Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Катастрофа еврейства Советского Союза

Название: Катастрофа еврейства Советского Союза
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 10:19:22 09 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 232 Комментариев: 0 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ОТКРЫТЫЙ УНИВЕРСИТЕТ. ИЗРАИЛЬ КАТАСТРОФА

ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА

Часть 7

Катастрофа еврейства Советского Союза

Иехиам Вайц

Предварительное издание

A

Катастрофа европейского еврейства

Часть 7

Над курсом на иврите работали:

автор 7 части д-р Иехиам Вайц

Раздел 7.2 подготовлен при участии д-ра Ильи Альтмана

научный консультант проф. Шимон Редлих

Над курсом на русском языке работали:

переводчики - Маша Буман

Соня Соломоник, Бенцион Дымарский

раздел 7.2 подготовлен при участии д-ра И. Альтмана

научный консультант - проф. Шимон Редлих

научный редактор - Зеэв Катван

редактор - Галина Гарт

Ó 2000 г. Открытый университет. Израиль

Издательство Открытого университета. Тель-Авив 61312,

п/я 39328, Рамат-Авив, ул. Клаузнер 16,

Открытый университет. Израиль

Отпечатано в Израиле

Компьютерный набор - институт САМА

ISBN

42102-07

Содержание

7.1 Введение и задачи курса 7

7.2 Советское еврейство в период между двумя мировыми войнами 9

7.2.1 Характерные черты советского еврейства 9

7.2.2 Антисемитизм в СССР в период между двумя мировыми войнами 15

7.2.3 Экономические и социальные перемены 17

7.3 Евреи на территориях, присоединенных к СССР 21

7.4 Отношение нацистской Германии к Советскому Союзу 25

7.4.1 Война против СССР как "крестовый поход" 25

7.4.2 Стереотип советского человека 26

7.4.3 Место евреев в нацистском мировоззрении 28

7.4.4 Стереотип еврея как партизана 31

7.5 Начало операции "Барбаросса" 35

7.6 "Оперативные формирования" на территории Советского Союза и "окончательное решение еврейского вопроса" 39

7.6.1 Структура "оперативных формирований" 39

7.6.2 Роль "оперативных формирований" 40

7.6.3 Характерные черты "оперативных формирований" 43

7.6.3.1 Личные качества участников 43

7.6.3.2 Взаимоотношения с армейскими подразделениями 44

7.7 Управление оккупированными территориями СССР 51

7.7.1 "Рейхсминистерство по делам оккупированных восточных территорий" 51

7.7.2 Немецкая администрация на оккупированной территории СССР 54

7.8 Этапы уничтожения евреев 57

7.8.1 Первая волна уничтожения 57

7.8.1.1 Деятельность "оперативных формирований" 57

7.8.1.2 Эвакуация евреев 61

7.8.1.3 Жертвы первой волны истребления 66

7.9 Минск: еврейская община под властью оккупантов 73

7.9.1 Захват города и создание гетто 73

7.9.2 Особенности минского гетто 75

7.9.3 Юденрат в Минске 76

7.9.4 Организация подполья 78

7.9.5 Немецкие евреи в минском гетто 81

7.9.6 Вильгельм Кубе и "еврейский вопрос" 86

7.10 Киев: уничтожение общины 91

7.10.1 Бабий Яр и уничтожение евреев Киева 91

7.10.2 Увековечение памяти жертв Бабьего Яра: Е. Евтушенко и Д. Шостакович 93

7.11 Вторая волна уничтожения 99

7.11.1 Ход военных действий в 1942 году 99

7.11.2 Основные этапы второй волны уничтожения 100

7.11.3 Вторая волна уничтожения евреев Западной Белоруссии (на примере города Пинск) 103

7.11.4 Евреи Минска во время второй волны уничтожения 109

7.12 Третья волна уничтожения 117

7.12.1 Ход военных действий 117

7.12.2 Основные этапы третьей волны уничтожения евреев 118

7.12.3 Ликвидация минского гетто 124

7.13 Размеры Катастрофы на территории Советского Союза 129

7.13.1 Сложности подсчета числа жертв 129

7.13.2 Оценка числа жертв 130

Заключение 133

Приложение 137

И. Альтман: Спорные и малоизученные

вопросы истории Катастрофы на территории СССР

Ответы на вопросы 179

Примечания 183

7.1 Введение и задачи курса

Уничтожение евреев Советского Союза представляет собой особую и чрезвычайно важную страницу в истории Катастрофы европейского еврейства. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, еврейское население Советского Союза являлось в ту пору одним из самых многочисленных в Европе. Перед началом Второй мировой войны оно занимало второе место на континенте (после Польши). В 1300 городах и 1200 сельских населенных пунктах страны проживало более трех миллионов евреев[1] : почти две трети - на территории Украины и Белоруссии[2] . В 1939-1940 гг., в соответствии с соглашением Молотова-Риббентропа, Советский Союз аннексировал области, на которых проживало около двух миллионов евреев[3] . Таким образом, после указанного соглашения евреи СССР насчитывали около пяти миллионов человек, то есть почти одну треть численности еврейского народа в целом. Их подавляющее большинство (около четырех пятых) проживало на территориях, оккупированных немецкой армией в ходе Второй мировой войны. Во-вторых, истребление евреев СССР представляло собой своего рода прелюдию к уничтожению всего европейского еврейства в целом. Советские евреи стали первой жертвой политики "окончательного решения". 22-го июня 1941 г., т.е. до начала операции "Барбаросса", убийства евреев не носили систематического или крупномасштабного характера. Тот факт, что они были начаты именно в СССР, - не случаен. Существует тесная взаимосвязь между началом истребления евреев и вторжением Германии в Советский Союз. (Этот вопрос обсуждался в третьей части курса.)

Задачи авторов курса будут достигнуты, если в результате изучения настоящей части курса студенты смогут:

1) оценить изменения, произошедшие с советским еврейством в период между двумя мировыми войнами;

2) уяснить взаимосвязь между вторжением Германии в СССР и началом систематического уничтожения евреев;

3) определить основные этапы уничтожения евреев и указать причину поэтапного характера такого уничтожения;

4) объяснить связь между ходом войны и массовым уничтожением евреев;

5) дать общую характеристику еврейских общин в СССР в период войны;

6) проанализировать типы взаимоотношений между "рядовыми" евреями, еврейским руководством (юденратами) и вооруженными подпольными организациями в различных общинах;

7) сравнить судьбу советского еврейства с участью остального населения СССР, проживавшего на оккупированных немцами территориях.


7.2 Советские евреи в период между

двумя мировыми войнами *

7.2.1 Характерные черты советского еврейства

Следующие факторы характеризовали еврейство СССР в описываемую эпоху.

1. Изменение правового положения евреев в результате революции и гражданской войны. "Черта оседлости", фактически ликвидированная в годы первой мировой войны, была окончательно упразднена декретом Временного правительства о равноправии от 20 марта 1917г. Евреи, наряду с другими национальными меньшинствами, были избавлены от любых прежних ограничений. Доступ к высшему и среднему образованию, получению офицерских званий, принцип веротерпимости обусловил социальную поддержку ими новой власти. Резко активизировались старые и были созданы новые многочисленные еврейские политические партии и организации. Процент евреев в руководстве ведущих политических партий России (прежде всего, эсеров и меньшевиков), в исполнительных комитетах Советов всех уровней, в редакциях периодических изданий колебался от 20 до 35% . После выборов летом 1917г. городские Думы в обеих столицах и в ряде крупных городов возглавили евреи.

Однако, ни один еврей не стал министром Временного правительства (хотя несколько человек заняли достаточно важные посты в его администрации), а в Сенате их было только четверо.

Октябрьский переворот осудили практически все еврейские партии (за исключением "Поалей Цион"). Несколько десятков евреев-юнкеров и студентов погибли в обеих столицах, защищая Временное правительство. В годы гражданской войны, особенно в 1918-1919гг, евреи-политические деятели, офицеры и добровольцы участвовали в белом движении; входили в состав антибольшевистских правительств; поддерживали новые режимы на национальных окраинах. Но в ходе гражданской войны антисе-митские и погромные лозунги постепенно становились официальной или слегка завуалированной политикой всех антибольшевистских движений, которые расценивали новую власть как "еврейскую".

В погромах периода гражданской войны погибло свыше 200 тысяч евреев. Массовые насилия, грабежы и издевательства прокатились по всей стране. Именно тогда впервые прозвучали призывы "крестового похода против всех евреев" (армия Колчака), "истребления всех евреев" (барон Унгерн), огульные обвинения всех евреев в поддержке власти большевиков.

В действительности, число евреев в партии большевиков не превышало 5,2% (хотя их число в верхнем партийном эшелоне было весьма заметно: от одной четверти до трети членов ЦК).

Угроза жизни и экономическому благосостоянию евреев со стороны "белых", наряду с твердой позицией большевиков в борьбе с погромной агитацией, обусловили массовую поддержку евреями нового режима. Уже в январе 1918г. был создан Еврейский комиссариат в составе Наркомнаца, просуществовавший до 1923г. Он осуществлял содействие еврейским беженцам; регистрировал еврейские организации (ликвидируя, одновременно, еврейские общины на местах); распределял государственные средства в области образования, издавал пропагандистскую литературу на языке идиш, создавал еврейские отделы при местных советах.

Советские органы в годы гражданской войны достаточно терпимо относились к деятельности еврейских политических партий и организаций. Большинство из них будет постепенно закрыто в начале 20-х годов.

Немалую роль в поддержке еврейским населением новой власти обусловили массовое издание книг и газет на идиш, создание еврейских театров, музеев, университетов, научных учреждений. Революция и гражданская война существенно изменили демографическую и общественно-политическую структуру еврейского населения, приведя к кризису еврейского местечка.

2. Отрыв от мирового еврейства . Со времен Октябрьской революции наблюдалось постепенное ослабление взаимных связей между евреями СССР и их единоверцами заграницей. В двадцатых - первой половине 30-х гг, когда при содействии филантропической еврейской организации ДЖОЙНТА и других зарубежных еврейских организаций, осуществлялись благотворительные, образовательные и аграрные программы, такие связи в какой-то мере поддерживались.

Созданные в 1924-1925гг. Комитет и Всесоюзное общество по землеустройству трудящихся евреев (соответсвенно -КомЗет и ОЗЕТ) функционировали при поддержке именно еврейских спонсоров. Создание в 1934г. Еврейской автономной области на Дальнем Востоке и экономический кризис на Западе привлекли в СССР десятки тысяч евреев-эмигрантов (большинство из них будет затем репрессировано).

Однако позднее, в 30-х гг. связи с зарубежным еврейством почти полностью прекратились. Здесь играл свою роль фактор страха: в годы сталинского террора люди, поддерживавшие контакты с заграницей, могли быть с легкостью обвинены в "измене социалистической родине" или в шпионаже.

Дополнительным фактором, усиливавшим ощущение того, что евреи СССР "утрачены" для мирового еврейства, было резкое уменьшение размеров еврейской эмиграции из страны. За тридцать лет, предшествовавших началу Первой мировой войны, царскую Россию покинули около 1800000 евреев (своего пика этот исход достиг в 1906-1910 годах, когда из России уезжало по 75000 человек в год)[4] . В двадцатых и тридцатых годах процесс еврейской эмиграции носил внутренний характер (евреи мигрировали из одних областей СССР в другие). Он приводил к постоянному сокращению числа евреев, проживавших в зоне бывшей "черты оседлости". М. Альтшуллер так писал об этом явлении:

Война, революция и связанные с ними трудности выезда из страны, а также ограничения на въезд в иностранные государства, привели к сокращению эмиграции на Запад, то есть за пределы России. Вместе с тем, открылась возможность свободного переезда на Восток, внутрь страны. Начиная с 1915 года, миграция евреев из "черты оседлости" во внутренние районы превратилась в постоянное и значительное явление. Оно приобрело особый размах с началом индустриализации в конце двадцатых годов. [5] .

Итак, новые возможности,открывавшиеся перед еврейской молодежью, резкое сокращение, а затем и полное прекращение еврейской эмиграции, приход к власти Гитлера ; сталинский террор отделили советское еврейство от евреев остального мира своего рода "железным занавесом". В сложившейся ситуации усиливалось ощущение того, что, по словам Давида Бен-Гуриона, еврейская община СССР "оказалась полностью оторванной от еврейского народа. Еврейское воспитание было запрещено, сионизм объявлен вне закона как контрреволюционное движение, и евреям становилось все труднее покинуть Россию и иммигрировать в Палестину[6] .

3. Серьезные ограничения национальной жизни евреев . Данные ограничения вытекали из концепции о том, что евреи не являются нацией. Этой точки зрения придерживался Ленин, и в более жесткой форме - Сталин. Ленин утверждал, что евреи не являются нацией, а всего лишь историческим пережитком, продолжение существования которого вызвано наличием антисемитизма. Сталин видел в еврействе "нацию на бумаге", а сионизм считал "реакционным буржуазным движением". Он также возражал против программы Бунда о предоставлении евреям культурно-национальной автономии. Данные соображения сыграли значительную роль в определении политики советских властей по отношению к евреям. В первые годы после революции новый режим позволил ряду еврейских учреждений продолжить свою деятельность, однако позднее официальной линией советского руководства стала принудительная ассимиляция.

В двадцатых годах органом проведения "еврейской политики" советских властей была Евсекция (Еврейская секция Коммунистической партии), в чьи обязанности входила работа с евреями вплоть до их полной ассимиляции. Она была основана в 1918 году, и одним из ее основных задач было разрушение национальных и религиозных институтов российского еврейства. Особенно жестокой была ее борьба против остатков еврейских и сионистских партий и организаций (например, "Хе-Халуц"). Вместе с тем, она пыталась создать особую, коммунистическую еврейскую культуру на языке идиш. В частности, по инициативе Евсекции, был открыт ряд еврейских газет и журналов, в том числе ежедневных, основана сеть начальных и средних школ. В определенном смысле, плодом этой деятельности стало формирование ростков еврейского национального самосознания "в советской оболочке". В 1930 году было принято решение о ликвидации Евсекции в числе прочих национальных секций Коммунистической партии. В годы "большого террора" многие из ее лидеров и активистов были арестованы и расстреляны[7] . О сложной и неоднозначной роли, которую сыграла Евсекция, говорится в книге М. Альтшуллера:

Несмотря на беспощадную войну, которую она вела против сионистских и социалистических партий, еврейских общин, религиозных учреждений и культуры на языке иврит, Евсекция сыграла важнейшую положительную роль в утверждении секулярного еврейского образа жизни и культуры на языке идиш, который воспринимался в качестве признанного языка еврейской нации. Ее борьба за продолжение еврейского национального существования в двадцатых годах задержала процесс культурной и языковой ассимиляции евреев в русскоязычной среде. [8]

4. Борьба советской власти против антисемитизма . Немедленно вслед за Октябрьской революцией большевистский режим принял на вооружение жесткую линию в отношении проявлений антисемитизма и антиеврейских беспорядков. Специальный циркуляр Совета Народных Комиссаров от 27-го июля 1918 года, адресованный местным Советам, сурово осудил антисемитизм. В годы Гражданской войны, разразившейся после революции, многие евреи видели в Красной Армии защитницу от террора и погромов белогвардейцев. Советское законодательство объявило антисемитизм вне закона. Уголовный кодекс РСФСР от 1922 года запретил "подстрекательство и пропаганду, разжигающую национальную рознь и ненависть". Нарушение данной статьи каралось суровыми наказаниями[9] . В 1927 году было принято решение о принятии дополнительных жестких мер против проявлений антисемитизма, которые становились все более частыми и распространенными. Уголовный кодекс, составленный в том же году, карал лиц, занятых "разжиганием национальной или религиозной ненависти или розни по меньшей мере двумя годами лишения свободы".

В 1926-1927гг в стране была проведена массовая кампания против антисемитизма. В нее были вовлечены молодежь и профсоюзы. О судебных процессах над антисемитами сообщала местная и центральная печать; было выпущено несколько десятков пропагандистских брошюр; выпущены кинофильмы.

Однако, в силу ряда причин, и несмотря на меры, предпринятые властями, антисемитизм в СССР отнюдь не исчез. Одной из главных его причин было распространенное отождествление евреев с коммунистической партией и с новым режимом в целом. Многие из выдающихся лидеров Октябрьской революции были евреями, и в их числе Лев Троцкий (Лейб Бронштейн), возглавлявший Реввоенсовет РСФСР. Вместе с Львов Каменевым и Григорием Зиновьевым он входил в число семи членов Политбюро. Каменев и Зиновьев возглавляли исполкомы московского и ленинградского Советов. Последний занимал пост Генерального секретаря Коминтерна. Евреи также были среди видны х командиров и политработников Красной Армии (например, Иона Якир и Ян Гамарник). Помимо этого, процент евреев среди сотрудников секретных служб, милиции и советского государственного аппарата также был высок.-

Вопрос 1

Почему, по Вашему мнению, видная роль, которую евреи играли в советском руководстве и в государственном аппарате, привела к усилению антисемитских стереотипов?

7.2.2 Антисемитизм в СССР в период между двумя мировыми войнами

В первой половине 20-х годов, с принятием Новой экономической политики (НЭП), антисемитские тенденции приобретают новые черты. Евреи занимают важное место в системе госаппарата и в сфере образования, вызывая явное и скрытое недовольство других групп населения. Одновременно, евреи одними из первых понимают перспективы частной торговли и предпринимательства, что (наряду с их массовым переселением в города) также вызывает недовольство обывателя. Предоставление еврейским переселенцам специальных льгот, выделение для них земель и целых районов в Крыму, Украине, на Дальнем Востоке вызывает недовольство сельского населения. Именно это служит одной из главных причин отказа от поддержанного ДЖОЙНТом проекта создания еврейской республики в Крыму.

Несмотря на официальное неприятие антисемитизма, как в двадцатые, так и в тридцатые годы, антисемитские аргументы использовались в межфракционной борьбе внутри партийной верхушки. В 1926 году возникла так называемая "Объединенная оппозиция" Сталину и его политике. Большинство ее руководителей были евреями. Среди них выделялись Лев Троцкий, Карл Радек (Собельсон), Григорий Сокольников, Лев Каменев и Григорий Зиновьев. Одно из основных разногласий между Сталиным и его противниками касалось возможности "построения социализма в отдельно взятой стране".

Данное противоречие представлялось не как различие в политических позициях, а как столкновение между национальной патриотической доктриной и "чуждыми элементами", не заинтересованными в судьбе России. Радеку приписывалось выражение: "Моисей вывел евреев из пустыни, а Сталин - из Политбюро". Лишение Каменева, Зиновьева, Троцкого (с последующей высылкой последнего из страны) высших партийных постов давало, казалось бы, повод для таких суждений.

Вместе с тем, на протяжении двадцатых годов Сталин все еще не располагал абсолютной властью в СССР, а потому не спешил использовать антисемитизм как средство в борьбе со своими политическими противниками. Одними из его ближайших соратников в этот период были евреи Лазарь Каганович и Лев Мехлис. Пост наркома внутренних дел в середине 30-х годов занимал Генрих Ягода. Евреи занимали в этот период весомое место среди народных комиссаров и их заместителей, дипломатов, руководителей средств массовой информации.

Лишь во второй половине тридцатых годов, ознаменовавшихся жестокими репрессиями (т. н. "большой террор"), антисемитизм получил более широкое распространение. Некоторые историки полагают, что еврейские партийные деятели и руководители органов безопасности пострадали в годы репрессий более, чем представители какой-либо другой национальности. По их мнению, таким образом Сталин рассчитывал свести к минимуму число евреев в партийной и государственной верхушке. Исследователь Леонард Шапиро так писал об антисемитском аспекте сталинских репрессий:

Я не утверждаю, что антисемитизм являлся основным мотивом Сталина при проведении репрессий. Одной из его целей было уничтожение "старой большевистской гвардии" внутри партии, ликвидация тех, кто был более всего предан Ленину и "мистике 1917 года" ( the mystique of 1917), в целях выдвижение новых кадров, поддерживавших Сталина лично. Однако именно в этой группе старых большевиков было очень много евреев. [10]

Именно в этот период были репрессированы многие религиозные деятели, сотрудники еврейских общественных организаций и политических партий 20-х годов. К концу 30-х годов, в соответствии с изменениями советской национальной политики, были фактически ликвидированы еврейские высшие учебные и научные учреждения, школы и пресса, упразднены еврейские национальные районы.

Борьба властей против антисемитизма и суровые карательные меры, предусмотренные законом, не привели к его искоренению. Он продолжал существовать в более скрытых формах, чем ранее. Возможно, что именно данный процесс привел к настоящему взрыву антисемитских чувств и настроений в годы немецкой оккупации.

7.2.3 Экономические и социальные перемены

Вскоре после революции в положении евреев произошли кардинальные изменения. Самое главное из этих изменений заключалось в быстром процессе модернизации и советизации всего советского еврейства. Произошли:

1) Успешная интеграция евреев в новый бюрократический аппарат. При царском режиме лишь около 10% евреев работали служащими, подавляющее же большинство было занято в торговле, промышленности и еврейских общинных учреждениях. В 1927 году, вследствие бюрократического характера советского режима, более четверти евреев страны (27,4%) находились на государственной службе. На протяжении тридцатых годов данная тенденция получила дальнейшее развитие. Усиленная индустриализация и повышение степени централизации власти привели к созданию огромного числа рабочих мест в государственном аппарате. Евреи СССР максимально использовали представившиеся новые возможности. В результате, в 1939 году свыше сорока процентов (40,7%) всех "кормильцев" в еврейских семьях являлись служащими (по сравнению с 17,2% по населению СССР в целом)[11] .

2) Сосредоточение евреев в городах . Хотя процесс урбанизации евреев Российской империи начался еще до Октябрьской революции, он значительно ускорился после гражданской войны и начала НЭПа. Возможность получить образование и квалифицированную работу, голод и разорение еврейского местечка толкали евреев на переселение. К середине 20-х годов, наряду с государственными служащими, был очень высок процент евреев, занятых в торговле, а также кустарей-ремесленников. Одновременно, в середине 20-х достигла пика безработица среди евреев городов и местечек (9.3% - это почти в 5 раз выше, чем в среднем по стране). Вот почему аграрные программы в этот период имели под собой определенную почву. Ликвидация НЭПа, жестокая налоговая политика, поиск "классового врага" вызвали новый подъем миграции в города. В этот период десятки тысяч евреев стали "лишенцами" - людьми с ограниченными политическими и социально-имущественными правами. Переезд в крупные индустриальные центры давал им шанс скрыть свое прошлое.

С ростом темпов индустриализации советской экономики в конце 20-х годов возросла потребность в научно-технических кадрах. Значительно вырос процент евреев-руководителей и главных инженеров в промышленности и строительстве. При этом, численность евреев, проживавших в больших и малых городах, выросла с 82,4% в 1926 году до 87% в 1939 году. С данным процессом была связана и тенденция переселения евреев из маленьких городков и местечек в большие города. Более половины городских евреев проживали в городах, численность населения которых превышала 500000 человек. Примерно 40% из них поселилось в шести городах: около 400000 в Москве, около 275000 - в Ленинграде, около 180000 - в Одессе, около 175000 - в Киеве, около 150000 в Харькове, около 100000 - в Днепропетровске[12] .

Вопрос 2

Какое влияние оказал процесс урбанизации на облик советского еврея?

3) Стремление еврейской молодежи получить высшее образование и заниматься научной деятельностью . Число евреев, поступивших в университеты и научно-исследовательские институты в качестве студентов, преподавателей и исследователей, значительно превышало их долю в населении СССР. Например, в конце двадцатых годов 13,6% от общего числа ученых были евреями, а в 1935 году евреи составляли 13,3% от общего числа студентов в стране. При этом евреи насчитывали лишь 1,8% от населения СССР.

По переписи 1939г. евреев, окончивших школы и вузы, было больше соответственно в 3 и 9 раз, чем лиц с таким образованием, в среднем, по стране. Евреями были 27% врачей и 14% всех инженерно-технических работников.

Об изменениях, произошедших в экономическом и социальном статусе евреев в двадцатых и тридцатых годах, а также о пережитом ими ускоренном процессе модернизации можно сказать что:

... экономическое положение евреев в конце тридцатых годов было несравненно лучше их экономического положения в двадцатых годах. Они пережили ускоренный процесс модернизации и заняли ключевые посты в хозяйстве, в высших учебных заведениях, в научных и культурных учреждениях. Таким образом, они относились теперь к экономической элите СССР. Уже в 1929 году образовательный уровень евреев был самым высоким среди национальностей Советского Союза. 40% евреев, относившихся к интеллигенции и служащим, а также огромное число еврейских студентов свидетельствуют о том, что в конце тридцатых годов советское еврейство превратилось в высокоразвитую группу населения. [13]


7.3 Евреи на территориях,

присоединенных к СССР

В 1939-1940 гг. СССР аннексировал следующие территории:

1. Восточная Польша . В соответствии с соглашением Молотова-Риббентропа, 17-го сентября 1939 г. Красная Армия вторглась в восточные районы Польши и захватила территорию до реки Буг, которая превратилась в пограничную полосу, отделявшую районы, находившиеся под контролем Германии, от районов, контролируемых СССР (такое положение сохранялось вплоть до начала операции "Барбаросса" 22-го июня 1941 г.). По данным переписи населения от 1931 г., на этой территории проживало 1329000 евреев, которые составляли 10% ее населения. Из них более полумиллиона жило в Восточной Галиции, около полумиллиона - в Западной Белоруссии и около четверти миллиона - на Волыни.

2. Прибалтийские страны . В июне 1940 г. СССР оккупировал Литву, Латвию и Эстонию, которые со времени окончания Первой мировой войны являлись независимыми государствами. В соответствии с данными переписи населения 1923 года, в Литве проживало около 154000 евреев (за исключением города Вильно (Вильнюс), в то время входившего в состав Польши). Евреи Литвы составляли 7,6% населения страны. В Латвии (по данным переписи 1925 г.) постоянно проживало около 95000 евреев (5,2% населения), а в Эстонии - 4000.

3. Бессарабия и Северная Буковина . Данные территории были отторгнуты СССР от Румынии 28-го июня 1940 г. Эта "акция" явилась результатом советского ультиматума, на который вынуждены были согласиться Румыния и Германия. В соответствии с данными переписи населения, проведенной в этих районах в 1930 г., здесь проживало в общей сложности около 293000 евреев: 200.000 - на территории Бессарабии (7,2% населения) и 93000 - на Буковине (10,9% населения).

Таким образом, в результате аннексий еврейское населения СССР выросло на 1880000 человек[14] . Евреи вновь присоединенных территорий, оказавшиеся под властью СССР, прошли процесс усиленной советизации: еврейские организации были расформированы, политические партии распущены, школы с преподаванием на иврите и периодические издания закрыты. Новые власти арестовывали и ссылали тех евреев, которых они считали "политически враждебными" и "социально опасными". Части евреев, ставших жертвами сталинских репрессий, удалось спастись. Парадокс заключался в том, что районы ссылок находились вдали от территорий, впоследствии оккупированных немцами. Советские власти провели четыре операции по массовой высылке жителей аннексированных районов. Первая из них состоялась в феврале 1940 г., а последняя - в июне 1941 г., перед началом войны. В общей сложности были сосланы 880000 человек, 30% из которых составляли евреи (264000). Среди них были, в частности, еврейские беженцы из Польши, отказавшиеся принять советское гражданство. Еврейские беженцы из Польши могли повысить престиж Советской власти на захваченных землях, а также послужить удобным пропагандистским оружием против польского правительства в изгнании. Отказ от принятия гражданства оправдывал отрицательное отношение к польским евреям со стороны властей: они были обвинены в нелояльности и сосланы в Сибирь и на Дальний Восток[15] .

Возникает вопрос, как восприняли евреи смену властей. Шалом Холевский, исследовавший катастрофу еврейства Западной Белоруссии, отмечает реакцию подавляющего большинства евреев этого района. (Общепринятая точка зрения заключалась в том, что "русские лучше немцев".):

Еврейское население Западной Белоруссии очень радостно встретило Красную Армию. Эта спонтанная реакция была характерна практически для всех слоев населения. Слухи о сокрушительном поражении польских войск, коллапсе государственной системы Польши и ожидание немецкой оккупации вызывали чувство страха в еврейской среде. Внезапное появление огромной армии великой державы означало окончание войны и ликвидацию немецкой угрозы. Все это породило ощущение огромного облегчения [16] .

Тот факт, что евреи с радостью встретили советские войска, имел тяжелые последствия для их взаимоотношений с местным нееврейским населением в будущем, после вторжения фашистской Германии на территорию СССР.


7.4 Отношение нацистской Германии

к Советскому Союзу

7.4.1 Война против СССР как "крестовый поход"

Немецкие нацисты не считали войну против СССР "обычной" войной, ведущейся для достижения политических целей. Поэтому задачи этой войны и средства их осуществления были гораздо более жестокими и радикальными, чем в ходе войны на Западе. Прежде всего, война против СССР воспринималась как тотальная война на уничтожение большевизма, в котором они видели мировоззрение чрезвычайно опасное и диаметрально противоположное национал-социализму. Подобная дихотомическая концепция привела к тому, что война воспринималась в терминах "кто кого уничтожит?". Подразумевалось, что тотальная борьба против большевизма может закончиться либо уничтожением большевизма нацистами, либо уничтожением нацизма большевиками. Поэтому для полного разгрома противника, возможно и необходимо использование любых доступных средств. Абсолютный характер предстоящей войны нашел свое выражение и в оперативных директивах, подготовленных накануне начала операции "Барбаросса". В марте 1941 г. фельдмаршал Вильгельм Кейтель (Wilhelm Keitel), начальник штаба главного командования немецкой армии, ОКВ (O.K.W. - Oberkommando der Wermacht), отдал приказ о передаче СС особых полномочий на территориях, которые будут завоеваны на Востоке. Далее мы приводим текст данного приказа:

В целях создания политической администрации на оперативной территории армии рейхсфюрер СС получит от имени фюрера особые функции , которые являются следствием решительной борьбы, ведущейся между двумя прямо противоположными политическими системами. В рамках исполнения данных функций рейхсфюрер СС действует самостоятельно и под свою личную ответственность [17] .

Тот факт, что война против СССР воспринималась в качестве идеологической войны, определил и отношение к ней как к крестовому походу . Речь шла не только о войне на уничтожение большевизма, но и о борьбе за спасение "европейской цивилизации" от "азиатского варварства". В 1952 году, спустя несколько лет после окончания войны, генерал танковых войск Хайнц Гудериан (Heinz Guderian) писал в своих воспоминаниях, что целью вторжения в Советский Союз было спасение германского рейха "от ужасной катастрофы нашествия большевиков-азиатов... с Востока". Он рассматривал операцию "Барбаросса" в качестве возвышенной борьбы за спасение "европейской цивилизации". По мнению Х. Гудериана, Гитлер "полностью осознавал советскую угрозу и тот факт, что стремление СССР к мировой гегемонии угрожает существованию Европы и западной цивилизации в целом. Гитлер понимал, что в этой борьбе его позицию разделяет большинство граждан Германии и многие хорошие европейцы из других стран"[18] .

Из того факта, что война велась против режима, чья идеология воспринималась как диаметрально противоположная нацизму, следовало, что в глазах самих немцев цели войны против СССР не были только военными или политическими, а носили экзистенциальный и даже полурелигиозный характер.

Вопрос 3

Каким образом тот факт, что многими немцами эта война воспринималась в качестве "крестового похода" повлиял на характер войны?

7.4.2 Стереотип советского человека

С точки зрения расистской идеологии нацизма жители Советского Союза считались недочеловеками (untermensch), находящимися на самой низкой ступени развития человечества. Единственной их функцией (а по сути, и единственным оправданием их существования) считалось рабское служение немецкому "народу господ" (herrenvolk). Советского человека обычно сравнивали со скотом. Это имело два важных последствия. Прежде всего, единственным предназначением подобных людей было обслуживание "господ" и работа на них. Во вторых, их жизнь носила чисто инструментальный, подсобный характер, и не представляла никакой ценности. Существование "недочеловеков" было лишено святости, присущей подлинно человеческой жизни, и они не входили в число тех, кто был сотворен по образу и подобию Божьему.

Вместе с тем, в отношении нацистской идеологии к евреям и славянам присутствовало серьезное и фундаментальное различие. Славяне не возводились в разряд посланников дьявола, которых следует уничтожить. Сравнение со скотом объясняет, однако, полное пренебрежение их жизнями и поразительную легкость, с которой они истреблялись. Причина бесчеловечного отношения к военнопленным, уничтожения целых деревень и жестоких карательных акций лежала в отсутствии представления о святости каждой человеческой жизни и в отношении к ней как к подсобному материалу.

Многочисленные документы и литературные произведения свидетельствуют о невероятной жестокости, проявляемой нацистами на территории СССР. В своем романе "Бабий Яр" писатель Анатолий Кузнецов приводит следующее описание:

Матросов гнали в Бабий Яр в очень холодный день, кажется даже порошил снег. По слухам, это были матросы днепровской флотилии. Руки у них были скручены проволокой, но не у всех, потому, что некоторые поднимали над головой кулаки. Они шли молча (может, за крики в них стреляли), только иногда так поднимался кулак, словно человек потягивался и разминал плечи.

Многие шли босые, частью голые до пояса, а некоторые в одних подштанниках. Особенно жутко шли передние - плотным рядом, глядя перед собой, выступая так, словно они были гранитными. Кричали и дрались они уже в самом Яре, когда их расстреливали. Они кричали: "Да здравствует Сталин!", "Да здравствует Красная Армия!", "Да здравствует коммунизм!" [19] .

7.4.3 Место евреев в нацистском мировоззрении

Евреи занимали центральное место в нацистском восприятии Советского Союза. Они считались идеологическим и биологическим корнем большевизма. Война на уничтожение большевизма требовала прежде всего безжалостного истребления корня проблемы, то есть евреев. По утверждению британского историка Алана Буллока:

Антисемитизм предоставил Гитлеру дополнительный аргумент в пользу завоевания жизненного пространства на Востоке за счет большевистской России, которую он постоянно отождествлял со "всемирным еврейским заговором". По его мнению, результатом этого станет не только укрепление расовых начал немецкого народа, но и подрыв базы международного еврейства и уничтожение ядовитых корней марксизма [20] .

Отождествление еврейства и большевизма нашло свое отражение в директивах немецкого командования накануне вторжения в СССР и после его начала. Например, осенью 1941 г. В. Кейтель писал, что "борьба против большевизма требует принятия энергичных и непоколебимых мер против евреев, основных носителей большевистского знамени"[21] .

Немецкий историк Андреас Хайльгрубер, исследовавший данный вопрос, считает, что невозможно рассматривать решение Гитлера о нападении на Советский Союз в отрыве от его борьбы против "международного еврейства" (используя собственную формулировку Гитлера). По убеждению Гитлера, нельзя добиться победы в войне на уничтожение, которую национал-социализм ведет против евреев, без победы над самым опасным проявлением еврейства, советским большевизмом. В этой связи А. Хайльгрубер цитирует обращение фюрера к немецкому народу в день начала операции "Барбаросса":

На протяжении более двадцати лет своего существования еврейско-большевистский режим в Москве пытался раздуть пожар большевизма не только в самой Германии, но и во всей Европе. Московские евреи-большевики не колеблясь старались навязать свою власть нам и другим европейским нациям. Исполнения поставленной задачи они стремились добиться не только духовными, но и военными средствами [22] .

Письма, посланные немецкими солдатами с Восточного фронта домой, свидетельствуют о том, что они прониклись идеями антибольшевистской и антисемитской пропаганды. Их поведение в значительной мере вытекало из привитых им взглядов. Омер Бартов, исследовавший данный вопрос, отмечал:

Письма домой, посланные солдатами с Восточного фронта, позволяют оценить, насколько глубоко были восприняты немецкими солдатами основные принципы национал-социалистской идеологии, и как они использовались для оправдания тяжелой ситуации на фронте, своих собственных преступных действий и укрепления боевого духа. Естественно, что в значительной части солдатских писем прослеживается влияние армейской пропаганды. Не может, однако, не вызывать удивления насколько глубоко проникли эти идеи в частные письма солдат (в особенности учитывая, что военная цензура боролась с критикой режима в письмах, а не с отсутствием в них нацистской фразеологии). Тексты писем отражают извращенное представление их авторов о действительности в двух основных направлениях. Прежде всего, наблюдается дегуманизация врага, основанная на политических и расистских стереотипах. Во-вторых, имеет место обожествление Гитлера, который воспринимается как единственная надежда на спасение Германии [23] .

Пример проникновения идей нацистской идеологии и пропаганды в сознание солдат можно найти в письме рядового Фреда Фалнбигля (Fred Fallnbigl), которое было послано с Восточного фронта в июле 1941 г.:

Теперь я знаю на деле, что такое война. Но я знаю также, что мы были вынуждены начать войну против Советского Союза. Нам осталось бы лишь надеяться на Божье проведение, если бы мы замешкались, и эти дикие звери начали бы войну против нас первыми. Даже самая ужасная смерть слишком хороша для них. Я нахожусь здесь для того, чтобы положить конец этому кошмару [24] .

О взаимосвязи между большевизмом и еврейством один из

солдат писал так:

Еврейство объявило нам войну на всех фронтах... Марксизм сражается плечом к плечу с крупным [еврейским] капиталом, как это было в Германии в 1933 году [25] .

Нацистские утверждения о взаимосвязи между большевизмом и еврейством выражались и в способах уничтожения евреев Советского Союза. Так, предпочтение отдавалось истреблению евреев, проживавших на территории СССР в границах 1939 года. Предполагалось, что евреи, прожившие при советской большевистской власти более двадцати лет, являются опорой режима в большей степени, чем какая либо другая еврейская группа. Данная точка зрения нашла выражение в показаниях, данных Отто Олендорфом (см. о нем далее) международному трибуналу в Нюренберге. В этой связи Мордехай Альтшуллер отмечает:

Различие в отношении к первоначальным территориям Советского Союза и ко вновь присоединенным территориям проявилось в различных темпах уничтожения евреев. Так, например, в 20-х и 30-х годах часть территории Волынской области входила в состав независимой Польши, в то время как ее восточные земли (район Житомира) относились к СССР. На бывшей польской территории гетто были ликвидированы лишь в конце 1942 года, в то время, как евреи советской части области подверглись уничтожению уже в конце 1941 или в начале 1942 года. Таким образом, евреи польских районов прожили на один год больше, чем их соплеменники на бывшей советской территории... Хотя следует провести дополнительное, более углубленное исследование этого вопроса, все же можно утверждать, что, по имеющимся данным, нацистские власти видели в уничтожении евреев "старых" советских земель первоочередную и неотложную задачу. Они считали их основной опорой коммунистического режима [26] .

7.4.4 Стереотип еврея как партизана

Одним из важных способов психологической и пропагандистской войны против евреев стало их отождествление с партизанами. При этом объявлялось, что все евреи - партизаны, что еврейство представляет собой идеологическую, кадровую и организационную базу партизанского движения, и что без уничтожения евреев невозможно будет полностью искоренить партизан. Утверждение о том, что "все евреи" являются партизанами начало распространяться еще до вторжения фашистских войск на территорию СССР. Данный стереотип стал более действенным после призыва И. Сталина к ведению партизанской войны в тылу немецких оккупантов (3-го июля 1941 г.). Отныне не представляло труда объединить обе цели - борьбу с партизанами и уничтожение евреев - в рамках единой пропагандистской кампании. С ее помощью можно было психологически оправдать истребление евреев. В действительности, полное отождествление евреев с партизанами было лишено какого-либо основания. Однако трудно преувеличить пропагандистское и психологическое значение данной выдумки, которая существенно заглушила угрызения совести у немецких солдат, принимавших непосредственное участие в планомерном и хладнокровном уничтожении евреев.

Данный вопрос обсуждался на заседании с участием Г. Геринга, А. Розенберга, В. Кейтеля и других, которое созвал Гитлер 16-го июля 1941 г. В ходе этого заседания Гитлер в частности сказал: "Только что русские отдали приказ о начале партизанской войны в нашем тылу. У этой войны есть и свои преимущества: она позволит уничтожить всех тех, кто оказывает нам сопротивление"[27] .

В немецкой армии было принято два способа пропаганды: прямой и косвенный. Прямой способ был связан с публикацией приказов командующих армий. Так, 10-го октября 1941 г. командующий 6-й армией генерал Вальтер фон Райхенау (Walter von Reichenau) издал приказ по армии, в котором, в частности, говорилось: "Нашим солдатам следует полностью осознать необходимость жестокого, но справедливого возмездия еврейскому недочеловеку, поскольку опыт показывает, что именно евреи поднимают все до единого мятежи в нашем тылу"[28] .

Косвенным способом пропаганды была публикация оперативных директив, в которых фактически ставился знак равенства между "партизанами" и "евреями". И те, и другие объявлялись "врагами Рейха". Например, 25-го сентября 1941 г. командующий силами вермахта в генерал-губернаторстве "Остланд" генерал Вальтер Бремер (Walter Braemer) издал приказ, в котором перечислялись силы, "ставящие под угрозу спокойствие и порядок", а именно:

1) большевистские солдаты и агенты, которые были рассеяны, засланы или оставлены в лесах и в отдельных районах (партизаны).

2) коммунисты и прочие радикальные элементы.

3) евреи и близкие к ним круги [29] .

Вопрос 4

Какой из данных способов пропаганды (прямой или косвенный) отличался, по Вашему мнению, большей эффективностью?

Постоянное и бесконтрольное использование термина "война с партизанами" оказало решающее влияние на процесс брутализации германских частей. Действия вроде сожжения деревень вместе с их жителями, массового убийства заложников и, разумеется, участие в истреблении евреев, которые не могут быть оправданы никоим образом, воспринимались как законные меры по борьбе с партизанами. О. Бартов писал об этом:

Под предлогом "антипартизанских мер", крайне жестокие действия по подавлению гражданского сопротивления оккупантам, и, прежде всего, проведение расистской "политики элиминации" (уничтожения), воспринимались немецким армейским командованием как совершенно законные "акции". Данный процесс способствовал брутализации воинских частей, и лишь немногие подразделения Восточного фронта не принимали участия в подобных операциях... Под "партизанами" понимали не только активных или пассивных противников оккупации, но и целые группы населения, считавшиеся "негодными" с политической или расовой точки зрения. Война на Востоке предоставила немецким солдатам почти неограниченное число ситуаций, в которых убийства, грабежи, мародерство, изнасилования и пытки - по приказу свыше или без него - не только почти никогда не влекли за собой наказаний, но зачастую даже поощрялись вышестоящими командирами [30] .


7.5 Начало операции "Барбаросса"

Германские войска перешли советскую границу 22-го июня 1941 года. Немецкое вторжение было колоссальной операцией, как с точки зрения поставленных перед ней задач, так и по численности войск, принявших в ней участие. Линия фронта растянулась на 3000 километров, от Мурманска на севере до Черного моря на юге. В операции участвовали около четырех миллионов солдат. Среди них, помимо трех миллионов немцев, были также венгры, румыны, итальянцы, финны и представители других народов. Всего они насчитывали 180 дивизий, в том числе 17 бронетанковых и 12 моторизованных, включавших 3350 танков и 7200 пушек, поддерживаемых 2000 самолетов*.

Силы вторжения включали три группы армий. Группа армий "Север" продвигалась в направлении Ленинграда, группа армий "Центр" - в направлении Москвы и группа армий "Юг" - в направлении Киева. Против них сражались три советские армейские группы. Первая из них предназначалась для обороны Прибалтики, вторая - района Москвы и Смоленска, третья - Украины.

Германские стратеги предполагали, что вскоре после вторжения наступит дезинтеграция Красной Армии. На первый взгляд, данное предположение было вполне обоснованным: вторжение за­ ­стало Красную Армию врасплох: она была не готова к оборонительной войне, ее организационный уровень был весьма низок, а многие из числа ее командиров были уничтожены в ходе сталинских репрессий конца тридцатых годов**.

И действительно, в ходе первых месяцев боевых действий вермахту удалось добиться значительных успехов. В течение короткого времени были захвачены огромные по площади территории, на которых проживали десятки миллионов людей, в том числе и сотни тысяч евреев. Темпы продвижения германских частей были чрезвычайно высокими. Спустя четыре дня после начала вторжения им удалось окружить в районе Белостока две советские армии. 28-го июня была захвачена столица Белоруссии Минск, в котором до войны проживали 80000 евреев, а 30-го июня столица Латвии Рига с ее сорокатрехтысячным еврейским населением. В тот же самый день пал Львов (в Восточной Галиции), еврейские жители которого насчитывали 110000 человек. 19-го сентября захватчики достигли столицы Украины Киева (в нем проживало более 200000 евреев).

И все же, несмотря на эти впечатляющие успехи, немцам не удалось уничтожить Красную Армию. Хотя в первые месяцы войны она понесла жестокие и болезненные поражения, однако, вопреки надеждам немцев, они не были сокрушительными. Один из историков отмечал, что "еще до того, как наступили сумерки 22-го июня, выявилось определенное различие между этой и предыдущими германскими военными операциями. Как огромное животное, попавшее в сети, Красная Армия вела отчаянную борьбу, и ее первоначальные спонтанные реакции начали приводить в действие отдаленные части ее огромного тела. Сопротивление советских войск начинало оказывать все большее влияние на ход боевых действий"[31] . Одной из причин подобного положения дел была колоссальная численность резервов Красной Армии. Окруженные и уничтоженные подразделения заменялись все новыми и новыми частями, и их число казалось неисчерпаемым. Советское правительство сделало односторонним движение по железным дорогам к западу от реки Днепр. По ним двигались бесчисленные составы, перебрасывавшие на фронт подкрепления и технику. Многочисленные советские контратаки заставили одного из офицеров вермахта придти к следующему выводу: "германская армия напоминает своей войной с Россией слона, сражающего с армией муравьев. Слон, возможно, убьет тысячи, а быть может и миллионы муравьев, однако, в конце концов, они одолеют его, и он будет съеден без остатка"[32] .

Дополнительная причина заключалась в стойкости советских солдат, которые значительно отличались от бойцов, сражавшихся с немцами на Западе годом ранее. В одном из писем домой офицер немецкой моторизованной дивизии писал о различиях между Восточным фронтом и войной против Франции, в которой он участвовал ранее. "Несмотря на огромные расстояния, пройденные нами, мы не испытываем ощущения, что находимся в пределах разгромленной страны, как то было во Франции. Вместо этого, мы все время наталкиваемся на непрерывное и самое отчаянное сопротивление. Единственная пушка, группа людей с ружьями... Как-то раз, из дома на обочине дороги к нам бросился парень, в каждой руке которого было по гранате..."[33] .

В конце 1941 г., спустя несколько месяцев после начала немецкого "блицкрига", вермахт находился в глубине территории СССР. На севере его части стояли у ворот Ленинграда, на центральном участке фронта они подошли к самой Москве, на юге ими были заняты Ростов-на-Дону и почти весь Крым. 15-го ноября немцы осадили крымский город Севастополь, который пал спустя семь месяцев, 2-го июля 1942 г. Однако, несмотря на все свои достижения и успехи, германская армия не смогла добиться решающего перелома в войне. Вермахт не был готов к ведению боевых действий в условиях русской зимы, которая в том году наступила необычно рано и была особенно суровой. В тылу врага начали действовать партизаны, и немцы были вынуждены уделять все больше сил защите растянутых линий снабжения и транспорта.

В ноябре 1941 г. германские войска понесли свое первое поражение на подступах к Москве. В декабре Красная Армия начала контрнаступление, в ходе которого немцы были отброшены на запад. 16-го декабря был освобожден город Калинин. Вторую неудачу немцы потерпели на севере, в районе Ленинграда. Осада города началась в августе 1941 г. и продолжалась более двух лет. В результате немецкой блокады умерло около миллиона его жителей, однако второй по величине и важности город СССР не сдался врагу.

7.5 "Оперативные формирования" на территории Советского Союза и "окончательное решение еврейского

вопроса" -

7.6.1 Структура "оперативных формирований"

К воинским подразделениям на Восточном фронте были приданы также четыре так называемых "оперативных формирования" или "айнзатцгруппы" (Einsatzgruppen), подчинявшихся полиции безопасности СД (SD - Sicherheitdienst) СС. Этими формированиями являлись:

1) Айнзатцгруппа А. Ее первым командиром (до своей смерти в марте 1942 г.) был доктор Вальтер Шталекер (Walter Stalecker). Это оперативное формирование действовало в балтийских странах и на территории к востоку от них, вплоть до района Ленинграда и относилось к группе армий "Север".

2) Айнзатцгруппа В. Ее первым командиром (до ноября 1941 г.) был Артур Небе (Arthur Nebe). Это оперативное формирование действовало в Белоруссии и в районе Смоленска и было связано с группой армий "Центр".

3) Айнзатцгруппа С. Ее первым командиром (до октября 1941 г.) был доктор Отто Раш (Otto Rasch). Это оперативное формирование действовало на территории северной и центральной Украины и было связано с группой армий "Юг".

4) Айнзатцгруппа D. Ее первым командиром (до июня 1942 г.) был профессор Отто Олендорф (Otto Ohlendorf). Это оперативное формирование действовало на юге Украины и также относилось к группе армий "Юг".

Каждое из этих формирований подразделялось на более мелкие подразделения, айнзатцкоманды и зондеркоманды (Einsatzkommandos и Sonderkommandos). Каждая группа насчитывала от 500 до 1000 человек, среди них командование айнзатцгруппы, обслуживающий персонал и расстрельные роты. Например, весной 1941 г. айнзатцгруппа А насчитывала 990 человек[34] .

7.6.2 Роль "оперативных формирований"

В рамках данной части курса мы не обсуждаем взаимосвязь между приказами, полученными айнзатцгруппами накануне вторжения в СССР, и "окончательным решением". В последние годы данная проблема вызвала ряд оживленных дискуссий и разногласий среди исследователей. Поэтому, мы ограничимся лишь изложением наиболее существенных мнений по данному вопросу[35] .

Один из подходов к исследованию этой темы получил название "интенционалистского" (от английского слова "intention" - намерение). Его сторонники утверждают, что "окончательное решение" еврейского вопроса явилось результатом преднамеренного и недвусмысленного (хотя и неписаного) личного распоряжения Гитлера, которое было передано на нижестоящие ступени служебной иерархии. В соответствии с данной гипотезой, командиры айнзатцгрупп получили четкие указания накануне вторжения и в ходе подготовки к нему. Совершаемые ими массовые убийства были, следовательно, результатом полученных приказов. Таким образом, принципиальное решение об уничтожение евреев на оккупированных территориях было принято весной 1941 г., то есть до нападения на СССР. Один из сторонников данного подхода, немецкий историк Хельмут Краузник (Helmut Krausnick), писал:

Не вызывает сомнения, что по мере того, как разрабатывалась идея Гитлера об уничтожении России, его последнего противника на континенте, его все более и более захватывала мысль, которую он издавна формулировал как "окончательное решение", истребление евреев захваченных территорий. В марте 1941 г. (самое позднее) он впервые открыто заявил о намерении расстреливать политических комиссаров Красной Армии и тогда же издал приказ об уничтожении всех евреев, который хотя и не был когда-либо записан, упоминается неоднократно при различных обстоятельствах [36] .

Канадский исследователь Рональд Хедлэнд (Ronald Headland), изучавший отчеты командиров айнзатцгрупп, также придерживается данного подхода к проблеме. В своих отчетах эти командиры упоминают взаимосвязь между полученными ими еще до вторжения приказами и массовыми казнями, осуществляемыми на практике. На основании имеющихся свидетелей Р.Хэдленд пришел к следующему выводу: "Хотя и не представляется возможным с точностью установить характер приказа, полученного командирами айнзатцгрупп, изученные документы позволяют, по моему мнению, заключить с большой долей вероятности, что уже 22-го июня 1941 г. командиры знали о том, что им предстоит уничтожить евреев захваченных советских территорий"[37] .

Другой подход к данной проблеме получил название "функционалистского". По мнению его сторонников, "окончательное решение" не явилось следствием особого приказа, отданного "сверху" до начала вторжения. Его истоки следует искать в способе работы (function по-английски) системы. Приказы, отданные айнзатцгруппам перед началом наступления, были специально сформулированы самым неясным и туманным образом. Персонал этих формирований интерпретировал их по своему усмотрению после вторжения, в ходе совершения массовых убийств. Таким образом, казни на протяжении первых месяцев войны не являлись следствием приказов. Они сами привели к тому, что этим приказам было придано желаемое в глазах их исполнителей значение. Лишь осенью 1941 г., спустя несколько месяцев после начала вторжения, а не весной, вышестоящие ступени служебной иерархии приняли данную интерпретацию, что привело к разработке фундаментальной программы уничтожения.

Одним из сторонников данной концепции был немецкий историк Мартин Брошат (Martin Broszat). По его мнению, в первые месяцы войны против Советского Союза, термин "высылка на Восток" подразумевал переселение миллионов евреев из всех стран Европы на вновь захваченные советские территории. Там им предстояло заниматься тяжелым физическим трудом. Многие из них вскоре умрут, не выдержав тягот работы, "а тем, кто не преуспеет в труде, можно "помочь", как это делалось в концлагерях Рейха и трудовых лагерях Польши в отношении физически непригодных узников"[38] . Таким образом нацисты желали избавиться от массы евреев Рейха и захваченных ими европейских стран, в первую очередь - от евреев генерал-губернаторства, которое с 1940 г. должно было превратиться в территорию немецкой колонизации на Востоке.

К концу 1941 г. положение на Восточном фронте значительно ухудшилось, поэтому реализацию планов переселения евреев на восток пришлось приостановить. С другой стороны, были приняты "решения, вытекавшие из необходимости избавиться от высланных евреев "другим путем", то есть при помощи запланированного уничтожения". На этом основании М. Брошат пришел к выводу о том, что "уничтожение евреев вытекало не только из желания такого уничтожения, которое существовало с самого начала, но и из необходимости выйти из тупиковой ситуации, в которую нацисты сами себя впутали. По мере того, как данная идея становилась доминирующей, разрабатывалась фундаментальная программа уничтожения"[39] .

7.6.3 Характерные черты "оперативных

формирований"

7.6.3.1 Личные качества участников

Вопрос о том, что представляли собой люди, собственными руками убивавшие десятки и сотни тысяч людей, не дает нам покоя со времен окончания войны, когда выяснились истинные размеры Катастрофы. Об этом свидетельствует колоссальное количество исследований и художественных произведений, которые пытаются дать ответ на поставленный вопрос. Одним из первых его исследователей был видный американский историк Рауль Гильберг, предположивший, что речь идет об "обычных людях" (впоследствии это словосочетание было вынесено в заглавие книги другого американского историка, Кристофера Браунинга, обрисовавшего психологический профиль членов одной из айзантцгрупп[40] ). В своей книге об уничтожении евреев Европы Р. Гильберг задает самый важный и острый вопрос: "Кем были эти люди? Откуда они взялись?"[41] . В качестве одного из примеров автор книги приводит Отто Олендорфа, командира айзантцгруппы D, которому в 1941 г. было 34 года. Ранее он учился в трех известнейших немецких университетах, в том числе в Геттингене. О. Олендорф был доктором юриспруденции и занимал видный пост в институте по исследованию мировой экономики в городе Киль на севере Германии. Хотя он и являлся членом нацистских органов (СС и СД), однако своей роли в данных организациях он придавал меньшее значение, чем академической карьере. Его основная работа в течение четырех лет, с 1939 по 1943 г., осуществлялась в "Главном управлении имперской безопасности" (RSHA). Вслед за этим он вернулся к своей профессии и в дальнейшем занимал пост заместителя государственного секретаря (Staatssekraetaer) в германском министерстве экономики.

С точки зрения Рейнхарда Гейдриха (Reinhard Heydrich), ситуация, при которой один из его подчиненных исповедовал "двойную лояльность", была нетерпимой. Он видел в Отто Олендорфе чересчур независимого человека и решил как следует его проучить. "Особые меры", которые предстояло предпринять на территории России, требовали безраздельного внимания и концентрации. Так случилось, что интеллектуал Отто Олендорф в один прекрасный день оказался на посту командира айнзатцгруппы D"[42] .

На трудный вопрос "откуда они взялись", Р. Гильберг отвечает следующим образом:

Как и Олендорф, большинство людей, служивших в айнзатцгруппах, были людьми свободных профессий. Среди них можно найти физика, профессионального оперного певца, немало адвокатов. Они, разумеется, не были хулиганами, сексуальными извращенцами, преступниками или правонарушителями. Большинство из них можно без колебаний отнести к интеллектуалам, многим в описываемое время было за тридцать. Не вызывает сомнения, что они были в немалой степени заинтересованы во власти, успехе и известности. Во всяком случае, ничто не свидетельствует о том, что кто-либо из них готовил себя к службе в айнзатцгруппах. Нам лишь известно, что все они принесли на службу свои способности и свой жизненный опыт, и, будучи интеллигентными, думающими людьми, безусловно, смогли принести немалую пользу своему подразделению. Одним словом, они превратились в эффективных убийц[43] .

7.6.3.2 Взаимоотношения с армейскими подразделениями

Айнзатцгруппы являлись частью командной иерархии СС и получали приказы от его руководства. В то же время, они поддерживали связи с вермахтом. Как мы уже упоминали, каждая из них была связана с определенной группой армий, и не могла успешно действовать без организационной и иной помощи с ее стороны. По словам Гильберга, "сотрудничество вермахта с айнзатцгруппами началось на самой высокой ступени иерархии и оттуда распространилось на нижестоящие уровни"[44] . Взаимосвязи армии и айнзатцгрупп имели как формальную, так и практическую сторону. С формальной точки зрения, в ходе подготовки к началу операции "Барбаросса" армия предоставила СС свободу действий на оккупированной советской территории. В упоминавшемся выше приказе от 13-го марта 1941 г.[45] говорилось, что Г. Гиммлер исполняет от имени фюрера особые функции на Востоке и "в рамках исполнения данных функций рейхсфюрер СС действует самостоятельно и под свою личную ответственность". Хотя в тексте приказа не упоминаются айнзатцгруппы, и, разумеется, речь в нем идет об "особых функциях", а не о массовых убийствах, именно он впервые определил организационные рамки действий айнзатцгрупп на захваченных территориях.

Более подробно эти организационные рамки были определены спустя один месяц. В мае 1941 г. Р. Гейдрих и начальник отдела снабжения вермахта генерал Эдуард Вагнер (Eduard Wagner) достигли соглашения относительно способа действий айнзатцгрупп на территории СССР. Наиболее важное положение данного соглашения допускало принятие особых мер против гражданского населения "в рамках отданных им приказаний и под их личную ответственность". Было также решено, что айнзатцгруппы могут присоединяться к полевым армейским частям. Таким образом, армия согласилась, что айнзатцгруппы будут связаны с войсковыми подразделениями с административной и организационной точек зрения. В функции вермахта входила поставка оборудования, топлива и продовольствия для нужд айнзатцгрупп. Руководство их деятельностью и надзор за ней осуществляло Главное управление имперской безопасности. Приказ от 13-го марта и соглашение между Р. Гейдрихом и Э. Вагнером предоставили СС полную свободу действий на территориях СССР, которые будут находиться под контролем германской армии[46] .

Вопрос 5

О чем свидетельствует потребность СС заручиться одобрением армии для проведения своих действий на оккупированных территориях СССР?

"Юридические" основания для действий айнзатцгрупп на территории СССР были сформулированы в трех приказах, выпущенных в мае и июне 1941 г. В первом из них (от 13-го мая) говорилось, что на территориях, захваченных в ходе операции "Барбаросса", будут действовать законы военного положения. Второй приказ был отдан 19-го июня, а третий, известный под названием "Приказ о комиссарах", - 6-го июня[47] . "Приказ о комиссарах" содержал окончательную формулировку мер, направленных против политических комиссаров, прикомандированных к подразделениям Красной Армии. Евреи особо упоминаются в приказе от 19-го мая, в параграфе, озаглавленном "Поведение воинских частей на территории СССР". В нем сказано:

Большевизм является самым жестоким врагом национал-социалистского народа Германии... В этой войне следует предпринять радикальные и безжалостные меры против большевиков, агитаторов, террористов, партизан и евреев, а также в корне пресечь любые попытки активного или пассивного сопротивления [48] .

На практике, взаимодействие между армией и СС было очень тесным. Мы располагаем рядом свидетельств о сотрудничестве между ними. Например, окончательное истребление евреев Житомира было осуществлено 18-го сентября 1941 г., после того, как СД и размещенные там воинские подразделения договорились о координации своих действий. На следующий день были ликвидированы остатки еврейской общины города (более 3000 человек). 7-го ноября 1941 г. солдаты айнзатцгруппы убили 385 евреев города Горностайполь (вблизи Киева). В отчете об этой "акции" говорится, что "данное действие было осуществлено благодаря сотрудничеству с силами вермахта и без помех".

В некоторых случаях армейские подразделения активно помогали айнзатцгруппам в проведении массовых казней. Например, 3-го июля 1941 г. в городе Луцк (на Волыни) были уничтожены 1160 евреев. Помимо айнзатцгруппы в их убийстве принял участие пехотный взвод и добровольцы из других армейских подразделений[49] . Рауль Гильберг так писал об этом сотрудничестве:

Армия сотрудничала в гораздо больше степени, чем это требовалось от нее в соответствии с соглашением между ней и Главным управлением имперской безопасности. Следует обратить особое внимание на данное сотрудничество, поскольку полиция безопасности ожидала от вермахта несколько большего, чем минимальное участие в массовых убийствах. 6-го июля 1941 г. айнзатцкоманда 4 b из айнзатцгруппы СС сообщала из города Тернополь[50] : "Весьма неожиданным образом армия приветствовала враждебные действия против евреев". 8-го сентября айнзатцгруппа D сообщала об "отличных" отношениях с армией. Командир айнзатцгруппы А д-р Вальтер Шталекер докладывал о прекрасных связях между ним и группой армий "Север", и о том, что между ним и 4-й бронетанковой армией под командованием генерала Хоппнера ( Hoeppner) сложились "очень близкие, почти дружеские взаимоотношения" [51] .

Найденное свидетельство действий вермахта на территории Белоруссии в ходе первого года операции "Барбаросса" свидетельствует о подлинных размерах уничтожения евреев[52] . Стало известным не только поведение военной верхушки, но и действия рядовых солдат и младших командиров полевых частей. В частности, в статье приводятся цитаты из дневника ефрейтора Рихарда Гейденриха, рассказывающие о "деятельности" его подразделения (пехотный батальон N°354) в деревне Крупка, в 100 километрах к востоку от Минска[53] :

5 октября [1941 г.]. Вечером командир нашего взвода отобрал пятнадцать человек, известных своими крепкими нервами... Мы с волнением ожидали наступления утра. Ровно в 5 часов утра мы были готовы, и офицер в чине лейтенанта объяснил, что именно нас ожидает. В деревне Крупка проживает ровно 1000 евреев, и следует расстрелять их всех в течение сегодняшнего дня... После переклички мы отправились маршем к ближайшему болоту. Вместе с нами был офицер в чине младшего лейтенанта, а также фельдфебель. Мы услышали десять выстрелов, и десять евреев упали. Это продолжалось до тех пор, пока все они не были убиты. Лишь немногие евреи сохраняли спокойствие, дети обнимали матерей, женщины - мужей. Спустя несколько дней похожая по численности группа была расстреляна в Колопоничах. Я принял участие и в этой акции...

Участие вермахта в уничтожении евреев Белоруссии в ходе первого года оккупации (с июня 1941 г. по июнь 1942 г.) характеризовалось следующими особенностями [54] :

1) В уничтожении евреев участвовали офицеры всех ступеней военной иерархии, от высшего командования группы армий "Центр" вплоть до средних и младших полевых командиров. Не были отмечены случаи отказа от исполнения приказов.

2) Планы массового уничтожения евреев, разработанные вермахтом в Белоруссии, носили расистский характер, как с точки зрения их целей, так и по самой логике.

3) Убеждения и взгляды представителей высшего командования соответствовали убеждениям и взглядам бойцов полевых подразделений. Участие солдат в "охоте на евреев" (будь то в качестве помощи айнзатцгруппам, или по собственно армейской инициативе) свидетельствовали об их естественном согласии с идеей истребления евреев.

Важным фактором такого сотрудничества был антисемитизм широко распространенный во всех частях германской армии. Антисемитские настроения усиливались по мере ухудшения положения на фронте, а также вследствие активного (или пассивного) участия самих солдат в акциях по уничтожению евреев. Данное явление имело двусторонний характер: с одной стороны, антисемитизм лежал в основе сотрудничества армии с органами уничтожения евреев, с другой, - данное сотрудничество способствовало росту антисемитских настроений. Подобные чувства нашли выражение в письмах, которые немецкие солдаты посылали домой. Например, в июле 1942 г. один из солдат сообщал своей семье:

Самой трудной задачей, которую нам предстоит решить в ходе борьбы с большевизмом, является уничтожение "вечного жида". При виде того, что сделали евреи в России, начинаешь понимать, почему фюрер начал войну против еврейства. Сколько несчастий постигло бы нашу родину, если бы эти звери сумели одолеть нас... Недавно один из наших товарищей был убит среди ночи ударом ножа в спину. Лишь еврей может стоять за таким преступным действием. Мы с большим успехом отомстили за это преступление. Местное население ненавидит евреев, как никогда ранее. Теперь они знают, что еврей виновен во всем [55] .



7.7 Управление оккупированными

территориями СССР

7.7.1 "Рейхсминистерство по делам

оккупированных восточных территорий"

Захваченные советские земли находились под управлением "Рейхсминистерства по делам оккупированных восточных территорий" (Reichsministerion fur die besetzen Ostgebiete). Данное ведомство было создано специально для этой цели и возглавлялось Альфредом Розенбергом (Alfred Rosenberg)[56] . А. Розенберг был уроженцем Латвии, хорошо разбирался в ситуации данных районов и считался специалистом по Советскому Союзу и большевизму. Рейхсминистерство было учреждено специальным указом Гитлера от 17-го июля 1941 г. Розенберг был назначен министром по делам оккупированных восточных территорий и главой германской гражданской администрации на этих территориях (но его полномочия на Востоке не были абсолютными). Упомянутый указ Гитлера установил административное деление завоеванных областей. Территория, находившаяся под контролем рейхсминистерства, была разделена на два "рейхскомиссариата" (Reichskomissariats). На юге был создан рейхскомиссариат "Украина" во главе с Эрихом Кохом (Erich Koch). Он включал Волынь, Полесье и Восточную Украину (до Днепра). На севере был организован рейхскомиссариат "Остланд" (Ostland) во главе с Генрихом Лозе (Heinrich Lohse). В его состав вошли прибалтийские страны (Латвия, Литва и Эстония), часть Западной Белоруссии, а также города Минск и Слуцк на востоке Белоруссии. Каждый из рейхскомиссариатов в свою очередь подразделялся на областные (Generalkomissariate) и районные комиссариаты (Gebietekomissariate).

Не все захваченные у СССР территории были отданы под юрисдикцию нового министерства. Восточная Галиция, включая Львов, превратилась в пятую область генерал-губернаторства (Generalgouvernment), а район Белостока получил автономию. Значительные территории Украины, находившиеся между реками Днестр и Буг (т. н. Транснистрия) были присоединены к Румынии по соглашению, подписанному между Германией и Румынией 30-го августа 1941 г.[57] . Рейхскомиссары назначались лично Гитлером, а не А. Розенбергом. Однако Г. Лозе, получил свой пост по рекомендации Розенберга, а Э. Кох являлся кандидатурой Г. Геринга (Hermann Goering) и М. Бормана (Martin Bormann). Формально оба рейхскомиссара подчинялись А. Розенбергу, но тот факт, что они были назначены на свои должности Гитлером лично, а также предоставленные им широкие полномочия, приводил к тому, что нередко рейхскомиссары игнорировали указания рейхсминистра, а иногда даже действовали вопреки им[58] .

7.7.1.1 Позиция А. Розенберга по еврейскому вопросу[59]

Альфред Розенберг, один из ветеранов нацистской партии, был радикальным антисемитом. Накануне вторжения в СССР Гитлер назначил его "ответственным за решение вопроса о пространстве на Востоке". Свою позицию по "еврейской проблеме" он выразил в целом ряде меморандумов. А. Розенберг утверждал, что следует убедить население СССР в том, что их страна находилась во власти евреев. Он также придерживался идеи о необходимости проведения наиболее жестких антиеврейских мер, в частности, создания гетто, принудительного труда и массовых ссылок. Вместе с тем, Розенберг воздерживался от использования термина "окончательного решения" (возможно потому, что в то время ему еще не было известно о той задаче, которая была возложена фюрером на Г. Гиммлера и СС). 7-го мая 1941 г. он писал будущему рейхскомиссару Украины:

Окончательное решение еврейского вопроса наступит после удаления евреев со всех общественных постов и их сосредоточения в гетто или трудовых лагерях. Если украинцы сами не изгонят евреев, то будет необходимо сосредоточить небольшие общины в относительно больших лагерях и ввести в них принудительный труд, как это уже было сделано в Лодзи [60] .

Даже после вторжения и начала осуществления "окончательного решения" А. Розенберг все еще не представлял себе точных размеров уничтожения. Хотя из поступавших ему отчетов он знал об убийствах евреев, однако, считал, что речь идет лишь о ликвидации "еврейско-большевистского государственного аппарата" и о проявлениях "гнева" местного населения, не понимая, что такого рода действия являются первым этапом тотального истребления еврейства. Таким образом, в т. н. "коричневой папке" (Braun Mappe), содержавшей директивы политики немецкого командования на оккупированных территориях (выпущена 3-го сентября 1941 г.), было четко заявлено, что при осуществлении антиеврейских мер следует исходить из того, что "еврейский вопрос должен быть разрешен после окончания войны".

В конце 1941 г., после того как ему стало ясно истинное значение массового истребления евреев, А. Розенберг поддержал план "окончательного решения", с энтузиазмом и без каких-либо оговорок. В случае разногласий между СС и вверенным ему министерством по вопросам, связанным с уничтожением евреев, Розенберг всегда находился на стороне СС. И. Арад писал:

После того как Розенберг осознал намерения Гитлера, которые в то время уже осуществлялись на практике в действиях СС, [он] оказал безоговорочную поддержку предпринятым мерам по уничтожению евреев. Разногласия между гражданской администрацией и СС по поводу темпов уничтожения и количества жертв возникали по инициативе служащих администрации в "Остланд", а не по инициативе Розенберга. [В подобных случаях] Розенберг, как правило, был на стороне СС и защищал уничтожение евреев вопреки экономическим и иным соображениям [61] .

7.7.2 Немецкая администрация на оккупированной территории СССР

Министерство, во главе которого находился А. Розенберг, не было единственным органом, имевшим оперативные полномочия на захваченных территориях. Помимо него, там действовали и иные ведомства:

1) СС. 17-го июля, в день назначения рейхсминистра и рейхскомиссаров, Гитлер распорядился также о назначении Г. Гиммлера ответственным за полицейские функции на оккупированных территориях. По всем вопросам полицейского или общеполитического характера Гиммлер был уполномочен отдавать непосредственные распоряжения рейхскомиссарам, минуя ведомство Розенберга. В дополнение к этому, Гиммлер создал в оккупированных областях отдельную бюрократическую систему СС. Для этого вся захваченная территория была разделена на три округа: северный, центральный и южный. В каждом из них была введена должность "главнокомандующего силами СС и германской полиции" (HSSF; подробнее об этом см. Гильберг, стр. 192-193). Формально эти главнокомандующие подчинялись руководителям гражданской администрации, а на деле они отвечали за свои действия только перед Г. Гиммлером и получали приказы непосредственно от него.

2) Армия. В каждом из рейхскомиссариатов была введена должность воинского командира (Befehl der Wermacht). Эти командиры назначались Гитлером лично, обладали широкими полномочиями и подчинялись армейскому командованию.

3) Четырехлетний план (Vierjahresplan). 29-го июня 1941 г. Гитлер предоставил Герману Герингу, отвечавшему за четырехлетний план, высшие полномочия на всех оккупированных территориях Советского Союза по вопросам, связанным с экономической сферой и четырехлетним планом. Эти полномочия были в силе как в тех районах, которые находились под управлением гражданской администрации, так и там, где власть контролировалась армией.

Таким образом, совершенно ясно, что на захваченной советской территории не было единой упорядоченной системы управления. В соответствии с идеологией нацистского бюрократического аппарата, основанного на принципе "разделяй и властвуй" и на "системе дублирования", там действовал целый ряд административных органов, разделение функций между которыми не было четким. Система подчинения внутри этих административных единиц и между ними носила весьма туманный характер, их политические цели различались, и между ними шло неприкрытое соперничество. Ицхак Арад цитирует в этой связи Александра Даллина, автора книги о германском правлении на оккупированных советских территориях: "Если целью рейхсминистерства по делам восточных территорий было упрощение работы путем создание простой и ясной иерархической лестницы, то на деле были достигнуты прямо противоположные результаты"[62] .

А. Кларк так отзывается о соперничестве между различными органами управления:

Последствием этого соперничества был тот факт, что нацистские власти управляли российскими территориями неслаженно, как с политической точки зрения, так и в личном плане. Возможно, единственное, что их объединяло, было, по словам германского министра продовольствия и сельского хозяйства Бакке[63] , убеждение в том, что "русские... в течение многих лет испытывали бедность, голод и лишения; поэтому никакое милосердие к ним неуместно!"[64] .

Вопрос 6

Каким образом неслаженная работа немецкого управления оккупированными советскими территориями и соперничество между различными органами власти повлияли на процесс уничтожения советского еврейства?


7.8 Этапы уничтожения евреев

Процесс уничтожения евреев на оккупированных советских территорий можно условно разделить на три основных этапа:

Первый этап: с 22-го июня 1941 г. и до зимы 1941-1942 гг. Период массовых убийств евреев. Было уничтожено большинство еврейских жителей Прибалтийских стран, Молдавии, Восточной Белоруссии, Восточной Украины и захваченных немцами районов РСФСР.

Второй этап : с весны 1942 г. и до начала 1943 г. Были уничтожены большинство еврейских жителей Западной Белоруссии и Западной Украины, а также районов Южной России, которые были захвачены немцами летом 1942 г.

Третий этап . С начала 1943 г. и до окончательного отступления немецкой армии с территории СССР. В этот период были уничтожены те евреи, которым удалось выжить ранее. Последние убийства были совершены в ходе отступления германских частей[65] .

7.8.1 Первая волна уничтожения

7.8.1.1 Деятельность "оперативных формирований"

На первом этапе сотни тысяч евреев были уничтожены т.н. "оперативными формированиями" (айнзатцгруппами), прикомандированными к группам армий захватчиков. Айнзатцгруппы не действовали сами по себе. Им помогали подразделения "полиции порядка" (Ordnungpolizei), которые состояли из сотрудников аппарата СС на оккупированных территориях. В них служили как немцы, так и местные жители, полностью подчинявшиеся "полиции порядка" СС. Среди солдат СС были латыши, украинцы, литовцы, белорусы и представители других национальностей, многие из них бывшие военнопленные. Часть данных сил занималась уничтожением евреев. Число местных жителей, служивших в СС, значительно превышало число немцев. Так например, в октябре 1942 г. силы "полиции порядка" рейхскомиссариата "Остланд" насчитывали 4428 немцев и более 55.000 местных полицейских. На Украине и в Южной России служили в ту пору около 10.000 немцев и около 70.000 местных жителей[66] . Без поддержки местных жителей немцы не смогли идентифицировать, собрать вместе и уничтожить столь значительное число евреев в столь короткие сроки. В ряде случаев именно местные силы выступали с инициативой убийства евреев и приводили ее в исполнение. Например, 25-го и 26-го июня 1941 г. литовские фашисты убили в одном из пригородов города Каунас 800 евреев. Между 30-м июня и 3-м июля 1941 г. украинские пособники гитлеровцев убили около 4000 евреев во Львове.

Однако основная работа по уничтожению евреев была возложена на солдат айнзатцгрупп. Именно они расстреляли сотни тысяч евреев. Обычно массовые убийства совершались немедленно после вступления сил вермахта в какой-либо город. Туда прибывали солдаты айнзатцгрупп, и они приказывали всем евреям покинуть свои дома. Евреев сгоняли возле заранее вырытой в близлежащих лесах ямы или противотанковой траншеи на окраине города. По прибытии на место казни мужчин отделяли от женщин и детей. Жертвам приказывали раздеться и выстроиться у края ямы. Вслед за этим по ним открывался огонь. После окончания "акции" ямы с трупами забрасывались землей. В ряде случаев будущим жертвам самим приходилось рыть могильную яму перед расстрелом. В некоторых местах, в особенности в Восточной Белоруссии и Восточной Украине, евреев умерщвляли в передвижных газовых камерах.

Широко известны такие места массовых истреблений как Бабий Яр - овраг, в котором нашли свою смерть евреи Киева; Понары, где были расстреляны евреи Вильнюса; Румбули вблизи Риги и Девятый форт в Каунасе. Рауль Гильберг писал о способе действий айнзатцгрупп и об их стратегии:

Характер географического расселения евреев СССР (то есть тот факт, что большинство их них проживало в городах - Е.В .) в значительной мере определял стратегию деятельность айнзатцгрупп. Для того чтобы охватить как можно большее число городов, эти формирования стремились двигаться сразу за передовыми частями вермахта и окружать значительные еврейские центры еще до того, как их будущие жертвы сумеют понять, какая судьба их ожидает. Именно по этой причине Главное управление имперской безопасности настаивало на отправке айнзатцгрупп на линию фронта. В соответствии с предварительным соглашением, подразделения айнзатцгруппы А вошли в Ригу, Каунас, Таллин и пригороды Ленинграда одновременно с передовыми частями германской армии. Три автомашины айнзатцгруппы С достигли пределов Житомира совместно с первыми немецкими танками. Команда 4а из той же самой айнзатцгруппы прибыла в Киев 19-го сентября, то есть в день падения города. Этот список можно продолжить далее...

Подобное передвижение по линии фронта было связано с рядом трудностей. В некоторых случаях айнзатцгруппы оказывались в районе тяжелых боевых действий. Айнзатцкоманда 12 (входила в айнзатцгруппу D - Е.В), которая продвигалась вдоль побережья моря восточнее Одессы для того, чтобы подготовить массовое убийство евреев города, внезапно столкнулась с советским десантом, насчитывавшим 2500 бойцов и, оказавшись под ураганным огнем, в страхе бежала. Случалось также, что местный армейский командир использовал наличие айнзатцгруппы при его частях и приказывал солдатам этого формирования "очистить" район от партизан и снайперов. Лишь в редких случаях германская армия задерживала продвижение айнзатцгрупп из-за положения на фронте. В целом, единственным препятствием в их работе была относительно небольшая численность айнзатцгрупп по сравнению с размерами территории, которую им предстояло "обработать".

Айнзатцгруппа не передвигалась как единая часть. Обычно она разбивалась на более мелкие подразделения, которые работали автономно, без связи с командованием формирования. В некоторых случаях такие подразделения в свою очередь разделялись на "передовые отряды", которые продвигались вместе с небольшими воинскими частями вглубь территории, вдали от основных дорог.

По мере продвижения "оперативных формирований" на Восток они встречали все меньше и меньше евреев. Данное явление было связано с двумя причинами. Прежде всего, следует принять во внимание географию расселения советских евреев. К октябрю-ноябрю 1941 г. значительные центры еврейского населения остались в тылу германской армии. На востоке Украины и в районе Смоленска еврейские общины были небольшими и рассеянными. Вторая причина заключалась в постоянной эвакуации заводских и сельскохозяйственных рабочих на Восток. Среди эвакуированных было немало евреев. Другая часть евреев бежала от наступающей немецкой армии, не дожидаясь организованной эвакуации. 12-го сентября 1941 г. айнзатцгруппа С сообщала, что "из-за линии фронта до евреев дошли слухи об участи, которую мы им готовим". Айнзатцгруппы, действовавшие на территории Восточной и Центральной Украины, обнаружили, что в ряде мест от 70 до 90 процентов еврейских жителей бежали от приближающихся немецких войск. В некоторых местах численность бежавших евреев достигала 100%. Во многих случаях евреи все же не успевали достичь безопасных мест за линией фронта. Беглецов перехватывали на проселочных и лесных дорогах и возвращали в города. Вместе с тем, сравнение изначальной численности еврейского населения захваченных районов с числом убитых евреев свидетельствует о том, что более полутора миллионов человек сумели избежать готовящейся им участи [67] .

7.8.1.2 Эвакуация евреев[68]

Итак, в первые месяцы войны из захваченных немцами районов бежали или были эвакуированы сотни тысяч евреев. Таким образом, они избежали уничтожения. Это явление имело уникальный характер, так как среди всех оккупированных Германией стран Европы лишь СССР был захвачен частично, и большая часть его территории осталась свободной.

Вопрос 7

Почему тот факт, что Советский Союз был захвачен лишь частично, имел особое значение для спасения евреев?

Эвакуация должна была осуществляться под руководством "Высшего совета по эвакуации". Он был создан 24-го июня 1941 года, в свете поступившей информации о скорости продвижения немецких войск. Эвакуация носила стихийный неупорядоченный характер. В значительной мере весь процесс эвакуации зависел от соображений местного руководства. Одной из причин такого положения дел стало отсутствие заранее подготовленного плана эвакуации. Поэтому не представляется возможным говорить о ясной и четкой эвакуационной политике в первые дни войны. Дополнительная причина заключается в противоречивом отношении различных представителей власти на местах к необходимости эвакуации гражданского населения. В то время как некоторые из них полагали, что следует поощрять эвакуацию населения из городов, которые подвергались бомбардировкам с воздуха, другие считали, что подобные действия лишь усилят панику и приведут к нежелательным результатам.

С течением времени эвакуация становились все более четкой и упорядоченной. В частности, это было следствием замедления темпов продвижения вермахта и организации особых органов по эвакуации. Число людей, эвакуировавшихся пешком постоянно уменьшалось: если до конца июня 1941 г. около 85% беженцев покинули захваченные немцами районы пешком, то в первой половине июля их число уменьшилось вдвое (43%).

С географической точки зрения следует разделить процесс эвакуации на две части: эвакуация из районов, входивших в состав СССР до сентября 1939 г., и эвакуация из районов, присоединенных к нему позднее. Размеры эвакуации из аннексированных областей носили весьма скромный характер. С формальной точки зрения все евреи, проживавшие на присоединенных территориях, являлись советскими гражданами (за исключением польских беженцев, которые отказались принять подданство СССР и были сосланы на Восток). Советские власти, однако, относились к "новым гражданам" с определенной долей подозрительности и требовали от них получить особые разрешения на переезд во внутренние районы страны. Эти правила не были отменены немедленно после вторжения, поэтому имели место случаи, когда советские пограничники даже в самый разгар немецкого наступления не позволяли еврейским беженцам перейти линию "старой границы". Данный факт, а также общая неразбериха, царившая в районах молниеносного продвижения германских сил, привели к тому, что лишь немногие евреи сумели благополучно достичь советского тыла. Их число оценивают в 135000 - 170000 человек, то есть от 7% до 8% еврейского населения присоединенных территорий. По сравнению с данным цифрами, число эвакуированных и беженцев среди евреев "старых" советских территорий было значительно большим. Это явление имело две особенности:

1) Чем восточнее находился тот или иной район (и чем позднее он был захвачен немцами), тем шире были размеры эвакуации.

2) Относительное число евреев среди эвакуированных и беженцев было гораздо выше относительного числа неевреев.

В качестве примера приведем эвакуацию евреев из Восточной Белоруссии. Накануне немецкого вторжения на этой территории проживали (по оценкам) 335000 евреев. 38,8% из данного числа (130000 человек) - в районах, захваченных Германией в ходе первых дней войны (до конца июня 1941 г.). С этой территории эвакуировались или бежали 14300 евреев, то есть 11% от тамошнего еврейского населения. 27,4% (92000 человек) были постоянными жителями территории, захваченной до 16-го июля. Оттуда сумели бежать различными способами 40000 человек (около 43,6%). 9,7% евреев Восточной Белоруссии (32400 человек) проживали на территории, захваченной во второй половине июля 1941 г. Около половины от этого числа евреев сумели добраться до советского тыла (15800 или 48,8%). На территории, завоеванной немцами на протяжении августа того же года, проживало около четверти белорусских евреев (81000 или 24,7%). Более трех четвертей из них (62700 человек или 77,4%) были эвакуированы или эвакуировались самостоятельно. В целом, почти 40% евреев Восточной Белоруссии (132900 человек или 39,6%) достигли внутренних районов СССР. Процент беженцев и эвакуированных евреев значительно превышал аналогичный процент среди нееврейского населения. Число беженцев со всей территории Белорусской республики (Восточной и Западной Белоруссии вместе) составляло от 11 до 17% ее населения в целом. Таким образом, процент еврейских беженцев практически вдвое превышал их долю в населении Белоруссии (накануне Второй мировой войны евреи составляли 6,7% населения Восточной Белоруссии, а среди беженцев их было 12,9%).

В чем заключалась причина столь значительного числа евреев среди беженцев?

1) Прежде всего, евреи были в основном городскими жителями, что способствовало их высокой мобильности.

2) В некоторых местах местные власти по собственной инициативе поощряли бегство евреев. Хотя центральное правительство СССР не проводило специальной политики по спасению евреев оккупированных территорий, однако среди евреев оказалось много людей, трудившихся на оборонных предприятиях, поэтому в них были заинтересованы советские власти. Еще в первые дни войны, несмотря на царившую неразбериху, предпринимались особые усилия по эвакуации таких лиц, а также людей, связанных с коммунистической партией и государственным аппаратом. Численность евреев в этой группе значительно превышала их процент среди населения в целом, а потому и в числе эвакуированных было "непропорцио­нально много" евреев. То же самое верно в отношении представителей ряда ценных профессий, например, врачей, инженеров и техников[69] .

3) Определенную роль сыграла также особая чувствительность и "настороженность" евреев в отношении опасности, грозящей им со стороны немцев. Несмотря на то, что начиная с августа 1939 г., когда был подписан пакт Молотова-Риббентропа, советские средства массовой информации прекратили сообщать о нацистских преследованиях евреев. С другой стороны, многие евреи, в особенности люди старшего поколения, которые помнили поведение германской армии в годы Первой мировой районы, относились к подобным сообщениям как к "кошмарным слухам". Более того, помимо личных воспоминаний, многие из них привыкли воспринимать местное население в качестве "погромщиков", а именно немцев считать представителями и носителями европейской культуры. Массовые репрессии по отношению к местному населению с аннексированных СССР территорий, происходившие в 1939-1940 гг., усилили недоверие евреев к советскому режиму[70] . В ряде случаев такие представления побуждали евреев оставаться на местах проживания и отказаться от эвакуации вглубь страны. В деревне Щедин, где проживало более 2000 евреев, бегство было предотвращено в самый последний момент, когда один из евреев обратился к своим товарищам со следующими словами: "Евреи! Куда вы собираетесь бежать, бросив все имущество? Ничего не бойтесь! Вы наверное забыли, что в 18-м году немцы тоже захватили эту область и были в нашем местечке. Помните, как хорошо они относились к гражданскому населению? Распрягайте лошадей!"[71] .

Вместе с тем, информация о жестоком отношении немцев к евреям на оккупированных польских территориях постоянно просачивалась через границу. В отличие от государств, где свобода слова являлась нормой общественной жизни, в СССР наличествовали две системы информации: официальная, действующая посредством государственной прессы, и неофициальная, работающая при помощи слухов. Влияние последней было очень велико. Слухи множились по мере того, как прекращалось распространение официальной информации. М. Альтшуллер сообщал об этом явлении так:

На присоединенных к СССР польских территориях находились десятки тысяч польских беженцев, многие из которых успели на своей шкуре испытать нацистские преследования. Более того, граница между оккупированными Германией польскими землями и теми ее районами, которые были присоединены к СССР, не была непроницаемой. Беженцы получали информацию о членах своих семей, оставшихся в оккупированных Германией районах. Эта информация не ускользала и от евреев Восточной Белоруссии, некоторые из которых были посланы в ее западные районы в составе официальных делегаций и в рабочие командировки. Многие из них представляли себе, что происходит по другую сторону границы [72] .

Каково было число евреев, спасшихся только благодаря эвакуации на Восток? Не все те евреи, которым удалось бежать, уцелели. Многие из беженцев и эвакуированных погибли в пути от немецких бомб, другие были перехвачены германскими частями и убиты на месте. Вместе с тем, сотням тысяч евреев все же удалось спастись. Следует отметить, что из 335000 евреев, проживавших на территории Восточной Белоруссии, уцелели 160000-170000 (около 40%).

7.8.1.3 Жертвы первой волны истребления

Цифровые данные

Одним из характерных явлений первого этапа уничтожения был тот факт, что оно носило массовый , но не всеобщий характер. Некоторые общины были уничтожены полностью, в то время как другие пострадали относительно мало и их истребление произошло в ходе второго этапа. Несмотря на общую картину массовых расстрелов, подобная политика проводилась неравномерно, и убийства не были повальными. Это привело к тому, что осенью 1941 г., по окончании первого этапа, некоторые общины были истреблены полностью, а другие пострадали лишь частично, в той или иной степени.

Картина всего происшедшего на первом этапе уничтожения становится особенно ясной на примере участи отдельных общин[73] . Из 220000-225000 евреев, проживавших на территории Литвы накануне германского нашествия, до декабря 1941 г. были уничтожены около 175000 (почти 80%). В большинстве еврейских общин истребление носило тотальный характер[74] . Оставшиеся в живых евреи Литвы проживали в трех больших городах: Вильнюсе, Каунасе и Шауляе. Накануне захвата Шауляя немцами (26-го июня 1941 г.) его еврейское население составляло 6500 человек. К декабрю 1941 г. 2750 из них были убиты, однако по окончании первой волны уничтожения в городском гетто находились от 4500 до 5000 евреев. Они оставались в живых до сентября 1943 г.[75] Еврейское население Вильнюса накануне оккупации насчитывало 57000 человек. Из их числа к декабрю 1941 г. выжили не более 20000. В Каунасе перед войной проживало 36000 евреев, после проведения "акций" в гетто остались лишь 17000 человек, т.е. менее половины от довоенной численности еврейского населения города.

Для того чтобы лучше понять смысл приведенных выше данных, сравним их с информацией относительно граничащих с Литвой районов (Латвии и Эстонии, с одной стороны, и области Белостока, - с другой). К началу 1942 г. в Латвии были уничтожены практически все евреи (68000 из 75000, то есть более 90%). В Эстонии уничтожение носило абсолютный характер. Во время Ванзейской конференции, созванной в Берлине в январе 1942 г., Эстония отмечалась в качестве единственного "сво­бодного от евреев" (Judenfrei) государства Европы. Иной была участь 39200 евреев Белостока[76] .Немедленно после захвата города 26-го июня 1941 г. нацисты сожгли часть еврейского квартала города. Около тысячи евреев сгорели заживо в подожженном здании синагоги. 6300 евреев погибли во время погромов, происходивших в течение первых трех недель оккупации. Оставшиеся в живых члены общины (около 30000 человек) были заключены в гетто, созданное в городе 1-го августа. Белостокское гетто просуществовало в течение относительно длительного периода времени. Первая "акция" состоялась в феврале 1943 г. и носила неполный характер. В ходе этой акции были высланы около 10000 евреев. В августе 1943 г. была проведена заключительная "акция", приведшая к ликвидации гетто. В декабре 1941 г., видя подобное положение и отмечая различия между участью евреев Вильнюса и Белостока, Абба Ковнер задавался вопросом: "Еще труднее объяснить мне, почему Вильна обливается кровью, а Белосток пребывает в спокойствии?"[77]

Сходный характер имело уничтожение евреев в Западной Белоруссии[78] . В трех областях Западной Белоруссии до войны проживало 340000 евреев. В ходе первой волны уничтожения, продолжавшейся до декабря 1941 года, было истреблено около 130000 человек (приблизительно 38% от всего еврейского населения). Во время второй волны, которая началась весной 1942 г. и продолжалась вплоть до осени 1943 г., погибло около 170000 евреев, что составляют около половины еврейского населения. Оставшиеся в живых (одна десятая часть довоенного еврейства Западной Белоруссии) были убиты в рамках третьей волны. Из 74 гетто, созданных на территории Западной Белоруссии, 6 (8%) были уничтожены во второй половине 1941 г., 54 (73%) - ликвидированы в 1942 г., а 14 последних (19%) - в 1943 г.

Сложность картины уничтожения становится еще более очевидной при сравнении данных по отдельным городам. В то время как все 2000 евреев местечка Айшишок Новогрудского района были убиты до сентября 1941 г., из 2500 евреев Мира, расположенного в том же районе, 1500 были расстреляны в ноябре 1941 г., а остальные - в августе 1942 г. Из 40000 евреев Пинска, главного еврейского центра данной территории, 11000 пали жертвой первой "акции" (август 1941 г.), 16000 - второй "акции" (октябрь 1942 г.), а остальные погибли в декабре 1942 г.

Почему уничтожение евреев носило поэтапный характер?

(гипотезы)

В чем заключались причины различной динамики уничтожения? Немцы отдавали предпочтение истреблению евреев на территории СССР в границах 1939 г. Действовали, однако, и иные факторы.

1) Организационные проблемы, с которыми сталкивались айнзатцгруппы . География проживания евреев и соотношение между числом убийц и их жертв привели к тому, что не представлялось возможным уничтожить всех евреев на оккупированной территории в ходе первой волны. С этим, в частности, связан тот факт, что истребление евреев Волыни прекратилось в декабре 1941 г. и возобновилось лишь летом 1942 года. Подразделение, действовавшее на территории Волыни (Sonderkommando 4a), насчитывало 160 солдат. Германские войска продвигались быстрыми темпами, что приводило к непрерывному увеличению площади оккупированных земель. Некоторые члены личного состава данного формирования были откомандированы для работы в тылу (например, в штабе СД в Ровно[79] ). Значительное рассредоточение евреев Волыни также препятствовало их массовому истреблению[80] . Рауль Гильберг так описывает данную ситуацию:

В ходе первой волны айнзатцгруппы действовали на линии протяженностью в 600 километров. Разбившись на отряды, они старались "покрыть" всю оккупированную территорию, а небольшие группы (по 5-6 солдат) прочесывали лагеря военнопленных. Перед ними стояла задача исключительной сложности, и они старались выполнить ее наиболее эффективным образом. Вместе с тем, не представлялось возможным полностью решить существовавшую проблему. Из 4000000 евреев, проживавших на данных территориях, 1500000 сумели бежать, около полумиллиона подверглись уничтожению, и около двух миллионов остались в живых. Последние и представляли собой наиболее сложную проблему для айнзатцгрупп. Их командиры, возможно, за исключением неутомимого д-ра Шталекера, были убеждены в том, что невозможно уничтожить всех оставшихся евреев одним махом. Один из отчетов обнаруживает признаки отчаяния при виде еврейских беженцев, вернувшихся в оставленные ими города. Он принадлежит перу члена айнзаптцгруппы С, которая очень гордилась своей "исключительной организационной способностью", проявленной в ходе операции по уничтожению евреев Киева. "Хотя 75000 евреев уже были уничтожены подобным способом", - говорится в данном отчете. - "Абсолютно ясно, что даже предпринимая эти меры, окончательное решение еврейской проблемы является невозможным". Каждый раз, когда айнзатцгруппа покидала город, по возращении обнаруживалось, что число живых евреев в нем превышало число уничтоженных [81] .

Поскольку не представлялось возможным уничтожить всех евреев немедленно, возникла необходимость в промежуточной стадии, в ходе которой можно было осуществить три предварительных этапа "процесса уничтожения": идентификацию, конфискацию собственности и сосредоточение евреев. Обычно они предшествовали уничтожению и служили для его подготовки. На территории СССР эти три этапа превратились в промежуточные стадии между волнами истребления.

2) Потребность в евреях в качестве квалифицированной рабочей силы . В конце 1941 г. стало ясно, что запланированный "блицкриг" против СССР превратился в затяжную войну, которая не завершится легкой и скорой победой. В результате возникла острая потребность в профессиональных работниках для удовлетворения тех или иных нужд армии. Многие работники такого рода были евреями. Потребности армии привели к тому, что в ряде случаев уничтожение евреев было на некоторое время приостановлено. В частности, именно по этой причине истребление евреев Белостока было отложено до 1943 г.

Факт вынужденного замедления темпов "окончательного решения" отмечается в ряде отчетов командиров айнзатцгрупп. Так, в отчете айнзатцгруппы D от 19-го ноября 1941 г. сказано, что из 100000 евреев, проживавших в Днепропетровске[82] , 70000 сумели бежать до вступления в город немецкой армии. Об оставшихся в отчете сообщалось следующее[83] : "Принимая во внимание недостаток профессиональных работников, пришлось пощадить еврейских партизан, которые были необходимы для ремонтных работ". То же самое отмечалось в отчете айнзатцгруппы А о ее действиях в ходе первых месяцев войны (до 15-го октября 1941 г.). На вопрос о том, почему не все евреи прибалтийских государств были уничтожены, был дан следующий ответ:

После первых массовых казней в Литве и Латвии выяснилось, что не представляется возможным (по меньшей мере, в настоящий момент) произвести полную ликвидацию евреев. Поскольку многие ремесла в Литве и Латвии в значительной степени находятся в руках евреев, а некоторые профессии (в особенности, стекольщики, жестянщики, печники и сапожники) являются исключительно еврейскими, нельзя отказаться от их услуг в восстановлении жизненно важных предприятий, необходимых для строительства городов и удовлетворения военных нужд [84] .

Отмеченные выше причины носили тактический характер, т.е. они были связаны с проблемами, возникшими в ходе самого процесса уничтожения. Однако не следует пренебрегать и иными, стратегическими факторами, повлиявшими на неравномерный характер политики истребления евреев. По мнению исследователей-"функционалистов", стратегические факторы явились вследствие отсутствия приказа об "окончательном решении" в день начала операции "Барбаросса" - 22-го июня 1941 г.

Вопрос 8

Какова взаимосвязь между отсутствием приказа об "окончательном решении еврейского вопроса" в день нападения на СССР и неравномерным истреблением евреев на захваченной территории?

Здесь, на мой взгляд, следует остановиться на центральном вопросе, значение которого трудно переоценить. Тот факт, что не все евреи были уничтожены в ходе первой волны, и сотни тысяч прожили при немецкой оккупации в течение года, а в редких случаях даже двух лет, требует исследования их жизни , а не только гибели . Истребление евреев не было мгновенным. В большинстве стран Европы они находились под властью Германии в течение несколько лет (иногда трех или четырех). Поэтому изучение Катастрофы европейского еврейства должно сосредоточиться не только на способах их уничтожения, но и на способах их существования и выживания в беспрецедентных по жестокости условиях нацистской оккупации. В этом отношении судьба еврейства СССР напоминает участь евреев Польши, Голландии или Словакии.

В следующем разделе курса мы подробнее остановимся на изложении горькой участи евреев двух общин, располагавшихся на территории СССР. В одной из них истребление носило молниеносный характер, во второй - евреи продолжали жить под властью нацистов в течение некоторого времени. В качестве первого примера мы воспользуемся материалами, связанными с судьбой еврейской общины Киева, члены которой были убиты в ходе первой волны уничтожения. Вторым примером может стать не менее трагическая участь еврейской общины Минска, которая пыталась выжить в оккупированном немцами городе (это единственная еврейская община на "старой" территории СССР, которая просуществовала на протяжении всех трех этапов уничтожения). Начнем наше рассмотрение с Минска.


7.9 Минск: еврейская община

под властью оккупантов

7.9.1 Захват города и создание гетто

В столице Белоруссии Минске проживало значительное еврейское население. В 1926 г. оно насчитывало 53700 человек, которые составляли 41% от населения города в целом (130000 человек). В 1941 г. еврейское население Минска составляло 80000 человек (около трети населения города). Германские войска вступили в Минск 28-го июня 1941 г. Лишь немногие евреи сумели покинуть город до его захвата немцами или укрыться в его "арийской" части. Несколько тысяч евреев, бежавших из Минска, были перехвачены германскими парашютистами, (которые высадились к востоку от города) и возвращены обратно. Немцы превратили Минск в столицу областного комиссариата (Generalkomissariat) Белоруссии. Областным комиссаром был назначен ветеран нацистской партии Вильгельм Кубе (Wilhelm Kube).

В первые же дни оккупации в городе состоялось несколько еврейских погромов. 8-го июля были убиты около 100 евреев, и на протяжении последующих недель расправы с евреями превратились в повседневное событие. 20-го июля был издан приказ о создании в городе гетто. Все евреи Минска получили распоряжение в течение пяти дней переехать в предназначенную для гетто часть города, а ее нееврейским жителям было приказано немедленно покинуть эти дома. Гетто включало несколько десятков улиц с площадью и еврейским кладбищем в центре. Район гетто не был окружен стеной, поскольку ее строительство заняло бы немало времени. Вместо этого его обнесли забором из колючей проволоки. В конце улицы Шорна находились центральные въездные ворота, которые охранялись немецкими полицейскими и сотрудниками полиции гетто. С течением времени в ограде были проделаны проходы для евреев, работавших за пределами гетто. В ноябре 1941 г. в гетто были проведены две "акции". Первая из них состоялась 7-го ноября (по-видимому, годовщина октябрьской революции была избрана неслучайно). В ходе нее погибли 13.000 евреев. Вторая "акция" состоялась 20-го ноября, и сопровождалась уничтожением 7000 евреев[85] .

Помимо евреев собственно Минска в гетто были сосредоточены евреи из соседних городов, а также смешанные семьи, в которых лишь один из супругов был евреем. Это привело к тому, что теснота носила нестерпимый характер. На каждого жителя приходилось 1,5 кв. м., причем дети не принимались в расчет. Условия жизни были крайне тяжелы: "Тысячи отчаявшихся людей, голодных и дрожащих от страха, теснились в разрушенных домах, где отсутствовал пол, и проломы заменяли окна"[86] .

Со временем теснота в гетто лишь увеличивалась. Туда прибыли около 25.000 беженцев из Западной Белоруссии и Польши, а также тысячи евреев, высланных с территории Рейха (о них см. далее). Условия жизни становились все более тяжелыми, о чем свидетельствует следующее описание:

Поздней осенью 1941 г. люди начали дрожать от холода. Для отопления они использовали доски из разрушенных заборов и древесные пни. Улицы покрылись грязным снегом... Деревянные дома выглядели запущенными и разрушенными, пустые оконные проемы были завешаны грязными тряпками или обрывками картона. Сами евреи выглядели столь жалко, что вполне соответствовали виду своих домов. Оборванные и голодные, казалось, что они с трудом влачат свое существование в этих нечеловеческих условиях [87] .

После проведения первых двух акций, когда в гетто установилось относительное спокойствие, несмотря на расправы и невыносимые условия жизни, были среди евреев и такие, кто считал, что отныне им более не причинят зла. Герш Смоляр, один из основателей и командиров подполья в минском гетто, описал это странное явление и попытался его объяснить:

В ходе ночных бесед [в гетто] евреи, помнившие немцев по Первой мировой войне, выражали надежду, что положение изменится, и что причина нынешних погромов заключалась в отсутствии гражданских властей и в том, что военные действовали по своей инициативе. Что же касается сущности Третьего Рейха и намерений Гитлера в отношении евреев вообще и евреев СССР в частности, то минские евреи не имели о них ни малейшего представления. Кое-что они слышали от евреев, прибывших из Польши, и им также рассказывали о "Хрустальной ночи", однако эти рассказы они считали неправдоподобными... В конце концов, советская пресса ничего не сообщала об этом [88] .

7.9.2 Особенности минского гетто

Как уже отмечалось выше, специфика минского гетто заключалась в том, что, размещаясь на "старой" советской территории, оно просуществовало более двух лет. Все остальные гетто, созданные в данном районе по приказу германских властей, были ликвидированы спустя короткое время. В отношении "продолжительности жизни" гетто на территории СССР,[89] можно провести различие между тремя географическими районами:

1) Центральные районы оккупированной территории, Северный Кавказ и область между Смоленском и Москвой. Уничтожение евреев в этих местах носило молниеносный характер, и потому отсутствовала необходимость в создании гетто.

2) Центральная Украина, Восточная Белоруссия и район Смоленска. Здесь евреи были уничтожены в течение нескольких месяцев, по большей части до ноября 1941 г. Лагеря, созданные на этих землях, существовали лишь самое короткое время. В качестве примера можно привести город Витебск в Северо-Восточной Белоруссии (родной город Марка Шагала), в котором накануне войны проживало около 50000 евреев[90] . Немецкая армия заняла Витебск 11-го июля 1941 г., и немедленно после этого в городе было создано гетто. Истребление его жителей началось 8-го октября 1941 г., и до конца ноября все евреи Витебска были уничтожены. В украинском областном центре Полтава проживало накануне войны около 20000 евреев. Немцы захватили его 18-го сентября 1941 г. Спустя два месяца, к 23-му ноября 1941 г, в городе не осталось в живых ни одного еврея.

3) Западная Украина и Западная Белоруссия, находившиеся на территории Советского Союза. Некоторые из созданных там гетто действовали относительно долго (однако, прекратили свое существование не позднее конца 1942 г). Например, гетто Каменец-Подольска было окончательно ликвидировано в декабре 1942 года[91] .

Таким образом, становится ясно, что минское гетто, просуществовавшее до октября 1943 г., является редким исключением на территории Восточной Белоруссии, где гетто, если и создавались вообще, то подвергались ликвидации в течение короткого времени.

7.9.3 Юденрат в Минске

Юденрат[92] в Минске был, по-видимому, основан уже в начале июля, т. е. спустя несколько дней после захвата города. Именно он организовал перепись евреев города, которая завершилась 15-го июля. Относительно способа создания юденрата в Минске существует несколько версий. В соответствии с одной из них, гестаповцы попросту поймали на улице десять человек и объявили им, что с этого момента они являются "еврейским комитетом", которому предстоит самым скрупулезным образом выполнять все приказы немецких властей. В случае, если они, даже самым незначительным образом, отклонятся от исполнения этих приказов, они будут немедленно казнены.

Председателем юденрата был Илья Мушкин. Относительно обстоятельств его назначения мнения также расходятся. Рассказывают, что немцы остановили на улице несколько евреев и спросили, кто из них говорит по-немецки. И. Мушкин сделал шаг вперед и таким образом был назначен на этот пост. Мы располагаем весьма туманной информацией об этом человеке. Известно лишь, что он родился в Минске и не был членом Коммунистической партии. По одной из версий, у него было инженерное образование и он работал в горисполкоме. В соответствии с другой версией, он был профсоюзным деятелем. Существует также мнение, что Мушкин возглавлял городской "Промсбыт"[93] . Вопрос о том, являлся ли он еврейским общественным деятелем, в значительной мере лишен смысла, поскольку речь идет о территориях, находившихся в составе СССР до 1939 г. Еврейские организации в них отсутствовали, а потому понятие "еврейское руководство" не применимо к ним.

Одновременно с юденратом в Минске была создана еврейская полиция. Ее возглавлял бывший комсомолец Зяма Серебрянский. Полиция подчинялась юденрату и исполняла его распоряжения. В целом, сфера деятельности юденрата в Минске была относительно небольшой. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что он насчитывал всего 7 отделов (по сравнению с 9 в Вильнюсе и 21 в Белостоке).

Юденрат и его глава пользовались популярностью в гетто. О Мушкине говорили: "он был очень порядочным человеком" или "он был очень способным и порядочным человеком". Хотя эту высокую оценку заслужил Мушкин лично, однако юденрат в целом обычно отождествляли с ним. Подобно юденратам в других местах, его члены трагически разрывались между своими обязательствами по отношению к еврейскому населению и необходимостью скрупулезного исполнения всех приказов оккупантов. О минском юденрате говорили, что "он хотел помочь евреям, однако был обязан работать также и на немцев"[94] . По счастью, члены этого юденрата не были обязаны принимать участие в "акциях". Сами немцы, а не юденрат приказывали евреям города собраться на площади, откуда их отправляли к месту казни. Ш. Холевский писал о положительном отношении евреев гетто к юденрату::::::

Евреи гетто называли юденрат "ди идише кехиле" [еврейская община], относясь к нему с симпатией и без всякой критики. Юденрат первого состава завоевал уважение жителей гетто... Он помогал нуждающимся одеждой, обувью и бельем. В первые дни существования гетто он был местом встречи и обмена мнениями [95] .

в феврале 1942 г. Илья Мушкин был внезапно арестован. Причина его ареста не вполне ясна. По одной из версий, он пытался подкупить немецкого офицера с тем, чтобы тот освободил из тюрьмы еврея. По другому предположению, он прятал в своем доме немецкого офицера, отказавшегося от участия в боевых действиях, и впоследствии был выдан самим этим офицером. Спустя месяц, в марте, Мушкин и начальник еврейской полиции гетто были повешены. Так завершилась эпоха первого юденрата минского гетто.

7.9.4 Организация подполья

Работа по организации подполья началась в гетто вскоре после захвата города, в августе 1941 г. Она характеризовалась рядом уникальных черт.

Во-первых, подполье было создано очень быстро и почти сразу после падения города . Шалом Холевский так писал о причинах этого:

Сроки организации боевого подполья в минском гетто является одним из знаменательных фактов в истории борьбы евреев против нацистов. Подполье было создано в гетто, насчитывавшем в ту пору около ста тысяч человек, уже в августе 1941 г. Все без исключения руководители подполья были "западниками" [то есть прибыли в Минск из западных районов СССР и Польши - И.В .]. От острого чутья основателей минского подполья, по всей вероятности, не ускользнули истинные намерения гитлеровцев. При этом следует иметь в виду, что после подписания пакта Молотова-Риббентропа, в 1939-1941 гг., советская пресса и иные средства массовой пропаганды замалчивали сведения об убийстве евреев в оккупированных Германией районах Западной Польши. Догадки руководителей подполья в отношении нацистских планов уничтожения евреев можно частично объяснить тем, что среди них было немало беженцев из Польши (членов коммунистической партии и беспартийных), которые обладали значительным опытом участия в политической жизни Польши в 30-е годы и хорошо представляли себе опасность фашизма вообще и германского нацизма, в частности [96] .

Во-вторых, наладились очень тесные связи между еврейским подпольем в гетто и нееврейским, коммунистическим подпольем в самом городе . Первые подпольные группы сформировались в Минске уже в июле 1941 г., сразу же после оккупации города. В них особенно выделялись железнодорожные рабочие. Вначале речь шла о небольших формированиях, действовавших порознь и без предварительной координации. Положение изменилось в ноябре 1941 г., после созыва совещания представителей всех подпольных групп города. На этом совещании был избран "городской комитет" подполья. Его возглавил член Коммунистической партии инженер Исай Казинец, которому удалось скрыть свое еврейское происхождение. Вновь созданный комитет называл себя "вторым комитетом", наивно надеясь на то, что перед отступлением из города власти оставили подпольную организацию, которая действует в столь глубокой тайне, что никто не знает о ее существовании. Однако, это было не более чем иллюзией. Комитет поддерживал регулярные связи с еврейским подпольем. В гетто периодически прибывал связной комитета, проводивший встречи со штабом подполья.

В-третьих, между подпольем и юденратом также поддерживались тесные взаимоотношения . Глава юденрата И. Мушкин часто встречался с одним из руководителей подполья Гершем Смоляром. Благодаря своему личному авторитету, Мушкин вскоре сумел убедить многих членов юденрата в необходимости исполнения решений подпольного штаба. Подобные взаимоотношения между подпольем и юденратом привели к странному и в значительной мере уникальному явлению. С одной стороны, подполье приняло на себя оказание социальной помощи и раздачу пищи, что в других гетто было традиционной функцией юденрата. С другой стороны, сам юденрат исполнял некоторые из функций подполья (в данных вопросах его инструктировал коммунистический "городской комитет"). Это может проиллюстрировать история Гилера Штеймана. Штейман, один из основателей подполья, был назначен юденратом на должность охранника ворот гетто. Он использовал свое служебное положение и информацию, которую он получал по работе, для того, чтобы предупреждать товарищей о готовящихся арестах и преследованиях, а также помогал переправлять за пределы гетто евреев, стремившихся попасть в партизанские отряды в окрестных лесах[97] .

Юденрат поддерживал связи не только с еврейским подпольем, но также (и в большей степени) с "городским комитетом". По прибытии в гетто, представитель комитета встречался как с бойцами подполья, так и с членами юденрата. Выходило, что "городской комитет" имел в гетто два филиала. Одним из них, легальным, был юденрат, а другим, секретным, еврейское подполье. В действительности, возникла ситуация, при которой юденрат и подполье составляли единый орган. Герш Смоляр не зря утверждал, что "первый юденрат [во главе с Ильей Мушкиным] был частью подполья"[98] . Командир еврейской полиции гетто также координировал свои действия с представителями подполья. Он принимал членов подполья на службу в полицию и устранял из юденрата возможных провокаторов.

Одним из главных видов деятельности подполья на первом этапе была помощь партизанским отрядам, которые начали формироваться в окрестных лесах. Юденрат играл видную роль и здесь. Он снабжал партизан одеждой, продуктами, лекарствами и деньгами. Еврейские женщины вязали по ночам теплую одежду, а мастерские гетто выполняли их заказы. В конце 1941 г. первая группа евреев (около 30 человек), состоявшая в основном из членов Коммунистической партии и бывших военных, покинула гетто и присоединилась к партизанам.

Историк Ишаяху Тронк также видел в сотрудничестве между подпольем и юденратом под руководством Мушкина пример положительного отношения к подполью со стороны еврейского совета. Он пишет так:

Совет евреев Минска (Белоруссия) на деле служил базой партизанского движения. Подпольный городской комитет коммунистической партии поддерживал тесные связи с советом. Председатель юденрата Илья Мушкин (который не был коммунистом) сотрудничал с организаторами подполья и с партизанами. Руководители различных отделов юденрата и начальник полиции также помогали подпольщикам. Они сообщали им важную информацию о намерениях немцев, поставляли теплую одежду и обувь, явочные квартиры и поддельные документы [99] .

7.9.5 Немецкие евреи в минском гетто

7.9.5.1 Высылка евреев с территории Рейха в Минск

Дополнительной характерной чертой минского и ряда других гетто было сосредоточение в нем евреев, высланных с территории собственно Третьего рейха. Начиная с осени 1941 г., они направлялись на Восток: в город Лодзь, находящийся в области Вартегау (Warthegau - одна из областей Западной Польши, присоединенных к территории Рейха); а также в Ригу и Минск принадлежащим к территории рейхскомиссариата Остланд (Ostland)[100] . Гитлер принял решение об их депортации, по-видимому, между 15-м и 18-м сентября 1941 г. по рекомендации А. Розенберга и Й. Геббельса, который, в дополнение к должности рейхсминистра пропаганды являлся главой партийной организации (Gauleiter) Берлина. Вначале евреи высылались исключительно в гетто Лодзи. С 16-го октября по 4-е ноября 1941 г. туда было отправлено около 20.000 евреев из Вены, Праги, а также Берлина и ряда других городов Германии.

Впоследствии, когда выяснилось, что высылка евреев в Лодзь связана с рядом сложностей, было принято решение об их направлении непосредственно на "Восток", т. е. на территорию, находившуюся ранее под советским управлением. В соответствии с планом, до начала декабря 1941 г. полиции безопасности предстояло отправить туда около 50000 евреев. На деле депортация заняла более длительное время и завершилась лишь в конце января 1942 г. Она вызывала возражение у сотрудников рейхскомиссариата Остланд и городских властей Минска, однако они вынуждены были примириться с решением Главного управления имперской безопасности.

Первые высланные с территории Германии евреи прибыли в минское гетто после "акции", состоявшейся 7-го ноября. На протяжении ноября 1941 г. туда депортировали около 7000 евреев из Берлина, Вены, Гамбурга, Франкфурта-на-Майне и других городов. Вторая партия, включавшая евреев Вены (950 человек), прибыла с мая по октябрь 1942 г. С июня по сентябрь 1942 г. минское гетто приняло также евреев, отправленных из концентрационного лагеря Терезиенштадт. Эта группа была самой большой и включала около 19000 евреев[101] . Большинство новоприбывших немедленно отправили в Малый Тростянец, "овраг гибели" евреев Минска, где они были казнены. Лишь малую часть поселили в гетто.

Первыми оказались в Минске евреи из Гамбурга (10-го ноября 1941 г). Их поселили в квартирах жителей гетто, убитых в ходе "акции" 7-го ноября. Тех, кто приехал со следующими партиями и не был немедленно убит, вселили в соседние дома. Так образовалось "гетто внутри гетто". Район евреев Рейха получил название "гетто евреев Рейха". Он был обнесен колючей проволокой и граничил с "русским гетто", где проживали местные евреи. "Немецкое" гетто подразделялось на пять лагерей, в зависимости от городов происхождения их жителей, и имело свой собственный юденрат во главе с д-ром Франком, а также свою собственную полицию, все сотрудники которой служили ранее в качестве солдат и офицеров германской, австрийской или чешской армий.

Из десятков тысяч евреев, депортированных в Минск, выжили единицы. Их рассказы свидетельствуют о пережитой ими жестокой травме (отправка без предварительного предупреждения в далекие и чужие края, нечеловеческие условия транспортировки, невыносимый холод, полная неуверенность в завтрашнем дне). С их точки зрения, кошмарная поездка из Германии на Восток являлась апогеем процесса, который Сесиль Рот назвал применительно к евреям Италии "двойным кризисом эмансипированных евреев ". То есть, для них речь шла не только о кризисе практической жизни, но и о кризисе самосознания, - не менее глубоком и тяжелом.

Об остроте кризиса и глубине охватившей их тревоги свидетельствуют слова Хайнца Берндта (Хаима Барама) из Берлина, который после окончания войны прибыл в Палестину и вступил в киббуц Наан:

[14-го ноября] поезд, двигаясь очень медленно, выехал из Берлина... Сожженные и разбомбленные дома ...и бесконечные леса проплывают перед окнами... Так прошло четыре дня страха и неизвестности. 18-го ноября в 10 часов утра поезд остановился, перед нами лежал Минск... После полудня... все двери вагонов открылись одновременно, и в них ворвалась дикая толпа латвийских эсэсовцев со снятыми с предохранителей автоматами в руках. Они начали "разгружать" привезенные партии людей: мужчин, женщин и детей грубо сбрасывали на землю. Первые впечатления о "встрече": удары кулаков и пинки ногами. Мы не понимали, чего они хотят от нас. Эсэсовцы говорили по-латышски и по-русски. Они начали стегать нас кнутами. Разразилась ужасная паника... Стариков и детей погрузили на грузовики и повезли дальше, нас же погнали пешком в сопровождении вооруженных охранников... Мы зашли в город... Он был почти полностью разрушен... В конце концов, мы прибыли в особое огороженное гетто для немецких евреев... В глубине сердца мы надеялись на то, что отношение к нам будет лучше, чем отношение к русским евреям. Однако вскоре выяснилось, сколь глубока была наша ошибка.

Мы жили впятером в комнате площадью пять квадратных метров... Водопровод и электричество отсутствуют... Жесточайший мороз, особенно той зимой... для отопления комнат мы пользовались деревянными досками из разрушенных домов... Они выглядели будто после погрома: перья из подушек разбросаны вокруг, в каждом углу валяются хануккальные подсвечники... Со временем мы узнали, что ранее здесь размещалось гетто русских евреев, чьи жители были казнены в начале ноября 1941 г. [102]

7.9.5.2 Евреи Рейха и минские евреи

Каковы были взаимоотношения между евреями Рейха и местными евреями? Как ни странно, такие взаимоотношения практически отсутствовали. Шалом Холевский писал по этому поводу: "Удивителен тот факт, что за исключением людей, встречавшихся в ходе обменной торговли или работ вне гетто, между двумя жившими по соседству под общей угрозой нацистского уничтожения группами практически не поддерживались какие-либо связи"[103] . Главной причиной подобного положения были культурные и психологические различия, существовавшие между ними. Евреи Рейха прибыли из страны, славящейся своим почитанием "законности и порядка". В отличие от них, евреи Минска и Восточной Европы в целом, руководствовались историческим опытом, который учил их, что для того чтобы выжить во враждебном окружении, необходимо "обвести гоев вокруг пальца". Таким образом, с точки зрения местных уроженцев нацистская оккупация являлась лишь более радикальным вариантом существовавшего издавна порядка. Что же касается приезжих жителей гетто, то, несмотря на шесть лет, проведенных ими под властью нацистов, они воспринимали случившееся как совершенно новое положение. Одним из главных проявлений различия между действительностью и внутренним душевным миром этих людей, и быть может самым трагическим явлением, была их непоколебимая уверенность в том, что по окончании войны все они вернутся на родину, в Германию. Их неспособность поверить в дьявольскую жестокость нацистов толкала их на отказ от участия в деятельности подполья. Они, в частности, отказывались поверить объяснениям подпольщиков о том, что в будущем их ожидает уничтожение, а потому им следует бежать в окрестные леса, и не предпринимали каких-либо действий на практике. Со странным высокомерием они говорили: "Это подходит для восточных евреев, но не для нас". Холевский так комментирует эту трагическую наивность:

По словам местных евреев, "евреи Рейха", жившие в Минске, "вообще не представляли себе в каком мире они находятся". Они свято верили в данные им немцами обещания о том, что со временем, после окончания войны, все они вернуться в свои дома. Отправляясь в душегубки, они надевали праздничные костюмы и брали зонты. Как принято, женщины заходили в них первыми, а вслед за ними мужчины [104] .

Следующее свидетельство наглядно демонстрирует ужасное положение "евреев Рейха" и их неспособность противостоять возникающим трудностям:

Минские евреи обменивали товары у евреев Гамбурга, а затем продавали их русским. Положение гамбургских евреев было гораздо хуже нашего. Они не знали языка и не были привычны к нашему холоду, это было ужасно! Тяжелые условия и болезни... Мы уже привыкли к голоду, но они не могли обедать лишь одной картошкой. Евреям из Гамбурга давали дважды в день кофе и один раз ломтик хлеба. К ним относились с уважением, однако, на деле обманывали их. Велели им надеть праздничные одежды, будто бы для переезда в другое гетто, а на деле отводили их к ямам [105] .

Вопрос 9 (для самостоятельного ответа)

Почему, по Вашему мнению, при описании взаимоотношений между минскими евреями и "евреями Рейха" использовали выражение "как ни странно"? Оправданно, ли по Вашему мнению, его использование?

7.9.6 Вильгельм Кубе и "еврейский вопрос"

7.9.6.1 "Евреи Рейха" и Вильгельм Кубе[106]

Отправка евреев из пределов Рейха в Минск оказало решающее и во многом удивительное влияние на отношение рейхскомиссара Белоруссии Вильгельма Кубе к "окончательному решению еврейского вопроса". Это влияние было столь исключительным и не поддающимся объяснению, что его иногда называют "одним из наиболее странных эпизодов истории Третьего Рейха". Также отмечают, что "его борьба против СС и полиции носила беспрецедентный характер"[107] . Пятидесятичетырехлетний Вильгельм Кубе не принадлежал к людям, вступившим в национал-социалистическую партию из оппортунистских соображений после ее прихода к власти. Он был ветераном нацистского движения и фанатичным антисемитом. В. Кубе присоединился к нему еще в двадцатых годах и в 1928 г. уже занимал пост главы партийной организации (гауляйтера) области Остмарк. Он также являлся депутатом германского рейхстага и прусского парламента (ландтага, landtag) от нацистов. В 1934 г. он особенно резко высказался по "еврейскому вопросу", отметив, что "следует уничтожить эту вирусную эпидемию". Таким образом, не приходилось сомневаться в его преданности нацистской идеологии и ее центральному положению о потребности в решении "еврейской проблемы".

Такова была его точка зрения в отношении уничтожения русских евреев. Однако, после того, как он столкнулся с евреями "рейха", его "германской родины", произошел внезапный и в значительной мере необъяснимый поворот в его взглядах на уничтожение евреев. В этой связи утверждалось, что "после того, как он увидел прибывающих немецких евреев, его антисемитская идеология в целом потерпела крах, и из антисемита он превратился в защитника евреев"[108] .

Что привело к подобной перемене? Прежде всего, с точки зрения В. Кубе они хотя и были евреями, однако самым значительным образом отличались от восточных евреев, в необходимости уничтожения которых он, как отмечалось выше, не сомневался. В письме к своему непосредственному начальнику Генриху Лозе ("дорогому Генриху") он писал о том, что даже с точки зрения личной гигиены нет никакого сравнения между высланными и местными евреями[109] .

Во-вторых, он был потрясен тем, что среди них были ветераны Первой мировой войны, рисковавшие жизнью ради победы Германии, в том числе и те, кто стал инвалидом в результате боевых ранений или был награжден орденами за героические подвиги. В своем письме он с гневом отмечал, что среди новоприбывших, которым предстоит умереть от холода или голода "есть... бывшие фронтовики, кавалеры "Железного креста" 1-й и 2-й степеней, раненые, арийцы наполовину и даже на три четверти". В целом, вопрос о евреях, сражавшихся в составе германской армии во время Первой мировой войны, носил весьма сложный и проблематичный характер. Р. Гильберг отмечал в этой связи:

Евреи-ветераны Первой мировой войны представляли собой психологическую проблему для немцев. Они имели столь убедительный довод, что им вовсе не приходилось оправдываться: они сражались во имя Германии. Любому немцу он был ясен. Ни один нацист, включая самого фанатичного эсэсовца, не стремился вступить в дискуссию с евреем-инвалидом войны или кавалером боевого ордена. В обвинениях, с которыми выступил против рейхскомиссара Вильгельма Кубе Эдуард Штраух [см. о нем далее - И. В. ], упоминается случай в Минске, когда Кубе приказал полицейскому прекратить избивать еврея. С гневом он спросил полицейского о том, является ли и он кавалером "железного креста" подобно его жертве. Э. Штраух с облегчением приписал: "На наше счастье, его ответ был положительным" [110] .

В следствие произошедшей в нем перемены В. Кубе начал активно действовать в целях предотвращения дальнейшего уничтожения:

Он составил перечень их имен и обратился в Главное управление имперской безопасности, как будто "окон­ча­тельное решение" было новостью для него. Разъяренный Р. Гейдрих ответил ему, что все делается по правилам, и более того, "в дни войны есть гораздо более важные вещи, чем бегать за кучкой евреев, составлять доклады, которые являются ничем иным, как пустой тратой времени и помехой моим людям, занятым другими и гораздо более важными делами". Он подвел итог так: "Я нахожу чрезвычайно огорчительным тот факт, что спустя шесть с половиной лет после издания "нюренбергских законов", мне приходится разъяснять подобные вещи"[111] .

Однако, В. Куббе не отчаивался. После того, как ему стало известно о том, что полиция безопасности (СИПО) под командованием командира СИПО и СД в Белоруссии д-ра Эдуарда Штрауха планирует уничтожение этих евреев, он решил взять их под свою личную защиту. Э. Штраух, который не мог представить себе, что один из ветеранов нацистской партии внезапно превратился в защитника евреев, с циничной иронией заметил о данном решении, что "оно является заслуживающим внимания примером подхода к еврейской проблеме". Он также сказал, что не понимает, почему он сам и его люди подвергаются обвинениям в варварстве и садизме в то время, как они лишь исполняют свой долг.

В. Кубе, однако, продолжал свою борьбу и делал все, что в его силах, чтобы предотвратить уничтожение евреев. В марте 1943 года ему стало известно о новой планируемой "акции". Полиция безопасности приказала 5000 минским евреям собраться в определенном месте на территории гетто "для переселения". Он позаботился о том, чтобы все вызванные узнали о подлинном смысле готовящегося "переселения" и даже приказал тем из них, кто работал для рейхскомиссариата, не возвращаться в гетто. Смущенный и разгневанный Штраух обнаружил, что в назначенное время лишь считанные евреи собрались в условленном месте. В результате, сотрудники полиции безопасности начали избивать и расстреливать всех, кто попадался им под руку. И на этот раз реакция Кубе не заставила себя долго ждать. По словам Э. Штрауса, "он ожесточенно и злобно отругал нескольких из моих людей, используя выражения вроде "грязный дикарь" и "я тебе еще покажу".

7.9.6.2 Различные оценки деятельности Вильгельма Кубе

Изменило ли отношение Кубе к "евреям Рейха" его взгляды на "окончательное решение" в целом? Единство мнений в данном вопросе отсутствует. Некоторые исследователи утверждают, что этого не произошло. Лени Яхиль писала в данной связи, что "отношение рейхскомиссара Кубе было амбивалентным. Иногда он пытался прийти на помощь, в особенности, когда речь шла о немецких евреях, и составлял жалобы об особо зверских действиях. С другой стороны, все "акции" по уничтожению евреев проводились сотрудниками его ведомства"[112] . Шалом Холевский утверждает, что "отношение Кубе к евреям, "которые сражались на фронте и были награждены "железным крестом" не повлияло на его крайние антисемитские взгляды на решение еврейского вопроса в целом в соответствии с нацисткой идеологией"[113] . Подобной позиции придерживается также Шмуэль Спектор, перу которого принадлежит статья о Кубе в "Энциклопедии Катастрофы"[114] . По его мнению, В. Кубе руководствовался не гуманистическими соображениями, а ощущением того, что СС действует "поверх его головы" и, таким образом, наносит ущерб его престижу.

Рауль Гильберг иначе рассматривает деятельность В. Кубе. Хотя он не всегда однозначен в своих оценках, все же из текста книги можно заключить, что В. Кубе пытался спасти евреев вообще, а не только высланных из пределов Рейха. Он, впрочем, цитирует слова Э. Штрауха о том, "что пока речь идет о русских евреях, Кубе может успокоить свою совесть утверждениями о том, что "все они пособники партизан", однако он не способен провести какого-либо различия между немецкими евреями и немцами"[115] . Вместе с тем, из других описаний следует, что не все евреи, на защиту которых поднялся Кубе, были немецкими евреями. Такое же впечатление вытекает из сведений о реакции СС на гибель Кубе от рук партизан:

Гиммлер полагал, что смерть Кубе является "благой вестью для германской родины". И вообще, с точки зрения Гиммлера, Кубе в любом случае предстоял путь в концентрационный лагерь, так как его поведение в отношении решения еврейского вопроса граничило с изменой [116] .

7.10 Киев: уничтожение общины

7.10.1 Бабий Яр и уничтожение евреев Киева

Еврейское население Киева было весьма многочисленным. В городе проживало около 200.000 евреев. Столица Украины была захвачена немцами 19-го сентября 1941 г., то есть спустя три месяца после начала войны, и большинство еврейских жителей города сумели бежать на Восток. Таким образом, в оккупированном Киеве остались, в основном, старики, женщины, дети и больные люди. Большинство мужчин, в особенности призывного возраста, покинули его пределы вовремя[117] . Спустя несколько дней после захвата города, в нем произошли два мощных взрыва. Один из них причинил особенно тяжелый ущерб: здание немецкого штаба было полностью разрушено, пострадала значительная часть центра города, множество немцев и местных жителей погибли, и около 25000 человек остались без крова. После войны выяснилось, что взрыв произвели агенты НКВД. 26-го сентября германские власти решили, что в ответ на эту "акцию" все евреи города будут казнены. Это решение приняли совместно армейские генералы и высшие чины СС, в том числе командир айнзатцгруппы С д-р Отто Раш.

28-го сентября было опубликовано обращение к евреям города. В нем говорилось, что власти приняли решение об их переселении. Для этого, всем евреям Киева надлежало собраться на следующий день, 29-го сентября, в восемь часов утра на одной из площадей города для "переезда на новое место жительства". Немцы утверждали, что они ожидали не более пяти-шести тысяч человек. Трудно поверить в правдивость этих слов, поскольку обращение было расклеено по всему городу. На деле, на призыв откликнулось свыше 30000 евреев. В отчете, составленном после казни, говорилось о том, что она решила "жилищную проблему" 35000 человек[118] .

Собравшихся на площади евреев отвели к узкому оврагу на северо-восточной окраине города под названием Бабий Яр. До тех пор это имя было известно лишь немногим окрестным жителям, однако позднее оно превратилось в один из самых известных и страшных символов истории нацистского уничтожения евреев. По прибытии на место евреи обнаружили, что оно тщательно охраняется сотнями немецких и украинских полицейских. Затем им было приказано сдать их имущество, снять одежду и подойти к оврагу шеренгами по десять человек. На краю оврага каждая такая шеренга расстреливались из пулеметов. Огонь вели сотрудники полиции безопасности (ЗИПО), СД и солдаты вооруженных частей СС (Waffen - SS). Каждые несколько часов палачи сменялись. Расстрел продолжался в течение двух дней, 29-го и 30-го сентября. В соответствии с данными официального отчета, число убитых евреев составило 33777 человек.

На протяжении последующих месяцев на том же самом месте были казнены еще несколько тысяч евреев, в том числе тех, кто скрывался, и был выдан властям украинцами. После войны командир полиции безопасности и СД в Киеве признался, что количество доносов было столь велико, что из-за нехватки кадров не представлялось возможным отреагировать на все полученные письма. В Бабьем Яру погибли также и неевреи, в первую очередь цыгане и советские военнопленные. По советским оценкам, на всем протяжении периода оккупации на данном месте были умерщвлены около 100000 человек, включая евреев, расстрелянных там в сентябре 1941 г.

Как уже отмечалось выше, Бабий Яр, подобно Понарам и другим местам, превратился из географического названия в символ. Ужас неминуемой гибели десятков тысяч людей, крики и стоны, сознание того, что нет никакого способа избежать смерти лишь частично поддаются "сухому" историческому описанию. Возможно, здесь более уместен литературный текст. Писатель А. Кузнецов передает в своей книге ужасную картину этой расправы глазами группы людей, случайно оказавшихся на месте казни и уцелевших впоследствии:

Так они сидели, и прямо перед ними, как на сцене, происходил этот кошмар: из коридора партией за партией вываливались визжащие, избитые люди, их принимали полицаи, лупили, раздевали - и так без конца.

Дина [одна из свидетельниц - И. В. ] уверяет, что некоторые истерически хохотали, что она своими глазами видела, как несколько человек, за то время, что раздевались и шли на расстрел, на глазах становились седыми.

Голых людей строили небольшими цепочками и вели в прорезь, прокопанную в обрывистой песчаной стене. Что за ней - не было видно, но оттуда неслась стрельба.

Матери особенно копошились над детьми, поэтому время от времени какой-нибудь немец или полицай, рассердясь, выхватывал у матери ребенка, подходил к песчаной стене и, размахнувшись, швырял его через гребень, как полено.

Дину словно обручами схватило, она долго-долго сидела, втянув голову в плечи, боясь взглянуть на соседей, потому что их все прибывало. Она уже не воспринимала ни криков, ни стрельбы.

Стало темнеть [119] .

7.10.2 Увековечение памяти жертв Бабьего Яра:

Е. Евтушенко и Д. Шостакович

Красная Армия освободила Киев 6-го ноября 1943 г. К тому времени не осталось и следа от массовых казней в Бабьем Яру. Начиная с июля 1943 г., в связи с продвижением советских частей в западном направлении, в город прибыло особое подразделение № 1005 под командованием Пауля Блобеля (Paul Blobel). В его задачу входило устранение любых следов или знаков того, что произошло в Бабьем Яру. Захороненные в нем человеческие останки были эксгумированы и сожжены, а кости перемолоты. Это подразделение выполнило полностью свою ужасную задачу 19-го сентября 1943 г., то есть за несколько недель до освобождения города.

После окончания войны Бабий Яр стал местом паломничества, однако какой-либо официальный мемориал так и не был сооружен. Требование об установке на месте памятника впервые возникло в годы правления Н. С. Хрущева. В сентябре 1961 года двадцативосьмилетний поэт Евгений Евтушенко опубликовал в "Литературной Газете" поэму под названием "Бабий Яр". Он написал ее по следам посещения места убийств и после того, как ему стало известно, что местные власти Киева вместо создания памятника планируют разбить там парк с футбольным полем.

Публикация поэмы имела два важных аспекта. Прежде всего, благодаря ей был впервые поднят вопрос о существовании в СССР антисемитизма. Во-вторых, евреи упоминались в ней как особая группа со своей собственной историей, уничтожение которых в годы войны носило уникальный характер, а не являлось лишь частью антисоветской политики германского руководства[120] .

В конце 1961 и на протяжении 1962 г. поэт читал "Бабий Яр" на многолюдных поэтических вечерах. Публика встретила поэму с большим энтузиазмом. Дмитрий Шостакович, один из крупнейших композиторов ХХ века, предложил положить ее на музыку. Изначальным замыслом Д. Шостаковича было создание одночастной кантаты. Впоследствии, однако, на него оказала влияние серьезная критика, которой подвергся Евтушенко в СССР. Его обвиняли в том, что само упоминание словосочетания "еврейский народ" является "мелкобуржуазным отклонением". Кроме этого поэта критиковали за то, что, сосредоточившись на описании страданий евреев, он игнорирует тяжелую участь других народов СССР в годы немецкой оккупации. Официальная советская пропаганда всегда подчеркивала, что павшие в Бабьем Яре являются "жертвами фашизма", без упоминания того факта, что десятки тысяч из них погибли лишь потому, что были евреями. Таким образом, концепция Евтушенко противоречила официальной советской линии.

Д. Шостакович решил изменить музыкальную форму произведения и создать большую симфонию, которая будет посвящена различным произведениям Е. Евтушенко. В июле 1962 года, находясь в больнице, он завершил написание пятичастного произведения. Вслед за этим он обратился к Евгению Мравинскому, одному из крупнейших советских дирижеров, который был личным другом композитора, с просьбой дирижировать премьерой симфонии. Опасаясь реакции властей и следуя "дружескому совету" свыше, Е. Мравинский ответил отказом[121] . Шостакович, горько обидевшись на него, обратился к другому крупному советскому дирижеру, Кириллу Кондрашину, который с радостью согласился на предложение композитора.

Как уже отмечалось выше, симфония включала пять частей. Каждая из них была посвящена одной из поэм Е. Евтушенко.

Первая часть симфонии, "Бабий Яр", является реквиемом памяти евреев, расстрелянных там осенью 1941 года. Следующие части, "Юмор" и "В магазине", рассказывают историю русских женщин, своеобразных героинь, вся жизнь которых проходит в очередях за продуктами. Четвертая часть носит название "Страхи", вызывая воспоминания о сталинской эпохе, когда жители СССР жили в постоянном страхе перед террором НКВД. Последняя часть симфонии называется "Карьера". В ней рассказывается о том, что вечной славы добиваются не те, кто молча делают карьеру, но люди, которые не боятся вслух высказывать свои убеждения и жертвовать собой[122] .

Наиболее острую критику вызвала, разумеется, первая часть поэмы, посвященная еврейской теме. Хотя официально антисемитизм находился в СССР под запретом, за годы, прошедшие после окончания войны, в стране неоднократно отмечались весьма тяжелые его проявления. Не будучи евреем, Д. Шостакович относился к еврейскому народу с глубокой симпатией, и в 1948 г. уже посвятил ему цикл песен "Из еврейской народной поэзии", в котором ощущалось влияние еврейского фольклора.

В ходе репетиций перед премьерой симфонии произошел следующий инцидент. Один из приглашенных композитором певцов-солистов, Виталий Громадский, спросил Шостаковича: "Почему Вы выбрали именно эту поэму, ведь в Советском Союзе нет антисемитизма"? Разгневанный Шостакович почти выкрикнул в ответ: "Нет! Есть антисемитизм в Советском Союзе. Это отвратительное явление, и нам следует бороться против него, и кричать о нем с крыш домов". К. Кондрашин, который был свидетелем этой сцены, внезапно понял, насколько глубоки были побуждения Шостаковича при создании этого произведения.

Премьера симфонии состоялась 18-го декабря 1962 г., несмотря на попытки властей отменить ее. Реакция зрителей на первую ее часть, посвященную еврейской теме, была восторженной. К. Кондрашин вспоминал:

Премьера была большой победой и почти привела к политическому столкновению. После исполнения первой части публика начала аплодировать и почти что кричала от восторга. Атмосфера вокруг концерта и без того была напряженной, поэтому, взмахом руки, я попросил зрителей успокоиться. Для того, чтобы не смущать Шостаковича, я немедленно начал исполнение второй части [123] .

После премьеры симфония была исполнена лишь один раз. Следующий концерт, запланированный на 15-е января 1963 г., был отменен, и в течение пяти последующих лет симфония не исполнялась в СССР. Хотя власти не запретили ее официально, однако было дано понять, что ее исполнение "не рекомендуется". В других странах Восточной Европы это произведение также было фактически запрещено, хотя однажды его все же сыграли в Восточном Берлине[124] . После премьеры симфонии, под давлением властей, Е. Евтушенко внес в текст поэмы два изменения. По-видимому, это было сделано благодаря личному вмешательству Н. С. Хрущева, которого очень рассердили происшедшие события. Одним из внесенных изменений было упоминание о том, что в Бабьем Яру пали не только евреи, но также украинцы и русские. Известно, что поэт был вынужден пойти на это вопреки своему желанию.

Несмотря на запрет, впечатление, произведенное исполнением симфонии, было очень велико и привело к выдвижению требований о создании в Бабьем Яру памятника. Подготовка началась в 1966 году, а сам памятник был открыт в 1974 году. В выбитой на нем надписи ни единым словом не упоминались десятки тысяч евреев, убитых в Бабьем Яру. *



7.11 Вторая волна уничтожения

7.11.1 Ход военных действий в 1942 году

Вопрос 10 (для самостоятельного ответа)

Существует ли взаимосвязь между этапами хода войны и этапами претворения в жизнь "окончательного решения"?

Летом 1942 г. германская армия начала новое наступление на территории СССР. Теперь более не ставилась цель захвата Москвы. Новая задача заключалась в овладении Кавказом, чьи богатые нефтяные месторождения имели особое стратегическое значение для Германии. Хотя это наступление носило ограниченный характер и проходило лишь на южном участке фронта, немецкие силы нанесли ряд тяжелых поражений Красной Армии и оккупировали новые значительные территории.

Первой целью наступления была долина реки Дон. 24-го июля 1942 г. немцы захватили Ростов-на-Дону, значительный промышленный и транспортный центр, из 510000 жителей которого в годы войны 27.000 евреев были евреями[125] .Спустя один месяц, 20-го августа, 6-я германская армия под командованием генерала Фридриха фон Паулюса (Friedrich von Paulus) достигла окраин Сталинграда, центра тяжелой промышленности и крупного железнодорожного узла на берегу Волги. Полуостров Крым был полностью захвачен 2 июля, а в октябре германские части подошли к нефтяным месторождениям Северного Кавказа.

15-го сентября немцы начали наступление с целью захвата Сталинграда. Падение города означало бы установление немецкого контроля над рекой Волга, жизненно важной транспортной артерией СССР. В ходе тяжелых боев, продолжавшихся в течение почти двух месяцев, немцам удалось захватить несколько районов в пределах города, однако героическое сопротивление советских войск под командованием генерала Василия Чуйкова не позволило им полностью овладеть им. С точки зрения обеих сторон, борьба шла не на жизнь, а на смерть: немцы готовы были на все ради исполнения приказа Гитлера о захвате Сталинграда любой ценой, а русские превратили его в "Верден- на Волге", сражаясь за каждую пядь земли. Бои внутри города шли не только за каждую улицу, но и буквально за каждый дом.

19-го ноября Красная Армия начала контрнаступление, которое привело к окружению города. Ф. фон Паулюс все еще мог прорвать кольцо окружения и вывести свои войска из "котла", однако Гитлер приказал ему держаться любой ценой. Попытка прорыва, предпринятая немцами в декабре, потерпела неудачу, и 2 февраля 1943 года остатки 6-й армии сдались в плен. Решение Гитлера о присвоении Паулюсу звания фельдмаршала (по традиции, германские фельдмаршалы не сдавались) не помогло, и командующий армией попал в плен вместе с 90 тысячами своих уцелевших солдат и 20 тысячами раненых.

7.11.2 Основные этапы второй волны уничтожения

Первые месяцы 1942 г. были относительно "спокойными", так как зима в тот год выдалась особенно тяжелой, что затрудняло рытье ям для массового погребения. Второй этап уничтожения начался весной 1942 г. Острая нехватка квалифицированных кадров, которая привела к прекращению убийств в Вильнюсе, Каунасе и других гетто, не помешала немцам проводить расправы в других местах. Таким образом, сложилось положение, при котором определенная часть немецкого бюрократического аппарата требовала оставить в живых тех евреев, в которых она нуждалась для различных работ, в то время как другие его части, прежде всего СС, стремились продолжить политику уничтожения в том числе и "продуктивных элементов" еврейства.

Особо значительные размеры истребление приобрело в Западной Белоруссии и Западной Украине, где до начала второго этапа оставались сотни тысяч евреев. Вторая волна уничтожения началась в Западной Белоруссии весной 1942 г., и до конца года там были казнены 170000 евреев. По немецким данным, к тому времени в живых осталось около 30000 евреев. Убийства продолжались вплоть до осени 1943 г., когда "еврейская проблема" в Западной Белоруссии была "полностью решена". Двумя последними оставшимися гетто были гетто села Глубокое, ликвидированное 20-го августа 1943 г., и гетто Лиды, ликвидированное 20-го сентября 1943 г. В данный период было уничтожено и гетто города Брест-Литовск. Между 15-м и 18-м октября 1942 г. 25000 его жителей были расстреляны на Бронной Горе, в двух часах езды от города[126] . На этом этапе погибли также евреи города Гродно, который с административной точки зрения относился к области Белостока (Generalbezirk Bialystok). 30000 евреев Гродно и окрестных местечек были отправлены для уничтожения в Освенцим и Треблинку между ноябрем 1942 г.и январем 1943 г. 31-го июля 1942 г. Вильгельм Кубе сообщал своему начальнику Генриху Лозе об уничтожении евреев Белоруссии:

За десять первых недель мы ликвидировали в Белоруссии около 55000 евреев. На территории минского района ( gebiet) еврейство было полностью уничтожено без нанесения ущерба рабочей силе. В районе Лиды, который в основном населен поляками, уничтожены 16000 евреев, в Слониме - 8000 евреев... Район Слуцка также освобожден от бремени нескольких тысяч евреев. То же самое верно в отношении Новогрудека и Вилейки. В Барановичах и Ганцевичах еще предстоит принять крайние меры. В Барановичах, лишь в пределах самого города проживают около 10000 евреев, и в будущем месяце будет уничтожены 9000 из них [127] .

На территории Западной Украины второй этап уничтожения включал убийство евреев Волыни, Каменец-Подольского района и Восточной Галиции, которые были постепенно истреблены на протяжении 1942 и 1943 гг. Оно также включало ликвидацию ряда значительных гетто. Одним из них было гетто города Ровно, который располагается на северо-востоке Украины. Накануне войны в нем проживало около 30000 евреев. Ровно было захвачено немцами 28-го июня 1941 г. В ходе первой волны уничтожения в июле и в августе 1941 г. было убито около 3000 человек. Вторая "акция" состоялась 7-8 ноября 1941 г., и ее жертвой пали 21000 евреев. Оставшиеся в живых (около 5000) были заключены в гетто и уничтожены в ходе "акции", проведенной 13-го июля 1942 г. В описываемый период "акции" осуществлялись также и в Восточной Галиции . В частности, в городе Тернополь она была проведена в два этапа. Первый состоялся в конце октября или в начале ноября (возможно, 4-го ноября), второй - 8-го ноября 1942 г. В ходе обеих "акций" евреи города были отправлены в лагерь уничтожения Бельжец.

На данном этапе истребление евреев проводилось и на вновь захваченных германской армией территориях в Южной России, на Северном Кавказе и в Крыму. Хотя значительная часть еврейских жителей этих областей сумели вовремя бежать на Восток, все же там оставалось немало местных евреев и еврейских беженцев из западных районов, которым не удалось достичь более безопасных частей страны. Одной из уничтоженных еврейских общин на этой территории была община города Ростов-на-Дону. В день захвата города немцами, 27-го июля 1942 г., подавляющее большинство из 27000 евреев города успели бежать. В нем оставались лишь несколько тысяч женщин, стариков и детей.* Их уничтожение носило очень быстрый характер. Оккупационные власти немедленно создали юденрат во главе с человеком по фамилии Лурье. Спустя несколько дней (4-го августа) был издан указ за подписью председателя юденрата о переписи всех евреев. Через три дня вышло новое распоряжение, в котором евреям предписывалось собраться 11-го августа в назначенном месте, взяв с собой одежду, ценные вещи и ключи от их домов. Далее в нем говорилось, что в целях охраны их личной безопасности евреи города будут переселены в более спокойное место. В назначенный день их отвезли на грузовиках к оврагу, расположенному недалеко от города. Там они были расстреляны солдатами айнзатцкоманды 10а из айнзатцгруппы D. Несколько десятков евреев, уклонившихся от сбора 11-го августа, были пойманы и умерщвлены в машинах-"душегубках".

Евреи города Краснодар на Северном Кавказе также были перебиты. В 1926 г. в нем проживало 174000 человек, и евреи составляли один процент его населения (1746 человек). 9-го августа 1942 г., в день захвата города немцами, в нем находились тысячи беженцев, прибывших туда из Южной Украины и Крыма в надежде спастись от немецкой оккупации. Среди них было немало евреев. К подразделению германкой армии, овладевшему городом, была прикомандирована зондеркоманда10а. Спустя одну неделю, 16-го августа, офицер этого формирования пришел на дом к профессору Вилику, одному из видных членов еврейской общины города, и объявил ему, что отныне он является ответственным за еврейское население Краснодара. На следующий день он приказал всем евреям города зарегистрироваться. Спустя несколько недель им было приказано собраться на одной из городских площадей. Оттуда они были выведены за город и расстреляны или умерщвлены газом в душегубках. Около 7000 евреев пали от рук солдат зондеркоманды 10а.

7.11.3 Вторая волна уничтожения евреев

Западной Белоруссии (на примере города Пинск)

7.11.3.1 Евреи Пинска под властью немецких

оккупантов

Среди общин, уничтоженных на данном этапе, была община города Пинск белорусской области Полесье. Пинск был важным еврейским центром. Начало общине в городе было положено в XVI веке, и она играла важную роль в истории хасидизма, еврейского Просвещения и сионизма. В восьмидесятых и девяностых годах в городе действовало движение "Ховевей Цион", среди членов которого были будущий первый президент Израиля Хаим Вейцман, семья которого переехала в Пинск в 1895 г. Накануне германского вторжения в нем проживало около 30000 евреев, составлявших 70% его населения. В двадцатых и тридцатых годах Пинск входил в состав Польши, а в 1939 г. был присоединен к СССР.

Немецкие части заняли город 5-го июля 1941 г. Спустя несколько дней, во второй половине июля, в нем был создан юденрат. В его состав вошли 28 членов, а его председателем был назначен Давид Альпер, который до войны возглавлял сеть сионистских средних школ "Тарбут".

Вопрос 11

В чем заключались различия между происхождением и личным опытом Давида Альпера и Ильи Мушкина из Минска? Каков, по Вашему мнению, источник этих различий?

В начале августа началась первая волна уничтожения евреев Пинска. 8000 из них были убиты 5-го августа, и 3000 - 7-го августа. Большинство убитых составляли мужчины. Члены юденрата приняли активное участие в работе по концентрации евреев перед проведением первой "акции". Поэтому, несмотря на то, что некоторые из них также были в числе погибших, в гетто ощущалась общая враждебность по отношению к данному органу и к оставшимся в живых его членам. О них говорили: "Вы сами и ваши дети не явились туда, а наших мужей и отцов послали на смерть"[128] .

Пинское гетто было создано относительно поздно. 30-го апреля 1942 г. был издан приказ, в соответствии с которым всем евреям следовало перейти на жительство в гетто до 16:00 1-го мая. Гетто располагалось в самом бедном районе города, и теснота в нем была невыносимой. Его жители были уничтожены спустя несколько месяцев. Оно было последним значительным гетто, все еще остававшимся на территории Белоруссии. Приказ о его ликвидации отдал лично глава СС Г. Гиммлер 27-го октября[129] .

Почти все 16000 оставшихся в гетто евреев были схвачены и отправлены для уничтожения между 29-м октября и 1-м ноября 1942 г. Некоторым из них удалось бежать. Немцы также оставили в живых 143 мастера-ремесленника, который продолжали жить в т. н. "малом гетто". К ним присоединились и некоторые из беглецов. Все они был убиты 23-го декабря 1942 г. Пинск был освобожден Красной Армией 14-го июля 1944 г.

Не все представители немецкой бюрократической машины одобряли уничтожение евреев Пинска. Некоторые из них опасались, что подобный шаг нанесет ущерб военным усилиям Германии. Об этом свидетельствует следующий отрывок из дневника главы ведомства военного производства в Брест-Литовске:

Майор Штумпф ( Stumpf) совершил свою последнюю инспекционную поездку в качестве директора ведомства в Пинске и Кобрине[130] . Поскольку отныне не будет более никакой возможности нанести туда визит и дать рекомендации, он решил еще раз представить положение производства и дать указания на следующие четыре недели. Как в Бресте, так и в Пинске и Кобрине, все пребывают в смущении, так как злосчастные действия против евреев оказывают отрицательное влияние на производство. Хотя некоторые категории евреев, вроде ремесленников и квалифицированных рабочих, будут пощажены с тем, чтобы можно было продолжить их использование для нужд военного производства, однако директор все же опасается, что в ходе массовых акций не будет делаться различие между ними [131] .

7.11.3.2 Пинск - дилемма подпольщиков

В Пинске возникли две подпольные организации. Первая из них была создана в сентябре 1942 г. и насчитывала около 50 членов. Она поставила перед собой две цели: поджог немецких областных учреждений и переправка молодежи в леса. Целью второй организации была исключительно переправка молодых людей в окрестные леса. Почему обе группы видели своей главной целью помощь в побеге в леса, а не борьбу с оккупантами внутри гетто? Ш. Холевский так отвечает на этот вопрос:

Большинство подпольных организаций Западной Белоруссии видели в побеге в леса единственный способ действий, и вообще не задумывались о других вариантах. Одним из причин такого решения были небольшие размеры гетто, которое представляло собой несколько десятков деревянных домиков на узких улочках, в окружении враждебного населения, местной полиции и немецких солдат. Приобретение оружия для борьбы внутри гетто не представлялось возможным. С другой стороны, многие местечки располагались в нескольких километрах от лесов. В лесах евреи могли спастись, присоединившись к партизанским отрядам [132] .

Подпольные организации обсуждали, каким образом и в какой момент удобнее всего бежать в леса. В частности было предложено поджечь заводы и мастерские и использовать суматоху для побега. Также высказывалось предложение поджечь город целиком. В данной связи подпольщики столкнулись с классической дилеммой борцов гетто: было ясно, что любое проявление неповиновения приведет к поголовному уничтожению евреев города. Поэтому, было принято решение о проведении требуемых акций лишь в решающий момент, и ни минутой ранее. Однако, понятие "решающего момента" "не было конкретно определено, что впоследствии решило судьбу данной операции"[133] .

В конце октября 1942 г. распространились слухи о том, что неподалеку от гетто роют длинные и глубокие траншеи. Немецкий комендант города вызвал к себе председателя юденрата Минского и дал ему честное слово немецкого офицера, что эти траншеи предназначаются для хранения резервуаров с топливом, и что евреям Пинска не будет причинено зла, поскольку "они вносят в клад в военные усилия Германии"[134] . Меры будут приняты против них лишь в случае побега из гетто. Комендант Пинска по-видимому хорошо представлял себе магическую силу слов "вклад в военные усилия Германии".

Минский собрал жителей гетто и сообщил им о своей беседе с комендантом. Мнения членов подполья разделились. Некоторые из них утверждали, что речь идет о немецкой уловке, и что следует немедленно принять запланированные меры против оккупантов. По их словам, пресловутый "решающий момент" уже наступил. С другой стороны, большинство присутствующих утверждало, что ситуация носит слишком туманный характер и следует выждать несколько дней, пока она не прояснится. По их мнению, когда речь идет о действиях с необратимыми последствиями, не следует вести себя необдуманно.

Слух, распространившийся на следующий день из неназванного, по-видимому, немецкого источника, еще более осложнил положение. В соответствии с ним, лишь 3000-4000 евреев, которые не работают, будут "эвакуированы" из гетто, а остальные его жители не пострадают. Теперь большинство подпольщиков были уверены в правильности своего решения. Никто из них не был готов взять на себя ответственность за гибель всех евреев города тогда, когда немцы готовили лишь "частичную акцию", а не тотальное уничтожение гетто. В результате, было принято решение о том, что "следует готовиться к действиям в соответствии с шагами, которые предпримут немцы и позаботиться о получении предварительной информации об их поведении"[135] . 28-го октября началась подготовка к проведению "акции", в ходе которой погибли 16200 евреев, 1200 из них в самом гетто. Лишь приблизительно ста евреям удалось спасти.

Вопрос 12

Просмотрите вновь четвертую часть курса, раздел 4.12.3, посвященный подполью в гетто Белостока. Существует ли сходство между данным решением и решением, принятым в Белостоке в феврале 1943 года?

Система взаимоотношений между юденратом и подпольем в Пинске отличалась от подобной системы в минском гетто. Ш. Холевский писал об этом:

Когда членам юденрата стало известно о создании подполья, они предупредили его членов, чтобы те не ставили под угрозу жизнь членов гетто своими необдуманными действиями. Юденрат также стремился отговорить молодежь от побега в лес. Когда группа молодых людей бежала с места работы, находившегося за пределами гетто, члены юденрата пришли к их семьям и угрожали, что заберут из вместо беглецов в том случае, если они не заставят их вернуться. Из-за требований семей и юденрата и отсутствия связей с партизанами беглецы вернулись в гетто спустя два дня [136] .

Вопрос 13

Сравните взаимоотношения, сложившиеся между юденратом и подпольем в Минске с подобными взаимоотношениями в Пинске.

7.11.4 Евреи Минска во время второй волны

уничтожения

7.11.4.1 Изменения в составе юденрата и кризис городской

подпольной организации

В начале 1942 г. в гетто разразились два серьезных кризиса. Первый из них был связан с казнью председателя юденрата и начальника еврейской полиции (см. 7.10.3). Новым председателем юденрата стал Моше Яффе. В отличии от И. Мушкина, который хотя и не был видным еврейским деятелем, все же являлся местным уроженцем, Яффе был беженцем. Подобное явление было весьма обычным в истории юденратов. М. Яффе родился в Вильнюсе и был юристом по образованию. Перед войной он работал в Варшаве. С началом боевых действий он покинул Варшаву вместе с семьей и вернулся в Вильнюс. После того, как немцы приблизились к Вильнюсу, Яффе и его сын Зелиг бежали в Минск. По свидетельству последнего, сотрудничество между юденратом и подпольем продолжалось и во время пребывания его отца на посту председателя. Однако, в этот период в юденрат просочились подозрительные лица и провокаторы, в основном из числа беженцев. Из-за них "сторонникам подполья" в юденрате становилось все труднее работать, и они действовали в обстановке строжайшей секретности[137] . Герш Смоляр так писал о взаимоотношениях между Яффе и подпольщиками:

Он был культурным человеком, и, по-видимому, знал о существовании подполья в гетто. Однако, мы не поддерживали прямой связи с ним. Встречи с членами юденрата, которые входили в подполье, также стали более сложными и проводились реже [138] .

Городское подполье также испытывало серьезный кризис. При "городском комитете" был создан "военный совет", состоявший из бывших офицеров Красной Армии. Они не располагали каким-либо опытом подпольной работы и действовали, не придерживаясь правил конспирации. В результате, некоторые из них попались и донесли на других членов "совета". Так был пойман и Исай Казинец, который был главным связным между подпольем и юденратом. Его арестовали 27-го марта 1942 г. и повесили в минском городском саду 7-го мая. В результате "городской комитет" распался, и связи между подпольем и различными организациями в гетто ослабели.

7.11.4.2 "Акция" 2-го марта 1942 года[139]

Спустя короткое время после своего назначения на пост председателя юденрата Яффе столкнулся с труднейшей задачей, одним из тех жестоких испытаний, которые столь часто выпадали на долю глав еврейских советов гетто. В конце февраля немецкие власти приказали ему немедленно "депортировать" из гетто 5000 евреев. При этом данный приказ не распространялся на тех евреев, которые работали на немецких военных заводах. На вопрос одного из руководителей отделов юденрата о том, можно ли включить детей и стариков в состав партии высланных, немцы ответили, что это не имеет значения. Теперь главам совета стало окончательно ясно, каков истинный смысл "депортации".

Руководители юденрата созвали совещание вместе с подпольщиками для того, чтобы решить, как следует поступить в сложившейся ситуации. Ответ членов подполья был однозначен: "Нельзя торговать еврейскими душами". Было решено предупредить евреев о готовящейся расправе при помощи подпольщиков, служивших в полиции гетто. Всем им рекомендовали спрятаться в тайниках, на местах работы и т. д. Подполье также позаботилось о создании дополнительных укрытий в мастерских юденрата и между домами.

"Акция" началась утром 2-го марта. В гетто прибыли грузовики в сопровождении двух немецких офицеров, которые потребовали у полицейских немедленно "предоставить" им 5000 евреев. Однако удовлетворить данную просьбу оказалось невозможным. Улицы гетто были пусты, стояла мертвая тишина. Евреи спрятались в своих укрытиях. Разъяренные немцы начали поиски людей для заполнения требуемой "квоты".

Они с шумом ворвались во дворы гетто и начали поиски. Тех, кто попался, отводили во двор завода на Шпалерной улице. Были взяты дети из детского дома, который располагался на той же улице. Во главе детей шла директор детского дома, с младенцами на руках. Они также привели туда инвалидов и часть работников юденрата. В ходе поисков использовали собак, которых натравливали на детей и взрослых.

Поскольку "квота" все еще не была собрана, немцы начали выхватывать людей из групп работников, которые вернулись в гетто после рабочего дня. Их отвели к большой яме на Рамутской улице, где собирали трупы убитых евреев. Туда же сбрасывали живых еврейских детей[140] .

Более пяти тысяч евреев был уничтожены в ходе акции. Жизнь тех, кому удалось спасти, прекратилась отныне в ад. Не было ни единой семьи, которая не потеряла кого-либо из близких. С того дня и далее на улицах гетто царила атмосфера ужаса приближающейся смерти.

7.11.4.3 Между "акциями"

После проведения первой "акции" деятельность подполья активизировалась. Отныне она проявлялась в основном в ускоренной переправке людей в леса. Однако, не успели подпольщики оправиться от удара, нанесенного первой "акцией", их ожидал новый серьезный экзамен. Немцы потребовали у членов юденрата самым решительным образом выдать им всех руководителей подполья. В случае отказа они угрожали казнить заложников, в том числе и всех челнов юденрата.

Немцам также удалось поймать двух видных подпольщиков. Одним из них был начальник полиции гетто Зяма Серебрянский, которого вскоре повесили. Остальные члены подпольного штаба скрылись. После жестоких разногласий среди жителей гетто и самих подпольщиков было принято решение, гласившее, что ни один еврей не будет выдан гестапо. Глава подполья Герш Смоляр был переправлен в больницу под видом больного тифом. Он спасся благодаря отваге председателя юденрата М. Яффе, который передал властям обагренное кровью удостоверение личности на имя Столяровича (такова была настоящая фамилия Смоляра) в качестве доказательства его смерти.

Тем временем оккупанты продолжали проведение серии "малых акций". В ходе каждой из них они ловили и убивали небольшие группы евреев, которые, обычно, насчитывали всего несколько человек. Также был проведен ряд крупномасштабных ночных "акций". Ночью 2-го апреля немцы окружили несколько улиц гетто и в течение шести часов поймали и убили около 500 человек. Подобные действия носили повседневный характер, хотя и не угрожали непосредственно существованию гетто. Вместе с тем, они способствовали созданию атмосферы тревоги, неуверенности, отчаяния и паники и позволяли охваченным страхом евреям трезво взвесить свои действия и оказать сопротивление палачам. Об этом свидетельствует следующий отрывок:

По вечерам некоторые из домов пребывали в полной темноте, а другие освещались керосиновыми лампами. Внутри свирепствовал холод. Евреи пытались отогнать от себя мрачные думы до тех пор, пока в одном из соседних домов не раздавался страшный крик, "Спасите! ". Это означало, что немцы ворвались туда и начали убивать его жителей. По ночам, они окружали улицу, дом или группу домов, ловили их жителей и загоняли их в грузовики или "душегубки". Не раз убивали жителей прямо на месте, а потом измывались на трупами. В такую ночь ни один еврей в гетто не смыкал глаз. Все прислушались со страхом, не подъезжает ли к дому "душегубка" [141] .

Несмотря на тяжелую обстановку, члены подполья продолжали активную работу по переправке людей в леса. Тем временем, партизанская деятельность в лесах Белоруссии чрезвычайно расширилась. Также увеличилось число поддельных "арийских" удостоверений личности. В разгар этого процесса, летом 1942 г., на гетто обрушился новый удар, приведший к уничтожению большинства его жителей.

7.11.4.4 "Большая акция": 28-31 июля 1942 года

Признаком приближающейся "акции" особо крупного размера стало объявление оккупационных властей о замене опознавательных знаков евреев гетто. В начале июня 1942 г. немцы раздали евреям такие знаки. Кормильцы семей получили красные ленточки. а иждивенцы - зеленые. В конце того же месяца, 28-го числа, жителям гетто приказали собраться на Юбилейной площади для обмена знаков. Те, кто носил красные ленточки, должен был получить зеленые, и наоборот. Этот приказ не распространялся на работников-специалистов, которых ранним утром того дня отвезли к местам работы вне гетто, причем было приказано оставить их там в течение нескольких дней. "Евреи Рейха" были обязаны явиться на площадь вместе с остальными жителями гетто. Им было сообщено, что они "отправляются в Палестину" (!)

После того, как евреи собрались на площади, туда прибыла группа немецких офицеров во главе с начальником гетто Риббе (Ribbe). Их поведение напоминало смесь фильма ужасов с пьесой абсурда. "Они был пьяны. Также привели туда "оркестр гамбургских евреев", которому приказали играть. Немцы ели и пили на глазах у собравшихся, а затем начали бросать детям конфеты и стрелять в тех из них, которые пытались поймать налету или поднять их с земли"[142] .

Собравшиеся евреи поняли, что их ожидает. Напряжение в толпе росло. Заметив это, офицеры потребовали от Моше Яффе успокоить публику и объяснить ей, что речь идет всего лишь о технической замене опознавательных знаков. Яффе не оставалось ничего другого, как исполнить это требование. Однако он успел произнести лишь несколько фраз, как на площади появились знакомые всем ужасные машины-"душегубки". Более не было смысла скрывать чудовищные намерения нацистов. В ту самую минуту на площади разразилась паника, представление о которой помогает составить следующий отрывок:

Яффе обратился к возбужденной публике, среди которой вихрем пронеслось слово "душегубка", со следующими словами: "Друзья, меня обманули. Они пришли, чтобы убить нас. Сейчас начнется погром!" Толпа ринулась во все стороны, пытаясь спастись от неминуемой гибели. Все смешалось... Фашисты начали стрелять по окруженным людям. Однако те, не обращая внимание на то, что происходило вокруг, продолжали напирать. Началось колоссальное столкновение между беззащитными евреями и вооруженными с головы до ног фашистами. На последних посыпались удары, прежде чем им удалось оттеснить толпу. Вся площадь была усеяна окровавленными телами.

Перед десятками душегубок под угрозой оружия выстроили длинные шеренги женщин и стариков. Детей отделили от взрослых. Подняв руки над головой, они стояли на коленях. Слабые и истощенные маленькие дети начали плакать, те, у кого не хватало сил, опустили поднятые руки. Фашисты убивали их ударами ножей... Один из них размахнулся и со всей силой бросил ребенка на землю. От удара его череп раскололся и мозг брызнул наружу. При виде этого, матери детей, стоявшие в очереди в душегубки, с яростью бросились на охранников. Их расстреливали из автоматического оружия. Те, кто отказывался зайти в "грузовик смерти", обрекали себя на жестокую смерть. Пьяные Гетенбах, Рихтер и Верде [немецкие офицеры - И. В. ] приказали: "Отрезать им нос и уши". Расправа продолжалась до вечера. Ночью оставшимся в живых еврейским полицейским приказали очистить площадь от трупов и пятен крови [143] .

"Акция" продолжалась в течение четырех дней, вплоть до 31-го июля. В ходе нее было убито около 25000 евреев. Среди погибших были все члены юденрата во главе с его председателем М. Яффе и глава еврейской полиции Блюменштоком. Их казнили на третий день "акции". Немцы также ворвались в детский дом, больницу и дом инвалидов и убили тех, кто находился там. Среди них были 48 врачей, в их числе несколько крупных специалистов в своих областях. После завершения "акции" в гетто вернулись евреи, работавшие на военных предприятиях (их увезли утром первого дня "акции"). Следующий отрывок описывает увиденную ими картину[144] :

Многие из работников обнаружили, что все члены их семей были убиты. Дома стояли опустевшими. Некоторые люди кричали от горя и рыдали. Другие проклинали палачей и разрывались от бессилия. Разруха, пятна крови на тротуаре, ужасное запустение лишь усиливали отчаяние оставшихся в живых. Ничто не могло утешить их [145] .

После этой "акции" в гетто осталось около 9000 евреев (по другим данным около 12000), лишенных семей, близких, руководства и привычных жизненных рамок. Они ощущали равнодушие к своей судьбе, не испытывали желания жить и бороться. Один из них сформулировал их ощущения следующим образом: "Мы утратили желание жить и были равнодушны ко всему, что произойдет с нами"[146] .


7.12 Третья волна уничтожения

7.12.1 Ход военных действий

В результате победы под Сталинградом Красная Армия начала контрнаступление на южном и центральном направлениях. Здесь она также добилась существенных успехов. 14-го февраля 1943 г., спустя несколько дней после окончания осады Сталинграда, был освобожден Ростов-на-Дону. В ходе первой половины 1943 г. советские войска вынудили вермахт вследствие тяжелых потерь оставить Кавказ и вернули большую часть территории Украины. Красная Армия также прорвала немецкие линии на центральном участке фронта, к северо-западу от Москвы, и продвинулась в направлении Смоленска. Город был освобожден 25-го сентября 1943. На севере была прорвана блокада Ленинграда, продолжавшаяся около двух лет.

Немцы, со своей стороны, начали контрнаступление 22-го февраля 1943 г. В ходе него им удалась заново захватить некоторые из освобожденных районов. Харьков, второй по величине город Украины, освобожденный Красной Армией 16-го февраля, был захвачен вновь немцами 15 марта и освобожден вторично 23-го августа 1943 г.

Решающее сражение между двумя армиями состоялось летом 1943 г. вблизи города Курск, на границе между Россией и Украиной. 5-го июля немецкие силы начали массивное танковое наступление в надежде прорвать фронт Красной Армии. Командование вермахта придавало этому сражению чрезвычайное значение. С немецкой стороны в нем приняли участие 17 бронетанковых дивизий, практически весь резерв, которым располагался германская армия. Однако, они были разбиты и оттеснены в западном направлении. Так завершилась последняя попытка Германии овладеть инициативой на Восточном фронте.

12-го июля Красная Армия начала генеральное наступление, целью которого было дальнейшее оттеснение немецких сил на Запад. В течение августа был освобожден весь район Дона. В сентябре советские части достигли Днепра и захватили плацдарм на его берегу. В ноябре они заблокировали германские силы в Крыму, которые сдались в апреле 1944 г. 6-го ноября 1943 г был взят Киев, столица Украины и самый крупный из захваченных на территории СССР городов. В конце декабря советские войска освободили Житомир, а в январе 1944 - окончательно сняли блокаду Ленинграда.

4-го января 1944 г. Красная Армия пересекла советско-польскую границу. В конце марта советские части вторглись в Румынию вблизи города Яссы. Летом 1944 г. были освобождены северные районы СССР. Минск был взят 3-го июля, Ковель - 6-го июля, Вильнюс - 13-го июля.

7.12.2 Основные этапы третьей волны уничтожения

евреев

Третий этап уничтожения евреев проходил под знаком отступления германской армии на территории СССР. Немцы чувствовали, что время уходит, и их поражение в войне является лишь вопросом времени. На этом этапе нацисты истребили всех евреев, еще остававшихся в гетто и лагерях. Уничтожение носило более интенсивный характер также в связи с ростом активности партизан в западных районах СССР, где к тому времени все еще оставались десятки тысяч евреев. Немецкие власти сознавали, что еврейская молодежь убегает из гетто для того, чтобы вступить в партизанские отряды в окрестных лесах. Задачей оккупантов было тотальное уничтожение евреев.

Вопрос 14

Уничтожение евреев в этот период преследовало две цели. Каковы были данные цели?

Какова была численность евреев, убитых на данном этапе? После завершения второй волны уничтожения на оккупированной территории все еще существовал ряд гетто, в которых проживало около 70000 человек. Самыми большими из них были гетто Вильнюса, Каунаса и Шауляя на территории Литвы, рижское гетто в Латвии, гетто в городе Лида в Западной Белоруссии и минское гетто на Востоке Белоруссии. Кроме того, оставалось также несколько небольших гетто, в основном к северо-востоку от Вильнюса. В каждом из них проживало не более 4000 евреев, и все они были убиты в пригороде Вильнюса Понарах в начале апреля 1943 г.

21-го июня 1943 г. глава СС Генрих Гиммлер издал специальный указ, касающийся судьбы всех оставшихся в живых евреев на территории рейхскомиссариата Остланд[147] . Два основных фактора оказали влияние на принятие данного решения. Прежде всего, следовало "решить" остатки "еврейской проблемы" как можно быстрее вследствие положения на фронтах и усиления действий партизан. Во-вторых, Гиммлер стремился поддержать промышленные предприятия "Ости" (т. н. "Восточная промышленность", "Osti") и совместить уничтожение евреев с продолжением их использования в качестве рабочей силы.

В приказе говорилось о том, что следует создать вблизи города Рига большой концентрационный лагерь, "в который будут переведены все предприятия по производству одежды и амуниции, находящиеся в ведении вермахта за рубежом". Там же предполагалось сосредоточить всех ценных еврейских работников. В отношении остальных евреев Г. Гиммлер использовал привычный жаргон СС: "следует эвакуировать на Восток всех не представляющих ценности жителей еврейских гетто". Приказ подлежал исполнению начиная с 1-го августа 1943 г. На деле, названный большой лагерь так и не был создан. Вместо него использовался уже существовавший лагерь Кайзервальд вблизи Риги, вокруг которого было создано несколько вспомогательных лагерей.

Остатки гетто были ликвидированы в соответствии с приказом. Осенью 1943 г. гетто Каунаса и Шауляя превратились в концентрационные лагеря. Все их жители, непригодные для работы, были расстреляны. Вильнюсское гетто подверглось ликвидации 23-25 сентября 1943 г. Тех, кто был способен работать, отправили в трудовые лагеря на территории Латвии и Эстонии, остальные были посланы для уничтожения в Понарах или Собиборе. С сентября по ноябрь 1943 г. были ликвидированы остатки рижского гетто. Его жителей перевели в близлежащий концлагерь, и те, кого признали нетрудоспособными, были немедленно казнены. Летом 1944 г., накануне отступления немецких войск из прибалтийских стран, большинство оставшихся в концентрационных лагерях евреи были убиты, остальных отправили на запад, в частности в концентрационный лагерь Штуттгоф (Stutthof) в районе Данцига[148] .

Другая группа евреев все еще оставалась на территории Восточной Галиции, которая была присоединена к генерал-губернаторству в качестве пятой области. С конца 1942 г. по лето 1943 г. там были убиты 180000 евреев. В июне 1943 немцы ликвидировали гетто Львова, Тернополя и других городов. После этого остались в живых 21000-25000 евреев, в основном в нескольких трудовых лагерях и в Яновском лагере в Львове. Их убили летом 1944 г., накануне освобождения Галиции Красной Армией.

7.12.2.1 Третий этап: уничтожение евреев Лиды

На данном этапе также были уничтожены остатки еврейской общины белорусского города Лида. Накануне германского вторжения в нем проживало 9000 евреев. Город был захвачен 27 июня 1941 г. Немедленно вслед за этим оккупационные власти создали в нем гетто, где сосредоточили не только местных евреев, но также и жителей соседних местечек и беженцев из близлежащего Вильнюса. Главой юденарта стал Калман Лихтман, однако, спустя короткое время он был казнен вместе с остальными членами совета в результате доноса местных уголовников, утверждавших, что юденрат пытался выпустить фальшивые виды на жительства для 1000 беженцев.

8-го мая 1942 г. немцы провели в гетто первую "акцию", в ходе которой погибли 5700 человек. Вслед за этим в Лиду доставили 3500 евреев из соседних местечек.

7.12.2.1.1 Спор о бегстве в лес

В результате данной "акции" с новой силой разгорелся спор о бегстве в лес и вступлении в партизанские отряды. Незадолго до этого были установлены первые контакты с окрестными партизанскими группами. Несколько молодых людей даже сумели провезти в гетто двадцать ружей. Вместе с тем, вопрос о бегстве вызвал к жизни серьезные разногласия. Руководители основанных в гетто мастерских возражали против этой идеи, опасаясь связанного с ней риска. Ш. Холевский так писал о данной полемике, которая велась и в других местах:

Евреи лидского гетто разделялись на "оптимистов" и "пессимистов". Последние более не верили обещаниям немцев и считали, что следует бежать в лес, поскольку положение в гетто является безнадежным. Данную группу возглавляли руководители подполья. "Оптимисты" считали, что немцы взаправду нуждаются в квалифицированных еврейских кадрах, которые трудятся на благо германской армии. Помимо этого, многие евреи не были готовы к голоду, холоду и болезням, подстерегавших их в лесах [149] .

Вопрос 15 (вопрос для самостоятельного ответа)

Можно ли было придти к однозначному решению данной полемики на основании информации, известной жителям гетто в описываемое время?

Реакция оккупантов привела к дальнейшему обострению полемики. До немецких властей дошли слухи о готовящихся побегах, и в мастерские, расположенные в гетто, прибыл представитель областного комиссариата, который собрал евреев и рассказал им о том, что ожидает их в случае побега. По его мнению, такой побег обернется катастрофой для самих евреев, которые будут страдать от холода и голода. Он с насмешкой спросил, каким образом они собираются причинить ущерб германской армии, захватившей всю Европу, при помощи ржавых ружей. С другой стороны, продолжал он, те, кто останутся в гетто лишь выиграют от этого. Ведь "излишние" евреи уже были уничтожены, а оставшиеся в живых, плодотворно работая, смогут наслаждаться спокойной и безопасной жизнью.

Слова немецкого представителя оказали заметное влияние на собравшихся. Усилились попытки убедить членов подполья отказаться от планов побега. В ходе встречи с одним из руководителей подполья Иосифом Капланом ответственный за мастерские гетто Альтман буквально умолял его не предпринимать действий, которые могут поставить под угрозу жизни сотен евреев. Один из руководителей мастерских Альперштейн, который вместе с Альтманом фактически управлял делами гетто, встретился с членом подполья Борухом Левиным и обвинил его в том, что он угрожает единственной мечте, которая еще осталась у местных евреев, мечте о том, что хотя бы часть их останется в живых после войны. По его словам, странные идеи о борьбе против немцев при помощи "ржавых ружей" могли лишить евреев гетто последней надежды. Он также сказал, что "большие государства покорились немцам, а тут выходит человек в одиночку, делает пиф-паф из своего ружья, и пропал наш единственный и последний шанс"[150] . Левин ответил ему, что несмотря на его глубокое убеждение в том, что борьба против немцев является первейшей обязанностью, он воздержится от любого действия, которое может поставить под угрозу жизнь оставшихся людей.

Однако, несмотря на это обещание, подпольщики продолжили выводить людей в леса. Трижды прибывали в гетто посланцы партизан и уводили с собой группы евреев. Также вывозились одежда, лекарства и даже портативный типографский станок, который упаковали в ящики и положили на телегу, прикрыв сверху брикетами соломы. В общей сложности около 500 евреев покинули гетто. Триста из них сумели достичь расположения партизанских отрядов, а около сотни были спасены с освобождением Лиды Красной Армией в июля 1944 г.

7.12.2.1.2 Последняя "акция" в Лиде

18-го сентября 1943 г. была проведена последняя акция, приведшая к окончательной ликвидации лидского гетто, которое было последним на территории Западной Белоруссии. Евреи гетто были отправлены в лагерь уничтожения Майданек на окраине города Люблин. Небольшая группа его жителей сумела бежать буквально накануне проведения "акции". Однако немцам удалось поймать несколько еврейских партизан, которые прибыли туда днем раньше, чтобы вывести очередную партию людей в леса. Рассказывают, что перед отправкой последнего поезда председатель юденрата д-р Гру обошел все его вагоны, пытаясь убедить евреев, что нет никакой причины не верить объяснениям немцев, будто бы их лишь перевозят на новое место работы...

7.12.3 Ликвидация минского гетто

7.12.3.1 После "большой акции"

Вслед за проведением "большой акции" германские власти издали распоряжение, в соответствии с которым гетто было превращено в трудовой лагерь. Институт юденрата был отменен, и его место заняло "правление" во главе с главой бюро трудоустройства Эпштейном. Эпштейн прибыл в Минск из Западной Польши в качестве беженца, и был чужд гетто и его жителям. Один из свидетелей описывал его в качестве "чрезвычайно жесткого человека", его заместителя Вайнштейна, также польского беженца, как "человека с темным прошлым", а в отношении их обоих говорил, что "они вселяли ужас в жителей гетто"[151] .

Эпштейн и его приближенные теснейшим образом сотрудничали с немцами, и жители гетто видели в них предателей. В частности, был создан "полицейский отдел", который также именовался "оперативной группой". В его функции входило буквальное исполнение любых указаний немцев, в том числе и самых жестоких. Члены группы устраивали обыски и облавы в домах, вербовали агентов и доносчиков для слежки за членами подполья и людьми, прятавшимися в укрытиях.

Между подпольем и "правлением" установились, разумеется, крайне враждебные отношения. В этом они коренным образом отличалась от взаимоотношений, которые существовали в период Мушкина и Яффе. Подпольщики развесили в гетто плакаты. призывавшие к уничтожению "гитлеровского агента" Эпштейна. Было предпринято несколько безуспешных покушений на его жизнь. Не удалась даже попытка отравления при помощи его жены, бывшей комсомолки. В конце концов, Эпштейна казнили сами немцы, повесив его в его собственном доме.

В тот период наблюдалось значительное ослабление подполья. Причиной этого был разрыв между ним и "правлением" гетто, а также бегство в лес Герша Смоляра (после "большой акции") и убийство двух других видных деятелей подполья. Таким образом, основное внимание уделялось теперь не работе в самом гетто, а действиям в лесах. Герш Смоляр так писал о плачевном положении подполья в описываемую эпоху: "По сути, в минском гетто более не было никакой организации, исчезли подпольные ячейки и группы молодежи. Лишь немногие люди были уполномочены получать приказы из леса и готовить отряды молодых людей для бегства из гетто"[152] .

Несмотря на сложившееся положение, остатки подполья стремились продолжить свою деятельность. Некоторые из его участников все еще являлись членами "правления". Они стремились теперь любой ценой получить информацию о его предстоящих действиях с тем, чтобы предотвратить их. Секретарши Эпштейна, подпольщицы Сара Левина и Мира Строгина, ежедневно сообщали о его планах. Члены подполья действовали также и в полиции. Не раз им приходилось выслушивать обвинения в предательстве от евреев, не знавших об их подпольной деятельности. В ответ на требование немцев о выдаче им всех детей, не достигших четырнадцатилетнего возраста, подполье отправило их в укрытия.

Дополнительной причиной этой деятельности был и особый статус подпольщиков в глазах евреев гетто. После "большой акции" оставшиеся в живых евреи жили в постоянном страхе перед "новой акцией". Их единственной надеждой было бегство из гетто в лес, и лишь подполье могло помочь им в этом.

7.12.3.2 Окончательная ликвидация минского гетто

На протяжении 1943 г. был проведен ряд новых "акций", которые привели к дальнейшему сокращению площади "трудового лагеря", в центре которого находилось еврейское кладбище. Летом состоялись две относительно большие "акции": в августе часть евреев Минска была отправлена в лагерь уничтожения Собибор, а спустя месяц, 10-го сентября, около 2000 евреев были отправлены из Минска в трудовой лагерь Будзин (Budzin), в районе города Люблин.

"Акция", приведшая к полной ликвидации гетто, состоялась в октябре 1943 г. и продолжалась около 10 дней. Последние уцелевшие жители, приблизительно 4000 человек, были вывезены в Малый Тростинец, в тринадцати километрах от Минска, и расстреляны. Трупы сбрасывались в специально вырытые траншеи, глубиной в 3 метра и длиной в 50 метров. После уничтожения очередной партии жертв их тела засыпались грунтом, который затем утрамбовывали при помощи тракторов. После окончательного уничтожения гетто, в попытке замести следы, немцы стали сжигать трупы своих жертв. Однако, вплоть до их отступления из города в конце июня 1944 г., они так и не успели завершить эту работу.

В день освобождения Минска Красной Армией 3-го июля 1944 г. в нем оставалось лишь несколько десятков евреев, которым удалось спрятаться во время последних "акций". Один из них рассказал о то, как они проводились, и каким образом ему удалось скрыться:

Однажды, в конце октября 1943 г., выйдя на улицу, я услышал выстрелы. Один из убегавших людей сказал мне, что немцы начали "акцию". Из страха быть пойманным, я спрятался в доме, находившемся на расстоянии около 400 метров от моего дома. В нем находилось укрытие, которое приготовил ранее один из моих родственников. На бегу я увидел на расстоянии в сто метров от меня большую группу офицеров и солдат гитлеровской армии, вооруженных пулеметами.

На протяжении последующих дней, когда я прятался в подвале, до меня доносились звуки стрельбы, крики и автомобильные сирены. Незадолго до окончания акции, один из солдафонов приказал своему товарищу бросить гранату в дом, где мы скрывались... Над нашими головами послышался взрыв [153] .

7.12.3.3 Гибель "евреев Рейха"

На последнем этапе существования гетто были уничтожены также и последние из числа тех евреев, которые прибыли в Минск из пределов Рейха. В ходе "большой акции" погибли около 3000 из них, а по ее окончании Вильгельм Кубе докладывал, что в городе оставалось еще 2600 подобных жителей. 8-го марта 1943 г. были убиты евреи Гамбурга и часть евреев, привезенных из Рейнской области. Остальные члены данной группы погибли в самом Минске в "душегубках" или были отправлены на Запад. Последним объявили, что они возвращаются обратно в Германию, однако, вместо этого их убили в различных лагерях, в том числе в Будзине возле Люблина и во Флоссенбурге (Flossenburg) на территории Германии. Лишь десять человек из числа "евреев Рейха" минского гетто дожили до конца войны.


7.13 Размеры Катастрофы на

территории Советского Союза[154]

7.13.1 Сложности подсчета числа жертв

Каково общее число евреев, уничтоженных нацистами на территории СССР? Вследствие ряда причин точный ответ на данный вопрос весьма сложен. Прежде всего, не существует единого мнения о численности евреев, проживавших в стране накануне войны. Хотя в 1939 г. в СССР была проведена перепись населения, некоторые специалисты выражают сомнения в отношении достоверности полученных в ходе нее данных. В соответствии с ними, еврейское население СССР насчитывало тогда 3020000 человек. Яков Лещинский, в свою очередь, утверждал, что его численность составляла от 3270000 до 3320000 человек. Другие демографы считают, что в СССР проживало тогда меньшее число евреев, чем это следует из данных переписи. По их мнению, в ходе обработки полученных результатов, под давлением И. В. Сталина, численность евреев была увеличена с 1% от населения страны до 1,5%, и, таким образом, на деле, в 1939 г. в СССР проживало менее трех миллионов евреев.

Мнения о численности евреев Советского Союза после окончания войны также расходятся. В соответствии с данными переписи населения 1959 г. (первая перепись населения, проведенная в стране после 1939 г.), еврейское население СССР составляло 2268000 человек. Историк Биньямин Пинкус, в свою очередь, утверждает, что его численность равнялась 2645000 человек.

Также существуют разногласия относительно численности евреев на территориях, присоединенных к СССР в 1939-1940 гг. Данные о них относятся к началу тридцатых годов, а в некоторых случаях, даже к двадцатым годам (например, в Литве). Поэтому историкам приходится основываться на оценках, а не на точной информации.

Также неизвестно точное число еврейских беженцев, достигших СССР. Принято считать, что речь идет от 300000 до 585000 человек.

7.13.2 Оценка числа жертв

Прежде чем дать приблизительную оценку числа жертв, нам следует принять во внимание следующие данные:

1. Численность евреев на территории СССР накануне начала операции "Барбаросса" . В соответствии с оценками, на территории СССР в границах 1939 г. проживало 3080000 евреев, а в аннексированных областях - 1915000 (не включая беженцев). Таким образом, еврейское население СССР составляло в общей сложности около пяти миллионов человек (4995000).

2. Численность евреев, проживавших на данных территориях в 1946 году . В соответствии с оценками, в этот период в СССР проживало 2310000 евреев. Данное число не включает тех беженцев, которые возвратились на родину после окончания войны (репатрианты). 67000 из их числа составляли дети, родившиеся в 1941-1946 гг., поэтому не следует включать их в число евреев, проживавших в СССР накануне германского вторжения.

Исходя из этих данных, можно придти к выводу, что численность евреев, уничтоженных нацистами на территории СССР, составляла 2752000 человек. При использовании более точных методов вычисления, которые, с одной стороны, учитывают число людей, умерших естественной смертью за годы немецкой оккупации, но также принимают во внимание и иные данные, количество жертв достигает 2771000.

Какая часть советского еврейства была уничтожена во время Катастрофы? Если принять в качестве отправной точки еврейство СССР в целом, то речь идет о 55,5%. Однако, не все советские евреи проживали на оккупированной территории. Из числа тех, кто проживал там (4095000 человек) погибли две трети (67,7%). Среди "западников", то есть евреев, живших на присоединенных к СССР территориях, процент жертв был гораздо выше и составлял 86,2 (1 651 000 из 1 915 000).

Приведенные выше данные следует, однако, анализировать в контексте общих потерь, понесенных СССР в годы войны. Огромное число советских граждан погибло, включая миллионы солдат на фронтах, миллионы военнопленных в немецких лагерях, миллионы гражданских лиц, уничтоженных в ходе ужасных по жестокости "карательных экспедиций" или во время бомбежек и осады городов (например, в течение двухлетней немецкой блокады Ленинграда). По оценкам (точные данные об этом отсутствуют), за годы войны погибло 26 700 000 советских граждан, 10% из числа которых составляли евреи. При этом следует иметь в виду, что евреи составляли 2,5% населения СССР. Таким образом, относительная численность еврейских потерь в четыре раза превышала относительную численность потерь населения в целом. Более того, народы СССР сумели со временем восполнить понесенные жертвы, в то время как евреи ни в СССР, ни в других странах, так и не достигли своей предвоенной численности.



7.14 Заключение[155]

Каковы были отличительные черты уничтожения евреев СССР?

Прежде всего, речь идет о первой группе евреев, уничтоженной в рамках "окончательного решения еврейского вопроса в Европе". Уничтожение этой группы явилось следствием ряда причин, важнейшей из которых было отождествление еврейства с большевизмом, бытовавшее в нацистской идеологии. Большевизм воспринимался нацистами как мировоззрение, диаметрально противоположное и тотально враждебное их собственному мировоззрению. Отсюда следовала необходимость (и святая обязанность) вести против него беспощадную войну, не гнушаясь при этом использованием самых крайних средств. Нацисты утверждали, что сосуществование между двумя данными идеологиями невозможно, и в том случае, если нацисты не уничтожат большевизм, большевики приведут к гибели нацизма. Здесь самым жестоким образом проявилась концепция "кто кого", то есть "или мы уничтожим их, или они уничтожат нас".

Важную роль играла также расистская теория о том, что евреи являются "биологическим субстратом" большевизма. Уничтожение этого субстрата являлось, по их мнению, необходимым и важнейшим условием победы над большевизмом. Без "окончательного решения еврейской проблемы" невозможно было привести к "полному разгрому" большевизма. В данном контексте можно также понять нацистское отождествление евреев с партизанами. Оно также являлось следствием изначального отождествления еврея и большевика.

Во-вторых, уничтожение евреев хотя и носило массовый характер, однако (по меньшей мере, на его первом этапе) не было полным. Последние евреи на оккупированной территории были уничтожены не в начале вторжения, а накануне отступления немецких войск. Причины такой задержки носили в основном тактический характер. Однако "порядок очередности" в ходе первого этапа уничтожения был также связан с идеологией. Тот факт, что в первые месяцы войны основные усилия были направлены на истребление "коренных евреев" СССР (то есть в границах 1939 года) следовал из упомянутого выше отождествления еврея с большевиком. Еврей, живший под властью коммунистов в течение более, чем двадцати лет, был в большей мере "заражен" большевизмом, чем еврей, живший при ней лишь несколько месяцев, или, самое большее, два года.

В-третьих, в результате того, что уничтожение евреев не происходило непрерывным образом, а растянулось на три этапа, еврейские общины продолжали существовать под властью нацистам в течение одного года, а в ряде случаев и двух лет. В этих общинах, как и в других оккупированных европейских странах, были созданы особые организации самоуправления, в первую очередь, юденрат. На первый взгляд, юденраты на территории СССР напоминали юденраты в других странах, однако на деле между ними существовали значительные различия. Одно из них вытекало из характера еврейской жизни в СССР в период, предшествовавший оккупации. Мордехай Альтшуллер писал в этой связи[156] :

В определенной мере, данный институт [юденрат на территории СССР - И.В .] напоминал другие юденраты, созданные в различных странах Европы по приказу немецких властей. Однако, между ними также существовали серьезные различия, как в способе их организации, так и в их деятельности. В захваченных нацистами странах Европы, как и на территориях, присоединенных к СССР в предшествующие годы, руководители юденратов назначались из числа видных деятелей еврейских общин или лидеров еврейских организаций. На территории "старого" Советского Союза еврейские организации отсутствовали, а учреждения, связанные с советско-еврейской культурой, в большинстве случаев носили коммунистический характер. Таким образом, членами юденратов назначались евреи, знавшие немецкий язык, или в результате случайного выбора оккупантов. Среди них были врачи, инженеры и ремесленники. Поэтому, в отношении Советского Союза не приходится говорить о "еврейском руководстве" в том понимании, в котором этот термин применяется к другим захваченным странам [157] .

Другое различие вытекают из способа осуществления "окончательного решения" на территории Советского Союза. В большинстве случаев юденраты были созданы после первой волны уничтожения и действовали в течение весьма короткого времени, вслед за чем их члены предавались смерти. Деятельность этих органов была в первую очередь связана с содействием процессу уничтожения. По словам М. Альтшуллера, "его основной функцией являлось ускорение процесса уничтожения, который был начат немедленно после захвата территории"[158] .

Различия в процессе осуществления "окончательного решения" в СССР привели к тому, что понятие "гетто" получило на оккупированной территории Советского Союза иной смысл. Хотя некоторые из созданных там гетто существовали на протяжении относительно длительного периода времени (один-два года), однако в большинстве случаев они играли роль транзитного лагеря, в котором евреи находились на протяжении последних дней своей жизни, накануне отправки на уничтожение. В этом отношении они более напоминали венгерские гетто, которые также являлись транзитными лагерями и просуществовали недолго. Дополнительная особенность гетто в СССР заключалась в том, что они были созданы после того, как евреи соответствующего города стали жертвой первой "акции" или непосредственно в ходе нее.

В-четвертых, скорое уничтожение евреев, проведенное немцами на территории СССР, имело и иные последствия помимо особых черт юденратов и гетто. Внезапность германского нападения, высокая скорость продвижения немецких частей на первом этапе войны и уничтожение евреев немедленно после захвата той или иной области оказали решающее влияние на создание подполья. По мнению М. Альтшуллера:

Молниеносное развитие событий между захватом территории и уничтожением большей части еврейского населения серьезным образом подорвало возможности бегства и попытки создания подполья. В тех городах, где были созданы гетто, они существовали в течение столь короткого времени, что не представлялось возможным основать подпольную организацию в самом гетто или бежать в лес. Единственным местом, где это удалось, было минское гетто, просуществовавшее относительно длительный период времени. Случаи стихийного бегства в леса и вступления в партизанские отряды также были малочисленны [159] .

Вместе с тем, существует определенное сходство между участью евреев СССР и других оккупированных немцами стран Европы. В отношении захваченных территорий Советского Союза, как и в отношении других мест, не представляется возможным дать общие, однозначные и стереотипные ответы на вопросы о деятельности юденратов и взаимоотношениях между ними и подпольными организациями. Материал данной части свидетельствуют о различных вариантах реакции на политику оккупационных властей и о различиях в системе взаимоотношений между юденратом и подпольщиками. Отношения между гетто и подпольем в Минске отличались от подобных отношений в Пинске, а юденраты различных составов в минском гетто проводили различную, иногда диаметрально противоположную политику в ответ на требования властей.

Реакция на германские "акции" всегда являлась предметом острых разногласий. Возникали вопросы о том, стоит ли действовать, а если стоит, то когда. Обсуждались различные методы действий в тех случаях, когда немцы готовились к полному уничтожению гетто и тогда, когда "акция" носила частичный характер. Мучительное противоречие между желанием бороться и страхом, что сопротивление приведет к гибели всего гетто, наблюдалось не только в Минске, но и в иных местах (Вильнюс, Белосток, Варшава и некоторые из лагерей уничтожения, например, Собибор).

Так можно резюмировать, по нашему мнению, особенности Катастрофы еврейского народа на территории СССР.


Приложение

Спорные и малоизученные вопросы истории Катастрофы на территории СССР

Д-р Илья Альтман (Москва)

Интерес к изучению истории Катастрофы на территории СССР в постсоветской историографии в последние десятилетия очевиден. В Москве, Киеве, Минске, Харькове, Днепропетров-ске, Вильнюсе, Риге созданы и активно работают научно-исследовательские и просветительские центры, фонды и музеи, регулярно издающие монографии, учебные пособия, сборники документов. Только в серии "Российская библиотека Холокоста", издаваемой в Москве Фондом "Холокост", вышло 15 книг, в том числе - 4 учебных пособия по теме.

В первой половине 90-х годов заметное влияние на исследователей, работающих на территории государств бывшего СССР оказал сборник статей израильского исследователя И. Арада "Холокаст", опубликованный в 1990г. Одна из этих статей была посвящена анализу советской историографии данной темы. Институт "Яд вашем" и музей "Бейт Лохамей ха-геттаот" в Израиле осуществили совместно с российскими и украинскими коллегами издание ряда сборников документов и свидетельств по теме.1

За последние годы появился целый ряд работ, основанных на ранее недоступных архивных материалах. Их авторы, опираясь прежде всего на неопубликованные источники и изданные в последние годы сборники документов2 , рассматривают историю Катастрофы не только в региональном аспекте3 , но и в масштабах республик бывшего Советского Союза4 .

Вместе с тем, нельзя не отметить отсутствие специальных работ по отдельным регионам, в частности, России. Слабо освещена история Холокоста в зоне военной администрации нацистов. Назрела необходимость создания обобщающих монографий как по отдельным республикам бывшего СССР, так и в целом о Холокосте на территории Советского Союза5 .

К положительным тенденциям следует отнести заметное расширение тематики. Исследователей все больше интересует не только хроника уничтожения еврейского населения, поведение нацистов и их жертв, проблемы еврейского Сопротивления, но и более широкий круг вопросов. Публикуются исследования, научные статьи и доклады, проблематика которых в той или иной мере отражена в настоящем учебном пособии: влияние присоединения к Советскому Союзу Восточной Польши, стран Балтии, Буковины и Бессарабии в 1939-1940гг. на судьбы евреев; особенности Холокоста на территории СССР; этапы уничтожения еврейского населения СССР; сравнительный анализ судьбы евреев в различных зонах оккупации; отношение советского правительства к Холокосту; проблемы эвакуации евреев; взаимоотношения еврейского и нееврейского населения; роль и особенности нацистской антисемитской пропаганды в периодической печати; роль юденратов и еврейской полиции.

Выводы этих исследований позволяют, на наш взгляд, существенно дополнить, а иногда и уточнить текст настоящего учебника. Нам представляется важным также осветить такие темы как деятельность и судьба Еврейского Антифашистского Комитета и участие советских евреев в войне с нацизмом на фронтах Великой Отечественной войны и в партизанском движении.

1.1. Исторические обстоятельства Катастрофы советского еврейства

Прежде чем рассмотреть вопрос об особенностях осуществления "окончательного решения еврейского вопроса" на территории Советского Союза, необходимо остановиться на некоторых "внутренних предпосылках", не связанных напрямую с планами нацистов и их расистскими теориями.

Некоторые исследователи, например, Г.В. Клокова, полагают, что усиление антисемитских настроений в советском обществе во второй половине 20-х годов и фактическое прекращение преследований антисемитов в конце 30-х гг. являются важным фактором для понимания истоков Холокоста в СССР.

Она отмечает прямую взаимосвязь антисемитских и антисоветских, антибольшевистских настроений части общества в предвоенные годы.6

Можно выделить отдельные категории людей, для которых именно евреи казались (или стали казаться таковыми впоследствии, под воздействием нацистской пропаганды) главной причиной всех их личных проблем: семьи, пострадавшие в период Октябрьской революции и гражданской войны, коллективизации и голода, сталинских репрессий.

Особую группу составляют люди старше 50 лет (к началу войны), на глазах которых (или с их участием) проходили погромы периода революции 1905-1907гг и гражданской войны в 1918-1922гг. Ограбление, насилия, издевательства и даже убийство евреев не были для них чем-то необычным. Их жизненный опыт позволял относиться к преследованию евреев как к чему-то достаточно привычному в период военных действий и смены власти.

Попутно отметим, что психологически к таким преследованиям (но не к массовым убийствам!) была готова и часть еврейского населения. Вопреки распространенному мнению, не отсутствие в советской пропаганде после пакта Молотова-Риббентропа сведений о преследованиях евреев (такие сведения вплоть до осени 1939г. в советской прессе появлялись регулярно; позднее их активно распространяли беженцы из Польши) влияло на решение не эвакуироваться.

Как уже отмечалось выше, личный опыт общения с немецкими оккупантами в 1918г играл очень большую роль при принятии такого решения. Но были и другие факторы. Среди них - отсутствие до нападения на СССР фактов массовых убийств евреев нацистами.

Другой важной предпосылкой, влиявшей на поведение всех советских граждан (как городского, так и сельского населения), был личный опыт жизни в государстве "диктатуры пролетариата". Открытые репрессии на классовой почве, создание образов "врагов народа", публичное преследование членов их семей не могли не отравить общественное сознание, прививая чувства самосохранения и невмешательства в действия властей. Не только массовые депортации реальных или потенциальных противников новой власти на аннексированных СССР с 1939г. территориях давали повод для будущего преследования евреев. На глазах всего населения велась достаточно последовательная кампания по изгнанию с любых должностей и преследованию не только по классовому, но и по национальному признаку (в частности, поляков).

Массовое назначение евреев (как вследствие их лояльности, так и уровня образования) на руководящие должности среднего звена вызывало даже больший антисемитизм, чем наличие евреев в высших эшелонах власти.

Любопытно, что процент евреев, "избранных" в народное Собрание Западной Украины 22 октября 1939г. был более чем в 5 раз ниже численности еврейского населения (соответственно 2% и 10,6%)7 .

Так же как и в Западной Белоруссии, здесь около 30% всех депортированных советской властью составляли евреи8 .

Отметим, что при высылке евреев, отказавшихся принять советское гражданство, власти менее всего учитывали внешние факторы или вопросы престижа. Из приграничной зоны выселялись все потенциальные "враги и шпионы". Так, в циркуляре НКВД, разосланном осенью 1940г., одной из групп потенциальных шпионов объявлялись бежавшие из Польши евреи, которые использовались гитлеровцами на принудительных работах.

Достаточно большое количество еврейских ремесленников, торговцев, владельцев земельных наделов в этот период было лишено средств к существованию. Специфическое истолкование в еврейской религиозной среде получил Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940г. о переходе на 7-ми дневную рабочую неделю. Пинский раввин Ш.-Х. Розенцвейг в одной из своих проповедей прямо говорил, что этот указ "направлен против еврейской религии, т. к. обязывает евреев работать в субботу"9 .

Вместе с тем, большинство еврейского населения, особенно молодежь, активно поддерживало мероприятия новых властей, участвовало в создании ревкомов, вступало в партию и комсомол. Евреи составляли и значительную часть "восточников" - присланных из восточных районов СССР советских служащих (особенно велик был их процент среди прокурорско-судебных работников).

Это послужило причиной обвинений в "предательстве", которые выдвигались против евреев местными националистами на вновь присоединенных к СССР территориях. Преступления сотрудников НКВД накануне войны и массовые расстрелы заключенных, произведенные ими при отступлении Красной Армии, были приписаны исключительно евреям, что привело к многочисленным погромам и убийствам в городах и местечках Западной Украины и Белоруссии, Латвии, Литвы, Буковины и Бессарабии.

1.2.Особенности Катастрофы на территории СССР

Выше отмечалось, что важнейшей особенностью Холокоста на территории СССР была численность еврейской общины. К моменту нападения Германии на СССР 22 июня 1941г., советские евреи была самой большой еврейской общиной Европы (около 5 миллионов человек). Свыше 3 миллионов из них оказались на оккупированной территории. Как по этому показателю, так и по количеству уничтоженных нацистами людей (около половины всех жертв Холокоста) советское еврейство занимает первое место.

В разработку указанной проблемы значительный вклад внес известный израильский историк И. Арад10 . Анализируя уникальные черты Холокоста на территории СССР, он выделяет 3 фактора: немецкий, нееврейский и еврейский. Отмеченные И.Арадом особенности сводятся к следующему.

- Впервые при нападении на СССР уничтожение еврейского населения, избавление других народов Советского Союза от "еврейского ига" являлось для гитлеровской Германии не только средством достижения победы, но и одной из ее главных целей. Использование в пропагандистском арсенале нацистов термина "жидо-большевизм" ставило знак равенства между необходи-мостью уничтожения советской политической системы и еврейского населения.

Идеологическое обоснование уничтожения евреев как генетических носителей большевизма, появившееся накануне и в ходе войны Германии против Советского Союза, чрезвычайно важно для понимания особенностей Катастрофы на территории СССР, ее масштабов, темпов и методов. В последние годы исследователи все активнее используют именно такую трактовку начала Холокоста.

- Евреи СССР стали первыми жертвами Катастрофы . Именно на советской земле началось массовое и систематическое убийство еврейского народа .

Этот факт сегодня признается подавляющим большинством историков. Однако, вряд ли можно говорить о советских евреях как первой группе, уничтоженной в рамках "окончательного решения еврейского вопроса". Во-первых, уничтожение советских евреев не было полным и затянулось по времени. Во-вторых, само "окончательное решение" было принято во многом на основе положительных и отрицательных (с точки зрения нацистов) результатов эксперимента в первые месяцы войны на советской территории.

- Самое активное участие в Холокосте наряду с айнзацгруппами приняли войска вермахта (в отличие от других оккупированных государств).

Только советские военнопленные-евреи подвергались тотальному уничтожению.

Отметим, что это типично для первого года войны. Например, разоблаченный как еврей советский офицер А. Печерский был отправлен из лагеря военнопленных в лагерь смерти Собибор, где в октябре 1943г. организовал успешное восстание заключенных.

- Нацисты и их пособники уничтожали советских евреев открыто, по месту их жительства; процесс уничтожения не имел четко выраженных последовательных этапов растянутых по времени, как то, идентификация, концентрация в гетто, уничтожение. Массовые расстрелы проводились еще до регистрации; после них могло создаваться и довольно длительно существовать гетто; существование гетто не означало прекращения "акций". Некоторые этапы до уничтожения могли отсутствовать вовсе или быть очень непродолжительными по времени .

- Методы уничтожения отличались крайним садизмом и многообразием способов (людей топили в колодцах, сбрасывали в стволы шахт, закапывали живыми, разрывали лошадьми, разрывали младенцев на части или бросали их на штыки, распиливали , сжигали и т.п.). В убийствах принимали участие десятки тысяч нацистов и их пособников, многие из которых участвовали в этом добровольно.

- Если в оккупированной Европе и самой Германии детей от смешанных браков, как правило, не уничтожали, то на территории СССР проводились специальные акции по выявлению и убийству детей-полукровок.

- От местного населения не только не скрывался факт уничтожения евреев , но и поощрялось их участие в убийстве.

- До создания лагерей уничтожения на территории Польши, именно на советской земле (в Каменец - Подольске, Минске, Риге, Каунасе) уже с августа 1941г. началось массовое уничтожение евреев из Германии, Австрии, Венгрии , Чехословакии.

Евреи из европейских государств вывозились для уничтожения на оккупированную территорию СССР и в 1942-1944гг.

- Антисемитские настроения населения. Формирование местной полиции на добровольной основе из антисоветски и антиеврейски настроенных элементов. Добровольное участие коллаборационистов в уничтожении евреев, подчас - даже без непосредственно участия гитлеровцев. Роль местного населения в выявлении евреев, уклонявшихся от регистрации, скрывавшихся, либо имевших фальшивые документы, без чего количество уцелевших было бы несравненно выше.

На оккупированной советской территории применялись чрезвычайно жестокие меры не только за укрывательство евреев, но и за недоносительство об их местонахождении.

Помимо указанных выше особенностей и отсутствия еврейской общинной жизни и еврейских лидеров на оккупированной территории), И. Арад отмечает также экономико-демографический аспект:

- организация гетто на территориях, где почти все трудоспособные мужчины были мобилизованы в армию, была для гитлеровцев экономически нецелесообразна.

Именно это автор считает одной из основных причин отсутствия или очень краткого периода существования гетто на территориях, захваченных не в первые месяцы войны.

Как видим, этот подход отличается от предположения, что "порядок очередности" и тотальности уничтожения еврейского населения диктовался исключительно идеологическими причинами и якобы в первую очередь был направлен против тех, кто жил на территории Советского Союза в рамках "старых" (до 1939г.) границ. Тотальное уничтожение к началу 1942г. еврейских общин прибалтийских республик наглядно иллюстрирует этот тезис.

На наш взгляд, существенную роль играли военно-политические факторы: осенью 1941г. и летом-осенью 1942г. гитлеровцы верили в скорую победу и экономические соображения отходили на второй план; известные нам приказы и директивы начальника штаба верховного командования вермахта Кейтеля ("...Борьба против большевизма требует принятия безжалостных и энергичных действий, в первую очередь, против евреев"), командующих 6 и 11 армиями Райхенау и Манштейна и командующего группой армий "Юг" фон Рунштедта, изданные между 12 сентября и 20 ноября 1941г.11 наглядно отражают представления руководства вермахта, что главная угроза в организации сопротивления и саботажа исходит от евреев.

Это развязывало руки находившимся в зоне военной администрации руководителям айнзацгрупп, которые в зоне гражданской администрации встречали определенное сопротивление своим действиям, мотивированное экономическими соображениями.

В заключение, И. Арад подчеркивает:

"Есть еще особенности Холокоста в Прибалтике при сравнении с Бессарабией и Транснистрией, между Белоруссией и Украиной, между зонами гражданской и военной администрации, но все эти особенности не имели значения при тотальном уничтожении.

...Главной задачей нацистов было "окончательное решение еврейского вопроса" как на оккупированной территории СССР с названными особенностями, так и в оккупированной Европе. Оккупированные территории СССР не отличались в этом от других стран Европы. Уникальность проявлялась в некоторых факторах, а не в общей политике нацистской Германии ".12

Принимая вывод автора об общности конечных целей гитлеровцев, необходимо отметить, что отличия в решении еврейского вопроса в военной и гражданской зонах оккупации, а также в находившейся под румынским контролем Транснистрии имели прямое значение для судеб советских евреев. Шанс уцелеть появлялся прежде всего в том случае, если уничтожение не проводилось в кратчайшие сроки.

Как справедливо указывается выше, эти отличия в темпах уничтожения позволили осуществлять специфическую жизнедеятельность еврейской общины в условиях гетто. Политика румынской администрации позволила нескольким десяткам тысяч евреев выжить в гетто между Бугом и Днестром.

Советский Союз оставался единственной страной в Европе, чья территория была оккупирована нацистами лишь частично и которая активно сражалась с ними. Это обстоятельство является несомненной особенностью Холокоста на территории СССР. Ниже мы специально рассмотрим проблему отношения советских властей к судьбе своих еврейских сограждан. Здесь же важно подчеркнуть, что успехи и неудачи на фронтах Великой Отечественной войны, подъем партизанского движения, деятельность нееврейского подполья непосредственно сказывались на судьбе еврейского населения.

Именно на советских евреях нацисты отрабатывали тактику массовых убийств и сокрытия следов преступлений. Для уничтожения евреев Европы они выберут метод создания лагерей смерти с применением самых современных технологий.

В ходе борьбе с партизанами тактика карателей применительно к населению так называемых партизанских зон будет весьма близка к методам уничтожения еврейского населения. Таким образом, универсальность Холокоста впервые найдет свое отражение в уничтожении нацистами мирного советского населения в 1942-1944гг.

1.3.Нацистская антисемитская пропаганда

В отличие от оккупированной территории Польши, где издавалось всего 9 газет на польском языке, на оккупированных советских землях нацистская пропаганда самым активным образом использовала периодическую печать.13 В архивах и библиотеках постсоветских государств нами выявлено более 400 газет, издававшихся на захваченной территории на языках народов СССР (прежде всего – на русском, украинском и белорусском). Основные издания, рассчитанные на жителей крупных городов или целых регионов, например, "Речь" (Орел), "За Родину" (Псков), "Новое украинское слово" (Киев), "Голос Крыма" (Симферополь) , "Белорусская газета" (Минск) , "Одесская газета" выходили ежедневно, красочно оформлялись, имели фотоиллюстрации или рисунки и достигали тиража 100 000 экземпляров. Как правило, городские газеты выходили 2-3 раза в неделю, объемом 2-4 страницы и тиражом около 5000 -10 000 экземпляров. Публиковались и ведомственные издания и даже заводские многотиражки (показательно название одной из них, издававшейся в Украине - "Газета Мариупольского завода б. Ильича"). Созданием, подбором кадром и контролем за содержанием таких изданий занимались специальные подразделения служб пропаганды вермахта и Министерства по делам оккупированных восточных территорий. В Прибалтике такие издания появились уже в конце июня 1941г. под эгидой местных националистических организаций, например, Фронта литовских активистов.

Редакторами и сотрудниками коллаборационистских изданий были, как правило, местные журналисты, часть из которых активно работала в довоенной советской прессе.

Популярность этих изданий была предопределена регулярными публикациями сводок о положении на фронтах Второй мировой войны, распоряжений и приказов местной администрации, а также более яркой и разнообразной по сравнению с советской прессой подачей материала.

Периодическая печать рассматриваемого периода позволяет раскрыть вопрос о месте антисемитской пропаганды в системе расистской идеологии нацистов. Разумеется, это был не единственный канал пропаганды - активно использовались радио, киножурналы, плакаты и т.п. Однако, для городского населения, значительную часть которого как раз и составляли евреи, пресса была основным источником информации. Именно в ней еврейский вопрос занимал весьма важное, а для самых распространенных изданий - центральное место. В редакционных статьях, присланных из Берлина пропагандистских материалах, регулярно публикуемых речах и выступлениях руководителей нацистской Германии четко проводилась мысль, что именно евреи как опора большевистского режима являются главными врагами других народов СССР. Регулярно объяснялись причины жестокого обращения с евреями, приводились многочисленные примеры антиеврейского законодательства во всей оккупированной Европе и государствах-союзниках Германии.

В публичной пропаганде на оккупированной советской территории, нацисты употребляли термин "неарийцы" лишь применительно к евреям. В центре такой пропаганды лежал тезис, что никакие другие народы на оккупированной территории (о цыганах упоминалось крайне редко) не являются объектом преследования по национальному признаку.

Антирусские и антипольские статьи также публиковались (чаще всего, в украинской периодике), но они носили, как правило, форму исторического экскурса и были немногочисленными.

По понятным соображениям, в оккупационной прессе почти не приводится прямых указаний на уничтожение евреев. Однако, читатели прекрасно понимали, что скрывается за информацией о резком сокращении или исчезновении еврейского населения в каком-то регионе. Можно отметить тенденцию нарастания антисемитской пропаганды непосредственно после проведения акций уничтожения (так было в газетах Ростова, Крыма, Киева).

Первый номер газеты "Голос Крыма", вышедший на следующий день после расстрела 14 000 евреев Симферополя, поместил на первой полосе 3 статьи, оправдывающие и декларирующие необходимость избавления от евреев Европы. "Минская газета" уже в одном из первых номеров декларировала тезис, что "жидам нет места среди нас ". Борьба с евреями провозглашалась как одна из важнейших задач сторонников "нового порядка". Одна из одесских газет писала в 1942г.:

"Многие считают - наше место на фронте, фронте борьбы с большевизмом. Но немцы и их союзники с этим справятся сами. У нас есть более важная задача - борьба с евреями".

Нередко непосредственным откликом на антиеврейские меры властей были статьи с фактическим оправданием и объяснением этих действий. В августе 1941г. известный литовский журналист П. Андрюшис (Ф. Андрусевичюс) в репортаже "Вернем честь старому городу" восторженно писал о выселении евреев Каунаса в гетто и выражал удовлетворение по поводу того, что лишенные культуры, уважения к литовцам и неряшливые евреи не будут больше появляться на улицах Каунаса.

"Просветительская" антисемитская работа издателей газет выражалась в публикации огромного количества материалов о преследованиях евреев во все времена и во всех государствах мира; приводились цитаты из антисемитских высказываний деятелей культуры, писателей, политиков.

Насаждение антисемитизма велось с применением самых разнообразных журналистских приемов - памфлетов, рассказов, массой карикатур, изображающих евреев кровожадными дебилами.

Разумеется, центральное место занимал тезис о "еврейском засилье в Кремле", преступлениях евреев в годы революции и гражданской войны, их работе в ЧК и органах НКВД. Особенно активно использовалась тезис о "еврейских зверствах" накануне и в первые дни войны. Как правило, это была намеренная дезинформация, подстрекавшая местное население к актам насилия.

Следует отметить, что некоторые газеты особенно активно использовали антисемитскую риторику. Среди них явно выделялась киевская газета "Украинское слово". В октябре-декабре 1941г. она поместила серию тематических антисемитских материалов, адресованных молодежи, интеллигенции, рабочим с "разоблачениями" евреев. Понимая, что часть еврейского населения продолжает скрываться, газеты оккупационного периода прямо обращались к читателям с призывом сообщать соответствующую информацию как о евреях, так и их укрывателях.

Спустя неделю после расстрелов в Бабьем Яре, "Украинское слово" писало:

"Жиды, которые до сих пор есть в Киеве, маскируются под разные национальности - греков, армян, украинцев, русских, платят сотни тысяч рублей за соответствующие документы...

Но Украина имеет множество настоящих патриотов, которые мечтают как можно скорее очистить свою жизнь, свои села, густые леса и прекрасные города от партизан, жидов-поджигателей и красных комиссаров.

Эти патриоты ежедневно приходят в маленький домик на Бульваре Шевченко,48 и рассказывают про врагов, которые, как правило, прячутся под чужими именами".

В одесских газетах публиковались именные (на несколько сот фамилий с указанием довоенного адреса и профессии) списки скрывавшихся евреев, а также регулярные сообщения о судебных приговорах их укрывателям.

В 1942-1943гг многие издания поместили материалы, направленные против любого проявления сочувствия или жалости к скрывающимся евреям. Одна из литовских газет с негодованием сообщала, как прилично одетая женщина о чем-то долго беседовала с узником гетто прямо на улице. Одним из приемов пропаганды, рассчитанной на достижение такой же цели, была публикация информации о наказании тех, кто оказывал помощь или сочувствовал евреям в других странах. Например, приводился пример из Франции, когда местные жители во время депортации евреев надели желтые звезды и были жестоко наказаны. Понятно, что целью таких публикаций было стремление свести до минимума какую бы то ни было помощь со стороны местного населения.

Однако, эти же сведения могли вдохновлять отдельных людей на помощь евреям, показывали им, что они не одиноки в проявлении своих гуманных чувств.

Накануне бегства гитлеровцев, еврейская тема вновь становится одной из центральных. Звучит призыв уходить вместе с оккупантами, ибо оставшихся ожидает месть жидо-большевиков.

Таким образом, периодическая печать на оккупированной территории не только информировала население об антиеврейских мероприятих властей, насаждала антисемитизм и расовую теорию нацистов, но и влияла на ту часть населения, которая отказывалась помочь своим соседям-евреям, а подчас и сотрудничала с оккупантами в их преследованиях евреев.

1.4. Местное население и Холокост

Холокост на территории СССР невозможно понять и оценить вне контекста нацистской оккупационной политики применительно к другим народам Советского Союза. На оккупированной советской территории оказалось огромное количество населения - около 80 миллионов человек. В подавляющем большинстве это были представители славянских народов: русские, украинцы, белорусы. В расовых теориях нацистов славянам отводилась роль полуграмотных рабов, обслуживающих немцев. В случае реализации стратегических планов Гитлера о мировом господстве и обеспечении "жизненного пространства" для немцев большая часть славян подлежала поэтапному уничтожению. В общих чертах судьба славянских народов была предрешена в Генеральном плане "ОСТ" (далее - ГПО), подготовленном в 1940г. и подвергавшемся доработке после нападения на СССР в 1941-1942гг.14 Этим планом предусматривалось не только уничтожение советского государства, но и невозможность для его народов образования самостоятельной государственности. Предполагалось истребить 30 миллионов русских и выселить в Западную Сибирь 65% населения Западной Украины, 75% населения Белоруссии, значительную часть населения Прибалтики. На освободившиеся земли предполагалось переселить 10 миллионов немцев. Еще до принятия этих мер предполагалось уничтожить 5-6 миллионов евреев.15

ГПО создавался примерно в те же сроки, что и планы "Мадагаскар" и "Люблин" ("Ниско"), которые, как известно, не были реализованы. Ход войны неизбежно вносил свои коррективы в подобные планы. Уже в период подготовки к нападению на СССР в "Специальных указаниях ОКВ к директиве №21 (план операции "Барбаросса") от 13 марта 1941г. говорилось:

"...2. Занимаемая в ходе военных действий русская территория должна быть, как только позволит обстановка, разделена согласно специальным указаниям на отдельные государства с самостоятельными правительствами". 16

И хотя и эти планы не были реализованы, они обнадеживали определенные национальные круги в Украине и Прибалтике, которые активно поддержали вторжение гитлеровцев и истребление евреев.

Расистские воззрения нацистов и их теоретические постулаты пришли в противоречие с задачами жизнеобеспечения Рейха дешевой рабочей силой в условиях затянувшейся войны. Как уже отмечалось в предыдущем разделе, нацистская пропаганда на оккупированной территории всячески обходила вопрос о будущей судьбе славянских народов, постоянно подчеркивая, что она не имеет ничего общего с судьбой евреев. Показательно, что все публичные выступления Гитлера в 1942г. содержали прямые угрозы физического истребления евреев, но не касались славян.

Польский исследователь Ч. Мадайчик, поставивший вопрос о связи ГПО с "окончательным решением" еврейского вопроса, делает следующие выводы. Он отмечает, что судьба нееврейского населения всегда решалась нацистами с учетом хода войны. На реализацию своих планов применительно к ним нацисты отводили 20-30 лет. Планы эти могли варьироваться. Евреям же была уготована иная судьба. Их уничтожение началось сразу же после оккупации советской территории и не прекращалось практически до конца войны, даже тогда, когда это противоречило стратегическим интересам нацистов.17

Невозможность в короткие сроки решить "славянский вопрос" не означала отказа нацистов от основных постулатов "тотальной войны". Декларируя освобождение от "жидо-большевизма", оккупанты лишали все советское население основных политических, юридических и социальных прав.

Оккупационный режим на советской территории отличался особой жестокостью и массовыми расправами. Был введен строгий учет и проведена регистрация всего населения; ограничивалась свобода передвижения между населенными пунктами; вводился и строго соблюдался комендантский час.

Никаких законов, которые бы ограждали мирных жителей от произвола оккупантов и их пособников, не существовало. 23 августа 1941г. А.Розенберг издал указ о вынесении специальными судами приговоров о смертной казни лицам, не повинующимся властям. Местные жители в возрасте 18-50 лет должны были в обязательном порядке отбывать трудовую повинность. Рабочий день достигал 14-16 часов в сутки. Повсеместно были установлены штрафы, телесные наказания, натуральные и денежные налоги. Была ликвидирована система среднего и высшего образования. С 1942г. начинается принудительный угон миллионов молодых людей на работу в Германию.

Рост подпольного и партизанского движения по мере успехов Красной Армии в ходе войны неизбежно вел к массовому террору. Около 7 миллионов мирных советских граждан были физически уничтожены гитлеровцами.18 Отметим, что почти 3 миллиона из них были евреями.

Для борьбы с любыми формами сопротивления повсеместно применялась практика устрашения и внесудебного террора. Нееврейское население уничтожалось в качестве заложников, советских, партийных и комсомольских активистов; за нарушение любых приказов оккупационных властей; оказание словесного или физического неповиновения.

Смертная казнь (в том числе - публичная, через повешение на центральных площадях или у городских рынков) была основным методом наказания. Она применялась за нарушение комендантского часа, укрывательство советских военнослужащих, партизан и евреев, за хранение листовок и прослушивание передач советского радио и даже за загрязнение дорог.

С весны 1942г. массовые карательные операции проводятся на территории Украины и Белоруссии в так называемых партизанских зонах. Именно там была уничтожена основная часть мирных жителей-неевреев. Нацисты применяли самые зверские способы убийства, включая массовое сожжение населенных пунктов вместе со всеми их жителями. На оккупированной территории СССР нацисты и их пособники повсеместно уничтожали цыганское население.

До настоящего времени мало изучена роль церквей на оккупированной советской территории, прежде всего деятельность представителей русской православной церкви.19 Неизвестно о каких-либо заявлениях или действиях ее руководителей на оккупированной территории в связи с Холокостом. Как известно, глава Русской православной церкви в Москве, патриарх Сергий, уже в первые дни войны призвал верующих к борьбе с нацистами. В то же время, Митрополит Берлинский Серафим, глава Восточной православной церкви, занимал антисоветскую и прогерманскую позицию. Известно, что ряд православных священников и члены их семей с риском для жизни помогали евреям: прятали их, выдавали фальшивые документы о крещении, и даже отдавали свои личные документы( так поступила жена о. Алексея Глаголева из Киева). Многие католические священники на территории Западной Белоруссии помогали евреям, прежде всего прятали детей. Ксендз из Бреста помог выехать во Францию жене заместителя начальника местного НКВД и ее дочери.20

Руководители католической церкви Литвы отказались помогать евреям. Особую позицию занимал глава Греко-католической церкви на Украине митрополит А. Шептицкий, который приветствовал вступление нацистской армии во Львов, но затем активно выступал против уничтожения евреев. В 1942г. он не только писал главе СС Гиммлеру о необходимости исключить участие украинцев в акциях уничтожения и обращался за поддержкой к Папе Римскому, но и лично участвовал в спасении евреев Львова.21 В тоже время, руководство Украинской Автокефальной церкви было настроено крайне антисемитски. В воскресной проповеди в храме Ковеля в мае 1942г. говорилось: "Когда последний еврей исчезнет с лица земли, мы выиграем войну". Месяц спустя глава этой церкви Иван Губа благословил отряд украинской полиции перед уничтожением нескольких тысяч евреев Ковеля.22

Попытки отдельных священников спасать евреев, выдавая им свидетельство о крещении, пресекались властями. 29 октября 1941г. оккупационными властями был разослан циркуляр, который обязывал священников отказывать евреям в крещении.23

В составе местных полицейских формирований , принимавших участие в уничтожении евреев, было не более 1% жителей. Причем, они действовали не только на территории своих республик, но и в других частях оккупированной территории (эстонские коллаборационисты - в Киеве; литовские и латышские- в Белоруссии; украинские - в Польше).

Около 3000 граждан бывшего Советского Союза были удостоены звания Праведников Народов Мира, которое присваивает специальная комиссия израильского парламента - Кнессета по представлению Института "Яд Вашем" за бескорыстную помощь в спасении евреев в годы Холокоста. Из них около 2 500 человек - граждане Украины; около 300 - Беларуси и свыше 100 - России. Разумеется, что эти награды получили далеко не все, кто спасал евреев. Почти полвека после войны в Советском Союзе поиск и награждение таких людей не были возможны. В итоге, многие уцелевшие и их спасатели ушли из жизни.

Таким образом, лишь небольшой процент местного населения в той или иной мере непосредственно участвовал в Холокосте. Однако, косвенно в него было вовлечено практически все население, на глазах которого совершалось народоубийство. В поведении людей в этот период также наглядно проявляются универсальные черты Холокоста и его влияния на окружающих. Многочисленные свидетельства очевидцев показывают, что первые антиеврейские мероприятия оккупантов, включая идентификацию, ограбление, переселение евреев в гетто (до массовых убийств) не вызывали открытого неприятия или сопротивления окружающих. Необходимость выживания в суровых условиях оккупации толкала многих людей на неравноценный обмен еврейского имущества на продовольствие. Но именно это продовольствие помогало узникам гетто выжить.

Под воздействием нацистской пропаганды повсеместны были факты избиения, открытого ограбления, издевательства над еврейским населением.

Несмотря на запреты властей, массовый грабеж еврейского имущества проходил и после уничтожения евреев. Людям, скрывшимся из гетто или бежавшим в ходе массовых казней, отказывали в помощи; было немало случаев, когда их выдавали властям. И все же открытое уничтожение, прежде всего детей, женщин и стариков, сыграло важную роль в неприятии нацистского оккупационного режима. Документы свидетельствуют, что местное население все отчетливее понимало: "следующими будем мы".

1.5.Особенности социально-правового положения евреев на оккупированной территории

Прежде всего, необходимо констатировать, что еврейское население являлось особой категорией жертв нацистов, подвергавшейся тотальному уничтожению. Не вызывает сомнения тот факт, что нацистский оккупационный режим представлял потенциальную угрозу для жизни всего без исключения населения. Однако, именно евреи - независимо от возраста, политических взглядов и степени своего противодействия нацистам - стали первыми жертвами нацистского произвола. Их удельный вес среди всех уничтоженных мирных граждан, особенно городов и местечек, чрезвычайно высок. Особенно велики потери еврейского населения в процентном отношении – уцелело менее 2% от числа оказавшихся на оккупированной советской территории.

В 1941-начале 1942гг., т.е. до начала массового сопротивления оккупантам, именно еврейское население уничтожалось под руководством айнзацгрупп и самом активном участии вермахта, полицейских батальонов и войск СС, а также местных коллаборационистов. Для последних массовое убийство евреев помогало преодолеть впоследствии психологический барьер при проведении карательных операций. Только евреев (наряду с коммунистами и сотрудниками НКВД) местные коллаборационисты уничтожали по своей инициативе еще до прихода оккупантов.

Во-вторых, с первых дней оккупации был определен гражданско-правовой статус евреев как "неарийцев".24 Оккупационные власти издавали специальные директивы, приказы и распоряжения, касавшиеся именно евреев. Постоянная антисемитская пропаганда стала непременным атрибутом разъединения людей по национальному признаку.

Евреи первыми (наряду с военнослужащими и политработниками) подлежали регистрации. Одна из ее целей состояла в определении профессионального состава населения, что было подкреплено выдачей документов разного цвета. Только у евреев указание на национальность выносилось на обложку удостоверения личности.

Евреи, в отличие от представителей других национальностей, были обязаны носить опознавательные знаки - повязки с шестиконечной звездой, желтые круги ("латы") на груди и спине и т.п.. В ряде населенных пунктов (до создания гетто) специально отмечались дома евреев.

С первых дней оккупации евреи были ограничены в передвижении. Это касалось прежде всего передвижения по месту их проживания. В некоторых городах для них был установлен особый комендантский час; евреям запрещалось появляться в определенных (чаще всего - центральных) кварталах; они не имели права посещать места отдыха и культурно-просветительные учреждения; для них было ограничено время посещения рынков (если они вообще получали разрешение их посещать); евреи не имели права ходить по тротуарам и пользоваться общественным транспортом; после создания гетто они могли появляться на улице лишь в трудовых колоннах.

Для всего населения на оккупированной территории требовалось специальное разрешение для проезда в другой населенный пункт. Но только для евреев такое разрешение выдавалось в исключительных случаях. Им запрещалось передвижение по железной дороге. Легальное передвижение евреев от города или местечка в сельскую местность с целью обмена вещей или заработка после создания гетто стало невозможным.

Только евреи были лишены права даже на начальное образование (лишь в отдельных гетто - в Вильнюсе, Жмеринке - были разрешены еврейские школы).

В случае избиений, грабежей и насилий со стороны оккупационных властей все население было одинаково бесправно. Но в случае таких же действий со стороны местных жителей, евреи не имели права на личные жалобы или судебную защиту. Эти функции выполнял юденрат.

Изоляция евреев путем переселения в специальные кварталы и создание гетто также носили беспрецедентный характер. Отметим, что в некоторых регионах также отселялись и затем уничтожались семьи советских офицеров.

В-третьих, экономически-имущественное положение евреев было отличным от других местных жителей. С первых дней оккупации все евреи были уволены с государственной службы и предприятий. Им не было выплачено жалованье за отработанный ранее период.

Если для обязательной трудовой повинности привлекались местные жители в возрасте с 18 до 50 лет, то для евреев эти возрастные рамки были иные: с 14 (впоследствие - с 12) до 60 лет. Их привлекали на самые трудоемкие, а подчас и бесцельные работы с целью издевательств. Только евреи и военнопленные не имели трудовых книжек. Евреи всех возрастных категорий получали зарплату от частных фирм на 20% меньше остальных. Удержанные суммы предприниматели были обязаны перечислять в местный бюджет.

Евреям не полагались какие-либо виды надбавок (за знание языка, за перевыполнение норм и т.д.) Они не имели права на отпуск и социальное страхование.

Налоги для евреев были значительно выше. Они облагались постоянной специальной контрибуцией (сдача драгоценных металлов, мехов, денежных средств). При этом им запрещалось владеть средствами, превышающими определенную властями сумму. Еврейское имущество (дома, земля, ценности) с первых дней оккупации подлежали ариизации. Только евреи были ограничены в правах собственности на свое имущество (его залог и продажу). При переселении в гетто евреи были ограничены в возможностях перевести туда свое имущество.

Система распределения продуктов на оккупированной территории для местного населения была организована по остаточному принципу (в первую очередь, снабжался вермахт, затем германские подданные, фольксдойчи, нееврейское население). Евреи занимали последнее место в этой иерархии. При распределении продуктов по карточкам, многие их виды (мясо, жиры, крупы) были евреям недоступны вообще. Норма хлеба для евреев была обычно в 2 раза меньше, чем у остального населения.

Сумма штрафов за различные нарушения для евреев была выше, чем у остального населения, а в силу указанных выше ограничений, сами виды штрафов - гораздо разнообразнее.

В-четвертых, жилищные условия и медико-санитарное обслуживание еврейского населения было отличным от других. После создания гетто типичным было проживание в одной комнате двух и более семей. В отличие от других жителей, евреи никак не могли улучшить свои жилищные условия.

С первых недель оккупации было проведено деление медико-санитарных учреждений на "арийские " и "еврейские". У последних изымалось все сколь-нибудь ценное оборудование и медикаменты. При снабжении больниц продуктами питания, нормы для евреи были существенно ниже. Врачи-евреи (за исключением особо "ценных" специалистов) изгонялись из арийских медицинских учреждений или лишались права иметь частные кабинеты вне гетто. В результате, смертность среди еврейского населения от истощения и эпидемических болезней была в несколько раз выше, чем у остального населения.

В тоже время, из-за угрозы эпидемий власти проводили необходимый минимум санитарных мероприятий, позволяющий поддерживать жизнедеятельность узников гетто.

В-пятых, семейно-брачные отношения и личные права евреев также были отличны. Их браки с "арийцами" объявлялись недействительными. С начала 1942г. запрещались браки "полукровок" с неевреями. Запрещались разговоры, приветствия, рукопожатия с "арийцами". Евреи не имели права пользоваться телефонами, почтой, электричеством, отправлять и получать посылки. С лета 1942г. под угрозой смерти женщины не имели права рожать детей. Им запрещалось красить губы, делать прически и т.п.

Таким образом, еврейское население было полностью лишено тех прав, которые (подчас - частично) имело остальное население: на собственность, выбор и род занятий, отдых, образование, культуру, свободу передвижения.

Указанные отличия позволяет рассматривать Холокост на территории СССР как комплексный геноцид, включающий не только физическое уничтожения евреев, но и их особый правовой и социально-экономический статус. Создание невыносимых условий существования, лишение всего ценного имущества и денежных средств, запрещение обмена и покупки продовольствия у местного населения, непосильный физический труд неминуемо вели к "естественной" гибели евреев. То, что масштабы такой смертности не носили массовый характер объясняется как индивидуальным, так и коллективным (посредством юденратов) противостоянием.

1.6. Гетто, юденраты и еврейская полиция

Эта тема является одной из наиболее дискуссионных. Распространенный взгляд на гетто на территории СССР как на разновидность "транзитных лагерей", существовавших в большинстве случаев короткий период времени не находит подтверждения в новейших исследованиях, основанных на архивных документах.

Прежде всего, необходимо учитывать все гетто на советской территории, в том числе в России, Транснистрии и Прибалтике. Так, гетто в Российской Федерации были созданы не только в Смоленской и Брянской областях (в Смоленске оно просуществовало до середины июля 1942г.), но и в Калуге, в непосредственной близости от Москвы. Даже сравнительно недолгая история многих гетто (не говоря уже о гетто на территории между Бугом и Днепром, которые существовали более двух с половиной лет) заслуживает пристального анализа, выявления типичных черт по их организации и деятельности. Современные исследователи выделяют 2 основных типа гетто: "открытое" и "закрытое". Характерными признаками первого являются наличие еврейского совета (юденрата) и его отделов, регистрация и идентификация евреев соответствующего населенного пункта, выполнение еврейской общиной трудовых функций, организация сбора контрибуций. Его отличие от гетто "закрытого типа" состоит в отсутствии специально отведенного для проживания еврейского квартала, огороженного проволокой либо каменной стеной. Для первого типа гетто характерно обособление евреев от остального населения; для второго - их полная изоляция.

В "открытое гетто" нередко переселялись евреи из близлежащей сельской местности. Гетто "закрытого" типа имели также внешнюю охрану; в них создавалась еврейская служба порядка (еврейская полиция). Неверно рассматривать второй вид гетто лишь как удобное "транзитное место" перед уничтожением. В таких гетто появлялась возможность увеличивать продолжительность рабочего дня, организуя производство на территории гетто; исключался контакт с местным населением; отпадала необходимость доставки узников к месту работы. В ряде мест существовали одновременно 2 закрытых гетто, в которых трудоспособные узники и квалифицированные специалисты отделялись от остальных.

Гетто, выполнявшие функции транзитных, были созданы в Западной Белоруссии (само известное из них находилось в местечке Колбасино25 , и в Транснистрии26 . Здесь люди размещались в бараках и землянках и находились, как правило, очень короткий период. Из Западной Белорусии людей увозили в лагеря уничтожения на территорию Польши. Через транзитные гетто на территории Одесской и Николаевской областей Украины (в зоне румынской администрации) проходили десятки тысяч евреев Транснистрии на пути в "закрытые" гетто Винницкой области. "Транзитные гетто", мало приспособленные для жизни узников, стали для многих из них местом гибели.

Сохранившиеся документы и воспоминания позволяют не только реконструировать повседневную жизнь в гетто, но и рассмотреть вопросы обеспечения жизнедеятельности узников и использование их как рабочей силы.

Естественно, еврейские советы и их лидеры не могли повлиять на судьбу евреев в тех населенных пунктах, где было принято решение о массовой уничтожении в кратчайшие сроки. В других же случаях, от способности юденратов наладить контакт с немецкой администрацией, обеспечить узников продовольствием, минимальными условиями для жизни, организовать поддержку малоимущих зависела жизнь узников. Именно в этом ключе необходимо, прежде всего рассматривать роль руководителей и членов юденратов. Несомненная заслуга руководства юденратов состояла в организации бесплатных столовых, домов престарелых, сборе средств на благотворительные цели. Это стало возможным вследствие изыскания внутренних дополнительных возможностей (в том числе - путем утаивания части вещей и денег, предназначенных для контрибуции). Организация медицинского обслуживания узников, создания рабочих мест в гетто являются непосредственной заслугой руководителей юденратов.

Степень их известности, влияния, род занятий в предвоенный период, вовлеченности в деятельность еврейской общины отходили на второй план. Как бы справедливы не были различные обвинения в адрес руководителей юденратов (немногие уцелевшие из них были привлечены советскими судами к ответственности как колаборационисты), объективно они выступали в этот период как "еврейские руководители".

Показательна в этом плане судьба главы юденрата гетто Жмеринки Адольфа Гершмана. Он был юристом, выпускником Венского университета, депортированного в Транснистрию из Буковины. Личные связи с румынскими властями позволили ему сохранить жизнь 8 000 узников. Сюда стремились попасть многие евреи из немецкой зоны оккупации и других гетто Транснистрии. В гетто работали детский сад и средняя школа, имелся театр, школьники проводили конкурсы "изящества и красоты". Еврейская полиция имела право на ношения оружия. Однако, по требованию немецких властей Гершман был вынужден отправить обратно в немецкую зону оккупации бежавших в Жмеринку около трехсот евреев местечка Браилов. И хотя это решение было вынужденным (власти грозили уничтожить все гетто), Гершман был расстрелян по приговору советского военного трибунала в декабре 1944г.

В составы юденратов (по крайней мере, первых из них, входили достаточно авторитетные в городе или местечке люди). Хорошее знание немецкого или румынского языка служило немаловажным фактором при решении многих вопросов. Почти везде члены юденратов еще до ликвидации гетто становились одними из первых жертв. Такая же судьба была и у еврейских полицейских, которые по описанию многих очевидцев чаще всего вызывали у узников самые негативные эмоции.27 Бывший узник гродненского гетто и нацистских лагерей смерти Даниил Кловский писал:

"После войны к юденратам и тем, кто служил в полиции гетто относились как к пособникам оккупантов. Прислужниками, холуями называли их многие в гетто.

Я же не брошу в них камень. Хотя допускаю, что эту свою работу они делали, надеясь, что она поможет им легче продержаться. Но при все том, думаю, им в определенном смысле было труднее, чем остальным обитателям гетто.

Наказание за малейшее нарушение было одно: смерть. И, если мы "отвечали" перед гестаповцами каждый за себя, да еще за своих близких, члены и служащие юденратов - за всех нас. Они были, по сути, нашими заложниками в руках гестапо". 28

1.7.Этапы уничтожения

Часто этапы уничтожения советских евреев не вполне точно называют "волнами". И дело не только в излишней образности термина. Он предполагает, что в какие-то периоды Холокост если не прекращался, то замедлял свои темпы. Например, приостановление темпов уничтожения советских евреев связывают с холодной зимой 1941/42гг., когда рытье могил и передвижение айнзацгрупп было крайне затруднено.

Это логическое, на первый взгляд, объяснение не соответствует историческим фактам. Наиболее полно статистику жертв Холокоста на Украине (они составляют не менее половины всех жертв Холокоста на территории Советского Союза) разработал по немецким и официальным советским источникам харьковский исследователь А. И. Круглов. По его данным, в летние месяцы было уничтожено 95 тысяч евреев, в сентябре – около 143 тысяч; в октябре - около 120 тысяч, в ноябре -свыше 60 тысяч, в декабре - 100 тысяч; в январе - около 57 тысяч; в феврале - свыше 26 тысяч; в марте -38 тысяч; в апреле -36 тысяч; в мае - 43 тысячи, в июне -52 тысячи.29 Таким образом, зимой 1941/42 гг на Украине было убито 183 тысячи человек, а весной 1942г. -131 тысяча. Следовательно, говорить о зимней паузе не приходится.

Обращает на себя внимание значительная цифра уничтоженных в декабре. И это несмотря на сильный мороз и советское контрнаступление под Москвой.

В конце декабря в ряде регионов Белоруссии, в частности, в Витебской области также проводилось активное уничтожение евреев. Возможно, нацисты ставили задачу истребить как можно больше евреев накануне Нового года.

Отметим, что число уничтоженных в январе выше, чем в апреле-мае 1942г., когда по утверждению ряда авторов начинается "вторая волна". Действительно, мы видим относительные спады в отдельные месяцы (ноябрь 1941г. и февраль 1942г.). Но их сложно объяснить только климатом или ситуацией на фронте (в ноябре нацисты успешно наступали; в феврале шла позиционная война).

На наш взгляд, для периодизации Холокоста уместно выбирать критерии непосредственно связанные с этапами "окончательного решения". Таковыми являются следующие:

а) Лето 1941г - январь 1942г. (от нападения Германии на СССР и до Ванзейской конференции);

б) февраль 1942г. - осень 1943г. (от Ванзейской конференции и до ликвидации гетто на оккупированной советской территории);

в) зима 1943г. - лето 1944г. (от перевода уцелевших узников гетто в концлагеря и до полного освобождения советской территории).

Каждый из этих этапов имеет свои собственные вехи. Для первого этапа важна дата 2 июля 1941г., когда Геринг поручил подготовить план решения еврейского вопроса, и конец лета-начало осени 1941г., когда впервые начинается массовое истребление женщин и детей.

На втором этапе важен период лета- конца осени 1942г., когда были ликвидированы большинство гетто в западных районах Украины и Беларуси.

Для третьего периода - весна 1944г., когда были освобождены несколько десятков тысяч уцелевших узников Транснистрии.

1.8.Советское правительство и Холокост

В последние годы исследователи проявляют большой интерес к политике советского руководства в годы Холокоста.30 Ключевыми вопросами этой темы являются: степень информированности об истреблении еврейского населения и адекватность действий Кремля по спасению своих граждан; эвакуация еврейского населения; замалчивание Холокоста и усиление антисемитских тенденций.

В первые недели и месяцы, когда Красная Армия терпела сокрушительные поражения, а нацистская пропаганда активно использовала тезис о борьбе с еврейским засильем в Советском Союзе, реальная помощь потенциальным жертвам Холокоста могла быть осуществлена прежде всего посредством их информирования о грозящей угрозе. В летние месяцы 1941г. до Москвы по разным каналам доходили сведения о массовом уничтожении евреев. Оказавшиеся на оккупированной территории и переходившие линию фронта советские и партийные функционеры уже с конца июня информировали об этом партийные органы. Первое сообщение Сталину партийного руководителя Белоруссии П. Пономаренко о том, как еврейское население отреагировало на нацистское вторжение датировано 25 июня 1941г. Правда, интерпретация массового бегства евреев была весьма своеобразной: "Их объял животный страх перед Гитлером, а вместо борьбы - бегство".31 В другом своем сообщении, датированном 9 августа 1941г., Пономаренко уже не обвиняет евреев, а приводит ряд фактов расправы над ними в различных городах республики. В сообщениях Совинформбюро и газетных заметках появляются публикации о зверской расправе над евреями (в частности, в Белостоке). О расправах над евреями-военнопленными сообщают вырвавшиеся из плена бойцы Красной Армии. В начале войны 4 Управление НКВД получило задание по сбору информации о положении на оккупированной территории. Составлявшиеся республиканскими НКВД периодические сводки (например, "О положении на оккупированной территории Украины") обобщались в Москве и докладывались руководителю органов госбезопасности Л. Берия. С конца сентября такие сводки предаются из НКВД в Совинформбюро .

Очевидно, что к середине августа 1941г. советское руководство имело точную информацию о массовом уничтожении еврейского населения. Именно в этот период было дано разрешение на проведение 24 августа радиомитинга еврейской общественности. Трансляция по всесоюзному радио выступлений выдающихся деятелей еврейской культуры, известных ученых и писателей имела важнейшее значение. Информацию о митинге на следующий день поместила центральная пресса. Помимо призывов к активной борьбе с оккупантами, многие выступавшие, в частности актер и режиссер С. Михоэлс, говорили о зловещих планах нацистов истребить весь еврейский народ.32 Многим евреям эта информация помогла принять решение об эвакуации и спастись.33

Тогда же была одобрена идея о создании Еврейского Антигитлеровского Комитета, призванного (в числе других задач) информировать международную общественность о злодеяниях против евреев.34 Позднее эти функции взял на себя Еврейский Антифашистский Комитет в СССР ( далее - ЕАК), созданный в феврале 1942г.

Однако, на первом этапе уничтожения евреев СССР советская пропаганда крайне осторожно говорит об еврейских жертвах, неизменно оговаривая, что точно также нацисты поступают и с представителями других народов. Сталин, в своей речи на военном параде в Москве 7 ноября 1941г., первый и последний раз упомянул (в ряду других) о еврейских жертвах, обвинив нацистов в организации "средневековых погромов". В ноте народного комиссара иностранных дел В. Молотова от 6 января 1942г. говорится о трагедии Бабьего Яра (об этом еще в середине ноября сообщила советская пресса), Но эта самая массовая на тот период времени расправа над мирным населением занимает весьма скромное место при перечислении преступлений оккупантов.

Специальное заявление о Холокосте советских евреев будет сделано от имени Информбюро Наркомата иностранных дел СССР на основе аналитической справки НКВД и опубликовано в газете "Известия" от 19 декабря 1942г. Понятно, что эта информация уже мало могла помочь советским евреям.

Ничего не было предпринято властями, чтобы помочь евреям в гетто действиями партизан. Никак не влияло руководство Центрального штаба партизанского движения на решения отдельных командиров не принимать в свои отряды евреев и даже расстреливать их под предлогом борьбы со шпионами. Не было предпринято никаких действии по оказанию помощи в эвакуации евреев. В первые недели войны на "старой " границе не пропускали евреев (в числе других жителей присоединенных в 1939-1940гг территорий), которые хотели эвакуироваться самостоятельно. Многие из этих людей впоследствии погибли.

С начала 1943г. советское руководство сводит до минимума публикацию о еврейских жертвах в официальных сообщениях. Партийные функционеры с согласия В. Молотова в начале 1944г. редактируют сообщение Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию нацистских злодеяний (ЧГК) о Бабьем Яре, заменяя слово "евреи" на "мирные советские граждане". То же происходит с публикацией о расправе над жителями Ростова, не упоминаются евреи в сообщении ЧГК об освобождении лагеря смерти Освенцим.35 По мнению одного из освободителей Освенцима, генерала В. Петренко, одна из главных причин, по которым советское руководство не информировало армию об этом лагере и не включило задачу его освобождения в план Висло-Одерской операции, был антисемитизм Сталина.36 На наш взгляд, в отношении к Холокосту советского руководства и официальной пропаганды можно выделить две тенденции. Во-первых, эта тема становится прерогативой интереса ЕАК и используется для укрепления контактов с международными организациями. Во-вторых, решение партийных органов о замене евреев-руководителей в учреждениях культуры и редакциях газет в 1942-1943гг представляло реакцию на заявления нацистской пропаганды, отождествлявшей евреев с большевистским руководством. Одновременно, замалчивание массового преследования и уничтожения евреев с 1943г. объясняется нежелательностью проведения аналогий между политикой нацистов и сталинскими репрессиями отдельных народов, обвиненных в поголовном сотрудничестве с оккупантами.

Двойственность политики Кремля наглядно проявилась в отношении к деятельности ЕАК и в подготовке к изданию "Черной книги".

1.9. Еврейский Антифашистский Комитет в СССР

Еврейский Антифашистский Комитет (ЕАК), наряду с 4 другими Антифашистскими комитетами - славянским, ученых, молодежи и женщин- был создан при Советском информационном бюро. Он начал свою практическую деятельность весной 1942г. Возглавил ЕАК художественный руководитель Государственного еврейского театра Соломон Михоэлс. В его состав вошли выдающиеся представители советской еврейской культуры, писатели, ученые, медики. За период войны ЕАК провел 3 митинга представителей еврейской общественности, принял обращение "К братьям евреям всего мира", подготовил к печати в западных средствах массовой информации 20 000 материалов, преимущественно о еврейском героизме и Холокосте. В 1943г. делегация ЕАК с триумфом посетила крупнейшие города США, собрав миллионы долларов в фонд Красной Армии. Были установлены контакты с ведущими еврейскими организациями во всем мире. В период войны руководство Комитета неоднократно обращалась к руководству страны с предложениями об оказании помощи уцелевшим евреям, информировало о фактах антисемитизма, ставило вопрос о сохранении еврейской культуры. С лета 1942г. ЕАК издавал свой периодический орган на идише - газету "Эйникайт" ("Единение"), одной из главных тем которой был Холокост. В издательстве "Дер Эмес" вплоть до 1948г. публиковались воспоминания еврейских подпольщиков и партизан. Именно в этом издательстве должна была выйти знаменитая "Черная книга" - часть крупного международного проекта с участием еврейских организаций США и Палестины. Американский вариант "Черной книги" был опубликован в 1946г. Советское издание, которое готовила Литературная коммиссия ЕАК во главе с известными писателями И. Эренбургом и В. Гроссманом, так и не увидело свет. Оно было окончательно запрещено к изданию осенью 1947г. с формулировкой "издание книги политически нецелесообразно".37

В начале 1948г. С. Михоэл был убит в Минске сотрудниками органов госбезопасности. 20 ноября 1948г. ЕАК был закрыт, а его архив конфискован МГБ. В конце 1948-начале 1949гг его руководители, сотрудники и многие активисты были арестованы. Всего по делу ЕАК было репрессировано более 100 человек. В июле 1952г. состоялся закрытый судебный процесс.12 августа того же года 13 из 15 подсудимых были расстреляны. Как писал Михаил Гефтер, этот Комитет "был обречен и как еврейский , и как антифашистский ".38

1.10.Еврейское вооруженное сопротивление

Одним из последних изданий ЕАК стала книга "Партизанская дружба" (М.,1948), посвященная евреям-партизанам. В оккупированных районах Советского Союза, по подсчетам, И. Арада действовало 25-30 тысяч еврейских партизан.39 Эти цифры уточняют последние исследования. Так, на Украине в партизанских отрядах находилось около 3000 евреев.40 В Белоруссии - свыше 15 000 евреев.41 С учетом еврейских партизан, воевавших в России, Литве и Молдове их общая численность составляет свыше 20 000 человек. В Белоруссии сражались 3 крупных еврейских партизанских отряда. Среди партизанских командиров этой республики было немало евреев. Они возглавляли военно-оперативные группы, партизанские бригады, были командирами партизанских отрядов. 7 еврейских партизанских отрядов действовало в Литве. На Украине евреи воевали во всех крупных партизанских соединениях, в том числе А. Сабурова, И. Федорова и С. Ковпака (в составе последнего была отдельная еврейская рота). На территории России и в Крыму сражались сотни партизан-евреев. Особенно много их было в Брянских лесах.

Отметим, что значительное число среди женщин-партизан составляли еврейские женщины.

Евреи попадали в партизаны по разным каналам. В первый год войны среди организаторов партизанского движения было немало оставленных в тылу врага партийных и советских работников-евреев. Многие еврейские солдаты и офицеры, бежавшие из плена или оказавшиеся в окружении, становились партизанами. В 1942-1943гг в партизанские отряды бежала молодежь из гетто.

Часть евреев-партизан была заброшена в леса через линию фронта.

Многие партизаны были участниками подпольных групп в гетто или оказались в лесу в результате успешных побегов после вооруженного сопротивления. Костяк нескольких партизанских отрядов составили члены подпольных организаций Минского, Каунасского, Вильнюсского и Белостокского гетто.Активные антифашистские группы действовали также в гетто Риги, Слонима, Барановичей, Бобруйска, Бреста, Гродно. Подпольщики изготовляли в мастерских (в том числе - на территории гетто) или приобретали оружие, организовывали побеги узников, переправляли партизанам медикаменты или лечили их в больницах гетто, спасали от уничтожения культурные ценности.

Накануне акций уничтожения летом-осенью 1942г. прошли восстания в гетто Несвижа, Клецка, Мира, Лахвы (Белоруссия), Тучина, Луцка, Мизоча, Борщова, Рогатина, Брод (Украина). С оружием в руках сопротивлялись евреи весной 1942г. в гетто украинских городов Ковеля, Дубно, Дубровиц. 42

Документы свидетельствуют также о многочисленных случаях индивидуального сопротивления в момент расстрелов.

Советские евреи-фронтовики вписали яркую страницу в летопись вооруженного противостояния нацистам в годы Второй мировой войны.43

По разным подсчетам, от 450 до 500 тысяч советских евреев сражались в рядах Красной Армии. Около 200 000 (по некоторым оценкам, 120 000) из них погибли на фронтах или были уничтожены в лагерях военнопленных. 131 еврей в годы войны был удостоен высшей награды - звания Героя Советского Союза (по этому показателю евреи занимают 5 место среди всех народов СССР). Еще выше удельный вес евреев, награжденных в годы войны боевыми наградами. Свыше 250 евреев были генералами и адмиралами. Евреи-медики, в том числе руководители многих медицинских служб фронтов и соединений, спасли сотни тысяч раненых. Заметный вклад внесли в победу евреи- создатели вооружений, директора оборонных предприятий и руководители оборонных отраслей. Немало представителей еврейского народа возглавляли средства массовой информации, были ведущими фронтовыми корреспондентам, кинодокументалистами и режиссерами фильмов о войне.

Сноски и примечания

1. Подробный анализ историографии и обзор основных архивных фондов по теме дан в нашей статье "Историография и источники о Холокосте на территории СССР" в сборнике статей "Холокост, Сопротивление, Возрождение. Еврейский народ в годы Второй мировой войны и послевоенный период (1939-1949)", подготовленным российским Фондом "Холокост" и Музеем Лохамей ха-геттаот (в печати). См. также Станюкович Л.Б. Рекомендуемый список литературы по истории Холокоста. - В кн.: Преподавание темы Холокоста в ХХ1 веке.- М., 2000, с.208-220.

2. См., например, "Уничтожение евреев СССР в годы нацистской оккупации.1941-1944":Сб. Документов и материалов/Ред. И. Арада. - Иерусалим, 1992; "Неизвестная Черная Книга"/ Сост. И.Альтман, Ш. Краковский.-М.-Иер..,1993; "Документы обвиняют. Холокост глазами Красной Армии"/ Сост. Ф.Д. Свердлов. - М,, 1996; "Еврейский геноцид на Украине в период оккупации в немецкой документалистике 1941-1944гг."/ Сост. А.И. Круглов, Ю.А. Ляховицкий - Харьков-Иерусалим, 1996; "Трагедия евреев Белоруссии (1941-1944г)": Сб. материалов и документов. - 2-е изд., испр., доп./Отв. ред. . Р.А. Черноглазова.-Минск, 1997; " Judenfrei! Свободно от евреев! История Минского гетто в документах."/ Автор - сост. Р.А. Черноглазова. - Минск, 1999.

3. Среди этого цикла работ отличаются новизной тематики монографии Е. Розенблат, И.Еленская. Пинские евреи.1939-1944гг.- Брест, 1997; Хонигсман Я. Катастрофа еврейства Западной Украины. Евреи Восточной Галиции, Западной Волыни, Буковины и Закарпатья в 1933-1945гг.- Львов, 1998; Йонес Э. Евреи Львова в годы Второй мировой войны и Катастрофы европейского еврейства (1939-1944). - М.- Иер.,1999;

4. Прежде всего, это касается исследования истории Холокоста в Украине и Беларуси (См. Левитас Ф.Л. Евреи Украины в годы Второй мировой войны.- Киев, 1997 (на укр. яз.); Катастрофа и Сопротивление украинского еврейства (1941-1944)/Ред.-составитель С.Я. Елисаветский.- Киев, 1999; Л. Смиловицкий. Катастрофа евреев Белоруссии. 1941-1944. - Иер.,2000. Отметим также вызвавшую научную и общественную дискуссии монографию американского исследователя А. Эзергалиса "Холокост в Латвии"(1941-1944), вышедшую в 1996г. на английском языке в США и на латышском в Риге, в которой автор не только ярко показал роль местных коллаборационистов, но и выразил сомнение в количестве жертв Холокоста в Латвии и в достоверности советских источников по данной теме.

5. Над этой проблематикой долгие годы работает известный исследователь темы д-р Ицхак Арад, чья монография готовится к печати.

6. Клокова Г.В. История Холокоста на территории СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Пособие для учителя.- М.,1995, с.54

7. Хонигсман Я. Указ.соч, с.93

8. Там же, с.104-105. Уже на 1 апреля 1940г. число евреев в спецпоселениях РСФСР составляло 59031 человека из 177 043 депортированных. Всего в 1939 - первой половине 1941гг из Западной Украины (включая Буковину) было депортировано 1070 тыс. человек.

9. Е. Розенблат, И. Еленская. Указ. Соч., с.33.

10. См., например, Арад И. Уникальные черты Холокоста на территории СССР.- В сб.: Тень Холокоста. Материалы 11 Международного симпозиума "Уроки Холокоста и современная Россия. - М.,1998,с.29-37.

11. Там же, с.37

12. Уничтожение евреев СССР..., с.50-56

13. Материалы этого раздела подготовлены по результатам проекта, осуществленного при поддержке Института Research Scheme Support (Praha) и данных, опубликованных в сборнике "Тень Холокоста....", с. 37-42 и 117-151 ("Круглый стол "Националистическая пропаганда (1941-1997)").

14. Материалы этого раздела подготовлены на основании книги "Великая Отечественная война. 1941-1945, Энциклопедия.-М.,1985 (статьи "ОСТ", Генеральный план; "Оккупация", "Оккупационный режим").

15. Там же, с.521

16. См. 1941 год. В двух книгах. Книга первая.-М.,1998,с.766

17. См. Мадайчик Ч. Существует ли синхронность между Генеральным планом "ОСТ" и "окончательным решением " еврейского вопроса? - В сб.: Вторая мировая война: основные тенденции, результаты исследований. - М.,1997,с.678

18. Великая Отечественная война..., с.509.

19. Yitzhak Arad. The Christian Churches and the persecution of Jews in the occupied territories of the USSR. - The Holocaust and the Christian World.- L.,2000, pp.108-111.

20. Левин Р. Мальчик из гетто - М.,1997.с.22. Самого 12-летнего Романа Левина укрыл и снабдил одеждой православный священник В.И. Волынский под Брестом (Там же, с.44, 46-47).

21. The Holocaust and the Christian World, p.112

22. Там же, с.110

23. Хонигсман Я. Указ. Соч., с.161

24. При написании этого раздела использована рукопись кандидатской диссертации Е.С. Розенблата. Нацистская политика геноцида в отношении еврейского населения на территории Западных областей Беларуси (1941-1944). -Минск, 1999

25. См. Кловский Д. Дорога из Гродно. - Самара, 1994, с.71

26. Старобинский Д. Одесское гетто. - Одесса, 1991; Сушон Л. Транснистрия:евреи в аду. - Одесса, 1998.

27. Ср. Йонес Э. Указ. соч., с.112-146 и Хонигсман Я. Указ. соч., с.146-160.

28. Кловский Д. Указ. соч.. с.82

29. См. Круглов А.И. Уничтожение еврейского населения Украины в 1941-1944гг. Хроника событий. - 1997, с. 47,50, 53, 57, 60. Он же. Истребление еврейского населения Украины в 1941-1944гг. Сборник документов и материалов, с.6 (находится в печати).

30. См., например, Люкс Л. Еврейский вопрос в политике Сталина. - "Вопросы истории", 1999, №7;

31. См. Иоффе Э. Страницы истории евреев Беларуси. - Минск, 1996, с.112.

32. См. Еврейский Антифашистский Комитет в СССР.1941-1948. Документированная история..Под ред. Шимона Редлиха. - М. 1996, с. 39 (далее - Еврейский Антифашистский Комитет...)

33. Согласно новым архивным документам, к середине октября 1941г. удалось эвакуироваться более 54% еврейского населения, проживавшего в пределах "старой границы". До конца 1941г. евреи составляли около четверти всех эвакуированных. Значительное число евреев Москвы и Ленинграда также приняло решение об эвакуации(См. Dubson V. On the problem of the Evacuation of Soviet Jews in 1941 (New Archival Sources). -Jews in Eastern Europe, 3(40), winter 1999, pp.37-57).

34. Инициаторы и первые руководители этого Комитета, известные польские бундовцы В. Альтер и Г. Эрлих были арестованы НКВД в декабре 1941г. Первый из них был расстрелян, а второй - покончил с собой в тюрьме.

35. См. Альтман И. Холокост в Советском Союзе. - В кн. С. Брухфельд, П. Левин. "...Передайте об этом детям Вашим". - М., 2000, с.94-95.

36. См. Петренко В.Я. До и после Освенцима. - М., 2000,с. 84-107

37. См. Альтман И. Судьба "Черной книги". - "Неизвестная Черная книга", с.16-28

38. Гефтер М.Я. Эхо Холокоста и русский еврейский вопрос. -М.,1995, с.51

39. Арад И. Холокост. - Иерусалим, 1990, с. 86

40. См. Катастрофа и сопротивление украинского еврейства, с.321

41. Иоффе Э. Указ. соч, с.150

42. См. Альтман И. Холокост в Советском Союзе, с.92

43. См. Евреи в Великой Отечественной войне. Вклад в Победу. Каталог документальной выставки. - М.,1995; Свердлов Ф.Д., Вайнер А.Я. Воины-евреи на фронтах Великой Отечественной.- М.,1999.


Ответы на вопросы

Ответ 1

Это связано с двумя причинами. Во-первых, данное явление облегчило распространение антисемитского лозунга о том, что "евреи захватили Россию". Во-вторых, оно привело к отождествлению евреев с новым режимом.

Ответ 2

Данный процесс усилил стереотипы евреев как слуг нового режима, пожинающих плоды революции, которая принесла страдания и бедствия миллионам жителей страны.

Ответ 3

В ходе подобной войны, которая по самому своему определению является "тотальной" войной, теряют смысл все запреты и ограничения, принятые в "обычных" войнах. Брутализация достигает исключительной степени, а внутренние механизмы, предотвращающие чрезмерную жестокость, практически исчезают.

Ответ 4

Косвенный способ является более эффективным, так как при нем определенная мысль передается как бы невзначай, без излишнего нажима.

Ответ 5

Она свидетельствует о том, что СС не мог действовать вне связи с другими организациями, и что не представлялось возможным уничтожить еврейство Европы без поддержки (или по меньшей мере согласия) остальных ветвей германской бюрократической системы.

Ответ 6

Соперничество и напряженность, существовавшие между различными органами, оказывали влияние также и на осуществление "окончательного решения". Как мы увидим в дальнейшем, ответ на ряд важных вопросов, связанных с уничтожением евреев, может быть дан лишь исходя из этого факта.

Ответ 7

В других странах бегство из районов нацистской оккупации было связано с переездом в другие государства и с готовностью их правительств предоставить беглецам (в том числе евреям) убежище. На территории СССР, с другой стороны, речь шла о бегстве в пределах одной и той же страны.

Ответ 8

Отсутствие конкретного приказа о всеобщем уничтожении евреев привело к тому, что инициатива в значительной мере находилась в руках командиров отдельных полевых частей. Каждый из них понимал данную политику по-разному и действовал, исходя из своего понимания.

Вопросы 9 и 10 предназначены для самостоятельных ответов.

Ответ 11

Д. Альпер был активистом сионистского движения и главой известной и уважаемой сети еврейского просвещения. И. Мушкин происходил из совершенно иной среды. Причина этого различия заключается в том, что в годы, предшествовавшие Второй мировой войне Пинск входил в состав Польши, а Минск - в состав СССР.

Ответ 12

Существует значительное сходство между данными решениями. В обоих случаях поступила информация о том, что немцы готовят "частичную акцию", то есть уничтожение лишь части евреев гетто. В обоих случаях существовало опасение, что вооруженное сопротивление в подобном случае приведет к гибели большинства его жителей. В обоих случаях было принято решение не предпринимать каких-либо действий.

Ответ 14

Одной из данных целей являлась реализации принципа нацистской идеологии о полном уничтожении евреев. Второй целью было уничтожение всех возможных свидетелей того, что Г. Гиммлер назвал в своей знаменитой речи в Познани (октябрь 1943 года) "славной страницей истории, которая не была записана и никогда не будет записана".



7.16 Примечания


* Данный раздел подготовлен при участии д-ра И. Альтмана.

- Здесь уместно отметить, что хотя среди большевиков было сравнительно много евреев, среди евреев (до революции) было относительно мало большевиков. Вопреки сложившемуся стереотипу, подавляющее большинство дореволюционного еврейства поддерживало не большевиков, а Бунд, различные сионистские партии, кадетов, эсеров и умеренных социал-демократов (меньшевиков).

­ ­ * См.: J. Keegan, The Second World War, Viking Penguin, 1990, p. 181.

** В июне 1940 года в Красной Армии было назначено 479 новых генерал-майоров - самая массовая смена руководства в военной истории (Ibid., p. 177).

- Данная тема излагается вкратце, поскольку она уже обсуждалась в третьей части курса.

* В настоящее время на этом месте стоит памятник жертвам Холокоста, а день памяти жертвам расстрелов в Бабьем Яре официально отмечается на Украине.

- Верден - французский город - крепость, в районе которого велись ожесточенные и кровопролитные бои во время Первой Мировой войны. Стал символом стойкости и сопротивления.

* По другим данным число жертв в Ростове достигает (и даже превышает) 15000 человек.


[1] В соответствии с переписью населения, проведенной в 1939 году, более трех миллионов человек (3020000) заявило о своем еврействе, и около четверти миллиона предпочли скрыть свою принадлежность к еврейской нации.

[2] 1533000 на Украине и 375000 в Белоруссии. Эти данные приведены по Б. Пинкус, "Евреи России и Советского Союза: история национального меньшинства" (Сде-Бокер, 1986), стр. 196-197 (иврит; далее - Пинкус).

[3] Там же, стр. 280 и М. Альтшуллер, "Еврейское население СССР в наши дни: социо-демографический анализ" (Иерусалим, 1989), стр. 14 (на иврите; далее - Альтшуллер). По данным М. Альтшуллера, на присоединенных к СССР территориях проживало около 1880000 евреев, а также 200-300 тысяч еврейских беженцев из западных областей Польши.

[4] Пинкус, стр. 116.

[5] Альтшуллер, стр. 15.

[6] Давид Бен-Гурион, "Обновленное Государство Израиль", первый том, Тель-Авив, 1975, стр. 16 (на иврите).

[7] О Евсекции см. Мордехай Альтшуллер, "Евсекция в СССР, 1918-1930. Между национализмом и коммунизмом". Тель-Авив, 1980 (на иврите).

[8] О Евсекции см. Мордехай Альтшуллер, "Евсекция в СССР, 1918-1930. Между национализмом и коммунизмом". Тель-Авив, 1980 (на иврите).

[9] W. Korey, The Legal position of Soviet Jewry; A Historical Inquiry. In Lionel Cochan (ed.), The Jews in Soviet Russia since 1917 , London, N.Y., Toronto, 1972, p. 95 (далее - Кохан).

[10] L. Shapiro, Introduction (в Кохан, стр. 9-10).

[11] Эти данные приводятся по Пинкус, стр. 204.

[12] См. об этом в Mordechai Altshuller (ed.), Distribution of the Jewish Population of the USSR 1939 . Jerusalem, 1993; Пинкус, стр. 199-200.

[13] Пинкус, стр. 206.

[14] См. об этом в Mark Kupovetsky, "Estimation of Jewish Losses in USSR during World War II", Jews in Eastern Europe 2(24) (Summer 1994), (далее - Куповецкий); Дов Левин, "Эпоха в скобках, 1939-1941: перемены в жизни евреев на территориях, присоединенных к СССР в начале Второй мировой войны", Тель-Авив, 1989, стр. 24 (на иврите).

[15] Об этом см. Шалом Холевский, "На берегах Немана и Днепра: евреи Западной Белоруссии в годы Второй мировой войны", Тель-Авив, 1982, часть 1, стр. 28-56 (на иврите; далее - Холевский).

[16] Там же, стр. 30.

[17] Особые полномочия СС на восточных территориях в рамках операции "Барбаросса", цитируется по Ицхак Арад, Исраэль Гутман и Авраам Маргалиот (ред.), "Катастрофа в документах " (Иерусалим, 1978), стр. 299 (на иврите, далее - "Катастрофа в документах"). "Рейхсфюрер СС" (Reichesfuhrer SS) - официальный титул главы СС Генриха Гиммлера (Heinrich Himmler).

[18] Omer Bartov, Hitler’s Army - Soldiers, Nazis and War in the Third Reich , New-York and Oxford, 1991, p. 137 (далее - Бартов).

[19] Анатолий Кузнецов, "Бабий Яр. Роман-документ". 1967, Москва, стр. 105 (далее - Кузнецов).

[20] Alan Bullok, Hitler and Stalin - Parallel Life , New-York, 1993, p. 144.

[21] Приказ Кейтеля от 12-го сентября 1941 года об отношении вермахта к евреям на оккупированных восточных территориях ("Документы о Катастрофе", стр. 309).

[22] Андреас Хайльгрубер, "Война на восточном фронте и уничтожение евреев", Сборник "Яд ва-Шем", 17-18(1977), стр. 177 (на иврите; далее - Хайльгрубер).

[23] Бартов, стр. 152.

[24] Там же, стр. 155.

[25] Там же, стр. 153.

[26] Mordechai Altshuller, "The Unique Features of the Holocaust in the Soviet Union", in: Yaacov Roi (Ed.), Jews and Jewish Life in Russia and the Soviet Union , Newbury Park, 1995, p. 174-175 (далее - Альтшуллер, "Особенности").

[27] Хайльгрубер, стр. 185.

[28] Там же, а также Бартов, стр. 129-130.

[29] Hanes Heer, "Killing Fields: the Wermacht and the Holocaust in Belorussia, 1941-1942", Holocaust and Genocide Studies , Vol. 11 No. 1(Spring 1997), pp. 87 (далее - Хеер).

[30] Бартов, стр. 92-93.

[31] Алан Кларк, "Операция Барбаросса: советско-германская война, 1941-1945", Тель-Авив 1970, стр. 44-45 (на иврите, далее - Кларк).

[32] Там же, стр. 49.

[33] Там же, стр. 49-50.

[34] Helmut Krausnick, "The Persecution of the Jews", in: Anatomy of the SS State , London, 1973, pp. 77-78 (далее - Краузник).

[35] Об этом см., например, Gerald Fleming, Hitler and the "Final Solution" , Berkeley, 1984.

[36] Краузник, стр. 77.

[37] Ronald Headland, "The Einsatzgruppen: The Question of their Initial Operations", Holocaust and Genocide Studies Vol. 4 No. 4(1989), p. 408.

[38] Мартин Брошат, "Гитлер и истоки "окончательного решения" - к тезису Дэвида Ирвинга", Сборник "Яд ва-Шем", 13(1980), стр. 70.

[39] Там же, стр. 75.

[40] Christopher R. Browning, Ordinary Men: Reserve Police Battalion 101 and the "Final Solution" in Poland , New York 1992.

[41] Raul Hilberg, The Destruction of the European Jews , Chicago, 1961, p. 187 (далее - Гильберг).

[42] Там же, стр. 187-188.

[43] Там же, стр. 189.

[44] Там же, стр. 178.

[45] См. сноску 17.

[46] Гильберг, стр. 183-184 и Yitzhak Arad, "The Holocaust of Soviet Jewry in the Occupied Territories of the Soviet Union", Yad VaShem Studies XXI (1991), pp. 5-6.

[47] Текст данного приказа см. в "Катастрофа в документах", стр. 37.

[48] Арад, стр. 6. Также см. Лени Яхиль, "Катастрофа - судьба еврейства Европы", Иерусалим, 1987, стр. 350-352 (на иврите; далее - Яхиль).

[49] См. Вилли Дрезен, "Роль вермахта и полиции в уничтожении евреев", Сборник Яд ва-Шем 13(1993), стр. 211-228.

[50] Между 4-м и 11-м июня 1941 года в этом украинском городе были убиты около 5000 евреев.

[51] Гильберг, стр. 196-197.

[52] См. об этом в статье Х. Хеера.

[53] Хеер, стр.84.

[54] Там же, стр. 93-94.

[55] Бартов, стр. 162.

[56] См. о нем в Ицхак Арад, "Альфред Розенберг и "окончательное решение" на территории Советского Союза", сборник Яд ва-Шем, 13(1980), стр. 193-209 (далее - Арад, "Розенберг...").

[57] Арад, стр. 10.

[58] Там же, стр. 198-199.

[59] В основе данного параграфа лежит работа И. Арада "Розенберг...".

[60] Арад, "Розенберг...", стр. 196.

[61] Там же, стр. 209.

[62] Alexander Dallin, German Rule in Russia, 1941-1945 , London 1957, p. 189. Цитируется по Арад, "Розенберг...", стр. 197.

[63] Герман Бакке (Herman Backe; 1896-1947) занимал пост рейхсминистра продовольствия в 1944-1945 годах. Покончил жизнь самоубийством в нюренбергской тюрьме.

[64] Кларк, стр. 53.

[65] Арад, стр. 11.

[66] Там же, стр. 12.

[67] Гильберг, стр. 190-191.

[68] Материал данного параграфа в значительной мере основывается на статье М. Альтшуллера "Эвакуация и бегство евреев Восточной Белоруссии в период Катастрофы (июнь-август 1941 года)", Современное еврейство 3(1986), стр. 119-158 (далее - Альтшуллер, "Эвакуация...").

[69] Бен-Цион Пинчук, "Советская эвакуационная политика и спасение евреев СССР в годы Второй мировой войны", Швут 8(1981), стр. 85.

[70] Там же, стр. 84.

[71] Альтшуллер, "Эвакуация...", стр. 133.

[72] Там же, стр. 129.

[73] Примерами подобных исследований являются книга Шалома Холевского об уничтожении евреев Западной Белоруссии (Шалом Холевский, "На берегах Немана и Днепра: евреи Западной Белоруссии в годы Второй мировой войны", Тель-Авив, 1982, часть 1, стр. 28-56 , на иврите; далее - Холевский) и работа Шмуэля Спектора об уничтожении еврейства Волыни (Шмуэль Спектор, "Катастрофа еврейства Волыни, 1941-1944", Иерусалим, 1986, на иврите; далее - Спектор).

[74] По Арад, стр. 15-19.

[75] Encyclopedia of the Holocaust , vol. 4, pp. 1347-1349.

[76] По данным 1931 года. Евреи составляли 43% городского населения (Гильберг, стр. 190).

[77] Цитируется по Ицхак Арад, "Борьба и гибель еврейской Вильны", Тель-Авив, 1976, стр. 193 (на иврите).

[78] Об этом см. Холевский, стр. 86-93 и 325-330.

[79] Город на северо-западе Украины, в Волынской области. Накануне войны в нем проживало 57000 человек, их них 25000 евреев. Он был захвачен немцам 28-го июня 1941 года.

[80] Спектор, стр. 92-93.

[81] Гильберг, стр. 224-225.

[82] В этом областном центре на Украине проживало накануне начала войны 80000 евреев, которые составляли 16% населения города (500000 человек). Днепропетровск был захвачен немцами 5-го августа 1941 года.

[83] Яхиль, стр. 364.

[84] "Катастрофа в документах", стр. 313.

[85] Шалом Холевский, "Юденрат в Минске", в "Облик еврейского руководства в странах, захваченных нацистами, 1933-1945", Иерусалим, 1980, стр. 97-98 (на иврите; далее - Холевский, "Юденрат в Минске").

[86] Leonid Smilovitski, Minsk Ghetto: An Issue of Jewish Resistance, Shvut 1-2 (17-18), pp. 169-170 (далее - Смиловицкий).

[87] Там же, стр. 170.

[88] Hersh Smolar, The Minsk Ghetto - Soviet Jewish Partisans Against the Nazis , New-York, 1989, pp. 21-22 (далее - Смоляр).

[89] См. об этом в Шмуэль Спектор, "Гетто и юденраты на оккупированной нацистами советской территории (в границах сентября 1939 года)", Швут 15 (1992), стр. 263-276.

[90] В соответствии с Encyclopedia of the Holocaust , vol. 4, p. 1577. По данным М. Альтшуллера ("Население...", стр. 11) в городе проживало 77173 еврея.

[91] Каменец-Подольский находится в Подольской области Украины. В 1929 году в нем проживали 12774 евреев, составлявших 30% населения города. В августе 1941 года там произошла резня, в ходе которой погибли от четырнадцати до восемнадцати тысяч евреев (включая прибывших венгерских евреев).

[92] Данные о юденрате приводятся по Холевский, "Юденрат в Минске".

[93] Там же, стр. 99.

[94] Там же, стр. 101.

[95] Шалом Холевский, "Буря гибели: еврейство Восточной Белоруссии в годы Второй мировой войны", Тель-Авив, 1988, стр. 115 (на иврите; далее - Холевский, "Буря гибели").

[96] Шалом Холевский, "Борьба и гибель в Минске: частный случай положения еврейства СССР в годы Катастрофы и после нее", Ялкут Морешет 18(ноябрь 1974), стр. 101-111.

[97] Об этом см. Смиловицкий, стр. 173-174.

[98] Холевский, стр. 103.

[99] Ишаяху Тронк, "Юденрат - еврейский совет в Восточной Европе в годы нацистской окуппации", Иеруслаим, 1979, стр. 417 (на иврите).

[100] См. об этом, например, Гильберг, стр. 263 и 299 и Яхиль, стр. 412-416.

[101] Относительно их точной численности см. Ш. Холевский, "Евреи Рейха в минском гетто", Сборник Яд ва-Шем 17-18(1987), стр. 222 (далее - Холевский, "Евреи Рейха...").

[102] Цитируется в Ш. Холевский, "Евреи Рейха...", стр. 224-225.

[103] Там же, стр. 233.

[104] Там же, стр. 235.

[105] Там же, стр. 233.

[106] Данный параграф в значительной мере основывается на материале книги Heinz Hoehne, The Order of the Death’ s Head - The Story of Hitler’ s S. S. , New-York 1970, pp. 370-373 (далее - Хохне), а также на книге Р. Гильберга, стр. 252-254.

[107] Гильберг, стр. 253.

[108] Хохне, стр. 371.

[109] Минск, 16-го декабря 1941 года. В "Катастрофа в документах", стр. 326-327.

[110] Гильберг, стр. 278.

[111] Яхиль, стр. 587.

[112] Яхиль, стр. 587.

[113] Шалом Холевский, "Евреи Рейха...", стр. 239.

[114] Encyclopedia of the Holocaust , vol. 2, p. 843.

[115] Гильберг, стр. 253.

[116] Там же, стр. 254. 22-го сентября 1943 года партизанка, работавшая в доме Кубе, подложила бомбу в его постель. Он скончался от ран двумя днями позже.

[117] В соответствии с данными, приведенными в Encyclopedia of the Holocaust , vol. 1, p. 133, из 160000 евреев города удалось спасти около 100000.

[118] Яхиль, стр. 364.

[119] Кузнецов, стр. 58-59.

[120] См. Пинкус, стр. 372-274.

[121] Elizabeth Wilson, Shostakovich - A Life Remembered , Princetone N.J. 1994, p. 355 (далее - Вильсон).

[122] Вильсон, стр. 357.

[123] Там же, стр. 360-361.

[124] Там же, стр. 421.

[125] Немцы захватили Ростов во второй раз. Впервые город пал 21-го ноября 1941 года, однако был отвоеван у немцев спустя восемь дней, 29-го ноября.

[126] Перед началом войны в городе проживало около 30000 евреев. 5000 были казнены в ходе первой "акции", проведенной 28-го и 29-го июня 1941 года.

[127] "Катастрофа в документах", стр. 329-330.

[128] Холевский, стр. 248.

[129] См. об этом Гильберг, стр. 250.

[130] Кобрин - город в Полесье, в котором проживало около 8000 евреев. Гетто в Кобрине было ликвидировано 14-го октября 1942 года.

[131] Штаб военного производства в Луцке, 23 ноября 1942 года, в Raul Hilberg (ed.), Documents of Destruction - Germany and Jewry, 1933-1945 , Chicago 1971, p. 59.

[132] Холевский, стр. 122-123.

[133] Там же, стр. 124.

[134] Там же, стр. 173.

[135] Там же, стр. 173.

[136] Там же, стр. 248.

[137] Холевский, стр. 105.

[138] Смоляр, стр. 72.

[139] Данный параграф основывается, в основном, на материале книги Холевского "Буря гибели...", стр. 124-128.

[140] Там же, стр. 125.

[141] Там же, стр. 129.

[142] Там же, стр. 130.

[143] Там же, стр. 130-131, свидетельство Ляли Самойловой-Глейзер.

[144] Смоляр, стр. 101.

[145] Смоляр, стр. 101.

[146] Холевский, стр. 133.

[147] Приказ Г. Гиммлера о ликвидации гетто в Остланд, в "Катастрофа в документах", стр. 363-364.

[148] Арад, стр. 43 и Яхиль, стр. 585.

[149] Холевский, стр. 140.

[150] Там же, стр. 249-250.

[151] Холевский, "Буря гибели...", стр. 133.

[152] Смоляр, стр. 108.

[153] Холевский, "Буря гибели...", стр. .

[154] Данный раздел основывается на материале статьи Mark Kupovetsky, "Estimation of Jewish Losses in USSR during World War II", Jews in Eastern Europe 2(24) (Summer 1994), pp. 25-37.

[155] Данный раздел в значительной мере основывается на материале статьи М. Альтшуллера, "Особенности...".

[156] Альтшуллер, "Особенности...", стр. 175.

[157] Альтшуллер, "Особенности...", стр. 175.

[158] Там же, стр. 176.

[159] Там же, стр. 181-182.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка

Работы, похожие на Реферат: Катастрофа еврейства Советского Союза

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(229672)
Комментарии (3125)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru