Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Научно-практическая конференция следователей «Итоги работы за 2009 год. Задачи следствия на 1 полугодие 2010 года.»

Название: Научно-практическая конференция следователей «Итоги работы за 2009 год. Задачи следствия на 1 полугодие 2010 года.»
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 03:52:21 28 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 468 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

Введение................................................................................................................................. 3 – 5

Вступительное слово руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Стравинскаса В.В.......................................................................................................................... 6 – 7

Подведение итогов смотра-конкурса на звание «Лучший следователь» следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области............................................................................................. 8 – 10

Выступление заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Денисова Л.В. «Итоги работы следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области за 2009 год. Задачи, особенности и пути совершенствования следственной работы в современных условиях.» .............................................................................. 11 – 24

Выступление первого заместителя начальника Главного управления внутренних дел по Нижегородской области Цыганова В.С. «Организационные вопросы взаимодействия следствия с органами дознания» ................................................... 25 – 31

Выступление начальника управления по надзору за следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельности прокуратуры Нижегородской области Шиленкова Д.В. «Новые требования, предъявляемые к осуществлению процессуальной деятельности» ......................................................................................................... 32 – 34

Выступление заведующего Автозаводским отделением Нижегородского областного бюро судебно-медицинских экспертиз Макарова В.И. «Основные проблемы при назначении и проведении судебно-медицинских экспертиз в Бюро судебно-медицинских экспертиз Нижегородской области. Вопросы повышения доказательственного значения экспертиз.» ......................................................... 35 – 40

Выступление заместителя начальника Приволжского регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции России по основной деятельности Пронина В.Н. «Современные возможности государственного учреждения Приволжский региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации в проведении экспертиз.» .................................................... 41 – 46

Выступление заместителя начальника Экспертно-криминалистического центра при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области Пузова Р.А. «Новые возможности лабораторий Экспертно-криминалистического центра при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области.» .......... 47 – 53

Выступление профессора Нижегородского государственного университета имени Н.И.Лобачевского, научного консультанта отдела криминалистики следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Толстолуцкого В.Ю. «Вопросы разработки компьютерной программы по унификации специальных донесений.» ........................... 54 – 56

Выступление руководителя отдела процессуального контроля следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Панькина Р.В. «Проблемы и процессуальные нарушения, допускаемые следователями при расследовании уголовных дел, подсудных Нижегородскому областному суду» ............................................................... 57 – 62

Выступление начальника управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел в судах прокуратуры Нижегородской области Полудневича С.Я. «Недостатки, выявляемые в ходе рассмотрения уголовных дел судами».................................................................................................................................. 63 - 68

Выступление начальника отдела государственных обвинителей управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел в судах прокуратуры Нижегородской области Игнатова М.К. «Ошибки предварительного следствия, выявляемые в ходе рассмотрения уголовных дел судами» ............... 69 – 72

Выступление референта отдела организационно-аналитического, информационно-статистического и методико-правового обеспечения следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Голубевой И.М. «Основные требования учетно-регистрационной дисциплины» ................................................................................................................... 73 – 76

Выступление руководителя отдела кадров следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Лазарева В.Л. «О служебной дисциплине работников следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области» .................................................................................................. 77 – 80

Выступление заместителя начальника Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, Главного управления внутренних дел по Нижегородской области Лаптева В.В. «Вопросы государственной защиты участников уголовного судопроизводства, судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» ................................................................... 81 – 86

Выступление начальника дорожно-постовой службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Главного управления внутренних дел по Нижегородской области Кулагина С.В. «Вопросы соблюдения правил дорожного движения. Взаимоотношения работников следственного управления и дорожной инспекции.» ..................................................................................................................... 87 – 89

Выступление председателя Совета ветеранов прокуратуры Нижегородской области, кандидата юридических наук, почетного гражданина г.Нижнего Новгорода Видонова Л.Г. «Ошибки, допускаемые следователями при раскрытии убийств, совершенных в условиях неочевидности» ............................................................. 90 - 94


19 марта 2010 года в актовом зале прокуратуры Нижегородской области состоялась научно-практическая конференция следователей следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области, посвященная итогам работы управления за 2009 год и задачам следствия на I полугодие 2010 года.

В работе конференции приняли участие сотрудники следственного управления и прокуратуры Нижегородской области, представители экспертных учреждений г.Нижнего Новгорода, Главного управления внутренних дел по Нижегородской области и высших учебных заведений:

· руководитель следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Стравинскас В.В.;

· заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Денисов Л.В.;

· руководитель отдела криминалистики следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Иванов Г.И.;

· первый заместитель начальника Главного управления внутренних дел по Нижегородской области Цыганов В.С.;

· заведующий Автозаводским отделением Нижегородского областного Бюро судебно-медицинских экспертиз Макаров В.И.;

· начальник Приволжского регионального центра судебной экспертизы Барбосов Ю.А.;

· заместитель начальника Приволжского регионального центра судебной экспертизы Пронин В.Н.;

· заместитель начальника Экспертно-криминалистического центра Главного управления внутренних дел по Нижегородской области Пузов Р.А.;

· профессор Нижегородского государственного университета им.Н.И.Лобачевского Толстолуцкий В.Ю.;

· руководитель отдела процессуального контроля следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Панькин Р.В.;

· начальник управления по надзору за следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Нижегородской области Шиленков Д.В.;

· начальник управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Нижегородской области Полудневич С.Я.;

· начальник отдела государственных обвинителей управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Нижегородской области Игнатов М.К.;

· референт отдела организационно-аналитического, информационно-статистического и методико-правового обеспечения следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Голубева И.М.;

· руководитель отдела кадров следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Лазарев В.Л.;

· начальник дорожно-постовой службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Главного управления внутренних дел по Нижегородской области Кулагин С.В.;

· заместитель начальника Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, Главного управления внутренних дел по Нижегородской области Лаптев В.В.;

· председатель совета ветеранов прокуратуры Нижегородской области, кандидат юридических наук, почетный гражданин г.Нижнего Новгорода Видонов Л.Г.;

· руководители, заместители руководителей районных, городских, межрайонных следственных отделов следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области;

· следователи, прокуроры-криминалисты, референты следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области.


Открыл работу конференции руководитель следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Стравинскас Владимир Винцуасович.

Свое выступление он начал с поздравления сотрудников следственного управления, отмечающих свой день рождения в марте 2010 года. Руководитель следственного управления высказал добрые пожелания в адрес указанных сотрудников и вручил подарки следователям Банниковой Е.Р., Алексеенко Д.А., Силаеву Д.В.

Кроме того во вступительном слове Стравинскасом В.В. были отмечены следователи, достигшие наилучших результатов в своей профессиональной деятельности:

· Банникова Е.Р. – старший следователь следственного отдела по Автозаводскому району г. Нижнего Новгорода,

· Новиков А.С. – следователь следственного отдела по Канавинскому району г. Нижнего Новгорода,

· Гуденко Е.А. – старший следователь следственного отдела по Сормовскому району г. Нижнего Новгорода,

· Серов А.М . – старший следователь Дзержинского межрайонного следственного отдела,

· Кораблев А.М. – следователь Сергачского межрайонного следственного отдела,

· Иванов Ю.Г. – следователь Городецкого межрайонного следственного отдела,

· Хусиянов Д.А. – следователь Ветлужского межрайонного следственного отдела,

· Галанин Е.Н. – старший следователь Шахунского межрайонного следственного отдела,

· Поляков А.В. – следователь Павловского межрайонного следственного отдела,

· Кобликов А.В. – старший следователь Богородского межрайонного следственного отдела.

По окончании поздравлений руководителем следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Стравинскасом В.В. были обозначены основные цели и задачи, стоящие перед участниками конференции.


Уважаемые коллеги!

Сегодня мы проводим ставшую уже традиционной научно-практическую конференцию следователей следственного управления. Намереваемся подвести итоги работы за 2009 год, определить задачи, которые стоят перед нами в 2010 году.

Сегодня мы до вас доведем новеллы тех требований, которые предъявляются на современном этапе к следствию. Время, которое мы все с вами переживаем, очень не простое. Для молодых ребят оно сложно своей противоречивостью. Противоречия быстро ухватываются только тем, кто немножко на этом свете пожил. Вы молоды, но, тем не менее, перед вами стоят очень сложные задачи в это очень сложное время. Вместе с тем, судя по результатам работы, следствие в Нижегородской области не провалено, мы занимаем достойные позиции по всем рейтинговым показателям в Российской Федерации. Что-то нам не удается, но в основном то, на что нас ориентирует Следственный комитет, мы делаем достойно. Эту короткую оценку можно заложить в основу нашей сегодняшней конференции.

Тем не менее, так традиционно повелось в органах прокуратуры, что мы никогда не даем себе завышенных положительных оценок. Что значат наши достижения на фоне того, что нами не сделано?! Если не раскрыто хотя бы одно убийство, значит мы не поставили точку горю тех, от кого навечно ушел этот близкий им человек. Вот и всё: короткая, емкая и тяжелая для нас оценка. Поэтому есть, о чем говорить, есть те задачи, над которыми нужно думать, причем думать очень быстро – времени на раздумье у нас нет. И эти задачи нам нужно решать. Причем решение этих задач нам придется находить в той обстановке, когда из месяца в месяц, из года в год повышаются требования к качеству расследования. В каком-то смысле это сужает наши возможности в собирании доказательств, но, тем не менее, такова жизнь, таковы её тяготы, и легче для нас она не станет. Почему я вам это говорю? Не для того, чтобы вселить в ваши души пессимизм, а для того, чтобы вы были хорошо информированными оптимистами. Тогда мы справимся с поставленными задачами. Бояться ничего не надо. Мы всё можем, наши потенциальные возможности раскрыты далеко не полностью. Поэтому необходимо учиться, учиться и еще раз учиться. Даже те, кто посвятил следственной работе не один десяток лет, тем не менее продолжают учиться и будут это делать до последнего вздоха. В противном случае мы отстанем от быстро текущей жизни, от её требований. А требования к нам предъявляются с каждым месяцем, с каждым годом все жестче, и жестче, и жестче.

Когда вы слышали на конференциях, что такое Европейский суд по правам человека и его практика? Пожалуй, первый раз на прошлой конференции. В этот раз мы вам доложим, что такое Европейский суд по правам человека и его практика. И не только по уголовным делам, но и по материалам проверок сообщений о преступлениях; по тем моментам, которые у нас в иных случаях являются просто провальными. Когда годами мы не ставим точку в разрешении таких материалов, Европейский суд уже принимает решения за нас. И из государственной казны Российской Федерации в карман людей, обращающихся в Европейский суд по правам человека за защитой, идут деньги. И поделом! Поэтому внимательно послушайте, что здесь будет говориться всеми выступающими. Мы постараемся сосредоточить ваше внимание на тех моментах, что нами ещё не решены. И таких моментов ещё много. Особое внимание я прошу сосредоточить на недостатках в нашей деятельности.

Я думаю, мы пожелаем друг другу удачи в сегодняшней конференции, и уверен, что по её результатам мы обязательно почерпнем для себя что-то полезное.


Продолжил конференцию руководитель отдела криминалистики следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Иванов Геннадий Иванович. Он подвел итоги смотра-конкурса на звание «Лучший следователь» следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области.

Первое место и звание «Лучший следователь» следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области присуждено Алиеву Салману Муссаевичу , следователю по особо важным делам Борского городского следственного отдела, как наиболее ответственному, дисциплинированному и юридически грамотному следователю, который за 2009 год направил прокурору с обвинительным заключением 34 уголовных дела о тяжких и особо тяжких преступлениях. Алиев С.М. представлен к участию во 2 этапе конкурса на звание «Лучший следователь», проводимого Следственным комитетом при прокуратуре Российской Федерации.

Второе место присуждено Кириллову Андрею Александровичу – старшему следователю отдела по расследованию особо важных дел и Тихоновой Наталье Вадимовне – старшему следователю следственного отдела по Московскому району г.Н.Новгорода за высокие показатели в следственной работе и проявленное при расследовании уголовных дел примерное исполнение своих служебных обязанностей.

Третье место присуждено Савчуку Олегу Дмитриевичу – старшему следователю Выксунского межрайонного следственного отдела; Ермакову Алексею Юрьевичу – старшему следователю отдела по расследованию особо важных дел; Молодцовой Екатерине Александровне – старшему следователю Семеновского межрайонного следственного отдела за достигнутые результаты в следственной работе.

Решение о распределении мест принималось в ходе заседания конкурсной комиссии путем открытого голосования. При принятии решения учитывались не только количественные показатели работы следователя, но и качественные характеристики, наличие многоэпизодности в уголовных делах, расследование по которым производилось; а также их сложность, объем проведенной работы, уровень общественной опасности преступлений, значимость расследования и социальный резонанс.

Приказом руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области от 09.03.2010 № 14-п следователи, занявшие первое, вторые и третьи места в конкурсе на звание «Лучший следователь», поощрены денежными премиями.

За многолетнюю службу и неоценимую помощь в раскрытии и расследовании преступлений благодарственными письмами заместителя руководителя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Ныркова Ю.М. награждены:

· Видонов Леонид Георгиевич , кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации, почетный гражданин г.Нижнего Новгорода, председатель совета ветеранов прокуратуры Нижегородской области;

· Толстолуцкий Владимир Юрьевич , профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского;

· Барбосов Юрий Алексеевич , начальник Приволжского регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации;

Благодарственные письма руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области вручены:

· Макарову Василию Ивановичу , заведующему Автозаводским отделением Нижегородского областного бюро судебно-медицинских экспертиз;

· Пузову Роману Алексеевичу , заместителю начальника Экспертно-криминалистического центра Главного управления внутренних дел по Нижегородской области;

· Комкову Александру Александровичу , ветерану прокуратуры Нижегородской области.

Итоги работы следственного управления Следственного комитета

при прокуратуре Российской Федерации

по Нижегородской области за 2009 год.

Задачи, особенности и пути совершенствования следственной работы

в современных условиях.

Заместитель руководителя

следственного управления

Следственного комитета

при прокуратуре Российской Федерации

по Нижегородской области

Денисов Леонид Викторович

Уважаемые коллеги!

Сегодняшняя научно-практическая конференция является не только традиционной формой подведения итогов следственной работы, но позволяет ознакомиться с передовым опытом, узнать о новых способах расследования, методиках экспертных исследований, просто обменяться мнениями.

В этой связи хочется высказать слова благодарности нашим коллегам из правоохранительных органов, экспертам, специалистам, ветеранам органов следствия, принимающим участие в сегодняшнем заседании и всегда оказывающим огромную помощь в нашей служебной деятельности и достижении конкретных результатов.

Кратко об итогах 2009 года.

Благодаря грамотно организованному руководству, налаженной в коллективах управления благоприятной рабочей обстановке, в управлении созданы условия для деятельности на высоком профессиональном уровне, для достижения конкретных положительных результатов.

Итог – 11 место в рейтинге среди других управлений по России по показателям работы, в том числе – 9 место по направленным в суд уголовным делам – 1 878.

Говоря о состоянии борьбы с преступностью в регионе, можно отметить следующее.

В 2009 году в области зарегистрировано 89717 (+2,4 %) преступлений. За 2 месяца 2010 года по области рост преступности составил 8,6 %, по городу – 9,7 %.

В то же время удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений в истекшем году уменьшился на 5,6 %. В текущем году тенденция к сокращению количества тяжких и особо тяжких преступлений продолжилась (-13,9 %).

Заметным является уменьшение числа убийств – с 398 до 333 (-16,3 %). За 2 месяца 2010 года – на 26,2 %.

Сократилось количество случаев причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть – с 224 до 213 (- 4,9 %), за 2 месяца 2010 года количество таких преступлений уменьшилось на 12,2 %.

Число изнасилований и иных преступлений против половой неприкосновенности граждан сократилось с 241 до 181 преступления (- 24,9 %), за 2 месяца 2010 года уменьшилось на 45,8 %.

Раскрываемость

2008 год

2009 год

ст. 105 УК РФ

90,7 %

91 %

ч. 4 ст. 111 УК РФ

90,8 %

91,1 %

ст. 131 УК РФ

92,6 %

93,2 %

В качестве примеров успешного взаимодействия следственных органов и оперативных служб по раскрытию преступлений можно привести следующие уголовные дела, возбужденные по фактам убийств, совершенных в условиях неочевидности.

Уголовное дело № 275554 . Возбуждено по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по факту убийства руководителя Нижегородского отделения Союза театральных деятелей Российской Федерации Сорокиной Г.В. и ее дочери Сорокиной М.А. Данное преступление вызвало большой общественный резонанс.

06.03.2009 в квартире 9 дома 7А по ул. Ломоносова Советского района г.Н.Новгорода обнаружен труп Сорокиной Галины Вениаминовны, 20.01.1950 года рождения, с признаками насильственной смерти в виде резаной раны шеи.

В тот же день у д. 9А по ул. Цветочная Приокского района г.Н.Новгорода обнаружен труп Сорокиной Марии Александровны, 1979 года рождения, с аналогичными признаками насильственной смерти.

В осмотре обоих мест происшествия участвовал судебно-медицинский эксперт, которым было обращено внимание на существенные признаки однотипности механизма образования телесных повреждений и орудия, использовавшегося при этом. Данное обстоятельство послужило основанием для соединения указанных уголовных дел в одно производство.

Для организации работы по раскрытию преступления, координации деятельности сотрудников органов внутренних дел и следственного управления на место происшествия была направлена постоянно действующая следственно-оперативная группа, прокуроры-криминалисты.

Благодаря четко организованным следственным действиям и грамотно проведенным осмотрам мест происшествия, для участия в которых были привлечены специалисты Экспертно-криминалистического центра при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области, скоординированным действиям прокуроров-криминалистов и сотрудников Главного управления внутренних дел по Нижегородской области, осуществлявших сопровождение по данному уголовному делу, преступление было раскрыто в течение трех суток.

Кроме того, руководством следственно-оперативной группы был тактически верно организован сбор и закрепление полученных доказательств. Прокуроры-криминалисты своевременно организовали назначение необходимого комплекса экспертиз, что позволило максимально точно установить обстоятельства совершенного преступления, благодаря чему были задержаны подозреваемые.

Кроме того, положительной оценки заслуживает работа по уголовному делу № 255295 , возбужденному 27.01.2009 следственным отделом по Нижегородскому району г.Н.Новгорода по признакам преступления, предусмотренного п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по факту обнаружения 27.01.2009 у д.6 по ул. Рождественской г.Н.Новгорода трупа Григоряна З.Х. с признаками насильственной смерти в виде многочисленных огнестрельных ранений тела.

Для организации работы по раскрытию преступления, координации деятельности сотрудников органов внутренних дел и следственного управления, на место происшествия была направлена постоянно действующая следственно оперативная группа с привлечением прокуроров-криминалистов следственного управления.

Благодаря четко организованным следственным действиям, незамедлительному проведению осмотра места происшествия в темное время суток, а в последующем дважды проведенному дополнительному осмотру места происшествия с привлечением большого количества специалистов экспертных подразделений стало возможным максимально точно зафиксировать обстановку на месте происшествия. В результате проведения поисковых мероприятий с применением большого количества криминалистических средств и техники были обнаружены все гильзы и пули, выстрелянные в сторону потерпевшего, что позволило установить точную модель автоматического оружия, использованного преступниками.

В дальнейшем обнаружена автомашина, которую использовали преступники. Несмотря на то, что преступники приняли меры по удалению всех идентификационных номеров и клейм с автомобиля, организован ряд осмотров с привлечением специалистов нескольких экспертных служб, что позволило установить владельца автомашины и раскрыть преступление в течение нескольких суток. Впоследствии обвинение в совершении данного преступления предъявлено пяти лицам – Погосяну С.Г., Погосяну О.С., Погосяну А.С., Варданяну К.С. и Березину П.К., действия которых были квалифицированы как устойчивая организованная вооруженная группа (банда). В ходе расследования уголовного дела были раскрыты несколько преступлений прошлых лет.

В качестве примера раскрытия преступлений прошлых лет и эффективного взаимодействия следственных и оперативных органов можно привести уголовное дело по обвинению Алексеевой-Рюриковой Э.Л. и Гурьянова В.Н. в совершении 13 убийств, 10 изнасилований и насильственных действий сексуального характера, 12 разбойных нападений в составе устойчивой вооруженной группы. Приговором Нижегородского областного суда Гурьянов В.Н. приговорен к пожизненному лишению свободы, Алексеева-Рюрикова Э.Л. – к 19 годам 6 месяцам лишения свободы.

В 2009 году также были раскрыты 12 убийств, совершенных организованной преступной группой в составе Маслова С.И., Ларина А.В., Мазжерова Д.К. и Регулы Н.В., по которым ранее уголовные дела приостанавливались. Эти преступления учтены в числе раскрытых преступлений прошлых лет в 2010 году, так как следствие по делу окончено в январе 2010 года.

Вы видите, это достаточно эффективный труд и серьезная грамотная работа. Следует отметить, что работа по этим делам велась планомерно, наступательно, в тесном взаимодействии с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Для раскрытия преступлений широко использовались возможности криминалистических, розыскных, экспертно-криминалистических учетов и картотек, индивидуальная поисковая база данных, банк данных ДНК биологических объектов. Наряду с применением оперативно-розыскных форм взаимодействия для изобличения и доказывания вины широко использовались возможности судебных экспертиз, таких как фоноскопические, психолингвистические и другие.

Должное внимание стало уделяться вопросам профилактики, устранению причин и условий совершения преступлений. По всем оконченным делам следователями внесены представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступлений.

Безусловно, немаловажную роль в достижении положительных результатов работы сыграла активная роль следователей по освещению в средствах массовой информации итогов деятельности, хода и результатов расследования.

В 2009 году существенных успехов в раскрытии преступлений добились следователи следственных отделов по Нижегородскому и Советскому районам г.Н.Новгорода, Кстовского городского следственного отдела, Семеновского, Шатковского, Сергачского, Богородского межрайонных следственных отделов.

В тоже время следователи Ленинского, Московского, Сормовского, Приокского следственных отделов по г.Н.Новгороду, Балахнинского, Дзержинского межрайонных следственных отделов не могут похвастаться достижениями в работе по организации раскрытия преступлений.

Отмечая успешную в целом работу по раскрытию преступлений, достижения в этом деле наших следственных органов, мы вместе с тем правильно поступим, сосредоточив внимание на задачах, еще не решенных, на недостатках и негативных тенденциях в деятельности различных звеньев правоохранительных органов, приводящих в ряде случаев к нарушению принципа неотвратимости наказания.

В качестве негативных примеров расследования уголовных дел можно привести следующие.

Уголовное дело № 228964 возбуждено следственным управлением при УВД Канавинского района г.Н.Новгорода 01.09.2009 по ч.1 ст.111 УК РФ по факту причинения неизвестным мужчиной колото-резаных ранений грудной клетки Кичибекову В.Б., 1973г.р., в его автомобиле на ул. Чкалова г.Н.Новгорода около 5 часов 01.09.2009.

В связи со смертью Кичибекова 08.09.2009 уголовное дело передано для дальнейшего расследования в следственный отдел по Канавинскому району г.Н.Новгорода.

Изучением уголовного дела в отделе криминалистки выявлен ряд недостатков, характерных и для других следственных отделов.

В ходе осмотра места происшествия – автомобиля Кичибекова, были обнаружены и изъяты следы пальцев рук и ладоней, пригодные для идентификации. Однако, образцы следов пальцев рук и ладоней потерпевшего своевременно отобраны не были. В настоящее время это провести не представляется возможным, поскольку труп Кичибекова захоронен.

Кроме того, с места происшествия изъяты объекты (фильтр от сигареты, смывы пятен похожих на кровь, микроволокна с сидений автомобиля). Несмотря на это, до настоящего времени экспертным путем указанные объекты не исследованы.

В качестве свидетелей об обстоятельствах обнаружения Кичибекова не допрошены сотрудники милиции, работники скорой помощи, прибывшие на место происшествия первыми.

Другим недостатком является получение по уголовному делу большого массива информации о сотовых соединениях без её дальнейшей проверки следователем. План расследования по уголовному делу не составлялся.

Аналогичные недостатки выявлены при изучении уголовного дела №227925 , возбужденного 06.07.2009 по ч.1 ст.105 УК РФ по факту убийства Джабраилова М.Х.

Кроме того, в ходе расследования установлено, что потерпевший Джабраилов мог иметь при себе крупную сумму денег для возврата долга в размере 370 тысяч рублей за поставленный товар. Указанные деньги могли находиться в тайнике автомобиля потерпевшего.

В ходе осмотра места происшествия – автомобиля Джабраилова, установлено, что на момент осмотра обивка кабины вскрыта, обивка сидений разрезана, денежные средства не обнаружены.

При обыске в квартире братьев Абубакаровых, которые общались с Джабраиловым в день его исчезновения, обнаружены денежные средства в сумме 228 тысяч рублей.

Однако, несмотря на это обстоятельство, следователем не выяснены вопросы о том, как появились денежные средства в квартире и для чего они предназначались.

При проведении первоначальных следственных действий – осмотра места происшествия и трупа, первоначального допроса свидетелей, изъятия предметов, которые могли сохранить следы преступления, нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и недостатки в организации следствия допускаются наиболее часто.

Так, по уголовному делу № 8405 , возбужденному следственным отделом по Автозаводскому району г.Н.Новгорода по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, по факту обнаружения трупа Морева Н.В. в нескольких метрах от берега водоема, при осмотре места происшествия в протоколе не отражен железобетонный блок, который был привязан к брючному ремню, ремень не описан и не изъят, не сфотографированы вещественные доказательства, не измерялась температура окружающей среды и воды, схема к протоколу осмотра места происшествия составлена некачественно.

По уголовному делу № 285293 , возбужденному следственным отделом по Сормовскому району г.Н.Новгорода по факту обнаружения трупа Красилова Н.К., 1951 г.р., с телесными повреждениями в виде черепно-мозговой травмы по ч.4 ст.111 УК РФ, осмотр места происшествия проведен на низком профессиональном уровне. Отсутствует точная привязка места происшествия и трупа к местности, описание поверхностное, имеются пропуски в местах указания номеров домов, нет информации об изъятых предметах.

По уголовному делу № 75378 , возбужденному следственным отделом по Сормовскому району г.Н.Новгорода по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ по факту совершения неизвестным мужчиной насильственных действий сексуального характера в отношении Пермяковой М.С., 04.11.1999 г.р., осмотр места происшествия – участка открытой местности – проведен некачественно, с нарушениями норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, а именно: отсутствует привязка к местности, фактически место происшествия – яма – не осмотрено, указано, что «произведен осмотр указанной территории», в протокол не вписаны все участвующие лица, не разъяснены их права и обязанности.

Состояние работы по уголовным делам о преступлениях против личности свидетельствует о недостаточности принимаемых мер, направленных на установление и изобличение виновных лиц . Большинство таких преступлений остается нераскрытыми из-за несвоевременного возбуждения уголовных дел, отсутствия слаженной работы следователей на первоначальном этапе расследования.

При производстве осмотра места происшествия следователь часто не выполняет функцию организатора процесса раскрытия преступления. Между следственными и оперативными сотрудниками отсутствует согласованность, при осмотре места происшествия их совместные действия спонтанны, нецеленаправленны.

Следователями допускаются нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса РФ и недостатки в организации проведения первоначальных следственных действий – осмотра места происшествия и трупа, первоначального допроса свидетелей, изъятия предметов, которые могли сохранить следы преступления.

Анализ недостатков и нарушений , допускаемых следователями при составлении протоколов осмотра места происшествия, показал, что основными из них являются следующие:

· описание обстановки производится поверхностно, бездумно, нет привязки объекта к местности, не используются ориентиры сторон света («север», «юг», «запад», «восток»), в том числе и при составлении схемы;

· при описании обстановки в квартирах не описывается наличие либо отсутствие повреждений дверей, окон, запоров, нарушение обычного порядка расположений вещей;

· расстояния измеряются «на глаз», при обнаружении значимых объектов фиксируется лишь место их обнаружения (не фиксируется конкретное положение предмета), необходимые измерения не производятся;

· подлежащие изъятию предметы не изымаются, изъятые не упаковываются;

· при изъятии предметов, например следов рук, не конкретизируется предмет, с которого они изъяты; допускаются случаи, когда в протоколах осмотра места происшествия следователи забывают указывать на изъятие следов рук;

· при составлении протокола допускаются нарушения его формы, часто отсутствуют данные о погоде, освещении, температуре воздуха.

Кроме того, нередко протоколы осмотра места происшествия в их окончательной форме не составляются следователями на протяжении длительного периода предварительного следствия, в протокол не вносится весь перечень изъятых в ходе осмотра объектов.

Недостаточно уделяется внимание работе с вещественными доказательствами, изъятыми с места происшествия, которые не всегда осматриваются своевременно. Для получения новой информации следователи не назначают проведение экспертиз неидентификационного характера.

Так, по уголовному делу № 147083, возбужденному по ч.1 ст.131 УК РФ по факту изнасилования Колпаковой С.В. у ресторана «Алмаз», расположенного по ул. Коммунистической г. Бор Нижегородской области, следователем Борского городского следственного отдела предварительное следствие по делу было приостановлено без изъятия мазков с содержимым влагалища потерпевшей из Борского отделения НОБСМЭ и проведения по ним генотипоскопической экспертизы.

По уголовному делу № 210352, возбужденному Арзамасским межрайонным следственным отделом по факту обнаружения трупа Бекетова Н.Н., и уголовному делу № 280367, возбужденному Городецким межрайонным следственным отделом по факту обнаружения трупа Клочкова И.Е., предварительное следствие было приостановлено без проведения всего комплекса необходимых экспертиз: судебно-медицинской с целью установления времени наступления смерти Бекетова Н.Н.; криминалистической, биологической экспертиз по одежде Клочкова И.Е., цитологической экспертизы по срезам его ногтевых пластин.

Все это свидетельствует о том, что руководители отделов и следователи не уделяют должного внимания вопросам подготовки к осмотру места происшествия.

Не все руководители отслеживают полноту заполнения следователями протоколов осмотра места происшествия, вследствие этого допускаются исправления, которые не заверяются надлежащим образом.

Следователями допускаются существенные недостатки в планировании расследования . В большинстве случаев составляется лишь общий план с перечнем следственных действий, без учета и анализа всей известной информации и конкретной следственной ситуации. Допускаются случаи, когда планы следователей и оперативных сотрудников не согласуются между собой. Все это приводит к отсутствию системной работы по делу.

О заформализованности планирования следственной работы свидетельствует уголовное дело № 81422, возбужденное следственным отделом по Приокскому району г.Н.Новгорода по ч. 1 ст.105 УК РФ по факту обнаружения трупа Рычика Е.В., по которому составлялось три плана расследования, при этом не все планы были утверждены руководителями следственного отдела и органа внутренних дел. Последний план полностью дублировал указания руководителя следственного управления. Ни один из планов расследования не исполнен в полном объеме, несмотря на это предварительное следствие по делу неоднократно приостанавливалось.

Существенным недостатком является недоработка до конца выдвинутых версий. При длительном расследовании уголовного дела приходится вновь возвращаться к первоначально выдвинутым версиям, которые не были отработаны ранее.

Общим недостатком является низкое качество производства следователями допросов. Допросы проводятся поверхностно, без выяснения всех обстоятельств произошедшего, без предварительного планирования. Одни и те же события описываются свидетелями по-разному, при этом следователями не устраняются противоречия во времени, датах и обстоятельствах событий.

Следователи недостаточно предпринимают мер, направленных на поиск похищенного имущества, ограничиваясь лишь поручением органу дознания. Не подбираются аналоги похищенного.

Изучение приостановленных уголовных дел показало, что по многим из них подворный и поквартирный обход на первоначальной стадии расследования проведены сотрудниками милиции некачественно. Однако следователи оставляют это без внимания, вследствие этого повторные обходы проводятся лишь через продолжительное время. Следователями не составляются соответствующие вопросники, результаты повторных обходов не изучаются. Несвоевременно направляются поручения об установлении круга общения, социальных связей потерпевших и лиц, которые могли совершить преступления. Не все лица, которые могут быть причастны к совершению преступления, отрабатываются следственным и оперативным путем.

Несмотря на нарушения требований уголовно-процессуального законодательства по своевременному и качественному исполнению поручений, допускаемых сотрудниками органов внутренних дел, ряд руководителей следственных отделов проявляет пассивность и не принимает дополнительных мер к их исполнению, нарушая требования п. 23 приказа № 6 Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 07.09.2007. Руководителями отделов редко используется право обращения к прокурору о проведении проверки исполнения требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Вследствие этого прокурорами изучаются дела оперативного учета лишь на начальной стадии.

Ненадлежащая организация следственной работы, формальный процессуальный контроль и отсутствие необходимого взаимодействия с оперативными подразделениями в ряде районов продолжает пагубно влиять на результаты следствия и способствовать лишь росту массива нераскрытых тяжких и особо тяжких преступлений (следственные отделы по Канавинскому, Ленинскому, Автозаводскому, Московскому районам, Борский городской следственный отдел).

Кроме того, по уголовным делам следователями допускаются и нарушения процессуального характера.

В ходе оформления протоколов следственных действий часто не заполняются все графы бланка, отсутствуют подписи участников следственного действия, дата, время, место производства следственного действия, а иногда и фамилия лица, производящего следственное действие. Участвующие при производстве следственного действия иные лица не знакомятся с протоколом. Ненадлежащим образом заверяются исправления в протоколах следственных действий (отсутствуют подписи понятых и других участников следственного действия). Распространенным недостатком по приостановленным уголовным делам остается несвоевременное признание лица потерпевшим, вследствие чего он не может в полной мере воспользоваться своими правами, предусмотренными ст. 42 УПК РФ.

Состояние качества следствия характеризуется следующими показателями .

Ситуация по количеству возвращенных дел прокурором в 2009 году изменилась в лучшую сторону. Удельный вес таких дел от числа оконченных составил 1,5 % (в 2008 г. – 3,9 %). Однако уже за 2 месяца 2010 года данный показатель ухудшился и составил 1,7 % (АППГ – 1,5%).

Основной причиной возвращения уголовных дел прокурорами на дополнительное расследование явилась неполнота следствия, проявившаяся, прежде всего, в том, что следователями не всегда проводились допросы всех лиц, чьи показания имели существенное значение для дела, не устранялись противоречия между показаниями участников процесса, своевременно не выяснялись в полном объеме обстоятельства, на проверке которых настаивала сторона защиты. Допущены случаи, когда при наличии всех оснований для проведения экспертиз, они не назначались. Наиболее часто следователями допускались нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса РФ при составлении процессуальных документов. Также следователями нередко нарушались требования ст.ст. 215, 217 УПК РФ.

В истекшем году удельный вес возвращенных дел судом в порядке ст. 237 УПК РФ составил 1,7 % (ПФО – 1,6 %), за 2 месяца 2010 года – 2,2 %.

Основной причиной возвращения уголовных дел судами являлось нарушение, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Распространенными основаниями для возвращения уголовных дел также являлись нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, допускаемые следователями при составлении важных процессуальных документов. Допускались случаи нарушения прав обвиняемого на защиту, когда следователь реально не принимал мер к обеспечению прав обвиняемого на защиту.

В 2009 году пять дел (15,6 %) возвращено судом только потому, что следователи при составлении обвинения и обвинительного заключения опрометчиво руководствовались судебной практикой, сформировавшейся в конкретном суде, при этом оставляя без внимания требования норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, судебной практики Нижегородского областного суда и Верховного Суда РФ.

Технические ошибки чаще всего допускались следователями в названии организаций, учреждений, в фамилиях, именах и отчествах обвиняемых, потерпевших и других участников уголовного судопроизводства, в указании даты и места совершения преступления, указании места и года рождения участников уголовного судопроизводства и т.д.

В истекшем году с 14 до 9 человек уменьшилось число реабилитированных граждан по делам, непосредственно находившимся в производстве следователей. Однако по числу реабилитированных лиц, содержавшихся под стражей, данный показатель увеличился – с 2 до 6 лиц. В текущем году ситуация не улучшилась. За 2 месяца 2010 года уже реабилитировано 2 лица, один и которых содержался под стражей.

Причинами реабилитации граждан явились:

· неопровержение в ходе следствия в полном объеме доводов обвиняемых о непричастности к совершению преступлений;

· невыполнение по уголовному делу всех необходимых следственных действий, направленных на установление всех обстоятельств совершенного преступления, дополнительных доказательств виновности лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, несвоевременное проведение важных следственных действий.

По случаям реабилитации в суды Нижегородской области в 2009 году поступило 5 исковых заявлений к Министерству финансов РФ и следственному управлению о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с незаконным привлечением граждан к уголовной ответственности. Все иски судом удовлетворены, по 3 искам судебные решения в настоящее время вступили в законную силу.

Вопросам борьбы с коррупцией придан формат национального проекта. Президент Российской Федерации Д.А.Медведев дал указание активизировать работу по борьбе с коррупцией, в том числе и уголовно-правовыми методами. Поэтому всё содержание нашей работы должно быть нацелено на системное противодействие её проявлениям.

Вместе с тем, организация работы по противодействию коррупции в отдельных следственных отделах до сих пор не отвечает предъявляемым требованиям. За 2009 год уголовные дела по коррупционным преступлениям не возбуждались в Кстовском городском следственном отделе (2008 год, 2 месяца 2010 года – также), по 1-2 уголовных дела было возбуждено в Шахунском и Лысковском межрайонных следственных отделах (2 месяцев 2010 года – 0).

Изучение материалов проверки по сообщениям о коррупционных преступлениях, по которым приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела, показало, что в большинстве случаев недостаток один и тот же – неполнота в установлении обстоятельств, которые необходимо было выяснить для принятия законного и обоснованного решения.

Следователи не выясняют в полном объеме подлежащие проверке обстоятельства, содержащиеся в сообщениях о преступлениях, и в связи с этим делают преждевременные выводы об отсутствии признаков коррупционного преступления.

Следователями допускаются нарушения сроков проверки сообщений о преступлениях. Так, по материалу проверки № 105ск-09 срок проверки сообщения о преступлении до 10 суток в Кстовском городском следственном отделе продлен не был, по материалу проверки № 77ск-08 постановление о возбуждении перед руководителем следственного органа ходатайства о продлении срока проверки сообщения о преступлении вынесено после истечения 10-ти суточного срока, сроки проверки сообщения нарушены.

Из числа направленных в истекшем году дел прокурору 8 уголовных дел о коррупционных преступлениях возвращено для дополнительного расследования (Шахунский межрайонный следственный отдел – 4, Большемурашкинский межрайонный следственный отдел – 2, следственный отдел по Советскому району и Лысковский межрайонный следственный отдел – по 1 делу). В 2008 году – 6 (2 месяцев 2010 года – 1).

Наиболее часто встречаемые нарушения и основания для возвращения уголовных дел: недостаточно полно указана объективная сторона преступления, либо обстоятельства, изложенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, не соответствуют фактически установленным в ходе следствия; недостаточность доказательств, подтверждающих вину должностных лиц, нарушения права обвиняемого на защиту, неправильное составление обвинительного заключения, необоснованное исключение из обвинительных заключений доказательств стороны защиты, технические ошибки, допущенные при составлении процессуальных документов.

Следователями недостаточно принимается мер по организации наиболее важных следственных и процессуальных действий, вследствие этого допускаются нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, влекущие возвращение дела для дополнительного расследования.

В Шахунском и Большемурашкинском межрайонных следственных отделах допущены случаи неоднократного возвращения прокурорами двух дел о коррупционных преступлениях для дополнительного расследования (Шахунский МСО – 4 раза направлялось дело по обвинению Маштакова, Большемурашкинский МСО – 2 раза направлялось дело по обвинению Воронина). Анализ решений прокуроров по этим делам показал, что в большинстве случаев требования прокуроров были обоснованными.

Судом в порядке ст. 237 УПК РФ в истекшем году возвращено 6 дел о коррупционных преступлениях (АППГ – 7, 2 месяца 2010 года – 1). Дела возвращались судом в Выксунский межрайонный следственный отдел – 2, Борский городской следственный отдел, Балахнинский и Дзержинский межрайонные следственные отделы, следственный отдел ЗАТО г. Саров – по 1 делу.

В большинстве случаев основной причиной возвращения уголовных дел судами являлось нарушение п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ - несоответствие обвинительного заключения требованиям Уголовно-процессуального кодекса РФ, предъявляемым к его составлению, что исключало возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Чаще судом в качестве обоснования указывалось на несоответствие обвинительного заключения и постановления о привлечении в качестве обвиняемого обстоятельствам совершенного преступления, установленным в ходе следствия.

Распространенными основаниями для возвращения уголовных дел являлись нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, а именно: несоблюдение требований, предъявляемых к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению. В частности, не указывались: время, место совершения преступления, все пункты или части статей Уголовного кодекса РФ, вменяемых в вину; форма вины, должностные полномочия, нормативный акт, которым они предусмотрены.

В большинстве случаев решения прокуроров и судей по возвращению уголовных дел о коррупционных преступлениях были обоснованными. Следователи допускали элементарные нарушения норм Уголовного кодекса РФ и Уголовно-процессуального кодекса РФ, которые руководителями отделов своевременно выявлены не были.

Как известно, производство расследования по так называемым «старым» делам о нераскрытых опасных преступлениях значительно сложнее, чем по делам иных категорий. Зная это, отдельные следователи неохотно работают по ним.

Поэтому в целях установления специального контроля и в необходимых случаях оказания практической помощи в установлении и изобличении виновных лиц отделами криминалистики и процессуального контроля следственного управления изучены все уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, предварительное следствие по которым было приостановлено.

В связи с приоритетностью указанного направления следственной деятельности аппаратом управления сделаны необходимые выводы: организован учет всех уголовных дел, подследственных следователям Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, о преступлениях прошлых лет; подготовлены приказы, регламентирующие организацию и деятельность постоянно действующих следственно-оперативных групп, аналитических групп по раскрытию преступлений прошлых лет; в территориальных следственных отделах на постоянной основе из числа наиболее опытных сотрудников созданы аналитические группы по раскрытию преступлений прошлых лет.

Координирующая роль по раскрытию преступлений прошлых лет возложена на отдел криминалистики.

При проверке уголовных дел выявлена неполнота расследования, а также ряд характерных нарушений, в результате которых преступления оставались нераскрытыми.

Основная цель дополнительного расследования заключается, в первую очередь, в проведении комплекса следственных действий с учетом новых возможностей экспертных исследований, корректировке планов проведения оперативно-розыскных мероприятий, использовании практического опыта следователей других субъектов Российской Федерации, а также дополнительной проверки лиц, ранее заподозренных на причастность к совершению преступлений. Проведена инвентаризация вещественных доказательств, по которым при наличии следов биологического происхождения назначены генотипоскопические экспертизы, ранее не проведенные по объективным причинам, что по двум уголовным делам дало положительные результаты.

Все проведенные мероприятия способствовали повышению качества следственной работы по таким преступлениям, улучшился показатель раскрываемости этих преступлений.

Предложения.

В связи с имеющимися проблемами в отдельных следственных отделах по раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений, значительному остатку уголовных дел, в том числе по которым предварительное следствие приостановлено, всем сотрудникам следственных отделов необходимо принять дополнительные меры к сокращению остатка уголовных дел, особенно по убийствам, причинениям тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, изнасилованиям.

Сокращать сроки предварительного следствия по уголовным делам указанных категорий. Для этого за период март-май текущего года принять меры к тому, чтобы максимальное количество уголовных дел об убийствах, причинениях тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, изнасилованиях, в том числе и многоэпизодные, по которым лица установлены, были направлены в суд, в том числе и отделом по расследованию особо важных дел.

Не должно быть допущено случаев волокиты по таким уголовным делам. В дальнейшем при скоплении большого количества убийств с лицами в одном отделе будут задействованы для их расследования следователи из других отделов.

Особое внимание уделять: своевременному и правильному изъятию имеющихся биологических объектов и дальнейшей их проверке по ДНК-учетам; использованию в раскрытии неочевидных преступлений компьютерной программы «ФОРВЕР»; выявлению серийных преступлений с помощью компьютерной базы «Глухарь» Главного управления криминалистики Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Заключение.

Уважаемые коллеги, завершая свое выступление, хочу дополнить, что приведенные мною примеры неудачного расследования, следствием чего явилось неустановление виновных лиц, ставит перед всеми нами проблему поисков путей совершенствования ведения следствия, ухода от сложившихся вредных стереотипов, от поверхностного подхода к расследованию, когда основная причина несвоевременного раскрытия преступления кроется не в объективных трудностях, а в тех ошибках, которые часто допускаются на первоначальном этапе расследования.

Дело даже не в криминалистике, а в отношении с самого начала к конкретному уголовному делу и даже не к делу, а к своим служебным обязанностям. При обучении следователей необходимо устранять равнодушное отношение к защите интересов потерпевших, воспитывать гражданскую позицию и тогда исчезнет поверхностность, равнодушие и халатность.

Надеюсь, что обсуждаемые в рамках конференции проблемы найдут отклик и пройдут с пользой для всех. Нам надо обменяться положительным опытом, принять на вооружение лучшие достижения и применить их в свою практику. Нам надлежит проанализировать работу следственных подразделений, разобраться в причинах низкой эффективности деятельности отдельных следственных подразделений и выработать конкретные меры для улучшения следственной работы.

Из нашей конференции необходимо извлечь максимальную пользу и принять меры к усилению позиций следственных органов по указанным выше направлениям работы.


Организационные вопросы взаимодействия

следствия с органами дознания.

Первый заместитель начальника

Главного управления внутренних дел

по Нижегородской области

Цыганов Виктор Степанович

Добрый день, уважаемые коллеги!

В своем выступлении мне бы хотелось охарактеризовать общую обстановку по раскрытию преступлений против личности за 2009 год и 2 месяца 2010 года. Необходимо, чтобы вы знали статистику раскрываемости. На некоторых вопросах я хотел бы остановиться более подробно.

По итогам 2009 года зарегистрировано 333 убийства. Это на 65 преступлений меньше, чем в 2008 году. Окончено уголовных дел по данной категории преступлений на 2 больше по сравнению с прошлым годом.

По итогам 2009 года наблюдается снижение количества преступлений с так называемыми «особыми» составами:

· по фактам безвестного исчезновения граждан возбуждено 8 уголовных дел, из которых 3 преступления раскрыто, 3 преступления не раскрыто и два уголовных дела прекращено в связи с установлением места нахождения лица, ранее числившегося безвестно отсутствующим;

· в отношении двух и более лиц было совершено 12 убийств, из которых 10 раскрыто, 2 осталось не раскрытыми;

· с применением огнестрельного оружия было совершено 15 убийств, из которых 12 раскрыто, 3 осталось не раскрыто и по 1 уголовному делу, возбужденному в Ленинском районе г.Н.Новгорода, подозреваемое лицо объявлено в федеральный розыск.

В 2009 году в квартирах и частных домах совершено 196 преступлений (58,9 %). 89 преступлений (26 % от всех зарегистрированных убийств) было совершено на бытовой почве, из корыстных побуждений – 37, в состоянии алкогольного опьянения – 217 (60% от всех преступлений). Больше всего преступлений совершено в период с 12 до 20 часов (95 преступлений). 266 убийств (79%), как и в прошлый период, совершено безработными лицами. Иностранными гражданами в 2009 году совершено на 5 убийств меньше, чем в прошлом году. Всего было совершено 5 убийств, в прошлом году – 10. Лицами без определенного места жительства совершено 27 убийств. Это на 12 преступлений больше, чем в 2008 году. Несовершеннолетними – 18 убийств. На 32 преступления больше было совершено группой лиц. Это 42 преступления, тогда как в 2008 году только 10. 162 убийства совершено лицами ранее судимыми.

За прошедший год также было зарегистрировано 2 преступления по линии заказных убийств. Это убийство Максимова, совершенное в 2001 году в Автозаводском районе г.Н.Новгорода, и покушение на убийство Князева в 2009 году в Канавинском районе г.Н.Новгорода.

По линии серийных преступлений зарегистрировано 73 убийства.

Это краткая характеристика и анализ преступности за прошлый год на территории Нижегородской области.

Прошедший год был очень сложным, в том числе и в плане оперативного сопровождения расследования ряда серьезных, резонансных преступлений.

В истекшем году было проведено 119 совместных оперативных совещаний, по результатам которых было раскрыто 34 тяжких преступления против личности, совершенных в условиях неочевидности. Следовательно, подобного рода совещания приносят положительный результат. В текущем году уже было проведено 21 совместное совещание следственных и оперативных подразделений, по результатам которых был раскрыт ряд преступлений, предусмотренных ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Хотел бы обратить внимание присутствующих на то, что в настоящее время очень сложная обстановка с раскрытием преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 УК РФ. Можно сказать, это является провальным моментом нашей работы. Особенно по тем преступлениям, которые остались не раскрытыми с прошлого года. Дело в том, что отсутствует удовлетворительная работа по организации раскрытия преступлений, предусмотренных частями 1-3 ст. 111 УК РФ, когда потерпевший еще жив. Это составы, отнесенные к подследственности органов внутренних дел, в связи с чем руководители следственных органов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации не отслеживают эти статьи. Практика показывает, что на первоначальном этапе предварительного следствия по данного рода преступлениям руководством органов внутренних дел не организуется должная работа. Осмотр места происшествия по данным фактам очень слабый, поверхностный. Зачастую утрачиваются вещественные доказательства. А в результате, когда потерпевший умирает, и уголовное дело переквалифицируется на ч. 4 ст. 111 УК РФ, мы получаем все те проблемы с раскрытием указанных преступлений, которые существуют в настоящий момент. Я согласен с заместителем руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области Денисовым Л.В., что сегодня необходимо создать следственно-оперативную группу для раскрытия и расследования преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 УК РФ, чтобы в первом полугодии 2010 года снять определенную напряженность в этом вопросе. По этой категории преступлений необходимо проведение очень серьезных комплексных экспертиз, дополнительных допросов и других следственных действий. Я думаю, что эту работу мы должны обязательно провести. Также я прошу руководителей районных, межрайонных и городских следственных отделов более предметно отслеживать ситуацию с причинением тяжкого вреда здоровью лиц. Тогда своевременно будут передаваться уголовные дела, своевременно контролироваться ситуация. Более жесткие требования необходимо предъявлять к органам внутренних дел по проведению первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Хотелось бы обратить ваше внимание на вопросы взаимодействия оперативных и следственных подразделений. Сегодня можно говорить о раскрытии большого количества сложных преступлений. Обо всех аспектах раскрытия, может быть, и не расскажешь, так как необходимо соблюдать определенный режим секретности. Однако на некоторых моментах взаимодействия я хотел бы остановиться подробнее.

Уголовное дело, возбужденное по факту убийства Григоряна . Именно слаженная работа сотрудников следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области и сотрудников Главного управления внутренних дел по Нижегородской области позволила нам выйти на новый уровень использования возможностей экспертно-криминалистического центра при проведении нетрадиционных исследований. Мы привыкли к традиционным методам обнаружения маркировок на номерных агрегатах автотранспортных средств. Вместе с тем преступники на месте не стоят, совершенствуются. Поэтому при расследовании указанного убийства сотрудникам Экспертно-криминалистического центра при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области пришлось разработать новый способ обнаружения номеров на агрегатах транспортных средств, что существенно помогло при расследовании данного преступления. В настоящее время эта методика апробируется в Экспертно-криминалистическом центре при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области и в Главном экспертно-криминалистическом центре МВД России. Это действительно серьезный прорыв по установлению номерных агрегатов.

Хотелось бы также сказать о современных возможностях ДНК-экспертиз. Посмотрите, какой колоссальный труд проделали и руководители следственного управления, и руководители Главного управления внутренних дел по Нижегородской области, и руководители районного следственного отдела при раскрытии изнасилования и убийства несовершеннолетней девочки в Вадском районе Нижегородской области . Ход расследования данного уголовного дела стоял на контроле у руководителя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, в Министерстве внутренних дел Российской Федерации. И действительно честь, что мы смогли раскрыть данное преступление. В ходе предварительного следствия было установлено два лица, которые признавались в совершении данного преступления. Однако лишь ДНК-анализ позволил установить истину по данному уголовному делу. Экспертному исследованию было подвергнуто очень большое количество биологических образцов потенциальных подозреваемых. В результате преступник был установлен, задержан и заключен под стражу.

То же самое касается использования полиграфа при расследовании преступлений. Этот метод достаточно активно внедряется в следственную практику и также позволяет установить и привлечь к ответственности именно то лицо, которое совершило преступление.

Хотел бы обратить внимание присутствующих еще на одну серьезную проблему, суть которой я поясню на примере. В марте 2010 года следственным отделом по Ленинскому району г.Нижнего Новгорода следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области возбуждено уголовное дело по факту убийства Воробьева. До настоящего времени установить преступника не удалось, способ совершения убийства очень жестокий – удар сзади, нанесение большого количества телесных повреждений. Похищенные у Воробьева вещи наверняка были сданы в ломбард. И так происходит по подавляющему числу преступлений, где похищается какое-либо имущество – похищенное сбывается в ломбард. В связи с этим я обращаюсь к следователям. Когда сотрудники органов внутренних дел в ходе специальных операций изымают в ломбардах вещи, предположительно ранее похищенные, в том числе сотовые телефоны, и при последующей проверке изъятых вещей версии об их криминальном происхождении подтверждается, следователями не принимаются меры по возбуждению уголовных дел по ст. 175 УК РФ за сбыт краденного. Давайте мы принципиально определимся по этому вопросу. Потому что изымаются тысячи сотовых телефонов, которые без каких-либо документов хранятся под прилавками в ломбардах и тайно сбываются. Происхождение такого рода телефонов всем известно и понятно. Однако к владельцам ломбардов никаких мер ответственности не применяется. Поэтому у меня просьба к руководителям следственного управления особо обратить внимание на этот вопрос. Кроме того и по окончании расследования, и в ходе предварительного следствия необходимо вносить представления не только предпринимателям-владельцам ломбардов, но и информировать глав местного самоуправления, и земские собрания, и прокуратуру о подобного рода фактах. Необходима гласность в этом вопросе. Необходимо, чтобы лица, которые нарушают закон, привлекались к уголовной ответственности.

Также хотелось бы обратить внимание присутствующих, что положительные результаты при расследовании уголовных дел дает своевременное назначение и производство экспертиз. Я уже неоднократно говорил, что своевременность проведения экспертиз и их результаты позволяют на ранних этапах предварительного следствия правильно сформировать версию об обстоятельствах совершенного преступления. Примеров тому не мало.

Хотелось бы еще раз остановиться на вопросах осмотра места происшествия. Вот мы говорим, что с места происшествия необходимо изымать все возможные следы и объекты. Однако продолжаем проводить осмотры поверхностно. Сколько раз мы выезжали на места, в том числе с прокурорами-криминалистами, в том числе на повторные осмотры. И раз от раза мы сталкиваемся с тем, что не можем изъять следы, потому что возникают какие-то трудности: то гипса нет, то еще чего-нибудь. И все молчат! Когда встает об это вопрос – всё сразу же появляется, следы обнаруживаются и изымаются. Непонятно, по какой причине у следователей изначально отсутствует принципиальность в этом направлении.

Далее хотелось бы остановиться на вопросах розыскной работы. В 2009 году за совершение убийств в розыске находилось 40 преступников. Из них разыскано 13, в розыске осталось 27. За причинение тяжкого вреда здоровью – 30, осталось в розыске – 17. За изнасилования – 22, осталось в розыске 15. В целом на протяжении последних лет количество не разысканных обвиняемых за совершение убийств остается значительным: 2-ой отдел милиции Управления внутренних дел по г.Н.Новгороду – 5 человек, управление внутренних дел по Балахнинскому району Нижегородской области – 3, по Борскому району – 4, по Дивеевскому району – 2. По фактам причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, самое большое количество лиц, находящихся в розыске, сохраняется в 3 отделе милиции Управления внутренних дел по г.Н.Новгороду, 6 отделе милиции Управления внутренних дел по г.Н.Новгороду, Управлениях внутренних дел по г.Дзержинску и г.Богородску. Я просил бы руководителей следственных органов и следователей еще раз вернуться к этим уголовным делам и посмотреть, что можно еще сделать для организации розыска обвиняемых. Если есть необходимость в проведении совместных оперативных совещаний, то они будут организованы, в том числе с участием представителей Главного управления внутренних дел по Нижегородской области. Где необходимо объявить лиц в международный розыск по линии «Интерпола», нам необходимо это сделать, но без участия органов предварительного следствия сегодня это сделать невозможно. В связи с чем я просил бы руководство следственного управления поддержать это направление.

Вы знаете, что сегодня уже подписан и поступил в Главное управление внутренних дел по Нижегородской области, следственное управление Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области и прокуратуру Нижегородской области совместный приказ «О порядке рассмотрения заявлений и сообщений о безвестном исчезновении граждан». Это дополнение к приказу № 213, который действует в настоящее время. В соответствии с указанным приказом, заявление о безвестном исчезновении гражданина должно быть принято и зарегистрировано в дежурной части органа внутренних дел незамедлительно, независимо от наличия полных установочных данных, фотографии и других сведений о разыскиваемом лице. В развитие упомянутого приказа подготовлено и находится на согласовании совместное указание начальника Главного управления внутренних дел по Нижегородской области, руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Нижегородской области и прокурора Нижегородской области. Упомянутый приказ совершенно по-новому регламентирует процедуру принятия, рассмотрения и разрешения сообщений о безвестном исчезновении граждан. Однако его положения настолько объемны, что оглашать их в рамках конференции нецелесообразно. Сейчас вопросы, связанные с безвестным исчезновением граждан, приобретают очень серьезный характер. Очень внимательно нужно подходить к вопросам возбуждения уголовных дел по данным фактам, к осмотру места происшествия.

Хотелось бы остановиться на вопросах использования технических средств при раскрытии и расследовании преступлений. Приходится констатировать, что следователями не используются возможности, предоставляемые единой информационной системой «Клиент», с помощью которой можно незамедлительно установить или уточнить персональные данные фигуранта, реквизиты его паспорта, ИБД «Розыск», ИБД «Регион», переслать фотографии хорошего качества, проверить передвижения фигуранта, его связи, направить для проверки электронной почтой дактокарты, получить информацию о наличии в розыске других материалов, установить наличие автомашины, в том числе используемой по доверенности, факты нарушения правил дорожного движения, установить пассажиров, находившихся в машине фигуранта в момент нарушения правил дорожного движения, а в зависимости от возможностей региональной базы данных получить другую важную информацию – наличие заграничного паспорта, лицензии на оружие, региональная система учета иностранных граждан (пересечение госграницы государств-участников СНГ, дата пересечения, место, способ пересечения, номер миграционной карты, период пребывания). Я просил бы следователей перед объявлением в розыск подозреваемых и обвиняемых давать четкое поручение органам дознания с конкретными сроками его исполнения, чтобы оперативный сотрудник ответил вам по всем вышеперечисленным вопросам. Чтобы он проверил разыскиваемого по всем указанным учетам, и в случае неполучения интересующей информации вы бы могли со спокойной совестью направить материалы на розыск того или иного лица. В таком случае материал будет более качественным. Я думаю, что такие рекомендации мы еще с руководителем отдела криминалистики проработаем и направим на места.

Говоря о вопросах государственной защиты участников уголовного судопроизводства, хотел бы отметить, что на сегодняшний момент по линии следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области вынесено 9 постановлений о применении мер государственной защиты. В сравнении: следственной частью Главного управления внутренних дел по Нижегородской области вынесено 6 постановлений, Нижегородским областным судом – 4 постановления, районными судами Нижегородской области – 1 постановление. Непосредственно связана с вопросами государственной защиты участников уголовного судопроизводства проблема возбуждения уголовных дел по ч. 2 ст. 309 УК РФ – принуждение свидетелей к даче заведомо ложных показаний. Сегодня 2 уголовных дела уже возбуждено, и 1 уголовное дело направлено в суд. Это первое уголовное дело, которое было возбуждено по данной статье и направлено в суд в Приволжском федеральном округе. Мы отслеживаем результаты расследования данного уголовного дела и будем нарабатывать практику по данному направлению. Поэтому сегодня необходимо выносить такие постановления и в данном направлении работать. Еще один недостаток в этом направлении – сотрудники подразделения, осуществляющего государственную защиту участников уголовного судопроизводства, не вводятся следователями в состав следственно-оперативных групп при расследовании преступлений. Они должны быть участниками следственно-оперативных групп и незамедлительно принимать те меры, которые вы как следователи посчитаете необходимыми принять.

И последнее: направление, связанное с преступлениями экстремистской направленности. Мы знаем, что 2008 и 2009 года были достаточно сложными годами для Нижегородской области. Было выявлено 51 преступление экстремистской направленности. Это самый высокий показатель среди субъектов, входящих в Приволжский федеральный округ. В текущем, 2010 году, было также возбуждено несколько уголовных дел, связанных с экстремизмом. Мы сталкиваемся с очень серьезной проблемой – это вопросы исследования экстремистских материалов. На 90 % эти преступления представляют собой преступления общеуголовной направленности. Деятельность восьми преступных сообществ экстремистской направленности была пресечена в истекшем году, и уголовные дела в отношении них направлены в суд. В настоящее время основной вопрос у нас связан с различными молодежными, религиозными течениями экстремистской направленности, которые функционируют на территории Нижегородской области. Проблема вот в чём: учитывая, что законом у нас предусмотрена оплата только экспертиз, исследования материалов экстремистской направленности бюджетом не оплачиваются. Рассмотрев опыт других регионов, мы нашли положительный опыт проведения исследований материалов экстремистской направленности до возбуждения уголовного дела в Санкт-Петербургском государственном университете, где создан экспертный центр по изучению этой проблемы. Специалисты этого вуза выдают заключения, которые являются основаниями для возбуждения уголовного дела, а в последующем проводят экспертизы. Нам необходим сегодня такой центр. Я выступал на антитеррористической комиссии при губернаторе Нижегородской области, где поднимал этот вопрос. Сегодня я просил бы поддержку следственного управления, чтобы мы общими усилиями вышли с предложением, чтобы такой центр был создан при каком-нибудь нижегородском вузе. Такой центр нам сегодня необходим.

В заключении хотел бы поблагодарить за совместную работу следователей, которые внесли свой вклад в общую копилку раскрытия и расследования очень серьезных преступлений, совершенных на территории Нижегородской области.


Новые требования, предъявляемые

к осуществлению процессуальной деятельности.

Начальник управления

по надзору за следствием, дознанием

и оперативно-розыскной деятельностью

прокуратуры Нижегородской области

Шиленков Денис Владимирович

Уважаемые коллеги!

Учитывая, что наше совещание носит информационный характер, я хотел бы остановиться на ряде моментов, которые были уже доведены до районных прокуроров для руководства при осуществлении надзорной деятельности.

Центральным аппаратом Генеральной прокуратуры Российской Федерации был признан не соответствующим требованиям уголовно-процессуального законодательства приказ Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 07.09.2007 № 6 «О мерах по организации предварительного следствия» в части, касающейся исчисления процессуальных сроков, а именно п. 27 этого приказа, в соответствии с которым вы обжаловали решение прокурора о возврате уголовного дела. Согласно приказу, срок для обжалования решения прокурора не засчитывался в общий срок предварительного следствия. В настоящее время срок, установленный для обжалования, вы должны засчитывать в общий процессуальный срок, если вышестоящий прокурор отказал в удовлетворении жалобы и дело поступило для дальнейшего расследования. Почему сделан такой вывод? Мнение Генеральной прокуратуры Российской Федерации таково, что обжалование следователем действий прокурора представляет собой повторное направление уголовного дела с обвинительным заключением вышестоящему прокурору. Это первое.

Второе – уже упоминавшаяся в выступлениях практика Европейского суда по правам человека. Учитывая, что у вас в производстве находится определенное количество уголовных дел, где используются результаты оперативных разработок, следует обратить внимание на решение Европейского суда по правам человека «Быков против Российской Федерации». Речь идет об оперативном эксперименте, при проведении которого использовался скрытый радиопередатчик. Суть оперативного эксперимента заключалась в том, что лицо, привлеченное для его исполнения, было снабжено радиопередающим устройством для фиксации разговора. По указанию сотрудников милиции он прибыл в гостевой дом Быкова и сообщил об исполнении заказа – убийства. Состоявшийся разговор был передан при помощи радиопередающего устройства и записан сотрудниками правоохранительных органов с помощью специальных технических средств. В дальнейшем эта аудиозапись была использована в суде в качестве одного из доказательств совершенного Быковым преступления. В соответствии с действующим федеральным законодательством, производство оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением тайны телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений, а также связанных с ограничением неприкосновенности жилища, санкционируется судом. В данном случае Европейский суд по правам человека трактует эти нормы более широко и считает, что национальное законодательство должно предусматривать защиту от произвольного вмешательства в право на личную жизнь, предусмотренное ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; что закон должен определять рамки предоставленных компетентным органам полномочий, а также способы их исполнения достаточно понятным образом, чтобы надежно защищать граждан от произвольного вмешательства в их жизнь. В рассматриваемом случае полномочия компетентных органов по принятию решения о перехвате разговоров Быкова не были ничем обусловлены, а рамки и способы его проведения не были ничем ограничены. То есть фактически Европейский суд по правам человека предлагает, чтобы производство такого рода оперативного эксперимента санкционировалось судом.

В прокуратуры субъектов Российской Федерации поступило письмо заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, в котором подчиненный прокурорский корпус ориентирован на то, что в случае проведения таких оперативно-розыскных мероприятий как оперативный эксперимент, должно быть соответствующее разрешение суда на его проведение. Поэтому, если к вам поступают материалы оперативных разработок, вы должны смотреть, чтобы была соответствующая санкция суда. Нижегородский областной суд уже ориентировал в аналогичном направлении оперативные подразделения Главного управления внутренних дел по Нижегородской области.

Теперь что касается новой, уже упоминавшейся в предыдущих выступлениях, инструкции о порядке разрешения заявлений и сообщений о безвестном исчезновении граждан. Здесь я бы хотел остановиться на нескольких моментах. Во-первых, перечень тех обстоятельств, которые наиболее вероятно дают основания полагать, что безвестное исчезновение лица связано с совершением в отношении него преступления и требуют незамедлительного возбуждения уголовного дела, несколько расширен. Я предлагаю внимательно изучить данную инструкцию следователям и руководителям следственных органов, так как при проверке отказных материалов по фактам безвестного исчезновения граждан мы будем руководствоваться положениями данной инструкцией.

И последнее. В июне 2010 года аппаратом Генеральной прокуратуры РФ будет проводиться проверка достоверности статистических данных. Эта проверка коснется, в первую очередь, прокуратуру Нижегородской области, и одновременно будут проверяться объекты надзора, то есть органы внутренних дел и следственные органы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Конечно объемы учетной документации, которой приходится заполнять сотрудникам Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, гораздо меньше, чем в органах внутренних дел, но чтобы не было аврального положения с выставлением статистических карточек и снижением показателей работы, требование прокуратуры Нижегородской области – выставлять все карточки вовремя. Все замечания, которые сделают в ходе проверки нам, автоматически будут переадресованы и вам.

Спасибо за внимание.


Основные проблемы при назначении и проведении

судебно-медицинских экспертиз в Бюро судебно-медицинских экспертиз Нижегородской области.

Вопросы повышения доказательственного значения экспертиз.

Заведующий Автозаводским отделением

Нижегородского областного бюро

судебно-медицинских экспертиз

Макаров Василий Иванович

Добрый день, уважаемые коллеги!

В рамках обозначенной для выступления тематики мы рассмотрим два основных вопроса:

1. Упущения следователей при назначении судебно-медицинских экспертиз.

2. Алгоритм проведения судебно-медицинских экспертиз неопознанных трупов.

Сразу хочется сказать, что по второму вопросу мы никогда не выступали, чем и определяется практическая значимость указанной тематики. Что же касается первого вопроса, то к нему мы возвращаемся ежегодно, выступаем уже не в первый раз. Достаточно вспомнить выступление нашего руководителя – профессора Эделева Н.С., заведующего дежурным подразделением Краева И.П., заведующей организационно-методическим отделом Мартус С.В., заведующей биологическим и цитологическим отделом Ревнитской Л.А. Несмотря на это, некоторые негативные моменты продолжают сохраняться. Конечно, в связи с этими негативными моментами мы не ставим своей целью кого-то привести к школьной доске, поэтому я буду просто систематизировать и говорить о тех упущениях, которые имеются вообще, в целом. Они свойственны любому следственному отделу, поэтому конкретики по отделам не будет.

Рассмотрим конкретные упущения, которые имеются в действиях следователей при назначении судебно-медицинских экспертиз.

Во-первых, большинство постановлений о назначении судебно-медицинских экспертиз не оформлено надлежащим образом, а именно: отсутствуют угловые штампы, конкретно не указывается дата, время и обстоятельства происшествия. В основном звучит стандартная фраза: «Труп обнаружен с признаками насильственной смерти». И всё.

Во-вторых, при назначении биологических и цитологических экспертиз в установочной части постановления отсутствуют сведения о наличии кровоточащих повреждений у потерпевших и подозреваемых лиц, сведений об обработке этих повреждений (протирании, обмывании и так далее) предполагаемых орудиях травмы, не редко не указываются полностью имя и отчество фигурантов, ограничиваются только инициалами; не дается разрешение проводить все необходимые манипуляции с объектами и образцами (иссечение кусочков ткани со специфическими наложениями с различных предметов одежды). А такие манипуляции возможны только с разрешения следователя.

Практически в 100 % случаев нет ответной части в постановлениях о назначении медицинских судебных экспертиз, а именно: номера телефона следователя. Поэтому невозможно экстренно, если в этом возникает необходимость, связаться с лицом, назначившим экспертизу.

В доброй половине случаев вопросы, подлежащие разрешению в ходе экспертизы, излагаются в унифицировано-компьютерном варианте без учета особенностей конкретного случая. Просто приводится заранее подготовленный перечень из 10-12 вопросов. Например, следователь осматривает гнилостно измененный труп, обнаруженный в подвале, или осматривает резко завшивленный труп лица без определенного места жительства, или труп человека преклонного возраста, и всё равно ставится вопрос об определении наличия наркотических веществ во внутренних органах трупа. С нашей точки зрения, в таких ситуациях этот вопрос в общем-то не уместен. Тем не менее он ставится на разрешение. Хотя я должен сказать, что, во-первых, полный судебно-химический анализ – это очень дорогостоящее исследование, во-вторых, проводится он довольно длительное время, и тем самым, ожидая его результатов, мы приближаемся к месячному сроку выполнения экспертизы, хотя могли бы это сделать значительно раньше.

Еще один вопрос, который всегда вызывает недоумение. При отсутствии наружных повреждений на трупе, осмотренном на месте происшествия с участием специалиста-медика, тем не менее в постановлении о назначении судебно-медицинской экспертизы фигурирует вопрос: «определить направление раневых каналов». Ну какие могут быть направления раневых каналов, если нет наружных повреждений? Тем не менее мы обязаны отвечать на данный вопрос.

Не указываются сведения о материалах, которые предоставляются в распоряжение экспертов: или вообще отсутствуют какие-либо данные в постановлении, или нет указаний о предоставлении в распоряжение эксперта копии протокола осмотра трупа, какой-то медицинской документации и так далее. Если вы нам не предоставили эти материалы, то, соответственно, мы не можем их использовать. Нет в постановлении информации о том, что с трупом доставляется медицинская карта стационарного больного, значит мы не можем оценить клиническую картину течения той или иной травматической патологии. Этот момент из заключения эксперта автоматически исключается.

Еще хотелось бы коснуться вопроса предоставления копий протоколов осмотра места происшествия и осмотра трупа. В большинстве случаев на момент производства экспертизы они либо отсутствуют, либо представлены в виде незаверенных рукописных плохо читаемых фрагментов, без указания лиц, участвующих в осмотре, без даты, времени осмотра, а в ряде случаев и без указания на время фиксации трупных явлений, что имеет принципиальное значение при установлении давности наступления смерти. За время с момента осмотра трупа на месте происшествия до момента начала его исследования в морге картина трупных явлений стабилизируется настолько, что мы не можем говорить более или менее конкретно о давности наступления смерти и ограничиваемся общим выводом, что смерть наступила за 1-2 суток до момента секции трупа. Следствие такое решение вопроса не устраивает, но если не указано время фиксации трупных явлений, то лучше мы уже ничего сделать не сможем.

При экспертизе трупов, даже в случае неочевидных убийств, следователи, как правило, уклоняются от личного присутствия на вскрытии с вытекающими отсюда последствиями в виде телефонных звонков и телефонных переговоров сначала с оперативниками уголовного розыска, затем с дознавателями, следователями, и каждый раз рассказываешь по тому или иному трупу, что мы там обнаружили. Кстати отметим, что в ряде регионов России экспертиза трупа не начинается вообще до момента прибытия следователя на вскрытие. В ходе вскрытия трупа следователь легко составит суждение о характере травмирующего орудия, о количестве и механизме травмирующих воздействий, о взаиморасположении потерпевшего и нападавшего, о возможности совершения потерпевшим активных целенаправленных действий, о времени причинения телесных повреждений, о причинно-следственной связи между обнаруженными на трупе повреждениями и наступившей смертью. То есть практически половина информации появляется у следователя в ходе выполнения экспертизы трупа.

При доставке вещественных доказательств в биологическое и цитологическое отделение нарушаются правила упаковки и маркировки объектов. Например, все предметы одежды и обуви доставляются в одном свертке, хотя должны упаковываться порознь. Предметы одежды, некоторые объекты и образцы нередко бывают заплесневелыми или с гнилостным запахом. Тампоны с содержимым влагалища и мазки-отпечатки с полового члена располагаются в одном конверте. Понятно, что ни о какой точности биологической или цитологической экспертизы в данных случаях говорить не приходится, и экспертизу вообще проводить нельзя. Или например, на маркировочной этикетке к свертку одежды имеется надпись о том, что в нем находится майка, а на самом деле содержимое свертка представляет собой кофту. Такие случаи имели место.

Еще один очень больной вопрос – хранение одежды и образцов от трупов. Как правило, одежда с механическими повреждениями, специфическими загрязнениями и наложениями, образцы крови, волос и другие объекты от трупа изымаются следствием через очень длительный срок, в течение которого происходит порча вещественных доказательств из-за длительного хранения в морге. В результате происходит потеря первоначальных свойств объекта-носителя повреждений и специфических наложений. Отметим, что в этом году Следственным комитетом при прокуратуре Российской Федерации принято решение о мерах по организации работы с предметами и объектами, полученными от трупов. Существует информационное письмо. Оно у нас есть. В нем был поставлен конкретный срок, до которого следственные органы должны были изъять все необходимое. Вместе с тем, не определены конкретные максимальные сроки изъятия одежды и объектов-образцов после окончания производства судебно-медицинской экспертизы трупа. А это крайне необходимо. Если я буду знать конкретный срок, в течение которого вы обязаны изъять все то, что мы взяли от трупа, то мне будет легче хранить эти объекты, потому что трупов поступает много. Через автозаводский морг ежегодно проходит 1500 – 2000 трупов. Нагрузка центрального морга – в 2-2,5 раза больше. И конечно, такое огромное количество одежды и объектов-образцов мы по техническим причинам хранить не можем. Кроме того, позднее изъятие предметов одежды и образцов приводит к затягиванию сроков следствия по уголовным делам.

Все указанные негативные моменты в еще большей степени присущи органам дознания и участковой службе. В связи с этим имеется предложение выступить с аналогичным сообщением на общегородском совещании руководителей указанных служб.

В заключении первого вопроса хотел бы отметить, что устранение указанных недостатков повысит доказательственную значимость судебно-медицинских экспертиз и ускорит их выполнение.

По второму вопросу относительно экспертизы неопознанных трупов.

По усредненным данным ежегодно в судебно-медицинские морги России поступает около 30 000 неопознанных трупов. Из этого общего количества трупов личность устанавливается в 25 – 30 % случаев. Сразу хотел бы сказать, что экспертиза неопознанных трупов, обнаруженных на территории г.Н.Новгорода, производится только в Автозаводском отделении Нижегородского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. Это одна из основных задач этого специализированного отделения. Применительно к районам Нижегородской области, экспертиза неопознанных трупов проводится в районных и межрайонных подразделениях бюро судебно-медицинской экспертизы.

При обнаружении неопознанного трупа, перед органами дознания и следствия, прежде всего, стоит вопрос о его опознании. Эта задача разрешается ими независимо от причин смерти неопознанного лица. Отметим, что особо важен вопрос опознания лица в случае его насильственной смерти, так как без опознания часто невозможно раскрыть тяжкое преступление. Эксперту-тонатологу при проведении такой экспертизы кроме обычных вопросов о причине и давности наступления смерти, о наличии и характере повреждений, также должна быть поставлена задача установить возраст и выявить все приметы внешности потерпевшего. Желательно участие судебно-медицинского эксперта на месте обнаружения неопознанного трупа с осмотром его, так как все особенности неопознанного трупа, в частности, словесный портрет, очень быстро искажаются по прошествии какого-то, даже очень короткого, промежутка времени. Поэтому, чем раньше вы зафиксируете в протоколе осмотра все особенности трупа, словесный портрет, имеющиеся идентификационные особенности (татуировки, рубцы), предметы одежды трупа с указанием каких-то особенностей, позволяющих более точно говорить о предмете одежды, тем будет лучше.

До недавнего времени работа по идентификации неопознанных трупов в г.Н.Новгороде была не очень слаженной. В частности, неопознанный труп поступал в Автозаводское отделение Нижегородского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. Проводилась экспертиза трупа, после чего он лежал сутки, двое, трое, четверо и так далее. По мере увеличения сроков давности наступления смерти происходило искажение всех идентифицирующих свойств. Наконец, появлялся эксперт-криминалист с оперативником, начинали дактилоскопировать труп, составлять идентификационные карты и так далее. О точности таких данных говорить не приходится. Это я говорю о той картине, которая была до недавнего времени. Сейчас у нас дело обстоит совершенно по иному. Ежедневно в Автозаводский судебно-медицинский морг приезжает эксперт-криминалист 3 оперативно-розыскной части Главного управления внутренних дел по Нижегородской области, ежедневно трупы дактилоскопируются, фотографируются по правилам сигналитической фотографии (фас и оба профиля), ежедневно составляется запрос идентификационных сведений при экспертизе конкретного неопознанного трупа. Сиюминутно после окончания экспертизы все данные (биологическая характеристика, все антропометрические данные, описание одежды, строение зубного аппарата, какие-то особенности, выявленные при экспертизе трупа) передаются в Бюро регистрации несчастных случаев. Таким образом, правоохранительные органы обладают всей необходимой информацией для установления личности. У нас есть маленькое ноу-хау: эти запросы, которые должны составлять оперативника путем выборки сведений из текста заключения эксперта, составляются прямо у секционного стола, и один экземпляр запроса хранится в морге. Это очень удобно, так как нередко бывает так, что родственники или знакомые пропавших без вести лиц идут сначала в морг и говорят, что не могут найти человека 1,5 – 2 недели. Мы берем запросы за указанный период времени и смотрим по ним, не поступал ли в морг труп, похожий по описаниям. Если обнаруживается сходство, то мы сообщаем разыскивающему лицу номер идентификационного запроса и направляем его в Бюро регистрации несчастных случаев, где он может получить более подробную информацию о конкретном трупе.

Процесс идентификации личности трупа заканчивается основным моментом – моментом составления протокола предъявления трупа для опознания. Нужно сказать, что в этом вопросе у нас сейчас появилась небольшая проблема: если раньше органы внутренних дел нам предоставляли справки об опознании трупа по дактилоскопическим учетам, то последние 1-1,5 года нам таких справок не поступает. Причина этого мне не известна. И на деле получается не очень хорошая ситуация: человек опознан по дактилоскопическим учетам, а по нашим учетам труп числится как неопознанный. И потом, по прошествии определенного времени, возникают сложности. В качестве примера приведу следующую ситуацию. Не так давно нам звонили из правоохранительных органов Украины и интересовались трупом человека, который проходит по их уголовному делу. Мы начали выяснять и оказалось, что у нас в морге труп числится как неопознанный, а представители Украины называют фамилию, имя, отчество покойного, ссылаясь на справку Канавинского РУВД г.Н.Новгорода о том, что труп опознан по дактилоскопическим учетам. А у нас никакой информации нет. Всё это, естественно, несколько затрудняет работу.

Резюмируя изложенное, хочу сказать, что полнота и своевременность проведения всех указанных мероприятий по идентификации трупов, на наш взгляд, окажет положительный эффект при установлении личности умершего, а также при раскрытии тяжких преступлений и розыске преступника.

Спасибо за внимание.


Современные возможности государственного учреждения

Приволжский региональный центр судебной экспертизы

Министерства юстиции Российской Федерации

в проведении экспертиз.

Заместитель начальника

Приволжского регионального центра

судебной экспертизы

Министерства юстиции России

по основной деятельности

Пронин Владимир Николаевич

1. Производство экспертиз

Как и раньше, основной целью деятельности государственного учреждения Приволжский региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации (далее – Приволжский РЦСЭ) является оказание максимально возможного содействия правоохранительным органам и судам посредством производства судебных экспертиз.

Так, в 2009 году в Приволжском РЦСЭ было выполнено 3639 судебных экспертиз, из них:

1) 1518 экспертиз для органов Министерства внутренних дел Российской Федерации, что составляет 41% от общего числа выполненных экспертиз;

2) 1347 экспертиз для судов – 37%;

3) 716 экспертиз для органов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации – 20%;

4) 41 экспертиза для органов ФСКН – 1.5%;

5) 17 экспертиз для органов ФСБ, ФТС, ФССП – 0.5%.

Таким образом, основными заказчиками экспертиз в Приволжском РЦСЭ являются подразделения Министерства внутренних дел, суды и Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации.

Из общего количества экспертиз, выполненных для органов Следственного комитета, 673 экспертизы выполнены для следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области, что составляет 94% от всех выполненных экспертиз для органов прокуратуры, в том числе по видам экспертиз:

1) 344 криминалистических экспертизы материалов, веществ и изделий, что составляет 51% от выполненных экспертиз для следственного управления области или 48% от выполненных экспертиз данного вида.

При этом подавляющее большинство от криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий, выполненных для органов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, составляют экспертизы волокнистых материалов – 84%.

2) 80 почерковедческих экспертиз и технических экспертиз документов, что составляет 12% от выполненных экспертиз для следственного управления области и 12% от выполненных экспертиз данного вида.

3) 77 экспертиз оружия и обстоятельств выстрела, что составляет 11% от выполненных экспертиз для следственного управления области или 80% от выполненных экспертиз данного вида.

4) 61 экспертиза видео- и звукозаписей, что составляет 9% от выполненных экспертиз для следственного управления области или 64% от выполненных экспертиз данного вида.

5) 19 лингвистических экспертиз, что составляет 3% от выполненных экспертиз для следственного управления области или 38% от выполненных экспертиз данного вида.

6) 16 трасологических экспертиз, что составляет 2% от выполненных экспертиз для следственного управления области или 20% от выполненных экспертиз данного вида.

7) 16 автотехнических экспертиз, что также составляет 2% от выполненных экспертиз для следственного управления области или 48% от выполненных экспертиз данного вида.

8) Также было выполнено 9 биологических экспертиз, 8 бухгалтерских и финансово-экономических экспертиз, 6 компьютерно-технических и 6 строительно-технических экспертиз, 5 товароведческих экспертиз.

Таким образом, наибольшее количество экспертиз, выполненных для следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области в 2009 году, составили экспертизы волокнистых материалов, а также почерковедческие экспертизы, экспертизы обстоятельств и следов выстрела, экспертизы видео- и звукозаписей.

В 2009 году было выполнено 65 экспертиз с превышением установленного 30-ти дневного срока, что составляет около 10% от всех экспертиз, выполненных для следственного управления области. По таким видам экспертиз, как лингвистические, психологические, компьютерно-технические, финансово-экономические экспертизы, экспертизы видео- и звукозаписей – этот показатель составил около 40%. В 2008 году этот же показатель составлял около 80%.

В основном, снижение сроков производства судебных экспертиз удалось обеспечить за счет отказа от выполнения несудебных экспертных исследований по материалам доследственных проверок, что напрямую не предусмотрено Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Также с целью реализации задачи по сокращению сроков производства судебных экспертиз по делам, связанным с проявлением экстремизма, во исполнение распоряжения Правительства Российской Федерации от 23 мая 2009 года № 702-р для СЭУ Минюста России было выделено дополнительно 100 штатных единиц, из них для Приволжского РЦСЭ – 4 единицы.

В настоящее время ведется подготовка эксперта-психолога, эксперта-лингвиста, эксперта-фонографиста и эксперта по производству компьютерно-технических экспертиз. Соответственно, сроки производства экспертиз данных видов будут снижены еще.

2. Внедрение новых методов и методик

В отчетном году в Приволжском РЦСЭ внедрение новых методов и методик проводилось, в основном, по материалам методического характера и по методикам, рекомендованным к внедрению на научно-практических семинарах, школах, курсах повышения квалификации, а также по методикам, необходимым для производства развивающихся видов экспертиз (экспертиза видеоизображений, экологическая экспертиза и т.д.). Всего внедрено
68 разработок и апробировано 2 разработки.

Наиболее результативным применительно к потребностям органов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации было внедрение следующих разработок:

· Продолжено внедрение в экспертную практику методики установления давности выполнения документов.

· В экспертную практику внедрена частная методика исследования растительных курительных смесей с нанесенными на них физиологически активными синтетическими веществами.

· Разработана и внедрена в экспертную практику частная методика психологических методов исследования аудио-визуальных материалов.

· Внедрена методика по исследованию вредоносных программ при производстве компьютерно-технических экспертиз.

· Внедрена методика по установлению следов работы в сети Интернет пользователя локальной вычислительной сети через постоянное подключение, предоставленное в общий (совместный) доступ.

· Внедрен в экспертную практику метод определения типа полимерных волокон с помощью ИК-спектрометра и приставки НПВО.

· Внедрена в практику методика расчета стоимости строительства
«КО-Инвест».

· Проводилась апробация методики исследования стекла для решения диагностических задач по установлению факта вскрытия и повторной запайки ампул.

· Апробирован и внедрен в экспертную практику программно-аппаратный комплекс «ОТ Expert» для проведения экспертиз видео- и звукозаписей.

· Совместно с представителем ВМК-Оптоэлектроника осуществлен ввод в эксплуатацию анализатора эмиссионных спектров «Гранд».

· Проведена апробация газового хроматографа «Хромос» для проведения исследований спиртосодержащих жидкостей.

Для проведения компьютерно-технических экспертиз в экспертную практику внедрены программные продукты:

- Программный продукт Foresic Assistance 1.3.1;

- Программный продукт DeFacto – Система инвентаризации ПО 1.62;

- Программно-аппаратный комплекс РС-3000 for SCSI.

3. Методическая и профилактическая работа

В 2009 году впервые методическая работа со следственными работниками органов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации проводилась не только в рамках региона (г.Н.Новгород и Нижегородская область), но и по Приволжскому федеральному округу в целом.

В связи с тем, что Учебным центром следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области были организованы учебные занятия на курсах повышения квалификации работников следственных управлений в Приволжском федеральном округе, на базе Приволжского РЦСЭ были организованы методические занятия в рамках указанных выше курсов по разделам «Криминалистика» и «Судебная экспертиза» по следующим направлениям:

- Проблемы раскрытия и расследования тяжких и особо тяжких преступлений против личности;

- Расследование коррупционных преступлений.

Категория слушателей – следователи, имеющие опыт практической работы до 3-х лет. Занятия проводились с привлечением наиболее квалифицированных специалистов. Всего было проведено 8 таких занятий.

Кроме того, для руководства в практической деятельности для слушателей курсов был подготовлен справочник по научно-техническому профилю всех судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции России, находящихся в Приволжском федеральном округе, с указанием адресов и телефонов экспертных учреждений.

В рамках данных курсов повышения квалификации сотрудниками Приволжского РЦСЭ на базе Учебного центра следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области было проведено 2 занятия с сотрудниками отделов процессуального контроля территориальных следственных управлений Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, входящих в Приволжский федеральный округ, по теме:

- Использование специальных знаний при расследовании преступлений. Особенности судебных экспертиз по уголовным делам о преступлениях против личности, против половой неприкосновенности и свободы, преступлений коррупционной направленности.

Сотрудник Приволжского РЦСЭ принял участие в занятиях, проводимых на базе «Центра по противодействию экстремизму при ГУВД Нижегородской области» с выступлением по вопросам подготовки материалов для производства лингвистических экспертиз по делам, связанным с проявлением экстремизма.

В 2009 году в Приволжском РЦСЭ были подготовлены три информационных письма для следователей и судей:

- О порядке предоставления материалов и постановке вопросов при назначении финансово-экономических экспертиз;

- О порядке предоставления материалов и постановке вопросов при назначении экспертиз по материалам экстремистской направленности;

- О порядке предоставления материалов и постановке вопросов при назначении криминалистических экспертиз металлов и сплавов.

На базе Приволжского РЦСЭ 18.11.2009 по согласованию с Департаментом по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Министерства юстиции Российской Федерации была проведена внеплановая научно-практическая конференция на тему: «Теоретические и практические вопросы криминалистической экспертизы видеозаписей на современном этапе её развития». В конференции приняли участие также специалисты из 15 судебно-экспертных учреждений Минюста России, специалист ГГЦСМ и КЭ Министерства обороны Российской Федерации, а также разработчики специализированных программных комплексов «Юстифон», «AVIZO» и «ОТ Expert».

Кроме того, сотрудники Приволжского РЦСЭ в 2009 году приняли участие в следующих конференциях:

- заместитель начальника Пронин В.Н. и ведущий эксперт Тесленко Л.Ю. приняли участие в работе Международной научно-практической конференции на тему: «Актуальные вопросы комплексной судебной психолого-лингвистической экспертизы текстов», проходившей на базе Калининградской ЛСЭ с 5 по 7 марта 2009 года (г. Калининград);

- заведующий отделом Казимиров В.И. принял участие в работе IV-й Международной конференции по криминалистическому исследованию оружия, проводившейся на базе Саратовского юридического института МВД России, 13-14 октября 2009 года (г.Саратов);

- заместитель начальника Пронин В.Н. принял участие в работе VII-й Межрегиональной научной конференции на тему: «Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью» (г.Н.Новгород, Международный юридический институт, Приволжский РЦСЭ, СУ СК при прокуратуре РФ по Нижегородской области, Нижегородское региональное отделение Ассоциации юристов России, 18.12.2009 года).

- заместитель начальника Пронин В.Н. с 28 по 30 октября 2009 года участвовал в работе X-й Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы специальных психофизиологических исследований и перспективы их использования в борьбе с преступностью и подборе кадров» (г.Сочи, Кубанский государственный технологический университет, ГУВД по Краснодарскому краю МВД России).

В настоящее время в Приволжском РЦСЭ по согласованию со следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области ведется работа по организации рабочего места эксперта-полиграфолога для психофизиологических экспертных исследований с применением полиграфа. В этом году в Российском Федеральном ЦСЭ при Минюсте России подготовлено и направлено техническое задание на приобретение соответствующего оборудования.

4. Материально-техническое обеспечение

В отчетном году закупка приборов и оборудования осуществлялась с учетом потребностей научно-технического профиля и проводимых экспертиз, а также с учетом возможности развития новых видов экспертиз и решения новых задач в рамках существующих, с учетом новых улучшенных технических характеристик приборов и оборудования, предлагаемых производителями.

Так, для проведения экспертиз лакокрасочных материалов и покрытий, полимеров, веществ неизвестной природы, металловедческих и других экспертиз Приволжскому РЦСЭ по централизованным закупкам был поставлен комплекс оборудования для регистрации и анализа спектров на атомно-эмиссионном спектрометре «ГРАНД» ( г.Новосибирск).

Также в 2009 году для производства судебных экспертиз и экспертных исследований было приобретено программное обеспечение:

1. Программно-аппаратный комплекс для восстановления информации
с поврежденных носителей, г.Ростов-на-Дону.

2. Программное обеспечение «Forensic Assistant» v1.1, г.Саратов (проведение экспертиз, связанных с поиском и анализом криминалистически значимой информации).

3. Программное обеспечение «DeFacto», г.Саратов (проведение экспертиз, связанных с поиском проинсталлированного программного обеспечения).

4. Программное обеспечение «Рабочее место эксперта-фонографиста OTExpert 5.0», г.Москва - 2 рабочих места (для проведения экспертиз видео- и звукозаписей).

5. Координация деятельности государственных

судебно-экспертных учреждений и подразделений

В текущем 2010 году для координации деятельности и повышения эффективности экспертно-криминалистического обеспечения правоохранительных органов Нижегородской области по распоряжению прокурора Нижегородской области В.А.Максименко был создан Межведомственный координационно-методический совет Нижегородской области по судебной экспертизе и экспертным исследованиям (МКМС-НО), в который вошли, в том числе, и представители Приволжского РЦСЭ.


Новые возможности лабораторий

Экспертно-криминалистического центра

при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области.

Заместитель начальника

Экспертно-криминалистического центра

при Главном управлении внутренних дел

по Нижегородской области

Пузов Роман Алексеевич

Добрый день, уважаемые коллеги!

В своем выступлении мне бы хотелось остановиться не только на возможностях производства экспертиз и исследовании в Экспертно-криминалистическом центре при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области, но и поговорить о нашем взаимодействии при работе на месте происшествия и при производстве экспертиз и исследований.

В 2009 году Экспертно-криминалистическим центром при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области было выполнено чуть менее 41 000 экспертиз и исследований, проведено порядка 41 000 осмотров мест происшествия и более 50 000 оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Из них для следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области выполнено 606 экспертиз, то есть практически такое же количество, как и Приволжским региональным центром судебных экспертиз. Из них наибольшее значение имело производство экспертиз биологических объектов и ДНК-экспертиз. Таких экспертиз было выполнено 305. Следующими по нагрузке идут дактилоскопические экспертизы (60), коммерческие (52 экспертизы и 12 исследований), трасологические экспертизы (43) и криминалистические экспертизы материалов, веществ и изделий (42). Из них значительную часть составили экспертизы продуктов выстрела (17 экспертиз). В 2009 году было выполнено 12 экспертиз спиртосодержащей жидкости, 10 фоноскопических экспертиз, 6 компьютерных экспертиз.

Хотелось бы сказать несколько слов об осмотре места происшествия. Практически 100 % мест происшествий по тяжким и особо тяжким преступлениям осматриваются с нашим участием. По этим категориям преступлений процент изъятия вещественных доказательств и следов также составляет 100%. Как один из руководителей экспертно-криминалистического центра могу вас заверить, что при инспектировании органов внутренних дел в составе инспекторских комиссий при плановых проверках, при лицензировании, контрольных выездах в районные звенья нашей системы обязательному контролю подлежат материалы уголовных дел в части содержания протокола осмотра места происшествия на предмет того, насколько полно, эффективно применялись криминалистические средства, насколько правильно отражено участие специалиста в протоколе осмотра места происшествия. Практически всегда у нас возникают нарекания как на действия наших следователей, так и на действия следователей Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Не всегда правильно и полно описываются действия специалиста-криминалиста на месте происшествия. Мне думается, что в большей степени это связано с ограниченностью времени осмотра, условиями осмотра, а также с субъективными факторами. Я думаю, что вы, как руководители процесса осмотра места происшествия, должны в первую очередь отвечать за правильность составления данного процессуального документа. Эксперты, которые выезжают на места происшествия, в большинстве своем работают более 5 лет, имеют богатый опыт выездов, опыт применения криминалистической техники, опыт поиска следов, знакомы с правилами описания следов. Необходимо только правильно отразить их действия в протоколе осмотра места происшествия. Если не хватает каких-то специальных познаний, то специалист окажет вам в этом плане любую помощь. Мы, как руководители, на всех совещаниях с них это спрашиваем и на всех совещаниях им говорим об этом. Я прошу, если у вас есть какие-либо нарекания к сотрудникам экспертно-криминалистических подразделений, в том числе по вопросам взаимодействия при осмотре мест происшествия, докладывать мне. Мы в дежурном режиме будем принимать решения, которые не позволят не качественно осмотреть место происшествия.

Далее хотелось бы поговорить о производстве экспертиз, участия экспертов и специалистов в других следственных действиях и оперативно-розыскных мероприятиях. Первое, на что мне хотелось бы обратить внимание, это на необходимость усиления следственно-оперативных групп за счет включения в них экспертов. Лучше, если это будут эксперты с опытом работы, а также если они будут обладать какими-либо административными полномочиями, например начальники районных и межрайонных экспертно-криминалистических отделов. Тогда они могли бы с учетом опыта своей работы выдвигать какие-либо версии, подсказывать, какие экспертизы необходимо назначить, организовывать и контролировать их выполнение в кратчайшие сроки, а также подсказывать следователю, какие розыскные цели могут быть достигнуты в результате использования экспертиз и исследований. Я думаю, что это может стать весьма положительным опытом. Я думаю, что деятельность следователя была бы более информативной и продуктивной, если бы наш специалист участвовал в группе и его мнение учитывалось бы.

Говоря о производстве экспертиз и исследований в Экспертно-криминалистическом центре при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области, могу сказать, что в соответствии с приказом Министра внутренних дел Российской Федерации, номенклатура производимых в экспертных учреждениях Министерства внутренних дел Российской Федерации экспертиз насчитывает 27 видов. В Экспертно-криминалистическом центре при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области производится 25 видов экспертиз. Исключение составляют почвоведческие и гемологические экспертизы, но данные виды экспертиз производятся в Приволжском региональном центре судебных экспертиз. Кроме того в нашей практике достаточно редки случаи обращения для производства указанных видов экспертных исследований. С учетом дефицита кадров мы данные направления экспертной деятельности не развиваем. В настоящее время интенсивно развивается направление исследования биологических объектов методом ДНК. Рост количества выполненных таким способом экспертиз в сравнении с прошлым, 2008, годом составил 100 %. В этом есть и свои минусы – это очередность производства экспертиз и сроки из выполнения. В настоящее время на руках у экспертов-биологов находится порядка 80 – 90 экспертиз. Отсюда продолжительные сроки выполнения экспертиз. Моя просьба в связи с этим следующая: более тщательно подходить к отбору биологических материалов от тех лиц, которых вы представляете на исследование. В качестве положительного примера использования ДНК-экспертизы при раскрытии преступления можно привести раскрытие особо тяжкого преступления в Вадском районе Нижегородской области. В ходе предварительного следствия по данному уголовному делу методом ДНК-анализа было проверено более 135 человек. Была выполнена колоссальная работа, и колоссальная нагрузка легла на наши плечи. Причем я могу сказать, что при производстве экспертизы использовались очень дорогостоящие реактивы, и Главное управление внутренних дел по Нижегородской области не в состоянии приобрести их за свой счет. То, что предоставляет нам централизовано Министерство внутренних дел Российской Федерации, хватает примерно на полгода. Поэтому назначению ДНК-экспертизы должно предшествовать согласование этого вопроса с руководителем с учетом исчерпания всех возможностей проверки причастности того или иного лица оперативным путем.

Далее, что касается представления объектов на ДНК-анализ. Необходимо представлять объекты в виде крови и в виде слюны. Очень часто эти объекты представляются ненадлежащего качества. Объекты должны представляться только в бумажной упаковке и только в высушенном виде.

Говоря о новых направлениях экспертных исследований, могу отметить, что в конце 2009 года в Экспертно-криминалистический центр при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области были приняты на работу два специалиста, которые в 2010 году будут выполнять фоноскопические судебные экспертизы, что позволить несколько сократить сроки производства указанного вида экспертиз.

Другое направление, которое вызывает озабоченность, это производство компьютерных экспертиз. Изъятие средств вычислительной техники и устройств, которые связаны с вычислительной техникой (сотовые телефоны, фотоаппараты, видеокамеры), все чаще встречается в следственной практике. Я считаю, что эти направления нам тоже необходимо расширять, развивать и эти объекты в настоящий момент стали заурядными объектами исследования. Наших мощностей в этом плане не хватает. Я думаю, что с начальником Приволжского регионального центра судебной экспертизы Барбосовым Ю.А. в рамках заседания межведомственного совета мы обсудим эту проблему и найдем выход из ситуации.

От вас же мне хочется не бездумного представления объектов для исследования, а прежде всего первоначальной консультации со специалистом: как грамотно поставить вопросы, какие объекты представить. Кроме того необходимо согласовывать сроки выполнения мероприятий. Одним из важных моментов перед назначением экспертизы в этом случае будет предварительный осмотр вещественных доказательств с участием специалиста. Часть вопросов компьютерной экспертизы решается именно на этом этапе, и этим нужно активно пользоваться. Пока же мы получаем экспертизы, в которых насчитывается 16-17 вопросов, а при рассмотрении со специалистом оказывается, что для дела достаточно разрешения 1-2 вопросов. В связи с этим производство экспертиз затягивается. Это что касается направлений экспертных исследований.

Относительно методов, которые вас заинтересуют, могу сказать, что в прошлом году получен прибор для экспертного исследования продуктов выстрела. Он апробирован, разработаны методики. Если ранее мы исследовали продукты выстрела эмиссионно-спектральным анализом, и это занимало у нас достаточно продолжительное время, то сейчас указанный прибор позволяет производить те же исследования значительно быстрее. Мы использовали этот прибор и для других целей – для обнаружения следов металлов. В качестве примера могу привести уголовное дело, возбужденное по факту убийства гр-на Ефремова, по которому с помощью этого прибора были обнаружены следы металлизации на коже рук.

В текущем году ожидается поставка ряда технических средств, которые позволят повысить качество исследований, информативность исследований, но каких-то кардинальных изменений все-таки не внесут. Мы позволим себе только несколько сократить время производства экспертиз. Но и это весьма актуально, поскольку если та реформа Министерства внутренних дел Российской Федерации, которая планируется, нас действительно коснется, то проблемы возникнут и при осмотре места происшествия, и при производстве экспертиз в части соблюдения сроков их выполнения. Я думаю, что и руководство Главного управления внутренних дел по Нижегородской области, и руководство Экспертно-криминалистического центра приложит максимум усилий к тому, чтобы свести к минимуму вот эти негативные моменты. Ну и рассчитываю на ваше понимание при назначении и производстве экспертиз.

Также мне хотелось бы сказать несколько слов о тех видах криминалистических учетов, которые ведутся в Экспертно-криминалистическом центре при Главному управлении внутренних дел по Нижегородской области и которые используются при раскрытии и расследовании преступлений. В соответствии с приказом Министра внутренних дел Российской Федерации 2006 года №, 70 в экспертно-криминалистических центрах ведутся следующие виды учетов:

1. Учет следов рук. Этот учет осуществляется с использованием системы АДИС «Папилон». Она установлена в 17 органах внутренних дел. Массив дактокарт, находящихся в ней, более 1 миллиона, и проверка по данному виду учета дает очень хорошие результаты. Этот учет ведется на федеральном, региональном и местном уровне. На местном уровне – это следы и дактокарты на бумажных носителях. На региональном и федеральном уровне – это электронные массивы. Говоря о следах рук, хочу дополнить, что в 2009 году был приобретен комплекс химических препаратов, которые позволяют обнаруживать следы на липком слое клеящей ленты «скотч». При расследовании тяжких и особо тяжких преступлений встречаются такие случаи, когда связывают руки, ноги потерпевших липкой лентой. Если она в несколько слоев завернута, надо её аккуратно изъять, срезать и предоставить для производства экспертизы. Предварительный анализ можно уже сделать на месте происшествия, но лучше это делать в условиях экспертно-криминалистического подразделения. Реально обнаружить следы, которые на этом слое локализуются. Комплекты указанных химических препаратов направлены в межрайонные экспертно-криминалистические подразделения, и вы должны иметь в виду, что при обнаружении на месте происшествия липкой ленты «скотч», вы можете получить важную информацию при её исследовании.

2. Учет следов подошв обуви. Ведется на региональном и местном уровне. По данному учету проверяются те следы, которые изымаются на месте происшествия, а также задержанные лица.

3. Учет следов орудий взлома. Ведется на региональном и местном уровне. Положительные результаты дала практика организации коллекции следов взлома, изъятых с мест происшествия по нераскрытым преступлениям. Такая коллекция организована в Нижегородском районе г.Н.Новгорода. При её использовании был раскрыт ряд преступлений имущественного характера, совершенных в условиях неочевидности.

4. Учет следов протекторов шин транспортных средств. Ведется на региональном и местном уровне.

5. Учет данных ДНК биологических объектов. Ведется на федеральном и региональном уровне. Пока этот учет ведется на бумажных носителях. В текущем году по заверениям представителей экспертно-криминалистического центра Министерства внутренних дел России этот учет будет автоматизирован и будет позволять проводить проверку подозреваемых и задержанных лиц по банкам данных. В этой связи мне бы хотелось, чтобы при раскрытии какого-либо преступления, биологические образцы подозреваемых, обвиняемых направлять в Экспертно-криминалистический центр при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области для проверки по указанным видам учетов. Практика показывает эффективность данного метода, несмотря на то, что база данных пока относительно не большая, тем не менее результаты очень хорошие.

6. Учет микрообъектов, микроволокон, частиц лакокрасочных покрытий, полимеров и металлов. Ведется на местном уровне. В этот учет помещаются объекты с тяжких и особо тяжких преступлений. Этот учёт пока не очень большой, в нем относительно не большое количество объектов и каких-либо раскрытий с его использованием не было.

7. Учет самодельных взрывных устройств. Ведется на федеральном и на региональном уровне. Последнее устройство, которое мы направляли для постановки на федеральный учет, это взрывное устройство, которое было обнаружено в почтовом ящике в г.Балахне Нижегородской области. В ряде регионов этот учет показывает возможность к объединению преступлений. У нас в регионе таких примеров пока нет.

8. Учет пуль, гильз и патронов со следами нарезного огнестрельного оружия – федеральная пулегильзотека и региональная пулегильзотека . Данный вид учета весьма эффективен при раскрытии и расследовании преступлений. В связи с этим хотелось бы вновь довести до вас требования, касающиеся качества представляемых объектов. Зачастую объекты, извлеченные из трупа в ходе вскрытия, доставляются к нам в стеклянных колбах, укупоренных резиновыми пробками, предварительно не просушенные. В результате того, что эти объекты в течение нескольких дней находятся в следственных подразделениях, проходит процесс окисления металла, и следы на пулях утрачиваются, в связи с чем не представляется возможным проводить проверки по учетам. Поэтому, если у вас появляются такие объекты, обязательно смотрите, во что они упаковываются. Это может быть только бумага, а объекты должны быть предварительно высушены. Ведется также учет контрольных пуль и гильз утраченного служебного гражданского оружия с нарезным стволом и боевого ручного стрелкового оружия.

9. Учет поддельных денежных билетов .

10. Учет бланков ценных бумаг .

11. Учет бланков документов .

12. Учет поддельных монет .

13. Учет субъективных портретов разыскиваемых лиц . Данный учет реализован в рамках системы «Портрет-поиск» и позволяет в электронном виде проводить автоматизированные оперативные проверки, которые заключаются в возможности делать с территории каждого районного управления внутренних дел запросы в базу данных о наличии субъективных портретов. Если у вас есть свидетели, потерпевшие, которые могут описать приметы преступника, то обязательно нужно пользоваться этим учетом. Причем если вам гражданин заявляет, что не может описать приметы преступника, не помнит их, то это не обязательно так, ввиду того, что только специалист экспертно-криминалистического подразделения, который составляет субъективные портреты, может квалифицированно сказать, что человек действительно не может восстановить в памяти приметы преступника. Так как только при работе с субъективным портретом всё это устанавливается. Сейчас это направление работы составляет 14-15 % от всех случаев, когда возможно составить субъективный портрет. Поэтому я призываю следователей более активно использовать данный вид учета, даже если потерпевший или свидетель заявляет, что он не помнит примет преступника.

14. Учет фонограмм речи неустановленных лиц. Это анонимные сообщения и прочие телефонные звонки. Хотелось бы обратить ваше внимание на то, что при записи образцов, при постановке задач оперативным подразделениям необходимо учитывать возможности техники, которая применяется для этой записи. Запомните, что формат «mp3», получивший столь большое распространение в нашей жизни, для идентификации лиц не пригоден, мы по нему идентификацию не проводим. Поэтому технические устройства должны иметь более качественный уровень записи.

15. Учет черепов неопознанных трупов . Здесь можно сказать, что черепа, находящиеся в этой коллекции не используются при установлении личности неопознанных трупов путем ДНК-анализа, так как из костей черепа крайне сложно выделить ДНК. Для этого используются трубчатые кости.


Вопросы разработки компьютерной программы

по унификации специальных донесений.

Профессор Нижегородского

государственного университета

имени Н.И.Лобачевского, научный

консультант отдела криминалистики

следственного управления Следственного

комитета при прокуратуре Российской

Федерации по Нижегородской области

Толстолуцкий Владимир Юрьевич

Говоря о внедрении компьютерных технологий в деятельность следователей, мы решили действовать поэтапно и начать с самого первого этапа расследования преступлений – с момента написания специальных донесений. Нами была создана специальная компьютерная программа – интеллектуальный инструмент, который позволяет вам повысить информативность того, что вы должны написать.

Существует два приказа, регламентирующих составление и направление специальных донесений о совершенных преступлениях:

1. Приказ руководителя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 07.09.2009 № 13 «О порядке представления специальных донесений о преступлениях и чрезвычайных происшествиях, а также иной обязательной информации в Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации». В нем предусмотрены составы преступлений, при совершении которых обязательно направление специальных донесений в Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации. Этих составов достаточно много, поэтому мы решили действовать поэтапно и взяли наиболее распространенные в следственной практике составы – убийство и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. По этим составам мы составили универсальное спецдонесение и создали программу для его заполнения. В дальнейшем мы планируем разработать универсальные спецдонесения и по другим составам преступлений, чтобы сократить время, затрачиваемое следователями на их составление.

2. Приказ руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области от 25.09.2007 № 10. Этот приказ дублирует приказ руководителя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 07.09.2007 № 13 и немного расширяет содержание спецдонесения.

Оба указанных приказа устанавливают, какая информация должна содержаться в спецдонесении о совершенном преступлении, и предусматривают форму такого спецдонесения. Однако эта форма унифицирована под все составы преступлений, поэтому информативность её крайне мала.

В результате, при составлении спецдонесения возможны следующие варианты действий следователя:

- либо спецдонесение составляется ими в произвольной форме,

- либо берется за основу спецдонесение, ранее направлявшееся по другому уголовному делу.

Анализ специальных донесений, направлявшихся следователями, позволяет сделать вывод, что все они составлялись по одной и той же схеме. В результате – неизбежны ошибки.

Для составления хорошего специального донесения требуется очень много времени, причем с пониманием того, что должно быть отражено в этом документе.

В связи с этим предлагается автоматизировать процесс составления специального донесения, а также автоматизировать процесс обработки составленных таким образом спецдонесений в отделе криминалистики. Для этих целей был разработан бланк специального донесения, состоящий из пяти блоков:

1. Общие сведения.

2. Следственные действия, участие специалистов, применявшиеся при осмотре места происшествия технические средства.

3. Место совершения преступления.

4. Сведения о фигурантах.

5. Сведения о возбуждении уголовного дела.

Именно эти сведения индивидуализируют специальное донесение и должны заполняться следователем. Вся остальная информация, содержащаяся в данном документе, повторяется из спецдонесения в спецдонесение и потому при помощи программного средства автоматически вставляется в текст документа, что существенно упрощает работу следователя.

Общая схема работы с данной программой следующая:

Следователем или руководителем следственного отдела заполняются указанные графы формы спецдонесения. При помощи программных средств автоматически формируется полный текст специального донесения, который распечатывается и направляется факсимильной связью в следственное управление. Электронный вариант спецдонесения направляется посредством электронной почты в отдел криминалистики для помещения в базу данных нераскрытых дел и последующего анализа.

В качестве положительных сторон данной системы можно отметить следующее:

Время на составление спецдонесения с использованием программного средства составляет не более 7-10 минут. При этом устраняется возможность пропуска важных сведений, нет необходимости несколько раз повторять одни и те же данные, что сводит к минимуму вероятность допущения ошибок. Повышается информативность специального донесения. Кроме того автоматически создается электронная база специальных донесений, из которой можно автоматизировано получать различного рода сводки и сведения.

В течение марта 2010 года данная система будет апробирована в нескольких следственных отделах, после чего бланк формы спецдонесения будет окончательно утвержден и в апреле 2010 года внедрен в практику всех следственных отделов следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области.

Для того, чтобы использовать указанную программу, необходимы элементарные навыки работы в «Microsoft Exсel». При начале работы с программой она настраивается под конкретный следственный отдел – указывается наименование отдела и его координаты.

Порядок работы с программой описан в специально разработанной для этих целей инструкции.


Проблемы и процессуальные нарушения,

допускаемые следователями при расследовании уголовных дел,

подсудных Нижегородскому областному суду

Руководитель

отдела процессуального контроля

следственного управления

Следственного комитета

при прокуратуре Российской Федерации

по Нижегородской области

Панькин Роман Викторович

Уважаемые коллеги!

Прежде, чем приступить к теме доклада, я хочу привести небольшую статистику. В 2008 году вами через отдел процессуального контроля было направлено в Нижегородский областной суд 33 уголовных дела. В 2009 году количество таких дел возросло до 43. Дела из Нижегородского областного суда в порядке ст. 237 УПК РФ прокурору не возвращались.

Остановлюсь на тех недочетах, которые выявляются сотрудниками отдела процессуального контроля при изучении уголовных дел перед направлением их прокурору для утверждения обвинительного заключения.

Ошибки обнаруживаются уже при проведении первоначальных следственных действий. Остановлюсь на них подробнее.

1. Осмотр места происшествия.

При составлении протокола осмотра места происшествия следователями допускаются следующие нарушения:

· При заполнении графы «получил сообщение от» не указывается, от кого и о чем поступило сообщение, послужившее поводом к проведению осмотра места происшествия.

· В графе «прибыл куда» не указывается точное месторасположение (адрес) места происшествия.

· Также распространены случаи, что в графе «о применении технических средств» следователями не указывается, что технические средства применялись, а если указывается, то не расшифровывается, какие технические средства применялись, их модель, номер, а также кем проводилась фотосъемка или видеосъемка.

· Перечисляя изъятые в ходе осмотра места происшествия предметы и следы, следователи не указывают в протоколе, что изъятое упаковывается, не указывается вид упаковки, нет сведений о том, что упаковка опечатывается оттиском печати «Для пакетов» конкретного следственного отдела, а упаковка снабжена пояснительной надписью о содержимом, подписями понятых, следователя. Это дает стороне защиты возможность ставить перед судом вопрос об исключении из числа доказательств изъятые в ходе осмотра места происшествия предметы и следы.

· В протоколе осмотра трупа или в протоколе осмотра места происшествия, если труп осматривался в рамках данного следственного действия, не указывается, что труп, обнаруженный на месте происшествия, направляется в морг для проведения судебно-медицинского исследования. Таким образом, в материалах уголовного дела отсутствуют сведения о том, какова дальнейшая судьба трупа после его осмотра на месте происшествия.

· В протоколе осмотра места происшествия указывается, что фотосъемка при проведении следственного действия осуществлялась специалистом экспертно-криминалистического подразделения, однако, к протоколу прикладывается фототаблица, подписанная следователем и скрепленная оттисками печати следственного отдела. Таким образом, не понятно, как следователь изготовил фототаблицу, если фотосъемку осуществлял не он.

· После фототаблицы к материалам дела прилагается электронный носитель – CD-диск с фотографиями места происшествия. Однако, как этот диск попал в материалы дела, следователем не указывается. Из экспертно-криминалистического подразделения никаких сопроводительных писем не направляется.

· При производстве дополнительного осмотра места происшествия в жилище, разрешение от лиц, проживающих в доме или квартире, на дополнительный осмотр жилого помещения не истребуется, соответствующих письменных заявлений от указанных лиц следователи не получают или соответствующей записи в протоколе дополнительного осмотра не делают. Производство осмотра в жилище без подтверждения согласия лиц, в нем проживающих, на проведение данного следственного действия, является грубейшим нарушением уголовно-процессуального законодательства.

· Не всегда протокол осмотра места происшествия подписывается всеми участниками следственного действия.

2. Задержание.

При составлении протокола задержания следователями допускаются следующие нарушения:

· В протоколе задержания не отражаются сведения об уведомлении родственников задержанных о данном факте.

· В пункте 10 протокола задержания право приносить жалобы на действия не только следователя, но и руководителя следственного органа, не разъясняется. Подобная ошибка вызвана использованием следователями старых бланков протоколов задержания, без соответствующих изменений в пункте 10. Аналогичная ситуация возникает и по другим протоколам следственных действий, где в бланках отсутствуют сведения о праве участника следственного действия приносить жалобы на действия не только следователя, но руководителя следственного органа.

· В сообщении о задержании подозреваемого, направляемом прокурору, время задержания подозреваемого не совпадает с временем, указанным в протоколе задержания.

3. Иные процессуальные нарушения.

· Отсутствуют уведомления близких родственников о месте содержания подозреваемого или обвиняемого под стражей после избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Такое требование содержится в ч. 12 ст. 108 УПК РФ, но следователями не выполняется.

· В делах отсутствуют уведомления прокурору о продлении срока предварительного следствия, а также срока содержания под стражей обвиняемого.

· В соответствии с ч. 2 ст. 172 УПК РФ обвиняемый и его защитник в письменном виде не уведомляются о дне и времени предъявления обвинения.

· Не во всех уголовных делах есть сведения о направлении прокурору копии постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого.

· Несвоевременно производится выемка вещественных доказательств. Как правило, вещественные доказательства по уголовным делам изымаются спустя примерно 1 месяц после возбуждения уголовного дела. Это влечет за собой затягивание сроков предварительного следствия в связи с экспертным исследованием поздно изъятых вещественных доказательств. Кроме того, долгое хранение вещей, следов и предметов может повлечь их утрату. Например по уголовному делу № 122509 одежда убитой была уничтожена в морге спустя 3 недели после доставления трупа в морг. В этот период времени следователем данные вещественные доказательства изъяты не были, что привело к их утрате, а в ходе проведения следствия обвиняемый выдвинул версию о том, что наносил потерпевшей удары ножом по телу, но попадал в молнию и не мог своими действиями причинить телесные повреждения. Опровергнуть данную версию путем осмотра одежды погибшей не представилось возможным.

· Несвоевременное ознакомление обвиняемых (подозреваемых, потерпевших) с постановлениями о назначении судебных экспертиз. Ознакомление, зачастую, происходит после окончания производства экспертиз, то есть в один день с ознакомлением с заключением эксперта. Это нарушает права подозреваемого (обвиняемого). Речь идет, прежде всего, о праве подозреваемого (обвиняемого) заявлять ходатайства о постановке дополнительных вопросов эксперту, а также о назначении экспертизы в конкретном экспертном учреждении или у конкретного эксперта. Ознакомившись одновременно с заключением эксперта и с постановлением о назначении судебной экспертизы, подозреваемый (обвиняемый) реализует указанное право и ходатайствует о постановке эксперту дополнительных вопросов, что он мог бы сделать и до проведения экспертизы, если бы следователь во время ознакомил его с соответствующим постановлением. По мнению отдела процессуального контроля, многие из таких ходатайств совершенно обоснованны. Однако, следователи, стремясь соблюсти сроки предварительного расследования, отказывают подозреваемым (обвиняемым) в удовлетворении ходатайств о назначении дополнительных экспертиз. Зачастую подобного рода отказы являются совершенно не обоснованными.

· Иногда все ещё встречаются случаи, когда в нарушение требований ст.ст. 198, 206 УПК РФ обвиняемые, подозреваемые, потерпевшие не знакомятся с протоколом допроса эксперта. Это может являться формальным основанием для возвращения уголовного дела прокурором для устранения процессуальных нарушений.

· Кроме этого, практически по всем уголовным делам областной подсудности несвоевременно начинается сбор характеризующего материала на обвиняемых, что ведет к необоснованному затягиванию расследования. Несвоевременно направляются требования в Главный информационный центр Министерства внутренних дел Российской Федерации; не направляются требования в Информационные центры Главных управлений внутренних дел той области, где родился обвиняемый; не запрашиваются данные о том, не заменялась ли условное осуждение на реальное; отсутствуют постановления об условно-досрочном освобождении.

· Практически не собирается характеризующий материал на потерпевшего (убитого), к материалам уголовного дела не приобщаются документы, удостоверяющие его личность.

· При допросе потерпевшего не выясняются, были ли у убитого несовершеннолетние дети, находящиеся на его иждивении, не выясняется их судьба. Также следователями в ходе допросов подозреваемых и обвиняемых должным образом не выясняется, имеются ли у них несовершеннолетние дети. Следователи лишь ограничиваются записью в графе протокола допроса «семейное положение и состав семьи допрашиваемого» о количестве детей, находящихся на иждивении. Год рождения детей не выясняется, условия их проживания не устанавливаются. В основной части протокола эти вопросы также своего отражения не находят. Однако, согласно ч. 5 ст. 220 УПК РФ, в приложении к обвинительному заключению должны быть указаны меры, принятые по обеспечению прав иждивенцев потерпевшего и обвиняемого. Это требование не выполняется.

· В справке, прилагаемой к обвинительному заключению, не указываются процессуальные издержки по уголовному делу. В основном, процессуальные издержки по подавляющему количеству уголовных дел складываются из стоимости услуг по защите подозреваемого и обвиняемого, оказанных защитником, назначенным в соответствии со ст. 49 УПК РФ. Следовательно, в материалах уголовного дела должны содержаться сведения о количестве затраченного защитником времени и стоимости оказанных им услуг. Эта сумма относится к процессуальным издержкам и подлежит взысканию с обвиняемого. Следовательно, эта сумма должна быть указана в соответствующей графе справки, прилагаемой к обвинительному заключению.

· Не уделяется должного внимания сопутствующим преступлениям, выявленным в ходе расследования уголовного дела. Иными словами, не дается правовая оценка сообщениям о преступлениях, получаемым в ходе допросов участников процесса, а также при проведении других следственных действий. Из уголовного дела не выделяются материалы, содержащие сведения об иных преступлениях, они не направляются по подследственности, либо сами следователи не принимают по ним процессуальные решения. При возбуждении дополнительных эпизодов необходимо соблюдать требования ст. 151 УПК РФ и самостоятельно не возбуждать составы, подследственные органам внутренних дел, а направлять материалы в РУВД. После возбуждения такого уголовного дела сотрудниками милиции, оно подлежит направлению прокурору района для определения подследственности, и лишь после поступления его из прокуратуры руководитель следственного органа соединяет уголовные дела в одно производство. Возможна и обратная ситуация, когда выявив в ходе предварительного следствия признаки преступления, относящегося к категории альтернативных, следователь, вместо того, чтобы самостоятельно принять по нему процессуальное решение, направляет материал в органы внутренних дел. В результате - сотрудники органа дознания возбуждают по направленному им сообщению уголовное дело и направляют его через прокурора обратно следователю для соединения с первоначальным уголовным делом.

· В протоколах ознакомления участников уголовного процесса с материалами уголовного дела следователями не перечисляются вещественные доказательства, имеющиеся по делу. Нет сведений о том, желает или не желает обвиняемый знакомиться с вещественными доказательствами.

· При допросе потерпевшего следователями не выясняется, желает ли он воспользоваться правом на предъявление гражданского иска. Либо при выяснении данного вопроса потерпевший заявляет, что определиться с этим вопросом к концу предварительного следствия или в суде, и к окончанию расследования уголовного дела действительно заявляет гражданский иск. При этом у следователей не остается времени для принятия мер к обеспечению заявленного гражданского иска – даче поручения органам дознания на установление наличия у обвиняемого имущества, исполнение данного поручения, наложения ареста на имущество обвиняемого, признания обвиняемого гражданским ответчиком. В связи с этим рекомендуется через 1-1,5 месяца после первоначального допроса потерпевшего вновь допросить его по вопросу гражданского иска и четко выяснить у него, желает ли он воспользоваться этим правом или нет.

· Не во всех обвинительных заключениях в разделе «Доказательства, на которые ссылается обвиняемый» следователями приводятся показания подозреваемого и обвиняемого. Эти показания должны быть обязательно изложены в указанном разделе обвинительного заключения как того требуют нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ.

· В протоколах допросов и в других процессуальных документах присутствуют грамматические и орфографические ошибки, исправления следователями должным образом не оговариваются.

· В протоколах следственных действий отсутствуют даты и время их составления, не в полном объеме заносятся анкетные данные участников следственных действий (данные свидетелей и понятых), отсутствуют подписи участников следственных действий, в том числе и следователей.

· Номера листов уголовного дела, указываемые в обвинительном заключении, не совпадают с фактическими номерами листов дела.

Мной были озвучены основные и наиболее часто встречающиеся ошибки. Надеюсь, что в дальнейшем подобные нарушения в уголовных делах присутствовать не будут.


Недостатки, выявляемые в ходе рассмотрения уголовных дел судами.

Начальник управления

по обеспечению участия прокуроров

в рассмотрении уголовных дел в судах

прокуратуры Нижегородской области

Полудневич Сергей Яковлевич

Уважаемые коллеги!

Спасибо за приглашение принять участие в работе вашей конференции.

В своем выступлении я хотел бы остановиться на некоторых проблемах, которые возникают при рассмотрении уголовных дел в судах. Понятно, что проблемы есть и у вас, есть они и государственных обвинителей. Не все государственные обвинители у нас грамотные, профессиональные, есть люди, которые не способны к этой работе. Но поскольку мы здесь сегодня обсуждаем вопросы предварительного следствия, я хотел бы остановиться на тех проблемах, которые порождаются именно ошибками следователей.

Что я хочу сказать. Есть дела, которые хорошо проходят в судах. Есть дела, которые нормально расследованы, начиная с осмотра места происшествия. Такие дела приятно держать в руках. Протоколы составлены грамотно, имеются схемы, таблицы. Есть дела, за которые действительно не стыдно. За это вам конечно огромное спасибо. Потому что работу вы действительно делаете большую. Но в то же время много допускается и ошибок. Причем ошибки системные, которые повторяются из одного уголовного дела в другое, из года в год. Вот надо просто на них обратить внимание, запомнить и впредь не допускать.

Мы видим, какие сейчас в судах возникают трудности, насколько активно ведет себя сторона защиты, насколько адвокаты грамотно, квалифицированно, дерзко защищают своих клиентов. Какое сопротивление они оказывают нам в суде. И иногда получается так, что дело большое, допрошено много людей, а обвинение построить не на чем. Поэтому это общая наша с вами проблема. Мы хотели бы, чтобы вы об этом тоже помнили. Помнили о том, что точку в деле ставить не следователь, а суд. Все мы работаем для суда. Оценивать нашу работу будет судья или даже целая судебная коллегия. Мы работаем на них. И все, что вы недоделали, все те ходатайства стороны защиты, которые вы отклонили по тем или иным причинам, все они прозвучат вновь в судебном процессе. И не факт, что судья их не удовлетворит, после чего могут возникнуть проблемы. Главная мысль такова: вы должны всегда все ваши доказательства стараться оценивать с точки зрения защиты. Хотя вам может быть это не приятно, но вы должны себя приучить на дело смотреть не своими глазами, а с той позиции, с какой на дело может посмотреть защитник и может посмотреть суд. Если вы усвоите это простое правило, то качество вашей работы заметно улучшится.

В 2009 году в законную силу вступило 11 оправдательных приговоров. Из них 5 приговоров – по уголовным делам, предварительное следствие по которым осуществлялось следователями следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области.

49 уголовных дел было возвращено судами в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ. Это тоже много. Каковы причины? В 65 % случаев ошибки допускаются при составлении обвинительного заключения. То вы не расписываете доводы защиты и доказательства, которые они представили; то не указываете какие-то важные обстоятельства; то обвинительное заключение вообще противоречит постановлению о привлечении лица в качестве обвиняемого. Вы же знаете, что эти два процессуальных документа не должны отличаться друг от друга: фабула обвинения, указанная в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, должна быть слово в слово перенесена в обвинительное заключение. И вы там не вправе менять ни даты, ни какие-либо эпизоды, ни что-либо добавлять или расписывать более литературно.

В качестве негативных примеров можно привести следующие уголовные дела. В Сокольском районе Нижегородской области по делу Тюрикова-Арапова следователь не придал значения тому, что один из обвиняемых являлся депутатом, и, соответственно, уголовное дело было возбуждено с нарушением процедуры, которая предусмотрена законом для указанной категории лиц. Это дело было возвращено судом.

В Сормовском районе г.Н.Новгорода судом было возвращено уголовное дело по обвинению Симонова в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. По этому уголовному делу следователь 26 декабря 2009 года вынес постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, в это же день обвинение предъявил, а 29 декабря 2009 года уголовное дело принял к производству. Понятно, что это техническая ошибка, но она допущена в важном процессуальном документе! Всё от невнимательности.

В Советском районе г.Н.Новгорода судом возвращено уголовное дело по обвинению Зайкова в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. Зайков не был ознакомлен со всеми материалами уголовного дела. Это было установлено в суде, в ходе предварительного слушания.

В 2010 году в г.Дзержинске Нижегородской области было возвращено судом уголовное дело по обвинению Кобозевой и Дубковой в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. В обвинительном заключении и в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого не была указана форма вины каждой из обвиняемых по отношению к наступившим последствиям в виде смерти. Забыл следователь написать, что смерть наступила в результате действий указанных лиц.

В январе 2010 года Нижегородским областным судом возвращено уголовное дело по обвинению Погосяна в связи с тем, что в обвинительном заключении не приведена фабула обвинения и квалификация действий Погосяна, что исключало возможность вынесения судом решения на основе обвинительного заключения.

Мы, конечно, каждое решение суда о возвращении уголовного дела прокурору стараемся в кассационном порядке оспаривать, вне зависимости от того, кем осуществлялось предварительное следствие по уголовному делу – органами внутренних дел или Следственного комитета. И очень часто боремся, даже выходим на президиум Нижегородского областного суда, но примерно только по 15 – 20 % уголовных дел наши представления удовлетворятся судом кассационной инстанции. В остальных случаях судьи не соглашаются с нашими доводами о том, что допущенные следователями ошибки могут быть исправлены в ходе судебного заседания, и ничего с этим поделать нельзя.

А виной всему – всего лишь ваша невнимательность.

Тезисно я хотел бы пробежаться по самим этапам следствия.

Осмотр места происшествия. У всех следователей разные почерки: кто-то пишет лучше, кто-то – хуже. В любом случае фамилии, какие-то размеры, характер и описание телесных повреждений, положение трупа, другие ключевые моменты осмотра нужно стараться писать разборчиво. Если в ходе осмотра вы что-то изымаете, нужно обязательно указать, откуда, с какого места изъят тот или иной предмет или след. Должно быть описано, как это все упаковано. А во многих делах этого нет. Потом вы начинаете эти вещественные доказательства осматривать. Опять возникает путаница. Описываете нож: пишите – «длина лезвия – 14 сантиметров», а эксперт при проведении экспертизы этого ножа указывает длину лезвия – 12 сантиметров. Пишите: «ручка из пластмассы черного цвета», а эксперт – «ручка деревянная коричневого цвета». Или в протоколе осмотра места происшествия следователь пишет: «с места происшествия изъят револьвер», а это оказывается пистолет. Вроде бы разницы большой нет, а она на самом деле есть. И вот каждая такая вот зацепка – это повод для защиты поставить под сомнение такое вот доказательство. И в суде защитники это мастерски делают, особенно в суде присяжных. Представьте себе: когда такой вот протокол читается, это же просто неприглядная картина для нас.

Еще прошу вас прекратить «играть с понятыми». Сейчас за правило взяли все судьи, и председатель Нижегородского областного суда дал указание, по всем делам, где есть хотя бы малейшее сомнение в каком-то следственном действии, проводившимся с участием понятых, обязательно понятых допрашивать. И какое дело ни возьми, понятые ничего не знают: про разъяснение прав впервые слышат, Уголовно-процессуальный кодекс им никто не открывал, статью с их правами не показывал; следователь им ничего не прочитал не разъяснил; сидят они в одном помещении, а следственное действие проводится в другом; где следователь обнаружил следы и предметы, понятым не показывается. Адреса начинают записывать понятых и других участников процесса - указывают адреса прописки, где эти лица никогда не жили, а лишь зарегистрированы. Суд начинает искать это лицо, чтобы допросить, – не находит. А бывает так, что это лицо – единственный очевидец преступления, в ходе предварительного следствия с ним все необходимые следственные действия проведены, а на суде – его явку обеспечить не можем. Огласить его показания тоже не можем, потому что защита и подсудимый возражают против этого. И всё! Нет доказательства! Поэтому каждый раз, если вы видите и чувствуете, что свидетель важен и на суде о нем обязательно будут вспоминать, его нужно расспросить, где он прописан, где он фактически проживает, где он может проживать при тех или иных обстоятельствах; нужно записать все его телефоны, телефоны его родственников, сожителей, рабочие телефоны. Секретарь судебного заседания не будет проводить розыск. Он напишет формально повестку. Не явился свидетель один-два раза – всё! Поэтому государственному обвинителю приходится созваниваться со следователем, просить его найти свидетеля. Следователь бросает свои дела, ищет этих людей, тратит свое время.

Составляя обвинительное заключение, необходимо самому представить, какой объем доказательств необходимо исследовать в суде. Вот иногда бывает по делам допрошено 10 человек, которые видели какую-то драку или какой-то конфликт. Среди них есть те, которые были поближе и которые видели механизм, как это все происходило, кто кого бил, какие нанесли повреждения. Словом – среди всех этих 10 человек есть такие свидетели, которые знают больше. А есть второстепенные свидетели: где-то что-то слышал, может что-то видел издалека. Вот почему в обвинительном заключении нужно указывать показания всех этих свидетелей?! Зачем всех их указывать в справке к обвинительному заключению и вызывать в суд?! Вы имейте в виду, что и судьи, и государственные обвинители не всегда довольны такой вот ситуацией. Потому что, во-первых, это время, во-вторых, зачем человека допрашивать, если пять человек одно и тоже говорят, но более подробно. Выберите одного-двух свидетелей, остальных оставьте. Если нам в судебном заседании понадобится еще кто-то из тех, кто допрошен в ходе предварительного следствия, мы их сами найдем. Но не увеличивайте до чудовищных размеров списки лиц, вызываемых в суд, и сами тексты обвинительных заключений.

Теперь несколько слов о допросе. Вот мы допрашиваем подозреваемых, обвиняемых. Они меняют показания. Очень редко можно найти протокол, где бы следователь задавал вопрос: «По какой причине были изменены показания?» Нужно выяснять эти моменты.

Если мы говорим о неосторожной форме вины и разграничиваем ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК РФ, то вы должны в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого по ч. 4 ст. 111 УК РФ расписать, в чем выражается неосторожность его формы вины. Не просто «по неосторожности» и всё, а вы должны расписать, потому что иначе у суда возникают вопросы. Суд не может вернуть это дело, но все возмущены: и суд, и потерпевший, и вся публика, которая находится в суде – почему совершено убийство, а подсудимому вменяется ч. 4 ст. 111 УК РФ, и это не мотивировано. Может быть вы и правы. Но ведь это не мелкие какие-то вопросы.

Допрашиваете в организованной преступной группе, банде участников: «кто тебя туда вовлек», «зачем ты туда пошел», «что ты хотел поиметь, участвуя в этой банде: денег заработать, решить какие-то свои материальные трудности», «на что ты рассчитывал», «видел ли оружие», «боевое оно или не боевое», «как вы распределяли роли». Вроде все это записано, но нигде конкретно по диспозиции статьи квалифицирующие признаки организованной преступной группы или банды вы не расписываете. Получается: есть допрос, а в допросе фактически всё это мельком сделано.

Вот такая деталь еще. Вы должны представлять, что каждая бумажка, которая в уголовное дело подшита, она изучается в суде. И правило должно быть такое: должен быть запрос и должен быть ответ, должна быть телефонограмма и должен быть документ к ней. Явка с повинной должна быть зарегистрирована. На явке с повинной руководитель следственного подразделения должен вам поставить резолюцию о приобщении к материалам уголовного дела. Иначе в суде начинаются вопросы, откуда появилась в уголовном деле явка с повинной, где её взял следователь, почему на ней нет регистрационного номера. Ведь адвокаты бывают из числа наших бывших сотрудников, и они знают все эти тонкости. Вроде бы они и не влияют на квалификацию, но сам по себе факт получения этого документа и нахождения его в деле вызывает вопросы. А присяжные заседатели… Они ведь далекие от этого люди, они не понимают всех этих тонкостей. Профессиональный судья все это, конечно, оценит и закроет на это глаза, а суд присяжных – нет. Поэтому для каждого документа, находящегося в уголовном деле, должно быть понятно, откуда он появился.

Говоря еще о явках с повинной. Их тоже нужно писать более подробно. При этом нужно предоставить возможность лицу, написавшему явку с повинной, дать самостоятельно, собственноручно, записать если не всю явку с повинной, то хотя бы фразы о том, что он сделал указанные заявления по своей собственной воле, что на него не оказывалось давление, что он действительно раскаивается и желает оказать помощь следствию. Потому что вот эти два-три предложения могут помочь впоследствии доказать суду достоверность этой явки с повинной, подлинность этого следственного действия. Это мелочь на ваш взгляд, но для государственного обвинителя – это важная зацепка.

Вот еще на что следует обратить внимание. Получив явку с повинной, многие следователи прекращают работу по уголовному делу в части проверки других версий, а всё дело начинает расследоваться под эту явку с повинной. Это неправильный подход, потому что, как правило, от каждой второй явки с повинной подсудимые отказываются в суде. И вы должны об этом помнить.

Обратите внимание вот еще на какие детали. Уходит женщина из дома, где-то пьет в компании, гуляет. Затем находят её труп. Муж говорит: «Она ушла в шубе, на ней были серьги, три золотых кольца, цепочка золотая с кулоном». При обнаружении трупа всего этого не находят. Допрашивает следователь преступников, но по каждой из этих вещей почему-то вопросы не задает. Обвиняемые говорят: «Да мы вот кольцо взяли и в ломбард сдали, да цепочку золотую.» Про другие вещи – в показаниях ни слова. Хотя в протоколе допроса супруга погибшей всё это расписано. Поэтому я прошу вас быть повнимательнее.

Конечно, можно завысить немного объем обвинения, чтобы прокурор себя в суде спокойнее чувствовал и мог если что, от чего-то отказаться, где-то сманеврировать. Мы с вами единомышленники в этом вопросе. Но тут тоже есть проблема: это не должно искусственно делаться вами.

Несколько слов хотелось бы сказать о том, как исследуется личность обвиняемого в уголовных делах. Вот, к примеру, приносит вам адвокат ходатайство о приобщении к уголовному делу каких-то медицинских документов обвиняемого, исходя из которых обвиняемому необходимо проведение судебно-психиатрической экспертизы. При этом документы защитник представляет в копиях, а копии не заверены. Следователь заявляет, что незаверенные копии для него ничего не значат и экспертизу на основании них он проводить не будет. Но раз поступила такая информация, то следователю её нужно самому проверить, сделать соответствующий запрос. Практика знает случаи, когда вопрос о вменяемости подсудимого ставился в суде, и в суде назначалась стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, по результатам которой лицо, обвиняемое в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 или ст. 105 УК РФ, признавалось невменяемым и освобождалось от ответственности. Поэтому нельзя легко подходить к оценке психического состояния обвиняемых. Надо внимательно исследовать этот вопрос, потому что в суде он обязательно всплывет. В идеале, конечно, допросить родственников обвиняемого, его коллег, знакомых о том, нет ли у него каких-либо заболеваний, запросить сведения из медицинских учреждений.

В заключении, возвращаясь к вопросам составления обвинительного заключения, хотел бы отметить, что нет необходимости, да этого и не требуется, излагать в обвинительном заключении полные тексты протоколов следственных действий. Достаточно изложить лишь самую важную часть показаний или результатов другого следственного действия. Равняйтесь в этом вопросе на судей, на то, как они пишут приговоры, на стиль их изложения.


Ошибки предварительного следствия,

выявляемые в ходе рассмотрения уголовных дел судами.

Начальник отдела

государственных обвинителей

управления по обеспечению участия

прокуроров в рассмотрении

уголовных дел в судах

прокуратуры Нижегородской области

Игнатов Максим Константинович

Добрый день, уважаемый председательствующий,

добрый день уважаемые коллеги!

Я все-таки продолжу мысль Полудневича С.Я. о том, что иногда становится стыдно за приговоры, которые приходится читать. По областному суду мне уже три года не стыдно читать те приговоры, которые пишут наши судьи. Хотя бы потому, что качество следствия и качество государственного обвинения хоть немного, но улучшилось. Мы научили судей, и я это скажу без прикрас, писать приговоры. Да, мы научили. Потому что каждое незаконное судебно решение; каждая фраза, которая судьей излишне или неправильно заложена в приговоре, нами оспаривается, и в конечном итоге они отшлифовывают свои судебные решения практически до образцового состояния. Что касается вопроса, на который Сергей Яковлевич сейчас ответил в свете изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, касающихся правил изложения в обвинительном заключении доказательств, надо ли приводить в обвинительном заключении краткое содержание доказательств. Уважаемые коллеги, я отвечу просто. Если И. убил П., то не нужно писать, что И. признался в убийстве П. Давайте работать по старой отработанной схеме. В чем смысл обвинительного заключения? В том, чтобы оно содержало в себе краткое изложение собранных по уголовному делу доказательств. То есть это краткий пересказ в третьем лице обстоятельств, которые вы установили при проведении следственного действия. Это в качестве преамбулы.

Вообще, довольно незавидная роль выступать по теме «Ошибки предварительного следствия». Я начну с другого. Я начну с того, что хотя прокуратура сейчас и отделена от Следственного комитета, тем не менее мы с вами тесно взаимодействовали, взаимодействуем и взаимодействовать будем.

Каждое уголовное дело, которое вы направляете в суд, это живой организм. Оно не заканчивается моментом утверждения обвинительного заключения и направления его с сопроводительным письмом в канцелярию суда. Дальше дело начинает жить. По делу требуется проводить очень серьезную работу. И в первую очередь эту работу проводит государственный обвинитель. Но государственный обвинитель нуждается в помощи следствия. Мне отрадно говорить о том, что по областному суду коллеги из Следственного комитета не отказывают ни в приводе свидетелей, ни в доставлении каких-то доказательств, тем более, если эти доказательства перечислены в обвинительном заключении. Однако здесь есть проблемы. В частности, мне хочется заострить внимание на Дзержинском межрайонном следственном отделе. К моему удивлению, регулярно мы сталкиваемся по уголовным делам, подсудным Нижегородскому областному суду, направляемым указанным следственным отделом, с абсолютно холодным ответом руководителя следственного отдела об отказе в розыске и доставлении в суд свидетелей. Я замечу, что суд считает, что миссию по вызову свидетелей он выполнил в тот момент, когда направил по адресу, указанному в обвинительном заключении, повестки о вызове на допрос. Если свидетель не явился, это проблема той стороны, которая этих свидетелей вызывает. В частности, если это свидетели обвинения или если это потерпевший, то привести их в процесс обязан государственный обвинитель. Поэтому, если свидетели не приводятся, суд просто, не оглашая их показаний, может отказаться от исследования этих доказательств. И это большая проблема.

Есть еще момент, на котором нельзя не заострить внимание. Полудневич С.Я. уже говорил, что часто встречаются ошибки в оформлении документов, в частности обвинительных заключений. Да, они есть. Показательно в этом смысле дело братьев Кольцовых, которое недавно рассмотрел Нижегородский областной суд. Братья Кольцовы: Сергей Сергеевич и Александр Сергеевич следователем в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении были перепутаны по своим инициалам. Получилось так, что Сергей Сергеевич, условно, совершал разбой, а Александр Сергеевич совершал убийство. Мы, конечно, оспорили решение о возвращении уголовного дела в Верховном суде Российской Федерации и добились, чтобы постановление Нижегородского областного суда было отменено. Но это нельзя признать нормальным. Пожалуйста, не допускайте ошибок ни в фамилиях, ни в именах. Это очень важно, поскольку анкетные данные будут в дальнейшем закладываться в приговор суда, который через определенное время будет иметь силу преюдиции.

Дело Дусназарова. Узбек, который убил своего коллегу. Узбек, не владеющий русским языком. В ходе предварительного следствия ему был обеспечен переводчик. Все следственные действия проведены с участием переводчика. Однако, в уголовном деле отсутствует копия обвинительного заключения, переведенного на узбекский язык. Таким образом, суд в своем постановлении указал, что он не может удостовериться, действительно ли переведено на узбекский язык обвинительное заключение. Хотя я далек от мысли, что судья, возвративший уголовное дело, владеет узбекским языком. Однако, перевода нет, значит это послужило основанием для возвращения.

Я не говорю о таких вещах, как отсутствие части процессуального документа. В качестве примера приведу следующее. Очень показательно дело Михайловой-Васильевой, по которому две женщины совершили убийство владельца автомашины. Протокол допроса одного из второстепенных свидетелей, допрошенных следователем, в дело вшит наполовину. Листы с подписями, где свидетель собственноручно пишет о том, что показания, изложенные в протоколе, соответствуют его показаниям, отсутствуют. К счастью, сторона защиты это не заметила. Это заметил только прокурор и только судья. Лишь благодаря тому, что мы не оглашали этот документ, судья не стал возвращать уголовное дело, хотя вопрос очень серьезный – фактически пропала часть процессуального документа из уголовного дела. Это, как минимум, привело бы в случае возвращения уголовного дела к проведению проверки в отношении следователя и всех остальных лиц, которые имели отношение к этому уголовному делу.

Это же уголовное дело показательно еще вот в каком моменте. Две женщины убили владельца автомобиля потому, что некий третий гражданин, которому Михайлова должна была денег, принуждал её завладеть машиной потерпевшего. Он говорил ей: «Раз у тебя нет денег, а ты мне должна, то добудь любыми способами вот эту конкретную машину». Что делает следователь? Он выносит в отношении этого лица, который принуждал Михайлову к совершению преступления, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Судья в приговоре отразил этот момент, что Михайлова действовала под психическим принуждением третьего лица, и когда приговор вступит в законную силу, государственное обвинение будет вынуждено написать рапорт руководителю следственного органа о пересмотре решения следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении данного лица.

Я не говорю о ситуациях, когда список лиц, вызываемых в суд, загромождается абсолютно не нужными свидетелями. Если вспомнить уголовное дело по факту убийства Сорокиных, то очевидцев преступления не было. Однако, в справке, приложенной к обвинительному заключению, фигурирует аж 30 человек: все члены семей подсудимых, коллеги и знакомые погибших, которые не дают никаких существенных показаний, но фигурируют в обвинительном заключении и тем самым загромождают судебный процесс. Если бы был суд присяжных, уверен, что присяжные не встали бы на сторону обвинения, услышав показания родственников подсудимых.

Уже говорилось о том, что явка с повинной не всегда является царицей доказательств. К счастью прошли те времена, когда признавшийся человек имел право на одну версию совершения им преступления. В суде присяжных это особенно актуально. Присяжные не верят писаным протоколам. Вот с чем нам приходится сталкиваться. Присяжные, как правило, не доверяют явкам с повинной. Менталитет общества таков, что люди с улицы не доверяют тому, что написал в протоколе следователь, поскольку бытует мнение, что в милиции бьют, что в милиции пытают, что в милиции все продажные. Поэтому любая явка с повинной воспринимается коллегией присяжных заседателей, как заведомая провокация. Здесь речь идет о том, что когда вы уже на стадии предварительного следствия знаете, что сторона защиты запросит суд присяжных, рекомендую проверять все версии совершения преступления. В качестве примера приведу уголовное дело, возбужденное по факту убийства, совершенного в зале игровых автоматов на площади Сенной г.Н.Новгорода. По этому уголовному делу присяжные заседатели задали судье вопрос о том, почему им государственный обвинитель не предъявил отпечатки пальцев с места преступления. Мне, как государственному обвинителю, тогда было понятно, что зал игровых автоматов – это место, через которое проходит большое количество людей; к тому же следы рук, изымаемые с мест происшествия, как правило, не пригодны для идентификации, тем не менее нам пришлось сделать дактилоскопическую судебную экспертизу и предъявить её результат присяжным заседателям для того, чтобы убедить их, что государственный обвинитель не скрыл от них никаких фактов, в том числе не скрыл от них отсутствие на месте преступления отпечатков пальцев.

Много вопросов сейчас возникает по досудебному соглашению о сотрудничестве. Буду краток. Если с обвиняемым заключается досудебное соглашение о сотрудничестве в порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, то уголовное дело либо выделяется в отдельное производство и направляется в суд с представлением прокурора, либо, если уголовное дело невозможно выделить, необходимо выносить «чистящее» постановление о невозможности выделения в отдельное производство материалов уголовного дела. В противном случае уголовное дело будет возвращено. Я попрошу вас эти моменты учитывать.

И напоследок хотел бы отметить, что за последние 2 года качество предварительного следствия заметно улучшилось. Мы с вами работаем в одной системе и делаем одно дело, поэтому всё у нас будет хорошо.

Спасибо за внимание.


Основные требования учетно-регистрационной дисциплины.

Референт отдела

организационно-аналитического,

информационно-статистического и

методико-правового обеспечения

следственного управления Следственного

комитета при прокуратуре Российской

Федерации по Нижегородской области

Голубева Ирина Михайловна

Здравствуйте, уважаемые коллеги!

Основным приказом, регламентирующим учет преступлений, в котором закреплены требования учетно-регистрационной дисциплины, является совместный с Генеральной прокуратурой Российской Федерации и Министерством внутренних дел Российской Федерации Приказ № 39/1070 от 29 декабря 2005 года «О едином учете преступлений».

Необходимо напомнить, что на основе статистических документов (статистических карточек) формируется государственная статистическая отчетность. Следовательно, от того, насколько полно и достоверно будут заполнены вами статистические документы, зависит отражение в формах государственного статистического наблюдения сведений о состоянии преступности.

Поэтому не случайно, что при оценке работы следственного подразделения учитывается такой важный фактор как соблюдение требований учетно-регистрационной дисциплины при заполнении статистических форм. К данным требованиям, согласно приказу, относят следующие:

1. Сроки представления. Каждое процессуальное решение в течении суток после вынесения постановления должно быть зарегистрировано по месту проведения предварительного следствия.

Особое внимание заслуживают случаи переноса регистрации решения из одного отчетного периода в другой, что влечет искажение государственной статистики. Любое решение должно быть учтено в тот отчетный месяц, когда было принято решение. Данные случаи могут быть оценены как сокрытие преступления (решения по нему) от регистрации.

Важно отметить, что преступление (решение по нему) считают учтенным не по дате принятия решения о возбуждении, об окончании, приостановлении, а по дате его регистрации в информационном центре.

О том, что сроки представления статистических карточек нарушаются, достоверно можно судить по списку преступлений, по уголовным делам, срок расследования по которым истек (прошло 2 месяца от даты возбуждения), а информация о принятом по делу решении в информационном центре отсутствует.

Причины сложившейся сложной ситуации (за 2009 год было 228 таких преступлений - удельный вес от находящихся в производстве 6,4%, в органах внутренних дел - 80 (0,1%), ФСКН-2(0,1%)):

· не представляют карточки формы № 1.1 на приостановления по п. 1 ч. 2 ст. 208 УПК РФ;

· не представляют карточки формы № 1.1 на прекращение;

· не представляют карточки формы № 1.1 на все эпизоды (возбужденные и присоединенные);

· не представляют карточки формы № 3 на продление срока предварительного расследования.

Здесь уместно уточнение, что согласно приказу, а также Инструкции по составлению отчетов 1-Е, 1-ЕМ, уголовные дела, прекращенные по истечению сроков уголовного преследования, по которым лица, их совершившие, не установлены снимаются с учета в информационном центре и в отчетах не отражаются.

2. Выставление статистических карточек на все процессуальные решения, принимаемые по делу, в том числе о движении по уголовному делу. Например,

1) следователи часто пренебрегают выставлением карточки формы № 3 о соединении уголовных дел;

2) забывают о том, что в информационном центре ведется учет преступлений (не путать с учетом уголовных дел) и не представляют карточки формы № 1.1 на все присоединенные уголовные дела;

3) не представляют карточку формы № 5 на потерпевшего (необходимо учесть, что при соединении нескольких уголовных дел в одно производство в статистической карточке формы № 5 отражаются сведения о потерпевшем по уголовному делу в целом - здесь и становится актуальным наличие карточки формы № 3 о соединении).

Кроме того, необходимо отметить, что учет преступлений технически организован в информационном центре следующим образом. Существует 2 статистических массива (базы) – текущая и база ППЛ. По текущей формируются основные отчеты и списки (в том числе раскрываемость), ППЛ содержит все зарегистрированные решения о приостановлении (кроме приостановленных по болезни). Таким образом, важным становится знание, в какой базе пройдет регистрацию представленное решение (повлияет ли на раскрываемость или даст увеличение числа раскрытых преступлений прошлых лет).

В связи с тем, что оценка состояния учетно-регистрационной дисциплины происходит в соответствие с данными информационного центра при Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области, важно осознанное проставление дат принятия решения по уголовному делу:

1) дата возбуждения (идет сравнение с датой КУСП - сроки рассмотрения сообщения - соблюдение норм ст. 144 УПК РФ);

2) дата передачи сотруднику как карточки формы № 1, так и карточки формы № 1.1 - сроки представления;

3) дата принятия решения (сравнивается с датой возбуждения -соблюдения сроков расследования уголовного дела);

Необходим контроль за последующей регистрацией в органе внутренних дел (проведение карточек по базе информационного центра): не достаточно представить, но и убедиться (уточнить) занесение в базу с фиксацией факта получение статистических карточек сотрудником учетно-регистрационного подразделения органа внутренних дел в специальном журнале.

Целесообразно знать и важность заполнения реквизитов статистических форм, которые наиболее часто используются при формировании ответов на запросы, поступающие из Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, а также при составлении списков, по которым ориентируются руководители следственных отделов при составлении государственных отчетов. К таким реквизитам относятся следующие:

Карточка формы № 1 - на выявленное преступление.

· Реквизит «Уголовное дело возбуждено». Как правило, проставляется цифра «3» - следователь Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

· Реквизит 8 «Уголовное дело находится в производстве». Как правило, проставляется цифра «1» - следователь Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

· Реквизит 11 «Квалификация преступления». Указывается квалификация, отраженная в постановлении о возбуждении уголовного дела.

· Реквизит 32а «Преступление совершено с использованием».

· Реквизит 35 «Результат осмотра места происшествия».

Особо обращать внимание на полноту и качество заполнения реквизита «Сведения о потерпевших».

Карточка формы 1.1 - о результатах расследования преступления.

· Реквизит 9.5 «Должностное положение». Его точное и правильное заполнение в соответствии со справочником необходимо для отнесения преступления к преступлениям коррупционной направленности, в том числе, в какой сфере оно совершено.

· Реквизит 12 «Решение по преступлению». Информация о результатах расследования преступления используется при расчете процента раскрываемости преступления (доли раскрываемости).

При заполнении учетного документа необходимо учитывать, что в расчет идет только кодировка (цифровое выражение) реквизита. Поэтому обращать внимание на соответствие проставляемого кода и его определение в карточке или справочнике.

· Реквизиты с 14 по 18 содержат сведения о материальном ущербе и его
возмещении. Информация из этих реквизитов используется при составлении
раздела 9 формы 1-Е «Обеспечение в процессе расследования возмещения
ущерба по уголовным делам». Кроме того ущербы указывают по каждому
присоединенному к основному делу преступлению (эпизоду), а не в целом по
уголовному делу.

· Реквизит 26 «Уголовное дело расследовано». Для того, чтобы
результат расследования был засчитан следователям следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области необходимо внести код «1» – следователем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Карточка формы № 2 – на лицо, совершившее преступление. Заполняется в случае направления уголовного дела в суд или прекращения его по нереабилитирующим основаниям. По данной карточке, как правило, формируются списки по запросам о категориях лиц (социальное, должностное) положение лиц, совершивших преступления. Порой даже пол лица является важной характеризующей чертой. Все указанные характеристики указываются на момент совершения лицом преступления.

Карточка формы № 3 - о движении уголовного дела.

Карточка заполняется, как правило, в случае соединения, выделения уголовного дела, продления срока расследования по уголовному делу.

В реквизите 8 «Соединено» указывается номер уголовного дела (основного), к которому присоединяется данное уголовное дело. Этот реквизит важен при подсчете уголовных дел, так как наличие соединения говорит о том, что это не самостоятельное уголовное дело, а дополнительный эпизод в деле.

Кроме того не надо путать присоединенное уголовное дело, входящее в основное как эпизод, но возбужденное отдельно (выносилось постановление о возбуждении), и преступление, по которому постановление о возбуждении уголовного дела не выносилось, а в КУСП регистрировался рапорт следователя, и преступление регистрировалось в информационном центре как дополнительный эпизод (порядковый номер преступления в уголовном деле (карточка формы 1 реквизит 2 больше 1).

При выделении уголовного дела необходимо помнить, что регистрации подлежит лишь преступление. Если же выделяют уголовное дело в отношении лица (например, скрывшегося неизвестного), то такое уголовное дело регистрации не подлежит. Следовательно, его направление в суд, прекращение не окажет влияния ни на процент раскрываемости, ни на долю раскрытых, и в числе раскрытых из базы ППЛ его то же не будет.


О служебной дисциплине работников следственного управления

Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации

по Нижегородской области.

Руководитель отдела

кадров следственного управления

Следственного комитета

при прокуратуре Российской Федерации

по Нижегородской области

Лазарев Вячеслав Лобеянович

Уважаемые коллеги!

Начну свое выступление с напоминания о существовании в следственном управлении правил внутреннего трудового распорядка, обязательных для исполнения всеми сотрудниками. В этих правилах есть пункт, посвященный книге учета рабочего времени. Такая книга имеется в каждом следственном органе. Однако, к сожалению, как показывает практика, данная книга не всегда ведется должным образом. Сотрудники, выполняющие работу вне следственного органа, очень часто забывают сделать запись в этой книге о своем убытии из следственного подразделения и месте своего нахождения. Такого допускаться не должно. Впредь, если в книге учета рабочего времени не будет записи о том, где вы находитесь в течение рабочего дня, вы будете подвержены дисциплинарной ответственности.

Хотелось бы сказать несколько слов о соблюдении трудовой дисциплины при нахождении на обучении в учебном центре. Имейте в виду, что в период, пока вы командированы в учебный центр для повышения квалификации, единственным руководителем для вас является руководитель учебного центра – Курнышева Е.А. Однако, имели место случаи, когда наши работники вместо того, чтобы находиться на учебе, якобы выполняют следственные действия. Это также является нарушением служебной дисциплины, и в зависимости от времени отсутствия на учебе такие случаи могут рассматриваться как грубые дисциплинарные проступки, влекущие за собой дисциплинарную ответственность.

За истекший период 2009 года руководителем следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей к дисциплинарной ответственности привлечено 45 сотрудников (20 % от числа оперативных сотрудников). Из них:

· сотрудников аппарата следственного управления, в том числе 3 руководителя отдела;

· 38 сотрудников следственных отделов , в том числе:

- 12 руководителей следственных отделов (в настоящее время 3 из них уволены – Гусев И.Г., Смирнов А.А., Градобоев Д.В., 2 переведены на нижестоящую должность Ширшов С.Г., Цырулева Л.А.);

- 7 заместителей руководителей (в настоящее время из них уволены 2 сотрудника – Котко О.А., Муравьева О.Н.);

- 19 следователей (в настоящее время из них уволено 4 сотрудника – Козырев С.Г., Воронин И.Ю., Ионов А.И., Старков Р.В.).

Депремировано 66 оперативных сотрудников, в том числе 9 человек – на 100%. В 2008 году было депремировано 28 сотрудников.

Анализ дисциплинарной практики за 2008г. показал, что всего в 2008 году к дисциплинарной ответственности было привлечено 22 сотрудника. Из них 10 руководителей и заместителей следственных подразделений и 12 следователей.

Таким образом, в 2009 году к дисциплинарной ответственности привлечено в 2 раза сотрудников больше.

Основными нарушениями, допускаемыми сотрудниками следственного управления при расследовании уголовных дел и проведении проверок в порядке ст. 144 УПК РФ являются неполнота при проведении доследственных проверок и неоднократное вынесение необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел; необоснованное затягивание сроков проведения расследования, неисполнение указаний, данных руководителем следственного отдела и аппаратом управления; вынесение необоснованных постановлений о приостановлении предварительного следствия при явном невыполнении всех следственных действий, проведение которых возможно для установления истины по делу, и, как следствие, отсутствие должного процессуального контроля со стороны руководителей и заместителей следственных отделов за работой следователей; небрежность при составлении процессуальных документов, повлекших возвращение уголовных дел в порядке ст. ст. 221, 237 УПК РФ.

За нарушение правил внутреннего трудового распорядка и трудовой дисциплины (опоздание на работу без уважительной причины) к дисциплинарной ответственности привлечен 1 сотрудник управления – старший следователь Дзержинского межрайонного следственного отдела Добрынин А.А.

Так, за нарушения уголовно-процессуального законодательства дисциплинарное взыскание в виде:

замечания было объявлено 26 сотрудникам управления (10 – руководителям отделов, 5 – заместителям руководителей, 10 – следователям, 1 – референту);

выговор объявлен 13 сотрудникам (4 – руководителям следственных отделов, 1 – заместителю руководителя отдела и 8 – следователям);

строгий выговор объявлен 8 сотрудникам (1 – руководителю межрайонного следственного отдела, 1 – заместителю руководителя отдела и 6 – следователям отделов).

Семи сотрудникам управления (руководителю Большемурашкинского межрайонного следственного отдела Гусеву И.Г., руководителю Борского городского следственного отдела Ширшову С.Г., его заместителю Котко О.А., руководителю следственного отдела по Сормовскому району г.Н.Новгорода Градобоеву Д.В. и его заместителю Гордееву М.С., следователю по особо важным делам ЗАТО г.Саров Воронину И.Ю. и старшему следователю следственного отдела по Советскому району г.Н.Новгорода Козыреву С.Г.) было объявлено о неполном служебном соответствии.

Десять сотрудников управления (из них 5 руководителей отдела, 2 заместителя руководителя отдела и 3 следователя) привлекались к дисциплинарной ответственности по два раза.

Из числа лиц, привлеченных к дисциплинарной ответственности, 3 сотрудника управления, в том числе Котко О.А., Козырев С.Г., Градобоев Д.В., которым объявлено о неполном служебном соответствии, а также следователи районного звена Ионов А.И., Воронин И.Ю. допускавшие систематические нарушения, в настоящее время уволены из следственного управления. Руководитель Борского городского следственного отдела Ширшов С.Г. переведен на нижестоящую должность следователя.

По результатам проведенных оперативных совещаний, а также при рассмотрении докладных записок руководителей следственных отделов 37 сотрудникам следственного управления, допустившим нарушения законодательства, указано на недостатки и упущения в работе, и они предупреждены, что в случае повторных нарушений, будет решен вопрос о привлечении их к дисциплинарной ответственности.

В 2009 и за истекший период 2010 года досрочно сняты дисциплинарные взыскания , в том числе наложенные в 2008 году, с 22 сотрудников, из них: с 10 – руководителей отделов, 1 – заместителя руководителя отдела, 9 – следователей, 2 – референтов. Решения о досрочном снятии взысканий приняты на основании внутриобластного рейтинга следственных отделов, а также в связи с тем, что указанные сотрудники добросовестно относились к работе и достигли положительных результатов: следователи качественно расследовали и направили в суд значительное количество уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, которые рассмотрены с вынесением обвинительных приговоров. Руководители следственных отделов должным образом осуществляли процессуальный контроль за работой подчиненных сотрудников и не допускали принятия необоснованных процессуальных решений по уголовным делам и материалам об отказе в возбуждении уголовных дел.

В 2008 году и в 2009 году дорожно-транспортных происшествий с участием сотрудников следственного управления не совершалось.

При проведении анализа состояния водительской дисциплины установлено следующее.

За указанный период по результатам проверки, проведенной старшим помощником руководителя управления по вопросам собственной безопасности, водитель городского следственного отдела за нарушение Правил дорожного движения и использование автомобиля во внеслужебных целях привлечен к дисциплинарной ответственности (объявлен выговор).

Кроме того, 5 водителей городских, межрайонных следственных отделов, также допустившие нарушения Правил дорожного движения, предупреждены о том, что в случае подобных нарушений будут привлечены к строгой дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения. На руководителей отделов, за которыми закреплены служебные автомобили, возложена персональная ответственность за соблюдением водителями дорожной дисциплины.

За истекший период 2009 года уголовные дела в отношении сотрудников следственного управления не возбуждались.


Вопросы государственной защиты

участников уголовного судопроизводства, судей, должностных лиц

правоохранительных и контролирующих органов.

Заместитель начальника

Центра по обеспечению безопасности

лиц, подлежащих государственной

защите, Главного управления

внутренних дел

по Нижегородской области

Лаптев Владимир Владимирович

Добрый день, уважаемые коллеги!

Хотелось бы начать свое выступление с того, что в Российской Федерации в 2009 году на основании Указа Президента Российской Федерации созданы подразделения по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите. Одно из таких подразделений было создано в Главном управлении внутренних дел по Нижегородской области.

В 2009 году под защитой сотрудников Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, находилось 20 человек, в том числе 6 человек – на основании постановлений следователей следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области (следственные отделы по Сормовскому, Канавинскому, Автозаводскому районам г.Н.Новгорода).

Деятельность нашего подразделения основывается на двух Федеральных законах: от 20.08.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Деятельность Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, реализуется в двух направлениях: обеспечение безопасности лиц теми мерами, которые указаны в федеральных законах и уголовно-процессуальном кодексе; и выявление источников угроз и привлечение их к тому или иному виду ответственности. Мы являемся самостоятельным оперативно-розыскным подразделением, и поэтому вправе проводить полный комплекс оперативно-розыскных мероприятий. В связи с этим я призываю следователей к конструктивному взаимодействию с сотрудниками нашего подразделения и предоставлению им всех необходимых сведений о возможных источниках угроз. В противном случае мы не сможем эффективно осуществлять нашу деятельность.

Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации предусмотрено несколько мер, направленных на защиту участников уголовного судопроизводства.

· Это ч. 9 ст. 166 УПК РФ, в соответствии с которой следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия руководителя следственного органа выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Такие факты имели место, и мы с этим работали. Однако, в таких ситуациях все же лучше деятельность по защите свидетеля или потерпевшего возлагать на оперативного сотрудника, непосредственно осуществляющего оперативное сопровождение по уголовному делу, так как именно он знает все нюансы уголовного дела. Здесь бы хотелось остановиться на следующем. Если вы приняли решение о засекречивании свидетеля, однако он является единственным свидетелем совершенного преступления и дает показания, то как вы его не секретьте, другие участники уголовного процесса все равно вычислят его по характеру показаний. Данная мера актуальна лишь в том случае, если преступление совершено в общественном месте, установлены очевидцы преступления, которые могут дать показания, опознать подозреваемого, но опасаются за свою жизнь, здоровье или жизнь, здоровье своих родственников. Эта мера безопасности создана именно для таких случаев. На наше подразделение в таких случаях возлагается реализация мер, направленных на нерассекречивание такого свидетеля в судебном заседании. Это реализуется нами с помощью специальных технических средств. Практика их использования имеется и положительно зарекомендовала себя в 2009 году в судебном процессе по рассмотрению дела о заказном убийстве в Нижегородском областном суде. Эти специальные технические средства применялись для обеспечения безопасности засекреченных свидетелей из соседнего региона, которые под охраной сотрудников нашего центра были доставлены в зал судебного заседания, при помощи специальных технических средств им был изменен голос, и они дали показания.

· Предъявление для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ). Это часто встречающаяся в следственной практике мера, обеспечивающая безопасность участников уголовного судопроизводства.

В соответствии с Федеральным законом от 20.08.2004. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», государственной защите подлежат потерпевший, свидетель, частный обвинитель, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, их защитники, законные представители, осужденные, оправданные, а также лица, уголовное дело или уголовное преследование в отношении которых было прекращено; эксперты, специалисты, переводчики, гражданские истцы и ответчики.

Хотелось бы остановиться на процедуре осуществления государственной защиты. Лицо, нуждающееся в применении мер государственной защиты в связи с оказанием на него давления, может обратиться с соответствующим заявлением непосредственно к следователю. Следователь должен зарегистрировать это заявление в установленном порядке и провести проверку в соответствии со ст. 144 УПК РФ на предмет наличия или отсутствия фактов угроз. Если в ходе проверки будет установлено, что в отношении участника уголовного судопроизводства действительно высказывались угрозы или были предприняты иные меры воздействия, в том числе физического, с целью заставить изменить его позицию по уголовному делу, то следователь должен вынести постановление о применении мер государственной защиты в отношении такого лица. Это постановление является обязательным для нашего подразделения. Если же в ходе проверки будет установлено, что лицо дает ложные показания либо просто необоснованно переживает, а у нас переживает каждый второй, но реальности угроз нет, следователь выносит постановление об отказе в применении мер государственной защиты. О принятом решении заявитель должен быть уведомлен в письменном виде.

Постановление о применении мер государственной защиты направляется либо на имя начальника Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, Главного управления внутренних дел по Нижегородской области, либо на имя начальника Главного управления внутренних дел по Нижегородской области.

Взаимодействие следователей с сотрудниками Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, осуществляется либо через старшего помощника руководителя следственного управления по вопросам собственной безопасности Кабалова В.К., либо непосредственно с оперативными сотрудниками Центра.

По уголовным делам, находящимся на рассмотрении в суде, решение о применении мер государственной защиты принимает судья.

В ситуации, если в отношении лица было применено насилие в связи с его участием в уголовном процессе, он может обратиться с соответствующим заявлением в дежурную часть любого районного отдела внутренних дел. В соответствии с приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации о данном факте в течение суток должен быть уведомлен следователь, в производстве которого находится уголовное дело. Но это лишь в том случае, если насилие было применено в связи с участием этого лица в уголовном процессе.

В связи с этой ситуацией хотелось бы еще акцентировать внимание на возбуждении уголовных дел по ст. 309 УК РФ «Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу». Ситуации могут быть разные. Может быть реальность угрозы, к примеру, когда к человеку применили насилие в связи с его участием в уголовном деле. Бывают ситуации, когда потерпевший пострадал от рук участника организованной преступной группы, к примеру, «вора в законе», но в ходе предварительного следствия угроз и насилия в отношении него не применялось. Такой потерпевший тоже подпадает под действие мер государственной защиты, так как вероятность того, что на него будет оказываться воздействие, чрезвычайно велика. Практика работы Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, Главного управления внутренних дел по Нижегородской области знает пример, когда такого рода потерпевшему было изменено место жительства и место работы. Сейчас он проживает и работает в соседнем регионе.

Возвращаясь к ст. 309 УК РФ, следует отметить, что если факты угроз действительно имели место, то необходимо принимать решение о возбуждении уголовного дела по данной статье. Потому что в противном случае возникает противоречие: с одной стороны, к лицу применяются меры государственной защиты ввиду оказания на него реального воздействия, и получается, что этот факт установлен, а с другой стороны, уголовное дело по данному факту почему-то не возбуждается.

Далее о мерах государственной защиты, которые могут применяться к участникам уголовного процесса Центром по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, Главного управления внутренних дел по Нижегородской области.

1) Личная охрана лица, охрана жилища и имущества. Эта мера реализуется путем телохранительства, сопровождения защищаемого лица. Охрана жилища и имущества реализуется путем установки в жилище охранной сигнализации, выведенной на пульт вневедомственной охраны, а также путем выдачи охраняемым лицам специальных сигнальных брелков, при нажатии на которые сигнал поступает на пульт вневедомственной охраны.

2) Выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности. Защищаемым лицам выдаются бронежилеты, электрошоковые устройства, аэрозольные распылители, сотовые телефоны для связи.

3) Обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице. Данная мера заключается в изъятии из всех информационных массивов системы Министерства внутренних дел Российской Федерации (адресное бюро, информационный центр, Центр оперативно-розыскной информации) сведений о защищаемом лице. Сейчас решается вопрос об изъятии конфиденциальных сведений о защищаемом лице из других организаций и учреждений, где эти сведения могут находиться (операторы связи, пенсионный фонд, налоговая служба). Также под эту меру подпадает замена регистрационных номеров на автомашинах, смена номеров сотовых и стационарных телефонов.

4) Переселение на другое место жительства постоянное или временное. Данная мера применяется в том случае, если защищаемое лицо понимает, что его нахождение на территории Нижегородской области будет небезопасным. Реализуется она путем продажи принадлежащего гражданину жилища в Нижегородской области и приобретения ему равноценной квартиры в другом регионе. При этом возможна оплата части стоимости вновь приобретаемого жилья за счет средств государственного бюджета. Организация продажи квартиры, покупки нового жилья, переезда, устройства детей в детсады по новому месту жительства возлагается на сотрудников Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите.

5) Изменение места работы (службы) или учебы.

6) Замена документов. Данная мера предполагает замену любых документов защищаемого лица, начиная от паспорта и заканчивая дипломом об образовании.

7) Изменение внешности. Данная мера является крайней мерой и применяется по тяжким и особо тяжким преступлениям. Она может носить временный характер (применение накладных усов, бороды, парика) или постоянный (проведение пластической операции). До настоящего времени в России нет практики проведения пластических операций в качестве меры государственной зашиты. Данная мера может применяться вкупе с засекречиванием свидетеля или потерпевшего.

8) Временное помещение в безопасное место. Это наиболее часто встречающаяся мера государственной защиты. Заключается она в помещении лица в место, о котором больше никто, кроме сотрудников Центра, не знает, в том числе и следователь. Доставка такого лица для участия в следственных и судебных действиях осуществляется силами сотрудников Центра.

9) Применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбывания наказания в другое. Данная мера государственной защиты применяется сотрудниками специально созданных подразделений ГУФСИН. В связи с этим постановление о применении такой меры государственной защиты должно направляться в ГУФСИН, а не в Главное управление внутренних дел по Нижегородской области.

Что касается финансирования мер государственной защиты, то в государственном бюджете на период с 2009 по 2013 год на эти цели заложена сумма в 1,6 миллиарда рублей. На систему Министерства внутренних дел, в частности, выделяется 727 миллионов рублей. Сумма более чем достаточная, и финансирование осуществляется должным образом.

Несколько слов о процедуре государственной защиты, предусмотренной Федеральным законом от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Для применения мер государственной защиты в отношении следователей необходимо обратиться с соответствующей докладной запиской на имя руководителя следственного управления. Реализация таких мер осуществляется в тесном контакте со старшим помощником руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области по вопросам собственной безопасности Кабаловым В.К.

В подобных ситуациях бывает достаточно беседы с лицами, воздействующими на следователей, реже – избирается мера в виде личной охраны.


Вопросы соблюдения правил дорожного движения.

Взаимоотношения работников следственного управления

и дорожной инспекции.

Начальник

дорожно-постовой службы

Государственной инспекции

безопасности дорожного движения

Главного управления внутренних дел

по Нижегородской области

Кулагин Сергей Вадимович

Уважаемые коллеги!

Проблема травматизма на дорогах не нова и ежегодно в различного рода нормативных документах, в том числе в указах Президента Российской Федерации, эта проблема отражается.

Что касается требований по взаимодействию и определению порядка взаимодействия между сотрудниками органов прокуратуры, Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации и Государственной инспекции безопасности дорожного движения, мы об этой проблеме разговаривали не предыдущем совещании. Эти вопросы касались тех мер, которые мы будем принимать в случае каких-либо нарушениях на дорогах, допущенных сотрудниками органов прокуратуры и Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

02.03.2009 приказом Министра внутренних дел Российской Федерации № 185 утвержден новый «Административный регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения». Если в первой его редакции несколько свободно излагались нормы о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении специальных субъектов (в том числе в отношении сотрудников прокуратуры и Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации), то впоследствии приказом Министра внутренних дел Российской Федерации № 1023 от 31.12.2009 этот порядок был конкретизирован. Если в первой редакции этого приказа было записано, что сотрудники прокуратуры и Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации несут ответственность за нарушение правил дорожного движения на общих основаниях, и не было прописано, что есть особый порядок возбуждения дел об административных правонарушениях, то приказом № 1023 это свободное толкование было исправлено.

За второе полугодие 2009 года каких-либо нарушений правил дорожного движения сотрудниками следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области и его территориальных подразделений допущено не было. Это положительный показатель, так как, являясь сотрудниками правоохранительных органов, мы в первую очередь должны показывать пример другим участникам дорожного движения.

В сегодняшнем выступлении мне бы хотелось остановиться на вопросах соблюдения транспортной дисциплины.

Основные требования, которые изложены в Правилах дорожного движения, распространяются на всех участников дорожного движения, в том числе и на сотрудников правоохранительных органов, так как, управляя автомобилем и выполняя при этом какие-то служебные обязанности или управляя автомобилем как частное лицо, вы являетесь участниками дорожного движения. Основные причины дорожно-транспортных происшествий на дорогах Нижегородской области – превышение установленной скорости движения, неправильный выбор скорости с учетом той дорожной ситуации, которая складывается в том или ином месте; управление транспортным средством в состоянии опьянения или ином неадекватном состоянии (усталость, последствия применения медицинских препаратов). К сожалению, в последнее время доля выявленных водителей, управляющих автотранспортным средством в состоянии опьянения, растет из года в год. Причем все чаще попадаются водители, находящиеся в состоянии наркотического опьянения. Проблема усугубляется еще и тем, что такое состояние тяжело выявляется сотрудниками Госавтоинспекции при проверке транспортного средства на дороге, а бывают и случаи, когда медицинский работник не состоянии сделать категорический вывод о наличии у лица состояния наркотического опьянения. Третья причина, которая наиболее часто влечет за собой дорожно-транспортные происшествия, – выезд на полосу встречного движения либо обгон в тех местах, где это запрещено правилами дорожного движения.

Совсем недавно поступило указание Департамента безопасности дорожного движения, определяющее порядок выезда на места происшествия, в случаях, когда дорожно-транспортные происшествия совершены сотрудниками органов внутренних дел. Аналогичные указания направлялись в прокуратуры и следственные управления субъектов Российской Федерации. В Нижегородской области зачастую на подобного рода дорожно-транспортные происшествия выезжают сотрудники органов внутренних дел, хотя в разъяснении прокуратуры есть такая позиция, что подобного рода дела необходимо изымать из производства органов внутренних дел и передавать для производства предварительного следствия в следственные органы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, независимо от того, находился ли сотрудник милиции в момент дорожно-транспортного происшествия при исполнении своих должностных обязанностей или нет. Я думаю, в ближайшее время должна быть выработанная общая позиция Госавтоинспекции, прокуратуры и следственного управления относительно того, как должны действовать сотрудники Государственной инспекции безопасности дорожного движения в случае прибытия на место дорожно-транспортного происшествия с участием сотрудника милиции, как должны взаимодействовать с сотрудниками следственного управления.

Необходимо также отметить, что Правила дорожного движения постоянно изменяются. За последний год каких-то существенных изменений не было. Есть определенные законопроекты, которые направлялись и Департаментом безопасности дорожного движения, и Министерством внутренних дел, об ужесточении административной ответственности за ряд правонарушений, а также введение ответственности за систематическое нарушение правил дорожного движения. Такая норма существовала в ранее действовавшем кодексе об административных правонарушениях. Сейчас она, к сожалению, отсутствует. Однако, практика показывает, что такая норма необходима по одной простой причине – ввиду правового нигилизма участников дорожного движения. Иными словами, люди умышленно допускают нарушения правил дорожного движения, не влекущие за собой лишение права управления транспортным средством, зная, что сколько бы раз они не нарушили, всё для них ограничится штрафом. Хотя во всем мире существует практика привлечения водителей к более строгой ответственности за систематическое нарушение правил дорожного движения. В России существуют определенные штрафные санкции для лиц, совершающих дорожно-транспортные происшествия, но реализуется этот механизм через систему обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств путём увеличения страхового сбора для лиц, систематически совершающих дорожно-транспортные происшествия.

В случае возникновения конфликтных ситуаций между сотрудниками следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Нижегородской области и сотрудниками Государственной инспекции безопасности дорожного движения Главного управления внутренних дел по Нижегородской области и во избежание негативных проявлений со стороны сотрудников Госавтоинспекции, необходимо обращаться непосредственно ко мне, в том числе по телефону.

Спасибо за внимание.


Ошибки, допускаемые следователями

при раскрытии убийств, совершенных в условиях неочевидности.

Председатель Совета ветеранов

прокуратуры Нижегородской

области, кандидат юридических наук,

почетный гражданин

г. Нижнего Новгорода

Видонов Леонид Георгиевич

Уважаемые товарищи следователи!

Я к вам обратился именно так, потому что все вы относитесь к офицерскому корпусу страны, все вы носите погоны и служите нашему государству, и от имени государства – закону и защите общества от преступных посягательств, защите прав и законных интересов граждан и государства.

То, что я услышал сегодня в части безобразного отношения к процессуальным действиям, в частности, к осмотру места происшествия, к допросам – это все свидетельствует о профессиональной непригодности некоторых следователей.

В свое время, когда следователи допускали такие упущения, я через зональных прокуроров и сам, как прокурор-криминалист, собирал досье на следователей и прокуроров, а потом в нужный момент им предъявлялся счет, потому что нельзя безобразно относиться к исполнению своего служебного долга от имени государства.

Теперь по существу. Каждое нераскрытое убийство – это человек, который лишен жизни раз и навсегда, и преступник остается никак не наказан. И каждое нераскрытое убийство – это поощрение к совершению следующего убийства. Так что вы все относитесь к этому с очень высокой ответственностью и высокой требовательностью к себе. Смею вас заверить, что проблемам раскрытия умышленных убийств, совершенных в условиях неочевидности, я посвятил 56 лет своей жизни. По-разному их освещал, потому что методики расследования и раскрытия умышленных убийств нет. Есть процессуальные нормы, в пределах которых проводятся следственные действия по собиранию и исследованию следов преступления. А вот самой методики не разработано. Первый раз я выпустил по предложению бывшего заместителя Генерального прокурора В.В.Найденова альбом типовых версий и брошюру к нему «Криминалистические характеристики структурных элементов состава преступления». И этот альбом до сих пор работает на раскрытие, хотя там, в основном, был указан только ряд позиций этих криминалистических характеристик и взаимосвязь с кругом лиц, которые совершают убийства. Сегодня я подхожу к этой проблеме совершенно с иных позиций: в каждой группе мест есть определенный круг лиц, которые совершают убийства (в жилище, на улице, на дорогах и тропах, на открытой местности). Для каждого из этих мест есть определенный круг лиц. И определенным способом совершают убийства те или иные лица. Когда есть конкретное убийство, то там трудно определить, кто, из какого круга, совершил убийство. Но если их исследовать порядка 5 000, то четко вырисовывается определенный круг лиц по каждой группе мест совершения преступления. Я только скажу, что в жилище 65 % убийств совершают все близкие родственники (муж, жена, любовник, любовница, теща, зять, свояк, сестра, племянник, племянница), 20 % убийств в жилище совершают приятели и приятельницы, при этом мотивы могут быть самые разные; 15 % убийств в жилище совершается просто знакомыми, и только 5 % убийств в жилище совершается лицами, ранее никогда не знакомыми с погибшими. Зная, кто, где, кого и как убивает можно свободно ориентироваться в раскрытии любого сложного убийства. Даже заказное убийство раскрыть не представляет труда. Я изучал только 7 уголовных дел, возбужденных по фактам заказных убийств. Однако, я участвовал в защите кандидатской диссертации, автор которой исследовал 178 уголовных дел, возбужденных по факту умышленных убийств, совершенных по заказу. Оказалось, что между заказчиком и потерпевшим существует однозначная взаимосвязь и мотив всегда корыстный. Зная, где, с кем вошел в конфликт потерпевший, можно найти и убийцу. И когда всё это знаешь, легко ориентироваться в раскрытии любого убийства. И порой нераскрытые убийства не представляют особой сложности.

Приведу вам два маленьких примера, насколько просто раскрывать убийства. Село Работки, Кстовский район Нижегородской области, в собственном доме убита хозяйка. Шесть дней я, как начальник следственного управления, не мог выехать в Кстовский район по причине занятости. Все это время преступление оставалось не раскрытым. По приезду в Кстовский район Нижегородской области, я узнал из доклада заместителя начальника Кстовского районного управления внутренних дел, что убитая злоупотребляла алкогольными напитками. По подозрению в совершении данного преступления были задержаны 2 мужчины, проживающие в с.Работки. Один из них, по словам оперативного работника, готов написать явку с повинной. Я попросил пригласить судебно-медицинского эксперта, которого спросил, каким образом была убита женщина. Он пояснил, что у женщины была разбита вся голова, черепная коробка разбита на мелкие куски. Удары наносились только в волосистую часть головы, и убита она была в собственной постели. Женщине было нанесено более 15 ударов твердым тупым предметом, вероятнее всего молотком. После этого мы поехали на место происшествия, вошли в дом, где было совершено убийство. Действительно, кровью залита постель, кровью забрызгана стена, около которой стояла кровать. На столе у нее все покрыто плесенью, в доме масса пустых бутылок из-под алкогольных напитков. Я не выдвигал никаких версий в тот момент, когда дело обсуждалось в отделе милиции, так как отложил выдвижение версий до оперативного совещания, которое намечалось на вечер этого же дня. Тем не менее количество нанесенных ранений женщине-алкоголичке в собственном доме свидетельствовало о том, что это преступление могла совершить только женщина. После того, как я определился с этой версией, после того, как мы побывали на месте происшествия, мы пошли в опорный пункт милиции с.Работки. По дороге в опорный пункт милиции я зашел в магазин, чтобы купить воды. В магазине в тот момент находилась покупательница, которая быстро расплатилась и ушла. Я попросил воды, на что продавщица ответила, что воды нет, но есть пиво. Я купил 2 бутылки пива и одну из них попросил открыть. Отошел к окну магазина и стал пить пиво. Поскольку мне раньше, как следователю приходилось допрашивать продавцов магазина, я завел с продавщицей разговор. Я сказал ей, что в прошлый раз, когда приезжал в этот магазин купить сигарет, то в магазине была такая «характерная дамочка». Продавщица поняла о ком я говорю, и сразу сказала, что это была та самая женщина, которую недавно убили. Я продолжил с продавщицей разговор об этой женщина, и та сказала, что у них в селе две таких «веселых дамочки», и они были подружками. По словам продавщицы, вторая женщина приходила к ней в магазин 2-3 дня тому назад за продуктами и сказала, что уезжает устраиваться на работу – официанткой на теплоход. Продавщица магазина спросила эту женщину по поводу её подружки, на что получила ответ, что её нет и она больше не придет. Но продавщица не успела уточнить, почему та больше не придет. В тот момент для меня стало понятно, что, все-таки если убийство совершено женщиной, то по статистике эта женщина должна быть из круга приятелей покойной. Я дождался оперативного совещания, на котором понял, что следствием выдвинуты не те версии и разыскивают они не того, кого нужно. Тогда я сообщил оперативным сотрудникам имя женщины, которая являлась подругой покойной, и попросил срочно её разыскать. Сотрудникам милиции эта женщина была знакома, однако найти её по месту жительства они не смогли. Тогда я рассказал им свой разговор с продавщицей магазина. Я предполагал, что эта женщина, являясь алкоголичкой, долго сопротивляться не будет и все расскажет о совершенном преступлении. На следующий день эта женщина была доставлена, без больших проблем допрошена, и выдала молоток, которым она убила свою подругу. Мотивом убийство было то, что покойная выкрала у убийцы деньги, пока та спала пьяная у себя дома. Вот и все раскрытие. А таких дел тьма тьмущая, и половину из тех, что похожи на это дело, можно без особых проблем раскрыть.

Второй случай. Сергачский район Нижегородской области, село Ачка, 1 мая, около 10 часов утра хозяйка дома забирает внука, который ночевал у них дома и идет с этим внуком к дочери, чтобы вернуть ребенка матери. Дома остается её муж. Ему 63 года. Когда она вернулась через 2 часа, то обнаружила своего супруга мертвым в коридоре дома. Рядом с ним стоял большой лом. У покойного было обнаружено 27 сквозных ранений, огромные вмятины от острой части лома в полу коридора и на потолке – вмятины от лопаты. Три дня преступление оставалось не раскрытым. Через 3 дня я выехал в Сергачский район. Исходя из количества ранений, мне было ясно, что убийство могло совершить либо лицо из круга душевнобольных, либо из круга ранее судимых, либо обладающих синдромом деградации личности на почве алкоголизма. В течение трех дней были допрошены все жители улицы, на которой проживал покойный. Я посмотрел все докладные, все объяснения, послушал доклад начальника милиции, следователя. Вывод был один: «никто ничего не видел». Никто о преступнике ничего сказать не мог. Когда мы прибыли в дом, я стал разговаривать с женой убитого. От нее я узнал, что у покойного было очень плохое здоровье, что он был контужен в конце Великой отечественной войны, закончил войну в звании старшины. Хозяйка дома показала мне награды своего супруга: два боевых «Ордена Красного знамени», один «Орден Ленина», «Орден Красной звезды» и два «Ордена славы». Я знал, что в звании старшины участник войны не мог получить эти награды. Поэтому я поинтересовался, за что покойный получил эти награды. По словам хозяйки, её муж рассказывал ей, что во время войны постоянно ходил за линю фронта за немецкими «языками». По условиям награждения «Орден Красного знамени» и «Орден Ленина» могли вручить только тогда, когда возьмут в плен «языка» в чине полковника или генерала с очень ценными штабными документами.

После разговора с хозяйкой дома я вышел на крыльцо, стою и размышляю: «Не может быть, чтобы никто из проживающих на деревенской улице через окна избы не видел в период с 10 до 12 часов дня лиц, проходящих по улице». Тогда я дал задание начальнику милиции – вновь опросить лиц, проживающих на улице, причем опросить необходимо было только женщин и задать им один единственный вопрос: «Кого они видели из окна своего дома проходящим по улице в период с 10 до 12 часов в день убийства?» Через 45 минут после этого пришел оперативник и доложил, что одна из хозяек дома видела проходящим по улице деревенского пастуха. Через несколько минут после этого подошел второй оперативник и сообщил, что жительница другого дома тоже видела пастуха, проходящего по улице в этот промежуток времени. По словам жены покойного, у них в хозяйстве коровы не было, но она назвала те дома, хозяева которых держали скотину. Я попросил оперативников узнать у этих лиц, что представляет из себя пастух, что он за человек. В результате оказалось, что пастух является пьяницей, алкоголиком, да еще к тому же зло обращается со скотиной, отбившейся от стада. После этого оперативным сотрудникам было дано задание разыскать этого пастуха и изъять у него ту одежду, в которую он был одет в день убийства, по описаниям очевидцев. На следующий день пастух был задержан и дал признательные показания о совершенном им преступлении. Таким образом, раскрытие преступления может занимать весьма незначительный промежуток времени.

Вот если каждый из следователей будет хорошо знать криминалистические характеристики структурных элементов состава преступления, им будет очень легко ориентироваться в раскрытии преступлений, совершенных в условиях неочевидности, любой сложности.

В последнее время мной внесены изменения в методики, так как мне приходилось проводить занятия со следователями, и они почему-то тяжело воспринимали методику, разработанную мной в 2002 году. Мне это не понятно, но факт остается фактом.

Что такое неочевидное убийство? Это то же самое очевидное убийство, но по которому убийца сбежал и его никто не видел. Но пользуясь и анализируя вот эти криминалистически значимые сведения, характеризующие структурные элементы состава преступления (место убийство, способ убийства, характеристики потерпевшего), и зная стереотип убийц, всегда можно вычислить из этого круга конкретное лицо.

Еще с одной проблемой я столкнулся на занятиях со следователями: следователи не владеют тактикой допроса. Это целая проблема для следователей. Более того, следователи не только не владеют тактикой допроса, но и не умеют грамотно записать показания.

Работайте над собой, формируйте и шлифуйте свой слог! Нельзя носить на плечах погоны и писать процессуальные документы кое-как.

Спасибо за внимание.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:40:03 01 сентября 2019
.
.17:40:02 01 сентября 2019
.
.17:40:01 01 сентября 2019
.
.17:40:01 01 сентября 2019
.
.17:40:00 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Научно-практическая конференция следователей «Итоги работы за 2009 год. Задачи следствия на 1 полугодие 2010 года.»

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258785)
Комментарии (3487)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru