; 3) юг, где происходит становление могучего и серьёзного Галицко-Волынского княжества.

Укрепившись в своих землях, Миндовг начинает проводить внешнюю политику в отношении к русским землям. И здесь несколько причин. Во-первых, под влиянием опасности со стороны Тевтонского ордена, многие литовские вожди кланов видели срочную необходимость в реформах, особенно касающихся политического объединения и создания хорошо обученной армии. Многие из них также понимали необходимость создания укреплённых городов и развития торговли. Во всех этих отношениях образцы русской политической и социальной организации могли оказать большую помощь литовцам.[ix]

Отсюда - захват близлежащих русских городов. С этого и начинает Миндовг. Первым объектом его наступления становится Чёрная Русь, где он объявляет себя правителем Новогродка (Новогрудка). В итоге в этих землях к 1250-м годам он контролирует также города Слоним, Гродно, Волковыск. Начинается присоединение Полоцкой земли, находившейся к тому времени раздробленной. В её состав входили княжества Полоцкое, Друцкое, Витебское и другие. В конце 40-ых годов 13 в. Миндовг, пользуясь ослаблением Руси после татарского нашествия, попытался овладеть Смоленском, литовские отряды заняли Торопец, совершали набеги на Торжок и Бежецк у границ Владимиро-Суздалской земли.[x] После ответных действий русских, часть территорий были освобождены. Но в Полоцке остался литовский князь Товтивил, племянник Миндовга[xi] .

Многие русские города из-за опасения перед новыми набегами татар, сами приветствовали литовцев, слывших свирепыми воинами, и надеялись на их защиту от междоусобиц князей и нашествия татар. Так или иначе, а к 1263 году вся Чёрная Русь оказалась под властью Литвы.

Расширяя, таким образом, границы своего государства, Миндовгу неминуемо пришлось столкнуться с наиболее сильными в то время русскими князьями. Даниилом Романовичем, князем Галицким, под которым находилась вся Галицко-Волынская Русь, а так же и с Александром Ярославичем Невским. И тот, и другой склонялись больше к миру, чем к войне. С Александром был заключён союз против крестоносцев, выгодный обеим сторонам, пытающимся обезопасить свои границы от грозного врага. До этого же Миндовг нападал на территории Александра, заключая при этом союз с Орденом. Но потерпев неудачу в русских землях, начал борьбу с немецкими рыцарями. Интересно его поведение: чтобы развязать себе руки на востоке, он вступает в переговоры с немцами, принимает от них католичество(1251 г.) и коронуется королевской короной (1253 г.) римским папой Иннокентием IV. Он так же отдаёт Ордену часть непокорной земли жмуди и ятвягов. Но после восстания в Жемайтии и Земгалии, поняв, что есть шанс нанести серьёзный удар противнику, порвал с Орденом, и в 1260 году в битве у озера Дурбе литовские войска наголову разбили немецких крестоносцев. После этого, понимая, что в одиночку врага не добить, он обращается к Александру Ярославичу за помощью. В результате был заключён договор о помощи. Как следствие этого договора стал общий поход на Дерпт, захваченный ливонцами. Но когда войско Миндовга подошло под город, русских там не оказалось, повоевав окраины, литовцы ушли. Александр подошёл позднее, осадил город, но взять не смог. Так что союз не принёс серьёзной пользы, хотя, несомненно, позиции и русских и литовцев на этих территориях улучшились.

Отношения с Даниилом у великого князя литовского складываются довольно интересно. После коронации и принятия христианства, Миндовг, не опасаясь удара в спину, смог переключиться на отношения с князьями Западной Руси. В середине 13 в. там правят Даниил с братом Васильком. Галицко-Волынское княжество хотя и пострадало от нашествия татар, но благодаря умелой политике Даниила, являлось, скорее всего, наиболее сильным среди всех русских княжеств. Отношения литовского и русского князей складываются неоднозначно. Даниил Галицкий нуждался в союзниках для борьбы с монголами, а Миндовг знал, что его мир с тевтонскими рыцарями – не более чем временное перемирие.[xii] Около 1251 года Даниил женился на племяннице Миндовга (сестра Товтивила из Полоцка). В 1253 г. дочь литовского князя была выдана замуж за младшего сына Даниила Шварна, а среднему сыну Роману было пожаловано Новогрудское княжество, но в качестве вассала Миндовга. Этим событиям предшествовал поход галицких войск на ятвягов и Литву. Около 1254 г. Даниил принял корону и скипетр от папы и короновался в Дорогочине. Миндовг должен был вернуть Даниилу в качестве лена Чёрную Русь. Союз оставался крепким, даже несмотря на то, что папа римский «позволил» литовцам напасть на Волынь.[xiii] Миндовг остался верен союзу, по крайней мере, видимо.

Союз был расстроен нападением на Литву татар в 1258 г., в котором по их требованию должен был участвовать и Даниил. После этого Литва вновь стала нападать на юго-западные русские земли.[xiv] Война на ряд лет расстроила русско-литовские отношения, вплоть до самой смерти Миндовга.

Относительно даты его гибели, данные рознятся в пределах 1264-1266 гг., но все источники дают данные, что Миндовг был убит в результате заговора литовской знати, подвластных ему князей, возмущённых политикой проводимой им централизации.[xv] Таким образом, первый великий князь Литовский пал, лишь только начав образование государства. Но он дал крепкий плацдарм, с которого в дальнейшем будет происходить развитие страны.

Междоусобицы в Литве. Княжение Воишелка и Тройдена.

В результате заговора против Миндовга он был убит, а с ним и его два сына. Ещё во время его княжения Воишелк, скорее всего старший сын, был посажен отцом на княжение в Новогрудке сразу же после коронации Миндовга. Но тот перед этим был крещён в соответствии с обрядом греко-православной церкви и выразил желание принять монашеский постриг, и поэтому отказался от княжеских прав.[xvi]

Междоусобицы в Литве продолжались. Когда Воишелк узнал о смерти отца, он решает отомстить обидчикам. Ради этого он покидает монастырь, собирает в помощь русские войска в Новогродке и Пинске[xvii] , жестоко расправляется с убийцами и поддерживающими их. Истреблено множество людей, триста семейств литовских искали убежища в Пскове.[xviii] Таким образом, он становится правителем Литвы. Но, придя к власти, он от неё отрекается, снова уходит в монастырь, передавая власть над Литвой своему шурину, сыну Даниила Шварну. После этого очень реальным становилось бы присоединение Литовского княжества к Галицкому. Помешала зависть к брату старшего сына Даниила Льва. Обманом он убивает Воишелка, хочет воспользоваться этим и взять власть в Литве в свои руки, но литовцы не принимают его и выбирают себе другого князя, Тройдена (ум. в 1287 г.).[xix] Тройден, верою язычник, сердцем Нерон[xx] , начал правление в 1270 г.

До начала же его правления, пользуясь смутами в Литве, немцы не раз делали набеги на неё и Жмудь, хотя и в это время были не раз биты литовскими князьями.

После прихода к власти, Тройден в общем продолжает ту же политику, что и его предшественник Миндовг. Но более вяло, в основном ограничиваясь набегами в глубь русских земель и небольшими завоеваниями приграничных городов. Такой умелой политики и напора, как у Миндовга нет. Хотя успешно продолжается борьба с немецкой агрессией, в 1278 г. Тройден разбил войско Ливонского ордена.

Недовольные набегами литовцев татары организовали против них поход, привлекая для него русских князей. Поход состоялся в 1275 г., но оставленные татарами, которые повернули обратно, русские смогли взять лишь два города: Турийск и Слоним. Несмотря на заключённое после этого перемирие с Тройденом, на следующий год они снова по воле татар выступили против Литовского княжества. На сей раз у Гродно и Новогродка были разорены посады. Таким образом, в Великое княжество Литовское входили те же земли, что и при Миндовге: Аушкайтия (основная часть княжества) часть Жемайтии (Жмудь), Чёрная Русь с городами Новогродок (столица Литвы), Гродно, Волковыск, Слоним и небольшая северо-западная часть Полоцкой земли с городом Бряславлем (Браслав).

Великие князья Витень и Гедимин

После периода междоусобиц и правления Тройдена к власти приходит князь Витень. Происходит это в конце 13 – начале 14 вв. Он вновь начинает возрождение Великого княжества Литовского и объединяет под своей властью литовские земли. Захватив власть силой, он сразу же возобновляет войну с Тевтонским орденом.[xxi] В этот период истории Литвы она постоянно испытывала непрекращающуюся агрессию со стороны Тевтонского и Ливонского орденов, которые поддерживала папская курия и западноевропейские феодалы. При предшественниках Витеня должного отпора со стороны литовцев не было, поэтому тевтоны строили замки и крепости не только на границе с Литвой, а даже на её территории.[xxii] Ответным шагом литовских князей тоже стало строительство замков, в основном по течению Немана. В стране существовала феодальная раздробленность, лидирующее положение занимала знать – байоры и паны. В государстве начинает вводиться католичество, после чего духовенство получает большие привилегии. Но надо отметить, что ни Витень, ни Гедимин, ни последующие за ними князья не стремились навязывать католическую веру своим подданным.

В этот период возрастает влияние городов, именно тогда, при Гедимине строится Вильнюс, новая столица Литвы, вместо прежней – Новогродка. Возводится мощная крепость Тракай. Возрождаются, и более того, усиливаются торговые отношения с государствами – соседями, чему способствует выгодное географическое положение. Вильнюс, например, имел гостиный двор для купцов из Москвы, а в Москве был аналогичный для литовских гостей.

Главным феодалом в государстве являлся великий князь, все остальные байоры находились в его вассальной зависимости, уплачивали подати. Байоры-католики освобождались от натуральной повинности великому князю.[xxiii]

Крестьянское население собственно литовских земель и завоёванных делилось на три категории (разряда). Челядь невольная – крепостные, личная собственность байора. Которой можно распоряжаться любым образом, например дарить. Коймизны (коморники) имели свои земельные наделы, выполняли повинности в виде барщины или оброка. Закупы были близки к ним, с той лишь разницей, что последние не имели своих орудий труда.

На развитие литовской культуры огромнейшее влияние оказала культура русская, с которой им приходилось встречаться в захваченных русских, белорусских и украинских землях, того, что осталось от когда-то великой Киевской Руси. После захвата близлежащих земель русских княжеств, Литва оказалась в окружении территорий с русским населением. Поэтому с самого начала великое княжество принимает вид литовско-русского. Титул, который носил государь, звучал как великий князь Литовский и Русский. Официальным языком являлся русский, точнее сказать белорусский, или старорусский. И в самой Литве и на подвластных ей территориях жило множество православных, крестить которых в католичество никто не заставлял. Католичество и православие существовали рядом вплоть до Брестской унии в 1596 году, когда две религии были объединены, а литовские князья были довольно веротерпимы.

Как уже говорилось выше, Витень начинает своё правление с возобновления широкомасштабной войны против Тевтонского ордена. Он захватывает у него Динабург (Двинск). Особенно сильный натиск тевтонцев усиливается в нач. 14 в. В Новогродскую землю вторжение происходило в 1305 г., дважды в 1306 г. и трижды в 1311 г. В 1314 году отбиты попытки крестоносцев в очередной раз захватить Новогродок, тогда он был сожжён, но крепость в городе немцам взять не удалось. Внимание было обращено и на отделение Тевтонского ордена – Ливонский, против которого Витень совершает несколько походов. В 1307 году он захватывает Полоцк, принадлежащий тогда немцам, занявшим его во время междоусобиц в Литве. В Полоцке литовцы истребили всех немцев, разрушили возведённые ими храмы.[xxiv] В деятельности Витеня прослеживается умелая политика. При экспансии на русские земли, он действовал мирно и спокойно. Например, присоединение Полоцка произошло на основании договора, который гарантировал полочанам сохранение местных законов и суда, а также общую неприкосновенность «старины». При каждом новом литовском правителе этот договор продлевался. По отношению к другим городам происходило то же самое. Конечно, не обходилось и без боевых отношений, но в большинстве своём города и земли отдавали себя под власть литовского князя мирно. Это в достаточной мере понятно, бояре – землевладельцы бывших удельных княжеств были заинтересованы в сильном, но далёком правителе, который защищал бы их от врага, но в то же время и не мешал расширению их собственных владений за счёт местных крестьян.[xxv] Дворянство шло на службу к великому князю, котрый мог дать им земли, деньги, чего не могли получить от своего удельного князя, владеющего как правило небольшой территорией с удельным городом.

Всё вышесказанное о внутреннем состоянии Великого княжества Литовского при Витене так же относится и к правлению Гедимина. Сказано об этом заранее только лишь с целью далее, когда речь пойдёт о Гедимине, не повторяться.

Итогом короткого правления Витеня (1293-1315 гг.) стало успешное противостояние натиску немецких рыцарей с одновременным усилением влияния на русские земли. При нём к Литве окончательно присоединились те территории, которые были завоёваны ещё Миндовгом в 13 в.: Жемайтия, Полоцкое княжество и русское Понемонье, то есть Чёрная Русь. Умер князь Витень в 1316 году от удара молнии.

После его смерти остались тесно объединённые литовские и белорусские земли, сильная армия. Объединённые средства и людские ресурсы Великого княжества Литовского и Русского были талантливо использованы правителем, наделённым очень большими способностями, великим князем Гедимином.[xxvi] Забегая вперёд, можно сказать, что в период его правления, Литва стала самым мощным государством Восточной Европы. Когда он взошёл на престол (1316 г.), в стране ощущалась потребность в централизации власти. Страна переходила на совершенно новый этап развития.

О его происхождении есть несколько мнений. Одни (Карамзин) считают, что он был конюшим Витеня[xxvii] , другие – братом[xxviii] , третьи – сыном[xxix] . Об этом нет единого мнения, и многие историки в своих трудах обозначают несколько версий.

Как бы то ни было, будущему великому князю в самом начале правления пришлось ликвидировать потенциальный очаг междоусобицы – некоего Пелюзе, который помогал Тевтонскому ордену покорять Пруссию.[xxx] Сам же Гедимин, когда пришёл к власти, имел двух братьев – Воина и Федора, и шесть сыновей, из которых Монвид, Наримонт и Ольгерд уже были вполне активны. Это способствовало распространению власти одной семьи, но в будущем могло привести к раздробленности.

Одним из важнейших пунктов в политике Гедимина стало желание распространить своё господство на столько западнорусских земель, на сколько это возможно. Он продолжает политику Витеня, предпочитая выгодные браки своих детей и дипломатию, а не путь войны. Конечно, когда вопрос стоял о использовании силы, не гнушался и им. Видя выгоду в географическом положении своего государства, устанавливает торговые отношения с Ригой (Ливония). Пытаясь взять под свой контроль днепровский путь, старается установить своё господство над Смоленском, Киевом и Галичем с Волынью.

Мирным путём, сразу же после своего восхождения, Гедимин подчиняет себе Витебское княжество. В 1317 г. он заключает договор с витебскими боярами о том, что дочь князя Мария выйдет замуж за Ольгерда, а после смерти витебского князя они должны признать своим князем Ольгерда. Через три года Ольгерд становится витебским князем, воцарение сопровождалось договором, аналогичным полоцкому. Второй сын Гедимина Наримант занял престол Пинского княжества. В 1320 году Гедимин предпринимает поход против Владимирского княжества на Волыни и занимает Владимир, княжество переходит к нему. Соловьёв по этому поводу представляет две версии: по одной литовский князь взял город и земли войной, а по другой – они достались его сыну Любарту в приданое за женой, дочерью владимирского князя.[xxxi]

Следующим был поход на Киев (1321). После сражения с тамошними правителями, в котором они были разбиты, Гедимину пришлось брать город в осаду. Не видя помощи, киевляне решили поддаться литовскому князю. Установив свою власть, он оставил везде свой порядок, только посажал наместников и гарнизоны по городам.[xxxii]

В 1340 г. умирает правитель Галича и подвластных ему земель Юрий. На его место появляются несколько претендентов: польский Казимир Великий и венгерский Карл Роберт[xxxiii] . Совет галицких бояр предложил галицкий стол Любарту, сыну Гедимина, признанному одновременно с этим волынскими боярами князем волынским. Так как в то время эти княжества (Галич и Волынь) находились в сфере влияния Орды, то Любарт признал себя её вассалом, тем самым обеспечив себе безопасность со стороны Польши, куда были направлены татарские войска с целью наказать претендента.

За весь период княжения Гедимина (1316-1341 гг.) территория Великого княжества Литовского значительно увеличилась за счёт приобретений русских земель. Помимо доставшихся в начале правления земель, Гедимину удалось взять под свой контроль Витебское княжество, Минское, Галицкое, Волынское, Киевское, Смоленское.[xxxiv] То есть в его владения входили земли современной Литвы, Белоруссии, части Украины. Во многих из этих земель продолжали править потомки Ярослава Мудрого, в иных престол перешёл к литовским князьям; и те и другие были подвластны великому князю и не пользовались широкой автономией.[xxxv]

Находясь в положении транзитного государства между Западом и Русью, Литва наряду со своими собственными литовскими законами и обычаями, приобретает и западноевропейские и русские правовые традиции, с преобладанием последних. В ходу на территории Литовского государства была «Русская правда». О веротерпимости уже говорилось, но нужно отметить, что сам Гедимин был православным, как и многие из его родственников, но в то же время до самой своей смерти придерживался и старых языческих верований. Скорее всего вопросы веры были лишь отголосками вопросов большой политики. Тем самым смена вероисповедания была вызвана той или иной ситуацией в отношениях с другими государствами.

Но именно в 14 в. начинается массовая христинизация Литвы, хотя до этого среди знатных литовцев было немало христиан. А население подвластных территорий бывших русских княжеств было сплошь верующими, в основном православными, католики были в Южной Руси, когда в период существования Галицко-Волынского княжества там существовали тесные взаимоотношения с Польшей.

Вот какую характеристику даёт Гедимину Карамзин: «властвуя над Литвою и завоёванною частью России, он именовал себя великим князем Литовским и Российским; жил в Вильне, им основанной; правил новыми подданными благоразумно, уважая их древние гражданские обыкновения, покровительствуя Веру греческую и не мешая народу зависеть в церковных делах от митрополита московского…».[xxxvi] Ещё в самом начале правления великий князь Литовский с ведома константинопольского патриарха основал самостоятельную митрополию с центром в Новогрудке. Она охватывала полоцкое и туровское епископства. Первым литовским митрополитом был Феофил (1317-1329 гг.). церковное руководство находилось в Москве. И дело в следующем. В начале 14 в. обозначается два центра объединения русских земель – Литва и Москва. В связи с этим константинопольский патриарх переходит к новой политике – поддержке церковного единства Руси. Поэтому после смерти Феофила патриарх не назначает нового митрополита, а подчиняет туровскую и полоцкую епархии митрополиту «всея Руси» Феагносту, возглавляющему кафедру во Владимире с 1328 по 1353 гг. Митрополит отрицательно относится к попыткам создания иных метрополий, и попытка Гедимина в 1331 г. возродить метрополию в Галиче провалилась.[xxxvii]

В своём стремлении к захвату русских земель Гедимин сталкивается с Москвой, которая стремиться к объединению русских княжеств под своей властью. Здесь он активно стремиться оторвать от Руси Новгород и Псков, к которым присматривается московский князь. С этой целью литовский князь идёт на союз с Тверью, в то время соперником Москвы. Союз скрепляется браком дочери Гедимина Марии с тверским князем Дмитрием Михайловичем в 1320 г. Итогом борьбы за Новгород явилось призвание на княжение в этот город сына Гедимина Наримонта в 1333 г., впоследствии оставившего трон своему сыну Александру в 1338 г.

Велика заслуга великого князя Литовского в отражении продолжающегося уже второе столетие натиска немецких рыцарей. Но кроме них у Литвы был и ещё один враг – Золотая Орда. При её правителе Узбеке татары возобновили попытки к уплате дани со стороны Литвы. В 1315 и 1324 годах для этого были предприняты походы. Для предотвращения походов на свою страну Гедимин предпринимает усиленные дипломатические методы. С большими затратами для казны он часто шлёт к хану посольства с богатыми подарками. Решение вопросов дипломатическими методами очень свойственно литовскому правителю. Кроме того, со всех русских земель, оказавшихся теперь во власти Литвы, продолжалась уплата дани Золотой Орде. Поэтому и не возникало конфликта между Литвой и Ордой. Все земли – данники находились лишь под управлением Гедимина, его сыновей и наместников, дань продолжала идти хану, хотя и в уменьшенных количествах. Дело в том, что литовцы не могли вести войну с могущественной Ордой, в то время как продолжалась борьба с Орденом. Дань татары брали не только с зависимых от Литвы земель, но и с самой Литвы. Позднее этот налог («ордынщина»)[xxxviii] литовский правитель стал прибирать себе, не отправляя его хану.

На северных и западных рубежах Великого княжества не затихали схватки с Тевтонским орденом. Большую помощь Гедимину в отражении завоевательного натиска немцев, оказал князь Давыд, наместник в городе Гродно. Давыд Гродненский пользовался огромным влиянием при дворе великого князя, и тот даже выдал за него свою дочь.

С целью предотвратить гибельные набегов немцев, Гедимин активно переписывается с папой, высказывая намерение принять католичество. Но когда папские легаты прибыли в Вильно, им отказали. Гедимин отрёкся от своего намерения принять католицизм под сильным воздействием оппозиции. Но как вера, католичество в стране существовало и имело множество приверженцев, существовали костёлы. Ещё одной стороной для решения о принятии новой веры, служило стремление Гедимина к сближению с Западом. Это позволило бы привлечь квалифицированных мастеров, торговцев, в которых молодое государство в немалой степени нуждалось. Умелым дипломатическим шагом литовского правителя стало заключение торговых соглашений с Ливонией (1323 г.), одновременно Гедимин издал привелей, по которому жители вольных немецких городов могли переселяться в Литву на льготных условиях.

Курс на сближение с Западом вызвал недовольство в стране, где начинает складываться оппозиция, и Тевтонского Ордена, развернувшего широкую агитацию против соглашения папы римского с Гедимином. Всё это в итоге дало результат – крещение сорвалось, с тем самым и уменьшились шансы на более активные мирные отношения Литвы и Запада. Договор с Ливонией продержался до 1330 г.

В 1325 г. Гедимин выдаёт свою дочь Алдону (в крещении Анну) за единственного сына польского короля (с 1320 г.) Владислава Локетка – королевича Казимира. Этот союз радикально изменил ориентацию Литвы в польских делах. Он был направлен против Тевтонского ордена, Вацлава Плоцкого (раньше поддерживаемого Гедимином) и Яна Люксембургского, объединившихся против Польского королевства. После ряда разрушительных походов со стороны обеих противников и после смерти польского короля на престол взошёл его сын Казимир, который и добился прекращения войны (1335 г.). Активная помощь Гедимина в этом столкновении объяснялась тем, что это было частью обороны Литвы от Тевтонского ордена. Колоссальные жертвы с обеих сторон не приносили победы ни одному из враждующих. В результате столкновений крестоносцы оказались в близости от крупных городов Литвы, вызывая тем самым угрозу независимости государства.

В 1330 г. вспыхнула война с Ливонским орденом, противники стали обмениваться опустошительными набегами. В 1334 г. был осажен Вильно, разграблены его окрестности. Гедимин предпринимает отчаянные попытки выправить положение, при захвате в 1341 г. немецкого замка Баербургом, во время его осады Гедимин был смертельно ранен из огнестрельного оружия, которое стали использовать немцы.

Великий князь литовский был очень многодетен. От него берёт начало вторая по значимости в России династия Гедиминовичей. Благодаря множеству сыновей Гедимин мог легко управлять всеми подвластными территориями, где правителями назначал своих детей. Дочери его выдавались за лидеров иностранных государств, были своего рода гарантиями положительных отношений с теми державами. Во многом выгодные браки дочерей, наместничество сыновей позволяли литовскому князю мирным путём осуществлять свою политику, в частности приобретение русских княжеств.

Литва при братьях-соправителях Ольгерде и Кейстуте

После смерти Гедимина от него осталось семь сыновей, каждый наделённый уделом. Монвид – князь карачевский и слонимский (умер вскоре после отца), Наримант (а крещении Глеб) – князь туровский и пинский, а так же одно время в Новгороде, Ольгерд – князь витебский (княжество в приданое от жены), Кейстут – князь троцкий (Тракай и Жемайтия, Подляшье, города Гродно и Брест), Любарт (в крещении Владимир) – князь волынский, Кориат (в крещении Михаил) – князь новгородский (Новогрудок), Явнутий – князь виленский.

Сразу же после гибели Гедимина его сыновья начинают междоусобную войну за право верховной власти. Своим преемником Гедимин загодя назначил Явнутия, одного из младших сыновей, а не старшего. Такой установленный порядок продержался недолго, в 1345 г. наиболее энергичные из всех Гедиминовичей Ольгерд и Кейстут в результате заговора свергают с трона Явнутия и становятся соправителями Великого княжества Литовского. По словам литовского летописца после заговора Кейстут сказал Ольгерду, что ему быть старшим князем, так как он старше по возрасту. Между собой они договорились впредь если захватят какой-либо город или волость, то делить пополам и жить мирно. А свергнутому Явнутию выделили во владение Изяславль.[xxxix] Соловьёв так же приводит и другую версию событий. При захвате власти Ольгердом и Кейстутом они выступали против двух братьев Нариманта и Явнутия, после чего последние бежали. Наримант убежал в Орду, а Явнутий в Москву к князю Симеону Ивановичу, где был крещён под именем Иван.[xl]

Во время междоусобицы московский князь Симеон Гордый, воспользовавшись распрями литовских князей, получил в Орде ярлык на Великое княжество Владимирское, то есть верховную власть над всеми землями Руси, находящимися под влиянием татар. Он стремился возвратить Москве все земли, которые ещё при Гедимине склонялись к Литве.

Заняв трон Великого княжества Литовского, братья – соправители поделили между собой все подвластные Литве земли. Остальные их родственники признавали их верховную власть и подчинялись им. Ольгерд, которому в 1345 г. исполнилось уже 50 лет, получил в свои владения восточную часть литовских земель и большинство русских, находящихся в зависимости от Литвы. Кейстуту, которому исполнилось к этому времени 35 лет, достались западные земли: Жемайтия, Каунас, Гродно, Волковыск, Брест и Подляшье. Его вассалом был Любарт Волынский. Таким образом, каждый из братьев выбрал собственное направление как в обороне, так и в наступлении. В сфере деятельности Кейстута оказываются Тевтонский и Ливонский ордена, Польша. Ольгерд ведёт свою политику в отношениях с русскими княжествами, Новгородом и Псковом, а так же с Ордой.

Совершенно разные, братья словно дополняли друг друга. Каждый из них был в достаточной мере силён, поэтому помощи друг от друга они практически не получали. Ольгерд превосходил братьев умом и славолюбием; вёл жизнь трезвую, деятельную; не пил вина, ни крепкого мёду; не терпел шумных пиршеств, и когда другие тратили время в суетных забавах, он советовался с вельможами или самим собою о способах распространить власть свою.[xli] Нужно отметить, что Ольгерд был сыном русской княжны, сам был дважды женат на русских княжнах, принял православную веру (в крещении Александр). Во время княжения был поклонником русской культуры, покровителем христиан.[xlii] Сразу можно отметить, что Ольгерд являлся прямым продолжателем дела отца, он с полным успехом продолжат территориальные приобретения. За время его правления были присоединены Брянская, Северская, Киевская, Черниговская и Подольская русские земли.

В отличие от него Кейстут всю жизнь оставался язычником, имел рыцарский характер, отличался храбростью и воинскими дарованиями. Возглавляя борьбу с крестоносцами, он был самым популярным государственным деятелем в княжестве.[xliii] Это понятно, если Ольгерд действовал в большей мере в захвате земель, то Кейстут возглавлял оборону от иноземных захватчиков.

Весь период правления братьев страна не выходила из воинских конфликтов. Недолгие передышки были ни чем иным, как подготовкой сил к новым столкновениям. С самого начала их властвования Литве пришлось столкнуться с непрекращающейся экспансией немецких рыцарей. В 1345 г. был организован рыцарский поход на Литву. Ольгерд искал помощи у татарского хана Джанибека, для чего отправил к нему посольство, но оно было перехвачено московским князем. В итоге помощь получить не удалось. В этом году войско крестоносцев не смогло дойти до литовских земель, завязло в болотах. Но зимой 1347-1348 гг. был назначен новый поход. В битве на р. Страве литовское войско потерпело поражение, был убит Наримант. Но захвата литовских земель у крестоносцев не получилось.

После этого поражения польский король Казимир предъявляет претензии на волынские земли. Ещё до них, он занял земли галицкие. Таким образом вспыхивает война за наследство Галицко-Волынского княжества. От намерений овладеть этими землями не отказываются ни Польша, ни Литва, ни Золотая Орда и Венгерское королевство.[xliv] Боясь оказаться в политической изоляции, Литва идёт на мирные переговоры с Москвой (1349 г.), отказываясь от притязаний на Новгород и Псков. Московским князем было отпущено посольство, Ольгерд женился на родной сестре жены московского князя Ульяне – тверской княжне. Одновременно Кейстут и Ольгерд примиряются с братом Явнутием, который отказывается от претензий на княжеский стол и возвращается в Литву, где получает удел. Не опасаясь удара в спину, Литва обрушивается на Польшу. В 1350 г. войска Кейстута, Ольгерда и Любарта захватывает все потерянные города и входит в Львов. Стараясь заручиться поддержкой папы римского, они отправляют ему посольство с изъявлением готовности принять католичество. А в следующем году польский король наносит тяжёлое поражение литовцам, Кейстут и Любарт попадают в плен. Результатом войны стал компромисс – владения Любарта сохранялись за ним (Луцк и Владимир), а в Белзе (город в галицко-волынских землях) поставлен на княжение сын Нариманта Юрий с двойным вассалитетом, Польше и Литве. За Польшей остаются города Галич, Львов, Холм. Подольская земля удерживается Золотой Ордой.

В это время на Европу обрушилась эпидемия чумы 1347- 1353 гг. В этот период военных столкновений не было, но после эпидемии они сразу же возобновились. В этом же году Кейстут с сыном Патиргом совершил набег на Пруссию.

Ольгерд продолжает экспансию на территории древнерусских княжеств, которые на данный момент находятся под властью Москвы (Великого княжества Владимирского) и Орды. В самой орде царила политическая анархия, она была близка к распаду на полусамостоятельные улусы.[xlv] Занятая своими распрями, Золотая Орда не смогла помешать Ольгерду подчинить себе наследство Киеской Руси. В 1355 г. он впервые применяет титул правителя «всея Руси». В этом году он сажает своего наместника в крупнейшем городе Смоленского княжества Белая. В 1356 г. после междоусобной войны в Брянском княжестве Ольгерд садит на брянский престол сына Дмитрия. В этом же году ставленник Литвы был посажен и в Ржеве. В 1359 г. скончался союзник Литвы Иван Смоленский, литовский князь аннексировал почти половину Смоленского княжества – присожские земли.

Ещё в 1358 г. Ольгерд заявил послам Священной Римской империи, что вся Русь должна принадлежать Литве.[xlvi]

В своём наступлении на русские земли Литва вторгалась в сферу влияния Орды. Там продолжались смуты, поэтому отпора татары дать не могли, чем с успехом пользовался Ольгерд. Орда разделилась на две части, границей между которыми была Волга. Безбоязненно литовский князь садит своих сыновей Владимира и Константина на бывшие ордынские земли – Киевскую и Черниговскую. Условия вхождения в Великое княжество были такими же, как и у Полоцка с Витебском. Тут Ольгерд напрямую использует опыт Гедимина.

Следующим было Подолье. В 1363 г. Ольгерд разбивает трёх татарских царевичей, обособившихся от Орды и совместно управляющих Подольем, в сражении при Синих Водах. После этого он получает выход к Чёрному морю.[xlvii] Из бывшей территории Киевской Руси вся юго-западная часть оказалась под властью Литвы. И с этого времени Ольгерд уже не делится новоприобретениями с Кейстутом, а распоряжается самостоятельно. В 1366 г. возникает очередной конфликт из-за волынских земель между Польшей и Литвой. Но он был быстро ликвидирован, соперники остались на своих позициях.

А в Орде начинает возвышаться Мамай, который через подсадных ханов управляет западной Ордой. Ему приходится мириться с захватом подвластных ему земель Великим княжеством Литовским, так как он больше занят борьбой за власть в Орде. Вскоре между Мамаем и Ольгердом возникает союз, литовский князь получает ярлык на те земли, которыми он уже владеет. Союз направлен против Москвы, которая в это время усиливается.

В лице Московского княжества против Литвы встаёт серьёзный соперник в деле объединения русских земель. Поэтому Ольгерд идёт на уничтожение противника. В 1368 г. он совершает поход на Москву. В нём принимает участие и Кейстут с сыном Витовтом, а кроме них и новый смоленский князь Святослав, которого к участию вынудил Ольгерд. Войска дошли до Москвы, сожгли посад, но города взять не смогли, чему способствовала крепкая оборона в недавно отстроенных стенах Кремля. В 1370 г. был предпринят ещё один поход на Москву, и снова город взять не удалось. Было заключено перемирие, скрепляемое браком дочери Ольгерда Елены с двоюродным братом Дмитрия Московского Владимиром Андреевичем.

Вскоре после этого московский князь идёт на примирение с Ордой, тем самым разрушая договор Литвы и Орды против Москвы. Ольгерд не смог смириться с этим и в 1372 г. предпринимает попытку обессилить Московское княжество. Тогда литовские войска с тверским – соперником Москвы опустошают окрестности Переяславля-Залесского и Дмитрово. Разрывая предыдущий договор, Ольгерд идёт на Москву. Войска обеих князей, Московского и Литовского, встречаются у города Любецка. Простояв несколько дней, но, так и не начав битву, расходятся. Тем самым Ольгерд признал приоритет Москвы в объединении земель Северо-Восточной Руси.[xlviii]

Тем самым ему остаётся Юго-Восточная Русь, но и там преобладают настроения, в которых именно Москва видится центром объединённых русских земель. Тому немало способствует народно-освободительное движение против татарского ига. А так как Ольгерд зачастую выступает в союзе с Ордой, то более благоприятным для населения его земель и тех территорий, которые находятся в зависимости от Орды, видится московский князь. Сказывается и авторитетная поддержка московскому князю со стороны митрополита Алексея и набирающего популярность Сергия Радонежского. Население бывшей Киевской Руси в основном православное, поэтому больше склоняется к Москве, а не к Литве. Попытки Кейстута и Ольгерда возродить митрополию в литовских землях не увенчались успехом, московский митрополит руководил и Владимирской и Киевской епархиями.

Если Ольгерд главным образом занимался расширением территории Великого княжества Литовского, то заслуга Кейстута в обороне государства от Тевтонского ордена. К началу 14 в. Орден владел Пруссией, Курляндией, Семигалией, частью Ливонии и частью Жемайтии. В период княжения Кейстута и Ольгерда война с Орденом принимает неслыханные размеры. Только лишь с 1340 по 1410 гг. (уже после смерти Ольгерда и Кейстута) было совершено 97 крупномасштабных походов на Литву не считая кратковременных набегов, которых ежегодно совершалось по 4-8. Как видно война велась постоянно. Князь Кейстут дважды был пленён, в первый раз отпущен с обещанием «не поднимать меча» против крестоносцев, а во второй раз благодаря хитрости был совершён побег. К его заслугам можно отнести крупный разгром немцев у Рудавы в 1370 г. Будучи язычником, Кейстут тем самым давал повод для организации новых и новых походов на Литву. К тому же язычество всё ещё царило в Жемайтии. Таким образом, агрессия Тевтонского ордена находила поддержку в Европе, там под благой целью окрестить языческие народы, оправдывалась любая жестокость тевтонов.

На долю Кейстута выпали из наиболее крупных рыцарских рейдов походы 1353, 1354, 1356, 1358 гг. На каждый из них он отвечал опустошительным вторжением в Прусское королевство. Тем не менее, продолжавшаяся экспансия Ольгерда оттягивала силы от западных границ. Одного военного потенциала Кейстута явно не хватало. Несмотря на ряд побед, в 1361 г. литовские войска были разгромлены крестоносцами, именно тогда литовский князь попадает в плен и бежит с помощью крещёного литовца. Сложность ситуации предполагала недовольство подвластных дворян. В 1365 г. был раскрыт заговор литовской знати против Кейстута, лидером его был сын князя Бутовт.[xlix] После раскрытия заговора его участники укрылись в Ордене. Бутовт был окрещён и находился при дворе германского императора как основной претендент на литовский престол. Главным помощником князя-соправителя в войнах с крестоносцами был его старший сын Патирг, но когда выяснилось, что он тоже был замешан в заговоре против отца, то был выслан на восточную границу, где и погиб в битве с татарами.

В 1367 г. воспользовавшись тем, что большинство литовских войск было переброшено на восточные границы, где произошёл конфликт с Московским княжеством, крестоносцы основали новый форпост Мариенбург, чуть ли не под самым Каунасом. Ответом на это стал совместный поход братьев-соправителей в Пруссию в 1370 г. На льду озера Рудава был убит великий маршал Тевтонского ордена, но сами литовца понесли такие большие потери, что крестоносцы даже считали победу своей. Поход Ордена, который состоялся в следующем году, был так же отбит литовцами с большим трудом. Тем не менее, натиск был остановлен, немецким рыцарям нужна была передышка.

В 1377 г. в возрасте 82 лет скончался великий князь литовский Ольгерд. После себя он оставил 13 сыновей и не менее шести дочерей от двух браков. Приемником после себя он оставил Ягайло. Итогом всей политики Ольгерда стало обширное Литовско-Русское государство. Оно простиралось от Балтийского до Чёрного моря. Около 0,9 всей территории составляли русские земли, так же и основным было русское население. Это не могло не откладывать отпечаток на саму власть в государстве, его культуру. Присоединённые русские области не испытывали под властью Литвы национального или религиозного гнёта, ломки устоявшегося режима жизни не происходило. Большинство территорий охотно шло под защиту Литовского государства, предпочитая его татарам. Старые права территорий продлевались постоянно, политика литовцев заключалась в мирном урегулировании процесса присоединения и управления: «Мы старины не рухаем, а новин не уводим» - заключали литовские князья. Ни русские, ни литовцы не считались на Руси и Литве чужестранцами. Те и другие эмигрировали в соседние государства. Литовцы слыли умелыми воинами, сильными правителями, поэтому русские города, противившиеся усилению Москвы, не раз искали помощи у Литвы, приглашая их князей на княжение или на участие в походах против соперника.

Русское культурное влияние всё больше усиливалось в Литве, литовцы, особенно князья и знать обрусевали, некоторые крестились в «русскую веру». Конец этому был положен в конце 14 в., уже при Ягайле, когда Литва перенесла национально – политический кризис.

Что касается управления всей обширной территорией Великого княжества Литовского, то Ольгерд придерживался удельной системы, как и его отец, но при этом считал, что власть должна быть в руках князей – Гедиминовичей. За исключением верховной власти, на остальных уровнях руководства страной были в основном русские, что неудивительно, так как территория Литвы в основном и состояла из русских земель. Русский язык в его западном варианте («русская мова») стал языком образованной части литовского общества.[l]

Великое княжество Литовское во времена правления Ягайло и Витовта

После смерти Ольгерда его приемником становится сравнительно молодой Ягайло (род. В 1348 г.). Он был наиболее любимым сыном Ольгерда. Назначение соправителем Кейстуту не самого старшего из сыновей вызвано тем, что старшие братья Ягайло – Андрей и Дмитрий – в своё время вызвали гнев отца своими промосковскими настроениями, поэтому и были отстранены от престола.[li] Соловьёв же в «Истории России» указывает другую версию. По ней Ягайло захватил княжескую власть силой, а братьям Андрею и Дмитрию пришлось бежать в Московское княжество.[lii]

Так или иначе, в 1377 г. Ягайло оказывается на великокняжеском троне. Соправитель-Кейстут присягнул своему племяннику, как сыну старшего князя, которым был признан Ольгерд.[liii] Территориальное деление осталось прежним.

С самого начала правления нового великого князя начались конфликты. В Полоцке, где до этого княжил Андрей Ольгердович, ушедший в Москву, Ягайло вознамерился посадить своего брата Скиргайло. Там в это время правил сын Кейстута Андрей Горбатый. Полочане не захотели принять Скиргайло и изгнали его, на что Ягайло ответил воинским походом, но города взять не смог. Кейстут был недоволен подобным и, несмотря на уговоры своего сына Витовта, захватил Вильно и взял в плен Ягайло с семьёй. Были обнаружены договора Ягайло с немцами о заговоре против Кейстута. Дядя отпускает племянника, оставляя за ним все земли его отца, но при условии, что тот не пойдёт против его воли и не будет воевать с ним. Ягайло на том присягнул своему дяде, признав его великим князем.[liv]

В Орде ситуация была так же неспокойной. У Мамая появился соперник Тохтамыш. Кроме того, после битвы на реке Воже, где московские войска разбили татар, Мамай понимает, что возвышение Московского княжества заходит далеко. Поэтому он решает совершить крупный поход с целью прекращения расширения Москвы. Союзником, так же заинтересованным в ослаблении московского государства, становится Ягайло. Мамай обещает ему и Олегу Рязанскому (ещё одному союзнику татар и участнику похода) все будущие завоевания в великом княжестве Владимирском, с тем, чтобы они, получив сию награду, были верными данниками хана.[lv] В 1380 г. Мамай пошёл на Москву, в пути к нему должен был присоединится Ягайло, но литовское войско замедлило движение и в итоге опоздало к решающей битве на Куликовском поле. Причины «опоздания» Ягайло в том, что походу противилась сильная православная оппозиция среди окружения великого князя. Они не желали идти на бой с московским князем ради возвращения на Русь татарского ига. Среди русского войска были и князья – соперники Ягайло – Андрей и Дмитрий. Предполагая, что их примеру могут последовать и его православные военачальники, Ягайло отказался от битвы совместно с татарами. Ещё одной причиной могло быть последующее ухудшение отношений с подданными, главным образом русскими, православными и считающими Москву духовным центром Руси - и Западной (литовской) и Восточной (московской).

Неудачный поход сильно подорвал авторитет Ягайло, поэтому для укрепления своих позиций в Литве он идёт на сближение отношений с крестоносцами. Именно после договоров с немцами он и предпринимает попытку посадить своего брата на княжение в Полоцке. В походе участвовали и тевтонские войска. После неудачи, как говорилось выше, Ягайло был смещён с престола великого князя, а Скиргайло бежал в земли Ордена.

Ягайло стал выжидать удобного момента для захвата власти. Помощь решил оказать Тевтонский орден, с которым Ягайло заключает в 1380 г. секретное соглашение, по которому обязуется не вступать в столкновения с Орденом после прихода к власти. Воспользовавшись тем, что Кейстут вёл войну с Дмитрием Ольгердовичем (действовал от Москвы), Ягайло вместо того, чтобы идти на помощь дяде, как его обязывала присяга, захватывает Вильно. Кейстут и Витовт, собрав большое войско, идут на мятежника, действующего совместно с орденскими войсками. Отказавшись от битвы, Ягайло обманом, под согласием заключить мир, заманивает Кейстута и Витовта в свой стан, где они были схвачены. После чего Кейстут вскоре был задушен в Кревском замке, а Витовт, притворяясь больным, подготовил побег и сбежал к своим врагам – тевтонам. Ягайло вновь становится великим князем, а на место Кейстута становится Скиргайло. После этого Ягайло помирился с братьями Андреем и Дмитрием, бывшим в Москве, и те возвращаются в Литву. Ситуация в великом княжестве в это время была сложной, существовало множество уделов, где правили своевольные братья и родственники Ягайло, а у него не было сил к преодолению раздробленности. Поэтому положение великого князя было весьма шатким.

Спасением для сохранения власти и её укрепления оказалось предложение польских магнатов жениться на молодой польской королеве Ядвиге, единственной наследнице польского короля. Взамен Ягайло должен был присоединить Великое княжество Литовское к Польше, принять католичество (до этого был православным) и окрестить в эту веру своих подданных. В союзе была и практическая сторона, выгодная обеим. Вместе можно было легко противостоять Тевтонскому ордену, уладить конфликт вокруг галицко-волынских земель, на которые претендовали и Литва и Польша и из-за которых уже не раз возникали боевые столкновения.

Ягайло решается на такой шаг, принимает новую веру под именем Владислава. В 1385 г. была принята Кревская уния, по которой предусматривалось провозглашение Ягайло королём обеих государств, и предполагался брак с Ядвигой. Кроме того Ягайло должен был отвоевать захваченные крестоносцами польские земли. В каждом государстве нового союза предлагалось оставить все властные институты без изменений. Должны были существовать отдельные армии, отдельный управленческий аппарат, казна. Религия объявлялась общей, отныне Великое княжество Литовское должно иметь государственной религией католичество.

Витовт, оказавшись во владениях крестоносцев, находит у них поддержку для борьбы с Ягайло и возвращения отцовского трона. Он вынужден был принять католичество и в качестве наместника получил один из замков на границе с Жемайтией. Он активно принимает участие в рыцарских набегах на Литву, крестоносцы охотно дают ему войска для войны с Литвой. Ягайло не имея сил на войну с Орденом и занятый борьбой за польский трон, отдаёт рыцарям Жемайтию.

В 1384 г. Витовт заключает с немцами соглашение по которому все завоёванные им земли должны перейти в ленную зависимость Ордену. Договор распространялся и на его детей. После смерти Витовта и его сыновей, магистр Ордена по своему желанию мог выдать дочь Витовта за любого правителя, оставаясь при этом её сюзереном. Дети Витовта вскоре были отравлены, над ним самим нависла опасность: в случае его смерти крестоносцы могли согласно договора вести борьбу за половину Литовского княжества от имени его дочери. Это вынудило его идти на мир с Ягайло, для которого Витовт так же был нужен как поддержка внутри великого княжества, пока он занять польскими делами. Гарантией жизни Витовта становился его договор с немцами, ведь пока он жив, Орден не имеет «законного» повода вмешиваться в литовские дела.

Сразу же после примирения с двоюродным братом Витовт перекрещивается в православие под именем Александр. Совместно с Ягайло он совершает поход на Каунас, захваченный крестоносцами, и отбивает его. Витовту после возвращения в Литву Ягайло вернул часть владений Кейстута – Гродно, Волковыск, Подляшье и часть Брестского княжества.

В феврале 1386 г. Ягайло прибывает в столицу Польского королевства и спустя несколько дней венчается с 14-летней Ядвигой. После чего провозглашается польским королём под именем Владислава II.

Выполняя обещание, обговорённое на Кревской унии, Владислав-Ягайло с польским духовенством прибывает в Литву для крещения подданных в католичество. Карамзин отмечает, что Ягайло, сделавшись католиком, будучи покровителем греческой веры, стал её гонителем. Стеснял гражданские права православных, запретил брачные союзы между ими и католиками и даже казнил двух своих вельмож, не желавших принять новую веру в угоду королю.[lvi] Подобные меры встретили большой отпор среди русских и литовцев (принявших православие), они отказывались от католичества даже под угрозой казни. Этим новый король восстановил против себя немало подданных. Осуждали намерения Ягайло и язычники, у которых миссионеры уничтожили их священные рощи и изображения языческих богов.[lvii] Скоро недовольство Ягайло стало всеобщим. Не подчиняющийся договорам Кревской унии, Витовт возглавил борьбу за независимость Литвы.

Чтобы заручиться поддержкой Москвы Витовт выдаёт свою дочь Софью замуж за великого князя московского Василия I в 1391 г. Объединёнными силами, совместно с московскими и орденскими войсками, Витовт наносит в 1392 г. сокрушительное поражение войскам Скиргайло – великому князю литовскому, брату Ягайло. Последний, что бы не допустить окончательного отделения Литвы от Польши признаёт победу Витовта. Отныне тот является великим князем литовским, но в вассальной зависимости от польского короля. Крестоносцам за оказание помощи была передана Жемайтия, и союз с ними был тотчас же разорван, а Скиргайло получил Подолье. С Московским же княжеством за оказание помощи заключена договорённость о совместном управлении Новгородом. С 1392 г. мир между Ягайло и Витовтом не прерывался. И Польша, и Литва существовали как отдельные государства, хотя Витовт и обещал находиться в зависимости от польской короны, но действовал самостоятельно.

Внутренняя политика литовского князя была направлена на ликвидацию семейных уделов Гедиминовичей, с заменой их наместничеством. В этом Витовт нашёл поддержку недавнего врага Ягайло, который в этом случае выступал против собственных братьев – удельных князей, и оказывал военную помощь великому князю литовскому. В этих конфликтах к Витовту перешли княжества Брянское, Друцкое, Оршанское. В них отныне управляли наместники Витовта. Кроме того, были подавлены возмущения на подобный способ управления в Киеве и Чернигове. Обострение отношений с Московским княжеством возникло из-за Смоленска, где Витовт посадил своего наместника. Москва оценила этот шаг как аннексию всего Смоленского княжества, но ввязаться в конфликт не решилась, хотя и был отдан приказ о подготовке сил к походу на Литву. Для демонстрации силы Витовт совершил опустошительный рейд на рязанские земли, после чего московский князь отказался от вооружённого противостояния. Он так же согласился на переход под управление Литовского великого княжества мелких княжеств в верховьях Оки, тем самым, позволив приблизить границу к Москве.

В это же время (1397-1398 гг.) Витовт вступает в войну с татарами. В походе на юг, он доходит до Чёрного моря, разбивая по пути местных татарских князей, не оказывавших серьёзного сопротивления. Сдавшихся в плен Витовт расселял в окрестностях Тракая, и отныне это была самая мобильная часть литовского войска. Но сокрушить главную мощь Орды Витовту в это время было не под силу. И в этот момент к нему за помощью обращается Тохтамыш, разбитый Тимуром и потерявшим власть. Теперь у литовского правителя появляется шанс установить свой сюзеренитет над всей Золотой Ордой, используя Тохтамыша как марионеточного хана.[lviii] Кроме того, при благоприятном исходе всего дела, Тохтамыш обещал Витовту передать ярлык на Великое княжество Владимирское.

Начав подготовку к походу, великий князь литовский придал ему вид крестового, как поход всего христианского мира против неверных, чем вызвал большой резонанс в Европе и благоволение папы. Поход состоялся в 1399 г., кроме литовских войск в него входили рати польские, войска зависимых от Витовта господарей Молдавии и Валахии, крупный отряд Тевтонского ордена, войска подвластных русских княжеств, жмудские отряды, тохтамышские татары. Московский князь отказался от участия в походе, скорее всего из-за того, что имел более полную информацию о военном потенциале Золотой орды. Правителем её в это время был Тимур-Кутлук, свергнувший Тохтамыша. Встреча произошла на р. Ворскле, где 12 августа объединённые войска под управлением Витовта были разгромлены, погибло множество князей, татарские войска дошли до Киева, опустошили Подолию, Литва потеряла выход к Чёрному морю в бассейне нижнего Буга. Вскоре Тохтамыш уезжает в Орду.

Потеряв почти всю свою армию, Витовт был вынужден искать помощи у Польши, а не отдалятся от неё, как хотел бы литовский великий князь.[lix] В Польше после смерти королевы Ядвиги положение Владислава – Ягайло так же пошатнулось. Выходом стала уния, подписанная в 1401 г. о более тесном польско-литовском сближении. Договор подтверждал условия соглашения 1392 г. и был направлен главным образом на борьбу с Тевтонским орденом. Именно в результате этого союза объединённым силам Польши и Литвы удалось разбить Тевтонский орден в битве при Грюнвальде в 1410 г., после которой по Торуньскому миру Орден отказывался от притязаний на Жемайтию и Добжинскую землю, а так же платил Польше и Литве контрибуцию. Отныне Орден не являлся серьёзным противником, и переходит в стадию упадка, так как Грюнвальдская битва подорвала основы немецкого государства в Пруссии. В результате, после разгрома Тевтонского ордена, у Литвы глаными торговыми партнёрами становятся Ливония и Пруссия, через Жемайтию имеется выход на Балтику, так же как и через Ригу – главные ворота для литовских торговцев в Западную Европу.

Несмотря на поражение в борьбе с татарами, Витовт вскоре оправился и достиг значительных успехов в присоединении русских княжеств на рубеже 14 и 15 вв. В состав Великого княжества Литовского вошли Смоленское и Вяземское княжества, а так же Верховские княжества. Во внешней политике Витовт постоянно сталкивался со всё более возрастающим Московским княжеством, так же стремившемуся к объединению русских земель. В 1406-1408 гг. Витовт трижды вторгался в пределы Московского княжества. В противостоянии политике Москвы он заключал договора с враждебными Москве княжествами Тверским, Рязанским и Пронским, вмешивался в дела Новгорода и Пскова.

Положение Литвы при Витовте настолько упрочилось, что в 1429 г. встал вопрос о его коронации. Тем самым это означало превращение Великого княжества Лиовское в самостоятельное государство, чего не могли допустить в Польше. Они представили папе всю опасность, которая грозит католицизму от отделения Литвы и Руси (под властью Литвы) от Польши, потому что тогда издревле господствовавшее в этих странах православие опять возьмёт прежнюю силу и подавит только что водворившееся в Литве латинство.[lx] Здесь уместно отметить важный аспект политики Витовта: его интерес к делам Западнорусской церкви. Подход был чисто политическим – он хотел быть уверенным, что церковь (а с ней и большинство населения Великого княжества) не встанет на сторону Москвы в случае конфликта с ней Литвы. Витовт хотел иметь право на выдвижение своего кандидата на митрополитскую кафедру. Он просил константинопольского патриарха посвятить в сан митрополита Руси Феодосия Полоцкого, но патриарх отверг его просьбу и в 1408 г. поставил на эту должность Фотия, который в следующем году через Киев отправился в Москву. Недовольный политикой Фотия, Витовт запретил ему вмешиваться в дела Западной Руси и попросил патриарха о избрании отдельного митрополита для Западнорусской церкви. Не получив ответа, Витовт собирает совет западнорусских епископов и те избирают своего митрополита (1416 г.). после этого Витовт пытается урегулировать отношения между христианскими церквями внутри своего государства – греческой и римской. Но миссия митрополита Григория на Шестнадцатый церковный собор в Констанце не принесла результатов. Вскоре митрополит уходит в отставку по неясным причинам и удаляется за пределы Литовского государства. Таким образом, церковная политика Витовта проваливается.[lxi]

Коронация великого князи Литовского не состоялась, посланцы императора Сигизмунда с короной были задержаны Польшей, а вскоре (1430 г.) Витовт умирает.

Результатом всей его политики как самостоятельного великого князя Литовского становится расширение границ Литвы. К началу 15 в. в её состав входят собственно Литва, вся Северо-Западная Русь, почти вся Юго-Западная Русь и западная часть Великороссии. Несмотря на тенденцию к централизации власти, Литовское государство при Витовте более походило на федерацию отдельных земель.[lxii] Власть в отдельных княжествах находилась в руках местных князей или наместников из тех же князей, а во внутренние дела великий князь не вмешивался.

По результатам Городельской унии в 1413 г. признавалось существование Великого княжества Литовского (под суверенитетом Польши). После смерти Витовта литовцы должны были избрать себе нового князя по соглашению с польским королём , панами и шляхтой. По этой унии литовские аристократы получали права и привилегии, которыми пользовались польские, но только лишь в том случае, если были католиками. Таким образом, литовская католическая аристократия заняла господствующее положение в стране, образовав довольно узкий круг советников великого князя. Они образовали думу или раду великого князя, из их среды он обычно назначал наместников в областях. Эта уния сделала власть великого князя избирательной, воспрепятствовала образованию в Литве сильной наследственной монархии, и распорядителем судеб государства отныне становится аристократия.

В управлении так же появляются изменения, создаётся ряд должностей по польскому образцу – воеводы, гетманы, канцлер, маршалки, каштеляны. Начинает играть преобладающую роль и польский язык и культурное влияние. Часть русской аристократии в Литве, желая получать привилегии польской, принимает католичество. Часть же остаётся верна своей вере и народности, тем самым, создавая национально – религиозную вражду, которой было чуждо в 14 в.

Смута после смерти Витовта

После смерти великого князя литовского Витовта на его трон выступило несколько претендентов, хотя главным и единственным, кто мог распоряжаться властью в Литве, был Владислав-Ягайло. Главным из них был Свидригайло Ольгердович, который оказывал явное расположение к православию и явную ненависть к Польше[lxiii] , чем вызывал симпатии большинства в Юго-Восточной Руси. Русская и литовская знать провозгласили его великим князем. У Ягайло со Свидригайло возник конфликт из-за Подолии, и поляки были решительно настроены не отдавать территорию Литве и даже обманом убить великого князя. Польские войска начали осаду литовских городов, но Ягайло, благоволивший к Свидригайло и в целом к литовскому народу, пошёл на перемирие. Но тот не пошёл на мир, тогда поляки нашли ему соперника в лице Сигизмунда Кейстутовича. Такой подход к делу обуславливался ещё и тем, что Свидригайло своим благоволением к православным ущемлял права литовцев, перешедших в католичество.[lxiv] Сигизмунд нечаянно напав на великого князя литовского, выгнал его из Литвы, но Малороссия, Смоленск и Витебск остались верны Свидригайло. Сигизмунд же признал зависимость от польской короны.

В 1434 г. умирает Ягайло, на его место становится сын Владислав. Между Литвой и Юго-Западной Русью шла война. Сигизмунд и Свидригайло не могли одержать громких побед, которые привели к укреплению кого-либо из них. Вскоре Сигизмунд в результате заговора погибает. В Литве ситуация обостряется, одни хотят видеть на троне великого князя Свидригайло, другие Владислава Ягайловича, третьи – Михаила, сына Сигизмунда. Владислав в качестве наместника польской короны посылает в Литву своего брата Казимира Ягеллончика, но литовцы самостоятельно провозгласили его великим князем Литовским (1440 г.). С этого же года престол занимают только потомки Ягайло, являясь одновременно королями Польши.

После гибели Владислава III в 1444 г. польский сейм провозглашает королём Казимира, он становится Казимиром IV. Литовцы препятствовали коронации великого князя, опасаясь подчинения Литвы Польше, но пошли на соглашение, когда Казимир подписал обязательство сохранить для Великого княжества Литовского отдельную администрацию. В 1447 г. им был издан привилей, подтверждающий права и привилегии и литовских и русских земель. Союз Польши и Литвы был восстановлен при одном правителе, но фактически Литва оставалась самостоятельным государством.[lxv]

Великое княжество Литовское при польских королях

Правительство Великого княжества Литовского опирается на принципы федерации и конституционных прав. Под воздействием Польши в Литве возникает панская рада, представляющая собой совет знати и посольская изба – ассамблея представителей провинциального мелкопоместного дворянства. Вместе эти органы составляли сейм. Ведущую роль в местных и федеральных делах играет аристократия. В основных городах устанавливается муниципальное управление немецкого типа – магдебургское право. Высший слой общества составляли владельцы крупных поместий – паны. Мелкопоместное дворянство называлось под польским влиянием шляхтой.[lxvi]

Большинство населения Великого княжества Литовского составляют крестьяне. И если ранее они имели возможность к перемещению и смене хозяина, то в 1447 г. правительство Литвы издало привилей, запрещающий перемещение крестьян с частных земель на государственные. Этот указ предвещал закрепощение крестьян.[lxvii] Что касается вопросов религии, то ещё после первого объединения Литвы и Польши в 1382 г. католичество начинает активно распространяться среди литовских земель. Русским с большим трудом удалось отстоять своё право на приверженность православию. Вследствие этого возникло положение, когда приверженец греческой церкви получал меньше привилегий, чем католик. После принятия Флорентийской унии в 1439 г. была попытка подчинить западнорусскую церковь папе. Западнорусские епископы остались верны православию, но церковь перешла под власть константинопольского патриарха, вместо того, что бы сохранять зависимость от московского митрополита. даже после принятия Брестской унии в 1596 г. большинство населения великого княжества на длительное время осталось верно греческому православию.

В это время происходит всё более широкое объединение Восточной Руси вокруг Москвы. При Иване III к ней были присоединены Ярославль, Новгород, Тверь, Вятка. Пермь и другие земли. Планы Ивана были направлены и на присоединения земель Западной Руси, находящихся под властью Великого княжества Литовского. После многих лет пограничных конфликтов, а так же частых союзов, в которых Москва сотрудничала с Крымским ханством, а Литва с Золотой ордой, в результате которых к Москве отошли некоторые территории Литвы на востоке, вспыхнула война. Её начало совпало со смертью Казимира. Воспользовавшись случаем, московские войска заняли ряд приграничных городов. Без труда Москва овладела и некоторыми верховскими княжествами, князья которых, обиженные неравноправным отношением к православным феодалам в Литве, перешли на сторону государя московского. Это такие, как Воротынские, Вяземские, Бельские. В это время после смерти Казимира трон великого князя Литовского занимает его сын Александр, в 1501 г. становящийся королём Польши.

Следующая война произошла в 1500-1503 гг. Перевес был на стороне Москвы, после битвы под Дорогобужем 14 июля 1500 г. где литовские войска были разбиты, ход войны меняется с перевесом в её сторону. Решению дела миром способствовало заключение Литвой унии с Польшей, где в то время правил Ян Альбрехт, брат Александра Казимировича, и союз с Ливонским орденом, направленные против Москвы, что создавало перевес в пользу Великого княжества Литовского. Миру способствовала и жена Александра, дочь Ивана III. В результате переговоров и заключению мирных соглашений, к Московскому княжеству отходила огромная территория с такими городами как Брянск, Велиж, Гомель, Любеч, Мценск, Путивль, Новгород-Северский, Чернигов и многие другие.[lxviii]

В 1506 г. после смерти Александра, польский престол, равно как и литовский, занимает его брат Сигизмунд I Старый. Стремясь к реваншу за потерянные территории в войнах 1492-1494 и 1500-1503 гг. с Московским княжеством, он начинает с ним войну с требованием возвратить утерянные земли. После ряда походов в пределы друг друга и боевых столкновений в 1507-1508 гг., не принёсших результата ни одной стороне, было подписано соглашение о «вечном мире», по которому стороны оставались в прежних после предыдущих войн границах.

Четвёртая война началась в 1512 г., когда Василий III, сын Ивана III завершая оформление своих западных границ, совершил поход на Смоленск. В результате третьего похода в мае 1514 г. Смоленск был взят. Московские же войска потерпели сокрушительное поражение под Оршей в сентябре 1514 г. от литовских войск под предводительством К. Острожского. После этого ещё на протяжении нескольких лет военные действия продолжались, и закончились лишь в 1520 г. Смоленск остался за Москвой. Таким образом, Великое княжество продолжало терять свои земли.

В результате следующей войны 1534-1537 гг. княжество потеряло ещё Себеж и Заволочье. Установленная граница лишь незначительно изменилась после Ливонской войны 1558-1583 гг.

Великое княжество Литовское с 1544 г. управлялось сыном Сигизмунда I Сигизминдом Августом. Вступив на трон Польши после смерти отца в 1548 г., он был последним из Ягеллонов, правивших Польшей. После начала Ливонской войны магистр Ордена преобразовал свои владения, образовав Курляндское герцогство. После этой реформы он отдаётся под власть Литвы, после чего Литва и Польша оказываются втянутыми в затяжную войну с Россией.

В ходе этой войны Великое княжество Литовское не имело своих достаточных средств для ведения успешных действий. Поэтому шляхетские слои предпринимают всё возможное для привлечения на свою сторону Польши и заключение с ней унии. Подготовка продолжалась несколько лет, так как литовская сторона была против полного вхождения Литвы в состав Польши. К общему соглашению пришли только в январе 1569 г. В Люблине собрался общий сейм польских и литовских депутатов, который обсуждал вопрос об объединении двух государств. 28 июня уния была подписана, а 1 июля утверждена раздельно депутатами польского и литовского сеймов. Таким образом, Люблинская уния 1569 г. окончательно закрепила союз двух государств, который начался ещё в 1382 г. Огромные усилия приложил к объединению Сигизмунд II Август.

Основные принципы соглашения были следующие: Польша и Литва должны составить одно общее новое государство – Речь Посполитую, единый народ. Правитель в обеих государствах должен быть общий и должен избираться сенатом и шляхтой объединённого народа на сейме в Польше, а не в Литве. Хотя правитель и будет носить титул «король Польский, Великий князь Литовский», короноваться он будет в Кракове, отдельной коронации на великое княжение не будет. Существовать будет один сенат и один сейм, оба они будут установлениями польской короны. Отныне должна быть общая внешняя политика. [lxix]

Как видно, по условиям договора происходило ущемление прав литовской стороны. Тем не менее, уния была принята, но даже после этого Литва в состав Польши так и не вошла и сохранила свою автономию. В Литве были сохранены особое законодательство, суды, отдельные высшие административные должности, казна, войско. Официальным языком Великого княжества оставался русский, он использовался в правительстве, законотворчестве, администрации. Только в 1697 г. польское правительство повелело заменить в официальных документах русский язык на польский.[lxx] Даже после совершенной полонизации в конце 17 в. Литва сохраняла свою автономию ещё на протяжении почти столетия. Только лишь в соответствии с польской Конституцией Третьего мая 1791 г. остатки литовской государственности окончательно были аннулированы.

Альтернатива литовско-русского развития Руси

С самого начала своего возникновения государство литовское было соседом русских княжеств. Высокое развитие Руси во многом предопределило развитие самой Литвы. Во времена правления Миндовга, Ольгерда, а затем и Витовта огромные территории Западной Руси были включены в орбиту влияния Великого княжества Литовского. Титул правителей литовских звучал как «Великий князь Литовский и Русский». Эти области были остатками Киевской Руси.

Как уже говорилось выше, в начале 14 в. сформировалось два центра объединения русских земель – Литва и Московское княжество. И если Москва в процессе объединения сталкивалась с сопротивлением Золотой Орды, то литовским правителям практически беспрепятственно удавалось расширять свои территории за счёт русских земель. Захваченные территории под властью Великого княжества Литовского не считали себя угнетёнными. Умелое управление литовских князей этому весьма способствовало, не отменялась «старина», то есть бывшие до прихода Литвы нравы, способы управления территориями и другие нормативные отношения. Кроме того, Литва давала защиту от татар, от их контроля в русских землях, чего нельзя было сказать о Руси Восточной, то есть Московской.

Намерения литовских великих князей всегда были направлены на присоединение к своей державе оставшейся части Руси – Московского княжества, Новгорода, Пскова, Рязани, Твери. Москва стремилась к этому же. Литва со своей стороны предпринимала все попытки как к захвату оставшихся русских земель, так и к поддержке противников Москвы в её деле объединения. Это и союзы с Тверью, и тесная дружба с Новгородом и Псковом, когда на правление в эти города приглашались именно литовские князья, а не московские.

Великое княжество Литовское можно с уверенностью называть русским. Существовавшее законодательство («Русская правда»), язык, письменность на несколько веков были главными и основными в стране. Русские были законно признаны в качестве одного из двух основных народов Великого княжества.[lxxi] Во всё время существования Литвы (до её союза с Польшей) ни о какой дискриминации русского населения не могло быть и речи.

Помимо всего прочего, существовали и династические связи Западной и Восточной Руси, великие князья с обеих сторон не раз брали жён из соседнего государства. Благодаря одному из таких браков Московская Русь чуть не вошла в сферу влияния Литвы. Это случилось после смерти Василия I в 1425 г., когда на его место взошёл Василий II, в то время ещё десятилетний мальчик. Предотвращая это, Василий I ещё до своей кончины в завещании отдавал свою жену и сыновей под защиту своего тестя, могущественного Витовта. Это был реальный повод для него распространить свою власть на владения Василия. Тогда же Тверь и Рязань признали сюзеренитет Витовта. Шанс был большим, но завладеть территориями Москвы не удалось из-за гибели Витовта и последовавших за этим смут как в Литве, так и в Москве.[lxxii]

Собственно говоря, после смерти Витовта политика Великого княжества Литовского в отношении Московской Руси уже никогда не была столь масштабна, как при Витовте. Всё сводилось к пусть и тяжёлым, но не столь агрессивным конфликтам.

Но возможность развития всей Руси по литовскому пути была. Ослабленные нашествиями татар и разрозненные русские княжества не смогли бы дать должный отпор литовской экспансии. Только политика воссоединения, начатая Москвой при Иване I, смогла помешать дальнейшему расширению Литвы. Да и сильная Орда не могла не противится этому. Тем не менее, Великое княжество литовское было крупнейшим государством в Восточной Европе. Если бы не дальнейшее ухудшение политической ситуации в стране, приведшее к союзничеству с Польшей, а затем и полонизацией Литвы, великое княжество могло по праву считаться крупнейшим русским государством того времени.

Что касается Восточной Руси, то она смогла выдержать натиск Литвы, в дальнейшем освободиться от татарского ига и начать формирование единого русского государства. Приоритет Литвы в этом деле был утерян.

Заключение

Возникшее в начале 13 в. и за короткий период достигшее своего могущества, Великое княжество Литовское было крупнейшим государством в Восточной Европе уже при Гедимине. Дальнейшее развитие Литвы, ориентированное прежде всего на захват русских земель, определило характер государства – литовско-русское. Только лишь сношения с Польшей определили окончательный вариант развития – Речь Посполитую, где Литве отводилась второстепенная роль, сначала номинальная, но впоследствии и реальная.

Огромную роль в истории средневековой Европы играло Великое княжество. Прежде всего, в борьбе с крестоносцами, где Литва смогла сдержать натиск немецких рыцарей на восток.

Владея территориями от Балтийского моря до Чёрного, Литовское государство активно участвовало в делах соседних государств – Польши, Орды, Ордена, Московского и других русских княжеств. Те же, в свою очередь, имели влияние и на Литву, наибольшее же было у Польши и Восточной Руси. После провала попыток стать центром объединения Руси, Литва поворачивается к Польше, что и привело к её падению. Русь была ближе Литовскому княжеству, ведь большинство её территории составляли остатки Киевской Руси. А это и население со своим менталитетом, религией, и русский язык, письменность, и законодательство. Чужими Литва и Русь никогда не были, только лишь проигрыш литовских правителей в деле объединения, обозначил развитие русского государства по московскому пути. Но альтернатива здесь была, только лишь умелые действия Москвы склонили приоритет развития в свою сторону.


1 Всемирная история, Мн., 1999, т. 8, стр. 495

[i] Там же, стр. 495

[ii] Пашуто В.Т. «Героическая борьба русского народа за независимость (XIII век)», М., 1956, стр. 110

[iii] Там же, стр. 143

[iv] Всемирная история, т. 8, стр. 495

[v] Заичкиз И.А., Почкаев И.Н. «Русская история: популярный очерк. IX – XVIII в.», М., 1992, стр. 191

[vi] Всемирная история, т. 8, стр. 495-496

[vii] Соловьёв С.М. «История России с древнейших времён», М., 1988, кн. 2, стр. 165

[viii] Там же, стр. 173

[ix] Вернадский Г.В. «Монголы и Русь», М., Тверь, 1999, стр. 161

[x] Пашуто В.Т., стр. 231

[xi] Вернадский Г.В. «Монголы и Русь», стр. 162. В других источниках Товтивил не является племянником Миндовга.

[xii] Там же, стр. 163

[xiii] Там же, стр. 164

[xiv] Всемирная история, т. 8, стр. 496

[xv] Карамзин причиной смерти выдвигает заговор родственников. Карамзин Н.М. «История государства Российского», М., 1998, тт. IV-VI, стр. 84

[xvi] Там же: «…господствовал в Новогродке, изгнав оттуда Романа Данииловича, и славился тиранством, ежедневно плавая в крови жертв невинных», стр. 84

[xvii] Вернадский Г.В. «Монголы и Русь», стр. 180

[xviii] Карамзин Н.М., стр. 85

[xix] Соловьёв С.М. кн. 2, стр. 184

[xx] Карамзин Н.М., стр. 94

[xxi] Заичкин И.А., Почкаев И.Н., стр. 192

[xxii] Всемирная история, т. 9, стр. 527

[xxiii] Там же, стр. 528

[xxiv] Заичкин И.А., Почкаев И.Н., стр. 192

[xxv] Всемирная история, т. 9, стр. 530

[xxvi] Вернадский Г.В. «Монголы и Русь», стр. 209

[xxvii] Карамзин Н.М., стр. 142

[xxviii] Заичкин И.А., Почкаев И.Н., стр. 192

[xxix] Соловьёв С.М. кн. 2, стр.236

[xxx] Всемирная история, т. 9, стр. 532

[xxxi] Соловьёв С.М. кн. 2, стр.236

[xxxii] Соловьёв С.М. кн. 2, стр.236 - 237

[xxxiii] Вернадский Г.В. «Монголы и Русь», стр. 210

[xxxiv] Там же, стр. 209, «В конце 1330-х гг. смоленский князь признал великого князя Гедимина своим сюзереном…»

[xxxv] Головатенко А. «История России: спорные проблемы», М., 1994, стр. 41

[xxxvi] Карамзин Н.М., стр. 144

[xxxvii] Всемирная история, т. 9, стр. 533

[xxxviii] Там же, стр. 541

[xxxix] Соловьёв С.М. кн. 2, стр. 237

[xl] Там же, стр. 237-238

[xli] Карамзин Н.М., стр. 165

[xlii] Заичкин И.А., Почкаев И.Н., стр. 192

[xliii] Там же, стр. 193

[xliv] Всемирная история, т. 9, стр. 546

[xlv] Там же, стр. 550

[xlvi] Там же, стр. 551

[xlvii] Вернадский Г.В. «Монголы и Русь», стр. 240

[xlviii] Там же, стр. 560

[xlix] Там же, стр. 553

[l] Заичкин И.А., Почкаев И.Н., стр. 194

[li] Всемирная история, т. 9, стр. 560

[lii] Соловьёв С.М. кн. 2, стр. 268

[liii] Там же, стр. 268

[liv] Там же, стр. 270

[lv] Карамзин Н.М., стр. 220-221

[lvi] Там же, стр. 237-238

[lvii] Заичкин И.А., Почкаев И.Н., стр. 195

[lviii] Вернадский Г.В. «Монголы и Русь», стр. 287

[lix] Всемирная история, т. 9, стр. 579

[lx] Соловьёв С.М. кн. 2, стр. 420

[lxi] Вернадский Г.В. «Монголы и Русь», стр. 297

[lxii] Заичкин И.А., Почкаев И.Н., стр. 196

[lxiii] Соловьёв С.М. кн. 2, стр. 423

[lxiv] Там же, стр. 425

[lxv] Вернадский Г.В. «Монголы и Русь», стр. 321

[lxvi] Вернадский Г.В. «Россия в средние века», М., Тверь, 2000, стр. 14

[lxvii] Там же, стр. 15-16

[lxviii] Всемирная история, т. 11, стр. 195

[lxix] Вернадский Г.В. «Россия в средние века», М., Тверь, 2000, стр. 261-262

[lxx] Там же, стр. 263

[lxxi] Там же, стр. 187

[lxxii] Там же, стр. 11

Использованная литература:

1. Пашуто В.Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII век), М., 1956

2. Всемирная история: В 24 т., т. 8, 9, 11 / Бадак А.Н., Войнич И.Е., Волчек Н.М. и др., Мн., 1999

3. Карамзин Н.М. История государства Российского, кн. 2, т. IV-VI, М., 1998

4. Соловьёв С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. 2-3. Т. 3-4, 5-6. История России с древнейших времён, М., 1988

5. Вернадский Г.В. История России, кн. 3 «Монголы и Русь», кн. 4 «Россия в средние века», Тверь, М., 1999

6. История России с древнейших времён до конца XVII века / Новосельцев А.П., Сахаров А.Н., Буганов В.И., Назаров В.Д., М., 1998

7. Головатенко А. История России: спорные проблемы, М., 1994

8. Заичкин И.А., Почкаев И.Н. Русская история: популярный очерк. IX – середина XVIII в., М., 1992

9. Рябцевич В.Н. О чём рассказывают монеты, Мн., 1977

10. Советский энциклопедический словарь, М. 1990

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:40:45 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:09:12 25 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Великое княжество Литовское. Альтернатива литовско-русского развития Руси

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149897)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru