Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Освоение португальцами западного побережья Африки

Название: Освоение португальцами западного побережья Африки
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 08:02:43 06 февраля 2012 Похожие работы
Просмотров: 866 Комментариев: 0 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Российский Университет Дружбы Народов.

Кафедра: Всеобщая История

Курсовая работа на тему:

Освоение португальцами западного побережья Африки.( XV - XVII ).

Научный руководитель по Исторя средных веков: Наталия Сергеевна Елманова

Выполнил студент: Петрус Индонго.

Страна: Намибия

ГИБ-31

Москва 2002 г.

Содержание

1. Введение……………………………………………….…..3

2. Краткий обзор источников……………………………...25

3. Предпосылки португальской экспансии……………….27

4. Цели и методы португальских завоеваний в Африке…28

5. Начало освоения западного побережья Африки………29

6. Путешествие Васко да Гамы и открытие морского пути в Индию…………………………………………………….38

7. Особенности португальской колониальной политики в Конго и Анголе……………………………………………..39

8. Заключение…………………………………………….…….58

9. Источники, литература………………………………….…..59

Введение

Целью данной работы является подробное рассмотрение проблемы, связанной с освоением португальцами Западного побережья Африки. Среди людей, сознающих свое умственное и моральное превосходство, напротив, зависимость рождала чуство протеста и недовольства. В их среде горячо обсуждался вопрос о дальнейших путях развития континета и текущих злобоневных дел, касающихся поисков золота, серебра, пахотных земель и дешевых рабочих рук. По своему происхождению они в большинстве принадлежали к семьям мелких чиновников, землевладельцев, иногда они сами находились на службе. Также в работе указаны предпосылки начала завоеваний на африканском континенте. МАРОККО, Королевство Марокко, независимое государство на северо-западе Африки. На западе омывается водами Атлантического океана, на севере – Средиземного моря, на востоке и юго-востоке граничит с Алжиром. С XV в. суфийские завийи превратились в центры борьбы против христианства и европейского влияния. Государственная мощь Марокко была восстановлена в период правления арабской династии Саадидов, состоявшей из шерифов, т.е. потомков пророка Мухаммеда. К 1578 правители этой династии отбили у португальцев порты Агадир, Сафи и Азземур. В руках португальцев оставались Танжер и Сеута, а испанцы продолжали владеть Мелильей. В 1578 саадидский султан Абд аль-Малик одержал над португальцами победу в знаменитой «битве трех королей» при Эль-Ксар-эль-Кебире. В этом сражении погибли сам Абд аль-Малик, португальский король Себастиан и его союзник, смещенный с престола султан Мухаммед аль-Мутаваккиль («Черный король» в европейских хрониках). В 17 в. династия Саадидов вступает в полосу упадка. В районах Тетуана и Сале изгнанные из Испании мавры занялись пиратством и стали нападать на испанские и другие европейские корабли. В Сале пираты создали некое подобие автономной республики. В районе Сахары от Марокко отделились владения Сонгай и Томбукту. Постепенно Марокко утеряло контроль над золотыми копями в районе Судана. Пиратское «государство» в Сале было ликвидировано правителями из династии Алауитов, которые попытались укрепить в этом районе свою власть.

ЗАПАДНАЯ САХАРА, в прошлом т.н. Испанская Сахара, территория в Северо-Западной Африке. Площадь – ок. 266 тыс. кв. км, границы четко не определены. Граничит на севере с Марокко, на северо-востоке с Алжиром, на юге и востоке – с Мавританией. На западе омывается водами Атлантического океана. Установить общую численность проживающих в Западной Сахаре марокканцев и коренного населения сахрави (сахарцев) весьма сложно. Берберские династии Маринидов (1269–1465) и Ваттасидов (1465–1553) потерпели ряд поражений от испанцев и португальцев и больше были заняты устранением внутренней угрозы своему правлению. К этому периоду относится усиление соперничества между Испанией и Португалией за контроль над северо-западным побережьем Африки. Так, испанцы захватили Канарские о-ва (1483–1496), крепость Санта-Крус-де-Мар-Пекенья на атлантическом побережье Сахары (ок. 1476), а португальцы – о.Арген в пограничном районе Западной Сахары и Мавритании (ок. 1448). Примерно до 1497 испанцы совершали набеги на территорию Западной Сахары с целью захвата рабов и использовали город Санта-Крус-де-Мар-Пекенья в качестве опорного пункта в торговых операциях с населением Сахары. Это продолжалось до тех пор, пока возродившаяся практика работорговли не привела к священной войне (джихаду) местного масштаба и захвату испанских укреплений (ок. 1524). До аннексии голландцами о. Арген в 1638 португальцы использовали его в качестве центра работорговли.

МАВРИТАНИЯ, Исламская Республика Мавритания, государство в северо-западной части Западной Африки, расположено в пустыне Сахара и полупустынной зоне Сахеля. Омывается на западе водами Атлантического океана. Граничит на северо-западе с Западной Сахарой, на северо-востоке с Алжиром, на востоке и юго-востоке с Мали и на юго-западе с Сенегалом. Столица – Нуакшот с населением 800 тыс. человек (по оценке на 1997). Большую часть территории Мавритании занимает низменная пустыня, на юге переходящая в полупустыню. Район Шеммама на крайнем юге страны, прилегающий к Сенегалу, единственной реке с постоянным стоком, характеризуется коротким сезоном дождей. В конце лета выпадает 300–500 мм осадков. Такое количество осадков в сочетании с разливом реки создает благоприятные условия для ведения сельского хозяйства. Проникновение западноевропейских колонизаторов на территорию современной Мавритании относится к началу XV в. До середены XV в. контакты жителей, населяших ее, с европейцами в основном имели косвенный характер: они осуществлялись через транссахарскую караванную торговлю. Западноевропейцев в то время интересовали золото и слоновая кость. В середине XV в. характер контактов изменился. В 1445 г. португальцы захватили острав Арген в 50–60 км южнее бухты Леврие, который стал не только центром торговли с внутренними районами Западной Африки (им удалось на время обосноваться в Вадане – одном из городов области Адар, создав там торговую факторию), но и плацдармом, откуда отправлялись экспедиции для захвата рабов и их скота. С о-ва Арген ежегодно отправлялось в Португалию 700–800 невольников. В XVI – XVII вв. усилилось проникновение в Западную Африку испанцев, голланцев, англичан, французов. В ходе конкурентной борьбы из-за побережья современной Мавритании лидерство захватили французские колонизаторы. В 1626 г. они основали в устье р. Сенегал колонию Сен-Луи, ставшую центром торговли медью и рабами. В результате упорной борьбы с голландцами (1666–1721) французам удалось окончательно обосноваться на острове Арген, а в 1723 г. захватить у них торговый порт Портендик (современное название – Джерида, лежит примерно в 40 км к северу от Нуакшота), созданный с разрешения эмира Трарзы Али Шандора.

В 1460 г. экспедиция, снаряженная принцем Энрике, известным в истории под именем Генриха Мореплавателя, и возглавлявшаяся португальцем Дьогу Гомишем и генуэзцем Антонио де Нола, открыла Сантьягу и Маю. Вслед за ними были обнаружены и другие острова архипелага. Первоначально Сантьягу был разделен между двумя первооткрывателями, и земли передавались по наследству. В 1564 г. он, как и все другие острова, перешел во владение португальской короны. По мере заселения происходило хозяйственное освоение архипелага. Он был поделен на ряд «белых колоний». У каждого колониста имелось по нескольку сот рабов, которые исползовались на самых изнурительных работах: для транспортировки тяжелых грузов, строительства домов, добычи соли, на хлопковых плантациях и т.д. Специфика экономики островов состояла в том, что с момента открытия архипелага она базировалась на земледелии, животноводстве и рыболовстве. Постоянный забой скота позволял кормить население и обеспечивать продовольствием экипажи судов, заходивших в порты. Животное сало использовалось для производства мыла, обработки корабельных парусов и тросов. Кожи и шкуры шли на экспорт. Для личного потребления культивировали кукурузу, сладкий картофель, маниок. Разводили фруктовые деревья: апельсины, лимоны, мандарины. В долинах, где была вода, или на орошаемых землях выращивали хлопок и сахарный тросник. В городах развивались ремесла.

Республика Кабо-Верде , государство на островах Зеленого Мыса в Атлантическом океане у западного побережья Африки. На географической карте мира острава Зеленого Мыса появились в середине XV в. Архипелаг состоит из 10 относительно крупных и 15 небольших островов и скал. В зависимости от положения по отношению к преобладающим ветрам выделяют две группы – Наветренные и Подветренные острова. В первой группе самые крупные острова Санту-Антан, Сан-Висенти, Сан-Николау, Сал, Боавишта, а во второй – Маю, Сантьягу и Фогу. В то время португальский принц Генрих Мореплаватель снарядил несколько морских экспедиций и направил их к берегам Западной Африки. В 1455 г. экспедиция, возглавляемая венецианским мореплавателем А. Кадамосто и генсуэзцем А. Узодимаре, по приказу Генриха Мареплавателя направилась к берегам Африки и в 1456 г. открыла восточные острова архипелага: Сантьягу, Маю и Боавишта. Вторая экспедиция во главе с португальскими мореплавателями Диогу Гомешом и Диогу Афонсу, а также генуэзцем Антонио да Ноли была направлено в Атлантику специальна на поиски новых земель для португальской короны. Держа курс на Зеленый мыс, эта экспедиция, независимо от первой, весной 1459 г. открыла группу обитаемых и необитаемых в то время остравов, ставших трамплином для дальнешего проникновения португальцев в Африку.

Первым островом, на берег которого ступили матросы, был Сантьягу. С его побережья в ясную погоду они видели действующий вулкан, ориентируясь на который мореплаватели открыли другой остров. На его берег они ступили в день святого Филиппа, поэтому остров был назван Сан-Филипи, но это название не прижилось. Его сохранило лишь место высадки матросов, где в настоящее время раскинулся городок Сан-Филипп. Сам же остров назвали Фогу, т. е. огонь. В мае 1459 был открыт третий остров, который так и назвали – Маю. Зимой того же года были обнаружены и другие острава. Названия Санту-Антан, Сан-Висенти, Санта-Лузия и Сан-Николау были даны им потому, что открыты они были в дни соотвествующих святых. Однажды подвержденный штормом и потерявший управление корабль Диогу Гомеша оказался близ незнакомого острова. Один из матросов, увидев его, воскликнул «боа вишта», т.е «хороший вид». Так остров стал называться – Боавишта. Несколько поже португальцы обнаружили последний из южной группы остравов, который они називали Сан-Жоау, но из-за обилия на нем растительности и красоты ландшафтов его стали назвать Брава, т.е. прекрасный. Таким образом, завершилось открытие всех островов архипелага. На открытых островах португальцы обнаружили людей только после дальнейшего исследования при проникновении вглубь островов. В 1446 г. португальские мореплаватели сделали остановку на о. Сал, но на картах его не обозначали. Первый документ, подверждающий открытие островов двумя португальскими экспедициями, относится к августу 1460 г. Приблизительно в 1460 о-ва Зеленого Мыса были открыты португальскими мореплавателями. Генрих Мореплаватель дал указание об их заселении и освоении. Грамотой от 3 декабря 1460 г. король Афонсу V предоставил острова в вечное пользование своему брату Фернанду. Первыми наместниками островов в 1461 г. были назначены их первооткрыватель Диогу Алфонсу и Антонию да Ноли. С целью понятия их престижа португальские короли Жуан II и Мануэль I пожаловали им дворянтские титулы. Южная часть о. Сантьягу была передана в управление Антонию да Ноли; его административным центром стал Рибейра-Гранди. Северной частью острова с резиденцией в Алкатраш управлял диогу Афонсу. Поскольку наместники сохранили и капитанские звания, то распределенные между ними территории назывались капитаниями. Право на их управление передавалилось по наследству. Благодаря своему географическому положению остров Зеленого Мыса стали важным пуктом на торговых путях между Европой, Африкой и Америкой, а также базой для дальнейшего проникновения на африканский континент. Это побуждало Португалию прилагать усилия к прочному закреплению колонии в португальской империи. Переселенцы принадлежали к различным социальным группам. Приезжали колонисты, разорившиеся дворяне, горожане, крестьяне, добровольно покинувшие Португалиию. На архипелаг направлялось большое количество португальских чиновников, составивших ядро колониальной администрации. На острова ссылались преступники по приговорам судов, направлялись чиновники для управления заморскими территориями, поступившими во владение португальской короны. В Декрете подчеркивается, что Республика Зеленого Мыса признает экономические зоны соседних государств и в случае возникновения конфликтов готова решать их любыми средствами или путем переговоров. Первые поселенцы, прибывшие из Португалии в 1462 г., облюбовали очень живописное место на берегу небольшой бухты о. Сантьягу. Ими было основано селение, получившее название Вилада-Рибейра-Гранди, что в переводе на русский язык означает «поселок у большой реки». Массовым заселение архипелага становится после, того, как в 1466 г. жителям Сантьягу были предоставлены специальные привилегии, которые выражались в праве покупать рабов с гвинейского побережья, в освобождении от налога на поставляемые в Португалию сельскохозяйственна продукты, в праве развивать торговлю между остравами. В поисках дешевой рабочей силы португальцы начали снаряжать свои корабли и направляться к берегам африканского континета. Они нападали на местное население, и там, где проходили колонизаторы, оставались сожженные деревни, а корабли пришельцев наполнялись африканскими мужчинами и женщинами, становившимся с этого момента бесправными рабами.

Так, в 1495 г. острова официально были объявлены собвенностью португальской короны. Но в административном отношении они все еще подразделялись на капитании. В 1510 г. статус капитании был предоставлен о. Фогу. Первые документальные данные о численности населения относится к 1513 г. В то время в Сидали Велья на Сантьягу насчитывалось 130 европейцев и 32 африканца. Среди них не было невольников. С XVI в. Архипелаг был превращен в перевалочный пункт торговли рабами. Работорговцы загружали в африканских портах «красное дерево», т.е. рабов, и с остановкой на Островах Зеленого Мыса перевозили людей на юг Американского континета. Население архипелага стало быстро увиличиваться за счет невольников. Уже в 1553 г. в районе Сидади-Велья проживало 15 708 человек, из них 13 700 человек являлись рабами. Под непосредственное управление короны острова перешли в 1564 г. В 1581 г. острова Зеленого Мыса перешли под управление Испании. Португальские колонисты занимались торговлей африканскими невольниками. Острова служили также местом каторги для осужденных португальцев. В 1587 г. их губернатором стал Дуарте Лобу да Гама. После освобождения от испанского господства в 1640 г. острова вновь стали принадлежать Португалии. Хозяйственная структура Кабо-Верде уже существовала до начала заселения архипелага европейцами. Для привлечения переселенцев португальские власти передавали им собственность большие участки земли, не препятсвовали захвату и превращению африканцев в рабов, отношения с местными женщинами также были достаточно тесными. Так от португальцев произошли первые мулаты, что было задолго до последующих поколений европейцев, пришедших туда жить. В результате смешанных браков появился новый тип африканцев – мулаты, численность которых постоянно возрастает. Это было свидетельством того, что первые мулаты появлялись в колонии, а за её пределами этот процесс происходил значительно позже. Поскольку первоначально из Португалии на континент прибывали главным образом мужчины, широкое распространение получили их браки с африканскими женщинами.

Смешанные браки европейских мужчиин с чернокожими женщинами привели к появлению большинства цветных народов в Кабо-Верде. С начала XVI в. островной порт Сантьягу превратился в перевалочный пункт торгови хлопком, сахаром, красным деревом, табаком, рабами, которых возили в трюмах, на Сантьягу и Гвинейском побережье останавливались корабли по пути в Америку. Коробли из Европы брали на борт товары и продукты (ткани, спирт, порох, огнестрельное оружие) и снова направлялись в Африку. Таким образом, корабли курсировали между тремя континетами, и поэтому такая торговля получила название «коммерческий треугольник». Вообще в экономическом и социальном отношении португальские колонии были наиболее отсталыми, так как страдали от двойного гнета – самой метрополии и других империалистких держав, от которых зависела Португалия в торговых отношениях. Для развития торговли на различных островах строились морские порты. Однако с прекращением работорговли и началом в мире промышленной революции значение Кабо-Верде резко снизилось. С полей постепенно исчезла культура хлопчатника, который выращивали португальские фермеры, ибо для колонзаторов было более выгодным выращивать его на плантациях Анголы, Мозамбика и Бразилии. Жители Кабо-Верде рассматривались как граждане Португалии и по сравнению с жителями других колоний пользовались среди других определенными привилегиями.

Республика Сенегал , государство в Западной Африке, имеющее выход к Атлантическому океану. Граничит на севере с Мавританией, на востоке – с Мали, на юге – с Гвинеей и Гвинеей-Бисау. Северная граница страны проходит по р. Сенегал, восточная – почти совпадает с руслом притока Сенегала р.Фалеме. Со стороны побережья в пределы Сенегала в низовьях р.Гамбии глубоко вдается территория небольшого государства Гамбия. С появлением в 15 в. португальцев началось проникновение европейцев в прибрежные районы Сенегала. За португальцами последовали голландцы, англичане и французы.

ГАМБИЯ, Республика Гамбия, государство в Западной Африке, занимает территорию по обоим берегам р.Гамбия, вытянутую в широтном направлении в глубь материка на 350 км. Ее ширина на западе более 50 км, а на востоке – 25 км. Первыми европейцами, посетившими берега Гамбии и основавшими здесь свои торговые посты, были торговцы из Дьеппа, которые вели свои операции в 1364–1368 гг. Однако регурярное освоение территории европейцами началось со второй половины ХV в. В 1447 г. у берегов Гамбии появились португальские каравеллы Тристана Нуньеса. Ими были обследованы около 90 миль южнее мыса Сент-Мэри, но затем Нуньес был атакован местными жителями и погиб в бою. Следующая экспедиция португальцев под руководством Альвиса де Кадамостро состоялась в 1455 г. Она посетила северный и южный берега устья р. Гамбия, где обнаружила поселения волов и мандинго. В 1456 г. А. де Кадамостро вновь привел португальскую экспедицию к р. Гамбия. Португальцы поднялись вверх по реке на 60 миль, а в мае 1456 г. подписали солглашение о дружбе с местным вождем, починенным императора Мали, обменяв европейские товары на несколько рабов и золото. В 1458 г. экспедиция Диого Гомеса на трех суда обследовала реку до Каторы. В 1475 г. здесь разбойничали три испанскиских судна, команды которых захватили в рабство 100 человек.

В 1484 г. в долину р. Гамбия обследовала экспедиция под руководством Диого Као (в составе экспедиции был картограф Мартин фон Бехайм), а в 1491 г. экспедиция под руководством Родриго Ребелло установила дружественные отношения с Португалии с правителем Каторы. В долину Гамбии начали прибывать не большие группы португальских колонистов и миссионеров строились церкви (Сент Андре, Сан Доминго – в Кансале на р. Битанг-Болон, в районе Каура). Поселившиевся сдесь португальцы женились на местных женщинах, но, поскольку селения колонистов были изолированы от побережья, а в XVI в. начался упадок португальской империи, их потомки постепенно потеряли европейские черты и вскоре смешались с местным населением. Этому способствовало и то, что христианство не приживалось, а нездоровый климат сказывался на физическом состоянии. Незначительная торговля шкурами, железом, золотом, слановой костью, одеждами, тканями и рабами не приносили португальцам больших доходов. Однако элементы португальского влияния прослеживались здесь до этого периода. В конце XV–XVI в. португальцы ежегодно вывозили с побережья между р. Сенегал и Сьерра-Леоне до 9 тыс. рабов (на Гамбию приходилось, возможно, до 4% их числа). Работорговля, торговля изделиями из золота, тканями и железом, а также земледелие были основным источником существования государственных объединений долины Гамбии.

ГВИНЕЯ-БИСАУ, Республика Гвинея-Бисау (в прошлом португальская Гвинея), государство в Западной Африке на побережье Атлантического океана. Граничит на севере с Сенегалом, на востоке и юго-востоке с Гвинейской Республикой. Гвинея-Бисау обрела независимость в 1974. Основная часть территории страны – плоская низменность. Северная часть страны относится к бассейну р.Кашеу, остальная часть – преимущественно к бассейнам рек Жеба и Корубал, которые, сливаясь, образуют крупный эстуарий протяженностью ок. 50 км. На значительном протяжении все три реки являются судоходными. Территория Гвинеи-Бисау управлялась губернатором Кабо-Верде, когда она была преобразована в отдельную португальскую колонию во главе с собственным губернатором. В июне 1446 корабли португальской экспедиции во главе с Нунью Триштаном достигли эстуария р.Жебы. За последующие 200 лет из фортов, построенных португальцами вдоль побережья, поступали рабы для Латинской Америки. Португалии удалось сохранить контроль над своими владениями в этой части Африки, несмотря на попытки захвата побережья испанскими торговцами, французскими пиратами, голландскими военными моряками и местными предателями, подкупленными англичанами.

ГВИНЕЯ, Гвинейская Республика, государство в Западной Африке, имеет выход в побережью Атлантического океана. Граничит на северо-западе с Гвинеей-Бисау, на севере – с Сенегалом, на севере и востоке – с Мали, на юго-востоке – с Кот-д'Ивуаром, на юге – с Либерией и Сьерра-Леоне. Столица – город Конакри. Европейские торговцы обосновались в нескольких факториях и платили дань вождям местных племен. К тому времени центр торговли переместился на побережье, где развернулась острая конкуренция между португальскими, английскими и французскими работорговцами. Однако в этой части западноафриканского побережья работорговля была менее распространена, чем на побережье Нигерии, Дагомеи и Сенегала.

СЬЕРРА-ЛЕОНЕ, Республика Сьерра-Леоне, государство в Западной Африке. Первые португальские мореплаватели еще в 15 в. открыли полуостров, который назвали Сьерра-Леоне (в переводе «Львиные горы»). Это название затем распространилось на всю страну. Граничит на северо-западе, севере и северо-востоке с Гвинеей, на юго-востоке с Либерией, на юго-западе и западе омывается Атлантическим океаном. В прошлом – колония (прибрежные районы) и протекторат (внутренние области) Великобритании. Сьерра-Леоне располагает развитой речной сетью. Главные реки – Большой Скарсиес (Коленте), Малый Скарсиес (Каба), Рокел, Джонг, Маболе, Сева, Моа и Макона. Климат экваториальный, жаркий и влажный, с сухим зимним сезоном (ноябрь – апрель) и влажным летним (май – октябрь).

ЛИБЕРИЯ, Республика Либерия, государство в Западной Африке. На юго-западе омывается Атлантическим океаном, граничит на северо-западе со Сьерра-Леоне, на севере – с Гвинеей и на востоке – с Кот-д'Ивуаром. Португальские мореплаватели впервые посетили это побережье в 15 в. На протяжении 15–16 вв. слоновая кость и перец были главными предметами торговли, но в 17 в. на первое место вышла работорговля.

КОТ-Д'ИВУАР, Республика Кот-д'Ивуар, государство в Западной Африке, самая богатая страна из бывших колоний, входивших в состав Французской Западной Африки. На юге омывается водами Гвинейского залива, на востоке граничит с Ганой, на севере – с Буркина-Фасо и Мали, на западе – с Гвинеей и Либерией. Основную часть территории страны занимает волнистая равнина, которая постепенно повышается от побережья к северу и переходит в плато высотой более 400 м над у.м. Многие народы современного Кот-д'Ивуара пришли с северо-востока и востока. Народы кру мигрировали с запада, переправившись через р.Кавалли. В северной и восточной частях страны сформировались государства с развитой системой управления. Среди раннегосударственных образований выделялись военно-политическое объединение анья с центром в Сакасу и народа аброн со столицей в Бондуку. Первые торговые фактории на побережье Гвинейского залива основали португальцы и испанцы (в конце 15 в.), затем появились голландцы и англичане. Поначалу европейцы вывозили золото, слоновую кость, страусиные перья и перец, но вскоре главное место заняла работорговля. Первые французские торговцы появились на западноафриканском побережье в 17 в., но на протяжении последующих двух столетий их интересы ограничивались главным образом Сенегалом.

БУРКИНА-ФАСО, государство в центре Западной Африки. На северо-западе граничит с Мали, на юге – с Кот-д'Ивуаром, Ганой, Того и Бенином, на востоке – с Нигером. Первые письменные упоминания о моси всречаются в суданских хрониках середены XVII в. «Тарих ас-Судан» и «Тарих ал-Фетташ». Тексты этих хроник затрагивают войны, которые вели моси в период расцвета империи Мали (взятие, Томбукту в 1337 г.), их подход на Бенку в начале XV в., войны в период правления сонгайского правителя (аския) ал-Хакадж Мухаммеда (1464–1528), а также походы аскии Дауда против моси в 1549–1582 гг. Первым европейским источником, в котором упоминались моси, было сочинение португальца Ж. де Барруша «Об Азии», изданное в 1552–1553 гг. В этом труде содержались сведения о моси, воевавших в излучине Нигера в XV–XVI вв. К XV в. Царсва моси принадлежали к самым могущественным в Западной Африке. Военные походы их правителей расширили границы государства далеко на север и севера-запад. Правители моси упорно сопротивлялись проникновению чужеземных влияний и оставались верными традиционным обычаям и религиям. Средневековые авторы отмечали явное военное превосходство моси над племенами средней полосы Западной Судана; их армия состояла как из пеших воинов, так и из сильных отрядов, которые нередко совершали набеги на такие могущественные средневековые государства, как Гана, Мали, Согай. Многие авторы утверждают, что по упорню общественного развития моси стояли намного выше племен, живших в излучине Нигера, на территории современной Буркина-фасо.

ТОГО, Тоголезская Республика, государство в Западной Африке. Граничит на западе с Ганой, на востоке – с Бенином, на севере – с Буркина-Фасо. На юге омывается водами Гвинейского залива. Длина береговой линии – 50 км. Протяженность территории Того с юга на север 605 км, с запада на восток – не более 120 км. Площадь – 56 тыс. кв. км. В 1998 в стране проживали 4,9 млн. человек. Столица и крупнейший город страны – Ломе (ок. 500 тыс., 1997). Первое появление европецевна территории нынешней Тогослезской Республики, как и во многих районах Западной Африки, связано с работорговлей. Южная область была частью печально известного Невольничьего берега. Португальцы также ухаживали за местными девушками, считая их более заботливыми и экзотичными. Отсюда в середине XV в. португальцы вывезли первую партию рабов, а с начала XVI в. их ежегодно вывозили по нескольку тысяч. К началу XVII в. на юге Того, в районе Нуаче (теперь – Нотсе), сложилось крупное поселение эве во главе с провителем Агоколи. По преданию, его правление отличалось с жестокой тиранией, что привело к массовому бегству жителей из этого поселенией. О доколониальной истории Того известно меньше, чем о колониальном периоде. В культурном отношении они были связаны с государством Дагомеей и испытали влияние западных, аканских, государств. Заселение земедь и формирование первых этнических общностей в Того происходило главным образом за счет миграций. Продолжавшаяся почти пять столетий позорная торговля людьми на длительное время задержала процессы хозяйственного, социального и культурного развития обширных районов Гвинейского побережья, включая и южные области Того.

БЕНИН, Республика Бенин, государство в Западной Африке. Территория страны вытянута в меридиональном направлении от побережья Гвинейского залива в глубь материка на 670 км. Граничит на западе с Того, на северо-западе – с Буркина-Фасо, на севере с – Нигером, на востоке – с Нигерией. Прежнее название страны Дагомея было заимствовано от существовавшего с 17 в. могущественного государства народа фон со столицей Абомей, расположенной в 80 км от побережья. В основе благополучия всех этих государств лежала торговля «живым товаром» с европейскими работорговцами. В начале 17 в. в Большой Ардре начались распри по вопросу о престолонаследии, и сыновьям правителя Кокпона пришлось покинуть столицу Алладу. Они создали собственные государства. Одно из них, Малая Ардра, находилось на побережье далее к юго-востоку; впоследствии оно стало известно как Порто-Ново по названию португальской торговой фактории. Здесь в результате смешения пришельцев аджа и местных йоруба (или наго) сформировался народ фон. Вплоть до конца 17 в. вооруженные отряды фон совершали набеги на небольшие племена, обитавшие к северу от Дагомеи с целью захвата невольников и продажи их европейским работорговцам через посредников в Большой Ардре и Виде.

НИГЕРИЯ , Федеративная Республика Нигерия, государство в Западной Африке. В конце 15 в., когда здесь побывал португальский исследователь д'Авейро (1486), Бенин находился в зените своего могущества. Государство располагало сложно организованным аппаратом управления, многочисленной регулярной армией и высокоразвитым искусством бронзового литья. Португальцы начали торговые отношения с Бенином с закупок перца, но вскоре переключились на торговлю рабами. На долгое время рабы стали объектом купли-продажи в Бенине и на остальной части побережья. Главным поставщиком рабов была аро, одна из групп народа ибо. Используя свой контроль над вызывающим всеобщий ужас оракулом Аро-Чукву, аро могли свободно перемещаться по всей территории, населенной ибо, а другие ибо не чувствовали себя в безопасности за пределами родной деревни или союза деревень. Поставив торговлю под свой контроль и получив доступ к европейским товарам, аро укрепили свои позиции в качестве жрецов-торговцев. Рабы поступали не только из ближних внутренних районов, но и из районов вниз по течению Нигера и Бенуэ. Африканцы распоряжались рабами вплоть до момента их доставки на побережье, где их продавали европейским работорговцам.

Республика Гана, государство в Западной Африке. Расположено немного севернее экватора, имеет выход к Гвинейскому заливу. Однако наверняка известно лишь то, что к моменту появления первых европейцев на побережье Гвинейского залива в конце 15 в. там уже существовали территориально-политические образования, а население занималось торговлей и земледелием. Первых европейских торговцев привлекали золото, слоновая кость и пряности, однако вскоре эти товары оттеснила на задний план более прибыльная торговля невольниками. Именно работорговля была основной причиной территориальной экспансии ашанти и строительства европейских фортов и торговых факторий на побережье Гвинейского залива, где они заключали союзы с местными государственными образованиями.

Демократическая Республика Сан-Томе и Принсипи, островное государство в Гвинейском заливе Атлантического океана, к западу от побережья Африки. Флот Педру Эскобара и Жуана Гомиша, двух мореплавателей, состоявших на службе короля Португалии, появился у берегов Сан-Томе в 1471, а у берегов Принсипи – в 1472. В 1483, после того как Испания признала за Португалией исключительное право на занятие торговлей на побережье Гвинеи и Золотого Берега, на о.Сан-Томе обосновались первые португальские поселенцы, в число которых входили каторжники и изгнанные из Португалии евреи. В районе бухты Ана-Шавиш они заложили город Сан-Томе. В 1522 оба острова были объявлены колониями Португалии. В 1534 Сан-Томе стал резиденцией католического епископа. На протяжении 17 в. голландцы и французы безуспешно пытались завладеть островами.

ЭКВАТОРИАЛЬНАЯ ГВИНЕЯ, Республика Экваториальная Гвинея, государство в Центральной Африке, на западном побережье Атлантического океана. Исторически Экваториальная Гвинея была колонией Испании, это единственное государство в Африке, где говорят на испанском. Состоит из материковой части (общее название Мбини, в прошлом Рио-Муни), прибрежных островов Кориско, Большой и Малый Элобей и островов Биоко (в прошлом Фернандо-По) и Аннобон (в прошлом Пагалу) в Гвинейском заливе. В административном отношении разделена на семь провинций. Площадь – 28 051 кв. км, из них 2034 кв. км приходится на острова Биоко и Аннобон.

ГАБОН, Габонская Республика, государство на западном побережье Центральной Африки, расположенное по обе стороны экватора. Граничит на северо-западе с Экваториальной Гвинеей, на севере с Камеруном, на востоке и юге с Народной Республикой Конго. На западе омывается водами Атлантического океана.Португальские экспедиции. Открытие европейцами Габона произошло во время продвижения португальских мореплавателей на юг, вдоль западного побережья Африки в поисках новых земель для развития торговли и морского пути в Индию. Организация этих экпедиций связана с деятельностью португальского принца Энрике (1394–1460). Только в 1441 –1446 гг. была снаряжена экспедиция на побережье Западной Африки, и были захвачены первые рабы. С этого времени португальцы начали интенсивную работорговлю. После смерти Энрике в 1460 г. наступил некоторый перерыв в продвижении португальцев на юг. Но уже в 1472 г. Руи де Сикейра пересек экватор и открыл бухту Габон и устье р. Огове. Южной точкой, которую он достиг, был мыс Санта-Катарина (1-51` ю.ш.). Произошло это, видимо, в день поминания Св. Великомученицы Екатерины 24 ноября 1473 г. В это время года в экваториальных широтах идет пассатная конвергенция: северо-восточный ветер сменяется на юго-западный. Капитан ди Сикейра вынужден был повернуть форденвинд (по ветру) и уходить к Антильским островам, а оттуда – домой. Больше он у габонских берегов не появлялся, но имя, данное им заливу-лиману и берегу до мыса Санта Катерина, осталось в веках. В1481 г. португалец Диогу Канн проплыл вдоль побережья современного Габона от мыса Санта-Катарина до устья р. Конго. Таким образом, морское побережье Габона стало относительно известно португальцам во второй половине XV в. Материальнных следов своего пребывания в Габоне португальцы почти не оставили. В современном Габоне только в Ненге-Сики стоит некогда установленная ими пушка. В1481 г. португалец Диогу Канн проплыл вдоль побережья современного Габона от мыса Санта-Катарина до устья р. Конго. Таким оброзом, морское побережье Габона стало относительно известно португальцам во второй половине XV в. Материальных следов своего пребывания в Габоне португальцы почти не оставили. В современном Габоне только в Ненге-Сики стоит некогда устанановленная ими пушка. О пребывании португальцев в Габоне больше свидительствуют прочно сохранившиеся географические названия. Мыс Лопес назван в честь португальского мореплавателья Лопиша Гонсалвиша, который здесь первый высадилься на берег. Вернан-Вас обязан своим именем моряку из Лессабону Фернау Гомешу. Само название страны «Габон» пошло от португальского слова Gaboa «габао». Это название португальцы в 1485 г. дали бухте Габон и реке, которая тянулась от нее вглубь материка густых зарослях. Португальских моряков туземцы интересовали в то время только как постащики продовольствия и товаров на обмен. Всех их португальскцы именовали негрос. Экспедиция ди Сикейры имела задачей только гидрографические исследования, поэтому специальных сведений о туземном населении она не собирала. Следующий португальский корабль под водительством опытного морехода Диогу Канна появился у Капюшнного берега в 1485 г. Скорее всего, Д. Канн был осведомлен о результатах плаванья ди Сикейры. Используя благаприятный северо-восточный ветер, Кан смог, преодолевая холодное Бенгельское течение, спуститья южнее мыса Санта Катерина, открыть устье Конго и дойти до мыса Кросс. Диогу Кан официально окрестил берег от лимана до мыса Санта Катерина Габоном.

КОНГО , Республика Конго, государство в Центральной Африке. На юго-западе омывается водами Атлантического океана, граничит на юге с Анголой (эксклав Кабинда), на востоке – с Демократической Республикой Конго (ДРК), на севере – с Камеруном и Центральноафриканской Республикой, на западе – с Габоном. Когда на территории Конго появились европейцы, там уже существовало несколько государств, например Лоанго, Теке и др. В 1482 в устье р.Конго высадился португальский мореплаватель Диогу Кан. На протяжении 16 в. португальцы, часто действуя совместно с жителями прибрежных районов, наладили прибыльную работорговлю. Они отправляли захваченных в рабство жителей внутренних районов на принадлежавшие португальцам плантации в Бразилии и на о. Сан-Томе.

В конце XV столетия начинается проникновение португальцев в Конго – нынишней Демократическая Республика Конго ДРС (Заир) или Конго-Киншаса, государство в Центральной Африке. В 1484, когда португальские мореплаватели достигли устья р.Конго, были установлены первые контакты между европейцами и местным населением. Из-за порогов португальцы не смогли подняться вверх по реке более чем на 160 км. Первым шагом к установлению португалского влияние над Конго была християнизация верхушки общества. Мани-конго (верховный правитель) Нзинга а Нкуву (получивший имя Хуан I) увидел в переходе христианство возможность опереться на сильных союзников и получить огнестрельное оруже. Однако боязнь потерять опору в стране вынудила его вскоре отказаться от новой веры. Базой христианства в Конго стала провинцей Нсунди, глава которой, Аффонсу, после смерти Нзинга а Нкуву в 1506 г. стал мани-конго. Во время его провления (1506–1543) Конго заполонили европейцы работарговцы. У народных масс работарговля ассоциировалась с христианством, и поэтому движения против работарговли и верхушки общества, принимавшей в торговле невольниками активное участие, проходили под знаменем традиционных религии. Мани-конго передал португальцам монополию и вывоз рабов, рассчитывая, что контроль останется за ним и это дает ему дополнительный источник обогашения. Однако работоговля развивалась столь бурно, что он оказался не в состоянии хот как-то ее контролировать; страна превратилась в громадный невольничи рынок, а попытки Афонсу воздействовать на работорговцев через правительство Португалии привели лишь к возникновению направленных против него заговоров. Более успешно боролся с работаровлей его преемник Диогу (1545–1561): под давлением народа он выслал из страны всех португальцев. После смерти Диогу им удалось поставить во главе государства свою марионетку Аффонсу II и вернуться в страну, но недолго. В правление Бернарду I (1561–1567) недовольство работарговцами вспыхнуло вновь. Только нашествие племени яга, разорившее страну, вынудило правителей Конго обратиться за помощью к королю Португалии и пойти с ним на соглашение. Страна ослаблена из-за войн. Альвару I (1568–1587) пытался найти защиту у папского престола, отправляя в Рим письмо за письмом с просьбоами прислать миссионеров в противовес португальским священникам, но успеха не добился: в то время римские первосвященники еще не были заинтересовны в этой далекой стране. Такую же попытку, и столь же безрезультативно, делает Алвару II (1587–1614). Тем временем Португалия меняет тактику: отказавшись от прежней политики, заключавшейся в стремлении руководить деятельностью правителей Конго через советников и священиников, она переходит к прямому захвату страны. В 1622 г. португальские войска вторгнулись в страну, но потерпели поражение от войск мани-конго Педру, поддержанных народным движением. В поисках союзников против португальцев правители Конго в 1642 г. заключают договор о дружбе с голланскими властями в Луанде. После изгнания в 1649 г. голландцев из Луанды мани-конго Гарисиа II был вынужден вступить с португальцами в перегаворы, которые в 1651 г. завершились заключением мирного договора, устанавливавшего «патронат» Португалии и обязывавшего Конго выплатиь большую пеню рабами, слоновой Костю и дорогими тканями. Центрабежные тенденции в политике правителей провинций, которые использовали народное недовольство мани-конго, пошедшим на союз с португальцами, и в битве при Амбуле 29 октября 1665 г. войка конго были разбиты. Эти события были последним толчком к распаду государства Конго. В Конго, по-видимому, постепенно складиывались три формы крупного землевладения, каких не было ни в одном политическом объединении этого региона: общегосударственная собственность, персонификацированная в лице верховноного правителя; условное владение землей (господствующая форма); пожалованная в наследственное владение земля с правом эксплуатации населения. В годы расцсвета государство Конго в сфере его влияния были и данники: Нгойо, Лоанго, Каконго и Ангола (Ндонго). Верховная власть принадлежала мани-конго. Основой власти служила вера в ее священный характер, подкрепленная впоследствии христианскими представлениями о божьем помазании. Как и в других государствах региона, в Конго сохранились некоторые доклассовые черты в судопроизводстве и в структуре армии (нормы обычного права, «божий суд», ополчение и т.п.). Толчком к развитию рабобладельческого уклада, ухушению положения рабов и увиличению их числа послужило участие правителей Конго в европейской работорговле.

КАМЕРУН, Республика Камерун, государство в Западной Африке. Западное побережье омывается заливом Биафра (восточной частью Гвинейского залива). Граничит на северо-западе – с Нигерией, на северо-востоке – с Чадом, на востоке – с Центральноафриканской Республикой и на юге – с Народной Республикой Конго, Габоном и Экваториальной Гвинеей. Первыми неофриканцами, каторые узрели вулкан Камерун после Ганнона, были португальские моряки. В 1472 г. в залив Биасфра вошли португальские каравеллы. Португальцы, появившиеся в районе р. Вури в 1472, назвали ее капитан Rio dos Cameroes Риу-душ-Камаройнш, в переводе «река креветок», поскольку креветки в изобилии водились в эстуарии. От слова «камаройнш» пошло название страны.

АНГОЛА, Республика Ангола, государство в юго-западной части Африки. На севере и северо-востоке граничит с Демократической Республикой Конго (ДРК), на юго-востоке – с Замбией, на юге – с Намибией. В 1575 г. в Африку прибыл жестокий португальский конкистадор Паулу Диаш де Новаиш. Начался длительный период так называемых ангольских воин в ходе которых колонизаторы столкнулись с мужественным и упорным сопротивлением местного населения. В 1575 португальцы установили контроль над Луандой, а в 1617 – над Бенгелой. Кароль обещал сделать Диаша губернатором колонии севернее эстуария Кванзы и дал ему “право” отодвигнуть ее границы как далеко на восток, это смогут сделать его войска. В 1576 г. Диаш де Новаиш начал больщую военную кампанию против государсва Ндонго, главной целью которой было починение народа амбунду и овладение серебряными рудниками в Камбамбе. Как пишет хронист, имея сведения, что горы Камбамбе содержат в себе серебряные рудники, что подверждала традиция и откуда африканцы извликали серебро и использовали его для украшений, которые они носили на руках и ногах, Новаиш предпринял завоевание этого нового Потоси и выделил для этого предприятия большую часть из оставшихся у него людей. Наканец, Диаш де Новаиш достиг в 1583 г. слияне рек Лукала и Кванза и построил там первую крепость в глубинных районах Массангано. Оно служила одновременно и оборонительным бастионом против местных племен и гарантом фунционирования торговых путей и базой для старателей, искавших серебро в Камбамбе. Этот завоеватель Анголы предавал огню сотни поселений, и в качестве свидительства своих “подвигов” набивал бочки носами убитих африканцев. Основным занятием португальцев была работорговля, большинство невольников они отправляли в Бразилию. На протяжении всего периода работорговли из Анголы было вывезено больше невольников, чем из любого другого района западноафриканского побережья. Португальский колоний это уникальный исторический феномен. Главное внимание уделено в борьбе народа Анголы за независимость, свободу и человеческие права. Завоевание португальцами территории Анголы растянулось на несколько столетий. В начале XVII в. Колонизаторам удалось построить ряд крепостей в глубинных районах Анголы. В источнике, относисящемся к 1612 г. упоминаются крепости Мушима, Массангано, Камбамбе и Ханго. Однако в ходе “ангольских воин” обнаружился ряд премуществ, которые имели африканские войска над европейскими: лучшая приспособленность (адаптированность) к климату и местным условиям, знание местности, выносливость, не прихотливость, поддержка нвселения. Африканцы не страдали от тропических болезней в такой степени, как европейцы посколько они хорошо знали местные травы. Тропическая лихорадка была в этом смысле самым эффективным союзником и самым грозным врагом европейских завоевателей. Из 2000 европейских солдат, посланных в Анголу в течение первых 20 лет ангольких войн, 1200 умерли или вынуждены были вернуться из-за тропической лихорадки и других болезней, косивших ряды конкистадоров. Власти в Луанде обратились за помощью в метрополию (с 1580 по 1640 г. Португалия находилась под властью Испании и столицей огромной империи был Мадрид). Одной из первых жертв военных экспедидий этого нового этапа португальской колониальной политики стало государство Ндонго. В 1595 г., когда португалькое войка, взяв под контроль соляные копи Кисамы пыталось пробиться к серебряным рудникам Камбамбе, оно было наголову разгромленном войском вождя Кисамы Кафуше Камбаре. В 1603 г. португальцы овладели горами Камбамбе, но, по свидетельству жившего в то время в Анголе Э. Беттела, были недовольны ими, посколькуони давали лишь маленкое количество серебра. В 1603 – 1617 гг. португальцам удалось построить несколько крепостей на побережье, что привело к угрозе завоевания и ликвидации государства Ндонго. В 1617 г. умер Нгола Килуанжи и правителем Ндонго стал свободный брать Нзинги Мбанди. Опасаясь лишиться власти, он приказал убить всех, кто мог встать на его пути, вклучая малолетнего сына Нзинги. Одна из самых географических страниц в истории борьбы ангольского народа против португальских колонизаторов, связанная с именем королевы Нзинги Мбанди Нгола. Подавив внутреннию оппозицию, Мбанди двинулась с большим войском против португальцев. Нзинги Мбанди Нгола, согласно сведениям живушего при ее дворе миссионера-капуцина Дж. Кавацци, родилась в 1582 г. и была дочерью правителя Ндонго Нголы Кипуанжи и его наложницы, от которой она и получила имя Нзинга. Ее детсво было наполнено рассказами о сражениях с португальцами, об их жестокости, о той угрозе, которои подверглось Ндонго в результате втожения. Узнав о его онаступлении, губернатор Васконселуш двинул навстречу ему сильную армию. Носителем верховной власти в стране был “король”. Он был неограничнным и абсолютным повелителем над жизнью и смертью своих поданных. Между тем, имеющиеся источники позволяют восстановить подлинный облик королевы Нзинги Мбанди Нгола и факты, связанные с ее борьбой против колонизаторов, которые до сих пор находили лишь искаженное отражение в работах буржуазных историков. По мимо того, что “король” обладал верховным правом на всю землю государства, он был еще верховным судьей и верховным главкомандующим. Самое имя Нзинги наводило ужас на колонизаторов, которые почти трицать лет не могли сломить сопротивление королевы Нзинги Мбанди Мбунди. Она знала, что средство выграть войну – сражаться только там, где она была уверена, что будет иметь успех. Дисциплинированным африканцам трудно было идти против вооруженных португальцев. Бегство рабов к Нзинге вызывало растущий страх среди португальских поселенцев и работорговцев, которые требовали от губернатора принятия энергичных мер в отношении черной кололевы. Губернатор предпринял попытку запугать Нзингу. Он направил к ней офицера, потребовашего от нее признать власть португальской короны и уплачивать ежегодную дань. Это требование, по свидетельству Кавацци, “привело ее в ярость”. Она с негодованием отклонила его, сказав, что считает его оскорблением, нанесенным ей как суверенной и независимой королеве, “что это как раз то, что ей могли бы предложить, буть она побеждена силой оружия, но что до этого далеко, ибо у нее есть не только хорошие войска, но и отвагов”. Не сумев запугать Нзингу, Фернан де Соусза двинул против нее войско во главе с Б. Б. Кардозу, которое нанесло ей поражение 12 июля 1626 г. По свидительству португальского хроника О. де Кардонеги, она отступила к р. Кванза и разбила лагерь на островах Киндонга, приказав “заселить людьми”. Португальцы блокировали эти острова и построили укрепления на берегах реки, однако, как сообщает источник, «королева хорошо использовала свое время, укрепила остров и, атаковав (португальский) пост, обратила в панику охранявших его людей, убив при этом 300 португальцев, другим были нанесены ранения от стрел, дубин и копий». Португальцы начали готовиться к реваншу, решив не выпускать Нзингу из кольца блокады на островах и видя лихорадочные работы по сооружению новых укреплений на берегах реки. Источники сообщают, что Нзинга ночью посоветовалась с верховным божеством Сингилле и вызвала дух своего брата Нгола Мбанди. Этот дух сказал ей, что “сдаться на милость португальцев, значит рисковать свободой, а бежать, уступив им немного земли, значит сохранить возможность сразиться с ними в другой раз с большим успехом”. Выбрав очень светлую ночь, Нзинга со своим войском перешла вброд реку в уском месте, где у португальцев почти не было стражи и убежала от врагов. Полководческий талант и находчивость Нзинги не раз помогали ей брать верх над своими противниками и вызвали удивление даже у видавших виды португальских военачальников. В 30-х годах, опираясь на помощь короля Касанжи, которого, солгласно некоторым источникам, она привлекла обещанием выйти замуж, Нзинга осуществила завоевание государства Матамба, правительницей которого она отныне стала. Укрепившись в Матамбе создав сильную армию, включа и создав сильную армию, включавшую много беженцев из оккупированных португальских районов, Нзинга повела упорную борьбу, пытаясь выбить колонизаторов из Ндонго. Мелкие группы амбунду спускались в долины и атаковали португальские лагеря. Но когда португальцев, хотели наказать амбудну за эти рейды, они ничего не могли поделать, так как там не было амбинду, которых следовало наказать. Для португальцев, вдалеке от их родины, и не привыкших к такого рода войне, казалось, что королева Нзинга была одновременно всюду. Нзинга знала, что до тех пор, пока она будет продолжать эти атаки, враг не сможет называть ее страну своей. При этом она умело использовала португальско-горланское соперничество в Африке. Когда 1641 г. голланцы высадились в Анголе и захватили Луанду, Нзинга направила к ним послов и заключила союз, к которому присоединился и “король” Конго. В 1641 они были вынуждены уступить голландцам Луанду, но в 1648 вернули себе эту территорию. Для того, чтобы установить более тесное сотрудничество с голландцами, Нзинга перенесла свою резиденцию на запад, к р. Данде, к границам Конго. Таким образом, португальцы оказались перед перспективой войны на нескольких фронтах. По ее требованию европейские союзники предоставили в ее распоряжение отряд голланских солдат. Командовавший этим отрядо офицер описывал ее как “хитрую и гордую женщину…столь великодушную, что она никогда не причиняла вреда португальцу, если он был пощажен и подобным же образом распоряжалась всеми своими рабами и солдатами”. Основываясь на свидетельствах знавших Нзингу голландцев, Даппер сообщает, что “ она имела мужскую храбрость и находила в войене развличение. Она умела прельщать рабов португальцев и обращалась с ними так, что они бежали к ней большими толпами на помощь. Совместные военные экспедиции Нзинги и голландцев всегда оказывались успешными, за исключением единственного поражения в 1646 г. В этот период Нзинга установила почти безраздельный политический контроль не только над значительной частью побережья, но и над обширными областями хинтерланда, а также над основными работорговыми путями, идущими от Луанды в вглуб страны. Нзинга отблагодарила своих голландских союзников, продавая им много рабов. Голландские источники сообщают, что в 1640-х годах голландцы вывезли из Луанды не менее 13 тыс. рабов. В то же время монопольный контроль над работорговлей принес Нзинге огромные богаства, что позволило ей создать сильную армию и укрепить обороноспособность Матамбы. Значительные доходы содействовали быстрому обогащению эксплутаторской верхушки государства Матамба. Колонизаторы были выбиты из фортов Мбака, Камбамбе, Мушима. Нзинга атаковала форт Массангано, разгромила несколько португальских колонн, спешивших к нему на выручку, нанесла португальцам ряд других поражений. Военным успех Анголцев в этот период в не малой степени способствовало то обстоятельство, что с помощью голланцев многие из них научились пользоваться огнестрельным оружием и порохом, что намного увеличило боеспособность армии Нзинги. В октября 1647г. голландцы с помощью войск Нзинги уничтожили сильную португальскую колонну. 1 августа 1648 г. объединенные силы голланцев, Нзинги и короля Конго разграмили португальское войско во главе с М. Нобрега. В результате этих тяжелых поражений казалось, что дни Португалии в Анголе сочтены. Лишь после того, как в 1648 г. португальский король прислал в Анголу флот влот во главе с бразильским землевладельцем Сальвадором де Са, португальцы смогли выбить голландцев из Луанды и нанести ряд поражений Нзинге. Однако, как свидетельствует Даппер, “всякий раз, будучи побеждена, она вновь появлялась с новыми силами. В ходе борьбы с колонизаторами Нзинга создала сильное государсва Матамба. Существующие источники дают возможность лишь некоторые черты его политической и социальной организации. Наибольшую ценность в этом отношении представляет книга Кавацци. Лома родоплеменных связей как следсвие войны с португальскими колонизаторами и широкого развития работорговли, необходимость объединения перед лицом общих врагов, массовые миграции населения вызванные угрозой порабощения, – все это создало необходимые условия для возникновения великого государства Нзинги, получившей получившей форму раннефеодальной манархии. Здесь рабовладельческие институты тесно переплетались с феодальными. Господствующий класс составляли феодалы – родственники Нзинги и ее ближайщее окружение. Особенностью государства Нзинги было высокое положение женщин, которые отличались воиственностью, силой отвагой. Устраивалось даже нечто вроде женских рыцарских турниров. Согласно некоторым источникам, обычаи жага не разрешали женщине быть верховным воздем. Нзинга выходила из положения любопытным способом: как сообщает голландский офицер Фуллер, она одевалась в мужскую одежду, а ее окружение составляли 40 или 50 юношей, одетых как женщины-наложницы. Умерла Нзинга в 1663 г. в возрасте 81 года. Длительная борьба ангольского народа во главе с бесстрашной “королевой” Нзингой надолго приостановила продвижение португальских колонизаторов и задержала захват ими внутренних раонов Анголы.

В эпоху работорговли португальцы контролировали лишь несколько портов с прилегающими к ним землями. Получив подкрепления, губернатор Анголы А. В. Де Негрейруш создал военный совет, на котором объявил о своем решении начать войну против Конго. Командовать войсками было получено Л. Л. Де Секейра. В свою очередь король Конго также открыто объявил войну португальцам 13 июля 1665 г. Вскоре португальцы были атакованы авангардом войск Конго во главе с Бамба. Однако, по словам португальского историка Соуза Диаша, ''ярость атакующих сломалась под непрерывным артиллерийским и ружейным огнем'', заставившим африканцев отступить. Между тем португальцы, воодушевленные этим первым успехом, перестроили свой боевой порядок, готовясь отразить атаку огромной массы африканских войск. Сила натиска войск, ведомых королем была такова, что линия обороны португальских войск была прорвана в нескольких местах. Офицеры подбадривали солдат, но те не сдержать волны атакующих, которые подобно грозному бурному потоку, готовы были смести их с лица земли. Португальцы оказались перед угрозой полного уничтожения. Однако в этот критический для португальцев момент король Манимулуза упал на землю, задетый шальной пулей. Юноши-воины из самых знатных семей, защищая короля, образовали вокруг него живое кольцо, однако одному португальцу удалось прорваться сквозь него. Раненый Манимулуза еще нашел силы, чтобы выхватить меч и поранить врага, но тот сильным ударом отрубил ему голову. Известие о гибели короля вызвало неописуемую панику среди Конго и они обратились в беспорядочное бегство, оставив в руках португальцев много пленных и богатую добычу. Голова короля Конго была триумфально провезена по улицам Луанды для общего обозрения в часовне Надзаре. Португальцы были вынуждены уйти из Конго. Опираясь на свои базы на пабережье, Португалия в середене XVI в. Переходит от политики “точечной оккупации” к политике завоевания прибрежных районов и государств. В августе 1666 г. в Луанду прибыл новый губернатор Тристан да Кунья. По свидительству современников, он ввел строжайшую дисциплину не только войсках, но и среди местного белого населения, что вызвало недовольство португальцев в Луанде. Когда Тристан да Кунья приказал воискам во главе с А. Соарешом выступить в поход для завоевания Либоло, те отказались повиноваться. 27 августа 1671 г. войско амбунду под командованием брата короля внезапно и энергично обрушилось на португальцев, поставив их тяжелейшее положение. Только артиллерийский и ружейный огонь помог португарцам отразить атаку повстанцев, которые, будучи преследуемы кавалерией, скрылись в горах. В политическом плане португальцы придавали особое значение окончательному разгрому государсва Ндонго, которое оказалось “крепким орешком” для колонизаторов и с которым они находились в состоянии неприрывной войны с первых дней оккупации, начатой Паулу Диашем де Новаишем. Таков был кровожвый финал столетней войны между португальцами и правителями государства Ндонго, оказавшими упорное сопротивление колонизаторам, которое, в конце концов, было сломлено и это государство было полностью включено в португалькую колонию Ангола, а в Педраш де Пунго-Антонго основана крепость, ставшая передовой базой для дальнейшей колониальной экспансии на восток.

Республика Намибия, государство на юго-западе Африки. На западе омывается водами Атлантического океана, на севере граничит с Анголой и Замбией, на востоке – с Ботсваной, на юго-востоке и юге – с ЮАР. Первыми европейцами, посетившими Югозападней Африке (Намибии) были португалцы. КАН , ДИЕГО (Cam, Diogo или Co, Diogo) (ок. 1440–1486?), португальский мореплаватель. Отплыл из Лиссабона в начале 1482, имея на борту несколько гранитных столбов (падранов – padres), увенчанных крестами и с высеченными королевскими гербами. Кану было приказано добавить надписи на португальском и латинском языках с указанием его имени и даты водружения столбов на вновь открытых территориях, что должно было означать принадлежность вновь открытых территорий Португалии и христианскому миру. В 1484 г. на мысе Кейп-Крос высодился мореправатель Диогу Као, который в память о своем посешении этой части Африки вохдвиг каменный крестабразный столб «падран». Имеются противоречивые сведения о его кончине: по одним источникам, он вернулся в Лиссабон, по другим – был убит в море у мыса Кросс в 1486. Не позднее августа 1487 его корабли вернулись в Португалию. Посколько Диогу Као, не сумел обогнуть Африку с Мыса Добрые надеже два года поже его соратник ДИАШ, БАРТОЛОМЕУ, проплил туда после два го с 8 Декаря 1487 с побиреже пустиния Намибии. К тому же время была празник Светая Мария, поэтому г. Уольфиш-бей был назван в честь нее "Santa Maria da Conceicao" (Conception Bay). Начиная с XVI-го столетая, Португалия дала название нынешнему городу Уолфиш-бей " Bahia das Bahleas " («залив китов») из-за богатого распространение китов.

ЮЖНО-АФРИКАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА (ЮАР), государство на юге Африки. ДИАШ, БАРТОЛОМЕУ, именуемый также Диашем ди Новаишем (Dias/Diaz de Novaes, Bartolomeu/Bartholomew) (ок. 1450–1500), португальский мореплаватель, первый европеец, открывший путь на Восток в связи с открытием южной оконечности Африки. Служил на королевской судоверфи. Южная оконечность Африканского материка была обитаема с глубокой древности. Древнейшим автохнным населением Южной Африки принято считать бушменов (саан). Они мигрировали сюда, по-видимому, из восточных областей Африканского материка. На пути их следования сохранились наскальные росписи, изображающие диких животных, сцены, собирательства, войны, обрядов, а также скульптуры и гравюры на камене. Основными занятиями бушменов были охота и собирательство. В результате местами обитания сан стали западные области Южной Африки, но многие из них обитают, в основном, в Намибии. Занимаясь исследованием Африки, Диаш Бартеломеу, по поручению короля Жуана II возглавил поход на трех судах вдоль берегов Африки. Экспедиция вышла из Лиссабона в августе 1486 (по другим источникам – 1487). Она должна была продолжить к югу исследования, проведенные Диего Каном в 1482–1486 на побережье Африки. Диаш успешно добрался до 26°50ў ю.ш., но шторм унес его далеко от берега на юг. В поисках суши Диаш поплыл на восток, а затем на север, достигнув берега, последовал вдоль него на восток. В 1497 Диаш вместе с Васко да Гамой плавал к островам Зеленого Мыса. Именно тогда, в 1488, он открыл мыс Бурь (Cabo Tormentozo) у южной оконечности Африки. Впоследствии португальский король Жуан II переименовал его в мыс Доброй Надежды (Cabo de Buena Esperanza). Диаш погиб в кораблекрушении по пути в Индию в составе последующей экспедиции.

Краткий обзор источников.

Самым известным хронистом эпохи принца Энрике и всего XV-го века был Азурара. Он был автором хроник открытия и завоевания Гвинеи. Надо сказать, что Азурара достаточно спокойно описывает, то, как португальцы расправлялись с маврами (так называли в то время всё население западного побережья Африки). Будучи убежденным католиком, он полагал, что господь на стороне его соотечественников1 . Такого же мнения придерживается и Барруш, считая, что африканские язычники живут «вне закона божия».2 Также, важные свидетельства о деятельности португальцев в­ Африке в XVI в. можно найти в «Сообщении о королевстве Конго и о сопредельных странах», написанном известным итальянским ученым-гуманистом, дипломатом и историком Ф. Пигафеттой и впервые опубликованном в 1591 г3 .

В основу своего произведения Пигафетта положил рассказ предприимчивого португальского купца Лопиша об африканских странах, в которых ему довелось побывать. Большая часть тру­да Лопиша — Пигафетты посвящена описанию королевства Кон­го, где Лопиш жил четыре года и достиг высокого положения при дворе короля Алвару I. В своем «Сообщении» Лопиш — Пи­гафетта дают подробное описание истории правления короля Алвару I, деятельности португальцев в Конго, а также нравов, обычаев и уклада жизни населения королевства. Несколько глав книги посвящены другим государствам Африки, в том числе Анголе и Мономотапе. Глава о Мономотапе, также написанная Пигафеттой со слов Лопиша, имеет гораздо меньшую истори­ческую ценность, чем главы о Конго. Это связано с тем, что Ло­пиш никогда не бывал в Мономотапе, а использовал информа­цию, взятую из вторых рук. В результате эта глава изобилует вымыслами и невероятными преувеличениями, и ее следует ско­рее причислить к мифологической литературе, чем к историче­ским источникам.

Лопиш — Пигафетта говорят, что Мономотапа — «страна Офир, из которой перевозилось мо­рем золото царю Соломону для храма в Иерусалиме». Они дают следующее описание могущественного африканского государства: «Империя Мономотапа велика и населена очень знатными людьми и крестьянами черного цвета, очень храбры­ми на войне, среднего роста и быстрыми. Там есть много коро­лей — вассалов Мономотапы, и они часто восстают и организу­ют мятежи против него. Они имеют в качестве оружия луки, дротики и легкие стрелы. Этот император имеет много армий, которые он отправил в провинции и которые разделены на ле­гионы на манер римлян, ибо, будучи великим сеньором, он вынужден постоянно воевать для защиты своих территорий. Сре­ди этих армий, о которых мы говорим, наиболее известны своей храбростью женские легионы, которые король очень ценит и ко­торые составляют существенную часть его войска. Эти женщины по обычаю древних амазонок, столь прославленных историками, сжигают на огне свою левую грудь, чтобы она не мешала стре­лять из лука. Они используют как оружие луки и стрелы и быстры, сильны, храбры и искусны в стрельбе из лука и к тому же спокойны и бесстрашны в бою»1 .

Все эти подробности об амазонках Мономотапы, сообщаемые Лопишем-Пигафеттой, имеют вымышленный характер. Вышедшая в 1648 г. в Париже книга Ле Бланка является компиляцией: первая ее часть – это переложение главы Барруша о Мономотапе и отрывка из Лопиша — Пигафетты об амазонках, а вторая — поч­ти точное повторение Барруша и нескольких других ранних ав­торов. Важным источником для изучения экспансии португальцев в бассейне Конго, а также отдельных государств как объектов этой экспансии является знаменитый труд Дж. Кавацци «Историческое описание трех королевств Конго, Матамба и Ангола»2 . Автор этой книги миссионер-капуцин Кавацци около 20 лет жил в Западной Африке, будучи одно время духовником знаменитой африканской королевы Нзинги Мбанди Нголы. В его труде, состоящем из семи частей, содержатся разнообразные сведения о ранних африканских государствах бассейна Конго, их политическом и общественном устройстве, о быте, обычаях, нравах, религии, занятиях и образе жизни их жителей.

Подробно описываются география, природные условия, флора и фауна этого района, также излагается история католического влияния, организация миссий и их деятельность. Большой интерес представляет Кавацци описание истории народной войны против португальцев в Анголе под руководством королевы Нзинги Мбанди Нголы. Поскольку автор был очевидцем и участником этих событий, его рассказ о легендарной африкан­ской королеве следует рассматривать как не только заслуживающий доверия, но и, пожалуй, самый ценный и надежный источник для изучения истории жизни и деятельности Нзинги Мбандн Нголы, которую называли «африканская Жанна Д’ Арк». Интересным источником по истории португальского проникновения в Западную Африку является труд Оливейры де Кадорнеги «Всеобщая история ангольских войн»1 . Еще юношей в 1639 г. Кадорнега попал в Анголу, где провел более 50 лет и умер в Луанде в 1690 г. Он был колониальным чиновником и имел доступ к ангольским архивам. Кадорнега написал свой фундаментальный труд в Луанде в 1681-1683 гг. Полностью труд Кадорнеги до сих пор не опубли­кован. Его рукопись находится в библиотеке Академии наук в Лиссабоне. Однако многочисленные фрагменты из книги Кадорнеги имеются в сборниках доку­ментов Фелнера2 и Пайва Маншу3 .

Первые два тома книги Кадорнеги посвящены истории за­воевания Анголы португальцами, а третий — описанию жизни, быта, хозяйства, государственного и общественного устройства, нравов и обычаев народов, населявших бассейн Конго. В 1775 г. в Париже вышла книга Ж. Г. Дюбуа-Фонтенеля «Африканские анекдоты». Эта книга была предназначена для французской публики того вре­мени. Главная цель автора состояла не в воспроизведении ис­торической правды, а в удовлетворении потребностей в романтике, которую его современники искали и книгах о таинственных заморских странах. Те места книги, где автор пишет о вымышленных событиях, не представляют никакой исторической ценности. Но те места, где он основывает свои сведения на более ранних источ­никах, представляют некоторый интерес. Одна глава посвяще­на знаменитой ангольской королеве Нзинге Мбанди Нголе, ко­торую Дюбуа-Фонтенель стремится изобразить как кровожадную людоедку, погрязшую в низменных пороках. Но из более достоверных источни­ков известно, что она была умной и благородной женщиной, сыгравшей большую роль в борьбе народа Анголы против пор­тугальских конкистадоров на раннем этапе колонизации страны.

В главе о Мономотапе Дюбуа-Фонтенель воспроизводит све­дения, взятые из Барруша, рассказ Дуарти Барбосы о распро­странении христианства, описание амазонок, взятое у Ле Бланка, который, в свою очередь, переписал эти сведения у Лопиша — Пигафегты. Важные сведения по интересующим нас вопросам могут быть почерпнуты также из устных народных преданий и легенд, со­хранившихся в памяти многих африканских народностей и пле­мен. Некоторые из них были записаны путешественниками, мис­сионерами или учеными в XIX—XX вв.Существующие источники освещают далеко не все периоды и дают ответы далеко не на все вопросы, связанные с португаль­ской колониальной экспансией XV—XVII вв. К сожалению, мы располагаем очень малым количеством письменных источников, и необходимо тщательно изучать генезис португальской колониальной империи.

Все источники содержат определенную долю субъективизма, но, несомненно, они являются очень важным материалом при изучении того, как португальцы осваивали африканский континент.

Предпосылки португальской экспансии

Первыми европейцами, появившимися в Тропической Африке в роли завоевателей, были португальцы. Уже в начале XV в. они начали колониальные захваты в Западной Африке, в начале XVI в. создали свои опорные пункты на восточном побережье континента, а затем распространили свое господство на многие страны Ближнего, Среднего и Дальнего Востока и Бразилию. Причины ранней заморской экспансии Португалии связаны с особенностями ее исторического развития.

Успехи португальцев были обусловлены также высоким уров­нем их военного искусства, выдвинувшего в то время Португалию в число сильнейших мировых держав, и наличием у них могу­чего военно-морского флота. Основу морского могущества португальцев составляло их высокое мореходное искусство и сравнительно высокий уровень развития судостроения. В конце 30—40-х годов XV в. главную роль в португальском флоте стала играть каравелла — двух- или трехмачтовый корабль с треугольными пару­сами, которые облегчали плавание при неблагоприятных ветрах. Это так на­зываемое косое парусное вооружение, а также заостренные формы корпуса делали каравеллу очень маневренным, легким и быстроходным судном (при попутном ветре ее скорость достигала 22 км в час). Мусульмане — главные морские противники португальцев — в открытом море ока­зывались беспомощными против маневренных парусных судов противника, вооруженных артиллерией, которая была неизвестна жителям Востока.

Кроме того, надо отметить огромные преимущества, кото­рые давало португальцам применение огнестрельного оружия, и особенно артиллерии. Однако с самого начала португальской колониальной экспан­сии обнаружились факторы, неблагоприятные для Португалии. Прежде всего — крайняя ограниченность ее людских и матери­альных ресурсов.

Цели и методы португальских завоеваний на побережье Западной Африки .

Организацией португальских экспедиций вдоль западного побережья Африки в первой половине ХV в. руководил принц Энрике, прозванный Генрихом Мореплавателем. Принц Энрике был очень религиозным. Он был одержим идеей обратить язычников в христианство, единственной возможностью осуществить это была торговля. Португальский хронист Гомиш Эаниш Азурара называет пять мотивов, руководствуясь которыми он послал корабли в Африку: желание узнать страну за Канарскими островами и Мысом Бохадор; открыть торговые пути; разузнать нассколько далеко распространяется власть язычников; разыскать христианского монаха Иоанна; послать в новые земли миссионеров, чтобы они могли спасти «заблудшие души».1 Генриху Мореплавателю принадлежит заслуга постройки судостроительной верфи, астрономической обсерватории и мореходной школы на мысе Сагреш на юго-западном побережье Португалии.1 Там рыболовы и моряки, перенимая мастерство итальянских и каталонских специалистов, совершенствовали свои корабли и навигационные приборы, составляли морские карты. Сагреш был также важным центром подготовки южных экспедиций. Постепенно успешное развитие торговли дало возможность торговать рабами, и португальцы стали превращаться из христиан, несущих язычникам истинную веру в безжалостных работорговцев, творящих зло. Они заключали договоры с вождями племён и получали крупные партии рабов. По мере продвижения португальцев влгубь Африки португальцы смешивались с местным населением, таким образом, некоторые представители населения Конго, Гвинеи, Кабо-Верде, и Анголы являются потомками от смешанных браков.

Колониальная политика феодальной Порту­галии не содействовала развитию производительных сил в мет­рополии. С середины XV в. происходит решительный поворот в пор­тугальской колониальной политике. Правящие классы Порту­галии уже не удовлетворяет только контроль над морскими путями. Они хотят получать экономическую выгоду не только от торговли с Востоком, но и от эксплуатации открытых португаль­цами стран. Португалия имела сильные опорные базы на побережье и убедившись в военной слабости афри­канских государств, в середине XVI в. она переходит от политики «точечной оккупации» к политике завоевания при­брежных районов и государств с целью приобретения заморских колониальных территорий. Таким образом, Порту­галия стала владычицей могущественной колониальной империи. Цели христианизации заключались в овладении странами побережья Западной Африки, в первую очередь Бенином.

Начало освоения Западного побережья Африки.

Началом был захват Сеуты – города на Марокканском побережье – в 1415 году, ставшего владением португальцев и базой для их дальнейшего продвижения на юг. В 1418 году принц Энрике отправил первый корабль, который прошёл мимо мыса Бохадор, но был отнесён сильным ветром к Мадейре. Первым результатом португальской экспансии в Атлантике явился захват в 1432 г. Азорских островов. Моряки высадились на островах и решили, что они необитаемы, там было много ястребов и других птиц, (ястреб по-португальски «асоге»). Таким образом, острова получили название «Азорские». Затем они посетили другой остров и назвали его Сан-Мигел.* Двумя годами позже капитану Жилю Эанишу удалось обогнуть легендарный мыс Бохадор(Выпуклый) в 1434 году* , так был дан толчок к новым экспедициям на юг, вдоль берегов Африки. Однако португальцам понадобилось еще десять лет, чтобы достичь островов Зеленого Мыса - у крайнего запада Африки. В 1438 году португальцы посетили остров Святого Фомы, вырезав на дереве надпись, свидетельствующую об их пребывании там. Испанцы обнаружили её лишь в 1525 году. * В 1441 году корабли Генриха Мореплавателя дошли до Кабо Бланша, вначале сороковых годов Нинью Триштан и Лансароти Диниш Фернандаш прошли Сахарское побережье, в 1444 году Нунью Триштан достиг реки Сенегал, а также открыл залив Арген. Острова в заливе были открыты Лансароти в 1444 году, и Гонсалу де Синтра в 1445 году.

Эаниш Диаш обогнул Острова Зелёного мыса и достиг мыса Вера в 1445 году. В 1446г. Диниш Фернандиш открыл Кабо-Верде (Мыс зеленый)* .Экспедиция Нуньо Триштана, обогнув Зеленый Мыс, достигла устья реки Гамбия. Был развеян миф о сказочных чудовищах, обитавших в этих местах. Нуньо Триштан и Д.Фернандец посетили Берег Ливней. После этого началось массовое строительство военных пунктов и торговых факторий. В 1467г. Педро де Синтра и да Кошта посетили почти все побережье Гвинеи. Они оставили сведения по физической географии этого региона, описали народы, живущие там, их обычаи и образ жизни. · Д. Гомиш в своих хрониках опроверг учение Птолемея о том, что тропическая часть земного шара необитамая, он говорил, что черные народы, живущие там бесчисленны, а деревья там невероятной высоты.*

Альвис да Кадамостро организовал экспедицию в 1447 году, на северном и южном берегах реки Гамбия были обнаружены поселения волоф и мандинго. В 1456 году было подписано соглашение с местным вождём по обмену европейских товаров на рабов и золото.

В 1455-1462 Альвизе де Кадамосто и Педру де Синтра открыли острова Зеленого Мыса и побережье Сьерра-Леоне, также им принадлежит открытие Перцового берега (территория современной Либерии). Название было связано с гвинейским перцем (малагеттой), в изобилии вывозившемся отсюда. Острова Зелёного Мыса (Кабо-Верде) появились на карте в середине 15 века, в 1446 году португальцы высадились на острове Сал, а в 1456 были открыты острова Сантьягу, Маю и Боавишта. В 1460 году король Афонсу V предоставил острова в вечное пользование своему брату Фернанду. Наместниками островов были назначены Диогу Афонсу и Антонио ле Ноли. Острова Зелёного Мыса являлись важным пунктом на торговых путях между Европой, Африкой и Америкой.* Архипелаг был разделен на несколько колоний. Каждый хозяин колонии имел несколько сот рабов. Рабы транспортировали грузы, строили дома, добывали соль, работали на хлопковых плантациях.

Экономика базировалась на земледелии, животноводстве и рыболовстве. Сало животных использовалось для производства мыла, а также для обработки корабельных парусов и тросов. Кожа и шкуры скота экспортировались. Португальцы выращивали сладкий картофель, кукурузу и маниок; они также разводили фруктовые деревья: лимоны, апельсины и мандарины. В долинах рек выращивали хлопок и сахарный тростник. В городах развивались ремесла.

Португальцы продвигались дальше на юг, за Гвинею и Золотой берег. 1470-1474. Фернан Гомиш и Руи де Сикейра исследовали Гвинейский залив, открыли Берег Слоновой Кости, Золотой берег и Невольничий берег, также ими был открыт Мыс Катарина. В 1471 году было обнаружено большое количество золота на, так называемом, Золотом Береге, и был открыт золотой прииск в Аброби недалено от Комменды.Португальцы были наслышаны о великих государствах в глубине континента, и они назвали новую страну «Гвинея» от местного названия «Гана». Торговля осуществлялась приемущественно золотом, около 1440 года потугальцы начинают торговать рабами.1 После того, как в 1442 г. в Лиссабон привезли первых десять чернокожих мужчин и женщин, с 1444 г. почти все дальнейшее освоение берегов Африки проходило под флагом работорговли. "Черное золото" доставляли сначала в Европу, а затем и в Америку. На берегах Западной Африки португальцы начинают устанавливать так называемые падраны - каменные столбы с крестом и королевским гербом, в знак присоединения этих земель к португальской короне.

Альфонс V (Португальский), прозванный u Африканским (1432-1481), король Португалии (1438-1481), сын короля Эдварда, родился в Цинтре (нынешней Синтре). Он взошёл на трон в 1438 году, но его полномочия были делегированы к регентству. В 1448 он распустил регентство и взял контроль над правительством. В 1449 он подавил восстание во главе с его дядей Педро, который отобрал регентство у королевы матери. Между 1458 и 1471 он провёл ряд успешных войн против береговых племён в северо-западной Африке. Война 1471 года закончилась присоединением к Португалии области к югу Гибралтарского пролива, названной «Заморская Алгарви».2 Португальцы впервые появились у берегов Нигерии и на островах Гвинейского залива в 1470–1473гг3 .

Португальцы пришли в Камерун в 1472г. Руйде Синейра вошел в устье реки Вури, там португальцы увидели много рачков-галатей, но они приняли их за креветок, поэтому они назвали реку Rio de Camaroes, т.е река креветок. Вулкан на берегу был назван Камерун, т.е Креветочный. Все побережье до устья реки Мбиги также називалось Камерун. По берегам жили народности Мбо, Лунду и басса. португальцы стали называть их амбози (от местного «мбо»), поэтому одна из бухт залива Камерун стала называться Амбас. Креветочное побережье было неудобным для якорных стоянок, и к тому же камерунцы не отличались гостеприимством.1 Следует обратить особое внимание на проблему освоения Бенина. Попытки активной христианизации Бенина предпринимались португальскими миссионерами с начала XV в. В правление шестнадцатого обы Эсигие в г. Бенине были построены католические церкви и «тысячи людей были крещены»2 . Миссионеры участвовали в походе Эсигие против Ида. Царь рассчитывал на то, что колдовство врагов не может сокрушить могущество неизвестного им христианского бога. После похода царь велел принять христианство своему сыну, двум придворным и построил церковь. Португальские священники продолжали проповедовать христианство при благорасположении бенинского царей на протяжении полутора веков, однако в 40-х годах XVII в. из-за высокой смертности европейцев в климатических условиях Бенина католическая церковь решила отозвать всех священников на родину и оставить храмы на попечение черных христиан и священнослужителей, которых предполагалось инспектировать каждые 5–10 лет. Однако когда в 1651 г. очередной католический инспектор прибыл в Бенин, царь не принял его на том основании, что, по предсказанию оракула, один из бенинских царей должен был умереть от руки европейца3 . Причины неудачи христианизации Бенина в эпоху работорговли заключены в сильной связи царского культа с организацией государственного строя,4 тем более, что местные верования имели невероятно большой смысл для местного населения. Религия вуду защищала многие столетия народы Западной Африки от чуждой европейской религии. Магическая порча, которую насылали африканские маги на пришельцев, препятствовала полной победе португальцев на африканской земле.

Западное побережье Африки было связано с работорговлей, южная часть современного Того была частью Невольничьего берега. В середине XV. португальцы вывели отсюда первую партию рабов, с начала XV1 в. каждый год вывозилось по нескольку тысяч рабов. Рядом с Того находились два больших государства Ашанти и Догомея. Правители этих государств занимались работорговлей, совершая набеги на соседние земли. Народности Эве и Йоруба-ана ушли в Того, спасаясь от догомейцев. * Португальское исследование западного побережья Африки, начатое Генрихом Мореплавателем, принцом Португалии, продолжилось в период господства короля Альфонса V.

Успехи португальских мореплавателей взбудоражили всю Европу. Особенное возбуждение кастильских, французских и иных морских авантюристов вызвало гвинейское золото, что, в конце концов, привело к войне между Португалией и Испанией (Кастилией), закончившейся заключением мирного договора в Альхесирасе. По этому договору Испания и Португалия разделили весь известный тогда мир на две взаимно неприкосновенные сферы влияния. На север от параллели, проходящей через Канарские острова, находилась испанская зона, на юг - португальская. Остров Мадейра расположен в северной части Атлантического океана приблизительно в 700 километрах от северо-восточного побережья Африки и на той же широте что и Касабланка. Архипелаг Мадейра, состоящий из островов Мадейры, Порто-Санто нескольких небольших необитаемых островов, был открыт португальскими моряками в 16 веке и с тех пор считался португальской территорией. Интересно отметить, что на момент открытия, все острова архипелага были полностью необитаемы. Португальцы основали цепь поселений вдоль Западного побережья Африки. Элмина, основанная на Золотом Береге в 1482, имела наибольшее значение. Фактически, только на Золотом Береге, а также в Конго и Луанде торговля была налажена. Африканское золото, слоновая кость, продукты и рабы менялись на оружие, изделия из металла, текстиль и запасы еды. Португальская торговля привлекала конкурирующих европейских коммерсантов. В Западной Африке новая торговля имела значительные сдвиги. Раньше торговые пути шли на Север, через Сахару, приемущественно в Исламский мир. Теперь они были направлены к побережью. Тогда как регионы саванн утрачивали свою экономическую значимость, земли вдоль побережья усиливали своё влияние и власть. Борьба между людьми, населяющими побережье становилась масштабнее, она велась за обладание торговыми путями и новым оружием, идущим из Европы.

Когда португальцы прибыли на побережье Конго и Анголы в 1480-ых, они быстро объединились с правителями Конго, которых они обратили в христианство. Португальцы попытались создать государство, ориентированное на Запад. Эта цель не была достигнута из-за войн между местными племенами и торговлей рабами. Эта область была скоро охвачена борьбой, и в течение, 16-ого столетия королевство было разрушено. Южнее в 1575 португальцы основали Луанду как базу для дальнейшего проникновения во внутренние районы Анголы, оттуда рабов посылали в Америку.

В процессе расширения работорговли с Америкой, войны за контроль над африканской торговли стали более интенсивными. В течение четырех столетий торговли рабами, миллионы африканцев стали жертвами колонизаторов. Самым могущественным государством Зап. Африки в XV – XVII вв., Бенин. У бенинцев существовало 2 вида обмена: ритуальный дарообмен и экономически значимый обмен. Второй вид обмена был праобразом торговли. Всеобщий обменный эквивалент в виде раковин каури утвердися в Бенине в XV1в. под влиянием португальцев. * Португальский хронист Д.Пашеку Перейра в начале XV1в. писал о Лагосе, который входил в сферу влияние Бенина. Он указывал на то, что и в этой стране нет торговли или чего-то, из чего можно получить прибыль.* Пашеку явно преувеличивал этот факт. Торговля в Бенине существовала, но ее развитию прeпятcтвовали непроходимые леса и невысокий уровень развития соседних народов. Наиболее удобной для бенинев была торговля с европейцами. Постоянные контакты Бенина с европейцами установились в 1486г., в это время португальцы открыли факторию в порту Гато* (Ухототон) и положили тем самым начало постоянным взаимоотношениям с Бенином. Бенин был первым западно-африканским государством, где португальцы начали закупать рабов большими партиями.1 В начальный период работорговли значительную часть рабов, купленных в Бенине, португальцы перепродавали торговцам золотом на Золотом Берегу, которые постоянно нуждались в рабах во время многочисленных караванных переходов. Королевство Бенин находилось вблизи крепости Сан Жорж Дамино и негры, приносившие золото на ее рынок, были рады покупать рабов, для того, что бы было удобно нести купленные ими товары. В фактории Гато выменивалось большое количество рабов, что приносило Мине большую выгоду, так как золототорговцы покупали их по двойной цене. В течение жизни королей Дона Жуана и Дона Мануэля торговля рабами продолжалась таким образом, но позже корабли приходили в Бенин для закупки рабов и отвозили их в Мину, потом большая каравелла уходила от острова Сан Томе (Святого Фомы), где соединялись рабы с побережья Бенина с рабами из королевства Конго. Здесь они снабжались всем неоходимым, и каравелла везла рабов с острова в Мину.2 Пашеку Перейра сообщает о существовании в конце XV в. налаженной бенинско-португальской торговли военнопленными рабами. Он пишет об установленовившейся цене – от 12 до 15 латунных брасслетов за одного человека – и о пункте доставки купленных рабов на золотые прииски1 . По-видимому, Перейре также принадлежат самые ранние сведения о работорговле в районе йорубского государства Иджебу в конце XV в.2

Бартоломеу Диаш и открытие Мыса Доброй Надежды.

ДИАШ (Диаш ди Новаиш) Бартоломеу (ок. 1450-1500), португальский мореплаватель. Впервые имя Бартоломео Диаша его было упомянуто в кратком официальном документе в связи с освобождением его от уплаты пошлин на слоновую кость, привезенную с берегов Гвинеи.* Таким образом, мы знаем, что он занимался торговлей со странами, только что открытыми португальцами. Дата его рождения точно не установлена. Португальцам было необходимо обосноваться на Золотом береге и построить хорошо укрепленный форт. В 1481 году он командовал одним из судов, отправленных к Золотому Берегу под общим начальством Диего д'Асамбужа. 19 января 1482 года флот под командованием Дона Диего д’Асамбуджа достиг Элмины. Местный вождь Квамина Анса не желал, чтобы португальцы постоянно жили на его земле. В 1482 г. командир эскадры Диогу д'Азамбуж, выполняя поручение короля Жуана II об освоении Золотого Берега, заложил форт Эльмина. В состав эскадры Азамбужа входили два из самых известных исследователей побережья Африки – капитаны Диогу Кан и Бартоломеу Диаш. В том же году фидалгу Диогу Кан начал путь из форта Эльмина и продолжил далее исследование берегов Гвинейского залива. Диегу Кан исследовал реку Конго, он назвал её Риу ди Сан Жоржи (другое навание было Заир – от местного Нзари). Но португальцы основали новое поселение в 1486 году, назвав его Сент. Джордж д’Элмина.1 В экспедиции д'Асамбужа принимал участие и безвестный тогда Христофор Колумб. Через пять лет Диаш занимал должность главного инспектора королевских товарных складов в Лиссабоне. В тот же год он получил от короля награду "за будущие заслуги". Но когда этот приказ вышел, у Диаша уже были заслуги. Кан Диогу участвовал в основании Элмины, выйдя из Мины (Элмины ), обогнул мыс Санта Катарина и дошел до реки Санрис* . После возвращения в Лиссабон Кан за свои заслуги был произведен в рыцари и получил пожизненную пенсию, но на следующий год опять организовал экспедицию вдоль берегов Анголы и Намибии, пройдя более 2500 км. Во время своих экспедиций Диогу Кан по поручению короля на заметных местах ставил падраны - каменные столбы, на одной стороне которых был изображен португальский герб и имя короля, а на другой – имя исследователя и дата установки. Падран служил не только ориентиром на местности и подтверждал права короля на земли, но и являлся символом христианства в языческих землях.* Освоение западного побережья Африки завершилось экспедицией Бартоломеу Диаша.

В 1487 в поисках морского пути в Индию первым из европейцев обогнул Африку с юга; открыл мыс Доброй Надежды (1488). В конце XV века у многих возник вопрос: верна ли карта мира Птолемея? На этой карте Африка простиралась до Южного полюса, отделяя Атлантический океан от Индийского. Но португальские мореплаватели установили: чем южнее, тем берег Африки больше отклоняется к востоку. Возможно, что материк где-то кончается или с юга омывается морем. Тогда оказалось бы возможным обойти сушу, попасть в Индийский океан, а по нему дойти на кораблях до Индии и Китая и оттуда морским путем привезти в Европу пряности и другие ценные товары. Эту волнующую загадку разрешил португальский путешественник Бартоломеу Диаш. Выйдя из Лиссабона в 1487 г., он в 1488 г. доплыл до южной оконечности Африки и даже обогнул ее, несмотря на жестокий шторм. Самый южный выступ Африки Диаш назвал мысом Бурь. За этим мысом его корабли вошли в воды Индийского океана. Но Бартоломеу Диашу пришлось на этом закончить свое путешествие: измученная бурями команда потребовала возвращения на родину. После доклада Бартоломеу Диаша о результатах плавания португальское правительство распорядилось назвать южный мыс Африки не мысом Бурь, а Доброй Надежды - надежды достигнуть Индии и других стран Востока морским путем.

В 1487 году он вновь отправился вдоль берегов Африки во главе экспедиции, которая состояла из двух судов. Они были малы, каждое водоизмещением приблизительно в 50 тонн, но так устойчивы, что на них можно было поставить тяжелые орудия; к ним было присоединено транспортное судно с припасами. Главным кормчим был назначен опытнейший гвинейский мореход Педру Аленкер. Нет доказательств того, что целью экспедиции Диаша было достижение Индии. Вероятнее всего, задачей была дальняя разведка, результаты которой были сомнительны. Не выяснено также, какие суда были у Диаша - каравеллы или "круглые корабли" нао. Португальцы XV века отличали "круглые корабли" от каравелл, прежде всего из-за их своеобразной конструкции – из-за округленных обводов корпуса.

Основное парусное вооружение на них было прямое: четырехугольные паруса располагались в спокойном состоянии или при ветре, дующем прямо с кормы, перпендикулярно килю судна. Для крепления их служили реи, которые могли при перемене ветра поворачиваться у мачты вместе с парусом. Под 26 градусом южной широты Диаш поставил каменный столб-падран, часть которого уцелела и до сих пор. Но Диаш решил следовать дальше на юг и, несмотря на бурю, безостановочно плыл тринадцать дней, постепенно уходя от берега. Буря не утихала. Далеко на юге Диаш попал в зону западных ветров. Здесь было холодно, со всех сторон - только открытое море. Он решил выяснить, продолжается ли берег на востоке? 3 февраля 1488 года он пришел в залив Моссель. Берег уходил на запад и на восток. Здесь, по-видимому, был конец материка. Диаш повернул на восток и дошел до Большой Рыбьей реки (Грэйт-Фиш-Ривер). Но измученный экипаж уже потерял надежду преодолеть трудности и потребовал, чтобы корабли повернули назад. Диаш уговаривал своих матросов, угрожал, соблазнял богатствами Индии, - ничего не помогало. С горьким чувством он отдал приказ двинуться в обратный путь. Ему казалось, писал он, что "он покинул там навсегда сына".* На обратном пути корабли обогнули острый, далеко вдававшийся в море мыс. За мысом берег круто поворачивал на север. В память о перенесенных испытаниях Диаш назвал это место мысом Бурь, но король Жуан II переименовал его в мыс Доброй Надежды - надежды на то, что наконец осуществится заветная мечта португальских моряков: будет открыт путь в Индию. Диаш преодолел труднейшую часть этого пути.
Моряки редко получали достойную награду за свои труды. И Диаш не получил никакой награды, хотя король знал, что он - один из лучших моряков Европы. Когда началась подготовка новой экспедиции в Индию, Диаш был назначен руководителем строительства кораблей, король назначил его главой экспедиции. Благодаря опыту и знаниям Диаша корабли да Гамы были построены не так, как было принято до тех пор: у них была более умеренная кривизна и менее тяжелая палубная часть, чем у других кораблей. Безусловно, советы старого капитана весьма пригодились новому командиру. Диаш был к тому времени единственным моряком, который когда-либо огибал мыс Доброй Надежды. Он знал, какие трудности предстояло преодолеть у южного берега Африки. По всей вероятности, это он дал да Гаме совет, плывя на юг, держаться как можно дальше от берега. Если бы Диаш вторично отправился в экспедицию, он и сам повел бы корабли этим путем. Но Диаш был назначен командиром крепости, построенной португальцами на малярийном гвинейском берегу, и ему было разрешено сопровождать флот только до островов Зеленого Мыса.

Путешествие Васко да Гама и открытие морского пути в Индию.

ГАМА (Gama) Васко да (1469-1524), португальский мореплаватель.

Васко да Гама (Vasco da Gamma) родился в небольшом городке Синиш, расположенном на западном побережье Португалии. Дом, где он жил, сохранился и поныне. Еще в молодые годы да Гама славился как "осторожный и искусный" мореплаватель, умеющий управлять кораблями и людьми. Кроме того, он был опытный царедворец и хорошо умел ладить с королем и его окружением.

Васко да Гама возглавил в 1497 первую экспедицию из трех кораблей ("Сан-Габриел", "Сан-Рафаэл" и "Берриу") и транспортного судна, которые снарядил король Португалии для открытия морского пути из Европы в Индию. Экипаж судов насчитывал ок. 170 человек.* Строительство кораблей финансировал Фернан Лоуренсу, управляющий португальскими торговыми факториями в Элмине.*
Oтправившись 8 июля из Лиссабона, после четырех месяцев плавания португальцы остановились в бухте Сент-Хелина, убедившись, что на протяжении 4200 км нет значительных земель и крупных островов.
Oбогнув мыс Игольный, Гама подошел к высокому берегу, названному им Натал ("Рождество"). Зулусы расценивали Натал как свою собственную территорию, они не были дружелюбны по отношению к белым поселенцам, но терпели их, потому что порт был полезен для них как торговая точка. Португальцев больше не привлекал этот регион, и они оставили его из-за частых нападений зулусов. На своем пути на север экспедиция останавливалась в устьях рек Лимпопо и Замбези, в портах Мозамбик, Момбаса и Малинди, где местный правитель дал португальцам надежного лоцмана Ахмеда ибн Маджида. С попутным муссоном экспедиция добралась до индийского порта Каликут (ныне Кожикоде). Близ Момбасы Гама сжег "Сан-Рафаэл", т.к. не кому было управлять четырьмя кораблями. B Лиссабон пришли только два судна. В живых осталось менее половины экипажа. Но на карту было нанесено более 4000 км восточного побережья Африки от устья реки Грейт-Фиш до порта Малинди. Первая экспедиция Васко да Гама, впервые проложившего морской торговый путь из Европы через Африку в Индию, относилась к эпохе Великих географических открытий и имела мировое значение.

Особенности португальской колониальной политики в Конго и Анголе.

В царствование Жуана III (1521 —1557) колониальная поли­тика Португалии претерпевает серьезные изменения. В прежние времена португальские короли прилагали боль­шие усилия для увеличения политической роли и значения ко­ролей Конго, находившихся в зависимости от Лиссабона, те­перь же новые цели диктовали совершенно иную политику в отно­шении Конго. Могущественное королевство могло оказаться серьезным препятствием на пути осуществления провозглашен­ной Жуаном III программы колонизации африканского побе­режья. С целью ослабить могущество Конго Португалия предприняла попытку усилить соседнее с ним государство Ндонго. Государство Ндонго оказалось одной из первых жертв военных экспедиции нового этапа португальской коло­ниальной политики.

Первая попытка португальцев завязать прямые официаль­ные отношения с Ндонго относится к 1520 г. В этом году ко­роль Мануэл I приказал направить туда экспедицию для полу­чения подробных сведений о местных правителях и о возможно­сти добычи драгоценных металлов. Он назначил капитаном экс­педиции Мануэля Пашеку и писцом Балтазара де Кастру, дав им 16 февраля 1520 г. инструк­цию.1

«Мы, король, извещаем Вас, Мануэл Пашеку, наследственного фидалгу нашего двора, и Вас, Балтазар де Кастру, нашего слугу, что мы посылаем вас ка­питаном и писцом на судне для открытия королевства Анголы до мыса Доброй Надежды... Наша главная цель — послать вас и это путешествие, чтобы вы узнали, можно ли добиться, что­бы король Анголы, а также и его народ стали христианами, ибо мы информированы, что он этого желает и уже направил послов в Конго, заявляя, что желает быть христианином». Португальским эмиссарам было приказано захва­тить с собой на о-ве Сан-Томе одного священника «из тех, ко­торые там есть и который для этого подходит», а также взять с собой некоего Рун де Агуйара, который уже служил викарием в Конго и имеет «большой опыт в этих краях».

Португаль­ская корона надеялась применить к Анголе тот же метод мир­ного завоевания с помощью христианизации, который уже дал столь блестящие результаты в Конго, где в 1491 г. был крещен король Нзинга Нкуву, получивший имя Жуан 1. Его сын Аффонсу (1506—1543) пре­вратил страну в вотчину португальских миссионеров. Христианизация была для португальцев одним из путей мирного овладения страной, причем она не исключала, а часто подготавливала не­обходимые условия для военного захвата территории.

Король высказал Перейре следующие требования: «Кроме того, нам из­вестно, что в этом королевстве Анголы есть серебро, поскольку я видел его в виде браслетов, присланных нам королем Конго. Постарайтесь узнать место, где находится это серебро, а также и другие металлы, и находятся ли они в стране короля Анголы или в других, и как далеко, и насколько они ценны, и ведется ли работа по их добыче. Постарайтесь привезти нам их образ­цы»1 .

О том, что португальская корона заботилась отнюдь не о спасении души правителя Анголы, можно составить вполне четкое представление из следующего места в инструкции: «И если этот король не захочет стать христианином или если там нет серебра или других металлов и чего-нибудь, из чего можно из­влечь выгоду, тогда направляйтесь от мыса Доброй Надежды вдоль берега, открывая и узнавая, что находится в этих землях»2 .

В 1526 г. Балтазар де Кастру, будучи в Конго, написал пись­мо королю Жуану III. Из этого документа, опубликованного в сборнике Фелнера, мы узнаем много интересного о злоключе­ниях двух португальских лазутчиков в Ндонго, а также о самом этом государстве. Как явствует из этого письма, Мануэл Пашеку, бросив якорь в устье р. Кванза, послал Балтазара де Кастру к правителю Ндонго, чтобы уведо­мить его о своем прибытии. Однако тот очень враждебно встре­тил непрошеных гостей, так как был хорошо информирован о деятельности португальцев в Конго.

Об этом он знал от многих осведомленных лиц, и в том числе лично от короля Конго, который, по некоторым сведениям, предупредил Нголу, что истинная цель португальской экспедиции — собрать сведения о богатствах Ндоиго в связи с готовящимся военным вторжением. Португальцы осуждали короля Конго за то, что он советовал правителю соседнего государства Ндонго не вступать в какие-либо официальные отно­шения с Португалией. Подобные же советы давали Нголе и многие торгов­цы с о-ва Сан-Томе, которые, нарушая изданный в Лиссабоне в 1500 г. указ вести всю морскую торговлю лишь через королевских агентов, продолжали нелегально торговать с Конго и Ндонго. Для таких советов были веские ос­нования. По словам Б. Дэвидсона, «идея вторжения в Ндонго уже носилась в воздухе».2 Нгола приказал схватить Б. де Кастру и сделать его неволь­ником и даже намеревался убить эмиссаров португальского ко­роля. Только вмешательство короля Конго спасло их от такой участи. Маниконго (правитель Конго), по-видимому, по требо­ванию португальцев направил к Мбанза-Кабасу священников, имевших своей целью обратить правите­ля Ндонго в христианство и освободить из неволи де Кастру. С первой из этих задач они справились сравнительно легко, а вто­рая оказалась значительно более трудной. Де Кастру сумел освободиться лишь через шесть лет томительного плена. Осво­бодившись, де Кастру в 1526 г. добрался до Конго «голодный, из­можденный и совершенно нагой, как самый бедный из тузем­цев»3 . Балтазар де Кастру в своем письме решительно оспаривает информацию посланца короля Конго в Анголу о том, что «он видел горы, содержащие серебро и камни н другие вещи, которые я за шесть лет пребывания в этой стра­не не видел ни разу, хотя я хорошо знаю эту страну».1 Легенда о существо­вании в Анголе драгоценных металлов продолжала существовать ещё сто лет. У португальцев была цель превратить государство Ндонго в соперника Конго, необходимо было, как пишет Фелнер, «вызвать ломку хороших отношений, существовавших между ко­ролем Конго и Нгола, осторожно наведя Нголу на мысль, что вовсе не обязательно посредничество короля Конго для со­хранения торговых отношений с португальцами, а достаточно направить послов к королю Португалии, как сделал король Конго»2 . Нгола Инене, подстрекаемый португальцами, вскоре стал ве­сти себя довольно независимо и даже вызывающе по отношению к Конго, что вызвало весьма болезненную реакцию в Сан-Салвадоре. Воспользовавшись уязвленным самолюбием короля Кон­го, португальцы, жившие там, стали побуждать его начать вой­ну против Нгола, обещав ему свою помощь. Обманутый король поддался уговорам своих коварных «союзников» и в 1556 г. двинул войска к р. Данде, где их ждали войска Ндонго. В по­следовавшей битве войска Конго были разгромлены и принуж­дены отступить. Нгола Инене провозгласил независимость свое­го государства. В это время Жуан III умер, и ввиду несовершеннолетия дона Себастьяна страной стала управлять в качестве регентши его бабушка Катарина. При ней в Лиссабоне в 1557 г. появи­лись послы из Ндонго от Нголы Инене, на которых, по примеру Конго, была возложена миссия наладить торговлю с Португа­лией и договориться о присылке в его страну священников. Эта последняя просьба была в значительной степени результатом деятельности миссионеров-иезуитов, которые, обосновавшись в Ндонго, стали играть заметную роль при дворе Нголы. По сове­ту руководства Ордена иезуитов в состав посольства, которое должно было отправиться в Ндонго, были включены монахи-ие­зуиты Агустиныо де Ласерда, Франсиску де Гувейя, Мануэл Пинту, Антониу Мендиш. Племянник Бартоломеу Диаша Паулу Диаш де Новаиш был назначен командующим эскадрой из трех каравелл, везшей отцов-иезуитов. Посольство отправилось из Лиссабона в декабре 1559 1 . К концу следую­щего года оно добралось до Ндонго. К этому времени Нгола Инене уже умер и страной правил его сын Нгола Дамби.2 Он принял подарки, присланные из Пор­тугалии, приказал привезти послов в г. Мбанза-Кабаса и там задержал их в качестве пленников. Троим из них вскоре было разрешено выехать из Ндонго, но Паулу Диашу пришлось про­жить в неволе еще пять лет, а Франсиску де Гувейя никогда больше не вернулся на родину. Нгола Дамби освободил Паулу Диаша де Новаиша в 1565 г., чтобы послать его к королю Португалии с просьбой о военной помощи в связи с восстанием одного из вассально-зависимых вождей, по имени Килуанжи Кука Кванго.

Диаш был отправлен с дипломатической миссией в Лиссабон, поскольку на границах Ндонго в это время поя­вились кочевники-жага. Нгола нуждался в португаль­ских солдатах и огнестрельном оружии. Именно они спасли от нашествия жага государство Конго в 1571 г. Однако в отноше­нии Ндонго у португальцев были совершенно иные планы. В начале 1570-х годов португальский королевский двор ре­шил приступить к завоеванию государства Ндонго. Ко времени появления португальских колонизаторов в бассейне реки Конго здесь уже существовало несколько государств, таких Конго, Ндонго, Луанда, Бенгела. Государство Ндонго португальцы назвали Анголой ( от имени местного правителя Нголы). Жители Анголы могли обрабатывать металлы, им было известно гончарное ремесло. Население Ндонго было разделено на три класса: макотас – знать, дети страны – ремесленники, земледельцы, соба (местные вожди), и рабы . Существовал верховный властитель( король) и его многочисленные подчинённые – вассалы-соба. Население Анголы придерживалось традиционных анимистических верований, португальцы же принесли им другую, абсолютно чуждую веру.

Для этого была организована экспедиция, во главе которой был поставлен Паулу Диаш де Новаиш. Подготовка экспедиции велась доволь­но долго. Об этом свидетельствует тот факт, что королевские указы, обещающие всевозможные блага Паулу Диашу, если он осуществит завоевание Анголы, относятся к началу 1571 г., тог­да как экспедиция началась только в 1574 г., т. е. спустя че­тыре года. В сентябре 1571 г. король пожаловал Паулу Диашу «дарст­венное письмо», в котором писал: «Вследствие большого дове­рия, которое я к нему питаю, и учитывая знания и опыт, которые он приобрел в делах этого королевства, когда он был там как мой посол, и в знак уважения к услугам, которые мне оказал этот Паулу Диаш... а также в знак уваже­ния к услугам, которые оказал короне Бартоломеу Диаш де Новаиш. открыв мыс Доброй Надежды... дарую для Паулу Диаша... и всех его потомков 35 лиг земли на побережье ко­ролевства Ангола к югу от реки Кванза»3 . Паулу Диашу де Новаишу предоставлялось право ото­двинуть границы колонии, губернатором которой он должен был стать, так далеко на восток, как это будет возможно, а также право на третью часть от сбора королевских налогов и ряд дру­гих льгот и привилегий. Таким образом, Ангола должна была фактически стать капитанией, пожалованной Паулу Диашу.1 Часть ее становилась его личным феодальным владением, а на остальной он должен был стать губернатором.

В королевском указе от 10 июля 1573 г. говорилось о том, что Паулу Диаш может взимать с жителей Сан-Томе пошлину размером в тысячу крузадо в год.2 Здесь же указывалось, что, поскольку жители Сан-Томе активно участвуют в работорговле, это сулит большие барыши от взимания с них пошлин, из чего можно заключить, что названная в королевском указе сумма рассматривалась как чисто номинальная. 16 января 1574 г. был опубликован другой королевский указ, согласно которому Паулу Диаш де Новаиш получал в аренду на 12 лет все королевские земли и имущество на острове Сан-Томе. За это он должен был ежегодно уплачивать королевской казне в качестве арендной платы 200 тыс. рейсов. Аренда предостав­лялась с таким условием, что, как говорилось в указе, «упомяну­тый Паулу Диаш проведет завоевание королевства Анголы», а если он этого не сделает, аренда должна быть у него отобрана. «Если же случится так, что он умрет во время этого завоевания королевства Ангола до истечения этих 12 лет, тогда назначенное им лицо может завершить дело в указанный срок с теми же условиями».3

Официально экспедиция Паулу Диаша отправилась с торго­выми целями. Следует отмести как совершенно несостоятельную версию реакционных португальских историков о том, что целью экспедиции Паулу Диаша де Новаиша было приобщение «ту­земцев» Анголы к «свету христианского вероучения». Пор­тугальский социолог Ж. Алмейда Саитуш писал: «В то время как король Сан-Салвадора был христианином и христианство так или иначе распространилось, но всему огромному королев­ству Конго, суверен Донго и его вассалы оказались невосприим­чивыми к свету веры — это и было, несомненно, главным моти­вом, вследствие которого христианнейший д. Себастьян... при­казал подчинить и завоевать королевство Ангола. Это было главным доводом, по которому Паулу Диаш до Новаиш пред­принял завоевание королевства»1 . На самом деле португальские колонизаторы думали не столько о приобщении жителей Ндонго к христианству, сколько о тех богатствах и выгодах, которые сулило им завоевание этого государства.

Поскольку в основе политического мышления правящего класса Португалии лежала идея расового превосходства белых над цветными, подчинение африканцев политическому и рели­гиозному контролю Португалии рассматривалось как естествен­ное, справедливое и богоугодное дело. Это подтверждают письма иезуита Франсиску де Гувеий, жившего при дворе правителя Ндонго в 1560—1575 гг. Стремясь найти мо­ральные оправдания для этой акции, Гувейя писал в Лиссабон, что единственное средство обратить этих «язычников» в хри­стианство – это подчинить их власти португальцев. Он утверждал, что африканцы хвастались, что если бы не было моря, то они бы поменялись с португальцами ролями, отправи­лись бы в Португалию и забрали ее богатства. Гувейя призы­вал португальского короля наказать тех, кто выска­зывает такие мысли, и показать что он — хозяин Африки.1 Королевский двор пол­ностью разделял эту точку зрения. Паулу Диаш де Новаиш имел тайные инструкции двора, в которых, по свидетельству Лопиша — Пигафетты, наследник престола дон Себастьян «пору­чил Паулу Диашу подчинить ему народы, живущие от устья. Кванзы до 15° южной широты».1 После длительных приготовлений 23 октября 1574 г. флот, состоявший из двух галеонов, двух каравелл и трех мелких судов с 700 пассажирами на борту (из них 350 были солдатами, а остальные ремес­ленниками, купцами, миссионерами), наконец вышел из Лисса­бона и взял курс на юг.2 11 февраля 1575 г. флот Паулу Диаша достиг о-ва Луанда. Высадившись на острове, Паулу Диаш де Новаиш, прежде все­го, по словам хрониста, «воздал благодарственную молитву Всевышнему и устроил пышную религиозную процессию под звуки труб и барабанов»3 . По свидетельству современника, на этот шум «сбежалось много черных людей, которые живут на этом острове и зани­маются ловлей нзимбу, считающихся самыми ценными монета­ми в Эфиопии.»4

Паулу Диаш наладить дружеские отношения с королем Ндонго, надеясь выполнить свою задачу дипломатическими средствами. Высадившись на о-ве Луанда, он известил о своем прибытии Нголу Дамби, послав ему королевские подарки с прожившим несколько лет в Португалии конголезцем Педру да Силвой. Нгола Дамби, введенный в заблуждение подарками и решивший, что португальская экспедиция прибыла с чисто мирными целя­ми, оказал ей радушный прием.

Он направил к Паулу Диашу де Новаишу послов с бога­тыми подарками для короля Португалии, состоявшими из ра­бов, скота, съестных припасов, изделий из серебра и меди.5 Встретив столь тёплый прием, Паулу Диаш послал королю Ндонго «полные до верху дары, любезности, выражения дружбы и твердые обеща­ния подчинить ему всех врагов короля Анголы»6 . Усыпив, таким образом, бдительность короля Ндонго, Диаш готовился к открытию военных дей­ствий. С этой целью он оставил о-в Луанда и, нагрузив корабли всевозможными богатствами, высадился на материке, где обосновался в селении, находившемся севернее устья р. Кванза7 . Здесь Паулу Диаш в 1576 г. построил крепость св. Мигеля, вокруг которой вырос город Сан-Паулу-де Луанда, и основал небольшую португальскую колонию, объявив себя ее губернатором.

Согласно королевским инструкциям, которые он с собой при­вез, он вскоре приказал построить здесь церковь св. Себастьяна. Положив начало завоеванию страны и создав необходимую базу для будущей конкисты, Паулу Диаш де Навоиш стал выжидать удобного момента, чтобы двинуть свое войско вверх по р. Кванза. Вначале правитель Ндонго, будучи уверен в дружеских на­мерениях португальцев, оказывал им всяческое содействие и покровительство. Однако вскоре их вражденые действия стали порождать в его душе первые сомнения и подозрения от­носительно их действительных намерений. Этому в значитель­ной степени способствовал король Конго. Он, хорошо зная по личному опыту коварство и алчность португальцев, тайно от них направил послов к Нголе. Король предупредил его, чтобы он не доверял португальцам и остерегался их, так как они хотят отнять у него королевство и завладеть торговлей и сереб­ряными рудниками.1 Это испугало Нголу, который стал подозрительно и недоверчиво относиться к Паулу Диашу, и «все португальцы, которые там находились, стали внушать ему страх».2

Монахи-иезуиты, составившие в 1594 г. интересный доклад «История резиденции отцов Общества Иисуса в Анголе», сооб­щают: «Случай, с помощью которого дьявол помог нарушить этот мир и посеять распри, которые продол­жаются до сегодняшнего дня, был следующий. Командующий [Паулу Диаш де Новаиш] с разрешения короля арестовал 100 португальцев, которые уже провели в Анголе более 25 лет. Один из них, будучи освобожден, решил отомстить губернатору. Он добился аудиенции у короля Ндонго и сообщил ему, что Диаш Новаиш замышляет отнять у него королевство, чтобы за­владеть серебряными рудниками, и для этого в г. Кабасу при­шли 40 солдат, привезено много пороху и на соединение с ними уже двигается в направлении города большое число вооружен­ных португальцев. Испуганный король срочно со­звал на совет своих макота, и в их присутствии португалец сно­ва повторил свое утверждение.»3 Cовет принял решения по защите Ндонго. Всем португальцам в Мбанза-Кабасе было приказано не выходить из своих домов и ждать дальнейших указаний1 . Именно с этим, по-видимому, связано и убийство по приказу Нголы нескольких десятков португальских купцов, на­правлявшихся в Мбанза-Кабасу. В пользу версии о том, что так называемые купцы на самом деле не были купцами, свидетельствует, в частности, письмо миссионера Ф. Рибейру от 4 марта 1580 г, в котором говорит­ся, что король Анголы нанес ущерб губернатору, убив 30 порту­гальцев и множество рабов-христиан, которых они имели с со­бой.

Португальцы вели обмен рабами с неграми, они были са­мыми лучшими солдатами из всех, которых имел губернатор.2 Купцы оказались переодетыми солда­тами, посланными губернатором в Мбанза-Кабасу для какой-то военной или шпионской акции. В ответ на это Пау­лу Диаш двинулся по р. Кванза со 150 сол­датами. Оставшемуся войску во главе с Мануэлем Жуаном он приказал войти в область Иламба и подвергнуть ее «опусто­шению огнем и железом.»3 Выполняя этот приказ, М. Жуан в 1580 г. сжег дотла поселения в радиусе трех лиг и взял в плен 100 человек, которые были обращены в рабов. Грабеж продолжался три дня, и португальцы получили скот, соль и оливковое масло4 .

Нкоторые соба Иламбы и Кисамы признали себя вассалами Португалии и обя­зались платить ежегодную дань в 100 рабов. Но многие другие не покорились и продолжали борьбу c португальцами5 Паулу Диаш де Новаиш с частью войска укрепился в форте Анзели (или Нзели). Он послал гонцов к королю Конго Алвару I с просьбой о помощи. Алвару направил ему подкреп­ления в 10 тыс. человек и отряд из 120 португальцев.6 Во главе армии Алвару I поставил своего ку­зена Манибамбу. Из-за разлива р. Бенго Манибамба не смог организовать переправу. Решив обойти ее и соединиться с ар­мией Паулу Диаша сухопутным путем, он натолкнулся на ар­мию Ндонго. Хотя в ходе битвы успех сопутствовал Манибамбе, он вынужден был из-за нехватки съестных припасов вер­нуться в Конго.

Паулу Диаш, потерпев неудачу в попытке соединиться с союзниками и будучи окружен 12 тыс. африканцев, сумел про­рвать кольцо блокады, переправился через р. Кванза и разбил лагерь на берегу р. Лукала.1 Он укре­пил холм, возвышавшийся между двумя притоками реки, и на­чал совершать оттуда опустошительные набеги на территорию Ндонго.2

Дела Паулу Диаша подробно описал миссионер Б. Аффонсу в письме от 4 июля 1581 г. «Губернатор и сопровождав­шие его люди,— пишет он,— решили отомстить за смерть наших братьев. Разделив войско между командирами по 150 человек, они отдали им на поток земли этих фидалгу и вызвали самое большое опустошение, которое когда-либо учиняли португальцы. Они убили многих, ворвались в банза [поселение] одного фидалгу, взяли у него более 100 рабов и рабынь и стали преда­вать огню дома и банза и грабить; добыча, которую они при­везли в лагерь, была столь велика, что ею можно было напол­нить два судна из Индии».3

В 1581 г. была завоевана большая часть области Иламба. Правитель Ндонго потерпел ряд военных поражений, несколько зависимых от него вождей были наголову разбиты, а правителя Иламбы Паулу Диаш: заменил своим ставленником. В 1582 г. посланный Паулу Диашем опытный военачальник Луиш Серран разбил в Иламбе войско Ндонго, направленное против перешед­ших на сторону португальцев вождей (соба)4 . В начале 1583 г. Паулу Диаш приступил к непосредственно­му осуществлению заветной мечты португальских конкистадо­ров—к завоеванию района гор Камбамбе (на северном берегу Кванзы, ниже водопадов), где, как они ошибочно предполагали, имелись богатые залежи серебряных руд. Легенда о существовании серебряных рудников в Камбамбе возникла вследствие того, что еще в 1530 г. король Конго послал в подарок португальской королеве два серебряных браслета, полученные им от одного из вождей в Матамбе.5 Среди подарков Нголы Дамби Паулу Диашу было также несколько серебряных браслетов, которые были отправлены в Лисса­бон и по приказу регента Португалии кардинала Энрнке переплавлены в по­тир, подаренный им церкви в Белеме. Легенда о серебряных рудниках в Камбамбе настолько прочно укоренилась в сознании европейцев, что живший в 1590—1610 гг. в бассейне Конго английский моряк Э. Беттел называл горы Камбамбе «Серебряными горами».1 В действительности же в Анголе никогда не было серебра.

Одной из главных целей экспеди­ции Паулу Диаша был сбор сведений о серебряных рудниках, а затем овладение ими. Рассказывая об истории своей экспе­диции, Паулу Диаш сообщал, говоря о себе в третьем лице: «Перед его отъездом король (да будет он славен!) поручил ему постараться получить сведения о нескольких рудниках, кото­рые, как предполагали, имеются в этом королевстве, обещав большие почести и милости, если он это сделает, так как это было вне обязательств его контракта. Он старался со всем воз­можным усердием, посылая многие дары и подарки фидалгу страны, чтобы они раскрыли ему эту тайну, которая строго охраняется королем, на что он израсходовал много денег и по­терял несколько людей. Когда он убедился в существовании этих рудников, он послал посмотреть их двух рудокопов... и они открыли 24 серебряных рудника».2

Подобные утверждения, имевшие мало общего с реальным положением вещей, с одной стороны, были порождением рас­паленного воображения конкистадоров, мечтавших об откры­тии «африканского Эльдорадо», а с другой — преследовали вполне практические цели: преумножить свою славу и побудить королевский двор предоставить им дополнительную военную и финансовую помощь и осыпать новыми милостями. «Имея сведения, что горы Камбамбе со­держат и себе серебряные рудники, что подтверждала традиция и откуда местные жители извлекали серебро и использовали его для ук­рашений, которые они носили на руках и ногах, Новаиш пред­принял завоевание этого нового Потоси и выделил для этого предприятия большую часть из оставшихся у него людей.»3

По дороге к Камбамбе войска Паулу Диаша де Новаиша были атакованы могущественным соба Бамбантунгу; он был разбит и принужден к вассалитету. Одержав эту победу, Паулу Диаш разбил лаге­рь в Тала-Мунгонго, а затем основал укрепленный город Нова-Гая неподалеку от предполагаемого местонахождения рудников4 .2 февраля 1583 г., когда португальцы были уже совсем близ­ко от цели, на них внезапно напало огромное войско, которое, по утверждению современников, было самым большим в Анголе. Располагая помощью нескольких соба и рабов-христиан, Паулу Диаш и Серран разделили свое войско на три колонны и, строго придерживаясь португальской тактики военного ис­кусства, двинулись навстречу африканцам раньше, чем те успе­ли спуститься с холмов. Завязалась битва, в которой португаль­цы, имевшие пушки и ружья, одержали победу. Потери португальцев, составили всего семь человек, сражавшихся на их стороне африканцев.1

После этой победы Паулу Диаш де Новаиш, которого некоторые португальские историки возвели в ранг национального героя, положившего на­чало португальской «цивилизаторской миссии» в Африке, на­глядно показал, что собой представляет эта цивилизация. Он приказал отрезать убитым ангольцам носы, набить ими бочки и откатить их к африканским селениям. В честь своей победы Паулу Диаш основал крепость, назвав ее Массангано-да-Виториа.2 Крепость была построена на месте захваченного португаль­цами богатого селения, где они обнаружили огромное количество золота. Португальцы построи­ли здесь четыре форта, крепостные стены и земляной вал3 . Это была третья и последняя крепость, построен­ная Паулу Диашем за время его колонизаторской деятельности в Анголе. Эти крепости стали опорными пунктами португальской колониальной экспансии. Правитель Ндонго созвал на совет макота, военачальников и всех знатных лиц своего го­сударства, где готовился план по уничтожению португальцев. За короткое время была организована новая армия, почти: столь же многочисленная, как и прежняя.

Превосходство в вооружении и организации и на этот раз дало победу португальцам, хотя африканцы сражались с огромным мужеством. Головы трех самых знатных макота и множество бо­чек, набитых отрезанными у африканцев носами, Паулу Диаш приказал отправить в Луанду в качестве свидетельства своего триумфа.4 В последующих битвах, как сообщал в одном из писем мис­сионер Б. Аффонсу, «наши взяли столько рабов, что их невоз­можно сосчитать. В этой последней битве, как говорят, взяли в плен одного фидалгу, в обмен за которого давали 100 рабов, но ему отрубили голову на площади. В другой битве отрезали 619 носов, а еще в одной было столько трупов, что, говорят, нельзя было пройти иначе, как только по ним»1 . Паулу Диаш разгро­мил в последующих стычках примерно 500 местных вождей и дошел до р. Лукала, где разбил лагерь в 8—10 лигах от столицы Нголы — Мбанза-Кабасы.2 1584 г. из Португалии прибыл флот, это было кстати, поскольку все фидалгу восстали против губернатораю Нгола, собрав новое войско, двинулся против португальцев, но был разбит 25 августа 1585 г. В том же году капитан Ж. К. Велез со своим отрядом напал на одного из могущественных вассалов короля Ндонго в области Мусеке, по имени Ангола Калунга. Войско этого соба было разбито, а сам он бежал. В руки португальцев попала богатая добыча в виде скота и многочисленных рабов. Однако Ангола Калунга не при­мирился с поражением. Поняв, по-видимому, что сила порту­гальцев заключается в их огнестрельном оружии, что практиче­ски делает почти невозможной победу над ними в открытом бою, он решил прибегнуть к военной хитрости. Собрав остатки своих воиск, он подошел с ним к лагерю португальцев в то вре­мя, когда те обедали. Африканцы были без луков и стрел, а Ангола Калунга хлопал в ладоши в знак мира. Велез, уверен­ный, что они пришли для мирных переговоров и для того, чтобы заявить о своем вассалитете, приказал пропустить их в лагерь. Ничего не подозревавшие солдаты продолжали трапезу, когда неожиданно африканцы, вытащив спрятанные ножи, напали на них и, по словам миссионера Диогу да Кошта, «схватили за руки и обезглавили всех до одного».3 Причины такого несчастья заключались в «пренебрежении к врагу и излишней доверчивости»4 .

По мере того как шло завоевание Анголы, росла экономи­ческая активность португальцев, и происходило заселение вновь завоеванных районов иммигрантами из Португалии. Португаль­ские фактории, занимавшиеся главным образом торговлей рабами, jосновывались вдоль побережья, преимущественно в тех ме­стах, где находились гарнизоны португальских солдат или жили народы, лояльно относившиеся к португальцам. Паулу Диаш де Новаиш про­являл огромную заботу о налаживании торговли рабами, сло­новой костью, скотом и т. п. В своих письмах королю Португалии он постоянно говорит о количестве рабов и слоновой кости, вывезенных из Анголы, а также о несуществующих рудниках.

Он проявлял особое усер­дие в возложенной на него миссии исследования рудников. Б. Аффонсу сообщал, что Паулу Диаш «везет с собой рудо­копа, чтобы взять пробу руд и сделать плавку для отправки в Португалию». Паулу Диаш отправил некоего Роиза Кардозу с образцами серебра к королю Филиппу II. Возможно, что Паулу Диаш сознатель­но распускал слухи о ценности и обширности рудников Камбамбе, хотя и догадывался, что серебра там почти не было. Может быть, именно под воздействием этих слухов, миссионер Диогу да Кошта в своем письме в июле 1585 г. высказал мне­ние, что «запасов серебра хватит на триста лет»1 , а другой миссионер в 1587 г. писал, что, судя по заключению рудокопов, серебряные рудники Камбамбе. Паулу Диаш распускал слухи о богатствах гор Камбамбе, и пользовался ими для получения денег, оружия, пороха и солдат2 .

Услышав о том, что Бенгела славится своим скотом и сло­новой костью и что она в этом отношении даже богаче Ндонго, Паулу Диаш направил туда отряд из 70 солдат во главе со своим племянником Антониу Лопишем Пейшоту, поручив ему построить форт на берегу моря на холме Бенгела. 3 Однако вскоре, когда Пейшоту с отрядом в 50 человек попытался выйти из крепости, он был ата­кован африканцами. В результате африканцы истребили всех португальчев в этой крепости. Паоло Диаш не вынес такого горя и в 1588 г. скончался. Он был похоронен в церкви в Массангано. Так закончилась первая фаза ангольской войны.

Паолу Диаш не сумел выполнить главную задачу, которая была перед ним поставлена,— завоевать и колонизовать всю территорию от устья р. Кванза до 15° ю, ш., а также горы Камбамбе. Паулу Диаш не смог сломить сопротивление государства Ндонго, которое упорно отстаивало свою независимость. Таким образом, войны, которые вел Паолу Диаш, не дали Португалии желаемого успеха. После этого в Анголу был направлен чиновник Домингуш де Абреу, который представил в 1590 г. детальный доклад, реко­мендовавший новые методы колонизации страны. Его рекомен­дации предусматривали методическую оккупацию Анголы, новый план управления территорией и создание наземного пути между восточным и западным побережьями Африки.1 Этот план в основном был принят, и протугальская Корона взяла на себя функции управления колонией, положив конец систе­ме капитаний в Африке.

После смерти Паулу Диаша де Новаиша для выборов ново­го губернатора был созван совет, на который были приглашены офицеры, чиновники, солдаты и другие португальцы. Обычно губернатор назначался указом короля, но в этом случае в свя­зи с тяжелым положением, в котором находились португальцы в Анголе, решено было избрать временного губернатора, не дожидаясь королевско­го указа. Они выбрали Луиша Серрана — бли­жайшего сподвижника Паулу Диаша, и новый губернатор двинулся с войском к столице Ндон­го. 26 декабря 1589 г. он получил известие, о том, что на помощь Ндонго двигается большое войско, посланное пра­вителем Матамбы. Таким образом, два африканских народа объединились в борьбе против колонизаторов. Домингуш де Абреу писал в своем докладе: «После того как войско Серрана двинулось в путь, губернатор получил известие, что короли Ндонго и Ма­тамбы объединили миллион людей, решив дать отпор гу­бернатору и нашим вассалам»2 . Нужно сказать, что в 1589 стало происходить сближение племён и народностей, поскольку африканцам было выгодно бороться против врагов сообща. Узнав, что навстречу двигается объединенная армия Ндонго и Матамбы, Серран разделил свое войско на три отряда, пору­чив командование одним из них Андре Перейре, другим — Франсиску де Сикейре и взяв командование третьим на себя. 29 декабря 1589 г. около Анголеме-Акитамбо португальцы увидели перед собой огромное объединенное войско африкан­цев, двигавшееся на них в полном молчании. Оно было построе­но в форме полумесяца. Африканцы были вооружены луками, стрелами, дротиками и ножами. Тактический план африканских военачальников состоял в том, чтобы обойти португальцев с флангов и, замкнув края полумесяца, окружить и уничтожить их в рукопашной схватке, в которой огнестрельное оружие бу­дет неэффективным. Этот план им удался. В этой битве погибло 150 пор­тугальцев.1 Африканцы преследовали португальцев до лагеря Луканзо2 .

Отступавших португальцев вёл капитан Жуан де Виллориа, в отряде было 40 человек, в середине шли африканские войска и два отряда солдат, во­оруженных мушкетами. В арьергарде шли губернатор Серран, Андре Перейра и Гаспар Лейтан во главе отряда.3 У крепости Бамба к войску Серрана присоединился отряд во главе с прапорщиком Луисом Мендиш Рапозу. Эта крепость была хорошо укреплена и удобно расположена между двумя болотами4 . Запертый в этой крепости губернатор поручил капитану М. Ж. Оливейре с небольшим отрядом спуститься на двухмач­товом судне и нескольких лодках по р. Кванза и добраться до Луанды, чтобы выяснить, не восстали ли против португальцев соба и вожди племен5 , а правители Ндонго и Матамбы забирали у португальцев, всё что попадалось под руку. В конце 1590 г. губернатор Серран выехал в Массангано, где вскоре умер. Разгром в 1589—1590 португальской армии коалицией африканских государств поставил завоевателей в трудное положение. В 1592 г. в Анголу прибыл новый губернатор, Франсиску де Алмейда, который имел инструкции короля Испании и Португа­лии Филиппа II «расширить завоевания и овладеть серебряными рудниками в горах Камбамбе». Вместе с Франсиску приехал его брат Жерониму де Алмейда, произведенный перед этим в чины адмирала и местри де кампу (один из высших офицерских чи­нов)6

Португальцы, оставшиеся в живых после разгрома Серрана, выражали бурную радость по поводу при­бытия нового губернатора, а также в связи с прибытием 24 июня 1592 г. подкреплений из 400 португальских солдат и 50 африканцев-кавалеристов. Но вновь приехавшие военачальни­ки и ветераны ангольских войн, воевавшие под зна­менами Паулу Диаша де Новаиша стали враждовать между собой. Этих людей интересовали только рабы, слоновая кость и драгоценные металлы. Когда Франсиску де Алмейда выступил с 700 пехо­тинцами и 50 африканцами-кавалеристами против одного вождя, он потерпел поражение. В егов войсках началась эпидемия какой-то тропической болезни, и они вынуждены были отступить. В апреле 1593 г. Франсиску де Алмейда был отозван, и его преемником на посту губерна­тора стал его брат Жерониму1 . Новый губер­натор созвал на совет офицеров и ветеранов ангольских войн и предложил им на обсуждение свой план дальнейших военных операций. Этот план предусматривал в первую очередь отвоевание рудников Камбамбе, что должно было реабилитировать португальских конквистадоров в глазах мадридского двора и обеспечить посылку подкреплений и припасов. Этот план был одобрен, после чего Жерониму де Алмейда произвел смотр войск и, проведя необходимые приго­товления, 25 июня 1593 г. вышел с ними из Луанды, провожае­мый многочисленными жителями города. Пройдя вдоль р. Кванза, Ж. Алмейда присоединил к своему войску гарнизон Массангано. В Кисаме он разгромил и принудил к повиновению 15 соба, но три самых могущественных соба, объединив свои силы, оказали захватчикам упорное сопротивление.2 Алмейда прибег к старой тактике «выжженной земли». Но жители, по свидетельству источника, «прятались в колючей лес­ной чаше и непроходимых зарослях, где огнестойкая трава де­лала их неуязвимыми для огня»3 . Разгромив соба Сонга и, Алмейда во главе своего войска, состоявшего из 400 пехотинцев и 20 кавалеристов, на­правился к соляным копям. Он хотел блокировать эти копи, оставив страну без соли, которая, заменяла в Анголе деньги. Алмейда стремился парализовать экономику стра­ны и принудить соба к повиновению. Захватив соляные копи, Алмейда оставил там гарнизон в 100 пехотинцев и восемь кавалеристов, для того, чтобы поме­шать африканцам добывать соль. Взяв под контроль соляные копи, Алмейда в 1594 г. двинул­ся с войском через Кисаму в направлении гор Камбамбе. 26 соба без сопротивления подчинились и предоставили ему в помощь своих воинов. Когда португальцы находились все­го в нескольких днях перехода от недосягаемых серебряных рудников Камбамбе, Алмейда получил известие о том, что друг и вассал Нголы могущественный соба Кафуше Камбаре готовится преградить ему путь. Алмейда решил атако­вать соба. Но в это время губернатор тяжело заболел и, по свидетельству источника и несколько месяцев провел в Луанде. На это время он возложил командование на Балтазара Алмейда де Соуза, ко­торый двинулся в апреле 1594 г. против Кафуше Камбаре. Услы­шав о приближении португальцев, Кафуше решил устроить за­саду и спрятал своих воинов в чаще леса. Соуза ворвался в селение со своими солдатами, в числе которых было несколько всадников. Португальцы не только расстреливали африканцев из мушкетов и ружей, но и топтали их конями, но африканцы стреляли из чащи, и в результате было уничтожено 750 португальцев. Силвы Корреа1 описывает эту битву следующим образом: «Негры выскочили из засады, и под их ударами погибло все войско белых. Этой роковой катастрофы избежали только командующий и шесть солдат. Эта стратегия, довольно известная, но неожиданная, принесла Кафуше триумф, которого не могли добиться даже более многочисленные армии». Битва происходила около 22 апреля 1594 года.

Разгром португальских войск в 1594 г. при­остановил продвижение завоевателей в глубь материка. В результате тяжелых климатических условий и жестоких сражений с африканцами, не желавшими подчиниться колони­заторам, из 2 тыс. солдат, посланных в Анголу в 1575—1594 гг., и живых остались только 300. Рудники не были завоеваны. Работорговля развивалась медленнее, чем этого хотелось королевскому двору и бразильским плантаторам. Опозоренный, бежавший в Бразилию Жераниму де Алмейда был заменен новым губернатором — Фуртадо де Мендонса, ко­торый, получив новые контингенты солдат, в марте 1595 г. вы­ступил в поход к серебряным рудникам. Но время для военной экспедиции было выбрано неудачно, так как наступил сезон дождей, и в пути среди солдат началась эпидемия тропической малярии, которая унесла жизни более 200 человек, а также лошадей.

По свидетельству Силвы Корреа, «дохлых лошадей разре­зали на куски и продавали друг другу по дорогой цене, чтобы утолить голод»2 . К этому времени Нгола, со­брав сильную армию, окружил португальский гарнизон в кре­пости Массангано «плотным кольцом осады, и ни с какой стороны невозможно было оказать помощь»3 . Войско Мендонсы подвергалось нападениям со стороны восставших соба — союзников Ндонго. Стремясь за­пугать африканцев, португальцы применяли жестокие методы расправ с мирным населением и с пленными. Мендонса приказывал привязывать пленных к жерлам пушек и, стреляя ядрами, разрывать их на куски.4 Но Мендонсе так и не удалось пробиться к заветным рудникам Камбамбе. Через год Медоноса возобновил попытку завоевания рудни­ков.

В 1596 году ему удалось проник­нуть в глубинные районы страны вплоть до Массангано. Смер­тельная опасность, нависшая над Анголой, заставила Нголу Килуанжи (отца знаменитой королевы Нзинги Мбанди Нголы) собрать все свое войско и двинуться к Массангано. Африкан­цам удалось незаметно подойти к городу и окружить находив­шееся в крепости войско Мендонсы. Но португальцам удалось отправить гонца в Луанду, откуда на помощь осажден­ным были посланы подкрепления, и Нголе Килуанжи было на­несено поражение. Но все же Мендонса не смог осуществить свою главную задачу и овладеть горами Камбамбе. Назначенный вместо него губернатором в январе 1601 г. Жуан Роиз Коутинью продолжил выполнение этой задачи. Король даровал ему право взимать в свою пользу пошлину со всех рабов и товаров, вывозившихся из Анголы в Вест-Индию, Бразилию и другие страны. За это Коутинью обязался по­строить три крепости (в Дамбе, Камбамбе и Бухте коров) и овладеть серебряными рудниками. С помощью подар­ков Коутинью привлек на свою сторону вождей ряда племен. Коутинью сумел собрать под своими знаменами большую армию.1 Но он не смог выполнить поставленных перед ним задач, так как вскоре заболел и умер.

В 1603 г. губернатором стал Мануэл Сервейра Перейра. 10 августа 1603 г. Перейра атако­ вал Кафуше и сумел нанести ему поражение. После этого он прошел к горам Камбамбе и, разгромив местного соба, овла­ дел Камбамбой , но серебра в Камбамбе почти не было. Перейра основал в горах крепость Носса-Сеньора-де-Розарио, оста­вил в ней гарнизон во главе с капитаном Араужо де Азеведу и ушел в Массангано. Араужо де Азеведу пришлось вы­держать натиск поиск соба, вассалов короля Конго во главе с его тестем Ашиламбанзой. Ашиламбанза был разбит и принужден к вассальной клятве королю Порту­галии.2 Перейра очень жестоко обращался со своими солдатами, и поэтому, многие из них отказались воевать. Воен­ные действия прекратились.

Вступивший на пост губернатора в 1606 г. Мануэл Перейра Форжас продолжал завоевания, начатые Мендонсой. Он обло­жил покоренных соба ежегодной данью в 12 тыс. крузадо. По­терпев фиаско в поисках серебра, Форжас организовал в сертанах Анголы поиски медных руд, по результат был тот же самый, что и в первом случае. К этому времени коалиция афри­канских государств распалась, и это явилось главной причиной того, что Бенто Банья Кардозу, ставший губернатором в 1611 г., нанес сокрушительное поражение королю Ндонго. По свидетель­ству Силвы Корреа, «он наголову разбил его войско и взял в плен соба Шилонга, его союзника, самого храброго и отчаянно­го негра, какой только рождался в этом королевстве. Он всегда отличался в сражениях, вызывая восхищение наших и подавая пример своим, которые все сражались с отчаянной храбростью»1 . Соба Шилонга был по приказу губернатора обезглавлен, а трое из его макота — повешены.

Казнь соба, которые пользовались любовью и уважением, была причиной того, что явились 14 вождей, готовых к мести. Они осадили кре­пость Носса-Сеньора-де-Розарио и окружили ее на рассвете. Осажденные оказались почти в критическом положении, будучи обречены на гибель. Лишь прибытие подкреплений спасло пор­тугальцев от неминуемого поражения. Но африканцы были непокорны,что понадобился еще целый год непрерывной войны, чтобы при­нудить их к прежнему вассалитету2 . Для «усмирения» непокорных племен Кардозу построил на р. Лукала новые крепости Мбака (в восьми лигах от Массан­гано) и Ханго, что значительно приблизило португальцев к сто­лице Нголы Мбанза-Кабасе. Назначенный во второй раз губер­натором Анголы Мануэл Сервейра Перейра получил, кроме того, согласно специальному королевскому указу от 14 марта 1615 г., титул «завоеватель и покоритель королевства Бенгелы». Он выступил в поход в Бенгелу, возложив управление Анголой на Антониу Гонсалвиша Питта—португальского командующего в Конго. Отплыв 11 апреля 1617 г. с пятью судами и 150 солдатами, он высадился в том месте, где Пейшоту, племянник Паулу Диаша де Новаиша, основал крепость. Заняв побережье, он сильно его укрепил, построив новый форт. Таким образом, успешное продвижение португальских войск вглубь страны в 1603—1617 гг. знаменовало собой третью фазу ангольских войн и привело к угрозе завоевания и ликвидации государств Ндонго и Бенгела. Строительство форта Бенгела и установление контроля над всем побережьем от Луанды до Бенгелы заметно упрочили по­зиции колонизаторов в Анголе.

РОЛЬ НЗИНГИ МБАНДИ НГОЛЫ В БОРЬБЕ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ.

Нзинга Мбанди Нгола, возглавила в 20-е годы XVII в. сопротивление ангольцев португальским завоевателям. Нзинга Мбанди Нгола, согласно сведениям жившего при ее дворе миссионера-капуцина Дж. Кавацци, родилась в 1582 г. и была дочерью правителя Ндонго Нголы Килуанжи и его налож­ницы, от которой она и получила имя Нзинга.1 Кавацци, стремившийся нарисовать весьма непривлекатель­ный облик Нзинги, усматривает причину ее «жестокости» в том, что ее воспитательницей была злобная женщина, настоящее «черное исчадие ада», преданное ложным божествам. После смерти отца Нзинги (около 1617 г.) правителем Ндонго стал ее брат Нгола Мбанди. Угроза португальского за­воевания и расширение масштабов и сферы португальской рабо­торговли неизбежно должны были привести к войне с португаль­цами. Однако Нгола Мбанди опасался, что, пока он будет занят этой войной, его сестры Нзинга, Камбо и Фунжи и племянник, сын Нзинги, лишат его власти. Он решил отделаться от сопер­ников и начал с племянника — сына Нзинги, которого, по одной версии, умертвили в чане с кипящей водой, а по другой — при­ложили к его глазам раскаленный кинжал. Принцесса Нзинга поклялась отомстить. Она попыталась поднять восстание против брата, но заговор был раскрыт, и она была сослана в отдаленную область. Пода­вив внутреннюю оппозицию, Нгола Мбанди двинулся с большим войском против португальцев. Эта мера носила оборонительный характер и была вызвана возросшей активностью португальцев в Анголе и особенно продвижением португальских войск вверх по р. Лукала к крепости Мбака. Нзинги Мбанди Нгола стала королевой в 1624 году, приняв христианство, она не перестала ненавидеть своих врагов. Она должна была оставить чужую веру, чтобы завоевать любовь народа1 .

Многие рабы из форта Мбака убежали к Нзинге. Королева требовала у губернатора эвакуировать форт, она обещала возобновить торговлю с португальцами, если они примут эти условия, в случае отказа Нзинга угрожала войной. В 1630 году войска Нзинги завоевали Матамбу, а в 1657 году был подписан договор о том, что река Лукала будет служить границей между Анголой и Матамбой. Мудрость Нзинги позволла ей сохранить торговые отношения с португальцами. Она даже разрешила им построить церковь. Вполне возможно, что в глубине души она не считала христианство враждебной религией, ведь оно всё-таки дало возможность африканцам избавиться от многих варварских обычаев, как например, оставлять детей в лесу в качестве жертвы. И, в конце концов, именно христианство способствовало, в конечном итоге, полной отмене рабства во всём мире.

Заключение

Причины ранней заморской экспансии Португалии связаны с особенностями ее исторического развития. Основу морского могущества португальцев составляло их высокое мореходное искусство и сравнительно высокий уровень развития судостроения. Эпоха колониальных предприятий также явилась временем обра­зования крупных военных флотов для защиты только что осно­ванных колоний и торговли с ними. Португальский королевский двор осуществлял завоевания западного побережья Африки, добывая средства на колониальные экспедиции путем безжалостной эксплуатации трудящегося населения своей страны и беспощадного ограбления и истребления народов стран, ставших жертвами португальской экспансии. Португальцы имели огромные потери, встречая стойкое сопротивление со стороны местных жителей, но, это не остановило на пути вглубь Африки. Они всегда поставляли еще новые войска, которые заменяли убитых. Безусловно, открывая новые земли, португальцы расширяли свои знания о мире, изменив ложные представления о неведомых землях, но вместе с тем они способствовали разрушению очагов древних культур, насаждая африканским народам чуждую религию.

Мне бы хотелось поправить автора книги «Республика Зелёного Мыса» (нынешняя Кабо-Верде) П.П. Данилова. Дело в том, что португальцы не привозили рабов из Южной Америки для работы на плантациях, так, как они по сравнение с африканцами, были менее выносливы и не могли работать. Автор также пишет, что, якобы, на остров прибыли южноамериканские женщины, на которых женились португальцы. Данная информация является неправдоподобной. Исторически сложилось так, что на острове Кабо-Верде мулаты возникли от браков женщин африканского происхождения с португальцами, и этому имеются антропологичекие доказательства. Отношения португальцев с местным населением не были однозначными. Когда европейцы высадились на африканском побережье они увидели темнокожих людей и приняли их за особую породу обезьян, тогда как африканцы приняли португальцев за альбиносов, поскольку альбинизм встречается у представителей негроидной расы. Среди народа ходят легенды о непонятных белых людях, пришедших с неведомой земли. Миссионеры, в основном, не заботились о душах язычников, ими руководили корыстные интересы, торговля рабами была прибыльным делом, а обращенные в новую веру африканцы были послушны. Христианство также противостояло мусульманам, и их господству на море, таким образом, религиозная проблема смешивалась с политической. Но древние африканские верования оказались намного сильнее, и во многих африканских государствах, в частности в Бенине, наблюдается явное превосходство местных религий над христианством.

Источники

1. Alguns documentos do Archivo Nacional da Torre do Tompo a cerca das Navegacoes e Conquistas 2. Portuguezas. Lisboa. 1892, c. 436—439

2. Antonio Calvaro. Tradado dos diversos e desvаyrados cаminhos, Publications of Hakluyt society. London 1862. V. 30, p. 71–72.В 1446 г.

3.Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955. Vol. III, doc. 4, с. 37.

4. Barros J. Op. cit., Decada I, lit IV, cap II

5. Cadornega O. de.Historia geral das guerras Angolanas. Lisboa. T. 1-2,1932. T.3, 1939.

6. Cavazzi da Montecuccolo G.A. Istorica Descrittione de tre Regni Congo, Matamba e Angola, Bologna, 1687.

7. M. De Faria y Souza. Epitome de las historias portuguesas. Lisboa, 1628, Сар ХV в.

8. Felner A.A. Angola. Aportamentos sobre a ocupacao e inicio do estabelecimento dos Portugueses. Coimbra. 1933

9.Goes D. Cronica do felicissimo Rey D. Manuel. 4 vols. Coimbra. 1949–1955

10.Goes D. Cronica do principe D. Joao II do nome. Lisboa. 1724 (1 ed. 1567).

11. J. Mees. Histoire de la decouverte des iles Acores. Lisboa. 1856. p 125-128

12. Pigafetta F. Le Congo. La veredique description du Royaume Africain. Bruxelles. 1883.

13. Paiva Manso. Historia do Congo. Documentos. Lisboa. 1877.

14. Pereira P.D. Esmeraldo de Situ Orbis. L. 1937 c. 126

15. Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792

Литература на русском языке

  1. Абрамова С.Ю. Африка: четыре столетия работорговли, 1992 г.
  2. А. М. Хазанов. История Анголы в Новое и Новейшее Время.М.1999.
  3. А. В. Притворов. Намибия. Справочник: М. 1991. с. 39
  4. Авдюнина Л.А. Современная Верхняя Вольта. М., 1976
  5. Африка. Колониальное общество и политика. Сборник статей, 1993 г.
  6. Авсенев М. М. Республика Берег Слоновой Кости. М., 1982
  1. Более подробно об истории открытия и захвата территории Атлантического побережья Африки можно прочесть в книге Ч. П. Магидовича "Очерки по истории географических открытий. М., "Просвещение", 1967.
  2. Винокуров Ю.Н., Орлова А.С., Субботин В. А. История Заира в новое и новейшее время . М., 1982
  3. Великие географические открития и возникновение колониальной системы (Э.Э.Литаврина).
  4. Горнунг М.Б., Липец Ю.Г., Олейников И. Н История открытия и исследование Африки. М., 1973.
  5. Григорович А.А., Грибанов В.В. Кабо-Верде. М., 1988
  6. Гальперин Г.Л. Республика Того. М., 1961
  7. Гвинея. Справочник. М.,1980
  8. Дьяконов Д.А., Токарев А.А. Сан-Томе и Принсипи . М., 1986
  9. Д. Г.Соколов Республика Камерун: Справочник. М. 1996. с.38,39.

  10. Д.М. Бондаренко. Бенин: накануне первых контактов с европейцами. Человек Общество Власть.1995.
  11. Д. Г. Соколов. Габонская Республика. М. 2002.с.24,25.26.
  12. Е. Г. Смирнов. Республика Гамбии: Справочник. М.1996.с.17
  13. Ж. Да Сильва. Португальские колонии в Африке. Пер. с португ. М., 1962, с. 534
  14. Зелинский Ю.И. Габон. Справочник. М., 1978
  15. З.И. Токарева, Г.О. Витухина. Тоголезская Республика: Справочник. М. 1997.с.63
  16. История Ганы в новое и новейшее время. М., 1985
  17. Исламская Республика Мавритания. Справочник. М.. 1987
  18. История средних веков. В 2 т. Т. 2; Учеб. для вузов по тозвонов и др.; под ред. З. В.
  19. Кашин Ю.С. Сенегал. М., 1973
  20. Кашин Ю.С. Мавритания. М., 1976
  21. Кузнецов Л.М. На самой западной точке Африки. Дакар. М., 1980
  22. Катагощина И.Т. Нигерия: прошлое и настоящее. М., 1981
  23. Летнев А.Б. Общественная мысль в Западной Африке. М., 1983
  24. Л.В. Гончаров. Республика Заир (Справочник). М.1984.с.43–44.
  25. Королевство Марокко. Справочник . М., 1991
  26. Лавренов Е.Л. Гвинея-Бисау. М., 1977.
  27. Летнев А.Б. Общественная мысль в Западной Африке . М., 1983
  28. Л. А. Авдюнина. Буркина-Фасо (Справочник) М. 1992.с.49
  29. Луконин Ю.В., Подгорнова Н.П. История Мавритании в новое и новейшее время . М., 1991
  30. Моретт Ф. Экваториальная, Восточная и Южная Африка . М., 1951
  31. Моисеева Г.М. Южно-Африканская Республика: экономико-географическая характеристика . М., 1966
  32. Магидович И. П., Магидович В. И. Очерки по истории географических открытий. М., 1983. Т. 4, гл. 4, 10.
  33. Мадор Ю.П. Сьерра-Леоне вчера и сегодня . М., 1961
    Сергеева И.С. Сьерра-Леоне . М., 1984
  34. Народная Республика Конго. Справочник. М., 1977
  35. Потехин И.И. Становление новой Ганы . М., 1965
  36. П.П. Данилолов. Республика Зеленого мыса. Москва «Мысль» 1984 г.с.15,26,27. Петровский А.Д., Селиверстов Ю.П. По дорогам Гвинейской саванны.
  37. М., 1986.
  38. П.П. Данилолов, П.М.Шмельков. Республика Кабо-Верде: Справочник. М.2001.с.33,34.
  39. Радченко Г.Ф., Олейников И.Н. Народная Республика Конго. М., 1975
  40. Республика Заир. Справочник. М., 1984
  41. Республика Заир. Справочник. М., 1984
  42. Свет Я. М. Фернандо Магеллан. М., 1957.
  43. Субботин В.А. Великие географические открытия. Колумб, Васко да Гама, Магеллан, 1998 г.
  44. Токарева З.И. Тоголезская Республика. Справочник. М., 1981
  45. Удальцовой и С. П. Карпова.­- М.: Высш. шк., 1991
  46. Улановская И.А. Намибия . М., 1983
  47. Ходош И.А. Либерия (Исторический очерк ). М., 1961
  48. Хазанов А.М. Ангола – республика, рожденная в борьбе. М., 1976
    Хазанов А.М. Экспансия Португалии в Африке. М., 1976
  49. Хазанов А.М., Притворов А.В. Ангола. М., 1979
  50. Хазанов А.М. Ангола – республика, рожденная в борьбе . М., 1976
  51. Хазанов А.М., Притворов А.В. Ангола. М., 1979
  52. Фрадкин Н. Г. Географические окрытия и научное познание Земли.М., 1972.
  53. Чёрч Р.Дж. Западная Африка . М., 1959
  54. Шумовский Т.А. Три неизвестные лоции Ахматда ибн Маджида, арабского лоцмана Васо да Гамы, в уникальной рукописи Института востоковедения АН СССР. М., Л., 1957.
  55. Мельников И.А., Корочанцев В.А. Экваториальная Гвинея . М., 1971
  56. Ю. И. Зеленский. Габон: Справочник., М. 1977
  57. Южно Африканская республика:Справочник.М.1994.с.279
  58. Яковлев В.С. Мозамбик. М., 1980

Литература на португальском языке

1. Brochado J. F. Teoria da unidade national e realidades da Africa Portuguesa, Lisboa, 1961.

2. Baiao A. (ed.) Historia da expansao Portuguesa no Mundo, Lisboa, 1940.

3. Belchior M. D. A missao de Portugal em Africa,Lisboa,1960.

4. Bettencourt E. A. de. Desckobrimentos, guerras e conquistas dos portugueses em terras do ultrmar nos seculas XV e XVI, Lisboa,18881–18882.

5. Carvalho H.A Etnografphia e historia traditional dos povos dos Lunda, Lisboa,1890.

6. Delgado R. Historia de Angola, 1482–1866,4 vols, Beguela and Lobito, 1948–1955.

7. Felgas H. A .E Historia do Congo Portugues, Carmona,1958. Luanda,1960.

8. Felgas H. A .E. As Poplacoes natives do Congo Portugues, Luanda,1960.

9. Pereira Gabriel, Diogo Gomes: Relacoes do descobrmento da Guine versao do latim, B. S. G. L. ser.17, No 5, Lisboa, 1900.

10. Jorge Ricardo, Obito de D. Joao II. Lisboa, 1922.

11. Teixera A. da Mota. A viagem de Bartolomeu Dias e as concepcoes geopoliticas de D. Goao II. Lisboa. Ser 76, Nos. 10-12. 1958

Литература на Английском языке.

1. Boxer C. R. Four Centuries of Portuguese expansion 1415–1825, Johannesburg, 1961.

  1. Birmingham D. Trade and conflict in Angola: the Mbudu and their Neighbours under the
  2. Childs G. M. Umbundu Kinship and Character, Oxford, 1949.
  3. Davidson B. Angola, 1961, London, 1962.
  4. Dei-Anang M. Ghana Resurgent, Accra, 1964.
  5. Geographical Journal. XVI, 625– 655. London. 1900.
  1. Eghareuba J. U. A Short History of Benin.Ilbadan, 1968 (1 ed. Lagos, 1934).
  2. Jayne K. G., Vasco da Gama and his successors, 1460–1580, London, 1910.
  3. Johnston Harry H., History of the colonization of Africa by alien races, ed. 2, Cambridge, 1899.
  4. Ravenstein E. G. Voyages of Diogo Cao and Bartholomeu Dias. 1482 – 1488,
  5. Peringuey L., Inscription left by early european navigators on their way to the east,«Annals of the South African Museum», vol. XIII, Cape Town, 1913.
  6. Stevenson William Oliver, Allen Westcott, History of sea power, New York, 1944.
  7. Welch Sidney R., Europe’s discovery of South Africa, Cape Town and Johannesburg, 1935.
  8. Welch Sidney R., South Africa under king Manuel, 1485–1521, Cape Town and Johannesburg, 1946.
  9. Wyndham H. A., Atlantic and slavery, Oxford,1935

Литература на француском языке

  1. Bouveignes O. de et Cuvelier J.] Jerome de motesarchio, aportre du vieux Congo, Namure, 1952.
  2. Brignon J., amine A. etc. Histoire du Maroc, Pariss– Casablanca,1967.
  1. Bouchot A. Histoire du Portugal et ses colonies, Paris, 1854.
  2. Ferreira Eduardo de Sousa. Le colonialisme portugues en Afrique: la fin d’une ere. Les presses de l’Unesco, Paris, 1974.
  3. Mocquet Jean, Voyages en en Afrique, Asie, Indes Orientales et Occidentales, Paris, aout, 1830.
  4. Thomazi A., Histoire de la navigation, Paris, 1937.

Литература на немецском языке

  1. Arnold Anne-Sophie. Der Lusotropikalismus: Eninege Bemerkungen zu einer spezifischen Vatiante imperialistischer Koloniapolitik.–«Asie Africa Lateinamerika», [Berlin],1974, H. 3, Bd 2.
  1. Hummerich Franz, Quellen und Untersuchugen zur ersten Indien fahrt des Vasco da Gama, Munchen, 1897

3. Hummerich Franz, Vasco da Gama, und die Entdeckung des Seewegs nach Ostindien, Muchen, 1898.

  1. Vasko da Gama: Die Entdeckung des Seewegs nach Indien. Ein Augenzeugenbericht 1497-1499. Herausgeber von gernot giertz. Tubingen; Basel, 1980; То же. Berlin, 1986.
  2. Stier H. Hg., Flamisches Tagebuch uber vasko da Gamas zweite Reise, Braunschweig, 1867.
  1. Rohr Christine, Neue Quellen zu den Edeckugsfahrten der Portugiesen im Indischen Ozean, «Beitrage zur Historischen Geographie, ethnographie und Kartogpaphie, vornehmlich des orients» Leipzig und Wien, 1929
  1. Rohr Christine, Neue Quellen zur Zweiten Indiefahrt Vasco da Gamas, «Quellen und Forschungen zur Geschichte der Geographie und Volkerkunde», Leipzig., 1939.

1 Azurara Gomes Eannes, de. Cronical of the discovery and conquest of Guines. London. 1896 – 1899

2 Barros Joao de Diogo de Couto. Decadas da Asia. 24 vol. Lisboa. 1778 – 1788

3 Pigafetta F. Le Congo. La veredique description du Royaume Africain. Bruxelles. 1883

1 там же

2 Cavazzi da Montecuccolo G.A. Istorica Descrittione de tre Regni Congo, Matamba e Angola, Bologna, 1687.

1 Cadornega O. de.Historia geral das guerras Angolanas. Lisboa. T. 1-2,1932. T.3,1939.

2 Felner A.A. Angola. Aportamentos sobre a ocupacao e inicio do estabelecimento dos Portugueses. Coimbra. 1933

3 Paiva Manso. Historia do Congo. Documentos. Lisboa. 1877

1 . Azurara Gomes Eannes, de. Conquest and discovery of Henry of Navigator. London. 1936

1 Ч. П. Магидович. Очерки по истории географических открытий. М. "Просвещение", 1967

* J. Mees. Histoire de la decouverte des iles Acores. Lisboa. 1856. p 125-128

* M. De Faria y Souza. Epitome de las historias portuguesas. Lisboa, 1628, Сар ХV в.

* W. E. Ward. Short history of Ghana. London. 1957, p.53

* Antonio Calvaro. Tradado dos diversos e desvаyrados cаminhos, Publications of Hakluyt society. London 1862. V. 30, p. 71–72.В 1446 г.

· И.И. Гаврилов. Гвинея. Справочник. М. 1980 г. с.44

* Р. Хенниг Т 1V. С 121. Неведомые земли М. 1954

* Ж. Де Силва. Португальские колонии в Африке. М.1962г.с.534

1 W. E. Ward. Short history of Ghana. London. 1957. p.53

2 Харт Г. Морской путь в Индию. М 1967

3 Хенниг Р. Неведомые земли. Т. 1–4. М. 1961– 1963. T. 4, C. 217

1 Д.С. Соколов. Республика Камерун. Справочник. М.1996г. с.39

2 Eghareuba J. U. A Short History of Benin.Ilbadan, 1968 (1 ed. Lagos, 1934). с. 29

3 там же, c. 36

4 Шаревская Б. И. Старые и новые религии тропической и южной Африки. М. 1964 c. 316

* З.И Токарева, Г.О. Витухина Тоголезкая республика. Справочник М.1997г. с.62,63.

* Hongendorn J. Johnson M. The shell money of the slave trade, Cambridge etc., 1986 c.18-19, 30-31; Jonson M. The Cowrie Currencies of West Africa. Pt.1-2. -Jan. 1970. Vol 1,№1, 3;Ч. I, с.18

* Pacheco Pereira D. Esmeraldo de Situ Orbis. Bissau.1956. C.133

* Eghaserba J.U. Fussion of Tribes. Benin city. 1967.c17.; Tong R. Figures in Ebony. Past.and Present in a West African city. London 1958c.46-52

1 Абрамова С. Ю. Африка: Четыре столетия работорговли. М., 1978. C. 10

2 Шаревская Б. И. Начало проникновения португальцев в Гвинею и попытки христианизации Бенина. Доклады и сообщения исторического факультета МГУ. Вып. 8. с.11.М. 1948.

1 Pereira P.D. Esmeraldo de Situ Orbis. L. 1937 c. 126

2 Oni оf Ife. Iwofa. – Odu. 1956, № 6. С. 124

* Teixera A. da Mota. A viagem de Bartolomeu Dias e as concepcoes geopoliticas de D. Goao II. Lisboa. Ser 76, Nos. 10-12. 1958 p.p. 297-322

1 Ward W. E. Short story of Ghana. London 1957 с.54

* Р.Хенниг. IV с.342

* Хенниг Г. Неведомые эемли. М. 1961–1963

1 A. Teixeira. – там же.

* Barros J. Op. cit., Decada I, lit IV, cap II

* Gois Damian de. Cronica de D. Manuel. Parte II, Cap. XXXV, p. 21

1 Alguns documentos do Archivo Nacional da Torre do Tompo a cerca das Navegacoes e Conquistas Portuguezas. Lisboa. 1892, c. 436—439

1 тамже, с. 437

2 там же, с. 439

Davidson B. In the Eye of the Storm. Angola´s people. New York. 1972. C.79

3 Felner A.A. Angola. Apontamentos Sobre a ocupacao e inicio do estabelecimento dos Portugueses. Coimbra. 1933. C.97

1 там же

2 там же – с. 102

1 Silva Correa E. A. Historia de Angola. 2 vols. Lisboa. 1937. (1-ed 1792)

2 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955, vol 4,doc. 132, c552

3 там же Vol. III, doc. 4, с. 37

1 там же с. 36–51

2 там же Vol. 4, doc 79, p 281-282

3 там же. Vol 4, doc 77, p. 276-277

1 Almeida Santos J. de.Luanda d´ outros tempos. Luanda

1 Davidson B. In the Eye of the Storm. Angola´s people. New York. 1972, c. 70

1 Pigafetta F. Le Congo. La veredique description du Royaume Africain. Bruxelles. 1883, с 64

2 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955. V. IV. Doc 132 P 553

3 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792, v. 1 с194

4 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa, V II, doc 32, p.554

5 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792, 194–195

6 там же – с.195

7 Pigafetta F. Le Congo. La veredique description du Royaume Africain. Bruxelles. 1883. с.64

1 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955. Vol. IV, doc.132, p 555, vol III, doc. 21, p. 141

2 там же – vol III, doc. 21, p.141

3 там же – vol IV, doc. 132, p. 558

1 там же

2 там же – Vol. III, doc 43, p. 190

3 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792, vol II, p. 199. Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955, doc.132, p.566

4 там же

5 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792.

6 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955. Vol IV, doc. 43, c. 190

1 там же, vol III, doc. 43, c190

2 Pigafetta F. Le Congo. La veredique description du Royaume Africain. Bruxelles. 1883, p. 69

3 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955. vol III, doc. 46, c. 202

4 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792, V. I, p 200

5 Pavia Manso. Historia do Congo. Documentos. Lisboa. 1877. P. 50

1 Battell A. The strange Adventures of Andrew Battell of Leigh. London. 1901

2 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955, V. IV, doc.120. P. 481

3 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792, V. I, p 201–202

4 там же

1 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955, V. III, doc. 65. P. 256

2 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792,V. I, p. 202

3 Battell A. The strange Adventures of Andrew Battell of Leigh. London. 1901.P. 100–101

4 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955, V. IV. Doc 132. p. 569

1 там же , док.63, с. 248

2 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792, V. I. P. 203

3 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955, V.III.Doc 87.P. 332

4 там же, V. IV. Doc.132. C. 574

1 там же – V. III, doc. 81, c.317

2 там же – V.IV. doc 91, c.336

3 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792. V. I, c. 204

1 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental.Lisboa. 1952– 1955, V. IV, doc. 131,P.534

2 там же – V. IV, doc. 131, p. 534

1 там же – V. III, doc. 117, p 423

2 там же – V. IV, doc. 131, p. 534

3 там же – V. IV, doc. 132, p. 575

4 там же – V. IV, doc. 131, p. 535

5 там же

6 Сunha Matos. Compendio historico das possessoes de Portugal na Africa. Rio de Janeiro. 1963, p. 250

1 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792. V. I, p. 212

2 Сunha Matos. Compendio historico das possessoes de Portugal na Africa. Rio de Janeiro. 1963, p. 250–251

3 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792. V. I, 212

1 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792, V. I, p. 213

2 там же – V. I, p. 216

3 там же

4 там же – V. I p. 216

1 Battell A. The strange Adventures of Andrew Battell of Leigh. London. 1901, p. 37

2 Сunha Matos. Compendio historico das possessoes de Portugal na Africa. Rio de Janeiro. 1963, р 253

1 Silva Correa E.I. Historia de Angola. Lisboa. 1792, V. I, p 223

2 там же

1 Cavazzi da Montecuccolo G.A. Istorica Descrittione de tre Regni Congo, Matamba e Angola, Bologna, 1687, с. 464

1 J.B. Labat. Relation historique de l’ Ethiopie Occidentale contenant description des royames de Congo. Angole et Matamba. T. I–V, p 1732. P. 45

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка

Работы, похожие на Реферат: Освоение португальцами западного побережья Африки

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(222651)
Комментарии (3012)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru