Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Ю. К. Корнилов 20 г

Название: Ю. К. Корнилов 20 г
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 03:14:32 20 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 434 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

“Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова”

Кафедра общей психологии

«Допустить к защите»

Зав. кафедрой,

к.пс.н., профессор

Ю.К.Корнилов

«__» ________ 20 __ г.

Дипломная работа

Психологические детерминанты экстремистского поведения

Научный руководитель

Е.В.Конева

«__» _________ 20__ г.

Студентка группы ПС-51

М.М.Темиргалиева

«__» _________ 20 __ г.

Ярославль 2011 г.


Реферат

Объем 66 с., 4 гл., 8 рис., 8 табл., 58 источников, 2 прил.

Экстремизм, экстремистское поведение, интолерантность, мотив завязывания знакомств, субмиссивный мотив, псевдокультуральный мотив, гедонистический мотив, атарактический мотив, гиперактивационный мотив, аддитивный мотив, мотив саморазрушения.

Объектом исследования является экстремизм как тип девиантного поведения молодежи.

Предметом исследования является часть мотивационной структуры личности, связанная с экстремистским поведением.

Цель работы – изучение части мотивационной структуры личности, связанной с экстремистским поведением.

В процессе работы проводилось эмпирическое исследование

степени выраженности отдельных мотивов экстремистского поведения, а также взаимосвязей между ними.

В результате исследования впервые была определена выраженность отдельных мотивов экстремистского поведения, а также было обнаружено отсутствие связи между главным декларируемым мотивом и остальной частью мотивационной структуры личности, определяющей экстремистское поведение.

Практическое применение полученных результатов состоит в возможности их использования при организации мероприятий по профилактике экстремистского поведения и при построении психокоррекционных программ, направленных на прекращение экстремистского поведения.

Содержание

Введение.. 4

1. «Экстремизм» и «толерантность»: понятия, признаки, классификация 6

1.1. Феномен экстремистского поведения. 6

1.2. Толерантность как явление, противоположное экстремизму. 10

2. Факторы, детерминирующие экстремистское поведение.. 14

2.1. Социальные факторы.. 14

2.2. Психологические факторы.. 16

2.3. Описание результатов эмпирического исследования психологических факторов экстремистского поведения. 19

3. Мотивация экстремистского поведения.. 25

3.1. Общие теории мотивации поведения человека. 25

3.2. Некоторые особенности мотивации экстремистского поведения. 31

3.3. Клинический подход к проблеме мотивации экстремистского поведения. 37

4. Исследование части мотивационной структуры, связанной с экстремистским поведением... 43

Заключение.. 58

Список использованной литературы... 59


Введение

Мы живем в сложном и постоянно меняющемся мире, в котором проблема национального, этнического, социального и политического экстремизма стоит особенно остро. Мы каждый день слышим о новых и новых случаях ксенофобии и национализма, главным участником которых является молодежь, как слой наиболее остро и чутко реагирующий на все изменения. Осуществление террористической деятельности – лишь одна из форм экстремизма. Ненависть и вражда к представителям другой национальности, расы, вероисповедания – это не только психологическая проблема определенного, причем весьма широкого, слоя людей. Это еще и мотив совершения преступлений, как насильственного, так и ненасильственного характера. Чтобы дать представление о масштабах распространения национальной, расовой и религиозной ненависти и вражды среди населения России приведем некоторые статистические данные [21]. Министерство внутренних дел РФ констатирует, что в России зафиксирован рост преступлений экстремистской направленности. Как 17 декабря 2009 г. сообщил первый заместитель главы МВД Михаил Суходольский, за 11 месяцев 2009 года зарегистрировано 477 таких преступлений. Эти показатели на 13,3% превышают данные за аналогичный период прошлого года, сообщает "Интерфакс".

В качестве феномена, противоположного экстремизму, существует феномен толерантности. Толерантность во все времена считалась человеческой добродетелью. Она подразумевала терпимость к различиям среди людей, умение жить, не мешая другим, способность иметь права и свободы, не нарушая права и свобод других. Толерантность также является основой демократии и прав человека, нетерпимость в полиэтническом, поликонфрессиональном поликультурном обществе приводит к нарушению прав человека, насилию и вооруженным конфликтам. Нетерпимость присутствовала в истории человечества всегда. Она является причиной большинства войн, религиозных преследований и идеологических противостояний.

Именно поэтому многие ученые занимались разработкой проблемы экстремизма и интолерантного поведения: Решетников М.М., Зубок Ю.А., Чупров В.И., Рубинштейн Р.Е., Золотухин В.М., Антонян Ю.М., Бобровникова В.О., Запрудский Ю.Г., Денисова Г.С., Добаев И.П., Зеркин Д.П., Игнатенко А.А., Новиков Д.С., Погосян Л.А., Грачев А.С., Грехнев B.C., Романов Н.М., Арухов З.С., Баранов П.П., Вакула И.М., Витюк В.В., Лабунец М.И., Гурко Г.А., Двойменный И.А., Елизаров А.Н., Курганов СИ., Поспелова Т.Г., Фриденберг В.Ф., Харчев А.Г., Двойменный И.А., Долгова А.И., Поливанова К.Н., Щиголев И.И., Якобсон П.М., Антонян, Голод С.И., Беличева С.А., Козлов Ю.Г., Прозументов Л.М., Суртаев В.Я., Шеслер А.В., Целуева Н.В., Ольшанский Д.В., Скворцов Л.В., Сериков А.В.и др.; в зарубежной литературе проблемы терроризма и экстремизма обсуждаются в работах Белла Дж., Дженкинса Б., Добсона Ч., Лакера У., Пейна Р., Поуста Д., Сэйджмена М, Хантингтона С., Шмидта Л. и др.

Но, несмотря на большую важность данного вопроса, он остается не до конца изученным. Насколько многообразен и многолик экстремизм, настолько разнообразны порождающие его мотивы. Мы считаем, что необходимым условием для понимания феномена экстремизма, а также для его профилактики и борьбы с ним необходимо наличие информации той части мотивационной структуры, которая может быть связана экстремистским поведением. Но, к сожалению, эта проблема продолжает оставаться малоисследованной темой в отличие от мотивов девиантного поведения в общем и мотивов террористического поведения в частности.

Требованиями сложившейся ситуации в современном обществе и недостаточной исследованностью той части мотивационной структуры, которая может быть связана с экстремистским поведением в теоретическом и практическом плане обусловлено данное исследование.

Цель исследования – изучение части мотивационной структуры личности, связанной с экстремистским поведением. Исходя из цели исследования, были поставлены следующие задачи :

1. Обобщение теоретических воззрений на мотивационную структуру, детерминирующую экстремистское поведение

2. Создание концепции мотивов экстремистского поведения

3. Создание методики для исследования мотивационной структуры, детерминирующей экстремистское поведение

4. Описание и сравнение мотивационной сферы группы людей, склонных к экстремистскому поведению, и группы людей, не склонных к экстремистскому поведению.

5. Описание половых и возрастных различий в мотивационной структуре, детерминирующей экстремистское поведение

6. Исследование социальных представлений о мотивационной структуре, детерминирующей экстремистское поведение

Эмпирическое исследование было направлено на проверку следующих гипотез :

1.Мотивационная структура, детерминирующая экстремистское поведение, у людей, склонных к нему, имеет более частые и сильные внутрисистемные связи, чем у людей, не склонных к нему.

2.У людей, склонных к экстремистскому поведению, в большей степени преобладают патологические, а также гедонистические, атарактические и гиперактивационные мотивы по сравнению с людьми, не склонными к экстремистскому поведению.

3.Мотивация экстремистского поведения сильнее выражена у мужчин, чем у женщин.

4.Мотивация экстремистского поведения сильнее выражена у юношей и подростков, чем у людей старшей возрастной группы.

5.Представления о выраженности мотивов экстремистского поведения преувеличены по сравнению с реальной выраженностью.

«Экстремизм» и «толерантность»: понятия, признаки, классификация

1.1. Феномен экстремистского поведения

Проблема экстремизма занимает важное место в современном обществе - вероятно, даже более значительное, чем кажется. Нередко она имеет стимулирующий, конструктивный характер, иногда драматический, очень опасный. В настоящее время эта проблема приобрела значимость, определяемую возможностями и потенциями, которыми располагает современное человечество.

Существуют сложности в едином и четком определении того, что же такое экстремизм. Федеральный Закон «О противодействии экстремистской деятельности», принятый 25 июля 2002 года, гласит [34]: «экстремистская деятельность (экстремизм) - деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо редакций средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

· насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ;

· публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

· возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

· пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

· нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

· воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

· воспрепятствование законной деятельности государственных органов <…>;

· пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

· публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

<…>»

Приведенный выше неполный список действий достаточно подробно описывает виды экстремистского поведения. Однако это определение является слишком широким и неудобоваримым.

Большой толковый психологический словарь дает следующее определение экстремизму: «экстремизм – это приверженность крайним взглядам и мерам».[39] Однако оно не отражает сути этого явления. Известный отечественный ученый В. И. Красиков [24] отмечает: «Экстремизм представляет собой формы и результаты развития агрессии на собственно человеческой ее основе и есть явление, прежде всего, группы и специфического сознания». Экстремизм — эти некий узнаваемый характерный стиль поведения, где именно сознание, специфическая форма ею организации, задает тон и определяет саму ее характерность. Н.В Целуева [52]: «В узком смысле под экстремизмом обычно понимают незаконную деятельность, направленную на насильственное изменение существующего государственного строя и на разжигание национальной и социальной розни». Ученые настаивают на том, что при определении экстремизма акцент должен делаться на действиях [33,44,49,52-54], а не на людях, потому что именование людей и группировок экстремистами довольно не однозначно, поскольку зависит от позиции и групповой принадлежности человека, использующего этот термин: одну и ту же группу одни могут называть экстремистами, а другие борцами за свободу. Экстремистские акты же можно определить более точно, опираясь на два основных критерия [33]. Акты насилия относятся к категории экстремистских, если:

а) они не только используются в качестве прямого способа достижения политических, идеологических и социальных целей, но и являются инструментом публичности и устрашения;

б) они направлены на то, чтобы причинить вред не непосредственному противнику, а другим людям.

Целуева Н.В. [53] пишет, что экстремизм конституируется как характеристика специфических форм группового сознания. «Экстремизм есть концептуализация агрессии сознанием некоторых групп. Экстремизм есть, прежде всего, специфическая форма мировоззрения или система координат». При этом экстремизм выражает специфическую идентичность определенных групп людей, которые находятся в ситуации открытого несогласия с нормами и ценностями доминирующей культуры. Подобная идентичность обнаруживает себя различными путями: вызывающим жизненным стилем, отличающейся одеждой, жаргоном и т. п. Главные признаки экстремизма, отличающие его явления от любых других радикальных поступков (агрессивных, вызывающе ненормальных), - это корпоративность, категориальная сознательность и активность отличительного противостояния.

Ольшанский Д.В. [30] выделяет общие черты, присущие практически всем видам экстремистского поведения: «насилие или его угроза, обычно вооруженного; одномерность, однобокость в восприятии общественных проблем, в поиске путей их решения; фанатизм, одержимость в стремлении навязывать свои принципы, взгляды оппонентам; бездумное, беспрекословное выполнение всех приказов, инструкций; опора на чувства, инстинкты, предрассудки, а не на разум; неспособность к толерантности, компромиссам, либо игнорирование их. Экстремизм смыкается с крайним радикализмом, терроризмом, нигилизмом, революционным вождизмом".

Юрасова Е.Н. [33] выделяет следующие отличительные особенности экстремизма как деятельности:

- мотивация, толкающая на ее выполнение, находится в области идеологии;

- конечным результатом этой деятельности представляется признание идеи превосходства определенной группы (национальной, политической, религиозной) и господство ее морально-ценностных ориентаций;

- ближней целью действий, совершаемых в рамках этой деятельности, является устрашение;

- в качестве основного средства достижения и ближней, и конечной цели выступает насилие;

- эта деятельность носит группоцентрический характер.

Яхьяев М.Я. [57] пишет, что экстремизм есть борьба поставленных в критическую ситуацию социальных групп чрезвычайными средствами и способами за сохранение своего физического существования и культурной идентичности. Возникая как импульсивная, спонтанная реакция социальных групп, поставленных в экстремальные условия, на эти условия, как форма сопротивления этим условиям и борьбы с ними экстремизм институируется. Элементы этого института: экстремистская идеология, экстремистская деятельность, экстремистские организации. Он также выделяет следующие виды экстремистского поведения по сферам деятельности субъекта социального действия: националистический, политический, религиозный, религиозно-политический и иные разновидности.

Учеными [43,54,57] выделяются также следующие виды экстремистского поведения:

- Политический и экономический – крайние взгляды на политическую систему общества, возможности материального положения пропаганда насильственных или агрессивных (основанных на страхе и подчинению силе) способов установления отстаиваемой формы власти, вплоть до политического террора.

- Социокультурный как выражение жесткого неприятия ценностей и форм жизнедеятельности одних групп – другими. Он охватывает: религиозный – агрессивное отношение к иноверцам, пропаганда незыблемости, «истинности» одного вероучения; стремление к искоренению и устранению представителей иной веры вплоть до физического истребления; националистический экстремизм – радикальные, интолерантные идеи и действия в отношении представителей иной народности, национальности, этнической группы; стремление к политическому или физическому устранению нетитульного населения; агрессия, в крайних формах – терроризм в отношении людей иной этнической группы, даже в отношении большинства.

- «Левый» экстремизм заимствует революционные идеи анархизма, объявляет себя наиболее последовательным выразителем и защитником трудящихся масс, всех обездоленных, неимущих. Объектами критики выступают: социальные неравенства, подавленные личности, эксплуатация и бюрократизация в обществе.

- «Правый» экстремизм (фашистские, неофашистские, ультраправые, националистические, расистские движения, организации и партии) критикуют современное общество за «отсутствие порядка», упадок нравов, эгоизм, потребительство и многонациональность общества. «Правому» экстремизму свойственна высокая степень организации, скоординированность в международном масштабе

Экстремистское поведение может принимать следующие формы: убийство – преступное, умышленное или по неосторожности, лишение жизни; насилие – применение физической силы, принудительное воздействие на кого-либо, нарушение личной неприкосновенности; терроризм - действие, которое заставляет, кого-то чувствовать себя в опасности и испытывать страх, это использование преднамеренных и организованных действий, вызывающих страх, для достижения конкретных целей.

Узденов Р.М. [47] в своей диссертации, посвященной изучению феномена экстремистского поведения, описывает следующую типологию экстремистов в зависимости от степени их подверженности влиянию экстремистских воззрений: а) идейно-самостоятельный тип - личность, осознанно и целенаправленно вступившая на путь экстремизма, самостоятельно осмысливающая и анализирующая существующее положение вещей и желающая это положение изменить; б) зависимый тип («экстремист за компанию») - личность, чья социальная позиция формируется главным образом за счет активного внешнего воздействия досуговой микросреды, СМИ и других подобных раздражителей. В структуре обоих типов выделяются следующие подтипы: 1) экстремист-хулиган (преследует цель экстремистского характера при наличии хулиганских мотивов, либо преследует цель хулиганского характера при наличии экстремистских мотивов); 2) корыстный экстремист (преследует цель экстремистского характера при наличии корыстных мотивов, либо преследует корыстную цель при наличии экстремистской мотивации); 3) простой экстремист (личность, чьи мотивы и цель имеют экстремистский характер).

1.2. Толерантность как явление, противоположное экстремизму

При написании данной работы мы будем исходить из идеи сходства экстремистского и интолерантного поведения. Строго говоря, это не одно это и то же, т.к. по закону экстремистским действием является не только религиозная, этническая и социальная интолерантность, но и обвинение госслужащего в экстремистском поведении или финансирование экстремистских организаций, которые могут иметь различные мотивы и, в то же время, не иметь ничего общего с интолерантностью. Однако нас проблема экстремистского поведения интересует именно в контексте интолерантного поведения, и мы будем рассматривать ее именно с этой точки зрения.

Для рассмотрения проблемы интолерантного поведения необходимо дать определение толерантности. Многие ученые занимались исследованием данного вопроса. Необходимо отделить понятие толерантности от понятия терпимости. Впервые понятие «толерантность» в научный оборот ввел в XVIII в. Дестют де Траси [42]. Вначале оно трактовалось как «терпеливость», а затем как «терпимость». Семашко М.А. [42] пишет, что «термин «толерантность» рассматривается как способность терпеливо или снисходительно (в позитивном смысле слова) относиться к другому, к его инакодействию или инакомыслию». По словам Золотухина В.М. [18], «толерантность является не просто терпимостью, а нечто гораздо большим – активным и конструктивным сотрудничеством, соучастием, солидарностью… Деятельность на основе толерантности и ее принципов соотносится с приложением усилий воли для того, чтобы попытаться увидеть хорошее в чуждом».

Что же такое толерантность? В «Советском энциклопедическом словаре» [42] «толерантность» определяется как «терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению, «Большой психологический словарь» [39] определяет толерантность как «установку либерального принятия моделей поведения, убеждения и ценностей других»; как «способность выносить стресс без серьезного вреда». В.М. Золотухин [19] пишет что «толерантность» не есть терпимость или снисходительность, она – активное признание прав и свобод другого, безотносительно к его этническим, религиозным или гендерным особенностям.».

В соответствии с Декларацией принципов толерантности (Юнеско,1995 г.)[14], толерантность определяется как «ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными, обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами, уважении к разнообразию культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям». В Декларации принципов толерантности, принятой ЮНЕСКО, подчёркивается, что конструктивное взаимодействие социальных групп, имеющих различные ценностные, религиозные и политические ориентиры, может быть достигнуто на основе выработки норм толерантного поведения и навыков межкультурного взаимодействия. При этом проявление толерантности, которое созвучно уважению прав человека, не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям. Это означает признание того, что люди по своей природе различаются по внешнему виду, положению, речи, поведению и ценностям и обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность. Это также означает, что взгляды одного человека не могут быть навязаны другим.

Н.Н. Жердева [16] изучив и проанализировав материалы, относящиеся к проблеме толерантности, попыталась дать характеристику этому понятию:

1. Толерантность может трактоваться, во-первых, как специфическая форма личностного отношения, базирующегося на понимание и принятие другой культуры, другой самости, самого факта существования социокультурного многообразия, осознание многомерности общественного бытия, во-вторых, как терпимость, предполагающая допущение «инаковости», и, в-третьих, как устойчивость субъекта к воздействию неблагоприятных факторов различного рода. В своей последней интерпретации толерантность выступает в качестве одного из важнейших условий сохранения и развития адаптационного потенциала индивида;

2. Личностная толерантность проявляется на двух уровнях: на уровне сознания как личностное отношение и на уровне поведения как сознательное действие или поступок;

3. В основе толерантности лежит наличие у субъекта собственной устойчивой позиции, обеспечивающей открытость и готовность к диалогу;

4. Толерантные установки предопределяют свободный выбор субъекта, с признанием автономности и ответственности за него;

5. Толерантность является своеобразной предпосылкой для выработки суждений, основой которых являются моральные ценности;

6. Толерантность характеризуется с одной стороны устойчивостью проявлений, а с другой избирательностью к воздействию факторов окружающей действительности;

7. Для толерантности свойственен динамический характер, обеспечивающий устойчивость субъекта во взаимодействии с социальной средой;

Структура толерантности может включать толерантность индивида, коллективную толерантность на производстве и в коммерции, семейную толерантность, групповую толерантнотсь в спорте. Она может носить «отраслевой» характер(толерантность как антидедовщина в армии, толерантность в правоохранительных органах), возрастные параметры (толерантность среди детей, подростков, молодёжи, пожилых людей) [8].

Бардиер Г.Л. [7] в своей диссертации приводит следующие классификацию проявлений толерантности:

Таблица 1

Классификация проявлений толерантности

Классифи­кации

Критерии

Составляющие

Компонен­ты

По аспектам социального отношения (аттитюда)

Аффективный, когнитивный, конативный

По компонентам активности личности

Потребности, мотивы, нормы, ценностные ориентации, стиль деятельности, личностный смысл, личностная и социальная (групповая) идентичность

Виды

[По видам различий

Межпоколенная, межполовая (гендерная), межличностная, межкультурная, межконфессиональная, профессиональная, управленческая, социально-экономическая, политическая толерантность

Типы

По субъектам толерантности

Личностная, групповая

По объектам толерантности

Личностная, групповая, а также ситуативная (включающая толерантность к неопределенности)

Уровни

По уровням

функционирования

психики

Психофизиологическая, психологическая, социально-психологическая

По степени проявления

Низкая, средняя, высокая

Формы

проявле­ния

По направленности интолерантности

Гетероинтолерантность, аутоинтолерантность

По степени открытости

Открытая, скрытая

По степени осознанности

Неосознаваемая, осознаваемая, декларируемая

Представитель философского крыла рассмотрения понятия толерантности В. А. Лекторский [27] предлагает четыре возможных способа понимания толерантности. Первый, "толерантность как безразличие", предполагает существование мнений, истинность которых никогда не может быть доказана (религиозные взгляды, специфические ценности разных культур, особенные этнические верования и убеждения и т.д.). Второй, "толерантность как невозможность взаимопонимания", ограничивает проявление терпимости уважением к другому, которого вместе с тем понять невозможно и с которым невозможно взаимодействовать. "Толерантность как снисхождение" подразумевает привилегированное в сознании человека положение своей собственной культуры, поэтому все иные оцениваются как более слабые: их можно терпеть, но при этом одновременно и презирать. И наконец, "терпимость как расширение собственного опыта и критический диалог" позволяет не только уважать чужую позицию, но и изменять свою в результате критического диалога. На этот подход к толерантности и указывает автор в качестве желаемого для современной ситуации.

Таким образом, толерантность охватывает все стороны человеческих отношений: социально-экономические, политические, религиозные. Это очень широкое понятие, в разных контекстах понимаемое по-разному: и как терпимость, и как понимание и принятие другой культуры, и как устойчивость. В основе толерантности лежит развитое самосознание, личностная зрелость, способность к принятию свободных и ответственных решений. Толерантность, с одной стороны, является динамической характеристикой субъекта, с другой – устойчивой в своих проявлениях.

Экстремизм также может охватывать все сферы жизни общества. Экстремизм – это деятельность индивидов и социальных групп, приверженных крайним взглядам и мерам, направленная на насильственное изменение существующего государственного строя и на разжигание национальной и социальной розни с целью причинения вреда не непосредственному противнику, а другим людям, а также являющаяся инструментом публичности и устрашения. Как правило, экстремистское поведение проявляется в различных насильственных актах.

Формирование установок толерантного сознания и поведения, веротерпимости и миролюбия, профилактика различных видов экстремизма и противодействие им имеют для современной многонациональной и многоконфессиональной России особую актуальность, обусловленную сохраняющейся социальной напряженностью в обществе, продолжающимися межэтническими и межконфессиональными конфликтами, ростом сепаратизма и национального экстремизма, являющихся прямой угрозой безопасности страны.

2. Факторы, детерминирующие экстремистское поведение

2.1. Социальные факторы

На наш взгляд, существующие условия социальной среды порождают в человеке стремление к совершению преступлений, в обществе растет преступность, и одновременно появляются новые поколения, для которых криминальность общества – норма.

По мнению В.А. Мамедова и Д.В. Деккерта [29], появление экстремизма детерминируется следующими обстоятельствами:

1) Социальными и экономическими потрясениями, постоянной реформистской деятельностью, осуществляемой органами государственной власти и порождающей нестабильность гражданского общества;

2) Кризисом института семьи и семейного воспитания;

3) Кризисом системы образования;

4) Коммерциализацией средств массовой информации и художественной литературы, приводящей к подмене нравственных и культурных ценностей.

Население России переживает общественный кризис: преступность, алкоголизм и наркомания захлестнули страну. Родителям, занятым одной мыслью – как выжить, стало не до воспитания детей. Следует также обратить внимание на то, что высокая плотность жителей в городах оказывает влияние на психологическую природу человека, создает новые факторы риска для здоровья, содействует росту хронической патологии. Отдельными исследованиями также выявлено, что негативные состояния в организме человека, «психологическая усталость» нарастают пропорционально сокращению жизненного пространства, увеличению плотности населения, общему ухудшению условий жизни, очевидно, является благодатной почвой для продуцирования насилия.

В.А. Мамедов и Д.В. Деккерт [29] пишут: «Проявления экстремизма стали возможными в результате коренной ломки стереотипов поведения, складывавшихся веками и освященных культурой. Современная российская культура до сих пор находится в кризисном состоянии, впрочем, как и само общество. С одной стороны, значимость культурного развития населения для успешной реализации социальных проектов и выхода из кризиса не в полной мере осознается органами управления, с другой – коммерциализация культурного процесса все более заметно уходит от норм и ценностей «высокой» культуры к усредненным образцам агрессивной массовой культуры. Культ силы открыто проповедуется со страниц российских газет и журналов. Телевидение стало рассадником бесконечных сериалов и фильмов об убийствах и терактах. Уже давно перестали подвергаться цензуре выражения актеров и ведущих телепрограмм, порнография становится всё более и более доступной детям. Наше телевидение воспитало целое поколение, уверенное, что насилие – это норма и что все проблемы можно и нужно решать с помощью силы».

С.Н. Фридинский [49] говорит об идеологических корнях экстремизма: «Любая идеология, в том числе и религиозная, изначально (прямо или косвенно) лежит в основе любого политического движения. Вместе с тем, каждая из них может быть трансформирована в экстремистскую».

Результаты исследований [26,43,52-54] говорят о том, что в современных российских условиях присутствует связь между культурным, политико-экономическим состоянием общества, личностной диспозицией и проявлением экстремизма в молодежной среде. Его активизируют многие факторы, анализ которых подтверждает система индикаторов. В том числе:

· социально- экономические, отражающие несправедливость и низкий уровень возможностей в решении вопросов самореализации, материальной независимости, жизнеустройства, (трудоустройство, получение образования), профессионального роста молодежи. Индикаторы: включенность в дискриминацию на рынке труда, теневой бизнес, иждивенчество.

· культурно-нравственные, связанные с размытостью и/или не сформированностью в молодежном сознании общенациональной идеи, социальных целей, с последствиями военных конфликтов как объективированных и воспринятых форм взаимодействия в социуме, со снижением уровня и качества образования, этической культуры молодых людей, социальной информации, с педагогической запущенностью, с ценностным кризисом общества; с конфликтогенностью и криминогенностью окружения. Индикаторы: восприимчивость негативной массовой информации и деструктивных моделей поведения, неинформированность о культуре и традициях других народов; невключенность в социокультурную консолидацию, неприятие иных культурных носителей.

· социально-психологические и медико-социальные, связанные с негативным социальным самочувствием окружения, социальные болезни и травмы, последствия нищеты, массового пьянства, наркомании, одиночества, ослаблением личностных защитных механизмов, подверженность подражанию. Индикаторы: агрессивность, лично-психологическая неуравновешенность, готовность применять насилие, осуществлять насильственное поведение, потеря самообладания, вызванное как деструктивными ориентирами, так и патологиями; неумение и нежелание считаться с позицией других, неспособность адекватно вести себя в экстремальных ситуациях. Повышенная возбудимость, максимализм, проявляющиеся в определенных условиях; беспокойство, страх перед будущим. Эмоциональное напряжение.

· социально-политические, связанные с наличием заинтересованных в дезинтеграции групп, с идеологией насилия политических сил. Индикаторы: приверженностью молодых людей к тем или иным способам регуляции поведения (норма, закон) или правовой нигилизм, несформированность отношения к закону; восприятие деструктивных политических сил.

· диспозиционные, связанные с предрасположенностью личности к определенному поведению, обусловленному образом жизни, ценностными ориентациями, социальными отношениями и окружением, опытом, ситуационными установками. Индикаторы: негативное отношение к социальным и материальным неравенствам; к проблеме дискриминации; признание ценностей и диспозиционных установок жестокости и насилия; неадекватная субъективная оценка социальной ситуации неустойчивое отношение к нормам морали и социальным ценностям; к молодежным движениям экстремистского толка и экстремистским проявлениям в молодежной среде; негативное отношение к представителям других национальностей, конфессий; степень вовлеченности в области жестокости и насилия.

2.2. Психологические факторы

В проведенном выше анализе упор делается на социологических факторах, детерминирующих экстремистское поведение. Однако нас интересуют психологические механизмы, задействованные в насилии на психологической почве. И, действительно, межэтнические конфликты имеют глубинную психологическую основу и часто возникают вокруг проблем идентичности, символов, легитимности

Д.В. Ольшанский [35] считает, что независимо от иных порождающих факторов, разные виды экстремизма имеют общую психологическую основу: "Экстремизм порождают социально-экономические кризисы, деформация политических институтов, резкое падение жизненного уровня, ухудшение социальных перспектив значительной части населения, доминирование в обществе чувств, настроений хандры, пассивности, социальной и личной нереализованности, неполноты бытия, страха перед будущим, подавление властями оппозиции, инакомыслия». Он также определяет «блокирование легитимной самодеятельности человека, национальный гнет, амбиции лидеров политических партий, ориентации лидеров и факторов политического процесса на экстремальные средства политической деятельности".

А.Я. Анцупов [5] предлагает модель, основанную на взаимодействии разных причин, он утверждает, что экстремизм – это одновременно функция ситуационных и индивидуальных факторов: «истоком в большинстве случаев являлось широко распространенное движение социального протеста. Стычки с властями зачастую ожесточенного характера, и неуспех попыток вызвать народную реакцию привели к расставанию с иллюзиями и деградации движения. Осколки движения оформились в небольшие подпольные группировки, сохранившие мало контактов с внешним миром и яркую внутригрупповую преданность и сплоченность. Эти обстоятельства повысили статус агрессивных индивидов до лидерских позиций и позволили им ввести акты агрессии и насилия в качестве излюбленного образа действия». Соответственно, можно утверждать, что психологической предпосылкой экстремистского поведения является агрессивность. О причинах же самой агрессивности можно рассуждать очень долго – отметим лишь, что К.Лоренц [28], известный исследователь агрессивного поведения, выделяет несколько факторов

· Культурные факторы (культурные оценки агрессивного поведения)

· Влияние СМИ (агрессивность усваивается человеком через викарное научение)

· Семейные факторы (неполные семьи, взаимоотношения с братьями и сестрами, стиль семейного воспитания)

· Наличие в детстве психологических травм, ситуаций ущемления

· Темпераментальные характеристики (такая характеристика как «взрывной темперамент»)

Итак, необходимо отметить, что агрессивное поведение с чертами расовой, этнической и религиозной неприязни возникает на ранних стадиях индивидуального развития, и если остаётся без должного внимания то, может закрепиться или обостриться по мере взросления индивида.

Н.В. Целуева [54] пишет о факторах способствующих молодежному экстремистскому поведению: «Исследования констатируют проявления таких тревожных симптомов в подростковой и молодежной среде, как социально-политическая инфантильность, утрата национальной культурной идентичности, индивидуализм и эгоцентризм, воинствующий национализм, диверсификация культурных и духовных ценностей, отсутствие жизненных перспектив и самоактуализации, девиантное и делинквентное поведение. В ценностном отношении современное поколение молодежи может быть охарактеризовано как маргинальное, а маргинализация влечет за собой противоречивость поведения, как группового, так и индивидуального, провоцируя увеличение количества экстремистских проявлений»

Одним из факторов, провоцирующих развитие экстремизма, известный отечественный ученый В. И. Красиков [24] считает межпоколенные различия. Он отмечает, что нормальная социальная жизнь образуема постоянным присутствием трех поколений: молодежью, средним поколением и пожилыми. «Каждое поколение имеет серьезные отличительные признаки в своей психической самоорганизации. Весьма специфичны в этом отношении молодежь, и особенно молодые мужчины. Тинэйджеры, или молодые люди, находящиеся в состоянии серьезных психофизиологических трансформаций во взрослое поколение, имеют сознание, которое качественно отличается от других возрастов. Это идеалистическое, романтическое, нетерпеливое сознание с флуктуирующей идентичностью»

В.И. Красиков [24] пишет, что за экстремистским действием, в отличие от просто эксцесса, выходки, стоят концепция и группа. «Группа первородна в формировании экстремизма как жизненного стиля. Индивидуальная экстремистичность довольно редка. Но если и имеет место, то и здесь, хотя бы в воображении экстремиста-одиночки, создается своя «идеальная группа» (или «коалиция в разуме»), выразителем которой он себя представляет». В целом исследования показывают [43,49,52-54], что значительная часть аморальных поступков, совершаемых подростками и молодыми людьми, связана с их ориентацией на групповые нормы, которые вступают в противоречие с общественными. Налицо психологическая зависимость от группы или подражание, стремление показать себя сторонником провозглашенных ценностей. При этом личная ответственность снимается в сознании молодого человека тем, что «так принято» и «это вызывает одобрение». Так складывается определенный защитный механизм самооправдания отклоняющегося поведения

Юрасова Е.Н. [33] предполагает наличие следующих психологических качеств у исполнителей экстремистской деятельности

- ярая приверженность какой-либо идеологии вплоть до фанатизма и групповой нарциссизм предполагают наличие нарциссического радикала в структуре личности

- экстремальность деятельности и ее группо-центрический характер предполагают преобладание групповой идентичности над эго-идентичностью и слабую выраженность последней;

- ориентация на насилие и устрашение предполагает наличие выраженного параноидного радикала в структуре личности

Некоторые ученые [35] утверждают, что для профилактики и противодействия любым формам пропаганды, воздействия у молодёжи важно формировать критическое мышление. Критическое мышление направлено на оценку, тестирование получаемой информации. Критическое мышление выражается, прежде всего, в способности человека видеть слабые места, ошибки, разного рода недочеты. Причем сама оценочная деятельность, возможность критики, оценки, анализа (как в теоретическом, так и в практическом плане), мотивируют действия человека, создают положительные эмоции: человеку нравится этим заниматься. Его скепсис, рассудительность, критичность подчеркивают окружающие. «Критик» легко вырабатывает новые оценки, замечания, аргументы, хотя последние способствуют скорее динамике деятельности, а не ее продуктивности. Самым существенным и показательным для такого мышления является стремление оценивать планы, гипотезы, цели, знания, в целом – личность и деятельность другого человека. Критическое мышление присуще субъектам, которые селективны, аналитичны, умеют выделить главное и найти недостатки в рассматриваемом вопросе.

2.3. Описание результатов эмпирического исследования психологических факторов экстремистского поведения

Таким образом, можно утверждать что факторы, способствующие экстремистскому, поведению очень тесно связаны с факторами интолерантности. На основе анализа работ различных авторов, мы выделили ряд факторов, которые могут оказывать существенное влияние на формирование экстремистского поведения:

1. Тенденция к интолерантному поведению, скорее всего, связана с возрастными характеристиками: можно предположить, что пики интолерантного поведения придутся на подростковый возраст (12-18 лет) и на пожилой возраст (50-… лет) Это можно объяснить тем, что некоторые возрастные периоды характеризуются своими особенностями: подростковый период – повышенной внушаемостью со стороны сверстников, склонностью к реакциям противоречия и противодействия; юношеский период – тенденциями к большей независимости, достаточно высоким уровнем развития мышления по сравнению с подростковым; зрелый возраст характеризуется достаточно высоким уровнем принятия социальных норм и т.д. … Все вышеперечисленные черты, скорее всего, находятся в тесной связи с такой характеристикой как толерантность личности. Именно поэтому, большинство исследований интолерантного и экстремистского поведения охватывают подростковый и юношеский возраст как наиболее яркие в этих проявлениях периоды. Возрастные различия также могут быть связаны с особенностями психических процессов (например, с нейротизмом как мерой индивидуальной реакции на стимул: люди на один и тот же стимул реагируют по-разному – одни выдают бурю эмоций, другие – ледяное спокойствие; с ригидностью – пожилые люди очень тяжело воспринимают изменения, им тяжело учитывать новое и учиться ему). Об этом, только в несколько другом ключе пишет В.И. Красиков [24] – он утверждает значимость межпоколенных различий (мы немного развили эту идею, обозначив некоторые специфические характеристики различных возрастных этапов, которые обуславливают межпоколенное непонимание и неадекватное поведение). Н.В. Целуева [52-54] также говорит о возрастных особенностях - она пишет об особенностях подросткового возраста, которые способствуют экстремистскому поведению.

2. Большое влияние на формирование экстремистского поведения, скорее всего, оказывает стиль родительского воспитания личности. Эту идею можно заметить у В.А. Мамедова [29], Д.В. Деккерта [29], К.Лоренца [28], Н.В. Целуевой [52-54]. Здесь могут быть различные варианты развития: например, при авторитарном стиле воспитания формируется такой тип личности, который чувствует себя комфортно в различных авторитарных объединениях (секта, армия, экстремистское объединение) или при попустительском стиле, когда человека никто не контролирует и не заботится о нем, и какая-либо группировка становится единственной группой, где он нужен кому-то и где к нему проявляют положительные эмоции. Влияние микросоциальных условий, на наш взгляд, вообще является одной из самых сильных детерминант личностных качеств и поведения личности, и, скорее всего, этот параметр также тесно связан с таким понятием как толерантность личности.

3. Интолерантность также может быть связана со страхами личности. Некоторую связь между страхами в обществе и экстремистским поведением отмечает Д.В. Ольшанский [35], но в несколько ином ключе. Мы же предлагаем другую схему – ее суть приблизительно такова: человек боится чего-то нового, неизвестного – других культур, наций, религий, другого поведения и т.д. … Но большинству людей тяжело признаться в своем страхе, и в качестве реакции на этот страх они выдают агрессию по отношению к неизвестному объекту. Очень часто свои страхи личность «прячет» под покровом толстого слоя внутриличностных защитных механизмов, а их снятие зачастую оказывается очень болезненным для личности. Кроме того, исследование страхов представляет некоторую сложность ввиду отсутствия хороших методических материалов.

4. Нетерпимость может быть связана и с самооценкой личности. Например, завышенная самооценка может вести к тому, что человек начинает оценивать другие объекты, непохожие на него, как плохие, вредные, опасные, и, соответственно, пытается уничтожить их. Здесь скорее речь может идти о завышенной самооценке группы – т.н. этноцентризме, о чем пишет Н.В. Целуева [52-54]. Но может быть и немного другой механизм связи между самооценкой и интолерантностью, например, личность с низкой самооценкой пытается как-то реализоваться через экстремистское поведение или ощутить свою власть через унижение более слабых людей, например, национальных меньшинств. Таким образом, самооценка является ядерным компонентном личности, входящим в структуру ее самосознание, которое в любом случае тем или иным образом обуславливается идеи, отношения и поведение личности.

5. Важную роль может играть такой феномен как каузальная атрибуция. Атрибуция каузальная (от лат. causa — причина и attribuo — придаю, наделяю) — интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей. Изучение каузальной атрибуции исходит из следующих положений [51]:

а) люди, познавая друг друга, не ограничиваются получением внешне наблюдаемых сведений, но стремятся к выяснению причин поведения и выводам, касающимся соответствующих личностных качеств субъекта;

б) поскольку информация о человеке, получаемая в результате наблюдения, чаще всего недостаточна для надежных выводов, наблюдатель находит вероятные причины поведения и черты, личности и приписывает их наблюдаемому субъекту;

в) эта причинная интерпретация существенно влияет на поведение наблюдателя.

Наиболее существенные результаты экспериментального исследования каузальной атрибуции заключаются в установлении:

а) систематических различий в объяснении человеком своего поведения и поведения других людей;

а) отклонений процесса каузальной атрибуции от логических норм под действием субъективных (мотивационных и информационных) факторов;

в) стимулирующего воздействия, оказываемого на мотивацию и деятельность человека объяснением неудачных результатов этой деятельности внешними факторами, а успешных — внутренними.

Одним из вариантов каузальной атрибуции является локус контроля - склонность человека приписывать ответственность за происходящие в жизни события и результаты своей деятельности внешним силам (экстернальный, внешний локус контроля) либо собственным способностям и усилиям (интернальный, внутренний локус контроля) [39]. Понятие локус контроля в психологию ввел Роттер (см. в Большом психологическом словаре [39]), который показал, что человек с внешним локусом контроля будет больше склонен обвинять окружающих, общество, какие-то внешние силы в неудачах, происходящих с ним, и, соответственно, будет более агрессивным в отношении этих объектов. Об исследованиях феномена локуса контроля пишут Н.М. Лебедева , О.В. Лунева, Т.Г. Стефаненко, М.Ю. Мартынова [31] – они делают акцент на различиях в локусе контроля у разных этносов и наций. Нас же скорее интересует взаимосвязь между типом локуса контроля и толерантностью

6.Экстремистскому поведению может способствовать низкая рефлексивность личности. Прямых данных о влиянии рефлексивности на экстремистское поведение мы не нашли, но, анализируя теоретические посылки у различных авторов, можно сделать вывод о важности данной личностной характеристики (например, исходя из того, что толерантности способствует развитое самосознание и понимание различий между культурами [7,19]). Рефлексивность – (от позднелат. reflexio — обращение назад) — обращение субъекта на себя самого, на свое знание или на свое собственное состояние [39]. А.В. Карпов [23] пишет, что рефлексия рассматривается как процесс критического осмысления текущей деятельности, умение выде­лять, анализировать и соотносить с предметной ситуацией соб­ственные действия, как процесс обоснования необходимости внести коррективы в ход деятельности, предпринять новую де­ятельность. Этот вид рефлексии включает также самооценку и построение образов "я" в ходе практической деятельности. Рефлексия деятельности субъекта рассматривается нами в ее трех формах, в зависимости от функции, которую выполняет она во времени: ситуативная, ретроспективная и перспектив­ная. Ситуативная рефлексия обеспечивает непосредственную включенность субъекта в ситуацию, осмысление ее элементов, анализ происходящего, способность субъекта соотносить с пред­метной ситуацией собственные действия, координировать, кон­тролировать элементы деятельности в соответствии с меняю­щимися условиями. Ретроспективная рефлексия служит для анализа уже выпол­ненной в прошлом деятельности, прошедших событий. В этом случае человек рассматривает предпосылки, мотивы, причины происходившего, условия, прошедшие этапы и результаты, воз­можные ошибки. Перспективная рефлексия включает в себя размышление о предстоящей деятельности, планирование, представление о целях и будущих результатах, выбор наиболее эффективных способов выполнения, прогнозирование вероятного исхода де­ятельности. Экстремистское поведение в большинстве своем расценивается как негативное и социально неодобряемое. Но провести такую оценку можно только при анализе собственных действий и мыслей, а если личность к этому не склонна, то, соответственно, она не оценивает свое поведение как экстремистское и продолжает дальше осуществлять его.

7. С экстремистским поведением может быть тесно связана такая характеристика как эмпатия - способность поставить себя на место другого человека (или предмета), способность к сопереживанию [39]. Так же, под эмпатией подразумевается способность очень точно чувствовать и ощущать эмоциональное состояние человека, не видя его. Эмпат — человек, способный воспринимать переживания, эмоции и чувства другого человека, на уровне своих собственных эмоций. Можно сказать, что эмпат — эмоциональный телепат, не способный читать мысли, но запросто воспринимающий эмоциональную картину состояния другого человека. Психолог Карл Роджерс [41] определяет эмпатию следующим образом: «Быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков. Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения «как будто». Так, ощущаешь радость или боль другого, как он их ощущает, и воспринимаешь их причины, как он их воспринимает. Но обязательно должен оставаться оттенок «как будто»: как будто это я радуюсь или огорчаюсь». Осуществляя экстремистское поведение, человек наносит вред другим людям. Но если личность не способна к эмпатии, она этого просто не понимает, что также способствует экстремизму. Эта идея также напрямую не звучит в работах других авторов, но ее корни можно увидеть у Д.В. Ольшанского [35], Н.В. Целуевой [52-54], В.М. Золотухина [18,19].

8. Экстремистское поведение может быть связано с уровнем самоактуализации. Самоактуализация (от лат. actualis — действительный, настоящий) — стремление человека к возможно более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей [39]. В некоторых направлениях современной западной психологии самоактуализация выдвигается (в противовес бихевиоризму и фрейдизму, считающим, что поведением личности движут биологические силы, а его смысл заключается в разрядке создаваемого ими напряжения и приспособлении к среде) на роль главного мотивационного фактора. Подлинная самоактуализация предполагает наличие благоприятных социально-исторических условий. Самоактуализация - это непрерывная реализация потенциальных возможностей, способностей и талантов, как свершение своей миссии, или призвания, судьбы и т.п., как более полное познание и, стало быть, приятие своей собственной изначальной природы, как неустанное стремление к единству, интеграции, или внутренней синергии личности. Проблематику самоактуализации активно разрабатывал А. Маслоу [30]. Он считал, что самоактуализация является наивысшей потребностью человека, в соответствии с "пирамидой потребностей". В соответствии с его теоретическими положениями, человек способен к удовлетворению более высоких (по пирамиде) потребностей только после того, как удовлетворены более низкие. Следовательно, чтобы человек смог самоактуализироваться, ему сначала необходимо удовлетворить все остальные потребности в соответствии с пирамидой.

Идею о связи самоактуализации и экстремисткого поведения высказывают многие авторы, в частности Н.В. Целуева [52-54]. В самом деле, здесь существует ряд интересных моментов: с одной стороны, экстремистское поведение может быть расценено некоторыми людьми как своеобразная самоактуализация, и тогда должна быть связь между ее высоким уровнем и экстремизмом; с другой стороны, в качестве причин экстремистского поведения многие авторы указывают отсутствие самоактуализации или низкий ее уровень.

Часть идей о детерминантах экстремисткого поведения была нами отвергнута ввиду:

· Неразработанности некоторых понятий в отечественной и мировой психологической науке. Например, связь между экстремистским поведением и уровнем развития самосознания [20] – ученые до сих пор спорят о том, что такое сознание и самосознание и не приходят к каким-либо единым выводам.

· Очевидность связей. Например, идея о связи экстремистского поведения и агрессии [33]– по сути, агрессивность является характеристикой поведения экстремистки настроенных групп.

· Сложность исследования некоторых феноменов. Например, идея Анцупова о том, что экстремизм – функция ситуационных и индивидуальных факторов [50]. Личностные характеристики в большинстве своем подлежат исследованию, а вот оценка ситуационных характеристик представляет определенную сложность.

· Междисциплинарный характер связей. Многие авторы [8,43,49] указывают социологические детерминанты экстремистского поведения, которые нас в данном исследовании интересует менее чем психологические.

Ввиду недостаточной разработанности проблемы о личностных истоках экстремистского поведения, мы провели исследование психологических коррелят интолерантности. В исследование приняли участие 61 человек (25 юношей и 31 девушка) от 14 до 26 лет. Для заполнения им были предложены следующие опросники: экспресс-опросник «Индекс толерантности» (Г.У.Солдатова, О.А.Кравцова, О.Е. Хухлаев, Л.А.Шайгерова) [36]; опросник «Поведение родителей и отношение подростков к ним» (ADOR) [10]; методика определения индивидуальной меры рефлексивности (А. В. Карпов, В. В. Пономарева) [23]; методика «Уровень субъективного контроля» (УСК) Роттера [37]; опросник личностной ориентации Шострома (краткая форма, разработанная Джоунс и Крэндалл) [38]; методика определения уровня эмпатийных тенденций Юсупова [15].

Полученные нами данные были обработаны при помощи коэффициента корреляции Пирсона. Также для обработки результатов исследования был использован метод контрастных групп, был проведен анализ половых различий в толерантности. Нами были получены следующие выводы по результатам эмпирического исследования:

1. Существует прямая связь между интернальным локусом контроля и толерантностью (сюда включены межэтническая, социальная и личностная толерантность).

2. Существует прямая связь между уровнем рефлексии и уровнем личностной толерантности.

3. Непоследовательное родительское поведение оказывает положительное влияние на формирование интолерантных установок у детей.

4. Существуют половые различия в склонности к интолерантному поведению – мужчины более склонны, чем женщины.

3. Мотивация экстремистского поведения

3.1. Общие теории мотивации поведения человека

В самом начале необходимо дать определение базовым понятиям, оежащим в основе любых теорий мотивации. Мотива́ция (от lat. «movere») — побуждение к действию; динамический процесс физиологического и психологического плана, управляющий поведением человека, определяющий его направленность, организованность, активность и устойчивость; способность человека деятельно удовлетворять свои потребности [39].

Мотив (лат. moveo — двигаю) — это материальный или идеальный предмет, достижение которого выступает смыслом деятельности [39]. Мотив представлен субъекту в виде специфических переживаний, характеризующихся либо положительными эмоциями от ожидания достижения данного предмета, либо отрицательными, связанными с неполнотой настоящего положения. Для осознания мотива требуется внутренняя работа. Впервые термин "мотивация" употребил в своей статье А. Шопенгауер [39]. Сегодня этот термин понимается разными учеными по-своему. Например, мотивация по В.К. Вилюнасу это совокупная система процессов, отвечающих за побуждение и деятельность [13]. А К.К. Платонов считает, что мотивация, как явление психическое есть совокупность мотивов [39]. Мотив — одно из ключевых понятий психологической теории деятельности, разрабатывавшейся ведущими советскими психологами А. Н. Леонтьевым и С. Л. Рубинштейном. Наиболее простое определение мотива в рамках этой теории: «Мотив — это опредмеченная потребность» [13]. Мотив часто путают с потребностью и целью, однако потребность — это, по сути, неосознаваемое желание устранить дискомфорт, а цель — результат сознательного целеполагания.

Можно говорить о следующих видах мотивации человека:

- внешняя и внутренняя мотивация. Внешняя мотивация (экстринсивная) — мотивация, не связанная с содержанием определенной деятельности, но обусловленная внешними по отношению к субъекту обстоятельствами. Внутренняя мотивация (интринсивная) — мотивация, связанная не с внешними обстоятельствами, а с самим содержанием деятельности.

- положительная и отрицательная мотивация. Мотивация, основанная на положительных стимулах, называется положительной. Мотивация, основанная на отрицательных стимулах, называется отрицательной.

С точки зрения классификации Х. Шольца [51], представляется целесообразным деление теорий мотивации — в зависимости от предмета анализа — на три главных направления:

· Теории, в основе которых лежит специфическая картина работника — эти теории исходят из определенного образа работника, его потребностей и мотивов. К ним относятся такие как «XY-теория» (автор Дуглас Мак-Грегор), теория «Z» Оучи. Эти теории скорее относятся к сфере мотивации профессиональной деятельности, поэтому их мы описывать не будем.

· Содержательные теории — анализируют структуру потребностей и мотивов личности и их проявление. Это теория иерархии потребностей А. Маслоу, теория двух факторов Ф.Герцберга, теория МакКлеланда.

· Процессуальные теории — выходят за рамки отдельного индивида и изучают влияние на мотивацию различных факторов среды. К теориям этого типа относят теорию справедливости С. Адамса, теория мотивации В. Врума.

Перейдем к описанию вышеперечисленных теорий мотивации. Теория Маслоу. В своей работе «Мотивация и личность» [30] Маслоу предположил, что все потребности человека врожденные, или инстинктивные, и что они организованы в иерархическую систему приоритета или доминирования. Данные работы продолжили и другие ученые В соответствии с учением Маслоу человек имеет множество различных потребностей, которые можно разделить на пять основных категорий:

1. Физиологические потребности, необходимые для выживания человека (потребности в пище, одежде, воде, воздухе, убежище и т.п.)

2. Потребности безопасности и уверенности в будущем (экзистенциальные потребности). Человек стремиться находиться в безопасном состоянии, защищающем от страха, болезней и страданий. Увеерннность в будущем приобретается за счет гарантийной занятости, приобретения страхового полиса, за счет создания страхового потенциала путем получения достойного образования.

3. Потребности принадлежности и причастности (социальные потребности). Человек стремиться быть членом коллектива, участвовать в совместных мероприятиях. Он ищет внимания к себе, привязанности и поддержки, дружбы, любви.

4. Потребности признания и самоутверждения (престижные потребности). Человек испытывает потребность всамоутверждении, признании его личных достижений, служебном росте, уважении со стороны окружающих, лидерству в коллективе.

5. Потребности самовыражения (духовные потребности). Человек стремиться к наиболее полному использованию своих знаний, способностей, умения и навыков. Духовные потребности находят самовыражение через творчество, самореализацию личности.

Физиологические потребности и потребности безопасности и уверенности в будущем (защищенности) относятся к первичным (базисным) потребностям, а остальные виды потребностей - это вторичные (произвольные), непрерывно изменяющиеся потребности или метапотребности.

По теории Маслоу все потребности можно расположить в виде строгой иерархической структуры, на нижнем уровне которой находятся физиологические потребности, а на верхнем - потребности самовыражения. Располагая потребности по уровням, Маслоу хотел показать, что в первую очередь требуют удовлетворения физические потребности, а после того, как они будут удовлетворены, возникает необходимость удовлетворения потребностей более высокого уровня. Однако эта иерархическая структура не всегда является жесткой. Маслоу отмечал, что несмотря на то, что «иерархические уровни потребностей могут иметь фиксированный порядок, ... на самом деле эта иерархия далеко не такая «жесткая». Это правда, что для большинства людей основные потребности располагались приблизительно в том порядке, как указано. Однако был и ряд исключений. Есть люди, для которых, например, самоуважение является более важным, чем любовь».

С точки зрения Маслоу, мотивами поступков людей являются в основном не экономические факторы, а различные потребности, которые далеко не всегда могут быть удовлетворены с помощью денег. Отсюда он делал вывод о том, что по мере удовлетворения потребностей работников будет возрастать и производительность труда.

Теория Маслоу внесла важный вклад в понимание того, что заставляет работников трудиться более эффективно. Мотивация людей определяется широким спектром их потребностей. Но вместе с тем концепция Маслоу вызвала критику. Отмечалось, что Маслоу не раскрыл природу тех или иных потребностей, что потребности по-разному проявляются в зависимости от положения человека в обществе, пола, возраста, содержания деятельности и т.п. Не обязательно потребности возрастают снизу вверх, как это представлено в «пирамиде» Маслоу. Однако, несмотря на это, концепция Маслоу оказала большое влияние на развитие теории и практики современного управления.

Теория двух факторов Герцберга . Одним из столпов психо-социологического подхода считается Фредерик Герцберг. В 1959 году под его руководством были проведены исследования по установлению различий в факторах, которые ведут к удовлетворенности или неудовлетворенности работой. На основании ответов 200 инженеров и бухгалтеров Герцберг сделал вывод о том, что удовлетворение потребностей не усиливает мотивацию к труду. Им была сформулирована двухфакторная модель мотивации.

Герцберг [51] установил, что удовлетворенность человека своими действиями и неудовлетворенность ими являются двумя полюсамя, между которыми находятся состояние и настроение человека. В зависимости от мотивирования человека его настроение меняется, приближаясь к одному из полюсов.

Как установил Герцберг [51], на удовлетворенность работой оказывают влияние две группы факторов:

1. Гигиенические факторы, которые некоторые авторы называют факторами «здоровью»: зарплата, безопасность на рабочем месте, условия труда - освещенность, шум, воздух и т.п., отношения с коллегами и подчиненными, правила, распорядок и режим работы, характер контроля со стороны непосредственного руководителя, статус.

2. Мотивирующие факторы, которые сам Герцберг назвал «удовлетворяющими» (это название не получило широкого распространения). К этой группе относятся такие потребности или факторы. Как достижение цели, признание, ответственность, продвижение по службе, работа сама по себе, возможность роста. Эти потребности связаны с характером и сущность работы.

Концепция мотивации во многом сходна с теорией потребностей Маслоу. Гигиенические факторы Герцберга соответствуют физиологическим потребностям, потребностям в безопасности и уверенности в будующем по Маслоу, а его мотивирующие факторы - потребности высших уровней по Маслоу. Однако их взгляды расходятся относительно гигиенических факторов. Маслоу рассматривал гигиенические факторы в качестве сил, влияющих на поведение человека, стремящегося удовлетворить свои физиологические потребности. Герцберк же считал, что гигиенические факторы не оказывают заметного влияния на поведение человека, особенно когда они удовлетворены. Работник начинает обращать на них внимание в случае, если они отклоняются от привычного для работника уровня. Герцберг также делает вывод о том, что заработная плата не является мотивирующим фактором. Для того чтобы добиться мотивации, руководитель должен обеспечить наличие не только гигиенических, но и мотивирующих факторов.

На практике выводы Герцберга привели к созданию программ «обогащения» труда, в которых давался подробный перечень гигиенических, и особенно мотивирующих факторов, и предлагалось сотрудникам самим определить наиболее предпочтительные для них факторы.

Несмотря на то, что основные положения теории Герцберга нашли широкое применение, в его адрес раздавались и критические замечания. Отдельные авторы указывали на то, что один и тот же фактор может вызвать удовлетворение работой у одного человека и неудовлетворение у другого, и наоборот. Отсюда делался вывод: что может мотивировать одного человека, не может мотивировать другого, т.е. мотивировать разных людей будут разные факторы.

Критики теории Герцберга также отмечали, что мотивация носит вероятный характер и во многом зависит от сложившейся ситуации. Факторы, мотивирующие человека в одной ситуации, могут не оказать на него никакого воздействия в другой ситуации.

Теория Герцберга не учитывала влияния многих переменных величин на ситуацию. Впоследствии ученые пришли к выводу, что для объяснения механизма мотивации необходимо учитывать разнообразные поведенческие аспекты. Это привело к созданию процессуальных теорий мотивации. Основная концепция этих теорий заключается в том, что наряду с учетом потребностей необходимо принимать во внимание то, как человек распределяет усилия для достижения различных целей и какой вид поведения он выбирает.

Теория МакКлеланда . Концепция Дэвида Макклеланда [13] делает основной акцент на потребности высших уровней, которые он рассматривает как приобретенные под влиянием опыта, жизненных обстоятельств и обучения. Он считает, что людям присущи три потребности: власть, успех и причастность. Наличие этих потребностей у человека оказывает заметное влияние на его поведение, заставляя предпринимать серьезные усилия и действия для удовлетворения поставленных целей и задач.

Лица с высокой мотивацией властвования могут быть разделены на две группы. К первой относятся те, кто стремиться к власти ради властвования. Ко второй группе относятся те, кто стремиться к власти для того, чтобы добиваться решения групповых задач. Макклеланд придавал особое значение потребности властвования второго типа. Поэтому он считал, что, с одной стороны, необходимо развивать эту потребность у руководителей, а с другой - давать возможность им удовлетворять ее.

В отличие от концепции Маслоу потребности по Макклеланду не расположены иерархически, хотя они оказывают заметное влияние друг на друга. Взаимовлияние потребностей следует принимать во внимание при анализе мотивации поступков человека, его поведения и выработке методов управления человеком.

Теория справедливости Адамса. Основателем теории равенства (справедливости) является Стейси Адамс [51], который на основе исследований, проведенных им в компании «Дженерал Электрик», сформулировал основные положения этой теории. Содержание равенства (справедливости) сводится к следующему: в процессе осуществления трудовой деятельности человек постоянно сравнивает полученное вознаграждение с затраченными усилиями, а затем сопоставляет это с вознаграждением, полученными другими людьми. Если он видит, что это сравнение явно не в его пользу, то он чувствует несправедливость и напряжение, так как нет удовлетворения от выполненной работы. Он начинает работать менее интенсивно, затрачивая значительно меньше усилий. Если человек считает, что его труд справедливо вознаграждается, то он будет продолжать трудиться с прежними усилиями, или даже их увеличит.

Восприятие человеком равенства и неравенства носит субъективный характер, оценка справедливости относительна. Говоря о справедливости, человек часто не принимает во внимание такие персональные характеристики других, как уровень квалификации, продолжительность работы в организации, возраст, социальный статус.

Адамс выделяет шесть возможных реакций человека на состояние неравенства:

- при недостаточном вознаграждении человек снижает интенсивность и качество труда

- человек может потребовать увеличения вознаграждения за счет повышения оплаты труда, улучшения условий труда, продвижения по службе

- человек может разувериться в своих способностях и возможностях, считая, что раньше он их преувеличивал, т.е. что оплата соответствует его способностям

- человек может сделать попытку повлиять на организацию с целью снижения оплаты других лиц или на этих лиц, заставив их увеличить затрачиваемые усилия

- человек может изменить для себя объект сравнения, заменив лицо или группу лиц на более подходящие для него с точки зрения их способностей и личностных качеств

- человек может перейти в другое подразделение или же уйти из организации

Эта теория, несмотря на ее явное отношение к психологии профессиональной деятельности вполне может быть перенесена на жизнь с тем условием, что трудовая деятельность может быть заменена на функционирование человека в обществе, а зарплата – его достижения и положение в обществе. Если человек ими недоволен, то могут произойти сбои в социальном функционировании человека, которые могут быть выражены в девиантном поведении.

Теория ожиданий Виктора Врума . Согласно теории ожиданий [51] наличие потребности не является единственным необходимым условием для мотивации. Человек также должен надеяться (ожидать), что выбранный им тип поведения действительно приведёт к намеченной цели.

Ожидания согласно этой модели можно расценивать как оценку вероятности события. При анализе мотивации рассматривается взаимосвязь трёх элементов:

затраты – результаты;

результаты – вознаграждение;

валентность (удовлетворённость вознаграждением).

Модель Врума можно представить следующим образом:

Мотивация = (З=>Р) * (Р=>В) * Валентность,

где (З=>Р) – ожидания того, что усилия дадут желаемые результаты;

(Р=>В) - ожидания того, что результаты повлекут за собой вознаграждение;

Валентность – ожидаемая ценность вознаграждения.

Если значение одного из этих факторов будет мало, то и мотивация будет низкой

Таким образом, очевидно, что любая форма поведения человека (в том числе и экстремистское поведения) является сложным и комплексным феноменом, формирование и проявление которого могут быть обусловлены целым рядом различных факторов. В следующем параграфе мы непосредственно коснемся мотивации экстремистского поведения.

3.2. Некоторые особенности мотивации экстремистского поведения

В настоящее время в современной литературе существует очень мало описаний особенностей мотивации экстремистского поведения – эта проблема продолжает оставаться малоисследованной. В данном параграфе мы попытаемся описать и обобщить имеющиеся данные.

Одной из форм экстремизма является терроризм. Феномен терроризма гораздо более исследован в современной психологии, нежели более широкий феномен экстремизма. По характеру или способам реализации своих целей фанатизм и экстремизм сходны, так как склонны к использованию чрезвычайных, насильственных и разрушительных актов, то есть к террористическим методам. Именно это сходство, нередко, ведет к смешению фанатизма и экстремизма, а также к смешению их обоих с терроризмом. Чтобы избежать логического смешения понятий «экстремизм» и «терроризм», мы должны указать на то, что понятие «экстремизм» характеризует специфический, чрезвычайный тип или способ социального действия и включает в себя такие моменты, как цель, идеология, мотивация действия, средства и способы действия. Понятие же «терроризм» характеризует лишь один из видов или способов социального действия. Оно гораздо уже по своему логическому смыслу. Хотя лишь терроризмом не исчерпывается арсенал экстремизма как типа социальной практики, терроризм, безусловно, входит в арсенал действий экстремизма и даже занимает в этом арсенале весьма заметное место.

В научной литературе содержится достаточно много информации о мотивах террористического поведения. Лукабо, Фукуа, Кенджеми, Ковальски [58] пишут о том, что в террористических организациях обычно велик процент агрессивных параноидов. Их члены склонны к экстернализации, к возложению ответственности за неудачи на обстоятельства и поиску внешних факторов для объяснения собственной неадекватности. Многие ученые [29,43,49,57] также поднимают вопрос о психическом здоровье людей, осуществляющих террористическую деятельность. Однако рассмотрение этого вопроса не входит в нашу сферу задач.

Решетников М.М. [40] пишет, что в основе террористической деятельности лежит понятие смыслообразования — то есть потребность ощутить, что мое существование имеет некий особый смысл, выходящий далеко за рамки серой, убогой и безнадежной повседневности (поэтому, чем более экономически, социально и политически бесперспективна ситуация в окружении, тем больше вероятности возникновения террористического типа мировосприятия).

По мнению В. Пирожкова [38], «в какие бы одежды ни рядились террористы, какие бы цели ни преследовали (политические - захват власти, смена общественного строя; нравственные - достижение ложно понимаемой ими «справедливости»; экономические - устранение ненавистных конкурентов; религиозные - отстаивание чистоты своей веры; психологические - получить известность, прославиться, оставить след в истории и т. п.) - за всем этим стоит стремление испытать власть над людьми.

На основе анализа деятельности наводившей страх на Европу в 1970-х годах террористической группы Баадера-Майнгоф (которая в 1976 году покончила жизнь самоубийством), Г. Ньюман выделил [33] три основных мотива террористической деятельности. Во-первых, мотив культурологический - по логике террористов, общество надо время от времени «будоражить», лучше всего «с помощью крови». Во-вторых, мотив рациональный - террор трактуется ими как эффективный инструмент политической деятельности. В-третьих, мотив идеологический - террор выступает как прямо навязываемое орудие регуляции социальных процессов. Однако Ньюман подчеркивал, что теория и практика терроризма резко расходятся между собой.

В самом общем виде мотивы участия в терроре делятся на два больших блока: корыстные и бескорыстные [35]. С корыстными мотивами, в общем, все достаточно понятно: террор - действительно определенная работа; как и всякая работа, стоит денег и может являться способом добычи средств к существованию или для продолжения террористической деятельности (хотя в последнем случае эта работа приобретает смешанный характер). Человека обучают некоторым навыкам, дают аванс и обещают заплатить определенные деньги после того, как он выполнит полученное задание. Желая заработать деньги, он идет и выполняет это задание: взрывает здание, угоняет самолет, убивает политического лидера или производит взрыв в местах массового скопления населения. При такой мотивации, обычно отличающей так называемых профессиональных террористов («профессиональный» - не значит «опытный»; это, прежде всего, означает получение денег за производимую работу), они, в сущности, мало чем отличаются просто от профессиональных киллеров - обыкновенных наемных убийц.

Р.Гарифуллин [12] описывает следующую типологию потенциальных террористов-смертников, где каждому типу соответствуют свои мотивы:

· Террористы-экзистенциалы. В основе психотехнологии производства самоубийц лежит не только искусство манипулирования психопатологическим сознанием потенциального террориста-смертника, но и феномен экзистенции, присущий всем людям — скрытой способности людей жертвовать своей жизнью ради Великой Цели или Ценности (детей, отечества, Бога, Святого и т.п.) и на этой основе ощущать свою уникальную сущность и ценность. Это разновидность духовной формы проявления инстинкта желания собственной смерти. Ради ощущения этой экзистенции многие искусственным образом подвергают себя различным рискам: играют в русскую рулетку, идут на войну, занимаются экстримом и т.п. Именно преодоление этого высшего барьера является источником специфической эйфории, называемой ощущением экзистенции. Человек всегда душой открыт к тому, чтобы почувствовать свою экзистенцию, ощущение которой, согласно экзистенциальной философии, возможно только в пограничной ситуации между жизнью и смертью.

· Террористы-психопаты. Если террористы-экзистенциалы действуют на основании высшей формы инстинкта собственной смерти, то этот тип, основывается на низшем уровне инстинкта собственной смерти. Он проявляется в виде садомазохизма, психопатологической агрессии, маниакального синдрома и мании величия (прославиться на весь мир по телевизору, стать Святым, Избранным и т. п.) Именно они чаще всего стреляют во всяких «кеннеди и леннонов». Такой тип требует наименьшей обработки и манипуляции. Им достаточно указать на мишень воздействия и обосновать ценности, которые смертник «получит» после своей смерти.

· Террористы-суицидники. Они страдают сильными депрессиями, благодаря которым у них отсутствуют ценности и смысл жизни (позитивные переживания и т.п), которые привязывали бы их к жизни. Этот тип желает избавиться от этих страданий, выключив собственную жизнь. Организаторы терроризма просят их о том, чтобы это выключение произошло с «пользой» не только для них (суицидников), но и для других, т.е. в нужной для террористического акта ситуации. Этот тип, как бы продаёт или жертвует своим суицидным желанием во благо терроризма. Организатор терроризма создаёт такие условия, чтобы усугубить суицидные желания своей жертвы и воспользоваться ими.

· Террористы-инфантилы. Это часто безграмотные, инфантильные (не способные к учёбе и познанию) и неимущие фанаты (в частности религиозные), которые примитивно верят в существование «того света», где будет полное изобилие всяческих удовольствий и радостей. Организаторы терроризма всегда знают, что «кормить» таких смертников нельзя, чтобы они всегда имели желание «наесться» в раю. Среди этой группы много больных начальной формой олигофрении.

· Террористы-зомби. Это одна из самых распространённых технологий манипулирования, основанная на воздействии на психофизиологические структуры. В этом случае искусственно (часто скрытым образом, через систематическое и долгосрочное подсыпание наркотика в чай и супы) создаётся психологическая и физическая зависимость от психоактивных веществ, эффекты которой и являются движущей силой для осуществления террористической деятельности.

· Террористки-вдовы. Здесь особо следует выделить феномен, который Р.Гарифуллин называет «феноменом вечно страдающей вдовы». Социально-психологические исследования показывают, что многие вдовы после смерти супругов очень долго, вплоть до собственной смерти, страдают депрессией. И часто имеет место феномен вторичной депрессии, некоим образом не связанной со смертью супруга (первичная депрессия), а связанный с алкоголизмом вдовы. Именно этот феномен используют организаторы терроризма.

· Террористы-солидарники. В этом случае чувство солидарности становится опасной психологической ловушкой для потенциального террориста-смертника. Он не должен подводить тех, кто уже ушёл в рай. Он должен также как и они уйти из этого мира и «встретиться с ними в раю», так как они его там ждут. Другими словами, преобладающим мотивом явялется социальный мотив, что также нашло отражение в результатах нашего исследования.

· Террористы-эксплуатируемые. Жертва не желает погибать, но в силу определённых причин (насилия, финансовой зависимости, деньги, льготы для своих родственников после смерти шахида, долга, штрафа, искупления грехов, ответственности, безысходности, дуло пистолета за спиной, искупления за позор и т.д.) Кроме того, организуется всё таким образом, чтобы жертва была обречена идти на теракт. Так например, у лётчиков-камикадзе отбирали парашют, шасси и т.д.

· Террористы-гибриды. Необходимо отметить, что вышеприведённая типология условна и в действительности имеют место смешанные типы потенциальных террористов-смертников.

Ольшанский Д.В. [35] описывает 7 групп мотивов террористической деятельности:

1. Меркантильные мотивы. К сожалению, для террористов именно они оказываются на первом месте (хотя и не всегда являются единственными в мотивационном комплексе террористов), являясь наиболее широко распространенными в современном мире на обширном пространстве от Чечни до Афганистана. Террор, как и любая сфера человеческой деятельности, представляет собой на определенном уровне оплачиваемый труд. Соответственно, для определенного числа людей занятие террором - просто способ заработать. И таких людей в современном мире немало.

2. Идеологические мотивы. Это более устойчивые мотивы, основанные на совпадении собственных ценностей человека, его идейных позиций с идеологическими ценностями группы, организации, политической партии или любой иной идейно-политической силы. Такой мотив возникает как результат вступления человека в некоторую общность или же, возникнув, сам ведет человека в ту общность, которая соответствует имеющейся у него мотивации. В таких случаях террор становится для него не просто средством реализации некоторой идеи, а еще и своего рода «заданием», «поручением», «миссией» со стороны данной общности. Множество существующих идеологических мотивов подразделяется на мотивы идейно-политические, чисто политические, религиозные, социальные, социокультурные и т. д.

3. Мотивы преобразования, активного изменения мира. Это очень сильные мотивы, связанные с пониманием несовершенства и несправедливости существующего мира и настойчивым стремлением улучшить, преобразовать его. Как правило, мотивы такого рода в той или иной степени присущи, прежде всего, людям, профессионально занимающимся террором. Их захватывает сам процесс преобразования мира силовыми способами. На самом деле, даже при наличии соответствующих мотивировок, для них не имеет особого значения та или иная идея, для будущего осуществления которой они действуют. Для них террор и есть и инструмент, и цель преобразования мира.

4. Мотив своей власти над людьми. Это один из наиболее древних, самых глубинных мотивов. От наших животных предков, насилие применялось для утверждения личной власти одной особи над другой. В «снятом» виде это сохраняется в глубине психики террориста. Чем бы он ни прикрывался, какие бы иные мотивы или, тем более, мотивировки он ни приводил, данный мотив в той или иной степени всегда имеет место. Хотя, разумеется, далеко не всякий террорист признается в наличии такого мотива. Тем не менее, через насилие террорист утверждает себя и свою личность, обретая власть над людьми. Вселяя страх, он усиливает эту власть.

5. Мотив интереса и привлекательности террора как сферы деятельности. Для определенного числа, особенно из числа лиц обеспеченных (которых не волнуют меркантильные мотивы) и достаточно образованных (не зашоренных идеологически), террор бывает интересен просто как новая, необычная сфера занятий. Их занимают связанный с террором риск, разработка планов, всевозможные детали подготовки к террористическому акту, нюансы его осуществления. Соответственно, такие люди и избирают террор в качестве сферы приложения своих сил.

6. «Товарищеские» мотивы эмоциональной привязанности в разнообразных вариантах - от мотива мести за вред, нанесенный товарищам по борьбе, единоверцам, соплеменникам, родственникам, соратникам по политической деятельности и т. д., до мотивов традиционного участия в терроре потому, что им занимался кто-то из друзей, родственников, соплеменников или единоверцев. Тогда в террор идут, что называется, «за компанию». Эта группа мотивов основана на сугубо эмоциональных факторах и обычно не имеет никаких рационализирующих мотивировок. Руководствующиеся такими мотивами люди занимаются террором, совсем не вдумываясь в то, зачем и почему они это делают. Ими движут эмоции, им все ясно.

7. Мотив самореализации. Это - парадоксальный мотив. С одной стороны, самореализация - удел сильных духом людей, наиболее полное осуществление личности, ее полная самоотдача, растворение человека в террористическом акте, вплоть до самопожертвования. Однако, с другой стороны, такая самореализация - признание ограниченности возможностей и констатация несостоятельности человека, не находящего иных способов воздействия на мир, кроме насилия и деструкции. Такая самореализация, оборачивающаяся самоуничтожением, означает, прежде всего, признание факта психологической деструкции личности.

Ольшанский Д.В. [35] также описывает такой феномен как террористическая группа, выделяя мотивы членства в ней. Как правило, такая группа функционирует в качестве удобного средства для проявления различных индивидуальных потребностей и решения личностных проблем. Для вожаков такая группа выглядит как сверхмощная организация, через которую, в своем воображении, они подчиняют и контролируют жизни тысяч людей. Для членов группы, неспособных достичь чего-либо в более требовательных социальных организациях, возможность быстрого и внезапного насилия служит средством социального продвижения и завоевания репутации. Иногда группа может функционировать в качестве удобного временного средства ухода от скучных и жестких претензий, предъявляемых к ним трудным и требовательным обществом.

Б.Г.Чурков [33] выделяет 2 группы мотивов терроризма— личностные и политико-идеологические мотивации. Личностные мотивы обращения к терроризму в свою очередь могут подразделяться на три вида: эмоциональные, невротическо-психопатологические и корыстные (государства, организации или лица, спонсирующие террористическую деятельность, нередко хорошо оплачивают ее). Побудительным стимулом терроризма может стать тот же мотив, который обусловливает рост немотивированных преступлений — стремление самоутвердиться посредством насилия. Д.Поутс [36] описывает такой важный мотив обращения к терроризму как потребность «принадлежности к группе», которая становится мощным механизмом духовной, ценностной, поведенческой стереотипизации. Для индивидов, страдающих дефицитом самоуважения и с недостаточно развитой личностью, слияние с группой имеет фундаментальное значение. Групповой этнос становится для них системой нормативных стандартов и ценностей.

Экстремистское поведение является одной из форм девиантного поведения. Девиантное поведение [39] можно обозначить как систему поступков или отдельные поступки, противоречащих принятым в обществе нормам и проявляющихся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонений от нравственного и эстетического контроля над собственным поведением. Поэтому мы считаем важным упомянуть о мотивах девиантного поведения. Особенности мотивационной сферы, характерные для совершивших преступления, рассматриваются обычно в рамках анализа личности преступника. В целом же в качестве типичных исследователи выделяют [35]:

1) антисоциальность мотивов, большей частью проявляющуюся в узколичностных побуждениях субъекта;

2) преобладание материальных и естественных побуждений над духовными;

3) доминирование побуждений (например, влечения), а не долга;

4) господство побуждений с ближайшими целями, а не с более отдаленными и жизненно важными перспективами;

5) низкий уровень этих побуждений в системе социальных ценностей нашего общества.

3.3. Клинический подход к проблеме мотивации экстремистского поведения

Психология девиантного поведения является отраслью как социальной, так и клинической психологии. Карвасарский Б.Д., известный российский психиатр и психотерапевт, [22] утверждает, что делинквентное и криминальное поведение коррелирует не столько со слабыми знаниями морально-правовых требований, сколько с криминогенной деформацией побудительных мотивов. Основываясь на нарушениях структуры мотивов, их опосредованного характера и иерархичности построения, В.В. Гульдан [25] выделил два основных механизма формирования мотивов противоправных действий у психопатических личностей (в МКБ-10 - F60-F69): нарушение опосредования потребностей и нарушение их опредмечивания. Нарушения опосредования потребностей заключаются в несформированности или в разрушении у этих лиц под влиянием каких-либо факторов (например, аффективного возбуждения) социально детерминированных способов реализации потребностей. Нарушается связь субъективной возможности реализации потребности с сознательно принятым намерением, целью, оценкой ситуации, прошлым опытом, прогнозом будущих событий, регулятивной функцией самооценки, социальными нормами и др. Уменьшается число звеньев в общей структуре деятельности, что ведет к непосредственной реализации возникающих побуждений. Потребности приобретают характер влечений. По этому механизму формируются аффектогенные и ситуационно-импульсивные мотивы противоправных действий.

Аффектогенные мотивы характеризуются тем, что непосредственным мотивом поведения становится стремление к немедленному устранению источника психотравмирующих переживаний. Эмоциональное возбуждение, возникающее в связи с объективной или субъективной невозможностью рационального разрешения конфликта, разрушает основные виды контроля и опосредования поведения, снимает запрет на деструктивные, насильственные действия и побуждает к ним. У психопатических личностей по сравнению с психически здоровыми лицами наблюдается более низкий «порог» аффективного реагирования и распространенность условных психогений.

В ситуационно-импульсивных мотивах актуальная потребность удовлетворяется «ближайшим объектом» без учета существующих норм, прошлого опыта, конкретной ситуации, возможных последствий своих действий. Если в «волевом» преступном действии социальные и правовые нормы преодолеваются тем или иным образом в сознании субъекта, то при импульсивном поведении они вообще не актуализируются в качестве фактора, опосредующего поведение.

К мотивам, связанным с нарушением формирования предмета потребности, относятся мотивы психопатической самоактуализации, мотивы-суррогаты и суггестивные (внушенные) мотивы противоправных действий. Общим в них является формирование мотивов, отчужденных от актуальных потребностей субъекта и ведущих при их реализации к его социальной дезадаптации. Мотивы психопатической самоактуализации, при которых устойчивое мотивационное значение приобретает та или иная черта личностной дисгармонии, ведут к реализации стереотипных, ригидных «сценариев личности», осуществляемых в определенной мере независимо от внешних условий и актуальных потребностей субъекта. Формирование мотивов-суррогатов связано с объективной, а у психопатических личностей чаще с субъективной невозможностью адекватного опредмечивания потребностей. Их реализация ведет не к удовлетворению потребности, а лишь к временной разрядке напряжения, связанного с этой потребностью. Суггестивные мотивы по отношению к потребностям субъекта носят внешний, заимствованный характер, их содержание может быть прямо противоположным собственным установкам, ценностным ориентациям личности

Мотивы экстремистского поведения весьма многообразны, как и само явление экстремизма. По мнению опрошенных в ходе исследования [35] сотрудников подразделений по противодействию экстремизму различных регионов России, основными порождающими экстремизм мотивами являются: материальный, идеологический, желания преобразования и неудовлетворенности реальной ситуацией, власти над людьми, интереса к новому виду деятельности, товарищеский, самоутверждения, молодежной романтики, героизма, игровой, привлекательности смерти. Мотивация правонарушителей существенно отличается от мотивации законопослушных граждан.

Мотивацию преступного поведения в экстремистских организациях разделяют на личную и групповую [25]. Нахождение в группе способствует возникновению определенных мотивов поведения, постановке новых и уходу от старых целей. При формировании мотивов и целей экстремистской активности в группе, как правило, происходит обмен мнениями, знаниями, опытом, а также взаимное убеждение и внушение, ускоряющее решимость совершить данное преступление.

Характер мотивации поведения каждого члена и всей группы в целом различается по силе и направленности. Сила мотивации зависит от взаимного влияния участников группы, их консолидации. Поскольку экстремистские организации, как правило, стараются поддерживать конспирацию своей деятельности, они вынуждены быть сплоченными, за счет этого достигается усилие мотивированности поведения каждого участника. Члены группы четко распределены по своим ролям: идеолог, руководитель, организатор и исполнители. В группе действуют довольно жесткие правила, требующие от участников безоговорочного подчинения.

Многие ученые при описании мотивации экстремистского поведения [4,25,33,49] делают акцент на том, что, в отличие от обычных групп подростков, совершающих хулиганские действия или акты вандализма, как правило, с целью «поразвлечься», неформальные экстремистские группировки осуществляют свои противоправные действия, базируясь на определенной идеологии, в качестве основного тезиса которой может выступать такой: для преодоления все политических и экономических проблем в стране необходимо создание «чисто национального» государства, так как это, по их представлению, послужит гарантией от любых угроз.

Зубок Ю.А и Чупров В.И. [55] в мотивационной структуре участников молодежных движений выделяют три группы мотивов:

1. экспрессивные, спонтанно возникающие, не связанные с идейной направленностью движений,

2. инструментальные, связанные с идейной направленностью движений,

3. собственно идейные.

По этим трем группам распределяются следующие мотивы: «желание потусоваться», самореализация, идейная близость, романтика, протест, желание поучаствовать в общественной деятельности, борьба с инакомыслием и иноверцами, желание сделать политическую карьеру, борьба за справедливость, стремление объединиться, чтобы почувствовать силу. Авторами было проведено исследование, отражающее степень выраженности описанных групп мотивов у молодежи. Процент мотивов, отнесенных к экспрессивному типу, не связанному с идейной направленностью движений, составил 11,3%; отнесенных ко второму - инструментальному типу, связанному с идейной направленностью движений - 28,1%; относящихся преимущественно к идейной мотивации - 20,4% [20].

Авторами также было установлено, что переход экстремистских настроений в деятельностную форму в молодежной среде связан с обострением внешних факторов и, в первую очередь, с нарушениями социальной справедливости. Отражаясь в мотивационной сфере сознания, обострившиеся условия становятся стимулом, побуждающим к активизации экстремизма. В предметной направленности мотивов доминирует социально-протестный вид экстремизма. Наиболее распространенным способом проявления молодежного экстремизма являются демонстративные акты насилия, будь то нападения на лиц неславянской внешности или захваты зданий, перекрытие магистралей. Соответственно цели экстремистских действий определяются экстремальными особенностями молодежного сознания, т. е. стремлением, как можно громче заявить о себе.

Ввиду недостаточной разработанности проблемы мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению, мы решили провести исследование той части мотивационной сферы личности, которая связана с экстремистским поведением. Нам показался интересным клинический подход к изучению проблемы мотивации экстремистских установок. Использование данного подхода к проблеме изучения мотивации экстремистских установок кажется нам возможным вследствие того, что экстремистское поведения является одной из форм девиантного поведения, которое в том числе является предметом изучения клинической психологии. Еще одной формой девиантного поведения является аддитивное поведение, обладающее следующими признаками [32]:

· постоянные мысли об этом виде деятельности

· неспособность получать удовольствие от остальных сфер жизни

· раздражительность при попытках других людей пресечь это поведение

· чувство тревоги при прекращении этого поведения на время

· уменьшение значимости проблемы, ложь при рассказе о ней

· интенсивные перепады настроения

Некоторые формы экстремистского поведения также обладают большинством из этих признаков. Является возможным существование некоторой формы объекта зависимости у людей, склонных к экстремистскому поведению – это получение удовольствия и нахождение в эйфории вследствие совершения экстремистских действий, а также разрядка негативных эмоций и самостимулирование. Основываясь на гипотетическом сходстве экстремистского поведения и аддитивного поведения, мы решили применить к исследованию мотивов формирования экстремистских установок подход, уже много лет применяемый в клинике лечения аддитивного поведения. Это подход В.Ю. Завьялова, который выделяет 9 типов мотивов потребления алкоголя, объединенных в 3 группы [17]:

1.Социально-психологические мотивы:

- Традиционные, социально-обусловленные, культурально распространенные мотивы

- Субмиссивные мотивы, отражающие подчинение давлению других людей или референтной группы в плане приема алкоголя

- Псевдокультуральный тип мотивов, свидетельствующий о стремлении человека приспособить свой личный опыт к "алкогольным ценностям" социальной микросреды, в которой он функционирует

2. Личностные мотивы:

- Гедонистические мотивы, отражающие стремление получить физическое и психологическое удовлетворение от действия алкоголя, а также опыт переживания алкогольной эйфории

- Атарактические мотивы, связанные с желанием нейтрализовать негативные эмоциональные переживания - напряжение, тревогу, страх с помощью алкоголя

- Мотивы гиперактивации поведения (стимулирующий, растормаживающий эффект) и насыщения сенсориума с помощью выпивки, отражающие стремление выйти из состояния скуки, психологической "пустоты", душевного бездействия, либо желание усилить эффективность своего поведения

3. Патологические мотивы:

- "Похмельная" мотивация - стремление с помощью алкоголя снять абстинентные явления, дискомфорт, связанный с отсутствием алкоголя, улучшить самочувствие

- Аддитивные мотивы, отражающие фиксацию в сознании истинного влечения к алкоголю, "жажду" алкоголя

- Мотивы самоповреждений - стремление пить назло себе и другим в качестве протеста, из-за потери, якобы, перспективы в будущем для себя, утраты смысла жизни

При применении этой классификации мотивов к проблеме экстремистского поведения нам пришлось отбросить «похмельные» мотивы (ввиду отсутствия абстинентного синдрома) и традиционные мотивы (ввиду наличия сложностей выделения культуральных мотивов экстремистского поведения в современном обществе), которые были заменены нами на мотив завязывания знакомств, который, очевидно, может быть одним из мотивов экстремистского поведения. Т.О. нами было получено 8 типов мотивов, разделенных на 3 группы:

1.Социально-психологические:

- Завязывание знакомств – стремление человека расширить круг своего общения, завести новых друзей и знакомых

- Подчинение группе - подчинение давлению других людей или референтной группы в плане осуществления экстремистских действий

- Псевдокультуральный – подчинение индивидуального опыта ценностям референтной группы

2.Собственно психологические:

- Гедонистический - стремление получить физическое и психологическое удовлетворение от осуществления экстремистских действий, опыт переживания эйфории при этом

- Атарактический – связан с желанием нейтрализовать негативные эмоциональные переживания - напряжение, тревогу, страх с помощью экстремистских действий

- Гиперактивационный - (стимулирующий, растормаживающий эффект) и насыщения сенсориума с помощью экстремистских действий, отражающий стремление выйти из состояния скуки, психологической "пустоты", душевного бездействия, либо желание усилить эффективность своего поведения

3.Патологические:

- Аддитивный - отражающие фиксацию в сознании истинного влечения к осуществлению экстремистских действий, "жажду" этих действий

- Саморазрушение - стремление осуществлять экстремистские действия назло себе и другим в качестве протеста, из-за потери, якобы, перспективы в будущем для себя, утраты смысла жизни


4. Исследование части мотивационной структуры, связанной с экстремистским поведением

В соответствии со структурой, изложенной выше в параграфе 3.3, нами был переработан опросник МПА Завьялова В.Ю. в целях изучения особенностей мотивации экстремистского поведения. Опросник В.Ю, Завьялова [17] направлен на исследование мотивации потребления алкоголя и включает в себя 45 вопросов. По результатам опросника выявляется 3 группы шкал, каждая из которых имеет по 3 субшкалы: первая триада - социально-психологические мотивы (традиционные, субмиссивные, псевдокультуральные); вторая триада - личностные мотивы (гедонистические, атарактические, гиперактивационные); третья триада - патологические мотивы, в форме болезненного влечения к алкоголю (абстинентные, аддиктивные, самоповреждение). Общий балл, набранный по всем 9-ти шкалам, свидетельствует о выраженности общей мотивации потребления алкоголя.

Наша модификация вышеописанного опросника состоит из 40 вопросов, разделенных на 8 шкал, каждая из которых соответствует определенному мотиву и включает в себя 5 вопросов. Наш опросник представлен в Приложении А. Этот опросник направлен на выявление уровня общей мотивации экстремистского поведения, а также на определение преобладания в поведении того или иного мотива.

В исследовании приняли участие 171 человек (87 мужчин и 84 женщины) от 16 до 46 лет. Все испытуемые были разделены на 3 группы, приблизительно равные по количеству и основным демографическим показателям (пол, возраст): группа людей, склонных к экстремистскому поведению (критериями здесь служила самоидентификация человека как принадлежащего к соответствующей группе и наличие в опыте человека агрессивных действий, по идейным соображениям направленных против религиозных или национальных меньшинств), группа людей, не склонных к экстремистскому поведению (в данную группу включалась максимально репрезентативная выборка) и группа людей, не склонных к экстремистскому поведению и описывающих восприятие мотивационной сферы человека, склонного к экстремистскому поведению (в эту группу также включалась максимально репрезентативная выборка - им был дан опросник, с несколько измененной инструкцией (Приложение Б)). Данная группа была выделена нами для решения одной из задач исследования, а именно для исследования социальных представлений о мотивах экстремистских установок., которое мы считаем очень важным, т.к. именно особенности восприятия мотивации экстремистского поведения могут влиять на его формирование и способствовать его становлению.

Обработка результатов. Полученные нами данные были проверены на значимость различий при помощи критерия Манн-Уитни, обработаны при помощи рангового коэффициента корреляции Спирмена, и на основе полученных данных нами были разработаны нормы для суммы баллов по всем шкалам опросника. Обработка результатов производилась в несколько этапов:

1. Был проведен анализ значимости различий в степени выраженности всех групп мотивов и общей мотивационной напряженности между группами людей, склонных к экстремистскому поведению и не склонных, а также между группой людей, склонных к экстремистскому поведению, и группой людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению.

2. Был проведен анализ возрастных и половых различий в степени выраженности всех групп мотивов и общей мотивационной напряженности внутри групп людей, склонных к экстремистскому поведению и людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению.

3. Был проведен корреляционный анализ данных, отражающих степень выраженности всех групп мотивов и общей мотивационной напряженности, полученных при исследовании всех 3 групп испытуемых.

4. Была проведена процедура нормирования результатов методики по шкале выраженности общей мотивации экстремистского поведения.

Описание результатов

Таблица 2

Результаты сравнения групп людей, склонных (экстремисты) и не склонных к экстремистскому поведению (норма), по U-критерию Манна-Уитни

Ср.арифм

Ср.арифм

Уровень значимости

Экстремисты

Норма

U

Z

Р

Знакомства

6,15

2,79

810

4,31

0,00001646

***

Подчинения группе

3,30

3,57

1448

0,39

0,69676757

Псевдокультуральные

13,07

4,11

290

7,37

0,00000000

***

Гедонистические

6,56

2,29

610

5,46

0,00000005

***

Атарактические

4,54

3,57

1254

1,57

0,11700234

Гиперактивационные

4,74

2,79

926

3,58

0,00034957

***

Аддитивные

6,96

3,79

922

3,58

0,00034757

***

Саморазрушения

3,98

3,29

1319

1,17

0,24211706

Социальные

22,52

10,46

552

5,75

0,00000001

***

Психологические

20,20

8,64

577

5,60

0,00000002

***

Патологические

10,94

7,07

912

3,60

0,00031813

***

Мотивационная напряженность

53,67

26,18

594

5,50

0,00000004

***

Нами были обнаружены значимые (p<0,001) различия между группами людей, склонных и не склонных к экстремистскому поведению, в степени выраженности следующих мотивов: у группы людей, склонных к экстремистскому поведению, более выражены мотивы завязывания знакомств, псевдокультуральный, гедонистический, гиперактивационный и аддитивный мотивы; более выражены социально-психологические и личностные мотивы; в целом, выше общая напряженность мотивационной сферы.

Таблица 3

Результаты сравнения групп людей, склонных к экстремистскому поведению (экстремисты), и людей, описывающих восприятие мотивации экстремистского поведения (перцепция) по U-критерию Манна-Уитни

Ср.арифм

Ср.арифм

Уровень значимости

Экстремисты

Перцепция

U

Z

Р

Знакомства

6,15

6,26

1622

-0,14

0,88812578

Подчинения группе

3,30

8,26

487

-6,52

0,00000000

***

Псевдокультуральные

13,07

8,74

548

6,21

0,00000000

***

Гедонистические

6,56

9,05

1088

-3,14

0,00166950

**

Атарактические

4,54

8,46

728

-5,17

0,00000024

***

Гиперактивационные

4,74

9,16

572

-6,05

0,00000000

***

Аддитивные

6,96

8,34

1302

-1,95

0,05078220

Саморазрушения

3,98

7,36

703

-5,34

0,00000010

***

Социальные

22,52

23,26

1523

-0,70

0,48660755

Психологические

20,20

26,67

989

-3,69

0,00022397

***

Патологические

10,94

15,70

657,5

-5,56

0,00000003

***

Мотивационная напряженность

53,67

65,64

964

-3,83

0,00012871

***

Нами были обнаружены значимые (p<0,001) различия между группой людей, склонных к экстремистскому поведению, и группой людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению, в степени выраженности следующих мотивов: преувеличивается выраженность таких мотивов как подчинение группе, гедонистический, атарактический, саморазрушения; психологических и патологических мотивов; общая мотивационная напряженность и преуменьшается выраженность псевдокультуральных мотивов.

Полученные нами результаты представлены на рисунках 1,2,3,4.

Рис.1 Степень выраженности различных мотивов у людей, склонных к экстремистскому поведению (экстремисты), и группой людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению (перцепция)

Рис.2 Степень выраженности различных групп мотивов у людей, склонных к экстремистскому поведению (экстремисты), и у людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению (перцепция)

Рис.3 Степень выраженности различных мотивов у групп людей, склонных (экстремисты) и не склонных к экстремистскому поведению (норма)

Рис.4 Степень выраженности различных групп мотивов у групп людей, склонных (экстремисты) и не склонных к экстремистскому поведению (норма)

II. Значимых возрастных различий в степени выраженности всех групп мотивов и общей мотивационной напряженности в обеих группах испытуемых (группа людей, склонных к экстремистскому поведению, и группа людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению) не обнаружено.

Таблица 4

Половые различия в степени выраженности различных мотивов в группе людей, склонных к экстремистскому поведению

Ср.арифм

Ср.арифм

Уровень значимости

М

Ж

U

Z

Р

Псевдокультуральные

9,55

7,68

200

2,36

0,01818042

*

Нами были обнаружены половые различия внутри группы экстремистов – у мужчин оказался значимо более выражен псевдокультуральный мотив.

Таблица 5

Половые различия в степени выраженности различных мотивов в группе людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению

Ср.арифм

Ср.арифм

Уровень значимости

М

Ж

U

Z

Р

Гедонистические

8,25

10,2

294,5

-2,28036

0,022593

*

Саморазрушения

6,52

25,56

316

-1,96507

0,049415

*

Патологические

14,13

69,36

303,5

-2,14838

0,031691

*

Также были обнаружены половые различия в восприятии мотивационной сферы экстремистов: женщины, участвовавшие в опросе, придают большее значение в поведении экстремиста гедонистическому мотиву и мотиву саморазрушения

III. Результаты корреляционного анализа:


Номера мотивов, обозначенные кругами:

1.Завязывание знакомств

2.Подчинение группе

3.Псевдокультуральный

4.Гедонистический

5.Атарактический

6.Гиперактивационный

7.Аддиктивный

8.Саморазрушение

Таблица 6

Матрица интеркорреляций (ранговый коэффициент корреляции Спирмена) в группе людей, склонных к экстремистскому поведению

Экстремисты (n=54)

Возраст

Знакомства

Подчинения группе

Псевдокультуральные

Гедонистические

Атарактические

Гиперактивные

Аддитивные

Саморазрушения

Социальные

Психологические

Патологические

Мотивационная напряженность

Возраст

1,00

-0,08

-0,16

-0,19

-0,14

-0,04

0,03

-0,33

-0,02

-0,16

-0,13

-0,30

-0,19

Знакомства

-0,08

1,00

0,60

0,35

0,52

0,35

0,69

0,18

-0,04

0,94

0,64

0,09

0,79

Подчинения группе

-0,16

0,60

1,00

0,17

0,39

0,49

0,52

0,22

0,16

0,66

0,60

0,34

0,67

Псевдокультуральные

-0,19

0,35

0,17

1,00

0,12

-0,32

0,08

0,18

-0,33

0,53

0,04

-0,15

0,20

Гедонистические

-0,14

0,52

0,39

0,12

1,00

0,51

0,71

0,43

0,26

0,50

0,90

0,37

0,84

Атарактические

-0,04

0,35

0,49

-0,32

0,51

1,00

0,50

0,40

0,44

0,24

0,76

0,66

0,65

Гиперактивационные

0,03

0,69

0,52

0,08

0,71

0,50

1,00

0,29

0,16

0,64

0,79

0,28

0,82

Аддитивные

-0,33

0,18

0,22

0,18

0,43

0,40

0,29

1,00

-0,12

0,28

0,41

0,66

0,50

Саморазрушения

-0,02

-0,04

0,16

-0,33

0,26

0,44

0,16

-0,12

1,00

-0,18

0,40

0,59

0,26

Социальные

-0,16

0,94

0,66

0,53

0,50

0,24

0,64

0,28

-0,18

1,00

0,57

0,04

0,77

Психологические

-0,13

0,64

0,60

0,04

0,90

0,76

0,79

0,41

0,40

0,57

1,00

0,55

0,94

Патологические

-0,30

0,09

0,34

-0,15

0,37

0,66

0,28

0,66

0,59

0,04

0,55

1,00

0,52

Мотивационная напряженность

-0,19

0,79

0,67

0,20

0,84

0,65

0,82

0,50

0,26

0,77

0,94

0,52

1,00

0,27

- корреляции на уровне значимости p<0,05

0,35

- корреляции на уровне значимости p<0,01

0,44

- корреляции на уровне значимости p<0,001

Положительно коррелируют друг с другом внутри своей группы мотивы социальные, а также мотивы психологические. Психологические мотивы положительно коррелируют с мотивом подчинения группе, а также с аддитивным мотивом, который, на разном уровне значимости, коррелирует со всеми 3 группами мотивов. Отрицательно коррелирует псевдокультуральный мотив с атарактическим и мотивом саморазрушения, Параметр возраста отрицательно коррелирует с выраженностью группы патологических мотивов и аддитивного мотива в частности. Общая мотивационная напряженность положительно коррелирует со всеми параметрами, кроме мотива саморазрушения и псевдокультурального мотива. Данные результаты представлены на рисунке 5.

Рис.5 Связи внутри мотивационной сферы в группе людей, склонных к экстремистскому поведению

Основные коэффициенты, определяющие степень организованности системы – индекс конвергентности системы (ИКС) – сумма весов положительных связей внутри системы; индекс дивергентности системы (ИДС) – сумма отрицательных связей внутри системы; индекс организованности системы (ИОС) – ИКС – ИДС. Связям внутри коррелограммы присваиваются следующие веса: положительной связи на уровне значимости 0,001 присваивается вес 3, положительной связи на уровне значимости 0,01 присваивается вес 2, положительной связи на уровне значимости 0,05 присваивается вес 1, отрицательной связи на уровне значимости 0,001 присваивается вес -3, отрицательной связи на уровне значимости 0,01 присваивается вес -2, отрицательной связи на уровне значимости 0,05 присваивается вес -1. Для данной коррелограммы значение этих индексов таково:

ИКС=40, ИДС=2, ИОС=38

Таблица 7

Матрица интеркорреляций (ранговый коэффициент корреляции Спирмена) в группе людей, не склонных к экстремистскому поведению

Норма (n=56)

Возраст

Знакомства

Подчинения группе

Псевдокультуральные

Гедонистические

Атарактические

Гиперактивные

Аддитивные

Саморазрушения

Социальные

Психологические

Патологические

Мотивационная напряженность

Возраст

1,00

-0,22

-0,14

-0,34

-0,11

-0,05

0,05

-0,07

-0,19

-0,25

-0,09

-0,11

-0,21

Знакомства

-0,22

1,00

0,69

0,48

0,65

0,74

0,65

0,64

0,57

0,80

0,79

0,63

0,79

Подчинения группе

-0,14

0,69

1,00

0,59

0,78

0,66

0,77

0,90

0,82

0,91

0,83

0,92

0,92

Псевдокультуральные

-0,34

0,48

0,59

1,00

0,65

0,47

0,66

0,71

0,49

0,80

0,68

0,69

0,75

Гедонистические

-0,11

0,65

0,78

0,65

1,00

0,71

0,86

0,81

0,51

0,80

0,90

0,80

0,87

Атарактические

-0,05

0,74

0,66

0,47

0,71

1,00

0,79

0,63

0,54

0,71

0,91

0,66

0,82

Гиперактивационные

0,05

0,65

0,77

0,66

0,86

0,79

1,00

0,81

0,54

0,79

0,92

0,79

0,86

Аддитивные

-0,07

0,64

0,90

0,71

0,81

0,63

0,81

1,00

0,72

0,89

0,82

0,95

0,92

Саморазрушения

-0,19

0,57

0,82

0,49

0,51

0,54

0,54

0,72

1,00

0,80

0,68

0,86

0,78

Социальные

-0,25

0,80

0,91

0,80

0,80

0,71

0,79

0,89

0,80

1,00

0,89

0,91

0,97

Психологические

-0,09

0,79

0,83

0,68

0,90

0,91

0,92

0,82

0,68

0,89

1,00

0,84

0,95

Патологические

-0,11

0,63

0,92

0,69

0,80

0,66

0,79

0,95

0,86

0,91

0,84

1,00

0,94

Мотивационная напряженность

-0,21

0,79

0,92

0,75

0,87

0,82

0,86

0,92

0,78

0,97

0,95

0,94

1,00

0,26

- корреляции на уровне значимости p<0,05

0,34

- корреляции на уровне значимости p<0,01

0,43

- корреляции на уровне значимости p<0,001

Все мотивы положительно коррелируют со всеми мотивами и общей мотивационной напряженностью (p<0,001). Отрицательно коррелирует параметр возраста с выраженностью псевдокультурального мотива. Данные результаты представлены на рисунке 6.

Рис.6 Связи внутри мотивационной сферы в группе людей, не склонных к экстремистскому поведению

Для данной коррелограммы значение индексов организованности системы таково:

ИКС=84, ИДС=0, ИОС=84

Таблица 8

Матрица интеркорреляций (ранговый коэффициент корреляции Спирмена) в группе людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению

Перцепция (n=61)

Возраст

Знакомства

Подчинения группе

Псевдокультуральные

Гедонистические

Атарактические

Гиперактивные

Аддитивные

Саморазрушения

Социальные

Психологические

Патологические

Мотивационная напряженность

Возраст

1,00

0,02

0,14

0,13

-0,12

0,19

0,15

0,11

0,08

0,10

0,08

0,06

0,14

Знакомства

0,02

1,00

0,33

-0,13

0,54

0,56

0,48

0,43

0,01

0,68

0,61

0,20

0,76

Подчинения группе

0,14

0,33

1,00

0,06

0,16

0,37

0,47

0,42

0,23

0,70

0,41

0,33

0,66

Псевдокультуральные

0,13

-0,13

0,06

1,00

-0,34

-0,25

-0,43

-0,08

0,00

0,44

-0,38

-0,02

-0,05

Гедонистические

-0,12

0,54

0,16

-0,34

1,00

0,50

0,53

0,47

-0,01

0,21

0,77

0,24

0,60

Атарактические

0,19

0,56

0,37

-0,25

0,50

1,00

0,69

0,25

-0,04

0,35

0,87

0,11

0,65

Гиперактивационные

0,15

0,48

0,47

-0,43

0,53

0,69

1,00

0,51

0,18

0,24

0,88

0,39

0,71

Аддитивные

0,11

0,43

0,42

-0,08

0,47

0,25

0,51

1,00

0,26

0,38

0,45

0,70

0,69

Саморазрушения

0,08

0,01

0,23

0,00

-0,01

-0,04

0,18

0,26

1,00

0,10

0,07

0,81

0,30

Социальные

0,10

0,68

0,70

0,44

0,21

0,35

0,24

0,38

0,10

1,00

0,32

0,23

0,74

Психологические

0,08

0,61

0,41

-0,38

0,77

0,87

0,88

0,45

0,07

0,32

1,00

0,29

0,77

Патологические

0,06

0,20

0,33

-0,02

0,24

0,11

0,39

0,70

0,81

0,23

0,29

1,00

0,55

Мотивационная напряженность

0,14

0,76

0,66

-0,05

0,60

0,65

0,71

0,69

0,30

0,74

0,77

0,55

1,00

0,25

- корреляции на уровне значимости p<0,05

0,33

- корреляции на уровне значимости p<0,01

0,41

- корреляции на уровне значимости p<0,001

Корреляционные связи внутри группы людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению, многочисленны и обладают высокой значимостью (большинство находится на уровне значимости p<0,001 и p<0,01). Мотивы завязывания знакомств и подчинения группе положительно коррелируют со всеми психологическими мотивами и с аддитивным мотивом. Положительно коррелируют друг с другом все психологические мотивы, а также с аддитивным мотивом. Практически все мотивы (кроме псевдокультуральных) положительно коррелируют с общей мотивационной напряженностью. Также более сцеплены в восприятии людей оказываются патологические мотивы – они положительно коррелируют друг с другом и с общей мотивационной напряженностью. Отрицательно коррелируют псевдокультуральный мотив и вся группа собственно психологических мотивов. Данные результаты представлены на рисунке 7.

Рис.7 Связи внутри мотивационной сферы в группе людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению

Для данной коррелограммы значение индексов организованности системы таково:

ИКС=39, ИДС=6, ИОС=33

IV. Нормирование результатов

Норма представляет собой количественную меру оценки результата тестирования, определяющую степень выраженности психологического свойства как объекта измерения и показывающую, какое место занимает данный индивид в эталонной группе людей с определенными признаками.

Перед процедурой нормирования была проведена проверка нормальности распределения результатов как по всем шкалам по отдельности, так и по сумме баллов, набранных по всем шкалам (общая мотивационная напряженность). Результаты представлены на рисунке 8.

Рис.8 Распределение баллов по шкале «общая мотивационная напряженность»

К сожалению, нормальным оказалось лишь распределение баллов по шкале, измеряющей общую мотивацию экстремистского поведения – в остальных случаях распределение значимо отклонялось от нормального (скорее всего, вследствие наличия в шкале опросника нулевой оценки, следовательно, для проведения полноценного нормирования результатов методики необходимо изменение оценочной шкалы).

Далее все баллы были проранжированы и разбиты на 5 интервалов, соответствующие интервалам нормального распределения (2,5 %, 15%, 75%, 15%, 2,5% баллов). Нами были получены следующие границы интервалов по баллам:

0 баллов – низкий уровень мотивации

1-21 балл – уровень мотивации ниже среднего

22-65 – средний уровень мотивации

66-88 – уровень мотивации выше среднего

более 89 баллов – высокий уровень мотивации

Интерпретация результатов.

I.а) Нами были обнаружены значимые (p<0,001) различия между группами людей, склонных и не склонных к экстремистскому поведению, в степени выраженности следующих мотивов: у группы людей, склонных к экстремистскому поведению, более чем у людей, не склонных к экстремистскому поведению, выражены мотивы завязывания знакомств, псевдокультуральный, гедонистический, гиперактивационный и аддитивный мотивы; более выражены социально-психологические и личностные мотивы; в целом, выше общая напряженность мотивационной сферы. На основании этих результатов можно говорить о том, что именно эти мотивы преимущественно лежат в основе формирования экстремистского поведения и могут являться специфическими для осуществления экстремистского поведения. Бóльшая выраженность псевдокультурального мотива может быть объяснена тем, что именно наличие этого мотива отличает экстремистские действия от просто агрессивных. Бóльшая выраженность гедонистического, гиперактивационного и аддитивного мотивов может быть объяснена их объединением в общий патологический комплекс, способствующий трансформации экстремистского поведения в аддитивное, что является подтверждением нашей гипотезы о некотором сходстве экстремистского и зависимого поведения. Интересным является тот факт, что патологически мотивы в среднем оказались менее выраженными у людей, склонных к экстремистскому поведению, чем другие группы мотивов, что может быть связано как с некорректным выделением и описанием группы патологических мотивов, так и с тем, что экстремистское поведение может не быть патологическим по своей природе. При этом нет значимых различий между группами людей, склонных и не склонных к экстремистскому поведению в степени выраженности мотива саморазрушения, что может быть опровержением распространенного мнения об экстремисте как о личности аутоагрессивной. С другой стороны, феномен аутоагрессии может быть по-разному встроен в структуру личности экстремиста (например, Р.Гарифуллин [12] описывает террористов-экзистенциалов и террористов-суицидников, и обеим группам присущ этот феномен) и иметь разные проявления, что может вносить дополнительные искажения в результаты нашего исследования. В итоге полученные результаты приводят нас к выводу: выделение общих мотивов формирования экстремистского поведения представляется довольно сложной задачей вследствие большого разнообразия типологий личностей экстремистов. В дальнейшем при проведении подобных исследований нам кажется целесообразным разделение выборки в соответствии с типами личности экстремистов.

б) Нами были обнаружены значимые (p<0,001) различия между группой людей, склонных к экстремистскому поведению, и группой людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению, в степени выраженности следующих мотивов: в восприятии экстремистских установок преувеличивается выраженность таких мотивов как подчинение группе, гедонистический, атарактический, саморазрушения; психологических и патологических мотивов; общая мотивационная напряженность и преуменьшается выраженность псевдокультуральных мотивов. В данном случае становится очевидной ошибочность восприятия мотивации экстремистской деятельности (практически все пункты рассогласованы с полученными нами выше результатами). Во-первых, преувеличивается общая мотивационная напряженность экстремистов. Во-вторых, как показал результат нашего исследования, мотивы подчинения группе, саморазрушения и атарактический мотив не являются специфическими для формирования экстремистских установок (см. п. «а»), но воспринимаются они при этом как достаточно выраженные у экстремистов. В-третьих, преуменьшение псевдокультуральных мотивов может быть связано с преуменьшением значимости установок типа «чистота крови» в сознании экстремиста, т.е. это не воспринимается как действительно серьезный мотив экстремистской деятельности, скорее как ширма, прикрывающая, например, патологические мотивы.

II. Возрастных различий ни в группе людей, склонных к экстремистскому поведению, ни в группе людей, оценивающих восприятие мотивационной сферы людей, склонных к экстремистскому поведению не обнаружено. Для нас это является удивительным, однако, это может быть объяснено малой численностью выборки и малой представленностью в ней различных возрастных групп (в нашем исследовании в виду этих причин сравнивались 2 группы – группа людей в возрасте до 23 лет и группа людей в возрасте после 23 лет).

Были обнаружены половые различия внутри группы экстремистов – у мужчин значимо более чем у женщин оказался выражен псевдокультуральный мотив. Это может быть объяснено следующим образом: во-первых, разделение соответствующих ценностей является необходимым условием для получения авторитета внутри социальной группы (группы людей, склонных к экстремистскому поведению), во-вторых, для женщин социальная стабильность и групповое единение представляют бóльшую ценность, вследствие чего они стараются сохранить гармонию в группе и добрые чувства ее членов друг к другу, молчаливо принимают ценности группы, но не разделяя их сознательно [1].

Также были обнаружены половые различия в восприятии мотивационной сферы экстремистов: женщины, участвовавшие в опросе, придают большее чем мужчины значение в поведении экстремиста гедонистическому мотиву и мотиву саморазрушения.

III.а) Организованность системы мотивов у экстремистов примерно соответствует оценке их восприятия (ИОС=38 и ИОС=33 соответственно), но при этом сильно отличается от организованности системы мотивов у людей, не склонных к экстремистскому поведению (ИОС=84))– у экстремистов она гораздо меньше. Это можно объяснить тем, что, скорее всего, существует зависимость между степенью организованности системы мотивов и степенью адаптации – чем выше организованность, тем более социально адаптированным оказывается человек. И, если рассматривать экстремистское поведение как девиантное, дезадаптивное, то данное различие является вполне логичным.

б) Как можно увидеть на коррелограмме, корреляционные связи внутри группы людей, склонных к экстремистскому поведению, многочисленны и обладают высокой значимостью (большинство находится на уровне значимости p<0,001 и p<0,01). Это говорит о том, что многие мотивы взаимосвязаны между собой. В частности, друг с другом внутри своей группы положительно коррелируют все собственно психологические мотивы, что может говорить об их общей природе, их тесной связи с эмоциональным состоянием человека. Психологические мотивы также положительно коррелируют с аддитивным мотивом. Это может объясняться очень тесной связью описанных нами собственно психологических мотивов и навязчивым влечением (аддитивный мотив), ведь получение удовольствия и нахождение в эйфории, разрядка негативных эмоций и стимулирование могут лежать в основе формирования и закрепления этого навязчивого влечения.

Отрицательно коррелирует псевдокультуральный мотив с атарактическим и мотивом саморазрушения, что могло бы быть следствием того, что у экстремистов эти мотивы не более выражены, чем в группе обычных людей. Основываясь, на информации, полученной из литературных источников, псевдокультуральный мотив (разделение человеком ценностей референтной группы таких как чистота крови, расы и т.д. …) является основным признаком, отличающим экстремистские действия от просто агрессивных. Тем не менее, в нашем исследовании этот мотив не коррелирует с общей мотивационной напряженностью, группами мотивов и отдельными мотивами. Видимо, это объясняется тем, что по своей природе он не является мотивом деятельности, а имеет какую-то другую сущность - это может быть ценность или установка (хотя большинство респондентов, комментируя опрос, утверждают, что именно этот мотив является ведущим в их деятельности; он также более выражен в группе людей, склонных к экстремистскому поведению). Мы считаем, что именно этот феномен – расхождение истинных мотивов экстремистского поведения с декларируемым мотивом – является центральным результатом нашей работы. Благодаря нему пропадает необходимость разделения экстремистов на группы при дальнейших исследованиях, т.к. он, наряду с декларируемыми ценностями («чистота крови», обособленность отдельных рас, интолерантность к «чужим» культурам), объединяет все группы экстремистов.

Интересным также является то, что параметр возраста отрицательно коррелирует с выраженностью группы патологических мотивов и аддитивного мотива в частности – видимо, эти мотивы больше присущи людям младшего возраста.

в) Коррелограмма людей, не склонных к экстремистскому поведению (группа «Норма») в большей степени отличается от других коррелограмм: у людей не склонных к экстремистскому поведению, все мотивы коррелируют со всеми мотивами и общей мотивационной напряженностью (p<0,001). Как мы уже писали выше, это обусловлено тем, что данные люди более адаптированы в социуме – в их поведении отсутствует такая девиантная составляющая как экстремизм, и это находит отражение в организованности мотивационной сферы – эта система у них обладает большей организованностью (больше внутрисистемных связей). Также была обнаружена отрицательная корреляция между возрастом и псевдокультуральным мотивом, что может объясняться сглаживанием с возрастом различных радикальных установок и ценностей (т.е. в норме такие установки могут быть представлены у подростка, однако с возрастом они постепенно пропадают).

Выводы по результатам эмпирического исследования :

1. Декларируемый мотив поведения, включающий в себя разделение и принятие экстремистских установок, не связан с исследуемой мотивационной структурой.

2. Существуют значимые различия в степени выраженности следующих мотивов у экстремистов и людей, не склонных к экстремистскому поведению: у экстремистов больше выражены общая мотивационная напряженность, а также мотив завязывания знакомств, псевдокультуральный, гедонистический, гиперактивационный, аддитивный мотивы, которые, вероятно, являются специфичными мотивами экстремистского поведения.

3. Восприятие мотивации экстремиста отличается от реальной мотивации: в сознании людей преувеличивается значение мотива подчинения группе, гедонистического, атарактического мотивов и мотива саморазрушения, а также общая мотивационная напряженность; преуменьшается значение псевдокультурального мотива.

4. Существуют половые различия в выраженности псевдокультурального мотива экстремистской деятельности – у мужчин он более представлен.

5. Мотивационная сфера экстремиста является более дезорганизованной, чем у обычного человека, что выражается в меньшем количестве внутрисистемных связей.

6. Существует отрицательная корреляция между возрастом и выраженностью аддитивного мотива.

Заключение

В данной дипломной работе было проведено обобщение теоретических воззрений на проблему мотивации экстремистского поведения, были выделены и описаны гипотетические мотивы экстремистского поведения, были разработаны тестовые материалы для изучения части мотивационной структуры, связанной с экстремистским поведением, благодаря использованию которых в исследовании были описаны специфические мотивы экстремистского поведения, половые и возрастные различия в мотивационной структуре, связанной с экстремистским поведением, а также были описаны социальные представления о части мотивационной структуры, связанной с экстремистским поведением.

Нами были получены результаты, свидетельствующие о рассогласовании между декларируемыми и истинными мотивами экстремистского поведения, о специфических для экстремистской деятельности мотивах (мотив завязывания знакомств, псевдокультуральный, гедонистический, гиперактивационный, аддитивный), о половых различиях в части мотивационной структуры, связанной с экстремистским поведением, а также о ее дезорганизованности, о снижении выраженности аддитивного мотива в соответствии с возрастом. Данные результаты могут быть использованы при составлении программ по профилактике экстремистского поведения, а также при проведении коррекционных мероприятий.

Мы считаем, что существуют определенные перспективы для исследования данной области психологии экстремистского поведения: проверка гипотезы о расхождении декларируемых и истинных мотивов экстремистского поведения, расширение спектра изучаемых мотивов экстремистского поведения в направлении социальной психологии и психологии девиантного поведения, описание мотивационной сферы различных типов экстремистов.

Список использованной литературы

1. Андреева, Г.М. Социальная психология: Учеб. пособие / Г.М. Андреева. 3-е изд. М.: Наука, 1994.

2. Андреева, Г.М. Зарубежная социальная психология 20 столетия / Г.М. Андреева, Н.Н. Богомолова, Л.А. Петровская. М., 2001.

3. Антонян, Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование / Ю.М. Антонян. М.: Щит-М, 1998.

4. Антонян, Ю.М.. Психология преступления и наказания: Терминологический словарь. / Ю.М. Антонян, М.И. Еникеев,В.Е. Эминов. М.: Пенатес-пенаты. 2008.

5. Анцупов, А.Я. Конфликтология: Учеб. пособие для вузов / А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов. СПб.: Питер, 2007.

6. Арутюнов, Л.С. Профилактика асоциальных проявлений этнического характера в молодежной среде // Вопросы ювенальной юстиции. 2007. № 5.

7. Бардиер, Г.Л. Социальная психология толерантности: автореф. дис. д-ра пс. наук: 19.00.05 / Л.Г. Бардиер. Санкт-Петербург, 2007

8. Бартол, К. Психология криминального поведения / К. Бартол. М.: Олма-пресс. 2008.

9. Берковец, Л. Агрессия: причины, последствия, контроль. / Л.Берковец. М., Олма-пресс. 2009.

10. Вассерман, Л.И. Психологическая методика «Подростки о родителях» и ее практическое применение / Л.И. Вассерман, И.А. Горьковая, Е.Е. Малкова. М.: Фолиум, 1994.

11. Володина Н.В. Особенности экстремизма на религиозной почве // Безопасность Евразии. 2007. №3.

12. Гарифуллин, Р. Психология терроризма // Информационный ресурсный центр «Пси-фактор» http://psyfactor.org. 2010. 1 веб-страница. URL: http://psyfactor.org/lib/terror21.htm.

13. Гиппенрейтер, Ю.Б. Психология мотивации и эмоций: Учеб. пособие / Ю.Б.Гиппенрейтер. М.:АСТ, 2009

14. Декларация принципов толерантности, утверждена резолюцией 5.61 Генеральной конференции ЮНЕСКО в 1995 году // www.tolerance.ru. М, 2004. 1 веб-страница. URL: http://www.tolerance.ru/declar.html.

15. Диагностика эмоционально-нравственного развития: Учеб. пособие / Под ред. И.Б.Дермановой. СПб.: Наука, 2002.

16. Жердева, Н.Н. Толерантность: проблемы осмысления в современной науке / Н.Н. Жердева. Вестник ставропольского государственного университета. 2009. №61

17. Завьялов, В.Ю. Мотивация потребления алкоголя у больных алкоголизмом и у здоровых // Психологический журнал. 1986. № 5.

18. Золотухин, В.М. Две концепции толерантности / В.М. Золотухин. Кемерово: КГТУ, 1999.

19. Золотухин, В.М. Толерантность / В.М.Золотухин. Кемерово: КГТУ, 2001.

20. Зубок, Ю.А. Самоорганизация в проявлениях молодежного экстремизма / Ю.А. Зубок, В.И. Чупров. Социологические исследования, № 1, 2009.

21. Информационный веб-сайт «Новости России» http://palm.newsru.com. 2009. 1 веб-страница. URL: http://palm.newsru.com/russia/17dec2009/mvd.html.

22.Карвасарский, Б.Д. Медицинская психология: Учеб. пособие для ВУЗов / Б.Д.Карвасарский. 2-е изд. СПб.: Питер, 2002.

23. Карпов, А.В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики / А.В. Карпов. Психологический журнал. 2003. №5

24. Красиков, В. И. Экстрим: междисциплинарное философское исследование причин, форм и паттернов экстремистского сознания / В.И. Красиков. М.: Водолей Паблишерз, 2006.

25.Криминальная мотивация / Под ред. Кудрявцева В.Н. М.:Наука, 1986.

26. Кумышева, Р.М. Психология экстремизма / Р.М. Кумышева. Ростов-на-Дону: Северо-Кавказский научный центр высшей школы Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Южный федеральный университет", 2006.

27. Лекторский, В. А. О толерантности, плюрализме и критицизме. // Вопросы философии.1997. N 11

28. Лоренц, К. Агрессия: так называемое зло / К. Лоренц. М.: Наука, 2001

29. Мамедов В.А. Футбольные хулиганы: учебное пособие / В.А. Мамедов, Д.В. Деккерт. Челябинск, 2006

30. Маслоу, А. Мотивация и личность / А.Маслоу. СПб.: Евразия, 1999

31. Межкультурный диалог: тренинг этнокультурной компетентности: Учебно-методическое пособие. М.: Издательство Российского университета дружбы народов, 2003.

32.Мехтиханова, Н.Н. Психология зависимого поведения: Учеб. Пособие / Н.Н. Мехтиханова. М.: Флинта, 2008.

33. Молодежный экстремизм: Учеб. пособие / Под ред. А. А. Козлова. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996.

34. О противодействии экстремистской деятельности: Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. № 148-ФЗ // Собр. Законодательства Рос.Федерации, 2001.

35. Ольшанский, Д.В. Психология террора / Д.В.Ольшанский. Екатеринбург: Деловая книга, 2002.

36. Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности личности: Практикум / Под ред. Г.У. Солдатовой. М.: Центр СМИ МГУ им.М.В. Ломоносова, 2003.

37. Практическая психология для менеджеров: Учеб. пособие / Под ред. М. К. Тутушкиной. М.: Филинъ, 1996.

38. Психологи о терроризме // Психологический журнал. 1995. № 4.

39. Ребер, А.А. Большой толковый психологический словарь: в 2 т. / А.А.Ребер. М.: АСТ, 2003.

40. Решетников, М.М. Психическая травма: Монография / М.М.Решетников. СПб: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2006.

41. Роджерс, К. Взгляд на психотерапию. Становление человека / К. Роджерс. М.: "Прогресс", 1994

42. Семашко, М. А. Развитие термина «толерантность» в гуманитарных науках // Электронный научно-педагогический журнал: http://www.emissia.org. Спб.,2007. 1 веб-страница. URL: http://www.emissia.org/offline/2007/1204.htm.

43. Сериков, А.В. Молодежный экстремизм в современной России: динамика и отражение в общественном мнении у студентов: автореферат к диссертации к-та соц. наук: 22.00.04 / А.В. Сериков, Ростов-на-Дону, 2005.

44. Сериков А.В. Профилактика политического экстремизма молодежи // Социально-гуманитарные знания. 2005. №4.

45. Скворцов, Л.В. Толерантность: иллюзия или средство спасения / Октябрь.1997. №3.

46. Толерантность против ксенофобий/ Под ред. В.И.Мукомеля и Э.А.Паина. М.: Институт социологии РАН, 2005.

47. Узденов, Р.М. Экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы противодействия: автореф. к дис. дис. к-та юр. наук: 12.00.08 / Р.М. Узденов. М., 2008.

48. Урбанович, А. А. Психология управления: Учеб. пособие / А.А. Урбанович. М.: Харвест, 2001.

49. Фридинский, С.Н. Борьба с экстремизмом: уголовно-правовой и криминологический аспекты: дис. к-та юр. наук: 12.00.08 / С.Н. Фридинский. Ростов-на-Дону, 2004.

50. Фридинский, С.Н. Молодежный экстремизм как особо опасная форма проявления экстремистской деятельности // Юридический мир, 2008. № 6.

51.Хекхаузен, Х. Мотивация и деятельность / Х. Хекхаузен. М.:Педагогика, 1986.

52. Целуева, Н.В. Молодежный экстремизм и проблема авторитарной личности в психологии / Библиотека Смоленского гуманитарного ун-та http://library.shu.ru. Смоленск: 2008. 1 веб-страница. URL: http://library.shu.ru/pdf/3/chelueva02.pdf.

53. Целуева, Н.В. Молодежный экстремизм как социально-психологический феномен / Библиотека Смоленского гуманитарного ун-та http://library.shu.ru. Смоленск: 2008. 1 веб-страница. URL: http://library.shu.ru/pdf/3/chelueva01.pdf.

54. Целуева Н.В. Психологические аспекты экстремизма / Материалы международной межвузовской конференции молодых ученых «Психология – наука будущего» 5-7 ноября 2007 года / отв. ред. Журавлев А.Л.; ИП РАН. М., 2007.

55. Чупров В.И. Молодежь в обществе риска / В.И. Чупров, Ю.А. Зубок, К. Уильямс. М.: Юристъ. 2006.

56. Чупров В.И. Политический экстремизм и его профилактика у студенческой молодежи / В.И. Чупров. Ростов-на-Дону: Феникс. 2003.

57. Яхьяев, М.Я. Феномен религиозного фанатизма / М.Я. Яхъяев. Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2006.

58. Terrorism.1987.Vol.10. N1.


Приложение А

Образец методики, использовавшейся для тестирования группы людей, склонных и не склонных к экстремистскому поведению

Здравствуйте. Вы приглашаетесь к участию в исследовании структуры и особенностей различных форм человеческого поведения. Прочитайте нижеприведенные утверждения и на каждое утверждение дайте подходящий ответ из возможных четырех:

А – весьма частая причина или условие

Б – редкая причина, но имеющая место в жизни человека хотя бы несколько раз

В – сомневаюсь относительно данного утверждения

Г – соверщенно не подходит

Как вы считаете, Вы бы совершили (совершали) агрессивные действия в отношении национальных, социальных или религиозных меньшинств, осуществили бы (осуществляли) пропаганду превосходства одной расы над другой, демонстрировали бы (демонстрировали) соответствующие символику, видео- и аудиоматериалы...…

1. Потому, что в этом случае расширяется круг знакомых

2. Потому, что неудобно отказаться от этих действий

3. Для сохранения чистоты крови

4. Для удовольствия

5. Чтобы избавиться от внутреннего напряжения

6. Со скуки, не получается развлекаться без этого

7. Из-за неотступно преследующих мыслей об этом

8. Назло всем окружающим и близким, всем кто воспитывает и ругает за это

9. Для того чтобы встретить новых друзей и подруг

10. Вместе с окружающими, чтобы не испортить отношения отказом

11. Потому, что культурный человек должен быть хранителем своей религиозной или национальной традиции

12. Потому, что нравятся приятные ощущения во время этого

13. Потому, что это уменьшает боязливость, делает смелее

14. Чтобы изменить свое состояние, обострить чувства и интерес к жизни

15. Из-за очень сильного желания

16. Из-за сильного презрения к своей жизни, неуважения себя

17. Потому, что так проще завязать отношения с окружающими

18. Чтобы не подсмеивались окружающие

19. Для обеспечения существования и распространения своей расы и своего народа

20. Для испытания чувства благополучия и счастья

21. Чтобы забыть неприятные события, горе, разочарования

22. Потому, что время летит быстрее и интереснее, а без этого тянется долго и нудно

23. Из-за невозможности перебороть в себе желание, тягу к этому

24. Из-за духа противоречия, нежелания быть примерным и толерантным

25. Для завязывания знакомств – личных и деловых

26. Из-за принуждения компанией или группой знакомых, общение с которыми приятно

27. Потому, что смешение рас – это признак больной и умирающей культуры, такой же как наркомания, детоубийство, инфляция и процентное рабство, присутствие чужих, чужой культуры, несущей материализм, войны, затеянные политиками, гомосексуализм и религия, противоречащая законам природы

28. Потому, что данные действия способствуют приятному времяпрепровождению, общению, развлечениям

29. Для избавления от чувства вины и плохого настроения

30. Потому, что это прибавляет сил и энергии, возбуждает и тонизирует

31. Без всяких поводов и причин, когда на горизонте появляется объект для этих действий

32. Потому, что после этого окружающие считают тебя «пропащим человеком» и «мерзавцем»

33. Потому, что возникает общая тема для знакомства

34. Из-за друзей, которые занимаются этим

35. Из-за симпатии к сопутствующей символике, эстетике и происхождению ритуалов, сопровождающих вышеперечисленные действия

36. Потому, что эти действия способствуют получению физического и психологического удовольствия

37. Потому, что это избавляет от тревоги и беспокойства, нервного напряжения

38. Потому, что во время этого возникает чувство смелости, желание идти на риск, ощущение «настоящей жизни»

39. Автоматически, при виде подходящего объекта

40. Потому, что те, кто это делают, совсем не дорожат своей жизнью


Приложение Б

Образец методики, использовавшейся для тестирования группы людей, оценивающих особенности мотивационной сферы экстремистов

Здравствуйте. Вы приглашаетесь к участию в исследовании структуры и особенностей различных форм человеческого поведения. Прочитайте нижеприведенные утверждения и на каждое утверждение дайте подходящий ответ из возможных четырех:

А – весьма частая причина или условие

Б – редкая причина, но имеющая место в жизни человека хотя бы несколько раз

В – сомневаюсь относительно данного утверждения

Г – соверщенно не подходит

Как вы считаете, агрессивные действия в отношении национальных, социальных или религиозных меньшинств, пропаганда превосходства одной расы над другой, демонстрирование соответствующих символики, видео- и аудиоматериалов, осуществляются каждым отдельным человеком …

1. Потому, что в этом случае расширяется круг знакомых

2. Потому, что неудобно отказаться от этих действий

3. Для сохранения чистоты крови

4. Для удовольствия

5. Чтобы избавиться от внутреннего напряжения

6. Со скуки, не получается развлекаться без этого

7. Из-за неотступно преследующих мыслей об этом

8. Назло всем окружающим и близким, всем кто воспитывает и ругает за это

9. Для того чтобы встретить новых друзей и подруг

10. Вместе с окружающими, чтобы не испортить отношения отказом

11. Потому, что культурный человек должен быть хранителем своей религиозной или национальной традиции

12. Потому, что нравятся приятные ощущения во время этого

13. Потому, что это уменьшает боязливость, делает смелее

14. Чтобы изменить свое состояние, обострить чувства и интерес к жизни

15. Из-за очень сильного желания

16. Из-за сильного презрения к своей жизни, неуважения себя

17. Потому, что так проще завязать отношения с окружающими

18. Чтобы не подсмеивались окружающие

19. Для обеспечения существования и распространения своей расы и своего народа

20. Для испытания чувства благополучия и счастья

21. Чтобы забыть неприятные события, горе, разочарования

22. Потому, время летит быстрее и интереснее, а без этого тянется долго и нудно

23. Из-за невозможности перебороть в себе желание, тягу к этому

24. Из-за духа противоречия, нежелания быть примерным и толерантным

25. Для завязывания знакомств – личных и деловых

26. Из-за принуждения компанией или группой знакомых, общение с которыми приятно

27. Потому, что смешение рас – это признак больной и умирающей культуры, такой же как наркомания, детоубийство, инфляция и процентное рабство, присутствие чужих, чужой культуры, несущей материализм, войны, затеянные политиками, гомосексуализм и религия, противоречащая законам природы

28. Потому, что данные действия способствуют приятному времяпрепровождению, общению, развлечениям

29. Для избавления от чувства вины и плохого настроения

30. Потому, что это прибавляет сил и энергии, возбуждает и тонизирует

31. Без всяких поводов и причин, когда на горизонте появляется объект для этих действий

32. Потому, что после этого окружающие считают тебя «пропащим человеком» и «мерзавцем»

33. Потому, что возникает общая тема для знакомства

34. Из-за друзей, которые занимаются этим

35. Из-за симпатии к сопутствующей символике, эстетике и происхождению ритуалов, сопровождающих вышеперечисленные действия

36. Потому, что эти действия способствуют получению физического и психологического удовольствия

37. Потому, что это избавляет от тревоги и беспокойства, нервного напряжения

38. Потому, что во время этого возникает чувство смелости, желание идти на риск, ощущение «настоящей жизни»

39. Автоматически, при виде подходящего объекта

40. Потому, что те, кто это делают, совсем не дорожат своей жизнью

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:40:29 01 сентября 2019
.
.17:40:29 01 сентября 2019
.
.17:40:28 01 сентября 2019
.
.17:40:27 01 сентября 2019
.
.17:40:26 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Ю. К. Корнилов 20 г

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258744)
Комментарии (3486)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru