Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Проект формирования содержания электронной «Энциклопедии школьника»

Название: Проект формирования содержания электронной «Энциклопедии школьника»
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 17:47:50 13 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 184 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

РЕФЕРАТ

Разработаны проект формирования содержания электронной «Энциклопедии школьника» по истории, разработаны научно-информационные и научно-образовательные материалы по формированию содержания электронной «Энциклопедии школьника» по истории по разделу «Революция 1917 г. и гражданская война в России», представлены тексты лекций и дидактические материалы, обеспечивающие повышение качества обучения по предмету «история».

Страниц – 219, библиографических источников - 45 .

Ключевые слова: энциклопедия школьника, история, гражданская война в России, деятели революции 1917 г. и гражданской войны в России.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Реферат

Список исполнителей

Оглавление…………………………………………………………

Введение……………………………………………………………

Этап 1. Разработка проекта содержания электронной «Энциклопедии школьника» по истории (матрица представления учебно-информационных материалов на основе требований образовательных стандартов)……………………………………………

1.1. Перечень содержательных элементов электронной «Энциклопедии школьника» по истории……………………………….

1.2. Нормативные документы, поддерживающие формирование содержательных элементов «Энциклопедии школьника» по истории…………………………………………………………………….

1.3. Тематическое содержание разделов электронной «Энциклопедии школьника» по истории.………………………………………………….

Этап 2. Разработка НИМ и НОМ для формирования содержания электронной «Энциклопедии школьника» по истории по разделу «Революция 1917 г. и Гражданская война в России» …………………

2. 1. Тексты лекций по разделу «Революция 1917 г. и Гражданская война в России»………………………………………..…………………

2.2. Дидактические материалы по разделу «Революция 1917 г. и Гражданская война в России»……………………………………………

2.2.1. Теоретические доклады и статьи по разделу «Революция 1917 г. и Гражданская война в России»…….…………………………………

2.2.2. Биографические сведения для раздела «Революция 1917 г. Гражданская война в России»……………………………………………

Литература………………………………………………………..............

1

2

4

5

8

8

11

75

100

100

157

157

212

219

ВВЕДЕНИЕ

По устоявшейся в исторической науке традиции все существовавшие когда-либо образовательные системы обычно рассматривались только и исключительно с позиций их социальной детерминированности. Появление компьютерных носителей информации и связанных с ними новых форм интеллектуального труда позволило взглянуть на этот вопрос с иной стороны - с позиций того или иного носителя информации, являющегося в каждую конкретную эпоху реальной материальной базой учебного процесса и диктующего свои формы и методы педагогической работы. В принципе можно предположить, что педагогика вообще направлена на то, чтобы постепенно становиться подрастающему человеку ненужной; она по сути своей направлена на то, чтобы человек, пройдя через систему обучения, далее сам ориентировался в безбрежном море накопленных знаний, умел найти для себя нужное и знал, как нужно работать, чтобы эти знания были им усвоены.

Педагогика, являясь неотъемлемой частью любой цивилизации, берет от культуры своих эпох все свойства и ее признаки, в том числе - существующие способы хранения информации и ее обработки. Поэтому компьютерная цивилизация вполне логично и необходимо должна придти к компьютерной педагогике. Это - в общем плане. А конкретно - проникновение компьютеров в учебный процесс вызвало к жизни огромное количество новых форм работы, немыслимых и невозможных при традиционных методиках. Появление специфических учебных пособий на гипертекстовой основе, мультимедийных справочников и энциклопедий, возможность организации сетевых коммуникаций в самых разных масштабах, от класса до Internet, создание интерактивных обучающих программ и тренажеров - все это вместе открывает перед обучающимися такой спектр учебных действий, обращение к которому полностью видоизменяет лицо учебного процесса. Так же значительно выглядят изменения и в формах работы учителя - компьютер в состоянии полностью изменить структуру и методы его личной работы вне урока (самосовершенствование, накопление и систематизация информации, подготовка к урокам и т.д.) и непосредственно на уроке. Более того - изменившиеся условия и формы работ в очень значительной степени заставляют переосмысливать и роль компьютера, и функции учителя и учеников, и характер их деловых взаимоотношений, а в дальнейшем - и самые общие организационные формы обучения. Все это вместе дает основания утверждать, что в настоящее время все мы присутствуем при рождении принципиально новых систем обучения, систем, основанных на последовательном, всеохватывающем использовании компьютерных технологий.

С появлением компьютера реализация его педагогических возможностей пошла по схеме обучения, а не самообучения, чему способствовали несколько факторов. Во-первых, это - традиционная схема организованного обучения в человеческом обществе и ее, хорошо изученную и отработанную, естественно, проще перенести на компьютер. Во-вторых, традиция внедрения компьютера в человеческую деятельность всегда связана с перенесением на компьютер того, что хорошо отработано в «ручном» исполнении, а традиционный подход в обучении «отрабатывался» более двух тысячелетий. В-третьих, созданием и внедрением компьютерных систем обучения занялись в инициативном порядке преподаватели, большей частью - очень молодые, которые, естественно, перенесли в обучающие программы свою методологию, т. е. моделировали с помощью компьютера свое поведение в процессе обучения.

Опыт компьютеризации различных сторон человеческой деятельности показал, что внедрение компьютера дает многократное повышение эффективности (грубо – на порядок, исключая вычисления, где эффективность повышена на много порядков). Образование не получило столь убедительного ускорения. Даже массовое использование компьютера в учебном процессе не сократило заметным образом общий срок обучения. Обычной стала ситуация, когда эффективность компьютерного обучения надо доказывать с привлечением довольно тонких статистических критериев; иными словами, КПД компьютера в общем учебном процессе пока еще очень мал. И реальное внедрение его в обучение опирается пока лишь на энтузиазм и безграничную компьютерную веру.

Новый виток развития программного обеспечения вызвал к жизни большие обучающие программы на компакт-дисках, использующих трехмерную графику и огромные массивы данных. Параллельно разрабатывается программные педагогические средства, открывающие доступ к самостоятельному созданию собственных обучающих программ каждому педагогу-практику (без обращения к языкам программирования).

В рамках каждого типа к настоящему времени создан весьма значительный фонд полноценных программ, получивших достаточно широкое распространение, распространяемых через торговую сеть и реально используемых в учебном процессе. Примером могут служить четырехтомная серия на CD-ROM "Полное собрание обучающих и развивающих программ для детей", комплекты познавательных игр московской фирмы "Никита", компьютерные энциклопедии фирмы "Кирилл и Мефодий", путеводитель по музеям Киево-Печерской Лавры, и т.д. Не все они используются одинаково широко. Чаще и легче всего входят в практику программы, полностью завершенные, "привязанные" к конкретным темам и дисциплинам и готовые к немедленному включению в работу. Программы типа энциклопедий и путеводителей используются, в основном, эпизодически, поскольку в этом случае на каждого учителя возлагается ответственность за предварительное ознакомление с такой программой и за согласование логики своих уроков с заложенным в нее содержанием. Программы третьего типа - программы-инструменты или программы-оболочки - используются крайне редко, поскольку предполагают полное соавторство, т.е. собственное построение содержания компьютерных уроков каждым отдельным учителем.

ЭТАП 1. РАЗРАБОТКА ПРОЕКТА СОДЕРЖАНИЯ ЭЛЕКТРОННОЙ «ЭНЦИКЛОПЕДИИ ШКОЛЬНИКА» ПО ИСТОРИИ (МАТРИЦА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ УЧЕБНО - ИНФОРМАЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ НА ОСНОВЕ ТРЕБОВАНИЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ СТАНДАРТОВ)

1.1. Перечень содержательных элементов электронной «Энциклопедии школьника» по истории

Разработка научно-информационных и научно-образовательных материалов для формирования содержания электронной «Энциклопедии школьника» предполагает четкое структурирование дидактических единиц по разделам определенной учебной дисциплины с выделением узловых позиций, концентрирующих теоретический и методический материал. Состав ресурсов, собранных в электронной «Энциклопедии школьника» формируется на основе государственных образовательных стандартов по обществознанию 2004 года, примерных программ данной учебной дисциплины. В содержание электронной «Энциклопедии школьника» по истории кроме нормативных документов включены материалы, обеспечивающие содержательную поддержку исторического курса, разработки по конкретным историческим событиям, обеспечивающие расширение знаний учащихся по истории и предназначенных для повышения качества исторической подготовки обучаемых. Эти материалы могут послужить теоретико-информационной базой при составлении тематического планирования, разработки содержания уроков по соответствующим темам, расширении информационного поля изучения нового материала, а также при организации исследовательской работы, проектной деятельности, уроков, проводимых в нетрадиционных формах.

Проект матрицы представления научно-информационных и научно-образовательных материалов по учебному предмету «история» включает следующие позиции:

1. Нормативные документы, обеспечивающие организацию преподавания учебного предмета «история» в средних школах:

1.1. Стандарты среднего полного (общего) образования по истории. Базовый и профильный уровни; Стандарт основного общего образования по истории.

1.2. Примерные программы среднего (полного) общего образования по истории. Базовый и профильный уровни; Примерная программа основного общего образования по истории.

1.3. Элективные курсы в профильном обучении: Образовательная область «История».

1.4. Методическое письмо "О преподавании учебного предмета «история» в условиях введения федерального компонента государственного стандарта общего образования".

2. Тематическое содержание учебного предмета «История».

3. Научно-образовательные материалы по соответствующим разделам тематического содержания учебного предмета «история».

3.1. Тексты лекций по разделам тематического содержания.

3.2. Теоретические доклады по разделам тематического содержания.

3.3. Фрагменты первоисточников по разделам тематического содержания.

3.4. Биографические сведения об ученых, развивающих знания в соответствующем разделе истории.

4.1. Научно-информационные материалы по организации элективных учебных курсов, обеспечивающих повышение качества обучения по учебному предмету «история».

4.3. Тематические словари по разделам тематического содержания учебного предмета «история».

5. Видеоматериалы и презентации по разделам тематического содержания учебного предмета «история».

Ресурсы сети Интернет, представленные в электронной «Энциклопедии школьника» по истории:

1. Официальная Россия: сервер органов государственной власти Российской Федерации: http://www.gov.ru

2. Федеральный портал «Российское образование»: http://www.edu.ru/

3. Президент России — гражданам школьного возраста: http://www.uznay-prezidenta.ru

4. Федеральная служба государственной статистики: базы данных, статистическая информация: http://www.gks.ru

5. Федеральное хранилище «Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов»: http://school-collection.edu.ru/

6. Федеральный фонд учебных курсов: http://www.ido.rudn.ru

7. Архивы России. Сайт: http://www.rusarchives.ru

8. Библиотека Гумер - гуманитарные науки: http:// www.gumer.info.ru

9. Единое окно доступа к образовательным ресурсам: http://www/window.ru

10. Образовательные ресурсы Интернета: http://www.alleng.ru

11. Гуманитарное образование : http://www.humanities.edu.ru/

12. Информационно-аналитический портал «Наследие»: http://www.nasledie.ru

13. Мир истории: Электронный журнал: http://www.historia.ru

14. Организация Объединенных Наций: http://www.un.org/russian/

15. Преподавание истории в шкуоле: научно-методический журнал: http://www.pish.ru

16. Права человека в России: http://www.hro.org

17. Программа ЮНЕСКО «Информация для всех» в России: http://www.ifap.ru

18. Российский общеобразовательный портал: http://www.school.edu.ru

19. Соционет: информационное пространство по общественным наукам: http://socionet.ru

20. СМИ.ru — средства массовой информации в Интернете: каталог российских СМИ: http://www.smi.ru

1.2. Нормативные документы, обеспечивающие организацию преподавания учебного предмета «история» в средних школах

1.2.1. Федеральный компонент государственного стандарта общего образования. Часть II. Среднее (полное) общее образование[1]

Федеральный компонент государственного стандарта общего образования разработан в соответствии с Законом Российской Федерации "Об образовании" (ст. 7) и Концепцией модернизации российского образования на период до 2010 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации N 1756-р от 29 декабря 2001 г.; одобрен решением коллегии Минобразования России и Президиума Российской академии образования от 23 декабря 2003 г. N 21/12; утвержден приказом Минобразования России "Об утверждении федерального компонента государственных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования" от 5 марта 2004 г. N 1089.

Общие учебные умения, навыки и способы деятельности

В результате освоения содержания среднего (полного) общего образования учащийся получает возможность совершенствовать и расширить круг общих учебных умений, навыков и способов деятельности. Предлагаемая рубрикация имеет условный (примерный) характер. Овладение общими умениями, навыками, способами деятельности как существенными элементами культуры является необходимым условием развития и социализации учащихся.

Познавательная деятельность

Умение самостоятельно и мотивированно организовывать свою познавательную деятельность (от постановки цели до получения и оценки результата). Использование элементов причинно-следственного и структурно-функционального анализа. Исследование несложных реальных связей и зависимостей. Определение сущностных характеристик изучаемого объекта; самостоятельный выбор критериев для сравнения, сопоставления, оценки и классификации объектов.

Участие в проектной деятельности, в организации и проведении учебно-исследовательской работы: выдвижение гипотез, осуществление их проверки, владение приемами исследовательской деятельности, элементарными умениями прогноза (умение отвечать на вопрос: «Что произойдет, если…»). Самостоятельное создание алгоритмов познавательной деятельности для решения задач творческого и поискового характера. Формулирование полученных результатов.

Создание собственных произведений, идеальных и реальных моделей объектов, процессов, явлений, в том числе с использованием мультимедийных технологий, реализация оригинального замысла, использование разнообразных (в том числе художественных) средств, умение импровизировать.

Информационно-коммуникативная деятельность

Поиск нужной информации по заданной теме в источниках различного типа. Извлечение необходимой информации из источников, созданных в различных знаковых системах (текст, таблица, график, диаграмма, аудиовизуальный ряд и др.), отделение основной информации от второстепенной, критическое оценивание достоверности полученной информации, передача содержания информации адекватно поставленной цели (сжато, полно, выборочно). Перевод информации из одной знаковой системы в другую (из текста в таблицу, из аудиовизуального ряда в текст и др.), выбор знаковых систем адекватно познавательной и коммуникативной ситуации. Умение развернуто обосновывать суждения, давать определения, приводить доказательства (в том числе от противного). Объяснение изученных положений на самостоятельно подобранных конкретных примерах.

Выбор вида чтения в соответствии с поставленной целью (ознакомительное, просмотровое, поисковое и др.). Свободная работа с текстами художественного, публицистического и официально-делового стилей, понимание их специфики; адекватное восприятие языка средств массовой информации. Владение навыками редактирования текста, создания собственного текста.

Использование мультимедийных ресурсов и компьютерных технологий для обработки, передачи, систематизации информации, создания баз данных, презентации результатов познавательной и практической деятельности.

Владение основными видами публичных выступлений (высказывание, монолог, дискуссия, полемика), следование этическим нормам и правилам ведения диалога (диспута).

Рефлексивная деятельность

Понимание ценности образования как средства развития культуры личности. Объективное оценивание своих учебных достижений, поведения, черт своей личности; учет мнения других людей при определении собственной позиции и самооценке. Умение соотносить приложенные усилия с полученными результатами своей деятельности.

Владение навыками организации и участия в коллективной деятельности: постановка общей цели и определение средств ее достижения, конструктивное восприятие иных мнений и идей, учет индивидуальности партнеров по деятельности, объективное определение своего вклада в общий результат.

Оценивание и корректировка своего поведения в окружающей среде, выполнение в практической деятельности и в повседневной жизни экологических требований.

Осознание своей национальной, социальной, конфессиональной принадлежности. Определение собственного отношения к явлениям современной жизни. Умение отстаивать свою гражданскую позицию, формулировать свои мировоззренческие взгляды. Осуществление осознанного выбора путей продолжения образования или будущей профессиональной деятельности.

СТАНДАРТ СРЕДНЕГО (ПОЛНОГО) ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
ПО ИСТОРИИ

БАЗОВЫЙ УРОВЕНЬ

Изучение истории на базовом уровне среднего (полного) общего образования направлено на достижение следующих целей:

· воспитание гражданственности, национальной идентичности, развитие мировоззренческих убеждений учащихся на основе осмысления ими исторически сложившихся культурных, религиозных, этно-национальных традиций, нравственных и социальных установок, идеологических доктрин;

· развитие способности понимать историческую обусловленность явлений и процессов современного мира, определять собственную позицию по отношению к окружающей реальности, соотносить свои взгляды и принципы с исторически возникшими мировоззренческими системами;

· освоение систематизированных знаний об истории человечества, формирование целостного представления о месте и роли России во всемирно-историческом процессе;

· овладение умениями и навыками поиска, систематизации и комплексного анализа исторической информации;

· формирование исторического мышления – способности рассматривать события и явления с точки зрения их исторической обусловленности, сопоставлять различные версии и оценки исторических событий и личностей, определять собственное отношение к дискуссионным проблемам прошлого и современности.

ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ МИНИМУМ СОДЕРЖАНИЯ
ОСНОВНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ПРОГРАММ

История как наука

История в системе гуманитарных наук. Основные концепции исторического развития человечества.

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

Древнейшая стадия истории человечества

Природное и социальное в человеке и человеческом сообществе первобытной эпохи. Неолитическая революция[2] . Изменения в укладе жизни и формах социальных связей.

Цивилизации Древнего мира и Средневековья

Традиционное общество: социальные связи, экономическая жизнь, политические отношения. Архаичные цивилизации Древности. Мифологическая картина мира.

Античные цивилизации Средиземноморья. Формирование научной формы мышления в античном обществе.

Формирование индо-буддийской, китайско-конфуцианской, иудео-христианской духовных традиций. Возникновение религиозной картины мира. Социальные нормы, духовные ценности, философская мысль в древнем обществе.

Возникновение исламской цивилизации. Исламская духовная культура и философская мысль в эпоху Средневековья.

Христианская средневековая цивилизация в Европе, ее региональные особенности и динамика развития. Православие и католицизм. Кризис европейского средневекового общества в XIV-XV вв.

Новое время: эпоха модернизации

Модернизация как процесс перехода от традиционного к индустриальному обществу. Великие географические открытия и начало европейской колониальной экспансии. Формирование нового пространственного восприятия мира. Изменение роли техногенных и экономических факторов общественного развития в ходе модернизации . Торговый и мануфактурный капитализм. Новации в образе жизни, характере мышления, ценностных ориентирах и социальных нормах в эпоху Возрождения и Реформации.

От сословно-представительных монархий к абсолютизму. Изменение в идеологических и правовых основах государственности. Буржуазные революции XVII-XIX вв. Идеология Просвещения и конституционализм . Возникновение идейно-политических течений. Становление гражданского общества.

Технический прогресс в XVIII – середине XIX вв. Промышленный переворот. Развитие капиталистических отношений и социальной структуры индустриального общества в XIX в. Различные модели перехода от традиционного к индустриальному обществу в европейских странах. Мировосприятие человека индустриального общества. Формирование классической научной картины мира. Особенности духовной жизни Нового времени.

Традиционные общества Востока в условиях европейской колониальной экспансии.

Эволюция системы международных отношений в конце XV – середине XIX вв.

От Новой к Новейшей истории: пути развития индустриального общества

Научно-технический прогресс в конце XIX – последней трети XX вв. Проблема периодизации НТР. Циклы экономического развития стран Запада в конце XIX – середине XX вв. От монополистического капитализма к смешанной экономике. Эволюция собственности, трудовых отношений и предпринимательства. Изменение социальной структуры индустриального общества.

Кризис классических идеологий на рубеже XIX-XX вв. и поиск новых моделей общественного развития. Социальный либерализм, социал-демократия, христианская демократия. Демократизация общественно-политической жизни и развитие правового государства. Молодежное, антивоенное, экологическое, феминисткое движения. Проблема политического терроризма.

Системный кризис индустриального общества на рубеже 1960-х – 1970-х гг.

Модели ускоренной модернизации в ХХ в. Историческая природа тоталитаризма и авторитаризма новейшего времени. Маргинализация общества в условиях ускоренной модернизации. Политическая идеология тоталитарного типа. Государственно-правовые системы и социально-экономическое развитие общества в условиях тоталитарных и авторитарных диктатур.

«Новые индустриальные страны» Латинской Америки и Юго-Восточной Азии: авторитаризм и демократия в политической жизни, экономические реформы. Национально-освободительные движения и региональные особенности процесса модернизации в странах Азии и Африки.

Основные этапы развития системы международных отношений в конце XIX - середине ХХ вв. Мировые войны в истории человечества: социально-психологические, демографические, экономические и политические причины и последствия.

Общественное сознание и духовная культура в период Новейшей истории. Формирование неклассической научной картины мира. Мировоззренческие основы реализма и модернизма. Технократизм и иррационализм в общественном сознании ХХ в.

Человечество на этапе перехода к информационному обществу

Дискуссия о постиндустриальной стадии общественного развития. Информационная революция и становление информационного общества. Собственность, труд и творчество в информационном обществе. Особенности современных социально-экономи-ческих процессов в странах Запада и Востока. Глобализация общественного развития на рубеже XX-XXI вв. Интернационализация экономики и формирование единого информационного пространства. Интеграционные и дезинтеграционные процессы в современном мире.

Кризис политической идеологии на рубеже XX-XXI вв. «Нео-консервативная революция». Современная идеология «третьего пути». Антиглобализм. Религия и церковь в современной общественной жизни. Экуменизм. Причины возрождения религиозного фундаментализма и националистического экстремизма в начале XXI в.

Особенности духовной жизни современного общества. Изменения в научной картине мира. Мировоззренческие основы постмодернизма. Роль элитарной и массовой культуры в информационном обществе.

ИСТОРИЯ РОССИИ

История России – часть всемирной истории.

Народы и древнейшие государства на территории России

Переход от присваивающего хозяйства к производящему. Оседлое и кочевое хозяйство. Появление металлических орудий и их влияние на первобытное общество. Великое переселение народов . Праславяне . Восточнославянские племенные союзы и соседи. Занятия, общественный строй и верования восточных славян.

Русь в IX – начале XII вв.

Происхождение государственности у восточных славян. Дань и подданство. Князья и дружина. Вечевые порядки. Принятие христианства. Право на Руси. Категории населения. Княжеские усобицы.

Христианская культура и языческие традиции. Контакты с культурами Запада и Востока. Влияние Византии. Культура Древней Руси как один из факторов образования древнерусской народности.

Русские земли и княжества в XII – середине XV вв.

Причины распада Древнерусского государства. Крупнейшие земли и княжества. Монархии и республики. Русь и Степь. Идея единства Русской земли.

Образование Монгольского государства. Монгольское нашествие. Включение русских земель в систему управления Монгольской империи. Золотая Орда. Роль монгольского завоевания в истории Руси. Экспансия с Запада. Борьба с крестоносной агрессией: итоги и значение. Русские земли в составе Великого княжества Литовского.

Восстановление экономики русских земель. Формы землевладения и категории населения. Роль городов в объединительном процессе.

Борьба за политическую гегемонию в Северо-Восточной Руси. Москва как центр объединения русских земель. Взаимосвязь процессов объединения русских земель и освобождения от ордынского владычества. Зарождение национального самосознания.

Великое княжество Московское в системе международных отношений. Принятие Ордой ислама . Автокефалия Русской Православной Церкви .

Культурное развитие русских земель и княжеств. Влияние внешних факторов на развитие русской культуры.

Российское государство во второй половине XV-XVII вв.

Завершение объединения русских земель и образование Российского государства. Свержение золотоордынского ига. «Москва – третий Рим». Роль церкви в государственном строительстве. Изменения в социальной структуре общества и формах феодального землевладения. Особенности образования централизованного государства в России. Рост международного авторитета Российского государства. Формирование русского, украинского и белорусского народов.

Установление царской власти. Реформы середины XVI в. Создание органов сословно-представительной монархии. Опричнина. Закрепощение крестьян. Опричнина. Закрепощение крестьян. Учреждение патриаршества. Расширение государственной территории в XVI в.

Смута. Пресечение правящей династии. Обострение социально-экономических противоречий. Борьба с Речью Посполитой и Швецией.

Восстановление самодержавия. Первые Романовы. Рост территории государства. Юридическое оформление крепостного права. Новые явления в экономике: начало складывания всероссийского рынка, образование мануфактур. Церковный раскол. Старообрядчество . Социальные движения XVII в.

Формирование национального самосознания. Развитие культуры народов России в XV – XVII вв. Усиление светских элементов в русской культуре XVII в.

Россия в XVIII – середине XIX вв.

Петровские преобразования. Провозглашение империи. Абсолютизм. Превращение дворянства в господствующее сословие. Сохранение крепостничества в условиях модернизации. Россия в период дворцовых переворотов. Упрочение сословного общества. Реформы государственной системы в первой половине XIX в.

Особенности экономики России в XVIII – первой половине XIX в.: господство крепостного права и зарождение капиталистических отношений. Начало промышленного переворота.

Русское Просвещение. Движение декабристов. Консерваторы. Славянофилы и западники. Русский утопический социализм.

Превращение России в мировую державу в XVIII в. Отечественная война 1812 г. Имперская внешняя политика России . Крымская война.

Культура народов России и ее связи с европейской и мировой культурой XVIII – первой половины XIX в.

Россия во второй половине XIX – начале XX вв.

Реформы 1860-х – 1870-х гг. Отмена крепостного права. Развитие капиталистических отношений в промышленности и сельском хозяйстве. Сохранение остатков крепостничества. Самодержавие, сословный строй и модернизационные процессы. Политика контрреформ. Российский монополистический капитализм и его особенности. Роль государства в экономической жизни страны. Реформы С.Ю. Витте. Аграрная реформа П.А.Столыпина. Нарастание экономических и социальных противоречий в условиях форсированной модернизации.

Идейные течения, политические партии и общественные движения в России на рубеже веков. Революция 1905-1907 гг. Становление российского парламентаризма.

Духовная жизнь российского общества во второй половине XIX – начале XX в. Развитие системы образования, научные достижения российских ученых.

«Восточный вопрос» во внешней политике Российской империи. Россия в системе военно-политических союзов на рубеже XIX-XX вв. Русско-японская война.

Россия в Первой мировой войне. Влияние войны на российское общество.

Революция и Гражданская война в России

Революция 1917 г. Временное правительство и Советы. Тактика политических партий. Провозглашение и утверждение советской власти. Учредительное собрание. Брестский мир. Формирование однопартийной системы.

Гражданская война и иностранная интервенция. Политические программы участвующих сторон. Политика «военного коммунизма». «Белый» и «красный» террор. Российская эмиграция.

Переход к новой экономической политике.

СССР в 1922-1991 гг.

Образование СССР. Выбор путей объединения. Национально-государственное строительство.

Партийные дискуссии о путях социалистической модернизации общества. Концепция построения социализма в отдельно взятой стране. Культ личности И.В.Сталина. Массовые репрессии. Конституция 1936 г.

Причины свертывания новой экономической политики. Индустриализация. Коллективизация. «Культурная революция». Создание советской системы образования. Идеологические основы советского общества.

Дипломатическое признание СССР. Внешнеполитическая стратегия СССР между мировыми войнами.

Великая Отечественная война. Основные этапы военных действий. Советское военное искусство . Героизм советских людей в годы войны. Партизанское движение. Тыл в годы войны. Идеология и культура в годы войны. СССР в антигитлеровской коалиции. Роль СССР во Второй мировой войне.

Восстановление хозяйства. Идеологические кампании конца 1940-х гг. Складывание мировой социалистической системы. «Холодная война» и ее влияние на экономику и внешнюю политику страны. Овладение СССР ракетно-ядерным оружием.

Попытки преодоления культа личности. ХХ съезд КПСС. Экономические реформы 1950-х – 1960-х гг., причины их неудач. Концепция построения коммунизма. Теория развитого социализма. Конституция 1977 г. Диссидентское и правозащитное движение.

Особенности развития советской культуры в 1950-1980 гг. Наука и образование в СССР.

«Застой». Попытки модернизации советского общества в условиях замедления темпов экономического роста. Политика перестройки и гласности. Формирование многопартийности. Кризис коммунистической идеологии . Межнациональные конфликты.

СССР в глобальных и региональных конфликтах второй половины ХХ в. Достижение военно-стратегического паритета СССР и США. Политика разрядки . Афганская война.

Причины распада СССР.

Российская Федерация (1991-2003 гг.)

Становление новой российской государственности. Августовские события 1991г. Политический кризис сентября-октября 1993г. Конституция Российской Федерации 1993 г. Межнациональные и межконфессиональные отношения в современной России. Чеченский конфликт. Политические партии и движения Российской Федерации. Российская Федерация и страны Содружества Независимых Государств.

Переход к рыночной экономике: реформы и их последствия.

Российская культура в условиях радикального преобразования общества.

Россия в мировых интеграционных процессах и формировании современной международно-правовой системы. Россия и вызовы глобализации.

Президентские выборы 2000 г. Курс на укрепление государственности, экономический подъем, социальную и политическую стабильность, укрепление национальной безопасности, достойное для России место в мировом сообществе.

ТРЕБОВАНИЯ К УРОВНЮ ПОДГОТОВКИ ВЫПУСКНИКОВ

В результате изучения истории на базовом уровне ученик должен

знать/понимать

· основные факты, процессы и явления, характеризующие целостность отечественной и всемирной истории;

· периодизацию всемирной и отечественной истории;

· современные версии и трактовки важнейших проблем отечественной и всемирной истории;

· историческую обусловленность современных общественных процессов;

· особенности исторического пути России, ее роль в мировом сообществе;

уметь

· проводить поиск исторической информации в источниках разного типа;

· критически анализировать источник исторической информации (характеризовать авторство источника, время, обстоятельства и цели его создания);

· анализировать историческую информацию, представленную в разных знаковых системах (текст, карта, таблица, схема, аудиовизуальный ряд);

· различать в исторической информации факты и мнения, исторические описания и исторические объяснения;

· устанавливать причинно-следственные связи между явлениями, пространственные и временные рамки изучаемых исторических процессов и явлений;

· участвовать в дискуссиях по историческим проблемам, формулировать собственную позицию по обсуждаемым вопросам, используя для аргументации исторические сведения;

· представлять результаты изучения исторического материала в формах конспекта, реферата, рецензии;

использовать приобретенные знания и умения в практической деятельности и повседневной жизни для:

· определения собственной позиции по отношению к явлениям современной жизни, исходя из их исторической обусловленности;

· использования навыков исторического анализа при критическом восприятии получаемой извне социальной информации;

· соотнесения своих действий и поступков окружающих с исторически возникшими формами социального поведения;

осознания себя как представителя исторически сложившегося гражданского, этнокультурного, конфессионального сообщества, гражданина России

СТАНДАРТ СРЕДНЕГО (ПОЛНОГО) ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
ПО ИСТОРИИ

ПРОФИЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ

Изучение истории на профильном уровне среднего (полного) общего образования направлено на достижение следующих целей:

· воспитание гражданственности, национальной идентичности, развитие мировоззренческих убеждений учащихся на основе осмысления ими исторически сложившихся культурных, религиозных, этно-национальных традиций, нравственных и социальных установок, идеологических доктрин; расширение социального опыта учащихся при анализе и обсуждении форм человеческого взаимодействия в истории;

· развитие способности понимать историческую обусловленность явлений и процессов современного мира, критически анализировать полученную историко-социальную информацию, определять собственную позицию по отношению к окружающей реальности, соотносить ее с исторически возникшими мировоззренческими системами;

· освоение систематизированных знаний об истории человечества и элементов философско-исторических и методологических знаний об историческом процессе; подготовка учащихся к продолжению образования в области гуманитарных дисциплин;

· овладение умениями и навыками комплексной работы с различными типами исторических источников, поиска и систематизации исторической информации как основы решения исследовательских задач;

· формирование исторического мышления – способности рассматривать события и явления с точки зрения их исторической обусловленности, умения выявлять историческую обусловленность различных версий и оценок событий прошлого и современности, определять и аргументировано представлять собственное отношение к дискуссионным проблемам истории.

ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ МИНИМУМ СОДЕРЖАНИЯ
ОСНОВНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ПРОГРАММ

История как наука

История в системе гуманитарных наук. Предмет исторической науки. Исторический источник. Проблема подлинности и достоверности исторических источников [3] . Единство и многообразие исторического процесса. Проблема прогресса в истории. Принципы периодизации исторического процесса.

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

Древнейшая стадия истории человечества

Современные концепции происхождения человека и общества. Антропология, археология и этнография о древнейшем прошлом человека. Мифологические и религиозные версии происхождения и древнейшей истории человечества. Природное и социальное в человеке и человеческом сообществе первобытной эпохи. Неолитическая революция. Переход от присваивающего к производящему хозяйству. Изменения в укладе жизни и формах социальных связей.

Цивилизации Древнего мира

Принципы периодизации древней истории. Историческая карта Древнего мира. Традиционное общество: социальные связи, экономическая жизнь, политические отношения. Архаичные цивилизации Африки, Азии, Америки – географическое положение, материальная культура, повседневная жизнь, социальная структура общества . Мифологическая картина мира.

Формирование индо-буддийской и китайско-конфуцианской цивилизаций: общее и особенное в хозяйственной жизни и социальной структуре, социальные нормы и мотивы общественного поведения человека. Влияние религиозных верований на изменение картины мира. Духовные ценности, философская мысль, культурное наследие Древнего Востока.

Античные цивилизации Средиземноморья. Полисная политико-правовая организация и социальная структура. Формирование научной формы мышления в античном обществе. Культурное и философское наследие Древней Греции и Рима. Зарождение иудео-христианской духовной традиции, ее мировоззренческие особенности. Проблема цивилизационного синтеза (эллинистический мир; Рим и варвары). «Великие переселения народов».

Средневековье

Принципы периодизации Средневековья. Историческая карта средневекового мира. Цивилизации Востока в эпоху Средневековья. Возникновение исламской цивилизации. Социокультурные особенности арабского и тюркского общества. Исламская духовная культура и философская мысль в эпоху Средневековья.

«Великое переселение народов». Формирование христианской средневековой цивилизации в Европе. Западноевропейский и восточноевропейский регионы цивилизационного развития. Православие и католицизм. Социальная этика, отношение к труду и собственности, правовая культура, духовные ценности в православной и католической традициях. Особенности хозяйственной жизни, социальной структуры и государственно-правовой организации в европейском средневековом обществе. Культурное и философское наследие Средневековья.

Дискуссия об уникальности европейского средневекового общества. Динамика и характер развития европейской средневековой цивилизации. Кризис европейского средневекового общества в XIV-XV вв. Изменения в мировосприятии европейского человека. Социально-психологические, природно-климатические, экономические предпосылки процесса модернизации.

Характер международных отношений в средние века. Арабские и тюркские завоевания. Феномен крестовых походов.

Новое время: эпоха модернизации

Принципы периодизации Нового времени. Дискуссия об исторической природе процесса модернизации. Модернизация как процесс перехода от традиционного к индустриальному обществу. Великие географические открытия и начало европейской колониальной экспансии. Формирование нового пространственного восприятия мира. Изменение роли техногенных и экономических факторов общественного развития в ходе модернизации. Торговый и мануфактурный капитализм. Новации в образе жизни, характере мышления, ценностных ориентирах и социальных нормах в эпоху Возрождения и Реформации. Конфессиональный раскол европейского общества.

От сословно-представительных монархий к абсолютизму. Изменение в идеологических и правовых основах государственности. Формы абсолютизма. Становление гражданского общества. Кризис сословного мышления и формирование основ гражданского, национального сознания. Буржуазные революции XVII-XIX вв.: исторические предпосылки и значение, идеология социальных и политических движений. Философско-мировоззренческие основы Просвещения. Конституционализм . Классические доктрины либерализма, социализма, консерватизма, анархизма. Марксизм и рабочее революционное движение. Национализм и его влияние на общественно-политическую жизнь в странах Европы .

Технический прогресс в XVIII – середине XIX вв. Промышленный переворот. Развитие капиталистических отношений и социальной структуры индустриального общества в XIX в. Изменение среды обитания человека. Урбанизация . Модели перехода от традиционного к индустриальному обществу в европейских странах. Мировосприятие человека индустриального общества. Формирование классической научной картины мира. Культурное и философское наследие Нового времени.

Зарождение международного права. Колониальный раздел мира. Влияние европейской колониальной экспансии на традиционные общества Востока. Экономическое развитие и общественные движения в колониальных и зависимых странах .

Эволюция системы международных отношений в конце XV - середине XIX вв. Изменение характера внешней политики в эпоху Нового времени.

От Новой к Новейшей истории: поиск путей развития индустриального общества

Дискуссия о понятии «Новейшая история». Основные этапы научно-техническою прогресса в конце XIX – середине XX вв. Проблема периодизации научно-технической революции. Циклы экономического развития стран Запада в конце XIX – середине XX вв. Структурные кризисы рыночной экономики. Формирование монополистического капитализма. Переход к смешанной экономике. «Государство благосостояния». Эволюция собственности, трудовых отношений и предпринимательства в конце XIX - середине ХХ вв. Изменения в социальной структуре индустриального общества. «Общество потребления».

Кризис классических идеологий на рубеже XIX-XX вв. и поиск новых моделей общественного развития. «Закат Европы» в философской и общественно-политической мысли . Формирование социальной идеологии солидаризма, народничества, анархо-синди-кализма. Эволюция либеральной, консервативной, социалистической идеологии. Концепция Христианской демократии. Закрепление современной доктрины конституционализма и изменение практики государственно-конституционного строительства. Демократизация общественно-политической жизни и развитие правового государства. Становление молодежного, антивоенного, экологического, феминисткого движений. Проблема политического терроризма.

Системный кризис индустриального общества на рубеже 1960-х – 1970-х гг.

Модели ускоренной модернизации в ХХ в. Историческая природа тоталитаризма и авторитаризма новейшего времени. Дискуссия о тоталитаризме. Маргинализация общества в условиях ускоренной модернизации. Политическая и социальная идеология тоталитарного типа. Государственно-правовые системы и социально-экономическое развитие общества в условиях тоталитарных и авторитарных диктатур. Массовое сознание и культура тоталитарного общества.

Формирование и развитие мировой системы социализма, модели социалистического строительства.

«Новые индустриальные страны» как модель ускоренной модернизации. «Новые индустриальные страны» Латинской Америки и Юго-Восточной Азии: авторитаризм и демократия в политической жизни, экономические реформы. Идеология национального освобождения. Национально-освободительные движения. Региональные особенности социально-экономического развития стран Азии и Африки.

Основные этапы развития системы международных отношений в конце XIX – середине ХХ вв. Мировые войны в истории человечества: экономические, политические, социально-психологичес-кие, демографические причины и последствия. Складывание мирового сообщества и основ международно-правовой системы. Лига наций и ООН. Распад мировой колониальной системы и формирование «третьего мира». Развертывание интеграционных процессов в Европе. Европейский Союз.

Общественное сознание и духовная культура в период Новейшей истории. Формирование неклассической научной картины мира. Мировоззренческие основы реализма и модернизма. Технократизм и иррационализм в общественном сознании ХХ в.

Человечество на этапе перехода к информационному обществу

Дискуссия о постиндустриальной стадии общественного развития. Информационная революция и информационное общество. Формирование инновационной модели общественного развития. Собственность, труд и творчество в информационном обществе.

Особенности современных социально-экономических процессов в странах Запада и Востока. Распад мировой социалистической системы и пути постсоциалистического развития . Проблема «мирового Юга». Противоречия индустриализации в постиндустриальную эпоху.

Глобализация общественного развития на рубеже XX-XXI вв. Интернационализация экономики и формирование единого информационного пространства. Интеграционные и дезинтеграционные процессы в мире после окончания холодной войны. Европейский Союз. Становление новой структуры миропорядка. Локальные конфликты и проблема национального суверенитета в глобализованном мире.

Дискуссия о кризисе политической идеологии и представительной демократии на рубеже XX-XXI вв. «Неоконсервативная революция». Современные либеральная и социал-демократическая идеологии. Попытка формирования идеологии «третьего пути». Антиглобализм. Ре лигия и церковь в современной общественной жизни. Экуменизм. Причины возрождения религиозного фундаментализма и националистического экстремизма в начале XXI в.

Особенности духовной жизни современного общества. Изменения в научной картине мира. Мировоззренческие основы постмодернизма. Роль элитарной и массовой культуры в информационном обществе.

Основные закономерности истории человечества в историко-культурологических (цивилизационных) концепциях, теории модернизации, теории макроэкономических циклов («длинных волн»), формационной теории.

ИСТОРИЯ РОССИИ

История России — часть всемирной истории. Основные этапы развития исторической мысли в России.

Народы и древнейшие государства на территории России

Освоение человеком восточных и северных регионов Евразии. Великое оледенение и климат Восточной Европы и Северной Азии. Каменный век. Переход от присваивающего хозяйства к производящему. Скотоводы и земледельцы. Появление металла и его влияние на первобытное общество. Начальные этапы формирования этносов. Языковые семьи. Индоевропейцы. «Великое переселение народов». Дискуссии о прародине славян. Восточнославянские племена и их соседи. Занятия, общественный строй, верования. Родовая и территориальная община. Город.

Русь в IX – начале XII вв.

Возникновение государственности у восточных славян. «Повесть временных лет». Дискуссия о происхождении Древнерусского государства. Князья и дружина. Вечевые порядки. Принятие христианства. Роль церкви в истории Древней Руси . «Русская Правда». Дискуссии историков об уровне социально-экономического развития Древней Руси . «Лествичный» порядок наследования власти.

Международные связи Древней Руси. Христианская культура и языческие традиции. Влияние Византии и народов Степи. Культура Древней Руси как один из факторов образования древнерусской народности.

Русские земли и княжества в XII – середине XV вв.

Причины распада Древнерусского государства. Княжеская власть и боярство в русских землях и княжествах. Монархии и республики. Русь и Степь. Княжеские усобицы. Идея единства Русской земли. «Слово о полку Игореве». Особенности культурного развития русских земель.

Образование Монгольского государства. Монгольское завоевание и его влияние на историю нашей страны. Экспансия с Запада и ее роль в истории народов Руси и Прибалтики.

Образование Золотой Орды. Система управления завоеванными землями. Русь и Орда. Принятие Ордой ислама. Влияние монгольского завоевания и Орды на культуру Руси.

Образование Великого княжества Литовского . Русские земли в составе Великого княжества Литовского.

Восстановление экономики русских земель. Колонизация Северо-Восточной Руси. Формы землевладения и категории населения. Русский город. Роль церкви в консолидации русских земель.

Борьба за политическую гегемонию в Северо-Восточной Руси. Дискуссии о путях и центрах объединения русских земель . Москва как центр объединения русских земель. Политика московских князей. Взаимосвязь процессов объединения русских земель и освобождения от ордынского владычества. Зарождение национального самосознания.

Великое княжество Московское в системе международных отношений. Разгром Тимуром Золотой Орды и поход на Русь. Автокефалия Русской Православной Церкви .

Российское государство во второй половине XV-XVII вв.

Завершение объединения русских земель и образование Российского государства. Становление органов центральной власти. Роль церкви в государственном строительстве. Борьба «иосифлян» и «нестяжателей». «Москва – третий Рим». Ереси на Руси. Особенности образования централизованного государства в России. Социальная структура общества. Формы землевладения.

Распад Золотой Орды. Вхождение западных и южных русских земель в состав Великого княжества Литовского . Формирование русского, украинского и белорусского народов.

Установление царской власти. Складывание идеологии самодержавия. Создание органов сословно-представительной монархии. Дискуссия о характере опричнины. Закрепощение крестьян. Учреждение патриаршества.

Расширение территории России в XVI в.: завоевания и колонизационные процессы. Ливонская война. Рост международного авторитета Российского государства.

Культура Российского государства во второй половине XV – XVII вв.

Пресечение правящей династии и обострение социально-экономических противоречий. Дискуссия о причинах Смуты . Феномен самозванства. Социальные движения в России в начале XVII века. Борьба с Речью Посполитой и Швецией.

Ликвидация последствий Смуты. Восстановление самодержавия. Система крепостного права. Новые явления в экономике: начало складывания всероссийского рынка, образование мануфактур.

Церковный раскол. Старообрядчество.

Дискуссии о характере социальных движений в России во второй половине XVII в .

Дискуссия о предпосылках преобразования общественного строя и характере процесса модернизации в России.

Русская традиционная (средневековая) культура. Формирование национального самосознания. Усиление светских элементов в русской культуре XVII в.

Россия в XVIII – середине XIX вв.

Петровские преобразования. Северная война. Провозглашение империи. Абсолютизм. Формирование чиновничье-бюрократичес-кого аппарата. Отмена патриаршества. Дворянство – господствующее сословие. Традиционные порядки и крепостничество в условиях развертывания модернизации. Дискуссии о месте и роли петровских реформ в истории России.

Россия в период дворцовых переворотов. Просвещенный абсолютизм. Законодательное оформление сословного строя. Правовые реформы и мероприятия по укреплению абсолютизма в первой половине XIX в.

Особенности экономики России в XVIII – первой половине XIX в. Кризис традиционного общества. Развитие капиталистических отношений. Начало промышленного переворота и его последствия.

Политическая идеология во второй половине XVIII – первой половине XIX в. Европейское влияние на российское общество. Русское Просвещение. Масонство. Движение декабристов и его оценки в российской исторической науке. Консерваторы. Славянофилы и западники. Русский утопический социализм.

Превращение России в мировую державу. Россия в системе международных отношений в XVIII – первой половине XIX в. Отечественная война 1812 г. Имперская внешняя политика России. Крымская война и ее последствия для страны.

Культура народов России и ее связи с европейской и мировой культурой XVIII – первой половины XIX вв.

Россия во второй половине XIX – начале XX вв.

Отмена крепостного права. Аграрная, судебная, земская, военная, городская реформы 1860-х – 1870-х гг. Самодержавие и сословный строй в условиях модернизационных процессов . Политика контрреформ. Утверждение новой модели экономического развития: капиталистические отношения в промышленности и сельском хозяйстве. Сохранение остатков крепостничества. Роль государства в экономической жизни страны. Отечественный и зарубежный капитал в России. Российский монополистический капитализм и его особенности. Нарастание экономических и социальных противоречий в условиях форсированной модернизации. Реформы С.Ю. Витте и П.А. Столыпина. Дискуссии о роли и месте России в мировой экономике начала ХХ века.

Идейные течения, политические партии и общественные движения в России на рубеже веков. Революция 1905-1907 гг. Становление российского парламентаризма. Либерально-демократические, радикальные, националистические движения.

Духовная жизнь российского общества во второй половине XIX – начале XX вв. Критический реализм. Русский авангард. Элитарная и народная культура. Развитие науки и системы образования.

«Восточный вопрос» во внешней политике Российской империи. Россия и православные народы Балканского полуострова. Россия в системе военно-политических союзов на рубеже XIX-XX вв. Русско-японская война.

Россия в Первой мировой войне. Влияние войны на российское общество.

Революция и Гражданская война в России

Революция 1917 г. Временное правительство и Советы. Провозглашение России республикой. Ликвидация сословного строя. Восстановление патриаршества. Политическая тактика большевиков, их приход к власти. Первые декреты Советской власти. Учредительное собрание.

Гражданская война и интервенция. Цели и идеология противоборствующих сторон. Дискуссия о причинах, характере и хронологических рамках Гражданской войны. Политика «военного коммунизма». Курс на мировую революцию. Коминтерн. Итоги Гражданской войны.

Переход к новой экономической политике. Первые успехи НЭПа. Новая экономическая политика в оценках историков и современников.

СССР в 1922–1991 гг.

Причины и предпосылки объединения советских республик. Полемика о формах объединения. Образование СССР. Основные направления и принципы национальной политики советской власти.

Партийные дискуссии о путях и методах построения социализма в СССР. Свертывание НЭПа и выбор форсированной модели развития. Концепция построения социализма в отдельно взятой стране. Советский тип государственности. Партийный аппарат и номенклатура. Культ личности И.В.Сталина. Массовые репрессии, их направленность и последствия.

Индустриализация. Коллективизация. Переход к плановой экономике. Мобилизационный характер советской экономики.

Итоги социально-экономического и политического развития СССР в 1920-1930-х гг. Конституция 1936 г.

Идеологические основы советского общества и культура в
20-х – 30-х гг. «Культурная революция». Ликвидация неграмотности, создание системы образования. Советская интеллигенция. Мировоззренческие основы и пропагандистская направленность официальной советской культуры. «Краткий курс истории ВКП(б)». Повседневная жизнь советских людей.

Русское зарубежье. Раскол в РПЦ.

Внешнеполитическая стратегия СССР в 1920-1930-х гг. СССР накануне Великой Отечественной войны.

Причины, этапы и итоги Великой Отечественной войны. Советское военное искусство . Героизм народа на фронте и в тылу. Идеология и культура в годы войны. СССР в антигитлеровской коалиции. Роль СССР во Второй мировой войне и решении вопросов о послевоенном устройстве мира.

«Холодная война», споры о ее причинах и характере . Военно-политические союзы в послевоенной системе международных отношений. Формирование мировой социалистической системы.

Восстановление экономики. Создание ракетно-ядерного оружия в СССР. Гонка вооружений и ее влияние на развитие страны.

Идеологические кампании в послевоенные годы. Политическая жизнь страны в середине 1950-х гг. ХХ съезд КПСС и осуждение культа личности. Концепция построения коммунизма. Политика Н.С. Хрущева в оценках современников и историков.

«Застой» как проявление кризиса советской модели развития. Теория развитого социализма. Конституционное закрепление руководящей роли КПСС. Конституция 1977 г.

Экономические реформы 1950-х – 1960-х гг., причины их неудач. Замедление темпов экономического роста. «Теневая экономика» в СССР.

Социальная структура советского общества. Межнациональные отношения в СССР. Формирование партийно-государст-венной элиты. Возникновение диссидентского и правозащитного движения. Нигилистические настроения в массовом сознании.

Попытки модернизации советской экономики и политической системы в 1980-х гг. Курс на «ускорение» . «Перестройка» и «гласность». Демократизация общественной жизни. Формирование многопартийности. Распад системы централизованного управления . Усиление центробежных тенденций в межнациональных отношениях. Принятие Декларации о государственном суверенитете России 12 июня 1990 г.

СССР в мировых и региональных кризисах и конфликтах после Второй мировой войны. Установление военно-стратегического паритета СССР и США. Политика разрядки. «Новое политическое мышление». Кризис во взаимоотношениях СССР и его союзников , распад мировой социалистической системы.

Роль советской науки в развертывании научно-технической революции. Достижения и противоречия в развитии советской, культуры и образования во второй половине ХХ в. Нарастание кризиса коммунистической идеологии и политики. Утрата руководящей роли КПСС в духовной жизни советского общества.

Российская Федерация (1991–2003 гг.)

Кризис власти: последствия неудачи политики «перестройки». Августовские события 1991 г. «Парад суверенитетов». Беловежские соглашения 1991 г. и распад СССР.

Политический кризис сентября-октября 1993 г. Принятие Конституции Российской Федерации 1993 г. Общественно-политическое развитие России во второй половине 1990-х гг. Политические партии и движения Российской Федерации. Современные молодежные движения. Межнациональные и межконфессиональные проблемы в современной России. Чеченский конфликт. Российская Федерация и страны Содружества Независимых Государств.

Переход к рыночной экономике. «Шоковая терапия» и ее социальные последствия. Трудности и противоречия экономического развития 1990-х гг.

Современная российская культура. Поиск мировоззренческих ориентиров. Возрождение религиозных традиций в духовной жизни. Россия в условиях становления информационного общества.

Участие России в формировании современной международно-правовой системы. Россия в интеграционных процессах. Россия и вызовы глобализации.

Президентские выборы 2000 г. Курс на укрепление государственности, экономический подъем, социальную и политическую стабильность, укрепление национальной безопасности, достойное место России в мировом сообществе.

ТРЕБОВАНИЯ К УРОВНЮ ПОДГОТОВКИ ВЫПУСКНИКОВ

В результате изучения истории на профильном уровне ученик должен

знать/понимать

· факты, явления, процессы, понятия, теории, гипотезы, характеризующие целостность исторического процесса;

· принципы периодизации всемирной истории;

· важнейшие методологические концепции исторического процесса, их научную и мировоззренческую основу;

· особенности исторического, историко-социологического, историко-политологического, историко-культурологического, антропологического анализа событий, процессов и явлений прошлого;

· историческую обусловленность формирования и эволюции общественных институтов, систем социального взаимодействия, норм и мотивов человеческого поведения;

· взаимосвязь и особенности истории России и мира; всемирной, региональной, национальной и локальной истории;

уметь

· проводить комплексный поиск исторической информации в источниках разного типа;

· осуществлять внешнюю и внутреннюю критику источника (характеризовать авторство источника, время, обстоятельства, цели его создания, степень достоверности);

· классифицировать исторические источники по типу информации;

· использовать при поиске и систематизации исторической информации методы электронной обработки, отображения информации в различных знаковых системах (текст, карта, таблица, схема, аудиовизуальный ряд) и перевода информации из одной знаковой системы в другую;

· различать в исторической информации факты и мнения, описания и объяснения, гипотезы и теории;

· использовать принципы причинно-следственного, структурно-функционального, временного и пространственного анализа для изучения исторических процессов и явлений;

· систематизировать разнообразную историческую информацию на основе своих представлений об общих закономерностях всемирно-исторического процесса;

· формировать собственный алгоритм решения историко-поз-навательных задач, включая формулирование проблемы и целей своей работы, определение адекватных историческому предмету способов и методов решения задачи, прогнозирование ожидаемого результата и сопоставление его с собственными историческими знаниями;

· участвовать в групповой исследовательской работе, определять ключевые моменты дискуссии, формулировать собственную позицию по обсуждаемым вопросам, использовать для ее аргументации исторические сведения, учитывать различные мнения и интегрировать идеи, организовывать работу группы;

· представлять результаты индивидуальной и групповой историко-познавательной деятельности в формах конспекта, реферата, исторического сочинения, резюме, рецензии, исследовательского проекта, публичной презентации;

использовать приобретенные знания и умения в практической деятельности и повседневной жизни для:

· понимания и критического осмысления общественных процессов и ситуаций;

· определения собственной позиции по отношению к явлениям современной жизни, исходя из их исторической обусловленности;

· формулирования своих мировоззренческих взглядов и принципов, соотнесения их с исторически возникшими мировоззренческими системами, идеологическими теориями;

· учета в своих действиях необходимости конструктивного взаимодействия людей с разными убеждениями, культурными ценностями и социальным положением;

осознания себя представителем исторически сложившегося гражданского, этнокультурного, конфессионального сообщества, гражданином России.

1.2.2. Методическое письмо

О преподавании учебного предмета «История» в условиях введения федерального компонента государственного стандарта общего образования

I . Государственный стандарт общего образования и его назначение

Государственный стандарт общего образования – нормы и требования, определяющие обязательный минимум содержания основных образовательных программ общего образования, максимальный объем учебной нагрузки обучающихся, уровень подготовки выпускников образовательных учреждений, а также основные требования к обеспечению образовательного процесса

Назначением государственного стандарта общего образования является обеспечение равных возможностей для всех граждан в получении качественного образования; единства образовательного пространства в Российской Федерации; защиты обучающихся от перегрузок и сохранение их психического и физического здоровья; преемственности образовательных программ на разных ступенях общего образования, возможности получения профессионального образования; социальной защищенности обучающихся; социальной и профессиональной защищенности педагогических работников; прав граждан на получение полной и достоверной информации о государственных нормах и требованиях к содержанию общего образования и уровню подготовки выпускников образовательных учреждений; основы для расчета федеральных нормативов финансовых затрат на предоставление услуг в области общего образования, а также для разграничения образовательных услуг в сфере общего образования, финансируемых за счет средств бюджета и за счет средств потребителя, и для определения требований к образовательным учреждениям, реализующим государственный стандарт общего образования.

Государство гарантирует общедоступность и бесплатность общего образования в образовательных учреждениях в пределах, определяемых государственным стандартом общего образования.

Государственный стандарт общего образования является основой разработки федерального базисного учебного плана, образовательных программ начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования, базисных учебных планов субъектов Российской Федерации, учебных планов образовательных учреждений, примерных программ по учебным предметам; объективной оценки уровня подготовки выпускников образовательных учреждений; объективной оценки деятельности образовательных учреждений; определения объема бюджетного финансирования образовательных услуг, оказание которых гражданам на безвозмездной основе гарантируется государством на всей территории Российской Федерации; установления эквивалентности (нострификации) документов об общем образовании на территории Российской Федерации; установления федеральных требований к образовательным учреждениям в части оснащенности учебного процесса, оборудования учебных помещений.

Государственный стандарт общего образования включает три компонента: федеральный компонент, региональный (национально-региональный) компонент и компонент образовательного учреждения.

Федеральный компонент государственного стандарта общего образования разработан в соответствии с Законом Российской Федерации «Об образовании» (ст. 7) и Концепцией модернизации российского образования на период до 2010 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации № 1756-р от 29 декабря 2001 г.; одобрен решением коллегии Минобразования России и Президиума Российской академии образования от 23 декабря 2003 г. № 21/12; утвержден приказом Минобразования России «Об утверждении федерального компонента государственных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования» от 5 марта 2004 г. № 1089.

Федеральный компонент государственного стандарта общего образования разработан с учетом основных направлений модернизации общего образования. В соответствии со стратегией модернизации он выстроен как средство развития отечественного образования, системного обновления его содержания.

Федеральный компонент – основная часть государственного стандарта общего образования , обязательная для всех государственных, муниципальных и негосударственных образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих основные образовательные программы общего образования и имеющих государственную аккредитацию. Он устанавливает обязательный минимум содержания основных образовательных программ, требования к уровню подготовки выпускников, максимальный объем учебной нагрузки обучающихся[4] , а также нормативы учебного времени.

Федеральный компонент структурирован по ступеням общего образования (начальное общее, основное общее, среднее (полное) общее образование); внутри ступеней – по учебным предметам.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации основное общее образование является обязательным, и оно должно иметь относительную завершенность. Поэтому федеральный компонент стандарта общего образования выстроен по концентрическому принципу: первый концентр – начальное общее и основное общее образование, второй – среднее (полное) общее образование.

Федеральный компонент государственного стандарта среднего (полного) общего образования представлен на базовом и профильном уровнях.

Порядок ввода федерального компонента государственного стандарта общего образования. Федеральный компонент вводится с 2005/2006 учебного года в IX классах для организации предпрофильной подготовки; с 2006/2007 учебного года в I, V и X классах. Поэтапный период ввода стандарта завершается в 2010 году. Образовательные учреждения по мере готовности и по решению учредителя имеют право вводить федеральный компонент с 2004/2005 учебного года. Кроме того, уже с 2004 года федеральный компонент становится основой для развития системы переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров, деятельности Федерального экспертного совета, групп по подготовке Единого государственного экзамена, авторов рабочих учебных программ и учебников.

II. Место учебного предмета «История» в федеральном базисном учебном плане

Федеральный базисный учебный план для образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих программы общего образования (далее – ФБУП), разработан в соответствии с федеральным компонентом государственного стандарта общего образования; одобрен решением коллегии Минобразования России и Президиума Российской академии образования от 23 декабря 2003 г. № 21/12; утвержден приказом Минобразования России «Об утверждении федерального базисного учебного плана для образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих программы общего образования» от 9 марта 2004 г. № 1312.

ФБУП вводится в том же порядке, что и федеральный компонент государственного стандарта общего образования.

В федеральном компоненте ФБУП определено количество учебных часов на преподавание учебных предметов федерального компонента государственного стандарта общего образования. При этом установлено годовое распределение часов, что дает возможность образовательным учреждениям перераспределять нагрузку в течение учебного года, использовать модульный подход, строить рабочий учебный план на принципах дифференциации и вариативности. В качестве примерных приводится расчетный (не нормативный) объем учебных часов в неделю.

Система исторического образования охватывает вторую и третью ступени общего образования. Государственный стандарт не предполагает преподавание в начальной школе какого-либо отдельного пропедевтического курса или учебного модуля по истории. В то же время содержательная линия «История Отечества» включена в обязательный минимум содержания курса «Окружающий мир» – как изучение «отдельных, наиболее важных и ярких исторических событий; картин быта, труда, традиций людей в разные исторические времена». В требованиях к уровню подготовки выпускников начальной школы закреплено умение «описывать отдельные (изученные) события из истории Отечества» (но в обязательном минимуме содержания эти события не определены).

В рамках основного общего образования изучение истории предполагается в V-IX классах по 70 часов в год (из расчета 2 часа в неделю). Таким образом, общее время, выделенное на изучение истории в основной средней школе составляет 350 часов.

По сравнению с действовавшим ранее базисным учебным планом суммарный объем учебного времени сократился на 35 часов (в 9 классе). Однако следует учесть, что за счет учебного времени из регионального (национально-регионального) компонента (не менее 35 часов) предполагается изучение особой содержательной линии «История родного края» . Эта содержательная линия предусмотрена стандартом основного общего образования и в обязательном минимуме содержания отмечена курсивом, то есть ориентирована на обязательное изучение, но не подлежит включению в требования к уровню подготовки выпускников основной общей школы.

Особенностью исторического образования на ступени основного общего образования также является необходимость организации предпрофильной подготовки учащихся. Эта задача решается в IX классе за счет учебного времени из регионального компонента и компонента образовательного учреждения.

На ступени среднего (полного) общего образования федеральный компонент ФБУП включает совокупность базовых и профильных общеобразовательных учебных предметов. История входит в состав инвариантной части – предметов, обязательных для изучения на базовом уровне (помимо истории – это русский язык, литература, иностранный язык, математика, физическая культура, а также интегрированные учебные предметы обществознание (включая экономику и право) и естествознание). Учебное время, отведенное в этом случае на изучение истории, составляет 140 часов (т.е. из расчета 2 часа в неделю). Если история выбирается для изучения на профильном уровне , то она исключается из состава инвариантной части, а учебное время составляет 280 часов (т.е. из расчета 4 часа в неделю).

Кроме того, историческая проблематика может изучаться и в составе элективных курсов – обязательных учебных предметов по выбору обучающихся из регионального (национально-регионального) компонента и компонента образовательного учреждения. В составе исторического образования в полной средней школе элективные курсы могут выполнять три основных функции:

1) развитие содержания базового курса истории (в том случае, когда изучение истории на профильном уровне не запланировано, но учащиеся стремятся получить дополнительную подготовку по предмету, например, для сдачи единого государственного экзамена);

2) развитие содержания профильного курса истории («углубленное» изучение истории, которое позволяет на более высоком уровне развивать умения и навыки учащихся, расширить содержание курса, использовать методику исследовательских проектов и т.п.);

3) удовлетворение познавательных интересов учащихся по отдельным направлениям современных исторических исследований.

Для 10-11 классов региональный (национально-региональный) компонент предусматривается в объеме 140 часов за два учебных года, а компонент образовательного учреждения – в объеме не менее 280 часов за два учебных года. Совокупное учебное время, отведенное в учебном плане на учебные предметы федерального компонента (базовые обязательные + профильные + базовые по выбору), не должно превышать 2100 часов за два года обучения. Если это совокупное время оказывается меньше 2100 часов, то образованный резерв может быть использован для формирования элективных курсов.

Для образования определенного профиля необходимо включить в состав учебного плана не менее двух предметов, изучаемых на профильном уровне. Этот выбор является прерогативой образовательного учреждения. Состав профилей, указанный в приложении к ФБУП, является лишь одним из возможных примеров. Но, с точки зрения задач профильного изучения истории, наиболее эффективным представляется формирование социально-гуманитарного профиля , где наряду с историей на профильном уровне могут изучаться обществознание, право, русский язык и литература, а на базовом – иностранный язык, математика, экономика, естествознание и физическая культура. Возможным вариантом является и формирование гуманитарно-филологического профиля , где наряду с историей на профильном уровне могут изучаться литература, русский язык и иностранный язык, а на базовом – математика, естествознание, обществознание (включая экономику и право), мировая художественная культура и физическая культура.

III. Федеральный компонент образовательного стандарта по истории

Федеральный компонент содержит три стандарта по истории: для основной школы, для старшей школы на базовом уровне, для старшей школы на профильном уровне.

Каждый из стандартов включает:

- цели;

- обязательный минимум содержания основных образовательных программ;

- требования к уровню подготовки выпускников.

Цели изучения истории , установленные стандартом, тесно связаны со стратегией модернизации российского образования. Они ориентированы не только на усвоение обучающимся определенной суммы знаний, но и на развитие его личности, его познавательных и созидательных способностей.

Структура целей изучения истории включает освоение знаний, овладение умениями, воспитание, развитие и практическое применение приобретенных знаний и умений. Все представленные цели равноценны.

Обязательный минимум содержания основных образовательных программ – обобщенное содержание исторического образования, которое каждое образовательное учреждение обязано предоставить обучающимся для обеспечения их конституционного права на получение общего образования. Обязательный минимум представлен в форме набора предметных тем, включаемых в обязательном порядке в основные образовательные программы основного общего и среднего (полного) общего образования по истории. Обязательный минимум распределяет учебный материал по ступеням общего образования, обеспечивает их преемственность и представляет обучающимся возможность успешно продолжить образование на последующих ступенях (уровнях) образования.

Обязательный минимум не устанавливает порядок (последовательность) изучения предметных тем в рамках ступеней общего образования и не определяет нормативы учебного времени, отводимые на изучение данной предметной темы в рамках учебной программы.

В обязательном минимуме прямым шрифтом выделено содержание, изучение которого является объектом контроля и оценки в рамках итоговой аттестации выпускников. Курсивом выделено содержание, которое подлежит изучению, но не является объектом контроля и не включается в требования к уровню подготовки выпускников.

Требования к уровню подготовки выпускников – установленные стандартом результаты освоения выпускниками обязательного минимума федерального компонента государственного стандарта общего образования, необходимые для получения государственного документа о достигнутом уровне общего образования. Требования разработаны в соответствии с обязательным минимумом и преемственны по ступеням общего образования. Требования задаются в деятельностной форме (что в результате изучения предмета «История» учащиеся должны знать, уметь, использовать в практической деятельности и повседневной жизни). Требования служат основой разработки контрольно-измерительных материалов для государственной аттестации выпускников образовательных учреждений, реализующих программы основного общего и среднего (полного) общего образования

Рубрика «Знать/понимать» включает требования к учебному материалу, который усваивается и воспроизводится учащимися в соответствии с обязательным минимумом содержания на данной ступени ступни общего образования.

Рубрика «Уметь» включает требования, основанные на видах деятельности, соответствующих психолого-возрастным особенностям учащихся и целям исторического образования на данной ступени ступни общего образования.

В рубрике «Использовать приобретенные знания и умения в практической деятельности и повседневной жизни» представлены требования, связанные с личностными чертами и мировоззренческими установками учащихся, выходящие за рамки учебного процесса и не подлежащие непосредственной проверке.

В целом, требования направлены на овладение учащимися знаниями и умениями, значимыми для их социализации, мировоззренческого и духовного развития, позволяющими ориентироваться в окружающем мире, востребованными в повседневной жизни.

I V. Концептуальные основы образовательного стандарта по истории

Новизна стандарта по истории связана с реализацией личностно ориентированного, деятельностного, практикоориентированного подходов.

Личностная ориентация образовательного процесса предполагает приоритет воспитательных и развивающих целей исторического образования. История не только открывает перед школьником картины прошлого, но и наглядно показывает взаимосвязь поколений, роль исторического наследия в современной жизни. Способность понимать причины и логику развития исторических процессов открывает возможность для осмысленного восприятия всего разнообразия мировоззренческих, социокультурных, этнонациональных, конфессиональных систем, существующих в современном мире. Тем самым, формируется готовность к конструктивному взаимодействию с людьми разных убеждений, ценностных ориентаций и социального положения.

По мере развития исторического мышления картина мира, формируемая у школьников под воздействием всего образовательного процесса, приобретает особую глубину и направленность. Представление об исторических корнях существующих социальных норм и мировоззренческих ценностей, об историческом опыте собственного народа и всего человечества позволяет школьникам более четко и осознанно определять собственную идентичность, рассматривать ее как элемент исторически сложившегося гражданского, этнокультурного, конфессионального сообщества. Личностная самоидентификация подростков оказывается тесно взаимосвязана с восприятием национальных культурных и исторических традиций, а также самоопределением в социальном пространстве современного российского общества, формированием национальной идентичности. Таким образом, система исторического образования призвана способствовать развитию гуманитарной культуры школьников, их приобщению к ценностям национальной и мировой культуры, усилению мотивации к социальному познанию и творчеству, воспитанию личностно и общественно востребованных качеств, в том числе гражданственности, демократизма, толерантности.

Цели исторического образования, связанные с овладением предметными знаниями и умениями, отражают преемственность ступеней общего образования, а также специфику базового и профильного уровней изучения истории в старшей школе. Если в основной средней школе историческое образование направлено на освоение знаний о важнейших событиях, процессах отечественной и всемирной истории в их взаимосвязи и хронологической последовательности, то в полной средней школе – на освоение систематизированных знаний об истории человечества, формирование целостного представления о месте и роли России во всемирно-историческом процессе. Профильное изучение истории предполагает и освоение элементов философско-исторических и методологических знаний об историческом процессе, подготовку учащихся к продолжению образования в области гуманитарных дисциплин.

Деятельностный и практикоориентированный подходы отражают стратегию современной образовательной политики, необходимость формирования человека и гражданина, интегрированного в современное ему общество, нацеленного на совершенствование этого общества. Молодому человеку предстоит жить в мире, где объем информации растет в геометрической прогрессии, где социальная и профессиональная успешность напрямую зависят от позитивного отношения к новациям, самостоятельности мышления и инициативности, от готовности проявлять творческий подход к делу, искать нестандартные способы решения проблем, от готовности к конструктивному взаимодействию с людьми разных воззрений и ценностных ориентаций. Образовательная система должна ориентироваться не столько на передачу «готовых знаний», сколько на формирование активной личности, мотивированной к самообразованию, обладающей достаточными навыками и психологическими установками к самостоятельному поиску, отбору, анализу и использованию информации.

Изменившиеся требования к системе образования обуславливают модернизацию содержательных основ учебного процесса, их переориентацию на достижение конкретных результатов в виде сформированных умений и навыков учащихся, обобщенных способов деятельности. В то же время обновление системы исторического образования вызывает и немалые трудности. Это связано с сохранением прочных традиций «знаниецентризма», ориентацией учебного процесса на приоритетное изучение совокупности исторических фактов. Подобная позиция, связанная с позитивистской идеей «показывать историю как это было», укрепилась в практике преподавания в 90-х гг. ХХ в. на фоне отказа от вульгаризированных версий марксисткой формационной концепции. Она сыграла свою положительную роль в условиях методологического кризиса российской исторической науки, но с течением времени начала восприниматься как залог сохранения фундаментальности, полноты и системности исторического образования. Отвечает ли данное содержание образования современным потребностям личности, общества, государства?

Современная система исторического образования должна быть ориентирована на целостный процесс развития и воспитания ребенка, на решение задач по социализации подрастающего поколения. Преодоление «знаниецентризма» означает не пренебрежение принципами научной объективности и историзма, а отказ от псевдофундаментальности образования, преодоление дисбаланса его академических и социальных задач. Формирование целостных представлений об историческом прошлом должно осуществляться не за счет накопления все большего количества «проверенных знаний», а прежде всего в ходе активной и творческой познавательной деятельности учащихся, благодаря личностному осмыслению исторических фактов и явлений.

Принципы отбора содержания связаны с преемственностью целей исторического образования на различных ступенях и уровнях, логикой внутрипредметных связей, а также учетом возрастных особенностей развития учащихся.

Для основной школы «Обязательный минимум содержания образования» выполнен в рамках достаточно традиционных подходов. Изучая историю в основной школе, учащиеся приобретают исторические знания, приведенные в единую «линейную» хронологически-пространственную систему, учатся оперировать исторической терминологией в соответствии со спецификой определенных эпох, знакомятся с основными видами исторических источников и простейшими способами исторического анализа. Отбор учебного материала на этой ступени отражает необходимость изучения наиболее ярких и значимых событий прошлого, характеризующих специфику различных эпох, культур, исторически сложившихся социальных систем. Основные содержательные линии реализуются в рамках курсов Истории России и Всеобщей истории.

Содержательная новизна стандарта основной средней школы заключается в отказе от детализации содержания курсов истории, усилении общеобразовательной, общекультурной направленности учебного процесса, его мировоззренческой значимости. Одной из важнейших содержательных линий курса является история мировой и отечественной культуры, развитие духовных традиций, мировоззренческих ориентиров, религиозных систем. В отличие от Обязательного минимума содержания 1998 г., стандарт предполагает обязательное изучение персоналий важнейших исторических деятелей. Более полно рассматривается история народов, проживающих на территории нашей страны.

Ряд новаций связан с попыткой более четко обозначить методологические принципы курса истории в основной школе. В этом качестве используются прежде всего категории, связанные с теорией модернизации. Сам выбор подобной методологической основы вызывает определенные вопросы. Теория модернизации имеет немало совершенно разнообразных толкований и не может претендовать на роль всеобъемлющей методологической концепции. Почему в стандарте ей все же уделяется такое внимание? Прежде всего необходимо иметь ввиду, что современная теория модернизации не имеет ничего общего с идеей «вестернизации», насаждения некоего «западного пути» развития как единственного прогрессивного и верного. Под модернизацией понимается вполне конкретный исторический процесс перехода от традиционного (аграрного) общества к индустриальному, который, как показала историческая практика, в тех или иных странах и регионах может иметь совершенно разную динамику и формы, социальную базу и последствия. Несмотря на огромное разнообразие таких «сценариев», процесс модернизации предполагает и универсальные закономерности преобразования общественного воспроизводства и культурного пространства, системы властных отношений и социальной структуры общества. Как следствие, теория модернизации позволяет акцентировать внимание именно на тех аспектах исторического процесса, которые сегодня наиболее актуальны и для мирового сообщества, и для российского общества.

Более четкое определение методологической основы курса истории в основной школе позволяет упорядочить систему внутрипредметных связей . Если при изучении истории Древнего мира и Средних веков основное внимание уделяется разнообразным аспектам традиционного уклада жизни и исторически возникшим формам традиционного общества, то в качестве магистральной линии Новой истории рассматривается процесс преобразования традиционных институтов и складывания индустриального общества. Новейшая история, с этой точки зрения, сопряжена уже с попытками переосмыслить цели общественного развития, найти новый формы социального взаимодействия, выходящие за узкие рамки процесса модернизации. Для характеристики исторического развития на рубеже XX-XXI вв. в обязательном минимуме содержания стандарта используется понятие «Современная история», сопряженное с анализом становления информационного общества и процессов глобализации в современном мире.

При формировании системы внутрипредметных связей в основной школе следует обратить особое внимание на региональный (национально-региональный компонент). В соответствии с ФБУП в рамках регионального компонента в основной школе предполагается изучение особой содержательной линии «История родного края» (не менее 35 ч). В комментариях к ФБУП рассматриваются две возможные модели построения такого курса – в составе интегрированного учебного курса «Краеведение» с VI по IX класс, либо в качестве краеведческого модуля в курсе истории в IX классе. Стандарт по истории позволяет достаточно эффективно использовать каждый из этих двух вариантов.

Если «История родного края» входит в состав единого интегрированного курса «Краеведение» для VI-IX классов, то преподавание этой содержательной линии целесообразно скоординировать с основным курсом истории и построить по трехступенчатой схеме, которая представлена в обязательном минимуме содержания стандарта – «История родного края с древнейших времен до конца XVII в.» (VII-XVII классы), «История родного края в ХVIII – начале ХХ вв.» (VIII класс) и «История родного края в ХХ в.» (IX класс).

Иной принцип изучения «Истории моего края» – создание отдельного историко-краеведческого учебного модуля в IX классе, нарушает синхронность изучения национальной и региональной истории. Однако именно такой подход наиболее эффективен. Создание 35-часового учебного модуля в 9 классе позволяет выйти за рамки традиционной схемы историко-краеведческих курсов и усилить социальный контекст этого компонента исторического образования, его деятельностную направленность. Следует также учитывать, что по новому учебному плану в IX классе на треть сокращено количество часов для изучения истории ХХ в., тогда как именно на этот период изучение самых сложных проблем отечественной истории, актуальных для успешной социализации современных школьников, воспитания патриотизма и гражданственности, уважения к истории и традициям нашей Родины.

При формировании отдельного историко-краеведческого учебного модуля в IX классе следует соблюдать требования обязательного минимума содержания стандарта и предварить изучение истории родного края в ХХ в. кратким историческим экскурсом. Но основной объем отведенного учебного времени должен быть ориентирован на изучение социально-экономических, политических, и этнокультурных аспектов развития региона в Новейшее время. Основными содержательными линиями в рамках такого подхода могут стать следующие тематические блоки: «Положение и роль региона в составе Российской империи», «Роль миграций в социально-экономическом и культурном развитии родного края», «Своеобразие процесса урбанизации в регионе в условиях индустриализации в СССР», «Внешняя политика советского государства и родной край: формирование и перемещение государственных границ, жизнь приграничных регионов», «Повседневная жизнь советских людей: общее и особенное в регионе», «Власть и религия: региональный аспект», «Межэтнические отношения в регионе в советские годы», «Положение и роль региона в Российской Федерации. Межрегиональное и приграничное сотрудничество», «Миграционная карта региона в современных условиях», «Становление современного поликультурного, полиэтнического и многоконфессионального российского общества и государства в конце ХХ – начале ХХI в.: региональные аспекты». Выбор такой проблематики может обеспечить не только внутрипредметные, но и межпредметные связи с курсом обществознания.

Важность отдельного историко-краеведческого учебного модуля в IX классе обусловлена и еще одним фактором. В соответствии с ФБУП в IX классе именно в рамках регионального компонента, а также компонента образовательного учреждения предстоит решать задачи предпрофильной подготовки учащихся . В основе предпрофильной подготовки должны лежать курсы по выбору. Они могут представлять собой и расширенный, углубленный вариант какого-либо раздела базового курса, и интегрированный модуль, объединяющий фрагменты из различных предметов. В обоих случаях курсы по выбору должны быть ориентированы не только на углубленное изучение предмета, но и на овладение общеучебными умениями и навыками, которые позволят ученику успешно осваивать программу старшей профильной школы (поиск информации по имеющимся источникам, ответы на вопросы в процессе дискуссии, проектная работа и т.д.).

Историко-краеведческий учебный модуль, ориентированный на приоритетное изучение современной истории региона и предполагающий активное использование межпредметных связей с обществознанием, в высокой степени отвечает этим требованиям. Он включает содержательный материал, способный подготовить учащихся не только к осознанному выбору социально-гуманитарного профиля, но и более конкретного направления будущей предвузовской подготовки. При занятиях по историческому краеведению в его современной трактовке учащиеся получают возможность активно использовать широкий круг доступных материалов, обращаться к проблемам, вызывающим у них личностный интерес и имеющим практическое социальное значение, выполнять учебные задания, способные составить представительный и выигрышный «портфолио» («портфель учебных достижений»).

Принципы отбора содержания курса истории в старшей школе связаны с переходом от преимущественного изучения фактов к их осмыслению и сравнительно-историческому анализу. У учащихся формируются систематизованные знания об историческом прошлом, происходит обогащение их социального опыта при изучении и обсуждении исторически возникших форм человеческого взаимодействия. Ключевую роль играет специфики исторического развития различных мировоззренческих, ценностно-мотивационных, социальных систем. Тем самым, историческое образование приобретает особую роль в процессе самоидентификации подростка, осознания им себя как представителя исторически сложившегося гражданского, этнокультурного, конфессионального сообщества. Обеспечивается возможность критического восприятия учащимися окружающей социальной реальности, определения собственной позиции по отношению к различным явлениям общественной жизни.

Методологическая направленность курса истории в старшей школе сохраняет преемственность с основной школой, но приобретает и определенную специфику. Структура курса в значительной степени определяется теорией модернизации, но значительное внимание уделяется и изучению иных методологических концепций и подходов, дискуссий современных историков. При изучении древней и средневековой истории акцент перенесен на изучение истории цивилизаций, как особых социокультурных систем, отражающих специфику духовных традиций, нравственных установок, моделей экономического и правового поведения человека. Таким образом, изучение истории строится на принципе методологического плюрализма, что является важнейшей основой развития критически мыслящей личности.

Содержательная новизна стандарта старшей школы связана и с реализацией двухуровневой структуры среднего (полного) образования – формированием профильной и базовой моделей изучения истории.

Особенностью курса истории, изучаемого на базовом уровне , является его общеобязательный статус, независимость от задач довузовской подготовки. Изучение истории на базовом уровне направлено на более глубокое ознакомление учащихся с социокультурным опытом человечества, исторически сложившимися мировоззренческими системами, ролью России во всемирно-историческом процессе, формирование у учащихся способности понимать историческую обусловленность явлений и процессов современного мира. Тем самым, базовый уровень можно рассматривать как инвариантный компонент исторического образования в старшей школе, связанный с приоритетными воспитательными задачами учебного процесса.

Особенностью курса истории, изучаемого на профильном уровне , является его непосредственная связь с задачами довузовской подготовки. Акцент в отборе содержания и организации учебной работы еще более смещен на проблемно-аналитическое изучение исторического материала. Важно подчеркнуть, что на профильном уровне предполагается не только объемное наращивание содержания курса истории, но и, прежде всего, формирование более высоких требований к уровню подготовки учащихся, развитие у них умений и навыков, личностных качеств, необходимых для успешного продолжения обучения в высшей школе. Расширение обязательного минимума содержания следует рассматривать как обеспечение информационной основы, необходимой для формирования познавательной компетентности и коммуникативной культуры учащихся, развития у них исторического мышления. Таким образом, концепция стандарта отрицает традиционное понимание профилизации как «расширения объема знаний», и ориентирована на достижение качественного, а не количественного отличия профильного образования от общеобразовательного.

Выстроенная в стандарте система основных содержательных линий и использованные принципы отбора содержания позволили добиться сокращения учебной нагрузки . Основными факторами сокращения нагрузки стали отказ от обязательности изучения части предметных тем, формирование более сбалансированной структуры учебных курсов, основанной на крупных смысловых блоках, использование обобщающих формулировок предметных тем, позволяющих избежать детализации учебного материала. Использование нового формата обязательного минимума содержания (с прямым шрифтом и курсивом) позволило, с одной стороны, дифференцировать образовательные программы по уровням содержания, а с другой – сузить границы «знаниевых» требований при составлении заданий для итогового контроля (в том числе, тестов ЕГЭ).

В тоже время можно говорить и о недостаточности разгрузки содержания исторического образования (особенно в старшей школе). Это связано с тем, что основные резервы по сокращению учебного материала в рамках традиционного подхода, основанном на отражении в учебном предмете структуры и логики базовой науки, практически исчерпаны. Уровневая дифференциация учебного материала позволяет разгрузить систему итогового контроля знаний и умений учащихся, но сохраняет прежнюю насыщенность рабочих программ. Между тем, последовательная реализация деятельностного подхода предполагает уделение все большего внимания развитию умений и навыков учащихся, достижению уверенного владения обобщенными способами деятельности. Эти аспекты учебного процесса являются определяющими не только с точки зрения целей исторического образования, но и требований к уровню подготовки выпускников

Реализация деятельностного, практикоориентированного и личностно ориентированного подходов предопределила и новизну требований к уровню подготовки выпускников .

Требования в категории «Знать/понимать» сформулированы в обобщенной форме, что позволяет избежать их излишней детализации и ориентировать учебный процесс на изучение основных содержательных линий курса. Обобщенность «знаниевых» требований стимулирует деятельностный характер учебного процесса, его направленность на формирование ключевых компетенций, а не овладение некоей «суммой знаний». Конкретизация этих требований осуществляется на основе обязательного минимума содержания, установленного стандартом.

Категория «Уметь», напротив, весьма детализирована и рассматривается как приоритетная. Требования, вошедшие в ее состав, сопряжены с решением задач по развитию абстрактно-логического и эмоционально-образного мышления, информационной и коммуникативной культуры, познавательной и социально-мировоззренческой компетентности учащихся. Именно эти требования определяют принципы построения системы итогового контроля знаний и умений учащихся.

Требования, вошедшие в категорию «Использовать приобретенные знания и умения в практической деятельности и повседневной жизни для», связаны прежде всего с рефлексивной деятельностью и социально-мировоззренческим развитием учащихся. Они ориентированы на осознание учащимися себя как представителей исторически сложившегося гражданского, этнокультурного, конфессионального сообщества, формирование у них способности определять свою мировоззренческую позицию, исходя из исторической обусловленности явлений современной жизни, закрепление мотивации к позитивному общению с людьми другой культуры, национальной и религиозной принадлежности.

Преемственность и специфика требований к уровню подготовки выпускников на различных ступнях определяется внутрипредметными связями в системе исторического образования.

Требования к выпускникам основной школы в значительной степени ориентированы на репродуктивные виды деятельности («рассказывать…», «показывать знание…», «давать описание…»). В то же время большое внимание уделяется формированию умений, связанных с анализом и объяснением исторических фактов и явлений ( соотносить общие исторические процессы и отдельные факты, выявлять существенные черты исторических процессов и событий, группировать явления и события по заданному признаку, объяснять смысл изученных исторических понятий и терминов, выявлять общность и различия сравниваемых событий и явлений, определять на основе учебного материала причины и следствия исторических событий и др.).

В требованиях к выпускникам старшей школы ключевое значение приобретают аналитические умения, а также способы деятельности, связанные с продуктивными методами обучения (устанавливать причинно-следственные связи между явлениями, пространственные и временные рамки изучаемых исторических процессов, различать в исторической информации факты и мнения, исторические описания и исторические объяснения и др.). При профильном изучении формируются представления о специфике причинно-следственного, структурно-функционального, временного и пространственного анализа исторических процессов и явлений.

Важнейшее значение имеет развитие коммуникативной культуры учащихся (формулировать собственную позицию по обсуждаемым вопросам, используя для аргументации исторические сведения, участвовать в дискуссиях по историческим проблемам и др.). При профильном изучении истории учащиеся должны приобрести умения по формированию собственного алгоритма решения историко-познавательных задач (формулировать проблему и цели своей работы, определять адекватные способы и методы решения задачи, прогнозировать ожидаемый результат и сопоставлять его с собственными историческими знаниями). Учащиеся должны научиться представлять результаты индивидуальной и групповой историко-познавательной деятельности в формах конспекта, реферата, рецензии (кроме этого – при профильном обучении – в форме исторического сочинения, резюме, исследовательского проекта, публичной презентации).

Акцентированное внимание к продуктивным формам учебной деятельности предполагает развитие информационной культуры учащихся . Уже требования к выпускникам основной школы предполагает формирование простейших навыков работы с историческими источниками, картографическими и хронологическими материалами. В требованиях к выпускникам старшей школы ключевое значение придается комплексным умениям по поиску и анализу исторической информации, представленной в разных знаковых системах (текст, карта, таблица, схема, аудиовизуальный ряд), использованию методов электронной обработки при поиске и систематизации исторической информации. При профильном изучении истории формируются и умения, связанные с основами источниковедческого анализа.

Обновление требований к уровню подготовки выпускников в системе исторического образования отражает важнейшую особенность педагогической концепции государственного стандарта общего образования – переход от суммы «предметных результатов» (т.е. образовательных результатов, достигаемых в рамках отдельных учебных предметов) к интегративным, межпредметным результатам. Такие результаты представляют собой обобщенные способы деятельности, формирование которые отражает специфику не отдельных предметов, а ступеней общего образования. В государственном стандарте они зафиксированы общие учебные умения, навыки и способы деятельности . В рамках системы исторического образования эти надпредметные требования имеют определенную специфику.

На ступени основной средней школы изучение истории способствует закреплению умения разделять процессы на этапы, звенья, выделять характерные причинно-следственные связи, определять структуру объекта познания, значимые функциональные связи и отношения между частями целого, сравнивать, сопоставлять, классифицировать, ранжировать объекты по одному или нескольким предложенным основаниям, критериям. Принципиальное значение в рамках курса истории приобретает умение различать факты, мнения, доказательства, гипотезы, аксиомы. При выполнении творческих работ (особенно в рамках предпрофильной подготовки) формируется умение определять адекватные способы решения учебной задачи на основе заданных алгоритмов, комбинировать известные алгоритмы деятельности в ситуациях, не предполагающих стандартное применение одного из них, мотивированно отказываться от образца деятельности, искать оригинальные решения.

Важную роль историческое образование играет в формировании и развитии общеучебных умений и навыков в рамках информационно-коммуникативной деятельности, в том числе умения передавать содержание текста в сжатом или развернутом виде в соответствии с целью учебного задания, проводить информационно-смысловый анализ текста, использовать различные виды чтения (ознакомительное, просмотровое, поисковое и др.), создавать письменные высказывания адекватно передающие прослушанную и прочитанную информацию с заданной степенью свернутости (кратко, выборочно, полно), составлять план, тезисы конспекта. На уроках истории учащиеся могут более уверенно овладеть монологической и диалогической речью, умениями вступать в речевое общение, участвовать в диалоге (понимать точку зрения собеседника, признавать право на иное мнение), приводить примеры, подбирать аргументы, перефразировать мысль (объяснять «иными словами»), формулировать выводы. Для решения познавательных и коммуникативных задач учащимися могут использовать различные источники информации, включая энциклопедии, словари, Интернет-ресурсы и другие базы данных, в соответствии с коммуникативной задачей, сферой и ситуацией общения осознанно выбираться выразительные средства языка и знаковые системы (текст, таблица, схема, аудиовизуальный ряд и др.).

С точки зрения развития умений и навыков рефлексивной деятельностью важно уделить особое внимание способности учащихся самостоятельно организовывать свою учебную деятельность (постановка цели, планирование, определение оптимального соотношения цели и средств и др.), оценивать ее результаты, определять причины возникших трудностей и пути их устранения, осознавать сферы своих интересов и соотносить их со своими учебными достижениями, чертами своей личности.

На ступени полной средней школы роль общих учебных умений, навыков и способов деятельности возрастает. Для исторического образования приоритетным можно считать развитие умения самостоятельно и мотивированно организовывать свою познавательную деятельность (от постановки цели до получения и оценки результата), использовать элементы причинно-следственного и структурно-функционального анализа, определять сущностные характеристики изучаемого объекта, самостоятельно выбирать критерии для сравнения, сопоставления, оценки и классификации объектов. При профильном изучении истории принципиально важное значение приобретает участие учащихся в проектной деятельности, в организации и проведении учебно-исследовательской работы, в том числе развитие умений выдвигать гипотезы, осуществлять их проверку, владеть элементарными приемами исследовательской деятельности, самостоятельно создавать алгоритмы познавательной деятельности для решения задач творческого и поискового характера.

Большую значимость на этой ступени исторического образования сохраняет информационно-коммуникативная деятельность учащихся, в рамках которой развиваются умения и навыки поиска нужной информации по заданной теме в источниках различного типа, извлечения необходимой информации из источников, созданных в различных знаковых системах (текст, таблица, график, диаграмма, аудиовизуальный ряд и др.), отделения основной информации от второстепенной, критического оценивания достоверности полученной информации, передачи содержания информации адекватно поставленной цели (сжато, полно, выборочно), перевода информации из одной знаковой системы в другую (из текста в таблицу, из аудиовизуального ряда в текст и др.), выбора знаковых систем адекватно познавательной и коммуникативной ситуации. Учащиеся должны уметь развернуто обосновывать суждения, давать определения, приводить доказательства (в том числе от противного), объяснять изученные положения на самостоятельно подобранных конкретных примерах, владеть основными видами публичных выступлений (высказывания, монолог, дискуссия, полемика), следовать этическим нормам и правилам ведения диалога (диспута). Предполагается уверенное использование учащимися мультимедийных ресурсов и компьютерных технологий для обработки, передачи, систематизации информации, создания баз данных, презентации результатов познавательной и практической деятельности.

Специфика целей и содержания изучения истории на профильном уровне существенно повышает требования к рефлексивной деятельности учащихся, в объективному оцениванию своих учебных достижений, поведения, черт своей личности, способности и готовности учитывать мнения других людей при определении собственной позиции и самооценке, понимать ценность образования как средства развития культуры личности. Историческое образование играет важную роль в формировании умения формулировать свои мировоззренческие взгляды, осознанно определять свою национальную, социальную, конфессиональную принадлежность, собственное отношение к явлениям современной жизни, свою гражданскую позицию. Особенностью системы исторического образования на профильном уровне является тесная взаимосвязь с подготовкой учащихся к осознанному выбору путей продолжения образования и будущей профессиональной деятельности.

Выделение общих учебных умений, навыков и способов деятельности как важного ориентира в построении системы исторического образования предполагает повышенно внимание к развитию межпредметных связей курса истории. На ступени основного общего образования использование межпредметных связей основывается прежде всего на интегративном взаимодействии курсов истории и обществознания. Это позволяет учащимся сформировать целостное представление о динамике развития и исторической обусловленности современных форм общественной жизни, критически воспринимать получаемую социальную информацию, осмысленно изучать многообразие моделей поведения, существующих в современном многокультурном, многонациональном, многоконфессиональном обществе. В рамках исторического образования учащиеся используют понятийный аппарат, усвоенный при изучении Обществоведения. Использование потенциала межпредметных связей курсов истории и географии расширяет знания учащихся о закономерностях пространственной организации мира, закрепляет умение оперировать статистическим и картографическим материалом. Формирование системы интегративных связей истории и предметов образовательных области «Филология» значительно повышает коммуникативный потенциал процесса обучения, позволяет учащимся на более высоком уровне освоить стилистические и образно-выразительные особенности родного и иностранных языков. Знание учащимися исторического контекста процесса духовного творчества расширяет их возможности при изучении курса литературы, а также предметов образовательной области «Искусство».

При изучении истории в старшей школе межпредметные связи приобретают определенную специфику. История входит в состав предметов, определенных базисным учебным планом как обязательные. Тем самым, предполагается изучение курса истории учащимися, получающими углубленную подготовку в рамках самых различных профилей. В этих условиях важно обеспечить взаимосвязь курса истории с тематикой того или иного конкретного профиля. Так, например, в рамках социально-экономического профиля в базовом курсе истории может быть акцентирована особая содержательная линия «История экономики», в рамках естественнонаучных профилей – особая содержательная линия «История науки и техники» и т.д. С учетом небольшого объема учебного времени, отведенного на изучение истории на базовом уровне, принципиально важны межпредметные связи с курсом обществознания. Предполагается не только использование учащимися понятийного аппарата, усвоенного в рамках обществоведческого курса, но и тесная взаимосвязь обоих предметов в формировании познавательной и социально-мировоззренческой компетентности учащихся. Не менее значимы межпредметные связи и в рамках профильного исторического образования. Углубленное изучение истории не только связано с подготовкой учащихся к возможному поступлению на исторические факультеты высших учебных заведений, но и, прежде всего, является частью единой системы предвузовской гуманитарной подготовки.

Приоритетные направления в преподавании истории. Акцентированное внимание к личностным аспектам учебного процесса, утверждение деятельностного и комптентностного подходов не только предъявляют новые требования к подготовке учащихся, но и требуют обновления профессионального «арсенала» учителя. В то же время было бы неверно говорить о необходимости каких-либо радикальных, «революционных» новаций в этой сфере. За последнее десятилетие в теории и практике преподавания истории было разработано немало перспективных технологий, позволяющих на высоком уровне решать задачи развивающего обучения. Проблема заключается скорее в поиске эффективного баланса между репродуктивными и продуктивными методами обучения, традиционными и современными средствами обеспечения учебного процесса. Принципиально новые задачи по развитию методики преподавания стоят прежде всего в сфере предпрофильного и профильного исторического образования, а также организации системы итогового контроля знаний и умений учащихся.

Инновационное развитие методики преподавания истории ориентировано прежде всего на формирование информационно-коммуникативной компетентности учащихся. Резко возрастает роль познавательной активности учащихся, их мотивированности к самостоятельной учебной работе. Это предполагает все более широкое использование нетрадиционных форм уроков, в том числе методики деловых и ролевых игр, проблемных дискуссий, межпредметных интегрированных уроков и т.д.

При профильном изучении истории в старшей школе возможен и переход от методики поурочного планирования к модульной системе организации учебного процесса. Модульный принцип позволяет не только укрупнить смысловые блоки содержания, но и преодолеть традиционную логику изучения исторического материала – от единичного к общему и всеобщему, от фактов к процессам и закономерностям. Сам по себе такой традиционный путь познания вполне оправдан и в наибольшей степени соответствует традициям исторической науки. Однако он неизбежно перегружает содержательную основу учебного процесса излишними, второстепенными фактами. В особой степени это сказывается именно в старшей школе, где при сокращении объема учебного времени возрастает уровень сложности материала. В условиях модульного подхода возможна совершенно иная схема изучения исторических процессов: «всеобщее – общее – единичное». Подобный подход особенно эффективен для изучения истории цивилизаций.

Не менее важно обеспечить тесную взаимосвязь различных способов и форм учебной деятельности в ходе изучения истории. Необходимо использовать различные алгоритмы усвоения знаний и умений при сохранении единой содержательной основы курсы, активно внедрять групповые методы работы, творческие задания, в том числе методику исследовательских проектов.

Проектная деятельность учащихся – это совместная учебно-познавательная, творческая или игровая деятельность, имеющая общую цель, согласованные методы, способы деятельности, направленная на достижение общего результата деятельности. Непременным условием проектной деятельности является наличие заранее выработанных представлений о конечном продукте деятельности, соблюдение последовательности этапов проектирования (выработка концепции, определение целей и задач проекта, доступных и оптимальных ресурсов деятельности, создание плана, программ и организация деятельности по реализации проекта), комплексная реализация проекта, включая его осмысление и рефлексию результатов деятельности.

Спецификой учебной проектно-исследовательской деятельности является ее направленность на развитие личности, а не получение объективно нового научного результата. Если в науке главной целью является производство новых знаний, то в образовании цель исследовательской деятельности – приобретение учащимися функционального навыка исследования как универсального способа освоения действительности, развитие способности к исследовательскому типу мышления, активизация личностной позиции учащегося в образовательном процессе.

V. Соотношение содержания стандартов и примерных программ

Примерные программы по истории для основной школы, старшей базовой и старшей профильной школы составлены на основе федерального компонента государственного стандарта общего образования. Примерные программы конкретизируют содержание предметных тем образовательного стандарта, дают примерное распределение учебных часов по разделам курса и рекомендуемую последовательность изучения тем и разделов учебного предмета с учетом межпредметных и внутрипредметных связей, логики учебного процесса, возрастных особенностей учащихся. Примерная программа содействует реализации единой концепции исторического образования, сохраняя при этом условия для вариативного построения курсов истории и проявления творческой инициативы учителей.

Примерные программы является ориентиром для составления авторских учебных программ и учебников, а также могут использоваться в качестве рабочей программы при тематическом планировании курса учителем.

Примерные программы оставляют резерв свободного учебного времени – 15,7 % от общего объема учебных часов для изучения истории в основной школе, 14,3 % от общего объема учебных часов для изучения истории в старшей школе. Принципы использования этого резерва определяются либо авторами учебных программ и учебников, либо самостоятельно учителем (если он использует примерную программу как рабочую). Кроме того, авторы учебных программ и учебников могут предложить и собственный подход к структурированию учебного материала в рамках основных тематических блоков, установленных стандартом.

Каждая примерная программа включает три раздела: пояснительную записку; основное содержание с примерным (в модальности «не менее») распределением учебных часов по разделам курса и рекомендуемой последовательностью изучения тематических блоков; требования к уровню подготовки выпускников (этот компонент программы полностью идентичен соответствующему компоненту стандарту).

Примерная программа по истории для основной школы предусматривает реализацию стандарта в рамках двух курсов – «История России» и «Всеобщая истории», а также отдельного пропедевтического модуля «Что изучает история» в начале V класса. Предполагается синхронно-параллельное изучение этих двух курсов с возможностью интеграции некоторых тем из состава обоих курсов. Внутренняя периодизация курсов учитывает сложившиеся традиции преподавания истории и необходимость сбалансированного распределения учебного материала. С учетом психолого-возрастных особенностей учащихся и требований межпредметной интеграции примерная программа устанавливает примерное распределение учебного времени в рамках трех этапов (V-VI, VII-VIII и IX классы) и крупных тематических блоков.

Если ФБУП отводит для обязательного изучения предмета «История» на этапе основного общего образования 350 часов (из расчета 2 учебных часа в неделю в течение пяти учебных годов), то примерная программа рассчитана на 295 учебных часов. Резерв свободного учебного времени составляет 55 учебных часов. Для более точной периодизации курсов «История России» и «Всеобщая история» следует использовать примерное распределение учебного времени, установленное программой для разделов обязательного минимума стандарта. Исходя из этой более дробной сетки часов предполагается изучение:

в V классе – пропедевтического модуля «Что изучает история» – не менее 10 часов, «Истории Древнего мира» – не менее 50 часов, а также возможно изучение в качестве особого учебного модуля тематического блока «Народы и государства на территории нашей страны в древности» (из резерва свободного времени);

в VI классе – «Истории России» (с древности до XV в.) – не менее 30 часов (включая тематический блок «Народы и государства на территории нашей страны в древности», если он не вошел в состав курса истории в V классе), «Истории Средних веков» (до XV в. включительно) – не менее 30 часов;

в VII классе – Истории России (XVI-XVIII вв.) – не менее 36 часов; «Истории Нового времени» (XVI-XVIII вв.) – не менее 24 часов;

в VIII классе – «Истории России» (XIX – начало ХХ вв.) – не менее 36 часов, «Истории Нового времени» (XIX – начало ХХ вв.) – не менее 24 часов;

в IX классе – «Новейшей и современной истории России» (с 1917 г. по настоящее время) – не менее 36 часов, «Новейшей и современной истории зарубежных стран» (с 1918 г. по настоящее время) – не менее 24 часов.

Примерная программа по истории для ступени среднего (полного) общего образования предусматривает реализацию стандарта в рамках двух курсов – «Истории России» и «Всеобщей истории» как на базовом, так и на профильном уровне. Исходя из целей исторического образования в старшей школе, в том числе приоритетного значения материала, связанного с социально-мировоззренческим развитием учащихся, примерная программа предполагает изучение:

в X классе – «Истории России» (с древнейших времен до середины XIX в.); «Всеобщей истории» (с древнейших времен до середины XIX в.);

в XI классе – «Истории России» (вторая половина XIX в. – начало XXI вв.); «Всеобщей истории» (вторая половина XIX в. – начало XXI вв.).

Если ФБУП отводит для обязательного изучения предмета «История» на базовом уровне в старшей школе 140 часов (из расчета 2 учебных часа в неделю в течение двух учебных годов), то примерная программа рассчитана на 120 учебных часов. Резерв свободного учебного времени составляет 20 учебных часов.

Если ФБУП отводит для обязательного изучения учебного предмета «История» на профильном уровне в старшей школе 280 часов (из расчета 4 учебных часа в неделю в течение двух учебных годов), то примерная программа рассчитана на 240 учебных часов. Резерв свободного учебного времени составляет 40 учебных часов.

VI. Рекомендации по использованию действующих учебников и УМК.

В соответствии с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об образовании» и Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 25.06.2002 № 71-ФЗ (ст.32, п.2, пп.23) «образовательное учреждение несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность за выбор учебников из утвержденных федеральных перечней учебников, рекомендованных (допущенных) к использованию в образовательном процессе». Федеральные перечни учебников, учебно-методических и методических изданий, рекомендованных (допущенных) Минобразованием России к использованию в образовательном процессе в образовательных учреждениях на 2004/2005 учебный год утверждены приказом от 15.01.2004 № 111.

Утверждение новых подходов к методике преподавания истории неизбежно ставит вопрос о модернизации учебно-методического и материально-технического обеспечения учебного процесса. Ввод государственного стандарта будет сопровождаться обновлением всего комплекса учебников. Однако очевидно, что не существует необходимости создавать принципиально новые УМК для всех ступеней и уровней исторического образования.

Базовое содержание курса истории как в основной, так и в полной средней школе изменилось не так значительно, чтобы исключить возможность использования учебников, создававшихся в последние годы и положительно зарекомендовавших себя в практике преподавания. В течение переходного периода ввода и адаптации стандарта и примерных программ преподавание истории может строиться на основе существующих УМК. В перспективе же речь должна идти скорее о пересмотре самих принципов использования учебной литературы, об утверждении концепции «открытого учебника» –вариативном использовании учебно-методических материалов, интеграции разнообразных средств и форм учебного процесса.

В последние годы стремление объединить «под одной обложкой» учебника практически все основные компоненты УМК – основной и дополнительный текст, иллюстрации, карты, таблицы, фрагменты источников, разноуровневые задания и т.п., – привело к парадоксальной ситуации. С одной стороны, растет «физический вес», объемные показатели учебников, а с другой стороны, авторы все более ограничены в подборе используемых материалов, вынуждены прибегать к изложению лишь «основных фактов», размещению в учебнике небольших фрагментов «важнейших источников», сокращению иллюстративного ряда и т.д. Такой учебник создает жесткую траекторию «познавательного движения» учащихся. Между тем, успешное формирование информационно-коммуникативной и познавательной компетентности невозможно без свободного поиска информации, без работы с «ненужными», второстепенными по значимости фактами и свидетельствами, без анализа и критики некорректных мнений и суждений.

Эти проблемы не могут быть решены только за счет содержательного обновления учебников. Роль учебника в образовательном процессе в сущности традиционна. Учебник призван раскрыть обязательный минимум содержания, который является основой для итогового контроля знаний и умений учащихся. Учебник также является важнейшим структурным компонентом УМК, придающим образовательному процессу целостный и системный характер. В современных условиях насущной задачей становится не переосмысление ключевых функций учебника, а формирование широкой ресурсной базы исторического образования.

Рекомендации к материально-техническому обеспечению учебного процесса, предъявляемые в условиях ввода государственного стандарта по истории, разработаны именно в таком ключе. Они учитывают ввод в широкую практику принципиально новых носителей информации. Так, например, значительная часть учебных материалов все чаще размещается не на полиграфических, а на мультимедийных носителях. Появляется возможность их сетевого распространения и формирования на базе учебного кабинета собственной электронной библиотеки – комплекса информационно-справочных материалов, объединенных единой системой навигации и ориентированных на различные формы познавательной деятельности, в т.ч. исследовательскую проектную работу (в состав электронных библиотек могут входить тематические базы данных, фрагменты исторических источников и текстов из научных и научно-популярных изданий, таблицы, схемы, диаграммы и графики, иллюстративные материалы, аудио- и видеоматериалы). Активное формирование электронных библиотек, в свою очередь, позволит перейти и к созданию учебников нового поколения

1.3. Тематическое содержание разделов электронной «Энциклопедии школьника» по истории

Тематическое содержание разделов электронной «Энциклопедии школьника» по истории формируется на основе Примерных программ среднего (полного) общего образования для базового и профильного уровней.[5]

Введение. История как наука

История в системе гуманитарных наук. Предмет исторической науки. Исторический источник. Проблема подлинности и достоверности исторических источников. Вспомогательные исторические дисциплины.

Основные концепции современной исторической науки. Единство и многообразие исторического процесса. Историческое время. Циклическое и линейное восприятие исторического времени. «Рост», «развитие» и «прогресс» в истории человечества. Принципы периодизации исторического процесса. Основные концепции исторического развития человечества: историко-культурологические (цивилизационные) теории, формационная теория, теория модернизации.

Раздел I . ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

Тема 1.1. Древнейшая история человечества

Современные концепции происхождения человека и общества. Антропология, археология и этнография о древнейшем прошлом человека. Мифологические и религиозные версии происхождения и древнейшей истории человечества. Природное и социальное в человеке и человеческом сообществе первобытной эпохи. Расселение древнейшего человечества. Формирование рас и языковых семей.

Неолитическая революция. Переход от присваивающего к производящему хозяйству. Изменения в укладе жизни и формах социальных связей. Матриархат и патриархат. Происхождение семьи. Особенности властных отношений и права в родоплеменном обществе.

Тема 1.2.Цивилизации Древнего мира

Принципы периодизации древней истории. Историческая карта Древнего мира. Предпосылки формирования древнейших цивилизаций.

Архаичные цивилизации – географическое положение, материальная культура, повседневная жизнь, социальная структура общества. Дискуссия о происхождении государства и права. Восточная деспотия. Ментальные особенности цивилизаций древности. Мифологическая картина мира. Восприятие пространства и времени человеком древности. Возникновение письменности и накопление знаний.

Цивилизации Древнего Востока. Формирование индо-буддийской и китайско-конфуцианской цивилизаций: общее и особенное в хозяйственной жизни и социальной структуре, социальные нормы и мотивы общественного поведения человека. Возникновение религиозной картины мира. Мировоззренческие особенности буддизма, индуизма, конфуцианства, даосизма. Духовные ценности, философская мысль, культурное наследие Древнего Востока.

Античные цивилизации Средиземноморья. Специфика географических условий и этносоциального состава населения, роль колонизации и торговых коммуникаций. Возникновение и развитие полисной политико-правовой организации и социальной структуры. Демократия и тирания. Римская республика и империя. Римское право. Ментальные особенности античного общества. Мифологическая картина мира и формирование научной формы мышления. Культурное и философское наследие Древней Греции и Рима.

Зарождение иудео-христианской духовной традиции, ее религиозно-мировоззренческие особенности. Ранняя христианская церковь. Распространение христианства.

«Великие переселения народов», войны и нашествия как фактор исторического развития в древнем обществе. Предпосылки возникновения древних империй. Проблема цивилизационного синтеза (эллинистический мир; Рим и варвары).

Тема 1.3. Традиционное (аграрное) общество эпохи Средневековья

Принципы периодизации Средневековья. Историческая карта средневекового мира.

«Великое переселение народов» в Европе и формирование христианской средневековой цивилизации. Складывание западноевропейского и восточноевропейского регионов цивилизационного развития. Синтез языческих традиций и христианской культуры в германском и славянском мирах. Возрождение имперской идеи в Западной Европе. Социокультурное и политическое влияние Византии. Особенности социальной этики, отношения к труду и собственности, правовой культуры, духовных ценностей в католической и православной традициях.

Становление и развитие сословно-корпоративного строя в европейском средневековом обществе. Феодализм как система социальной организации и властных отношений. Особенности хозяйственной жизни. торговые коммуникации в средневековой Европе. Образование централизованных государств. Складывание европейской правовой традиции. Роль церкви в европейском средневековом обществе. Образ мира в романском и готическом искусстве. Культурное и философское наследие европейского Средневековья.

Цивилизации Востока в эпоху Средневековья. Возникновение исламской цивилизации. Социальные нормы и мотивы общественного поведения человека в исламском обществе. Складывание основ системы исламского права. Шариат. Религиозный раскол исламского общества. Сунниты и шииты. Социокультурные особенности арабского и тюркского общества. Изменение политической карты исламского мира. Исламская духовная культура и философская мысль в эпоху Средневековья.

Характер международных отношений в средние века. Европа и норманнские завоевания. Арабские, монгольские и тюркские завоевания. Феномен крестовых походов – столкновение и взаимовлияние цивилизаций.

Традиционное (аграрное) общество на Западе и Востоке: особенности социальной структуры, экономической жизни, политических отношений. Дискуссия об уникальности европейской средневековой цивилизации. Динамика развития европейского общества в эпоху Средневековья. Кризис европейского традиционного общества в XIV-XV вв.: борьба императорской и папской власти, распространение еретичества, Столетняя война и война Алой и Белой розы, крестьянские и городские восстании, демографический спад. Изменения в мировосприятии европейского человека. Природно-климатические, экономические, социально-психологические предпосылки процесса модернизации.

Тема 1.4. Новое время: эпоха модернизации

Понятие «Новое время». Принципы периодизации Нового времени. Дискуссия об исторической природе процесса модернизации. Модернизация как процесс перехода от традиционного (аграрного) к индустриальному обществу.

Великие географические открытия и начало европейской колониальной экспансии. Формирование нового пространственного восприятия мира. Влияние Великих географических открытий на развитие европейского общества.

Социально-психологические, экономические и техногенные факторы развертывания процесса модернизации. Внутренняя колонизация. Торговый и мануфактурный капитализм. Эпоха меркантилизма.

Новации в образе жизни, характере мышления, ценностных ориентирах и социальных нормах в эпоху Возрождения и Реформации. Становление протестантской политической культуры и социальной этики. Влияние Контрреформации на общественную жизнь Европы. Религиозные войны и конфессиональный раскол европейского общества.

От сословно-представительных монархий к абсолютизму – эволюция европейской государственности. Формы абсолютизма. Возникновение теории естественного права и концепции государственного суверенитета. Складывание романо-германской и англосаксонской правовых семей. Кризис сословного мышления и формирование основ гражданского, национального сознания.

Буржуазные революции XVII-XIX вв.: исторические предпосылки и значение, идеология социальных и политических движений. Становление гражданского общества. Философско-мировоззренческие основы идеологии Просвещения. Конституционализм. Возникновение классических доктрин либерализма, консерватизма, социализма, анархизма. Марксизм и рабочее революционное движение. Национализм и его влияние на общественно-политическую жизнь стран Европы.

Технический прогресс в Новое время. Развитие капиталистических отношений. Промышленный переворот. Капитализм свободной конкуренции. Циклический характер развития рыночной экономики. Классовая социальная структура общества в XIX в. Буржуа и пролетарии. Эволюция традиционных социальных групп в индустриальном обществе. Изменение среды обитания человека. Урбанизация. Городской и сельский образы жизни. Проблема бедности и богатства в индустриальном обществе. Изменение характера демографических процессов.

Мировосприятие человека индустриального общества. Формирование классической научной картины мира в XVII-XIX вв. Культурное и философское наследие Нового времени.

Дискуссия о различных моделях перехода от традиционного к индустриальному обществу («эшелонах модернизации»). Особенности динамики развития стран «старого капитализма». Предпосылки ускоренной модернизации в странах «второго эшелона». «Периферия» евроатлантического мира. Влияние европейской колониальной экспансии на традиционные общества Востока. Экономическое развитие и общественные движения в колониальных и зависимых странах.

Эволюция системы международных отношений в конце XV – середине XIX вв. Изменение характера внешней политики в эпоху Нового времени. Вестфальская система и зарождение международного права. Политика «баланса сил». Венская система и первый опыт «коллективной дипломатии». Роль геополитических факторов в международных отношениях Нового времени. Колониальный раздел мира.

Тема 1.5. Индустриальное общество во второй половине XIX – первой трети ХХ вв. (не менее 16 ч)

Дискуссия о понятии «Новейшая история».

Структурный экономический кризис 1870-х – 1880-х гг. Предпосылки и достижения технической революции конца XIX вв. Формирование системы монополистического капитализма и ее противоречия. Динамика экономического развития на рубеже в конце XIX – первой трети XX вв. Эволюция трудовых отношений и предпринимательства. Изменения в социальной структуре индустриального общества.

Особенности экономического и социального развития в условиях ускоренной модернизации. Маргинализация общества в условиях ускоренной модернизации и предпосылки революционного изменения общественного строя. «Революционная волна» в странах ускоренной модернизации в первой трети ХХ в.

Кризис классических идеологических доктрин на рубеже XIX-XX вв. Поиск новых моделей общественного развития: социальный либерализм и социальный консерватизм, революционный марксизм и социал-демократия, корпоративные идеологии (социальный католицизм, солидаризм, народничество, анархо-синдикализм). Предпосылки формирования идеологий тоталитарного типа. Ранний фашизм.

Мировоззренческий кризис европейского общества в конце XIX – начале XX вв. «Закат Европы» в философской мысли. Формирование неклассической научной картины мира. Модернизм – изменение мировоззренческих и эстетических основ художественного творчества. Реализм в художественном творчестве ХХ в. Нарастание технократизма и иррационализма в массовом сознании.

Страны Азии на рубеже XIX-XX вв. Кризис традиционного общества в условиях развертывания модернизационных процессов. Религиозное реформаторство и идеология национального освобождения. Подъем революционного движения в революционного движения в странах Азии.

Система международных отношений на рубеже XIX-XX вв. Империализм как идеология и политика. Борьба за колониальный передел мира. Первая мировая война: экономические, политические, социально-психологические, демографические причины и последствия. Версальско-Вашингтонская система и изменение политической карты мира. Начало складывания международно-правовой системы. Лига наций. Паневропейское движение и пацифизм.

Тема 1.5. Мировое развитие в 30-х – 60-х гг. ХХ в.: кризис индустриального общества

Структурный экономический кризис 1930-х гг. и переход к смешанной экономике. Кейнсианство и институционализм о стратегии общественного роста. «Государство благосостояния». Христианская демократия, социал-демократия, голлизм и становление современной конституционно-правовой идеологии. Формирование социального правового государства в ведущих странах Запада в 1950-х – 1960-х гг.

Экономическое развитие в условиях научно-технической революции. Проблема периодизации НТР. Транснационализация мировой экономики. Эволюция собственности, трудовых отношений и предпринимательства в середине ХХ вв. «Революция менеджеров». «Общество потребления» и причины его кризиса в конце 1960-х гг. Протестные формы общественно-политических движений. Эволюция коммунистического движения на Западе. «Новые левые». Контркультура. Становление молодежного, антивоенного, экологического, феминистского движений. Проблема политического терроризма. Предпосылки системного (экономического, социально-психологического, идеологического) кризиса индустриального общества на рубеже 1960-х – 1970-х гг.

Модели ускоренной модернизации в ХХ в.: дискуссии о «догоняющем развитии» и «особом пути».

Историческая природа тоталитаризма и авторитаризма Новейшего времени. Дискуссия о тоталитаризме. Политическая и социальная идеология тоталитарного типа. Фашизм. Национал-социализм. Особенности государственно-корпоративных (фашистских) и партократических тоталитарных режимов, их политики в области государственно-правового строительства, социальных и экономических отношений, культуры. Массовое сознание и культура тоталитарного общества.

Ускоренная модернизация общества в условиях социалистического строительства. Формирование и развитие мировой системы социализма. Дискуссия о тоталитарных и авторитарных чертах «реального социализма». Попытки демократизации социалистического строя.

«Новые индустриальные страны» (НИС) как модель ускоренной модернизации. «Новые индустриальные страны» Латинской Америки и Юго-Восточной Азии: экономические реформы, авторитаризм и демократия в политической жизни. Национально-освободительные движения и региональные особенности социально-экономического развития стран Азии и Африки.

Система международных отношений в середине ХХ в. Вторая мировая война: экономические, политические, социально-психологические, демографические причины и последствия. Складывание мирового сообщества. Международно-правовая система ООН. Развертывание интеграционных процессов в Европе. «Биполярная» модель международных отношений в период «холодной войны». Распад мировой колониальной системы и формирование «третьего мира». Движение неприсоединения.

Тема 1.6. Человечество на этапе перехода к информационному обществу (70-е гг. ХХ в. – начало XXI в.)

Дискуссия о постиндустриальной стадии общественного развития. Понятия «постиндустриальное общество», «постмодерн», «информационное общество».

Структурный экономический кризис 1970-х гг. Неоконсервативные реформы: экономическая стратегия и результаты. Динамика экономического развития ведущих стран Запада на рубеже XX-XXI вв. Информационная революция и формирование инновационной модели экономического развития. Собственность, труд и творчество в информационном обществе. «Человеческий капитал» – основной ресурс информационной экономики.

Распад мировой социалистической системы и пути постсоциалистического развития. Особенности современных социально-экономических процессов в странах Востока. Проблема «мирового Юга». Противоречия индустриализации в постиндустриальную эпоху.

Глобализация общественного развития на рубеже XX-XXI вв. Интернационализация экономики и образование единого информационного пространства. Противоречия глобализованной экономики. Дискуссия об исторической роли глобализации

Система международных отношений на рубеже XX-XXI вв. Распад «биполярной» модели международных отношений и становление новой структуры миропорядка. Интеграционные и дезинтеграционные процессы в мире после окончания «холодной войны». Европейский Союз. Кризис международно-правовой системы и проблема национального суверенитета в глобализованном мире. Локальные конфликты в современном мире. Поиск модели безопасно-устойчивого развития в условиях глобализации.

Дискуссия о кризисе политической идеологии и представительной демократии на рубеже XX-XXI вв. Роль политических технологий в информационном обществе. Мировоззренческие основы «неоконсервативной революции». Современная социал-демократическая и либеральная идеология. Попытки формирования идеологии «третьего пути». Глобализм и антиглобализм. Религия и церковь в современной общественной жизни. Экуменизм. Причины возрождения религиозного фундаментализма и националистического экстремизма в начале XXI в.

Особенности духовной жизни современного общества. Изменения в научной картине мира. Дискуссия о постнеклассической научной методологии. Синергетика. Мировоззренческие основы постмодернизма. Культура хай-тека. Роль элитарной и массовой культуры в информационном обществе.

Основные закономерности истории человечества в историко-культурологических (цивилизационных) концепциях, формационной теории, теории модернизации, теории макроэкономических циклов («длинных волн»).

Раздел 2. ИСТОРИЯ РОССИИ

Тема 2.1. История России – часть всемирной истории

Особенности становления и развития российской цивилизации. Опыт политического, экономического и культурного взаимодействия России с народами Европы и Азии. Роль и место России в мировом развитии: история и современность. Проблемы периодизации российской истории.

Источники по истории Отечества. Историография, научно-популярная и учебная литература по курсу. Основные этапы развития исторической мысли в России. В.Н. Татищев, Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский. Советская историческая наука. Современное состояние российской исторической науки.

Тема 2.2. Народы и древнейшие государства на территории России

Освоение человеком восточных и северных регионов Евразии. Великое оледенение. Природно-климатические факторы и особенности освоения территории Восточной Европы, Севера Евразии, Сибири, Алтайского края и Дальнего Востока. Стоянки каменного века. Переход от присваивающего хозяйства к производящему. Скотоводы и земледельцы. Появление металлических орудий и их влияние на первобытное общество.

Начальные этапы формирования этносов. Языковые семьи. Индоевропейцы. «Великое переселение народов». Дискуссии о прародине славян. Города-государства Северного Причерноморья. Скифы и сарматы.

Восточнославянские племенные союзы и их соседи: балтийские, угро-финские, тюркские племена. Тюркский каганат. Волжская Булгария. Хазарский каганат. Борьба восточных славян с кочевыми народами Степи, аварами и хазарами. Занятия, общественный строй и верования восточных славян. Усиление роли племенных вождей, имущественное расслоение. Переход от родовой к территориальной общине. Восточнославянские города.

Тема 2.3. Русь в IX – начале XII вв.

Возникновение государственности у восточных славян. «Повесть временных лет». Дискуссия о происхождении Древнерусского государства и слова «Русь». Начало династии Рюриковичей. Дань и подданство. Князья и дружина. Вечевые порядки. Киев и Новгород – два центра древнерусской государственности. Развитие норм права. «Русская Правда». Категории населения. Этнический состав древнерусского общества. Закрепление «лествичного» (очередного) порядка наследования власти. Княжеские усобицы.

Дискуссии историков об уровне социально-экономического развития Древней Руси. Международные связи Древней Руси. Торговый путь «из варяг в греки». Военные походы русских князей.

Принятие христианства на Руси. Роль церкви в истории Древней Руси. Христианская культура и языческие традиции. Влияние на Русь Византии и народов Степи. Культура Древней Руси как один из факторов образования древнерусской народности. Происхождение славянской письменности. Древнерусские монастыри как центры культуры.

Тема 2.4. Русские земли и княжества в XII – середине XV вв.

Причины распада Древнерусского государства. Усиление экономической и политической самостоятельности русских земель. Политическая раздробленность на Западе и Востоке Европы: общее и особенное. Крупнейшие земли и княжества Руси в XII – начале XIII вв. Монархии и республики. Княжеская власть и боярство. Православная Церковь и идея единства Русской земли. «Слово о полку Игореве». Русь и Степь. Расцвет культуры домонгольской Руси. Региональные особенности культурного развития.

Образование Монгольского государства. Первые завоевания монголов. Нашествие на Русь. Образование Золотой Орды и ее социально-политический строй. Система управления завоеванными землями. Русь и Орда. Принятие Ордой ислама. Влияние монгольского завоевания и Орды на культуру Руси. Дискуссии о последствиях монгольского завоевания для русских земель.

Экспансия с Запада и ее место в истории народов Руси и Прибалтики. Борьба с крестоносной агрессией. Образование Великого княжества Литовского. Русские земли в составе Великого княжества Литовского. Влияние внешнеполитического фактора на выбор путей развития Руси.

Начало возрождения Руси. Внутренние миграции населения. Колонизация Северо-Восточной Руси. Восстановление экономики русских земель. Формы землевладения и категории населения. Роль городов в объединительном процессе. Церковь и консолидация русских земель.

Борьба за политическую гегемонию в Северо-Восточной Руси. Дискуссии о путях и центрах объединения русских земель. Политические, социальные, экономические и территориально-географические причины превращения Москвы в центр объединения русских земель. Политика московских князей. Взаимосвязь процессов объединения русских земель и борьбы против ордынского владычества. Зарождение национального самосознания на Руси.

Великое княжество Московское в системе международных отношений. Разгром Тимуром Золотой Орды и поход на Русь. Начало распада Золотой Орды. Образование Казанского, Крымского, Астраханского ханств. Принятие католичества как государственной религии Великим княжеством Литовским. Вхождение западных и южных русских земель в состав Великого княжества Литовского. Падение Византии и установление автокефалии Русской Православной Церкви.

Культурное развитие русских земель и княжеств в конце XIII – середине XV вв. Влияние внешних факторов на развитие русской культуры. Формирование русского, украинского и белорусского народов. Москва как центр развития культуры великорусской народности. Возрождение традиций храмового строительства. Расцвет древнерусской иконописи. Создание русского иконостаса. Древнерусская литература: летописи, жития, сказания и «хождения».

Тема 2.5. Российское государство во второй половине XV - конце XVI вв.

Завершение объединения русских земель и образование Российского государства. Особенности процесса складывания централизованных государств в России и в странах Запада. Свержение золотоордынского ига. Формирование новой системы управления страной и развитие правовых норм. Роль церкви в государственном строительстве. Борьба «иосифлян» и «нестяжателей». «Москва – третий Рим». Ереси на Руси.

Установление царской власти и ее сакрализация в общественном сознании. Складывание идеологии самодержавия. Реформы середины XVI в. Создание органов сословно-представительной монархии. Дискуссия о характере опричнины и ее роли в истории России. Учреждение патриаршества.

Многонациональный характер русского централизованного государства. Изменения в социальной структуре общества и формах феодального землевладения во второй половине XV - конце XVI вв. Развитие поместной системы. Города, ремесла, торговля в условиях централизованного государства. Установление крепостного права. Роль свободного крестьянства и казачества во внутренней колонизации страны. Расширение территории России в XVI в.: завоевания и колонизационные процессы. Ливонская война. Рост международного авторитета Российского государства.

Культура народов Российского государства во второй половине XV-XVI вв. Особенности культурного развития в условиях укрепления централизованного государства и утверждения самодержавия. «Ренессансные» тенденции в русском искусстве. Новые формы зодчества. Расцвет русской фресковой живописи. Развитие «книжного дела» на Руси. «Великие Четьи-Минеи» митрополита Макария. Начало книгопечатания и его влияние на общество. «Домострой»: патриархальные традиции в быте и нравах. Крестьянский и городской быт.

Тема 2.6. Россия в XVII в.

Дискуссия о причинах и характере Смуты. Пресечение правящей династии. Феномен самозванства. Боярские группировки. Обострение социально-экономических противоречий. Социальные движения в России в начале XVII в. Борьба против агрессии Речи Посполитой и Швеции. Национальный подъем в России. Восстановление независимости страны.

Ликвидация последствий Смуты. Земской собор 1613 г. и восстановление самодержавия. Начало династии Романовых. Смоленская война. Россия и Тридцатилетняя война в Европе. Расширение территории Российского государства. Вхождение Левобережной Украины в состав России. Освоение Сибири. Войны России с Османской империей, Крымским ханством и Речью Посполитой во второй половине XVII в.

Юридическое оформление системы крепостного права. Новые явления в экономике: начало складывания всероссийского рынка, образование мануфактур. Развитие новых торговых центров. Укрепление купеческого сословия. Преобразования в военном деле.

Церковный раскол в России и его значение. Старообрядчество. Особенности церковного раскола в России в сравнении с процессами Реформации и Контрреформации в Европе. Дискуссия о характере социальных движений в России во второй половине XVII в. Восстание С. Разина.

Особенности русской традиционной (средневековой) культуры. Формирование национального самосознания. Усиление светских элементов в русской культуре XVII в. Расширение культурных связей со странами Западной Европы. Обновление принципов градостроительства. Светские мотивы в культовых постройках. Немецкая слобода в Москве. Русская монументальная живопись XVII в. Расцвет ювелирного и декоративно-прикладного искусства. Распространение грамотности. Зарождение публицистики. Славяно-греко-латинская академия.

Дискуссия о предпосылках преобразования общественного строя и характере процесса модернизации в России.

Тема 2.7. Российская империя в XVIII в.

Петровские преобразования. Реформы армии и флота. Создание заводской промышленности Политика протекционизма. Новшества в культуре и быте. Новая система государственной власти и управления. Формирование чиновничье-бюрократического аппарата. Отмена патриаршества. Провозглашение империи. Превращение дворянства в господствующее сословие. Методы проведения реформ. Оппозиция петровским преобразованиям в обществе. Дискуссия о роли петровских реформ в истории России. Особенности складывания абсолютизма в России и Европе. Роль европейского влияния в развертывании модернизационных процессов в российском обществе.

Россия в период дворцовых переворотов. Борьба дворцовых группировок за власть. Расширение прав и привилегий дворянства. Развитие системы крепостничества. Просвещенный абсолютизм: идеология и политика. Законодательное оформление сословного строя. Восстание Е.Пугачева. Зарождение антикрепостнической идеологии. Масонство.

Роль России в развитии системы международных отношений в XVIII в. Победа в Северной войне и превращение России в мировую державу. Россия и европейская политика «баланса сил». Участие России в Семилетней войне. Разделы Польши. Русско-турецкие войны. Расширение территории государства.

Новый характер взаимодействия российской и западноевропейской культуры в XVIII в. Особенности российского Просвещения. Влияние просветительской идеологии на развитие русской литературы. Основание Академии наук и Московского университета. Деятельность Вольного экономического общества. Географические экспедиции. Создание Академии художеств. Эстетические принципы барокко, рококо и классицизма в русской архитектуре, живописи, скульптуре XVIII в. Развитие музыкального искусства. Возникновение профессионального театра. Быт и нравы дворянства: русская усадьба.

Тема 2.8. Россия в первой половине XIX в.

Попытки укрепления абсолютизма в первой половине XIX в. Реформы системы государственного управления. Систематизация законодательства. Распространение идей конституционализма. Рост оппозиционных настроений в обществе. Влияние Отечественной войны 1812 г. на общественное сознание в России. Движение декабристов и его оценки в российской исторической науке. Оформление российской консервативной идеологии. Теория «официальной народности». Славянофилы и западники. Зарождение русской геополитической школы. Русский утопический социализм. Европейское влияние на российское общество.

Особенности экономического развития России в первой половине XIX вв. Развитие капиталистических отношений. Начало промышленного переворота. Формирование единого внутреннего рынка. Региональные особенности экономического развития. Изменение социальной структуры российского общества в условиях промышленного переворота. Противоречия новых форм экономических отношений и крепостнических порядков. Нарастание кризиса традиционного общества.

Россия в системе международных отношений первой половины XIX в. Участие России в антифранцузских коалициях. Изменение внешнеполитической стратегии в период наполеоновских войн. Отечественная война 1812 г. и заграничный поход русской армии. Россия и создание Венской системы международных отношений. Россия в Священном союзе. Имперская внешняя политика России. Присоединение Кавказа. Крымская война: причины и последствия.

Культура народов России в первой половине XIX в. Ученые общества. Научные экспедиции. Создание системы народного образования. Развитие русской журналистики. «Золотой век» русской поэзии. Формирование русского литературного языка. Общественная роль театрального искусства. Традиции классицизма в русской архитектуре. Романтизм и реализм в изобразительном искусстве.

Тема 2.9. Россия во второй половине XIX в.

Отмена крепостного права. Аграрная, судебная, земская, военная, городская реформы 1860-х – 1870-х гг. Споры современников о значении реформ. Общественные движения в России в конце XIX в. Выступления разночинной интеллигенции. Идеология и практика народничества. Политический террор. Зарождение рабочего движения.

Утверждение капиталистической модели экономического развития. Завершение промышленного переворота. Промышленный подъем в 1890-х гг. Создание рабочего законодательства. Сохранение остатков крепостничества. Роль общины в жизни крестьянства. Самодержавие и сословный строй в условиях модернизационных процессов. Политика контрреформ. Поддержка помещичьих хозяйств. Новые положения о земстве, судопроизводстве, усиление государственного контроля над высшими учебными заведениями.

«Восточный вопрос» во внешней политике Российской империи. Россия и православные народы Балканского полуострова. Европейское и азиатское направления во внешней политике России в конце XIX в.

Духовная жизнь российского общества во второй половине XIX в. Самодержавие и национальный вопрос. Реакция русского общества на польское восстание 1863 г. Возрождение национальных традиций в архитектуре и изобразительном искусстве конца XIX в. Новаторские тенденции в развитии художественной культуры. Движение передвижников. Русская пейзажная живопись. Расцвет музыкального искусства. Развитие системы образования. Научные достижения российских ученых. Городская и деревенская культура: две социокультурные среды.

Тема 2.10. Российская империя в начале ХХ в.

Российский монополистический капитализм и его особенности. Роль государства и частного капитала в экономической жизни страны. Отечественный и зарубежный капитал в России. Реформы С.Ю. Витте и П.А. Столыпина Обострение экономических и социальных противоречий в условиях форсированной модернизации. Дискуссия о месте России в мировой экономике начала ХХ в.

Идейные течения, политические партии и общественные движения в России в начале XX в. Консервативные, либерально-демократические, социалистические, национальные движения. Революционное движение: состав, цели, методы борьбы. Революция 1905-1907 гг. Становление российского парламентаризма. I и II Государственные Думы: состав, деятельность. Третьеиюньская монархия. Борьба властей с оппозицией и революционным движением.

Россия в системе военно-политических союзов на рубеже XIX-XX вв. Русско-японская война 1904-1905 гг. Россия в Первой мировой войне 1914-1918 гг. Влияние войны на российское общество. Общественно-политический кризис накануне 1917 г.

Идейные искания российской интеллигенции в начале ХХ в. Русская религиозная философия. «Серебряный век» русской поэзии. Критический реализм. Русский авангард. Отражение духовного кризиса в художественной культуре декаданса. Элитарная и народная культура.

Тема 2.11. Революция 1917 г. и гражданская война в России

Революция 1917 г. Причины падения самодержавия. Временное правительство и Советы. Провозглашение России республикой. Ликвидация сословного строя. Внутренняя политика Временного правительства. Кризисы власти. Маргинализация общества. Разложение армии, углубление экономических трудностей, положение на национальных окраинах. Причины слабости демократических сил России.

Политическая тактика большевиков, их приход к власти. Большевизация Советов. Провозглашение и утверждение Советской власти. Характер событий октября 1917 г. в оценках современников и историков. Первые декреты Советской власти. Отделение церкви от государства и восстановление патриаршества. Созыв и роспуск Учредительного собрания. Борьба в партии большевиков и Советском правительстве по вопросу о путях выхода из мировой войны. Брестский мир и его итоги. Создание РСФСР. Конституция 1918 г. Установление однопартийной системы в России.

Гражданская война и интервенция: этапы, участники. Дискуссия о причинах, характере и хронологических рамках гражданской войны. Цели и идеология противоборствующих сторон. «Зеленое» движение. Политика «военного коммунизма». Белый и красный террор. Итоги гражданской войны. Причины поражения белого движения. Создание Коминтерна. Война с Польшей и провал курса на мировую революцию.

Экономическое и политическое положение Советской России после гражданской войны. Кронштадтский мятеж. Переход к новой экономической политике.

Тема 2.12. Советское общество в 1922-1941 гг.

Причины и предпосылки объединения советских республик. Полемика о принципах национально-государственного строительства. Образование СССР. Основные направления и принципы национальной политики советской власти.

Партийные дискуссии о путях и методах построения социализма в СССР. Борьба за власть в правящей партии. Концепция построения социализма в отдельно взятой стране. Успехи, противоречия и кризисы НЭПа. Денежная реформа. Роль государства в экономике периода НЭПа. Новая экономическая политика в оценках историков и современников. Причины свертывания НЭПа. Выбор стратегии форсированного социально-экономического развития. Переход к плановой экономике. Индустриализация, ее источники и результаты. Создание новых отраслей промышленности. Складывание индустриальной базы на востоке страны. Создание военно-промышленного комплекса. Коллективизация, ее социальные и экономические последствия. Противоречия социалистической модернизации.

Централизованная (командная) система управления страной. Мобилизационный характер советской экономики. Дискуссии о советском типе государственности. Партийный аппарат и номенклатура. Культ личности И.В.Сталина. Массовые репрессии, их мотивы, направленность и последствия. Создание системы исправительно-трудовых лагерей. Итоги социально-экономического и политического развития СССР в 1920-1930-х гг. Конституция 1936 г.

Идеологические основы советского общества и культура в 1920-х – 1930-х гг. Литературно-художественные группировки 1920-х гг. Утверждение метода социалистического реализма. Советская интеллигенция. Пропагандистская направленность официальной советской культуры. «Краткий курс истории ВКП(б)». Задачи и итоги «культурной революции». Ликвидация неграмотности, создание советской системы образования. Наука в СССР в 1920-1930-е гг. Повседневная жизнь советских людей.

Русское зарубежье. Раскол в РПЦ.

Внешнеполитическая стратегия СССР в период между мировыми войнами. Деятельность Коминтерна. Дипломатическое признание СССР. Рост военной угрозы в начале 1930-х гг. и проблемы коллективной безопасности. СССР и Лига наций. Военные столкновения СССР с Японией у озера Хасан, в районе реки Халхин-Гол. Советско-германские отношения в 1939-1940 гг. Дискуссия об их характере в исторической науке. Политика СССР на начальном этапе Второй мировой войны. Расширение территории Советского Союза.

Тема 2.13. Советский Союз в годы Великой Отечественной войны

Причины Великой Отечественной войны. Подготовка СССР к войне. Состояние Красной Армии накануне войны.

Нападение Германии на СССР. Великая Отечественная война: основные этапы военных действий. Причины неудач на начальном этапе войны. Оккупационный режим на советской территории. Смоленское сражение. Блокада Ленинграда. Военно-стратегическое и международное значение победы Красной Армии под Москвой. Разгром войск агрессоров под Сталинградом и на Орловско-Курской дуге: коренной перелом в ходе войны. Освобождение территории СССР и военные операции Красной Армии в Европе. Капитуляция нацистской Германии. Участие СССР в войне с Японией. Развитие советского военного искусства.

Мобилизация страны на войну. Народное ополчение. Партизанское движение и его вклад в Победу. Перевод экономики СССР на военные рельсы. Эвакуация населения и производственных мощностей на восток страны. Идеология и культура в военные годы. Русская Православная церковь в годы войны. Героизм народа на фронте и в тылу.

СССР в антигитлеровской коалиции. Конференции союзников в Тегеране, Ялте и Потсдаме и их решения. Ленд-лиз и его значение. Итоги Великой Отечественной войны. Цена Победы. Роль СССР во Второй мировой войне и решении вопросов послевоенного устройства мира.

Тема 2.14. СССР в первые послевоенные десятилетия

Социально-экономическое положение СССР после войны. Восстановление хозяйства. Идеологические кампании конца 1940-х гг. Холодная война, споры о ее причинах и характере. Гонка вооружений и ее влияние на экономику и внешнюю политику страны. Создание ракетно-ядерного оружия в СССР.

Политическая жизнь страны в 1950-х гг. Борьба за власть в высшем руководстве СССР после смерти И.В. Сталина. Поиск путей реформирования страны. ХХ съезд КПСС и осуждение культа личности. Концепция построения коммунизма. Экономические реформы 1950-х – начала 1960-х гг., реорганизации органов власти и управления, причины их неудач. Политика Н.С. Хрущева в оценках историков.

Биполярный характер послевоенной системы международных отношений. Военно-политические союзы. Формирование мировой социалистической системы. Характер взаимоотношений СССР с социалистическими странами. СССР в глобальных и региональных конфликтах в 1950-х – начала 1960-х гг. Карибский кризис и его значение.

Духовная жизнь в послевоенные годы. Ужесточение партийного контроля над сферой культуры. Демократизация общественной жизни в период «оттепели». Борьба с инакомыслием в начале 1960-х гг. Научно-техническое развитие СССР, достижения в освоении космоса.

Тема 2.15. СССР в середине 1960-х - начале 1980-х гг.

Экономические реформы середины 1960-х гг., причины их неудач. Замедление темпов экономического роста. Снижение темпов научно-технического прогресса и возникновение зависимости от импорта продовольствия. Дефицит товаров народного потребления, развитие «теневой экономики», усиление коррупции. «Застой» как проявление кризиса советской модели развития.

Социальная структура советского общества. Межнациональные отношения в СССР. Нарастание социальной элитарности и массовых нигилистических настроений в условиях господства партийно-государственной системы. Концепция развитого социализма. Конституционное закрепление руководящей роли КПСС. Конституция 1977 г. Международные обязательства СССР по соблюдению прав человека. Диссидентское и правозащитное движения. Попытки преодоления кризисных тенденций в советском обществе в начале 1980-х гг., оценка их в исторической литературе.

СССР в глобальных и региональных конфликтах середины 1960-х – начала 1980-х гг. Советский Союз и кризисы в странах Восточной Европы. «Доктрина Брежнева». Достижение военно-стратегического паритета СССР и США. Хельсинкский процесс. Политика разрядки и причины ее срыва. Афганская война и ее последствия.

Советская культура середины 1960-х – начала 1980-х гг. Новые течения в художественном творчестве. Самиздат. Роль науки в развертывании научно-технической революции. Достижения и противоречия в развитии советской системы образования во второй половине ХХ в. Успехи в области спорта.

Тема 2.16. Советское общество в 1985-1991 гг.

Попытки модернизации советской экономики и политической системы во второй половине 1980-х гг. Обновление высшего звена правящей элиты. Стратегия «ускорения» социально-экономического развития и ее противоречия. Введение принципов самоокупаемости и хозрасчета, начало развития предпринимательства. Кризис потребления и подъем забастовочного движения в 1989 г.

Политика «гласности». Отмена цензуры и развитие плюрализма в СМИ. Дискуссии о переосмысление прошлого, реабилитация жертв политических репрессий. Демократизация общественной жизни. Формирование многопартийности. Распад системы централизованного управления. Утрата руководящей роли КПСС в жизни советского общества. Нарастание кризиса коммунистической идеологии и политики.

Причины роста напряженности в межэтнических отношениях. Подъем национальных движений в союзных республиках и политика руководства СССР. Декларации о суверенитете союзных республик. Принятие Декларации о государственном суверенитете России 12 июня 1990 г. Подготовка нового союзного договора. Августовские события 1991 г., споры об их характере и последствиях.

«Новое политическое мышление» и основанная на нем внешнеполитическая стратегия. Поиск путей завершения «холодной войны». Советско-американский диалог во второй половине 1980-х гг. Роль СССР в объединении Германии. Кризис во взаимоотношениях СССР и его союзников. Распад мировой социалистической системы и его влияние на внешнеполитическое положение СССР. Дискуссия о результатах внешней политики СССР в годы «перестройки».

Тема 2.17. Российская Федерация (1991-2003 гг.)

Кризис власти: последствия неудач политики «перестройки». «Парад суверенитетов». Беловежские соглашения 1991 г. и распад СССР. Становление новой российской государственности. Причины и последствия политического кризиса сентября-октября 1993 г. Принятие Конституции Российской Федерации 1993 г. Усиление роли президентской власти в политической системе страны.

Общественно-политическое развитие России во второй половине 1990-х гг. Складывание новых политических партий и движений. Молодежные движения. Межнациональные и межконфессиональные отношения в современной России. Чеченский конфликт и его влияние на российское общество.

Переход к рыночной экономике. «Шоковая терапия». Трудности и противоречия экономического развития 1990-х гг.: реформы и их последствия. Структурная перестройка экономики, изменение отношений собственности. Дискуссия о результатах социально-экономических и политических реформ 1990-х гг.

Президентские выборы 2000 г. Курс на укрепление государственности, экономический подъем, социальную и политическую стабильность, упрочение национальной безопасности, достойное для России место в мировом сообществе. Укрепление правовой базы реформ. Изменение в расстановке социально-политических сил. Роль политических технологий в общественно-политической жизни страны. Парламентские выборы 2003 г. и президентские выборы 2004 г.

Участие России в формировании современной международно-правовой системы. Россия в мировых и европейских интеграционных процессах. Российская Федерация в составе Содружества независимых государств. Партнерство России и Европейского Союза. Россия и вызовы глобализации. Проблемы борьбы с международным терроризмом. Россия и НАТО.

Российская культура в условиях радикальных социальных преобразований и информационной открытости общества. Поиск мировоззренческих ориентиров. Обращение к историко-культурному наследию. Процесс духовного переосмысления прошлого. Возрождение религиозных традиций в духовной жизни. Россия в условиях становления информационного общества. Особенности современного развития художественного творчества. Постмодернизм в мировой и отечественной культуре. Наука и образование в России в начале XXI века.

ЭТАП 2. РАЗРАБОТКА НИМ И НОМ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ СОДЕРЖАНИЯ ЭЛЕКТРОННОЙ «ЭНЦИКЛОПЕДИИ ШКОЛЬНИКА» ПО ИСТОРИИ ПО РАЗДЕЛУ «РЕВОЛЮЦИЯ 1917 г. И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РОССИИ»

2. 1. Тексты лекций по разделу «Революция и Гражданская война в России»

Текст лекции по теме: «РОССИЯ В 1917 году»

Бакланова Ирина Семеновна, к.и.н., доц. МГТУГА

1917 год вошел в историю Российского государства как время грандиозных революционных потрясений. Медленный и сложный ход капиталистической модернизации страны был взорван мощными социальными катаклизмами, резко повлиявшими на естественноисторический цивилизационный процесс. Год, начавшийся с широкого демократического выступления в Феврале, завершился Октябрем, сузившим развитие революционного движения до признания исключительно социалистической альтернативы.

Произошедшие в 1917г. события определили основу политической, экономической, социальной систем и духовной жизни советского общества, повлияли на процессы в постсоветской России. По мнению известного американского историка и политолога, профессора Индианского университета (США) А.Е. Рабиновича, Октябрьская революция стала не только поворотным пунктом в российской истории, но и оказала огромное влияние на судьбы Европы.

1. Февральская революция. Смена политического режима.

Вступление России в Первую мировую войну сняло остроту социальных противоречий. Однако такое положение продолжалось недолго. Страна оказалась на грани экономической катастрофы. Военные расходы составляли 50 млн. руб. в день. В 1916г. Разразились топливный и транспортный кризисы. Более чем в четыре раза упала покупательная способность рубля, что было связано с неконтролируемым увеличением выпуска бумажных денег. В январе-феврале 1917г. гражданское население России получало менее 25% намеченного количества продовольствия. Усиливающаяся экономическая разруха, угроза голода, усталость от войны, огромные жертвы, миллионные людские потери, разочарование в целях войны рождали протест в различных социальных слоях.

Кроме тягот и бед мировой войны к дезинтеграции общества, при которой совершилась революция, вели противоречия, отражающие специфику, особенности России. Острейшими были противоречия между крестьянами и помещиками, наемными рабочими и предпринимателями, между городом и деревней[6] , между центром и окраинами, между разными концессиями, между русскими и представителями других народов и т.д. Но центральным был все ярче проявлявшийся разрыв между самодержавной формой правления и интересами прогрессивных слоев населения.

Третья группа противоречий была обусловлена необходимостью преодолеть ставшее опасным отставание страны от передовых индустриально развитых стран. Эти противоречия носили общецивилизационный характер и затрагивали совокупные интересы общества. Насущными задачами являлись индустриализация страны, перестройка аграрного сектора, демократизация всех сторон общественной жизни, расширение прав и свобод личности, решение национального вопроса и т.д. Но чем больше было свидетельств начавшейся перестройки, тем более расширялась пропасть между самыми передовыми и самыми отсталыми, традиционными институтами и отношениями. Обнажавшийся разрыв нес в себе опасность растущего напряжения и столкновения.

Тесное взаимодействие и взаимовлияние в российских условиях всех групп противоречий создали ситуацию, при которой вспышка в одной части общества могла быстро распространиться и на другие, привести к тотальному взрыву. Нужен был лишь повод для начала революции.

Реальность серьезного общественного конфликта заставляла здравомыслящих людей из царского окружения настаивать на необходимости проведения реформ, которые, по их мнению, должны были разрешить обстановку в стране. Так, председатель Государственной думы М.В. Родзянко 10 февраля 1917г. в последний раз использовал свое право личной аудиенции, чтобы уговорить Николая II ввести в стране институт «ответственного министерства». Однако царь, подстрекаемый, в частности, министром внутренних дел А.Д. Протопоповым, считал главным центром оппозиционного и революционного движения Государственную думу и ее Прогрессивный блок. Уезжая 22 февраля в Ставку (г. Могилев), Николай II оставил председателю Совета Министров Н.Д. Голицыну два подписанных им бланка указа: первый о роспуске IV Государственной думы до конца войны и второй о перерыве в занятиях Государственной думы с возобновлением их не позже апреля 1917г. (После расстрелов демонстрантов 26 февраля правительство, опасаясь гласной критики его варварских действий с трибуны Думы, решило пустить в дело второй указ).

Началом революции принято считать 23 февраля (8 марта по новому стилю), когда в Петрограде состоялась женская антивоенная манифестация, посвященная Международному дню работниц, быстро переросшая в крупную городскую стачку. В первый день революции бастовало 128 тыс. рабочих, 24 февраля – 214 тыс., а 25 февраля – 305 тыс., т.е. более 80% петроградского пролетариата. К рабочим присоединились студенты, служащие, часть солдат. 25 февраля Николай II послал из Ставки приказ командующему Петроградским военным округом генералу С.С. Хабалову: «…Завтра же прекратить в столице беспорядки», что означало санкцию на применение против манифестантов оружия. Расстрелы рабочих оказали решающее воздействие на солдат, переход которых на сторону восставших решил судьбу революции. К вечеру 27 февраля число революционных солдат достигло четверти от их общего количества в Петрограде, к вечеру 28 февраля – половины (127 тыс.), 29 февраля – верных императору войск в столице практически не осталось. 27 февраля, когда восставшие овладели ключевыми пунктами Петрограда (вокзалами, арсеналом и т.д.) стало днем победы революции.

Советские историки рассматривали Февральскую революцию как одну из «естественных и закономерных» предпосылок Октября. Поэтому абсолютизировалась роль большевистской партии и негативно трактовалась деятельность ее оппонентов (в лице либеральных и социалистических партий). Но ни большевики, ни другие организации не готовили февральские события технически. Как писал председатель ЦК Конституционно-демократической партии П.Н. Милюков: «Это – та самая революция, о которой так много говорили и которую никто не собирался делать». Да и возможности левых партий были ограничены. По приблизительным, скорее всего, завышенным данным в петроградских организациях РСДРП(б), которые действовали нелегально, насчитывалось более 2 тыс. человек (в целом по стране – примерно 20-25тыс.). Руководство ими было рассредоточено, ослаблено и поэтому затруднено. За рубежом, в Швейцарии, действовала Заграничная коллегия ЦК (В.И. Ленин, Н.К. Крупская, Г.Е. Зиновьев). Она фактически заменяла ЦК, многие члены которого были либо арестованы, либо в ссылке, либо на нелегальном положении. В Петрограде функции общероссийского руководства осуществляло Русское бюро ЦК. Кроме него в столице действовал городской партийный комитет.

Сходное положение было и в других социалистических организациях. Меньшевики – интернационалисты, выступившие с осуждением империалистической войны и призывавшие вести войну за мир без аннексий и контрибуций, находились, в основном за границей. Там же работала оборонческая группа Г.В. Плеханова «Единство». В Петрограде действовали Инициативная группа (центр меньшевиков-интернационалистов), Организационный комитет и меньшевистская фракция Государственной думы (лидер – Н.С. Чхеидзе). Большинство эсеровских руководителей и оборонческого, и центристского, и интернационалистского направлений, находилось либо в эмиграции, либо в Сибири. В литературе отмечается, что левые партии не обладали массовой социальной базой, носили «интеллигентский» (т.е. состояли в основном из интеллигенции) характер.

Единственная организация, выпустившая листовки к Международному дню работниц, на которые откликнулись участники забастовок и демонстрации 23 февраля, была Межрайонная организация РСДРП. (Создана в 1913г. Объединяла интернационалистов из бывших меньшевиков и большевиков. Существовала до июля 1917г., когда ее члены были вновь приняты в РСДРП (б) на VI съезде). Но даже «межрайонцы» не ожидали, что забастовка примет на Выборгской стороне всеобщий характер, что она перерастет в уличные демонстрации и станет началом революции. Поэтому, говоря о событиях 23-26 февраля 1917года, необходимо отдать первое место фактору стихийности.

В то же время идет организация сил, предъявивших право на революцию, на власть. 27 февраля на совещании лидеров думских фракций (законопослушные парламентарии не решились собраться в полном составе) было решено образовать Временный комитет Государственной думы (далее - ВКГД). В его состав вошли 12 членов. Председателем комитета стал председатель Думы М. В. Родзянко.

Первоначально Комитет мыслился как орган «для восстановления порядка и для сношений с лицами и учреждениями». Однако в 2 часа ночи с 27 на 28 февраля было объявлено о необходимости перехода всей исполнительной власти к ВКГД. За короткий период времени комитет сумел переподчинить себе все властные структуры, оставшиеся от прежнего режима. В ночь на 28 февраля ВКГД постановил «отрешить от должности царских министров и, впредь, до образования нового правительства, назначить для заведования отдельными частями государственного управления комиссаров из состава Государственной думы». С 28 февраля по 2 марта 1917г. в министерства, главные управления и другие правительственные учреждения было направлено 38 комиссаров. В основном, это были лица, входившие в Прогрессивный блок, 19 из них являлись кадетами.

Одновременно с ВКГД был создан Петроградский совет рабочих депутатов. 27 февраля днем в Таврический дворец пришли представители рабочей группы Центрального военно-промышленного комитета во главе с К.А. Гвоздевым и Б.О. Богдановым, освобожденными из «Крестов», и вместе с группой думских социал-демократов, а также с представителями левой интеллигенции объявили о создании Временного Исполнительного Комитета Петроградского Совета рабочих депутатов. В него вошли только меньшевики. Исполком сразу же обратился с призывом немедленно выбрать депутатов в Совет: по одному депутату от 1000 рабочих и по одному от роты солдат. Вскоре прибыли примерно 250 депутатов. Первое заседание Петросовета открылось 27 февраля в 9 часов вечера. На нем был избран новый состав Исполнительного Комитета в количестве 15 человек. Председателем его стал Н.С. Чхеидзе, заместителями – трудовик А.Ф. Керенский и меньшевик М.И. Скобелев. От большевиков в Исполком вошли А.Г. Шляпников и П.А. Залуцкий.

Таким образом, в ходе революции сложился оригинальный политический режим, сущность которого В.И. Ленин определил понятием «двоевластие». В советской историографии оно понималось как противостояние Временного комитета Государственной думы, а затем сформированного им Временного правительства, и руководящих органов Советов – не только противоборствующих, но и даже альтернативных центров власти, которые исходили из противоположных классовых интересов (в первом случае из интересов буржуазии, во втором – из интересов трудящихся классов).

Но, как показывают новейшие исследования отечественных историков, ситуация была намного сложнее. К формированию структур власти Петроградский Совет приступил одновременно с ВКГД. Однако он занимался созданием низовой системы управления, организацией рабочих и солдат, обеспечением безопасности и порядка, решением неотложных проблем, в частности продовольственной, т.е. налаживал систему самоуправления трудящихся. Документов, свидетельствующих о том, что Петроградский Совет в дни Февральской революции контролировал какие-либо правительственные учреждения, не обнаружено. Временный же комитет Государственной думы сумел организовать себе преимущественные позиции и на столичном, и на провинциальном уровне. Даже военная комиссия Совета в ночь на 28 февраля влилась в соответствующую комиссию ВКГД.

Лишь принятие 1 марта под давлением солдатских депутатов приказа № 1 стало поворотным моментом в судьбе Петросовета. Данным приказом солдаты уравнивались в гражданских правах с офицерами, запрещалось грубое обращение с нижними чинами, отменялись традиционные формы армейской субординации. Провозглашалось, что «во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам», избираемым «нижними чинами». Тем самым петроградский гарнизон был подчинен Совету. Отныне, опираясь на солдатские штыки, он мог диктовать свои условия ВКГД. Но, и получив новое качество, Петросовет не предпринимал шагов по ликвидации Временного комитета. Наоборот, имело место даже определенное сотрудничество между соперничавшими политическими силами.

В историографии была выдвинута стройная теоретическая схема аргументации, объяснявшая, почему советская демократия, которой, якобы, фактически принадлежала власть в первые дни революции, отказалась от выполнения выпавшей на ее долю миссии. Теоретические выкладки эсеро-меньшевистского руководства Исполкома Петросовета в понимании развития революционного процесса сыграли главную роль в сохранении двоевластия. Действительно, революция ими рассматривалась как буржуазно-демократическая и ответственность за разработку политики, и практическое руководство возлагалось на буржуазные партии (и ВКГД, и Временное правительство по своему составу являлись «буржуазными»). Социалисты видели свою роль в активной оппозиции к правительству («давлении»), критике недостатков, защите интересов широких слоев трудящихся, условной поддержке (по принципу «постольку-поскольку»). Реально претендовать на власть они считали возможным лишь на «следующей стадии». Идеи социального партнерства, реформизма пропагандировали центральные органы социалистических партий: «Рабочая газета» (меньшевики), «Дело народа» (эсеры), большевистская «Правда» (до приезда В.И.Ленина в Россию).

Однако такое объяснение не раскрывает до конца существа проблемы. В литературе отмечается, что отказ от попыток создать однородное социалистическое правительство связан также с отсутствием у Петросовета необходимых для государственного управления опыта, знаний, сил (непосильная «обуза власти»), в первые дни революции – неуверенность в завтрашнем дне, паника перед стихийной революционностью масс. Отсюда – стремление опереться на легитимность Государственной думы, на ее организационные возможности. Как вспоминал левый эсер С.Д. Мстиславский, имели место «уступки кадетам, октябристам и иным, в которых они видели мастеров государственного дела, механиков, владеющих тайной непосильного для них аппарата». Либеральная общественность также испытывала страх перед раскованной революционной стихией. Лидеры социалистов казались ей спасительным громоотводом. Твердой опоры не было ни у тех, ни у других. Для того, чтобы выстоять, надо было объединиться. Что произошло.

1 марта Исполком Петросовета поручил формирование кабинета министров Комитету Государственной думы. В ночь на 2 марта состоялось заседание ВКГД, на котором и было образовано Временное правительство во главе с князем Г.Е. Львовым (одновременно министр внутренних дел). Министерские портфели получили: П.Н. Милюков (министр иностранных дел), А.И. Гучков (военный и морской министр), М.И. Терещенко (финансов), А.И. Шингарев (земледелия), Н.В. Некрасов (путей сообщения), А.И. Коновалов (министр торговли и промышленности), А.А. Мануйлов (просвещения), В.Н. Львов (обер-прокурор Святейшего Синода). Предложение занять министерские посты, было сделано Н.С. Чхеидзе и А.Ф. Керенскому. В соответствии с решением Совета ни тот, ни другой не имели право входить в буржуазное правительство. Чхеидзе от предложения отказался. Керенский же, в обход запрета, добился на общем собрании депутатов согласия на занятие им поста министра юстиции (он утверждал, что его положение «заложника революционной демократии» позволит лучше контролировать деятельность Временного правительства)[7] . На втором заседании кабинета министров было заявлено, что вся полнота законодательной и исполнительной власти в стране должна принадлежать только Временному правительству. Государственная дума устраняется от дел, а старые Основные законы признаются утратившими силу.

2-3 марта решалась и судьба монархии России. Еще 28 февраля Николай II выехал из Ставки в Царское Село, но был задержан на станции Дно революционными войсками. Маршрут был изменен – в Псков, где находился штаб Северного фронта. В Петрограде в это время шла ожесточенная борьба вокруг судьбы трона. Многие высказывались за необходимость сохранения монархии. Так, П.Н. Милюков видел в ней важнейший компонент российской государственности, единственное связующее звено между абсолютизмом и демократией, неотъемлемую историческую традицию России. Монархия – символ власти, привычный для масс. По поводу же личности Николая II мнение было единодушным – отречение. После консультации с командующими фронтами император убедился, что армия его не поддерживает. 2 марта Николай II подписал Манифест об отречении от престола за себя и своего сына Алексея в пользу брата Михаила Александровича. Однако когда депутаты Думы А.И. Гучков и В.В. Шульгин привезли текст Манифеста в Петроград, стало ясно, что народ не желает монархии. 3 марта Михаил отрекся от престола. В подписанном им Акте говорилось, что «образ правления и новые законы Государства Российского» должно установить сформированное на основе всенародного голосования Учредительное собрание. Пока же необходимо подчиняться «Временному правительству, по почину Государственной думы, возникшему и облеченному всей полнотой власти».

3 марта была обнародована Декларации Временного правительства. В ней содержалась программа первоочередных преобразований: отмена смертной казни, амнистия по политическим и религиозным делам, свобода слова, печати, отмена сословий, вероисповедальных и национальных ограничений, замена полиции на народную милицию, выборы в органы местного самоуправления. Внутриполитический курс Временного правительства был противоречивым и непоследовательным. Сохранялись все основные органы центрального и местного управления (министерства, городские думы, земства). Решение фундаментальных вопросов – о политическом строе страны (конституция), аграрной реформе, самоопределении народов, откладывалось до отзыва Учредительного собрания, а принятие закона о введении 8-часового рабочего дня - до конца войны.

Традиционно февральские события 1917г. оценивались в отечественной историографии как вторая буржуазно-демократическая революция, призванная завершить исторический цикл, начатый в 1905-1907гг. и обеспечить решение задач, свойственных буржуазным революциям – введение полноценного конституционного строя, реализацию гражданских и политических свобод, обеспечение беспрепятственного развития капитализма. В новейшей историографии высказано мнение, что Февральская революция не имела четко выраженного социального характера. Она не подпадала ни под одно из привычных названий. Такая точка зрения прозвучал еще в марте 1917г. на VII съезде кадетов: «Бывали революции буржуазные, бывали и пролетарские. Но революции национальной, в таком широком значении слова, как нынешняя, русская, доселе не было на свете». В настоящее время принято считать, что в 1917г. параллельно разворачивалось несколько социальных революций – солдатская, рабочая, крестьянская, национальная (некоторые авторы к этому добавляют и казачью, и движение служащих, и даже специфические элементы женской революции). Действительно, в стране существовала атмосфера всеобщего недовольства положением дел, высшая степень ненависти к самому носителю верховной власти, императору Николаю II. Отсюда и та эйфория, которая охватила общество в Феврале[8] . Поэтому можно отметить, что революция носила общенациональный характер.

2. От Февраля к Октябрю 1917 года: решение вопроса о государственной власти.

Уход с политической арены Романовых, царствовавших 304 года, положил конец монархическому строю в стране. Россия оказалась на распутье. Необходимо было выбрать и конституционно закрепить новую форму правления, сформировать четкую вертикаль власти (на местах шла борьба за влияние между комиссарами Временного правительства, комитетами общественной безопасности, советами, городскими думами, земскими управами и т.д.). 130-миллионное крестьянство требовало решения аграрного вопроса, а 18-миллионный пролетариат – рабочего. Активизировались национально-освободительные движения. Усилились антивоенные настроения. Свои интересы имела 3-х миллионная буржуазия, 800 тыс. российских помещиков, и другие социальные группы населения. Кроме того, требовалось незамедлительно обеспечить элементарный порядок и стабилизировать экономическое положение.

Многое зависело от оперативности действий Временного правительства, ибо, как справедливо заметил один из представителей социалистического движения, эсер В.О. Лихтенштадт: «Революция – непрерывный процесс разрушения старых форм и творчество новых…этот процесс разворачивается одновременно в тысячах пунктах, в центре и на периферии…главная задача власти – координировать все отдельные элементы…». Временное же правительство проявило самоубийственную медлительность. Четыре месяца разрабатывался закон о выборах в Учредительное собрание. Была проведена лишь некоторая подготовка к будущей аграрной реформе: переданы в государственный резерв кабинетские и удельные земли (март), созданы земельные комитеты (апрель). Попытки же крестьян самочинно захватить помещичьи земли пресекались карательными отрядами. В ограниченном порядке – только для Петроградского экономического района (сказался боевой настрой рабочего класса столицы) – был введен 8-часовой рабочий день. Под давлением пролетарских масс в апреле признавалась легитимность фабзавкомов, были открыты биржи труда. Снижение заработной платы, рост безработицы и стачечного движения заставили правительство создать министерство труда, координирующие взаимоотношения между рабочими и предпринимателями. В целом состояние экономики требовало более жестких мер государственного регулирования, однако правительство не решилось на них. В национальной сфере было заявлено о согласии на создание в будущем независимой Польши (при условии военного союза с Россией) и на широкую автономию Украины и Финляндии.

Нерешительные действия правительства не могли стабилизировать ситуацию в стране. Кроме того, озлобление в обществе вызывала и продолжавшаяся война.

Не имели успеха и громкие «революционные» акции, которые должны были упрочить влияние Временного правительства в массах. 4 марта при министерстве юстиции учреждалась Чрезвычайная следственная комиссия для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и других высших должностных лиц. Однако результаты ее работы не впечатляли. Оказалось, что вина чиновников состояла только в том, что они добросовестно служили старой власти. Из серии задуманных процессов состоялся лишь один, над бывшим военным министром генералом В.А. Сухомлиновым.

Безволие старой самодержавной власти получило продолжение в бесхарактерности новой – революционной. Углубление кризисного состояния в стране способствовало радикализации народных масс, чем пытались воспользоваться различные политические массы.

3 апреля 1917г. в Петроград после долгих лет эмиграции вернулся большевистский лидер В.И. Ленин. В первых же своих выступлениях, особенно в тезисах доклада «О задачах пролетариата в данной революции» («Апрельских тезисах») он выдвинул принципиально новую программу. Была подвергнута критике партийная установка на «завершение буржуазно-демократической революции». (Основной вопрос всякой революции, как проповедовал В.И. Ленин, - вопрос о власти. В Феврале, по его мнению, власть получила буржуазия. Значит, буржуазная революция закончилась). Отсюда – вместо условной поддержки – никакой поддержки Временному правительству. Опора на пролетариат и беднейшие слои деревни. Вместо режима широкой демократии – режим пролетарской диктатуры. Важнейшим политическим лозунгом В.И.Ленин выдвинул: «Вся власть Советам!». После его реализации государственное управление перешло бы в руки меньшевиков и эсеров, возглавивших Советы. Однако «мелкобуржуазные партии» не способны решить основные вопросы революции. Поэтому народные массы, изжив на своём опыте и под влиянием разъяснительной работы «пролетарской» партии свои иллюзии, передадут власть большевикам. Экономическая часть ленинской программы предусматривала конфискацию помещичьего землевладения и национализацию земли с правом Советов распоряжаться ею, слияние банков в единый общенациональный банк, установление контроля над производством и распределением. Вопрос о войне предполагалось решить путём переговоров о мире без аннексий и контрибуций.

Ленинская стратегия была встречена с недоумением. Дело в том, что традиционная большевистская программа исходила из того, что за победой буржуазно – демократической революции последует более или менее длительный период капиталистического развития, в ходе которого создадутся условия для перехода к социализму. С точки зрения марксистской теории, это было логично, так как для «введения социализма» необходимы определённые предпосылки (многочисленный кадровый пролетариат, высокоразвитая промышленность). В России того периода они отсутствовали. В.И.Ленин же делал ставку на мировую пролетарскую революцию, в ходе которой объединятся две половинки: в России – развитая политическая надстройка (партия, вооружённая «передовой теорией»), на Западе – развитые производительные сил, что станет основой для создания в дальнейшем «федерации Советских республик всего мира».

После короткого этапа борьбы в партии В.И.Ленин одержал победу. Его невероятная по силе убеждённость, воля, энергия, беспощадная критика оппонентов сделали своё дело. Будучи незаурядным тактиком, Ленин видел все промахи противников и оперативно на них реагировал.

Вопрос отношения к войне, которую некоторые исследователи называют главной причиной февральских события, послужил катализатором нарастания недовольства солдат и рабочих Временным правительством и вызвал первый политический кризис , взорвавший относительную сплочённость после февральского общества.

18 апреля (1 мая), когда по всей России впервые свободно праздновался международный день пролетарской солидарности, министр иностранных дел П.Н.Милюков направил ноту союзникам, в которой заверил их, что Россия будет вести войну до решительной победы. 20 апреля (3 мая) информация о ноте попала в газеты. Сразу же на улицы Петрограда вышли многотысячные демонстрации с призывами: «Долой войну!», «Долой Милюкова!», «Вся власть Советам».

Для разрешения создавшейся ситуации в кабинете министров было решено дезавуировать заявление П.Н.Милюкова, пожертвовать им и военным министром А.Е.Гучковым – наиболее откровенными сторонниками продолжения войны – и пойти на формирование нового – на это раз коалиционного состава министров, с участием представителей Советов. (В то время как меньшевистско–эсеровские лидеры Петросовета пытались разрядить взрывоопасную обстановку, большевистское руководство выжидало. Вечером 21 апреля (4 мая), когда стало ясно, что временное правительство устоит, ЦК РСДРП (б) признал необходимым ограничиться мирными демонстрациями).

5 мая было образовано первое коалиционное правительство, его вновь возглавил Г.Е.Львов. В новый кабинет наряду с 9 министрами–либералами вошли и 6 министров – социалистов (меньшевики–М. И.Скобелев, И.Г.Церетели, А.В.Пешехонов, эсеры – В.М.Чернов, П.М.Переверзев, А.Ф.Керенский). Делегировав своих представителей в правительство, Советы тем самым приняли на себя и всю полноту ответственности за судьбу Российского государства. Поэтому создание первого коалиционного правительства, по мнению ряда историков, положило конец кратковременному периоду существования так называемого «двоевластия».

Апрельский кризис стал лишь началом бурных событий, развернувшихся в России летом и осенью 1917 года. Характер и направленность внешней и внутренней политики коалиционного временного правительства остались теми же. Разработанная им социальная и экономическая программы встретили открытый саботаж предпринимателей и не были реализованы. Окончились провалом и попытки ввести государственный контроль над производством и распространением, узаконить процедуру арбитража социальных конфликтов, что связало правительству руки в борьбе с безработицей и голодом. Представители капитала отказали кабинету министров в финансовой поддержке, провалив подписку на «заём свободы» (из запланированных 5 млрд. удалось получить лишь несколько миллионов). Незыблемым осталась и положение: все основные вопросы должно решить Учредительное собрание.

В это время резко меняется общественная атмосфера, окончательно развеивается эйфория февральской победы. В условиях колоссального психологического сдвига, порождённого падением самодержавия, отсутствием твёрдой государственной власти, растущие, но не реализованные запросы революционизированных масс вызывают взрыв их недовольства, усиленный ощущением собственной силы и безнаказанности. Поэтому большевики с их простыми и сверх радикальными лозунгами, разжигающими ненависть к «буржуям» как источнику всех зол и обещающими немедленное и полное удовлетворение требований « трудящихся», начинают постепенно обретать популярность. Если в работе I Всероссийского съезда крестьянских депутатов (май 1917 года) участвовало лишь несколько представителей РСДРП (б), то на I Всероссийском съезде Советов (3-24 июня) их было уже 105. (Считается, что всего на съезде присутствовало 1090 депутатов. 822 – с решающим голосом. 777 из них заявили о своей партийности: 285 эсеров, 248 меньшевиков, 73 нефракционных социалиста, большевики, а так же ряд мелких фракций – от трудовиков до анархистов).

Выступая на съезде, В.И.Ленин подверг резкой критике эсеров и меньшевиков за «соглашательство» с буржуазией и открыто заявил, что его партия «готова взять власть целиком». Пока это было лишь политическая декларация, которой съезд не придал особого значения. Он принял резолюцию доверия Временному правительству. Но происшедшие вслед за тем события показали, что резолюция съезда – это одно, а настроения масс – нечто другое.

По решению президиума съезда и Петроградского Совета на 18 июня была назначена массовая демонстрация, которая, как предполагалось, произойдёт под эсеро-меньшевистскими лозунгами. Однако три четверти демонстрантов поддержали требование большевиков передать власть Советам. Таким образом, прямое недоверие было высказано министрам-«капиталистам», а косвенное и министрам-социалистам. 18 июня позиции правительственной коалиции пошатнулись. Разразился новый политический кризис (второй , после апрельского). Но если в апреле он был разрешён созданием коалиционного, либерально-социалистического правительства, то теперь своего рода «спасительным поясом» оказалось уже давно подготавливавшиеся Временным правительством наступление на фронте. Основной политический смысл военной операции – стабилизировать революционный процесс. В действительности произошёл рост напряжённости в обществе, так как после нескольких дней частичных успехов, наступление захлебнулось. Сказались просчёты в планировании операции, материально-техническом обеспечении, снабжении армии оружием и продовольствием. Но главное – солдаты не хотели воевать. Потери составили больше 60 тыс. убитых и раненных.

Передышка для Временного правительства оказалась краткой. В июле разразился третий политический кризис . Катализатором событий стали попытки правительства и командования вывести из столицы и отправить на фронт часть революционного Петроградского гарнизона. Ситуацию «подогрел» и внезапный выход 2 июля министров-кадетов из Временного правительства, якобы, из несогласия с компромиссным соглашением делегации кабинета с Центральной Радой, требовавшей широкой автономии для Украины. На самом деле это была попытка давления на партнёров по коалиции «слева» - меньшевиков и эсеров - с целью придания курсу кабинета министров более устойчивого правого уклона.

3 июля в Петрограде начались демонстрации и митинги. 4 июля на улицы вышли до полумиллиона человек. Часть вооружённых демонстрантов ворвалась в Таврический дворец и потребовала от членов избранного на съезде Советов ВЦИК немедленно взять власть. На улицах столицы между противниками и сторонниками Временного правительства произошли вооружённые столкновения. В результате погибли или были ранены от 400 до 700 человек.

Руководство партии большевиков заняло противоречивую позицию. Значительная его часть понимая, что страна не готова ещё поддержать восстание, в ночь на 4 июля выступила за мирный характер массовых манифестаций. В то же время И.Т.Смилга, М.И.Лацис и другие, ссылаясь на революционные настроения масс, настаивали на вооружённом восстании. После острых дискуссий удалось принять взвешенное решение о прекращении демонстрации. ЦК большевистской партии вступил в переговоры с ВЦИК.

С санкции Петроссовета правительство приступило к наведению «порядка» в столице. 5 июля в Петрограде было введено осадное положение. В этот же день разгрому подвёргся особняк Кшесинской, где размещался большевистский ЦК. Юнкера учинили погром редакции и типографии «Правды». 6 июля Временное правительство издало приказ о задержании и предании суду за «государственную измену» Ленина и других большевистских руководителей[9] . Все воинские части, принимавшие участие в июльском выступлении, подлежали расформированию. Были арестованы Л.Д.Троцкий, Л.Б.Каменев и другие. В.И.Ленин и Г.Е.Зиновьев перешли на нелегальное положение и скрылись в 32 км от города, на станции Разлив в устроенном шалаше.

Июльские события, по мнению В.И.Ленина (эту точку зрения разделяет и часть современных авторов), положили конец мирному развитию революции и «двоевластию», так как власть полностью перешла в руки Временного правительства.

С 26 июля – по 3 августа 1917 года в Петрограде прошёл VI съезд РСДРП (б). На нём были приняты решения в духе ленинской непримиримой оппозиции. (Вождь издали направлял работу съезда). Временно был снят лозунг «Вся власть Советам!», так как, по утверждению Ленина, эсеры и меньшевики превратили его в «фиговый листок контрреволюции». На съезде указывалось, что власть в руки пролетариата и беднейшего крестьянства может перейти только путём вооружённого восстания, которое необходимо тщательно готовить.

Июльские события имели существенные последствия, как для Временного правительства, так и для Советов. Из-за несогласия с предложенной министрами-социалистами программой (объявление России республикой, запрещение земельных сделок и т.д.) пост главы кабинета покинул Г.Е.Львов. 8 июля министром-председателем стал А.Ф.Керенский. ВЦИК Советов признал за Временным правительством «неограниченные полномочия», объявил его правительством «спасения революции». Была введена смертная казнь на фронте, восстановлены военно-полевые суды. 18 июля с поста главнокомандующего смещается либерально настроенный А.А.Брусилов и назначается Л.Г.Корнилов.[10] 24 июля был сформирован 2-ой коалиционный кабинет. Кроме либеральных политиков в него вошли 3 эсера, 2 меньшевика, 2 народных социалиста, один «нефракционный» социал-демократ.

После июльского кризиса наметился стремительный рост числа сторонников военной диктатуры. Их не устраивала слабость временного правительства, его неспособность восстановить порядок на фронте и в тылу. О консолидации правых сил свидетельствовало Государственное совещание в Москве (12-15 августа). В его работе принимали участие делегаты всех четырёх Государственных дум, представители муниципалитетов, торгово-промышленных кругов и банков, духовенства, национальных организаций, кооперации, Советов и др. (Большевики отказались участвовать в совещании.) Правительство надеялось на объединение всех политических сил, однако это не произошло. Большинство присутствующих критиковало кабинет министров, склоняясь к принятию более жёстких мер, включающих ликвидацию Советов и солдатских комитетов. Участники совещания устроили триумфальную встречу Л.Г.Корнилову, которого прочили в диктаторы.

А.Ф.Керенский, потерпев поражение на Государственном совещании, колебнулся вправо. 25 августа по негласной договорённости между ним и Л.Г.Корниловым к Петрограду были двинуты 3-й конный корпус под командованием генерала А.Крымова и две конные дивизии. Они должны были «очистить» столицу от большевиков. На следующий день до А.Ф.Керенского дошли слухи о планах Л.Г.Корнилова сместить министра-председателя и взять военную и гражданскую власть в свои руки. В истории нет единой точки зрения относительно намерений Л.Г.Корнилова. Не стал доискиваться истины и А.Ф.Керенский. Утром 27 августа он смещает Корнилова с должности Верховного главнокомандующего и объявляет генерала «изменником Родины и революции». Против корниловщины выступили все социалистические партии, Советы и подчинявшиеся им отряды Красной гвардии. Министры-кадеты, не желая участвовать в расправе над генералом, подали в отставку. К 30 августа корниловские войска были остановлены на подступах к Петрограду и рассеяны.

Разгром мятежа привёл к резкому изменению соотношения сил в стране. Правые потерпели поражение. Престиж А.Ф.Керенского и кадетов упал. Усилилось влияние большевиков, активно участвовавших в разгроме корниловщины (в августе-октябре численность РСДРП (б) достигла 350тыс. человек). Началась большевизация Советов. В конце августа – начале сентября Петроградский и Московский Советы приняли резолюцию о взятии всей полноты государственной власти. В.И.Ленин увидел в этих событиях возможность возобновления мирного развития революции. Он снова выдвигает лозунг «Вся власть Советам!», но теперь это означало переход власти к большевизированным Советам. В то же время лидер РСДРП (б) не отказывался в принципе от курса на вооружённое восстание.

Опираясь на антикорниловские настроения, А.Ф.Керенский попытался укрепить своё положение и стабилизировать обстановку в стране. 30 августа было создано новое правительство – Директория в составе 5 человек во главе с министром-председателем – А.Ф.Керенским (без участия кадетов). 1 сентября Россия провозглашается республикой. 14 сентября в Петербурге начало работу Всероссийское демократическое совещание (заседания проходили до 22 сентября). Среди делегатов, заявивших о своей партийной принадлежности, было 136 большевиков, 172 меньшевика, 523 эсера. Большевики на совещании отстаивали идею создания однородного социалистического правительства без участия либералов, ответственного перед Советами. После долгих дискуссий 19 сентября была одобрена коалиция с «цензовыми» (буржуазными) элементами, в то же время большинство делегатов высказалось против сотрудничества с кадетами. Чтобы найти выход из создавшегося положения, было решено избрать на совещании орган – Временный Демократический Совет Российской республики (Предпарламент) и наделить его правом контроля над правительством до Учредительного собрания. Одновременно А.Ф.Керенскому путём сложных закулисных манёвров удалось 24 сентября сформировать третье, и последнее коалиционное правительство (10 социалистов, 6 либералов, в том числе 4 кадета), которому был уготован недолгий срок. Почти сразу же правительство освободило себя от подотчётности Предпарламенту, превратившемуся в бесправный орган, место бесплодных и изнурительных дискуссий.

Таким образом, А.Ф.Керенский и возглавляемое им правительство утратили поддержку правых, инкриминировавших кабинету министров пособничество «революционной анархии», развал армии, беспощадность, политиканство. Лидеры Советов критиковали министра-председателя за союз с кадетами. Большевики после неудачи с созданием социалистического правительства начали подготовку к захвату политической власти.

3. Октябрьские события. Их оценка в отечественной и зарубежной

историографии.

В 1917 году на продолжение войны шло 86% всех бюджетных расходов. Следствием нараставшего паралича экономики были трудности со снабжением городов (особенно крупных) продовольствием. Введение хлебной монополии, карточек на продукты (март-июнь), попытки вооружённой реквизиции хлеба (осень) не принесли желаемых результатов. В конце августа хлебный паёк в Петрограде и Москве был сокращён до 0,5 фунта в день, что вызвало усиление социальной активности. Общее число бастовавших в сентябре - октябре увеличилось по сравнению с весной в 7,7 раза, составив около 2,5 млн. человек. В деревне, как полагают некоторые историки, летом – осенью 1917 года происходила аграрная революция.

В.И.Ленин посчитал создавшуюся ситуацию благоприятной для взятия власти. В регулярно отсылаемых с середины сентября в Петроград письмах и статьях («Большевики должны взять власть», «Марксизм и восстание», «Удержат ли большевики государственную власть?» и др.) он требовал от ЦК перевести подготовку восстания в практическую плоскость. По мнению большевистского лидера, имели место два благоприятных фактора: «Мы стоим в преддверии всемирной пролетарской революции» и «Большинство теперь за нами». Промедление же даст противникам возможность перегруппировать силы, и момент будет упущён.

15 сентября ЦК партии отверг ленинский курс на вооружённое восстание, посчитав его не своевременным. Против выступили Л.Б.Каменев, Г.Е.Зиновьев[11] и другие. Они доказывали, что ещё возможно сплочение всех демократических сил и проведение реформ. Большие надежды возлагались на Демократическое совещание и реализацию его решений. 21 сентября ЦК РСДРП (б), вопреки мнению В.И.Ленина, решил остаться на Демократическом совещании, но бойкотировать Предпарламент. Большевистская фракция Предпарламента, получившая право на окончательное принятие решения, работала во Временном Совете практически до 7 октября.

Сентябрьско–октябрьская борьба Ленина за вооружённое восстание в какой-то мере напоминала его апрельскую борьбу, когда он сумел преодолеть сопротивление Каменева и его сторонников, стремившихся повести партию по «полуменьшевистскому» курсу. В предоктябрьские дни могучая энергия и неукротимая воля Ленина, казалось, достигли наивысшей точки. 29 сентября он даже пригрозил подать прошение о выходе из ЦК, но «оставить за собой свободу агитации в низах и на съезде партии»

Где-то между 3 и 10 октября Ленин тайно вернулся в столицу. По его настоянию в ночь с 10 на 11 октября на квартире меньшевика Н.Суханова, жена которого была большевичкой, проходило заседание ЦК РСДРП (б). На нём присутствовало 12 из 21 членов ЦК. Написанная Лениным резолюция была одобрена 10 голосами против двух (Каменев и Зиновьев).

Но и после принятия данного решения борьба мнений в руководстве большевистской партии по вопросу о восстании продолжалось. Каменев и Зиновьев считали возможным ограничиться выжидательной позицией для того, чтобы добиваться поддержки масс. Обеспечив перевес в Учредительном собрании и Советах, РСДРП (б), по их мнению, сможет проводить свои решения в жизнь, не прибегая к насилию. Таким образом, они отстаивали не революционный, а парламентский путь, ориентировались не на диктатуру пролетариата, а на создание революционно-демократической власти, Л.Д.Троцкий[12] и его приверженцы надеялись на то, что предстоящий II съезд Советов мирно возьмёт власть и разгон Временного правительства будет не только санкционирован, но и станет просто техническим вопросом.

16 октября на расширенном заседании ЦК вновь обсуждался вопрос о восстании. В ходе жарких прений большинством голосов (19 – за, 2 – против, 4 – воздержались) была принята предложенная В.И.Лениным революция, призывавшая «все организации и всех рабочих и солдат к всесторонней и усиленной подготовке вооружённого восстания». Зиновьев и Каменев потребовали созыва пленума ЦК (последний даже подал заявление о выходе их ЦК) и 18 октября в газете «Новая жизнь» открыто заявил о своём несогласии с линией партии.

Могло ли Временное правительство сохранить власть? К октябрю 1917г. борьба за массы им была безнадёжно проиграна. К тому же в преддверии восстания кабинет министров допустил несколько серьёзных политических просчётов. Так, в первых числах октября Временное правительство разработало план своего переезда в Москву и эвакуации столичной промышленности в глубь стран. Предлогом стало возможное наступление немцев на Петроград. Большевики среагировали моментально, обвинив правительство в стремлении сдать «Красный Питер» врагу. Бурю негодования вызвало распоряжение кабинета министров о переброске на фронт под тем же предлогом части войск петроградского гарнизона. Следствием стало решение пленума Петросовета 12 октября о создании Военно-революционного кабинета (ВРК), якобы для решения задач по защите столицы от внешнего врага и «внутренних корниловцев». (Председатель – левый эсер П.Е.Лазимир, а фактический руководитель – Л.Д.Троцкий). На практике ВРК стал центром подготовки восстания. 16 октября ЦК РСДРП (б) создал Военно-революционный центр (ВРЦ), направляющий работу ВРК. В течении нескольких дней удалось установить контроль над большинством частей петроградского гарнизона. ВРК направил в воинские части своих комиссаров, без подписи которых любые приказы считались недействительными.

Восстание началось в ночь с 24 на 25 октября. К утру 25 октября были захвачены вокзалы, телефонная станция и большинство других ключевых объектов Петрограда. Днём войска ВРК разогнали заседавший в Мариинском дворце Предпарламент. В этот же день было опубликовано, написанное В.И.Лениным, воззвание ВРК «К гражданам России!». В нём объявлялось о низложении Временного правительства и переходе власти к Военно-революционному комитету Петрограда.

Несмотря на все усилия Ленина, торопившего с захватом Зимнего дворца, его штурм задерживался. В литературе это связывается с тактическими просчётами, с трудностями мобилизации солдат, плохой организацией[13] . Но главное, что руководители восстания – В.А.Антонов-Овсеенко и Г.И.Чудновский – надеялись избежать кровопролития, так как боевой дух защитников правительства ослабевал, и соответственно их ряды таяли. В историографии отмечается, что в оцеплении и взятии Зимнего дворца участвовало от 11 до 20 тыс. солдат, матросов, красногвардейцев. К полудню 25 октября на охрану кабинета министров (А.Ф.Керенский покинул Петроград утром этого дня) удалось собрать несколько рот юнкеров, три сотни казаков и полуроту женского батальона – всего около 900 человек и до сотни офицеров при нескольких десятках пулемётах, 6 пушках и 4 броневиках. Вечером дворец оставила сначала большая группа юнкеров Михайловского артиллерийского училища, прихватив с собой четыре пушки, а затем и около 200 казаков.

Наконец, ВРК удалось решить все организационные проблемы, и в 9 час.40 мин. вечера крейсер «Аврора» произвёл холостой выстрел из носового орудия. Артиллеристы Петропавловской крепости решили выждать время, чтобы все, кто желает, смогли покинуть дворец (бежали многие юнкера и часть женщин-военных). Около 11 часов вечера был дан приказ открыть настоящий огонь. Всего по Зимнему дворцу было сделано около 40 орудийных выстрелов, практически не причинивших зданию разрушений. Примерно в два часа ночи 26 октября во дворец ворвались восставшие. Юнкера приготовились к отпору. Но вмешательством членов Временного правительства столкновение было предотвращено. В.А.Антонов-Осеенко объявил именем ВРК всех министров арестованными. В газетах сообщалось впоследствии, что при взятии Зимнего дворца погибли 6 человек и несколько десятков были ранены.

Вечером 25 октября открылся II Всероссийский съезд Советов. Среди делегатов преобладали представители большевиков и левых эсеров (300 – члены РСДРП (б), 193 – эсеры, причём половина из них левые эсеры, 68 – меньшевики, 14 – меньшевики-интернационалисты, остальные – мелкие политические группы или «независимые»). Л.Мартов предпринял попытку серьёзно обсудить проблему политического кризиса на основе переговоров о создании коалиционного социалистического правительства. Его поддержала часть делегатов. Однако последовавшие затем выступления отняли надежду на согласие. Большинство меньшевиков и эсеров (левые эсеры остались) покинуло зал. Л.Мартов предложил резолюцию, осуждавшую большевиков за осуществление переворота до открытия съезда и предлагавшую создание «общедемократического правительства». Она не прошла. Поэтому меньшевики-интернационалисты тоже ушли со съезда. В ночь с 25 на 26 октября было принято написанное В.И.Лениным обращение «Рабочим, солдатам и крестьянам», в котором объявлялось о переходе власти ко II съезду Советов, а на местах – к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Вечером 26 октября, на втором заседании съезда, единогласно был принят Декрет о мире, в котором содержался призыв к воюющим странам заключить демократический мир без аннексий и контрибуций. Новая власть провозглашала отказ от тайной дипломатии и договоров, подписанных царским и Временным правительствами. В ночь с 26 на 27 был утверждён и Декрет о земле. Он учитывал крестьянские требования и основывался на эсеровской программе решения аграрного вопроса. Декрет упразднял помещичью собственность на землю без всякого выкупа и передавал помещичьи, удельные, монастырские земли со всем инвентарём в распоряжении волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. В Декрет вошёл наказ «О земле», составленный редакцией газеты «Известия» на основе 242 крестьянских наказов. Согласно этому документу частная собственность на землю отменялась, земля становилась «всенародным достоянием» и подлежала (за исключением отдельных показательных хозяйств) уравнительному разделу между крестьянами по трудовой или потребительской норме.

На съезде было создано однопартийное большевистское правительство – Совет народных комиссаров (СНК). Левые эсеры, стремившиеся к созданию широкой коалиции социалистических партий, отказались в нём участвовать. Председателем стал В.И.Ленин. Наркомом внутренних дел – А.И.Рыков, земледелия – В.П.Милютин, труда – А.Г.Шляпников, торговли и промышленности – В.П.Ногин, по иностранным делам – Л.Д.Троцкий, финансов – И.И.Скворцов (Степанов), просвещения – А.В.Луначарский, юстиции – Г.И.Оппоков (Ломов), продовольствия – И.А.Теодорович, пост и телеграфа – Н.П.Авилов (Глебов), по делам национальностей – И.В.Сталин (Джугашвили), по военным и морским делам – В.А.Антонов (Овсеенко), Н.В.Крыленко и П.Е.Дыбенко. Пост наркома железнодорожного транспорта оказался незанятым. Съезд избрал новый состав Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК). В него вошли 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 меньшевиков-интернационалистов, 3 украинских социалиста, 1 эсер-максималист. Председателем ВЦИК стал Л.Б.Каменев. Съезд подтвердил намерение провести выборы в Учредительное собрание.

Большевики и историки-марксисты (отечественные и зарубежные) назвали события октября 1917 г. Великой Октябрьской социалистической революцией. В «перестроечный» и, особенно, в постперестроечный период в ходу стали иные определения (часто заимствованные из зарубежной историографии): военный переворот, заговор большевиков, бунт люмпенов, «красная смута» и т.д. По мнению академика П.В.Волобуева, Октябрь – это российский путь к современной индустриальной цивилизации. Каждое из этих положений имеет определенные объективные основания. Однако обществоведы пока не готовы дать полный и исчерпывающий ответ на вопрос: что же произошло в России в 1917 г.? Тем не менее, ясно, что большевики победили не под социалистическими, а под демократическими лозунгами. Народ же в своей массе не осознавал, на какой путь он вступает, и что ему на этом пути уготовила история.

Заключение.

Основными вопросами дискуссий, развернувшихся вокруг событий 1917 года, являются: в чём причины краха послефевральской демократии и почему победили большевики? В литературе отмечается, что сравнительно лёгкая победа большевиков была обусловлена прежде всего слабостью буржуазии, отсутствием в России широкого слоя населения в ярко выраженной частнособственнической идеологией. В государстве с господствующей патерналистской системой (царь – «отец», народ – «большая семья») демократизация старого строя означала не участие народа во власти, а делегирование к ней ходоков (не парламентский, а соборный тип взаимоотношения с правителем) для информирования её о своих потребностях. Поэтому переход к партийно – представительной форме создания государственных органов, ориентация на рыночную систему и западные ценности – не соответствовали социальным, социокультурным и духовным реальностям российского общества того периода.

Российским либералам (да и социалистам, входившим в коалиционные правительства) не хватало политического и управленческого опыта. Член Инженерного совета Министерства путей сообщения профессор Ю.В.Ломоносов 3 марта дал такую характеристику первого кабинета: «Весь этот состав Министерства мне не нравится. Ну, какой министр финансов Терещенко, милый благовоспитанный юноша, всегда безукоризненно одетый, служивший по балетной части и пользовавшийся головокружительным успехом из корифеек. Ну что он финансам, что ему финансы? Русские, расшатанные войной финансы. А Некрасов, кадет, идеалист… Профессор статистики сооружений без трудов. Знакомый с путями сообщения по студенческим запискам и по Думе.… Наконец, Шингарев, бесспорно, умный человек, но он по образованию врач, а в Думе занимался финансами. Причём же земледелие и землеустройство? ... Нет, не хорошо».

Коалиция кадетов и социалистов была необходима обеим сторонам. Либеральная модернизация нуждалась в поддержке народных масс. А для продвижения России к социализму через индустриальное капиталистическое возрождение меньшевики и эсеры не могли обойтись без торгово-промышленной буржуазии и интеллигенции. Но и вместе, в рамках коалиции они оказались неспособны на созидательные шаги, так как меры и модели реформирования российского общества, предлагаемые одной стороной, не соответствовали партийной доктрине другой. Отсюда – либо бездействие, либо противоречивые мероприятия, ухудшающие положение дел. Либеральные и правосоциалистические силы не удовлетворили основные требования народа. Они не вывели Россию из войны, не решили аграрный, рабочий и национальный вопросы, не «навели порядок» в стране. Растущие противоречия между властью и обществом приводили к продолжительным правительственным кризисам и провоцировали постоянные изменения личного состава кабинета и его центральных ведомств. Первые два кабинета министров были у власти по два месяца. Остальные продержались по месяцу. С каждым новым составом правительства возрастала длительность правительственного кризиса: два дня – в результате апрельских событий, три недели – в результате июльского кризиса, почти месяц – вследствие корниловского мятежа. Если с июля 1914 – по февраль 1917 гг. (т.е. за 31 месяц) сменилось 39 министров, то в 1917 г. за 8 месяцев – 38 министров.

Большевики в этих условиях полностью использовали свои преимущества: твёрдую политическую волю, стремление к власти, гибкую, но единую партийную организацию. А.Е.Рабинович отмечает две основные причины их победы. Первая состояла в том, что РСДРП (б) в 1917г. представляла собой демократическую и децентрализованную организацию, имевшую широкие связи с народными массами. То есть большевики были прекрасно осведомлены о настроениях и требованиях наиболее революционно настроенных слоёв населения. Вторая причина, связанная с первой, заключается в том, что программа действий большевиков исходила из знания масс. (По мнению В.П.Булдакова, сила большевизма в том, что он постоянно подпитывался извне, причём вовсе не коммунистическими идеалами). Лозунги РСДРП (б) более всего отражали желания людей: мир – народам; землю – крестьянам; фабрики и заводы – рабочим; власть – Советам. Большевики смогли встать во главе революционно-анархический стихии. Они использовали слабость Временного правительства, огромный заряд социальной ненависти масс, их нетерпения, жажду уравнительной справедливости.

Текст лекции по теме:

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РОССИИ

Бакланова Ирина Семеновна, к.и.н., доц. МГТУГА

Гражданская война в России явилась одним из поворотных явлений в отечественной истории, наиболее значительной из всех гражданских войн XX века, драмой, последствия которой сказались на социально-политических процессах в России и за ее рубежами. Данными обстоятельствами объясняется неослабевающий интерес к событиям восьмидесятилетней давности. Подсчитано, что только к 1985г. по истории Гражданской войны вышло в свет около 15 тысяч книг, брошюр, статей. С начала 90-х годов отечественная историография вступила в новый период своего развития. Получили распространение различные идеологические и методологический подходы, в активный научный оборот вовлекается большое количество нового фактического материала. В данной связи, в результате осмысления событий, проблем, уроков современности встала задача переосмысления историографической традиции, опыта и знаний, накопленных предшествующими историками. Этим, в основном, и можно объяснить многочисленные новейшие публикации отечественных и зарубежных исследователей по проблематике Гражданской войны. Однако до настоящего времени нет единого понимания ряда ключевых вопросов темы. К числу таковых, прежде всего, вопрос определения хронологических рамок Гражданской войны.

1. Хронологические рамки гражданской войны в России

Определить хронологические рамки Гражданской войны возможно только через определение самого понятия «гражданская война» . Часть отечественных исследователей и в постсоветский период придерживается концепции В.И. Ленина, характеризующей гражданскую войну как наиболее острую форму классовой войны. Ленинская позиция базировалась на том, что классовая борьба резко обостряется в результате идеологических и социально-экономических столкновений, которые, неуклонно возрастая, делают неизбежным вооруженное столкновение между пролетариатом и буржуазией.

Мировая история знает много примеров гражданских войн: столкновения в Риме 49-45 гг. до н.э., война Алой и Белой роз в Англии 1455-1485 гг., Пугачевщина 1773-1775 гг., события 1861-1865 гг. в США и др. Все эти явления (независимо от того, какие группы населения участвовали в конфликте), характеризуются принадлежностью противоборствующих сторон к одному и тому же государственному объединению. Таким образом, самым общим определением понятия может быть следующее: «Любое масштабное вооруженное столкновение внутри одной страны – гражданская война». При этом в историографии остается открытым вопрос о критериях «масштабности» того или иного явления, позволяющего идентифицировать его как гражданскую войну.

Что касается внутренних войн периода новой и новейшей истории, в частности, войны в России, то, как представляется, сведение явления только к противостоянию между пролетариатом и буржуазией, сильно упрощает имевшую место историческую картину. В событиях начала XX века в России участвовали разные группы населения. Крестьянство, разрушая остатки феодализма, в то же время отвергало все формы государственного контроля и регулирования. Ситуацию осложняли противоречия в сфере межнациональных отношений, вызванные, с одной стороны, амбициями местных элит, с другой – ошибками в политике центра. После того, как большевики взяли власть, резко негативной к проводимой им политике стала позиция Русской Православной Церкви.

Таким образом, Россия в рассматриваемый период представляла собой клубок трудно разрешимых противоречий. Поэтому с большей точностью отражает существовавшую ситуацию определение академика РАН, профессора Ю.А. Полякова, по которому: «Гражданская война в России – это длившаяся около шести лет вооруженная борьба между различными группами населения, имевшая в своей основе глубокие социальные, национальные и политические противоречия, прошедшая при активном вмешательстве иностранных сил различные этапы и стадии, принимавшая различные формы, включая мятежи, восстания, разрозненные столкновения, крупномасштабные военные операции с участием регулярных армий, действия вооруженных отрядов в тылу существовавших правительств и государственных образований, диверсионно-террористические акции».

Так, когда же началась Гражданская война в России как особо острая форма и классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией, и борьбы между различными группами населения, имевшая в своей основе глубокие социальные, национальные и политические противоречия?

Первыми ответ на данный вопрос дали непосредственные участники событий, входившие в руководство большевистской партии. В частности, Л.Д. Троцкий, возглавлявший в Советской республике главные военные ведомства (март 1918 – начало 1925 гг. Наркомат по военным делам, до осени 1918г. Высший Военный Совет, затем – Реввоенсовет Республики), считал, что гражданская война стала развертываться после Октября 1917г. Она, по Л.Д. Троцкому, «начинается с того, что разбивает армию, которая не выросла из гражданской войны, а предшествовала ей. Победоносная гражданская война создает новую армию, по образу и подобию своему». И.В. Сталин утверждал, что объединение военной интервенции и внутренней контрреволюции, приведшее к началу военных действий, сложилось в первой половине 1918г.

В советский период отечественные историки видели свою задачу в освоении ленинской концепции Гражданской войны. В данной связи, руководящим положением при определении ее хронологических рамок явилось указание В.И. Ленина на главные этапы революции: «3-й этап. Гражданская война от чехословаков и «учредиловцев»[14] до Врангеля, 1918-1920 годов». При анализе этого ленинского высказывания можно отметить, что гражданские войны имеют свои, внутренние причины возникновения. Вмешательство внешних сил может осложнить ситуацию (как, в частности, произошло в Смутное время конца XVI - начала XVII веков), но при отсутствии внутренних условий оно не приведет к началу гражданской войны. (Примером может служить Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Нападение фашистской Германии на Советский Союз не только не дестабилизировало положение во взаимоотношениях между различными группами населения, но, наоборот, сплотило общество). Таким образом, мятеж чехословацкого корпуса, начавшийся в конце мая 1918г., лишь обострил ситуацию в стране, в которой уже шла гражданская война.

Часть советских историков, пытаясь найти выход из положения, когда существовало противоречие между ленинским высказыванием и данными исторической науки, приступили к разработке соответствующего понятийного и категорийного аппарата. С этой целью предполагалось трактовать понятие «гражданская война» не как одномерное, а как многомерное явление, включающее в себя несколько различных (прежде всего по своему социальному содержанию) форм гражданской войны или же дифференцировать данное понятие в узком и широком смысле слова). В узком смысле – это настоящая война массовых армий, созданных революционной и контрреволюционной властями. В широком смысле – это всякое вооруженное столкновение различных социальных групп. С этой точки зрения сам Октябрь 1917г. является актом гражданской войны. (В рамках данной трактовки проблемы определенный интерес представляет постановка следующего вопроса: всякая ли революция сопровождается гражданской войной? Если допустить, что революция может быть совершена с помощью мирных средств борьбы, тогда гражданская война не является закономерностью революционных потрясений).

В советской историографии было выдвинуто также положение о том, что понятия «гражданская война» и «период гражданской войны» в истории Советского государства не тождественны. По мнению ряда историков, Гражданская война началась или в Феврале, или в Октябре 1917г., а период гражданской войны, когда интервенция и гражданская война слились в единое целое, и военный вопрос стал главным, решающим вопросом революции - летом 1918г.

В постсоветский период по вопросу о нижних хронологических рамках Гражданской войны также высказываются разные точки зрения. Некоторые авторы даже склонны начинать ее отсчет со времени начала первой русской революции 1905-1907гг. Но, в целом, сохранились в качестве основных три точки зрения еще советской историографии: Февраль 1917г., Октябрь 1917г., весна-лето 1918г. Причем, каждая из этих точек зрения имеет свое логическое обоснование.

Можно согласиться с учеными Е.Н. Городецким, В.М. Устиновым и др., что Гражданская война как общественно-политическое и историческое явление имела место уже с Февраля. Она проявилась в вооруженных столкновениях Февральской революции, апрельском, июньском, июльских кризисах, корниловском мятеже. В деревне нарастало стихийное крестьянское движение. Уже с весны начались погромы, заполыхали помещичьи усадьбы. С августа 1917г. крестьянские выступления все чаще приобретали вооруженный характер. Октябрь лишь разрушил последние препятствия, сдерживающие выражение отчаяния, ожесточенности, жажду мщения и расплаты, существовавшие в обществе.

В.Д. Поликарпов настаивал на определении нижних хронологических рамок Гражданской войны Октябрем 1917г. Действительно, приход к власти большевиков усилил напряженность в стране. Меньшевики, правые эсеры, бундовцы, кадеты и другие политические силы встретили переворот враждебно. Кадеты сразу же приступили к активным действиям. Ответом большевиков явился принятый в конце ноября 1917г. «Декрет об аресте вождей гражданской войны против революции».

Раскол в социалистическом лагере углубился после разгона Учредительного собрания[15] , последовавшего в начале 1918г. Большевики были обвинены в узурпировании власти и попрании демократии, а социалистические партии (эсеры, меньшевики и др.) стали главной силой «демократической контрреволюции».

Сразу же после взятия власти большевиками разгораются очаги вооруженного сопротивления. Бежавший из революционного Петрограда в Гатчину А.Ф. Керенский поднимает против Советской власти казаков под командованием генерала П.Н. Краснова. Данный мятеж точно также как и мятежи донского атамана генерала А. Каледина, атамана оренбургского казачества А.И. Дутова на южном Урале и др. удалось сравнительно легко подавить. Однако, Белое движение, зародившееся еще в конце 1917 - начале 1918гг. на Дону под началом генералов А.Г. Корнилова и М.В. Алексеева, стало оформляться в Добровольческую армию. В апреле она ведет боевые действия на Кубани (поражение под Екатеринодаром), в мае происходят выступления казаков (Дон), а также войск Г.М. Семенова на Дальнем Востоке. Весной 1918г. формируются крестьянские вооруженные отряды.

Третья из указанных выше точек зрения базируется на том, что летом 1918г. противостояние между белым и красным лагерями приняло характер вооруженных действий регулярных армий. В июне 1918г. против восставшего чехословацкого корпуса и антисоветских сил Урала и Сибири был образован Восточный фронт.

Что касается верхних хронологических рамок Гражданской войны, то и по данному вопросу в историографии не существует единого мнения. Чаще всего в качестве даты завершения войны называют: ноябрь 1920г. – поражение Русской армии генерала П.Н. Врангеля в Крыму, эвакуацию его войск в Турцию; 1921г. – переход от политики «военного коммунизма» к новой экономической политике; осень 1922г. – считается, что до этого времени продолжались военные действия. (Однако известно, что на Дальнем Востоке вооруженная борьба в виде подавления остаточного сопротивления военно-политических формирований имела место и в более позднее время).

2. Причины гражданской войны

Определение нижних хронологических рамок Гражданской войны в России имеет методологическое значение для ответа на вопросы: в чем причины войны? Кто несет ответственность за ее развязывание? И на этот счет имеются разные точки зрения. В частности, в постсоветской историографии высказано мнение о вине большевиков в развязывании Гражданской войны.

Если Гражданская война началась в феврале 1917г. или весной-летом 1918г., то обвинения большевиков являются явно беспочвенными. Известно, что Февральская революция не имела своего «Генштаба», организационно, технически ее не готовила ни одна политическая партия. В данной связи можно вспомнить слова председателя конституционно-демократической партии, известного историка П.Н. Милюкова: «Это – та самая революция, о которой так много говорили и которую никто не собирался делать». Во втором случае (1918г.) скорей уж следует обвинять вождей антибольшевистского движения, начавших ожесточенную борьбу против Советской власти, в резком обострении ситуации в стране.

Однако если в качестве нижних хронологических рамок принять Октябрь 1917г., то можно представить большевиков главной силой, развязавшей войну. При этом авторы часто ссылаются на слова В.И. Ленина: «Да, мы открыто провозгласили то, чего ни одно правительство провозгласить не могло. Первое правительство в мире, которое может о гражданской войне говорить открыто, - есть правительство рабочих, крестьянских и солдатских масс. Да, мы начали и ведем войну против эксплуататоров».

Гражданская война явилась крайним проявлением раскола общества. Каждая сторона воевала за свои идеалы, за свое видение будущего страны. Большевики стремились сохранить свою власть, с помощью которой они надеялись реализовать социалистические идеалы не только в стране, но и в масштабах всего мира. При этом они не скупились в выборе средств. Поэтому, можно констатировать, что внутренняя политика советского руководства стала одной из причин Гражданской войны. Противники большевиков не были однородны: одни хотели восстановления старых монархических порядков, другие – буржуазно-демократического общественного строя. Таким образом, стремление свергнутых классов сохранить свою частную собственность и свое привилегированное положение также было одной из причин Гражданской войны. Однако, утверждение о том, что Гражданская война была развязана исключительно большевиками, по нашему мнению, страдает предвзятостью и противоречит здравому смыслу. Трудно представить себе политическую партию, которая, придя к власти, стремится сознательно создавать наихудшие условия для собственного правления.

Глубинные же причины Гражданской войны в России следует искать в архаичности государственного устройства, в нерешенности аграрного, рабочего, национального вопросов, социальной несправедливости, в колоссальном различии между власть имущими и бесправной массой, в укоренившемся противостоянии бедных и богатых. По этому поводу А. Блок, осмысливая события в России, писал в 1918г.: «Почему дырявят древний собор? Потому, что сто лет здесь ожиревший поп брал взятки и торговал водкой. Почему гадят в барских усадьбах? Потому, что там насиловали и пороли девок, не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? Потому, что здесь под липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос мошной и образованностью. Все так. Я знаю, что говорю. Конем этого не объедешь. Замалчивать этого нет возможности; а все, однако, замалчивают. Я не сомневаюсь ни в чьем личном благородстве, ни в чьей личной скорби; но ведь за прошлое – отвечаем мы? Мы – звенья единой цепи. Или на нас не лежат грехи отцов? – Если этого не чувствуют все, то это должны чувствовать «лучшие».

Обострению ситуации в стране также способствовали:

а). Политический конфликт между большевиками и другими левыми социалистическими партиями, выразившийся, в частности, в неприятии последними разгона большевиками Учредительного собрания.

б). «Военный поход за хлебом» под лозунгом борьбы с голодом и введение продовольственной диктатуры. К лету 1918г. Советская республика оказалась в кольце фронтов. Большевистская власть охватывала центральные, промышленные районы страны, не имевшие больших запасов продовольствия. Из 880 млн. пудов имевшегося в стране хлеба, большая часть его находилась на Украине, занятой немцами; на Кубани Северном Кавказе, где развивалось Белое движение; в Сибири и на Южном Урале, которые были отрезаны мятежным чехословацким корпусом и «учредиловскими» режимами. В этих условиях большевики вводят продовольственную диктатуру и объявляют «военный поход за хлебом». 9 мая 1918г. Совнарком РСФСР принял два декрета: «О мобилизации рабочих на борьбу с голодом» и «О предоставлении Наркомпроду чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими». В соответствии с этими документами каждый владелец хлебных запасов должен был в недельный срок заявить об излишках хлеба. В противном случае крестьянину грозили суд, конфискация имущества, десятилетнее тюремное заключение. Создавались продовольственно-реквизиционная армия и заградительно-реквизиционные отряды для борьбы с мошенничеством и спекуляцией. Летом 1918г. в деревнях стали формироваться комитеты бедноты - комбеды[16] , которые должны были стать опорой продармии. Их задачей было найти и отобрать хлеб. До 50% конфискованного продовольствия оставалось комбедам. Продовольственная диктатура не могла не вызвать сопротивления крестьянства.

3. Политика «военного коммунизма»

В целом внутреннюю политику Советского правительства лета 1918г. – начала 1921г. принято называть «военным коммунизмом».

Известно, что с середины марта и почти весь апрель 1918г. В.И. Ленин занимался разработкой экономической политики Советского государства. Ее основные положения были изложены в работе «Очередные задачи Советской власти». Эти идеи долговременной экономической и политической программы, по мнению ряда историков, соединяли в себе устремленность к социалистическим идеям («государственному социализму») с прокладыванием путей к элементам рыночных отношений. Следовательно, весной 1918г. большевики скорее были ближе к новой экономической политике, а не к «военному коммунизму».

Советское правительство провело широкие демократические мероприятия в социальной сфере. Был введен восьмичасовой рабочий день, приняты меры по охране труда, страхованию, социальному обеспечению и др. 14 ноября 1917г. вводился рабочий контроль через фабзавкомы (фабрично-заводские комитеты). Они следили за производством, продажей продукции и финансовой деятельностью администрации. Рядом законодательных актов были устранены крепостнические пережитки в земледелии и землепользовании. 9 февраля 1918г. ВЦИК принял «Основной закон о социализации земли», определивший порядок реализации Декрета о земле. Крестьяне получали 150 млн. десятин земли, освобождались от задолженности банкам и от платежей за аренду. Упразднялись сословия и гражданские чины. Религия была отделена от государства. Она объявлялась частным делом каждого гражданина. Женщины уравнивались в правах с мужчинами. В ноябре 1917г. была принята «Декларация прав народов России», которая провозгласила равенство и суверенность народов, их право на самоопределение. Советское правительство признало независимость Украины (декабрь 1917г.), Польши (август 1918г.), Латвии, Литвы и Эстонии (декабрь 1918г.), Белоруссии (февраль 1919г.). Однако, как отмечают некоторые ученые, и на данном, начальном этапе существования Советской власти политика большевистского правительства была достаточно противоречивой. В частности, в конце 1917- начале 1918 гг. началась национализация крупных промышленных предприятий и ряда отраслей промышленности. Для руководства государственным сектором экономики создается Высший совет народного хозяйства (ВСНХ), учрежденный 2 декабря 1917г. Переход предприятий под контроль государства отстранял рабочих от участия в управлении производством и закладывал основы «государственного социализма». Национализация промышленности, создание централизованного государственного аппарата (ВСНХ), введение продовольственной диктатуры, практика деятельности продотрядов и комбедов, как правило, определяются в качестве предпосылок политики «военного коммунизма».

Введение политики «военного коммунизма» обусловливалось, прежде всего, необходимостью в условиях ведения гражданской войны сосредоточить все материальные и людские ресурсы в одних руках. Сам В.И. Ленин писал: «Военный коммунизм был вынужден войной и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политика. Он был временной мерой». Не был «военный коммунизм» и изобретением большевиков. Еще в годы Первой мировой войны в Германии был принят закон «О вспомогательной службе Отечеству», развивавший милитаризацию труда. Вводилась обязательна трудовая повинность для мужчин от 16 до 60 лет. Властям разрешалась принудительно мобилизовать рабочих на любую работу. В сельском хозяйстве проводилась продразверстка. Подобные действия имели место и в других воюющих странах Четверного союза и Антанты. В частности, в России царское правительство в 1916г. попыталось провести мероприятия, напоминающие продразверстку. Однако эта инициатива оказалась неудачной.

С другой стороны, политика «военного коммунизма» была вызвана представлением части руководства РКП (б) о возможности быстрого построения безрыночного социализма. Если проанализировать труды большевистских теоретиков, например, Н.И Бухарина, то в них четко проводилась мысль о переходе после взятия власти от рынка к плану с ликвидацией торгово-денежных отношений. В условиях побед в Гражданской войне казалось, что сделать это удастся очень просто. В.И. Ленин писал: «Мы рассчитывали, поднятые волной энтузиазма, разбудившие народный энтузиазм сначала общеполитический, потом военный, мы рассчитывали осуществить непосредственно на этом энтузиазме столь же великие (как и общеполитические, так и военные) экономические задачи. Мы рассчитывали – или, может быть, вернее будет сказать: предполагали без достаточного расчета – непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по коммунистически в мелкокрестьянской стране».

В целом политика «военного коммунизма» включала следующие социально-политические и экономические мероприятия: национализацию крупной, средней и частично мелкой промышленности; изъятие всех излишков продовольствия у крестьян через продразверстку[17] ; распределение продовольствия в городах по карточкам в виде пайка; запрещение частной торговли промышленными и продовольственными товарами; натурализацию заработной платы и уравнительное распределение; милитаризацию труда, когда трудоспособное население в порядке трудовой повинности привлекалось к труду; политическую диктатуру большевистской партии.

Период сотрудничества с левыми эсерами у большевиков окончательно и бесповоротно закончился летом 1918г. Левые эсеры организовали антисоветские выступления в Ярославле, Рыбинске и других городах центральной России. 6-7 июля левые эсеры предприняли попытку свержения Советского правительства в Москве. Мятеж был подавлен. В результате часть руководителей левоэсеровской партии были арестованы, а ее функционеры были изгнаны из Советов и государственных учреждений всех уровней. Таким образом, в период «военного коммунизма» в политической сфере установилась безраздельная диктатура РКП(б).

Еще одним спорным вопросом проблематики Гражданской войны в России является вопрос о красном и белом терроре. В феврале 1918г. большевики восстановили смертную казнь. В ответ на покушение на В.И. Ленина и убийство председателя Петроградского ЧК (Чрезвычайной Комиссии) М.С. Урицкого в сентябре 1918г. был принят декрет о «красном терроре».

Еще в годы Гражданской войны противостоявшие друг другу стороны пытались подсчитать количество жертв белого и красного террора. Данная традиция, несмотря на то, что точные цифры подобных потерь назвать невозможно, сохраняется и в последующие годы. Однако есть и определенные достаточно достоверные данные. Так, например, международные организации называют следующие цифры: если красными вооруженными формированиями было организовано только лишь в два раза меньше еврейских погромов, то в их результате погибло в семь раз меньше людей, чем в ходе еврейских погромов, проведенных Белой армией.

Более конструктивный путь анализа вопроса о белом и красном терроре, на наш взгляд, предложил современный отечественный исследователь В.П. Булдаков. По его мнению, следует рассмотреть характер действий противостоящих друг другу сил. Большевики ради установления порядка не жалели ни чужих, ни своих. Достаточно вспомнить первое применение децимария (расстрела каждого десятого) Л.Д. Троцким под Свияжском. Первыми в бежавшем с поля боя полку были расстреляны командир и комиссар, являвшиеся коммунистами. Белые же в отношении «своих» чрезвычайно редко применяли подобные меры. Поэтому в народном, крестьянском сознании красные более соответствовали понятию «справедливая власть».

В целом, можно констатировать, что политика «военного коммунизма» не вывела, да и не могла вывести страну из состояния разрухи. Экономический кризис продолжал усугубляться. Однако централизация управления страной позволила большевикам мобилизовать ресурсы и удержать власть в своих руках в период Гражданской войны.

4. Ход военных действий. Иностранная интервенция

Сразу же после прихода к власти партия большевиков оказалась перед необходимостью принимать ответственные решения для сохранения свого положения. Перед ней, прежде всего, встала неотложная задача выхода из Мировой войны, заключение всеобщего демократического мира. Страны Антанты не дали никакого ответа на предложение большевиков. Германия же, истощенная войной, согласилась на проведение переговоров. Позиция советской делегации была следующей: мир без территориальных аннексий и контрибуций. Германия же рассчитывала на огромные территории бывшей Российской империи – Польшу, часть Прибалтики, Украины и Белоруссии.

В руководстве большевиков по вопросу взаимоотношений с Германией возникли острые разногласия. В.И. Ленин и его сторонники считали необходимым подписать «похабный» мир, чтобы сохранить советскую власть, т.к. не было возможности продолжать войну дальше. Народ хотел мира, а армии практически не существовало[18] . «Левые коммунисты» во главе с Н.И. Бухариным потребовали начать революционную войну с германским империализмом для ускорения мировой пролетарской революции. Л.Д. Троцкий, возглавлявший советскую делегацию на переговорах в Брест-Литовске, заявив: «Ни войны, ни мира, а армию – распустить», покинул место ведения переговоров. Этим был создан повод для разрыва перемирия, заключенного 3 декабря 1917г. Германская армия перешла в наступление и захватила огромные территории в Прибалтике, Белоруссии, Украине. Поэтому Советское правительство было вынуждено согласиться на требования германской стороны. 21 февраля принимается декрет «Социалистическое отечество в опасности!». 23 февраля Красная Армия остановила немцев под Псковом. (В ознаменовании этого события в Советском Союзе был принят праздник – День Советских Вооруженных Сил. Ныне 23 февраля – День защитника Отечества). 3 марта 1918г. был подписан Брестский мир[19] .

В 1918г. сформировались основные центры антибольшевистского движения. В феврале в Москве и Петрограде возник «Союз возрождения России», в рядах которого объединились либералы и социалисты. В марте – «Союз защиты Родины и свободы» под руководством эсера Б.В. Савинкова. Однако наиболее значительными вооруженными формированиями обладали центры Белого движения. На Юге – Добровольческая армия, командование над которой после гибели 13 апреля 1918г. при штурме Екатеринодара (ныне – город Краснодар) принял генерал-лейтенант царской армии А.И. Деникин, Донская армия под командованием Донского же атамана, генерала П.Н. Краснова (с января 1918г. объединение Добровольческой армии и казачьих формирований получило название Вооруженные силы Юга России – ВСЮР); на северо-западе – Северо-Западная армия под командованием – сначала генерала А.П. Родзянко, позднее – генерала от инфатерии Н.Н. Юденича; на севере – вооруженные формирования под командованием генерал-лейтенанта (с 1919г. – генерала от кавалерии) Е.К. Миллера. 18 ноября 1918г. в Омске произошел переворот, в результате которого была свергнута эсеровско-кадетская Директория, и к власти пришел вице-адмирал (с 18 ноября – адмирал) А.В. Колчак, объявленный «Верховным правителем России».

Правительствам стран Антанты Россия была необходима для продолжения войны с центральными державами. После заключения Брестского мира они сделали ставку на Белое движение, пытаясь с его помощью организовать в России антигерманский фронт, долженствовавший отвлечь часть немецкой армии с запада. Начались военные поставки антибольшевистским силам. Кроме этого, западные правительства надеялись получить доступ и к богатым российским ресурсам. Страны Антанты подписали соглашение о непризнании Брестского мира и будущем разделе России на сферы влияния. В марте в Мурманске был высажен английский экспедиционный корпус, к которому позднее присоединились французские и американские войска. В апреле Владивосток был занят японским десантом. Затем на Дальнем Востоке появились отряды англичан, французов, американцев. В конце 1918г. масштабы интервенции были расширены. Англичане заняли Баку, Батум и Новороссийск, французы – Одессу и Севастополь.

В 1918г. вооруженные формирования Белого движения, в целом, еще не стали значительной силой. Так, например, Добровольческая армия периода Первого Кубанского (Ледяного) похода (начался в конце февраля 1918г.) состояла из трех с половиной тысяч бойцов. Примерно тысяча из них была небоеспособной. Двести человек являлись ранеными. Итоги этого похода оказались неутешительными: Екатеринодар не взят. Генерал Л.Г. Корнилов погиб. Остатки Добровольческой армии вынуждены бежать на Дон. Спасло Белое движение на Юге только то, что казаки, недовольные политикой Советской власти, поднялись против большевистского правительства.

В июне 1918г. (начало Второго Кубанского похода) Добровольческая армия уже представляла собой достаточно серьезную вооруженную силу. В нее входило 5 полков пехоты, 8 конных полков, 5½ батарей, общей численностью 8½ -9 тыс. штыков и сабель и 21 орудие. Однако и его результаты не были особенно впечатляющими. Кубань была освобождена, но северо-кавказская группа красных сохранилась. К тому же инициатива действий начала переходить к большевикам. Только Донская армия генерала П.Н. Краснова продолжала вести боевые действия в направлении на Царицын, грозя захватить этот важный в стратегическом плане укрепленный район. Однако без помощи Добровольческой армии шансы на успех у донцов были невелики.

На Востоке в начале сентября 1918г. Красная Армия перешла в наступление и в течение октября – ноября вытеснила противника за Урал. Восстановлением советской власти в Приуралье и Поволжье, как правило, определяется завершение первого этапа Гражданской войны.

В конце 1918 – начале 1919 гг. Белое движение достигло максимального размаха и именно к 1919 году относятся его самые значительные военные успехи. В ноябре 1918г. А.В. Колчак перебросил значительные силы на северный участок Восточного фронта, чтобы примерно в районе Пермь – Котлас соединиться с отрядами генерала Е.К. Миллера и, получив помощь от «союзников» по Антанте совместно двинуться на Москву. 25 декабря войска А.В. Колчака взяли Пермь. Данное событие в отечественной историографии получило название «Пермская катастрофа». Однако благодаря усилению, 3-я советская армия уже в январе 1919г. смогла перейти в наступление. Успешно наступали советские войска и на других участках Восточного фронта. В конце 1918 – начале 1919 гг. были освобождены Оренбург, Уфа, Уральск. На востоке фронт временно стабилизировался.

К началу весеннего наступления вооруженные силы белых на Востоке состояли из трех армий: Сибирской, сосредоточенной на Пермском направлении с базой в Екатеринбурге (командующий – генерал Р. Гайда), Западной, действовавшей на Уфимском направлении с базой в Челябинске (командующий – генерал М.В. Ханжин) и Оренбургской – на юге (командующий – казачий атаман А.И. Дутов). Удар наносился от Урала к Волге. Белая армия взяла Уфу и продолжала быстрое наступление на запад. «Бег на восток», как называли это наступление в эмигрантской литературе, проходил без закрепления тыла, практически без резервов. Поэтому в апреле войска А.В. Колчака были остановлены. А позднее был нанесен контрудар, решающей силой которого являлась Южная группа Восточного фронта под командованием М.В. Фрунзе. Мощное крестьянское восстание и партизанское движение против правительства А.В. Колчака помогло Красной Армии установить Советскую власть в Сибири. В феврале 1920г. по приговору Иркутского ревкома адмирал А.А. Колчак был расстрелян.

В мае 1919г., когда Красная Армии одерживала решающие победы на востоке, генерал Н.Н. Юденич двинул Северо-Западную армию на Петроград. Белогвардейцы попытались поддержать свое наступление на фронте ударом с тыла. На фортах Красная Горка, Серая Лошадь и Обручев вспыхнул антисоветский мятеж. Был открыт огонь по Кронштадту. Созданный для подавления мятежа отряд при поддержке Балтийского флота атаковал форты. Наступление Н.Н. Юденича на Петроград было сорвано. Второе наступление Северо-Западной армии в октябре этого же года также закончилось поражением. Она была разоружена и интернирована эстонским правительством, которое, получив от Советского правительства согласие на признание независимости Эстонии, не захотела продолжать эскалацию напряженности во взаимоотношениях с Россией.

В июле 1919г. А.И. Деникин захватил Украину и в соответствии с так называемой «Московской директивой» начал поход на Москву. В конце июля войска Южного фронта начали подготовку контрнаступления против А.И. Деникина. Предполагалось нанести удар в направлении Царицына. Это, во-первых, не давало А.И. Деникину возможности переправиться через Волгу и соединиться с южной армией А.В. Колчака; во-вторых, в район Царицына легче было перебросить пополнение с Восточного фронта; в-треьих, этот удар угрожал флангу деникинских войск, наступавших на Москву, и делал возможным прорыв советских частей во вражеский тыл. Однако наступление не имело решающего успеха. А.И. Деникин сформировал ударную группу и бросил ее на Москву. Были взяты Курск, Орел, Воронеж. В данной связи Советское правительство сконцентрировало все свои силы на борьбу с А.И. Деникиным. Был образован Южный фронт под командованием А.И. Егорова. В октябре Красная Армия перешла в наступление. Главный удар наносился по линии Харьков – Донбасс – Ростов-на-Дону. В тылу у А.И. Деникина действовало повстанческое крестьянское движение во главе с Н.И. Махно. В декабре 1919г. – начале 1920г. войска А.И. Деникина потерпели поражение. Советская власть была восстановлена на юге России, Украине и Северном Кавказе. Остатки Добровольческой армии и казачьих формирований переправились в Крым. А.И. Деникин передал руководство Белой армией на Юге России генералу П.Н. Врангелю.

В 1919г. в оккупационных частях союзников началось революционное брожение, усиливаемое большевистской пропагандой. Интервенты были вынуждены вывести свои войска. Этому способствовало мощное общественное движение в Европе и в США под лозунгом «Руки прочь от Советской России!».

В 1920г. главными событиями стали советско-польская война и борьба с П.Н. Врангелем. Как было сказано выше, Советское правительство признало независимость Польши. Велись переговоры о территориальном размежевании и установлении государственной границы. Однако эти переговоры зашли в тупик. Польское правительство, поддерживаемое Антантой, прежде всего, Францией, заявило свои претензии на создание «Великой Польши» в границах до 1772г. 25 апреля 1920г. польская армия под командованием маршала Ю. Пилсудского начала наступление на советскую территорию. Был захвачен Киев. В середине мая предпринимается контрнаступление советских войск на Западном фронте. Однако оно было недостаточно подготовлено и успеха не имело. Правда, наступление приковало к себе силы противника и тем самым облегчило положение на Юго-Западном фронте. В начале июня 1-я Конная армия, переброшенная с юга, прорвала польский фронт на Украине. Вслед за Конной армией в наступление перешли все армии Юго-Западного фронта, нанося поражение армиям противника. В начале июля 1920г. перешли в наступление и войска Западного фронта. К концу июля они вступили на территорию Польши, а войска Юго-Западного фронта в Западную Украину. Фронт приблизился к Варшаве. Однако наступление на столицу Польши было воспринято польским народом как интервенция. Поэтому Ю. Пилсудский получил серьезную поддержку местного населения. В то же время передовые части командующего Западного фронта М.Н. Тухачевского оторвались от своих баз и резервов. В августе наступление советских войск захлебнулось. Советско-польскую войну завершил мир, подписанный в Риге в марте 1921г. По нему Польша получила земли Западной Украины и Западной Белоруссии. В Восточной Белоруссии сохранялась власть Белорусской советской социалистической республики.

Наступление советских войск на Варшаву неоднозначно трактуется в отечественной и зарубежной историографии. Ряд авторов склонны видеть в нем проявление стремления большевистского руководства подтолкнуть при помощи революционной войны развитие мировой пролетарской революции на Западе. Этому пониманию событий 1920г. способствуют высказывания участников рассматриваемых событий и некоторые документы данного периода[20] . Хотя споры по указанному вопросу не завершены, можно согласиться с мнением тех историков, которые считают, что в ходе наступления на Варшаву у некоторых советских руководителей возникло желание ускорить революционный процесс на Западе.

С весны 1920г. антисоветскую борьбу Белого движения возглавил генерал барон П.Н. Врангель, ставший «правителем Юга России». Молодой, энергичный генерал смог в короткие сроки покончить со многими пороками военной организации антибольшевистских сил[21] . Уже в начале мая 1920г. было официально заявлено о завершении реорганизации армии. Войска, как отмечал генерал сам П.Н. Врангель, были сведены в четыре корпуса: 1-й – под командованием генерала Кутепова; 2-й – под командованием генерала Слащова; Сводный корпус генерала Писарева и Донской – генерала Абрамова. Боевой состав армии составлял 25000 штыков и сабель, что было в то время даже несколько больше, чем у противника. Это позволило начать боевые действия.

Первая военная кампания П.Н. Врангеля имела целью занятие территории Северной Таврии с тем, что облегчить тяжелое продовольственное положение крымского населения и получить необходимые мобилизационные ресурсы. Она оказалась успешной. Однако дальнейшие действия Русской армии потерпели неудачу. Не удалось расширить территорию белого анклава за счет казачьих территорий Дона и Кубани. Неудачным оказалось и наступление на Донбасс. Закончив войну с Польшей, Советское государство получило возможность сосредоточить силы против П.Н. Врангеля. В сентябре 1920г. был создан Южный фронт. Его командующим был назначен М.В. Фрунзе. В конце октября войска П.Н. Врангеля были разбиты в Северной Таврии и оттеснены в Крым. В ноябре части Красной Армии штурмом овладели укреплениями Перекопского перешейка, форсировали Сиваш и ворвались в Крым. 11 ноября 1920г. генерал П.Н. Врангель отдал приказ об эвакуации бойцов Русской армии и «всех, кто разделял с армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства, с их семьями, и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага». По данным эмигрантских авторов с 13 по 16 ноября 1920г. из портов Крымского полуострова (Севастополь, Евпатория, Керчь, Феодосия, Ялта) вышло 126 судов, вместивших в себя около 136 тысяч человек.

Таким образом, в ноябре 1920г. Гражданская война фактически завершилась. Оставались лишь отдельные очаги сопротивления Советской власти на окраинах России.

В 1920г. происходит при помощи военного вмешательства правительства РСФСР, а также посредством материальной и морально-политической помощи ЦК РКП (б) «советизация» и других частей бывшей Российской империи. На территории Средней Азии образовываются Бухарская и Хорезмская народные советские республики. В апреле было заявлено о создании Азербайджанской советской социалистической республики, а в ноябре - Армянской советской социалистической республики. В мае советские войска, нарушив заключенный с Грузией мирный договор, захватываю Тифлис, где было провозглашено о создании Грузинской советской социалистической республики. В апреле по решению ЦК РКП (б) и правительства РСФСР была образована Дальневосточная республика. Значительная часть территории бывшей Российской империи (за исключением Литвы, Латвии, Эстонии, Польши и Финляндии) оказалась под контролем большевистского правительства. Были потеряны также Западная Украина, Западная Белоруссия и Бессарабия.

5. Причины победы большевиков

Аксиоматичным является положение о том, что в гражданских войнах побеждает та сторона, которую поддерживает большинство населения страны. Практически все авторы: и отечественные, и зарубежные, и эмигрантские, - едины в том, что социальной базой Советской власти являлись российские рабочие. Однако Россия была аграрно-промышленной страной. Большинство ее населения составляли крестьяне. Именно от их позиции зависела победа одной из противостоявших друг другу сторон.

В советской историографии утвердилось мнение о том, что в результате принятой на VIII съезде РКП (б) (март 1919г.) резолюции о переходе к политике прочного союза со средним крестьянством при опоре на бедноту для борьбы с кулаками, отношение середняка (самая многочисленная группа крестьянства в рассматриваемый период) к Советской власти изменилось в лучшую сторону. Как указывалось в историко-партийной литературе, решение о союзе с середняком сыграло огромную роль в сплочении всех трудящихся на борьбу против интервентов и белогвардейцев, на строительство социализма. Однако в постсоветский период проявилась тенденция к отходу от упрощенного понимания сложных процессов Гражданской войны. В данной связи, на наш взгляд, более точно отражает ситуацию точка зрения, высказанная С.Г. Кара-Мурзой и состоящая в том, что крестьянство сопротивлялось и белым и красным. Причем, красным оно оказывало менее ожесточенное сопротивление, нежели белым. Причины этого явления, на наш взгляд, следует искать в результатах практической деятельности противоборствовавших сторон. Красные дали крестьянам землю, однако не разрешили пользоваться результатами своего труда, отбирая практически весь произведенный продукт через продразверстку. Создание коммун с их обобществлением всей крестьянской собственности (правда, данный процесс в годы Гражданской войны не стал массовым), комбедов, деятельность продотрядов и др. – все это противоречило устремлениям крестьян быть хозяевами на своей земле. В то же время руководители Белого движения отменили действие Декрета о земле и возвращали землю прежним хозяевам. Руководством антибольшевистских сил не было разработано значительных программных документов по аграрному вопросу. (Исключением является правительство П.Н. Врангеля. В Крыму даже было начато проведение земельной реформы. Но она проходила в русле достаточно консервативной столыпинской аграрной реформы). Однако имевшиеся проекты явно уступали большевистскому Декрету о земле. Судя по всему, и белые, и красные являлись для крестьян злом. Однако последние все-таки дали крестьянам землю. А в дальнейшем, после победы над белыми – обещали разрешить пользоваться и результатами своего труда. Видимо, это обстоятельство и стало решающим для многомиллионного российского крестьянства, посчитавшего для себя именно белых «большим злом».

Белые, начертав на своих знаменах «За Великую, Единую и Неделимую Россию», не предрешали будущее государственное устройство. Самое главное, по мнению их лидеров, было освободить страну от большевиков. Поэтому лозунг Белого движения, на взгляд его руководителей, должен был объединить людей разных политических взглядов на борьбу против главного российского зла – большевиков, за сохранение российской же государственности. В дальнейшем судьбу страны будет решать сам народ, отправив своих представителей на некое подобие Земского собора. Однако, находясь в эмиграции, ряд авторов расценили такую позицию белогвардейского руководства как ошибку, посчитав, что российскому народу в годы Гражданской войны были нужны четко поставленные, конкретные цели, которые, кстати, дали большевики.

В целом, позиция большевиков была для многих социальных и национальных групп предпочтительнее позиции белых. Лозунг сохранения «единой и неделимой России» противоречил надеждам многих народов на независимость. Большевики же не только заявили о «самоопределении наций, вплоть до полного определения», но и частично реализовали свое программное положение уже в годы Гражданской войны.

Для российского народа, для которого патриотизм издревле являлся важнейшим условием выживания в сложной ситуации столкновения геополитических интересов, сотрудничество белых с западными правительствами часто расценивалось как предательство национальных интересов. Красные же не только смогли представить своих противников в глазах народных масс в невыгодном свете, но и зарекомендовали себя защитниками, хоть и социалистического, но все же – Отечества.

Карательные экспедиции, погромы, массовые расстрелы пленных, повсеместное нарушение правовых норм Белой армией – все это вызвало недовольство населения, вплоть до вооруженного сопротивления. Профессор В.П. Булдаков считает, что масштабы названных акций были таковы, что белые, вследствие этого, просто не имели прав на российскую государственность. Террор же со стороны большевиков носил характер борьбы за установление порядка.

Руководство красных было едино. Несмотря на возникновение определенных фракционных групп в РКП (б), В.И. Ленин жестко добивался принятия своих решений и, в целом, смог сохранить партию как единый, сплоченный, достаточно четко действующий организм. Противники же большевиков в ходе Гражданской войны так и не смогли договориться о единой программе и едином лидере движения. Их действия были плохо согласованы. К тому же большое значение имел и определенный международный резонанс. Свою роль сыграла международная солидарность трудящихся, помощь пролетариата Европы и США. Различные социальные группы населения России были привлечены громкими революционными лозунгами большевиков, обещанием социальной и национальной справедливости. В этом плане ряд исследователей подчеркивают в своих работах, что большевики, как никакая другая партия, были адекватны состоянию «Красной смуты» - периода революции и Гражданской войны в России.

Итоги гражданской войны в России

Гражданская война явилась страшным бедствием для России. К 1921г. население страны по сравнению с 1917г. уменьшилось на 10,9 млн. человек. (Людские потери такого рода достаточно сложно подсчитать. Но в литературе приводятся данные, что в боях, от голода, болезней и террора погибло около 8 млн. человек. Примерно 2 млн. человек были вынуждены эмигрировать). Промышленное производство сократилось в 7 раз, а продукция сельского хозяйства составила две трети довоенного уровня.

Гражданская война и военный коммунизм нанесли не только огромный материальный ущерб. Страна была расколота на красных и белых, а потом – на победителей и побежденных. Все это наложило сильный отпечаток на общественное сознание, придав ему еще большую жестокость, бескомпромиссность, веру во всемогущество насилия и военных методов управления. В отечественной историографии в данной связи даже высказано мнение о том, что гражданская война не закончилась в 20-е гг. Она продолжается до настоящего времени.

Российская Гражданская война оказала влияние и на международную обстановку. В результате Россия, как член Антанты, стала мировым политическим противником не только для этой международной группировки, но и для всех капиталистических стран. В этих условиях большевистские лидеры вырабатывают новую модель поведения социалистического государства во враждебном капиталистическом окружении.

2.2. Дидактические материалы по разделу «Гражданская война в России»

2.2.1. Теоретические доклады и статьи по разделу «Революция 1917 г. и Гражданская война в России»

ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИЛЫ ПЕРИОДА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ О СУДЬБАХ РОССИИ: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Бакланова И.С.. к.и.н., доцент

Гражданская война в России была по своему масштабу, ожесточенности противостояния частей расколотого общества, по тому гневу и ярости, которые захлестнули страну, беспрецедентным явлением отечественной истории. На арену борьбы вышли силы, по-разному видевшие и понимавшие будущее государства, но часто готовые за «свою» идею отдать жизнь. Исход известен: власть сохранили большевики. Однако вопросы: почему это произошло? Почему оказались несостоятельны противники российских коммунистов? – до сих пор волнуют отечественных и зарубежных исследователей. Их интерес носит не только академический, научный характер, но и отвечает потребностям современности.

Известный российский историк В.П. Булдаков писал в 1997г., что сейчас «революция попросту носит вялотекущий характер. Актами открытой гражданской войны давно уже стали многочисленные этнические конфликты и локальные войны почти во всех контактных зонах бывшего СССР. И далее: «Именно отсутствие масштабных форм открытого социального насилия дает основание определенного рода идеологам выдавать нынешнюю смуту (выделено нами – И.Б.) за «курс реформ», периодически возвещая об его успехах»[22] . По мнению не менее известного историка из Казани А.Л. Литвина, гражданская война в стране идет уже более восьми десятилетий. При изменении форм и методов главные ее составляющие – жестокость, насилие, пренебрежение к жизни и правам людей – сохраняются и ныне.[23] Поэтому обращение к событиям начала XX века призван через анализ прошлого привести к пониманию настоящего, помочь, в частности, определить, какой путь общественного развития является оптимальным для России.

Аксиоматичным является положение о том, что в период гражданской войны друг другу противостояли красные и белые. Кроме того, имела место так называемая «третья сила», под которой в историографии понимают меньшевиков и эсеров, создавших правительства на Волге, в Сибири, в Архангельске[24] . (Существуют и другие точки зрения. По мнению Ю.И. Игрицкого, в качестве «третьих сил» в гражданской войне выступали махновцы, антоновцы, националисты [25] . А.Д. Казанчиев на основе анализа истории Уфимской Директории пришел к выводу о том, что «третьей силы» как единого движения не существовало. Были «умеренно-правые», «левые», крестьянское движение[26] ).

Какой же путь общественного развития («третий путь») предполагался «третьей силой»? Видный деятель Уфимской Директории, правый эсер А. Аргунов определил его как путь демократии, в годы гражданской войны находившийся между «двумя большевизмами»[27] . Данная точка зрения поддерживается и современными авторами. Так, Дж. Суэйн полагает, что «третий путь» - это мир и земля, демократия (при категоричном отрицании деспотичного правления)[28] . В отечественной и зарубежной историографии «третий путь», как правило, характеризуется в качестве бесперспективного с точки зрения возможности его реализации в годы гражданской войны. Советские историки, давая такую оценку, руководствовались положениями работ В.И. Ленина, определявшего гражданскую войну как «наиболее острую форму классовой борьбы», ведущуюся чаще всего «между теми классами, противоположность между коими создается и углубляется всем экономическим развитием капитализма, всей историей новейшего общества во всем мире, а именно между буржуазией и пролетариатом»[29] . Отсюда – нереалистичность с точки зрения вождя мирового пролетариата среднего пути[30] . (С В.И. Лениным солидаризировались и тем самым как бы косвенно подтверждали его точку зрения лидеры белого движения. Так, по мнению Н.Н. Юденича, единственно возможным типом власти в годы гражданской войны является диктатура. Предложение о созыве Учредительного собрания генерал об инфантерии характеризовал как «безумный акт подрыва всякой власти[31] ).

В.В. Согрин, анализируя основные тенденции развития отечественной историографии в конце ХХ века, пришел к выводу о том, что в настоящее время в научной сфере существует плюрализм мнений. А получившие распространение в перестроечный период распространение такие историографические направления как формационно-ревизионистское, либеральное и цивилизационное – позволили по-новому взглянуть на исторический процесс, раскрыть многие потаенные факты[32] . Однако при пересмотре положений советской историографии (в частности, положения о классовой борьбе) в качестве доминирующей в научной литературе сохранилась точка зрения о невозможности в условиях резкой поляризации политических сил победы «третьего пути»[33] .

По мнению П. Кенеза, сама идеология умеренных социалистов не позволяла им эффективно управлять Россией, находившейся в состоянии кризиса[34] . (Что подтверждается, хотя опять-таки, косвенно участием социал-демократов и социалистов-революционеров во Временном правительстве, которое не смогло «переломить» ситуацию в стране к лучшему). Более резко высказал свою точку зрения В.П. Булдаков. На его взгляд, российские партии вообще не являлись «прагматическим оформлением интересов тех или иных социумов», а были выражением набора «интеллигентских утопий, доктринального прекраснодушия или сектантской оголтелости». Все они, включая «крестьянскую» партию эсеров были по преимуществу «городскими», т.е. интеллигентскими. Цифры, характеризующие количество членов партии, часто не соответствовали реальному положению дел, т.к. «практиковалась коллективная запись, что в российских условиях могло быть фикцией». По мнению В.П. Булдакова, такая черта русской интеллигенции, как пресмыкательство перед властью, нашла свое отражение во «властебоязни» отечественных либералов и социалистов[35] . Таким образом, как считает исследователь, меньшевики и эсеры просто не могли овладеть ситуацией, стать реальной властью.

Интерес представляет анализ психоментального состояния общества России. А.С. Ахиезер пришел к выводу о том, что крестьянское сознание воспроизводило основные принципы манихейства, согласно которому в мире существует лишь два самостоятельных космических начала – добро (как абсолютное добро, без примеси зла) и зло (абсолютное зло). Поэтому общественно-политическая жизнь понималась крестьянством (а также близким к крестьянству по психологии рабочим классом[36] ) как борьба этих двух начал[37] . Исходя из данной точки зрения, становится ясным, что большая часть российского общества в силу дихотомичности своего сознания заведомо отрицала срединный, третий вариант развития.

Не став конкурентом в борьбе за власть между красными и белыми, меньшевики и эсеры, тем не менее, способствовали затягиванию гражданской войны. По мнению академика Ю.А. Полякова, блок умеренных социалистов с большевиками сильно укрепил бы позиции последних, приведя российских коммунистов к более быстрой победе[38] . При этом, предположение о том, что поддержка меньшевиками и эсерами белого движения способствовала бы его успеху[39] , на наш взгляд, требует своего обоснования.

Таким образом, на победу в борьбе за российскую государственность реально могли претендовать или белые, или красные. Но и это положение разделяют отнюдь не все исследователи. Так, Л.И. Семеникова считает, что белое движение было обречено с самого начала, ибо оно не отражало интересов основной части населения России[40] . По мнению израильского ученого Дж. Эдельмана, подобное утверждение не является фактом. Белые в отличие от красных получали серьезную помощь извне. Если большевиков поддерживали рабочие, то белых – традиционно высшие классы, буржуазия, аристократия, большая часть правительственной бюрократии, тайной полиции, традиционно консервативного офицерского корпуса. (Крестьянство, по мнению Дж. Эдельмана, не испытывало привязанности ни к тем, ни к другим)[41] .

На наш взгляд, та упрощенная схема социальной базы белого и красного движений, которую представил израильский ученый, не соответствует в полной мере сложной картине периода гражданской войны. Например, по данным военного историка А.Г. Кавтарадзе, в Красной Армии служило около 75 тыс. (30% общего состава офицеров царской армии). 100 тыс. человек (40%) сражалось в белой и других армиях против Советской власти. До 30% бывших офицеров не участвовало в гражданской войне[42] . Что касается офицеров Генерального штаба, являвшихся, по мнению В.Д. Поликарпова, «замкнутой кастой», «самостоятельной корпорацией» внутри Российской армии, присвоившей себе репутацию ее «мозга»[43] (в действительности это была самая хорошо подготовленная часть офицерского корпуса), то, как писал в 1929 г. В.В. Шульгин, у большевиков их осталась «чуть ли не половина»[44] . В советской историографии называется цифра в 33-35%[45] . Таким образом, в Белой армии, действительно, служило больше старых офицеров, чем в Красной. Но говорить о том, что основная их часть перешла к белым, как считает Дж. Эдельман[46] , на наш взгляд, не представляется возможным. К тому же арифметические подсчеты не могут в полной мере отразить сложные процессы гражданской войны. Понять исход противостояния (белые-красные) можно лишь проанализировав наработки исследователей разных хронологических периодов, школ и направлений.

В советской историографии итог гражданской войны рассматривался через призму марксистского положения о закономерности естественно-исторического процесса замены одной общественно-экономической формации другой, более высокой и совершенной. Поэтому уже в 20-е годы обосновывается тезис о реставрационной политике антибольшевистских сил, направленной на восстановление монархического строя и частной собственности. Данное положение сохранилось в качестве основного до конца существования Советской власти. Существо дел не меняли указания некоторых исследователей на то, что часть лидеров белого движения была сторонниками конституционной монархии[47] . В советский период изучение проблематики антибольшевистского движения не являлось приоритетным. В.П. Федюк отметил, что имело место несколько десятилетий перерыва, после которого, начиная с 70-х годов, стали вновь выходить публикации о противниках большевиков[48] .

Изыскания в области проблематики гражданской войны затрудняются отсутствием определения содержания таких понятий как «антибольшевистское» и «белое движение». Справедливым представляется замечание Я. А. Бутакова о том, что в историографии второе из приведенных выше явлений рассматривается как часть первого[49] . Однако, по вопросу – какие социальные силы составляли белое движение – нет единства взглядов. По мнению Л.И.Семенниковой, на начальном этапе среди прочих в него входили сторонники восстановления российского самодержавия в его классическом виде[50] , что отрицается С.В. Устинкиным[51] . Не до конца разрешен и вопрос о пути общественного развития, который в случае победы реализовали бы белые. По утверждению Я.А. Бутакова, в настоящее время практически нет историков, считающих вождей контрреволюции в 1918-1920 гг. сторонниками реставрации монархии[52] . Однако А.В. Смолин в своей монографии заявил, что на Северо-западе «белые сразу и открыто выступили под монархическими знаменами», лишь маскируя их «непредрешенчеством»[53] . Определенные противоречия имеют место в работах В.Д. Зиминой. По мысли данного автора, Белое движение «сформировалось на основе отрицания всего того, что делали коммунисты», оно «недооценивало взаимосвязь военной и социальной сторон гражданской войны и шло в своих практических действиях по пути реанимации дореволюционной России»[54] . При этом В.Д. Зимина утверждает, что «белогвардейцы … не были реставраторами, хотя нельзя отрицать ностальгических настроений по «дореволюционному прошлому»[55] . А для В.П. Булдакова и И. В. Михайлова белые – это «тени», «скорее остатки старого строя», а не реальная сила, способная вывести Россию из Смуты[56] .

Такой разброс мнений, на наш взгляд, связан, прежде всего, со сложностью анализируемого материала. Общеизвестно, что лидеры белого движения выдвинули лозунг «непредрешения» будущего общественного строя, который, по их мнению, должно было определить Народное собрание, созванное на основе всеобщего избирательного права. Программные документы белых носили декларативный характер, т.к. их главная задача – объединение разнородных социальных сил во имя достижения победы над красными и восстановления Великой, Единой и Неделимой России (причем это положение понималось по-разному в зависимости от политической ориентации участников антибольшевистского движения[57] . Не было выработано четкой позиции по аграрному, национальному вопросам[58] . Кроме трудностей объективного характера, на взглядах современных исследователей, занимающихся изучением «белого дела, отразилось и изменение политической ситуации в стране.

Можно констатировать, что в настоящее время в отечественной историографии прочные позиции занимает направление, характеризующее белых как силу, выражавшую либеральные тенденции общественного развития. Причем, по мнению части авторов, либерализм белогвардейцев (стремление к воплощению принципов конституционной демократии западного типа[59] ) сочетался с ориентацией на сохранение традиционных форм общественной и государственной жизни[60] . Другие исследователи отрицают возможность такого объединения на русской почве[61] . По образному выражению В.В. Кожинова, руководители белого движения были «детьми Февраля», разрушившего многовековую российскую государственность, сторонниками власти западноевропейского типа, несовместимой с российскими традициями[62] .

Исходя из позиции либеральной составляющей отечественной историографии, считающей правовое государство, гражданское общество, разделение властей и др. высшим достижением демократии, трудно научно достоверно объяснить, почему белые как носители прогрессивных тенденций не смогли одержать победу в гражданской войне. При разрешении данной проблемы, на наш взгляд, больших успехов достигли представители цивилизационного направления, стремящихся, по мнению В.В. Согрина, выявить «органическую» ткань российской истории[63] .

В.П. Булдаков определил революционный кризис как «смерть-возрождение» империи, во время которого исторгается то, что мешает «органическому течению» примитивного существования базовых элементов общества. На «рекреационном» этапе кризиса имеет место «своеобразный симбиоз утопии и традиции», «когда массы начинают «узнавать» в новейших доктринах и теоретических абстракциях знакомое им содержание и ценностные традиции и даже испытывать к ним нравственное тяготение»[64] . В соответствии с данной точкой зрения возможность реализации либеральных устремлений лидеров белого движения, в которых народные массы «узнали» бы традиционные ценности, представляется маловероятной. Использование же белым движением популярных лозунгов традиционализма, русского национализма и антисемитизма[65] девальвировалось в глазах народных масс в связи с зависимостью антибольшевистских сил от западных держав[66] . В то же время в 1918-1920 гг. доселе абстрактные вопросы революции и контрреволюции в мировом масштабе, по мнению Ю.А. Полякова, наполнились реальным смыслом[67] . Поэтому теоретические установки большевиков о мировой революции стали доступны и понятны.

Какой же путь общественного развития предполагали воплотить российские коммунисты? В.В. Согрин отмечает, что отечественная либеральная интеллигенция считает «доктринальным» истоком ленинизма и сталинизма марксистское учение[68] . Представители же цивилизационного направления характеризуют большевизм как сложное политическое учение, которое аккумулировало антикапиталистические настроения рабочего класса и антисобственнические, общинные, коллективистские устремления крестьянства[69] . Данную мысль развивает В.П. Булдаков, по мнению которого РСДРП (б) – РКП (б) не являлась партией ни по европейским, ни по российским меркам. Это был «генератор нетерпения масс», подпитывавшийся извне некоммунистическими идеалами. Причем, когда В.И. Ленин действовал сообразно ситуации в стране, большевики побеждали, когда же происходило навязывание коммунистических установок (в частности, политика «военного коммунизма») – проигрывали (пришлось идти на уступки крестьянам)[70] . Таким образом, в России могла победить только та сила, которая опиралась на традиционные формы жизнеустройства. Это не новая мысль в российской историографии. Не касаясь наработок славянофилов, можно отметить, что В.В. Шульгин в своей работе «1920: Записки» указал на те объективные условия, которые и определяют деятельность любой власти: территория и «душевный уклад народа». Поэтому большевики, как считал В.В. Шульгин, вопреки своим доктринальным установкам восстанавливали военное могущество России, границы державы и подготавливали «пришествие самодержца всероссийского»[71] .

А.Я. Лившин и И.Б. Орлов на основании анализа «писем во власть» периода гражданской войны определили, что именно большевики являли собой в глазах народа ту властную силу, которая способна установить в стране более справедливый порядок. Однако людей отпугивали их экстремизм и попрание традиций[72] . Имидж «ревнителей порядка», по мнению В.П. Булдакова, большевики получили во многом благодаря «дисциплинирующему насилию» «красного террора»: во имя установления определенного государственного идеала не жалели ни чужих, ни своих[73] . Иная картина была у белых. В литературе отмечается, что наказания за проступки в их среде были крайне редки[74] . В целом «белый террор» носил реваншистски-истероидную, а не классово-целенаправленную форму[75] , да и романтика антибольшевистской борьбы, как указывал И.В. Михайлов, приобрела бессильно-истероидный характер[76] . Поэтому именно красные в большей степени подходили на роль строгого, но справедливого отца, которую играет власть в российской патерналистской системе.

Таким образом, проблема реализации определенного пути общественного развития в годы гражданской войны напрямую связана с вопросом о победе в борьбе за власть противостоявших друг другу политических сил. Несмотря на наличие в литературе различных точек зрения, можно отметить, что на наш взгляд, наиболее перспективными являются исследования ученых, работающих в рамках цивилизационного направления и рассматривающих результаты сложных процессов начала ХХ века через призму особенностей развития российской цивилизации.

ИСТОРИОГРАФИЯ О СТРАТЕГИИ КОМАНДОВАНИЯ БЕЛОЙ АРМИИ

Бакланова И.С. к.и.н., доцент

Гражданская война была сложным, многогранным явлением в истории нашей страны. На исход противостояния красные - белые оказал влияние ряд факторов, анализируемых в отечественной и зарубежной литературе. В том числе и военное искусство командования противостоявших друг другу сил. Причем, если в советской историографии основной причиной победы над интервентами и белогвардейцами объявлялся «общественный и государственный строй, основанный на прочном союзе рабочих и крестьян и дружбе народов»[77] , то эмигрантские авторы большое внимание уделяли «военному» фактору. Так, например, генерал-лейтенант Д.В. Филатьев, являвшийся до революции 1917г. экстраординарным профессором в Академии Генерального штаба, начальником канцелярии Военного министерства и председателем Военного совета, считал, что главную причину «белых неуспехов» следует искать в поддержке советской власти «мужиком» и «серой солдатской шинелью»[78] . Однако, и эта, и другие причины, даже вместе взятые, на взгляд данного автора, не оказались бы для антибольшевистского движения роковыми, если бы военные операции белых были проведены в соответствии с требованиями военного искусства[79] . Подобного рода высказывания имеются в работах и других эмигрантских авторов. Так, например, «гражданский» деятель Г.В. Немирович-Данченко, являвшийся Начальником Части печати Отдела Генерального Штаба в Крыму при П.Н. Врангеле, ссылаясь на не названное им «авторитетное лицо», заявил, что любое проигранное Главнокомандующим сражение могло иметь необратимые последствия[80] . В данной связи интерес представляет историографический анализ военного искусства антибольшевистских сил. Ибо историографические очерки, характеризующие степень исследованности темы, позволяют оценить опыт и знания, накопленные предшествовавшими историками, при необходимости изменить перспективу видения прошлого, искать новые пути познания.

В литературе утвердилось положение о том, что военное искусство является теорией и практикой подготовки и ведения военных действий. Оно включает в себя «находящиеся в тесной взаимосвязи стратегию, оперативное искусство и тактику»[81] . В более узком значении, военное искусство – это степень мастерства полководца, военачальника[82] .

Известно, что первым крупным анклавом вооруженной антибольшевистской борьбы стал Юг России. Да и само возникновение Белого движения в литературе русского зарубежья связывается, как правило, с приездом бывшего начальника штаба Императора Николая II, генерала М.В. Алексеева 15 (2) ноября 1917г. в столицу донских казаков г. Новочеркасск[83] . (В новейшей отечественной историографии высказана точка зрения, в соответствии с которой подобный вариант датировки отличается «удивительной непосредственностью» и, якобы, определяется надписью на медали, выпущенной к 50-летию Гражданской войны эмигрантским обществом ревнителей русской старины[84] . Действительно, указанная дата условна. Тем не менее, выбор любых других нижних хронологических рамок существования Белого движения тоже будет в достаточной степени условным. В данной связи представляется вполне правомочным воспользоваться мнением эмигрантских авторов).

Профессор, полковник А.А. Зайцов, автор, по мнению генерала Н.Н. Головина, «первой попытки объективного исследования» Гражданской войны[85] , отмечал, что в январе 1918г. реальной боевой силой антибольшевистского движения являлись Добровольческая Армия и партизаны на Дону, добровольческие отряды Покровского на Кубани и казачье ополчение Дутова в Оренбурге[86] . Однако, как указывали эмигрантские авторы, основная масса казаков в данный период времени выступать против советской власти, объявившей о прекращении войны с Центральными Державами, не желала. Круг же большевистского окружения на Юге России сжимался. Это привело руководителей Белой армии – генералов М.В. Алексеева и Л.Г. Корнилова – к решению о необходимости покинуть Дон[87] . Направление движения добровольцев определялось на совещаниях в станице Ольгинской.

В начале 1918г. Белая армия, равным образом, как и остальные вооруженные отряды антибольшевистского движения, реальной опасности для советской власти не представляла. По мнению генерала А.С. Лукомского, участника совещаний в Ольгинской, общая численность всей Добровольческой армии тогда не превышала трех с половиной тысяч человек. Не менее тысячи из них являлись не боеспособными. Раненых было более двухсот человек. Бедой Белой армии являлся огромный обоз, в котором ехало много гражданских лиц, в частности, бывший председатель Государственной Думы М.В. Родзянко и бывший ее член Н.Н. Львов[88] . На взгляд А.А. Зайцова, Добровольческая Армия в Ольгинской по своей численности равнялась полку военного времени[89] . Поэтому на совещаниях 13/26 февраля 1918г. вопрос об активных военных действиях и не ставился. Рассматривалась следующая альтернатива: 1) передислокация в район зимовников (поселки и хутора, к которым на зиму донские казаки сгоняли табуны лошадей и скота). Там, прикрываясь с севера рекой Доном и находясь в отдалении от железных дорог, по которым в данный, «эшелонный» период Гражданской войны, в основном, и перемещались вооруженные большевистские отряды, переждать неблагоприятные условия. При этом использовать отдых для переформирования армии, исправления и пополнения обоза, ремонта конского состава. А потом, месяца через два, внимательно проанализировав существующую ситуацию, принять то или иное решение. Безоговорочными сторонниками данной точки зрения являлись генерал Лукомский, походный атаман войска Донского, генерал Попов. Генерал Корнилов, признавая логичность этого решения, считал необходимым двинуть Добровольческую армию не в район зимовников у реки Дон, а в район к западу от станицы Великокняжеской, также богатый лошадьми, скотом и хлебом. 2). Генерал Алексеев настаивал на екатеринодарском направлении движения. На его взгляд, таким образом легче было прорвать большевистское кольцо, окружавшее Белую армию, и соединиться с добровольческими отрядами, действовавшими в районе Екатеринодара. По мнению Алексеева, у белых оставались реальные шансы поднять Кубанское войско против большевиков. К тому же Кубань являлась богатым во всех отношениях краем, где можно было отдохнуть, собраться с силами для продолжения борьбы с советской властью. В случае неуспеха Добровольческую армию следовало распустить, а ее бойцы легко могли уйти от большевиков через Кавказские горы[90] .

А.А. Зайцов и Н.Н. Головин, авторы военно-исторических исследований, написанных в 30-е гг., расценили позицию М.В. Алексеева как стратегическую ошибку. По их мнению, передислокация в район зимовников не только спасала ядро будущей русской армии, но и выводила ее из сферы местной, тогда проигранной вооруженной борьбы на Дону. В этом случае Добровольческая Армия продолжала оставаться орудием для решения общероссийских задач. В то время как движение на Кубань связывало ее с местными, теперь уже кубанскими проблемами. К тому же надежды на восстание казаков в Предкавказье являлись более чем иллюзорными[91] . А.А. Зайцов объяснял стратегическую ошибку М.В. Алексеева изменением масштабов оперативной работы генерала, перешедшего с командования полуторастами дивизиями во время Первой мировой войны на командование по сути дела полком[92] . А Н.Н.. Головин связал уступку Алексееву со стороны Корнилова в вопросе выбора направления движения Добровольческой армии с давлением окружения последнего, требовавшего «упрощенных и кратчайших стратегических действий», т.к. «стратегическое мышление было ослеплено переживаемыми чувствами»[93] .

В конце февраля 1918г. Добровольческая армия выступила в поход на Екатеринодар. Генерал А.И. Деникин, не участвовавший в совещаниях в станице Ольгинской, однако, поддерживавший позицию М.В. Алексеева, также был склонен подчеркивать, прежде всего, моральные аспекты Первого Кубанского похода: «… Уходили от темной ночи и духовного рабства в безвестные скитания… За синей птицей. Пока есть жизнь, пока есть силы, не все потеряно. Увидят «светоч», слабо мерцающий, услышат голос, зовущий к борьбе – те, кто пока еще не проснулись… В этом был весь глубокий смысл Первого Кубанского похода (выделено А.И. Деникиным – И.Б.). Не стоит подходить с холодной аргументацией политики и стратегии к тому явлению, в котором все – в области духа и подвига»[94] .

Практически все эмигрантские авторы отмечали, что тяжелые условия похода, продолжавшегося 80 дней (пройдено по основному маршруту 1050 верст, 44 дня велись непрерывные бои)[95] , борьба не только с противником, но и с непогодой[96] , сплотили и закалили добровольцев, привлекли к ним внимание. Как отмечал А.А. Зайцов, вернувшись на Дон, Белая армия «принесла с собой веру в возможность успешной борьбы и эту веру вливала и в сердца тех, кто ее потерял»[97] . Однако, этот же автор указывал, что если подвести беспристрастный итог актива и пассива, то перевес будет за пассивом: в результате Первого Кубанского похода Добровольческая армия не получила ни собственной территории, ни «организационного центра» в виде Екатеринодара, не подняла восстание Кубанского казачества[98] . (От себя добавим, что белое движение потеряло и своего харизматического лидера. При неудачном штурме Екатеринодара погиб генерал Корнилов, за которым, как писал Р. Гуль, шли «слепо, с восторгом, в огонь и в воду»)[99] . По мнению Н.Н. Головина, явлением, имевшим серьезные отрицательные политические последствия для белого движения на Юге России в целом, стало произошедшее во время похода поглощение Кубанского противосоветского движения (Кубанская армия была расформирована и влилась в состав Добровольческой армии, а Кубанское правительство, заключив соответствующий договор, оказалось в ее обозе). Тем самым, на взгляд военного историка, командование Белой армии, во-первых, отталкивало областные противобольшевистские движения, стремившиеся к автономии, во-вторых, «провинциализировало» общерусское контрреволюционное движение[100] .

Вернувшись из Первого Кубанского похода, Добровольческая армия застала иную, нежели в январе-феврале 1918г. картину: Дон практически полностью стал антикоммунистическим. Это помогло командованию Белой армии подготовиться к дальнейшей борьбе с Советской властью.

В 1918г. создаются антибольшевистские центры и в других регионах страны. Однако вооруженные формирования на Северо-Западе в рассматриваемый период серьезной роли в борьбе с Советской властью не играли, а северный фронт во время Гражданской войны вообще являлся второстепенным[101] . Иное положение дел было на Востоке. Благодаря поддержке командования мятежного чехословацкого корпуса в июне образуются эсеровское правительство в Самаре (Комитет членов учредительного собрания – Комуч) и Сибирское правительство. Формируются вооруженные силы антибольшевистского движения на Востоке – Народная и Сибирская армии. 23 сентября 1918г. в Уфе была создана Директория, объявленная Временным Всероссийским Правительством. Верховное главнокомандование всеми Российскими вооруженными силами возлагается на генерала В.Г. Болдырева.

Осенью 1918г. Восточный антибольшевистский фронт составляли три армейские группы: 1) в Северную – действовавшую на Пермском направлении – входили вся Сибирская армия и большая часть чехословаков под командованием Гайды. 2). Центральную армейскую группу составляла Народная армия и части 1-й чехословацкой дивизии полковника Швеца. Этой группе было задано Самарское операционное направление. Общее руководство частями, действовавшими на Севере и в Центре, осуществлял командир чехословацкого корпуса Сыровой, заявивший о своем неподчинении распоряжениям, исходившим от Русской власти. 3). В южную армейскую группу входили Оренбургские и Уральские казаки, общее оперативное руководство которыми осуществлял Оренбургский войсковой Атаман[102] . На взгляд генерала Н.Н. Головина, названного В.М. Черновым «лучшим военным аналитиком русской эмиграции»[103] , антибольшевистское руководство на Востоке в 1918г. допустило серьезные ошибки. Во-первых, генерал Болдырев, не имевший ни морального авторитета, ни других рычагов воздействия на чехов и Сибирское правительство «санкционировал вредное для борьбы с большевиками сосредоточение сил на Северном фланге Восточного фронта», что мешало выполнению задачи объединения сил контрреволюции. Во-вторых, Гайда, предпринявший наступление из Екатеринбурга на Пермь, удалился от Сарапульского направления, по которому могла быть оказана помощь восставшим против советской власти ижевским и воткинским рабочим. Это лишало антибольшевистское движение возможности расширить свою социальную базу[104] .

По мнению А.А. Зайцова, единственным важнейшим объектом операций и восточного, и южного фронтов русской контрреволюции в 1918г. должен был стать Царицын. Благодаря овладению Царицынским укрепленным районом, во-первых, решалась судьбоносная для антибольшевистского движения в целом задача соединения восточной и южной военных группировок. Во-вторых, обеспечивался правый фланг Донского фронта, державшегося силами Донской Армии Атамана П.Н. Краснов. В-третьих, ликвидировалась группировка красных на северном Кавказе[105] . Однако, на взгляд данного автора, стратегия была принесена в жертву соображениям далеко не всегда понятным с чисто военной точки зрения, которыми руководствовались и генерал Болдырев, и, особенно, генерал Деникин, вместо помощи донцам, наступавшим на Царицын, отправившийся во Второй Кубанский поход[106] .

В июне 1918г. (начало похода) Добровольческая армия уже представляла собой серьезную вооруженную силу. В нее входило 5 полков пехоты, 8 конных полков, 5½ батарей, общей численностью 8½ -9 тыс. штыков и сабель и 21 орудие[107] . Генерал Деникин, аргументируя необходимость похода на Кубань, привел против выдвижения на Царицын три основные возражения: опасение столкновения с немцами; необходимость обеспечения свободной от немецкого влияния и богатой базы для движения на север; стремление к решению борьбы на Северном Кавказе путем лобового удара через Кубань, а не путем воздействия на сообщения северо-кавказской группы красных, ударом по ее тылам через Царицын, Астрахань и Саратов[108] . Однако военным аналитикам русского зарубежья аргументация А.И. Деникина не представлялась обоснованной. По мнению А.А. Зайцова, встреча с немцами при движении на Москву была наименее вероятной именно на Царицынском направлении, т.к. все остальные пути с юга вели через области австро-германской оккупации. К тому же захват Царицына и движение со средней Волги на Москву, а не на немцев, вряд ли могли бы вызвать с их стороны репрессии по отношению к Добровольческой армии[109] . Косвенное подтверждение последнего положения содержится и в «Воспоминаниях» А.С. Лукомского, отмечавшего, что задачей немцев по отношению к Белой армии было не дать возможности добровольцам нанести им вред[110] . О достаточно благожелательном отношении Германского командования к антибольшевистскому движению, на взгляд Донского Атамана, генерала П.Н. Краснова, говорит, и объем военной помощи. Только за полтора месяца Дон, Кубань и Добровольческая армия (через Донское правительство) получили 11651 трехлинейную винтовку, 46 орудий, 89 пулеметов, 109104 артиллерийских снаряда и 11594721 ружейных патронов. Треть артиллерийских снарядов и одну четверть ружейных патронов Дон уступил Белой армии[111] . По мнению Н.Н. Головина, освобождение немцами Северного Кавказа, вообще являлось благом для антибольшевистского движения, т.к. в борьбе с главным врагом – большевиками – любая помощь, откуда бы она не исходила, являлась помощью России[112] . Что же касается перемены места базирования, то, по мнению П.Н. Краснова, именно Царицын давал А.И. Деникину чисто русскую, свободную от немцев базу, пушечный и снарядный заводы, громадный запас всякого войскового имущества и денег[113] . К тому же, как указывал А.А. Зайцов, удар по Царицыну, «резавший все тылы северо-кавказской группы красных», определял ее дальнейший разгром и, таким образом, освобождение Кубани[114] .

Эмигрантские авторы были далеки от того, чтобы объяснять стратегическую ошибку генерала Деникина его некомпетентностью. Так, например, П.Н. Врангель писал об А.И. Деникине: Это «один из наиболее выдающихся наших генералов, недюжинных способностей, обладавший обширными военными знаниями и большим боевым опытом…»[115] . В литературе русского зарубежья приводится несколько причин отказа генерала Деникина выдвинуть Добровольческую армию на Царицын. В частности, Н.Н. Головин отмечал, что офицерство, составлявшее костяк белого движения жаждало скорейших результатов. А такой психологии отвечала «стратегия прямого действия», выражением которой в тот период являлось движение на Кубань[116] . А.А. Зайцов указывал на сложные отношения А.И. Деникина с эсеровским Комучем[117] . Но главной причиной стратегической ошибки командующего Белой армии эмигрантские авторы называли стремление к «великодержавности»[118] , желание подчинить себе все местные автономии, и в первую очередь, Дон. Движение же на Царицын, как указывал Н.Н. Головин, требовало примирения не только с областническими настроениями Дона, но и Кубани, что Деникин допустить не мог[119] .

Последствия стратегического решения генерала Деникина также проанализированы в литературе русского зарубежья. Кубань была освобождена, но северо-кавказская группа красных, оказавшаяся в положении, по Деникину, «почти стратегического окружения»[120] , сохранилась. К тому же, как отмечал А.А. Зайцов, четверное превосходство в численности и двойное в артиллерии при имевшемся растяжении фронта делали такое окружение практически иллюзорным. Да и инициатива действий начала переходить к большевикам[121] . Из-за решения «местной» задачи «всероссийская» отодвигалась на задний план[122] .Таким образом, Добровольческая армия в 1918г. вследствие стратегических ошибок ее командования продолжала оставаться на второстепенном участке Гражданской войны – Северном Кавказе[123] . Царицын был взят только летом 1919г., но, как отмечал генерал Врангель, и в это время ошибочная стратегия Главнокомандующего свела на нет военные успехи белых[124] .

1919 год явился решающим с точки зрения военного противостояния красных и белых. Были предприняты крупномасштабные наступательные кампании на Востоке и на Юге. Первый удар по РККА был нанесен армией адмирала А.В. Колчака.

Д.В. Филатьев в своем исследовании проанализировал «элементы», от которых, на взгляд военного аналитика, зависят результаты военных операций. Это: 1)численность, материальное и духовное состояние армий; 2)качество командного состава; 3)стратегические планы сторон[125] . Генерал указал, что А.В. Колчак, став Верховным Главнокомандующим, вместо того, чтобы «стоять на месте» и закончить формирование и снабжение армии, а также наладить связи с А.И. Деникиным (этого требовали осторожность и военная наука), немедленно начал активные боевые действия[126] . Другую точку зрения высказал генерал-лейтенант К.В. Сахаров, являвшийся в начале Гражданской войны полковником[127] . По его мнению, фронт был стабилизирован на Уральских проходах к западу от Аши Балашовской, в то время как Ставка, готовясь к весеннему наступлению, провела огромную работу по формированию («приданию правильной организации»), пополнению свежими силами и снабжению армии. При этом использовалось то лучшее, что помогало побеждать Российской армии в прошлом и вводилось то, что соответствовало изменившимся условиям войны. Таким образом была создана полумиллионная армия[128] .

Публикация воспоминаний К.В. Сахарова вызвала со стороны некоторых авторов серьезную критику. На взгляд Д.В. Филатьева, эти мемуары никак нельзя назвать объективными[129] . А генерал М.А. Иностранцев даже посвятил воспоминаниям К.В. Сахарова книгу, где на 70 страницах текста высказал ряд серьезных критических замечаний. В частности, этот автор, ссылаясь на данные советского военного историка Н. Какурина, указал, что к весне 1919 г. в Сибирской армии состояло порядка 100 тыс. человек[130] . Тем не менее, как полагал Д.В. Филатьев, «элемент числа давал все выгоды и шансы на победу Колчаку», ибо Красная армия, имея в строю около миллиона бойцов, должна была действовать на нескольких фронтах[131] .

В литературе русского зарубежья утвердилась точка зрения, в соответствии с которой снабжение Красной армии было лучше, чем Белой. В частности, генерал-лейтенант Н.Н. Головин, названный одним из лидеров партии социалистов-революционеров В.М. Черновым «лучшим военным аналитиком русской эмиграции»[132] , в своем труде привел перечень российских военных заводов. Из него следует, что в Сибири такового производства не существовало, а большинство заводов находилось на территории, контролируемой «Ленинским Правительством». Правда, большевики были отрезаны от источников сырья. Но, по мнению Н.Н. Головина, при низком техническом уровне обеспечения ведения боевых действий в период Гражданской войны, запасов сырья, имевшегося на заводах, советской власти вполне хватало. К тому же большевикам попали в руки и запасы военного снабжения демобилизованной Русской Армии. В данной ситуации обеспечение Белой Армии необходимым снаряжением должно было базироваться на иностранной помощи[133] . По мнению генерала М.А. Иностранцева: «Не будь у Сибирской армии этого снабжении союзниками, то она совершенно не смогла бы бороться » (выделено М.А. Иностранцевым – И.Б.). При этом все необходимое доставлялось «богато» и «хорошего качества»[134] .

Н.Н. Головин также отметил, что с начала своего существования вооруженные антибольшевистские формирования в Сибири испытывали и нехватку старшего командного состава – генералов и штаб-офицеров[135] . Основной же контингент как Белой, так и Красной армий, на взгляд Д.В. Филатьева, состоял соответственно из аполитичных, принудительно мобилизованных крестьянских парней и запасных солдат. Идейными борцами в антибольшевистских силах Сибири были «небольшие кучки» партизан, а у большевиков – такое же небольшое количество матросов и партийных рабочих. Тем не менее «элемент духовный» при уравновешенности для обеих сторон имел «некоторый плюс» для Белой армии, т.к. ее офицеры «горели желанием победы»[136] .

Что же касается стратегических планов, то, по мнению Д.В. Филатьева, таковых у большевиков не могло быть в принципе. Ибо советской власти, находившейся в кольце фронтов, приходилось лишь реагировать на вызовы белых, перебрасывая воинские части с одного места на другое. Но и колчаковское командование допустило серьезные стратегические ошибки[137] .

К началу весеннего наступления вооруженные силы белых на Востоке состояли из трех армий: Сибирской, сосредоточенной на Пермском направлении с базой в Екатеринбурге (командующий – генерал Р. Гайда). Западной, действовавшей на Уфимском направлении с базой в Челябинске (командующий – генерал М.В. Ханжин) и оренбургской – на юге (командующий – казачий атаман А.И. Дутов)[138] .

На взгляд Д.В. Филатьева, существовало два «разумных» варианта решительного наступления на красных: двинуться на Вятку, получить пополнение личного состава за счет местного населения и снабжение из базы в Архангельске, контролируемой англичанами, а уже потом направляться к Москве, или же наступать на Самару и южнее, соединиться с Донской и Добровольческой армиями и совместно идти на Москву. По мнению аналитика, военная наука требовала избрать второй вариант, ибо в первом случае можно было надеяться на успех только тогда, когда красные не сумеют или не догадаются сосредоточить силы против Сибирской армии, перебросив части с южного фронта[139] .

Генерал А.П. Будберг также считал, что главным операционным направлением должно было стать направление на Самару и Царицын. В этом случае благодаря соединению с А.И. Деникиным усиливались обе группировки белых, а также прикрывались районы Уральских и Оренбургских казаков. Белые получали спокойный тыл, ресурсы Троицко-Орского района (зерно, фураж и скот), возможность открытия навигации по Каспийскому морю и, соответственно, подвоза всего необходимого через Кавказ. При этом барон А.П. Будберг не согласился с аргументами Ставки, заключавшимися в том, что армия Деникина и население на юге ненадежны, а тамошние железные дороги находились в худшем состоянии, чем на севере[140] .

По мнению Д.В. Филатьева, ошибка колчаковского командования состояла не в том, что было избрано менее рациональное из двух «разумных» решений, а в том, что был реализован третий вариант, «ведущий неумолимо к полному неуспеху» - наступление одновременно на Вятку и на Самару при переносе центра тяжести на северное направление. Это приводило к «эксцентрическому движению армий», несогласованности их действий и к оголению фронта между Сибирской и Западной армиями[141] .

Весеннее наступление принесло первые победы: от красных была очищена вся Кама, взята Уфа. Успехи окрылили Ставку: войска стремительно шли вперед. Между тем связь между армиями прервалась, сзади не было никаких резервов[142] . На опасность такой ситуации указывал, в частности, А.П. Будберг. По его мнению, необходимо было остановиться на Урале, обеспечив армиям отдых и снабжение. И лишь после этого идти дальше к Волге[143] . О необходимости «закрепления за собой тыла» писал в своих дневниках и такой далекий от вопросов военного искусства человек, как председатель Совета Министров, юрист П.В. Вологодский[144] . А представитель «молодого» поколения сибирских военачальников К.В. Сахаров с решениями Ставки в общем был согласен. На его взгляд, обеспеченные резервами войска должны были форсировать Волгу и только здесь «приостановиться», чтобы «подготовиться к дальнейшей летней кампании»[145] .

Большевистское командование в полной мере использовало указанные ошибки белых. Освободившиеся в результате ослабления на Деникина воинские части были переброшены на Восток. Причем к этому времени, как писал Д.В. Филатьев, Красная армия уже состояла, в основном, из мобилизованных солдат старой армии, удерживаемых на фронте находившимися во второй линии заградительными отрядами. Были призваны для командования специалисты-генералы, сумевшие легко разобраться в обстановке[146] . Поэтому удары были нанесены по наиболее уязвимым для белых направлениям: вдоль Самаро-Златоустовской железной дороги и в разрез между Сибирской и Западной армиями[147] . Капитан А.А. Кирилов так охарактеризовал наблюдавшуюся им лично обстановку: «Между фронтом войск генерала Пепеляева и южным фронтом образовалось колоссальное пустое место, куда и стали вливаться большие силы красных»[148] . В результате, сначала Западная, а потом и Сибирская армии покатились назад.

Но и в середине июля, по мнению Д.В. Филатьева, еще не все было потеряно. Следовало отойти за р. Ишим, провести переустройство и укомплектование войск, а потом или начать наступательную кампанию по одному из двух «разумных» направлений, или перейти к активной обороне до весны будущего года[149] . Вместо этого Ставка подготовила план Челябинской операции, названной А.П. Будбергом «сложным и искусственным даже для старых войск»: посредством очищения Челябинского узла предполагалось заманить красных в ловушку, после чего захлопнуть ее при помощи очень сложного для «сырых» частей маневра. Операция была проиграна, последние резервы погублены и над Белой армией, на взгляд А.П. Будберга, разразилась «никогда и ничем не поправимая катастрофа»[150] . Таким образом, по мнению аналитиков, белое движение на Востоке имело все шансы на военный успех. Борьба была проиграна из-за невежественного в научном смысле командования Ставки[151] .

После поражения под Челябинском, на взгляд Д.В. Филатьева, стало невозможно даже думать о разгроме красных. Надо было перейти к обороне, чтобы выиграть время для отдыха и переформирования армий. С этой целью предпринимается наступление на левом фланге, долженствовавшее прикрыть отход частей за р. Ишим. Удар был удачен. Красные отступили за Курган и р. Тобол. Заключительным актом данной операции должен был стать рейд по тылам противника Отдельного Сибирского казачьего корпуса под командованием Сибирского атамана, генерала П.П. Иванова-Ринова[152] . По мнению Г.К. Гинса, большевики не имели сильной конницы. Поэтому успех рейда, как казалось, обеспечен[153] . Однако, на основании телеграммы А.В. Колчака от 10 сентября казаки получили трехдневный (по версии Г.К. Гинса – однодневный[154] ) отдых. Остановка наступления, как писал Д.В. Филатьев, обеспечила красным подвод подкреплений, а в дальнейшем и нанесение удара, следствием которого стало отступление 3-й армии генерала Сахарова[155] . Однако, и в данной ситуации произведенный вовремя и «в полном порядке» отход, на взгляд военного аналитика, все еще позволял белым удержать определенные позиции в Сибири: сохранялись жизни тысяч людей (в том числе и адмирала А.В. Колчака) и весь золотой запас, за счет которого можно было бы перебросить на восток армию П.Н. Врангеля. А географические условия, наличие войск и денег, по мнению Д.В. Филатьева, позволяли создать независимую часть государства из Забайкальской, Амурской и Приморской областей[156] .

К.В. Сахаров, назначенный 6 ноября 1919г. командующим Восточным фронтом[157] , в воспоминаниях писал и о своем тогдашнем понимании невозможности удержания Омска, и о необходимости спасения кадров армии[158] . Но Д.В. Филатьев и М.А. Иностранцев обвинили именно К.В. Сахарова в том, что из-за его обещания А.В. Колчаку сделать все возможное для сохранения Омска в руках белых был изменен план действий. Это привело к потере двух недель драгоценного времени, внесения беспорядка в отход войск, и, в конечном счете, к трагической для ее участников агонии белой борьбы в Сибири[159] . Поэтому, по мнению генерала Иностранцева, абсолютно беспочвенными являются утверждения К.В. Сахарова, что после Омска «армия отступала, но уже накопила в себе силы для нового перехода в наступление» [160] и даже «готовилась дать генеральное сражение»[161] . Армия была деморализована и разлагалась[162] .

В литературе русского зарубежья поставлен вопрос о персональной ответственности за военное поражение белого движения на Востоке страны. В бедной кадрами Сибири основным критерием в подборе претендента на роль диктатора стали не его эрудиция и опыт в области военного искусства. Искали, прежде всего, человека знакового, имя которого могло объединить людей разных социальных групп для борьбы против большевиков. И, казалось, что лучше всего для этой цели подходил вице-адмирал А.В. Колчак. По мнению Г.К. Гинса, «доблестное» командование флотом (Черноморским – И.Б.), «выдающееся» участие в войнах и высокоширотных экспедициях, обеспечили ему всероссийскую известность[163] . К тому же, А.В. Колчак, на взгляд данного активного деятеля антибольшевистского движения, обладал еще и высокими моральными качествами: «редкий по искренности патриот, прямой, честный, не умеющий лукавить»[164] . (Следует отметить, что практически все эмигрантские авторы отзывались о личности А.В. Колчака в превосходных степенях. Так, например, издатель Белого дела А.А. фон Лампе писал: «Его личность представляется как исключительно светлая рыцарственная, честная и искренняя. Он был значительным русским патриотом, умным и образованным[165] ). Действия же А.В. Колчака в революционном 1917 году, позволившие как считали генералы Н.Н. Головин и А.А. фон Лампе, задержать разложение Черноморского флота[166] , казалось, давали надежды и на то, что незнание военно-сухопутного дела[167] , будет компенсировано мудрыми политическими решениями. Однако в практической деятельности не только проявились, но и вышли на первый план и другие черты характера А.В. Колчака, на которые также указывали эмигрантские авторы: политическая наивность, неумение разбираться в людях[168] , доверчивость, податливость советам людей, которым он почему-либо верил (часто потому, что они говорили приятное и в оптимистическом тоне), слабоволие[169] , а также вспыльчивость и резкие перепады настроения, вызванные незначительными событиями[170] . Вообще, на взгляд А.П. Будберга, Адмирал своей слабохарактерностью очень напоминал покойного Императора. И атмосфера в окружении А.В. Колчака сложилась такая же, как при царском дворе: утаивание правды, угодливость, «честолюбивые и корыстолюбивые интересы кучки людей, овладевших доверием этого большого ребенка»[171] . Эмигрантские авторы, хотя и не снимали вину за военные поражения с Верховного Главнокомандующего[172] , тем не менее, не считали возможным возложить всю ответственность только на него. Так, например, по мнению Г.К. Гинса, прежде всего, груз ответственности должны нести люди, приведшие А.В. Колчака к власти[173] . Вина же Верховного Правителя состояла в большей степени в принятии ошибочных кадровых решений.

В своем дневнике, в записях от 19 ноября 1918г., барон А.П. Будберг отмечал, что при не разбирающемся в военно-сухопутных делах Верховном Главнокомандующем, ключевой фигурой становится начальник штаба, назначенный Адмиралом[174] . В Сибири, конечно, существовал недостаток управленческих кадров, в том числе, и в военной сфере. Однако, как считал Д.В. Филатьев, было несколько профессионалов высокого уровня, которые могли с честью выполнить обязанности командующего Белой армией. Это – генералы Болдырев[175] , Флуг, Будберг, Иностранцев, Матковский и др. К их числу военный аналитик причислил и французского генерала Жанена, назначенного союзниками главнокомандующим сибирскими антибольшевистскими войсками. Последний еще до Первой мировой войны был прикомандирован к Академии генерального штаба, а в годы войны сначала командовал полком, потом состоял в штабе генерала Жоффра, далее находился при российской Ставке в Могилеве. Поэтому Жанен хорошо знал быт и уклад Русской Армии. Но А.В. Колчак на должность начальника штаба назначил молодого (род. 1883[176] ), «никому и ничем неизвестного» полковника Д.А. Лебедева, посланного А.И. Деникиным для налаживания связей между Добровольческой и Сибирской армиями[177] .

Эмигрантские авторы затруднялись в объяснении причин этого назначения. В частности, А.И. Деникин писал, что Д.А. Лебедев, приняв участие в ноябрьском перевороте, «непостижимым образом, не имея никакого командного стажа, стал вскоре начальником штаба…»[178] .

В литературе русского зарубежья именно наштаверху, как правило, инкриминируется военное поражение белых на Востоке[179] . По мнению эмигрантских авторов, ошибки Д.А. Лебедева и Ставки были вызваны, прежде всего, некомпетентностью в вопросах военного искусства, низким профессиональным уровнем молодых офицеров, легко ставших в Сибири генералами[180] ; их честолюбивыми замыслами (лестно было войти в Москву первыми, к тому же объединение с Деникиным означало потерю высоких должностей)[181] и, в конечном итоге, политической недальновидностью (при наступлении на Царицын можно было использовать и военный потенциал чехословацкого корпуса, для бойцов которого было выгодно уехать из России через Черное море)[182] . Но, на взгляд Д.В. Филатьева, ответственность за «белые неуспехи» должны были также разделить и старшие генералы царской службы, которым следовало указать А.В. Колчаку на «его непростительные, чудовищные ошибки по руководству армией» и заставить адмирала уйти от дел[183] .

В связи со сказанным выше становятся понятными выводы, сделанные в литературе русского зарубежья: положение П.Н. Милюкова о недостаточно искусном военном руководстве антибольшевистскими вооруженными силами как одной из причин поражения белого движения[184] и мысль Н.Н. Львова о несложившейся диктатуре как первооснове неудачи белого дела[185] .

Известно, что самых значительных военных успехов среди всех анклавов белого движения удалось достичь командованию ВСЮР во время похода 1919 года на Москву. Как отмечал генерал А.И. Деникин, в начале октября фронт вооруженной борьбы с красными располагался «параллельно нижнему плесу Волги до Царицына и далее по линии (примерно) Воронеж – Орел – Чернигов – Киев – Одесса»[186] . На взгляд генерала Б.А. Штейфона, в это время тылом Белой армии являлась «богатейшая» территория с 50-ти миллионным населением и со свободными путями сообщений с заграницей, по которым Англия и Франция оказывали помощь Главному Командованию. А Добровольческая армия вместе со своими «верными соратниками и борцами за общенародное дело», казачьими частями, «воодушевлением, личным составом и тактической подготовкой» «неизмеримо превосходила» красных[187] . Тем не менее, Вооруженные силы Юга России, так и не сумев вплотную приблизиться к столице, покатились назад. В литературе поставлен вопрос о причинах поражения белых. В данной связи, ряд авторов проанализировали стратегические разработки командования ВСЮР на ход военных действий в 1919 году.

Можно отметить, что в историографии Гражданской войны сложилась следующая ситуация: эмигрантские авторы, стремясь выявить ошибки, приведшие антибольшевистское движение к поражению, свое основное внимание уделяли рассмотрению стратегии белого командования. В то время как советские историки, стоявшие на позиции коренного отличия и превосходства советского же военного искусства, анализировали стратегию командования РККА[188] . Исключения из общего правила достаточно редки. К числу таковых можно отнести работы бывшего полковника царской армии[189] , ставшего одним из первых советских военных историков, Н.Е. Какурина. С одной стороны, данный автор использовал при анализе исторического процесса марксистский классовый подход, с другой – являлся воспитанником той же самой отечественной военной научной школы, что и высшие офицеры Белой армии. Отсюда - и наличие в работах Н.Е. Какурина, хотя и краткого, но достаточно объективного, выполненного в соответствии с национальными традициями, анализа стратегии белого командования.

Во втором томе своего основного научного труда «Как сражалась революция» Н.Е. Какурин указал, что деникинское командование и в 1919г. недооценивало значение царицынского операционного направления, тяготея в оперативном отношении к западу[190] . Такого же мнения придерживался и генерал, барон П.Н. Врангель. Еще на январском военном совещании у Главнокомандующего, в присутствии генералов Романовского, Драгомирова, Ляхова и Юзефовича, он заявил о необходимости переброски освободившихся после занятия Северного Кавказа частей Кавказской армии в район станции Торговой, для действий вдоль линии Царицынской железной дороги, на соединение с вооруженными силами адмирала А.В. Колчака[191] . В конце января П.Н. Врангель тяжело заболел сыпным тифом[192] . Но и вернувшись в строй, барон продолжал настаивать на необходимости «скорейшего соединения с сибирскими армиями», подав 4 апреля по этому поводу Главнокомандующему рапорт. В нем П.Н. Врангель отметил, что «главнейшим и единственным нашим операционным направлением… должно быть направление на Царицын». Для обеспечения главного удара было предложено снять с правого берега Дона части Кавказской Добровольческой армии, тем самым, сократив этот фронт на 135 верст. В противном случае, по мнению П.Н. Врангеля, противник, воспользовавшись приостановкой из-за распутицы военных действий на Восточном фронте, перебросит часть войск на юг, и сам перейдет в наступление от Царицына. Тем самым создастся угрожающее положение для базы белых[193] .

Генерал А.И. Деникин в «Очерках Русской Смуты» свое решение о переносе в начале 1919г. центра тяжести боевых действий, как он писал, «на север», в район Донецкого бассейна и северной части Донской области, объяснил тремя обстоятельствами: 1) необходимостью оказания моральной поддержки «упавшей духом» Донской армии (генерал П.И. Залесский также отмечал, что в январе и феврале 1919 г. благодаря большевистской пропаганде и удачным боевым действиям красных, донской фронт стал разлагаться, и только переброска частей Добровольческой Армии в данный район задержала красную армию перед Новочеркасском[194] ); 2) сохранением в руках белых Донецкого бассейна как важного плацдарма для наступления по кратчайшему пути к Москве и 3) удержанием за собой источника каменного угля. Принятие же плана генерала Врангеля, по мнению А.И. Деникина, означало неизбежное поражение Донской армии, которая одна не сможет удержать увеличивавшийся на 120 верст фронт. Отсюда – потеря каменноугольного бассейна, правобережной части Донской области с Ростовом и Новочеркасском, и возможность для красных нанесения удара или по тылам и сообщениям Кавказской Добровольческой армии, или по направлению к Волге[195] .

Военные аналитики, полагая, что соединение ВСЮР с сибирскими армиями А.В. Колчака дало бы огромный стратегический выигрыш белому движению в целом, в основном, согласились с мнением генерала П.Н. Врангеля. Так, например, Н.Е. Какурин назвал его предложения «правильными по существу», отметив, что «даже в момент выяснившейся неудачи белого восточного фронта», Деникин смог бы оказать Колчаку значительную помощь[196] . Издатель «Белого дела», генерал А.А. фон Лампе также объявил себя сторонником «правой» стратегии (т.е. выдвижения направо, на восток, к Волге). Он указал, что в соответствии с теорией военного искусства, сплошное окружение противника считается большим преимуществом, какового белое командование так и не смогло достичь. Ибо даже в период одновременного существования всех белых фронтов, в «кольце» окружения красных имелись «огромные пробелы и прорывы», не позволившие белым чисто физически осуществить согласование хода военных действий. В случае же объединения южного и восточного фронтов создавалось если не полное кольцо, то хотя бы охват красных[197] . А, на взгляд В.Н. фон Дрейера, Деникин, не поддержав наступление войск Колчака к Волге, тем самым предопределил и свое поражение под Орлом[198] .

Однако в литературе имеются и другие точки зрения по данному вопросу. Так, например, генерал А.С. Лукомский, по существу, согласился с решением А.И. Деникина. По его мнению, перенесение центра тяжести боевых действий на Царицынское направление могло дать «блестящие результаты» только тогда, когда белые удерживали линию Дона, сохраняя в своих руках Ростов и Новочеркасск. В противном случае, большевики могли отрезать действующую на Царицынском направлении группу войск от ее базы на Кубани[199] .

В связи со сказанным выше, представляется не соответствующим в полной мере действительности утверждение официальной советской историографии о том, что разногласия между Врангелем и Деникиным отразили «по существу грызню за власть внутри южного белогвардейского лагеря»[200] . Тем не менее, нельзя сбрасывать со счета и борьбу амбиций персонажей данной истории, проистекавших из их личностных характеристик. В частности, Н.Н. Львов утверждал, что А.И. Деникин не доверял никому. Поэтому он стремился все делать сам. (Правда, Н.Н. Львов оговорился, что тем немногим, кому Деникин все же доверял, он верил «слепо»)[201] . По мнению генерала Н.Н. Головина, А.И. Деникин вместе со своим преданным соратником, начальником штаба, генералом Романовским, в свое время сделали все возможное, чтобы не допустить общепризнанного основателя белого движения, генерала М.В. Алексеева к фактической власти в Добровольческой армии. Отсюда, на взгляд Н.Н. Головина, и нереализованное из-за болезни и смерти, желание М.В. Алексеева изменить данное положение, уехав в Сибирь[202] . Возможно, стремление оградить свою власть, подтолкнуло А.И. Деникина и к оценке позиции блестящего кавалерийского генерала, первого в Мировой войне кавалера ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, харизматического лидера П.Н. Врангеля[203] как создающей «нервное напряжение, далеко выходившее из области чистой стратегии и из специальной технической заинтересованности»[204] . Хотя, при этом, сам П.Н. Врангель категорически отрицал свое участие в оппозиционной политической борьбе[205] . Однако противостояние между Главнокомандующим ВСЮР и командующим Кавказской Добровольческой армии сохранилось и далее.

В начале мая белые армии Юга перешли в наступление, позволившее им значительно продвинуться вперед. 11/24 июня был взят Харьков, а 17/30 июня – Царицын[206] . Как писал А.И. Деникин, к концу июня Вооруженные силы Юга России «вышли на фронт Царицын – Балашов – Белгород – Екатеринослав – Херсон, упираясь прочно своими флангами в Волгу и Днепр»[207] . Правда, по мнению генерала П.И. Залесского, успех белых не был прочным, т.к. он обусловливался лишь двумя внешними причинами: помощью союзников, снабжавших «антибольшевиков» всем необходимым, и недостатками военной организации красных[208] . Тем не менее, изменение военной обстановки потребовало от командования ВСЮР и принятия определенных стратегических решений.

В литературе отмечается, что в среде высших офицеров Белой армии существовало несколько планов хода дальнейших военных действий. В частности, генерал В.И. Сидорин предложил приостановить наступление, занявшись «окончательным закреплением тыла». На взгляд Н.Е. Какурина, план Сидорина ввиду катастрофы белого восточного фронта, был «весьма разумным». Однако привести к положительным результатам он не мог из-за антинародной направленности всей внутренней политики деникинского руководства. Поэтому «наступление в надежде на какую-либо благоприятную случайность» было для белых единственной возможностью добиться решающего перевеса в свою пользу[209] .

В противовес мнению советского историка Н.Е. Какурина, генерал А.С. Лукомский главной причиной необходимости продолжения наступления считал стремление не дать противнику передышку, в ходе которой расстроенные части советского правительства могли поправить свое положение[210] . Таким образом, основным вопросом для командования ВСЮР в рассматриваемый период являлась проблема определения главных операционных направлений летне-осенней наступательной кампании.

Как отмечал генерал Д.В. Филатьев, при разработке боевых операций следовало учитывать элементарные требования военного искусства, которые предписывали: а) не идти без надобности на большой риск; б) не давать противнику бить нас по частям, или то, что в стратегии называется – не давать ему возможности действовать по внутренним операционным направлениям; в) бить противника совокупными силами, или, по-драгомировски – бить кулаком, а не растопыренными пальцами»[211] . Генерал-майор царской армии А.А. Незнамов[212] в своих лекциях, прочитанных на ускоренном курсе Академии Генерального штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии в 1918-19 учебном году также отмечал, что для удара следует выбирать важное направление, сосредотачивая на нем достаточно большие силы: «Основной принцип один – важная цель (выделено А.А. Незнамовым – И.Б.), и все силы по возможности должны быть направлены к этой важной цели»[213] . В данной связи, у деникинского командования, как отмечал А.С. Лукомский, имелось два реальных варианта наступления на красных. По первому, следовало, перейдя к обороне на Харьковско-Московском направлении, развивать операции от Царицына на Саратов. После занятия Саратова – перейти в наступление с юго-востока на Москву[214] . Однако, на взгляд Н.Е. Какурина, основной возможный выигрыш для белого командования в случае принятия этого варианта уже был недостижим, т.к. колчаковские войска потерпели поражение[215] .

Второй вариант хода военных действий предлагался генералом Врангелем вместе с его начальником штаба генералом Юзефовичем. По их мнению, такие факторы как «чрезвычайное растяжение» белого фронта, «полное отсутствие резервов», «совершенная неорганизованность тыла» делали безостановочное, стремительное наступление Донской и Добровольческой армий чреватым опасными последствиями[216] . Поэтому следовало: закрепившись на фронте Царицын – Екатеринослав, выделить из Кавказской Добровольческой армии часть сил для, во-первых, содействия Астраханской операции, имевшей целью овладение Астраханью и нижним плесом Волги (что давало возможность войти в реку белой Каспийской флотилии) и, во-вторых, сосредоточения в районе Харькова 3-4 конных корпусов. Конные воинские части, по замыслу П.Н. Врангеля, должны были действовать по кратчайшим к Москве направлениям, нанося удары в тыл красным армиям. В это время деникинскому командованию следовало организовать свой тыл, создать в нем укрепленные узлы сопротивления, сформировать резервы, укомплектовать и развернуть воинские части[217] . По мнению Н.Е. Какурина, нанесение главного удара от Саратова или от Харькова соответствовало той обстановке, которая сложилась для командования ВСЮР летом 1919г. При этом военный историк отметил большую целесообразность второго варианта[218] .

Предложения генералов Врангеля и Юзефовича были подготовлены к приезду Главнокомандующего ВСЮР в Царицын. А на следующий день после приезда, 20 июня/3 июля, А.И. Деникин отдал армиям директиву, получившую наименование «Московской»[219] . В ней, как позднее объяснял А.И. Деникин, предусматривалось нанесение главного удара по кратчайшим к Москве направлениям – Курском и Воронежском. С запада это наступление прикрывалось движением по Днепру и к Десне. На взгляд Главнокомандующего, Москва являлась для белогвардейцев далекой, заветной целью, постановка которой в практическую плоскость должна была «будить стремление» к ее достижению[220] .

Однако, по мнению П.Н. Врангеля, «Московская директива» стала «смертным приговором армиям Юга России». Каждой группе войск в ней указывался лишь маршрут движения к столице[221] . (Подпоручик конной артиллерии В. Матасов в своей книге также отметил, что всем трем группировкам ВСЮР – Кубанским частям генерала Врангеля, Донской армии генерала Сидорина и группе войск Добровольческой армии, кубанцам и терцам генерала Май-Маевского – в Московской директиве определялись фронты и направления к конечной цели – Москве[222] ). Генерал П.Н. Врангель подчеркнул отсутствие реализации в документе таких основополагающих положений военного искусства как выбор одного главного операционного направления, сосредоточения на нем основной массы сил и маневр[223] . На взгляд В.Н. фон Дрейера, А.И. Деникин вслед за известным австрийским военачальником Вейротером повторил применительно к обстановке 1919 года слова: «Die erste Kolonne marschiert, die zweite Kolonne marschiert» и т.д.[224] (т.е. «первая колонна совершает марш, вторая колонна совершает марш» и т.д.).

Ход дальнейших военных действий, по мнению генерала П.Н. Врангеля, полностью подтвердил ошибочность решений Главнокомандующего, когда «в стремлении овладеть пространством забывались основные принципы стратегии»[225] . Н.Е. Какурин также указал на необоснованность при имевшейся численности боевого состава белой армии осуществления решительного наступления в расходящихся операционных направлениях, отходивших от флангов южного белого фронта. В числе основных предпосылок неудачи военной кампании ВСЮР историк назвал «разбросанные в пространстве задачи» стратегии Деникина, затратившего два «драгоценных для себя» месяца на занятие Украины. Это дало возможность советскому командованию перебросить части с Восточного фронта[226] . И генерал А.С. Лукомский поддержал обвинение главному командованию ВСЮР в том, что оно в погоне за захватом большей территории не учитывало ни наличные силы, ни растянутость фронта, ни расстройство собственного тыла[227] .

Подводя итоги приведенному выше историографическому дискурсу можно отметить, что определенные наработки по теме существуют и в советской историографии, и в литературе русского зарубежья. В конце XX – начале XXI вв. были предприняты попытки вернуться к рассмотрению данной проблематики. В частности, В. Дуров и А. Ушаков отметили, что заочная полемика П.Н. Врангеля с А.И. Деникиным им представляется не вполне убедительной[228] . Однако историки не объяснили свою позицию. А авторы «Истории военной стратегии России» даже посвятили чуть более двух страниц текста исключительно рассмотрению стратегии белого командования. Правда, в рамках столь незначительного текстового объема не удалось исследовать все стратегические решения антибольшевистского командования. Причем сноски были даны только на отечественные издания и на архив[229] . Таким образом, подробный анализ военной стратегии белого командования, в целом, и командования ВСЮР, в частности, с учетом всех имеющихся источников и литературы продолжает оставаться насущной задачей исторических исследований.

Известно, что последним крупным анклавом Белого движения на Юге России являлся Крым. Именно сюда были эвакуированы разбитые в ходе «похода на Москву» части некогда грозных Вооруженных сил на Юге России. В литературе русского зарубежья отмечается, что назначение генералом А.И. Деникиным на должность Главнокомандующего своего последовательного оппонента генерала П.Н. Врангеля было связано, прежде всего, с поддержкой кандидатуры последнего начальниками ВСЮР[230] . Действительно, эмигрантские авторы в своих работах часто указывали на популярность барона П.Н. Врангеля в Белом движении. Так, например, издатель Белого дела А.А. фон Лампе писал о нем как о «блестящем кавалерийском начальнике», первом георгиевском кавалере Мировой войны, «одном из победоносных вождей белых в период командования Южными армиями генералом Деникиным» и о «кумире офицеров, солдат, казаков»[231] . Не менее лестную характеристику П.Н. Врангелю дал и В.Н. фон Дрейер, склонный подчеркивать полководческие таланты генерала. По данным этого автора, все начальники П.Н. Врангеля (генералы Рененкампф, Куропаткин, Крымов, Корнилов, Деникин), независимо от своего личного отношения, ценили Петра Николаевича как выдающегося офицера и «без колебания» «возлагали на него выполнение ответственных поручений»[232] . На взгляд Г.В. Немировича-Данченко, являвшегося в Крыму Начальником Части печати Отдела Генерального Штаба, имя нового Главнокомандующего было чрезвычайно популярно как в армии, так и среди гражданского населения. Этому способствовали не только удачные боевые действия воинских частей под командованием генерала на фронтах гражданской войны, но и реализация его задатков как политика, а, именно, решительные меры, предпринятые против «кубанских самостийников»[233] .

В воспоминаниях рядовых участников Белого движения также часто содержатся указания на уважение к П.Н. Врангелю в армейской среде. В частности, С.И. Мамонтов, вступивший в Гражданскую войну двадцатилетним прапорщиком, отмечал поддержку П.Н. Врангеля со стороны казаков. По мнению данного автора, генерал, являвшийся «прекрасным начальником», действовал во всех ситуациях быстро и решительно. После же принятия командования Кубанским корпусом, «его успехи превратились в триумфальный марш»[234] . Князь В.А. Оболенский подчеркивал, что популярности нового Главнокомандующего способствовало и то, как он выстраивал свои отношения с людьми. П.Н. Врангель черпал «руководящие нити для своей политики» не в идеях, а «в самой жизни», «ловя» впечатления «и на фронте, и в тылу». При этом, интересуясь мнением каждого своего собеседника[235] . Таким образом, на взгляд ряда эмигрантских авторов, на заключительном этапе борьбы Белого дела на Юге России во главе ВСЮР встал харизматический лидер, обладавший выдающимися талантами в военной сфере. В то же время в литературе русского зарубежья обращается внимание на черты, в общем-то, характерные для всех руководителей Белого движения и сыгравшие отрицательную роль в его истории: неопытность Главнокомандующего в вопросах гражданского управления, неумение выбирать людей, да и в целом определенную политическую наивность[236] .

Как отмечается в литературе русского зарубежья, генералу П.Н. Врангелю досталось тяжелое наследство. По мнению генерала А.С. Лукомского, Вооруженных сил Юга России как армии уже просто не существовало[237] . Данное положение конкретизировал сам барон П.Н. Врангель: в Крым было переброшено около двадцати пяти тысяч добровольцев и до десяти тысяч казаков. Часто бойцы прибывали без оружия, а кавалеристы еще и без лошадей. И рядовой состав, и начальники были деморализованы. Воинская дисциплина расшатана. Крымский корпус под командованием генерала А.Я. Слащева, удерживавший фронт, состоял из «обрывков войсковых частей», не превышавших своей численностью 3500 штыков и 2000 шашек[238] . В.Н. фон Дрейер указал на отсутствие на Юге России гражданского управления. Да и вообще, на взгляд данного автора, Крымский полуостров не мог обеспечить Белую армию ни источниками комплектования, ни необходимыми запасами вооружения, снабжения, техники, ни широкой помощью извне[239] . Дело осложнялось стремлением Великобритании прекратить вооруженную борьбу ВСЮР против советской власти, потребовав у командования Белой армии отказа от выдвижения войск к северу от Перекопского перешейка[240] . В данной ситуации, как писал барон П.Н. Врангель в своих воспоминаниях, он не мог обещать победу. Его задачей стало «не склонить знамени перед врагом и, если нам суждено погибнуть, то сохранить честь русского знамени до конца»[241] . Однако, по мнению В.А. Оболенского, подобное заявление П.Н. Врангель впервые публично сделал лишь после эвакуации из Крыма, в Константинополе. На начальном же этапе своего руководства ВСЮР Главнокомандующий вынашивал планы благодаря посредничеству англичан завершить гражданскую войну перемирием с большевиками при сохранении южнорусской государственности, которая должна стать фундаментом будущей белой России. В дальнейшем, в конце мая месяца, по неведомым В.А. Оболенскому причинам, барон резко изменил свою позицию, заявив о необходимости беспощадной вооруженной борьбы с «красной нечистью». Тем не менее, даже в конце октября, как свидетельствовал указанный автор, П.Н. Врангель считал возможным удерживать Крым, по крайней мере, до весны будущего года. В.А. Оболенский отмечал, что о «новой тактике» Главнокомандующего в Крыму мало кто знал[242] . Однако, положение о намерении барона П.Н. Врангеля не просто обеспечить организованную эвакуацию из Крыма, но и построить там государство, подтверждают другие авторы. В частности, Г.Н. Раковский писал о деятельности Главнокомандующего как о попытке устроить «опытную ферму» государственного строительства[243] .

Насколько же реальна была данная перспектива? В литературе русского зарубежья на данный вопрос нет однозначного ответа. По данным А.С. Лукомского, в крымских складах имелись довольно значительные запасы, позволявшие надеяться на изготовление необходимых для армии предметов на месте. К тому же из Франции, Америки, Румынии и Дальнего Востока в Крым было направлено значительное количество принадлежавших русскому правительству «материалов и вещей», а из Константинополя – захваченных турками боеприпасов[244] . Стремление поддержать политическое равновесие в Европе, а отсюда и заинтересованность в сохранении России как великой державы, на взгляд В.Н. фон Дрейера, являлось залогом получения крымскими властями в дальнейшем действенной помощи из Франции[245] . В данной связи, в литературе русского зарубежья поставлен гипотетический вопрос: как долго белые в исходных условиях могли продержаться в Крыму? Отвечая на данный вопрос, генерал П.И. Залесский отмечал, что положение генерала Врангеля было намного тяжелее положения генерала Деникина. Если последнему помогли и немцы, и генералы Скоропадский и Краснов, и союзники, то Врангель получил лишь моральную помощь в виде обещания сохранения Крыма от захвата большевиками сначала только от Англии. Тем не менее, по мнению П.И. Залесского, история знает несколько примеров длительной обороны населенных пунктов в еще более худших условиях, чем те, что имели место в Крыму в октябре 1920 г. Это – Севастополь 1855-56 гг., Плевна 1877г., Царицын 1918-19 гг. П.И. Залесский не был согласен в том, что Крым не мог обеспечить широкой помощи извне. Большевики не контролировали Черное море. Поэтому, на взгляд генерала, сохранялась реальная возможность подвоза всего необходимого с моря. Однако, одним из главных условий продолжения борьбы с советской властью являлось наличие сильной армии[246] .

Важность выполнения этого условия прекрасно понимал и сам барон П.Н. Врангель. В «Записках» он писал о необходимости придания армии «правильной организации». С этой целью планировалось свести войска в три корпуса: под командованием генерала Кутепова, куда должны были войти Корниловская, Марковская и Дроздовская дивизии, корпус генерала Слащева, состоявший из 13-й и 34-ой пехотных дивизий и Донской корпус. Регулярные конные части планировалось свести в шесть полков[247] .

Новый Главнокомандующий осуществил ряд мероприятий, направленных на реализацию таких принципов военного строительства как централизм и единоначалие[248] .

Эмигрантские авторы, как правило, положительно оценивали результаты проведенных П.Н. Врангелем преобразований в военной сфере. В.В. Шульгин писал о том, что в Русской армии дисциплина была восстановлена. Грабежи, как массовое явление, осталось в прошлом[249] . На взгляд А.С. Лукомского, «работа по воссозданию боеспособной армии генералу Врангелю блестяще удалась»[250] . Тем не менее, по мнению П.И. Залесского, «русская» Армия в сущности осталась «Добровольческой». Сохранилось то же самое соотношение между тылом и фронтом: в тылу 300 тыс. военного контингента, а на фронте – 60 тыс. «Дивизии», как и у Деникина, состоявшие из 400 штыков. Те же нарушения принятой в царской армии субординации, когда «младшие командовали старшими без всяких данных на такое предпочтение», «то же служение лицам», пьяные кутежи. И отсюда вывод – «русская» Армия так и не стала регулярной вооруженной силой[251] .

Тем не менее, как писал П.Н. Милюков, уже в начале мая 1920г. было официально заявлено о завершении реорганизации армии[252] . Можно было приступать к масштабным военным операциям. Насущной необходимостью, на взгляд эмигрантских авторов, стало обеспечение Русской армии более глубокого тыла и с этой целью занятие территории Северной Таврии. По мнению Г.В. Немировича-Данченко, данная задача, прежде всего, диктовалась сложившейся экономической обстановкой[253] .

План генерала П.Н. Врангеля, как отмечается в советской историографии, заключался в захвате 13-й красной армии в клещи с тем, чтобы, окружив ее, уничтожить полностью ударами в оба фланга и в центр. С этой целью корпус генерала Слащева 6 июня высадился на Азовском побережье и у озера Молочного в районе деревень Кирилловки и Горелое и начал распространяться к северу и к западу. На следующий день белые перешли в наступление на Перекопском и Чонгарском направлениях. Завязались упорные, кровопролитные бои[254] . Эмигрантские авторы указывали на то, что операция Русской армии началась успешно. Перекопская группа красных 13-й армии была разрезана на две части войсками генералов Кутепова, Писарева и Морозова. Был взят Геничевск. Впоследствии занята обширная территория Северной Таврии от Ногайска до Днепра у ст. Плавни и далее вниз по Днепру до его устья. Таким образом, территория ВСЮР удвоилась. Красные потеряли 7 пехотных и 3 кавалерийских дивизии и большие запасы военного имущества[255] . Военные аналитики русского зарубежья высоко оценили данную военную операцию. Например, полковник генерального штаба А.Л. Мариюшкин писал: «Замысел на уничтожение проведен с железной настойчивостью и в полном соответствии с волей крупного творчества и высокого умения. Противник многочисленен, обеспечен всеми средствами техники, которые может дать гражданская война, с преобладанием артиллерии и пулеметов, с бешенством дикого, опасного изувера – но тем больше чести для победителей: «бьют не числом, а уменьем»[256] . Однако, по мнению советских аналитиков, Русской армии так и не удалось выполнить свою основную задачу - окружить и разгромить части Красной Армии. Кроме того, 15-я и Латышская дивизии удержали на левом берегу Днепра у Каховки плацдарм, который через несколько месяцев «послужил причиной гибели белых»[257] . Впрочем, и эмигрантские авторы считали, что первая крупная военная операция Врангеля закончилась большим минусом – закреплением за красными важного Каховского тет-де-пона[258] .

Следующей крупной операцией Русской армии стала высадка 14 августа десанта на Кубань под командованием генерала С.Г. Улагая численностью 4,5 тыс. штыков и сабель. Целью данной акции являлось соединение с повстанцами и открытие второго фронта против большевиков. Первоначально были достигнуты успехи: разгромлены части Красной Армии, брошенные против белогвардейцев, удалось выйти на подступы к Екатеринодару. Но, как отмечается в отечественной историографии, Улагай допустил серьезные ошибки. Вопреки первоначальному замыслу стремительного наступления, генерал остановился, занявшись перегруппировкой войск. Красные в это время подтянули резервы и смогли блокировать части Русской армии[259] . Конечным итогом, по данным военного историка 20-х гг. А.А. Буйского, стала потеря ¾ лучших бойцов, нескольких генералов, «огромного количества всякого добра», составлявшего не менее 50 вагонов и поспешное бегство белых. С собой Улагаю удалось забрать только толпы так называемых «камышатников» - «зеленых», прятавшихся в камышах Кубани и являвшихся незрелым военным материалом. В то время как не состоялось соединение с «Армией возрождения России» генерала Фостикова, действовавшей в горах и представлявшей собою значительную вооруженную силу[260] . Советская историография основной причиной неудачи десантов на Дон (под командованием полковника Назарова) и на Кубань объявляла то, что крестьянство в основной своей массе не поддерживало правительство генерала Врангеля[261] . Эту точку зрения разделяли и некоторые эмигрантские авторы. Так, например, Г.В. Немирович-Данченко писал, что еще до отправки десанта на Кубань в Феодосии было известно о враждебном отношении населения этой территории к русской армии. В данной связи предпринятая операция представлялась несвоевременной[262] .

Третьей и последней крупной операцией генерала Врангеля, по мнению П.Н. Милюкова, стало наступление к Днепру на помощь польской армии. (Первоначально врангелевской армии сопутствовал успех. Белым удалось оттеснить советские войска и на несколько дней даже занять Александровск и Синельниково)[263] . Однако, в самый разгар наступления, когда был начат обход Каховки с правого берега Днепра, было получено известие о перемирии большевиков с поляками. Красное командование теперь могло перебросить освободившиеся воинские части против Русской армии[264] . В данной связи, как отмечал А.А. Буйский, основной задачей белого командования стал отвод не разгромленной армии в Крым, чтобы отсидеться за укреплениями на перешейках. Однако выполнению этой задачи мешал не закончившийся вывоз зерна и другой сельскохозяйственной продукции[265] . С этой целью был предпринят, как писал П.Н. Милюков, «рискованный маневр»: допустить продвижение неприятеля в тыл, а затем «прижать его к Сивашу»[266] . Но 28 октября части Южного фронта под командованием М.В. Фрунзе начали наступление, стремясь окружить части Русской армии, не дав ей уйти в Крым. Данное окружение провалилось[267] . Сильно потрепанным частям Белой армии удалось пробиться в Крым. Однако, как писал В.А. Оболенский: «Отступление по своей поспешности носило все признаки катастрофы и сопровождалось большими потерями в людях, запасах и снаряжении»[268] .

В литературе русского зарубежья стратегические решения генерала П.Н. Врангеля подверглись критическому анализу. Так, например, по мнению генерала П.И. Залесского, решение о помощи польской армии было ошибочным. К тому же наступление, предпринятое без согласия с польской стороной, являлось, по сути своей, авантюрой[269] . Не одобрили некоторые военные аналитики и личное решение П.Н. Врангеля о принятии «последнего боя» не за перешейками, а в Северной Таврии[270] .

Сосредоточив значительное количество сил (только для овладения Перекопским перешейком предназначалось до 27 тыс. штыков и 2 ½ тыс. сабель против 14 тыс. штыков и 6 тыс. сабель противника)[271] , М.В. Фрунзе начал 7 ноября штурм Крыма. Однако только 11 ноября красным удалось добиться решающего успеха. В новейшей отечественной историографии отмечается, что это произошло только после разгрома частями махновцев под командованием С. Каретника под Карповой Балкой конного корпуса Барбовича[272] . В литературе русского зарубежья победа советских вооруженных сил объясняется, в том числе, и недостаточностью подготовки укреплений Перекопского перешейка (заданную работу отвечал «кавалерист» генерал Юзефович)[273] .

Резюмируя рассмотренные историографические дискурсы, можно отметить, что в отечественной и зарубежной литературе указывается на ряд стратегических ошибок, допущенных руководителями Белого движения. А если принять во внимание высказывания некоторых эмигрантских авторов, в частности, активного участника антибольшевистского движения на Востоке страны, юриста Г.К. Гинса о том, что нарастание всеобщего утомления войной, недовольства населения и, как следствие, назревание общей катастрофы становилось явным, когда ухудшилось положение дел на фронте[274] , то становится ясным, что стратегические ошибки командования Белой армии явились одной из самых значительных причин краха Белого дела.

Некоторые аспекты формирования социальной базы белого и красного движений в годы Гражданской войны. (На примере российского офицерства)

Бакланова И.С., к.и.н., доцент МГТУ ГА

Истории Гражданской войны посвящена обширная литература. Подсчитано, что только за годы советской власти в свет вышло около 15 тысяч книг, брошюр, статей[275] . В настоящее время интерес к проблематике Гражданской войны связан со стремлением переосмыслить события начала ХХ века, на уровне современного понимания исторических процессов ответить на главные вопросы: почему большевики сохранили власть? Почему «белая» альтернатива оказалась несостоятельной? Анализ факторов, повлиявших на политический выбор российского офицерства, поможет приблизиться к разрешению данных вопросов.

Военная интеллигенция сыграла большую роль в годы Гражданской войны. Российское офицерство, ставшее «становым» хребтом Белой армии, внесло стройность и организованность в ряды противников большевизма. В то же время часть офицеров царских вооруженных сил служила военными специалистами в РККА. В.И. Ленин считал, что «без них не могла бы создаться Красная Армия»[276] .

В литературе отмечается, что большая часть военной интеллигенции заняла выжидательную или даже враждебно-выжидательную позицию по отношению к советской власти. Сразу же против Октябрьской революции с оружием в руках выступили максимум 5,5 тыс. офицеров (т.е. менее 3% от их общей численности)[277] . Эти цифры косвенным образом подтверждаются и другими данными отечественной историографии. В конце 1917г. активные противники большевизма создают на Дону (основной очаг сопротивления) Добровольческую армию, в которую стали стекаться со всей России люди, не принявшие новую власть. До выступления в 1-ый Кубанский поход армия включала ряд соединений, являвшихся преимущественно офицерскими по своему составу. 9 февраля 1918г. она выступила на Екатеринодар, имея в своих рядах 3683 бойца[278] .

К концу Гражданской войны, по подсчетам А.Г. Кавтарадзе, из 250-тысячного офицерского корпуса в Красной Армии служило 75 тыс. (около 30%), в белых армиях – примерно 100 тыс. (40%). До 30% бывших офицеров не участвовало в военном сопротивлении[279] .

Отечественные исследователи определили, что наибольшее количество участников белого движения по сравнению с другими частями дали офицеры гвардейских и кавалерийских полков. Часто это были выходцы из аристократических семей, окончившие кадетские корпуса. В годы Первой мировой войны данные полки в наибольшей степени сохранили свои кадры. По подсчетам С.В. Волкова, в белых армиях было восстановлено в виде эскадронов, дивизионов или даже полков полного состава 17(из 18) гусарских, все 17 уланских, 15 (из 22) драгунских, то есть 49 из 57 полков регулярной армейской кавалерии[280] . Основную же массу военных специалистов Красной Армии составляли офицеры военного времени – выходцы из мелкой и средней буржуазии, интеллигенции, служащих[281] .

Представляется неправомерным определение позиции военной интеллигенции, исходя только из социального происхождения отдельных ее групп. Так, например, по данным Г.Х. Эйхе, в 17-тысячном офицерском корпусе вооруженных сил адмирала Колчака кадровых офицеров было менее 1 тыс., а офицеров военного времени – 15-16 тыс.[282] На политический выбор участников Гражданской войны оказали влияние и другие факторы, в частности, мировоззрение, не всегда напрямую связанное с социальным происхождением.

В историографии не вызывает сомнение тот факт, что основным положением «белой идеи» являлось утверждение о необходимости борьбы с большевизмом за спасение «единой и неделимой России». При этом лидеры белого движения выдвинули лозунг «непредрешения» будущего общественного строя, который, по их мнению, должно было определить Учредительное собрание или Земский собор. Как отмечает В.Д. Зимина, целевые установки белого движения не имели какого-либо солидного концептуального обоснования. Их главное предназначение – объединить всех противников советской власти[283] .

Для советских историков белогвардейцы являлись однозначно монархистами, стремившимися к реставрации порядков царской России[284] . В современной отечественной историографии высказываются мнения, в соответствии с которыми после победы белого движения в стране были бы реализованы принципы конституционной демократии западного типа[285] , с учетом исторического опыта претворена в жизнь столыпинская идея «великой России»[286] .

Однако для многих патриотично настроенных офицеров реализация идеи целостности и величия России была несовместима с зависимостью белого движения от западных держав, особенно от противника по Первой мировой войне – Германии. Руководство же большевиков сумело представить себя защитником Отечества.

В «гражданской» составляющей белого движения, являвшейся основным аккумулятором идей, заметную роль играли кадеты, входившие ранее во Временное правительство. У многих офицеров деятельность этого государственного органа ассоциировалась с разложением российских вооруженных сил. Достаточно вспомнить слова А.И. Деникина: «Ни один будущий историк русской армии не сможет пройти мимо поливановской комиссии – этого рокового учреждения, печать которого лежит решительно на всех мероприятиях, погубивших армию»[287] . Поэтому прокадетские общественно-политические ценности, к которым тяготело белое движение, вряд ли могли вызвать большую симпатию у российского офицерства. Часть его служила не «за идею», а за средства существования. По мнению А.В. Смолина, распространенным явлением среди офицерского состава было нежелание идти на фронт, стремление всеми правдами и неправдами остаться в тылу[288] . В то же время многие представители военной интеллигенции не принимали ни политику, ни методы большевиков. Брестский мир ими был воспринят как национальный позор и унижение. Аресты, система заложничества, расстрелы без суда – все это привело часть офицеров в ряды белых[289] . В историографических обзорах широко цитируется точка зрения Н.С. Ларькова, связавшего «полную демократизацию» большевиками русской армии с приходом основной массы сибирского офицерства в антисоветский лагерь[290] .

По мнению А.Г. Кавтарадзе, необходимо учитывать и такие факторы, как местожительство офицеров после увольнения из армии, прежние занимаемые должности, возраст, состояние здоровья и т.д.[291]

Таким образом, проблема политического выбора российского офицерства в годы Гражданской войны зависела от ряда субъективных и объективных факторов.

2.2.2. Биографические сведения для раздела «Революция и Гражданская война в России»

Деятели радикального направления общественно- политического движения России начала XX века

Зиновьев Григорий Евсеевич (Радомысльский Овсей – Герш Аронович) (1883-1936гг.). Родился в Елисаветграде (Кировоград) в семье владельца молочной фермы. Получил домашнее образование. С конца 90-х гг. принимал участие в организации экономических стачек на Юге России. В 1902г. эмигрировал. В 1903г. знакомится с В.И.Лениным, с этого времени – большевик. До 1906г. проживает, в основном, за границей. В 1906г. приезжает в Петербург. Становится членом ЦК РСДРП (б). Весной 1908г. – арест. В тюрьме просидел 3 месяца, постоянно обращаясь с просьбами о снисхождении, утверждая, что никогда «ни в каких партиях и обществах не состоял». После освобождения отбыл за границу. Зиновьев вернулся на Родину в 1917г. вместе с Лениным в так называемом «запломбированном вагоне». В 1917-1926гг. председатель Петроградского Совета. В 1921-1926гг. – член политбюро ЦК большевистской партии. С основания в марте 1919г. III Коммунистического Интернационала – председатель его Исполкома. Как член так называемой «новой оппозиции» в 1926г. отстранён от руководства Пертроградским советом и Исполкомом Коминтерна, выведен из Политбюро. Объединение с Троцким привело в 1927г. к исключению из ЦК и из партии. Периодические публичные покаяния имели следствием восстановления в партии (1928 г, 1933 г.). В 1934г. Зиновьев был арестован и осуждён на 10 лет тюремного заключения по делу так называемого «Московского центра», а в 1936г. – приговорён к расстрелу как один из руководителей «Антисоветского объединённого троцкистско-зиновьевского центра». По воспоминаниям очевидцев, Зиновьеву так изменило самообладание, что его пришлось буквально нести к месту расстрела. Реабилитирован в 1988г.

Каменев Лев Бори́сович (настоящая фамилия Ро́зенфельд , 16 (18) июля 1883 — 25 августа 1936) — советский партийный и государственный деятель, большевик, революционер. В 1936 осуждён по делу «Троцкистско-зиновьевского центра» и расстрелян. Посмертно реабилитирован в 1988 году.

Керенский Алекса́ндр Фёдорович (22 апреля (4 мая) 1881, Симбирск — 11 июня 1970, Нью-Йорк. Из дворян. Юрист, окончил юридический факультет Петербургского университета. В 1912г. был избран в IV Государственную думу, где входил во фракцию трудовиков и являлся ее председателем. Во время Февральской революции – член и заместитель председателя Исполкома Петроградского Совета, член ВКГД. 5 мая при формировании коалиционного состава Временного правительства Керенский получил пост военного и морского министра, с июля одновременно - министр-председатель (вплоть до прихода большевиков к власти). В марте 1917г. вошел в партию эсеров и стал одним из ее лидеров. После Октябрьского вооруженного восстания возглавил мятеж против советской власти. До лета 1918г. подпольно находился в России, затем эмигрировал. Жил в Берлине, Париже, с 1940г. – в США. В 1950-60-х гг. работал в Стенфордском университете, в Гуверовском институте войны, революции и мира. Умер в Нью-Йорке.

Троцкий Лев Дави́дович (псевд.: Перо́, Антид Ото, Л. Седо́в, Стари́к и др.; имя при рождении Лейба Давидович Бронштейн ; 26 октября (8 ноября) 1879 — 21 августа 1940) — деятель международного рабочего и коммунистического движения, теоретик марксизма, идеолог одного из его течений — троцкизма. Дважды ссыльный при царском режиме, лишённый всех гражданских прав в 1905 г. Один из организаторов Октябрьской революции 1917 г. и один из создателей Красной армии. Один из основателей и идеологов Коминтерна, член Исполкома Коминтерна. В первом советском правительстве — нарком по иностранным делам; в 1918—1925 — нарком по военным и морским делам и председатель Революционного военного совета РСФСР, затем СССР. С 1923 г. — лидер внутрипартийной левой оппозиции. Член Политбюро ВКП(б) в 1919—1926 гг. В 1927 г. снят со всех постов, отправлен в ссылку. В 1929 г. выслан за пределы СССР. В 1932 г. лишён советского гражданства. После высылки из СССР — создатель и главный теоретик троцкистского Четвёртого интернационала (1938). Автор работ по истории революционного движения в России, создатель капитальных исторических трудов по революции 1917 г., литературно-критических статей, воспоминаний «Моя жизнь» (Берлин, 1930). Дважды женат, без расторжения первого брака. Убит агентом НКВД Рамоном Меркадером 20 августа 1940 г. в Мексике.

Ульянов Влади́мир Ильи́ч (псевдоним Ле́нин; 10 (22) апреля 1870, Симбирск — 21 января 1924, усадьба Горки, Московская губерния) — российский и советский политический и государственный деятель мирового масштаба, революционер, создатель Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков), один из организаторов и руководителей Октябрьской революции 1917 года в России, председатель Совета Народных Комиссаров (правительства) РСФСР, создатель первого в мировой истории социалистического государства. Марксист, публицист, основоположник марксизма-ленинизма, идеолог и создатель Третьего (Коммунистического) интернационала, основатель Советского государства. Сфера основных политико-публицистических работ — философия социализма и коммунизма, политэкономия социализма

Лидеры Белого движения

Врангель Пётр Никола́евич (15 (27) августа 1878, Новоалександровск, Ковенская губерния, Российская империя — 25 апреля 1928, Брюссель, Бельгия) — русский военачальник, участник Русско-японской и Первой мировой войн, один из главных руководителей (1918−1920) Белого движения в годы Гражданской войны. Главнокомандующий Русской Армии в Крыму и Польше (1920). Генерального штаба генерал-лейтенант (1918). Георгиевский кавалер. Получил прозвище «Чёрный барон» за свою традиционную (с сентября 1918 года) повседневную форму одежды — чёрную казачью черкеску с газырями.

Деникин Анто́н Ива́нович (4 (16) декабря 1872, Влоцлавек, Российская империя — 8 августа 1947, Энн-Арбор, Мичиган, США) — русский военачальник, герой Русско-японской и Первой мировой войн, генерал-лейтенант Генерального штаба (1916), первопоходник, один из главных руководителей (1918—1920 гг.) Белого движения в годы Гражданской войны. Заместитель Верховного Правителя России и Верховного главнокомандующего Русской армией (1919—1920 гг.).

Колчак Алекса́ндр Васи́льевич (4 (16) ноября 1874, Санкт-Петербургская губерния — 7 февраля 1920, Иркутск) — российский политический деятель, вице-адмирал Российского Императорского флота (1916) и адмирал Сибирской Флотилии (1918). Полярный исследователь и учёный-океанограф, участник экспедиций 1900—1903 годов (награждён Императорским Русским географическим обществом Большой Константиновской медалью, 1906). Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн. Вождь и руководитель Белого движения как в общероссийском масштабе, так и непосредственно на Востоке России. Верховный правитель России (1918—1920 гг.), был признан на этом посту всеми руководителями Белого движения, «де-юре» — Королевством сербов, хорватов и словенцев, «де-факто» — государствами Антанты.

Корнилов Лавр Гео́ргиевич (18 (30) августа 1870, Усть-Каменогорск — 31 марта (13 апреля) 1918), Екатеринодар) — российский военачальник, генерал от инфантерии. Военный разведчик, дипломат и путешественник-исследователь. Герой русско-японской и Первой мировой войн. Верховный Главнокомандующий русской армии (август 1917 года). Участник Гражданской войны, один из организаторов и Главнокомандующий Добровольческой армии, вождь Белого движения на Юге России, первопоходник. Кавалер орденов Святого Георгия 3-й и 4-й степеней, ордена Святой Анны 2-й степени, ордена Святого Станислава 3-й степени, Знака 1-го Кубанского (Ледяного) похода (посмертно), обладатель Георгиевского оружия.

Миллер Евге́ний-Лю́двиг Ка́рлович (7 октября 1867, Динабург (ныне Даугавпилс) Витебской губернии — 11 мая 1939, Москва) — генерал-лейтенант (1915). Руководитель Белого движения на севере России в 1919—1920 (Главнокомандующий всеми сухопутными, морскими вооружёнными силами России, действующими против большевиков на Северном фронте).

Юденич Никола́й Никола́евич (18 (30) июля 1862, Москва — 5 октября 1933, Канны, Франция) — русский военный деятель, генерал от инфантерии (1915). Один из самых успешных генералов России во время Первой мировой войны, во время Гражданской войны возглавлял силы, действовавшие против советской власти на Северо-Западном направлении. Последний кавалер Ордена Святого Георгия II класса.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бутаков Я.А. Белое движение на юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917 – начало 1920г.) М., 2000. С. 168.

2. Голдин В.И. Россия в гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980-х – 90-е годы). Архангельск, 2000

3. Гражданская война в России: события, мнения, оценки. М., 2002.

4. Деникин А.И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль-сентябрь 1917. Репринтное воспроизведение издания. М., 1991.

5. История гражданской войны в СССР. 1917-1922. Т. 4.: Решающие победы Красной Армии над объединенными силами Антанты и внутренней контрреволюции. (Март 1919г. – февраль 1920г.). М., 1959.

6. История России с древнейших времен до начала ХХI в. / Под редакцией А.Н. Сахарова. – М., 2006.

7. Лившин А.Я., Орлов И.Б. Революция и справедливость: послеоктябрьские «письма во власть»//1917 год в судьбах России и мира. Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1998

8. Орлов А.С., Георгий В.А. и др. История России с древнейших времен и до наших дней. – М.: Проспект, 2008 (или любое другое).

9. Орлов А.С., Георгиев В.А. и др. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. М.: Проспект, 2006 (или любое другое).

10. Семеникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизации. – Брянск, 1999 (или любое другое).

11. Чернов В. Великая русская революция. Воспоминания председателя Учредительного собрания. 1905-1920. М., 2007Фроянов И.Я. История России с древнейших времен за начала ХХ в. – 3 изд., исп. – Спб., 2001.


[1] Тексты федеральных стандартов, если не указано особо, даны по http://www.mon.gov.ru/work/obr/dok/obs/1487/

[2] Курсивом в тексте выделен материал, который подлежит изучению, но не включается в Требования к уровню подготовки выпускников.

[3] Курсивом в тексте выделен материал, который подлежит изучению, но не включается в Требования к уровню подготовки выпускников.

[4] Максимальный объем учебной нагрузки обучающихся как составляющая федерального компонента устанавливается в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. В настоящее время эти нормативы определяются в соответствии с Санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами (СанПиН 2.4.2. 178-02), зарегистрированными в Минюсте России 05.12.02 г., рег. № 3997.

[5] Тексты Примерных программ по учебному предмету «история» на сайте http://window.edu.ru/window_catalog/files/r37228/11_2_s.pdf

[6] Расхождение цен на промышленные и сельскохозяйственные товары («ножницы цен») привело к тому, что город жил за счет деревни. Несмотря на низкую оплату труда в индустриальном секторе, среднегодовой доход рабочего в царской России был почти в 2,5 раза выше дохода сельского жителя.

[7] Керенский Александр Федорович (1881-1970гг.), как отзывались о нем современники, первый «любовник» русской революции – прожил долгую и драматическую жизнь. Из дворян. Юрист, окончил юридический факультет Петербургского университета. В 1912г. был избран в IV Государственную думу, где входил во фракцию трудовиков и являлся ее председателем. Во время Февральской революции – член и заместитель председателя Исполкома Петроградского Совета, член ВКГД. 5 мая при формировании коалиционного состава Временного правительства Керенский получил пост военного и морского министра, с июля одновременно - министр-председатель (вплоть до прихода большевиков к власти). В марте 1917г. вошел в партию эсеров и стал одним из ее лидеров. После Октябрьского вооруженного восстания возглавил мятеж против советской власти. До лета 1918г. подпольно находился в России, затем эмигрировал. Жил в Берлине, Париже, с 1940г. – в США. В 1950-60-х гг. работал в Стенфордском университете, в Гуверовском институте войны, революции и мира. Умер в Нью-Йорке. Газета «Русская мысль» в некрологе так отзывалась об А.Ф. Керенском: «Вся биография этого удивительной судьбы человека вмещается почти без остатка в несколько месяцев 1917г. Все остальное … - как будто относится к другому лицу. Он вызывал неумеренное (правда, недолгое) восхищение одних и столь же безмерную, но уже провожающую его даже до могилы ненависть других. Ни того, ни другого, по совести говоря, он не заслужил».

[8] Даже великий князь Кирилл Владимирович пришел 1 марта в Государственную думу и заявил М.В. Родзянко: «Имею честь явиться Вашему Высокопревосходительству. Я нахожусь в Вашем распоряжении, как и весь народ. Я желаю блага России». Выражая радость по поводу совершившейся революции, он сказал, что гвардейский экипаж (охранявший царскую семью, дворцы, казенные здания), командиром которого был Кирилл Владимирович, поступает в полное распоряжение ВКГД. Узнав о таком шаге великого князя, императрица написала Николаю II: «Кирилл совсем ошалел».

[9] Большевиком инкриминировалась деятельность в пользу Германии. Доказательством являлось получение так называемых «немецких денег». Кстати вспомнили и о «пломбированном вагоне», котором, якобы, большевистское руководство вернулось на Родину. Определённые основания для подобных утверждений имелись. Власти Антанты не пропускали в Россию революционных деятелей интернационалистского толка, пропагандировавших мир или тем более пораженчество. Поэтому лидер большевиков и его сторонники вынуждены были вступить в переговоры о проезде в Россию через Германию. Немцы, воевавшие на двух фронтах и рассчитывавшие на ослабление военных усилий России, выразили согласие на немедленную организацию поездки. По строгим условиям транспортировки во время движения поезда по территории Германии никто не имел право войти в вагон с русскими эмигрантами. Однако, даже те отечественные и зарубежные историки, которые считают версию о германских субсидиях большевикам доказанной, отвергают утверждение о Ленине как о немецком агенте. Ленин как политик и как личность не мог быть ничьим агентом. Просто на какой-то момент проявилось совпадение интересов большевиков, с одной стороны, и германских властей, с другой. Германия по своим расчётам готова была оказать РСДРП (б) содействие, и лидер большевиков без всяких колебаний решил этим воспользоваться. Таким был Ленин, без сомнений отбрасывавший «обывательские» мнения и пересуды, если они стояли на его пути к цели.

[10] Корнилов Лавр Георгиевич (1870-1918). Из семьи сибирского казака. Окончил с отличием Омский кадетский корпус, затем – Академию генерального штаба. В ходе русско-японской войны за храбрость и отвагу награждён Георгиевским крестом. С начала Первой мировой войны – на фронте. Командовал 48-ой пехотной дивизией, попавшей весной 1915 года в окружение, но выведенной из кольца благодаря личному мужеству генерала Корнилова, увлёкшего за собой в штыковую атаку роту резерва. Тяжело ранен. В результате чего попал в австро-венгерский плен. Через год совершил дерзкий побег. После Февральской революции – командующий Петроградским военным округом. Лично участвовал в аресте императрицы в Царском Селе. Во время апрельского кризиса подаёт в отставку. В мае – июле 1917 года командовал 8-ой армией и войсками Юго-Западного фронта. После поражения августовского мятежа содержался под арестом в Быховской тюрьме. 19 ноября бежал из заключения на юг России. Вместе с генералами М.В.Алексеевым и А.М.Калединым являлся членом «Донского гражданского совета» - белогвардейского «всероссийского правительства», созданного в Новочеркасске. Погиб 13 апреля интернационалистского толка, пропагандировавших мир или тем более пораженчество. Поэтому лидер большевиков и его сторонники вынуждены были вступить в переговоры о проезде в Россию через Германию. Немцы, воевавшие на двух фронтах и рассчитывавшие на ослабление военных усилий России, выразили согласие на немедленную организацию поездки. По строгим условиям транспортировки во время движения поезда по территории Германии никто не имел право войти в вагон с русскими эмигрантами. Однако, даже те отечественные и зарубежные историки, которые считают версию о германских субсидиях большевикам доказанной, отвергают утверждение о Ленине как о немецком агенте. Ленин как политик и как личность не мог быть ничьим агентом. Просто на какой-то момент проявилось совпадение интересов большевиков, с одной стороны, и германских властей, с другой. Германия по своим расчётам готова была оказать РСДРП (б) содействие, и лидер большевиков без всяких колебаний решил этим воспользоваться. Таким был Ленин, без сомнений отбрасывавший «обывательские» мнения и пересуды, если они стояли на его пути к цели.

[10] Корнилов Лавр Георгиевич (1870-1918). Из семьи сибирского казака. Окончил с отличием Омский кадетский корпус, затем – Академию генерального штаба. В ходе русско-японской войны за храбрость и отвагу награждён Георгиевским крестом. С начала Первой мировой войны – на фронте. Командовал 48-ой пехотной дивизией, попавшей весной 1915 года в окружение, но выведенной из кольца благодаря личному мужеству генерала Корнилова, увлёкшего за собой в штыковую атаку роту резерва. Тяжело ранен. В результате чего попал в австро-венгерский плен. Через год совершил дерзкий побег. После Февральской революции – командующий Петроградским военным округом. Лично участвовал в аресте императрицы в Царском Селе. Во время апрельского кризиса подаёт в отставку. В мае – июле 1917 года командовал 8-ой армией и войсками Юго-Западного фронта. После поражения августовского мятежа содержался под арестом в Быховской тюрьме. 19 ноября бежал из заключения на юг России. Вместе с генералами М.В.Алексеевым и А.М.Калединым являлся членом «Донского гражданского 1918 года при штурме Екатеринодара (ныне Краснодара) от разрыва разряда.

[11] Зиновьев Григорий Евсеевич (Радомысльский Овсей – Герш Аронович) (1883-1936гг.). Родился в Слисаветграде (Кировоград) в семье владельца молочной фермы. Получил домашнее образование. С конца 90-х гг. принимал участие в организации экономических стачек на Юге России. В 1902г. эмигрировал. В 1903г. знакомится с В.И.Лениным, с этого времени – большевик. До 1906г. проживает, в основном, за границей. В 1906г. приезжает в Петербург. Становится членом ЦК РСДРП (б). Весной 1908г. – арест. В тюрьме просидел 3 месяца, постоянно обращаясь с просьбами о снисхождении, утверждая, что никогда «ни в каких партиях и обществах не состоял». После освобождения отбыл за границу. Зиновьев вернулся на Родину в 1917г. вместе с Лениным в так называемом «запломбированном вагоне». В 1917-1926гг. председатель Петроградского Совета. В 1921-1926гг. – член политбюро ЦК большевистской партии. С основания в марте 1919г. III Коммунистического Интернационала – председатель его Исполкома. Как член так называемой «новой оппозиции» в 1926г. отстранён от руководства Пертроградским советом и Исполкомом Коминтерна, выведен из Политбюро. Объединение с Троцким привело в 1927г. к исключению из ЦК и из партии. Периодические публичные покаяния имели следствием восстановления в партии (1928 г, 1933 г.). В 1934г. Зиновьев был арестован и осуждён на 10 лет тюремного заключения по делу так называемого «Московского центра», а в 1936г. – приговорён к расстрелу как один из руководителей «Антисоветского объединённого троцкистско-зиновьевского центра». По воспоминаниям очевидцев, Зиновьеву так изменило самообладание, что его пришлось буквально нести к месту расстрела. Реабилитирован в 1988г.

Каменев (Розенфельд) Лев Борисович (1883-1936 гг.). Из семьи железнодорожного машиниста, ставшего инженером. В 1901г. Окончил гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета. В 1902 г. – арест за участие в студенческом движении. В 1903г. Знакомится с Лениным. После II съезда РСДРП ведёт революционную работу в разных городах России. С 1908-1914 гг. – за границей. В 1914г. – арест, ссылка в Сибирь. 12 марта 1917г. Возвращается в Петроград и приступает к редактированию «Правды». С 27 октября – по 8 ноября 1917г. – Председатель ВЦИК (отстранён за выступление с идеей создания многопартийного социалистического правительства). В 1919-1926 гг. – заместитель председателя Совнаркома СССР, в 1924-1926 гг. – председатель Совета Труда и Обороны, 1923-1926 гг. – директор Института Ленина. В дальнейшем основные вехи биографии Каменева совпадают с жизнью Зиновьева. В 1935г. Приговорён к 5 годам тюрьмы (через полгода приговор пересмотрен в сторону увеличения наказания до 10 лет). В 1936г. – расстрелян. В отличие от Зиньвьева, Каменев выглядел спокойно и призывал соратника мужественно прожить последние минуты. Реабилитирован в 1988г.

[12] Троцкий (Бронштейн) Лев Давидович (1879-1940 гг.). Из семьи еврейского колониста Херсонской губернии. Окончил Николаевское реальное училище. Общественно-политическую деятельность начал в «Южнорусском рабочем союзе». В 1898г. арестован, пробыл в тюрьмах около двух лет и выслан на поселение в Восточную Сибирь сроком на четыре года. В тюрьме становится марксистом. В августе 1902г. берёт псевдоним «Троцкий» (по фамилии надзирателя Одесской тюрьмы). На II съезде РПСДП примыкает к большевикам, но отстаивает меньшевистские организационные принципы создания партии. До 1904 года работает в меньшевистском Центре, созданном для борьбы против большевиков. Создатель «теории перманентной революции». В годы Первой мировой войны Троцкий выступает против «пораженчества» большевиков, противопоставляя ему борьбу за мир. В мае 1917г. примкнул к организации объединённых социал-демократов-интернационалистов. На VI съезде РСДРП(б) вошёл в состав партии. В октябре 1917 играет руководящую роль в Петроградском военно-революционном комитете, организующим вооружённое восстание. С сентября 1917г. – председатель Петросовета. В качестве народного комиссара по иностранным делам ведёт переговоры в конце 1917 – начале 1918 гг. с Германией, но отказывается подписать соглашение о мире. В дальнейшем Троцкий занимал посты наркома путей сообщений, наркома по военным и морским делам, председателя Революционного Военного Совета Республики. В 1927г. как руководитель «троцкистского – зиновьевского блока» исключён из партии, а в 1929г. «за антисоветскую деятельность» выслан из СССР. За рубежом создал 4-й «троцкистский» Интернационал. Убит Р.Меркадером в 1940г. в Мексике.

[13] В ходе проверки артиллерии Петроградской крепости оказалось, что шестидюймовые орудия не приводились в порядок в течение многих месяцев. Обслуживающему персоналу удалось убедить руководителей восстания, что из этих пушек стрелять нельзя. Было решено использовать трёхдюймовые учебные орудия, но они были или не комплектными, или просто неисправными. Позже выяснилось, что из шестидюймовых пушек вести огонь всё же можно. Однако время было упущено. Много сил потребовалось и для розыска красного фонаря, который должен был служить сигналом наступления на Зимний дворец. Сложной технической проблемой стало закрепление этого фонаря на флагштоке Петровской крепости.

[14] Первые попытки создания воинских формирований из числа военнопленных в годы Первой мировой войны предпринимались еще царским правительством. Осенью 1917г. уже Временное правительство сформировало из пленных чехов, словаков, венгров и т.д. так называемый «чехословацкий корпус». До марта 1918г. он находился в тылу Юго-Западного фронта. В соответствии с договоренностью с германской стороной и по согласованию со странами Антанты, корпус признавался частью французской армии и должен был быть переброшен в Западную Европу. Самым простым решением являлась эвакуация данного воинского формирования через Архангельск. Однако командование корпуса опасалось возможных столкновений с немецкой армией. Поэтому было решено вывезти «чехословаков» через Владивосток. Эшелоны с бойцами корпуса растянулись практически по всей европейской части России и далее по Транссибирской магистрали. В ответ на приказ большевистского руководства о разоружении, вспыхнул антисоветский мятеж.

Известно, что руководство чехословацкого корпуса поддерживало левые партии, прежде всего, партию социалистов-революционеров и, соответственно, поддержало и претензии ее функционеров на создание антибольшевистских правительств, по высказыванию В.И. Ленина, «учредиловцев» (производное от Учредительного собрания). 8 июня в Самаре после захвата города чехами образовался так называемый «Комитет членов учредительного собрания» (Комуч). 23 сентября этого же года он уступил свою власть избранной на так называемом Государственном совещании в Уфе Уфимской директории. Правительства из кадетов, эсеров и меньшевиков были созданы также в Омске, Екатеринбурге и других городах. Все эти правительства опирались на идею возрождения Учредительного собрания. В дальнейшем они уступили свое место белым правительствам.

[15] Выборы в Учредительное собрание проходили на основании списков, составленных еще до победы Октябрьской революции и не отражавших произошедшие в этих партиях изменения. Так, например, кандидаты от левых и правых эсеры, ко времени выборов уже составлявшие отдельные партии, шли единым списком кандидатов. Учредительное собрание открылось 5 января 1918г. Большинство мест в нем получили эсеры – 40% голосов. На втором месте оказались большевики – 22,5%. Председателем Учредительного собрания был избран правый эсер В.М. Чернов. В первый день работы форума делегатам от имени Советской власти было предложено утвердить одобренную ВЦИК «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». В ней нашли свое отражение важнейшие законодательные акты, принятые после победы революции. Однако большинство делегатов Собрания отказались это сделать. Тогда большевистская фракция покинула зал заседаний. Вслед за ней ушли левые эсеры, мусульманские националисты и украинские эсеры. В ночь с 6 на 7 января декретом ВЦИК Учредительное собрание, которое, как было заявлено, уже не представляло большинство населения России, было распущено.

[16] Комитеты бедноты создавались, как следует из их названия, из бедняков и неимущих слоев деревни. Они мыслились как опора Советской власти в мелкобуржуазной деревне. На практике оказалось, что комбеды и сельские партячейки подмяли под себя Советы середняков, усилив, тем самым, уровень социального противостояния. Были упразднены в конце 1918г.

[17] «Излишками» считалось все то, что превышало соответствующие нормы. По ним крестьянину оставалось зерно «на прокорм» и на засев участка земли. Официально продразверстка на хлеб была введена 11 января 1919г. К 1920г. она распространилась на картофель, овощи и др. За изъятые продукты крестьяне получали расписки и денежные знаки, в условиях инфляции, стремительно терявшие свою ценность. К тому же цены, устанавливаемые государством на продовольственную продукцию, были примерно в сорок раз меньше рыночных. Таким образом, крестьяне от Советской власти получили возможность пользоваться землей, но не имели возможности распоряжаться продуктами своего труда и, соответственно, потеряли стимул для развития своего производства.

[18] Императорская российская армия в ходе революционных событий 1917г. практически разложилась. Солдаты, являвшиеся, как правило, выходцами из крестьянской среды, рвались домой. Это желание подкреплялось декларациями большевиков о переходе помещичьих земель в крестьянские руки. Сами большевики были сторонниками милиционной военной системы, в соответствии с которой в мирное время регулярной армии не существует. Имеют место только опорные военные пункты, в которых проходят подготовку в свободное от основных занятий время трудящиеся соответствующего возраста. Именно они в случае военной угрозы должны были составлять вооруженную силу, призванную дать отпор агрессору. Однако реалии Гражданской войны вынудили большевистское руководство временно отойти от своих программных положений. 15 января 1918г. был издан Декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии, формировавшейся на классовой основе из добровольцев. Данный порядок формирования не давал в условиях эскалации вооруженного противостояния получить массовую армию. Поэтому весной 1918г. Советское правительство переходит к мобилизациям, создаются военные комиссариаты. К концу Гражданской войны РККА составляла уже 5 млн. человек. Но большевикам была нужна не только массовая, но и сильная армия. Поэтому они отказываются от всех демократических новаций начального периода, в частности, от выборности командного состава. В армии утверждаются централизм, единоначалие, строгая воинская дисциплина. На командные должности призываются носители военного опыта – офицеры царской армии. Для контроля над ними и для ведения идеологической – партийно-политической - работы учреждается институт военных комиссаров. Таким образом, во главе воинских частей становится дуумвират: командир – комиссар. Усилия большевистского руководства увенчались успехом. Даже эмигрантские авторы – участники Гражданской войны – констатировали, что РККА, начиная с 1919г. являлась серьезной вооруженной силой.

[19] Условия Брестского мира были грабительскими и унизительными. От России отторгались Польша, Прибалтика, часть Белоруссии. Турция получала Ардаган, Карс, Батум. Советское правительство выводило свои войска из Украины (Украина признавалась самостоятельным государством) и выплачивало огромные репарации - 3 млрд. рублей. (Причем первый взнос – 245564 кг. золотом и 545 млн. кредитными билетами – должен был быть уплачен немедленно). Кроме того, большевики обязывались прекратить революционную пропаганду в центрально-европейских странах. В знак своего протеста левые эсеры вышли из состава Совнаркома. В целом, в отечественной историографии заключение Брестского договора признается единственно возможным для Советской России вариантом развития событий. Данный договор просуществовал несколько месяцев. В ноябре 1918г. в Германии произошла революция. Советское правительство разорвало Брестский мир и возвратило себе большую часть утраченных территорий. Немецкие войска покинули Украину. В Белом движении заключение Брестского мира было расценено как преступление большевиков, добровольно признавших поражение России в Первой мировой войне. В данной связи гражданская война рассматривалась белогвардейцами в качестве продолжения мировой войны, ведшейся против Четверного союза и германских союзников – большевиков.

[20] В частности, 2 июля, в разгар наступления на Варшаву, был принят знаменитый приказ войскам Западного фронта следующего содержания: «Бойцы рабочей революции. Устремите свои взоры на запад. На западе решаются судьбы мировой революции. Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесем счастье и мир трудящемуся человечеству. На Запад! Командующий армиями фронта Тухачевский. Члены реввоенсовета фронта Смилга и Уншлихт. Начальник штаба Шварц»

[21] К числу таковых обычно относят многочисленные нарушения воинской дисциплины: пьянство и, соответственно, пьяные кутежи, грабежи мирного населения и т.д. С ними П.Н. Врангелю удалось покончить.

Может показаться странным, но в Белой армии, в которой служило больше офицеров Императорских вооруженных сил, чем в Красной, до конца ее существования сохранялись нарушения в субординации (правда, при П.Н. Врангеле они стали менее заметными), элементы выборности командного состава и даже нормы двойного стандарта: «своим» прощалось то, что не прощалось «чужим». П.Н. Врангель не смог наладить работу непомерно разбухшего, прежде всего, за счет военнослужащих, не желавших воевать, и жившего своей жизнью тыла. Однако, в целом, барону удалось создать из деморализованной поражением толпы боеспособную вооруженную силу.

[22] Булдаков В.П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М.. 1997. C. 361

[23] Литвин А.Л. Размышляя о Гражданской войне в России//Гражданская война в России: события, мнения, оценки. М., 2002. C. 327

[24] Поляков Ю.А. Гражданская война: начало и эскалация// Гражданская война в России: перекресток мнений. М., 1994. C. 51

[25] Игрицкий Ю.И. Гражданская война в России: императивы и ориентиры переосмысления// Там же. С. 63

[26] Верещагин А.С. Отечественная историография гражданской войны на Урале (1917-1921 гг.). Уфа, 2001. С. 178

[27] Аргунов А.А. Между двумя большевизмами. Париж, 1919

[28] Суэйн Дж. Перед схваткой. (По поводу проблемы «третьего пути»)//Гражданская война в России: перекресток мнений. С. 71

[29] Ленин В.И. Русская революция и гражданская война//Полн. Собр. Соч. 5-е изд., доп.Т. 34. С. 215

[30] См, например: Ленин В.И. Люди с того света//Там же.Т. 35. С. 230; Ленин В.И. Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком//Там же. Т. 39. С. 158; Ленин В.И. О кронштадтском восстании. Краткая запись беседы с корреспондентом американской газеты «THE NEW YORK HERALD»//Там же. Т.43. С. 129

[31] Смолин А.В. Белое движение на Северо-Западе России (1918-1920 гг.). СПб., 1998. С. 273

[32] Согрин В.В. Идеология и историография в России: нерасторжимый брак?// Вопросы философии. 1996. № 8. С. 17

[33] Поляков Ю.А. Гражданская война: начало и эскалация// Гражданская война в России: перекресток мнений. С. 51; Смолин А.В. Указ. соч. С. 273

[34] Кенез П. Идеология белого движения//Гражданская война в России: перекресток мнений. С. 94

[35] Булдаков В.П. Красная смута…С.40, 41, 42, 275, 174

[36] Булдаков В.П. Там же. С.20

[37] Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта. Т. II. Новосибирск, 1998.С. 261-264

[38] Поляков Ю.А. Гражданская война: начало и эскалация// Гражданская война в России: перекресток мнений. С.51

[39] Набатов Г.В., Медведев А.В., Устинкин С.В. Политическая Россия в годы гражданской войны. Учебное пособие. Нижний Новгород, 1997. С. 14-15

[40] Семеникова Л. Гражданская война. За что воевали. Кто победил//Наука и жизнь.1995. № 9. С. 49-50

[41] Эдельман Дж. Историческое значение русской гражданской войны//Гражданская война в России: перекресток мнений, С. 365

[42] Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг. М., 1988. С. 177

[43] Поликарпов В.Д. Военная контрреволюция в России. 1905-1917 гг. М., 1989. С. 27

[44] Шульгин В.В. Что нам в них не нравится… Об антисемитизме в России. СПб., 1992, С. 123

[45] Кавтарадзе А.Г. Указ. соч. С.196

[46] Эдельман Дж. Указ. соч. С 369

[47] Поликарпов В.Д. Военная контрреволюция в России. 1905-1917 гг. М., 1989. С. 187-188

[48] Федюк В.П. Белые. Антибольшевистское движение на юге России 1917-1918. М., 1996. С. 8

[49] Бутаков Я.А. Белое движение на юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917- начало 1920 г.). М., 2000. С. 6

[50] Семеникова Л. Гражданская война. За что воевали. Кто победил. С. 46

[51] Набатов Г.В., Медведев А.В., Устинкин С.В. Указ. соч. С. 97

[52] Бутаков Я.А. Русские крайние правые и белое движение на Юге России в 1919 г.// Гражданская война в России: события, мнения, оценки. С. 440

[53] Смолин А.В. Указ. соч. С. 3-4

[54] Зимина В.Д. Белое движение в годы гражданской войны. Волгоград, 1995. С. 52

[55] Зимина В.Д. Белое движение и российская государственность в период Гражданской войны. Волгоград. С.189

[56] Булдаков В.П. Красная смута…С. 239; Михайлов И.В. Гражданская война в современной историографии: виден ли свет в конце тоннеля?// Гражданская война в России: события, мнения, оценки, С. 642

[57] Набатов Г.В., Медведев А.В., Устинкин С.В. Указ. соч. С.111

[58] Там же. С. 110

[59] Бутаков Я.А. Белое движение на юге России... С.168

[60] См., например: Зимина В.Д. Белое движение в годы гражданской войны. С. 45

[61] Безродный К.Э. Русская партия в сибирской борьбе//История «белой» Сибири. Тезисы науч. конф. – Кемерово, 1995. С. 104-106

[62] Кожинов В.В. Россия. Век ХХ-й. (1901-1939). История страны от 1901 до «загадочного» 1937 года. (Опыт беспристрастного исследования). – М., 2001, с. 180, 139-140, 158-159 и др

[63] Согрин В.В. Указ. соч. С. 16

[64] Булдаков В.П. Красная смута…С. 344, 349

[65] Эдельман Дж. Указ. соч. С. 365

[66] Кожинов В.В. Указ. соч. С.169, 170, 171

[67] Поляков Ю.А. Гражданская война: взгляд сквозь годы… С. 284

[68] Согрин В.В. Указ. соч. С.16

[69] Семеникова Л. Россия в мировом сообществе цивилизаций. С. 357-358

[70] Булдаков В.П. Красная смута…С. 219, 215

[71] Шульгин В.В. Дни. 1920: Записки. – М., 1989. С. 516, 517

[72] Лившин А.Я., Орлов И.Б. Революция и справедливость: послеоктябрьские «письма во власть»//1917 год в судьбах России и мира. Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1998. С. 260

[73] Булдаков В.П. Красная смута…С. 237

[74] Абинякин Р.М. Социально-психологический облик и мировоззрение добровольческого офицерства//Гражданская война в России: события, мнения, оценки. С. 421

[75] Михайлов И.В. Штрихи к психологии белого террора// Революция и человек. Социально-психологический аспект. – М., 1995. С. 184

[76] Михайлов И.В. Гражданская война в современной историографии: виден ли свет в конце тоннеля?// Гражданская война в России: события, мнения, оценки, С. 643

[77] История Коммунистической партии Советского Союза/ Б.Н. Пономарев, М.С. Волин, В.С. Зайцев и др. 7-е изд., доп. М., 1985. С. 281

[78] Филатьев Д.В. Катастрофа белого движения в Сибири 1918-1922. Впечатления очевидца. Paris, 1985. С. 139

[79] Там же. С. 140

[80] Немирович-Данченко Г.В. В Крыму при Врангеле. Факты и итоги. Берлин, 1922. С. 32

[81] Военное искусство//Военный энциклопедический словарь. В 2-хт. Т.1. М., 2001. С. 306

[82] Эволюция военного искусства: Этапы, тенденции, принципы. М., 1987. С. 8

[83] См., например: Лампе А.А. Пути верных. Париж, 1960. С. 27, 28

[84] Михайлов И.В. Гражданская война в современной историографии: виден ли свет в конце тоннеля?//Гражданская война в России: события, мнения, оценки. М., 2002. С. 654

[85] Головин Н.Н. Предисловие//Зайцов А.А. 1918 год: Очерки по истории Русской гражданской войны. Б.м., 1934. С. 3

[86] Зайцов А.А. 1918 год: Очерки по истории Русской гражданской войны. Б.м., 1934. С. 45

[87] См., например: Головин Н.Н. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. Ч.2, Кн. 4: Образование областных противобольшевистских движений. Париж, [1937]. С. 31, 42-43; Зайцов А.А. Указ. соч. С. 56-57

[88] Лукомский А.С. Воспоминания: Период Европейской войны: Начало разрухи в России: Борьба с большевиками. Т.2. Берлин: Кирхнер 1929. С. 7-8

[89] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 74

[90] Лукомский А.С. Указ. соч. С. 8-13

[91] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 73; Головин Н.Н. Указ. соч. Ч.2. Кн. 5: Развитие общероссийского противобольшевистского движения. С. 75-76, 86

[92] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 74

[93] Головин Н.Н. Указ. соч. Ч. 2. Кн. 5. С. 76

[94] Деникин А.И. Очерки Русской смуты. Том второй. Борьба генерала Корнилова. Август 1917 - апрель 1918 г. Париж, 1922. С. 224

[95] Там же. С. 345

[96] Р. Гуль, участник Первого Кубанского похода в своей книге, в частности, описал, как в бою за станицу Ново-Дмитриевскую добровольцы форсировали ледяную реку. Такого рода эпизоды, на взгляд данного автора, дали повод генералу Маркову в лекции, прочитанной в Новочеркасске, назвать поход «ледяным». Позднее это название так и закрепилось за Первым Кубанским походом. См.: Гуль Р. Ледяной поход. (С Корниловым). – Берлин, б. г. С. 113

[97] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 102

[98] Там же. С. 101

[99] Гуль. Р. Указ. соч. С. 37

[100] Головин Н.Н. Указ. соч. Ч. 2. Кн. 5. С. 86

[101] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 218

[102] Головин Н.Н. Указ. соч. Ч. 4. Кн. 8. Освобождение Сибири и образование «Белого» военного фронта Гражданской войны. С. 116-117

[103] Чернов В. Великая русская революция. Воспоминания председателя Учредительного собрания. 1905-1920. М., 2007. С. 159

[104] Головин Н.Н. Указ. соч. Ч. 4. Кн. 8. С. 116, 121-122

[105] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 194, 191, 193

[106] Там же. С. 194, 202, 195.

[107] Деникин А.И. Указ. соч. Том третий. Белое движение и борьба Добровольческой армии. Май - октябрь 1918 г. Берлин, 1924. С. 149

[108] Там же. С. 154

[109] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 198

[110] Лукомский А.С. Указ. соч. С. 62

[111] Краснов П.Н. Всевеликое Войско Донское // Архив Русской Революции. Том V. Берлин, 1922. С. 209.

П.Н.Краснов с сарказмом писал о «союзнической ориентации» белых: «Добровольческая Армия чиста и непогрешима. Но ведь это я, донской Атаман, своими грязными руками беру немецкие снаряды и патроны, омываю их в волнах Тихого Дона и чистенькими передаю Добровольческой Армии! – Весь позор этого дела лежит на мне» – Там же. С. 207

[112] Головин Н.Н. Указ. соч. Ч. 5. Кн. 11. Добровольческая армия и освобождение Кубани. С.9-10

[113] Краснов П.Н. Указ. соч. С. 201

[114] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 198

[115] Врангель П.Н. Записки (ноябрь 1916-ноябрь 1920): В 2 кн. Б.м., 1991. Кн. I. С. 98

[116] Головин Н.Н. Указ. соч. Ч. 5. Кн. 11. С. 20

[117] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 201

[118] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 137

[119] Головин Н.Н. Указ. соч. Ч. 5. Кн. 11. С. 20

[120] Деникин А.И. Указ. соч. Том третий. С. 221

[121] Зайцов А.А. Указ. соч. С. 239-240

[122] Милюков П. Указ. соч. Т. 2. С. 71-72

[123] Головин Н.Н. Указ. соч. Ч. 5, Кн. 12: Освобождение Дона и Кубани и образование «Белого» южного фронта гражданской войны. Общее заключение. С. 64

[124] Врангель П.Н. Указ. соч. С. 155

[125] Там же. С. 46

[126] Там же. С. 52

[127] См.: Клавинг В. Белые офицеры Урала и Сибири (краткий справочник)//Гражданская война в России: Катастрофа Белого движения в Сибири. М., 2005. С. 450

[128] Сахаров К. Белая Сибирь: Внутренняя война, 1918-1920. Мюнхен, 1923. С. 51, 49, 57. Подтверждения данного положения имеются и в советской историографии. В частности, бывший командующий 5-й армией Г.Х. Эйхе отметил, что колчаковское командование использовало два месяца передышки на фронте для создания боеспособной армии, насчитывавшей 600 тыс. человек. – См.: Эйхе Г.Х. Уфимская авантюра Колчака. (Март-апрель 1919г.). М., 1960. С. 74, 285. При этом в Российской армии только на советском Восточном фронте состояло свыше 140 тыс. чистых штыков и сабель. – См.: Эйхе Г.Х. Опрокинутый тыл. М., 1966. С.149

[129] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 8

[130] Иностранцев М. История, истина и тенденция. По поводу книги ген.-лейт. К.В. Сахарова «Белая Сибирь» (Внутренняя война. 1918-1920 гг.). Прага, 1933. С. 12

[131] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 50

[132] Чернов В. Великая русская революция. Воспоминания председателя Учредительного собрания. 1905-1920. М., 2007. С. 159

[133] Головин Н.Н. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. Ч. 5, Кн. 12. Освобождение Дона и Кубани и образование «Белого» южного фронта гражданской войны. Общее заключение. Париж, 1937. С. 67-68

[134] Иностранцев М. Указ. соч. С. 32

[135] Головин Н.Н. Указ. соч. Ч. 4. Кн. 8. Освобождение Сибири и образование «Белого» военного фронта Гражданской войны. С. 16

[136] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 51, 64

[137] Там же. С. 51, 54

[138] Сахаров К. Указ. соч. С. 4

[139] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 52-53, 86

[140] Будберг А. Дневник//Архив русской революции. Т. XIV. Берлин, 1924. С. 240-241

[141] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 53-54, 75

[142] Там же, С. 76

[143] Будберг А. Указ. соч. С.251

[144] Дневник Петра Васильевича Вологодского//Квакин А.В. За спиной Колчака: Документы и материалы. М., 2005. С. 179

[145] Сахаров К. Указ. соч. С. 75

[146] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 77

[147] Будберг. А. Указ. соч. С. 247

[148] Кирилов А.А. Сибирская армия в борьбе за освобождение//Вольная Сибирь. Общественно-экономический сборник. Прага, 1928. № IV. С. 66

[149] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 87

[150] Будберг А. Указ. соч. С. 328, 330, 335, 331

[151] См., например: Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 65, 140; Иностранцев М. Указ. соч. С. 10

[152] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 82

[153] Гинс Г.К. Указ. соч. Том II. С. 308

[154] Там же. С. 308

[155] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 83

[156] Там же. С. 89

[157] Клавинг В. Указ. соч. С. 450

[158] Сахаров К. Указ. соч. С. 179

[159] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 92-95; Иностранцев М. Указ. соч. С. 21-23

[160] Сахаров К. Указ. соч. С. 190

[161] Там же. С. 200

[162] Иностранцев М. Указ. соч. С. 23-25

[163] Гинс Г.К. Указ. соч. Том II. С. 369

[164] Там же.

[165] Лампе А.А. Пути верных. Париж, 1960. С. 40

[166] Головин Н.Н. Указ соч. Ч. 4. Кн. 9: Освобождение Сибири и образование «Белого» военного фронта Гражданской войны. С. 72; Там же. Ч. 1. Кн. 1: Зарождение контрреволюции и первая ее вспышка. С. 123; Лампе А.А. Указ. соч. С. 40

[167] То, что А.В. Колчак не разбирался в вопросах «сухопутного» военного искусства, не являлось тайной для военной элиты Сибири. Об этом, в частности, неоднократно упоминал в своих дневниках барон А.П. Будберг (см., например: Будберг А. Указ. соч. Том XIII. С. 266, 267; там же. Том XIV. С. 238, 241, 282, 283). Определенной иллюстрацией того, как, видимо, сложно морским офицерам понять хитросплетения «сухопутных» стратегии и оперативного искусства, может служить объяснение отступления Белой армии в 1919г., данное М.И. Смирновым, прослужившим значительный срок на флоте под началом А.В. Колчака: «Все предвещало быстрый успех. В конце мая произошло неожиданное событие. Часть войск Южной Армии, перебив своих офицеров, перешла на сторону большевиков, получился большой разрыв фронта, в который влились наступавшие большевики, грозившие тылу Сибирской Армии. Началось общее отступление» (см.: Смирнов М.И. Адмирал Александр Васильевич Колчак. (Краткий биографический очерк). Париж, 1930. С. 52-53).

[168] Гинс Г.К. Указ. соч. Том II. С. 368, 21

[169] Будберг А. Указ. соч. Том XIV. С. 238, 281

[170] Сахаров К. Указ. соч. С. 34. Один из подобных эпизодов описал Г.К. Гинс: «Необычность коллективного (выделено Г.К. Гинсом – И.Б.) доклада сразу подействовала на адмирала возбуждающе. По-видимому, к тому же, перед приемом министров у него были какие-то неприятные сведения. Впервые я видел его в состоянии почти невменяемом. Он почти не слушал, что ему говорили. Сразу же перешел на крик. Стучал кулаком, швырял все предметы, которые были на столе, схватил перочинный нож и ожесточенно резал ручку кресла…» (см.: Гинс Г.К. Указ. соч. Том II. С. 294).

[171] Будберг А. Указ. соч. Том XIV. С. 282

[172] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 65

[173] Гинс Г.К. Указ. соч. Том II. С. 369

[174] Будберг А. Указ. соч. Том XIII. С. 267

[175] Генерал В.Г. Болдырев являлся при директории Верховным Главнокомандующим всеми Российскими вооруженными силами. И, хотя, в литературе русского зарубежья отмечается, что он не обладал особыми полководческими талантами (в частности, полковник А.А. Зайцов назвал его «типичным рядовым офицером генерального штаба» (см.: Зайцов А.А. 1918 год: Очерки по истории Русской гражданской войны. Б.м., 1934. С. 235), но и Д.В. Филатьев, и А.П. Будберг считали, что именно генералу Болдыреву следовало занять высшую командную должность в Сибири (см.: Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 56; Будберг А. Указ. соч. Том XIII. С. 254).

[176] Клавинг В. Указ. соч. С. 435

[177] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 56-58, 73, 59

[178] Деникин А.И. Очерки Русской Смуты. Том третий. Белое движение и борьба добровольческой армии. Май-октябрь 1918г. Берлин, 1924. С. 253

[179] См., например: Иностранцев М. Указ. соч. С. 10; Будберг А. Указ. соч. Том XIV. С. 276; Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 61-62, 140

[180] Иностранцев М. Указ. соч. С. 7-8; Будберг А. Указ. соч. Том XIV. С. 228, 241, 248, 276, 283-284, 323; Кирилов А.А. Указ. соч. С. 66 и др.

[181] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 75-76; Будберг А. Том XIV. С. 241-242

[182] Филатьев Д.В. Указ. соч. С. 71

[183] Там же. С. 142

[184] Милюков П. Россия на переломе: Большевистский период русской революции. Париж, 1927. Т. 2: Антибольшевистское движение. С. 6

[185] Львов Н.Н. Указ. соч. С. 3, 9-10

[186] Деникин А.И. Очерки Русской Смуты. Т. 5. Вооруженные силы Юга России. Берлин, б.г. С. 126

[187] Штейфон Б. Кризис добровольчества. Белград, 1928. С. 103-104

[188] История военного искусства: Учебник для военных академий Советских Вооруженных Сил/Б.В. Панов, В.Н. Киселев, И.И. Картавцев и др. М., 1984. С. 67-80; История военного искусства. М., 1986. С. 81-87

[189] См.: Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг. М., 1988. С. 182

[190] Кукурин Н. Как сражалась революция. Том второй. 1919-1920 г./Под ред. Р.П. Эйдемана. М.-Л., 1926. С. 399

[191] Врангель П.Н. Записки. (Ноябрь 1916г. – Ноябрь 1920г.)//Белое дело. Т. 5. Берлин, [1928]. С. 110

[192] Врангель П.Н. Указ. соч. Т. V. С. 114; Дрейер В.Н. Крестный путь во имя Родины. Двухлетняя война красного Севера с белым Югом 1918-1920 года. Берлин, 1921. С. 12

[193] Врангель П.Н. Указ. соч. Т. V. С. 119-120

[194] Залесский П.И. Возмездие. (Причины русской катастрофы). Берлин, 1925. С. 237

[195] Деникин А.И. Указ. соч. Т. 5. С. 72, 80

[196] Кукурин Н. Указ. соч. Том второй. С. 243, 399

[197] Лампе А.А. Пути верных. Париж, 1960. С. 72-74

[198] Дрейер В.Н. Указ. соч. С. 14

[199] Лукомский А.С. Воспоминания: Период Европейской войны: Начало разрухи в России: Борьба с большевиками. Т. 2. Берлин, 1922. С. 203

[200] История гражданской войны в СССР. 1917-1922. Т. 4.: Решающие победы Красной Армии над объединенными силами Антанты и внутренней контрреволюции. (Март 1919г. – февраль 1920г.). М., 1959. С. 179

[201] Львов Н.Н. Белое движение. Белград, 1924. С. 11

[202] Головин Н.Н. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. Ч. 5. Кн. 11. Добровольческая армия и освобождение Кубани. Париж, [1937]. С. 63-69

[203] Лампе А.А. Указ. соч. С. 56

[204] Деникин А.И. Указ. соч. Т. 5. С. 79

[205] Врангель П.Н. Указ. соч. Т. V. С. 218

[206] Лукомский А.С. Указ. соч. Т. 2. С. 144, 143

[207] Деникин А.И. Указ. соч. Т. 5. С. 108

[208] Залесский П.И. Указ. соч. С. 238

[209] Кукурин Н. Указ. соч. Том второй. С. 243-244).

[210] Лукомский А.С. Указ. соч. С. 144

[211] Филатьев Д.В. Катастрофа белого движения в Сибири 1918-1922. Впечатления очевидца. Paris, 1985. С. 53

[212] Кавтарадзе А.Г. Указ. соч. С. 248

[213] Незнамов А.А. Основы современной стратегии. Лекции, читанные А.А. Незнамовым на ускоренном курсе Академии Генерального штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии в 1918-19 учебном году. М., 1919. С. 25-26

[214] Лукомский А.С. Указ. соч. Т. 2. С. 144

[215] Кукурин Н. Указ. соч. С. 243

[216] Генерал А.А. Незнамов также указывал на то, что непрерывность наступательной операции должна быть обеспечена, во-первых, необходимыми воинскими частями; во-вторых, с административной и хозяйственной точки зрения, т.е. подвозом продовольствия, боеприпасов, технических средств и т.д. – См.: Незнамов А.А. Указ. соч. С. 36-37

[217] Врангель П.Н. Указ. соч. С. 160

План генерала П.Н. Врангеля был разработан с учетом положения на Восточном фронте. В данной связи представляется странным следующий эпизод, приведенный в «Очерках Русской Смуты». Генерал А.И. Деникин утверждал, что П.Н. Врангель 15 июля (выделено нами – И.Б.) принял решение о переброске на левый берег Волги воинских частей под командованием генерала Говорущенко (численностью в 3000 бойцов), якобы, для «скорейшего соединения с войсками Верховного правителя» (см.: Деникин А.И. Указ. соч. С. 115).

[218] Кукурин Н. Указ. соч. Том второй. С. 245

[219] Врангель П.Н. Указ. соч. Т. V. С. 160; Деникин А.И. Указ. соч. Т. 5. С. 108

[220] Деникин А.И. Указ. соч. Т. 5. С. 111

[221] Врангель П.Н. Указ. соч. Т. V. С. 161-162

[222] Матасов В. Указ. соч. С.108

[223] Врангель П.Н. Указ. соч. Т. V. С. 162

[224] Дрейер В.Н. Указ. соч. С. 28

[225] Врангель П.Н. Указ. соч. Т. V. С. 193

[226] Кукурин Н. Указ. соч. Том второй. С. 244, 255, 328

[227] Лукомский А.С. Указ. соч. Т. 2. С. 203

[228] Дуров В., Ушаков А. Предисловие историков//Врангель П.Н. Записки (ноябрь 1916-ноябрь 1920): В 2 кн. Б.м., 1991. Кн. 1. С. 6

[229] История военной стратегии России/Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 187-189

[230] См., например: Врангель П.Н. Март 1920 года. (Из воспоминаний)//Белое дело. Т. 1. Берлин, 1926.С. 69; Дрейер В.Н. Крестный путь во имя Родины. Двухлетняя война красного Севера с белым Югом 1918-1920 года. Берлин, 1921. С. 101

[231] Лампе А.А. Пути верных. Париж, 1960. С. 56

[232] Дрейер В.Н. Указ. соч. С. 95

[233] Немирович-Данченко Г.В. В Крыму при Врангеле. Факты и итоги. Берлин, 1922. С. 11

[234] Мамонтов С. Походы и кони. Париж, 1981. С. 83, 316, 117, 113

[235] Оболенский В. Крым при Врангеле//На чужой стороне. Париж, 1925. № 9. С. 7-8

[236] См., например: Немирович-Данченко Г.В. Указ. соч. С. 23, 21, 25

[237] Лукомский А.С. Указ. соч. Т. 2. С. 215

[238] Врангель П.Н. Указ. соч. С. 65

[239] Дрейер В.Н. Указ. соч. С. 105, 152

[240] См. напримр: Лукомский А.С. Указ. соч. С. 216

[241] Врангель П.Н. Указ. соч. С. 69; Он же. Записки. ( Ноябрь 1916г. – Ноябрь 1920г.)//Белое дело. Т. VI. Берлин, 1928. С. 10

[242] Оболенский В. Указ. соч. С. 45, 8, 17, 44-45

[243] Раковский Г.Н. Конец белых. От Днепра до Босфора. (Вырождение, агония и ликвидация). Прага, 1921. С. 32

[244] Лукомский А.С. Указ. соч. Т. 2. С. 231

[245] Дрейер В.Н. Указ. соч. С. 119-120

[246] Залесский П.И. Возмездие. (Причины русской катастрофы). Берлин, 1925. С. 252-253, 256

[247] Врангель П.Н. Записки. С. 20

[248] Военные теоретики в качестве организационных принципов строительства вооруженных сил, как правило, называют следующие положения: централизм, единоначалие, железная воинская дисциплина, постоянная боевая готовность войск. – См., например: Лукава Г.Г. В.И. Ленин о защите завоеваний социализма. М., 1986. С. 40-42

[249] Шульгин В.В. Указ. соч. С. 4.., 400, 454

[250] Лукомский А.С. Указ. соч. Т. 2. С. 233

[251] Залесский П.И. Указ. соч. С. 260, 252

[252] Милюков П.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 223

[253] Немирович-Данченко Г.В. Указ. соч. С. 16

[254] Буйский А.А. Борьба за Крым и разгром Врангеля. М.-Л., 1928. С. 48-50

[255] Немирович-Данченко Г.В. Указ. соч. С. 18-19

[256] Мариюшкин А. От Новороссийска до Днепра//Русский военный сборник. № 1. С. 57

[257] Буйский А.А. Указ. соч. С. 53, 57-58, 59

[258] Милюков П.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 224

[259] См., например: Гинзбург Б.Л., Голосов Р.А. Окончание «фронтовой» Гражданской войны//1920 год в судьбах России и мира: апофеоз Гражданской войны в России и ее воздействие на международные отношения: сборник материалов международной научной конференции. Архангельск, 2010. С. 199.

[260] Буйский А.А. Указ. соч. С. 67, 63-64

[261] Там же. С. 67-68

[262] Немирович-Данченко Г.В. Указ. соч. С. 32

[263] См., например: Буйский А.А. Указ. соч. С. 73

[264] Милюков П.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 225-226

[265] Буйский А.А. Указ. соч. С. 78

[266] Милюков П.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 226

[267] Гинзбург Б.Л., Голосов Р.А. Указ. соч. С. 199-200

[268] Оболенский В. Указ. соч. С. 43

[269] Залесский П.И. Указ. соч. С. 254

[270] Росс Н. Врангель в Крыму. Франкфурт-на-Майне, 1982. С. 28

[271] Буйский А.А. Указ. соч. С. 85

[272] Гинзбург Б.Л., Голосов Р.А. Указ. соч. С. 200

[273] Немирович-Данченко Г.В. Указ. соч. С. 30

[274] Гинс Г.К. Указ. соч. Том II. С. 5

[275] См.: Спирин Л.М., Литвин А.Л. На защите революции: В.И. Ленин, РКП (б) в годы гражданской войны. Историографический очерк. Л., 1985. С. 53.

[276] Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т. 39. С. 56.

[277] См.: Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг. М., 1988. С. 37, 50.

[278] См.: Зарождение добровольческой армии. М., 2001. С. 5, 6

[279] Кавтарадзе А.Г. Указ. соч. С. 177.

[280] См.: Возрожденные полки Русской армии в Белой борьбе на Юге России. М., 2002. С. 4.

[281] См.: Кораблев Ю.И. Советская власть и военные специалисты// Гражданская война в России: события, мнения, оценки. М., 2002. С. 316; Кавтарадзе А.Г. Указ. соч. С. 26-27.

[282] См.: Эйхе Г.Х. Уфимская авантюра Колчака. Март-апрель 1919г. М., 1960. С. 291.

[283] См.: Зимина В.Д. Белое движение и российская государственность в период Гражданской войны. Волгоград, 1997. С. 181.

[284] См., например: Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. М., 1977.

[285] См.: Бутаков Я.А. Белое движение на юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917 – начало 1920г.) М., 2000. С. 168.

[286] См.: Гражданов Ю. Д., Зимина В.Д. Союз орлов: Белое дело России и германская интервенция в 1917-1920 гг. Волгоград, 1997. С. 33.

[287] Деникин А.И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль-сентябрь 1917. Репринтное воспроизведение издания. М., 1991. С. 268.

[288] См.: Смолин А.В. Белое движение на Северо-Западе России, 1918-1920 гг. СПб., 1999. С. 157.

[289] См.: Смолин А.В. Указ соч. С. 13.

[290] См.: Зимина В.Д. Указ. Соч. С. 139; Голдин В.И. Россия в гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980-х – 90-е годы). Архангельск, 2000. С. 125.

[291] Кавтарадзе А.Г. Указ. соч. С. 50.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:44:18 01 сентября 2019
.
.17:44:18 01 сентября 2019
.
.17:44:17 01 сентября 2019
.
.17:44:16 01 сентября 2019
.
.17:44:15 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Проект формирования содержания электронной «Энциклопедии школьника»

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258778)
Комментарии (3487)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru