Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Учебное пособие: Учебно-методическое пособие Для студентов всех специальностей Таганрог 2005

Название: Учебно-методическое пособие Для студентов всех специальностей Таганрог 2005
Раздел: Остальные рефераты
Тип: учебное пособие Добавлен 23:33:36 20 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 705 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

87.66 я 21

№ 3720

Д 266

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ТАГАНРОГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

РАДИОТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


М.А. Дедюлина

ЭТИКА

Учебно-методическое пособие

Для студентов всех специальностей


Таганрог 2005


ББК 87.7 я 73

М.А. Дедюлина. Этика: Учебно-методическое пособие. – Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2005. – 100 с.

В работе даны рекомендации по изучению основных тем курса этики. Кроме того, в пособие включены методические рекомендации к самостоятельному изучению курса; практикум, включающий в себя контрольные работы, задачи и упражнения для самоконтроля, вопросы для самопроверки, тесты. Учебно-методическое пособие разработано в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта.

Рецензент: Папченко Е.В. канд. филос. наук, доцент кафедры истории и философии ТРТУ.

© Таганрогский государственный

радиотехнический университет, 2005

© Дедюлина М.А., 2005


ТЕМА 1. ПРЕДМЕТ ЭТИКИ


В начале XXI века перед человечеством, а особенно перед ученым миром встала проблема: «Насколько ученые вправе вторгаться в человеческую психику, какова ответственность за последствия эксперимента и что такое норма поведения».

Этика же пытается разъяснить: откуда берутся моральные правила и законы, на какой фундамент они опираются? Что принуждает общество следовать этим законам? Можно ли человека оградить от варварства, зверства, насилия? И самое главное возможно ли создать такое мировое сообщество, в котором не будет больше ни войн, ни насилия, ни подавления человеческой свободы? Общеизвестно, что первыми законами, объединяющими общество людей, были законы морали. Можно согласиться с позицией А.В. Разина, что «основы нравственного самосознания человека, по существу, совпадают с основами формирования его общественного сознания в целом, и возникновение нравственного отношения к другому оказывается неизбежным»[1] .

Первые представления о справедливости человеческие общности заимствуют из наблюдений за животными. Особенно интересно эту проблему исследует П.А. Кропоткин. «Первым зачатком обобщения в природе, – такого еще неопределенного, что оно едва отличалось от простого впечатления, – должно было быть то, что живое существо и его племя не отделены друг от друга»[2] . «Первобытные дикари и более цивилизованные народы по сию пору понимают под словами «правда», «справедливость» восстановление нарушенного равновесия»[3] . Вот таким образом зарождаются первые этические группы людей, главным залогом существования которых является сочувствие, т.е. умение человека мысленно ставить себя на место другого. В животном мире, по меткому замечанию известного биолога Эфроимса заложены две нравственные характеристики: эгоизм и альтруизм. Способности к альтруизму проявляются у животных тогда, когда в психике не доминирует агрессия. Чаще всего сострадание возникает к себе подобным, т.е. к своему виду.

Начнем с определения морали. Мораль есть исторически сложившаяся и признанная обществом совокупность правил и норм поведения людей, регулирующих их отношения друг к другу, к разным социальным группам, обществу в целом и поддерживаемых личным убеждением (совестью) и силой общественного мнения. В определенных контекстах понятие морали нередко отождествляется с понятием нравственности. Однако при рассмотрении поведения отдельно взятой личности эти понятия следует различать. Так как для последней нравственностью являются лишь те нормативы общественной морали, которые стали внутренним элементом ее духовного мира и на которые она опирается (иногда неосознанно) в повседневном поведении. Если же брать общество в целом, то в категориальном плане мораль и нравственность в его жизнедеятельности предстают как одно и то же. Вызвано это в конечном итоге тем, что центральным и основополагающим пунктом морали является вопрос о соотношении общественных и индивидуальных личных интересов.

Мораль – это один из сущностных аспектов взаимодействия личности и общества. Если бы те и другие интересы полностью совпадали, не понадобилось бы никакой морали. На уровне морального сознания отдельно взятого человека как биосоциального существа соотношение общественных и индивидуальных интересов непосредственно представлено в форме взаимоисключения долга и чувственных влечений. При этом долг человеком осознается как совокупность его обязанностей перед обществом и другими людьми, а чувственные влечения как его стремление к достижению плотских удовольствий или наслаждений. На деле выполнение долга есть проявление разумной воли индивида и всеобщего духа социума, а стремление к удовольствию является выражением его специфических особенностей как единичного чувственного существа, находящегося в согласии с самим с собой только в рамках переживания приятных эмоций. Данная коллизия - внутреннее противоречие между единичным и случайным в нравственном сознании человека. В истории этической мысли это противоречие оказалось в центре внимания уже в рамках философских концепций стоицизма и эпикуреизма и продолжало осмысливаться в последующие эпохи развития философии (И. Кант, Ф. Ницше). Реальное же разрешение рассматриваемое противоречие находит в каждом данном случае лишь на уровне функционирования практического разума, т.е. совести. Чем выше степень развития совести, тем больше гарантий тому, что в нравственном поведении человека будет отдаваться должное общим моральным критериям, а не его пристрастным чувственным влечениям. Следует отметить, что когда люди начинают отдавать приоритет в своем поведении чувству удовольствия, признавать его благом, даже критерием и высшей жизненной целью, тогда открывается путь всякому произволу в поступках, в результате чего, мораль неизбежно упраздняется и возникает состояние аморализма, ведущее к деградации и распаду социума как жизнеспособной целостной системы, что в случае сознательного выполнения долга индивид получает не только общественное признание, но и высшее удовлетворение, которое приносит ему несравнимое чувство, источник которого заключен в его совести и разуме.

Только посредством подчинения своего поведения нравственным императивам социума человек сумел в далеком прошлом подняться над своим прежним животным состоянием и получил все необходимое для бесконечного совершенствования своей внутренней духовной природы и постижения. Каждое новое поколение должно осваивать не только наработанные предыдущими поколениями нравственные ценности, но и как бы в свернутом виде заново проходить историю становления и развития морали человечества, нацеленной на возвышение людей над их животным состоянием. В этом находится исток того, что нравственность от поколения к поколению прогрессирует не по прямой, а по зигзагообразной линии.

В морали выражается общественная сущность человека и его коренное родовое отличие от животных. Одна из основных черт, которой человек отличается от животного, состоит именно в том, что он знает, что есть добро и зло. Смысл возникновения и функционирования морали заключается как раз в том, чтобы создать необходимые духовные предпосылки для налаживания и постоянного поддержания совместной жизни людей и приучить их считаться не только с интересами друг друга, но и общества в целом. Не случайно в морали приоритет всегда отдавался общественным интересам, которым в связи с этим должны были быть подчинены интересы индивидуальные.

Так, А.В. Разин выделяет шесть моделей нравственного поведения, которые дают представление о мотивах, обеспечивающих моральное поведение.

1. Жертвенная модель нравственного поведения, наиболее далекая от влияния позитивной эмоциональной мотивации. Поведение здесь формируется на основе желания избежать сильных отрицательных эмоций, в том числе таких, которые могут быть даже альтернативой самой жизни. Например, человека не предать, даже зная, что он идет на верную смерть из-за того, что идеально представляет себе жизнь с сознанием невыполненного долга как сплошное мучение совести.

2. Нравственная мотивация программного характера. Естественно человек практически всегда планирует свою жизнь. Бывает он представляет себя гением, бывает мечтает о счастливой семейной жизни и материальном благополучии. Но в то же время он опирается на ряд критериев, которые показывают, как необходимо жить в этом мире. Нравственные ценности составляют фундаментальную часть этих критериев.

3. Сострадание. Сострадание как основа нравственного поведения было основополагающим в концепциях Д. Юма, П. Кропоткина, А. Шопенгауэра. Шопенгауэр видел в сострадании исходную клеточку, основу морали, из которой выводятся все другие нравственные отношения. Суть сострадания, таким образом, заключается в том, что, проявляя жалость к другому, человек фактически косвенно жалеет самого себя, предполагая возможным, что он в такой же ситуации, как и человек, на которого реально распространяется отношение сострадания.

4. Благотворительность. В эмоциональном плане механизм реализации данной модели нравственного поведения связан с тем, что человек старается избежать тех негативных эмоций, которые порождаются в результате способности сострадания. Отсюда он пытается улучшить возможности другого, что может выражаться в отдельном акте помощи.

5. Справедливость. Основой такого нравственного поведения могут быть общие представления о справедливости, развиваемые уже не только на основе морального, но и других форм общественного сознания. В эмоциональном плане нравственное поведение, основанное на идее справедливости, связано, прежде всего, с негативными эмоциями, возникающими тогда, когда справедливость нарушается (возмущение несправедливыми действиями или несправедливыми общественными порядками). Отношения людей друг к другу отражаются в понятии справедливости в связи с их принадлежностью к некоторому целому. Вне понимания значения сохранения этого целого в интересах всех оценка отдельных нравственных действий как справедливых или не справедливых теряет смысл. По мере того, как индивидуализация личности осознается в качестве все большей и большей ценности, в идеях справедливости также отражаются условия личного бытия, необходимые для индивидуального самовыражения. В этой связи уже само общество подвергается оценке с точки зрения того, насколько оно защищает индивидуальные права личности и насколько оно дает возможность для самореализации каждого человека. Однако возможность самореализации каждого всегда соотносится в понятии справедливости и с интересами всех, с исходной идеей сохранения целостности и приумножения принадлежащего всем богатства. В силу этого категория справедливости показывает – до какой степени допустима индивидуализация. Превращение удовлетворения личного интереса в единственный критерий ориентации поведения всегда оценивается в нравственном сознании как несправедливое, как эгоизм. Такая оценка вызывает соответствующие отрицательные эмоции, которые составляют основу чувства справедливости. Что же касается положительных эмоций, то они, конечно, могут возникать по поводу восстановления нарушенной справедливости.

6. Благоговение и героизм. Отношение отдельного человека к целому, т.е. к обществу, в котором он живет, к культурной среде своего обитания может выражаться в особом возвышенном чувстве сопричастности высшему бытию. В религиозном сознании такое чувство обычно характеризуется как чувство благоговения. По своей природе оно представляет развитое до высшей степени сознание уважения и благодарности. Но это чувство не возникает само по себе. Оно, как и другие социальные чувства человека, формируется специфическими средствами морального воздействия. С формированием чувства благоговения в традиционных системах морали была связана такая добродетель, как благочестие. Наличие добродетели говорит о том, что обладание чувством благоговения предписывается человеку как долг. Природа чувства благоговения с точки зрения эмоций человека представляет страх перед богами, превращенный в чувство успокоения, связанное тем, что все полагаемые обязанности (благодарности, послушания, жертвоприношения) выполняются нормально. Так или иначе, люди испытывают определенный трепет, наблюдая предметы, которыми пользовались великие ученые, писатели, композиторы, хотя они могут быть самыми обычными предметами, постоянно встречающимися в повседневной жизни. Надругательство над святынями вызывает у человека желание их защищать. Отсюда рождаются особого рода героические действия, в которых человек наиболее непосредственно отождествляет себя с целым[4] .

В современном мире человек сталкивается с массой ситуаций, вызывающих противоречие между разными мотивами. Например, когда имеет место противоречие между желанием профессионального самоутверждения и обязанностями перед своей семьей, когда встает вопрос о выборе между более высоко оплачиваемой или более интересной работой, когда необходимость заботы о близких мешает реализации иных жизненных планов и т.д.

Особенно остро ситуация выбора встает тогда, когда действия попадают под компетенцию разных норм, а иногда и разных систем морали. Для того чтобы совершить правильный выбор, необходимо привлечь набор всех возможных средств, начиная от простого знакомства с историей жизни других людей и заканчивая своеобразной психотерапевтической процедурой, в которой человек пытается представить себя в ситуации уже совершённого выбора, пережить эту ситуацию эмоционально.

Этика прежде всего и нужна для того, чтобы прояснить основания морального выбора, продемонстрировать личности те способы рассуждения о жизни, которые уже были осуществлены в истории человечества.

Предметом этики, следовательно, в самом общем плане является поле морального выбора человека, изучение арсенала тех средств, с помощью которого он совершается.

Объект этического знания имеет двоякое значение. Во-первых, это та общественная реальность, которая подвергается наблюдению и изучению для формулирования положений самой теоретической этики. Например, объектом этического знания являются реально существующие нравы, поведение людей. Во-вторых, в качестве объекта воздействия этического знания выступает сам человек, его нравственное просвещение, развитие у него положительных нравственных качеств.

Объектом воздействия этического знания становится также вся система существующих в обществе социальных норм, содержание которых может уточняться, получать более точную вербальную формулировку за счет работы этической мысли, если речь идет о собственно моральных нормах.

Когда говорят об этике, у многих возникают самые разные представления: одни полагают, что этика это этикет, правила вежливого, уважительного отношения к другому, другие – что это наука об определенных желательных чертах характера, добродетелях (умеренность, мужество, мудрость, справедливость); а у третьих, возникает образ грызущей совести, воспоминания о сильных нравственных переживаниях; другие, возможно, задумываются о справедливости или несправедливости каких-то явлений общественной жизни, долге и обязанностях. Каждое из вышеперечисленных представлений действительно отражает определенные стороны морали и что еще более важно – раскрывает существующие способы построения системы этического знания. Любой способ построения нравственной системы, какая бы категория ни была взята в нем за основополагающую и какие бы в нем ни были сделаны приоритеты, все равно предполагает использование различных категорий, описание с помощью них разных сторон человеческой жизни.

Выделим следующие разделы этики:

· археология – учение о добродетелях;

· деонтология-учение о долге;

· аксиология – учение о ценностях;

· физиология – учение о счастье;

· танатология – учение о смерти;

· учение о справедливости.

Особенности морали могут быть раскрыты на основе понимания специфики средств воздействия на поведение личности. Нормы и требования морали, несомненно, имеют отличия от других общественных норм. Они выражаются в следующем:

а) неинституциональной характер норм морали;

б) конфликт должного и сущего;

в) свобода выбора;

г) всеобщность выражения нравственного требования;

д) должный характер [5] .

Таким образом, содержание моральных норм, которые казалось бы наиболее четко, формально определяют фундаментальные нравственные требования, в действительности оказывается, трудно раскрыть, потому что многие из них представлены в неявной, латентной форме. Они проявляют себя через устойчивые поведенческие реакции реальных носителей норм, окружающих каждого отдельного человека, то есть через нравственное сознание и поведение, которым обладают живущие в данном обществе люди, через образы, представленные в художественной литературе, примеры стойкости и героического поведения. Лишь незначительная часть наиболее простых и фундаментальных норм морали получает определенную вербальную кодификацию.

Сложность вычленения предмета этики как науки о морали заключается в том, что нравственные отношения включены в широкий круг общественных отношений. Явления общественной жизни в принципе можно классифицировать как моральные (относящиеся к морали и оцениваемые положительно), аморальные (относящиеся к морали и оцениваемые отрицательно) и внеморальные. С выявлением после их дело, однако, обстоит достаточно сложно. Конечно, в обществе имеют место, например, экономические связи, складываются производственные отношения. На первый взгляд, они не имеют отношения к морали. Однако, как только мы опускаемся на уровень конкретных действий людей, в том числе исследуем действия, которые влияют на характер производственных отношений, мы обнаруживаем, что и они несут определенную моральную нагрузку. Например, решение о закрытии нерентабельных – шахт это решение производной и нормативной этики. Если в области описания нравов понятие истины как соответствия наших знаний реальности работает непосредственно в области теоретической этики, и особенно в области нормативной, дело обстоит гораздо сложнее. Логически нормы, несомненно, относятся к суждениям прескриптивного типа. Это означает, что они сходны с командами, и в таком случае логическое понятие истины к ним действительно неприменимо. Однако, несмотря на то, что нормы морали представляют некоторую искусственную реальность, которая до их утверждения не имела место в природе, которая не является просто отражением какой-то другой реальности, они все же не являются произвольными. Исходные основания должного могут быть рассмотрены в широком социальном контексте. Таким образом, мораль может быть обоснована не только в смысле ее непротиворечивого изложения, но и в плане ее выведения из определенной внеморальной реальности. Тогда нормы определенной морали могут быть оценены с точки зрения истины, как соответствующие, или не соответствующие данной реальности, например, условиям достижения человеческого счастья, в этом смысле – истинные или ложные.

Наличие нормативного уровня этической теории требует поставить вопросы о трансляции принятых норм поведения от сознания одних общественных субъектов к сознанию других. Например, от старшего поколения к младшему, от коллективного мнения к индивидуальному сознанию. Это связано с вопросом о пропаганде нравственных истин, о так называемом морализаторстве.

Нравственная проповедь представляет собой неотъемлемый элемент любой системы морали. Через нее этическая теория находит выход в практику. Позитивная функция нравственной проповеди заключается в ее влиянии на нравственные установки отдельных людей, в том числе на подсознательном, эмоциональном уровне, что важно для обеспечения практической действенности морали. Но тогда, когда в обществе происходит сильное рассогласование между официальной идеологией и реальными мотивами деятельности людей, нравственная проповедь превращается в морализаторство, т.е. в процесс формального провозглашения некоторых нравственных истин, в действительности не доходящих до реальных мотивов поведения. Такая проповедь способна породить лишь озлобление и даже вызвать желание поступать противоположным от провозглашаемых требований образом.

Этика зародилось в недрах философии. Причины столь позднего «созревания» этики обусловлены не только сложностью ее предмета, но и тем, что в реальной жизни мораль не существует изолированно, ее принципы пронизывают все виды деятельности человека. Так, например, В. Момовым, в свое время был прямо сформулирован тезис о том, что этика лишь по традиции рассматривается как философская наука. Из области философского знания была изъята та ее часть, которая фактически, если взять историю философии, завершала большинство известных философских систем, или даже целиком лежала в их основаниях. Между тем все формы мировоззрения, включая мифологию, религию, саму философию, пытаются дать человеку именно представление о мире в целом, пытаются выявить какие-то основания бытия, позволяющие обрести смысл собственного индивидуального существования. Иначе говоря, всякое мировоззрение пытается преодолеть пропасть между человеком, его сознанием, способным к анализу и целеполаганию, к оценке вероятных перспектив собственного бытия в мире (в объективной реальности) и самим миром, который всегда остается до конца неизвестным, который (если исключить искусственную среду обитания) не создан самим человеком. Ч. Пирс обращает внимание на то, что знание творится людьми, а они сами являются субъектами нравственных отношений. Без предшествующего познанию нравственного отношения наука, с его точки зрения, не может развиваться даже в том элементарном смысле, что не будут со вниманием выслушаны все относящиеся к предмету точки зрения. А беспристрастное сравнение разных позиций, согласно Ч. Пирсу, как раз и составляет основное условие поиска научной истины, отбора верных гипотез. Здесь мораль ставится впереди всех иных областей философии и даже впереди всего человеческого познания.

В структуре этического знания наибольшую ценность представляют составляющие, в которых интегрировано общечеловеческое: «моральное сознание», «моральная практика», законы моральной деятельности и категории этики. Как мы уже говорили, возникновение морали сопровождало становление самого общества и означало переход первобытного человека от инстинктивных форм поведения к целесообразной и сознательной деятельности. Многие элементарные требования морали, которые появились в эпоху родового строя, сохраняют свое значение и в настоящее время. Мораль изначально была в первую очередь обращена к каждому индивиду и регулировала отношения «человек – человек», «человек – коллектив», «человек – общество». Появление морали связано с потребностью урегулирования отношений между людьми и управления общественными процессами на основе сочетания индивидуальных и общественных отношений. Проблема происхождения морали в различных этических системах различна. Существуют эволюционистские, антропологические, креационистские, социально-исторические подходы по проблеме возникновения морали. Мораль – это не только знания и умения воплотить их в жизнь, но процесс их реализации. Система морали представляет собой теоретический и обыденный уровни. Все структурные элементы морали содержат ценностные ориентации, цель моральной деятельности, средства (нравственные нормы) ее достижения, мотивацию деятельности, оценку предполагаемых или полученных результатов. Основными свойствами морали являются: императивность, нормативность и оценочность.

Основополагающая задача этики – быть «практической философией» реализуется, прежде всего, нормативной этикой, которая «помогает» морали в выработке наиболее общих понятий (долга, смысла жизни и др.), в обосновании оценки моральных ценностей в установлении их субординации. Нормативная этика выступает своеобразной формой связи теоретической этики и практической морали. Воплощаясь в нормативных формах знания, образующих систему норм практической морали, она по каналам этического образования и нравственного воспитания непосредственно участвует в преобразовании нравственной жизни общества и формировании личности. Таким образом, нормативная этика служит «передаточным механизмом» от теоретической к прикладной этике, занимающейся моральными коллизиями в конкретных ситуациях и сферах общественной практики. Но для этого необходимо предварительное решение проблем моральных приоритетов и ценностей. Эти проблемы как раз ставятся и решаются нормативной этикой на основе учения о моральных ценностях, вырабатываемых человечеством в процессе исторического развития нравственности.

Моральные ценности – общественные установки, императивы, цели и проекты, выраженные в форме нормативных представлений, выполняют в системе моральной регуляции ряд функций. Во-первых, они позволяют обосновать нормативные моральные требования к человеку. Во-вторых, они служат активной формой моральной ориентации человека в мире, предлагая ему конкретные и зачастую «готовые» регуляторы действий. В-третьих, в наших представлениях о ценностях одновременно содержится оценка явлений действительности, людей и поступков с точки зрения их моральной значимости. При этом нравственная оценка моральных и внеморальных ценностей создает иерархию ценностей, обосновывает их неравенство и подчинение.

Моральные ценности могут быть расположены:

· по степени их значимости (для человечества в целом; различных групп людей; для отдельного человека) – общечеловеческие, групповые и индивидуальные;

· по способу их взаимосвязи друг с другом – альтернативные (обладают ярко выраженной тенденцией взаимоисключения борьбы) и комплиментарные (взаимодополняют друг друга);

· по месту в иерархии ценностей – здесь особо выделяются высшие моральные ценности. Хотя деление это весьма условно и носит субъективный характер, так как каждый человек (а тем более группа людей) на основе собственных предпочтений и интересов может объявлять одни ценности высшими и общезначимыми, а другие – принижать или даже отрицать. Но в результате этого выбора и образуется иерархическая система ценностных ориентаций. На этой основе у каждого человека складывается личностная «стратегия и практика правильной жизни», определяющая генеральную линию его бытия и отношений с миром и другими людьми.

Современная этика в условиях глобального кризиса человечества и необходимости решения проблемы его выживания рассматривает мораль в качестве важнейшего средства самой возможности дальнейшего существования человека как социального существа. Известно, что общение людей является способом их жизнедеятельности, моральное общение – специфическая форма этой связи. В этом общении проявляются моральные качества личности. Являясь элементом материальной практики, его можно разделить на два вида: собственно сфера моральных отношений и сфера социально-экономических, политических, национальных, трудовых, семейных и других отношений. При втором виде нравственного общения важны результаты определенных действий субъекта в различных сферах деятельности, удовлетворенность или неудовлетворенность их результатами. Данное общение – есть единство нравственного сознания и поведения. Ее еще можно представить как внутреннюю и внешнюю. Внутренняя культура – нравственные идеалы и установки, нормы и принципы поведения, как основополагающие духовного облика личности. Очень много можно привести примеров из повседневности, когда для людей внешняя сторона общения становится самоцелью, хотя на самом деле это прикрытие для достижения своих эгоистических целей.

ТЕМА 2. ДОБРО И ЗЛО. НАСИЛИЕ И НЕНАСИЛИЕ

Категории добра и зла являются наряду с долгом основополагающими для этики. Все этические теории делятся на аксиологические (телеологические) и деонтологические.

Аксиологические теории строятся на основе понимания добра или блага как исходной категории, определяющей высшую ценность (Аристотель, Л. Фейербах, Дж. Мур). Так как стремление к благу составляет конечную цель деятельности, эти теории называют также телеологическими. Они, в свою очередь, могут быть разделены на аксиологически-онтологические и аксиологически-психологические. Во-первых, благо представляется идущим от какой-то внешней самому индивиду реальности (Аристотель), во-вторых – заключенным в состоянии самого субъекта (Демокрит). Но и там и здесь долг указывает лишь путь к добру или счастью.

Деонтологические теории, наоборот, исходят из первичности долга (И. Кант, Росс, Ролз). В этих теориях добро фактически отождествляется с долгом . Как категория нравственного сознания добро получает наиболее важное значение именно для телеологических этических теорий. Оно может быть определено как соответствие поведения некоторому идеалу. В широком смысле добро тождественно благу. Собственно, таков был первоначальный смысл употребления понятия добра. Добро все то, что способствует выживанию, увеличению мощи рода, что способно дать надежную защиту от врагов. Зло соответственно – все противоположное. Постепенно в этических учениях было сформулировано более узкое понимание добра как правильного поведения. То есть к добру перестали относить такие явления, как богатый урожай, животворный дождь и т.д. После этого категории блага и добра получили свое различное определение. Благо оказалось шире морального добра. Категория же зла продолжала использоваться как противоположное и благу и добру.

В философии известны следующие концепции добра и зла.

1. Этический интеллектуализм, или просветительская концепция, утверждающая, что зло связано с незнанием. Достаточно усовершенствовать систему образования, как исчезнет и зло, так считал Сократ, так думали Просветители. Необходимо развивать интеллект, просвещение, совершенствовать науку.

2. Этический оптимизм, утверждающий, что зло – это маленький фрагмент мира, в котором все стремится к добру (стоики) . Зло даже необходимо для утверждения добра. Все, что нам кажется как зло, в действительности служит порядку и красоте мира как целого. Мир как целое добр. В рамках этого подхода принято рассматривать зло как временное испытание, служащее, в конечном счете, целям торжества справедливости и правды (Плотин, Г. Лейбниц).

3. Социальный детерминизм видит источник зла в социальных несовершенствах и несправедливости (марксизм). Причина зла – не в слабости интеллекта, а в плохих социальных условиях: нищета, плохое воспитание, тяжелые условия жизни – все это создает почву для совершения порочных поступков.

4. Теории психоанализа видят источник зла в природе человека, а именно, в сфере бессознательного (А. Шопенгауэр, З. Фрейд, Ф. Ницше, Э. Фромм).

5. Антропологические теории (М. Бубер, М. Шелер, Э. Фромм) продолжают линию психоанализа, рассматривая зло как более фундаментальную и первичную характеристику человека, определяющую его наиболее глубокую, но тщательно скрываемую сущность. Добро и зло в их антропологической действительности являются не двумя однородными структурами, как их обычно считают, а совершенно разнородными. Они не воспринимаются человеком одновременно. Понятие о добре является вторичным, тогда как зло изначально и первично.

6. Русская нравственная философия отождествляет добро и личное нравственное совершенствование человека, повышение духовности и гуманизацию всего общества.

Добро и Зло – наиболее общие понятия морального сознания, разграничивающие нравственное и безнравственное. Они являются универсальной этической характеристикой всякой человеческой деятельности и отношений. Добро есть все, что направлено на созидание, сохранение и укрепление блага. Зло есть уничтожение, разрушение блага.

Исходя из того, что гуманистическая этика в центре ставит человека, его уникальность и неповторимость, его счастье, потребности и интересы, первый критерий добра – все то, что, способствует самореализации сущности человека, его самораскрытию, самовыявлению. Второй критерий добра и одновременно условие, обеспечивающее самореализацию человека, – гуманизм и все, что связано с гуманизацией человеческих отношений. Таким образом, Добро и Зло противоположны по своему содержанию: в категории добра воплощаются представления людей о наиболее положительном в сфере морали, о том, что соответствует нравственному идеалу; а в понятии зла – представления том, что противостоит нравственному идеалу, препятствует достижению счастья и гуманности в отношениях между людьми.

Особенности и парадоксы добра и зла

1. Всеобщий универсальный характер: под их «юрисдикцию» подпадают и человеческие отношения, и отношение человека к природе и миру вещей.

2. Конкретность и непосредственность: добро и зло – понятия исторические, зависящие от реальных, конкретных общественных отношений.

3. Субъективность:

· они не принадлежат объективному миру, а действуют в области человеческого сознания и отношений, поскольку добро и зло – понятия не только ценностные, но и оценочные;

· разные субъекты в силу разницы в понимании, интересах, отношения могут иметь неодинаковые представления о добре и зле;

· то, что для одного человека объективно выступает в виде добра, для другого является (или ему кажется, что является) злом;

4. Относительность:

· отсутствие абсолютного добра и зла в реальном мире (они возможны лишь в абстракции или в мире потустороннем);

· зло в одних условиях и отношениях может представать в виде добра в других условиях и отношениях;

· в процессе развития то, что было злом, может превращаться в добро и наоборот.

5. Единство и неразрывная связь: добро и зло не существуют как отдельные феномены. В действительности существуют реальные вещи, в которых по принципу «ян» и «инь» заключаются и добро, и зло. Причем в силу своей относительности добро содержит в себе элементы зла; зло предполагает наличие добра.

6. Единство добра и зла – это единство противоположностей: они не только взаимополагают, но и взаимоисключают друг друга.

7. Взаимоисключение обусловливает постоянную борьбу добра и зла, которая выступает, таким образом, способом их существования, ибо борьба эта не может завершиться окончательной победой ни одной из сторон.

Проблема борьбы добра и зла

Взаимная непобедимость добра и зла не означает, что их борьба бессмысленна и не нужна. Смысл этой борьбы в том, чтобы всеми возможными средствами уменьшать «количество» зла и увеличивать «количество» добра в мире, а главный вопрос – какими способами и путями добиться этого. Основной спор ведется между сторонниками борьбы со злом с позиции силы и сторонниками этики ненасилия, базирующейся на идее непротивления злу насилием. Здесь ненасилие рассматривается как наиболее действенное и адекватное средство противостояния злу, как единственно возможный реальный путь к справедливости, ибо все другие пути оказались неэффективными.

Насилие и ненасилие являются диалектической парой наподобие левого и правого или представляют собой различные стадии в развитии одного и того же процесса. Речь идет о том, выражают ли эти понятия альтернативные или последовательно меняющие друг друга способы действия.

1. В понимании насилия существуют два подхода, один из которых можно назвать абсолютистским, другой – прагматическим. Согласно первому, понятие насилия несет четко выраженную негативную оценочную нагрузку и употребляется в очень широком значении, включающем все формы физического, психологического, экономического подавления и соответствующих им душевных качеств, как ложь, ненависть, лицемерие и т.д. Оно прямо отождествляется (во всех его многообразных проявлениях) со злом вообще. Прагматический подход ориентируется на ценностно-нейтральное и объективное определение насилия и отождествляет его с физическим и экономическим ущербом, который люди наносят друг другу. Такая интерпретация позволяет ставить вопрос об оправданности насилия, возможности его использования в определенных ситуациях, но при этом отсутствует критерий для его решения.

2. Ненасилие в отличие от насилия является не особым случаем иерархической связанности человеческих воль, а перспективой их солидарного слияния. Ненасилие исходит из убеждения в самоценности каждого человека как свободного существа и одновременно взаимной связанности всех людей в добре и зле. Обратите внимание на то, что одно из часто повторяемых возражений против ненасилия как исторической программы состоит в том, что оно исходит из слишком благостного и потому реалистического представления о человеке. В действительности это не так. Считать человека радикально злым – значит незаслуженно клеветать на него. Считать человека бесконечно добрым – значит откровенно льстить ему. Должное же ему воздается тогда, когда признается моральная амбивалентность человека. Таким образом, понятия насилия и ненасилия нельзя понять вне соотнесения друг с другом. Чтобы раскрыть конкретный характер этой соотнесенности, их надо рассматривать не сами по себе, а в более широком контексте борьбы добра против зла, борьбы за социальную справедливость и человеческую солидарность.

Насилие и ненасилие представляют собой разные перспективы в борьбе за справедливые отношения между людьми в обществе. Нависшая над человечеством глобальная опасность – ядерная, экологическая, демографическая, антропологическая и другие – поставила его перед роковым вопросом: или оно откажется от насилия, «этики вражды» или оно вообще погибнет. Философия и этика ненасилия сегодня уже не являются просто актом индивидуальной святости, они приобрели в высшей степени актуальный исторический смысл.

Основные принципы этики ненасилия. Во-первых, отвечая на зло насилием, мы не побеждаем зло, так как не утверждаем добро, а, напротив, увеличиваем количество зла в мире. Во-вторых, ненасилие разрывает «обратную логику» насилия, порождающего эффект «бумеранга зла» (Л. Толстой), согласно которому содеянное тобой зло обязательно вернется к тебе. В-третьих, требование ненасилия ведет к торжеству добра, поскольку способствует совершенствованию человека. В-четвертых, не отвечая на зло насилием, мы противопоставляем злу не бессилие, а силу, ибо «подставить щеку» трудней, чем просто «дать сдачи». Таким образом, ненасилие – не поощрение зла и не трусость, но способность достойно противостоять злу и бороться с ним, не роняя себя и не опускаясь до уровня зла.

Сторонники насильственной формы борьбы со злом, не считая насилие позитивным явлением, приводят тем не менее свои аргументы. Во-первых, насилие они расценивают скорее как вынужденную необходимость, чем как желаемое состояние. Главный их аргумент в защиту насилия - безнаказанность зла в условиях ненасилия. Во-вторых, недостаток этики ненасилия ее противники видят в ее слишком идеализированном, на их взгляд, представлении о человеке. На самом деле в основе концепции ненасильственной борьбы лежит признание моральной двойственности природы человека – единства в нем и доброго, и злого начал. Это предполагает определенную стратегию и тактику борьбы со злом, цель которой - усиление и приумножение добра. Если насилие направлено на подавление или уничтожение противника и лишь временно заглушает конфликт, то стратегия и тактика ненасильственной борьбы направлены на устранение самой основы конфликта. Таким образом, сторонники ненасилия берут на себя ответственность за зло, против которого борются и приобщают «врагов» к тому добру, во имя которого ведется борьба.

ТЕМА 3. ДОЛГ И СОВЕСТЬ

Понятие долга ввел в античную философию Сократ, причем не теоретически, а своим послушанием тому приговору, который ему вынес суд Афин. Хотя Сократ был не согласен с приговором суда, но он не мог его нарушить, будучи законопослушным гражданином; тем самым, он продемонстрировал своей смертью пример выполнения гражданского долга. Понятие долга в теоретическом плане появляется только у римских стоиков. Идея долга как основополагающего понятия нравственности имеет свои особенности на Востоке. Восточное осмысление долга связано с его максимальной конкретизацией. Например, в индуизме долг каждого человека состоит из трех обозримых и достижимых вещей: в соблюдении своей «дхармы» (наследственных обязанностей), в выполнении «артхи» (обязанности домохозяина и гражданина), а также в исполнении «камы» (обязанностей любви). Все эти обязанности достаточно конкретны и прозрачны, для их выполнения не надо прилагать каких-либо интеллектуальных усилий. Западное понимание долга, наоборот, максимально абстрактно носит философский характер. Это связано с тем, что к моменту появления этой идеи на Западе уже сложилась интеллектуальная философская традиция. Западная этика провозглашает лишь саму идею долга, которую сам человек должен наполнить конкретным содержанием. Только сам индивид, исходя из конкретной жизненной ситуации, может и должен решить, в чем конкретно заключается его долг. Так, римские стоики (Эпиктет, Сенека, Марк Аврелий) проповедовали идеал невозмутимости и покоя (атараксии). Это состояние достигалось путем разделения всех благ на внешние (которые не находятся во власти человека и по отношению к которым следует быть совершенно спокойным). А также внутренние (состояние души, которое находится целиком во власти человека и зависит от него). Все внешнее относится к безразличной с моральной точки зрения сфере адиафоры (adiafora). Адиафора – сфера нравственно безразличная, которая не находится во власти человека (к этой сфере стоики относят все явления внешнего мира – дом, богатство, друзья, родственники, даже само физическое тело человека). Стоики считали, что только внутренний мир человека имеет нравственное значение и определяет его состояние души (счастье). «Единственное благо – в нас самих, говорит Эпиктет, также как зло – в наших неразумных понятиях и преступных желаниях». Следует подчиняться тому, что от тебя не зависит (внешний мир) и улучшать в себе то, что зависит от тебя (внутренний мир). В чем заключается долг человека в понимании стоиков? Во-первых, в познании необходимости и подчинении ей. Во-вторых, в развитии своей воли и формировании внутреннего мира. В-третьих, в достижении особого душевного состояния – внутренней свободы, невозмутимости и спокойствия. Наконец, долг состоит в том, чтобы «быть человеком» в любых ситуациях.

Основные заповеди стоицизма сводятся к следующему:

1. Презрение к смерти и связанное с этим презрение к телу и к чувственным наслаждениям. «Не природа, а величие души делают человека благородным». С этим связано и презрение к страданию. Мудрый человек не должен бояться страданий, наоборот, он должен «радоваться страданиям как воин битве». В случае же несчастной судьбы стоик демонстрирует свое презрение к жизни и к смерти и проявляет свою свободную волю в самоубийстве.

2. Человек - свободное существо, в этом его главное уникальное отличие от остальной природы. Но люди не осознают этого. «Покажи мне, кто рабствует в том или ином смысле, – спрашивает Сенека, имея в виду рабов похоти, жадности, честолюбия. – Главным врагом свободы является человеческое тело, а главным оплотом свободы является его душа. Состояние души зависит не от материальных благ, а от мастерства овладения временем, то есть от особого отношения человека к своему настоящему, прошлому и будущему, а также к жизни в целом, от способности взглянуть на все происходящее «с точки зрения вечности».

3. Выполняй свой долг перед людьми, перед самим собой, перед человечеством. Способность преодолевать материальные и чувственные привязанности отличают мудреца от толпы, погрязшей в чувственности и во зле. Долг превыше всего , поэтому стоики презирают понятие счастья как расслабляющее волю и мешающее исполнять долг.

4. Высшая ценность – это человеческая личность, имеющая богатый внутренний мир. Будь человеком – высшая заповедь стоицизма. «Кто сохранил себя, тому ничего не страшно». Из человека как личности вытекает идея общечеловеческого равенства, идея человечества как целого. «Выполняя обязанности человека, мы не замыкаемся в стенах одного города или государства, но выходим на простор мира», – писал Сенека. Человек нравственный – это житель Вселенной. Многие идеи стоицизма, прежде всего, учение о нравственном долге, были развиты в Новое время И. Кантом. По вкладу в этику его можно сравнить разве лишь с Аристотелем, хотя он разделяет во многом противоположные взгляды. Основная проблема этики И. Канта, как и Сократа, а также стоиков – проблема свободы. Хотя корни его этики лежат еще глубже – в золотом правиле нравственности. Главное открытие И. Канта – в морали человек выступает собственным (и одновременно всеобщим) законодателем. Представление о долге, по мнению И. Канта, не выводится из опыта, который фиксирует испорченность человеческой природы. «Не нужно быть врагом добродетели, чтобы сомневаться, есть ли в мире добродетель». Моральные законы берут свое начало в чистом разуме, на этом основывается их всеобщность и необходимость. Чистый разум – это очищенное от всего эмпирического мышление, исходящее из логических идей. Чистый разум дает людям моральный закон, который имеет форму императива, то есть чистый разум принуждает человека к поступкам. Автономия чистого разума и есть свобода. Нравственный закон, выведенный из чистого разума, является безусловным, автономным, всеобщим и священным. Важнейшее понятие этики И. Канта – идея человеческого достоинства. «Не поддерживает ли честного человека в огромном несчастье, которого он мог бы избежать, если бы мог пренебречь своим долгом, сознание того, что в своем лице он сохранил достоинство человечества и оказал ему честь и что у него нет основания стыдиться себя и бояться внутреннего взора самоиспытания?... Человек живет и не хочет в собственных глазах стать недостойным жизни. Это внутреннее успокоение удерживает человека от опасности потерять собственное достоинство... Оно – результат уважения не к жизни, а к чему-то совершенно другому в сравнении с чем жизнь со всеми ее удовольствиями не имеет никакого значения».

В этических работах И. Канта прослеживаются мотивы стоицизма. Перечислим их:

1. И. Кант придерживается концепции стоиков, разделивших философию на три части: логику, физику (философию природы), этику (философию свободы). Этика – самая важная часть философии, так как ее предметом является человек как Homo phenomenon, то есть как феномен. Нравственность – одно из важнейших измерений человеческого мира и бытия в целом. Заслуга И. Канта – в определении специфики морали (царство свободы как иное протяжение мира по сравнению с царством природы). Этика, предшествующая ему, находилась под сильным влиянием философского натурализма, рассматривавшего человека как природное, естественно заданное существо, имеющее «естественные» стремления и потребности.

2. И. Кант выступает против натурализма, отказавшись видеть в природе основу морали. В этом, как и во многих других вопросах, он близок к стоицизму, проповедовавшему презрение к телесному миру и воспитывавшему уважение к силе духа, к силе воли и стремлению «быть человеком» независимо ни от каких обстоятельств или естественных условий. В сфере смысложизненных вопросов человек мыслит совсем не так, как в области объективно предметного познания. Он проецирует себя в мир, привносит в него свой смысл. Человеку следует исполнять свой долг и сохранять свое достоинство. Его единственной наградой будет осознание собственной добродетели. Исходными началами кантовской этики являются постулаты о свободе воли, бессмертии души и бытии бога, то есть как раз те идеи, которые не смог разрешить чистый, теоретический разум. Чистый разум не в состоянии решить эти вопросы, поскольку он впадает в неразрешимые противоречия – антиномии, связанные с тем, что разум способен доказать оба противоречащих друг другу суждения (Бог есть – Бога нет; человек свободен – человек подчиняется, подобно всему природному миру, законам естественной необходимости, т.е. не свободен; мир имеет начало во времени и пространстве - мир бесконечен). Выход из сложившегося тупика был найден Кантом в наличии у человека практического разума, или морали. Для того чтобы спасти мораль (и человека как моральное существо), необходимо признать свободу воли. Поэтому главным и основополагающим постулатом кантовской этики является постулат о свободе воли. Ответ на вопрос: как возможна свобода? является ответом на вопрос: как возможна мораль? Условием существования морали является свобода воли, поэтому мы должны признать ее в качестве постулата. Однако человек есть часть природы и действует в природном мире, подчиняясь законам естественной необходимости, поэтому всякое его действие предсказуемо с точностью явления природы. Но, с другой стороны, нисколько не нарушая этой причинной цепи событий в своих поступках, он способен к самодетерминации, выступая при этом уже не как природное существо, а как вещь в себе, ноумен, умопостигаемая и трансцендентная (находящаяся за пределами природной необходимости) сущность. Как существо разумное, человек не просто обусловлен извне, но еще и изнутри. Таким образом, человек – существо двух миров; мира природной необходимости (и несвободы) и мира культуры и нравственности (базирующегося на способности человека к самодетерминации и свободе). Главное открытие Канта в том, что человек в морали выступает сам себе законодателем, при этом его решение будет моральным, если он выступает от имени всего человечества. Собственно моральным является такое поведение, которое не обусловлено никакими причинами, способными на него повлиять. Свобода воли понимается Кантом как независимость от условий или безусловность. Если человек выполняет чужую волю, он не свободен. Если он действует из какого-то интереса (корыстного, честолюбивого) либо из побуждений чувственности, он не свободен. Если он действует вследствие какой-либо побуждающей причины (внутренней или внешней), он не свободен. Такие действия подходят под формулу гипотетического императива, имеющего вид: «если хочешь достичь такой-то цели, сделай то-то». Гипотетический императив относится к действиям, когда известна цель и известны средства. Часто это просто технический императив: если хочешь повесить картину, вбей гвоздь. Если хочешь стать богатым, иди в сферу торговли. Если хочешь стать счастливым, следуй правилам житейского благоразумия.

Совсем иной характер имеет категорический императив, в котором отражается сущность морали. Категорический императив ничего не говорит ни о цели, ни о средствах, но только о форме поступка, по которой можно судить о его моральности. Это чистое долженствование, основанное на идее свободы воли каждого человека как разумной и ответственной личности. Поступок является моральным, если он сам является целью и может стать образцом для всеобщего законодательства. Высший моральный закон И. Канта имеет несколько формулировок:

1. «Поступай согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом». Так как нравственный закон не содержит в себе ничего, кроме всеобщей целесообразности поступков, категорический императив не может быть ничем иным, как требованием к человеческой воле руководствоваться данным законом.

2. «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству», или чтобы человечество в нашем лице всегда было свято и выступало самоцелью. Этот императив является высшим принципом учения о добродетели. Категорическим он является по той причине, что его следует выполнять не ради каких-то иных целей, а ради него самого, и потому, что он не нуждается в каких-либо доказательствах. Основанием его служит то, что «разумное естество существует как цель сама по себе». Моральность вообще состоит в подчинении своих действий принципу разума .

3. «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства».

Человек, как моральное существо, должен поступать таким образом, как если бы он был всегда законодательствующим членом во всеобщем царстве целей. Единство человеческого рода, его способность к совершенству заключены в интеллигибельном (внутреннем, но умопостигаемом) или трансцендентальном (находящемся за пределами эмпирического мира) царстве целей. Моральность человека есть, по сути дела, его возвышение из области повседневного мира в область интеллигибельного. Это требование является категорическим, а не гипотетическим, потому что оно говорит о чистой цели, к которой стремятся ради нее самой и потому, что оно не требует никаких доказательств. Моральный закон, по мнению Канта, находится в душе и в совести каждого человека. Как он попал туда – величайшая тайна, такая же тайна, как звездное небо над головой. Но он есть в душе каждого человека, что свидетельствует в пользу божественного происхождения человека, в пользу бессмертия его души. Таким образом, из постулата о свободе воли выводится идея бессмертия души и идея Бога. Нравственный закон (категорический императив) не может быть выведен из эмпирического мира. Для его обоснования необходимо предположить существование какой-то другой реальности, которую Кант обозначает понятием умопостигаемого мира. Человек – существо двух миров, эмпирического, подчиненного необходимости и умопостигаемого – мира свободы воли. Умопостигаемый мир выходит за пределы опыта и всех явлений, относясь к сфере безусловного. Безусловность и есть свобода. Как существо чувственное, человек принадлежит миру явлений (феноменов). Как существо разумное, нравственное, он принадлежит умопостигаемому миру вещей в себе (ноуменов). Таким образом, Кант считает, что свобода и необходимость существуют в разных отношениях, в разных мирах, они нигде не пересекаются.

Кант конкретизирует понятие долга , выделяя следующие его виды:

1. Долг человека по отношению к высшим существам (если они есть).

2. Долг человека перед человеком.

3. Долг человека перед низшими существами (например, животными).

Более подробно он останавливается на втором виде долга (собственно нравственном), разделяя его на две части – долг человека перед собой и долг перед другими людьми. Долг человека перед самим собой распадается на две части – забота о сохранении своего физического тела (забота о собственном здоровье) и забота о себе как духовном существе (обязанность совершенствоваться в культурном и нравственном смысле). Долг человека перед другими заключается в обязанности уважения, благожелательности и любви. Способствовать счастью ближнего - нравственный долг человека, гораздо более благородный и достойный, чем цель стремиться к собственному счастью.

Долг это принятая личностью необходимость подчинять себя общественной воле. Нравственный долг – это превращение требований общественной морали в личный императив конкретного лица и добровольное его выполнение. Источником долга является общественный интерес. В долге он обретает повелительный характер, формируя нравственную обязанность индивида по отношению к другим людям и самому себе. Таким образом, долг не тождествен обязанности: простое исполнение обязанностей еще не есть долг в этическом смысле слова. Понятие долга обогащает сухое понятие обязанностей глубокой личной заинтересованностью в их исполнении, добровольным принятием и осознанием их необходимости. Таким образом, долг – это нравственная обязанность человека, выполняемая под влиянием не только внешних требований, но и внутренних нравственных побуждений. Общество ожидает от человека не просто точного и беспрекословного выполнения своих обязанностей, но и личностного отношения к ним. Переживания требований долга в связи со своими интересами и приводит к появлению у человека осознания своего долга и чувства долга.

Особенности проявления долга

1. Добровольность. В зависимости от степени осознания необходимости, справедливости, важности долга и, следовательно, от отношения к нему, его требования могут осуществляться на разном уровне добровольности: от выполнения по принуждению или из боязни общественного мнения до следования долгу по внутренней потребности. Подлинно моральным долгом является свободное следование общественно-необходимым требованиям или личным обязательствам, независимое от внешних или внутренних принуждений.

2. Активная гражданская позиция. Люди нравственного долга активны, деятельны, не проходят равнодушно мимо морального или иного ущемления прав другого человека, они крайне чувствительны к любой несправедливости и активно утверждают в жизни добро. Нравственный долг пробуждает у таких людей чувство личной сопричастности всему происходящему в мире, стремление вносить посильный вклад в общее дело.

3. Множественность долгов. Существует сложная «иерархия» долгов: долг перед обществом, перед коллективом, перед семьей, перед друзьями, перед самим собой. Это порождает определенные трудности, связанные с необходимостью выбирать, какие долги надлежит выполнять в первую очередь, особенно если они противоречат друг другу.

Совесть

В лексике современного человека понятие «совесть», несомненно, находится в числе актуальных и часто употребляемых слов. На протяжении столетий проблема совести находилась в компетенции религиозно-идеалистической системы общественного сознания и в силу инертности последнего не успела занять достойного места в фундаментальных разработках академической науки. В этой связи уместно напомнить, что в православном вероучении совести как специфически человеческому фактору разумной жизни отводится центральное место, поскольку она представляет собой не что иное, как постоянную информационную связь с Богом. Именно поэтому совесть всегда должна быть «доброй», «чистой», «непорочной». Согласно религиозным воззрениям, совесть не позволяет человеку переходить ту нравственную грань, за которой он уподобляется животному, руководствующемуся инстинктами. В теологии утверждается, что Бог через совесть управляет человеческой личностью, создавая для нее комфортное или дискомфортное состояние. Именно дискомфортное состояние совести заставляет человека осознать свои грехи (мысли, слова и поступки, не соответствующие нравственным), раскаяться, исправиться и возвратиться в устойчивое состояние внутренней гармонии. Лаконично и точно сформулировал православные суждения о совести преп. Серафим Саровский: «Берегите совесть свою. Она есть глас Божий – голос ангела хранителя. Она соединяет нас с небом. Она покоряет нашу слабую грешную волю Святой Всесильной Волей Божьей. Нельзя не заботиться о своей совести, ибо можно и потерять ее, она может стать сожженной, немощной, и тогда не будет она голосом Божьим»[6] .

Совесть представляет способность человека критически осмысливать свои поступки и переживать их, эмоционально реагировать на собственные оценки. Она представляет автономную, по сути независимую от мнения окружающих способность человеческого сознания. В этом совесть отличается от другого контрольного механизма сознания – стыда. Стыд и совесть, в общем, довольно близки. В стыде отражается осознание человеком своего несоответствия некоторым принятым нормам или ожиданиям окружающих, но, в отличие от совести, в стыде более четко, более формально определяются критерии несоответствия. Они всецело заданы здесь со стороны правил приличия, выработанных данной общностью, группой и т.д., в то время как в совести человек в гораздо большей степени самостоятельно определяет критерии оценки. И стыд, и совесть являются специфически нравственными чувствами сознания вины. Можно испытывать стыд за других, близких людей. Это происходит в том случае, если чувствуется какая-то совместная ответственность, сопричастность к общности, члены которой совершили неблаговидные поступки. Это может проявляться даже в отдаленном историческом времени и в масштабах принадлежности к обширной социально исторической общности людей. В отличие от совести, «стыд полностью сориентирован на мнение других лиц, которые могут выразить свое осуждение по поводу нарушения норм, и переживание стыда тем сильнее, чем важнее и значимее для человека эти лица. Поэтому индивид может испытывать стыд – даже за случайные, не предполагаемые результаты действий или за действия, которые ему кажутся нормальными, которые, как он знает, не признаются в качестве таковых окружением»[7] . Философы очень давно обратили внимание на знание совести как внутреннего контрольного механизма поведения. Уже Демокрит говорил о том, что человек должен учиться стыдиться самого себя. При этом он однозначно связывает совесть с долгом, понимаемым в виде некоторого императива, предъявляемого к человеку обществом, но одновременно добровольно принимаемого и самим человеком в виде требования улучшения своей природы, формирования в ней некоторого закона, которого там изначально не содержится. Еще Аристотель отмечал, что «умеющая судить совесть доброго человека» представляет собой врожденное качество. «Считается, – говорил философ, – что данные способности – природные, и если никто не бывает мудр от природы, то совесть, соображение и ум имеют от природы»[8] . Наследственно обусловленные механизмы совести определяют и непроизвольный, рефлексивный характер их проявлений, которые философ уже нашей эпохи М. Хайдеггер назвал «зовом совести». «“Оно” зовет, против ожидания и тем более против воли, – отмечал он. – С другой стороны, зов, несомненно, идет не от кого-то другого, кто есть со мной в мире. Зов идет от меня и все же сверх меня»[9] . Обсуждая непроизвольный характер проявлений совести, необходимо отметить, что первым, кто назвал это личностное качество «внутренним рефлективным чувством», был Г.В. Лейбниц. Однако эта частная научная дефиниция немецкого философа оказалась «вмонтированной» в более общую, идеалистически ориентированную мысль: «Личность имеет совесть или внутреннее рефлективное чувство того, какова ее душа. А это и делает ее восприимчивой к наказанию или вознаграждению»[10] . Как известно, в современном определении сущности совести выражение «внутреннее рефлективное чувство» продолжает фигурировать, но при этом оно отражает не качество человеческой души, а прочность усвоения личностью смысловых ценностей жизни, этических норм общества, в которых она сформировалась.

Вопрос о том, почему человек принимает на себя обязательства, выражаемые понятием личного долга, и ориентируется на совесть для контроля этих же добровольно принятых им обязательств, собственно, представляется одним из самых сложных вопросов этики.

Как правило, голос совести воспринимается как нечто внешнее, идущее либо от преследования со стороны душ тех людей, которые пострадали от нанесенных им обид, либо как голос некоторого авторитета: родоначальника, божественного предка, следящего за выполнением им же установленных заповедей, которые составляют содержание должного. Но в таком случае внутренний контрольный механизм совести фактически объясняется с помощью чего-то внешнего. В этом объяснении есть рациональное зерно, так как человек в принципе осознает сам себя через взгляд со стороны. И не случайно сам термин «совесть» происходит этимологически от понятия «со-видения», т.е. наблюдения за поведением кем-то невидимо, но ощутимо присутствующим. Однако уже в монотеистических религиях, где сохраняется представление о божественных заповедях как основном содержании должного, преодолевается взгляд о совести как постоянном со-видении, основанном на внешнем наблюдении со стороны божества. Это позволяет взглянуть на совесть совсем с другой стороны. В данной логике рассуждения она может быть представлена как некоторое средство контроля поведения, которое человек заинтересованно формирует в связи с самостоятельной психотерапевтической практикой, направленной на то, чтобы избежать впадения во грех. По существу то же понимание совести может быть развито на основе нерелигиозной точки зрения. При нерелигиозном подходе к этике меняется не само представление о необходимости совести, не осознание того, что она представляет собой контрольный механизм поведения, а то, что в качестве авторитетного источника требования берется уже не Бог, не некоторая трансцендентная сила, а значимое мнение других людей. Причем мнение, основанное не просто на собственном предположении о том, что другие люди прореагируют на мое поведение таким-то и таким образом, а основанное на ожидаемой реакции, подтвержденной фактом существования в обществе некоторой социальной нормы. Выдающемуся австрийскому психиатру В. Франклу в феноменологии совести удалось усмотреть особые проявления психических функций. В соответствии с теоретическими позициями ученого, системообразующим фактором человеческой жизни является ее смысл, процессу же нахождения смыслов человеку помогает совесть. Именно поэтому В. Франкл именует совесть органом смысла, с помощью которого субъект получает способность обнаруживать личностную значимость каждой переживаемой ситуации. При этом совесть нередко помогает человеку найти даже такой смысл, который может противоречить сложившимся ценностям. С концептуальных позиций В. Франкла совесть обеспечивает лишь некоторые теоретические ориентиры, позволяющие личности легче находить наиболее достойное место приложения своим продуктивным возможностям. И тем не менее повседневная жизненная практика изобилует примерами того, как при определенных обстоятельствах чисто теоретические понятийные оценки совести становятся мощными, практически действенными стимулами, способными противостоять труднейшим обстоятельствам реальной жизни.

Совесть – еще более личностный и сильный внутренний голос нравственного действия, способность к активному самосознанию, самооценке личного отношения к окружающему, к действующим в обществе нравственным нормам. Она помогает определять соответствие индивидуального поведения личности высшим моральным предписаниям. Совесть – это сознание и чувство моральной ответственности человека за свое поведение, служащие ему руководством в выборе поступков и источником линии жизненного поведения. Именно поэтому совесть действует в качестве внутреннего регулятора.

Таким образом, совесть проявляет себя как:

a. побудитель, направляющий нас на соблюдение нравственных требований, создающий положительную психологическую установку;

b. запрещающий фактор, заранее осуждающий нас за предполагаемый выбор, за намечаемое поведение;

c. корректирующий фактор во время действия;

d. оценивающий фактор, содержащий в себе моральную оценку наших поступков

Основные «свойства» совести

1. «Интимный» характер совести. В разговоре с собственной совестью человек как бы стоит лицом к лицу с самим собой и поэтому имеет возможность (или вынужден) быть предельно откровенным. Можно обмануть других, но обмануть собственную совесть невозможно: это «свидетель, который всегда с тобою».

2. Относительность совести как средства самооценки. В самооценке, производимой совестью, проявляется способность к моральному компромиссу или бескомпромиссность личности. Поэтому нельзя целиком полагаться на совесть, она может быть снисходительной. Ее нельзя обмануть, но можно «уговорить», «усыпить», найти себе оправдание – «так сложились обстоятельства». Но ведь обстоятельства ставят нас перед выбором. Критерием же выбора должна служит совесть.

3. Совесть как стыд за совершенное, как форма раскаяния . В этом качестве совесть являет себя в одном из наиболее жестоких своих обличий: она выступает как угрызения совести, муки совести – осознание своей виновности, осмысление безнравственности совершенных действий. Мера переживаний, степень «мук совести» зависит от характера поступка и уровня сознательности человека, от его способности и привычки справедливо и критично оценивать собственное поведение и поведение других. Моральным результатом этих переживаний является раскаяние, нравственный смысл которого – гармонизация отношений между долгом и совестью.

Взаимосвязь совести и долга

1. С одной стороны, долг и совесть образуют единый морально-психологический механизм регуляции поведения личности, в котором совесть выступает в качестве основания для выполнения долга.

2. С другой стороны, между совестью и долгом могут возникать конфликты, порождаемые, как правило, несовпадением целей и интересов личности и общества. Вопрос о правоте совести и долга зависит от обстоятельств, от правильного или неправильного понимания долга.

Итак, нормативное содержание понятий долга, совести, достоинства является исторически конкретным. Оно зависит от характера требований, предъявляемых обществом к личности и от тех задач, которые личность сама готова возложить на себя в связи с выполнением определенных общественных функций. Общественные стандарты поведения, факт незримого присутствия общества даже в отношениях двух отдельно взятых людей, собственно, и наполняет долг и совесть конкретным содержанием.

Определяя конкретное содержание долга, нужно рассмотреть его соотношение еще с двумя категориями: честью и достоинством.

ТЕМА 4. ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО

Честь и достоинство категории комплиментарные, т.е. они взаимопредполагают и взаимодополняют друг друга. Они одновременно и едины, и отличаются друг от друга

Честь как моральный феномен есть в первую очередь внешнее общественное признание поступков человека, его заслуг, проявляющееся в почитании, авторитете, славе. Поэтому чувство чести, внутренне присущее личности. Оно связано со стремлением добиться высокой оценки со стороны окружающих, похвалы, известности.

Достоинство это, прежде всего, внутренняя уверенность в собственной ценности, чувство самоуважения, проявляющиеся в сопротивлении всяким попыткам посягнуть на свою индивидуальность и определенную независимость. И только потом достоинство человека нуждается в общественном признании.

Механизм чести состоит в движении от внешнего признания к внутреннему желанию этого признания; честь – это то, что человек должен завоевывать, то, чего он должен добиваться. Общественное одобрение приходит к человеку со стороны его социального окружения, честь воздается ему в соответствии с оценкой, которую получают качества человека как представителя той или иной социальной группы (класса,нации, сословия, коллектива). Поэтому понятие чести связано с социальным статусом человека, его соответствием требованиям и ожиданиям, предъявляемым ему группой, к которой он принадлежит.

Проявление достоинства основано на движении изнутри духовного мира к общественному признанию. Понятие достоинства более универсально, оно подчеркивает значимость личности как представителя рода человеческого. Поэтому независимо от социальной принадлежности человек обладает достоинством морального субъекта, которое должно поддерживаться им самим и присутствовать в общественной оценке его личности. Достоинство – это объективная ценность личности, которая может быть не связана с ее признанием или осознанием: достоинство принадлежит человеку по праву рождения, потому что он человек (отсюда – человеческое достоинство).

Итак, честь это оценка с позиции социальной группы, конкретного исторического сообщества; достоинство это оценка с точки зрения человечества, его общего предназначения. Поэтому чувство чести вызывает желание возвыситься и первенствовать в той социальной группе, от которой добиваешься почестей. Чувство же собственного достоинства основано на признании принципиального морального равенства с другими людьми. Каждый индивид обладает достоинством уже потому, что он человек. Поэтому достойный член общества признает достоинство других людей и не покушается на него.

Взаимосвязь чести и достоинства

Кроме различий, между честью и достоинством существует определенная связь и сложная взаимная согласованность.

1. Потребность в чести, т.е. признании, уважении, авторитете обнаруживается у тех, кто ценит свое достоинство. Человек с достоинством (достойный человек) должен быть честолюбивым – «любить честь».

2. Однако не обязательно, что чем выше у человека чувство собственного достоинства, тем больше у него развито честолюбие. Человек гордый, обладающий в полной мере чувством собственного достоинства, бывает в то же время настолько скромным, что внешнее признание – почет, честь – его не только не волнует, но даже может быть для него отталкивающим.

3. Сложность корреляции чести и достоинства проявляет себя при «неправильном» (с точки зрения общепринятых норм) понимании смысла чести и достоинства, что ведет к образованию таких феноменов, как лжедостоинство и nceвдочесть, которые чаще всего связаны с особого рода корпоративной моралью, проповедующей особые, отличные от общепринятых, нормы и ценности.

4. Корреляция осложняется и относительной независимостью чести и достоинства, проявляющейся, в частности, в том, что утрата чести не ведет автоматически к потере достоинства. Обесчещенный (оклеветанный, оскорбленный, униженный) человек может вести себя по-разному.

Вариант 1. Униженный человек и. вправду может чувствовать себя «униженным и оскорбленным» и, искренне считая, что действительно «недостоин», проявить смирение в своем бесчестье и начать пересмотр собственной самооценки и достоинств.

Вариант 2. Он может проявить внешнее смирение и согласие с унижением, внутренне упиваясь собственным самоуничижением и приходя к гордыне.

Вариант 3. Несмотря на унижения и оскорбления, человек принимает бесчестье с достоинством, т.е. теряя честь, сохраняет достоинство, что дает ему силы для активной защиты собственной чести. Именно сохранение собственного достоинства помогает и заставляет человека заботиться о возвращении утраченной чести.

Необходимость противопоставления чести и достоинства также состоит в подчеркивании различия внешнего критерия стандартов нравственного поведения и внутреннего критерия, ориентированного на идеал морального и, в целом, социального совершенствования личности. Понятие чести преобладает в культурах, ориентированных на социальную иерархию, сословное разделение общества. Более всего это отвечает феодальной общественной организации. В культурах, связанных с идеей автономии личности, с признанием равенства всех людей, особенно там, где утверждается равенство возможностей, и обеспечение такого равенства определяется одной из целей деятельности государственных институтов, преобладающей становится ориентация на достоинство. В некоторых случаях категории долга, совести, достоинства рассматриваются как однопорядковые, отражающие с разных сторон в принципе один и тот же круг явлений нравственной жизни.

Выражения «спокойная совесть», «чистая совесть» относятся, с нашей точки зрения, к поведению, включающему обычные стандарты общества, относящиеся к личному поведению. Сюда включается требование быть полезным для общества, работать не только на собственное благо, но и на благо других людей, выполнять требования, следующие из необходимости особого исторического периода, например, из необходимости защищать свою родину во время войны. Но понятие долга не содержит требования, ориентированного на сверхусилия. Нравственный долг не предписывает никому необходимости быть великим ученым, конструктором, политическим деятелем и т.д. Реализуя данные стремления, личность ориентируется уже не на понятия долга, а на стремление к утверждению собственного достоинства, стремление к самореализации. Другое дело, что, добиваясь нового общественного статуса, нового положения, личность одновременно расширяет пределы своей свободы и тут же вновь сталкивается с требованиями долга, которые предъявляются ей уже как совокупность особых требований, которым должен отвечать человек: политический деятель, полководец, ученый, депутат парламента.

ТЕМА 5. СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Справедливость – категория не только морального сознания, но также правового, экономического и политического. Не случайно великие античные философы (Платон и Аристотель) выделяли эту категорию в качестве основной для оценки состояния всего общества. Тем не менее в той степени, в какой политические решения и законы рассматриваются как справедливые или несправедливые, речь всегда идет об их нравственной оценке, то есть о том, согласны ли люди жить в обществе, проводящем данную политику, или же отвергают его как несправедливое, бесчеловечное, унижающее достоинство человека или отдельных групп людей.

Понятие справедливости отражает не только отношения людей между собой, но и по отношению к некоторому целому. Справедливость – системное качество, содействующее общему благу. Вне понимания значения сохранения этого целого в интересах всех оценка отдельных действий как справедливых или несправедливых, теряет смысл.

Справедливость – одно из основных понятий нравственного сознания и важнейшая категория теоретической этики. Справедливость одновременно определяет отношения между людьми по поводу их взаимных обязанностей и по поводу распределения совместно произведенных материальных и духовных благ. В зависимости от понимания того, какой должна быть справедливость, полагаются одинаковые обязанности (одинаковое отношение к некоторым правилам поведения) для всех лиц и уравнительное распределение или разные обязанности для разных лиц (например, дифференцированный уровень ответственности при выполнении разных работ) и дифференцированное распределение. Справедливость, по мнению Д. Ролза, первая добродетель общественных отношений.

Так в древнеиндийской философии существовало учение о «рите» – порядке вещей и незыблемом мировом законе справедливости, который определяет место всему существующему. В древнекитайской философии роль мирового закона и справедливости играет «дао» – естественный текучий порядок вещей. Первая фундаментальная концепция справедливости как социального явления была высказана Платоном. Правовые аспекты понятия справедливости были разработаны уже в Древнем Риме.

Христианство учит верующих тому, что Бог не только всемогущ и всеблаг, но и справедлив. Его справедливость – высшая сила, он всем воздает по заслугам.

Эта категория была основополагающей для таких мыслителей, как Дж. Локк, Д. Юм, Г. Спенсер, П. Кропоткин.

Так, у Платона в «Государстве» справедливость дороже всякого золота, а несправедливость – это величайшее зло, какое только может в себе содержать душа, а справедливость – это величайшее благо. «Только те люди любезны богам, которым ненавистна несправедливость», – говорит Демокрит. Уже в античности считалось, что справедливым может быть как отдельный человек, так и государство (и соответственно, несправедливым). Аристотель верно обратил внимание на то, что справедливость выражает не какую-то одну добродетель, а охватывает их все. Он говорил, что «...правосудность (справедливость) есть полная добродетель, (взятая), однако, не безотносительно, но в отношении к другому (лицу). Поэтому правосудность часто кажется величайшей из добродетелей, и ей дивятся больше, чем «свету вечерней и утренней звезды»[11] .

П. Кропоткин справедливость связывает со стремлением к восстановлению нарушенной из-за неправильных действий гармонии целого. Первобытные дикари и более цивилизованные народы по сию пору понимают под словами «правда», «справедливость» восстановление нарушенного равновесия [12] .

Аристотель стал тем мыслителем, который заговорил о справедливости как соразмерности. В его концепции различается «распределительная» и «уравнительная» справедливость. «...Распределительное право, с чем все согласны, должно учитывать известное достоинство»[13] .

Уравнительное право фактически означает, что соблюдается эквивалентный обмен моральными качествами, что правила, одинаковые для всех, должны всеми обязательно выполняться. «Ведь безразлично, кто у кого украл – добрый у дурного или дурной у доброго – и кто сотворил блуд – добрый или дурной; но если один поступает неправосудно, а другой терпит неправосудие и один причинил вред, а другому он причинен, то закон учитывает разницу только с точки зрения вреда, с людьми же он обращается как с равными».

По мере того, как индивидуализация личности осознается в качестве все большей и большей ценности, в идеях справедливости также отражаются условия личного бытия, необходимые для индивидуального самовыражения. В этой связи уже само общество подвергается оценке с точки зрения того, насколько оно защищает индивидуальные права личности и насколько оно дает возможность для самореализации каждого человека.

Однако возможность самореализации каждого всегда соотносится с понятием справедливости и с интересами всех, с исходной идеей сохранения целостности и приумножения принадлежащего всем богатства. В силу этого категория «справедливость» показывает – до какой степени допустима индивидуализация, превращение удовлетворения личного интереса в единственный критерий ориентации поведения всегда оценивается в нравственном сознании как несправедливое, как эгоизм. Совершенно другая концепция справедливости (тяготеющая к морали, а не к праву) – в марксизме, социально-политическом учении, возникшем на почве социального утопизма, критического анализа политической экономии капитализма, а также моралистических идей о всеобщем равенстве и счастье. Идея равенства – моральная идея, присущая многим религиозным и эсхатологическим концепциям. К. Маркс полагал, что можно создать такое общество, где не будет насилия, преступлений, войны. Он считал, что для этого надо создать «гуманные» условия для творческого труда как способа самореализации личности. Эта теория во многом связана с концепцией «трудового воспитания» как метода борьбы с преступностью. Социальная справедливость заключается, по Марксу, в том, чтобы создать для всех людей равный доступ к средствам производства, распределения и потребления (как материальным, так и духовным). Эта теория справедливости сегодня подвергается критике, как пытающаяся искусственно уравнять людей, нивелировав имеющиеся между ними различия, грубо и примитивно распределить все поровну. Именно наличие в марксизме моральной идеи справедливости, как освобождения от социального, экономического и политического угнетения, создало условия для его необычайной популярности во многих странах мира.

Среди современных теорий справедливости наиболее известна концепция Дж. Ролза: Справедливость – мера равенства и мера неравенства. Люди должны быть равны при распределении социальных ценностей. Однако справедливым будет и неравенство, когда это такое неравное распределение, которое дает преимущество каждому.

Определение справедливости, которое дает Ролз, распадается на два принципа. 1. Каждый человек должен обладать равным правом в отношении наиболее обширной системы равных оснований свобод, совместимой с подобными свободами других людей. 2. Социальное и экономическое неравенства должны быть организованы таким образом, чтобы (а) от них можно было бы ожидать преимуществ для всех и (б) доступ к положениям и должностям был открыт всем. Очевидно, что равенство не всегда и не для всех является предпочтительным. Так, равенство в социально-экономической сфере, если оно достигается ценой ограничения экономической активности и принудительно низким уровнем жизни большинства граждан, не может считаться благом. Наоборот, неравенство в богатстве может быть основой компенсирующих преимуществ для каждого человека (например, благодаря высокому прогрессивному налогу, которым облагается богатство) и тогда оно, конечно, справедливо. Этот принцип является основой всей системы социальной справедливости большинства стран Запада (Швеция, Канада, Нидерланды).

Итак, справедливым сегодня признается равенство в распределении прав и обязанностей, доступность справедливости всем людям, но также справедливым считается конструктивное неравенство – в распределении благ. Идея справедливости как нравственный принцип имеет цель установить предел индивидуальному произволу. Нравственное содержание справедливости носит отрицательный характер – это противодействие эгоистическим мотивам и недопущение причинения вреда и страдания другому человеку. Справедливость требует уважать права другого человека и не посягать на чужую личность и собственность. Особым видом нарушения обязанностей является измена, которая получила название двойной несправедливости и которая имеет место в случаях, когда некто, вступая в соглашение и принимая на себя соответствующие обязательства, не просто нарушает их, но еще использует обусловленное соглашением и даваемыми им правами особое свое положение и наносит партнеру ущерб, именно в том, в чем он должен был бы его оберегать. Такая двойная несправедливость осуществляется, например, тогда, когда телохранитель становится убийцей, доверенный страж – вором, адвокат идет на выручку противоположной стороне, судья идет на подкуп, спрошенный о совете умышленно рекомендует человеку что-нибудь пагубное. Принцип справедливости конкретизируется в моральных заповедях: не убий, не укради, не прелюбодействуй, не нарушай чужих прав. Эти принципы актуализируются в этических нормах и правилах этикета. Справедливость заключается в исполнении человеком своих обязанностей, имея в виду, что обязанности – это форма долженствования. Обязанности могут быть разными: а) основанными на обязательствах, принимаемых частными или юридическими лицами при заключении договора; б) обусловленными конституцией и соответствующими законами; в) обусловленные всеобщими нравственными представлениями о человеческом достоинстве и праве личности на уважение.

Таким образом, мы можем выделить следующие критерии, в соответствии с которыми вырабатываются представления о справедливости:

· уравнивание, направленное на сохранение целого (одинаковый обмен моральными качествами);

· оценка индивидуального вклада каждого в увеличение общественного богатства (в укрепление могущества целого) – общественно санкционированное поощрение;

· защита индивидуальности – гарантии основных прав человека;

· условия для утверждения индивидуальности – возможности для самореализации, предоставляемые обществом, включая право на образование, обеспечение стартовых условий для удовлетворения собственного интереса;

· допустимая степень выражения собственного интереса;

· интеграция в мировое сообщество (связано с гарантией права на свободу передвижения, выбора места жительства, условиями для развития культурной жизни). Если запросы идеала намного обгоняют действительность, возникает желание построить общество, изолирующее себя от других обществ. Так возникает утопическая и несправедливая по отношению к человеку практика самоизоляции, связанная с ограничением доступа к информации, созданием препятствий для контактов с гражданами других государств, запрещением поездок за рубеж и т.д.

ТЕМА 6. СВОБОДА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Свобода представляет одну из традиционных проблем этики, возникающую в связи с проблемой морального выбора, определением условий, делающих такой выбор возможным (наличие альтернатив), осмыслением оснований выбора, активности личности в процессе его совершения. Последнее связано с ответственностью личности за результаты ее выбора.

В объективном смысле выбор всегда создает новую реальность, новый круг общественных отношений, отсутствующих до его совершения. Эти отношения могут иметь положительное или отрицательное значение для других людей, могут отвечать или частично отвечать интересам одних людей и не отвечать интересам других.

Соответственно, моральная ответственность возникает в связи с тем, что выбор затрагивает интересы других людей, что он способствует стабилизации некоторых общественных отношений, воспроизводству общественной взаимосвязи (в том числе в расширенном, прогрессирующем масштабе) в том случае, если найден правильный баланс сочетания разных интересов, или наоборот, приводит к конфликтам, к напряжениям, разрушающе действующим на общественную жизнь.

В индивидуальном плане выбор также имеет значение в смысле влияния на развитие мотивационной сферы личности. Его совершение, реакции людей на объективный результат выбора оказывают обратное влияние на характер мотивов, способствующих совершению данного выбора. Причем позитивное влияние на нравственное сознание личности может оказать даже негативный в объективном смысле результат. Например, возникновение конфликтной ситуации, в результате определенного выбора может способствовать тому, что человек начинает более глубоко анализировать мотивы своего нравственного поведения. Если в результате этого он даже не откажется от мотивов поведения, вызвавших конфликт, он может как-то их скорректировать, найти средства для разрешения конфликтной ситуации, убедить других людей изменить мотивы их поведения и т.д. Так что негативный в одном отношении и в одних временных параметрах результат морального выбора может в ряде случаев оказаться позитивным в других временных параметрах. Все это показывает невероятную сложность проблемы морального выбора и сложность определения меры ответственности личности за его совершение. Данное обстоятельство вызывает значительный разброс решений по поводу определения меры свободы и ответственности, представленных в этической мысли. От таких, в которых свобода объявлялась просто иллюзией (стоическая философия), до таких, в которых личности и вменяется абсолютная ответственность в глобальном смысле, так как ее индивидуальный выбор полагается влияющим на все процессы, развивающиеся в обществе, в связи с тем, что он становится примером для других людей, выбирающих свой образ жизни (экзистенциализм).

Идея же отсутствия свободы создает трудности для представления о реальной ответственности личности за результаты ее поступков. Однако это не означает отрицания моральной ответственности. Решая данную проблему, абсолютистская этика идет по пути утверждения ответственности личности за мотивы ее поступков, не принимая во внимание или и в меньшей мере принимая во внимание ответственность за результаты (И. Кант). В консиквенциальной этике (эвдемонизме, этике разумного эгоизма, утилитаризме), наоборот, главным образом принимается во внимание именно ответственность за результат поступка. Решение данной проблемы осложняется также тем, что во многих концепциях мир, хотя он и рассматривается как недетерминированный и совместимый со свободным действием, тем не менее представляется как непознаваемый или настолько сложно организованный, что говорить о реальной ответственности за результат оказывается невозможным. Так, в экзистенциальной философии, несмотря на тезис о глобальной ответственности, отсутствие оснований выбора (Сартр) делает личность практически безответственной, как за мотив, так и за результат своего поступка. В деонтологическом интуитивизме личность полагается ответственной только за мотив поступка в силу утверждения о невозможности предсказания результата.

Все вышеперечисленное показывает, что эта проблема может быть разрешена на пути оценки поступка в единстве мотива и результата. В этом плане рассуждали Аристотель, Гегель, Маркс. Так, например, Гегель в «Энциклопедии философских наук» говорит следующее: «Каков человек внешне, т.е. в своих действиях (а не в своей внешней наружности, как это само собой разумеется), таков он и внутренне, и если он лишь внутренний, т. е. если он остается только в области намерений, умонастроений, если он «добродетелен», «морален» и т.д., а его внешнее не тождественно с его внутренним, то одно так же бессодержательно и пусто, как и другое»[14] .)

Моральная свобода – ценность, к достижению которой человек стремится и обладание которой есть для него благо. Вместе с тем она одновременно и условие проявления его морального совершения им нравственных поступков и действий.

Проблемы моральной свободы

1. Проблема соотношения свободы и необходимости рассматривается с двух противоположных точек зрения – фатализма и волюнтаризма. Этический фатализм, абсолютизируя необходимость, ставит человека в полную (фатальную) зависимость от объективных обстоятельств. Поэтому человек несвободен в своих поступках: вся его жизнь заранее предопределена, не в силах ничего изменить в ней, в связи с этим он не несет никакой ответственности за свои действия. Этический волюнтаризм, напротив, отрицает всякую необходимость и утверждает, что человек абсолютно свободен в своих моральных решениях и должен поступать лишь в соответствии с собственной волей. Такое понимание свободы приводит к полному отказу от нравственных норм и утверждению произвола. Но свобода невозможна без ограничений: наличие ограничений – необходимое условие свободы каждого. Поэтому оправдание произвола есть не что иное, как отрицание свободы. Таким образом, и фаталистическая, и волюнтаристская концепции в конечном счете отрицают нравственную свободу.

Наиболее приемлемо понимание необходимости как морального закона. Этот закон не создает моральных обязательств, а обращен к разуму субъекта, призывая человека обнаруживать эти обязательства в существующих ценностях. Он не требует автоматического подчинения, не лишает человека моральной независимости, он лишь учит различать добро и зло. Поэтому он – не закон-предписание, он – закон свободы, предоставляющий человеку право выбирать добро и следовать ему. Это путь свободной моральной инициативы, не попадающий в поле прямых запретов или долга. Моральный закон – это призыв к самореализации, дающий человеку возможность нравственного развития, в основе которого лежит свобода поведение, зависящее от собственных действий, сознания и воли индивида.

2. Проблема морального выбора. Именно выбор, который обеспечивается разумом и волей, выступает формой проявления свободы. Любое решение принимается прежде всего разумом, подготавливающим почву для совершения свободного выбора. Выбор реализуется информированной волей: она движет разумом, предписывая ему принятие решений, хотя разум и предоставляет воле соответствующие цели и средства выбора. Выбор является свободным, когда к нему подключены все интеллектуальные и волевые способности личности и когда моральные требования сливаются с ее внутренними потребностями. Он ограничен и несвободен, когда место разума занимают чувства страха или долга, вызванные внешним принуждением или произволом, а волеизъявление личности затруднено противоречиями: хочу, могу, надо.

Таким образом, нравственная свобода – не просто выбор вариантов поведения, а превращение моральных требований во внутренний выбор, который является свободным, когда к нему подключены все интеллектуальные и волевые способности личности и когда моральные требования сливаются с ее внутренними потребностями. Он ограничен и несвободен, когда место разума занимают чувства страха или долга, вызванные внешним принуждением или произволом, а волеизъявление личности затруднено противоречиями между хочу, могу и надо. Нравственная свобода не просто выбор вашего поведения, а превращение моральных требований во внутренние потребности и убеждения человека. Нравственная свобода проявляется в умении:

a. делать осознанный моральный выбор действий и поступков;

b. давать им нравственную оценку;

c. предвидеть их последствия;

d. осуществлять разумный контроль над своим поведением, чувствами, страстями, желаниями.

3. Проблема двойственного характера свободы. Свобода имеет два аспекта: негативный и позитивный. Негативная свобода это «свобода от», свобода отрицающая, разрушающая зависимость «от» – от сил природы, общественных моральных догм и установок. Такая свобода приносит человеку независимость и в то же время – чувство одиночества, бессилия тревоги. В этих условиях человек вновь оказывается перед выбором: либо избавиться от этой свободы с помощью новой зависимости, нового подчинения, либо дорасти до позитивной свободы

Позитивная свобода – «свобода для», дающая возможность полной реализации интеллектуальных и эмоциональных способностей, требующая от личности этой реализации, свобода, основанная на неповторимости и индивидуальности каждого человека.

Значит, перед современным человеком, обретшим свободу (в «старом», негативном, смысле), открываются два пути. Первый – дальнейшее движение к «новой», позитивной, свободе, основными способами достижения которой являются любовь и творчество. Второй путь – «бегство» от этой подлинной свободы.

Проблема моральной ответственности личности

Моральная ответственность проявляется как обратная сторона свободно принятого решения, как естественное следствие свободы выбора. Быть свободным, самостоятельным – значит быть ответственным. Свобода и ответственность находятся в прямой зависимости: чем шире свобода, тем больше ответственность. Существуют разные виды и разная мера ответственности.

Виды ответственности определяются тем, перед чем и за что человек несет ответственность. Это может быть:

· ответственность перед самим собой;

· ответственность за конкретные действия и поступки перед другими,

людьми;

· ответственность перед миром и человечеством, проявляющаяся как забота о мире, вызванная тревогой о нем.

Мера моральной ответственности у разных людей в различных ситуациях неодинакова. Зависит она от ряда обстоятельств:

· самостоятельности совершаемого действия, причем наличие принуждения и даже угроза личной безопасности не снимает ответственности с человека;

· значимости совершаемого деяния для судеб других людей (в экстремальной ситуации, когда от принятого решения может зависеть жизнь людей, мера ответственности намного выше, чем в обычное время);

· масштаба принимаемых решений, в зависимости от того, идет речь о судьбе отдельного предприятия или о судьбе государства;

· влиятельности, авторитета, общественного положения или должности личности, принимающей решения.

ТЕМА 7. СТРАХ И СТРАДАНИЕ

СТРАХ

Страх свойственен всему животному миру, он выполняет защитные биологические функции. Массовый страх, охватывающий и заражающий социальные группы и слои, а также общество в целом, выражается в специфических формах, которые изучает социальная психология. В эпоху формирования религиозного сознания страх приобретает черты благоговейного ужаса перед высшим и непостижимым. Страх перед отчужденными силами в эксплуататорском обществе становится одним из регуляторов социального поведения.[15] Психоанализ различает рациональный страх перед реальной опасностью и иррациональный, глубинный. Иррациональный определяется как результат не актуализированных жизненных стремлений, подавление не воплощенных жизненных желаний. Иррациональный страх выступает как способ функционирования сверх-Я (super-ego). В современном неофрейдизме (Э. Фромма[16] ) понятие страха приобретает особое значение: страх (anxiety) становится как бы глобальным иррациональным состоянием, связанным с существованием в иррационально функционирующем современном обществе, и главным источником невроза. Страх – основной фактор формирования невротических типов личности, обладающий конструктивным характером. Клинической формой страха являются фобии. Ряд теорий происхождения религии, восходящих к античности (Демокрит[17] , Лукреций Кар[18] ), в Новое время (Д. Юм[19] , Гольбах[20] , Фейербах[21] ) рассматривают чувство страха как причину возникновения религиозных представлений и верований.

С. Кьеркегор[22] , А. Шопенгауэр[23] , Ф. Ницше[24] , О. Шпенглер[25] считают страх естественным состоянием человека, осознающего одиночество, бессмысленность своего бытия. Страх, по Н. Бердяеву, лежит в основе жизни личности и правит миром. «Страх мешает различению и восприятию реальностей. А так как страх в той или иной степени и в том или ином отношении свойственен всем людям, то можно сказать, что человек … вообще неверно распознает реальности».[26] Страх как одно из понятий экзистенциальной философии, вводится Кьеркегором, различавшим «эмпирический» страх-боязнь, вызываемый конкретным предметом или обстоятельством, и неопределенный, безотчетный страх-тоску. Согласно Кьеркегору, страх-тоска (Angust) – это метафизический страх, предметом его является ничто, и он есть форма переживания человеком «ничто». Так как человек конечен и знает о своей конечности, ему свойственен метафизический страх-тоска, неизвестный животным. У М. Хайдеггера[27] страх выступает как один из экзистенциалов, так как через него раскрывается бытийная структура экзистенции, а именно – ее конечность. Страх открывает перед экзистенцией ее последнюю возможность – смерть. У Сартра экзистенциальный страх, в отличие от обычного страха, возникает перед каким-то определенным предметом. Иоанн Дамаскин выделяет шесть видов страха: нерешительность, стыдливость, стыд, ужас, изумление, беспокойство. «Нерешительность есть страх перед будущими действиями. Стыд – страх перед ожидаемым порицанием. Стыдливость – страх перед совершенным уже постыдным деянием, и это чувство не безнадежно в смысле спасения человека. Ужас – страх перед каким-либо великим явлением. Изумление – страх перед каким-либо необычайным явлением. Беспокойство – страх перед неуспехом или неудачею, ибо, опасаясь потерпеть неудачу в каком-либо деле, мы испытываем беспокойство»[28] . Тесно связанный с эмоциями страдания, вины, стыда, презрения страх всегда играл роль важного регулятора поведения личности. Страх как социально-психологическое явление выступает одним из рычагов сохранения отношений эксплуатации[29] . Кроме того, чувство страха «выдвигается» в качестве нравственного побуждения. Религиозная мораль внушает людям страх перед Богом, перед «страшным судом», считая его наиболее надежной границей соблюдения ее требований.

Человек имеет тонко развитую психику – это качество заложено самой природой и необходимо для того, чтобы не находиться в постоянном конфликте с окружающим миром, а легко приспосабливаться к нему. Однако тонкая и легко возбудимая психика часто является причиной возникновения у людей не только естественных страхов, но и большого количества страхов мнимых, создаваемых собственным воображением. Таким образом, проблемой возникновения страха занимаются различные области знания, такие как социология, психология, философия, биология.

Биологический страх вызывается ситуацией, угрожающей непосредственно жизни, отвечающий на реальную опасность. Этот страх есть выражение инстинкта самосохранения. Он предупреждает об опасности и на основании предупреждения делается выбор наиболее целесообразного поведения (бегство, защита, нападение). По этому поводу У. Кеннон, описывая проблему эмоционального поведения, отмечал, что «страх ассоциируется с инстинктом бегства»[30] . Многие исследователи данной проблемы отмечают, что страх имеет различную степень интенсивности переживания и разные формы выражения. Первоначально страх возник в процессе эволюции как защита организма от всевозможных опасностей первобытной жизни. И.П. Павлов, описывая предков человека, указывал на то, что «их нервная деятельность выражалась в совершенно определенных деловых отношениях с внешней природой, с другими животными и всегда выражалась в работе мускульной системы. Им приходилось либо бежать от врага, либо бороться с ним»[31] . В результате естественного отбора страх стал проводить в организме человека определенные реакции, которые способствуют улучшению кровоснабжения мышц и мобилизации энергетических ресурсов организма. В этом отношении просматривается положительная роль страха для организма, эволюционно закрепленная в наших реакциях. Можно выделить три положительные функции страха: во-первых, страх мобилизует силы человека для активной деятельности, что необходимо в критической ситуации. Это происходит за счет выброса адреналина в кровь, что улучшает снабжение мышц кислородом и питательными веществами; во-вторых, страх помогает запоминать неприятные и опасные события. Психолог П. Блонский[32] утверждал, что хорошо запоминаются те события, которые вызывают страдания и страх, а боль и страдание в основном и воспроизводятся как страх.

Н.К. Миллер в классических экспериментах показал, что животные очень быстро обучаются избегать ситуаций, вызывающих у них страх, а также воспроизводят комплекс сопутствующих ему вегетативных реакций. Таким образом, страх – это своеобразное средство познания окружающей действительности, которое помогает индивиду избегать опасных ситуаций; страх диктует стратегию поведения, когда недостаточно информации, чтобы принять продуманное решение. Биологический страх может вызываться ситуацией, исходящей извне или изнутри организма. Осознание угрозы является часто неопределенным, то есть существует только страх, причины которого неизвестны. Он возникает при нарушении внутреннего равновесия в организме тогда, когда нарушается метаболический обмен организма со средой. По мысли А. Кемпински[33] , главным элементом этого обмена является кислород, поскольку: «Кислородная недостаточность сильнее всего отражается на нервной системе и возбуждает состояние страха». Страх этого вида возникает при инфаркте сердца, при острой недостаточности кровообращения, потере крови. Усиление страха зависит от степени уменьшения доступа кислорода и потому страх при инфаркте сильнее, чем при анемии. Следуя концепции А. Кемпински, необходимо признать, что недостаток других элементов метаболического обмена: воды, питательных веществ, обычно не вызывает столь сильных состояний страха, как недостаток кислорода.

Страх может держать человека в постоянном напряжении, порождать неуверенность в себе, сковывать активность человека, а хроническое состояние тревоги и страха приводят к различным психоаналитическим болезням.

В результате отрицательное значение страха проявляется значительно шире, чем положительное. Итак, биологический страх, имеющий как положительное, так и отрицательное значение, вызывается ситуацией, угрожающей жизни. Положительное значение страха проявляется в критических ситуациях, мобилизуя все силы человека для активной деятельности; способствует запоминанию опасных событий и помогает выбрать тип поведения. Страх является средством познания реального мира, позволяющим избегать опасность. Отрицательное значение страха проявляется значительно шире, чем положительное, так как состояние тревоги отражается на нервной системе, что ведет к разного рода заболеваниям как физиологическим (сердечно-сосудистым), так и психосоматическим (неврозам).

Психологический страх. Страх, как психологическое явление, причины которого у индивида носят врожденный или социокультурный характер, выражается в тревожных и мучительных переживаниях, в испуге, а также в действиях (стихийных или сознательных), направленных на самосохранение. П.С. Гуревич считает, что «страх – это глубинное человеческое состояние, порождаемое способностью человека осознавать трагизм мира и его коллизии»[34] . Ранний психоанализ, различая рациональный страх перед внешней опасностью и глубинный, иррациональный (иллюзорный), который не предупреждает о реальной опасности, а создается в мире символов. Дело в том, что, иллюзорный страх уже у Плутарха был назван паническим[35] . Шопенгауэр по этому поводу указывал, что «панический страх не сознает своих причин, в крайнем случае, за причину страха выдает сам страх»[36] . Также можно привести слова Роджера Бэкона, который, в частности, отмечал, что «природа вложила чувство боязни и страха во все живущее для сохранения жизни и ее сущности, для избежания и устранения всего опасного. Однако природа не смогла соблюсти должной меры: к спасительной боязни она всегда примешивает боязнь напрасную и излишнюю»[37] . М. Монтень, размышляя о страхе, писал: «Я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных, страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Крайним случаем невротического страха является страх шизофренический. Его интенсивность выходит за пределы понимания нормального человека. Это страх перед человеком, перед общественным окружением, но настолько сильный, что никакой связи с действительными возможностями этого окружения нанести вред он не может.

Среди тревог человека страх смерти занимает особое место. И.И. Мечников в работе «Биология и медицина» отмечал, что страх смерти – один из главных признаков, отличающих человека от животных. «Все животные инстинктивно избегают смерти, но не осознают этого. Ребенок, избегающий ее подобным образом, также не имеет никакого представления о неизбежности смерти. Сознание этого приобретается только позднее, благодаря необыкновенному умственному развитию человека». Мечников утверждал, что страх смерти всегда «составлял одну их величайших забот человека и осознание неизбежности смерти многим людям не дает в полной мере наслаждаться жизнью». Страх смерти, как и другие витальные страхи, основанные на инстинкте самосохранения, относительно редко беспокоят людей. Им досаждают другие опасения – фобии (от греч. фобос – страх).

Содержание фобий, как и реальных человеческих опасений, исключительно разнообразно. Невозможно перечислить все их греческие названия. К американскому словарю медицинской терминологии есть приложение, в котором на шести страницах описаны около 400 видов фобий.

Так, отечественный психолог В.Б. Сапунов[38] разделяет страх на рациональный и иррациональный. Фобии он относит к иррациональному страху, которые формируются в подкорке головного мозга и являются отражением первобытных страхов наших предков. Психолог приводит пример страха перед темнотой (скотофобия), перед паукообразными (арахнофобия), пред змеями (спентофобия). Он считает, что «для наших предков эти страхи имели биологический смысл, поэтому формировались путем естественного отбора». Те люди, которые испытывали эти страхи, «имели повышенные шансы уцелеть и оставить потомство». С. Гроф в своей работе «Психология будущего» указывает на то, что околородовой уровень бессознательного в генезисе фобий играет решающую роль. И наиболее очевидна связь с травмой рождения в случае клаустрофобии – боязни закрытых или слишком тесных помещений, таких, как лифты, метро, маленькие комнаты без окон. Все люди страдающие клаустрофобией находятся под влиянием эмоционально нагруженных воспоминаний из разных периодов нашей жизни, которые схожи друг с другом по качеству чувства или физического ощущения, которое они разделяют, связанной с начальной стадией родовой деятельности, когда маточные сокращения начинают воздействовать на плод. Однако биографические составляющие, вносящие свой вклад в подобные нарушения, включают в себя неудобные, стесняющие обстоятельства в жизни уже после рождения. А элементами, поступающими с надличностного уровня, наиболее значимы для этой фобии, являются кармические воспоминания, включающие в себя пленение, заточение и удушение. И хотя общее стремление страдающих клаустрофобией направлено на то, чтобы тщательно избегать положений, которые усиливали эти симптомы, терапевтические перемены требуют полного переживания подобного стеснения, связанного с лежащими в их основе воспоминаниями. Агорафобия – страх перед открытыми пространствами или боязнь перехода из закрытого места в широко открытое пространство – кажется полной противоположностью клаустрофобии. Люди, страдающие танатофобией, или патологическим страхом смерти, переживают приступы тревоги за свою жизнь, объясняя их как предвестие угрожающего жизни сердечного приступа, удара или удушья. Подобная фобия имеет глубокие корни в чрезвычайном физическом стеснении и чувстве неминуемой катастрофы, связанных с травмой рождения. Нозофобия – патологический страх перед заболеванием, от которого люди якобы страдают или опасаются заразиться, тесно связано с танатофобией, а также с ипохондрией – безосновательной мнимой уверенностью в уже начавшейся тяжелой болезни. Люди, страдающие от подобного расстройства, испытывают чрезвычайно разнообразные странные телесные ощущения, которые они не могут себе объяснить и склонны объяснять их на языке действительной соматической патологии. Также С. Гроф уделяет особое внимание рассмотрению трех, особо различающихся видов нозофобии: это канцерофобия – патологический страх перед развитием злокачественного заболевания, бацилофобия – боязнь микроорганизмов и инфекционного заражения и мизофобия – боязнь грязи и загрязнения. С. Гроф выделяет такие фобии как передвижение на различных видах транспорта, например, боязнь летать на самолетах, которая включает в себя недомогания от ощущения захваченности, страх перед задействованной мощной энергией и неспособность оказать хоть какое-то влияние на ход событий. Ведь именно недостаток способности управления является важнейшим элементом в фобиях, связанных с движением. Акрофобия, или боязнь высоты, не является фобией в чистом виде. Она всегда связана с побуждением прыгнуть или броситься с высоты. Зоофобия – боязнь животных, причем это могут быть существа различных видов. Гидрофобия, или патологическая боязнь воды, как правило, также имеет сильную околородовую составляющую. Таким образом, С. Гроф делает вывод, что «по своей природе тревога является ответом на обстоятельства, угрожающие жизни или целостности тела, то вполне разумно предположить, что одним из первичных источников клинической тревоги выступает травма рождения, так как роды являются ситуацией действительно содержащей угрозу для жизни… сами по себе чрезвычайно значимые корни при подобных расстройствах залегают в околородовой и надличностной областях»[39] .

В настоящее время большинство гипотез, которые касаются механизмов возникновения фобий, можно свести к двум основным группам: первая восходит к психоаналитической концепции Фрейда[40] , вторая к условно-рефлекторной теории Павлова. По мнению отечественных исследователей, подавляющее большинство фобий формируется по механизму патологического закрепления условно-рефлекторной связи. При этом навязчивые страхи возникают в результате наложения во времени индифферентных условных и безусловных раздражителей, вызвавших чувство страха. Согласно классической рефлекторной теории, условный стимул постепенно теряет способность вызывать реакцию, если не подкрепляется повторением безусловного стимула. Фобический синдром может длиться годами без явного внешнего подкрепления, что не противоречит условно-рефлекторной теории. Скорость угасания условного рефлекса зависит от эмоционального фона, сопровождающего формирование временной связи. Так как в основе фобического синдрома лежат базисные биологические или социальные установки, которые обеспечивают физическое или психологическое благополучие, угроза их реализации вызывает сильный страх, делающий такую временную связь очень прочной. Содержание навязчивых страхов претерпевает большие изменения по мере развития общества.

Для объяснения феномена страха Б. Спиноза выдвинул желание, отождествляя его с самой сущностью человека. Спиноза считал, что основными модусами желания в зависимости от его осуществления выступают такие аффекты, как удовольствие и неудовольствие. Спиноза отмечает: «Если мы знаем о будущей вещи, что она хороша и может случиться, то вследствие этого душа принимает форму, которую мы называем надеждой, которая есть не что иное, как известный род удовольствия, все же связанный с некоторым неудовольствием… если мы полагаем, что могущая наступить вещь дурна, то возникает форма души, которую мы называем страхом». «Страх… есть непостоянное неудовольствие… возникшее из образа сомнительной вещи». В данной концепции Спинозы в сфере ситуации страха оказывается как бездействующие на человека предметы, так и мнимые предметы[41] . Д. Юм рассматривает страх и надежду в ряду других человеческих аффектов, таких как добро (удовольствие) и зло (страдание), радость и печаль, Юм отмечает, что страх и надежда возникают в силу недостоверности или вероятности состояния духа: «Событие, которое, будучи достоверным, породило бы печаль или радость, всегда возбуждает страх или надежду, если оно только вероятно или недостоверно». Состояние вероятности или недостоверности возникает из-за постоянной борьбы противоположных возможностей реализации аффектов. В ходе борьбы дух не может остановиться на каком-либо аффекте, он постоянно переходит от одного к другому. Если же, в воображении, противоположные аффекты, например, горе и радость смешиваются, то образуются аффекты надежды и страха. Анализируя эти вопросы, Юм открывает аффект параллельных причин страха, суть которого состоит в том, что страх могут вызывать только возможные аффекты, если они проявляются в большей степени. Юм отмечает, что вначале это не собственно страх, но чувство зла бывает столь большим, что, подавляя ощущение безопасности, оно вызывает страх. Страх может появиться в результате невозможного бедствия, но в силу мощного влияния зла, что у человека появляется уверенность в достоверности этого бедствия. Достоверные несчастья также вызывают страх, так как дух всегда отвращается от неминуемого зла, приходит в неравновесное состояние и порождает аффект, похожий на страх. Надежда и страх возникают в силу недостоверности блага и зла, а также неопределенности рода этих аффектов. Диалектическое понимание страха является значительным открытием Юма[42] .

Страх, как психологическое явление – одна из наиболее значимых эмоций для человека, отражающая врожденный и социокультурный характер. Страх возникает перед реальной опасностью либо создается в воображении индивида, тем самым подразделяется на рациональный и иррациональный (иллюзорный или невротический). Разновидностью иллюзорного страха является маниакальный страх, когда величина опасности преувеличена в несколько раз. Крайняя степень невротического страха – шизофренический страх. В работах психологов особое значение уделяется фобиям, которые формируются в подкорке головного мозга и отражают страхи первобытных людей. Многие гипотезы, касающиеся механизмов возникновения фобий сводятся к условно-рефлекторной теории Павлова и психоаналитической концепции Фрейда.

Современные исследования показывают, что специфика основных форм взаимоотношения человека с миром, а также специфика его духовности, включающей в себя страх, во многом обусловлены включенностью рефлектирующего человека в различные состояния его социально-биологической организации – организменной, популяционной и родовой. В процессе социализации главным образом под влиянием родителей, у ребенка возникает группа страхов, которые относятся к ситуациям или социальным объектам, не имеющем прямого биологического значения. При сопряжении стимулов, вызывающих биологический страх, с некоторым социальным стимулом, у человека формируются страхи – он начинает бояться ситуации и объектов, совершенно неопасных с биологической точки зрения. Страх социальных объектов или ситуаций социального взаимодействия Д. Вольпе называл социальным страхом. Большинство социальных страхов имеют множественный характер. Социальные страхи быстро распространяются на смежные социальные ситуации и схожие социальные объекты, что приводит к повышенной тревожности и невротизации.

Социальный страх – опасение, которое казалось бы не угрожает непосредственно жизни и здоровью индивидуума (ответственность, публичные выступления). С одной стороны, данные чувства в какой-то степени имеются почти у каждого человека, составляя некоторый эмоциональный фон социума; с другой стороны при достижении определенной интенсивности, могут перерасти в тяжелые клинические формы - фобии.

В настоящее время психиатры придают социальным фобиям большое значение. Особая роль среди социальных страхов отводится двум достаточно близким формам – страху ответственности и страху экзаменов. Из-за боязни ответственности многие бросали карьеру, не достигнув своего «потенциального потолка». Страх ответственности влияет на развитие сердечно-сосудистых заболеваний. Этот страх обусловлен социальными механизмами. Принимая какое-то важное решение, человек берет на себя ответственность за его последствия. Это приводит к возникновению тревожных мыслей, а также отражается на обмене веществ и физиологических функциях человека. Телесные изменения могут проявляться как в виде увеличения активности, так и в ее уменьшении. Когда человек активен, он становится беспокойным и суетливым. Второй широко распространенный страх – страх экзаменов – присущ в основном молодым людям, организм которых обладает значительным запасом прочности и менее подвержен психосоматическим болезням. Но при частом возникновении это чувство может приводить к серьезным нарушениям со стороны нервной и сердечно-сосудистой систем.

В соответствии с вышеизложенным материалом следует отметить, что социальный страх возникает в процессе социализации индивида. Социальные страхи при достижении определенной интенсивности неблагоприятно отражаются на психофизиологических функциях человека, что ведет к серьезным нарушениям нервной и сердечно-сосудистой систем.

Современная цивилизация, избавляя человека от многих биологических страхов, привносит в его жизнь множество других, таких как страх спида, ядерной войны, страх диктатуры, многообразие и специфика которого обусловлены особенностями самой диктатуры, как концентрированного выражения насилия и власти. Некоторые психиатры называют наше время «эпохой тревоги», считая, что это чувство, вызванное осознанием сегодняшних проблем, отказом от базисных духовных ценностей и быстротой социальных изменений, пронизывает практически все стороны жизни. Иногда страх достигает критической точки, проявляясь на клиническом уровне. Изучение физиологии и биологии страха позволило лучше понять биологические механизмы поведения человека. Но на его жизнедеятельность накладывается множество культурных установок, влияющих на отношение человека к окружающему миру и к самому себе.

Экзистенция – есть промежуточное звено, соединяющее потустороннее бытие с «миром», как ареной повседневного обезличенного существования. Направленность человеческой реальности на мир означает не подлинное существование, «заброшенность», а стремление к потустороннему, «окликами бытия» – подлинному существованию, содержится в таких феноменах, как «страх» (М. Хайдеггер[43] ), «экзистенциальная тревога» (Ж.-П. Сартр[44] ), «скука» (А. Камю[45] ), «страх» в экзистенциальном смысле – это не физический страх, а метафизический ужас – потрясающее человека прозрение. Здесь важно не психологическое содержание феномена страха, а его онтологический смысл, который заключается в том, что человеку вдруг открылась зияющая бездна бытия, которой он раньше не ведал, спокойно прозябая в сутолоке повседневных дел. Теперь покоя нет, остался риск решения, которое не гарантирует успеха. «Экзистенциальный страх нельзя ни вылечить, ни изжить … он порожден не физической опасностью, в нем обнаруживается не малодушие человека, не его готовность укрыться от беды. Это метафизический ужас, в основе которого неустрашимо горькое откровение, своего рода прозрение»[46] .

Понятие страха в экзистенциальную философию вводится Кьеркегором, который различал «эмпирический» страх-боязнь перед конкретными предметами и обстоятельствами и страх-тоску – неопределенный страх перед ничто, «ничто, с которым у индивида нет ничего общего»[47] . Страх, который нельзя ни понять, ни локализовать, становится еще страшнее; такому страху нельзя противостоять. Метафизический страх свойственен только человеку, потому что он знает, что конечен и осознает свою смерть. Кьеркегор в своей работе «О понятии страха» описывает состояние неопределенного, расплывчатого беспокойства, которое отличается от понятия обычного страха тем, что хотя никакой очевидной опасности и не существует, тем не менее она распространена повсюду, и спастись от нее невозможно[48] . Смерть в представлении С. Кьеркегора тесно связана с духовным миром человека. Предметом философии смерти является не сам факт, а осмысление «конца всего». Осознание смертности, по мнению Кьеркегора, порождает отчаяние («болезнь к смерти»).

Отчаяние – та болезнь, большее внимание к которой и большее понимание механизмов которой только обостряет страдание индивида. Самое подлинное отчаяние настигает индивида, который прекрасно осознает свое «я» и природу своего недуга. Отчаяние является важнейшей характеристикой человеческого существования.

М. Хайдеггер[49] различает страх и боязнь. Боязнь, по его мнению, это испуг, растерянность, которая рождается чем-то конкретным. Боязнь – это боязнь чего-то предметно определенного. Страх никогда не выдвигается реально. Страх приходит из «ниоткуда». Хайдеггер, по словам Камю, «хладнокровно рассматривает удел человеческий и объявляет, что существование ничтожно. Единственной реальностью на всех ступенях нашего сущего становится «забота». Для потерявшегося в мире человека забота выступает как краткий миг страха. Но стоит этому страху дойти до самосознания как он становится тревогой»[50] . Феномен «смерти» тесно связан с феноменом «страха». По сути дела «страх» впервые ставит перед Dasein (реально существующим бытием) вопрос о целостности его бытия потому, что он ставит Dasein перед лицом смерти, раскрывая ему «смерть» как его собственную чистую возможность. В онтологическом смысле «бытие к смерти есть сущностно ужас»[51] : Хайдеггер, как и Кьеркегор в метафизике смерти рассматривает некое предстояние перед концом. Хайдеггер говорит о разомкнутости «того, что присутствие как брошенное бытие экзестирует к своему концу» – разомкнутость есть страх. Хайдеггер предлагает такой путь преодоления ужаса как решимость – «заступание в возможность», принятие своей смертности в своем одиночестве. Позитивное в этом – размыкание себя себе самому. «...Всякое бытие при озаботившем, и всякое событие с другими отказывает, когда речь идет о самой своей способности быть. Приняв смерть, человек уже никуда не бежит и ни в ком не растворяется. Собственно через решимость вернуться к себе возможность преодоления ужаса»[52] . Человечество со всей страстью предается страху. Сартр пытался понять, что такое человеческая реальность. Таким образом, экзистенциальный страх свойственен только человеку, так как именно человек осознает свою конечность – смерть, что является предметом изучения экзистенциальной философии. Страх в экзистенциализме рассматривается как нечто, постоянно сопутствующее человеческой жизни. Страх неотделим от человека, так как без этого глубинного переживания немыслимо подлинное существование. Иначе можно говорить лишь о растительном, бездумном пребывании в реальности. Метафизический страх погружает человека в самые немыслимые состояния, он порождает образы ужаса. Страх, как отмечает Ю.М. Лотман[53] , присущ не только человеку любой культуры, но и животным, но кроме страха существуют и специфически человеческие, сформированные культурой механизмы, гарантирующие соблюдение нравственных норм. Страх возникает вместе с человеком. Это удостоверяет наше сознание. Истоком человеческого страха, по мнению Р. Декарта[54] , является свобода. Люди не имеют инстинктивной предопределенности действий. Поэтому человек подвержен всем опасностям и страхам. Человек отдает себе отчет в том, что он смертен, хотя и пытается это отрицать. Феномен страха имеет место в мифе о сотворении Богом человека, о происхождении человеческого рода от одной пары, об ангеле-искусителе и грехопадении.

По мнению Э. Фромма[55] , в библейском мифе об изгнании из рая отображена фундаментальная связь между человеком и свободой. Этот миф отождествляет начало человеческой истории с актом выбора. Мужчина и женщина живут в садах Эдема в полной гармонии друг с другом и с природой, где не существует выбора, свободы, даже размышления ни к чему. Человеку запрещено вкушать от древа познания добра и зла. Он нарушает этот запрет, тем самым лишая себя гармонии с природой, частью которой он является. Нарушив установленный Богом запрет, он освободился от принуждения, возвысился от бессознательного предчеловеческого существования до человеческого. Нарушение запрета является актом свободы. Таким образом, акт неподчинения прямо связывается с началом мышления. Став индивидом, человек превращается в разумное существо. Обособившись от природы, отделившись от другого человеческого существования, человек видит себя нагим, и испытывает стыд. Он одинок и свободен, но беспомощен и подвержен страху.

В разных культурах чувство страха обретает различные формы. О. Шпенглер писал: «Из души всего первобытного человечества, а, следовательно, и раннего детства, возникает побуждение заклинать, понуждать, смирять – «познавать» – элемент чуждых сил, которые неумолимо присутствуют во всем протяженном, в пространстве и через пространство. В конечном счете, это одно и то же. Познать Бога в мистике ранних эпох – значит, его заклинать, расположить в себе, внутренне себе приобщить»[56] . По мнению О. Шпенглера, начинает действовать чувство себя и чувство мира. Всякая культура, внутренняя и внешняя – есть только усиление такого человеческого бытия. Смысл всякой настоящей – и внутренне необходимой символики коренится в феномене смерти. Всякая символика проистекает из страха. Она выражает защиту и является выражением страха в двойном значении слова: ее язык форм говорит одновременно о враждебности и благоговении.

Ф. Ницше заметил, что во всех человеческих культурах обнаруживается метафизика страха: «В конце концов, любовь к ближнему является всегда чем-то второстепенным, отчасти условным, произвольно-фантастическим по сравнению со страхом перед ближним. Когда форма общины твердо установлена и ограждена от внешних опасностей, появляются новые моральные перспективы, созданные уже страхом перед ближним. Вся современная моральная перспектива сводится к той оценке опасности как целого, которую представляет собою какое-либо мнение, состояние аффектов, желание, дарование: страх является и здесь родоначальником морали. Самосознание общин, остов ее разбивается о те высшие и сильные склонности, которые, прорываясь внезапно, выносят индивида далеко за пределы золотой середины и возносят его высоко над уровнем стадного сознания. Поэтому именно эти склонности община клеймит и порочит особенно охотно. Высокая, независимая интеллектуальность, жажда одиночества, кружит ум, внушает ей страх. Все, что поднимает индивида над уровнем стада и внушает ближнему страх, называется теперь злом, скромный, уживчивый, приспособляющийся нрав, средняя интенсивность страстей находится в моральном почете. Существуют такие моменты дряблости и изнеженности в истории общества, когда оно берет под свою защиту даже вредящего ему преступника, и делает это совершенно серьезно и искренно. Наказание кажется ему в чем-нибудь да несправедливым, само представление о «наказании» и «необходимость наказывать» причиняет ему боль и страх»[57] . Уже в патриархальных, языческих культурах обнаруживаются культы страха. Древние мистерии предлагают людям изведать ужас символических событий прошлого. Тяга к страху обнаруживается и в христианстве. Понятие грехопадения вызвало к жизни многочисленные варианты исторических описаний и всемирных перспектив от «Града Божия» Августина Блаженного[58] через Отто Фрейзинга до современных теологов. Христианство стремилось разбудить в человеке страх перед собственными прегрешениями, оно создало особую культуру покаяния. Христианин пытается впустить в собственное сознание эсхатологические образы, так как рай обретает смысл только на фоне ада. В эпоху романтизма также было приковано внимание к «темной» стороне души. Целая эпоха тяготела к мучительным, сатанинским образам, которые открывали человеку запретные зоны страха. Романтизация страха пыталась уловить тончайшие оттенки данного переживания, которое обретало самые различные формы. Борясь с чувством страха, человек создает такие фантазии, которые помогают ему справиться с тягостным переживанием. Страх – это мир бесчисленных, неисчерпаемых допущений, предвкушений, которые помогают человеку пережить горести бытия. К. Юнг[59] , считает, что образы зарождаются в глубинах человеческого подсознания под влиянием чувства страха – телесного и иррационального. Сам страх может выступить в роли первопричины видений, похожих на некую реальность. Глубинный, возникающий в подсознании он может приобретать вполне зримые очертания и преобразовываться в действительно существующие материальные объекты. Подсознательные страхи человека могут восприниматься на уровне сознания и ассимилироваться им. Происходит разрыв между сознательными установками и противостоящими им бессознательными стремлениями. В прошлом для сохранения равновесия между сознанием и глубинами подсознания люди имели возможность религиозно-магических действий, обрядов и ритуалов, которые помогали им избежать острых коллизий между сознанием и иррациональным. Нынешняя цивилизация освободилась от подобных «предрассудков». Современный человек держится за все обыденное, коллективно одобренное и потому наиболее достоверное. Душа для него является не более чем «неуловимый туман». Бессознательное представляет собой совершенно самостоятельную сферу человеческой психики, хотя и непрерывно взаимодействует с сознанием. Индивидуальное сознание не имеет в своем распоряжении никаких средств, с помощью которых оно могло бы постигнуть сущность бессознательного. Бессознательное способно ассимилироваться сознанием лишь в символических формах. Следовательно, мифы, созданные когда-то нашими предками находят свое отображение в глазах современного человека.

У древних индийцев представление о жизни было как о бесконечной череде событий, явлений и связей, постоянно повторяющих друг друга, то есть движущихся по кругу. Круг мандалы символизирует бесконечный поток жизни, взаимозависимость всех элементов человеческого существования. Страху, заключенному в нашем подсознании, сопротивляется та материалистическая реальность, в которой существуют современные люди. Необходимо какое-то особое состояние бессознательной тревоги, при которой человек не прислушивается к собственному разуму, а отдается во власть фантазий. Наши чувства по отношению к непознаваемому, изначально были заключены и оформлены в общепринятые религиозные обряды.

О. Шпенглер отмечал: «Мировой страх есть, несомненно, наиболее творческое из всех прачувствований. Ему обязан человек самыми зрелыми и глубокими формами и ликами не только своей сознательной внутренней жизни, но и ее отражения в бесчисленных образованиях внешней культуры. Словно некая таинственная мелодия, доступная не всякому слуху, проходит этот страх сквозь язык форм каждого подлинного творения искусства, каждой прочувственной философии, каждого значительного деяния…».

В литературе первым в создании классической атмосферы иррационального зла считается Данте[60] . В драме «Доктор Фаустус»[61] , в «Макбете»[62] , в «Гамлете»[63] хорошо заметна подвластность сознания человека той эпохи метафизическому демоническому началу, подвластность, многократно усиливаемая вполне реальными страхами перед казнями ведьм и колдунов.

В религиозном сознании практикуется не столько освобождение от страха, сколько его усиление. Русские религиозные философы считали, что новое христианское сознание должно освободить человека от этих страхов. При всей актуальности попыток русских философов освободить сознание от страхов, важно отметить, что никаких реальных критериев для такого «исправления» в религии нет. Именно в страхе человек постигает себя, реальный мир, божественный смысл окружающего. Человечество всегда отдавало себе отчет в факте своей конечности в форме мифа, религии или философии, отводя ему значительное место в культуре.

СТРАДАНИЕ

Во всех религиозных и философских учениях понятия «страдание» и «сострадание» определяются более или менее одинаково. Под страданием понимается физическая или нравственная мука, боль. Сострадание определяется как жалость, сочувствие, вызываемое несчастьем, муками другого человека. Однако вопрос о причинах и жизненном смысле этих состояний всегда был проблемным полем горячих споров и дискуссий.

Сложности и парадоксы страдания

1. Страдание – это чувство болезненного неудовольствия, которое мы испытываем, когда действительность не отвечает нашим желаниям. Исходя из этого, можно вывести, что источник страданий заключается или в наших желаниях, или в действительности: или наши желания дурны, злы и противоречат природе вещей; или, наоборот, действительность настолько дурна и извращена, что это противоречит нашим добрым желаниям; или, наконец, наша собственная нравственная деятельность противоречит нашим возвышенным желаниям. Таким образом, вопрос о причине страданий связан, прежде всего, с проблемой добра и зла.

2. Вопрос о смысле страданий, скорее всего, связан с вопросом о смысле жизни, о том основном предназначении, ради которого живет человек: насколько он следует смыслу своего жизненного пути или уклоняется от него. И если человек верит в ценность, цель, смысл своей жертвы и страдания, он способен на героические усилия. Но если он не видит смысла своих страданий, у него опускаются руки, ибо самое тяжелое в страданиях – его безцельность, бессмысленность. Таким образом, смысл страдания в том, служит ли оно смыслу бытия человека, самовыражению и самоутверждению личности.

3. Важнейший вопрос – вопрос о результате страдания: к чему оно приводит, не может ли оно давать результатов, которые оправдывали бы его. С этой точки зрения, положительно в страдании то, что оно может рассматриваться как школа жизни:

· страдание, испытанное нами вслед за каким-либо нашим дурным поступком, учит нас правде и справедливости, подтверждая наличие нравственного закона в жизни;

· страдание очищает душу: иногда человек сам ищет наказания, страдания, лишь бы успокоить свою совесть;

· страдание облагораживает человека, являясь источником нравственных ценностей: оно приводит нас к вере, любви, духовной силе,

· делает нас снисходительными к другому, воспитывает чуткость к чужому горю, понимание человеческой души;

· из страдания человек, как правило, выходит крепче, так как оно закаляет волю, развивает выдержку, настойчивость;

· страдание не только делает лучше нас самих, но вырабатывает в нас способность делать лучше других, воздействовать на них.

4. Умение побеждать страдание, овладевать им – одна из основных задач жизни. В этом заключается истинная «мудрость о страдании». Принять жизнь – значит, принять страдание, а уметь жить – значит уметь страдать. Реакция человека на страдание, модель его поведения зависят от понимания страдания и отношения к нему. В результате мы или бежим от него, или принимаем его. Варианты отношения к страданию могут быть разными:

· страдание воспринимается как несправедливое, незаслуженное, не имеющее смысла, а состояние – как безысходное. В этом случае естественное стремление человека – бегство от страдания (формы этого бегства могут быть самые разные);

· человек относится к страданию как заслуженному, более того, имеющему смысл: его отношением к страданию становится его принятие, которое тоже может быть разным;

· одна из форм добровольного принятия страдания и в то же время противостояния ему – мученичество, ибо страдать во имя, ради кого-то или чего-то – значит победить страдание;

· повинный способ преодоления страдания – это любовь и творчество, ибо они не только приносят забвение от мук страдания, но и помогают находить в нем источник радости.

В конце ХХ века американский исследователь Р.Дж. Сью указывает даже на необходимость создания новой академической дисциплины панэтики, предметом которой будет проблема причинения страдания (его природа, сфера, содержание и социальная оценка). С одной стороны, причинение страданий (либо угроза такового) открыто осуждалась на протяжении всей человеческой истории. Но, с другой стороны, причинение страдания игнорировалось, не замечалось, камуфлировалось, чаще всего произносилось. Никогда причинение страдания не исчезало из жизни сколько-нибудь значительной массы людей хотя бы на короткий период времени причинение страдания является одним из наиболее распространенных (а часто решающих) средств для достижения личных и общественных целей и благ, оно приносило, и все еще приносит людям власть, славу, удачу и даже почет. Многие индивиды намеренно придумывают способы вызывания у других страха, беспокойства, боли с целью осуществления своих замыслов. Человеческая способность причинять страдания «совершенствуется» с огромной скоростью благодаря работе блестящих умов. Сью полагает, что создается впечатление, будто само существование социального устройства нашего общества зависит от его способности активно мучить своих членов. Страдание представляется неотъемлемой частью человеческой деятельности или непредвиденным результатом невежества и небрежности. В итоге мы имеем модель социентальной жизни, которая неизбежно включает причинение страданий почти всем людям со стороны почти всех людей. Иногда это хроническое раздражение, иногда это тяжелые трагедии. Но причинение страдания никогда не прекращалось. Сью считает, что новая дисциплина – панэтика будет целиком посвящена изучению феномена и процесса причинения страдания во всех его видах и формах.

Проблемы сострадания и милосердия

Сострадание это всегда сочувствие чужому горю и страданию, соединенное с желанием помочь. Моральная ценность сострадания проявляется в ряде аспектов:

1. Внутреннее сопереживание чужого несчастья. Проявление сострадания со стороны других людей помогает страдающему легче переносить муки, избавляет от чувства одиночества, покинутости, заставляет проявлять терпение, мужество, выходить за пределы своей боли, думать о других с благодарностью.

2. Сострадание, непосредственно проявляющееся в поступке. Это активное сострадание, реализующееся в милосердии и благотворительности. Милосердие – реальная помощь нуждающимся, умение поделиться с ближним. Благотворительность может быть направлена не только на помощь отдельным людям, но и на поддержку искусств, науки, ремесел.

3. Сострадание как умение прощать. Прощение как форма любви и сострадания учит прощать не только «ближнему», но «дальнему», и даже врагу. Мы просим прощения у тех, кому причинили страдание; мы должны уметь прощать тех, кто заставил страдать нас

Милосердие – одна из важнейших нравственных заповедей. Основой милосердия является любовь к человеку. Милосердие – это и есть любовь к ближнему как к самому себе. Любовь, сердце, милосердие и сострадание, как говорил Достоевский, составляют основу нравственности. Понятие милосердия отличается от понятия справедливости. Требование справедливости призвано снимать противоречия между конкурирующими устремлениями людей в соответствии с их правами и заслугами. Требование милосердия – более высокий уровень нравственности, связанный с заповедью любви. Точка зрения любви предполагает различия между людьми как бы преодоленными. Этика милосердия призывает не сопоставлять сталкивающиеся интересы, жертвовать своими личными интересами ради блага ближнего. «Смело давай другому, не считай, что ты получишь взамен». Милосердие является нравственным долгом, но не юридической обязанностью. Нет оснований ожидать его от других людей. Этим оно отличается от справедливости как непреложной обязанности. Принцип справедливости утверждается обычным правопорядком. Заповедь милосердной любви утверждается добровольно и инициативно. Что такое милосердие как практическая задача? Милосердие предполагает некую способность, усилие воли, дар души. Оно осуществляется в дарении, т.е. в отдавании. Милосердие непросто, оно представляет трудную задачу. Милосердие отличается от мнимого благодеяния. Что такое мнимое благодеяние? Во-первых, это милосердие в надежде на одобрение и благодарность других. Признание со стороны других людей, общества - единственный мотив такого благодеяния, которое делается «напоказ», демонстративно. Против такого благодеяния выступал И. Христос: «Не творите милостыни вашей перед людьми с тем, чтобы они видели вас, иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была в тайне». Особая форма себялюбивого благодеяния рассматривает его как средство для достижения собственного блага. Человек не желает сам страдать при виде чужих страданий, поэтому он помогает ближнему. Это благодеяние также мнимое. Возможно также «идеалистическое» благодеяние. Оно совершается с целью исполнить долг, когда мораль (идеал) становится выше того конкретного человека, к которому обращено благодеяние. Наконец, патерналистское благодеяние, совершаемое с целью завоевать сердце и волю другого человека. Такое благодеяние может выступать инструментом властвования. Итак, мы назвали следующие виды мнимого благодеяния: благодеяние «напоказ», как средство для достижения своих корыстных целей, идеалистическое и патерналистское. В мнимом благодеянии попирается добродетель, разрушается нравственность, поэтому часто показное благодеяние и показная добродетель вызывает у окружающих протест. В чем состоит трудность милосердия? Понимание человеком блага другого (и милосердие как содействие этому благу) может отличаться от его собственного представления о благе и поэтому ущемлять человеческое достоинство того человека, которому хотят помочь. Навязывание благодеяния непозволительно. Последовательное милосердие предполагает не только самоотверженность и непросто доброжелательность, а понимание другого человека, сострадание ему, деятельное участие в его жизни. Милосердие опосредовано служением. И этим оно возвышается над подаянием, услугой, помощью. В искреннем пожелании добра, выражении сердечного попечения иной раз может быть больше благодеяния, чем в действии. Заповедь милосердия трудна еще и потому, что ее исполнение требует самоотречения, жертвенности. Другой не менее интересный вопрос: «В отношении кого милосердствовать?» Есть ли здесь какие-то критерии и предпочтения? Древнекитайский мудрец Лао-Цзы по этому поводу сказал, что добро надо делать и добрым, и недобрым, тем самым воспитывая добродетель в других и осуществляя свое дао. Та же мысль была высказана Сенекой. Истинное человеколюбие бескорыстно, поэтому милосердная любовь предполагает принятие интереса другого независимо от симпатий и антипатий. Образцом милосердия является жизнь И. Христа, который умер за людей, хотя те были грешниками, т.е. не заслуживали его любви.

«В практике межчеловеческих отношений милосердие реализуется в учтивости, помощи, участливости, заботе. В практике общественных отношений есть свои формы милосердия, среди которых наиболее интересной является благотворительность или филантропия». Очень часто в повседневной жизни понимают эту категорию как подачу милостыни. Но благотворительность отличается от милостыни. Если милостыня – это индивидуальное и частное действие, то благотворительность носит организованный характер. Её осуществляют по плану и специально разработанным программам.

«Благотворительность – это деятельность, с помощью которой частные ресурсы добровольно распределяются с целью помощи нуждающимся, т.е. тем людям и организациям, которые испытывают недостаток в дополнительных средствах для решения различных задач. В истории этики и общества эта категория иногда воспринимается негативно. Согласно этой точке зрения, благотворительность безнравственна, поскольку не исправляет, а только усугубляет положение бедных и обездоленных (П. Лафарг, Л.Н. Толстой). «Радикальные критики филантропии указывали на то, что организованная представителями высших классов благотворительность на деле является разновидностью бизнеса, инструментом политического и идеологического влияния, средством организованного развлечения для богачей»[64] . Б. Мандевиль заметил, что мотивом благотворительности и милосердия чаще всего является желание получить похвалу современников и навеки остаться в памяти потомков[65] .

ТЕМА 8. СМЫСЛ ЖИЗНИ И СЧАСТЬЕ

Смысл – это объективная наполненность, содержательный критерий жизни; осмысленность – это субъективное отношение к жизни, осознание ее смысла. Жизнь индивида может иметь смысл, независимо от ее осмысления.

Смысл жизни – это личностная характеристика отношения к жизни, включающая в себя как непосредственное бытие индивида, так и его деятельное включение в социальную жизнь, соотнесенное с системой ценностей и детерминированное внутренней личностной мотивацией поступка.

Смысл жизни может пониматься: с рациональных позиций; с позиций иррациональных религиозных традиций; как сугубо нравственная проблема (И. Кант); проблема реализации содержания некоего мирового духа, абсолютной идеи (Гегель); как психологическое состояние индивида и как деятельное осуществление себя личностью; миром жизненных смыслов могут быть глубины человеческого Я, в том числе и бессознательного (К. Юнг); смысл жизни могут искать в монологах с самим собой (С. Кьеркегор). Смысл жизни неотделим от понимания жизни как ее личностной характеристики.

Один из коренных вопросов, с которыми сталкивается личность в стремлении осознать свое Я – это вопрос о смысле жизни, «зачем я живу». Можно видеть смысл жизни в том, чтобы просто жить – есть, спать, работать, растить детей, радоваться всему, что приносит удовольствие и стремиться избегать неприятностей. В рассмотрении смысла бытия мы столкнемся с разнообразными подходами. Тогда получается, что смысл жизни сводится к решению текущих жизненных задач. Но бесконечная погоня за удовольствиями и благами угнетает личность, лишает его свободы. Так, подлинное Я подавляется и заменяется «маской». Поэтому тот, кто поглощен суетой жизни, утрачивает индивидуальное своеобразие личности. Жизнь перестает быть для него самоценностью – человек хочет подчинить ее движению к намеченной цели. Ради своей цели человек может даже пожертвовать жизнью, если он готов скорее не жить, чем жить без смысла. Смысл жизни оказывается для человека стержнем, на котором держится Я и без которого он не может существовать. Всю трудность смысла жизни человек начинает осознавать тогда, когда задумывается о смерти. Чтобы найти смысл жизни, человек должен быть личностью, способной найти смысл жизни. Личность, умеющая наполнить свою жизнь смыслом – это личность, несущая любовь к людям в своем сердце. Такая личность находит смысл жизни в деятельности, которая доставляет радость и ей самой, и другим. Смысл жизни не преподносится нам готовым, ему нельзя научиться. Этическая теория дает нам лишь ориентацию. Человеку, предстоит не узнать смысл жизни, а обрести его в опыте своего бытия, выстрадать в процессе самоутверждения и сложных нравственных исканий. Обретение подлинного, а не ложного смысла – чрезвычайно сложный процесс, предполагающий заблуждения и ошибки, искаженное или неполное воплощение замыслов, несовпадение смысла жизни в общечеловеческом аспекте с индивидуальной его интерпретацией. Cложность проблемы состоит в том, что знать что –то о смысле жизни, определить его для себя и прожить свою жизнь со смыслом – далеко не одно и то же.

Религия о жизни и смерти .

Это вопрос является одним из главных в любой из существующих религий. Именно религия помогает преодолеть страх смерти, обещая бессмертие на том свете. Но надо прожить жизнь так, как того требует воля Божья, чтобы заслужить блаженство. Таким образом, жизнь приобретает смысл, предопределенный Богом. Безбожие это источник безнравственности. А вера в Бога – нравственная опора для постижения смысла жизни. Удерживая верующих от греха и наставляя их на «праведный путь», связывая смысл жизни со стремлением к добру и борьбой против зла. Высший смысл жизни выносится за рамки: жизнь оказывается лишь средством для достижения потусторонней по отношению к ней цели, лишь временным этапом на пути к загробному миру.

Материалистическое понимание смысла жизни .

Не страшится признать трагизм смерти, он не утешает нас никакими надеждами на спасение души в потустороннем мире. Уход человека из жизни невосполнимая утрата. Нельзя устранить трагизм смерти, смириться с нею. Переживания, связанные со смертью – столь же необходимый элемент нашей жизни, как и многое другое. Но мы не должны доводить себя до отрицания ценностей жизни. Каждый должен самостоятельно искать смысл своей жизни и никому другому его поручить нельзя. Смысл нельзя дать, его нужно найти. Таким образом, к определению смысла жизни существуют различные подходы.

Гедонизм , жить значит наслаждаться; эвдемонизм, жизнь – стремление к счастью как подлинному назначению человека; аскетизм, жизнь – это отречение от мира, умерщвление плоти ради искупления грехов; этика долга , жизнь – это самопожертвование; альтруизм , служение идеалу; утилитаризм , жить значит извлекать пользу; прагматизм , цель жизни оправдывает любые средства ее достижения.

Смысл жизни:

· Индивидуален; субъективен. Он создается человеком благодаря его собственным усилиям. Жизнь должна иметь смысл в себе, а не за своими пределами. Индивидуальная жизнь получает смысл как частица совместной общей жизни людей.

· Человек живущий только для себя, теряет смысл жизни потому, что отрывает свою индивидуальную жизнь от общей жизни. Для него смерть представляется жестоким и бессмысленным концом всего, так как все, чем он живет и что делает служит не только его собственному благополучию, но и благополучию других людей, смерть неспособна уничтожить смысл его жизни. Этот смысл воплощается в том, что он сделал для сохранения и улучшения общей жизни людей.

· Чтобы найти смысл жизни, человек должен быть личностью, способной найти смысл жизни. Личность, умеющая наполнить свою жизнь смыслом, – это личность, несущая любовь к людям в своем сердце. Такая личность находит смысл жизни в деятельности, которая доставляет радость и ей самой, и другим.

Иными словами, смысл жизни человека – в самореализации личности, в потребности человека творить, отдавать, делиться с другими, жертвовать собой ради других. Конечность человеческого бытия – естественный закон природы. Боязнь смерти приближает смерть. Эпикур призывал не бояться смерти: если человек живет, то смерти нет, если смерть наступила, то его уже нет. А Спиноза советовал лучше думать о жизни, чем о смерти.

Счастье как этическая категория

С категорией «смысл жизни» тесно связано понятие «счастье». Если смысл жизни – это как бы объективная оценка значимости существования человека, то счастье – это сопровождающееся чувством глубокой моральной удовлетворенности личностное переживание полноты своего бытия, результатов своей жизнедеятельности. Вопрос об этической категории «счастье» принадлежит к коренным вопросам человеческого существования. Ибо каждый стремится стать счастливым и, естественно, данная проблема исследуется давно. Она составляет одну из самых постоянных и, в то же время, динамичных установок морального сознания. И попытки решить данный вопрос сопровождают всю историю человечества. В этической науке проблема счастья всегда занимала очень большое место. Исследованию этой проблемы уделяли много внимания мыслители прошлого и современности. Трактатов о счастье, действительно, много. В истории философии можно выделить пять основных концепций понимания счастья:

1) счастье как наслаждение, сильная положительная эмоция (гедонизм);

2) счастье как преобладание положительных эмоциональных состояний над отрицательными, как разумные наслаждения (эвдемонизм);

3) счастье как спокойное состояние духа, граничащее с безразличием (атараксия);

4) счастье как обладание благом;

5) счастье как общая позитивная оценка жизнедеятельности.

К этому можно добавить еще шестое, обыденное представление – счастье как удача, счастливый случай. Это обыденное понимание, однако, также получает определенное философское осмысление. Например, Аристотель полагал, что для счастья нужна и добродетель, и удача, ведь мы живем в несовершенном, становящемся мире, где не все зависит только от добродетели. Концепции, связанные с пониманием счастья как напряжения эмоций, В. Татаркевич называет психологическими, а концепции, в которых счастье понимается в смысле обладания благом – онтологическими[66] .Но большинство из них посвящено не проблеме счастья, а способам его достижения. В практическом отношении это самый важный аспект, но в теоретическом плане он является только одним из многих аспектов проблемы счастья. Такой интерес понятен и объясним: ведь этика – это практическая философия, она не может абстрагироваться от реальных стремлений, тревог и нужд человека. Несмотря на то, что проблема счастья исследуется давно, каждый раз находятся новые ракурсы ее познания. С исследуемой проблемой счастья тесно связан вопрос о смысле жизни. Меняется ли он в течение жизни или остается неизменным? Может ли счастье быть смыслом жизни или только средством для осуществления последнего? Поэтому счастье всегда связано с ощущением необыкновенного подъема духовных и физических сил, стремлением к переживанию всей многомерности бытия, а состояние счастья прямо противоположно состоянию пассивности, равнодушия, инертности. Правда, если понимать счастье лишь как чувство удовлетворения, то придется признать равноценность любых переживаний удовлетворенности, а значит, и счастья: и в случае совершения добра, и в случае совершения зла. Поэтому существует множество «моделей» счастья – общепризнанных и личных, в рамках которых счастье соотносится с благом – с обладанием им или созиданием его. Однако и здесь «возможны варианты». В гуманистической этике существует мнение: для того чтобы человек был счастлив, он должен не иметь, а быть (Э. Фромм)– быть нравственно автономной, самодостаточной личностью, отличающейся определенными моральными качествами. Поэтому счастье – это осуществление внутренней свободы, процесс реализации глубочайшего личного «хотения».

Необходимые условия счастья

Объективные удовлетворение основных жизненных потребностей человека. Поэтому материальное благополучие и жизненный комфорт – еще не счастье, а лишь норма человеческого существования, условие счастья.

Субъективное внутренняя готовность и способность личности к счастью – своего рода талант, в котором проявляется глубина и яркость личности, ее внутренняя энергия. В конечном счете это – нормальное состояние человека. И поэтому отказ от счастья есть предательство личности, подавление в себе собственной индивидуальности, а утрата способности к счастью показатель деградации личности, душевного хаоса, неспособности найти главную линию в жизни.

Некоторые особенности и «законы» счастья

· Счастье можно обрести только в процессе самоосуществления, самореализации личности. Оно невозможно при пассивном образе жизни

· Счастье не есть непрерывное состояние радости. В нем нельзя пребывать, как в некоей «зоне непрекращающихся удовольствий». Это миг, «звездный час» человека, наиболее яркие моменты его жизни.

· Предчувствие, предвкушение счастья, его ожидание часто значительнее, острее и ярче, чем его осуществление.

· Счастье существует только во взаимном общении, во взаимодействии людей. Им нельзя владеть, обособившись ото всех. Для счастья всегда нужны другие: только тогда, когда другие приобщены к «моему» счастью, а я к счастью других – только тогда счастье сохраняет свою полноценность, наполненность.

· Счастье не может быть абсолютным. Оно – не полное отсутствие несчастий, но способность преодолевать невзгоды и неудачи

· Счастье временно, преходяще. Когда мы счастливы, мы всегда испытываем неосознанный страх: страх потерять счастье, страх, что оно пройдет, кончится. Это, с одной стороны, омрачает счастье, придает ему привкус горечи, а с другой – ориентирует нас на бережное отношение к счастью.

· Счастье не есть безмятежность и спокойствие, оно всегда сопряжено с борьбой – преодолением тех или иных обстоятельств. Переживание полноты бытия, достижение глубокого внутреннего удовлетворения невозможно без преодоления собственной, наконец, без преодоления «самого себя».

· Счастье может базироваться не только на высоких моральных ценностях, в его основе могут лежать и антиценности, ради которых человек иногда сознательно идет на саморазрушение личности, будучи не в состоянии отказаться от мгновения, пусть призрачного, но счастья.

· Мера счастья зависит от степени нравственности индивида: удовольствие в жизни может испытать каждый, счастье – только по-настоящему нравственный человек.

Таким образом, счастье не в богатстве, почете, не в других людях, а в каждом из нас. Обращаясь к себе, человек осознает это. Счастье зависит от нас. Единственное благо – это жизнь в любви. А осуществить это – под силу каждому.

Таким образом, счастье – самое нужное для человека, оказывается легче всего достижимым, так как оно – в сердце, в котором царит любовь.

Счастье не дается отдельной стране, времени и т.д. Оно дано всем, кто ведет добрую жизнь, а это во власти каждого. Отнять счастье никто не может. Человек сам может потерять его, если будет желать то, что вне его власти. То есть несчастным человек делает себя сам, также как и счастливым – когда желает того, что может иметь. Несчастный человек может изменить свое положение. Есть два способа:

· улучшить условия своей жизни (что не всегда помогает);

· улучшить душевное состояние (это всегда в нашей власти; достигается через воцарение любви в наших сердцах).

Нельзя быть недовольным жизнью – это есть благо, данное нам. А все живое хочет и может быть счастливым, ведь это зависит только от нас самих. Любить (а это, значит, исполнять закон Бога) «возможно во всяком положении», в богатстве или бедности, в высоком или низком ранге и т.д. Причем счастье – это исполнение не своей воли, но воли Бога, только когда человек забывает про свою волю и подчиняет ее высшей – только тогда находит благо. А воля Бога свершится в любом случае.

Как бы плохо ни было человеку, стоит ему только понять и принять жизнь и ее благо в соединении с душами других людей и Бога, сразу исчезнет зло (которое является лишь кажущимся); как только мы начнем осознавать свою жизнь как соединение любовью со всем живым и с Богом, так станем счастливыми.

Современный контекст смерти

Смерть всегда была чем-то таинственным и непонятным. Если в средневековье «смерть не осознавали как личную драму и вообще не воспринимали в качестве индивидуального по преимуществу акта»[67] , то Кант считал, что человеку не положено думать о смерти [68] . Но уже Шопенгауэр, фиксирует факт осознания человеком своей смертности в качестве исходного пункта в своей антропологической концепции.

Сегодняшнее отношение к смерти включает в себя следующие черты-установки:

1. Терпимость. Смерть притерпелась, стала заурядным и обыденным явлением в играх политиков (Чечня), у криминалитета (заказные убийства) и «отморозков» (убить бабушку из-за того, что та не дала на дозу внуку-наркоману). Смерть, таким образом, выходит на периферию сознания, делается незаметной, подсознательной, вытесненной. Причем это происходит не только в сознании вышеназванных «представителей» человеческого рода, но и в обыденном сознании среднего обывателя.

2. Технологичность. Толерантно-личное отношение к смерти отодвигает на задний план собственную смерть как таковую, но выносит вперед вопросы технологии после-смертия: похороны, денежные траты на них, надгробия, памятники, некрологи и т.п. – факторы престижа родственников. Эти технологии не утрачивают свое значение после похорон и поминок: надгробные камни, плиты, памятники изготавливают несколько месяцев, иногда даже лет.

3. Феномен бессмертия. «Вокруг умирают, умирают другие, но не я, до моей смерти еще далеко. Смерть – выдумка фантастов». Эта бессмертная установка находится в подсознании современного человека. Слова Фомы Аквинского: «Живем для других, а каждый умирает сам за себя персонально», – приобретают зловещий смысл, все время отодвигаемый «на потом».Видели Вы когда-нибудь, чтобы люди трезво размышляли о собственной смерти перед лицом смерти другого? Этого нет – потому, как нет осознания собственной смерти.

4. Театральность. Смерти нет как события, сопереживания. Как сказал Эпикур: «Пока мы есть, нет смерти, а когда есть смерть, то нет нас». Таким образом, смерть разыгрывается по литературным сценариям и обставляется согласно сценариям (Зилов в «Утиной охоте» А. Вампилова). Вследствие этого смерть предстает перед нами в виде спектакля в театре. Театральность смерти и саму жизнь делает театральной.

5. Игровой характер. Игры, в которые играют люди: бизнес, политика, машины, оружие, женщины, наркотики, деньги - все это работает на выигрыш-победу или самоубийство. Любая игра, направленная на победу любой ценой «репетирует» смерть. Т.е. либо выигрыш, как репетиция смерти, либо проигрыш, как «маленькая смерть» (Ж. Батай), падение по социальной лестнице. Таким образом, смерть человека становится ставкой в его «игре».

6. Никто не равен перед лицом смерти. Неравенство в умирании обусловлено наличием капиталов – социальных, экономических политических. Смерть одинокого бомжа в теплотрассе и смерть первого Президента России – разные смерти. Люди умирают в соответствии с теми капиталами и иерархией, какие имелись до смерти.

Проблемы клинической смерти

Сегодня появилось много научных трудов, посвященных теме умирания и оживления мозга. Эти процессы нередко сопровождаются (при агонии и в раннем постреанимационном периоде) некоторыми явлениями, сущность которых пока еще не достаточно выявлена («видения», галлюцинаторная деятельность и др.). Однако в ряде стран (в частности, в США) появилась тенденция своеобразно толковать указанные явления как доказательства существования потустороннего мира. Исследователи главным образом на рассказы больных об их переживаниях в предсмертном состоянии (near-death). В качестве довода в пользу загробной жизни ученые используют содержание рассказов больных. Данный довод крайне несостоятельный: патологическая продукция умирающего или оживающего мозга в основном однотипна и не может быть иной у людей разных стран и народов. Ведь речь идет о мозге человека. Уровень эволюционной зрелости этого органа примерно одинаков везде. Структура мозга человека – едина. Это означает, что закономерности его умирания и оживления также однотипны. В этой связи приведем примеры высказываний зарубежных авторов по поводу реальности «загробной жизни». Профессор психиатрии и психологии Э. Кюблер-Росс рассказывает со слов своего пациента, как он шел по тоннелю навстречу яркому свету и слышал какие-то голоса. Другой больной так вспоминал о своих переживаниях во время «смерти»: у него было какое-то раздвоение личности, он переживал реальные события и в то же время как бы со стороны видел, как покидает свое тело и парит в воздухе. Значительно осторожнее относится к результатам своих исследований в области near-death широко известный в США врач-психиатр, доктор философии Р. Моуди, работы которого пользовались особым успехом одно время. В них обобщил рассказы о переживаниях 250 умиравших и оживленных больных. При этом Моуди опирался исключительно на воспоминания этих людей о том, как они в момент умирания сначала слышали неприятный шум, громкий звон, затем передвигались по длинному темному тоннелю, в конце которого сиял свет; встречались с ранее умершими родственниками и друзьями. Все это время они ощущали, что находятся вне своего тела. Затем наступало чувство умиротворения и радости от воссоединения со своей телесной оболочкой. Он не утверждает категорично реальность своей концепции о потустороннем мире, но настаивает на необходимости дальнейших исследований в этой области, основанных на чисто научных экспериментах. Вместе с тем он рекомендует прислушиваться и к некоторым повествованиям тех, кто возвращается к жизни и чьи рассказы, по его мнению, были вполне искренними.

В книге «Размышления о жизни после жизни»[69] Моуди высказывает предположение, что нельзя считать незыблемым и строго ограниченным перечень элементов, из которых состоит или должен состоять феномен предсмертного состояния. По его мнению, существует огромный спектр различных его проявлений, о которых мы еще не знаем. Они не ограничиваются видениями черного тоннеля, ослепительного света, музыки и пр. У некоторых людей, перенесших near-death, остаются в памяти один или два элемента, у других – немного больше. В 1980 г. в США в одном из научных журналов появилась статья под названием «Реальность переживаний при умирании». Ее автор Е. Роудин утверждает, что рассказы больных об ощущениях, пережитых ими якобы уже вне тела (out-of-the-body), являются одной из форм токсического психоза, а не воспоминаниями о пребывании в потустороннем мире. Не соглашаясь с некоторыми выводами Роудина, Моуди настаивает на необходимости чисто научного подхода со стороны медиков, психологов, философов к дилемме жизни и смерти. «Я, – пишет он, – сохраняя уважение и сочувствие к тем больным, которые вдумчиво перебирают в памяти все, что с ними происходило, буду сопоставлять это с основами нейрофизиологии, нейрохимии, психологии». Следует отметить, что среди сторонников концепции о «жизни», продолжающейся после смерти человека, встречаются имена некоторых зарубежных ученых, которые приводят «теоретические» доказательства существования потустороннего мира якобы с позиции науки нашей космической эры. К ним, в частности, относится один из известных американских нейрофизиологов Дж. Экклз, который заявляет, что есть немало оснований полагать, что после смерти человека его сознание может существовать самостоятельно: «Компонент нашего бытия в мире, – провозглашает он, – нематериален и, следовательно, не подвержен после смерти дезинтеграции».

В Англии в 1976 г. вышел в свет сборник «Жизнь после жизни». Вот некоторые высказывания авторов этой книги. А. Тойнби пишет: «...тело человека не исчезает, составляющие его материальные компоненты распадаются и как бы абсорбируются окружающей средой...», «...телесная оболочка переходит в неодушевленный компонент биосферы. Если биосфера имеет неодушевленный компонент, значит можно предположить и существование одушевленного компонента – духовного. Можно предположить, что «жизнь» и сознание, присутствующие в биосфере Земли, присущи не только этой бесконечно малой частице звездного космоса, но могут также существовать независимо от материи». «После смерти этот дух возвращается во все сущий мир сознания (духовный мир) и в нем растворяется». Гипотеза о существовании космического психологического поля, по мнению другого автора Д. Уиллера, не более фантастична, чем «суперкосмос» физиков, заполненный «квантовой пеной». А. Форд в своей монографии «Жизнь после смерти» описывает ощущения, пережитые им, когда он «умер» (был в коматозном состоянии в течение 14 дней). Он слышал, как врач говорил, что ему не дожить до утра, потом парил в воздухе, не чувствуя своего тела, не осознавая свое Я, видел ярко освещенные долины, встречался с людьми, давно умершими. Затем почувствовал, что уносится в некое пространство и пришел в сознание. Наличие большого количества подобных рассказов оживленных больных, по мнению А. Форда, может служить основанием для подтверждения реальности загробной жизни. Вот так наукообразно некоторые авторы пытаются утвердить тезис о наличии сознания вне тела и существовании потустороннего мира. Справедливости ради следует сказать, что, безусловно, далеко не все ученые, интересующиеся проблемами умирания и оживления, признают доктрину «жизни после смерти». Так, например, К. Дюкасс утверждает, что поскольку люди, пережившие предсмертное состояние, избежали смерти, значит, они не существовали независимо от своего тела. Даже если сознание, казалось бы, покинуло тело, фактически оно могло бы еще зависеть от жизни продолжающего существовать тела. В статье Я. Стивенсона и В. Грейсон мы читаем: «Люди, сообщая о своих переживаниях вне тела, утверждают, что испытывали при этом то, что никак не могли бы испытать в нормальных условиях. Некоторые из них вспоминают, о чем говорили врачи во время реанимации». Такие заявления не всегда могут служить свидетельством экстрасенсорной перцепции. Больные, находящиеся под наркозом или в бессознательном состоянии по другим причинам, могут иногда как бы «ассимилироваться» и воспринимать происходящее вокруг них, например, слышать чей-то разговор.

Интересны высказывания известного американского ученого Э. Шнейдмана в его книге «Смерть человека», где он излагает свое мировоззрение в отношении этой извечной темы. Каждый человек, по его словам, какой-то отрезок времени продолжает жить в памяти некоторых людей или целых поколений. «Тема переживания - беспредельная и интересная, - говорит он, – включает в себя ряд самых различных, построенных на эмоциях представлений и убеждений». Далее он говорит, что хотя из числа авторов, составивших литературный обзор на тему смерти (имеются в виду западные страны и США) якобы 43% склонны верить в загробную жизнь, лично он отнюдь не разделяет их мнение: «... я не верю в возможность жизни после смерти, за исключением той жизни, которой я дал свое собственное определение: «survival as postself» (выжить в памяти как личность). «...Это включает в себя жизнь определенного образа, индивидуальность, свершения, которые хранятся в памяти тех, кто остался...». «...То, что осталось после меня, – пишет Э. Шнейдман, – это и есть «посмертная жизнь». Не лишены интереса некоторые высказывания современных психиатров, которые в последние годы явно в связи с развитием реаниматологии уделяют значительно больше внимания психике больных, выживших после тяжелейших заболеваний и травм и даже «возродившихся» после остановки сердца. В статье «Психология жизни после смерти» Р. Сигел[70] приводит материалы обследования больных с учетом экологических, антропологических и психологических данных. Сходство между «потусторонними» видениями и галлюцинациями, вызванными наркотиками, создает возможность точного анализа сути этих явлений. Современными исследованиями установлено, что ощущения near-death носят, так сказать, универсальный характер, и основаны на фактах, поддающихся объяснению: единая у людей всех стран мира структура мозга и принципы его функционирования и раздражители (о чем уже шла речь вначале). Конечно, считает автор статьи, можно интерпретировать результат исследования как свидетельство наличия жизни после смерти, однако гораздо проще рассматривать его как выявление диссоциативной галлюцинаторной деятельности мозга. В одной из работ, посвященных теме near-death, отмечается, что в некоторых рассказах об ощущениях, переживаемых больными на пороге смерти, эти экзосоматические явления во многом сходны с теми, которые наблюдаются при психических заболеваниях на различных стадиях изменения структуры сознания[71] . Обычно исследования проводились путем личных собеседований с больными или изучения материалов, освещавших их психическое состояние до наступления критического, терминального состояния и после его восстановления. В большинстве своем изучались случаи возникновения предсмертного состояния после автомобильных катастроф, падения с высоты, неизлечимых болезней и т.п. Врачей интересовали не только переживания больных до появления угрозы смерти (страх, угнетенное состояние и др.), но главным образом их реакция, их психологическая позиция по отношению к жизни после выздоровления, их психическое самочувствие.

Особенно в рассказах выживших больных впечатлял тот факт, что многие из них не испытывали, как прежде, большого страха перед смертью, другие, пережившие остановку сердца, утверждали, что их «возрождение» способствовало укреплению чувства особой уникальности и ценности человеческой жизни. Американский психиатр Р. Ноеш рассказал о проведенном им обследовании 215 пациентов, переживших предсмертное состояние, и прокомментировал результаты своих разнородных контактов с больными. Картина изменения отношения к вопросу о смерти у большинства людей, переживших near-death, выглядит, по мнению автора, примерно следующим образом: имеет место значительное снижение страха перед лицом смерти; ощущение относительной неуязвимости; вера в то, что спасение – дар Бога или судьба; вера в долгую жизнь; осознание огромной ценности жизни. Некоторые религиозные больные говорили, что пережитое ими состояние укрепило их веру в существование загробной жизни. Воспоминаниями о своих переживаниях на этапах умирания и оживления делятся далеко не многие из оживленных людей. Между тем, с точки зрения нейрофизиологического анализа распадающихся и восстанавливающихся функций мозга, эти рассказы, безусловно, могут представлять интерес. Большинство людей, перенесших клиническую смерть, воспринимают ее как сон.

Как объяснить все эти явления, наличие которых при недостаточной осведомленности в этом вопросе может привести к ложным и носящим мистический характер выводам? Прежде всего, следует помнить: когда речь идет о клинической смерти, никаких элементов восприятия внешнего мира не существует. Кора мозга в это время «молчит». На электрокардиограмме - прямая линия. Упоминавшиеся выше разрозненные восприятия внешнего мира имеют место лишь в периодах умирания, распада функций мозга и центральной нервной системы (ЦНС). Эти впечатления хаотичны, они извращенно отражают реакцию человека на воздействие окружающей среды, будучи, как мы упоминали ранее, продукцией функционально больного мозга. Дольше всего сохраняются слуховые восприятия, тогда как участки коры головного мозга, связанные со зрением, уже погибли и полностью отсутствует двигательная активность. Таким образом, свидетельства оживленных людей говорят лишь об одном: в ряде случаев в процессе умирания (и ни в коем случае не во время клинической смерти, когда мозг «молчит») больной способен воспринимать некоторые явления внешнего мира. Отсюда становится понятным, почему находившийся на пороге смерти и спасенный человек рассказывает о том, что он слышал голоса врачей, но не мог на них реагировать. Понятны и явления деперсонализации, когда больному кажется, что он «и я и не я», что существует его реальный двойник. Подобные явления, наблюдающиеся при некоторых психических заболеваниях, иногда возникают и при умирании или оживлении. Можно предположить, что в процессе оживления после клинической смерти, когда восстанавливающийся мозг проходит в обратном порядке основные стадии, пережитые им во время умирания, на определенном этапе могут возникнуть впечатления, имевшие место при агонии. Это может быть и проявлением как бы самостоятельного творчества (т.е. ранее не имевшего места) оживающего мозга. Однако больше оснований полагать, что эти впечатления формируются во время агонии на фоне бурного, хаотического и кратковременного пробуждения мозга, порой включающего даже пробуждение коры. Не случайно в этот период, искусственно «подстегнув» работу угасающего, но стремящегося самостоятельно восстановить свою деятельность сердца, можно сравнительно легко добиться временного восстановления сознания у умирающего человека. Ясно, что это еще далеко не решает всех проблем, необходимых для стойкого и полноценного оживления человека даже в условиях агонии, не говоря уже о клинической смерти, когда сам организм делает последнюю попытку восстановить угасающую жизнь. Поскольку в процессе оживления после клинической смерти кора долго «молчит», восстановление всех функций мозга происходит более медленно и постепенно, без резких вспышек. Корковый анализатор слуха – один из наиболее стойких, что наблюдается в реанимационной практике. Волокна слухового нерва разветвляются достаточно широко, поэтому выключение одного или даже нескольких пучков этих волокон не обязательно приводит к полной потере слуха. Этот факт наталкивает, кстати, на важное соображение: нельзя в присутствии умирающего высказывать суждение о его безнадежном состоянии. Больной уже не может реагировать, но в какой-то мере еще воспринимает сказанное. Зрительный анализатор (по сравнению со слуховым) филогенетически более новый. Он более чувствителен к повышению внутричерепного давления и к различным формам гипоксии, что связано также со спецификой кровоснабжения. Ввиду большой ранимости зрительного коркового анализатора даже при обычных массивных (но не смертельных) кровопотерях иногда наблюдаются те или иные расстройства зрения, вплоть до временной слепоты. Восприятие света иногда даже не доходит до коры, замыкаясь в стволовой части мозга, а если и доходит, то свет воспринимается первое время не дифференцированно, без четкой фиксации форм предмета. Можно предполагать, что при усилении кровоснабжения мозга в период агонии (как, по-видимому, и в постреанимационном периоде после клинической смерти) может восстановиться и та часть ствола, где происходит замыкание рефлекса на свет, и у погибающего больного фиксируется эта световая реакция. При более высоком подъеме артериального давления усиленное кровоснабжение зрительной доли коры может сделать зрительное восприятие еще более ярким. Однако, как и в случаях восстановления зрения у людей, ранее его потерявших, более тонкая дифференцировка зрительного восприятия (различные формы предметов, восприятие образов), как более сложный нервный акт, еще отсутствует или существенно нарушена. Именно поэтому умирающий или оживающий человек нередко воспринимает лишь ощущение света и не может определить точный вид предмета. Почему оживленные люди говорят о тоннеле и ослепительном свете в конце его? Это также находит объяснение с точки зрения физиологии. Кора затылочных долей мозга - довольно обширный участок. Полюс обеих затылочных долей получает кровоснабжение из системы средней и задней мозговых артерий. Этим объясняется то, что в то время как вся кора затылочных долей уже пострадала от гипоксии в процессе умирания, полюс затылочных долей (где имелась зона перекрытия) еще живет, но поле зрения резко сужается. Остается узкая полоса, обеспечивающая лишь центральное или, как его называют, «трубчатое» зрение. Отсюда и создается впечатление тоннеля. Вспомним, как описал ощущения умирающего человека великий русский писатель Лев Николаевич Толстой: «... провалился в дыру, и там, в конце дыры засветилось что-то... Смерти не было. Вместо смерти был свет...»[72] . Наконец, как следует толковать еще одно явление, о котором говорят больные, перенесшие терминальные состояния: с молниеносной быстротой перед ними проносится вся прожитая жизнь. Сущность его выявляется следующими факторами. Процесс угасания функций ЦНС в основном (хотя бывают исключения) начинается с угасания более молодых структур мозга, тогда как их восстановление происходит в обратном порядке: в первую очередь восстанавливаются более древние функции и позднее всех наиболее молодые в филогенетическом отношении функции ЦНС. Надо полагать, что в процессе оживления в определенной последовательности соответственно жизненному пути человека у умирающего больного в первую очередь всплывают в памяти наиболее эмоциональные и стойко закрепившиеся в мозге события в его жизни. Пока еще трудно сказать с точки зрения реанимации, вредят подобные «видения» больным, пережившим предсмертное состояние, или же они безвредны, безобидны и в известной мере даже служат признаком наличия какой-то деятельности мозга, хотя бы и хаотической, и разрозненной. Известно, что любая деятельность, как при агонии, так и в восстановительном периоде, по многим причинам, и, прежде всего ввиду необеспеченности энергетическим субстратом, может еще более истощить умирающий или оживающий мозг. Дальнейшие исследования внесут ясность в изучаемую нами проблему. Так или иначе, анализ видений, о которых рассказывают оживленные больные, как мы уже говорили, несомненно представляет интерес для реаниматологов. Изучение этих явлений - еще один из путей познания такого сложного и всеобъемлющего процесса, как умирание и оживление мозга человека. При этом мы глубоко убеждены, что дальнейший поиск в этом направлении следует проводить в тесном контакте с философами, занимающимися проблемами естествознания, а также с психиатрами и психологами. Так, С. Лем пишет о месте смерти: «Предвидеть, как оно будет меняться в дальнейшем и к чему такие изменения приведут, труднее всего»[73] . Можно сказать, что в данное время толерантное отношение к смерти оборачивается не толерантным отношением к людям и их разнообразию (полисубъектности), вследствие чего человек деперсонализируется, нивелируется до простого представителя общества потребления, безличного агента массовой культуры.

В конце позволим себе привести следующую цитату: «Жизнь так скверна, что если постучаться в гробы и спросить мертвецов, не хотят ли они воскреснуть, то они отрицательно покачают головами»[74] . («Одичание» смерти, сверхтерпимое отношение к ней людей – причина, на наш взгляд, отсутствия центрально-ценностной вертикали в жизни, собирающей существование персоны в мыслящее бытие Человека, способного оценивать повседневность с пьедестала смерти как смыслового критерия жизни.

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ

К САМОСТОЯТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ КУРСА

При самостоятельном изучении курса следует начинать с рассмотрения предмета этики. Для этого нужно обратить внимание, что этика зародилась в недрах философии и является областью философского знания. Важно показать, что причины столь позднего «созревания» этики обусловлены не только сложностью ее предмета, но и тем, что в реальной жизни мораль не существует изолированно, ее принципы пронизывают все виды деятельности человека. Поэтому многие науки так или иначе затрагивают различные проявления, стороны морали. Знание о морали формируется в результате деятельности не только этиков, но и психологов, педагогов, богословов, философов, социологов, историков и др. Обратите внимание, что в структуре этического знания наибольшую ценность представляют составляющие, в которых интегрировано сущностно значимое, непреходящее, общечеловеческое: «моральное сознание», «моральная практика», законы моральной деятельности и категории этики.

В теме «Исторические типы морали и проблемы нравственного прогресса» рассматривая развитие этической мысли, прежде всего, необходимо разобраться в изменении содержания основных этических категорий. Обратите внимание, что мораль – понятие историческое. Возникновение морали сопровождало становление самого общества и означало переход первобытного человека от инстинктивных форм поведения к целесообразной и сознательной деятельности. Многие элементарные требования морали, которые появились в эпоху родового строя, сохраняют свое значение и в настоящее время. Мораль изначально была в первую очередь обращена к каждому индивиду и регулировала отношения «человек – человек», «человек – коллектив», «человек – общество». Появление морали связано с потребностью урегулирования отношений между людьми и управления обшественными процессами на основе сочетания индивидуальных и общественных отношений. Учтите, что проблема происхождения морали в различных этических системах различна. Существуют эволюционистские, антропологические, креационистские, социально-исторические подходы по проблеме возникновения морали. При изучении морали рабовладельческого общества происходит становление этики как формы общественного сознания. Появляется два типа морали: рабовладельческая и мораль рабов. Мораль необходима только свободным. Раб выпадал из системы моральной заданности и считался «говорящим орудием». Анализ этических систем античности говорит о том, что это этика добродетели.

Сословно-корпоративная мораль Средневековья определяла различную ценность людей в зависимости от принадлежности к сословиям. Этическое осмысление существующей морали осуществлялось в рамках религиозного мировоззрения. Обратите внимание, что параллельно с религиозной моралью развивалась светская мораль.

Этика периода Нового и Новейшего времени. При изучении этого периода обратите внимание, каким образом эгоистические интересы и ценности индивидов могут быть объединены во всеобщие интересы и ценности. Рассмотрите более подробно этику И. Канта, который переосмысливает три основных учения этого времени: натурализм, рационализм и пантеизм. В основу его доктрины положено принципиальное различие между практическим и теоретическим разумом. У Гегеля историзм – все ступени анализа нравственности.

Этика ХХ века основана на принципах релятивизма, волюнтаризма, субъективизма и откровенного цинизма. Особенно изучите работы социолога и психолога Э. Фромма. Проанализируйте его точку зрения о том, что существуют два типа людей: биофилов-созидателй и некрофилов – разрушителей. Перечислите признаки нравственного прогресса современного общества и обратите внимание, что главным показателем его является уровень сознательности и ответственности субъективного фактора.

Сущность, специфика и функции морали. Мораль – это не только знания и умения воплотить их в жизнь, но процесс их реализации. Система морали представляет собой теоретический и обыденный уровни, которые нужно раскрыть, при этом вы убедитесь, что все структурные элементы морали содержат ценностные ориентации, цель моральной деятельности, средства (нравственные нормы) ее достижения, мотивацию деятельности, оценку предполагаемых или полученных результатов. Основополагающими характеристиками содержания морали являются: определение человека как высшей цели и ценности в отношениях между людьми; наличие идеала и цели деятельности на основе активной жизненной позиции; избирательность к средствам и конкретность к обстоятельствам; наличие нормативно-психологического механизма регуляции отношений между людьми; обязательность оценки поведения с позиций «добра и зла»; необходимость сопротивления злу, исходя из жизненных принципов, а не по принуждению. Основными свойствами морали являются: императивность, нормативность и оценочность. Императивность всегда является одним из способов согласования общественных и личных интересов, во взаимодействии которых ведущее начало объективно принадлежит общественному интересу. Только неукоснительное выполнение требований морали с учетом специфики современных социальных условий может обеспечить преодоление кризисной ситуации и новый духовный подъем. При рассмотрении функций морали, особенно обратите внимание на гуманистическую функцию морали, которая осуществляется в формировании человеческой личности, развитии ее самосознания.

Основные категории этики . В категориях отражены наиболее значимые стороны моральных явлений. В них заложены основополагающие онтологические и аксиологические основания этики. Обратите внимание на то, что дефиниции этики неоднородны. Одни из них определяют универсальные значения морали, конечные цели личностного и мирового развития, также наиболее исходные принципы нравственности: «благо», «добро», «добродетель», «справедливость», «счастье», «правда», «любовь» и др. Другие категории отражают всеобщие моральные основания личности, ее внутреннее содержание: «долг», «честь», «достоинство». Третья совокупность категорий определяет конечные формы отрицательных значений и принципов морали, базисной здесь является «зло». Именно противоположность добра и зла пронизывает все содержание этики.

Нравственный идеал и проблема свободы выбора. При изучении этой темы рассмотрите, что понимается под нравственным идеалом и как он соотносится с действительностью; нравственная свобода и моральная ответственность. Подумайте над фразой, высказанной когда-то Гегелем: «… дурной человек – тот, кто следует своим склонностям и забывает свои обязанности». Современная этика в условиях глобального кризиса человечества и необходимости решения проблемы его выживания рассматривает мораль в качестве важнейшего средства самой возможности дальнейшего существования человека как социального существа.

Нравственная культура общения . Известно, что общение людей является способом их жизнедеятельности, моральное общение – специфическая форма этой связи. В этом общении проявляются моральные качества личности. Являясь элементом материальной практики, его можно разделить на два вида: собственно сфера моральных отношений и сфера социально-экономических, политических, национальных, трудовых, семейных и других отношений. При втором виде нравственного общения важны результаты определенных действий субъекта в различных сферах деятельности, удовлетворенность или неудовлетворенность их результатами. Обратите внимание, данное общение – есть единство нравственного сознания и поведения. Ее еще можно представить как внутреннюю и внешнюю. Внутренняя культура – нравственные идеалы и установки, нормы и принципы поведения, как основополагающие духовного облика личности. Очень много можно привести примеров из повседневности, когда для людей внешняя сторона общения становится самоцелью, так как на самом деле это прикрытие для достижения своих эгоистических целей.

Экологическая этика и биоэтика. Этические и правовые аспекты биологического познания человека привлекают все более пристальное внимание во всем мире. Обратите особое внимание на то, что этическое отношение человека к окружающей его среде есть проблема экологической этики. Опираясь на философское и культурологическое наследие, легко проследить, как видоизменялись взаимоотношения человека и природы. Отношения человека и природы можно изучать, опираясь на ряд парадигм: антропоцентристскую и неантроцентристкую. Так, теоретические основания значимости инстинкта взаимопомощи в мире животных и вырастающих из него основ новой этики были заложены еще П.А. Кропоткиным. Он обнаружил многочисленные примеры сотрудничества животных между собой, что дало ему возможность очертить контуры эволюционной этики. Таким образом, именно биология дает возможность объяснить происхождение зачатков этики. Позже Дж. Мур будет вполне аргументированно говорить о некорректности дилеммы «этика и биология». Основой антропоцентризма является гуманизм. Его рождение произошло тогда, когда поведение человека перестало быть детерминировано. Подвергните анализу основные принципы биоэтики: «не навреди», «делай благо», уважение автономии пациента, справедливости и т.д.

Проблемы профессиональной этики. Профессиональная этика занимается урегулированием нравственных отношений людей в основной сфере общественной жизни – трудовой деятельности. При характеристике ее видов особо обратите внимание на профессиональную этику педагога и ученого.

ПРАКТИКУМ

Пояснения и методические рекомендации

1. Предлагаемые задачи и упражнения не носят специфически учебного характера и поэтому могут использоваться для самых разных целей, в том числе: 1) для написания эссе, небольших философских работ, 2) в качестве тем для обсуждения, дискуссий, 3) для конкурсных заданий.

2. Задача по этике указывает на философскую проблему и/или помогает ее решить (устранить).

3. Упражнение по этике тренирует мыслительные способности, развивает и совершенствует ум, способствует закреплению знаний (сведений) по предмету.

4. Критерии оценки ответа:

1) обстоятельность (от нескольких предложений до 1-3 страниц; ответы типа «да», «нет» не принимаются);

2) аргументированность (логическая обоснованность, связность, использование примеров);

3) точность (ответ именно на этот вопрос и ни на какой другой).

5. Ответы на задачи и упражнения можно давать как в письменном, так и в устном виде. В последнем случае ответы могут стать предметом обсуждения-дискуссии на семинарском занятии.

Письменные ответы-работы студенты могут готовить непосредственно на семинарском занятии (не больше 30 минут) или как домашние задания.

6. Студенту следует предоставить право выбирать как минимум из двух вариантов задач.

РАЗДЕЛ 1. КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ

Задание 1

1. Назовите школы Сократа.

2. В чем заключается основной парадокс античной этики?

3. В чем заключается отличие взглядов Платона и Аристотеля от взглядов других античных мудрецов?

Задание 2

1. Каков нравственный идеал Конфуция и Будды?

2. В чем заключается особенность христианского нравственного идеала?

3. В чем величие и ограниченности заповедей Моисея?

Задание 3

1. Как соотносится принцип удовольствия и идея счастья?

2. Какие добродетели выделяет Аристотель в качестве необходимых для счастья?

3. Каковы типы счастья у Аристотеля?

Задание 4

1. Был ли Эпикур гедонистом? Обоснуйте свое мнение.

2. Как соотносятся внутренние и внешние факторы счастья?

3. Понятие высшей цели и его различные трактовки.

Задание 5

1. Что означает высказывание Сенеки: «Мудрому человеку никто, кроме него самого не нужен?»

2. Как вы понимаете мысль Эпиктета, что доброму человеку никто не может причинить зла, а злому сделать добро?

3. Каковы христианские мотивы в этике стоиков?

Задание 6

1. В чем заключается безусловность, автономность, универсальность морали?

2. Что такое гипотетический императив?

3. Почему нравственный императив может быть только категорическим?

Задание 7

1. Критика И. Кантом эвдемонизма.

2. Этический абсолютизм И. Канта.

3. Конкретизация понятия нравственного долга в работе И. Канта «Метафизика нравов».

Задание 8

1. Типы характера у Шопенгауэра.

2. За что критикует Шопенгауэр Канта (по работе «Свобода воли и нравственность»)?

3. Кто такой сверхчеловек Ницше? Можно ли создать сверхчеловека?

4. Что такое совесть у Ницше (по работе «К генеалогии морали»)?

Задание 9

1. Как связаны смысл жизни и абсурд (по работе А.Камю «Миф о Сизифе»).

2. Смысл жизни в русской религиозной философии.

3. Смысл жизни в экзистенциализме (по работе А. Камю «Миф о Сизифе»).

Задание 10

1. Что такое личность?

2. Какова роль социальной среды и биологической наследственности в становлении личности?

3. Почему массовое общество и массовая культура враждебны личности?

Задание 11

1. Теория Фрейда о происхождении культуры и нравственности.

2. Теория Н. Федорова о происхождении культуры и нравственности.

3. Концепция происхождения культуры Э. Фромма.

Задание 12

1. Понятие персоналистской любви.

2. Тайна предопределения у Августина.

3. Почему современный человек не способен к любви (по работе Э. Фромма «Искусство любить»)?

Задание 13

1. Какие деструктивные типы личности описывает Э. Фромм (по работе «Человек для самого себя»)?

2. Что такое счастье (по работе Э. Фромма «Человек для самого себя»)?

3. Экзистенциальные потребности (по той же работе Э. Фромма).

Задание 14. Итоговая контрольная работа

1. Понятия «мораль» и «нравственность» часто употребляются как синонимы, тем не менее многими авторами справедливо указывалось на имеющиеся смысловые различия этих понятий. Укажите соответствующее содержанию.

МОРАЛЬ

НРАВСТВЕННОСТЬ

А) область практических поступков, обычаев, нравов;

В) форма познания.

А) регуляция поведения посредством жестких внешних, фиксированных норм, общественного мнения;

В) сфера нравственной свободы личности, когда общечеловеческие требования совпадают с личными мотивами.

А) выражает человечность, гуманность в идеальной, завершенной форме;

В) фиксирует исторически конкретную меру гуманности.

2. Перепишите нижеперечисленные моральные принципы и понятия, характеризующие системы взглядов и образ жизни, определяемый этими принципами. Поставьте стрелки соответствия между ними.


Наслаждение

Альтруизм

Личное совершенство

Перфекционизм

Милосердная любовь

Утилитаризм

Польза

Гедонизм

3. Раскройте содержание (перепишите и поставьте стрелки) основных нравственных принципов и порождаемых ими нравственных систем.

Гедонизм

Сочетание приоритетного отношения к другим с доминированием частного интереса

Альтруизм

Сочетание приоритетного отношения к себе с доминированием частного интереса

Утилитаризм

Сочетание приоритетного отношения к себе с доминированием общего интереса

Перфекционизм

Сочетание приоритетного отношения к другим с доминированием общего интереса

4. Поставьте в соответствие каждому из следующих понятий его определение.

Понятие

Определение

Достоинство

Предрасположенность человеческой природы к положительным потребностям

Великодушие

Потребность самоуважения, противостоящая унижающим потребностям

Честь

Ценность человека, способность удовлетворить положительные потребности людей

Справедливость

Соответствие оценок и ценностей

Героизм

Господство высших человеческих потребностей над чисто личными

Гордость

Признание ценностей независимо от преходящих личных потребностей

Самодовольство

Общественное признание ценности человека

Благородство

Завышенная самооценка

Совесть

Необходимость отстаивания ценности вопреки личным потребностям

Долг

Предпочтение высших потребностей потребности в жизни

Принципиальность

Высокая, но не завышенная самооценка


5. Из приведенных ниже выберите категории и понятия этические: а) вкус, б) возвышенное, в) трагическое, г) прекрасное, д) идеал, е) грех, ж) злодеяние, з) добро, и) аскетизм, к) апатия, л) реализм, м) низменное, н) ирония, о) мера, п) мотив, р) эвтаназия, с) филантропия, т) стыд.

6. Выберите правильный ответ.

Мораль предстает как:

а) характеристика личности, совокупность моральных качеств, добродетелей – правдивость, честность, доброта;

б) характеристика отношений между людьми, совокупность моральных норм, требований, заповедей, правил;

в) первое и второе вместе, соль и перец по вкусу.

РАЗДЕЛ 2. ЭТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ

Свобода и ответственность

1. Попробуйте ответить на вопросы, поставленные Э. Фроммом в книге «Бегство от свободы»: «Что такое свобода в смысле человеческого переживания? Верно ли, что стремление к свободе органически присуще природе человека? Зависит ли оно от условий, в которых живет человек, от степени развития индивида, достигнутого в определенном обществе на основе oпределенного уровня культуры? Определяется ли свобода одним лишь отсутствием внешнего принуждения или она включает в себя и некое присутствие чего-то, а если так, чего именно? Какие социальные и экономические факторы в обществе способствуют развитию стремления к свободе? Может ли свобода стать бременем, непосильным для человека, чем-то таким, от чего он старается избавиться? Почему для одних свобода – это заветная цель, а для других – угроза? Не существует ли – кроме врожденного стремления к свободе – и инстинктивной тяги к подчинению? Если нет, то как объяснить притягательность, которую имеет сегодня для многих подчинение вождю? Не является ли подчинение источником некоего скрытого удовлетворения; а если нет, то в чем состоит его сущность?»

2. Какое содержание вы вкладываете в формулу «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого?».

3. Какие варианты противоречий между «хочу», «могу» и «надо» вы готовы найти? «Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными» (Цицерон). Как вы понимаете это высказывание?

4. Можно ли быть нравственным, не будучи свободным? А свободным – не будучи нравственным?

5. У каждого ли человека есть свобода выбора? Всегда ли у человека есть свобода выбора?

6. Почему ответственность личности возрастает вместе с ростом свободы? Существует ли предел ответственности?

7. Помните знаменитую фразу А. де Сент-Экзюпери из сказки «Маленький принц»: «Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил»? Согласны ли вы с этим? И что значит «приручить» кого-то? А вы «приручали»? А вас «приручали»?

8. Справедлива ли формула «Ты отвечаешь за все?»

9. Студентка И. Ш. задает вопрос: «В каком возрасте родители должны предоставить ребенку свободу, чтобы он мог почувствовать свою ответственность? И нужно ли это?» Что вы думаете по этому поводу?

10. Может ли существовать свобода в условиях общественного мнения, нетерпимо относящегося к тем, кто с ним не согласен? Студентка Ю.Б. считает, что свободы поэтому вообще быть не может. А что думаете вы?

11. Что такое судьба и как соотносится с ней свобода воли?

12. Всегда ли у человека есть выбор? Зависит ли выбор от места, времени, условий и ситуации?

13. Какая нравственная коллизия содержится в следующем высказывании Овидия: «Мы всегда стремимся к запретному и желаем недозволенного»? Почему, на ваш взгляд, так происходит?

14. Согласны ли вы с утверждением Вл. Соловьева: «Высшая нравственность требует некоторой свободы и для безнравственности» ?

15. Прокомментируйте высказывание Ж.-П. Сартра: «Я отвечаю за все, кроме факта моей ответственности».

16. Оцените следующие высказывания выдающихся людей о свободе и ответственности. Согласны ли вы с ними?

· Свобода – как воздух горных вершин – для слабых людей непереносима (Акутагава Рюноскэ, японский писатель, 1892-1927).

· Настоящая отверженность бывает только личной. Человек краснеет один (Ф. Искандер, современный российский писатель).

· Невозможно ступить ни шагу по этой земле без того, чтобы не соприкоснуться с ответственностью и долгом, который необходимо исполнять (Т. Карлейль, английский философ, 1795-1331).

· Свобода – это роскошь, которую не каждый может себе позволить (О. Бисмарк, немецкий канцлер и дипломат, 1815-1898).

· Свободным я считаю того, кто владеет самим собой (Демокрит, древнегреческий философ).

· Свобода выбора всегда была привилегией тех, кто мог позволить себе платить за нее (Э. Франкфорт).

· Мошенники, ханжи и сумасброды,

Свободу невзлюбив, шипят со всех сторон.

Но если гений стал врагом свободы,–

Самоубийца он. (P. Бернс, шотландский поэт, 1759 – 1796).

Добро и зло

1. Существует ли абсолютное добро? А абсолютное зло? Что означает выражение «Из двух зол выбирать меньшее»? Что значит меньшее или большее добро?

2. Раскройте сущность и содержание основных характеристик добра и зла.

3. В чем суть этики непротивления злу насилием? Способны ли вы подставить левую щеку, если вас ударили по правой? В чем нравственный смысл такого поступка?

4. В чем заключается смысл борьбы добра со злом? Как вы относитесь к мысли о том, что «добро должно быть с кулаками»? Можно ли бороться со злом при помощи зла?

5. Герой романа П. Уоррена «Вся королевская рать» говорит: «Ты должен сделать добро из зла, потому что сделать его больше не из чего». Какие свойства добра и зла обыгрываются автором в этой фразе?

6. Пользуясь древнекитайскими символами «Ян» и «Инь», проясните диалектику взаимосвязи и борьбы добра и зла.

7. Студентка И.Б. утверждает, что преимущество добра или зла обеспечивается за счет расширения, разбухания «зародышей» добра в зле и зла в добре, которые тем самым поглощают своих антагонистов. Студент К.У. считает, что победа одного над другим происходит за счет увеличения «количества» одного, перемещения в результате этого диафрагмы и вытеснения тем самым другого. А как думаете вы?

8. Что, на ваш взгляд, гуманнее: поддерживать жизнь мучительно умирающего или обеспечить ему безболезненный уход из жизни (эвтаназию)? Сохранять жизнь неполноценному новорожденному или нет? Где здесь добро и зло? Смертная казнь в обществе – добро или зло? Приведите аргументы в защиту своей точки зрения. Существует мнение, что развитие цивилизации и культуры несет с собой зло и беды для человечества. Согласны ли вы с этим?

9. Какое понимание добра заключено, на ваш взгляд, в словах А. Швейцера: «Я жизнь, которая хочет жить среди жизни, которая хочет жить»?

10. «В политике, как и в морали, нежелание добра уже является большим злом» (Ж.-Ж. Руссо). Почему?

11. Возможны ли добродетели без пороков?

12. Американский философ Б. Данэм считает, что добрым является поступок, отвечающий одному или нескольким из следующих определений: 1) приятный для меня; 2) приятный для большинства людей; 3) одобряемый мной; 4) одобряемый обществом; 5) соответствующий моральному закону; 6) соответствующий идеалу; 7) означающий что-то, но мы не можем сказать, что именно; 8) ничего не означающий. Выберите определения, соответствующие вашей точке зрения.

13. На семинарском занятии развернулась дискуссия по поводу утверждения Сократа о том, что причина зла – в невежестве. Но студент Е.Р. считает, что многие просвещенные люди сознательно творят зло, следовательно, причина – не в невежестве. Более того, по мнению И.Д., творящий зло может быть глубоко уверен в своей правоте. И вообще, невежественный человек счастлив в своем неведении, а образованный осознает свое ничтожество. «Тогда является ли знание добром?» – спросил А.П. Кто же прав: студенты или Сократ? На чьей стороне вы?

14. Как вы объясните такое понимание диалектики добра и зла Ф. Ницше: «Те, кто до сих пор больше всего любили человека, всегда причиняли ему наисильнейшую боль; подобно всем любящим, они требовали от него невозможного»?

15. Может ли такое зло, как смерть, быть во благо?

16. Что побуждает человека делать зло?

17. «Я считаю, что добро и зло будут всегда в равных количествах», – утверждает студентка М.Т. А как считаете вы?

18. Является ли добром то хорошее, к чему человека принуждают НАСИЛЬНО?

19. «Лучше горькая правда, чем сладкая ложь...» Всегда ли правда – добро, а ложь – зло? И что означают слова Петрарки: «Важнее желать добра, чем знать истину»?

20. «Пусть раньше все базировалось на страхе, но народ точно знал, что плохо и что хорошо. Сегодня же в условиях свободы он растерян», – считает студент П.К. Можно ли точно знать, что хорошо и плохо? И для чего в таком случае человеку свобода?

21. «Неужели Дон Кихот с его бестолковыми поступками может быть идеалом борьбы со злом?» – спросила у группы студентка В.З. Что бы ответили ей вы?

22. «Возможна ли победа добра над злом? Ведь всегда и везде мы сталкиваемся с торжеством зла», – утверждает студент П.К. А как считаете вы?

23. «Можно ли воровать у вора, если воруешь не для себя?» – спрашивает студент Б.К. Что ответите вы?

24. Как вы объясните с позиций гуманистической этики следующее утверждение Горация: «Кто спасает человека против его воли, поступает не лучше убийцы»?

25. «Что лучше, – спрашивал в свое время Микеланджело, – зло, приносящее пользу, или добро, приносящее вред?» Ответьте и вы на этот вопрос.

Страдание

1. Можно ли, изменяя социальные условия жизни человека, уменьшить неизбежность и естественность страданий людей?

2. Уменьшает ли страдание ценность бытия человека?

3. Как вы считаете, почему кришнаиты относят к «кругу страданий» не только болезнь, старость и смерть, но и рождение человека?

4. Если человек оценивает свое страдание как заслуженное, имеющее смысл, то формой его отношения к страданию становится его принятие, но оно может быть разным:

· если человек принимает страдание как справедливое наказание за грех или преступление, то одна из возможных реакций – смирение и покорность;

· если человек к тому же видит в страдании возможность искупления;

· своей вины, то он может воспринимать его с готовностью, даже с облегчением;

· если человек принимает страдание во имя веры или идеи, то он не просто героически претерпевает все муки, но и сознательно идет на них.

5. Какие исторические или жизненные примеры вы можете привести в подтверждение различных форм принятия страдания?

6. Почему страдание является средством познания других людей?

7. Как сострадание к другому может облегчить собственное страдание?

8. Известно, что большое внимание проблеме страдания и сострадания уделял Ф. Ницше. Проведите анализ следующих его высказываний:

· «Долгие и великие страдания воспитывают в человеке тирана»;

· «Жестокость бесчувственного человека есть антипод сострадания; жестокость чувствительного – более высокая потенция сострадания»;

· «Сострадательные натуры, всегда готовые на помощь в несчастье, редко способны одновременно и на сорадость при счастье ближних им нечего делать, они излишни, не ощущают своего превосходства и потому легко обнаруживают неудовольствие».

9. На семинаре разделились мнения студентов по поводу известного высказывания Аристотеля: «Ничему хорошему в жизни нельзя научиться иначе, чем через страдания». Часть студентов соглашалась с этим, считая, что страдание делает человека способным к состраданию. Другие утверждали, что страдание озлобляет и вызывает желание причинять такие же страдания другим. Третьи считали, что способными к состраданию могут быть и люди, не перенесшие страдания. От чего зависят различия во взглядах студентов на страдание и сострадание?

10. Всегда ли и все ли мы должны прощать «врагам нашим» ? Не приведет ли это к безнаказанности и даже поощрению зла? Каковы границы нашего милосердия и помощи ближнему? На кого должно распространяться наше сострадание: только ли на человека?

11. Оцените следующие высказывания выдающихся людей о страдании и сострадании. Согласны ли вы с ними?

· Страдание – самое быстрое животное, которое довезет вас до совершенства (И. Экхарт, немецкий проповедник, 1260 – 1327).

· Если несчастье других людей оставляет вас безразличным и вы не чувствуете сострадания, вас нельзя назвать человеком (Д. Картер, 39-й президент США).

· Хотя мир полон страданий, он полон также и средств, чтобы превозмочь эти страдания (Х. Келлер, автор пособия для глухих и слепых, 1880 – 1968).

· Легче страдать, когда знаешь – за что (Р. Роллан, французский писатель, 1866 – 1944).

· Жизнь нуждается в сострадании.

Наши души – как топоры...

Слишком многих мы словом раним,

Позабыв, что слова остры (А. Дементьев, советский поэт).

Долг и совесть

1. Всегда ли долг положительно сказывается на выборе человека? Есть ли такие ситуации, в которых нужно или можно «обойти» долг стороной?

2. Как вы считаете, есть ли такие люди, которые всегда следуют долгу?

3. В.Г. Белинский писал: «Совесть никогда не бывает во вражде с убеждением, будет ли оно истинным или ложным». Прав ли он?

4. Попробуйте проанализировать события повести С. Лема и фильма А. Тарковского «Солярис» с точки зрения нравственных категорий. Каких? Как они действуют?

5. Что, на ваш взгляд, явилось для Раскольникова подлинным наказанием за совершенное им преступление?

6. Какой из следующих «вариантов» исполнения долга представляет, на ваш взгляд, «высшую» и «низшую» его форму:

· из боязни осуждения за его невыполнение;

· с целью заслужить общественное признание;

· в результате понимания необходимости;

· по внутренней потребности?

7. Каково соотношение между необходимостью, свободой и долгом?

8. «Хочу» и «должен»... Неизбежно ли противоречие между ними?

9. Каково соотношение долга и совести? В каких ситуациях возникают конфликты между ними? В чем противоречивость самого долга?

10. Совесть и стыд. Что чему предшествует?

11. Студент А.Т. интересуется: совесть – это то, что не допускает, или то, что позволяет? Может ли наша совесть: а) не позволить позволительное; б) позволить непозволительное?

12. Студент А.Х. поставил перед аудиторией вопрос: «Долг солдата, присягнувшего на верность Родине, – выполнять приказ командира. Как быть со своей совестью, если этот приказ заставляет его стрелять в мирных жителей?»

13. «Не бывает людей без совести, – считает студентка Е.В.– Если человек действует не по совести, то он либо сознательно идет на это, либо психически болен». Согласны ли Вы с ней?

14. «Откуда берется совесть? Она воспитывается у ребенка родителями или заложена природой?» – интересуется студентка А. Т.. Как бы Вы ответили ей?

15. Как Вы считаете, имеет ли под собой реальную основу высказывание «Совесть есть порождение страха»?

16. В чем, на Ваш взгляд, заключается «сыновний долг»? Предполагает ли он необходимость жертвовать ради родителей своими интересами?

17. Писатель И.А. Гончаров утверждал, что «не полюбивши долг, нельзя его исполнить». Согласны ли вы с этим?

18. Расшифруйте следующее утверждение Л. Фейербаха: «Нечистая совесть – это только ущербленное (мною) стремление к счастью другого человека, скрывающееся в глубине моего собственного стремления к счастью». «Получается, что человек, отрицающий свой долг («я никому ничего не должен»), добровольно отказывается от своей свободы», – с удивлением воскликнул студент Ю.П. Согласны ли вы с его выводом?

19. Студент С.С. считает: «Долг перед самим собой – основание всех других видов долга». Выскажите ваше отношение к его позиции.

20. Что имел в виду Ф. Ницше, говоря: «Моральные люди испытывают самодовольство при угрызениях совести»?

21. Оцените следующие высказывания выдающихся людей о долге и совести. Согласны ли вы с ними?

1. Долг – это очень личная вещь! Она проистекает из ощущения необходимости что-то сделать, а не только из необходимости побудить других людей к каким-то действиям (Мать Тереза, монахиня, 1910–1997).

2. Когда глупый человек делает что-то, чего он стыдится, он всегда заявляет, что повинуется долгу (Б. Шоу, английский драматург, 1856 -1950).

3. Долг – это то, что ждешь от других и не делаешь сам (О. Уайльд английский писатель, 1856 – 1900).

4. Угрызение совести – это больной зуб, растущий из самой глубине отчаявшегося сердца (Э. Долберг, американский писатель, историк, философ, 1900 – 1977).

5. Бог каждого человека – его совесть (Менандр, древнегреческий поэт драматург).

6. Совесть обычно мучит не тех, кто виноват (Э.М. Ремарк, немецкий писатель, 1898 – 1970).

7. С совестью можно заключить перемирие, но прочный мир – никогда (А. Онсеншерн, шведский канцлер, 1583 – 1651).

Честь и достоинство

1. В чем вы видите различие понятий честь и достоинство?

2. Студент К.М. не согласен с утверждением, что, унижая достоинство другого человека, ты теряешь свое собственное достоинство. Почему же тогда, спрашивает он, если ты не ответишь обидой на обиду, тебя считают человеком без собственного достоинства?

3. Рассмотрите различные варианты корреляции чести и достоинства и подберите жизненные примеры для их подтверждения или опровержения.

4. Является ли умение уступать другому потерей личного достоинства?

5. Что значит «гражданская честь»?

6. Что вы понимаете под «профессиональной честью»?

7. Что значит честь семьи?

8. Честолюбие – хорошо это или плохо?

9. Оцените следующее высказывание Ф. Ларошфуко: «Признак истинного достоинства человека в том, что даже завистники вынуждены хвалить его».

10. Актуально ли изречение Ж.-Ж. Руссо, что «утрата чести страшнее, чем смерть?

11. У некоторых людей скромность доходит до самоуничижения, а гордость превращается в гордыню. Причем то и другое смыкаются, образуя феномен псевдоскромности, который зачастую несет в себе тщеславие. Чем тщеславие отличается от честолюбия? И почему гордыня издревле считается одним из смертных грехов?

12. Оцените следующие высказывания о чести и достоинстве. Согласны ли вы с ними?

· Достоинства не так бросаются в глаза, как пороки (Древнеиндийское изречение).

· Каждому свою честь воздает потомство (Тацит, древнеримский историк).

· Какое бы высокое положение ни занимал честолюбец, он желает подняться еще выше (Д. Брюэс, французский богослов и драматург, 1640 – 1723).

· Нет человека благороднее человека честного (П. Буаст, французский лексикограф, 1765 – 1824).

· Человек не должен никогда сходить с широкой дороги чести, даже под благовидным предлогом, что цель оправдывает средства (Ч. Диккенс, английский писатель, 1812 – 1870).

· Сначала нужно быть честным, а уже потом благородным (У. Черчилль, премьер-министр Великобритании, 1874 – 1965).

Счастье

1. Говорят, жизнь человека не прошла бессмысленно, если он построит дом, воспитает сына и посадит дерево. Как можно истолковать это высказывание? Согласны ли вы с ним?

2. Счастье каждый понимает по-своему? Существует ли некоторое обобщенное понятие счастья, справедливое для всех?

3. Считаете ли вы, что «счастье – это когда тебя понимают?» Почему?

4. Как Вы считаете, что дало основание французскому философу Д. Дидро утверждать: «Чтобы быть счастливым, нужно иметь хороший желудок, злое сердце и совсем не иметь совести»? В чем отличие смысла жизни от цели жизни?

5. Правильно ли выражение «бессмысленная жизнь»?

6. Индийское изречение гласит: «Когда ты явился на свет, ты плакал, а все другие радовались; сделай же так, чтобы, когда ты будешь покидать свет, все плакали, а ты один улыбался». Как это связано со смыслом жизни человека?

7. Какие недостатки и опасности модели счастья как обладания благом вы можете назвать?

8. Действительно ли «человек – кузнец своего счастья»?

9. Поясните высказывание Демокрита: «Счастье и несчастье – в душе».

10. Действительно ли «правда – хорошо, а счастье – лучше»?

11. «Нет ничего печальнее жизни женщин, которые умели только бьпъ красивыми» (Б. Фонтенель). Переведите это высказывание на язык этики, используя термин «смысл жизни».

12. В истории этики счастье всегда оценивалось двояко. С одной стороны, считалось, что счастье – одно из прирожденных прав человека: «Стремление к счастью прирождено человеку, поэтому оно должно быть основой всякой морали» (Л. Фейербах). С другой – этика рассматривала счастье как вознаграждение за добродетель: «Этика учит... как быть достойным счастья» (И. Кант). С каким из этих положений вы согласны, и какие моральные качества и добродетели могут, на ваш взгляд привести человека к счастью?


РАЗДЕЛ 3. ЗАДАЧИ И УПРАЖНЕНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

1. Кто, по вашему мнению, прав и почему?

А. Человек есть мера всех вещей (Протагор).

Б. Не надо мерить температуру общества, ставив градусник себе под мышки (современный политолог).

2. Что хотел сказать автор?

Человечество не табун лошадей, который надо прокормить, а клуб, в который надо записаться (Честертон, английский писатель).

3. Л.Н. Толстой любил изречение Бюффона «Гений – это терпение». С другой стороны, В.Г. Белинский писал: «Гений не есть, как сказал Бюффон, терпение в высочайшей степени, потому что терпение есть добродетель посредственности». Кто из них прав? Или возможен другой ответ?

4. Что такое, по вашему, притча? Два примера:

А. Притча о самаритянине: «И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего как самого себя.

Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай и будешь жить.

Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?

На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставивши его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, побыв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился. И подошел перевязал ему раны, возливая масло и вино; и посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем (...) Кто из этих троих, думаешь, ты, был ближний попавшемуся разбойникам?

Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же» (Евангелие от Луки 10; 25–37).

Б. Притча «Буриданов осел»: Некий философ, которого звали Буридан, уезжая, оставил своему ослу две одинаковые охапки сена. Осел не мог решить, с какой охапки начать, и умер с голоду.

5. Как вы объясните видимое противоречие двух утверждений:

А. Правда хорошо, а счастье лучше.

Б. Платон мне друг, но истина дороже.

6. Как вы оцениваете утверждение:

«Если Бога нет, то все позволено» (из «Братьев Карамазовых» Ф. М. Достоевского). – Дайте развернутый ответ.

7. Объясните, почему золотое правило поведения называют золотым? («не делай другим того, чего не хотел бы, чтобы делали тебе»; «поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой»).

8. Какое из следующих высказываний можно охарактеризовать как частный случай золотого правила поведения? Объясните.

· Человек должен... довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, которую он допустил бы у других людей по отношению к себе (Т. Гоббс).

· Свобода заключается в праве делать все, что не вредит другим (Клаудиус).

· О свободе надо судить по степени свободы самых низших (Дж. Неру).

9. Какая разница между патриотизмом и национализмом? Приведите примеры того и другого.

10. Какое из двух мнений вас больше устраивает? Почему?

А. «Не в силе правда, а в правде сила».

Б. «Кто сильнее, тот и прав» (вариант: «Сильный всегда прав»).

11. Что (чего) вы ждете от жизни? Дайте развернутый ответ.

12. Как надо жить, чтобы нам было лучше? Дайте развернутый ответ.

13. Становятся ли люди лучше, существует ли моральный прогресс? Дайте развернутый ответ.

14. П.Я. Чаадаев: «Любовь к отечеству – прекрасная вещь. Но еще более высокая – любовь к истине».

М. Мамардашвили: «Я люблю свободу больше, чем родину».

Дайте оценку этим высказываниям, прокомментируйте.

15. Прокомментируйте: Мудрому человеку вся земля открыта. Ибо хорошей душе отечество – весь мир (Демокрит, V век до н. э.).

16. Откуда в мире зло? Можно ли бороться со злом и если можно, то можно ли устранить зло совсем? Дайте развернутый ответ.

17. Как вы считаете: человек по своей природе добр, зол или не добр и не зол? – Дайте развернутый ответ.

18. Как вы понимаете счастье? Дайте развернутый ответ.

19. Что нужно для того, чтобы, быть счастливым? Дайте развернутый ответ.

20. Что хотел сказать Биант, один из семи греческих мудрецов, этой фразой: « Жизнь надо размеривать так, будто жить тебе осталось и мало и много?» Попробуйте реконструировать ход его мысли.

21. Некоторые люди осознанно стремятся к самосовершенствованию. Как вы относитесь к этой идее (самосовершенствования)? Нужно ли человеку заниматься самосовершенствованием? И если нужно, то в каком направлении (каких направлениях)? Дайте развернутый ответ.

22. Как вы считаете: доброта – явление?

Ответ аргументируйте, приведите примеры, подтверждающие вашу точку зрения.

23. Что такое зло в моральном смысле?

Дайте развернутый ответ, приведите примеры.

24. Почему добрым быть хорошо, а злым плохо? Дайте развернутый ответ, приведите примеры.

25. Все ли в жизни зависит от нас? Если нет, то в какой степени наша жизнь зависит от нас? Дайте развернутый ответ.

26. Рассудите:

· «Человека образуют обстоятельства» (Песталоцци И.Г., знаменитый педагог, основоположник теории научного обучения).

· «Человек только тогда достигает чего-либо, когда он оказывается сильнее обстоятельств» (Балашов Л.Е.).

27. Фрейд говорил: «Каждый человек – психопат. Разница между людьми в этом отношении заключается только в том, что одни знают, что они психопаты, а другие и не подозревают об этом». Дайте свою оценку высказыванию З. Фрейда и прокомментируйте его.

28. Как вы объясните видимое противоречие между двумя утверждениями:

А. «...во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь» (библейский проповедник Экклезиаст).

Б. «Знание – сила» (Ф. Бэкон) (сравн. подобное: «знать больше сегодня – значит быть более сильным завтра» – Э. Теллер).

29. На вопрос «иметь или быть?» Э. Фромм, автор книги с таким названием, ответил: «быть!». А как бы вы ответили на этот вопрос? Дайте развернутый ответ.

30. Какая связь между призывом Жан-Жака Руссо «Назад к природе!» и лозунгом Французской революции «Мир хижинам; война дворцам!»?Дайте развернутый ответ.

31. Как вы объясните видимое противоречие между двумя утверждениями:

А. «...ничто великое в мире не совершалось без страсти» (Гегель. Соч. Т. VIII. С. 23-24).

Б. «Сильные страсти – слабые нервы» (из кинофильма). Или: «Под сильными страстями часто скрывается только слабая воля» (В. О. Ключевский). – Дайте развернутый ответ.

32. Существуют два полярных мнения о смерти.

А. Платон устами Сократа утверждал: «Те, кто подлинно предан философии, заняты на самом деле только одним – умиранием и смертью». (Федон, 63е–64а). А. Шопенгауэр в книге «Мир как воля и представление» (Т.2, гл.XLI) главу о смерти начинает так: «Смерть – поистине гений-вдохновитель, или мусагет философии; оттого Сократ и определял последнюю как подготовку к смерти ».

Б. Б. Спиноза: « Человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни». (Б. Спиноза. Этика. – См.: Спиноза Б. Избр. произв. Т.1, – М., 1957. – С.576).

Кто из них прав? Дайте развернутый ответ.

33. Как вы объясните видимое противоречие между двумя утверждениями:

· Всякая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно (неизвестный автор).

· Вообще власть не портит людей. Когда у власти дураки, то они портят власть (Б. Шоу).

Дайте развернутый ответ.

34. Кто, по вашему мнению, прав и почему?

М. Монтень: «Конечная точка нашего жизненного пути – это смерть, предел наших стремлений, и если она вселяет в нас ужас, то можно ли сделать хотя бы один – единственный шаг, не дрожа при этом, как в лихорадке? Лекарство, применяемое невежественными людьми – вовсе не думать о ней. Но какая животная тупость нужна для того, чтобы обладать такой слепотой! Таким только и взнуздывать осла с хвоста... и нет ничего удивительного, что подобные люди нередко попадаются в западню». (Опыты, гл. XX).

Б. Спиноза: « Человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни». (Этика).

Дайте развернутый ответ.


РАЗДЕЛ 4. ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

1. В чем своеобразие этики как науки, каковы ее основные задачи?

2. Почему этику называют нормативной наукой?

3. Чем определяется содержание моральных требований?

4. Какие существуют исторические типы нравственности?

5. Каковы основные особенности родоплеменной морали?

6. Что является выражением нравственного прогресса в истории общества?

7. В чем состоит специфика морали?

8. Каковы основные функции нравственности?

9. Какую роль играют нравственные отношения людей в жизни общества?

10. Какое значение в саморегуляции поведения личности имеют долг и совесть?

11. Что такое нравственный конфликт?

12. Какие элементы составляют поступок и какова роль каждого из них?

13. Какие функции в моральном сознании выполняют представления о смысле жизни, идеале, счастье?

14. В чем специфика профессиональных моральных кодексов?

15. В чем состоит культура нравственного сознания, нравственных чувств и культура поведения?

16. Может ли существовать человеческое общество, коллектив людей без морали?

17. Этика. Мораль. Нравственность. Чем различаются эти понятия?

18. Можно ли научить морали?

19. Любые ли ситуации жизни подпадают под этические нормативы? Можете ли вы назвать ситуации «вне этики»?

20. Что значит, на ваш взгляд, относиться к другому человеку «как к средству» и что «как к цели»?

21. Каково содержание «золотого правила нравственности»?

22. Какое обобщающее определение можно дать морали?

23. Что такое добро, зло?

24. Существует ли абсолютное добро, зло?

25. Приведите примеры о вреде частичного добра?

26. Пацифизм – добро это или зло?

27. Можно ли бороться со злом при помощи зла?

28. Смертная казнь для общества – добро или зло?

29. Возможны ли добродетели без пороков?

30. Что побуждает человека делать зло?

31. Является ли добром то хорошее, к чему человека принуждают стихийно?

32. Как соотносятся идеал и реальность?

33. Чем добро отличается от пользы?

34. Всегда ли добро зависит от людей?

35. Каково место идеала в системе морали?

36. В чем выражается абсолютность и универсальность морального идеала?

37. Что является основой совести?

38. Что такое стыд и какую роль в нем играет мнение других?

39. В каких ситуациях человек стыдится?

40. Всегда ли долг положительно сказывается на выборе человека?

41. Каково соотношение между необходимостью, свободой и долгом?

42. В каких ситуациях возникают конфликты между долгом и совестью?

43. В чем состоит противоречивость долга?

44. Совесть и стыд. Что чему предшествует?

45. Как вы считаете, имеет ли под собой реальную основу следующее высказывание: «Совесть есть порождение страха»?

46. Равенство и неравенство как основа концепции справедливости Д. Роулса?

47. Как быть справедливым?

48. Как понималась справедливость в разные исторические эпохи и в разных философских учениях?

49. Приведите примеры внешней и внутренней свободы.

50. Каковы условия свободного выбора?

51. Что такое ответственность?

52. С какими проблемами сталкивается человек при свободном выборе?

53. В чем вы видите смысл существования человечества?

54. Считаете ли вы, что «счастье – это когда тебя понимают»?

55. Действительно ли «человек – кузнец своего счастья»?

56. Какая из форм эвтаназии является нравственно допустимой?

57. Аборт – это гинекологическая операция или убийство?

58. Известно изречение: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Прокомментируйте его.

59. Каковы нравственные компоненты любви?

60. В чем различие между эгоизмом и любовью к себе?

61. Что такое этикет и чем он отличается от этики?

62. Что такое деонтология?

63. Что называют эпохой эллинизма?

64. В чем заключается особенность восточного понимания долга?

65. В чем специфика западного понимания долга?

66. Каковы основные этапы в развитии стоицизма?

67. Что такое добродетельная жизнь, по мнению стоиков?

68. Как стоики понимали счастье?

69. Что такое адиафора?

70. Кто такой космополит?

71. В чем заключается ригоризм стоиков?

72. Какой идеал проповедовали стоики?

73. Как стоики относились к смерти и к самоубийству?

74. В чем заключается уникальность человека?

75. Каковы основные заповеди стоиков?

76. Какое главное открытие Канта в этике?

77. Что такое чистый разум?

78. Какую главную ценность постулирует Кант?

79. Что такое этический натурализм?

80. Что является главным постулатом в этике Канта?

81. Как согласуется постулат о свободе воли с природными законами?

82. Что такое гипотетический императив?

83. Что такое категорический императив?

84. Каковы основные формулировки категорического императива?

85. Откуда в душе человека моральный закон?

86. Из чего выводится идея Бога и идея бессмертия души?

87. В чем проявляется двойственность человека?

88. В чем заключается конкретный долг каждого человека?

89. Какое открытие сделал Шопенгауэр?

90. Что такое страх смерти?

91. Как понимает Шопенгауэр вещь в себе?

92. Что такое половой инстинкт, по Шопенгауэру?

93. Как Шопенгауэр понимает страдание?

94. Что такое эгоизм?

95. Чем отличается женское начало от мужского?

96. В чем заключается сущность человека?

97. Каковы антиморальные импульсы?

98. Чем отличается злой человек от эгоистичного?

99. Каковы моральные импульсы?

100. Каковы основные добродетели, по Шопенгауэру?

101. В чем заключается трагизм человеческого существования?

102. Что такое культура?

103. Каковы основные типы характера у Шопенгауэра?

104. Как относится Шопенгауэр к прогрессу?

105. Какой образ человека нарисовал Шопенгауэр?

106. В чем заключается аполлоновское начало?

107. В чем заключается диониссийское начало?

108. Каковы два начала культуры?

109. Что такое «социальная дистанция»?

110. Какие пророчества Ницше сбылись в ХХ веке?

111. Каково современное прочтение идеи биологической неполноценности христиан?

112. Что такое «негативная селекция»?

113. В чем заключается специфика человеческого бытия, по мнению Конфуция?

114. Каковы основные отличия благородного мужа от низкого человека?

115. Почему благородный муж является сановником?

116. Каково содержание понятия жэнь и его соотношение с требованиями ритуала?

117. Что такое буддизм?

118. Как связаны слова «буддизм» и Бодхи»?

119. Кто такой Моисей?

120. Что такое Декалог?

121. Как понимается справедливость в Декалоге?

122. Что такое трайбалистское сознание?

123. Какие элементы общечеловеческой нравственности выражены в Декалоге?

124. Какова главная заповедь И. Христа?

125. Что такое апокалипсис?

126. Каковы две основные идеи Царства Божия?

127. Какие сокровища ценятся в небесном царстве?

128. Как соотносятся Нагорная проповедь И. Христа и Декалог?

129. Что объединяет ислам и христианство?

130. Каковы обязанности мусульманина?

131. В чем своеобразие мусульманской нравственности?

132. Каковы основные две плоскости морали?

133. Как соотносятся разум и чувства в морали?

134. Что такое моральное совершенство по Аристотелю?

135. Как определяет мораль Аристотель?

136. В каком случае разумное поведение является совершенным?

137. Как соотносятся разумность и целесообразность?

138. Что такое высшая цель?

139. Почему необходимо предположить существование высшей цели?

140. Какова специфика высшей цели?

141. Как понимали высшую цель разные философы?

142. Что происходит с человеком, если он не стремится к высшим целям?

143. Каковы критерии моральности человека?

144. Что является пространством морали?

145. Что является основой всякой добродетели?

146. Каковы две особенности морали?

147. В чем заключается специфика морального закона?

148. Как соотносятся эгоистический интерес и всеобщность морали?

149. Каковы основные аспекты морали как универсального феномена?

150. Почему моральные требования выступают в форме запретов?

151. В чем состоит парадокс морального поведения?

152. В чем состоит парадокс моральной оценки?


РАЗДЕЛ 5. ТЕСТЫ

Методика «Удовлетворенность своей жизнью»[75]

Инструкция. Отвечайте на приведенные ниже вопросы «да», «нет» или же ставьте знак вопроса.

1. Каким, на ваш взгляд, должен быть мужчина: более активным, чем женщина или нет?

2. Приятно ли вам сделать что-то хорошее для любимого человека, даже если это будет мелочь?

3. Если бы не дети, дом, привычки, вы меняли бы что-то в жизни?

4. Удобно ли вам проявлять свою нежность к любимому человеку в присутствии посторонних?

5. Не считаете ли, что лет через 15 главным стимулом совместной жизни становится привычка?

6. Вы легко проявляете свои чувства?

7. Вы не чувствуете себя необходимым любимому человеку?

8. Стал ли человек, с которым вы разделили судьбу, самым близким и дорогим?

9. Трудно ли вам определить, что такое любовь?

10. В значительной ли мере зависит ваша жизнь от того, что происходит между вами и самым дорогим человеком?

11. Вы чаще ревнуете любимого (любимую), чем скучаете по нему (ней)?

12. Вы очень любите человека, с которым разделяете судьбу?

13. Утомляет ли вас человек, с которым вы разделяете судьбу?

14. Вы часто стараетесь порадовать его?

15. Бывает ли так, что у вас складывается впечатление, будто вы абсолютно не понимаете друг друга и совсем иначе представляете свой союз?

Подсчет баллов. За каждый ответ «да» на четный вопрос и ответ «нет» на нечетный вопрос начисляется по 10 баллов, а за каждый знак вопроса – по 5 баллов. Подсчитывается набранная сумма баллов.

Результаты. Свыше 100 баллов – вы эмоциональны, умеете любить глубоко и верно, не стыдитесь своего чувства и умеете проявить его. Но при неблагоприятных обстоятельствах и сложности во взаимоотношениях с близким человеком любовь может стать для вас источником страданий.

50-95 баллов – проблема любви для вас важна, хотя и не стоит на первом плане. Реализм, терпимость, часто гордость руководят вашим поведением. Временами чувство может полностью завладеть вами, хотя вряд ли вы способны «потерять голову».

0-45 баллов – вы руководствуетесь здравым смыслом. Прежде чем проявить чувство, десять раз все взвесите и обдумаете. Любовь кажется вам смешной детской забавой.


Тест «Удовлетворенность своей жизнью»[76]

Тест разработан английским психологом В. Коулманом.

Надо ответить на следующие вопросы.

1. Другие одеваются лучше, чем вы?

2. Вы хотите жить в другом доме?

3. Хотели бы вы иметь другую работу?

4. Хотелось ли вам хоть раз выдать себя за кого-то другого?

5. Гордитесь ли вы тем, что сделали в своей жизни?

6. Умеете ли ладить с партнером?

7. У вас всегда хорошие отношения с друзьями?

8. Находите ли вы общий язык со своими родственниками?

9. Вы удовлетворены своей сексуальной жизнью?

10. Вам нравится ваша внешность?

11. Хорошо ли вы спите?

12. Часто бываете разочарованы и озлоблены?

13. Нравится ли вам быть активным?

14. Вы легко расслабляетесь?

15. Думаете ли вы, что судьба была к вам несправедлива?

Подсчитайте очки: в вопросах 1-4, 12 и 15 за отрицательный ответ, а в вопросах 1,13 и 14 за положительный ответ дается 1 очко.

Результаты

9 очков и больше: вы счастливы и удовлетворены тем, что имеете.

4-8 очков: вы в основном довольны, хотя существует многое, что хотелось бы по возможности изменить.

3 очка и меньше: вы, несомненно, недовольны. Существует множество вещей, ко­торые вы хотели бы изменить. Полное удовлетворение вызывают лишь некоторые аспекты вашего образа жизни.

Методика «Любите ли вы себя?»

Отвечая на вопросы этого теста («да» или «нет»), можно попытаться разобраться в том, как вы относитесь к себе.

Текст опросника

1. Чувствуете ли вы себя хорошо таким, каков вы есть?

2. Считаете ли, что вас преследуют неудачи?

3. Сообразуете ли свой поступок с мнением окружающих?

4. Имеете ли вы привычку вспоминать прежние разговоры и ситуации, чтобы понять, что предпринимали в подобных случаях другие люди?

5. Испытываете ли вы смущение, когда вас хвалят в вашем присутствии?

6. Можете ли вы длительное время находиться в одиночестве?

7. Чувствуете ли несомненную зависимость между материальным положением и душевным комфортом?

8. Часто ли испытываете опасения, что случится самое плохое?

9. Трудно ли вам проявлять свои чувства к другим?

10. Можете ли противостоять человеческой общности, в которой живете?

Результаты

За каждый ответ «нет» на вопросы от 2 до 9 начисляется 5 баллов, за ответы «да» на вопросы 1 и 10 – 5 баллов (соответственно за ответы «да» и «нет» – 0 баллов).

35-50 баллов: вы себя любите;

15-30 баллов: трудно сказать, любите ли вы себя;

0-10 баллов: вы определенно не любите себя.

Методика «Счастливы ли вы?»[77]

На каждый вопрос выберите один из трех предлагаемых ответов.

1. Когда порой задумываетесь над прожитой жизнью, приходите к выводу, что:

а) все было скорее плохо, чем хорошо;

б) было скорее хорошо, чем плохо;

в) все было отлично.

2. В конце дня обыкновенно:

а) недовольны собой;

б) считаете, что день мог бы пройти и лучше;

в) отходите ко сну с чувством удовлетворения.

3. Когда смотрите в зеркало, думаете:

а) «О Боже, время беспощадно!..»;

б) «А что, совсем еще неплохо!..»;

в) «Все прекрасно!».

4. Если узнаете о крупном выигрыше кого-то из знакомых, думаете:

а) «Ну мне-то никогда не повезет!»;

б) «А черт! Почему же не я?»;

в) «Однажды так повезет и мне!».

5. Если услышите по радио, узнаете из газет о каком-либо происшествии, говорите себе:

а) «Вот так однажды будет и со мной!»;

б) «К счастью, меня эта беда миновала!»;

в) «Эти репортеры умышленно нагнетают страсти!».

6. Когда пробуждаетесь утром, чаще всего:

а) ни о чем не хочется думать;

б) взвешиваете, что «день грядущий мне готовит»;

в) довольны, что начался новый день и могут быть новые сюрпризы.

7. Думаете о ваших приятелях:

а) они не столь интересны и отзывчивы, как хотелось бы;

б) конечно, у них есть недостатки, но в целом они вполне терпимы;

в) замечательные люди!

8. Сравнивая себя с другими, находите, что:

а) «Меня недооценивают»;

б) «Я не хуже остальных»;

в) «Гожусь в лидеры, и это, пожалуй, признают все!».

9. Если ваш вес увеличился на 4-5 кг:

а) впадаете в панику;

б) считаете, что в этом нет ничего особенного;

в) тут же переходите на диету и усиленно занимаетесь физическими упражнениями.

10. Если вы угнетены:

а) клянете судьбу;

б) знаете, что плохое настроение пройдет;

в) стараетесь развлечься.

За каждый ответ «а» начисляется – 0 очков, «б» – 1 очко, а «в» – 2 очка.

Результаты

17-20 очков: вы такой счастливый человек, что не верится, будто такое возможно! Радуетесь жизни, не обращая внимания на неприятности и житейские невзгоды. Человек вы жизнерадостный, оптимистичный.

13-16 очков: наверное, вы «оптимально» счастливый человек, и радости в жизни явно больше, чем печали;

8-12 очков: счастье и несчастье для вас выражаются известной формулой «50 на 50»;

0-7 очков: вы привыкли на все смотреть сквозь «черные очки», считаете, что судьба уготовила вам участь человека невезучего, и даже иногда бравируете этим.

Методика изучения совестливости[78]

Инструкция. Вам предлагается ответить на ряд утверждений, при их соответствии с испытываемыми вами чувствами поставьте рядом с номером утверждения знак «+», при несогласии – знак «–».

Текст опросника

1. Когда мне случалось обмануть кого-нибудь, я испытывал мучительные угрызения совести.

2. Мне больше нравятся картины с изображением природы, чем с изображением сцен из жизни.

3. Люди, увиливающие от работы, должны испытывать чувство вины.

4. Часто человек болеет потому, что он слишком пессимистично смотрит на жизнь.

5. Чтобы чего-то добиться в жизни, нужно приложить большие усилия.

6. Совесть – это выдумка людей.

7. Несовершенный человек не бывает по-настоящему счастлив.

8. Я делаю много такого, в чем впоследствии часто раскаиваюсь.

9. Каждый человек есть то, что он о себе думает.

10. Нечаянно обидев кого-то, я долго чувствую себя виноватым.

11. Там, где нет проблем, нет и интересной жизни.

12. Меня угнетает то, что я мало делаю (делал) для своих родителей.

13. Жизнь надо воспринимать такой, какая она есть, а не такой, какой ее хочешь видеть.

14. В детстве, побив кого-то или отняв игрушку, я никогда не раскаивался в содеянном.

15. В каждом явлении есть свои положительные и отрицательные стороны.

16. Мне хочется, чтобы мои грехи были прощены.

17. Лозунг «Кто не работает, тот не ест» совершенно правильный.

18. Угрызения совести редко посещают меня.

19. Там, где есть бодрость духа, нет места болезням и печалям.

20. Только решая проблемы, ты можешь расти как личность.

21. Когда я поступаю неправильно, меня мучает совесть.

Ключ к опроснику. Начисляется по 1 баллу за положительные ответы по пунктам 1, 3, 8, 10, 12, 14, 16 и за отрицательные ответы по пунктам 6, 18, 21. Ответы на осталь­ные утверждения не учитываются. Подсчитывается набранная сумма баллов (минимум – 0, максимум – 10 баллов). Чем больше сумма баллов, тем выше совестливость (склонность к вине).

Методика «Выявление установок, направленных на альтруизм – эгоизм»[79]

Инструкция. Внимательно прочитайте вопросы и ответьте на них «да» или «нет» исходя из имеющейся у вас тенденции поведения в данной ситуации.

Текст опросника

1.Вам часто говорят, что вы больше думаете о других, чем о себе?

2.Вам легче просить за других, чем за себя?

3.Вам трудно отказать людям, когда они вас о чем-нибудь просят?

4.Вы часто стараетесь оказать людям услугу, если у них случилась беда или непри­ятности?

5.Для себя вы делаете что-либо с большим удовольствием, чем для других?

6.Вы стремитесь сделать как можно больше для других людей?

7.Вы убеждены, что самая большая ценность в жизни – жить для других людей?

8.Вам трудно заставить себя сделать что-то для других?

9.Ваша отличительная черта – бескорыстие?

10.Вы убеждены, что забота о других часто идет в ущерб себе?

11.Вы осуждаете людей, которые не умеют позаботиться о себе?

12.Вы часто просите людей сделать что-либо из корыстных побуждений?

13.Ваша отличительная черта – стремление помочь другим людям?

14.Вы считаете, что сначала человек должен думать о себе, а потом уже о других?

15.Вы обычно много времени уделяете своей особе?

16.Вы убеждены, что не нужно для других сильно напрягаться?

17.Для себя у вас обычно не хватает ни сил, ни времени?

18.Свободное время вы используете только для своих увлечений?

19.Вы можете назвать себя эгоистом?

20.Вы способны сделать максимальные усилия лишь за хорошее вознаграждение?

Обработка результатов

Ключ к опроснику. Проставляется по 1 баллу при ответах «да» на вопросы 1, 4, 6, 7, при ответах «нет» на вопросы 5, 8, 10-12, 14-16, 18-20. Затем подсчитывается общая сумма баллов.

Выводы. Чем набранная сумма баллов больше 10, тем в большей степени у субъекта выражен альтруизм, желание помочь людям. И наоборот, чем сумма баллов меньше 10, тем больше у субъекта выражена эгоистическая тенденция.


ОГЛАВЛЕНИЕ

ТЕМА 1. ПРЕДМЕТ ЭТИКИ.. 3

ТЕМА 2. ДОБРО И ЗЛО. НАСИЛИЕ И НЕНАСИЛИЕ. 12

ТЕМА 3. ДОЛГ И СОВЕСТЬ. 16

ТЕМА 4. ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО.. 26

ТЕМА 5. СПРАВЕДЛИВОСТЬ. 28

ТЕМА 6. СВОБОДА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. 32

ТЕМА 7. СТРАХ И СТРАДАНИЕ. 36

ТЕМА 8. СМЫСЛ ЖИЗНИ И СЧАСТЬЕ. 54

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ К САМОСТОЯТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ КУРСА.. 67

ПРАКТИКУМ.. 70

РАЗДЕЛ 1. КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ.. 71

РАЗДЕЛ 2. ЭТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ.. 75

РАЗДЕЛ 3. ЗАДАЧИ И УПРАЖНЕНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ.. 84

РАЗДЕЛ 4. ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ.. 88

РАЗДЕЛ 5. ТЕСТЫ.. 92


Дедюлина Марина Анатольевна

ЭТИКА

Учебно-методическое пособие

Ответственный за выпуск Дедюлина М.А.

Редактор Лунёва Н.И.

ЛР №020565 от 23 июня 1997 г. Подписано к печати 23.05.2005 г.

Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная.

Офсетная печать. Усл. п.л. – 6,5. Уч. изд. л. – 6,25.

Заказ № . Тираж 100 экз.

«С»

Издательство Таганрогского государственного

радиотехнического университета

ГСП 17А, Таганрог, 28, Некрасовский, 44

Типография Таганрогского государственного

радиотехнического университета

ГСП 17А, Таганрог, 28, Энгельса, 1



[1] Разин А.В. Основы нравственного самосознания // Человек. №2. 2001. – С.20.

[2] Кропоткин П.А. Этика. – М., 1991. – С.59.

[3] Там же. С.75.

[4] Разин А.В. Этика. – М., 2003.

[5] Разин А.В. Этика. – М., 2003.

[6] Беседы старца Серафима с монашествующими мирянами // Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. – Б.м., 1903. – С. 168.

[7] Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. – М., 1998. – С. 261.

[8] Аристотель. Сочинения. – М., 1984. – С. 185.

[9] Хайдеггер М. Бытие и время. – М., 1997. – С. 275.

[10] Лейбниц Г. Сочинения: В 4 т. Т. 4. – М., 1983. – С. 183.

[11] Аристотель. Сочинение: В 4 т. Т. 4. – С. 147.

[12] Кропоткин П.А. Этика. – М., 1991. – С. 75.

[13] Аристотель. Там же. – С.151.

[14] Гегель. Соч. Т.1. – М., 1959. – С. 234.

[15] Философская энциклопедия. Т.3. М., 1970. – С.139.

[16] Фромм Э. Бегство от свободы. – М., 1990. – С.126.

[17] Материалисты Древней Греции. – М., 1955. – С.150-157.

[18] Лукреций К. О природе вещей. – М., 1983. – С.72.

[19] Юм Д. Сочинения. В 2-х т. – Т.1. М., 1963. – С.605-619.

[20] Гольбах. Избранные произведения. В 2-х т. – Т.1. М., 1963. – С.677-681.

[21] Фейербах Л. Избранные философские произведения. В 2-х т. – М., 1996. Т.1. – С.231-232, 617.

[22] Кьеркегор С. О понятии страха. – М., 1993. – С.17.

[23] Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. В 2-х т. Т.2. – М., 1993. – С.238-240, 621-628.

[24] Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. Т.2. – М., 1990. – С.230-232.

[25] Шпенглер О. Закат Европы. – М., 1998.

[26] Бердяев Н. О назначении человека – М., 1993. – С.163.

[27] Хайдеггер М. Бытие и время. – М., 1997. – С.252-255.

[28] Дамаскин И. Точное изложение православной веры. / Немезий. О природе человека. – Migne, 2000. Глава XV. – С.688-689.

[29] Словарь по этике / Под редакцией Кона – М., 1983. – С.343.

[30] Кеннон У., Павлов И. О проблеме эмоционального поведения // Вопросы психологии. 1995. №6.

[31] Щербатых Ю.В., Ноздрачев А.Д. Физиология и психология страха // Природа. 2000. №5. – С.5.

[32] Блонский П. Общая психология. – М., 1956.

[33] Кемпински А. Экзистенциальная психотерапия. – М., 1998. – С.123-134.

[34] Гуревич П.С. Философская антропология. – М., 1997. – С.343.

[35] Плутарх. Жизнеописание знаменитых греков. – М., 1990.

[36] Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. В 2-х т. Т.2. – М., 1993. – С.621-624.

[37] Бэкон Р. Избранные произведения. – М., 1967. – С.270.

[38] Сапунов В.Д. Переживания ужаса при восприятии человеком приматов // Вопросы психологии. 1991. №1. – С.153-155.

[39] Гроф С. Психология будущего – М., 2001. – С.108-126.

[40] Фред З. Танатос. – М., 1994.

[41] Спиноза. Этика доказанная в геометрическом порядке. – Минск, 1998. – Гл. IV.

[42] Юм Д. Сочинения. В 2-х т. – М., 2002 – Т.1. – С.607.

[43] Хайдеггер М. Бытие и время. – М., 1997. – С.252-255.

[44] Сартр Ж.П. Тошнота. – М., 2001.

[45] Камю А. Человек бунтующий. – Минск, 1998. – С.19.

[46] Гуревич П.С. Философская антропология. – М., 1997. – С.352.

[47] Кьеркегор С. Болезнь к смерти. – М., 1993. – С.25.

[48] Кьеркегор С. О понятии страха. – М., 1993. – С.12.

[49] Хайдеггер М. Бытие и время. – М., 1997. – С.254.

[50] Гуревич П.С. Философская антропология. – М., 1997. – С.372.

[51] Хайдеггер М. Бытие и время. – М., 1997. – С.252-260.

[52] Там же.

[53] Лотман Ю.М. О семиотике понятий «стыд» и «страх» в механизме культуры // Тезисы докладов IV Летней школы по вторичным моделирующим системам, 17-24 авг. 1970 г. – Тарту, 1970. – С.98-101.

[54] Декарт Р. Сочинения. В 2-х томах. – М., 1989.

[55] Фромм Э. Бегство от свободы. – М., 1990.

[56] Шпенглер О. Закат Европы. – М., 1993. – С.105.

[57] Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. – М., 1990. Т.2. – С. 230-232.

[58] Августин Блаженный. Град Божий. – М., 2000.

[59] Юнг К. Психология бессознательного. – М., 1994. – С.144-147.

[60] Данте. Божественная комедия. – М., 1978.

[61] Манн Т. Доктор Фаустус. – М., 1998.

[62] Шекспир. Макбет / Избранные произведения. – М., 1989.

[63] Шекспир. Гамлет / Избранные произведения. – М., 1989.

[64] Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. – М., 2000. – С. 413.

[65] Мандевиль Б. Опыт о благотворительности и благотворительных школах / Мандевиль Б. Басня о пчелах. – М., 1974. – С. 236-239.

[66] Татаркевич В. О счастье и совершенстве человека. – М., 1981.

[67] Гуревич А.Я. Смерть как проблема исторической антропологии: о новом направлении в зарубежной историографии // Одиссей: Человек в истории. – М., 1989. – С. 118.

[68] Кант И. Соч.: В 6 т. Т. 2. – М., 1965. – С.188.

[69] Моуди Р. Размышления о жизни после жизни. – М., 2003.

[70] Amer. J. Psychol., 1980, vol. 35, No 10, p. 911.

[71] Salladay S.A. In the Event of Death. - Omega, 1982-1983, vol. 13, No 1, p. 1.

[72] Толстой Л.Н. Смерть Ивана Ильича. Соч. Т. XII. – М., 1996.

[73] Lem S. Prowokacja. Krakow-Wroklaw: Wydawnictwo Literackie. 1984.

[74] Чупров А. С. Родовая сущность человека в философии Шопенгауэра и Фейербаха. Екатеринбург, 1996. – С. 37.

[75] Тест взят из книги: Он + она: Психологические тесты. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000.

[76] Тест взят из книги: Ильин Е.П. Эмоции и чувства. – СПб, 2001.

[77] Методика взята из книги: Он + она: Психологические тесты. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000.

[78] Методика взята из книги: Ильин Е.П. Эмоции и чувства. – СПб, 2001.

[79] Методика взята из книги: Ильин Е.П. Эмоции и чувства. – СПб, 2001. Методика представляет собой одну из шкал методики О.Ф. Потемкиной «Диагностика социально-психологических установок личности в мотивационно-потребностной сфере» и позволяет выявить склонность человека к поведению, обусловленному эмпатийностью.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:57:31 01 сентября 2019
.
.17:57:30 01 сентября 2019
.
.17:57:29 01 сентября 2019
.
.17:57:29 01 сентября 2019
.
.17:57:28 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Учебное пособие: Учебно-методическое пособие Для студентов всех специальностей Таганрог 2005

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(266479)
Комментарии (3603)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru