Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Когнитивная лингвистика в парадигмах лингвистического функционализма и интегральных концепций сознания

Название: Когнитивная лингвистика в парадигмах лингвистического функционализма и интегральных концепций сознания
Раздел: Языкознание, филология
Тип: реферат Добавлен 14:36:10 13 января 2014 Похожие работы
Просмотров: 63 Комментариев: 12 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Когнитивная лингвистика в парадигмах лингвистического функционализма и интегральных концепций сознания

З.И. Резанова

Когнитивная лингвистика характеризуется во внутринаучном контексте, в аспекте ее включения в парадигмальное лингвистическое направление функционализма и в контексте наук, исследующих сознание. Когнитивная лингвистика характеризуется как интегративная наука, преодолевающая ограничения структурного анализа языка, и исследовательская система, способная разрешить ряд проблем интегральной теории сознания.

Лингвистика рубежа XX и XXI вв. оценивается современным научным сообществом в качестве науки, формирующей новую парадигму (в соответствии с постулатами Т. Куна), определяемую как антропоцентри- сткая, или функциональная. Два именования актуализируют разные аспекты теоретико-методологического единства взглядов, находящихся в оппозиции к предшествующему парадигмальному направлению структурализма практически по всем существенно важным параметрам.

В этом противопоставлении на новом уровне, в новой интерпретации предстает «старая» коллизия. История языкознания может быть проинтерпретирована и в аспекте сосуществования, и в аспекте периодической актуализации либо описательной модели интерпретации языка, представляющей объект как правильно организованную номенклатуру элементов, либо модели деятельностной, характеризующей язык в процессах активного коммуникативного взаимодействия автора и адресата, говорящего и слушающего.

Анализируя сосуществование данных линий в развитии языкознания, Б.М. Гаспаров отмечает: «При всей проницательности философских интуиций о природе языка как духовной “энергии” и о непрерывности развертывания языковой среды сами по себе они не давали ответа на вопрос о том, как конкретно - в каких параметрах и категориях, с помощью каких приемов - язык может быть описан в таком качестве. Здесь у рациона- листически-позитивистского подхода оказывалось огромное преимущество, поскольку он опирался на громадную традицию описания языка в параметрах устойчивых, твердых, “закономерно” построенных форм...» [1. С. 21-22].

В то же время новизна переживаемого нами в настоящее время периода в развитии мировой лингвистики - именно в том, что впервые функционализм начинает занимать доминирующее положение в политеоре- тичном пространстве науки. Многие теоретические постулаты, рожденные в предшествующие эпохи, воплощаются в методологически оснащенные исследования, получают доказательную базу, будучи апробированными на обширном эмпирическом материале. На этой основе рождаются целостные научные направления, представляющие новую предметную аспектацию объекта на базе единой, интегрированной теории и методологии.

Любая рефлексия, включая рефлексию основ человеческого знания,

неизбежно осуществляется в пределах языка, и это является нашей отличительной особенностью как людей и как существ, действующих по-человечески.

По этой причине язык также является нашей отправной точкой, нашим когнитивным инструментом, пунктом, к которому мы будем постоянно возвращаться.

Матурана Умберто, Варела Франциско. Древо познания

В ядре своем аналитико-описательное и функциональное направления противопоставлены по важнейшим теоретико-методологическим установкам, что уже достаточно полно и глубоко отрефлексировано современной историко-лингвистической мыслью. Охарактеризуем противопоставленность парадигмальных направлений указанием на три «точки напряжения» концепций, состоящие в различии определений: 1) функциональных границ языкознания; 2) предмета исследований, вычленяемого из глобального объекта, являющегося предметом разных наук; 3) методологической платформы исследований.

Итак, в первом аспекте противопоставление подходов ярко выявляется в сопоставлении знаменитого постулата Ф. де Соссюра, заключающего «Курс общей лингвистики» - «Единственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассматриваемый в самом себе и для себя» [2. С. 269], и постулата о функциональных границах, сформулированного А. Кибриком: «Все, что имеет отношение к существованию и функционированию языка, входит в компетенцию лингвистики» [3. С. 20].

С различием характеристик функциональных границ языкознания коррелирует и противопоставленность дефиниций языка как предмета лингвистических исследований. На основе ставшего классическим определения языка Ф. де Соссюра (Язык - «это система знаков, в которой единственно существенным является соединение смысла и акустического образа, причем оба эти компонента знака в равной мере психичны» [2. С. 253]) в лингвистической традиции был актуализирован аспект системности языка как внутренней упорядоченности знаков. Отмечаемый в качестве важнейшего признак языка «психичность» в парадигме структурализма интерпретировался как своего рода аксиома, не вводимая в сферу исследовательских практик. В современных дефинициях языка при сохранении указаний на признак системности акцент переносится на выделение функциональной направленности и внешней детерминированности свойств системы, что, например, мы наблюдаем в определении языка Н.К. Рябцевой: «Естественный язык - чрезвычайно практичная, удобная, эффективная, универсальная, устойчивая, лабильная, гибкая, рекурсивная, самоорганизующаяся, эволюционирующая, осмысленная (способная к рефлексии, «субъектно мотивированная» и др.), креативная и в целом антропоцентричная система ограниченного набора средств социального взаимодействия, предоставляющая своему носителю теоретически безграничные возможности воплощения своих коммуникативных и когнитивных потребностей и намерений, и потому конгруэнтная естественному интеллекту» [4. С. 14].

Редукционистской тенденции строгого ограничения объекта исследования соответствуют строгие формализованные процедуры их извлечения из бескрайнего поля речевых употреблений, исключающие обращение к внеязыковым факторам, к методам других наук. Именно благодаря структурализму современная лингвистика обогатилась набором формализованных методов внутрилингвистического анализа, важнейшими из которых являются компонентный, дистрибутивный и трансформационный анализ, а также анализ непосредственно составляющих. Применение данных внутри- лингвистических методов является надежным доказательством языковой природы выделяемых на их основе феноменов, что в пределах структурализма способствовало закреплению в качестве методологически значимого противопоставления языкового и внеязыкового. Десятилетия парадигмального домирования лингвистического структурализма выявили и эффективность методологии, и ее ограничения. Не вдаваясь подробно в обсуждение данной весьма важной проблемы, отметим те моменты, которые явились, на наш взгляд, стимулом к формированию новых теоретико-методологических установок функционализма.

Во-первых, последовательное применение структуралистской методологии приводит к выявлению ядра, но не всей системы (это утверждение распространяется как на описание языка в целом, его уровневых подсистем, так и на интерпретацию отдельных единиц, например системы лексического значения слова). В результате формируется «слишком правильная модель языка», выводящая за свои пределы значительный объем эмпирически обнаруживаемых, но не вписывающихся в строгие структурные модели описания фактов.

Во-вторых, метод позволяет извлечь ядро языковой системы, анализируя текст. Обратный же переход «от языка-системы» к описанию текста и реальных процессов текстопорождения оказывается невозможным именно вследствие выведения за пределы модели множества «маргинальных фактов», являющихся в процессах порождения речи столь же значимыми, как и ядерные. Существенное значение для формирования новых подходов к описанию языка имело осознание того, что «структурализм выводит за пределы своей компетенции:

причинное объяснение литературы, заменяя каузальный детерминизм имманентным детерминизмом структуры;

произведение как динамическое событие;

семантическое измерение произведения, которое оно обретает за счет своего текстового употребления;

целевые установки автора и интенциональные значения, которые он вкладывает в свое сообщение;

акты выбора и инновации, осуществляемые в процессе создания произведения; коммуникативную ситуацию, адресованность текста, требующую учитывать не только его отправителя, но и получателя, а также контекст» [5].

Отмечаемые Г.К. Косиковым ограничения структурного метода по отношению к анализу художественного текста можно отнести к исследованиям реальных результатов и процессов порождения любого текста как интенционально обусловленной единицы.

Таким образом, введение в проблемное поле лингвистики в качестве предмета анализа текста, в своей структуре обнаруживающего и авторскую интенцию, и условия порождения в конкретной коммуникативной ситуации, потребовало кардинального расширения предметной сферы, введения в модель описания языка говорящего человека, широкого и узкого социокультурного контекста текстопорождения. Фокус исследования перемещается с изучения языка на изучение языкового существования и речевого осуществления человека в их обусловленности внешнесистемными детерминациями, от языка - средства коммуникации к языку-коммуникации, от анализа того, как устроено орудие общения, к тому, как оно работает в реальных актах интеракции-коммуникации, от структур объекта - к его функциям.

Сущность интегративного функционального подхода определяется следованием ряду принципов, среди которых в качестве важнейших следует назвать установку на выявление взаимных детерминирующих отношений языка и сложных систем, в которые язык входит в качестве элемента. Обозначим эти системы как «человек», «коммуникация», «культура», взаимные отношения которых можно отразить следующим образом: «чело- век»-о«коммуникация»-о«культура». Системы соотносятся как последовательно усложняющиеся: язык входит в коммуникацию посредством сложной системы «человек», которая, в свою очередь, входит в систему коммуникации, включенную в систему культуры и детерминированную ей. В сложные системы язык включается, выполняя базовые и частные функции.

При множестве функциональных интерпретаций языка исследователи в большинстве своем сходятся в том, что в качестве базовых языковых функций, т. е. таких, которые реализуются в каждом употреблении языка и не имеют специализированных средств выражения, следует рассматривать когнитивную и коммуникативную функции. Ориентированность на исследование данных функций приводит к формированию двух важнейших направлений современного функционализма: когнитивную лингвистику и коммуникативную лингвистику. В наименованиях данных ведущих направлений обозначаются скорее исследовательские «входы» в язык, однако практика анализа речевой деятельности неизбежно приводит лингвистов к необходимости привлечения теоретико-методологического аппарата смежных отраслей лингвистики. В языковой онтологии две базовые функции существуют в неразрывном единстве, взаимно обусловливая друг друга: любая коммуникация когнитивно детерминирована, а человеческая когниция глубинно коммуникативна. Гносеологическим следствием онтологического единства и взаимообусловленности базовых языковых функций является направленность современного функционализма на создание интегративной модели описания языка, которую определяют как когнитивнодискурсивную парадигму [6].

Самое обращение к исследованию базовых языковых функций детерминирует междисциплинарность современной функциональной лингвистики, ее отказ от методологических ограничений, проявляющихся в стремлении опираться только на жестко формализованную методологию структурализма. Так как функциональная лингвистика анализирует использование языка-системы во внешних средах - когнитивной и социальной, которые не могут не оказывать влияния на реализацию функций, современная лингвистика обращается к методологическому и терминологическому аппарату соответствующих наук: когнитивистики, психологии, культурологии, социологии.

Итак, невозможность моделирования порождения текста и текстопорождения без введения в систему анализа человеческого фактора явилась важнейшей внутри- научной причиной, побудившей формировать новую модель описания, антропоцентрическую, или функционалистскую, с привлечением методологии наук, исследующих когнитивные и социальные структуры.

В этой функционалистской, или антропоцентрист- ской, парадигме лингвистического описания когнитивная лингвистика играет ключевую роль, исследуя связи языка и когнитивного механизма в качестве важнейших детерминаций, обусловливающих онтологические свойства и языка, и когниции. Так как постижение их сущности ведет к пониманию того, что есть человек как вид, определяемый в науке homo sapiens sapiens, без понимания взаимнодетерминирующих связей разума и языка невозможно создание моделей текстопоро- ждения, а также исследование того, как языковая система соотносится с другими системами культуры.

Обращение к проблематике взаимнодетерминирую- щей связи языка и когнитивного механизма в рамках целостного направления когнитивной лингвистики было стимулировано не только внутринаучно, но и извне, из проблематики смежных наук, включающих в свою предметную сферу разные аспекты феномена сознания.

В качестве важнейшего внешнего импульса, способствующего оформлению когнитивной лингвистики в качестве самостоятельного направления лингвистического функционализма, следует назвать необходимость решения ряда проблем, актуализировавшихся на определенном этапе развития теории искусственного интеллекта. Как отмечает Н.К. Рябцева, разрешая вопрос о том, «насколько возможно моделирование мыслительной деятельности на ЭВМ и представление модели средствами формализованных языков», исследователи приходят к пониманию высокой степени несовместимости принципов работы мозга и компьютера, а также невозможности построить эффективные модели искусственных интеллектуальных систем на основе имеющихся представлений об устройстве когнитивного аппарата человека и устройстве естественного языка [4. С. 12-39]. Прагматические потребности общества в создании искусственного интеллекта привели к обнаружению того, что наши знания о работе когнитивного механизма человека весьма недостаточны, вследствие чего была сформирована задача исследования единого объекта - сознания человека - на междисциплинарной основе.

Развитие теории искусственного интеллекта оказывается зависимым от результатов исследований когнитивной деятельности человека и способов ее семиотической репрезентации в системах естественных языков. Оппозиция естественный - искусственный интеллект соотнесена с оппозицией естественный - формализованный язык описания, вследствие чего актуализируется проблема понимания возможностей естественного языка в формировании модели и структур сознания, и искусственного интеллекта.

И еще одна прагматическая потребность современного общества обнаружила определенные «белые пятна» в структурной модели описания языка, поставив вопрос о необходимости новых подходов к его исследованию, - это потребность в кардинальном совершенствовании информационных технологий. Известно то важное значение, которое играет в развитии современных сетевых информационных технологий естественный язык. Однако, как отмечает Н. К. Рябцева, при том, «что ни одна сколько-нибудь эффективная информационная система не может обойтись без лингвистического процессора, стало очевидным, что естественный язык не поддается полной формализации и алгоритмизации» [4. С. 51].

Итак, на пересечении проблемных ситуаций, рожденных в рамках различных теоретических и прикладных научных сфер, - разработок в области искусственного интеллекта, информационных технологий обработки естественного языка, в том числе информационного поиска, машинного перевода и др. - формируется заказ на принципиально иной вариант исследования языка.

На разрешение данных задач нацелена когнитивная лингвистика как самостоятельное направление в рамках лингвистического функционализма и вместе с тем одно из направлений междисциплинарной науки ког- нитивистики.

Когнитивная лингвистика как наука междисциплинарная интегрирует в собственно лингвистическую методологию теоретический и методологический аппарат наук, имеющих предметом исследования когнитивные структуры, прежде всего методы и подходы когнитивной психологии. Чрезвычайно важное значение для когнитивной лингвистики имели открытия когнитивной психологии, которая изменила представление о природе и функционировании сознания, в том числе и о связях когниции и языка/речи.

Констатация связи языка и сознания имеет столь же древнюю историю, как и сама лингвистика. За более чем двухтысячелетнюю историю рефлексий этой проблемы сформировалось значительное количество школ и направлений, различающихся как определением границ, выделением существенных свойств языка и сознания, так и определением характера их связи. Именно по этим аспектам интерпретации предмета исследования когнитивная лингвистика либо противостоит другим направлениям, либо на новом уровне продолжает развивать уже высказанные идеи с привлечением теоретических и методологических достижений гуманитарных наук ХХ в.

В определении характера связи языка и сознания когнитивная лингвистика оппозиционирует разным вариантам редукционистких теорий, в пределах которых язык и сознание рассматриваются как самостоятельные модули, контактирующие лишь «на выходе». Наиболее ярко такой подход представлен в логических теориях языка, в которых языковая семантика интерпретируется как непосредственный слепок с логических структур: смыслы языка формируются в механизмах логического мышления, язык же призван их «означивать». В традиции, заданной европейской «Грамматикой Пор-Рояля», разрабатывается идея о том, что языки различаются характером формальной поверхностной репрезентации глубинных логических категорий. Языковые смыслы есть результат маркирования в языковой форме выборки и конфигурации логически определенных смыслов. Своеобразие языков в таком случае есть результат создания разных конфигураций единого в своей логической основе набора символьных структур. Когнитивная функция языка в такой интерпретации редуцируется до роли формальной репрезентации логических структур, семантика языка или соотносится, или непосредственно отождествляется с логическими категориями.

Разрешение вопроса о том, какова форма «контактирования» языка и сознания, соотнесено с вариантами интерпретации природы сознания, что включается в состав когнитивного: только логические структуры или сфера логического рассматривается в единстве с эмоциональной, волевой сферой, сферой телесных ощущений. Антитезу к логическим теориям языка и языковой семантики в истории лингвистической мысли и философии языка мы находим прежде всего в теориях происхождения языка XVIII в., в которых языковые интенции связывались прежде всего с необходимостью выразить эмоции и волю.

В позитивных лингвистических исследованиях эта линия была проявлена в работах психологического направления языкознания XIX в., в советской школе психолингвистики ХХ в., многие положения которой интегрированы в теорию когнитивной психологии и когнитивной лингвистики.

Когнитивная лингвистика при определении характера связи языка и сознания исходит из представления о том, что языковой и когнитивный механизм взаимно интегрированы и это взаимовлияние столь значительно, что автономное рассмотрение их структур приводит к ограничениям, нарушающим представление о природе объектов.

Новое понимание характера связи языка и сознания коррелирует с новой интерпретацией природы сознания. Когнитивная лингвистика формирует свой предмет исследования в соотнесении с интегральной биосоциальной (биокультурной) теорией сознания, формирующейся в когнитивистике как междисциплинарной теории познания.

Главный тезис интегральной биокультурной теории познания, имеющий огромное значение для формирования методологии и практики лингвокогнитивных исследований: сознание воплощено, интегративно, не следует высшие формы отрывать от других форм рефлексии, так как последние опосредствуются первыми [7, 8]. Язык при этом рассматривается не в бинарной оппозиции «язык - мышление», но в более сложном соотношении «язык - сознание - мозг - тело», т.к. «разум порожден в ходе взаимодействия тела и мозга в процессе эволюции в течение индивидуального развития в текущий момент», что доказывается в концепции А. Домазио: «...наши самые отточенные мысли и самые удачные действия, наши величайшие радости и глубочайшие печали исходят от нашего тела как мерила всего; разум существует в интегрированном организме и для него..» (курсив мой. - З.Р.) [9. С. 87].

Постулаты об интегрированности языковых и когнитивных структур и воплощенности сознания стимулируют исследователей к поиску новых моделей языкового значения, динамически соотнесенных с другими типами когнитивных процессов в фило- и онтогенезе. В качестве примера такой теории приведем концепцию Й. Златева, согласно которой «значение (З) есть отношение между организмом (О) и его физической и культурной средой (С), определяемой ценностью (Ц) С для О (выделено мной. - З.Р.)» [8. С. 311]. Типы значений генерируются в разных типах контактирующих субъектов в различных вариантах среды. В качестве важнейших систем значений выделяются стимульно- сигнальная (простейшие, улитка Aplysia), ^ ассоциативная (рептилии, птицы, большая часть млекопитающих) ^ миметическая (человекообразные обезьяны) ^ символьная (человек). Человек, порождая особый тип опосредствованного символьного значения - языковое значение, интегрирует в онто- и филогенезе предшествующие типы/этапы формирования значений. При этом интегрируемые типы значений модифицируются, пребывая в контексте новых, и влияют на формирование символьного значения, т.е. собственно языкового значения [8. С. 319-354].

Рассмотрение языкового механизма в моделях интегрированного взаимодействия с сознанием, имеющим сложную, не только логическую природу, имеет огромное значение для понимания сущности языка, что важно как для лингвистики, так и для смежных наук. Внутрилингвистическое значение такого подхода проявляется в том, что в анализ описания вовлекаются новые языковые и речевые явления, репрезентирующие воплощенное сознание, субъектную интенциональ- ность, расширяется проблемное поле лингвистических исследований, формируются новые направления лингвистики: когнитивный анализ языковой и речевой прагматики и семантики, в том числе когнитивные теории категоризации, языковых моделей, метафоры и т. д.

Когнитивная лингвистика интерпретирует языковые/речевые феномены в их соотнесении с другими типами и формами когниции, выявляя все аспекты их отношений. При этом выделяется взаимнонаправленное движение по двум исследовательским траекториям:

а)от анализа других типов когниции ^ к объяснению способов языкового мышления, языковых феноменов: языковые структуры анализируются, исходя из понимания их интегрированности в другие виды когнитивных процессов, которые, в свою очередь, интерпретируются в аспекте их обусловленности, посредством мозга, опытом телесной жизни; ^ к выявлению способов перевода перцептивного и моторного опыта в символьные языковые структуры;

б)от языкового, символьного значения ^ к другим, предшествующим в фило- и онтогенезе формам когнитивного существования человека; анализ языка как среды существования человека, определяющей его когницию и поведение, выявление того, каков характер конвенций, заложенных в языковых единицах, на которые ориентируется человек в своей жизни. Формируется понятие культурных фильтров, являющихся прежде всего языковыми, опосредствующих наше восприятие даже на самых низших формах перцепции.

При таком подходе многие традиционные лингвистические объекты, в том числе значение языковых знаков, получают принципиально иную трактовку.

Исследование языковой семантики занимает центральное положение в проблематике когнитивной лингвистики, при этом моделируется этот объект принципиально иным способом, в иных соотношениях с применением иного комплекса методов по отношению к структурному подходу.

В структурной модели представления языкового значения, во-первых, подчеркивается его внутриязыковой статус в оппозиции энциклопедическому знанию, моделируясь с применением собственно лингвистических методов; во-вторых, в анализе обособляются разные типы языкового значения, лексические, деривационные и грамматические, что мотивируется постулатом об обусловленности семантики языковой формой выражения; в-третьих, важное теоретико-методологическое значение в рамках направления имеет положение о строгой упорядоченности языкового значения, формулируемого в терминах структурного анализа как строго иерархически упорядоченная совокупность сем.

Интегративная концепция значения в когнитивной лингвистике, опираясь на постулаты о взаимообусловленности языковых и когнитивных структур и воплощен- ности сознания, развивает положение об отсутствии границы между собственно языковой семантикой и «внеязы- ковым знанием». Лингвокогнитивные исследования свидетельствуют, что фоновые знания оказывают ничуть не меньшее влияние на языковое функционирование единицы, нежели выделенные в рамках структурного подхода в базовые ядерные дифференциальные семы.

В интерпретации когнитивной лингвистики языковое значение не являет собой строгую упорядоченность автономных минимальных компонентов, но представляет собой гештальт. Значение одновременно является и организованной структурой, и целостным образом, интегрирующим логическое и интуитивное, чувственное. Разные типы языковых значений находятся в разной степени приближения к полюсам логически упорядоченного и образного, эмоционального, чувственного.

В когнитивной семантике поставлена и разрешается новая проблема: интерпретация в языковой семантике телесного, кинетического опыта человека, опыта его непосредственных контактов с миром. Следствием этого является повышенный интерес когнитивной теории к метафоре, которая рассматривается как базовый лингвокогнитивный механизм формирования абстрактных смыслов в результате символьного преобразования первичных смыслов, формируемых в процессах когнитивной переработки телесного опыта.

Двигаясь в противоположном направлении - от языкового значения к другим типам когниции, лин- гвисты-когнитологи рассматривают языковые значения в аспекте репрезентации ими концептуальных структур, совокупность которых - языковая картина мира - интерпретируется как семиотическая среда, опосредствующая контакты человека с физической средой и влияющая на них.

Исследование языковой картины мира - одно из наиболее активно разрабатываемых направлений когнитивной лингвистики: «Целью лингвистического анализа становится тогда выявление и детальное описание структур знания, мнений, оценок, стоящих буквально за каждой языковой единицей, категорией, формой. При акценте на когнитивную составляющую этих явлений речь идет о их содержании и значении, при акценте на дискурсивную - о способе подачи и распределения информации по «поверхности» рассматриваемых единиц...» [10. С. 29]. Перед современной когнитивной лингвистикой стоят задачи выявления способов, форм языкового миромоделирования, а также влияния языковых моделей мира на другие типы когнитивной деятельности человека, формирование моделей его речевого и неречевого поведения. Разрешая данные вопросы, когнитивная лингвистика вносит свой вклад в разрешение актуальной проблемы построения интегральной модели сознания.

Список литературы

Гаспаров Б.М. Язык. Память, образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996.

Соссюр Ф. Курс общей лингвистики // Соссюр Ф. Труды по языкознанию. М., 1977.

Кибрик А.Е. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания. М., 1992.

РябцеваН.К. Язык и естественный интеллект. М., 2005.

Косиков Г.К. «Структура» и/или «текст» (стратегии современной семиотики) // Интернет ресурс. Заглавие с экрана. Режим доступа:

http://www.libfl.ru/mimesis/txt/structure.html

Кубрякова Е. С. Язык и знание. М., 2004.

Матурана У., Варела Ф. Древо познания. М., 2001.

Златев Й. Значение=жизнь (+культура): Набросок единой биокультурной теории значения // Studia Linguistica ^gmt^a. Вып. 1. Язык и познание: Методологические проблемы и перспективы. М.: Гнозис, 2006. С. 308-361.

Залевская А.А. Проблема «тело-разум» в творчестве А. Домазио // Studia Linguistica ^gmt^a. Вып. 1: Язык и познание: методологические проблемы и перспективы. М.: Гнозис, 2006. С. 82-104.

Кубрякова Е.С. Что может дать когнитивная лингвистика исследованию сознания и разума человека // Международный конгресс по когнитивной лингвистике: Сб. материалов. Тамбов, 2006. С. 26-31.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Хватит париться. На сайте FAST-REFERAT.RU вам сделают любой реферат, курсовую или дипломную. Сам пользуюсь, и вам советую!
Никита02:34:42 06 ноября 2021
.
.02:34:40 06 ноября 2021
.
.02:34:39 06 ноября 2021
.
.02:34:37 06 ноября 2021
.
.02:34:36 06 ноября 2021

Смотреть все комментарии (12)
Работы, похожие на Реферат: Когнитивная лингвистика в парадигмах лингвистического функционализма и интегральных концепций сознания

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(294152)
Комментарии (4230)
Copyright © 2005-2022 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru