Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: I. личные неимущественные права в гражданских правоотношениях

Название: I. личные неимущественные права в гражданских правоотношениях
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 18:17:51 14 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 914 Комментариев: 1 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3

ГЛАВА I. ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА В ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ……………………………………………………….....5

§1.1. Понятие, содержание и классификация личных неимущественных прав…………...........................................................................................................5

§ 1.2. Личные неимущественные правоотношения, как вид гражданских правоотношений…………………………………………………………………24

ГЛАВА II. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ………………………………………………..30

§2.1. Компенсация морального вреда при нарушении личных неимущественных прав граждан и ее особенности…………………………...31

§2.2. Гражданско-правовая защита чести, достоинства и иных нематериальных благ……………………………………………………………40

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….50

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………….52

ПРИЛОЖЕНИЕ………………………………………………………………….56

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломной работы. Провозглашенный в Конституции РФ политический курс России, направленный на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь, не может быть реализован без создания и закрепления надежного правового механизма защиты прав человека и гражданина, в том числе и личных неимущественных прав. Именно Конституция РФ обозначила современные ориентиры при определении круга нормативных актов, подлежащих разработке в первую очередь, сформулировала параметры многих законов и иных нормативных актов, поставила перед законодательными органами глобальную задачу – всестороннее обеспечение и защиту прав и свобод человека и гражданина.

Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Личные неимущественные права в объективном смысле представляют собой комплексный правовой институт, включающий нормы различных отраслей права. Правовую основу регулирования этих прав составляет нормы конституционного права, которые закрепляют в целом систему личных прав человека, а также устанавливают правовые гарантии их реального осуществления. Согласно ст. 2 Конституции РФ в России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина.

Цель работы является анализ существующих законоположений в области личных неимущественных прав. Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

-изучить материал по указанной теме и систематизировать его;

-провести анализ нормативных актов;

- выявить, а также проанализировать особенности способов защиты личных неимущественных прав;

В работе используется научно-теоретический материал и судебная практика по исследуемой проблеме. При написании работы использовались труды таких авторов, как М.М. Агарков, К.Б. Ярошенко, И.Б.Новицкий, В. А. Рясенцев, М.И. Брагинский, Б.М.Гонгало, В.А. Плетнев, А.М. Эрделевский, М.В. Кротов, О.А. Пешковой и других. Основное внимание уделено вопросам, касающимся чести, достоинства, деловой репутации. Рассматривается проблема их защиты. Следует отметить, что правовые и нравственные вопросы судебной защиты чести, достоинства, деловой репутации и иных нематериальных благ представляют большой интерес для юристов, специализирующихся в данной области. Однако, несмотря на то, что у нас в стране уже имеется законодательная база для ведения соответствующих дел, а также накоплен значительный опыт её применения в судебной практике, данная проблема все же нуждается в дальнейшей теоретической и практической разработке. Отсюда вытекает важность настоящей дипломной работы.

Работа состоит из введения двух глав и заключения. В первой главе рассматривается понятие, виды, личных неимущественных прав. Вторая глава посвящена анализу защиты личных неимущественных прав, уделяется вниманию вопрос компенсации морального вреда в гражданском праве.

ГЛАВА I . ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА В ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

§1.1. Понятие, содержание и классификация личных неимущественных прав

Особую роль в правовом регулировании и охране личных неимущественных прав призваны сыграть нормы гражданского права. В ст. 1 Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ[1] ) подчеркивается, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Следовательно, регулирование личных прав нормами гражданского права непосредственно связано с охраной частной (личной) сферы отдельных лиц.[2]

Приведенный перечень нематериальных благ, содержащийся в ст.150 ГК РФ, жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, и др. личные неимущественные права, является не исчерпывающим. Понятие «нематериальные блага» в ГК РФ объединяет личные неимущественные права и иные принадлежащие гражданину нематериальные блага. И те, и другие могут быть объектами гражданско-правовой защиты. Нематериальные блага, как указано в ст. 150 ГК РФ, принадлежат каждому от рождения или в силу закона.

Личные неимущественные права имеют свойства абсолютных прав: их обладатель вправе требовать от всех и каждого не нарушать его нематериальные блага, а в случае нарушения – прибегнуть к предусмотренным законом способам защиты.[3] Вместе с тем личные неимущественные права как права абсолютные имеют специфику по сравнению с иными субъективными правами подобного рода (например, правом собственности). Главной особенностью личных неимущественных прав является то, что в их структуре отсутствует одно из правомочий, характерное для других абсолютных прав. Если право собственности предполагает возможность управомоченного лица осуществлять наиболее всеобъемлющим способом правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом, то для личных неимущественных прав это нехарактерно. Здесь управомоченное лицо осуществляет принадлежащие ему личные неимущественные права своими действиями (например, создает представление у окружающих о собственной репутации) вне рамок права.

В объективном смысле личные неимущественные права необходимо признавать комплексным правовым институтом. Основу правового регулирования этих прав составляют нормы конституционного права, особенно для нематериальных благ, предоставляя правовые гарантии их осуществления. Нормы других отраслей права (уголовного, международного, и т.д.) лишь дополняют систему охраны этих прав и устанавливают границы вмешательства в личную сферу человека, что во многом позволяет определить пределы этих личных прав.[4]

Для того чтобы постараться дать понятие личных неимущественных прав необходимо выделит два основных признака, один из которых выражен определением «личные», а второй – «нематериальные» («неимущественные»).

Признак «личный» применительно к нематериальному благу означает, что оно неотчуждаемо и непередаваемо иным способом, т.е. неотделимо от личности субъекта, которому принадлежит. Личные блага (права) никогда не выступают в качестве предмета сделок, а при нарушении защищаются в гражданско-правовом порядке по требованию самого потерпевшего или его представителя (законного либо уполномоченного потерпевшим).

Нематериальные блага обладают неимущественным характером, что, тем не менее, не исключает их связи с имущественными правами. Данные права полностью лишены какого-либо экономического (стоимостного) содержания и не связаны с имущественными правами. Закрепленный ст. 150 ГК РФ перечень неимущественных благ как объектов гражданских прав с очевидностью свидетельствует об этом. Только в случаях их нарушения законодатель допускает компенсацию морального вреда в денежном выражении, который, однако, не является стоимостным эквивалентом личного нематериального блага. По критерию такой связи в гражданском праве стала традиционной классификация личных неимущественных прав (а равно отношений) на две разновидности: личные неимущественные права, связанные с имущественными, например право авторства, право автора на имя (причем связь здесь выражается в зависимости имущественных прав от неимущественных), и личные неимущественные права, не связанные с имущественными. Таким образом, личные неимущественные права в гражданском праве представляют собой самостоятельный вид субъективных прав, выполняют роль правового средства обеспечения личной (индивидуальной) сферы гражданина от постороннего вмешательства и требуют применения гражданско-правовых инструментов их регулирования.[5]

Личные неимущественные права (право на имя, право авторства и т.д.) являются разновидностью нематериальных благ.

Отличие личных неимущественных прав от других нематериальных благ (жизнь, здоровье, достоинство и т.д.) состоит в том, что обладание другими нематериальными благами наступает в силу самого факта рождения человека, в то время как для возникновения личных неимущественных прав помимо факта рождения необходимо возникновение указанных в законе обстоятельств (создание произведения, присвоение ребенку имени и т.п.).

Специфические черты указанных в статье 151 ГК РФ нематериальных благ: отсутствие имущественного содержания; их неотчуждаемость и непередаваемость иным способом, т.е. неспособность быть объектами гражданского оборота; принадлежность гражданину от рождения или в силу закона.

Согласно ст. 150 ГК РФ нематериальные блага принадлежат гражданину от рождения или в силу закона, являются неотчуждаемыми и непередаваемы другим лицам иным способом, кроме случаев, предусмотренных законом, когда в установленном им порядке личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами (в том числе наследниками правообладателя). Кроме того, имеются также все основания отнести эти права к категории исключительных. Какой бы теории ни придерживались при определении сущности юридического лица, следует иметь в виду, что оно является искусственным субъектом права и потому не может вообще иметь личных прав (право на деловую репутацию непосредственно связано с имущественными правами).

Далее, это права неимущественные. Они никоим образом не связаны с имущественными правами. В содержании личных неимущественных прав необходимо отметить данные права относятся к числу неотчуждаемых. Особенностью этого можно выделить, что осуществление и защита нематериальных благ может быть передана третьим лицам, в частности, иски о защите чести и достоинства несовершеннолетних могут предъявить их законные представители. Личные неимущественные права предоставляют их обладателю право осуществлять свои правомочия посредством участия в гражданском обороте (например, издавать произведение под своим именем) или использовать право на защиту принадлежащих ему нематериальных благ (например, право на защиту чести, достоинства).

Классификация личных неимущественных прав

Известно, что гражданское право выделяет два вида отношений – имущественные и личные неимущественные. Личные неимущественные отношения в свою очередь подразделяются на отношения, связанные с имущественными и не связанные с ними. В теории гражданского права принято считать, что в личных неимущественных отношениях могут участвовать и юридические лица. Вместе с тем юридическое лицо – это не личность, а организация, искусственно созданная правовая конструкция, не обладающая телесной оболочкой, которую законодатель признает субъектом гражданско-правовых отношений. Из этого следует, что юридическое лицо, как искусственно созданная конструкция – «фикция», не может участвовать в личных неимущественных отношениях, как связанных, так и не связанных с имущественными. Оно является участником только таких неимущественных отношения, объекты которых могут быть отделены от их носителей и передаваться другим субъектам (например, право использования товарного знака, изобретения). Классификации личных неимущественных прав в гражданском праве имеет проблематичный и дискуссионный характер в современном гражданском праве. Разные авторы дают различную классификацию неимущественных прав и благ[6] . М.И. Малеина выделяет неимущественные права относительно к имущественным правам:

- связанные с имущественными правами, так как их реализация выступает в качестве предпосылки возникновения имущественных прав (авторство).

- не связанные с имущественными правами, если они не состоят в сложном правовом отношении с имущественными правами [7] .

Так, Л.О. Красавчикова, предлагает классифицировать личные неимущественные права следующим образом:

1. Личные неимущественные права, обеспечивающие физическое существование гражданина (физического лица), в том числе право на жизнь, право на здоровье, право на благоприятную окружающую среду, право на свободу и личную неприкосновенность.

2. Личные неимущественные права, обеспечивающие социальное существование гражданина (физического лица), включая право на имя (фамилию, отчество), право на честь, достоинство и деловую репутацию, право на частную (личную) жизнь, право на свободу передвижения.[8]

В свою очередь профессор Е.А. Суханов выделяет следующие виды личных неимущественных прав: 1) личные неимущественные права, направленные на индивидуализацию личности управомоченного лица: право на имя, право на защиту чести и достоинства, а также тесно связанные с ним право на опровержение и право на ответ, предусмотренные п. 2 и 3 ст. 152 ГК и ст. 43-46 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации»[9] .

2) личные неимущественные права, направленные на обеспечение личной неприкосновенности граждан, включающие право на телесную неприкосновенность и охрану жизни и здоровья, на неприкосновенность личного облика, а также личного изображения;

3) личные неимущественные права, направленные на обеспечение неприкосновенности и тайны личной жизни граждан: права на неприкосновенность жилища, личной документации, права на тайну личной жизни, в том числе: адвокатскую, медицинскую тайну, тайну совершения нотариальных и следственных действий, вкладов в банки и иные кредитные организации, личного общения, сведений, полученных средствами массовой информации.[10]

Все существующие классификации основываются на неимущественных правах и нематериальных благах, принадлежащих только физическому лицу. Между тем такая классификация может быть дополнена нематериальными благами (естественными правами) человека и неимущественными правами юридических лиц с учетом обновленного гражданского законодательства.

В частности, часть 4 ГК РФ, принятая 18.12.2006г[11] . редакция которой вступит в законную силу 01 января 2008г., предусматривает отдельную главу – права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий. В указанной главе содержатся положения о праве на фирменное наименование, на товарный знак и знак обслуживания, его использование и распоряжение исключительным правом; право на наименование места происхождения товара, право на коммерческое обозначение и т.д. Принятие четвертой части ГК РФ – толчок к развитию и правовому закреплению, личных неимущественных прав юридических лиц и права на результат интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Часть 4 ГК РФ закрепила виды результатов интеллектуальной деятельности, установлен круг, принадлежащих автору прав; права, смежные с авторскими: право на исполнение, право на фонограмму; патентное право, право на селекционное достижение и т.д.

Остановимся на следующей классификации, О.А. Пешковой:

1. По принадлежности тому или иному лицу:

· нематериальные блага, принадлежащие человеку (жизнь,
здоровье, честь, достоинство, деловая репутация); личные неиму­щественные права гражданина — например, право на имя, право
на здоровую окружающую среду и др.;

· неимущественные права и блага, принадлежащие только
юридическим лицам и их структурным подразделениям (филиа­лам, представительствам) различных форм собственности, дочер­ним предприятиям. К таким правам и благам можно отнести
деловую репутацию, право на фирменное наименование, право
на товарный знак, права на использование ноу-хау и иные смеж­ные права, право на коммерческую, служебную тайну и др.

2. В зависимости от степени регулирования нормами права:

· нематериальные блага, принадлежащие только человеку
(жизнь, здоровье, честь, достоинство).

· личные неимущественные права физического лица (граж­данина) — например, право на имя, право на тайну личной жиз­ни, право на тайну переписки, право на здоровую окружающую среду и др. – регулируются нормами права.

3. В зависимости от их целевой установки (включает в себя несколько групп)[12] .

К первой группе следует отнести физическое и психическое благополучие человека: жизнь, здоровье, право на здоровую ок­ружающую среду.

Во вторую группу входят права и блага, которые формируют индивидуальность физического или юридического лица, предпри­нимателя. К ним относятся честь, достоинство, деловая репута­ция, право на имя, право на индивидуальный облик – для фи­зических лиц. Что касается юридических лиц, то это деловая репутация, право на фирменное наименование, право на товар­ный знак.

Третья группа прав обеспечивает автономию субъекта. Для гражданина это право на тайну усыновления, право на непри­косновенность жилища, право на тайну переписки, телефонных разговоров, право на невмешательство в личную жизнь, право на неприкосновенность документов личного характера и т.п. Для юридического лица — право на коммерческую тайну, тайну пе­реписки, телефонных разговоров и т.п.

Четвертая группа включает права, направленные на охрану результатов интеллектуальной и иной творческой деятельности: неимущественные права авторов произведений науки, литерату­ры, искусства, изобретений, открытий, промышленных образцов; право на товарный знак; право на ноу-хау и другие права, пере­численные в Законе РФ «Об авторских и смежных правах»[13] и дру­гих законах. Рассмотрим более подробно указанную выше классификацию.

Право на жизнь – естественное право человека, закреплено во многих нормативных актах РФ, в том числе и ст.3. Всеобщей декларации права человека, предусматривающей, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и на личную неприкосновенность[14] . Статья 150 ГК РФ в качестве первого и высшего нематериального блага назвала человеческую жизнь, которая охраняется законом. Сущность гражданско-правовой конструкции права на жизнь проявляется в абсолютном характере соответствующего правоотношения. При этом конкретно определенному управомоченному лицу, каковым является всякий и каждый живущий, противостоит, носит пассивный характер, так как сводится к необходимости воздерживаться от действий, способных нарушить право управомоченного лица.

В широком смысле охрана здоровья – комплексный институт, который включает подготовку медицинских кадров, многочисленные социальные, организационные, экономические, научно-медицинские, санитарно-эпидемиологические и профилактические меры, которые обязано проводить госу­дарство в интересах своих граждан. Согласно определению Всемир­ной организации здравоохранения «здоровье — это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов»[15] .

Гражданин реализует возможность на поддержание своего здо­ровья различными способами: путем обращения в медицинские
учреждения, самолечения и др. Данное благо независимо от при­чины его нарушения является неимущественным, связанным с имущественным. Эту точку зрения высказывают М.Н. Малеина и ряд других авторов, которые указывают, что во время лечения в больницах, поликлиниках оказание медицинской помощи со­провождается предоставлением питания, помещения, различных услуг имущественного характера, в определенных случаях - без­возмездно[16] .

Право на охрану здоровья как раз означает совокупность этих обязанностей, выполняя которые государственные органы при содействии общественных организаций создают национальную систему здравоохранения. Конституция РФ указывает (ч.2 ст.41) на обязанность государства финансировать федераль­ные программы охраны и укрепления здоровья населения, необходимость принятия мер по развитию государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения. Государство должно поощрять деятельность, способствующую укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополу­чию. Тем самым, закладывая правовые основы для соответствующей деятельности органов го­сударственной власти и создания материальных гарантий, прав на охрану здоровья и медицин­скую помощь. В узком смысле право на здоровье включает в себя систему установленных государством регулятивных и охранительных гражданско-правовых норм, регулирующих отношения по поводу личного неимущественного блага – здоровья гражданина. Право на медицинскую помощь. Это субъективное право человека на лече­ние в поликлиниках, больницах и специальных медицинских учреждениях. Медицинская по­мощь включает профилактическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопро­тезную помощь, а также меры социального характера по уходу за больными, нетрудоспособ­ными и инвалидами, включая выплату пособий по временной нетрудоспособности.

Право на личную неприкосновенность – это совокупность гражданско-правовых норм, которые предусматривают недопустимость всякого посягательства на личность со стороны кого-либо, кроме случаев, предусмотренных законом. Личная (физическая, телесная) неприкосновенность выступает в качестве объекта самостоятельной правовой охраны, так как ее нарушение может быть не сопряжено с причинением вреда жизни или здоровью. Ограничение свободы и личной неприкосновенности допустимо только в случаях, прямо предусмотренных законом. Иные действия государственных органов, должностных лиц или отдельных граждан, ограничивающие личную неприкосновенность человека, являются нарушением соответствующих прав, влекущим наступление правовых последствий, в том числе гражданско-правовых.

Статья 7 Конституции РФ гласит: «Российская Феде­рация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Лишь в комплексе с базовыми понятиями, коими являются честь и достоинство, можно говорить о закреплении в Основном Законе понятий достойной жизни и свободного развития гражданина.

В соответ­ствии с Конституцией РФ предоставляется право на защиту, в частности ст. 21, 23 провозглашают: «...ничто не может быть ос­нованием для умаления достоинства. Каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени».

Это конституционное положение закреплено во многих зако­нодательных актах, в частности в ст. 152 ГК РФ, где определены гражданско-правовые средства защиты не только чести, досто­инства личности, но и ее деловой репутации. Гражданско-пра­вовая защита этих нематериальных благ достигается путем предъявления в суд исков с требованием признания или опро­вержения этих сведений, как не соответствующих действитель­ности и порочащих честь, достоинство личности и деловую ре­путацию, а также с требованием компенсации морального вреда и возмещения убытков, причиненных распространением этих све­дений. Вопрос защиты чести, достоинства и деловой репутации будет рассмотрен более подробно в дипломной работе.

Итак, понятия чести и достоинства нашли свое отражение в вышеуказан­ных статьях Конституции РФ. Извест­но, что распространение порочащих сведений о человеке может привести к разрыву отношений с друзьями, а возможно, и потере семьи. Человек, по­павший в указанную ситуацию, несомненно, страдает, и компенсация мо­рального вреда призвана в определенной мере сгладить указанные страда­ния.

Защита чести и достоинства регулируется различными законами. Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991г. № 2124-1 обязывает журналиста уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций;[17] п.2.,ст. 5 Закона РФ «О статусе военнослужащих»[18] от 22.01.1993г. № 4338-1 предусматривает, что:

- оскорбление военнослужащих, насилие и угроза применения насилия, посягательство на их жизнь, здоровье, честь, достоинство, жилище, имуще­ство, а равно другие действия, нарушающие и ущемляющие их права в связи с исполнением обязанностей военной службы, признаются отягчающими об­стоятельствами при определении ответственности и назначении наказания.[19]

О понятии чести и достоинства высказаны весьма противоречивые мне­ния. Н.С. Малеин в своей работе рассматриваемые понятия определил сле­дующим образом: «...честь — это общественная оценка личности, мера соци­альных, духовных качеств гражданина как члена общества». Кроме того, «...человек осознает свое положение в обществе, коллективе. Ему присущи самоуважение и потребность в уважении его другими. Эта внутренняя само­оценка собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общест­венного значения и есть достоинство».[20]

А.М. Эрделевский понятия чести, достоинства и деловой репутации сформулировал следующим образом: «честь – сопровождающееся положи­тельной оценкой общества отражение качеств лица в общественном созна­нии; достоинство – сопровождающееся положительной оценкой лица отра­жение его качеств в собственном сознании; деловая репутация – сопровождающееся оценкой общества отражение деловых качеств лица в обществен­ном сознании».[21]

В толковом словаре русского языка говорится, что «честь – это достойные уважения и гордости моральные качества и этические принципы общества», а «достоинство – совокупность высоких моральных качеств, а также уваже­ние этих качеств в самом себе».[22]

«Различные источники в целом сходятся на том, что под честью можно понимать общественную оценку человека, под достоинством – его личную самооценку, а под деловой репутацией – общественную оценку деловых качеств человека».[23] Понятие «достоинство» вряд ли уместно применять к юридическому лицу – искусственному образованию, не обладающему собст­венным сознанием и психикой. Что же касается чести юридического лица, то представляется, что это понятие полностью охватывается понятием «деловая репутация» в широком смысле этого слова, т.е. оценка обществом поведения юридического лица не только в гражданско-правовых, но и любых других свойственных природе юридического лица отношениях».[24]

«Для удовлетворения требования гражданина (его иска в суде) о защите чести и достоинства необходимы три условия, а именно: чтобы сведения бы­ли порочащими, ложными и чтобы они были распространены».[25]

А.П. Сергеев считает, что честь - объективная оценка личности, определяющая отношение общества к гражданину; социальная оценка моральных и иных качеств личности[26] .

Достоинство - внутренняя самооценка личности, осознание ею своих личных качеств, способностей, мировоззрения, выполненного долга и своего общественного значения. Самооценка должна основываться на социально-значимых критериях оценки моральных и иных качеств личности. Достоинство определяет субъективную оценку личности.

Репутация пред­ставляет собой сложившееся о человеке мнение, основанное на оценке его общественно значимых качеств[27] .

Между тем анализ гражданских дел в судах о защите чести, достоинства, деловой репутации, ознакомление с публикациями материалов судебной практики позволяет установить причину от­сутствия у судов различных инстанций единого мнения по этой проблеме.

Принадлежность данного блага юридическому лицу никто не оспаривает, поскольку этот факт достаточно аргументировано, освещен в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 24 февраля 2005 г. «О судебной практике по делам о защите че­сти и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»[28] . Деловой репутацией может обладать дале­ко не каждое физическое лицо. Представляется, что носителями деловой репутации могут являться лица, осуществляющие соци­ально значимую деятельность. Этот факт является очевидным, по­скольку, например, не могут иметь деловой репутации нерабо­тающий пенсионер, недееспособное или ограниченно дееспособ­ное физическое лицо, и напротив, ею обладают широко извест­ный квалифицированный врач-хирург, адвокат, предприниматель, руководитель организации.

Право на честь и достоинство следует рассматривать как особое субъективное право, ибо его сущность заключается в праве каждого гражданина на неприкосновенность его чести и достоинства и в возможности требовать от всех других физических и юридических лиц воздержания от нарушения этого права. Честь и достоинство – это личные права человека, существующие постоянно, независимо от того, будут ли они нарушены. В момент нарушения возникает лишь необходимость защиты этого права, а не само право.

Репутация человека зависит от него самого, так как формируется на основе его поведения. На сколько человек дорожит своей репутацией, судят по его поступкам. «Что человек делает, таков он и есть», - писал Гегель[29] . Исходя из вышеизложенного следует выявить отличие понятий честь и достоинство, от понятия деловая репутация. Различия между ними лишь в субъективном или объективном подходах, когда речь идет об оценке этих качеств. Если имеется в виду объективная оценка человека — речь идет о чести, а если субъективная — о достоинстве. Деловая репутация не является личным, но лишь связанным с лицом благом. Честь – это оценка личности обществом, достоинство – внутренняя самооценка личности.

Право на имя – важнейшее неимущественное право гражданина (физического лица), личности. Выдающийся русский цивилист И.А.Покровский отмечал, что чем богаче внутреннее содержание личности, тем более она дорожит своим именем. «Всем известно, как дорожат своим именем старые аристократические фамилии; но то, что раньше было только достоянием аристократии, с течением времени делается общей тенденцией человека, вырастающего в сознании своего собственного достоинства»[30] . Это вполне применимо и к нашему времени. Право на имя – один из существенных элементов субъективного авторского права. Поэтому в п. 2 и 3 ст. 19 ГК устанавливается, что гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом. Имя, полученное гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат регистрации в порядке, установленном для регистрации актов гражданского состояния. В порядке и случаях, предусмотренных законом, гражданин может использовать псевдоним (вымышленное имя). Гражданин согласно п. 1 ст. 19 ГК РФ приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. При этом перемена гражданином имени не является основанием для прекращения или изменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем. Вместе с тем гражданин, переменивший имя, вправе требовать внесения за свой счет соответствующих изменений в документы, оформленные на его прежнее имя. Гражданин обязан принимать необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене своего имени и несет риск последствий, вызванных отсутствием у этих лиц сведений о перемене его имени.

Таким образом, в гражданском праве право на имя как личное неимущественное право гражданина, не связанное с имущественными правами, представляет собой возможность гражданина приобретать и осуществлять права и обязанности под своим именем, а также требовать, чтобы его имя использовалось третьими лицами только с его согласия, если в результате использования ими извлекается или может быть извлечена имущественная выгода. В случаях, когда выгода не извлекается, имя гражданина может быть использовано без его согласия лишь в пределах, установленных законом. Защита этого важнейшего личного права осуществляется согласно п. 5 ст. 19 ГК РФ с помощью норм о возмещении вреда[31] .Вред, причиненный гражданину в результате неправомерного использования его имени, подлежит возмещению в соответствии с гл. 59 ГК РФ.

Право на неприкосновенность внешнего облика представляет собой личное неимущественное право гражданина, но в отличие от предыдущего направлено не на индивидуализацию его личности, а на обеспечение личной неприкосновенности человека.

Действующее гражданское законодательство не дает определения права на неприкосновенность внешнего облика. В литературе также отсутствует его единое понимание. В одних случаях под неприкосновенностью внешнего облика понимается защита от незаконного воспроизведения его с последующим распространением материальных носителей изобразительной информации, в других – охрана от незаконного определения государственными органами и общественными организациями требований к внешнему облику гражданина. Последняя точка зрения более предпочтительна, поскольку достаточно широко очерчивает границы этого права и позволяет рассматривать право на изображение в качестве самостоятельного личного неимущественного права гражданина.

Требования к внешнему облику могут определяться законодательством, регулирующим трудовые отношения с отдельными категориями работников. Как правило, это ведомственные нормативные акты, в которых устанавливаются требования к форме одежды, внешнему виду и т.п. в определенных сферах деятельности (например, торговля и общественное питание, сфера предоставления гигиенических услуг, хлебопекарная и мясо-молочная промышленность и т.д.).

Право на неприкосновенность внешнего облика в гражданском праве представляет собой возможность управомоченного лица требовать устранения любых обстоятельств (в том числе незаконных решений государственных органов и общественных организаций, а также граждан), наносящих ущерб неприкосновенности его внешнего облика, если законодательством не предусмотрены специальные требования к внешнему облику гражданина либо его внешний облик противоречит требованиям закона и нормам морали[32] .

Право граждан на благоприятные условия жизни предполагает реальные возможности проживания в здоровой, отвечающей международным и государственным стандартам окру­жающей природной среде, участвовать в подготовке, обсуждении и принятии экологических решений, осуществлять контроль за их реализацией, получать надлежащую экологическую информацию, право на возмещение ущерба. Конституция РФ предусматривает «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением»[33] .

Право на благоприятную окружающую среду означает обеспеченную законом возможность пользоваться здоровой и благоприятной для жизни окружающей природной средой (дышать чистым атмосферным воздухом, ходить по незагрязненной земле, плавать в чистых водоемах и т.д.), а также возможность находиться в благоприятной для жизни и здоровья среде обитания (включая места проживания, быта, отдыха, воспитания и обучения, питания). В полном объеме подлежит возмещению вред, причиненный здоровью или имуществу граждан в результате неблагоприятного воздействия окружающей среды, вызванного деятель­ностью предприятий, учреждений, организаций или отдельных граждан. При определении ве­личины вреда учитывается степень утраты трудоспособности потерпевшего; необходимые за­траты на лечение и восстановление здоровья; затраты на уход за больным; упущенные профес­сиональные возможности; затраты связанные с необходимостью изменения места жительства и образа жизни, профессии; потери, связанные с моральными травмами, невозможностью иметь детей или риском иметь детей с врожденной патологией.

Особую категорию неимущественных объектов, составляют права на результаты интеллектуальной (творческой) деятельности, то есть исключительные права. В статье 150 Гражданского кодекса к та­ким правам отнесено только право авторства. В то же время в силу специфики исключительных прав их регулированию по­священ ряд законов, в которых содержится подробный перечень таких прав. Кроме того, эти законы, например Закон РФ «Об авторских и смежных правах», Патентный закон РФ[34] , содержат помимо общих специальные способы их защиты.

Все права, перечисленные в этих законах, связаны с имущественными правами, поэтому при посягательстве на них будет всегда возникать неимущественный вред, связанный с имущественным.

Хотелось бы отметить, что при причинении вреда неимуще­ственной сфере, связанной с творческой или иной деятельнос­тью, у авторов может возникать не только реальный имуществен­ный ущерб в виде неполученного гонорара, который он мог бы получить в условиях нормальной реализации своих прав, но и неполученная прибыль, получаемая или полученная причинителем вреда. «Представляется, что в настоящее время этот вид убыт­ков не может сводиться только к выплате того гонорара, кото­рый получил бы автор или обладатель смежного права, если бы их права не были нарушены.

Поэтому в качестве упущенной выгоды должна рассматриваться, по меньшей мере, вся та при­быль, которая незаконно получена нарушителем авторского или смежного права»[35] .

Из рассмотренного выше материала видно, что виды личных неимущественных прав, остаются открытыми. ГК РФ указывает лишь примерный перечень нематериальных благ, пользующихся гражданско-правовой защитой, как и предусматривалось выше, в связи с этим можно предположить, что в число объектов гражданско-правовых отношений может бать включено и не названное в кодексе нематериальное благо.

§ 1.2. Личные неимущественные правоотношения, как вид гражданских правоотношений

Правоотношения имущественного характера имеют своим объектом материальные блага (имущество) и отражают либо принадлежность имущества определенному лицу (правоотношения собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления и т.п.), либо переход имущества (по договору, в порядке наследования, возмещения вреда и т.п.). Правоотношения, имеющие в качестве объектов результаты интеллектуальной деятельности, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, именуются личными неимущественными.

Практическое разграничение данных правоотношений состоит, в частности, в том, что при нарушении прав и обязанностей, вытекающих из имущественных правоотношений, к нарушителю применяются санкции имущественного характера, тогда как при нарушении неимущественных прав и обязанностей помимо имущественных обычно применяются иные меры правоохранительного характера. Их своеобразие определяется следующим. В отличие от имущества, обладание которым одним субъектом делает невозможным его использование кем-либо другим, многие объекты личных неимущественных благ (например, изобретения, промышленные образцы, товарные знаки, фирменные наименования и т.д.) – могут одновременно использоваться неограниченным кругом лиц. Поэтому гражданское право содержит в себе специфические правовые средства, препятствующие незаконному использованию этих объектов (признание авторского права субъекта, признание произведений контрафактными, арест имущества, произведенного с нарушением исключительных прав патентообладателя, и т.п.)[36] .

Можно сравнить имущественные права с неимущественными по способу их защиты. При нарушении имущественных прав, составляющих содержание имущественных гражданских правоотношений, на правонарушителя, как правило, возлагается обязанность по возмещению имущественных убытков, которые причинены управомоченному субъекту. Это связано с тем, что имущественные права можно оценить в денежном (стоимостном) выражении, так же как и причиненные убытки. Нарушение же личных неимущественных прав не связано обычно с причинением управомоченному каких-либо убытков. В «создание» этих прав с экономической точки зрения практически ничего не вложено, хотя их нарушение причиняет управомоченному субъекту известный вред. Восстановить эти права часто не представляется возможным, так же как и эквивалентно компенсировать причиненный вред. Поэтому денежная компенсация причиненного вреда призвана в какой-то мере «смягчить» его (к сожалению, это то немногое, что гражданское право может сделать в данном случае), она не превращает личные неимущественные отношения в имущественные. Убытки же, причиненные нарушением корпоративных прав, по нашему мнению, можно оценить в эквивалентном денежном выражении, связав их, например, с упущенной выгодой (абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ) или реальным ущербом.[37]

Вопрос о том, входят ли неимущественные отношения в предмет гражданского права, давно вызывает острые дискуссии в науке гражданского права. Неоднозначно он решается и в нашем законодательстве разных периодов времени, а также в законодательстве других стран. Но если абсолютные неимущественные права (личные неимущественные права) еще находят в той или иной степени поддержку в законе, то относительные неимущественные права оставались и остаются как бы за бортом. Личные неимущественные отношения (личные неимущественные права) включаются в предмет гражданского права либо посредством прямого регулирования, либо в виде защиты со стороны норм гражданского права. Между тем относительные неимущественные отношения прямо не называются гражданским законом в числе тех, которые составляют предмет регулирования или хотя бы защиты со стороны гражданского законодательства. Статья 2 действующего ГК РФ говорит о регулировании личных неимущественных отношений, связанных с имущественными, а также о защите нематериальных благ. Таким образом, в сферу гражданского права строго по закону входят только абсолютные неимущественные права.

Одним из немногих, кто выделял, помимо личных неимущественных отношений, иные неимущественные отношения, был О.А. Красавчиков, который много сделал для разработки категории неимущественных отношений в советском гражданском праве. Ученый совершенно правильно отмечал, что «в юридической литературе приобрела непререкаемый характер формула о том, что предметом гражданско-правового регулирования являются только имущественные и личные неимущественные отношения, поскольку никаких иных общественных отношений (как это установлено теорией и закреплено в законе), гражданское право не регулирует. Так ли это в действительности? Думается, что обсуждаемое положение возведено в ранг юридической аксиомы без достаточного к тому основания, так как указанная формула не охватывает всех тех отношений, которые регулируются гражданским правом»[38] .

О.А. Красавчиков классифицировал всю неимущественную часть предмета гражданского права, обозначив три категории неимущественных отношений: 1) личные неимущественные правоотношения; 2)неимущественные гражданские правоотношения, складывающиеся по поводу объектов творческой деятельности; 3) организационные гражданские правоотношения. По его мнению, организационные отношения обладают специфической направленностью. «Они направлены на упорядочение (нормализацию) иных отношений, действий участников иных, в частности, имущественных социальных связей»[39] .

Приводились примеры такого рода отношений: отношения по созданию определенного социального образования (кооперативной организации), отношение представительства и др.

В литературе концепция гражданских организационно-правовых отношений нашла как сторонников, так и критиков. Последние (В.Ф. Яковлева на примере обязательственных отношений) отмечали, что «организационные отношения неотделимы от имущественных, они характеризуют либо стадию формирования последних, либо степень их организованности». Поэтому следовал вывод, что организационные отношения, не являясь самостоятельным предметом гражданско-правового регулирования, не могут как таковые опосредоваться обязательствами.

Относительные неимущественные отношения, как и личные неимущественные, опосредуют удовлетворение нематериальных интересов граждан и юридических лиц. Эти отношения роднит их неимущественное содержание (или, как иногда говорят, «они не имеют экономического содержания»). Как верно отмечает Н.Д. Егоров, «само название «личные неимущественные отношения» указывает на два их отличительных признака: неимущественное содержание и личный характер»[40] . Однако в отличие от последних в относительных неимущественных отношениях не получают проявления индивидуальные качества (свойства) лица – носителя соответствующего права. Поэтому, если объектом личного неимущественного права является нематериальное благо самого субъекта этого права, то объектом относительного неимущественного права должно считаться поведение определенного обязанного лица (или определенных обязанных лиц), которое носит неимущественный характер.

К числу относительных неимущественных отношений, регулируемых гражданским правом, необходимо отнести отношения между членами семьи (семейные отношения), корпоративные отношения и неимущественные обязательственные отношения (обязательство с сугубо нематериальным интересом).

Пример отношений между членами семьи как составная часть отношений, регулируемых гражданским правом, пожалуй, самый спорный. Известно, что многие выделяют семейные отношения в качестве предмета регулирования особой отрасли права – семейного права. Эта точка зрения была порождена задолго до советского периода нашей истории, хотя именно в данное время она получила значительную поддержку у большинства советских ученых и стала господствующей[41] .

Совсем недавно в нашей литературе к числу гражданских отношений стали прямо причислять корпоративные правоотношения[42] . Они возникают с момента появления юридических лиц типа корпорации, однако данного рода отношения до сегодняшнего дня оставались малоизученными.

Корпоративное право не может быть отнесено к числу личных неимущественных прав, так как, во-первых, корпоративное право есть право относительное, а личное неимущественное – это абсолютное право, во-вторых, объектом корпоративного права, в отличие от личного неимущественного права, не является нематериальное благо, неотделимое от личности его носителя[43] .

Существует достаточно распространенное на сегодняшний день мнение[44] , что право участника корпорации не распадается на собственно корпоративное право, дающее возможность участвовать в ее управлении, и обязательственное право, в силу которого участник корпорации имеет право на извлечение прибыли от ее деятельности (в акционерном обществе – право на дивиденд) и на ликвидационный остаток. Корпоративное правоотношение рассматривается как единый комплекс прав, который включает в себя как имущественные, так и неимущественные права, но в целом авторы этой точки зрения полагают, что корпоративное правоотношение носит имущественный характер.

Нельзя объединять в рамках единого правоотношения имущественные и неимущественные права, как это считают авторы указанной точки зрения. Такая конструкция представляется искусственной, потому что в этом случае в одно и то же время объектом правоотношения будет и материальное, и нематериальное благо: единое правоотношение с двумя совершенно различными объектами, характер которых предопределяет характер прав и обязанностей, способы защиты и т.д.[45] .

Таким образом, личные неимущественные правоотношения, как вид гражданских правоотношений представляют собой отношения, возникающие по поводу неимущественных (духовных) благ.

ГЛАВА II . ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ

Согласно ст.45 Конституции РФ гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. При этом каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны. В соответствии со сложившейся в науке традицией понятием «охрана гражданских прав» охватывается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав. В него включаются меры не только правового, но и экономического, политического, организационного и иного характера, направленные на создание необходимых условий для осуществления субъективных прав. Что касается собственных правовых мер охраны, то к ним относятся все меры, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоотношений в их нормальном, не нарушенном состоянии, например, закрепление гражданской право-, дееспособности субъектов, установление обязанностей и т.п. и восстановление нарушенных или оспоренных прав и интересов[46] .

Наряду с таким широким пониманием охраны в науке и в законодательстве используется и понятие охраны в узком смысле слова. В этом случае в него включаются лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав или защиту интересов при их нарушении или оспаривании. Охрану в узком значении этого слова принято именовать защитой гражданских прав. Действия правоохранительных и иных компетентных, управомоченных, государственных или общественных органов, организаций, направленные на предотвращение нарушений или восстановление нарушенных гражданских прав, называют защитой этих прав. Иными словами, защита гражданских прав – одна из важнейших категорий теории гражданского и гражданско-процессуального права, без уяснения которой весьма сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовых санкций, механизме их реализации и других вопросах, возникающих в связи с нарушением гражданских прав. Специфика гражданско-правовых способов защиты личных нематериальных благ проявляется в том, что в случаях нарушения нематериальных благ они подлежат восстановлению (если это возможно) независимо от вины правонарушителя. Гражданско-правовая защита личных нематериальных благ направлена также на то, чтобы предупредить их нарушение в будущем. Основания и способы защиты нематериальных благ различаются в зависимости от того, нарушены ли права физического или юридического лица.

В силу ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом[47] .

Личные неимущественные права, как и иные права абсолютного характера, регулируемые нормами гражданского права, существуют независимо от их нарушения. При нарушении же этих прав между управомоченным лицом и правонарушителем возникают относительные правоотношения охранительного характера. Порождающим их юридическим фактом является правонарушение. Правонарушением называется виновное противоправное деяние, совершенное деликтоспособным лицом[48] .

§ 2.1. Компенсация морального вреда при нарушении личных неимущественных прав граждан и ее особенности

Понятие и общая характеристика морального вреда

Принцип полного возмещения вреда подразумевает возмещение как имущественного, так и компенсацию в необходимых случаях неимущественного (морального) вреда.

Понятие морального вреда наиболее полно определено в постановлении Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»[49] . Это – «нравственные и физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства, другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права граждан».

Хотя чаще всего нравственные и физические страдания человек испытывает в результате нарушения его неимущественных благ и прав, не исключено, что нравственные переживания сопутствуют и нарушению имущественных прав (похищен автомобиль, пропала сданная на хранение ценная вещь и т.п.).

Нравственные страдания могут выражаться в форме различных переживаний: страх, обида, возмущение, стыд, горе, чувство утраты, беспомощности, одиночества, неполноценности и т.п. Правила компенсации причиненного гражданину морального вреда установлены также в ст. ст. 1099 - 1101 ГК РФ.

Разъяснения по применению ст. 151 даны в Постановлении Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Вред, причиненный действием или бездействием одного лица другому и доставляющий последнему нравственные и физические страдания, определен как моральный.

Моральный вред затрагивает нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и др.).

В результате морального вреда могут нарушаться личные неимущественные либо имущественные права гражданина (право на пользование своим именем, право авторства на созданное произведение и т.д.). Моральный вред может выражаться в нравственных переживаниях, порожденных утратой родственников, физических страданиях, в невозможности продолжать активную общественную жизнь, в потере работы, распространении сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию гражданина, и др.

Обязательства причинителя вреда носят внедоговорный характер. Причинитель морального вреда должен его компенсировать путем денежных выплат.

Признание «морального вреда» составной частью «вреда» предопределяет и признание специального характера норм, регулирующих его компенсацию. Из этого следует, что обязательство по возмещению имущественного и морального вреда – это единое обязательство, и специальные нормы могут по-иному определять состав вреда (ограничение компенсации морального вреда), способы и размер его компенсации, но не субъектный состав ответственных лиц, а также условия ответственности.

Таким образом, под моральным вредом гражданское законодательство понимает физические и нравственные страдания (ст. 151 ГК РФ), т.е. негативные психические реакции человека. Физические страдания могут выражаться в форме любых болезненных или физиологически неприятных ощущений: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т.п.

Особенности компенсации морального вреда

Дела о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ не указаны в ст. 23 ГПК РФ, следовательно, дела о взыскании компенсации морального вреда, причиненного нарушением этих прав (благ), мировым судьям неподсудны, если только требования о компенсации морального вреда не вытекают из подсудных мировым судьям дел, возникающих из семейных и трудовых правоотношений (п. п. 2 - 4, 6 ч. 1 ст.23).

Компенсация морального вреда в имущественных отношениях, как это вытекает из ст. ст. 3 и 151 ГК РФ, допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Таким законом является, например, Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г.[50] в редакции федеральных законов от 9 января 1996 г. и от 17 декабря 1999 г. в ст. 15 которого установлено, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

Общий состав оснований ответственности за причинение морального вреда включает в себя:

- претерпевание морального вреда, т.е. наличие у потерпевшего физических или нравственных страданий;

- неправомерное, т.е. противоречащее нормам объективного права, действие или бездействие причинителя вреда, умаляющее принадлежащие потерпевшему нематериальные блага или создающие угрозу такого умаления;

- наличие причинной связи между неправомерным действием (бездействием) и моральным вредом, вина причинителя вреда, т.е. его психическое отношение к своему противоправному деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности.

По общему правилу ст. 151 ГК РФ компенсация морального вреда является способом защиты лишь нематериальных благ (о нематериальных благах см. ст. 150 ГК РФ). При нарушении имущественных прав компенсация морального вреда применяется лишь в случаях, специально предусмотренных законом, например ст. 15 Закона о защите прав потребителей.

Случаи ответственности без вины причинителя вреда предусмотрены в ст. 1100 ГК РФ.

Моральный вред подлежит компенсации по решению суда только в денежной форме. Добровольная компенсация морального вреда во внесудебном порядке возможна и в иных формах (уход за потерпевшим, предоставление ему вещей или услуг с целью сглаживания причиненных страданий и т.п.).

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из требований разумности и справедливости.

При этом принимаются во внимание следующие обстоятельства: степень и характер страданий потерпевшего; степень вины причинителя вреда; индивидуальные особенности потерпевшего; иные заслуживающие внимания обстоятельства причинения страданий.

Степень вины причинителя вреда в целях применения ст. 151 ГК РФ дифференцируется в порядке возрастания следующим образом: простая неосторожность; грубая неосторожность; косвенный умысел; прямой умысел.

Под заслуживающими внимания обстоятельствами понимаются любые обстоятельства, которые могут повлиять на интенсивность негативных эмоций человека. Так:

- при причинении вреда здоровью должен приниматься во внимание характер телесного повреждения (например, повреждение крупного кровеносного сосуда может не повлечь существенных болевых ощущений, т.е. физических страданий, и моральный вред выразится в этом случае в основном в нравственных страданиях – страхе потерпевшего за свою жизнь);

- при компенсации морального вреда, причиненного родственникам смертью потерпевшего, имеет значение, произошла ли смерть потерпевшего на их глазах;

- при предъявлении требования о возмещении морального вреда, причиненного опорочением чести, достоинства или деловой репутации, существенное значение имеет то, насколько позорящий характер носят распространенные сведения, широта их распространения, последствия, которые повлекло их распространение (распад семьи, увольнение с работы, неизбрание на выборную должность и т.п.);

- при нарушении трудовых прав путем незаконного увольнения или незаконного наложения дисциплинарного взыскания заслуживающими внимания обстоятельствами являются предшествующая трудовая репутация работника, неблагоприятные последствия для его семьи, возможность последующего трудоустройства[51] .

Как указывается в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»[52] , если не соответствующие действительности порочащие сведения были распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, вправе также учесть характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений и другие заслуживающие внимания обстоятельства.

Индивидуальные особенности потерпевшего выделены законодателем в качестве особой разновидности обстоятельств, заслуживающих внимания при определении размера компенсации морального вреда. Под индивидуальными особенностями лица в целях применения ст. 151 ГК РФ следует понимать любые особенности конкретного потерпевшего, которые могли повлиять на интенсивность его негативных эмоций (болезненное состояние, повышенная возбудимость, состояние беременности и т.п.).

Компенсация морального вреда – самостоятельный способ защиты гражданских прав (ст. 12 ГК). Нормы о компенсации морального вреда есть и в других законах. Согласно ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» в редакции Федерального закона от 9 января 1996 г.[53] моральный вред, причиненный потребителю путем нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) его прав, подлежит возмещению при наличии вины причинителя.

Эту норму законодатель ввел с целью защиты экономически более слабого участника гражданского оборота – гражданина, а также с целью предотвращения правонарушений на потребительском рынке. Положения этого закона логичны, справедливы, обоснованы. Нормы же Гражданского кодекса, связанные с компенсацией морального вреда, не совсем таковы.

Средства массовой информации, распространившие не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство гражданина, возмещают ему моральный вред согласно ст. 62 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации».

Компенсацию морального вреда нельзя отождествлять с имущественной ответственностью. Цель компенсации – не компенсировать денежные потери потерпевшего, а загладить моральный вред.

Вопросам компенсации морального вреда посвящено Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных гражданину нравственных или физических страданий, степени вины причинителя, иных обстоятельств. Вопрос о компенсации нравственных переживаний может рассматриваться судом самостоятельно независимо от наличия имущественного ущерба.

Согласно подп. 7 п. 1 ст. 4 Закона государственная пошлина при подаче гражданами исковых заявлений неимущественного характера, а также исковых заявлений имущественного характера, не подлежащих оценке, взимается в размере 10% МРОТ, а при подаче таких заявлений юридическими лицами – в размере десятикратного МРОТ. Иными словами, существует значительное различие в размере пошлины для граждан и юридических лиц. Исходя из смысла закона, это различие необходимо учитывать и при определении размера пошлины, взимаемой при обжаловании судебных постановлений. Размер государственной пошлины должен определяться исходя из статуса лица, подающего жалобу, а не размера государственной пошлины, уплаченной при подаче искового заявления (письмо Департамента налоговой политики Минфина РФ от 21 июля 1999 г.).

Так, например, если кассационная, надзорная жалобы на решение по делу неимущественного характера подаются гражданином-ответчиком, а иск был заявлен юридическим лицом, то пошлина взимается в размере 50% от суммы, составляющей 10% МРОТ (суммы, которую должен был уплатить гражданин при подаче искового заявления), а не 50% от десятикратного МРОТ (суммы, которую уплатило юридическое лицо при подаче искового заявления). Если иск был заявлен гражданином, а жалоба подается юридическим лицом, то пошлина взимается в размере 50% от суммы, составляющей 10-кратный МРОТ (суммы, которую должно было уплатить юридическое лицо при подаче искового заявления), а не 50% от суммы, составляющей 10% МРОТ (суммы, которую уплатил гражданин при подаче искового заявления)[54] .

Компенсация морального вреда, возникшего в результате нарушения имущественной сферы гражданина, допускается достаточно часто.

Именно в связи с этим заслуживает внимания высказанная в литературе точка зрения о том, что возмещение морального вреда может иметь место, если «вызванное таким образом состояние длительно или сильно затрудняет участие в общественной жизни лица, потерпевшего вред, или иным способом ухудшает его жизнь. В силу этого условия причиненный вред (неимущественный), в зависимости от его природы, должен продолжаться длительное время и причинять значительные невыгоды потерпевшему... Длительную и значительную невыгоду может вызвать, например, потеря одного глаза, повреждение лица, изменение в психике, наступившее после несчастного случая... и т.п.»[55] .

Определение размера компенсации морального вреда вызывает некоторые сложности. Можно отметить, что одним из аргументов, которые выдвигали противники возмещения морального вреда, являлось то, что моральный вред не может быть оценен в денежной форме. Безусловно, оценить неимущественный вред в денежном выражении трудно, так как речь идет не об объективной оценке, а об определенном эквиваленте. В связи с этим определение размера компенсации морального вреда передано на полное усмотрение суда. Вместе с тем и в законе, и в судебной практике выработаны определенные ориентиры для такого усмотрения. Среди подлежащих учету при определении размера компенсации обстоятельств названы: характер и объем физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего; степень вины нарушителя; характер и содержание публикаций и степень распространения порочащих сведений (при нарушении чести, достоинства и деловой репутации) и иные заслуживающие внимания обстоятельства. В ГК для этих случаев дополнительно установлено общее правило: необходимость учитывать требования разумности и справедливости.

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Таким образом, по общему правилу компенсация морального вреда допускается в случаях нарушения личных неимущественных прав либо других нематериальных благ (ст. 151 ГК РФ), к которым относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные (неотчуждаемые и непередаваемые) неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона (п. 1 ст. 150 ГК РФ).

§2.2. Гражданско-правовая защита чести, достоинства и иных нематериальных благ

Достоинство – это оценка субъектом гражданских правоотношений своих качеств в собственном мнении. Честь – это оценка качеств субъекта гражданских правоотношений общественным мнением. Деловая репутация – это оценка общественным мнением таких качеств субъекта гражданских правоотношений, которые непосредственно связаны с исполнением гражданином служебных обязанностей, производством товаров, выполнением работ и оказанием услуг, а также осуществлением юридическим лицом своей уставной деятельности.

Понятия «честь», «достоинство», «репутация» по существу совпадают, определяя моральный статус личности, ее самооценку и положение в обществе. Достоинство и право на защиту своего доброго имени признаются за каждым человеком и охраняются государством как высшие ценности (ст. ст. 2, 21, 23 Конституции РФ). Деловая репутация характеризует гражданина как работника, представляет собой оценку его профессиональных качеств, значимых для востребованности на рынке труда[56] .

Распространить порочащие сведения – значит, сообщить их широкой аудитории, нескольким или хотя бы одному лицу. Сообщение может быть публичным или приватным, произведено в письменной или устной форме, с использованием средств массовой информации, а также путем изображения (рисунок, фотомонтаж).

Сообщение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, самому лицу, к которому они относятся, распространением не признается.

В порядке, определенном ст. 152 ГК, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законами порядок (см. п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

В п. 2 ст. 152 ГК РФ предусмотрена защита указанных благ путем возложения судом на правонарушителя обязанности дать опровержение распространенных сведений. Основаниями возникновения права на опровержение являются: распространение сведений, т.е. сообщение их хотя бы одному, помимо самого потерпевшего, лицу; порочащий честь, достоинство или деловую репутацию характер распространенных сведений, т.е. наличие в них сообщений о порочащих потерпевшего фактах; несоответствие этих сведений действительности. Вина причинителя вреда не является условием опровержения распространенных сведений. Бремя доказывания достоверности распространенных сведений лежит на распространителе. Сведения, хотя и порочащие, но достоверные, опровержению не подлежат[57] .

Право на опубликование ответа является способом защиты в случае, если в распространенных сведениях не сообщается о порочащих фактах, но распространенная информация, например выраженное мнение, тем не менее, затрагивает права и охраняемые законом интересы потерпевшего.

Поскольку юридическое лицо в силу его правовой природы неспособно испытывать физические и нравственные страдания, правило п. 5 ст. 152 ГК РФ о компенсации причиненного диффамацией морального вреда применяется только в отношении гражданина.

Юридическое лицо является искусственной правовой конструкцией и не обладает психикой, поэтому правило п. 5 ст. 152 ГК РФ к нему неприменимо. В то же время следует отметить, что в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» содержится положение о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу. Однако в современной судебной практике это неверное положение судами не применяется. Юридическое лицо, как и гражданин, помимо дачи опровержения и опубликования ответа, вправе требовать возмещения причиненных убытков.

Честь и достоинство гражданина охраняет также уголовный закон, предусматривающий ответственность за клевету и оскорбление (ст. ст. 129, 130 УК РФ 1996 г.). Клевета и оскорбление – преступления, совершаемые с прямым умыслом. Если потерпевший считает, что позорящие его сведения распространены умышленно, он вправе обратиться в суд с жалобой о привлечении виновного к уголовной ответственности. Одновременное рассмотрение уголовного дела и разрешение иска по ст. 152 ГК недопустимо. Однако отказ в возбуждении либо прекращение уголовного дела, вынесение приговора (как обвинительного, так и оправдательного) не препятствуют рассмотрению иска о защите чести и достоинства в порядке гражданского судопроизводства.

Порочащие сведения умаляют честь, достоинство и деловую репутацию гражданина в общественном мнении или мнении отдельных лиц. Объективными критериями для признания судом порочащего характера распространенных сведений служат действующие юридические нормы, принципы общечеловеческой и профессиональной морали, обычаи делового оборота.

Порочащие утверждения о нарушениях этих норм и принципов обычно представляют собой сообщения о совершении гражданином конкретных недостойных поступков, так называемые суждения факта. От фактологических суждений следует отличать оценки (мнения, толкования). Оценка не констатирует факт, а выражает отношение человека к предмету или отдельным его признакам («хороший - плохой», «добрый - злой», «худший - лучший», «привлекательный - отталкивающий» и т.п.). Поэтому к оценкам не применимы характеристики истинности-ложности. Вместе с тем необходимо учитывать, что помимо отчетливых описательных и оценочных суждений в языке существует широкий слой оценочных выражений с фактической ссылкой, т.е. слов, дающих определенное описание, содержащих утверждения в форме оценки («преступный», «нечестный», «лживый», «некомпетентный», «необязательный» и т.п.). Соответствие действительности таких высказываний может быть проверено, при недоказанности они подлежат опровержению. В любом случае независимо от степени конкретизации не могут признаваться порочащими чисто политические и идеологические оценки; критические замечания по научной работе или концепции; нейтральные в этическом и деловом отношениях сведения о чертах характера, болезнях, физических недостатках[58] .

Статья 152 ГК РФ защищает честь, достоинство и деловую репутацию лишь при том условии, что порочащие сведения не соответствуют действительности. Поэтому не подлежат опровержению оскорбительные выражения и сравнения, которые нельзя проверить на истинность. Не могут составить предмет иска по ст. 152 ГК РФ претензии к форме подачи материала, стилю изложения, художественным приемам, использованным автором публикации. На доказательность могут проверяться не только утверждения, но и предположения (версии). По общему правилу, предположительные высказывания не опровергаются по суду, поскольку не констатируют факты. Но в тех случаях, когда предположения (подозрения) основываются на фактах, ложность которых установлена в судебном заседании, они подлежат опровержению вместе с этими фактами, ибо придают им порочащую окраску (сами факты по отдельности, не объединенные подозрением, могут быть нейтральны в правовом и нравственном отношении).

При ссылках на слухи, толки, молву, анонимные компетентные или оперативные источники, ответчику необходимо доказать, что слухи действительно имели место, а источники существовали. В противном случае сведения о слухах и источниках подлежат опровержению. Для определения характера распространенных сведений судье необходимо учитывать цель и жанр публикации, контекст, в котором употреблены оспариваемые слово или фраза.

Иск о защите чести, достоинства и деловой репутации вправе предъявлять дееспособные граждане, посчитавшие, что о них распространили порочащие и не соответствующие действительности сведения.

За защитой чести и достоинства несовершеннолетних и недееспособных могут обратиться в суд их законные представители. Статья 152 ГК РФ дает возможность защитить доброе имя гражданина и после его смерти. Заинтересованными в этом лицами могут быть как граждане (родственники, наследники, соавторы), так и юридические лица (например, организация, возглавлявшаяся умершим).

Ответчиками в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации являются лица, распространившие порочащие сведения. По искам, содержащим требования об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, возникает обязательное соучастие: в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего СМИ. Если при рассмотрении таких сведений имя автора не обозначено либо он воспользовался псевдонимом, по иску отвечает одна редакция.

В случае если редакция СМИ не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика привлекается учредитель данного СМИ. Однако и не будучи юридическим лицом, редакция - надлежащий ответчик по всем искам, содержащим требования опровержения порочащих сведений в СМИ.

Закон РФ «О средствах массовой информации» закрепляет принцип независимости СМИ. В соответствии со ст. 18 Закона, по общему правилу, «учредитель не вправе вмешиваться в деятельность средства массовой информации».

Поэтому решение суда, обязывающее опубликовать (зачесть по радио и телевидению) опровержение, должно быть адресовано непосредственно редакции СМИ, участвующей в деле в качестве соответчика. В противном случае решение не будет реально выполнимо. На учредителя же в случае удовлетворения иска может быть возложена ответственность в виде возмещения убытков и морального вреда.

Обязательное соучастие предусмотрено и по искам об опровержении порочащих сведений, изложенных в служебных характеристиках: надлежащими ответчиками здесь выступают лицо, подписавшее характеристику, и предприятие, учреждение, организация, от имени которых она выдана (п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г.).

Опровержение – специальная мера защиты, применяемая в случае нарушения чести, достоинства и деловой репутации. Обязанность опровержения возлагается на распространителя порочащих и не соответствующих действительности сведений независимо от его вины.

Так, ст. 57 Закона «О средствах массовой информации» устанавливает основания освобождения от ответственности редакции, главного редактора, журналиста за распространение порочащих честь и достоинство и не соответствующих действительности сведений.

Но обязанность опровержения (в форме сообщения о решении суда) возлагается судом на редакцию СМИ и в этих случаях, поскольку основанием мер специальной защиты служит сам факт нарушения права. Иск в порядке ст. 152 ГК РФ может быть предъявлен к нескольким СМИ, распространившим одни и те же порочащие сведения. Все ответчики будут обязаны опровергнуть эти сведения, а ответственность будет возложена на редакцию СМИ, в котором такие сведения были распространены первоначально, либо на граждан и организации, от которых они поступили.

Порядок опровержения в СМИ детально регламентирован ст. ст. 43, 44 Закона «О средствах массовой информации»: опровержение должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение» на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение.

Специальный порядок предусмотрен законом и для опровержения сведений, содержащихся в документе: он должен быть заменен или отозван. В иных случаях порядок опровержения устанавливается судом в зависимости от способа распространения порочащей информации.

Не соответствует закону часто возлагаемая судом на ответчика обязанность «принести истцу извинение». Опровержение состоит в сообщении о несоответствии действительности, а не в просьбе о прощении.

Статья 152 ГК РФ закрепляет право гражданина на ответ в СМИ, опубликовавшем сведения, ущемляющие его права или законные интересы. Такого рода сведениями могут быть искажения биографии или трудовой деятельности гражданина либо информация, которая, хотя и соответствует действительности, но сопряжена с вторжением в частную жизнь, разглашает личную или семейную тайну.

В соответствии с Законом «О средствах массовой информации» право обратиться в суд с требованием опубликования ответа гражданин имеет в том случае, если редакция СМИ отказала ему в публикации. Закон о СМИ предусматривает также право гражданина, чьи честь и достоинство опорочены распространением не соответствующих действительности сведений, потребовать от редакции опровержения, а отказ либо нарушение порядка опровержения – обжаловать в суд. В статье 152 ГК РФ она отсутствует.

Иски к СМИ о защите чести, достоинства и деловой репутации предъявляются непосредственно в суд. Предварительное обращение за публикацией опровержения в редакцию СМИ не влияет на правовую природу последующего требования опровержения по суду порочащих и не соответствующих действительности сведений.

Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации во всех случаях осуществляется в форме искового производства, а не обжалования отказа редакции СМИ в опровержении.

Возмещение вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, осуществляется по нормам, содержащимся в главе 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда».

Имущественный вред (убытки) возмещается при наличии вины (ст. 1064), моральный вред компенсируется независимо от вины (ст. 1100).

В делах по искам к СМИ размеры компенсации зависят главным образом от характера и содержания порочащих сведений, масштабов их распространения. В Законе о СМИ (ст. 57) дается перечень обстоятельств, освобождающих редакцию и журналиста от обязанности проверять достоверность сообщаемой ими информации и, следовательно, исключающих их ответственность за распространение порочащих и недостоверных сведений[59] .

Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если редакция СМИ добровольно дала опровержение, удовлетворяющее истца. Преобразование иска о защите чести, достоинства и деловой репутации в иск о компенсации морального вреда, однако, недопустимо при несогласии с опровержением автора опубликованного материала.

В силу п. 7 ст. 152 ГК РФ деловая репутация юридического лица защищается по тем же правилам, что и деловая репутация гражданина. Юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения, имеет право на опубликование своего ответа в средствах массовой информации и т.д. По требованию заинтересованных лиц (например, правопреемников) допускается защита деловой репутации юридического лица после его ликвидации.

Следует при этом учитывать, что в отличие от чести и достоинства (доброго имени) деловая репутация в Конституции РФ отсутствует и фигурирует исключительно как категория гражданского права. В гражданско-правовом смысле это понятие применимо только к юридическим лицам, участвующим в предпринимательской деятельности, деловом обороте[60] .

В Гражданском кодексе РФ говорится об «обычаях делового оборота» (ст. 5), «деловых отношениях сторон» (ст. 438), «деловых связях» (ст. 1042). К отношениям, основанным на властном подчинении, гражданское законодательство не применяется (ст. 2).

Государственные и муниципальные органы, осуществляющие властные и управленческие функции, не являются носителями деловой репутации и не вправе требовать ее судебной защиты. Субъектами гражданского права в соответствии со ст. 124 ГК РФ государство (его органы) и муниципальные образования становятся лишь тогда, когда они выступают равноправными участниками гражданского, делового оборота[61] .

На требование опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, исковая давность не распространяется.

Требование возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением порочащих и не соответствующих действительности сведений, подпадает под общий срок исковой давности в три года.

На истце лежит обязанность доказывания факта распространения сведений и обоснования их порочащего характера. Ответчик обязан доказать, что сведения соответствуют действительности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, рассмотрев такую объёмную тему, как личные неимущественные права и их гражданско-правовая охрана, можно сделать вывод, что правовое регулирование и защита личных неимущественных прав, осуществляется комплексно, нормами ряда отраслей права. Если раньше в гражданском праве существовало, по крайней мере, две точки зрения на предмет гражданско-правового регулирования отношений по поводу нематериальных благ и связанных с ними личных неимущественных прав. Например, если одна группы ученных, отмечало, что гражданское право не регулирует, а лишь охраняет личные неимущественные права, то другие утверждали, что правовое регулирование и охрана прав не могут противопоставляться, поскольку регулирование означает охрану прав, а их охрана осуществляться путем регулирования соответствующих отношений. То в последние годы в мире цивилистики господствующим мнением стало, что гражданское право как регулирует, так и охраняет личные неимущественные права.

Закрепление и провозглашение принципа приоритета обще­человеческих ценностей в международном праве позволило в период развития демократических преобразований в нашем го­сударстве не только признать, но и гарантировать в Конститу­ции РФ права и свободы человека и гражданина. Укрепление роли личности все больше и больше находит отражение в зако­нодательстве и судебной практике, акцентирующих свое внима­ние на защите нематериальных благ человека и личных неиму­щественных прав граждан. Ключевым звеном, решающим данную проблему, является дальнейшая разработка правового механизма, направленного на обеспечение нормального функционирования правового инсти­тута личных неимущественных прав.

Одним из необходимых условий совершенствования норм гражданского законодательства является закрепление законода­телем неимущественных прав и благ, принадлежащих юридиче­ским лицам. Современная формулировка п. 7 ст. 152 ГК РФ, за­крепляющего право юридического лица на защиту деловой ре­путации по аналогии с гражданами, демонстрирует уязвимость данной конструкции, поскольку этот субъект права не может обращаться с требованием о компенсации морального вреда, что является очевидным для всех.

Представляется целесообразным закрепить ряд неимуществен­ных прав юридического лица, в главе, посвященной неимуще­ственным правам и благам граждан и юридических лиц. Назре­ла необходимость дополнить эту главу нормами, содержащими способы защиты этих прав, непосредственно относящихся к юридическим лицам, путем возмещения вреда неимущественно­го характера, связанного с имущественным. На практике это должно выражаться в установлении четких границ возмещения такого вреда. В основу регулирования норм о возмещении не­имущественного и компенсации морального вреда должен быть заложен достаточно эффективный правовой инструментарий, по­зволяющий гибко реагировать на нарушения нематериальных благ человека и неимущественных прав граждан, а также неимуще­ственных благ и прав юридических лиц.

Судебная практика и выработка теоретических рекомендаций учеными-правоведами по толкованию и применению норм ин­ститута компенсации морального вреда должны способствовать его совершенствованию и дальнейшему развитию, обеспечивая надлежащую защиту прав граждан и юридических лиц, а также благ человека. Специфика осуществления личных неимущественных прав состоит в том, что законом определяются не пределы реализации нематериальных прав и благ управомоченному лицу, а устанавливаются границы вторжения посторонних лиц в личную сферу и, если эти пределы нарушаются, допускается применение принудительных мер к их восстановлению. Следовательно, категория личных неимущественных прав в гражданском праве является одной из самых проблематичных и актуальных.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные и иные правовые акты

1.Конституция Российской Федерации. – М.: Элит, 2003. – 32 с.

2. Всеобщая декларация прав человека 1948 года // Международные акты о правах человека: Сборник документов. - М.: НОРМА, 2002.

3. Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ //Российская газета. – 1994. № 238-239.

4. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. №63-ФЗ. // Российская газета. – 1996. № 113, 114, 115, 118.

5.Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (ГПК РФ) (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2002. – № 46. – Ст. 4532.

5. Закон РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» // Ведомости РФ. – 1992. – № 7. Ст. 300 (с послед. изм. и доп.).

6.Патентный закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г.// Российская газета. – 1992 .

7.Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей»// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1992. - № 15. – Ст. 766.

8.Закон РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-I «Об авторском праве и смежных правах». // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации – 1993. - № 32. – Ст. 1242.

9.Федеральный закон от 10 января 2002 г. «Об охране окружающей среды» // СЗ РФ. – 2002. – №2. – Ст. 133.

10.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»// Российская газета. – 2005. – № 50.

11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 1995. – № 3.

12.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о защите чести и достоинства граждан и организаций» // Сборник постановлений Конституционного Суда РФ, Верховных Судов СССР и РФ (РСФСР) по гражданским делам. – С. 511.

Научная и учебная литература:

1. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. – М., 1940.

2. Богатырев Ф.О. «Состав относительных неимущественных гражданских отношений» //Журнал российского права. – 2002. – № 11.

3.Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.

4.Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций (ответственный редактор - О.Н. Садиков). - М. Юристъ, 2001.

5.Гражданское право, том 1, учебник под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. – М.: ПРОСПЕКТ, 1998. – 632 с.

6. Донцов С.Е., Глянцев В.В. Возмещение вреда по советскому законодательству. – М.: Юрид. лит., 1990.

7. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. Л., 1988.

8.Илларионова Т.И., Гонгало Б.М., Плетнев В.А. Гражданское право: Учебник. – Ч.1. - М.: Норма, 1998.

9.Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Ч.III. Л., 1965.

10. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой // Отв. ред. О. Н. Садиков. Изд. 3-е, дополн. и перераб. М., 2005.

11.Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть вторая. // Под ред. проф. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина. - Юрайт-Издат, Право и закон, 2003.

12.Комментарии части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. — М.: Фонд «Правовая культура», 1995. – С. 193.

13.Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право. 1966. – № 10.

14.Красавчикова Л.О. Понятие и система личных неимущественных прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. Екатеринбург, 1994.

15. Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан (Пособие для слушателей народных университетов). – М.: Знание, 1991.

16. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – 4-е изд.доп. – М. 1999. – 944с.

17.Пешкова О.А. Компенсация морального вреда. Защита и ответственность при причинении вреда нематериальным благам и неимущественным правам. – М.: Изд-во «Ось – 89», 2006.

18. Рясенцев В. А. Гражданское право. Т. 1. – М., 2002.

19.Сборник постановлений Конституционного Суда РФ, Верховных Судов СССР и РФ (РСФСР) по гражданским делам. – М., 2001.

20.Сергеев А.П. Авторское право России. — СПб: Изд-во С.-Петер­бургского университета, 1994.

21.Степанов П.В. «Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права»: Автореф. дисс.: канд. юрид. наук. М., 1999.

22.Тархов В.А. Гражданское право. - Чебоксары, 1997.

23.Теория государства и права: Учебник /Под ред. М.Н. Марченко. - М.: Издательство «Зерцало», 2004.

24.Цыбуленко З.И. Гражданское право: Учебник. – Ч.1. – М., 1998.

25.Шабунова И.Н. «Корпоративные отношения, как предмет гражданского права» //Журнал Российского права. – №2,4.

26. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. – М., 1999.

27.Ярошенко К.Б. Понятие и состав вреда в деликтных обязательствах // Проблемы современного гражданского права. – М., 2006.

28.Ярошенко К.Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. Гражданско-правовая охрана личных неимущественных прав граждан. Издание второе, допол. и перераб. – М., 2005.

ПРИЛОЖЕНИЕ

1. Образцы документов

1. Исковое заявление о компенсации морального вреда

В ____________________ суд

Истец: ___________________

Адрес: ___________________

Ответчик: ________________

Адрес: ___________________

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

"__" ______ 200_ г. ответчик совершил в отношении меня неправомерное действие (проявил неправомерное бездействие), заключающееся в том, что ________________________________________.

Указанным действием (бездействием) было нарушено принадлежащее

мне неимущественное право ________________________________________

(был причинен ущерб принадлежащему мне нематериальному благу) ____

_________________________________________________________________,

что причинило мне физические страдания, заключающиеся в претерпевании мною ______________________________________________,

(боли, головокружения, тошноты и т.п.) и нравственные страдания, заключающиеся в претерпевании мною

_________________________________________________________________.

(страха, обиды, разочарования, горя, чувства утраты)

Следующие фактические обстоятельства, при которых мне был причинен моральный вред, повысили степень моих страданий: _______

Я обладаю следующими индивидуальными особенностями, которые повысили степень перенесенных мною страданий:___________________.

Наличие этих особенностей подтверждается следующими доказательствами: _______________________________________________

Претерпевание мною указанных страданий дополнительно

подтверждается следующими доказательствами: _____________________

По моему мнению, причиненный мне ответчиком моральный вред

будет компенсирован в случае выплаты мне ответчиком денежной

компенсации в размере ___________________ руб.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ прошу:

взыскать с ответчика денежную компенсацию причиненного мне морального вреда.

Приложение:

1. Письменные доказательства в обоснование иска: ____________.

2. Квитанция об уплате госпошлины.

3. Копия искового заявления для ответчика.

Подпись

Дата

2. Исковое заявление о защите чести и достоинства

и компенсации морального вреда

В ______________________ суд

Истец: _____________________

Адрес: _____________________

Ответчик: __________________

Адрес: _____________________

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА

И КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

"__" _____ 200_ г. ответчик распространил в отношении меня порочащие и не соответствующие действительности сведения,

заключающиеся в том, что ________________________________________

Указанные сведения были распространены _______________________

_________________________________________________________________.

(указать способ распространения)

Этими действиями был причинен ущерб принадлежащему мне нематериальному благу – моей чести и достоинству (деловой репутации), что причинило мне нравственные страдания, заключающиеся в претерпевании мною _______________________________

_________________________________________________________________.

(обиды, разочарования, горя, чувства утраты и т.п.)

Следующие фактические обстоятельства, при которых мне был причинен моральный вред, повысили степень моих страданий: _______.

Я обладаю следующими индивидуальными особенностями, которые

повысили степень перенесенных мною страданий: _____________________.

Наличие этих особенностей подтверждается следующими доказательствами: _______________________________________________.

Претерпевание мною указанных страданий дополнительно подтверждается следующими доказательствами: _____________________.

По моему мнению, причиненный мне ответчиком моральный вред будет компенсирован в случае выплаты мне ответчиком денежной компенсации в размере ___________________ руб.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ прошу:

1.Обязать ответчика опровергнуть распространенные сведения (указать желаемый способ опровержения).

2.Взыскать с ответчика денежную компенсацию причиненного мне морального вреда.

Приложение:

1. Письменные доказательства в обоснование иска: ____________.

2. Квитанция об уплате госпошлины.

3. Копия искового заявления для ответчика.

Подпись

Дата

2. Судебная практика

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2005 года

Дело № 44-Г05-36

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Кнышева В.П.,

Судей Пчелинцевой Л.М., Борисовой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2005 года частную жалобу Г.С., Г.Н., Г.П. и З. на определение судьи Пермского областного суда от 15 сентября 2005 года, которым гражданское дело по иску Ж. к Г.С., Г.Н., Г.П. и З. о защите чести, достоинства и деловой репутации передано для рассмотрения в Дзержинский районный суд г. Перми.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения Г.С., поддержавшего доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Ж., работающая в должности судьи Кировского районного суда г. Перми, обратилась в суд с иском к Г.С., Г.Н., Г.П. и З. о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Заявление было принято к производству Кировского районного суда г. Перми.

До начала рассмотрения дела по существу ответчики заявили отвод всем судьям Кировского районного суда г. Перми. Поскольку истица Ж. работает судьей Кировского районного суда и у ответчиков имелись основания сомневаться в объективности и беспристрастности рассмотрения данного гражданского дела судьями Кировского районного суда г. Перми, то определением судьи Кировского районного суда г. Перми от 19 августа 2005 года заявленный отвод удовлетворен.

Председатель Кировского районного суда г. Перми обратился в Пермский областной суд с ходатайством о передаче данного дела в другой суд в связи с тем, что рассмотрение данного дела в Кировском районном суде г. Перми является невозможным.

Определением судьи Пермского областного суда от 15 сентября 2005 года гражданское дело по иску Ж. к Г.С., Г.Н., Г.П. и З. о защите чести, достоинства и деловой репутации передано для рассмотрения в Дзержинский районный суд г. Перми.

В частной жалобе Г.С., Г.Н., Г.П. и З. просят отменить определение судьи Пермского областного суда по мотиву его незаконности и передать вопрос на новое рассмотрение другому судье, а судью Пермского областного суда, вынесшую обжалуемое определение, отстранить от исполнения обязанностей судьи Российской Федерации и привлечь к установленной действующим законодательством ответственности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно части 2 статьи 21 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отвода судьи либо отвода всего состава суда при рассмотрении дела в районном суде дело рассматривается в том же суде другим судьей или другим составом суда либо передается на рассмотрение в другой районный суд вышестоящим судом, если в районном суде, в котором рассматривается дело, замена судьи становится невозможной.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд передает дело на рассмотрение другого суда, если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом.

Передавая дело по иску Ж. к Г.С., Г.Н., Г.П. и З. о защите чести, достоинства и деловой репутации для рассмотрения в Дзержинский районный суд г. Перми, судья Пермского областного суда обоснованно исходил из того, что имеются предусмотренные законом основания для изменения подсудности дела. Истицей по настоящему делу является судья Кировского районного суда г. Перми Ж. Поэтому судья пришел к правильному выводу о невозможности рассмотрения дела Кировским районным судом г. Перми и правомерно в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ изменил подсудность и направил дело для рассмотрения в Дзержинский районный суд г. Перми.

Судьей было учтено и то обстоятельство, что в судебном заседании ответчики Г.С. и Г.Н. не возражали о передаче дела в другой суд и с учетом их материального положения просили передать его в Дзержинский районный суд г. Перми (л.д. 55 - 57, 59).

Доводы частной жалобы не опровергают вывод судьи о наличии оснований для изменения подсудности настоящего дела и основанием для отмены определения не являются.

Просьба заявителей в частной жалобе об отстранении от исполнения обязанностей судьи Пермского областного суда, вынесшего обжалуемое определение, и привлечение его к уголовной ответственности не относится к полномочиям суда кассационной инстанции, предусмотренным ст. 374 ГПК РФ.

Таким образом, обжалуемое определение судьи следует признать законным и обоснованным. Оснований для удовлетворения частной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьей 374 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение судьи Пермского областного суда от 15 сентября 2005 года оставить без изменения, частную жалобу Г.С., Г.Н., Г.П. и З. - без удовлетворения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июля 2005 года

Дело № 78-Г05-39

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нечаева В.И.,

судей Кебы Ю.Г., Пчелинцевой Л.М.

рассмотрела в судебном заседании от 19 июля 2005 года дело по иску Ж. к председателю муниципального совета муниципального образования N 21 Санкт-Петербурга Костиной Валентине Дмитриевне о защите чести, достоинства, деловой репутации и о компенсации морального вреда по кассационной жалобе Ж. на решение Санкт-Петербургского городского суда 18 марта 2005 года, которым исковое заявление Ж. оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителя Ж. - Дроздова В.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Ж. обратился в Санкт-Петербургский городской суд с иском к председателю муниципального совета муниципального образования N 21 Санкт-Петербурга Костиной Валентине Дмитриевне о защите чести, достоинства, деловой репутации и о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что председатель муниципального совета муниципального образования Костина В.Д. в период 2001 - 2002 года от своего имени распространила в отношении его сведения, не соответствующие действительности, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию.

Так, в письмах, направленных по месту службы истца в УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (письмо от 17.09.2001 N 113, письмо от 11.02.2002 N 45, письмо от 29.10.2002 N 331) ответчица указала, что Ж. никогда не работал в муниципальном совете муниципального образования N 21 Санкт-Петербурга на постоянной основе; в письме от 18.09.2001 N 115, направленном в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, ответчица указала, что Ж. никогда не работал в муниципальном совете муниципального образования N 21 Санкт-Петербурга на постоянной основе, однако, используя выданную справку, приостановил военную службу, получив преимущества и льготы, установленные для депутатов. Названные письма ответчицы с утверждениями, по мнению истца, ложного характера повлекли возбуждение в отношении истца уголовного дела по ч. 1 ст. 339 УК РФ, которое впоследствии было прекращено по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в его действиях состава преступления. Кроме того, в результате указанных обращений по месту службы истца кадровой службой УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в отношении истца было издано несколько кадровых приказов, нарушающих его права, которые впоследствии также были отмерены.

Полагает, что действия Костиной В.Д. являются осознанными, направленными на причинение истцу морального вреда, связанного с неблагоприятными последствиями в вопросе прохождения им службы, а также причинения вреда его деловой репутации как депутата и офицера ФСБ.

Истец просил суд признать сведения, распространенные Костиной В.Д., в письмах N 113 от 17.09.2001, N 45 от 11.02.2002, N 331 от 29.10.2002 в адрес Управления Федеральной службы безопасности по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о том, что он никогда не исполнял и не исполняет обязанности депутата муниципального образования N 21 на постоянной основе, и сведения в письме N 115 от 18.09.2001 в адрес Законодательного Собрания Санкт-Петербурга о том, что он "никогда не работал на постоянной основе, однако, используя выданную справку, приостановил военную службу, тем самым получив преимущества и льготы, установленные для депутатов" не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца. Истец также просил суд обязать Костину В.Д. направить в названные органы письма с опровержением ранее распространенной ею информацией о том, что депутат Ж. никогда не исполнял и не исполняет обязанностей депутата муниципального совета муниципального округа N 21 на постоянной основе, и взыскать в его пользу с Костиной В.Д. компенсацию причиненного ее действиями морального вреда в размере 100 тысяч рублей.

Ответчица Костина В.Д. исковые требования не признала.

Решением Санкт-Петербургского городского суда от 18 января 2005 года исковое заявление Ж. оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе Ж. поставлен вопрос об отмене данного решения суда как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в том же составе судей. По мнению заявителя, судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, в результате этого выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также суд неправильно истолковал Закон Санкт-Петербурга от 5 июля 2000 года "О реестрах муниципальных должностей в Санкт-Петербурге" и не применил законы, подлежащие применению (Федеральный закон "О статусе военнослужащих", Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе").

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения и отмены решения суда.

Статья 152 ГК РФ (пункт 1 и 5) предусматривает, что гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Наряду с опровержением таких сведений гражданин вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных их распространением.

Из материалов дела видно, что поводом для обращения Ж. в суд о защите чести, достоинства, деловой репутации послужили письма председателя муниципального совета муниципального округа N 21 Санкт-Петербурга Костиной В.Д. N 113 от 17.09.2001, N 45 от 11.02.2002, N 331 от 29.10.2002 в адрес Управления Федеральной службы безопасности по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и письмо N 115 от 18.09.2001, направленное в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, в которых сообщалось, что депутат муниципального совета муниципального округа N 21 Санкт-Петербурга Ж. исполняет свои полномочия в муниципальном совете второго созыва на непостоянной основе, как и ранее являясь депутатом муниципального совета первого созыва. По мнению истца, данные сведения порочат его честь, достоинство и деловую репутацию как депутата и офицера ФСБ, послужили основанием для возбуждения против него уголовного дела по ч. 1 ст. 339 УК РФ, впоследствии прекращенного за отсутствием состава преступления, причинили моральный вред и повлекли неблагоприятные последствия в вопросе прохождения воинской службы в УФСБ РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований Ж., суд исходил из того, что ответчица доказала соответствие действительности распространенных ею сведений в вышеуказанных письмах в отношении Ж. о том, что он никогда не исполнял и не исполняет полномочия депутата муниципального совета муниципального образования N 21 Санкт-Петербурга на постоянной основе. При этом суд указал, что необходимость ведения переписки находится в рамках компетенции ответчицы, оспариваемые письма не содержат фактов, не соответствующих действительности. Что касается таких обстоятельств, как возбуждение уголовного дела против истца, издание нескольких кадровых приказов, нарушающих его права, то они не могут служить основанием к признанию обоснованности заявленных им требований в рамках данного гражданского дела, поскольку правовая оценка этим обстоятельствам, а также действиям УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области дана в постановлении следователя военной прокуратуры Санкт-Петербургского гарнизона о прекращении уголовного дела от 3 марта 2003 года и в судебных постановлениях Ленинградского окружного военного суда от 27 мая 2004 года и Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда года от 22 апреля 2004 года.

Судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции правильными, основанными на нормах материального права и имеющихся в деле доказательствах.

Согласно пункту 4 статьи 18 Федерального закона от 28 августа 1995 года "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (в ред., действовавшей на момент избрания и выполнения истцом полномочий депутата) глава муниципального образования, депутат, член выборного органа местного самоуправления, другие выборные должностные лица местного самоуправления в соответствии с уставом муниципального образования могут осуществлять свои полномочия на постоянной основе.

Статьей 32 Устава муниципального округа N 21, принятого постановлением муниципального совета муниципального округа N 21 Санкт-Петербурга от 9 апреля 1998 года и зарегистрированного постановлением Законодательного собрания Санкт-Петербурга от 13 мая 1998 года, установлено, что деятельность депутата муниципального совета осуществляется как без отрыва от основной работы, так и на постоянной основе. Депутатам муниципального совета, осуществляющим свои полномочия без отрыва от основной работы, может производиться компенсация документально подтвержденных расходов, связанных с осуществлением ими депутатской деятельности, за счет средств бюджета муниципального образования. Депутат муниципального совета (если осуществляет полномочия на постоянной основе) не вправе заниматься иной оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельностью.

Судом установлено, что компенсация расходов, связанных с осуществлением депутатской деятельности, производилась Ж. за период с октября 1998 года по декабрь 1999 года в сумме 4174 рубля, за январь, февраль 2000 года по 417 рублей 45 копеек, за период с января 2002 года по декабрь 2002 года в сумме 13000 рублей, за период с января 2003 года по декабрь 2003 года в сумме 12000 рублей (т. 1 л.д. 137 - 139).

Законом Санкт-Петербурга "О реестрах муниципальных должностей в Санкт-Петербурге", принятым 5 июля 2000 года Законодательным Собранием Санкт-Петербурга, утвержден реестр выборных муниципальных должностей в Санкт-Петербурге, замещаемых в результате муниципальных выборов, а также замещаемых на основании решения представительного или иного выборного органа местного самоуправления в Санкт-Петербурге в отношении лиц, избранных в состав указанных органов в результате муниципальных выборов и реестр муниципальных должностей муниципальной службы в Санкт-Петербурге, замещаемых путем заключения трудового договора.

Должность депутата в реестрах отсутствует.

Таким образом, исходя из содержания приведенных норм материального права и фактических обстоятельств дела, подтвержденных доказательствами (приказа о назначении Ж. на должность в муниципальном совете не издавалось, заработной платы в муниципальном совете он не получал, а ему компенсировались лишь подтвержденные расходы, связанные с осуществлением депутатских полномочий) суд обоснованно признал соответствующими действительности сведения, распространенные ответчицей в отношении ответчика в указанных выше письмах, в связи с чем правомерно отказал Ж. в иске о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Более того, Судебная коллегия считает необходимым указать на то, что сведения, содержащиеся в этих письмах, не носят порочащий заявителя характер, поскольку не содержат умаляющих его честь и достоинство утверждений о нарушении им действующего законодательства, о его неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении депутатской деятельности.

Доводы кассационной жалобы о необоснованности судебного решения нельзя признать состоятельными, так как они не подтверждаются материалами дела. Юридически значимые обстоятельства судом установлены правильно, выводы, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела.

При рассмотрении дела судом не допущено также нарушения и неправильного применения норм материального права, как утверждает в кассационной жалобе заявитель.

С учетом изложенного Судебная коллегия признает решение суда законным и обоснованным. Предусмотренных статьей 362 Гражданского процессуального кодекса оснований для его отмены не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360 - 362, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Санкт-Петербургского городского суда от 18 марта 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Ж. - без удовлетворения.

Постановление Арбитражного суда Волгоградской области
от 21 декабря 2004 г. N А12-22638/04-С35-V/15
(извлечение)

ОАО "Волгограднефтемаш" обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к ООО "ТВ-1", корреспонденту Кантур Л.И. о защите деловой репутации и взыскании морального вреда в размере 100000 рублей.

Решением арбитражного суда от 19.10.04 г. иск удовлетворен в части. Суд обязал ООО "ТВ-1" передать опровержение информации, не соответствующей действительности, принести извинения истцу. Также в пользу истца с ответчиков взыскан моральный вред по 1000 рублей с каждого.

Ответчик ООО "ТВ-1" с решением суда не согласился, просит его отменить, в иске отказать.

В обоснование апелляционной жалобы указано, что дело рассмотрено в отсутствие ответчиков, надлежащим образом не уведомленных о времени и месте судебного заседания.

Суд не учел, что в другом арбитражном деле имеются доказательства, свидетельствующие о достоверности распространенной информации.

Истец с доводами апелляционной жалобы не согласился, просит решение оставить без изменения.

Дело рассмотрено в отсутствие ответчиков, надлежащим образом уведомленных о времени и месте судебного заседания (направлены определения и телеграммы).

О надлежащем уведомлении ответчиков свидетельствует и ходатайство ответчика ООО "ТВ-1" об отложении рассмотрения дела в связи с занятостью ответчика в уголовном процессе в Красноармейском районном суде г. Волгограда.

Заявленное ходатайство удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Ходатайство подписано представителем ответчика Павленко С.Е., чьи полномочия соответствующей доверенностью не подтверждены.

В подтверждении заявленного ходатайства ответчик не представил доказательств участия в уголовном процессе районного суда.

Кроме того, удовлетворение ходатайства приведет к нарушению процессуальных сроков рассмотрения апелляционной жалобы. Тем более, что ранее суд апелляционной инстанции уже откладывал рассмотрение апелляционной жалобы в связи с неявкой в суд ответчиков.

Рассмотрев материалы дела, выслушав доводы истца, судебная коллегия не находит оснований к отмене судебного акта.

В судебном заседании установлено, что 18.06.04 г. в 19 час. 40 мин. в передаче ответчика ООО "ТВ-1" "Другие новости" на телеканале "СТС" прозвучало утверждение о том, что: «истец избавляется от непрофильных активов, то есть от малышей и их родителей, оставив без крыши 150 детей и лишив работы одного из их родителей; что в срок до 30 сентября здание детского оздоровительного комбината № 246 будет реализовано по оценочной стоимости, а также о том, что другие закрывшиеся детские садики ОАО «Волгограднефтемаш» используются не по целевому назначению и обращены в руины; о том, что истец упразднил единственную в Советском районе г. Волгограда баню, где позже появился публичный дом и на торги выставлено Учреждение культуры ОАО "Волгограднефтемаш".

Согласно ч. 1 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержение порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

В силу положений ч. 7 ст. 152 ГК РФ правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Из приведенных норм следует, что обязанность доказывания соответствия распространенной информации действительности лежит на лице, распространившем данную информацию, т.е. на ответчике.

Как следует из материалов дела, ответчики в суд первой инстанции не явились ни в одно судебное заседание, указание суда о представлении доказательств в опровержение заявленных требований не представили.

К апелляционной жалобе ответчика ООО "ТВ-1" также не приложены какие-либо доказательства в опровержение доводов истца.

Суд апелляционной инстанции при принятии апелляционной жалобы обязал ответчиков представить доказательства в подтверждение доводов апелляционной жалобы.

Такие доказательства суду представлены не были, тем самым ответчики злоупотребили своими обязанностями, предусмотренными ст. 41 АПК РФ, и проигнорировали требования судебных инстанций.

Ссылка ответчика в апелляционной жалобе на существование приказа о ликвидации детского садика несостоятельна, поскольку данный приказ ответчиком суду не представлен.

Необоснованна ссылка ответчика и на доказательства, имеющиеся в ином арбитражном деле № А12-22640/04-С37.

Во-первых, ответчик обязан представить самостоятельные доказательства по настоящему делу.

Во-вторых, суд первой инстанции вынес решение по настоящему делу ранее, чем принято решение по делу №А12-22640/04-с37 (соответственно 19.10.04 г. и 2.11.04 г.)

Кроме того, в указанном арбитражном деле ОАО "Волгограднефтемаш" не являлось лицом, участвующим в деле.

Решением арбитражного суда от 2.11.04 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 16.12.04 г., частично удовлетворены требования Набиева Г.Г. (генерального директора ОАО "Волгограднефтемаш") к ООО "ТВ-1", корреспонденту Кантур Л.И. о защите деловой репутации и возмещении морального вреда. Суд признал требования Набиева Г.Г. обоснованными лишь в части, которые касались непосредственно истца.

В удовлетворении требований о защите деловой репутации в отношении ОАО "Волгограднефтемаш" отказано.

Из чего следует, что достоверность распространенных ответчиком в отношении ОАО "Волгограднефтемаш" сведений в передаче от 18.06.04 г. не была предметом судебного разбирательства. В связи с чем, решение арбитражного суда от 2.11.04 г. по иному делу в любом случае не может иметь преюдициальной силы в соответствии со ст. 69 АПК РФ.

Таким образом, ответчики в нарушение требований ч. 1 ст. 152 ГК РФ, ст. 65 АПК РФ не представили суду доказательств в опровержение заявленных истцом требований.

Не соответствует фактическим обстоятельствам и довод ответчика о рассмотрении дела в отсутствии ответчиков, которые не были надлежащим образом уведомлены о времени и месте судебного заседания.

Как следует из уведомлений, почтовая корреспонденция (определение арбитражного суда о назначении рассмотрения дела на 19.10.04 г.) получена представителем ответчика 6.10.04 г. (л.д. 27, 28).

При таких обстоятельствах доводы апелляционной жалобы не обоснованны# и удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 268-272 АПК РФ, апелляционная коллегия постановила:

Решение от 19.10.04 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Взыскать с ООО "ТВ-1" в доход федерального бюджета госпошлину по апелляционной жалобе в размере 250 рублей.

Постановление вступает в законную силу с момента его оглашения и может быть обжаловано в срок, не превышающий двух месяцев, в Федеральный суд Поволжского округа.

Председательствующий

Н.Н. Середа

Судьи

В.В. Назаревская, Н.Я. Мальцева

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 февраля 2005 г. № 3

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ

О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ГРАЖДАН,

А ТАКЖЕ ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ ГРАЖДАН

И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Вместе с тем в части 2 статьи 10 названной Конвенции указано, что осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. При этом положения данной нормы должны толковаться в соответствии с правовой позицией Европейского Суда по правам человека, выраженной в его постановлениях.

Предусмотренное статьями 23 и 46 Конституции Российской Федерации право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Обсудив материалы проведенного изучения судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что суды России в основном правильно, с соблюдением требований, предусмотренных статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, рассматривают дела данной категории. Вместе с тем в связи с ратификацией Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней в судебной практике возникли неясные вопросы, требующие разрешения.

Учитывая это, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего указанные правоотношения, постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц - одним из условий их успешной деятельности.

В силу статьи 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Принимая во внимание эти конституционные положения, суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами - свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (статьи 23, 29, 33 Конституции Российской Федерации), с другой.

По делам данной категории необходимо учитывать разъяснения, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в Постановлениях от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" и от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации".

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

2. Иски по делам данной категории вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.

При распространении таких сведений в отношении несовершеннолетних или недееспособных иски о защите их чести и достоинства в соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 52 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могут предъявить их законные представители. По требованию заинтересованных лиц (например, родственников, наследников) защита чести и достоинства гражданина допускается и после его смерти (пункт 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). В соответствии с пунктом 6 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении него сведения не соответствующими действительности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства (подраздел IV Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

3. Пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 названной статьи указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.

Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.

4. В соответствии с пунктами 1 и 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а юридическое лицо - сведений, порочащих его деловую репутацию. При этом законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения. Вместе с тем гражданин вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой информации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд (статьи 43 и 45 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации").

Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, а также юридическое лицо, если опубликованные сведения порочат его деловую репутацию, имеют право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации (пункты 3, 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 46 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации").

5. Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации, то есть организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного средства массовой информации (часть 9 статьи 2 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"). В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

Если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия (статья 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со статьей 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (статья 43 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

6. Если действия лица, распространившего не соответствующие действительности порочащие сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного статьей 129 Уголовного кодекса Российской Федерации (клевета), потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Отказ в возбуждении уголовного дела по статье 129 Уголовного кодекса Российской Федерации, прекращение возбужденного уголовного дела, а также вынесение приговора не исключают возможности предъявления иска о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

7. По делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Судам следует иметь в виду, что в случае, если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

8. Судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации (статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации) от дел о защите других нематериальных благ, перечисленных в статье 150 этого Кодекса, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами, и распространение которых может причинить моральный вред даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

В частности, при разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исключение составляют случаи, когда средством массовой информации была распространена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных интересов на основании пункта 5 статьи 49 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации". Эта норма корреспондируется со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Если же имело место распространение не соответствующих действительности порочащих сведений о частной жизни истца, то ответчик может быть обязан опровергнуть эти сведения и компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации, на основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

9. В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Вместе с тем исходя из пункта 3 названной статьи в случае, когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы соответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы.

В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему пунктом 3 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 46 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (статья 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

10. Статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

11. Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.

Если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела указанными выше лицами в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут защитить свои права в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

12. Обратить внимание судов на то, что содержащийся в статье 57 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" перечень случаев освобождения от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Например, не может служить основанием для освобождения от ответственности ссылка представителей средств массовой информации на то обстоятельство, что публикация представляет собой рекламный материал. В силу статьи 36 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе. Согласно пункту 1 статьи 1 Федерального закона от 18 июля 1995 г. N 108-ФЗ "О рекламе" одной из его целей является предотвращение и пресечение ненадлежащей рекламы, способной причинить вред чести, достоинству или деловой репутации граждан. Исходя из этого, если в рекламном материале содержатся не соответствующие действительности порочащие сведения, то к ответственности на основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации могут быть привлечены также граждане и организации, представившие данные сведения, если они не докажут, что эти сведения соответствуют действительности. На редакцию средства массовой информации при удовлетворении иска может быть возложена обязанность сообщить о решении суда и в случае, если имеются основания, исключающие ее ответственность.

При применении статьи 57 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" судам следует учитывать происшедшие с момента принятия Закона изменения в законодательстве Российской Федерации. Исходя из этого пункт 3 части 2 указанной статьи необходимо понимать как относящийся к сведениям, содержащимся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб не только государственных органов, но и органов местного самоуправления. Аналогичным образом пункт 4 части 2 данной статьи касается дословного воспроизведения фрагментов выступлений членов выборных органов государственной власти и местного самоуправления.

13. При рассмотрении исков, предъявленных к редакции средства массовой информации, его автору, учредителю о привлечении к предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации ответственности за распространение не соответствующих действительности порочащих сведений необходимо учитывать, что в случае, когда выпуск средства массовой информации, в котором были распространены такие сведения, на время рассмотрения спора прекращен, суд вправе обязать ответчика за свой счет дать опровержение или оплатить публикацию ответа истца в другом средстве массовой информации.

14. С учетом того, что требования о защите чести, достоинства и деловой репутации являются требованиями о защите неимущественных прав, на них в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьями 45 и 46 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" отказ редакции средства массовой информации в опровержении распространенных им не соответствующих действительности порочащих сведений либо в помещении ответа (комментария, реплики) лица, в отношении которого средством массовой информации распространены такие сведения, может быть обжалован в суд в течение года со дня распространения указанных сведений. Поэтому пропуск без уважительных причин названного годичного срока может служить самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска о признании необоснованным отказа редакции средства массовой информации в опровержении распространенных им сведений и помещении ответа истца в том же средстве массовой информации. При этом лицо, в отношении которого были распространены такие сведения, вправе обратиться в суд с иском к редакции средства массовой информации о защите чести, достоинства и деловой репутации без ограничения срока.

15. Статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда. Данное правило в части, касающейся деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (пункт 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации). Поэтому правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в части 2 статьи 151 и пункте 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если, например, редакция средства массовой информации добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца. Это обстоятельство должно быть учтено судом при определении размера компенсации морального вреда.

Судам следует иметь в виду, что моральный вред, хотя он и определяется судом в конкретной денежной сумме, признается законом вредом неимущественным и, следовательно, государственная пошлина должна взиматься на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации, а не в процентном отношении к сумме, определенной судом в качестве компенсации причиненного истцу морального вреда.

16. В случае, когда вместе с требованием о защите чести и достоинства гражданина либо деловой репутации гражданина или юридического лица заявлено требование о возмещении убытков, причиненных распространением порочащих сведений, суд разрешает это требование в соответствии со статьей 15 и пунктами 5, 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

17. При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены, а также определить срок (применительно к установленному статьей 44 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"), в течение которого оно должно последовать.

Опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

18. Обратить внимание судов, что на основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации судебная защита чести, достоинства и деловой репутации может осуществляться путем опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, возложения на нарушителя обязанности выплаты денежной компенсации морального вреда и возмещения убытков. При этом необходимо учитывать, что компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подлежат взысканию в пользу истца, а не других указанных им лиц.

Согласно части 3 статьи 29 Конституции Российской Федерации никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме.

Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

19. В связи с принятием данного Постановления признать утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в редакции Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11, с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума от 25 апреля 1995 г. № 6.

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.В.ДЕМИДОВ


[1] См.: СЗ РФ.1994. – № 32.

[2] См.: Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.

[3] См.: Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций (ответственный редактор - О.Н. Садиков). - М. Юристъ, 2001.

[4] См.: Пешкова О.А. Компенсация морального вреда. Защита и ответственность при причинении вреда нематериальным благам и неимущественным правам. – М.: Изд-во «Ось – 89», 2006г.

[5] См.: Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.

[6] См.: Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан (Пособие для слушателей народных университетов). – М.: Знание,1991. С.12-13.прав советских граждан (Пособие для еннып прав в и ответсвенность при причинении вреда прав.ишь дополняют систему гарантии их о

[7] См.: Там же С.15.

[8] См.: Красавчикова Л.О. Понятие и система личных неимущественных прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. Екатеринбург, 1994.

[9] См.: Российская газета. – 1992. – № 32.

[10] См.: Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.

[11] См.: Российская газета. – 2006. – № 289.

[12] См.: Пешкова О.А. Компенсация морального вреда. Защита и ответственность при причинении вреда нематериальным благам и неимущественным правам. – М.: Изд-во «Ось – 89», 2006.

[13] См.: Российская газета. – 1993. – № 32.

[14] См.: Российская газета. – 1998. 10 дек.

[15] См.: Донцов С.Е., Глянцев В.В. Возмещение вреда по советскому законодательству. – М.: Юрид. лит., 1990.С 160.

[16] См.: Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан// Пособие. – М., 1991. – С.15.

[17] См.: Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 7. – Ст. 300.

[18] См.: Российская газета. – 1998. – № 4.

[19] См.: Там же. – 1993. - № 6. – Ст.188.

[20] См.: Малеин Н.С. Охран прав личности советским законодательством. – М., 1985. – С.4.

[21] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарии законодательства и судебной практики. – М.,1999. – С. 108.

[22] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 1987. – С. 152,766

[23] См.: Голубев К.И., Нарижний С.В.Указ. соч. – С. 147.

[24] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарии законодательства и судебной практики. – М.,1999. – С. 108.

[25] См.: Малеин Н.С. Охрана прав личности советским законодательством. – М., - С.147.

[26] См.: Гражданское право, том 1, учебник под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого, М. 1999,С.320

[27] См.: Комментарии части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. — М.: Фонд «Правовая культура», 1995. – С. 193.

[28] См.: Бюллетень Верховного суда РФ. – 2005. – № 4.

[29] См.: Гражданское право, том 1, учебник под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого, М. 1999, С. 320.

[30] См.:Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.

[31] См.: Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.

[32] См.: Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.

[33] См.: Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета .– 1993. – № 237.

[34] См.: Российская газета. – 1992. – № 225.

[35] См.: Сергеев А.П. Авторское право России. — СПб: Изд-во С.-Петер­бургского университета, 1994. С. 295-296.

[36] См.: Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.

[37] См.: Шабунова И.Н. «Корпоративные отношения, как предмет гражданского права» //Журнал Российского права №2,4.

[38] См.: Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право. 1966. № 10.

[39] См.: Там же. С.159.

[40] См.: Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. Л., 1988. С.117.

[41] См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Ч.III. Л., 1965. С.181.

[42] См.: Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004. С.99.

[43] См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. М., 1999. С.13, 20.

[44] См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М., 1997. С.7.

[45] См.: Богатырев Ф.О. «Состав относительных неимущественных гражданских отношений.» //Журнал российского права. – 2002. – № 11.

[46] См.: Гражданское право, том 1, учебник под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. – М.: ПРОСПЕКТ, 1998. – С. 280.

[47] См.: Гражданское право, том 1, учебник под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. – М.: ПРОСПЕКТ, 1998. – С. 317.

[48] См.: Теория государства и права: Учебник / Под ред. М.Н. Марченко. - М.: Издательство "Зерцало", 2004.

[49] См.: Бюллетень Верховного суда РФ. – 1995. – № 3.

[50] См.: Российская газета. – 1992. – № 15.

[51] См.: Эрделевский А.М. Указ. соч. С. 25.

[52] См.: Бюллетень Верховного суда РФ. – 1992. – № 11.

[53] См.: СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 140.

[54] См.: Эрделевский А.М. Указ. соч. С. 25. С. 31-32.

[55] См.: Ярошенко К.Б. Понятие и состав вреда в деликтных обязательствах // Проблемы современного гражданского права. - М., 2006. – С.329.

[56] См.: Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций // Под ред. О.Н. Садикова. - «Юристъ», 2004. С. 176.

[57] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой // Отв. ред. О. Н. Садиков. Изд. 3-е, дополн. и перераб. М., 2005. С. 79—80.

[58] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая. // Под ред. проф. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина. - Юрайт-Издат, Право и закон, 2003. – С. 214.

[59] См.: Гражданское право. Том I. // Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - М., Волтерс Клувер, 2004. С. 237.

[60] См.: Илларионова Т.И., Гонгало Б.М., Плетнев В.А. Гражданское право: Учебник. - М.: Норма, 1998. - Ч.1. - С.199.

[61] См.: Ярошенко К.Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. Гражданско-правовая охрана личных неимущественных прав граждан. Издание второе, допол. и перераб. - М., 2005. С. 46.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Здравствуйте! Если Вам нужна помощь с учебными работами, ну или будет нужна в будущем (курсовая, дипломная, отчет по практике, контрольная, РГР, решение задач, онлайн-помощь на экзамене или "любая другая" работа...) - обращайтесь: VSE-NA5.RU Поможем Вам с выполнением учебной работы в самые короткие сроки! Сделаем все быстро и качественно. Предоставим гарантии!
Галия02:44:26 14 мая 2019

Работы, похожие на Реферат: I. личные неимущественные права в гражданских правоотношениях

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(229642)
Комментарии (3125)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru