Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Физика и физиология 4

Название: Физика и физиология 4
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 09:04:29 11 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 179 Комментариев: 7 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

ОРЛОВ Д.В. САФОНОВ М.В.

АКВАЛАНГ

и

ПОДВОДНОЕ ПЛАВАНИЕ


Содержание

Введение...................................................................................................... 3

Часть 1. ФИЗИКА И ФИЗИОЛОГИЯ ...................................................... 4

Глава 1.1. Человек, вода и газы....................................................................................... 4

Глава 1.2. Дыхательная и кровеносная системы человека ............................. 6

Часть 2. ПОДВОДНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ ................................................ 8

Глава 2.1. Комплект №1 .................................................................................................... 8

Глава 2.2. Дыхательные аппараты ............................................................................. 11

Глава 2.3. Баллоны и баллонные блоки ...................................................................... 12

Глава 2.4. Регулятор........................................................................................................... 15

Глава 2.5. Редуктор.............................................................................................................. 16

Глава 2.6. Легочные автоматы...................................................................................... 19

Глава 2.7. Уход за аквалангом ......................................................................................... 24

Глава 2.8. Регулировка плавучести. Компенсаторы и грузовые пояса....... 25

Глава 2.9. Костюмы ............................................................................................................ 31

Глава 2.10. Средства информации ............................................................................... 32

Глава 2.11.Ножи...................................................................................................................... 37

Глава 2.12. Дополнительные аксессуары ................................................................. 37

Часть 3. ПОДВОДНАЯ МЕДИЦИНА. .................................................... 39

Глава 3.1. Баротравма уха ............................................................................................... 39

Глава 3.2. Баротравма легких ........................................................................................ 41

Глава 3.3. Мозаика баротравм......................................................................................... 42

Глава 3.4. Декомпрессионная болезнь ........................................................................ 43

Глава 3.5. Азот и наркомания ......................................................................................... 50

Глава 3.6. Кислород ............................................................................................................. 52

Глава 3.7. Углекислый газ................................................................................................. 53

Глава 3.8. Утопление .......................................................................................................... 53

Глава 3.9. Переохлаждение, или гипотермия........................................................... 54

Глава 3.10. Разное................................................................................................................. 55

Глава 3.11. Внезапный смертельный синдром. ...................................................... 56

Глава 3.12. Лекарственные препараты и подводное плавание....................... 57

Глава 3.13. Потеря сознания и гибель под водой .................................................. 57

Часть 4. МЕТОДИКА ПОГРУЖЕНИЙ .................................................... 59

Глава 4.1. Плавание с дыхательной трубкой ......................................................... 59

Глава 4.2. Язык общения ................................................................................................... 63

Глава 4.3. Базовые упражнения ...................................................................................... 67

Глава 4.4. Подготовка к погружению........................................................................... 70

Глава 4.5. Погружение ........................................................................................................ 71

Глава 4.6. Страховка .......................................................................................................... 75

Глава 4.7. Планирование ................................................................................................... 76

Глава 4.8. Таблицы погружений ..................................................................................... 78

Глава 4.9. Погружения в нестандартных условиях ............................................. 80

Глава 4.10. Спасение и первая помощь ....................................................................... 82

Часть 5. МОЗАИКА ................................................................................... 86

Глава 5.1. Подводная психология ................................................................................. 86

Глава 5.2. Женщина и море ............................................................................................... 88

Глава 5.3. Гид по подводным федерациям ................................................................ 90

Часть 6. ОПАСНЫЕ МОРСКИЕ ЖИВОТНЫЕ ..................................... 92

Глава 6.1. Активно—ядовитые животные .............................................................. 92

Глава 6.2. Пассивно—ядовитые животные ............................................................ 95

Глава 6.3. Хищники .............................................................................................................. 95

Заключение ................................................................................................ 97

Список рекомендуемой литературы ................................................... 98

Введение

Подводное плавание с аквалангом мощной волной ворвалось в на­шу жизнь. Совсем недавно подводный спорт в России был доступен лишь избранным: профессиональным водолазам, ученым, боевым пловцам, спортсменам и фанатам — любителям. Это и понятно, ведь у нашей гигантской страны есть лишь суровый и вечно холодный Ле­довитый океан, "замученное" цивилизацией Черное море и романти­ческое, но далекое и дикое дальневосточное побережье. Не все спо­собны пожертвовать комфортом и двинуться в дальние края, чтобы терпеть лишения походной жизни в палатках или полуразрушенных рыбачьих домиках, мерзнуть в ледяной воде и рисковать здоровьем ради кратких минут в подводном мире. Сейчас, когда широко откры­лись двери для поездок в экзотические страны, поток российских ту­ристов захлестнул курорты на теплых морях, а вместе с ними — и многочисленные подводные центры. Фильмы Кусто стали реально­стью, а необычный и прекрасный подводный мир — доступным всем желающим. Любой более — менее здоровый человек, заплатив, сколь­ко — то долларов, может погрузиться под воду, где почувствует себя героическим исследователем глубин или искателем кладов. Эстети­ческое наслаждение, полученное от общения с морскими создания­ми, также манит людей в таинственный зеленый полумрак. Все шире становится крут любителей подводного плавания. Один раз погру­зившись с аквалангом на коралловый риф или в таинственную пеще­ру, на затонувший фрегат или под сверкающий лед, вы уже никогда не сможете с ними расстаться, и каждый раз, прощаясь, будете с не­терпением ждать нового свидания.

К сожалению, среди бесчисленных начинающих подводни­ков — любителей далеко не все обладают достаточными знаниями и навыками. Каждый год происходит множество несчастных случаев, в том числе со смертельным исходом, из — за невежества пострадав­ших, безграмотности партнеров или невнимательности инструкто­ров. В глубину погрузиться очень просто, а вот вынырнуть на поверх­ность живым и здоровым бывает значительно сложнее. Надо учить­ся! Будем надеяться, что эта книга поможет вам войти в мир подвод­ного плавания во всеоружии и даст импульс дальнейшему совершен­ствованию вашего мастерства.


Часть 1. ФИЗИКА И ФИЗИОЛОГИЯ

Глава 1.1. Человек, вода и газы

Чтобы крепче запомнить немудреные, но жесткие правила пове­дения под водой и автоматически выполнять их в любой ситуации, надо понимать механизмы воздействия окружающей среды на орга­низм человека. Все внешние проявления состояния организма, его жизнь и смерть описываются законами физики. Поэтому для начала придется кое-что вспомнить из школьного курса физики газов и жидкостей.

Знаете, кто самый страшный враг аквалангиста? Вода! В этой ста­рой как мир водолазной шутке есть немалая доля истины, поскольку в принципе вода — враждебная человеку среда обитания. Она имеет значительно большую плотность, нежели воздух, к которому приспо­соблены все наши жизненно важные системы органов, и поэтому ее воздействие вызывает неприятные, а часто и болевые ощущения. Са­мое очевидное следствие повышенной плотности воды — мощное ги­дростатическое давление, которое нельзя не почувствовать, погру­жаясь на глубину.

Давление

Напомним, что давление зависит от силы, приложенной к поверх­ности определенной площади.

Поэтому, если при той же силе площадь удваивается, давление уменьшается вдвое. На поверхности моря человек испытывает дав­ление воздушного столба высотой 150 км. Атмосферное давление равно по величине тому, которое оказывает столбик ртути высотой 760 мм или столбик пресной воды высотой 10,33 м. Для простоты рас­четов на практике за единицу давления принимают условную техни­ческую атмосферу — давление 10 — метрового водного столба. Таким образом, гидростатическое давление — т.е. давление водного столба

— увеличивается в морской воде на 1 атм при опускании на каждый десяток метров. Сумма атмосферного и гидростатического давлений называется абсолютным давлением. Например, на глубине 30 м оно равно Рабс = Ратм + Ргидр =1+3=4 атм.

Необходимо учитывать, что морская и пресная вода имеют раз­ные плотности. Поскольку все рекомендации и методики написаны для морской воды, для рек и озер следует делать поправку на раз­ность плотностей. Гидростатическое давление пресной воды увели­чивается на 1 атм через каждые 10,3 м. Например, в озере Байкал на той же глубине 30 м Рабс составит лишь 3,9 атм.

Каждый подводник должен подстраивать свое поведение под внешнее давление, знать его величину и чутко реагировать на его из­менения, уравновешивая внутреннее давление в полостях организма и в снаряжении.

Осторожно, газы!

Для безопасной подводной деятельности подводнику требуется постоянно поддерживать баланс между внешним и внутренним дав­лением. Его нарушение моментально регистрируется органами чувств, проявляясь в болевых ощущениях. Чтобы не допустить пос­ледних и не привести собственный организм к катастрофе, надо знать и понимать законы внутреннего давления, определяемые пове­дением газов и жидкостей в человеческом организме. Газовые зако­ны Генри, Шарля, Дальтона, Бойля — Мариотта и Гей — Люссака описывают процессы, определяющие многие аспекты подводного плавания с аквалангом.

1. Первый газовый закон (сумма законов Бойля — Мариотта, Гей — Люссака и Шарля): давление газа обратно пропорционально его объему и прямо пропорционально температуре.

Для подводника наиболее важные следствия данного закона та­ковы:

1. При спуске с увеличением гидростатического давления объем воздуха в полостях организма и подмасочном пространстве уменьшается. Поэтому приходится компенсировать его, добавляя в эти полости некоторое количество воздуха (см. главы 3.1 и 3.3).

2. При подъеме на поверхность внешнее давление падает, и объем воздуха в полостях организма и в маске растет. Поэтому избыток воздуха нужно своевременно удалять. Так, задержка выдоха при всплытии приводит к разрыву легких.

3. При слишком быстром подъеме микропузырьки газа в крови разрастаются в большие пузыри и блокируют кровообращение, вызывая декомпрессионную болезнь (см. главу 3.4).

4. Если оставить заполненный под избыточным давлением акваланг на жарком солнце, раскалившийся баллон может взорваться

из — за повышения давления сжатого воздуха.

2. Давление смеси газов равно сумме парциальных давлений отдельных газов, ее составляющих (закон Дальтона).

Таким образом, парциальное давление каждого газа пропорционально процентной доле газа в смеси и величине абсолютного давления последней, т.е.

где п — процентная доля газа в смеси. Это положение необходимо для определения воздействия воздуха или другой газовой смеси на организм человека, поскольку в любом процессе участвуют конкретные газы, эту смесь составляющие.

3. Количество газа, растворенного в жидкости (например, в крови или морской воде), прямо пропорционально его парциальному давлению на поверхность жидкости (закон Генри).

При увеличении внешнего давления создается градиент диффузии газа в жидкость, и он поступает в нее до тех пор, пока его парциальное давление в жидкости не сравняется с внешним. Это состояние называется насыщением. При понижении внешнего давления создается перенасыщение газа в жидкости, и тот начинает выходить наружу. Иными словами, степень насыщения газом жидкости пря­мо зависит от окружающего давления.

Положения 2 и 3 позволяют правильно оценить воздействие каж­дого газа на организм: ведь под повышенным давлением они сильнее насыщают кровь и ткани человека. При достижении определенного парциального давления газ может вызвать весьма отрицательную и даже смертельную реакцию. Например, на поверхности моря в тка­нях человека растворено примерно 1 л азота. При погружении под­водник потребляет воздух под давлением, что ведет к росту парци­ального давления азота. На глубинах свыше 50 м оно достигает поро­говой величины, вызывая наркотическое опьянение, а при всплытии — уменьшается, и азот выходит из кровеносной системы через лег­кие.

Рассуждая о газовых законах, мы имеем ввиду не абстрактные, а вполне реальные газы, составляющие атмосферный воздух: кисло­род (20,94%), азот (78,09%), углекислый газ (0,04%), инертные газы (менее 1%).

Кислород принимает непосредственное участие в окислительных процессах организма. Потребление газообразного кислорода и вы­деление углекислого газа и есть собственно функция дыхания. При уменьшении его доли в воздухе до 18% (т.е. до парциального давле­ния 0,18 атм) наступает кислородное голодание с потерей сознания и даже летальным исходом. При парциальном давлении свыше 2,8 атм кислород вызывает кислородное отравление, что ничуть не лучше. Но можете не волноваться, ведь такое давление кислорода возника­ет на глубине... впрочем, рассчитайте сами, это нетрудно.

Азот не усваивается тканями организма, но растворяется в крови, вызывая различные неприятности. Неприятность первая: при парци­альном давлении в 5 — 6 атм азот может вызывать наркотическое опь­янение. Неприятность вторая: при стремительном подъеме на по­верхность, с быстрым падением внешнего давления, азот возвраща­ется в газообразное состояние в виде пузырьков, которые не успева­ют выходить через легкие и остаются в тканях организма. Они бло­кируют и замедляют кровообращение, вызывая декомпрессионную болезнь (см. главу 3.4).

Углекислый газ выводится из человеческого организма с выдыха­емым воздухом, где составляет 5%. При парциальном давлении 0,03 атм. (т.е. при содержании 3% в воздухе) вызывает отравление, при 0,1 атм. — потерю сознания. Если баллоны заряжены чистым воздухом, отравления нечего опасаться даже на глубинах 50 — 60 м, но если компрессор установлен в душном, плохо проветриваемом помеще­нии, то уже на средних глубинах аквалангист может почувствовать головную боль. Использование длинной дыхательной трубки, в которой после выдоха остаются "выхлопные" газы с повышенным содер­жанием углекислого газа, также может привести к легкому отравле­нию.

Угарный газ, попадающий в воздух с выхлопными газами из дви­гателей внутреннего сгорания, даже в мизерных количествах (около 0,05 %) вызывает потерю сознания и смерть. Помните, что правиль­ный выбор места для компрессора и времени для забивки баллонов жизненно важен!

Для глубоководных погружений используются газовые смеси, в которых наркотический азот полностью или частично заменен газа­ми, не оказывающими наркотического воздействия: гелием, водоро­дом и некоторыми другими.

Плавучесть

Возвращаемся к особенностям водной среды и их воздействию на жизнь, здоровье и душевное спокойствие аквалангиста. Значитель­ная плотность воды, в особенности морской, создает необычную сре­ду, в которой человек может почувствовать, что такое невесомость. Архимед в крике "Эврика!" первым высказал то, о чем, наверное, до­гадывались и наши прародители. Объект, находящийся в воде, зна­чительно легче чем на суше, а потеря его веса равна весу жидкости, которую он вытеснил. Если последний больше, чем вес тела, объект плавает на поверхности воды; если меньше — тонет; если же их вес одинаков, объект находится во взвешенном состоянии, т.е. в состоя­нии нейтральной плавучести.

Таким образом, на пловца действуют сила тяжести, зависящая от массы тела, и сила плавучести, зависящая от его объема. Их равнове­сие и определяет положение человека в воде. В среднем, удельный вес человеческого тела около единицы, т.е. почти как у пресной во­ды: у мужчин — чуть больше единицы, а у женщин — немного мень­ше. В пресных водоемах средний мужчина имеет слабую отрицатель­ную плавучесть, а в море — нейтральную. Подкожная жировая про­слойка у женщин на 25% толще, чем у мужчин, и поэтому даже самые тонкие и стройные представительницы слабого пола обладают не­большой положительной плавучестью не только в морской, но и в пресной воде. С одной стороны, это очень хорошо — милые дамы ни­когда не утонут, если сами не постараются себя утопить. С другой стороны, им приходится затрачивать дополнительные усилия для заныривания и плавания под водой — архимедова сила постоянно вы­талкивает их, словно поплавок.

Температура

Температура тела живого и здорового человека, которая колеблется около 36,6 "С, выше температуры воды. Возникает теплоотдача — мощный поток тепловой энергии из организма в окружающую воду. Кстати, у воды теплоемкость в 4 раза, а теплопроводность в 25 раз выше, чем у воздуха, а, кроме того, в естественных условиях вода еще и постоянно куда-нибудь течет или завихряется. Все это ведет к большим теплопотерям организма и переохлаждению, что может закончиться потерей сознания и даже смертью. Поэтому время пребывания человека в воде, даже в тропически теплой, ограничено.

Как правило, температура воды постепенно понижается с глуби­ной, достигая в глубоководных зонах примерно 3—4 "С, а в поляр­ных областях опускается до нуля уже на глубине 30 м. Нередко по­верхностные водные массы, прогретые солнышком, в силу разных свойств отделены от холодных масс четкой видимой границей — термоклином. Термоклин в виде тонкого (1 —2 м высотой), мутного слоя — явление достаточно забавное. Иногда случается, что голова подводника наслаждается теплом в 10 — 12 "С, а пальцы ног немеют в ледяной воде под термоклином. Сезонный термоклин четко выра­жен в озере Байкал и наших северных морях. Иногда водные массы имеют мозаичное распределение, и тогда холодные и теплые слои чередуются.

Для уменьшения тепловых потерь подводники создают прослойку воздуха или нагретой воды между телом и окружающей водой при помощи защитной спецодежды — гидрокостюма.

Свет и цвет

Откройте глаза под водой. Что увидели? Лишь неясные очерта­ния и тени. К сожалению, наши глаза в водной среде менее эффек­тивны, чем на суше. Чтобы понять причину, вновь обратимся к фи­зике — к разделу оптики. Явление рефракции заключается в прело­млении и отражении световых лучей на границе двух сред с различ­ными плотностями. В роговице, хрусталике и стекловидном теле глазного яблока лучи преломляются таким образом, что фокусиру­ют изображение видимого объекта на сетчатой оболочке задней стенки глазного яблока. Сетчатка же, состоящая из чувствительных клеток — палочек и колбочек, преображает световые сигналы в нер­вные, которые проходят по глазному нерву в анализирующий центр мозга.

Коэффициент преломления солнечных лучей в воде приблизи­тельно равен таковому в глазах человека. Поэтому они слабее прело­мляются в роговице, и изображения предметов фокусируются где-то за сетчаткой, оставляя на ней лишь неясные образы. Для ус­транения дефекта мнимой дальнозоркости, используют маску, кото­рая создает воздушную прослойку между глазом и окружающей вод­ной средой. Теперь лучи перед попаданием на глаз проходят через слой воздуха, что возвращает эффективность зрению. Однако про­ходящие через стеклянную маску лучи преломляются еще перед рефракцией в глазных структурах, искажая действительность: все предметы кажутся крупнее и ближе приблизительно на 25%. Начина­ющим подводникам приходится привыкать к постоянному обману зрения под водой.

Световые лучи, входящие в воду, не только отражаются и погло­щаются, но и частично рассеиваются. Чем больше взвешенных час­тиц в воде, тем сильнее световое рассеивание и тем хуже видимость под водой. Так, высокая прозрачность в открытом океане обусловле­на скудостью планктона и отсутствием органической донной взвеси. А вот видимость в устьях рек, воды которых несут в море громадную массу взвешенной органики, близка к нулю. Во многих морях и озе­рах прозрачность имеет сезонную динамику. Например, часто мож­но услышать в разговоре выражение "вода зацвела" — это значит, что она прогрелась до определенной температуры, и одноклеточные водоросли стали бурно размножаться, создавая взвесь и уменьшая прозрачность. Скажем, в озере Байкал весной и в начале лета види­мость под водой достигает 40 м, и мелкие детали живописных подвод­ных скал, круто уходящих на километровую глубину, отлично про­сматриваются с борта моторной лодки. В конце июня прогретая на поверхности вода "зацветает" — масса водорослей понижает види­мость до расстояния вытянутой руки. Прогретые массы, однако, дер­жатся в поверхностном слое 15 — 20 м высотой, а под термоклином сохраняется байкальская ледяная вода, хрустально—прозрачная и чистая.

Рассеяние световых лучей приводит к постепенному понижению освещенности с глубиной. Скорость затемнения зависит от прозрач­ности воды. В тропических морях с хорошей видимостью так светло, что глубину в 40 м можно не заметить, если не следить по приборам. В Белом море сумерки наступают на 20 м, а на 40 уже черно, как в фо­токомнате.

Мы с вами живем в мире белого света, который на самом деле со­стоит из многих цветовых составляющих, обусловленных волнами разной длины. Вода поглощает их неодинаково, поэтому цветовой спектр под водой сильно изменяется. Так, в чистой океанской воде красные лучи поглощаются на первом же метре, оранжевые — на пя­том, а желтый цвет исчезает на глубине 10м. Подводный мир видится нам зелено—голубым.

Для того, чтобы ваш партнер или страхующий лучше вас видел, рекомендуется использовать гидрокостюмы и снаряжение ярких расцветок. Только помните, что многие цвета, ласкающие глаз ядо­витой тональностью на земле, в воде теряют яркость. Например, красный становится темно-фиолетовым уже под поверхностью, а вскоре вообще превращается в черный. Поэтому многие предметы легководолазного снаряжения окрашены желтым: полосы на гидро­костюмах, баллоны многих аквалангов, дополнительные легочные автоматы.

Звук под водой

На суше мы нередко ориентируемся в пространстве по звукам, поскольку расположение их источника определить, как правило, не­трудно. Подводники, увы, этим похвастаться не могут. Если источник звука находится над поверхностью воды, звуковые волны отражают­ся от нее, не проникая на глубину. Бесполезно что — либо сверху кри­чать пловцу, который уже погрузился под воду. Зато в водной среде звуковые волны распространяются во всех направлениях, а их ско­рость увеличивается в 4 раза. Это создает массу неудобств. Напри­мер, аквалангист не сможет определить по шуму мотора, где и на ка­ком расстоянии движется лодка. Потеряв из виду партнера в мутной воде, можно слышать вблизи его дыхание и клокотание выдыхаемых пузырей из легочного автомата, но так и не обнаружить того, кто их пускает. Щелканье и пронзительные крики дельфинов наполняют собой все окружающее пространство, но сами животные могут поя­виться с самой неожиданной стороны.

Глава 1.2. Дыхательная и кровеносная системы человека

Организм человека — хрупкое и ранимое создание природы, ко­торое легко вывести из строя. Все системы органов тесно взаимосвя­заны, и травма одной из них может привести к неблагоприятным по­следствиям для других. Знание деталей своего организма, их особен­ностей и предназначения, а также процессов, в которых они задейст­вованы, позволяет бережно к ним относиться и, тем самым, поддер­живать хорошее здоровье.

Жизненная энергия

Всякое живое существо живет за счет энергии, позволяющей клеткам делиться, а организму — функционировать. Она выделяется в результате окислительных реакций кислорода с углеводородными соединениями. Одним из продуктов энергетических реакций являет­ся углекислый газ, который затем выводится из организма. Таким об­разом, кислород жизненно необходим для поддержания биохимиче­ских процессов, питающих нас энергией. Дыхательная система чело­века предназначена для засасывания в организм газообразного кис­лорода и вывода наружу отработанного воздуха с "выхлопным" угле­кислым газом.

Из дыхательной системы кислород передается в кровеносную си­стему, которая разносит и распределяет его по всем органам. Одно­временно кровь забирает из пищеварительной системы питательные вещества и распределяет их по клеткам организма. Только благодаря кровеносной системе составные части энергетических реакций встречаются вместе. Движется кровь по сосудам за счет пульсирую­щего мускульного насоса — сердца, и поэтому всю транспортно — распределительную систему называют сердечно—сосудистой. Четкое функционирование дыхательной и сердечно—сосудистой систем определяет здоровье и жизнедеятельность.

Дыхательная система и дыхание

Дыхательные пути начинаются с ноздрей и ротовой полости. Нос ведь не только украшает лицо человека, но и утепляет,' увлажняет и фильтрует вдыхаемый воздух. Когда мы дышим ртом по разным при­чинам, то вдыхаем более холодный, сухой и неочищенный воздух (кстати, это хорошо чувствуется). Далее воздух проходит в горло и гортань, которую еще называют адамовым яблоком. Она производит звуки и предохраняет легкие от засорения посторонними частицами. Когда в гортань попадает вода, звуковые мышцы закрывают вход в легкие. Комар или хлебная крошка, проскальзывая через гортань, раздражают внутренние стенки дыхательных путей и вызывают ка­шель, выбрасывающий мусор наружу.

За гортанью следует тра­хея, которая раздваивается на бронхи. Их стенки покрыты ресничками, гонящими пылин­ки и прочие посторонние час­тицы с потоком слизи обратно в гортань, которые мы потом "выкашливаем" или проглаты­ваем. Курение повреждает ре­снички и уменьшает слизь, что приводит к быстрому загряз­нению легких.

Бронхи многократно делят­ся на мелкие дыхательные трубки — бронхиолы. Стенки дыхательных путей имеют кольчатую структуру, что пре­дохраняет их от опадания. При астме стенки бронхиол стано­вятся суперактивными и чувствительными, а их клетки выделяют слизь, что в комплексе приводит к значительному суживанию и даже закупориванию каналов. Подводнику, страдающему астмой или дру­гим заболеванием верхних дыхательных путей, следует ограничи­вать число погружений и внимательно следить за состоянием дыха­тельного тракта.

Самые тонкие бронхиолы заканчиваются микроскопическими пузырьками — альвеолами, плотно упакованными в парные губча­тые органы, известные под названием "легкие". Многие ошибочно полагают, что легкие — это парные полые мешки, которые то напол­няются воздухом, то сдуваются. На самом же деле, каждое легкое со­стоит примерно из 150 млн. (!) альвеол, покрытых общей тонкой обо­лочкой — плеврой. Совокупность объемов альвеол и считают объе­мом легких, который варьирует у взрослых людей от трех до семи ли­тров. Объем легких и искусство подводного плавания принципиаль­но не связаны между собой. Совсем необязательно, что под водой пловец с громадными легкими будет лучше себя чувствовать, чем то­варищ с легкими малого объема. Скорее наоборот, последний "высо­сет" воздух из акваланга за более продолжительный период времени и соответственно сможет дольше наслаждаться красотами подводно­го мира.

Внутреннюю поверхность груди ограничивает плевра — мембра­на, идентичная таковой на поверхности легких. Между двумя плев­рами создается плевральная полость — пространство, заполненное плевральной жидкостью, предотвращающей трение легких о груд­ную клетку во время мышечных дыхательных сокращений. Если од­на из мембран прорывается, воздух заполняет межплевральное про­странство, и легкие спадаются, что грозит смертельным исходом.

Расширяются легкие на вдохе за счет движений грудных межре­берных мышц и сокращения диафрагмы — мышечной перегородки, отделяющей грудную полость от брюшной. У мужчин и женщин со­отношение участия разных мышц в процессе дыхания несколько от­личается: у мужчин роль диафрагмы значительно выше, чем у жен­щин. Приглядитесь к окружающим, и вы легко отличите красивое "грудное" дыхание женщин от "брюшного" дыхания мужчин. Имен­но диафрагма подвергается давлению со стороны желудка, набитого пищей. После обильной трапезы раздутый желудок прогибает диа­фрагму в грудную полость и затрудняет ее дыхательные движения. В этой ситуации легкие расширяются преимущественно в переднезаднем и боковом направлениях. Диафрагма, сокращаясь, в свою очередь давит на полный желудок и "выталкивает" пищу в верхний пищеварительный тракт.

Человек использует лишь 10% объема легких в процессе обычно­го дыхания. При особенно глубоком вдохе он может вдохнуть еще примерно 1600 см3 воздуха (добавочный объем) и столько же с силой выдохнуть (резервный объем). Сумма всех трех объемов составляет жизненную емкость легких. Кроме того, даже при самом сильном выдохе, в легких остается около 1500 см3 остаточного воздуха, кото­рый предохраняет их от опадания.

Парциальные давления углекислого газа и кислорода в крови под­держиваются в строгих пределах. Рецепторы СО2 , фиксирующие ма­лейшие изменения его концентрации, находятся в дыхательном цен­тре мозга. В спокойном состоянии человек совершает 16—18 дыха­тельных циклов в минуту. Регуляция дыхания происходит рефлекторно, но человек способен также контролировать его за счет ограничения движений грудных мускулов. Постоянная тренировка дыха­тельной и контролирующей систем лежит в основе искусства ныря­ния с задержкой дыхания — апное.

Сердечно-сосудистая система

Этап внешнего дыхания заканчивается тем, что кислород в соста­ве атмосферного воздуха переходит из альвеол в капилляры, опуты­вающие их густой сетью. Капилляры соединяются в легочные вены, которые несут кровь, насыщенную кислородом, в сердце, а точнее, в левое его предсердие. Из правого и левого предсердий кровь через клапаны поступает в желудочки, которые, сокращаясь, выталкивают кровь через полулунные клапаны в выносящие сосуды. Левый желу­дочек выталкивает кровь в аорту — она разветвляется на артерии, снабжающие кровью все системы органов и тканей. Кровь содержит кислород и питательные вещества, связывающиеся в клетках с обра­зованием углекислого газа и выделением энергии. В тканях происхо­дит газообмен СОз и Оз между клетками и кровью, т.е. процесс кле­точного дыхания. Насыщенная "выхлопными газами" кровь собира­ется в вены и поступает в правое предсердие сердца, и большой круг кровообращения замыкается.

Малый круг начинается в правом желудочке, откуда легочная ар­терия несет кровь на "зарядку" кислородом в легкие, разветвляясь и опутывая альвеолы капиллярной сетью.

Человеческий эмбрион, будучи в утробе матери, получает необхо­димые питательные вещества и кислород через плаценту. Его легкие не функционируют, и кровь циркулирует по одному кругу, попадая из правого предсердия в левое через односторонний клапан в межпредсердной перегородке — patent foramen ovale (PFO). С первым криком у новорожденного открываются легкие, а кровь "устремля­ется" в новое русло по малому кругу кровообращения. Клапан за­крывается, и у большинства людей с возрастом зарастает, но у 15% человечества остается, увы, в закрытом, но не заросшем состоянии. Поскольку давление в левом — артериальном — предсердии обычно выше, чем в правом, венозном, PFO обычно ничем себя не проявля­ет. Однако для аквалангистов приоткрытый PFO грозит серьезными осложнениями в случае декомпрессионной болезни (см. главу 3.4).

Давление крови в сосудах зависит от стадии работы сердца: мак­симальное, или верхнее, возникает при сокращении, т.е. когда левый желудочек с силой выталкивает порцию крови в аорту; нижнее на­блюдается во время диастолы, т.е. в перерыве между сокращениями. Нормальным кровяным давлением принято считать соотношение верхнего и нижнего давлений в плечевой артерии, равное 120/80 мм рт. ст. Обратному току крови из желудочков в предсердия и из арте­рий в желудочки препятствуют клапаны, работу которых можно слышать как тоны сердца. При поражении клапанов появляются лишние шумы, вызванные прохождением крови через суженные от­верстия.

Сердце, как и любой другой мускульный орган, обладает собст­венной сосудистой системой из коронарных артерий. Их поврежде­ние или заболевание вызывает инфаркт миокарда и ставит под угро­зу сердечную деятельность.

Сердце — своего рода двигатель организма. Частота и сила сокра­щений, рефлекторная в спокойном состоянии, регулируется центральной нервной системой и гормонами. Когда нам страшно или мы чувствуем прилив дикой страсти, надпочечные железы вырабатыва­ют гормон адреналин, стимулирующий сердечную деятельность. То­гда мы ощущаем громкие и частые биения сердца. Чтобы поддер­живать сердце в наилучшем состоянии, лучше воздержаться от на­грузок на сердце перед погружением: от кофе, алкоголя и, по возмо­жности, от тяжелых физических упражнений и любовных пережи­ваний...

Организм регулирует и контролирует кровоснабжение разных органов и частей тела в зависимости от конкретного состояния. На­верное, все знакомы с временным отупением после обильной трапе­зы, связанным с оттоком крови от головы к желудку, или с увеличе­нием и набуханием определенных мускулов в результате тяжелых физических упражнений. Нарушение контроля и регуляции крово­обращения под водой может привести к возникновению разнообраз­ных заболеваний, которые подробно рассмотрены в соответствую­щих главах третьей части.

Часть 2. ПОДВОДНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ

Введение

Любая деятельность человека, не связанная с использованием ка­кой-либо техники, приборов или снаряжения, заставляет надеяться только на себя, дружескую помощь и везение. Таково, например, обычное плавание. Как только человек начинает использовать техни­ку — автомобиль или акваланг, его возможности преумножаются многократно, но возрастает и зависимость от этой техники, пропор­ционально сложности последней. Ныряльщик в первом комплекте (маска, трубка, ласты) попадает в неприятное положение, если он по­терял под водой что — нибудь из своего снаряжения, но в гораздо бо­лее сложном положении окажется аквалангист, если под водой пре­кратится подача воздуха. Подобное может случиться на глубине, не­возможной для всплытия на одном дыхании, громоздкий акваланг уменьшает подвижность и увеличивает сопротивление воды, не гово­ря о том, что чрезвычайная ситуация может произойти в пещере или подо льдом. Эти несложные умозаключения заставляют нас — под­водников — с величайшим вниманием относиться к используемой технике. Современное снаряжение ориентировано на комфорт и бе­зопасность аквалангиста, все элементы и узлы продуманы до мелочей и часто дублированы. Мы должны соблюдать простые правила и не нарушать рекомендации по использованию снаряжения. В настоя­щей главе мы рассмотрим стандартный набор снаряжения подводни­ка—любителя, его разнообразие и основные правила эксплуатации.

Если Вы только начинаете заниматься подводным плаванием, то обязательно пользуйтесь помощью квалифицированных специали­стов, приобретая индивидуальное снаряжение, а лучше всего — об­ратитесь за советом к своему инструктору.

Глава 2.1. Комплект №1

Комплектом №1 принято называть набор снаряжения, который наиболее часто используется для подводного плавания без акваланга и включает маску, трубку и ласты.

Маски

Почти все мы пробовали открывать глаза под водой. Как уже ска­зано выше, разница коэффициентов преломления воды и воздуха не корректируется глазами, и картина подводного мира состоит из раз­мытых пятен, не имеющих четких границ. Для полноценного зрения под водой достаточно наличия воздушной прослойки перед глазами. Самое простое приспособление для этого — плавательные очки. Од­нако нырять в них на глубину более 1 — 2 м не следует: давление под очками при этом становится заметно меньше давления окружающей среды и тканей нашего тела, очки начинают работать как присоски. Результат — сеточка кровоизлияний в глазах и вокруг них, а на боль­ших глубинах возможны более серьезные неприятности (подробнее — в главе 3.3). Поэтому для подводного плавания необходимо использование маски, позволяющей за счет выдоха носом выравнивать да­вление в подмасочном пространстве с давлением окружающей сре­ды. Напоминаем, что, согласно международным кодексам всех под­водных федераций, пребывание в воде с аквалангом без маски счита­ется сигналом бедствия.

По общепринятому мнению маска — предмет номер один в инди­видуальном снаряжении подводника. Для выбора маски необходимо располагать знаниями о разнообразии существующих конструкций и их особенностях. Любая маска состоит из мягкого корпуса, жест­кого ободка, в который вставлены один или несколько иллюминато­ров (линз), и крепежного ремешка.

Материалы

Большинство современных масок имеют силиконовый корпус. Од­нако маски с резиновым корпусом остаются в эксплуатации и продол­жают выпускаться. Силикон мягче и эластичнее резины, хотя уступа­ет ей в прочности, он в меньшей степени подвержен разрушительно­му действию солнечных лучей и более долговечен. Силикон может быть прозрачным, матовым, или черным. Выбор здесь является делом вкуса. Сквозь прозрачный силикон различаются очертания предме­тов, что отчасти увеличивает поле зрения. Боковые лучи, проходящие через корпус из прозрачного силикона, осветляют общую картину мира, но могут создавать легкие блики на смотровом иллюминаторе. Черный силикон исключает возникновение бликов на стекле, что ва­жно при подводной фото — и видеосъемки.

Ободок может быть сделан из ударопрочного пластика или метал­ла. Для изготовления линз используются различные материалы. Ил­люминатор маски должен быть прочным, а разбившись, не образо­вывать кусков с острыми гранями. Иллюминатор подводной маски в сравнении с линзами "сухопутных" очков в значительно большей степени подвержен действию различных неблагоприятных факто­ров. Сюда относится как абразивное воздействие песка и взвеси, так и химическое воздействие морской воды. Необходимым требовани­ям отвечают некоторые пластики и закаленное стекло. Первые— весьма дорогостоящие — в основном применяются для изготовления профессиональных масок. Подавляющее большинство масок, ис­пользуемых подводниками—любителями, имеют линзы из закален­ного стекла. В любом случае, на иллюминаторе обязательно должна быть маркировка "TEMPERED" или "SAFETY". Ремешок маски мо­жет быть сделан как из резины, так и из силикона. Последний вари­ант предпочтительнее ввиду уже описанных выше свойств силикона.

Объем подмасочного пространства

Подмасочным называется пространство, ограниченное маской с одной стороны и лицом подводника — с другой. Если подмасочный объем заполнен воздухом — а именно это и предполагается конструк­цией — то маска имеет некоторую положительную плавучесть, сила которой направлена вверх. Эта сила ощутима (при вертикальном по­ложении головы) для масок с большим подмасочным объемом (300 — 400 мл) и малозаметна для масок с малым объемом (около 200 мл).

Угол обзора

Чем шире поле зрения — тем лучше. Характеризуя маску, необхо­димо оценивать угол обзора по вертикали и по горизонтали. Чем боль­ше стекло и чем ближе оно к глазам — тем шире поле зрения. Угол об­зора неразрывно связан с конструкцией и размером маски (см. ниже).

Гидродинамическое сопротивление

Гидродинамическое сопротивление зависит от размеров и формы маски. Чем меньше эта величина — тем удобнее маска.

Общая форма

Всем хорошо знакомы маски традиционной овальной формы. Ни­жняя часть их корпуса имеет два углубления, позволяющие зажать нос для продувания ушей. При нырянии в первом комплекте достато­чно зажать нос пальцами одной руки. Если же у вас во рту находится загубник легочного автомата, размеры последнего не позволят под­ступиться к носу одной рукой и для продувания ушей необходимо ис­пользовать указательные или большие пальцы обеих рук. Несколько поколений подводников погружались именно в таких масках. Одна­ко, в последнее время они практически полностью вытеснены маска­ми с отдельно выполненным выступом для носа (фото 2.1). Такая кон­струкция обеспечивает возможность продуваться одной рукой в лю­бой ситуации. К очевидным преимуществам относится также умень­шение подмасочного объема, увеличение утла зрения за счет при­ближения стекла к глазам подводника и уменьшение гидродинами­ческого сопротивления.

Маски с одной и двумя линзами

Минимальное расстояние от смотрового стекла до глаз подводни­ка в традиционной овальной маске определяется размером носа. В маске с отдельным выступом для носа естественным ограничителем становится переносица. Дальнейшее приближение смотрового стек­ла к глазам возможно при разделении его на две линзы. Угол зрения при этом увеличивается на несколько градусов; тем не менее, многие подводники предпочитают одно-линзовые маски без вертикальной перегородки посередине.

Возможность компенсации зрения

До недавнего времени подводники в нашей стране были выну­ждены проявлять чудеса сообразительности для коррекции зрения под водой. Самый простой на первый взгляд способ — ис­пользование контактных линз — имеет серьезные недостатки: по­мимо того, что для сколько-нибудь глубоких погружений необ­ходимы специальные линзы с микроотверстиями, допускающими выход пузырьков воздуха из — под линз, контактные линзы любой конструкции легко слетают с глаза при попадании воды под мас­ку. Подводники со стажем помнят и другой прием: очки среднего размера со снятыми дужками легко помещаются под стекло стан­дартной отечественной маски овальной формы и встают в распор резинового корпуса. Потратив немного большее время, можно приклеить линзы очков к внутренней поверхности стекла маски. Если клей прозрачен, а линзы подобраны и ориентированы пра­вильно, то такая маска будет достаточно удобна. Наиболее разумное решение проблемы коррекции зрения под водой — спе­циальные двулинзовые маски с заменяемыми линзами. Диоптри­ческие стекла подбираются отдельно для правого и левого глаза. Так, например, для маски "Look" фирмы Technisub (фото 2.2) вы­пускаются линзы с диоптриями от — 1 до — 10 и от + 1,5 до +3,5 с шагом 0,5 диоптрии. На заводе — изготовителе все маски комплек­туются обычными стеклами, которые в течение нескольких минут можно заменить на диоптрические, подобранные по вашим гла­зам.

Антизапотевающие стекла

Для масок со сменными стеклами выпускаются линзы с антизапотевающим покрытием. Нанесенный с внутренней стороны стекла слой материала препятствует выпадению отдельных капель влаги — она образует равномерный слой, не влияющий на четкость изобра­жения.

Боковые и нижние стекла

Наличие дополнительных боковых стекол увеличивает поле зре­ния. Под водой происходит смещение изображения в боковых окнах маски за счет преломления лучей света. Это, с одной стороны, допо­лнительно увеличивает поле зрения, с другой стороны, расширяет "мертвые зоны", образованные вертикальными стойками. Тем же эффектом обладают нижние стекла в шестистекольных масках. Ма­ски с дополнительными линзами имеют больший подмасочный объ­ем, нежели одно — или двулинзовые маски.

Маски с клапанами

Клапан, встроенный в нижнюю часть маски, позволяет продувать ее от воды без помощи рук: достаточно сделать выдох носом под ма­ску. Единственное необходимое условие — чтобы клапан распола­гался в нижней части маски — выполняется при обычном положе­нии головы (вертикальном или наклоненном вперед).

Крепежный ремень должен обеспечивать надежное крепление ма­ски и иметь удобный регулировочный механизм. Ремни большинст­ва современных масок имеют расширение с одним — тремя окнами в затылочной части для лучшего облегания головы. Регулировка ре­мешка может выполняться за счет обычных передвижных пряжек, но гораздо удобнее механизм быстрой регулировки, позволяющий подтянуть или ослабить ремень, не снимая маски. Поворотные пряж­ки позволяют подобрать оптимальный угол крепежного ремня.

Размер

Маски одной модели имеют стандартный размер. Некоторые фирмы выпускают специальные детские маски меньшего размера.

Выбор маски во многом определяется стоящими перед вами задача­ми. Так, например, для ныряния в первом комплекте особенно удоб­ны маски с минимальным подмасочным объемом, так как запас ва­шего воздуха для поддувания маски при погружении весьма ограни­чен, а если вы ныряете с аквалангом — это уже не так актуально. Вы­бирая между прозрачным и непрозрачным материалом корпуса большинство подводников склоняются в пользу первого, но для про­фессиональной фото— и видеосъемки предпочтительнее маски с черным корпусом, максимально приближающие картину окружаю­щего мира к виду через объектив камеры. Форма, размер, количест­во линз во многом определяются вашим вкусом.

Выбирая маску, обязательно приложите ее к своему лицу и попы­тайтесь сделать вдох носом. Хорошо подобранная маска прижмется к вашему лицу и сделает вдох невозможным. Если же воздух где — то проходит, возможны следующие варианты:

1. Под верхний фланец маски попали волосы. Уберите их со лба и с висков назад и попробуйте еще раз. Для лучшего контроля мо­жно встать перед зеркалом.

2. Мужчины, носящие усы, будут вынуждены либо расстаться с ними, либо смириться с медленным, но неизбежным подтеканием маски. Ничего страшного в этом нет — периодическое продувание маски от воды скоро станет для вас привычным.

3. Вы слишком широко улыбае­тесь во время примерки и по образующимся складочкам во­здух протекает под маску. По­думайте о чем-нибудь серьез­ном и попробуйте еще раз.

4. Маска пропускает воздух по со­единению корпуса со смотро­вым стеклом или имеет перфо­рацию в мягком корпусе. Заме­ните маску.

5. Форма и качество материала мягкого корпуса не обеспечивают герметичного прилегания маски к лицу. Попробуйте маску другой модели.

Уход за маской

После погружения в морской воде промойте маску чистой пре­сной водой. Старайтесь не оставлять маску надолго под прямыми солнечными лучами, не кладите ее рядом с нагревательными прибо­рами. Берегите стекло (стекла) от соприкосновений с твердыми предметами, а мягкий корпус — от излишней и продолжительной де­формации. Для транспортировки масок предпочтительно использо­вать специальные пластиковые боксы.

Трубка

Использование трубки позволяет спокойно дышать лежа на по­верхности воды и не затрачивать усилий на подъем головы. Трубка весьма удобна для ныряния в первом комплекте и совершенно не­обходима для подводника—аквалангиста. В последнем случае она используется при передвижении по поверхности для экономии воз­духа в аппарате. Мнение, что можно нырять без трубки, а в случае необходимости — проплыть требуемое расстояние по поверхности на спине — следствие недостатка грамотности и опыта. Кто хотя бы раз был вынужден проплыть сотню метров с пустым аквалангом и не в полный штиль — тот вряд ли когда — нибудь пренебрежет труб­кой.

Для использования в сочетании с аквалангом трубка крепится на ремешок маски с левой стороны, так как с правой проходит шланг легочного автомата. При необходимости переключиться с дыхания из аппарата на дыхание через трубку вы должны правой рукой вы­нуть изо рта загубник акваланга, а левой — вставить загубник труб­ки — после этого делаете резкий выдох для очищения трубки от во­ды и начинаете дышать атмосферным воздухом. Трубка обязатель­но должна иметь специальную систему крепежа к маске в виде пла­стикового зажима или резинового кольца. Вставление трубки под ремешок маски без дополнительного крепления допустимо при плавании в первом комплекте, когда Вы все время удерживаете трубку во рту, но при плавании с аквалангом может привести к ее потере.

Дыхание через трубку комфортно и безопасно при нахождении непосредственно под поверхностью воды. Погружение даже на 20 — 30 см делает дыхание затрудненным, так как на легкие действу­ет возрастающее давление воды, а давление вдыхаемого воздуха ос­тается атмосферным. Поэтому трубки по длине рассчитаны на ис­пользование вблизи поверхности. Конечно же, чем длиннее трубка , тем выше она поднимается над водой и тем меньше заливается вол­нами и брызгами. Но и тем больший объем воды необходимо выду­вать из нее при выныривании. Чем толще трубка — тем меньше ее сопротивление потоку воздуха, но и тем больше объем воды, подлежащей удалению. При обычном дыхании некоторый объем воздуха, называемый мертвым, остается при выдохе в легких и дыхательных путях. В этом воздухе по сравнению с окружающим повышена кон­центрация углекислого газа. Объем дыхательной трубки увеличива­ет мертвый объем. Таким образом, чем она больше — тем выше бу­дет концентрация углекислого газа в легких подводника. Поэтому ис­пользование слишком длинной и широкой трубки может привести к отравлению углекислым газом. Все перечисленные факторы опреде­лили оптимальные размеры дыхательных трубок подводников: их длина от изгиба до окончания составляет приблизительно 40 см, а внутренний диаметр — около 2, 5 см.

Для аквалангистов наиболее удобны трубки с гибким сегментом

(фото 2.3 А), позволяющие быстро и удобно переключаться с аппара­та на трубку.

Размещение тарельчатых клапанов в нижней и средней части трубки (фото 2.3 В, Г) уменьшает усилие, необходимое для очищения ее от воды. Клапаны выпускают воду и воздух из трубки, но не впус­кают обратно. Когда Вы всплываете на поверхность часть воды само­теком уходит из трубки, подчиняясь закону сообщающихся сосудов:

уровень воды в трубке опускается до уровня окружающей воды. Ос­тавшийся объем составляет около трети от начального и легко удаля­ется частично через клапаны, частично — через верхнее отверстие трубки.

Клапан с шариком, размещенный на вершине трубки, препятст­вует проникновению в нее воды во время ныряния (фото 2.3 Г). Та­кие трубки называются сухими.

Использование трубок с клапанами вполне оправдано при ныря­нии в первом комплекте (например, при подводной охоте), когда трубка все время находится во рту и непрерывно заполняется во­дой и продувается. Однако, это не столь актуально для акваланги­стов: переключаться на трубку приходится, как правило, не чаще двух—трех раз за время погружения. Используя трубку с клапа­ном, нужно быть готовым к тому, что при погружении в клапан мо­жет случайно попасть песчинка или иная частица (особенно при ра­боте в мутной воде или зарослях водорослей), которая нарушит нормальную работу клапана. Всплыв на поверхность после утоми­тельного погружения и переключившись на трубку, Вы рассчиты­ваете на незначительное усилие при продувании и нормальную по­дачу воздуха после него, а получаете непрерывное заполнение трубки водой. Многие аквалангисты с удовольствием используют трубки с клапанами, не сталкиваясь с описанными неприятностя­ми.

Пользуясь трубкой, состоящей из нескольких сегментов, контро­лируйте целостность соединений. Вы окажетесь в очень неприятной ситуации, обнаружив при переключении на трубку, что она осталась без загубника.

Ласты

Можно ли плавать без ласт? Несомненно. Хороший пловец легко проводит в воде несколько часов, преодолевая за это время значи­тельное расстояние. Можно нырять в маске и без ласт, наслаждаясь красотами подводного мира. Но все меняется, когда мы надеваем ак­валанг. Его вес в воде невелик, но масса, т.е. мера инерции, остается такой же, как и на суше — около 20 кг. Жесткие баллоны за спиной уменьшают гибкость тела и сковывают свободу движений. Примене­ние ласт компенсирует возникшие трудности. Правильно подобран­ные, удобные и эффективные ласты во многом определяют комфорт аквалангиста под водой. Выбор наиболее подходящей модели ласт за­висит от стоящих перед вами задач и ваших индивидуальных особен­ностей. Для оценки пригодности ласт выделим два параметра:

1. удобство крепления к ноге;

2. эффективность при плавании.

Первое определяется конструкцией галоши, второе — конструк­цией лопасти и общей формой ласты.

Разнообразие конструкций галош сводится к двум принципиаль­ным вариантам: с закрытыми и открытыми пятками. Первые весьма удобны при надевании на босую ногу и обеспечивают наиболее плот­ное соединение ласты со стопой. Для надевания на ботики гидрокос­тюма удобнее использовать ласты с открытой пяткой, снабженные ремешком. Они называются также регулируемыми. Современные модели регулируемых ласт позволяют подтягивать и ослаблять реме­шок прямо на ноге.

Разнообразие конструкций лопастей ласт весьма велико. Для ласт, как и для любого двигателя, чрезвычайно важен коэффициент полезного действия, т.е. отношение полезной работы к затраченной энергии. Под водой все измеряется воздухом: чем энергичнее физи­ческая работа — тем больше его расход .Чем эффективнее ласты — тем меньшее количество воздуха необходимо для преодоления опре­деленного расстояния. При прочих равных условиях, эффектив­ность ласт и их соответствие вашим индивидуальным особенностям может изменять скорость расхода воздуха на 20 — 30%. Соответ­ственно, на столько же изменится время пребывания под водой.

Всем знакомы простые резиновые ласты, имеющие лопасть клас­сической формы с двумя ребрами жесткости по бокам. В начальной фазе гребка часть энергии аккумулируется сгибающейся лопастью ласты и затем отдается в завершающей фазе с разгибанием лопасти. Один из возможных путей увеличения эффективности работы ласты — наращивание площади гребной поверхности. Однако после изве­стного предела оно становится неоправданным. Для резиновых ласт предел целесообразной длины 60 — 70 см от пяточной части до вер­шины лопасти. Ласты шириной более 20 — 22 см задевают друг дру­га при плавании.

Другой путь увеличения эффективности ласт — применение ма­териалов большей упругости. При этом увеличиваются как возмож­ность аккумуляции энергии в начальной фазе гребка, так и допустимая длина лопасти. Великолепными гидродинамическими свойства­ми обладают длинные ласты с лопастями из тонкого, упругого и дос­таточно жесткого пластика и резиновыми калошами. По скоростным качествам подобные ласты превосходят подавляющее большинство других моделей и оптимальны для плавания без акваланга. Не слу­чайно подводные охотники всего мира предпочитают ласты именно такой конструкции. Аквалангисты, напротив, весьма редко пользу­ются ими , так как они проигрывают ластам меньшего размера в ма­невренности. Для плавания с аппаратом выпускаются ласты с менее длинными лопастями из аналогичного материала.

Еще один способ увеличения эффективности — ласты с окнами (фото 2.4 А). В чем их смысл? Во время гребка с одной стороны греб­ной поверхности создается зона повышенного давления, а с другой — пониженного. Возникающие в результате вихревые потоки по краям ласты создают дополнительное сопротивление. Щели в осно­вании лопасти пропускают воду, уменьшают разницу давлений и тем самым ослабляют вихревые потоки. Подобная конструкция не уве­личивает скорости, сообщаемой ластами, но уменьшает усилие при гребке.

Значительно повышается КПД ласт при использовании туннель­ного эффекта (фото 2.4 Б—Е). Во время гребка некоторое количест­во воды неизбежно скатывается в стороны, не участвуя в создании поступательного движения подводника. Если внутренняя часть лопа­сти ласты сделана из более мягкого материала, чем боковые части, то при гребке ласта прогибается, образуя желоб, ориентирующий по­ток воды в нужном направлении, уменьшая тем самым количество воды, скатывающейся вхолостую. Другой способ создания туннель­ного эффекта — разделение пластиковой лопасти 2 — 4 продольны­ми резиновыми желобками, допускающими поперечный изгиб. Разновидностью туннельного эффекта является эффект ложки или ковша, достигаемый клиновидной вставкой более мягкого материала (фото 2.5) или резиновыми желобками разной длины. Сегодня ласты с туннельным эффектом наиболее популярны среди подводни­ков — аквалангистов.

Как выбрать ласты? Во-первых, Вам необходимо сделать выбор между ластами с закрытой или открытой пяткой. Для занятий в бас­сейне, скоростного плавания или подводной охоты имеет смысл ос­тановиться на первом варианте. Если же Вы планируете всерьез за­ниматься плаванием с аквалангом, мы рекомендуем приобрести лас­ты с открытой пяткой и регулируемыми ремешками и обзавестись неопреновыми носками или ботиками, так как без них плавание в ре­гулируемых ластах крайне неудобно и часто приводит к образова­нию мозолей.

Теперь о выборе конкретной модели. Общий дизайн и цветовые вариации имеют серьезное значение, но гораздо важнее гидродина­мические свойства ласт. В зависимости от вашего телосложения и физических возможностей те или иные ласты будут для Вас наибо­лее удобны. Мы предлагаем следующий тест, позволяющий сделать грамотный выбор. Все, что для этого нужно — это плавательный бассейн или открытый водоем. Наденьте маску и ласты, успокойте дыха­ние и пронырните на одном вдохе фиксированную дистанцию, близ­кую к пределу ваших возможностей. Для кого — то это будет 25 м, для кого-то — 50 или более. Отдохните и повторите опыт в других лас­тах. Выбирайте те, с которыми это упражнение дается Вам легче все­го. Они вовсе не обязательно развивают максимальную скорость, тем самым уменьшая время проныривания, но наиболее выгодно преобразуют вашу энергию в поступательное движение, а значит — будут лучше всего экономить воздух при погружении.

Если ласты не имеют металлических деталей, их не обязательно промывать пресной водой после каждого морского погружения, но желательно сделать это перед длительным перерывом в эксплуата­ции. Не оставляйте их надолго под прямыми солнечными лучами, не сушите на печке или ином нагревательном приборе, избегайте де­формации при транспортировке и хранении. Для последнего не пре­небрегайте использованием пластиковых вставок в калошу, входя­щих в комплект поставки. Для снятия регулируемых ласт очень удоб­но расстегивать замочки на ремешке. Оставшаяся на ласте часть зам­ка при неудачном движении или ударе о другой предмет (деталь сна­ряжения, борт судна) может соскочить с посадочного места. Обра­щайте на это внимание и старайтесь поскорее застегнуть ремешок после снятия ласты.

При соблюдении этих простых правил ласты прослужат Вам дол­гие годы.

Глава 2.2. Дыхательные аппараты

Дыхание под водой

Произошел ли человек в процессе эволюции или явился результа­том Божественного Творения — в любом случае умение плавать при­шло к людям в глубокой древности или было унаследовано от диких предков. Умение нырять под воду, видимо, появилось немногим поз­же. Упоминания о подводных ныряльщиках имеются в летописях, да­тированных задолго до Рождества Христова. Герой месопотамских мифов царь Гильгамеш опускался на дно моря за растением, заклю­чавшим в себе тайну вечной жизни. В древней Греции ныряльщики брали с собой под воду козьи меха, заполненные воздухом.

Согласно древним рукописям, Александр Македонский спускал­ся под воду в специально сконструированном стеклянном ящике — вероятно это был первый прообраз водолазного колокола. Принцип его действия весьма прост: если мы возьмем любой сосуд с одним от­верстием (например, обычный стакан), перевернем его отверстием вниз и опустим в воду, воздух останется в сосуде, и его давление бу­дет равно давлению окружающей воды. Вспомним закон Бойля — Мариотта: воздух сжимается во столько раз, во сколько увеличится его давление. Таким образом, на глубине 10 м, где давление воды 2 атм. (см. главу 1.1), стакан или водолазный колокол наполовину за­полнится водой. Известны упоминания о подводных колоколах времен средневековья. Одна из таких конструкций принадлежит знаме­нитому ученому Галлею, чье имя носит известная всем комета. В на­ше время водолазные колокола используются для спуска и подъема профессиональных водолазов и для иных технических задач. Сжа­тый воздух из баллонов или подающийся с поверхности по шлангу позволяет "поддувать" обитаемое пространство колокола при погру­жении и сохранять, таким образом, его объем.

Работа дыхательной системы человека, как Вы помните из гла­вы 1.2, возможна лишь при равенстве (почти равенстве) давления вдыхаемого воздуха давлению внешней среды, действующему на грудную клетку. Поэтому, дыхание под водой из трубки, соединяю­щей пловца с поверхностным воздухом, возможно лишь на очень не­большой глубине, измеряемой сантиметрами. Уже на глубине 20 — 30 см подобное занятие кроме быстрой усталости может принести и неприятные последствия для здоровья (подробнее — см. главу 3.2). Первое снаряжение с использованием сжатого воздуха, подаваемого водолазу под давлением, равным давлению окружающей среды, бы­ло предложено в 1865 г. Рукайролом и Денайрузом (Rouquayrol и Denayrouze).

С начала XX века и до настоящего времени для выполнения раз­личных подводно—технических задач используется вентилируемое снаряжение — просторный комбинезон из прочной резины, герме­тично соединенный с металлическим шлемом. Такой костюм полно­стью изолирует тело водолаза от контакта с водой. К шлему подсое­диняется шланг, по которому производится постоянная подача воз­духа с поверхности, например, с помощью ручной или автоматичес­кой помпы. В задней части шлема имеется стравливающий клапан, срабатывающий при легком нажатии на него головой. Принцип дей­ствия прост: стравливая необходимое количество воздуха, водолаз изменяет объем костюма, тем самым регулируя собст­венную плавучесть. Давле­ние воздуха внутри костю­ма, естественно, равняется давлению окружающей во­ды. Если водолаз перестает нажимать на стравливаю­щий клапан, его плавучесть увеличивается вместе с раз­дуванием костюма, что мо­жет привести к всплытию на поверхность.

Вентилируемое снаряже­ние обеспечивает ни с чем не сравнимый комфорт при выполнении работ, не тре­бующих активного передви­жения под водой. Его недос­татки — низкая мобиль­ность, необходимость гро­моздкой материальной базы (помпа, шланг и т.д.), обяза­тельное соединение водолаза с берегом или судном, наличие не­скольких квалифицированных помощников.

Новая эпоха в развитии водолазного дела началась с изобретени­ем акваланга. Э. Ганьян и Ж. — И. Кусто создали подводный аппарат, удобный и практичный в обращении, позволяющий человеку авто­номно перемещаться под водой, имея при себе достаточно большой запас воздуха. Слово "Акваланг" (Aqualung) буквально переводится как водное (aqua) легкое (lung). Так назывался первый подводный ап­парат. Это слово прижилось и используется для обозначение всех по­следующих конструкций аналогичного типа. Другим популярным названием акваланга стало английское — SCUBA — Self—Contained Underwater Breathing Apparatus (автономный подводный дыхатель­ный аппарат).

Сегодня существуют различные конструкции подводного снаря­жения и способы его классификации по разным признакам. Напри­мер, все виды водолазного снаряжения можно разделить по типу схемы дыхания: с открытой , полузакрытой и закрытой. При откры­той схеме дыхания выдыхаемый газ выводится в окружающую сре­ду, при закрытой — направляется в специальное устройство, очища­ющее его от углекислоты и обогащающее кислородом, откуда опять поступает на вдох. Подобное обновление выдыхаемого газа называ­ется регенерацией. При полузакрытой схеме часть выдыхаемого га­за идет в окружающую среду, часть — на регенерацию. Если весь за­пас воздуха находится в баллонах, несомых самим подводником, та­кое снаряжение называется автономным. Для выполнения многих технических работ удобнее шланговое снаряжение. Основное количестно воздуха подается водолазу по шлангу с поверхности, а за пле­чами у подводника лишь небольшой резерв.

В настоящей книге мы рассматриваем технику, наиболее часто используемую подводными пловцами—любителями, а именно — ав­тономное снаряжение с открытой схемой дыхания, т.е. акваланг. За пределами этой книги также остается снаряжение, приспособлен­ное к работе на газовых смесях, а не на сжатом воздухе, так как эта тема относится к более профессиональной сфере знания, чем подра­зумевает настоящее издание.

Общее устройство акваланга

Любой акваланг состоит из баллонного блока и регулятора

(рис. 2.4 А). Баллонный блок имеет один или два (очень редко — три) баллона со сжатым воздухом, снабженных вентилем. Широкое ис­пользуются баллоны, рассчитанные на 150, 200, 230 и 300 атм. Давле­ние в баллонах называется высоким давлением. Как Вы помните (глава 1.2), человек может сделать вдох, если вдыхаемый им воздух находится под тем же давлением, что и грудная клетка. Для подачи воздуха подводнику под давлением окружающей среды служит ре­гулятор, подсоединяющийся к выходу из баллонного блока. Подав­ляющее большинство регуляторов состоит из двух элементов, в ко­торых редукция (уменьшение) давления воздуха происходит поэ­тапно. Такая схема редукции называется двухступенчатой. Устрой­ство, именуемое редуктором, осуществляет первую ступень редук­ции — уменьшает давление воздуха до величины, превышающей да­вление окружающей среды на 5—10 атм. Это давление называется промежуточным, или средним. Легочный автомат (легочник) осу­ществляет вторую ступень редукции — выравнивая давление сжатого воздуха до давления окружающей среды, которое именуется низким давлением*.

* иногда давление на выходе из редуктора называют низким давле­нием, тогда давление на выходе из легочника можно называть окру­жающим давлением

Глава 2.3. Баллоны и баллонные блоки

Баллоны аквалангов имеют цилиндрическую форму с закруглен­ным дном с одной стороны и вытянутой горловиной с другой сторо­ны (фото 2.6 А). Горловина снабжена внутренней резьбой, коничес­кой у российских моделей и цилиндрической — у иностранных. В эту резьбу вкручивается короткий патрубок с одним или двумя вен­тилями в случае однобаллонного блока (фото 2.6 Б) и трубка высоко­го давления, ведущая к вентилю (вентилям) в случае двух — или трех­баллонного варианта.

Материал баллонов

Современная промышленность выпускает стальные и алюминие­вые баллоны. Первые распространены шире. Основное преимущест­во стали перед алюминием — значительно большая прочность. Недо­статок стали — подверженность коррозии. Для того, чтобы замед­лить коррозионные процессы, используют различные способы:

· применение легированных сталей, т.е. с добавками других ме­таллов, преимущественно хрома и молибдена;

· покрытие внутренней и внешней поверхности баллона тонким слоем цинка;

· покрытие внешней поверхности полимерной краской, а иногда и пластиком;

· покрытие внутренней поверхности специальными вазелиноподобными смазками.

Стальные баллоны хорошего качества при правильном уходе мо­гут служить десятилетиями.

Подверженность коррозии изделий из алюминия и алюминиевых сплавов значительно ниже. Это объясняется способностью алюми­ния образовывать на поверхности оксидную пленку , предохраняю­щую более глубокие слои металла от дальнейшего окисления. Так как прочность алюминия значительно ниже, чем стали, стенки бал­лона должны быть толще, нежели стальные, рассчитанные на то же давление. Однако, алюминий почти втрое легче железа — основного компонента стали. В результате удельный вес алюминиевых или сплавных баллонов получается ниже, чем у стальных баллонов того же объема и той же прочности.

В общем и целом, стальные баллоны практичнее алюминиевых, и именно их предпочитают большинство аквалангистов. Но не будем забывать еще об одном свойстве алюминия. Он не намагничивается, не влияет на направление стрелки магнитного компаса и показания иных магнитных приборов. Поэтому, если Вам необходимо проби­раться через минные заграждения с магнитными ловушками, поль­зуйтесь алюминиевыми баллонами.

Дополнительные приспособления

Для удобства хранения и транспортировки нижняя часть балло­нов, как правило, вставляется в резиновый башмак. Переносить однобаллонник, берясь за пластиковую рукоятку, значительно удоб­нее, нежели за вентильный механизм. Рукоятки бывают цельными и складывающимися. Капроновые защитные сетки оберегают внеш­нее покрытие баллонов от повреждений, что особенно актуально при использовании баллонов в соленой воде, где любая царапина на кра­ске приводит к коррозии.

Высокое, рабочее и проверочное давление. Клеймо

Напомним, что давление воздуха в баллонах называется высоким. Максимально допустимое при эксплуатации высокое давление для данного баллонного блока именуется рабочим давлением. Перед вы­пуском с завода — изготовителя любой баллон подвергается проверке давлением в полтора раза превышающим рабочее — так называе­мым проверочным. Каждый баллон снабжен клеймом, содержащим его основные характеристики. Клеймо выбито на горловине и обяза­тельно содержит следующую информацию:

· название или фирменный знак изготовителя;

· заводской номер баллона;

· рабочее давление;

· проверочное давление;

· месяц и год изготовления и проверки;

· масса баллона (без вентиля);

· объем баллона.

Различные варианты клейм представлены на рисунке 2.4 Б, В.

На отечественных баллонах после даты изготовления через де­фис следует год следующей надлежащей проверки. На иностранных баллонах обычно выбит тип баллона, т.е. для каких целей он предна­значен.

Через пять лет после изготовления необходимо провести повтор­ную проверку баллонов. Ее осуществляют организации, имеющие на это лицензию. Проверка включает целый ряд действий: прежде все­го взвешивание баллона, осмотр его наружной и внутренней поверх­ности и гидравлические испытания проверочным давлением. Если баллон прошел проверку и признан годным к дальнейшей эксплуата­ции, проверяющая организация ставит на него клеймо, обязательно содержащее собственное название или фирменный знак, месяц и год проверки и величину проверочного давления.

Количество, форма и размер баллонов

Наиболее популярны среди ныряльщиков всего мира однобалонные комплекты емкостью 12 — 15л. Они удобны в обращении, а за­пас воздуха при давлении около 200 атм. достаточен для бездекопрессионных погружений, какие чаще всего совершают любители под­водного мира. Отечественной промышленностью выпускаются пре­имущественно двухбалонные аппараты с емкостью баллонов 7 лит­ров каждый. Таким образом, наиболее обычный российский аква­ланг — двухбаллонник общей емкостью 14л. Акваланг АВМ — 5 допу­скает разделение баллонов, и тогда один из них, снабженный венти­лем, можно использовать в одинарном варианте, однако 7 л. при дав­лении 150 или 200 атмосфер — не слишком большой запас воздуха для погружения на открытой воде. Подобные баллоны удобно ис­пользовать для занятий в бассейне. С одной стороны, 15—ти литро­вый однобаллонник немного легче 14—ти литрового двухбаллонника, с другой стороны, центр тяжести двухбаллонника расположен на несколько сантиметров ближе к центру тяжести пловца, что умень­шает инерцию его поворота в воде. Вопрос о предпочтении одно — или двухбаллонного варианта акваланга при их приблизительно рав­ном объеме не однозначен и является делом вкуса.

Если Вы достаточно опытны и собираетесь на глубокое погруже­ние с декомпрессионными паузами при всплытии (см. главу 3.4), име­ете задачу погружаться под лед, планируете исследование подвод­ных пещер или поиск сокровищ внутри затонувших кораблей, Вам полезно подумать об увеличении запаса воздуха. Для этого можно:

· Использовать баллоны, рассчитанные на большее давление воз­духа. Сегодня широко применяются баллоны с рабочим давле­нием 230 и 300 атм.;

· Использовать баллоны большего объема. Максимальный объ­ем, остающийся в разумных пределах, составляет 18л.;

· Увеличить количество баллонов. Наиболее распространенным вариантом, помимо отечественного 7+7, является 10+10 и 12+12;

Конечно, Вы можете спарить два 18 литровых баллона, рассчитан­ных на 300 атмосфер, но вряд ли это будет оправдано и целесообраз­но. Для столь серьезных задач можно использовать более компакт­ное регенеративное снаряжение, обзор которого выходит за рамки настоящей книги.

Форма баллонов

Она достаточно стандартна, но допускает ряд вариаций при оди­наковом объеме. Так, например, 12-литровые баллоны выпускают­ся в нескольких модификациях. Преимущества вытянутого баллона — в лучшей гидродинамике и более близком расположении его цен­тра тяжести к центру тяжести пловца, что, как уже упоминалось, уменьшает инерцию поворота в воде. Правда, такой баллон может создавать неудобства людям невысокого роста — им лучше подойдут баллоны более компактной формы.

Таким образом, выбор размера, количества и формы баллонов оп­ределяется стоящими перед Вами задачами и во многом — Вашим вкусом. Последнее относится также к цветам баллонов, обычно яр­ким и хорошо заметным в воде.

Вентильный механизм

Сам по себе баллон высокого давления, разумеется, не может слу­жить источником воздуха для дыхания. Первое устройство на пути воздуха из баллона — вентильный механизм, часто называемый просто вентилем (фото 2.6 Б). Последний термин представляется ме­нее корректным, так как иногда этот механизм состоит из несколь­ких вентилей, включает дополнительные устройства, а в случае двух- или трехбаллонного блока — разветвленную систему трубок высокого давления. Входной патрубок вентильного механизма имеет внешнюю резьбу, которая вворачивается во внутреннюю резьбу горловины баллона. Отечественная промышленность выпускает бал­лоны и вентили с конической резьбой, которая герметизируется спе­циальными уплотнителями (например, свинцовым гнетом), равно­мерно наносимыми на всю поверхность резьбы. Иностранные балло­ны и вентили имеют цилиндрические резьбы и уплотнение за счет кольцевой пластиковой прокладки. Вентили из баллонов выкручива­ются только при техническом освидетельствовании последних и только квалифицированными специалистами. Внутрь баллона вен­тильный механизм обращен трубкой длиной в несколько сантимет­ров, имеющей одно или несколько отверстий, иногда забранных мел­кой металлической сеткой. Такое устройство значительно уменьша­ет вероятность проникновения в воздушные пути акваланга частиц ржавчины, которые, как правило, пересыпаются по стенкам баллона. Запорные вентили имеют правую резьбу, т.е. открываются также, как и водопроводный кран, против часовой стрелки.

Один из ключевых моментов строения вентильного механизма — устройство для выхода воздуха. Оно должно быть приспособлено для удобного, быстрого и надежного крепления редуктора — первой ступени регулятора. Сегодня имеется два международных стандарта такого крепления:

· Крепление посредством струбцины носит название YOKE (англ. — скоба, струбцина) или INT.

· Крепление посредством резьбы диаметром 5/8 дюйма — DIN. В обоих случаях герметизация достигается за счет кольцевой ре­зиновой прокладки.

Соединение по типу YOKE многие аквалангисты считают более удобным в обращении, но оно более громоздко и из — за ограничений по прочности материала не рассчитано на давление более 230 атм. Соединение типа DIN позволяет достичь большей прочности и рас­считано на давление до 300 атм. Есть два стандарта резьбы DIN бал­лонов и редукторов: более короткая — для снаряжения, рассчитанного на давление до 230 атм., более длинная — до 300 атм. Смысл этих различий в том, чтобы исключить присоединение редукторов на 230 атм. к баллонам с давлением в 300 атм., так как в этом случае резино­вое уплотнительное кольцо редуктора не доходит до предназначен­ной для него поверхности на выходе из баллона. При неправильном присоединении воздух в большом количестве будет уходить по резь­бе соединения, и использование такого комплекта полностью исклю­чено. Присоединение редуктора на 300 атмосфер возможно к любым баллонам.

Подавляющее большинство современных баллонов иностранного производства приспособлено к использованию в обоих в вариантах, как YOKE, так и DIN. Механизм прост: баллон имеет выход с резьбой DIN, в которую герметично вворачивается втулка, наружная поверх­ность которой соответствует стандарту YOKE (фото 2.6 В).

Помимо международных соединений, имеется российский стан­дарт крепления редуктора на баллонах — резьба диаметром 24 мм. В последнее время некоторые производители наладили выпуск пере­ходников, позволяющих совмещать отечественные и иностранные баллоны и редукторы. Новейшая разработка отечественной про­мышленности — аппарат АВМ—12— 1 имеет соединение междуна­родного стандарта DIN.

Форма вентильных механизмов может быть весьма разнообраз­ной. В наиболее простом однобаллонном блоке имеется единствен­ный вентиль и единственный выход (фото 2.6 Б). При этом возможны различия в расположении вентиля и выходного отверстия, не играю­щие принципиальной роли. Существуют следующие варианты усло­жнения конструкции:

4- Дополнительный выход с отдельным вентилем для крепления второго регулятора. Два регулятора часто используются для большей надежности при погружениях повышенной сложно­сти, например — в пещерах, в затопленных помещениях, подо льдом или просто в холодной воде, когда есть риск замерзания редуктора или легочного автомата (см. ниже). В случае ка­кой-либо неисправности с регулятором Вы можете переклю­читься на запасной. Дополнительный выход с вентилем может быть съемным — тогда вентильный механизм комплектуется заглушкой, закрывающей место присоединения.

· Выход для присоединения второго баллона. При использовании однобаллонного блока он закрыт наглухо; чтобы добавить второй баллон, открутите заглушку и подсоедините переходник.

· В двухбаллонном блоке возможно снабжение каждого баллона отдельным вентилем; иногда имеется третий — общий — вентиль.

Механизм отдельной подачи резервного объема воздуха — ме­ханизм резерва. Он был разработан для оповещения подводни­ка об израсходовании большей части воздушного запаса. В са­мом простом и распространенном международном варианте, резервный механизм располагается после основного вентиля и представлен пружинным клапаном, соединенным со специаль­ным вентилем и имеющим два положения: открытое и закрытое. Перед погружением вентиль резерва устанавливается в за­крытое положение, при котором клапан будет пропускать воз­дух, пока его давление превышает определенную величину (как правило, 30—50 атм.); при ее достижении пружина закрывает клапан. Если Вы заметили, что подача воздуха становится за­трудненной или прекращается, переведите вентиль резерва в открытое состояние и клапан снова начнет пропускать воздух. После этого Вы знаете, что пора подниматься на поверхность. Резервные вентили большинства современных аппаратов имеют рабочий ход около 90 градусов от закрытого до открытого состояния и приводятся в движение специальной тягой, идущей с правой сторо­ны вниз вдоль баллона и заканчивающейся у его основания. Откры­тие резерва производится правой рукой перемещением тяги вниз на несколько сантиметров.

У отечественных аквалангов резервный механизм иного устрой­ства: в трубке высокого давления, соединяющей два баллона, распо­ложен клапан, перекрывающий подачу воздуха из правого баллона, когда давление в нем падает примерно до 60—ти атм. Когда иссяк­нет воздух в левом баллоне, необходимо открыть резервный вен­тиль, выпускающий остатки воздуха из правого баллона. Открывание резерва в такой конструкции сопровождается характерным звуком, слышным как на воздухе, так и в воде — звуком перепуска воздуха из правого баллона в левый до выравнивания давления ме­жду ними. Таким образом, после открытия резерва в обоих баллонах остается приблизительно по 30 атм. Вентили резерва в отечествен­ных баллонах имеют такой же рабочий ход, как и вентили основной подачи — немногим более одного оборота — и левую резьбу, т.е. в отличие от вентилей основной подачи открываются по часовой стрелке. В широко распространенных аппаратах АВМ — 5 и АВМ — 7 вентиль резерва приводится в действие тросиком, намотанным на маховик. Тросик следует вниз вдоль баллона внутри защитного ко­жуха и заканчивается грушевидной ручкой с пружинными фиксато­рами (фото 2.7 А). Для открывания резерва необходимо нажатием на фиксаторы освободить ручку и потянуть ее вниз до отказа. Такой механизм ввиду своей сложности требует тщательного регулярного ухода в виде переборки и смазки. В аппаратах серии "Подводник" применено другое конструкционное решение: акваланг "перевер­нут", т.е. его нормальное рабочее положение — вентилями вниз;

вентиль резерва размещен под правой рукой подводника и открыва­ется без каких-либо дополнительных механизмов. Очевидное не­удобство такой конструкции — необходимость использования бо­лее длинного шланга, соединяющего редуктор с легочником, и пере­ворачивания баллона при каждом его надевании.

Насколько нужен резервный запаса воздуха? Его наличие обяза­тельно при отсутствии выносного манометра, показывающего дав­ление в баллонах. Если же такой манометр есть, механизм резерва становится дублирующим устройством, информирующим подвод­ника о том, что воздух на исходе. Вы можете залюбоваться красота­ми подводного мира и забыть вовремя взглянуть на манометр, но Вы не можете не заметить окончания основного запаса воздуха. С дру­гой стороны — любой механизм занимает объем, имеет вес и требу­ет ухода. Сегодня во всем мире налицо тенденция к отказу от меха­низма резерва, по крайней мере при погружениях в обычных усло­виях.

Крепление баллонов

В подавляющем большинстве случаев акваланги надеваются за спину как рюкзаки. Существуют и другие варианты: например, при подводном скоростном плавании или подводном ориентировании единственный баллон удерживается спортсменом за вентиль впере­ди на вытянутых руках. При креплении баллона за спиной возможны три разновидности конструкции:

1. Один или два баллона крепятся с помощью ремня (иногда — двух ремней) к жилету—компенсатору. Это наиболее распро­страненный в мировой практике способ крепления. В случае двухбаллонного блока часто используется пара крепежных бол­тов. Подробнее эти механизмы разбираются в главе, посвящен­ной компенсаторам плавучести,

2. Один или два баллона таким же образом крепят к специальной анатомической спинке, снабженной плечевыми и поясными ремнями.

3. Ремни крепятся к металлическим хомутам, охватывающим бал­лонный блок. Такой способ крепления используется в большин­стве отечественных аквалангов. У них, как правило, кроме пле­чевых и поясных ремней имеются брасовые — идущие между ног подводника. Назначение брасового ремня — предотвратить смещение акваланга наверх; неудобство — необходимость предварительного расстегивания при снятии или аварийном сбрасывании грузового пояса. Хорошо подогнанный по вашей талии поясной ремень делает брасовый необязательным. Сов­ременное любительское снаряжение международного стандар­та, как правило, не предусматривает его наличие.

Глава 2.4. Регулятор

В применении к аквалангу термин "регулятор" появился в лекси­ке отечественных подводников совсем недавно. До того в русском языке не существовало единого общепринятого термина для редук­тора, легочного автомата и соединяющего их шланга. Это было дос­таточно неудобно, что и вызвало быстрое заполнение пустого места в языке, как только широкому кругу пользователей в России стало доступно иностранное снаряжение и соответствующая литература. Английское "regulator" легко русифицировалось и прижилось как в устной речи, так и в литературе.

Основная задача регулятора — понизить высокое давление пода­ющегося из баллонов воздуха до давления окружающей среды и обеспечить подводнику возможность свободного вдоха и выдоха.

Допустимо техническое решение, при котором это будет происхо­дить в одном узле и в один этап. Однако наиболее удобным оказа­лось двухступенчатое уменьшение давления. На первом этапе оно снижается до уровня, превышающего давление окружающей среды на 5— 10 атм. Это происходит в узле, именуемом редуктором (first stage). Далее воздух подается в легочный автомат (second stage), где его давление выравнивается с давлением окружающей среды. Из легочного автомата воздух подается на вдох, и через него же проис­ходит выдох.

Первые акваланги имели так называемые совмещенные регулято­ры: редуктор и легочник располагались в едином корпусе непосредст­венно на выходе из вентильного механизма аппарата. С одной сторо­ны ко рту шел гофрированный шланг вдоха, входящий в мундштуч­ную коробку с загубником, с другой — из мундштучной коробки вы­ходил шланг выдоха, следующий за спину подводника в легочный ав­томат, где заканчивался клапаном выдоха. Так устроен первый отече­ственный серийный акваланг — АВМ— 1М. При горизонтальном по­ложении такого аппарата легочный автомат располагается выше лег­ких пловца. Давление воздуха, выходящего из легочника, равно дав­лению окружающей среды, а, значит, немного меньше давления дей­ствующего на легкие. Результат — затрудненный вдох при плавании. Если в таком аппарате перевернуться на спину — воздух все время будет подаваться на вдох. Гораздо удобнее оказалось использовать разнесенные системы, в которых редуктор крепится на вентильный механизм акваланга, а легочный автомат находится непосредственно около рта подводника. Редуктор и легочник в этом случае соединены гибким шлангом промежуточного давления. Сегодня именно так уст­роены все регуляторы, выпускаемые промышленностью для широко­го применения. Они называются "двухступенчатые регуляторы с раз­несенными ступенями редуцирования", и именно с их устройством и разнообразием мы знакомим Вас в настоящей книге.

Как быть левше? Совет начинающим подводникам

В течение нескольких десятилетий вся мировая промышленность выпускала регуляторы "под правую руку": шланг низкого давления обходит тело подводника и входит в легочник с правой стороны, что делает удобным выполнение всех манипуляций с легочником именно правой рукой. С изобретением компенсатора плавучести (глава 2.8) в левую руку подводника был вложен инфлятор — деталь компенсато­ра, на которой расположены кнопки регулировки плавучести. Сов­ременная промышленность, ориентированная на максимальное удобство для пользователей, выпускает инвертируемые легочники и компенсаторы, которые могут собираться, как в обычном варианте, так и в зеркальном: шланг к легочнику — слева, инфлятор компенса­тора — справа. Вопрос в том, насколько это нужно. Когда Вы овладе­ваете техникой плавания с аквалангом, ваши руки привыкают к вы­полнению некоторых стандартных действий с легочником и инфлятором компенсатора. Трудно сказать, на какую руку ложится более сложная, требующая лучшей координации нагрузка. Если Вы левша, это совсем не значит, что необходимые навыки в стандартном снаря­жении будут даваться Вам тяжелее, чем в "зеркальном". Привыкнув к "леворукому" снаряжению, Вам будет сложнее пользоваться стан­дартным. Если Вы абсолютно уверены, что всегда будете иметь при себе собственный инвертируемый комплект и никогда не окажетесь перед необходимостью воспользоваться каким — либо другим редук­тором или компенсатором — учитесь на том снаряжении, какое вам больше нравится. Если Вы допускаете иные ситуации — с самого на­чала привыкайте к стандартному варианту. Еще раз повторим, что мы не видим в нем каких-либо неудобств для левшей.

Глава 2.5. Редуктор

Основная задача редуктора — уменьшить давление воздуха, вы­ходящего из баллонов, до давления, превышающего давление окру­жающей среды на некоторую величину, в пределах 5—10 атм. (как правило, 8 — 9).

Базовые принципы работы различных моделей редукторов мало отличаются друг от друга. Рассмотрим наиболее простую конструк­цию. Редуктор, схема которого изображена на рисунке 2.6, имеет три камеры, подвижный поршень и пружину. Форма подвижного поршня такова, что его торцевые поверхности имеют различную площадь. По­верхность меньшей площади снабжена прокладкой из полимерного материала и при опускании поршня вниз (см. рисунок) закрывает со­бой отверстие, через которое поступает воздух из баллона. Эта поверхность именуется подушкой клапана, а закрываемое ею отверстие — седлом клапана. Вместе они образуют клапан редуктора. Поверх­ность большей площади обращена в верхнюю камеру редуктора. Вну­три поршня проходит канал, соединяющий нижнюю и верхние каме­ры редуктора. Средняя камера сообщается отверстием с окружаю­щей средой. Пока баллонный вентиль закрыт, пружина удерживает поршень в верхнем положении, при котором клапан редуктора от­крыт. При открывании вентиля воздух под высоким давлением устре­мляется через открытый клапан в нижнюю камеру редуктора, из кото­рой по каналу в поршне проходит в верхнюю камеру. Давление в обе­их камерах нарастает практически одновременно. Давление в верх­ней камере начинает действовать на поршень с возрастающей силой.

Сила давления воздуха на верхнюю поверхность поршня во столь­ко же раз превышает силу, оказываемую таким же давлением на ни­жнюю его поверхность поршня, во сколько площадь верхней поверх­ности превышает площадь нижней. Таким образом, указанные силы, действующие на поршень с двух сторон, уравниваются, когда давле­ние в верхней камере значительно уступает давлению на подушку клапана. Снизу на поршень действуют еще две силы: упругости пру­жины и давления окружающего воздуха или воды. Давление воздуха в нижней и верхней камере редуктора продолжает расти до тех пор, пока увеличивающаяся сила давления воздуха на поршень в верхней камере (сверху вниз) не превысит сумму трех сил, действующих в об­ратном направлении: давления воздуха на подушку клапана, давления окружающей среды и упругости пружины. Далее происходит закры­тие клапана редуктора. В большинстве систем площади поверхностей поршня и упругость пружины подобраны таким образом, что при ра­бочем давлении в баллонах полное закрытие клапана редуктора про­исходит при давлении в верхней камере, на 8 — 9 атм. превышающем давление окружающей среды. Это давление называется промежуто­чным. На поверхности оно равно соответственно 9 — 10 атм. Значение промежуточного давления на поверхности называется установоч­ным давлением редуктора. На глубине Юм давление в средней каме­ре редуктора увеличится на 1 атм. и, соответственно, на столько же увеличится давление в верхней камере редуктора, необходимое для закрытия клапана, т.е. промежуточное. Из нижней камеры редуктора имеется выход для подачи воздуха в легочный автомат. При вдохе да­вление воздуха в нижней и верхней камерах редуктора падает и кла­пан открывается, перепуская очередную порцию воздуха в редуктор. Таким образом, последний обеспечивает подачу воздуха под давлени­ем, на 8 — 9 атмосфер превышающим давление окружающей среды. Герметизация камер в описанном редукторе достигается кольцевыми резиновыми прокладками на поршне и в местах подсоединения шлангов высокого и среднего давления.

Мы привели пример классической конструкции редуктора, про­веренной более чем тридцатилетней практикой использования. По­добные устройства называются поршневыми несбалансированны­ми редукторами поточного действия. Что это значит и какие еще бы­вают типы редукторов ?

Поршневые и мембранные редукторы

Если подвижной деталью — управляющим элементом — является не поршень, а резиновая мембрана, соединенная со штоком клапана, такие редукторы называются мембранными (рис 2.7). Как правило, их устройство более сложно, они содержат больше подвижных дета­лей. Поршневые редукторы в целом более надежны и просты в тех­ническом обслуживании: замена кольцевых резиновых уплотните­лей — операция простая и быстрая. Смена мембраны — работа более сложная. Недостатком поршневого редуктора является подвержен­ность заклиниванию при образовании наледи на трущихся поверх­ностях поршня и стенки редуктора или при попадании в зазор меж­ду ними частичек грязи. Поэтому мембранные редукторы часто ис­пользуют при погружении в холодной или загрязненной воде. Более подробно этот вопрос разбирается ниже.

Поточные и противоточные редукторы (прямого и обратного действия)

В поточном редукторе клапан открывается в том же направлении, в котором через него идет воздушный поток, в противоточном — в противоположную сторону. Поршневые редукторы за редчайшим исключением всегда имеют поточный механизм, мембранные — противоточный.

Сбалансированные и несбалансированные редукторы

В описанном выше поточном поршневом редукторе давление воз­духа из баллонов служит одной из сил, открывающей клапан. Естест­венно, с расходом воздуха в аппарате, высокое давление падает, а значит, падает и промежуточное давление, т.к. все меньших и мень­ших усилий хватает на закрывание клапана редуктора. Результат — увеличение сопротивления дыхания при уменьшении запаса возду­ха. В редукторе с противоточным клапаном наблюдается обратная ситуация — промежуточное давление растет с падением высокого. Возможны разнообразные технические решения, исключающие влияние величины высокого давления на величину промежуточного до тех пор, пока первое превышает второе. Наиболее распростране­ны следующие.

1. Введение дополнительной поверхности поршня. Такое реше­ние, как правило, используется в мембранных редукторах. Вер­немся к схеме такового (рис. 2.7). Высокое давление действует на тарелку клапана в двух направлениях — на открытие и на за­крытие клапана. Вторая сила при этом превышает первую, так как развивается за счет давления на большую площадь. Это оз­начает, что чем ниже высокое давление, тем выше должно быть промежуточное, достаточное для закрытия клапана. Изменив форму поршня так, как показано на рис. 2.8, можно выровнять площади поверхностей, подвергающиеся воздействию высоко­го давления в сторону открытия и закрытия клапана. "Лишняя" поверхность при этом выносится в дополнительную камеру, за­полненную воздухом среднего давления. 2. Исключение воздействия высокого давления на управляющий элемент редуктора. Как правило, это решение используется в поршневых редукторах. Принципиальная схема такого реше­ния приведена на рис. 2.9. Нижняя камера здесь служит камерой высокого давления, а седло и подушка клапана меняются местами: подушка неподвижно располагается на торцевой сто­роне камеры высокого давления, а подвижным седлом служит нижняя оконечность поршня. Выход воздуха среднего давле­ния происходит из верхней камеры редуктора. При отсутствии высокого давления пружина удерживает поршень в верхнем положении — клапан открыт. При повышении давления в ниж­ней камере воздух проходит сквозь канал в поршне в верхнюю и по достижении в последней установочного давления клапан закрывается. Таким образом, полностью исключается воздей­ствие высокого давления на работу поршня. В данном случае весь поток воздуха проходит через канал в поршне, поэтому для обеспечения нормальной пропускной способности редуктора диаметр канала должен быть больше, чем в конструкции, изоб­раженной на рис. 2.6.

Расход воздуха

Расход воздуха — величина, характеризующая пропускную спо­собность редуктора. Расход воздуха измеряется количеством возду­ха в литрах, который способен пропустить через себя редуктор за одну минуту при постоянно открытом клапане. Эта величина во много раз превосходит реальный расход воздуха при погружении и характеризует возможную скорость прохождения воздуха через редуктор, которая должна превышать максимальную скорость по­тока воздуха, потребляемого легкими подводника при глубоком и резком вдохе. В противном случае в момент наиболее активного ды­хательного движения возрастает сопротивление дыханию. Боль­шинство современных редукторов имеют расход воздуха от 1 до 4 тыс. л/ мин.

Способы подсоединения редукторов к баллонам

Способы подсоединения редукторов к баллонным блокам подроб­но разобраны при описании последних. Большинство современных зарубежных производителей выпускают каждую модель редуктора как в YOKE, так и в DIN вариантах, причем они совместимы. Как пра­вило, узел крепления к баллону вкручен в редуктор с помощью стан­дартной резьбы, так что Вы можете вывинтить из редуктора струб­цину (YOKE) и вкрутить на ее место адаптер варианта DIN и наобо­рот. Впрочем, лучше не делать этого самостоятельно, а обратиться к квалифицированным специалистам. Так или иначе, приобретая ре­дуктор одного стандарта и адаптер другого, Вы можете пользоваться любым из них по своему усмотрению. Некоторые отечественные ре­дукторы имеют свой стандарт присоединения к баллонам. При необ­ходимости возможно использование дополнительных переходников с баллонов международных стандартов на наши редукторы и наобо­рот, но подобные переходники увеличивают количество соединений и размеры конструкции. Новейшая разработка отечественной про­мышленности — аппарат АВМ— 12—1 — имеет международное со­единение типа "DIN".

Выходы из редуктора

Выходы из редуктора часто именуются портами. Наиболее рас­пространенными вариантами, отвечающими современным между­народным требованиям, являются редукторы с 1 — 2 выходами высо­кого давления и 3 — 4 выходами среднего давления. Большинство ми­ровых производителей соблюдают единые стандарты обозначений и резьб портов. Порты высокого давления маркируются "HP" (high pressure) и имеют внутреннюю резьбу диаметром 7/16" (7/16 дюй­ма). Часто маркировка "HP" заменяются указанием высокого давле­ния в атмосферах на которое рассчитан редуктор, например, 200 или 300. Наличие одного выхода высокого давления обязательно для сов­ременных редукторов и необходимо для подключения выносного — расположенного на гибком шланге — манометра высокого давления (см. главу 2.10). Второй выход высокого давления может предназна­чаться для независимого подсоединения датчика давления индивиду­ального компьютера (глава 2.10). Выходы среднего давления как правило лишены маркировки и имеют стандартную внутреннюю резьбу 3/8" (иногда — 1/2"). Минимальное количество портов сред­него давления — три — предназначается для подсоединения:

· легочного автомата;

· компенсатора плавучести;

· запасного легочника или клапана поддува сухого костюма.

· Четыре порта среднего давления позволяют подключать запасной легочник и поддув сухого костюма одновременно.

Редукторы комплектуются заглушками к незадействованным портам.

Редуктор нового отечественного аппарата АВМ—12—1 — имеет 4 порта среднего давления международного стандарта — с внутрен­ней резьбой 3/8". Хорошо известные российским подводникам реду­кторы типа АВМ—5 имеют лишь один выход среднего давления, предназначенный для легочного автомата и имеющий внешнюю резьбу диаметром 18 мм. Выход высокого давления в этом редукторе отсутствует: укомплектованные ими акваланги либо имеют систему предупреждения подводника о скором окончании запаса воздуха в виде резервного механизма, как аппараты АВМ — 5 и АВМ — 7, либо в дополнение к системе резерва снабжены выносным манометром, от­ходящим прямо от баллонного блока, как в акваланге "Подвод­ник—2". Редуктор аппарата "Подводник—4" имеет выход высокого давления с внешней резьбой 14 мм и укомплектован выносным мано­метром. Выход среднего давления в этой модели также единствен­ный. Естественно, до начала свободного поступления в нашу страну снаряжения международных образцов, отечественные подводни­ки—умельцы создали различные варианты дополнительных портов для подключения жилета—компенсатора плавучести. Наиболее уда­чный вариант — подсоединение к резьбе, в которую должен вкручи­ваться предохранительный клапан редуктора, специального тройни­ка, имеющего резьбу для подсоединения предохранительного клапа­на и дополнительную резьбу для выхода среднего давления к компен­сатору. Возможен также "четверник" — с еще одним портом для за­пасного легочного автомата.

Как правильно задействовать порты редуктора?

Ответ прост: в стандартном снаряжении шланги к основному и за­пасному легочному автомату лучше всего располагать справа, а шланги поддува компенсатора и сухого гидрокостюма — слева (рис. 2.10, фото 2.8). Шланг высокого давления на манометр или компью­тер подсоединяется, как правило, с левой стороны. Во многих ино­странных редукторах есть механизм, позволяющий по вашему жела­нию выбрать оптимальное направление выходов шлангов среднего давления: та часть корпуса, на которой располагаются порты средне­го давления может поворачиваться вокруг своей продольной оси. Та­кой механизм называется турельчатым, или карусельным (swivel).

Общая компоновка редуктора

Наиболее распространенные варианты конструкций междуна­родного стандарта представлены на фото 2.9. Форма корпуса редук­торов разнообразна, но более — менее приближена к цилиндричес­кой, так как внутри любого редуктора имеется либо цилиндрический поршень, либо дисковидная мембрана. Продольная ось корпуса ре­дуктора либо параллельна, либо перпендикулярна оси крепления к аквалангу. В первом случае вся конструкция получается более ком­пактной. Именно так устроены недорогие редукторы, сочетающие простоту и надежность (фото 2.9 А). Такая компоновка позволяет расположить по окружности 4 или 5 выходов воздуха: один порт вы­сокого давления и 3 — 4 порта среднего давления. Большее количест­во портов неудобно размещать по одной окружности, а удлинение корпуса сделает редуктор опасным для вашего затылка.

Удлинение корпуса редуктора и размещение большего количест­ва выходов возможно при перпендикулярной ориентации корпуса относительно оси крепления к баллонному блоку (фото 2.9 Б, В). В та­ком случае один или два порта высокого давления размещаются око­ло крепления к баллонам, а 4 — 5 портов среднего давления — на дру­гом конце корпуса. Необходимо добавить, что порты среднего давле­ния могут располагаться на редукторе равномерно, а также со сме­щением на одну из сторон или попарно. При задействовании четы­рех равномерно размещенных портов два шланга оказываются на­правленными под некоторым углом назад от тела пловца. Цепляясь за окружающие предметы, эти порты причиняют лишние хлопоты, особенно при передвижении в пещерах, затопленных помещениях или в зарослях водорослей.

Третий вариант общего исполнения редуктора, показанный на фото 2.9 Г, Д, весьма компактен и, к тому же, позволяет использовать 2 порта высокого давления и 4 среднего. Расположение портов в ре­дукторе такой конструкции весьма удобно — даже при полном за­действовании портов все шланги направлены в стороны или под не­большим углом вперед. Оптимальное использование выходов пока­зано на фото 2.8. Подобным образом устроен редуктор отечествен­ного аппарата АВМ —12—1.

Общая компоновка других отечественных редукторов возможна в двух вариантах. В первом случае имеется единственный выход сре­днего давления, расположенный в основании редуктора напротив предохранительного клапана (фото 2.7 В), во втором — на этом месте помещен выход высокого давления, а выход среднего находится на крышке редуктора (фото 2.7 Г).

Замерзание редуктора

В редукторе воздух, выходящий из баллонов, расширяется и при этом охлаждается. Этого охлаждения может оказаться достаточно, чтобы при положительной температуре окружающей воды темпера­тура внутри редуктора опустилась ниже нуля. Результат — выпаде­ние водяного конденсата и образование наледи на внутренних по­верхностях редуктора.

Вероятность образования наледи зависит от температуры окру­жающей среды, интенсивности вашего дыхания (чем больше расши­ряющегося воздуха проходит через редуктор, тем сильнее он охлаж­дается) и влажности воздуха в баллонах. При неблагополучном сте­чении обстоятельств, образование льда в редукторе возможно при температуре воды + 10 °С и ниже. Наледь, образовавшаяся на рабо­чей поверхности клапана или соприкасающихся поверхностях поршня и корпуса редуктора, может нарушить нормальную работу механизма — что и называется замерзанием редуктора. В зависимо­сти от конкретных обстоятельств оно может привести к избыточной либо недостаточной подаче воздуха в систему среднего давления. Первое приведет к повышению давления и может вызвать самопро­извольную подачу воздуха легочником, второе — к затруднению ды­хания вплоть до полной невозможности вдоха. Современной про­мышленностью выпускаются редукторы, приспособленные для ра­боты в холодной воде: вероятность их замерзания ничтожно мала. Наиболее подвержены замерзанию части редуктора, соприкасающиеся своими трущимися поверхносностями с водой, заполняющей камеру давления окружающей среды. Как этого избежать? Есть два способа:

1. Изолировать воду в камере давления окружающей среды от трущихся поверхностей редуктора. Так, например, устроены мембранные редукторы (рис 2.7, 2.8).

2. Изолировать камеру давления окружающей среды от окружа­ющей воды. Это решение применяется как в поршневых, так и в мембранных редукторах путем заполнения упомянутой каме­ры специальной жидкой силиконовой смазкой и герметизации ее объема посредством небольшой резиновой прокладки. Дав­ление окружающей среды передается через прокладку на сма­зку внутри камеры и затем на поршень. Имеются модели мембранно-поршневых редукторов, в кото­рых используется комбинированная защита от замерзания. Мембра­на изолирует поршень от камеры среднего давления — чтобы избе­жать нарушения работы поршня за счет замерзшего конденсата из воздуха, а камера окружающего давления заполнена незамерзаю­щей смазкой.

Фильтрация воздуха

Все редукторы снабжены фильтрующими элементами, исключа­ющими попадание твердых частиц из баллонов в регулятор. В сов­ременных редукторах международного стандарта, как правило, применяются конические фильтрующие элементы, которые позво­ляют наиболее эффективно размещать фильтрующую поверхность в потоке воздуха. В отечественных редукторах используются ци­линдрические фильтры. И те и другие приспособлены для быстрой и удобной замены.

Глава 2.6. Легочные автоматы

Основная задача и принцип работы легочного автомата

Вспомним основы физиологии дыхательной системы человека:

вдох и выдох возможны лишь при условии, что давление вдыхаемого и выдыхаемого воздуха равно или почти равно внешнему давлению, действующему на легкие. Назначение легочного автомата именно в том, чтобы обеспечить это условие в течение всего дыхательного ци­кла и в течение всего погружения. Все легочные автоматы имеют мембрану в качестве управляющего элемента. Использование порш­ня принципиально возможно, но не оправдано ни конструктивно, ни технологически.

Корпус легочника поделен дисковидной мембраной на две каме­ры: водную и воздушную (рис. 2.12). Водная сообщается отверстиями с окружающей средой. На суше она содержит воздух, а при погруже­нии заполняется водой. В воздушную камеру посредством клапана вдоха открывается шланг с воздухом среднего давления, воздушная камера имеет выход с загубником и один или два клапана выдоха. Так же как и в редукторах, клапан вдоха в легочнике может быть по­точного или противоточного типа.

Итак, вентиль баллона открыт, загубник находится во рту. Кла­пан вдоха закрыт: если он поточный — его закрывает пружина, ес­ли противоточный (рис. 2.12) — среднее давление воздуха. Клапан выдоха также закрыт за счет собственной силы упругости. Давле­ния в водной и воздушной камерах равны друг другу и давлению окружающей среды. Когда мышцы грудной клетки совместно с диафрагмой развивают усилие вдоха, давление в воздушной камере начинает уменьшаться. Под действием неизменного внешнего дав­ления мембрана прогибается и нажимает на рычаг, соединенный с клапаном. Конструкции клапанов бывают достаточно разными, но во всех случаях движение рычага вызывает открывание клапана вдоха. Воздух из системы среднего давления начинает поступать в воздушную камеру легочника и далее — через загубник и дыхатель­ные пути — в легкие. При этом воздух на выходе из клапана расши­ряется, и его давление несколько падает по сравнению с давлением окружающей среды. Эта разница в современных легочных автома­тах не превышает 5 см водного столба и необходима для поддержа­ния клапана в открытом состоянии. Чем энергичнее вдох — тем сильнее прогибается мембрана и сильнее открывается клапан. Чем слабее усилие вдоха — тем меньше прогибается мембрана и мень­ше воздуха поступает в легочник. При завершении вдоха — точнее, когда наша мускулатура перестает развивать усилие необходимое для поддержания клапана в открытом состоянии и давление в камере легочника выравнивается с давлением окружающей среды — мембрана возвращается в исходное положение и клапан закрыва­ется.

Таким образом, для вдоха из легочного автомата дыхательная му­скулатура должна развить усилие в пределах 5 см водного столба, чтобы открыть клапан вдоха и поддерживать его в открытом состоя­нии. Для каждой модели легочника эта величина известна, обяза­тельно внесена в сопутствующую документацию и называется со­противлением вдоху. Слишком большое сопротивление вдоху раз­вивает усталость дыхательных мышц и вредно по ряду медицинских показателей.

Когда мы начинаем делать выдох, давление в воздушной камере возрастает до величины, необходимой для открытия клапана (кла­панов) выдоха. Эта величина называется сопротивлением выдоху и также не превышает в современных моделях 5 см водного столба. Когда усилие выдоха становится меньше этой величины, клапаны выдоха закрываются.

Величины, сопротивления вдоха и выдоха являются "сухопутны­ми", т.е. характеризуют работу легочного автомата на воздухе. При погружении в воду появляются дополнительные факторы, изменя­ющие усилия дыхания из акваланга. Если легочник находится на одном уровне с вашими легкими (рис. 2.13 А), величины сопротив­ления вдоха и выдоха примерно равны таковым на суше. Если лего­чник выше легких (рис. 2.13 Б), давление воды, действующее на мембрану и клапаны выдоха, несколько меньше, чем на ваши лег­кие, что слегка затрудняет вдох и облегчает выдох. Если же легоч­ный автомат ниже ваших легких (рис. 2.13 В) — вдох становится легче, выдох — тяжелее. Очевидно, что при погружении положе­ние вашего тела постоянно меняется, а вместе с ним меняются ди­намические характеристики работы легочного автомата. Сопроти­вление вдоху и выдоху может изменяться в зависимости от темпе­ратуры окружающей среды и глубины. Сильное течение или волны способны вызывать несанкционированную подачу воздуха увели


чив внешнее давление на мембрану. Несмотря на все эти обстоя­тельства, "сухопутные" величины сопротивления вдоха и выдоха остаются важной характеристикой его рабочих качеств и непре­менно должны указываться в технической документации легочного автомата.

Легочник обязательно должен обладать системой принудитель­ной подачи воздуха. В подавляющем большинстве случаев, в середи­не передней поверхности легочника (рис. 2.12) имеется кнопка, на­жатие на которую прогибает мембрану и открывает клапан вдоха. После нажатия кнопка возвращается на место пружиной. Принуди­тельная подача воздуха позволяет очищать воздушную камеру лего­чника от попавшей внутрь воды без выдоха, напрямую используя воздух из аппарата.

Так устроены наиболее простые модели легочных автоматов, удобные и надежные в эксплуатации и проверенные более чем 40-летним сроком применения. Однако конструкторская мысль не стояла на месте все это время, и с тех пор, появилось множество тех­нических решений, делающих легочные автоматы более комфорт­ными и безопасными. Основные усилия конструкторов были напра­влены на уменьшение сопротивления вдоху и выдоху, облегчение ре­гулировки этих параметров подводником, создание специальных не­замерзающих моделей. Помимо этого, разработано огромное коли­чество мелких приспособлений и хитростей, облегчающих эксплуа­тацию легочников. Рассмотрим наиболее часто встречающиеся ва­рианты современных легочных автоматов.

Материалы

Корпус большинства легочников выполнен из пластика, хотя есть и металлические модели. Передняя поверхность некоторых новей­ших образцов резиновая, что позволяет обходится без кнопки при­нудительной подачи воздуха — достаточно нажать в любом месте на мягкую переднюю поверхность легочного автомата.

Мягкие детали — мембрана, загубник, клапаны выдоха, — в сов­ременных моделях, как правило, изготовлены из силикона. Этот ма­териал имеет ряд преимуществ перед резиной: он мягче, эластичнее и — вместе с тем — долговечнее. Но и легочники с резиновыми дета­лями достаточно удобны. Средняя часть мембраны, соприкасающая­ся с рычажком, обязательно укреплена металлической или пластико­вой пластинкой.

Вход для воздуха среднего давления и составные элементы клапа­на вдоха выполняются из нержавеющих металлических сплавов. В некоторых моделях, специально приспособленных к погружению в холодной воде, элементы подвижных узлов изготавливаются из твер­дых и прочных водоотталкивающих пластмасс — во избежание об­разования наледи на трущихся поверхностях.

Остальные составные части легочника (кнопка принудительной подачи воздуха, регулировочные приспособления и т.д.) могут вы­полняться как из металла, так и из пластика. Поточные и противоточные (прямого и обратного действия) клапаны вдоха

Подавляющее большинство современных производителей под­водного снаряжения выпускает легочные автоматы с клапанами вдо­ха поточного типа. Это позволяет использовать редукторы без специальных предохранительных клапанов — повышение среднего давле­ния в системе вызывает открывание клапана вдоха легочного авто­мата, который и выпускает избыточный воздух (см. ниже). Отечест­венная промышленность производит легочные автоматы с клапана­ми вдоха противоточного типа. Их преимущество в уменьшении уси­лия вдоха при падении среднего давления, препятствующем открыванию клапана.


Сбалансированные и несбалансированные легочные автоматы

Если редуктор регулятора несбалансированный, среднее давле­ние постепенно уменьшается по мере падения высокого, если сба­лансированный — среднее давление будет постоянно при высоком, превышающем 20 — 30 атм., ниже этой величины — начнет посте­пенно уменьшаться. Когда давление в баллонах опускается ниже установочного давления редуктора, среднее давление, естественно, также начинает падать независимо от конструкции редуктора. Как в поточном, так и в противоточном клапанах величина среднего да­вления воздуха влияет на открывание клапана вдоха: в первом слу­чае — помогая ему, во втором — препятствуя. Понижение среднего давления помешает клапану открыться — а значит увеличит сопро­тивление на вдохе — в первом случае и, наоборот, облегчит откры­вание клапана во втором. Сбалансированные конструкции клапа­нов делают сопротивление вдоха практически независимым от из­менения среднего давления. По очевидным причинам это особенно актуально для поточных легочников. Наиболее распространенное техническое решение балансировки легочного автомата — введе­ние дополнительной поверхности, на которую оказывает действие среднее давление. Как Вы помните, подобное же решение исполь­зуется для балансировки редукторов и подробно обсуждается в гла­ве 2.5.

Уменьшение сопротивления вдоху

Сбалансированный легочник при уменьшении запаса воздуха в баллонах исключает рост сопротивления вдоху, но не влияет на эту величину саму по себе. Сопротивление вдоха состоит из начального усилия, необходимого для открывания клапана, и поддерживающе­го усилия, необходимого для сохранения клапана в открытом поло­жении. Для простых легочников, подобных изображенному на рис. 2.12, эти величины практически равны, а график изменения ды­хательного усилия от времени показан на рис. 2.14 А.

Множество технических решений, снижающих сопротивление вдоху, можно разделить на две группы: уменьшающие поддержива­ющее усилие и уменьшающие усилие вдоха в целом. Поддерживаю­щее усилие по времени в несколько раз продолжительнее начально­го, поэтому поиск технических решений, уменьшающих первое, бо­лее перспективен и актуален.

Наиболее распространенный вариант уменьшения поддержива­ющего усилия — использование эффекта инжектирования воздуха. Из закона Эйлера — Бернулли следует, что чем выше скорость потока газа, тем ниже его давление. В часы пик в метро самая большая дав­ка ожидает нас при входе на эскалатор, в самом начале сужения, а на самом эскалаторе, где развивается максимальная скорость потока — давление со стороны окружающих становится минимальным. Самое начало сужения в строгом понимании — это и есть самое широкое место, где давление максимально. Последнее утверждение спорно в применении к метрополитену, но ведь человеческий поток и не дол­жен строго подчиняться законом газовой динамики. Итак, если воз­дух выходит из клапана вдоха через узкое сопло с большой скоро­стью, давление в нем тем ниже, чем выше скорость потока. Обратим­ся к рис. 2.15 (общая схема эффекта). В результате усилия вдоха в воздушной камере легочника развивается пониженное давление, не


обходимое для открывания клапана. Получивший свободу воздух следует по трубке и через небольшое отверстие — сопло — вырыва­ется в воздушную камеру. Сопло направлено прямо на выход из ле­гочника и воздух "вдувается" в рот. Давление воздуха на выходе из сопла падает ниже давления в камере легочника за счет скорости по­тока. Образовавшееся разрежение в потоке вызывает уменьшение давления во всей камере легочника и поддерживает мембрану в во­гнутом состоянии, даже если усилие вдоха значительно уменьшится. Таким образом, клапан будет поддерживаться в открытом состоянии за счет самого воздушного потока.

В некоторых современных конструкциях легочников эффект инжектирования настолько силен, что усилие необходимо лишь для на­чальной фазы вдоха, а дальше воздух как будто сам "закачивается" в ваши легкие. Как только вы заканчиваете движение вдоха, скорость потока уменьшается, давление в воздушной камере возрастает и мембрана возвращается на свое место — клапан закрывается. Возмо­жные варианты зависимости усилия вдоха от времени для легочни­ков с инжекцией воздуха приведены на графике (рис. 2.14 Б). Как ви­дите, общая нагрузка по сравнению с диаграммой на рис. 2.14 А сни­жается в несколько раз, а значит — в несколько раз уменьшается ус­талость мышц, участвующих в дыхании подводника.

Применение байпасных (обводных) трубок


Строго говоря, это еще одно конструкторское решение использо­вания эффекта направленного воздушного потока. Подвижная пла­стинка (рис 2.16) меняет свое положение при каждом вдохе и выдо­хе. Во время вдоха за ней — в воздушной камере редуктора — созда­ется разрежение, поддерживающее мембрану в вогнутом состоянии.

Использование пилотажного клапана

Для уменьшения общего сопротивления вдоху используется кон­струкция с дополнительным клапаном, который называется регули­рующим (пилотажным). Рассмотрим ее принципиальную схему (рис. 2.17). Устройство обычного клапана вдоха усложняется введе­нием дополнительного изолированного объема (вокруг основного клапана) который соединен с камерой вдоха дополнительным клапа­ном меньшего размера — он и есть регулирующий. Основной клапан имеет не совсем обычную конструкцию: он "дырявый", т.е. в нем просверлено узенькое отверстие —дюза, через нее дополнительный объем сообщается с системой среднего давления. Регулирующий клапан открывается посредством рычага от мембраны, как обычный клапан в обычном легочнике. Основной клапан подчиняется исклю­чительно разнице давлений.

Итак, оба клапана закрыты, в дополнительном объеме — воздух под средним давлением. Когда за счет усилия вдоха понижается дав­ление в воздушной камере легочника, прогиб мембраны открывает пилотируемый клапан. Воздух из дополнительного объема выходит быстрее, чем поступает туда через дюзу основного клапана, и давле­ние в дополнительном объеме падает. Это приводит к открыванию основного клапана, сечение которого в несколько раз превосходит сечение регулирующего. Когда мембрана возвращается на место, ре­гулирующий клапан закрывается, через дюзу давление в дополнительном объеме выравнивается со средним давлением и основной клапан возвращается в исходное положение.

Каков смысл этого механизма? Чем меньше размер клапана, тем меньшее усилие, чтобы его открыть, и тем меньшее количество воз­духа может через него пройти. Пилотируемый клапан весьма мал и открывается минимальным усилием, количество же проходящего че­рез него воздуха недостаточно для дыхания, но достаточно, чтобы от­крыть основной клапан, который и обеспечивает нас необходимым количеством воздуха. Подобный механизм весьма сложен и имеет некоторую инерцию, но значительно уменьшает как начальное, так и поддерживающее усилие вдоха.

Внешние регулировки подачи воздуха

Дают возможность изменять сопротивление вдоха, не разбирая легочный автомат. Современные конструкции легочников могут быть снабжены двумя различными системами внешней регулировки подачи воздуха.

Регулировка начального усилия

Позволяет плавно изменять его как на суше, так и под водой. Ес­ли легочник, оказавшийся у Вас в руках, имеет вращающуюся голов­ку со стороны, противоположной входу шланга среднего давления — это означает, что Вы можете отрегулировать величину начально­го усилия вдоха так, как пожелаете (естественно, в пределах некое­го диапазона). Механизм регулировочного устройства весьма прост:

закручивая вращающуюся головку (как правило, по часовой стрел­ке) сжимаете закрывающую пружину клапана вдоха, тем самым увеличивая сопротивление вдоха; откручивая головку, ослабляете пружину, облегчая открывание клапана и уменьшая сопротивление вдоха.

Регулировка поддерживающего усилия

Как правило, имеется в легочных автоматах, использующих эф­фект инжектирования. В воздушной камере, на пути воздушного по­тока, размещается заслонка, приводимая в движение переключате­лем на внешней поверхности легочника. Переключатель и заслонка имеют два положения: в одном заслонка параллельна потоку возду­ха, в другом — перпендикулярна (фото 2.9 В). Первое положение — для пребывания под водой (dive), эффект инжектирования при этом действует в полной мере, облегчая вдох подводника. Второе положе­ние — для нахождения на поверхности (pre — dive); эффект инжекти­рования в этом случае "выключен", так как заслонка тормозит поток воздуха.

Зачем нужен такой переключатель? Находясь на поверхности, ча­сто бывает необходимым вынуть легочник изо рта — для переключе­ния на дыхательную трубку, снятия аппарата, разговора с партнерами или страхующими. Любой легочник, упав в воду в положении загубником вверх, за счет увеличения давления в водной камере нач­нет самопроизвольно стравливать воздух. При наличии инжекторного механизма к такому стравливанию больше подойдет слово "фонтанирование". Чтобы избежать этой неприятности, Вы переводите переключатель в поверхностное положение (pre—dive). Перед по­гружением, окончательно взяв загубник в рот, Вы ставите рычажок в подводное (dive) положение и начинаете спуск, наслаждаясь свобод­ной работой легочного автомата.

Для комфортности погружений в холодной воде немаловажную роль играет форма внешних регулировочных приспособлений: дале­ко не всегда они удобны для переключения рукой одетой в толстую перчатку. Если Вы не уверены, что будете пользоваться легочным ав­томатом исключительно в теплой воде, то выбирая для себя регуля­тор, наденьте перчатки толщиной около 5 мм и попробуйте в них пе­реключить режим и регулировать сопротивление вдоху.

Клапаны выдоха

Основная его задача — стравливание воздуха из легочного авто­мата при увеличении давления в воздушной камере. Чем меньше сопротивления выдоха — усилие необходимое для открывание кла­пана — тем легче выдыхать. В подавляющем большинстве легочных автоматов клапан выдоха выполнен в виде резиновой тарелочки, прикрепленной своей серединой к наружной поверхности корпуса легочника. Корпус под тарелкой пронизан расположенными по кругу отверстиями, ведущими в воздушную камеру легочного авто­мата, края тарелки прилегают к поверхности корпуса, играющей роль седла клапана. При равенстве давлений внутри и снаружи воз­душной камеры собственная упругость тарелки прижимает ее к седлообразующей поверхности корпуса. Создаваемое силой выдоха избыточное давление внутри воздушной камеры приподнимает клапан, выпуская воздух. С одной стороны, чем больше площадь по­верхности тарелки клапана и чем мягче ее материал, тем меньше будет сопротивление выдоху. С другой стороны, материал должен обладать упругостью, достаточной для закрывания клапана, а раз­мер последнего ограничен размером и конструкцией легочника. Системы выдоха легочных автоматов различаются по следующим признакам.

1. Количество и размер клапанов. Большинство легочных автома­тов имеет один клапан выдоха диаметром около 30 мм, некото­рые — два, но меньшего размера.

2. Материалом тарелки клапана может быть резина или силикон. Последний преобладает у современных моделей.

3. Традиционное расположение системы выдоха — в нижней час­ти задней поверхности легочного автомата. Легочник D—400 фирмы Scubapro имеет клапан выдоха, расположенный в цент­ре мембраны. Седлом клапана в этом случае служит силиконовая поверхность мембраны. При наиболее распространенных положениях тела подводника клапан выдоха подобной конст­рукции располагается в самой нижней части легочника, что способствует полному удалению воды из воздушной камеры при выдохе.

Приспособления, уменьшающие вероятность замерзания легочного автомата

Замерзание легочников происходит по тем же причинам, что и за­мерзание редуктора. Какой из узлов в большей степени ему подвер­жен? С одной стороны, воздушная камера легочника все время увла­жняется за счет выдоха, что, очевидно, повышает вероятность замер­зания. Вода также попадает в легочный автомат при подключениях и отключения от аппарата, выполняемых в воде. С другой стороны, легочник все время подогревается теплом выдыхаемого воздуха и имеет управляющий элемент в виде мембраны, а мембранный меха­низм, как Вы помните, менее подвержен замерзанию, чем поршне­вой. Таким образом, борьба с обледенением легочных автоматов — актуальная техническая задача, для решения которой используются различные способы. Рассмотрим некоторые из них на примере лего­чного автомата "ARCTIC" — одной из новейших моделей француз­ской фирмы "La Spirotechnique" — специально приспособленного для работы в холодной воде (фото 2.9 Г). Его конструкция отличается следующими особенностями:

1. Рычаг расположен с противоположной от воздушного входа стороны. Наибольшему охлаждению потоком расширяющего­ся воздуха (вспомним замерзание редукторов) подвергаются седло и подушка клапана вдоха. В большинстве легочников именно в этом месте находится подвижное соединение рычага. Перенесение его на противоположную сторону корпуса значи­тельно уменьшает вероятность заклинивания рычага в резуль­тате образования наледи.

2. Пластиковая муфта ограничивает теплообмен между поршнем клапана и рычагом, уменьшая охлаждение последнего.

3. Все подвижные металлические детали имеют водоотталкиваю­щее покрытие, препятствующее образованию наледи.

4. Специальная система обеспечивает теплообмен между охла­ждаемыми расширяющимся воздухом деталями легочного ав­томата и окружающей водой, температура которой, разуме­ется, выше точки замерзания. Эта система представлена на­ружными радиаторами, соединенными с клапаном вдоха вставками из материала, обладающего высокой теплопровод­ностью.

Существует и ряд других приспособлений для увеличения надеж­ности работы легочных автоматов в холодной воде:

· наличие двух мембран с заполнением пространства между ни­ми жидкой силиконовой смазкой;

· наличие двойного кожуха с заполнением промежуточного про­странства жидкой смазкой;

· увеличение эффективности обогрева внутреннего механизма легочного автомата теплом выдыхаемого воздуха путем созда­ния подвижных перегородок внутри воздушной камеры.

Перечисленные технические решения в значительной степени уменьшают вероятность замерзания легочника в холодной воде. Только помните, что кроме холодной воды бывает еще и значительно более холодный воздух. Если окунуть регулятор в прорубь, а потом, не слив воду, на некоторое время оставить на морозе, даже самая "арктическая" модель может превратиться в монолитный кусок льда. Поэтому, при работе в холодной воде и, тем более, зимой соблюдай­те следующие требования (особенно если Ваш регулятор не относит­ся к специализированным холодноводным моделям):

1. После каждого погружения регулятор необходимо высуши­вать и хранить до следующего погружения в сухом теплом по­мещении.

2. Старайтесь проводить сборку аппарата (присоединение регуля­тора к баллонному блоку) и его рабочую проверку в сухом теп­лом помещении.

3. Не допускайте попадания воды на регулятор до вхождения в воду.

4. Во время погружения не допускайте попадания воды в легоч­ник, по возможности не вынимайте загубник изо рта —как у поверхности, так и на глубине.

5. Старайтесь не пользоваться без крайней необходимости кноп­кой принудительной подачи воздуха.

6. Избегайте активных движений и большой физической нагруз­ки во время погружения.

7. Если температура воздуха ниже или чуть выше нуля старайтесь как можно меньше дышать из регулятора на воздухе.

Общая цель всех приведенных советов — исключить попадание воды в воздушные полости регулятора и уменьшить расход воздуха (а значит — охлаждение) через него, особенно — на морозе.

Идеально организованное погружение в холодную воду выглядит следующим образом: Вы полностью готовитесь к нему в сухом теп­лом помещении (в каюте судна, в отапливаемой палатке на льду водо­ема), там же подключаетесь к аппарату и после этого без промедле­ния погружаетесь в воду.

Для работы в холодной воде можно использовать аппарат с двумя выходами и двумя регуляторами: в случае замерзания одного из них Вы переключаетесь на другой. Регулятор, переставший охлаждаться за счет расширяющегося воздуха, как правило, оттаивает достаточно быстро.

Альтернативный источник воздуха

Альтернативный источник воздуха рассчитан на случай отказа подачи воздуха из аппарата вашего партнера или из вашего основно­го источника. Чаще всего используются следующие варианты аль­тернативных источников воздуха:

1. Запасной легочный автомат, или октопус — наиболее популяр­ный среди аквалангистов—любителей альтернативный источник воздуха. Использование октопусов при любых погружениях ре­комендовано всеми международными подводными организация­ми. Шланг среднего давления, идущий к легочнику, как правило, имеет длину 73 — 80 см, а к резервному легочнику — 100 см, что­бы вашему партнеру было удобнее им воспользоваться. Очень часто октопус окрашен в желтый цвет, что делает его легко за­метным. Октопус должен быть расположен так, чтобы его можно было легко достать в любой момент. Лучше всего пристегнуть ок­топус посредством специального карабина к одному из D — об­разных колец на передней части компенсатора плавучести. Подводная ассоциация PADI требует обязательного крепления октопуса на груди подводника в треугольной области, ограни­ченной подбородком и нижней границей грудной клетки. Такое расположение позволит вашему партнеру максимально быстро воспользоваться вашим октопусом при необходимости.

2. Запасной регулятор, прикрепленный к независимому выходу из баллона, обычно используется при погружениях в холодной во­де, когда есть вероятность замерзания редуктора. Легочный ав­томат запасного регулятора крепится подобно октопусу.

3. Дополнительный баллон емкостью 1—2 литра со своим регуля­тором — так называемый "пони—баллон" — представляет со­бой полностью независимый от основного альтернативный ис­точник воздуха. "Пони" обычно крепится с помощью ремня на основной баллон акваланга.

4. Инфлятор компенсатора плавучести, снабженный механиз­мом, подобным механизму легочного автомата (подробнее см. главу 2.8). Такой инфлятор позволяет дышать через систему по­дачи воздуха в компенсатор. Не забывайте, что перед каждым погружением необходимо про­водить рабочую проверку как основного, так и альтернативного ис­точников воздуха.

Предохранительный клапан регулятора

Никакой механизм не застрахован от повреждений. Неисправ­ность клапана редуктора может помешать ему закрыться полностью, что вызовет нерегулируемый рост промежуточного давления. Лю­бой регулятор обязательно должен иметь предохранительный кла­пан для стравливания избыточного воздуха из системы промежуточ­ного давления. В современных регуляторах используются два прин­ципиально разных технических решения:

· Поточный клапан вдоха легочного автомата одновременно слу­жит предохранительным клапаном системы промежуточного давления регулятора. Избыточный воздух в этом случае страв­ливается в воздушную камеру легочного автомата и далее — че­рез клапаны выдоха в окружающую среду. Именно так устрое­но большинство регуляторов иностранного производства.

· Специальный предохранительный клапан расположен на кор­пусе редуктора. Так устроены отечественные регуляторы, лего­чники которых имеют противоточные клапаны вдоха, закрыва­ющиеся тем сильнее, чем выше промежуточное давление. Если Вы располагаете необходимыми переходниками для сборки "гибридных" регуляторов из компонентов разных производителей, не забывайте, что наличие предохранительного механизма обяза­тельно для регулятора и ни в коем случае нельзя присоединять отече­ственный противоточный легочный автомат к иностранному редук­тору, лишенному предохранительного клапана.

Глава 2.7. Уход за аквалангом

От ухода за аквалангом зависит срок его эксплуатации и ваша бе­зопасность. Злейший враг баллонов — влага, создающая благоприят­ные условия для коррозии. Недопустимо попадание воды внутрь бал­лона. Никогда (даже в мелком бассейне!) не допускайте полного рас­ходования воздуха в баллонах, так как при этом клапаны легочного автомата и редуктора могут пропустить воду в баллонный блок.

Ежедневный уход

Под таковым мы понимаем уход за техникой при ежедневных или почти ежедневных погружениях. Он сильно зависит от условий экс­плуатации. После погружения в чистой пресной воде достаточно от­соединить регулятор от баллонного блока и просушить и то, и другое. При этом важно избежать попадания воды внутрь системы высокого и среднего давления. Наиболее удобный способ — продуть вход в ре­дуктор воздухом из баллона. Отсоединив регулятор от баллонного блока, Вы одной рукой удерживаете его рядом с выходом из баллона, а другой аккуратно приоткрываете вентиль, высушивая струёй воз­духа редуктор в месте его подсоединения к баллонному блоку — за­одно из его выхода удаляются капли влаги, попавшие туда при отсо­единении регулятора.

После этой несложной операции необходимо разместить баллон (баллоны) так, чтобы в воздушной выход не попадала вода (капли до­ждя, морские брызги) и мусор.

При транспортировке и хранении баллонов пользуйтесь специальными заглушками на выход из вентильного механизма. При их отсутствии — не оставляйте баллоны под открытым небом, если ожи­дается дождь, не бросайте их неприкрытыми на палубе судна, если штормит и летят брызги. Если эти требования невыполнимы — поло­жите баллоны выходом вниз.

Регулятор рекомендуется высушить в теплом помещении. Вы мо­жете повесить его, положить на стол или поместить в специальную сумочку с вентиляционной сеткой — главное, чтобы шланги высоко­го и среднего давления не имели сильных неравномерных перегибов и регулятор был защищен от воды и пыли. Очень полезно закрыть вход в редуктор специальной транспортной заглушкой, если таковая имеется. Не следует сушить регулятор под прямыми солнечными лучам их или в непосредственной близости от обогревательных уст­ройств. Если Вы погружаетесь очень часто, например — один—два раза в день, а сушка регулятора сопряжена с какими — либо пробле­мами, Вы можете оставить его влажным до следующего погружения (в пакете или сумке), но тогда особенно внимательно смотрите, что­бы капли воды не затекли в систему высокого и среднего давления.

Если Вы погружались в соленой или загрязненной воде, необхо­димо промыть аппарат чистой пресной водой. Эту операцию часто называют "опреснение". Есть различные его способы. Если в вашем распоряжении имеется большая ванна или шланг с пресной водой, Вы можете проводить опреснение по полной программе после каж­дого погружения: погружаете в пресную воду или омываете из шланга полностью собранный акваланг с открытым воздушным вен­тилем. Полезно несколько раз набрать и слить воду из воздушной камеры легочника периодически сопровождая это принудительной подачей воздуха. Однако такие технические условия далеко не все­гда доступны после погружения и обычно опресняют только отсо­единенный регулятор, а баллон остается неопресненным. Опуская регулятор в емкость с пресной водой, необходимо закрыть вход в ре­дуктор транспортной заглушкой или заткнуть пальцем, чтобы туда не попала вода. С той же целью следует избегать нажатия на кнопку принудительной подачи воздуха: при отсутствии давления в системе вода может попасть внутрь. После полного или частичного опресне­ния Вы размещаете баллонный блок и регулятор так, как описано выше.

Если опреснение сразу после погружения невозможно или скоро должно состояться следующее погружение, ваша задача — не дать ре­гулятору высохнуть в соленом или загрязненном состоянии. Вы дол­жны поместить его в полиэтиленовый пакет или любой другой влагоизолирующий объем до опреснения или следующего погружения.

Уход при длительном хранении

Перед длительным хранением без эксплуатации необходимо осо­бенно тщательно промыть чистой пресной водой и регулятор, и бал­лонный блок. Лучше всего опреснить их соединенными как описано выше. Возможно и раздельное опреснение — тогда нужно специаль­ной заглушкой или пальцем закрыть выход из баллона. Условия дли­тельного хранения те же, что и при регулярной эксплуатации, но тре­буют более строгого соблюдения. Старайтесь не замораживать ни баллоны, ни регуляторы, а последние храните в темноте. При дли­тельном хранении баллоны лучше всего располагать вертикально.

Берегите внешнее покрытие баллонов от повреждений. Там, где его целостность нарушается, неизбежно начинается коррозия метал­ла. Весьма эффективно предохраняют от нее специальные защитные сетки, закрывающие баллон наподобие чулка.

Берегите акваланг от ударов. Деформация может привести к взрыву.

Не оставляйте баллоны под прямыми солнечными лучами. При их нагревании давление воздуха может значительно возрасти — не сто­ит искушать судьбу.

Заряжайте баллоны только хорошо очищенным и осушенным воздухом.

В заключение напомним, что акваланг — это техника высокого да­вления, которая не терпит небрежного к себе отношения. Не поль­зуйтесь просроченными баллонами. Остерегайтесь покупать или брать в аренду баллоны или регуляторы у лиц, не имеющих на это со­ответствующих разрешений.

Описание технического обслуживания акваланга не входит в за­дачи настоящего руководства. Если Вы не имеете специальных зна­ний и соответствующей квалификации, обязательно обращайтесь за помощью к специалистам. Рекомендуется проводить технический осмотр баллонов и регуляторов ежегодно. Самодеятельность в обра­щении с техникой высокого давления недопустима!

Глава 2.8. Регулировка плавучести. Компенсаторы и грузовые пояса

Регулировка плавучести у аквалангиста

Ткани человеческого тела практически несжимаемы, за исключе­нием полостей, заполненных газами. Как Вы помните из главы 2.1, таковыми являются полости среднего уха и костей черепа, а также легкие и весь объем дыхательной системы. При погружении под во­ду давление во всех этих полостях уравнивается с давлением окру­жающей среды. Если Вы ныряете без акваланга, окружающее давле­ние сжимает Ваши легкие, увеличивая в них давление воздуха. Сог­ласно закону Бойля — Мариотта (глава 1.1), пропорционально увели­чению давления будет уменьшаться объем легких. Согласно закону Архимеда (глава 1.1), это приведет к уменьшению плавучести. Любой человек, сделав полный вдох на поверхности, имеет нулевую или положительную плавучесть, которая будет уменьшаться с каждым мет­ром глубины при погружении. Если Вы ныряете с аквалангом, объем ваших легких и при вдохе, и при выдохе соответствует таковому на поверхности (глава 3.2). Плавучесть подводника, снаряжение кото­рого состоит из первого комплекта и акваланга (т. е. без гидрокостю­ма, грузового пояса и компенсатора), может изменяться в зависимо­сти от двух факторов:

1. Заполненность легких воздухом. При вдохе плавучесть увели­чивается, при выдохе — уменьшается. Жизненная емкость лег­ких составляет в среднем 4—6 литров. Соответственно, измене­ние плавучести за счет вдоха — выдоха может достигать 4 — б кг.

2. Количество воздуха в акваланге. Большинство аквалангов в неза­ряженном состоянии имеют приблизительно нулевую плаву­честь. Сжатый воздух в наиболее часто используемых любителя­ми аквалангах весит 2—4 кг. Таким образом, в начале погруже­ния ныряльщик имеет несколько килограммов отрицательной плавучести, убывающих с расходованием воздуха из баллонов.

Использование защитного гидрокостюма (глава 2.9) практически не влияет на плавучесть подводника. Иначе обстоит дело при исполь­зовании теплоизолирующего гидрокостюма. Теплозащитные свой­ства определяются наличием воздуха либо в одежде под костюмом, либо в самом его материале, если это неопрен. Именно согревающий нас воздух создает положительную плавучесть костюма и вынужда­ет компенсировать ее грузовым поясом. Последний обычно подбира­ется таким образом, чтобы привести плавучесть подводника с пус­тым аквалангом к нулю на поверхности воды при неполном вдохе. Почему именно с пустым? Лучше иметь 2—4 кг отрицательной пла­вучести в начале погружения, чем столько же положительной в кон­це: положительная плавучесть затрудняет выдерживание декомпрессионных остановок или остановок безопасности и может приве­сти к непроизвольному выбрасыванию на поверхность.

Итак, имея слегка отрицательную плавучесть на поверхности во­ды, начинаем погружаться. Воздух в костюме сжимается с ростом да­вления окружающей среды и объем костюма уменьшается. Это явле­ние называют обжимом костюма. Его следствие — уменьшение пла­вучести с увеличением глубины. Насколько велика может быть раз­ница? Все зависит от количества одежды под сухим гидрокостюмом или объема самого костюма, если он сделан из неопрена. Ныряя в те­плой воде в 3 — миллиметровом монокостюме на глубину 10—15 м, Вы можете не обратить внимание на небольшие изменения плавуче­сти. Если же температура воды заставит Вас надеть костюм из 7 — мм неопрена, уменьшение плавучести на глубине 40 м может составить около 10 кг. Как быть в таком случае?

Сама природа подсказала решение. Все рыбы имеют плаватель­ный пузырь, позволяющий регулировать плавучесть, совершать вер­тикальные перемещения или зависать в толще воды без значитель­ных мышечных усилий. Но некоторые рыбы, например акулы, лише­ны плавательного пузыря. Природа наделила их другими способами изменять плавучесть —правда, гораздо менее эффективными. У акул отрицательная плавучесть: они поддерживают свое тело в толще во­ды за счет плавательных движений. Остановившаяся акула сразу на­чинает погружаться вниз. С подобными проблемами сталкивались некогда и подводные пловцы. Самым надежным способом обеспече­ния безопасности погружений было использование страхового кон­ца — веревки, опоясывающей водолаза, которую держит в руках че­ловек, стоящий на берегу, пирсе или катере. Настоящей революцией в подводном деле стало изобретение компенсаторов плавучести: под­дувая в них воздух, пловец увеличивает свою плавучесть, а стравли­вая его — уменьшает. Снаряжению, регулирующему плавучесть под­водника, посвящена эта глава.

Грузовой пояс

Грузовой пояс состоит из ремня и набора грузов. Ремень должен иметь пряжку, позволяющую быстро и удобно снимать и надевать пояс.

Пояс традиционной конструкции представляет собой тканевую ленту длиной около 1,5 м и шириной приблизительно 50 мм с надеты­ми на нее металлическими грузами и пряжкой (фото 2.10 А). Наибо­лее популярные пряжки дают возможность легко регулировать дли­ну грузового пояса прямо на себе, надежно фиксируются и позволя­ют быстро снять грузовой пояс в конце погружения или сбросить его в аварийной ситуации. Грузы делают из стали или свинца. Свинцо­вые более удобны, так как при том же весе имеют меньший объем. Особенно удобны грузы с полимерным покрытием, обеспечиваю­щим большую сохранность гидрокостюма. Каждый груз весит от 0,5 до 3 кг — более тяжелые используются крайне редко. Крупные грузы часто выполняются изогнутыми для более плотного прилега­ния к телу. Распределение веса на поясе должно быть равномерным. Если грузов немного, их лучше расположить по бокам.

Весьма комфортны мягкие грузовые пояса (фото 2.10 Б) с не­сколькими карманами для грузов или мешочков с дробью. Помимо комфорта, мягкий пояс с карманами дает возможность быстро изме­нять вес грузов, докладывая или вынимая их из карманов.

Подбор веса грузового пояса

Вес грузового пояса должен обеспечивать нулевую плавучесть пловца на поверхности воды в полном снаряжении, с полностью за­ряженным аквалангом, в состоянии среднего вдоха. Необходимый вес зависит от следующих факторов:

1. плавучести гидрокостюма и дополнительного утеплителя, если таковой имеется, (она положительна и, как правило, лежит в пределах от 3 до 15 кг);

2. суммарной плавучести остального снаряжения (как правило — отрицательна и лежит в пределах от 1 до 5 кг);

3. собственной плавучести ныряльщика (нейтральной или слабо­положительной в состоянии полного вдоха.);

4. солености воды, которая увеличивает плавучесть погруженных тел и необходимый вес грузов.

Большинство опытных подводников достаточно хорошо предста­вляют себе требуемое количество грузов для привычных условий. Однако использование нового костюма или погружение в воде с не­известной соленостью требует заново определять веса грузов.

Ассоциация PADI рекомендует подбирать вес грузового пояса та­ким образом, чтобы в полном снаряжении с заправленным баллоном при непрерывном равномерном дыхании уровень глаз подводника располагался на поверхности воды. В этом случае, подводник имеет на поверхности незначительную положительную плавучесть и мо­жет добиться отрицательной, сделав глубокий выдох. За время по­гружения вес подводника уменьшится на 2 — 4 кг за счет расхода воз­духа из баллонов и на эту же величину возрастет его плавучесть. Поэтому, чтобы избежать выбрасывания на поверхность в конце по­гружения, мы рекомендуем немного увеличить вес грузового пояса по сравнению с рекомендацией PADI, так, чтобы при равномерном дыхании плавучесть была нейтральной, т. е. чтобы подводник оказал­ся целиком погруженным в воду, но не начал тонуть.

Подбор требуемого количества грузов производится в полном снаряжении методом проб и ошибок. Не жалейте на это времени — правильно подобранный грузовой пояс во многом определяет ком­фортность и безопасность под водой, экономит ваши силы, воздух и время.

Компенсаторы плавучести

Немного истории

Появление компенсаторов плавучести в значительной степени увеличило автономность ныряльщиков с аквалангом, повысило ком­фортность и безопасность погружений. Сегодня, согласно правилам всех международных любительских подводных федераций, компен­сатор плавучести является обязательным элементом снаряжения ак­валангиста. Исключение возможно при использовании сухого кос­тюма с воздушным поддувом — он сам выполняет функции компен­сатора.

Первые модели компенсаторов были сделаны по типу надувных спасательных жилетов (фото 2.11 А). В английской терминологии эти компенсаторы называются Fenzy, или ABLJ — сокращение от Adjustable Buoyancy Life Jacket, что переводится как регулируемый спасательный жилет. В русском языке их чаще всего называют на­грудными компенсаторами. Камера, как правило, двухслойная: внут­ренняя камера сделана из резины или полиуретана, а внешняя — из прочной синтетической ткани. Наличие двух ремней — брасового и поясного — обеспечивает надежное крепление компенсатора.

Центральной деталью компенсатора является инфлятор — узел регулировки плавучести (фото 2.12 Е, Ж). Инфлятор состоит из пульта управления плавучестью и гофрированного соединительного шланга. Первые инфляторы имели единственный клапан, кото­рый открывался нажатием кнопки. Для поддува компенсатора не­обходимо было сделать вдох, вынуть загубник легочного автомата изо рта правой рукой, вставить в рот мундштук инфлятора левой рукой и сделать в него выдох, одновременно открывая клапан нажа­тием кнопки. Стравливание воздуха производится нажатием кноп­ки. Чтобы при этом не осталось воздушного пузыря в верхней час­ти компенсатора, необходимо держать инфлятор поднятым вверх на уровне головы.

Так как правая рука подводника используется для манипуляций с легочным автоматом, инфляторы компенсаторов принято распола­гать слева — под левую руку. Обязательный элемент компенсатора —предохранительный клапан, стравливающий избыточное давление воздуха в камере во избежание ее разрыва.

Описанная конструкция компенсатора значительно уступает в удобстве эксплуатации современным моделям, но даже в таком виде открывает пловцу необыкновенные возможности в освоении под­водного мира.

Чтобы упростить процесс поддува и создать автономный запас воздуха, компенсаторы стали снабжать баллончиками со сжатым воздухом объемом 400 мл. Приоткрыв вентиль, подводник может поддуть компенсатор, не выпуская легочник изо рта.

Серьезным достижением стало подсоединение компенсатора к аквалангу. Для этой цели к выходу среднего давления редуктора под­ключается специальный шланг, имеющий на другом конце быстроразъемное соединение. Ответная часть соединения находится на инфляторе компенсатора. Инфлятор дополнен вторым клапаном, на­жав на кнопку которого, вы поддуваете компенсатор воздухом из ак­валанга. По этой схеме работают все современные модели.

Заметным шагом вперед в развитии компенсаторов явилось испо­лнение их в форме жилета. Это нововведение сильно изменило внешний облик современного снаряжения. Основное преимущество подобной конструкции — в более удобном креплении жилета к под­воднику и более выгодном распределении положительной плавуче­сти. Новая форма позволила увеличить объем компенсатора. Поми­мо этого, жилет, снабженный полужесткой или жесткой спинкой, оказался весьма удобен для крепления баллонного блока акваланга.

Ниже более подробно разбирается разнообразие конструкций компенсаторов плавучести.

Форма компенсаторов

По форме компенсаторы можно разделить на три основные груп­пы: нагрудные, компенсаторы в виде жилетов и компенсаторы со спинной камерой плавучести. К компенсаторам первой группы отно­сятся классические и подковообразные нагрудные компенсаторы. Вторая группа объединяет модели с надувными и регулируемыми плечевыми ремнями. Компенсаторы третьей группы часто называ­ются крыловидными.

Классический нагрудный компенсатор

Основные достоинства этой модели — простота и надежность. Нагрудный компенсатор удобен для отдыха на поверхности, так как ориентирует тело лицом вверх и поддерживает голову над водой (рис 2.19 А). Поскольку компенсатор такого типа не выполняет функ­ции крепежа акваланга, он не испытывает значительных механичес­ких нагрузок при снятии и надевании акваланга на суше. Надевать такой компенсатор следует перед застегиванием грузового пояса, чтобы последний лег поверх крепежных ремней компенсатора — в противном случае грузовой пояс будет трудно снять. Нагрудный компенсатор имеет следующие недостатки:

· сильно смещает центр плавучести подводника вверх и вперед, создавая момент силы, запрокидывающий человека вверх и не­много назад (как было сказано выше, это очень удобно для от­дыха на поверхности, но весьма неудобно при плавании под во­дой);

· ограничивает нижний сектор поля зрения;

· компенсатор может ограничивать подвижность головы;

Нагрудный подковообразный компенсатор

Обладает всеми преимуществами и недостатками предыдущего варианта, но в меньшей степени нарушает балансировку плавучести.

Компенсаторы в виде жилетов

Сегодня это преобладающий тип конструкции компенсаторов плавучести (фото 2.11 Б—Е). Своей популярности он обязан следую­щим качествам:

1. Жилет — компенсатор удобен, плотно облегает тело подводника и равномерно передает на него поддерживающее усилие при надувании.

2. Практически не стесняет движений.

3. В гораздо меньшей степени, нежели нагрудные компенсаторы, смещает центр плавучести аквалангиста.

4. Позволяет достичь большего объема, чем нагрудные компенса­торы.

Среди компенсаторов — жилетов также можно выделить два типа конструкции: с надувными и регулируемыми ремнями.

Компенсаторы с надувным ремнями, или стабилизирующие (рис. 2.19 Б, фото 2.11 Б). Камера плавучести полностью повторяет форму жилета. Плечевые ремни, таким образом, являются частью камеры и позволяют воздуху свободно переходить из нижней час­ти жилета в верхнюю и обратно при любом положении компенсато­ра. Эти жилеты наилучшим образом поддерживают человека на по­верхности в положении отдыха, так как запас плавучести размещен равномерно вокруг туловища, в том числе в плечевых ремнях. По­добный покрой камеры позволяет максимально увеличить ее объ­ем.

Компенсаторы с регулируемыми плечевыми ремнями, короткое название — регулируемые компенсаторы (рис 2.19 В, фото 2.11 В — Е). Плечевые ремни не надувные, каждый имеет быстроразъемную пряжку, которая также позволяет менять его длину. Все действия с пряжкой можно выполнять прямо на себе, не снимая компенсатора. Помимо очевидного удобства при надевании, снятии и регулировки размера, запас плавучести таких компенсаторов в меньшей степени сдвигает центр плавучести подводника вверх (при вертикальном по­ложении тела), нежели в моделях с надувными ремнями. Следова­тельно, уменьшается переворачивающий момент, что весьма прият­но при плавании.

Компенсаторы с задней камерой, или крыловидные (рис 2.19 Г, фото 2.11 Ж). Камера плавучести целиком располагается в спинной части, не заходя не только в плечевые ремни, но и в боковые части компенсатора. Такая форма позволяет достичь максимально удобной балансировки плавучести для плавания, но гораздо менее удобна для отдыха на поверхности, так как в полностью надутом состоянии на­клоняет подводника вперед.

Материал камеры плавучести

Большинство современных компенсаторов имеют одностенную камеру плавучести из высокопрочного нейлона с нанесенным на него изнутри слоем полиуретана. Нейлон служит основой, опреде­ляющей прочность компенсатора. Прочность нейлона измеряется в единицах "DEN". Наиболее часто используется нейлон 420, 840 или 1000 DEN. Полиуретан обеспечивает водогазонепроницаемость ма­териала. Двустенные, или двухкамерные компенсаторы имеют две оболочки: внутреннюю герметичную из полиуретана и внешнюю несущую из нейлона. Последняя снабжена застежкой "молния", ко­торая позволяет вынимать внутреннюю камеру для ремонта или за­мены.

Размерные характеристики

Нагрудные компенсаторы как правило выпускаются одинакового размера и их регулировка по фигуре осуществляется изменением длины крепежных ремней. Большинство моделей компенсато­ров — жилетов имеют несколько размеров, обычно от 3 (S, M, L) до 6 (XS, S, М, ML, L, XL). Примеряя компенсатор, выпустите из него воз­дух. Если компенсатор Вам подходит, его передние края должны сой­тись полностью. Разница в несколько сантиметров не принципиаль­на и легко компенсируется регулировкой поясного ремня. Не забы­вайте, что надевать компенсатор приходится, как правило, на кос­тюм. Регулируемые компенсаторы (с изменяемой длиной плечевых ремней) имеют больший диапазон пригодности по размеру, нежели жилеты с надувными ремнями.

Объем камеры плавучести

Зависит от модели компенсатора и его размера. Так, например, компенсатор "Spectrum 1" фирмы SeaQuest имеет объем 8 л при раз­мере XS и 20 л при размере XL. Объем компенсатора характеризует максимальную плавучесть, которую он может сообщить. Для практи­ческих расчетов мы можем пренебречь весом воздуха и плавучестью пустого компенсатора, которая немногим отличается от нулевой, считать, что объем воздушной камеры в литрах соответствует плаву­чести полного компенсатора в килограммах в пресной воде. В соле­ной воде, согласно закону Архимеда, плавучесть немного больше.

В специальной литературе используется характеристика: высота от рта подводника до поверхности воды, измеряемая сантиметрами, которую обеспечивает компенсатор данной модели в полностью на­дутом состоянии. При тестировании различных моделей использо­вался подводник среднего роста в мокром монокостюме толщиной 4мм с грузовым поясом 4 кг и стальным 12-литровым баллоном мас­сой 18 кг, испытания проходили в пресной воде, измерение проводи­лось в момент нормального вдоха. Для большинства современных моделей полученная величина колеблется от 10 до 20 см.

Механизм крепления баллонов

Этот пункт касается только компенсаторов—жилетов, так как на­грудные компенсаторы надеваются независимо от акваланга. Ком­пенсатор — жилет имеет встроенную жесткую или полужесткую пла­стиковую спинку, снабженную одним или двумя ремнями с замками для прикрепления однобаллонника (фото 2.12 В, Г). В простейшем случае один ремень обхватывает баллон и закрепляется с помощью специальной пряжки. На рис. 2.20 показаны самые распространен­ные конструкции пряжек. Все они легко и надежно застегиваются, создавая натяжение ремня, и при необходимости расстегиваются без значительного усилия. Некоторые модели компенсаторов снаб­жены дополнительным страховочным ремешком, который обхватывает горловину баллона и удерживает его в случае самопроизвольно­го расстегивания основного ремня. Наиболее жесткая фиксация бал­лонов достигается при применении двух основных крепежных рем­ней, но такой вариант встречается нечасто: одного ремня с исправ­ной пряжкой вполне достаточно для надежного прикрепления балло­на к жилету—компенсатору. Это один из ключевых моментов подго­товки индивидуального снаряжения подводника. Небольшая ошибка может привести к отсоединению баллона от компенсатора, что в луч­шем случае заставит Вас прекратить погружение. Поэтому обяза­тельно соблюдайте следующую последовательность действий:

1. Убедитесь в целостности ремня и пряжки (ремней и пряжек) компенсатора.

2. Намочите крепежный ремень (ремни) водой для увеличения эластичности материала. Если Вы затянете сухой ремень, то, намокнув при погружении, он растянется и ослабнет.

3. Прижмите баллон и спинку компенсатора друг к другу и на­деньте петлю ремня на баллон. Выход из баллона должен быть немного выше верхнего края спинки компенсатора и направ­лен в сторону последнего, т.е. к спине подводника.


4. Возможны два способа дальнейшей сборки:

А. Баллон расположен вертикально, Вы стоите со стороны ком­пенсатора и прижимаете его к баллону коленями. Б. Баллон лежит горизонтально на компенсаторе, Вы прижима­ете его сверху руками.

На качающейся палубе корабля удобнее производить сборку последним способом, а на песчаном пляже, илистом берегу или на камнях с острыми краями (острыми ракушками, морскими желудями и пр.) пользуйтесь первым, во избежание порезов ткани и засорения клапанов.

5. Если ваш компенсатор имеет пластиковую пряжку (рис. 2.20 А), ремень должен быть заправлен в окно 2, а затем 1, как показано на рис. 2.20 Б, а металлическое кольцо — если оно есть —наде­то на предназначенную для него скобу. В этом положении Вы затягиваете ремень как можно туже, соблюдая правильное по­ложение баллона. Затем, одной рукой придерживая ремень в пряжке, чтобы не дать ему ослабнуть, другой рукой продеваете свободный конец ремня в окно 3. Остается защелкнуть пряжку и зафиксировать "липучку". Если Вы забыли как заправить ре­мень в пряжку, не расстраивайтесь — на нижней поверхности пластиковых пряжек, как правило, есть схема. Если пряжка вашего компенсатора металлическая (рис. 2.20 В), надо отрегулировать длину ремня, передвигая кольцо в петле таким образом, чтобы оно надевалось на пряжку с минималь­ной слабиной ремня. Затем, контролируя правильное положе­ние баллона, Вы защелкиваете пряжку. Берегите пальцы: уси­лие, с которым пряжка ложится в окончательную позицию, мо­жет быть достаточно велико.

6. Проделайте то же самое со вторым крепежным ремнем, если он есть.

7. Застегните страховочный ремешок, если он есть, на горловине баллона (под вентилем) и выберите его слабину с помощью ре­гулировочной пряжки.

8. Проверьте прочность крепления, приподняв компенсатор с баллоном за лямки. Если баллон при этом сдвинулся относи­тельно компенсатора, внимательно прочитайте еще раз настоя­щее описание и повторите процедуру сначала. В большинстве современных моделей спинка имеет два отверстия для крепления двухбаллонного блока болтами. При этом использует­ся дополнительный набор крепежа, включающий два болта, пласти­ковые вставки и ремень.

Инфлятор

Для начала рассмотрим варианты расположения кнопок поддува и сброса воздуха. В современных инфляторах используются две ос­новные схемы: классическая и односторонняя.

Классическое расположение кнопок — наиболее распростра­ненный тип инфлятора, проверенный несколькими десятилетиями эксплуатации (фото 2.12 Е, Ж). Кнопка поддува воздуха от ап­парата находится сбоку инфлятора, напротив места подсоедине­ния шланга среднего давления, а кнопка клапана стравливания воздуха (она же — ручного поддува) — располагается на вершине инфлятора. Его удобно держать в руке, пространственное удале­ние кнопок друг от друга и их разно направленность исключает возможность перепутать их. Это особенно актуально при исполь­зовании толстых перчаток, значительно уменьшающих чувстви­тельность пальцев. На фото 2.12 представлены две модели такого типа: Е — крупный инфлятор, клапаны которого имеют большую пропускную способность, и Ж — для любителей компактного ди­зайна.

Одностороннее расположение кнопок. Обе кнопки управления плавучестью находятся на одной стороне уплощенного инфлятора, рядом друг с другом. Кнопки сделаны разной формы, чтобы их было удобнее различать на ощупь.

Все модели современных инфляторов, позволяют надувать ком­пенсатор в ручном режиме, т.е. за счет выдоха, как это делалось до подсоединения компенсатора к аппарату (см. выше). Некоторые мо­дели с той же целью снабжены анатомическими загубниками. Безу­словно, загубник удобнее удерживать во рту, но подключаться быст­рее к овальной трубке небольшого диаметра, имеющей резиновую окантовку. Предпочтение любого их этих вариантов — дело вкуса. Возможность подключения пловца к инфлятору дает возможность вдоха из компенсатора в случае аварийного прекращения подачи воздуха из баллонов.

Для большого удобства дыхания из компенсатора созданы модели инфляторов, совмещенных с дополнительным легочным автоматом (фото 2.11 В, Г). При этом кнопка принудительной подачи воздуха че­рез легочник находится в торцевой части узла, а кнопки управления плавучестью размещаются с одной стороны инфлятора. Такой ин­флятор можно использовать в экстремальной ситуации для дыхания напарника— т.е. в качестве запасного легочного автомата. Правда, описанная система имеет и ряд недостатков:

1. Снаряжение пополняется сложным узлом, требующим ухода и технического обслуживания.

2. В отличие от октопуса, зафиксированного специальным кара­бином, инфлятор более уязвим для случайных ударов или попа­дания внутрь частичек грязи. Это особенно актуально при ра­боте на грунте или в густых зарослях.

3. Продолжительное дыхание партнера через такой инфлятор не очень удобно, а один вдох можно сделать и из обычного инфля­тора.

Резюмируя, отметим, что совмещенный с легочным автоматом инфлятор никоим образом не заменяет октопуса — запасного легоч­ника, но если Вы готовы на дополнительные расходы и не возражае­те против одностороннего размещения кнопок регулировки плавуче­сти — вдох из подобного инфлятора значительно проще, чем из обычного.

Мы рассмотрели лишь наиболее распространенные варианты конструкции инфляторов. Если Вы берете снаряжение напрокат, обязательно перед входом в воду обратите свое внимание на распо­ложение кнопок инфлятора своего компенсатора. Неплохо бы также ознакомиться с инфляторами ваших партнеров на случай оказания им помощи под водой.

Предохранительные и дополнительные стравливающие клапаны

Наличие предохранительного клапана обязательно для любого компенсатора плавучести. Его назначение — стравливание лишнего воздуха, когда давление воздуха внутри камеры компенсатора зна­чительно превышает давление окружающей среды, с целью предо­хранения камеры от разрыва. Помимо этого, многие модели компен­саторов имеют дополнительные стравливающие клапаны, расход воздуха которых превышает таковой у стравливающего клапана ин­флятора. Эти клапаны удобны для быстрого сброса лишней плавуче­сти. Как правило, дополнительные и предохранительные функции совмещены в одном клапане. Он может открываться как избыточ­ным внутренним давлением компенсатора, так и подводником с по­мощью специальной тяги. Наиболее часто встречаются:

· правый наплечный клапан, тяга которого спускается по плече­вой лямке на правую сторону груди;

· левый наплечный клапан: либо предохранительный, либо снаб­женный тягой, следующей внутри шланга к инфлятору, — в по­следнем случае он открывается оттягиванием инфлятора. Ис­пользование наплечных клапанов удобно для быстрого стравливания воздуха при положении пловца головой вверх;

· поясной клапан. Удобен для быстрого стравливания воздуха при положении головой вниз.

Некоторые модели компенсаторов имеют все описанные вариан­ты клапанов.

Наличие автономного запаса воздуха

Наиболее обычный вариант — баллон емкостью 0,4 л с рабочим давлением 150—300 атм. После появления компенсаторов, подклю­чающихся к аквалангу, эти баллончики используются как аварий­ные. В большинстве современных моделей компенсаторов преду­смотрен выход для подсоединения такого баллона (фото 2.12 Д); при отсутствии последнего выход закрыт заглушкой. Аварийный бал­лончик дает возможность надуть компенсатор при отказе механиз­ма поддува от акваланга. Несмотря на такое удобство, использова­ние 0,4-литровых баллонов не стало на сегодняшний день массо­вым. Дело в том, что они хотя и имеют миниатюрные размеры, все же являются сосудами высокого давления и требуют соблюдения всех необходимых правил эксплуатации и ухода. Эти хлопоты поч­ти не зависят от размера баллона и практически равны заботам по уходу за аквалангом. Не говоря об остальном, Вы должны перед ка­ждым погружением проводить рабочую проверку баллончика, включающую измерение давления и проверку исправности венти­ля. К сожалению, авторы слишком часто сталкивались на практике с халатным отношением к аварийным баллонам. При их отсутствии в экстремальной ситуации остается одна крайняя мера — сброс грузового пояса. Наличие баллончика дает возможность не спе­шить с ней. Как правило, аварийные ситуации связаны с отказом системы подачи воздуха, это означает, что для принятия решения остаются считанные секунды. Если они потрачены на открывание баллончика, а тот по каким-либо причинам не оправдал ваших на­дежд, то на сбрасывание пояса может просто не хватить воздуха. Мы рекомендуем использовать аварийные баллоны только при на­личии опыта и острой необходимости, т. е. при погружениях повы­шенной сложности.

Поясной ремень

Нагрудные компенсаторы обязательно снабжены поясным рем­нем с быстро застегивающимся замком и пряжкой, регулирующей длину ремня. Поясной ремень компенсаторов — жилетов может быть оснащен либо замком, либо застежкой типа "липучка" — последняя становится все более и более популярной.

Бросовый ремень

Брасовым называется ремень, пропускаемый между ног подвод­ника. Этот элемент крепежа обязателен для нагрудных компенсато­ров, так как в противном случае компенсатор может сместиться на­верх или даже сорваться с шеи подводника. Компенсаторы — жилеты иногда тоже комплектуются брасовыми ремнями.

Дополнительные ремни

Большинство компенсаторов — жилетов имеют один или два допо­лнительных ремешка с быстроразъемными замками. Их назначение — стягивать передние края жилета.

Навесной крепеж

Металлические или пластиковые D — образные кольца предназна­чены для крепления дополнительных элементов снаряжения. Многие компенсаторы снабжены пластиковыми зажимами для фиксации шланга выносного манометра, приборной консоли или компьютера.

Карманы на компенсаторах

Позволяют быстро и удобно разместить дополнительные грузы, если грузовой пояс оказался недостаточно тяжелым, убрать приборную консоль, взять с собой декомпрессионную таблицу или карту с проложенным курсом. Карманы должны иметь отверстия для стока воды на поверхности.

Специализированные грузовые карманы

Некоторые модели имеют специальные карманы для размещения достаточного количества грузов, что позволяет обходиться без грузо­вого пояса или уменьшить его вес. Такая система обязательно снаб­жена механизмом аварийного сбрасывания грузов. Бесспорно, по­добные компенсаторы создают высочайший комфорт под водой, но при этом не лишены недостатков: комплект компенсатор—баллон, который и так редко весит менее 20 кг, дополняется еще нескольки­ми килограммами. Хорошо, если ваш тоненький костюм не требует более 3 — 5 кг груза, но чаще бывает необходимо иметь 8 — 12 кг бал­ласта. Последовательное надевание пояса и аппарата значительно проще, чем 30 — килограммового продукта их слияния.

***

Таковы основные характеристики разнообразия компенсаторов плавучести. Выбор конкретной модели во многом определяется стоя­щими перед Вами задачами, в остальном — вкусом. Безусловно, ком­пенсаторы—жилеты обеспечивают подводнику больший комфорт, нежели нагрудные. Зато последние долговечнее, так как не испыты­вают на себе тяжести акваланга при надевании и снятии на суше.

Уход за компенсатором плавучести

Так же как и при описании ухода за аквалангом мы будем опери­ровать понятиями ежедневного ухода и ухода в период длительного хранения.

Ежедневный уход. В процессе эксплуатации старайтесь помень­ше нагружать компенсатор весом акваланга, переносите собран­ный комплект "жилет — аппарат" только за специально приспособ­ленную ручку, не пренебрегайте возможностью надевать его в по­ложении сидя. После погружения слейте воду из компенсатора, ко­торая неизбежно набирается туда при стравливании воздуха под водой. Для этого необходимо поддуть в компенсатор воздух, распо­ложить его таким образом, чтобы один из стравливающих клапанов оказался в нижнем положении относительно остальных частей компенсатора, выдержать его в таком положении несколько секунд и, открыв клапан, слить воду. Желательно повторить это несколько раз до полного выхода воды и закончить процедуру стравливанием воздуха через инфлятор, чтобы продуть его от капельной влаги. Крайне желательно после погружения в соленой воде промыть ком­пенсатор пресной водой как снаружи, так и изнутри. Для последне­го необходимо опустить поддутый компенсатор в емкость с пре­сной водой и открыть один из стравливающих клапанов, после чего слить набравшуюся внутрь воду. Опресненный компенсатор жела­тельно повесить для просушки в надутом состоянии, не подвергая его действию прямых солнечных лучей. Если Вы лишены возмож­ности опреснить компенсатор, не высушивайте его, а уберите в ак­куратно сложенном виде в сумку до следующего погружения или опреснения.

Перед длительным хранением нужно особенно тщательным об­разом промыть компенсатор пресной водой. Необходимо добиться, чтобы вода после внешней и внутренней промывки была пресной на вкус. Для окончательной внутренней промывки можно отвернуть заглушку узла подсоединения аварийного воздушного баллона, если таковой имеется. Образовавшееся отверстие удобно для заполне­ния компенсатора пресной водой. Сливать ее лучше через клапаны, чтобы в них не осталось соли. Особое внимание надлежит уделить промывке инфлятора. Хранить компенсатор лучше в надутом виде, повесив его или поставив на что-либо. Необходимо защитить его от прямого солнечного света и не располагать вблизи отопительных агрегатов.

Рабочая проверка компенсатора

Рабочая проверка компенсатора должна проводиться перед каж­дым погружением вместе с рабочей проверкой аппарата. Подклю­чите компенсатор к аппарату (если это предусмотрено моделью) и проверьте исправность клапана поддува. Обязательно проверьте ис­правность всех стравливающих клапанов пробными нажатиями. Для проверки предохранительного клапана (клапанов) надуйте ком­пенсатор полностью и аккуратными нажатиями на кнопку автома­тического поддува добейтесь срабатывания клапана. Если Ваш ком­пенсатор не подсоединяется к аппарату, добейтесь срабатывания предохранительного клапана, обжав компенсатор руками. Незави­симо от степени совершенства Вашего снаряжения обязательно включите в проверку ручную поддув компенсатора. Проверьте целостность и исправность всех крепежных элементов компенсато­ра Плавучести.

Грамотное использование компенсатора плавучести во много раз увеличивает комфортность и безопасность подводных погру­жений.

Глава 2.9. Костюмы

Использование гидрокостюма необходимо при погружениях поч­ти всегда. В теплых тропических водах актуальна защита тела от со­прикосновений с ядовитыми животными. Несколько поколений под­водников использовали для этой цели рубашку и джинсы. Сегодня выпускаются специальные защитные костюмы. Они выполнены из тонкого нейлона, плотно облегают тело подводника, не сковывают движений, практически не меняют плавучести и почти не влияют на теплообмен с окружающей средой.

Всем понятна необходимость использования теплоизолирующих гидрокостюмов при погружениях в холодной воде. Но что есть "хо­лодная" вода для подводника? Аквалангист начинает замерзать рань­ше пловца без акваланга, поскольку движения первого, как правило, менее активны. Точного значения температуры воды, ниже которого становится необходимым использование теплоизолирующего гидро­костюма, установить невозможно: оно зависит от индивидуальных особенностей организма, интенсивности физической нагрузки и продолжительности погружения. С уверенностью можно сказать, что для большинства людей часовое погружение в воду с температу­рой 30 °С требует использования термоизолирующего гидрокостю­ма. В теплой и в ледяной воде, конечно же, применяются совершен­но разные модели костюмов, которые могут относиться к одной из трех групп: мокрым, сухим или полусухим.

Мокрые костюмы

Костюмы мокрого типа (фото 2.13) сделаны из неопрена — пори­стой резины, содержащей пузырьки воздуха и поэтому обладающей хорошими теплоизолирующими свойствами. Неопрен, как и обыч­ная резина, не пропускает воду, но она просачивается под костюм по молниям и краевым зонам костюма (манжетам, шейному или ли­цевому вырезу и пр.). Мокрый костюм плотно облегает тело и уменьшает интенсивность обмена небольшого объема воды под ко­стюмом с окружающей водой: внутренняя вода быстро нагревается, а потеря тепла через неопрен весьма ограничена. Для изготовления современных костюмов как правило используется неопрен, покры­тый с обеих сторон тканью типа "нейлон" или "джерси"; внутреннее покрытие может быть выполнено также из синтетического плюша. В некоторых костюмах имеется дополнительный слой металлизиро­ванной ткани термотитаниум, размещаемый между неопреном и внешним покрытием. Теплоотражающие свойства этого материала улучшают термоизолирующие характеристики костюма. Второй слой термотитаниума с внутренней стороны неопрена делает кос­тюм еще теплее.

Помимо этого, термоизолирующие свойства мокрого костюма за­висят от его модели и толщины неопрена. Неопреновая безрукавка (фото 2.13 А) толщиной 3 мм — минимальная термоизолирующяя одежда подводника. Весьма популярны комбинезоны с короткими рукавами и штанинами различного кроя. Они, как правило, имеют толщину не более 3,5 мм, так как рассчитаны на теплую воду (фото 2.13 Б, В).

Следующий шаг в сторону "холодостойкости" — комбинезоны, называемые монокостюмами. Они выпускаются как в тропических вариантах — толщиной 3 — 3,5 мм (фото 2.13 Г), так и в утепленных — толщиной до 7,5 мм и с капюшоном. Раздельные гидрокостюмы со­стоят из штанов, в подавляющем большинстве случаев совмещенных с безрукавкой, и куртки — как правило, с капюшоном (фото 2.13 Д). Такой костюм одевает туловище подводника двойным слоем неопрена и обладает лучшими теплоизолирующими свойствами, нежели равный по толщине монокостюм. Для простоты одевания одна или обе плечевые лямки штанов иногда выполняются с застежка­ми—"липучками". Куртки раздельных костюмов обязательно снаб­жены запахом, препятствующим смещению куртки вверх. Имеются модели с застегивающимся (на кнопках, пуговицах или "липучках") или цельным запахом. Раздельные гидрокостюмы обычно имеют тол­щину от 5 до 7,5 мм.

Для удобства надевания мокрые костюмы снабжаются застежка­ми—молниями. Так как последние пропускают воду, чем их больше — тем ниже теплоизолирующие характеристики костюма, но тем легче его надевать. Монокостюмы имеют одну молнию спереди. Штаны раздельных костюмов могут быть как с молниями, так и без них, куртки практически всегда снабжены вертикальными молния­ми, либо прямыми, либо косыми, разъемными или неразъемными, застегивающимися сверху вниз или снизу вверх.

Мокрый гидрокостюм любого размера имеет положительную плавучесть за счет содержащихся в неопрене пузырьков воздуха. Безрукавка толщиной 3 мм может давать всего лишь 1 кг положи­тельной плавучести в пресной воде, а толстый раздельный гидрокос­тюм — более 10 кг. Весьма важный момент— распределение поло­жительной плавучести. Куртка от раздельного костюма смещает центр плавучести подводника вверх, а значит — усиливает перевора­чивающий момент, ориентирующий человека вертикально. Весьма удобны с этой точки зрения монокостюмы, практически не изменя­ющие естественной остойчивости человека. Раздельные костюмы немного смещают центр плавучести вверх.

Другой вариант мокрого гидрокостюма представлен монокостю­мом и надеваемой поверх него курткой—безрукавкой (рис. 2.21 А). В теплой воде можно использовать только монокостюм, наслаждаясь его преимуществами, а в прохладной воде — дополнительно утеп­ляться курткой.

Желательные элементы мокрого гидрокостюма — неопреновые носки или боты. Помимо термоизолирующей функции, они повыша­ют комфортность при плавании в ластах, препятствуя натиранию стопы. Ботики отличаются от носков наличием плотной резиновой подошвы, позволяющей передвигаться в них по суше (при подготов­ке к погружению или после него), не повреждая неопрен. Если Вы пользуетесь носками, то для хождения по берегу или палубе обувай­те поверх тапочки или сандалии — иначе неопреновая подошва вы­держит недолго. Наиболее распространенная толщина носков — 3 — 3,5 мм, ботиков — 3, 3,5 и 5 мм. Ботики могут быть с молнией или без нее — первый вариант удобнее и долговечнее.

При температуре воды менее 22 — 24 °С актуальным становится использование неопреновых перчаток; наиболее распространены 3-й 5 — миллиметровые. Для холодной воды пригодны перчатки толщиной 7 мм. Трехпалые модели (рис. 2.21 Б) отличаются наилуч­шими теплоизолирующими свойствами. Чем толще перчатки, тем сложнее выполнить привычные манипуляции пальцами — поддуть — сдуть компенсатор, поправить сместившуюся маску, удалить попавшие под нее волосы. С другой стороны, замерзшие пальцы те­ряют чувствительность и подвижность, что гораздо сильнее затруд­няет правильное выполнение. Выбор оптимальных перчаток для данных условий погружения — дело весьма ответственное, так как от работоспособности рук во многом зависит ваша безопасность под водой. Если Вам предстоит погружение в холодную воду, а Ваш костюм лишен капюшона, можно использовать отдельно выполнен­ный капюшон (рис. 2.21 Г), заправив его манишку под воротник ко­стюма.

Сухие и полусухие костюмы

Сухие костюмы изолируют тело подводника от воды (фото 2.14). Существуют модели полностью сухие и с открытыми лицом и кистя­ми рук. Первые обеспечивают наилучшую теплоизоляцию, но подра­зумевают меньшую автономность: для надевания такого костюма, дальнейшей подготовки к погружению и снятия костюма после по­гружения необходим помощник. Полностью изолирующие костюмы чаще используются профессиональными водолазами, в задачи кото­рых входит длительное пребывание в холодной воде. Для любитель­ских целей, как правило, используются сухие костюмы с открытыми лицом и кистями в сочетании с полу— или полнолицевыми масками и перчатками мокрого типа (фото 2.14 Б). Для лучшей герметизации предусмотрены шейная обтюрация и двойные манжеты на рукавах. Края перчаток при этом заправляются между внутренними и внеш­ними манжетами.

Как же происходит герметизация сухого костюма после его оде­вания? Широко распространены костюмы с аппендиксом — рези­новой трубой, вклеенной в их переднюю часть. Облачение происхо­дит через "аппендикс", после чего он плотно перевязывается рези­новым жгутом. Такой способ герметизации хорошо зарекомендовал себя на практике. Отечественная промышленность продолжает вы­пускать сухие костюмы такого типа. Подавляющее большинство су­хих костюмов иностранного производства снабжены герметичными молниями, делающими процесс одевания более простым и быст­рым.

Современный дизайн исполнения сухого костюма подразумевает возможность поддува внутреннего объема воздухом из аппарата. Клапан поддува, как правило, располагается на груди и связан быстроразъемным соединением со шлангом среднего давления (см. гла­ву 2.2). Клапан стравливания воздуха чаще всего размещается на ле­вом плече. Сухой костюм такого типа может быть использован для регулировки плавучести наряду с жилетом — компенсатором. Поми­мо этого, небольшое количество воздуха под костюмом служит до­полнительным утеплителем и значительно уменьшает количество во­ды, затекающее через шейный и запястные манжеты.

Сухие костюмы выполняются из резины или неопрена. Резина может иметь тканевую основу или тканевое покрытие. Такие кос­тюмы весьма прочны, что особенно важно при погружениях в пеще­рах, затопленных помещениях или просто в мутных озерах с коряга­ми, где велика вероятность повредить костюм. Неопреновые мате­риалы используются те же, что и для изготовления мокрых костю­мов.

Под сухой костюм на резиновой основе поддевают дополнитель­ные утеплители: шерстяное белье или специальные поролоновые комбинезоны. Необходимо помнить, что в случае частичной или по­лной разгерметизации такого костюма вода вытеснит воздух, нахо­дящийся в слое утеплителя, и уменьшит тем самым плавучесть под­водника. Неопреновые костюмы сами по себе обладают термоизолирующими свойствами и требуют меньшего количества дополни­тельного утепления. Достаточно часто они, как и мокрые, надева­ются на голое тело. В любом случае потеря плавучести при разгер­метизации неопренового костюма значительно меньше, чем рези­нового.

Подобные Неопреновые костюмы, но с манжетами на щиколот­ках и без клапанов поддува и стравливания часто называют полусу­хими.

Как выбрать костюм?

Подавляющее большинство подводников—любителей всего ми­ра пользуется костюмами мокрого типа. Они сохраняют неизмен­ную плавучесть в течение всего погружения. Только очень сильное и практически невероятное повреждение костюма (потеря куска материала) может привести к увеличению вашего веса в воде. Мокрый костюм более ремонтопригоден и практичен, нежели сухой, не­значительные повреждения материала мало влияют на теплозащит­ные свойства. Плавание в сухом костюме требует большего профес­сионализма, так как перемещающиеся в подкостюмном пространс­тве пузыри воздуха меняют вашу остойчивость, что требует допол­нительного внимания. Напомним, что неумелое обращение с сухим костюмом может привести к баротравме уха (глава 3.1). Пожалуй, единственное преимущество сухого гидрокостюма — лучшие теплоизолирующие свойства. Если у Вас мало опыта плавания с аквалангом — начинайте с "мокрого" варианта. Раздельный гидро­костюм из неопрена толщиной 7 мм вполне пригоден для погруже­ния продолжительностью 30—40 мин в воде с температурой 5—10 °С. Своего рода компромиссом между простотой в использо­вании и эффективностью теплоизоляции представляются костюмы полусухого типа. Сухие же, как правило, используются опытными аквалангистами при длительном пребывании в холодной воде. Доба­вим, что. сухие костюмы значительно дороже мокрых аналогичного качества.

Выбор конкретной модели мокрого или сухого костюма зависит от ваших целей. Возможные варианты описаны выше.

Как правило, костюмы имеют несколько стандартных размеров, маркированных цифрами от 1 до 6. Выбор размера гидрокостюма — дело более сложное, чем подбор сухопутной одежды. Особенно это касается мокрых костюмов, которые должны плотно облегать тело. Если мокрый костюм великоват (рис 2.21 В), возрастает интенсив­ность обмена "подкостюмной" и внешней воды, т.е. значительно снизится эффективность теплоизоляции. Если костюм мал — это до­ставит Вам массу мучений с одеванием и раздеванием, а кроме того, ускорит износ самого костюма. Обязательно примеряйте его перед тем, как сделать выбор, и, если ваш опыт еще не достаточно велик — проконсультируйтесь у специалиста. Наилучший вариант — изгото­вление костюма на заказ по снятым с Вас меркам, но, к сожалению, не все изготовители оказывают эту услугу.

Уход за костюмом

Рекомендуем выполнять следующие требования по уходу за кос­тюмами:

1. Промывать пресной водой после эксплуатации в соленой воде. При ежедневном использовании в соленой воде можно обхо­диться без опреснения, но тогда не следует допускать полного высыхания костюма между погружениями, так как именно об­разующиеся кристаллы соли разрушают резину.

2. Промывать костюм чистой водой после погружения в загряз­ненной воде.

3. Не сушить его под прямыми солнечными лучами или вблизи от нагревательных приборов.

4. Не допускать сильных перегибов и постоянных складок или растяжений при хранении и транспортировке.

5. Если Вы пользуетесь сухим костюмом, то старайтесь перед ка­ждым погружением смазывать гермомолнию силиконовой сма­зкой, а клапаны поддува и стравливания воздуха особенно тща­тельно промывать чистой пресной водой, перед тем как убирать костюм на длительное хранение.

При правильной эксплуатации костюм хорошего качества может служить более десяти лет и быть пригодным для совершения более 500 погружений.

Для ремонта резиновых костюмов годятся любые типы резино­вых водостойких клеев; для ремонта неопреновых предпочтительны специальные клеи, выпускаемые фирмами — производителями под­водного снаряжения.

Глава 2.10. Средства информации

Степень разнообразия средств для снабжения подводника ин­формацией вполне соответствует современному уровню развития информационных систем. Что же представляется необходимым и достаточным для целей аквалангиста—любителя? Методика погру­жений, рекомендуемая всеми международными федерациями, предполагает пребывание под водой группы подводников, т.е. как минимум двух человек. Каждый из них обязательно должен распо­лагать индивидуальным средством, информирующим о запасе воз­духа в баллонах. Таковым может служить механизм, разделяющий запас воздуха на основной и резервный, или, что более удобно, вы­носной манометр высокого давления. Для безопасного погружения необходимо располагать информацией о глубине, времени погру­жения, продолжительности бездекомпрессионного предела или ре­жиме декомпрессии. Полезно иметь индивидуальные источники этой информации; если нет — ими должен располагать хотя бы ру­ководитель погружения. Компас, строго говоря, не является обяза­тельным элементом индивидуального или группового снаряжения, но крайне желателен, хотя бы для руководителя. Приборы, постав­ляющие информацию, могут быть как аналоговыми, так и цифровы­ми, как наручными, так и встроенными в единую консоль (фо­то 2.15).

Размещение приборов

Обязательный элемент снаряжения — прибор, снабжающий ин­формацией о давлении воздуха в баллонах. Традиционно для этого используется выносной манометр высокого давления, связанный с аквалангом через шланг. Как правило, шланг манометра пропускает­ся под левой рукой и крепится специальным карабином к кольцу на жилете — компенсаторе или к плечевому ремню акваланга. Остальные приборы можно надеть на запястье левой или правой руки, либо интегрировать в единую консоль, т.е. в общем корпусе с выносным манометром. В этом случае рассеивание внимания минимально и от­падает надобность застегивать несколько ремешков на запястье. Консоли как правило, свободно вращаются на шланге вокруг сво­ей продольной оси. Они могут быть прямыми или немного поверну­тыми относительно оси шланга, рассчитанными на два или три при­бора. В консолях с тремя элементами, последние могут располагать­ся с одной стороны или с двух (вариант 2+1). Тогда консоль может иметь подвижное соединение посредине, позволяющее поворачи­вать краевой сегмент вокруг продольной оси (фото 2.15 В), попарно совмещая разные приборы.

В современном снаряжении все больше функций берет на себя электроника. Весьма распространены консоли, сочетающие аналого­вые и цифровые приборы. Современный уровень развития подвод­ных компьютеров позволил отказаться и от шланга высокого давле­ния, соединяющего манометр с аквалангом, о чем подробнее расска­зывается ниже.

Наручное расположение приборов тоже имеет свои преимущест­ва. Во-первых, для снятия показаний не нужно брать в руки кон­соль, что экономит время. Это особенно актуально, если руки заняты другими предметами (фото — и видеотехника, инструменты, фонарь, питомза и др.). Во-вторых, расположенные на руке приборы мень­ше подвержены случайным ударам, например, при выходе на плавсредство в условиях качки. Словом, выбор консольного и/или нару­чного варианта исполнения приборов — до известной степени дело вкуса.

Аналоговый манометр высокого давления

Для контроля давления воздуха в баллонах во время погружения предназначены выносные манометры. Прибор состоит из корпуса и гибкого шланга высокого давления длиной около 80 см. Согласно ме­ждународному стандарту свободный конец шланга имеет наружную резьбу диаметром 7/16" для подсоединения к порту высокого давле­ния редуктора акваланга. Таким образом, высокое давление переда­ется в корпус манометра, где через мембранный механизм отклоня­ет стрелку прибора. Шкала манометра равномерно отградуирована от 0 до 200 или 300 атм. В большинстве современных манометров се­ктор от 0 до 50 атм выделен красным цветом (фото 2.15 Б, Г). Иногда им отмечен сектор до 70 атм., встречается более сложная цветовая разметка. Вращающееся соединение гибкого шланга и корпуса ма­нометра обеспечивает удобство пользования.

Возможны и другие варианты подключения и общей компонов­ки выносного манометра. Так, например, в отечественном аппарате "Подводник—2" манометр подсоединяется непосредственно к трубке высокого давления баллонного блока и все время находится под давлением. Циферблат прибора расположен перпендикулярно оси шланга высокого давления, что не прибавляет удобства при снятии показаний.

Практически все современные манометры международного стандарта имеют мягкий резиновый корпус, оберегающий как сам прибор от ударов о другие предметы, так и другие предметы, например — маску, от ударов о манометр. Сегодня наиболее распростра­нено использование выносных манометров (или более сложных приборов) и отказ от системы резервной подачи воздуха.

Для измерения запаса воздуха в баллонах на суше предназначены проверочные манометры (фото 2.15 К). Пользоваться ими проще и удобнее, чем прикреплять к баллонам громоздкий регулятор с выно­сным манометром. Проверочный манометр состоит из узла крепле­ния к баллонному блоку, короткого патрубка и корпуса с градуиро­ванным циферблатом и стрелкой. На патрубке обязательно должен быть расположен вентиль, предназначенный для стравливания высо­кого давления из внутреннего объема манометра. Порядок измере­ния давления в акваланге следующий:

1. Манометр присоединяется к выходу высокого давления бал­лонного блока. Стравливающий вентиль манометра должен быть закрыт.

2. Плавно открывается вентиль основной подачи воздуха (до кон­ца и на четверть оборота обратно).

3. После снятия показаний прибора вентиль подачи воздуха из баллонов закрывается.

4. Открывается стравливающий вентиль манометра.

5. После выравнивания давления внутри манометра с атмосфер­ным прибор отсоединяется.

Аналоговый глубиномер

Наиболее простой подводный прибор — капиллярный глубино­мер. Принцип его действия несложен: по периметру дисковидного корпуса расположена прозрачная трубка, герметично запаянная с одной стороны и сообщающаяся с окружающей средой небольшим отверстием — с другой. При погружении в трубке остается воздух, сжимаемый поступающей через отверстие водой. Степень сжатия воздуха пропорциональна глубине, а граница воздуха с водой пока­зывает глубину погружения на специально размеченной шкале, на­несенной на корпусе глубиномера. Она нелинейная — это с очевидно­стью следует из закона Бойля — Мариотта (глава 1.1).

Неудобство капиллярного глубиномера — сложность снятия по­казаний, особенно в условиях плохой видимости или темноте. Пода­вляющее большинство современных глубиномеров снабжены мемб­ранным механизмом: мембрана разделяет два объема: внутреннюю камеру глубиномера, заполненную воздухом, имеющим на поверх­ности давление 1 атм. и окружающую среду. Когда давление снаружи увеличивается, мембрана прогибается и толкает шток; его движение передает на стрелку прибора зубчатый механизм. Круглый цифер­блат прибора имеет шкалу, размеченную от 0 до 50, 100 или более ме­тров, линейную или нелинейную. Последний вариант повышает точ­ность снятия показаний на небольших глубинах и уменьшает — на больших. Это сделано ради удобства выдерживания уровня останов­ки безопасности или декомпрессионной остановки, которые прихо­дятся на небольшие глубины.

Шкалы аналоговых глубиномеров откалиброваны для пресной во­ды. За счет разницы в плотности давление на одной и той же глубине в соленой воде выше, нежели в пресной. Это значит, что все аналого­вые глубиномеры в морской воде показывают глубину, несколько большую реальной. Ошибка не велика — в воде океанской солености она составляет примерно 35 см на каждые 10 метров глубины.

Подавляющее большинство современных глубиномеров имеют дополнительную стрелку, расположенную на одной оси с основной. Основная стрелка зацепляет дополнительную при движении "вверх" по шкале, т.е. с ростом глубины, и не меняет ее положения, когда идет вниз. Таким образом, глубиномер не только показывает теку­щую глубину, но и отмечает максимальную. Возврат дополнительной стрелки в исходное положение производится вручную поворотом го­ловки на верхней поверхности глубиномера.

Компас

Для использования под водой пригоден любой компас, корпус ко­торого заполнен жидкостью. Поскольку жидкости практически не­сжимаемы, такие компасы можно использовать на любой, доступной для подводника глубине. Простейший вариант — обычный туристи­ческий жидкостный компас. Специализированные подводные ком­пасы (фото 2.15 Б—Г), как правило, вместо стрелки имеют подвиж­ную картушку с разметкой сторон света и градуировкой. Подвиж­ный внешний лимб с курсоуказателем или визирной линией облегча­ет задачу следования по заданному курсу. Компасы классической дисковидной формы должны быть при ориентировании расположе­ны горизонтально — иначе стрелка или картушка будет задевать за корпус прибора и давать неточные показания, а то и полностью заклинит. Некоторым преимуществом в этом плане обладают сфериче­ские или полусферические компасы, имеющие больший допусти­мый угол наклона. Ваш акваланг, если он не антимагнитный (алюми­ниевый) , будет вызывать небольшую погрешность показания прибо­ра. Эта погрешность зависит от взаимного расположения компаса и баллона, но не зависит от курса вашего следования.

Для подводных целей выпускаются и цифровые компасы. Пока они не стали достаточно популярными среди подводников — любите­лей и чаще используются профессионалами для поисковых работ. Цифровой компас имеет кольцевой индикатор с высвечивающимися обозначениями сторон света и курсоуказатель, под которым высве­чивается его направление в градусах. Существуют и цифровые нави­гационные приборы с гораздо большим числом функций, но их об­зор выходит за рамки настоящей книги.

Часы

Выпускаемые для подводников часы (фото 2.15 А) имеют гермети­чный корпус, выдерживающий высокое давление. Большинство ка­чественных подводных часов рассчитаны на глубины до 200 м. Меха­нические или кварцевые часы снабжены герметично закручиваю­щейся головкой. Для завода пружинного механизма или перевода стрелок надо открутить ее, произвести необходимые действия, как с обычными часами, и закрутить головку. Подвижный лимб вокруг ци­ферблата снабжен делениями, позволяющими легко засекать время погружения. Деления циферблата и стрелки покрыты люминофо­ром, позволяющим пользоваться часами в темноте. Электронные ча­сы для подводного плавания могут иметь дополнительные функции, например, быть оснащенными цифровым компасом в виде кольцево­го индикатора, на котором высвечиваются четыре риски, направлен­ные на север, юг, запад и восток. В верхней части индикатора распо­лагается курсоуказатель, сориентировав его в нужную сторону, Вы можете прочитать его направление в градусах. Часы могут быть снабжены глубиномером, альтиметром (высотомером), термомет­ром, запоминать основные показатели нескольких последних погру­жений, т.е. выполнять некоторые функции цифровых приборов под­водника.

Цифровые приборы подводника

В последнее время весьма популярными стали цифровые прибо­ры, одновременно выполняющие функции глубиномера, таймера и некоторые другие. К сожалению, в русском языке нет общепринято­го термина для этих инструментов. Мы будем называть их — цифро­выми приборами подводника. Строго говоря, под это определение подходят и электронные часы, и цифровые компасы, и компьютеры. Но, для удобства, ограничим значение термина приборами, облада­ющими вышеуказанными функциями, но не рассчитывающими вре­мени бездекомпрессионного погружения и режима декомпрессии.

Цифровой прибор, размером с обычный аналоговый глубиномер (фото 2.15 Г, Д), выполняет несколько функций:

· указание текущей глубины;

· указание максимальной достигнутой глубины текущего погру­жения;

· отсчет времени погружения: начальным моментом считается погружение прибора на глубину 1—1,3 м (для разных моде­лей) — примерно на ней располагается консоль, когда подвод­ник находится на поверхности;

· индикация температуры окружающей среды;

· предупреждение о превышении допустимой скорости всплы­тия (12 м/мин), возможно, с указанием величины превышения в процентах от рекомендуемой скорости (10 м/мин);

· поверхностный интервал (время, прошедшее после предыду­щего погружения);

· запись времени и максимальной глубины нескольких последних погружений (от 4 до 9 для большинства современных моделей). Цифровые приборы могут обладать дополнительными возмож­ностями:

· звуковой сигнал, предупреждающий о превышении допусти­мой скорости всплытия;

· индикатор предупреждения о скором окончании ресурса исто­чника питания;

· подсчет общего числа погружений, совершенных с данным прибором;

· подсчет общего времени, проведенного под водой с данным прибором;

· запоминание максимальной глубины, зафиксированной дан­ным прибором.

Информация выводится на жидкокристаллический экран в виде цифр и мнемонических символов. Прибор активизируется автомати­чески при попадании в воду. Можно включить его и на суше, соеди­нив увлажненными пальцами два из трех контактов, на его передней панели. Соединяя попарно определенные контакты (согласно руко­водству по эксплуатации конкретной модели), можно переводить прибор в один из трех режимов — поверхностный, готовности к по­гружению и архива.

Большинство современных цифровых приборов работает на ли­тиевых батарейках. Ресурс питания, как правило, рассчитан на опре­деленное число погружений в течение нескольких лет: например 250 погружений за 5 лет, 1000 погружений за 10 лет. Смену элементов питания необходимо производить в официальных центрах техничес­кого обслуживания.

Компьютеры

Описанные выше приборы предоставляют подводнику инфор­мацию, необходимую для дальнейших вычислений бездекомпрессионного предела или режима декомпрессии с использованием декомпрессионных таблиц. Так же необходимо контролировать по­казания выносного манометра и производить приблизительный расчет оставшегося времени по воздуху. Если Вам предстоит подъ­ем с декомпрессионными остановками, последняя задача становит­ся достаточно сложной. Эту работу или ее часть может взять на се­бя подводный компьютер, не связанный или связанный с аквалан­гом.

Компьютеры, не связанные с аквалангом

Компьютеры внешне похожи на цифровые приборы, могут быть округлой или прямоугольной формы, наручными или интегрирован­ными в приборную консоль (фото 2.15 Е, Ж). Подобно цифровым приборам, в процессе погружения компьютеры выводят на экран время погружения, текущую и максимально достигнутую глубину. Помимо этого, компьютер рассчитывает изменения концентрации азота в тканях подводника на суше и под водой, исходя из математи­ческой модели насыщения и рассыщения организма азотом. Алго­ритмы этих вычислений постоянно совершенствуются и учитывают все большее количество факторов. Современные алгоритмы учиты­вают разницу скоростей насыщения и рассыщения разных тканей. Так, например, время выхода избыточного азота из крови и костной ткани может различаться более, чем на порядок. Для удобства расче­тов, ткани человеческого организма подразделяются на несколько групп. Алгоритм профессора Бульмана оперирует 8 типами тканей, объединенными в 4 группы:

1. Почки, печень, центральная нервная система.

2. Ткани кожных покровов и сердечно—сосудистой системы.

3. Мышечные ткани.

4. Жировые и костные ткани.

Алгоритм профессора Хана оперирует 9 типами тканей, есть и другие модели. Современные алгоритмы учитывают также измене­ния поверхностного давления в зависимости от высоты над уровнем моря (для высокогорных погружений), температуру окружающей среды, а кроме того, имеют некоторый запас безопасности. Правда, они рассчитаны на человека со средним весом (70 — 75 кг). Подводни­кам, имеющим больший вес, рекомендуется делать некоторую по­правку показаний прибора в сторону уменьшения бездекомпрессионного предела и увеличения времени декомпрессии.

Безусловное преимущество компьютеров перед декомпрессион­ными таблицами — расчет концентрации азота исходя из реального профиля погружения, а не из прямоугольного, который мы получа­ем в результате округления. В подавляющем большинстве случаев это позволяет увеличить время бездекомпрессионного погруже­ния.

Так же как и цифровые приборы, компьютеры имеют несколько режимов работы. В том числе обязательные: самодиагностики, по­верхностный, подводный и режим архива. Многие современные мо­дели могут работать также в режиме планирования погружения.

Итак, Вы приобрели компьютер и совершаете с ним первое по­гружение. Согласно декомпрессионным таблицам, процесс рассыщения (выведения азота из организма) после предыдущего погру­жения завершен. В противном случае надо дождаться полного окончания рассыщения, так как, иначе, показания компьютера не будут соответствовать действительности. Компьютер включится автоматически в режим погружения при входе в воду, но лучше включить его непосредственно перед этим — ведь несколько се­кунд уходит на самодиагностику, и, если Вы начали погружение до ее окончания, показания компьютера будут отличаться от реаль­ных величин. Ручное включение компьютера, как и цифрового прибора, осуществляется путем замыкания контактов увлажнен­ными пальцами. На экранах разных компьютеров выводимая ин­формация размещается различным образом. Почти во всех моде­лях наиболее крупным шрифтом выделена текущая глубина. Обя­зательно идет отсчет времени погружения и индикация максималь­ной глубины. До тех пор, пока Вы не перейдете через бездекомпрессионный предел, на экран выводится оставшееся до него вре­мя. В момент перехода через этот рубеж оно заменяется информа­цией по режиму декомпрессии, и появляется мнемонический сим­вол, указывающий на ее необходимость. В некоторых компьютерах сведения по декомпрессии ограничены общим ее временем и глу­биной первой остановки. В таком случае необходимо оставаться на этой глубине до тех пор пока не произойдет замена ее величины или она не исчезнет. Более полный вариант включает информацию по времени первой остановки. После подъема на поверхность ком­пьютер переключается с подводного режима на поверхностный. В поверхностном режиме компьютер производит обратный отсчет времени, оставшегося до полного рассыщения организма азотом. Если Вы приступаете к повторному погружению до истечения это­го срока, компьютер учитывает оставшуюся избыточную концент­рацию азота, тем самым уменьшая время бездекомпрессионного предела.

Компьютер — предмет индивидуального пользования, и переда­вать его другому подводнику не рекомендуется. При крайней необ­ходимости это можно делать лишь при соблюдении двух условий:

1. Рассыщение азотом организма нового пользователя полностью окончено.

2. Рассыщение прежнего пользователя согласно показаниям ком­пьютера завершено.

При несоблюдении первого условия может развиться декомпрессионная болезнь. При несоблюдении второго — уменьшается время бездекомпрессионного предела, рекомендуемого компьютером, а со­блазн "прикинуть в уме" может привести к серьезным ошибкам и еще более серьезным последствиям.

Режим архива позволяет запомнить информацию о нескольких последних погружениях и вывести ее на экран. При этом высвечи­вается номер погружения в обратном отсчете (№ 1 присваивается последнему погружению) и, как минимум, максимальная глубина и время погружения. Наиболее совершенные модели запоминают профили нескольких последних погружений и могут переводить их в обычный персональный компьютер. Специальные программы по­зволяют затем детально анализировать прошедшее погружение за "сухопутным" компьютером.

Режим планирования позволяет перед предстоящим погружени­ем получить информацию о бездекомпрессионном пределе для инте­ресующей Вас глубины и режиме декомпрессии для заданного про­филя погружения. Естественно, при этом учитывается влияние пре­дыдущих погружений.

Компьютеры, связанные с аквалангом

Компьютеры этого типа обязательно рассчитывают режим деком­прессии и могут выполнять все функции, описанные выше. В допол­нение к этому они располагают информацией о давлении воздуха в баллонах. Передача этой информации осуществляется одним из двух способов:

1. Компьютер соединяется с редуктором акваланга шлангом вы­сокого давления и располагается подобно выносному маномет­ру. Такой способ передачи информации наиболее надежен, и именно им предпочитают пользоваться профессиональные во­долазы. Объединение компьютера с компасом образует уни­версальную приборную консоль (фото 2.15 3).

2. Компьютер подключен к аквалангу с помощью радиосвязи:

блок с радиопередатчиком вкручивается в порт высокого давле­ния редуктора, а приемник находится в корпусе компьютера. Радиопередатчик снабжен независимым источником питания (как правило, литиевой батарейкой). Преимуществом такой конструкции является отсутствие шланга соединяющего аква­ланг и компьютер и возможность размещения последнего на за­пястье. Общее правило, что приборы, размещенные на руке, меньше подвержены ударам — верно и для компьютеров. Недо­статок подобной модели заключается в возможных помехах для радиосвязи при нахождении вблизи крупных магнитных объектов (железные подводные конструкции или затонувшие суда).

Как правило, индикатор давления воздуха (в атмосферах), разме­щен на выделенной тем или иным образом части экрана. Наиболее совершенные модели компьютеров производят следующий расчет:


на основании скорости падения высокого давления в акваланге вы­числяется скорость дыхания подводника; исходя из этой величины и оставшегося запаса воздуха рассчитывается время, которое Вы мо­жете провести на данной глубине, с учетом дальнейшего подъема с безопасной скоростью, необходимыми декомпрессионными оста­новками, и оставшемся давлением 30 — 40 атмосфер в баллонах в мо­мент выхода на поверхность. Эта величина, как правило, обознача­ется RBT (Remaining Bottom Time — оставшееся время на дне) или ATR (Air Time Remaining — оставшееся время по воздуху). Величина RBT непрерывно корректируется в зависимости от давления в бал­лонном блоке, глубины погружения и скорости дыхания. Так, если Вы всплываете или замедляете дыхание, то она растет. На рис. 2.23 А, Б изображены профили погружений с обозначенным поло­жением подводника и соответствующая данному моменту информа­ция на экране компьютера ALLADIN AIR X. Подобными возможно­стями обладают и другие модели, например, TRAC (фирма Scubapro, рис. 2.23 В, фото 2.15 3) и MONITOR 3 (фирма La Spirotechnique, фото 2.15 И).

Другие возможности компьютеров

Мы рассмотрели основные функции компьютеров. Но они спо­собны выполнять и множество дополнительных функций. Рассмот­рим наиболее важные из них.

- Использование графики облегчает зрительное восприятие ин­формации. Возможно наличие графических индикаторов насы­щенности организма азотом, оставшегося бездекомпрессионного предела, оставшегося времени по воздуху, превышения допустимой скорости всплытия, мнемонических символов ре­жима работы, предупреждения о разряде источника питания, запрета воздушного перелета и многих других.

- Звуковые предупреждающие сигналь!. Хорошая слышимость в воде позволяет использовать звуковые сигналы для предупреж­дения подводника о превышении скорости всплытия, оконча­нии бездекомпрессионного предела, несоблюдении режима де­компрессии, скором окончании оставшегося времени по возду­ху (при наличии связи с аквалангом), разряде элементов пита­ния.

- Говорящие компьютеры. Компьютер DIVEMATE (фирма Mares) имеет два режима работы: визуальный, при которым ин­формация выводится на экран обычным образом, и звуковой, при котором компьютер крепится около уха на ремешок маски и голосом сообщает основные сведения.

- Измерение высоты над уровнем моря. Эта функция присуща большинству современных компьютеров и необходима для по­гружений в горных водоемах, где пониженное атмосферное да­вление уменьшает время бездекомпрессионного погружения и увеличивает время декомпрессии. Необходимо помнить, что большинству компьютеров необходимо 35 — 40 мин на адапта­цию к изменившемуся атмосферному давлению.

- Подсчет интегральных показателей. Многие компьютеры под­считывают общее количество погружений, совершенных с дан­ным прибором, проведенное с ним общее время под водой и ма­ксимальную глубину, на которую опускался компьютер.

- Измерение температуры окружающей среды. С этой функци­ей, как правило, связано запоминание минимальной температу­ры воды, отмеченной в течение погружения. Некоторые моде­ли вносят поправки в режим декомпрессии при погружении в холодной воде (как Вы помните, низкая температура воды уве­личивает вероятность декомпрессионной болезни).

- Подсветка экрана весьма актуальна в условиях низкой осве­щенности — в мутной воде, на больших глубинах, ночью, в пе­щерах и т.п. Возможны следующие варианты подсветки: экран подсвечивается при нажатой кнопке, в течении нескольких се­кунд после нажатия кнопки, экран выполнен из люминофора и светится некоторое время после пребывания на свету. В по­следнем случае Вы можете один раз подсветить экран фонарем и, далее, наблюдать за показаниями в течение нескольких ми­нут. Не стоит забывать, что частое использование подсветки ис­тощает ресурс элементов питания.

- Быстроразъемное соединение высокого давления редук­тор—шланг компьютера позволяет не оставлять последний вместе с регулятором между погружениями, а убирать прибор, отсоединив его, в самое защищенное место.

- Возможность изменения программы компьютера позволяет вносить некоторые коррективы — например, изменять величи­ну остаточного давления воздуха в конце погружения, которая используется для расчета ограничения времени по воздуху.

- Возможность обнуления расчетной избыточной концентрации азота облегчает передачу компьютера из рук в руки.

- Обычные календарь и часы могут быть добавлены к специали­зированным функциям компьютера.

Каждый год появляются все более и более совершенные модели компьютеров и версии алгоритмов. Мы надеемся, что настоящее краткое описание позволит Вам без труда разобраться в руководстве по эксплуатации того прибора, с которым Вы пойдете под воду. На­помним несколько моментов, существенных при использовании компьютера:

1. Передавая его из рук в руки, обязательно соблюдайте приве­денные выше условия.

2. Прибыв на высокогорный водоем выдержите паузу в 40 минут перед погружением — для адаптации компьютера.

3. Включайте компьютер на суше, перед тем как войти в воду, ес­ли этого требует инструкция по его эксплуатации.

Как бы ни были надежны современные подводные компьютеры — это все — таки техника, а техника может подвести. Нет ничего пло­хого в том, чтобы дублировать компьютер аналоговыми приборами. Особенно это относится к показаниям давления воздуха в баллонах. Именно для одновременного подключения выносного манометра и независимого датчика компьютера предназначены два порта высо­кого давления в большинстве современных редукторов. Если Вы пользуетесь компьютером, не забывайте время от времени трениро­вать себя вычислениями по декомпрессионным таблицам — иначе Вы останетесь "безоружными", если техника выйдет из строя.

Рекомендации по эксплуатации и уходу за приборами

1. Промывайте приборы чистой пресной водой после погружения в соленой или загрязненной воде.

2. Берегите их от механических повреждений. Практика пока­зывает, что наибольшее количество повреждений происходит на суше , при входе в воду и выходе из нее. Если приборы ис­пользуются в консольном варианте, и вы не сразу приступаете к погружению, то уберите консоль в карман компенсатора по­сле сборки комплекта. Перед надеванием акваланга с компен­сатором, достаньте консоль из кармана и пристегните караби­ном к кольцу жилета. Можно это сделать сразу после входа в воду. Перед тем, как выйти из воды по трапу или подать комп­лект "акваланг—компенсатор" в плавсредство, уберите кон­соль в карман жилета. Если приборы используются в наруч­ном варианте, старайтесь, чтобы они проводили минимальное время вне упаковки и не на руке. При транспортировке уби­райте их в самое надежное место, не сдавайте в багаж при воз­душных перелетах. При хранении используйте штатные упа­ковки.

3. Старайтесь не допускать значительного переохлаждения и пе­регрева приборов, строго соблюдайте рекомендованный в опи­сании диапазон температуры их работы и хранения.

4. Замена элементов питания электронных приборов должна про­изводиться в строгом соответствии с инструкцией. Некоторые модели приспособлены для самостоятельного выполнения этой операции, некоторые требуют обязательного обращения в цен­тры технического обслуживания. Ремонт должен производить­ся исключительно в последних.

Глава 2.11. Ножи

Нож представляется крайне желательным компонентом снаряже­ния подводника. Его назначение — не защита от акул — для этого есть специальные средства. Нож необходим для вьшутывания из се­тей, веревок или водорослей, что гораздо более актуально. Помимо этого, он может оказаться полезным во многих более обычных ситу­ациях. Нож подводника обязательно имеет ножны. Этот комплект должен отвечать ряду требований:

- Металлические части выполнены из нержавеющей стали.

- Лезвие, помимо обычного участка, снабжено зазубренной пи­лой.

- Ножны имеют как минимум два ремешка для крепления к ноге подводника.

- Комплект обладает системой фиксации ножа в ножнах, с одной стороны, препятствующей непроизвольному выпадению ножа, с другой — обеспечивающей его доступность.

Многие ножи снабжены "стропорезом" — весьма удобным при­способлением для быстрого перерезания тонких веревок.

Ножи могут быть как традиционной формы (фото 2.16), так и с до­полнительными приспособлениями. Ножи TOOL (фирма ТЕСН-NISUB) имеют окончание в виде отвертки и две прорези диаметром 14 и 16 мм для подсоединения шлангов среднего (14 мм) и высокого (16 мм) давления к редуктору, а также — скручивающийся набалдаш­ник ручки, внутри которого размещается О — образное уплотнительное кольцо для герметизации соединения редуктор — баллонный блок.

Куда прикрепить нож? На суше есть множество вариантов отве­та, но под водой рациональнее всего присоединить его к внутренней поверхности голени. Такое размещение ножа делает его одинаково доступным для обеих рук, не мешает при плавании и не препятству­ет сбрасыванию грузового пояса.

Несмотря на нержавеющую сталь, металлические поверхности ножа крайне желательно покрывать специальной силиконовой сма­зкой перед погружением в соленую воду, а после — тщательно про­мывать пресной водой.

Глава 2.12. Дополнительные аксессуары Фонари

Фонари часто используются для целей подводников — любителей (фото 2.17). При прозрачности воды около 5 м применение фонаря становится желательным уже на глубине 20 м. Ночные погружения, погружения в пещерах или затопленных объектах требуют дополни­тельного освещения.

Подводные фонари должны отвечать двум требованиям: быть гер­метичными и выдерживать необходимое давление. Огромное боль­шинство туристических фонарей, удовлетворяющих первому усло­вию, совершенно не отвечают второму.

Как правило, современные подводные фонари рассчитаны на глу­бины до 50 —120 м. Герметизация обеспечивается за счет одного или двух О — образных колец; соединение может находиться как в перед­ней, так и в задней части корпуса.

В качестве источника света обычно применяются галогеновые лампы мощностью от 1 до 100 Вт. Источником энергии могут слу­жить как одноразовые батарейки, так и аккумуляторы (как правило, никель—кадмиевые). В последнем случае в комплекте к фонарю прилагается зарядное устройство. Зарядные устройства предназна­чены для подключения в обычную бытовую сеть, но есть модели, подзаряжающиеся от автомобильного аккумулятора (из гнезда при­куривателя) .

Наиболее современные модели могут иметь несколько режимов работы с переменной мощностью и режим автоматической передачи сигнала бедствия SOS световыми вспышками, а также электронную систему контроля зарядки элементов питания., предохраняющую от перезарядки и — как следствия — повышенного износа аккумулято­ров.

Большинство подводных фонарей обладают небольшой отрица­тельной плавучестью. Фонари обязательно имеют кольцевые шнуры, надеваемые на руку. Крупные модели, не умещающиеся в руку, снабжены специальными ручками.

Уход за фонарем требует внимания и аккуратности. Не взирая на то, из чего сделан корпус фонаря, не забывайте промыть его пресной водой после погружения. Если необходимо разобрать фонарь, обяза­тельно убедитесь перед этим в его сухости. В противном случае — протрите и высушите. Иначе внутрь могут попасть капли воды. Пе­ред сборкой смажьте уплотнительные резиновые кольца силиконовой смазкой — это продлит срок их службы и улучшит герметиза­цию. Ни в коем случае не трогайте галогеновую лампу пальцами! Обязательно используйте для этого тряпочную или бумажную про­кладку. Минимальное количество жира, оставшегося на лампе, мо­жет значительно уменьшить срок ее службы.

Берегите фонарь от ударов и сотрясений. Несмотря ни на что, все­гда будьте готовы к тому, что он может неожиданно погаснуть.

Флаги

При проведении погружения с судна обязательным правилом яв­ляется подъем сигнального флага. Основной смысл этого в том, что­бы проходящие мимо суда не приближались близко к месту погруже­ния. Если погружение происходит с берега, то очень полезно заранее поставить в этом месте заякоренный буй с флагом. Флаги, поднима­емые по международным правилам при погружениях, представлены на рис. 2.24.

Распространенной практикой является прикрепление к подводни­ку фала, тянущегося к специальному бую на поверхности. Лучше всего крепить фал вокруг талии незатягивающимся "беседочным" узлом, выше грузового пояса.

Прочие аксессуары

Снаряжение подводников включает еще множество предметов, делающих подводную деятельность более удобной и безопасной. Для обозначения местонахождения подводника к последнему может быть привязан фал с сигнальным буем. При ночных погружениях в качестве маячков для обозначения партнеров используются источ­ники химического света или слабенькие электрические фонарики, крепящиеся к снаряжению. Для сбора какого-либо материала под водой используются специальные сумки — питомзы, состоящие из сетки, закрепленной на складывающихся полудутах или обруче. Для выполнения записей под водой используются специальные планшет­ки с привязанным карандашом и даже ластиком. Антизапотевательные составы для масок значительно увеличивают комфортность под водой. Фирмами — производителями подводного снаряжения выпу­скается силиконовая смазка в небольших удобных упаковках для об­служивания снаряжения и специальные клеи для ремонта гидрокос­тюмов.

Сохранить документы и ключи от волн и брызг, пока Вы находи­тесь под водой помогут герметичные полиэтиленовые пакеты. Спе­циальные сумочки, сумки и рюкзаки позволят удобно разместить снаряжение, а встроенные сетчатые окошки не будут препятство­вать его высыханию при транспортировке.

Заключение

Мы рассмотрели лишь необходимое и наиболее употребимое сна­ряжение подводников. Мы надеемся, что это краткое описание поз­волит Вам легко разобраться в инструкции по эксплуатации конкрет­ной модели и сделать правильный выбор, приобретая индивидуаль­ное снаряжение или получая его напрокат. Многое из современной подводной техники, доступной для аквалангистов—любителей, оста­лось вне сферы нашего внимания: подводные буксировщики, гидро­акустические маяки и пеленгаторы, средства подводной связи, гид­ролокаторы, снаряжение на газовых смесях, регенеративное снаря­жение. Все это — техника требующая очень серьезных, почти про­фессиональных навыков. Если Вы достигли этого уровня — Вам по­надобится более серьезная и специальная литература. Мы с удо­вольствием посоветуем Вам, где прочитать о более сложных вещах, выходящих за рамки задач настоящей книги, и ответим на вопросы по выбору и эксплуатации подводного снаряжения.

Часть 3. ПОДВОДНАЯ МЕДИЦИНА

Баротравмы

Характерная особенность подводного плавания — постоянные перепады давления: повышение при спуске и понижение при подъе­ме. Слишком резкое его изменение или превышение его допустимой величины приводит к повреждениям органов или тканей — к баротравмам.

Составляющие человеческое тело жидкости и твердые структуры не подвержены значимому воздействию гидростатического давле­ния на глубинах, доступных аквалангистам. Но есть в организме и полости, заполненные газами. Перепад давления с изменением глу­бины сопровождается соответствующим изменением газовых объе­мов в этих пустотах, что влечет за собой патологические изменения окружающих тканей.

Поскольку любые погружения с аквалангом неизбежно связаны с повышением или понижением гидростатического давления, разно­образные баротравмы случаются часто, причем даже у опытных под­водников. Заработать баротравму легко, но избежать ее, впрочем, то­же нетрудно.

В костном черепе человека есть парные пустоты, чутко реагирую­щие на любой перепад давления: камеры среднего и внутреннего уха, носовые (гайморовы) и лобные пазухи. Их постоянный объем ог­раничен окружающими черепными костями. Полости выстланы мяг­кими тканями, которые и страдают при уменьшении или расшире­нии объемов полостных газов. Распухание и кровотечение мягких тканей и есть, собственно, баротравма; ее последствия разнообраз­ны и всегда болезненны. Если в полости находятся какие-либо ор­ганы чувств, их повреждение грозит потерей данного чувства — на­пример, обоняния или слуха.

Глава 3.1. Баротравма уха Анатомия уха


Человеческое ухо состоит из трех частей: наружного, среднего и внутреннего. Их слаженный ансамбль воспринимает и преобразует звуковые сигналы, передаваемые затем в мозг. Ушная раковина, как радар, направляет звуковые волны в слуховой канал, закрытый изну­три тонкой мембраной — барабанной перепонкой. Последняя отде­ляет слуховой проход от полости среднего уха; она воспринимает и усиливает звуковой сигнал, передает его на цепочку из трех слухо­вых косточек (молоточек, наковальня, стремечко), проходящую че­рез всю полость. Стремечко своим основанием крепится к жесткой мембране — овальному окну, в верхней части перегородки между средним и внутренним ухом. Перегородка также состоит из толстой базальной мембраны и тонкого эластичного круглого окна.

Внутреннее ухо включает улитку — спиральный орган, наполнен­ный жидкостью и снабженный рецепторами и нервными окончани­ями. Колебания овального окна порождают волны в жидкости, кото­рые и воспринимаются нервными клетками спирального органа, пе­редающими сигналы в мозг. В состав внутреннего уха входит также вестибулярный аппарат с основой из трех полукружных каналов, определяющий ориентацию организма в пространстве.

Полость среднего уха соединяется с носоглоткой тонким каналом — евстахиевой трубой, а также открывается в маленькие мастоидные синусы.

Баротравма среднего уха

Баротравма при спуске

Наибольший риск баротравмы среднего уха возникает во время спуска.

При погружении гидростатическое давление возрастает, что пе­редается жидкостям и тканям, окружающим полость среднего уха. Объем газа уменьшается, и барабанная перепонка впячивается в по­лость под давлением извне — мы ощущаем это как закладывание ушей. Чтобы его устранить, необходимо продуться, т.е. вдуть в уши дополнительный объем воздуха через евстахиевы трубы.

Продувание необходимо повторять время от времени по мере по­гружения. Если подводник не сможет или забудет это вовремя сде­лать, сильно вогнутая барабанная перепонка растянется и потеряет эластичность, а малый объем газа в полости компенсируется кровью из порванных кровеносных сосудов и жидкостью из поврежденных и разбухших тканей. Последние блокируют евстахиеву трубу, и ба­рабанная перепонка может порваться. Восстановление тканей зани­мает от нескольких дней до месяцев.

Глубина, на которой происходит баротравма в случае непродува­ния, зависит от объема полости среднего уха и эластичности бара­банной перепонки. Обычно это 2 — 3 метра. На такой глубине под­водник чувствует усиление давления на уши, а затем боль. После прорыва барабанной перепонки наступает облегчение от боли и странное ощущение прохлады в ушах — это заливается морская во­да. Термические изменения воздействуют на орган равновесия, и че­ловек чувствует головокружение, называемое вертиго, и тошноту. Резкий рефлекторный вдох после рвоты может привести к утопле­нию.

При баротите, когда нет разрыва барабанной перепонки и силь­ных тканевых повреждений, неприятное ощущение воды в ушах ос­тается, а воспринимаемые звуки могут искажаться. Нередко они со­провождаются странными щелчками, особенно во время жевания или движений нижней челюсти — это вызвано пузырьками воздуха в густой массе крови и тканевой жидкости, наполняющей полость среднего уха.

Чувствительность к боли у людей сильно варьирует. Одни не стра­дают даже при тяжелой баротравме, а другие жалуются на сильную боль во время тренировок в бассейне. Первая группа особенно уязвима, ведь когда боли нет — нет и сигнала бедствия, а, значит, ин­стинкт самосохранения организма ослаблен. Что касается второй группы, то можно быть уверенным в их осторожном поведении: лег­ко возникающая боль будет препятствовать любому превышению безопасных норм.

Нередко у людей, только начинающих курс обучения, ныряющих впервые в жизни или после долгого перерыва, болят уши даже на ма­лой глубине. Ничего страшного, так происходит прочистка евстахие­вых труб. У обычного человека на суше, как правило, их проходы за­биты тканевыми продуктами и слизью. При активном продувании "заросшего" канала воздухом мы его прочищаем, расплачиваясь не­приятными ощущениями.

При появлении признаков баротравмы уха необходимо обратить­ся к врачу. Он поставит диагноз повреждения и пропишет носовые капли, рассасывающие тканевые блоки в евстахиевых трубах, или антибиотики, если есть подозрение на инфицирование носоглотки. Особое лечение баротита необязательно — достаточно подождать, пока здоровье среднего уха не восстановится, что обычно занимает от двух дней до двух недель. В этот период нельзя погружаться и со­вершать перелеты, иначе произойдет повторное травмирование. По­сле прорыва барабанной перепонки лечение может затянуться до трех месяцев, а в некоторых случаях даже потребовать хирургичес­кого вмешательства.

Баротравма при подъеме

В редких случаях баротравма уха происходит при подъеме на по­верхность, когда объем воздуха в полости среднего уха увеличивает­ся. Обычно избыток газов выходит через евстахиеву трубу в носо­глотку, но возможное блокирование трубы способно воспрепятство­вать выходу воздуха. И тогда воздух, выгибая барабанную перепонку в слуховой проход, а круглое окно — в полость внутреннего уха, мо­жет их прорвать. Таким образом, происходит "баротравма наобо­рот", но по механизму и симптомам она аналогична баротравме при погружении, да и лечится так же. Чтобы ее избежать, рекомендуется при подъеме делать частые глотательные движения, помогающие вы­ходу избыточного воздуха через горло, внимательно "прислушива­ясь" к ощущениям в ушах.

Профилактика баротравмы

Практически все ушные баротравмы происходят в результате прогибания и прорыва мембран, ограничивающих полость среднего уха в ту или иную сторону под воздействием избыточного давления. Чтобы не создавать разницу между внешним — гидростатическим — и внутренним давлением в полости среднего уха при изменении глу­бины, каждый подводник их уравнивает, или продувается. Проду­ваться следует как можно чаще, не ожидая ощущения закладывания или боли в ушах. Это особенно актуально в начале погружения до глубины 10 м, где перепады газовых объемов максимальны. Принцип продувания один — использование евстахиевых труб для транспорта дополнительного объема воздуха в полость среднего уха.

Инфекционные заболевания верхних дыхательных путей, лихо­радка, аллергия и злоупотребление курением затрудняют продува­ние и даже могут сделать его невозможным. Легкость продувания за­висит от природной проходимости евстахиевых труб, т.е. их диамет­ра. Если они широкие, аквалангисту достаточно совершать частые глотательные движения во время спуска; если же они от рождения узкие, приходится старательно продуваться через каждый метр глу­бины. Применяют несколько способов продувания.

1. Метод Вальсальвы — самый легкий и распространенный. Под­водник зажимает нос пальцами, закрывает рот и осторожно делает выдыхательное движение в нос, поднимая таким образом давление в горле и выталкивая воздух по евстахиевым трубам в полость сред­него уха. Вместе с воздухом туда может попасть инфекция, которая вызовет его воспаление — поэтому не рекомендуется нырять при простудном заболевании. Для облегчения открывания евстахиевых труб можно подвигать нижней челюстью вправо—влево и впе­ред-назад.

2. Прием, менее эффективный, чем предыдущий, но часто и ус­пешно используемый: подводник зажимает нос и одновременно гло­тает — в результате евстахиевы трубы моментально открываются и пропускают небольшой объем воздуха.

3. Опытные подводники с хорошей проходимостью евстахиевых труб продуваются, совершая частые глотательные движения или со­кращая определенные горловые мышцы. Этому умению научиться сразу нельзя — оно приходит с опытом.

Перед каждым погружением подводник должен честно себе при­знаться, сможет ли он легко продуваться по состоянию здоровья. Лучше отказаться от одного погружения, чем потом "зализывать ра­ны" целый месяц. Рекомендуется первое продувание сделать на по­верхности, чтобы отодвинуть критический предел: ведь в начале по­гружения об этом так легко забыть. С глубиной желательно проду­ваться постоянно, через каждые два метра, не дожидаясь сильного закладывания ушей. Если вы не можете продуться, что частенько случается во время насморка или по другим причинам, поднимитесь повыше и повторите знакомые приемы снова. Будьте осторожны! Слишком сильные потуги вдуть воздух в евстахиеву трубу могут при­вести к баротравме внутреннего уха. Если все же вам не удается про­дуться, поплавайте у поверхности воды или вообще отложите погру­жение. С приобретением опыта подводник находит прием, наиболее подходящий для его организма, а само продувание выполняется авто­матически.

Использование лекарств

Многие подводники используют различные лекарства, особенно носовые капли, для устранения насморка или других болезненных проявлений, блокирующих верхние дыхательные пути. Это позволя­ет им погружаться и продуваться в состоянии, когда погружение сле­довало бы отменить — например при инфекционных заболеваниях. Подобные лекарства, устраняя только симптомы болезни, но не ее саму, могут привести к тяжелым побочным эффектам вплоть до внезапного смертельного синдрома (см. главу 3.11).

Глава 3.2. Баротравма легких

Помимо множества мелких пустот в черепе, мы обладаем обшир­ной, гибкой, динамичной полостью — легкими. Их баротравма про­исходит в результате повреждений легочной ткани из — за перепада давления снизу вверх или сверху вниз. Согласно американской ста­тистике смертельных случаев при подводных погружениях, по часто­те встречаемости это заболевание стоит на втором месте после утоп­ления. Баротравма легких — яркое проявление первого газового за­кона, которое каждый может испытать на себе. Допустим, у подвод­ника на глубине 20 м заканчивается воздух в баллонах, а он, увлек­шись наблюдениями за рыбками, замечает это, когда манометр уже показывает лишь 10 атм. Этого вполне достаточно, чтобы подняться из пучины, но у нашего героя возникает паника. Он начинает подъ­ем, стараясь завершить его по возможности быстрее, и при этом эко­номит оставшийся воздух, задерживая дыхание. На поверхности он чувствует сильную боль в груди и вскоре умирает от нарушения ды­хания. Что же с ним произошло?

Пусть объем его легких составляет 5 л. На глубине 20 м воздух по­ступает в легкие под давлением 3 атм. При быстром подъеме на по­верхность внешнее давление падает до 1 атм., а объем воздуха в лег­ких согласно первому газовому закону расширяется до 15л. Значит, в процессе всплытия подводник должен выдохнуть 10 избыточных литров! Иначе покровы легких не выдержат тройной объем воздуха и порвутся. Повреждение легочной ткани может произойти уже при перепаде давления на 0,1 атм., т.е. при изменении глубины всего на метр! Баротравму легких можно получить даже в плавательном бас­сейне, что, кстати, и случается иногда с начинающими аквалангиста­ми на учебных курсах.

Люди, впервые ныряющие с аквалангом, испытывают небольшой стресс — ведь все вокруг так необычно! Старательно контролируя технику, ожидая подвохов с ее стороны или каких — либо глобальных опасностей в наиболее трудные моменты погружения — при спуске и подъеме — многие забывают о контроле дыхания. Так уж устроен наш организм, что в самые напряженные моменты мы непроизволь­но задерживаем дыхание. То же происходит и при подъеме с глуби­ны. Даже подводники со стажем нередко забывают постоянно выды­хать воздух во время всплытия, и только возрастающее неприятное ощущение давления в груди настойчиво напоминает, что пора сде­лать длинный выдох.

Человек достаточно быстро приучается правильно выдыхать воз­дух, но любое отклонение может сбить его с толку. Например, когда воздух в баллонах на исходе, когда подводник замерз или потерял ла­сту, нахлебался воды или потерял партнера, когда у него закружи­лась голова или заболели зубы — да мало ли что может случиться под водой! Любая мелочь способна вызвать у человека панику, и он будет стремиться к спасительной поверхности с рефлекторной задержкой дыхания на всплытии. Кроме того, есть заболевания, механически препятствующие свободному выдоху: астма, хронический бронхит, инфекционные болезни верхних дыхательных путей, туберкулез, рак легких, эмфизема. Затрудняя и ослабляя выдох, при быстрых подъемах они приводят к баротравмам.

Типы баротравмы легких

Механизм баротравмы легких заключается в прорыве легочной ткани под воздействием избыточного внутреннего давления с после­дующим выходом альвеолярного воздуха из легких. Последствия этой катастрофы определяются тем, где проходят и накапливаются газовые пузыри. По этому признаку различают три типа баротравмы легких:

1. Эмфизема — подкожная и средостения: газы поступают в ткани.

2. Пневмоторакс: газы скапливаются в грудной полости.

3. Газовая эмболия: газы поступают в кровь.

Повреждение легочной ткани при баротравме любого типа сопро­вождается кровотечением и общими нарушениями структуры лег­ких.

Эмфизема

Разрыв альвеол приводит к выходу газовых пузырьков в легочную ткань. Оттуда они начинают свое путешествие по тканям организма:

сначала скапливаются между легкими, затем мигрируют в шею, под кожу, окружают сердечную сумку, иногда доходят до брюшной по­лости. Они давят на кровеносные сосуды, нервы, горло, мышцы, включая сердечную. Это воздействие усиливается азотом, которым насыщены ткани при глубоководном и/или длительном погружении. Во время подъема и на поверхности азот диффундирует в газовые пузыри, увеличивая их объем.

Эмфизема характеризуется болью в груди, учащенным и неглубо­ким дыханием и даже изменением голоса с появлением странных звуков, вызванных присутствием газа в горле. Скапливание пузырей под кожей вызывает ощущение "целлофана" при надавливании на поврежденный участок. Давление газовых пузырей на сердце приво­дит к нарушению сердечной деятельности.

Лечение производится чистым кислородом, стимулирующим диффузию азота из пузырей в кровь, а оттуда через легкие наружу — по возможности в рекомпрессионной камере, где пузыри рассасыва­ются. Без специального лечения процесс самовосстановления орга­низма затягивается надолго.

Пневмоторакс

При прорыве альвеол под поверхностью легкого воздух выходит в плевральную полость, расположенную между легким и грудной клет­кой. В этом случае легкое спадается как воздушный шарик, а его объ­ем замещает альвеолярный воздух, накопление которого в плевраль­ной полости увеличивает давление на окружающие органы. Сильное давление на сердце грозит неминуемой смертью.

Несчастный с пневмотораксом испытывает резкую боль в груди, дышит часто и поверхностно, с одышкой; лицо его бледнеет и сине­ет; пульс едва прослушивается. Слабый пневмоторакс может про­явиться несколько позже — например, во время кашля или в самоле­те на высоте.

При подозрении на пневмоторакс следует немедленно обратиться к водолазному врачу, который определит степень прорыва легкого при помощи рентгена. Лечение производят чистым кислородом, а большой объем газа отсасывают специальной трубкой, вставляемой в плевральную полость. Со временем легкое восстанавливается, и его альвеолы снова наполняются воздухом.

Газовая эмболия

Прорыв стенок альвеол с капиллярами приводит к выносу воз­душных пузырьков в кровеносное русло. Кровь приносит их в серд­це, откуда они попадают в артерии большого круга кровообращения и достигают жизненно важных органов, препятствуя их нормально­му кровоснабжению и повреждая стенки кровеносных сосудов.

Попадание пузырей в мозг вызывает страшные последствия: по­терю сознания, нарушение зрения, слуха, координации, движения, паралич. Попадание воздуха в коронарные артерии приводит к ин­фаркту миокарда. Газы в подкожных сосудах вызывают появление на коже красно — белых пятен.

Симптомы газовой эмболии проявляются очень быстро — в тече­ние 10 мин после подъема на поверхность. Пострадавшего немедлен­но кладут горизонтально на левый бок (без подушки). Раньше реко­мендовали помещать его вниз головой под углом примерно 30°, т.к. считали, что это способствует миграции пузырей вверх — подальше от головного мозга и сердца. Однако повышение венозного давления в мозге приводит к ухудшению симптомов церебральных поврежде­ний. Ни в коем случае нельзя разрешать больному садиться или вста­вать. Во время транспортировки в барокамеру пострадавшего по воз­можности перевести на дыхание чистым кислородом, а при отсутст­вии естественного дыхания делать искусственную вентиляцию лег­ких способом "изо рта в рот", не допуская, однако, их перенадувания.

Лечение эмболии производится чистым кислородом в рекомпрессионной камере.

Профилактика баротравмы легких

Контроль дыхания при всплытии

Поскольку главной причиной баротравмы служит задержка дыха­ния на всплытии, желательно устранить все ее мыслимые причины. Исправное водолазное снаряжение, постоянный контроль за расхо­дом воздуха в баллонах, наличие дополнительного источника возду­ха для аварийного всплытия — вот на что необходимо обратить вни­мание перед погружением. Многие аквалангисты для увеличения времени пребывания под водой стараются экономить воздух, задер­живая и сознательно уменьшая дыхание. Ни в коем случае нельзя этого делать! Даже небольшое всплытие (1 — 2м) на мелководье — например, над неровным скалистым дном — при задержке дыхания может привести к баротравме.

Немало несчастных случаев происходит на тренировках в бассей­не при выполнении упражнения аварийного всплытия. Задание со­стоит в том, что начинающий аквалангист должен подняться на по­верхность, не дыша из акваланга. Большинство начинающих ведет себя, как при заныривании с трубкой, задерживая дыхание и не де­лая постоянный выдох, а ведь даже при всплытии с "бассейновой" глубины 3 м нетрудно заработать баротравму легких.

Таким образом, следует всегда помнить, что в какой бы ситуации вы не оказались с аквалангом под водой, категорически запрещается задерживать дыхание. Если же нет возможности вдохнуть, нужно де­лать непрерывный выдох.

Контроль скорости всплытия

Баротравма легких часто возникает при быстрых подъемах на по­верхность, когда избыточный воздух не успевает выходить из легких при выдохах, и его внутренний объем неумолимо повышается. Ско­рость подъема не должна превышать 10 — 12 м/мин (предельно допу­стимый максимум 18 м/мин). Поскольку точно определить скорость подъема под водой на практике невозможно, рекомендуют подни­маться не быстрее мелких воздушных пузырей, а уж на них — то ори­ентироваться очень просто. Скорость подъема контролируется более точно компьютером, который подает визуальные и звуковые сигна­лы, когда необходимо притормозить скорость подъема или сделать декомпрессионную остановку.

Неконтролируемое выбрасывание подводника на поверхность при неспособности справиться с собственной плавучестью, или в ре­зультате использования неисправного компенсатора — частая при­чина баротравмы легких. В таких случаях последняя часто усугубля­ется декомпрессионной болезнью. Поэтому один из основных навы­ков плавания с аквалангом — умение пользоваться компенсатором и регулирован, плавучесть. Опытного подводника легко отличить по его искусству плавно, легко и непринужденно изменять плавучесть согласно создавшейся обстановке. В то же время новичок болтается вверх—вниз, методом "проб и ошибок" определяя объем воздуха, ко­торым нужно наполнить компенсатор.

Кашель

Кашель, как известно, есть следствие инфекционных и хроничес­ких заболеваний дыхательного тракта, других недугов, а также зло­стного курения. Во время коротких судорожных вдохов перед мощ­ным выбросом воздуха, его объем в легких резко повышается. При быстром всплытии этих мгновенных резких повышений внутрен­него давления вполне достаточно для возникновения серьезной ба­ротравмы.

Глава 3.3. Мозаика баротравм

Баротравмы черепа

Гайморовы и лобные пазухи, наполненные воздухом, связаны с носом каналами, через которые происходит автоматическое уравни­вание внутриполостного давления с гидростатическим. Проблемы возникают при блокировании каналов в результате аллергии, куре­ния, инфекций дыхательных путей, воспалительных процессов, об­разования полипов и слизистых пробок в каналах. При погружении на глубину в таких заблокированных полостях объем газа сжимает­ся, и выстилающие ткани распухают, представляя собой прекрасный субстрат для бактериальных инфекций.

Несмотря на чрезвычайную редкость баротравм черепа, лучше все-таки принимать соответствующие меры предосторожности:

тщательно продуваться во время спусков и воздерживаться от погру­жений при инфекционных заболеваниях верхних дыхательных путей.

Баротравма зубов

Подводник должен иметь здоровые или хорошо залеченные зубы. Наличие полостей и некачественных пломб грозит еще большими неприятностями, чем своевременное лечение у стоматолога.

Во время спуска в зубные полости с кровью попадают микропу­зырьки воздуха, которые при быстром подъеме расширяются, не ус­певая выйти из западни. Неумолимо расширяющийся пузырь с си­лой давит на внутренние стенки зуба и нерв... Для устранения зубной боли нужно снова погрузиться, пока пузырь не станет вновь микро­скопическим, немного отдохнуть на глубине, если позволяет запас воздуха в акваланге, "отлежаться" и уже затем медленно всплыть на поверхность.

Баротравма кишечного тракта

Во время продувания, особенно вниз головой, подводник может проглотить некоторый объем воздуха. Газовый пузырь тихо и мирно останется в же­лудке или кишечнике, но во время всплытия начнет расши­ряться, вызывая брюшные бо­ли, отрыжку и рвоту. Известны даже случаи прорыва желудоч­ной стенки.

Некоторые романтически настроенные подводники отме­чают под водой рождество и Новый Год. Выпитое на глубине шампанское напомнит о себе на всплытии, когда скрытые пузырьки начнут бурно выделяться в ки­шечнике...

Обжим лица

Во время погружения объем газа в подмасочном пространстве уменьшается, и маска начинает работать как присоска, всасывая мягкие ткани, что вызывает кровоизлияние кожных и глазных капилляров. Предотвраща­ют такую неприятность регулярным выдыха­нием небольшого количества воздуха носом в подмасочное пространство.

Между прочим, частота баротравм лица среди подводников в последнее время резко увеличилась в связи с переходом от масок с мягким резиновым фланцем к маскам с жест­ким пластиковым.

Глава 3.4. Декомпрессионная болезнь

Декомпрессионная, или кессонная, болезнь (ДБ) — специфичес­кое заболевание подводников. Его легко приобрести за несколько минут, зато последствия надолго остаются в виде поражений костей и суставов. Причины и механизмы возникновения ДБ многообразны и сложны, поэтому каждый, кто нарушает или близок к нарушению правил безопасности, сознательно подвергает себя опасности под­хватить этот подводный грипп, причем невежество увеличивает эту опасность, а знание и осторожность снижают ее до минимума. Тем, кто прочно и надолго связал свою жизнь с аквалангом, мало предста­влять себе причины возникновения и пусковые механизмы ДБ — их необходимо осознать и прочувствовать.

Физика декомпрессионной болезни

Базовые принципы возникновения ДБ известны каждому подвод­нику: азот, растворенный в крови, при определенных условиях обра­зует пузырьки, которые блокируют кровообращение.

Вспомним некоторые положения главы 1. Закон Генри описывает взаимоотношения между разделенными газом и жидкостью: количе­ство газа, растворенного в жидкости, прямо пропорционально его парциальному давлению на ее поверхность. При увеличении внеш­него давления создается градиент диффузии газа в жидкость до тех пор, пока внешнее давление и давление данного газа в жидкости не уравняются, т.е. до насыщения. При понижении внешнего давления жидкость перенасыщается газом, и тот выходит наружу.

Молекулы воды прочно связаны между собой, и эти связи трудно разорвать. Даже падение внешнего давления на 200 атм. не вызывает появления газовых пузырей в чистой воде. Так почему же они фон­таном бьют из открытой бутылки шампанского, а кровь подводника, стремительно поднимающегося с глубины 40 м, "закипает"? Значит, не только перенасыщение жидкости газом вызывает спонтанное об­разование его пузырей. Тогда что же? За примером обратимся к та­кому хорошо знакомому явлению, как дождь. Все мы знаем, что дож­девые капли образуются при охлаждении из водяного пара в тучах и облаках. В сердцевине каждой капли находится пылинка, вокруг ко­торой и произошла конденсация пара. Пылевые частицы в этом слу­чае играют роль этаких дождевых семян.

Посторонние частицы, взвешенные в воде, разрывают связи меж­ду молекулами воды и служат "семенами" газовых пузырей. Такой же эффект производит и движение. Например, если оставить банку с газированной водой в покое, пузыри вскоре исчезнут, и вода успо­коится. Если встряхнуть и повертеть ее, то многочисленные пузыри вихрем закружатся в воде. С течением времени газовая "метель" в банке притихнет, и вода придет в прежнее состояние покоя. Бросим туда щепотку соли или сахара — появится новая гирлянда пузырей, аккумулированных вокруг "семян". Значит, не весь газ вышел из жидкости? Значит, определенные факторы способны вызывать все новые и новые "взрывы" растворенного газа?

Три фактора вызывают образование газовых пузырей в жидкости:

- перенасыщение жидкости газом;

- присутствие в жидкости взвешенных частиц;

- движение жидкости.

Но и это еще не все! Вернемся к банке с газировкой и поставим туда ... обычную свечку. Мы увидим, как ее парафиновая поверх­ность быстро покрывается пузырьками. Это происходит потому, что образование газовых пузырей на гидрофобной поверхности требует значительно меньше энергии, чем на хорошо смачиваемой. Если в жидкости присутствует тело с гидрофобной поверхностью, пузыри аккумулируются на ней и служат постоянным источником вскипа­ния при возникновении какого-либо движения жидкости. Итак, к вышеперечисленным добавляем еще один фактор:

- присутствие в жидкости тела с гидрофобной поверхностью. Каким же образом эти четыре фактора определяют процесс вски­пания газа в человеческой крови при подъеме на поверхность?

Физиология декомпрессионной болезни

Образование пузырей и сосудистая декомпрессионная болезнь

Воздух из альвеол переходит под давлением в капилляры и разно­сится кровотоком по организму. Поглощенные газы присутствуют в крови не только в растворенном состоянии. В большей мере они пу­тешествуют с кровью в виде микропузырьков, образованных вокруг разнообразных и многочисленных взвешенных частиц. Микропу­зырьки доставляются с током крови в сердце, а оттуда разносятся по организму. Кислород практически полностью поглощается клетками тканей для окислительных реакций, а "никчемный" азот остается в микропузырьках, постепенно насыщая кровь и ткани. Азотные мик­ропузырьки снова попадают в сердце и затем — в легкие, где освобо­ждаются в полости альвеол (рис. 3.9, 2). Обычно микропузырьки не оказывают неблагоприятного воздействия на кровообращение, и по­этому их еще часто называют "тихими" пузырями. Множество мик­ропузырьков адсорбируется на неровных липидньгх стенках крове­носных сосудов.

Если азота слишком много, или он бурно выделяется из тканей при быстром подъеме, все микропузырьки не успевают выйти из ка­пилляров в альвеолы и остаются в кровеносной системе; их количе­ство в крови стремительно возрастает (рис. 3.9, 1 — 2). Во время подъ­ема по мере падения внешнего давления, ткани перенасыщаются азотом, который начинает из них интенсивно выделяться. Вполне за­кономерно, что азот вливается в зоны пониженного давления, т.е. в микропузырьки. Последние раздуваются, что увеличивает их по­верхность и сопротивление потоку (рис. 3.9, 3). Пузыри блокируют кровоток, препятствуя выходу азота из тканей и его транспорту в легкие. Таким образом, к пузырям присоединяется все больше рас­творенного азота, и возникает эффект снежного кома, который ка­тится под гору. Затем к пузырям прикрепляются тромбоциты, а сле­дом и другие кровяные тела, формируя локальные сгустки крови, делающие ее неравномерно — вязкой и способные даже закупорить не­большие сосуды (рис. 3.9, 4). Тем временем пузыри, прикрепленные к внутренним стенкам сосудов, частично их разрушают и отрывают­ся вместе с их кусочками, дополняющими "баррикады" в кровенос­ном русле (рис. 3.9, 4—5). Прорыв стенок сосудов ведет к кровоизли­янию в окружающие ткани; кровоток замедляется, кровоснабжение жизненно важных органов нарушается.

Внесосудистая ДБ

Вокруг частиц—зародышей в тканях, суставах и сухожилиях формируются микропузырьки, притягивающие азот, который при подъеме выделяется из тканей, но не могут попасть в кровь из — за ее блокирования (эффект "бутылочного горлышка") (рис. 3.9, 4—5). Гидрофильные ткани суставов и связок особенно подверже­ны аккумуляции внесосудистых пузырей азота. Именно этот тип ДБ вызывает боли в суставах — классический симптом ДБ. Расту­щие пузыри давят на мышечные волокна и нервные окончания, что в туловище ведет к серьезным повреждениям внутренних ор­ганов.

Биохимические реакции

К сожалению, механическая блокада кровотока азотными пузы­рями — не единственный механизм ДБ. Во-первых, присутствие пузырей и их адгезия с кровяными телами приводит к биохимичес­ким реакциям, стимулирующим сворачивание крови прямо в сосу­дах, выброс в кровь гистаминов и специфических белков. Избира­тельное изъятие из крови комплиментарных белков устраняет опас­ность многих разрушительных последствий ДБ. Последние исследо­вания показали, что связывание пузырей с белыми кровяными тела­ми вызывает сильное воспаление сосудов.

Таким образом, иммунологические факторы и биохимические ре­акции играют важную роль в развитии ДБ.

Факторы, провоцирующие декомпрессионную болезнь

Нарушение кровообращения

Организм человека распределяет и контролирует кровоснабже­ние разных органов и частей тела в зависимости от конкретного со­стояния. Нарушение регуляции кровообращения под водой может привести к ДБ. Представим себе подводника, накрутившего на руку веревочный конец с чем — нибудь тяжелым. Веревка затрудняет цир­куляцию крови в руке, так что запертая венозная кровь не может вернуться в сердце и вынести "тихие" пузырьки с избыточным азо­том. При подъеме выделение азота из тканей приводит к локальному образованию пузырей.

Возраст

Старение организма выражается в ослаблении всех биологичес­ких систем, включая сердечно — сосудистую и дыхательную, а зна­чит, в понижении эффективности кровотока, сердечной деятельно­сти и т.д. Разумеется, это повышает риск ДБ.

Холод

В холодной воде происходит охлаждение организма — в результа­те замедляется кровоток, особенно в конечностях и в поверхностном слое тела, что благоприятствует возникновению ДБ. Устранить дан­ный фактор достаточно просто: надо носить теплый гидрокостюм. Конечности замерзают в первую очередь, поэтому необходимо иметь хорошие теплые перчатки и ботинки. Основные теплопотери происходят через открытую голову, но их легко уменьшить при по­мощи капюшона.

Обезвоживание

Обезвоживание организма — один из важнейших факторов воз­никновения ДБ. Но его можно и нужно устранять! Обезвоживание выражается в уменьшении объема крови, что приводит к росту ее вя­зкости и замедлению циркуляции. Это создает благоприятные усло­вия для образования азотных "баррикад" в сосудах, общего наруше­ния и остановки кровотока.

Подводное плавание обезвоживает организм человека по многим причинам: потоотделение в гидрокостюме, увлажнение сухого воз­духа из акваланга в ротовой полости, усиленное мочеобразование в погруженном и охлажденном состоянии. Поэтому рекомендуется пить как можно больше воды перед погружением и после него: раз­жижая кровь, вы ускоряете ее течение и увеличиваете ее объем, что положительно скажется на процессе вывода избыточного азота из крови в легкие. Логично сделать вывод: надо больше пить!


Алкоголь

Погружения после приема алкоголя нежелательны, поскольку он усиливает выделение мочи и тем самым обезвоживает организм. Похмельный синдром — яркий тому пример. Многие люди просыпают­ся утром после праздника с больной головой и сухим горлом. Оба симптома — не только следствие спиртовой интоксикации, но и ре­зультат обезвоживания тканей. Для устранения последствий возлия­ния и восстановления нормального объема крови рекомендуется пить больше воды или любых безалкогольных напитков.

Физические упражнения

Физические упражнения перед погружением вызывают активное формирование "тихих" пузырей, неравномерную динамику кровотока и образование в кровеносной системе зон с высоким и низким давлением. Эксперименты с американскими космонавтами показа­ли, что количество микропузырей в крови значительно уменьшается после отдыха в лежачем положении.

Физическая нагрузка во время погружения ведет к увеличению скорости и неравномерности кровотока и соответственно к усиле­нию поглощения азота. Кроме того, как и на поверхности, количест­во микропузырей и зон пониженного давления увеличивается.

После погружения в крови остается много азота в составе микро­пузырей и в растворенном состоянии. Тяжелые физические упраж­нения, создающие неравномерную динамику кровотока и активизи­рующие формирование "тихих" пузырей, приводят к откладыванию микропузырей в суставах и готовят благоприятные условия для раз­вития ДБ при последующем погружении. Поэтому старайтесь избе­гать физических нагрузок до, в течение и после погружения.

Пол

Женщины больше предрасположены к ДБ, нежели мужчины, из — за большего объема жировых тканей, повышенного содержания жиров в крови и периодического обезвоживания во время менстру­аций.

Ожирение

Дамы и господа с избыточным весом имеют повышенную склон­ность к ДБ, так как в их крови повышено содержание жиров, кото­рые, вследствие своей гидрофобности, усиливают образование газо­вых пузырей.

Диагностика декомпрессионной болезни

Сколько человек преждевременно ушло из жизни из — за непра­вильного диагноза или легкомысленного отношения к болезни!

История ДБ показывает, что многие летальные исходы вызваны неузнаванием признаков заболевания и отказом от медицинской по­мощи. Почти половина пострадавших ждала 12 часов, прежде чем об­ратиться к врачам, а некоторые — до пяти дней. В то же время 66% симптомов ДБ проявляются в течение получаса после выхода на по­верхность, 74% — в течение двух часов и 95% — в течение суток. Не­которые симптомы в редких случаях еще не видны через трое и бо­лее суток. Как и при других заболеваниях, откладывание постановки диагноза и лечения ухудшает состояние больного. Поэтому, если вы заподозрили у себя ДБ, обратитесь к врачу немедленно.

Один из симптомов, проявляющихся сразу после погружения — чрезмерно сильная усталость, которой не должно быть в данной си­туации. Причина такой реакции, видимо, кроется в разрегулировании кровообращения и, как следствие, в кислородном голодании мышц.

Симптомы ДБ зависят от количества и локализации пузырей в ор­ганизме. По этим признакам и строят системы классификации ДБ. Наиболее распространенная различает три основные формы ДБ: лег­кую, среднюю и тяжелую.

Легкая кожная форма декомпрессионнои болезни

Нарушение периферического кровообращения и проход пу­зырьков под кожу вызывает ее покраснение и сыпь, часто сопрово­ждаемые зудом. Более серьезное нарушение кровотока, перераста­ющее в невральную форму ДБ, выражается в появлении на коже красно—белых пятен — так называемого мраморного узора. По­вреждение лимфатической системы вызывает опухание кожи.

Средняя форма декомпрессионнои болезни — поражение костно-мышечной системы

Наиболее распространенная форма ДБ, констатированная в 75% зарегистрированных случаев. Чаще всего страдают колени, тазобедренная область, плечевой пояс; реже — запястья, кисти рук, локти, ступни. В пораженной конечности возникают непри­ятные ощущения, затем онемение и постоянная ноющая боль. В отсутствие лечения боль длится несколько дней, постепенно зати­хая — это в лучшем случае, когда нет осложнений в других систе­мах.

Причина скелетно — мускульной формы ДБ — образование внесосудистых пузырей в мышцах, сухожилиях и суставах (см. выше).

Иногда ДБ путают с артритом или травмами. Последние сопрово­ждаются покраснением и распуханием конечности; артрит же, как правило, возникает в парных конечностях. В отличие от ДБ, в обоих случаях движение и нажим на поврежденное место усиливают боль.

Тяжелая форма ДБ — поражение жизненно важных органов и систем

Поражение нервной системы

Азотные пузыри могут повредить центральную нервную систему, головной и спинной мозг. Согласно американской статистике, при­мерно две трети потерпевших имели ту или иную форму невральной ДБ. Чаще всего страдает спинной мозг.

Поражение спинного мозга происходит при нарушении его кро­воснабжения в результате образования и накопления пузырей в ок­ружающих жировых тканях. Пузыри блокируют кровоток, питаю­щий нервные клетки, а также оказывают на них механическое давле­ние. В силу особого строения артерий и вен, снабжающих спинной мозг, нарушение в них циркуляции крови вызывается очень легко. Начальная стадия заболевания проявляется в так называемых "пояс­ных болях", затем немеют и отказывают суставы и конечности, и развивается паралич — как правило, в нижней части тела. Как след­ствие, затрагиваются и ее внутренние органы: например, мочевой пузырь и кишечник.

Поражение головного мозга вызывается нарушением его крово­снабжения в результате блокирования сосудов и образования внесосудистых пузырей в мозговой ткани. Мозг отекает и давит на череп­ную коробку изнутри, вызывая головную боль. За ней следует онеме­ние конечностей (правых или левых), нарушение речи и зрения, кон­вульсии и потеря сознания. В результате может серьезно пострадать любая жизненная функция, что вскоре проявится в клинических признаках.

Функция чувствительных органов: зрение, слух, обоняние, вкус, болевосприятие и осязание. Повреждение мозгового центра, конт­ролирующего и анализирующего одно из этих чувств, приводит к по­тере конкретной функции.

Координация и движение — нарушение двигательной функции имеет катастрофические последствия, и одно из самых частых — па­ралич.

Автономная деятельность биологических систем, включая дыха­тельную, сердечно — сосудистую, мочеполовую и пр. Нарушение ре­гуляции их нормальной работы влечет за собой тяжелые заболева­ния или смерть.

Сознание и интеллектуальные возможности, т.е. высшая функ­ция головного мозга.

Поражение легких

Легочная форма ДБ встречается очень редко и только у подводни­ков, совершивших глубоководное погружение. Множество пузырей в венах блокируют кровообращение в легких, затрудняя газообмен — как потребление кислорода, так и высвобождение азота. Больной ощущает затруднение дыхания, удушье и боли в груди.

Поражение внутреннего уха

Декомпрессионное повреждение слухового и вестибулярного ор­ганов чаще встречается у глубоководных аквалангистов, использую­щих специальные газовые дыхательные смеси. Заболевание сопро­вождается тошнотой, рвотой, вертиго, потерей ориентации в про­странстве. Данные симптомы ДБ следует отличать от аналогичных, вызванных баротравмой.

Поражение сердца

Попадание пузырей из аорты в коронарные артерии, снабжаю­щие кровью сердечную мышцу, приводит к нарушениям сердечной деятельности, финалом которых может стать инфаркт миокарда.

Поражение пищеварительного тракта

Блокирование кровоснабжения желудка и кишечника ведет к на­рушению их деятельности, что вызывает диарею, рвоту, боли в животе и кровоизлияние в кишечник. Все это может закончиться клини­ческим шоком и смертельным кровотечением.

Новые системы классификации ДБ

В настоящее время многие специалисты отказались от приведен­ной выше системы классификации ДБ, поскольку считают, что нет слабых или несерьезных ее форм! Любая ДБ очень опасна и требует самого тщательного лечения. Правда, различают "мягкую" и "тяже­лую" формы ДБ в зависимости от тяжести симптомов. К тому же раз­новидности ДБ могут переходить друг в друга. Приблизительно 75% зарегистрированных случаев ДБ сопровождается болями в суставах и конечностях. Но это не значит, что они вызваны исключительно скоплением пузырьков, скажем, в локте или колене. Например, об­разование пузырей в спинном мозге вызывает боли в пояснице и мо­жет быть определено как "мягкая" болевая форма заболевания, тог­да как на самом деле поражена центральная нервная система. Новые классификации ДБ основаны на симптомах, указывающих места ло­кализации пузырей, и включают заболевания различных органов и систем.

Развитие симптомов

Вышеперечисленные формы ДБ могут развиваться в трех направ­лениях: ремиссии (улучшении), стабилизации и ухудшении. До того момента, когда вы вверите свою жизнь водолазному врачу, следует четко фиксировать все симптомы и их изменение во времени. Таким образом вы поможете врачу быстро поставить верный диагноз и про­писать правильное лечение, соответствующее вашим индивидуаль­ным особенностям.

Психологические и эмоциональные последствия ДБ

Разрушительные последствия не ограничиваются физиологиче­скими. Подводное плавание — коллективный вид спорта. Очень редко встречаются водолазы—одиночки — они, как правило, рабо­тают где — нибудь на водолазных станциях в глухих уголках земно­го шара. Цивилизованные же дайв—центры — это центры обще­ния, где множество приезжих и местных аквалангистов работают и отдыхают вместе. Вполне естественно, что каждый случай ДБ ста­новится на некоторое время темой для разговоров, споров и дис­куссий, а сам потерпевший оказывается в центре внимания местно­го общества. Коллеги "профессионально" разбирают ошибки роко­вого погружения и недостатки личного снаряжения, а нередко да­же упрекают потерпевшего или подшучивают над ним. Это не мо­жет не сказаться на его психологическом состоянии — особенно, если он все делал правильно и не чувствует себя виноватым в том, что произошло.

Все случаи ДБ можно разделить на две категории: "заслуженные" и "незаслуженные". К первой относятся следствия элементарной безграмотности или небрежного отношения к правилам техники бе­зопасности под водой. Заболевания второй группы возникают по не­известной причине, когда подводник действовал согласно всем тре­бованиям безопасности: использовал показания декомпрессионных таблиц, совершал безопасные остановки под поверхностью, следо­вал указаниям компьютера и пр. В таких случаях потерпевший чув­ствует себя незаслуженно обиженным и тем острее воспринимает упреки товарищей. По этой причине некоторые эмоциональные лю­ди даже бросали подводное плавание на некоторое время.

Общественное порицание подводников, "заслуживших" наказа­ние, таит серьезную опасность. Во избежание огласки, при постанов­ке диагноза потерпевший может скрыть от врача некоторые внут­ренние симптомы и самые вопиющие свои оплошности — что приве­дет к неверному диагнозу и неправильному лечению. Результатом станет ухудшение состояния больного и дальнейшее развитие ДБ. Поэтому, коллеги, окружайте потерпевшего доброжелательным вни­манием, не подчеркивая в разговорах его ошибок — он и так доста­точно наказан и вряд ли допустит нечто подобное в будущем. Скорее наоборот, это научит его тщательно выполнять и пропагандировать все требования профилактики ДБ, а о своем печальном опыте он бу­дет назидательно рассказывать молодым...

Лечение декомпрессионной болезни

Оказание первой медицинской помощи

Любая первая медицинская помощь начинается с проверки обще­го состояния, пульса, дыхания и сознания, а также содержания боль­ного в тепле и неподвижности.

Для того чтобы оказать потерпевшему первую помощь, необходи­мо определить симптомы ДБ. Среди них различают "мягкие" — та­кие, как сильная неожиданная усталость и кожный зуд, которые уст­раняются чистым кислородом — и "серьезные": боли, нарушение дыхания, речи, слуха или зрения, онемение и отказ конечностей, рвота и потеря сознания. Появление любого из этих признаков за­ставляет нас предположить возникновение "тяжелой" формы ДБ. Что делать дальше?

А дальше, во — первых, следует правильно уложить потерпевшего. Раньше рекомендовали класть его на спину в наклонном положении головой вниз, считая, что азотные пузырьки будут скапливаться в ни­жней (в данный момент верхней) части тела, не мигрируя в мозг и сердце. Совсем недавно специалисты продемонстрировали, что это не так важно. На самом же деле позиция "ногами вверх" затрудняет дыхание, активизирует отекание мозга при церебральной ДБ и вы­зывает другие нежелательные эффекты.

Если потерпевший находится в сознании и показывает лишь "мяг­кие" симптомы, лучше положить его на спину горизонтально, не допуская позы, затрудняющей кровоток в какой-либо конечности: на­пример, скрещивания ног, подкладывания рук под голову и пр. Чело­век с пораженными легкими комфортнее всего чувствует себя в не­подвижной сидячей позе, которая спасает его от удушья. При других формах заболевания сидячего положения следует избегать, помня о положительной плавучести азотных пузырей.

Подводника с серьезными симптомами ДБ следует положить ина­че, т.к. потерявшего сознание может вырвать, и, если он лежит на спине, вдыхает рвоту в легкие. Чтобы предотвратить это, а также из­бежать перекрывания дыхательных путей, больного кладут на левый бок, сгибая правую ногу в колене для устойчивости — в так называе­мое положение комы. Если же дыхание нарушено, следует положить больного на спину и сделать искусственное дыхание, а при необхо­димости — непрямой массаж сердца.

Транспорт больного в барокамеру — момент ответственный и не­отложный. Транспортировку самолетом необходимо избегать, по­скольку на больших высотах пузыри увеличатся в объеме, что усугу­бит заболевание.

Кровоизлияния при наиболее тяжелых формах ДБ приводят к вы­теканию кровяной плазмы в ткани, и эту потерю необходимо возме­стить. Больного с "мягкими" симптомами заставляйте выпивать по стакану воды или любого безалкогольного негазированного напитка каждые 15 минут. Кислотные напитки типа апельсинового сока мо­гут вызвать тошноту и рвоту. Тем не менее помните, что больной, ко­торого вы старательно "отпаивали", прибудет в барокамеру с пере­полненным мочевым пузырем... Человеку, пребывающему в полу­бессознательном или периодически в бессознательном состоянии, пить не рекомендуется.

После того, как помогли больному принять правильное положе­ние, ему обеспечивают дыхание чистым кислородом. Это главный прием первой помощи до того, как вы передадите пострадавшего в руки специалиста. Дыхание стопроцентным кислородом создает гра­диент диффузии азота из пузырей в легкие и соответственное умень­шение его концентрации в крови и тканях. Обычные маски, продаю­щиеся в аптеке, не могут поддерживать полноценное дыхание, т.к. обеспечивают поток кислорода 6 — 10 л/мин, тогда как средний че­ловек нуждается в 15 — 20 л/мин. В таких масках предусмотрено ис­пользование окружающего воздуха, который дополняет ограничен­ный поток кислорода и понижает его содержание до 40%, чего совер­шенно недостаточно. Для оказания первой помощи больным ДБ ис­пользуются специальные баллоны со сжатым кислородом, снабжен­ные регулятором и прозрачной маской. Они обеспечивают дыхание почти стопроцентным кислородом, а прозрачная маска позволяет во­время заметить появление рвоты.

Рекомпрессия и барокамеры

Первая помощь всегда имеет лишь временный эффект. Оконча­тельное лечение проводится путем рекомпрессии, т.е. путем повышения, а затем постепенного понижения давления по специальным таблицам. Искусственное повышение внешнего давления в рекомпрессионных камерах (барокамерах, или "бочках") приводит к сжа­тию и последующему исчезновению пузырьков и одновременному растворению азота в тканях, после чего давление медленно понижа­ют до атмосферного. Во время рекомпрессии пострадавший должен дышать кислородом периодически, поскольку постоянное дыхание им противопоказано. Одновременно больному вводят лекарства, уменьшающие отеки головного и спинного мозга, а также делают внутривенные инъекции для восстановления химического состава крови.

Режим рекомпрессии подбирается специалистами в соответствии с конкретной формой ДБ, периодом, прошедшим со времени подъе­ма или после первого появления симптомов, и рядом других факто­ров. Для того чтобы отличить ДБ от газовой эмболии, проводят проб­ное повышение давления до 18 м на 10 мин в сочетании с кислород­ным дыханием: если симптомы исчезнут или ослабнут, значит, диаг­ноз ДБ верен. Тогда подбирают основной режим рекомпрессии по таблицам. Чаще всего начинают с "погружения" на 18 м и постепен­ного подъема продолжительностью от нескольких часов до несколь­ких дней. Все это время больной сидит в "бочке" в маске и дышит чи­стым кислородом с периодическими пятиминутными перерывами, поскольку непрерывное дыхание чистым кислородом в течение 18 — 24 ч приводит к кислородному отравлению. Небрежность при расче­те лечебного режима грозит усилением симптомов и дальнейшим развитием ДБ.

В экстремальной ситуации, если нет возможности немедленно транспортировать пострадавшего в ближайшую барокамеру, он мо­жет взять на судне (страхующей лодке — см. главу 4.6) запасной ак­валанг и снова уйти на глубину, а затем потихонечку оттуда выби­раться. Рядом должен находиться партнер — страхующий подвод­ник. Можно посигналить партнеру или страхующему, чтобы они спустили на конце дополнительный акваланг или не поленились и до­ставили аппарат собственноручно. Несмотря на недостатки подобного метода лечебной рекомпрессии — риск переохлаждения, опас­ность расходования воздуха до окончания баротерапии, риск усугуб­ления ДБ — это единственный способ уменьшить симптомы ДБ при невозможности доставки больного в компетентное лечебное учреж­дение. Тем не менее, многие федерации не рекомендуют им пользо­ваться, так как подразумевается, что погружения возможны лишь в пределах досягаемости ближайшей барокамеры.

Профилактика декомпрессионной болезни

Как можно заболеть

Все (или почти все) аквалангисты заканчивают в свое время курсы подводного плавания, где инструкторы рассказывают, что такое ДБ, как с ней бороться и как ее избегать. Вместе с тем ежегодно армия по­терпевших подвергается рекомпрессионному лечению в "бочках" разных стран мира, причем некоторые остаются на всю жизнь кале­ками, а единицы заканчивают совсем плохо... Посетителями барока­мер бывают не только "чайники", но и опытные квалифицированные подводники. В чем же дело? Почему, несмотря на знания, тренировки и опыт, так много людей теряют под водой здоровье и радость от под­водного плавания? Следует отметить пять основных причин.

1. Невежество и незнание элементарных правил декомпрес­сии! в чем, как это ни печально, виновата сама иерархическая сис­тема обучения во многих международных федерациях. Чтобы по­лучить высокую квалификацию и глубокие знания, надо пройти несколько последовательных курсов. Программы обучения созда­ны так, чтобы не давать обучаемым "излишних" знаний, соответст­вующих более высокому уровню. Поэтому подводникам первой ступени приходится лишь слепо надеяться на опыт и доброту инст­руктора, который руководит погружением. Если же в силу тех или иных причин начинающий остается наедине с собой, становятся возможными самые непредсказуемые действия и неожиданные ре­зультаты. Можно вспомнить немало случаев, когда люди, хорошо проявившие себя во время погружения, оказывались полными про­фанами во время последующего обсуждения и разбора ошибок. Хладнокровные и тренированные подводники демонстрировали полное незнание элементарных положений безопасности, в осо­бенности тех, что касаются декомпрессии. "Знаете, — говорили они, — это инструктор или дайвмастер обычно делают, они же обу­чены, а мы не в курсе". А вдруг с самим инструктором произойдет несчастье? Ведь никто из нас не застрахован от неожиданностей! Тогда тому, кто "не в курсе", придется не только самому выбирать­ся с глубины, но и спасать старшего товарища. Результат в подоб­ных случаях, согласно статистике, плачевный. Поэтому совсем не­плохо, если начинающий аквалангист готов к самостоятельным декомпрессионным погружениям, знает правила подъема на поверх­ность, умеет пользоваться декомпрессионными таблицами и ком­пьютером.

2. Самоуверенность и переоценка собственных сил нередко встречается среди опытных подводников. Если начинающие пре­дельно осторожны, то "крутые" решаются на рискованные меропри­ятия, превышая доступную глубину при данном запасе воздуха в бал­лонах, переоценивая свою устойчивость к азотному наркозу, недос­таточно зная возможности своего партнера. Показателен случай с итальянцем, чей красочный рассказ полностью приведен в главе 5.1. Он полез на глубину 100 м, имея за плечами богатый опыт погруже­ний и два компьютера, но и они не спасли его от азотного опьянения. Только своевременные действия надежного партнера, хорошее зна­ние капитаном местных течений и оперативная связь со спасатель­ной службой спасли его от смерти.

3. Небрежность в отсчете времени и учете пройденных глубин приводят к ошибке в расчетах режима декомпрессии по таблицам. Умение пользоваться таблицами бесполезно, если какие-либо дан­ные не соответствуют истине, а безалаберность в их запоминании встречается довольно часто. В настоящее время погрешности, свя­занные с применением таблиц, уменьшаются из — за распростране­ния компьютеров и декомпрессиметров. Все меньше людей исполь­зуют классические таблицы, поскольку нырять с компьютером легче — он все рассчитает, вычислит и напомнит све­товыми и звуковыми сигналами. Так просто! Знай только смотри, слушай и слушайся. Однако научно-техничес­кий прогресс имеет и теневую сторону.

4. Слепая вера в компьютер приво­дит к расслаблению, потере бдительно­сти и знаний. Уже не надо напрягаться и рассчитывать режим декомпрессии или следить за скоростью подъема — для этого есть компьютер. Но он ведь может испортиться при ударе о камень или при ударе о воду и после этого вы­давать неверную информацию. Тогда подводник должен вовремя исправить погрешности компьютера, обратившись к другому — здоровому и естественному, который находится... между его ушами. В последнее время материально обеспеченные лю­бители стали включать в комплект снаряжения два компьютера, так что показания одного можно всегда проверить показаниями другого. Случай же поломки обоих компьютеров теоретически возможен, но маловероятен.

5. Заниженная оценка угрозы мелководных погружений весьма характерна для широких масс подводников. Мнение, что погруже­ние с декомпрессией актуально лишь при превышении бездекомпрессионного предела, ошибочно! Любое погружение требует де­компрессии, которое выражается в выходе избыточных газов из кро­ви в легкие. Другое дело, что после погружения в бездекомпрессионном режиме газ выходит в составе незаметных "тихих" пузырьков, не причиняющих вреда организму. Однако эффективность этой "ти­хой" декомпрессии в значительной степени зависит от скорости всплытия.

Режим всплытия

Скорость подъема на поверхность — вечная тема для дискуссий специалистов. Общепринято мнение, что скорость всплытия не дол­жна превышать 18 м/мин. Часто возникает вопрос: откуда взялась эта цифра? Мы вынуждены вас разочаровать: научной основы здесь нет, но зато есть элемент исторического курьеза. В начале века были утверждены первые таблицы шотландского физиолога Холдена, в которых присутствовали параметры глубины и времени подъема. Специалисты разделили первое на второе, усреднили результаты и получили цифру 18. В конце второй мировой войны, основываясь на опыте подводных боевых действий, рекомендуемую максимальную скорость уменьшили до 8 м/мин. В пятидесятые годы столкнулись интересы глубоководных водолазов и аквалангистов. Первые из со­ображений безопасности настаивали на величине 8 м/мин, а вторые, не забывая об ограниченности запаса воздуха в акваланге, доказыва­ли рациональность скорости 30 м/мин. Проблему решили компро­миссом, вернувшись к исходной точке отсчета — 18 м/мин.

С изобретением и распространением счетчика Доплера, фикси­рующим количество пузырей в крови, стало возможным проверять компетентность декомпрессионных таблиц. Первые же проверки показали тревожные результаты: в крови подводников, совершав­ших погружения на глубины, считавшихся бездекомпрессионными, находилось великое множество "тихих" пузырьков. Скорость подъе­ма 18 м/мин уменьшала их число и соответствовала проверяемым таблицам. В настоящее время, максимумом безопасной скорости всплытия многие специалисты считают 10—12 м/мин.

Декомпрессионные остановки

Остановки на определенных глубинах при всплытии позволяют избыточному азоту высвободиться из крови в легкие, предотвращая таким образом опасное расширение микропузырьков. Декомпрессионные остановки — главный способ избежать ДБ!

Глубину и время остановок определяют по декомпрессионным таблицам, разнообразие, использование и принципы построения ко­торых описаны в отдельной главе. Несмотря на то, что курс обучения подводному плаванию обязательно включает занятия по использова­нию декомпрессионных таблиц, очень немногие подводники впос­ледствии помнят как с ними обращаться. Почему?

Во — первых, здесь играет роль врожденная антипатия человека к мелким цифрам, когда их очень много и они построены в ряды, стро­чки, столбцы и проч.

Во — вторых, прибыльный туристический бизнес сделал общепри­нятыми массовые погружения в группах, контролируемых профес­сиональными инструкторами. Последние командуют, куда плыть и как подниматься, а группа слепо следует его указаниям. Вполне зако­номерно, что даже те базовые знания, которые дали на курсах, посте­пенно исчезают.

В—третьих, как уже говорилось, компьютерная экспансия рас­пространилась и под воду. Компьютеры и декомпрессиметры успеш­но заменяют наглядные таблицы, и проблема уже заключается лишь в их стоимости.

Другой тип остановок — так называемые безопасные остановки — не прописаны декомпрессионной моделью и совершаются в кон­це бездекомпрессионных погружений. Они предназначены для ос­вобождения капиллярной сети, опутывающей легкие, от "ти­хих" микропузырьков. В прин­ципе можно и не останавли­ваться, если этого не требует декомпрессионная таблица или компьютер, и продолжать бла­гополучное всплытие с дозво­ленной скоростью. Тем не ме­нее, опыты показали, что трех­минутная остановка на глубине 3 — 6м примерно в 6 раз умень­шает содержание пузырьков в крови. Это особенно актуально при планировании повторного погружения через короткое время, за которое оставшиеся микропузырьки не выходят из легких, а превращаются в боль­шие и опасные пузыри.

Для остановки в толще воды используют компенсатор плавучести или якорный конец. Лучше так планировать свое погружение, чтобы заканчивать его на мелководье — ведь гораздо интереснее плавать над дном, чем тоскливо пускать пузыри в толще воды. Рекомендуе­мая продолжительность безопасной остановки — 3—5 мин.

Бытует мнение, что выходить из воды нужно с давлением в балло­нах не менее 50 атм. Это не так важно! Во всяком случае, если прихо­дится выбирать между соблюдением этого правила и безопасной ос­тановкой, лучше выбрать последнее.

Профиль погружения

Следует избегать плавания по траектории, которая может приве­сти к ДБ. Хотелось бы выделить три особо опасных профиля.

Зубчатые профили, состоящие из многочисленных подъемов и опускании. Подводник плывет по такой траектории, следуя за неров­ным рельефом скалистого дна, при выполнении исследовательских работ, при частых подъемах на поверхность для ориентации в про­странстве и наблюдений за кораблем. Раз поднявшись на более мел­кий участок дна, старайтесь уже не опускаться ниже.

Обратные профили заключаются в повторном погружении на большую глубину, нежели в первое погружение. Это неправильно! Последующее погружение всегда должно быть на меньшую глубину по сравнению с предыдущим.

Скачковые профили выполняются при кратких и иногда глубо­ких погружениях (скачках) после погружения на любую глубину. Подобное случается при попытках освободить зацепившийся якорь, достать упавший в воду грузовой пояс, найти оставленный в извест­ном месте предмет и в других похожих ситуациях.

Многократные погружения

Многодневные повторные погружения — обычное дело, когда люди вырываются в отпуск на море из душных городских трущоб. Время отдыха ограничено, и они стремятся максимально использо­вать отпущенные дни для общения с подводным миром. В процессе многочисленных погружений масса микропузырьков в легких и кро­ви накапливается и в один прекрасный момент достигает критичес­кой величины. Ни таблицы, ни компьютеры не предназначены для определения специфических последствий частых ежедневных по­гружений. Люди, которые их совершают — прямые кандидаты на ДБ. Поэтому рекомендуется делать перерыв в период активных по­гружений, например, сутки через каждые три дня погружений, или сокращать их число к концу путешествия, одновременно ограничив максимальную глубину повторных вечерних погружений до 24 м.

Плавание с дыхательной трубкой и декомпрессионная болезнь

Казалось бы, плавание с дыхательной трубкой — занятие, не свя­занное с перенасыщением крови азотом, и все ныряльщики застра­хованы от ДБ. На самом же деле это зависит от того, что подразуме­вается под понятием "нырять". Если мы говорим о спортивном, "аг­рессивном" нырянии, то регистрируется немало случаев ДБ. Так, примерно четверть ловцов жемчуга, кораллов и губок на островах Полинезии и Японии больны "тараваной" с типичными симптомами:

тяжелой формы ДБ: вертиго, тошнота, паралич конечностей и пери­одические обмороки. Знаменитый кубинский ныряльщик и охотник Пипин заявляет, что дважды подвергался мукам ДБ после подводной охоты на глубинах свыше 50 м.

Если же вы расслабленно возлежите на поверхности воды, лени­во перебирая ластами и изредка опускаясь на глубину 3 м, чтобы рас­смотреть красивую рыбку, можете не волноваться — ДБ вам не гро­зит. Но лучше воздержаться от нырянии с трубкой в перерывах меж­ду погружениями с аквалангом, поскольку они, в сочетании с актив­ными мускульными усилиями, отнюдь не способствует выходу оста­точного азота из легких.

Второй подъем в самолете

Часто отпуск на море заканчивается посадкой в самолет и переле­том на высоте 5 — 8 км. Пребывание в салоне самолета опасно для подводников, недавно выбравшихся из воды. Известно немало слу­чаев заболеваний ДБ именно в самолете: человек идет на посадку здоровым ( а сходит с трапа с явными симптомами "кессонки". При­чин здесь несколько.

1. С увеличением высоты над уровнем моря внешнее давление по­нижается. Таким образом, по достижении определенной высоты ос­таточный азот в крови не будет выходить из легких, а наоборот, нач­нет разрастаться в большие пузыри, стимулируя развитие болезни. При планировании погружений необходимо определить безопасный период времени между последним погружением и перелетом. Его продолжительность зависит от режима предшествующих дней, глу­бины и времени последнего погружения, а также индивидуальных особенностей подводника. Минимальный период отдыха для лиц, со­вершавших одно погружение в день, составляет 12 часов. Если вы по­гружались по два раза ежедневно, лучше прекратить подводные при­ключения за сутки до перелета. Увеличение интервалов способству­ет эффективному удалению азота из организма и снижает вероят­ность ДБ. Но никакие предосторожности не гарантируют от нее пол­ностью, что вы застрахованы от ДБ — ведь "подводный грипп" ино­гда преподносит сюрпризы.

2. С набором высоты воздух становится разреженнее, и содержа­ние кислорода в окружающем пространстве падает. Недостаток кис­лорода способствует развитию симптомов ДБ, которые только и ждут пускового момента для цепной реакции.

3. Воздух в салоне сухой, и в процессе дыхания приходится затра­чивать собственные жидкостные ресурсы для его увлажнения. Это ведет к обезвоживанию крови, что служит, напоминаем, одной из причин замедления кровотока и, следовательно, пусковым механиз­мом ДБ. Кроме того, замедление тока крови ведет к гипоксии, сим­птомы которой — тошнота и головная боль — иногда расцениваются как признаки ДБ. Воздух в салоне самолета содержит испарения и выделения других пассажиров, а содержание микроорганизмов и та­бачного дыма с задних рядов в 10 — 20 раз выше чем в обычной об­становке на земле. Перелеты до погружения не так опасны. Рекомен­дуется, однако, отдохнуть денек, прежде чем залезать на глубину. Считают, что после полета на самолете человек находится далеко не в лучшей форме и нуждается в восстановлении жизненных сил и ада­птации к другому климату. Если после погружения вы уезжаете на машине в горы, эффект увеличения высоты будет таким же, как в са­молете. При подъеме на высоту 2000 м атмосферное давление сни­зится до 0,8 атм. и микропузырьки азота увеличатся в объеме, а их выход из легких замедлится или вообще остановится.

***

Итак, причины, механизм и пусковые факторы ДБ известны (или почти известны) мировому сообществу подводников. Тем не менее около 700 — 800 людей в год попадают в барокамеры с заболевания­ми разной степени тяжести. Случаи мягкой формы ДБ не поддаются регистрации, т.к. могут исчезать сами или устраняться на месте. По­ведение декомпрессионной болезни иногда непредсказуемо и зави­сит от индивидуальных особенностей организма. В большинстве слу­чаев причина ДБ кроется в нарушении хотя бы одной из десяти запо­ведей профилактики заболевания.

Десять заповедей профилактики ДБ

1. Избегайте максимальных глубин.

Что бы ни говорили ваша таблица или компьютер, начинайте подъем за 5 — 10 мин до бездекомпрессионного предела. Пред­ставьте себя бегущими по утесу к краю пропасти: чем раньше вы затормозите, тем больше шансов, что не свалитесь вниз.

2. Всегда поднимайтесь медленно и делайте остановку безопасности.

Никогда не поднимайтесь быстрее, чем со скоростью 18 м/мин и перед выходом на поверхность на глубине 3 — 6 м сделайте оста­новку безопасности продолжительностью 3 — 5 мин. Даже если вам необязательно останавливаться согласно декомпрессионной модели, всегда лучше сделать "два шага от края пропасти".

3. Избегайте погружений, требующих декомпрессионных остановок.

Риск заболевания ДБ резко возрастает при превышении безде­компрессионного предела. Если вы не должны выполнять важную работу или спасать человека, так ли уж необходимо нарываться на неприятности ?

4. Избегайте рискованного профиля погружения.

Практика показывает, что некоторые профили погружений бы­стрее приводят в барокамеру, чем другие. Избегайте повторных погружений в более глубоком месте, чем предшествующее; ста­райтесь не следовать линии дна с множеством спусков и подъе­мов; поднявшись на более мелкое место, больше не спускайтесь по склону.

5. Избегайте погружаться, если вы обезвожены или плохо себя чувствуете.

Обезвоживание — прямой путь к ДБ, поэтому пейте воду, пока ва­ша моча не станет бесцветной. Помните, что жажда — плохой ин­дикатор вашего водного баланса, а похмелье — явный признак обезвоживания.

6. Избегайте тяжелых физических упражнений до, в течение и по­сле погружения.

Если это невозможно, планируйте погружение так, словно вы ны­ряете на 10 м глубже, чем на самом деле. Старайтесь не напрягать­ся между повторными погружениями.

7. Носите хороший гидрокостюм.

Холод — один из факторов, благоприятствующих ДБ, поэтому не погружайтесь, если вам холодно, и скорее выходите из воды, если стали замерзать. Носите гидрокостюм, в котором вам тепло при данной температуре воды.

8. Будьте предельно осторожны при множественных ежедневных погружениях.

Для уменьшения риска устраивайте день отдыха в середине пери­ода множественных погружений или же сокращайте время и чис­ло погружений в конце периода.

9. Будьте внимательны при планировании перелетов или передви­жения в горы после погружений.

Планируйте последнее погружение не позже, чем за 12 ч, а еще лучше за сутки до перелета.

10. Будьте ответственны за собственную безопасность и помните, что не всех форм ДБ можно избежать.

Проблема в том, что ДБ можно получить, даже все делая по прави­лам — восприимчивость к болезни зависит от индивидуальных особенностей организма.

Последствия декомпрессионной болезни

Не только мягкие ткани страдают от азота: его пузыри разру­шают даже костную ткань. Прямое следствие ДБ — костный не­кроз, который выражается в частичном омертвении суставов и костей.

Наши кости построены из множества плотно уложенных коллаге-новых волокон, сцементированных в прочную субстанцию с высоким содержанием кальция. Костная ткань пронизана сетью кровеносных сосудов, питающих массу живых костных клеток. Повреждение сосу­дов азотными пузырями и последующее нарушение кровоснабжения приводит к гибели клеток. Костная ткань утрачивает способность к самовосстановлению, так что малейшая травма или механическая на­грузка таит угрозу необратимого поражения сустава или кости.

Различают два типа остеонекроза: А — заболевания суставов, В — поражение участков костей, удаленных от суставов.

Остеонекрозы типа А вызывают сильные боли при движениях ко­нечностей, приводят к артриту, хромоте и т.д. Наиболее подвержены недугу бедренные и плечевые суставы. В — некрозы, клинически вы­раженные слабее, повреждают участки бедер, ног и рук.

Заболевание остеонекрозом часто связано со следующими фак­торами:

- многочисленные случаи неправильной декомпрессии;

- глубоководные и длительные погружения в течение длитель­ного периода времени;

- неоднократные декомпрессионные заболевания.

Роковая роль каждого их них заметна, как правило, не сразу, а проявляется лишь в преклонном возрасте. Молодой организм не­осторожного или неграмотного подводника продолжает благоденст­вовать и наслаждаться жизнью, а в его суставах уже идут угрожаю­щие некротические процессы...

Предотвратить остеонекроз легко, устранив его причины. Для этого старайтесь:

- не погружаться глубже 40 м;

- не совершать погружения с декомпрессией;

- не приближаться к бездекомпрессионным пределам;

- не злоупотреблять частотой погружений;

- не всплывать на поверхность быстрее 18 м/мин. Если вы выполняете эти правила, остеонекроз останется для вас только на бумаге.

Глава 3.5. Азот и наркомания

Наркотическое опьянение под воздействием азота — наверное, самое романтическое заболевание аквалангистов. Многие случаи баротравм и ДБ, утоплении и таинственных исчезновений произошли в результате азотного наркоза, симптомы которого заключаются в явном опьянении и ненормальном поведении подводника.

Причины и механизм возникновения наркоза до сих пор неясны, если не считать туманного объяснения о воздействии растворенного азота на мозговые рецепторы. Впрочем, туман скрывает многие ас­пекты высшей нервной деятельности...

Характеристика азотного наркоза

Явление азотного наркоза возникает при повышении парциаль­ного давления азота в крови на глубинах свыше 30 м. Критическая глубина и симптомы сильно варьируют в зависимости от индивиду­альных особенностей организма. Даже один и тот же человек может чувствовать (или не чувствовать) наркоз разной степени тяжести на различных глубинах, в зависимости от своего конкретного состоя­ния в данный момент. Некоторые экологические факторы — такие как холод и плохая видимость — влияют на проявления наркоза, но самую важную роль играют все же внутренние факторы:

- усталость и физическая нагрузка;

- инфекционные болезни и общее ослабление организма;

- алкогольное опьянение;

- похмельный синдром;

- прием наркотиков и некоторых лекарственных препаратов;

- гипотермия;

- неустойчивое психическое состояние.

Перечисленные факторы уменьшают предельную глубину, на ко­торой проявляются первые признаки наркоза. Многие подводники, обычно устойчивые к влиянию азота на глубинах до 50 м, погружаясь на следующее утро после выпивки, ощущают сильное головокруже­ние и теряют способность здраво мыслить уже на глубине 20 — 25 м. Вообще степень опьяняющего воздействия азота соизмерима с вос­приимчивостью к алкогольным напиткам. Если человека "развозит" от бутылки пива или бокала шампанского, если он становится невме­няемым после стакана водки, можно ожидать подобных эффектов уже на глубине 30 м. Подводник же, который "ни в одном глазу" да­же после целого пол — литра, контролирует свое поведение и на боль­ших глубинах. Ведь не случайно эффект азотного наркоза долгое время описывали "законом сухого мартини": опускание на каждые 10 м (т.е. увеличение давления на 1 атм.) приравнивали к выпиванию одной порции мартини на голодный желудок. Поведение подводни­ков, подвергнутых экспериментальному давлению в барокамере, на­поминает постепенное опьянение господина, который целеустрем­ленно накачивается мартини в баре.

Глубина,

м

Мартини,

мл

Поведение

20—30

100 — 150

Мягкая эйфория и возбуждение, неуклю­жесть движений

30—40

150 — 200

Веселость и беспричинный смех, фиксация внимания только на одной проблеме, поте­ря бдительности, неадекватное мышление, ошибки при управлении снаряжением, пла­вучестью, расчете декомпрессии и скоро­сти всплытия.

40—50

200 — 250

То же самое плюс головокружение; появле­ние видений

50—70

250 — 350

Навязчивые страхи, галлюцинации, потеря контроля над собой; нередко истерика, по­теря логического мышления

70—90

350 — 450

Невозможность сосредоточиться на реаль­ности, отупение, галлюцинации, потеря па­мяти и сознания

Более 90

Более 500

Галлюцинации и бессознательное состояние

Понятно, что приведенные симптомы отражают поведение усред­ненного подводника, в то время как в реальной жизни реакции раз­ных людей значительно различаются. *

* Примечание авторов: Данная таблица построена для зарубежных аквалангистов. Собственные экспериментальные исследования в Подводном Клубе МГУ показали, что параметры мартини в этой таб­лице применимы к российским подводникам с коэффициентом К=3-3,5 .

Приведенные симптомы вызывают неадекватное поведение аква­лангиста, которое часто приводит к гибели как его самого, так и его партнера. Несмотря на многообразие и непредсказуемость поведе­ния в состоянии опьянения, можно подчеркнуть наиболее распро­страненные действия, к которым нужно быть готовым:

- Подводник лихо срывает маску, потому что она ему мешает. 4- Подводник забывает, что он под водой и желает вдохнуть пол­ной грудью — выплюнув загубник, разумеется.

- Подводник счастлив, он вынимает легочник изо рта и предлага­ет его морским животным.

- Подводнику нравится под водой, он выдувает весь воздух из компенсатора и падает на глубину.

- Подводнику кажется, что он рыба, которой мешают все эти же­лезки и шланги. Он старается сбросить с себя все снаряжение.

- Подводника манит загадочная пучина, и он стремится на глуби­ну, забывая об ограниченном запасе воздуха.

Наиболее частое воздействие азотного наркоза на аквалангиста — отсутствие реакции и сообразительности при возникновении проб­лем со снаряжением, при нехватке воздуха или необходимости декомпрессионного всплытия. Человек теряет координацию и ориен­тацию в пространстве, не догадывается сбросить грузовой пояс или включить систему аварийного всплытия, слишком поздно замечает, что воздух на исходе и т.д. Наряду с печальными событиями, имев­шими место явно вследствие азотного наркоза, известно много смер­тельных случаев по таинственным причинам, когда утонувшие аква­лангисты были найдены на морском дне в целости и сохранности, со здоровым сердцем (остановившемся уже после утопления), исправ­ным снаряжением и большим запасом воздуха в баллонах. Как пра­вило, в этом обвиняют азотное опьянение и беззащитность человече­ской психики.

Профилактика

Самое надежное средство не сесть "на иглу" — не при­нимать наркотиков. Самый верный путь избежать азот­ного наркоза — не потреб­лять азот под высоким давле­нием. Избегайте погружений на глубину свыше 40 м! Так­же старайтесь уменьшить ко­личество и качество факто­ров, способствующих возни­кновению азотного опьяне­ния (см. выше).

Если вы чувствуете при­ближение наркоза, немедлен­но поднимайтесь наверх, по­ка симптомы не исчезнут. За­метив странное поведение партнера, обращайте на него повышенное внимание, по­стоянно проверяя его реак­цию активным обменом сиг­налами. Убедившись, что это ОНО, сигнализируйте о всплытии на мелководье. При отсутствии ответа, хватайте товарища и, как бы он ни брыкался, волоките наверх. Там он придет в себя и ска­жет вам огромное спасибо. Известны случаи, когда це­лые группы оставались на дне в результате азотного опьяне­ния. Если там и были лица, менее других восприимчивые к наркотикам, то они последовели за остальными. Поэтому внимательно следите за своими ощу­щениями и тщательно контролируйте свои действия, пока сохраня­ется способность к самоконтролю.

Уместно вспомнить историю из собственного опыта. В розовой юности один из авторов занимался подводной фотографией на озере Байкал, где удивительно прозрачная вода позволяла делать панорам­ные снимки живописных каньонов и скал, отвесно уходящих в кило­метровую пучину. Глубина всегда дразнила любопытство автора, и он опускался все глубже и глубже, так что через две недели плотной работы глубина 50 м уже стала обычным делом. Несмотря на ежеве­чернее веселье с товарищами, азотного наркоза автор никогда не чувствовал, и, осмелев, решил сделать снимки на глубине 80 метров.

Встали на якорь над его излюбленным свалом. Со страхующим во­долазом в лодке договорились, что как только он вытравит 80 м кон­ца, прикрепленного к талии автора, то дернет три раза — дескать, го­тово, пора на выход. Если ответа не последует, значит, водолаз в от­ключке, и пора его вытаскивать силой. Обезопасив себя на случай пьяной потери сознания, автор плюхнулся в ледяную воду, взял фо­токамеру и камнем упал на родную глубину в 50 м. Дальше он пошел медленнее, внимательно контролируя свое состояние. Странное ощущение нереальности подкралось незаметно; только что все было нормально, и вдруг голова стала ясной и горячей, а по телу разлилось тепло, как после стакана водки. Есть 60 м!

Хорошее настроение становилось все лучше — вот уже скальная стена накренилась вверх и закачалась. Одновременно закружилась голова. На глубиномере — 67 м. Ощущения — как при попойке: голо­вокружение усиливается, вибрируют коленки, перед глазами плывут неясные образы окружающего мира, и чертовски трудно устоять на ногах. Автор взглянул на фотокамеру в боксе и сквозь легкий дурман удивился, что она еще не раздавлена и не разбита. Захотелось со всей силы шарахнуть прозрачный бокс о скалу, чтобы услышать хоть ка­кой — нибудь звук, кроме собственных выдыхаемых пузырей. А зву­ки, между прочим, изменились и стали какими — то дальними, глухи­ми и низкими. Автору показалось, что он смотрит на себя со стороны и видит в полумраке собственную фигуру, прилипшую к скальному выступу. На глубиномере — невесть что: циферблат и стрелки видно, а сообразить что они показывают, никакой возможности. Чертовщи­на какая-то! Наверное, маска запотела, надо промыть...

Вдруг кто — то трижды дернул. Кто ?! Обернулся — никого! Глянул вниз, а там огни большого города: ну, конечно, это вид ночного Май­ами с самолета: небоскребы, центральные улицы, океанский берег... Автора снова дернули, и тут — то он понял, что дергают сверху. Под­нял голову и увидел тонкий веревочный конец, уходящий далеко в зеленые небеса. Этот конец уже не дергает, а легко и ненавязчиво, но настойчиво тянет автора вверх. Сквозь туман до сознания доходит

— есть 80 м! Через минуту—другую после начала всплытия словно пелена падает с глаз — четко видно 65 м на глубиномере. Еще немно­го, и голова полностью проясняется. Опасливый взгляд на манометр

— но нет, кажется, все в порядке, воздуха хватит и на остановку, и на страховочную работу на мелководье. В общем, пронесло. А если бы не было страховочного конца и товарища в лодке?

Глава 3.6. Кислород

Гипоксия

Гипоксия, или недостаточность кислорода в организме, вызывает гибель клеток — в первую очередь мозговых. Снабжение организма кислородом производится цепью последовательных и взаимосвязан­ных процессов:

1. наружное дыхание и газообмен в легких;

2. транспорт растворенного кислорода кровотоком;

3. газообмен между кровью и тканями;

4. клеточное дыхание, т.е. усвоение кислорода клетками. Повреждение одного из звеньев этой цепи приводит к наруше­нию клеточного дыхания и последующей аноксии — полному кисло­родному истощению, за которым немедленно следует гибель клеток. Различают 4 типа гипоксии.

Гипоксическая гипоксия: недостаток кислорода в артериальной крови.

Наиболее распространенный тип гипоксии, вызванный отсутст­вием кислорода в альвеолах для газообмена с кровью. Это значит, что легкие неспособны накачивать воздух из-за отсутствия оного во внешней среде, блокирования верхних дыхательных путей или опадания самих легких. Таким образом, возможными причинами нару­шения наружного дыхания могут быть:

- утопление, т.е. наполнение легких водой;

- отсутствие воздуха в акваланге;

- спазмы или засорение дыхательных путей водой, рвотой и по­сторонними частицами;

- спадание легких в результате пневмоторакса;

- повреждение альвеол при попадании в легкие воды.

Данный тип гипоксии нередко встречается на соревнованиях по подводной охоте и в других случаях, когда спортсмены и любители стараются нырнуть с задержкой дыхания поглубже и подольше. Гипервентиляция перед нырянием понижает уровень СО2 в крови, тем самым подавляя рефлексы вдоха. При быстром подъеме объем лег­ких расширяется, и содержание 0^ резко падает, что вызывает об­щую гипоксию и потерю сознания. За потерей сознания под водой неминуемо следует утопление.

Циркуляторная гипоксия: "стоячая" кровь при отсутствии или за­медлении циркуляции не может донести кислород до тканей.

Неспособность сердца поддерживать нормальное кровообра­щение в сосудах приводит к замедлению кровотока и недостаточ­ному снабжению клеток кислородом. Возможные причины — сер­дечный приступ, газовая эмболия, декомпрессионная болезнь и т.д.

Часто встречаемая форма гипоксии — локальная. Замерзание ко­нечностей при низкой температуре есть не что иное, как следствие замедления периферической циркуляции крови. Если оно продол­жается, локальная гипоксия может вызвать необратимое омертвле­ние клеток конечности — отмораживание.

Гипоксическая кровь темного цвета, что, кстати, хороша видно при посинении пальцев, ушей и губ на морозе. Посинение языка оз­начает наступление общей гипоксии.

Гемическая гипоксия: неспособность крови транспортировать кислород при нормальной циркуляции в сосудах.

Такое случается при заболеваниях крови, влияющих на актив­ность гемоглобина, а также после значительной потери крови при ранениях и повреждениях кровеносной системы.

Гистотоксическая гипоксия: неспособность клеток воспринимать принесенный кровью кислород.

Нарушение клеточного дыхания возможно в случае общего от­равления организма — например, цианидами или ядом некоторых медуз.

Профилактика

Во избежание общей или локальной гипоксии следует придержи­ваться следующих правил поведения:

- Проверяйте свое снаряжение перед каждым погружением.

- Не погружайтесь в одиночку, а только в паре или группе.

- Постоянно контролируйте запас воздуха под водой.

- Не злоупотребляйте гипервентиляцией перед нырянием.

Кислородное отравление

Жизнедеятельность человеческого организма и внутренние про­цессы, ее обуславливающие, тонко рассчитаны на потребление кис­лорода в определенном количестве. Избыток кислорода, равно как и его недостаток, вреден для организма. Превышение парциального давления О2 величины в 1,8 атм. при длительной экспозиции делает газ токсичным для легких и головного мозга. Механизм токсичного воздействия 02 заключается в нарушении биохимического баланса тканевых клеток, в особенности, нервных клеток мозга.

Подавляющее большинство аквалангистов — любителей могут не опасаться кислородного отравления — превышение допустимого парциального давления при дыхании сжатым воздухом происходит на глубинах 130 — 140 м. Более реальна угроза для профессиональных подводников, использующих для дыхания регенерационное снаря­жение или газовые смеси с повышенным содержанием О2 такие как нитрокс (О2 ; в сочетании с азотом), гелиокс (О2 /Не), тримикс (O2 /N2 /He) и другие.

Другой причиной кислородного отравления может стать дыхание чистым кислородом продолжительностью более 18—24 ч при оказа­нии первой помощи и дыхание в неправильном режиме во время ре-компрессионного лечения в барокамере. Но это уж будет на совести лечащего врача.

Глава 3.7. Углекислый газ Гипокапния

Содержание СО2 в крови поддерживается дыхательными процес­сами на определенном уровне, отклонение от которого приводит к нарушению биохимического баланса в тканях. Проявляется гипокапния, она же недостаточность СО2 , в лучшем случае в виде голово­кружения, а в худшем заканчивается потерей сознания.

Гипокапния возникает при глубоком и частом дыхании, которое автоматически возникает в состоянии страха, паники или истерики. Так, например, дышат подводни­ки, представ перед пастью большой белой акулы или заблудившись в темной пещере с пустым баллоном. Когда попадете в подобную ситуа­цию, помните: ча­стые и глубокие выдохи приводят к гипокапнии. Искусственная гипервентиляция перед нырянием с задержкой дыхания — самая распространенная причина недостаточности СО2. Особенности и техника гипервентиляции описаны в главе 4.1.

Гиперкапния

При концентрации СО2 в воздухе более 1% его вдыхание вызыва­ет симптомы, указывающие на отравление организма: головная боль, тошнота, частое поверхностное дыхание, усиленное потоотделение и даже потеря сознания. Случаи гиперкапнии происходят при поль­зовании неисправным регенерационным снаряжением и в плохо вентилируемых барокамерах, где содержат группу людей. Аквалан­гисты же могут пострадать лишь при забивке акваланга компрессо­ром с плохими фильтрами в душном непроветриваемом помещении. Отравление возможно также при плавании с очень длинной дыха­тельной трубкой: при выдохе в такой трубке остается старый воздух с повышенным содержанием СО2 , и пловец вдыхает его в следую­щем дыхательном цикле.

Гиперкапния возникает также при задержках дыхания под водой. Многие подводники стараются экономить воздух и задерживают вы­дох. Это и приводит к отравлению СО2 , от чего начинаются голов­ные боли.

Лечение производится чистым кислородом.

Отравление угарным газом

Угарный газ попадает в атмосферный воздух в составе выхлоп­ных газов из двигателей внутреннего сгорания и сигаретного дыма. Даже следовые количества этого газа детальны для человеческого организма. Угарный газ активно связывается с гемоглобином, блокируя передачу кислорода тканевым клеткам, что приводит к гипо­ксии гемического типа (см. выше). Угарный газ также включается в окислительные реакции, нарушая биохимическое равновесие в тканях.

При содержании 0,08% СО во вдыхаемом воздухе, человек чув­ствует головную боль и удушье. При повышение концентрации СО до 0,32% возникает паралич и потеря сознания, а при 0,45% насту­пает смерть. В случае отравления необходимо немедленно устра­нить источник загрязненного воздуха и обеспечить дыхание чис­тым кислородом под повышенным парциальным давлением 2,5 — 3 атм.

Профилактика

За качество сжатого воздуха, которым дышат аквалангисты, от­вечает компрессорщик. Компрессор ни в коем случае не должен стоять рядом с автомобилями и работающими двигателями внутрен­него сгорания. Курить поблизости от компрессора строго запреща­ется.

Глава 3.8. Утопление Механизм

Причина утопления очевидна — попадание воды в дыхательные пути и легкие. Следствие тоже понятно:

замещение воздуха водой в легких приводит к прекращению дыхания. На самом же деле картина утопле­ния несколько сложнее, чем кажет­ся на первый взгляд. Вода, попавшая в легкие, проникает в альвеолы — те разбухают и лопаются, происходит кровоизлияние капилляров и пре­кращается газообмен. Воздух, кровь и вода образуют густую массу, кото­рая обильно выделяется и "выкаш­ливается" изо рта пострадавшего.

Развивается гипоксия, вызывающая знаменитый синюшный цвет лица и конечностей утопленника. Вода стимулирует рефлекторный спазм голосовой щели, который перекрывает воздуху доступ в лег­кие. Дыхание прекращается, и человек теряет сознание.

В зависимости от степени проникновения воды в легкие различа­ют три типа утопления.

Мнимое (сухое, асфиктическое) утопление происходит при попа­дании в легкие небольшого объема воды. Если спазм голосовой щели случился в начале утопления, то горловые мышцы не только пере­крывают доступ воздуха к легким, но и препятствуют попаданию во­ды в альвеолы — поэтому она не заливается в легкие даже в бессоз­нательном состоянии. Несмотря на рефлекторное прекращение ды­хания и работы сердца, человека можно спасти даже через полчаса после такого утопления.

Истинное (мокрое) утопление вызывается попаданием воды в альвеолы, если спазм голосовой щели происходит после заливания легких большим количеством воды. Это необратимо нарушает про­цесс дыхания и кровообращения, что приводит к общей гипоксии. "Оживить" такого утонувшего значительно сложнее и возможно лишь в случае его пребывания под водой не более 6 мин.

Синкопальное утопление — переходное между мнимым и истин­ным утоплениями. Гипотермия, шок, азотный наркоз или декомпрессионная болезнь могут привести к остановке сердца одновременно с остановкой дыхания уже через 5 — 10 мин после утопления.

Почему люди тонут?

"Потому что не умеют плавать" — наверное, ответят многие. Но это не причина, а лишь фактор, способный привести к несчастью.

Главная причина — ПАНИКА . Так, банальный крик о помощи "Спасите, я не умею плавать! " часто и приводит к утоплению (см. ни­же). А еще люди гибнут из — за собственного невежества. Если бы в школах, офисах и на курортах ввели краткий курс "Как не утонуть" с объяснением природы утопления и основ психологии, число смер­тельных случаев сократилось. НЕ утонуть очень просто! А вот УТО­ПИТЬ себя нужно постараться.

Плавучесть тела в воде зависит от соотношения его веса и объема. Если сила тяжести превышает архимедову, тело погружается, если наоборот — остается на плаву. Значит, первое, что должен сделать тонущий, — немедленно увеличить свой объем и уменьшить вес. Ес­ли он оказался в воде одетым, необходимо сбросить с себя как мож­но больше, ибо намокающая одежда и особенно обувь одновременно набирает вес и уменьшается в объеме. Если тонущий одет лишь в плавки или совсем легкие одежды, все упрощается. Ведь плавучесть человека практически нейтральна — чуть отрицательна в пресной воде и почти положительна в морской.

Для усиления положительной плавучести, нужно постараться принять горизонтальное положение и постоянно его поддерживать, работая ногами. При этом следует максимально использовать легкие — это же прекрасный плавательный пузырь! Легкие любого объема, наполненные воздухом, прочно удерживают человека на водной по­верхности. Можете проверить: глубоко вдохните и задержите дыха­ние; примите неподвижно вертикальное положение. Вы будете бол­таться на поверхности, как поплавок. Когда захочется подышать, бы­стро выдохните и снова вдохните. А теперь подвигайтесь, совершая резкие беспорядочные движения ногами и руками. Так значительно хуже, правда? Вы начинаете .проваливаться под воду, дыхание уча­щается, и вы уже неспособны задержать его на некоторое время.

В сочетании с поддержкой горизонтального положения техника задержки дыхания с наполненными легкими никогда не даст вам утонуть. Большинство же

попавших в критическую ситуацию делает все прямо наоборот: с криком "Помогите, тону!" выпускает воздух из легких и, разумеется, немедленно погружается под воду, пытается вдохнуть и захлебывается, кричит снова, беспорядочно барахтаясь в воде и теряя послед­ние крохи плавучести. Пара последних панических вдохов под во­дой, и наш герой, израсходовав весь воздух в легких и наполнив их водой, идет ко дну.

Аквалангист может захлебнуться в разных ситуациях, но по од­ной причине — в результате рефлекторного вдоха при понижении содержания кислорода в крови до критического. Наиболее обычны следующие ситуации.

Израсходование всего запаса воздуха в баллонах в результате ос­лабления контроля или неисправности манометра. В этом случае ну­жно постараться подняться на поверхность прежде, чем совершится рефлекторный вдох.

Разрыв мембраны легочного автомата или шланга регулятора. Уровень надежности снаряжения неуклонно повышается произво­дителями, но угроза брака все же существует. Старое снаряжение должно быть внимательно проверено перед использованием.

Дыхание из одного легочника с партнером, у которого израсхо­дован воздух или произошла какая-либо другая неприятность со снаряжением. Ошибка при очистке легочника от воды или взаимоне­понимание с партнером приводят к заглатыванию воды.

Прорыв загубника. Большинство современных загубников для легочного автомата изготовляют из силикона. Случается, что иногда их прокусывают зубами в возбужденном состоянии, и тогда в систе­му рот — легочник поступает вода.

Кашель, чихание и рвота стимулируют мощные рефлекторные вдохи ртом, остановить которые очень трудно, и поэтому особенно часто становятся виновниками утопления. Если вас мучает кашель, достаточно покрепче держать загубник во рту, но со рвотой под во­дой справиться намного сложнее.

Азотное наркотическое опьянение служит причиной разных не­предсказуемых действий, из которых наиболее распространенные — срывание маски и выплевывание загубника.

Психологический шок и паника в экстремальной ситуации: на­пример, при потере маски, травмах или нападении акулы. Человек теряет способность думать и самоконтроль; остаются лишь рефлек­сы, слепое подчинение которым легко приводит к утоплению. Один из них — глубокое беспорядочное дыхание, которому мешают загуб­ник и сопротивление воздуха в акваланге. Как правило, задыхаю­щийся от страха человек вырывает изо рта загубник и вдыхает пол­ной грудью...

Избежать вышеперечисленных ситуаций легко: прежде чем зале­зать в воду, стоит лишь спросить себя: "А готов ли я к погружению, все ли в порядке со снаряжением и здоровьем ?", и честно ответить "Да" или "Нет" еще на поверхности, чтобы потом не отвечать под водой...

Лечение

Правила поведения подводника и первая медицинская помощь утопленному партнеру рассмотрены в главе 4.10.

Синдром дыхания морской водой

Вдыхание аэрозоля морской воды приводит к повреждению аль­веол, что выражается в симптомах близких к утоплению: кашель, ча­стое поверхностное дыхание, посинение кожи, тошнота, головная боль, лихорадка. Развивается типичная гипоксическая гипоксия.

Мельчайшие капли морской воды насыщают вдыхаемый аквалан­гистом воздух через протекающий легочный автомат, а также при дыхании партнеров из одного легочного автомата.

Синдром проходит без лечения в течение суток. Для ускорения выздоровления рекомендуется обеспечить пострадавшему дыхание чистым кислородом из маски и постельный отдых в течение несколь­ких часов.

Глава 3.9. Переохлаждение, или гипотермия

Температура человеческо­го тела, как правило, выше температуры морской или пресной воды в естественном водоеме. Поэтому под водой происходит активная тепло­отдача, с которой организм теряет тепловую энергию в 25 раз быстрее, чем при такой же температуре на воздухе. Активная потеря тепла при невозможности его восстано­вления вызывает падение температуры тела. Ее пони­жение приводит к гипотермии, или переохлаждению подводника.

Уже слабое понижение температуры тела проявляется общеиз­вестными симптомами: мелкой дрожью, онемением и посинением конечностей. Падение температуры на 2°С характеризуется ослаб­ленным дыханием, неконтролируемыми сотрясениями тела и ухуд­шением координации, что делает невозможным многие необходи­мые действия под водой: сброс грузового ремня, помощь напарнику, управление собственным снаряжением. После понижения темпера­туры тела еще на градус подводник слабеет и становится апатич­ным, сонным, неуклюжим, беспомощным, а при достижении 30°С теряет сознание. У замерзшего медленное, неглубокое дыхание и слабый, едва уловимый пульс, поэтому его можно принять за мерт­вого. Известно немало историй о роковых ошибках спасателей, при­нимавших всего лишь замерзшего подводника за необратимо утоп­ленного.

Лечение

Человеку в бессознательном состоянии оказывается обычная первая медицинская помощь, состоящая из: 1) очистки дыхательных путей, 2) восстановления дыхания и 3) стимуляции кровообращения.

Все процедуры рекомендуют производить медленнее, чем при утоплении, поскольку метаболизм охлажденного организма затор­можен. Одновременно повышают температуру окружающей среды:

помещают подводника в теплую ванну или под теплый душ с водой 38—40 °С, а по возможности — в сауну. Некоторые врачи советуют погружать в теплую воду лишь торс, а конечности оставлять снару­жи, чтобы согреть жизненно — важные органы в первую очередь и понизить отток крови в конечности. Многие же вообще против теп­лых ванн, утверждая, что такое резкое согревание кожи приведет к расширению периферических кровеносных сосудов и оттоку крови от внутренних органов: согревая кожную оболочку, мы охлаждаем внутренности, усиливая гипотермию. Поэтому лучше не принимать горячий душ или ванну после переохлаждения, а позволить своему организму постепенно согреваться за счет внутренних ресурсов.

Организм способен остановить падение температуры и повысить ее, вырабатывая тепловую энергию: активными движениями, ограниче­нием кровотока в кожу, улучшением метаболизма за счет, например, усиленного питания калорийной пищей. Алкоголь сначала положи­тельно действует на состояние потерпевшего, но затем усугубляет гипотермию: в первое время, скажем, по­сле стакана водки сосуды расширяются, а через некоторое время еще сильнее со­кращаются, замедляя кровообращение. Выпивка с обильной жирной закуской, правда, штука хорошая и способствует восстановлению теплового баланса.

Полезно завернуть замерзающего подводника в теплое одеяло, тряпку, да­же бумагу — во что угодно, только бы снизить тепловые потери при контакте тела с воздухом. Тесный физический контакт с донором тепловой энергии — например, представителем противоположного пола — считается эффективным средством для устранения последствий гипотермии.

Профилактика

Для уменьшения и блокирования теплопотерь организма исполь­зуют гидрокостюмы мокрого и сухого типов (см. главу 2.9). При по­гружении в мокром гидрокостюме вода постепенно заливается в ще­ли под него, вызывая не очень приятные ощущения. Залившийся объем воды становится замкнутой системой, нагревается до темпе­ратуры тела и впоследствии, блокируя холодную воду, хорошо удер­живает тепло. В большой костюм, прилегающий к телу неплотно, за­ливается слишком много воды, которая, циркулируя, заметно снижа­ет изолирующий эффект. Самые "щедрые" части человеческого тела с максимальной теплоотдачей — голова, грудь и пах — должны быть закрыты особенно старательно. Голову закрывают капюшоном, а под костюм надевают жилетку. Конечности также желательно засу­нуть в рукавицы или перчатки, носки или ботики. Толщину костюма следует подобрать в соответствии с температурой воды.

Сухие костюмы герметичны и хорошо изолируют от намокания. Эффект воздушного слоя под костюмом в сочетании с надетой под него теплой одеждой надежно защищает подводника от переохлаж­дения. При подводном плавании в холодных арктических или антар­ктических морях сухие костюмы несравнимо лучше предохраняют от гипотермии, нежели мокрые.

Как бы плотно ни сидел на вас гидрокостюм, рано или позд­но вы замерзаете, или перегре­ваетесь — в зависимости от его толщины. Почувствовав первые симптомы гипотермии, готовь­тесь к всплытию — лучше не до­водить дело до гипотермии сред­ней или тяжелой степени. Уменьшить теплоотдачу можно разными способами: снизить двигательную активность, при­нять позу эмбриона, закрыв наи­более теплоемкие места — пах и грудь, последовательно напря­гать и расслаблять отдельные мышцы. Некоторые смышленые подводники перед спуском зали­вают под костюм горячую воду из чайника или термоса — очень эффективно!

Разумеется, самый правильный способ избежать переохлаждения — погружаться в гидрокостюме, соответствующем температуре воды в данном месте и в данное время.

Глава 3.10. Разное

Наряду с такими опасными и глобальными заболеваниями, как декомпрессионная болезнь, баротравма легких или уха, азотный нар­коз и др., под водой мы часто сталкиваемся с мелкими проблемами для здоровья. На суше мы, возможно, и не придали бы им особого значения, но под водой они способны навредить аквалангисту, осо­бенно в обстановке повышенного риска.

Мышечные судороги

Судороги той или иной группы мышц — довольно обычное явле­ние у подводников. Чаще всего сводит мышцы ног, особенно икры. Судороги причиняют сильную боль и временно обездвиживают по­страдавшую ногу.

Причина судорог может заключаться в перенапряжении отдель­ных мышц при долгом утомительном плавании, плохой физической подготовке подводника, использовании ласт не своего размера. Дей­ствие этих факторов усиливается в холодной воде.

При возникновении судороги рекомендуем поставить ногу на пятку носком вверх — по возможности на твердую поверхность — и, напрягая мышцы, медленно выпрямлять ступню. Если судорога слу­чилась во время всплытия или на поверхности воды, имитируйте это упражнение, а плавучесть контролируйте компенсатором.

Для предупреждения судорог нужно поддерживать хорошую фи­зическую форму, использовать ласты по размеру ноги, носить гидро­костюм, соответствующий температуре воды, совершать погруже­ния согласно своим физическим возможностям.

Головная боль

Многие подводники после погружения жалуются на головную боль. Ее причины разнообразны — от проникновения холодной воды в наружный слуховой канал до смертельно опасной церебральной декомпрессионной болезни.

Мигрень вызывает не только силь­ные головные боли, но и временное на­рушение зрения, онемение конечно­стей, тошноту и рвоту. Эти симптомы можно ошибочно принять за признаки ДБ и подвергнуть пострадавшего не­правильному лечению. Сильная миг­рень с ухудшением зрения и рвотой не­редко приводит к утоплению.

Люди, страдающие мягкими форма­ми мигрени на суше, мучаются тяже­лой мигренью под водой. Причинами усиления головных болей, видимо, становятся микропузырьки в моз­говой ткани и неизбежные перепады гидростатического и внутрен­него давления.

Перенапряжение может вызвать головную боль в конце погруже­ния или выполнения сложных упражнений, а также при тяжелой фи­зической нагрузке. Очень часто это происходит с начинающими ак­валангистами, которые постоянно находятся в напряженном и даже стрессовом состоянии. Как правило, подобные боли исходят из заты­лочного отдела головы, распространяясь на шею.

Укорочение затылочного ремня маски свойственно начинающим аквалангистам, которые боятся потерять ее под водой или опасаются заливания в нее воды. Излишнее напряжение ремня приводит к на­рушению кровообращения в мышцах головы и, как следствие, к го­ловной боли. В некоторых случаях виновата модель маски с очень уз­ким ремнем, пережимающим кровеносные сосуды даже в ненатяну­том состоянии.

Декомпрессионная болезнь и баротравма легких вызывают го­ловную боль вследствие повреждения самой мозговой ткани или ее кровеносной системы. Механизм и лечение рассмотрены в соответ­ствующих главах.

Контактные линзы

Контактные линзы, так прекрасно заменяющие очки на суше, мо­гут причинить неприятности под водой. Часто линзы теряются в про­цессе надевания и снимания маски; поэтому, совершая эти действия, глаза всегда следует закрывать.

В результате продолжительных или относительно глубоководных погружений под линзу могут попасть маленькие пузырьки. При всплытии они, расширяясь, способны серьезно повредить роговицу. Во избежание травматизма в линзах просверливают отверстия, поз­воляющие газам свободно выходить наружу. Однако, даже перфо­рированные мягкие эластичные контактные линзы могут послужить причиной глазной травмы на всплытии.

В настоящее время выпускаются маски (например, марки "look" — см. главу 2.1), в которые можно вставить линзы любой силы и которые не создают нежелательных эффектов контактных линз.

Морская болезнь

Морскую болезнь многие познают "на собственной шкуре" — на кораблях или лодках. Ее симптомы широко известны. Подводнику, подверженному морской болезни, следует быть предельно осторож­ным: головокружение и тошнота могут возникнуть еще на корабле или в лодке, на поверхности моря, при всплытии, при погружении на мелководье или нахождении в прибойной зоне.

Симптомы морской болезни связаны с потерей четкой ориента­ции в пространстве во время необычных изменений положения тела — например, в волнах или во время качки на судне. Контролирует ориентацию вестибулярный аппарат в полости внутреннего уха. Считается, что морская болезнь — явление врожденное и неизлечи­мое. Это не так. Ее можно и нужно победить! Для этого рекомендуем делать ежедневные упражнения, тренирующие вестибулярный ап­парат: вращение головой в разные стороны, вращение телом с боль­шой амплитудой, быстрые и частые наклоны, стояние на голове с упором о стену. Уже через месяц упорных тренировок вы почувству­ете, что морская болезнь отступает. Можно также принять таблетку прометазина в ночь перед погружением. Правда, после этого погру­жения глубже 30 м нежелательны, равно как и прием алкоголя. У не­которых морская болезнь пропадает при расслабленном плавании по поверхности.

Травма челюстного сустава

Некоторые начинающие из страха потерять загубник под водой крепко держат его зубами. Продолжительное напряжение сустава между верхней и нижней челюстью может привести к судороге че­люстных мускулов и болям в челюстном суставе. Другая причина травмы — старые тяжелые легочные автоматы и холодная вода. Не­удобное положение шланга среднего давления, например, его зацепление за ка­кой-либо предмет снаряжения, вытягивает загубник изо рта, что вызывает однобокое напряжение челюстей. Многолетняя под­водная деятельность с использованием не­удобных загубников и тяжелых громоздких легочников может привести заслуженного аквалангиста к челюстному артриту.

Глава 3.11. Внезапный смертельный синдром

Хронические заболевания сердца и сосудов необязательно сокра­щают жизнь, но могут фатально проявиться в напряженной ситуа­ции под влиянием определенных факторов.

Физическая нагрузка

Самая распространенная причина сердечных приступов под во­дой заключается в несоразмерности усилий сердца его кровоснаб­жению. На суше сердечные сокращения облегчаются расширением периферических сосудов, что уменьшает сопротивление кровотоку. Под водой кожные сосуды сужены из — за терморегуляции организ­ма, так что сердцу приходится преодолевать повышенное сопротив­ление периферической кровеносной сети. Поэтому при одинаковой физической нагрузке сердце проделывает большую работу под во­дой, нежели на суше. Даже у здоровых людей гигантская нагрузка на сердце может вызвать аритмию, а у подводников с больным сердцем — инфаркт.

Индивидуальные факторы

Люди — трудоголики, агрессивные и активные, часто добивающи­еся успеха и признания в обществе, бесконечно нагружают свое сердце. Взрастив аритмию или болезнь коронарных артерий, они не обращают на это внимание и толкают сердце к истощению. Такие личности более других подвержены сердечным приступам. Известно немало выдающихся деятелей науки, искусства и культуры, прежде­временно ушедших из жизни из — за внезапной остановки сердца.

Страх — одна из самых сильных человеческих эмоций — вызыва­ет мощное выделение адреналина в кровь. Этот гормон стимулирует сердечную деятельность и расширяет кровеносные сосуды. Под его влиянием сердце сокращается чаще и сильнее, и тогда появляются гулкое сердцебиение и частое дыхание. Под во­дой человек постоянно находится в стрессовом состоянии и психическом напряжении, так что титр адреналина у подводни­ков в крови повышен. В стандартных и экстре­мальных ситуациях но­вый мощный выброс ад­реналина создает добаво­чную нагрузку на сердце, вызывая аритмию или да­же инфаркт — так назы­ваемый "разрыв сердца".

Холод

Внезапная остановка сердца у пловцов и аквалангистов в холод­ной воде может быть вызвана реакциями человеческого организма на резкое понижение температуры: возбуждением симпатической нервной системы и, как следствие, выделением большого количест­ва адреналина; спазмом коронарной артерии; летальной аритмией;

инфарктом миокарда; сильной гипотермией; рефлексом погруже­ния.

Рефлекс погружения

Этот безусловный рефлекс хорошо выражен у морских млекопи­тающих — он позволяет им совершать глубоководные погружения с задержкой дыхания. Заключается он в стимуляции блуждающего нерва, который замедляет сердечный ритм в 5 раз. Одновременно сжимаются сосуды, что подавляет кровоснабжение кожных покро­вов и внутренних органов, за исключением сердца и мозга. Так со­кращается потребление кислорода. У человека этот рефлекс выра­жен в меньшей степени: он тоже проявляется в замедлении пульса и одновременном сужении кожных сосудов, но кровеносное давление часто повышается, особенно при физической нагрузке и эмоцио­нальном возбуждении. Резкое повышение давления в сочетании с подавленным кровоснабжением сердца приводит к значительному повышению нагрузки на миокард.

Синдром каротидного синуса

Обе каротидные артерии, снабжающие кровью головной мозг, со­держат по сенсорному синусу, располагающиеся на уровне гортани. При сильном внешнем давлении на синусы в мозг поступает ошибо­чный сигнал о повышении кровяного давления. Мозг рефлекторно реагирует замедлением сердечного ритма, что может привести к сла­бости, потере сознания и аритмии сердца. Такое внешнее давление оказывают жесткие герметизирующие кольца сухих гидрокостю­мов, тесные капюшоны мокрых гидрокостюмов и некоторые другие предметы снаряжения.

Профилактика

Все подводники должны постоянно следить за состоянием своей сердечно—сосудистой системы и ежегодно проверяться у вра­ча — кардиолога. Группа повышенного риска включает людей, пред­расположенных к заболеваниям сердца в силу следующих факторов:

- наследственные болезни сердца;

- гипертония;

- диабет;

- тучность, избыточный вес;

- физическая слабость и нетренированность;

- повышенное содержание холестерина в крови. Профилактические рекомендации банальны: поддержание себя в хорошей физической форме, правильное питание, исключение ку­рения, уменьшение потребления алкоголя и кофе, снижение психо­логических и эмоциональных нагрузок на сердце.

Глава 3.12. Лекарственные препараты и подводное плавание

Практически все аквалангисты пользуются теми или иными ле­карственными препаратами — лечебными или профилактическими, от обычного аспирина и активированного угля до контрацептивов. В силу специфичности водной среды некоторые из принимаемых таб­леток сохраняют свою безобидность, а другие изменяют свое дейст­вие под водой и вызывают серьезные осложнения.

Лечебные препараты

Сердечные средства

Действие большинства сердечных препаратов основано на блоки­ровании эффекта адреналина и уменьшении силы сердечных сокра­щений. Подводник, принимающий эти препараты, сокращает запас мощности сердца. Если ему придется совершать активную физичес­кую работу — например, при аварийном всплытии или длительном плавании по поверхности — сердце может не справиться со снабже­нием мускулов кровью. Многие препараты, повышающие кровяное давление, способны вызывать у подводника в напряженной обста­новке внезапный смертельный синдром.

Успокоительные таблетки и антидепрессанты

Люди принимают их, чтобы снизить нервозность, тревогу, беспо­койство, депрессию или другие негативные эмоции, которые уже са­ми по себе несовместимы с подводным плаванием. Успокоительные средства лишь осложняют последствия, т.к. вызывают сонливость, ухудшение реакции, замедление мыслительного процесса. Эти эф­фекты нежелательны на любых глубинах, но азотное опьянение на глубинах свыше 40 м делает их особенно опасными.

Антигистамины

Антигистамины, призванные предохранять организм от аллерги­ческих реакций, оказывают примерно тот же эффект, что и успоко­ительные средства. Кроме того, некоторые из них способствуют воз­никновению сердечной аритмии и астмы.

Антибиотики

Особого вреда они не приносят, кроме того что некоторые из них усиливают у человека рвотный рефлекс. Большее беспокойство вы­зывает то, из — за чего принимается антибиотик. Значит, подводник нездоров и хочет лишь временно замаскировать свою болезнь ?

Анальгетики

Человек, чувствующий сильную боль и принимающий для ее ус­покоения анальгетики, не должен погружаться! В крайнем случае допускается принять парацетамол. Аспирин, анальгин, баралгин и пенталгин ослабляют свертывание крови, что будет иметь негатив­ные последствия при внутреннем кровоизлиянии или баротравмах.

Профилактические лекарства

Контрацептивные таблетки

Старые препараты с высоким содержанием действующего веще­ства нередко оказывали на аквалангисток побочное действие и при­водили к психическим расстройствам, мигрени, тошноте и даже ле­тальному исходу при тяжелых формах легочной баротравмы. Новей­шие таблетки с малыми дозами действующего вещества практически безвредны.

Антималярийные препараты

Профилактика малярии во время путешествия по тропическим странам необходима. К сожалению, многие антималярийные средст­ва оказывают нежелательные побочные эффекты: подавление кро­ветворения, анемию, осложнения на глаза. Прежде чем использовать какое-либо средство, необходимо проконсультироваться у специа­листа.

Глава 3.13. Потеря сознания и гибель под водой

Причины потери сознания под водой бывают разными, но все они ведут к одному следствию — утоплению. Согласно американской статистике, следующие факторы чаще других ввергают акваланги­стов в бессознательное состояние:

- азотный наркоз;

- вдыхание воды;

- газовая эмболия при легочной баротравме;

- гипоксия всех типов;

- гипотермия;

- декомпрессионная болезнь;

- отравление угарным газом;

- рвота.

Потеря сознания — не самое худшее, что может случиться с аква­лангистом под водой. Подводное плавание — занятие повышенного риска, и поэтому небольшое количество смертельных случаев вос­принимается обществом как закономерное явление. Статистическое соотношение летальных случаев к общему числу погружений соста­вляет 1:95 000.

Все несчастные случаи можно разделить на две основные катего­рии: 1) смерть под водой и 2) смерть от какого-либо заболевания или травмы на берегу — как правило до или в процессе оказания пер­вой медицинской помощи.

Ниже приведена статистика причин гибели подводников, осно­ванная на данных американского медицинского статистического центра, австралийских и новозеландских специалистов за последние 20 лет:

86% погибших подводников утонуло; 39% смертей произошло в результате паники; 37% погибло после вдыхания соленой воды; 28% — из-за сильной усталости; 25% — из-за того, что подводники по­гружались с патологиями, исключающими возможность погруже­ний; 13% — в результате баротравмы легких; 12% — из-за останов­ки сердца; для 8% смертельным фактором оказалась астма (если учесть, что астматики составляют лишь 1% всех аквалангистов, такой высокий процент смертельных случаев показывает, что астма пред­ставляет серьезную угрозу жизни под водой); 10% утоплении случи­лось из — за рвотного рефлекса; 9% смертельных случаев начиналось с азотного наркоза; 7% погибших имели заболевания дыхательной системы; 1% умерли в результате декомпрессионной болезни.

На первый взгляд, странным кажется малая доля пострадавших от ДБ. Видимо, это заболевание настолько хорошо известно акваланги­стам, что все относятся к нему очень внимательно, принимая меры предосторожности. ДБ является причиной многих несчастных случа­ев, но редко играет роковую роль. В то же время такое тривиальное явление, как усталость, оказалось смертельным в 28% случаях. Мы часто используем выражение, "смертельно устал", но мало задумы­ваемся о том, что смысл его бывает буквальным...

Несмотря на мизерный процент смертельных случаев в подвод­ном плавании — 0,001% (один на 95 тыс. погружений), все же они происходят, и происходят по причинам, перечисленным выше. Глав­ная задача инструкторов, подводников и учеников — их устранить и не допустить их появления.

Часть 4. МЕТОДИКА ПОГРУЖЕНИЙ

Введение

Как уже упоминалось выше, данная книга не учебник по подвод­ному плаванию, и, прочитав ее, вы не станете квалифицированным аквалангистом. Для этого необходимо пройти курс по полной про­грамме какой-либо международной федерации. Последних много на свете, и все они отличаются эмблемами, удостоверениями и на­глядными пособиями. Есть также некоторые отличия в методиках обучения и организации погружений, но они незначительны и мало­численны. Практически все общепринятые учебные приемы и упра­жнения, сигналы, способы выхода из аварийных ситуаций, принци­пы планирования и пользования снаряжением, ключевые моменты организации погружений одинаково рациональны и направлены на повышение безопасности подводных погружений и стремление к со­вершенству — неважно, членом какой федерации или ассоциации вы являетесь. Организация погружений в любом месте земного ша­ра обусловлено, прежде всего, местными особенностями, а не назва­нием организации, выдавшей сертификат. Вот о ключевых моментах подводного плавания, принятых и проверенных на практике всемир­ным подводным сообществом, и рассказывает наша книга.

Глава 4.1. Плавание с дыхательной трубкой

Первое знакомство

Итак, вас манят морские глубины, и вы горите желанием рассмо­треть их поближе. Многие приходят к этому после многих лет плава­ния с маской и трубкой. Уже у самого берега на мелководье море от­крывает нам свои секреты, демонстрируя замечательных обитате­лей. При отдалении от берега дно, к сожалению, исчезает в темной глубине, и нам приходится разочарованно возвращаться назад. Пос­ле шторма или дождя, когда вода мутная, удовольствия вообще ника­кого — ведь ничего не видно!

Плавание с маской — не только прекрасное развлечение, но ис­кусство, которому надо учиться. Наслаждение, которое подарит вам подводный мир, сторицей вознаградит за время учебы и тренировок.

Снаряжение для плавания, состоящее из маски, трубки и ласт, принято называть комплектом №1. Плавание в комплекте №1 — очень распространенный вид спорта во всем мире, в значительной мере, из — за его доступности. Все — таки плавание с аквалангом — занятие более сложное и дорогостоящее: необходимо закончить специальные курсы и получить сертификат, купить или арендовать громоздкое снаряжение, а главное, быть "привязанным" к центру погружений и платить последнему за забивку аквалангов воздухом, вывоз на лодке в море и многое другое. Именно поэтому миллионы людей предпочитают свободно плавать на мелководье рядом с бере­гом.

Человек стоит в полосе прибоя с маской и ластами в руках, пред­вкушая как бросится сейчас в ласковую воду и стремительно поплы­вет от берега, сильными гребками набирая скорость... А весь пляж застынет в восхищении, он дельфиньим изгибом уйдет под воду и по­несется в глубину, на морское дно, навстречу тайнам подводного ми­ра... Вот он надевает на ноги ласты, на лицо — маску, зажимает зуба­ми трубку, ложится на поверхность воды, плывет... Нет, уже не плы­вет. Он поднимает голову из воды, срывает маску, начинает кашлять и фыркать, потому что на первой же минуте в маску залилась вода, а трубку захлестнули волны. Усиленно работая ластами и удерживаясь в вертикальном положении, человек повторно натягивает маску и тщательно ее проверяет, берет трубку в рот и плывет... Очень скоро маска запотевает, и ее приходится снимать и промывать. Человек со всех ног и рук плывет от берега, как вдруг замечает, что сдвинулся всего лишь на несколько метров. Он усиленно работает ногами в ла­стах, начинает задыхаться, но — ни с места. Отдышавшись и отчаяв­шись заплыть на глубину, он решает нырнуть на дно, которое совсем рядом, стоит лишь руку протянуть. Человек набирает полную грудь воздуха и устремляется вниз, с бешеной частотой перебирая ногами и хлопая ластами по поверхности. Тщетно. Как ни близки водоросли, добраться до них не удается. Воздух быстро заканчивается, усталость накатывает тяжелой волной и вот уже неумолимо хочется вдохнуть полной грудью. Не обходится и без потерь: солидная дама, неосторо­жно проплывающая мимо, случайно получает ластой по голове и громко выражает свою обиду.

Этот характерный сюжет взят из реальной жизни. Чтобы избе­жать подобных конфузов, рассмотрим, что же такое красивое и гра­мотное плавание и ныряние с дыхательной трубкой, и с чего оно на­чинается.

Пользование маской

Подводное плавание начинается с маски, ибо она — окно в под­водный мир, а остальное снаряжение, включая акваланг, — лишь до­полнение к нему. Поэтому важно иметь очень хорошую и удобную маску, чтобы ее фланец послушно облегал лицо и вмещал ваш нос. (глава 2.1). Затылочный ремень нельзя оставлять расслабленным, иначе под маску будет заливаться вода, но и не следует затягивать слишком туго — это вызывает головную боль и обуславливает нерав­номерное прилегание маски к лицу. Перед погружением желательно протереть иллюминатор маски специальной мазью, предохраняю­щей от запотевания. Если же таковой в кармане нет, просто протри­те маску собственной слюной и промойте в море. Шутка? Вовсе нет! Наша слюна содержит вещества, предохраняющие стекло от запоте­вания, правда похуже синтетических вазелинов. Помните, что пле­вать следует в сухую маску, до ее промывания в воде — иначе фокус не получится.

Надев ласты, спокойно, спиной вперед, заходите в воду. Маску мо­жно держать на лбу, хотя по правилам федераций PADI и NAUI маска на лбу считается сигналом экстремальной ситуации и призывом о по­мощи. Так что лучше держать ее на шее. Перед погружением надень­те маску на лицо и проведите большими или указательными пальцами по краю фланца, чтобы края не загнулись, не завернулись, и чтобы под ним не остались волосы — иначе внутрь будет заливаться вода.

Если в воде маска все — таки запотела, необязательно снимать ее и промывать водой, а потом повторять всю процедуру надевания — в штормовых условиях это просто опасно. Легче приподнять нижнюю часть маски, опустив голову — так, чтобы в подмасочное пространс­тво залилось немного воды. Затем помотайте головой, и вода промо­ет иллюминатор. Если ваша маска часто запотевает, можно оставить в ней немного воды, которая бы постоянно промывала стекло во время плавания. Для очистки ма­ски следует нажать на ее верх­нюю или слегка приподнять ниж­нюю часть и сильно выдохнуть через нос, постепенно поднимая голову вверх, чтобы воздух выте­снил воду из подмасочного про­странства. В верхней точке трае­ктории маску возвращают в пер­воначальное положение. Этот прием — упражнение первосте­пенной важности, которое необ­ходимо отработать до автоматиз­ма. Ведь нередко в маску через неплотно прилегающий фланец просачивается вода, и тогда удовольствие превращается в му­чение. Очищать маску можно из любого положения: нажимают на тот ее участок, который в данный момент находится вверху, выды­хают, и воздух выходит из-под фланца противоположной стороны. Прием особенно полезен при погружениях с аквалангом, когда до поверхности еще далеко и долго, а в маске плещется холодная вода.

При погружении на глубину мас­ка начинает присасываться к лицу, т.к. объем воздуха в ней уменьшает­ся согласно первому газовому зако­ну. При быстром спуске сильное присасывание маски приводит к об­жиму лица и травмированию глаз. Среди водолазов ходят страшные истории о том, как маски "высасывают" глаза. Это, конечно, некото­рое преувеличение, но поврежде­ние глазного нерва и отслоение сет­чатки, к сожалению, случается. Для предотвращения обжима лица не­обходимо постоянно поддувать но­сом воздух в подмасочное про­странство, компенсируя неуклон­ное сжатие воздуха с глубиной. Че­ловек, падающий камнем на дно и не справляющийся с плавучестью, в панике обычно забывает поддувать маску, что грозит потерей зрения.

Плавание в ластах

Под водой ласты становятся продолжением вашего тела, а их ло­пасти — заменителями хвостового плавника. Правильный выбор ласт и грамотный стиль плавания — залог комфортного пребывания в воде. Нередко умение плавать спасает подводнику жизнь и здоро­вье окружающим, поэтому любой аквалангист должен хорошо пла­вать и нырять.

Во — первых, следует научиться спокойно держаться на воде. По­пробуйте полежать на поверхности неподвижно. Мужчина, навер­ное, будет потихоньку тонуть — ив особенности его нижняя часть туловища, в то время как женщина остается дрейфовать, словно по­плавок. Подкожная жировая прослойка у женщин на 25% толще, чем у мужчин, что выгодно сказывается на соотношении объема и веса тела, а, следовательно, и на плавучести (см. закон Архимеда).

Существует несколько стилей плавания в ластах. Наиболее рас­пространен стиль плавания на прямых ногах, когда работают лишь ступни в ластах (рис. 4.4 А). Чем шире амплитуда движений, тем вы­ше скорость и сильнее нагрузка на мускулы. Эти параметры напря­мую зависят от размера лопастей. При использовании ласт с боль­шой поверхностью плавать на прямых ногах очень трудно, а для мно­гих — вообще невозможно. В этом случае лучше плавать, сгибая ко­лени и одновременно увеличивая амплитуду взмахов ласт (рис. 4.4 Б).

Самый эффектный и трудный стиль — конечно, дельфин, при кото­ром ноги держатся и работают вместе. Тело пловца волнообразно из­гибается, завершая каждый двигательный цикл мощным гребком обеими ластами (рис. 4.4 В). Стиль "дельфин" используется при пла­вании в моноласте, при потере одной из ласт или когда ноги устали после долгого и нудного плавания обычным стилем.

Руки во время плавания в ластах желательно держать по бокам или вытянуть вперед, чтобы они не нарушали обтекаемой формы ва­шего тела. Их сила настолько мала по сравнению с мощностью ног в ластах, что гребки руками скорее тормозят, чем ускоряют процесс перемещения в воде. Кроме того, руки вам еще пригодятся для управления компенсатором плавучести, исправления неполадок в снаряжении, собирания животных, удержания за веревки, скалы, борта лодок, трапы кораблей и для многих других функций. При­учайтесь не использовать руки для плавания — ведь у вас есть ноги в замечательных ЛАСТАХ!

Процесс надевания ласт имеет свои секреты. Прежде чем натя­нуть их на ноги, калоши смачивают водой — сами лопасти смачивать, разумеется, необязательно. Закрытую резиновую калошу лучше сна­чала вывернуть и положить ласту на грунт или палубу, наступить на нее другой ногой и сильным движением послать ступню в калошу, а затем спокойно и легко натянуть задник на пятку. Если вы ныряете в компании, попросите друга (или подругу) наступить на ваши ласты — так будет значительно легче. Если же ласты на ремнях с фиксаторами, то их надевание вообще превращается в пустяк: стоит лишь натянуть ремень на пятку и затянуть его потуже, чтобы ласта не слетела.

Из соображений безопасности лучше не бегать в ластах по берегу — можно больно упасть. Видели, какими неуклюжими бывают мор­ские котики и моржи на берегу? Следует планировать процесс оде­вания и раздевания так, чтобы перемещения в ластах по берегу или палубе свести к минимуму.

Использование дыхательной трубки

Дыхательная трубка — гениальное творение инженерной мысли, позволяющее пловцу расслабиться на водной поверхности и беско­нечно долго рассматривать подводный мир сверху, не отрываясь от этого зрелища для вдохов. Дыхание во время плавания должно быть регулярным, что возможно лишь при использовании подходящей трубки. Рекомендуется прикреплять ее с левой стороны, так как впо­следствии, когда вы закинете за спину акваланг, регулятор будет проходить у вас с правой стороны. Приступая к плаванию с трубкой, нужно быть готовыми к затрудненному дыханию, обусловленному сопротивлением воздуха в трубке. В процессе ныряния трубка за­полняется водой, и при выходе на по­верхность требуется ее очистить. Для этого нужно с силой выдохнуть, вытолкнув воду, и затем вдохнуть очень осторожно — на случай, если какое-то количество воды все-та­ки в трубке осталось. Плавая под во­дой, следует помнить о том, что надо оставить воздух для первого выдоха в трубку. Можно очистить ее и другим способом: поднять голову так, чтобы конец трубки наклонился вниз, и, когда большая часть воды выльет­ся сама, легко выдохнуть последние капли. Последний способ, одна­ко, не годится при волнении на море, и кроме того, прерывает наблю­дения за подводным миром.

Ныряние

Любоваться красотами подводного царства, разумеется, лучше с близкого расстояния. Поэтому практически все пловцы вынуждены нырять с задержкой дыхания. Возможности человека в свободном плавании огромны, и многие ныряльщики показывают фантастичес­кие результаты, увеличивая продолжительность человеческой жиз­недеятельности под водой до семи минут и достигая глубины 130 м. Но подобные чудеса творят профессионалы. Средний же, физически развитый человек после соответствующей подготовки способен нырнуть на 20 м с задержкой дыхания до 2 — 3 минут.

Для того, чтобы научиться нырять хорошо, глубоко и безопасно, не­обходимо тщательно отработать три основных момента погружения:

- грамотный уход под воду;

- плавание с задержкой дыхания;

- своевременный подъем на поверхность.

Уход под воду

Почти все начинающие ныряльщики совершают одну и ту же ошибку: они буквально "засовывают" свое туловище под воду и на­чинают усиленно молотить ластами по поверхности. КПД такой мы­шечной работы близок к нулю: погружение происходит чрезвычай­но медленно, а энергия и кислород расходуются очень быстро. В ре­зультате ныряльщик, добравшись максимум до глубины 2 м, вынуж­ден срочно подниматься на поверхность и вновь заряжаться свежим воздухом.

Для того, чтобы легко заныривать, необходимо понимать меха­низм ухода под воду. Любое движение вниз обусловлено силой тяже­сти. Значит, нужно создать ее в воде! Чем выше мы выпрыгнем отту­да перед заныриванием, тем больше вес тела над водой, и меньше объем тела под водой и, следовательно, тем значительней сила тяже­сти и меньше сила выталкивания. Таким образом, главное, с чего сле­дует начинать ныряние, — максимально поднять свое тело над водой, а сделать это можно двумя способами.

Наиболее распространенный — вниз головой (рис. 4.7 А). Пловец изгибается в пояснице под прямым углом и поднимает прямые ноги вверх как можно выше, помогая себе плавным изгибом туловища, по­сле чего тело само уходит вертикально вниз. Лишь когда погружение притормаживается архимедовой силой, начинают работать ластами.

Второй способ — вниз ногами (рис. 4.7 Б). Сделав мощный гребок ластами в вертикальном положении, нужно повыше "выпрыгнуть" из воды, а уже под водой изогнуться, собраться в комок и продол­жить погружение вниз головой. Такой способ применяется в зарос­лях водорослей, среди близко стоящих камней, или в других местах, где трудно принять горизон­тальное положение на поверхности.

Перед нырянием сле­дует довести свою пла­вучесть до нейтральной, подобрав грузовой пояс, который бы соответст­вовал гидрокостюму:

при положительной пла­вучести много сил и энергии расходуется на преодоление выталкива­ющей силы, а при отри­цательной — на удержа­ние на поверхности. Женщинам труднее за­ныривать из-за более развитой подкожной жировой прослойки, обуславливающей положительную плавучесть. Для компенсации архимедовой силы рекомендуется надевать грузо­вой пояс, вес которого подобрать экспериментально путем пробных погружений. Кстати, многие подводные охотники сознательно соз­дают себе небольшую отрицательную плавучесть, чтобы тратить меньше сил на начальном этапе погружения.

Задержка дыхания

Термин "апное", обозначающий задержку дыхания под водой, из­вестен многим. Методика увеличения ее продолжительности вклю­чает "растягивание" легких, сознательное замедление и ослабление сердечной деятельности, особое медитативное состояние и многие другие секреты, о которых непосвященный и не догадывается. Овла­дение ими — долгий и трудный путь, который способны пройти лишь единицы. Нам же с вами рекорды не нужны, — достаточно использо­вать по максимуму собственные ресурсы без особого насилия над организмом. А они обширнее, чем вы подозреваете!

Начнем с обычной ситуации. Человек набирает полную грудь воз­духу и уходит под воду. Некоторое время — примерно минуту — он чувствует себя вполне комфортно, пока не возникает желание вы­дохнуть и вдохнуть свежего воздуха. Некоторое время ныряльщик терпит, но когда желание становится невыносимым, стремительно поднимается на поверхность и жадно глотает свежий воздух. Обыч­но говорят, что "закончился воздух". Но лишь немногие представля­ют, что происходит в организме и почему нам так хочется дышать.

В начале погружения у нас есть запас кислорода в трех резервуа­рах: в легких, в составе гемоглобина в крови и миоглобина в мышцах. Когда в процессе клеточного дыхания запасы кислорода расходуют­ся, а содержание СО2 повышается, рецепторы газов, расположенные в каротидных артериях и дыхательном центре головного мозга, пода­ют тревожные сигналы в мозг, стимулирующие рефлекторные дыха­тельные движения грудной клетки. Рефлекс вдоха может быть на­столько силен, что ныряльщик, не рассчитавший собственных сил, сделает глубокий вдох, не успев добраться до поверхности. Но даже если пловец пересилит рефлекс, то, когда концентрация кислорода упадет ниже пороговой величины, мозг отключится, и человек поте­ряет сознание.

Рецепторы СО2 срабатывают и тем самым предотвращают паде­ние концентрации О2 до предельного значения. Для продления пре­бывания под водой можно задержать сигнал этих рецепторов, умень­шив перед погружением парциальное давление СО2 в легких и в кро­ви: сделать несколько быстрых и глубоких вдохов—выдохов, немно­го подождать, успокоив сердечный ритм, глубоко вдохнуть и ныр­нуть. Этот прием называется гипервентиляцией. Если перестараться со вдохами —выдохами, вы почувствуете легкое головокружение, а перед глазами "забегают мурашки". Они означают, что вы слишком сильно понизили давление СО2 , и организм протестует. Очищая лег­кие от СО2 , мы отдаляем рефлекс вдоха во времени, но приближаем его к кислородному пределу. Злоупотребляя гипервентиляцией, мож­но надолго задержать сигнал рецепторов — до тех пор, пока не пога­снет сознание. Поскольку рецепторов концентрации О2 в организме нет, гипоксия наступает сразу, без предупреждающих симптомов.

С увеличением глубины желание вдохнуть слабеет, потому что внешнее давление уменьшает объем легких, и парциальное давление О2 в легких и крови повышается, отодвигая рефлекс вдоха и свое по­роговое значение. Во время подъема на поверхность легкие расши­ряются (см. первый газовый закон), и парциальное давление О2 рез­ко падает. Что в этом случае происходит, нетрудно догадаться. Дан­ное явление известно под названием гипоксии подъема. Многие профессиональные спортсмены и подводные охотники, злоупотре­бив гипервентиляцией и не рассчитав время и глубину, заканчивают погружение в бессознательном состоянии. Поэтому вентилировать легкие перед погружением следует осторожно.

Важно научиться максимально использовать объем легких. Обыч­но мы едва пользуемся 10% от него, а ведь увеличение "рабочего" пространства легких позволило бы значительно продлить наше пла­вание под водой. Так что дышите глубже!

Замедление сердечного ритма

Скорость расходования кислорода под водой зависит от работы миокарда. Нетренированное сердце бьется сильно и часто, быстро истощая запасы кислорода. Замедление сердечного ритма — ключ к долгому пребыванию под водой. У знаменитого ныряльщика Жака Майоля сердце под водой сокращается со скоростью 20 ударов в ми­нуту, т.е. почти в четыре раза медленнее, чем на поверхности. Это и позволяет человеку спускаться на глубины свыше сотни метров.

Для замедления работы сердца, во — первых, нужно иметь здоро­вое сердце и хорошую физическую форму. Во — вторых, надо полно­стью расслабиться и не делать под водой резких движений и мощных усилий. Для этого лучше носить длинные и жесткие ласты с большой площадью лопастей. Ползать по дну с аквалангом в них неудобно, а вот в толще воды они позволяют парить, совершая медленные и плав­ные гребки при высокой скорости спуска. Легкость погружения мо­жно также обеспечить созданием небольшой отрицательной плаву­чести тела на поверхности воды, и тогда человек свободно и без лиш­них усилий опускается на дно, сохранив запас воздуха.

Подъем на поверхность

Легкое желание вдохнуть можно перебороть или обмануть, со­вершая быстрые глотательные движения. При его неумолимом уси­лении рекомендуется все бросить и подниматься на поверхность. Только не надо страдать и ждать головокружения от кислородного голода! Если вы собираете раковины на глубине 3 м, это не страшно, но на глубинах более 10 м не забывайте, что вам еще предстоит подъ­ем, во время которого ваши легкие будут расширяться, а парциаль­ное давление кислорода соответственно упадет. Главное — вовремя остановиться!

Подниматься на поверхность следует плавно и медленно — так же, как опускались. Ускоряя подъем бешеной работой ластами, вы не только приближаете первый глоток свежего воздуха, но и значи­тельно увеличиваете расход кислорода и выделение СО2 . Что при­близится раньше — же­ланный воздух или гипо­ксия — сказать трудно. Плавные же и несколько ленивые движения лас­тами требуют минималь­ных затрат дефицитного кислорода. Снизу по­верхность, играющая бликами, кажется сияю­щей и великолепной. Поднимите руку вверх, чтобы не напороться на какое-нибудь препят­ствие, и остатками "вы­хлопного" воздуха очи­стите трубку от воды.

Медитация

Если вы способны впадать под водой в своего рода медитативное состояние — вас можно поздравить. Способность отрешиться от все­го земного и "настроиться" на волну подводного бытия позволит вам не только полностью расслабиться и замедлить сердечный ритм, но и оказаться в этаком состоянии ДЗЕН. И вот тогда вы действительно почувствуете себя частью океана, одним из тех созданий, что парят и плавают в толще воды, вызывая зависть у всего сухопутного. Вы на время забудете, что у вас нет жабр — настолько комфортной и есте­ственной вам покажется жизнь под водой. Пугливые экзотические рыбы позволят вам подобраться к себе вплотную. И дело даже не в том, что вы не высасываете шумно воздух и не пускаете гирлянды пу­зырей из акваланга, не делаете резких движений и не гоняетесь за крабами. Это единение с природой трудно описать или понять, его можно лишь ощутить. Попробуйте!

Вход в воду

Любое погружение начинается со входа в воду. Вход с берега прост: надеваем ласты непосредственно у кромки воды или полосы прибоя и заходим в воду спиной вперед. С палубы корабля можно спуститься по трапу, что, кстати, весьма неудобно делать в ластах, иди эффектно спрыгнуть тем или иным способом — в зависимости от высоты борта (берега, пирса, платформы, скалы) и исходного по­ложения. Положение 1, самое обычное. Подводник стоит на палубе (пирсе, платформе, скале) и прыгает вниз "солдатиком", оттолкнувшись обе­ими ногами или сделав большой шаг вперед.

Положение 2. Подводник сидит на перилах (поручнях, транце) спиной к морю, перекатывается назад и падает спиной в воду, остав­ляя ноги полусогнутыми, а туловище — переломленным в поясе.

Положение 3. Подводник сидит на краю палубы (скалы, пирса, платформы) низко над водой. Из этого положения удобно соскольз­нуть вниз, оттолкнувшись одной рукой от края палубы (скалы, пирса, платформы).

Положение 4. Кувырок вперед со входом в воду ногами очень удо­бен и эффектен при прыжках с высокого борта, но требует опыта и тренировки. Во время прыжка следует одной рукой прижимать мас­ку к лицу, чтобы она не слетела.

Умение плавать с трубкой необходимо всем!

Умение хорошо плавать и нырять с дыхательной трубкой необхо­димо подводнику. Нередко приходится покрывать большую дистан­цию, чтобы добраться с берега или борта до места погружения, и на­оборот. Поэтому аквалангист сохранит много воздуха в баллонах для подводной работы, если все перемещения по поверхности воды со­вершит при помощи дыхательной трубки. Во время погружения вас может отнести приливом или течением от страхующего судна, и ког­да вы подниметесь с жалкими остатками воздуха в акваланге, вам придется взять трубку в зубы и самим выбираться на берег. Умение хорошо плавать с трубкой неоднократно спасало аквалангистам жизнь в штормовом море. Лучше не попадать в подобные ситуации, но всегда надо быть к ним готовыми.

Глава 4.2. Язык общения

Перед поездкой в другую страну мы стараемся выучить извест­ный минимум нужных слов на незнакомом языке. Тогда проще путе­шествовать и общаться с окружающими. Точно так же, собираясь под воду, необходимо выучить водолазный язык. Поскольку челове­ческая речь под водой не помощник, приходится невербально об­щаться знаками, а также при помощи частотных световых, звуковых и механических сигналов.

Знаки

При дневных погружениях в воду с достаточной видимостью об­щение происходит при помощи знаков. В каждой стране и даже в ка­ждом клубе или центре погружений используют особенные знаки, придуманные людьми, которые вместе отдыхают или работают. Одна­ко существуют базовые сигналы, общепринятые для всех подводни­ков мира. Если вы вооружены знанием этого своеобразного эсперан­то, вас поймут аквалангисты любой национальности на всех морях.

Как правило, аквалангисты погружаются в парах или небольших группах, возглавляемых инструктором или опытным подводником. Отвечая за жизнь младших товарищей, старший группы постоянно контролирует самочувствие и запас воздуха у подводников, отдавая команды сообразно с конкретной обстановкой. На все его запросы следует отвечать соответствующим знаком. При возникновении проблемы не надо совершать необдуманных самовольных действий:

объясните инструктору, что с вами случилось, и он примет правиль­ное решение. Главное — точно изложить ему свои ощущения на не­богатом, но выразительном и достаточном невербальном водолазном языке.

Основные знаки руками






Кроме эталонных, есть сигналы, официально не признанные, но всем понятные.


Приказы старшего группы или партнера дублируют, показывая, что все понятно, а на его вопросы отвечают соответствующим зна­ком. Отсутствие ответного сигнала расценивается как ЧП и считает­ся поводом для подъема пострадавшего, а, следовательно, и всей группы на поверхность.

Ночные сигналы

Минимальная видимость в глубокой темноте делает ночные по­гружения повышенно опасными. Лишь лучик фонаря высвечивает узкий сектор пространства. В темноте легко потерять и ориентацию, и партнера. Такие же условия в морях с мутной водой, где на глуби­не 50 м черно как в фотокомнате. В темноте на близком расстоянии используют обычные сигналы рукой, подсвеченные фонарем. На дальнем расстоянии применяют световые сигналы.

- Движения фонаря по большому кругу: "ОК? Да, все ОК".

- Движение фонаря по вертикали (или по горизонтали): "Что — то не в порядке, появилась проблема". После этого сигнала следу­ет немедленно подплыть к партнеру для выяснения ситуации.

Частотные сигналы

Механические сигналы

До изобретения жилета—компенсатора аквалангисты погружа­лись на спусковом конце, т.е. на веревке, обмотанной вокруг пояса подводника, которую держал страхующий в лодке или на берегу. Вы­тягивая конец из воды, страхующий помогал подводнику выбирать­ся на поверхность. Сейчас спусковой конец широко используется в нестандартных погружениях, например, на сильном течении, в под­водные пещеры или под лед.

- Дернули один раз: "Все ОК?" Рывок в ответ: "Да, все нормально".

- Дернули два раза; "Проверь запас воздуха". В ответ один рывок: "Да все в порядке".

- Дернули три раза: "Начинай (или начинаю) подъем на поверх­ность".

- Дернули четыре раза: "Тревога, срочно выходи (выхожу) из воды!"

Профессиональные водолазы, работающие на грунте в вентили­руемом снаряжении — в медных шлемах и свинцовых ботах исполь­зуют конец для самых разнообразных сигналов: например, два раза дернуть и потрясти означает команду "иди влево", а потрясти три раза — "стой на месте". Аквалангистам же достаточно и четырех ос­новных сигналов, тем более что в море, да еще при волнении легко ошибиться, приняв воздействие течений или волн за сигналы "потря­сти" или "потянуть".

Частотные сигналы, лежавшие в основе общения через спусковой конец, широко используют и в общении другими методами: похло­пывания рукой по плечу партнера или отчетливые рукопожатия в кромешной темноте, световые сигналы — мигание фонаря или дру­гого источника света, звуковые сигналы и проч.

Звуковые сигналы

Звук распространяется под водой прекрасно, поэтому звуковые сигналы высокоэффективны для связи страхующего с подводни­ком. Принцип тот же, что и в других частотных сигналах: один сиг­нал — вопрос — ответ "ОК"; два сигнала — "проверь запас воздуха";

три — "начинай (начинаю) подъем на поверхность"; четыре — "тревога, выходи (выхожу) немедленно". Как издавать звуки — это уж зависит от фантазии их издающего. Чаще всего стучат металличес­кими предметами по борту корабля (ниже ватерлинии!) или друг о друга. Можно, например, завести подвесной мотор п—ное число раз. Однажды ночью мы собирали научный материал; в единствен­ном фонаре сели батарейки. Наши руки были заняты питомзами и другим оборудованием, и мы не могли общаться похлопыванием по плечу. Пришлось разговаривать при помощи... выдохов. Команда из трех отчетливых выдохов с пузырями и с добавлением голоса была услышана и понята.

***

Общение аквалангистов между собой посредством сигналов — необходимость и характерная особенность подводного плавания. Без взаимопонимания риск несчастного случая резко возрастает, но о взаимовыручке и взаимопомощи во время совместных погружений — отдельная глава.

Глава 4.3. Базовые упражнения

Многие начинающие подводники первое время очень боятся по­гружаться под воду с аквалангом; им страшно опуститься даже на ка­фельное дно бассейна. Другим на первый взгляд кажется, что плава­ние с аквалангом — сущий пустяк, не требующий никаких особых знаний и навыков: подумаешь, закинул аппарат за спину, засунул ле­гочник в рот — и вниз! Подводное плавание с аквалангом не требует чрезмерного мускульного или умственного напряжения, но первая же мелочь, нарушившая ваше спокойствие, может вьтзвать панику, шок и стать причиной гибели. Например, когда в маску заливается на глубине вода, а человек не знает, как ее оттуда убрать, выход из поло­жения один — немедленный подъем на поверхность. И хорошо еще, если он не впадет в панику и не наглотается воды по дороге наверх.

Таким образом, главная задача любого курса подготовки аквалан­гистов — избегать и не допускать неблагоприятных ситуаций под во­дой. Для этого необходимо хорошо освоить снаряжение и грамотно им пользоваться. В процессе тренировок практические навыки, при­емы и умение обращаться со снаряжением доводятся до автоматиз­ма. Только тогда в море подводник сможет устранить возникшую проблему. Например, постоянное запотевание маски способно пре­вратить погружение в настоящее мучение, которое, как правило, за­канчивается быстрым всплытием наверх. Грамотный подводник, не отвлекаясь от основного занятия, наберет в маску немного воды, бы­стро и непринужденно промоет и очистит ее.

Практически все ситуации, способные вывести подводника из равновесия, хорошо известны и систематизированы. За полвека су­ществования легководолазного спорта отработаны приемы и прави­ла поведения, помогающие подводнику устранить создавшуюся опа­сность. Учебный курс, собственно, и состоит из отработки приемов, не освоив которые, лучше в море не ходить. Проще всего их отраба­тывать в бассейне, где тихо и спокойно, а на белом кафельном дне нет никаких отвлекающих внимание объектов (фото 4.1). Начальная степень или звание в любой подводной федерации означает, что че­ловек уже владеет минимальным набором базовых приемов и навы­ков, и его можно допускать к погружениям на открытой воде.

Очистка маски от воды

Маска позволяет нам видеть и, таким образом, увереннее чувство­вать себя под водой. Попробуйте закрыть глаза и подвигаться на ули­це: вы будете чувствовать себя очень неуверенно и робко. Под водой же полная потеря видимости и ощущение холодной воды особенно неприятны. Проблемы с маской возникают часто: она запотевает, протекает, случайно срывается с лица посторонним предметом, рвет­ся или выскакивает затылочный ремень, ломается замочек на ремне, край фланца загибается и служит причиной протекания маски. Опас­нее всего неожиданная потеря маски — она может вызвать шок. По­этому очистка маски от воды — важнейший базовый прием, без отли­чного владения которым не стоит даже и думать о погружениях.

Для очистки маски следует нажать на ее верхнюю часть или же слегка оттянуть нижнюю. Затем делается мощный выдох через нос, в течение которого голова с маской запрокидывается вверх, где маску возвращают в нормальное положение. Обычно это делают при пря­мом вертикальном положении головы, когда вверху находится собст­венно верхняя часть маски; вертикальное положение тела при этом необязательно, поскольку часто приходится очищать маску во время плавания или каких-либо работ на дне. Главное — понимать суть приема, которая заключается в вытеснении воды из подмасочного пространства воздушными пузырями в направлении сверху вниз.

Несмотря на простоту приема, многие осваивают его только на втором занятии. Основные ошибки при его выполнении:

- слишком сильное оттягивание нижнего края маски;

- выдох через рот, а не через нос;

- запрокидывание вверх одной лишь маски, в то время как лицо остается в вертикальном положении;

- недостаточно сильный выдох;

- запоздалое возвращение маски в исходное положение (когда в нее уже снова залилась вода);

- неправильное положение головы при выдохе.

Все ошибочные действия корректируют во время тренировок.

Нахождение легочного автомата под водой

В подводной практике нередко приходится вынимать и вставлять загубник под водой: например, при смене дыхательной трубки на ле­гочник, если шланг за что — то зацепился, или перед погружением по­сле входа в воду с берега и т.д. Потеря легочника на глубине и неспо­собность его быстро найти таит в себе реальную угрозу паники и утопления. Основная ошибка в таких случаях — поиск самого легочно­го автомата, который может болтаться где — то за спиной или нахо­диться вверху, зацепившись за водоросли или какую — нибудь сваю. Значительно легче найти шланг регулятора. Сделать это можно дву­мя способами.

1. Поднять руку вверх за голову к первой ступени регулятора, и, обнаружив нужный шланг, провести по нему рукой до легочно­го автомата.

2. Слегка наклониться вправо и сделать круговое движение пра­вой рукой — шланг с легочником окажется у вас на руке. Для облегчения задачи можно левой рукой приподнять баллон за днище.

Легочник вставляют в рот и очищают от воды сильным выдохом или, значительно реже, нажатием на кнопку принудительной подачи воздуха. Оба способа хороши, но первый более естественный, а вто­рой легче, если воздуха в легких для выдоха осталось мало. Осторож­но сделав первый вдох, восстанавливают равномерное дыхание.

Дыхание партнеров из одного легочного автомата

В настоящее время большинство аквалангистов используют сис­тему "октопус" (осьминог), представляющую собой основной регу­лятор со вторым легочным автоматом на удлиненном шланге сред­него давления (см. главу 2.6). Если у партнера закончился воздух на глубине, вы даете ему этот легочник и спокойно поднимаетесь на по­верхность. В некоторых федерациях, однако, многие подводники и сегодня погружаются с одним легочником в регуляторе, и вот тогда приходится делиться им с теми, кто остался без воздуха.

Начинается "совместное" дыхание с того, что тот, кто вовремя не заметил недопустимого падения стрелки на манометре, подплывает к партнеру и показывает ему недвусмысленный знак, проводя ребром ладони по горлу. Лучше подплывать с левой стороны, чтобы удобнее было передавать легочник, расположенный в составе регулятора, как правило, справа. Хозяин воздуха делает вдох и дает "просителю" свой легочник, берясь другой рукой за его компенсатор или аппарат.

Тот, что с пустыми баллонами, кладет одну руку на легочник (точнее, на руку своего благодетеля) и вставляет загубник в рот, а другой ру­кой крепко держит своего спасителя. Сделав два дыхательных цикла, отдает легочник "хозяину". Так они, дыша из одного источника, и поднимаются наверх. Есть мнение, что держать регулятор, передавая его акцептору, следует не за сам легочник, а за основание шланга — так, чтобы тот мог нажать на кнопку принудительной подачи возду­ха, если воздуха в его легких для очистки легочника уже не осталось.

Несколько усложненное упражнение — дыхание из альтернатив­ного источника в движении, когда донор и акцептор, крепко "обняв­шись" и передавая друг другу единственный легочный автомат через каждую пару дыхательных циклов, плавают на заданной глубине.

Наиболее распростра­ненные ошибки при вы­полнении упражнения:

- донор, отдавая това­рищу легочник, уби­рает с него свою ру­ку;

- донор сам вставляет свой загубник в рот просителю слишком настойчиво и забот­ливо;

- перед передачей ле­гочника партнеру донор делает два ды­хательных цикла (как и велено инст­руктором) , завер­шая их, однако, не вдохом, а выдохом;

- партнеры не держат друг друга, поэтому их разносит в стороны так далеко, что легочник уже невозмож­но передавать руками;

- акцептор заходит к донору со стороны регулятора (как правило, справа), и, чтобы передать легочник клапанами выдоха вниз, приходится неестественно перекручивать его шланг.

Аварийное всплытие

Название этого упражнения говорит само за себя — оно предна­значено для выживания в экстремальной ситуации, связанной с не­возможностью дыхания по какой-либо причине — например, после израсходования всего воздуха в баллонах, или из — за неспособности открыть резерв. В этом случае подводнику приходится резко всплы­вать на поверхность. Тренировочная отработка подобной ситуации весьма полезна и эффективна для избежания паники и нерешитель­ности при возникновении реальной аварии в море. В то же время, данное упражнение иногда приводит к баротравме легких, если не выдыхать воздух в процессе всплытия. Неопытный подводник посто­янно находится в напряженном и даже стрессовом состоянии, упус­кая из виду многие элементарные вещи и не замечая болевых ощу­щений, которые, кстати, под водой притупляются. Неприятное ощу­щение или боль в груди замечают лишь на поверхности, когда уже поздно что-либо исправить. Из-за неоднократных несчастных случаев, происходивших прямо в бассейне, отношение подводного сообщества к этому упражнению неоднозначно. Категорически не рекомендуют имитировать аварийное всплытие с большой глубины, поскольку большинство травматических случаев произошло именно во время отработки аварийного всплытия с глубины 15 — 20 м. Вы­полнять упражнение лучше на небольшой глубине — 3 — 4м. Тогда опасность баротравмы из — за неправильного выполнения минималь­на. Делают упражнение следующим образом. Легочник вынимают изо рта, правую руку вытягивают вверх, левую кладут на инфлятор компенсатора и начинают всплытие на ластах или легким надувани­ем КП, вращаются вокруг оси и постоянно смотрят вверх. Скорость всплытия необходимо удерживать в рамках дозволенного — не боль­ше 18 м/мин — путем стравливания воздуха из КП. При этого необ­ходимо постоянно выдыхать воздух, выпуская цепочку пузырей. Стандарты федерации PADI в целях избежания возможности баро­травмы предусматривают имитацию этого упражнения движением на ластах по горизонтали с регулятором во рту, но с постоянным вы­дохом и обязательным произнесением непрерывного звука "А—а—а—а".

Отключение и подключение к аквалангу

Самое интересное и сложное упражнение, требующее демонст­рации необходимых аквалангисту навыков, умение плавать, нырять, управлять собственным телом и снаряжением. Суть его заключается в том, что подводник полностью снимает с себя снаряжение под во­дой и, оставив его на дне бассейна, поднимается на поверхность. За­тем он должен нырнуть на дно, подключиться к аппарату и всплыть уже полностью экипированным. Разумеется, речь не идет о том, что­бы снимать и одевать под водой гидрокостюм! В игре участвует лишь акваланг — с жилетом—компенсатором или без оного, маска, грузо­вой пояс и ласты.

Все предметы снаряжения снимают в строгой и логичной после­довательности:

1. Снимают аппарат и аккуратно кладут его на дно, не забывая предварительно сдуть КП и продолжая дышать из легочника.

2. Снимают ласты и располагают их под аппаратом, чтобы они не уплыли.

3. Снимают маску и закрепляют ее под аквалангом, чтобы ее не отнесло в сторону.

4. Вынимают загубник, кладут регулятор на аппарат и поднима­ются на поверхность, не забывая при этом выдыхать. Подключение к аппарату производится в обратном порядке.

1. Ныряют на дно, спокойно ложатся рядом с аквалангом, придер­живаясь за него рукой. Вставляют легочный автомат в рот и на­чинают неглубокое дыхание.

2. Надевают и очищают маску.

3. Надевают ласты.

4. Надевают комплект: акваланг на лямках или с жилетом — ком­пенсатором.

5. Всплывают на поверхность.

Кажется, все очень просто и понятно, но на практике данное уп­ражнение оказывается очень трудным, поскольку требует умения нырять с задержкой дыхания, очищать маску и легочный автомат от воды, грамотно пользоваться снаряжением, не суетиться и четко со­блюдать очередность действий. Не случайно оно служит одним из контрольных тестов во многих дайв — школах.

Практически никому из начинающих подводников отключение и подключение к аппарату не дается с первого раза. Рассмотрим основ­ные проблемы, возникающие при отработке упражнения.

· Если не выдуть из компенсатора весь воздух, снятый аппарат немедленно всплывет. Иногда можно видеть забавную картину:

- акваланг с ускорением поднимается наверх, а рядом, усиленно дыша из натянутого регулятора, всплывает и сам хозяин комп­лекта.

- Сняв аппарат, человек приобретает положи­тельную плавучесть — особенно если глубоко и часто дышит. Его тянет вверх, он упирается, уси­ленно работая ногами, и поэтому не может снять остальное снаряжение. Некоторые тянут за со­бой и акваланг, вцепив­шись зубами в легочник и сражаясь с положитель­ной плавучестью. Такое поведение, кстати, может повредить регулятор. В этом случае нужно при­держиваться за акваланг, как за якорь, и стараться работать на выдохе, делая короткий вдох и затем длинный глубокий выдох.

· Чтобы перехитрить плавучесть, многие снимают акваланг поз­же ласт, а надевают — перед ластами. Это неправильно! Чело­век ни в коем случае не должен оставаться в воде с аквалангом за спиной и без ласт на ногах: в таком состоянии он беспомо­щен, ибо плавает с большим трудом.

· Нередко возникает психологический дискомфорт: дышать мо­жно из легочника, но аппарат не за спиной, а лежит рядом — вдруг его отнесет куда — нибудь?

· Похожий страх перед сложной задачей заставляет забывать уже отработанные упражнения, без которых подключение к аппарату под водой невозможно; возникают проблемы с очист­кой легочника — и тогда курсант заглатывает воду, или с очист­кой маски — и тогда в ней плещется вода; человек не может до­нырнуть до дна — на 4 — 6м, хотя до того все хорошо получа­лось.

· От неуклюжего поведения, вызванного неопытностью, случа­ются забавные недоразумения: теряется маска, уплывают лас­ты, лямки акваланга запутываются в узел и т.д.

Опыт показывает, что у человека, освоившего ранее все компо­ненты упражнения, трудностей при его выполнении не возникает.

Компенсация плавучести

Успех и безопасность практически любого подводного погруже­ния зависят от умения аквалангиста регулировать свою плавучесть. Множество несчастных случаев произошло из — за неспособности с ней справиться — как правило, сохранить ее нейтральной. В одних случаях подводники не могли остановить падение на глубину, в дру­гих — замедлить выбрасывание на поверхность. Мелкие же непри­ятности с положением тела в толще воды происходят постоянно. Чтобы достигнуть ощущения комфортности в воде, нормально пла­вать и следовать плану погружения, необходимо легко и быстро из­менять свою плавучесть — так, как хочется или требуется. Поэтому особое внимание в процессе подготовки аквалангистов обращают на отработку приемов компенсации плавучести.

Плавучесть изменяют при помощи "встроенного" компенсатора — легких, емкость которых достаточно велика, чтобы определять по­ложение тела в толще воды. Делая выдох, мы уменьшаем объем тела и, следовательно, архимедову силу, и опускаемся вниз. Делая глубо­кий вдох, мы увеличиваем силу выталкивания и всплываем. Именно при помощи легких подбирают грузовой пояс — так, чтобы под по­верхностью воды обеспечить нейтральную плавучесть, а при первом же выдохе начать спуск без движений ластами. Легкие — удивитель­но послушный и эффективный инструмент, умение пользоваться ко­торым даст замечательные результаты.

Значительное увеличение веса подводника, одетого в гидрокос­тюм, нацепившего акваланг и грузовой пояс, да еще взявшего в руки фотокамеру со вспышками, уменьшает роль легких в регуляции пла­вучести. Главной становится роль компенсатора плавучести, сделан­ного в виде жилета или ошейника. Подробное устройство и принципы пользования рассмотрены в главе 2.8. Знать КП мало — необходи­мо еще и уметь обращаться с ними на практике. В общем это несло­жно: нажатием на одну кнопку сдуваем КП и опускаемся, нажатием на другую надуваем КП воздухом и поднимаемся.

Таким образом, КП работает как плавательный пузырь у рыб. Од­ним из критериев мастерства подводника является умение правиль­но пользоваться КП и непринужденно регулировать собственную плавучесть так, как того требует конкретная ситуация, с минималь­ными усилиями и без лишних движений вверх—вниз. В федерации PADI даже есть спецкурс, который так и называется — Совершенная демонстрация плавучести. Грамотное владение КП проявляется не только в неподвижном зависании в толще воды, но и на спуске и всплытии. Скорость спуска и всплытия также контролируют при по­мощи КП: падение вниз замедляют, надувая КП нажатием кнопки надува на инфляторе, а всплытие замедляют, сдувая КП нажатием кнопки стравливания. На первых порах бывает трудно правильно вычислить тот объем воздуха, который поможет всплыть, погрузить­ся или остановиться на заданной глубине. Автоматизм и непринуж­денность в управлении компенсатором приходят с опытом, но полу­чить базовые навыки можно и нужно в бассейне при помощи не­скольких упражнений.

Для того, чтобы человек прочувствовал эффективность КП и зря не утруждал легкие, все упражнения лучше выполнять с сильным пе­регрузом, что достигается при помощи грузового пояса. Достаточно навесить на человека 12 кг свинца, и он поневоле начнет пользовать­ся компенсатором.

Первое упражнение — так называемый "маятник". Человек ста­новится ногами (обутыми в ласты) на дно и начинает потихоньку сду­вать свой КП, постепенно наклоняясь и ложась на дно животом. За­тем он так же встает на ноги, надувая КП. Поклоны повторяются не­сколько раз, причем делать их следует, не отрывая ног от поверхно­сти дна и не взлетая вверх. Другой вариант "маятника" заключается в таких же поклонах, но с использованием легких. Подбирается ней­тральная плавучесть, так чтобы при выдохе подводник ложился жи­вотом на дно, а при вдохе вставал вертикально на ласты, и делал все это, не отрывая кончиков ласт от поверхности дна.

Другое упражнение заключается собственно в установке нейт­ральной плавучести в толще воды: надо зависнуть неподвижно на за­данной глубине без помощи ласт. Разумеется, на малой глубине ды­хание и ритмические изменения объема легких мешают полной не­подвижности, поэтому допустимы некоторые колебания плавучести.

Обычно работа с КП осуществляется нажатием кнопок инфлятора, т.е. автоматически. Желательно отработать надувание ком­пенсатора ртом — вдыхая через легочник и выдыхая в инфлятор. Это сложнее, но именно так и погружались с первыми компенсато­рами, переделанными из авиажилетов.

Более сложный момент в освоении КП — спасение "утопающе­го". Подробно о методах и различных аспектах спасения и, в частно­сти, подъема пострадавшего на поверхность рассказывается в главе 4.10. Здесь же мы рассмотрим эту проблему с методической точки зрения. В экстремальной ситуации партнер хватает одной рукой по­страдавшего за лямку жилета или аппарата, а другой берется за ин­флятор спасаемого и надувает его жилет. Если спасаемый находится в сознании и дышит, но не способен к самостоятельным движениям, при всплытии следует сделать декомпрессионную остановку или ос­тановку безопасности. Для этого необходимо зависнуть вдвоем на определенной глубине при помощи одного лишь компенсатора спасаемого. Если это удается, можно считать, что компенсатор плавуче­сти стал вашим надежным другом.

Глава 4.4. Подготовка к погружению

Любое погружение начинается с планирования, которое включа­ет тщательную разработку всех этапов погружения, начиная с подбо­ра, проверки и подготовки снаряжения и заканчивая его высушиванием после выхода из воды. Грамотное планирование гарантирует безопасность и успешное проведение подводной экскурсии, но это отдельная тема для разговора (см. главу 4.7).

Отправной пункт путешествия в подводное царство — подвод­ный центр, где вы берете в аренду снаряжение, заказываете транс­порт, катер, инструктора, гида и проч. Если только центр не распола­гается непосредственно у причала с катером или у места входа в во­ду, снаряжение всех участников погружения загружают в машину, которая затем едет на причал с ожидающим судном или на место по­гружения на берегу. Перед отъездом вы лично должны удостове­риться, что все необходимое в машине. Проверьте еще раз: маска с трубкой, ласты, баллон, регулятор с манометром (консолью), гидро­костюм, компенсатор, грузовой пояс, нож, фонарик и приборы — в наручном варианте или в консоли. Все индивидуальное снаряжение — кроме самих баллонов и грузов — следует продуманно и аккурат­но уложить в бак, ящик или сумку, чтобы ничего не повредить — так, чтобы предметы можно было доставать в порядке сбора комплекта и одевания. Например, сбор комплекта начинают с присоединения КП к баллону и накручивания регулятора — значит, они должны лежать сверху. Последними одевают ласты — значит, с них надо начинать укладывать сумку. Это особенно важно при погружениях с катера или судна, где пространство строго ограничено и любой беспорядок в снаряжении крайне нежелателен, неправильная укладка сумки приводит к тому, что предметы, которые надевают позже, вынимают, чтобы добраться до КП, оказавшегося на дне, и раскидывают по па­лубе. Кто-то нечаянно на них может наступить, или же смоет за борт волной.

Подготовка снаряжения и сбор комплекта акваланга к погруже­нию включает следующие действия в порядке их выполнения:

· наружный осмотр баллонов;

· прикрепление жилета — компенсатора плавучести (КП) к балло­ну;

· накручивание регулятора на баллон и подключение его шланга к инфлятору КП;

· открывание запорного вентиля и проверка давления в баллонах

· по манометру;

· проверка подачи воздуха в легочник двумя — тремя вдохами из

· основного и альтернативного легочников;

· проверка КП: надувание его до предела и проверка работы стравливающего клапана, сдутие КП при помощи инфлятора и стравливающих клапанов;

· сбор и подгонка грузового пояса соответственно конкретным условиям погружения;

· подготовка маски с трубкой, ласт и сопутствующих предметов снаряжения;

· подготовка костюма, бот и перчаток.

Когда все снаряжение собрано, проверено и расположено рядом в месте, наиболее удобном для одевания, аквалангист начинает оде­ваться — желательно, синхронно со сними партнерами. Он надевает последовательно:

· гидрокостюм с ботами;

· нож и наручные приборы;

· грузовой пояс;

· ласты — или комплект акваланга, если надо идти к месту входа в воду;

· комплект акваланга (при использовании нагрудного КП поверх его лямок надевают грузовой пояс, а уже затем — акваланг);

· маску с трубкой.

Технические подробности вышеперечисленных действий описа­ны в Части 2.

Погружение с берега

Как правило, машина под­водного центра подъезжает к берегу или пирсу, откуда и за­планировано начать подвод­ное путешествие. Разложите снаряжение на ровном месте, подготовьте комплект и на­деньте гидрокостюм. Сложите одежду и закройте машину. Затем, надев грузовой пояс и подготовленный комплект, на­деньте маску на лоб или шею, возьмите в руки ласты и рабо­чее оборудование: питомзу для сбора материала, фото— или видеоаппаратуру, конец для подъема тяжестей на поверхность или для погружения в пещеру и проч. В таком виде шагаете к воде, там надеваете ласты, сдвигаете маску на лицо, затем прыгаете или входите в воду.

Погружение с борта судна

Место выполнения и последовательность шагов подготовки сна­ряжения зависят от размеров судна и удаленности места погруже­ния от стартовой позиции. Рассмотрим несколько вариантов.

1. Судно большое, и на палубе достаточно места для спокойной сборки комплекта и его надевания. Тогда лучше погрузить все оборудование на судно и готовиться во время перехода к месту погружения.

2. Судно большое, но на море поднялось волнение, а место погру­жения совсем близко — напротив причала. Удобнее собрать комплект и облачиться в гидрокостюм на берегу, а пояс и аква­ланг надеть непосредственно перед входом в воду.

3. Катер небольшой, и на палубе тесно, а место погружения дале­ко от суши. Снаряжение готовят на берегу, надевают гидрокос­тюм, грузят готовый комплект в катер и надевают его уже на месте перед входом в воду.

4. Катер маленький, место погружения далеко от причала, но ря­дом с каким — нибудь островом или другим берегом. Лучше за­грузить разобранное снаряжение в лодку, высадиться на бли­жайшую к месту погружения сушу и уже там полностью экипи­роваться.

5. Лодка маленькая, а место погружения совсем рядом с прича­лом. В данном случае можно полностью одеться на берегу и, ко­гда лодка подойдет к месту погружения, прыгнуть в воду.

6. Корабль такой большой, что прыгать в воду с его борта (высо­той более 3 м) опасно. В таких случаях погружаются обычно со шлюпки, куда загружают уже собранные комплекты. Аквалан­гисты надевают гидрокостюмы на палубе, спускаются в шлюп­ку и полностью экипируются, отплыв от судна к месту погру­жения.

Проверка снаряжения партнера

Партнеры помогают друг другу экипироваться перед входом в во­ду, а, полностью одевшись и проверив собственное снаряжение, обя­зательно проверяют экипировку партнера — не потому, что сомнева­ются в его аккуратности и компетентности, а для того, чтобы лучше изучить его снаряжение. Тогда в экстремальной ситуации не придет­ся тратить драгоценные секунды на ознакомление с типом инфлятора КП или замком грузового пояса, поиском резервного вентиля или фонаря (фото 4.2).

Глава 4.5. Погружение Вход в воду с аквалангом-

Итак, полностью снаряженные подводники готовы к погруже­нию. Осталось совсем немного — только добраться до воды, но это не так просто. Если входить в нее неграмотно, можно ушибиться, полу­чить серьезную травму, потерять маску, испортить себе настроение или навредить соседу. Поэтому к данному этапу погружения следует подходить со всей ответственностью.

Вход с берега

Надеваете ласты непосредственно у кромки воды и заходите в во­ду спиной вперед; перед погружением надеваете маску, обменивае­тесь соответствующими знаками с партнером (партнерами) и погру­жаетесь под воду. Если приходится миновать полосу прибоя, нужно быть очень осторожным и готовым к неприятным сюрпризам: при­бойные волны норовят сбить с ног, вырвать загубник изо рта, сор­вать маску, отстегнуть ласту, покатать и протащить вас волоком по дну, травмируя и повреждая снаряжение. Поэтому снаряжение дол­жно быть хорошо закреплено (без лишних, свободно болтающихся аксессуаров), а грузовой пояс — подтянут и надежно застегнут, ибо потеря пояса в прибойной зоне — явление весьма обычное. Также нужно быть готовым к нулевой видимости из — за поднятых волнами донных осадков и к столкновению с принесенными из моря предме­тами. Прибойные течения могут пронести человека вдоль берега да­леко от места захода в воду и места погружения, поэтому при плани­ровании нужно учитывать и этот фактор.

Вход с палубы корабля

С палубы корабля можно спуститься по трапу, что весьма неудоб­но делать в ластах, или прыгнуть разными способами — в зависимо­сти от исходного положения и высоты борта (берега, пирса, платфор­мы, скалы).

Положение 1, самое обычное. Подводник стоит на палубе (пирсе, платформе, скале) и прыгает вниз "солдатиком", делая большой шаг вперед — прямо или с небольшим поворотом в воздухе. Ноги сводить вместе не стоит, так как большая площадь обеих ласт усиливает удар о воду и не позволяет нормально погрузиться (фото 4.3 и 4.4).

Положение 2. Подводник стоит на палубе спиной к морю на полу­согнутых ногах, делает полукувырок назад, падая в воду спиной, ос­тавляя ноги полусогнутыми, а туловище — переломленным в поясе (фото 4.5).

Положение 3. Кувырок вперед — очень удобно и эффектно, но требует опыта и тренировки.

Положение 4. Акваланг с надутым жилетом—компенсатором привязывают к судну концом. Подводник бросает его в воду, затем прыгает сам в комплекте №1. Подплыв к снаряжению, отвязывает и надевает. Очень удобный метод, позволяющий не напрягаться и не пыхтеть под тяжестью акваланга на палубе, но возможный только в штиль.

Положение 5. Подводник сидит на перилах (поручнях, транце) спиной к морю, перекатывается назад и падает спиной в воду.

Положение 6. Французская национальная федерация предлагает прыжок "рыбкой" из положения стоя: подводник падает вперед голо­вой, оттолкнувшись ногами от края платформы.

Перед прыжком следует поддуть КП, чтобы после прыжка не упасть камнем на глубину, а немедленно всплыть на поверхность. При прыжках любым способом правой рукой прижимают маску и удерживают загубник во рту, чтобы не потерять их при ударе о по­верхность воды, а другой рукой держат инфлятор, чтобы быстро под­дуть КП в случае отрицательной плавучести. Если одна рука чем — ли­бо занята, инфлятор отпускают. При прыжке с высокого борта с од­нобаллонным аквалангом свободной рукой придерживают баллон снизу, чтобы от сильного удара о воду он не выскочил из кольца КП. С ценными предметами — такими как фотокамеры, осветители, на­учное оборудование — обычно не прыгают, чтобы не повредить. Лучше попросить страхующего подать их с борта катера в воду.

Переход с дыхательной трубки на регулятор

Практически все погружения как с судна, так и с берега включа­ют переход дыхания через дыхательную трубку на дыхание из регу­лятора и наоборот. В целях экономии воздуха в баллонах это делают сразу после прыжка с судна до момента погружения, особенно если погружается группа, и тем, кто прыгнул раньше, приходится ждать своих товарищей в воде.

Нередко нужно проплыть некоторую дистанцию от места входа в воду до точки погружения и от точки всплытия до места выхода на судно или сушу. Течения и неточное ориентирование могут сделать эти заплывы достаточно длительными — такими, что и полных балло­нов с воздухом не хватит. Поэтому во время всех передвижений по поверхности подводники даже с полным аквалангом дышат через трубку. Таким образом, переход с трубки на регулятор и обратно должен совершаться быстро, четко и естественно. После обмена со­ответствующими сигналами перед погружением под воду задержи­вают дыхание, вынимают трубку изо рта, вставляют загубник и, очи­стив легочник от воды, начинают спуск. Иногда подводники и даже инструкторы забывают, что в зубах у них загубник дыхательной трубки, а не легочника, и смело опускаются на глубину, осознавая свою ошибку в лучшем случае перед вдохом. Такое может случиться с любым подводником, достаточно опытным, чтобы расслабиться и полагаться на автоматизм своих навыков.

Спуск

Оказавшись в воде тем или иным способом, партнеры сплывают­ся поближе друг к другу по поверхности и обмениваются знаками ОК. Если все нормально, показывают знаки спуска и начинают по­гружение. В отличие от ныряния с трубкой, где рекомендуется ухо­дить под воду по — дельфиньи вниз головой, спуск в легководолазном снаряжении производится в вертикальном положении. Аквалангист поднимает инфлятор вверх и, сдувая КП, погружается.

Подводнику, правильно подобравшему грузовой пояс и не создав­шему избыточной плавучести на поверхности, для погружения под воду достаточно сделать сильный выдох. Во время спуска необходи­мо помнить о росте давления с глубиной и его влиянии на организм и снаряжение. Поэтому в процессе спуска следует постоянно совер­шать следующие действиях: продувать уши любым методом; подду­вать в маску воздух носом; поддувать КП для компенсации нараста­ющей отрицательной плавучести; постоянно поддерживать контакт с партнерами. Скорость спуска не лимитирована соображениями здоровья и зависит лишь от своевременности продувания. Если кто — то из группы не может продуться, вся группа терпеливо ждет, пока он не закончит. Слишком быстрое погружение нежелательно, поскольку возрастающая с ускорением отрицательная плавучесть грозит потерей контроля над ней. Лучше опускаться, постоянно под­держивая нейтральную плавучесть легким поддуванием КП, чтобы в случае опасности немедленно всплыть. Немало смертельных случаев произошло именно в результате потери контроля над скоростью спу­ска и падения на значительную глубину.

При погружении в открытом море, когда вокруг лишь бесконеч­ная голубизна, легко потерять ориентацию и испугаться. Если при этом трудно продуться, болят уши, а погружение на глубину ускоря­ется, незаметно подкрадывается паника. В панике подводник забы­вает элементарные, хорошо известные и уже отработанные приемы:

выдыхать воздух в маску, тщательно продуваться, постоянно контро­лировать плавучесть и т.д. Чтобы избежать несчастья, во время спус­ка необходимо поддерживать контакт с партнерами и старшим груп­пы при помощи соответствующих знаков.

Основная часть погружения

Как правило, погружение организуется ради какой-либо цели:

прохождения определенного маршрута над поверхностью дна, осмо­тра интересного объекта или ландшафта, пещеры, затонувшего ко­рабля, поиска интересных животных, фото — и видеосъемки. Ход по­гружения и действия каждого партнера планируются заранее, даже если погружение производится в незнакомом месте.

Первые погружения в незнакомых и интересных местах требуют особенного внимания. Масса новых ярких впечатлений и неизведан­ных ощущений, фантастический вид морских обитателей, сама нере­альная атмосфера подводного царства вытесняют из сознания то, че­му научили на курсах подводного плавания. Человек забывает о не­обходимых действиях, обеспечивающих его безопасность. Как бы ни было красиво и интересно, следует постоянно контролировать свои ощущения, состояние снаряжения, присутствие партнеров и, разу­меется, давление в баллонах. Это может показаться грубым вторже­нием скучной прозы в чудесную сказку, но только тогда все останут­ся живыми и здоровыми, чтобы потом снова получить наслаждение. Рассмотрим наиболее распространенные ошибки, совершаемые в ходе погружения.

Эйфория от лавины новых впечатлений иногда притупляет ощу­щение закладывания и легкой боли в ушах, и аквалангист забывает вовремя продуваться. Если же появляется резкая боль в ушах, кажет­ся, что это случилось неожиданно. Впоследствии пострадавший раз­водит руками, оправдываясь, что травму получил как-то вдруг, без предупреждения.

Та же забывчивость приводит к обжиму лица: человек не поддува­ет в маску воздух и вспоминает об этом, лишь когда она с силой приса­сывается к лицу и вызывает неприятные ощущения на лице и в глазах.

Время под водой бежит намного быстрее, чем на суше. Человеку кажется, что он плавает несколько минут, а прошло уже более полу­часа. Он не смотрит на манометр, поскольку сейчас не до того. Он просто забывает о том, что запас воздуха в баллонах ограничен. Хо­рошо, если рядом окажется инструктор или старший опытный това­рищ, который следит не только за собственным состоянием, но и контролирует партнеров. Кстати, вот еще одна причина, почему пла­вать следует рядом, не отдаляясь друг от друга. Нередко возникают ситуации, когда инструктор просит показать манометр, и оказывает­ся, что атмосфер у подводника осталось совсем немного — толь­ко-только добраться до поверхности со всеми необходимыми оста­новками. Здесь можно сделать замечание и инструктору: нельзя за­бывать, что менее опытный аквалангист дышит активнее, быстрее расходуя воздух: у него запас воздуха приближается к 50 атм., когда у старшего еще остается 100 — 120 атм. Хорошо, если регулятор не сбалансирован, и опустошение аппарата проявляется в возрастаю­щем сопротивлении вдохам и общем затруднении дыхания. При ис­пользовании сбалансированного регулятора падение давления в бал­лонах может не ощущаться — до того момента, когда уже становится нечем дышать.

Контроль за параметрами погружения необходим для правильно­го расчета декомпрессионного режима на всплытии. Если у вас есть компьютер — нет проблем, он сам напомнит о себе звуковым сигна­лом, покажет все нужные параметры и рассчитает время подъема, глубину и продолжительность декомпрессионных остановок.

Если компьютера у вас нет, придется поработать самим: четко фи­ксировать пройденные глубины и время, проведенное на них, собрав данные в профиль погружения — обычную диаграмму одного или нескольких повторных погружений (рис. 4.57).

Несмотря на то, что профиль погружения обычно запланирован еще на поверхности, под водой нередко приходится менять планы по различным причинам — особенно, если место не изучено заранее. В этом случае следует четко представлять себе профиль погружения, чтобы не ошибиться при расчете режима всплытия по таблицам. Мо­жно выделить несколько наиболее обычных профилей погружения (рис. 4.58).

1. Вертикальный спуск на дно — плавание над более—менее ров­ным дном — вертикальный подъем. Расчет режима всплытия и воз­можных остановок — классический, без усложнений и поправок.

2. Вертикальный спуск на дно — выход на поверхность по наклон­ному дну. Наиболее грамотный, удобный и безопасный профиль.

3. Опускание по наклонному дну — вертикальный подъем. Весьма распространенный профиль, но не самый лучший, поскольку насыще­ние азотом тканей происходит долго исподволь, а на остановках в про­цессе всплытия приходится тоскливо пускать пузыри в толще воды.

4. Спуск и подъем по склону берега. Распространенный и удоб­ный профиль, при котором все необходимые действия и остановки производятся на дне — незаметно и в гармонии с общим ходом по­гружения.

5. Вертикальный спуск и подъем вдоль скалы или крутого свала. Этот профиль требует хорошей подготовки, мастерского умения ра­ботать с компенсатором, поскольку в течение всего погружения под­водник пребывает во взвешенном состоянии над пучиной.

6. Вертикальный спуск с последующим подъемом на мелковод­ную платформу. Это наиболее грамотный подход к исследованиям вертикальных склонов и скал, так как после запланированного пре­бывания во взвешенном состоянии вынужденные остановки произ­водятся на мелководном дне и не грозят падением на большую глуби­ну в случае потери нейтральной плавучести.

7. Так называемый зубчатый профиль, включающий неоднократ­ные спуски и подъемы над неровным скалистым дном. Подобных профилей лучше избегать, поскольку они повышают риск ДБ.

8. Профиль повторных погружений есть совокупность одиноч­ных профилей с отметкой о продолжительности времени, проведен­ного на поверхности. Погружения считаются повторными, если со­вершаются до полного рассыщения тканей подводника азотом. Вре­менной интервал, в течение которого следующее погружение будет повторным, обусловлен параметрами (максимальной глубиной и продолжительностью) предыдущего.

9. Обратный профиль, который заключается в повторном погру­жении на большую глубину, нежели предыдущее, является наруше­нием техники безопасности и способствует развитию ДБ.

Профиль погружения чрезвычайно важен не только по причинам медицинским, но и в силу зависимости аквалангиста от факторов ок­ружающей среды — таких, как гидродинамика, приливно — отлив­ные течения, погодные условия. Например, течения способны доста­вить немало неприятностей, но для тех, кто погружается у вертикаль­ных склонов над большой глубиной, особенно опасны, поскольку мо­гут отнести подводника от суши. Приливно — отливные течения спо­собны вынести подводника с мелководной платформы, куда он вы­брался для декомпрессионных остановок. Ветер и поднявшееся вол­нение превращают пребывание среди мелководных рифов в сущее мучение. Важное значение имеет грамотное планирование, учитыва­ющее все возможные форс — мажорные ситуации, но об этом — от­дельный разговор (см. главу 4.7).

Всплытие на поверхность

В любом погружении наступает момент, когда надо прощаться с подводным миром и подниматься наверх. Бездекомпрессионные по­гружения следует немедленно завершать, когда манометр показыва­ет, что давление в баллонах понизилось до 50 атм., или когда возрас­тающее сопротивление дыханию вынуждает открыть резерв. Время завершения погружений с последующей декомпрессией следует вы­числять заранее по таблицам, чтобы запаса воздуха в акваланге хва­тило бы на все необходимые остановки. Погружение также необхо­димо срочно заканчивать в ситуациях, когда жизнь или здоровье ак­валангиста или его партнеров подвергается опасности:

· подводнику или его партнеру нехорошо: мутит, тошнит, кру­жится голова, боли в животе, зубная боль, озноб и т.д.;

· замерзание делает невозможным дальнейшее пребывание под водой;

· у партнера запас воздуха на исходе;

· с поверхности получен сигнал с требованием о всплытии;

· чувствуется приближение азотного опьянения;

· рядом появились опасные животные, перед которыми подвод­ник испытывает страх;

· партнер или партнеры исчезли из зоны видимости;

· аквалангисту просто хочется наверх — к солнцу и теплу;

· возникла аварийная ситуация.

Перед всплытием партнеры должны сблизиться вплотную и обме­няться соответствующими сигналами. Взяв в руку инфлятор, начина­ют подъем легким надуванием КП или, если это происходит на мел­ководье, на ластах. Если баллоны с ре­зервом, пусть в них еще достаточно воздуха, все же следует открыть ре­зервный вентиль перед началом всплытия, поскольку сделать это в толще воды значительно труднее. По мере всплытия, объем воздуха в КП или сухом костюме начинает расши­ряться, и потребуется активно страв­ливать из КП воздух, чтобы не поте­рять контроль над скоростью подъе­ма. Бесконтрольное выбрасывание на поверхность грозит декомпрессионным заболеванием и баротравмой лег­ких. Безопасная скорость всплытия не должна превышать 18 м/мин. При от­сутствии компьютера, писком напо­минающего о необходимости замед­лить подъем, ориентируются по соб­ственным мелким выдыхаемым пу­зырькам, стараясь при нормальном всплытии их не обгонять. На декомпрессионных остановках или остановках безопасности подводники зависают на время, определенное по таблицам или согласно показа­ниям компьютера. В процессе всплытия следует смотреть вверх — в направлении движения, медленно вращаться вокруг оси и ни в коем случае не задерживать дыхания.

Партнеры постоянно находятся рядом, поддерживая визуальный контакт и общаясь при помощи сигналов, готовые придти друг другу на помощь в случае неожиданной потери контроля над плавучестью одного из них. При всплытии каждый вытягивает правую руку вверх (левая рука на инфляторе), чтобы не удариться головой о днище лод­ки и предупредить проходящие суда и катера о своем появлении. Пе­ред выходом на поверхность внимательно посмотрите наверх — нет ли над вами катера или другого предмета, а также для определения степени волнения на море, которая нередко меняется за время по­гружения. Хорошая спокойная погода при входе в воду и шторм, дождь, гроза и ветер на выходе — явление вполне обычное. Увидев еще снизу пенные волны, нужно морально подготовиться к сложным условиям пребывания на поверхности, возможной потере страхую­щего судна из виду и, может быть, даже взяться за руки, чтобы вол­ны и ветер не раскидали партнеров в разные стороны.

Выход из воды

Оказавшись на поверхности, следует подать соответствующий знак — ОК или ЧП — страхующему водолазу на судне, надуть КП или сухой костюм так, чтобы они надежно держали на поверхности. Если волны и течение разнесли партнеров, следует снова собраться вместе и начинать процедуру выхода из воды, сценарий которой за­висит от условий погружения и типа страхования на поверхности.

Если погружение производилось рядом с берегом, подводники плывут к нему и выходят на сушу. Если место защищено, и погода спокойная, проблем обычно не возникает: надо спиной вперед вый­ти из воды, снять ласты и двигаться к месту переодевания. Если же на пути полоса прибоя, нужно быть очень осторожным.

В некоторых местах практикуется подход судна к дрейфующему подводнику, а не последнего к стоящему на якоре кораблю. Иногда же приходится плыть к судну или ближайшему берегу по морской поверхности, покрывая длинную и утомительную дистанцию с дыха­тельной трубкой — это, кстати, достаточно веская причина для под­держания себя в хорошей физической форме.

При выходе в лодку или в катер сначала необходимо подать страхующему водолазу ценные вещи (фото — или видеокамеру, соб­ранный материал или найденное сокровище), затем снять и передать ему акваланг, грузовой пояс и уже после этого забраться в лодку — желательно с кормы, чтобы ее не опрокинуть. Партнеры помогают друг другу раздеваться в воде, особенно если выход осложнен силь­ным течением или волнением, которые могут отнести лодку от под­водника, снимающего комплект и поэтому неспособного держаться за борт. Низкая температура воды, при которой пальцы теряют обы­чную гибкость и коченеют, делает помощь партнера при снятии ком­плекта особенно необходимой.

При погружениях с большого судна используют трап. Обычно, став на нижнюю перекладину трапа, ласты снимают и поднимаются вверх в ботах. Подниматься по трапу в ластах неудобно, но безопас­но, ибо случайное отцепление рук от поручней и последующее паде­ние в воду будет весьма досадным, но безобидным недоразумением (фото 4.6).

Последним из воды, как правило, выходит инструктор или стар­ший подводник, контролирующий и страхующий финал погружения менее опытных товарищей.

Погружение в группе

Погружения в больших группах не только дают удовольствие от общения с коллегами под водой, но и требуют особенно четкого со­блюдения техники безопасности (фото 4.7). Считается, что в группе с одним инструктором не должно быть больше восьми начинающих подводников, а в присутствии ассистентов — не более десяти. При совершении специальных видов погружений, например, ночных или в пещеры, число подводников в группе с инструктором не должно превышать четырех, а при наличии опытного помощника — шести. Разумеется, это неписаное правило часто нарушается — особенно в разгар туристического сезона в местах с хорошей видимостью, таких как Красное или Карибское море. В Египте нередко можно увидеть под водой толпы по двадцать человек! В принципе прозрачность во­ды позволяет инструктору следить за всеми участниками группы, но только если они отлично подготовлены и дисциплинированы.

Представим себе, что может получиться в обратном случае. Не­одинаковая способность к продуванию ушей у разных подводников приводит к беспорядку при спуске и огромным затратам времени, воздуха и сил, чтобы собрать всех вместе. Любое отклонение от иде­альных условий — например, невозможность продуться, плохое вла­дение компенсатором или потеря ласты хотя бы одним человеком — поглощает основное внимание инструктора и, таким образом, приво­дит к потере контроля над группой. Допустим, один из подводников засмотрелся на животное и отстал, другой погнался за красивой рыб­кой, третий слишком сильно надул компенсатор и поднялся вверх, четвертый слишком быстро поглотил воздух в баллоне и т.д. Чем больше группа, тем выше шанс возникновения экстремальной ситу­ации, в которую сначала вовлечен один из участников группы, а вскоре — и все остальные. Итог подобного погружения — в лучшем случае, испорченное настроение.

Чтобы групповое погружение прошло без неприятностей, инст­руктор должен провести перед ним брифинг со всей ответственно­стью, четко объяснить группе кому и как двигаться, повторить знаки, напомнить о действиях каждого подводника в различных ситуациях и рассказать о предполагаемом маршруте следования с указанием рельефа, глубины, течений и других местных параметров.

Первым в воду входит один из инструкторов (если их несколь­ко), ассистент инструктора или наиболее опытный подводник. Этот человек обязан находиться рядом, подстраховывая прыгающих в воду, чтобы всегда придти на помощь тому, кто в ней нуждается. Вход в воду — момент ответственный! Второй (или единственный) инструктор следит за процедурой экипирования, проверяет готов­ность подводников к погружению и контролирует сам вход в воду:

жестко ли закреплен компенсатор на баллоне, открыт ли вентиль, подсоединен ли инфлятор КП к аквалангу, поддут ли жилет, поддер­живает ли подводник маску и легочник перед прыжком и т.д. Боль­шие и малые проблемы возникают часто и неожиданно, особенно если снаряжение центра не новое и многократно использовалось. Нежелательные ситуации часто возникают именно тогда, когда они наиболее досадны — например, непосредственно перед прыжком в воду, и тогда инструктору приходится быстро устранять возник­шую проблему. Именно поэтому единственный инструктор входит в воду последним — после того, как группа в полном порядке уже находится на поверхности воды.

Можно возразить, что при входе в воду также случаются неприят­ности: например, слетит маска, или человек камнем пойдет ко дну в результате перегруза, или течение понесет подводника от судна и т.д., и старший группы должен страховать своих подопечных в воде. Но все это нетрудно предвидеть еще наверху: если поддут жилет и человек держит рукой маску, то ничего подобного не случится. Про­филактика неприятностей в воде производится на стадии проверки готовности подводника к погружению.

Обычно группу разбивают на пары, и партнеры должны нахо­диться рядом в течение всего погружения — как при спуске, так и во время плавания над дном или вдоль рифа.

После обмена сигналами "ОК" и "начинаем спуск" — сначала на поверхности, а затем непосредственно под поверхностью воды — на­чинается погружение. Вся группа должна опускаться одновременно. Во время спуска все взгляды прикованы к инструктору, чтобы неме­дленно отреагировать на его сигналы и указания. Если кто — то не может продуться, вся группа по сигналу инструктора останавливается, зависая до тех пор, пока товарищ не приведет свои уши в норму. На мелководье в местах с хорошей видимостью можно парами опус­титься на дно и там ожидать тех, кто продувается медленнее. Это ра­ционально делать и в местах с сильным течением, поскольку при ме­дленном спуске водные потоки могут отнести кого-то от места спуска, и тогда собрать группу будет еще труднее.

Плавание парами вносит строгий порядок: "колонна" подводни­ков становится короче, что значительно облегчает лидеру наблюде­ние за группой. Кроме того, при возникновении каких-либо непо­ладок — например, при потере ласты или маски — ближайший парт­нер всегда успеет предупредить инструктора о случившемся, а в ава­рийной ситуации — немедленно оказать помощь. При потере парт­нера или пары, группа останавливается и некоторое время (не более минуты) ждет, а инструктор тем временем может вернуться назад и поискать пропавших. Если обнаружить их не удается, группа немед­ленно всплывает на поверхность. Если в группе есть другой инструк­тор или опытный высококвалифицированный подводник, он может продолжать руководить погружением группы, в то время как первый инструктор всплывает на поверхность и встречается с тем (и), кто "заблудился". Если их нигде не видно, значит, налицо несчастный случай со всеми вытекающими последствиями и действиями, опи­санными в главе 4.9. Поэтому подводники, отставшие от группы или потерявшие ее из зоны видимости, после неудачной попытки ее най­ти (не более минуты) должны немедленно всплывать на поверхность.

Понятно, что с уменьшением группы повышается безопасность погружения, и идеальный вариант — погружение вдвоем с инструк­тором. С другой стороны, он невыгоден для дайв—центра, так как чем больше группа, тем выше прибыль. Поэтому любому дайв — цен­тру приходится поддерживать равновесие между безопасностью по­гружений и прибылью от них. Оно динамично — его сдвиги зависят от места и сезона. В сезон дождей, когда волна туристов на тропиче­ских островах резко сокращается, дайв — центры рады каждому кли­енту и готовы предоставить индивидуальные погружения без како­го-либо повышения цен. В разгар сезона, когда погода устоялась, а поток туристов грозит "перелиться через край", погружения в боль­ших группах вполне оправданы — до известного предела, разумеет­ся. Египетские гиды, работающие в Хургаде, иногда хвастаются, что водили под воду группы по двадцать человек — это, конечно, недопу­стимо ни при каких обстоятельствах. Кроме пониженной безопасно­сти, плавание в подобной толпе никому не доставляет удовольствия — кроме, разумеется, директора подводного центра...

Глава 4.6. Страховка

Любое подводное погружение должно быть надежно подстрахо­вано на поверхности из соображений безопасности. Вынырнувший на поверхность человек весьма неуклюж в своем громоздком снаря­жении. Если место погружения удалено от берега, необходим транспорт для перемещения подводника на сушу. В теплой воде человек в гидрокостюме может болтаться долго — надо лишь наполнить КП. Поэтому в теплых морях страхуют ненавязчиво: судно встает на якорь или дрейфует около расчетного места всплытия акваланги­стов. После их появления на поверхности и обмена соответствующи­ми сигналами судно их подбирает или высылает лодку, или же оста­ется на месте, а люди сами плывут "на борт".

В холодных морях человеку даже в хорошем гидрокостюме угро­жает гипотермия, поэтому его время на поверхности воды ограниче­но, причем после длительного погружения этот предел еще меньше. Поэтому в умеренных широтах и на севере безопасность повышают при помощи весельной лодки, которая "ходит над пузырями", т.е. по­стоянно находится на поверхности над "выдыхаемыми" пузырями ак­валангистов. В этом случае подводники, наблюдая за силуэтом лодки во время всплытия, выныривают рядом с бортом и, таким образом, проводят минимальное время на поверхности после погружения.

Применение страхующей лодки позволяет максимально быстро оказать помощь пострадавшему подводнику в аварийной ситуации, так как уже не требуется, задыхаясь от физического и психического на­пряжения, плыть к берегу или катеру. Статистика показывает, что не­мало летальных случаев от ДБ или других заболеваний вызвано имен­но долгой и утомительной транспортировкой пострадавшего до суши.

Наличие в страхующей лодке не просто гребца, но аквалангиста, одетого в гидрокостюм, и двух запасных аквалангов еще эффектив­нее обеспечивает безопасность погружений. Страхующий подвод­ник всегда готов придти на помощь товарищам, захватив с собой до­полнительный аппарат на случай, если у тех воздух на исходе. По правилам многих водолазных служб и подводных центров, наличие запасных аквалангов на поверхности строго обязательно — ведь это лишний шанс устранить или по крайней мере ослабить симптомы ДБ (см. главу 3.4).

Если ведутся какие-либо работы под водой, "хождение над пузы­рями" страхующей лодки также необходимо, поскольку тогда под­водникам легче подниматься за дополнительным оборудованием и передавать из воды отработавшие приборы или собранный научный материал.

Если погружение производится рядом с берегом, присутствие лодки желательно, но необязательно, поскольку в такой ситуации быстрее и проще доплыть до берега, нежели передавать снаряжение и забираться в лодку, с тем чтобы минуты через три все это перегру­жать на берег. Волнение на море или сильный прибой лишь услож­нят выход на сушу с помощью лодки. На берегу должен стоять страхующий и зорко наблюдать за пузырями. При несчастном слу­чае или при угрозе срыва подводных работ он принимает экстрен­ные меры: прыгает в воду и помогает вытащить пострадавшего, са­дится в лодку с запасным снаряжением и передает его тем, кто в нем нуждается, сообщает о ЧП соответствующим службам и т.д.

В условиях, когда аквалангист может заблудиться или потерять ориентацию, страхующий в лодке или на берегу держит в руках страховой конец, обмотанный вокруг талии пловца. Кроме надежной страховки, конец можно еще использовать и как сигнальный для свя­зи с поверхностью (см. главу 4.2). Если с подводником случается не­счастье, страхующий вытягивает его из воды. Концы обязательны при погружениях в затопленных шахтах, под лед, на гидросооруже­ния, в мутной воде, а также при одиночном плавании, т.е. в нестан­дартных условиях с повышенным риском.

В открытом море, в местах с сильными течениями и при волнении, когда пузырей практически не видно, используют красно—белый буй, по которому всегда можно определить местонахождение аква­лангистов. Нередко буем управляет один из членов группы, который держит конец в руках, по необходимости его удлиняя или выбирая слабину. Вместо буя часто используют специальный флаг, прикреп­ленный к поплавку — красный с белой полосой по диагонали или (при учебном погружении) — с двумя белыми полосами. Он служит не только ориентиром собственному судну или страхующей лодке, но и предупреждением проходящим катерам. Если аквалангисты ра­ботают под судном, вместе с бело—красным поднимают V—образ­ный альфа — флаг бело — голубого цвета.

Ночью страхующий в лодке следит уже не за пузырями, посколь­ку их практически не видно, а за кругами света от фонарей подвод­ников (если они погружаются неглубоко). В лодке должен быть яр­кий фонарь, которым подают сигналы как под воду, так и на берег или основное судно. Корабль стоит с зажженными огнями, а на бере­гу разводят костер для ориентации аквалангистов, всплывших на по­верхность. Подводникам в ночное время желательно иметь маячки, которые закрепляют на баллоне или КП так, чтобы они не слепили своего обладателя. В последнее время для тех же целей стали приме­нять светящиеся палочки с химическим светом. Они состоят из двух половин, разделенных стеклянной перегородкой и наполненных ре­агентами. При легком перегибании пластмассовой палочки перего­родка ломается, и вещества вступают в химическую реакцию с выде­лением зеленого или голубого света.

Глава 4.7. Планирование

Любое погружение начинается с тщательного и детального плани­рования. Все, что делается во время погружения, должно быть обду­мано, обсуждено с партнером и запланировано заранее. Только тог­да подводное путешествие будет обеспечено всем необходимым для его успешного проведения и максимальной безопасности. Каждое погружение — даже в одном и том же месте — следует планировать отдельно, так как окружающие условия и состояние организма меня­ется очень быстро под воздействием многочисленных факторов. Ну а для того, чтобы ваши усилия не пропадали даром, всегда планируй­те погружение и погружайтесь по плану. Планирование погружения можно разделить на две стадии: общее планирование и определение личных планов каждого участника.

Общее планирование

Общее планирование начинается с желания совершить погруже­ние. Следующий его этап — определение цели и вытекающих из нее задач погружения, которые бывают весьма разнообразны — от учеб­но — тренировочных до научно — исследовательских. Цель определяет место и время погружения. Если она четко сформулирована и постав­лены задачи для ее достижения, место выбирают исходя из задач. Если же погружаются в учебных или развлекательных целях, следует преж­де всего исходить из соображений конкретного учебного задания и бе­зопасности участников. При этом, разумеется, учитывают факторы окружающей среды — как постоянные, так и переменные, поскольку именно они определяют ход погружения и безопасность людей.

При выборе места погружения надо заранее выяснить гидродина­мические условия выбранного района. Сильные подводные течения не являются собственно препятствием для погружения, особенно ес­ли ваш интерес связан именно с данным местом. Однако в процессе планирования нужно их обязательно учитывать — ведь они способ­ны отнести подводника далеко от судна или берега, где страхующие об этом и не подозревают. Если есть возможность избежать попада­ния в течение, которое, кстати, может иногда менять направление, то лучше ее использовать.

Если задачи не требуют погружения в определенное время суток, предпочтительны утренние часы, когда человеческий организм обла­дает наибольшим энергетическим потенциалом, к вечеру падающим. Время погружения также определяется погодой и различными эко­логическими факторами. Например, в проливах с мощными прилив-но — отливными течениями погружения планируют обычно в непро­должительные паузы полной или малой воды, а если утром метеоро­логи пообещали грозу, погружение, разумеется, откладывают на вто­рую половину дня.

В зависимости от места и времени планируют все этапы погруже­ния: где и как готовить снаряжение и одеваться, где и каким способом входить в воду, выходить на берег, где раздеваться и разбирать снаря­жение. Сценарий каждого этапа разрабатывают с поправкой на пого­ду: температуру воздуха, ветер, течения и проч. Погружение нужно спланировать так, чтобы каждый его этап проходил с максимальным комфортом и минимальными потерями времени, энергии и тепла. Од­новременно решают, с кем погружаться. В одних случаях, когда цели и задачи общие, партнеры известны заранее и неотделимы от данной программы. Например, при тренировочных погружениях на открытой воде состав группы обусловлен ходом учебного процесса. В других си­туациях партнера выбирают на основе его опыта, квалификации, цели погружения и личных отношений. Если же пришли в незнакомый под­водный центр во время отпуска, вашим партнером может стать слу­чайный человек, оплативший погружение одновременно с вами.

Очень важно грамотно сформировать группы. Если в погружении участвуют подводники с различным опытом, следует ориентировать­ся на самых неопытных и слабых, а сильным и опытным придется по­скучать. Составляя пары и тройки партнеров, необходимо учитывать степень подготовки каждого — например, объединять наименее и наиболее опытных в одной подгруппе, не допускать погружений дво­их начинающих без инструктора или старшего товарища.

Не забывая о вероятности, пусть малой, несчастного случая, нуж­но надеяться на лучшее, но всегда быть готовым к самому худшему. Поэтому при планировании необходимо продумать программу дей­ствий в экстремальной ситуации, выяснив расположение ближай­шей барокамеры, наличие телефона или радио для вызова скорой по­мощи, номера телефонов спасательной службы. Учитывая такие факторы, как дождь, ветер, штормовая погода, гроза, приливно — отливные течения, нужно правильно ориентиро­ваться по конкретной обстановке и без колебаний отменять заплани­рованные погружения в неблагоприятных условиях.

Индивидуальное планирование

Перед каждой парой или тройкой партнеров может стоять особая задача, определенная опытом и физической формой каждого подводника. Зная свои способности и слабости, необходимо так сплани­ровать погружение, чтобы не потерять собственное здоровье и не на­вредить соседям. Личный план погружения и отдельных его этапов зависят от таких индивидуальных особеностей, как:

· проходимость евстахиевых труб и легкость продувания;

· скорость потребления воздуха и "опустошения" баллонов;

· восприимчивость к азотному опьянению;

· теплоустойчивость и подверженность гипотермии;

· психическая устойчивость и склонность к панике, страхам и стрессам;

· физическая выносливость и умение плавать.

Перед погружением старший группы обязан выяснить все слабые места своих партнеров, чтобы быть готовым к их неадекватному пове­дению под водой. Если кто — то продувается с трудом, остальным при­ходится терпеливо висеть в толще воды, ожидая, пока их товарищ не справится со своими ушами. "Мерзляки", которых от холода начина­ет бить крупная дрожь, нередко портят все удовольствие партнерам, чувствующим себя прекрасно, поскольку всей группе приходится прерывать погружение. Человек, восприимчивый к наркотическому воздействию азота, способен удивить и напугать партнеров нелепы­ми выходками. Опытный подводник, чувствуя легкое головокруже­ние и подозрительную ясность в голове, вовремя осознает приближе­ние опьянения, но начинающий, жадно вбирающий новые впечатле­ния, этого не заметит. Часто те, кто плохо плавает, просто неспособны выполнить план погружения из — за слабой физической подготовки.

Особенно внимательно нужно следить за теми, кто психически неуравновешен, склонен к необъяснимому страху и легко впадает в панику — последнее иногда случается даже в бассейне. Например, есть девушки, которые желают научиться плавать с аквалангом, но ужасно боятся глубины. Запомнился случай из нашей практики: од­на девушка, будучи с партнером и инструктором на дне четырехмет­рового бассейна, вдруг показала знак всплытия и рванулась вверх. Инструктор подумал, что у нее что-то с ушами и, не препятствуя, всплыл рядом. На поверхности девушка, выпустив загубник и пыта­ясь содрать маску с лица, стала захлебываться и тонуть. Инструктор быстро отреагировал и вытащил ее на мелкую часть бассейна. Де­вушка еще некоторое время не могла придти в себя. Оказалось, с ушами все было в порядке, но ее неожиданно охватил ужас, несмот­ря на то, что дело происходило в бассейне, где все прекрасно видно, а вокруг — лишь белый кафель и доброжелательные коллеги.

Разработав сценарий погружения, нужно строго его придержи­ваться. Изменения, вносимые в него уже под водой, могут привести к непониманию с партнерами, другими подгруппами и страхующим судном. Более того, решение об изменении плана может быть приня­то под воздействием азотного наркотического опьянения или гипо­термии, что вообще приводит к аварийной ситуации. Иногда, наобо­рот, приходится нарушать план погружения во избежание аварий­ной ситуации. Причинами могут послужить непредвиденные факто­ры окружающей среды, обнаружение неизвестных объектов, появление опасных животных, неисправности снаряжения и проблемы со здоровьем подводчиков. Погружение надо немедленно прервать при угрозе здоровью и жизни его участников. Нарушив план погру­жения, далее следует действовать по обстоятельствам.

Техническое планирование

Успех погружения в значительной степени зависит от правильно­го выбора снаряжения и технических средств обеспечения. Любое погружение — в зависимости от особенностей каждой поездки — требует определенного транспорта к месту входа в воду: машину, лодку, катер или судно. Решить проблему транспортировки можно лишь, заранее об этом позаботившись во время планирования. По­стоянные и переменные факторы окружающей среды определяют особенности снаряжения, которое подводники используют, погру­жаясь под воду: вместимость баллона, тип регулятора и КП, фонари, наличие буя, флага, спускового или ориентирующего конца и, коне­чно же, гидрокостюм с ботами (носками) и перчатками. Неправиль­ное планирование любого предмета снаряжения может привести к неприятным ощущениям, срыву погружения или к аварийной ситуа­ции. Рекомендуется составить список всего необходимого для подго­товки к погружению в море или на берегу, самому погружению и уходу за снаряжением после выхода из воды. Этот список поможет вам подобрать и уложить все необходимое и ничего не забыть при отъезде. Перед отъездом не мешает еще раз проверить по этому спи­ску, все ли уложено в сумку, чтобы потом не отменять погружение из-за забытой перчатки или севших батареек в фонаре. В список рекомендуем включить не только очевидные предметы снаряжения, но и вещи, которые, возможно, сохранят вам хорошее настроение и здоровье: теплую одежду и обувь, термос с горячим чаем, шапку. По­думайте также о том, чтобы собрать личную аптечку с лекарствами, которые могут вам понадобиться в море: несмотря на то, что у инст­руктора должны быть медикаменты для оказания первой медицин­ской помощи, вы лучше знаете свой организм и его слабые места.

Планирование режима погружения

Наконец, заранее необходимо продумать режим самого погруже­ния. Зная или предполагая глубину данного погружения и поверхно­стный интервал до повторного погружения, следует установить дли­тельность пребывания под водой и режим всплытия с остановками безопасности или декомпрессионными остановками. Если вы совер­шаете многократные погружения, то следует запланировать их рас­писание с поверхностными интервалами и последовательностью глу­боководных и мелководных повторных погружений. Для этого слу­жат таблицы погружений, принцип пользования которыми описан в следующей главе. Планирование погружения можно разделить на два последовательных этапа: общее планирование и определение ли­чных планов каждого участника.

Глава 4.8. Таблицы погружений

Введение

Во избежание губительных последствий ДБ необходимо всплы­вать так, чтобы весь азот, растворенный в крови и тканях, выходил потихоньку через легкие, не успевая образовывать пузырьки, нару­шающие кровоток. Для этого при всплытии приходится останавли­ваться на некоторое время на определенных глубинах. Как опреде­лить глубину и продолжительность декомпрессионных остановок после погружения, и нужно ли останавливаться вообще? Вопрос жизненно важный! Конечно, если вы погружаетесь с опытным инст­руктором, можно положиться на него — он знает, что делать, и будет контролировать режим всплытия. Но даже тогда лучше и самому по­нимать, что происходит и почему вы должны зависнуть в толще воды на пять или десять минут. Если же вы всерьез занимаетесь подвод­ным плаванием, умение быстро и правильно определять режим всплытия просто необходимо.

Расчет режима погружения производится по так называемым таб­лицам погружений. Их принцип достаточно прост: по данным погру­жения — глубинам и времени, проведенному на них — вы вычисля­ете глубину и продолжительность декомпрессионных остановок. В настоящее время используют таблицы разных авторов, в том числе заложенные в память подводных компьютеров.

Немного истории

Праотцем таблиц считается шотландский исследователь Холден, опубликовавший в 1908 году с двумя соавторами — Бойкоттом и Дамантом классическую статью "Профилактика заболевания от сжатого воздуха". Она содержала первую версию декомпрессионной таблицы, указывающей водолазам время подъема после окончания работ на оп­ределенной глубине. Начиная с 1913 года, разработки таблиц наиболее успешно велись в ВМФ США, который даже основал в этих целях экс­периментальную подводную станцию в Бруклине, Нью-Йорк. Ана­лиз 300 тестовых погружений на глубины до 90 м привел к построению более совершенной декомпрессионной таблицы. Компетентность ее подтвердила знаменитая операция 1915 года по подъему американ­ской подлодки F—4, затонувшей в заливе Гонолулу на глубине 100 м. Руководствуясь новыми таблицами, водолаз Фрэнк Грилли успешно произвел необходимые работы и поднялся наверх живым и здоровым. И по сей день операция по подъему F—4 является уникальной для спа­сательных работ с оборудованием на сжатом воздухе.

В 1916 году ВМФ США открыл первую глубоководную школу при торпедной станции в Ньюпорте, Род—Айлэнд, чем окончательно за­нял лидирующую роль в теоретической и практической разработке декомпрессионной теории и таблиц погружений. Целую серию экс­периментальных программ школа осуществила в 30 —х годах, но с началом второй мировой войны силы и средства ВМФ были брошены на решение более актуальных проблем.

После войны исследования продолжались, но уже в другом напра­влении: наступила эра акваланга, а с ней появились новые проблемы и вопросы. Во — первых, режим легководолазного погружения зави­сит от запаса воздуха в баллонах. Ранее водолазов обеспечивали с по­верхности сжатым воздухом в неограниченном количестве, так что водолаз мог спокойно проходить декомпрессию в толще воды до по­лного восстановления азотного баланса. Запас воздуха в акваланге жестко ограничивает как время всплытия, так и продолжительность пребывания на дне. Поэтому аквалангисты уже не успевали завер­шить все работы за одно погружение, и им приходилось нырять не­сколько раз. Следовательно, новые таблицы для аквалангистов долж­ны были также учитывать и повторные погружения на основе конце­пции остаточного азота. В результате исследований и эксперимен­тальных погружений в 1958 году были опубликованы стандартные декомпрессионные таблицы ВМФ США (USN Tables), верой и прав­дой прослужившие подводникам всего мира почти тридцать лет.

В 1983 году перерасчеты таблиц при помощи компьютера выяви­ли в них массу ошибок, сделанных в процессе многочисленных мате­матических вычислений вручную и перечерчивания таблиц для пуб­ликаций. Современная вычислительная техника, приборы типа дете­ктора Доплера, контролирующие появление пузырьков в крови, и другие — дала мощный толчок к созданию новейших таблиц погру­жений в середине 80 — х годов. Медики ВМФ США создали базу дан­ных из 2.300 погружений, подробно задокументированных и описан­ных американским, британским и канадским ВМФ. На ее основе они провели статистический анализ и построили модели таблиц с опреде­ленным риском заболевания ДБ. Например, согласно их оценке, при использовании современных таблиц для расчета бездекомпрессионного предела существует риск заболевания ДБ 2,3%. Таблицу счита­ют годной к применению, если риск заболевания в результате ее применения при долгих глубоководных погружениях не превышает 6%. Таковы наиболее распространенные современные таблицы NAUI, PADI, DCIEM, Макса Ханна, Бульмана, а также менее популяр­ные таблицы BSAC, Хаггинса и Бассета.

Пользование таблицами

В основу большинства современных таблиц заложена мультитканевая математическая модель декомпрессии, которая учитывает про­цессы насыщения и рассыщения азотом, протекающие в разных тка­нях организма с различной скоростью. Все декомпрессионные таб­лицы построены принципиально одинаково, показывая основные па­раметры любого погружения с аквалангом:

- время, проведенное под водой на определенной глубине;

- бездекомпрессионный предел — время пребывания на опреде­ленной глубине, после которого декомпрессионные остановки не нужны;

- глубины и продолжительность декомпрессионных остановок

- при превышении бездекомпрессионного предела;

- уровень насыщения организма остаточным азотом, который

- необходимо учитывать при повторном погружении;

- поверхностный интервал между повторными погружениями. Некоторые таблицы, предназначенные для подводников—люби­телей, не содержат параметров декомпрессионных остановок, по­скольку предполагают лишь бездекомпрессионные погружения. Та­кие упрощенные таблички нередко нашивают на рукав гидрокостю­ма или помещают на ремешок водолазных часов, что очень удобно использовать на практике.

Несмотря на небольшие различия в дизайне, практически все со­временные таблицы построены из трех составляющих:

· Таблица 1 показывает количество азота, которое подводник "впитал" во время погружения, бездекомпрессионный предел, а также длительность и глубину декомпрессионных остановок, если таковые необходимы.

· Таблица 2 показывает количество избыточного азота, от кото­рого подводник рассыщается на поверхности во время интер­вала между погружениями и уровень остаточного азота в орга­низме перед повторным погружением.

· Таблица 3 показывает параметры повторного погружения: ко­личество остаточного азота в начале погружения и бездеком­прессионные пределы для различных значений глубины. Уровень насыщения тканей азотом выражен буквенными латин­скими индексами от А до Z — чем далее буква от начала алфавита, тем сильнее насыщение азотом. Во всех таблицах приняты условные параметры, обозначающие количество азота в организме и время его насыщения — рассыщения:

¨ RNT (Residual Nitrogen Time — время остаточного азота) — ус­ловное время в начале повторного погружения, которое мы как будто бы уже находились на заданной глубине, если бы это по­гружение было первым.

¨ АВТ (Actual Bottom Time — действительное время на дне) — время повторного погружения.

¨ ТВТ (Total Bottom Time — общее время погружения) — сумма действительного времени и времени остаточного азота, пока­зывающая условное время погружения на данной глубине, если бы оно было не повторным, а первым.

¨ NDL (No—Decompression Limit — бездекомпрессионный пре­дел) — максимально допустимое время погружения, не требую­щее декомпрессии на всплытии.

¨ ANDL (Adjusted No—Decompression Limit — приобретенный бездекомпрессионный предел) — максимально допустимое время повторного погружения, не требующее декомпрессии на всплытии.

Несмотря на одинаковое обозначение групп RNT латинскими бу­квами A—Z, их смысл и значение в разных таблицах отличаются и обозначают различные уровни насыщения азотом. Поэтому нельзя переходить с одних таблиц на другие в течение одного цикла погру­жений.

Чтобы научиться правильно пользоваться таблицами, следует пройти соответствующий курс под руководством квалифицирован­ного инструктора в какой-либо подводной школе. Краткий обзор и расшифровка таблиц, приведенных ниже, не могут служить само­учителем!

Таблицы погружений NAUI (National Association of Underwater Instructors) — прямые наследницы классических таблиц USN с неко­торыми изменениями в консервативную безопасную сторону, по­скольку предназначены не для боевых пловцов, а для широкого кру­га подводников—любителей.

Первая таблица показывает бездекомпрессионное время (в мин) на глубинах до 40 м (в кружках), а при превышении предела — продолжи­тельность декомпрессионных остановок (в мин) на глубине 5 м (в чер­ных ячейках). Величина действительной глубины округляется всегда до большего табличного значения. Рассмотрим конкретный пример. Допустим, мы провели 33 мин на глубине 17м — таким образом, нам не нужна декомпрессия, и после выхода на поверхность мы попадаем в группу "G". Мы садимся на судно и через 45 мин прибываем на другое место погружения. Во второй таблице находим этот интервал он в ячейке от41 мин до 1ч.15мин. Оказывается, что за час, проведенный на борту, часть азота вышла из организма, и мы стали "F—подводника­ми". Однако некоторое количество азота осталось в организме, и нам придется сделать поправку при следующем погружении. Каждая ячей­ка третьей таблицы содержит два числа: верхнее, отражающее уровень остаточного азота, обозначает время, как будто бы уже проведенное на данной глубине (RNT — residual nitrogen time), а нижнее показывает допустимое бездекомпрессионное время на данной глубине (ADT — actual dive time). Допустим, будучи в группе "F", погружаемся на 15 м:

таблица 3 показывает, что уровень остаточного азота соответствует 47 минутам, уже проведенным на этой глубине. До бездекомпрессионного предела у нас остается 33 мин (см. таблицу 1). Проведя там полчаса, мы фактически приближаемся к пределу и по всплытии переходим уже в группу "J" — согласно первой таблице. Если бы мы задержались на дне на 10 минут больше, нам пришлось бы сделать пятиминутную декомпрессионную остановку на 5 м, с переходом в L — группу.

Если мы настолько неугомонны, что через несколько часов хотим погрузиться еще раз, начинаем новые расчеты со второй таблицы.

Планер любительских погружений PADI (RDP — Recreational Dive Planner) был создан и опробован независимо от таблиц ВМФ. Планер рассчитан на широкий круг подводников—любителей, со­вершающих неглубокие и частые многократные погружения во вре­мя отпуска. В связи со своим предназначением, он отличается от дру­гих таблиц прежде всего тем, что является бездекомпрессионной таблицей, вообще не допускающий декомпрессионных погружений с декомпрессионными остановками на вспль1тии, тем самым отра­жая концепцию PADI, что любительское подводное плавание — строго бездекомпрессионное. Если же вы нарушили бездекомпрессионный предел, необходимо сделать аварийную декомпрессионную остановку: при его превышении менее, чем на 5 мин, планер предписывает сделать аварийную декомпрессионную остановку на 8 мин на глубине 5 м, а после выхода на поверхность отложить все по­гружения на 6 ч. Если же бездекомпрессионный предел нарушен бо­лее чем на 5 мин, аварийная декомпрессионная остановка на 5 м дол­жна длиться не менее 15 мин, причем следующее погружение возмо­жно только через сутки. Такие жесткие правила обеспечивают безо­пасность от декомпрессионного заболевания аквалангистов любого возраста и комплекции.

Трехтабличная структура Планера и принципы пользования им примерно такие же, как у таблицы NAUI. Рассмотрим наш пример. Согласно первой таблице, в конце 33-минутного погружения на 17 м мы оказались в группе "М", а через 45 минут, проведенных на ко­рабле — в группе "F" (по таблице 2). Следуя табличным указаниям (таблица 3), мы можем находиться еще 49 мин на глубине 15м без де­компрессии. Если же мы плаваем 40 мин, то, суммировав с 23 мин RNT и возвратившись к первой таблице, определяем нашу принадле­жность после повторного погружения к группе "U". Первая таблица планера окрашена неоднородно. Ячейки черного цвета содержат бездекомпрессионный предел, а серого — время на дне, после кото­рого остановка безопасности не только желательна, но настоятельно рекомендована. Если ваша группа остаточного азота в конце погру­жения Z или Y, повторное погружение можно совершать только че­рез 3 ч, а, будучи в группах Х или W — через час.

Планер существует не только в табличном варианте, но и в виде так называемого Колеса. Пользоваться Колесом интереснее и быст­рее, чем таблицей. Главное же его преимущество в том, что по коле­су можно рассчитывать режим многоуровневых погружений, т.е. по­гружений, во время которых мы плаваем на различных уровнях глу­бины. Если время погружения по таблице рассчитывают по макси­мально достигнутой глубине, то Колесо учитывает и все более мелко­водные уровни, позволяя значительно увеличить время нашего пре­бывания под водой. Ознакомиться с Планером любительских погру­жений PADI в виде Колеса можно у инструктора или в подводном центре PADI.

Таблицы погружений DCIEM (Canada's Defence and Civil Institute of Environmental Medicine) — одни из самых популярных се­годня — отличаются от предшествующих и дизайном, и форматом, и методом пользования.

Вновь обратимся к нашему примеру. Согласно таблице А, 33 — ми­нутное погружение на 17 м делает нас Е — подводниками. Через 45 мин (интервал 30 мин — 1ч) уровень остаточного азота — в данном случае названный просто остаточным фактором (ОФ) — у нас соответствует 1,6 (таблица В). Если бы величина ОФ не превышала единицу, мы име­ли бы полное право сразу возвращаться к первой таблице. С ОФ более 2 лучше вообще воздержаться от повторного погружения. С ОФ= 1.6 на глубине 15 м без декомпрессии можно находиться максимум 38 мин. Допустим, мы продержались там полчаса и планируем еще одно погружение через несколько часов — как нам быть? Умножаем наше "донное" время на ОФ и получаем величину "эффективного донного времени" 48 мин, с которым и возвращаемся к А—таблице — там ему соответствуют число 50 и группа "Е". Планируя следующее — ска­жем, вечернее — погружение, смотрим таблицу "В", и так далее.

Важное преимущество таблиц DCIEM — таблица "D" для попра­вок глубин в случае погружений в горных озерах и реках. Для тех, кто увлекается подводным плаванием в высокогорных озерах, это весьма важное добавление к стандартным таблицам.

Таблицы погружений Макса Ханна удобны в обращении во время погружения благодаря рациональному дизайну. Их алгоритм заложен в память компьютеров SCUBAPRO: DC- 12, EDI, TRAC.

Первая составляющая таблица разбита на 19 табличек по глуби­нам от 9 м до 63 м. Каждая такая табличка показывает продолжитель­ность и глубины декомпрессионных остановок. В левом столбце под глубиной погружения отдельно стоит бездекомпрессионное пре­дельное время, в следующем столбце — реальное время погружения, а в крайнем правом — группы насыщения азотом.

Вторая табличка не только содержит интервалы отдыха на по­верхности, но и показывает допустимый временной интервал до пе­релета на самолете для каждой повторной группы. Так, аквалангисты группы "В" могут садиться в самолет уже через 6 ч после всплытия, Е — подводники — через сутки, а самые насыщенные азотом из груп­пы "G" — лишь через 36 ч. Второй справа столбец показывает для ка­ждой группы время, по прошествии которого рассыщение тканей азотом таково, что второе погружение становится первым. В этом случае мы опускаем третью таблицу и сразу обращаемся к первой. Например, подводники группы "В" могут снова погружаться по пер­вой таблице уже через полтора часа, а группы "G" — через 6 ч.

Третья составляющая таблица учитывает уровень азота в организ­ме перед началом повторного погружения. Он условно выражен во времени, проведенном на данной глубине. Чтобы определить режим всплытия, нужно сложить эту условную величину с действительным временем, проведенным на данной глубине при повторном погруже­нии, и поставить это значение в первую таблицу.

Таблицы погружений Бульмана по дизайну и принципу поль­зования очень похожи на таблицы Макса Ханна. Более того, первые таблицы обоих исследователей выпускались в соавторстве (таблицы погружений Бульмана—Ханна). В силу этих причин мы опускаем подробный разбор таблиц Бульмана.

Заключение

Рассматривая приведенные таблицы трех типов, трудно не заме­тить, что многие их параметры различаются. Вполне уместен вопрос:

почему? Неужели одни таблицы безопаснее других? Тогда какую выбрать, чтобы свести риск ДБ к минимуму? Все таблицы хороши и проверены, главное, чтобы подводник использовал любую из них грамотно и умело. А различаются таблицы по своему предназначе­нию. Например, таблицы PADI рассчитаны на туристов—любителей, совершающих бездекомпрессионные повторные погружения через короткие интервалы. Таблицы DCIEM проходили тесты в холодной воде во время активной физической работы и поэтому более консер­вативны, чем другие.

Используя таблицы, нельзя забывать, что любая, пусть самая луч­шая, математическая модель не в состоянии точно описать все про­цессы, происходящие в живом человеческом организме. Во время плавания многие сосуды сужаются, а другие, наоборот, пропускают повышенный объем крови. В зависимости от конкретного физичес­кого состояния, типа и исправности снаряжения, вида погружения и какой-либо деятельности, кровообращение в разных частях тела может значительно изменяться, нарушая все придуманные компью­тером модели. Поэтому в таблицах есть допуск — в одних он меньше, в других больше. Это вторая причина различий.

Любая из предложенных читателю таблиц прошла тщательную обработку, проверку и практические испытания. Все они предназна­чены для широкого крута подводников—любителей, да еще с безопа­сным допуском. Допуск, однако, сделан не для того, чтобы им прене­брегали, тем более, что в некоторых случаях он может оказаться слишком малым. Поэтому старайтесь не только не нарушать указа­ний таблиц, но и не подходить к их пределам. Представьте, что вы бы­стро бежите и вдруг тормозите у края пропасти; можно, конечно, ре­зко и ловко остановиться у самого края, но, чем раньше вы начнете притормаживать и останавливаться, тем больше у вас шансов остать­ся в добром здравии. Погружаясь на большие глубины близко от бездекомпрессионных пределов, представляйте себя бегущими к краю пропасти и заранее начинайте тормозить...

Глава 4.9. Погружения в нестандартных условиях

С опытом погружений в открытой воде приходит уверенность в собственных силах, расслабленность и ощущение единства с подводным миром. Вместе с тем погружения становятся настолько стандартными, что рано или поздно приходит сильное желание че­го-то необычного и нового, чтобы снова почувствовать трепет и восхищение, сопровождавшие вас во время первых погружений. Подводное плавание может вам их предоставить на любом уровне подготовки. Обилие и разнообразие специфических места обитания под водой позволяют искать и находить что — то новое и необычное. Например, плавание в пещерах и в трюмах затонувших кораблей приносят совсем другие впечатления, нежели погружения в откры­той воде.

В целях обучения подводному плаванию в нестандартных услови­ях организуются специальные курсы и семинары, поскольку такие погружения требуют специфических знаний, навыков и практики. Категорически не рекомендуется погружаться в особых условиях без соответствующей подготовки. Недооценивая опасности, подсте­регающие под водой, и переоценивая собственные силы, человек не­минуемо попадает в экстремальную ситуацию. Здесь мы кратко оха­рактеризуем различные типы погружений в нестандартных услови­ях с повышенным риском.

Ночные погружения

Погружения в ночное время всегда интересны и захватывающи, особенно на коралловых рифах. Ночная подводная жизнь произво­дит неизгладимое впечатление на любого человека.

Вместе с тем ночные погружения значительно сложнее дневных из-за ограниченной видимости. Подводник уже не видит донного ландшафта, не замечает потенциально опасных участков или объек­тов, что особенно неприятно при погружении в незнакомом месте. Поэтому рекомендуют изучить все местные условия днем, прежде чем планировать ночное погружение. Человек особенно легко теря­ет ориентацию ночью, поскольку градиент освещенности с глубиной отсутствует. Иногда, чтобы понять, где поверхность, а где дно, прихо­дится подсвечивать фонарем собственные пузыри и следить за их траекторией. И тогда такой пустяк, как севшие батарейки, может со­здать аварийную ситуацию, поскольку в полной темноте за всплыти­ем или падением в глубину можно следить лишь по закладыванию ушей. Все ощущения притупляются от холода и азотного влияния, так что у подводника, оказавшегося в полной темноте, как говорится, "едет крыша".

Численность группы должна быть минимальной, поскольку заме­тить своих партнеров, если те выплывут из освещенной зоны, можно лишь по свету фонарей; общаться же при помощи сигналов и контро­лировать состояние каждого участника становится очень трудно. Об­ращение с фонарем требует особого умения. Надо стараться не све­тить в глаза партнеру, а направлять луч света в сторону, вверх или вниз. Если вы хотите обратить внимание своих коллег на что-то ин­тересное, можете сделать знак "не все в порядке", перемещая фо­нарь вверх—вниз.

Потеряв из виду фонари партнеров, следует покрутиться с фона­рем на месте; никого не обнаружив и не получив ответа, нужно на­дуть жилет и начинать всплытие, продолжая поиск партнеров.

У места выхода из воды должен находиться световой ориентир: на лодке это может быть маяк или фонарь сверху и привязанный фо­нарь для ориентации под водой; на берегу зажигают фонарь, маяк, фары машины или разводят костер и т.д.

Лунные ночи более благоприятны для погружений, нежели обла­чные и темные. Кроме того, полнолуние загадочным образом воздей­ствует на животных, и в эти дни можно стать свидетелем удивитель­ных сцен из жизни морских обитателей. В тропических морях преж­де всего поражает обилие живого света под водой: искрится микро­планктон, светятся рачки, медузы, кальмары, рыбы; фосфоресциру­ют кораллы и морские лилии...

Погружения в горных озерах

Многие интересные озера расположены в горах. Атмосферное давление здесь падает, тогда как гидростатическое остается преж­ним. Всплывая на поверхность так же, как в море, мы рискуем зара­ботать ДБ. Эффект высоты можно сравнить с перелетом в самолете сразу после погружения. Планируя погружение и рассчитывая ре­жим всплытия, необходимо это учитывать и соответствующим обра­зом корректировать показания декомпрессионных таблиц. С каж­дым километром высоты над уровнем моря давление падает на 0,1 атм. Таким образом, если наше озеро находится на высоте 2000 м над уровнем моря, атмосферное давление составит 0,8 атм.

Для безопасного подводного плавания в горных озерах необходи­мо умение определять эквивалентные глубины в море и рассчиты­вать время декомпрессии по обычным таблицам, поскольку специ­альные высокогорные таблицы изданы малыми тиражами, и их не­легко достать. Эквивалентная глубина рассчитывается как произведение реальной глубины на атмосферное давление, деленное на ве­личину давления на поверхности озера. Например, глубина 40 м в озере, расположенном в горах на высоте 2000 м, соответствует 40 м х 1 атм./0,8 атм. = 50 м. Иными словами, погружение на глубину 40 м в модельном озере аналогично погружению на 50 м в море.

Чтобы определить глубину декомпрессионной остановки, указан­ной в таблице, нужно произведение табличной глубины и атмосфер­ного давления над озером разделить на нормальное атмосферное да­вление над уровнем моря. Например, когда по таблице требуется остановка на 6 м, мы должны зависнуть на глубине:

6 м х 0,8 атм./1 атм. = 4,8 м. Изменяется также и скорость всплытия в озере: 12 м/мин х 0,8 атм./1 атм. = 9,6 м/мин.

Поскольку мембранные глубиномеры рассчитаны на исходное да­вление в 1 атм., их стрелка покидает нулевую отметку при прохожде­нии точки с этим давлением, в нашем примере при опускании на глу­бину 2 м. Контролируя глубину погружения, следует всегда об этом помнить, прибавляя к показаниям прибора 2 м. Электронные глуби­номеры всегда показывают реальную глубину, так как работают под воздействием гидростатического давления. Только капиллярный глу­биномер покажет нам глубину, подходящую для наших расчетов ре­жима всплытия

Организм человека приспособлен к жизнедеятельности при атмо­сферном давлении, поэтому не следует торопиться под воду по при­бытии на озеро. Если позволяет время, лучше пожертвовать один день на акклиматизацию.

Погружения в пещерах

Погружения в замкнутом пространстве значительно труднее и опаснее, чем плавание в открытом море. "Пещерное" подводное пла­вание — особый вид спорта, требующий специальной подготовки и прохождения спецкурса, после которого выдают удостоверение под­водного спелеолога. Вызвано это специфическими условиями пе­щер, требующими не только определенных навыков и умений, но и специального снаряжения.

Один из характерных аспектов пещерных погружений — исполь­зование ходовых концов, иначе называемых "линиями жизни" . Пос­ледние прокладываются по пути следования подводника от входа в пещеру и служат единственной ниточкой, связующей с внешним ми­ром. Если она потеряна, жизнь спелеолога под большим вопросом, поскольку выход из лабиринта пещерных туннелей можно найти лишь случайно.

Прокладывание линий требует особого мастерства, которое при­ходит с опытом. Обычно используют концы толщиной 5 мм, намотан­ные на катушку. Подводник сначала закрепляет конец у входа в пе­щеру снаружи или внутри и тянет линию за собой, закрепляя ее на поворотах или изгибах туннеля под прямым утлом. Линия должна быть хорошо натянута, иначе слабина рано или поздно приведет к за­путыванию снаряжения. Проходя по уже проложенной линии, необходимо постоянно держать ее в кольце большого и указательного пальцев, чтобы не выпустить из виду. Случайно потеряв конец, не стоит паниковать, а лучше немедленно остановиться и попытаться найти линию рядом с собой. Если видимость хорошая, то это легко сделать, но в мутной воде придется потрудиться.

В узких проходах с низким потолком легко зацепиться за конец и запутаться. Чаще всего виноваты ремни ласт или выступающие предметы снаряжения. Для предотвращения таких досадных проис­шествий снаряжение готовят особенно тщательно, закрепляя все приборы так, чтобы они минимально выступали в пространство и уж тем более не болтались свободно. Если запутались — нужно по­стараться осторожно распутать веревку, что трудно сделать в тес­ном пространстве. Тогда приходится отрезать конец как можно ближе к телу, а отрезав, тут же его и закрепить, чтобы не прерывать "линию жизни". Поскольку в пещерах подчас невозможно дотя­нуться до ножа, закрепленного на голени, спелеологи носят его на левой руке.

Вплывая в пещеру, вы едва успеваете порадоваться прекрасной видимости, как она резко падает с вашим прибытием. Если пещера не проходная и не промывается течением, дно ее обычно покрыто тонким илом, который при малейшем движении взбалтывается и за­тем долго оседает. Двигаясь в глубину пещеры, можно видеть и ее замечательных обитателей, и причудливый ландшафт, и проложен­ную предшественниками линию. Но стоит только остановиться, как вас покрывает густое облако взвешенного ила, и вся картина пропа­дает. В таких условиях можно не заметить выступов скалы, нечаян­но удариться о потолок или уткнуться маской в острый камень. Глав­ное в подобной ситуации — не выпустить из рук линию и не поте­рять ориентацию.

В настоящих пещерах темно, как в фотокомнате, и мерцающий свет из входа исчезает уже за первым поворотом туннеля. Надежные источники яркого освещения жизненно необходимы спелеологам. Основной осветитель крепится на голове, чтобы освободить руки, а обычный фонарь служит для подсветки конкретных объектов.

В пещерах нужно особенно внимательно следить за расходом воз­духа в баллонах — ведь обычный выход из аварийной ситуации пу­тем немедленного всплытия здесь невозможен. Подавляющее боль­шинство несчастных случаев в пещерах произошло именно вследст­вие преждевременного опустошения баллонов.

Овладев техникой погружений в пещерах, вы получите, конечно, незабываемые впечатления: причудливый рельеф стен и потолков, необычайные фосфоресцирующие животные, игра воздушных пу­зырей на потолке, сама таинственная и жуткая атмосфера туннелей и обширных залов — дают человеку то, чего не в состоянии дать обы­чное открытое море с солнцем наверху.

Погружения на затонувшие корабли

Если подводные пещеры считаются опасной средой для аквалан­гистов, то затонувшие корабли и другие рукотворные объекты еще опаснее. Пещеры — естественные образования — как правило, ста­бильны, и их изменения незаметны в течение по крайней мере чело­веческой жизни. Корабли, сделанные из материалов, не предназна­ченных для морской воды, со временем дряхлеют и разрушаются из-за коррозии и обрастающих организмов. Часто лишь высокое давление окружающей среды удерживает остов судна от распада на мелкие кусочки. Выдыхаемые воздушные пузыри, будучи зонами ни­зкого давления, устраняют эту опору и, скапливаясь в одном месте, служат причиной рассыпания оснастки корабля. Кроме того, пузыри отрывают от стен кусочки ржавчины, мелких обрастающих живот­ных и водоросли. В результате подводник, забравшийся в трюм, ока­зывается в облаке мути, с ужасом понимая, что обнаружить выход из него будет нелегко. При нулевой видимости легко напороться на ост­рые железные края и различные предметы экипировки судна, запу­таться в проводах и снастях. Все это приводит к непоправимым по­вреждениям снаряжения и смертельным травмам. Найти выход из сложной системы трюмов и кают еще труднее, чем из пещерных ко­ридоров.

"Линии жизни" здесь так же необходимы, но пользоваться ими нужно с еще большей осторожностью, поскольку они легко могут за­цепиться за всяческие судовые принадлежности и запутаться в них. Внутри корабля нельзя делать резких движений, чтобы не наткнуть­ся на ржавый зазубренный край обшивки или не налететь маской на торчащий стальной штырь.

Вместе с тем затонувшие корабли становятся искусственными рифами — оазисами жизни на морском дне. Их стены обрастают множеством сидячих беспозвоночных, а темные трюмы и каюты слу­жат прекрасными берлогами для многих интересных и скрытных хищников, нападающих на свою добычу из засады.

Подледные погружения

Погружения под лед подразумевают, что дело происходит зимой, и вода в море или озере очень холодная. Следовательно, проблема номер один — защита от холода и профилактика гипотермии. Дости­гается это за счет использования сухого гидрокостюма с нижним шерстяным бельем. Кроме того, следует продумать все этапы погру­жения так, чтобы человек как можно меньше времени проводил на морозе. Переодеваться лучше в отапливаемом помещении — в доме, вагончике, машине и т.д. Самый опасный период, в течение которо­го аквалангист может замерзнуть — переход от майны к месту пере­одевания после погружения. Значит, этот переход нужно максималь­но сократить. Если рядом с местом погружения нет отапливаемых домов или других теплых помещений, над полыньей строят времен­ный домик с печкой — буржуйкой или современным отопительным агрегатом, так что подводник и погружается, и выходит на поверх­ность в тепле,

Спускаться следует только на конце, обвязанном вокруг талии ак­валангиста, иначе последний быстро потеряет полынью из вида, а об­наружить ее сможет лишь случайно — при необычайном везении. Нарушение техники безопасности приводит, как правило, к печаль­ным последствиям.

Тринадцать лет назад один наш знакомый — француз по имени Джил — будучи тогда семнадцатилетним начинающим акваланги­стом, погружался с двумя приятелями в Бельгии. Дело было в декаб­ре, и воду покрывал лед 10 — 15 см толщиной. Они нашли прорубь и 'вместе ушли под воду, причем без запасных регуляторов, маномет­ров и сигнальных концов (октопусов тогда еще не было, но уж ко­нец—то могли бы протянуть из лунки, чтобы ее не потерять!). Неко­торое время они плавали, любуясь видом ледяного покрова снизу, пока Джил не почувствовал, что воздух заканчивается и не сорвал ре­зерв. Приятели стали выбираться, и, разумеется, проруби не нашли. Тогда принялись проламывать лед, но безуспешно — они лишь оттал­кивались от его поверхности и уходили вниз. Один из них даже снял с себя акваланг и попытался проломить лед его днищем. Все это вре­мя Джил — неопытный подводник с беспорядочным дыханием и большим потреблением воздуха — уже чувствовал, что и резервный запас на исходе, но не паниковал, а терпеливо ждал от старших това­рищей спасения, стараясь экономить воздух. Наконец, самый опыт­ный принял единственно правильное решение: они поплыли по ком­пасу к берегу, где смогли встать на ноги и спинами взломать лед. В ак­валанге Джила практически ничего не оставалось...

Авантюра закончилась без жертв, но если бы дело происходило в каком — нибудь российском водоеме с толстым льдом, проломить ко­торый можно лишь в редких местах с быстрым течением, результат оказался бы не столь благополучным.

Глава 4.10. Спасение и первая помощь

В любом спорте бывают чрезвычайные ситуации. Если ЧП случа­ется с человеком под водой, когда он теряет контроль над собствен­ным дыханием и снаряжением, опасность летального исхода резко возрастает. Болезни, травмы, паника, неприятности со снаряжением — все это приводит к ЧП, финалом которого чаще всего становится утопление. Поэтому к спасению партнера желательно приступать до того, как тот наглотается воды и потеряет сознание. Признаки ЧП разнообразны и легко распознаваемы:

· подводник неподвижно лежит на дне без загубника во рту — это значит, что утопление уже произошло;

· подводник лежит на дне, но дышит;

· он потерял контроль над плавучестью и падает на глубину;

· не отвечает на сигналы;

· не реагирует на знаки и прикосновения;

· дышит часто и глубоко, глаза широко открыты и неподвижны. Первым делом нужно подплыть к партнеру вплотную и уточнить его состояние: дышит он или нет, соображает ли, способен ли самостоятельно и целенаправленно двигаться. Для этого вы можете по­трясти его, постучать по маске — в общем, сделать все возможное, чтобы привести его в чувство. Иногда это удается — если человек на­ходился в шоке или стрессовом состоянии. Парализованный ядом медузы или тяжело травмированный все будет понимать, но не смо­жет двинуться с места.

Чаще всего замечают явные признаки несчастья, когда партнер уже наглотался воды — лежит на дне или безвольно опускается в черную пучину... Чтобы верно рассчитать все действия по его спасе­нию, необходимо представлять что же происходит в его организме при попадании воды в легкие:

¨ повреждаются альвеолы и нарушается газообмен;

¨ прекращается дыхание;

¨ развивается общая гипоксия;

¨ останавливается сердце и умирает мозг;

¨ наступает клиническая смерть.

У вас есть лишь несколько минут, чтобы восстановить дыхание, стимулировать кровообращение и не допустить отмирания мозга. Иначе говоря, под водой любые действия по оказанию медицинской помощи практически невозможны, поэтому первый шаг к спасению товарища — его немедленный подъем на поверхность.

Первый этап — подъем на поверхность

Известно множество способов подъема потерпевшего на поверх­ность. В некоторых федерациях были сделаны попытки их стандар­тизировать, предварительно выбрав наиболее эффективный. Опыт, однако, показывает, что способ, которым вы всплываете вместе с по­страдавшим, целиком зависит от его конкретного состояния и типа используемого снаряжения. Тем не менее, можно выделить несколь­ко основных типов подъема:

· регулируемое всплытие за счет КП потерпевшего;

· регулируемое всплытие с использованием КП спасателя;

· всплытие со сбросом грузового пояса потерпевшего;

· подъем потерпевшего на ластах.

Главное — крепко схватить пострадавшего за лямку КП или аква­ланг и как можно быстрее подняться наверх. Как правило, к нему за­ходят спереди или сбоку, чтобы наблюдать за выражением его лица,

за положением маски и легочного ав­томата. Если жертва дышит, неплохо бы одновременно поддерживать ле­гочник у него во рту. Другой рукой спасатель берет инфлятор потерпев­шего и надувает его КП воздухом (рис. 4.69). При неисправности ком­пенсатора иногда приходится сбра­сывать грузовые пояса и надувать собственный КП или костюм (рис. 4.70), а в крайнем случае — подни­маться на ластах, и тогда удобнее держать жертву за баллон со спины, удерживая ее в устойчивом верти­кальном положении (рис. 4.71).

Некоторые инструкторы реко­мендуют подъем пострадавшего за счет надувания своего компенсато­ра, приводя следующие доводы: вы уверены в исправности своего КП, а вот у пострадавшего он может быть неисправен (а зачем же тогда про­верка снаряжения партнера перед погружением?); в баллоне утоплен­ного может не оставаться воздуха (значит, пострадавший из другой группы — сколько же он пролежал на дне?); надувающийся компенса­тор сдавливает грудную клетку по­страдавшего и тому труднее дышать (явное преувеличение). В то же вре­мя единственное удобное положе­ние при подъеме пострадавшего на своем КП — обхватить его сзади, просунув руку под лямку его ком­пенсатора — т.е. при этом не видеть его лица и поведения.

Достаточно попробовать не­сколько способов подъема, чтобы на практике удостовериться, что самый удобный и быстрый — находиться напротив пострадавшего, крепко держать его за лямку КП и всплы­вать за счет его компенсатора, вни­мательно наблюдая за его глазами и выражением лица. Нельзя забывать генеральную задачу: доставить жер­тву на берег или судно как можно быстрее.

Скорость подъема и даль­нейшие ваши действия зави­сят от конкретной обстановки и состояния спасаемого. Если последний дышит, нет необ­ходимости рисковать собст­венным здоровьем и взлетать с бешеной скоростью. Если же он утоплен и находится в бессознательном состоянии, высокая скорость всплытия может спасти его жизнь. Од­нако сам спасатель, который глубоко и часто дышит из — за прилагаемых усилий, подвер­гает себя опасности декомпрессионной болезни и баротравмы легких. В этом случае следует рассмотреть два вари­анта поведения спасателя.

Вариант 1. Вам необходимо сделать декомпрессионную останов­ку и вы уверены в компетентности тех, кто страхует вас наверху. То­гда на глубине 5 — 10 м вы можете отпустить партнера и снизу про­следить за его силуэтом, пока его не поднимут на борт страхующие товарищи, и провести декомпрессию — ведь одна жертва лучше, чем две. Если же вы погружались с берега, и над вами никого нет, или в моторной лодке сидит случайный человек, вы оказываетесь перед трудным выбором. Послать партнера в бессознательном состоянии наверх равноценно его гибели; немедленное всплытие вместе с ним даст ему некоторый шанс выжить, но приведет вас к ДБ; совместное медленное всплытие с остановками поглотит все время, отпущенное для его спасения. Выбирайте! Ваше решение будет зависеть от того, насколько вы любите своего партнера и цените себя.

Не так давно на Гавайских островах произошел один случай, по­служивший причиной долгих и бурных споров. Отец и сын собирали кораллы на глубине 70 м, когда отец вдруг заметил, что сын в бессоз­нательном состоянии, а его загубник держится лишь кончиками зу­бов. Отец схватил сына в охапку и быстро поднялся наверх, где их подобрал страхующий катер. Отец скончался от ДБ прямо в воде, а сын пережил его на восемь минут и умер на палубе, не приходя в со­знание. В местном подводном обществе поднялся шум. Все горячо обсуждали, правильно поступил старший аквалангист или нет. Одни утверждали, что отец — опытный подводник — должен был предста­влять себе трагические последствия скоростного подъема с такой глубины и понимать, что его сын обречен безнадежно — зачем же убивать еще и себя? Другие кричали: "Вы ничего не понимаете, ведь он же спасал своего ребенка! Сын был на грани смерти, как же ина­че мог поступить любящий отец?! Да ради любого шанса, даже самой маленькой надежды он был готов пожертвовать собой!" Первые отвечали: "Никакого шанса у них не было, и отец это прекрасно знал. Своими действиями он не мог спасти сына, и вдобавок стал само­убийцей". Вот и решайте, кто прав...

А вот совсем свежий пример. Место действия — солнечная Фло­рида. Парень с девушкой погружались на затонувший корабль на глубине 53 м. Заплыли в трюм, и молодой человек, плывший впереди, заметил, что фонарь подруги как — то странно мигает. Он обернулся и увидел, что она в бессознательном состоянии, без маски, а легоч­ник чудом удерживается во рту. Оказалось, она зацепилась снаряже­нием за обрывок кабеля и когда резко повернулась, чтобы отцепить­ся, наткнулась на свисавшую балку, которая сбила с нее маску и ог­лушила, оставив на лице огромный синяк. Партнер вставил загубник ей обратно в рот и попытался привести ее в чувство, но безуспешно. Тогда он схватил несчастную, вытянул наружу через ближайший ил­люминатор и, надувая ее КП, стал всплывать. На глубине 27 м он от­делился и проследил глазами, как жертва понеслась наверх, а затем — как фигура дайвмастера промелькнула на поверхности и затащи­ла несчастную на борт лодки. Сам же подводник произвел нормаль­ное всплытие со всеми декомпрессионными остановками. Когда он выбрался на поверхность, то увидел дайвмастера, склонившегося над девушкой, распростертой на палубе. Девушку уже привели в чувство и дали кислородную маску. Основное лечение произвели в ближай­шей барокамере. Недавно они уехали в следующее свое подводное путешествие — теперь уже в пещеры. Американский happy end!

Вариант 2. Вам не нужно делать декомпрессионных остановок, если вы не нарушили бездекомпрессионного предела, а остановками безопасности в данной ситуации можно пренебречь. Тогда не надо разрываться между опасными решениями: крепко держа несчастно­го партнера, надуваете его компенсатор и всплываете вместе с ним на поверхность. Скорость всплытия — на ваше усмотрение. Главное — не забывать об опасности баротравмы легких как для вас, так и для пострадавшего. Лечение утопления, в частности сердечно—легочная реанимация, значительно усложняется баротравмой.

Второй этап — транспортировка пострадавшего до корабля или берега

Оказавшись на поверхности моря, необходимо немедленно из­вестить о несчастье частыми и сильными хлопками по воде.

Заметив сигнал, люди на судне или в лодке обязаны как можно быстрее подо­брать пострадавшего. Тем временем вы полностью надуваете оба компенсатора и ждете прихода судна. Если же лодки не оказалось поблизости или вообще не было, транспортируете утопленного по поверхности до ближайшего берега. Помните: ВРЕМЯ ИДЕТ! Вот ко­гда скажется ваша физическая подготовленность и умение плавать! Ведь тащить человека в снаряжении по поверхности моря — занятие не из легких. Транспортировать жертву можно разными способами, но, наверное, удобнее всего плыть на спине сбоку или под его туло­вищем. При этом следует придерживать его подбородок над водой или загубник у него во рту (рис. 4.72). Проверьте дыхание потерпев­шего, и если тот не дышит, попробуйте провести искусственную вен­тиляцию легких прямо в воде. Это трудно и не так эффективно как на твердой поверхности, но чем раньше начать, тем больше шансов вер­нуть несчастного к жизни. Снимите с него маску, крепко держите его голову и, зажав пальцами его нос, с силой выдыхайте ему в рот — примерно восемь раз в минуту.

При подходе к вам судна можете приложить все свои силы к вен­тиляции, совершая более частые и мощные выдохи. Если же вам предстоит транспортировать жертву к берегу, да еще по волнам, ак­тивная вентиляция обессилит самого спасателя и замедлит движе­ние. При подходе судна снимите с пострадавшего снаряжение и передайте его на борт, что требует особого умения и сноровки. Метод поднятия неподвижного тела из воды на транспортное средство за­висит от размеров корабля, катера или надувной лодки, числа по­мощников и наличия подручных средств (рис. 4.74). Если вы подни­маете жертву на резиновую или маленькую лодку, не забывайте об устойчивости последней.

Процедура выноса потерпевшего на берег зависит от относитель­ных размеров жертвы и спасателя, числа товарищей, крутизны скло­на, силы прибоя и других факторов (рис. 4.75).

Вытащив жертву на пляж или борт корабля и положив ее на ка­кую — нибудь твердую жесткую поверхность, немедленно свяжитесь с ближайшей медицинской службой и приступайте к следующему — третьему — этапу спасения.

Третий этап — оказание первой медицинской помощи

Для начала расстегните гидрокостюм на несчастном, потрясите его, пошлепайте по щекам, покричите на него. Если он придет в себя и ответит вам, значит, все биологические системы в рабочем состоя­нии, и человек сам позаботится о своем дыхании. Исключение соста­вляют случаи отравления медузами, змеями, рыбами и ядовитыми осьминогами, когда жертва в здравом рассудке, но парализована. То­му, кто очнулся, следует немедленно предложить кислородную мас­ку. Отсутствие реакции означает бессознательное состояние, кото­рое грозит прекращением дыхания и ведет к общей гипоксии и оста­новке сердца. Вот тогда вам придется блеснуть медицинской подго­товкой и умело выполнить три действия:

* очистить дыхательные пути;

* восстановить процесс дыхания;

* восстановить кровообращение.

Очистка дыхательных путей

Следует переки­нуть пострадавшего через колено спиной вверх и нажать на спину, выливая та­ким образом воду из легких, а затем поло­жить его на левый бок на твердую по­верхность. Верхние дыхательные пути часто бывают забиты рвотой или слюной. Жидкости выливаются вместе с водой, а их остатки устраняются при боковом положении тела. В старых справочниках упоминается об очищении ротовой по­лости пальцами от постороннего материала типа ила и песка — инте­ресно, сколько времени тело должно пролежать на дне, так чтобы рот забился илом или песком? Очевидно, попытка первой помощи будет бессмысленна.

Чтобы открыть верхние дыхатель­ные пути и устра­нить западание и за­купоривание дыха­тельного горла язы­ком, под плечи под­кладывают сверну­тый гидрокостюм или полотенце — так, чтобы голова была откинута назад. Ранее рекомендовали достать язык из ротовой по­лости и закрепить снаружи — причем допускали варварские спосо­бы, вроде прикалывания к губе или воротнику булавкой.

Искусственная вентиляция легких

Максимально открыв и очистив дыхательные пути, убедитесь в наличии или отсутствии дыхания. Для этого внимательно посмотри­те на движения живота и груди, послушайте и попробуйте ощутить его дыхание из носа и рта. Можете поднести к его рту и ноздрям зер­кальце или кусок стекла — если запотеет, значит, дыхание есть. Тог­да оставьте товарища возлежащим на боку. Если признаков дыхания не видно, переверните его на спину и начинайте делать искусствен­ное дыхание. Прикрыв его рот марлей или бинтом (из гигиенических соображений), ритмично вдувайте туда воздух в течение 10 — 20 сек. Затем прощупайте пульс на каротидных (сонных) артериях. Если он есть, продолжайте делать искусственное дыхание до восстановления естественного; если же нет — приступайте к стимуляции кровообра­щения.

Непрямой массаж сердца

При остановке сердца придется вручную выталкивать кровь в ар­терии, имитируя работу сердца и оказывая на него механическое да­вление. Массаж следует делать подушками ладоней, наложенными одна на другую, ритмично надавливая на грудную кость. Работаете только в пояснице, прямые же руки сгибаться не должны, иначе дав­ление будет слабым и неэффективным. Рекомендуемый режим — 60 надавливаний в минуту, т.е. одно в секунду. Рекомендуемая амплиту­да нажимов на грудину — 4 — 5 см для среднего мужчины, 2,5 — 3 см для женщин и 1,5 — 2 см для детей. Время от времени щупайте пульс — может, вы уже восстановили кровообращение? Почувствовав би­ение сердца, немедленно прекращайте массаж сердца и продолжай­те вентиляцию легких. Ни в коем случае не давите на ребра, ибо пе­релом ребра может привести к прорыву легкого и пневмотораксу.

Сочетание искусственной вентиляции легких с непрямым масса­жем сердца называется сердечно—легочной реанимацией (СЛР). Последняя производится при отсутствии у пострадавшего как дыха

ния, так и пульса. Лучше всего проводить СЛР втроем: один делает искусственное дыхание, другой — непрямой массаж сердца, а тре­тий помогает обоим. Но и в одиночку вполне можно справиться с за­дачей, чередуя четыре нажатия на сердце с одним вдуванием в лег­кие. Почему так, а не иначе? Средний человек делает 18 дыхатель­ных циклов в минуту, а сердце сокращается примерно 70 — 80 раз в минуту; отсюда и получаем соотношение 1 : 4.

Процедуру СЛР прерывают в четырех случаях:

· успешное восстановление дыхания и деятельности сердеч­но — сосудистой системы;

· приезд врача;

· клиническая смерть утопленного;

· сильная усталость спасающего.

В лучшем случае пострадавший при­ходит в себя, что со­провождается силь­ной рвотой. Тогда его нужно немед­ленно перевернуть на левый бок в поло­жение комы (рис. 4.80), чтобы он не за­хлебнулся и не за­дохнулся.

Утопление может быть осложнено баротравмой легких или ДБ. В случае баротравмы непрямой массаж сердца следует делать крайне осторожно, а всю процедуру реанимации лучше проводить в барока­мере.

Оказание первой медицинской помощи при утоплении — тяже­лый труд, требующий терпения, выносливости и мужества; ведь ино­гда приходится проделывать сердечно—легочную реанимацию не­прерывно в течение нескольких часов! Таким образом, известная по­говорка "Спасение утопающего — дело рук самого утопающего", применима к подводникам с точностью "до наоборот".

Часть 5. МОЗАИКА

Глава 5.1. Подводная психология

Два десятилетия назад во всем мире, а у нас в стране до совсем не­давнего времени, снаряжение аквалангиста было спартанским и тре­бовало от подводника большого внимания и хорошей физической подготовки. Большинство аквалангистов составляли боевые пловцы и профессиональные подводники — натренированные, хладнокров­ные и психически устойчивые ребята. Существовали также люби­тельские клубы подводного плавания, использовавшие отечествен­ное и нередко самодельное снаряжение. "Фанаты" выезжали в от­пуск на моря, тащили на себе акваланги, компрессора и все снаряже­ние, жили в палатках и ныряли в дождь, грозу и шторм с надувных резиновых лодок. Люди разных профессий, они также были закален­ными и выносливыми, внутренне готовыми к любой стрессовой си­туации.

С появлением комфортного снаряжения и бурным развитием легководолазной развлекательной индустрии подводное плавание с ак­валангом стало доступно всем. Огромное количество дайв — центров на разных морях и океанах приглашают туристов опуститься под во­ду со всеми удобствами, а дайв — школы ежедневно выпускают сер­тифицированных новичков. Таким образом, крут случайных и посто­янных любителей акваланга значительно расширился. Ранее в под­водную элиту отбирали психически устойчивых и хладнокровных молодых мужчин; сейчас же аквалангистами становятся все, кто по­желает, включая нервных и трусливых, склонных к депрессиям и стрессам. Разумеется, подводные школы при наборе в группы обуча­ющихся руководствуются не соображениями безопасности, а в пер­вую очередь коммерческими интересами.

Поэтому вполне закономерно, что число несчастных случаев при погружениях резко возросло. Подавляющее большинство ЧП проис­ходит по психологическим причинам, причем "естественный отбор" начинается уже на стадии обучения: 5 — 15% смертельных случаев зарегистрировано во время начального курса в бассейне и на море. Вообще вероятность несчастного случая в значительной мере опре­деляется психической и физической реакцией подводника на стресс. Одни способны справиться с ним, подавить панику и хладнокровно найти правильный выход из любой ситуации, которая для других окажется гибельной.

Выделяют три стрессовые реакции человека, опасные для его жизни:

· паника — наиболее распространенная психическая реакция;

· усталость — физическая реакция на стресс;

· внезапный смертельный синдром — стрессовая реакция серд­ца.

Первую подавляют силой воли, интеллектом и хладнокровием. Знания и практический опыт играют важную роль, придавая уверен­ность в себе и подсказывая выход из любого, самого безнадежного положения.

Фатальность второй реакции полностью зависит от физической подготовленности человека, его снаряжения, а также от особенно­стей окружающей среды.

Остановка сердца под воздействием стресса угрожает прежде всего людям с различными сердечными заболеваниями.

Паника

Паника — неадекватная психическая реакция на реальную или воображаемую угрозу, при которой теряется контроль над собствен­ным поведением и способность логически мыслить. При возникно­вении паники по какой-либо причине человек фокусирует все свое внимание на ней одной, забывая обо всем остальном, что и приводит его к катастрофе. Нервные и беспокойные люди предрасположены к взрывным паническим реакциям на возникновение форс—мажор­ной ситуации, в которой хладнокровный человек чувствует себя нор­мально. Поскольку сама окружающая среда под водой создает стрес­совую обстановку, в особенности для начинающего, малейшие от­клонения от нормы ввергают слабонервных в пучину паники, из ко­торой нет выхода.

Вообще наши стрессовые рефлексы выражаются отчаянной ди­леммой — бежать или драться. Если мы встречаем двоих грабителей в темной подворотне, страх и паника заставляют одних удирать сломя голову, а других — бездумно бросаться на превосходящего силой противника. Те же рефлексы действуют и под водой. Например, рефлекс бегства. Если у начинающего подводника неожиданно сры­вается маска, он панически устремляется вверх — к спасительной поверхности, забывая о баротравмах и декомпрессионной болезни. А ведь ничего страшного, в сущности, не произошло! Или пример аг­рессивного рефлекса: человек, которого вынесло течением в откры­тое море, в отчаянии будет активно плыть против течения к своему берегу с тающими сопками вдали и в конце концов утонет от изнемо­жения.

В стрессовой ситуации возбуждение симпатической нервной си­стемы и мощный выброс адреналина в кровь стимулируют работу сердца и усиливают дыхание. Человек чувствует сильное частое сердцебиение, дышит быстро и беспорядочно — в результате начи­нает задыхаться, а воздушное сопротивление в легочном автомате делает нехватку воздуха невыносимой; слабое сердце может не вы­держать перегрузки и остановиться. Таким образом, паника приво­дит к несчастью не только из — за потери самоконтроля, но и вследст­вие физиологических изменений в организме. Не случайно, она наи­более часто становится причиной смерти подводника — на ее "сове­сти" 80% (!) погибших под водой.

Совсем недавно случилось печальное происшествие в Канаде. Опытные аквалангисты Шубин и Бенджамин вместе с начинающими Никкелем и Петерсом погружались в Западном Ванкувере. Они пла­нировали опуститься на глубину 30 м вдоль отвесной скалы и затем подняться на ее платформу. Через 12 мин на глубине 25 м Шубин и Никкель, находясь рядом Друг с другом, вдруг увидели, что другая па­ра не может поддержать нейтральную плавучесть. Шубин заметил, что Никкель активно работает ластами, чтобы остаться взвешенным на прежней глубине. Старший товарищ приказал надуть компенса­тор, что Никкель и сделал, продолжая медленно опускаться. Шубин схватил его и попробовал надуть свой сухой костюм, но оба продол­жали падать с ускорением. На глубине 66 м Никкель уже был в пани­ке, потеряв всякую способность думать, реагировать или действо­вать. Он лишь крепко держался за Шубина, но в какой — то момент их оторвало друг от друга, и Шубин, в своем надутом сухом костюме, ракетой взлетел вверх, а его младший партнер 23 лет от роду продол­жал падать в черную бездну... На поверхности Шубин увидел, как ря­дом выбросило Бенджамина — также в полностью надутом костюме. Тот что-то бормотал, и Шубин закричал подводникам на берегу, чтобы те вызвали медицинскую помощь. На берегу Бенджамина под­вергли сердечно—легочной реанимации, но безуспешно — он скон­чался.

Итак, трое погибли, один остался в живых. Вспоминая, Шубин не понимает, почему обе пары не смогли сохранить нейтральную плаву­честь — ведь снаряжение перед погружением было проверено. Воз­никает вопрос: почему они не скинули грузовые пояса или хотя бы не схватились за скалу? Ответ прост — ПАНИКА парализовала спо­собность хладнокровно думать, причем не только у новичков, но так­же у их опытных товарищей.

В то же время воля, стойкость и хладнокровие неоднократно спаса­ли аквалангистов даже в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях. Пример тому — история итальянского инструктора Роберто Багнаско.

Это случилось в Хургаде летом 1996 г. Роберто с товарищем реши­ли погрузиться у вертикальной стены рифа Эрг— Сомайя и исследо­вать его до основания на глубине 80 — 85 м. Товарищ планировал ос­тановиться на 70 м и затем медленно подняться наверх, а Роберто ре­шил достичь стометровой глубины и всплыть, дрейфуя по течению. В тот день погода разыгралась, и скорость течения увеличилась, что по­ставило под угрозу задуманный план. Товарищ предложил перенести погружение на другое время, но Роберто оказался слишком горд, чтобы отступить перед непогодой. Снаряжение нашего героя было отличным, а два 15-литровых баллона позволяли пробыть под водой длительное время.

Вначале все шло по плану: приятель остановился на глубине 70 м, а Роберто опустился к основанию рифа и продолжил спуск по поло­гому песчаному дну. Ошибка! На такой глубине с аппаратом на сжа­том воздухе активно плавать нельзя! Роберто доплыл — таки до отмет­ки 101 м и посмотрел на компьютеры: оба давали одни и те же данные по декомпрессионным остановкам. Пора возвращаться. Но из-за активного плавания незаметно подкралось азотное опьянение, и Ро­берто потерял способность здраво рассуждать. Он уже не мог найти обратный путь к рифу, поскольку видел только прямо перед собой — яркий пример туннельного зрения вследствие наркотического опья­нения. Он старался отыскать громадную стену рифа и сосредоточил­ся лишь на этой цели, забыв как следует надуть КП для увеличения положительной плавучести.

Роберто снова поплыл в поиске потерянного рифа. (Та же ошиб­ка! Надо было подняться из опасной глубоководной зоны и уже по­том плыть к рифу). Каждое движение ластами усиливало наркоз... Роберто помнит данные компьютера на дисплее: 99 м, 98 м, 97 м... И затем — БАЦ! — чернота и потеря сознания. Какой-то отдел мозга еще шевелился и хотел выбраться из бездны, но большая его часть находилась в растительном состоянии. Роберто продолжал плыть и дышать без сознания еще некоторое время. Он очнулся из — за тре­вожных звуковых сигналов обоих компьютеров снова на глубине 100 м. Они показывали время декомпрессии — 99 мин с первой останов­кой на 24 м, а в акваланге оставалось лишь 73 атм. Это был конец! Но Роберто не запаниковал; усилием воли он надул компенсатор и стал подниматься со скоростью, лишь немного превышавшую безопас­ную, рассчитанную компьютером. Течение отнесло подводника в от­крытое море, и он оказался в безбрежной синеве на 60 м. Голова про­яснилась, и Роберто напряженно размышлял, что лучше: немедленно всплыть на поверхность и медленно умирать от декомпрессионной болезни, дрейфуя к югу Красного моря, или же упасть в пучину и по­слать к черту все на свете. Он поднялся на 24 м и сделал первую оста­новку, несмотря на нехватку воздуха: глубокая остановка очень важ­на, лучше пропустить мелководные. Компьютеры все еще показыва­ли декомпрессионный период в 99 мин. Роберто поднялся на глубину 6 м и решил оставаться на ней пока полностью не закончится воздух в аппарате. Впоследствии он согласится, что мог бы сделать неболь­шую остановку на 12м — это смягчило бы эффект ДБ. Но в то время он еще с трудом соображал и слишком боялся остаться на глубине без воздуха. Обстановка создалась не из самых роскошных: дрейфуя с течением уже более часа, Роберто страдал от резкой боли в плечах и гипотермии, а когда смотрел в бездонную синеву, то чувствовал сильное головокружение. Будущее представлялось весьма туман­ным, но главное все же было то, что он выбрался на поверхность; вот и катер где — то прошел...

Капитан их судна прекрасно знал течения, и, когда после благопо­лучного всплытия первого подводника все сроки вышли, повел катер в море. Они заметили красный буй и таким образом обнаружили на­шего героя. Его приятель прыгнул в воду, и Роберто объяснил, что случилось. Тот спустил свежий 10-литровый баллон, поскольку воз­дух в старом акваланге практически закончился, и связался по радио с барокамерой.

Через полтора часа Багнаско на вертолете доставили в камеру, по дороге надев кислородную маску. Диагноз: полупаралич правой ру­ки, отсутствие рефлексов в ногах и общая дискоординация. Все сим­птомы ДБ были устранены в рекомпрессионной камере.

Комментарий.

Итак, Роберто Багнаско остался жив и здоров и продолжает ак­тивно погружаться. Эта история, излечив его от самоуверенности и ненужных амбиций, послужила прекрасным опытом для будущей подводной деятельности. На ошибках учатся! Однако залогом благо­получного возвращения стало все-таки хладнокровие и умение здраво и спокойно мыслить даже под азотным наркозом.

Факторы, гибельно воздействующие на психику аквалангиста, можно разделить на четыре основные группы:

1. Индивидуальные особенности и физическое состояние:

· иррациональные страхи — фобии;

· нервный и беспокойный характер;

· неопытность и неуверенность в себе;

· морская болезнь и тошнота;

· физическая усталость;

· головокружение;

· воздействие алкоголя или наркотиков;

· физическая неподготовленность;

· травмы и заболевания;

· гипотермия.

2. Социальные факторы:

¨ потеря партнера (группы) под водой;

¨ неуверенность в партнере;

¨ одиночество;

¨ отсутствие страховки на поверхности.

3. Проблемы со снаряжением:

- потеря плавучести и неисправность компенсатора;

- срывание маски с лица и ее потеря;

- неисправность легочного автомата;

- потеря ласты;

- израсходование воздуха в баллонах;

- прорыв гидрокостюма.

4. Опасности подводного мира:

· сильное течение;

· мутная, холодная и темная вода;

· мягкие засасывающие донные осадки;

· большие и опасные морские животные;

· зоны повышенного риска: пещеры, затонувшие корабли.

Фобия

Страх или тревога перед лицом действительной угрозы — нор­мальное явление для всех людей. Но у некоторых со временем чувст­во опасности и беспокойство постепенно перерастают в фобию — хронический иррациональный страх. Наиболее распространены следующие его виды: клаустрофобия по отношению к малому объе­му маски, гидрофобия — боязнь подводной среды, животный страх перед глубиной и ночными погружениями, мутной водой, боязнь акул и крупных морских животных. Фобии могут возникнуть вслед­ствие несчастного случая или травмы в детстве, под впечатлением от фильмов и рассказов очевидцев. Многие, например, насмотревшись ужасных фильмов об утопленниках, боятся мутной воды; другие ша­рахаются от крупных рыб, всегда готовые обратиться в паническое бегство. Широко распространен так называемый голубой синдром — подводный аналог агорафобии. Человек, находящийся в толще во­ды без партнеров, чувствует полное одиночество и собственное нич­тожество в безграничном голубом пространстве океана, и ему стано­вится страшно. Он взлетает вверх с ощущением, что океан тянет вслед за ним свои щупальца, не желая отпускать. Забывая обо всем на свете, кроме единственной цели выбраться на поверхность, он по­лучает декомпрессионную болезнь и баротравму легких. Избежать синдром просто: достаточно погружаться с партнером или сосредо­точиться на каком-либо предмете снаряжения.

Не стесняйтесь рассказывать о своих страхах инструктору — он профессионал и всегда найдет способ Вам помочь. Практически у всех подводников страхи проходят с приобретением опыта погру­жений и уверенности в себе — у кого — то раньше, у кого — то позже. Главное — убедиться, что ни в глубине, ни в темноте ничего страш­ного нет, кроме собственной небрежности.

Психические отклонения

Ненормальное странное поведение может возникать при повреж­дении мозговой ткани в результате церебральной декомпрессионной болезни и газовой эмболии; нарушения высшей нервной деятельно­сти вследствие азотного наркоза, гипотермии, гипоксии мозга и от­равления различными газами.

Глава 5.2. Женщина и море

Десятилетия назад образ аквалангиста ассоциировался с неким суперменом — сильным и бесстрашным. Женщина — подводник вос­принималась так же, как до недавнего времени у нас в стране смот­рели на женщину за рулем автомобиля. Но время движется вперед, и "слабый пол" стал полноправной частью сообщества подводников. Более того, во многих дайв — центрах и школах работают инструкто­ры — женщины, справляясь со своими обязанностями не хуже инст­рукторов—мужчин. Это и понятно: поскольку старинное предубеж­дение сохраняет силу, женщине приходится быть очень хорошим специалистом, чтобы удержаться на месте инструктора. Мужскую силу они вынуждены заменять знаниями и искусством. Согласно статистике, женщины составляют третью часть от общего числа уче­ников подводных центров и лишь десятую — в списке смертельных случаев среди аквалангистов. Это означает, что женщины ведут себя под водой аккуратнее и осторожнее, нежели "сильная половина".

Наряду с новыми взглядами на место женщины в подводном спор­те сохраняется и старое "джентельменское" отношение к ней как к голубке, которую надо всячески оберегать и лелеять. Это неправиль­но! Девушка никогда не станет хорошим аквалангистом, если ее сна­ряжение носит, собирает и разбирает партнер — мужчина. Уж если вы решили плавать под водой, будьте добры готовиться к этому сами. Кроме того, здоровье и сама жизнь аквалангиста зависят от снаряже­ния, поэтому ответственность за его исправность и готовность к по­гружению должен нести сам пользователь, даже молоденькая хруп­кая красивая девушка — ведь под водой, перед лицом разнообразных опасностей, все равны.

Кроме мускульной силы, существует множество других физиоло­гических различий между мужчиной и женщиной; их значение для подводного плавания с аквалангом следует рассмотреть особо (фото 5.1).

Анатомические различия и их следствия

В среднем женщины меньше ростом и слабее, чем мужчины, что создает неудобства на суше: перенос и работа с громоздким и тяже­лым подводным снаряжением требуют немалых мускульных усилий. Любое погружение включает перенос акваланга на судно или пляж, подгонку и надевание грузового пояса, открывание вентилей, иногда очень туго закрученных и т.д. Нередко приходится долго стоять, ид­ти по берегу и даже подниматься по трапу или склону в полном сна­ряжении, с аквалангом за спиной и свинцовыми грузами на поясе. Все это создает большую физическую нагрузку. Использование сна­ряжения, рассчитанного на подводника — мужчину, усугубляет поло­жение: широкая маска с большим носом может протекать, гидрокос­тюм давит на грудь и пузырится на бедрах, объемный жилет—ком­пенсатор болтается, как на вешалке, закрывая грузовой пояс, баллон качается и свешивается вниз вместе с жилетом, а жесткие большие ласты быстро приводят к судорогам ноги. Стандартное снаряжение чаще всего оказывается плохо подогнанным, мешает во время плава­ния и особенно препятствует быстрым действиям в аварийной ситу­ации.

Учитывая все сказанное, равно как и постоянный рост армии подводниц, многие фирмы—производители выпускают некоторые предметы персонального снаряжения, специально рассчитанные на женщин. Кроме того, в дайв—центрах женщина всегда может вы­брать снаряжение, подходящее к ее фигуре и физическим возмож­ностям.

Несколько советов по снаряжению

Небольшой рост и хрупкость, затрудняющие подготовку к погру­жению, становятся явным преимуществом под водой: благодаря ма­леньким легким женщина потребляет меньше воздуха. Поэтому при том же объеме баллонов за спиной она может продержаться под во­дой значительно дольше своего партнера. Таким образом, использо­вание дамами небольших баллонов при погружении в смешанной группе положительно с любой точки зрения.

Женские челюсти обычно меньше и слабее мужских. Для них же­лательны легкие модификации регулятора, поскольку тяжелые, хоть и хорошие, легочные автоматы труднее удержать зубами во рту. Пе­ренапряжение челюстных мускулов может привести к их судороге или травме челюстного сустава.

Грузовой пояс — предмет ненависти многих аквалангисток, пред­почитающих легкие жемчужные ожерелья на шее ожерельям свин­цовых грузов на талии. Более развитый подкожный жировой слой, сообщающий женщинам положительную плавучесть, заставляет их надевать еще больше грузов, чем требуется мужчинам. Тяжелые свинцовые грузы прямоугольной формы создают нагрузку на пояс­ницу, впиваются в тело и могут оказывать неблагоприятное воздей­ствие на организм самой женщины и будущего ребенка во время беременности (см. далее). По этой причине некоторые вообще отказы­ваются от грузового пояса, накладывая свинец в карманы жилета. Лучше этого не делать, поскольку в аварийной ситуации уже невоз­можно будет быстро избавиться от лишнего веса: сброс грузового пояса — дело нескольких секунд, а вот вынимание грузов из карма­нов займет много времени. Лучше использовать мягкий пояс, состо­ящий из множества карманов с мелкими грузами. Такой "патрон­таш" плотно облегает талию и равномерно распределяет весовую на­грузку, а материал карманов смягчает давление на кожу.

Маска подбирается по ширине лица — как правило, у женщин оно более узкое и округлое, чем у мужчин. В стародавние времена маски с фланцами из плохой резины вызывали аллергию на нежной женской коже. В настоящее время, с заменой резины на пластик и силикон, это стало неактуально, однако жесткий фланец в сочетании с тугим затянутым затылочным ремнем приводит к покраснению ко­жи и даже синякам. Маски с большим подмасочном объемом труд­нее очищать от воды, поскольку для этого нужно сделать длинный сильный выдох носом. Поэтому лучше использовать небольшие мас­ки. По той же причине дыхательная трубка не должна быть слишком длинной, так как для очистки ее от воды придется сделать мощный выдох.

Плавание в больших ластах требует значительных мускульных усилий, так что многие женщины не в состоянии даже двинуть нога­ми, обутыми в длинные или широкие ласты. Лучше плавать в малень­ких, но жестких и стройных ластах, позволяющих максимально ис­пользовать мышечные ресурсы.

Формы женского тела настоя­тельно требуют особого дизайна гидрокостюмов, включая располо­жение молний. Ношение же муж­ского костюма непрактично, не­приятно и некрасиво. Жилет-ком­пенсатор также должен быть скро­ен под женскую фигуру, т.е. быть короче в высоту, шире в груди и уже в талии.

При выборе снаряжения у жен­щин часто возникает еще одна про­блема, которая может повлиять на их решение. Для большинства подводниц важны не столько практич­ность и надежность снаряжения, сколько то, как оно на них смот­рится. Например, многие женщи­ны подбирают маску, трубку и лас­ты под цвет любимого купальника, а гидрокостюм — под цвет своих глаз. Все остальные параметры от­ступают на задний план...

Менструации

Во время менструации выделяется некоторое количество тканей с кровью. Ранее считалось, что это может привлекать акул, но стати­стика упрямо показывает меньшую частоту нападения акул на жен­щин, чем на мужчин. Оказалось, акулы чувствуют не только присут­ствие, но и "качество" крови, попавшей в морскую воду.

Существует теоретическое опасение, что гормональные измене­ния в крови и уменьшение ее объема в менструальные периоды благо­приятствуют возникновению ДБ. Поэтому подводницам лучше пере­страховаться при вычислении декомпрессионного режима всплытия.

У многих женщин менструальный цикл сопровождается психоло­гическими и физиологическими расстройствами, временной депрес­сией и чувством тревоги, болями в животе, тошнотой и мигренью. Подводницам, страдающим этими недугами, во избежание аварий­ных ситуаций лучше воздержаться от погружений во время месяч­ных. Других реальных причин, по которым женщинам следовало бы отказаться от акваланга в эти периоды, нет.

Декомпрессионная болезнь у женщин

Статистика показывает, что случаев ДБ у женщин втрое больше, чем у мужчин. Недавние исследования и эксперименты в барокаме­рах, подтвердив это соотношение, выяснили также, что оно никак не связано с менструальными циклами или использованием контрацеп­тивных таблеток. Причин женской предрасположенности к ДБ не­сколько.

1. Подкожный жировой слой у них на 25% толще, чем у мужчин, а жир, как известно, активнее других тканей насыщается азотом.

2. Почти все декомпрессионные таблицы были составлены и про­верены на молодых здоровых аквалангистах — следовательно, стро­го говоря, на них и рассчитаны; женщинам же при пользовании таб­лицами, следует сокращать время пребывания на дне и увеличивать время всплытия.

3. Новая проблема возникла с распространением грудных заме­нителей. К счастью, вставки, наполненные газом, сняты с производст­ва — последствия баротравмы с их разрывом даже представить страшно. Но и силиконовые заменители накапливают азот, увеличи­ваясь в размерах на 4% при обычном погружении. В конце длитель­ного глубоководного погружения мощное насыщение азотом может привести к разрыву вставки в результате всплытия, не говоря уже о растущей опасности ДБ.

Беременность и погружения

Это предмет многих дискуссий и исследований в силу его актуаль­ности. Неблагоприятные факторы, учитывая которые, следовало бы воздерживаться от погружений, делят на две группы — по воздейст­вию на мать и на плод.

Материнские эффекты

1. На втором и третьем месяце беременности женщин часто муча­ет тошнота и рвота, что под водой создает острую опасность утопления.

2. Предрасположенность к различным баротравмам становится особенно актуальной с четвертого месяца беременности — вследствие распухания слизистой верхних дыхательных путей, что делает продувание проблематичным.

3. Затруднение дыхания прогрессирует с ростом эмбриона и, со­ответственно, с увеличением его давления на диафрагму. Нару­шение нормального дыхания увеличивает риск гипоксии и баротравмы легких.

4. Значительные изменения состава и режима циркуляции крови повышают опасность ДБ.

5. Протекание амниотической жидкости, которое случается на поздних стадиях беременности, может привести к проникнове­нию в организм инфицированных одноклеточных организмов.

6. На поздней стадии беременности реакция женщины на внеш­ние факторы значительно снижается, что влечет за собой не­способность к решительным ответственным действиям, осо­бенно опасную в аварийной ситуации. Кроме того, на третьем триместре беременности теряется подвижность и возрастает утомляемость, что делает подводные погружения вообще недо­пустимыми.

Влияние на ребенка

Даже крохотный газовый пузырек, возникающий при всплытии на поверхность, окажет катастрофическое воздействие на зародыш.

У взрослого человека пузырьки, возникающие в венах, фильтру­ются и удаляются в легких. Легкие человеческого эмбриона не рабо­тают, а кровеносная система состоит из одного круга кровообраще­ния, проходящего прямо через межпредсердную перегородку. Поэ­тому любой пузырек, образовавшийся в венах во время маминого всплытия, поступит в артериальную систему и продолжит свой рост, образуя губительную эмболию в тельце ребенка.

Гипоксия, возникающая при вдыхании соленой воды или в состо­янии, близком к утоплению, смертельна для зародыша. Лечение же матери чистым кислородом или повышение парциального давления кислорода, как под водой, так и в барокамере, таит в себе двоякую опасность для эмбриона. Во — первых, это может привести к его сле­поте из-за повышенной чувствительности глаз к кислороду. Во-вторых, существует угроза преждевременного закрытия межпредсердного клапана и "открытия" малого круга кровообращения.

Измерения, сделанные при помощи счетчика Доплера, выявили пузыри в крови беременных женщин даже при мелководных бездекомпрессионных погружениях. Таким образом, и без того высокая предрасположенность женщин к ДБ увеличивается во время беременности. Опыты на млекопитающих в барокамерах показали боль­шой процент выкидышей, мертворожденных и серьезных физичес­ких дефектов у новорожденных при ДБ матери.

К такому же результату пришли американские врачи, проследив­шие судьбу нескольких сотен подводниц, нырявших в период беремен­ности. Они констатировали высокий процент выкидышей, преждевре­менных родов и детей с ненормально маленьким весом. Кстати, среди знаменитых японских ныряльщиц Ама этот показатель достигает 44%.

Итак, погружения неблагоприятно сказываются на будущем ре­бенке. Парадоксально, но пальму первенства среди беременных ны­ряльщиц держат американки — те самые эмансипированные амери­канки, которые ведут войну против абортов. Они утверждают, что аборт — настоящее убийство, просто жертва—зародыш ничего не может сказать в ответ. В то же время, утоляя болезненную жажду ра­венства с подводниками мужского пола, они браво погружаются с аквалангом — не советуясь, однако, со своим будущим ребенком...

***

Для эпилога хорошо подходит заявление известной подводницы, доктора медицины и примерной матери Джудит Андерсон: "Девяти­месячный перерыв в подводных погружениях — недорогая плата за здорового ребенка без аномалий".

Глава 5.3. Гид по подводным федерациям

Подводное плавание, как и любой другой спорт или развлечение, требует от любителей соблюдения определенных правил поведения и техники безопасности, а также иерархической структуры органи­зации погружений. Разумеется, можно 'купить личный акваланг, компрессор, все необходимое снаряжение, собственную яхту для пу­тешествий и погружаться так, как хочется. Но даже тогда, если вы пожелаете поплавать на Большом Барьерном Рифе в Австралии или в Карибском море, придется все — таки купить авиабилеты, а в самолет — даже в бизнес — класс — не возьмешь ни компрессор, ни яхту. По­этому на месте приходится обращаться в какой — либо дайв — центр, чтобы вас обеспечили баллонами, грузами и вывезли в море. Сотруд­ники центра, в свою очередь, должны быть уверены, что вы умеете пользоваться снаряжением и плавать с аквалангом под водой — вдруг вы сразу же утонете? Свидетельством вашего умения и знаний служит удостоверение подводника, выданное вам в школе, где вы проходили обучение. Каждая школа, следуя стандартам и методам какой-либо международной федерации, общепризнанной в миро­вом сообществе, присваивает вам звание, соответствующее вашей квалификации и практическому опыту, что и находит свое отраже­ние в сертификате. Приезжая с таким документом в любой цивили­зованный дайв—центр, вы показываете незнакомым инструкторам что умеете и сколь сложные погружения вам доступны. Очень удоб­ная и эффективная система!

Картина несколько осложняется тем, что в последнее время число федераций, штампующих удостоверения, постоянно растет. Многие инструкторы, порвав с родной системой, организуют собственную федерацию, начинают обучать и выдавать новые удостоверения. Да­же если обучение прошло на высоком уровне, вашу квалификацию никто не признает — ведь стандарты и требования вашей системы никому не известны. Чтобы не потратить время, силы и деньги на удостоверение, которое придется потом положить на полку, следует хотя бы немного разбираться в различных подводных федерациях, предлагающих свои услуги. Краткие резюме наиболее солидных и уважаемых федераций, имеющих дайв — центры по всему миру, при­ведены ниже.

CMAS — Confederation Mondiale des Activites Subaquatiques Всемирная Конфедерация Подводной Деятельности была созда­на в 1959 году Жак—Ивом Кусто и его коллегами. Сегодня она явля­ется самой мощной системой подводников—любителей в мире, включающей более 90 национальных федераций и контролирующей все виды подводной деятельности: различные виды спорта, научные исследования, фото —, кино —, видеосъемку, образование и т.д. Штаб — квартира находится в Риме. Конфедерация Подводной Дея­тельности России вошла в состав технического комитета CMAS в 1994 году. Множество дайв — центров CMAS расположено во всех ку­рортных приморских странах, за исключением Северной Америки — зоны влияния американских систем PADI и NAUI. Удостоверения CMAS всех ступеней признаются и в центрах других федераций.

PADI — Professional Association of Diving Instructors Профессиональная Ассоциация Подводных Инструкторов, соз­данная в США и насчитывающая около 900 школ по всему миру, представляет собой сеть коммерческих центров и школ, занимаю­щихся исключительно обучением аквалангистов—любителей. Сис­тема обучения жестко стандартизирована и не допускает отклоне­ний в методике преподавания. Деятельность школ, расположенных в определенном регионе, контролирует региональный офис, напри­мер, PADI America или PADI Europe. Удостоверения едины для всех регионов и признаются другими федерациями.

NAUI — National Association of Underwater Instructors Национальная Ассоциация Подводных Инструкторов была соз­дана в 1958 году и является национальной североамериканской фе­дерацией. Стандарты и требования NAUI похожи на таковые PADI, однако, в отличие от последних, приняты только в США, соседних го­сударствах, Австралии и странах Юго — Восточной Азии.

BSAC — British Sub-Aqua Club

Британский Подводный Клуб — самый мощный национальный подводный клуб в мире, один из учредителей CMAS. Несмотря на то, что формально он представляет Великобританию в системе CMAS, его деятельность выходит за рамки национальной федерации. Клуб располагает дайв — центрами в нескольких европейских и азиатских странах, объединяя не только подданных британской короны, но и граждан других государств.

CEDIP — European Committee of Professional Diving Instructors Европейский Комитет Профессиональных Подводных Инструк­торов — очень молодая организация, включающая профессиональ­ных инструкторов пяти европейских стран: Австрии, Германии, Франции, Италии, Испании. Она строит свою деятельность по обра­зу и подобию PADI.

SEA — Scubapro Educational Association

Образовательная Ассоциация Scubapro создана недавно одно­именной фирмой—производителем подводного снаряжения. Во всем мире насчитывается 140 дайв—школ и центров SEA, экипиро­ванных оборудованием и снаряжением Scubapro.

IDD — Instructor Dive Development

Развитие Подводных Инструкторов — одна из наиболее молодых федераций; штаб — квартира находится в Голландии. Концепция, ме­тодика обучения и сертификация идентичны таковым PADI, но с бо­лее жесткими требованиями к безопасности погружений.

Таблица эквивалентов уровней и сертификатов международных федераций

CMAS

PADI

NAUI

SEA

BSAC

IDD

Diver I*

Open Water Diver Advanced OWD

Open Water Diver Advanced OWD

Open Water Diver Advanced OWD

Novice Diver Sport Diver

Open Water Diver Advanced OWD

Diver 2*

Rescue Diver Specialty Diver

Rescue Diver Specialty Diver

Rescue Diver Specialty Diver

Dive Leader

Rescue Diver Specialty Diver

Diver З*

Master Scuba Diver Dive Master

Assistant Instructor

Dive Master

1st Class Diver

Master Diver Dive Master

Instructor I*

OW Instructor

Dive Master

Assistant Instructor

Assistant Instructor

OW Instructor

Instructor 2*

Master Instructor Staff Instructor

Instructor

Instructor

Instructor

Master Instructor Staff Instructor

Instructor З*

Course Director

Master Instructor

Master Instructor

Course Director

Course Director

Часть 6. ОПАСНЫЕ МОРСКИЕ ЖИВОТНЫЕ

Этот чудесный мир не такой уж безобидный!

Подводный мир поражает и восхищает необычайными формами и красками любого, даже самого равнодушного, человека. Где еще можно встретить таких удивительных созданий, которые и в самом странном сне не привидятся? Только под водой! Большинство из них совершенно безобидны для человека, радуя его глаз изяществом и красотой. Но если полностью расслабиться и поддаться обычной че­ловеческой мании все хватать руками, гладить, трогать и собирать на сувениры, можно дорого за это заплатить — здоровьем или даже жизнью, ибо подводный мир начнет тогда защищаться.

Среди ярких и милых созданий, плавающих и дрейфующих в тол­ще воды, ползающих, бегающих, прыгающих, сидящих и лежащих на морском дне, немало и таких, которые способны причинить чело­веку сильную боль и нанести непоправимый вред его организму. В большинстве случаев это обыкновенная защитная реакция на агрес­сивные или неуклюжие действия аквалангиста, чувствующего себя хозяином даже под водой.

Нередко жертвами становятся люди, не замышляющие ничего дурного против морских обитателей, но не знающие фауну моря, в котором погружаются, и не узнающие смертельную опасность в ма­ленькой полосатой рыбке или пестрой блестящей раковине. Опас­ных животных необходимо знать "в лицо", предугадывать их поведе­ние и уж тем более не идти с ними на тесный контакт. Если же непо­правимое случилось, следует иметь представление о симптомах, воз­можных последствиях и первой медицинской помощи.

Всех реально и потенциально опасных морских обитателей мож­но разделить на группы по механизму своего вредоносного воздейст­вия на человека:

- активно—ядовитые животные, которые жалят или стрека­ют;

- пассивно — ядовитые, поедание которых приводит к печальным последствиям;

- зубастые хищники, которые кусают;

- крупные животные, потенциально опасные из-за своих раз­меров.

Глава 6.1. Активно-ядовитые животные Стрекающие

Медузы

В море, особенно в тропическом, достаточно много активно—ядо­витых животных, прикосновение к которым вызывает боль и нару­шения работы жизненно важных органов .и систем человеческого организма. Большинство таких созданий обладают яркой окраской, но медлительны в движениях. Наверное, самые известные стрекаю­щие животные — медузы.

Все они — обладатели особых стрекательных клеток, которых нет у других организмов. Стрекательные клетки, или нематоцисты, со­средоточены в щупальцах и, в меньшей степени, на куполообразном теле медуз. Стрекательная клетка имеет вид плотной капсулы, напо­лненной ядовитой жидкостью. Внутри закручена в спираль длинная полая нить, вывернутая наизнанку, а снаружи торчит маленький чув­ствительный волосок. Когда мы случайно задеваем за него, длинная нить выстреливает, выворачиваясь из капсулы, и пронзает кожу, а по нити, как по капилляру, в тело жертвы впрыскивается капсульный яд. У большинства стрекающих, в особенности у медуз, яд нерв­но — паралитического действия, часто весьма токсичный.

Именно его действие, наряду с общим кожным раздражением из-за уколов и порезов, нанесенных нитями, мы ощущаем после столкновения с медузой в море. Для мелких животных грозное ору­жие стрекающих организмов смертельно или по крайней мере пара­лизует. Несмотря на то, что у нас большинство медуз способны вы­звать только боль, страх и негативные эмоции, следует помнить о тех немногих медузах, чей яд смертельно опасен для человека. Напри­мер, крохотная — с ноготок, гидроидная медуза крестовик из Япон­ского моря (рис. 6.2, 1), обитающая в зарослях морской травы зостеры, поражает центральную нервную систему, причем если последст­вия первого знакомства с крестовиком обычно ограничиваются не­продолжительным постельным режимом, то уже вторая встреча мо­жет стать последней для несчастного купальщика. Сцифоидная ме­дуза хризаора (рис. 6.2, 2), названная по понятным причинам морской крапивой и обитающая в тропических морях, способна вызы­вать сердечную недостаточность, не говоря уже о дерматитах и нек­розе. Другая сцифоидная медуза — хиронекс, или морская оса (рис. 6.2, 3), терроризирует Австралию, легким касанием щупалец убивая людей в течение нескольких минут и далеко опережая акул—людоедов по длине печальных списков человеческих жертв.

За дрейфующей на течении медузой тянется длиннейший шлейф нитевидных щупалец, раскинутый так широко, что можно в них бук­вально влипнуть, вовремя не заметив сам колокол медузы, пульсиру­ющий где-нибудь в стороне. Щупальца также отрываются и стран­ствуют в течениях сами по себе, не теряя, однако, жгучих свойств. Заметить их практически невозможно, и, когда такое щупальце на­матывается на легочный автомат, жестоко обжигая губы и нижнюю часть лица человека, последний от боли и неожиданности даже не может понять, что с ним произошло.

Некоторые медузы, напри­мер, беломор­ская цианея, пла­вают скопления­ми, и тогда щу­пальцевые веера многих особей перекрещивают­ся, образуя сплошную ги­гантскую лов­чую сеть, про­драться сквозь которую крайне трудно. Такой фильтр на течении процеживает всю живность, попадающую в зону облова.

Трудно представить картину более величественную, чем огромная прозрачная медуза с куполом, серебристым в лучах преломленного света, распустившая живой ажурный шлейф из нежных шелковистых щупалец, плавно и торжественно парящая в толще воды (фото 6.1).

Сифонофоры

К сифонофорам относятся удивительные колониальные существа, живущие в толще воды на разных глубинах. Под­водникам и просто купальщи­кам угрожает сифонофора фи-залия, названная за свой бе­ло—лиловый полосатый парус португальским корабликом. Маленькие и большие пузыри с отходящими вниз жгучими щупальцами разносятся вет­ром и течением по бескрайним просторам океана. Стрека­тельные клетки физалий со­держат очень токсичный яд, вызывающий не только силь­ный ожог на коже человека, но и расстройство дыхания и сер­дечной деятельности, судоро­ги, а иногда даже смерть. Уча­стки тела, пораженные щу­пальцами португальского кораблика, представляют страшное зрели­ще — глубокие кровавые рваные шрамы, как будто сделанные раска­ленным железным ножом. Особенно много физалий в тропической части Атлантического океана.

Коралловые полипы

Это словосочетание ассоциируется обычно с коралловыми рифа­ми и ажурными строениями с пестрыми тучами рыб вокруг. Но ко­раллы бывают разные: восьмилучевые и шестилучевые, рифостроя-щие, горгониевые, мягкие и другие. Щупальца коралловых полипов вооружены стрекательными клетками. Яд кораллов нетоксичен и не­опасен для людей — он вызывает лишь крапивный зуд и появление волдырей на поврежденной коже. Огненные миллепоровые корал­лы, однако, жгутся как раскаленное железо, а поврежденный уча­сток кожи может послужить входными воротами для опасной ин­фекции. Плавая среди кораллов, старайтесь не касаться их незащи­щенными участками тела, чтобы избежать не только неприятных бо­левых ощущений, но и механических повреждений хрупких корал­ловых построек (фото 6.2).

Лечение ожогов стрекающих

Во-первых, пострадавшего от прикосновения щупалец медузы или физалий нужно сначала спасти от утопления, поскольку ожог нередко вызывает болевой шок и потерю сознаниЯг за которыми следу­ют расстройство дыхания, нарушение сердечной деятельности и па­ралич. Пораженную кожу щедро смазывают обычным пищевым ук­сусом. Старые учебники рекомендуют к использованию метиловый или этиловый спирт, но последние исследования показали, что спир­ты стимулируют активное выстреливание неразрядившихся немато-цист. Прилипшие щупальца нужно осторожно удалить, ни в коем случае не повреждая. Для облегчения страданий ужаленному вводят морфий или другое обезболивающее.

Затем следует обследовать несчастного. Поскольку в результате ожогов стрекающих происходит, как правило, нарушение дыхания и сердечной деятельности, нужно быть готовым к оказанию первой медицинской помощи по полной программе — с проведением искус­ственной вентиляции легких и непрямого массажа сердца.

Профилактика

Даже в очень теплой воде необходимо носить защитную одежду. Это может быть тонкий защитный гидрокостюм из нейлона или лай-кры (англ. — dive skin) или же, на худой конец, майка с тренировоч­ными или джинсами. Плавая среди жгучих кораллов, лучше надевать на руки перчатки.

В последнее время стали выпускать специальные противомедузные сыво­ротки, снижающие разрушительное действие токсинов морской осы и морской крапивы. Австралийские подводники, подверженные наиболь­шему риску свидания со смертонос­ными медузами, успешно употребля­ют эту вакцину в профилактических целях.

Моллюски

Брюхоногие

На коралловых рифах обитают одни из красивейших брюхоногих моллюсков — конусы. Их коничес­кая блестящая раковина с причудли­вым пестрым рисунком — дорогой и желанный экспонат в любой конхи-ологической коллекции. Особенно

ценятся раковины текстильного и мраморного конусов. Именно эти виды и способны защитить себя от жадных человеческих рук.

В подвижном хоботке, расположенном на голове моллюска, име­ется ядовитый зуб, при помощи которого конусы парализуют добы­чу — мелких рыб. Сильной боли укол хоботка не вызывает, но вскоре токсины, попавшие в кровь, начинают свое разрушительное дей­ствие, нарушая функции гладкой дыхательной и сердечной мускула­туры. По мере всасывания яда проявляются симптомы отравления:

тошнота, одышка, расстройство зрения, нарушение координации вплоть до летального паралича дыхательной мускулатуры. Если не оказать немедленной квалифицированной помощи, человек может погибнуть от удушья. Известно еще несколько видов ядовитых кону­сов, поэтому лучше воздержаться от сбора их красивых и безобид­ных на первый взгляд раковин.

Головоногие

Гигантские спруты, наравне с белыми акулами—людоедами, слу­жат символом ужаса и страха в подводном мире. Немало фильмов и книг убеждают нас в смертельной угрозе, исходящей от этих забав­ных и таинственных животных. Да, крупные осьминоги действитель­но могут стать опасными, если потревожить их в родной берлоге или раздразнить до "белого каления". Обычно же даже экземпляры со­лидных размеров стараются улизнуть или спрятаться от человека, маскируясь и изменяя свою окраску под цвет дна. Есть сведения о су­ществовании гигантских кальмаров до 30 м длиной или огромных осьминогов до 10 м в охвате щупалец, но реальных свидетельств о на­падении этих монстров на человека нет — по крайней мере, в насто­ящее время. Возможно, мы не встречаемся с ними, потому что обита­ем в разных слоях мирового океана: они — в морской пучине, а мы с вами плещемся у поверхности воды (фото 6.3).

Реальную смертель­ную опасность для чело­века представляют не гигантсткие спруты, а крохотные осьминожки, наиболее многочислен­ные в Индийском океане и у берегов Австралии. Когда такой осьмино-жек злится, на его теле проступают голубые, ли­ловые и пурпурные кольца. Некоторые ту­ристы, впервые увидев

этих симпатичных зверюшек, кладут их себе на ладонь, чтобы полю­боваться переливами изменчивой окраски. Расплата приходит неме­дленно: незаметный укол ядовитого осьминожного клюва вызывает паралич мускулатуры, и пострадавший может быстро скончаться от удушья. Осьминожки обитают на мелководье, так что любой ребе­нок, ныряющий в маске, может их заметить и загореться желанием поймать. К сожалению, это очень легко сделать, поскольку малень­кий моллюск не способен удирать так быстро, как его крупные со­братья.

Уколотому необходимо немедленно провести искусственную вен­тиляцию легких и, возможно, непрямой массаж сердца до прибытия квалифицированного врача.

Иглокожие

Морские ежи

Организмы, один вид которых уже внушает осторожность, и не напрасно. Иглы многих ежей даже без ядовитой начинки причиняют сильную боль и немало хлопот со здоровьем. Острые иглы пронзают не только кожу, но и тонкий неопрен, легко обламываясь. Оставши­еся в теле кончики загнивают и способствуют вторичной инфекции через ранку. Чтобы устранить последствия уколов, необходимо по­местить руку в горячую воду и удалить все занозы, смазав ранки ан­тисептиком.

Существует немало ежей с ядовитыми иглами, укол которых при­водит к печальным последствиям. Кроме игл, ядовитый аппарат не­которых ежей включает короткие известковые образования, состоя­щие из двух или трех створок — педициллярии, у большинства видов служащие для очистки тела от падающих осадков (фото 6.4).

Известны случаи, когда ныряльщики и аквалангисты, получив­шие неожиданный укол морского ежа, теряли сознание от болевого шока и тонули. Уколы ежей вызывают не только сильную боль и оте­ки, но и паралич лицевой мускулатуры, который длится несколько часов. Особенно опасен тропический ежик диадема с такими длин­ными и тонкими иглами, что подводник, плывущий над морским дном, не замечает их и, получив болезненный укол, даже не сразу осознает, что случилось.

Морские звезды

Один из самых популярных символов подводного мира. Большин­ство звезд не опасно для подводников, если последние не вздумают их попробовать на вкус (фото 6.5).

Терновый венец — многолучевая звезда устрашающей внешно­сти, о которой ходят легенды. Некоторое время назад коралловые ри­фы были под угрозой уничтожения в результате вспышки численно­сти этих прожорливых поедателей кораллов. Туземцы, спасая рифы, ловили звезд и, разорвав на куски, бросали в море, полагая, что те умирают мучительной смертью. Какая наивность! Сейчас любой школьник знает о явлении регенерации у многих беспозвоночных. Каждый кусок тернового венца регенерировал лучи, вырастая в це­лую морскую звезду. Таким образом, невежественные аборигены са­ми же способствовали размноже­нию тернового венца.

Длинные острые шипы легко обламываются в коже человека, а их яд вызывает местное покрасне­ние, отек, рвоту и головокруже­ние, в худшем случае — паралич. Пораженный участок тела следу­ет немедленно поместить в горя­чую воду (не менее 50 °С), затем прочистить ранки и смазать анти­септиком. Для дальнейшего лече­ния используют антибиотики.

Ядовитые рыбы

Скат-хвостокол

Скаты, как и акулы, относятся к хрящевым рыбам, у которых скелет построен не из костной, а из хрящевой ткани, нет плава­тельного пузыря, а дыхание осу­ществляется через жаберные ще­ли. Скаты — существа донные и вовсе не агрессивные. Их дурная привычка зарываться в песок и

маскироваться имеет целью подкарауливание добычи и нападение на нее из засады. Она же приводит к тому, что человек, гуляющий по мелководью, не замечает притаившегося ската и нечаянно наступает на него. Моментальный удар хвостом, и зазубренный шип, располо­женный на последнем, вонзается в ступню, причиняя сильную боль. Рана может получиться рваной и послужить воротами для серьезной инфекции, тем более что расположена на ступне, погруженной в морскую воду. Отравления сопровождаются слабостью, судорогами и нарушением дыхания. Ежегодно тысячи людей страдают от уколов ската — хвостокола, но смертельные случаи чрезвычайно редки.

Скорпеновые

Это семейство костных рыб включает множество ядовитых видов с яркой пестрой окраской и колючими шипами на плавниках. В полости колючек содержится яд, токсичность которого варьи­рует у разных рыб. Российским подводникам широко известны

слабо — ядовитые скорпеновые, обитающие в Черном море: европей­ская скорпена и большой дракончик. Более опасны тропические скорпены коралловых рифов. Наиболее известна подводникам поло­сатая крылатка, или рыба-зебра, названная так за свою яркую кра­сно — лиловую полосатую окраску. Это очень красивая и грациозная рыба длиной до 30 см с большими веероподобными розовыми плав­никами, снабженными длинными колючками. Случайный укол та­кой колючки подобен удару раскаленного гвоздя. За ре­зкой болью следует ухудше­ние состояния пострадав­шего, которое заканчивает­ся параличом скелетной и дыхательной мускулатуры. Если несчастного не выта­щить немедленно на берег, он утонет. Известны смер­тельные исходы по причине сердечно — сосудистой не­достаточности .

Туристы, впервые попадающие в бурлящий подводный мир Крас­ного моря где-нибудь в Хургаде, уже на глубине десяти метров встречаются с крылаткой. Ее красота и внешняя безобидность раду­ет глаз — так и хочется потрогать эту популярную "фотомодель" ру­ками. Стоп! Лучше воздержаться, особенно если у вас нет надежной медицинской страховки (фото 6.6).

Бородавчатка

Это страшилище, которое еще называют камень-рыбой, пожа­луй, пострашнее рыбы—зебры. Она действительно похожа на камень и круг­лой корявой формой тела, и пестро—се­рой маскиро­вочной окра­ской, и непод­вижным обра­зом жизни.

Бородавчатку трудно заметить на морском дне среди камней и ко­раллов, поэтому несчастные случаи с подводниками происходят, как правило, при нечаянном прикосновении к одному из плавниковых шипов. Известны, однако, истории, когда российские туристы хва­тали бородавчатку в руки, чтобы показать арабским гидам — инстру­кторам, а те, увидев этот сюрприз в руках у их подопечных, хлопа­лись в обморок.

Короткие и толстые иглы бородавчатки пробивают не только неопрен, но и толстую резиновую подошву гидрокостюмов. От дикой боли подводник становится безумным или теряет сознание. В тяже­лых случаях через 5 ч после укола он впадает в коматозное состоя­ние и умирает. Специфических средств лечения нет.

Глава 6.2. Пассивно-ядовитые животные

Пищевая пригодность и ценность подавляющего большинства морских обитателей еще неизвестна. Экспериментальные дегуста­ции всегда рискованны, поэтому люди предпочитают употреблять в пищу проверенные морепродукты. Есть, однако, животные, ядови­тость которых уже испытало на себе не одно поколение гурманов. Как правило, это беспозвоночные и рыбы средних и крупных разме­ров, внешне жирные и питательные. Возможно, маленькие худосоч­ные яркие рыбки тоже смертельно ядовиты, но ведь никто не поза­рится на них, если рядом плавают большие аппетитные "куски мяса", питательность которых может обернуться опасностью для здоровья.

Иглобрюхи

Классический пример "лож­но—вкусных" животных — рыбы семейства иглобрюховых. Первые сведения об их токсичности при­вез в Европу капитан Кук, который вместе со всей командой отравился иглобрюхами во время кругосвет­ной экспедиции. Массовые отрав­ления происходят в Японии: иглоб-рюхи Фугу считаются деликате­сом, но если сделать ошибку при их особенной кулинарной обработке,

это яство становится смертельным. Первые симптомы отравления иглобрюхами появляются вскоре после приема пищи — от десятка минут до трех часов. Сначала происходит онемение языка, которое постепенно распространяется на все тело, затем появляются боли в животе и голове, тошнота и рвота; нарушается дыхание, человек те­ряет сознание и впадает в коматозное состояние. В тяжелых случаях смерть наступает через 5 — 6 часов (фото 6.7).

Сигуатера

Около 400 видов тропических и субтропических рыб вызывают сильное, но нелетальное отравление под общим названием "сигуате-ра". Этот термин происходит от названия моллюска Сигуа, часто употребляемого в пищу и так же часто вызывающего отравления с кишечными и неврологическими расстройствами.

Ежегодно регистрируется примерно 1000 случаев сигуатеровьгх отравлении — в основном на островах Полинезии. Наиболее рас­пространенные виновники заболевания — некоторые мурены, гру-перы, барракуды, рыба — хирург и рыба — попутай. Некоторые виды кефали и султанок вызывают отравления, которые сопровождаются галлюцинациями и кошмарами, преследующими гурманов в тече­ние суток.

Ядовитыми у рыб могут быть как отдельные органы, так и все те­ло. Наиболее ядовиты половые органы, печень и кишечник. Есть так­же вполне съедобные рыбы, у которых ядовиты половые продукты, кровь и поверхностная слизь (фото 6.8).

Глава 6.3. Хищники

Рыбы

Акулы

Есть ли на белом свете другое существо, которое человек превра­тил в страшное пугало, в символ ужаса и смерти? Великое множест­во книг и кинофильмов о морских путешествиях непременно живокоторых видов — например, черноморского катрана — ядовитый. Поэтому акулья кожа напоминает грубую наждачную бумагу, при соприкосновении с которой в лучшем случае сдирается только кожа. В жестокие времена колонизации тропических островов белые заво­еватели шили из акульей кожи рукавицы, и ударами рук, в них оде­тых, наказывали черных рабов.

Голодная акула стреми­тельно атакует жертву, вы­рывая кусок мяса и уже за­тем решая, стоит ли продол­жать. Более—менее сытая акула не бросается на по­тенциальную добычу изда­лека, а начинает кружить вокруг заинтересовавшего ее объекта, изучая его со всех сторон — ведь все ор­ганы чувств акулы располо­жены по бокам. Зрение у акул играет далеко не пер­вую скрипку в поиске до­бычи, основную же роль в их поведении играет обоня­ние — акулы чувствуют за­пах крови за многие километры. При попадании в воду некоторого количества крови акулы начинают метаться, выгибая спину (поза крайнего возбуждения). В состоянии бешенства акулы разрывают на куски не только рыбу или человека, оказавшегося поблизости, но и друг друга.

Все акулы—людоеды обитают в тропических и субтропических морях, и лишь одиночные особи иногда заплывают в умеренные во­ды. Большинство нападений на человека зафиксировано в южной Калифорнии, на Гавайских островах и в Австралии. Главное действующее лицо этих душераздирающих историй — большая белая акула, или кархародон. Это самый мощный и сильный морской хищник, от которого нет спасения. Нич­то на свете не способно остановить ата­кующего кархародона, который, собст­венно, и послужил прообразом всех кино монстров. Акула-молот, несмотря на жуткий вид, не так опасна, хотя не раз нападала на подводников и мелкие лод­ки. Третье место по людоедству делят бы­чья и тигровая акулы, питающиеся всем на свете и заглатывающие даже желез­ный и пластиковый хлам, выброшенный с кораблей. Бычья акула поднимается по рекам вверх по течению, неожиданно появляясь в озерах и утаски­вая под воду крупный рогатый скот и неосторожных купальщиков. В Красном море часто встречаются акулы-няньки — безобидные су­щества, ведущие ночной образ жизни. Днем, как правило, они пря­чутся в пещерах и расщелинах скал или коралловых рифов. Но если няньку раздразнить и дернуть за хвост, она может и возмутиться...

Раны, наносимые острыми, как бритвы, зубами акул, ужасны. Очень редко акулы пожирают людей после нападения. Даже 5 — мет­ровые монстры, способные легко перекусить человека пополам, лишь вырезают куски мяса и затем бросают свою жертву. Видимо, человеческое мясо не устраивает этих гурманов. Поэтому люди, под­вергшиеся атаке, умирают от сильной потери крови, поскольку ее фонтан, бьющий из рваной раны, остановить очень трудно. В этом случае следует накрыть рану какой-либо тканью и постоянно на нее давить. Отсутствие давления лишь ускорит потерю крови благо­даря активному ее впитыванию тканью.

Защита от нападений акул и их профилактика

Статистика показывает, что основная масса нападений была со­вершена на одиночных купальщиков — видимо, из — за их резких, порывистых движений, так привлекающих акул. Подводники мень­ше страдают от них, поскольку движутся плавно и располагают более широкими возможностями контролировать передвижения хищника и избегать столкновения. Плавание вдвоем и тем более в группах на 50% уменьшают опасность нападения.

Поведение акул непредсказуемо. Иногда их удавалось отпугнуть резким выдыханием пузырей, фотовспышкой, криками и размахи­ванием рук. Это, однако, не остановит атакующую большую белую акулу. Для защиты от акул специалисты рекомендуют аквалангистам иметь при себе металлическую дубинку или другое оружие. В продаже есть достаточно эффективные средства защиты — ружья и копья, на острие которых надеваются сменные ампулы, наполненные сжа­тым воздухом. Ампулы разрываются внутри акулы, нанося ей телес­ные повреждения. Эффективны защитные костюмы, сделанные из стальных колец. К сожалению, они не только очень дорогие, но и очень тяжелые и могут создать серьезные проблемы с плавучестью.

При нападении акулы рекомендуется опуститься на дно и при­жаться к его поверхности — так она не сможет вас укусить. Ни в ко­ем случае нельзя кричать и бить по поверхности воды руками — это лишь раздразнит агрессора. Плавая вместе с акулами, старайтесь не прикасаться к ним незащищенными участками тела, иначе содран­ная кожа и кровь, поступившая в воду, превратит даже сытых невин­ных акул в бешеных кровожадных хищников. Если же вы пореза­лись или у вас из носа пошла кровь — немедленно выбирайтесь на берег, пока эти следовые количества крови не привлекли морских хищников (фото 6.9).

Мурены

Кошмарная наружность му­рен, их змееподобное тело, морда с жуткими глазами и острыми зу­бами делают из этих рыб еще од­но путало для людей. Акулы — страшилища водной толщи, а му­рены — чудовища морского дна. Несмотря на все атрибуты про­жорливого хищника, для челове­ка мурены практически не пред­ставляют реальной опасности. Они ведут скрытный образ жиз­ни, обитая в пещерах и расщели­нах скал и коралловых рифов, молниеносно нападая на добычу из за­сады. Очень редко мурены выползают из своей берлоги, проплывают короткие расстояния и всегда возвращаются назад, к "родному оча­гу". Территориальность мурен делает их опасными для излишне лю­бопытных и неосторожных подводников. Представим себе человека, залезающего в берлогу с медведицей и медвежатами. Мы скажем, что он сошел с ума. Вот так же следует уважать жилище мурены.

Случаи нападения мурен на аквалангистов очень редки, несмотря на то что мурены широко распространены в зонах активного подвод­ного туризма — таких, как коралловые рифы Красного и Карибско­го морей, Флориды и т.д. Мурены — весьма мирные существа, позво­ляющие опытным гидам кормить себя из рук, гладить и проделывать с собой всякие трюки на потеху зрителям. Считается, что их можно приручать, как дельфинов. Но если мурену потревожить в ее берло­ге и нагло вторгнуться на ее территорию, она может молниеносно броситься и укусить, вырезав зубами — скальпелями целый кусок мя­са. Рваные раны, которые мурены оставляют на теле неосторожного

подводника, ужасны. Огромные желто — зеленые мурены Карибско­го бассейна — до 3 м в длину — особенно опасны в период спарива­ния (фото 6.10).

Барракуды

Грозный вид барракудам, или морским щукам придают длинные мощные челюсти с частоколом острых зубов. Охотятся барракуды оригинальным способом: зависают неподвижно в толще воды, а за­тем молниеносно кидаются на проплывающую мимо добычу. Несмо­тря на чрезвычайную редкость случаев нападения на подводников, они считаются опасными для человека, особенно когда, собираясь в большие стаи, теряют обычную осторожность.

Рептилии

Морские змеи

Часто встречаются на коралловых рифах во всех тропических мо­рях. Красивая и яркая полосатая окраска змей сразу привлекают внимание. Будьте осторожны! Яд этих рептилий очень токсичен, его действие на организм человека вызывает первые симптомы отравле­ния уже через полчаса после укуса: нарушение дыхания, спазмы му­скулатуры. Смерть наступает в результате паралича дыхательной му­скулатуры. Несмотря на общее мнение, что змеи неагрессивны, чис­ло несчастных случаев с их участием довольно высоко, особенно в Индийском океане.

Крокодилы и аллигаторы

Нападают на все, что шевелится, включая людей. Большинство обита­ет в реках, но неко­торые виды вполне сносно чувствуют себя и в море, неда­леко от эстуариев крупных рек. Силь­ное безжалостное животное, трудно различимое в мут­ной прибрежной воде, представляет реальную угрозу для подводников и купальщиков. Раны, оставленные страшными крокодильими зубами, похожи на ра­ны от акульих зубов. Соответственно и первая медицинская помощь оказывается так же, как после нападения акулы.

Млекопитающие

Китообразные

Животные, известные миру под зловещим именем "киты—убий­цы", ведут себя вполне мирно по отношению к человеку. Тем не ме­нее известны случаи нападений касаток на небольшие лодки и яхты. Видимо, форма корпуса лодки напоминает касаткам кита или круп­ную рыбину. Поскольку основной добычей касаток бывают рыбы, киты и морские котики, голодная касатка может с ходу атаковать и яхту с людьми. Кроме того, даже мирная касатка, нечаянно зацепив неосторожного человека, может нанести ему непоправимый вред.

По этой же причине потенциально опасны все крупные китооб­разные. Никто из них, даже зубастые прожорливые кашалоты, не старается проглотить или растерзать крохотного аквалангиста, но ес­ли последний теряет осторожность и попадает под удар громадного мощного хвоста, встреча с подводным гигантом заканчивается траги­чески.

Ластоногие

Даже такие мирные милые животные, как морские котики и мор­жи способны нанести телесные повреждения неосторожному и не­вежественному человеку. Происходит это, как правило, на суше по двум причинам:

- когда человек вторгается на личную территорию самца, строго ее оберегающего;

- когда человек проходит между животным и морем, как бы отре­зая путь к отступлению.

Проходя по лежбищу, нужно внимательно следить за распределе­нием гаремов, стараясь не сбиться с нейтральной дорожки между ними. Шаг влево, шаг вправо считается агрессией. Подходя к лежби­щу, следует обращать внимание на отдельных особей, сидящих непо­далеку от воды. Если вы посмеете переступить линию, связывающую их с морем, последует мгновенная реакция: раскрыв страшную зуба­стую пасть, секач с ревом бросается на "агрессора" и может сильно искусать его или, сбив с ног, просто задавить своей многотонной ту­шей.

***

Наше краткое и далеко не полное описание грозных морских оби­тателей не охватывает всех потенциальных опасностей, которые та­ит в себе подводный мир. Великое множество интересных живот­ных, способных за себя постоять, осталось "за бортом" данной кни­ги. Чтобы не испытывать их смертоносность и не провоцировать их защитных реакций, под водой нужно вести себя мудро и культурно. Человек обычно не воспринимается морскими хищниками (за очень редким исключением) как добыча, поскольку он не принадлежит подводному миру. Мы остаемся лишь наблюдателями и пришельца­ми из другого измерения. К сожалению, в последнее время все чаще мы сами становимся убийцами. Дело даже не в глобальном загрязне­нии океана, сбрасывании отходов или утечке нефти из танкеров — это стало уже неотъемлемой частью цивилизации. Великое множест­во подводников—любителей пасется на коралловых рифах, одним своим присутствием создавая стрессовую обстановку под водой. (фото 6.11). Многие животные исчезают из курортных мест, уходя к более диким берегам, но туристический бизнес настигает их, застав­ляя мигрировать дальше, в зоны военной секретности, где они и на­ходят временный покой.

Школы и центры погружений ведут активную кампанию по охра­не окружающей среды, запрещая подводникам рвать кораллы и со­бирать сувениры. К сожалению, не все, это правильно понимают, в особенности российские туристы. Практика показывает, что именно россияне отличаются патологической потребностью в морских суве­нирах, собранных собственными руками. Непреодолимый рефлекс собирательства приводит к нарушению баланса донных экосистем, их противоестественному изменению и, в конечном итоге, разруше­нию. Если коралловые рифы перекочуют в сушеном виде в шкафы и комоды подводников, где же мы с вами будем погружаться через не­сколько лет?

Заключение

Учебники и серьезные книги обычно оканчиваются Заключени­ем, логически завершающим их темы. Но ведь это подразумевает, что все уже сказано и остается лишь подвести итог. В данной же кни­ге затронуты лишь некоторые аспекты и основы того необъятного и многообразного вида человеческой деятельности, который называ­ется подводным плаванием, который включает и спорт, и отдых, и ак­тивное развлечение, и научные исследования, и техническую рабо­ту, искусство и многое — многое другое. Все это требует особого вни­мания, глубокого исследования и детального изложения в статьях, книгах, учебниках и альбомах. Поэтому мы не прощаемся, а вместо академического Заключения желаем своим читателям побольше

ПРИЯТНЫХ ПОГРУЖЕНИЙ, ПОДВОДНЫХ ПРИКЛЮЧЕНИЙ и ЯРКИХ ВПЕЧАТЛЕНИЙ!

Список рекомендуемой литературы

1. Занин В. Ю., Малюзенко Н. Н., Чебыкин О. В. Снаряжение под­водного пловца. Изд—во Макет, С—Пб., 1997.

2. Ballantyne L., 1994. SCUBA gear. DiveTraining, Florida, USA.

3. Bantin J., 1996. Big BCD guide. Diver Magazine, №9.

4. Bennett P.B. & D.H. Elliot (eds.), 1993. The physiology and medicine of diving, Bailliere Tindall Ltd, London.

5. British Sub—Aqua Club, 1993. Safety and resque for divers. Stanley Paul.

6. Brylske A., 1995. Beating the bends. DiveTraining, Florida, USA.

7. Edmonds С., В. McKenzie and R.Thomas, 1992. Diving medicine for SCUBA divers. J. L. Publications, Melbourne.

8. Fuchs A. & S. Guittet, 1994. La Femme et la plongee. Editions Maga, Paris.

9. LippmannJ., 1990. Deeper into diving. J. L. Publications, Melbourne.

10. Mioulane P. & J — M. Oyhenart, 1993. Plongee passion. Hachette Livre,

Paris.

1 l.Newman G., 1996. Life lines. Diver magazine, №10. 12. Clinchy R.A, III, G. Egstrom & L. Fead, 1992. Open Water Sport Diver

Manual. 14-Scubapro, 1996, 1997. Equipment Selection Guide.

15. Strauss R., 1976. Diving medicine. Grunet & Stratton, New York.

16. Unterwasser magazine, 1997. SCUBA guide' 1997. №1.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:42:31 01 сентября 2019
.
.17:42:31 01 сентября 2019
.
.17:42:30 01 сентября 2019
.
.17:42:29 01 сентября 2019
.
.17:42:28 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (7)
Работы, похожие на Реферат: Физика и физиология 4

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258791)
Комментарии (3487)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru