Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Социально-философский анализ

Название: Социально-философский анализ
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 06:16:41 23 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 106 Комментариев: 0 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Северо-Кавказский научный центр высшей школы

В.Д. АЛЬПЕРОВИЧ

СТАРОСТЬ. СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ.

Ростов-на-Дону 1998 г.


ББК Ю6

Рецензент: доктор философских наук, профессор Ю. В. Верещагин

Альперович В.Д. Старость. Социально-философский анализ. Ростов-на-Дону: издательство СКНЦ ВШ, 1998 104с.

ISBN 5-87872-121-х

В монографии рассматривается проблема старости индивида и общества, взаимосвязь этих явлений, положение и место старого чело­века в стареющем обществе, психологические и социальные особеннос­ти взаимоотношений старого человека с предшествующими поколени­ями в обществе, коллективе и семье.

Издание рассчитано на специалистов в области социальной философии, геронтосоциологии, геронтологии и социальной работы.

D-01(03)-98 ББК Ю6
ISBN 5-87872-121-х

Альперович Валерий Дмитриевич, 1998.


СТАРОСТЬ. СОЦИАЛЬНО - ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ. СОДЕРЖАНИЕ

Введение. .................................................................................................... ...4

Глава I . Демография старения. .................................................................Л

[Основные понятия и виды старости. "Седое общество". Сред­няя продолжительность жизни. Демографические коллизии Рос­сии в XVIII-XX веках. Видовая и максимальная продолжитель­ности жизни.]

Глава II . Генезисгеронтологическогознания..................................... .....18

[Характеристика геронтологического знания. Этапы развития геронтологического знания.]

Глава Ш. Социология старения. ...............................................................24

[Социогеронтологические теории: разъединения, активности субкультуры, возрастной стратификации. Теория символичес­кого интеракционизма. Геронтократия.]

Глава IV . Психология старения, ...............................................................40

[Характерологические изменения в пожилом возрасте. Психо­логические кризисы и этапы жизни. Страх смерти. Досуг и за­нятость. Адаптация различных психологических типов к фено­мену старости. Одиночество. Стресс и фрустрация.]

Глава V . Здоровье и социальное поведение................................................70

[Гериатрия. Влияние традиционного мышления на ошибки в диагностике. "Синдром Плюшкина". Витаукт.]

Глава VI . Типология семейных отношений пожилого человека. .............73

[Типология взаимоотношений пожилых супругов. Сексуальные отношения после шестидесяти. Типология отношений пожилых родителей и взрослых детей.]

Глава VII . Социальная помощь пожилым людям. ............................. ......83

[Социальная помощь в России. Зарубежный опыт социальной работы с пожилыми людьми.]

Заключение. .................................................................................................96

Литература. ...............................................................................................97


ВВЕДЕНИЕ.

Генеральная Ассамблея ООН постановила провести в 1999 г. Международный год пожилых людей в знак "... признания демог­рафического вступления человечества в пору зрелости и тех перс­пектив, которые оно открывает для развития более зрелых пред­ставлений и возможностей в общественной, экономической, куль­турной и духовной жизни - не в последнюю очередь в интересах всеобщего мира и развития в следующем столетии".

Цель года определена как содействие осуществлению прин­ципов ООН в отношении пожилых людей. Принципы объединены в пять групп: независимость, участие, уход, реализация внутренне­го потенциала, достоинство.

Люди всегда были склонны идеализировать свое время, не­похожее, по их мнению, ни на какое другое. И все же можно утвер­ждать, что самым необыкновенным из всех необыкновенных веков истории стал уходящий XX век. Ни один из его предшественников не вобрал в себя столько радикальных преобразований в жизни общества как нынешний, не испытал на себе такого разнообразия революций: политических и экономических, социальных и эколо­гических, промышленных и научно-технических и даже сексуаль­ных. Еще никогда на Земле не сосуществовало такого огромного числа потомков Адама и Евы и еще никогда в этом макросемействе не было столько скандалов, драк, войн, катастроф, уносящих лю­дей сотнями тысяч и десятками миллионов. Удивительно, что при всем этом человечество сумело сохранить самое большое во всей своей истории число пожилых и старых людей. Общее число пожи­лых людей в мире равно численности всего населения Земли в XVII веке. Старость и старение вышли на уровень глобальных проблем человечества.

Основным направлением исследования автор считает опре­деление влияния старения населения на социальную структуру на­селения, на взаимоотношения между старшей демографической когортой и всеми другими когортами, престарелыми родителями и их взрослыми детьми, гериатра и пожилого больного, социального работника и его клиента, то есть комплекса проблем, составляю­щих сущность социальной геронтологии и геронтосоциологии. Обе науки находятся в стадии становления и осмысления социальных факторов старения, отсюда необходимость вычленения связей и тенденции, совершенствование методологической основы и кате­гориального аппарата. Решение этих задач становится, в свою оче-


редь, проблемой социальной философии.

В отечественной литературе последних лет нет исследова­ний, в которых комплексно, с позиций различных аспектов соци­ального знания рассматриваются проблемы старости и старения. И хотя для естествознания, философии и социологии эти проблемы являются традиционными, их разработка велась различными обла­стями науки изолированно друг от друга. Наибольших теоретичес­ких успехов достигло естествознание, далее следуют демография и психология, философия и социология замыкают этот ряд. Массив научной литературы по данной проблеме отражает ту же ситуацию -85-90% принадлежат биологии и медицине.

В главе "Генезис геронтологического знания" подробно рас­сматривается становление общей и социальной геронтологии.

В 70-80-х годах отечественные ученые М.Д.Александрова, А.В.Дмитриев, Т.В.Карсаевская и А.Т.Шаталов, В.Д.Шапиро опуб­ликовали значительные философско-социологические работы по проблемам пожилых людей.

В книге М.Д.Александровой "Проблемы социальной и пси­хологической геронтология" фиксировался факт дифференциации геронтологии и становления социальной геронтологии как само­стоятельной науки, которая вычленилась из социологии на основе комплексирования с демографией и гигиеной, с одной стороны, и с социальной психологией - с другой. Рассматривая различные ас­пекты геронтологии, автор в качестве основных выделила соци­альный и психологический, т. е. по сути дела, оставила социальную геронтологию в рамках общей геронтологии.

Работа двух авторов Т.В.Карсаевской и А.Т.Шаталова "Фи­лософские аспекты геронтологии", как следует из самого названия, в основном посвящена философскому анализу геронтологического знания и теорий старения. В геронтологии выделяются две части: теоретическая и прикладная, при этом к теоретической составляю­щей отнесена и социальная геронтология, которая существует на стыке геронтосоциологии, геронтопсихологии и гератогигиены. Авторы отстаивали продуктивность интеграции множественности подходов к пониманию старости в рамках системно-комплексных исследований, осуществляемых на стыке ряда наук.

Дмитриев А.В. в монографии "Социальные проблемы лю­дей пожилого возраста" рассматривает вопросы, связанные с опре­делением места пенсионеров в социальной структуре общества 70-80-х годов, их участия в трудовой деятельности, формы досуга и методы адаптации в новой жизненной ситуации. И хотя с тех пор в


обществе произошли принципиальные изменения, методологичес­кие подходы, разработанные автором монографии к изучению на­званных вопросов, сохранили свою актуальность.

В.Д.Шапиро в книге "Человек на пенсии /Социальные про­блемы и образ жизни/" дал обобщенный социально-психологичес­кий портрет пенсионера, проанализировав структуру его соци­альных потребностей и ценностных ориентации, положения и фун­кции пенсионеров в семье, в трудовой и общественной деятельнос­ти. По проблемам трудовой деятельности пенсионеров имеется ряд работ Н.Н.Савчук.

Значительный вклад в развитие социальной геронтологии внес выдающийся отечественный психолог Б.Г.Ананьев, доказав не­обходимость смены биологической парадигмы новой, совмещаю­щей социальный и биологический подходы, обосновав необходи­мость комплексного подхода к процессу старения и высказав идею о человеческом онтогенезе как целостном процессе, включающем все возрастные фазы, в том числе и старость. Идеи Б.Г.Ананьёва успешно развиваются Л.И.Анцыферовой, М.Э.Елютиной и дру­гими.

В русле разработки медикобиологических вопросов герон­тологии следует указать таких авторов, как Ю.К.Дупленко, А.А.Дыскин, А.Н.Рубакин, З.Г.Френкель, В.В.Фролькис, Д.Ф.Че­ботарев. В демографии М.С.Бедный, Д.И.Валентей, А.Г.Вишневс­кий, Л.Е.Дарский, А.Я.Кваша, Б.Ц.Урланис. В психологии - Б.Г. Ананьев, Я.М.Неплох, Н.В.Хамитов. В семьеведении - И.С.Кон, Ю.Б.Рюриков, А.Г.Харчев.

Среди зарубежных авторов, чьи труды способствовали про­ведению данного исследования: А.Адлер, Э.Берн, И.Кемпер, А.Мас-лоу,.Д.Мид, Г.Селье, К.Хорни, Д.Фонтана З.Фрейд, Э.Фромм, Д.Чопра, Т.Шибутани.

Обращение к данной теме имеет для автора не только тео­ретический, но и экзистенциальный интерес: понять через исследо­вание судьбы ровесников и людей более старших возрастных ко­горт собственное место в жизни, решить проблему достойной ста­рости, поставив эксперимент на самом себе и доказав, что и в этом возрасте остается способность к творческой научной деятельно­сти.


Глава I. ДЕМОГРАФИЯ СТАРЕНИЯ.

Основные понятия и виды старости. Относительная доля и абсолютное число престарелых граждан мирового сообщества стре­мительно растет, а проблемы старения и старости становятся гло­бальными. При этом старение понимается как процесс, а старость как его результат. Процесс старения характерен как для индивида в его переходе из средней в старшую возрастную когорту, так и для общества в целом (его демографической, социальной и политичес­кой структур). Старость есть заключительный период в развитии любого организма, для человека это генетически заданное обрете­ние определенного личного социального статуса. Старение, как любой процесс, насчитывает несколько этапов. (О старении обще­ства несколько позже подробные соображения.)

Всемирная организация здравоохранения выделяет три хро­нологических периода: возраст от 60 до 74 лет - признан пожилым, от 75 до 89 лет - старческим, от 90 лет и старше - возрастом долго­жителей. Мы полагаем, что старение имеет конкретно-историчес­кий характер и не может быть общемирового стандарта, периоди­зация должна коррелироваться со средней продолжительностью жизни в определенной стране. Соглашаясь с самим принципом тре-хэтапного деления, мы полагаем, что в нашей стране, учитывая по­ниженные показатели средней продолжительности, должны быть понижены и верхние значения каждого из этапов. По данным Отде­ла народонаселения и Статистического бюро ООН и национальных статистических органов среднея продолжительность жизни в Ев­ропе (1997 г.) для мужчин составляла - 71 год, для женщин - 79 лет, в мире соответственно 64 и 68, в России - 58 и 72. По нашим расче­там для России приемлема следующая градация: пожилые люди (60-69 лет), старые (70-84 года), долгожители (85 лет и старше). При­чем, по нашему мнению, нет оснований для деления этих границ по половому признаку. Установившаяся в нашей стране традиция в ста­тистических сборниках, отнесение женщин старше 55 лет к когорте пожилых, кроме юридических оснований (назначение пенсии), дру­гих аргументов не имеет. Нижняя возрастная граница старости (60 лет) постоянно отодвигается вверх под влиянием социально-эко­номических, научно-практических и культурологических факторов.

Мы предлагаем различать следующие виды старости: хро­нологическая, физиологическая, психологическая и социальная.

Доминирующим фактором в определении хронологической старости является количество прожитых лет. Физиологической -

7


состояние здоровья, совокупность соматических отклонении орга­низма. Психологическая определяется самоощущением человека своего места в возрастной структуре.

Социальная старость как бы вбирает в себя признаки всех названных видов старости, однако, она нечто большее, чем про­стая совокупность разных видов старости: суммы прожитых лет, перенесенных заболеваний и эмоциональных переживаний. Все виды старости взаимообусловлены и оказывают определенное влияние друг на друга.

Хронологические периодизации жизни предлагались еще Пифагором, Авиценной и древними китайцами, в наше время они разрабатывались С.Г.Струмилиным, Б.Ц.Урланисом и Э.Россетом. В целом можно отметить, что у классификаторов, ни у нынешних, ни у прежних, нет и не было единого мнения о хронологическом моменте наступления старости. Чаще других назывался 60-летний возраст. Важнее другое, что демографы как и физиологи признают, что старость - это длительный период жизни, что для понимания тех изменений, которые претерпевает человек в этом возрасте, не­обходимо более дробное членение периода с выделением субпери­одов.

Говоря о социальной старости, мы отмечаем, что она сооб­разуется с возрастом всего общества. Специфика сегодняшнего об­щества - весомое представительство социально-демографической группы пожилых людей в возрастной структуре. Социальный воз­раст коррелируется средней продолжительностью жизни в опреде­ленной стране. В Замбии или Мали, где средняя продолжительность жизни 43-44 года, старики значительно "моложе", чем в Японии или США, странах с высокой продолжительностью жизни. Есть здесь и этнический аспект, особенно заметный у народов с традиционно высокой продолжительностью жизни. Мы утверждаем, что старе­ние, в большей степени социальный, чем биологический процесс, отличный для разных эпох и культур, для представителей различ­ных социальных слоев, групп и этносов.

Чем выше уровень старения населения в целом, тем дальше отодвигается индивидуальная граница старости. Наступление со­циальной старости регулируется, однако, не только демографичес­ким старением населения, но и длинным рядом других социальных определителей, в числе которых условия труда и отдыха, санитар-но-гигиенические условия, уровень здравоохранения и социально­го обеспечения, культуры и образования, экологической безопас­ности и развития общественного производства, удовлетворения

8


материальных и духовных потребностей, уровень комфорта и бла­гоприятный климат. Сюда же относится ряд чисто субъективных моментов: наличие или отсутствие вредных привычек, хронических заболеваний, травм, положительной наследственности.

Социальная старость есть определенный период социаль­ной жизни. Если физиологическая жизнь имеет две четкие даты: рождение и смерть, то для социальной жизни нет фиксируемых на­чала и окончания. Социальная жизнь начинается со времени ста­новления человека личностью, то есть ответственным и сознатель­ным субъектом (деятелем) социальной жизни, а её окончание свя­зывается с утратой этих качеств. Окончание социальной жизни мо­жет совпадать, а может и не совпадать с физиологической смертью (закончиться раньше).

И сама социальная старость не совпадает с физиологичес­кой: одни индивиды, несмотря на физическую слабость или даже немощность, остаются личностями и ведут активную социальную жизнь, другие - еще до утраты физических сил утрачивают личнос­тную характеристику и практически ведут физиобиологический образ жизни.

Между временем начала жизни и наступлением календар­ной старости существует прямая зависимость, что характерно и для высшего вида жизни - социальной жизни. Высокоразвитое произ­водство предполагает постоянное повышение образовательного уровня населения и, следовательно, более позднее вступление в са­мостоятельную жизнь, отсроченное временем получения необходи­мого образования. Но и время наступления социальной старости вместе с этим отодвигается по сравнению с прошлым веком, турге­невским и гоголевским старикам обычно было по пятьдесят лет.

"Седое общество". Для XX века, особенно для его второй половины, характерен колоссальный демографический рост. Если за три предыдущих века население планеты увеличилось лишь втрое, то в нынешнем произошел его почти четырехкратный рост. Нарас­тание скорости роста численности населения характерно для всех возрастных групп, но наибольшие темпы характерны для старших возрастных групп. Нейл Смелзер прогнозирует, что к 2000 году чис­ленность людей старше 65 лет вырастет во всем мире, во всех его частях, в развитых и развивающихся странах, их доля составит 6,3%. Но прирост этот не равномерен, в европейских странах он идет раз в десять быстрее, чем в африканских /Социология М., 1994/. В XXI веке эта тенденция будет нарастать и Европа оправдает название -"старушка", во всех смыслах,


По данным ООН, в 1950 году в мире было 214 млн людей старше 60 лет; по прогнозам в 2000 году их будет уже 612 млн, а к 2025 году 1100 млн. Численность пожилых людей возрастет за эти годы в 5 раз, тогда как население планеты за это же время увели­чится лишь в три раза.

В нашей стране по тем же прогнозам к 2000 году 25% насе­ления будет старше 50 лет, а тех кому за 60 - 20%. Уже сейчас в 35 регионах страны численность пожилых людей достигла 20 - 26%. Следовательно, в дальнейшем численность старшей группы будет постоянно нарастать. Предполагается, что к 2015 году на одного работающего в России будет приходиться один нетрудоспособный, причем половина из них престарелые люди. В Центральной России и на Северном Кавказе такая ситуация уже сложилась.

Различают три вида возрастных структур: "прогрессивную", где численность детей намного превосходит численность стариков, для нее характерен быстрый рост населения ; стационарную", с не­изменным естественным приростом и примерным равновесием младших и старших групп; "регрессивную", отличающуюся боль­шой долей пожилых людей и суженным или убывающим ростом населения.

Известный польский демограф Эдваррд Россет предсказы­вает: "Мир, в котором живем мы, очень мало похож на тот, в кото­ром суждено было жить нашим отцам. Иным будет и мир наших детей и внуков. Он будет иным не только вследствие технических и экономических преобразований; он будет иным и в результате де­мографических изменений. Процесс старения населения ведет к ра­дикальному изменению облика общества и действующих в нем пра­вовых, моральных и, пожалуй, всех прочих норм" /"Процесс старе­ния населения",М., 1968/.

Можно утверждать, что происходят кардинальные измене­ния в глобальной возрастной структуре. Аналогичные процессы характерны и для российской демографической структуры, наблю­дается тенденция перехода от "стационарной" к "регрессивной" возрастной структуре, вместе с этим естественны и неминуемы пер­турбации в социальной структуре; видоизменяются социальные институты (политические, экономические, науки, образования). Так, например, семья из многодетной, "с детьми всех возрастов считая", превратилась в малодетную.

Существуют различные шкалы для определения "возраста общества", они построены на определении удельного веса старшей возрастной группы в общей численности населения. Нижняя гра-

10


ница этой группы обозначается в одних шкалах 60 лет, в других -65, а демографическая старость общества варьируется от 4 до 12%. Мы полагаем наиболее объективной и реальной градацию, пред­ложенную французской исследовательницей Ж.Боже-Гаранье и усо­вершенствованную Э.Россетом. В ней к пожилым людям от несены все, кому 60 лет и старше. В старости различаются: первое преддве­рие - от 8 до 10%, собственно преддверие от 10 до 12%, а все, что выше - старость. Однако, и эта ступень имеет несколько уровней, с ростом в 2 процента: начальный, средний, высокий и очень высо­кий. Общество, в котором доля пожилых людей превышает 18% называют - "очень старым".

За короткий срок, от начала века до настоящего времени, возрастная структура России претерпела радикальные изменения: от "молодой" (менее 7% пожилых людей), через первое преддверие старости - 9% в 1959 году, - стремительно к "старой". Если в 50-х годах население младших возрастных групп превышало долю по­жилых более, чем в 2,5 раза, то сейчас лишь в 1,3 раза.

Расселение пожилых людей неравномерно по регионам Рос­сии: от 26% в Тверской области до 5% на Камчатке. Весьма значи­телен процент пожилых в крупных городах Центральной России. Почти во всех регионах доля пожилых сельчан в общей численнос­ти превышает долю их сверстников-горожан. Так сложилось в ос­новном в результате миграции "село-город", пишущей нерадост­ную картину: отъезд молодежи в города и доживающие свой век в деревне старики.

Всплески и падения рождаемости по прошествию 60-65 лет оказывают серьезное влияние на численность старшей возрастной группы. Последняя перепись населения /1989 год/ показала значи­тельные различия в численности людей предвоенных, военных и пос­левоенных годов рождения. Наименьшим, понятно, было поколе­ние военных годов рождения, а наибольшим - послевоенное. Когда придет время уходить на пенсию послевоенному поколению, про­изойдет значительное утяжеление удельного веса старших возраст­ных групп в демографической структуре. По нашим расчетам чис­ленность людей в возрасте 60-64 года (т.е. тех, кто родился до вой­ны) к 2001 году составит в России 9 млн человек, через пять лет людей этого возраста будет на 5 млн меньше. Но в дальнейшем, через 10-15 лет, когда состарятся те, кто родился после войны, эта возрастная когорта будет насчитывать уже 10-12 млн человек.

Ситуация с пенсионным обеспечением в ближайшие 5-10 лет улучшится из-за того, что на пенсию будут выходить малочислен-

11


ные поколения военных лет рождения, тогда как молодые трудо­способные поколения будут достаточно представительными. Дробь, отражающая соотношение работающих (числитель) и пенсионеров (знаменатель) имеет в настоящее время значение больше единицы (14/10). Но со временем пенсионерами станут многочисленные пос­левоенные поколения и соотношение трудоспособных и пострудос-пособных, выраженное той же дробью, окажется намного меньше единицы. В следующей таблице представлены прогнозируемые ве­личины этой дроби:

2000г.

2005г.

2010г.

16/10

18/10

6/10

Влияние этой ситуации на социально-экономическое положение в стране в ближайшие десятилетия нельзя не учитывать.

Средняя продолжительность жизни. Средства массовой ин­формации систематически сообщают о постоянном уменьшении средней продолжительности жизни. Особенно низкую цифру назы­вают для мужчин - 57-59 лет. Необходимо внести ясность. Приво­димые величины относятся к демографическому показателю, пол­ное и правильное название которого - "средняя ожидаемая продол­жительность предстоящей жизни". Ожидаемая, или предполагаемая, ни в коем случае не ограниченная указанным числом лет для каж­дого человека, но и не гарантированная. Статистика не предрекает и не обещает никому определенную продолжительность жизни. Рас­чет показателя основан на теории вероятности, построении таблиц смертности и исчисляется как соотношение между числом умерших в отдельных возрастах на определенный момент. Этим моментом является обычно год, предшествующий тому году, в котором ве­дется подсчет. Публикуемые показатели не относятся к продолжи­тельности жизни людей, уже проживших какую-то часть жизни, а только к рожденным в данном году и то при условии, что показате­ли смертности в их будущей жизни останутся такими же, как в рас­четном году. Данный показатель носит прогнозный характер и его величина во многом зависит от того какой методикой расчета пользуется демограф, его не следует отождествлять с медианным возрастом умерших, то есть возрастом, к которому случается мак­симальное число смертей в данном поколении.

Таким образом, этот показатель один из примеров того, что

12


не всякое научное понятие переводимо на обыденный язык, но умышленно или по незнанию неверно истолкованные научные по­нятия могут быть использованы как предмет политических спеку­ляций, что и происходит с толкованием данного показателя. Этот вывод не претендует на новизну, а лишь восстанавливает истинное представление.

В то же время было бы ошибкой считать этот показатель научным изыском, не имеющим практической ценности. На самом деле, он отражает, прежде всего, уровень смертности, причем боль­ше других на него оказывает влияние детская смертность.

Сравнительный анализ средней ожидаемой продолжитель­ности предстоящей жизни (средней продолжительности жизни) в развитых и развивающихся странах привел экспертов ООН к со­зданию индекса развития человечества, или, как его назвали жур­налисты "индекса счастья". И расчет индекса и сам индекс вызвали немало споров. Индекс синтезировал три показателя: валовой на­циональный продукт на душу населения, уровень образования на­селения и вероятную продолжительность жизни при рождении. Проиндексировано 173 страны. Россия занимает 37 место.

Демографические коллизии России XVIII-XX вв. Рассмотрим конкретно-историческую обусловленность продолжительности жизни, ее зависимость от уровня социально-экономического раз­вития России на протяжении трех последних столетий.

Первые документальные материалы о демографической си­туации в России относятся к XVIII веку. Это была регистрация умер­ших и свод этих данных воедино. Сведения о более ранних перио­дах получены аналитическим путем. Они говорят о том, что с IX до XVI века численность населения изменялась незначительно, то есть характерному для этого времени высокому уровню рождаемости противостоял столь же высокий уровень смертности, редкие люди доживали до старости.

По расчетам английских демографов в средневековой Анг­лии продолжительность жизни колебалась от 17 до 33 лет и состав­ляла в среднем 26-28 лет. Такие же показатели свойственны в это время и другим европейским странам. Эти низкие значения объяс­няются свирепствовавшими в это время эпидемиями, чаще других -чумы.

О продолжительности жизни на Руси нет документальных свидетельств. Но известно, что страшные эпидемии не обходили её стороной. Огромное число людей уносили войны. Не намного мень­ше гибло от извечной страсти российских правителей (к примеру

13


Иван Грозный, Петр I) к уничтожению собственного народа.

Если сопоставить рост населения России с ростом населе­ния в европейских странах с 1500 до 1700 года, то они находятся примерно на одном уровне: население России увеличилось за этот период с 16 до 24 млн, или на 150%, тогда как в европейских стра­нах, вместе взятых, с 70 до 100 млн или на 143%. Отсюда можно сделать вывод: продолжительность жизни в России была такой же как и в Европе - 26-28 лет. В начале XIX века, по расчетам Б.Ц.Ур-ланиса, до возраста 10 лет не доживало 50-52% мальчиков, к сере­дине века эта цифра возросла до 60%; смертность в молодых и зре­лых возрастах равнялась смертности в старших возрастах и это ес­тественно сказывалось на показателе продолжительности жизни. Социологические исследование продолжительности жизни русской деревни А.И.Шингарева изложены в книге с весьма символическим названием: "Вымирающая деревня".

В начале XX века в России проживало 130 млн человек, в Африке 110, в Северной и Латинской Америке, вместе взятых, - 145 млн. Как видно это величины одного порядка, но к началу 90-х го­дов в СССР - 287 млн, в Африке - 610, в обеих частях Америки - 700 млн. Снижение рождаемости - недостаточный аргумент, для убеди­тельного объяснения столь значительных различий в темпах роста.

П.А. Сорокин, анализируя русскую историю с 1914 по 1922 год, выделил ряд независимых переменных - война, голод, револю­ция, которые определили весь строй новейшей отечественной исто­рии, прежде всего демографические изменения или, по выражению классика социологии, "отрицательную селекцию". Особенно силь­но пострадала мужская часть населения зрелого возраста, причем больше всего в европейской России. Аналогичные данные получил другой исследователь - демограф и социолог С.Г.Струмилин.

"Красное колесо", уничтожая кулачество "как класс", на самом деле уничтожало самый широкий слой населения - крестьян­ство. По данным историка А.В. Антонова-Овсеенко к 1940 году жертвами гражданской войны, террора, голода и коллективизации пала четверть взрослого населения страны - 57 млн человек. По рас­четам американского демографа Рудольфа Руммеля коммунисти­ческий режим с 1917 по 1987 год истребил 62 млн человек. Дискус­сионным остаётся суммарное число потерь в Великой Отечествен­ной войне. С точки зрения современных исследователей, прямые потери в этот период составили примерно 26-27 млн человек (кос­венные в полтора раза больше), при этом почти три четверти по­терь - мужчины.

14


Питирим Сорокин в работе "Современное состояние Рос­сии" утверждал, что войны и революции губят генофонд страны, убивая преимущественно его лучшие элементы: а/ наиболее биологически здоровые; б/ трудоспособные энергетически;

в/ более волевые, одаренные, морально, психологически и ум­ственно развитые. Безусловно, что генофонд, претерпевший столько разрушительных воздействий, не может иметь высокий показатель средней продолжительности жизни.

В настоящее время рост средней продолжительности жизни в основном происходит за счет увеличения численности людей стар­ших возрастов, что ведет к дальнейшему росту демографического старения общества и так называемой "демографической нагрузки", то есть соотношения численности работающих к численности со­циальных иждивенцев.

Видовая и максимальная продолжительность жизни. Возраст, к которому жизнеспособность ослабевает настолько, что смерть ста­новится неизбежной, колеблется в некоторых пределах вокруг ве­личины называемой видовой или биологической продолжительно­стью жизни, т.е. характерной для человека как одного из видов живых существ. Видовой продолжительности противостоит инди­видуальная продолжительность жизни, которая может и превзойти видовую и "не дотянуть" до видовой. Дискуссионной остается дли­на в годах видов продолжительности жизни. В разные времена и по настоящее время, рассматривая видовую продолжительность жиз­ни, ученые /французы Жорж Луи Бюффон и Пьер Жан Флуранс, англичанин Роджер Бэкон и его соотечественница Джустин Гласе/ обсуждали гипотетическую идею о влиянии периода роста на про­должительность жизни. Рассматривая продолжительность жизни и роста животных, они выводили коэффициенты зависимости между этими периодами и предлагали использовать полученные коэффи­циенты для вычисления видовой продолжительности жизни чело­века. В итоге утверждалось, что человек может жить 100, 180, 300 и больше лет. И.И.Мечников, не отрицая сам метод исчисления, лишь высказывал сомнение в качестве расчетов.

Принципиально неверно перенесение закономерностей жи­вотного мира на понимание проблем человеческого долголетия, де­терминируемого, прежде всего, социальными факторами. Если ис­пользовать распространенную аллегорию с брошенным шаром или горящей свечой для выражения продолжительности человеческой жизни, то длина пути шара зависит от силы трения, а время горе-

15


ния свечи от силы ветра. Длину человеческой жизни в большей сте­пени определяют социальные трения и ветры истории.

Более реалистичной величина видовой продолжительности жизни получена в расчетах, построенных на методике Б.Ц.Урлани-са, принявшего в качестве ориентира продолжительность жизни в наиболее передовых и благополучных странах. По этим статисти­чески доказательным расчетам видовая продолжительность жизни человека должна составлять 85-90 лет.

Видовая продолжительность должна служить реальным ори­ентиром для увеличения средней продолжительности жизни. Раз­ница между этими величинами представляет собой резерв, который вполне может быть освоен за счет улучшения условий и образа жиз­ни. Академик Д.Ф. Чеботарев, выдающийся современный геронто­лог, определяя задачи геронтологии, писал: "Тактические задачи -борьба с преждевременным старением и хотя бы частичное освое­ние тех резервов, которые безусловно есть у человека и которые определяются неиспользованным периодом между современной средней и видовой продолжительностью жизни..., сохранение прак­тического здоровья во весь период так называемого третьего воз­раста. Стратегические задачи - продление активного долголетия сверх сроков видовой, биологической длительности жизни че­ловека".

Что же касается максимальной продолжительности жизни /до 120 лет/, то это такое же уникальное явление, как и двухметро­вый рост. Указания на возраст старше 120 лет не имеют докумен­тальных подтверждений, весьма сомнительны и скорее всего плод, как говорят демографы, "старческого кокетства".

Демографическая особенность России - значительное пре­вышение численности женщин над численностью мужчин, причем такая диспропорциональность наиболее показательна для старшей когорты страны.

Из 148 млн населения женщин - 79 млн или 53% общей чис­ленности. Но среди самих женщин всё меньше молодых и всё боль­ше пожилых и старых. Так, старше трудоспособного возраста - 28%, а младше - 21%. В этом соотношении мы усматриваем одну из при­чин сокращения рождаемости, а вместе с тем и численности населе­ния и отсюда можно прогнозировать еще большее уменьшение этих величин в будущем времени.

Сообщество пенсионеров на три четверти состоит из пенси­онерок. Ко времени выхода женщин на пенсию (55 лет) на 1000 муж­чин того же возраста приходится 1252 женщины, а ко времени вы-

16


хода на пенсию мужчин (60 лет) это соотношение увеличивается до 1393. Но самая тягостная картина среди тех, кому 70 и более лет, где соотношение мужчин и женщин 1 к 3. Наличие вдов среди тех, кому за 70 объяснимо военными потерями, тогда как повышенная смертность пятидесяти- шестидесятилетних мужчин в основном свя­зана с неправильным образом жизни. Вдов среди женщин старше 60 лет вдвое больше, чем замужних. А из десяти женщин 70 лет и старше - 7 вдов и одна вообще никогда не была замужем.

Среди семидесятилетних и старше женщин больше всего без­детных: 134 на 1000. У их сорокалетних "дочек" бездетных почти вдвое меньше, а вот, что касается высшего образования, то у стар­ших женщин их только 60 на 1000, тогда как у "дочек" - 200 женщин из 1000 имеют высшее образование. На каждую тысячу семидесяти­летних и старше женщин - 300 имеют начальное образование и столько же вообще не могут назвать, какое у них образование. У "дочек" такие ответы дали 14 человек из 1000. (Данные рассчитаны по Стат. сборнику "Россия в цифрах" М., 1996.) Невысокие уровни образования и квалификации обусловили небольшой размер пен­сии пожилых женщин.

Итак, если попытаться дать обобщенный портрет российс­кого пожилого человека, то чаще всего это женщина в возрасте за 60 лет, с небольшой пенсией, вдова.

17


Глава II. ГЕНЕЗИС ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ.

Характеристика геронтологического знания. Проанализиру­ем гипотезы и идеи, существовавшие в разное время, по поводу ме­ханизмов старения и усилий, направленных на отдаление времени старости, а также закономерности эволюции представлений и сме­ны одних идей другими, продиктованные общим развитием науки. Вместе с тем проследим преемственность в развитии теории старе­ния /геронтологии/.

Геронтология - одна из древнейших наук, родившаяся на стыке философии и медицины. Её возникновение связано с имена­ми основателей медицины Гиппократа и Ибн-Сины /Авиценна/, философов Цицерона и Сенеки. В прочем, и Гиппократ, и Авицен­на своими философскими трудами занимают достойное место в ис­тории философии.

Человек со времени возникновения цивилизации, на протя­жении всей её истории стремился продлить жизнь, отодвинуть смерть, вернуть молодость - "повернуть реку времени вспять" Он постоянно искал средства для осуществления этой мечты. Но толь­ко в XX веке /большей частью во второй его половине/ эти поиски приобрели характер конкретных экспериментальных воздействий и их результаты стали практически использоваться. По сути дела, геронтология - ровесница культуры, она одинаково самая древняя из молодых и самая молодая из древних наук.

Важнейшей характеристикой геронтологии является её ком­плексность, развивающаяся на основе междисциплинарных иссле­дований. Во все времена наука о старении вбирала в себя новые знания, создаваемые учеными самых различных отраслей: медици­ны и физиологии, философии и биологии, психологии и социоло­гии, демографии и этнографии, истории и правоведения. В XX веке геронтология обогатилась достижениями новых, более молодых и тонких наук: биохимии, биофизики, психоаналитики, психофизио­логии.

Этапы развития геронтологического знания. Методы и тех­нологии. С древних времен (Цицерон и Авиценна) развитие герон­тологии шло под влиянием медицины и философии. Первыми зна­чительными трактами, посвященными этой теме следует назвать: "Катон старший о старости" Марка Туллия Цицерона (106-43 гг. до н.э.) и "Медицинский канон" или "Поэма о медицине" Абу Али Ибн Сина /Авиценна/ (980-1037 гг.). Названные произведения раз­делены веками, но их объединяет то, что это первые фундаменталь-

18


ные, специально посвященные проблемам старения труды. /Прав­да, еще до того был Аристотель с "крошечным сочинением" (выра­жение Ф.Бэкона) "О долгой и короткой жизни'/. И что еще важнее, оба мыслителя писали о старости как об определенном этапе жиз­ни, способном быть таким же полноценным, творчески плодотвор­ным, как и предыдущие. Медицинские рекомендации Авиценны в течение многих веков служили руководством для врачей и кое чем полезны и поныне.

Средневековая наука сделала крутой вираж в сторону мис­тики и алхимии, этим влияниям подверглись и геронтологические знания. Авиценна порицал веру в астрологические предсказания здоровья и болезней. Тогда как оригинальный философ, оксфордс­кий выпускник и преподаватель, борец с невежеством и проповед­ник светского образования Роджер Бэкон уверял, что с помощью "сокровенных средств и магии можно человеческое тело освобо­дить от всех неправильностей и продлить жизнь на многие столе­тия" ("Opus majus" /"Большой труд"/).

Действительный статус науки геронтология приобретает в XVIII веке. Её успехи вселяли уверенность в том, что "должно на­ступить время, когда смерть будет только следствием либо необык­новенных случайностей, либо все более и более медленного разру­шения жизненных сил". Так заявлял в работе о прогрессе челове­ческого разума французский ученый Жан-Антуан Кондорсе (1743-1794). Примечательно, что Кондорсе был не врачом, а социологом. Но еще задолго до Кондорсе Френсис Бэкон (1561-1626), которого называют отцом научной геронтологии, в фундаментальном тру­де, посвященном классификации наук ("Великое восстановление наук") писал о новой науке, которая еще только должна быть со­здана, её делом станет учение о продлении жизни. Там же Ф.Бэкон высказывает свои советы и рекомендации социально-гигиеничес­кого характера, способствующие, по его мнению, продлению жиз­ни. Философ утверждал, что работы по продлению жизни должны идти тремя путями: замедление процесса изнашивания, надежное поддержание существования и обновление того, что уже начало стареть. То есть можно утверждать, что медицина никогда не обла­дала "монополией" на решение проблем долголетия, ими всегда в неменьшей мере интересовались философы.

Вклад российской науки в создание геронтологии обозна­чен выдающимися трудами научных школ С.П. Боткина, И.И. Меч­никова, И.П. Павлова.

Ученый и клиницист С.П.Боткин (1832-1889) выдвинул идею

19


о разграничении старости на физиологическую и патологическую или преждевременную, когда человек не доживает до видового пре­дела. Он утверждал, что патологические старость и смертность в России - результат условий жизни, что в России не принимается "со­ответствующих предупредительных мер, указанных наукой, и польза которых доказана опытом многочисленных городов и стран".

На рубеже веков более других проблемами геронтологии занимался И.И.Мечников /он же дал название этой науке/. Ученый посвятил этим проблемам две работы: "Этюды о природе челове­ка" и "Этюды оптимизма", где первым предпринял научный ана­лиз старости и смерти, и изложил созданную им собственную тео­рию об ортобиозе - оптимистическом понимании жизни и смерти. Сама логика исследования привела великого биолога к философс­ким проблемам геронтологии, к пониманию социальной сущности человека вообще, и проблемы долголетия в частности. Он писал: "Недостаточно заниматься одним только выдумыванием способов лечения; нужно взяться за изучение общего вопроса о судьбе чело­веческой: почему человек неуклонно стареет и в конце концов умирает, когда в нем еще так велико желание жить" /"Этюды оптимизма"/.

Неоценимо значение работ школы И.П.Павлова (1849-1936) в развитии исследований возрастных изменений, создавшей совре­менные представления о высшей нервной деятельности, об адапта­ционных возможностях организма. В трудах И.П.Павлова, как и в трудах его учителя И.М.Сеченова, одно из центральных положе­ний заключается в том, что формирование сложнейших актов пси­хической (по тогдашней терминологии - "душевной") деятельнос­ти ведущее место принадлежит, как писал Сеченов в работе "Эле­менты мысли", условиям существования.

И.П.Павлов, изучая высшую нервную деятельность живот­ных, основной целью своей работы ставил вскрытие закономерно­стей психической деятельности человека, но он не считал возмож­ным перенесение закономерностей высшей нервной деятельности, открытые при изучении собаки, на человека. Он указывал, что осо­бенности высшей нервной деятельности человека "поражающе резко выделяют его из ряда животных". И условия существования чело­века и особенности его высшей нервной деятельности делают бес­смысленными и некорректными расчеты видовой (предельной) про­должительности жизни по животному типу. /О характере таких рас­четов мы писали в предыдущей главе./

Основатели отечественной геронтологии сформировались

20


как ученые в прошлом веке. Тогда же ими были выдвинуты идеи, которые стали фундаментальными в строящемся здании геронто­логии, что особенно важно для данного исследования, вплотную приблизились к пониманию социальных проблем геронтологии. Кроме названных ученых в этом ряду: А.А.Богомолец, А.В.Нагор­ный, А.Н. и С.А. Северцевы, И.Р.Тарханов, И.И.Шмальгаузен. Дальнейшая разработка этих идей привела к образованию теории, созданию её экспериментальной базы, практическому использова­нию и возникновению новой отрасли науки - социальной геронто­логии. Но это произошло уже в XX столетии.

Говоря о развитии геронтологии в XX веке, следует хотя бы назвать предпосылки, созданные учеными смежных дисциплин ми­рового сообщества и Наукой в целом, которые способствовали об­ретению геронтологией статуса науки. Этому способствовали пред­посылки, созданные учеными смежных отраслей. Стремительное приобретение биологией приоритетных позиций в науке, исполь­зование ею достижений химии и физики и как результат: создание двух новых наук - биохимии и биофизики. Вместе с этим открытие пенициллина, витаминов, гормонов, применение методов антисеп­тики Луи Пастера значительно продвинуло медицину. Большое влияние на сохранение здоровья и увеличение сроков жизни оказа­ло рождение новой науки - диетологии. Значительным успехом было открытие того, что работу всех внутренних органов регулирует осо­бый участок головного мозга - гипоталамус, который определяет такие процессы, как сон и бодрствование, эмоциональные проявле­ния и артериальное давление, терморегуляцию и обмен веществ, ассимиляцию и диссимиляцию.

В советское время возникли новые научные школы герон­тологии Д.Ф.Чеботарева, З.Г. Френкеля, В.В. Фролькиса, которые добились значительных успехов в развитии биологического и ме­дицинского направлений, тогда как социальный аспект старения ограничивался разработкой форм организации медико-социальной помощи пожилым и старикам и составлением гериатрических про­грамм обучения медицинских работников. Однако, именно эти уче­ные заложили основы социальной геронтологии.

Характерным, качественным моментом развития геронто­логии в XX в. является действие двух равновеликих тенденций: диф­ференциация и интеграция научного знания. С одной стороны, ге­ронтология включает в свой теоретический и практический инст­рументарий результаты и методы других наук, с другой - расщепля­ется на отдельные отрасли знания. С 30-х годов в геронтологии

21


выделились самостоятельные исследовательские проблемы: герон­тология человека, геронтология животных, геронтология растений, обособились молекулярная, биологическая, экологическая и эво­люционная геронтологии. Несколько позже произошла дифферен­циация исследований процессов старения на теоретические и при­кладные, а самой науки - на теоретическую и прикладную.

С 50-х годов начинается резкий рост числа людей пожилого возраста в развитых странах, а вместе с тем и проблем, связанных с их обеспечением, что заставило общество обратить внимание на положение престарелых граждан, их нужды и социальную защищен­ность. Исследователи многих стран утверждают, что здоровье на­селения только на 8-10% зависит от здравоохранения и на 60-65% оно определяется образом жизни, питанием, условиями внешней среды. Можно сомневаться в точности процентных соотношений, но то, что самые весомые факторы - это образ жизни и среда обита­ния, то есть совокупность социальных факторов, - безусловно. Сле­довательно, развитие геронтологии лишь по пути решения меди­цинских проблем выглядит тупиковым вариантом.

Примечательно, что в России социально-геронтологические идеи и гипотезы намного опередили вхождение в научный обиход самого названия этой области знания. В работах А.А. Богомольца о продолжительности жизни медицинские проблемы рассматрива­ются наряду с социальными. Богомолец давал аргументированные рекомендации о правилах поведения и общения пожилых людей и с пожилыми людьми. Малоизвестно, что Д.И. Менделеев занимался проблемами старения, долголетия и смерти. В начале века была опубликована интереснейшая во всех отношениях работа ученого "Заветные мысли" (М., 1995), где говорилось о необходимости изу­чения проблем, связанных с продолжительностью жизни и рассмат­ривался социальный аспект геронтологии. В частности, Менделеев писал, что "с увеличением процента бодрых стариков человечество должно будет улучшиться, потому что такие старики, умудренные опытом жизни, благотворно будут влиять на молодежь, каким бы самомнением она ни заразилась".

Если в США и других западных странах сторонниками са­мостоятельности социальной геронтологии были социологи и пси­хологи, то в России этим занимались гигиенисты, что, в общем-то, и неудивительно. В России до последних десятилетий уровень раз­вития и социологии, и психологии был таков, что немногочислен­ным специалистам этих отраслей едва хватало сил, чтобы сопро­тивляться полному вымиранию той и другой науки. Но и в это вре-

22


мя были опубликованы серьезные исследовательские работы: М.Д.Александровой "Проблемы социальной и психологической геронтологии"; Б.Г.Ананьева "Человек как предмет познания"; А.В. Дмитриева "Социальные проблемы людей пожилого возраста"; Ю.К.Дупленко "Старение: очерки развития проблемы"; Т.В. Кар-саевской и А.Т.Шаталова "Философские аспекты геронтологии"; В.Д. Шапиро "Человек на пенсии"; труды Д.Ф.Чеботарева, а также А.А.Дыскина, Н.Н.Сачук, М.Э.Елютиной, Е.В.Якимовой. Среди зарубежных авторов наиболее известны работы С. де Бовуар и Л .Би-не (Франция), А.Комфорт (Великобритания), Тиббитс (США).

Решение практических, а затем и теоретических вопросов положения стариков в обществе вызвало появление новой отрасли геронтологии - социальной геронтологии. При развитии этого на­учного направления на первый план вышли разработки социоло­гических, социально-психологических, экономических, этических проблем старения. Социальная геронтология изучает человека как социобиологическое существо и потому интегрирует гуманитарный и медико-биологический подходы к решению собственных проблем.

Социальная геронтология к настоящему времени перерос­ла рамки узко академических исследований, приобрела статус са­мостоятельной науки и учебной дисциплины. Её девиз: "Не только добавить годы к жизни, но и жизнь к годам".

23


Глава III. СОЦИОЛОГИЯ СТАРЕНИЯ.

Социогеронтологические теории. Социальные проблемы лю­дей пожилого возраста, их социальный статус, место в современ­ном обществе, в социальной структуре в различных социальных системах, общностях, в собственной семье, взаимоотношения с дру­гими возрастными группами, изменение с возрастом личности - все это еще не стало предметом специальных социологических иссле­дований. Эти проблемы должны рассматриваться особой областью социологии - геронтосоциологией. К сожалению, эта область со­циологии остается одной из самых, а может быть самой забытой и заброшенной и в нашей, и в зарубежной социологической литера­туре. Практически отсутствуют синтетические исследования, учи­тывающие имеющиеся достижения в различных разделах геронто­логии: социальной политики в отношении пожилого поколения, социальной психологии, социального статуса пожилого человека в сообществах различных уровней, старения как социального феномена. Ясно, что при нынешней демографической ситуации возникает необходимость геронтологизации большой части спектра социального знания.

Геронтосоциология относится к так называемым теориям среднего уровня, которые призваны быть связующим звеном меж­дутеоретическими и эмпирическими исследованиями. Асимметрич­ной по отношению к геронтосологии выступает социология моло­дежи. В обоих случаях важнейшей проблемой является дуалисти­ческий подход, но с разными векторами, для группы преклонного возраста - переход от самостоятельности к зависимости.

Нейл Смелзер в книге "Социология", представляющей курс лекций по этой дисциплине, приводит коэффициенты зависи­мости пожилых (65 лет и выше) и молодых (до 18 лет). Причем пер­вый коэффициент имеет явную тенденцию к повышению, а второй напротив - к снижению. Времена меняются, увеличивается уровень комфорта, но потребность стариков в посторонней помощи не толь­ко не исчезает, но и имеет тенденцию к росту.

И для стариков, и для молодежи важнейшими становятся возможности адаптации в новых жизненных обстоятельствах. Ге-, ронтогруппа есть специфическая социально-демографиская груп­па, со своими психологическими особенностями, с тягой к ретро-культуре, с глубокой внутренней дифференциацией, с определен­ным делением на подгруппы: возрастные (пожилые, старые, долго­жители), территориальные (горожане, сельчане) по общественно-

24


му положению. Классификация социальных проблем каждой соци­альной группы (и геронтогруппы в том числе) детерминируется её характеристикой и специфическими особенностями.

Предмет геронтосоциологии предстает в трех уровнях: ин­дивида, малой группы, и группы социальной структуры.

На первом уровне ведутся исследования эволюции личнос­ти с наступлением старости, изучается влияние предшествующих этапов биографии и профессиональной деятельности на личност­ную характеристику пожилого человека, рассматриваются его по­ведение в адаптационном и постадаптационном периодах жизни, способности к изменению стиля жизни, его реакции в конфликт­ных ситуациях (прежде всего в вечном конфликте поколений), ана­лизируются изменения потребностей, интересов и ценностных ори­ентации.

На втором уровне исследуется место, роль и функции пожи­лого человека в производственном коллективе, в сообществе сосе­дей, в кругу друзей, знакомых и родственников, в семье.

Третий уровень исследования рассматривает включенность геронтогруппы в общественные процессы, влияние на политико-зна­ковые события в жизни общества, проводит анализ государствен­ной политики по отношению к пенсионерам.

Отнесение людей к тому или другому поколению, к той или иной возрастной группе может носить формальный и неформаль­ный характер. Так возраст 18 лет формально означает совершенно­летие, а достижение мужчиной 60 лет, женщиной - 55 - связано с назначением пенсии по старости и переход в старшую возрастную группу, хотя в ряде стран пенсионный возраст начинается и для мужчин и женщин с 65 и старше. В нашей стране для ряда трудных профессий пенсионный возраст уменьшается еще на 5 лет, но и их называют пенсионерами по старости. Таковы формальные возрас­тные нормы.

Неформальные возрастные нормы определены не так чет­ко. Эти нормы нигде не записаны, но незамужнюю девушку, чей возраст приблизился к 30 годам, начинают потихоньку имено­вать "старой девой", у мужчин наступает возраст "старого хо­лостяка", позже наступает возраст "старика" и "старухи". Суще­ствует как бы "социальное расписание", когда выходить замуж, заводить детей, становиться дедушкой или бабушкой. Соци­альные стереотипы довлеют над людьми и обязывают их прини­мать те правила поведения, которые установлены для каждой возрастной группы.

25


Как и другие социально-демографические группы (напри­мер: молодежь, женщины, горожане), группа "третьего возраста" имеет свои особенности. Группа имеет внутреннею дифференциа­цию, заданную, в основном, прежним положением ее членов в об­ществе. Группа обладает собственной субкультурой, сформирован­ной ее поколением, отсюда тяга к ретрокультуре.

Из ныне существующих геронтосоциологических теорий, пытающихся осмыслить феномен старости, заслуживают особого внимания следующие: разъединения, активности, субкультуры и возрастной стратификации. Все четыре теории принадлежат аме­риканским социологам.

Теория разъединения (Э.Каминз и У.Генри) представляет старение как неизбежное взаимное отчуждение, снижение взаимо­действия между стареющей личностью и обществом, ведущее по мере старения к полному дистанцированию. Эту теорию еще назы­вают "теорией освобождения", потому что старение якобы "осво­бождает" пожилого человека-пенсионера перед всеми обязатель­ствами обществу.

Американский социолог Роберт Батлер ввел в научный оборот специальный термин: "эйджеизм" (от английского "age" -возраст), обозначающий дискриминацию, осуществляемую одни­ми возрастными группами по отношению к другим. Обычно, по мне­нию автора термина, - эйдженизм осуществляется в американском обществе по отшению к старшей возрастной группе, которая имеет самый низкий общественный статус. Согласно точке зрения Батлера, "эйджеизм отражает глубоко укоренившееся среди мо­лодежи и людей среднего возраста неприятие старости - они про­являют личностное отвращение и неприязнь к старению, болез­ням, нетрудоспособности и испытывают страх беспомощности, "бесполезности" и "смерти". Эйджеизм особенно силен в США, -утверждает Смелзер,- где всегда ценились мастерство, сила, мо­лодость и энергия, противоположное отношение к старикам в Европе и Японии.

Польский социолог Хелена Издебская собрала высказыва­ния двухсот студентов (в возрасте 19-22 лет) об их отношении к де­душкам и бабушкам. Большинство опрошенных выразили непри­язнь, отсутствие доброжелательности, уважения и чувства ответ­ственности за них. По мнению этих молодых людей, старики не должны для молодых обузой, так как стариками должно занимать­ся государство, общество, а не близкие родственники. Многие зая­вили, что наилучшим решением проблемы дальнейшего существо-

26


вания дедушек и бабушек были бы дома для престарелых (из книги К.Висьневска-Рошковска "Новая жизнь после шестидесяти". М., 1989) В России практически нет исследования такого рода. Распро­страненная среди студентов Ростовского университета анкета, по­казала иной подход в отношениях к пожилым людям и собствен­ным дедушкам и бабушкам.

Анонимные ответы (всего опрошено 125 человек, возраст респондентов 18-20 лет) на вопросы анкеты сгруппировались сле­дующим образом:

1. Есть ли у Вас кто-то из пожилых (родственник , знакомый), кого Вы бы назвали своим другом? Подавляющее большинство (80%) ответили отрицательно.

2. Находите ли Вы общий язык со стариками или считаете, что между вами пропасть? Большинство (60%) ответили, что находят, 20% считают, что "в принципе находят", еще 20% ответили - "не всегда".

3. При общении со старым человеком Вы, прежде всего, отмечаете смешное и непонятное в его поведении или то, что заслуживает уважения? По большинству ответов респонденты отмечают чер­ты, заслуживающие уважения. В одной из анкет дан развернутый ответ: "То, что заслуживает уважения. А смешное в поведении можно найти и при общении с молодыми людьми, тогда как зас­луживающего уважения - не всегда". В части ответов (25%) были признания, что первым фиксируется смешное.

4. Считаете ли Вы, что старики это бесполезные люди, нагрузка на семью и общество? Во всех ответах несогласие с такой уста­новкой.

5. Готовы ли Вы оказать помощь постороннему пожилому челове­ку (физическую, моральную, материальную)? Что касается двух первых видов помощи, то почти все ответили утвердительно, но материальную - только 20%.

6. У Вас есть бабушка, дедушка. Знакомите ли Вы их со своими дру­зьями или стараетесь этого не делать? Почти 90% ответили, что знакомят обязательно, из ответов остальных можно понять, что делают это не всегда. Два развернутых ответа: "Да, знакомлю, бабушка член семьи и не познакомить ее с моими друзьями - зна­чит нанести ей оскорбление"; "Конечно знакомлю. У меня дос­тойные друзья и достойные дедушка и бабушка".

7. Кто виноват в плохих взаимоотношениях поколений? Старики или молодежь? Основной смысл ответов на этот вопрос: "и те, и другие".

27


8. Как Вы относитесь к критическим замечаниям стариков?

а) прислушиваетесь;

б) "пропускаете мимо ушей";

в) просите оставить вас в покое.

Ответы на этот вопрос распределились примерно равно меж­ду всеми тремя вариантами.

Анализ результатов анкетного опроса показывает, что хотя отношения не идеальные (что практически невозможно), но и не столь угнетающе-тревожные, как пишет польская коллега. Герон-тофобия, то есть ненависть к старикам, никогда не была характер­ной чертой массового сознания в России.

Теория активности выступает как альтернативная к преды­дущей и предполагающая, что, вступая в старость, люди сохраня­ют те же потребности и желания, что и в среднем возрасте, и всячес­ки сопротивляются любым намерениям, имеющим целью исклю­чить их из общества.

Отчуждение и активность сосуществуют в противоборстве друг другу. Можно предложить такую поэтапную схему: в пожи­лом возрасте приоритет остается за активностью, в старости воз­никает своеобразное равновесие двух тенденций, то есть то, что Гегель называл примирением противоречий.

Ко времени глубокой старости верх берет отчуждение. Нейл Смелзер ("Социология") выводит специальные коэффициенты за­висимости пожилых людей от людей других возрастов. Причем ус­тановление хронологических границ не имеет смысла, так как вступ­ление в каждый из этих этапов весьма индивидуален и не подчинен формальным возрастным нормам.

Теория субкультуры (А.Роуз), согласно которой культура становится стержнем, объединяющим людей пожилого возраста, и создает особую близость между ними и в то же время обособливает их от других возрастных когорт. Причем автор теории утверждает, что культура пожилых особая, отличная от культуры всех других возрастных групп. В практическом плане А.Роуз предлагал созда­ние поселков, жилых домов, домов-интернатов для пенсионеров.

Что касается субкультуры, то она не есть какая-то вновь создаваемая культура для пожилых и старых. Это та культура, ко­торую они освоили прежде, распредметили её и считают своей соб­ственной. Она действительно может объединять людей в опреде­ленную группу, с привычными нормами морали, поведения, тради­циями, духовными ценностями. Но так как в группах, предшеству­ющих стареющей, нет единой культуры, то и перенос в старшую

28


группу какой-то единой культуры невозможен. С другой стороны, i развитие культуры есть прерывно-непрерывный процесс, и потому культура в большей степени объединяет различные поколения, чем разводит. Не оправдала себя такая теория и на практике, создание разного рода сепаратных поселений для людей преклонного возра-ста оказалось дорогим и неэффективным занятием. К такому выво-ду пришли геронтологи в самых разных странах, в том числе и в Соединенных Штатах.

Теория возрастной стратификации. Эта теория предпола-
гает возрастную дифференциацию наряду с социальной, разделе-
ние людей на группы по их образу жизни и материальному по-
ложению.

Приходится констатировать, что существующие социоло-
-гические теории старения в основном представляют собой узкие,
ограниченные представления, рассматривающие лишь отдельные
аспекты феномена старости, при отсутствии солидной теоретичес­
кой систематизации.

Ни одна из названных теорий не дает реального представ­ления о феномене старения. Каждая из них абсолютизирует какой-то один из возможных моментов.

По нашему мнению, наиболее продуктивными, объясняю­щими проблемы старения и старости могут быть положения тео- рии символического интеракционизма Джорджа Мида. Прежде все-го, привлекает построение концепции на фундаменте идей из раз­личных областей науки. Для социальной геронтологии это идеи из области общей геронтологии, демографии, психологии, медицины, теории и методики социальной работы. Межпредметность - специ-фическая черта социальной геронтологии.

Во-вторых, это идея коммуникации как средства взаимо­приспособления индивидов, являющимся важнейшим условием су­ществования и развития общества. Для пожилого человека это при­способление: а) к представителям новых, молодых когорт; б) к "обобщенным другим", которые в данном случае выступают как изменившееся общество в целом; в) к самому состоянию старо­сти, то есть к самому себе в новом качестве. С другой стороны, об­щество должно приспособиться к тому, что значительной его час­тью являются люди старших возрастов, что его демографическая структура приняла новый вид - "седого общества". Если приспосо-бительные способности стариков вырабатывались веками, (Дж.Мид отмечал, что человеческое поведение вообще имеет адаптивный ха­рактер), то общество с необходимостью приспособиться к собствен-

29


ной старости столкнулось впервые и во многом оказалось к этому неготовым ни на уровне социума, ни на уровне индивидов.

В-третьих, интересны положения Дж. Мида о стадийности процесса развития самости. На первой стадии, стадии ролевой игры ребенок идентифицирует себя с тем образом, который ему навязы­вают или подсказывают родители. На второй стадии, собственно игровой, подросток, общаясь в более широком кругу, получает воз­можность взглянуть на себя со стороны. Так формируется "меня" и принимаются правила игры. На третей стадии человек входит в определенную группу, осваивает систему отношений и тем самым определяет свое место в общественной иерархии.

Нам представляется, что схему Дж.Мида можно расширить, распространив трехфазное представление на каждый новый этап в жизни человека. Одним из таких этапов является старость. На пер­вой стадии, еще задолго до наступления реальной старости человек подспудно "примеряет" на себя образ старика, в общении с людь­ми старшего возраста, с дедушкой, бабушкой. На второй стадии, в непосредственно предпенсионном возрасте, человек осваивает пра­вила поведения в сообществе пенсионеров - принимает моду этой группы, отказывается от прежней моды и привычек, усваивает при­нятые правила поведения стариков. На третей стадии, собственно пенсионной, он использует приобретенное на второй стадии, обре­тает символы старости, адаптируется к новому отношению к себе со стороны окружающих. Важным моментом является своевремен­ность вступление во вторую и третью стадию, чреваты и преждев­ременность, и опоздание. И в том, и в другом случае человек ока­зывается вне собственной возрастной группы, как бы застревает в переходе. Преждевременное "натягивание" стариковского поведе­ния равносильно раннему старению, запаздывание в осознании соб­ственного возраста когда-то остроумно охарактеризовал Цицерон: "Он остался прежним, но прежнее ему не шло".

Степень разработанности социальной геронтологии и герон-тосоциологии есть опосредованное отражение неготовности обще­ства к своей новой демографической структуре, к связанным с её обретением трудностям и использованием её достоинств. Мид счи­тал, что в адаптации содержится сила созидания, то есть можно ут­верждать, что адаптация общества к новой демографической ситу­ации носит созидательный, стабилизирующий характер, столь не­обходимый сегодняшней России.

Геронтократия. Двадцать шесть веков назад мудрый грек Пифагор сказал, что расцвет человеческих сил совпадает с его со-

30


рокалетием. Греки считали, что к этому возрасту человек достига­ет вершины развития своих творческих способностей и называли этот возраст "акмэ". С тех пор утекло немало воды, написаны мил­лионы книг, но никто не опроверг утверждения древнегреческого мыслителя, тогда как вопрос о том, когда для человека приходит время спускаться с этой вершины, остается спорным. Разные авто­ры называют различные сроки окончания "акмэ", времени, когда следует сойти с беговой дорожки жизненной активности и уступить лидерство новым людям.

Но когда наступает это время? "В этом вопросе, как и во многих, современная наука подкачала. Мы отказались от грубых методов прошлого... Африканские племена уничтожали своих вож­дей по истечении должного срока или при первых признаках дрях­лости" - так писал по этому поводу всемирно знаменитый публи­цист-сатирик Паркинсон.

Естественно, время, когда следует "помахать шляпой и от­кланяться", зависит от времени наступления старости. Но, как уже отмечалось, геронтологи различают несколько видов старости: хро­нологическую, физиологическую, психологическую и социальную. Социальная старость синтезирует все виды старости, но это не про­стая сумма - социальная старость нечто большое. Все другие виды старости присутствуют в ней, как говорят философы "в снятом виде".

Как одна из разновидностей социальной жизни, как ее часть, существует "элитная жизнь". Элита в буквальном переводе с фран­цузского означает -"отборное", в социологии этот термин употреб­ляется как "избранный круг людей". Здесь же речь идет только о политической элите. Итак, элитная (политическая) жизнь - это то время, когда человек держит в своих руках рычаги высшей полити­ческой власти. Являясь частью социальной жизни, элитная (поли­тическая) жизнь короче социальной по продолжительности и уже по содержанию. Старость в элитной (политической) жизни насту­пает прежде, чем в социальной.

Элитная смерть, которую чаще называют "политической смертью", может настигнуть человека гораздо раньше физической. Император Наполеон умер намного лет раньше, чем гражданин Бо­напарт скончался на острове Св. Елены. Тоже случилось с Прези­дентом Никсоном, закончившим политическую карьеру в полном физическом здравии. Физическое состояние вообще редко влияет на продолжительность элитной жизни. Другой американский Пре­зидент - Франклин Рузвельт управлял страной, сидя в инвалидной

31


коляске, Политическая старость не тождественна старости демог-
рафической, можно назвать имена Аденауэра, де Голля, Черчилля,
ставших политическими долгожителями.

Может быть, политическая старость и календарный возраст существуют независимо друг от друга? А политическая старость не соотносится с физической старостью? Безусловно зависят и соот­носятся. К сожалению, эту простую истину далеко не всегда, пони­мали в России.

Средняя продолжительность жизни характеризует продол­жительность жизни всего населения в целом. В различных соци­альных группах она может быть и выше, и ниже среднего значения. Но общий рост этой величины, изменяет в сторону увеличения по­казатель продолжительности жизни каждой социальной группы. Рассмотрим правителей России как малую социальную группу, при-нимая во внимание продолжительность жизни лишь тех из них, кто умер естественной смертью. Первые цари из семейства Романовых прожили в XVII веке в среднем - 41 год, их наследники в следую- щим веке -46 лет; а в XIX веке средняя продолжительность царской жизни составила 52 года. Из всех Романовых только Екатерина П и Александр П праздновали собственное шестидесятилетие. Екате- рина умерла в 67 лет, Александр был убит в 63 года. Среди сорат- ников Сталина и Брежнева (тоже только те, кто умер естественной смертью) никто не ушел из жизни раньше 70 лет, некоторые (Моло- тов, Маленков, Каганович, Суслов) даже стали долгожителями.

В истории старости отношения "старики и власть", на пер-
вый взгляд выглядит весьма причудливо. Для всех цивилизаций
древности при невысокой общей продолжительности жизни герои-
тократия (от греческих слов - старец и власть) была мировым уни-
версалием. Власть стариков признавалась и в Древней Греции, и в
Древнем Египте, и в Древнем Китае, и тоже самое на Руси. Когда,
же продолжительность жизни значительно выросла и многие стра-
ны стали называться "седым обществом", во властную элиту при-
шли молодые люди, многие из которых еще не достигли возраста
"акмэ".

В Древней Греции осуществлялось верховенство Совета ста-рейших - "герусии", а члены такого Совета именовались "геронта­ми", что в буквальном переводе означает "старец". В трагедиях Гомера и Софокла старики предстают с почти божественными ним­бами. Гомер в "Илиаде" дает такую характеристику старику-влас­тителю: "Мудрый, ведал он все, что минуло, что есть и что будет..."

В утопии Платона (428-347 до н. э.), в идеальном государ-

32


стве правителями, по мнению античного философа, должны быть старцы, умудренные жизненным опытом и обладающие природны­ми задатками к управлению людьми и государством. Геронтокра-тическую традицию Платон обосновывает в "Государстве", "Зако­нах", "Политике", "Письмах". У него старость олицетворяет совер­шенство человека. Старый умеет разобраться в людях и событиях, он способен прогнозировать будущее. Присущая его возрасту уме­ренность и мудрость позволяет ему быть справедливым. У Плато­на старик - хранитель законов, традиций, истории. К.Маркс дока­зывал, что идеальное государство Платона не есть чистый вымы­сел философа, спекулятивно построенная идеальная модель. Его источником были наблюдения над общественным строем современ­ного Платону Египта, сделанные им во время пребывания в этой стране.

Из философского трактата Марка Туллия Цицерона (106-43 до н.э.) "Беседа о старости", который написан в форме диалога славного римского гражданина, политика и государственного дея­теля Катона с молодыми республиканцами Сципионом Младшим и Лелием, мы узнаем как Катон упрекает молодежь в бездеятельно­сти, пресыщенности, в безнравственности. Отцы жили мечтой со­здать республику, сделать римлян свободными гражданами, а саму жизнь прекрасной и светлой, самонадеянные же потомки погрязли в роскоши и разврате. Отцы ничего не желали для себя ни славы, ни богатства, лишь исполнения своих мечтаний. О самом Катоне су­ществует такой исторический анекдот. Друг сказал ему однажды: "Позор, что до сих пор в Риме не воздвигнута твоя статуя. Я зай­мусь этим". "Не нужно, отвечал Катон. - Пусть лучше спрашивают, почему нет статуи Катона, чем удивляются, зачем она здесь стоит". Итоговый вывод трактата - утверждение Цицерона, что к управле­нию страной нужно привлекать убеленных сединами стариков, чьи опыт и знания жизни явятся лучшим залогом процветания государ­ства.

Призывом почитания предков - живых и умерших - букваль­но пронизано учение Конфуция (551-479 до н.э.), древнекитайского мыслителя, чье учение на долгие века было принято в Китае в каче­стве государственной доктрины и стало своеобразной религией не только на родине мудреца, но и распространилось в соседние стра­ны: Японию, Корею, Вьетнам. Центральное место в учении зани­мает концепция "сяо", поучающая сыновей почтительности, ува­жению к родителям и старшим вообще. Конфуций считал "сяо" са­мым эффективным методом управления страной, потому что страна

33


- это большая семья. У

В Древней Руси не знали конфуцианства и не руководство-
вались им, однако как схожа с идеями Конфуция семейная мораль,
установки на почитание родителей и старших: здесь и поклонение
царю-батюшке, и сам механизм передачи царской власти от отца к
сыну. В "Домострое" - литературном произведении XVШ века, со-
браны и записаны традиции, житейские правила и наставления, ко-
торыми столетиями и до издания "Домостроя" жила Россия. В этой
мудрой книге проповедуется почитание власти родителей и стар-
ших.

Не следует забывать, что античные старейшины были на-
много лет моложе наших пенсионеров. Лион Фейхтвангер в своем
последнем романе "Иеффай и его дочь", описывая Израиль между
1300 и 1000 годами до нашей эры, рассказывает о суде старейшин-
высшем органе власти в то время. Он замечает: "Большинство этих
старейшин были, впрочем, не стары; уже тот, кому перевалило за
тридцать, должен был отпускать себе бороду, чтобы стать "боро-
дачом", "старейшиной".

Всюду, где торжествовала власть стариков, будь то Древ-It
ний Китай или Древняя Греция, она держалась на авторитете жиз-
ненного опыта. Сам по себе возраст не был критерием отбора во
властную элиту. Претензия на власть обосновывалась не длиной
седой бороды, а тем, насколько тот или иной старец становился
властителем дум.

По мере усложнения знания, становления науки, снижался возрастной ценз для лидеров, они становились все моложе. Возрас­тная структура перестала быть структурой власти, когда младшие поколения с обязательностью находились под властью старших, Научно-технический прогресс разрывает единство опыта и знания, Обладание опытом уже не означает информационного и интеллек-туального превосходства. Напротив, молодежь становится носите-леи нового, более совершенного и современного научного знания а опыт, накопленный старшими поколениями, тормозит внедрение результатов научно-технического прогресса. Конфликт "отцы и дети" превращается в противопоставление старого опыта новому знанию. Те, кто занимают верхние этажи возрастной пирамиды сопротивляются всякому движению нижних, препятствуют модер-низации как девальвации их собственного опыта и знаний, и самое неприятное, что при такой ситуации старшие утрачивают свое ли-дирующее положение в обществе.

Французский социолог Кюблер-Росс пишет, что "парадокс

34


современной цивилизации состоит в том, что она умножает число стариков, воспроизводящих культуру прошлого, в то время как зна­ния и культурные ценности эволюционируют с невиданной быст­ротой".

Следует также учитывать процесс урбанизации, то есть пе­реход от преимущественно аграрного труда к преимущественно ин­дустриальному, а вместе с этим - от преобладания сельского насе­ления, где традиционно велик культ седобородых, к большинству городских жителей, в среде которых приоритет отдается знаниям, силе, ловкости, находчивости - достоинствам молодости.

В связи с таким раскладом общественных сил, западные со­циологи заговорили о "возрастной сегрегации", то есть о резком разделении общества на противостоящие возрастные группы и пре­вращении пожилых членов общества в "социальных изгоев". Такая оценка ситуации перекликается с идей эйджеизма. Перед большин­ством цивилизованных стран стоит проблема оптимизации отно­шений поколений, в том числе рационального сочетания во власт­ных структурах людей старшего и молодого поколений.

Количественный рост группы пожилых людей придал ей осо­бое качественное положение в обществе, она стала реальной поли­тической силой как специфическая социальная группа. Американс­кий социолог Пратт называет эту группу своего рода козырем в политической борьбе, а вопрос о социальном обеспечении старо­сти - серьезным политическим аргументом. Следует обратить вни­мание на одну особенность в отношении политических деятелей и партий к старикам. "Сострадание, - писал А.Адлер, - это самое чи­стое выражение социального чувства. ... поскольку сострадание может быть хорошим мерилом способности человека отождеств­лять себя с другим". Но тут же добавлял, что это чувство редко встре­чается в чистом виде, чаще им злоупотребляют в корыстных целях (А.Адлер. Понять природу человека. С-Пб., 1997.) Нельзя не уви­деть аналогию в отношении к социовозрастной группе пожилых в предвыборных баталиях сегодняшней России. Тот же Пратт отме­чает, что исследователи в основном сходятся во мнении, что боль­шинство престарелых занимают консервативные позиции и разде­ляют консервативные взгляды по ряду социальных вопросов. Люди этого возраста связывают свои негативные оценки настоящего с утратой или возможной утратой "места в жизни, с воспоминания­ми о счастливых "прошлых временах".

Однако консерватизм не тождественен пассивности в поли­тической жизни. Напротив, сопоставление результатов участия в

35


выборах (и в США, и в России) показывает наибольший процент участия пожилых избирателей по сравнению с другими возрастны­ми категориями. Так выглядят выборы в самых разных странах. Старость - интернациональна.

Пожилым людям свойственно стремление к стабильности и потому в спокойные (если угодно - "застойные") моменты жизни общества они способны исполнять руководящие роли, такое обще­ство движется по давно сложившимся правилам, соблюдая сложив­шиеся порядки и правила, а его лидеры выступают как символы и авторитеты власти, нестремящиеся и неспособные проводить и ре­гулировать социальные изменения.

В динамично развивающемся, реформируемом обществе возникает потребность в молодых радикальных лидерах, открытых для новаций и способных воплощать их в реальность.

В еще никем незабытые времена наша страна жила под ло­зунгом, выдвинутом М.Сусловым и подхваченным Л.Брежневым: "Стабильность кадров - залог успеха". В книге "Здоровье и власть" кремлевский доктор, академик Е.Чазов, соблюдая принципы меди­цинской этики, в то же время стараясь быть абсолютно объектив-ным, рассказывает о геронтах "развитого социализма". У третьего лица в партии - А.Н. Кириленко наблюдались атрофические про- цессы в коре головного мозга. А.Н.Косыгин продолжал работать после перенесенного кровоизлияния в мозг. Руководитель братс­кой партии 78-летний В.Ульбрихт страдал склерозом мозговых со­судов той степени, в которой человек уже не может критически оце-нивать свое состояние, но был очень разобижен и сопротивлялся предложению о передаче власти более молодому Э.Хонекеру. Не- излечимо больной К.У.Черненко принял бразды управления стра- ной в 73 года, оправдывая себя тем, что такова воля товарищей.

Если бы кто-нибудь рискнул предложить кому-то из них "от­дохнуть от ратных дел", то они были бы вправе ответить: "Ничего страшного, ведь мог же параноик тридцать лет строить социализм и мы будем строить". Впервые такой диагноз Сталину поставил невропатолог профессор Владимир Бехтерев и в ту же ночь скон­чался. Для параноидального психоза характерны бредовые идеи, мании власти, величия и преследования, садизм, в то же время боль- ные умеют удачно маскировать свое аномальное состояние и окру- жающие ничего не подозревают. Особенно, если за такие подозре- ния можно легко лишиться жизни. Уже после смерти Сталина, че-рез много лет, проанализировав факты биографии и поведения, диагноз был подтвержден психиатрами. Можно утверждать, что

36


аналогичными отклонениями страдали и другие вожди коммунис­тических стран, но по настоящему страдали от их недугов не они, а их народы.

Бывший директор Института общей и судебной психиатрии им. Сербского академик Г.В.Морозов в интервью газете "Совер­шенно секретно" (N 1,1996) поведал, что его услугами психиатра пользовались многие высокопоставленные лица, в том числе и сам Брежнев, что ему удалось вылечить и "вернуть в строй" одного из первых лиц, у которого были нарушения памяти вследствие атерос­клероза. "За это меня наградили золотой медалью'', - похвалился эскулап.

Самое большое место в упомянутой книге Е.И.Чазова за­нимает описание пациента Л.И.Брежнева и изменений его личнос­ти по мере старения. Доктор считает, что патологические измене­ния в функциях центральной нервной системы Леонида Ильича, которые привели к определенной деградации личности, начались примерно лет за десять до его кончины. В последние семь лет боль­ной лидер вовсе потерял не только нити управления страной, спо­собность к критической оценке ситуации в стране, но и утратил критическое отношение к самому себе. Все это было связано с ак­тивным развитием атеросклероза сосудов мозга. Поведение боль­ного колебалось от приступов сентиментальности со слезливостью до приступов агрессивности с руганью и обещаниями отправить врачей лечить трудящихся Сибири. С конца 70-х врач-академик диагностирует распад личности с длительными состояниями невме­няемости, астении и депрессии.

Толпа карьеристов, взяточников, бездельников из ближне­го окружения постоянно возглашала "величайшему политическо­му деятелю эпохи" осану, которая легко ложилась в психически ис­кореженном сознании царя-коммуниста на манию величия. В ре­зультате он уверовал в собственную непогрешимость и необыкно­венную прозорливость. Соратники были хорошо осведомлены о деградации личности "вождя", но подхалимаж давал им возмож­ность сладко жить.

На какой бы ступени иерархической лестницы ни находил­ся старик, высокой или низкой, его постоянно преследует мрачный грифон, вонзая когти в самую душу. Имя этому чудовищу - "Не­нужность".

Можно выделить мужской и женский тип поведения в усло­виях утраты "собственной потребительной стоимости", когда че­ловек оказывается невостребованным. Но это не означает, что все

37


мужчины ведут себя по "мужскому типу", а женщины - по "женско­му". Иногда случается, как на бал-маскарадах: женщины обретают "мужской тип", мужчины - "женский"

Большинство женщин справляются с чудовищем "Ненуж­ность" благодаря своей покорности и находчивости. Семейные пря­чутся от него в нескончаемости домашних дел. Одинокие объеди­няются, чтобы стать полезными друг другу и коллективно защи­щаться. Мужчины же вступают в отчаянное противоборство, часто ища спасение в других фантомах и призраках, которые якобы спо­собны доказать их полезность. Для рядового пенсионера таким призрачным аргументом целесообразности существования может стать получение Грамоты кого угодно - хоть домоуправления, хоть общества защиты кошек от собак. Они самоутверждаются придир­ками к домашним, выступлениями на собраниях, а если собраний нет, то выкриками на митингах, на крайний случай - в трамвае. Для генерального секретаря опровержением ненужности становится очередное или внеочередное самонаграждение орденом, медалью, лауреатским значком, появлением на телеэкране.

Обуреваемый политическими амбициями лидер вопреки плохому состоянию здоровья пытается пересилить себя, казаться в глазах народа сильным и здоровым. Причем, это интернациональ­ный феномен. Чазов упоминает о ситуации, связанной с визитом в СССР больного Президента Франции Жоржа Помпиду. В этом спис­ке и отягощенный различными старческими недугами Президент США Р.Рейган.

Еще один "мужской способ" продемонстрировать свою "не­увядающую молодость" - женщины. Пагубное влияние на судьбу Брежнева, а через него на всю страну, оказывала некая медсестра Н. Медсестра стала коммунистической Мессалиной, а "вождь" -императором Клавдием. Он, как и Клавдий, предавался шумным пирам, подолгу говорил, ему внимали приближенные, не осмели­ваясь его перебивать.

И владыки мира, и смерды одинаково шалят в детстве и чу­дят в старости.

Итак, когда завершается возраст лидера? Проще всего было бы ответить так: "Следует уйти тогда, когда о твоем уходе вздох­нут с сожалением, а не с облегчением" или "Лучше уйти на год рань­ше, чем на час позже". Это афористично, но не вразумительно. Ча­зов пишет: "Уйди Брежнев с поста лидера в 1976 году (т.е. в возрас­те 70-ти лет - В. А.), он оставил бы после себя хорошую память. Один из умных людей из его окружения в шутку сказал на это: "Даже по

38


наградам .

Роман замечательного сатирика сэра Джонатана Свифта
"Путешествия Лемюэля Гулливера" у нас в стране печатался обыч-
но в адаптированном виде как детская сказка, на самом деле, он
написан как политический памфлет. Одно из путешествий герой
романа совершает в страну Лаггнегг, где кроме других достопри­
мечательностей, существует небольшая группа людей с удивитель­
ным свойством - они бессмертны. В этой стране их называли -
"струльдбругами". Гулливер был поражен, узнав, что по здешним
государственным законам как только струльдбругам исполняется
80 лет, для них наступает гражданская смерть, они считаются не­
способными к занятию должностей, "соединенных с доверием или
доходами". Туземцы разъяснили, что их "законы относительно
струльдбругов отличаются большой разумностью,... и всякая дру­
гая страна должна была бы в подобных обстоятельствах ввести та-
кие же законы. Иначе эти бессмертные со временем захватили бы в
собственность всю страну и присвоили бы себе всю гражданскую
власть, что вследствие их полной неспособности к управлению,
привело бы к гибели государства".

Вопрос об ограничении срока лидерско-управленческих пол-
номочии не раз становился предметом спора, при этом ссылались и
на Свифта, и на папу римского Павла VI, который лишил кардина­
лов, достигших 80-летнего возраста, права голосовать при выборе
нового папы. Авторы книги "Человеческие ресурсы управления"
профессора американский Джон Ивацевич и российский Александр
Лобанов сошлись во мнении, что после 65 лет начинается после­
дний этап карьеры, который они называют "стадией отставки"
(М., 1993).

С годами у руководителя вырабатываются готовые алгорит-мы, стереотипные подходы - это необходимые компоненты управ­ленческой деятельности, но когда они начинают превалировать, занимать приоритетное место в решении любых задач, такой руко­водитель теряет способность творчески решать проблемы, его мыш­ление скованно прежним опытом.

Вывести какое-то точное время окончания управленческой деятельности индивида практически невозможно. Оно различно для разных стран и времен, но оно должно, как правило, разниться от видовой продолжительности жизни не менее, чем на 10-15 лет. Из­вестно, что нет правил без исключений, но они-то и подтверждают правила: и в преклонном возрасте люди способны творчески отно­ситься к работе, но от административной деятельности они долж-

39


ны уйти в отставку.

Возможно, что следует законодательно ограничить верхний возрастной порог лидера, так как это сделано по отношению к ниж­нему. Конституция РФ устанавливает, что гражданин, не достиг­ший 21 года не может быть избран депутатом Госдумы (ст. 97), тот, кто моложе 35 лет - Президентом России (ст. 81).

Проблемы рационального сочетания во властных структу­рах, определения оптимального возрастного предела участия в этих структурах стоят сегодня не только перед нашей страной, но и пе­ред всеми странами со стареющим населением.

Глава IV. ПСИХОЛОГИЯ СТАРЕНИЯ.

Характерологические изменения в пожилом возрасте. Для

многих людей любое слово, корень которого "псих" сразу вызыва­ет ассоциацию с отклоняющемся поведением, аномальностью. Для них почти тождественны обозначение разных специальностей: пси­холог, психиатр, психотерапевт, психоаналитик, психопатолог. По их представлениям все они работают с психами, психопатами, пси­хически больными. И потому, обратиться за советом, консультаци­ей к таким специалистом - значит самому признать себя ненормаль­ным человеком.

Существуют ли какие-либо особенности психологии пожи­лого и более старшего возраста? Безусловно. Но, к сожалению, мало кто знает эту элементарную истину и понимает, что поступки, ре­акции пожилого человека следует оценивать с поправкой на воз­раст, что у разных возрастных групп разнятся ценностные уста­новки.

Изменения в характере пожилого человека объясняются ос­лаблением контроля над собственными реакциями, возможно, что те черты, которые раньше удавалось маскировать, понимая их не­привлекательность, вышли на поверхность. Кроме того этому воз­расту свойственен эгоцентризм, нетерпимость к каждому, кто не проявляет должного внимания, причем это "должное" на самом высоком уровне. Все окружающие зачисляются в эгоисты, коль ско­ро они не поглощены заботой о старом человеке. Как говорят: "Эго­ист - это тот, кто любит себя больше, чем меня".

Характерологические изменения свойственные этому воз­расту, можно классифицировать по трем сферам. В интеллектуаль-

40


ной - появляются трудности в приобретении новых знаний и пред­ставлений, в приспособлении к непредвиденным обстоятельствам. Трудными могут оказаться самые разные обстоятельства и те, ко­торые сравнительно легко преодолевались в молодые годы (пере-езд на новую квартиру, болезнь, собственная или кого-то из близ­ких), а тем более прежде не встречавшиеся (смерть супруга; ограни-ченность в передвижении, вызванная параличом; полная или час-тичная потеря зрения). В эмоциональной сфере - неконтролируе­мое усиление аффективных реакций (сильное нервное возбуждение), со склонностью к беспричинной грусти, к легко появляющейся слез­ливости. Поводом для реакции может послужить кинофильм о про­шлых временах, и не потому, что жаль эти времена, а жаль себя в этих временах, или разбитая чайная чашка и опять не чашку жаль, а то, что вместе с ней уходит что-то памятное. В моральной сфере -отказ от адаптации к новым нормам морали, манерам поведения. Резкая, доходящая до грубости, критика этих норм и манер.

На Западе люди разных возрастов пользуются услугами пси­хоаналитиков. С таким специалистом можно посоветоваться о сво­ем душевном состоянии. Психологические консультанты стремят­ся понять клиента, помочь ему увидеть себя с лучшей стороны и осознать свою ценность как личности. Основатель этого направле­ния австрийский врач Зигмунд Фрейд занимался теорией и практи­кой лечения неврозов. Смысл направления состоит в выявлении и анализе подавленных (вытесненных из сознания) психических пе­реживаний, которые согласно этой теории являются причинной неврозов. Основным методом лечения является свободная ассоциа­ция идей и их интерпретация пациентом и аналитиком. Лечение длится довольно долго и не всегда эффективно. У нас с недавнего времени существует Психоаналитическая ассоциация и издается специальный журнал "Российский психоаналитический вестник". З.Фрейд и фрейдизм вошли в моду.

Менее известны в нашей стране работы неофрейдистов. Одна из наиболее ярких представительниц - немецко-американский психолог, психоаналитик Карена Хорни. Ее книги, написанные почти пять десятилетий назад, не так давно опубликованы на рус­ском языке. Для нашего исследования наиболее интересны: "Невроз и личностный рост", "Невротическая личность нашего времени". Автор адресовал эти труды не профессионалам - психоаналитикам, а самым разным специалистам, в том числе и социальным работни­кам, всем, кто имеет дело с невротическими личностями. А также самим невротикам.

41


Кого же она считает невротиками? Всех, кто страдает пси­хическими расстройствами, причем основное расстройство заклю­чается в деформациях характера, вызванное страхами и защитами от них. Но это, ни в коем случае, не психические больные. К невро­тикам Хорни относит огромное множество, в принципе здоровых людей и воспринимаемых окружающими как здоровые люди, но имеющие отклонения от общепринятого в современной культуре образца. Хорни не занималась специально пожилыми людьми, фун­даментальные положения ее теории обращены к людям всех возра­стов.

Общим для всех неврозов являются тревожность и поиски защиты. Тревожность - тот мотор, который запускает и поддержи­вает невроз. Невротики чрезвычайно раздражительны, причины их раздражения могут быть совершенно мнимыми: кто-то не так отве­тил, не так посмотрел и тому подобное. При этом "не так" обычно совершенно беспочвенно или малозначимо. Любую критику невро­тик интерпретирует как унижение, неодобрение каких-либо его по­ступков или высказываний, что вызывает у него взрыв негодова­ния. В своей любви он навязчив, ревнив, требует абсолютной, бе­зусловной преданности, любви с жертвами. Любящий его человек должен любить и заботиться исключительно о нем. Невротик го­тов прикинуться больным, чтобы его жалели, сконцентрировали на нем все внимание, отказались от всего другого и таким образом доказывали свою преданность и готовность к самопожертвованию ради него. Апелляция к жалости - излюбленный прием невротика: "Я вас так люблю, а вы в ответ...". Он не терпит никаких отказов, они, по его мнению, оскорбляют его достоинство. А если таковые случаются, становится злым, язвительным, готовым обвинить обид­чика во всех смертных грехах. Здесь он готов бесконечно призы­вать к справедливости: "Почему вы заставляете меня страдать? Почему вы так недобры ко мне?" С трудом переносит одиночество, в такой ситуации ощущает свою беспомощность, незащищенность и ненужность. У части людей такого типа патологическая жадность, страсть к бессмысленному накопительству, к приобретению нефун­кциональных, но дорогих вещей. В них он ощущает свою защищен­ность. Он не терпит опозданий и непунктуальности по отношению к себе, расценивает их как неуважение.

Такое поведение весьма характерно для людей пожилого возраста. Из литературных примеров более других иллюстрирует такой тип - чеховский Ионыч. По описанию доктора Чехова, его герой - пожилой человек с тяжелым и раздражительным характе-

42


ром. Его тайное и любимое развлечение по вечерам - вынимать из карманов "бумажки, добытые практикой" и складывать, склады­вать... скупать дома, хотя живет одиноко и дома ему ни к чему, а чуть что не по нему - кричать тонким, резким голосом и стучать палкой об пол.

Психологические кризисы и этапы жизни. Стимулятором не­вротического состояния в этом возрасте выступает сам факт старе­ния, который становится психологическим кризисом. Но это не единственный кризис, переживаемый человеком за его жизнь, а один из многих. Американский психолог Эрик Эриксон называл восемь психосоциальных кризисов, с которыми сталкивается человек на своем жизненном пути. Каждый из них специфичен для определен­ного возраста. Первый - на первом году жизни. Второй кризис свя­зан с первым опытом обучения. Третий - соответствует второму детству. Четвертый кризис происходит в школьном возрасте. Пя­тый кризис переживает подросток. Шестой кризис свойственен молодым взрослым людям. Седьмой кризис переживается челове­ком в сорокалетнем возрасте. В конце пути человек подходит к пос­леднему восьмому кризису - кризису старости.

Психолог Шарлота Бюлер - автор теории развития челове­ка предлагает во многом сходную концепцию, выделяя пять фаз развития. Последняя, пятая фаза, начинается в 65-70 лет. В этот пе­риод, - считает французский психолог, - многие люди перестают преследовать цели, которые они поставили перед собой в юности. Оставшиеся силы они тратят на досуг, спокойно проживая после­дние годы. Люди обозревают свою жизнь, испытывая удовлетворе­ние или разочарование. Невротическая личность обычно испыты­вает разочарование, потому что невротик вообще не умеет радо­ваться успехам; он никогда не был доволен своими достижениями: ему всегда казалось, что он что-то не дополучил, что ему недодали. К старости эти сомнения усиливаются.

Характерна последняя реплика Фирса (Чехов. "Вишневый сад"): "Про меня забыли... Жизнь-то прошла, словно и не жил... Силушки-то у меня нету, ничего не осталось, ничего... Эх ты... не­дотепа!"

Американский психолог Пекк, развивая идеи Э.Эриксона, пишет о подкризисах восьмого периода. Первый - переоценка соб­ственного "Я" независимо от профессиональной карьеры, то есть человек должен ответить прежде всего себе и для себя: "Кто я есть, что есть "Я" после ухода на пенсию, когда за ненадобностью от­брошены ученые и воинские звания, высокие и невысокие должно-

43


сти. Второй - осознание факта ухудшения здоровья и старения тела. Опять же ответ на вопрос: "Кто есть "Я" без красивой прически, стройной фигуры и крепкого здоровья. Для мужчины труднее пре­одоление первого подкризиса, а для женщин - второго. Мужчины и женщины по разному реагируют на кризис старости, указанное раз­личие - не единственное. Гипотеза Пекка интересна тем, что в её основе лежит представление о многообразии процесса старения.

Старость не есть единый, однообразный, неизменяемый ничем период жизни. И в старости человек претерпевает не только биологические, но и психологические изменения.

Отечественный ученый В.В.Болтенко выделил ряд этапов психологического старения, которые собственно не зависят от пас­портного возраста.

На первом этапе сохраняется связь с тем видом деятельнос­ти, который был ведущим для человека до выхода на пенсию. Как правило, этот вид деятельности был непосредственно связан с про­фессией пенсионера. Чаще это люди интеллектуального труда /уче­ные, артисты, учителя, врачи/. Эта связь может быть непосредствен­ной, в форме эпизодического участия в выполнении прежней рабо­ты. А может быть - опосредованной через чтение специальной ли­тературы, написание статей на профессиональные темы. Если же эта связь обрывается сразу же псле ухода на пенсию, то минуя пер­вый этап человек попадает во второй.

На втором этапе наблюдается сужение круга интересов, за счет выпадения профессиональных привязанностей. В общении с окружающими уже преобладают разговоры на бытовые темы, об­суждение телевизионных новостей, семейных событий, успехов или неудач детей и внуков. В группах таких людей уже трудно разли­чить, кто был инженером, а кто врачом, кто был счетоводом, а кто профессором философии.

На третьем этапе главным становится забота о личном здо­ровье. Оно становится любимой темой для разговора: о лекарствах, о способах лечения, о травах... И в газетах, и в телепередачах на эти темы обращается особое внимание. Наиболее значимым в жизни человеком становится участковый врач, его профессиональные и личностные качества.

На четвертом этапе смыслом жизни становится сохранение самой жизни. Круг общения сужен до предела: лечащий врач, соци­альный работник, те из членов семьи, которые поддерживают лич­ный комфорт пенсионера, соседи самого ближнего расстояния. Для приличия или по привычке - редкие телефонные разговоры со ста-

44


рыми знакомыми-ровесниками.

И, наконец, на пятом этапе происходит обнажение потреб­ностей чисто витального характера /еда, покой, сон.../. Эмоциональ­ность и общение почти отсутствуют.

Как и всякая схема, эта достаточно условна: на первом эта­пе присутствуют потребности всех пяти этапов, на втором - четы­рех, на третьем - трех, втором - двух и только на пятом остаются одни витальные потребности.

Поэт и мудрец Расул Гамзатов в одном из интервью полу­шутя заметил: "Бесспорно, Бог создал мир совершенным, но лично я предпочел бы, чтобы люди рождались стариками, потом делались молодыми и оставались детьми - проходили бы свой путь наобо­рот". Человек не рождается стариком, а становится им, все те же этапы, но в обратном порядке он проходит от рождения до старо­сти. В геронтологии часто используется термин "инволюция" /"об­ратное развитие"/ для обозначения процессов физической и психо­логической атрофии при старении.

Американский психолог Абрам Маслоу создал теорию иерархии потребностей и самореализации, к которой он пришел, изучая биографии великих людей. По Маслоу человек как бы под­нимается по ступеням вверх, от физиологических потребностей к потребностям в безопасности и самосохранении, отсюда - к потреб­ностям в любви и признании, выше - в самоуважении и, наконец, вершина - потребность в самоактуализации. Каждая эпоха задает свою высоту для такой вершины. И как альпинисты выбирают для восхождения разные вершины, так в жизни у разных людей - свой выбор вершин. Каждая эпоха задает свою высоту для такой верши­ны и каждый человек, как альпинист, выбирает свою вершину. Но, как известно, за восхождением следует спуск - не менее трудная за­дача, провести его достойно в этом и есть прелесть старости. Схема В.В.Болтенко является как бы зеркальным отражением теории аме­риканского психолога А.Маслоу.

Особое значение для психологии пожилого человека имеют самооценка и самоощущение возраста. Самооценки у людей каж­дого возраста могут быть завышенными и заниженными, но на ста­рости лежит груз субъективных оценок всех жизненных периодов. Те, кто легко преодолел психологические кризисы детского и юно­шеского возраста приобретают пожизненные высокие амбиции и зачастую не соотносят высокие притязания со своими рядовыми возможностями. Другие люди, которые с большим трудом или не­удачами перешагнули первые ступени, на всю жизнь становятся

45


людьми, с недоверием относящимися к окружающему миру, с не­уверенностью в собственных силах, с чувством постоянной вины. Со всем тем, что принято называть "комплексом неполноценнос­ти". Они и в старости все время на кого оглядываются, кого-то и чего-то опасаются. В самоощущении старости люди с завышенной самооценкой идентифицируют себя с более молодым поколением, их антиподы - с более старшим.

Последний восьмой кризис. К этому моменту человек так или иначе преодолел семь предыдущих, но от того, каким он вы­шел из этих семи кризисов - победителем или побежденным зави­сит стратегия поведения в этом завершающем испытании. Об этом же писала уже названная Карен Хорни. В отличие от Фрейда, Хор-ни, не отрицая влияния детства на эмоциональное развитие челове­ка, более значимым считала настоящее. Путь "реального развития" -это путь, на котором "каждый шаг влечет за собой следующий". "Существующее сегодня не существовало в этой форме изначаль­но, а приняло ее поэтапно". Нынешняя форма немыслима без пред­шествующих.

Итак, восьмой кризис /Э.Эриксон/ или пятая фаза / Ш.Бю-лер/ знаменуют собой завершение предшествующего жизненного пути и разрешение этого кризиса зависит от того, как этот путь был пройден. Человек подводит жизненные итоги, и если воспринима­ет ее как целостность, где ни убавить, ни прибавить, то он уравно­вешен и спокойно смотрит в будущее. Он понимает, что смерть -естественный конец жизни.

"Будь же ты вовек благословенно,

Что пришло процвесть и умереть."7С. Есенин/

Страх смерти. Если человек приходит к печальным выво­дам, что жизнь прожита зря, выбор спутника, друзей, профессии были ошибками, (теперь уже непоправимыми), то его настигает чув­ство бессилия что-либо исправить. Приходит страх смерти. Чело­век живет, покуда он боится смерти и борется за жизнь. Только ду­шевно больные люди не боятся смерти, а в состоянии деменции стре­мятся к ней.

Проблема смерти в истории философии традиционна. Но её рассмотрение почти всегда приобретала у философов психоло­гический оттенок. Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур, Сенека, Ф.Бэкон, Л.Толстой, М.Вебер все они стремились освободить че­ловека от страха смерти и помочь преодолеть её трагизм. Эпикур

46


приводил простой и остроумный довод: смерть для человека ре­ально не существует, он с ней не встречается. Покуда он есть, смер­ти - нет, когда же она есть - его нет. Сенека по тому же поводу: "Атрибуты смерти устрашают сильнее самой смерти".

Френсис Бэкон был убежден, что "люди страшатся смерти, как малые дети потемок. Но боязнь ее как неизбежной дани приро­де есть слабость".

Спиноза вообще отвергал проблему смерти: "Человек сво­бодный ни о чем так мало не думает, как о смерти и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни".

Мы же полагаем, что психологическую установку мадам Бю-лер и философские сентенции цитированных философов давно оп­ровергнуты практическими исследования И.И.Мечникова, кото­рый потратил массу времени для подтверждения своей гипотезы о том, что к концу естественного срока жизни человек преодолевает страх смерти и готов спокойно умереть, также, как к концу рабоче­го дня он с удовольствием, освобождаясь от усталости, предается сну... Но поиски ученого окончились безрезультатно, даже очень старые люди испытывали явное желание жить. Преодоление стра­ха смерти для пожилого человека, как и вообще для человека лю­бого возраста, возможно лишь в двух случаях : когда этот страх пре­одолевается ради жизни и в состоянии деменции. Безумству храб­рых не надо петь песен. Безумство оно и есть безумство.

Сильные люди преодолевают страх смерти, а слабые сгиба­ются под его тяжестью. Илья Толстой /сын Льва Толстого/ в книге "Мои воспоминания" записал:

Как натура очень стойкая и сильная физически, он /Лев Толстой/ инстинктивно всегда боролся не только со смертью, но и со ста­ростью.

Ведь до последнего года он так и не сдался, - все делал для себя сам, и даже ездил верхом.

Поэтому предполагать, что у него совершенно не было инстинк­тивного страха смерти, нельзя.

Этот страх у него был и даже в большой степени, и он с этим страхом постоянно боролся. Победил ли он его? Отвечу определенно, что - да".

Священник Евлампий Кременский в одной из проповедей говорил: "Жизнь для каждого человека представляется величайшим благом. Даже страдальцу и узнику она весьма дорога. Каждому приятно смотреть свет Божий и сознавать себя живым". Страх смер-

47


ти это чисто человеческое чувство, такого нет ни у одного живот­ного. Именно потому, что это человеческое чувство оно и может быть преодолено.

Гипотеза о возможности "желаемой" смерти никогда не на­ходила реального подтверждения. Как объяснил Воланд в "Масте­ре и Маргарите", человек не просто смертен, а всегда внезапно смер­тен. Смерти боятся не те кто уходит, а те кто остается. И это по человечески понятно. Смерть близкого человека, сколько бы лет ему ни было, тяжкое испытание. Привлекательно выглядит древ­ний японский культ предков, они верили, а многие и поныне верят, что человек после смерти продолжает существовать через своих живущих потомков и только при отсутствии таковых окончатель­но умирает. Умершие предки продолжают считаться членами се­мьи "из" - "духами", которые могут и наказать и потому следует уважать живых предков - "будущих духов".

Досуг и занятость. Шарлота Бюлер (и не только она) пола­гает, что пенсионный и вообще стариковский возраст ассоциирует­ся со сплошным досугом, отдыхом и развлечениями. "Золотой воз­раст"! Это создает определенное отношение к старикам. Однако при разумно организованном режиме, внимательном, вдумчивом и спо­койном отношении к собственному здоровью, психологической уравновешенности старость может быть не менее привлекательна, чем другие периоды жизни. Писатель Юрий Нагибин в повести, написанной на склоне лет, назвал старость важной, тонкой, нежной, прекрасной порой жизни. И добавил: и грустной. Что же касается досуга, то зачастую его отождествляют с "ничегонеделанием'' В.Генри, психолог из Чикагсквго университета, сделал специаль­ный доклад на заседании Американского психологического обще-,ства, посвященный проблемам занятости и незанятости старых людей. Отсутствие занятий у людей, вышедших на пенсию, по мне­нию докладчика, самым непосредственным образом связана с их разобществлением и отрывом от общества. Генри говорит, что ча­сто ошибочно предполагают будто благополучие и перспективы старых людей обусловлены досугом, в котором они крайне нужда­ются. А под досугом подразумевают свободу от занятий или обя­занностей.

Незанятость, считает Генри, появляется у старых людей в результате уменьшения жизненной активности, и энергии. Незаня­тость рассматривается как совокупный процесс, психосоциальное явление, которое объясняется как психологией данного индивиду­ума, так и воздействием на него общества, выключающего его из

48


социальной жизни. Общество может освободить человека от обя­занностей, но оно не может , тем не менее, освободить его от обя­занностей по отношению к самому себе. В таком случае внешние социальные факторы поведения и его мотивы отходят у старого человека на второй план, а на первый план выходят собственные внутренние потребности.

У старого человека меняется мотивация трудовой деятель­ности. У него стремление к труду имеет не столько материальный, сколько эмоциональный мотив. Для его самоутверждения важна сама неутраченная способность к труду, а деньги выступают этало­ном ее оценки.

По нашему мнению, за последние 100-150 лет поменялся сам тип Homo sapiens. Время обломовых закончилось. Появился новый тип - Человек работающий. Труд из средства жизни превратился в смысл жизни. Это оказало благотворное влияние на продолжитель­ность жизни человека. Лишить современного нормального челове­ка возможности самовыражаться в какой-либо деятельности, рав­носильно тому, что укоротить его жизнь. Не случайно, так болез­ненно, даже в самом прямом смысле этого слова, переживается пе­реход на пенсию.

Последнее утверждение созвучно е положением того же В.Генри о "психической энергии". По количеству обладания этой энергией психолог делит людей на три группы. Первая группа вклю­чает тех, кто чувствует себя достаточно бодрым и энергичным, про­должает трудиться, выполняя определенные обязанности перед об­ществом, оставаясь на том же месте работы, где был в зрелые годы. Вторая группа включает тех, кто .не работает по найму, не выпол­няет общественных обязанностей, а занимается собственным делом, которое называют "хобби". Эти люди имеют достаточно энергии, чтобы быть занятыми. И третья группа включает людей со слабой психической энергией, действительно незанятых или занятых глав­ным образом собой.

Один из основателей отечественной психологии Б.Г.Ананьев объяснял, что парадокс человеческой жизни заключается в том, что у многих людей "умирание" происходит гораздо раньше, чем фи­зическое одряхление. Такое состояние наблюдается у тех людей, которые по собственной воле начинают изолироваться от общества, отказываясь от многих функций и ролей в обществе, что ведет к "сужению объема личностных свойств, к деформации структуры личности". По сравнению с долгожителями, сохранившими лич­ность, "некоторые "начинающие" пенсионеры в 65 лет кажутся сразу

49


одряхлевшими, страдающими от образовавшихся вакуумов и чув­ства социальной неполноценности". С этого возраста для них на­чинается драматический период умирания личности.

И вывод, который сделал ученый: "Внезапное блокирова­ние всех потенциалов трудоспособности и одаренности человека с прекращением многолетнего труда не может не вызвать глубоких перестроек в структуре человека как субъекта деятельности, а по­тому и личности".

Выводы Б.Г. Ананьева и Генри перекликаются между собой и во многом совпадают. Занятость и незанятость представляют со­бой общие формы динамики психологии личности. "Освобожде­ние" от занятости является внутренним процессом. В конечном сче­те, этот процесс неизбежен. Весь вопрос в том, в каком возрасте это случается. Процесс "освобождения" зависит не от старости, а от жизненного опыта, всего перенесенного и пережитого на ранних и зрелых этапах жизни и не является признаком старости как такой.

Но в условиях растущего уровня безработицы в нашей стра­не занятость для пожилого человека становится сложнейшей про­блемой. Следует учитывать, что по данным Госкомстата РФ из 166 тысяч пенсионеров, рискнувших обратиться в государственные службы занятости в 1995 году по вопросу о трудоустройстве, полу­чили работу только 31 тысяча человек или менее 20%. Пожилых людей и даже людей предпенсионного возраста фактически и прак­тически выталкивают на пенсию.

Для долгожительства необходимо, чтобы человек как мож­но дольше сохранял свою работоспособность. Старость и работос­пособность это два антагониста: где есть работоспособность, там нет места старости. Труд есть жизненная потребность человека, но это не обязательно работа по найму, по экономическому принуж­дению. Надоевшая работа это каторга, изматывающая жизненные силы. Что же касается безработицы пенсионеров, то "выталкива­ние" пожилых людей на пенсию противоречит и международному и российскому праву. Ни в каком возрасте человек не теряет права на труд, если он по своим физическим и интеллектуальным возмож­ностям способен выполнять определенную работу. Следует заме­тить, что это не только отечественная проблема. В США по иници­ативе президента Р. Рейгана, в 1988 году был принят специальный Закон, запрещающий какую-либо возрастную дискриминацию при приеме на работу людей в возрасте до 70 лет. В принципе не долж­но быть вообще никакой возрастной дискримации, в том числе и для тех, кому 70 и больше лет.

50


Датский социолог С.Форсман пишет о трудностях, встре­чающихся на пути практического решения вопроса о занятости пен­сионеров. Трудности, испытываемые российскими пенсионерами, во многом аналогичны тем, о которых говорит датский ученый. Первая трудность - психологическая, связанная с субъективной самооценкой старых людей, невидящих перспективы своей дальней­шей производственной деятельности. Вторая- финансовая, ибо старым работникам предприниматели стараются платить помень­ше. Т р е т ь я трудность -демографическая, связанная со старением всего населения, и обостренной конкуренцией с молодыми работ­никами. Четвертая- адаптационная, характеризует нежелание пожилых людей оставить прошлую профессию и приобрести но­вую, современную. Итак, занятость пенсионеров в нынешнем ста­реющем мире становится глобальной проблемой.

Адаптация различных типов людей к феномену старости. Самооценки у людей любого возраста могут быть со знаком плюс и со знаком минус, то есть завышенными и заниженными. И это на всю жизнь. Напомню суждения Эрика Эрикеона о психосоциаль­ных кризисах. Тот, кто легко преодолел, перепрыгнул через первые четыре кризиса зачастую приобретает "амбиции не по амуниции". Он в молодости не умеет соотносить свои притязания со своими способностями и остается таким на всю жизнь. А вот тот, кто по­терпел неудачи на первых ступенях может стать человеком, относя­щимся с недоверием к окружающему миру, неуверенным в собствен­ных силах, с чувством постоянной вины и собственной неполно­ценности. Он тоже навряд ли изменится и, уже будучи стариком, все также будет на кого-то оглядываться.

Более того, в самооценку включается еще и самоощущение старости.

Признание себя старым - сильнейший психологический фак­тор старения. Но отсутствие самоощущения старения не менее вре­доносно для физического и психического состояния. Такие стари­ки беспечны и склонны переоценивать свои возможности и свое обаяние. Зато их никогда не угнетают мысли о смерти. Правильное ощущение собственного возраста - это верная манера поведения и об­щения. Старый человек должен иметь мужество "примириться", а по возможности "слюбиться" со своим положением, приспособиться.

В пятидесятых годах в Институте геронтологии в Бухаресте под руководством профессора К.Порхон были проведены исследо­вания типов высшей нервной деятельности в период старения и ста-

51


рости. Оказалось, что по показателям силы, уравновешенности и подвижности нервных процессов большинство пожилых людей /43%/ принадлежит к группе слабых, к группе сильных вдвое мень­ше - /21%/, остальные занимают промежуточное положение. Эти группы отличаются друг от друга потребностями в общественно-трудовой деятельности, интересами, ощущением и восприятием одиночества, умением приспособиться к новому положению в об­ществе и семье, к физическому состоянию.

Британский психолог Д.Бромлей выделила пять типов при­способления к старости:

1/ Конструктивная установка - когда человек внутренне уравнове­шен, спокоен, удовлетворен эмоциональными контактами с ок­ружающими; он критичен по отношению к самому себе, полон юмора и терпимости в отношении к другим; он принимает ста­рость как факт, завершающий его профессиональную карьеру, оптимистически относится к жизни, принимает смерть как есте­ственное явление, не выражая отчаяния и сожалений; жизненный баланс такого человека вполне положителен, он с доверием рас­считывает на помощь окружающих.

21 Установка зависимости - присуща индивидам, проявляющим пас­сивность и склонным к зависимости от других; люди этой кате­гории не имеют высоких жизненных стремлений и легко оставля­ют профессиональные занятия; семейная среда обеспечивает им чувство безопасности, дает ощущение внутренней гармонии, по­этому они не страдают от эмоциональной неуравновешенности и различных стрессов.

3/ Защитная установка - характерна для самодостаточных людей, обладающих "психологической броней", чопорных, поглощен­ных профессиональной деятельностью; они разделяют общепри­нятые взгляды и установки, избегают обнаруживать собственное мнение, не любят говорить о своих проблемах; внешняя сторона жизни значит для них больше, чем внутренние переживания; они подвержены страху смерти и маскируют свою беспомощность перед этим фактом усилением внешней деятельности. 4/ Установка враждебности - присуща "разгневанным старикам", которые агрессивны, мнительны, вспыльчивы и имеют обыкно­вение предъявлять массу претензий к своему окружению - близ­ким, друзьям, социальным институтам, обществу в целом; они не реалистичны в своем восприятии старости, не могут смириться с неизбежными возрастными издержками, завидуют молодым, бун­туют против смерти и страшатся ее.

52


5/ Та же установка враждебности, но направленная на самого себя -
характерна, как правило, для лиц с отрицательным жизненным
балансом, которые избегают воспоминаний о прошлых неуда­
чах и трудностях; они не восстают против своей старости, а пас­
сивно воспринимают удары судьбы; неудовлетворенная потреб­
ность в любви и сочувствии является поводом для депрессии и
острой жалости к себе; смерть рассматривается ими как освобож­
дение от страданий.

Конечно, это не единственная типология пожилых людей, ни одна из существующих типологий не претендует на исчерпыва­ющее, абсолютное знание о характеристиках, свойственных пожи­лым людям.

Довольно оригинальную трактовку этой проблемы дает А.Качкин, социолог из Ульяновска. В зависимости от того, какие интересы, стороны жизни выступают для пожилых людей главен­ствующими, он выделяет следующие типы:

1. Семейный - нацелен только на семью, ее благополучие.

2. Одинокий - наполненность жизни достигается, главным образом, за счет общения с самим собой, собственными воспоминаниями /возможен вариант одиночества вдвоем/.

3. Творческий - он не обязательно должен заниматься художествен­ным творчеством, этот тип может реализовать себя и на садовом участке.

4. Социальный - пенсионер-общественник, занятый общественно-полезными (по его представлениям) делами и мероприятиями.

5. Политический - человек, заполняющий свою жизнь участием /активным или пассивным/ в политической жизни.

6. Религиозный.

7. Угасающий - человек, который так и не смог или не захотел ком­пенсировать былую полноту жизни каким-то новым занятием, не нашел применения своим силам /к нему должно быть проявлено особое внимание со стороны родственников и социального работ­ника/.

8. Больной - люди такой направленности заняты не столько под­держанием собственного здоровья, сколько наблюдением за про­теканием болезни.

Как видно, речь идет в основном о здоровых людях, тогда как многие старики становятся девиантами, то есть людьми с от­клоняющимся поведением /пьяницы, бродяги, самоубийцы/.

У Гегеля есть маленькая статья, всего 6-7 страниц: "Кто мыслит абстрактно?". Философ с едким, и вообщем-то редким для

53


него юмором, преподносит идею о том, что абстрактное мышление вовсе не привилегия образованного ума. На паре забавных приме­ров он показывает, что почтение к абстрактному мышлению не боль­ше, чем предрассудок. Обыватель вырывает из характеристики че­ловека какую-то одну, пусть и важную, черту и по этому одному качеству, как бы уничтожая все остальные, пытается понять, что составляет человеческое существо. Возникает вопрос: не уподобля­емся ли мы тому обывателю, накладывая различные типологии на конкретных людей, выискивая какую-то одну сторону из многогран­ности личности, и окрашивая в ее цвет всего человека?

Студенты философского факультета Рострвского универси­тета, проходя практику по социальной работе, составляют психо­логические портреты своих подопечных - пожилых людей. Вот один из примеров.

Пенсионерка З.Г., 67 лет, медсестра, живет одна, женатый сын живет отдельно. З.Г. принимает активное участие в работе цен­тра социальной помощи населению, проводит там оздоровитель­ные мероприятия, лечебную гимнастику, траволечение.

Согласно типологии - готов вывод: "социальный тип, пен­сионер-общественник, занятый общественно-полезным делом"

З.Г. много времени проводит у себя на даче, выращивая ди­ковинные цветы. Значит она - "творческий тип"? Но она еще нян­чит обожаемого внука. "Семейный тип"? Итак, одна пенсионерка в трех "типах".

Человек в любом возрасте многогранен. Абсолютизация ка­кой-либо одной его грани исключает продуктивное общение меж­ду социальным работником и его клиентом. Но они, как сказал бы Гегель, должны быть знатоками человеческой души.

Люди по своим поступкам, мотивам, реакциям отличаются друг от друга. Еще Гиппократ предложил различать четыре типа людей, по тому какой "сок" преобладает в их организме: сангви­ник, холерик, флегматик, меланхолик. Так что идея типологии ста­ра, как мир. Конечно, сегодня типология Гиппократа не представ­ляет практического интереса, она ушла в область истории медици­ны и психологии. А вот знаменитая книга швейцарского психолога Карла Юнга "Психологические типы" является классическим про­изведением и лучшим учебником психологии. Юнг ввел представ­ление о двух типах - экстравертном и интровертном. "Рассматривая течение человеческой жизни, - писал Юнг,- мы видим, что судьба од­ного типа /экстравертного/ обуславливается преимущественно объек­тами его интересов, в то время как судьба другого /интровертного/

54


определяется прежде всего его внутренней жизнью, eгo субъектом".

Экстравертированная личность открыта для окружающих и общительна, однако склонна к авантюрам, а интровертирован-ная - замкнута, застенчива, стремящаяся избегать риска.

Основными психическими функциями Юнг считал мышле­ние и чувствование, ощущение и интуицию, утверждая, что, "если привычно господствует одна из этих функций, то появляется соот­ветствующий тип". Такими типами, по Юнгу, являются мыслитель­ный, чувствующий, сенсорный, интуитивный.Лричем каждый из этих типов различается как интровертные и экстровертные. Итак, всего 8 типов - результат теоретических исследований и практичес­ких наблюдений, сделавших имя швейцарского психолога всемир­но известным.

Последовательницы учения Юнга, мать и дочь Катарина Бриггс и Изабель Майерс, дополнив типологию Юнга шкалой двух способов взаимодействия разных типов с внешним миром /реше­ние-восприятие/, создали Индикатор типов Майерс-Бриггс /MBTI/. MBTI нашло широкое практическое применение в бизнесе, в обще­ственных организациях и государственных службах различных стран. В этой типологии уже 16 типов. Эта типология может быть продуктивной и в социальной работе с пожилыми людьми.

Два автора О.Крегер и Дж.М. Тьюсон в трех книгах под­робно описали применение MBTI в различных сферах ("Типы лю­дей", "Типы людей и бизнес", "16 дорог любви").

И в заключение этого вопроса замечу, что любые психоло­гические тесты и классификации типов носят спорный, необязатель­ный характер. Они не отражают и не могут отразить всех нюансов индивидуальной натуры. Но социальному работнику, и не только ему, всякому человеку, кто хочет понять себя и других, необходимо знакомство с типоведением,

Одиночество. Стало своего рода штампом добавлять к сло­ву "старики", другое - "одинокие". Студенты-практиканты, обсле­дуя прикрепленных к центрам социальной помощи, а как известно это люди исключительно живущие одиноко, не встретили никого, кто бы признался, что страдает от одиночества.

Прежде всего, человек, живущий один и одинокий человек -это не одно и тоже. Напротив, одиноким, страдающим от одиноче­ства может быть человек, живущий в большой семье или в много­людном общежитии. Во-вторых, интроверты любят тишину и уеди­нение, ощущают необходимость "подзарядиться" в одиночестве после того, как им пришлось побывать на людях, их раздражают

55


слишком компанейские люди /экстраверты/. Следовательно, не все одинокоживущие страдают от одиночества: определенный тип лю­дей бережет и лелеет свое одиночество.

Одиночество,- утверждают психологи,- не измеряется рас­стоянием, отделяющим одного человека от другого, оно обуслов­лено наличием или отсутствием "родственной души". Причем "род­ная душа" это не обязательно человек, который всегда говорит вам: "да". Скорее, наоборот. Выдающийся философ современности Эвальд Ильенков полагал, что "единство /или общность/ создается тем признаком, которым один индивид обладает, а другой - нет. И отсутствие известного признака привязывает одного индивида к другому гораздо крепче, чем одинаковое наличие его у обоих.

Два абсолютно одинаковых индивида, каждый из которых обладает тем же самым набором знаний, привычек, склонностей и т.д., были бы друг для друга абсолютно неинтересны, не нужны. Это было бы попросту удвоенное одиночество" ("Диалектическая логика", М., 1984, с. 273).

Контингент подопечных центров социальной помощи, этих островов одиноких, представлен в основном женщинами, что во-общем-то не удивительно при том различии в продолжительности жизни мужчин и женщин, которое существует в нашей стране. Уди­вительно другое наблюдение - овдовевшие мужчины гораздо силь­нее переживают свое состояние, чем женщины. И дело не в том, что мужчине легче избавиться от одиночества, вступив в новый союз, а в том, что мы привыкли считать мужчин менее эмоциональными, более сдержанными в своих чувствах и т.д.

Разгадка, видимо, не в эмоциональной настроенности, а в способности к адаптации. Мужчины труднее приспосабливаются к новому состоянию. Потеря работы, уход на пенсию для них порой не меньшая психическая травма, чем утрата супруги. Разница в про­должительности жизни мужчин и женщин подспудно готовит жен­щину к вдовьей доле, к вступлению в сообщество вдов. Мужчина-вдовец редкое явление. Он, как птица с одним крылом, не приспо­соблен к жизни. Единственный выход из положения, /не считая воз­можности вступить в новый брак/ - принять женские правила пове­дения, отказавшись от собственного статуса. Женщины обычно возмещают утрату , обратив все свое внимание, всю чувственность к детям. Среди мужчин-вдовцов легче адаптируются те, у кого есть дочь и возможность влиться в ее семью. Дед, который прежде с тру­дом отличал назначение пеленки от клеенки, может стать отличной нянькой для любимых внуков.

56


Еще один путь смягчения одиночества по утверждению пси­хологов - это общение с животными. Так спасался от абсолютного одиночества Робинзон Крузо.

К творчеству Даниэля Дефо не раз обращались философы, есть даже такое понятие -"робинзонада". Я же вспомнил о Робин­зоне в связи с одной записью в студенческом отчете, где рассказы­вается о пенсионерке Д. 70 лет, врача по прошлой профессии:" После смерти мужа,- вспоминает Д.- было желание покончить жизнь са­моубийством, не было смысла жить. Впервые почувствовала себя одинокой /детей у нас не было/, беззащитной и несчастной. Вновь обрела уверенность в себе, желание жить, когда появилась люби­мая собака."

Исследователи Пенсильванского университета уверяют, что владельцы домашних животных "очеловечивают" своих питомцев. По мнению ученых, это положительно влияет на самооценку чело­века и, в конечном счете, на его здоровье. Есть -данные, что такое общение сокращает риск инфарктов. Согласно данным исследова­ния, 94% разговаривают с животными "как с человеком", а 81% убеждены, что их питомцы понимают и чувствуют настроение сво­их хозяев.

Психиатр М.Мак-Каллох, первый изучивший влияние жи­вотных на психику человека, проведя анкетирование, пришел в вы­воду, что домашние животные делают человека спокойнее и урав­новешеннее, а некоторым людям, перенесшим серьезные душевные потрясения, таких "четвероногих лекарей" просто необходимо про­писывать как лекарство. (Дж.Рукерт. Четвероногие целители. С-Пб.,1997).

Однако не будем обольщаться. Тот же Робинзон со своей "свитой" чувствовал себя одиноким до тех пор, пока не появился Пятница. Другой литературный герой, граф Монте-Кристо, нахо­дясь в одиночной камере мечтает, чтобы ему был ниспослан хоть какой-нибудь товарищ по несчастью: " Разделенная тюрьма - это уже наполовину тюрьма. Жалобы, произносимые вдвоем, - почти благодать".

Чувство одиночества истощает душевные силы человека и таким образом разрушает и физические силы. Одиночество - отсут­ствие человеческих контактов разрушает личность, ее социальный строй. "Прямыми опытами доказано,- писал академик А.И.Берг,-что человек может нормально мыслить длительное время только при условии непрекращающегося информационного общения с вне­шним миром. Полная информационная изоляция - это начало безу-

57


мия. Информационная, стимулирующая мышление связь с внешним миром так же необходима, как пиша и тепло, мало того - как нали­чие тех энергетических полей, в которых происходит вся жизнедея­тельность людей на нашей планете".

Сохранить нормальное, полнокровное человеческое обще­ние, не поддаться одиночеству - значит отодвинуть старость. Ста­рение, как и одиночество, невозможно исключить. Старость сама по себе - есть одиночество. Это дети взрослеют классами, группа­ми, а каждый человек стареет сам по себе, по-своему. При этом ста­рение, как и одиночество, - есть проявление чувств, испытываемых человеком. Это чувство проявляется по разному - в подчеркнуто шаркающей походке, в одежде, в самоуничижительных замечаниях типа: "Мне противно заглядывать в зеркало, я вижу там старую обезьяну". От самого пожилого человека зависит насколько силь­но его захватывает это чувство, насколько сильно он покоряется им, насколько они становятся сильнее всех других человеческих чувств.

Эротические чувства /не путать с сексуальными!/ заставля­ют и мужчин, и женщин следить за своей внешностью, сохранять половую индивидуальность и привлекательность, мужественность или женственность. Чичиков, увидев Плюшкина, никак не мог по­нять, кто перед ним, и принял старика за бабу.

Чувство собственного достоинства требует и в старости са­мообслуживания, самому управляться со всем и таким образом от­стаивать свою независимость. Независимость и одиночество не со­вместимы. Независимый, самостоятельный человек не ищет, пока у него есть хоть какие-нибудь силы, ничьей поддержки и помощи, старается сам быть кому-нибудь полезным и необходимым.

Любовь - самое сильное из всех чувств. Любовь к супругу, детям, внукам, другим близким людям, родным по крови или по духу отодвигает старение, избавляет от одиночества, придает ду­шевные и физические силы.

И даже в самом чувстве старения есть не только горечь, но и прелесть. Это чувство дано испытать только тому, кто через все жизненные испытаниями несмотря на них, дожил до старости. Муд­рец античности Луций Анней Сенека, по меркам своего времени -долгожитель,(он прожил 70 лет), со знанием сути уверял: "Старость полна наслаждений, нужно только уметь ими пользоваться".

Лев Толстой учил, что "оптимист вовсе не тот, кто никогда не страдал, а тот,- кто пережил отчаяние и победил его". Для пожи­лого человека очень важно поддерживать высокий уровень само-

58


оценки своей личности. Уважение к себе - есть залог общественно­го уважения.

Для самопроверки предлагаем следующий тест:

1. Вы часто думаете, что вы стары и уже ни на что не годитесь, что вы не справитесь ни с одной мало-мальски серьезной работой?

2. Вы позволяете своим домашним обращаться с вами невежливо? Назвать вас бабкой, "старухой" и еще как-то в таком духе?

3. Вы стараетесь скрыть свой возраст с помощью спортивных кос­тюмов, шляп, шляпок, модных кепочек, подкрашиванием волос или зачесыванием их на лысину?

4. Ваши сравнения себя с ровесниками всегда не в "вашу пользу"?

5. Вы зависимы от чужого мнения и критики, легко соглашаетесь с

низкой оценкой ваших достоинств?

Если пожилой человек на все пять вопросов отвечает отрицатель­но, то у него отличная самооценка, значит он бодр и уверен в своих силах. Чем меньше "нет" - тем ниже самооценка.

Стресс и фрустрация. С героями, особенно с героинями ста­рых романов и повестей постоянно случались обмороки. По стра­ницам этих романов бродят понурые ипохондрики - люди в сильно угнетенном состоянии, пытающиеся понять самих себя "изнутри". Наши времена отменили обмороки, отправили в отставку ипохон­дриков. Всюду господствует стресс: в художественной и научной литературе, в сентиментальных романах и детективах, в театре и кино. О нем говорят на конференциях менеджеров и на лавочках пенсионеров.

XX век изменил темп человеческой жизни, перенасытил ее информацией, используя радио, телевидение, факсы, поменял ско­рости с лошадиных на реактивные. Наш современник-горожанин за день видит больше людей, чем его прадедушка за всю жизнь. Единственно, что почти не изменилось - это сама природа человека и потому ему трудно справляться и осваивать все то, что он сам же создал. Человек перегружен.

Английское слово "стресс" означает: давление, нажим, на­пряжение. Стресс - это болезнь, которую испытывают все, а коль скоро так, то это уже не болезнь, а характерная черта самочувствия людей XX века.

Первооткрывателем стресса называют Ганса Селье, биоло­га с мировым именем, который является создателем и первым ди­ректором Международного института стресса.

59


Всякое переутомление - это стресс. Для организма неважно, чем оно вызвано: удачей или неудачей. Организм реагирует стерео­типно, одинаковыми биохимическими изменениями, "назначение которых,- как пишет Селье, - справиться с возросшими требовани­ями к человеческой машине". Наивно полагать, что в прошлом было "золотое", бесстрессовое время. Тогда тоже были и удары, и по­дарки судьбы. Но именно XX век сделал напряжение системой и повседневностью. "Человеческая машина" не выдерживает это на­пряжение и начинает давать сбои, а то и вовсе ломается.

Ганс Селье-пишет: " С точки зрения стрессовой реакции не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Имеет значение лишь интенсивность потребности в перестройке или адаптации. Мать, которой сообщили о гибели в бою ее единственного сына, испытывает страшное душевное потря­сение. Если много лет спустя окажется, что сообщение было лож­ным, и сын неожиданно войдет в комнату целым и невредимым, она почувствует сильнейшую радость. Специфические результаты двух событий - горе и радость - совершенно различны, даже проти­воположны, но их стрессовое действие - может быть одинаковым" /из книги Г.Селье, "Когда стресс не приносит горя", М.,1992./.

Приведенный пример показывает, что и главный теоретик этого явления не считает стресс чистым приобретением XX века, как к примеру СПИД, Такая ситуация могла случиться и в XV и в IX веке. Рассказывают, что отец французского драматурга Пьера Бомарше умер, гомерически смеясь над проделками Фигаро, когда сын-автор пьесы "Женитьба Фигаро" читал ему свое произведение. Врачи отмечают учащение сердечных приступов у ярых болельщи­ков в дни матчей. Но, наверное, также чувствовали себя зрители древних ристалищ, К сожалению, во все времена примеров заболе­ваний и Смертей от горестных известий было гораздо больше.

Стресс проявляется в области психики и физиологии как от­ветная реакция на физиологическое, нервно-психическое повышен­ное раздражение. Иммунная система человека сопротивляется воз­можности инфицирования организма, защищает его от других за­болеваний, но давно замечено, что у обидчивых людей, /а они легче подвержены стрессам/ иммунная реакция понижена. На эту особен­ность следует обратить внимание пожилых людей: ведь в этом воз­расте люди страдают повышенной обидчивостью.

Американские ученые создали специальную шкалу, с помо­щью которой можно оценить в баллах уровень стресса при том или ином событии. Опросы нескольких тысяч женщин, проведенные в

60


60-х годах по этой шкале, дали весьма интересные показатели. Смерть супруга оценивалась как наиболее стрессовая ситуация - в 100 баллов; собственная болезнь или травма - 53; конфликт с супру­гом, как и уход на пенсию, по 45; подготовка к праздникам - 12 баллов.

Понятно, что эти цифры довольно условны и дают усред­ненные показатели, но, что важнее,- они были получены в 60-х го­дах. В 90-х оценки приобрели несколько иной вид. Смерть супруга так и осталась на высшей отметке - 100 баллов, но собственная бо­лезнь или травма в 68 /+15/; столько же получил и уход на пенсию /+23/; конфликт с супругом оценивался уже ниже, чем уход на пен­сию, но выше, чем тридцать лет назад - 57 /+12/. Подготовка к праз­днику прибавила больше других - 44 единицы и оценивается в 56 баллов. Болезненнее стал переноситься уход сына или дочери из дома: вместо 29 - 41 балл. То есть, по сравнению с 60-ми, в 90-х годах домашние, семейные ценности приобрели большую актуаль­ность и возможные неудачи вызывают большую тревожность.

Стресс не обязательно ведет к нарушениям нервной систе­мы и вызывает соматические отклонения. Занятия спортом, объяс­нение в любви тоже вызывают стресс, но не чреватый негативными последствиями. Стресс избежать невозможно. Фраза Селье: "Пол­ная свобода от стресса означает смерть" стала общим местом и ци­тируется в работах о стрессе постоянно. Вся человеческая жизнь соткана из приятных, радостных и неприятных, вредоносных стрес­сов. Последние еще называют - дистрессами.

Так что же такое стресс? Стресс - это требование, предъяв­ляемое различными жизненными обстоятельствами к адаптивным возможностям нашей психики и тела. То есть стрессы могут быть нужными и, приятными и, напротив, бесполезными и вредными.

Причиной стресса чаще других выступает фрустрация. На языке психологов это обозначает чувство крушения, то есть то са­мое чувство, которое так часто посещает пожилых людей. В этом возрасте люди начинают /или продолжают/ подводить итоги жиз­ненного пути и, "подытожив то, что прожил", подчас, приходят к неутешительным выводам. В утренних, юношеских планах закат виделся более красочным, а главное, он казался таким далеким. 60 лет это всего лишь 22 тысячи дней, и чем больше их прожито, тем быстрее они накапливаются. Между девятью и десятью годами дет­ства проходит целая вечность, тогда как от 59 до 60 - только миг. Однако и в пожилом возрасте каждый год имеет свою ценность для физического и психического состояния. По-разному проявляются

61


депрессивные состояния до и после 70 лет. "До" - депрессия ощуща­ется гораздо острее и жестче, чем "после". Близкие или социальные работники способны ослабить депрессивное состояние установле­нием эмоционально комфортных отношений и созданием "фонда положительных эмоций" для пожилого человека.

Селье утверждает, что "стресс рухнувшей надежды" со зна­чительно большей вероятностью, чем любые физические перегруз­ки, ведет к таким заболеваниям, как язва желудка, мигрень, гипер­тония. Все это на фоне повышенной раздражительности. Многие онкологи предполагают, что злокачественным опухолям непремен­но предшествуют большие нервные потрясения. Таким нервным по­трясением может явиться убеждение о никчемности прожитой и бес­смысленности дальнейшей жизни.

Вот один из таких монологов. " В юности я подавал боль­шие надежды: писал стихи, сочинял пьесы; у меня был красивый голос, друзьям нравилось мое пение. Будущее виделось артистичес­ки-поэтическим, в нем обязательно должна была быть сцена. Но меня запугали или я сам испугался неопределенности такой карье­ры, пошел вслед за другом в инженеры. Нет, не подумайте, что я прозябал в чертежниках с высшим образованием или работал без интереса. Я попал в "почтовый ящик". Не смейтесь, так называли военные заводы. Регулярно, не реже других получал повышение по службе и вместе с этим - зарплаты. И личная жизнь /еще одно слово из казенного лексикона/ сложилась более-менее удачно: жена, сын с невесткой и внуком - все как у людей, "все путем"... Но сейчас не работаю, стал пенсионером по сокращению штатов. Для меня кон­версия не состоялась, а то, во что вложен труд всех лет жизни, никому не нужно, пошло в металлолом, под автоген. Сын из радиоинженера стал продавцом, если это можно так назвать, а по старому - спекулян­том, которых я всегда презирал, но "имеет" /язык не поворачивается сказать: "зарабатывает"/ за неделю мою годовую пенсию. А все, что я заработал и накопил превратилось в дым, все, что купил - в хлам".

Для ребенка фрустрация это: "хотел, мечтал, но не дали, не разрешили, не пустили". Для старика: "Мог, не сделал"; "Сделал, но не получилось или получилось, но совсем не то"; "То, к чему стремился, оказалось миражом, фантомом". Происходит переоцен­ка ценностей. Былые достижения и успехи заносятся в разряд не­удач и ошибок. Рухнувшие надежды мальчишки рухнули времен­но, у старика - навсегда, и тогда старость превращается в тризну жизненных надежд. В этом отличие детской и стариковской фруст­рации.

62


Некоторые авторы представляют стресс как некое одномо­ментное сильное воздействие, как мгновенный испуг, как удар тока. Стресс - явление повседневное, а старость есть накопленный долги­ми годами результат стрессов. Стресс, связанный с фрустрацией, оставляет в организме пожилого человека необратимые химичес­кие рубцы, приводящие к старению тканей. Возникает как бы по­рочный трагический круг: изношенный организм с трудом борется со стрессами, но и сам "износ" - свидетельство "стрессовых побед". Оценка тех или иных событий /любых, кроме смерти и тяжелой бо­лезни/ по шкале "удачи-неудачи" довольно относительна. Многое из того, что в настоящем относится к неудачам, может в будущем обернуться своей противоположностью, и наоборот. И пессимист, и оптимист - коллекционеры, но первый собирает свои невзгоды, оплошности и промахи, второй - достижения, победы , выигрыши, пусть даже и незначительные. И тот, и другой испытывают стрес­сы, но у оптимиста редко случается дистресс, который оставляет глубокие рубцы.

У нашего пенсионера стресс может возникнуть от звучания таких слов как "пенсия", "квартирная плата", "ограбление" и мно­жество других. Участники войны, если они действительно участво­вали в боевых операциях, не любят возвращаться к воспоминаниям об этом времени, смотреть фильмы о войне. Они инстинктивно бо­ятся стресса, даже те, кто никогда не слышал о стрессе.

Из страстной и правдивой книги Светланы Алексиевич "У войны - не женское лицо": "Когда я расскажу вам все, что было, я опять не смогу жить, как все. Я больная стану. Я пришла с войны живая, только раненая, но я долго болела, я болела, пока не сказала себе, что все это надо забыть, или я никогда не выздоровлю" /Лю­бовь Захаровна Новик, старшина, санинструктор/.

"Нет-нет, не хочу вспоминать... Нервы никуда. До сих пор не могу военные фильмы смотреть..." /Мария Ивановна Морозова, ефрейтор, снайпер/.

В стрессах, как и вообще в жизни, есть своя несправедли­вость: "Хорошие стрессы - от спортивных успехов, получения на­град, радостных сообщений - обычно кратковременны. Дистрессы /или "плохие" стрессы/ имеют большую продолжительность. Дол­говременные стрессы не дают организму времени для отдыха, они изматывают его, становясь причиной аритмии, тахикардии, других сердечных нарушений. Учащенное дыхание /еще один результат стресса/ ведет к постоянным головокружениям, на которые так ча­сто жалуются пожилые люди. Сбой ритма пищеварительной систе-

63


мы и сужение кровеносных сосудов при стрессе могут вызвать дли­тельное расстройство желудка - одна из старческих бед. Длитель­ный стресс усугубляет и стимулирует прогрессивное развитие уже имеющихся хронических заболеваний. Так, ишемичная болезнь сер­дца может обернуться инфарктом миокарда.

Замечено, что вдовы и вдовцы в течение первых двух меся­цев после потери супруга часто заболевают той же болезнью, от которой скончался супруг. Женщины, ухаживающие до конца за немощными престарелыми родителями, видимо от перенесенных стрессов, затем легко поддаются простудным и инфекционным за­болеваниям.

Мозг человека выбирает ответную реакцию на стресс, пере­давая ее на мышцы рук, ног, другие скелетные мышцы. При крат­ковременном стрессе появляется потребность бежать, быстро хо­дить по комнате, барабанить пальцами по столу и т.п., или, напро­тив, человек столбенеет. В библейской легенде о жене праведника Лота рассказывается, что несчастная женщина, покидая родной город Содом, не вняла предостережениям ангелов, оглянулась. Стре­мительный смерч настиг ее и она превратилась в соляной столб. Возможно, она увидела катастрофу, обрушившуюся на ее семейный очаг, ее нечестивых соседей, на которых катились потоки огненной серы, соли, падали раскаленные камни. Женщина остолбенела от ужаса. Видимо стресс существовал еще в библейские времена.

Трио: стресс, симптом, болезнь - находятся в тесном взаи­модействии друг с другом и обладают способностью к взаимопрев­ращению. И в тоже время не всякий стресс с обязательностью явля­ется предшественником болезни, также как не за всякой порцией мороженого - следует ангина. Все зависит от общего состояния здо­ровья, от готовности организма "Бороться и побеждать". Сам стресс имеет как физические, так и эмоциональные и поведенческие при­знаки, которые тоже могут превратиться, а могут и не превратить­ся в болезнь.

Бессонница, боли в груди, животе, спине, шее, хроническая усталость относятся к физическим признакам, а раздражительность, частые слезы и беспричинная паника - к эмоциональным. Стресс меняет и поведение человека, вызывает злоупотребление алкого­лем, курением, лекарствами.

Чтобы выявить, что провоцирует собственный стресс, ка­ковы его последствия для конкретного человека, надо на какое-то время нанять самого себя в "частные детективы", который будет внимательно следить и записывать все события и даже мысли, вы-

64


зывающие стресс, со всеми его признаками. Все это сугубо индиви­дуально, потому что у другого человека могут быть, а могут и не быть те или иные реакции. Составив "досье", можно приступать к борьбе за свое здоровье, руководствуясь тем, что любую болезнь легче предупредить, чем победить. Потому то и сказано в Писании: прежде недуга врачуйся (Сир. 18, 19).

Проанализировав недельные, а лучше более длительные, за­писи, можно с достаточной долей вероятности определить, чем вы­зывается стресс. Его причиной окажутся: раннее или, напротив, позднее пробуждение, спешка или длительное ожидание /очередь/, общение с неприятным собеседником, телевизионная передача и даже отгадывание кроссворда. Одним из самых активных провока­торов стресса является ссора. Эту особенность должны учитывать и сами пожилые люди и их окружение.

От всех стимуляторов вредных стрессов можно так или ина­че, в той или иной степени избавиться, изменив распорядок дня, вычеркнув неприятного человека из круга общения, выключив те­левизор и т.п.

Рухнувшие или несбывшиеся надежды вызывают самый се­рьезный, самый длительный и самый разрушительный стресс. "Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок", "Зачем я жил?" Понять и принять эти положения должны не столько пожилые, сколько те молодые, которые со временем тоже состарятся.

Что ответить на эти вопросы, не кому-нибудь, а самому себе? Есть ответ или нет его, у каждого человека он - свой. Но, как мини­мум, два аргумента являются общими для многих.

1. Жизнь кончается не тогда, когда человек умирает, а значительно раньше, если он перестает радоваться дню сегодняшнему и верить в завтрашний.

В пятидесятилетнем возрасте великий писатель, состоятель­ный помещик, отец многодетного семейства Лев Толстой мучитель­но искал ответ на вопрос о своем назначении на земле. Эти поиски длились не день-два, а несколько лет, и с той же интенсивностью продолжались до конца жизни. Он писал в "Исповеди": "Вопросы не ждут, надо сейчас ответить; если не ответишь нельзя жить. А от­вета нет". В.Жданов, биограф Л.Толстого, так описывает душев­ное состояние Льва Николаевича: "Наступили страшные годы. То, что и раньше временами посещало Толстого, приводило его в без­надежное уныние, но потом быстро рассеивалось, превратилось теперь в непрерывный мучительный крик". Сам Толстой пишет, в

65


это же время, в письме одному из друзей: "Сплю духовно и не могу проснуться. Нездоровится, уныние. Отчаяние в своих силах. Что мне суждено судьбой, не знаю, но доживать жизнь без уважения к ней - мучительно. Думать даже - и к тому нет энергии. Или совсем худо или сон перед хорошим периодом работы". Он угадал, это был "сон перед хорошей работой".

Если отвлечься от авторитета великой личности, то можно заключить, что это типичный фрустрационный стресс, вызвавший не только глубокую депрессию, но и расстроивший завидно креп­кое здоровье. Преодоление этого состояния дало возможность про­жить писателю еще три десятка лет, познать новые радости жизни, любить и быть любимым, трудиться и страдать. Все это во многом благодаря обретению новой цели, того, что было названо "толсто­вством". Создание своего собственного учения суждено только ге­ниям, но каждый человек волен искать и находить новые цели жиз­ни в любом возрасте и в пожилом, в том числе.

Возможно возражение: "Толстому было 50 лет, когда он писал "Исповедь" и мучился смыслом жизни. Но что делать, если вопрос о смысле жизни мучит семидесятилетнего? В 70 лет Лев Тол­стой изучил древнееврейский язык, чтобы читать Ветхий Завет в подлиннике. И опять же, не обязательно изучать древние или со­временные языки, можно заняться вышиванием, вырезанием, вы­жиганием, садоводством, цветоводством, фотографией, шитьем, кулинарией. Есть сотни других дел и ремесел.

Не все способны найти применение своим силам и способ­ностям, свое место на новом этапе жизни. Тогда возникает настро­ение подавленности. Следующий этап - депрессия. Подавленное настроение, и депрессия могут быть вызваны различными причи­нами и иметь различную степень выражения. Они могут иметь раз­личную степень выражения - от нежелания следить за своей вне­шностью до мысли о самоубийстве при затянувшейся депрессии. От нежелания бриться до желания чиркнуть себя бритвой по венам -огромная дистанция. И все же небритые щеки и нечищенные бо­тинки - это верный признак утраты интереса к жизни. Пожилые мужчины более, чем втрое склонны к самоубийству, по сравнению с молодыми мужчинами, и во столько же раз - по сравнению со сво­ими сверстницами. Причем, такая статистика во всех республиках СНГ, но наибольшим числом самоубийств отличается Россия. Алек­сандр Солженицин в одном из интервью отмечал рост самоубийств в России, при этом значительное число семейных самоубийств про­слеживается среди пожилых людей.

66


Для состояния депрессии характерно уныние, пессимизм, ра­зочарование в себе и близких; легко возникающая раздражитель­ность; плаксивость; нерешительность; быстрая утомляемость; сни­жение аппетита или, напротив, тяга к обжорству; мысли о суициде, попытки его осуществления и сам суицид.

2. Считать удачи и успехи и постараться не вспоминать обиды и промахи и удары судьбы.

Если человек дожил до солидного возраста - это уже удача. Именно люди преклонного возраста, задумывающиеся о своем пред­назначении, они не могут не вспомнить того, чем можно гордиться, о своих победах, хотя бы над самим собой. Как говорили древние римляне: "Высшая власть - это повелевать собой". Такие люди обя­зательно сделали в этой жизни немало доброго и хорошего для дру­гих. Известно, вялые, безвольные, злые и подлые люди долго не живут.

Следует воспользоваться опытом друга детства - Робинзо­на Крузо: "Порою на меня нападало отчаяние, я испытывал смер­тельную тоску. Чтобы побороть эти горькие чувства, я взял перо и попытался доказать себе самому, что в моем бедственном положе­нии есть все же немало хорошего. Я разделил страницу пополам и написал слева "худо", а справа "хорошо".

Оказалось, что на каждое "худо" есть свое "хорошо", как говорится "нет худа без добра". Робинзон был уверен, что эти раз­мышления оказали ему большую поддержку. "Я увидел, что мне не следует унывать и отчаиваться, так как в самых тяжелых горестях можно и должно найти утешение".

Психолог бы сказал, что таким приемом путешественник "выработал защитную тактику" и в дальнейшем, всякий раз, когда действительность повергала его в отчаянье, перед его мысленным взором при сознательных усилиях должна была вставать эта рас­черченная на двое страница, имеющая защитный характер, покуда она не достигла значения фиксации и не выступила противовесом возможных фрустраций.

По Селье, продолжительность жизни зависит, с одной стороны, от того количества адаптационной энергии (нечто вроде "жизненной силы"), которое человек получил по наследству, с дру­гой, - от того, как он расходовал ее в различных жизненных ситуа­циях, вызывающих стресс. Концепция имеет, как минимум, два до­вольно уязвимых места. Во-первых, связь между наследственнос­тью и долгожительством не раз подвергалась весьма аргументиро-

67


ванной критике. Одним из первых критиков этой связки был И.И.Мечников. Во-вторых, если поверить в эту концепцию, то сле­дует поверить и в бессмертие, при условии полного сохранения так называемой адаптационной энергии. Но сам автор убежден, что без стрессов жизнь невозможна.

Известный отечественный геронтолог В.В.Фролькис описы­вает эксперимент, поставленный на трех группах животных /кры­сах/. Одних поместили в условия, где ничто не нарушало их покоя -ни звуковые, ни световые раздражители, ни столкновения у кор­мушки. На крыс второй группы время от времени воздействовали всеми видами раздражителей. Для третьей группы стрессовые си­туации создавали постоянно: они следовали одна за другой, подо­пытных не оставляли в покое. Продолжительность жизни второй группы /с кратковременными стрессами/ оказалась больше, чем у первой и у второй групп животных. У постоянного покоя более силь­ное губительное воздействие, чем у постоянного раздражителя.

В.В.Фролькис полагает, что наша жизнь - не просто посто­янная трата полученного при рождении наследства, "жизненного заряда", но пополнение его фондов в процессе жизнедеятельности. "Мягкий" стресс мобилизует наши жизненные силы, но часто по­вторяемые стрессы, регулярная перегрузка организма ускоряет про­цесс старения. Естественно, что молодые люди легче адаптируются к нестандартным ситуациям и вызываемыми ими стрессами в отли­чие от пожилых. Перегрузки, с которыми молодость справляется, не истощая силы организма, не по силам старикам.

Еще одна особенность проявления и влияния стресса: он чаще случается у женщин, чем у мужчин, но женщины легче справ­ляются с ним и быстрее адаптируются к его воздействию. Некото­рые специалисты полагают, что секрет такой выносливости "сла­бого пола" в том, что женщины умеют разряжать свои эмоции сле­зами, а то и истериками. В слезе, утверждают они, не только избы­ток ионов натрия, калия и других солей, но и избыток адреналина. Адреналин, как известно, вызывает сужение большинства сосудов, усиливает сокращения сердца, изменяет частоту сердцебиения, по­вышает артериальное давление. Следовательно, женщины, давая волю эмоциям, на инстинктивном уровне оберегают себя от серьез­ных неприятностей, провоцируемых стрессом.

Замечено, что женщины более разборчиво, чем мужчины, относятся к приему лекарств, которые, независимо от их прямого назначения, могут спровоцировать стресс; речь идет прежде всего и в основном о лекарствах, принимаемых без назначения врача.

68


Но, при всем при том, сами женщины зачастую выступают как бы "вирусоносителями" стресса. Стресс также заразен, как и грипп. Если у одного из членов семьи стресс, то он может передать его всей семье. Особенно опасны в этом отношении люди, постоян­но работающие с большим числом людей: продавщицы, водители транспорта, учительницы и другие.

Повелители хорошего настроения и одно из самых сильных лекарств от стресса - шутка, юмор. Люди, лишенные чувства юмо­ра, гораздо чаще и сильнее страдают от стрессов, чем те, кто всегда готов посмеяться над собой, своими неприятностями, недомогани­ями, морщинами.

В своей книге "Смех - дело серьезное" философ Джон Мо-рилл дает такое объяснение этому явлению: "Человек, обладающий чувством юмора, в стрессовой ситуации отнюдь не чувствует себя спокойнее, просто он гибко подходит к ее разрешению".

Другой известный философ и писатель Артур Кестлер, не считавший смех серьезным делом, писал: "Единственной функцией смеха является просто снятие напряжения".

Датский ученый Карл Родаль утверждал: "Трехминутный смех заменяет пятнадцатиминутную гимнастику".

Пожилые люди должны тщательно избегать мрачных лю­дей, мрачных кинофильмов, мрачных романов. Для сохранения здо­ровья и бодрости куда полезней кинокомедии, анекдоты, юморис­ты и веселые собеседники. Превосходство продолжительности жен­ской жизни над мужской объясняют не только тем, что они чаще плачут, но и тем, что они чаще, чем мужчины, смеются. Великий французский писатель Стендаль оставил чудесное наставление: "смех убивает старость"

69


ГЛАВА V. ЗДОРОВЬЕ И СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ.

Гериатрия. Практически в нашей стране нет ни гериатри-ческих поликлиник, ни врачей этой специальности. Так, в Ростовс­кой области, согласно официальной статистики, - почти 16 тысяч врачей более двух десятков специальностей. Гериатров в этом пе­речне - нет. Ростовский медуниверситет не ведет подготовку гери-атров. Хотя не требует доказательства абсолютная истина - лече­ние пожилых людей, как и детей, имеет свою серьезную специфику. Гериатр и педиатр - сходные профессии, пациенты и того, и друго­го требуют учета их возрастных особенностей. К особенностям ста­реющего организма, требующего необходимой корректировки, от­носятся гетерохронность, гетеротопность и гетерокинетичность. Гетерохронность - означает различия во времени наступления вре­мени старения различных органов и тканей. Гетеротопность - вы­раженность процесса - неодинаковая для разных органов и для раз­ных структур одного и того же органа. Гетерокинетичность - раз­личная скорость развития возрастных изменений организма.

Старость - не болезнь, физиологи утверждают, что смерть от истинной старости встречается не чаще, чем одна на 100 тысяч. Но болезни случающиеся в старости протекают на фоне названных особенностей. Геронтолог И.В. Давыдовский писал: "Старость не является болезнью в современном понимании этого слова. Старость, как правило болезненна... Эта болезненность естественна в том смысле, что она отражает естественные, сущностью старения обус­ловленные недуги старости". ("Геронтология"). Протекание забо­леваний в этом возрасте имеет замедленный и замаскированный характер, с пониженным порогом чувствительности, уменьшением резервные возможностей организма и повышением вероятности инфекционной восприимчивости.

Влияние традиционного мышления на ошибки в диагностике. "Синдром Плюшкина". Физиологические особенности стареюще­го организма значительно усложняют диагностику. И отсюда две ошибки в подходе к лечению пожилых людей: с одной стороны, -стремление списать все заболевания на преклонный возраст, с дру­гой - абсолютное игнорирование возрастной специфики.

Об ошибке первого типа. В начале века врач и этнограф Г.И.Попов создал интереснейшую книгу "Русская народно-быто­вая медицина". Об этой книге нельзя сказать "написал": она вобра­ла в себя мудрость и поверия русской деревни "из первых рук". "Сре­ди естественных причин болезней (признаваемых в народе - В.А.),-

70


замечает Попов,- есть еще одна - старость. Народ не мог не заме­тить, что с наступлением старости настает, так сказать, законное время болезней, Он (народ - В.А.) не в состоянии отделить чисто старческих заболеваний от других, которыми старики страдают в такой же мере, как и люди других возрастов: по мнению народа, все болезни стариков зависят от старости, почему во многих случа­ях и лечение их считается совершенно излишним. Этот термин "уме­реть от старости", как известно, перешел и в церковные метрики". Но дело в том, что медицинские учреждения, а вслед за ними ЗАГСы, и поныне делают такую же запись для умерших старше 80 лет. Та­ким образом, создается психологическая установка и для врачей, и для самих пожилых больных, что лечение людей такого возраста, как писал Попов, "считается совершенно излишним". Конечно, ряд патологий чаще встречается у пожилых людей, чем у людей средне­го возраста (например, онкологические и кардиологические), но они не являются абсолютной принадлежностью старшего возраста, тог­да как ряд психических заболеваний встречаются исключительно у стариков (болезни Альцгеймера, Паркинсона).

Значительное увеличение старшей демографической груп­пы отмечен еще более значительным ростом психических заболе­ваний в этом возрастном контингенте. Отечественная и зарубеж­ная статистика свидетельствуют, что от 10 до 25% всех лиц старше 60-65 лет страдают психическими нарушениями различной тяжес­ти. Психические отклонения у пожилых различны по силе, проис­хождению, причинам и протеканию.

Здесь кроется вторая ошибка в отношении здоровья стари­ков. Психические расстройства, так же как и другие заболевания в этом возрасте, наступают незаметно, медленно. Создается обман­чивое впечатление, что у человека с возрастом до предела портится характер, на поверхность выступают самые неприятные черты: свар­ливость, скандальность, скаредность, подозрительность и т.п. Клас­сический пример - гоголевский Плюшкин. Из поколения в поколе­ние Плюшкин воспринимается как эталон жадности. На самом же деле, если сопоставить текст поэмы "Мертвые души" и перечень синдромов сенильного и пресенильного (старческого и предстар-ческого) психозов, то станет ясно, что мы имеем описание тяжко больного несчастного старика. Казалось бы, какое отношение име­ют социологи, социогеронтологи к познанию психических рас­стройств? Но, как пишет Т.Шибутани, известный теоретик инте-ракционизма, давно установлено А.Адлером, К.Хорни, Э.Фроммом и др., душевные расстройства есть результат нарушений в межлич-

71


ностных отношениях.

Именно поэтому профессиональные геронтологи-клиници­сты стремятся прежде всего как можно более подробно исследовать старого человека как личность. Для этого в клинической практике используется многомерный диагноз. Врачи полагают, что важно не только выявить и идентифицировать заболевания, произвести из­мерение функциональных возможностей пожилого человека, но и выяснить перигноз, то есть оценить окружение и среду этого чело­века, составляющих условия его жизни. В практику внедряются спе­циальные методы исследования, например, тестирование самосто­ятельности или степени зависимости, выявление объективных и субъективных потребностей индивида. При обследовании больно­го старого человека нельзя ориентироваться только на биологичес­кие параметры и потому необходимы психосоциальные методы ис­следования, оценку качества жизни и жизненной удовлетвореннос­ти. Следует учитывать, что старость есть последний этап онтогене­за, обусловленный всеми "отпечатками", оставленными предыду­щими этапами развития.

Соотношение социального поведения и здоровья может явиться темой отдельного исследования. В Британии издается со­циологический журнал с аналогичным названием, мы же предлага­ем лишь абрис этой темы.

Социальные характеристики человека оказывают решающее воздействие на его здоровье, хотя это и не отрицает того факта, что люди - биологические существа. Американские кардиологи М.Фрид­ман и Р.Розенман предложили распределить всех людей по манере их поведения на два типа: А и В. По их мнению люди поведенческо­го типа А значительно больше предрасположены к атеросклерозу и ишемической болезни сердца, чем люди типа В. Различные фо­бии: канцерофобия, кардиофобия способны страх перед болезнью превратить в саму болезнь. Специальный медицинский термин "ят-рогения" обозначает болезненные состояния, вызванные неосторож­ными высказываниями медперсонала или кого-то из родственни­ков больного. Пожилые люди чаще других страдают ятрогениями. Они же подвержены значительному риску, так называемым, болез­ням цивилизации (склероз кровеносных сосудов и коронарная бо­лезнь, ожирение, сахарный диабет, гипертония и др.).

Витаукт. Но велики и приспособительные возможности че­ловеческого организма. В соответствии с адаптационно-регулятор-ной теорией, выдвинутой известным ученым-геронтологом В.В.Фролькисом, в ходе эволюции наряду со старением возник и

72


процесс витаукта, стабилизирующий жизнедеятельность организ­ма, повышающий его приспособительные возможности. Витаукт -не просто восстановление повреждений, возникающих в процессе старения, это механизм поддержания надежности организма, его способности к восстановлению, к компенсации возникших наруше­ний. Познание особенностей регуляторных связей процессов ста­рения и витаукта определяют во многом стратегию и тактику про­дления жизни - замедления темпа старения, активизации процессов витаукта.

Исследователи многих стран утверждают, что здоровье на­селения только на 8-10 процентов зависит от здравоохранения, тог­да как от социальных факторов (образа жизни, условий внешней среды и т.п.) на 65-70 процентов.

Современное движение медицинского знания от представ­ления о человеке как совокупности больных и здоровых органов и систем к пониманию целостной личности со своей анатомофизио-логической структурой, характерологическими чертами и манерой поведения - важнейшее условие решения проблемы увеличения про­должительности жизни.

ГЛАВА VI. ТИПОЛОГИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПОЖИ­ЛОГО ЧЕЛОВЕКА.

Типология взаимоотношений пожилых супругов. Семья -культурный универсалий мира. Для разных стран, народов и вре­мен характерен именно такой способ организации личной жизни, именно этот социальный институт. Когда распадается семья - рас­падается связь времен, потому что семья обеспечивает непрерыв­ность развития человеческого. Все её функции направлены на со­хранение непрерывности: репродуктивная - на продолжение чело­веческого рода; социализация ребенка, установление моральных императивов, сохраняет и развивает человеческую культуру; удов­летворение семейных материальных потребностей создает главный стимул для экономического воспроизводства.

Однако каждый народ имеет свою собственную историю и свою специфику организации семейной жизни. Современная семья -продукт длительной эволюции при сохранении национальных тра­диций. Понять сегодняшние коллизии в семье как социальном ин­ституте возможно только через познание её исторических особен-

73


ностей и того общества, в котором она развивалась. С другой сто­роны, постичь русский национальный характер вне понимания ис­тории семейных нравов, укладов тоже невозможно. В истории се­мьи отыскиваются корни многих социальных институтов и ключи к объяснению неповторимого колорита России.

Рассмотрим историю российской семьи за последние 100-150 лет. За этот исторически короткий срок российская семья из традиционно крестьянской (по переписи 1897 года 106 млн из 125 млн населения России - крестьяне) преобразовалась в современную, преимущественно городскую, семью. Изменился уклад семейной жизни: от патриархального к биорхатному.

Сельский крестьянский быт XIX века с его обрядами и обы­чаями держал под своей культурной эгидой абсолютное большин­ство населения. В какой-то степени исключение составляла рос­сийская аристократия. Крестьянская семья по своей культуре и быту резко отличалась от аристократической, ориентированной на За­падную Европу. Водораздел проходил через психологический склад личности: крестьянину была свойственна привязанность к общине, к семье, тогда как аристократам был присущ европейский индиви­дуализм. Но будучи соотечественниками, придерживавшимися од­ной религии, одних и тех же традиций, они имели много общего. Во главе семейства Ростовых, так же как и любой крестьянской се­мьи - отец, всем распоряжающийся и все определяющий в доме. Власть главы семьи переходила от отца к сыну или брату, то есть наследование властных полномочий и в крестьянской, и в царской семье шло по одной и той же схеме.

Историк и этнограф И.Забылин, собиратель описаний рус­ских преданий, обычаев и обрядов писал: "... у славян всегда почи­тали старших себя. Главой семейства был родоначальник или отец. Жена, дети, родственники и слуги повиновались этому главе бес­прекословно" ("Русский народ"). Возможно, потому тоталитаризм и его разновидность - казарменный социализм, с их непременным вмешательством в личную жизнь, с коллективными хозяйствами и коммунальными жилищами, имели благодатную почву и сравни­тельно легко (относительно стран Восточной Европы) привились на российских просторах.

Проведенный нами исторический экскурс должен объяснить, почему семьи людей старших возрастов чаще тяготеют к автори­тарному типу и редко к эгалитарному. Безусловно, не только воз­растная характеристика определяет тип семьи. Последний склады­вается под влиянием ряда признаков: территориального (город или

74


село), этнического, имущественного, зависим от образовательного и культурного уровня, наличия или отсутствия детей, психологи­ческих особенностей супругов, семейного стажа и других привхо­дящих обстоятельств.

Важно подчеркнуть, никем прежде не отмеченный факт в диалектике развития семейных форм. Урбанизация значительно мо­дернизировала семью: дети и родители живут в разных домах, а порой и разных городах, но между ними существуют устойчивые связи и взаимопомощь. Изменилось само понятие семьи, в связи с изменением её структуры. Ныне семья - это не только люди, прожи­вающие под одной крышей. Современные транспортные, телефон­ные и другие средства связи, СМИ создали возможность нового вида семейных объединений. Живя на расстоянии друг от друга, люди осознают себя членами одной большой семьи, включающей в себя несколько нуклеарных семей. Семья стала мультинуклеарной, это новый этап в развитии старого социального института - семья.

Социологи семьи подробно разработали проблемы моло­дежной семьи, в меньшей степени - семьи среднего возраста, но по­чти не затронули проблем пожилой семьи. Демография свидетель­ствует, что частота разводов зависит от возраста супругов. Обыч­но она достигает максимума между 20 и 30 годами, а минимума в возрастах старше 50 лет. Влияние возраста супругов как фактора стабилизации брака тесно переплетается с продолжительностью брака: максимум разводов приходится на первые 5-10 лет, мини­мум, приближающийся к нулю - при длительности брака 30 и более лет. Теория социального распределения ролей утверждает, что сре­ди доминирующих мужских качеств приоритетное место занимает запрет на выражение чувств и эмоциональное поведение, невнима­ние к проблемам здоровья. В целом же в представлении о муже­ственности всегда присутствует мотив "антиженственности". С воз­растом мужские качества тускнеют, страх женственности теряет былую жесткость, вместе с этим отступает противоположность муж­ских и женских ролей. Супруги приобретают общий язык, стано­вятся родными не по крови, а по долгим прожитым годам, по обра­зу жизни и мысли, по взглядам, привычкам и вкусам. Даже в быв­ших конфликтных семьях стихают раздоры. Отношения пожилых супругов могут служить лучшим примером, иллюстрирующим тео­рию символического интеракционизма: каждое движение, жест, выражение лица несут в себе значение, понятное обоим сторонам общения. Каждый из супругов способен предугадать альтернатив­ные поведенческие реакции другого и смоделировать собственное

75


поведение.

Но было бы заблуждением полагать, что для пожилых парт­неров мели и рифы в супружеских отношениях позади. Ни возраст, ни семейный стаж не дают гарантий мира и согласия. Лев Толстой убежал от Софьи Андреевны в 82 года, прожив с ней 48 лет. Еще одно заблуждение, что в пожилом возрасте отсутствует необходи­мость приспособления, как утверждают некоторые авторы (Е.А.Якуба. Социология. Харьков, 1996). В пожилом возрасте под влиянием субъективных и объективных обстоятельств происходят частичные вполне естественные ухудшения зрения, слуха, вкусовых ощущений, замедление реакций, изменения внешности, походки и т.п. Все это отражается на характере и манере поведения. Самому себе человек может казаться малоизменившимся, тогда как парт­нер фиксирует все эти изменения и ему требуются усилия, чтобы приспособиться к новым ситуациям.

Мы предлагаем следующую типологию отношений между пожилыми супругами: сосуществователи, партнеры-конкуренты, влюбленные друзья.

К типу "сосушествователей" относятся пары, которые жи­вут вместе как бы по привычке, за долгую жизнь у них накопилось столько обид друг на друга, что под их грузом забылось первона­чальное чувство, которое объединило этих людей когда-то. Супру­ги уже "не выясняют отношений", потому что никаких отношений нет, они абсолютно безразличны друг к другу. Как возникают та­кие пары? Аристофан, создатель мифа о двух половинах, устами Платона объяснил: они соединились не своими половинами и не составили единства. Современные Платоны дают другое объясне­ние: они не смогли преодолеть барьеров отчуждения, их стремле­ния, установки характеры оказались разнонаправленными.

Второй тип, "партнеры-конкуренты". Этих людей когда-то, в молодые и зрелые годы, объединяло какое-то общее занятие, воз­можно специальность. Вместе они составляли хороший тандем, дви­жущийся вверх к высотам карьеры. Они постоянно следили за тем, чтобы любая работа, в том числе и домашняя, выполнялась на па­ритетных началах. На старости лет, когда карьерные мотивы ото­шли в прошлое, совместные успехи потеряли свою ценность и оста­лись только скука от однообразия, взаимные упреки в выборе для себя более легкого задания, в нарушении основного договора о парт­нерстве.

Третий тип, "влюбленные друзья". Отношения, построен­ные на любви и дружбе, которые эти люди сумели пронести через

76


всю жизнь. О такой пожилой паре Андре Моруа писал: "Таким суп­ругам скука не страшна... Почему? Потому что каждый из них на­столько хорошо знает, что именно может заинтересовать другого, потому что у обоих вкусы настолько совпадают, что беседа между ними никогда не замирает. Прогулка вдвоем для них так же доро­га, как в своё время им были дороги часы любовных свиданий... Каждый знает, что другой не только поймет его, но заранее обо всем догадывается. В одно и тоже время оба думают об одних и тех же вещах. Каждый просто физически страдает из-за нравственных переживаний другого" ("Письма незнакомке").

И.И.Мечников на основе собственных наблюдений отмечал, что "долговечность часто обнаруживается у супругов, не имеющих ничего общего, кроме образа жизни" ("Этюды оптимизма").

И еще одно интересное наблюдение, подтвержденное иссле­дователями разных стран от Нидерландов до Японии. Продолжи­тельность жизни женатых мужчин больше, чем холостых, а у холо­стых выше, чем у вдовцов. Смертность женатых мужчин от болез­ней сердца, онкозаболеваний в два раза ниже, чем у разведенных и что самое удивительное в четыре раза ниже от дорожных катаст­роф. Суицид более чем в четыре раза популярнее у разведенных, чем у женатых.

Сексуальные отношения после шестидесяти. Сексология ин­тегрирует широкий спектр знаний: медицинских, психологических, социологических, философских, исторических, религиоведческих. Проблемы сексуального поведения, как и другие поведенческие проблемы, находятся в исследовательском поле философии и соци­ологии. Достаточно напомнить, что сам термин сексология ввел в научный оборот русский философ Василий Розанов. В наше время самое яркое научное рассмотрение сексологических проблем мож­но найти в работах известного философа Игоря Кона. Однако, в недавнем прошлом такие проблемы были "выкорчеваны из фило­софского поля". Ни в "Философской энциклопедии", ни в "Фило­софском энциклопедическом словаре" нет статей, посвященных этой проблеме. Как, впрочем, нет соответствующей статьи в новом сло­варе: "Энциклопедический социологический словарь".

В сознании огромного числа людей, особенно старшего по­коления, секс предстает как нечто непристойное, унизительное, с множеством табу и ложных представлений. Свой отпечаток на их сознание наложили христианская мораль и советские идеологичес­кие установки. И то и другое по своей сути антисексуально: все те­лесное для них - низменное, греховное, не соответствующее мораль-

77


ному кодексу. Секс необходим только для продолжения рода. В литературе и искусстве соцреализма устами женщин всегда пропо­ведовался железный принцип: "Прежде думай о Плане, а потом обо мне". Причем основатели научного коммунизма, будучи далеко не аскетами, были гораздо честнее и, безусловно, умнее, чем их после­дующие толкователи. Ф.Энгельс писал о безнравственности всяко­го брака, не покоящегося на взаимной половой любви. Ханжески-пуританские установки христианской церкви и советских пропаган­дистов, находясь во взаимной неприязни, были едины в одном: половая жизнь несовместима с самореализацией личности в сфе­ре труда.

Отличие человеческой сексуальности от репродуктивной функции в мире животных как раз и состоит в социализации этого чувства, его отделении от первоначальной биологической цели, в превращении в цивилизационную особенность человека - возмож­ность любви между мужчиной и женщиной. Карл Юнг, разрабаты­вая понятие "единение", растолковывал его как "сбегание друг к другу" противоположностей. Продуктом телесного единства явля­ется чувственное наслаждение, порождающее единство чувств и мыслей, что и составляет принципиальное отличие биологической репродуктивности от человеческой сексуальности. Духовное обще­ние способно перерасти в телесное общение, тогда как движение в обратном направлении маловероятно.

В культурах мира любовь и секс соединены в различные мо­дели, но все их можно свести к двум группам.

1. Секс не противопоставляется любви и не отождествлен с нею, а образуют единство. Такая интегральная, психофизическая модель присуща большинству великих культур и некоторым направле­ниям христианства.

2. Секс противопоставлен любви. В таком варианте любовь всегда асексуальна, но из противопоставления секса и любви логически проистекает возможность существбвания не только любви без секса, но и секса без любви. Не случайно среди теоретических изысков постреволюционного времени появились "теории ста­кана воды".

История культуры секса и любви дает понимание того как и под каким влиянием формировались взгляды старшего поколе­ния на проблемы пола. Конечно, любовь - высшее из чувств, и она не подвластна религии и идеологии, но и отрицать их влияние - не­логично. Над пожилыми людьми довлеет убеждение, что коль ско­ро они вышли из фертильного возраста, то секс и любовь необхо-

78


димо забыть. Им они "не по возрасту", литераторы и без того не­мало посмеялись над образами похотливых старикашек. На осно­вании социологических опросов, проведенных в конце 40-х годов, американский профессор Альфред Кинзи пришел к выводу, что большинство пожилых людей, особенно те, кто не имеет высшего образования, имеют ложные представления по этим проблемам, страдают от комплексов и предрассудков, ведущих к трагическим ошибкам в интимной сфере (см. Джун М.Рейниш, Рут Бислей. "Грамматика любви").

У каждого человека под влиянием воспитания, образа жиз­ни, культурных и семейных традиций его среды, генетических, гор­мональных и нервных качеств складываются свои, только ему при­сущие представления о характере и нормах сексуального поведе­ния. Индивидуальны сроки начала и окончания половой жизни. Более того, физиологические потенции вторичны по отношению к эмоциональной окрашенности сексуальных переживаний, которое больше зависит от взаимоотношений партнеров, их способности к сопереживанию, коммуникабельности, привязанности друг к дру­гу. Люди с нормальной половой жизнью, как отмечают сексологи, обладают эмоциональным благополучием, сильной иммунной сис­темой, здоровым сердцем и в итоге - живут дольше. Автор, исполь­зуя биографический подход, подтверждает этот вывод на примерах жизни знаменитых стариков, (основанием послужила книга, пост­роенная на документальном материале, тридцати двух исследова­телей из США, Великобритании, Франции, Италии и Испании -"Интимная сексуальная жизнь знаменитых людей").

Игорь Кон в книге "Введение в сексологию" приводит дан­ные, полученные американскими геронтологами: "...хотя более по­ловины мужчин и женщин прекращают половую жизнь около 60 лет, приблизительно 15% продолжают её даже после 80 лет". При­водимые результаты опросов пожилых американцев позволяют сде­лать некоторые выводы об изменениях в характере половых отно­шений во второй половине XX в. Современный пожилой человек ведет более интенсивную сексуальную жизнь, чем его предки в та­ком же возрасте. Кризис традиционных религиозных запретов от­делил репродуктивную функцию от сексуально-эротических отно­шений.

Однако потеря интереса к сексу, интегрированному в лю­бовь как целое, не означает потери интереса к жизни, к естествен­ной, только человеку присущей потребности любить и быть люби­мым, а секс - это только одно из проявлений любви.

79


Типология отношений пожилых людей и их взрослых детей.

Эта вечная, существующая со времен возникновения человеческо­го общества тема всегда была обоюдоострой для обоих сторон кон­фликта. Сменялись поколения, дети становились отцами, а обсуж­дение этой проблемы не только не смолкало, но разгоралось с но­вой силой. И.С.Тургенев, написав знаменитую повесть, лишь отра­зил бытие этой темы для своего времени. Ведь еще Каин не понял Создателя. А притча о блудном сыне? Цари Иван Грозный, Вели­кие Петр и Екатерина не могли похвастаться взаимопониманием со своими наследниками.

Известная история Ветхбго завета рассказывает об отноше­ниях Ноя со своими сыновьями Симом, Хамом и Иафетом. За не­почтительное отношение Ной проклял Хама, а его потомство об­рек быть рабами у братьев своих. Хамство навсегда переплелось с рабством и холуйством. Холуй послушен и покорен до тех пор, по­куда он находится в какой-либо зависимости, но стоит ему почув­ствовать свою независимость, как маска вежливости и лести срыва­ется. Хам обретает силу, которую направляет прежде всего против ослабевшего хозяина.

К старикам сейчас все чаще применяют синонимы "обездо­ленные" и "бездомные". Но навряд ли их делает таковыми только размеры пенсии, скорее это делают собственные дети. Кто их выг­нал из дому?. Или все старики бездетны? Только ли экономический кризис переживает сегодня наше общество? Если так, то можно на­деяться на скорый и счастливый исход из такого состояния. Куда мрачнее перспективы выхода из кризиса нравственного, который всегда имеет длинные и давние корни.

Одна из вечных заповедей, прочитанных Моисеем на камен­ных скрижалях, и повторенная через полторы тысячи лет Иисусом Христом, гласит: "Чти отца своего и матерь твою, да благо ти бу­дет и да долголетен будеши на земли". Возможно, что это первый рецепт долголетия, причем речь идет не о долголетии родителей, что надо понимать само по себе подразумевается, а о долголетии заботливых детей.

Можно выделить два типа отношения к старикам: геронто-фобия, или "линия Хама", и геронтофилия, или "линия Сима-Иафе-та". По тому, какая из линий является господствующей, можно су­дить, кто "правит бал" в обществе, гуманисты или гуманоиды - пос­ледние "радикально" решали проблемы стариков - они их просто съедали. Отношение общества к своим старикам отражает уровень цивилизованности этого общества, несущего ответственность за

80


социальное, материальное, психологическое, одним словом комфор­тное состояние людей преклонного возраста. Социальная обязан­ность молодых людей - сгладить, психологически амортизировать трудности последнего этапа жизни. Поддержка и уважение со сто­роны молодых явится превентивной мерой, продиктованной их стремлением гарантировать себе аналогичную, благополучную осень жизни.

Отношения между детьми и родителями (в нашем анализе: между взрослыми детьми и престарелыми родителями) можно клас­сифицировать по простейшему, но вечному основанию - отноше­нию родства. При этом мы выделяем четыре сочетания: мать-дочь, мать-сын, отец-сын, отец-дочь.

Рассмотрим лишь геронтофильные варианты отношений. Так ли уж они безоблачны и бесконфликтны? Существует генети­ческая память, которая подсказывает, что в прошлые времена се­мья была под властью старшего мужчины, а всем домашним бытом управляла старшая женщина. При рассмотрении отношений "отец-сын" и "мать-дочь" нельзя не упомянуть мнение психологов-фрей­дистов о комплексах Эдипа и Электры. Это застарелое, подсозна­тельное соперничество сына с отцом и дочери с матерью способно сохраняться всю жизнь. В мужчине до позднего возраста бунтует тот самый мальчик, который подавляет в себе всякое женское нача­ло и стремится доказать, что он и его мать не единое целое. Экзис­тенциалист Ж.-П.Сартр, напротив, полагал, что свободными и та­лантливыми становятся лишь те мужчины, над которыми никогда не довлела тяжелая длань отца. "Хороших отцов не бывает - таков закон..." ( Слова. М., 1966).

Сама система отношений подвергается инволюционному из­менению, происходит возврат к прошлому, но стороны при этом меняются местами - младшие начинают опекать старших. Старшие не всегда принимают новые условия игры и новые роли, потому что приняв их, они должны как бы признать свое поражение. "Ро­кировка" позиций старших и младших чревата разнообразными конфликтными ситуациями. В большинстве своем пожилые люди смиряются с новым поворотом судьбы, подчиняются и теряют вся­кую самостоятельность, появляется нерешительность, страх что-нибудь напутать. Возможно эта ситуация стара, как мир: ещё Пла­тон иронизировал по поводу стариков, которые "привыкают упо­добляться ребенку и стращать своих сыновей". Чтобы чувствовать себя уверенным и собранным, человеку любого возраста необхо­дим самоконтроль, но если кто-то другой берет эту функцию на себя,

81


то проигрывают оба. В стране Лапута Гулливер встретил удиви­тельных обитателей: головы у всех были скошены направо или на­лево, один глаз смотрел внутрь, другой - прямо вверх, к зениту. Каж­дого знатного лапутянина сопровождал слуга (по туземному - клай-меноле) с наполненным воздухом пузырем. Этими пузырями они напоминали господину, что надо поздороваться, не стукнуться го­ловой об столб, не упасть в канаву. Порой взрослые дети обрекают себя на роль клайменоле и превращают любимых стариков в кри­вых лапутян. Бессмысленно стараться отгородить пожилого чело­века ото всех дел и хлопот, от волнений и стрессов. Такая забота оборачивается для него душевной трагедией. Участие в жизни се­мьи, посильный труд дает уверенность в собственной полезности. Руководствуясь философским афоризмом Э.Фромма о том, что для того, чтобы любить ближнего, как самого себя, нужно прежде уметь любить себя, следует понять, что пожилой человек, потерявший уважение к себе, теряет уважение к окружающим.

Самарские геронтологи установили интересный факт: состо­яние здоровья пожилых людей, проживающих отдельно и самосто­ятельно, но неподалеку (в том же населенном пункте) от родствен­ников, лучше, чем у пенсионеров по возрасту, живущих в семьях своих детей. Следовательно, - считают геронтологи, - пожилые люди должны как можно дольше проявлять самостоятельную заботу о себе и жить отдельно ("Популярная энциклопедия пожилого чело­века"/ Под ред. Г.П.Котельникова и О.Г.Яковлева).

Геронтофильная гипотеза о связи долгожительства с высо­ким уважением к пожилому человеку в семье и обществе поддержи­вается буквально всеми геронтологами. Именно изощренным эти­кетом почитания людей, "продвинувшихся в годах", объясняют феномен массового долгожительства в ряде этносов в том числе и на Северном Кавказе.

82


Глава VII. СОЦИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ ПОЖИЛЫМ ЛЮДЯМ

Во введении мы писали о том, что Генеральная Ассамблея ООН постановила объявить 1999 год Международным годом по­жилых людей и разработала ряд принципов, которые в случае их осуществления должны помочь людям старшего возраста вести пол­нокровную и плодотворную жизнь. Эти принципы объединены в пять групп: независимость, участие, уход, реализация внутреннего потенциала, достоинство. Рассмотрим их более подробно.

Принцип "независимость" подразумевает, что пожилые люди должны иметь доступ к основным благам и обслуживанию, возможность работать или заниматься другими видами принося­щей доход деятельности, участвовать в определении сроков прекра­щения трудовой деятельности, сохранять возможность участия в программах образования и профессиональной подготовки, жить в безопасных условиях с учетом личных наклонностей и изменяюще­гося состояния, получать содействие в проживании в домашних ус­ловиях до тех пор, пока это возможно.

Принцип "участие" отражает вопросы вовлеченности пожи­лых людей в жизнь общества и активного участия в разработке и осуществлении затрагивающей их благосостояние политики, воз­можность создавать общественные движения или ассоциации лиц пожилого возраста.

Принцип "уход" затрагивает проблемы обеспеченности ухо­дом и защитой со стороны семьи и общины, доступа к медицинско­му обслуживанию в целях поддержания или восстановления опти­мального уровня физического, психического и эмоционального состояния и предупреждения заболеваний, доступа к социальным и правовым услугам, пользования услугами попечительских учреж­дений и обязательного соблюдения в социальных учреждениях прав человека и основных свобод, включая полное уважение достоин­ства, убеждений, нужд и личной жизни, а также права принимать решения в отношении ухода и качества жизни.

Принцип "реализация внутреннего потенциала" призывает к тому, чтобы пожилые люди имели возможности для всесторон­ней реализации своего потенциала, чтобы им всегда был открыт доступ к общественным ценностям в области образования, культу­ры, духовной жизни и отдыха.

Принцип "достоинство" затрагивает вопросы недопущения эксплуатации, физического или психологического насилия в отно­шении пожилых людей, обеспечения им права на справедливое об-

83


ращение независимо от возраста, пола, расовой или этнической принадлежности, инвалидности или иного статуса, а также незави­симо от предыдущего экономического вклада в развитие общества.

Осуществление принципов ориентировано на то, чтобы по­мочь людям старшего возраста вести полнокровную и плодотвор­ную жизнь и обеспечить им условия, необходимые для поддержа­ния или достижения удовлетворительного качества жизни.

Закрепляя особый статус пожилых людей, Принципы ООН по существу представляют собой одновременно свод этических норм и рекомендаций по установлению приоритетов в том, что касается пожилого населения. Это служит воплощению в жизнь фундамен­тальных положений Всеобщей декларации прав человека /1948 год/ о признании достоинства, присущего всем членам человеческой се­мьи, о праве каждого на социальное обеспечение, о праве каждого на материальное обеспечение по случаю наступления старости.

Социальная помощь в России. Принципы ООН носят реко­мендательный характер, но они могут и должны стать основопола­гающими для организации социальной работы с пожилыми людь­ми России, где доля граждан старших поколений в составе населе­ния составляет 20,5% /в городах - 19,4%, сельской местности - 23,3%. На 100 человек трудоспособного возраста приходится почти 36 че­ловек не трудоспособного возраста. Такой высокий процент пожи­лых в общей численности населения /примерно на уровне -20%/ со­хранится еще долгие годы, по расчетам до 2006. Предполагается, что к 2015 году на одного работающего в России будет приходить­ся один нетрудоспособный. Причем, среди нетрудоспособных не менее половины составят престарелые.

Во исполнение Указа Президента РФ в России разработана и утверждена постановлением Правительства федеральная целевая программа "Старшее поколение", в которой представлен комплекс мероприятий по улучшению социального обслуживания пожилых людей.

Социальное обслуживание пенсионеров России осуществ­ляется на основании Федерального закона "О социальном обслу­живании граждан пожилого возраста и инвалидов" от 4 августа 1995 года, Федерального закона "Об основах социального обслужива­ния населения в РФ" от 10 декабря 1995 года, Федерального Закона "О ветеранах" от 12 января 1995 года, Постановления Правитель­ства РФ "О Федеральном перечне, гарантированных государством социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возрас­та и инвалидам, государственными и муниципальными учреждени-

84


ями социального обслуживания" от 25 ноября 1995 года, Указа Президента РФ "О дополнительных мерах по реализации Федераль­ного закона "О ветеранах" от 30 апреля 1996 года.

В соответствие с федеральным законодательством опреде­лены следующие формы социального обслуживания пенсионеров:

- социальное обслуживание на дому, включая социально-медицин­ское обслуживание;

- полустационарное социальное обслуживание в отделениях днев­ного (срочного) пребывания учреждений социального обслужи­вания;

- стационарное социальное обслуживание в стационарных учреж­дениях социального обслуживания (домах-интернатах, пансиона­тах и других учреждениях социального обслуживания независи­мо от их наименования);

- срочное социальное обслуживание в целях оказания неотложной помощи разового характера остро нуждающимся в социальной поддержке;

- социально-консультативная помощь, направленная на адаптацию граждан пожилого возраста и инвалидов в обществе, развитие опоры на собственные силы, облегчение адаптации к меняющим­ся социально-экономическим условиям. (Федеральный закон "О социальном обслуживании граждан", ст. 16.)

Порядок оплаты всех видов обслуживания регламентиру­ется федеральным законом.

Особое место в социальной работе занимает организация помощи на дому одиноким нетрудоспособным гражданам. Соци­альные работники, занятые оказанием помощи на дому, прежде всего, насколько возможно, скрашивают жизнь самим обездолен­ным, в сложившихся условиях лишенных самого необходимого -человеческого общения. Служба помощи, ее работники только тем, что они систематически навещают одиноких, чаще всего малопод­вижных людей, в какой-то мере, избавляют их от вынужденного одиночества.

Не менее важно, что социальные работники предлагают по­допечным широкий набор услуг. Согласно Положения о центре со­циального обслуживания, к таким услугам относятся: доставка на дом продуктов питания из магазинов, с рынка; доставка горячих обедов из столовых, необходимых товаров и лекарств, гуманитар­ной помощи; оформление различных коммунальных и других пла­тежей, сдача вещей в ремонт. По поручению подопечного соци­альный работник свяжется с нотариусом, вызовет врача, поможет

85


написать письмо родственникам, оформит необходимые докумен­ты (в том числе и для помещения в дом-интернат). Некоторые тер­риториальные центры расширяют рамки и этого довольно широ­кого перечня услуг.

Как видно из перечня социальные работники оказывают пре­имущественно услуги по удовлетворению первичных, жизненных потребностей витального, физиологического характера. В центре внимания оказывается внешняя социальная ситуация, тогда как пси­хологические переживания личности, проблемы общения, контак­тов, страхов, отчуждения, экзистенцианости остаются вне поля дей­ствий социального работника, что объясняется, прежде всего, не­компетентностью сегодняшних социономов в оказании психосоци­альной помощи. Для такой помощи необходима индивидуализация отношений "соционом-клиент". "Осуществляя дифференцирован­ный подход как ключевой подход к обеспечению социальной защи­щенности пожилых людей, можно не только создать условия для обеспечения физического существования пожилых, но и поддержать их потенциал как социально активной группы: определенную часть вовлечь в общественно-полезный труд, в воспроизводство нацио­нальных традиций культуры, обычаев, создать в социуме в отно­шении пожилых людей такой морально-психологический климат, при котором они не чувствовали бы себя людьми второго сорта, балластом" ("Теория социальной работы" /под ред. Е.И.Холосто-вой).

После создания служб социальной помощи на дому резко сократились очереди для поступления в дома-интернаты среди лю­дей, лишенных возможности к самообслуживанию, нуждающихся в помощи и уходе. Теперь эти люди могут проживать у себя дома, в привычных условиях, с прежним стилем жизни. Центры социаль­ного обслуживания не ждут, когда к ним обратится за помощью пенсионер, они сами идут и определяют тех, кто нуждается в их под­держке.

Для пенсионеров, которые временно не могут обслуживать себя сами и нуждаются в медицинском присмотре, в районных и сельских больницах открываются социальные палаты, некоторые из них перерастают в геронтологические палаты. В таких палатах пенсионеры проводят по несколько месяцев, подлечившись - воз­вращаются домой.

Во многих центрах социального обслуживания созданы с-тационарные отделения. Формы работы стационара близки к дея­тельности домов-интернатов, но пребывание здесь временное (от

86


одной недели до трех месяцев),Такая форма обслуживания особен­но притягательна для тех пожилых людей, которые временно утра­тили способность к самообслуживанию, но не хотят покинуть по-своему уютный дом. Пребывание в этих отделениях не грозит пси­хологическим дискомфортом, довольно часто возникающим при помещении пожилого человека в дом-интернат.

Другая форма работы - отделения дневного пребывания. Смысл таких отделений в том, чтобы помочь пожилым людям пре­одолеть невидимую беду - одиночество, освободить от замкнутос­ти на грустных стариковских мыслях. В таких отделениях сотруд­ники стараются создать хотя бы подобие домашней обстановки, гостеприимной гостиной, в которой приятно общаться со знако­мыми, заводить новые знакомства. Здесь же можно получить дов-рачебную помощь, оздоровительные процедуры, бесплатное или льготное питание. В таких отделениях организуются различные виды посильного труда, где можно и подзаработать шитьем, руко­делием, ремеслом. Можно снова ощутить свою полезность. Клиен­ты дневного отделения совместно отмечают праздники, дни рож­дения, в итоге и старость и одиночество уже не выглядят столь гру­стными, как прежде.

Социологические исследования пациентов дневного отде­ления, анкетирование с вопросом, что привлекает их в таком отде­лении. 74% ответили: желание общаться, совместно проводить вре­мя, участвовать в праздничных мероприятиях. Последнее особен­но понятно - никогда одинокий человек так остро ни переживает свое одиночество, как в праздничные дни, если он в такой день на­ходится в четырех стенах и ему некому сказать и не от кого услы­шать: "Поздравляю!". 26% признались, что для них главным моти­вом является желание получить бесплатный обед, 29% порадова­лись возможности избавить себя от процесса приготовления пищи.

Центры организуют работу с пенсионерами по месту жи­тельства, создавая различные клубы по интересам. Эти объедине­ния носят как правило названия с претензией на поэтичность: "Се­ребряная ниточка", "Фронтовичка", "Поздняя радость" и т.п. За­седания клубов привлекают значительное число пенсионеров и не только тех, кто одиноки, в них с удовольствием участвуют и семей­ные пары. Нередко эти пары возникают здесь же.

Результаты социологического исследования, проведенного в 1995 г. в Москве, показали, что абсолютное большинство опро­шенных пенсионеров (92%) отрицательно относятся к перспективе возможного переезда в дома-интернаты, даже те из них, кто живет

87


в коммунальных квартирах. Возможно образ 2-го дома социально­го обеспечения старгородского госстраха из "Двенадцати стульев" крепко сидит в сознании старых людей. Когда вышла в свет знаме­нитая книга они были еще задорными комсомольцами, но им за­помнились одеяла, с пугающей надписью "Ноги"; призывы: "Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу", "Мясо -вредно".

Причины, заставляющие стариков переезжать в такие уч­реждения, можно расклассифицировать по трем группам: социаль­ные /отсутствие жилья или угроза его утратить, мизерная пенсия, отсутствие социальных и медицинских учреждений вблизи места проживания/; медико-социальные /необходимость постоянного ме­дицинского ухода и наблюдения, психиатрической коррекции/; пси­хологические /семейные конфликты, грубое отношение окружаю­щих, одиночество/. Статистические данные показывают, что 88% людей, находящихся в домах интернатах страдают психическими отклонениями; у 68% ограниченная двигательная активность; от 62% до 70% не в состоянии себя обслужить. Ежегодно умирает 25% про­живающих. Невеселая статистика...

По результатам социологического исследования, проведен­ного в домах-интернатах для престарелых, Резников С.Г. и Рожков А.Г. отмечали, что среди поступающих в этих учреждения растет число лиц в возрасте 70-79 лет, и особенно от 80 лет и старше, тогда как пенсионеры до 70 поступают все реже, стремясь жить самостоя­тельно. Эти же авторы отметили интересную социально-психоло­гическую особенность в поведении пенсионеров, проживающих в домах-интернатах: длительность одинокого проживания мужчин до поступления в интернат значительно меньше, чем у женщин - 15 и 25 лет соответственно. То есть мужчины, по мнению авторов соци­ологического исследования, труднее переносят одиночество и охот­нее переселяются в эти дома. Исследование подтверждает мысль о том, что Понятия одинокие и одинокопроживающие люди не тож­дественны - среди проживающих в домах-интернатах - 37 % имели детей (Coц Ис N1/91).

В современных условиях становится все более очевидным, что необходимо каким-то образом заставить недвижимость (чаще всего - квартира), имеющуюся у одиноких стариков, "работать" на пользу владельцев, одновременно оградив их от посягательств не­добросовестных и криминальных элементов не только на жилье, но и на саму жизнь стариков.

В Ростовской области есть опыт решения этой проблемы


путем рентного залога жилья и поддержки жизненного уровня оди­ноких пенсионеров. Суть его в том, что пенсионер заключает дого­вор с предприятием о продаже тому своей квартиры с условием пожизненного проживания в ней. Предприятие ежемесячно выпла­чивает пенсионеру содержание в размере двух минимальных пен­сий и такую же сумму - центру социального обслуживания, гаран­тирующему пенсионеру ряд социальных, бытовых и медицинских услуг. Предприятие берет на себя также обязанность поддерживать хорошее техническое состояние квартиры.

У москвичей более богатый опыт такой деятельности, но, к сожалению, в том числе и криминального характера, когда к доб­рому делу примазываются различные авантюристы, которых сей­час стало гораздо больше, чем одиноких старушек с квартирой.

Хватает мошенников и для каждого желающего приобрес­ти таким образом квартиру. Опекуну часто грозит опасность ос­таться и без денег, и без квартиры. Разного рода маклеры и риэл­торские фирмы, готовы быстро и без затей обмануть и старушку -владелицу квартиры, и претендента на роль ее терпеливого попе­чителя.

Социологические опросы показывают, что абсолютное большинство клиентов службы социальной помощи выражает при­знательность, благодарность и доверие своим опекунам - соци­альным работникам, однако, по данным тех же опросов, они хоте­ли бы видеть в социальных работниках людей более великодуш­ных, понимающих, способных к состраданию. В этом желании кро­ется затаенная потребность пожилых людей в большем внимании к себе, к личности, в добром, всепонимающем взгляде и заботливой умелой руке. В то же время клиенты недовольны слабой професси­ональной подготовленностью социальных работников. Это и по­нятно, среди этих работников много случайных людей: новое дело всегда притягивает дилетантов.

Социально-демографическая группа "третьего возраста" чрезвычайно неоднородна по поло-возрастным, семейным, обра­зовательным, культурным и другим характеристикам. В России на современном этапе социальная работа с пожилыми людьми огра­ничивается социальным обслуживанием, что объясняется пробле­мами финансирования этой работы и слабой, в среднем, професси­ональной подготовкой практических социальных работников.

По-настоящему не существует серьезных социологических или психологических исследований характера отношений "соци­альный работник - клиент" и основанных на базе этих исследова-

89


ний практических рекомендаций. Однако, есть уникальная в своем роде повесть "Тяжелый день", опубликованная на русском языке в журнальном варианте в "Иностранной литературе" N 4/1991. Ав­тор Дердь Конрад - венгерский писатель, много лет проработав­ший инспектором опекунского ведомства /венгерский вариант со­циальной службы/ в густонаселенном районе Будапешта и знаю­щий социальную работу "изнутри". Повесть написана от первого лица. Психологические зарисовки, сделанные писателем, способ­ны посрамить некоторые учебные пособия по социальной работе.

"Меня словно заставляют глотать какие-то, размером, с ку­лак комья грязи, которые я не в силах переварить, ни исторгнуть... За десять лет я , должно быть, не менее тридцати тысяч раз произ­нес: "Садитесь, пожалуйста"... Клиенты ко мне приходили по край­ней необходимости, ища помощи. У большей части из них беда была тяжелой и плотной, как гранитный валун, всеохватной и неизлечи­мой - так, во всяком случае, казалось мне в этой комнате, где фразы вроде: "Поверьте, это такая боль", или "Не могу, не могу больше", или "Выхода нет. Погибаю",- так же естественны и повседневны, как пронзительный визг на аттракционе "американские горы". А расспросы мои напоминали скорее тот вариант хирургического вмешательства, когда врач спешит зашить только что вскрытый орган, не трогая опухоли.

...один-два профессиональных вопроса - и слова полились рекой. Вопросы должны быть подобно скальпелю в пальцах хирур­га и одновременно руке матери на животике у больного ребенка".

Всякая услуга социального работника может обернуться ин­тервенцией в личную жизнь клиента. Осуществлению услуги дол­жен предшествовать ответ на вопрос: не принесет ли такая услуга вреда клиенту? Каким будет реальный эффект? Старики, страдаю­щие от невыносимого гнета домочадцев, могут препятствовать вме­шательству из чувства стыда или страха.

К.Дердь от имени своего героя описывает душевные пере­живания работника, ведет сквозь лабиринт событий, раздумий, уме­стившихся в один-единственный день. Горькие раздумья и все же он заканчивает и повесть, и раздумья длинным монологом, суть которого в последних фразах: "Однако тем временем я жду своих клиентов... пусть приходят те, кто не способен жить с другими людь­ми в согласии... пусть приходят кто хочет: один из нас будет гово­рить, другой - молчать; по крайней мере мы будем не одиноки".

Социальная работа требует отдачи душевных сил, житейс­кого опыта, но еще и понимания психологических, этических, юри-

90


дических и других проблем, возникающих у пожилых людей и при общении с ними.

Социальная работа в России имеет свою многовековую пре­дысторию. Благотворительность и милосердие являются генетичес­ки определенными чертами национального характера россиян и они же являются необхбдимыми компонентами социальной работы. Общественная благотворительность в России получила свое разви­тие еще в домонгольский период. Российская культура буквально пронизана идей милосердия. От Владимира "красное солнышко", от пушкинского призыва милости к падшим, от толстовства, до са-моотреченности страстной защиты прав человека Андреем Саха­ровым.

Вековые традиции нашей страны создали благодатную по­чву для создания социального института милосердия. Не случайно, что при всех трудностях нашего времени социальная работа в Рос­сии за короткое время приобрела четкие организационные формы, научное осмысление и учебную базу. Теория и методика российс­кой социальной работы открыты для включения мирового опыта этой работы, ведь ее проблемы /в первую очередь проблемы помо­щи пожилым людям/ носят поистине интернациональный характер.

Зарубежный опыт социальной работы с пожилыми людьми.

В любой стране люди стареют, уходят от дел, переживают от свя­занного с этим снижения доходов, сужения круга общения, стар­ческих болезней и т.д. В разрекламированное представление о вы­ходе на пенсию как о приятном погружении в "золотые годы" - бес­конечный "уик-энд" свободы и радости, больше верят молодые люди, которые об этом пишут, чем те, кто переступает черту между работой и пенсией, от заработной платы к пенсионной системе. И дома - в "пустое гнездо" приходит "пустое время". Невозможно переделать трудовой ежедневный ритм на бесконечные прогулки, путешествия, начинать и заканчивать день чтением романов или просмотром боевиков. Можно выбросить за ненадобностью лите­ратуру по специальности, но как поступить с накопленным и нево-стребуемым запасом специальных знаний и опыта?

Пенсионерами американцы /и мужчины, и женщины/ ста­новятся по достижению 65 лет. Понятно, что рост продолжитель­ности жизни увеличивает число пенсионеров. По разным оценкам, к 2000 году их будет в США от 32 до 35 млн человек.

По инициативе президента Р.Рейгана в 1978 году был при­нят Закон, в соответствии с которым запрещается дискриминация

91


пожилых людей при приеме на работу по возрасту / до 70 лет/. В то же время поправками к Закону о социальном обеспечении, приня­тыми в 1983 году, предусмотрено постепенное увеличение возраста выхода на пенсию, сначала до 66 лет к 2000 году, а через пять лет -еще на один, год. В Норвегии, Дании, Исландии и некоторых дру­гих странах уже сейчас возраст выхода на пенсию - 67 лет.

Проект Программы пенсионной реформы в Российской Фе­дерации не предусматривает законодательного повышения пенси­онного возраста, хотя он самый низкий во всем мире, но предлага­ются меры материального стимулирования более позднего выхода на пенсию мужчин и женщин.

Еще один контраргумент к мифу о "золотом времени" пен­сионеров-американцев: по данным официальной американской ста­тистики 15% пенсионеров живут за чертой бедности и вынуждены искать работу. В поисках работы пенсионерам оказывают помощь государственные и общественные организации, биржи труда. Для пенсионеров специально резервируются места с полной или частич­ной занятостью, но обычно это малопривлекательная и низкоопла­чиваемая работа, кроме того, требуется изрядная доля терпения и настойчивости, чтобы в пожилом возрасте освоить новую специ­альность, адаптироваться на новом месте работы.

По данным Госкомстата России ("Россия в цифрах" Офи­циальное издание. 1996 г.) средний размер пенсии россиян ниже про­житочного уровня, однако тот же справочник сообщает, что в служ­бы занятости страны обратилось 166 тысяч пенсионеров (мизерный процент от общего числа пенсионеров), но только 31 тысяча из них бьщи трудоустроены.

Предприниматели США организуют специальные семина­ры для своих работников, находящихся в предпенсионном возрас­те. На таких семинарах рассказывается, как применять правила со­циального обеспечения и системы медицинской помощи, каково обеспечение дохода пенсионеров со стороны предприятия. Служ­бы социальной помощи, работающие с пожилыми людьми берут на себя юридические, финансовые и психологические консультации. Геронтологи советуют, что необходимо заранее готовиться к вы­ходу на пенсию. Но несмотря на закрепившуюся за американцами репутацию прагматичных людей, они неохотно участвуют в работе таких семинаров. В некоторых случаях администрация требует обя­зательного присутствия. Нежелание становиться "семинаристом", возможно объясняется тем, что принять участие в таких занятиях, значит подтвердить свое намерение о скором уходе на пенсию.

92


В домах для нетрудоспособных живут в основном престаре­лые люди, нуждающиеся в долговременном уходе, их средний воз­раст - 84 года. Большей частью это женщины, никогда не состояв­шие в браке и не имеющие детей. Американцы не бросают своих стариков-родителей на произвол судьбы, хотя такой миф все еще имеет хождение. Они стараются ухаживать за ними сами.

Большинство домов для нетрудоспособных /80%/ в США приносят прибыль концернам, которые ими владеют, но финанси­руются государством. Государство выдает лицензии и контролиру­ет соответствие нормативам условия содержания в них. Нормати­вы имеют федеральный характер, то есть обязательны для всех уч­реждений такого типа.

Часть домов имеют некоммерческий характер и принадле­жит различным благотворительным и религиозным организациям или государству. Все конфессии США (наиболее значительные - про­тестантская, католическая и иудейская) имеют свои благотворитель­ные организации, в том числе и дома для престарелых, но клиента­ми являются не только единоверцы, а люди принадлежащие дру­гим религиозным общинам. В штатах этих организаций много доб­ровольцев - мирян.

Частные пансионаты отличаются тем, что в них для пенсио­неров предоставляются услуги различного класса, в зависимости от размера вносимой платы. Для состоятельных постояльцев - рос­кошные апартаменты с обилием обслуживающего персонала. Для малообеспеченных - дешевые заведения с несколькими жильцами в одной комнате и минимумом услуг. Персонал государственных уч­реждений: один врач, одна медсестра и технические работники. И все-таки, даже те, кто живет в суперкомфортабельных домах пре­старелых, называют их "мягкими, дорогими, но тюрьмами".

С начала 70-х годов рост числа людей 85 лет и старше, не­способных обходиться без посторонней помощи, стал настолько значительным, а расходы по их содержанию столь большими, что американцы решили перенять британский опыт организации цент­ров дневного ухода за престарелыми.

Центры дневного ухода в США, хотя и опирались вначале на британскую модель, имели принципиальное отличие: здесь раз­делены медицинские и социальные услуги. Дневной уход предназ­начен для тех, кто не может быть оставлен без присмотра в дневное время, но не нуждается в стационаре. Центры помогают и одино­ким старикам, выводя их из изоляции. Помощь оказывается и тем старым людям, которые живут в семье, с тем, чтобы эти семьи об-

93


рели нормальный режим жизни.

За весь XX век во время вооруженных конфликтов погиб один миллион американцев. Американцы проявляют особую забо­ту о ветеранах вооруженных сил и тех, кто служил в военное время. Еще в 1636 году отцы-пилигримы, основатели государства, приня­ли закон, по которому, если человек был послан на поле боя и вер­нулся калекой, то общество обязано обеспечить ему нормальное существование до конца его жизни. Президент США Авраам Лин­кольн призывал заботиться о тех, на кого легли тяготы сражения, об их вдовах и сиротах.

Медицинские исследовательские, образовательные и кли­нические центры занимаются поисками высокоэффективных спо­собов лечения пожилых ветеранов.

Американские геронтологи основательно и подробно рас­сматривают проблему жилья для престарелых граждан. Альтерна­тивой домов для нетрудоспособных выступает проектирование спе­циальных зданий, приспособленных для проживания функциональ­но неполноценных людей. В европейских странах уже существует сеть широкомасштабных программ строительства подобных домов. Есть они ив России. Этот путь представляется перспективным, по­скольку позволяет экономить на услугах, и в то же время обеспечи­вает максимум самостоятельности для пациентов, предусматрива­ет улучшение условий проживания, общения, отдыха, медицинско­го обслуживания.

В Дании вообще больше не строят интернаты для престаре­лых, вместо этого строятся отдельные жилища, приспособленные к потребностям пожилого человека. Они могут располагаться в обыч­ных домах или строиться отдельно. Некоторые дома для престаре­лых уже переоборудованы в дома с отдельными квартирами и на­званы "центрами для пожилых граждан".

В политическом лексиконе Америки прочно удерживается выражение: "неразбериха в системе социальной помощи". Чинов­ники этой системы "страдают" всемирно известной, традиционно-профессиональной "болезнью" - бюрократизмом, с сопутствующим невнимательным отношением к клиентам.

В нескольких американских школах введено обучение де­тей сопереживанию /эмпатии/, дети учатся понимать страдания дру­гих людей, сочувствовать их бедам. Это называется - "походи в чу­жих ботинках". Отрадно отметить, что в осуществлении этой идеи возникло сотрудничество американских и российских педагогов. В США активно поощряется деятельность молодых добровольных

94


энтузиастов шефской работы.

С людьми старшего возраста систематически работают сту­денты, приобретая при этом профессиональный опыт социальной помощи пожилым. Они делают покупки, посещают их на дому, а если те ложатся в больницу, то проведывают их и там. Город пла­тит студенту 4-5 доллара в час примерно за 12 часов в неделю. Итак, везде свои удачи и свои проблемы.

Таким образом, изучение зарубежного опыта социальной работы абсолютно необходимое дело, потому что сущность соци­альной работы - интернациональна, она основывается на общече­ловеческом опыте. Но формы этой работы имеют национальные особенности, следовательно, трансферт должен осуществляться со строгим, дотошным учетом собственной специфики.

95


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом можно полагать, что исследовательские за­дачи, поставленные автором, решены. Однако, автор отдает себе отчет в том, исследование столь многогранного процесса, как ста­рость, несмотря на все усилия автора, не могут охватить всех сто­рон и дать законченное решение проблемы. Её значимость для мас­сового сознания стремительно возрастает. Вне круга предпринято­го исследования остался ряд других аспектов: экономические по­следствия демографического старения; проблема старения государ­ства, поставленная еще Гегелем; учение Льва Гумилева о старении этносов как биосоциальном явлении; проблема старения научных кадров и самой Науки; взаимоотношений представителей первого и третьего поколений, то есть дедов и внуков; правовая защита ста­рости; социальная работа с пожилыми людьми; социальное обес­печение в старости. Эти проблемы требуют своего дальнейшего изучения.

96


ЛИТЕРА ТУРА

Введение.

Александрова М.Д. Проблемы социальной и психологической геронтологии.

Л., 1974

Антология социальной работы, в 3 т. М., 1995

Дмитриев А.В. Социальные проблемы пожилого возраста. М., 1980

Дупленко Ю.К. Старение: очерки развития проблемы. Л.,1985

Карсаевская Т.В., Шаталов А.Т. Философские аспекты геронтологии. ,М., 1978

Мечников И.И. Этюды оптимизма. М., 1987

Мечников И.И. Этюды о природе человека. М., 1964

Популярная энциклопедия пожилого возраста. Самара, 1996

Российская энциклопедия социальной работы. М., 1997

Смит Эллиот Д. Стареть можно красиво. М., 1995

Социальная геронтология: современные исследования. М., 1994

Старость. Популярный справочник. М., 1996

Успехи геронтологии. Вып. 1., СПб., 1997

Чеботарев Д.Ф. Геронтология и гериатрия. М.,1984

Шапиро В.Д. Человек на пенсии/ Социальные проблемы и образ жизни. М., 1980

Энциклопедия социальной работы. В Зт. М.,1993-1994

Демография старения.

Бедрый М.С. Медико-демографическое изучение населения. М., 1979 Бедный М.С. Продолжительность жизни в городах и селах. М., 1976 Бобров Л. Поговорим о демографии. М., 1974

Брук С.И. Население мира. Этнодемографический справочник. М., 986 Вишневский А.Г. Воспроизводство населения и общество. М., 1982 Волков А.Г. Семья - объект демографии. М., 1986 . Демография. М., 1997 Дональдсйн Н. Как они умерли. М., 1995 Гаврилов Л.А. Может ли человек жить дольше? М., 1985 Менделев Д.И. Заветные мысли. М., 1995. Население. Энцикл. словарь. М., 1994 Население мира. Демографический справочник. М., 1989 Население третьего возраста. М., 1986 Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993 Проблемы народонаселения. М., 1977 Россия в цифрах. Краткий стат. сб. М., 1966 Рязанцев С. Философия смерти. СПБ. 1994

Сорокин П. А. Современное состояние России.// "Новый мир" N4,1992 Урланис Б. Избранное. М., 1985 Урланис Б.Ц. Эволюция продолжительности жизни. 1978

97


Кваша А.Я. Что такое демография? М., 1985 Шингарев А.И. Вымирающая деревня. СПб., 1907 Штемпель Д. Население мира в 2000 году. М., 1988

Генезис геронтологического знания.

Аристотель. / Метафизика. В 4 т. т.1. М., 1975 Биологическое и социальное в развитии человека. М., 1977 Брэг Поль. Чудо голодания. Минск, 1994 Бэкон Ф. В 2т./ Великое Восстановление Наук, т.1 М., 1971 Верещагин В.Ю. Философские проблемы теории адаптации человека. Влади­восток, 1988

Висьневска -Рошковска. Новая жизнь после шестидесяти. М., 1989 Геронтология и гериатрия /Ежегодн./. Киев, 1987 Геронтология и гериатрия /Ежегодн./. Киев, 1988

Гуфеланд X., Курцмен Д. Время жить /искусство продления жизни/, СПб, 1996 Гласе Дж. Жить до 180 лет. Минск, 1994 Давидович В.Е. В зеркале философии. Р-Д.,1997

Дмитриев А.В. Социальные проблемы людей пожилого возраста. Л.,1980 ЗолотухинзтАболина Е.В. Страна философия. Р-Д., 1995 Ильенков Э.В. Философия и культура. М., 1991 Канунго М. Биохимия старения. М., 1982 Кемпер Иоганнес Легко ли не стареть? М., 1996 Комфорт А. Биология старения. М. 1967 Кристоль Робер Секреты молодости. Минск, 1995

Курцмен Дж., Гордон Ф. Да сгинет смерть! /Победа над старением и продление человеческой жизни. М., 1982 Рубакин А. Похвала старости. М., 1979 Павлов И.П. Избранные произведения. М., 1951

Пожилой человек: проблемы возраста и аспекты социальной защиты. Ульяновск, 1995 Пожилые люди в нашей стране. М., 1977 Розанов В.В. Сумерки просвещения. М., 1990 Соловьев B.C. Избранное. М., 1990

Султанов М.Н. Азербайджан - страна долгожителей. Баку. 1981 Тысяча советов "на здоровье". М., 1971 Феномен долгожительства. М., 1982

Философские проблемы теории адаптации / Под ред. Г.И. Царегородцева. М., 1975 Фолсом К. Происхождение жизни. М., 1982

Фролькис В.В. Долголетие: действительное и возможное. Киев. 1989 Фролькис В.В., Мурадян Х.К. Экспериментальные пути продления жизни. Л., 1988 Фролькис В.В. Старение и увеличение продолжительности жизни. Л., 1988 Фромм Эрих. Человек для себя. Минск, 1992 Ханна Т. Искусство не стареть. СПб. 1996 Шенкман С. Мы - мужчины. М.,1977

98


Социология старения.

Антонов А.И., В.М.Медков. Социология семьи. М., 1996

Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993

Гидденс Э. Социология. Челябинск, 1991

Лубченков Ю., Романов В. Любовь и власть, т.1, Вильнюс, 1991

Ноймайр А. Диктаторы в зеркале медицины. Р-Д., 1997

Радугин А.А., Радугин К.А. Социология. М., 1995

Смелзер Н. Социология. М., 1994

Сорокин П. Человек, цивилизация, общество. М., 1992

Социология молодежи. СПб., 1996

Филиппов Ф.Р. От поколения к поколению. М., 1989

Чазов Е. Здоровье и власть. М., 1992

Психология старения.

Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. В 2 т. М., 1980 Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Минск. 1992 Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. СПб., 1994 Бехтерев В.М. Избранные работы по социальной психологии. М., 1994 Блюмкин В.А. Этика и жизнь. М., 1987 Вейнингер О. Пол и характер. М., 1992 Виттельс Ф. Фрейд. Его личность, учение и школа. Л., 1991 Годфруа Ж. Что такое психология, В 2т. М.,1992 Забродин Ю.М., А.Н. Психофизиология и психофизика. М.,1977 Ильенков Э.В. Диалектическая логика. М., 1984 Каппони В., Новак Т. Сам себе психолог. СПб., 1994

Качкин А.В. Особенности стиля жизни пожилого человека./ Пожилой человек. Ульяновск, 1995

Крегер О., Тьюсон Дж.М. Типы людей. М., 1995 Крегер О., Тьюсон Дж.М. Типы людей и бизнес. М., 1995 Кристи Н. По ту сторону одиночества. Калуга, 1993 Курбатов В.И. Женская логика. Р-Д., 1993 Лабиринты одиночества. М., 1989

Литвинцева Н.А. Психологический автопортрет. М., 1996 Меткалф С., Фелибл Р. Юмор - путь к успеху. СПб., 1997 Нейдхард Д., Вейнштейн М., Конри Р. Властелин эмоций. СПб.,1997 Неплох Я.М. Человек, познай себя. Записки психиатра. СПб., 1991 Рукерт Д. Четвероногие целители. СПб., 1997 Самуэлс Э. Юнг и постьюнгианцы. М., 1997 Сартр Ж-П. Слова. М., 1996

Стивене Д. Приручи своих драконов. Как обратить свои недостатки в достоин­ства. СПб., 1995 Стоун И. Страсти ума или жизнь Фрейда. М., 1994

99


ФантиС. Микропсихоанализ. М., 1995

Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1991

Фрейд 3. О клиническом психоанализе. Изб. соч. М., 1991

Фрейд 3. Психология сексуальности. Минск, 1993

Хамитов Н. Философия одиночества. Одиночество женское и мужское. Киев, 1995

Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. М., 1993

Хорни К. Невроз и личностный рост. СПб., 1997

Юнг К. Аналитическая психология. М., 1995

Стресс и фрустрация.

Азон Б. Стресс излечим. М., 1994

Виткин Д. Женщина и стресс. СПб., 1996

Виткин Д. Мужчина и стресс. СПб., 1996

Голизек Э. Преодоление стресса за 60 секунд. М., 1995

Селье Г. Стресс без дистресса. М., 1979

Фонтана Д. Как справиться со стрессом; Перри Г. Как справиться с кризисом;

Брум А., Джеллико X. Как жить с вашей болью. М., 1995

Здоровье и социальное поведение.

Амосов Н. Книга о счастье и несчастьях. М., 1986

Берг Р.Л., Давиденков С.Н. Наследственность и наследственные болезни чело­века. Л., 1971

Бильрот Т. Домашний уход за больными. М., 1995

Глязер Г. Исследователи человеческого тела от Гиппократа до Павлова. М., 1956 Горен М. Путь к здоровью. СПб., 1994 Давыдовский И.В. Геронтология. М., 1966

Доллемур Д., Жилуччи М. Если мужчины не хотят стареть. М., 1996 Жаров Л.В. Человеческая телесность: философский анализ. Р-Д.,1988 Здоровье и успех мужчины. М., 1995 Климова В.-Человек и его здоровье. М., 1990

Коренюк С.В. Советы старого диетолога. Продлите свою жизнь. СПб., 1996 Монте Т. Оставайтесь молодыми. М., 1995

Оганов Р.Г. Первичная профилактика ишемической болезни сердца. М., 1990 Оппенхейм М. Энциклопедия мужского здоровья. М., 1995 Панкратьева Н.В., Попов В.Ф., Шиленко Ю.В. Здоровье - социальная ценность. М., 1989

Пацовский В. Развитие геронтологии в Чехословакии// Вопросы геронтологии. Вып. 7. Киев, 1985

Положенцев С.Д., Руднев Д.А. Поведенческий фактор риска ишемической бо­лезни сердца. Л., 1990

Попов Г.И. Русская народно-бытовая медицина/ Русская народная медицина и психотерапия. СПб., 1966

100


Практическая гериатрия. Самара, 1995

Рецепты здоровья и долголетия. Днепропетровск. 1994

Торэн М.Д. Русская народная медицина и психотерапия. СПб.,1996

Ужегов Г.Н. Энциклопедия старости. Р-Д., 1996

Уманский К.Г. Невропатология для всех. М., 1995

Фоули Д., Нечас Э. Энциклопедия женского здоровья. М., 1995

Фролькис В.В. Регулирование, приспособление и старение. Л., 1970

Фролькис В.В. Побеждая болезнь и отдаляя смерть.// Мед. газета 24. 01. 97

Чеботарев Э.П. Врачебная этика. М.,-1984

Чопра Д. Нестареющее тело, вечный дух. М., 1994

Психиатрия пожилого возраста.

Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. Р-Д., 1997 Гиндикин В.Я. Лексикон малой психиатрии. М., 1997 Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е. Психиатрия. М., 1995 Основы психодиагностики. Р-Д., 1996

Тибилова А.У. Восстановительная терапия психически больных позднего воз­раста. Л., 1991

Цвейг С. Врачевание и психика. СПб., 1992 Чудновский B.C., Чистяков Н.Ф. Основы психиатрии. Р-Д., М., 1997

Типология семейных отношений пожилого человека.

Кент М. Стратегия развода. СПб., 1993

Книгге А. Об обращении с людьми. М., 1994

Осколкова О.Б. Государственная семейная политика в странах Европейского

союза. М.,] 995

Рюриков Ю.Б. Мед и яд любви. М., 1989

Моруа А. Письма незнакомке. Минск, 1993

Саймон Р. Один к одному. Беседы с создателями семейной терапии. М., 1996

Семья. Книга для чтения. В 2-х кн. М., 1991

Семья на пороге третьего тысячелетия. М., 1995

Феминология. Семьеведение. М., 1996

Философия любви. В 2-х ч. М., 1990

Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. М., 1979

Харчев А.Г. Социология воспитания. М., 1990

Из истории семьи России.

Домострой. СПб., 1994

Забелин И.Е. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. Новоси­бирск, 1992

История казачества. В 3-х ч. Новочеркасск, 1918. Репринтное изд. Карамзин Н.М. История государства Российского. В 6-ти кн. М., 1993

101


Картины былого Тихого Дона. М., 1992

Ключевский В.О. О русской истории. М., 1993

Костомаров Н.И. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа. М., 1993

Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. Собр. Забы-

линым. М., 1880. Репринтное изд.

Судьбы людей: Россия XX век. М., 1996

Сексуальные отношения после шестидесяти.

Аккерман Д. Любовь в истории. Ларю Д. Секс в библии. М., 1995

Интимная сексуальная жизнь знаменитых людей. Минск, 1993

Каприо Ф. Многообразие сексуального поведения. М., 1995

Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1988

Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. М.,1991

Ларк С. Вторая молодость женщины. СПб., 1997

Лев-Старович 3. Секс в культурах мира. М., 1991

Леле Ж. Трактат о ласках. М., 1994

Рейниш Д., Бислей Р. Грамматика любви. М., 1995

Рубинов А. Интимная жизнь Москвы. М., 1995

Штарке К., Фридрих В. Любовь и сексуальность до 30 лет. М., 1991

Социальная помощь пожилым людям.

Агапов Е.П. Введение в социономию. Р-Д., 1997

Дементьева Н.Ф., Устинова Э.В. Роль и место социальных работников в обслу­живании инвалидов и пожилых людей. М., 1995

Дыскин А.А., Решетов А.Л. Здоровье и труд в пожилом возрасте. М., 1988 Жуков В.И. Социальное образование в России: опыт и проблемы./ Социальная работа: опыт и проблемы подготовки специалистов. М., 1997 Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М., 1994 Обучение социальной работе в России. М., 1997

Проблемы медико-социальной помощи инвалидам и престарелым в домах-ин­тернатах. М., 1986

Проблемы социальной работы в России /Материалы Первой Национальной конференции/. М., 1995

Резников С.Г., Рожков А.Г. Жильцы дома-интерната для престарелых. // Соци­ологические исследования. 1991, N 2

Словарь-справочник по социальной работе (под ред. Е.И.Холостовой) М., 1997 Сокин М.Я., Дыскин А.А. Пожилой человек в семье и обществе. М., 1984 Социальная работа: опыт и проблемы подготовки специалистов. М., 1997 Справочное пособие по социальной работе. М., 1997 Теория социальной работы / под ред. Е.И.Холостовой. М., 1998 Холостова Е.И. Генезис социальной работы в России. М., 1995

102


Зарубежный опыт социальной работы.

Дельпере Н. Защита прав и свобод граждан преклонного возраста. М., 1993 Обучение социальной работе: состояние и перспективы /Материалы Междуна­родных Конгрессов Школ социальной работы/ М., 1997

Перехов А.Я., Думбай В.Н. Семейно-сексуальные гармонии и дисгармонии. Р-Д„ 1997

Система социальной защиты в Федеративной Республике Германия. М., 1993 Социальное обеспечение в странах Северной Европы. М., 994 Социальное обес­печение в странах Запада : Франция, ФРГ, Италия. М., 1994 Социальная работа в Германии. М., 1996 Социальная работа за рубежом /под ред. В.И.Жукова. М., 1996 Чорбинский С.И. Социальная работа и социальные программы в США. М., 1992 Социальная работа с пожилыми. М., 1995 Bromley D. The psychogy of human ageing. London, 1966 Butler R.N. Ageism: Another from of bigotry. Gerontologist, 1969 Erikson E. Identiy. Youth and crisis. N-Y., 1968

Rose A.M. The subculture of aging: A framework in social gerontology. In A.M. Rose & W.A.Peterson (Eds.), Older people in their social worlds. Filadelphia: F.A.

, 1965.

103


НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ АЛЬПЕРОВИЧ ВАЛЕРИЙ ДМИТРИЕВИЧ

СТАРОСТЬ. СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Редактор И.А. ПЕХТЕРЕВА

Сдано в набор 7 мая 1998 г. Подписано в печать 18 мая 1998 г.

Формат 60x84/16 Бумага офсетная

Печать офсетная. Усл.-печ. л. 5,7 Уч.-изд. л. 5,7

Тираж 500 экз.

Издательство СКНЦ ВШ 344006, г.Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка

Работы, похожие на Реферат: Социально-философский анализ

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(222257)
Комментарии (3003)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru