Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Специальный курс для обучающихся по специальности 030501. 65 Юриспруденция, 030505. 65 Правоохранительная деятельность. Очная и заочная формы обучения. Ставрополь 2010

Название: Специальный курс для обучающихся по специальности 030501. 65 Юриспруденция, 030505. 65 Правоохранительная деятельность. Очная и заочная формы обучения. Ставрополь 2010
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 23:46:39 11 ноября 2011 Похожие работы
Просмотров: 83 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ЦЕНТР СОЦИАЛЬНЫХ,

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ

И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ЦЕНТР ПО ИЗУЧЕНИЮ

ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И КОРРУПЦИИ

Седых Т.В.

ОСОБЕННОСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОНТРАФАКТНОЙ ПРОДУКЦИИ

Специальный курс для обучающихся по специальности 030501.65 – Юриспруденция, 030505.65 - Правоохранительная деятельность. Очная и заочная формы обучения.

Ставрополь - 2010

ББК

С

Седых Т.В.

С Особенности противодействия контрафактной продукции: специальный курс для обучающихся по специальности 030501.65 – Юриспруденция, 030505.65 - Правоохранительная деятельность (очная и заочная формы обучения) / Т.В. Седых. – Ставрополь: СФ КрУ МВД России, 2010. - 100 с.

Специальный курс подготовлен на базе действующего законодательства и ведомственных нормативных актов. В специальном курсе отражены цели и задачи дисциплины, предмет и система курса, раскрываются темы курса и их содержание. Специальный курс включает список рекомендуемой литературы и нормативно-правовых актов.

Издание предназначено для преподавателей, аспирантов и студентов юридических вузов и факультетов, специалистов в области интеллектуальной собственности и борьбы с контрафактом.

ББК

© Седых Т.В., 2010

© Ставропольский центр по изучению

организованной преступности и коррупции, 2010

© TraCCC при Американском университете

им. Джорджа Мейсона (Штат Вирджиния,

Вашингтон, США), 2010

© СФ КрУ МВД России, 2010

СОДЕРЖАНИЕ

Введение ................................................................................................... 4

Тема 1. Становление российского законодательства в области защиты интеллектуальной собственности и международно-правовые аспекты противодействия контрафактной продукции................................................ 5

Тема 2. Современное состояние преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции................................................................ 26

Тема 3 . Причинный комплекс преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции................................................................ 50

Тема 4. Методика расследования преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции................................................................ 68

Тема 5. Особенности производства экспертиз по делам о преступлениях, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции.....................

Тема 6. Противодействие преступности, совершаемой в сфере оборота контрафактной продукции........................................................................... 102

ВВЕДЕНИЕ

Специальный курс «Особенности противодействия контрафактной продукции» достаточно актуален и затрагивает сегодня все сферы производственной и предпринимательской деятельности, вовлекая с каждым годом все большее количество предприятий и организаций, способных противостоять засилью подделок. Общественным представителям и правоохранительным органам отводится ключевая роль в пресечении преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции и перемещения контрафактной продукции через границу Российской Федерации. В связи с этим разработка такого специального курса весьма актуальна.

Специальный курс «Особенности противодействия контрафактной продукции» преподается на базе общих положений наук уголовно-правового цикла, фактически выступает составной частью учебных дисциплин «Уголовное право», «Криминология», «Криминалистика» «Гражданское право». Он тесно связан с рядом вопросов, изучаемых в рамках общей теории и истории права, социологии, политологии, философии, психологии, а также смежных правовых дисциплин: административного права, уголовного процесса, уголовно-исполнительного права, гражданского права, гражданско-процессуального права.

Его целью является комплексное изучение криминологических, уголовно-правовых, криминалистических, социально-политических проблем противодействия контрафактной продукции, имеющих теоретическое и практическое значение.

Важными задачами успешного овладения данным специальным курсом является знакомство с основным понятием контрафакта, определение исторических этапов развития уголовного законодательства в сфере защиты интеллектуальной собственности, других международных и российских нормативно-правовых актов; определение современного состояния и тенденций оборота контрафакта в России; теоретическое обоснование мер, направленных на противодействие оборота контрафактной продукции на территории России, совершенствование законодательной базы.

ТЕМА 1. СТАНОВЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В ОБЛАСТИ ЗАЩИТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОНТРАФАКТНОЙ ПРОДУКЦИИ

Лекция – 2 часа.

Семинарское занятие – 2 часа.

Целевая установка лекции по теме «Становление российского законодательства в области защиты интеллектуальной собственности и международно-правовые аспекты противодействия контрафактной продукции».

Цель: дать систематизированные основы знаний о нормах, регулирующих вопросы противодействия распространению контрафактной продукции, акцентировав внимание на наиболее сложных и узловых вопросах темы.

Задачи

1. Исторический анализ уголовного законодательства в сфере противодействия контрафактной продукцией.

2. Характеристика международно-правовых аспектов противодействия контрафактной продукцией.

План лекции

Введение

1. Историко-правовой анализ уголовного законодательства в сфере противодействия контрафактной продукцией.

2. Нормы международного права в сфере интеллектуальной собственности и порядок ее регулирования.

Заключение.

Литература

1. Райзберг Б.А. Современный экономический словарь / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. - 5-е изд., перераб. и доп. - М.: ИНФРА-М, 2007. — 495 с. — (Б-ка словарей "ИНФРА-М").

2. Устав о цензуре // Свод Законов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. - СПб., 1845. - Т. 14.4.2.

3. Уголовное Уложение 1903 года. Полное собрание законодательства. Собр. 2-е. - Т. XXX VI. - Отделение первое. - 1903 .

4. О государственном издательстве: декрет ЦИК от 29 декабря 1917 г. // СУ РСФСР. - 1918. - № 14. - Ст. 201.

5. О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием: декрет Совета народных комиссаров (СНК) от 26 ноября 1918 г. // СУ РСФСР. - 1918. - № 86. - Ст. 900.

6. О привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах: закон от 17 июня 1812 г. // Свод Законов Российской империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. - СПб., 1845. - Т. X.I. - Ч. З.

7. Устав о промышленности заводской и фабричной // Свод Зако­нов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. – СПб., 1879. - Т. XI. - Ч. 2.

8. Положение об изобретениях: утв. декретом от 30 июня 1919 г. // СУ. - 1919. - №34. - Ст. 341.

9. Положение о патентах на изобретения: утв. ЦИК СССР 12 сентября 1924 г. // Собрание законодательства СССР. - 1924. - № 9. - Ст. 97.

10. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: лекции. – Т.1. - М., 1994. - С. 105.

11. Уголовное Уложение Российской Империи 1903 г. Комментарий Н.С.Таганцева. - Рига: Лета, 1922. - С. 1354.

12. О государственном издательстве: Декрет ЦИК от 29 декабря 1917г. //СУ РСФСР. - 1918. - № 14. - Ст. 201.

13. О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием: декрет Совета народных комиссаров (СНК) от 26 ноября 1918 г. // СУ РСФСР. - 1918. - № 86. - Ст. 900.

14. Пользуясь предоставленными ему полномочиями, Наркомпрос РСФСР объявил достоянием государства произведения 47 писателей и 17 композиторов.

15. Об отмене наследования: декрет СНК от 28 апреля 1918 г. // СУ РСФСР. - 1918. - № 34. - Ст. 456.

16. О промышленных образцах (рисунках и моделях): постановление ЦИК и СНК СССР от 12 октября 1924 г. // СЗ СССР. - 1924. - № 9. - Ст. 98.

17. Законодательство о трестах, синдикатах и органах регулирования промышленности / под ред. А.М. Гинзбурга-Наумова. - 2-е изд. - М., 1924. - С. 160.

18. Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / под ред. Я.Я.Свита, Ю.А.Шубина. - М., 1984. - С.289-291; Уголовное право. Особенная часть: учебник. В 2 ч. / под ред. Н.А.Беляева, Д.П. Водянникова, В.В. Орехова. – Ч.1. - С. 176-178.

19. О собственности в РСФСР: закон от 24 декабря 1990 г. // Ведомости РСФСР. - 1990. - № 30. - Ст.416.

20. О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках: закон РСФСР от 22 марта 1991 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. - 1991. - № 16. - Ст. 499; 1992. - № 32. - Ст. 1882; № 34. - Ст. 1966; СЗ РФ.- 1995. - № 22. - Ст. 1977.

21. Об изобретениях в СССР: Закон СССР от 31 мая 1991 г. // Ведомости Верховного Совета ССР. - 1991. - №25. - Ст. 703.

22. О промышленных образцах: закон СССР от 10 июля 1991 г.// Ведомости Верховного Совета ССР. - 1991. - № 32. - Ст. 908.

23. Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - № 42. - Ст. 2319.

24. О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров: закон РФ от 23 сентября 1992 г. // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - № 42. - Ст.2322.

25. О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных: закон РФ от 23 сентября 1992 г. // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Со­вета РФ. - 1992. - № 42. - Ст. 2325.

26. О правовой охране топологий интегральных микросхем: Закон РФ от 23 сентября 1992 г. // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - № 42. - Ст.2328; Об авторском праве и смежных правах: закон РФ от 9 июля 1993 г // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993. - № 32. - Ст.1242.

ВВЕДЕНИЕ

Контрафакт - один из быстроразвивающихся видов экономических преступлений, угрожающий бизнесу, подрывающий торговые отношения, угрожающий здоровью общества и его безопасности.

Производство и реализация контрафактной и фальсифицированной продукции занимают значительную часть российского "теневого рынка", который, по разным оценкам, достигает 30 - 40% от объема ВВП и представляет сегодня серьезную угрозу экономической безопасности России. Доля контрафактной и фальсифицированной продукции увеличивается по самой широкой номенклатуре - от обуви и одежды, от алкогольных напитков до аудио- и видеокассет. Особую озабоченность вызывает растущее количество поддельных лекарственных средств, что зачастую наносит непоправимый ущерб здоровью граждан.

Возникновение прав на результаты творческой деятельности стало необходимым на определенном этапе развития общества. В истории отечественной юридической мысли и законодательной практике взгляды на правовое регулирование использования результатов творчества несколько раз подвергались изменениям.

1. Историко-правовой анализ уголовного законодательства в сфере противодействия контрафактной [1] продукции

В России, как и в других развитых странах, появился новый сектор экономики, где в качестве товара выступают объекты прав на интеллектуальную собственность, что означает признание роли и места интеллектуальной собственности в экономике. Ввиду быстрого развития технологий, обеспечивающих копирование объектов интеллектуальной собственности и незаконное ее использование, рост количества правонарушений в данной сфере ежегодно возрастает. Однако в настоящее время еще слабо разработаны механизмы противодействия таким преступлениям, отсутствует обзор судебно-следственной практики по данной категории уголовных дел и административных правонарушений, что затрудняет выявление, раскрытие и привлечение к уголовной ответственности виновных в совершении этих преступлений. С такими проблемами сталкиваются правоприменители не только в России, но и за ее пределами.

Проблемы охраны интеллектуальной собственности существуют издавна, о чем свидетельствуют сведения, содержащиеся в правовых памятниках России. Первые законы, регулирующие эти общественные отношения, были приняты в России лишь во второй четверти XIX в. Ознаменовался этот период принятием Цензурного устава[2] , утвержденного 22 апреля 1828 г., о защите авторского права. В 1911 г. был подготовлен новый закон о защите интересов авторов и пользователей произведений.

Немногим раньше (в 1723 г.) в Правилах выдачи «привилегий на заведение фабрик» в российском законодательстве впервые появилось упоминание о защите прав изобретателей. Выдача привилегий на собственные и ввозимые из-за границы изобретения на 3, 5 и 10 лет, а также требование на публикацию «описания изобретения» были закреплены в 1812 г. Законом «О привилегиях на разные изобре­тения и открытия в художествах и ремеслах».

Вопрос о выдаче привилегий рассматривался Государственным советом без проверки существа изобретения, после чего министром внутренних дел выдавалась привилегия, которая могла оспариваться в судебном порядке в случае отсутствия новизны изобретения. Только с 1833 г. стали проводить экспертизу изобретений, а с 1870 г. выдача привилегий производилась «упрощенным порядком» за подписью одного министра финансов.

В это же время в России в 1830 г. был принят первый Закон «О товарных клеймах», который обязывал владельцев суконных, шляпных, бумажных и других фабрик иметь прочные клейма. Однако четкого определения товарного клейма, условий возникновения прав на него, а также правомочий владельца Закон не содержал.

Параллельно с этими нормативными актами развивалось и уголовное законодательство. Так, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., которое в отделении третьем «О присвоении ученой или художественной собственности» IV главы XII раздела содержало нормы, регламентирующие охрану интеллектуальной собственности (ст.ст. 1683 -1685).

В 1896 г. вступил в действие более совершенный Закон «О товарных знаках (фабричных и торговых марках и клеймах)». Товарными знаками признавались «всякого рода обозначения, выставляемые промышленниками и торговцами на товарах или на упаковке и посуде, в коих они хранятся, для отличия оных от товаров других промышленников и торговцев» (ст. 1 Закона от 26 февраля 1896 г.). Использование товарного знака признавалось правом, но не обязанностью лица, кроме случаев, специально установленных законом (клеймение изделий из золота и серебра, обязательная маркировка табачных и водочных изделий и пр.). Охрана интеллектуальной собственности в дореволюционной России обеспечивалась и средствами уголовного права. Говоря об основных источниках уголовного права того времени, в первую очередь следует упомянуть Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

Позже, в Уголовном Уложении 1903 г. охрана интеллектуальной собственности получила свое развитие в главе 35 «О преступных деяниях против прав авторских и привилегий на изобретения», содержащей уголовно-правовые нормы. Уголовная ответственность предусматривалась за самовольное пользование (полностью или частично) чужим правом литературной, музыкальной или художественной собственности (ч.1 ст. 620 Уголовного Уложения 1903 г.), самовольное издание или размножение произведения с целью его сбыта (ч.2 ст. 620 Уголовного Уложения 1903 г.), самовольное издание чужого произведения под своим именем (ч.3 ст.620 Уголовного Уложения 1903 г.); самовольное пользование чужой, выданной в установленном по­рядке «привилегией на произведение, или чужим правом на воспроизве­дение заявленных в установленном порядке заводских, фабричных или ремесленных моделей или рисунков» (ст. 621 Уголовного Уложения 1903 г.)[3] .

К концу XIX в. стало совершенно очевидно и то, что частичные усовершенствования правил об авторском праве не в состоянии обеспечить эффективную защиту интересов авторов и пользователей произведений. В 1897 г. Государственный Совет принял решение безотлагательно приступить к подготовке нового закона. Однако понадобилось более 13-ти лет для того, чтобы такой закон был принят. «Положение об авторском праве» 20 марта 1911 г. было составлено на основе лучших образцов западноевропейских законодательств того времени. В этом Положении был приведен перечень охраняемых объектов, установлен срок действия авторского права, урегулированы вопросы правопреемства, возможные нарушения авторских прав и средства их защиты и т.п. В связи с необходимостью согласования предписаний уголовного закона с «Положением об авторском праве» в 1912г. в ст. 620 Уголовного Уложения 1903 г. были внесены изменения согласованные с Положением об авторском праве 1911 г. Так в главу 35 Уголовного Уложения 1903 года были внесены изме­нения связанные с повышением ответственности за деяния, предусмотренные ст. 620 Уголовного Уложения 1903 г.; изменена редакция ст. 622, в соответствии с которой торговец, виновный в хранении для продажи или ввозе из-за границы для продажи или в «продаже пред­мета, заведомо изготовленного в нарушение авторского права или приви­легии на изобретение, наказывался арестом или денежной пеней не свыше пятисот рублей»; введено примечание к ст. 622, согласно которому дела о нарушении чужого авторского права (ст. ст.620, 622) начинаются «не иначе как по жалобе потерпевшего». Приговор и наказание виновного отменяются в случае примирения сторон.

Таким образом, дореволюционное уголовное законодательство достаточно детально регламентировало ответственность за посягательства на права авторов и изобретателей. Однако средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой продукции (работ, услуг) - фирменные наименования, товарные знаки не подлежали уголовно-правовой охране.

В связи с изменением политического строя в стране в 1917 г. принимается Декрет ЦИК «О государственном издательстве», который объявил государственную монополию сроком не более чем на 5 лет на сочинения, подлежащие изданию, а произведения переведены в собственность «общественную»[4] и отменил все действующие норм, регулирующие общественные отношения в сфере охраны интеллектуальной собственности. Позже был принят Декрет СНК «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием», который ситуации не изменил, более того, «любые произведения — опубликованные и неопубликованные, произведения умерших и живых авторов, произведения литературные, музыкальные, научные и т. д.» — признавались достоянием РСФСР, а право наследников умерших авторов, по общему правилу, не признавалось[5] .

В 1919 г. принимается Положение об изобретениях[6] , которое признает за государством право отчуждать в свою пользу любое изобретение, признанное полезным Комитетом по делам изобретений. Изобретения, объявленные достоянием РСФСР, за исключением секретных, относящихся к области обороны или особо важных для страны, поступали в общее пользование всех граждан и учреждений на условиях, которые в каждом отдельном случае особо оговаривались. Автору такого изобретения гарантировались признание и охрана его права авторства, а также право на вознаграждение, которые удостоверялись особым охранным документом - авторским свиде­тельством. Вознаграждение, размер которого определялся специальной оценочной комиссией Комитета, носило характер особых премиальных, не подлежащих налоговому обложению.

Новый курс экономической политики нашел свое выражение и в Уголовном кодексе РСФСР, принятом в 1922 г. Ответственность за деяния, которые, как принято нынче считать, посягают на интеллектуальную собственность, регламентировалась в главе «Имущественные преступления» УК РСФСР 1922 г. В частности, статья 198 УК РСФСР 1922 г. гласила, что самовольное использование в корыстных целях чужих изобретений или привилегий, зарегистрированных в установленном порядке, карается принудительными работами до одного года или штрафом в тройном размере от самовольного использования выгоды. Ст. 199 УК РСФСР 1922 г. предусматривала ответственность в виде принудительных работ до одного года или штрафа, в три раза превышающего выгоду, полученную незаконно, за самовольное пользование в целях недобросовестной конкуренции чужим товарным или фабричным или ремесленным знаком, рисунком, моделью, а равно и чужой фирмой или чужим наименованием.

Говоря о новеллах УК РСФСР 1922 г., следует подчеркнуть, что впервые в истории отечественного законодательства была установлена уголовная ответственность за самовольное пользование чужой фирмой или чужим наименованием (ст. 199 УК РСФСР 1922 г.). Если говорить о нововведениях в законодательной конструкции составов преступлений против интеллектуальной собственности, то можно отметить, что условиями уголовной ответственности стало совершение деяния в корыстных целях (ст. 198 УК), в целях недобросовестной конкуренции (ст. 199 УК). В то же время, нарушение авторских прав не признавались по УК РСФСР 1922 г. преступным деянием.

В 1924 г. ЦИК СССР принял Положение о патентах на изобретения[7] . В соответствии с данным Положением патент вновь становился единственной формой охраны изобретательских прав[8] , который выдавался на 15 лет и мог свободно отчуждаться и передаваться для использования третьим лицам по усмотрению патентообладателя.

Следующий этап развития российского права интеллектуальной собственности в советский период был связан с введением в действие Основ авторского права 1925 и 1928 гг., а также принятого в их развитие Закона РСФСР «Об авторском праве» от 8 октября 1928 г. и Постановлений ЦИК и СНК СССР от 12 февраля 1926 г. «О товарных знаках» от 22 июня 1927 г. было утверждено «Положение о фирме».[9]

Что касается уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности, то соответствующее законодательство было подвергнуто реформированию в рамках принятого Постановлением ВЦИК 22 ноября 1926 г. Уголовного кодекса РСФСР.

Таким образом, новый уголовный закон в основном сохранил те же подходы к решению вопросов об ответственности за преступления против интеллектуальной собственности, которые были закреплены в УК РСФСР 1922 г. В то же время впервые в послереволюционном законодательстве в уголовно-правовом порядке стало преследоваться нарушение авторских прав. Несмотря на это в УК РСФСР уже с 1931 г. начинают вносить изменения. Так, в связи с отменой Закона о патентах на изобретения диспозиция ст. 177 УК РСФСР 1926 г. была изложена в новой редакции: оглашение изобретения до заявки без согласия изобретателя, а равно самовольное использование литературных, музыкальных и иных художественных и научных изобретений с нарушением закона об авторском праве. За совершение указанных преступлений предусматривались исправительно-трудовые работы на срок до трех месяцев или штраф до одной тысячи рублей[10] .

В отсутствие конкуренции в экономической деятельности перестали совершаться такие деяния, как незаконное использование чужого товарного знака и чужого фирменного наименования. Поэтому соответствующие деяния были декриминализированы в УК РСФСР 1960 г. Что касается незаконного использования авторских и изобретательских прав, то в рамках административно-командной экономики соответствующие объекты стало невозможно вводить в хозяйственный оборот. Поэтому вполне закономерно, что «Нарушение авторских и изобретательских прав» (статья 141) расценивались как преступления, посягающие на политические и трудовые права (глава 4 УК РСФСР 1960 г.).

Новеллы, содержащиеся в ст. 141 УК РСФСР, были последними принципиальными изменениями вплоть до принятия нового Уголовного кодекса РФ в 1996 году.

Период 1990-1991 г. вошел в историю принятием законов, коренным образом изменивших экономическую и политическую систему страны. Закон от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР» закрепил равноправие всех форм собственности[11] . Закон РФ от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности» установил задачи, порядок и гарантии предпринимательской деятельности, Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»[12] .

В 1992—1993 гг. в Российской Федерации принят блок законов по охране интеллектуальной собственности, в том числе Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г.[13] , Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» от сентября 1992 г.[14] , Закон РФ «О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных» от 23 сентября 1992 г.[15] , Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 г., Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г.[16] , с принятием которого перестал применяться раздел V Основ гражданского законодательства 1991 г., Закон РФ «О селекционных достижениях» от 6 августа 1993 г., часть первая Гражданского кодекса РФ, принятая Государственной думой 21 октября 1994 г., а также часть вторая ГК РФ, принятая Государственной думой 22 декабря 1995 г., регулирует отношения, связанные с фирменными наименованиями. Однако развернутая правовая регламентация отношений, связанных с регистрацией, использованием и охраной фирменных наименований, должна быть в соответствии с п. 4 ст. 54 ГК РФ обеспечена специальным законом, который пока еще не принят. Положения указанных законов получили развитие в целом ряде подзаконных актов, принятых Президентом РФ, Правительством РФ, Патентным ведомством РФ и некоторыми другими органами государственного управления.

Уголовный кодекс РФ 1996 г. стоит на защите интеллектуальной собственности и противостоит распространению контрафактной продукции. Он включает целую группу норм, таких как ст. 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав», ст. 147 УК РФ «Нарушение изобретательских и патентных прав», ст. 180 УК РФ «Незаконное использование товарного знака».

В то же время оценка состояния охраны и защиты интеллектуальной собственности в России, как внутри страны, так и за рубежом, позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на предпринимаемые Правительством РФ в последние годы меры, задача надежной защиты интеллектуальной собственности не выполнена. В уголовной сфере при нарушении прав на результаты интеллектуальной деятельности произошел перекос в сторону защиты авторских и смежных прав, в то время как при нарушении патентных прав и прав на ноу-хау преступники зачастую остаются безнаказанными.

Если за последние 10 лет число регистрируемых преступлений по ст. 146 УК выросло в 10 раз, число раскрываемых преступлений и число приговоров — в 2 раза, то по ст. 147 УК сегодня регистрируется в 2 раза меньше преступлений, чем 10 лет назад, и выявляется в 3 раза меньше лиц, виновных в их совершении, а количество приговоров по таким делам снизилось в 1,5 раза (в 2007 г. по этим статьям УК привлечено к уголовной ответственности во всей стране всего 20 человек). Данные показатели правоприменительной практики явно не отражают реальной ситуации в стране в этой области.

Вот почему на парламентских слушаниях в Государственной думе Федерального Собрания РФ в феврале 2006 г. были внесены предложения о выработке универсальной модели в отношении перечня контрафактной продукции, чтобы он был расширен и включал в себя:

- экземпляры произведения или фонограммы, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение Закона об авторском праве либо нарушение существенных условий договора о передаче исключительных прав, либо содержащих наряду с правомерно используемыми объектами авторского права и смежных прав неправомерно используемые и воспроизведенные;

- экземпляры продукции, содержащие изобретения, полезные модели и промышленные образцы, селекционные достижения, находящиеся в обороте (от производства до использования) с нарушением прав и законных интересов патентообладателя, требований Патентного закона, Закона о селекционных достижениях либо существенных условий лицензионного договора;

-средства индивидуализации товаров (услуг) (товарный знак, знак обслуживания, фирменное наименование, доменное имя и т.д.), их производителей и юридических лиц, находящиеся в обороте (от производства до использования) с нарушением прав и законных интересов правообладателя, требований законодательства либо существенных условий лицензионного договора;

- экземпляры продукции, содержащие ноу-хау, полученные в результате неправомерного разглашения, завладения и использования ноу-хау с нарушением прав и законных интересов правообладателя, требований Федерального закона от 26.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне».

При этом в нормах данной статьи была учтена и другая аргументация. Поскольку имущественные права на произведения сохраняются в течение 70 лет после смерти автора, продукция, выпущенная с нарушением требований закона или условий договора в этот период, будет контрафактной. Учитывая же, что право авторства, право на имя, право на защиту репутации являются личными неимущественным правами и на требования о защите этих прав в соответствии со ст. 208 ГК исковая давность не распространяется, то любая продукция, выпушенная с нарушением указанных прав и норм закона, может быть признана судом контрафактной.

Из различных вариантов таких изменений (в том числе регистрации авторских прав) законодатель избрал ограничение применения института контрафакта только к нарушениям исключительных имущественных прав (с установлением ограничения предельного срока применения института контрафакта предельным сроком действия исключительного права).

Таким образом, необходимыми условиями применения правового института контрафакта в России с 1 января 2008 г. являются:

- наличие охраняемого результата интеллектуальной деятельности или приравненного к нему средства индивидуализации с обязательным:

а) закреплением права на эти объекты и определением их режима правовой охраны;

б) распределением права на эти объекты и идентификацией субъектов данных прав с определением их правового статуса;

- наличие материальных носителей, в которых выражен результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации с нарушением исключительного права на такой результат или на такое средство, а также наличие оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации;

- наличие судебного решения с установлением круга контрафактной продукции, содержащей охраняемый результат интеллектуальной деятельности или приравненное к нему средство индивидуализации, изготовленной или находящейся в обороте с нарушением исключительных прав на данные объекты интеллектуальной собственности субъектов данных прав.

Отсутствие любого из перечисленных условий исключает возможность применения правового института и правового режима контрафакта для защиты правообладателей интеллектуальных прав.

Формальное законодательное расширение области применения института контрафакта отнюдь не означает автоматического улучшения состояния дел, в том числе при защите патентных прав и прав на секреты производства (ноу-хау).

Поскольку сегодня изначально права на абсолютное большинство результатов интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере не закрепляется, то значит, не появляется интеллектуальная собственность, а, следовательно, не нарушаются исключительные права на такие технологии и формально нет контрафакта.

2. Нормы международного права в сфере

интеллектуальной собственности и порядок ее регулирования

В настоящее время Российская Федерация является участницей ряда международных конвенций, по вопросам охраны авторских и смежных прав, что свидетельствует о принятии страной обязательств по надлежащей защите интеллектуальной собственности. Непринятие мер адекватной защиты интеллектуальной собственности и, в частности, объектов авторского и смежного права, как справедливо полагают многие эксперты, снижает международный авторитет России и создает угрозу применения против нее международных санкций[17] .

В число Конвенций, к которым присоединилась Россия, входят Всемирная конвенция об авторском праве 1952 г. (пересмотрена в Париже 24 июля 1971 г.), Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 г.

Присоединяясь к названным конвенциям, Правительство РФ в своем Постановлении от 3 ноября 1994 г. № 1224 «О присоединении Российской Федерации к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений» в редакции 1971 года, Всемирной конвенции об авторском праве в редакции 1971 года и дополнительным протоколам 1 и 2, Конвенции 1971 года об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм» отметило, что «действие Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений не распространяется на произведения, которые на дату вступления этой Конвенции в силу для Российской Федерации уже являются на ее территории общественным достоянием».

Всемирная конвенция об авторском праве была принята в целях: 1) создания предпосылок для постепенного обеспечения во всех странах охраны авторского права на литературные, научные и художественные произведения; 2) дополнения без ущерба уже действующих международных систем охраны авторского права; 3) обеспечения уважения прав личности; 4) содействия развитию литературы, науки, искусства; 5) содействия более широкому распространению произведений интеллектуального труда и укреплению международного взаимопонимания.

Согласно ст. 1 данной Конвенции «каждое из договаривающихся государств обязано принять все меры по обеспечению соответствующей и эффективной охраны прав авторов и других лиц, обладающих авторским правом, на литературные, научные и художественные произведения, в том числе: произведения письменные, музыкальные, драматические и кинематографические произведения живописи, скульптуры и гравюры».

Особое место в системе защиты интеллектуальной собственности занимает Бернская конвенция «Об охране литературных и художественных произведений» (Парижский Акт, ВОИС, 24 июля 1971 г.), которая содержит определения охраняемых произведений, в т.ч. литературных и художественных произведений, производных произведений, официальных текстов, сборников произведений прикладного искусства и промышленных образцов (ст. 1); устанавливаются возможные ограничения охраны определенных произведений, в т.ч. определенных речей, лекций и обращений; регламентируются критерии для предоставления охраны АСП, в т.ч. 1) гражданство автора; 2) место выпуска произведения в свет; 3) местожительство автора; 4) понятие произведения, выпущенного в свет; 5) произведения, «одновременно» выпущенного в свет, (ст. 3) и многие иные положения защиты интеллектуальной собственности в странах-участницах Конвенции.

Кроме этого Россией подписан ряд иных международно-правовых документов в сфере защиты интеллектуальной собственности, в т.ч. Договор об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем от 26 мая 1989 г.; Стокгольмская конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г.; Соглашение между Организацией Объединенных Наций и Всемирной организацией интеллектуальной собственности от 17 декабря 1974 г.; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области охраны интеллектуальной собственности от 25 апреля 1996 г.; Соглашение о сотрудничестве по пресечению правонарушений в области интеллектуальной собственности от 6 марта 1998 г.

Последнее Соглашение было подписано в Москве странами СНГ в соответствии с Межгосударственной программой совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств-участников СНГ на период до 2000 г., утвержденной Решением Совета глав государств СНГ от 17 мая 1996 г.

Его принятие преследует цели создания благоприятных условий для гармоничного развития взаимной торговли, экономического, промышленного и научного сотрудничества стран-участниц СНГ.

Основными средствами достижения целей данной Конвенции определены:

- обмен информацией о пресечении правонарушений в области интеллектуальной собственности:

- создание общей информационной базы данных по вопросам пресечения правонарушений в области интеллектуальной собственности с перечислением субъектов, имеющих доступ к ней;

- проведение мероприятий по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию правонарушений в области интеллектуальной собственности;

- обмен опытом работы по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию правонарушений в области интеллектуальной собственности;

- обмен учебной, методической и специальной литературой;

- организация совместных научных исследований, семинаров и конференций;

- содействие в подготовке и повышении квалификации кадров;

- предоставление по запросам сторон нормативных актов, регламентирующих деятельность в области интеллектуальной собственности.

Международно-правовыми вопросами интеллектуальной собственности занимаются две международные межправительственные организации: ВОИС и ВТО (в рамках Соглашения по ТРИПС). Для разграничения их компетенции в 1995 г. подписано Соглашение о сотрудничестве ВОИС и ВТО[18] . Помимо этого их сотрудничество реализуется в совместных программах, в том числе с 2001 г. введена в действие совместная программа помощи развивающимся странам по вопросам интеллектуальной собственности. В отличие от документов ВОИС Соглашение по ТРИПС предписывает участникам обеспечить правоприменение в соответствии с предусмотренными Соглашением стандартами защиты, прежде всего, относительно объектов авторского, смежного права и товарных знаков. В Европейском сообществе с 1986 по 1995 г. применялся Регламент Совета (ЕЭС) № 3842/86 (вступил в силу 1 января 1988 г.), который запрещал выпуск в свободное обращение товаров, признанных контрафактными (ст. 2 Регламента), но относился только к продуктам, защищенным надлежащим образом, зарегистрированным товарным знаком (ст. 1 Регламента). Согласно данной норме обладатель товарного знака мог требовать от таможенных властей задержать на 10 рабочих дней освобождение товаров от ареста, если у него имелись основания подозревать, что речь идет о контрафактных товарах (ст. 3 Регламента). Регламентом Совета (ЕЭС) № 3295/94, принятым в преддверии вступления в силу в 1995 г. Соглашения ТРИПС, система защиты в целом была сохранена согласно предшествующему регламенту, но расширена область применения в отношении товаров с нарушением некоторых авторских или смежных прав.

С 1 июля 1999 г. этот Регламент был изменен Регламентом Совета № 241/99, который расширил список товаров, выпущенных с нарушением интеллектуальной собственности, а также условия вмешательства таможенных властей по обычному заявлению обладателя товарного знака.

Позднее эти вопросы были конкретизированы в Регламенте Совета (ЕС) № 1338/2003 от 22 июля 2003 г. о таможенных мерах в отношении товаров с нарушением прав интеллектуальной собственности[19] , а также в Директиве Европейского парламента и Совета (ЕС) № 2004/48 от 29 апреля 2004 г. о защите прав интеллектуальной собственности[20] .

Рекомендации Комитета министров СЕ в области защиты интеллектуальной собственности также в основном касались объектов авторского и смежного права, в том числе: Рекомендации Комитета министров № R(85)10 относительно практического применения Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам в том, что касается судебных поручений о перехвате телекоммуникационных сообщений; Рекомендации № R(88)2 о борьбе с пиратством в области авторского права и смежных прав.

В соответствии со ст. 10 Конвенции о преступности в сфере компьютерной информации (ETS № 185) (Будапешт, 23 ноября 2001 г.) государства — члены СЕ должны принять законодательные и иные меры, необходимые для того, чтобы квалифицировать в качестве уголовного преступления, согласно их внутригосударственному праву, нарушения авторского права, как они определены в законодательстве государства во исполнение обязательств, взятых на себя по Парижскому акту от 24 июля 1971 г., пересматривающему Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений, по Соглашению о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности и по Договору об авторском праве ВОИС, когда такие действия совершаются умышленно в коммерческом масштабе.

В Рекомендации № Rec(2003)9 «О мерах поддержки демократического и социального распространения цифрового вещания» (28 мая 2003 г.) Комитет министров СЕ рекомендовал государствам-членам (п. 16) учитывать экономические интересы вещательных компаний, операторов платформ и провайдеров услуг цифрового вещания в контексте борьбы с пиратством в области цифровых технологий, в частности, с помощью мер правовой защиты услуг, основанных на условном доступе или состоящих во введении условного доступа.

Для всех стран — членов ВТО с 1 января 1995 г. был установлен срок в один год на приведение своего законодательства в соответствие с Соглашением, для развивающихся стран этот срок составляет пять лет, а для наименее развитых — 11 лет.

Соглашение ТРИПС[21] содержит Преамбулу и семь основных частей. Часть II (ст. 9—40) Соглашения включает нормы и стандарты, касающиеся регулирования вопросов, связанных с конкретными объектами интеллектуальной собственности (авторские и смежные права (ст. 9—14); торговые марки или товарные знаки (ст. 15—21); географические указания (ст. 22—24); промышленные образцы и модели (ст. 25—26); патенты (ст. 27—34); топологии интегральных микросхем (ст. 35—38); производственные секреты (ст. 39) и контроль за недобросовестной конкуренцией).

Оно обязывает государства — члены ВТО обеспечивать «эффективные меры против любых действий, нарушающих права интеллектуальной собственности» в трех основных областях, где эта цель должна быть достигнута: гражданское, административное и уголовное судопроизводство, и требует:

- установить гарантии оперативного предотвращения любых нарушений прав интеллектуальной собственности;

- предусмотреть гражданско-правовые и административные процедуры судопроизводства (компетенцию судов остановить деятельность нарушителей прав интеллектуальной собственности, предотвращая проникновение контрафактной продукции на рынок и снижения ее стоимости; компенсацию понесенных убытков в адекватном размере, в случае, когда нарушитель знал, что совершает преступление, или имел резонные основания это знать);

- учитывать ограничение по времени в отношение юрисдикции судов по предотвращению незаконной деятельности, связанной с интеллектуальной собственностью (если истец не начинает процесс, необходимый для вынесения окончательного решения, «в приемлемые сроки», ответчик имеет право потребовать, чтобы эти меры были отменены или утрачивали силу. Уточняют эти сроки судебные власти, которые являются инициаторами мер, при отсутствии такого определения в качестве приемлемых сроков установлено «не более 20 рабочих дней или 31 календарного дня, если срок этот больше»);

- ввести меры по предотвращению перемещения контрафактной продукции через границы (если иностранный правообладатель не инициирует процесс по существу в течение 10 рабочих дней (или 20 при предоставлении отсрочки), после того как он был уведомлен о приостановке импортирования, товар следует снова выпустить в свободное обращение (ст. 81). Если в ходе проведения таможенного досмотра явственно обнаружится, что товары являются контрафактными или пиратскими, таможенным властям разрешается без предварительной просьбы о вмешательстве отсрочить снятие ареста или задержать соответствующие товары в течение трех рабочих дней (ст. 4 Регламента Совета (ЕЭС) № 3295/94). В соответствии с национальными положениями в отношении данных личного характера, коммерческой и промышленной тайны, а также профессиональной и административной тайны таможенные власти немедленно информируют о них правообладателя, чтобы позволить ему подать просьбу о вмешательстве компетентных служб до истечения этого трехдневного срока);

- установить уголовные процедуры и применяемые наказания (ст. 61), как минимум для преднамеренных действий по контрафакции товарного знака либо пиратских действий, нарушающих авторское право и совершаемых в коммерческом масштабе (санкции должны включать в себя тюремное заключение и (или) достаточные для установления контрафактных товаров и всех материалов и инструментов, главным образом послуживших для совершения данного преступления).

В то же время Соглашение не предусматривает в обязательном порядке уголовных санкций для других видов нарушений интеллектуальной собственности (не предписывает уголовных санкций за нарушение патентных прав, смежных прав, сходство между защищенными авторским правом произведениями или товарными знаками, прав на географическое наименование, о наименованиях вообще и коммерческой тайне при пиратстве или контрафакции).

Сфера применения указанных норм международного права, в том числе стандартов Соглашения ТРИПС, соответствовали в основном и нормы российского законодательства, согласно которым в период вплоть до 1 января 2008 г. институт контрафакта первоначально распространялся на конкретные экземпляры материальных товаров с воплощенными в них объектами авторского права и смежных прав и средствами индивидуализации (без согласия правообладателя прав на указанные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации).

Так, согласно нормам ст. 48 Закона об авторском праве, ст. 17 и 19 Закона о правовой охране программ для ЭВМ, а также ст. 4 и 40 Закона о товарных знаках контрафактными признавались соответственно незаконно произведенные и находящиеся в обороте без согласия правообладателей экземпляры произведения и фонограммы, экземпляры программы для ЭВМ или базы данных, товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак, наименования мест происхождения товаров или сходные с ними до степени смешения обозначения.

Заключение

Подводя итог сказанному, необходимо отметить, что условиями применения правового института контрафакта является:

-во-первых, наличие охраняемого результата интеллектуальной деятельности;

-во-вторых, наличие материальных носителей;

-в третьих, наличие судебного решения с установлением круга контрафактной продукции.

ТЕМА 2. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ В СФЕРЕ ОБОРОТА

КОНТРАФАКТНОЙ ПРОДУКЦИИ

Лекция – 2 часа.

Семинарское занятие – 2 часа.

Целевая установка лекции по теме : «Современное состояние преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции».

Цель: дать систематизированные основы знаний о состоянии преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции, акцентировав внимание на наиболее сложных и узловых вопросах темы.

Задачи

1. Рассмотрение особенностей современного состояния преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции.

2. Анализ масштабов распространения контрафактной продукции в России.

План лекции

Введение

1. Особенности современного состояния преступлений в сфере оборота контрафактной продукции в России и за рубежом

2. Соотношение норм уголовного и административного законодательства в сфере противодействия обороту контрафактной продукции

Заключение

Литература

1. Безверхов А.Г. Проблема уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности // Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступности: сборник науч. тр. / под ред. Н.А. Лопашенко. - Саратов: Сателлит, 2006.

2. Мачковский Л.Г. Интеллектуальная собственность: уголовно-правовая охрана // Законодательство. - 2005. - N 11.

3. Галахова А.В. О юридической технике и судебном толковании смежных преступлений и административных правонарушений // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы. - М., 2005.

4. Безверхов А.Г., Шевченко И.Г.Ответственность за уничтожение и повреждение чужого имущества: учеб. пособ. - Самара, 2008.

5. Криминология. - М.: Манускрипт, 1992.

6. Криминология / под ред. И.И. Карпеца и В.Е.Эминова. - М.:Манускрипт, 1993.

7. Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. - М., 1991.

8. Модель регионального криминологического и уголовно-правового прогноза. - М., 1994.

9. Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. - М.: АО «Центр «ЮрИнфоР», 2002.

10. Преступность в России в девяностых годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней. - М.: Криминологическая ассоциация, 1995.

11. Борзенков Г. Новое в уголовном законодательстве о преступлениях против собственности // Законность. - 1995. - № 2.

Введение

Необходимо отметить, что уровень оборота контрафактной продукции на территории России очень велик. Особое внимание уделялось выявлению факта нарушения авторских и смежных права. Вред, наносимый контрафактной и фальсифицированной продукцией, можно разделить на несколько групп:

-ущерб экономике государства в виде непоступления налоговых и иных платежей в бюджеты государства и государственные внебюджетные фонды;

-ущерб престижу страны, подрыв инвестиционного климата;

-ущерб владельцам авторских прав на продукцию и прав на товарные знаки;

-ущерб здоровью потребителей контрафактной и фальсифицированной продукции.

В 2003 г. прошла первая Всероссийская выставка - форум "Регионы России: защита от контрафакта", среди организаторов которой - Государственная Дума, Минэкономразвития, МВД, Минпромнауки, Госстандарт России, Федеральная налоговая служба, Роспатент, где прозвучали примеры, убеждающие, что борьба с контрафактом и фальсификацией стала одной из первоочередных проблем государственной власти.[22]

1. Особенности современного состояния преступлений

в сфере оборота контрафактной продукции в России и за рубежом

Известно, что сегодня в России масштабы распространения контрафактной продукции угрожают бизнесу, подрывают торговые отношения, серьезно влияют на здоровье общества и его безопасность. Это обусловлено, прежде всего, тем, что производство и реализация контрафактной и фальсифицированной продукции занимают значительную часть российского "теневого рынка", который, по разным оценкам, достигает 30 - 40% от объема ВВП и представляет сегодня серьезную угрозу экономической безопасности России.[23]

В настоящее время Россия вышла из периода тотального товарного дефицита, планово-директивного снабжения и пришла к фундаментальным основам рыночной экономики. Сейчас большее внимание уделяется интересам потребителя, ведь в итоге именно удовлетворенность потребителя качеством приобретаемых товаров и оказанных услуг и предопределяет эффективность товарораспределительной деятельности и многих отраслей и сфер производства.

По оценкам Международной торговой палаты (МТП), торговля контрафактной продукцией во всем мире составляет 5—7% от объема всей международной торговли товарами, что в абсолютных величинах составляет порядка 500 млрд. долл. США в год.

По официальным данным Роспатента, оборот всей поддельной продукции, включая товары народного потребления, на российском рынке составляет 80—100 млрд. руб. в год, в результате чего экономика недосчитывает 1,5 млн. рабочих мест, а госбюджет — 30 млрд. руб. По неофициальным данным, оборот контрафакта в России значительно больше и оценивается в 150—200 млрд. руб. в год. По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), одни только прямые убытки от контрафактной продукции и пиратства в мире превышают сегодня 100 млрд. долл. в год. Если же считать и косвенные (подрыв экономики, потеря рабочих мест, ухудшение социальной сферы), то мировые потери, по мнению экспертов, могут достичь 300 млрд. долл. и более. По данным Европейской комиссии, в прошлом году только в странах ЕС было изъято 75 млн. единиц поддельной продукции, из них более 5 миллионов — продукты питания и напитки, а еще 500 тысяч — поддельные медикаменты.[24]

По информации, предоставленной Международной организацией производителей фонограмм (International Federation Phonographic Industry (IFPI)), Россия находится в списке 10 стран, в которых наиболее распространена реализация контрафактной продукции. При этом заключение об уровне контрафактности конкретной страны базируется в основном на информации, предоставляемой самими правообладателями, понесшими ущерб от контрафактной продукции, и не учитывает сведения из других источников — например, деятельность уполномоченных органов по выявлению контрафактных товаров.[25]

В результате этого материальный ущерб владельцев авторских прав по самым скромным оценкам Комитета по вопросам геополитики Государственной думы Российской Федерации ежегодно составляет более 1 млрд. долларов США, а потери бюджета за счет неуплаты налогов - не менее 550 млн. долларов.

Распространение контрафактной продукции во многих странах мира является одной из актуальных проблем, которая привлекает внимание как ученых, так и практических работников. Распространение отдельных видов контрафактной продукции ежегодно изменяется. Так, например, такие изменения произошли с распространением контрафактных лекарственных средств, спортивной одежды и обуви, часов, украшений, чая, кофе и др.

Поскольку в основном это продукция "раскрученных" марок, несмотря на то, что это подделка у граждан возникает непреодолимое желание приобрести ее, что порождает всеядность контрафакта, и население понимает, что если бы не было контрафакта, многие «престижные» вещи были бы для них недоступными.

Результаты анализа статистических данных о преступности указывает на небывалый рост преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции. Так, с 1997 г. по 2009 г. среднегодовой прирост составил 27 %

Самым распространенным преступлением в сфере интеллектуальной собственности является деяние, предусмотренное ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав), и это не случайно, поскольку сегодня общий объем производства нелегальной аудио-, видеопродукции, фонограмм, компьютерных программ перекрывает легальное производство в 4-5 раз с тенденцией постоянного увеличения этой пропорции. Даже по приблизительным подсчетам, ежегодный «теневой» оборот в этой сфере составляет свыше 30 млрд. рублей.

Другим менее распространенным, но не менее значимым является преступление, предусмотренное ст. 180 УК РФ (Незаконное использование товарного знака).

Преступления, совершаемые в сфере оборота контрафактной продукции, имеют свою специфику, которая определяется признаками объектов интеллектуальной собственности. Это, в свою очередь, влияет на низкую раскрываемость преступлений исследуемого вида, сложности, возникающие в связи с привлечением к уголовной ответственности лиц, нарушающих авторские и смежные с ними права, высокий уровень латентности, низкую эффективность мероприятий по предупреждению преступлений в сфере оборота контрафактной продукции.

Вместе с тем, распространение контрафактной продукции за период с 1997 г. по 2009 г. свидетельствует о небывалом ее росте (диаграмма 1).

Диаграмма 1

Количество зарегистрированных преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции, и выявленных лиц, совершивших эти преступления

Как было отмечено ранее, в качестве преступлений, связанных с контрафактной продукцией мы рассматриваем только преступления предусмотренные ст. 146 УК РФ (Нарушение авторских и смежных прав) и ст. 180 УК РФ (Незаконное использование товарного знака). Количество зарегистрированных преступлений в рассматриваемый период распределилось следующим образом (таблица 1).

Таблица 1

Нормы УК РФ

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

ст. 146 УК РФ

302

607

836

1117

810

949

1229

1917

2924

7245

7874

6885

7211

ст. 180 УК РФ

457

442

526

444

321

303

352

328

470

878

924

556

554

Итого

759

1049

1362

1561

1131

1252

1581

2245

3394

8123

8798

7441

7765

Так, если в 1997 г. было зарегистрировано 759 преступлений, то в 1998 г. - 1049 преступления, темпы роста составили 38,2 %. В последующие годы рост преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции, продолжался (диаграмма 1).

Кроме того, в 1997 г. было зарегистрировано 302 факта нарушения авторских и смежных прав (43 факта нарушения изобретательских и патентных прав); соответственно выявлено 84 (36) лиц, совершивших данные преступления, и не осуждено к реальному наказанию ни одного виновного по ст. 146 (5 чел. по ст. 147). Несколько отличалась статистика привлечения к уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ).

Всего в период с 1996 по 1999 г. у интеллектуальных пиратов были изъяты 2,5 млн. компакт-дисков: 1,3 млн. аудиокассет; 2,2 млн. полиграфических вкладышей; более 2500 единиц оборудования, предназначенной для производства контрафактной аудиопродукции. Общий годовой объем имущественного ущерба (без учета упущенной выгоды), причиненного ИП в России правообладателям, достиг к началу XXI в. 30 млн. долларов США[26] .

По мнению других экспертов, удельный вес пиратской продукции на российском рынке наиболее высок в аудиовизуальной сфере (до 85%), как полагают специалисты, Россия с 2000 г. стала терять от ИП до 1 млрд. долларов США в год (непоступление налогов в бюджет).

По оценкам иных экспертов ежегодные потери России только о видеопиратства составляют до 5 млрд. долларов США Оценки американских специалистов в 20 раз скромнее (250 млн. долларов США). Огромные размеры причиненного казне ущерба обусловлены продажей примерно 1,5 млрд. «пиратских» аудиокассет и 350 млн. компакт-дисков. Едва ли не каждый третий носитель звукозаписи, по мнению экспертов, является контрафактным. Потенциальная прибыль пиратства достигает 400-500%, поскольку себестоимость производства контрафактного продукта редко превышает 20% от его продажной цены.

В этой связи неудивительно, что современный видеорынок России заполнен контрафактными видеопродуктами.

В целом сегодня можно говорить о том, что рост выявленных преступлений в сфере оборота контрафактной продукции связан с улучшением работы правоохранительных органов. Так, например, в 1999 г. было выявлено 1362 преступления, в 2000 г. - 1561. В 2001 г. было зафиксировано некоторое снижение количества зарегистрированных деяний до 1131 единиц, однако уже в 2002 году их количество вновь возросло и составило 1252 преступлений в этой сфере. В период с 2002 по 2005 г. абсолютное число выявленных преступлений растет умеренными темпами. После чего в 2006, 2007 г. регистрируется резкое увеличение рассматриваемых преступлений, соответственно 8123, 8798 единиц. И это не случайно, поскольку к тому времени был уже накоплен опыт судебно-следственной практики, позволяющей на основе выработанных позиций активно и успешно привлекать к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений в сфере оборота контрафактной продукции.

Что касается деятельности органов внутренних дел, то по данным Главного информационно-аналитического центра (ГИАЦ) МВД России, в результате проведенного комплекса мероприятий в 2007 г. по ст. 146 УК (нарушение авторских и смежных прав) выявлено 7874 преступления; из них 7418 — в крупном или особо крупном размере. В суд направлены уголовные дела о 5405 преступлениях, привлечено к уголовной ответственности 4088 лиц. Размер причиненного материального ущерба по оконченным и приостановленным уголовным делам составил свыше 1 млрд. руб., наложен арест на имущество и изъято предметов на сумму 2,4 млрд. руб.

По ст. 180 УК (незаконное использование товарного знака) выявлено 1031 преступление и 187 лиц, совершивших данные преступления.

В апреле и сентябре 2007 г. МВД России организовано проведение двух этапов федерального оперативно-профилактического мероприятия «Контрафакт», в ходе которого проверено 50 933 объекта, связанных с производством, хранением и реализацией потребительских товаров.

В связи с выявленными правонарушениями органами внутренних дел приостановлена деятельность 628 организаций, в том числе связанных с изготовлением контрафактной аудиовизуальной продукции и фонограмм — 69, промышленных товаров — 47, контрафактных продуктов питания — 71.

Из незаконного оборота изъято 4,9 млн. единиц контрафактной продукции на сумму 569,3 млн. руб., в том числе 4,5 млн. шт. аудиовизуальной продукции и фонограмм на сумму 399,2 млн. руб., оборудования — на сумму около 27,5 млн. руб. Уничтожено контрафактной продукции на сумму 32,4 млн. руб.

Несмотря на некоторое снижение в 2008-2009 годах до 6885 и 7211 единиц соответственно говорить о коренном переломе ситуации на рынке контрафактной продукции пока еще рано, поскольку такое снижение происходит на фоне общего снижения уровня преступности в Российской Федерации.

По мнению ряда экспертов в развитие видеопиратства в России в последние годы инвестировано около 100 млн. долларов США. В этот бизнес вовлечены около ста тысяч человек. Тем самым более 50 млн. россиян имеют возможность смотреть подделанные видеопродукты, т.е. коэффициент латентности видеопиратства достигает 200%. Объемы распространения пиратского видео продолжают увеличиваться. Доходы от видеопиратства сегодня не поступают в бюджет и не служат развитию отечественного кинематографа, а также препятствуют созданию оригинальных отечественных теле- и видеопрограмм[27] .

По мнению ряда экспертов из 10 реализуемых в России видеокассет 9 являются пиратскими, то есть уровень контрафактности продукции в этой области вернулся к 90%[28] .

Тем не менее, Россия не является в этой области мировым лидером - в Китае этот показатель составляет 98%. В 1999 году в России пра­воохранительными органами зарегистрировано 830 дел по фактам нару­шения авторских и смежных прав.

О темпах прироста свидетельствуют данные, приведенные в таблице 2.

Таблица 2

Показатели

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Абсолютное число

759

1049

1362

1561

1131

1252

1581

2245

3394

8123

8798

7441

7765

Абсолютный прирост по сравнению с предыдущим годом

-

290

313

199

- 430

121

329

664

1149

4729

674

-1357

324

Темп роста (снижения), в %

100

38,2

29,8

17,7

-27,5

10,7

26,3

41,9

51,2

139,3

8,3

- 15,4

4,3

Прирост к предыдущему году, в%

-

+38,2

+29,8

+17,7

-27,5

+10,7

+26,3

+41,9

+51,2

+139,3

+8,3

- 15,4

+4,3

Прирост к 1997 г., в

%

100

38,2

79,4

105,6

49

64,9

108,3

195,7

347,1

970,2

1059,1

880,3

923,1

В целом, по данным МВД России, к рисковым категориям товаров, среди которых наиболее часто встречается контрафактная продукция, относятся: одежда и обувь; кондитерские изделия и продукты питания; парфюмерия и косметика; алкогольная и табачная продукция; CD- и DVD-диски; кожгалантерея, часы, аксессуары, бытовая техника; фармацевтическая продукция.

По данным Роспатента, к таким рисковым категориям товаров относятся: продукты питания: консервы, колбасные изделия, кофе, чай, растительное и сливочное масло; алкогольная продукция и минеральные воды; промышленные товары: трикотажные, швейные и чулочно-но­сочные изделия; товары бытовой химии, игрушки, парфюмерия и косметика; интеллектуальная собственность (CD- и DVD-музыка, фильмы, компьютерные игры и программное обеспечение); лекарственные препараты.

Некоторые практические работники органов внутренних дел отмечают, что качество контрафактной продукции, ее состава и упаковки, с годами существенно улучшается. В результате затруднения с определением подделок возникают даже у подготовленных экспертов, что требует проведения лабораторных экспертиз.

Анализ практики рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях в сфере интеллектуальной собственности свидетельствует о том, что большая часть лиц, осужденных за совершение преступлений в этой области, привлекалась к уголовной ответственности за незаконное использование таких объектов авторского права, как фонограммы и программное обеспечение.

Российский продовольственный рынок, по прогнозам экспертов, может уже к 2010 г. превратиться в самый крупный рынок в Европе и пятый рынок в мире.

В целом российский рынок становится все более привлекательным для мировых производителей, продажи которых в России ежегодно увеличиваются на 20—30% и более.

Поскольку доли контрафакта сильно варьируют в зависимости от товарных категорий, в другом исследовании, проведенном коллективом Государственного университета — Высшей школы экономики (ГУ — ВШЭ) по заказу Содружества производителей фирменных торговых ма­рок (Русбренд), предложено разделить их на четыре основные сферы:

- сферу господствующего распространения контрафактной продукции — на уровне 70—80% (CD, DVD-продукция с объектами авторского права и смежных прав);

- сферу массового распространения контрафактной продукции — на уровне 30—40% (одежда и обувь, алкогольная продукция);

- сферу широкого распространения контрафактной продукции — на уровне 10—15% (парфюмерия, медикаменты и лекарственные средства);

- сферу ограниченного распространения контрафактной продукции— на уров­не 1—2% (чай, кофе, бритвенные лезвия и др.).

Согласно этому исследованию приблизительный «портрет контрафакта» выглядит следующим образом. Объектами подделок и параллельного ввоза чаше всего становятся товарные знаки, пользующиеся устойчивым спросом (бренды), относительно дорогие, но при этом достаточно массовые, раскрученные.

При этом подделываются чаще всего товары: продаваемые на территории России; не связанные со сложной технологией изготовления и упаковки; не требующие уникальных или дефицитных обязательных ингредиентов.

В свою очередь, объектами параллельного ввоза чаще всего становятся товары: не ввозимые официальными дилерами и не производимые на территории России; продающиеся со скидками в других странах; не относящиеся к акцизным товарам; не скоропортящиеся.

Необходимо отметить, что потребителей, прежде всего, беспокоит подделка товаров, которые могут нанести ущерб здоровью и жизни. По оценкам экспертов это минеральные удобрения, строительные и ремонтные материалы, в том числе бытовые и технологические клеи, строительные смеси.

Согласно выводам, содержащимся в утвержденной распоряжением Правительства Москвы от 11.02.2008 № 260-РП Концепции городской целевой программы «Развитие телекоммуникаций и средств массовой информации в г. Москве» (2009—2011 гг.), для России характерно сокращение доли активно читающих людей. Сейчас она составляет в России приблизительно 23%. Доля систематически читающей молодежи в Российской Федерации снизилась с 48% (1991 г.) до 28% (2005 г.). Если в 1991 г. 79% жителей нашей страны читали хотя бы одну книгу в год, то в 2005 г. эта цифра составила 63%. В 1991 г. 61% россиян ежедневно читали газеты, в 2005 г. — только 24%. Для журналов аналогичные цифры составляют 16 и 7% соответственно. Падение интереса к книгам во многом обусловлено объективным снижением значимости книг как источников информации.

Значимость проблемы распространения контрафактной продукции по каналам сети Интернет и с использованием иных высоких технологий подтверждает устойчивый рост выявляемых преступлений в этой сфере.

В результате борьбы с интернет-пиратством за девять месяцев 2007 г. блокировано 178 интернет-ресурсов, в связи с чем возбуждено 48 уголовных дел.

Происходят изменения в географии реализации контрафактной продукции. Если раньше основная доля распространения контрафактной продукции была сосредоточена в Москве и Санкт-Петербурге, поскольку здесь проходят наиболее крупные оптовые потоки, то сейчас есть основания считать, что значительная часть этой продукции перемещается в регионы, где менее активно ведется борьба с ее распространением. Это связано, прежде всего, с территориальной отдаленности от центра и низким уровнем потребительской культуры населения, а основным критерием спроса является цена.

При этом, по данным МВД России, в ходе проведения мероприятий по противодействию распространения контрафактного программного обеспечения и мультимедийной продукции в российском сегменте сетей общего доступа (интернет-пиратство) органами внутренних дел выявлены факты создания недобросовестными предпринимателями информационных ресурсов на зарубежных площадках, что в значительной мере осложняет процедуру пресечения подобных противоправных деяний. Так, в большинстве случаев хранение и распространение указанной контрафактной продукции осуществляется с использованием файлообменных ресурсов, находящихся в Германии, Нидерландах, Швеции и Великобритании.

При этом зарубежные администраторы в нарушение интересов правообладателей либо игнорируют их законные требования, либо ссылаются на пробелы национального законодательства. Подобные негативные тенденции свидетельствуют о необходимости консолидации усилий и разработки единых подходов правоохранительных органов РФ и зарубежных стран с целью защиты прав и законных интересов российских и иностранных производителей программного обеспечения и мультимедийной продукции.

Усилилась сегментация рынка контрафактной продукции в отношении торговых форматов. В магазинах сетевых компаний доля контрафактной продукции считается минимальной, в то время как во внемагазинной торговле эта доля продолжает оставаться значительной. В связи с изменением структуры российского рынка розничной торговли происходит перераспределение потоков брендовой продукции.

Во-первых, с начала десятилетия наблюдается ускоренный рост новых торговых форматов (их доля возрастает в секторе продуктов питания на 6—7% в год). Снижается доля розничных рынков в среднем на 1 % в год, в том числе в результате их закрытия и перепрофилирования муниципальными властями.

Во-вторых, компании-правообладатели сокращают свое присутствие во внемагазинных форматах. Одновременно это облегчает обнаружение и локализацию контрафактной продукции.

Наблюдается также общая тенденция к уменьшению числа крупных производителей и распространителей контрафактной продукции при соответствующем росте мелких реализаторов. Создание более сложных схем производства и реализации контрафактной продукции. Зачастую в Россию ввозятся товары или упаковка без товарных знаков, которые наносятся уже впоследствии, затрудняя процесс выявления правонарушений.

Все чаще контрафактная продукция «маскируется» за потоками оригинальной продукции. В свою очередь дешевые партии контрафактного товара все чаще маскируются под «таможенный конфискат» или выдаются за дисконтированную лицензионную продукцию.

Преступления, совершаемые в сфере оборота контрафактной продукции, характеризуется исключительно высокой латентностью, т.е. скрытостью от официальной регистрации в правоохранительных органах. Тому множество причин. Так, в обществе отношение к контрафакту далеко не однозначное в силу затянувшегося переходного периода к постиндустриализму и по ряду других, прежде всего экономических причин. Наличие контрафакта связано с проблемой покупательского спроса. Он может быть невелик, если уплачены все налоги за товары, прошедшие через таможню. Можно работать полностью "вбелую" и заложить в конечную цену для покупателя все те затраты, которые приходится нести, в том числе и по соблюдению авторских прав. Однако может получиться так, что эту продукцию некому будет покупать. В русле такого рода рассуждений допускают "крамольные" мысли: отдельные продукты, если бы они не были контрафактными, вообще не дошли бы до потребителя.

Даже производители - владельцы "брендов" не всегда одинаково относятся к незаконному тиражированию своей продукции. Так, на одной международной конференции, проводимой ЗАО "ИНФОКОН"[29] , юрист компании "Майкрософт" заявил, что они к подделке своей продукции относятся вполне терпимо, так как рассматривают это как бесплатную рекламу[30] .

Между тем большинство компаний несут огромные потери от подделки своей продукции и ищут защиты своих прав. Наплыв контрафактной продукции угрожает безопасности государства, лишая его огромных сумм налоговых поступлений. В отдельных сферах должны однозначно вводиться самые жесткие меры ответственности за подделку. Речь идет о противодействии подделке продуктов питания и лекарств, так как их распространение оборачивается не просто потерей покупателями денег, а вредом для их здоровья и даже для жизни.

В целях повышения объективности подсчета объемов контрафактной продукции на территории РФ, необходимо учитывать параметры, к которым следует отнести:

- общий объем рынка аудиовизуальной продукции, программного обеспечения и иных товаров, содержащих интеллектуальную собственность, в стоимостном выражении;

- доля в нем содержащей интеллектуальную собственность продукции, распространяемой через сеть Интернет и иные новые технологии, в стоимостном выражении;

- соотношение легальной и контрафактной продукции в общем объеме продукции, содержащей интеллектуальную собственность, как в процентном, так и в стоимостном выражении;

- совокупный ущерб от оборота контрафактной продукции (как для правообладателей, так и для государства и общества).

Основными источниками получения указанных сведений являются:

- данные правообладателей и представляющих их организаций;

- информация компетентных органов власти и статистические данные, в том числе о результатах выявленных нарушений интеллектуальных прав;

- результаты опросов потребителей.

Доля контрафакта по девяти обследованным категориям (алкогольная продукция, средства гигиены, лекарственные средства, парфюмерия и косметика, спортивная одежда и обувь, табачные изделия, чай, кофе, чистящие и моющие средства) составила 24% от оборота розничной торговли. В общем обороте розничной торговли в России в 2009 году это составляет 6% или 910 млрд. рублей. Без учета двух наиболее подверженных нарушениям товарных категорий – алкоголь, одежда и обувь – доля контрафакта в обследованных товарных группах снижается до 8-9%. Российский рынок поддельной продукции остается в сильной степени сегментированным. Так, кроме алкоголя, одежды и обуви, контрафакт имеет массовое распространение на рынке агрохимикатов (30%), относительно широкое распространение в фармацевтической отрасли (5-7%) и незначительное распространение в сфере табачных изделий. Исследование зафиксировало сокращение доли контрафакта, поступающего в Россию из-за рубежа и увеличение числа подделок отечественного производства. Эксперты связывают эту тенденцию с сокращением объемов внешней торговли в результате финансового кризиса и активной деятельностью Федеральной таможенной службы по пресечению ввоза контрафактной продукции. Основными источниками поступления подделок на территорию РФ по-прежнему остаются КНР, страны Юго-Восточного региона, а также смежные рынки – Прибалтика, Украина, Казахстан и др. Главными каналами реализации подделок остаются небольшие магазины, открытые рынки и места уличной торговли. При этом продолжает развиваться тенденция к перемещению продаж поддельной продукции в Интернет. В торговых сетях контрафакт практически не встречается. Снижение числа подделок под популярные бренды в России больше не наблюдается, возникшие ранее позитивные тенденции были сведены на «нет» под влиянием финансового кризиса 2008-2009 годов, констатирует исследование, проведенное Государственным университетом – "Высшая школа экономики" (ГУ-ВШЭ) по заказу содружества "РусБренд". По оценкам экспертов ГУ-ВШЭ, значительных изменений ситуации за последние три года не произошло.

Подделка упаковки является для пиратов одним из важнейших моментов в их преступной деятельности. Именно по упаковке потребитель определяет принадлежность товара, а правоохранительные и контролирующие органы оценивают наличие контрафакта в ассортименте предлагаемой продавцом продукции.

По мнению и. о. директора по развитию НИИ Гознака М.С. Бубновой, «грубые и примитивные подделки уходят в прошлое, сегодня подделыцики зачастую располагают упаковкой и этикеткой, по качеству ничем не усту­пающими, а иногда и превосходящими упаковку оригинала»[31] .

Сейчас, чтобы распознать нелицензионную продукцию, требуется помощь специалиста или проведение экспертизы. Например, на всех аудиокассетах, компакт- и DVD-дисках, которые выпускаются студиями — членами Национальной федерации производителей фонограмм (НФПФ РФ), с 15 сентября 2002 года появился новый защитный знак — «Марка правообладателя», имеющая 11 степеней защиты. Представители федерации отмечают, что наличие такой марки стопроцентно позволит определить юридическую чистоту того или иного аудиопродукта, поможет потребителям легко отличить подделку от подлинника и облегчит задачу правоохранительным органам? по обнаружению контрафактной продукции. При этом цена кассет возрастет всего лишь на 1 рубль, а компакт-дисков - на 1,5.

При прослушивании аудиозаписей[32] низкое качество зачастую незаметно. Однако специалисты утверждают, что большинство подпольно изготовленных аудиозаписей содержат несбалансированные частоты. Их прослушивание приводит к проблемам со здоровьем: головным болям, нервозности и даже расстройствам психики.

Книги, и особенно учебная литература, — это массовые, иногда милли­онные, тиражи, стабильный; а в конце лета и начале осени - ажиотажный спрос, то есть устойчивые и большие прибыли. Именно поэтому учебные издательства страдают от контрафакта[33] . По оценкам экспертов сегодня рынок контрафактной книжной, продукции для школьников составляет 30% от общего объема выпускаемой учебной литературы. Десятки миллионов рублей уходят мимо бюджета пиратам[34] .

«Левые» учебники приводят к близорукости. Печатают контрафактные тиражи, как правило, на дешевой газетной бумаге, с нарушением санитарных норм, недорогими красками с высоким содержанием свинца, олова и цинка[35] . Если провести по такому учебнику пальцем, то типографская краска, содержащая тяжелые металлы, останется на руке.[36]

Чаще всего пиратскому тиражированию подвергаются законно приоб­ретенные и зарегистрированные программные продукты, которые копируются и продаются вместе с информацией, необходимой для регистрации программы и ее запуска (ключевые фразы, пароли, серийные номера)[37] . То есть из одного продукта, имеющего конкретный серийный номер для регистрации, создается огромное количество копий; при установке которых используется один и тот же регистрационный номер[38] .

Криминологический анализ показывает, что наблюдается рост организованности и профессионализма лиц[39] , совершающих посягательства на установ­ленный порядок использования объектов интеллектуальной собственности, идет процесс укрупнения подпольных производств, все чаще в них применяется труд наемных рабочих, фиксируется использование в преступной деятельности современных технических средств, происходит интеграция организованных преступных групп и служащих органов государственного управления.[40]

Анализ специальных исследований по проблеме позволяет предположить следующую классификацию пиратских видеопродуктов:

-фильмы, которые не выпускались в видеоформате в законном порядке, «чистое пиратство»;

-фальсифицированные копии видеофильмов легального выпуска (т.е. имеющие подделанные обложку видеокассеты, голограммы, низкокачественные или бывшие в употреблении кассеты).

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующие выводы.

Преступность в сфере оборота контрафактной продукции имеет относительно постоянную величину в структуре общей преступности и представляет собой явление, изменяющееся в соответствии с динамикой базисных отношений и связанное с социальными условиями жизни общества;

Анализ состояния преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции, содержащий структурные, динамические и криминологически значимые характеристики и особенности, основан на базе статистических данных за период с 1997 по 2009 гг. Как свидетельствует уголовная статистика, а также научно-криминологические и иные информационно-аналитические данные, этот период отличается волнообразными динамическими изменениями исследуемого вида преступности, рост которой очевиден. Самый высокий всплеск преступности в сфере оборота контрафактной продукции приходится на 2007 г. с последующим незначительным снижением в 2008 и 2009 г.

Рассматривая отдельные виды преступлений в сфере оборота контрафактной продукции, следует отметить, что рост этих преступлений неравномерен и неодинаков, что дает повод уделять внимание их специфике при разработке мероприятий по предупреждению преступности в этой сфере.

2. Соотношение норм уголовного и административного

законодательства в сфере противодействия

обороту контрафактной продукции

Правовая защита интеллектуальной собственности предусмотрена нормами различных отраслей права: гражданского, административного, уголовного и др.[41] Важно отметить, что законодательство в указанной сфере в последнее время подвергается реформированию. Так, в связи с принятием части четвертой Гражданского кодекса РФ Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" были признаны утратившими силу целый ряд нормативных актов: Патентный закон от 23 сентября 1992 г. N 3517-1, Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных", Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3526-1 "О правовой охране топологий интегральных микросхем", Закон РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах" и др., создававших правовую базу регулирования отношений в сфере интеллектуальной собственности начала 90-х гг. прошлого столетия.

Впервые в истории отечественного правоприменения Пленум Верховного суда РФ принял Постановление от 26 апреля 2007 г. N 14 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака"[42] .

Немаловажную роль в охране интеллектуальной собственности играют административно-правовые и уголовно-правовые нормы, устанавливающие меры юридической ответственности за правонарушения в указанной сфере. Они относятся к охранительным нормам публичных отраслей права, которые действуют совместно, комплексно и должны соответствующим образом сочетаться и согласовываться друг с другом. Обоснование тому - системная природа права. Право принадлежит к числу целостных образований, элементы которых тесно взаимодействуют между собой. Каждый компонент правовой действительности определенным образом воздействует на другие ее составляющие и сам испытывает на себе их ответное влияние. Целостный характер права является результатом многообразия связей, складывающихся между составляющими его компонентами - отраслями, подотраслями, институтами, отдельными нормами и пр. Немаловажным и злободневным является значение комплексных межотраслевых связей, возникающих при одновременном или совместном действии норм различной отраслевой принадлежности, запрещающих определенное социально негативное поведение[43] .

Именно в связи с наличием комплексных связей уголовно-правовые институты и нормы действуют при совместном участии нормативных предписаний административного права. Поэтому нормативные положения УК РФ и КоАП РФ, касающиеся тех сфер общественной жизнедеятельности, в которых они имеют смежный предмет правовой охраны, должны быть согласованы.

Однако зачастую между УК РФ и КоАП РФ существуют разночтения, дублирования, коллизии, требующие их устранения. Один из примеров тому - статьи 146, 147 УК и 7.12 КоАП, предусматривающие ответственность за нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав.

Статьи 146 ("Нарушение авторских и смежных прав") и 147 ("Нарушение изобретательских и патентных прав") УК располагаются в его главе 19 "Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина" раздела VII "Преступления против личности". Статья 7.12 ("Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав") КоАП расположена в его главе 7 "Административные правонарушения в области охраны собственности". Таким образом, видовым объектом преступных нарушений авторских, смежных, изобретательских и патентных прав являются общественные отношения по реализации человеком и гражданином своих конституционных прав. Что же касается аналогичных им административных правонарушений, то здесь одноуровневым объектом выступают экономические отношения собственности, т.е. отношения в сфере производства, распределения и обмена материальных и иных благ, предназначенных для индивидуального и коллективного потребления либо для осуществления производственной деятельности.

Получается, что одноименные уголовно-противоправные и административно наказуемые правонарушения посягают на различные объекты правовой охраны. В этой связи заметим также, что законодатель по-разному подходит к пониманию собственности в уголовном и административном праве. В отличие от уголовного закона (гл. 21 УК) Кодекс об административных правонарушениях включает в понятие собственности как правоохраняемого объекта в качестве одной из его составляющей интеллектуальную собственность (глава 7 КоАП). Такой непоследовательный подход к пониманию собственности не стыкуется с принципом системности права. Если полной согласованности нельзя достичь между регулятивными и охранительными отраслями права, то, по крайней мере, это единство должно быть соблюдено в охранительном законодательстве. Как представляется, центральные правовые категории, какой и является "собственность", должны пониматься одинаково в административном и уголовном праве.

Объективная сторона описанных в статьях 146, 147 УК и 7.12 КоАП правонарушений состоит в совершении действий, затрагивающих две сферы "интеллектуально-собственнических" отношений: авторские и смежные (ст. 146 УК и ч. 1 ст. 7.12 КоАП), изобретательские и патентные права (ст. 147 УК и ч. 2 ст. 7.12 КоАП).

В части 1 статьи 146 и части 1 статьи 147 УК, а также в части 2 статьи 7.12 КоАП устанавливается ответственность за присвоение авторства (плагиат). При описании составов нарушений изобретательских и патентных прав (ч. 1 ст. 147 УК и ч. 2 ст. 7.12 КоАП) законодатель установил ответственность также и за принуждение к соавторству. Получается, что УК предусматривает ответственность за принуждение к соавторству лишь по отношению к охране объектов промышленной собственности и не распространяет ее на соответствующие действия в отношении иных видов интеллектуальной собственности, что следует рассматривать как нуждающийся в устранении пробел закона, тем более что КоАП также не устанавливает ответственности за подобные действия в отношении авторских и смежных прав. Как верно подмечено, "не может существовать объяснений, оправдывающих освобождение от ответственности за те же действия, если они совершены в отношении писателя, композитора, скульптора"[44] .

Недостатком юридической техники представляется отсутствие прямого указания в ч. 1 ст. 7.12 КоАП на присвоение авторства (плагиат). Ведь такое положение никак не соотносится с ч. 1 ст. 146 УК, которая звучит: "Присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю". Правда, в ч. 1 ст. 7.12 КоАП содержится указание на "иное нарушение авторских и смежных прав". Однако в целях обеспечения межотраслевой согласованности и единства правового материала представляется более правильной конкретизация ч. 1 ст. 7.12 КоАП положением об ответственности за присвоение авторства (плагиат). Кроме того, заметим, что разграничительным критерием правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 7.12 КоАП и ч. 1 ст. 146 УК, выступает крупный ущерб как кримообразующий признак преступного нарушения авторских и смежных прав. Между тем законодатель как будто забыл включить в ч. 1 ст. 7.12 КоАП смежное нормативное положение, указывающее на отсутствие в содеянном крупного ущерба, причиненного автору или иному правообладателю.

В части 2 ст. 146 УК установлена ответственность за незаконное использование объектов авторского или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, если подобные действия совершены в крупном размере, то есть когда стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей. Приведенные положения без труда позволяют отграничить соответствующее преступное деяние от иных правонарушений, в том числе предусмотренных в ч. 1 ст. 7.12 КоАП. Указанное преступление характеризуется материальным составом. Одноименное административное правонарушение имеет формальный состав, где "доход" выступает всего лишь противоправной целью. Для согласования соответствующих административно-правовых и уголовно-правовых норм необходимо придать составу правонарушения, предусмотренного в ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, вид формально-материального, указав, что подобные действия могут быть совершены и в некрупных размерах, то есть когда стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав не превышает пятьдесят тысяч рублей.

В ч. 1 статьи 147 УК, устанавливающей ответственность за нарушение изобретательских и патентных прав, в качестве разграничительного критерия названа такая категория, как "крупный ущерб". Законодателя опять-таки можно упрекнуть в непоследовательности. Он нарушает логику построения норм уголовного закона. В ч. 2 статьи 146 УК о нарушении авторских и смежных прав использована категория "размер" содеянного, а в отношении расположенной рядом статьи 147 это не сделано[45] , равным образом, как и в ч. 1 ст. 146 УК. "Размер" и "ущерб" - разные правовые категории. С помощью категории "размер" законодатель характеризует прежде всего предмет правонарушения и в связке с ним общественно опасные последствия. Тогда как "ущерб" напрямую связан с юридической характеристикой последствий противоправных деяний. Кроме того, в отличие от "ущерба" как оценочной категории "размер" является формально-определенным понятием. Оценочный характер понятия ущерба вызывают затруднения при отграничении соответствующих уголовно-правовых и административно-правовых положений. Налицо нуждающаяся в исправлении асимметричность как двух названных статей УК, так и смежных положений административного и уголовного законодательства. Кроме того, оценочный характер указанного признака приводит к тому, что разграничение преступного и непреступного отдается на усмотрение правоприменителя. Конструирование нормы путем использования категорий точного значения позволило бы повысить эффективность применения соответствующих нормативных предписаний, исключить коррупциогенный фактор. К тому же такой "формально-определенный" прием позволяет точнее отразить характер и степень общественной опасности (вредоносности) противоправного деяния.

Субъективная сторона преступлений и административных правонарушений в области охраны интеллектуальной собственности характеризуется умышленной формой вины. В ч. 2 ст. 146 УК также указывается на цель сбыта как обязательный признак преступления применительно к приобретению, хранению, перевозке контрафактных экземпляров произведений или фонограмм. Согласно же ч. 1 ст. 7.12 КоАП обязательным признаком субъективной стороны данного правонарушения является цель - извлечение дохода. Если виновный не преследовал цели получить доход от незаконного использования объектов авторского права и смежных прав, нет административного правонарушения. Бесплатная раздача контрафактных книг, кассет и другие нарушения авторских и смежных прав, которые осуществлялись не в целях извлечения дохода, не могут расцениваться как административный проступок. Однако те же действия уголовно-противоправного характера (исходя из буквы УК) могут влечь уголовную ответственность. Так как сама по себе категория "размер" прямо не связана с корыстной целью. Цели и мотивы человеческого поведения, в том числе и преступного, могут быть самыми разными, даже, как показывает практика, альтруистическими. Это еще один пример рассогласованности правовых норм, который требует устранения. Здесь же подчеркнем, что "сбыт" и "доход" - это категории разного порядка. Такое терминологическое разнообразие нередко вызывает затруднения в правоприменительной практике.

Субъект анализируемых смежных правонарушений одинаков. Ответственность за них несет лицо, достигшее ко времени совершения административного правонарушения или преступления 16-летнего возраста.

Итак, для обеспечения комплексной правовой охраны авторских, смежных, изобретательских и патентных прав необходимо четкое и взаимосогласованное определение признаков составов преступных и административно наказуемых нарушений авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, что является важным шагом на пути к эффективной и всесторонней защите интеллектуальной собственности.

Заключение

Производство и реализация контрафактной и фальсифицированной продукции приобретают все большие масштабы и представляют собой не только экономическое, но и общественно-политическое значение.

При оценке эффективности системы обеспечения экономической безопасности страны необходимо учитывать состояние национального потребительского рынка.

В целом российский рынок становится все более привлекательным для мировых производителей, продажи которых в России ежегодно увеличиваются на 20—30% и более.

Таким образом, для того, чтобы обеспечить комплексную правовую охрану авторских, смежных, изобретательских и патентных прав необходимо усовершенствовать российское законодательство, что является важным шагом на пути к эффективной и всесторонней защите интеллектуальной собственности. Тема 3. Причинный комплекс преступлений,

совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции

Лекция – 2 часа.

Семинарское занятие – 2 часа.

Целевая установка лекции по теме: «Причинный комплекс преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции».

Цель: дать систематизированные основы знаний о причинном комплексе преступлений, преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции, акцентировав внимание на наиболее сложных и узловых вопросах темы.

Задачи

Изучение причин и условий преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции.

Рассмотрение объективных и субъективных факторов в причинном комплексе преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции.

План лекции

Введение.

1. Понятие и характеристика причинного комплекса преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции.

2. Иные причины и условия, способствующие распространению контрафактной продукции в России.

Заключение.

Литература

1. Савельева И.В. От «века Анны» – к ХХ веку // ИС в Беларуси. – 1999. - №14. - С.10-16.

2. Исаенко, В.Н. Введение в кн. Расследование преступлений о нарушении авторских и смежных прав./Под общ. ред. Боголюбовой Т.А. - М.: Приор, 2001. - С.1.

3. Из основного документа Международной конференции «Мошенничество и контрафактная деятельность в России. Предотвращение и борьба». - М. Мэрия г. Москвы, 29-30 ноября 2000г.

4. Близнец, И. Пираты XXI века.//ИС: авторское право и смежные права. - 2000. - №3. - С.6.

5. Сергеев, А.П. Право ИС в РФ. Учебник. Издание второе. - М.: Проспект, 2000. - С.391-392.

6. Близнец И., Право ИС в РФ. Учебник. Издание второе. - М.: Проспект, 2000.С.7.

7. Близнец, И., Право ИС в РФ. Учебник. Издание второе. - М.: Проспект, 2000.С.4.

8. Щерба, С.П. Тезисы доклада на конференции прокуроров России по защите ИС. И. 26-28 февраля 2001г.

Введение

Одной из составных частей общего причинного комплекса преступности являются причины и условия индивидуального преступного поведения. Изучение существующей между ними взаимосвязи является важной криминологической задачей. Однако если причины преступности в целом обусловлены противоречиями социальной среды, то причины и условия совершения конкретного преступления в большей степени подвержены влиянию непосредственного окружения человека и той микросреды, в которой происходит его формирование. Таким образом, проявляется сложный комплекс причинных зависимостей - от индивидуального преступного поведения и его непосредственных детерминант до общих причин преступности, поскольку в конечном счете преступления совершают конкретные представители общества, являющиеся носителями его устоев и условий его жизнедеятельности во всем их многообразии и реальных проявлениях. Да и сама микросреда, оказывающая прямое воздействие на формирование конкретного индивида, производна от более широкой общественной среды и в определенном смысле является ее порождением.

В конкретном преступлении и его причинах в большей степени, чем это происходит на общем уровне, проявляется их взаимосвязь с личностными особенностями индивида. Тем не менее, признавая индивидуальность каждого преступления и его причин, следует выделить те механизмы, которые являются едиными для всех преступлений.

1. Понятие и характеристика причинного комплекса преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции

Противодействие изготовлению и распространению контрафактной продукции в России является достаточно сложной и многоаспектной задачей. Для ее решения задействованы правоохранительные органы, общественные организации, органы исполнительной власти, правообладатели и потребители товаров. Конечный результат деятельности вышеуказанных субъектов профилактики опирается на положения законодательных актов РФ по правовой охране и защите нарушаемых прав интеллектуальной собственности и санкции по привлечению к ответственности за эти нарушения. От правильного применения этих норм во многом зависит успешная правоприменительная практика по противодействию изготовлению и распространению контрафактной продукцией.

Вместе с тем, несмотря на принимаемые на федеральном уровне меры, включая активизацию деятельности созданной в конце 2002 г. Правительственной комиссии по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, переименованной в мае 2005 г. в Правительственную комиссию по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, ее правовой охране и использованию, медленно разворачиваются работы по формированию и реализации государственной политики по защите прав интеллектуальной собственности, пресечению производства и распространения контрафактной продукции, в основе которой лежали бы единая концепция и продуманная адекватная создавшемуся положению в стране государственная целевая комплексная программа. Увы, в связи с этим недостаточно скоординированные действия министерств и ведомств в этом направлении продолжают оставаться малоэффективными. Разные организации оперируют различными данными, которые серьезно отличаются друг от друга, что создает сложности при определении мер по противодействию изготовлению и распространению контрафактной продукцией.

В Российской Федерации нет организационной структуры, которая в подобных случаях могла бы выступать в качестве арбитра и обладала достаточными полномочиями и возможностями для сбора такой информации. Отсутствует и методика расчета показателей, отражающих масштабы контрафакции в сфере интеллектуальной собственности, хотя определенные попытки в этом направлении делаются. Так, например, известны работы Российского государственного института интеллектуальной собственности (РГИИС) Роспатента с участием ряда организаций по оценке состояния и прогнозирования основных тенденций производства и распространения контрафактной продукции на территории России на примере рынка аудио-, видеопродукции, включая проведение мониторинга мультимедийного рынка за 2005 г. Это, во-первых.

Во-вторых, несовершенство законодательной и нормативно-технической базы, размытый механизм государственного регулирования потребительского рынка, а также безнаказанность должностных лиц, отвечающих за его функционирование и допускающих наличие в торгующих организациях значительного количества контрафактных товаров. Заинтересованность в той или иной степени в производстве контрафактной продукции местных властей привели к сращиванию интересов чиновников, некоторых политиков, товаропроизводителей, поставщиков сырья и ингредиентов из-за рубежа. Основная масса контрафактных товаров поступает на потребительский рынок от фиктивных оптовых поставщиков (фирм-однодневок) и сбывается через мелкорозничную сеть (до 70% продукции), поэтому практически невозможно проследить движение партий этих товаров и провести отбор проб и экспертизу.

В-третьих, несовершенство законодательства РФ и судебной правоприменительной системы по выявлению и изъятию контрафактной продукции, предоставлению производителям качественных товаров юридических оснований для судебного преследования изготовителей поддельной продукции, выпускаемой под известными товарными знаками или нарушающей авторские права. Это связано и с тем, что институт охраны и защиты интеллектуальной собственности с присущей ему спецификой и сложностью правового регулирования является относительно новым в отечественной правовой системе и недостаточно апробирован на практике. Кроме того, формирование законодательства в этой области значительно опередило уровень правосознания участников оборота объектов интеллектуальной собственности и правоприменителей.

В-четвертых, привлекательность контрафактной продукции из-за ее более низкой стоимости (примерно в 1,5—3 раза) по сравнению с легальной оригинальной продукцией. Этому содействует общий низкий уровень жизни значительной части населения. Как свидетельствуют результаты социологических исследований, граждане нашей страны считают вполне допустимыми приобретение и использование «безобидной» контрафактной аудио-, видеопродукции, программного обеспечения, одежды и т.п. Вместе с тем, крайне негативно относятся к присутствию на рынке только такой поддельной продукции, которая способна тем или иным образом негативно повлиять на жизнь и здоровье людей (лекарства, продукты питания, алкоголь, автозапчасти).

В-пятых, недостаточная подготовленность сотрудников контролирующих и проверяющих организаций по вопросам защиты прав интеллектуальной собственности, слабая техническая оснащенность средствами контроля качества продукции и соответствия ее установленным стандартам для выявления признаков контрафакции; отсутствие в большинстве субъектов РФ представителей правообладателей, экспертных центров, уполномоченных проводить исследования контрафактной продукции.

В-шестых, отсутствие должного внимания к проведению скоординированных систематических исследований и разработок по различным аспектам усиления борьбы с контрафакцией в сфере оборота интеллектуальной собственности с учетом опыта законодательной и практической деятельности зарубежных стран.

Одним из главных факторов причинного комплекса преступности в сфере оборота контрафактной продукции являются социально-политические причины. Интенсивный рост преступности в период руководства страной той или иной администрацией часто оценивался как политический провал и следствие слабой способности к управлению, а стабилизация уровня преступности или его некоторое снижение признавались важным элементом политического успеха[46] .

Известно, что государственная стабильность определяется политикой, политической ситуацией в стране, которая влияет на весь комплекс отношений в обществе. При сильной политической власти в стране эффективно функционируют все государственные институты, наблюдается экономический подъем, что в свою очередь ведет, во-первых, к росту благосостояния граждан, повышению их социального статуса и, во-вторых, к снижению преступности или ее стабилизации. И, наоборот, политическая нестабильность отрицательно сказывается на регулировании общественных отношений, что в свою очередь влечет снижение жизненного уровня населения, их незащищенность в правовой и социальной сферах. И как следствие - наступают негативные последствия, а именно - рост преступности.

Это и произошло в начале 90-х гг. прошлого века в России, когда смена общественного строя внесла качественные изменения в экономику и образ жизни всех социальных слоев населения. Они довольно быстро и порой настолько однозначно детерминировали поведение людей в определенных областях, что значительная часть их отрицательно влияла на выбор вариантов принимаемых решений. Подчас такой выбор происходил вопреки сложившимся убеждениям и предпочтениям[47] .

Государство в лице его законодательной, исполнительной и судебной властей, наделенное обширными функциями обеспечения экономической деятельности, а также ее защиты, на наш взгляд, своевременно не приняло мер по защите интеллектуальной собственности. Одновременно следует заметить, что в тот временной период интеллектуальная собственность на 80% перешла в коммерческий оборот, прибыль получали частные издательства, различные лжесоюзы и фонды, владельцы шоу-бизнеса; товаропроизводители аудиовизуальных произведений, изготовители программ ЭВМ и базы данных, их продавцы и т.п[48] .

В такой ситуации вряд ли можно положительно оценить чрезмерно либеральную административно-правовую и уголовную политика в области борьбы с преступностью в сфере производства и распространения контрафактной продукции. Государство с момента начала новейших экономических реформ ни разу не продемонстрировало последовательного стремления обеспечить интеллектуальной собственности равную с вещной собственностью защиту.

К политическим факторам, детерминирующим преступления в сфере производства и распространения контрафактной продукции, следует отнести и высокий уровень коррумпированности чиновничьего аппарата.

В число детерминант политического характера преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции необходимо включить политическое сопротивление вступлению России во Всемирную торговую организацию.

Не в меньшей степени на рост преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции влияют и социально-экономические причины, которые в обстановке экономического хаоса, возникшего в результате развала многих сложившихся организационно-экономических, производственных связей и структур, сбоев в работе финансовой системы страны, выступили своеобразным стимулятором роста криминогенности в сфере оборота контрафактной продукции.

Кроме вышеизложенного, в ходе реформ произошел резкий спад производства и платежеспособного спроса, что привело к падению уровня инновационной активности. Только такие отрасли, как машиностроение, пищевая и химическая промышленность проявляют инновационную активность[49] .

Неэффективность государственного и общего контроля за соблюдением законодательства о приватизации, недостаточно четкая регламентация отдельных вопросов, регулирующих порядок и способы проведения приватизации, отсутствие специальных методов выявления, предупреждения и раскрытия правонарушений в процессе приватизации привели к массовым нарушениям. Анализ уголовных дел, материалов прокурорских проверок свидетельствует о том, что требования законодательства о приватизации повсеместно игнорировались. Еще на начальных стадиях более четверти всех постановлений по приватизации, по сведениям правоохранительных органов, содержали нарушения норм действующего законодательства.

В тяжелейшем положении оказались предприятия наукоемкой промышленности, в которых сосредоточены наиболее квалифицированные кадры и основной потенциал структурной перестройки и роста нашей экономики. Во многих отраслях сокращение производства превышало 70%.

Активное вовлечение объектов интеллектуальной собственности в коммерческий оборот повлекло за собой целый ряд проблем, многие из которых коренятся в неумении одних отстаивать свои права, нежелании других платить им за использование прав, связанных с интеллектуальной собственностью, и стремлении третьих извлечь выгоду из этого противоречия[50] .

К основным экономическим факторам, способствующим распространению контрафактной продукции, отнесена значительно меньшая ее себестоимость. Особенно это характерно для контрафактной аудио, видеопродукции, а также для производства программного обеспечения ЭВМ. Для правонарушителей все расходы на производство складываются в покупке легального диска, чистых носителей и тиражирующей аппаратуры. В результате «пиратский бизнес» оказывается более выгодным, чем легальный, при этом он является относительно безопасным.

Значительную роль играет такой весьма значимый фактор, как потребительский спрос на контрафактную продукцию. Основная масса российских потребителей, располагающая низкими финансовыми возможностями, объективно не позволяющими им покупать лицензионные товары, в первую очередь отдает предпочтение ценовым характеристикам изделия и в меньшей степени руководствуется торговой маркой, символизирующей его качество и надежность. Все это формирует устойчивый потребительский спрос на более дешевые товары, как раз и относящиеся к категории фальсифицированной или некачественной продукции[51] .

Имущественное расслоение общества на узкий круг очень обеспеченных и преобладающую массу малообеспеченных граждан является существенным криминогенным фактором не только для потребителей, но и для производителей контрафактной продукции. И действительно, как адекватная реакция населения на допущенную социальную несправедливость, существует высокая степень готовности части населения России поправить свое материально-финансовое положение за счет противоправных посягательств. Иными словами, у части россиян сложилась установка: совершая правонарушения, они поступают не хуже, чем поступило с ними государство[52] .

При этом следует учитывать, что дифференциация населения происходит не только по уровню доходов чисто в материальном, денежном выражении, но и по уровню жизнеобеспечения, по качеству жизни, включая социальную и правовую защищенность. Чем больше будет разница условий жизни различных групп людей, полярно различающихся по степени социальной свободы, по уровню возможностей (не только материальных, но, что гораздо более важно, возможностей доступа к социальным ценностям: образование, культура, профессия, престижная и выгодная работа, зарубежные поездки и т.п.),[53] тем теснее будет связь с криминализацией общества.

Определенное влияние на преступность в сфере оборота контрафактной продукции, на ее неблагоприятное состояние оказывают пробелы в законодательстве, недостатки правоприменительной, правоохранительной деятельности и другие негативные факторы, действующие в правовой сфере.

Следует признать, что недостатки правового регулирования свидетельствуют о том, что государство не смогло обеспечить создание единой системы регулирования отношений в сфере защиты авторских, смежных и патентных прав. Вместе с тем, несмотря на ряд положительных подвижек, в этом направлении существует целый ряд законодательных проблем.

Так, остается незавершенной правовая регламентация защиты авторских и смежных прав, в части, относящейся к основам государственной политики в области зашиты авторских и смежных прав; установлению ответственности для юридических лиц за правонарушения, связанные с посягательством на авторские и смежные права; критериям и порядку определения размеров имущественной компенсации вреда, причиненного нарушениями авторских и смежных прав.

Крайне низким остается уровень дифференциации ответственности за посягательства, связанные с различными объектами интеллектуальной собственности (прежде всего, аудио и видеопродукция, а также программное обеспечение ЭВМ). Недостаточно суровыми представляются меры ответственности за нарушения авторских и смежных прав (прежде всего, за преступления, совершенные в составе организованных групп, в том числе, преступных сообществ (преступных организаций)).

Неразрешенным на законодательном уровне остается вопрос о том, кто должен оценивать вред, причиненный правообладателю в результате совершения преступления, связанного с производством и реализацией контрафактной продукции.

Правовые проблемы существуют и в связи с защитой интеллектуальной собственности в сети Интернет. В начале 90-х гг. мало кто мог предвидеть актуальность и необходимость защиты прав правообладателей, авторов и владельцев смежных прав в Интернете. Развитие научно-технического прогресса в период перехода к рыночным отношениям пошатнуло устойчивую систему объектов интеллектуальной собственности. Так, развитие компьютерных технологий и появление новых способов представления и распространения информации ставят на повестку дня вопросы правового регулирования постоянно возникающих специфических общественных отношений в информационной сфере, в частности, в мировой компьютерной сети Интернет.

Обеспечение контроля за всемирной сетью - прежде всего вопрос технический, и только после появления эффективных способов контроля можно говорить о выборе той или иной модели правового регулирования. Однако сегодня эта проблема пока не решена, между тем «при использовании сети Интернет возникает множество нетрадиционных юридических вопросов в сфере охраны интеллектуальной собственности, усугубляемых отсутствием нормативно-правовой базы, регулирующей российский сегмент сети Интернет»[54] .

Вопросы защиты интеллектуальной собственности в Интернете включают проблему защиты товарных знаков и фирменных наименований при регистрации доменных имен, иногда с целью последующей продажи законным владельцам с целью недобросовестной конкуренции. В связи с этим возникают проблемы защиты личных имущественных и неимущественных прав авторов (литературных произведений, программ ЭВМ, аудио и видео произведений) при размещении в сети и т.п.

Такое положение осложняется тем, что юридическая наука еще не сформулировала комплексного правового подхода к защите сети Интернет, государственное регулирование тоже отсутствует, и это не случайно, поскольку выработка общего подхода к решению этой проблемы осложняется постоянными изменениями, происходящими в области технической реализации способов информационного обмена, и, как следствие, образованием новых форм практического применения Интернет.

Росту преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции способствуют также различного рода организационно-управленческие факторы. Неэффективная деятельность контролирующих органов обусловлена недостаточностью правовой основы их функционирования, усложнением способов совершения преступлений, расширением круга объектов интеллектуальной собственности. Немалую роль в этом процессе играет расширение круга участников преступной деятельности в сфере производства и распространения контрафактной продукции, вовлечение в преступную деятельность коррумпированных государственных служащих разных уровней (в том числе и представителей правоохранительных и контролирующих органов), осуществление преступной деятельности сразу в отношении нескольких объектов интеллектуальной собственности.

К числу недостатков в деятельности контролирующих органов можно отнести также неразработанность вопросов взаимодействия с правоохранительными органами, отсутствие координации в проведении проверок с органами прокуратуры, разлаженность взаимодействия между самими контролирующими органами (Федеральной антимонопольной службы, Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам и др.).

Проведенный нами анализ правоприменительной практики свидетельствуют, что работники правоохранительных органов испытывают определенные трудности при возбуждении уголовных дел, квалификации деяний и их расследовании.

Нередко имеет место неполное, необъективное расследование обстоятельств содеянного, неправильная оценка его последствий, необъективная оценка как материалов при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, так и собранных в ходе расследования обстоятельств ошибки в квалификации преступления. Зачастую уголовные дела не возбуждаются ввиду отсутствия заключения эксперта. Такая ситуация становится возможным по причине отсутствия в экспертно-криминалистических подразделениях на местах необходимого числа специалистов, способных установить признаки контрафакции объектов интеллектуальной собственности, а также необходимого для этого оборудования. Вместе с тем необходимо отметить, что стоимость услуг эксперта достаточно существенна, а государство в лице правоохранительных органов не располагают такими средствами, да и сам потерпевший не имеет возможности оплатить работу эксперта.

Одной из причин низкой эффективности противодействия преступности в сфере оборота контрафактной продукции можно назвать недостаточную методическую подготовку сотрудников правоохранительных органов. Преступления, совершаемые в сфере производства и распространения контрафактной продукции, следует относить к интеллектуальной области высоких технологий, что, естественно, требует и особого подхода к ним. Это как раз та категория преступлений, где личность преступника недооценивается. Вместе с тем нужно учитывать, что лица, совершающие преступления в исследуемой сфере, очень мобильны, коммуникабельны; за счет использования компьютерной сети, в частности, электронной почты, системы Интернет и т.п. они способны успешно скрывать следы своей преступной деятельности. Кроме того, имея высокий уровень интеллекта, преступники быстро адаптируются к различным негативным явлениям, имея при этом достаточно активную позицию защиты.

Сложившаяся ситуация требует от сотрудников правоохранительных органов глубоких знаний в технической сфере, в том числе в области компьютерного сленга, технических возможностей того или иного оборудования и т.п.

Еще одним организационным фактором является недостаточная активность правообладателей. Исследования, проведенные другими авторами, показывают, что почти одна треть уголовных дел (проведение проверок) возбуждается (осуществляется) по инициативе правообладателей. Таким образом, на первый взгляд представляется, что правообладатели вроде бы достаточно инициативны.

Однако практика работы правоохранительных органов показывает, что правообладатели лишь инициируют указанный процесс, перекладывая весь объем работы на правоохранительные органы, при этом самоустраняясь и, в ряде случаев, не оказывая им никакой помощи[55] .

К числу организационно-управленческих факторов преступности в сфере оборота контрафактной продукции следует также отнести: 1) отсутствие специализированного государственного органа, обеспечивающего координацию усилий государства и гражданского общества в сфере защиты авторских и смежных прав; 2) отсутствие комплексной федеральной программы защиты интеллектуальной собственности; 3) малоэффективный механизм мониторинга (сбора информации, анализа, оценки, прогноза) состояния преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции, ее детерминант и эффективности мер борьбы с ним; 4) слаборазвитую систему профессиональной подготовки и повышения квалификации специалистов в области защиты авторских и смежных прав таких сотрудников; 5) низкий уровень взаимодействия отечественных и зарубежных правоохранительных органов, осуществляющих функции в сфере защиты авторских и смежных прав.

2. Иные причины и условия, способствующие

росту контрафактной продукции

Государство самоустранилось от участия в реальной защите авторских и смежных, изобретательских и патентных прав. Для противопоставления отметим: в Германии, Швейцарии, Франции, Великобритании и США сферой защиты ИС занимается специальный государственный орган.

Вот что по поводу пиратства пишет специалист по ИС профессор А.П. Сергеев: «Вместе с тем нельзя не отдавать отчет в том, что приведенные цифры – это лишь капля в том море пиратства, которое существует в стране, для сравнения: в США ежегодно возбуждается по этому поводу около 2500 уголовных дел. Во всех развитых странах борьба с пиратством ведется на государственном уровне, а не является частным делом лишь самих правообладателей. В нашей же стране данная программа пока не только не решается, но и по-настоящему еще не осознана. Проведение эпизодических рейдов и облав на рынках сбыта контрафактной продукции и разгром нескольких киосков видеопроката – вот и все меры, которые предпринимаются государством силами практически не подготовленных к борьбе с пиратством правоохранительных органов.

Эффективность большинства подобных мероприятий близка к нулевой отметке, так как в лучшем случае неблагоприятные последствия от них испытывают мелкие правонарушители. Поиском же настоящих пиратов, выявлением основных каналов поступления и сбыта контрафактной продукции никто серьезно не занимается. Между тем, борьба с административными правонарушениями и преступлениями в рассматриваемой сфере должна вестись не менее активно, чем с кражами, мошенничеством и другими преступлениями.

Слабая эффективность административных и уголовно-правовых норм борьбы с пиратством во многом определяется еще и тем, что соответствующая правовая база, несмотря на ее недавнее обновление, далека от идеала.

Говоря о вреде пиратства для предпринимательства и искусства, подразумевают:

а) доходы, которые не получают создатели (авторы) аудиовизуальных произведений;

б) прибыль, которую не получают производители (киностудии, кинокомпании);

в) налоги, не поступающие с доходов авторов и прибылей кинокомпаний, оптовых и розничных распространителей аудиовизуальных произведений в местные и федеральные бюджеты;

г) потери от инвестиционной непривлекательности рынков, пораженных пиратством;

д) источник финансирования организованной преступности.

Не будет преувеличением сказать, что существенным и предопределяющим значением преступного нарушения авторских, смежных, изобретательских и патентных прав (ст. 146 и 147 УК РФ) являются не только криминологические причины самого факта роста «пиратства», а общественная опасность этого вида противоправного деяния, характеризующаяся следующими обстоятельствами:

Первое- нарушаются, в первую очередь, конституционные авторские и смежные права самих создателей продуктов ИС: авторов видеофильмов, видеоконцертов, фонограмм, авторов патентов, патентообладателей и других авторов продуктов интеллектуальной собственности. Именно поэтому законодатель структурно расположил ст. 146 и 147 УК РФ в главе 19 Уголовного кодекса Российской Федерации с названием «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина".

Второе - грубо нарушаются также права правообладателей и патентообладателей, которые уплатили соответствующее вознаграждение (как правило, гонорар) авторам за право пользования, воспроизведения и (или) тиражирования того или иного объекта ИС.

В этом смысле ущерб наносится правообладателям, ибо они недополучают доход ввиду наличия на определенном рынке (рынках) страны большого количества контрафактной продукции. Однако общеизвестно, что хотя контрафактная продукция и является менее качественной, но она значительно дешевле лицензионной. Недополученный, таким образом, доход, именуемый убытками (в виде «реального ущерба» или «упущенной выгоды»), образуется в результате уменьшения покупательского спроса на лицензионные кассеты. Кроме того, вследствие неподконтрольного распространения контрафактных экземпляров продукции с некачественной записью подрывается также деловая репутация правообладателей.

Таково состояние пиратства в России и в отдельных странах за рубежом, а также причины и условия, предопределяющие его неизменный рост. Нужны совместные усилия не только России, но и других стран, консолидация всех сил мирового сообщества для того, чтобы победить или хотя бы уменьшить пиратство в сфере интеллектуальной собственности.

Основная масса российских потребителей, располагающая низкими финансовыми возможностями, объективно не позволяющими им покупать лицензионные товары, в первую очередь отдает предпочтение ценовым характеристикам изделия и в меньшей степени руководствуется товарным знаком, символизирующим качество и надежность продукта.

Меры по предупреждению интеллектуального пиратства применяются правоохранительными органами эпизодически, их результаты не перепроверяются. Практически во всех регионах, за исключением Москвы и Подмосковья, не отработаны специальные оперативные методики такой работы. В регионах отмечается недостаточная оснащенность экспертно-криминалистических подразделений, технических центров и лабораторий, отсутствие современных гармонизированных методик по проведению исследований. Требуется принятие скорейших мер по созданию в субъектах Российской Федерации экспертных центров и лабораторий по производству исследований контрафактной и фальсифицированной продукции. Организовать экспертную работу в данной области можно на базе специально аккредитованных лабораторно-испытательных центров в системе Торгово-промышленной палаты Российской Федерации.

Следует сказать и о проблеме латентной преступности. Как свидетельствуют результаты проведенных исследований, информация об изготовлении или распространении контрафактной продукции в правоохранительные органы не поступает по следующим причинам:

а) из-за неверия в помощь правоохранительных органов - 37,3%;

б) из-за жалости к преступнику - 5,6%;

в) из-за страха перед преступником, преступниками - 21,8%;

г) из-за низкого правосознания населения - 35,3%.

Меры по предупреждению производства и распространения контрафактной продукции применяются правоохранительными органами эпизодически, их результаты не перепроверяются.

Как известно, в структуре латентной преступности по механизму ее образования выделяются: не учтенные в статистике преступления, которые правоохранительные органы умышленно не регистрируют в целях создания видимых успехов в борьбе с преступностью; зарегистрированные преступления, в которых в силу ошибочной уголовно-правовой квалификации правоохранительные органы не усматривают состава преступления; "незаявленные" преступления, о которых граждане не сообщают в компетентные органы.

Правовые меры по противодействию преступности являются одними из приоритетных, поскольку все предупредительные меры требуют соответствующего нормативного закрепления.

Немаловажную роль в причинном комплексе преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции играют факторы духовно-нравственного характера. Отсутствие, а точнее утрата идеологии как неотъемлемого признака любого государства способствовало развитию в стране нравственно-психологического кризиса. Наличие идеологии явилось бы стимулом позитивного общественного интереса, ориентиром гражданского поведения личности, роста общественного самосознания, правовой и духовно-нравственной культуры. Из-за ее отсутствия в определенных слоях общества стало стихийно утверждаться стремление к наживе любыми средствами, в том числе противоправными, получила широкое распространение ориентация на материальное благополучие, достигаемое любой ценой и т.д.

Сложившаяся ситуация дала толчок росту правового и нравственного нигилизма, недоверию к проводимым реформам, выразившихся, прежде всего, в игнорировании требований и предписаний законов и норм морали. Большинство граждан, опрошенных центром изучения общественного мнения, не верит в существующие законы.[56] .

Вследствие правового нигилизма преступления в сфере производства и распространения контрафактной продукции не воспринимаются как преступление. Население в большей своей части пренебрегает чужой интеллектуальной собственностью, испытывает уверенность в безнаказанности за совершенные преступления. Многие граждане попросту не знают о существовании конкретного защищаемого права интеллектуальной собственности. Граждане не знают, каким образом защищать свои экономические права, не верят в эффективность правоохранительной и судебной системы. Так, при условии, что 78% опрошенных нами граждан становились жертвами распространения контрафактной продукции, за защитой своих прав потребителя в контролирующие или правоохранительные органы обратились лишь 14% респондентов. При этом полностью удовлетворенными результатами деятельности указанных органов остались лишь 7,1 % граждан, частично было удовлетворено – 42,9% опрошенных и половина из числа обратившихся остались не довольными таким результатами.

Подводя итоги исследованию причинного комплекса преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции, можно сделать следующие выводы.

Как показывает исторический опыт, переходный период, если он сопряжен с кардинальной ломкой устоев жизни, рождением новых общественных отношений и разрушением старых, имманентно заряжен на рост социальной напряженности, неустойчивость правопорядка, переоценку социальных ценностей и ориентиров.

Исходя из результатов анализа причинного комплекса, определяющего тенденции преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции, можно утверждать, что она все в большей мере выступает как прямое продолжение объективных общественных противоречий.

Вместе с тем было бы ошибкой считать, что неблагоприятные изменения в преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции - это только результат негативных тенденций в обществе, характерных для России в последние годы.

Все исследуемые криминогенные детерминанты не являются чем-то изолированным, попеременно детерминирующим повышение или понижение активности различных форм антиобщественного поведения.

Такова, в основных чертах, характеристика системы детерминант преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции.

Заключение

Описание процессов детерминации и причинности контрафактной продукции связано с чётким определением того, почему был возрождён и продолжает существовать феномен пиратства, нарушение авторских прав, какие социальные, экономические и иные обстоятельства выступают в качестве причин, каковы особенности условий, способствующих проявлению причин и наступлению криминального результата, и как взаимодействуют все эти явления между собой.

Тема 4. Методика расследования преступлений,

совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции

Лекция – 4 часа.

Семинарское занятие – 2 часа.

Целевая установка лекции по теме : «Методика расследования преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции».

Цель: дать систематизированные основы знаний о методике расследования преступлений, связанных с оборотом контрафактной продукции.

Задачи

1. Изучение криминалистической характеристики преступлений, связанных с оборотом контрафактной продукции.

2. Изучение средств и методов раскрытия и расследования указанных преступлений.

3. Рассмотрение тактических особенностей производства первоначальных и последующих следственных действий по делам о преступлениях, связанных с оборотом контрафактной продукции.

План лекции

Введение.

1. Криминалистическая характеристика преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции.

2. Организация и общая тактика действий следователя по расследованию преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции.

3. Типичные следственные ситуации первоначального этапа расследования, в сфере оборота контрафактной продукции.

Заключение.

Литература

1. Белкин, Р С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистика. М., Нсрма.2001 - С.63.; Крылов И.Ф. Следы на месте преступления. СП-б.,1961.

2. Шевченко, Б.Л. Теоретические основы трасологической идентификации в криминалистике. - М.

3. Григорьев, В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел / В.Н. Григорьев - Ташкент: ТВШ МВД С CCP .1986.-48 c ; См. также Жбакков, В.А. Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике: Автореф. дисср... докт. юрид. наук. - М., 1995. - 48c.

4. Дворянкин, О. А. Защита авторских в смежных прав. Ответственность за их нарушение. Уголовно-правовой аспект /О.А. Дворанкин. - М., Изд-во «Весь мир», 2002,- С. 122. Селезнев, М. Законность в оперативно-розненной деятельности. / М. Селезнев // Рос. юстиция. -1994. -.№3 -С. 15.

5. Бажаяов, С. Оправдана ли так называема» доследственная проверка? // Законкость.-1995.-.№1.-С.54.

6. Степанов, В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов: - Иад-во Саратовского юрид. ин-та,1972. -41с.

7. Хомич, В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела // Законность».-1995.-№12, -С. 22-24.

8. Лысак И. Г. Преступность в сфере интеллектуальной собственности С. 19; Трунцевский Ю. Квалификация преступлений, связанных с видеопиратством //Законность. 2000. № 9. С. 10-13.

9. Миронова Е., Завидов Б. Криминалистическая характеристика преступлений, связанных с нарушением авторских и смежных прав //Законность. 2000. № 1. 34-36.

Введение

Анализ процессов, протекающих в России в изучении сферы интеллектуальной собственности, производство и реализация контрафактной продукции напрямую затрагивают проблему защиты интеллектуальной собственности и связана с нарушением авторских и смежных прав, что имеет большое значение для защиты интеллектуальной собственности.

Правонарушения в сфере интеллектуальной собственности можно условно разделить на две категории:

А) нарушения прав на объекты интеллектуальной собственности;

Б) нарушение установленного порядка приобретения, использования и распоряжения правами на объекты интеллектуальной собственности.

Криминалистическая характеристика таких преступлений, по мнению О.Я. Баева, представляет собой систему элементов отдельного вида преступлений, значимых для расследования конкретных преступлений этого вида и взаимосвязях между этими элементами.

Необходимо отметить, что Белкин Р.С. в своих изданиях полностью не отрицал возможность использования комплекса сведений о криминалистически значимых свойствах и признаках и преступлениях в целях оптимизации расследования преступлений.

1. Криминалистическая характеристика преступлений,

совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции

К основным элементам криминалистической характеристики данного вида преступлений относятся данные о:

1) лицах, осуществляющих выпуск и оборот контрафактной продукции, наличии преступных связей;

2) предмете преступного посягательства;

3) механизме следообразования;

4) способе совершения преступной деятельности;

5) месте изготовления и месте ее реализации.

К лицам, которые непосредственно занимаются незаконным оборотом контрафактной продукции, можно отнести:

-организатора – изготовителя, который непосредственно занимается организаторской деятельностью по изготовлению продукции, а затем осуществляет ее продажу;

--изготовителя-реализатора - лицо, которое непосредственно изготавливает (тиражирует, упаковывает данную продукцию или руководит этим процессом), сам активно участвует в процессе оптовой либо розничной реализации;

-оптового реализатора - лицо, которое покупает готовую контрафактную продукцию данного вида у изготовителей и оптом реализует ее в различных местах;

-розничного реализатора - лицо, которое покупает готовую контрафактную продукцию у оптовых реализаторов и продает ее в розницу либо мелкими партиями;

-реализатора-наемника - лицо, которое не владеет контрафактным товаром, но выступает в роли продавца, получая за это определенный процент.

Уровень административно-правовой защиты интеллектуальной собственности с принятием нового КоАП РФ значительно вырос. Необходимо отметить, что большинство преступников, которые непосредственно занимаются данной преступной деятельностью, это лица мужского поля от 16 до 30 лет. – это криминологическая характеристика.

Важным элементом криминалистической характеристики преступлений, который, по мнению некоторых криминалистов, является наиболее стабильным и наиболее значимым, является механизм следообразования.[57]

Р.С. Белкин предлагал такую точку зрения: «можно разделить информацию, носителем, которой является след, на личностную, (информация о человеке как объекте или субъекте процесса следообразования), вещную (информация oб отражающем и отражаемом объекте) и операционную (информация об операции; приведшей к образованию следа, т.е. о механизме следоообразования)»[58] .

В механизм следообразования входят следующие составляющие элементы.

Предметы преступного посягательства.

Способ совершения преступления.

В диспозиции ст. 146 УК РФ дается лишь общий перечень способов преступных посягательств на авторские (смежные) права — в тексте закона невозможно перечислить все те действия, которые так или иначе приводят к преступному нарушению авторских и смежных прав.

Под незаконным использованием объектов авторского права в соответствии со ст. 16 Закона об авторском праве и смежных правах понимается их использование без согласия автора: воспроизведение произведения; импорт произведения; распространение произведения; переработка; перевод на другой язык; иное использование произведения другими лицами без согласия правообладателя.

Воспроизведение объектов интеллектуальной собственности, как наиболее часто используемый пиратами способ совершения преступления, является материальной фиксацией произведения (исполнения, программы) всеми способами, которые позволяют осуществлять его непосредственное сообщение публике.

Места изготовления, хранения и реализации контрафактной продукции.

Контрафактная продукция, изготавливается в следующих местах.

В жилых помещениях, квартирах либо частных домах, в которых постоянно проживают лица, причастные к выпуску контрафактной продукции, и члены их семей.

В жилых помещениях, которые были сняты под наем лицами, осуществляющими оборот контрафактной продукции.

В нежилых непроизводственных помещениях, специально арендованных для выпуска контрафактной продукции.

В производственных помещениях с оборудованием, которое частично может быть использовано для выпуска контрафактной продукции. В дальнейшем членами преступных групп происходит доукомплектование этих помещений нужным оборудованием. Как правило, данные помещения также арендуются.

Реализация контрафактной продукции, осуществляется там, где активно идет торговля, будь то магазины, рынки, киоски. В крупных городах, в основном на рынках, продукция маскируется лицензионным товаром данного профиля. В последнем случае торговля контрафактными изделиями, как правило, осуществляется продавцами-наемными работниками скрытно от владельцев магазина.

3. Организация и общая тактика действий следователя

по расследованию преступлений, совершаемых

в сфере оборота контрафактной продукции

Как показывает практика, самые большие сложности в деле борьбы с оборотом контрафактной продукции вызывает процесс документирования преступной деятельности и фиксации доказательств. Перед осуществлением основных оперативных мероприятий при документировании распространения контрафактной продукции и переходом к расследованию уголовного дела, по признакам ст. 146 УК РФ, следователь, оперативный работник должны изучить минимум нормативного материала, который позволяет им ориентироваться в области защиты интеллектуальной собственности. Изучение законодательного материала в области защиты интеллектуальной собственности,- прежде всего Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», поможет разобраться в таких важных вопросах, как: надлежащим ли лицом дано заявление, является ли оно правообладателем, либо на законных ли основаниях оно представляет интересы правообладателя. Из этих же источников следует получить информацию о том, в какой форме произошло нарушение и каких именно прав потерпевшего (авторских или смежных), и решить ряд иных вопросов, возникающих при расследовании уголовного дела по признакам ст. 146 УК РФ.

Прежде всего, необходимо учитывать специфику диспозиции ч. 1 ст. 146 УК РФ. Данные уголовные дела являются делами частно-публичного обвинения, а согласно ч.3 ст. 20 УПК РФ они могут возбуждаться не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращаться в связи с примирением не могут, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК РФ.

Перед возбуждением уголовного дела проводится ряд оперативных мероприятий:

-доследственная проверка;

-проверочная закупка;

-получение объяснения;

-истребование необходимых материалов.

Среди комплекса оперативных мероприятий при документировании распространения контрафактной продукции следует особо выделить проверочную закупку. Механизм ее проведения имеет свои особенности, связанные с тем, что лицо, у которого проводится закупка, фактически не участвует в мероприятии, денежные средства у него не изымаются. В большинстве случаев субъект преступления даже не догадывается о том, что в отношении него проводятся какие-либо мероприятия. Все необходимые действия для обеспечения распространения экземпляра произведения, как правило, уже сделаны лицом до момента закупки.

Чтобы избежать уголовной ответственности, компании-провайдеры используют различные схемы размещения серверов с нелегальным контентом, создают подставные (фиктивные) компании с целью регистрации с ними договоров аренды для размещения оборудования на площадках оператора. При таком способе маскировки преступления большую значимость приобретают опыт и возможности оперативного подразделения в ходе документирования преступной деятельности. В таких случаях только комплексный подход к процессу доказывания позволит добиться обвинительного приговора.

Еще одним методом ухода от уголовной ответственности является шифрование информации, имеющей доказательственное значение. Например, лицо хранит экземпляры программ для ЭВМ либо аудиовизуальные произведения на логическом диске компьютера с применением программы шифрования. Без знания пароля получить доступ к информации невозможно, а узнать пароль можно только у подозреваемого с его согласия, на что рассчитывать не приходится, остается надеяться на смекалку оперативников или на удачу эксперта по расшифровке пароля.

Особое внимание обращают на себя фразы, присутствующие на страницах, распространяющих нелегальный контент. Звучат они обычно так: «Информация, расположенная на сервере, предназначена исключительно для частного использования в образовательных целях и не может быть загружена/перенесена на другой компьютер. Ни владелец сайта, ни хостинг-провайдер, ни любые другие физические или юридические лица не могут нести никакой ответственности за любое использование материалов данного сайта. Вся информация и ссылки предоставлены исключительно в ознакомительных целях и предназначены только для просмотра, после чего пользователь обязуется удалить со своего компьютера скачанную информацию. Администратор не несет ответственности за возможные последствия использования их в целях, запрещенных УК РФ и нормами международного права».

Авторы данных фраз ошибочно полагают, что в отношении их не наступят правовые последствия, предусмотренные нормами права РФ. Однако ст. 146 УК предусматривает уголовную ответственность за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку, сбыт. Согласно постановлению Пленума Верховного суда РФ от 26.04.2007 № 14 «сбыт контрафактных экземпляров произведений или фонограмм заключается в их умышленном возмездном или безвозмездном предоставлении другим лицам любым способом (например, путем продажи, проката, бесплатного распространения в рекламных целях, дарения, размещения произведений в сети Интернет)».

Таким образом, важен только сам факт возможности передачи экземпляров третьим лицам. Конечно, все эти тонкости понимают пока еще не все следователи и судьи. Проблема низкого уровня компьютерной грамотности судейского корпуса остро ощущается практически в каждом уголовном процессе, что не может не отражаться на приговорах, юридическое качество которых не всегда находится на высоте. Выходом из сложившейся ситуации может быть специализация судейского корпуса по направлениям, в том числе по ст. 146 УК. Ведь никто не ставит под сомнение необходимость специализации правоохранительных органов по различным видам деятельности. Очевидно, что только специалисты способны эффективно бороться с высокотехнологичными преступлениями.

3. Типичные следственные ситуации первоначального этапа

расследования, в сфере оборота контрафактной продукции

В ст. 147 УПК РФ законодатель уточняет порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения. Данная статья гласит, что уголовные дела, указанные в ч. 3 ст. 20 УПК РФ, в том числе ч.1 ст. 146. УК РФ, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего. Производство по таким делам ведется в общем порядке.

Напомним, что в соответствии с ч. 1 ст. 42. УПК РФ потерпевшими могут признаваться не только физические, но и юридические лица в случае причинения преступлением вреда их имуществу и деловой репутации. Изучение уголовных дел о выпуске контрафактной аудио или видеопродукции, а также программного обеспечения показало, что все уголовные дела по ст. 146 УК РФ возбуждались по заявлению от организаций, представляющих права правообладателя.

Таким образом, следователь, решая вопрос о возбуждении уголовного дела рассматриваемой категории, должен убедиться в наличии заявления от правообладателя либо его представителя, действующего на законных основаниях.

Также следует достаточно осторожно относиться (о чем речь пойдет далее) к самостоятельным проверкам сведений о реализации контрафактной продукции, производимым работниками данных организаций без участия сотрудников правоохранительных органов.

В соответствии со ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователь обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. Согласно ч.3 указанной статьи, руководитель следственного органа, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить срок до 10 суток.

Выделение фактов выпуска и оборота контрафактной продукции.

Как показывает изучение следственной практики и специальной литературы, основная информация о выпуске и обороте контрафактной продукции определенными лицами стала известной органами расследования:

-в результате оперативно-разыскных мероприятии, проводимых ОБЭП;

-в результате проверок иных подразделений органов внутренних дел;

-от представителей правообладателей той или иной продукции;

-в ходе анализа рекламы различных фирм и частных лиц о производстве услуг по выпуску и обороту продукции, которая может выпускаться контрафактным путем;

-в ходе расследования иных уголовных дел, прежде всего экономической направленности;

-от представителей иных правоохранительных органов и ведомств, прежде всего ФСНП и таможенных органов;

-от зарубежных правоохранительных органов;

-от отдельных граждан и организаций, направивших письма и иные сообщения в правоохранительные органы[59] .

При выявлении фактов выпуска и оборота контрафактной продукции необходимо иметь в виду, что определенная и наиболее активная часть субъектов, занимающихся указанным видом деятельности, в силу «технической направленности» этой деятельности, все больше используют достижения научно-технического прогресса, в частности компьютерную технику. Особенно это характерно для субъектов, занимающихся незаконным оборотом программного обеспечения, которые зачастую рекламируют свои услуги через Интернет. Это обстоятельство должны использовать работники оперативных подразделений для выявления субъектов, занимающихся указанной преступной деятельностью.

Некоторые авторы выделяют так называемые меры пассивного выявления информации о выпуске и обороте контрафактной продукции. В частности. О.А. Дворянкин к таким мерам относит:

-создание «технических ловушек» для нарушителей (для выявления компьютерных пиратов могут использоваться, например, Интернет серверы и BBS станции);

-публикации в средствах массовой информации объявлений об оптовой продаже-покупке упаковки, а также продукции авторского или смежных прав по демпинговым ценам[60] .

Доследственная проверка.

Анализ уголовных дел рассматриваемой категории, по мнению некоторых авторов, опровергает сомнения некоторых криминалистов в целесообразности ее проведения и закрепления в уголовно-процессуальном законе[61] . В.В. Степанов считает, что применительно к данной категории дел доследственная проверка является важным этапом доказывания, на котором закладывается фундамент доказательственной базы обвинения в целом[62] , несмотря на то, что общая схема, методика и процессуальный режим проверки по делам исследуемой категории аналогичны проверкам по другим составам преступлений[63] .

Почти всегда по делам данной категории производятся проверочные закупки и осмотры мест происшествия и объектов, имеющих контрафактные признаки.

Однако проведению этих действий по общему правилу, когда правоохранительные органы имеют резерв времени, позволяющий провести указанные действия внезапно, должно предшествовать проведение комплекса оперативно-разыскных мероприятий. К сожалению, как показывает изучение следственной и судебной практики, оперативно-разыскные мероприятия, кроме проверочной закупки, редко используются при расследовании данной категории дел. Между тем, УПК РФ в ст.89 предусматривает возможность использования результатов оперативно-разыскной деятельности в процессе доказывания, если они отвечают требованиям, предъявляемым данным кодексом к доказательствам.

Проверочная закупка.

Одно из основных тактических требований к проведению торговой закупки является ее внезапность. В связи с этим, на наш взгляд, необходимо подчеркнуть важность тесной взаимосвязи и сотрудничества с представителями антипиратских организаций. Иногда работники этих организаций по собственной инициативе проводят проверки точек, где предполагается реализация контрафактной продукции. К участию в проверочной закупке приглашаются понятые.

Проведению проверочной закупки, осмотру места происшествия и получению объяснений от лиц, заподозренных в выпуске или обороте контрафактной продукции, должна предшествовать серьезная подготовительная работа. В ходе данной работы, используя все возможности оперативно-разыскной деятельности, ведется работа по получению информации о принадлежности авторских или иных смежных прав заявителю, изучается оригинальный продукт правообладателя; при необходимости проводится отбор образцов для сравнительного исследования, делается предварительный прогноз о приблизительном размере причиненного правообладателю ущерба и др.

На основании собранной информации следует выработать тактику конкретной операции по проведению проверочной закупки, осмотру места происшествия и получению объяснений от заподозренного лица. В частности, рекомендуется выбирать объект для проверочной закупки таким образом, чтобы контрафактные изделия находились на прилавке, произвести систематическое, а не разовое наблюдение, подтверждающее, что заподозренный субъект занимается изготовлением или реализацией контрафактной продукции в виде промысла; зафиксировать возможные средства конспирации, предпринимаемые наблюдаемым лицом.

Поскольку данные мероприятия устанавливают наличие признаков преступления, а протоколы проверочной закупки либо осмотра содержат важную доказательственную информацию, данные действия должны проводиться и оформляться в строгом соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и УПК РФ. В ходе этих действий оперативные работники и следователь должны четко и полно фиксировать все значимые для дела обстоятельства, при этом, имея в виду, что значение для доказывания по уголовному делу имеет не только наличие каких- либо сопровождающих продукцию документов - накладных, квитанций, лицензионных соглашений и (или) договоров, но и отсутствие таковых у проверяемого лица, о чем делается отметка в протоколе.

Необходимо подчеркнуть, что с точки зрения установления факта нарушения авторских и смежных прав основным юридическим критерием является отсутствие разрешения правообладателя на тот конкретный способ использования, который осуществлялся нарушителем, например, тиражирование (воспроизведение), продажа (распространение) и другие.

Получение объяснения.

При необходимости в ходе проведения проверки следователь вправе получить объяснение. Кроме того, следует учитывать, что преступления в сфере выпуска и оборота контрафактной продукции часто сочетаются с иными составами преступлений, такими как: незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), контрабанда (ст. 188 УК РФ), приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ) и другие.

Истребование необходимых материалов.

Истребование материалов как проверочное процессуальное доследственное действие выражается в официальном предложении представить определенные письменные документы или же предметы. Прежде всего, следует предложить заподозренному лицу представить документы, подтверждающие законность его действий.

Для выяснения и подтверждения наличия соответствующих прав у организаций либо частных лиц в отношении использования, аудио, видеопродукции, либо программного обеспечения также запрашиваются данные, которые могут представить юридические отделы правообладателя.

Кроме того, важными являются сведения о величине, характере и размере ущерба. Они запрашиваются у потерпевшей стороны.

Следственный осмотр.

Объектами следственного осмотра по делам о расследовании выпуска и оборота контрафактной продукции являются:

-помещения, в том числе жилые, где производится контрафактная продукция либо устанавливается нелицензионное программное обеспечение;

-помещения либо иные хранилища, в которых хранится контрафактная продукция;

-автотранспорт, в котором перевозится контрафактная продукция;

-место реализации контрафактной продукции, которыми, как отмечалось ранее, являются как помещения (магазины, киоски), так и иные объекты -торговые ряды на рынках, лотки, автотранспорт;

-предметы преступления - аудио или видеокассеты с признаками контрафакности, их упаковка и маркировка, компакт-диски, их упаковка и маркировка; компьютерная техника, на которой инсталлировано нелицензионное программное обеспечение;

-орудия и средства совершения преступления - оборудование для изготовления аудио или видеозаписей, компакт-дисков, их упаковки;

-документы, подтверждающие или опровергающие факт выпуска и оборота контрафактной продукции.

Следственный осмотр производится по общим правилам ст. 164 УПК РФ.

В целях «чистоты» и надежности доказательственной базы нецелесообразно использовать в качестве понятых сотрудников общественных организаций, занимающихся противодействием выпуску контрафактной продукции, поскольку такие лица могут быть обоснованно расценены стороной защиты как заинтересованные в исходе дела. Как отмечалось ранее, работники указанных организаций могут и должны привлекаться к проведению следственных действий в качестве специалистов.

Специфику проведения следственных осмотров по делам о выпуске и обороте контрафактной продукции предопределяют следующие обстоятельства.

• Объекты осмотра по делам рассматриваемой категории зачастую бывают рассредоточены по нескольким местам, удаленным друг от друга.

• В ходе осмотров часто приходится вторгаться в жилища подозреваемых.

В связи с этим следует иметь в виду, что по делам о выпуске и обороте контрафактной продукции случаи проведения осмотров и обысков со вторжением в жилища без санкции суда должны действительно носить исключительный характер. Следует также учитывать и то, что в настоящее время преступление, предусмотренное ст. 146 УК РФ, не относится к категории тяжких преступлений. Лицо, его совершающее, не представляет непосредственную угрозу для жизни и здоровья иных граждан. Суды, как правило, назначают ему наказание, не связанное с лишением свободы, поэтому велика вероятность того, что большинство осмотров, проведенных по делам данной категории без санкции судьи в порядке ст. 165 УПК РФ, будут в дальнейшем признаваться судьями незаконными.

• По делам о выпуске и обороте контрафактной аудио и видеопродукции, а также незаконном обороте программного обеспечения, производство осмотра помещения либо жилища, где производится либо хранится контрафактная продукция, в некоторых случаях перерастает в обыск.

При этом следует иметь в виду, что производство обыска возможно лишь после возбуждения уголовного дела.

По делам указанной категории привлекаются специалисты разного профиля, но чаще всего это специалисты в области защиты авторских и смежных прав, специалисты в области производства аудио или видеопродукции, специалисты в области полиграфии и специалисты в области защиты компьютерной информации.

При подготовке к осмотру помещений, в том числе жилищ, где производится либо хранится контрафактная продукция или устанавливается нелицензионное программное обеспечение, необходимо принять во внимание следующие обстоятельства.

С учетом особенностей помещения (жилое, производственное, склад, офис) следует осуществить подбор специалистов. Если достоверно установлено, что в жилом помещение находятся лишь предметы преступления, целесообразно привлечение в качестве специалиста работника «антипиратской» организации. В случае если будет осматриваться производственное помещение, в котором осуществляется выпуск контрафактной продукции, целесообразно также приглашение специалистов в области полиграфии и полиграфического оборудования, а также производство аудио или видеопродукции. При осмотре офисов, в которых установлено нелицензионное программное обеспечение, используется компьютерная техника, необходим специалист в области защиты компьютерной информации.

В соответствии с ч.5 ст. 177 УПК РФ осмотр помещения организации производится в присутствии представителя администрации соответствующей организации.

Особое внимание должно быть уделено моменту проникновения в помещение для производства следственного осмотра. При этом необходимо спрогнозировать меры противодействия, которые возможно будут осуществлять преступники.

Следующим типичным объектом следственного осмотра являются предметы преступления - аудио или видеокассеты, лекарственные средства, одежда и пр. с признаками контрафактности, их упаковка и маркировка.

В ходе расследования преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ, возникают следующие типовые следственные ситуации:

1) объекты осматриваются с целью получения информации, которая имеет отношение к финансовой и иной производственной деятельности субъектов, осуществляющих выпуск и оборот контрафактной продукции;

2) объекты осматриваются с целью получения информации о незаконном использовании продуктов правообладателей.

В связи с этим осмотр должен производиться в любом случае (по крайней мере, для получения информации, входящей в первую выделенную нами группу), если таковая обнаружена в ходе осмотра помещения, где предполагается выпуск или незаконный оборот контрафактной продукции.

В соответствии со ст. 180 УПК РФ в протоколах осмотра описываются все действия следователя, по делам рассматриваемой категории следователь обязан четко зафиксировать, какие объекты, документы и где именно он обнаружил, осмотрены ли они с применением соответствующих технических средств, если да, то каких именно.

0быск и выемка

Обыск - это следственное действие, направленное на принудительное обследование личности, помещений, сооружений, участков местности, находящихся в ведении обыскиваемого лица и членов его семьи, или какой-либо организации, для отыскания и изъятия скрываемых объектов, имеющих значение для дела, а также для обнаружения разыскиваемого лица или трупа.

Различие между обыском и выемкой состоит в том, что при выемке заранее известны искомый объект и его местонахождение.

Согласно ст. 182 УПК РФ основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Обыск производится на основании постановления следователя. Обыск в жилище производится на основании судебного решения. При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владельцы отказываются добровольно их открыть. К этому следует добавить, что из смысла ст. 146 УПК РФ обыск производится только после возбуждения уголовного дела.

В многоэпизодных уголовных делах, и когда расследуется дело о выпуске и обороте контрафактной продукции, совершенном группой лиц, целесообразно в процессе обыска (выемки) производить видеозапись и (или) фотосъемку.

Применение указанных технических средств проводится для запечатления общего вида помещения, а также проводившихся в это время действий, связанных с обнаружением и вскрытием тайников, фиксации индивидуальных объектов и поведения обыскиваемых лиц. Все указанные способы усиливают доказательственную силу обыска или выемки.

Допрос обвиняемого (подозреваемого).

Следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения.

Допрос - это самое распространенное следственное и судебное действие, заключающееся в получении и фиксации непосредственно от допрашиваемого лица, каковым являются потерпевший, свидетель, подозреваемый или обвиняемый, показаний об обстоятельствах, имеющих значение по делу, и производимое в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Общие правила проведения допроса изложены в ст. 189 УПК РФ. В ходе допроса запрещается задавать наводящие вопросы. В остальном следователь свободен при выборе тактики допроса. Допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями. Специфика допроса обвиняемого установлена ст. 173 УПК РФ.

В криминалистическом плане ценность признания обвиняемым своей вины заключается в том, что оно дает возможность получить иные доказательства, производные от такого признания. Например, обвиняемый по ст. 146 УК РФ в ходе допроса указывает тайники, в которых он хранил контрафактную продукцию, места производства такой продукции и т.д. Проведенные обыски и осмотры, в случае если они окажутся результативными, не только подтверждают признание обвиняемого, усиливают его доказательственное значение, но и являются самостоятельным доказательством по уголовному делу. В случае, если обвиняемый впоследствии откажется от сделанного им признания, данные доказательства не утрачивают своей силы, и, кроме того, являются важным средством нейтрализации: ложных оправдательных мотивировок субъектов преступной деятельности.

Подчеркнем, что при получении так называемых «признательных показаний» следователь должен строго выполнять требования ст. 75 УПК РФ. В соответствии с ч.2 указанной статьи, к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Интерес представляют сведения о признании своей вины подсудимым, которые были осуждены за выпуск и оборот контрафактной продукции. Признание подсудимыми своей вины (полностью либо частично) характерно для лиц, которые совершили преступление в одиночку. В основном они являлись реализаторами небольших партий контрафактной продукции. Большинство участников преступных групп, занимающихся указанным видом преступной деятельности, напротив, полностью или частично отрицали свою вину.

Планирование и подготовка к проведению допроса безотносительно категории расследуемого преступления включает в себя следующие элементы:

а) организационный - обеспечение рационального осуществления допроса (когда и где целесообразно провести его с позиции рационального использования бюджета времени и возможностей следователя;

б) содержательный - определение полноты и взаимосвязи подлежащих выяснению обстоятельств;

в) тактический - установление соответствующих средств и приемов решения конкретных задач допроса.

Заключение

Делая выводы по рассмотренным положениям, необходимо отметить, что к борьбе с контрафактной продукцией сейчас необходимо предъявить более высокие требования.

Как свидетельствует официальная статистика, проблемы раскрытия преступлений и качества предварительного расследования уголовных дел продолжают оставаться наиболее острыми в деле борьбы с контрафактом. За один год регистрируется почти столько преступлений, сколько в прошлом за целое пятилетие. Последние годы характеризуются не только возрастанием криминальной стихии, но и усилением вооруженности, жестокости и агрессивности, организованности и профессионализма преступного мира. Все более широкое распространение получают преступления, связанные с изготовлением и сбытом контрафактной продукции.


Тема 5. Особенности производства экспертиз

по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом

контрафактной продукции

Лекция – 2 часа.

Семинарское занятие – 2 часа.

Целевая установка лекции по теме : «Особенности производства экспертиз по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом контрафактной продукции».

Цель: дать систематизированные знания об особенностях проведения экспертиз по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом контрафактной продукции, позициях специалистов по указанным вопросам.

Задачи

1. Изучение организационных особенностей подготовки экспертиз.

2. Рассмотрение вопросов тактических особенностей назначения экспертиз по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом контрафакта.

План лекции

Введение.

1. Организационно-тактические особенности подготовки и назначения экспертиз по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом контрафактной продукции.

2. Современные возможности экспертиз по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом контрафактной продукции.

Заключение.

Литература

1. Белкин, Р.С. Криминалистическая экспертиза и криминалистическая теория. Курс криминалистики. / Р.С. Белкин. М., 1997. - Т. 2. - С. 289-344.

2. Орлов, Ю. К. Производство экспертизы в уголовном судопроизводстве / Ю.К. Орлов. - М., ВЮЗИ,1982.-79с.; Российская, E.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. / Е.Р. Российская. - М.,1996.-223 С. и т.д.

3. Дворянкин, О.А. Защита авторских и смежных прав. Ответственность за их нарушение. Уголовно-правовой аспект., Изд-во «Весь мир», 2002 с. 131.

4. Нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав. Научно-практическое пособие. / Б.Д. Чавидов, А.Е. Аверкин, И.А. Близнец и др. / Под ред. НА. Близнеца. -М, «Кннга сервис», 2002. - С.486.

5. Безверхов, А.Г. Проблема уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности // Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступности: Сборник науч. тр. / Под ред. Н.А. Лопашенко. Саратов: Сателлит, 2006.

6. Мачковский, Л.Г. Интеллектуальная собственность: уголовно-правовая охрана // Законодательство. 2005. N 11.

Введение

К огромному сожалению, контрафактные преступления (в той или иной мере) прочно укоренились практически в любой из известных сфер производства и народного хозяйства. Причем факты контрабандной продукции широко распространены не только в государствах со слаборазвитой экономикой, но также и в процветающих странах. Как утверждают эксперты, контрафактная продукция была, есть и, по всей видимости, будет вечно.

Чаще всего, экспертиза контрафактной продукции является следствием заявления обладателя определенных прав (владельца патента, свидетельства, авторских прав) или же его официального представителя.

Для того чтобы начались какие-либо движения, связанные с экспертизой контрафактной продукции, необходимо выявить факт контрафактной продукции. Далее необходимо составить и подать официальное заявление в один из государственных органов: в судебный орган, в орган внутренних дел, в таможню и так далее. В поданном заявлении должно быть четко указано, на каком именно основании конкретный товар попал в подозрение, а также относительность подозреваемого контрафактного товара к правам заявителя. Для подкрепления сведений, указанных в заявлении, также необходимо представить охранный документ на нарушенные права. В качестве охранного документа на права могут быть: патент, свидетельство, а также другой необходимый подтверждающий документ. Именно государственный орган, в который обратилось лицо с заявлением, изначально составляет необходимый протокол о факте правонарушения (ОВД, таможня и другие), либо выносит определенное решение (судейские органы) и назначает экспертизу контрафактной продукции.

Экспертиза контрафактной продукции проводится для того, чтобы подтвердить факт правонарушения. Экспертиза контрафактной продукции может проводиться в тех органах, в которые поступило заявление, при условии наличия необходимого специалиста, а также того, что заявитель не возражает против проведения экспертизы контрафактной продукции в рамках данного заведения. Экспертиза контрафактной продукции также может проводиться в специализированных экспертных организациях. После осуществления экспертизы контрафактной продукции выдается экспертное заключение, на основании которого и принимается решение о нарушении прав.

1. Организационно-тактические особенности подготовки и назначения экспертиз по делам о преступлениях,

связанных с незаконным оборотом контрафактной продукции

Судебная экспертиза определяется как одна из форм использования научно-механических достижений в уголовном процессе. Сущность ее состоит в анализе по заданию следователя (суда) сведущим лицом - экспертом - предоставляемых в его распоряжение материальных объектов (вещественных доказательств), а также различных документов (в том числе протоколов следственных действий) с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела[64] .

В то же время в п. 60 ст. 5 УПК РФ дается определение экспертного учреждения. Под ним понимается государственное судебно-экспертное или иное учреждение, которому поручено производство судебной экспертизы в порядке, установленном УПК РФ.

В соответствии со ст.74 УПК РФ заключения и показания эксперта допускаются в уголовном судопроизводстве в качестве доказательств.

Вызов эксперта, назначение и производство экспертизы регулируется ст.ст. 195-207,268, 282 и 283 УПК РФ.

К проведению экспертизы могут быть привлечены и другие эксперты. Эксперт не только имеет право присутствовать при производстве следственных действий, но и участвовать в них, задавая вопросы участникам следственного действия, но лишь через следователя.

За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность по ст. 307 УК РФ, а за разглашение данных предварительного расследования - по ст. 310 УК РФ.

Экспертиза - это исследование предметов, явлений, реже обстоятельств с позиции определенной области знаний, проводимое сведущим в соответствующей области лицом в рамках дознания, предварительного либо судебного следствия по поручению соответствующего этой стадии процесса должностного лица.

По делам о нарушении авторских и смежных прав экспертиза занимает особенное место в виду нескольких обстоятельств, во - первых, в силу специфичности объекта исследования; во-вторых, в виду отсутствия отработанных методик проведения такой экспертизы; в-третьих по причине того, что следственная и судебная практика не вполне устоялись, соответственно, есть несколько точек зрения на необходимость или обязательность проведения экспертизы по делам этой категории.

Прежде всего, необходимо определиться с понятием экспертизы, которая назначается и проводится в целях установления наличия или отсутствия контрафактного изделия. Как показало изучение судебной и следственной практики, следователи и суды по-разному именуют данные экспертизы: в уголовных делах такого рода экспертизы именовались техническими, технико- криминалистическими, почерковедческими, видеофонографическими, автороведческими или авторскими. Все же чаще всего такая экспертиза именовалась автороведческой. В связи с этим отметим, что данная экспертиза не решает вопросы авторства, изготовитель контрафактной продукции не занимается плагиатом. Он не пытается присвоить авторство аудио или видеопроизведений или тем более программного продукта, он подделывает продукцию, которая касается определения основного назначения данной экспертизы. По мнению О.А. Дворянкина,[65] следует выделять конктрафактность техническую, устанавливаемую экспертом с использованием специальных познаний и конктрафактность юридическую, как юридический факт, выясняемый следствием и устанавливаемый судом на основании материалов дела. Понятие «контрафактность» является сугубо юридическим, поскольку связано с различными формами использования права: в соответствии с законом или в нарушение закона. Подтверждением этому служит определение, приведенное в части 3 статьи 48 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»: «Контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав».

Практически во всех случаях незаконного воспроизведения продукции, а также ее распространения экземпляры таких произведений или фонограмм будут по тем или иным параметрам отличаться от легальных или оригинальных экземпляров. Такие отличия, которые могут быть выявлены соответствующими экспертами-специалистами, будут служить косвенными доказательствами нарушения авторских и смежных прав.

На разрешение данной экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы.

1. Содержат ли представленные на исследование экземпляры продукции технические признаки контрафактности, отличия от оригинальных (лицензионных) экземпляров, представленных правообладателем?

2. В чем заключаются их различия и позволяют ли эти признаки заключить, что представленная на исследование продукция изготовлена не правообладателем, в нарушение используемой им технологии производства?

Оригинальные образцы продукции правообладателей - членов РАПО направляются централизованно через ЭКЦ МВД России в базовые подразделения ЭКУ МВД ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации для использования при производстве экспертиз и исследований. В связи с этим не рекомендуется проводить исследования (экспертизы) в тех учреждениях, которые не располагают такими образцами, поскольку выводы этих специалистов (экспертов) не могут быть объективно подтверждены.

Вопросы, стоящие перед экспертами, решающими вопрос о принадлежности авторских либо смежных прав:

-имеются ли необходимые и достаточные основания считать потерпевшего легальным правообладателем авторских и (или) смежных прав на соответствующую продукцию?;

- кому принадлежат авторские права на использование перечисленных произведений путем воспроизведения и распространения[66] ?;

- является ли крупным размер ущерба, причиненный выпуском или оборотом контрафактной продукции?

В делах о нарушении права интеллектуальной собственности только следователь в праве решать, проводить экспертизу или нет, но не потерпевшая сторона.

По ряду очевидных признаков, например, отсутствию полиграфической упаковки, наличию нескольких видеопрограмм на кассете (нескольких компьютерных программ на диске), обнаружению при просмотре записей, не относящихся к обозначенной в названии кассеты, следователь может сразу сделать предположение о том, что данная продукция является контрафактной.

В остальных случаях, а именно когда признаки контрафактности не столь очевидны, и у следователя возникают сомнения в оценке предмета, необходимо в строгом соответствии с УПК назначать экспертизу.

Назначение экспертизы как особый вид деятельности следователя условно можно разделить на две стадии: организационную и процессуальную.

В стадии организационной следователь на основе анализа собранных материалов, в том числе их полноты, оценки доказательств, с учетом целесообразности и разумной достаточности принимает фактически управленческое решение о необходимости проведения экспертизы. Затем определяется перечень вопросов, подлежащих выяснению в ходе исследования.

Осуществляется выбор экспертного учреждения или сведущего лица, которому будет поручена экспертиза.

Решается вопрос об ознакомлении подозреваемого либо обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы. Следователем формулируются задачи, которые должны будут решены экспертом.

Процессуальная стадия состоит в вынесении мотивированного, обоснованного постановления о назначении соответствующей экспертизы; разъяснении прав и обязанности эксперта, предупреждении эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Заключение эксперта не является обязательным для лица, производящего дознание, следователя, суда, однако несогласие их с заключением должно быть мотивировано.

Исходя из этого, следователь должен тщательно изучить не только выводы, но и исследовательскую часть заключения, сопоставить его с собранными по делу доказательствами, дать выводам эксперта мотивированную оценку, чтобы обоснованно включить заключение эксперта в систему доказательств по уголовному делу.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что принятие решения о назначении и проведение экспертизы по делам о нарушении авторских и смежных прав требует от следователя, помимо общих криминалистических и процессуальных познаний, осведомленности об объекте и специфике предмета исследования. Только в этом случае следователь сумеет правильно выбрать экспертное учреждение, грамотно сформулировать вопросы и задачи перед экспертом и квалифицированно оценить их выводы.

2. Современные возможности экспертиз по делам о преступлениях,

связанных с незаконным оборотом контрафактной продукции

В современных условиях одним из ведущих экспертных учреждений, осуществляющих проведение экспертиз на признаки контрафактности продукции различного вида, является Центр независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий (ЦНКЭС).

Данный центр создан по инициативе Совета Безопасности РФ, Московской городской прокуратуры. Учредителями центра стали юридические лица Российской Федерации; Российская экспертная лига, Академия военных наук и другие организации.

Целью центра является содействие предприятиям и организациям всех форм собственности в обеспечении качества и безопасности систем технологий, средств и систем информации, защите авторских и смежных прав производителей и продавцов продукции и услуг путем постановки и выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и проведения комплексной независимой экспертизы, сертификационных испытаний и всесторонней оценки.

Одним из основных направлений деятельности центра является проведение экспертизы компьютерных программ и баз данных (БД), видео и аудиопродукции и других объектов авторского права на предмет контрафактности.

В свете этого направления деятельности Центр ставит перед собой следующие задачи:

-организация и проведение комплексных независимых экспертиз, сертификационных испытаний различных видов продукции, товаров и услуг;

-организация и проведение комплексных независимых экспертиз информационных технологий, средств и систем информации, видео, аудио и другой продукции в интересах защиты авторских и смежных прав, в том числе с целью определения ущерба, нанесенного правообладателю;

-дача экспертных заключений по постановлениям правоохранительных органов;

- участие в работе отечественных и международных организаций по вопросам проведения испытаний и экспертизы различных видов - продукция, товары и услуги.

В настоящее время проведение экспертиз на контрафактность аудиопродукции может быть поручено экспертам-специалистам экспертно-криминалистических подразделений МВД России.

В мае 2000 года региональным представительством (FP) в России и СНГ в соответствии с программой TACIS были организованы и проведены курсы подготовки специалистов экспертно-криминалистических подразделений системы МВД России к проведению комплексных экспертиз аудиопродукции на контрафактность.

На курсы были приглашены 35 специалистов из 30 крупнейших регионов Российской Федерации, в том числе 6 экспертов из Московского региона и центрального аппарата ГУЭКЦ МВД России.

В результате индивидуальной работы слушателей с электронными базами данных, каталогами музыкальных произведений они получили навыки определения обладателей авторских и смежных прав на конкретные музыкальные произведения, определения признаков контрафактности и оформления экспертных заключений на аудиопродукцию.

По окончании курсов экспертам были выданы справочно-методические материалы, электронные базы данных на музыкальные произведения, другие документы, а также вручены свидетельства об окончании курсов, полномочиях специалистов по вопросам проведения комплексных экспертиз и исследований на контрафактность.

Экспертизы, которые может назначить следователь по делам о нарушении права интеллектуальной собственности, можно условно разделить на специфическую и традиционную. Как отмечалось ранее, специфическая экспертиза может называться экспертизой технических признаков контрафактности.

Центральным вопросом этой экспертизы является выявление и установление признаков контрафактности экземпляра произведения.

Традиционными видами исследования произведений, имеющих основания считать их контрафактными, являются:

-техническое исследование документов;

-трассологическое исследование объектов, имеющих отношение к продукции, заподозренной на контрафактность;

-товароведческая экспертиза данных объектов.

С целью исследования качества, способа изготовления упаковки, защитной этикетки, голограммы, соответствия этих объектов лицензионным, то есть оригинальным, выявления признаков и способов производится техническое исследование документа. В ходе таких исследований специалисты фиксируют наличие либо отсутствие признаков контрафактности, которые не столь очевидны и для выявления которых требуются специальные знания, соответствующее криминалистическое оборудование, сравнительные исследования. При наличии соответствующего объекта для исследования в базах данных или непосредственно в памяти компьютеров и других аппаратных средств, изъятых у предполагаемого нарушителя, исследуется информация, которая могла быть использована для изготовления соответствующих копий упаковки, этикеток.

В ходе судебно-трассологических исследований выясняются вопросы возможности использования данного конкретного оборудования для изготовления конкретных предметов. Например: не этот ли сканер использовался для ввода изображения в компьютер, мог ли данный принтер использоваться для изготовления копий, не эта ли изъятая копировальная техника применялась для получения изображения упаковки, этикеток и т.д.

Важной и актуальной в связи с развитием современных технологий является экспертиза места изготовления этического носителя - лазерного компакт-диска CD или уже входящих в оборот DVD.

С помощью данных исследований можно дать обоснованный ответ на вопрос о том, на каком оборудовании изготавливались определенные контрафактные оптические носители. При исследовании экспертами компьютерных дисков с программами для ЭВМ, например, Центра независимой комплексной экспертизы: сертификации систем и технологий (ЦНКЭС, г. Москва) используются следующие критерии:

- наличие на нерабочей поверхности диска изображения высокого качества свойственно только лицензионным продуктам;

-присутствие на нерабочей поверхности логотипа (товарного знака) производителя;

- наличие стандартной картонной (пластиковой) упаковки, имеющей, как правило, качественное полиграфическое оформление с элементами защиты от подделки в виде микропечати, голограммы.

Лицензионные компьютерные программы записываются не более одного раза на каждом диске. Исключается запись на одном диске программ разных правообладателей, если это коммерческая версия.

Проведение указанных выше традиционных исследований можно поручить штатным экспертам экспертных учреждений системы Министерства юстиции -Федерального центра судебных экспертиз МЮФ, Министерства внутренних дел РФ - ЭКЦ МВД РФ (особенно в части видеофоноскопических экспертиз), ЭКУ ГУВД и т.д., экспертным учреждениям системы ФСБ РФ.

Методики проведения экспертиз достаточно хорошо описаны в криминалистической литературе. Вопросы, которые могут быть поставлены перед экспертами, вытекают из задач расследования, и формулировка их не представляет трудностей. В сложных ситуациях рекомендуется консультироваться с экспертом.

Для определения одного из основных вопросов, определяющих наличие состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, а именно размера ущерба, может быть назначена товароведческая экспертиза.

Исходя из того, что диспозиция статьи 146 УК РФ не определяет конкретный размер ущерба, который может быть расценен как крупный, решение данного вопроса остается за товарообладателем. В этой связи некорректно ставить перед экспертом вопрос о том, является ли этот ущерб крупным, а необходимо говорить именно о размерах ущерба. При этом следователь должен сам определить, что именно необходимо брать за ориентир при исчислении ущерба: существующие розничные цены, оптово- закупочные и т.д.

В ходе товароведческой экспертизы зачастую решаются вопросы об определении стоимости конкретной продукции в том случае, если есть основания сомневаться в заявленной правообладателем цифре.

Данные исследования могут быть проведены как отделом товароведческих экспертиз экспертных учреждений Министерства юстиции ЦФ и МВД РФ, так и соответствующим специалистам, каковыми могут быть признаны представители фирм, профессионально занимающихся реализацией на рынке аналогичной продукции.

При необходимости получения ответа на вопросы, требующие познания в различных отраслях знаний, проведении комплексного исследования объектов, следователь принимает решение о назначении комиссионной (комплексной) экспертизы, производство которой поручается эксперту или нескольким экспертным учреждениям, определяя при этом, какое из учреждений является ведущим. Например, следователем ставятся вопросы о признаках контрафактности подделки изделий, стоимости изделия и т.д.

В последнее время все большее распространение, и это объективно, получает судебно-компьютерно-техническая экспертиза на предмет установления признаков контрафактности программного обеспечения. Поскольку на практике многие следователи сталкиваются с методическими трудностями при назначении такой экспертизы, укажем, что наиболее полно и обоснованно, на наш взгляд, вопросы, касающиеся назначения и проведения такой экспертизы, изложены в работе Р. С. Россинского и А.И.Усова.

Указанные авторы обоснованно рекомендуют задавать следующие вопросы эксперту:

- каково содержание программного обеспечения на представленных дискетах и имеет ли оно признаки контрафактности?

-имеются ли на представленных дискетах программы с признаками вредоносности?

-какие изменения вносит программа с признаками вредоносности при ее использовании?

-имеется ли на дискетах информация с реквизитами авторов программы с признаками вредоносности?

Заключение

Важнейшим проблемным вопросом в области использования спе­циальных познаний остается проведение экспертиз. Во многих регионах среднее время ожидания проведения данного следственного действия составляет несколько месяцев и более. Поэтому предлагается более широкое применение практики проведения такого следственного действия, как осмотр изъятых материалов и носителей с привлечением специалистов, которые могут указывать на признаки контрафактной продукции и давать пояснения по техническим вопросам. Это позволит значительно сократить время следствия и избежать возвращения уголовных дел на дополнительное расследование. Кроме того, в судах практически не сложилась практика рассмотрения дел с обвинительными приговорами по факту распространения дорелизных DVD-дисков (официально еще не вышедших в продажу) с фильмами без проведения экспертизы, несмотря на то, что в таких делах вообще не должно быть сложностей с определением контрафактности цифрового носителя. Кроме того, не выработана методика оценки стоимости таких произведений и размера ущерба с учетом их природы. А ведь распространение дорелизных DVD-дисков имеет более высокую степень общественной опасности, так как подрывает коммерческий успех кинопроката и всей киноиндустрии в целом. Общеизвестно, что значительную часть доходов так называемых видеопиратов составляет продажа дисков с не вышедшими в легальную продажу произведениями. А успех многих файлообменных и пиринговых сетей практически целиком зависит от наличия файлов с такими произведениями.

Рассмотренные вопросы ставят под сомнение принцип неотвратимости наказания как таковой, несмотря на то, что именно он в настоящее время наиболее актуален в деле борьбы с незаконным распространением контрафактной продукции. Их скорейшее решение позволит эффективно защищать права на объекты интеллектуальной собственности. Практика показала, что без совместных и слаженных действий правоохранительной системы, научных организаций и экспертов решить все сложности не представляется возможным. Целесообразно путем дополнения ст. 294 УК назначить ответственность за отказ от выдачи сведений, необходимых для доступа органов следствия и суда к информации, защищенной алгоритмами шифрования.

В качестве выводов можно отметить, что ключевой проблемой в деле выявления и раскрытия указанных преступлений является процесс доказывания факта незаконного использования объектов авторского права и определения размера деяния. Практика сложилась таким образом, что большая часть доказательственной базы создается в процессе ОРД. Поэтому от качества проведенных мероприятий и их реализации зависит судьба практически каждого уголовного дела. Большинство сложностей в ходе ОРД связаны с отсутствием грамотных методических рекомендаций и новизной схемы преступлений, при которой используются не только ЭВМ, но и их сети.

Тема 6. Противодействие преступности,

связанной с контрафактной продукцией

Лекция – 2 часа.

Целевая установка лекции по теме : «Противодействие преступности, связанной с контрафактной продукцией».

Цель: дать систематизированные основы знаний о проблемах противодействия преступлениям, связанным с контрафактной продукцией, акцентировав внимание на наиболее сложных и узловых вопросах темы.

Задачи

1. Анализ современного состояния деятельности по противодействию контрафактной продукции.

2. Изучение системы мер по противодействию контрафактной продукции.

3. Рассмотрение вопросов совершенствования деятельности по противодействию контрафактной продукции.

План лекции

Введение.

1. Меры предупреждения преступлений в сфере производства и распространения контрафактной продукции.

2. Деятельность субъектов профилактики преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции.

Заключение.

Литература

1. Безверхов, А.Г. Проблема уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности // Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступности: Сборник науч. тр. / Под ред. Н.А. Лопашенко. Саратов: Сателлит, 2006.

2. Мачковский, Л.Г. Интеллектуальная собственность: уголовно-правовая охрана // Законодательство. 2005. N 11.

3. Консалтинговая фирма, занимающаяся борьбой с контрафактом.

4. См.: http://kohtpafakt.ucoz.ru/publ/1-1-0-6.

5. Федеральный закон РФ от 18 декабря 2006 года N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2006. N 52. Ст. 5497.

6. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 7.

7. Безверхов, А.Г. Имущественные преступления. Самара: Изд-во Самарского ун-та, 2002. С. 320.

8. Денисова, А., Малков, В. Системность и комплексный подход в правотворчестве (на примере уголовного права) // Уголовное право. 2005.N3.

9. Галахова, А.В. О юридической технике и судебном толковании смежных преступлений и административных правонарушений // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы. М., 2005.

10. Безверхов, А.Г., Шевченко, И.Г. Ответственность за уничтожение и повреждение чужого имущества: Учеб. пособ. Самара, 2008.

Введение

На сегодняшний день в законодательствах всех цивилизованных стран закрепляются нормы, направленные на защиту и охрану авторских, смежных, изобретательских и патентных прав.

Реальное противодействие индустрии подделок может обеспечить системный и процессный подход на всех уровнях проектирования, изготовления, обращения и контроля идентификаторов принадлежности продукции, а также контроля качественных характеристик товара.

Распространение контрафактной, фальсифицированной и некачественной продукции затрагивает все сферы жизни страны, практически весь ассортимент потребительских товаров подвержен подделке. Особое беспокойство вызывает подделка продуктов питания и лекарственных препаратов, а также товаров для детей. Судебные приговоры не всегда адекватны совершённым деяниям, организаторы крупных подпольных производств наказываются штрафами и условными сроками и продолжают свою деятельность.

Попустительство контрафакту - это создание мощного барьера на пути развития отечественной науки, внедрения современных технологий, производства качественных товаров. Россия должна строить цивилизованный и безопасный рынок вне зависимости от вступления во Всемирную торговую организацию. Кроме того, это проблема не только России, это проблема и благополучных рынков Европы и Америки. Налицо необходимость консолидации усилий всех стран в борьбе с распространением контрафактной продукции.

1. Меры предупреждения преступлений в сфере производства

и распространения контрафактной продукции

Одним из основных направлений борьбы с преступностью является ее предупреждение. В криминологии предупреждение преступности рассматривается как многоуровневая система государственных и общественных мер, направленных на выявление, устранение, ослабление или нейтрализацию причин и условий преступности, преступлений отдельных видов и конкретных преступлений, а также на удержание от перехода или возврата на преступный путь людей, условия жизни и (или) поведение которых указывают на такую возможность[67] .

Раскрывая особенности предупреждения преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции, следует признать, что анализ современного состояния преступности в этой сфере, выявление ее причинного комплекса не является самоцелью, а выступает необходимым условием целенаправленной борьбы с преступностью в сфере производства и распространения контрафактной продукции. При этом внимание уделяется в первую очередь предотвращению и пресечению преступных проявлений, что позволяет намного реже прибегать к мерам уголовно-правовой репрессии, снижает уровень криминогенности в обществе.

Основной задачей предупреждения преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции является выбор такой стратегии, которая при сохранении стабильности гражданского общества и демократических институтов была бы способна обеспечить ее константность[68] .

Объектом профилактического воздействия выступает система причин и условий, которые, взаимодействуя, ведут к совершению преступлений в сфере производства и распространения контрафактной продукции.

Общая профилактика преступных посягательств в сфере производства и распространения контрафактной продукции включает такие общегосударственные направления, как:

-меры, направленные на стабилизацию политической ситуации в России, укрепление и повышение авторитета политической власти, выработку стратегии и тактики экономической и уголовной политики, а также политики в сфере производства и распространения контрафактной продукции и политики идеологического воздействия;

-стабилизация экономической ситуации, равенство и добропорядочность всех субъектов отношений в сфере интеллектуальной собственности, обеспечение их экономической и творческой свободы, которая способствует осуществлению и развитию творческой деятельности на законных основаниях, добросовестной конкуренции и т.п.;

3) создание правовой базы, отвечающей требованиям сегодняшних реалий: принятие комплекса законов, внесение изменений в ряд действующих законодательных актов и нормативных документов, регулирующих не только уголовно-правовые отношения, но и отношения в области интеллектуальной собственности, социальной сферы, а также административной и гражданско-правовой деятельности;

4) меры организационно-управленческого, криминологического и иного характера, подкрепленные адекватными правовыми средствами.

Раскрывая особенности профилактики преступности в исследуемой сфере, нельзя не остановиться на анализе мероприятий (социально-политические, социально-экономические, организационно-управленческие, правовые, духовно-нравственные, и т. п.) по их противодействию преступности, применение которых играет важную роль в достижении ее эффективности.

Социально-политические меры противодействия преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции имеют решающее значение для эффективности ее предупреждения, поскольку решение задач, связанных с противодействием преступности исследуемого вида, во многом зависит от укрепления роли государственной власти, рационализации подходов к выработке решений в формировании государственной политики в сфере производства и распространения контрафактной продукции.

Политическая воля к противодействию преступности не может быть претворена в жизнь без наведения порядка в структурах власти и управления. Здесь в основу должен быть положен поиск актуальных механизмов воздействия на преступность в сфере производства и распространения контрафактной продукции и преступников, совершивших такие преступления, прежде всего, с помощью мер уголовно-правового характера. И в первую очередь необходимо совершенствование норм уголовного права, а также реформирование системы исполнения наказаний.

Важнейшей областью деятельности государства должно стать постоянное повышение уровня финансирования правоохранительных органов, увеличение финансовых расходов на борьбу с преступностью в сфере производства и распространения контрафактной продукции, а также расширение их полномочий при расследовании исследуемых преступлений, для чего необходимо изменение ряда законодательных актов.

Главными направлениями государственной политики в сфере охраны интеллектуальной собственности должны быть:

-соотношение роли и места государственной и научно-технической политики. Речь идет об использовании результатов интеллектуальной собственности в интересах технического развития производства, чему в качестве инструмента реализации призвана служить инновационная политика. Политика же охраны интеллектуальной собственности представляет собой своеобразное звено между созданием результатов интеллектуальной деятельности и их использованием в новейших объектах техники и технологии;

-улучшение взаимодействия министерств и ведомств при разработке необходимой законодательной базы. Уровень взаимодействия участников охраны интеллектуальной собственности и степень скоординированности их действий - одно из важнейших условий решения проблемы;

-усиление борьбы с нарушениями прав на интеллектуальную собственность. Необходимо повысить роль субъектов профилактики, работа которых должна быть взаимосвязана;

-совершенствование законодательства в сфере производства и распространения контрафактной продукции и борьбы с преступлениями, совершаемыми в этой сфере. Приведение законодательства об интеллектуальной собственности в соответствие с международными правовыми актами;

-расширение международного сотрудничества в сфере охраны интеллектуальной собственности, прежде всего расширение сотрудничества со всемирной организацией интеллектуальной собственности и участие России в международных конвенциях.

Приоритетным направлением политики в сфере охраны интеллектуальной собственности является обеспечение согласованности и скоординированности действий по усилению борьбы с нарушениями прав интеллектуальной собственности.

К социально-экономическим мерам противодействия преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции относятся как меры по социальной защите населения, так и меры по оздоровлению экономики в целом.

Основная задача - решение задач оздоровления экономики и социальной сферы, цель которых - снизить в дальнейшем рост преступности.

Становление в России развитой рыночной экономики невозможно без усиления роли государства. Государственное регулирование в первую очередь предполагает активное стимулирование экономического роста, защиту предпринимательской свободы.

Как уже было отмечено, одним из факторов рассматриваемой категории преступности является достаточно высокий уровень спроса на контрафактную продукцию. Поэтому, к числу экономических мер предупреждения преступлений в сфере производства и распространения контрафактной продукции, следует отнести снижение цен на, легальную продукцию, а также оптимизацию налогообложения производства и реализации продукции массового спроса.

Для развития рынка и нормального оборота объектов интеллектуальной собственности правообладатели должны шире применять экономические методы - снижать розничные и оптовые цены на продукцию, удешевлять стоимость ее оформления, проводить ценовую региональную политику, расширять дистрибьюторские сети и т.п.

Если бы эти компании не были монополистами на рынках интеллектуальной собственности или вели более социально ориентированную ценовую политику, направленную не на извлечение максимальной выгоды, а на удовлетворение потребностей максимально широких слоев населения, то многие теневые производства были бы естественным образом втянуты в производство легальной продукции. Они бы выпускали продукцию, цена которой была бы доступна не только для населения высокоразвитых стран, и проблема «пиратства» уже на государственном уровне (Китай, Болгария, Украина) была бы естественным образом решена[69] .

Свою роль в этом процессе могут сыграть государственные меры поддержки этого бизнеса в России, в том числе инвестиции в создание новых технологий. Мировой опыт показывает, что оптимальный путь решения этого вопроса связан также с предоставлением различного рода налоговых льгот соответствующим предприятиям и инвесторам, субъектам малого предпринимательства, льготного кредитования за счет средств, предусмотренных государственными и региональными программами поддержки малого предпринимательства.

Государственный интерес при освоении научно-технической продукции, независимо от того, на чьи средства оно будет осуществляться, проявится в увеличении валового внутреннего продукта за счет производства новых товаров, созданных при поддержке инвесторов новых производственных мощностей, увеличении числа рабочих мест, поступлении средств в бюджет в виде налогов с продаж, налогов с производителя и работников, занятых в производстве продукции.

Особую значимость в решении задач противодействия преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции имеет качественное обновление правовой базы правоохранительной деятельности, устранение пробелов, коллизий и противоречий, доведение до соответствия с федеральным законодательством правовых актов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Цель таких мероприятий - создание оптимальной правовой базы противодействия преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции, учитывающей современную ситуацию, федеральные, региональные, местные интересы и особенности.

Правовая база правоохранительной деятельности наряду с основными положениями, обеспечивающими предупредительное воздействие, такими, как устранение пробелов в правовом регулировании правоохранительной деятельности, должна предусматривать: отмену полностью или частично устаревших нормативных правовых актов; издание в соответствии с федеральным законодательством нормативных актов органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, должна содержать и специальные направления, в том числе системное регулирование однородных направлений противодействия преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции; юридические механизмы исполнения правовых решений, регулирующих противодействие преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции; формирование правовых предписаний, регламентирующих противодействие преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции в соответствии с международно-правовыми стандартами и международными обязательствами России; заключение и ратификацию международных конвенций, межгосударственных договоров и соглашений по вопросам противодействия преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции.

С учетом распространенности отдельных видов посягательств на объекты интеллектуальной собственности, например, производство и распространение контрафактной аудио, видео продукции, программного обеспечения ЭВМ, отдельные авторы предлагают разработать и законодательно закрепить Положение о порядке реализации такой продукции на территории Российской Федерации, где должны быть установлены требования к организации розничной торговли товарами данного вида, а именно:

а) места торговли такой продукцией должны быть оснащены разъяснительными плакатами о признаках контрафакции и поддельных торговых знаках;

б) торговые точки должны быть оборудованы соответствующей аппаратурой для проверки качества объектов исключительных прав;

в) должны проводиться обязательное регулярное обучение правилам распространения продукции интеллектуальной собственности руководителей предприятий и продавцов;

г) на каждой торговой точке должны быть накладные с поименным указанием названий объектов интеллектуальной собственности и их правообладателей на территории России и т.п[70] .

Организационно-управленческие меры предупреждения преступлений в сфере исключительных прав принимаются для упорядочения работы органов всех ветвей государственной власти, принятия различных решений по поводу обеспечения контроля и надзора за сферой интеллектуальной собственности. Выделение вопроса общей организации предупреждения преступлений в указанной сфере служит предпосылкой для решения вопроса об определении круга субъектов, занимающихся этой деятельностью и др.

Особенностью предупреждения преступлений в сфере интеллектуальной собственности является то, что чем эффективнее профилактика, тем выше уровень защиты исключительных прав и частных интересов правообладателей. Поэтому именно авторы, владельцы смежных прав и их законные представители содействуют разработке основных направлений предупреждения данных преступлений, без активного участия которых профилактическая работа в этом направлении была бы довольно затруднительна.

Можно использовать возможности и активно сотрудничать со специальными, компаниями, занимающимися на основе агентских соглашений с правообладателями выявлением подделок в сфере аудио- и видео бизнеса, которые появились относительно недавно.

Правообладатели являются одними из основных субъектов профилактики и пресечения «интеллектуального пиратства». Они должны активно использовать имеющиеся возможности для защиты своих нарушенных прав. Особенно это актуально в век развивающихся технических технологий. «Неосязаемость» произведений и услуг, присущая цифровой технологии, и открывающиеся благодаря ей возможности для воспроизведения и распространения, выявляют актуальность создания сети контроля и наблюдения обществ авторов и владельцев смежных прав, ответственность за которую эти общества могут принять на себя[71] .

Защита прав интеллектуальной собственности основывается, прежде всего, на активной инициативе самих правообладателей в лице их юридических служб и служб расследования, которым российское законодательство предоставляет право выбора обращения за защитой своих прав: в суд, в административный либо правоохранительный орган с соблюдением предусмотренных процедур. С другой стороны, и государство имеет право в определенных случаях применять по своей инициативе уголовное или административное законодательство в отношении нарушителей, это предусмотрено соответствующими кодексами РФ. Но и в этих случаях необходима инициатива потерпевшего, которому причиняется ущерб. Именно он должен заявить о нарушении его прав, о своем желании обратиться к помощи государства.

Государство вмешивается по двум причинам. Прежде всего, потому, что правонарушения в сфере интеллектуальной деятельности могут принять такой размах или иметь такую опасность, когда затрагиваются уже не только интересы двух субъектов - нарушителя и того, чьим правам наносится ущерб, но и интересы многих граждан и государства. Задача государства - вовремя уловить тот момент, когда противоправное действие начинает представлять угрозу интересам многих граждан, обществу или ему самому и когда возникает необходимость регулировать правоотношения уже методами принуждения, в том числе - уголовного, В этих случаях отношения уже переходят из сферы частного права в сферу публичного права.

Во-вторых, указанные правонарушения нередко связаны с прямым обманом потребителей, введением их в заблуждение относительно происхождения и, что очень важно, качества товаров. В случае использования, например, чужого товарного знака граждане приобретают фальсифицированную продукцию худшего качества, чем наносится ущерб, как легальному производителю, так и обманутым покупателям.

При этом необходимо учитывать, что в тех случаях, когда имеет место массовый нелегальный оборот продукции интеллектуальной деятельности, за всем этим стоят крупные неплохо организованные преступные группировки, с которыми под силу справиться только правоохранительным органам.

Учитывая все эти обстоятельства, государство не может не вмешиваться в регулирование отношений между авторами интеллектуальных продуктов и пользователями результатами интеллектуальной деятельности. Однако это вмешательство должно быть продуманным и иметь определенные границы.

В различных кругах весьма велико желание возложить на милицию всю инициативу и ответственность за защиту интересов правообладателей, то есть перевести почти полностью в сферу публичного обвинения дела о нарушениях в сфере интеллектуальной собственности. Несомненно, с точки зрения экономических интересов правообладателей это - безусловно, выгодно, поскольку нет необходимости затрачивать большие средства на услуги юристов. Однако во всем мире действия полицейских органов совершаются в определенном правовом поле, которое пересекается, но никак не подменяет поле действия самих правообладателей и их законных представителей. Ни в странах Европы, ни Америки публичное обвинение по делам этой категории не подменяет частное обвинение.

К иным мерам предупреждения преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции относится повышение духовно-нравственного и культурного уровней населения.

Значительное место в предупредительной деятельности должно отводиться и мерам воспитательного характера. И это не случайно, ибо в вышеизложенных причинах определяющее место занимает негативное информационно-идеологическое воздействие на личность извне. Противопоставить этому влиянию, при отсутствии возможности полной ликвидации данной причины, можно хорошо организованное воспитание, которое позволит значительно снизить восприимчивость отдельной категории граждан к негативному информационному потоку. Профилактический потенциал правового воспитания очень велик.

Наиболее перспективным и плодотворным представляется подход к правовому воспитанию как к деятельности, направленной не на правовое просвещение личности, а на развитие у нее правовой активности. Известно, что правовая активность личности включает в себя как комплекс личностных социально-правовых свойств субъекта, обусловливающих возможность его участия в правовой жизни, так и самую реальную жизнедеятельность личности в сфере отношений, урегулированных правом[72] . В этом плане не в полной мере остается раскрытым потенциал общественных организаций и объединений, осуществляющих работу по соблюдению и защите прав потребителей. Так лишь 2% от общего числа опрошенных граждан обращались за помощью по вопросам нарушения прав потребителя в общественные организации, а 43,5% вообще не знают о существовании таких организаций.

Разъяснение основных положений авторского права, воспитание уважения к интеллектуальной собственности, повышение престижа приобретения легальной продукции. Такая работа должна проводиться с использованием средств массовой информации, например, тематические образовательные программы на телевидении, радио, тематические вечера встреч с авторами и исполнителями в учебных заведениях, публикации комментариев к отдельным объектам интеллектуальной собственности, изготовление рекламы, проведение творческих вечеров, направленных на борьбу с преступлениями в сфере производства и распространения контрафактной продукции и пр.

Необходимо предусмотреть в воспитании выработку негативного отношения к «интеллектуальному пиратству», активное разъяснение действующего законодательства, широкое освещение в средствах массовой информации случаев привлечения к уголовной ответственности виновных за нарушение прав на интеллектуальную собственность. При этом общественную роль средств массовой информации как активных создателей и «потребителей» интеллектуальной собственности нельзя недооценивать. Именно благодаря их усилиям в настоящее время практически на каждом экземпляре продукции, содержащей объекты интеллектуальной собственности, помещаются сведения об установленной законом ответственности, в том числе уголовной, за незаконное использование данных объектов.

Естественно, что рассмотренными вопросами проблема эффективности правового воспитания не исчерпывается. Однако даже эти исследования позволяют разработать такие мероприятия и рекомендации в криминологическом разделе планов социального развития, которые способствуют в известной степени повышению эффективности правового воспитания, являющегося одним из действенных факторов предупреждения преступности.

2. Деятельность субъектов профилактики преступлений, совершаемых в сфере оборота контрафактной продукции

Система профилактики наряду с объектами включает ее субъектов, принимаемые меры, а также механизм их реализации, предполагающий правовое, научное, информационно-аналитическое, организационно-методическое, материально-техническое, финансовое и кадровое обеспечение. В общем плане можно отметить, что субъектами предупреждения преступности являются общество в лице разных его институтов (партий, общественных организаций, фондов и т.д.), государство и его органы, физические и юридические лица[73] .

Субъектами предупреждения преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции являются федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, действующие в пределах своей компетенции как непосредственно, так и через подведомственные им структуры. К субъектам профилактики также относятся общественные организации (объединения), коллективы, различные частные структуры и граждане, которые целенаправленно осуществляют на различных уровнях и в различных масштабах профилактическую деятельность, наделены в связи с этим определенными правами и обязанностями и несут ответственность за их реализацию.

По задачам, компетенции и содержанию деятельности по предупреждению преступности субъекты предупредительной деятельности квалифицируются на органы власти (их учреждения, организации, предприятия) общей компетенции, неспециализированные и специализированные органы.[74]

В первую группу входят представительные органы федерации, ее субъектов и местного самоуправления, а также высшие органы исполнительной власти.

К неспециализированным субъектам профилактики относятся: Российское авторское общество (РАО), Российская антипиратская организация (РАПО), Российское общество по управлению правами исполнителей (РОУПИ), Международная федерация производителей фонограмм (IFPI), Российское агентство по патентам и товарным знакам, Центр независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий (ЦНКЭС), территориальные органы Федеральной антимонопольной службы и Федерального казначейства, Государственная инспекция по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей и др.

Специализированными субъектами предупреждения преступности являются суд, прокуратура, органы внутренних дел, службы государственной безопасности, юстиции, таможенная и пограничная службы, внутренние войска, то есть правоохранительные органы. К системе правоохранительных органов примыкают некоторые специализированные общественные объединения и формирования, а также адвокатура и частные детективные и охранные службы.

В предупреждении преступлений в сфере производства и распространения контрафактной продукции исключительно важная роль принадлежит различным государственным и негосударственным структурам, выполняющим контрольные и надзорные функции в сфере производства и распространения контрафактной продукции. Ряд таких структур создан законодательными актами, принятыми в Российской Федерации в последние годы. Так, Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) является федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере правовой охраны изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, программ для ЭВМ, баз данных, топологий интегральных микросхем, в том числе входящих в состав единой технологии, товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, а также функции по контролю в сфере правовой охраны и использования результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения, выполняемых за счет средств федерального бюджета[75] .

Одним из субъектов профилактики являются органы внутренних дел, которые занимают особое место, определяемое их предназначением, компетенцией, реальными возможностями (информационными, кадровыми, материально-техническими, организационными и методическими).

В их обязанности входит:

Выявление, участие в пределах компетенции в нейтрализации или устранении причин преступлений, а также способствующих им условий (общая профилактика).

Выявление лиц, поступки которых указывают на реальную возможность перехода на преступный путь, на совершение повторных тяжких или особо тяжких преступлений; оказание в отношении этих людей предупредительного воздействия (в том числе и путем принятия превентивных уголовно-правовых мер), а также оказание позитивного воздействия на их ближайшее окружение (индивидуальная профилактика).

Выявление лиц, замышляющих или подготавливающих преступления; принятие мер по недопущению перерастания умысла в приготовление к преступлению, а приготовительных действий - в преступление (предотвращение замышляемых и подготавливаемых преступлений).

Целями их деятельности по предупреждению преступлений являются:

- противодействие криминогенным процессам в обществе, обеспечение сдерживания и сокращения преступности;

- создание и укрепление в обществе атмосферы спокойствия и стабильности;

- устранение угрозы правам, свободам и законным интересам личности, общества и государства, возникающей в связи с возможностью совершения преступлений;

- обеспечение исправления лиц, вовлекаемых в сферу предупредительного воздействия, и их ресоциализации.

Вместе с тем следует учитывать, что такое деление в известной мере условно, т.к. субъекты профилактики действуют не изолированно, а во взаимодействии друг с другом. В самой системе имеются как горизонтальные, так и иерархические вертикальные взаимосвязи (в зависимости от уровня решаемых задач),[76] которые следует рассматривать при характеристике общей и индивидуальной профилактики, а также особенностей организации и правового регулирования их деятельности.

Органы внутренних дел, в частности, тесно взаимодействуют с Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. Так, в январе 2010 г. МВД России и Роспатент в целях эффективного выполнения задач, возложенных на стороны действующими нормативными правовыми актами, для обеспечения информационного взаимодействия в сфере охраны и защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации заключили соглашение о том, что стороны на безвозмездной основе будут осуществлять сотрудничество и обмен информацией, представляющей взаимный интерес, за исключением информации ограниченного распространения, особый порядок доступа к которой установлен законодательством Российской Федерации[77] .

Эффективность противодействия преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции во многом зависит от ее организации, которая включает деятельность по формированию самой системы предупреждения преступлений в сфере производства и распространения контрафактной продукции и обеспечению процесса ее функционирования. Эта деятельность, помимо определения ее целей и задач, а также субъектов системы профилактики, включает информационно-аналитическое обеспечение, криминологическое программирование и планирование профилактических мероприятий, расстановку имеющихся сил и средств, обеспечение их взаимодействия, координацию работы, контроль за исполнением, методическое, кадровое, материально-техническое и иное обеспечение[78] .

Особую актуальность в предупреждении преступлений в сфере производства и распространения контрафактной продукции приобретает планирование мероприятий по предупреждению преступности, которое должно осуществляется путем подготовки целевых программ, поскольку только программно-целевой подход - это метод решения крупных проблем, носящих межотраслевой, межведомственный и межрегиональный характер. Программно-целевой подход является одним из конкретных проявлений комплексного, системного подхода к предупреждению преступности. Он позволяет интегрировать в борьбе с преступностью экономические, политические, идеологические, технические, психологические, медицинские и организационные меры предупреждения преступлений. Это обстоятельство имеет особое значение в связи с тем, что современная экономическая преступность приобретает новые формы и масштабы, меняются условия, при которых совершаются преступления, расширяются возможности, им способствующие, а также мотивы и причины, ведущие к их совершению[79] .

Но не только информационное обеспечение и комплексное планирование оказывает влияние на положительный результат профилактической деятельности. Для целенаправленного и эффективного противодействия преступлениям в сфере производства и распространения контрафактной продукции необходимо предотвратить распыление сил и средств правоохранительных и контролирующих органов, обеспечить их координацию и взаимодействие на рассматриваемом участке работы. Особо следует отметить значимость координации территориальных правоохранительных органов в предупреждении преступлений в сфере производства и распространения контрафактной продукции.

Проблема координации деятельности субъектов профилактики сегодня является одной из актуальных, так как недостаточное взаимодействие между различными подразделениями правоохранительных органов - одна из основных причин низкой эффективности предупредительной деятельности.

Целью координации деятельности правоохранительных органов является повышение эффективности противодействия преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции путем разработки и осуществления согласованных действий по своевременному выявлению, раскрытию, пресечению и предупреждению этих преступлений, устранению причин и условий, способствующих их совершению. Такая деятельность осуществляется в соответствии с Конституцией РФ, федеральными законами, основным из которых является Закон «О прокуратуре Российской Федерации»[80] , нормативными актами Президента и Правительства Российской Федерации, международными договорами и соглашениями, заключенными либо признанными Россией, межведомственными нормативными актами. Так, в соответствии с п. 2 ст. 1 Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуратура осуществляет координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

С учетом криминогенной обстановки координация деятельности правоохранительных органов может проводиться на межрегиональном уровне, что требует соответствующего поручения руководителям федеральных правоохранительных органов или согласования с ними.

В основе координации лежат следующие принципы: законность; равенство участников при постановке вопросов, внесении предложений, разработке плана мероприятий и рекомендаций; самостоятельность каждого правоохранительного органа при выполнении согласованных решений в пределах предоставленных ему законодательством РФ полномочий, при процессуальной независимости и персональной ответственности сотрудников оперативных подразделений и следователей за точное выполнение согласованных решений и мероприятий; гласность; ответственность руководителя каждого правоохранительного органа за выполнение согласованных решений.

Формы координационной деятельности многообразны: совещания руководителей правоохранительных органов; совместные выезды в регионы для проведения согласованных действий, проверок и оказания помощи местным правоохранительным органам в борьбе с преступностью; создание оперативно-следственных групп для расследования конкретных преступлений, проведение совместных целевых мероприятий для выявления и пресечения преступлений, а также устранения причин и условий, способствующих их совершению; взаимное использование возможностей правоохранительных органов для повышения квалификации кадров, проведение совместных семинаров и конференций; взаимная помощь в обеспечении собственной безопасности; издание совместных приказов, информационных писем, иных организационно-распорядительных документов, выпуск совместных информационных изданий, разработка и утверждение согласованных планов координационной деятельности.

Координация, взаимодействие в предупреждении преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции означает и использование экспертных возможностей, которыми располагают правоохранительные органы. Например, необходимо учитывать, что правоохранительные органы имеют многочисленные лаборатории, НИИ, в которых могут быть произведены самые различные экспертизы.

В целях повышения эффективности координации деятельности правоохранительных органов осуществляется взаимодействие с судами, арбитражными судами и органами юстиции. Установлены следующие формы взаимодействия:

-информирование о состоянии преступности и судимости;

-использование данных судебной статистики и материалов судебной практики при разработке мер по усилению борьбы с преступностью;

-совместная работа по подготовке законопроектов в борьбе с преступностью в сфере производства и распространения контрафактной продукции;

-проведение семинаров и конференций, участие соответствующих специалистов в работе по повышению квалификации работников правоохранительных органов;

- направление совместных информационных писем, справок, обзоров;

-участие в подготовке постановлений пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

-представители судов, руководители органов юстиции могут принимать участие в координационных совещаниях правоохранительных органов.

При координации деятельности правоохранительных органов и органов контроля необходимо участие общественности в укреплении правопорядка, системе профилактики правонарушений, правового воспитания и просвещения населения.

Сотрудникам органов внутренних дел необходимо более тщательно подходить к разработке мероприятий по предупреждению преступлений связанных с интеллектуальным пиратством. В частности, следует:

- активизировать работу по проведению специальных операций и контрольных мероприятий сотрудниками органов внутренних дел совместно с органами, осуществляющими контроль на потребительском рынке;

- проводить на постоянной основе специальные рейды на предприятиях;

- производителях продукции интеллектуальной собственности, расположенных на территориях режимных объектов;

- в регионах, среди добросовестных участников товарного рынка предлагать и внедрять программу добровольного подтверждения легальной продукции (фэйр плэй), способствовать формированию антиконтрафактных торговых сетей;

- принимать активное участие в формировании общественного мнения (социальная реклама) о пагубности фальсификаций и контрафакта.

В целом работа правоохранительных органов по предупреждению преступлений в сфере производства и распространения контрафактной продукции строится на основе концепций национальной безопасности РФ, предупреждения преступности, государственной политики борьбы с преступностью. Именно на их основе сегодня необходимо разрабатывать целевые программы предупреждения экономической преступности, где непременным условием должна стать координация взаимодействия специализированных субъектов профилактики.

Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что рассмотренные положения являются основой предупреждения преступности в сфере производства и распространения контрафактной продукции.

Заключение

Таким образом, изучая систему мер по противодействию контрафактной продукцией необходимо отметить, что современное состояние фальсифицированной и некачественной продукции исходя из соотношения этих двух понятий "контрафактная" и "фальсифицированная" продукция, необходимо отметить, что контрафактная продукция всегда одновременно будет являться и фальсифицированной, а фальсифицированная продукция (не соответствующая представленной о ней информации, с заведомо измененным составом) может не являться контрафактной развивается очень быстрыми темпами на российском рынке.

В сфере уголовного законодательства следует установить уголовную ответственность за производство, изготовление, хранение и распространение фальсифицированных лекарственных средств, продуктов питания, парфюмерных продуктов, детских игрушек, запасных частей для автомобилей, железнодорожного и авиационного транспорта, строительных материалов. В сфере административного законодательства необходимо передать дела об административных правонарушениях, касающихся защиты прав на объекты интеллектуальной собственности, из ведения арбитражных судов в суды общей юрисдикции. В сфере законодательства об интеллектуальной собственности нужно привести в соответствие нормы законодательства об авторских и смежных правах с нормами законодательства о товарных знаках в части конфискации контрафактных товаров. Также необходимо дополнить Патентный закон РФ положениями о порядке конфискации продукции, произведенной с нарушением прав патентообладателя. Кроме того, нужны изменения в ФЗ «Об авторском праве и смежных правах», «О товарных знаках, знаках обслуживания и мест происхождения товаров» в части запрещения сделок с контрафактной продукцией

Нужны изменения в закон о милиции, расширяющие полномочия сотрудников милиции; в закон о лекарственных средствах, прописывающие понятие фальсифицированной продукции; в КоАП, ужесточающие меры наказания, увеличивающие штрафы; в УК, ужесточающие уголовную ответственность производителей контрафактной и фальсифицированной продукции; в закон о товарных знаках.

РЕКОМЕНДОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Райзберг, Б.А., Лозовский, Л. Ш., Стародубцева, Е.Б. Современный экономический словарь. 5-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М,2007. — 495 с. — (Б-ка словарей "ИНФРА-М").

2. Устав о цензуре // Свод Законов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. Т. 14.4.2. СПб., 1845.

3. Уголовное Уложение 1903 года. Полное собрание законодательства. Собрание второе. Т. XXX VI. Отделение первое . 1903 .

4. О государственном издательстве: Декрет ЦИК от 29 декабря 1917 г. // СУ РСФСР. 1918. № 14. Ст. 201.

5. О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием: Декрет Совета народных комиссаров (СНК) от 26 ноября 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 86. Ст. 900.

6. О привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах: Закон 17 июня 1812 г. // Свод Законов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. Т. X.I. Ч. З.СПб., 1845.

7. Устав о промышленности заводской и фабричной // Свод Зако­нов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. Т. XI. Ч. 2. СПб., 1879.

8. Положение об изобретениях. Утв. Декретом от 30 июня 1919 г.// СУ. 1919. №34. Ст. 341.

9. Положение о патентах на изобретения: Утв. ЦИК СССР 12 сентября 1924 г. // Собрание законодательства СССР. 1924. № 9. Ст. 97.

10. Колесников АЛ. Об истории разработки Патентного закона 1924 г. // Вопросы изобретательства. 1989. № 8. С. 18-22.

11. Свод законов Российской Империи, ч. 1 т. X, Спб, 1879.

12. Таганцев, Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Том 1. М., 1994. С. 105.

13. Фецыг, Г.В. К вопросу подготовки и издания Уголовного Уложения 1903 г. //Проблемы правоведения. Вып. 41., Киев. 1980. С.45-49.; Российское за­конодательство Х-ХХ веков / Под ред. Чистякова О.И.. - М., 1994. С.271.

14. Уголовное Уложение Российской Империи 1903 г. Комментарий Н.С.Таганцева. Рига: Лета, 1922. С. 1354.

15. Декрет ЦИК от 29 декабря 1917 г. «О государственном издательстве» //СУ РСФСР. 1918. № 14. Ст. 201.

16. Декрет Совета народных комиссаров (СНК) от 26 ноября 1918 г. «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием»//СУ РСФСР. 1918. № 86. Ст. 900.

17. Декрет СНК от 28 апреля 1918 г. «Об отмене наследования» //СУ РСФСР. 1918. № 34. Ст. 456.

18. Шретер, В. Советское хозяйственное право. M., 1928. С. 204.

19. Постановление ЦИК и СНК СССР «О промышленных образцах (рисунках и моделях)» от 12 октября 1924 г. //СЗ СССР. 1924. № 9. Ст. 98.

20. Законодательство о трестах, синдикатах и органах регулирования промышленности /Под ред. А.М.Гинзбурга-Наумова. 2-е изд. М., 1924. С. 160.

21. Декрет СНК РСФСР «О товарных знаках» от 10 ноября 1922 г.//СУ РСФСР. 1922. № 75. Ст. 939.

22. Положение об изобретениях и технических усовершенствованиях 1931 Г.//СЗ СССР. 1931 №21. Ст. 180.

23. Впоследствии санкция данной нормы еще дважды излагалась в новой редакции: 1) исправительные работы на срок до двух лет или штрафом до трехсот рублей (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1 982 г. — Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1982, №49, ст. 1821). 2) исправительные работы и штраф -до трех минимальных месячных размеров оплаты труда (в ред. Закона РФ от 20 октября 1992 г. //Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992, № 47, ст. 2664.

24. Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР./ Под ред. Я.Я.Свита, Ю.А.Шубина. М., 1984 г. С.289-291, Уголовное право, Особенная часть. Учебник. В двух частях. /Под ред. Н.А.Беляева, Д.П.Водянникова, В.В. Орехова Часть 1. С. 176-178.

25. Закон от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР» закрепил равноправие всех форм собственности //Ведомости РСФСР. 1990. № 30. Ст.416.

26. Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» //Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 16. Ст. 499; 1992. № 32. Ст. 1882; № 34. Ст. 1966; СЗ РФ 1995. № 22. Ст. 1977.

27. 0сновы гражданского законодательства Союза ССР и республик// Ведомости съезда па-родных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733. Основы гражданского законодательства 1991 г. должны были вступить в действие с 1 января 1992 г., однако в связи с распадом Советского Союза, окончательно оформившимся в декабре 1991 г., этого не произошло. В Российской Федерации Основы гражданского зако­нодательства вступили в силу 3 августа 1992 г. в соответствии с постановлением Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы». См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 30. Ст. 1800.

28. Закон СССР «Об изобретениях в СССР» от 31 мая 1991 г/Ведомости Верховного Совета ССР. 1991. №25. Ст. 703.

29. Закон СССР «О промышленных образцах» от 10 июля 1991 г./Ведомости Верховного Совета ССР. 1991. № 32. Ст. 908.

30. Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г./Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 42. Ст. 2319.

31. Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» от 23 сентября 1992 г./Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 42. Ст.2322.

32. Закон РФ «О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных» от 23 сентября 1992 г./Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Со­вета РФ. 1992. № 42. Ст. 2325.

33. Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 г./Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 42. Ст.2328. Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г //Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 32. Ст.1242.

34. Хаметов Р.Б. Расследование преступных нарушений авторских прав: Автореф. дисс... канд.юрид.наук. Саратов, 1999.

35. О состоянии правовой охраны и зашиты интеллектуальной собственности в Российской Федерации в 2007 г.: аналитический доклад / под ред. д-ра юрид. Наук В. Н. Лопатина. — М.: изд. Совета Федерации, 2008. — С. 98—99.

36. Council Regulation (EC) № 1338/2003 of 22 July 2003 concerning customs action against goods suspected of infringing certain intellectual property rights and the measures to be taken against goods found to have infringed such rights // Official Journal of the European Union. 2003. V. 46. L 196. P. 7-14.

37. Directive 2004/48/EC of the European Parliament and of the Council of 29 April 2004 on the enforcement of intellectual property rights // Official Journal of the European Union. 2004. V. 47. L. 157. P. 45-86. системы, за исключением любых моральных прав, предоставляемых этими Конвенциями

38. Лопатин, В. Н. Выступление //Стенограмма парламентских слушаний Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Государственной Думы Федерального Собрания РФ на тему «О законодательных мерах и технических методах противодействия обороту контрафактной, фальсифицированной и некачественной продукции в Российской Федерации» 14 февраля 2006 г. ГК. С 1 января 2008 г. контрафактными согласно нормам ст. 1252 ГК признаются материальные носители, в которых выражены результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации с нарушением исключительных прав правообладателей.

39. Чумаченко, А.Е. Контрафакт как социально-правовое явление. Направления и средства его предупреждения органами внутренних дел.

40. Интеллектуальная собственность. Контрафакт. Актуальные проблемы и теории и практики: сб. науч. Трудов. Т.2 / под. ред. Д-ра юрид. наук В.Н. .Лопатина. – М.: Издательство Юрайт, 2009.- 49с.

41. Интеллектуальная собственность. Контрафакт. Актуальные проблемы и теории и практики: сб. науч. Трудов. Т.2 / под. ред. Д-ра юрид. наук В.Н. .Лопатина. – М.: Издательство Юрайт, 2009.- 49с.

42. Для аудиовизуальных произведений и фонограмм такие характеристики довольно подробно см. в работе: Трунцевский, Ю.В. Квалификация преступлений в сфере интеллектуальной собственности. - М., 2001. - С. 47-57.

43. Бубнова, М.С. Этикетка и упаковка — признак идентификации подлинности товара // Материалы 1-й Всероссийской выставки-форума «Регионы России: защита от контрафакта», 19-22 мая 2003 г.: Официальный каталог. - М., 2003. - С. 19.

44. Вознесенский, А. Пираты-просветители и милиционеры-гуманисты // Независимая газета. - 2001: - 27 сентября.

45. Сомова, О. Контрафакт! Издательство «Просвещение» объявило войну поддельным учебникам // Первое сентября. - 2001. — 25 сентября.

46. Плешакова, А. На книжных развалах продают ядовитые учебники // Комсомольская правда. - 2001. - 25 сентября.

47. Мельников, Л. Рекомендации по доказательству факта пиратского использования; программного продукта/ Ю. Мельников, А. Теренин // ИС. Авторское право и смежные права. - 2002. - № 8. - С. 56-59.

48. Дворянкин, О.А. Защита авторских и смежных прав. -С. 131.

49. Шампрено, К. Роль прокуратуры в сфере охраны интеллектуальной собственности во Франции Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности. - М., 2003. - С. 143.

50. Законодателю следовало вместо союза «и» использовать — «или», но при квалификации пониматься должен именно последний.

51. Липцик, Д. Авторское право и смежные права. - С. 492-493

52. Лысак, И. Г. Преступность в сфере интеллектуальной собственности С. 19.

53. Трунцевский, Ю. Квалификация преступлений, связанных с видеопиратством //Законность. 2000. № 9. С. 10-13.

54. Миронова, Е., Завидов, Б. Криминалистическая характеристика преступлений, связанных с нарушением авторских и смежных прав //Законность. 2000. № 1. 34-36.

55. Трунцевский, Ю.В. Видеопиратство: уголовная ответственность, раскрытие и расследование преступлений. М.: УКЦ «ЮрИнфоР», 2000.

56. Видеопиратство в России // Бизнес Класс. 1999. 16 апр.

57. Видеопиратство в России // Бизнес-класс. 1999. 16 апр.

58. Завидов, Б.Д., Исаенко, В.Н., Лапин, С.Ю., Миронова, Е.А. Расследование преступлений о нарушении авторских и смежных прав. М.: Изд-во ПРИОР, 2001. С.5-28.

59. Крылов, В.В. Расследование преступлений в сфере информации. М.: Городец, 1998. С.80-84.

60. Изменение масштабов и форм борьбы с контрафактной продукцией на российском рынке потребительских товаров. — М., 2008.

61. Радаев, В.В. Захват российских территорий: новая конкурентная ситуа­ция в розничной торговле. — М.: ИД ГУ — ВШЭ, 2007.

62. Федеральный закон РФ от 18 декабря 2006 года N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2006. N 52. Ст. 5497.

63. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 7.

64. Безверхов, А.Г. Имущественные преступления. Самара: Изд-во Самарского ун-та, 2002. С. 320; Денисова, А., Малков, В. Системность и комплексный подход в правотворчестве (на примере уголовного права) // Уголовное право. 2005. N 3.

65. Мачковский, Л.Г. Интеллектуальная собственность: уголовно-правовая охрана // Законодательство. 2005. N 11.

66. Безверхов, А.Г., Шевченко, И.Г. Ответственность за уничтожение и повреждение чужого имущества: Учеб. пособ. Самара, 2008.

67. Сергеев, А.П.. Право ИС в РФ. Учебник. Издание второе. - М.: Проспект, 2000. - С.391-392.

68. Баев, О.Я. Расследование преступлений против личности. - Воронеж, 1998г. - С. 41.

69. Белкин, Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистика. М., Нсрма.2001 - С.63.

70. Крылов И.Ф. Следы на месте преступления. СП-б.,1961.

71. Григорьев, В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел / В.Н. Григорьев - Ташкент: ТВШ МВД СCCP.1986.-48c.

72. Жбакков, В.А. Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике: Автореф. дисср... докт. юрид. наук. - М., 1995. - 48c.

73. Дворянкин, О. А. Защита авторских в смежных прав. Ответственность за их нарушение. Уголовно-правовой аспект /О.А. Дворянкин. - М., Изд-во «Весь мир», 2002,- С. 122.

74. Селезнев, М. Законность в оперативно-розненной деятельности. / М. Селезнев // Рос. юстиция. -1994. -.№3 -С. 15.

75. Бажаяов, С. Оправдана ли так называема» доследственная проверка? // Законкость.-1995.-.№1.-С.54.

76. Степанов, В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов: - Изд-во Саратовского юрид. ин-та,1972. -41с.

77. Хомич, В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела // Законность».-1995.-№12, -С. 22-24

78. Под жилищем законодатель понимает индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение, независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (ст. 5 п. 10 УПК РФ).

79. Белкин, Р.С. Криминалистическая экспертиза и криминалистическая теория. Курс криминалистики. / Р.С. Белкин. М., 1997. - Т. 2. - С. 289-344.

80. Орлов, Ю. К. Производство экспертизы в уголовном судопроизводстве / Ю.К. Орлов. - М., ВЮЗИ,1982.-79с.

81. Российская, E.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. / Е.Р. Российская. - М.,1996.-223 С. и т.д.

82. Дворянкин, О.А. Защита авторских и смежных прав. Ответственность за их нарушение. Уголовно-правовой аспект, Изд-во «Весь мир», 2002 с. 131

83. Нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав. Научно-практическое пособие. / Б.Д. Чавидов, А.Е. Аверкин, И.А. Близнец и др. / Под ред. НА. Близнеца. -М, «Кннга сервис», 2002. - С.486.

84. Безверхов, А.Г. Проблема уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности // Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступности: Сборник науч. тр. / Под ред. Н.А. Лопашенко. Саратов: Сателлит, 2006. с. 530

85. Мачковский, Л.Г. Интеллектуальная собственность: уголовно-правовая охрана // Законодательство. 2005. N 11. с. 61

86. Специалисты часто пишут о доминировании в случаях нарушения авторских и смежных прав того или иного вида ответственности. Так, Р. Хаметов говорит о доминировании, прежде всего, гражданско-правовой ответственности, затем уголовной и лишь потом административной (См.: Хаметов Р. Корпоративная борьба с нарушениями авторских и смежных прав // Хозяйство и право. 1998. N 8. С. 93 - 97).

87. Безверхов, А.Г. Имущественные преступления. Самара: Изд-во Самарского ун-та, 2002. С. 320; Денисова, А., Малков, В. Системность и комплексный подход в правотворчестве (на примере уголовного права) // Уголовное право. 2005. N 3. с. 124

88. Галахова, А.В. О юридической технике и судебном толковании смежных преступлений и административных правонарушений // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы. М., 2005. с. 124

89. Безверхов, А.Г., Шевченко, И.Г. Ответственность за уничтожение и повреждение чужого имущества: Учеб. пособ. Самара, 2008. с. 45 – 46.


[1] Контрафакт — продукт контрафакции, поддельный товар; продукция низкого качества. Райзберг Б.А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. 5-е изд., перераб. и доп.М.: ИНФРА-М,2007. 495 с.

[2] Устав о цензуре // Свод Законов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. СПб., 1845. Т. 14.4.2.

[3] Уголовное Уложение 1903 года. Полное собрание законодательства. Собрание второе. - Т. XXX VI. Отделение первое. 1903.

[4] О государственном издательстве: декрет ЦИК от 29 декабря 1917 г. // СУ РСФСР. 1918. № 14. Ст. 201.

[5] О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием: декрет Совета народных комиссаров (СНК) от 26 ноября 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 86. Ст. 900.

[6] Положение об изобретениях: утв. декретом от 30 июня 1919 г.// СУ. 1919. №34. Ст. 341.

[7] Положение о патентах на изобретения: утв. ЦИК СССР 12 сентября 1924 г. // Собрание законодательства СССР. 1924. № 9. Ст. 97.

[8] См.: Колесников А.Л. Об истории разработки Патентного закона 1924 г. // Вопросы изобретательства. 1989. № 8. С. 18-22.

[9] Специалисты часто пишут о доминировании в случаях нарушения авторских и смежных прав того или иного вида ответственности. Так, Р. Хаметов говорит о доминировании, прежде всего, гражданско-правовой ответственности, затем уголовной и лишь потом административной (См.: Хаметов Р. Корпоративная борьба с нарушениями авторских и смежных прав // Хозяйство и право. 1998. N 8. С. 93 – 97).

[10] СУ. 1931. №59. Ст. 429.

[11] Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733; Основы гражданского законодательства 1991 г. должны были вступить в действие с 1 января 1992 г., однако в связи с распадом Советского Союза, окончательно оформившимся в декабре 1991 г., этого не произошло. В Российской Федерации Основы гражданского зако­нодательства вступили в силу 3 августа 1992 г. в соответствии с постановлением Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы». См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 30. Ст. 1800.

[12] Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел / В.Н. Григорьев. Ташкент: ТВШ МВД СCCP.1986. 48c; См. также Жбакков В.А. Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике: автореф. дисс... д-ра юрид. наук. М., 1995. 48c.

[13] Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 42. Ст. 2319.

[14] О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров: закон РФ от 23 сентября 1992 г.//Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 42. Ст.2322.

[15] О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных: Закон РФ от 23 сентября 1992 г.//Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 42. Ст. 2325.

[16] О правовой охране топологий интегральных микросхем: закон РФ от 23 сентября 1992г.//Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 42. Ст.2328; Об авторском праве и смежных правах: закон РФ от 9 июля 1993 г //Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 32. Ст.1242.

[17] См.: Хаметов Р.Б. Расследование преступных нарушений авторских прав: автореф. дисс... канд.юрид.наук. Саратов, 1999.

[18] О состоянии правовой охраны и зашиты интеллектуальной собственности в Российской Федерации в 2007 г.: аналитический доклад / под ред. д-ра юрид. наук В. Н. Лопатина. М.: изд. Совета Федерации, 2008. С. 98—99.

[19] Council Regulation (EC) № 1338/2003 of 22 July 2003 concerning customs action against goods suspected of infringing certain intellectual property rights and the measures to be taken against goods found to have infringed such rights // Official Journal of the European Union. 2003. V. 46. L 196. P. 7-14.

[20] Directive 2004/48/EC of the European Parliament and of the Council of 29 April 2004 on the enforcement of intellectual property rights // Official Journal of the European Union. 2004. V. 47. L. 157. P. 45-86. системы, за исключением любых моральных прав, предоставляемых этими Конвенциями.

[21] Лопатин В. Н. Выступление //Стенограмма парламентских слушаний Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Государственной думы Федерального Собрания РФ на тему «О законодательных мерах и технических методах противодействия обороту контрафактной, фальсифицированной и некачественной продукции в Российской Федерации» 14 февраля 2006 г. ГК. С 1 января 2008 г. контрафактными согласно нормам ст. 1252 ГК признаются материальные носители, в которых выражены результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации с на­рушением исключительных прав правообладателей.

[22] О предложениях ТПП РФ по совершенствованию мер в сфере борьбы с контрафактной и фальсифицированной продукцией: Постановление Президиума Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 24 декабря 2003 г. N 36-6.

[23] Чумаченко А.Е. Контрафакт как социально-правовое явление. Направления и средства его предупреждения органами внутренних дел.

[24] Интеллектуальная собственность. Контрафакт. Актуальные проблемы и теории и практики: сб. науч. трудов / под. ред. д-ра юрид. наук В.Н.Лопатина. М.: Издательство Юрайт, 2009. Т.2. 49с.

[25] Там же.

[26] См.: Трунцевский Ю.В. Видеопиратство: уголовная ответственность, раскрытие и расследование преступлений. М.: УКЦ «ЮрИнфоР», 2000.

[27] Видеопиратство в России // Бизнес-класс. 1999. 16 апр.

[28] См.: Завидов, Б.Д., Исаенко, В.Н., Лапин, С.Ю., Миронова, Е.А. Расследование преступлений о нарушении авторских и смежных прав. М.: Изд-во ПРИОР, 2001. С.5-28.

[29] Консалтинговая фирма, занимающаяся борьбой с контрафактом.

[30] См.:URL: http://kohtpafakt.ucoz.ru/publ/1-1-0-6.

[31] Бубнова М.С. Этикетка и упаковка — признак идентификации подлинности товара // Материалы 1-й Всероссийской выставки-форума «Регионы России: защита от контрафакта», 19-22 мая 2003 г.. Официальный каталог. М., 2003. С. 19.

[32] Сравнительно недавно Следственным комитетом при МВД РФ возбуждено уголовное дело по фактам контрабандного завоза на территорию России поддельных компакт-дисков из Болгарии на сумму более 100 тыс. долларов США.

[33] См.: Вознесенский А. Пираты-просветители и милиционеры-гуманисты // Независимая газета. 2001. 27 сентября.

[34] См.: Сомова, О. Контра? Факт! Издательство «Просвещение» объявило войну поддель­ным учебникам // Первое сентября. 2001. 25 сентября.

[35] Головинским межмуниципальным народным судом САО г. Москвы осужден по ч. 1 ст. 146 УК РФ за незаконное использование объектов авторского права директор ООО «Интеркнига», который в нарушение Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» заключил контракт на издание справочника «Страны мира». В результате реализации 10 тыс. контрафактных экземпляров справочника издательству «Республика» причинен крупный ущерб в сумме около 300 млн. неденоминированных рублей.

[36] См.: Плешакова А. На книжных развалах продают ядовитые учебники // Комсомольская правда. 2001. 25 сентября.

[37] Мещанским межмуниципальным народным судом г. Москвы по ч. 1 ст. 146 осужден продавец ТОО «Посредник-1», который, приобретя у неустановленных лиц 146 контрафактных компакт-дисков с программным обеспечением для ЭВМ и базами данных, причинил тем самым компании «Майкрософт» (США) ущерб в размере 184 тыс. долларов США.

[38] См.: Мельников Л. Ю., Теренин А. Рекомендации по доказательству факта пиратского использования; программного продукта // ИС. Авторское право и смежные права. 2002. № 8. С. 56-59.

[39] Перовским межмуниципальным народным судом ВАО г. Москвы осуждена к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных п.п. «а» и «б», ч. 1 стст. 171, 173, ч. 2 146 УК РФ группа лиц., перепродававших в течение 1995-1998 гг. на рынках г. Москвы контрафактные видеокассеты (около 8 тыс. штук) на сумму около 300 тыс. руб.

[40] Лысак И. Г. Преступность в сфере интеллектуальной собственности. С. 19; Трунцевский Ю. Квалификация преступлений, связанных с видеопиратством //Законность. 2000. № 9. С. 10-13. См. также: Миронова Е., Завидов Б. Криминалистическая характеристика преступлений, связанных с нарушением авторских и смежных прав //Законность. 2000. № 1. 34-36.

[41] Специалисты часто пишут о доминировании в случаях нарушения авторских и смежных прав того или иного вида ответственности. Так, Р. Хаметов говорит о доминировании, прежде всего, гражданско-правовой ответственности, затем уголовной и лишь потом административной (См.: Хаметов Р. Корпоративная борьба с нарушениями авторских и смежных прав // Хозяйство и право. 1998. N 8. С. 93 - 97).

[42] См.: Бюллетень Верховного суда РФ. 2007. N 7.

[43] См.: Безверхов А.Г. Имущественные преступления. Самара: Изд-во Самарского ун-та, 2002. С. 320; Денисова А., Малков В. Системность и комплексный подход в правотворчестве (на примере уголовного права) // Уголовное право. 2005. N 3.

[44] Мачковский, Л.Г. Интеллектуальная собственность: уголовно-правовая охрана // Законодательство. 2005. N 11.

[45] Безверхов, А.Г., Шевченко, И.Г. Ответственность за уничтожение и повреждение чужого имущества: учеб. пособ. Самара, 2008.

[46] Лунеев В.В. Контроль над преступностью в демократическом обществе: материалы «круглого стола» // Государство и право. 1993. № 10. С. 55.

[47] Криминологические исследования в мире. М., 1995. С. 24.

[48] Нарушение авторских, смежных и патентных прав: научно-практическое пособие. М., 2002. С. 33.

[49] Кохно, А. Реальная оценка интеллектуальной собственности // Интеллектуальная собственность. 2000. № 5. С. 11.

[50] Дворянкин, О.А. Защита авторских и смежных прав. Ответственность за их нарушение. Уголовно-правовой аспект. М., 2002. С. 14.

[51] Терещенко, Б.Л. Предупреждение преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С.89.

[52] Верещагин Д.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с мошенничеством: дис. канд. юрид, наук. М., 2000. С. 112.

[53] Бабаев М.М. Криминологический прогноз социальных последствий перехода к рынку //Криминология и организация профилактики преступлений. М.: Академия МВД РФ, 1992. С. 83.

[54] Храпунова Е.А., Михеев В.А. Правовые проблемы использования объектов интеллектуальной собственности в Интернете // Юрист. 2001. № 4. С. 43.

[55] Терещенко Б.Л. Предупреждение преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 100.

[56] Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: дисс. д-ра юрид. наук. М., 2002. С. 169.

[57] Баев О.Я. Расследование преступлений против личности. Воронеж, 1998. С. 41.

[58] Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М., Нсрма.2001. С.63; Крылов И.Ф. Следы на месте преступления. СПб.,1961. Шевченко Б.Л. Теоретические основы трасологической идентификации в криминалистике. М.

[59] Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. Ташкент: ТВШ МВД СCCP,1986.48c.; См. также Жбакков В.А. Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике: автореф. дисс... д-ра юрид. наук. М., 1995. 48c.

[60] Дворянкин О. А. Защита авторских и смежных прав. Ответственность за их нарушение. Уголовно-правовой аспект. М.: Изд-во «Весь мир», 2002. С. 122; Селезнев М. Законность в оперативно-разыскной деятельности // Рос. юстиция. 1994.№3. С. 15.

[61] См, например: Бажаяов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка? // Законность.1995.№1.С.54.

[62] См.: Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов.: Изд-во Саратовского юрид. ин-та,1972. 41с.

[63] См.: Хомич В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела // Законность.1995.№12.С. 22-24.

[64] См, например. Белкин Р.С. Криминалистическая экспертиза и криминалистическая теория. Курс криминалистики. М., 1997. Т. 2. С. 289-344; Орлов Ю. К. Производство экспертизы в уголовном судопроизводстве. М., ВЮЗИ,1982.79с.; Российская E.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М.,1996. С. 223 и т.д.

[65] Дворянкин О.А. Защита авторских и смежных прав. Ответственность за их нарушение. Уголовно-правовой аспект. Изд-во «Весь мир», 2002. С. 131.

[66] Чавидов Б.Д., Аверкин А.Е., Близнец И.А. и др. Нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав: научно-практическое пособие / под ред. Н.А. Близнеца. М, «Книга сервис», 2002. С.486.

[67] См.: Теоретические основы предупреждения преступности. М., 1977. С. 30; Курс советской криминологии. Предупреждение преступности. М., 1986. С. 32; Криминология: учебник / под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой, проф. Г.М. Миньковского. М.: Изд-во БЕК, 1998. С. 177.

[68] Гацолаева А.Х. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений в сфере интеллектуальной собственности: дис. ... канд. юрид. наук. Кисловодск. 2004. С. 121.

[69] Подробнее об этом см.: Дворянкин О.А., Овчинский А.С. «Песочные часы» преступной деятельности на рынке предметов интеллектуальной собственности. // ИС. Авторское право и смежные права. 2002. № 9.

[70] Терещенко, Б.Л. Предупреждение преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность. Дис. канд. юрид. наук. – М., 2005. С. 131.

[71] См.: Близнец, И. А. Вопросы интеллектуальной собственности. М., 2004. С. 367.

[72] См.: Елисеев, С.А. О правовом воспитании как средстве предупреждения преступности против собственности // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Томск, 1991. С. 179-181.

[73] См.: Криминология: Учебник для вузов / Под общей ред. А.И. Долговой. М., 2001. С. 435.

[74] См.: Криминология: Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Г.М. Миньковского. М., 1998. С. 197.

[75] Положение «О Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам» (утвержденное постановлением Правительства РФ № 299 от 16 июня 2004 г. // Собрание законодательства РФ, 28.06.2004, № 26, ст. 2668. (с послед. измен.)

[76] См.: Кудрявцев, В.Н., Эминов, В.Е. Криминология: Учебник для юридических вузов. М., 1995. С. 107-143.

[77] См.: Соглашение МВД РФ, Роспатента от 19.01.2010 г. «О взаимодействии Министерства внутренних дел Российской Федерации и Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам» // Патенты и лицензии. 2010. № 2.

[78] Организация деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений / Под ред. В.Д. Малкова, А.Ф. Токарева. М., 2000. С.95.

[79] См.: Токарев, А.Ф. Криминологические основы программно-целевого предупреждения преступности. М., 1993. С. 45.

[80] О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17.01.1992 года № 2202-1. // Собр. законодательства РФ. 1995. № 47. Ст.4472 (с послед. изм. и доп.).

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:41:54 01 сентября 2019
.
.17:41:53 01 сентября 2019
.
.17:41:52 01 сентября 2019
.
.17:41:51 01 сентября 2019
.
.17:41:51 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Специальный курс для обучающихся по специальности 030501. 65 Юриспруденция, 030505. 65 Правоохранительная деятельность. Очная и заочная формы обучения. Ставрополь 2010

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258774)
Комментарии (3487)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru