Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Организационно-правовые вопросы

Название: Организационно-правовые вопросы
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 14:38:39 08 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 975 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Настоящая работа не содержит сведений,

составляющих государственную тайну

Ивашин Андрей Альбертович

Право военнослужащих на охрану здоровья

(организационно-правовые вопросы).

Москва – 2001

О Г Л А В Л Е Н И Е

Введение……………………………………………………………………..стр. 3

Глава 1. Теоретические вопросы права военнослужащих на охрану здоровья……………………………………………………………………………стр. 14

§ 1. Понятие права военнослужащих на охрану здоровья.………………стр. 14

§ 2. Особенности и содержание права военнослужащих на охрану здоровья……………………………………………………………………………стр. 44

Глава 2. Реализация права военнослужащих на охрану здоровья………стр. 85

§ 1. Юридические гарантии реализации права военнослужащих на охрану здоровья …………………………………………………………………….стр. 87

§ 2. Правовой механизм реализации права военнослужащих на охрану здоровья ………………………………………………………………………….стр. 122

Заключение………………………………………………………………..стр. 167

Список использованных правовых актов и литературы………………..стр. 176

Приложения………………………………………………………………..стр. 189

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Проведение военной реформы в российской Федерации проходит на фоне строительства правового, социального государства. Реализация концепции правового государства неотделимо связана с повышением внимания государства к реализации прав и свобод граждан Российской Федерации, в том числе и военнослужащих. Одним из основных прав человека, закрепленных Конституцией Российской Федерации, является право на охрану здоровья, осуществление которого связано с удовлетворением наиболее значимой потребности человека - потребности в сохранении жизни и здоровья и обеспечении его долголетней жизни. По этой причине в числе приоритетных задач, стоящих перед военной реформой - совершенствование системы реализации права военнослужащих на охрану здоровья. Это нашло свое отражение и в Федеральном Законе «О статусе военнослужащих», предусматривающем гарантии охраны жизни и здоровья военнослужащих.

Необходимо отметить, что прохождению военной службы сопутствуют объективные факторы, увеличивающие риск причинения вреда здоровью военнослужащих и даже их гибели. Связано это прежде всего с тем, что в Вооруженных Силах Российской Федерации имеется огромное количество сложных по устройству вооружения, боевой и другой техники, которые нередко представляют собой источники повышенной опасности.

С другой стороны, сокращение финансирования Вооруженных Сил привело к снижению эффективности созданной системы охраны жизни и здоровья военнослужащих, что стало одной из причин увеличения случаев их гибели и травматизма. Этим порождается необходимость принятия органами военного управления особых мер по недопущению указанных последствий.

Кроме того, необходимость повышенного внимания к проблемам сохранения жизни и здоровья военнослужащих обусловлена также и кардинальными изменениями в общественно-политической структуре задач, стоящих перед Российским государством. Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 году, человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Данные обстоятельства предопределили принятие органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление Вооруженными Силами Российской Федерации, комплекса мер по активизации деятельности органов военного управления по сохранению жизни и здоровья военнослужащих.

Так, в начале 1995 года правительственной Комиссией по социальным вопросам военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы и членов их семей был утвержден и в последующем реализован «План государственных мероприятий по совершенствованию системы мер и органов обеспечения безопасности военнослужащих при прохождении военной службы». Основная цель указанных мероприятий была сформулирована следующим образом: в системе военного законодательства проблема безопасности военной службы должна занять место, аналогичное тому, какое в системе трудового права занимает охрана труда.[1]

Это нашло свое отражение в изданных Министром обороны РФ нормативно-правовых актах (приказах 1994 г. № 400 «О мерах по предупреждению гибели и травматизма личного состава ВС РФ» и 1995 г. № 293 «О введении в действие Положения об Управлении службы войск и безопасности военной службы ГШ МО РФ», директиве 1997 г. № Д-10 «О совершенствовании работы по обеспечении безопасности военной службы в ВС РФ» и других). В соответствие с упомянутыми актами, обеспечение охраны жизни и здоровья военнослужащих находится в числе первостепенных задач всех органов военного управления и их должностных лиц.

Тем не менее, правоприменительная практика свидетельствует о том, что на деле реализация упомянутого права часто сталкивается с непреодолимыми трудностями. Такое положение связано с запаздыванием разработки эффективных механизмов реализации этого права.

Актуальность темы данного научного исследования обосновывается изложенными выше обстоятельствами, а также тем, что к настоящему времени какого-либо специального научного исследования, посвященного наиболее полному исследованию всех организационно-правовых вопросов реализации права военнослужащих на охрану жизни и здоровья в России не проводилось.

Вопросами правового регулирования охраны жизни и здоровья граждан занимались Л.И. Линник, Т.А. Гришина, Т.Ш. Капанадзе, В.И. Тимофеев, Н.М. Комарова, М.М. Виленский и некоторые другие.

Отдельным аспектам данной темы уделяли внимание в своих трудах такие военные ученые-юристы, как Х.М. Ахметшин, Н.И. Кузнецов, Н.В. Артамонов, Ю.М. Бирюков, П.И. Романов, Б.Ф. Старов, В.Г. Стрекозов, А.А. Тер-Акопов, В.Н. Хропанюк, М.М. Корнеев, В.М. Макаренко.

В настоящее время все большее значение в реформировании Вооруженных Сил Российской Федерации приобретает вопрос снижения гибели и травматизма военнослужащих в мирное время, обеспечения их безопасности в тех случаях, когда общество и государство не ставит перед военной организацией задач, решение которых могло бы служить оправданием жертв среди военнослужащих.

По признанию ряда ученых, одним из факторов, влияющих на обеспечение сохранения жизни и здоровья военнослужащих, является недостаточная правовая регламентация обеспечения безопасности военной службы. Так, Б.Ф. Старов отмечал, что в действующих нормативных правовых актах, действующих в Вооруженных Силах Российской Федерации, отсутствуют четко сформулированные: а) задачи в области обеспечения безопасности военной службы; б) правовые основы регулирования безопасности военной службы; в) принципы обеспечения безопасности военной службы; г) направления безопасности военной службы; е) полномочия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления по обеспечению безопасности военной службы; ж) полномочия органов военного управления, командиров (начальников) по обеспечению безопасности военной службы; з) система органов, сил и средств, обеспечивающих безопасность военной службы.[2]

Данная проблема, по представлению автора не может быть решена без надлежащей проработки юридической стороны упомянутой социальной проблемы, в частности – без исследования круга правомочий военнослужащих в сфере обеспечения их безопасной для жизни и здоровья жизнедеятельности при исполнении обязанностей военной службы. Указанные правомочия, самым тесным образом связанные с удовлетворением наиболее значимой естественной потребности человека – потребности в сохранении своего здоровья, характеризуют степень реализации основополагающих конституционных принципов в военном праве: принципа приоритета прав и свобод человека и принципа социальной направленности политики государства.

Объектом исследования являются правоотношения, складывающиеся в сфере охраны здоровья военнослужащих.

Предмет исследования – организационно-правовые вопросы права военнослужащих на охрану здоровья.

Цель и задачи исследования

Цель представленной научной работы состоит в комплексном исследовании права военнослужащих на охрану здоровья, как составной части их общегражданского и специального правового статуса, правового механизма реализации права военнослужащих на охрану здоровья, юридических гарантий данного права и разработке научно-практических рекомендаций по совершенствованию законодательства.

Достижение цели предполагает решение следующих задач:

1. Анализ имеющихся в теории и нормотворческой практике положений, позволяющих установить социально-правовую сущность общественных отношений, складывающихся в сфере охраны здоровья военнослужащих, в том числе, и объективные противоречия в этой области.

2. Определение понятия права военнослужащих на охрану здоровья и соотношение его с конституционными правами граждан на охрану здоровья, а также на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, анализ содержания данного права.

3. Определение понятия реализации права военнослужащих на охрану здоровья и структуры его юридических гарантий.

4. Анализ правовых норм, регулирующих организацию в Вооруженных Силах охраны здоровья военнослужащих, внутриведомственный надзор и контроль за реализацией норм об охране здоровья военнослужащих.

5. Разработка научно-практических рекомендаций по совершенствованию законодательства об охране здоровья военнослужащих.

Методология и методика исследования .

Методологическую основу исследования составляет диалектический метод научного познания объективного мира, принципы познания социальных явлений в их развитии, взаимосвязи и взаимообусловленности. В работе применяются основанные на диалектическом методе научного познания объективного мира общенаучные методы исследования: обобщение, классификация, описание, толкование, системно-структурный анализ и др.

Юридической основой исследования являются Конституция Российской Федерации, Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, Федеральный закон «О статусе военнослужащих» и иные нормативные правовые акты, в том числе акты военного управления, регулирующие вопросы реализации права военнослужащих на охрану здоровья.

Исходной теоретической основой исследования служат труды отечественных ученых по проблемам права и государства, военного, административного и трудового права, надзора и контроля: С.С. Алексеева, Д.Н. Бахраха, Д.М. Овсянко, В.А. Патюлина и других, а также военных ученых юристов: Н.И. Кузнецова, Б.Ф. Старова, А.А. Тер-Акопова, В.Н. Хропанюка и других, исследовавших правовые проблемы, связанные с предметом данной научной работы.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования.

Научная новизна настоящей работы заключается прежде всего в том, что это первое комплексное исследование вопросов реализации права военнослужащих на охрану здоровья, когда-либо предпринимавшееся в России.

В данном исследовании впервые на основе анализа норм Конституции Российской Федерации, действующего в настоящее время общего и военного законодательства, с учетом приятых новых законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих вопросы охраны здоровья, созданной к настоящему времени теоретической базы, относящейся к предмету данной научной работы, рассматривается социально-правовая сущность общественных отношений, складывающихся в области охраны здоровья военнослужащих, в том числе и объективные противоречия в этой области, определяются понятие и содержание права военнослужащих на охрану здоровья, организация в Вооруженных Силах охраны здоровья военнослужащих, надзора и контроля за ее осуществлением и разрабатываются научно-практические рекомендации по совершенствованию законодательства в целях беспрепятственной реализации военнослужащими права на охрану здоровья.

Теоретическая значимость исследования определяется разработкой обладающих определенной новизной положений, выводов и практических рекомендаций, включающих:

- определение понятия права военнослужащих на охрану здоровья;

- установление субъектов правоотношений, складывающихся по поводу реализации права военнослужащих на охрану здоровья;

- определение объекта права военнослужащих на охрану здоровья;

- установление социального значения охраны здоровья военнослужащих и основных противоречий, связанных с ее осуществлением;

- выработку предложений по совершенствованию закрепления в нормативных правовых актах права военнослужащих на охрану здоровья и гарантий его реализации;

- выработку предложений по совершенствованию правового регулирования организации охраны здоровья военнослужащих.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Право военнослужащих на охрану здоровья является их конституционным правом, как граждан Российской Федерации, осуществляющих свою профессиональную деятельность в форме прохождения военной службы.

Это право необходимо рассматривать в «традиционном» смысле, включающем в свой объем весь комплекс благ, обеспечивающих сохранение здоровья военнослужащих и его восстановление в случае заболевания и в «конституционном» смысле, предусматривающем только предупреждение нарушения здоровья военнослужащих путем обеспечения благоприятных (безопасных) условий военной службы.

На основании этого право военнослужащих на охрану здоровья определяется как право на безопасные (благоприятные) условия военной службы и быта.

Правоуполномоченными субъектами данного права выступают военнослужащие Российской Федерации. Субъектами, на которых возлагается юридическая обязанность обеспечить реализацию права военнослужащих на охрану здоровья являются органы военного управления, в которых военнослужащие проходят военную службу.

4. Деятельность органов военного управления по охране здоровья военнослужащих является неотъемлемой частью обеспечения высокой боевой готовности и боеспособности. Охрана здоровья военнослужащих представляет собой противодействие опасным (вредным) физическим, биологическим и психофизическим факторам, классифицирующимися в соответствии с положениями системы стандартов безопасности труда (ГОСТ 12.0.003-74 ССБТ). При этом охрана здоровья военнослужащих должна рассматриваться в качестве компонента более общей задачи обеспечения безопасности военной службы, включающей в себя помимо сказанного, также противодействие угрозам, которые формируются социальными факторами (криминализация общества, попытки проникновения в воинские части и военные городки организованных преступных групп, угроза совершения актов терроризма, иных преступлений против общественной безопасности и общественного порядка в военных городках и на военных объектах и т.п.).

5. Охрану здоровья военнослужащих составляет комплекс мер по устранению и нейтрализации источников опасных (вредных) факторов военной службы; по обеспечению защиты жизни и здоровья военнослужащих от неблагоприятных факторов военной службы, источники которых невозможно устранить при существующем уровне развитии науки и техники; по обеспечению военнослужащих информацией о факторах военной службы, влияющих на их здоровье, существующих средствах и способах противодействия этим факторам, а также по формированию у военнослужащих навыков использования этих средств и способов в служебной деятельности.

6. Право военнослужащих на охрану здоровья является комплексным, так как объединяет в себе черты социально-экономических и личных прав граждан и регулируется нормами военного, административного, экологического и, в ряде случаев, - трудового права.

Это право состоит из таких конкретных субъективных прав, как право на обеспечение безопасных (благоприятных) условий военной службы; право на получение средств индивидуальной защиты и дополнительного питания. К ним также необходимо относить и право военнослужащих на получение достоверной и своевременной информации о факторах военной службы, влияющих на здоровье, а так же существующих средствах и способах защиты от негативных факторов военной службы.

7. Реализация права военнослужащих на охрану здоровья имеет с правом граждан на охрану труда, не только общий предмет, но и общие подходы к осуществлению такой реализации, что выражается в наличии общих закрепленных нормативными правовыми актами Российской Федерации форм предупреждения причинения вреда здоровью работников и военнослужащих:

- обеспечение безопасности мест выполнения ими профессиональных обязанностей;

- предоставление средств индивидуальной защиты (в том числе и бесплатного питания, оказывающего профилактическое действие, а также смывающих средств, иных льгот, имеющих компенсационный характер) от воздействия на организм опасных (вредных) факторов, если последние не возможно устранить;

- предоставление информации о факторах профессиональной деятельности, негативно воздействующих на организм человека, о существующих средствах и методах противодействия им, а также формирование навыков использования указанных средств и методов.

8. Особенности правоотношений, складывающихся по поводу прохождения гражданами Российской Федерации военной службы (обязательность военной службы, безусловность воинского повиновения, повышенная ответственность военнослужащих) определяют особенности реализации права военнослужащих на охрану здоровья.

При реализации своего права на охрану здоровья военнослужащие испытывают некоторые ограничения в применении таких юридических гарантий права работника на безопасные условия труда, как необходимость получения от него предварительного согласия на выполнение профессиональных обязанностей во вредных или опасных условиях, право работника на отказ от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда, право на личное участие или участие через своих представителей в рассмотрении вопросов, связанных с обеспечением безопасных условий труда на его рабочем месте.

Практическая значимость исследования:

Содержащиеся в исследовании выводы, предложения и рекомендации могут быть использованы для продолжения работы по исследованию проблем охраны здоровья военнослужащих, обеспечения безопасности военной службы, совершенствования нормативно-правовой базы реализации права военнослужащих на охрану здоровья и практики применения законодательства об охране здоровья военнослужащих.

Результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания военно-юридических учебных дисциплин.


Глава 1. Понятие права военнослужащих на охрану здоровья.

§ 1. Теоретические основы права военнослужащих на охрану здоровья.

Право на охрану здоровья военнослужащих, закрепленное в ст. 16 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»[3] является неотъемлемой частью их правового статуса. При рассмотрении понятия и сущности этого права необходимо исходить из того, что определение реального содержания прав, свобод, обязанности и ответственности военнослужащих принято производить на основе признания двухсоставной структуры статуса военнослужащих.

Такая структура правового статуса военнослужащих заключается в том, что военнослужащий, с одной стороны, как гражданин Российской Федерации, должен иметь общегражданский статус - наделяется правами, свободами, несет обязанности и ответственность, которые распространяются на всех граждан Российской Федерации. С другой стороны, поскольку военнослужащие выполняют обязанности по вооруженной защите государства, связанные с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе и с риском для жизни, возникают некоторые объективные противоречия между конкретным содержанием, порядком реализации общегражданских прав и интересами военной службы. Поэтому, как указывает Н.И. Кузнецов, «общегражданские права и свободы военнослужащих, их обязанности и ответственность определяются с учетом возможности их реализации в условиях Вооруженных Сил, других военных организаций, что может повлечь за собой некоторые ограничения военнослужащих в общегражданских правах и свободах»[4] .

Учитывая данный тезис, представляется обоснованным в начале исследования рассмотреть право на охрану здоровья в качестве компонента общего статуса граждан Российской Федерации, переходя в дальнейшем к рассмотрению этого

права как части специального статуса военнослужащих. Такой подход, по мнению автора, позволит соблюсти диалектический принцип восхождения от общего к частному, выявить специфические черты рассматриваемого социального явления.

Под здоровьем человека в медико-биологическом смысле понимается «естественное состояние организма, характеризующееся его полной уравновешенностью с биосферой и отсутствием каких-либо выраженных изменений»[5] . Преамбула Устава (конституции) Всемирной Организации Здравоохранения определяет здоровье как состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней или физических дефектов.

Другими словами - это не только отсутствие болезни и физических дефектов, но правильная, нормальная деятельность организма, его полное физическое и психическое благополучие. Данное понятие получило название «индивидуального» или «личного» здоровья человека[6] .

Здоровье неотделимо от человека, является качественной характеристикой и необходимым условием его жизни и успешной деятельности. Здоровье человека как члена общества носит также большое социальное значение: нездоровый человек не в состоянии в полной мере воспринимать жизненные блага, осуществлять свои права и выполнять свои обязанности перед обществом.

В научной литературе имеется также понятие «общественное здоровье», которое рассматривается большинством ученых как комплекс социально-экономических и других показателей, таких как: рождаемость, смертность, уровень физического развития, заболеваемость, средняя продолжительность жизни и т.п. При этом учитываются условия жизнедеятельности людей - материальные, биологические, и иные факторы, которые необходимы для поддержания воспроизводства жизни и здоровья человека (индивида и коллектива).

Таким образом, здоровье человека является как медико-биологической, так и социальной категорией. Являясь социальной категорией, здоровье человека выступает в качестве блага не только для каждого индивида в отдельности, но и для всего общества и государства в целом, воспринимается как общественная ценность, подлежащая всемерной охране со стороны последних, а также как цель, к достижение которой является важнейшей задачей социального государства.

Под охраной здоровья граждан в современном российском законодательстве понимается «совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья» (ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан»).

Указанный подход к определению понятия охраны здоровья граждан соответствовал действовавшей в период принятия Основ Конституции СССР[7] 1977 года. Так, в ст. 42 Конституции СССР устанавливалось, что право граждан на охрану здоровья «обеспечивается бесплатной квалифицированной медицинской помощью, оказываемой государственными учреждениями здравоохранения; расширением сети учреждений для лечения и укрепления здоровья граждан; развитием и совершенствованием техники безопасности и производственной санитарии; проведением широких профилактических мероприятий; мерами по оздоровлению окружающей среды, особой заботой о здоровье подрастающего поколения, включая запрещение детского труда, не связанного с обучением и трудовым воспитанием; развертыванием научных исследований, направленных на предупреждение и снижение заболеваемости, на обеспечение активной долголетней жизни граждан».

Таким образом, ранее действовавшая Конституция СССР и действующие ныне Основы включают в объем понятия охраны здоровья как обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека, так и оказание им медицинской помощи в случае заболевания.

Аналогичный подход к определению права граждан на охрану здоровья сложился и в светской теории конституционных субъективных прав граждан 70-80-х годов. Это нашло свое отражение в трудах таких ученых-юристов, например, как А.Ю. Кабалкин, В.М. Чхиквадзе, К.Л. Глухарев .[8]

Необходимо отметить, что указанная трактовка понятия охраны здоровья в настоящее время противоречит законодательным актам, принятым позднее. Так, статьей 41 Конституции Российской Федерации[9] установлено, что каждый в Российской Федерации имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Исходя из логики, такая трактовка одного из конституционных прав граждан означает, что понятия «охрана здоровья» и «медицинская помощь» обозначают различные социально-правовые явления, содержание которых хотя и тесно взаимосвязано, но, тем не менее, даже частично не совпадает.

Таким образом, законодательство Российской Федерации на современном этапе содержит два подхода к определению права граждан на охрану здоровья: «традиционный» - с максимально широким объемом его понятия, включающим в себя право на медицинскую помощь, и «конституционный» – с выделением права на медицинскую помощь в самостоятельный институт.

Как указывает Н.Н. Комарова, охрану здоровья можно рассматривать во многих аспектах. Во-первых, как процесс, направленный на выявление физиологических отклонений человеческого организма и их устранение путем качественного лечения. Во-вторых, как комплекс социально-экономических (в том числе и экологических) и правовых мер, проводимых государством для создания нормальных условий жизнедеятельности граждан. В-третьих, охрана здоровья прежде всего зависит от сознательного, волевого выбора самим человеком такого образа жизни, который бы позволял устранить или существенно снизить вероятность расстройства здоровья.[10]

Перечень основных мер, относящихся к компетенции государственных органов и органов местного самоуправления в области охраны здоровья граждан перечислен в ст. ст. 5-7 Основ. Используя названные критерии, эти меры можно разделить на меры по обеспечению безопасной среды жизнедеятельности граждан (по охране здоровья в «конституционном» смысле) и меры по обеспечению граждан медицинской помощью. Кроме того, можно выделить и третью категорию мер, общих как для первой, так и для второй категории.

К мерам общего характера, принимаемым в сфере охраны здоровья граждан относятся:

1) принятие и изменение федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации в области охраны здоровья граждан и контроль за их исполнением;

2) защита прав и свобод человека и гражданина в области охраны здоровья;

3) установление основ федеральной государственной политики в области охраны здоровья граждан, разработка и реализация федеральных и региональных программ по развитию здравоохранения, профилактике заболеваний, оказанию медицинской помощи, медицинскому образованию населения и другим вопросам в области охраны здоровья граждан;

4) установление структуры федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области здравоохранения, порядка их организации и деятельности;

5) определение доли расходов на здравоохранение при формировании бюджетов всех уровней, формирование целевых фондов, предназначенных для охраны здоровья граждан, определение налоговой политики (в том числе льгот по налогам, сборам и иным платежам в бюджет) в области охраны здоровья граждан;

6) управление федеральной государственной собственностью, собственностью субъектов Российской Федерации, используемой в области охраны здоровья граждан;

7) установление единой федеральной системы статистического учета и отчетности в области охраны здоровья граждан;

8) координация деятельности органов законодательной и исполнительной власти, хозяйствующих субъектов, субъектов государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения в области охраны здоровья граждан; охрана семьи, материнства, отцовства и детства;

9) координация научных исследований, финансирование федеральных программ научных исследований в области охраны здоровья граждан;

10) международное сотрудничество Российской Федерации и заключение международных договоров Российской Федерации в области охраны здоровья граждан.

К мерам по обеспечению безопасной среды жизнедеятельности граждан (по охране здоровья в «конституционном» смысле) относятся:

1) природопользование, охрана окружающей природной среды, обеспечение экологической безопасности;

2) организация государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации, разработка и утверждение федеральных санитарных правил, норм и гигиенических нормативов, обеспечение государственного санитарно-эпидемиологического надзора;

3) обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия и условий для осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора на территориях субъектов Российской Федерации; выявление в этих целях факторов, неблагоприятно влияющих на здоровье граждан, информирование о них населения и проведение мероприятий по их устранению, осуществление профилактических, санитарно-гигиенических, противоэпидемических и природоохранных мер;

4) организация системы санитарной охраны территории Российской Федерации;

5) реализация мер, направленных на спасение жизни людей и защиту их здоровья при чрезвычайных ситуациях, информирование населения об обстановке в зоне чрезвычайной ситуации и принимаемых мерах;

6) защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей;

7) санитарно-гигиеническое образование населения;

8) регулярное информирование населения, в том числе через средства массовой информации, о распространенности социально значимых заболеваний и заболеваний, представляющих опасность для окружающих.

К мерам по обеспечению граждан медицинской помощи относятся:

1) обеспечение единой технической политики в области фармацевтической и медицинской промышленности, утверждение государственных стандартов Российской Федерации, технических условий на продукцию медицинского назначения, организация надзора за их соблюдением;

2) сертификация (регистрация, испытание и разрешение применения) лекарственных и дезинфекционных средств, иммунобиологических препаратов и изделий медицинского назначения, сильнодействующих и ядовитых веществ, наркотических, психотропных средств, выдача лицензий на их производство, контроль за их производством, оборотом и порядком их использования; сертификация продукции, работ и услуг; выдача разрешений на применение новых медицинских технологий;

3) разработка единых критериев и федеральных программ подготовки медицинских и фармацевтических работников, определение номенклатуры специальностей в здравоохранении; установление основных льгот медицинским и фармацевтическим работникам;

4) установление стандартов качества медицинской помощи и контроль за их соблюдением; разработка и утверждение базовой программы обязательного медицинского страхования граждан Российской Федерации; установление страхового тарифа взносов на обязательное медицинское страхование граждан Российской Федерации; установление льгот отдельным группам населения в оказании медико-социальной помощи и лекарственном обеспечении;

5) установление порядка производства медицинской экспертизы;

6) установление порядка лицензирования медицинской и фармацевтической деятельности;

7) развитие сети учреждений муниципальной системы здравоохранения, определение характера и объема их деятельности; создание условий для развития частной системы здравоохранения; организация первичной медико-санитарной, других видов медико-социальной помощи, обеспечение ее доступности, контроль за соблюдением стандартов качества медицинской помощи, обеспечение граждан лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения на подведомственной территории;

8) установление порядка создания и деятельности комитетов (комиссий) по вопросам этики в области охраны здоровья граждан;

9) выдача разрешений на применение новых методов профилактики, диагностики и лечения, новых медицинских технологий.

При анализе сущности правоотношений, складывающихся в сфере обеспечения здоровья граждан, необходимо признать их неоднородность, различия в методах правового регулирования. Указанные правоотношения можно условно разделить на две категории: во-первых, правоотношения, связанные с обеспечением безопасных для здоровья условий жизнедеятельности граждан, и, во-вторых, правоотношения, связанные с оказанием гражданам медицинской помощи.

Обе указанные категории правоотношений складываются по поводу личного неимущественного блага человека и гражданина – его здоровья, как основы биологического существования, непосредственно вытекающего из права человека на жизнь и выступающего в качестве необходимого условия осуществления им всех остальных прав и свобод. При этом основанием для дифференциации указанных категорий правоотношений может служить способ обеспечения здоровья граждан.

Медицинская помощь, как следует из ст. 20 Основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан», включает в себя такие виды, как профилактическая, лечебно-диагностическая, реабилитационная, протезно-ортопедическая и зубопротезная. Особенностью указанных видов медицинской помощи является то обстоятельство, что все они в той или иной мере связаны с непосредственным воздействием на организм человека, часто – с изменением его физиологических свойств, а, следовательно, – индивидуальности личности человека, являющейся основой его суверенитета. Учитывая данную особенность, правовое регулирование оказания медицинской помощи призвано учитывать суверенитет личности в основополагающих принципах, сформулированных в ст. 30 Основ в виде прав пациента: необходимость добровольного информированного согласия гражданина на медицинское вмешательство, запрет эвтаназии, обеспечение сохранения медицинской тайны, предоставление пациенту права на выбор врача.

Указанные принципы, как видно из указанного, содержат в себе метод диспозитивного регулирования правоотношений по оказанию гражданам медицинской помощи, свойственные преимущественно отрасли гражданского права, что дало основание некоторым ученым-юристам отнести данные правоотношения к гражданско-правовому договору по оказанию услуг. Такую точку зрения поддерживают, например, А.Н. Савицкая, Г.А. Каликова, М.Н. Малеина.[11]

Особенностью правового регулирования общественных отношений, складывающихся по поводу оказания гражданам медицинской помощи является и их субъектный состав. Субъектами данного круга правоотношений выступают, с одной стороны, граждане, а с другой – медицинские учреждения государственной, муниципальной или частной систем здравоохранения, а также лица, занимающиеся частной медицинской практикой. При этом, законодательством Российской Федерации установлены жесткие условия предоставления права юридическим и физическим лицам на оказание медицинской помощи гражданам. Так, в соответствие со ст. 54 Основ, право на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью в Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское и фармацевтическое образование в Российской Федерации, имеющие диплом и специальное звание, а на занятие определенными видами деятельности, перечень которых устанавливается Министерством здравоохранения Российской Федерации, - также сертификат специалиста и лицензию.

Другим способом достижения указанной цели является обеспечение благоприятных для здоровья человека условий жизнедеятельности, нейтрализация или снижение воздействия на организм человека опасных факторов окружающей среды, предоставление гражданам информации о факторах, влияющих на их здоровье. Указанный способ объектом своего воздействия имеет, как правило, окружающую человека обстановку, и осуществляется на принципах государственного нормирования качества среды жизнедеятельности человека, соблюдения и исполнения всеми юридическими и физическими лицами санитарных, экологических, технических и иных правовых норм, направленных на исключение или существенное ограничение опасных для здоровья человека последствий деятельности указанных субъектов, а также распространения среди населения знаний об опасных факторах среды их жизнедеятельности и способам защиты от них.

Особенностью данного вида правоотношений является весьма широкий круг их субъектов. Представляется возможным разделить указанные субъекты на три группы:

1) субъекты, обладающие правом на охрану их здоровья. К этой группе относятся, в соответствии со ст. 41 Конституции Российской Федерации все граждане Российской Федерации, а также иностранные граждане и лица без гражданства, находящиеся на ее территории;

2) субъекты, чья деятельность заключает в себе возможность возникновения опасности для жизни и здоровья граждан. На эти лица законодательством Российской Федерации возлагается обязанность по обеспечению безопасности такой деятельности для жизни и здоровья граждан.

Так, например, в соответствии со ст. ст. 10 и 11 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»[12] граждане, индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний и санитарно-эпидемиологических заключений осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц; не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания; обеспечивать безопасность для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг, а также продукции производственно-технического назначения, пищевых продуктов и товаров для личных и бытовых нужд при их производстве, транспортировке, хранении, реализации населению.

Подобные обязанности возлагаются на граждан и юридических лиц и иными законодательными актами Российской Федерации, применительно к конкретным отраслям деятельности: ст. 14 Федеральный закон от 9 января 1996 г. N 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения»[13] , ст. 35 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»[14] , ст. ст. 3, 40 – 56 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды» (с изм. и доп. от 21 февраля 1992 г. и 2 июня 1993 г.)[15] , ст. ст. 9 – 10 Градостроительного кодекса Российской Федерации от 7 мая 1998 г. N 73-ФЗ[16] , ст. 30 Федерального закона от 4 мая 1999 г. № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха»[17] и др.;

3) органы федеральной исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления, осуществляющие, в пределах своей компетенции, правовое регулирование и государственное управление деятельностью субъектов второй категории, контроль за соблюдением ими законодательных и иных нормативных правовых актов в области охраны здоровья граждан, привлечение к юридической ответственности, а также защиту жизни и здоровья граждан в чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера.

Основы законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» к органам, осуществляющим указанные функции относит Президента Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, а также органы государственной и муниципальной системы здравоохранения. При этом, в соответствии со ст. 9 Основ, на Президента Российской Федерации возлагается руководство реализацией федеральной государственной политики в области охраны здоровья граждан. На Правительство Российской Федерации возлагается осуществление такой политики, разработка, утверждение и финансирование федеральных программ по развитию здравоохранения; координация деятельности федеральных государственных органов, а также предприятий, учреждений и организаций всех форм собственности.

Непосредственное осуществление мероприятий по охране здоровья граждан[18] , как следует из смысла ст. ст. 12, 13 Основ, возлагается на федеральные органы исполнительной власти и органы субъектов исполнительной власти Российской Федерации в области здравоохранения.

Необходимо отметить, что, в соответствии со ст. 12 Основ и п. 1 Постановления Правительства РФ от 14 октября 1996 г. N 1217 «Вопросы Министерства здравоохранения Российской Федерации» (с изменениями от 29 октября 1997 г., 8 мая, 22 августа 1998 г., 5 апреля 1999 г.),[19] к числу федеральных органов исполнительной власти, непосредственно решающих задачу охраны здоровья относится только Министерство здравоохранения Российской Федерации (далее - Минздрав РФ) с его структурными подразделениями и территориальными органами.

С данным утверждением можно согласиться в том смысле, что Минздрав РФ выполняет одну из важнейших государственных функций по охране здоровья граждан, разрабатывая и утверждая федеральные санитарные правила, нормы и гигиенические нормативы, осуществляя государственный санитарно-эпидемиологический надзор. Однако, необходимо признать, что охрана здоровья граждан обеспечивается и другими федеральными органами исполнительной власти. Так, задача охраны окружающей природной среды, обеспечения экологической безопасности населения обеспечивается деятельностью Минприроды РФ, Росгидромета России; реализация мер, направленных на спасение жизни людей и защиту их здоровья при чрезвычайных ситуациях, - МЧС РФ; обеспечение радиационной безопасности – Минатом РФ; обеспечение сохранения здоровья работников – Федеральная инспекция труда; обеспечение промышленной безопасности – Госгортехнадзор России, Энергонадзор России).

Как следует из сказанного, основным методом правового регулирования рассматриваемой категории правоотношений является установление запретов и обязательных предписаний для лиц, чья деятельность содержит или может содержать в себе факторы, влияющие на организм человека, т.е. методы, присущие административному праву.

Таким образом, можно отметить, что в сфере обеспечения здоровья граждан имеются в наличии две категории правоотношений, отличающиеся друг от друга методами правового регулирования и способом достижения поставленной цели. Учитывая это обстоятельство, представляется вполне уместным закрепление указанных различий при определении субъективных прав граждан в рассматриваемой области, в том числе и терминологически.

Так, под правом граждан на охрану здоровья следовало бы понимать право на обеспечение их потребности в безопасных для здоровья условиях жизнедеятельности. Право граждан на медицинскую помощь можно определить как право граждан на диагностическую, лечебно-профилактическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопротезную помощь, оказываемую в случае их заболевания.

Между тем, нельзя не признать, что указанные субъективные права граждан при наличии существенных различий, содержат в себе много общего: во-первых, конечным социальным результатом реализации этих прав является обеспечение активной долголетней жизни граждан; во-вторых, достижение общей для рассматриваемых субъективных прав цели подчас невозможно без комплексного осуществления как права граждан на охрану здоровья (в узком смысле), так и права на медицинскую помощь.

Право граждан на охрану здоровья может быть представлено в виде более конкретных правомочий, различающихся в зависимости от источника опасных для здоровья человека факторов: право на санитарно-эпидемиологическое благополучие, право на благоприятную окружающую природную среду, право на радиационную безопасность и т.п.

Так, охрана здоровья, в буквальном смысле, может быть представлена как обеспечение его безопасности, целостности.[20] В случае же заболевания человека возникает необходимость лечения, по сути являющегося не сохранением, а не восстановлением здоровья.

Сказанное представляется актуальным постольку, поскольку Конституция Российской Федерации (принятая позднее упомянутых Основ) в ст. 41 изменила традиционную трактовку, признав право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь. Таким образом, охрана здоровья – это особого рода деятельность, с присущими ей общими и специфическими чертами.

Под деятельностью принято понимать специфическую человеческую форму активного отношения к окружающему миру, содержание которой - целесообразное изменение и преобразование мира на основе освоения и развития наличных форм культуры[21] . Поэтому, говоря об охране здоровья как деятельности, необходимо выявить ее цели, субъект и объект, а также способы достижения поставленных целей.

Представляется, что целью деятельности по охране здоровья необходимо признавать обеспечение определенного качественное состояние человека. С учетом сделанных ранее замечаний можно отметить, что высшей целью охраны здоровья является состояние полного физического и психического благополучия организма человека, его активная долголетняя жизнь.

Однако, учитывая, что такая цель по объективным причинам (всегда ограниченные материальные ресурсы и возможности науки) не может быть достигнута только путем прямого медицинского вмешательства в случае заболевания человека, в качестве приоритетного выбрано профилактическое направление, которое позволяет применением сравнительно меньшего объема ресурсов достигнуть гораздо больших результатов на пути к поставленной цели. Иными словами, непосредственной целью охраны здоровья граждан является предупреждение вредного воздействия на их организм различных факторов жизнедеятельности.

Очевидно, что деятельность по сохранению здоровья должна включать в себя воздействие на все существующие факторы, влияющие на здоровье человека. Эти факторы условно можно разделить на две группы: имеющие источником внешний мир (окружающую человека среду) и самого человека.

К факторам, имеющим источником внешний мир, относится большой круг опасностей различного характера, способных нанести вред здоровью человека: социального, физического, химического, биологического и др. К факторам, имеющим источником самого человека относятся, прежде всего, его образ жизни последнего, его представления о собственной роли в сохранении и укреплении своего здоровья.

Таким образом, объектом деятельности по охране здоровья граждан выступает как человек, так и среда его жизнедеятельности.

Субъектом охраны здоровья является общество в лице государства, его органов, а также иные юридические и физические лица, чья деятельность способна оказывать вредное (опасное) воздействие на здоровье населения.

Учитывая многообразие факторов, влияющих на здоровье человека, общество, для достижения указанной цели должно использовать все имеющиеся у него средства: правовые, социально-экономические (включая научные и культурные), медицинские (санитарно-гигиенические и противоэпидемические).

Социально-экономические меры состоят, с одной стороны - в создании экономических предпосылок к ограничению деятельности юридических и физических лиц, способной оказывать вредное (опасное) воздействие на организм человека, а с другой - в принятии мер органами исполнительной власти по защите жизни и здоровья населения в случаях аварий, катастроф природного и техногенного характера.

Правовые меры состоят в установлении государством обязательных для всех лиц предписаний, которые направлены на предупреждение и снижение заболеваемости и смертности, обеспечение здоровья людей, высокого уровня их трудоспособности, увеличения продолжительности жизни, а также юридической ответственности за осуществление деятельности, негативно воздействующей на здоровье населения.

Таким образом, охрана здоровья граждан в узком смысле - это деятельность всех лиц по обеспечению таких условий жизнедеятельности граждан, при которых исключается вредное (опасное) воздействие на их организм различных факторов внешней среды.

В сфере права здоровье признается нематериальным благом, принадлежащим гражданину от рождения, а также личными неимущественным субъективным правом (ст. 150 ГК РФ). Данное право, имея своим источником саму человеческую жизнь, относится к категории естественных прав. Более того, будучи неотделимым от человеческой сущности, это право признается неотъемлемым и непередаваемым.[22]

В правовой науке формы проявления субъективного права традиционно разделяют на три вида правомочий: во-первых, правомочия, выступающего в виде непосредственного пользования благом; во-вторых, правомочия требовать от государства, его представителей и частных лиц соблюдения обязанности не посягать на охраняемое правом благо; в-третьих, правомочия прибегнуть к авторитету и силе государства при необходимости защиты нарушенного права.[23]

Учитывая, что здоровье дается человеку от рождения и является неотъемлемым свойством его организма, то представляется, что нет оснований говорить о правомочии пользования этим благом, так как такое «пользование» осуществляется естественно и для этого не требуется выполнение каких-либо действий иными лицами.

Представляется, что содержание права граждан на здоровье составляют правомочие требовать от неограниченного круга лиц воздерживаться от причинения вреда данному неимущественному благу, а также правомочие притязания, то есть возможность обратиться в соответствующие государственные органы за защитой данного права, в случае его нарушения.

Под нарушением права человека на здоровье, исходя из изложенного, необходимо понимать всякое умаление указанного блага, которое выражается в виде действий, направленных на причинение вреда здоровью. Меры защиты указанного права предусмотрены в уголовным, гражданском, административном праве. Такими мерами является наложение различных видов юридической ответственности на лицо, виновное в причинение вреда здоровью человека.

Данное право носит абсолютный характер, поскольку все остальные по отношению к управомоченному лицу граждане и юридические лица обязаны не нарушать это право, воздерживаться от действий, мешающих его осуществлению.[24]

Здоровье человека – сложное, многогранное явление, зависящее от множества факторов. Для сохранения здоровья большую роль играют такие факторы, как среда жизнедеятельности человека и доброкачественность продуктов питания. В случае заболевания, для восстановления здоровья необходима квалифицированная медицинская помощь и лекарства. Иными словами, для сохранения или восстановления здоровья человека необходимо наличие определенной совокупности благ, которые выступают в качестве основы, базиса для достижения полного физического и психического здоровья человека.

Предоставление этих благ является важнейшей социальной задачей общества и зависит от уровня его социально-экономического развития. Поэтому, закрепление в законодательстве обязанности обеспечения государством этих благ является более высокой ступенью развития субъективных прав граждан.

Необходимо отметить, что обязанность государства обеспечить право граждан на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья является общепризнанной нормой международного права. Такая обязанность, например закреплена в ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, в которой для полного осуществления данного права должны быть приняты следующие меры: улучшение всех аспектов гигиены внешней среды и гигиены труда в промышленности; предупреждение и лечение эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними; создание условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни.[25]

Таким образом, субъективное право граждан на здоровье должно не только

признаваться государством, но и обеспечиваться путем создания благоприятных условий жизни, предоставления в необходимых случаях доступной медицинской помощи и т.п., то есть путем создания надлежащих гарантий осуществления данного субъективного права.

Этому принципу соответствует норма ст. 17 Конституции Российской Федерации, которая гласит, что «в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права».

Право на обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности, производства и реализации доброкачественных продуктов питания, а также предоставление доступной медико-социальной помощи в Российской Федерации получило конституционное закрепление в виде «права каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь» (п.1 ст. 41 Конституции Российской Федерации 1993 года). Более подробному правовому регулированию осуществления этого субъективного права граждан посвящено более чем 15 законодательных нормативных актов Российской Федерации среди которых центральное место занимают Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан, Федеральный закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, Закон РСФСР об охране окружающей природной среды.

Необходимо отметить, что действующее законодательство Российской Федерации не содержит четкого определения конституционного субъективного права граждан на охрану здоровья. Это обусловлено тем обстоятельством, что Конституция СССР 1977 года, на основании которой были разработаны действующие ныне Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан провозгласила право граждан на охрану здоровья, указав при этом, что данное право «обеспечивается бесплатной квалифицированной медицинской помощью, оказываемой государственными учреждениями здравоохранения; расширением сети учреждений для лечения и укрепления здоровья граждан; развитием и совершенствованием техники безопасности и производственной санитарии; проведением широких профилактических мероприятий; мерами по оздоровлению окружающей среды, особой заботой о здоровье подрастающего поколения, включая запрещение детского труда, не связанного с обучением и трудовым воспитанием; развертыванием научных исследований, направленных на предупреждение и снижение заболеваемости, на обеспечение долголетней активной жизни граждан» (ст. 42).[26] Аналогична указанной статье, статья 17 Основ о праве граждан на охрану здоровья.

Таким образом, ранее действовавшая Конституция СССР и действующие и поныне Основы определяют право граждан на охрану здоровья через указание на будущую, желательную деятельность государства, направленную на сохранение здоровья граждан. Не отрицая определенную значимость указанных норм, тем не менее приходится констатировать их излишнюю декларативность и отсутствие четкого указания на конкретное социальное благо, обретение которого и предусмотрено данной нормой.

Поэтому определение понятия данного субъективного права необходимо производить на основе анализа соответствующих правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие по поводу обеспечения необходимых условий осуществления субъективного права граждан на здоровье.

В теории права сущность субъективного права определяется с точки зрения его существенных признаков. Такими признаками являются то, что субъективное право: принадлежит субъекту (лицу), основано на нормах объективного права; представляет собой обеспеченную государством и правом возможность определенного поведения субъекта (лица); направлено на достижение того или иного социального блага; обеспечивается общими (экономическими, политическими, идеологическими, организационными) и специальными (юридическими) гарантиями; осуществляется в интересах носителя субъективного права (личности) и общества в целом, являясь одной их форм сочетания этих интересов; реализация субъективного права обеспечивается и гарантируется законом; оно охраняется, защищается в судебном, административном или ином установленном законом порядке.[27]

Указанные общие признаки абстрактного субъективного права в конкретном субъективном праве приобретают специфические особенности, совокупность которых и позволяет определить сущность последнего как явления общественной жизни.

Таким образом, для выяснения сущности субъективного права на охрану здоровья не обходимо определить:

- круг лиц, обладающих правом на охрану здоровья;

- социальное благо, на обладание которого и направлено субъективное право на охрану здоровья;

- виды возможного поведения управомоченного лица, в целях обладания социального блага;

- общие и юридические гарантии, обеспечивающие право граждан на охрану здоровья;

- порядок охраны и защиты права граждан на охрану здоровья.

Субъектами конституционного права на охрану здоровья, как следует из ст. 41 Конституции РФ, являются все граждане, иностранные граждане, лица без гражданства, объединяемые словом «каждый», что указывает на принадлежность данного субъективного права к основным, естественным правам человека. В виду этого правоспособность граждан (в том числе и лиц, не имеющих гражданства Российской Федерации) ограничивается моментами их рождения и смерти. В указанном круге лиц ряд авторов выделяют категорию трудящихся, т.е. граждан, осуществляющих профессиональную деятельность в рамках трудовых правоотношений. Так, например, А.Ю. Кабалкин, при рассмотрении системы гарантий обеспечения права на охрану здоровья, отмечал, что совокупность таких гарантий можно разделить на гарантии, распространяющиеся на всех граждан, и – только на работающих.[28]

Социальное благо, на обладание которым направлено субъективное право в теории права получил название объекта этого права.[29] При анализе объекта субъективного права на охрану здоровья необходимо учитывать то обстоятельство, что с наибольшей подробностью, правоотношения в сфере охраны здоровья раскрываются в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан, принятых на основании положений Конституции СССР, в которой право граждан на охрану здоровья трактовалось несколько иначе, чем в ныне действующей Конституции РФ. В частности, в ст. 42 Конституции СССР содержалось указание, что право граждан на охрану здоровья обеспечивается, в том числе и бесплатной квалифицированной медицинской помощью, оказываемой государственными учреждениями здравоохранения. Такое конституционное положение позволило многим ученым-юристам, рассматривавшим проблемы субъективного права на охрану здоровья включать в объем понятия «субъективное право на охрану здоровья» целый комплекс субъективных прав, в том числе и право на бесплатную квалифицированную медицинскую помощь[30] .

Такой же вывод следует из анализа Основ, которые в ст. 17 закрепляют положение об обеспечении права граждан на охрану здоровья охраной окружающей среды, созданием благоприятных условий труда, быта, отдыха, воспитания и обучения граждан, производством и реализацией доброкачественных продуктов питания, а также предоставлением населению доступной медико-социальной помощи.

В теории права понятие конституционного субъективного права граждан на охрану здоровья сформировалось в большой степени в начале 80-х годов. Наибольшее внимание проблеме понятия конституционного субъективного права граждан на охрану здоровья уделяли такие ученые-юристы, как Т.Ш. Капанадзе, Н.Н. Комарова, М.Н. Малеина и другие.

Так, Т.Ш. Капанадзе определяет субъективное право граждан на охрану здоровья как обобщенное выражение целевой направленности и основного содержательного элемента более конкретных субъективных прав, базирующихся на нормах, составляющих институт права граждан на охрану здоровья.[31]

Комарова Н.Н. определяла субъективное право граждан на охрану здоровья как материально обусловленную, реально существующую, гарантированную государством, закрепленную Конституцией и другими нормативно-правовыми актами возможность лица обладать и пользоваться всеми предусмотренными в обществе благами в сфере охраны здоровья, а также возможность определять меру своего поведения при выборе объема, формы и вида реализации данного права и требовать от государства защиты в случае его нарушения.[32]

Между тем, действующая Конституция РФ в п. 1 ст. 41, предусматривая право каждого на охрану здоровья, формулирует его как право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь, из чего следует, что понятие «охрана здоровья» не включает в себя понятия «медицинская помощь».

Указанный конституционный тезис, имеющий, в том числе и большое методологическое значение, позволяет ограничить объект субъективного права на охрану здоровья следующими социальными благами: благоприятная для здоровья окружающая природная среда, благоприятные условия труда, быта, отдыха, воспитания и обучения граждан, доброкачественность производимых и реализуемых продуктов питания.

Очевидно, что в данной норме содержится указание на конкретные блага, предоставление которых и предусматривается признанием за гражданами права на охрану здоровья. Очевидно также и то, что предоставление гражданам указанных благ является, как следует из статьи 17 Основ, средством для достижения конечной цели – сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, как субъективного личного неимущественного права (ст. 1 Основ). В неблагоприятных условиях жизнедеятельности вряд ли может идти речь о возможности сохранения здоровья человека. С другой стороны, ценность благ, на достижение которых и направлены данные субъективные права определяется настолько, насколько они способствуют сохранению и укреплению его здоровья.

Необходимо отметить, что указание на упомянутые социальные блага содержатся как в других статьях Конституции РФ, так в других законодательных актах Российской Федерации. Так, ст. 42 Конституции РФ закрепляет право граждан на благоприятные условия окружающей среды. Ст. ст. 3, 11 Закона РСФСР

«Об охране окружающей природной среды» содержат такие понятия, как, «благоприятные экологические условия для жизни, труда и отдыха населения», «право граждан на охрану здоровья от неблагоприятного воздействия окружающей природной среды»; ст. 1 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» - понятие «благоприятные условия жизнедеятельности человека».

Множественность понятийного аппарата в области правового регулирования права граждан на охрану здоровья обуславливает закономерный вопрос о соотношении применяемых терминов. В литературе высказывалась точка зрения о конституционном праве на благоприятную окружающую среду как о совокупности прав на здоровую и благоприятную природную среду и благоприятную среду обитания.[33]

Иное мнение высказала М.И. Васильева[34] , указывая, что по смыслу ст. 5 действовавшего в то время Закона РСФСР «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» среда обитания включает в себя окружающую природную среду. Кроме того, в ст. 42 Конституции РФ речь идет в числе всего прочего о возмещении ущерба, причиненного экологическим правонарушением, что дает основания полагать, что законодатель в этой статье закрепляет все же право экологического характера.[35]

Учитывая, что и ныне действующий Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» в ст. 1 также понимает под средой обитания человека совокупность объектов, явлений и факторов окружающей (природной и искусственной) среды, определяющей условия жизнедеятельности человека, с мнением М.И. Васильевой следует согласиться.

Принимая также во внимание, что Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» в ряду биологических, химических, физических и социальных факторов среды обитания, называет и питание, водоснабжение, условия быта, труда и отдыха, относя их к социальным факторам среды обитания, можно сделать обобщающий вывод о том, что объектом субъективного права граждан на охрану здоровья являются благоприятные условия жизнедеятельности человека, то есть такое состояние среды обитания, при котором отсутствует вредное воздействие ее факторов на человека (безвредные условия) и имеются возможности для восстановления нарушенных функций организма человека (ст. 1).

При этом, под возможностями для восстановления нарушенных функций организма, учитывая обосновываемую здесь концепцию субъективного права граждан на охрану здоровья необходимо понимать такое состояние среды обитания, которое обеспечивает любому человеку естественное воспроизводство указанных функций без специального медицинского вмешательства.

С учетом сказанного, можно заключить, что право граждан на охрану здоровья предусматривает создание таких условий жизнедеятельности граждан, при которых даже вероятность причинения вреда здоровью не допустима.

Так, Федеральным законом «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» установлено право граждан на благоприятную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека (ст. 8). При этом, под вредным воздействием понимается воздействие факторов среды обитания, создающее угрозу жизни или здоровью человека либо угрозу жизни и здоровью будущих поколений.

Ст. 11 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды» устанавливает право граждан на охрану здоровья от неблагоприятного воздействия окружающей природной среды, вызванного хозяйственной или иной деятельностью, аварий, катастроф, стихийных бедствий.

Ст. 7 Градостроительного кодекса Российской Федерации закрепляет право граждан на благоприятную среду жизнедеятельности.

Аналогичное право граждан закреплено также нормами Федеральных законов «Об использован атомной энергии», «О радиационной безопасности», «Об охране атмосферного воздуха».

Учитывая, что предметом права граждан на охрану здоровья является, как было сказано, является благоприятная среда их жизнедеятельности, в которой отсутствуют угрозы из жизни и здоровью, изменяются и конкретные правомочия граждан по осуществлению данного права.

Так, право на собственные действия предусматривается в виде права пользования социальным благом – безопасными условиями жизнедеятельности (указанные ранее нормы), в виде права гражданина самостоятельно осуществлять различные виды деятельности, направленные на охрану своего здоровья, - обсуждать, вносить предложения и участвовать в подготовке решений в областях хозяйственной деятельности, затрагивающих их интересы в сохранении здоровья (например, ст. 14 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды», п. 4 ст. 18 Градостроительного кодекса РФ), проводить независимые экологические экспертизы (там же).

Право на чужие действия – право требовать проведения государственной экспертизы принимаемых решений (ст. 13 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды»), право на получение средств индивидуальной и коллективной защиты и другого имущества для защиты от чрезвычайных ситуаций (п.1 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»), право требовать предоставления достоверной и своевременной информации о факторах, влияющих на здоровье (п. 3 ст. 41 Конституции Российской Федерации, ст. 19 Основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан», ст. 12 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды», п. 1 ст. 12 Градостроительного кодекса Российской Федерации, ст. 29 Федерального закона «Об охране атмосферного воздуха», п. 1 ст. 18 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», ст. 23 Федерального закона «О радиационной безопасности», ст. 8 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», ст. 13 Федерального закона «Об использовании атомной энергии»).

В качестве права притязания субъективное право граждан на охрану здоровья предусматривает возможность обращения в соответствующие правоохранительные органы за защитой своего нарушенного права. При этом, нарушением субъективного права на охрану здоровья считается деяние, вызвавшее возникновение вредного воздействия факторов среды обитания на организм человека.

Так, ч. 8 ст.12 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды» предоставляет гражданам право требовать в административном или судебном порядке отмены решений о размещении, проектировании, строительстве, реконструкции, эксплуатации экологически вредных объектов, ограничении, приостановлении, прекращении деятельности предприятий и других объектов, оказывающих отрицательное влияние на окружающую природную среду и здоровье человека. Такое же право закреплено за гражданами и в случае, если их интересы (в том числе и интерес в благоприятной для здоровья среде жизнедеятельности) затрагивает незаконная градостроительная деятельность (п. 6 ст. 18 Градостроительного кодекса Российской Федерации).

Необходимо отметить, что Основы содержат целый ряд субъективных прав граждан. Такими правами являются, право на медико-социальную помощь, право на информацию о факторах, влияющих на здоровье, а также большую группу прав отдельных категорий граждан (право и обязанность граждан, занятых отдельными видами профессиональной деятельности проходить предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры (ст. 21) и др.).

Представляется, что данные права являются конкретными правомочиями более общих прав граждан на охрану здоровья (фактически – на благоприятные условия жизнедеятельности) и медицинскую помощь. Так, право (и обязанность) граждан, занимающихся определенными видами профессиональной деятельности, проходить обязательные медицинские осмотры с одной стороны, служит осуществлению субъективного права других граждан на охрану здоровья, которое может быть нарушено в случае заболевания первого. С другой стороны такие обязательные медицинские осмотры способствуют выявить тех граждан, организм которых не в состоянии выдержать больших нагрузок, обусловленных особенностями некоторых видов профессиональной деятельности, которые в силу этого являются чрезмерно опасными для здоровья данных граждан.

Под охраной здоровья граждан в современном российском законодательстве понимается «совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья» (ст. 1 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан»).

В научной литературе под охраной здоровья граждан принято понимать деятельность государственных и общественных организаций предприятий, учреждений, осуществляемую мерами медицинского, социально-экономического и правового характера, направленную на сохранение и поддержание здоровья людей, на увеличение продолжительности их жизни.[36] При этом А.Ю. Кабалкин указывает, что охрана здоровья граждан выступает в двух основных формах: в виде действий, направленных на предотвращение заболеваний и действий, направленных на их лечение.[37] По-видимому, классификация охраны здоровья именно по этому признаку легло в основу конституционной формулировки о праве каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Таким образом, право граждан на охрану здоровья – право на благоприятные условия жизнедеятельности человека, обеспечиваемое деятельностью граждан и юридических лиц и выражающееся: а) в возможности гражданина требовать от лиц, чья деятельность заключает в себе факторы, опасные для жизни и здоровья человека воздерживаться от действий, способных реализовать данную опасность; б) в возможности получения информации о факторах, влияющих на их здоровье; в) в возможности обращения в государственные органы за защитой нарушенного права, а также за защитой жизни и здоровья в случаях возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.


§ 2. Особенности и содержание права военнослужащих на охрану здоровья.

Острота проблемы осуществления права военнослужащих на охрану здоровья обусловлена тем, что военная служба является сферой деятельности, связанной с повышенным риском для человека, опасностью для его здоровья. Повышенная опасность военной службы вытекает из самого ее предназначения: подготовки к вооруженной защите и вооруженной защите Российской Федерации. Для выполнения своего предназначения Вооруженные Силы и другие войска располагают большим количеством сложного вооружения и военной техники, часто несущих в себе опасные силы, способные при ослаблении контроля причинить вред жизни и здоровью военнослужащих.

Военнослужащие часто выполняют обязанности, связанные с работами в спецсооружениях, с радиоактивными веществами, источниками ионизирующего излучения и электромагнитных полей, компонентами ракетного топлива и другими видами деятельности, которые сами по себе обладают повышенной способностью разрушающего воздействия на человеческий организм.

Работа в таких условиях требует высокого напряжения физических и психических сил личности при обслуживании техники, что при определенных условиях может привести к перенапряжению и получению психических травм.

Предназначение военной службы определяет и наличие особых отношений между военнослужащими и их командирами (начальниками). Прежде всего, это выражается в существовании принципов беспрекословности воинского подчинения, выполнения военнослужащими поставленных командирами задач вне зависимости от степени опасности последствий для исполнителей этих приказаний, в том числе и с риском для жизни.

Другим фактором, обуславливающим необходимость особого отношения государства к сохранению здоровья военнослужащих является то, что выполнить поставленные перед Вооруженными Силами задачи способны только здоровые, крепкие люди. Поэтому во все времена крепкое здоровье военнослужащих ценилось особо, а, в определенных условиях, даже выше профессиональной подготовки.[38]

В связи со сказанным, необходимо отметить, что общественные отношения, складывающиеся по поводу сохранения здоровья военнослужащих, неразрывно связаны со стоящими перед Вооруженными Силами задачами устойчивыми связями. Данный тезис основан на том, что опасности военной службы вытекают из нее, связаны с ней функциональной зависимостью в том смысле, что изменение режима выполнения Вооруженными Силами государственных задач в области обороны страны неизбежно влечет за собой и изменение характера и степени опасности для жизни и здоровья военнослужащих факторов военной службы.

И наоборот, установление предельно допустимых значений факторов военной службы, влияющих на организм военнослужащих, порождает необходимость вносить коррективы в порядок решения органами военного управления стоящих перед ними задач.

Обязанность органов военного управления по обеспечению безопасности военной службы объективно сопряжена с необходимостью привлечения дополнительных сил, средств и времени для осуществления данной задачи. Решение таких задач объективно затрудняет выполнение органами военного управления их основного предназначения – государственной функции по защите государства от агрессии и подготовке к такой защите, так как порождает необходимость затрачивать больше ресурсов (всегда ограниченных, особенно в современных условиях).

Одновременно с указанным, необходимо признать, что здоровье военнослужащих является необходимым условием, основой их успешной служебной деятельности. Это нашло свое отражение, например, в правовых нормах, устанавливающих юридические основания для призыва (поступления) граждан на военную службу. Так, ст. 23 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»[39] устанавливает, что граждане, признанные не годными или ограниченно годными к военной службе освобождаются от призыва на военную службу. Ст. 33 названного Закона предусматривает, что на военную службу по контракту может быть принят гражданин, признанный годным к военной службе или годным к военной службе с незначительными ограничениями.

В случае признания военнослужащего военно-врачебной комиссией не годным к военной службе, в соответствии с подпунктом «в)» п. 1 ст. 51 Закона, он подлежит увольнению с военной службы.

Таким образом годность гражданина к военной службе по состоянию здоровья является одним из юридических оснований как для его призыва (поступления) на военную службу, так и для прохождения им этой службы.

В этих условиях негативное воздействие на организм военнослужащих различных факторов военной службы с последующей утратой их здоровья ведет к преждевременному увольнению из Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований части личного состава, подготовленной к выполнению обязанностей военной службы. Это неизбежно отражается на общем состоянии боеспособности и боевой готовности Вооруженных Сил (других войск и воинских формирований). Так, в 1997 году из Вооруженных Сил и Внутренних войск Российской Федерации было уволено около 1000 военнослужащих, проходивших военную службу по призыву, признанных негодными к военной службе по состоянию здоровья.[40] Численности этих военнослужащих было бы достаточно, чтобы, например, укомплектовать три мотострелковых батальона.

Неэффективная работа по сохранению и укреплению здоровья военнослужащих ведет к значительному отрыву рядового и офицерского состава от боевой подготовки. Только на стационарном лечении в военных госпиталях ежедневно находятся более 30 тысяч военнослужащих.[41]

Приведенные данные свидетельствуют, что снижение уровня охраны здоровья военнослужащих способно значительно ослабить боеспособность частей и подразделений. В виду сказанного обоснованно утверждать, что обеспечение права военнослужащих на охрану здоровья является неотъемлемой частью всестороннего обеспечения высокой боевой готовности Вооруженных Сил.

Таким образом, между необходимостью обеспечения сохранения здоровья военнослужащих и выполнением органами военного управления основных функций по обеспечению высокой боевой готовности Вооруженных Сил существует объективное, но не антагонистическое противоречие, которое нужно всегда учитывать при выработке основных подходов к обеспечению безопасности военной службы. Так, неопределенность правовых предписаний, пробелы законодательного регулирования в области охраны здоровья военнослужащих может подвергнуть некоторых воинских должностных лиц соблазну пренебречь безопасностью подчиненных в целях более эффективного решения какой-либо конкретной задачи, стоящей перед ними.

Резюмируя сказанное, можно отметить, что в сфере общественных отношений, складывающихся по поводу сохранения здоровья военнослужащих существуют объективные предпосылки для их законодательного регулирования.

Как указывает Ю.И. Мигачев, с одной стороны, на военнослужащих распространяются нормы общего законодательства, и поэтому он обладает правами граждан РФ вообще, а с другой – в отношении него действует специальное военное законодательство, которое в силу особенностей военной службы (в частности, ее обязательность, принятие военнослужащими Военной присяги, наличие у них персональных воинских званий, безусловность воинского подчинения, специфичность порядка защиты военнослужащими их личных прав, повышенная ответственность за правонарушения и др.) предусматривает для военнослужащих не только дополнительные права (например, на социальные льготы) но и дополнительные обязанности. Исполнение этих обязанностей нередко сопряжено с допущением изъятий из комплекса личных прав военнослужащих, как граждан, но лишь таких изъятий, которые обусловлены спецификой военной организации, особым характером военной службы, и не иначе как в случаях, прямо предусмотренных законом.[42]

Представляется, что право на охрану здоровья военнослужащих как элемент специального правового статуса необходимо также рассматривать с этих позиций. Иными словами, права граждан в сфере охраны здоровья должны распространяться на военнослужащих в той мере, в какой это не противоречит конкретным ограничениям, содержащимся в федеральном законе.

В предыдущем параграфе указывалось, что конкретные субъективные права в сфере охраны здоровья могут различаться по признаку принадлежности той или иной категории граждан. По этому признаку они разделяются на права, принадлежащие всем гражданам и права, принадлежащие только работающим.

В различных трудах ученых-юристов высказывается мнение о том, что охрана труда (право на охрану труда, т.е. на труд в условиях, отвечающих требованиях безопасности и гигиены) соотносится с охраной здоровья (правом на охрану здоровья, т.е. правом на благоприятные условия жизнедеятельности) как категории диалектики: общее и особенное.[43] В этой связи, правомерным будет предположение о сущности субъективного права граждан на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены как их права на охрану здоровья в процессе труда.

Данное право также закреплено в Конституции Российской Федерации, устанавливает право каждого на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (п.3 ст. 37).

В связи со сказанным, необходимо отметить что военнослужащие, при прохождении ими военной службы, также вовлечены в процесс труда, но труда особого рода – с применением боевой и другой военной техники, конечным продуктом которого является обеспечение безопасности и территориальной целостности государства. С данным тезисом согласен и законодатель: п. 1 ст. 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих» устанавливает, что право военнослужащих на труд реализуется посредством прохождения ими военной службы.

На основании сказанного, можно предположить, уточняя мысль, высказанную Р.Ч. Бондарчуком о праве военнослужащих на здоровые и безопасные условия воинского труда как составной части более широкого конституционного права на охрану здоровья,[44] что указанное право является также составной частью конституционного права каждого на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены, которое, в свою очередь, является частью права каждого на охрану здоровья.

Право военнослужащих на охрану здоровья закреплено ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих». П. 1 указанной статьи, озаглавленной «Право на охрану здоровья и медицинскую помощь» определяет, что охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами (начальниками) во взаимодействии с органами государственной власти. При этом названная норма определяет заботу о сохранении здоровья военнослужащих в качестве обязанностей командиров, возлагает на них обеспечение требований безопасности при проведении учений, иных мероприятий боевой подготовки, во время эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве работ, исполнении других обязанностей военной службы.

Другие нормы ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» посвящены порядку реализации военнослужащими и членами их семей права на медицинскую помощь (п. п. 2 – 3), на санаторно-курортное лечение и организованный отдых (п. п. 4, 6), порядку реализации этих прав гражданами, проходившими военную службу (п. 5 ), а также порядок финансирования расходов, связанных с оказанием медицинской помощи, обеспечением санаторно-курортного лечения и отдыха военнослужащих, граждан, проходивших военную службу и членов их семей (п. 7).

Понятия санаторно-курортного лечения указанный закон не содержит, не дается такого понятия и в Инструкции «О порядке санаторно-курортного обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации»[45] . Однако, такое понятие можно определить на основании анализа действующих нормативных правовых актов Российской Федерации.

Так, на основе ст. ст. 1, 10, 14 и 15 Федерального закона от 23 февраля 1995 г. N 26-ФЗ «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах»[46] можно определить, что санаторно-курортное лечение включает в себя лечение и организацию отдыха граждан.

Исходя из положения ст. 1 Инструкции, устанавливающей обязательность медицинских показаний для обеспечения военнослужащих санаторно-курортным лечением, осуществляемым санаториями и домами отдыха Министерства обороны Российской Федерации, можно констатировать, что именно лечение заболевших военнослужащих является основной целью деятельности военных санаториев и домов отдыха.

Аналогичный подход к правовому регулированию предоставления гражданам санаторно-курортного лечения демонстрируют и нормативные правовые акты Российской Федерации более общего характера. Так, в соответствии со ст. 1 приказа Минздрава СССР от 16 мая 1983 г. N 580 «Об утверждении Правил медицинского отбора и направления больных (взрослых, подростков и детей) на санаторно-курортное и амбулаторно-курортное лечение», не разрешается рекомендация санаторно-курортного лечения лицам, которые в нем не нуждаются.

В содержании рассматриваемой статьи Федерального закона «О статусе военнослужащих» включено также право военнослужащих на обеспечение организованным отдыхом в пансионатах и туристских базах Министерства обороны. Однако, представляется, что данное право в большей мере должно быть адресовано праву на отдых, а также правам граждан в сфере культуры и спорта.

Данный тезис основывается на том, что при реализации права военнослужащих на отдых в туристских базах удовлетворяются прежде всего их духовные потребности. Такой же позиции придерживается и федеральное законодательство. Так, ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»,[47] в качестве основного права туриста определяет право на свободный доступ к туристским ресурсам. При этом, в соответствии со ст. 1 Федерального закона, под туристскими ресурсами понимаются природные, исторические, социально-культурные объекты, включающие объекты туристского показа, а также иные объекты, способные удовлетворить духовные потребности туристов, содействовать восстановлению и развитию их физических сил.

Необходимо признать, что туризм также косвенно способствует и оздоровлению организма человека. Такое же оздоровление осуществляется, например и при занятиях физической культурой и спортом. Однако, принадлежность последних к духовной сфере человека в законодательстве Российской Федерации решена однозначно. Так, ст. 2 Федерального закона от 29 апреля 1999 г. N 80-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации»[48] физическая культура рассматривается в качестве составной части культуры, а спорт – в качестве составной части культуры. Федеральный закон «О статусе военнослужащих» в ст. 19 также относит льготы военнослужащих при посещении платных мероприятий, организуемых учреждениями культуры спорта, право на пользование услугами библиотек, имуществом культурно-просветительного назначения, спортивными сооружениями и инвентарем, на просмотр кино- и видеофильмов к правам в области культуры.

Таким образом, права военнослужащих в области туризма имеют гораздо больше общего, как с формальной точки зрения, так и фактически, с правами в области культуры и, следовательно, должны быть отнесены к этой группе.

Резюмируя сказанное, можно отметить, что ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в целом, придерживается конституционного подхода к определению права военнослужащих на охрану здоровья, выделяя право на медицинскую помощь в качестве самостоятельного. При этом, к нормам, регулирующим реализацию права военнослужащих на охрану здоровья, в «конституционном» смысле можно бесспорно отнести лишь п.1 указанной статьи.

В целях дальнейшего исследования права военнослужащих на охрану здоровья, представляется целесообразным проанализировать содержание и объем понятия права военнослужащих на основе нормы п. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Под содержанием понятия принято понимать совокупность признаков явления, с помощью которых возможно идентифицировать явление (или группу явлений) из совокупности иных, не включаемых в данное понятие.[49]

Существенными признаками субъективного права является: круг субъектов, участвующих в его реализации; объект субъективного права (потребность владельца субъективного права, которая удовлетворяется при его реализации); характер правоотношений, складывающихся по поводу реализации субъективного права (т.е. конкретные правомочия и юридические обязанности субъектов правоотношений).

В норме п. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» идет речь о трех группах субъектов – военнослужащих, командирах (начальниках) и органах государственной власти.

Военнослужащие, будучи гражданами Российской Федерации, обладают общим конституционным правом на охрану здоровья. При этом их общегражданская правоспособность возникает при рождении и прекращается со смертью. Их специальная правоспособность определяется моментами начала военной службы (возникновение отраслевой правоспособности) и ее прекращения (прекращение отраслевой правоспособности). Следовательно, момент возникновения права на охрану здоровья у граждан Российской Федерации как военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, возникает с момента начала их военной службы и прекращается в момент ее окончания.

Необходимо отметить, что, в силу отсутствия специального на то указания, как того требует ч. 2 п. 2 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», действие нормы п. 1 ст. 16 не распространяется на граждан, призванных на военные сборы. Представляется, что такое положение необоснованно ущемляет права данной категории граждан, так как они, не являясь военнослужащими, на время таких сборов вступают в целый комплекс правоотношений с органами военного управления, испытывая на себе такие же тяготы и лишения, которые испытывают и военнослужащие, включая также вредные и опасные факторы военной службы. В связи с этим, автор считает необходимым дополнить круг правоуполномоченных субъектов, указанных в п. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих», также гражданами, призванными на военные сборы.

Начальниками в Вооруженных Силах Российской Федерации, в соответствии со ст. 31 Устава внутренней службы ВС РФ,[50] являются должностные лица из числа военнослужащих, по своему служебному положению и воинскому званию, а из числа лиц гражданского персонала – в соответствии с занимаемой штатной должностью, имеющие право отдавать подчиненным военнослужащим приказы и требовать их исполнения. Командирами в Вооруженных Силах РФ принято называть категорию начальников из числа военнослужащих, занимающих определенный круг штатных должностей (командира полка, командира батальона и т.п.). Таким образом, можно предположить, что понятие «командиры» входит в объем понятия «начальники». Учитывая, что кроме указанного, существенных различий между данными категориями должностных лиц не существует, в дальнейшем для их обозначения будет применяться термин «начальники».

Необходимо отметить, что из смысла п. 1 ст. 16 Федерального закона следует, что речь идет о всей совокупности начальников от командира отделения до Министра обороны Российской Федерации, которые, в объеме своих полномочий, обеспечивают реализацию права военнослужащих на охрану здоровья. Вместе с тем, практическая реализация данного права, как правило, осуществляется на уровне воинской части (иной воинской организации)[51] в силу того, что именно воинская часть, в соответствии со ст. 90 Устава внутренней службы ВС РФ, является основной административно-хозяйственной единицей Вооруженных Сил.

На воинские части, соответствие с п. 4 Положения «О войсковом (корабельном) хозяйстве Вооруженных Сил»,[52] возлагается обязанность своевременного и полного доведения до военнослужащих положенного довольствия, удовлетворение его материально-бытовых, культурных потребностей и сохранение здоровья материального и денежного обеспечения военнослужащих. Для этого создается и функционирует войсковое хозяйство воинской части. Исполнение обязанностей военной службы военнослужащими организовывается, как правило, должностными лицами его воинской части, а в повседневной деятельности, - в большинстве случаев, – и на ее территории.

Таким образом, воинскую часть, представляемую ее воинскими должностными лицами, необходимо считать основным правообязанным субъектом в правоотношениях, складывающихся по поводу охраны здоровья военнослужащих.

На вышестоящие органы военного управления, как правило, возлагается обязанности всестороннего обеспечения воинских частей, руководства и контроля за их деятельностью.

Как следует из анализируемой нормы Федерального закона «О статусе военнслужащих», в реализации данного права военнослужащих начальники выступают в качестве правообязанных субъектов. При этом, они должны осуществлять взаимодействие с органам государственной власти, к которым, в соответствии со ст. 10 Конституции Российской Федерации относятся органы исполнительной, законодательной и судебной власти Российской Федерации.

Указанные органы государственной власти, в соответствии с возложенными на них полномочиями, осуществляют правовое регулирование, всестороннее обеспечение, контроль и надзор за реализацией прав и свобод граждан, в том числе и военнослужащих, а также призваны принимать меры защиты прав военнослужащих в случае их нарушения. Однако, вся полнота ответственности за сохранение и укрепление здоровья военнослужащих ч.2 п. 1 ст. 16 Федерального закона возлагается на их начальников.

Таким образом, основными участниками правоотношений, складывающихся по поводу реализации права военнослужащих на охрану здоровья являются военнослужащие, как правоуполномоченные субъекты, и органы военного управления в качестве правообязанных субъектов. Иные органы государственной власти призваны способствовать реализации данного права военнослужащих.

Предметом права военнослужащих на охрану здоровья является то социальное благо, на достижение которого и направлено рассматриваемое право. Очевидно, что таким благом будут выступать прежде всего благоприятные условия военной службы и быта, безопасные условия выполнения обязанностей военной службы.

Понятия благоприятных и безопасных условий военной службы военное законодательство не содержит. Поэтому, представляется целесообразным для выработки таких понятий использовать определения, даваемые благоприятным и безопасным условиям жизнедеятельности человека в общих законодательных нормативно-правовых актах, по аналогии, и на благоприятные условия военной службы.

Грамматическое токование показывает, что безопасность означает положение, при котором кому-либо, чему-либо не угрожает опасность.[53]

В соответствие со ст. 1 Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безопасности» безопасность – это состояние защищенности жизненно важных интересов определенного объекта безопасности от угроз.[54] Безопасность определяется также как отсутствие недопустимого риска, связанного с возможностью нанесения ущерба.[55]

Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» в ст. 1 определяет, что благоприятные условия жизнедеятельности человека – это состояние среды обитания, при котором отсутствует вредное воздействие ее факторов на человека (безвредные условия) и имеются возможности для восстановления нарушенных функций организма человека. При этом отсутствие опасности вредного воздействия факторов среды обитания на человека охватывается понятием безопасных условий для человека.

Ст. 1 Федерального закона «Об основах охраны труда в Российской Федерации» дает определение безопасным условиям применительно к труду работников – условия труда, при которых воздействие на работающих вредных или опасных производственных факторов исключено либо уровни их воздействия не превышают установленные нормы.

Из множества указанных формулировок ясно видно, что проблема безопасности является весьма сложной. С одной стороны, наиболее желательным для сохранения здоровья положением является то, при котором отсутствует даже вероятность возникновения неблагоприятного воздействия на человека со стороны внешней среды. С другой же стороны, такое положение вряд ли осуществимо в принципе, так как каждому из нас всегда угрожают опасности, о которых мы не всегда осознаем.

Представляется, что безопасность можно рассматривать в двух значениях – безопасность абсолютную и безопасность относительную. Безопасность абсолютная или собственно безопасность выступает в качестве идеала, к которому необходимо стремиться. С практической же точки зрения важнее установить тот уровень безопасности, который достижим в современных условиях, с учетом имеющихся знаний и средств в этом смысле необходимо говорить о безопасности относительной, уровень которой повышается с ростом имеющихся объективных возможностей.

В соответствии с указанными критериями, можно определить, что понятие безопасности, даваемое Федеральным законом «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» соответствует абсолютной безопасности, тогда как Федеральный закон «Об основах охраны труда» имеет в виду безопасность относительную. Последнему виду безопасности соответствует понятие благоприятных условий в смысле ст. 1 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», которое, не смотря на предполагаемое отсутствие вредного воздействия на организм человека, тем не менее допускает возможность нарушения его функций.

Как следует из изложенного, понятие безопасности тесно связано с различного рода состояниями среды жизнедеятельности человека, а именно – с наличием или отсутствием опасных и вредных факторов такой среды.

Определение таких факторов применительно к производственной сфере жизнедеятельности дает трудовое законодательство. Так, ст. 1 Федерального закона «Об основах охраны труда в Российской Федерации» под вредным производственным фактором понимает такой производственный фактор, воздействие которого на работника может привести к его заболеванию. Под опасным производственным фактом – такой производственный фактор, воздействие которого на работника может привести к его травме. Очевидно, что критерием такого разделения служат негативные для здоровья последствия воздействия на организм работника неблагоприятных производственных факторов.

Представляется, что данный критерий можно использовать и для определения безопасных условий жизнедеятельности военнослужащих при осуществлении ими своей профессиональной деятельности.

В связи с изложенным, можно заключить, что объектом права военнослужащих на охрану здоровья являются безопасные (благоприятные) условия военной службы и быта, при которых воздействие на военнослужащих вредных или опасных факторов военной службы исключено, либо уровни их воздействия не превышают установленные нормативы.

При этом, под вредными факторами военной службы следует понимать

такие факторы военной службы, воздействие которых на военнослужащего может привести к его заболеванию. Под опасными факторами военной службы необходимо понимать такие факторы, воздействие которых на военнослужащего может привести к его травме.

В связи с изложенным, необходимо обратить внимание на то, что сама конструкция нормы п. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» нельзя признать удовлетворительной, отвечающей требованиям, обычно предъявляемым к законодательному регулированию прав граждан.

В данной норме законодатель не указывает прямо на принадлежность военнослужащим права на охрану здоровья и не раскрывает его содержание. В ней лишь определяются основные направления деятельности командиров по «обеспечению охраны здоровья военнослужащих». При этом необходимо учесть, что под охраной здоровья в самом общем виде, в соответствии со ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» понимается совокупность мер самого различного характера, направленная на сохранение и укрепление здоровья человека, т.е. охрана здоровья сама по себе представляет собой деятельность.

Норма п. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих, говоря о направлениях обеспечения охраны здоровья военнослужащих командирами, тем самым определяет, что такая деятельность воинских должностных лиц является только предпосылкой к осуществлению в дальнейшем охраны здоровья военнослужащих. Представляется, что в данном случае законодатель совершил ошибку, заключающуюся в том, что понятие права на охрану здоровья им воспринято в буквальном смысле. Иначе говоря, охрана здоровья военнослужащих им представлена в качестве того интереса, с удовлетворением которого всегда связано то или иное субъективное право.[56]

На основании изложенного, можно заключить, что интересом военнослужащих, в данном случае будет являться потребность в деятельность должностных лиц органов военного управления, из чего следует, что чем больше органом военного управления привлекается сил, средств и времени для такой деятельности, тем более реализовано право военнослужащих на охрану здоровья, и наоборот.

Между тем, очевидно, что деятельность органов военного управления по созданию благоприятных условий военной службы и быта, осуществление ими системы мер по ограничению опасных факторов военной службы является лишь средством для ограждения жизни и здоровья военнослужащих от опасностей военной службы. Необходимо согласиться с В.М. Макаренко, указывавшего, что под безопасностью военнослужащего необходимо понимать состояние защищенности его интересов, выражающееся в отсутствии возможностей наступления вредных для него обстоятельств.[57]

Представляется, что интересом, удовлетворение которого предусматривается признанием права военнослужащих на охрану здоровья, являются условия военной службы, при которых отсутствуют реальные возможности заболевания, травмирования или гибели военнослужащих вследствие воздействия на их организм опасных (вредных) факторов военной службы. Именно удовлетворение данного интереса является целью, определяющей смысл и содержание деятельности органов военного управления по осуществлению рассматриваемого права военнослужащих.

Таким образом, понятие права военнослужащих на охрану здоровья не подлежит буквальному толкованию, так как охрана здоровья военнослужащих, осуществляемая органами военного управления не является самоцелью, а направлена на обеспечение безопасности жизни и здоровья военнослужащих, которая и является интересом, потребностью военнослужащих, подлежащими удовлетворению.

На основе сказанного автор считает целесообразным изложить абз. 1 п.1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в следующей редакции:

«1. Право на охрану здоровья военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы обеспечивается созданием благоприятных (безопасных) условий военной службы (условий прохождения военных сборов) и быта, при которых воздействие на военнослужащих (граждан, призванных на военные сборы) вредных или опасных факторов военной службы исключено, либо уровни их воздействия не превышают установленные нормативы.

Охрана здоровья военнослужащих (граждан, призванных на военные сборы) осуществляется системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти».

Следующим существенным признаком субъективных прав граждан являются конкретные правомочия, предоставляемые правоуполномоченному субъекту, которые можно представить, как юридически возможное поведение, осуществляемое в целях удовлетворения его законных интересов.

Применительно к праву военнослужащих на охрану здоровья, представляется необходимым определить совокупность их конкретных правомочий, охватываемых данным понятием.

Норма п. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не раскрывает этот вопрос, оставляя его иным нормативно-правовым актам Российской Федерации. Учитывая отсутствие перечня прав военнослужащих в сфере охраны здоровья, представляется необходимым провести общий анализ всего комплекса военного законодательства на предмет выявления конкретных правомочий, которые можно отнести к праву военнослужащих на охрану здоровья в рассматриваемой концепции.

Учитывая схожесть предмета правоотношений, складывающихся по поводу охраны здоровья военнослужащих и охраны труда работников, критерием такого анализа представляется наиболее целесообразным выбрать структуру прав граждан в области охраны труда, закрепленную ст. 8 Федерального закона «Об основах охраны труда в Российской Федерации». В указанную структуру включаются права на:

- рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда;

- обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

- получение достоверной информации от работодателя, соответствующих государственных органов и общественных организаций об условиях и охране труда на рабочем месте, о существующем риске повреждения здоровья, а также о мерах по защите от воздействия вредных или опасных производственных факторов;

- отказ от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, до устранения такой опасности;

- обеспечение средствами индивидуальной и коллективной защиты работников за счет средств работодателя;

- обучение безопасным методам и приемам труда за счет средств работодателя;

- профессиональную переподготовку за счет средств работодателя в случае ликвидации рабочего места вследствие нарушения требований охраны труда;

- запрос о проведении проверки условий и охраны труда на его рабочем месте органами государственного надзора и контроля за соблюдением требований охраны труда или органами общественного контроля за соблюдением требований охраны труда;

- обращение в органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления, к работодателю, в объединения работодателей, а также в профессиональные союзы, их объединения и иные уполномоченные работниками представительные органы по вопросам охраны труда;

- личное участие или участие через своих представителей в рассмотрении вопросов, связанных с обеспечением безопасных условий труда на его рабочем месте, и в расследовании происшедшего с ним несчастного случая на производстве или его профессионального заболевания;

- внеочередной медицинский осмотр (обследование) в соответствии с медицинскими рекомендациями с сохранением за ним места работы (должности) и среднего заработка на время прохождения указанного медицинского осмотра;

- компенсации, установленные законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации, коллективным договором (соглашением), трудовым договором (контрактом), если он занят на тяжелых работах и работах с вредными или опасными условиями труда.

Ч. 2 п. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» определяет, что на командиров возлагается обеспечение требований безопасности при проведении учений, иных мероприятий боевой подготовке, во время эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве работ, исполнении других обязанностей военной службы.

Ч. 2 ст. 77 Устава внутренней службы ВС РФ устанавливает обязанность командиров лично убедиться перед началом работ, занятий, работ или других мероприятий служебной деятельности, что для этого созданы и обеспечены безопасные условия.

Конкретные условия обеспечения безопасности исполнения военнослужащими обязанностей военной службы содержатся в различных санитарных, гигиенических, и технических нормативных актах, действующих в Вооруженных Силах РФ.

Указанная категория нормативных правовых актов содержит в себе и требования безопасности места выполнения военнослужащими мероприятий служебной деятельности. Например, Санитарными правилами и нормами «Электромагнитные излучения радиочастотного диапазона (ЭМИ РЧ)»[58] определяют предельно допустимые уровни воздействия на организм человека ЭМИ РЧ, инженерно-технические мероприятия по защите от такого воздействия, включающие рациональное размещение оборудования; использование средств, ограничивающие поступление электромагнитной энергии на рабочие места персонала и др. Эти требования, в соответствии с п/п. «г)» п. 1 приказа Министра обороны РФ от 30 апреля 1997 г., действуют в отношении всего личного состава Вооруженных Сил РФ, в том числе, и в отношении военнослужащих.

Таким образом, военное право содержит в себе нормы, направленные на обеспечение потребности военнослужащих в безопасности мест их служебной деятельности.

Ст. 14 Федерального закона «О статусе военнослужащих» устанавливает право военнослужащих на вещевое обеспечение, в соответствии с которым, военнослужащие обеспечиваются вещевым имуществом в зависимости от условий прохождения военной службы.

П. 2 Положения «О вещевом обеспечении военнослужащих»[59] вещевое имущество разделяет на две категории: имущество личного пользования и инвентарное имущество.

К инвентарному вещевому имуществу п. 34 Положения относит, в частности, специальную одежду, теплые вещи, летно-техническую одежду, выдаваемые военнослужащим на время, в зависимости от конкретных условий военной службы.

Теплое имущество, в соответствии с п. 39 Положения, выдается военнослужащим в зависимости от климатических условий местности, которые разделены на местности с особо холодным, холодным и умеренным климатом, в порядке, устанавливаемом командиром воинской части. Нормами снабжения предусмотрено обеспечение военнослужащих специальной одеждой, обувью, иными средствами при выполнении ими обязанностей в различных вредных и опасных условиях: при обслуживании вооружения, военной и автомобильной техники (норма № 16[60] ); ракетной техники (норма № 25[61] ); при работах с радиоактивными веществами и источниками ионизирующих излучений (норма № 42[62] ); при выполнении разных специальных работ (норма № 39[63] ). Указанные средства предназначены для защиты военнослужащих от таких неблагоприятных факторов, как воздействие химических веществ, электрического тока, загрязнения и т.п.

Таким образом, необходимо констатировать наличие у военнослужащих права на обеспечение дополнительными видами вещевого имущества, которое предназначено для защиты здоровья военнослужащих от вредных и опасных факторов военной службы.

П. 1 ст. 14 Федерального закона «О статусе военнослужащих» указывает, что продовольственное обеспечение военнослужащих осуществляется по нормам и в сроки, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации, в порядке, определяемом Министерством Обороны Российской Федерации. Ст. 111 Положения «О продовольственном обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации на мирное время», введенного в действие приказом Министра обороны от 22 июля 2000 г. № 400 предусмотрено обеспечение бесплатным лечебно-профилактическим питанием военнослужащих, занятых на работах с особо вредными условиями труда.

Кроме того, Положением предусматривается обеспечение военнослужащих продуктами, дополнительными к основному пайку. Дополнительные к основным нормы продовольственных пайков продукты призваны более гибко отражать повышенные потребности военнослужащих в большем объеме или лучших качествах продовольствия, обусловленные более тяжелыми или вредными условиями прохождения военной службы. Такими нормами предусматривается как выдача дополнительных к основным продуктов, так и замена части продуктов основного пайка другими, более соответствующими конкретным условиям военной службы.

Обеспечению сохранения здоровья военнослужащих способствует не только правомерное поведение других лиц, но и их собственное безопасное поведение. Ряд ученых-юристов рассматривают безопасное поведение граждан в качестве одного из компонентов обеспечения права на охрану здоровья.[64] Человек всегда охраняет свое здоровье, которое, по мысли Гегеля, является условием «исполнения назначения человека».[65]

Между тем, основой всякой деятельности человека является мышление, которое, в свою очередь, опирается на информацию об окружающей его среде. Сохранение здоровья военнослужащих, таким образом, становится не возможным без получения ими достоверной, своевременной информации о факторах, влияющих на его организм и формировании, в соответствии с имеющейся у него информацией, собственного безопасного поведения.

Особую значимость такой информации подчеркивает то обстоятельство, что Конституция РФ, провозгласив в п. 4 ст. 29 право каждого свободно искать, производить и распространять информацию, дополнительно еще дважды (в п. 3 ст. 41 и ст. 42) закрепила право на информацию, значимую для сохранения здоровья, при чем в п. 3 ст. 41 – даже в форме угрозы возможной ответственности должностных лиц за сокрытие фактов и обстоятельств, создающих опасность для жизни и здоровья людей.

Вопросы реализации данного права граждан регулируются в более чем 15 федеральных законах, в числе которых: Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»,[66] Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 54 «О государственной тайне»,[67] Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»,[68] Основы законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» и др.

В соответствии с указанными актами, право на информацию о факторах, влияющих на здоровье не может быть ограничено, так как сведения, содержащие такую информацию, не подлежат засекречиванию (ст. 7 Закона РФ «О государственной тайне»), а иных ограничений данного права федеральными законами не предусмотрено.

Рассматриваемое право предусмотрено также и в качестве неотделимого компонента статуса военнослужащих в п. 1 ст. 7 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Однако, оно закреплено в виде общего права военнослужащих на доступ к получению и распространению информации. Специфика реализации права на информацию о факторах, влияющих на здоровье в условиях прохождения военной службы в данном Законе не рассматривается.

В настоящее время правовая регламентация данного вида обеспечения безопасности военной службы осуществляется нормами Устава внутренней службы ВС РФ, Устава гарнизонной и караульной служб ВС РФ[69] , а также рядом приказов и директив Министра обороны РФ, нормативными актами Начальника Генерального Штаба ВС РФ.

Данное направление обеспечения безопасности военной службы обеспечивается предоставлению военнослужащим информации об указанных обстоятельствах, а также обучению военнослужащих как формы доведения до них такой информации с одновременным формированием у них навыков ее использования в практической деятельности.

Так, ст. 77 УВС в число общих обязанностей командиров по обеспечению безопасности военной службы относит, в частности, доведение требований безопасности, контроль за их усвоением военнослужащими, достаточностью их практических навыков в выполнении этих требований.

Конкретные вопросы доведения до военнослужащих информации о факторах, влияющих на их здоровье, касающиеся форм, содержания такой деятельности, периодичности ее осуществления регламентируются Инструкцией по подготовке военнослужащих к выполнению требований безопасности в повседневной деятельности войск (сил),[70] а отдельные вопросы – также УГиКС (применительно к подготовке личного состава караула), Руководством по подготовке водителей и допуску их к управлению транспортными средствами в Вооруженных Силах Российской Федерации,[71] Системой экологического обучения и воспитания в Вооруженных Силах Российской Федерации[72] и другими нормативными актами Министерства обороны.

Таким образом, право военнослужащих на информацию о факторах, влияющих на здоровье и на обучение безопасным методам исполнения обязанностей военной службы, не имея конкретного закрепления в специальном федеральном законе, тем не менее обеспечивается в практической деятельности Вооруженных Сил. Более того, в соответствии с п.3 Инструкции: подготовка военнослужащих к выполнению требований безопасности в повседневной деятельности, является неотъемлемой частью профессиональной подготовки личного состава, целью которой является обеспечение такого уровня профессиональной подготовки личного состава, который бы позволял ему в процессе исполнения обязанностей исключить (уменьшить) негативное воздействие опасных и вредных факторов военной службы и на этой основе безопасно выполнить поставленные задачи, предупредить увечья (ранения, травмы, контузии) и иные несчастные случаи.

Обучение военнослужащих безопасным методам исполнения обязанностей военной службы предусмотрено ст. 77 Устава внутренней службы ВС РФ и осуществляется в соответствии с Инструкцией по подготовке военнослужащих к выполнению требований безопасности в повседневной деятельности войск (сил), иными нормативными правовыми актами Министерства обороны Российской Федерации.

Обобщая результаты анализа, можно определить, что рассмотренные права военнослужащих, - право на место выполнения обязанностей военной службы, отвечающее требованиям безопасности и гигиены; право на обеспечение средствами индивидуальной защиты и смывающими средствами; право на обеспечение дополнительным питанием, компенсирующим вредное воздействие на организм военнослужащих факторов военной службы; право на информацию о факторах военной службы, влияющих на здоровье военнослужащих, о существующих средствах и способах защиты от них; право на личное участие военнослужащего в проведении административного расследования по факту получения им травмы, - имеют своим предметом удовлетворение общего интереса военнослужащих – интереса в сохранении здоровья. Однако, удовлетворение этого интереса при реализации указанных прав осуществляется различными способами.

Так, право на место выполнения обязанностей военной службы, отвечающее требованиям безопасности и гигиены направлено на исключение вредного (опасного) воздействия на здоровье военнослужащих со стороны неблагоприятных факторов военной службы. В зависимости от природы возникновения этих факторов, конкретные правомочия, предоставляемые военнослужащим здесь могут заключаться в правомочии требования от органов военного управления воздерживаться от действий, способных причинить вред здоровью военнослужащих либо правомочии требовать от них активных действий по предотвращению угрозы причинения такого вреда, в том числе и возникшей в следствии причин, от органов военного управления не зависящих. Представляется, что данное право представляет собой комплекс двух видов прав граждан - личного и социального. О первом можно говорить имея в виду запрет причинения вреда здоровью, фактически, право на физическую неприкосновенность. Ко второму справедливо отнести, например, случаи устранения последствий чрезвычайных ситуаций природного или техногенного происхождения в месте выполнения военнослужащим обязанностей военной службы.

Право военнослужащих на обеспечение средствами индивидуальной защиты и смывающими средствами, право на обеспечение дополнительным питанием, компенсирующим воздействие на их организм вредных факторов военной службы с одной стороны являются вещными правами, так как предусматривают передачу военнослужащим различных материальных объектов (одежды, обуви, снаряжения, продовольствия, мыла), а с другой стороны – имеют своей целью удовлетворение интереса военнослужащих в защите своего организма от воздействия опасных (вредных) факторов военной службы. Необходимо также отметить наличие социально-экономических черт данных прав – материальность предоставляемых объектов, безвозмездность их использования.

Право военнослужащих на информацию о факторах военной службы, влияющих на здоровье, о существующих средствах и способах защиты от них предусматривает удовлетворение интереса военнослужащих в сведениях, позволяющих сформировать их собственное безопасное поведение. Кроме того, такая информация позволяет военнослужащему убедиться в полноте реализации органами военного управления ранее рассмотренных его прав в сфере охраны здоровья, тем самым являясь необходимым условием для защиты военнослужащим этих прав, в случае их нарушения.

Информация о факторах военной службы, влияющих на здоровье военнослужащих может содержаться в документированном виде, образуя тем самым, в соответствии со ст. 2 Федерального закона «Об информации, информатизации защите информации», информационные ресурсы, представляющие собой объект имущественных прав. Следовательно, право военнослужащих на такую информацию в некоторых случаях может рассматриваться как имущественное. Так, в соответствии со ст. 12 названного Закона, право граждан на доступ к государственным информационным ресурсам представляет собой правомочие пользование этими имущественным объектами.

Таким образом, права военнослужащих. Направленные на создание материальной основы сохранения их жизни и здоровья, являются прямыми аналогам прав работников в сфере охраны труда.

Представляется, что такое положение вытекает, во-первых, из единых объективных законов жизнедеятельности организма человека, влияния на него различных объективных факторов внешней среды, а также противодействия этим факторам; во-вторых, из общих черт правовых отношений, складывающихся между военнослужащими и органами военного управления, с одной стороны, а также между работниками и работодателями – с другой.

Общими чертами правового положения военнослужащих и работающих граждан является то, что обе эти категории заняты выполнением общественно полезной деятельностью. Данный тезис подтверждается п. 1 ст. 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих», определяющем, что право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы.

При выполнении указанных функций, как те, так и другие испытывают известные ограничения свободы своих действий, вызванные необходимостью подчиняться правилам внутреннего распорядка той организации, в штат которой они включены.

Опасности, которые испытывают военнослужащие и работающие граждане при осуществлении своей профессиональной деятельности, как правило, имеют своим источником саму эту деятельность, неотделимы от нее и, в известном смысле, являются ценой, которую вынуждено платить общество за удовлетворение своих потребностей.

Работодатели с целью получения прибыли, иного полезного результата во многих случаях привлекают работников к деятельности, являющейся источником повышенной опасности. Деятельность Вооруженных Сил, к которой привлекаются военнослужащие, носит еще более опасный характер, так как связана с использованием технических средств, специальном предназначенных для поражения живой силы противника. Поэтому, представляется вполне справедливым установление дополнительных юридических гарантий, обеспечивающих безопасность жизни и здоровья указанных категорий лиц.

Таким образом, можно заключить, что право военнослужащих на охрану здоровья включает в себя комплекс более конкретных прав различного характера, направленных на удовлетворение их интереса в сохранении здоровья, но обеспечивающих его различными способами. Совокупность этих конкретных прав образует содержание более общего права военнослужащих на охрану здоровья, которое, таким образом необходимо отнести к комплексным правам.

Необходимо отметить, что военное законодательство не выделяет для военнослужащих ряд прав, характерных для прав граждан в сфере охраны труда. Часть из этих прав, по мнению автора не являются актуальными в условиях прохождения гражданам военной службы, так как блага, обеспечиваемые ими предоставляются военнослужащим на более общих основаниях, не связанных с состоянием безопасности при исполнении ими обязанностей военной службы.

Так, обязательное социальное страхование работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний имеет целью обеспечить сохранение работнику среднего заработка на время болезни, оплату расходов на медицинскую помощь, иных расходов, связанных с несчастными случаями и профессиональными болезнями.

Оплата труда военнослужащих, оказание им медицинской помощи, пенсионное и иное обеспечение в случае увольнения по состоянию здоровья осуществляются на несколько иной основе – на принципе полного государственного обеспечения, путем прямого бюджетного финансирования расходов на указанные цели. По этой же причине не является актуальным для военнослужащих право на внеочередной медицинский осмотр (обследование) в соответствии с медицинскими рекомендациями с сохранением за ним места работы (должности) и среднего заработка на время прохождения указанного медицинского осмотра, на профессиональную переподготовку за счет средств работодателя в случае ликвидации рабочего места вследствие нарушения требований охраны труда.

Не закреплены в военном законодательстве также такие права военнослужащих как право на запрос о проведении проверки условий военной службы с точки зрения их безопасности для жизни и здоровья военнослужащих; право военнослужащего на отказ от выполнения обязанностей военной службы в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований безопасности до устранения такой опасности.

Рассмотрим возможность применения прав работников, направленных на обеспечение им дополнительных условий для активного поведения по предупреждению такого вреда в сфере военно-правовых отношений. К ним можно отнести право на отказ от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья в следствие нарушения требований охраны труда; право на личное участие или участие через своих представителей в рассмотрении вопросов, связанных с обеспечением безопасных условий труда на его рабочем месте.

Отказ от выполнения трудовых обязанностей работника, по своей сущности, является прекращением выполнения им существенного условия трудового договора и допускается в случае невыполнения работодателем, со своей стороны, другого не менее существенного условия такого договора, установленного ст. ст. 2 и 15 КЗОТ РФ, а именно – обязанности работодателя обеспечить здоровые и безопасные условия труда работника.

Трудовое законодательство предусматривает так же правовую возможность коллективного отказа выполнения работниками трудовых обязанностей и в случае неисполнения работодателем иных обязанностей (например, по оплате труда), что осуществляется в форме забастовки. Такое право предоставлено работникам ст. 13 Федерального закона от 23 ноября 1995 г. N 175-ФЗ «О порядке разрешения коллективных трудовых споров».[73]

Необходимо отметить, что прекращение исполнения обязательств по договору является общераспространенным. Так, ст. 14 Гражданского кодекса Российской Федерации допускает самозащиту любых гражданских прав без обращения к суду при наличии трех условий: нарушения права, необходимости пресечь это нарушение и соразмерность принятых мер данному нарушению.

Данная норма не содержит перечня способов самозащиты, предоставляя это на усмотрение самого защищающегося лица. Поэтому, можно предположить, что такой способ защиты, как прекращение правоотношения, предусмотренный ст. 12 ГК РФ, вполне применим к данному случаю.

Таким образом, право работника на отказ от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья в следствие нарушения требований охраны труда, логично вытекает из сущности трудовых правоотношений, как договорных и является способом самозащиты права работника на сохранение здоровья.

Необходимо отметить, что право военнослужащего на отказ от выполнения обязанностей военной службы в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья военным законодательством не предусмотрен. Более того, в основополагающих нормативных правовых актах, регламентирующих правовое положение военнослужащих содержится прямое указание на невозможность такого отказа. Так, в соответствие с п.2 ст. 1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», исполнение военнослужащими военной службы связано с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни. П. 3 ст. 7 данного Закона конкретизирует указанную норму, устанавливая, что участие военнослужащих в забастовках, а равно иное прекращение исполнение обязанностей военной службы как средство урегулирования вопросов, связанных с прохождением военной службы, запрещаются.

Сказанное дало основание многим видным ученым-юристам рассматривать беспрекословность воинского подчинения как существенную особенность военной службы, отличающую ее от других видов профессиональной деятельности граждан.[74]

За нарушение указанных правил военнослужащие могут быть привлечены, в зависимости от наступивших последствий, к дисциплинарной или уголовной ответственности. Так, уголовная ответственность может наступить за неисполнение подчиненным военнослужащим приказа начальника (ст. 332 УК РФ), за самовольное оставление части или места службы (ст. ст. 337, 338 УК РФ), за нарушение правил несения специальных служб (ст. ст. 340 – 345 УК РФ).

Вместе с тем, необходимо учесть, что наличие угрозы жизни или здоровью человека в ряде случаев может быть признано обстоятельством, исключающем общественную опасность деяния и, следовательно, исключающим наступление за это деяние уголовной ответственности.

В соответствие со ст. 39 УК РФ, не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, осуществленное для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами, когда указанным интересам был причинен вред менее значительный, чем вред предотвращенный.

Однако, как указывает профессор Х.М. Ахметшин, «в условиях военной службы, предотвращение опасности, грозящей одним интересам, путем причинения вреда другим в определенных случаях становится для военнослужащего правовой обязанностью»[75] .

Военная присяга и воинские уставы обязывают военнослужащего стойко переносить тяготы и лишения военной службы, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество. При защите Отечества военнослужащий не может уклониться от выполнения своего воинского долга, если даже оно связано с опасностью для его жизни. Поэтому нет состояния крайней необходимости, когда военнослужащий для сохранения своей жизни и здоровья которым угрожает опасность в связи с указанным выполнением воинского долга, нарушает требования военной присяги и воинских уставов.

Представляется, что в данном случае речь идет о выполнении военнослужащим таких обязанностей военной службы, которые направлены на непосредственное устранение угрозы конституционному строю, правам и законным интересам других лиц, в том числе и их жизни и здоровью. Однако, при выполнении обязанностей военной службы, не связанных с решением указанных задач (например, при выполнении ремонтно-строительных, хозяйственных работ, обслуживании военной техники и т.п.), военнослужащий вправе воспользоваться институтом крайней необходимости, прекратив выполнение поставленных задач при возникновении опасности их жизни и здоровью.

Таким образом, возникновение опасности жизни и здоровью военнослужащих, в некоторых случаях, объективно признается законодательством Российской Федерации основанием для прекращения военнослужащим исполнения обязанностей военной службы. В сравнении с соответствующей нормой трудового права, такое прекращение ограничено рядом условий, которые не ставятся перед работниками. Такими условиями, из смысла ст. 37 УК РФ, являются:

- наличие действительной (реальной) опасности жизни и здоровью военнослужащего;

- невозможность устранить эту опасность иными средствами;

- вред, причиненный прекращением военнослужащим исполнения обязанностей военной службы менее значим, чем вред предотвращенный.

С другой стороны, приказ командира о выполнении военнослужащим служебных обязанностей в условиях реально существующей опасности для его жизни и здоровья, когда такое не может быть оправдано обеспечением интересов общества, государства, прав и свобод граждан, является незаконным, с всеми вытекающими из этого последствиями, включая прекращение уголовно-правовой защиты такого приказа.

На основании сказанного, можно констатировать, что военнослужащие более стеснены в средствах защиты своего права на охрану здоровья, чем работники, для которых данный способ защиты является альтернативным и может быть применим даже в тех случаях, когда имеется возможность устранить опасность иными средствами.

Для окончательного ответа на вопрос о целесообразности наделения военнослужащих правом на отказ выполнить приказ командира, не соответствующий требованиям сохранения жизни и здоровья, необходимо рассмотреть также и те объективные причины, которые могут побудить командира отдать такой приказ.

В качестве критерия для исследования названных причинно-следственных связей, отражающихся на характере общественных отношений, складывающихся по поводу прохождения военной службы, предполагается использовать некоторые особенности социально-экономического положения должностных лиц органов военного управления.

При этом, необходимо отметить, что между решением основной государственной задачи, стоящей перед Вооруженными Силами Российской Федерации, а именно – поддержание высокой боевой готовности войск (сил) в мирное время и задачи сохранения жизни и здоровья военнослужащих существует объективное противоречие.

Так, выполнение войсками мероприятий внутренней, гарнизонной и караульной службы призвано обеспечивать высокую боевую готовность, строгую воинскую дисциплину, эффективность и оперативность управления войсками, сохранность и готовность к боевому применению военных объектов, вооружения и военной техники. При этом, общим направлением повышения эффективности данной деятельности объективно является, с одной стороны, сокращение привлекаемых к выполнению задач сил и средств, времени на их выполнение, а с другой – при неизменности привлекаемых сил, средств, времени – обеспечение более качественного их выполнения.

В этой связи, необходимость обеспечения безопасных для жизни и здоровья военнослужащих условий военной службы, которая также, в свою очередь, требует для реализации выделения необходимых ресурсов, объективно выступает ограничением для осуществления вышеуказанной деятельности Вооруженных Сил.

При этом, необходимо отметить, что сохранение жизни и здоровья военнослужащих, со своей стороны, выступает, в конечном счете, залогом успешной деятельности войск. И наоборот, отсутствие должного уровня безопасных условий военной службы является препятствием для повышения боевой готовности войск, негативно сказываясь на морально-психологическом состоянии личного состава, порождая необходимость дополнительного расходования средств Вооруженных Сил на возмещение причиненного вреда здоровью военнослужащих, ликвидацию последствий аварий на военной технике. Поэтому, можно констатировать, что названное противоречие не является антагонистическим.

Указанное объективное противоречие оказывает свое влияние и на конкретную деятельность органов военного управления, их должностных лиц. Так, одним из основных критериев успешности служебной деятельности того или иного командира является степень эффективности выполнения поставленных задач, вверенным ему подразделением, воинской частью, и т.п., в том числе, и по критерию объема используемых для этого ресурсов.

В такой обстановке имеется некоторая вероятность возникновения желания у командира повысить эффективность решения поставленных задач в ущерб безопасности военнослужащих. Однако, побудить командира на такое решение, может только система оценки его деятельности, недостаточно учитывающая полноту обеспечения им безопасности военной службы. Данный тезис основывается на том, что влияние результатов служебной деятельности воинских должностных лиц на их благосостояние является весьма опосредованным и проявляется, как правило, при назначении на вышестоящую должность, присвоении следующего воинского звания.[76]

Таким образом, устранение условий для нарушения прав военнослужащих в сфере охраны здоровья лежит в плоскости организационно-правовых проблем, а не в расширении границ свободного поведения военнослужащего.

В окончании рассмотрения комплекса данного комплекса проблем, необходимо отметить, что у работников предприятий, учреждений и организаций в гражданской сфере есть гораздо более существенное основание ожидать сознательного нарушения их права на безопасные условия труда со стороны администрации, чем у военнослужащих.

Так, работодателем в области трудовых отношений движет преимущественно экономический интерес. В этих целях он стремится к сокращению издержек производства, в том числе на рабочую силу, а, следовательно, и на охрану труда.[77] Представляется, что данный побудительный мотив работодателя устранить гораздо сложнее, так как результаты экономической деятельности предприятия, организации немедленно отражаются на его благосостоянии.

Право работника на личное участие или участие через своих представителей в рассмотрении вопросов, связанных с обеспечением безопасных условий труда на его рабочем месте также вытекает из договорного характера правоотношений в сфере трудовой деятельности работника. Поэтому, указанная форма участия работника может включать в себя и воздействие на решение работодателя по организации охраны труда. Так, обязательным для работодателя является заключение, совместно с представителями работников, коллективного договора, содержание которого определяется по их обоюдному согласию и может включать в себя также вопросы по улучшению охраны труда.[78]

Представляется, что данное право не может быть экстраполирована в сферу охраны здоровья военнослужащих, так как вступает в прямое противоречие с основополагающим принципом организации Вооруженных Сил – единоначалием и невозможности вмешательства в законную деятельность командиров кого бы то ни было.

Право военнослужащего на личное участие в расследовании (имеется в виду административное расследование) обстоятельств получения им травм военным законодательством не предусмотрено. Однако, фактически, некоторые элементы такого участия просматриваются из анализа нормативных правовых актов Министерства обороны РФ. Так, в соответствии с п. 68 Наставления по правовой работе в СА и ВМФ,[79] офицер, назначенный для проведения административного расследования, обязан собрать доказательства, среди которых – объяснения и заявления различных лиц, в том числе и потерпевшего военнослужащего. В соответствии с п. 70 Наставления, к числу лиц, которые должны быть ознакомлены с заключением по результатам проведенного административного расследования, отнесены и потерпевшие.

Таким образом, военнослужащий, получивший травму, фактически пользуется правом личного участия в проведении административного расследования. Такое участие может выражаться в изложении сведений, которые он считает необходимыми для объективного и полного расследования; ходатайствовании о проведении дополнительных исследований, опросов очевидцев, приобщении к делу дополнительных документов. В случае несогласия с выводами административного расследования, он может их обжаловать в установленном порядке.

Право на запрос о проведении проверки условий безопасности в соответствующие органы надзора и контроля, закрепленное за работником, по своему характеру наиболее близко к праву граждан на информацию о факторах, влияющих на их здоровье. Как в том, так и в другом случае реализация указанных правовых предписаний направлена на удовлетворение потребности гражданина в информации, значимой для сохранения его здоровья.

Отличием в данном случае является то, что право на информацию обеспечивается работодателем, а рассматриваемое право – независимыми от работодателя органами, полномочными, в случае выявления ими нарушений прав работника, не только обеспечить его о том информацией, но и принять меры к защите этих прав. Данная особенность сближает названное право так же с правом гражданина на обращение за защитой своих нарушенных прав в государственные органы, с тем отличием, что в последнем поводом для такого обращения может служить только имеющееся в наличии нарушение, тогда как для направления запроса выполнения такого условия не требуется.

Представляется, что включение данного права в правовой статус военнослужащих не противоречит особенностям военной службы, так как не препятствует осуществлению ее основополагающих принципов и явилось бы дополнительной юридической гарантией реализации права военнослужащих на охрану здоровья.

В настоящее время в Вооруженных Силах Российской Федерации большое внимание уделяется проблеме обеспечения безопасности военной службы. В 1997 году Министром обороны Российской Федерации утверждена Концепция безопасности военной службы в Вооруженных Силах.[80] В этой связи автор считает необходимым установить соотношение безопасности военной службы и безопасности военнослужащих в контексте осуществления их права на охрану здоровья.

Под безопасностью военной службы названная Концепция понимает состояние военной службы, обеспечивающее защищенность военнослужащих, местного населения и окружающей природной среды от угроз, возникающих при осуществлении деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации.

Из указанного определения следует, что субъектами правоотношений, складывающихся в сфере безопасности военной службы, чьи интересы и обеспечиваются такой безопасностью, являются не только военнослужащие, но и иные граждане.

Основными целями обеспечения безопасности военной службы, в соответствии с п.3 Концепции являются реализация жизненно важных интересов военнослужащих, предотвращение причинения вреда жизни, здоровью и имуществу местного населения, окружающей природной среде при осуществлении деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации, их объединений, соединений, воинских частей, учреждений, военно-учебных заведений, предприятий и организаций Министерства обороны Российской Федерации. При этом, под жизненно важными интересами военнослужащих понимается совокупность потребностей, удовлетворение которых обеспечивается реализацией прав, свобод и льгот, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Безопасными условиями военной службы Концепцией понимаются условия военной службы, обеспечивающие защищенность военнослужащих, местного населения и окружающей природной среды от опасных физических, химических, биологических и психофизиологических факторов, классифицирующихся в соответствии с положениями системы стандартов безопасности труда (ГОСТ 12.0.003-74 ССБТ), а также неблагоприятные социальные факторы.

Среди неблагоприятных факторов военной службы, перечисленных во втором разделе Концепции к социальным можно отнести, в частности:

- неудовлетворительное финансирование войск (сил), недостаточное обеспечение продовольствием, вещевым и другими видами имущества, материальными и иными ресурсами (услугами), не позволяющее своевременно и в полном объеме доводить до каждого военнослужащего положенные нормы довольствия, реализовывать установленные законодательством льготы, организовывать боевую подготовку и поддерживать нормальные условия службы и быта;

- криминализация общества, активизация попыток проникновения в воинские части и военные городки организованных преступных групп;

- угроза совершения актов терроризма и иных преступлений против общественной безопасности и общественного порядка в военных городках и на военных объектах в регионах Российской Федерации с наиболее сложной криминогенной обстановкой.

Очевидно, что указанные факторы влияют на осуществление всего комплекса прав военнослужащих. Следовательно, и деятельность органов военного управления по противодействию им нельзя относить к обеспечению одного какого-либо права.

В этой связи, деятельность органов военного управления по охране здоровья военнослужащих необходимо считать составной частью обеспечения безопасности военной службы в концептуальном смысле. При этом, обеспечение безопасности военной службы, адресованное осуществлению права военнослужащих на охрану здоровья, необходимо рассматривать как противодействие опасным (вредным) физическим, химическим, биологическим и психофизиологическим факторам, классифицирующимся в соответствии с положениями системы стандартов безопасности труда (ГОСТ 12.0.003-74 ССБТ).


Глава 2. Реализация права военнослужащих на охрану здоровья.

Под реализацией права в юридической литературе понимается, претворение этого права в жизнь, реальное воплощение содержания юридических норм в фактическое поведение субъектов[81] .

Под реализацией права СС. Алексеев понимает одну из стадий процесса правового регулирования, когда правовое регулирование воплощается в поведении конкретных лиц по достижению своей цели.[82] В.В. Копейчиков рассматривал реализацию как регламентированный нормами права процесс, обеспечивающий каждому гражданину материальные и духовные блага, защиты этих прав от посягательств.[83]

При этом реализация права рассматривается в двух аспектах: во-первых, как конечный результат – достижение полного соответствия между требованиями норм совершить или воздержаться от совершения определенных поступков и суммой фактически последовавших действий; во-вторых, как процесс, объективно представляющий собой совершение определенными средствами в известной последовательности, в установленные сроки и в определенном месте предусмотренных нормами права правомерных действий.

В данном случае идет речь о реализации права в объективном смысле, – т.е. реализации правовых норм. Между тем, научный аппарат, разработанный применительно к реализации объективного права, вполне может быть применим и к реализации права в субъективном смысле, в данном случае – к вопросу реализации права военнослужащих на охрану здоровья. Основанием такой уверенности может служить то обстоятельство, что субъективные права граждан, по общему признанию, основываются, выражаются в нормах объективного права. Поэтому многие ученые-юристы рассматривали реализацию субъективных прав граждан как их «осуществление путем правомерного поведения субъектов общественных отношений»[84] .

Как отмечалось, целью реализации права военнослужащих на охрану здоровья является обеспечение им безопасных условий военной службы путем приведения значимых параметров среды их жизнедеятельности к допустимым значениям, при которых причинение вреда здоровью исключается, либо маловероятно.

Однако, как неоднократно указывалось в работах исследователей в области военной службы, достичь требуемого уровня безопасности факторов, воздействующих на организм военнослужащих в полной мере невозможно по целому ряду объективных причин. Но и в этих условиях возможно сохранение здоровья военнослужащих путем предоставления им индивидуальной защиты, дополнительного питания, изменения режима служебного времени и т.п., то есть – путем компенсации вредного (опасного) воздействия факторов военной службы на организм конкретного военнослужащего. В отличии от создания безопасных условий военной службы путем ликвидации источников угроз жизни и здоровью, данные средства и способы имеют своим непосредственным объектом организм конкретного военнослужащего, выступая неотъемлемой частью охраны его здоровья.

Таким образом, под реализацией права военнослужащих на охрану здоровья можно понимать деятельность органов военного управления и военнослужащих, направленную на обеспечение последним безопасных условий военной службы, а также компенсацию вредного и (или) опасного воздействия на их организм различных факторов военной службы.

Степень реализации прав граждан зависит от условий, которые созданы государством. Реальность прав и свобод граждан обеспечивается целой системой различных экономических, социальных, политических, идеологических, организационных и других гарантий. Под гарантиями в юридической науке понимаются условия и предпосылки, обеспечивающие фактическую возможность реализации прав граждан.[85]

При этом принято разделять гарантии на общие и специальные (юридические или правовые). К общим гарантиям относятся экономические, политические, идеологические и организационные.

Юридические гарантии - это правовые нормы, определяющие специфически юридическими средствами условия и порядок реализации прав, юридические средства их охраны и защиты в случае нарушения и т.п.[86]

Учитывая особое значение юридических гарантий в реализации прав граждан, представляется необходимым рассмотреть систему таких гарантий, обеспечивающих реализацию права военнослужащих на охрану здоровья.

§ 1. Юридические гарантии реализации права военнослужащих на охрану здоровья.

Говоря о системе юридических гарантий реализации права военнослужащих на охрану здоровья, можно выделить две их группы: обеспечивающие реализацию этого права и обеспечивающие его защиту. К первой группе необходимо отнести нормы, определяющие пределы данного права; конкретизирующие его в текущем законодательстве; юридические факты, с которыми связывается обладание и непосредственное пользование военнослужащими конкретными правомочиями в сфере охраны их здоровья; процессуальные формы их реализации. Ко второй группе юридических гарантий следует отнести механизмы и институты защиты права военнослужащих на охрану здоровья: контроль и надзор; меры защиты и меры ответственности виновных за нарушение этого права.[87]

Совокупность правовых гарантий реализации права военнослужащих на охрану здоровья можно также представить в виде механизма, включающего в себя в качестве элементов: информирование военнослужащих о принадлежащем им праве, об органах военного управления, правомочных его осуществлять; выделение круга вопросов, связанных с точным установлением правовых оснований принадлежности военнослужащему соответствующего права, его объема, конкретного содержания и пределов использования; определение правовых средств, которые необходимо использовать в процессе защиты данного права; установление органа (лица), от действий которого, предусмотренных законом, зависит его реализация; применение правовых средств защиты от нарушения прав и свобод военнослужащих, восстановление нарушенного права.

Пределы осуществления права военнослужащих на охрану здоровья.

Одной из важнейших гарантий механизма реализации субъективных прав граждан является определение пределов этих прав. Именно границы субъективных прав гражданина определяют меру предоставляемой этими правами свободы, осуществляя которую, с одной стороны, управомоченный субъект ограждается от каких–либо посягательств, а с другой - не препятствует свободному осуществлению субъективных прав иными лицами. В этом смысле, ограничения правом субъективных прав граждан является гарантией их реализации, выступает неотделимым элементом механизма реализации правового статуса гражданина.

Учитывая сущность права военнослужащих на охрану здоровья, как права на безопасные для здоровья условия военной службы, его пределы, очевидно, содержатся в вопросе о том, в какой степени и в каких случаях такое право может быть ограничено. Законодательство Российской Федерации прямого ответа на этот вопрос не дает, поэтому автор предлагает определение упомянутых пределов, опираясь на имеющиеся правовые нормы.

В соответствии с п. 3. Ст. 55 и п. 3. Ст. 56 Конституции Российской Федерации, право военнослужащих на охрану здоровья может быть ограничено только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ государственного строя, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Федеральный закон «О статусе военнослужащих» в п. 2. ст. 1 определяет, что на военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, выполнение которых связано с необходимостью беспрекословного выполнения приказов командиров.

При анализе сущности интересов, которые могут быть признаны выше интересов сохранения жизни и здоровья военнослужащих необходимо учитывать, что Вооруженные Силы Российской Федерации, иные воинские формирования, предназначены для отражения агрессии, направленной против Российской Федерации, для вооруженной защиты целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации, а Вооруженные Силы Российской Федерации, также, и для выполнения задач в соответствие с международными договорами Российской Федерации (ст. ст. 2, 10 Федерального закона «Об обороне», ст. 2 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»).

Любая агрессия, посягательство на целостность и неприкосновенность Российской Федерации влечет за собой и угрозу таким охраняемым законом правам и свободам граждан, как их жизнь, здоровье, личная неприкосновенность и др. Следовательно, защита Российской Федерации, возлагаемая на военнослужащих является их обязанностью по устранению угрозы указанным охраняемым законом интересам. Невыполнение же военнослужащим своих обязанностей может нанести ущерб этим интересам.

Исходя из принципа сопоставимости интересов, разумной достаточности их обеспечения можно заключить, что риск жизни и здоровью военнослужащего при выполнении им обязанностей военной службы только тогда может быть оправдан, когда такое выполнение обязанностей необходимо для устранения неминуемой опасности тем интересам, которые военнослужащие призваны защищать, а последние не являются менее существенными, чем те, которыми государство вынуждено пренебречь.

С точки зрения формальной логики, жизнь и здоровье военнослужащих (учитывая, что несомненно, наивысшую значимость этих неимущественных благ перед всеми остальными) могут быть сопоставимы по своему значению только с жизнью и здоровьем иных лиц. Однако сформулировать на этой основе универсальное правило для установления пределов реализации права военнослужащих на охрану здоровья вряд ли представляется возможным. Затруднение заключается в том, что военнослужащие, вся военная организация Российской Федерации предназначена защищать не интересы конкретных лиц, а интересы общества и государства в целом. Поэтому, интересы защиты жизни и здоровья граждан обеспечиваются военной организацией лишь при защите интересов государства и общества.

Необходимо отметить, что указанные задачи решаются Вооруженными Силами, иными воинскими формированиями особыми методами – методами вооруженной борьбы. Задачи, решаемые такими методами, принято называть боевыми.

Кроме того, в соответствии со ст. 21 Закона РСФСР «О чрезвычайном положении» от 17 мая 1991 г. № 1253-1, Вооруженные Сил могут также привлекаться, в исключительных случаях, - при введении чрезвычайного положения при стихийных бедствиях, эпидемиях, эпизоотиях, крупных авариях, ставящих под угрозу жизнь и здоровье населения и требующих проведения аварийно-спасательных и восстановительных работ, для устранения их обстоятельств и последствий. Учитывая, что выполнение данной задачи, установленной федеральным законом, направлено на сохранение жизни и здоровья других людей, собственная безопасность военнослужащих должна быть поставлена в подчинение означенной цели.

Представляется, что к указанному кругу деятельности военнослужащих, направленной на устранение угрозы жизни и здоровья других людей можно отнести и возможные случаи аварий, катастроф, происходящих в самих Вооруженных Силах. Предупреждение причинения вреда жизни и здоровью людей в этих случаях также может быть включено в должностные и специальные обязанности конкретных военнослужащих. В указанных случаях возможный риск повреждения здоровья обозначенного круга исполнителей также может считаться оправданным.

Вместе с тем, на военнослужащих возлагаются и иные обязанности, обусловленные военной службой: прохождение боевой подготовки, выполнение различного рода работ, направленных на материально-техническое и хозяйственное обеспечение жизнедеятельности воинских частей. Указанные обязанности могут входить в состав как должностных, так и специальных обязанностей военнослужащих. Исполнение данной категории обязанностей военной службы, как правило, непосредственно не связано с устранением тех или иных угроз безопасности общества, личности и государства. Поэтому, представляется обоснованным признание в этом случае приоритета интересов сохранения жизни и здоровья военнослужащих перед иными интересами военной службы.

Следует, поэтому четко разграничить случаи, при которых риск здоровью и самой жизни военнослужащих оправдан, и случаи, при которых такой риск неприемлем.

Такие случаи, видимо, необходимо ограничить, во-первых, всеми видами выполнения военнослужащими боевых задач; во-вторых, деятельностью военнослужащих при устранении последствий различного рода аварий и катастроф с целью спасения жизни и здоровья граждан. В иных же случаях следует отдавать приоритет жизни и здоровью военнослужащих.

Необходимо отметить, что в последнее время в военном праве обращается внимание на решение проблемы приоритета сохранения жизни и здоровья военнослужащих. Так, Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации в качестве одной из основных обязанностей, возлагаемой на командира, рассматривает принятие им мер по предотвращению гибели и травматизма личного состава. При этом меры, принимаемые командиром для достижения поставленной цели не должны приводить к срыву боевой задачи (ст. 77 Устава).

Таким образом, Устав внутренней службы ВС РФ рассматривает выполнение боевой задачи как исключение, при котором задача охраны здоровья военнослужащих ставится в подчинение интересам военной службы. Следовательно, в других случаях выполнения военнослужащими обязанностей военной службы, интересы сохранения их жизни и здоровья, в виду отсутствия иного, приобретают приоритет.

Сказанное не означат, однако, что при выполнении боевых задач военнослужащий лишается права на охрану здоровья, а с его командиров (начальников) снимается обязанность обеспечить военнослужащим безопасные условия военной службы. Данный тезис говорит лишь о том, что если устранение опасности для жизни и здоровья военнослужащего не может быть осуществлено без срыва боевой задачи, то такое устранение должно быть отложено до окончания ее выполнения.

В прямой постановке вопрос приоритета сохранения жизни и здоровья военнослужащих был впервые поднят в Концепции безопасности военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации.[88] П. 4 Концепции устанавливает, что обеспечение безопасности военной службы должно осуществляться в соответствии с принципом признания и обеспечения приоритета жизни и здоровья человека при организации повседневной деятельности войск. При этом, как следует из п. 2 Концепции, безопасность военной службы призвана обеспечить такой приоритет как в отношении местного населения, так и военнослужащих.

Само признание указанного принципа является значительным шагом в реализации в нормах военного законодательства конституционных положений о правах и свободах человека, так как положения Концепции, как следует из ее Преамбулы, должны стать основой при разработке и принятии всех последующих нормативно-правовых документов по вопросам обеспечения безопасности военной службы. Вместе с тем, необходимо отметить, что формулировка данного принципа нуждается в доработке.

Последнее утверждение основывается на том, что применяемое понятие «повседневная деятельность войск» имеет весьма широкий объем. Несмотря на то, что военное право не содержит точного определения этого понятия, тем не менее, можно определить, что повседневная деятельность – это деятельность, осуществляемая изо дня в день, всегда[89] . Данному признаку отвечает, в частности, такие виды деятельности войск, как внутренняя, гарнизонная, караульная служба.

Несение караульной службы, в соответствии со ст. 95 Устава гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации, является выполнением боевой задачи, которая, как было ранее сказано, имеет приоритет перед всеми остальными задачами, стоящими перед командирами (начальниками), в том числе и задачами по сохранению жизни и здоровья военнослужащих.

В некоторых видах Вооруженных Сил (таких, как, например, Ракетные войска стратегического назначения, Военно-воздушные силы) повседневным является несение боевого дежурства (боевой службы).

На основании сказанного представляется, что формулировка принципа приоритета жизни и здоровья военнослужащих, содержащаяся в Концепции не вполне учитывает сложившееся состояние дел. Представляется также, что более целесообразным было бы изменение данной формулировки путем внесения дополнительного указания на особенности реализации приоритета жизни и здоровья военнослужащих при выполнении ими боевых задач.

В заключении рассмотрения вопроса об ограничении права военнослужащих на охрану здоровья, необходимо отметить, что правовое регулирование такого ограничения содержится в правовых актах самого различного уровня. Федеральный закон «О статусе военнослужащих», предусматривая саму возможность такого ограничения, не содержит его точных критериев. Более подробное изложение таких критериев содержится в нормативных актах Президента Российской Федерации (Устав внутренней службы, Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации), а также Министерства обороны Российской Федерации (названная Концепция безопасности военной службы).

Учитывая особую значимость рассматриваемого права военнослужащих, а также конституционное положение о допустимости установления ограничений прав граждан только федеральным законом, автор считает необходимым закрепить правовое регулирование ограничений права военнослужащих на охрану здоровья федеральным законом. С этой целью представляется целесообразным п. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» дополнить абз. 3 следующего содержания:

«Привлечение военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в условиях, опасных для их жизни и здоровья допускается лишь для выполнения боевых задач, а также для спасения жизни и здоровья граждан во время аварий и катастроф природного и техногенного характера. При этом командиры обязаны предпринять все возможные в таких случаях меры по сохранению жизни и здоровья военнослужащих».

Юридические гарантии права военнослужащих на место военной службы, отвечающее требованиям безопасности и гигиены.

Как ранее было рассмотрено, право военнослужащих на безопасные условия военной службы предусматривает удовлетворение потребности военнослужащих в такой среде их профессиональной жизнедеятельности, которая не оказывает негативного воздействия на их организм. То есть, здесь идет речь об определенном качестве такой среды. Следовательно, центральное место в юридическом гарантировании реализации данного права занимают правовые нормы, содержащие критерии безопасности условий профессиональной деятельности военнослужащих.

Юридические гарантии должного качества среды профессиональной жизнедеятельности военнослужащих обеспечиваются комплексом нормативных правовых актов различного уровня, устанавливающие критерии санитарно-эпидемиологического, экологического, технического характера.

Критерии качества среды жизнедеятельности военнослужащих санитарно-эпидемиологического характера, в соответствии со ст. 1 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» устанавливаются государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами (далее – санитарными правилами), несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, а также угрозу возникновения и распространения заболеваний. В число санитарных правил входят, в том числе и гигиенические нормативы, устанавливающие, на основе проведенных исследований, допустимое минимальное или максимальное количественное и (или) качественное значение показателя, характеризующего тот или иной фактор среды обитания с позиций его безопасности и (или) безвредности.

В соответствии со ст. 39 указанного Федерального закона, утверждение и введение в действие федеральных санитарных правил возложено на федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор. Таким органом, в соответствии с п. 1 Положения «О государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации»,[90] является государственная санитарно-эпидемиологическая служба, во главе с департаментом по государственному санитарно-эпидемиологическому надзору Министерства здравоохранения Российской Федерации.

В соответствии с п. 3 Положения «О санитарно-эпидемиологическом нормировании»,[91] в Российской Федерации устанавливаются единые санитарные правила, устанавливающие требования к застройке населенных пунктов, различного рода продукции и товаров, потенциально опасным для человека веществам, водным объектам, питьевой воде, атмосферному воздуху и воздуху в жилых и иных помещениях, почвам, условиям труда (воспитания, обучения), а также к порядку проведения санитарно-эпидемиологических, гигиенических мероприятий. Выполнение указанных правил ст. 11 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» возложено на всех граждан и юридических лиц, вне зависимости от формы собственности и ведомственной принадлежности последних, а, следовательно, и на Вооруженные Силы Российской Федерации.

Указанные ранее критерии качества среды жизнедеятельности дополняются, в сфере охраны природы, нормативными актами специально уполномоченного федерального органа исполнительной власти в области охраны окружающей природной среды, которым, в соответствии с абз. 1 Постановления Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 718 «О должностных лицах Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды и его территориальных органов, осуществляющих государственный экологический контроль»[92] , является Государственный комитет Российской Федерации по охране окружающей природной среды. Кроме того, указанные критерии устанавливаются также и другими федеральными органами исполнительной власти, выполняющие функции экологического контроля по отношению к отдельным природным объектам (Госкомрыболовство, Рослесхоз).

В соответствии со ст. 55 Закона РСФСР «Об охране природы», экологические требования, предъявляемые к размещению, строительству, вводу в эксплуатацию и эксплуатации предприятий, сооружений и иных объектов, в полной мере относятся к военным и оборонным объектам, военной деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, к дислокации войск и военной техники.

Применительно к различным сооружениям и техническим объектам критерии безопасности устанавливаются строительными нормами и правилами, государственными стандартами, и другими нормативными правовыми актам федеральных органов исполнительной власти, уполномоченными осуществлять правовое регулирование обеспечения безопасности по специальным направлениям: в области строительства, производственной безопасности, электробезопасности, и т.п. (например: Госстрой России, Госгортехнадзор России, Госэнергонадзор РФ). Данные правовые нормы действуют на всей территории Российской Федерации и подлежат соблюдению всеми гражданами и юридическими лицами.

Помимо указанных федеральных органов исполнительной власти, правовое регулирование с установлением критериев качества среды жизнедеятельности граждан могут устанавливать так же и высшие органы законодательной власти. Так, основные гигиенические нормативы (допустимые пределы доз) облучения на территории Российской Федерации в результате использования источников ионизирующего излучения установлены ст. 9 Федерального закона от 9 января 1996 г. N 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения».[93]

Применительно к специфике военного дела правовое регулирование качества среды жизнедеятельности военнослужащих содержится в нормативных правовых актах Президента Российской Федерации. Так, Уставом внутренней службы ВС РФ установлены допустимые нормы размещения военнослужащих в казарменных помещениях (ст. ст. 159-164, 174-176, 184, 188, 190, 194, 195, 199, 200), в населенных пунктах (ст. ст. 203-212), полигонах (лагерях) (ст. ст. 393-400), мероприятия по сохранению и укреплению здоровья военнослужащих (ст. ст. 326-357). Правила, содержащиеся в указанных нормах, направлены на обеспечение благоприятных бытовых условий военнослужащих, а также на соблюдение военнослужащими правил личной и общественной гигиены.

Министерству обороны Российской Федерации, в соответствии с п. 11 Положения о нем, предоставлено право осуществлять правовое регулирование деятельностью Вооруженных Сил, в том числе и устанавливать дополнительные нормы, содержащие критерии качества среды профессиональной жизнедеятельности военнослужащих, с учетом специфики военного дела, не противоречащие федеральным нормам правилам.

Разработка данных норм возлагается на органы военного управления, осуществляющим специализированный надзор в Вооруженных Силах Российской Федерации. Так, разработка требований к техническому состоянию, порядку эксплуатации и хранения электроустановок, по которым генеральным заказчиком выступают Управление начальника инженерных войск МО РФ, виды Вооруженных Сил, рода войск, главные и центральные управления МО РФ, в соответствии с п. 4 Положения «О энергонадзоре в Вооруженных Силах Российской Федерации»,[94] возлагается на органы энергонадзора ВС РФ. Разработка нормативных актов по вопросам обеспечения экологической безопасности Вооруженных Сил Российской Федерации возложена на Управление экологии и специальных средств защиты Министерства обороны Российской Федерации.[95]

В соответствии со ст. 157 УВС ВС РФ, выполнение правил эксплуатации (использования) вооружения, военной техники и других материальных средств, является неотъемлемым компонентом обеспечения внутреннего порядка в воинской части. Указанные правила содержатся в инструкции или руководстве по эксплуатации, либо техническом описании, паспорте того или иного технического объекта. Данные правила утверждаются органом военного управления, являющегося генеральным заказчиком указанной военной техники.

Другой большой категорией нормативных актов, регулирующих вопросы безопасности граждан являются государственные нормативные требования охраны труда (далее – требования охраны труда), в которых устанавливаются правила, процедуры и критерии, направленные на сохранение жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности. Данные требования охраны труда содержатся в федеральных законах и иных нормативных актах Российской Федерации и законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации.

Однако представляется, что применение этих правил, норм, нормативов к военнослужащим в настоящее время затруднено вследствие несовпадения терминологии.

Так, существует большое количество норм, регулирующих безопасные условия труда, организацию их рабочих мест и т.п. В военном праве понятия «труд», «рабочее место», «охрана труда» традиционно не идентифицируется с понятиями «военная служба», «место военной службы», «обеспечение безопасности военной службы». Поэтому, должностные лица органов военного управления формально не обязаны выполнять требования безопасности, разработанные для лиц гражданского персонала, в отношении военнослужащих, если на то нет прямого указания в военном законодательстве.

Распространение правил охраны труда в сфере охраны здоровья военнослужащих в большей мере применяется при регулировании выполнения военнослужащими работ с повышенной опасностью. В данной сфере в Вооруженных Силах принято Руководство РТБ-95[96] , которым, в частности, определяется действие государственных нормативных актов по вопросам безопасности на объектах гостехнадзора применительно к конкретным правоотношениям, складывающимся в ВС РФ, а также субъектному составу участников этих правоотношений. При этом, если государственными нормативными актами не учитываются особенности военно-служебных правоотношений, РТБ-95 либо само осуществляет соответствующее регулирование, либо отсылает к другим нормам военного законодательства.

Таким образом, в области обеспечения охраны здоровья военнослужащих на объектах гостехнадзора, военное право адаптировало государственные требования безопасности, исключив при этом возможные пробелы в правовом регулировании.

П. 2 Положения «Об организации производства работ с повышенной опасностью в воинских частях, учреждениях, военно-учебных заведениях, на предприятиях и в организациях Министерства обороны Российской Федерации»[97] видам Вооруженных Сил Российской Федерации, Воздушно-десантным войскам, главным и центральным управлениям предоставляется право устанавливать Перечень действующих правил и стандартов по охране труда, применяемых в сфере производства постоянных работ с повышенной опасностью.

В иных сферах служебной деятельности военнослужащих, не связанной с производством работ с повышенной опасностью, нормы военного законодательства не вносят подобной ясности.

Сказанное в большей мере относится к случаям, когда военнослужащие выполняют работы, аналогичные тем, которые производятся в различных отраслях народного хозяйства. Так, Уставом внутренней службы ВС РФ предусмотрено выполнение военнослужащими ремонтно-строительных, хозяйственных работ. При этом на командиров возлагается право и обязанность определять меры безопасности по производству этих работ.

П.1 приказа Министра обороны Российской Федерации от 29 июня 1999 г. № 280 «О гибели военнослужащих в результате нарушений требований безопасности и дополнительных мерах по созданию и обеспечению безопасных условий военной службы», предусматривает обязанность заместителей Министра обороны РФ, главнокомандующих видами Вооруженных Сил Российской Федерации, командующим войсками военных округов, флотами, командующего Воздушно-десантными войсками, начальников главных и центральных управлений Министерства обороны РФ разработать на основе анализа причин и обстоятельств гибели увечий личного состава, особенностей решаемых личным составом задач, специфики основных видов деятельности и ввести в действие Сборник типовых требований безопасности при организации основных видов повседневной деятельности войск (сил).

Однако проблема правового регулирования обеспечения безопасных условий военной службы данной мерой полностью не решена. Так, остается не ясным, какими нормами руководствоваться командирам (начальникам), в случае, если служебная необходимость требует выполнения военнослужащими работ, требования безопасности для которых не предусмотрены указанными Сборниками типовых норм требований безопасности, однако имеются в соответствующих нормах охраны труда.

Такое положение должно быть исправлено путем внесения в военное законодательство универсального правила распространения норм об охране труда граждан на область военно-служебных отношений. Представляется, что такая норма должна распространять на военнослужащих нормы об охране труда, предусматривая ограничение их действия.

Юридические гарантии в области обеспечения военнослужащих средствами индивидуальной защиты[98]

Одним из способов охраны здоровья граждан при выполнении ими трудовых обязанностей на производстве является применение СИЗ. Такой способ нашел свое отражение в правовом регулировании права граждан на охрану труда в виде закреплении юридической обязанности работодателя обеспечить в соответствии с требованиями охраны труда необходимыми средствами индивидуальной и коллективной защиты работников за свой счет, которые в свою очередь наделяются субъективным правом на получение от работодателя указанных средств (ч. 6 ст. 8 Федерального закона «Об основах Охраны труда в Российской Федерации»).

Под средствами индивидуальной и коллективной защиты понимается в данном случае технические средства, используемые для предотвращения или уменьшения воздействия на работников вредных или опасных производственных факторов, а также для защиты от загрязнения (ст. 1 Федерального закона). К средствам индивидуальной защиты, в частности, от носятся специальная одежда и специальная обувь, применяемые на работах с вредными условиями труда, на работах, производимых в особых температурных условиях или в связи с загрязнением (ст. 149 КЗОТ Российской Федерации).

В целях правового регулирования осуществления работниками субъективного права на получения средств индивидуальной защиты в Российской Федерации действуют Типовые нормы бесплатной выдачи таких средств, например: «Типовые нормы бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты работникам сквозных профессий и должностей всех отраслей экономики», утвержденные постановлением Минтруда РФ от 30 декабря 1997 г. N 69,[99] «Типовые отраслевые нормы бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты работникам машиностроительных и металлообрабатывающих производств», утвержденные постановлением Минтруда РФ от 16 декабря 1997 г. N 63,[100] и др.

Право военнослужащих на обеспечение СИЗ тесно связано с правом на вещевое обеспечение, выступающее в качестве одной из форм их государственного содержания. Сказанное вытекает из п.2 ст. 14 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в соответствии с которым военнослужащие обеспечиваются вещевым имуществом в зависимости от условий прохождения военной службы. Вещевое обеспечение военнослужащих является одной из форм государственного содержания военнослужащих, направленного на полное обеспечение потребности военнослужащих в военной одежде, обуви, снаряжении и некоторых иных категорий имущества, являющегося в свою очередь условием для выполнения ими задач боевой и специальной подготовки.

Поэтому право на вещевое обеспечение военнослужащих несколько шире права на обеспечения их специальной одеждой, иными средствами индивидуальной защиты, так как возникает с начала военной службы гражданина и прекращается с момента окончания такой службы и соотносится с последним как общее и частное.

Право на обеспечение СИЗ у военнослужащих возникает только в определенных случаях, когда защитных свойств вещевого имущества, выданного в их личное пользование недостаточно и особенности условий военной службы требуют дополнительной защиты здоровья военнослужащих.

Дополнительный характер обеспечения военнослужащих СИЗ подтверждается еще и тем обстоятельством, что предметы специальной одежды, иных средств индивидуальной защиты предоставляются военнослужащим вне зависимости от обеспечения их предметами вещевого имущества личного пользования.

При этом в категорию СИЗ входит, в частности, специальная одежда, теплые вещи, летно-техническая одежда, выдаваемые военнослужащим в зависимости от конкретных условий военной службы. Так, теплые вещи выдаются военнослужащим в зависимости от климатических условий местности, которые разделены на местности с особо холодным, холодным и умеренным климатом; нормами снабжения предусмотрено обеспечение военнослужащих специальной одеждой при выполнении ими обязанностей в различных вредных и опасных условиях: при обслуживании вооружения, военной и автомобильной техники (норма № 16[101] ); ракетной техники (норма № 25[102] ); при работах с радиоактивными веществами и источниками ионизирующих излучений (норма № 42[103] ); при выполнении разных специальных работ (норма № 39[104] ) и т.п.

Необходимо отметить, что перечень случаев, при которых военнослужащие получают право на обеспечение специальной одеждой и другими средствами индивидуальной защиты, перечисленные в Нормах снабжения не являются исчерпывающими и могут дополняться за счет норм обеспечения СИЗ лиц гражданского персонала ВС РФ. Такой вывод следует из ст. 103 Руководства «О порядке применения норм снабжения вещевым имуществом военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации»[105] сноски к Норме № 39 снабжения специальной одеждой военнослужащих, занятых на выполнении разных специальных работ[106] , устанавливающих, что военнослужащие, занятые выполнением специальных работ, не указанных в перечисленных приказом Министра обороны Российской Федерации от 17 сентября 1996 г. № 340 специальностях, обеспечиваются специальной одеждой применительно к нормам бесплатной выдачи гражданскому персоналу Вооруженных Сил Российской Федерации средств индивидуальной защиты, санитарно-гигиенической одежды и обуви.

Термин «специальные работы» в законодательстве Российской Федерации не раскрывается, поэтому представляется необходимым его уточнить. Понятие «специальный» может иметь два значения: во-первых особый, исключительный, во-вторых, относящийся к отдельной отрасли чего-нибудь, присущий той или иной специальности.[107] Таким образом, специальные работы могут означать, как работы, осуществляемые в исключительных, особых случаях, так и присущие той или иной специальности, осуществляемые военнослужащими в том числе и в повседневной служебной деятельности.

Анализ норм снабжения военнослужащих специальной одеждой показывает, что понятие специальных работ необходимо толковать во втором значении. Так, Норма № 29 снабжения специальной одеждой военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, занятых на выполнении разных специальных работ[108] к последним, в частности, относит: разгрузочно-погрузочные, электротехнические, земляные работы, которые нельзя отнести в условиях военной службы к исключительным случаям.

Таким образом, необходимо констатировать наличие у военнослужащих права на обеспечение средствами индивидуальной защиты, которое предусматривается нормативными актами Правительства Российской Федерации и Министра обороны Российской Федерации и может быть доктринально толковаться с одной стороны, как частный случай права военнослужащих на охрану здоровья, а с другой – как вид вещевого обеспечения.

Необходимо отметить, что выдача работникам специальной одежды и других средств индивидуальной защиты регламентируется применительно к конкретным должностям профессий в различных отраслях производства либо должностям профессий, общих для всех производственных отраслей. Такой способ правового регулирования дает основание многим авторам рассматривать момент назначения работника на конкретную должность, для которой нормативным правовым актом предусмотрено обеспечение спецодеждой, другими СИЗ в качестве основания возникновения у работника права на получения от работодателя указанных средств.[109] С.В. Корнишин указанные основания предложил разделять на юридические и фактические. При этом юридическим основанием возникновения у работника права на обеспечение СИЗ он считает возникновение между работником и работодателем трудового правоотношения (то есть, как правило, с момента заключения трудового договора (контракта). Фактическим основанием возникновения данного права в этом случае будет являться момент назначения работника на должность (выполнение работы), для которой нормативным правовым актом предусмотрено обеспечение спецодеждой, другими СИЗ. Для возникновения права работника на обеспечение СИЗ необходимо одновременное наличие как юридического так и фактического оснований данного права.[110]

Установление фактическим основанием возникновения у работника права на обеспечение СИЗ момента назначения его на конкретную должность, в целом соответствует сущности трудовых правоотношений, в которых обязанности работника, как правило, носят исчерпывающий характер, устанавливаются заранее и не могут быть изменены или дополнены без согласия последнего.

Анализ военного законодательства показывает, что в отношении военнослужащих их круг обязанностей не всегда возможно определить заранее в исчерпывающем виде. Так, ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» под исполнением военнослужащим обязанностей военной службы понимается не только исполнение ими общих, должностных, специальных обязанностей, но, в частности, и выполнение любого приказа или распоряжения, отданного командиров (начальником), имеющее отношение к исполнению обязанностей военной службы (выполнение, например, различного рода хозяйственных работ, направленных на обеспечение жизнедеятельности воинской части). Боле того, военнослужащие, в соответствии с п. 8 ст. 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих», могут привлекаться также к выполнению работ, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы в случаях, установленных федеральными законами и иными нормативно-правовыми актами Российской Федерации.

Таким образом, занимаемая военнослужащим должность не всегда является исчерпывающим критерием для установления полного круга возлагаемых на них обязанностей, которые могут быть изменены или дополнены в связи с возникшей необходимостью решения стоящих перед органом военного управления задач. Следовательно, и необходимость в обеспечении военнослужащих средствами индивидуальной защиты не может быть в полной мере предусмотрена их должностными обязанностями.

Такое положение на практике иногда приводит к тому, что военнослужащие, фактически выполняющие работы во вредных или опасных условиях, не имеют права на обеспечение средствами индивидуальной защиты по той причине, что проведение таких работ не предусмотрено ни в одних должностных обязанностях как военнослужащих, так и лиц гражданского персонала.

Например, при осуществлении текущего ремонта казарменных помещений, мебели в целях экономии средств или по причине отсутствия надлежащего оборудования, в некоторых воинских частях (учреждениях) очистка загрязненных деревянных поверхностей иногда производится силами военнослужащих с использованием битого стекла. В результате производства таких работ военнослужащие получают травмы различной степени тяжести. В нормативных правовых актах о обеспечении военнослужащих, лиц гражданского персонала ВС РФ специальной одеждой и другими средствами индивидуальной защиты не содержится норм, предусматривающих указанный случай. Следовательно, у органов военного управления в этом случае не возникает юридической обязанности обеспечить военнослужащих средствами защиты.

В виду указанного, представляется, что дополнительной гарантией осуществления права военнослужащих на обеспечение средствами индивидуальной защиты будет установление такого фактического основания возникновения указанного права, как фактическое выполнение обязанностей военной службы во вредных (опасных) условиях. При этом, представляется перспективным такое формулирование указанной нормы, которое предусматривало бы не только описание конкретных работ (выполнения иных обязанностей военной службы), но и, в качестве альтернативы – описание различных факторов военной службы, негативно воздействующих на организм человека, с наличием которых связывается возникновение у военнослужащего указанного права.

В данном случае можно применить опыт правового регулирования данного круга правоотношений органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Так, Общие правила охраны труда для предприятий и организаций г. Москвы[111] предусматривают обеспечение работников занятые на работах по очистке деталей или изделий от ржавчины, краски, грязи, защитными очками и в необходимых случаях респираторами (п. 11.22); работников, привлекаемых для производства работ на металлических поверхностях стоя на коленях, в лежачем или сидячем положении – специальные маты или наколенники из материала с низкой теплопроводностью (п. 11.20); работников, участвующих в работах, при выполнении которых выделяются вредные газы, пыль, искры или отлетают осколки, стружка и т.п. - противогазами, респираторами, очками, масками, шлемами, рукавицами и т.п. (п. 11.21).

Представляется, что в данном случае более целесообразным будет в качестве фактического основания возникновения у военнослужащего права на обеспечение СИЗ, наравне с возложением на них должностных и специальных обязанностей, признать и фактическое выполнение им обязанностей во вредных, опасных условиях или связанных с загрязнением. Такое основание универсально и позволяет определить наличие или отсутствие у военнослужащего указанного права во всех случаях исполнения им обязанностей военной службы.

Учитывая особую значимость данного права военнослужащих, автору представляется необходимым его законодательное закрепление также и виде отдельного субъективного права военнослужащих в сфере охраны здоровья, чем будет подчеркнута особое значение данного права среди иных прав военнослужащих в сфере государственного обеспечения.

Необходимо отметить, что сохранение здоровья военнослужащих зависит не только от предоставления им, в предусмотренных случаях, средств индивидуальной защиты, но и от сохранения функциональных свойств таких средств в процессе их использования. Неисправные, загрязненные средства индивидуальной защиты не способны в должной мере обеспечить такую защиту. Использование таких средств военнослужащими равносильно их отсутствию.

Сохранение (поддержание) функциональных свойств средств индивидуальной защиты обеспечивается их своевременная стирка, химическая чистка и ремонт.

Правовое регулирование организации ремонта, стирки и химической чистке средств индивидуальной защиты военнослужащих раскрывается в нескольких нормативных правовых актах: Федеральном законе «О статусе военнослужащих», Уставе внутренней службы ВС РФ, Положении «О вещевом обеспечении военнослужащих», Положении «О войсковом (корабельном) хозяйстве в Вооруженных Силах», Руководстве «О порядке применении норм снабжения вещевым имуществом военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации».

В соответствие с п. 3 ст. 14 Федерального закона «О статусе военнослужащих», военнослужащие обеспечиваются банно-прачечным обслуживанием по нормам, установленным Правительством РФ, в порядке, определяемом общевоинскими уставами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

П. 3 Постановления Правительства РФ от 26 июня 1995 г. № 605 «Об утверждении Положения о вещевом обеспечении военнослужащих» предоставляет право Министерству обороны РФ устанавливать нормы снабжения материалами для ремонта и стирки вещевого имущества (кроме мыла).

В соответствии со ст. ст. 125, 146, 147 Руководства «О порядке применении норм снабжения вещевым имуществом военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации», в Вооруженных Силах РФ установлен единый порядок ремонта, стирки и химической чистки всего вещевого имущества, независимо от его предназначения.

Анализ данных норм показывает, что правом на бесплатные стирку и химическую чистку средств индивидуальной защиты, пользуются: военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, курсанты военно-учебных заведений, воспитанники, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по контракту, проживающие в казармах; военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, находящиеся в зонах чрезвычайного положения и вооруженных конфликтов; граждане, призванные на военные сборы. Право на бесплатный ремонт вещевого имущества ст. 125 Руководства предусмотрено только для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву.

Химическая чистка указанного имущества производится в окружных и войсковых стационарных мастерских химической чистки, а также в подвижных мастерских химической чистки обмундирования. При отсутствии возможности производить химическую чистку в этих мастерских (в случае их недостаточной мощности или значительного удаления от воинских частей), такая чистка с разрешения начальника вещевой службы военного округа на гражданских предприятиях.

Стирка вещевого имущества, в соответствии со ст. 455 Положения «О войсковом (корабельном) хозяйстве», осуществляется в прачечных воинских частей (гарнизонов).

Необходимо отметить, что в нормах указанных правовых актов не предусмотрен перечень вещевого имущества военнослужащих, подлежащего стирке. Однако, из Нормы № 64 Расхода моющих материалов для стирки вещевого имущества военнослужащих ВС РФ[112] следует, что бесплатной стирке из всех средств защиты за счет Министерства обороны РФ подлежат лишь: куртки и брюки хлопчатобумажные, так как на остальное имущество данной категории моющих материалов не предусмотрено. При этом указанная Норма предусматривает количество моющих средств из расчета на одну стирку, не определяя периодичности таких стирок.

Таким образом, в случае загрязнения средств защиты, не подпадающих в вышеназванную категорию, военнослужащие вынуждены будут стирать своими силам и за свой счет. Например, стирке за свой счет, в таком случае, подлежат: костюмы утепленные, подшлемники, нарукавники, халаты, свитера, перчатки и т.п.

Необходимо также отметить, что и норма о бесплатной стирке хлопчатобумажных костюмов военнослужащих, выданных им в целях защиты, не является безусловной. Такой вывод следует из ст. 357 Устава внутренней службы ВС РФ, предусматривающей, что возможности производить стирку хлопчатобумажного обмундирования в прачечных может и не быть, разрешая в этом случае военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, самим стирать свое обмундирование в специально отведенных и оборудованных для этого помещениях. На этот случай, ст. 150 Руководства разрешает воинским частям истребовать стиральный порошок в пределах установленных норм расхода, но только при условии, если оборудованы специальные места в подразделениях, имеются солдатские комбинаты бытового обслуживания, либо имеются бытовые стиральные машины.

Учитывая, что нормы моющих средств не предусматривают определенного количества стирок хлопчатобумажного обмундирования, установление размеров выдачи таких средств конкретным военнослужащим, как и само их истребование, предоставлены на усмотрение их командиров. Такому же усмотрению отдано определение периодичности стирок хлопчатобумажного обмундирования, даже если все-таки имеется возможность стирать его в войсковых прачечных. Исключение делается только для военнослужащих, состоящих на воинских должностях поваров и хлебопеков, котором, в соответствии с п. 148 Руководства, смена специальной одежды производится по мере загрязнения.

Необходимо отметить то обстоятельство, что для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву устанавливается четкий распорядок дня с установлением времени для выполнения обязанностей военной службы и отдыха. Учитывая, что мероприятия служебной деятельности, для которых, в соответствии со ст. 227 Устава внутренней службы ВС РФ, должно предусматриваться время в распорядке дня, не включают ремонт и стирку средств индивидуальной защиты, такие средства военнослужащие объективно вынуждены приводить в порядок во время, выделенное для личных потребностей.

Такое положение объективно способствует сокращению времени, данному военнослужащим на восстановление сил, удовлетворению их духовных потребностей и косвенно создает условия для совершения правонарушений. При этом, в большей мере оказываются ущемлены военнослужащие, выполнение обязанностей военной службы которых связано с повышенным воздействием неблагоприятных факторов военной службы: горюче-смазочными материалами, деталями механизмов и т.д.

Вместе с этим, необходимо подчеркнуть, что использование средств индивидуальной защиты представляет собой как право, так и юридическую обязанность военнослужащих, так как их применение является одним из требований безопасности. Командиры, осуществляя функции военного управления, в соответствии со ст. 38 Устава внутренней службы ВС РФ, должны при этом предусмотреть меры по обеспечению выполнения военнослужащими своих обязанностей. Однако, как следует из сказанного, выполнение юридической обязанности военнослужащих по использованию средств индивидуальной защиты в ряде случаев обеспечивается их собственными силами, средствами и за счет личного времени, что противоречат принципу полного государственного обеспечения военнослужащих всем необходимым для исполнения обязанностей военной службы.

Необходимо отметить, что в отношении лиц гражданского персонала вопрос обеспечения функциональной пригодности полагающихся им средств индивидуальной защиты решен однозначно. Так, в соответствие со ст. 149 КЗОТ РФ обеспечить хранение, стирку, сушку, дезинфекцию, дегазацию, дезактивацию и ремонт выданных работнику специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты является обязанность администрации.

Представляется, что такая разница в правовом положении работников и военнослужащих не может быть оправдана особенностями военной службы и должна быть устранена путем внесение в действующее военное законодательство нормы о безусловной обязанности органов военного управления обеспечить ремонт, стирку и химическую чистку средств индивидуальной защиты военнослужащих независимо от категории последних.

На основании сказанного, автор считает целесообразным дополнить ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» п. 2 следующего содержания:

«2. В случае привлечения военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы во вредных условиях, в особых температурных условиях, а также связанных с загрязнением, они обеспечиваются средствами индивидуальной защиты по нормам, установленным Правительством Российской Федерации, в порядке, определяемом Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба).

Стирка, чистка, сушка, дезинфекция, дегазация, дезактивация и ремонт выданных военнослужащим средств индивидуальной защиты обеспечивается за счет средств Министерства обороны Российской Федерации (иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба). Порядок финансирования расходов на эти цели определяется Правительством Российской Федерации».

Юридические гарантии обеспечения военнослужащих дополнительным питанием.

П.1 ст. 14 Федерального закона «О статусе военнослужащих» устанавливает общее право военнослужащих на получение питания от государства, как одного из видов всестороннего обеспечения военнослужащих всем необходимым для исполнения ими обязанностей военной службы. Детальное правовое регулирование реализации этого права, в том числе и применительно к условиям прохождения военнослужащими военной службы предоставлено решению соответствующих федеральных органов исполнительной власти: Правительству РФ и Министерству обороны РФ.

В настоящее время основным нормативным правовым актом, устанавливающим нормы, сроки и порядок продовольственного обеспечения военнослужащих, является Положение «О продовольственном обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации на мирное время», утвержденное приказом Министра обороны от 16 октября 2000 г. № 400[113] .

Как следует из анализа норм основных пайков военнослужащих, в их состав входят основные и дополнительные продукты. Основными продуктами продовольственного пайка обеспечиваются все военнослужащие, относящиеся к той категории, которой они предназначены. Дополнительные продукты предназначены для более точного учета конкретных особенностей несения военной службы указанными категориями военнослужащих.

Так, дополнительными продуктами по общевойсковому пайку обеспечиваются, например, военнослужащие: проходящие военную службу по контракту и непосредственно обслуживающие летательные аппараты и обеспечивающие их полеты; проходящие военную службу в местности с тяжелыми климатическими условиями; военная служба которых связана с совершением прыжков с парашютом; работающим (несущим службу) в условиях воздействия на организм ионизирующих излучений и с топливом, содержащим ядовитые компоненты.

Необходимо отметить, что нормами продовольственных пайков военнослужащих учет условий военной службы обеспечивается не только нормами снабжения дополнительными продуктами, но и основными. Последние играют роль базиса, учитывающего наиболее общие особенности прохождения военной службы военнослужащими. Так, общевойсковой, летный, морской, подводный, лечебный пайки учитывают общие условия прохождения военной службы военнослужащих Сухопутных войск, Военно-Морского Флота, Военно-воздушных Сил, военнослужащих, находящихся на излечении или обследовании в военно-медицинских учреждениях Вооруженных Сил Российской Федерации.

Дополнительные к основным нормы продовольственных пайков призваны более гибко отражать повышенные потребности военнослужащих в большем объеме или лучших качествах продовольствия, обусловленные более тяжелыми или вредными условиями прохождения военной службы. Такими нормами предусматривается как выдача дополнительных к основным продуктов, так и замена части продуктов основного пайка другими, более соответствующими конкретным условиям военной службы.

Необходимо отметить, что ст. 111 Положения предусмотрено обеспечение военнослужащих, занятых на работах с особо вредными условиями труда бесплатным лечебно-профилактическим питанием по нормам и в порядке, предусмотренном в приложениях № 1 и 3 к Положению.

Основанием для обеспечения военнослужащих лечебно-профилактическим питанием является прохождение ими военной службы в условиях воздействия на их организм ионизирующих излучений или работа (прохождение службы) с топливом, содержащим ядовитые компоненты.[114]

Лечебно-профилактическое питание, выдаваемое военнослужащим и лицам гражданского персонала является средством нейтрализации или ослабления негативного воздействия на организм человека вредных факторов окружающей среды и, следовательно, носит компенсационный характер.

Этому признаку соответствует не только собственно лечебно-профилактическое питание военнослужащих, выдаваемых в указанных двух случаях, но и обеспечение их дополнительными продуктами к основному пайку в иных случаях прохождения военной службы, связанных с воздействиям на организм человека и иных негативных факторов военной службы. Например, тяжелые или особо тяжелые климатические условия, воздействие на организм военнослужащего высокого или низкого давления (водолазы, аквалангисты), перегрузок (члены экипажей реактивных, турбореактивных и турбовинтовых самолетов), длительное отсутствие естественного света и нахождение в замкнутом пространстве (члены экипажей подводных лодок), необходимость выполнять обязанности военной службы со значительными энергетическими затратами (военнослужащие частей специального назначения и ВДВ) и т.п.

Указанные условия при отсутствии адекватного профилактического воздействия на организм военнослужащих, в том числе и особого питания, способны привести к значительному расстройству здоровья, потери военнослужащим трудоспособности.

Таким образом, можно отметить, что нормы обеспечения военнослужащих дополнительными продуктам, предусмотренные Положением о продовольственном обеспечении, по отношению к тяжелым и вредным условиям военной службы носят компенсационный, а по отношению к здоровью военнослужащих – профилактический характер.

Важным вопросом реализации права военнослужащих на профилактическое питание является установление юридических и фактических оснований, наличие которых порождает возникновение у конкретных военнослужащих права на получение лечебно-профилактического питания.

Юридическим основанием для возникновения у военнослужащего права на получения профилактического питания является момент начала военной службы.

Фактическим основанием для возникновения данного права, является действительное выполнение военнослужащим работ (несение военной службы) в условиях воздействия на организм неблагоприятных (опасных, вредных, тяжелых) факторов военной службы. При отсутствии такого основания, право на получение дополнительного питания у военнослужащих прекращается.

Так, подпунктом «к)» п. 2 примечания к Норме № 1 общевойскового пайка предусматривается ограничение на получение лечебно-профилактического питания военнослужащими при нахождении их в отпусках, служебных командировках и в других случаях (в выходные, праздничные, нерабочие дни и т.п., за исключением дней болезни с временной утратой трудоспособности, если заболевание по своему характеру является профессиональным и заболевший не госпитализирован), не связанных с работой (несением службы) в условиях воздействия на организм ионизирующих излучений и с топливом, содержащим ядовитые компоненты.

При этом, абз. 4 указывается, что военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, несущие службу в районах (населенных пунктов), подвергшихся радиоактивному загрязнению в результате аварии на промышленных энергетических транспортных и опытно-промышленных ядерных реакторах, получают ЛПП постоянно (кроме времени нахождения в отпусках и командировках не в этих районах (населенных пунктах). Из смысла указанной нормы следует, что вредным фактором военной службы, нейтрализовать или ослабить который обязан орган военного управления признается такой фактор, который воздействует на организм военнослужащего во время исполнения им должностных обязанностей. Для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву такое время, как правило, совпадает со временем прохождения им военной службы (включая время отдыха на территории воинской части), а для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту – только со временем действительного исполнения ими служебных обязанностей.

Такой принцип определения факторов военной службы, негативно воздействующих на организм военнослужащих приводит к положению, при котором военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, в связи со служебной необходимостью вынужденные проживать в районах, подвергшихся радиоактивному загрязнению лишаются права на дополнительное питание в случаях, когда вредное (опасное) воздействие факторов военной службы не закончено.

Таким образом, можно констатировать, что существующая в Вооруженных Силах система продовольственного обеспечения, в целом, учитывает гораздо более широкий круг опасных и вредных факторов среды жизнедеятельности, влияющих на военнослужащих в процессе военной службы, чем система лечебно-профилактического питания лиц гражданского персонала.

Между тем, необходимо отметить, что военное законодательство, регулирующее продовольственной обеспечение военнослужащих, в некоторых случаях выполнения последними обязанностей военной службы во вредных условиях, их обеспечение профилактическими продуктами ставит в зависимость от случайных, в условиях Вооруженных Сил, факторов.

Так, в соответствии с абз. 7 ст. 111 Положения «О продовольственном обеспечении…», военнослужащие, занятые на работах с вредными условиями труда, не относящимися к воздействию ионизирующих излучений и ядовитых компонентов топлива, лечебно-профилактическим питанием в дни фактического выполнения этих работ обеспечиваются за счет средств денежного фонда воинской части.

При этом, исчерпывающий перечень источников образования и пополнения указанного фонда, установленный Положением «О финансовом хозяйстве воинской части»,[115] ограничивает эти источники выручкой от сельскохозяйственной деятельности воинских частей, от экономии продуктов и от сдачи пищевых отходов.

Осуществление указанной деятельности возможно лишь при наличии на то природных, материальных, организационных условий, которыми располагают далеко не все воинские части. Более того, такая деятельность для воинских частей, в силу специфичности возложенных на них задач, не является обязательной.

Таким образом, военнослужащие, проходящие военную службу в местности, не позволяющей вести сельское хозяйство, не могут претендовать на получение лечебно-профилактического питания за выполнение работ во вредных условиях по причине отсутствия на то у воинской части денежных средств.

Сказанное позволяет заключить, что в данном случае военнослужащие, при выполнении ими работ такого же характера, как и лица гражданского персонала, оказываются ущемленными в удовлетворении своих законных интересов по сравнении с последними.

Представляется, что такое положение нельзя объяснить особенностями военной службы. Поэтому целесообразно было бы отменить данную норму с отнесением расходов на лечебно-профилактическое питание на соответствующие статьи федерального бюджета.[116]

Юридические гарантии права военнослужащих на информацию о факторах, влияющих на здоровье, на обучение безопасным методам исполнения обязанностей военной службы.

Частично данную проблему правового регулирования права военнослужащих на информацию о факторах военной службы, влияющих на их здоровье решают нормы Устава внутренней службы ВС РФ. Так, ст. 77 Устава установлены обязанности командиров устанавливать и своевременно доводить до подчиненных требования безопасности при работе с вооружением и военной техникой, при совершении марша, при проведении учений, боевых стрельб (пусков), полетов, походов кораблей, специальных занятий или работ, при несении караульной и внутренней (дежурной и вахтенной) служб. Установление и своевременное доведение до военнослужащих необходимых требований безопасности, обеспечение их выполнения в качестве одного из основных направлений деятельности командиров (начальников) по оздоровлению условий службы и быта признается и ст. 329 Устава внутренней службы ВС РФ.

Нетрудно заметить, что указанные нормы военного законодательства формулируют обязанности командиров (начальников) таким образом, что обеспечение права военнослужащих на информацию о факторах, влияющих на здоровье допускается лишь в той мере, на сколько это необходимо для выполнения самими военнослужащими требований безопасности. Таким образом, информация, обладание которой не обязательна для выполнения военнослужащими каких-либо правил, требований безопасности может и не предоставляться последним.

Между тем, требования безопасности могут быть адресованы и к командирам (начальникам) для обеспечения условий военной службы, благоприятных для здоровья их подчиненных, выполнение которых будет в таком случае являться реализацией соответствующего субъективного права военнослужащих.

Так, например, в соответствии с п. 1 приказа Министра обороны Российской Федерации 1997 г. № 167 «О порядке применения в Вооруженных Силах Российской Федерации Санитарных правил и норм «Электромагнитные излучения радиочастотного диапазона (ЭМИ РЧ)», органы военного управления обязаны организовать выполнение указанных Санитарных правил и норм. Для разработки и выполнения мероприятий по защите личного состава и населения от воздействия электромагнитных излучений в воинских частях назначаются ответственные должностные лица из числа инженерно-технического состава.

Принимая во внимание данное обстоятельство, очевидно, что предоставление военнослужащим полной, всесторонней информации о факторах, влияющих на здоровье в процессе военной службы, фактически должно включать в себя и сведения о таких факторах, безопасность от которых должна быть обеспечена деятельностью органов военного управления.

Указанная информация будет служить основой для защиты военнослужащими своего права на охрану здоровья в случае его нарушения, и, следовательно, гарантией для его реализации. Ограничение же обязанности командиров (начальников) по предоставлению такой информации военнослужащим фактически является ограничением конституционного права последних, права, ограничение которого федеральное законодательство не предусматривает.

На основании сказанного, целесообразно ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» дополнить нормой, предусматривающей данное право.[117]


§ 2. Правовой механизм реализации права военнослужащих на охрану здоровья.

Как установлено, теоретической основой реализации субъективного права граждан является рассматривание данного явления как процесса, включающего в себя совокупность действий управомоченных субъектов и всех обязанных лиц. Между тем, необходимо согласиться с В.Н. Протасовым о том, что в некоторых случаях нормы права предусматривают не только совершение определенных действий соответствующими лицами, но и правовое требование достижения какого-либо результата (объекта интереса). В таком случае без достижения указанного результата правовую реализацию состоявшейся признать нельзя.[118]

Так, нельзя считать право военнослужащих на охрану здоровья реализованным, если, не смотря на привлечение органами военного управления значительных сил и средств, организм конкретного военнослужащего, тем не менее, испытывает на себе воздействие опасных (вредных факторов) военной службы, что отражается на ухудшении его здоровья и снижении работоспособности.

Таким образом, реализация права военнослужащих на охрану здоровья может быть представлена в виде процесса совершения юридически значимых действий органами военного управления и военнослужащих с целью обеспечения последним условий военной службы, отвечающих требованиям безопасности. Систему указанных действий можно представить в качестве правового механизма реализации права военнослужащих на охрану здоровья.

Центральным элементом реализации субъективных прав военнослужащих является не юридическая возможность собственных действий, а возможность требовать соответственного поведения от командиров, поскольку без их положительных действий они во многих случаях не могут осуществить свое право. Лишь после совершения представителями командования каких-либо действий военнослужащие имеют возможность на определенное поведение.[119]

Аналогична роль командования и при реализации права военнослужащих на охрану здоровья - именно командование обязано обеспечить военнослужащим безопасные условия военной службы и быта.

Поэтому, представляется необходимым рассмотреть основные формы деятельности органов военного управления в сфере охраны здоровья военнослужащих.

Основными формами реализации права военнослужащих на охрану здоровья является правоисполнительная и правоприменительная деятельность органов военного управления. В теории права правоисполнительная деятельность рассматривается в качестве одной из форм реализации правовых норм.[120] Ее содержанием является исполнение обязанностей, которое заключается в обязательном совершении активных действий, предписанных нормами права. В такой форме реализуются нормы, определяющие юридические обязанности субъектов. Особенность, характеризующая эту форму правореализации выражается в том, что субъекты должны, независимо от собственного желания, совершать активные действия, предусмотренные нормами права.

Под применением норм права понимается властная деятельность компетентных государственных органов по реализации правовых норм относительно конкретных жизненных случаев и индивидуально-определенных лиц.[121] В реальной действительности без правоприменительной деятельности обеспечить полную реализацию правовых норм не всегда возможно. С учетом этого возникает необходимость в использовании применения права как особой формы его реализации. В сфере реализации права военнослужащих на охрану здоровья правоприменительная деятельность выступает необходи-

мым продолжением, дополнением правоисполнительной деятельности. В свою очередь, исполнение норм права может выступать необходимой предпосылкой деятельности по их применению. По объективным причинам правоисполнение и правоприменение тесно взаимосвязаны. Поэтому их целесообразно рассматривать также во взаимосвязи.

Ранее отмечалось, что предметом права военнослужащих на охрану здоровья является такое состояние среды их жизнедеятельности, которое отвечает условиям безопасности. При этом, безопасность достигается, во-первых, в форме создания определенного качества среды жизнедеятельности военнослужащих; во-вторых, в форме обеспечения военнослужащих средствами индивидуальной защиты, иной компенсации вредного (опасного) воздействия на их организм факторов военной службы; в-третьих, в форме предоставления военнослужащим информации о факторах военной службы, влияющих на их здоровье, имеющихся средствах и способах противодействия им, а также обучения военнослужащих безопасным методам выполнения обязанностей военной службы.

Вопросы создания среды жизнедеятельности военнослужащих необходимого качества в военном праве решаются, во-первых, в путем установления критериев такого качества, имеющих нормативный правовой характер; во-вторых, регламентацией порядка проведения мероприятий по созданию должных условий среды жизнедеятельности военнослужащих; в-третьих, распределением обязанностей между должностными лицами органов военного управления в названной сфере.

Два последних аспекта представляют собой комплекс организационно-правовых проблем, правовое регулирование которых должно играть роль юридических гарантий права военнослужащих на охрану здоровья организационного характера.

Автору представляется, что дальнейшее рассмотрение юридических гарантий права военнослужащих на охрану здоровья (организационного характера) необходимо производить с учетом их места в процессе реализации данного права. В качестве частного метода такого исследования будет использован метод условного деления процесса реализации на ряд этапов, которые взаимосвязаны между собой временем их осуществления.

Ряд этапов реализации права военнослужащих на охрану здоровья закреплены в содержании ст. 77 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, определяющей общие обязанности должностных лиц воинской части в сфере обеспечения безопасных условий военной службы. Таковыми являются:

- установление необходимых требований безопасности при выполнении военнослужащими обязанностей военной службы;

- создание и обеспечение безопасных условий служебной деятельности военнослужащих;

- своевременное доведение требований безопасности до военнослужащих, обучение военнослужащих безопасным методам выполнения обязанностей военной службы;

- осуществление контроля за выполнением военнослужащими установленных требований безопасности.

Представленная система этапов обеспечения безопасности военнослужащих при выполнении ими обязанностей военной службы, по мнению автора, нуждается в ряде уточнений.

Во-первых, содержание указанных в Уставе внутренней службы ВС РФ этапов деятельности должностных лиц органов военного управления зависит от наличия и уровня реальных опасных (вредных) факторов военной службы в конкретной обстановке.

Действительное состояние таких факторов является юридическим фактом, при наличии которого у субъектов правоотношений, складывающихся по поводу охраны здоровья военнослужащих возникают соответствующие права и юридические обязанности. Данный юридический факт порождает у военнослужащих право на защиту от опасных (вредных) факторов, а у органов военного управления – обязанность предпринять меры к такой защите.

Следовательно, установление наличия и уровня опасных (вредных) для жизни и здоровья военнослужащих факторов военной службы должно рассматриваться в качестве первого этапа деятельности органов военного управления по охране здоровья военнослужащих.

Во-вторых, сведения о факторах военной службы, влияющих на здоровье военнослужащих, как было рассмотрено в предыдущем параграфе, являются важным средством по формированию собственного безопасного поведения военнослужащих, наряду с целенаправленным обучением безопасным методам исполнения ими обязанностей военной службы, а также могут служить основой для защиты ими своих прав в области охраны здоровья.

Следовательно, этап доведения до военнослужащих информации о требованиях безопасности, обучения их безопасным методам исполнения обязанностей военной службы должен включать в себя и предоставление военнослужащим информации о факторах военной службы, влияющих на их здоровье.

В-третьих, контроль должностных лиц органов военного управления, как форма обеспечения законности в сфере охраны здоровья военнослужащих, своим предметом имеет не только деятельность военнослужащих по соблюдению требований безопасности, но также и деятельность остальных субъектов правоотношений в данной сфере (должностных лиц, обязанных обеспечить необходимые условия безопасности для жизни и здоровья военнослужащих). Поэтому последним этапом деятельности органов военного управления по охране здоровья военнослужащих целесообразнее было бы считать осуществление контроля за выполнением требований безопасности в целом как военнослужащими, так и их начальниками.

Таким образом, процесс реализации права военнослужащих на охрану здоровья можно условно разделить на следующие этапы:

1) установление наличия и уровня реальных опасных (вредных) для жизни и здоровья военнослужащих факторов военной службы;

2) установление необходимых требований безопасности при выполнении военнослужащими обязанностей военной службы;

3) создание и обеспечение безопасных условий служебной деятельности военнослужащих;

4) своевременное доведение требований безопасности до военнослужащих, достоверной информации о факторах, влияющих на их здоровье, обучение военнослужащих безопасным методам выполнения обязанностей военной службы.

5) осуществление контроля за выполнением требований безопасности.

Рассмотрим деятельность органов военного управления на указанных этапах подробнее.

Установление наличия и уровня реальных опасных (вредных) для жизни и здоровья военнослужащих факторов военной службы.

Необходимо отметить, что достоверная, своевременная информация о факторах военной службы, влияющих на здоровье военнослужащих является в известном смысле продуктом целевой деятельности определенного круга должностных лиц органов военного управления.

В зависимости от существа таких факторов, информация о них может быть получена путем осмотра места предстоящей служебной деятельности военнослужащих (например, движущиеся детали механизмов, агрегатов станочного и другого оборудования, высота и т.п.), либо с применением специальных методик инструментального измерения и лабораторного анализа ( шум, вибрация, электромагнитное излучение, атмосферный воздух и воздух в жилых и служебных помещениях, освещенность места выполнения служебных обязанностей, питьевая вода и т.п.).

Для того, чтобы указанная информация отвечала требованию достоверности, необходима оценка названных факторов с точки зрения их соответствия требованиям безопасности (безвредности). Данные требования, как ранее указывалось, часто устанавливаются специальными нормативными правовыми актами в форме предельно минимальных, максимальных, предельно допустимых уровней воздействия на организм человека факторов окружающей среды и выражаются в общепринятых в науке относительных или абсолютных величинах. Оценке таких факторов военной службы на предмет их соответствия безопасности (безвредности) должно предшествовать измерение их фактических параметров, проведение лабораторных анализов, что во многих случаях не возможно без применения сложных измерительных приборов, с привлечением соответствующих специалистов.

Учитывая особое место такой информации в организации охраны здоровья военнослужащих, представляется необходимым создание единой комплексной системы сбора сведений о факторах военной службы, влияющих на здоровье военнослужащих с обязательным документированием полученных данных.

Необходимо заметить, что полученный результат осмотров, измерений, лабораторных анализов не всегда может быть доступен восприятию военнослужащих, не имеющих достаточной подготовки в той или иной узкой сфере науки, к которой часто относится проведенная работа специалиста. Следовательно, необходимым элементом указанной системы, должна являться адаптация полученной информации к реальным возможностям восприятия ее военнослужащими без специальной для этого подготовки.

Некоторые элементы такой системы уже создаются в Вооруженных Силах. Так, приказом Министра обороны Российской Федерации 1997 г. № 167 «О порядке применения в Вооруженных Силах Российской Федерации Санитарных правил и норм «ЭМИ РЧ» предусмотрено составление санитарного паспорта передающего радиотехнического объекта. Абз. 11 п. 7 Положения «Об Экологической службе Вооруженных Сил Российской Федерации»[122] предусмотрено проведение экологической паспортизации военных объектов, организация которой возложена на указанную Службу.

В сфере организации эксплуатации объектов повышенной опасности, подконтрольным гостехнадзору ВС РФ установлена Форма свидетельства о соответствии объекта гостехнадзора требованиям безопасности,[123] заполняемая заместителем командира воинской части (начальником службы) на каждый подобный объект и утверждаемой командиром воинской части.

Приказом Министра обороны Российской Федерации от 14 октября 1999 г. № 466 «О мерах по обеспечению здоровья личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации», в частности, указывается, что проблема сохранения и укрепления здоровья военнослужащих, увеличения их адаптационных возможностей, создания благоприятных условий жизнедеятельности должны рассматриваться как важнейшая часть постоянной боевой готовности Вооруженных Сил. Решению указанных задач, по замыслу указанного акта Министра обороны, должно способствовать разработка и введение «Паспорта здоровья личного состава воинской части» - единой формы учета результатов деятельности должностных лиц по обеспечению безопасных условий военной службы, улучшению материально-бытового обеспечения, сохранения здоровья личного состава.

Необходимо отметить, что в Вооруженных Силах Российской Федерации задача сбора информации о факторах военной службы, влияющих на здоровье военнослужащих возложена на ряд органов (служб). Так, в соответствии с п. 4 Положения «О санитарно-эпидемиологическом обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации»,[124] на Главное военно-медицинское управление ВС РФ возлагаются задачи медицинского контроля за условиями военной службы, размещением, организацией питания, водоснабжения, материальным и бытовым обеспечением личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации. На Экологическую службу ВС РФ возлагается оценка и прогнозирование влияния деятельности Вооруженных Сил на окружающую среду.[125]

Однако, действующие элементы системы документирования информации о факторах, влияющих на здоровье военнослужащих, во-первых, не охватывают все возможные факторы; во-вторых, не учитывают возможности восприятия такой информации военнослужащими, не имеющими специальной подготовки; в-третьих, не предусматривают системы доступа к указанным документам военнослужащих. Результаты деятельности указанных органов (служб) также недоступны большинству военнослужащих.

Представляется, что такая системы сбора сведений о факторах военной службы должна предусматривать следующие элементы:

1) полный перечень параметров факторов военной службы, подлежащих постоянному анализу со стороны должностных лиц органов военного управления;

2) распределение обязанностей должностных лиц органов военного управления по анализу состояния факторов военной службы, способных оказывать влияние на здоровье военнослужащих;

3) установление периодичности и объема проведения осмотров, измерений, лабораторных анализов факторов военной службы должностными лицами органов военного управления;

4) единые требования к документированию полученной информации, включая ее адаптацию к восприятию военнослужащими.

Целесообразно введение в действие такой системы единым в Вооруженных Силах нормативным правовым актом Министра обороны Российской Федерации – Инструкцией о сборе и документировании информации о факторах военной службы, влияющих на здоровье военнослужащих.

Установление необходимых требований безопасности при выполнении военнослужащими обязанностей военной службы .

Кроме Устава внутренней службы, деятельность органов военного управления и их должностных лиц на данном этапе закреплена также приказами Министра обороны Российской Федерации 1998 года № 166 «Об основных направлениях поддержания правопорядка, воинской дисциплины, организации службы войск в Вооруженных Силах Российской Федерации», 1999 года № 280 «О гибели военнослужащих в результате нарушений требований безопасности и дополнительных мерах по созданию и обеспечению безопасных условий военной службы», директивой Генерального штаба ВС РФ 1998 года № ДГШ-31 «О мерах по улучшению организаторской работы командиров (начальников) в повседневной деятельности и боевой подготовке войск, обеспечении правопорядка и безопасности личного состава в Вооруженных Силах Российской Федерации».

Указанные нормативные акты рассматривают установление необходимых требований безопасности в качестве неотъемлемой части деятельности органов военного управления по сохранению и укреплению здоровья военнослужащих. К сожалению, в них не раскрывается понятие требований безопасности при выполнении военнослужащими обязанностей военной службы и сущность деятельности командиров (начальников) по установлению этих требований.

Поэтому, представляется необходимым провести анализ данных понятий с учетом действующих норм военного права, а также законодательства смежных отраслей права.

Под требованиями безопасности в области охраны труда (требованиями охраны труда) понимаются государственные нормативные требования, содержащимися в федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, а также законах и иных нормативных актах субъектов Российской Федерации об охране труда, устанавливающими правила, процедуры и критерии, направленные на сохранение жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности[126] .

Учитывая общие черты предмета правового регулирования в области охраны труда и обеспечения безопасности военнослужащих – сохранение жизни и здоровья граждан в процессе их профессиональной деятельности, представляется, что общие подходы к определению требований охраны труда могут быть применены и к определению требований безопасности при выполнении военнослужащими обязанностей военной службы.

Так, требования безопасности военной службы могут быть определены как нормативные акты, устанавливающие правила, процедуры и критерии, направленные на сохранение жизни и здоровья военнослужащих в процессе выполнения ими обязанностей военной службы.

Сущность деятельности воинских должностных лиц по установлению требований безопасности также не раскрывается в нормах военного права. Данный термин в указанном контексте может иметь два значения: во-первых, утверждение, введение в действие; во-вторых, выяснение, обнаружение.[127] В первом значении данный термин указывает на нормотворческий характер указанной деятельности, во втором – указывает на известный этап правоприменительной деятельности органов военного управления, а именно, – нахождение правовой нормы, подлежащей применению в конкретной ситуации[128] .

Таким образом, установление требований безопасности можно разделить, во-первых, на нахождение нормы, содержащей требования безопасности, подлежащей применению в конкретной ситуации и, во-вторых, на деятельность по введению в действие требований безопасности военной службы.

Обе указанные части имеют существенное значение для организации

охраны здоровья военнослужащих. Так, установление нормы права, содержащей требования безопасности является необходимым условием ее применения (организации ее исполнения). При этом, исполнению конкретной нормы права в ряде случаев должно предшествовать осуществление органами военного управления определенных организационных мероприятий, в том числе и путем введения в действие дополнительных правовых актов нормативного характера.

Общие вопросы деятельности органов военного управления по разработке и введению в действие нормативных правовых актов, достаточно глубоко рассмотрены в трудах военных ученых-юристов. Поэтому автор ограничится лишь рассмотрением осуществления такой деятельности на уровне воинских частей.

Возможность введения в действие дополнительных требований безопасности командирами (начальниками) воинских частей при производстве различного рода работ, выполнении иных обязанностей военной службы военнослужащими связана со следующим обстоятельством.

В настоящее время в Вооруженных Силах Российской Федерации действуют нормативные правовые акты различных (отраслевого, межотраслевого, ведомственного) уровней, содержащие в себе требования безопасности. Данные нормы регулируют вопросы обеспечения безопасности в общем виде, применительно к типовым ситуациям и не учитывают (и не могут учитывать) особенности жизнедеятельности в конкретной воинской части, подразделении. Поэтому, вопрос обеспечения безопасных условий военной службы должен решаться командиром на месте, с учетом действительной обстановки.

Таким образом, обязанность установления командиром (начальником) требований безопасности означает, с одной стороны, определение конкретного нормативного правового акта, подлежащего применению в данном случае, и, с другой стороны, определение порядка исполнения содержащихся в данном акте предписаний с учетом конкретной обстановки. Последнее может быть выражено путем издания приказа (приказания) нормативного характера, регулирующего вопросы обеспечения безопасности военной службы в полку (соответствует полномочиям командира полка и начальника штаба полка), либо в виде индивидуального предписания конкретным исполнителям.

Представляется целесообразным предусмотреть обязательность разработки указанных инструкций и на случаи выполнения военнослужащими обязанностей военной службы, установив при этом четкие требования к форме и содержанию таких инструкций.

Инструкции по безопасному выполнению военнослужащими обязанностей военной службы должны разрабатываться в письменной форме на каждый вид их служебной деятельности.

Содержание инструкций должно включать в себе:

- информацию об опасных факторах военной службы, воздействующих на здоровье военнослужащих при выполнении конкретного вида служебной деятельности;

- описание правил (методов) безопасного выполнения конкретного вида служебной деятельности;

- информацию о средствах индивидуальной и коллективной защиты,

лечебно-профилактическое и дополнительной питание, преимущества и льготы, положенные военнослужащим при выполнении конкретного вида служебной деятельности;

- информация о лицах, отвечающих за обеспечение безопасных условий при выполнении военнослужащими конкретного вида служебной деятельности и о порядке такого обеспечения.

Установление строгих требований к предмету, форме и содержанию инструкций по безопасности выполнения военнослужащими конкретных видов служебной деятельности: позволит более качественно организовывать деятельность должностных лиц органов военного управления по созданию безопасных условий военной службы и обеспечить надлежащий контроль; послужит дополнительной гарантией реализации прав военнослужащих в области охраны здоровья (на информацию факторах, влияющих на здоровье; на обеспечение средствами индивидуальной и коллективной защиты и др.).

Наиболее существенными признаками деятельности органов военного управления являются единоначалие, централизация и строгая воинская дисциплина, которыми достигается высокий уровень управляемости воинских частей и подразделений, простота и эффективность принимаемых решений, ответственность конкретных исполнителей за реализацию этих решений. На этом фоне неопределенность уставных положений об установлен требований безопасности может повлечь за собой неполноту, низкую эффективность устанавливаемых командирами (начальниками) требований безопасности при отсутствии у последних необходимых знаний и навыков в данной сфере.

Между тем, в смежной области деятельности органов военного управления – области охраны труда лиц гражданского персонала накоплен положительный опыт решения вопроса об установлении требований охраны труда. Так, в соответствии со ст. 3 Руководства по организации работы по охране труда в воинских частях, учреждениях, военно-учебных заведениях, на предприятиях и в организациях Министерства обороны Российской Федерации[129] инструкции по охране труда в воинской части разрабатываются на основе действующих государственных требований охраны труда. При этом, начальник предприятия утверждает перечень профессий и видов работ, на которые разрабатываются инструкции по охране труда; главный инженер утверждает перечень нормативных актов, по охране труда, действующих на предприятии и инструкции по охраны труда на отдельные виды работ (применительно к структуре воинской части, круг должностных лиц, которым предоставляется право устанавливать требования безопасности для лиц гражданского персонала ограничивается командиром воинской части и его заместителем) (ст. ст. 14, 15 Руководства). Разработка же инструкций по безопасности труда осуществляется с обязательным привлечением службы (отдела, бюро, инженера) по охране труда, специалистов отделов и служб.

Четкое ограничение круга воинских должностных лиц воинской части, которым предоставляется право устанавливать требования безопасности при выполнении военнослужащими обязанностей военной службы с обеспечением централизованного порядка их разработки позволит достичь необходимой полноты, качества и единообразия подходов к сохранению жизни и здоровья военнослужащих, а также обеспечить комплексное регулирование вопросов материального обеспечения такой деятельности.

На командира воинской части целесообразно было бы возложить утверждение перечня видов работ, должностей, иных случаев исполнения военнослужащими обязанностей военной службы, для которых разрабатываются инструкции по безопасности.

На заместителей командира воинской части, в соответствии с кругом вопросов, подлежащих их компетенции желательно возложить:

1) руководство работой должностных лиц отделов и службы по разработке инструкций по мерам безопасности на конкретные виды служебной деятельности военнослужащих;

2) утверждение инструкций по мерам безопасности на конкретные виды служебной деятельности военнослужащих.

Инструкции по мерам безопасности должны разрабатываться в развитие установленных государственных и ведомственных требований безопасности. При этом, в случае отсутствия ведомственных требований безопасности производства военнослужащими конкретных видов работ (исполнения иных обязанностей военной службы), представляется необходимым предоставить право органам военного управления применять государственные требования охраны труда для смежных отраслей деятельности.

Обеспечение безопасных условий выполнения обязанностей военной службы.

Данный этап деятельности органов военного управления в сфере охраны здоровья военнослужащих имеет наибольшее значение, так как именно на этом этапе практически обеспечивается предупреждение заболеваний и травм военнослужащих.

На данном этапе деятельности органов военного управления заблаговременно устраняются опасности военной службы, до того момента, когда начнется их вредное воздействие на организм военнослужащих, либо вероятность такого воздействия (что, в большей мере, относится к травмирующим факторам военной службы) станет неприемлемо высокой.

Практическая деятельность по созданию и обеспечению безопасных для здоровья условий военной службы военнослужащих возлагается на органы военного управления, в которых военнослужащие проходят военную службу, в лице их должностных лиц. Ответственность за безопасность военной службы, в соответствии со ст. 72 Устава внутренней службы, с разделом 4 Концепции безопасности военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации, возложена на их командиров (начальников).

Такая деятельность, будучи направленной на выполнение правовых предписаний, носит правовой характер, осуществляется правовыми средствами.

Основные формы деятельности командиров, возглавляющих органы военного управления по организации выполнения правовых предписаний в сфере безопасности военной службы определены в Концепции. В ней предусмотрено, что при управлении обеспечением безопасности военной службы командиры (начальники) осуществляют принятие решение на обеспечение безопасности военной службы, постановку задач подчиненным органам военного управления и воинским должностным лицам, планированием мероприятий обеспечения безопасности военной службы.

В соответствии с Организационно-методическими указаниями Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации «Организаторская работа командиров (начальников) в повседневной плановой деятельности и боевой подготовке войск, обеспечении правопорядка и безопасности личного состава в Вооруженных Силах Российской Федерации»[130] (далее – Оргметодуказаниями) решение командира (начальника) на обеспечение безопасности военной службы отражается:

- в плане боевой подготовки;

- в комплексном плане мероприятий по поддержанию правопорядка, улучшению службы войск и обеспечению безопасности военной службы;

- в приказе об организации боевой подготовки, внутренней и караульной служб на период обучения.

В соответствии с указанными актами военного управления разрабатываются:

- частные планы работы заместителей командира (начальника) воинской части, начальников родов войск и служб;

- ежемесячный план-календарь основных мероприятий, в котором отражаются задачи подразделениям и службам по реализации разработанных в установленном порядке планов на период обучения с указанием воинских должностных лиц, ответственных за их проведение;

- типовые планы командира (начальника) воинской части, его заместителей, начальников родов войск и служб, командиров подразделений на месяц и неделю, разрабатываемые на основании плана боевой подготовки; комплексного плана мероприятий по поддержанию правопорядка, улучшению службы войск и обеспечению безопасности военной службы; приказа командира (начальника) по организации боевой подготовки, внутренней и караульной служб на период обучения; должностных обязанностей. В указанных типовых планах содержатся мероприятия, проводимые указанными должностными лицами ежемесячно, еженедельно, ежедневно.

Конкретизируя поставленные командиром (начальником) воинской части задачи по обеспечению безопасности личного состава, его заместители наделяются правом давать, в рамках своих полномочий, указания, обязательные для всего личного состава:

- начальник штаба воинской части – о проведении мероприятий по предупреждении гибели и травматизма в суточном наряде;

- заместитель командира (начальника) воинской части – об обеспечении безопасности личного состава при проведении занятий;

- заместитель командира (начальника) воинской части по вооружению – о мероприятиях по предупреждению происшествий с вооружением и военной техникой, обеспечении требований безопасности при их эксплуатации;

- заместитель командира (начальника) воинской части по тылу – об обеспечении пожарной, экологической безопасности и безопасности личного состава при выполнении ремонтно-строительных и хозяйственных работ.

Кроме указанного, в соответствии с требованиями раздела «Обеспечение безопасности военной службы» Оргметодуказаний, обязательным для всех командиров (начальников), руководителей работ является принятие решения по обеспечению безопасных для жизни и здоровья военнослужащих условий военной службы в следующих случаях: при подготовке личного состава к несению и при несении боевого дежурства, внутренней и караульной служб; при организации и выполнении работ с вооружением и военной техникой; при подготовке и совершении марша; на учениях, боевых стрельбах, специальных занятиях.

Помимо этого, военнослужащие временно привлекаются к различного рода ремонтно-строительным и хозяйственным работам в воинской части. Правовое регулирование организации обеспечения безопасных для здоровья военнослужащих условий исполнения ими указанных обязанностей, сопряженных с повышенной опасностью осуществляется в настоящее время Положением «Об организации производства работ с повышенной опасностью в воинских частях, учреждениях, военно-учебных заведениях, на предприятиях в организациях Министерства обороны Российской Федерации».

В соответствии с п. 9 Положения, решение командира (начальника) на производство работ с повышенной опасностью оформляется специальным распорядительным актом – нарядом-допуском, в котором фиксируются все основные этапы деятельности должностных лиц, отвечающих за обеспечение безопасности выполнения таких работ.

Лицом, выдающим наряд-допуск указываются в нем вид и объем работ с повышенной опасностью, необходимые меры безопасности, за достаточность которых он несет ответственность, а также делает запись о получении письменного разрешения от соответствующих лиц воинской части, если указанные работы предполагается осуществлять в охранных зонах линий электропередачи или вблизи энергетических коммуникаций.

Ответственный руководитель работ определяет состав бригады для выполнения указанных работ, проверяет достаточность принятых при подготовке рабочего места мер безопасности, правильность допуска бригады к работе и принимает рабочее место после окончания работ, о чем делает соответствующие записи в наряде-допуске.

Ответственный исполнитель работ (допускающий к работе) руководит подготовкой рабочего места, проводит инструктаж членов бригады о содержании порученной работы, принятых мерах обеспечения безопасности и о соблюдении ими требований безопасности, о чем также делаются соответствующе записи.

Таким образом, указанный наряд-допуск, служит надежной юридической гарантией выполнения должностными лицами возложенных на них обязанностей по обеспечению безопасности военнослужащих, а, следовательно, - реализации их права на охрану здоровья.

Еще одной из положительных сторон указанного Положения является то, что обязанности воинских должностных лиц по обеспечению безопасных условий выполнения работ закрепляются в нем применительно не к воинской должности, занимаемой ими, а тому непосредственному положению, которое они занимают в организации таких работ. Данное обстоятельство представляется весьма актуальным, учитывая, что организация разовых работ с повышенной опасностью возлагается на различные должностные лица, должностные обязанности которых могут и не предусматривать такой обязанности.

Учитывая сказанное, средства правового регулирования, применяемые к организации сохранения здоровья военнослужащих при выполнении ими работ с повышенной опасностью, могут быть адаптированы во всех случаях производства военнослужащими разовых работ (например, ремонтно-строительных, хозяйственных и иных).

Так, представляется целесообразным, на должностное лицо, принимающее решение о назначении военнослужащих в наряд на работы, возложить обязанность оформить такое решение соответствующим распорядительным актом, в письменной форме (например, - «Нарядом на работу»), в котором помимо вида и объема предстоящих работ указывались бы меры по обеспечению безопасности привлекаемых военнослужащих, делалась отметка о проведении инструктажа по требованиям безопасности с подписью инструктируемых.

Такая мера позволила бы обеспечить более целенаправленный контроль за выполнением должностными лицами своих обязанностей, служило бы дополнительным средством повышения ответственности указанных лиц за порученное дело, и, в целом, - дополнительной юридической гарантией реализации права военнослужащих на охрану здоровья.

Одной из возможных форм реализации данного предложения могло бы стать внесение изменений в ст. 270 УВС в виде дополнения абз. 1 после слов «…должны прибыть подразделения.» следующего содержания:

«Командиру подразделения, от которого назначаются военнослужащие в наряд на работу вручается Наряд на работу[131] с указанием вида работы, ее продолжительность, должностного лица, в чье распоряжение направляются военнослужащие, их количество, требования безопасности, а также виды и порядок обеспечения военнослужащих необходимыми средствами индивидуальной защиты. Наряд на работу составляется начальником, в чье распоряжение выделяются военнослужащие на работу и утверждается начальником штаба полка».

Ст. 271 дополнить абз. 3 следующего содержания:

«Начальник, в чье распоряжение было выделено подразделение, перед началом работы инструктирует военнослужащих о порядке ее выполнения и о мерах безопасности, обеспечивает (проверяет) наличие необходимых средств индивидуальной защиты. Инструктирующий и военнослужащие, назначенные на работу, расписываются в Наряде на работу о проведенном инструктаже и наличии средств защиты».

Своевременное доведение до военнослужащих достоверной информации о факторах военной службы, влияющих на их здоровье и требованиях безопасности, обучение военнослужащих безопасным методам выполнения обязанностей военной службы.

Данная функция должностных лиц воинской части осуществляется в соответствии с требованиями с Инструкции по подготовке военнослужащих к выполнению требований безопасности в повседневной деятельности войск (сил),[132] Схемы подготовки личного состава к выполнению требований безопасности в повседневной деятельности войск (сил)[133] , Примерной методики проведения комплексного практического занятия по обеспечению безопасности военнослужащих в условиях повседневной деятельности войск (сил),[134] Руководства по подготовке водителей и допуску их к управлению транспортным средствам в Вооруженных Силах Российской Федерации,[135] Системы экологического обучения воспитания в Вооруженных Силах Российской Федерации.[136]

В указанных нормативных актах предусматривается следующие формы доведения до военнослужащих информации о факторах, влияющих на их здоровье:

- обучение в системе боевой подготовки, проведение специальных занятий по требованиям безопасности;

- инструктажи по требованиям безопасности;

Обучение военнослужащих в системе боевой подготовки, проведение специальных занятий играет существенную роль в системе предоставления им информации о факторах, влияющих на здоровье, так как эта форма не только позволяет довести такую информацию, но и научить военнослужащих использовать существующие средства и способы защиты от неблагоприятного воздействия данных факторов в дальнейшей служебной деятельности. Однако, информация, доводимая на таких занятиях до военнослужащих имеет, как правило, предположительный характер. Плановость данной формы информирования ограничивает возможность предоставления военнослужащим оперативной информации о вновь возникших вредных или опасных факторах.

Инструктирование военнослужащих по требованиям безопасности осуществляется соответствующими командирами (начальниками) перед началом военной службы, началом очередного периода обучения, началом выполнения конкретных служебных обязанностей, в том числе и разового характера.

Данная форма доведения значимой для сохранения здоровья военнослужащих информации имеет свои положительные стороны, так как позволяет это сделать достаточно быстро, доступно, с применением наглядных средств. Отрицательной стороной этой формы информирования военнослужащих служит ее преимущественно устный характер, что не позволяет в достаточной степени оценить полноту и достоверность предоставляемых сведений. Следовательно, затрудняется, в значительной мере, контроль за достоверностью и полнотой такой информации, а также защита права военнослужащих на ее получение, в случае возможных злоупотреблений со стороны должностных лиц воинской части.

В связи со сказанным, представляется, что предложенные ранее система сбора и документирования оперативной информации о факторах, военной службы, влияющих на здоровье, с обеспечением к ней свободного доступа военнослужащих, а также разработка инструкций по безопасности военной службы будут являться существенным дополнением к перечисленным формам предоставления военнослужащим указанной информации.

Эти формы позволяют обеспечить предоставление военнослужащим необходимой информации в любое время. Достоверность и полнота такой информации в наибольшей степени поддается контролю со стороны вышестоящих должностных лиц, а ее сокрытие или искажение – быстрому выявлению с привлечением виновных должностных лиц к предусмотренным видам юридической ответственности.

Контроль за выполнением требований безопасности.

В юридической литературе контроль и надзор рассматриваются в качестве специальных юридических средств, способов обеспечения законности.[137] Контроль характеризуется как общественное явление, как деятельность со своими целям, задачами и особенностями организации.[138] При этом надзор в юридической литературе рассматривается как разновидность контроля.[139] Контроль и надзор с правовой точки зрения разграничивают по субъектам, объему, целям, задачам и методам.[140] Контроль и надзор за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих следует рассматривать в качестве составной части мероприятий по обеспечению права военнослужащих на благоприятные (безопасные) условия военной службы. Указанные виды деятельности при этом являются самостоятельной мерой, которая способна оказывать существенное влияние на состояние безопасности военной службы.

Субъекты деятельности по осуществлению контроля[141] за обеспечением охраны здоровья военнослужащих не обозначены так определенно, как, например, по контролю в сфере охраны труда работников. В последнем случае данный вопрос занимает неотъемлемую часть законодательных актов Российской Федерации об охране труда.[142] В сфере охраны здоровья военнослужащих специальный федеральный закон, регулирующий вопросы обеспечения безопасности военной службы не принят, а круг субъектов контрольной деятельности в данной сфере определяется большим количеством нормативных правовых актах, затрагивающих ее отдельные аспекты.

Так, Уставом внутренней службы ВС РФ обязанности контроля за обеспечением безопасности военной службы возлагаются на всех командиров (начальников), в соответствии с их полномочиями (ст. ст. 77, 79, 91, 108 и другие). Как следует из приведенных норм, круг субъектов, на которых распространяется контроль в области охраны здоровья военнослужащих, обширен.

Возникает вопрос о круге подконтрольных субъектов в сфере обеспечения охраны здоровья военнослужащих. Как было отмечено, контроль за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих направлен на осуществление этими лицами права военнослужащих на безопасные (благоприятные) условия военной службы. Представляется, что указанным критерием следует считать наличие у должностного лица полномочий по осуществлению данного права. Учитывая, что, как ранее указывалось, такая обязанность возложена на командиров (начальников), их и нужно относить к рассматриваемой категории субъектов.

Деятельность должностных лиц учеными-юристами рассматривается в качестве объекта контрольных отношений. [143] Установлено, что командиры (начальники) располагают полномочиями по охране здоровья военнослужащих. Данными полномочиями они наделены в целях реализации правовых норм об охране здоровья военнослужащих. Указанные полномочия находят свое выражение в деятельности должностных лиц органов военного управления по реализации правовых норм об охране здоровья военнослужащих.

Следовательно, объектом контроля за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих является деятельность командиров (начальников) по реализации правовых норм об охране здоровья военнослужащих.

Объект такого контроля может быть различным по содержанию, так как роль конкретных командиров (начальников) в обеспечении благоприятных (безопасных) условий военной службы обусловлена возложенными на них для этого полномочиями.

Для того, чтобы точно установить объект контроля в области охраны здоровья военнослужащих, необходимо определить характер полномочий указанных субъектов. По своему характеру эти полномочия могут быть классифицированы на общие и специальные. Общие полномочия возложены на относительно широкий круг должностных лиц органов военного управления, являющихся прямыми начальниками данных военнослужащих. Указанные должностные лица, являясь единоначальниками, несут всю полноту ответственности за состоянии безопасности военной службы, в том числе и за сохранение здоровья военнослужащих. Многие из них предусмотрены нормами Устава внутренней службы, приказов и директив Министра обороны РФ. К числу таких обязанностей можно отнести, в частности, обязанность по обеспечению здоровых безопасных условий военной службы, безопасности при эксплуатации зданий и сооружений Вооруженных Сил Российской Федерации, вооружения, военной и другой техники, по предоставлению военнослужащим средств защиты.

Специальные полномочия по охране здоровья военнослужащих налагаются на тех должностных лиц органов военного управления, которые отвечают за безопасность военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы в обстановке повышенной опасности.

Как было установлено, объем полномочий должностных лиц органов военного управления по охране здоровья может быть различным. Кроме того может быть различной степень детализации требований, предъявляемых к деятельности по охране здоровья военнослужащих указанных должностных лиц. Результаты проведенного анализа целесообразно учитывать при подготовке, планировании и осуществлении контроля за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих. При планировании мероприятий по контролю в первоочередном порядке следует предусматривать осуществление контроля за деятельностью тех должностных лиц, которые имеют наибольший объем полномочий по реализации правовых норм об охране здоровья военнослужащих, оказывают наибольшее влияние на обеспечение безопасности военной службы, а так же тех из них, деятельность которых в централизованном порядке урегулирована недостаточно полно и детально. При осуществлении контроля за деятельностью последних следует уделять большее внимание контролю за выполнением ими требований инструкций по безопасности, приказов и распоряжений командира (начальника) органа военного управления. Результаты их деятельности должны оцениваться с учетом требований, содержащихся в таких актах.

Для определения цели контроля в юридической литературе используются различные подходы. А.А. Кармолицкий, например, различает различные цели контроля, в зависимости от его этапов: предупреждение правонарушений - для предварительного контроля; выяснение состоянии законности и дисциплины, вынесение оценки правильности совершаемых действий – для текущего контроля; проверка реального исполнения соответствующих решений, предписаний контролирующих органов – для последующего контроля. При этом, определяя сущность и назначение контроля, он включает в них, в частности, принятие мер по предотвращению и устранению нарушений законности и дисциплины.[144] Представляется, что именно предотвращение и устранение нарушений законности и необходимо считать конечной целью контроля, так как остальные цели из вышеназванных носят по отношению к последней предварительный, промежуточный характер.

Именно такого мнения придерживается, например Д.М. Овсянко, определяя целью контроля устранение отклонений процесса функционирования объекта от заданных параметров.[145] А.В. Стремоухов, рассматривая вопрос о контроле за осуществлением прав человека, определял в качестве его цели устранение нарушений прав человека при выявлении такового. [146]

В виду сказанного, представляется необходимым согласиться с мнением С.В. Корнишина, относящего к целям контроля устранение нарушения права и его восстановление в случае нарушения, а также предупреждение правонарушений.[147]

Ранее отмечалось, что контроль за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих осуществляется рядом правоуполномоченных органов. Целесообразно установить круг органов, осуществляющих такой контроль.

При этом, необходимо отметить, что в сфере охраны здоровья военнослужащих, как и в других сферах жизнедеятельности Вооруженных Сил роль общественных объединений весьма невелика.

Законодательство Российской Федерации не сдержит запрета, ограничивающего право военнослужащих на объединение в профессиональные союзы. Более того, п.2 ст. 9 Федерального закона «О статусе военнослужащих» предусматривает, что создание и деятельность профессиональных союзов военнослужащих определяется федеральным законом. В настоящее время указанный закон не принят, а, следовательно, отсутствует и правовая основа для наделения данных профессиональных союзов какими-либо контрольными полномочиями. Автор не считает возможным останавливаться на исследовании данного вопроса, будучи ограниченным объемом настоящей работы. Вместе с тем, представляется, что вопрос о возможности возложения тех или иных полномочий на профессиональные союзы военнослужащих имеет большое значение и нуждается в специальном исследовании.

Наиболее старой, исторически сложившейся формой общественного объединения военнослужащих в Вооруженных Силах являются офицерские собрания. Функционирование указанных собраний регулируется Положением «Об офицерских собраниях в Вооруженных Силах Российской Федерации».[148] В соответствии со ст. 1 Положения, офицерское собрание является постоянно действующей самодеятельной организацией офицерского состава.

Задачами, стоящими перед офицерским собранием, являются: воспитание офицеров в духе преданности России и ее народу, безупречного исполнения воинского долга, высокой ответственности за постоянную готовность к защите Отечества; формирование в офицерском коллективе взаимоотношений, основанных на соблюдении воинской чести и достоинства, возрождение лучших традиций российских офицеров, воспитание высоких нравственных качеств; обеспечение защищенности офицеров от грубости, произвола и социальной несправедливости; рассмотрение и решение материально-бытовых вопросов и организации культурного досуга офицеров и членов их семей (ст. 9 Положения). Таким образом, основное направление деятельности офицерского собрания – воспитание офицерского состава.

В соответствии со стоящими перед офицерским собранием задачами, оно наделяется полномочиями, предназначенными для обеспечения выполнения указанных задач. Таковыми являются:

- обсуждение на офицерском собрании общих вопросов о направлениях и методах воспитательного воздействия; рассмотрение конкретных случаев конфликтов между офицерами, нарушения ими этических и нравственных норм, а также вопросы оказания материальной помощи офицеров из средств офицерского собрания (ст. 11 Положения);

- применение мер общественного воздействия к офицерам, совершившим нарушение офицерской этики и чести офицера;

- участие в решении жилищно-бытовых, культурно-досуговых вопросов, внесение предложений по ним.

Разумеется, что при осуществлении возложенных на него полномочий офицерское собрание в некоторых случаях выполняет ряд функций, имеющих много общего со стадиями контрольной деятельности (проверки исполнения и реагирования на правонарушения). Так, обсуждение общих вопросов воспитания военнослужащих, рассмотрение конфликтов между офицерами невозможно без предварительного ознакомления с действительным состоянием дел, в том числе и в части соответствия деятельности должностных лиц правовым нормам, что соответствует этапу проверки исполнения. Применение мер общественного воздействия, либо внесение предложений командиру воинской части об улучшении определенного круга вопросов жизнедеятельности воинской части может основываться на выявленных правонарушениях, являясь, таким образом, реакцией на них офицерского собрания. Однако, в целом, полномочия офицерского собрания не сравнимы с объемом полномочий профессиональных союзов.

Государственный контроль в Вооруженных Силах осуществляется органами и должностными лицами государственной власти с учетом принципов разграничения компетенций между ними.

В соответствии с п.6 ст. 3 Федерального закона «О статусе военнослужащих», контроль за исполнением данного закона осуществляется органами государственной власти, правоохранительными органами и органами военного управления.

Юридическая литература рассматривает контроль прежде всего в качестве одной из функций управления.[149] Вместе с этим, признается, что контрольными полномочиями располагают не только органы, осуществляющие такое управление (органы исполнительной власти). Некоторые контрольные функции выполняют органы законодательной власти и суд.[150]

Следовательно, указанные в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» органы государственной власти гарантируют военнослужащим право на охрану здоровья, в том числе и путем осуществления контроля за реализацией правовых норм об охране здоровья. Вместе с этим, в названном Законе отсутствует указание на то, какие органы государственной власти могут осуществлять такой контроль.

В соответствии со ст. 80 Конституции Российской Федерации Президент РФ является главой государства, гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. Он имеет возможность оказывать решающее влияние на состоянии охраны здоровья военнослужащих, реализацию их права на безопасные (благоприятные) условия военной службы, в том числе и путем осуществления президентского контроля в области охраны здоровья военнослужащих.

Большое значение имеет осуществление надзора Прокуратурой РФ, которая, согласно ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре», осуществляет свой надзор, в том числе и за реализацией прав человека и гражданина, в том числе и права военнослужащих на охрану здоровья. Особое значение прокурорского надзора для охраны от нарушений прав военнослужащих Вооруженных Сил РФ обоснованно подчеркивается в трудах видных ученых-юристов.[151]

В соответствии со ст. 114 Конституции Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, осуществляющее исполнительную власть в Российской Федерации, обязано принимать меры по обеспечению законности и прав граждан. В реализации данной функции Правительства РФ участвует значительное число органов исполнительной власти и их должностные лица.

В нее входят также и военные органы, осуществляющие исполнительную власть в Вооруженных Силах.[152]

Таким образом, к органам государственной власти, осуществляющим контроль за реализацией прав и свобод военнослужащих относятся все ветви такой власти. При этом, органы военного управления относятся к органам исполнительной власти.

Необходимо отметить, что среди органов государственной власти, осуществляющих контроль в сфере реализации права военнослужащих на охрану здоровья наибольшие возможности имеются у органов исполнительной власти. Данное заключение основывается на следующем.

Органы исполнительной власти организованы на принципах соподчиненности и централизации. Это позволяет им эффективно и с достаточной оперативностью влиять на состояние охраны здоровья военнослужащих. Участие органов исполнительной власти в осуществлении контроля в области охраны здоровья военнослужащих, с учетом их со подчиненности, позволяет им самим, без вмешательства органов других ветвей власти наиболее оперативно устранять нарушения в области охраны здоровья военнослужащих, допущенные подконтрольными органами исполнительной власти. При отсутствии у нижестоящего органа исполнительной власти возможности добиться устранения выявленного в ходе осуществления контроля нарушения, для этого может быть задействован потенциал вышестоящих органов исполнительной власти. Вышестоящие органы исполнительной власти могут своевременно устранят ошибки в деятельности подчиненных, что повышает качество и эффективность осуществляемого ими контроля за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих.

В тоже время, как указывает С.В. Корнишин, необходимо учитывать, что контроль со стороны органов исполнительной власти осуществляется за деятельностью субъектов, также входящих в систему органов исполнительной власти. В связи с этим, не исключено проявление при осуществлении контроля узковедомственных интересов в ущерб объективности контроля.[153]

Все субъекты, осуществляющие контроль за реализацией права военнослужащих на охрану здоровья, различаются между собой по ряду признаков. В качестве критерия такого различия можно назвать место, которое занимает контроль за реализацией указанных норм в их деятельности, степень влияния осуществляемого ими контроля на состояние охраны здоровья, а оперативность реагирования на нарушения, выявленные при осуществлении контроля. При этом, наиболее значимым признаком представляется оперативность реагирования на нарушения требований нормативных правовых актов о сохранении здоровья военнослужащих. От своевременного принятия необходимых мер по устранению нарушений, выявленных при осуществлении контроля за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих нередко зависит возможность сохранения жизни и здоровья военнослужащих. Поэтому оперативность реагирования на указанные нарушения является важной чертой в характеристике контроля за исполнением правовых норм об охране здоровья военнослужащих. Одним из условий оперативного реагирования является наличие минимального количества опосредующих звеньев между субъектом контроля и подконтрольным органом.

Таким образом, значение контроля, осуществляемого теми или иными субъектами в области охраны здоровья военнослужащих для реализации права военнослужащих на охрану здоровья неодинаково и определяется указанными признаками.

Предназначение и особенности жизнедеятельности Вооруженных Сил повышают значение контроля за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих со стороны органов военного управления, входящих в состав Вооруженных Сил и структурно связанных с ними. Контроль со стороны этих органов обеспечивает максимально оперативное выявление нарушений и реагирование на них.

Контроль, осуществляемый данными органами по отношению субъектов контроля к подконтрольным субъектам относится к внутриведомственному. Внутриведомственный контроль за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих является частью общего внутриведомственного контроля.

С учетом изложенного целесообразно проанализировать в данном исследовании деятельность по контролю за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих тех субъектов, значение которой для обеспечения права военнослужащих на охрану здоровья представляется наиболее значительным, а именно деятельность по контролю со стороны органов военного управления, осуществляющих исполнительную власть в Вооруженных Силах.

В Вооруженных Силах деятельностью по контролю за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих руководят начальники органов военного управления, командиры воинских частей, начальники учреждений, военно-учебных заведений, предприятий и организаций Министерства обороны. Контроль за реализацией указанных норм они осуществляют как лично, так и через подчиненные им органы военного управления и должностных лиц.

Органами управления, специально предназначенными для обеспечения безопасности военной службы в Вооруженных Силах являются органы службы войск и безопасности военной службы. Эти органы представляют собой систему, организованную применительно к структуре органов военного управления и входящих в их состав. Так, в составе Генерального штаба ВС РФ организовано Управление службы войск и безопасности военной службы, в составе органа управления вида Вооруженных Сил (родов войск, военных округов, флотов, главных и центральных управлений Министерства обороны) – направления службы войск и безопасности военной службы (отделы службы войск и безопасности военной службы); в армиях и дивизиях – отделения службы войск и безопасности военной службы; в воинских частях - старший помощник начальника штаба по службе войск и безопасности военной службы; в военно-образовательных учреждениях – помощник начальника вуза по службе войск и безопасности военной службы – начальник строевого отдела.

На органы службы войск и безопасности военной службы возлагается комплекс задач, которые можно разделить на два основных направления:

1. Проведение в повседневную жизнь решений командира (начальника) по организации службы войск и руководству ею. При этом под службой войск понимается совокупность постоянно проводимых командованием в войсках и на кораблях специальных мероприятий, направленных на обеспечение крепкой воинской дисциплины, уставного порядка и организованности среди воинских частей и подразделений[154] . Содержание службы войск составляет внутренняя, гарнизонная и караульная служба.

2. Планирование и организация выполнения мер по предупреждению гибели и травматизма военнослужащих, происшествий и преступлений; обеспечение контроля за проведением в жизнь решений командира (начальника) по обеспечению безопасности военной службы в повседневной деятельности войск. При этом обеспечением безопасности военной службы признается целенаправленная деятельность органов военного управления и воинских должностных лиц по выполнению требований законодательства Российской Федерации, общевоинских уставов Вооруженных Сил, приказов Министра обороны, направленных на сохранение жизни и здоровья военнослужащих, а также анализ, прогнозирование и устранение факторов, являющихся причиной гибели и травматизма личного состава при исполнении обязанностей военной службы.

Таким образом, органы службы войск и безопасности военной службы, с одной стороны, непосредственно участвуют в организации службы войск и отвечают за ее эффективность, а с другой – участвуют в обеспечении безопасности военной службы и контролируют соответствие этой деятельности войск требованиям безопасности для жизни и здоровья военнослужащих. Между тем, необходимо отметить, что указанные направления деятельности хотя и взаимосвязаны между собой, тем не менее содержат некоторые объективные противоречия.

Так, выполнение войсками мероприятий внутренней, гарнизонной и караульной службы призвано обеспечивать высокую боевую готовность, строгую воинскую дисциплину, эффективность и оперативность управления войсками, сохранность и готовность к боевому применению военных объектов, вооружения и военной техники. При этом, одними из основных направлений повышения эффективности данной деятельности объективно является, с одной стороны, сокращение привлекаемых к выполнению задач сил и средств, времени на их выполнение, а с другой – при неизменности привлекаемых сил, средств, времени – обеспечение более качественного их выполнения. Требования же безопасности жизни и здоровья военнослужащих объективно выступают в роли ограничений в деятельности войск, требуя для решения поставленных задач больших сил, средств и времени для их выполнения.

Учитывая наличие объективных противоречий между указанными видами деятельности органов службы войск и безопасности военной службы представляется необходимым разделить их структуру на две независимые друг от друга части – органы, обеспечивающие службу войск и органы, предназначенные для обеспечения безопасности военной службы. На последние целесообразно возложить функцию организации, планирования и контроля за деятельностью органов военного управления по обеспечению безопасности военной службы.

Необходимо отметить, что в Вооруженных Силах РФ в области обеспечения безопасности граждан действуют две структуры, чьи цели и задачи во многом схожи: служба войск и безопасности военной службы (далее – СВиБВС) и служба охраны труда (далее – СОТ), подчиненные в специальном отношении Управлению службы войск и безопасности военной службы ГШ РФ и Управлению труда и заработной платы гражданского персонала ВС РФ соответственно.

Труд гражданского персонала и военно-служебная деятельность военнослужащих, как правило, тесно соприкасаются между собой по времени, месту, особенностям выполнения возложенных на них обязанностей, поэтому как на военнослужащих, так и на лиц гражданского персонала могут воздействовать одни и те ж неблагоприятные для здоровья факторы военной службы. Правовое регулирование обеспечения безопасности указанных лиц, применяемые организационные и технические способы такого обеспечения при этом, как было ранее установлено, в значительном числе случаев совпадают.

Таким образом, деятельность органов военного управления и воинских должностных лиц по обеспечению безопасных условий труда лиц гражданского персонала и безопасности военной службы имеют общий предмет и, во многих случаях, единую нормативно-правовую базу.

Учитывая сказанное, очевидно, что существование в составе Вооруженных Сил Российской Федерации двух органов, выполняющих схожие функции, частично дублирующие друг друга, нерационально. Более оправданным было бы объединение выделенных из структуры органов службы войск и безопасности военной службы органов, предназначенных для обеспечения безопасности военной службы со службой охраны труда гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации в единую структуру, действующую как в интересах обеспечения безопасности военнослужащих, так и лиц гражданского персонала.

Данные меры позволили бы:

- избежать непродуктивного дублирования в деятельности органов службы войск и безопасности военной службы и службы охраны труда;

- в большей мере обеспечить единство средств и методов обеспечения безопасности военной службы и охраны труда;

- упростить руководство деятельностью войск по обеспечению службы войск и безопасности военной службы;

- обеспечить эффективный, независимый от иных показателей деятельности войск внутриведомственный контроль за обеспечением безопасности военной службы;

- активнее использовать для целей обеспечения безопасности военной службы накопленный службой охраны труда Вооруженных Сил Российской Федерации положительный опыт по обеспечению условий труда, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.

Контроль за выполнением органами военного управления и воинскими должностными лицами и военнослужащими требований безопасности является важнейшей частью военного управления в указанной области, обеспечивающей законность, целесообразность и эффективность принимаемых мер по предупреждению причинения вреда жизни и здоровью военнослужащих.

Обеспечение безопасности военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации является, в соответствии с их компетенцией, обязанностью всех органов военного управления и воинских должностных лиц. На них же возлагается обязанность осуществления контроля за полнотой и качеством мер, принимаемых нижестоящими органами и лицами в этой области.

Необходимо отметить, что контроль командиров за выполнением требований безопасности имеет определенную специфику, обусловленную предметом такого контроля. Обеспечение безопасности военной службы тесно связано с состоянием целого ряда факторов военной службы, определяется ими, и, в известном смысле, им противостоит. Данные факторы, в свою очередь, являются следствием сложных процессов, установить и оценить которые подчас не возможно без предварительной специальной подготовки.

В связи с этим, в состав органов военного управления входят специальные службы, обеспечивающие организацию сохранения жизни и здоровья военнослужащих, оказывающих помощь командирам в их исполнительно-распорядительной деятельности. Помимо такой помощи, указанные специальные службы вправе самостоятельно осуществлять контроль за обеспечением безопасности военной службы в объеме своих полномочий. Такой контроль со стороны специальных служб получил название внутриведомственного надзора.[155]

В Вооруженных Силах внутриведомственный специализированный надзор за безопасным ведением работ в промышленности, за проведением мероприятий, обеспечивающих безопасное обслуживание электрических и теплоиспользующих установок и государственный санитарно-эпидемиологический надзор за соблюдением санитарного законодательства органами военного управления осуществляют специально уполномоченные на то органы военного управления. Указанные органы военного управления включены в состав Вооруженных Сил, структурно связаны с ними и осуществляют надзор за деятельностью органов военного управления, их должностных лиц, также входящих в структуру Вооруженных Сил. Поэтому надзор, осуществляемый указанными органами военного управления по отношению субъектов надзора к поднадзорным органам является внутриведомственным.

Правовое положение органов военного управления, осуществляющих надзорную деятельность в Вооруженных Силах отличается некоторыми особенностями. Следует отметить, что надзорная функция для них, как правило, не является единственной, они составляют организационно обособленную от

соответствующих органов надведомственного надзора единую систему органов внутриведомственного надзора, имеют собственную сферу надзорной деятельности, при осуществлении которой обязаны руководствоваться приказами и директивами Министра обороны и его заместителей наряду с требованиями других правовых актов.[156]

Наличие структурной связи указанных органов с Вооруженными Силами, позволяет им осуществлять надзорную деятельность в процессе жизнедеятельности Вооруженных Сил, что обеспечивает большую степень оперативности из реагирования на нарушения норм права поднадзорными должностными лицами органов военного управления.

Органы военного управления, осуществляющие надзорную деятельность в Вооруженных Силах по своим непосредственным задачам предназначены не только для осуществления надзора за соблюдением законодательства по охране здоровья военнослужащих. Так, в число основных задач Инспекции государственного технического надзора Вооруженных Сил Российской Федерации, в соответствии со ст. 9 Положения о ней, входит осуществление государственного надзора за соблюдением военными организациями требований безопасности, а также контроль за выполнением противоаварийных мероприятий. Инспекция, в соответствии с возложенными на нее задачами, осуществляет проверки органов военного управления по соблюдению требований нормативных актов, регламентирующих вопросы технической безопасности при устройстве и эксплуатации объектов надзора (ст. 10 Положения об инспекции).

Из указанного можно заключить, что органы гостехнадзора осуществляют надзор не только за безопасной эксплуатацией для жизни и здоровья военнослужащих, других граждан соответствующих объектов, но и за сохранением последних в исправном, готовом к применению состоянии (путем осуществления противоаварийных мероприятий). Учитывая, что объекты гостехнадзора представляют собой определенный имущественный комплекс, то деятельность органов военного управления, осуществляющих такой надзор, направлена также и на охрану имущественных интересов государства в лице его Вооруженных Сил.

В соответствии со ст. 3 Положения «Об энергонадзоре в Вооруженных Силах Российской Федерации», в число основных задач энергонадзора входит осуществление надзора за проведением мероприятий, обеспечивающих безопасную эксплуатацию электроустановок, а также проверка правильности допуска личного состава к их эксплуатации. При этом, решение указанных задач способствует обеспечению безопасности исполнения военнослужащими обязанностей военной службы. Так, согласно ст. 33 Положения при проверке состояния эксплуатации электроустановок органами энергонадзора проверяется, в частности, соблюдение правил техники безопасности, которые являются важной частью охраны здоровья военнослужащих. При осуществлении надзора за соблюдением правил техники безопасности органами энергонадзора проверяются такие стороны указанной деятельности, как организация производства работ в электроустановках, наличие средств защиты и пригодность их к применению, порядок проведения инструктажа личного состава, обслуживающего электроустановки, по правилам техники безопасности, знание личным составом правил техники безопасности при эксплуатации электроустановок (ст.35 Положения).

Для осуществления поставленных перед органами энергонадзора задач, они наделяются необходимыми полномочиями. Так, согласно ст. 27 Положения, инспекторам по энергонадзору предоставляется право требовать от командира воинской части и немедленного запрещения эксплуатации электроустановки, если ее состояние опасно для жизни личного состава, а также отстранения от обслуживании электроустановок лиц, имеющих неудовлетворительные знания или не выполняющих правил эксплуатации электроустановок и правил техники безопасности при их эксплуатации.

Анализ приведенных им других норм Положения позволяет сделать вывод, что деятельность органов энергонадзора в Вооруженных Силах, в конечном итоге, направлена на обеспечение безопасных условий военной службы., указанные органы осуществляют надзор за реализацией права военнослужащих на охрану здоровья.

В соответствии со ст. 2 Положения о санитарно-эпидемиологическом надзоре в Вооруженных Силах Российской Федерации», санитарно-эпидемиологический надзор в Вооруженных Силах направлен на профилактику заболеваний личного состава, соблюдение требований нормативных правовых актов по охране здоровья личного состава.

Согласно ст. 3 Положения санэпиднадзор включает выявление и установление причин и условий возникновения профессиональных заболеваний личного состава. Предметом санэпиднадзора в Вооруженных Силах является выполнение органами военного управления гигиенических и противоэпидемических мероприятий, санитарных правил, норм и гигиенических нормативов, в том числе и в процессе выполнения военнослужащими обязанностей военной службы (ст.7 Положения).

Должностным лицам, осуществляющим санэпиднадзор в Вооруженных Силах предоставляется право посещать и проводить обследования органов военного управления, условий службы военнослужащих, приостанавливать впредь до проведения необходимых мероприятий и устранения имеющихся нарушений норм и правил, а в случае невозможности их устранения – прекращать эксплуатацию сооружений, объектов, оборудования, а также выполнение отдельных видов работ. (ст. 8 Положения).

Анализ норм Положения показывает, что санитарно-эпидемиологический надзор способствует созданию благоприятных условий военной службы, а органы и должностные лица, осуществляющие санэпиднадзор в Вооруженных Силах выполняют обязанности по надзору за реализацией правовых норм об охране здоровья военнослужащих.

Помимо указанных органов внутриведомственного надзора в Вооруженных Силах действуют так же органы военного управления, располагающе полномочиями, которые также можно назвать полномочиями по надзору за выполнением требований безопасности. Данные органы также вносят существенный вклад в обеспечение реализации права военнослужащих на охрану здоровья. К таким органам можно отнести, например, службу радиационной, химической и бактериологической защиты в част выполняемых ею функций по обеспечению радиационной безопасности воинских частей, соединений и организаций Министерства обороны.

Резюмируя сказанное, можно констатировать, что органы специализированного внутриведомственного надзора имеют предметом своего надзора различные стороны деятельности должностных лиц органов военного управления, которая, в целом, направлена на сохранение жизни и здоровья военнослужащих. В виду этого, деятельность органов внутриведомственного надзора является одной из важных юридических гарантий реализации права военнослужащих на охрану здоровья.

Осуществление надзорной деятельности уполномоченными органами военного управления может потребовать от них принятия необходимых мер по результатам надзора, реагирования в соответствующей форме. Реагирование по результатам надзора является неотъемлемой составной частью процесса надзорной деятельности. Наличие у органов надзора достаточных полномочий по реагированию на выявленные нарушения способно повысить эффективность осуществляемого ими надзора. Анализ правовых актов, регулирующих деятельность органов военного управления, уполномоченных на осуществление надзора в Вооруженных Силах показывает, что эти органы военного управления отличаются друг от друга объемом предоставленных им полномочий по реагированию. Наиболее развернутый перечень мер реагирования предусмотрен для должностных лиц, осуществляющих санэпиднадзор в Вооруженных Силах. В соответствии со ст. 8 Положения, они имеют право налагать административные взыскания, в том числе денежные штрафы, передавать материалы в следственные органы для возбуждения уголовных дел, предоставлять вышестоящим должностным лицам, командирам и начальникам предложения о привлечении к ответственности лиц, нарушающих требования по безопасности. (ст. 11 Положения). В тоже время Положением об энергонадзоре органам энергонадзора не предоставлено прав даже по внесению предложений о привлечении лиц, виновных в нарушении требований правовых актов, к ответственности. Отсутствие у органов энергонадзора необходимых полномочий по реагированию на выявленные нарушения трудно чем-либо объяснить. Тем более, что, согласно ст. 7 Положения об энергонадзоре, командиры несут ответственность за техническое состояние, организацию эксплуатации электроустановок и соблюдение правил безопасности при их эксплуатации. Для того, чтобы органы военного управления, осуществляющие надзор, могли в полном объеме выполнять возложенные на них задачи, эффективно обеспечивать охрану здоровья военнослужащих, они должны быть наделены необходимыми полномочиями по реагированию на выявленные нарушения. Поэтому необходимо согласится с мнением, высказанным С.Н. Корнишиным о том, что в целях повышения эффективности надзорной деятельности органов Гостехнадзора и органов энергонадзора в Вооруженных Силах, в том числе за реализацией права военнослужащих на охрану здоровья, следовало бы предоставить им полномочия по реагированию на выявленные нарушения аналогичные тем, которые предоставлены должностным лицам, осуществляющим санэпиднадзор в Вооруженных Силах.[157]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основные результаты проведенного исследования излагаются в следующих выводах.

1. Право военнослужащих на охрану здоровья является составной частью конституционного права граждан на охрану здоровья в процессе их профессиональной деятельности и определяется автором как право на благоприятные (безопасные) условия военной службы.

2. Право военнослужащих на охрану здоровья необходимо отличать от их права на медицинскую помощь, предполагающего предоставление военнослужащим лечение в случае заболевания. Данное разделение предусмотрено п. 1 ст. 41 Конституции Российской Федерации и закреплено ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

3. Право военнослужащих на охрану здоровья носит в себе черты социально-экономических и личных прав граждан, регулируется нормами военного, административного, экологического и трудового права, являясь, таким образом, комплексным.

Конкретные права военнослужащих в этой сфере отражают основные способы сохранения их жизни и здоровья, реализация которых в совокупности обеспечивает достижение поставленной цели.

Наиболее предпочтительным способом сохранения жизни и здоровья военнослужащих является устранение (нейтрализация) источников опасных (вредных) факторов военной службы. Однако, учитывая, что абсолютная безопасность военной службы объективно не достижима, так как полное устранение таких факторов не возможно по экономическим и техническим причинам, то неотъемлемым дополнением к названному способу служат: а) предоставление военнослужащим средств индивидуальной защиты и дополнительного питания, компенсирующих воздействие на их организм опасных (вредных) факторов военной службы; б) формирование безопасного поведения военнослужащих при выполнении обязанностей военной службы.

Комплекс конкретных прав военнослужащих в сфере охраны их здоровья составляют:

1) право на условия военной службы и быта, отвечающих требованиям безопасности и гигиены;

2) право на обеспечение специальной одежды, обуви и других средств индивидуальной защиты от неблагоприятных факторов военной службы;

3) право на обеспечение дополнительным питанием при выполнении обязанностей военной службы во вредных (тяжелых) условиях;

4) право на получение своевременной и достоверной информации о факторах военной службы, влияющих на здоровье военнослужащих, о существующих средствах и способах противодействия этим факторам;

5) право на обучение безопасному выполнению обязанностей военной службы.

4. Правоуполномоченными субъектами данного права выступают военнослужащие Российской Федерации. Автор считает, что нормы военного законодательства должны признавать и регулировать и право на охрану здоровья граждан, призванных на военные сборы, которые наравне с военнослужащими испытывают такие же неблагоприятные факторы военной службы.

Субъектами, на которых возлагается юридическая ответственность обеспечить реализацию права военнослужащих на охрану здоровья являются командиры (начальники) органов военного управления, в которых военнослужащие проходят военную службу. Способствовать реализации этого права призваны также и другие органы государственной власти, в пределах их компетенции.

5. Деятельность органов военного управления по охране здоровья военнослужащих является неотъемлемым условием высокой боевой готовности и боеспособности Вооруженных Сил Российской Федерации и выступает в качестве составной части обеспечения безопасности военной службы. При этом, обеспечение безопасности военной службы, адресованное осуществлению права военнослужащих на охрану здоровья, необходимо рассматривать как противодействие опасным (вредным) физическим, биологическим и психофизическим факторам, классифицирующимися в соответствии с положениями системы стандартов безопасности труда (ГОСТ 12.0.003-74 ССБТ).

7. Особенностью права военнослужащих на охрану здоровья является то, что ряд правомочий, предоставляемых законодательством об охране труда работников не вполне применимы в условиях военной службы, так как противоречат основополагающим принципам организации Вооруженных Сил, правового регулирования общественных отношений, складывающихся по поводу прохождения гражданами военной службы. Право на отказ от выполнения обязанностей военной службы в боевых условиях в случае возникновения угрозы их жизни и здоровью не может быть предоставлено военнослужащим, так как, с одной стороны, противоречит требованию беспрекословного подчинения военнослужащих приказам их командиров (начальников), а, с другой стороны - ставит под угрозу ценности, которые военнослужащие призваны защищать - свободу и независимость отечества, жизнь и здоровье мирных граждан, т.е. интересы никак не менее значимые, чем жизнь и здоровье самого военнослужащего. Личное участие или участие через своих представителей в рассмотрении вопросов, связанных с обеспечением безопасных условий профессиональной деятельности, выступающее в качестве формы проявления договорного характера трудовых правоотношений, также не может быть экстраполировано в сферу военно-служебных отношений, так как последним свойственна единая правовая регламентация прав и обязанностей ее участников, носящая исчерпывающий характер.

8. Реализация права военнослужащих на охрану здоровья возможна при наличии комплекса общих и специальных (юридических) гарантий, под которыми понимаются условия и средства обращения правовых предписаний в действительность.

Таковыми средствами, по мнению автора, должно явиться:

1) более точное законодательное закрепление права военнослужащих на охрану здоровья, с указанием конкретного блага, обеспечиваемого при реализации данного права – безопасные (благоприятные) условия военной службы и быта; с уточнением круга правоуполномоченных субъектов – военнослужащие и граждане, призванные на военные сборы; с закреплением перечня конкретных прав военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы в сфере охраны их здоровья;

2) установление федеральным законом счерпывающего перечня случаев, когда приоритет сохранения жизни и здоровья военнослужащих не может быть сохранен при решении ими задач, вытекающих из предназначения Вооруженных Сил, иных войск и воинских формирований Российской Федерации. Такие случаи, по мнению автора, необходимо ограничить, во-первых, всеми видами выполнения военнослужащими боевых задач; во-вторых, деятельностью военнослужащих при устранении последствий различного рода аварий и катастроф с целью спасения жизни и здоровья граждан. В иных же случаях следует отдавать приоритет жизни и здоровью военнослужащих;

3) уточнение оснований возникновения у военнослужащих (граждан, призванных на военные сборы) прав на получение средств индивидуальной защиты и дополнительного питания, с учетом фактического наличия опасных (вредных) факторов военной службы, исключение норм об обеспечении военнослужащих дополнительным питанием при выполнении ими обязанностей военной службы во вредных условиях за счет денежного фонда воинской части с возложением расходов на эти цели на бюджетные средства федерального органа исполнительной власти, в котором военнослужащие проходят военную службу;

4) установление единого для всех категорий военнослужащих (граждан, призванных на военные сборы) порядка обеспечения сохранения функциональных свойств средств индивидуальной защиты (стирки, химической чистки, ремонта, дегазации, дезактивации, обеззараживания) – по мере загрязнения (иного снижения защитных свойств) и за счет федерального органа исполнительной власти, в котором военнослужащие проходят военную службу, что, по мнению автора, необходимо закрепить в федеральном законе. На случай отсутствия организационных и (или) материальных возможностей организовать стирку, химическую чистку и ремонт средств индивидуальной защиты военнослужащих силами воинских частей, целесообразно предусмотреть компенсацию затрат военнослужащих на ремонт, стирку и химическую чистку средств индивидуальной защиты как в денежной, так и в натуральной форме;

5) разработка единой в Вооруженных Силах системы сбора, документирования информации о факторах военной службы, влияющих на здоровье военнослужащих. Такая система должна предусматривать следующие элементы:

- полный перечень параметров факторов военной службы, подлежащих постоянному анализу со стороны должностных лиц органов военного управления;

- распределение обязанностей должностных лиц органов военного управления по анализу состояния факторов военной службы, способных оказывать влияние на здоровье военнослужащих;

- установление периодичности проведения осмотров, измерений, лабораторных анализов факторов военной службы должностными лицами органов военного управления;

- единые требования к документированию полученной информации, включая ее адаптацию к восприятию военнослужащими;

6) введение в военное законодательство универсального правила распространения норм об охране труда граждан на область военно-служебных отношений. Такая норма должна распространять на военнослужащих указанные нормы об охране труда, в случае, если военное законодательство не содержит норм, применимых к конкретному случаю привлечения военнослужащего к хозяйственным, ремонтно-строительным работам.

7) в целях активизации деятельности должностных лиц органов военного управления по созданию безопасных условий военной службы и обеспечение надлежащего контроля за их деятельностью, установления дополнительных гарантий реализации прав военнослужащих в области охраны здоровья целесообразно предусмотреть в военном законодательстве обязанности органов военного управления по разработке и принятию инструкций по обеспечению безопасности военной службы при выполнении военнослужащими конкретных видов служебной деятельности, установив при этом четкие требования к форме и содержанию таких инструкций.

Инструкции по безопасному выполнению военнослужащими обязанностей военной службы должны разрабатываться в письменной форме на каждый вид их служебной деятельности.

Содержание инструкций должно включать в себе:

- информацию об опасных факторах военной службы, воздействующих на здоровье военнослужащих при выполнении конкретного вида служебной деятельности;

- описание правил (методов) безопасного выполнения конкретного вида служебной деятельности;

- информацию о средствах индивидуальной и коллективной защиты, лечебно-профилактическое и дополнительной питание, преимущества и льготы, положенные военнослужащим при выполнении конкретного вида служебной деятельности;

- информация о лицах, отвечающих за обеспечение безопасных условий при выполнении военнослужащими конкретного вида служебной деятельности и о порядке такого обеспечения.

Данной деятельности органов военного управления будет способствовать четкое ограничение круга воинских должностных лиц воинской части, которым предоставляется право устанавливать требования безопасности при выполнении военнослужащими обязанностей военной службы с установлением централизованного порядка их разработки позволит достичь необходимой полноты, качества и единообразия подходов к сохранению жизни и здоровья военнослужащих, а также обеспечить комплексное регулирование вопросов материального обеспечения такой деятельности.

На командира воинской части необходимо возложить утверждение перечня видов работ, должностей, иных случаев исполнения военнослужащими обязанностей военной службы, для которых разрабатываются инструкции по безопасности.

На заместителей командира воинской части, в соответствии с кругом вопросов, подлежащих их компетенции, возложить:

- руководство работой должностных лиц отделов и службы по разработке инструкций по мерам безопасности на конкретные виды служебной деятельности военнослужащих;

- утверждение инструкций по мерам безопасности на конкретные виды служебной деятельности военнослужащих;

8) введение в Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации нормы об письменном оформлении решения о привлечении военнослужащих в наряд на работу специальным актом – Нарядом на работу, в котором, помимо вида и объема предстоящих работ указывались бы меры по обеспечению безопасности привлекаемых военнослужащих, делалась отметка о проведении инструктажа по требованиям безопасности и об обеспечении их средствами индивидуальной защиты, с подписью инструктирующего и военнослужащих, привлекаемых к работе.

Такая мера позволила бы обеспечить более целенаправленный контроль за выполнением должностными лицами своих обязанностей, служило бы дополнительным средством повышения ответственности указанных лиц за порученное дело, и, в целом, - дополнительной юридической гарантией реализации права военнослужащих на охрану здоровья.

На основе ряда высказанных предложений автором разработаны изменения и дополнения в Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе», Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, Положение «О продовольственном обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации».[158]

9. Существование в составе Вооруженных Сил Российской Федерации двух структур, выполняющих схожие функции по обеспечению безопасности военной службы (служба войск и безопасности военной службы) и по обеспечению охраны труда лиц гражданского персонала (служба охраны труда), частично дублирующие друг друга, признается автором нерациональным. Более оправданным было бы объединение выделенных из структуры органов службы войск и безопасности военной службы органов, предназначенных для обеспечения безопасности военной службы со службой охраны труда гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации в единую структуру, действующую как в интересах обеспечения безопасности военнослужащих, так и лиц гражданского персонала.

Данные меры позволили бы:

- избежать непродуктивного дублирования в деятельности органов службы войск и безопасности военной службы и службы охраны труда;

- в большей мере обеспечить единство средств и методов обеспечения безопасности военной службы и охраны труда;

- упростить руководство деятельностью войск по обеспечению службы войск и безопасности военной службы;

- обеспечить эффективный, независимый от иных показателей деятельности войск внутриведомственный контроль за обеспечением безопасности военной службы;

- активнее использовать для целей обеспечения безопасности военной службы накопленный службой охраны труда Вооруженных Сил Российской Федерации положительный опыт по обеспечению условий труда, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ И

ЛИТЕРАТУРЫ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

1. Международный пакт от 16 декабря 1966 г. «Об экономических, социальных и культурных правах»// Ведомости Верховного Совета СССР. –1976. –№ 17. –ст. 1831.

2. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.)// Российская газета. – 1993. –25 дек.

3. Конституция СССР (Основной закон)//Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. –1977. –N 41. –ст. 617.

4. Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1999. – № 14. –ст. 1650.

5. Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 181-ФЗ «Об основах охраны труда в Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1999. –№ 29. –ст. 3702.

6. Основы законодательства Российской Федерации от 22 июля 1993 г. № 5487-1 «Об охране здоровья граждан» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. –1993. –№ 33. –ст. 1318.

7. Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. № 2060-1 «Об охране окружающей природной среды» (с изм. и доп. от 21 февраля 1992 г. и 2 июня 1993 г.)// Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. –1992. –№ 10. –ст. 457.

8. Федеральный закон от 9 января 1996 г. № 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения»// Российская газета. –1996. –17 янв.

9. Градостроительный кодекс Российской Федерации от 7 мая 1998 г. № 73-ФЗ// Собрание законодательства Российской Федерации. –1998. –№ 19. –ст. 2069.

10. Федеральный закон от 21 ноября 1995 г. № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1995. –№ 48. –ст. 4552.

11. Федеральный закон от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1998. –№ 22. –ст. 2331.

12. Федеральный закон от 4 мая 1999 г. № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха»// Собрание законодательства Российской Федерации –1999. –№ 18. –ст. 2222.

13. Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1995. –№ 8. –ст. 609.

14. Федеральный закон от 23 ноября 1995 г. № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» (с изм. от 15 апреля 1998 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации. –1995. –№ 48. –ст. 4556.

15. Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 г. «О безопасности» (с изм. от 25 декабря 1992 г.)// Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. –1992. –№ 15. –ст. 769.

16. Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-I О государственной тайне.// Собрание законодательства Российской Федерации. –1997. –№ 41. –ст. 4673.

17. Кодекс законов о труде Российской Федерации// Собрание законодательства Российской Федерации. –1995. –N 30. –ст. 2865.

18. Федеральный закон от 23 февраля 1995 г. N 26-ФЗ «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1995. –N 9. –ст. 713.

19. Федеральный закон от 29 апреля 1999 г. N 80-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1999. –N 18. –ст. 2206.

20. Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1996. –N 49. –ст. 5491.

21. Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 г. «О коллективных договорах и соглашениях»(с изм. от 24 ноября 1995 г. и 1 мая 1999 г.)// Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. –1992. –N 17. –ст. 890.

22. Федеральный закон от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ «Об обороне» (с изм. и доп. от 30 декабря 1999 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации. –1996. –N 23. –ст. 2750.

23. Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (с изм. и доп. от 21 июля 1998 г., 7 августа, 7 ноября 2000 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации.–1998. –N 13. –ст. 1475.

24. Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1994. –№ 35. ст. 3648.

25. Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ// Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. -№ 32. - ст. 3301.

26. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ// Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - N 25. - ст. 2954.

ПОДЗАКОННЫЕ НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

1. Указ Президента РФ от 21 апреля 2000 г. N 706 «Об утверждении Военной доктрины Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации. –2000. –N 17. –ст. 1852.

2. Указ Президента Российской Федерации от 11 ноября 1998 г. N 1357 «Вопросы Министерства обороны Российской Федерации и Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1998. –N 46. –ст. 5652.

3. Указ Президента Российской Федерации от 27 июля 1998 г. N 901 «Об утверждении Положения о военном округе Вооруженных Сил Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1998. –N 31. –ст. 3840.

4. Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. Общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации. (Утверждены Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 г. № 2140). -М.: Военное издательство. 1994. –526 с.

5. Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации. Общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации. (Утверждены Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 г. № 2140). -М.: Военное издательство. 1994. –526 с.

6. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. №1300// Российская газета. -1997. – 26 дек.

7. Указ Президента Российской Федерации 1999 г. № 1237 «Вопросы прохождения военной службы». Прилагается к приказу Министра обороны Российской Федерации 1999 г. № 500.

8. Постановление Правительства РФ от 14 октября 1996 г. N 1217 «Вопросы Министерства здравоохранения Российской Федерации» (с изменениями от 29 октября 1997 г., 8 мая, 22 августа 1998 г., 5 апреля 1999 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации. –1996. –N 43. –ст. 4926.

9. Постановление Правительства Российской Федерации от 24 июля 2000 г. N 554 «Об утверждении Положения о государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации и Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании»// Собрание законодательства Российской Федерации. –2000. –N 31. –ст. 3295.

10. Постановление Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 718 «О должностных лицах Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды и его территориальных органов, осуществляющих государственный экологический контроль»// Собрание законодательства Российской Федерации. –1995. –N 30. –ст.2942.

11. Приказ Минздрава СССР от 16 мая 1983 г. № 580 «Об утверждении Правил медицинского отбора и направления больных (взрослых, подростков и детей)на санаторно-курортное и амбулаторно-курортное лечение»

НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ МИНИСТЕРСТВА

ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

1. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 22 июля 2000 г. №400. «Об утверждении Положения о продовольственном обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации на мирное время».

2. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 4 февраля 1994 г. № 39 «Об обеспечении государственного технического надзора Вооруженных Сил Российской Федерации».

3. Приказ Министра обороны Российской Федерации 1994 г. № 400 «О мерах по предупреждению гибели и травматизма личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации».

4. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 12 сентября 1995 г. № 302 «О мерах по обеспечению безопасности труда гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации».

5. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 4 апреля 1996 г. № 139 «О санитарно-эпидемиологическом надзоре в Вооруженных Силах Российской Федерации».

6. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 4 сентября 1998 г. № 391 «О санитарно-эпидемиологическом обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации».

7. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 17 июня 1996 г. № 340 «О вещевом обеспечении военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации».

8. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 12 января 1997 г. № 10 «Об утверждении Положения об энергонадзоре в Вооруженных Силах Российской Федерации».

9. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 17 июня 1998 г. № 314 «Об организации производства работ с повышенной опасностью в Вооруженных Силах Российской Федерации».

10. Приказ Министра обороны от 8 декабря 1983 г. № 285 «Об основных санитарных правилах работы с радиоактивными веществами и другими источниками ионизирующих излучений и льготах военнослужащим, работающими с источниками ионизирующих излучений».

11. Приказ Министра обороны от 5 июля 1990 г. № 268 «О введении в действие правил безопасного проведения работ с лазерами в СА и ВМФ».

12. Приказ Министра обороны от 22 февраля 1977 г. № 105 «О введении в действие Положение о войсковом (корабельном) хозяйстве Вооруженных Сил СССР».

13. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 29 июня 1999 г. № 280 «О гибели военнослужащих в результате нарушений требований безопасности и дополнительных мерах по созданию и обеспечению безопасных условий военной службы».

14. Приказ Министра обороны от 14 октября 1989 г. № 380 «С объявлением правил устройства и безопасной эксплуатации паровых и водогрейных котлов».

15. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 12 октября 1998 г. № 457 «О создании комиссий по безопасности военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации»

16. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 7 апреля 1998 г. № 166 «Об основных направлениях поддержания правопорядка, воинской дисциплины, организации службы войск в Вооруженных Силах Российской Федерации».

17. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 6 июня 1995 г.№ 194 «О введении в действие Положения о Главном военно-медицинском управлении Министерства обороны Российской Федерации».

18. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 апреля 1997 г. № 167 «О прядке применения в Вооруженных Силах Российской Федерации Санитарных правил и норм «Электромагнитные излучения радиочастотного диапазона (ЭМИ РЧ)».

19. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 23 января 1998 г. № 46 «Об утверждении Положения об Экологической службе Вооруженных Сил Российской Федерации».

20. Приказ Министра обороны Российской федерации от 14 января 1999 г. № 15 «О мерах по обеспечению экологической безопасности Вооруженных Сил Российской Федерации».

21. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 21 февраля 1993 г. № 77 «О введении в действие Положения об Управлении экологии и специальных средств защиты Министерства обороны Российской Федерации».

22. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 24 мая 2000 г. № 285 «Об утверждении Инструкции по подготовке военнослужащих к выполнению требований безопасности в повседневной деятельности войск (сил)».

23. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 5 мая 2000 г. № 225 «Об утверждении Руководства по подготовке водителей и допуску их к управлению транспортными средствами в Вооруженных Силах Российской Федерации».

24. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 15 апреля 2000 г. № 180. «О развертывании Системы экологического обучения и воспитания в Вооруженных Силах Российской Федерации».

25. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 26 июня 1995 г. № 214. «О введении в действие Руководства по обеспечению выполнения нормативно-технических документов Федерального горного и промышленного надзора России при разработке, производстве, эксплуатации, модернизации объектов, подконтрольных органам государственного технического надзора в Вооруженных Силах Российской Федерации (РТБ-95)».

26. Приказ Министра обороны 1972 г. № 80 «О введении в действие Положения о финансовом хозяйстве воинской части».

27. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 21 сентября 1999 г. № 435 «Об обеспечении средствами индивидуальной защиты гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации».

28. Приказ Министра обороны Российской Федерации от 14 октября 1999 г. № 466 «О мерах по обеспечению здоровья личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации».

29. Приказ Министра обороны Российской Федерации 1999 г. № 360 «Об утверждении Инструкции о порядке санаторно-курортного обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации»

30. Приказ Министра обороны Российской Федерации 1995 г. № 293 «О введении в действие Положения об Управлении службы войск безопасности военной службы».

31. Директива Министра обороны Российской Федерации от 21 июня 1997 г. № Д-5 «О состоянии работы по охране здоровья личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации».

32. Директива Министра обороны Российской Федерации 1997 г. № Д-10 «О совершенствованию работы по обеспечению безопасности военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации»

33. Директива Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 21 декабря 1998 г. № ДГШ-31 «О мерах по улучшению организаторской работы командиров (начальников) в повседневной деятельности и боевой подготовке войск, обеспечении правопорядка и безопасности личного состава в Вооруженных Силах Российской Федерации».

ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

1. Бондарчук Р.Ч. Права военнослужащих Российской Федерации (международно-правовые аспекты): Дисс. канд. юрид. наук. М.: ВУ, 2000. –

2. Бортенев А.И. Организационно-правовые основы осуществления исполнительной власти военными органами Вооруженных Сил Российской Федерации: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – М. Военный университет, 1996. –24 с.

3. Глухарев К.Л. Правовые формы государственных расходов СССР на здравоохранение: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. –М.: ВЮЗИ, 1984. – 28 с.

4. Каликова Г.А. Проблемы гражданско-правового регулирования медицинского страхования и медицинских услуг. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. –Алма-Ата: 1992. – 28 с.

5. Капанадзе Т.Ш. Конституционное право граждан СССР на охрану здоровья и вопросы его реализации: Дисс. канд. юрид. наук. М.: МГУ, 1984. – 230 с.

6. Комарова Н.Н. Конституционное право граждан СССР на охрану здоровья: Дисс. канд. юрид. наук. - Саратов, 1989. – 220 с.

7. Корнишин С.В. Правовые основы охраны труда гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации: Дисс. канд. юрид. наук. – М.: Во­енный университет, 1999. – 250 с.

8. Королев Г.Н. Правовое регулирование реализации права военнослужащих на свободу вероисповедания: Дисс. канд. юрид. наук. М.: ВАЭФиП

9. Кузнецов Н.И. Организационно-правовые проблемы контроля в Вооруженных Силах СССР: Дисс. докт. юрид. наук. – М.: ВКИ, 1981. – 404 с.

10. Левченко В.Ю. Судебный контроль в сфере военного управления: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – М.: Военный университет, 1997. –18 с.

11. Мигачев Ю.И. Правовые гарантии реализации статуса военнослужащих (сравнительно-правовое исследование): Автореферат дисс. докт. юрид. наук. – М.: Военный университет, 1999. – 44 с.

12. Старов Б.Ф. Обеспечение боеготовности Вооруженных Сил Российской Федерации средствами прокурорского надзора: Дисс. докт. юрид. наук. – М.: ВАЭФП, 1993. –395 с.

13. Стремоухов А.В. Правовая защита человека: теоретический аспект: Автореф. дисс. докт. юрид. наук. – СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт, 1996. – 38 с.

14. Хохлов Е.Б. Правовое регулирование труда в современных условиях: проблемы теории и практики: Дисс. докт. юрид. наук. –СПб.: 1992. – 496 с.

15. Яричевская Л.В. Правовые акты органов управления здравоохранением в СССР: Дисс. канд. юрид. наук. - Харьков, 1985. – 216 с.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. – М. «Юридическая литература», 1966. – 187 с.

2. Алексеев С.С. Теория права. –М.: Бек, 1995. –222 с.

3. Алехин АП., Кармолицкий А.А и др. Административное право Российской Федерации. – М.: Зерцало, 1998. – 671 с.

4. Артамонов В. Обеспечение безопасности военной службы – важнейшая обязанность командиров (начальников)// Ориентир. – 2000. – № 8. – С. 60-64.

5. Бахрах Д.Н. Административное право. – М.: БЕК, 1993. –301 с.

6. Васильева М.И. Проблемы защиты общественного интереса в экологическом праве// Государство и право. – 1999. – № 8. – С. 49-62.

7. Вахидов А.Т. О некоторых вопросах реализации военнослужащими права на труд в Российской Федерации. Материалы международной научной конференции, посвященной пятидесятилетию Всеобщей декларации прав человека «Права человека в России: декларации, нормы и жизнь». –М.: МНЭПУ, 1999. -С. 22-24.

8. Военная администрация. Учебник. Под ред. профессора Кузнецова Н.И. – М.: ВКИ, 1990. – 349 с.

9. Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет. –М.: Мысль, 1971. – Т. 2. – 630 с.

10. Герасимов А.В., Лоза А.В. Социальная защищенность военнослужащего. – М.: Военное издательство, 1991. – С. 49.

11. Демократия и правовой статус личности в социалистическом обществе. Под ред. В.М. Чхиквадзе. –М.: «Наука», 1987. – 231 с.

12. Здоровье//Большая медицинская энциклопедия. Под ред. Петровского Б.В. – 3-е изд.– М.: Советская энциклопедия, 1978. – Т.8. – С. 355-357.

13. Кабалкин А.Ю. Социально-экономические права советских граждан (в отраслях права цивилистического профиля). –М.: Наука, 1986. –209 с.

14. Капанадзе Т.Ш. О комплексном характере права граждан СССР на охрану здоровья. В кн.: Тезисы докладов на теоретической конференции аспирантов ИГП АН СССР и юридических факультетов МГУ. М.: ИГП АН СССР, 1982. –С. 16-18.

15. Копейчиков В.В. Реализация субъективных прав граждан// Советское государство и право. – 1984. – № 3. –С. 13-19.

16. Красавчикова Л.О. Право на благоприятную окружающую среду (гражданско-правовой аспект)// Российский юридический журнал. – 1993. – № 2. – С. 40-45.

17. Краткая философская энциклопедия. Под ред. Губского Е.Ф. и др. -М: «Прогресс» - «Энциклопедия», 1994. –С. 422.

18. Кузнецов Н.И., Старов Б.Ф. Военная администрация: Учебник. – М.: ВУ, 1998. – 349 с.

19. Макаренко В.М. Правовое обеспечение безопасности военной службы. В кн.: Безопасность военной службы. Материалы научной конференции «Правовое обеспечение безопасности человека». Секция военного права. Под ред. Лемешева С.В. – М.: ВУ, 1998. – С. 90-97.

20. Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. Учебное и практическое пособие. – М.: БЕК, 1995. –272 с.

21. Мельников А.А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. –М.: «Наука», 1969. –

22. Общая теория права и государства. Под ред. Лазарева В.В. – М.: Юристъ, 1999. –520 с.

23. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. –М.: «АЗЪ» Ltd. 1992. – 955 с.

24. Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. (Правовые аспекты взаимоотношений). –М.: Наука, 1974. –246 с.

25. Права человека в России: законодательство и жизнь. К 50-летию принятия Генеральной ассамблеей ООН Всеобщей декларации прав человека (10 декабря 1948г.). Материалы к научной конференции 17-18 февраля 1999 г. –М.: Изд-во МНЭПУ, 1999. – 68 с.

26. Протасов. В.Н. Что и как регулирует право. – М.: Юристъ, 1995. – 96 с.

27. Савицкая А.Н. Возмещение вреда ущерба, причиненного ненадлежащим врачеванием. В кн: Вопросы государства и права в свете новой Конституции СССР/ Вестник Львовского университета. – Львов: Вища школа, 1989. – 63 с.

28. Семенков В.И. Охрана труда в СССР (правовые проблемы). – Минск: Наука и техника, 1976. –288 с.

29. Советское уголовное и исправительно-трудовое право: Книга 1. Общая часть советского уголовного права. Учебник. Под ред. А.А. Тер-Акопова. – М.: ВКИ, 1987. – 430 с.

30. Старов Б.Ф. Некоторые вопросы правового регулирования безопасности военной службы в Российской Федерации. В кн.: Безопасность военной службы: Материалы научной конференции «Правовое обеспечение безопасности человека». Секция военного права. Под ред. Лемешева С.В. – М.: ВУ, 1998. –С. 11-13.

31. Теория государства и права: Учебник./ Под ред. Матузова Н.И. и Малько А.В. – М.: Юрист, 1997. – 671 с.

32. Тер-Акопов А.А. Безопасность человека (теоретические основы социально-правовой концепции). – М.: Изд-во МНЭПУ, 1998. – 194 с.

33. Фарбер И.Е. Свобода и права человека в советском государстве. –Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1974. –190 с.

34. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. –М.: Отечество, 1993. –344 с.

35. Чхиквадзе В.М. Советское государство и личность. –М.: Юридическая литература 1978. – 103 с.

36. Юдин Э.Г. Деятельность и системность// Системные исследования. Ежегодник. 1976 г. -М.: 1977. -С.13-18.

37. Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в социалистическом государстве. Под ред. Л.Д. Воеводина. – М.: Изд-во МГУ, 1987. – 343 с.


Приложение 1

Проект

Российская Федерация

Федеральный закон

О внесении изменений и дополнений

в Федеральный закон «О статусе военнослужащих»

1. Внести в Федеральный закон «О статусе военнослужащих» следующие изменения и дополнения:

а) абз. 1 п.1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» изложить в следующей редакции:

«1. Право на охрану здоровья военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы обеспечивается созданием благоприятных (безопасных) условий военной службы (условий прохождения военных сборов) и быта, при которых воздействие на военнослужащих (граждан, призванных на военные сборы) вредных или опасных факторов военной службы исключено, либо уровни их воздействия не превышают установленные нормативы.

Охрана здоровья военнослужащих (граждан, призванных на военные сборы) осуществляется системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти»;

б) п. 1 ст. 16 Федерального закона дополнить абз. 3 следующего содержания:

«Привлечение военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в условиях, опасных для их жизни и здоровья допускается лишь для выполнения боевых задач, а также для спасения жизни и здоровья граждан во время аварий и катастроф природного и техногенного характера. При этом командиры обязаны предпринять все возможные в таких случаях меры по сохранению жизни и здоровья военнослужащих»;

в) дополнить ст. 16 Федерального закона п. 2 следующего содержания:

«2. В случае привлечения военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы во вредных условиях, в особых температурных условиях, а также связанных с загрязнением, они обеспечиваются средствами индивидуальной защиты по нормам, установленным Правительством Российской Федерации, в порядке, определяемом Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба).

Стирка, чистка, сушка, дезинфекция, дегазация, дезактивация и ремонт выданных военнослужащим средств индивидуальной защиты обеспечивается за счет средств Министерства обороны Российской Федерации (иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба). Порядок финансирования расходов на эти цели определяется Правительством Российской Федерации».

г) ст. 16 Федерального закона дополнить п. 3 следующего содержания:

«3. Командиры обязаны обеспечить военнослужащих достоверной и своевременной информацией о факторах военной службы, влияющих на их здоровье, о существующих средствах и способах защиты от них».

2. Настоящий Закон вступает в силу с момента его официального опубликования.

Приложение 2.

Проект

Указ

Президента Российской Федерации

О внесении изменений и дополнений в Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации

1. Внести в Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации следующие изменения и дополнения:

а) абз. 1 ст. 270 Устава после слов «…должны прибыть подразделения» дополнить предложениями следующего содержания:

«Командиру подразделения, от которого назначаются военнослужащие в наряд на работу вручается Наряд на работу (приложение 17) с указанием вида работы, ее продолжительность, должностного лица, в чье распоряжение направляются военнослужащие, их количество, требования безопасности, а также виды и порядок обеспечения военнослужащих необходимыми средствами индивидуальной защиты. Наряд на работу составляется начальником, в чье распоряжение выделяются военнослужащие на работу и утверждается начальником штаба полка».

б) ст. 271 дополнить абз. 3 следующего содержания:

«Начальник, в чье распоряжение было выделено подразделение, перед началом работы инструктирует военнослужащих о порядке ее выполнения и о мерах безопасности, обеспечивает (проверяет) наличие необходимых средств индивидуальной защиты. Инструктирующий и военнослужащие, назначенные на работу, расписываются в Наряде на работу о проведенном инструктаже и наличии средств защиты».

г) дополнить Устав Приложением 17 следующего содержания:

Приложение 17

К ст. ст. 270, 271

(наименование воинской части)

«УТВЕРЖДАЮ»

____________________________

(должность, воинское звание,

_________________________________

фамилия, инициалы и подпись)

«____»___________20___г.

Наряд на работу №_______

«____»________________20___г.

1. Командиру (начальнику)________________________________________

(наименование подразделения, от которого назначаются

военнослужащие, воинское звание, фамилия, инициалы его командира (начальника)

назначить в наряд на работу и направить в распоряжение_______________

________________________________________________________________

(должность, воинское звание, фамилия, инициалы)

бригаду в составе _____ человек для производства _____________________

(кол-во человек)

( указывается место производства работы, содержание работы)

2. Перечень и последовательность (при необходимости) мер безопасности:

а) при подготовке рабочего места ___________________________________,

(указывается конкретные меры безопасности)

в том числе______________________________________________________

________________________________________________________________

(указываются необходимые средства индивидуальной защиты, порядок их получения)

б) при производстве работ___________________________________________________________

(указываются конкретные меры безопасности или номера пунктов

(параграфов) правил и инструкций по безопасности)

3. Начало работы «____»___________20___г.

Окончание работы «____»___________20___г.

4. Состав бригады, отметка о проведении инструктажа и об обеспечении военнослужащих необходимыми средствами защиты

п/п

Воинское звание, фамилия, инициалы

Должность, (специаль-ность, ВУС)

Наименование документа,

на основании которого проведен инструктаж

Дата

и

время

Подписи о проведенном инструктаже и об обеспечении средствами индивидуальной защиты

руководи-теля работ

членов бригады

Руководитель работ________________

(подпись)

5. Мероприятия, предусмотренные в подпункте «а» пункта 2, выполнены. Рабочее место подготовлено к проведению работ, средства индивидуальной защиты выданы.

Старший бригады______________________

(подпись)

6. Работа по наряду окончена

в____час.___мин. «____»___________20___г.

Руководитель работ________________

(подпись)

Старший бригады______________________

(подпись)

7. Наряд на работу проверен _______________________________________

(дата и подпись лица, утвердившего наряд на работу)

Приложение 3.

Проект

Приказ

Министра обороны Российской Федерации

№_____

"____"___________200__г. г. Москва

О внесении изменений и дополнений в

Положение о продовольственном обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации

В целях укрепления социальной защищенности военнослужащих, привлекаемых к работам во вредных условиях, приказываю:

внести в Положение "О продовольственном обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации" следующие изменения и дополнения:

а) абз. 7 ст. 111 считать утратившим силу;

б) п. 2 примечания к норме № 1 и п. 2 примечания к норме № 3 дополнить соответственно подпунктами н) и и) следующего содержания:

"500 г. молока коровьего - военнослужащим, занятым на работах с вредными условиями труда, которым выдача лечебно-профилактического питания не предусмотрено, в дни фактического выполнения ими этих работ независимо от их продолжительности".


[1] См.: Артамонов В. Обеспечение безопасности военной службы – важнейшая обязанность командиров (начальников)// Ориентир. – 2000. - № 8. -С. 61.

[2] См.: Старов Б.Ф. Некоторые вопросы правового регулирования безопасности военной службы в Российской Федерации. В кн.: Безопасность военной службы: Материалы научной конференции «Правовое обеспечение безопасности человека». Секция военного права. – М.: ВУ, 1998. –С. 12.

[3] Собрание законодательства Российской Федерации. - 1998. - N 22. - ст. 2331.

[4] См.: Военное право. Учебник для военно-учебных заведений Вооруженных Сил Российской Федерации. Под ред. Кузнецова Н.И. –М.: 1997. -С. 65.

[5] См.: Здоровье// Большая медицинская энциклопедия. 3-е изд. -М.: 1978. - Т.8. -С. 356.

[6] См.: Комарова Н.Н. Конституционное право граждан СССР на охрану здоровья: Дисс. канд. юрид. наук. – Саратов: 1989. - С. 84.

[7] Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. -1977. -N 41. - ст. 617.

[8] См., например: Кабалкин А.Ю. Социально-экономические права советских граждан (в отраслях права цивилистического профиля). –М.: 1986. –С.34-35; Чхиквадзе В.М. Советское государство и личность. –М.: 1978. –С. 63; Глухарев К.Л. Правовые формы государственных расходов СССР на здравоохранение: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. –М.: 1984. –С. 8.

[9] Принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. См.: Российская газета. –1993. -25 дек.

[10] См.: Комарова Н.Н. Указ. соч. -С. 86.

[11] См.: Савицкая А.Н. Возмещение вреда ущерба, причиненного ненадлежащим врачеванием. В кн: Вопросы государства и права в свете новой Конституции СССР/ Вестник Львовского университета. –Львов:, 1989. -С.33-37; Каликова Г.А. Проблемы гражданско-правового регулирования медицинского страхования и медицинских услуг. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. –Алма-Ата, 1992. –С. 17; Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. Учебное и практическое пособие. М.: 1995. – С. 32.

[12] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. - 1999. - N 14. - ст. 1650.

[13] См.: Российская газета. - 1996. - 17 янв.

[14] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - N 48. - ст. 4552.

[15] См.: Ведомости Съезда народных депутатов Верховного Совета. - 1992. - № 10. - ст. 457.

[16] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. - 1998. - N 19. - ст. 2069.

[17] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. - № 18. - ст. 2222.

[18] Здесь и далее, если не указанно иное, под охраной здоровья граждан понимается обеспечение безопасной для их жизни и здоровья среды жизнедеятельности (охрана здоровья в узком смысле).

[19] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - N 43. - ст. 4926

[20] См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю., Толковый словарь русского языка. - М.: 1992. - С. 499, 900.

[21] См.: Юдин Э.Г. Деятельность и системность// Системные исследования. Ежегодник. 1976. -М.: 1977. -С.13.

[22] См. Алексеев С.С . Теория права. - М.: 1995. -С. 118-121.

[23] См.: Общая теория права и государства. Под ред. Лазарева В.В. - М.: 1999. -С. 231.

[24] Подробнее об абсолютных и относительных правах граждан см.: Фарбер И.Е. Свобода и права человека в советском государстве. – Саратов: 1974. -С. 148-149.

[25] См. Ведомости Верховного Совета СССР. - 1976. - № 17. - ст. 1831.

[26] Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 1977. - N 41. - ст. 617

[27] См.: Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. (Правовые аспекты взаимоотношений). - М.: 1974. -С.196; Мельников А.А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. - М.: 1969. -С. 59.

[28] См.: Демократия и правовой статус личности в социалистическом обществе. Под ред. В.М. Чхивкадзе . –М.: 1987. – С. 145.

[29] См.: Общая теория права и государства. Под ред. Лазарева В.В. - М.: 1999. -С. 237.

[30] См., например: Капанадзе Т.Ш. О комплексном характере права граждан СССР на охрану здоровья. В кн.: Тезисы докладов на теоретической конференции аспирантов ИГП АН СССР и юридических факультетов МГУ. - М.: 1982. –С. 16-17; Комарова Н.Н. Конституционное право граждан СССР на охрану здоровья: Дисс… канд. юрид. наук. – Саратов: 1989. -С 104.

[31] См.: Капанадзе Т.Ш. Там же.

[32] См. Комарова Н.Н. Указ. соч. - С. 113.

[33] См.: Красавчикова Л.О. Право на благоприятную окружающую среду (гражданско-правовой аспект)// Российский юридический журнал. - 1993. - № 2. - С. 42.

[34] Доцент Тверского государственного университета, кандидат юридических наук.

[35] См.: Васильева М.И. Проблемы защиты общественного интереса в экологическом праве// Государство и право. - 1999. - № 8. - С. 49-62.

[36] См.: Яричевская Л.В. Правовые акты органов управления здравоохранением в СССР: Дисс... канд. юрид. наук. –Харьков: 1985. -С. 3.

[37] См. Демократия и правовой статус личности в социалистическом обществе. Под ред. В.М. Чхиквадзе. - М.: 1987. - С. 145.

[38] См.: Герасимов А.В., Лоза А.В. Социальная защищенность военнослужащего. -М.: 1991. - С. 49.

[39] Собрание законодательства Российской Федерации.–1998. –N 13. –ст. 1475.

[40] См.: Права человека в России: законодательство и жизнь. К 50-летию принятия Генеральной ассамблеей ООН Всеобщей декларации прав человека (10 декабря 1948г.). Материалы к научной конференции 17-18 февраля 1999 г. –М.: 1999. –С. 60.

[41] См.: п. 3 директивы Министра обороны Российской Федерации 1997 г. № Д-5 «О состоянии работы по охране здоровья личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации»

[42] См. Мигачев Ю.И. Правовые гарантии реализации статуса военнослужащих (сравнительно-правовое исследование). Автореферат дисс… докт. юрид. наук. М.: ВУ, 1999, -С. 28.

[43] См., например: Корнишин С.В. Правовые основы охраны труда гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации. Дисс… канд. юрид. наук. М.: Во­енный университет. 1999. –С. 18; Капанадзе Т.Ш. Конституционное право граждан СССР на охрану здоровья и вопросы его реализации. Дисс… канд. юрид. наук. М.: МГУ. 1984 г. –С. 53.

[44] См.: Бондарчук Р.Ч.. Права военнослужащих Российской Федерации (международно-правовые аспекты). Дисс… канд. юрид. наук. М.: ВУ, 2000, -С. 82.

[45] См.: Приложение 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации 1999 года № 360.

[46] Собрание законодательства Российской Федерации от 27 февраля 1995 г., N 9, ст. 713.

[47] Собрание законодательства Российской Федерации от 2 декабря 1996 г. N 49, ст. 5491

[48] Собрание законодательства Российской Федерации от 3 мая 1999 г., N 18, ст. 2206.

[49] См.: Краткая философская энциклопедия. Под ред. Е.Ф. Губского и др. -М: «Прогресс» - «Энциклопедия», 1994. –С. 422. ,

[50] Утв. Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 г. № 2140 -М.: Военное издательство, 1994г.

[51] Далее, если не указывается иного, под воинскими частями понимаются также предприятия, учреждения и организации Министерства обороны Российской Федерации.

[52] Введено в действие приказом Министра обороны от 22 февраля 1977 г. № 105.

[53] См.: Словарь русского языка. Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М.: 1972. - С. 445.

[54] Ведомости СНД РФ И ВС РФ. 1992. № 15. Ст. 769.

[55] См. ГОСТ Р 1.0.-92. Основные положения. Государственная система стандарти­зации. М., 1992. С.17.

[56] См.: Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. –М.: «Наука» 1974. –С. 188.

[57] См.: Макаренко В.М. Правовое обеспечение безопасности военной службы. В кн.: Безопасность военной службы. Материалы научной конференции «Правовое обеспечение безопасности человека». Секция военного права. Под ред. Лемешева С.В. – М.: 1998. –С. 95.

[58] Утв. постановлением Государственного комитета санитарно-эпидемиологичес­кого надзора Российской Федерации от 8 мая 1996 г. № 9 (В Вооруженных Силах объявлены приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 апреля 1997 г. № 167).

[59] Утв. Постановление Правительства Российской Федерации от 26 июня 1995 г. № 605 (в Вооруженных Силах Российской Федерации объявлено приказом Министра обо­роны Российской Федерации 1996 г. № 340).

[60] Нормы снабжения военнослужащих вещевым имуществом, утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 1995 г. № 605 (в ВС РФ объявлены приказом МО РФ от 17 сентября 1996 г. № 340).

[61] Приложение 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 17 сен­тября 1996 г. № 340 «О вещевом обеспечении военнослужащих Вооруженных Сил Рос­сийской Федерации».

[62] Там же.

[63] Там же.

[64] Подробнее см.: Комарова Н.Н. Конституционное право граждан СССР на охрану здоровья: Дисс. канд. юрид. наук. – Саратов: 1989. -С.86; Капанадзе Т.Ш. Конституционное право граждан СССР на охрану здоровья и вопросы его реализации: Дисс. канд. юрид. наук. - М.: 1984. -С. 26-28.

[65] Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет. –М.: - 1971. - Т. 2. -С. 64.

[66] Собрание законодательства Российской Федерации. 1995, № 8, ст. 609.

[67] Там же, 1997, № 41, ст. 4673.

[68] Там же, 1999, № 14, ст. 1650.

[69] Далее, для краткости, данные уставы будут именоваться УВС и УГиКС.

[70] Утв. приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 г. № 285.

[71] Утв. приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 г. № 225.

[72] Утв. приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 г. № 180.

[73] Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. - N 48. - ст. 4557.

[74] См., например: Кузнецов Н.И., Старов Б.Ф. Военная администрация. Учебник. –М.: 1998, ВУ, 87-91.

[75] Советское уголовное и исправительно-трудовое право: Книга 1. Общая часть советского уголовного права. Учебник. Под ред. А.А. Тер-Акопова. – М.: 1987. –С. 216.

[76] Подробнее см.: Н.И. Кузнецов, Б.Ф. Старов. Указ. соч. -С. 205-219.

[77] Подробнее см.: Хохлов Е.Б. Правовое регулирование труда в современных условиях: проблемы теории и практики: Дисс. докт. юрид. наук. –СПб.: 1992. –С. 158.

[78] Ст. ст. 5, 13 Закона Российской Федерации от 11 марта 1992 г. «О коллективных договорах и соглашениях»(с изм. от 24 ноября 1995 г. и 1 мая 1999 г.)// Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации.1992, N 17, ст. 890.

[79] Введено в действие приказом Министра обороны 1987 г. № 250.

[80] Приложение № 1 к директиве Министра обороны Российской Федерации от 12 июля 1997 г. № Д-10.

[81] См., например: Общая теория права и государства. Под ред. Лазарева В.В. М.: «Юристъ» 1999. –С.257.

[82] См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М. «Юридическая литература», 1966. –С 34.

[83] См.: Копейчиков В.В. Реализация субъективных прав граждан// Советское государство и право. 1984, № 3 –С. 13-19.

[84] См.: Теория государства и права: Учебник./ Под ред. Н.И. Матузова. –М.: Юрист, 1997. – С. 412.

[85] Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. М.: «Наука» 1974, -С. 231.

[86] Там же.

[87] См.: Мигачев. Ю.И. Правовые гарантии реализации статуса военнослужащих (сравнительно-правовое исследование). Автореф… докт. юрид. наук. –М.: ВУ. 1999. –С. 18.

[88] Приложение № 1 к директиве Министра обороны Российской Федерации 1997 г. № Д-10 «О совершенствованию работы по обеспечению безопасности военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации»

[89] См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. –М.: «АЗЪ» Ltd. 1992. -С. 545.

[90] Утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2000 г. № 554// Собрание законодательства Российской Федерации 2000, N 31, ст. 3295.

[91] Там же.

[92] Собрание законодательства Российской Федерации 1995, N 30, ст.2942.

[93] См.: Российская газета от 17 января 1996 г.

[94] Утв. приказом Министра обороны Российской Федерации от 12 января 1997 г. № 10.

[95] П. 7 Положения «Об Управлении экологии и специальных средств защиты Министерства обороны Российской Федерации», введенное в действие приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 февраля 1993 г. № 77.

[96] Полное наименование: Руководство по обеспечению выполнения нормативно-технических документов Федерального горного и промышленного надзора России при разработке, производстве, эксплуатации, модернизации объектов, подконтрольных органам государственного технического надзора в Вооруженных Силах Российской Федерации (РТБ-95), введено в действие приказом Министра обороны от 26 июня 1995 г. № 214.

[97] Утв. приказом Министра обороны Российской Федерации от 17 июля 1998 г. № 314 «Об организации производства работ с повышенной опасностью в Вооруженных Силах Российской Федерации».

[98] Далее, для краткости, средства индивидуальной защиты будут именоваться СИЗ.

[99] Бюллетень Министерства труда и социального развития Российской Федерации, 1998 г., N 8.

[100] Бюллетень Министерства труда и социального развития Российской Федерации, 1998 г., NN 8, 9, 10, 11, 12, 1999 г., N 1.

[101] Нормы снабжения военнослужащих вещевым имуществом, утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 1995 г. № 605 (в ВС РФ объявлены приказом МО РФ от 17 сентября 1996 г. № 340).

[102] Приложение 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 17 сентября 1996 г. № 340 «О вещевом обеспечении военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации».

[103] Там же

[104] Там же

[105] Приложение 3 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 17 сентября 1996 г. № 340.

[106] Приложение 1 к Приказу.

[107] Ожегов С.Ю., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: «АЗЪ» Ltd, 1992, -С. 781.

[108] Приложение 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 17 сентября 1996 г. № 340

[109] См., например: Семенков В.И. Охрана труда в СССР (правовые проблемы). Минск: Наука и техника, 1976. –С. 202.

[110] Корнишин С.В. Правовые основы охраны труда гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации. Дисс… канд. юрид. наук. М.: ВУ, 1999, -С. 127-129.

[111] Утв. распоряжением Премьера Правительства Москвы от 30 марта 1999 г. N 250-РП\\ Вестник мэрии Москвы, 1999, N 10.

[112] Приложение 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 17 сентября 1996 г. № 340 «О вещевом обеспечении военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации».

[113] См.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 30 октября 2000 г. №№ 44, 45.

[114] Подпункт «к» примечания 2 к норме № 1 (приложение № 1 к статье 16 Положения о продовольственном обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации 1992 г.).

[115] Утв. приказом Министра обороны 1972 г. № 80.

[116] См.: Приложение 3.

[117] См.: Приложение 1.

[118] См.: Протасов. В.Н. Что и как регулирует право. - М.: 1995. -С. 74.

[119] См. : Королев Г.Н. Правовое регулирование реализации права военнослужащих на свободу вероисповедания: Дисс. канд. юрид. наук. - М.: -С. 62.

[120] См.: Хропанюк В.Н . Теория государства и права. - М.: 1993. - С. 193.

[121] См.: Там же.

[122] Утв. приказом Министра обороны Российской Федерации от 23 января 1998 г. № 46.

[123] Приложение № 5 к Руководству по обеспечению выполнения нормативно-технических документов Федерального горного и промышленного надзора России при разработке, производстве, эксплуатации, модернизации реконструкции объектов, подконтрольных органам государственного технического надзора, в Вооруженных Силах Российской Федерации (РТБ-95).

[124] Утв. приказом Министра обороны Российской Федерации 1998 г. № 391.

[125] См.: п.7 Положения «Об Экологической службе Вооруженных Сил Российской Федерации», утв. приказом МО РФ 1998 г. № 46.

[126] Ч.1 ст. 3 Федерального закона от 17 июля 1999 г. № 181-ФЗ «Об основах охраны труда в Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации от 19 июля 1999 г. № 29 ст. 3702.

[127] См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. –С. 871.

[128] См. Общая теория права и государства. Под ред. В.В. Лазарева. - М.: 1999. –С. 261.

[129] Введено в действие приказом Министра обороны Российской Федерации от 12 сентября 1995 г. № 302 «О мерах по обеспечению безопасности труда гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации».

[130] Приложение к Директиве Генерального штаба Вооруженных Сил российской федерации от 21 декабря 1998 г. № ДГШ-31 «О мерах по улучшению организаторской работы командиров (начальников) в повседневной деятельности и боевой подготовке войск, обеспечении правопорядка и безопасности личного состава в Вооруженных Силах Российской Федерации».

[131] Возможная форма Наряда на работу предлагается в Приложении 2.

[132] Утв. приказом Министра обороны 2000 г. № 285.

[133] Приложение № 10 к директиве Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации 1998 года № ДГШ-31.

[134] Приложение к приказу Министра обороны Российской Федерации 1999 года № 280.

[135] Утв. приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 г.№ 225.

[136] Утв. приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 г. № 180.

[137] См.: Алехин АП., Кармолицкий А.А и др. Административное право Российской Федерации. - М.: 1998. –С. 365.; Бахрах Д.Н. Административное право. -М. 1993. - С. 167.

[138] См.: Кузнецов Н.И. Организационно-правовые проблемы контроля в Вооруженных Силах СССР: Дисс. докт. юрид. наук. -М.: 1981. - С. 25, 27.

[139] См., например: Бахрах Д.Н. Указ. соч. С. 168; Стремоухов А.В. Правовая защита человека: теоретический аспект: Автореф. дисс… докт. юрид. наук. - СПб.: 1996. - С. 28.

[140] См., например: Бахрах Д.Н. Там же;

[141] Здесь и далее, если не указанно иного, под контролем подразумевается и надзор.

[142] Ст. ст.20 – 22 Федерального закона «Об основах охраны труда в Российской Федерации», ст. 244 и 247 КЗОТ Российской Федерации.

[143] См.: Кузнецов Н.И. Указ. дисс. -С. 21.

[144] См.: Алехин А.П., Кармолицкий А.А. и др. Указ. соч. –С. 365, 367.

[145] См.: Овсянко Д.М. Указ. соч. -С. 78, 80.

[146] См.: Стремоухов А.В. Указ. автореф. -С.28.

[147] См.: Корнишин С.В. Правовые основы охраны труда гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации: Дисс. канд. юрид. наук. - М.: 1999. –С. 163.

[148] Введено в действие приказом Министра обороны Российской Федерации 1992 г. № 147.

[149] См., например: Кузнецов Н.И. Указ. дисс.. -С. 19.

[150] О судебном контроле см., например: Левченко В.Ю. Судебный контроль в сфере военного управления: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М.: 1997.

[151] См.: Старов Б .Ф. Обеспечение боеготовности Вооруженных Сил Российской Федерации средствами прокурорского надзора: Дисс. докт. юрид. наук. – М.: 1993. - С. 197.

[152] О системе военных органов, осуществляющих исполнительную власть в Вооруженных Силах и организационно-правовых формах ее осуществления см.: Бортенев А.И . Организационно-правовые основы осуществления исполнительной власти военными органами Вооруженных Сил Российской Федерации: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М.: 1996. - С. 9-19.

[153] См.: Корнишин С.В. Указ. дисс. –С.169.

[154] Военная администрация. Учебник. Под ред. профессора Кузнецова Н.И. - М.: 1990. –С.239.

[155] См. : Кузнецов Н.И., Старов Б.Ф. Военная администрация. Учебник. М. 1998 г. –С. 118-119.

[156] См.: Положение «Об Инспекции государственного технического надзора», введенное в действие приказом МО РФ1994 г.№39; Положение «О санитарно-эпидемиологическом надзоре в Вооруженных Силах РФ», утв. приказом МО РФ 1996г.№ 139; Положение «Об энергонадзоре в Вооруженных силах РФ», утв. приказом МО РФ 1997 г. №10.

[157] См.: Корнишин С.Н. Указ. соч., там же.

[158] См.: приложения 2-4.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:41:14 01 сентября 2019
.
.17:41:13 01 сентября 2019
.
.17:41:12 01 сентября 2019
.
.17:41:11 01 сентября 2019
.
.17:41:11 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Организационно-правовые вопросы

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258786)
Комментарии (3487)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru