Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: по краеведению «Усадьбы в окрестностях посёлка Лыкошино и их обитатели»

Название: по краеведению «Усадьбы в окрестностях посёлка Лыкошино и их обитатели»
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 08:15:03 15 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 1410 Комментариев: 3 Оценило: 5 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Муниципальная общеобразовательная школа – интернат Лыкошинская школа – интернат среднего (полного) общего образования №2

Реферат по краеведению

«Усадьбы в окрестностях посёлка Лыкошино и их обитатели».

Работу выполнила ученица 10 класса

Старовойтова Ольга .

Руководитель

учитель краеведения

Бойкова Ирина Алексеевна .

2009 г .

План работы:

1. Вступление - 4 стр.

2. Усадьбы в районе посёлка Лыкошино и их владельцы:

2.1. Имение «Сухое».

Владелица Ольга Александровна Кршивицкая- 11 стр.

2.2 Имение «Сопки».

Владелец статский советник Александр Николаевич Лизарх –фон – Кениг – 15стр.

2.3. Усадьба «Ключи».

Владелец Михаил Павлович Чехов – 19 стр.

2.4. Усадьбы в Широком:

«Сорокины горы». Владелец Николай Иванович Грусс.

«Ландышева гора». Владелец Михаил Ефимович Грумм – Гржимайло.

«Зелёная дача». Владелец Михаил Дмитриевич Ван – Путтерен – 26 стр.

2.5. Дача «Борисово»

Владелец купец первой гильдии Николай Ефремович Бельтихин – 30 стр.

2.6. Усадьба «Михайловское».

Владелец Кронид Александрович Панаев – 33 стр.

2.7. Усадьба «Байнёво»

Владелец Валериан Александрович Панаев

Усадьба «Боровенцы»

Владельцы Сергей и Юрий Дягилевы – 37 стр.

2.8. Усадьба «Красный Бор».

Владелец князь Юрий Оболенский – 39 стр.

2.9 Усадьба «Лухино»

Владелец Аркадий Захарович Меркель – 41 стр.

2.10. Усадьба «Исаево»

Владелец Иванов Гермоген Иванович – 41 стр.

2.11. Усадьба «Абакумово»

Владельцы дворяне Солоповы – 42 стр.

2.12. Усадьба «Языково - Рождественское».

Владельцы Николай Ильич Миклуха и Дмитрий Васильевич Стасов – 44 стр.

2.13. Усадьбы «Заключье» и «Сменцово»

Владелец Александр Сергеевич Хренов -49 стр.

3. Заключение – 52 стр.

4. Список литературы – 53 стр.

5. Приложение 1 «Усадьба Ключи»

6. Приложение 2 «Широкое»

7. Приложение 3 «Сухое»

8. Приложение 4 «Борисово»

9. Приложение 5 «Михайловское»

10. Приложение 6 «Байнёво», «Боровинец»

11. Приложение 7 «Языково – Рождественское»

12. Приложение 8 «Заключье»

13. Приложение 9 Дорогами поиска.

1. Вступление.

« Эх, память, память! Как ты коротка у тех,

кто ныне здесь повелевает, всё вершит и всё

решает…

Этот паралич памяти рано или поздно

переходит в окаменение совести, которая становится

способной на всё… вплоть до мародёрства»

Ф. Абрамов, А. Чистяков. «На ниве духовной».

В сентябре 2008 года я вместе с группой учащихся нашей школы в очередной раз была на экскурсии в Суворовском – Кончанском. Как и в первый раз, меня приятно удивило с какой любовью и заботой местные жители хранят всё, что связано с именем великого полководца, реставрируют, возрождают. Я люблю там бывать. Мне нравится сама атмосфера старой усадьбы.

На память мы купили открытки, буклеты и книгу «Усадьбы Боровичского района и их владельцы». Автор Подобед Л. В., заведующий Боровичским филиалом Новгородского государственного объединённого музея – заповедника.

Именно эта книга стала отправной точкой моих исследований, так как навела меня на мысль, а, вернее, на вопрос: а какие усадьбы есть в Бологовском районе и кто был их владельцами? Я стала выяснять, и с огорчением узнала, что этот материал у нас в районе не систематизирован, плохо изучен. Я уж не говорю о том, что подобной книги у нас ещё не издано.

Вот я и решила начать сбор сведений об усадьбах хотя бы пока в окрестностях посёлка Лыкошино. К моему немалому удивлению их было немало. Вот только некоторые:

«Ключи» - владелец Михаил Чехов, брат Антона Павловича Чехова;

«Ландышева гора» - владелец генерал Михаил Ефимович Грумм – Гржимайло, брат известного путешественника, исследователя Памира, Тянь - Шаня, Алтая Григория Ефимовича Грумм – Гржимайло.

«Борисово»- купец Николай Ефремович Бельтихин;

«Михайловское» - штаб- ротмистр Кронид Александрович Панаев;

Красный Бор – Князь Юрий Оболенский;
Заключье и Сменцово – Александр Сергеевич Хренов, петербургский архитектор, конезаводчик;

Усадьба в селе Рождественском связана сразу с двумя известными фамилиями Стасовых и Миклухо – Маклаями;

В районе деревни Сопки в XIX - начале XX веков располагалось несколько усадеб.

Одно из них принадлежало Статскому советнику Александру Николаевичу Лизарх –фон – Кенигу.

Ещё одна усадьба в это время там же принадлежала госпоже Чиренковой.

В непосредственной близости к Сопкам находилась усадьба, принадлежащая госпоже Алейниковой.

Усадьба «Сухое» - владелица Ольга Александровна Кршивицкая, внучка выдающегося инженера Франца де - Воллана.

Ещё оно имение Туренского погоста. Принадлежало оно отставному полковнику Платону Дмитриевичу Кашкарову (Кашкарёву) , владеющему имением с 1868 года.

По сведениям 1911 года («Список населённых мест Боровичского уезда Пирусской волости Новгородской губернии») к Пирусской волости относились усадьбы: Ключки (хозяйство О. М. Кудрявцевой, мельница); Лухино (усадьба А. З. Меркеля); Соминец (усадьба наследников Токаревского); Сорокины Горы (дача Николая Ивановича Груса), Абакумово (дворяне Солоповы) и другие.

По предварительным подсчётам, естественно, я могу ошибаться, в районе Лыкошино в 19 веке – начале 20 века существовало около 20 усадеб. Из них сохранилась только одна – в Заключье и то выкуплена в частные руки и реставрируется для личных нужд. Ни одного музея! А ведь русские дворянские усадьбы – это целый пласт Отечественной истории, навсегда утраченный.

Когда я начинаю думать о старой, канувшей в вечность России, то у меня перед глазами возникает одна и та же картина…

Я еду в возке. Вот мы миновали каменные, прочно сложенные, почерневшие от столетий ворота, и уже несут меня кони по длинной, без конца – края липовой аллее, ведущей к фасаду русского – такого близкого сердцу дома с белыми колоннами и старым – престарым фронтоном.

Солнце пробивается сквозь листву лип, и золотые пятна бегают по дорожке и колеблются, как живые…

А на террасе уже стоит вальяжный, улыбающийся хозяин и радостно приветствует меня.

Объятия, троекратные поцелуи по русскому обычаю и первый вопрос:

- Обедали?

Вопрос праздный, потому что мой ответ не нужен хозяину: гость будет всё равно накормлен.

Те же золотые пятна бегают уже по белоснежной скатерти, и уже дымится передо мной и хозяином наваристый борщ, и пыжится, как пуховая перина, кулебяка.

- А Вы грибков маринованных отведайте – домашние. А вот рыбки – из собственного пруда… А квасом прямо могу похвастаться: в нос так и шибает – жена его превосходно готовит.

Тихо прячется за липовую аллею утомлённое солнце. Смягчённая далью, грустно и красиво доносится еле слышная песнь косарей.

- Голубушка, да Вы засыпаете. Пойдёмте, я покажу Вам Вашу комнату.

А в моей комнате уже зажжена лампа. Усталые ноги мягко ступают по толстым коврикам, а взор так и тянется к свежим, холодноватым простыням раскрытой постели…

- Вот Вам спички, вот свеча, вот графин грушевого кваса – вдруг ночью захотите. Да Вы, может быть, съели бы чего – нибудь на ночь? Перепёлочки есть, осетрины холодные… Нет? Ну, господь с Вами. Спите себе.

Я одна в комнате… Подхожу к этажерке, что важно выпятилась в углу сотней прочных кожаных книжных переплётов, начинаю перебирать книги. Гоголь, Достоевский, Толстой, Успенский…

Почитаю…

Всё задремывает… И шумная птица в птичнике, и неповоротливая, обильно накормленная скотина в хлеву, и золотой хлеб в закромах – всё спит.

Простой , но так необходимый простому русскому сердцу уют…

… Где вы теперь русские усадьбы?! Где дворянская усадебная жизнь?

На страницах истории, литературы, в произведениях искусства, в старых пожелтевших документах: завещаниях, купчих, ревизских «сказках», рапортах, вольных, переписке, фотографиях… И наконец, в застывших музейных интерьерах, где хранятся вещи, но нет живой жизни…

Если ещё лет пятьдесят назад везде могли показать хотя бы место, где находилась усадьба, то теперь и следов не осталось и в большинстве своём местное население этого не знает и не ведает, да и местного населения в этих местах почти не осталось.

Нет, не будет больше той дворянской, помещичьей жизни…

А ведь усадебная жизнь строилась на любви и внимании к месту своего обитания. Владельцы усадеб часто с увлечением изучали всё, что их окружало, включая историю края, его недра, растительный и животный мир.

Пожалуй, главная особенность русских усадеб – их принципиальная неповторимость. Каждая из них отличалась своим жизненным укладом и своим способом хозяйствования, несла отпечаток семейных традиций, своей истории. Кстати, владельцы зачастую были соавторами и даже единственными авторами весьма оригинальных архитектурно – ландшафтных проектов. И усадьба создавалась по вкусам и замыслам обитателей.

Но при всём их многообразии, у русских усадеб было много общих черт, и, прежде всего – все они были центрами культуры, науки, искусства.

Особое значение имели традиции, культ семейных преданий. Благодаря этому облик усадеб менялся с течением времени очень мало. Дух старины, дух предков с их вкусами и пристрастиями всегда витал над обитателями усадеб. Патриотический дух в любой дворянской семье был, как правило, очень высок, и воспитывался он в подрастающем поколении прежде всего на примерах отцов и дедов. А обитателям усадеб было кем гордиться!

Расцвет усадебной культуры нашего края пришёлся на XIX век. С конца XVIII века представители самых блестящих фамилий начали осваивать Верхневолжье, тверскую и новгородскую глубинки. Среди владельцев имений были князья, графы, генералы. Те, кто был побогаче, строились с размахом. Приглашали столичных архитекторов, везли из далека строительный камень ( не брезгуя, впрочем, и местным известняком и кирпичом, который быстро научились здесь делать, благо глины в наших краях достаточно). Разбивали регулярные и пейзажные парки с каскадными прудами и беседками, сажали липовые и дубовые аллеи. Сооружали дома – дворцы для себя и отдельно флигели для управляющих и прислуги, порой даже конюшни украшая колоннами на манер античных храмов. Строили и церкви ( как правило, для всего прихода), красотой и оригинальностью не уступающие столичным.

Конечно, такой размах был уделом немногих. Большинство усадеб строились скромно, порой отличаясь от домов зажиточных крестьян только размерами. Были деревянными.

Представление о вечно праздном образе жизни владельцев далеко от истины. И не только потому, что большинство владельцев усадьбы были на государственной службе. Живя в усадьбах, многие дворяне стремились употребить свои силы и знания на хозяйственные нужды. Одни усадьбы становились агрономическими центрами, где-то пилили лес, разводили породистых лошадей, сроили полотняные фабрики. Это считалось как исполнением патриотического долга.

Особое место в жизни владельцев усадеб занимали наука и искусство. Среди обитателей было немало талантливых людей. Дворянские дети не только получали хорошее образование, но, и, воспитываясь среди усадебной гармонии, развивали интерес и внимание к окружающему миру. В лоне усадеб вырастали поэты, философы, художники, музыканты. Усадебный дух Верхневолжья не только растил талантливых людей, но и привлекал уроженцев других мест, отмеченных Божьем даром. Поэтому наши края связаны с таким большим количеством имён литературных, артистических, художнических!

Конечно, усадебная жизнь ни в Тверской, ни в Новгородской, ни в какой другой губернии не была сплошной идиллией. Проблемы и противоречия российской действительности не могли обойти её. В архивах можно отыскать немало сведений о жестокости помещиков, о притеснениях крестьян. Но так было далеко не везде. Всё-таки дворянство было самым образованным и культурным сословием дореволюционной России. И поэтому именно крестьяне вступались за изгоняемых и ссылаемых владельцев имений.

Закат дворянской усадебной культуры начался в конце XIX века, когда значение государственной службы усилилось. Для многих недавних помещиков именно служба после указа 1861 года стала основным источником дохода. Дворянское землевладение резко сократилось, доходность имений упала. Усадьбы стали разоряться, переходить из рук в руки. Некоторые и вовсе исчезли.

Но не исчез дух дворянской усадьбы. Именно уходящая дворянская культура вдохновляла поэтов серебряного века, композиторов. Да и новые владельцы, к которым переходили усадьбы, старались сохранить этот дух, не давали имениям исчезнуть, поддерживали их в прежнем виде.

В конце XIX - начале XX века усадьбы строились, в основном, не как хозяйственные центры, а как загородные дома, предназначенные для отдыха. В это время новым типом усадьбы становятся дачи людей искусства.

По архивным данным, в 1917 – 1918 годах в пределах Тверской губернии существовало 1230 усадеб. Раньше – их было раза в два – три больше. Предвидя революцию, чувствуя свою незащищённость, многие владельцы усадеб покинули их ещё до октября. Кое – кто из оставшихся готов был отдать всё, другие гибли во время бессмысленного и варварского грабежа. Знаменитый ленинский декрет о земле, согласно которому помещичьи имения со всеми их принадлежностями (не исключая архивов и библиотек) поступали в распоряжение волостных земельных комитетов, фактически узаконил начавшееся ещё при Временном правительстве варварское разрушение усадеб.

Что же в первую очередь привлекало в имениях? Не земля, не хозяйственный инвентарь, а богатство: старинная мебель, посуда, предметы искусства. Именно это было в первую очередь пущено на ветер. Особенно много погибло книг, документов из домашних архивов.

Известный музейный деятель С. Д. Яхонтов, бывший свидетелем разорения усадеб, писал: «… Волос становится дыбом, как послушаешь, что в дорогих фортепьянах лошадей кормили, с дорогими вазами садились под корову доить, картины великих мастеров на клочки резали, редкую мебель по частям делили, чтобы каждому досталось, редкие книги, которым цены нет, на папиросы рвали, а ценные архивы (бумаги), по которым история пишется, на подтопку печей пошли…»

Страшная культурная катастрофа не обошла и наши места. Занимаясь историей усадеб в окрестностях Лыкошино, я поразилась их судьбе и судьбам их владельцев: Ольга Александровна Кршивицкая, внучка выдающегося российского инженера Франца де - Воллана, который с 1812 по 1818 годы являлся Главным Директором Путей сообщения России, владелица усадьбы «Сухое», умерла после революции в доме бывшей кухарки и была похоронена сердобольными крестьянами. Юрий Павлович Дягилев, родной брат известного театрального деятеля Сергея Павловича Дягилева, последний владелец усадеб «Байнёво» и «Боровенцы», после революции жил с семьёй в малюсеньком домишке, работал извозчиком, дворником, а летом всей семьёй пасли стадо, вплоть до их выселения в Сибирь. В Сибири погиб и высланный валдайский купец Николай Ефремович Бельтихин, строитель первой школы в Лыкошино.

Хорошо, если конфискованные усадебные строения не уничтожались, а передавались под школы, дома отдыха, санатории, больницы. Но должной заботы об их сохранности новые владельцы не проявляли. Здания перестраивались, перекраивались, теряли свой вид. Денег на их содержание не хватало. И они горели, разрушались. И сейчас из более, чем двадцати усадеб, бывших когда – то центрами культуры в районе Лыкошино, чудом уцелела одна. Нет даже руин зданий ( кроме дома князя Оболенского), сохранились только жалкие остатки парков кое – где и заросшие пруды. И только остаётся надежда на то, что хотя бы память о них сохранится. В музейных экспозициях, старинных фотографиях, рассказах старожилов и в наших исследованиях…

Дороги поисков:

Основными направлениями моей исследовательской работы являются:

1. Изучение литературы по данной теме.

Я посетила школьную библиотеку, использовала книги из личной библиотеки Бойковой И. А., из районной библиотеки. Познакомилась с тем, как данная тема раскрыта в работах местных краеведов М. А. Иванова, Н. А. Ласточкина, И. В. Багажовой, В. В. Сычёва и других ( список литературы прилагается), краеведческие очерки в газете «Новая жизнь», статьи в журналах «Русская провинция» и «Наше наследие».

2. Изучение материалов школьного краеведческого музея.

Наш школьный краеведческий музей существует с 1967 года.

За эти годы в нашем музее накоплен материал по истории посёлка, местных предприятий. Я просмотрела множество альбомов ( их в музее насчитывается более ста), выставочные материалы.

3. Изучение краеведческих материалов по истории культуры нашего края эстетико-краеведческого творческого объединения «Русь».

Я являюсь членом т.о. «Русь» несколько лет ( с пятого класса).

В кабинете – музее «Светёлка» за десять лет существования т. о. «Русь» и поисковой работы, которая ведётся все эти годы, накоплен и систематизирован краеведческий материал по истории и культуре Бологовской земли, в том числе из истории сельских поселений Бологовской земли и усадеб, некогда существовавших в нашем крае.

4. Воспоминания сторожилов.

Эти воспоминания помещены в приложение к работе и в тексте самой работы.

5. Использование материалов летнего палаточного лагеря ,

маршрут которого проходил летом 2008 года по местам, где некогда находились старинные усадьбы: Заключье, Гарусово, Широкое.

Летом 2009 года члены туристического палаточного лагеря посетят Красный Бор, Сопки, Мишнёво, Острые Клетки, Турны с целью изучения истории этих населённых пунктов.

6. Мои личные впечатления от посещения усадеб

в Суворовском – Канчанском, Берново, Василёво, Никольском, Райке, Заключье, Широком.

7. Использование материалов государственных архивов Твери и Новгорода, предоставленных мне Бойковой И. А .

8. Использование материалов Боровичского, Валдайского краеведческих музеев , фактических материалов из многолетней переписки Бойковой И. А. с окуловским краеведом Л. Э. Бриккером.

9. Для работы над рефератом я использовала краеведческий материал, предоставленный учителем краеведения Березорядской школы Любовью Николаевной Сорокой.

2. Усадьбы в районе посёлка Лыкошино и их обитатели:

Имение «Сухое».

Владелица Ольга Александровна Кршивицкая.

Деревня Турны.

Существует несколько легенд о происхождении названия. Кто – то предполагает, что здесь Пётр I шведов турнул, кто ещё каких – то врагов называет. А всё очень прозаично. «Турня» - обрыв, кое –где заросший лесом.

В Турнах сохранилась до настоящего времени каменная Троицкая церковь, постройки конца 19 – начала 20 века .

Церковь, естественно, не действующая…

Покровская

церковь

1900 год. Деревня Турны. Праздник Иверской иконы Божией матери .

А на кладбище есть развалины деревянной Покровской церкви постройки 1729 года.

Раньше на этом месте стояла роща из вековых деревьев, которые выросли над насыпным холмом со старинными плитами и камнями. Вероятно, здесь и раньше находилось кладбище монастыря, существовавшего здесь в XIV – XV веках. При производстве в этом месте поверхностных раскопок были найдены черепа, которые отправили в Антропологический музей. В двух местах найдены стрелы неолитического периода.

Рядом с алтарной частью каменной церкви находится захоронение бывшей владелицы усадьбы «Сухое», что находилась в XIX - начале XX веков в непосредственной близости от деревни Турны и деревни Сухое Ольги Кршивицкой , внучки выдающегося российского инженера Франца де - Воллана, который с 1812 по 1818 годы являлся Главным Директором Путей сообщения России. В то время деятельность Управления Путей сообщения была направлена на строительство гидротехнических сооружений в Тверской губернии. Семья Франца де - Воллана проживала в Сопкинской волости Валдайского уезда. Усадьба находилась на берегах озера Дивенец.

Отрывок из книги новгородского краеведа И. В. Аничкова, 1911 г.:

« Имение Сухое принадлежит вдове действительного статского советника Ольге Александровне Кршивицкой, урождённой де - Воллан. Ранее оно принадлежало титулярному советнику А. А. Кусакову, который в 1832 году продал его Лейб гвардии Гренадёрского полка поручику Александру Францевичу де - Воллану, от которого по духовному завещанию досталось дочери его, настоящей владелице. По местному преданию раньше в Турнах находился монастырь, разрушенный Литвою; передают, будто монахи погрузили колокола в озеро Дивенец, имеющее замечательное свойство: бывают зимы, когда вода из озера куда-то уходит, а в том месте образуется воронка и лёд в этом месте проваливается (этим свойством периодического исчезания воды обладают некоторые озёра Новгородской губернии). Таким образом, к окрестностям имения приурочено нашествие Литвы.

В 1880 году посетил имение приезжавший на охоту Его Императорское Величество Великий Князь Владимир Александрович.

Дом в усадьбе был ранее деревянный и, только что отстроенный, сгорел со всеми коллекциями и вещами. Второй, кирпичный, двухэтажный, в 14 комнат, построен в 1837 г.

Имеется библиотека приблизительно в 10 тысяч томов, принадлежащая брату владелицы действительному статскому советнику Г. А. де - Воллану; в ней есть редкие исторические издания. В доме есть старинный портрет принца Георгия Ольденбургского, супруги его Великой Княгини Екатерины Павловны, пожалованный вдове Ф. П. де - Воллан – Марии Яковлевне де – Волан, урождённой де – Витт, а также портреты де – Волан, Иловайских, Кршивицких и А. Ф. де – Волан, который был женат на дочери генерал – майора Григория Дмитриевича Иловайского ».

А была Ольга Александровна Кршивицкая оперной певицей, пела в Мариинском императорском оперном театре в Петербурге. Но судьба распорядилась так, что бывшая владелица усадьбы «Сухое» умерла после революции в доме бывшей кухарки и была похоронена сердобольными крестьянами рядом с мужем

Рядом с могилой Ольги Александровны Кршивицкой покоится прах её отца Александра Францевича де - Воллана

(родился 25. 08.1807 г., скончался

7.04. 1871 г.), проживающего

в усадьбе с 1832 года.

Остатка надгробья

Александра Францевича

де Воллана.

Исследователь жизни Ф. де - Воллана Владимир Михайлович Уржанов считает, что и брат Александра – Григорий Францевич де - Воллан, посол в Японии и США, автор 8 книг: «В стране восходящего солнца», «В стране миллиардеров и демократов» и др., кавалер 16 орденов и медалей России, Китая, Японии и других, умерший в 1916 году в Ялте, был вывезен и тоже захоронен на погосте Турны.

Некогда красивый склеп этой семьи, сооружённый из крупных блоков красного гранита, окружённый оградой, в настоящее время находится в плачевном состоянии: ограды нет, склеп разрыт, памятник опрокинут. На памятнике ещё можно прочитать надпись: « Действительный статский советник Александр Фаддеевич Кршивицкий родился 23 апреля 1842 г., скончался 26 апреля 1913 г.»

Александр Фаддеевич Кршивицкий был видным общественным деятелем Новгородской губернии, неприменным судьёй, гласным губернского и уездного Валдайского собрания, бывшим мировым судьёй по выборам. Кршивицкий имел родовые земли в Валдайском уезде, перешедшие к нему от матери его, урождённой Аничковой.

Аничковы – один из древнейших дворянских родов России – внесён в 6-ю часть Российского Гербовника и в так называемую Бархатную книгу.

Были Аничковы воеводами, стольниками, стряпчими, городничими, судьями, послами, исправниками, предводителями дворянсктва, губернскими секретарями, директорами гимназий, действительными статскими советниками, коллежскими асессорами, надворными и титулярными советниками, полицмейстерами, вице – губернаторами, врачами, монахами, учеными, литераторами, художниками. Особенно много было среди них военных – сержанты, прапорщики, мичманы, капитаны, штабс - капитаны, секунд – майоры, капитан – исправники, ротмистры, подполковники, бригадиры, генерал – майоры…

Обширна и география их рода: Москва, Петербург, Вильна, Владимир, Воронеж, Казань, Муром, Псков, Самара, Саратов, Себеж, Смоленск, Тамбов, Уфа, Ярославль, Тверь, Новгород, Боровичи, Валдай, Старая Русса…

Аничков мост, а вслед за ним и Аничков дворец в Петербурге, названы по имени подполковника Михаила Осиповича Аничкова, под руководством которого был построен в 1725 году первый мост через Фонтанку, на том же месте, что и нынешний.

Усадьба «Сухое» возникла рядом с одноимённой деревней. Название деревни произошло от названия озера Сухое, на берегу которого она располагалась. Теперь деревни нет. Нет и усадьбы. И даже склеп разграблен и разрыт. Больно и обидно за нас… За этих людей, чьи могилы подверглись осквернению…

Имение «Сопки».

Владелец статский советник Александр Николаевич Лизарх –фон – Кениг.

Название - от слова «сопки», «холм», «гора». И действительно, рядом с деревней – Ванины горы,

Князева гора, Мишкин

вал и Васькин вал…

Сопки – одним словом,

курганы.

Деревня Сопки была центром Сопкинской волости Валдайского уезда Новгородской губернии в XIX – начале XX века. В Сопкинскую волость входили ( по «Списку населённых мест Валдайского уезда Новгородской губернии» 1884 года) :

д. Берёзка ( число жителей -121 ), д. Сухое (при ней усадьба) - ( число жителей – 108), д. Заозерье( число жителей - 110 ), д. Гряды ( число жителей - 250 ), Туренский погост ( число жителей - 29), д. Мишнёво ( число жителей - 211 ), д. Острые Клетки

( число жителей - 211 ), д. Горки ( число жителей -226 ), д. Плотишно ( число жителей - 32 ), усадьба Терехово ( число жителей - 2 ), д. Едно ( число жителей - 279 ),

д. Закидово ( число жителей -121 ), д. Кобылино ( число жителей -180 ), д. Чёрный Бор

( число жителей - 80 ), д. Мшенцы ( число жителей – 206), д. Булдаково ( число жителей – 181), д. Ленёво ( число жителей – 166). Итого – 16 деревень, 3 усадьбы, погост.

Д. Сопки. Крестный ход.

Начало XX века.

В «Материалах для оценки земельных угодий Новгородской губернии. Валдайский уезд» (Новгород, 1890 г.) в д. Сопки числилось:

В разделе Алфавит общинного землевладения государственных крестьян, бывших помещичьих: д. Сопки, владелец Кениг – 935, 4 дес. (д. Сопки, Сопкинской волости)

В разделе Алфавит частного землевладения крестьян:

Андреевы Фёдор и Трофим с 4-мя товарищами -80, 9 дес. в Новотроицкой вол. (сельцо Сопки)

Данилов Алексей – 27, 0 дес. в Новотроицкой вол. (сельцо Сопки)

Дмитриев Сергей – 12, 5 дес. в Новотроицкой вол. (пустоши Яшино и Кондратово, или Дальнее Бабино)

Дмитриев Сергей и Иванов Николай – 15,0 дес. в Новотроицкой вол. (пустошь Высокая , или Евдокимова)

Дмитриев Сергей с 3 товарищами – 20,0 дес. в Новотроицкой вол. (пустошь Высокая , или Евдокимова )

Иванов Николай – 46, 3 дес. в Новотроицкой вол. (пуст. Подъелья)

Иванов Иван и Васильев Андрей – 42, 6 дес. в Сопкинской вол. ( пуст. Высокуша, Подсосонье)

Сергеев Демид с 2 товарищами – 24,0 дес. в Сопкинской вол. ( пуст. Климатино)

Кроме того в Сопкинской волости земли принадлежали:

Казне – 944,2 дес. (пустоши Байневец; Каменка; Горюха; д. Мишнёво и Кукуй; д. Плотишно)

Панаеву Крониду Александровичу – 104,7 дес. ( пустоши Подол, Климатино, Селище Петровой Горы, Туреево)

Кршивницкой Ольге Александровне – 3670, 6 (д. Сопки)

Кошкарёву Платону Дмитриевичу – 1890,2 дес. (д. Сопки, д. Горка и Линева)

Кениг Александр и Михаил Николаевичи – 2018,9 дес. (д. Сопки, д. Горка и Линева)

В 1909 году в Сопках проживало 350 человек ( мужчин – 170, женщин – 180). Занятых постройками дворовых мест -80. Жилых строений – 68. Занятие жителей – земледелие. Хлебозапасный магазин, 2 мелочные лавки, школа.

На территории Лыкошинского сельского совета находилось в XX веке несколько школ: в п. Лыкошино, в д. Поречье, в д. Сопки, в Хмелёвке. Сопкинская школа самая старая. Основана Министерством народного просвещения в 1887 г.

А связана эта первая в наших краях школа с замечательным русским писателем Глебом Ивановичем Успенским.

Приезжал Глеб Иванович в Сопки в 1877 году. Не успел уездный учитель сойти на станции Валдайка , как за ним и его женой, по распоряжению петербургского градоначальника генерала Трепова , был установлен строжайший надзор.

Собирая материал для очерков, составивших цикл «Из деревенского дневника», Глеб Иванович в своём доме учил деревенских ребятишек.

Вот строки из «Деревенского дневника»: «Вид деревеньки самый обыкновенный. Холмистые поля спускаются к речке , неширокой и неглубокой, в которой будто бы в прошлые времена было «страсть сколько рыбы»...

Берега речки кой-где покрыты кустарником, кой-где болотце и песочек, а на дне густая трава, которую большей частью и вытаскивают вместо рыбы мужики, подумавшие побродить (не раздеваясь) с бреднем… Называется эта речка Слепухой, а деревенька, лежащая по другой её стороне, называется Слепое – Литвино…»

Брат писателя Иван Иванович утверждал, что упомянутое в очерках село Слепое – Литвино – это Сопки.

В районе д. Сопки в XIX - начале XX веков располагалось несколько усадеб.

Одно из них принадлежало г. Кенигу. В 1909 году в усадьбе « Сопки» проживало 3 человека ( мужчин – 1, женщин – 2). Занятых постройками дворовых мест -3. Жилых строений – 2. Усадьба располагалась на берегу Валдайки.

На погосте Турны есть захоронение, на памятнике которого была следующая надпись: «Статский советник Александр Николаевич Лизарх –фон – Кениг.

Родился 1 мая 1855 года. Скончался 15 июня 1909 года».

Ещё одна усадьба в это время там же принадлежала г. Чиренковой. В 1909 году в усадьбе проживало 4 человека ( мужчин – 2, женщин – 2). Занятых постройками дворовых мест -4. Жилых строений – 3. Владелице принадлежала мельница мукомольная водная на р. Валдайке. По воспоминаниям сторожилов села, из этой мельницы построили в Сопках первую гидростанцию, которая вырабатывала в трудные военные годы электричество.

В непосредственной близости к Сопкам находилась мелочная лавка, принадлежащая г. Алейниковой . На территории этого заведения находилось жилое строение, и проживало в нём 3 человека ( один мужчина и 2 женщины). Это торговое заведение так же находилось на берегу р. Валдайки.

В годы коллективизации д. Сопки был организован колхоз «Завет Ильича». В 30-е годы в колхозе находилось 77 семей , это 245 человек. В колхозе насчитывалось 82 коровы, 43 лошади. Затем на протяжении ряда лет – Сопки было отделением совхоза «Всходы»(центральная усадьба находится в д. Корыхново).

До недавнего времени была в Сопках библиотека, и числилось здесь в 2000 году 156 читателей. Был клуб. Магазин. Медпункт. Сейчас этого ничего нет.

На 1.01. 2008 г. 13 постоянных хозяйств, число постоянных жителей – 24.

Усадьба «Ключи».

Владелец Михаил Павлович Чехов.

Весна 1905 года. На платформу станции Валдайка сходит семейство Чеховых. Они несказанно рады: наконец – то сбылась давняя мечта и они стали владельцами пусть небольшого, но своего участка земли – землевладельцами.

Дальше их путь лежал в местечко Широкое, что раскинулось на берегу реки Валдайки.

Погрузив на прибывшие подводы вещи, а сами, усевшись в поджидавшие их повозки, двинулись к своему новому месту жительства.

Усадьба понравилась им сразу. И, едва успев обосноваться, Михаил Павлович пишет своей сестре Марии Павловне восторженные строки: «Кругом милые, ласковые виды, журчит речка, трава высокая. Ягод бездна… Детей не загонишь в комнаты… Жизнь у нас дешёвая, приволья много».

В письме боровичскому краеведу А. П. Аносову сын Михаила Павловича Сергей Михайлович раскрывает причину переселения семьи Чеховых на Валдайку: «В 1905 году, чтобы не тратиться каждое лето на съём дачи для своих двух детей, Михаил Павлович купил усадьбу «Ключи»…»

Усадьбу они купили у полковника Неслуховского. Тот на ней никогда не жил, а периодически сдавал то одним, то другим. Усадьба состояла из 3,5 десятин земли и двухэтажного деревянного дома ( девять комнат), а также служебных построек.

Ощущение полноты жизни среди природы, радость от простого труда на земле – эти чувства полностью завладели Михаилом Павловичем в «Ключах». В письме от 15 июня он описывает поливку огорода, сенокос, «славное русское лето». И, приглашая Марью Павловну приехать в гости, прибавляет: «Правда, после Крыма покажется тебе , быть может беднее, но уверяю тебя – в общем мило. Ничего кричащего, так всё лирично, левитанисто… Окуловка от нас в 30 верстах».

М. П. Чехов, имея университетское образование, работал по финансовому ведомству и одновременно был литератором. Одной из наиболее известных его работ является книга «Вокруг Чехова».

Михаил Павлович родился 6 октября 1865 года в Таганроге. Характер его складывался в борьбе с неблагоприятными условиями жизни. С юных лет ему пришлось много работать, он рано привык быть самостоятельным.

В 1885 год М. П. Чехов поступил в Московский университет, выбрав юридический факультет. Но пример старшего брата, творческая атмосфера, царившая в доме Чеховых – всё это пробудило интерес к литературе. Он начал писать, ещё будучи учеником 3 класса гимназии, и помещал свои стихи в журнале «Свет и тени». Здесь же появились рисунки и ребусы, сочинённые им.

Учась в университете, он выступал как сотрудник детских журналов, поместив ряд очерков и рассказов в журналах «Детский отдых», «Друг детей», «Родник», «Детское чтение».

Михаил Павлович был наделён многими талантами. Например, делал прекрасные зарисовки тех мест, где приходилось ему бывать и где жила семья Чеховых. Сохранились его акварели, изображающие дом на Садовой – Кудринской, Бабкино, Луку, Таганрог, Крым, Кавказ. Немало зарисовок было сделано на Валдайке. Также он был музыкантом – самоучкой – играл на рояле. В одном из писем брату Александру Антон Павлович пишет: «Мишка открыл в себе ещё один талант: превосходно рисует на фарфоре».

После окончания университета М. П. Чехов поступил на службу в Министерство финансов.

В 1892 году Михаил Павлович добивается перевода на службу в город Серпухов. В это время семья Чеховых переехала в Мелихово, Серпуховского уезда. В свободное от работы время он мог там бывать подолгу и почти безвыездно проводить летние месяцы. Не оставляет в это время и литературной работы. Он самостоятельно выучил английский язык. Занимался переводами.

Первой же серьёзной его книгой стал словарь для сельских хозяев «Закрома», подытоживший двухлетний сельскохозяйственный опыт семьи Чеховых, который включал широкий круг вопросов полеводства, садоводства, огородничества , животноводства.

В 1894 году Михаила Павловича переводят в город Углич. Здесь он становится режиссёром, актёром, декоратором любительской театральной труппы и сам пишет пьесы. На почве общих театральных интересов он знакомится в 1896 году с Ольгой Германовной Владыкиной, служащей гувернанткой у местного фабриканта. Вскоре состоялась свадьба. В 1898 году у Михаила Павловича И Ольги Германовны родилась дочь Екатерина, будущая певица, а в 1901 году сын Сергей, в будущем художник.

В 1898 году Михаил Павлович был назначен на должность начальника отделения Ярославской казённой палаты ( учреждение, ведавшее финансами губернии). Здесь он стал постоянным посетителем театра (старейшего в России) и театральным критиком. Статьи и рецензии М. П. Чехова появлялись в местной прессе, потом в столичном журнале «Театр и искусство».

В 1901 году М. П. чехов подаёт в отставку, оставляет службу в Министерстве финансов и переезжает в Петербург. Здесь он поступает на должность заведующего книжной торговлей на железных дорогах контрагенства Суворина. Именно тогда у него появляется мысль приобрести дачу недалеко от Петербурга, где можно было не только отдыхать, но и работать. Случай не заставил себя ждать. Знакомый Чеховых полковник Неслуховский предложил купить у него дачу на ст. Валдайка по сходной цене, что и было сделано.

Дачей «Ключи» в Широком М. П. Чехов пользовался 7 лет, затем её снова продал Неслуховскому. Причина была в том, в 1908 году семья М. П. Чехова стала испытывать большие материальные затруднения, вызванные, вероятнее всего, расходами по изданию журнала «Золотое детство» (1907 – 1917 г.г.). В письме от 20 июля 1908 года Михаил Павлович жалуется, что «разорился совсем» и просит сестру о помощи. Но помощь Марии Павловны только отсрочила расставание с «Ключами»…

Неоднократно в «Ключах» отдыхал с семьёй Иван Павлович Чехов, известный педагог. В Москве Иван Павлович заведовал рядом народных школ. Был организатором , заведующим и наблюдателем ряда народных читален и библиотек.

Иван Павлович родился 16 мая 1861 года в Таганроге. После отъезда семьи Чеховых в Москву, в 1876 г. Остался с братом Антоном в Таганроге и зарабатывал на жизнь переплётным мастерством. В 1877 г. Переехал в Москву, выдержал экзамен на приходского учителя и был назначен в г. Воскресенск Московской губернии.

В 1884 году И. П. чехов перевёлся в Москву. Здесь он заведовал рядом народных школ, в которых учительствовал. Был организатором и наблюдателем ряда народных читален и библиотек. Был членом попечительства о бедных и членом правления общества попечения о детях учителей.

С удовольствием бывал в «Ключах» и Александр Павлович Чехов. Приезжал один и с семьёй. Ему тоже очень понравились наши места, и он даже пробует поселиться рядом: «Был Саша. Тотчас по приезде решил поселиться рядом со мной и хоть вынь да положь ему продажную землю».

Родился А. П. Чехов 10 августа в Таганроге. В 1875 г. Окончил курс гимназии с серебряной медалью и в том же году переехал в Москву, где поступил в университет на физико – математический факультет, который окончил в 1882 году.

Александр Павлович написал много рассказов, повестей и романов, опубликованных в разных газетах и журналах: «Новом времени», «Новостях дня», «Историческом вестнике». Отдельными изданиями под псевдонимом «А. Седой» выходили «Святочные рассказы», «Птицы бездомные», «Княжеские бриллианты», «Коняка» и другие.

Известны его работы по специальным вопросам: «Исторические очерки пожарного дела в России», «Химический словарь фотографа» и другие. Редактировал журналы «Слепец», «Пожарный», «Вестник Российского общества покровительства животным».

Вместе с отцом приезжал на Валдайку и гостил в «Ключах» сын А. П. Чехова Михаил Александрович, впоследствии известный драматический актёр, режиссёр, педагог.

Михаил Александрович Чехов (1891 – 1955) был самым талантливым учеником Станиславского («Миша Чехов – гений» - слова Константина Сергеевича ), он вышел на подмостки Первой студии МХТ под руководством Вахтангова, а потом уже на мхатовской сцене , репетируя со Станиславским, создал своего уникального Хлестакова в «Ревизоре». Даже лучшие актёры Художественного театра с изумлением и некоторой оторопью смотрели на игру Чехова, не понимая, как и почему у молоденького студийца мгновенно рождается то, на что мастера тратят месяцы кропотливого труда. В роли Хлестакова Михаил Чехов восхищал и Станиславского и Мейерхольда. Своей игрой он примирял и соединял разные театральные школы. М. Чехов – актёр – философ, трагик. В 1928 году вышла в свет его книга «Путь актёра» - творческая исповедь. В том же году, уже будучи руководителем театра, он уехал за границу и не вернулся. Он знал, что подписан ордер на его арест. Репрессии коснулись даже таких талантливейших людей. Мечтал вернуться на Родину, но мечтам не суждено было сбыться… Он мог бы работать в России, своим талантом создавать гениальные спектакли, роли. Но не смог. Зато он оставил после себя уникальное пособие для всех актёров - книгу «О технике актёра». Эта книга полна веры в творческие способности людей, в театр будущего…

…Жизнь в «Ключах» отражена в переписке Михаила Павловича с сестрой Марией Павловной. В одном из писем он сообщает, что приезжала сюда погостить и Лика Мизинова. Лидия Стахиевна Мизинова (1870 – 1937) была знакомая Чеховых, Левитана, работала учительницей в гимназии Л. Ф. Ржевской, затем в Московской городской думе. В гимназии она познакомилась, а затем и подружилась с Марией Павловной, сестрой Чеховых, а затем сблизилась со всем семейством, в особенности с Антоном Павловичем. Они познакомились в Москве, в доме Корнеева на Садовой – Кудринской, который снимала семья Чеховых, перебравшись из Таганрога. 19-летнюю подружку по женским курсам привела Маша Чехова. Антону Павловичу в то время было 29.

Красавица Лика стала прототипом Нины Заречной из «Чайки», героиней пьес, фильмов о Чехове. Она прекрасно пела, мечтала стать актрисой. Одно время даже состояла в труппе Московского художественного театра. В неё был влюблён художник Исаак Левитан, и Лика не без кокетства принимала его ухаживания. Но влюблена по настоящему была лишь в Антона Павловича, а тот шутливо, «играючись» относился к молоденькой поклоннице. А она без оглядки бросилась в омут любви, писала страстные письма. Звала с собой на Кавказ, в Швейцарию. Но Чехов держал дистанцию. Он был болен. Смертельно болен. Это Антон Павлович знал наверняка, как врач. А Лика так молода, так хороша собой… В 1900 Чехов женится на Ольге Книппер, в 1901 году Лидия Стахиевна выходит замуж за известного режиссёра Санина. А в 1904 году Антон Павлович умирает…

Эта смерть потрясла всех. И, конечно же, его младшего брата Михаила, с которым он был очень дружен. Находясь под обаянием старшего брата, Михаил стремился помочь ему, чем только мог.

Михаил Павлович был своего рода секретарём брата: переписывал рукописи Антона Павловича, ходил по редакциям, выполнял различные хозяйственные поручения. Писатель, переводчик, редактор, Михаил Павлович был всегда в курсе всего того, что делал, о чём думал, с кем встречался Антон Павлович Чехов, этот великий деятель русской литературы.

Смерть брата стала невозвратной потерей, и Михаил Павлович начинает работу над воспоминаниями. Этот труд, посвящённый жизни и творчеству Антона Павловича, занимает в его деятельности большое место. Михаил Павлович пишет в своём дневнике: « Я хотел, чтобы мои мемуары были «моими» мемуарами, а не биографией Антона, и хотя в них особое место отводится Антону, потому что моя самая лучшая, самая сознательная жизнь протекала в его обществе, бок о бок с ним».

И помогала Михаилу Павловичу творить, создавать воспоминания о брате красивая русская природа наших мест, которую может понять только тот, кто жил и живёт здесь.

Здесь на даче «Ключи» Михаил Павлович печатает свои воспоминания, пишет интересные очерки о чеховских прототипах. С сестрой Марией Павловной издаёт шеститомник писем брата, пишет к ним содержательные примечания.

Жизнь в «Ключах была заполнена литературным трудом. В 1907 году, уже будучи владельцем усадьбы, М. П. Чехов получил литературную премию Академии наук (почётный отзыв) за второе издание «Очерков и рассказов». Это было признанием его заслуг перед отечественной литературой. Академик А. Ф. Кони в своём отзыве о книге отмечал реализм и психологизм произведений М. П. Чехова, искренность его авторской интонации: «Бодрой верой в чистые чувства человека, способностью видеть в нём не одну игрушку обстоятельств, отданную в жертву животной природе… веет от книги Чехова».

В это же время он издаёт и редактирует иллюстрированный журнал «Золотое детство». В то время это был один из популярных журналов для детей. Михаил Павлович выступал в нём как единственный автор. За десять лет Чехов поместил в журнале несколько сот своих повестей, рассказов и стихотворений, подписывая их различными псевдонимами – С. Вершинин, К. Треплев, М. Б-ский, М. Ч., Ирис, Кузнечик.

Михаил Павлович делал этот журнал с увлечением, умело внося в его содержание много интересного и занимательного. Современники недаром удивлялись огромной трудоспособности, выносливости и изобретательности Михаила Павловича, умевшего издавать журнал с самыми минимальными средствами.

Михаил Чехов по своей натуре был очень добрым и отзывчивым человеком. И эти качества он старался воспитать в детях. Поэтому все рассказы, которые Михаил Павлович размещал в журнале, были переполнены любви к природе, братьям нашим меньшим. Эта любовь к растениям и животным была основной темой журнала «Золотое детство».

И как вы заметили, рассказы о природе Чехов писал на нашей лыкошинской земле, черпая здесь вдохновение, гуляя и работая на даче, купаясь в Валдайке. Наши пейзажи занимают в творчестве писателя заметную роль.

Одно только его тяготило: очень часто приходилось ездить в Петербург по издательским делам: «Вообще живём славно, вот только бы не ездить каждую неделю на три дня в Питер». И он очень скучал по семье там в городе: «Скучно одному во всей пустой квартире». Слава Богу, что хоть удобно было добираться по железной дороге от Валдайки до Петербурга.

В 1910 году вышел сборник рассказов и повестей М. П. Чехова «Свирель». В него вошли произведения, написанные в «Ключах». Их главная тема – неустроенность жизни людей в условиях социального бесправия и беззакония ( «Анюта», «Сестра», «Пустой случай», «На барже»).

Живя на Валдайке вплоть до 1912 года, Михаил Павлович нигде не служил. Он влезает в долги. «Я совсем разорился. Третий год без места. Всё прожито. Имение сразу не продашь, оно заложено… Я понимаю теперь Антона, когда он, нигде не служил и ниоткуда не получал жалования, пробивая себе в первые годы своей деятельности дорогу…»

«Доживём в «Ключах» последнюю неделю. Последнюю – и навсегда. На двадцатые числа октября назначена купчая, и мы уже не землевладельцы…» Это строки из письма от 20 августа 1911 года. Михаил Павлович навсегда распрощается с нашими местами – местами привольными и красивыми.

В советское время, в двадцатые годы, М. П. Чехов снова стал выступать как детский писатель ( под псевдонимом К. Треплев и С. Вершинин), но в основном в эти годы он работал как переводчик.

В 1926 году в виду болезни М. П. Чехов поселился в Ялте и жил в доме – музее А. П. Чехова. Здесь он пишет пьесу «Дуэль» по повести А. П. Чехова и киносценарий «Дело Петрашевского», изучает итальянский язык. В Ялте 14 ноября 1936 года он и умер.

Вспоминаются слова писателя К. Г. Паустовского о таких людях, каким был Михаил Павлович Чехов: «Есть люди, без которых не может существовать литература, хотя они сами пишут немного, а то и совсем не пишут… Не важно – много ли они или мало написали. Важно, что они жили, и вокруг них кипела литературная жизнь своего времени, а вся современная им история, вся жизнь страны преломлялась в их деятельности».

…Антон Павлович Чехов никогда не был в наших краях, но в одном из своих произведений затронул новгородскую тему.

Есть у писателя путевые записки «Остров Сахалин». Антон Павлович действительно был на Сахалине в 1890 году. И там повстречал каторжника Егора, который поведал ему историю о том, как попал на остров. Егор в своём рассказе упоминает наши края, в том числе Парахино, что находится в Окуловском районе. И рассказ каторжника изобилует местными новгородскими словечками, видимо Чехов постарался точнее записать рассказ этого человека. Очень жаль, что в записках нет фамилии этого каторжника, а то можно было бы отыскать потомков этого безвестного Егора.

Среди знакомых у Антона Павловича был боровичский помещик Александр Иванович Аничков, владелец усадьбы Зализенье.

Александр Иванович окончил университет и консерваторию, знал и хорошо владел всеми европейскими языками и был широко образован в области гуманитарной.

Друг его – художник Браз часто гостил в Зализенье и открыл в Александре Ивановиче способности к рисованию, стал учить его владеть кистью и сделал Александра Ивановича вполне сносным художником.

Осип Эммануилович Браз (1872 – 1936 г.г.) – русский живописец и график. Учился в рисовальной школе и Академии художеств по классу И. Репина. Участник выставок «Мир искусства» , «36 художников» и др. Браз – автор известного портрета А. П. Чехова. В послереволюционные годы работал в Эрмитаже, затем был выслан в Новгород. В конце 20-х годов навсегда покинул Россию.

Известный П. М. Третьяков, положивший начало знаменитой Третьяковской галерее, в марте 1897 года заказал портрет А. П. Чехова художнику О. Э. Бразу.

16/ 28 марта 1898 года из Ниццы Чехов писал своей сестре Марии Павловне: «Третьего дня приехал Браз. С ним его друг, боровичский помещик Аничков. Остановились оба в Русском пансионе. Сначала Браз хотел писать портрет на воздухе, но это оказалось неудобным: пришлось отыскивать мастерскую…» Чехов к тому времени знал об Аничкове из переписки с Бразом. А позже передавал для него посылку с лекарствами.

Таким образом наши края связаны со знаменитой семьёй Чеховых.

Какова же судьба дачи «Ключи»?

В 1917 году эта дача, как и остальные, была национализирована. Впоследствии дом разобрали и перевезли на станцию Лыкошино, чтобы оборудовать в нём трикотажную мастерскую. А позже дом сгорел.

Усадьбы в Широком:

«Сорокины горы». Владелец Николай Иванович Грусс.

«Ландышева гора». Владелец Михаил Ефимович Грумм – Гржимайло.

«Зелёная дача». Владелец Михаил Дмитриевич Ван – Путтерен.

Недалеко от пос. Лыкошино, всего в 4-х километрах находится местечко Широкое. Места живописные, раздольные, широкие. Отсюда и название: «широкий» - просторный в поперечном измерении; для разъезда.

До революции здесь было четыре дачи. Расположились они по правой стороне дороги, что ведёт от Лыкошино к Валдаю.

Жёлтая дача принадлежала врачу Николаю Ивановичу Груссу из Петербурга.

Поселившись, он сразу же рядом с дачей построил небольшой домик, в котором открыл амбулаторию. По воскресным дням Н. И. Грусс принимал больных крестьян из окрестных деревень. Причём, денег ни с кого не брал. Вот и представьте себе, сколько людей выстраивалось каждый раз в очередь к столичному доктору, ведь ближайшие земские больницы находились верстах в сорока – пятидесяти. Одна неприятность – царскому правительству эта благотворительность явно не нравилась.

Усадьба Н. Грусса (Груса) называлась «Сорокины Горы».

Голубая дача (усадьба «Ландышева Гора») принадлежала генералу Михаилу Ефимовичу Грумм – Гржимайло (Грум-Гржимайло).

Здесь не раз бывал и его брат. Известный путешественник Григорий Ефимович Грумм – Гржимайло, совершивший немало интересных открытий. Исследователь Средней и Центральной Азии, заслуженный деятель науки РСФСР, Г. Е. Грумм – Гржимайло путешествовал по Алтаю, Памиру, Тянь – Шаню, Западной Монголии. По результатам исследований написал немало интересных трудов.

Да и сам Михаил Ефимович светило немалое. Одно то, что когда преподавал в юнкерском училище, самого Арсеньева учил. Того, кто совершил немало открытий на Дальнем Востоке и написал интересную книгу о своём путешествии «Дерсу Узала».

Зелёная дача принадлежала врачу из Питербурга Михаилу Дмитриевичу фон Путтерену.

Как и Николай Иванович Грусс, Михаил Дмитриевич немало времени проводил в построенной амбулатории, где лечил местных жителей. Но главной хозяйкой на Зелёной даче была его жена – бессменная солистка Императорского Мариинского оперного театра Мария Александровна Михайленко. Творческая биография певицы была блестящей: более сорока партий самого различного репертуара. И пела она в паре с самим Фёдором Ивановичем Шаляпиным, с Леонидом Васильевичем Собиновым, с Ф. Стравинским, который имел прекрасный голос и был неплохим оперным певцом. А сколько поездок было за это время! Болгария, Германия, Сербия, Япония. Крупнейшие оперные театры России рукоплескали певице. А Глазунов даже посвятил ей застольную песню «Кубок янтарный» и дуэт «Эх ты песня». Мария Александровна записала на граммофонные пластинки 340 произведений на самых известных граммофонных фирмах – «Патэ», «Колумбия», «Граммафон».

Четвёртой дачей владел полковник Неслуховский. Именно эту дачу купил в 1905 году Михаил Павлович Чехов, брат А. П. Чехова.

После революции в зданиях национализированных дач разместился дом отдыха научных работников. При нём существовало подсобное хозяйство. А какая аллея роз вела к корпусам! Клумбы, море цветов! Танцплощадка, качели, катание на лодках по Валдайке… До сих пор люди помнят этот дом отдыха. Учителя нашей школы рассказывали, как они, будучи ещё детьми покупали шоколадки в ларёчке, оборудованном под большой гриб.

Как жаль, что дома отдыха больше не существует…

Во время Великой Отечественной войны в «Широком» находился госпиталь. За время Великой Отечественной войны их сменилось несколько. Первый имел номер 3370. Начальником был Логунов. После войны, да и во время, лечились раненные бологовцы. Затем этот госпиталь переместился в Валдай. А сюда прибыл другой под №3190 ( начальник Столяров). Находились на излечении в основном легкораненые бойцы. Доктором была Густарова. Примерно в это время лечение получали 700 человек. Помещений не хватало. Построили барак (после войны там разместился клуб).

Одно время в госпитале содержались два пленных немецких лётчика.

Госпиталь был до 1945 года. С того времени в лесу осталось воинское захоронение.

После войны вновь в «Широком» распахнул свои двери дом отдыха. Были построены новые двухэтажные корпуса.

Сейчас на месте дома отдыха не осталось никаких следов, разве только фундаменты некоторых строений, но и они скоро буйно зарастут бурьяном…

В 2004 году в деревне Широкое числилось 42 человека и 9 дачников. Число постоянных хозяйств – 21.

На 1.01. 2008 г. проживает 36 человек. Число постоянных хозяйств – 19. Деревня постепенно умирает…

Дача «Борисово»

Владелец купец первой гильдии Николай Ефремович Бельтихин.

Деревня Кузнецово находится в 1,5 километрах от станции Валдайка на холме.

Происхождение названия: от мужского личного имени Кузнец – «кто куёт на кузнице, занимается кузнечным делом».

В деревне долгое время находилась кузница. Остатки её сохранились. В советские годы кузница принадлежала колхозу «6-ой съезд Советов», который объединился в период укрупнения хозяйств с колхозами «Великий», «1-ый Лыкошинский», «Красный Бор», «6-ой съезд Советов»(1950 г.). Сохранились и развалины скотного двора, где ещё недавно выращивали телят. За деревней было две конюшни.

Рядом находится старое лесное озеро Борисовка, когда -то большое, сейчас почти заросшее. Вокруг – болота.

Деревня стоит на возвышении. Отсюда вся округа видна. Домов немного, но у каждого дома – сад. И каждый год обильно здесь плодоносят яблони и сливы.

Входила в состав Боровичского уезда Пирусской волости. В «Списке населённых мест Боровичского уезда Новгородской губернии» ( 1885 год) в д. Кузнецово числилось 35 крестьянских дворов, число строений: всего – 55, в том числе жилых – 35. По семейным спискам 1879 года в деревне проживало всего 168 человек ( 79 -муж. пола и 89 женщин). По приходским сведениям того же года: число жителей: м. - 77, ж. – 93, в том числе детей: до 8 лет -19, от 8 до 13 – 20, от 13 до 18 – 12, среднего возраста ( 18 – 60 лет ) : м.- 50, ж. – 59; старше 60 лет: м. – 7, ж. – 3. Количество земли: надельной : удобной – 388 десятин, неудобной: 33 десятин. Покупной – 9 десятин.

В «Списке населённых мест Боровичского уезда Новгородской губернии» ( 1911 год) записано, что в д. Кузнецово земли принадлежали Кузнецовскому обществу. Дворовых мест числилось 37, жилых строений – 88. Проживало 211 человек (м. - 104, ж. – 107). Расстояние до уездного города – 40 верст, до ж\д станции и школы – 2 версты. Главное занятие жителей – земледелие. Часть жителей служили извозчиками. В деревне имелась часовня. Жители пользовались родниковой водой, т.к. реки и озера, удобного для забора воды, нет.

В 2004 году в деревне было 23 постоянных хозяйства. Проживало 38 человек.

В 2008 году в Кузнецове зарегистрировано 19 постоянных хозяйств, проживает 23 человека. В летний период много дачников. В деревне нет никаких учреждений.

За деревней Кузнецово находилась когда-то деревня Чёрный Бор (Чёрные Боры). В начале XX века в ней проживало более 80 человек.

Недалеко от деревни была дача «Борисово» (по названию озера), принадлежавшая купцу I гильдии Н. Е. Бельтихину. Рядом с дачей был вырыт пруд.

Семья купцов Бельтихиных была самой богатой и известной на станции Валдайка и в окрестностях. Они владели несколькими домами, имели дачу «Борисово» и хозяйство в д. Кузнецово, дачу в Деревне Порожки. Занимались и колокололитейным производством. В музее колоколов города Валдая есть колокол, на котором отлита надпись «Ст. Валдайка Николаевской ж. д. Бельтихин». Подобная надпись есть и на других колокольчиках, которые хранятся в частных коллекциях. Бельтихины были связаны партнёрскими торговыми отношениями с известными колокололитейщиками города Валдая Усачёвыми. Усачёвы имели в Валдае крупный завод, а сбыта товара не было, во-первых, в этом небольшом городке было ещё два завода, где отливали звонкоголосый товар, во- вторых, железная дорога проходила мимо и сбыть товар было непросто. Вот тут то и пригодилась Усачёвым дружба с купцом Бельтихиным, который имел торговую лавку прямо в центре посёлка.

Рядом с домом была пекарня, недалеко – молокозавод, принадлежащий Николаю Ефремовичу Бельтихину. Напротив дома была беседка, окружённая деревьями. Беседка была застеклена разноцветными стёклышками, которые переливались на солнце. И это, по словам старейших жителей посёлка, было очень красиво. Рядом с беседкой Николай Ефремович построил пожарку и на свои деньги содержал на станции пожарную команду. Кстати, до недавнего времени в центре нашего посёлка висел пожарный колокол, на котором было отлито «Бельтихин». Сейчас колокола нет, он куда – то исчез, поговаривают, что глава сельского совета подарил его знакомым. Нет пожарного колокола, нет сейчас и здания пожарки, в последние годы современный предприниматель оборудовал в нём бар и здание сгорело от неосторожного обращения с огнём.

И стоит обгоревший остов бывшей пожарки в назидание нам.

Имя Николая Ефремовича известно каждому жителю посёлка, ведь он построил первое здание школы и был её попечителем, за что был награждён золотой медалью для ношения на шее.

Но, к сожалению, благотворительность не помогла семье Бнельтихиных, и даже то, что они добровольно передали Советской власти все свои дома и имущество, не спасло их от репрессий. Николая Ефремовича с женой выслали в Сибирь, где он умер в 1931 году. Его внук и правнуки почти ничего не знают об их жизни в ссылке.

Но стоит дом Бельтихиных в центре посёлка, сейчас в нём располагается почта. Уцелело пока здание церковно – приходской школы (долгое время в нём располагалась больница, затем дом престарелых), сейчас оно передано Иверскому храму. И живы потомки купца Бельтихина.

Усадьба «Михайловское».

Владелец Кронид Александрович Панаев.

В начале XIX века в Михайловском располагалась усадьба помещика Козина.

В середине XIX века начальником 6 участка Северной дирекции строящейся железной дороги был назначен инженер путей сообщения Валериан Александрович Панаев. Он приехал на Валдайку с братьями Ипполитом и Кронидом. В те времена леса здесь изобиловали дичью, в реках водилась форель, добывалось много речного жемчуга, это не могло не повлиять на решение братьев обосноваться в этих местах . Валериан построил дом на реке Шегринке, а Кронид купил в 1887 году у помещика Козина превосходно устроенную усадьбу.

На территории усадьбы находился двухэтажный дом, вокруг него – парк, напротив усадебного дома – пруды, в которых плавали лебеди. Было много цветов, парк украшали тенистые аллеи. Панаевы держали солидное хозяйство. На крупяном заводе работало до 40 рабочих, в год перерабатывалось 18 тысяч четвертей зерна на 30 тысяч рублей. Это зерно отправлялось в Петербург, в Валдайский, Демьянский, Боровичский уезды. Были у Панаевых две водяные мельницы: одна на реке Валдайка, другая – на р. Званка. В 1911 году в Михайловском была построена часовня.

Во времена Панаевых в деревне проживало 116 человек и было 24 жилых строения.

Панаевы также владели землями в п. Лыкошино. На землях Кронида Александровича в конце XIX по проекту Константина Андреевича Тона был построен храм Иверской иконы Божией Матери, дом для священника, церковно – приходская школа.

В «Списке населённых мест Новгородской губернии» за 1911 год перечисляются: д. Михайловское (38 жилых строений, 199 жителей, часовня, хлебозапасный магазин, мелочная лавка, смежная с усадьбой Михайловское), усадьба , принадлежащая наследникам Панаева ( 5 жилых строений, 17 жителей), Михайловский вальцовый крупчатый завод наследников Панаева на р. Валдайка.

В сороковые годы прошлого века началось знакомство с нашим краем Н. А. Некрасова. В это время он дружил с братьями Панаевыми, один из которых , а именно Иван Иванович Панаев, стал его соредактором по журналу «Современник». Известный и талантливый прозаик и поэт, сатирик, выдающийся фельетонист, памфлетист и критик, сотрудник журнала «Отечественные записки», Иван Иванович отдал литературному делу 30 лет. Он постоянно находился в гуще писательской среды и был близок и дружен со многими литераторами: Тургеневым, Аксаковым, Белинским , Некрасовым. Иван Иванович сблизил Некрасова с двоюродными братьями – инженерами – путейцами Валерианом и Ипполитом Панаевыми, а также с Кронидом Александровичем Панаевым , штаб – ротмистром гласного уездного земского собрания, имевшем усадьбу в д. Михайловское. Братья часто приглашали поэта в свои имения. Отдохнув по приезде день – два, все отправлялись на охоту в самые отдалённые уголки Новгородчины. Отсюда, из Михайловского , он писал А. А. Буткевич, К. А. и Ф. А. Некрасовым в Алешунино 5-го октября, четверг (1861 г., Петербург) «Любезные братья и сёстры. В понедельник я воротился с охоты, которая была удачна, - в два дня мы вчетвером убили 166 зайцев, кроме другой дичи. Плаутин (муж сестры Н. П. Огарёва, полковник С. Ф. Плаутин) убил 42, Абаза – 40, Жодомирский – 36, я – 48. Вывожу этот счёт для того, похвастать, что я перестрелял всех. В самом деле, бил я несчастного зверя напропалую, особенно в первый день убил 32 зайца. Это происходило около станции Валдайка, где этого зверя бездна…»

В Михайловское приезжала в гости и Авдотья Яковлевна Панаева (урождённая Брянская), которая с 1845 по 1863 годы была гражданской женой Некрасова. Вместе они писали большой роман «Три страны света» (1848). Под ним стояли две подписи: Н. Некрасов и Н. Станицкий ( Н. Станицкий – псевдоним А. Я. Панаевой). Часть материала для этого произведения собиралась здесь, на Валдайке. В романе представлена Валдайская природа, жизнь крестьян и лоцманов. Работая над романом, авторы использовали свои впечатления от пребывания на реке Мсте и специальную литературу о судоходстве на ней.

Есть сведения, что в Михайловском в 1855 году у Панаевой и Некрасова родился сын Иван. В письме к И. С. Тургеневу 19 апреля 1855 года Некрасов пишет: « Простившись с тобой, я уехал – и скоро мне дали знать, что бедному мальчику худо. Я воротился. Был на середине дороги у Панаевых, потом был в Петербурге. Бедный мальчик умер. Произошло это в Михайловском.» Отношения между Некрасовым и Панаевой были сложными, а их совместная жизнь нелёгкой. Они то сходились, то расходились. В 1863 году произошёл окончательный разрыв.

Окуловка, Валдайка, Боровичи – вот места охотничьих «хождений» Некрасова. « Я охотился по железной дороге – эта дорога как будто нарочно пролегает через такие места, которые нужны только охотникам и более никому» - писал он И. С. Тургеневу в 1852 году. «В три мои поездки туда убил я поболее сотни белых и серых куропаток и глухарей, не считая зайцев…»

Бывая во многих деревнях, он с горечью видел, как трудно живется крестьянину. Довелось ему быть свидетелем строительства Николаевской дороги. Личные впечатления дополнились рассказами Панаевых об ужасных условиях, в которых жили и работали строители «чугунки». И в 1864 году появляется стихотворение «Железная дорога».

Странствуя с ружьём по окрестным местам Михайловского, Николай Алексеевич общался с народом, был свидетелем крестьянских праздников, сходок, попадал на сельские ярмарки, на свадьбы и похороны, знакомился с множеством людей, наблюдал их нравы и обычаи. Затем свои наблюдения переносил на бумагу.

После Октябрьской революции усадебный дом Панаевых был разорён.

Но люди его хорошо помнят, как помнят и владельцев усадебного дома. Живёт в Михайловском Нина Владимировна Чуприна ( в девичестве Кузнецова), мать и бабушка этой женщины служили у Панаевых, работали на его полях и на усадьбе. Бабушка Нины Владимировны, Елизавета помнила даже приезд Некрасова с друзьями в имение и рассказывала о том внучке. Ещё она рассказывала, что барин добрый был, собирал ребятишек в округе, угощал конфетами, давал денежки. А ещё ребята участвовали в загоне зайцев для охоты. Ребятишкам было интересно, весело, шли ватагой по лесным тропинкам от деревни Хмелёвка до Михайловского, кричали, трещётки с собой брали, чтобы зайцев к Михайловскому гнать.

Сейчас в д. Михайловское находится ЛИУ – 3. Официальной датой открытия колонии считается 1925 год, но эта дата ещё требует уточнения.

Первые колонисты работали на лесоповале, возили брёвна на быках и лошадях – тяжеловозах, выращивали овощи в подсобном хозяйстве. Все заключённые жили за колючей проволокой, но могли и свободно перемещаться по посёлку. В то время ещё сохранились следы помещичьей усадьбы Панаева. Чудесные пруды, голубые ели, серебристые тополя. Поддерживались в порядке и барские клумбы, полные благоухающих цветов. В прудах водились зеркальные карпы. Пруды были связаны каналами таким образом, что по ним на лодке можно было проплыть до реки Валдайки.

В 1951 году исправительно – трудовой дом в д. Михайловское был преобразован в учреждение для туберкулёзных больных.

В 1987 году учреждение становится Межобластной туберкулёзной больницей.

В 1990 году – получает статус исправительно – трудовой колонии для содержания больных туберкулёзом. В 2000 году учреждение получает название ЛИУ -3.

В 30-е в деревне Михайловское был организован колхоз «Путь к Победе». Тогда в колхоз вошло 9 семей, это 57 человек. Были обобществлены 14 коров и 9 лошадей.

При 1-ой исправительной трудколонии был организован совхоз «Михайловское».

Деревня находится в 2-х километрах от административного центра Валдайского поселения .

В 2004 году в Михайловском проживало чуть более 300 человек. В настоящее время - около 250. Число постоянных хозяйств - 110.

В настоящее время в деревне нет никаких учреждений, кроме ЛИУ-3, магазина, библиотеки, клуба. Улицы д. Михайловское: Южная, Новикова, Цветочная, Парковая. Парковая улица находится на территории парка, относящегося к усадьбе Панаевых. В том месте, где находился усадебный дом - только следы фундамента.

Усадьба « Байнёво» .

Владелец Валериан Александрович Панаев.

Усадьба «Боровенцы».

Владельцы Сергей и Юрий Дягилевы.

Середина XIX века . Строительство Николаевской железной дороги. Начальником Валдайковского участка пути назначается выпускник Петербургского Корпуса инженеров путей сообщения Валериан Александрович Панаев. Он молод, ещё не женат. Вместе с ним на строительство приезжают братья : Ипполит и Кронид. Ипполит поселяется вместе с Валерианом в деревне Кузнецово на реке Шегринке, а Кронид приобретает усадьбу в деревне Михайловское.

Вскоре молодой инженер встречает на своём пути прекрасную девушку из древнейшего русского рода – Софью Мельгунову и молодые венчаются на станции Валдайка в военной походной церкви. После свадьбы от родителей жены им перешла усадьба Байнёво, что находится от станции Валдайка километрах в 20 в сторону города Валдая. Эта усадьба стала счастливым местом для влюблённых. Здесь у них родились три дочери: Елена, Александра и Валентина. Александра станет известной оперной певицей, ученицей Полины Виардо, Валентина умрёт совсем молодой после рождения сына и будет похоронена на территории Валдайского монастыря в усыпальнице Панаевых. А Елена выйдет замуж за Павла Петровича Дягилева. Елена станет второй женой Павла Петровича. Первая жена Евгения Николаевна Евреинова, умерла через два месяца после рождения сына Серёжи. Когда Елена Валериановна вышла замуж за Дягилева, Серёже было два года Он искренне был привязан к мачехе, пронёс через всю жизнь самое тёплое отношение к ней. И будучи известным театральным деятелем, импресарио, проводя много времени за работой, в чужих странах, писал ей тёплые искренние письма. Елена Валериановна отвечала ему тем же.

Когда Павел Петрович женился на Елене Валериановне, он часто стал бывать в имении тестя Байнёво. Тогда же он построил неподалёку на берегу озера Боровинец и свою усадьбу Боровенцы, где организовал ткацкое производство.

Няней Серёжи с первых дней стала бывшая дворовая девка Евреиновых – Авдотья Александровна. Она неотлучно находилась при Сергее в продолжение 30 лет.

У Сергея Павловича Дягилева было два младших брата.

Валентин Павлович Дягилев (1875 – 1929) – выпускник Академии Генерального штаба, профессор, магистр военной истории, генерал – майор – примет мученическую смерть в Соловецких лагерях ( в том же году оборвётся жизнь С. П. Дягилева). Посмертно он будет реабилитирован в 1989 году.

Юрий Павлович, родившийся 13 мая 1878 года, станет военным. Учился в Александровском кадетском корпусе, затем в Николаевском кавалерийском училище. Служил в лейб – гвардии Казачьем полку. Участвовал в боевых действиях на фронтах Первой Мировой войны. Выйдя в отставку, Юрий Павлович поселится в имении Панаевых – Байнёво. Он же станет последним владельцем усадьбы Боровенцы.

В 1980-е годы директор Окуловской центральной библиотеки Иванова Лидия Васильевна рассказала, что к Юрию Павловичу Дягилеву в его усадьбу Боровенцы на берегу одноимённого озера неоднократно приезжал Сергей Павлович. Он любил во время таких приездов организовывать вечера русской народной песни, для чего из окрестных деревень приглашались голосистые певуньи. Участвовала в таких вечерах и мать Лидии Васильевны, проживавшая в д. Малая Крестовая, что близ Угловки.

От Марии Петровны Глазер (1920 – 1003), жившей в детстве на мельнице в местечке Брод, что находилась недалеко от усадьбы Боровенцы,, окуловский краевед Леонард Эдуардович Бриккер записал воспоминания о Дягилевых: «Я помню Дягилевых уже в советское время, в конце 20-х годов. Имение, земля и полотняный завод от них были уже отобраны. Жили они в малюсеньком домишке в Новой Деревне близ Новотроиц и с. Ужин. Жену Юрия Павловича звали Татьяной Андреевной. Выглядела она лет на сорок, была круглолицей. Был у них сын Дима лет 17-ти, очень интеллигентный мальчик, которого в деревне считали дурачком. После экспроприации у них осталось довольно много мебели, и они её продавали – этим и жили. У нас было куплено от них большое трюмо до потолка.

Юрий Павлович работал извозчиком, церковным сторожем. Летом Дягилевы все трое, нанимались пасти новодеревенское стадо. Пасти ходили с раскладным стульчиком. Как-то моя мать спросила Татьяну Андреевну: «А что вы едите?», на что та, по особому акая и глотая окончания, ответила ( унас часто вспоминали эту фразу) : «Утром малин с малаком, в обед – малин с малаком, вечером – малин с малаком…»

Около 1930 года Дягилевых, местного священника и ещё нескольких лиц забрали и куда-то выслали. Народ им сочувствовал».

Как стало позже – сослали последних владельцев родовых поместий Панаевых – Дягилевых Байнёво и Боровенцы – в Новосибирскую область. В последние годы жили в Чирчике (Узбекистан). Юрий Павлович работал бухгалтером в местной церкви. Сын Дмитрий – на руднике. Во время Великой Отечественной войны был начальником горного участка. С 1945 года – священник в Чирчике и Ташкенте, где и скончался в 1993 году. Детей у него не было.

От усадеб на сегодняшний момент ничего не осталось

Усадьба «Красный Бор».

Владелец князь Юрий Оболенский.

В писцовой книге 1495 года подробно описан Пиросский (Пирусский) погост. В него входило 304 обжи (земельных участка). Часть земель платило оброк прямо великому князю. Часть принадлежала монастырям, церквям, помещикам, служилым людям.

Земли в районе озера Звана (в описи записано «деревни на Звани») принадлежала князю Юрию Оболенскому. Вокруг озера были 9 деревенек с 13 дворами в них. Судя по описи, князь был не чужд сельского хозяйства: «… а обеж 12, а из них князь пашет на себя со своими людьми 2 обжи, сеет ржи 10 коробей, а сена косят 30 копен…» Князю принадлежала половина озера Звана. Этому же князю была отдана в поместье волостка Фёдоровская. Ещё в описи названа деревня Филистово (по описи Филитово), которая только недавно перестала существовать. Жил в ней Тимошка Ерёмин, поборы с него шли большие – 3 деньги, полтора короба хлеба, чётка пшеницы, баран, сыр, три горсти льну, да ещё княжьему ключнику полагалось отдать лопатку баранью и горсть льну. Интересно, что ещё в XX веке на этих землях располагалась деревня Княжа. Видимо, в её названии сохранили память о князьях, владевших этой землёй. В деревне Бор, она была неподалёку от Филистова, жил тоже один крестьянин.

Вторая половина озера Зван принадлежала помещику Григорию, сыну Константинова. Он же владел и четвертью озера Щесна. В те времена озёра строго оберегались, никто не имел права ловить рыбу в отданных помещикам озёрах, границы раздела соблюдались точно, а за рыбную ловлю князю шла отдельная дань. Из озера Зван вытекает речка Званка и несёт свои воды в Валдайку. В том месте, где реки сливаются, располагается деревня Михайловское.

В советские годы на месте усадеб Панаева К. А. и Оболенского открыли исправительно – трудовую колонию.

В деревне Красный Бор, в полуразрушенном имении князя Оболенского располагалась женская колония. Здесь содержались женщины с детьми, и даже беременные. Дом малютки стоял отдельно от главного корпуса, в котором находились женщины – арестантки. За детьми ухаживали десять медсестёр, проживающих тут же, на территории колонии. Женщины – арестантки занимались посильным трудом: ухаживали за коровами. Выращивали картофель, овощи. Женская колония просуществовала до 1939 года. В этом году дом князя Оболенского сгорел. Пожар был сильный, уничтожил даже стены. Женщин вместе с детьми увезли в Вышний Волочёк. Сейчас на месте усадебного дома – жалкие развалины.

Усадьба «Лухино».

Владелец Аркадий Захарович Меркель.

Усадьба Лухино отмечена в Пирусской волости Боровичского уезда в Списке за 1911 год и принадлежала Аркадию Захаровичу Меркелю. Усадьба была очень маленькая: всего 2 жилых строения и проживало 2 человека ( 1 мужчина и 1 женщина). Главное занятие жителей усадьбы – земледелие.

Аркадий Захарович Меркель – купец, личный почётный гражданин.

Больше сведений пока не обнаружено.

Усадьба «Исаево».

Владелец Иванов Гермоген Иванович.

На берегу озера Отдыхалово ( раньше озеро называлось Нижняя Олешня) неподалёку от деревни Львово находилась усадьба Отдыхалово. В ней было пять жилых построек , жили 12 человек ( 8 мужского пола, 4 – женского).

Не установлено кому усадьба принадлежала до 1918 года.

В 1918 году усадьба Отдыхалово принадлежала Вл. Серафимовичу, а усадьба Исаево ( между Львовом и Лутковым) по сведениям 1909 и 1919 годов принадлежала профессору, автору учебника «География» Иванову Гермогену Ивановичу.

10 июня 1919 года решением Коллегии УЗО усадьба Исаево оставалась в прежнем виде для организации на её базе советского хозяйства – Дома отдыха. Бывший владелец профессор Иванов Г. И. стал заведующим советским хозяйством Исаево. С ним жила жена Анастасия Ивановна и дети – Гермоген, Борис и Андрей.

В середине 20-го века земли деревни Отдыхалово вошли в состав совхоза «Всходы».

На январь 2007 года в Отдыхалове осталось 10 частных подворий, 15 жителей, из них – только 6 – с постоянной пропиской.

Усадьба Абакумово.

Владельцы дворяне Солоповы.

Наша речка Валдайка впадает в озеро Пирос. На берегах озера находится и по сей день древнее селение Пирос со старинным храмом во имя святых первоверховных Апостолов Петра и Павла. Ближайшей к селению Пирос была помещичья усадьба Абакумово (вариант названия – Абаконово), находившаяся в непосредственной близости к деревне Речка. Кстати, из этой деревни моя одноклассница – Архипова Олеся, которая рассказывала мне, что видны следы усадебного дома: фундамент, заросший пруд, очертания аллей.

Деревня Речка называется так, потому что расположена на речке Саминке. Впервые деревня упоминается в писцовых книгах Деревской пятины в 1495 году: «В Боровицком же погосте… деревня Речка: двор Афанаска Тарасов, двор Васка Гаврилков, сеют ржи шесть коробей и сена косят 30 колен».

С XVIII века Абакумово стало помещечьей усадьбой дворянского рода Солоповых.

Солоповы были Боровичскими дворянами. В семье Василия Васильевича Солопова и Виктории Дмитриевны (урождённой Пушкиной) было трое детей: Мария, Константин и Клавдия. Старшая дочь Мария в последствии стала выдающейся русской писательницей, настоятельницей Леушинского монастыря Игуменьей Таисией.

Мария Солопова окончила Павловский институт благородных девиц в Санкт – Петербурге, вернулась в родную усадьбу Абакумово. Но праздная помещичья жизнь была ей не по сердцу. А тут ещё родители решили выдать её замуж за нелюбимого. Вот и решила девушка уйти в монастырь. Родители были против, особенно мать, но девушка была непреклонна. Перед отъездом в Петербург Мария неоднократно посещала Иверский Святоозёрский монастырь в Валдае, обязательно по пути останавливаясь на станции Валдайка ( об этом позже Таисия Леушинская напишет в своих воспоминаниях).

Наследником имения стал Константин Васильевич Солопов, утверждённый в дворянстве 12 сентября 1865 года. Он поступил в кадетский корпус в Санкт – Петербурге с помощью старшей сестры – Игумении Таисии, подготовившей его по всем «неспециальным предметам». В дальнейшем он избрал карьеру военного. Константин Васильевич Солопов имел двух детей Аполинария и Анатолия.

Клавдия Васильевна Солопова закончила Павловский институт благородных девиц, который в своё время заканчивала сестра. Её приняли сразу во второй класс и опять благодаря сестре, которая готовила её к поступлению. Тогда Мария уже была послушницей Тихвинского Введенского монастыря.

В дальнейшем Клавдия Васильевна вышла замуж, имела дочь Надежду, которая стала супругой потомственного священника Фёдора Фёдоровича Окунева. А служил Ф. Ф. Окунев на Леушинском подворье в Санкт – Петербурге.

В первые годы советской власти усадьба была разграблена и сожжена. Но до настоящего времени сохранилась память о жизни в барском доме. В 200 году в деревне Речка на чердаке одного дома было найдено кресло из усадьбы, которое хранится на Леушинском подворье В Санкт - Петербурге. Местные жители рассказывают легенды об усадьбе, в которых можно предполагать отражение сложных

отношений Игумении Таисии и её матери.

Игумения Таисия Лушинская (Мария Васильевна Солопова, 1842 – 1915) является выдающейся духовной писательницей. Она автор многократно переиздававшихся исторический и богословских сочинений, переведённых и изданных в настоящее время на нескольких европейских языках. Будучи по матери родственницей А. С. Пушкина (современники считали её даже внучкой поэта), она была известной поэтессой, автором шести поэтических сборников. Многие её стихи стали песнями. В советское время имя писательницы было забыто, но сейчас в связи с переменами в отношении религии, её имя открывается заново. В Москве и Петербурге переизданы многие её сочинения. Её «Записки» выдержали за последние 10 лет три издания. В Петербурге проходят вечера и концерты, посвящённые памяти Таисии.

Игумения Таисия Лушинская стала основательницей особой школы русского женского монастыря и устроительницей 10 новых монастырей.

В Боровичах в 2002 году в связи с 160-летием Игумении Таисии прошли Всероссийские Таисиевские Чтения. К Чтениям было приурочено открытие выставки «Игумения всея Руси» в Историческом музее Боровичей, посвящённой её духовному наследию.

В 2002 году вспомнили и о храме Петра и Павла в деревне Пирос. Ведь у храма покоятся тела родителей Игумении. В этот храм она ходила на службы будучи ребенком и вплоть до отъезда в Санкт – Петербург.

Сейчас могилы приведены в порядок, храм реставрируется.

Усадьба «Языково – Рождественское» .

Владельцы

Николай Ильич Миклуха и

Дмитрий Васильевич Стасов.

Из Новгородских писцовых книг Деревской пятины известно, что в конце XV века деревня Языково на реке Шегринке , бывшая Павла Мануйлова и сына его Микулы, в результате похода Ивана III на новгородцев летом 1471 года, перешла во владение московского боярина Олешки Квашнина. На протяжении следующих трёх столетий деревня оставалась в роду Квашниных – Самариных.

В материалах Генерального межевания земель, проходившего в Новгородской губернии в 1778 – 96 годах, указано, что в конце XVIII века Языково с окружающими деревнями принадлежало помещице Анне Алексеевне Квашниной – Самариной.

Ко времени строительства железнодорожной магистрали Санкт – Петербург – Москва (1843 – 1851 г.г.), т.е. в середине XIX столетия, деревня Языково с усадьбой Рождественское принадлежали поручику Николаю Петровичу Евстифееву, который и сдал под жильё комнаты барского дома инженеру путей сообщения, капитану Николаю Ильичу Миклухе, начальнику строительства 6-го участка дороги, то есть участка между станциями Окуловка и Угловка.

Незадолго до этого Николай Ильич обвенчался с Екатериной Семёновной Беккер. Венчались они 2 апреля 1844 года в московской Воскресенской церкви, что при Екатерининском богадельном доме на Сретенке. Ему было 25 лет, ей исполнилось 17.

Отец Екатерины Семёновны подполковник Семён Иванович Беккер (1785 – 1854) был военным хирургом, участником Отечественной войны 1812 года, служил в Низовском полку. Был он сыном лейб – медика последнего короля Польского, и женат был на польке Луизе Флориантовне Шатко.

Кроме Екатерины была у них дочь Юлия и трое сыновей, участников польского восстания. Близкими друзьями семьи военного хирурга был знаменитый московский врач Ф. П. Гааз и молодой красивый князь Мещерский, которого прочили в зятья. Но Екатерина Семёновна выбрала незнатного инженер – капитана Миклуху.

Вместо свадебного путешествия Н. И. Миклуха повёз молодую жену в глушь, на стороительство железной дороги. В послужном списке Николая Ильича указано, что и в отпуске он был лишь однажды, в 1844 на 28 дней, по случаю женитьбы. Прожили они вместе менее тринадцати лет, переезжая по долгу службы с места на место. Но первое место, где поселился капитан Миклуха с молодой женой, была усадьба Языково – Рождественское.

Здесь, 22 июня 1845 года у них родится первенец – сын Сергей, будущий судья в г. Малине на Украине. Крестили его 26 июня в Шегринской церкви Боровичского уезда. Таинство крещения совершил священник Иоанн Смирнов, а восприемниками от купели были : боровичский помещик генерал – майор Николай Иванович Ридигер, участник войны 1812 года, участник сражения при Бородине, кавалер ордена Святой Анны 4 степени. Н. И. Ридигер (1792 – 1850) – один из предков патриарха Алексия II, скончавшегося недавно – был женат на Александре Петровне Евстифеевой, родной сестре владельца усадьбы Языково – Рождественское. Имение Ридигеров – усадьба Костушино- располагалась неподалёку, на той же реке Шегринке. Крёстной матерью новорожденного Сергея Николаевича Миклухи стала сестра Екатерины Семёновны – Юлия Семёновна Беккер.

Через год, 5 июля 1846 года (по новому стилю 17 июля) в Рождественском родился и второй сын – Николай, будущий учёный и путешественник. Благодаря этому событию скромная усадьба оказалась вписанной во все справочники и энциклопедии мира. Крестили Николая 9 июля в той же Шегринской церкви Николая Чудотворца ( основана в 1769 г.). Был тот же священник и тот же крёстный отец – Н. И. Ридигер.

Если сегодня посетить эту заброшенную церковь в селе Шегрине, то в кустах возле алтаря можно отыскать могильную плиту вдовы генерал – майора - Александры Петровны Ридигер, урождённой Евстифеевой ( 20.05.1804 – 11.05.1898) . Сам генерал похоронен на Смоленском кладбище в Санкт – Петербурге.

Вскоре после рождения второго сына Николай Ильич Миклуха получил новое назначение, но усадьбе Языково – Рождественское суждено было прославиться ещё раз.

После смерти поручика Николая Петровича Евстифеева имение Языково – Рождественское перешло к его сыну, коллежскому регистратору Николаю Николаевичу Евстифееву, который около 1885 года продал его известному юристу и общественному деятелю Дмитрию Васильевичу Стасову.

В истории русской культуры род Стасовых оставил ярчайший след, дав России плеяду выдающихся деятелей культуры, общественной мысли, искусства и демократического движения. Замечательный зодчий Василий Петрович Стасов построил немало зданий, вошедших в историю русской архитектуры. Старший его сын Василий Васильевич великий критик, дочь – Надежда Васильевна – борец за высшее образование для женщин, учредитель Бестужевских курсов.

Самый младший сын – Дмитрий Васильевич, четверть века владевший имением Языково, - один из организаторов Петербургской консерватории, основатель Русского музыкального общества, бессменный председатель столичного Совета присяжных поверенных, выступивший защитником на политических процессах.

Имение Языково – Рождественское Дмитрий Васильевич Стасов приобрёл, чтобы получить право (земельный ценз) быть избранным гласным (депутатом) в новгородское земство.

В биографии Д. В. Стасова, написанной его дочерью Варварой Дмитриевной, об этом событии сказано следующее: «Отец в 1885 году приобрёл в Боровичском уезде Новгородской губернии имение в 1000 с чем-то десятин на реке Шегринке – Языково – Рождественское – с большим лесом, двумя озёрами и мельницей. В 1885 – 1886 годах привёл в удобный для себя и более культурный вид старинный барский дом помещиков Стифеевых, у которых купили имение. Перестроил его внутри Оскар Осипович Тибо – Бринволь, наш хороший знакомый, архитектор, а с 1887 года Дмитрий Васильевич и вся его семья стали проводить летние месяцы уже не в Заманиловке, а в Языкове. Дом был большой, выстроенный из столетних, точно каменных брёвен, с комнатами для всей семьи, но позволявшими оказывать гостеприимство и постоянно наезжавшим в гости в Языково друзьям. К дому примыкал большой парк, а с другой стороны двор со всевозможными службами.»

Стасовы, очевидно, не знали о факте рождения в этом доме знаменитого путешественника, но для нас важно отметить в цитированном документе то, что дом при Стасовых не подвергся значительным переделкам и выглядел снаружи примерно так же, как при рождении Н. Н. Миклухо – Маклая.

В архивном фонде Стасовых, хранящемся в Пушкинском доме в С-Петербурге, к счастью сохранилось большое количество фотографий, по которым можно составить полное представление об усадьбе Языково тех лет.

Старый просторный, обшитый тёсом дом под четырёхскатной крышей был без затей. Жилым был второй этаж, а первый полуэтаж занимали кухня и подсобные хозяйственные помещения. По центру южного фасада, обращённого в парк, была пристроена терраса на уровне второго этажа, откуда в парк спускалась широкая лестница. В парке были берёзовые и липовые аллеи, цветники, ухоженные дорожки, затейливые мостики через Шегринку и Языковку.

Северный фасад смотрел на просторную лужайку перед ним десятью окнами второго этажа и девятью окнами поменьше этажа первого. Вход и лестница на второй этаж находились в пристройке слева.

Ряд берёз, высаженных вдоль дороги, отделяли дом и лужайку от хозяйственного двора со множеством построек. На плане строений усадьбы 1910 года, отысканном в историческом архиве С- Петербурга, обозначены: дом для рабочих и управляющего, конюшня, каретный сарай, амбар, гумно, рига, две бани, водогрейня, скотный двор, молочная, ледник, птичники и другие постройки.

Управляющим имения Стасовы пригласили господина Франца Смайжиса, трудолюбивого и добропорядочного литовца. Прежнее трёхпольное хозяйство было переменено на пятипольное, заведены сельхозмашины, проведены канавы для осушения лугов. А вскоре на выставках в Боровичах и Новгороде за образцы хлеба, овощей, лошадей и прочего хозяйство Языково было награждено медалью.

Обширное семейство Стасовых любило приезжать в Языково на лето. Молодёжь здесь много купалась, каталась на лодках, совершала прогулка верхом на лошадях, читала, музицировала. Дмитрий Васильевич часто бывал в разъездах, но когда приезжал в Языково, к нему тянулись ходоки из окрестных деревень. Земский гласный Д. В. Стасов подолгу беседовал с каждым, помогал юридическими советами, составлял различные прошения. Не отказывал Стасов в хозяйственной и материальной помощи, стремился внедрить и в крестьянских хозяйствах травопольный севооборот с клеверами. В хозяйственных делах помогал ему сын Сергей.

У жены его, Поликсены Степановны – свои посетители. Вырастившая шестерых детей, она обладала определёнными медицинскими познаниями и не отказывала в помощи крестьянам. Медицинская практика её была обширна, о чём свидетельствует сохранившийся в архиве её журнал приёма больных.

Творческие заботы были и у Варвары Дмитриевны Стасовой, в замужестве Комаровой. Была она довольно известной писательницей, подписывающей свои книги мужским псевдонимом: Владимир Каренин.

А Елена Дмитриевна Стасова уже проявляла тягу к пропагандистской и революционной деятельности. Под вечер, когда кончились дневные работы, она с двумя – тремя брошюрами под мышкой отправлялась в соседние деревни, чтобы читать там крестьянам, беседовать с ними на волнующие темы. В 1891 году она, только закончившая гимназию со специальным педагогическим классом, задумала открыть в Языкове школу для крестьянских детей. Отец не возражал, готов был предоставить помещение и материальную помощь, но предвидя сложности осуществления задуманного, желал, чтобы школа была не частной, а земской. А для этого надо было получить согласие на открытие школы у местных крестьян. Елена обошла все деревни, объясняя пользу школы и приглашая на сельский сход. Однако приговор схода был отрицательный: в Языкове школу не открывать. Крестьяне рассудили, что земской школы в деревне Иногощи и церковноприходской школы в Угловке вполне достаточно.

Земская деятельность приносила Дмитрию Васильевичу Стасову большое удовлетворение. Ценя возможность оказывать местному населению помощь через этот орган местного самоуправления, Д. В. Стасов, даже испытывая временные затруднения, не продавал имения, чтобы не утратить имущественный ценз. Заложив усадьбу временно в банке, он неизменно её выкупал. Но с годами дети, обременённые своими делами и заботами, всё реже собирались в Языкове. Наконец, в августе 1913 года усадьба Языково, земля и мельница в деревне Волхове были проданы новому владельцу – Елене Филипповне Головкиной, хозяйке известкового завода в Угловке. А своему управляющему Францу Смайжису за долголетнюю и безупречную службу Д. В. Стасов приобрёл неподалёку от Языкова небольшую усадьбу Воронуха.

После событий 1917 года в усадьбе Языково, как и мечтала Елена Дмитриевна Стасова, разместились школа и медпункт. Просуществовали они до пожара в начале 50-х годов, а в конце 70-х годов в результате широкомасштабных и непродуманных мелиоративных работ были уничтожены парк и последние усадебные постройки.

В 1986 году к 140 – летию со дня рождения Н. Н. Миклухо – Маклая на месте бывшей усадьбы Языково – Рождественское, на лужайке перед фундаментом сгоревшего дома, силами общественности был воздвигнут камень с надписью: «Здесь родился великий путешественник, учёный и гуманист Николай Николаевич Миклухо – Маклай».

Усадьба «Заключье».

Усадьба «Сменцово».

Владелец Александр Сергеевич Хренов.

Усадьба «Заключье» расположена на территории Валдайского поселения. Туда можно попасть, если сойти с электрички на следующей остановке от станции Лыкошино.

Я неоднократно бывала там: мы, ученики, вместе с педагогами каждый год бываем в Заключье на братской могиле. Попутно мы осматриваем усадебный дом, не уставая восхищаться, как великолепно всё было устроено в усадьбе. Брожу по дорожкам парка и представляю, как могло выглядеть здесь в конце 19 – начале 20 века ( именно этим периодом датируется постройка). Фонтан, цветники, терраса с «балконом» над обрывистым берегом, озеро округлой формы, словно искусственное… А сам дом в виде старинного романтического замка! Построен он, видимо, по проекту владельца усадьбы, ведь Александр Сергеевич Хренов был петербургским архитектором, строившем дома в стиле модерн и эклектики.

Наиболее весомым вкладом в облик Санкт – Петербурга стала застройка нечётной стороны Таврической улицы.

Среди других построек Хренова выделяется дом 17\18 по Ковенскому переулку – помимо витражей, лепнины и кованых решёток, на нём уцелела мраморная памятная доска. В тексте на ней без лишней скромности пишется: «Построен по чертежам и указанию Архитектора А. С. Хренова».

Нам очень повезло, что Александр Сергеевич выбрал для своей усадьбы наши места. Его усадьба, кстати, единственная сохранившаяся на территории Валдайского поселения и одна из лучших сохранившихся в Тверской области усадеб периода поздней эклектики в духе романтического стилизаторства. Поэтому так приятно, что усадьба обретает своё второе рождение и бережно реставрируется.

Главный дом на территории усадьбы поражает своеобразием своей архитектуры: он разноуровненный – основная часть дома двухэтажная, круглая башня – в три этажа, а хозяйственные постройки, примыкающие к основной части – одноэтажные. Круглая башня служила парадным входом в дом ( лестница полукруглая хранит следы былой торжественности). Балкон над входом очень украшал здание. Сам балкон не сохранился, но кованый металлический каркас ещё в хорошем состоянии. Третий этаж башни украшают округлые окна, похожие на иллюминаторы. Кстати, и на решётке балкона очень хорошо видны штурвалы. Откуда у архитектора Хренова страсть к морской тематике остаётся только догадываться, тем более, что известно его увлечение – разведение рысистых пород лошадей. В 1904 году Хренов основал здесь конный завод. По воспоминаниям сторожилов в усадьбе была и большая псарня.

Восточным фасадом дом обращён к озеру, а напротив главного, западного, находится партер, на котором сохранились старые берёзы и цветники: круглый в центре и два треугольных по бокам. Ещё два полукруглых цветника были устроены по сторонам дорожки перед южным фасадом дома.

Дом и другие жилые постройки расположены на высокой холмистой гряде. Чтобы укрепить дом, его фундамент сложен «диким камнем» - валуном, что придаёт ему облик замка. К северу от усадебного дома на более высоком месте поставлен жилой флигель, а у дороги, проходящей с запада вдоль гряды, расположены кирпичный погреб и «охотничий домик». Жилой флигель по сравнению с усадебным домом выстроен в сдержанных формах эклектики и лишь отдельными деталями перекликается с главным домом. «Охотничий домик» - одноэтажный с полуподвалом очевидно совмещал функции усадебного павильона и хозяйственного сооружения.

Хозяйственные постройки прямоугольные в плане возведены из валунов и кирпича.

В советские годы усадьба использовалась как дом отдыха, санаторий. Здесь появились новые служебные постройки, у главного дома застеклили веранду, к флигелю сделали большую деревянную пристройку. Переделали и частично заложили некоторые проёмы. В парке расставили в духе советского времени скульптуры детей с горном, девушек с веслом. Отдыхали и лечились в основном железнодорожники и их семьи. В период школьных каникул было много детей.

В годы Великой Отечественной войны в зданиях размещался госпиталь. Именно в это время рядом с усадьбой появились могилы солдат. Особенно их много прибавилось, когда на станции Заключье фашисты разбомбили эшелон с ранеными. После войны произошло перезахоронение в одну братскую могилу.

В 1943 году госпиталь перевели в другое место, а в Заключье опять был открыт дом отдыха. Начальником был Шмаков Степан Степанович. В июне 1963 года дом отдыха реорганизовали в туберкулёзный санаторий. Главный врач – Чернышёв Анатолий Александрович. Из Козлово Спировского района сюда перевели санаторий вместе с медперсоналом. Санаторий был закрыт в 1986 году в связи с нехваткой средств на его содержание. Бологовский арматурный завод выкупил здания под подсобное хозяйство для разведения поросят. Но в связи с удорожанием кормов, в 2000 году хозяйство закрыли как нерентабельное. В 2003 году здание выкупил частный предприниматель, который и занимается реставрационными работами.

Александру Сергеевичу Хренову принадлежала ещё одна усадьба -Сменцово. Эта усадьба упоминается в «Списке населённых мест Боровичского уезда» Новгород, !885 и 1911 годы. Усадьба располагалась на берегу озера Гарусово. Деревня Гарусово существует и поныне, а в 1885 и 1911 годах в списке её нет. Видимо, деревня возникла позже на месте усадьбы.

В «Списке населённых мест…» указывается, что в Сменцове было 6 строений, но постоянно проживали один мужчина и одна женщина. По списку 1885 года в селе Сменцово было 7 строений, но только 2 жилых, а проживало трое мужчин и две женщины.

Имение Сменцово связано с именем Николая Константиновича Рериха, который в 1916 году написал здесь очерк «Чаша неотпитая», посвящённый мшенским ключам, России и обращённый к каждому из нас. Вот строки из очерка: «Точно неотпитая чаша стоит Русь. Неотпитая чаша – полный, целебный родник. Среди обычного луга притаилась сказка. Самоцветами горит подземная сила. Русь верит и ждёт». Я считаю, что эти слова относятся и к старинным усадьбам, которые были на нашей территории, к нам. Потому что эта тема – усадебная культура – словно неотпитая чаша, которая полна сокровищ и ждёт, когда мы обратим на неё внимание. «Самоцветами горят» те тайны, которые нам предстоит раскрыть в результате нашей исследовательской работы.

3. Заключение.

В своей работе я описала только некоторые усадьбы, работа предстоит большая и я намерена её продолжить, так как считаю, что это наша прямая обязанность: сохранить и передать потомкам историю своего края. Жаль, что нам досталось не так много… Почти полностью уничтожены эти «памятники старого мира».

« Эх, память, память! Как ты коротка у тех,

кто ныне здесь повелевает, всё вершит и всё решает…

Этот паралич памяти рано или поздно переходит в окаменение совести, которая становится способной на всё… вплоть до мародёрства ».

Эти слова, помещённые в эпиграфе, родились у писателей Фёдора Абрамова и Антонина Чистякова в 1979 году во время посещения ими усадьбы Языково – Рождественское, что сейчас находится в Окуловском районе Новгородской области. Запустение, которое царит там и сейчас, и не только там, больно ранит сердце. А окаменение совести доходит до таких пределов, что памятная доска, установленная на гранитном валуне в память о рождении здесь выдающегося учёного, путешественника постоянно исчезает благодаря стараниям охотников за цветным металлом. Как исчезают памятные доски во Мшенцах, Бологое… Как раз за разом кто-то разворачивает склеп Кршивицких на кладбище в Турнах. Как засыпали мусором могилы Панаевых в усыпальнице Иверского храма, а об могильную плиту Александры Егоровны много лет вытирали ноги…

Всего не перечислишь. Это надо видеть! И прочувствовать! Чтобы потом измениться и попытаться изменить мир!

Культура русской усадьбы, оборванная 1917годом, пока ещё не исследована с той полнотой, какой заслуживает это поразительное явление безвозвратно ушедшей эпохи. Для того, чтобы охватить его во всей полноте нужны усилия историков, искусствоведов, архитекторов, ботаников, экологов, агрономов, литературоведов и людей ещё многих специальностей.

Я считаю, что сведения, содержащиеся в реферате, помогут людям, которые посчитают своим долгом воскресить этот пласт русской культуры.

Практическая направленность моей работы:

*накопленный материал можно использовать при работе над краеведческой малой энциклопедией «Селения земли Бологовской», которая сейчас готовится к изданию;

* материал может стать отправной точкой для выхода книги «Усадьбы Бологовского края и их обитатели»;

* данная работа пополнит материалы школьного краеведческого музея, будет дорабатываться, уточнятся теми учащимися, которых увлекает поисковая, исследовательская деятельность;

* материалы рекомендуется использовать на конференциях; уроках литературы, истории, краеведения, при изучении блока местного материала; при подготовке экскурсий по историческим местам края и в работе летнего палаточного лагеря.

Список литературы

  1. Административно – территориальное положение церквей и часовен Бологовского района . Список Госинспекции 1.01. 1993.
  2. Иванов М. А. И были печаль и вопль / газета Новая жизнь от 13 марта 1991.
  3. Иванов М. А. Величавая сверху – нищая снизу / газета Новая жизнь от 9 апреля 1991
  4. Иванов М. А. Иван Билибин на Валдайке» / газета Новая жизнь от 5 июля 2002.
  5. Иванов М. А. Земля Бологовская на карте истории. Издательство «Истоки», Вышний Волочёк, 2006.
  6. Иванов М. А. Бологое на Валдае. Ризограф учебно-методического центра Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ п. Ново – Синьково Московской обл.
  7. Ласточкин Н. А. Моё Бологое. Издательство ООО Новклем Великий Новгород, 2005.
  8. Ласточкин Н. А «Туренский погост» / газета Новая жизнь от 12 июля 2002.
  9. Ласточкин Н. А «Родники Припиросья» . Журнал Русская провинция. 1999.
  10. Материалы краеведческого музея Лыкошинской школы – интерната №2
  11. Материалы Окуловского краеведа Л. Э. Бриккера.
  12. Маркова О. А. Через горнило страданий / газета Новая жизнь от 17 марта 2000.
  13. Маркова О. А. Сопки. Социальный портрет села / газета Новая жизнь от 18 августа 2000.
  14. Маркова О. А. В Кузнецово – деревеньке / газета Новая жизнь от 16 июня 2000.
  15. Новгородские писцовые книги. Том I . Деревская пятина в 1495 г.
  16. Панаев В. А. Воспоминания / Журнал Русская старина № 9 за 1901 г.
  17. Похозяйственные книги Лыкошинского с\совета за 1935 – 1945 г.г.
  18. Сычёв В.В. Меж двух столиц. Журнал Русская провинция , 1998.
  19. Сычёв В.В. Дворянские гнёзда. / газета Новая жизнь от 16 июля 1991 .
  20. «Список населённых мест Новгородской губернии за 1884 год»
  21. «Список населённых мест Новгородской губернии за 1885 год»
  22. «Список населённых мест Новгородской губернии за 1909 год»
  23. «Список населённых мест Новгородской губернии за 1911 год»
  24. Материалы для оценки земельных угодий Новгородской губернии. Валдайский уезд. Новгород, 1890 г.
  25. Справочник по районам Ленинградской области за 1930 год.
  26. Шараева А. Близ села Сопки / газета Новая жизнь , 2002 г.

Приложение 1

Усадьба «Ключи».

Владелец Михаил Павлович Чехов.

Приложение 2

Широкое.

Усадьбы:

«Сорокины горы». Владелец Николай Иванович Грусс.

«Ландышева гора». Владелец Михаил Ефимович Грум – Гржимайло.

«Зелёная дача». Владелец Михаил Дмитриевич ван – Путтерен.

Приложение 3

Усадьба «Сухое»

Владелица Ольга Александровна Кршивицкая

Усадьбы в Д. Сопки.

Приложение 4

Дача Борисово.

Владелец купец Николай Ефремович Бельтихин.

Приложение 5

Усадьба «Михайловское».

Владельцы Кронид Александрович и Александра Егоровна Панаевы.

Приложение 6

Усадьба»Байнёво»

Владелец Валериан Александрович Панаев.

Усадьба «Боровенцы»

Владельцы Сергей и Юрий Дягилевы.

Приложение 7

Усадьба « Языково - Рождественское».

Владельцы

Николай Ильич Миклуха и Дмитрий Васильевич Стасов.

Приложение 8

«Заключье».

Усадьба «Сменцово».

Влдаделец Александр Сергеевич Хренов .

Приложение 9

Дорогами поиска.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Здравствуйте! Если Вам нужна помощь с учебными работами, ну или будет нужна в будущем (курсовая, дипломная, отчет по практике, контрольная, РГР, решение задач, онлайн-помощь на экзамене или "любая другая" работа...) - обращайтесь: VSE-NA5.RU Поможем Вам с выполнением учебной работы в самые короткие сроки! Сделаем все быстро и качественно. Предоставим гарантии!
Фридрих13:59:47 16 мая 2019
Спасибо
07:58:44 28 июля 2017
Прекрасный, очень интересный материал, выполненный с любовью и хорошим знанием. Поздравляю! Очень и очень жаль, что многие деревни и бывшие имения в таком печальном состоянии. Может, со временем что-то наладится, ведь переход от одной социальной и экономической системы к другой - очень болезненное и длительное дело, а наша страна пережила это не раз. Успехов вам и счастья!
Татьяна00:49:50 15 января 2017Оценка: 5 - Отлично

Работы, похожие на Реферат: по краеведению «Усадьбы в окрестностях посёлка Лыкошино и их обитатели»

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258699)
Комментарии (3482)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru