Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: 1. 1 Наука как социокультурное явление общественной жизни. Ее основные аспекты

Название: 1. 1 Наука как социокультурное явление общественной жизни. Ее основные аспекты
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 21:39:36 07 ноября 2011 Похожие работы
Просмотров: 1551 Комментариев: 1 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

1.1 Наука как социокультурное явление общественной жизни. Ее основные аспекты.

Всякое человеческое познание, включая науку и жизнедеятельность самого человека, человеческой личности как центра философских размышлений протекает в рамках общественного процесса, социокультурных явлений. Это обуславливает необходимость начать изложение темы науки с определения ее социальных функций.

Современная наука, как социокультурное явление в ее взаимодействии с различными сферами жизни общества и отдельного человека выполняет три группы социальных функций :

1.Культурно-мировоззренческие – определенный взгляд на мир, на структуры материи и строения Вселенной, возникновения и сущности жизни, происхождения человека и т.д.;

2.Непосредственной производительной силы – результаты научно-технического прогресса ощутимо проявляются во всех отраслях жизни и во всех сферах деятельности человека;

3.Социальной силы – наука выступает как самостоятельная и вполне достойная сфера человеческой деятельности, как социальный институт в структуре общества. {Введение в философию. Фролов И.Т., 2005г.}.

Современное научное знание пронизывает все стороны общественной жизни и оказывает влияние на духовно-интеллектуальную и практическую стороны человеческой жизни. Но такое влияние наука имела не всегда: долго научное знание выступало в рамках философских обобщений, теологических конструкций. Практических рецептов. Только с 16-17 вв. она приобретает черты самостоятельной сферы духовности.

Наука – форма общественного сознания, в рамках культуры вырабатываются и систематизируются разнообразные знания о природе, обществе, самом человеке.

Современное содержание науки велико, но можно выделить 2 фундаментального блока:

-естественная наука;

-социально-гуманитарная наука.

О таком многофункциональном явлении как наука можно сказать, что это: 1) способ познания мира; 2) специальный институт (в понятие института здесь входит не только высшее учебное заведение, но и наличие научных обществ, академий, лабораторий, журналов и т. п.); 3) отрасль культуры;.

1. Наука как познавательная деятельность . Н аука возникает из практической деятельности людей. Основными системообразующими факторами, способствующими превращению науки в важнейший и определяющий способ познавательной деятельности, являются, во-первых, ее ориентация на объективный характер закономерностей изучаемых предметов, явлений и событий; во-вторых, реальность законов исследуемых явлений позволяет четко выделить предмет их познания и, в-третьих, открывает возможность опережающего исследования объектов, не охваченных текущей практикой. Благодаря этому становится возможным исследовать не только свойства и отношения вещей, которые встречаются в существующей практике, но и других, потенциально возможных объектов, к освоению которых текущая практика еще не приступила. Опора на объективные законы природы дает науке в конечном итоге возможность предсказывать и открывать новые явления и события, которые могут быть в дальнейшем с успехом использованы на практике. Именно благодаря научному предвидению, открытия, сделанные «на кончике пера», т.е. с помощью теоретических законов и моделей, сыграли выдающуюся роль в техническом прогрессе общества. Достаточно отметить, например, что вся современная электротехника, радио и телевидение были предсказаны и реализованы на основе теорий электромагнетизма, а предвидения квантовой механики способствовали использованию энергии атома.

Таким образом, объективность, предметность и нацеленность исследования на открытие все новых явлений и процессов природы и общества придают научному познанию необходимую целостность и единство, превращая науку в систему объективно истинных и логически взаимосвязанных понятий, суждений, законов и теорий.

2. Наука как социальный институт стала формироваться в XVII— XVIII вв., когда впервые появились научные общества, академии и специальные научные журналы. Первоначально научными исследованиями занимались отдельные энтузиасты из числа любознательных и обеспеченных людей. Но уже начиная с XVIII века наука постепенно превращается в особый социальный институт: появляются первые научные журналы, создаются научные общества, учреждаются академии, пользующиеся поддержкой государства. С дальнейшим развитием науки происходит неизбежный процесс диффе ренциации научного знания, сопровождающийся специализацией научного знания, возникновением новых научных дисциплин и последующим разделением прежних наук на отдельные их разделы и дисциплины.

Этот процесс, начавшийся в конце XVIII в. и продолжавшийся до середины XIX в., привел к дисциплинарному построению научного знания. Благодаря ему каждая научная дисциплина заняла свое место в общей системе классификации наук, а самое главное — стала разрабатывать свои специфические приемы и методы исследования, чтобы глубже и тщательнее изучить свой предмет.

На рубеже XIX—XX в.в. достижения науки начинают все больше применяться в материальном производстве и социальной жизни, а во второй половине XX века наука превращается в непосредственную производительную силу, значительно ускорившую рост экономики и благосостояния в развитых странах мира. Именно достижения науки определили возникновение научно-технической революции в XX столетии, которая коренным образом изменила современную технологию производства посредством его механизации, автоматизации и роботизации, широкого использования компьютеров и другой информационной техники.

На каждом историческом этапе развития науки менялись формы ее институализации, которые определялись основными ее функциями в обществе, способами организации научной деятельности и взаимосвязью с другими социальными институтами общества.

3. Наука как особая сфера культуры . С самого начала своего возникновения наука испытывала воздействие со стороны культуры общества. Не следует также забывать, что в своем развитии наука взаимодействует и с другими формами общественного сознания (искусство, мораль, философия, религия и т.д.), а также и с социальными институтами общества. Поэтому правильное представление о роли и месте науки в общей системе культуры можно получить только тогда, когда будут учитываться, во-первых, многообразные ее связи и взаимодействия с другими компонентами культуры: во-вторых, раскрыты специфические особенности, отличающие ее от других форм культуры, способов познания и социальных институтов. {Г.И. Рузавин. Философия науки. М. 2005г.}

Характерные черты науки

По каждой из данных номинаций наука соотносится с другими формами, способами, отраслями, институтами. Для того, чтобы эти взаимоотношения прояснить, нужно выявить специфические черты науки, прежде всего те, которые отличают ее от остального. Каковы они?

1. Наука УНИВЕРСАЛЬНА — в том смысле, что она сообщает знания, истинные для всего универсума при тех условиях, при которых они добыты человеком.

2. Наука ФРАГМЕНТАРНА — в том смысле, что изучает не бытие в целом, а различные фрагменты реальности или ее параметры, а сама делится на отдельные дисциплины. Вообще понятие бытия как философское не применимо к науке, представляющей собой частное познание. Каждая наука как таковая есть определенная проекция на мир, как бы прожектор, высвечивающий области, представляющие интерес для ученых в данный момент.

3.Наука ОБЩЕЗНАЧИМА — в том смысле, что получаемые ею знания пригодны для всех людей, и ее язык — однозначный, поскольку наука стремится как можно более четко фиксировать свои термины, что способствует объединению людей, живущих в самых разных уголках планеты.

4.Наука ОБЕЗЛИЧЕННА — в том смысле, что ни индивидуальные особенности ученого, ни его национальность или место проживания никак не представлены в конечных результатах научного познания.

5.Наука СИСТЕМАТИЧНА — в том смысле, что она имеет определенную структуру, а не является бессвязным набором частей.

6.Наука НЕЗАВЕРШЕННА — в том смысле, что хотя научное знание безгранично растет, оно все-таки не может достичь абсолютной истины, после которой уже нечего будет исследовать.

7.Наука ПРЕЕМСТВЕННА — в том смысле, что новые знания определенным образом и по определенным правилам соотносятся со старыми знаниями.

8.Наука КРИТИЧНА — в том смысле, что всегда готова поставить под сомнение и пересмотреть свои даже самые основополагающие результаты.

9.Наука ДОСТОВЕРНА — в том смысле, что ее выводы требуют, допускают и проходят проверку по определенным, сформулированным в ней правилам.

10.Наука ВНЕМОРАЛЬНА — в том смысле, что научные истины нейтральны в морально-этическом плане, а нравственные оценки могут относиться либо к деятельности по получению знания (этика ученого требует от него интеллектуальной честности и мужества в процессе поиска истины), либо к деятельности по его применению.

11.Наука РАЦИОНАЛЬНА — в том смысле, что получает знания на основе рациональных процедур и законов логики и доходит доформулирования теорий и их положений, выходящих за рамки эмпирического уровня.

12.Наука ЧУВСТВЕННА — в том смысле, что ее результаты требуют эмпирической проверки с использованием восприятия, и только после этого признаются достоверными.

Эти свойства науки образуют шести диалектических пар, соотносящихся друг с другом: универсальность — фрагментарность, общезначимость — обезличенность, систематичность — незавершенность, преемственность — критичность, достоверность — вне-моральность, рациональность — чувственность.

Кроме того, для науки характерны свои особые методы и структура исследований, язык, аппаратура. Всем этим и определяется специфика научного исследования и значение науки.

Наука отличается от МИФОЛОГИИ тем, что стремится не к объяснению мира в целом, а к формулированию законов развития природы, допускающих эмпирическую проверку.

Наука отличается от МИСТИКИ тем, что стремится не к слиянию с объектом исследования, а к его теоретическому пониманию и воспроизведению.

Наука отличается от РЕЛИГИИ тем, что разум и опора на чувственную реальность имеют в ней большее значение, чем вера.

Наука отличается от ФИЛОСОФИИ тем, что ее выводы допускают эмпирическую проверку и отвечают не на вопрос «почему? », а на вопрос «как?», «каким образом?».

Наука отличается от ИСКУССТВА своей рациональностью, не останавливающейся на уровне образов, а доведенной до уровня теорий.

Наука отличается от ИДЕОЛОГИИ тем, что ее истины общезначимы и не зависят от интересов определенных слоев общества.

Наука отличается от ТЕХНИКИ тем, что нацелена не на использование полученных знаний о мире для его преобразования, а на познание мира.

Наука отличается от обыденного сознания тем, что представляет собой теоретическое освоение действительности.

Наука ориентируется на предметное и объектное исследование действительности.

В структуре научного знания выделяют 2 уровня: эмпирический (наблюдение и эмпирические факты) и теоретический ( частные теоретические модели и законы; и развитую теорию (т.е.обобщающую теорию).

Основаниями научного знания выступают : идеалы и нормы познания; научная картина мира; философские основания.

Методология науки включает:

Общелогические методы познания: анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия, моделирование.

Научные методы эмпирического исследования: наблюдение, измерение, сравнение, эксперимент.

Научные методы теоретического исследования: формализация, аксиоматический метод, гипотетико-дедуктивный, метод восхождения от абстрактного к конкретному.

Современная методология науки показывает, что методы, нормы и критерии научного познания не остаются неизменными. С изменение целей и функций науки они совершенствуются, уточняются и корректируются.

Итак, если теперь попытаться дать общее определение науки, то оно будет выглядеть так: наука это форма общественного сознания , особый рациональный спо соб познания мира, основанный на эмпирической проверке или ма тематическом доказательстве. Возникнув после философии и религии, наука, в определенной степени,- синтез этих двух предшествовавших ей отраслей культуры.

Дополнения к 1.1 в.

В настоящее время наука предстает прежде всего как социокультурный феномен. Это значит, что она зависит от многообразных сил, токов и влияний, действующих в обществе, определяет свои приоритеты в социальном контексте, тяготеет к компромиссам и сама в значительной степени детерминирует общественную жизнь. Тем самым фиксируется двоякого рода зависимость: как социокультурный феномен наука возникла, отвечая на определенную потребность человечества в производстве и получении истинного, адекватного знания о мире, и существует, оказывая весьма заметное воздействие на развитие всех сфер общественной жизни. Она рассматривается в качестве социокультурного феномена потому что, границы сегодняшнего понимания науки, расширяются до границ "культуры". И с другой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и "подлинного" фундамента последней в целом в ее первичном - деятельностном и технологическом - понимании.

Как социокультурный феномен, наука всегда опирается на сложившиеся в обществе культурные традиции, на принятые ценности и нормы. Познавательная деятельность вплетена в бытие культуры. Отсюда становится понятной собственно культурно-технологическая функция науки, связанная с обработкой и возделыванием человеческого материала - субъекта познавательной деятельности, включение его в познавательный процесс.

Наука, понимаемая как социокультурный феномен, не может развиваться вне освоения знаний, ставших общественным достоянием и хранящихся в социальной памяти. Культурная сущность науки влечет за собой ее этическую и ценностную наполненность. Открываются новые возможности этоса науки: проблема интеллектуальной и социальной ответственности, морального и нравственного выбора, личностные аспекты принятия решений, проблемы нравственного климата в научном сообществе и коллективе.

Наука выступает как фактор социальной регуляции общественных процессов. Она воздействует на потребности общества, становится необходимым условием рационального управления. Любая инновация требует аргументированного научного обоснования. Проявление социокультурной регуляции науки осуществляется через сложившуюся в данном обществе систему воспитания, обучения и подключения членов общества к исследовательской деятельности и этосу науки.

По подсчетам социологов, наукой способны заниматься не более 6-8% населения. Иногда основным и эмпирически очевидным признаком науки считается совмещение исследовательской деятельности и высшего образования. Это весьма резонно в условиях, когда наука превращается в профессиональную деятельность. Научно-исследовательская деятельность признается необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой нормальное существование и развитие общества невозможно. Наука составляет одно из приоритетных направлений деятельности любого цивилизованного государства.

Современную науку называют Большой наукой. В конце XX в. численность ученых в мире превысила 5 млн. человек. Наука включает около 15 тыс. дисциплин и несколько сот тысяч научных журналов.

Исследователи указывают на "внешнюю" и "внутреннюю" социальность науки. Зависимость от социально-экономических, идеологических и духовных условий функционирования того или иного типа общества и государства, определяющего политику по отношению к науке, способы поддержки ее развития или сдерживания ее роста, составляют "внешнюю" социальность науки. Влияние внутренних ментальных установок, норм и ценностей научного сообщества и отдельных ученых, окрашивающих стилистические особенности мышления и их самовыражение, зависимость от особенностей эпохи и конкретного периода времени составляют представление о "внутренней" социальности.

Наука была и остается прежде всего средством формирования научного знания, научной картины мира. Само существование науки как специфического социального института, ее все возрастающая роль в обществе в конечном счете обусловлены тем, что наука призвана выполнять в системе общественного разделения труда функции, связанные с осуществлением деятельности по формированию и развитию научного знания, определенных норм познавательного отношения к действительности.


1.2 Предмет и задачи философии науки: логико-эпистемологический и социокультурный подходы к науке.

Понимание «философии науки», ее предмета, основного содержания и проблематики существенно зависит от принятого (явно или неявно) решения о взаимодействии, способах и механизмах взаимосвязи «философии» и «науки». Эти решения имеют своей необходимой предпосылкой то или иное истолкование природы философского и научного знания.

Очевидно, что и философия, и наука являются органическими элементами более широкой реальности – культуры, понимаемой как совокупность всех способов и результатов взаимодействия человека с окружающей его действительностью, как тотальный опыт освоения человеком мира и адаптации к нему. В рамках этой тотальности философия и наука не только каким-то образом влияют друг на друга, но и испытывают на себе влияние со стороны других элементов культуры (обыденного опыта, права, искусства, политики, экономики, религии, материальной деятельности и др.).

Философия науки – область философии, предметом которой является общая структура и закономерности функционирования и развития науки как системы научного знания, когнитивной деятельности, социального института, основы инновационной системы современного общества. Одной из важных задач философии науки является изучение механизма взаимоотношения философии и науки, исследование философских оснований и философских проблем различных наук и научных теорий, взаимодействия науки, культуры и общества.

Основными разделами современной философии науки являются: онтология науки, гносеология науки, методология и логика науки, аксиология науки, общая социология науки, общие вопросы экономического и правового регулирования научной деятельности, научно-технической политики и управления наукой.

За весьма длительную историю сосуществования философии и науки как самостоятельных и во многом различающихся (по предметам, средствам, методам и функциям) форм познавательной и ориентировочной деятельности человека был сформулирован ряд концепций их взаимоотношения.

Трансценденталистская концепция соотношения философии и науки – исторически первая, прошедшая длительную эволюцию от Античности до нашего времени, занимавшая до середины XIX в. монопольное положение в культуре концепция, утверждавшая и обосновывающая гносеологический и социокультурный приоритет философии («метафизики», «натурфилософии») по отношению к частным наукам. Сущность этой концепции выражена ее адептами в виде формул: «Философия – наука «наук» или «Философия – царица наук». Что означает эта формула???? Во-первых, подчеркивание гносеологического приоритета философии как более фундаментального вида знания по сравнению с конкретными науками. Во-вторых, руководящую роль философии по отношению к частным наукам. В третьих, самодостаточность философии по отношению к частнонаучному знанию и, напротив, существенную зависимость частных наук от философии, относительность и партикулярность истин конкретных наук.

На практике это приводило к навязыванию умозрительных философских схем бытия и познания частным науками и стало существенным фактором, тормозящим развитие науки к середине XIX в. Наиболее яркими выразителями этой концепции явились Аристотель, Ф.Аквинский, Спиноза, Гегель, Шеллинг, ортодоксальные представители диалектического и исторического материализма и др. Хотя по мере эволюции трансценденталистской концепции претензии ее представителей на универсальную, объективную и абсолютную истину философии были осознаны как несостоятельные, однако и сегодня философское знание объявляется ими имеющим более высокий гносеологический статус и общекультурное значение, нежели частнонаучное знание, интерпретируемое лишь как множество инструментальных гипотез (Тейяр де Шарден и др.).

Позитивистская концепция соотношения философии и науки – концепция возникшая в 30-х г.г. XIX в. (О.Конт, Г. Спенсер, Дж.Ст. Милль) и получившая впоследствии широкое распространение в философии и среди ученых. Она состоит в утверждении приоритета частно-научного познания по сравнению с традиционной философией. Согласно позитивистам, чтобы исследовать научным способом природу, общество, познание и человека философия должна использовать для познания этих предметов научные метод, то есть наблюдение, обобщение и математическую формулировку своих законов. Пока этого нет – не существует и научной философии. «Наука – сама себе философия» (О.Конт), «Физика, берегись метафизики» (И. Ньютон) – вот формулы позитивистского решения вопроса о соотношении философии и науки. Однако все многочисленные попытки позитивистов построить научную философию или философию как одну из конкретных наук, отличающуюся от других только ее специфическим предметом (научная система мира – Г. Спенсер, методология науки – Дж.Ст.Милль, психология научной деятельности – Э.Мах, логико-математический анализ языка науки – М. Шлик, Б.Рассел, Р. Карнап, теория развития научного знания – К.Поппер и др., лингвистический анализ языка науки) закончились провалом. Наука принципиально не свободна от определенных философских допущений «метафизического» характера, что обусловлено целостностью функционирования человеческого сознания и внутренней взаимосвязью всех его когнитивных структур.

Антиинтеракционизм – концепция соотношения философии науки, согласно которой философия и наука настолько различны по своим целям, предметам, методам, что между ними не может быть никакой внутренней взаимосвязи (представители экзистенциализма, философии культуры, философии ценностей, философии жизни и др.). Каждый из этих типов знания развивается по своей внутренней логике и влияние философии на науку, как и обратно, может быть только чисто внешним, иррелевантным или даже вредным для них обеих. «Философия – не научна, наука – не философична» - так можно сформулировать кредо антиинтеракционизма».

Диалектическая концепция соотношения философии и науки – учение взаимоотношения философии и науки, согласно которому они представляют собой качественно различные по многим параметрам виды знания, однако внутренне взаимосвязаны между собой и активно используют когнитивные ресурсы друг друга в процессе функционирования и развития каждого из них. Это доказывается всей историей их развития и взаимодействия.

Конкретным выражением внутренней взаимосвязи философии и науки является, с одной стороны, наличие слоя философских оснований у всех фундаментальных научных теорий, а с другой – слоя частно-научного знания, используемого в философской аргументации и построениях. Граница между философским и конкретно-научным знанием является исторически подвижной и относительной. Однако она всегда имеет место, благодаря структурированности сознания и наличия в нем различных типов и слоев знания и ценностей. Философия выполняет по отношению к частным наукам интерпретированную, оценочную и общекультурную адаптивную функции. И это связано с тем, что наука есть органическая часть культуры, а с помощью философии культура рефлектирует себя как целое и свои основания. Вторым конкретным выражением необходимости внутренней взаимосвязи философии и науки является разработка такой «кентавровой» области знания как «философия науки». Большой вклад в ее становление и развитие внесли как крупные философы (Платон, Аристотель, Декарт, Спиноза, Лейбниц, Гегель, Кант, Рассел, Бергсон и др.), так и классики науки (Галилей, Ньютон, Эйнштейн, Пуанкаре, Гильберт, Бор, Гейзенберг, Пригожин, Моисеев).

Философские основания науки – множество онтологических, гносеологических, методологических, логических и аксиологических понятий и утверждений философии, которые используются учеными при создании или обосновании какой-либо научной теории, исследовательской программы, научного направления или даже науки в целом как специфической когнитивной реальности, вида человеческой деятельности и особого социального института.

В философии науки необходимо выделить 3 основных уровня: общую философию науки как целого, философию отдельных областей и видов научного познания (естествознания, математики, гуманитарных наук, технико-технологического знания), философию отдельных наук и дисциплин (механики, астрономии, истории, социологии и т.д.). К числу важнейших проблем общей философии науки относятся:

· Взаимосвязь философии и науки, механизм и формы этой взаимосвязи;

· Понятие науки, отличие науки от вненаучных форм знания, критерии научности знания;

· Общая структура науки;

· Уровни научного знания;

· Методы научного познания;

· Общие закономерности развития научного знания;

· Философские основания науки и их виды;

· Философские проблемы науки, способы их постановки и решения.

Предмет и задачи философии науки: логико-эпистемологический и социокультурный подходы к науке.

Предметом философии науки являются общие закономерности и тенденции научного познания как особой деятельности по производству научных знаний, взятых в их историческом развитии и рассмотренных в исторически изменяющемся социокультурном контексте .

Современная философия науки рассматривает научное познание как социокультурный феномен. И одной из важных ее задач является исследование того, как исторически меняются способы формирования нового научного знания и каковы механизмы воздействия социокультурных факторов на этот процесс.

Чтобы выявить общие закономерности развития научного познания, философия науки должна опираться на материал истории различных конкретных наук. Она вырабатывает определенные гипотезы и модели развития знания, проверяя их на соответствующем историческом материале. Все это обусловливает тесную связь философии науки с историко-научными исследованиями.

Философия науки всегда обращалась к анализу структуры динамики знания конкретных научных дисциплин. Но вместе с тем она ориентирована на сравнение разных научных дисциплин, на выявление общих закономерностей их развития. Как нельзя требовать от биолога, чтобы он ограничил себя изучением одного организма или одного вида организмов, так нельзя и философию науки лишить ее эмпирической базы и возможности сравнений и сопоставлений.

Долгое время в философии науки в качестве образца для исследования структуры и динамики познания выбиралась математика. Однако здесь отсутствует ярко выраженный слой эмпирических знаний, и поэтому, анализируя математические тексты, трудно выявить те особенности строения и функционирования теории, которые связаны с ее отношениями к эмпирическому базису. Вот почему философия науки, особенно с конца XIX столетия, все больше ориентируется на анализ естественнонаучного знания, которое содержит многообразие различных видов теорий и развитый эмпирический базис.

Представления и модели динамики науки, выработанные на этом историческом материале, могут потребовать корректировки при переносе на другие науки. Но развитие познания именно так и происходит: представления, выработанные и апробированные на одном материале, затем переносятся на другую область и видоизменяются, если будет обнаружено их несоответствие новому материалу.

Часто можно встретить утверждение, что представления о развитии знаний при анализе естественных наук нельзя переносить на область социального познания.

Основанием для таких запретов служит проведенное еще в XIX веке различение наук о природе и наук о духе. Но при этом необходимо отдавать себе отчет в том, что познание в социально-гуманитарных науках и науках о природе имеет общие черты именно потому, что это научное познание. Их различие коренится в специфике предметной области. В социально-гуманитарных науках предмет включает в себя человека, его сознание и часто выступает как текст, имеющий человеческий смысл. Фиксация такого предмета и его изучение требуют особых методов и познавательных процедур. Однако при всей сложности предмета социально-гуманитарных наук установка на объективное его изучение и поиск законов является обязательной характеристикой научного подхода. Это обстоятельство не всегда принимается во внимание сторонниками "абсолютной специфики" гуманитарного и социально-исторического знания. Его противопоставление естественным наукам производится подчас некорректно. Гуманитарное знание трактуется предельно расширительно: в него включают философские эссе, публицистику, художественную критику, художественную литературу и т.п. Но корректная постановка проблемы должна быть иной. Она требует четкого различения понятий "социально-гуманитарное знание" и "научное социально-гуманитарное знание". Первое включает в себя результаты научного исследования, но не сводится к ним, поскольку предполагает также иные, вненаучные формы творчества. Второе же ограничивается только рамками научного исследования. Разумеется, само это исследование не изолировано от иных сфер культуры, взаимодействует с ними, но это не основание для отождествления науки с иными, хотя и близко соприкасающимися с ней формами человеческого творчества.

Если исходить из сопоставления наук об обществе и человеке, с одной стороны, и наук о природе - с другой, то нужно признать наличие в их познавательных процедурах как общего, так и специфического содержания. Но методологические схемы, развитые в одной области, могут схватывать некоторые общие черты строения и динамики познания в другой области, и тогда методология вполне может развивать свои концепции так, как это делается в любой другой сфере научного познания, в том числе и социально-гуманитарных науках. Она может переносить модели, разработанные в одной сфере познания, на другую и затем корректировать их, адаптируя к специфике нового предмета.

При этом следует учитывать по меньшей мере два обстоятельства. Во-первых, философско-методологический анализ науки независимо от того, ориентирован ли он на естествознание или на социально-гуманитарные науки, сам принадлежит к сфере исторического социального познания. Даже тогда, когда философ и методолог имеет дело со специализированными текстами естествознания, его предмет - это не физические поля, не элементарные частицы, не процессы развития организмов, а - научное знание, его динамика, методы исследовательской деятельности, взятые в их историческом развитии. Понятно, что научное знание и его динамика является не природным, а социальным процессом, феноменом человеческой культуры, а поэтому его изучение выступает особым видом наук о духе.

Во-вторых, необходимо учитывать, что жесткая демаркация между науками о природе и науками о духе имела свои основания для науки в XIX столетии, но она во многом утрачивает силу применительно к науке последней трети XX века. Об этом будет сказано более подробно в дальнейшем изложении. Но предварительно зафиксируем, что в естествознании наших дней все большую роль начинают играть исследования сложных развивающихся систем, которые обладают "синергетическими характеристиками" и включают в качестве своего компонента человека и его деятельность. Методология исследования таких объектов сближает естественнонаучное и гуманитарное познание, стирая жесткие границы между ними.

Современная исследовательская парадигма тесно связана с понятием метода, который играет свою роковую роль начиная с Нового времени. Понятие современной науки неразрывно связано с новоевропейским идеалом познания, сущность которого состоит в естественной установке, в понятии эксперимента и опыта. Но рефлексирующий субъект должен помнить, что так было не всегда. Существовала греческая установка сознания, которая впервые и изобрела понятие науки или эпистеме, радикально отличное от новоевропейского аналога. И если мы действительно хотим понять мир древнегреческого человека, то просто обязаны совершить историческое эпохэ, вернувшись к интерпретации мира как Космоса. Кроме того, был и мир средневекового человека, мир сотворенный. Точно так же и в нем понятие науки как scientia имело совершенно особый смысл.

Попыткой преодолеть кризис самой идеи науки можно назвать усилия философов ХХ века, до сей поры неустанно трудящихся над тем, чтобы найти место для человека в так называемых гуманитарных науках. Сюда нужно отнести прежде всего три философских направления: философию жизни начала века (В. Дильтей), феноменологическую философию (Э. Гуссерль и М. Хайдеггер) и философскую герменевтику (Г.Г. Гадамер). Все три направления служили и по сей день служат одной задаче: остановить оестествление гуманитарного знания, то есть попытаться придать гуманитарной науке свой особый отличительный статус и посредством этого возродить изначальное понятие науки, сформированное миром древнегреческого сознания.

Бесспорный прогресс естественных наук все больше склонял представителей наук о человеке к тому, чтобы принять и применить естественнонаучную установку к изучению душевной жизни человека. Впрочем, история развития гуманитарных наук в ХХ веке показывает нам, что вопрос о статусе гуманитарного познания не решен и по сей день, поскольку и поныне всякий заслуживающий философского интереса феномен человеческого имеет, как правило, два дисциплинарных коррелята: философия языка противостоит филологии, социальная философия - социологии, философская антропология - антропологии культурной и т.д. И дело здесь в том самом особом методологическом основании, которое по-прежнему, вслед за Дильтеем, науки о духе пытаются найти не в сфере естественнонаучного мышления, а в самих себе:

'Науки о духе должны, исходя от наиболее общих понятий учения о методе и испытывая их на своих особых объектах, дойти до определенных приемов и принципов в своей области, совершенно так же, как это сделали в свое время науки естественные'.

1.4. Характеристики науки в традиционалистком типе цивилизации. Соотнесенность науки, философии и искусств.

В развитии человечества существовало множество цивилизаций - конкретных видов общества, каждое из которых имело свою самобытную историю. Известный философ и историк А.Тойнби выделил и описал 21 цивилизацию. Все они могут быть разделены на два больших класса соответственно типам цивилизационного прогресса - на традиционные и техногенные цивилизации. Различия традиционной и техногенной цивилизации носят радикальный характер.

Традиционные общества характеризуются замедленными темпами социальных изменений. Конечно, в них также возникают инновации как в сфере производства, так и в сфере регуляции социальных отношений, но прогресс идет очень медленно по сравнению со сроками жизни индивидов и даже поколений. В традиционных обществах может смениться несколько поколений людей, заставая одни и те же структуры общественной жизни, воспроизводя их и передавая следующему поколению. Виды деятельности, их средства и цели могут столетиями существовать в качестве устойчивых стереотипов. Соответственно в культуре этих обществ приоритет отдается традициям, образцам и нормам, аккумулирующим опыт предков, канонизированным стилям мышления. Инновационная деятельность отнюдь не воспринимается здесь как высшая ценность, напротив, она имеет ограничения и допустима лишь в рамках веками апробированных традиций. Древняя Индия и Китай, Древний Египет, государства мусульманского Востока эпохи средневековья и т.д. - все это традиционные общества. Этот тип социальной организации сохранился и до наших дней: многие государства третьего мира сохраняют черты традиционного общества, хотя их столкновение с современной западной (техногенной) цивилизацией рано или поздно приводит к радикальным трансформациям традиционной культуры и образа жизни.

Природа в традиционном типе цивилизаций понимается как живой организм, в который органично встроен человек, но не как обезличенное предметное поле, управляемое объективными законами. Само понятие закона природы, отличного от законов, которые регулируют социальную жизнь, было чуждо традиционным культурам.

В свое время известный философ и науковед М.К. Петров предложил своеобразный мысленный эксперимент: представим, как посмотрел бы человек, воспитанный в системе ценностей традиционной цивилизации, на идеалы новоевропейской культуры? Ссылаясь на работу С. Поуэла "Роль теоретической науки в европейской цивилизации", М.К. Петров приводил свидетельства миссионеров о реакции китайских мудрецов на описания европейской науки. "Мудрецы нашли саму идею науки абсурдной, поскольку, хотя повелителю Поднебесной и дано устанавливать законы и трактовать их исполнения под угрозой наказания, исполнять законы и подчиняться им дано лишь тем, кто способен эти законы "понять", а "дерево, вода и камни", о которых толкуют мистификаторы-европейцы, очевидно этим свойством "понятливости" не обладают: им нельзя предписывать законы и от них нельзя требовать их исполнения".

Идеи господства силы и власти в традиционных культурах понимались прежде всего как непосредственная власть одного человека над другим. В патриархальных обществах и азиатских деспотиях власть и господство распространялась не только на подданных государя, но и осуществлялась мужчиной, главой семьи над женой и детьми, которыми он владел так же, как царь или император телами и душами своих подданных. Традиционные культуры не знали автономии личности и идеи прав человека.

Рассматривая переход от традиционного общества к нетрадиционному, в котором возможно создание науки, развитие философии, искусства, М. К. Петров считает, что для традиционного общества характерна лично-именная и профессионально-именная трансляция культуры. Общество такого типа может развиваться либо через совершенствование приемов и орудий труда, повышение качества продукта, либо за счет увеличения профессий путем их отпочкования. В этом случае объем и качество знаний, передаваемых из поколения в поколение, увеличивается благодаря специализации

Традиционные культуры не только оттесняются на периферию, но и радикально трансформируются при вступлении традиционных обществ на путь модернизации и техногенного развития. Чаще всего эти культуры сохраняются только обрывками, в качестве исторических рудиментов. Так произошло и происходит с традиционными культурами восточных стран, осуществивших индустриальное развитие; то же можно сказать и о народах Южной Америки, Африки, вставших на путь модернизации, - везде культурная матрица техногенной цивилизации трансформирует традиционные культуры, преобразуя их смысложизненные установки, заменяя их новыми мировоззренческими доминантами.

Наука и философия

Фундаментальные (философские) вопросы, которые являются базисно-мировоззренческими по отношению к конкретным наукам:

· Как возник мир? Как он устроен?

· Как существует мир: в статике, динамике, пространстве и времени.

· Какова причина всех и каждого явления?

· Какова роль живого и человека в мире? Как они устроены?

Это вечные (онтологические) вопросы, ответы на которые вырабатывает некое общее знание о мире. Философия также дает ответы на гносеологические вопросы (Как можно познать мир?) – о «сотканности» мира из противоречий, о несводимости закона целого к законам его частей.

Каждая конкретная наука имеет набор методов исследования, среди которого есть общие (сквозные): анализ-синтез, дедукция – индукция, моделирование, идеализация, формализация.

Философия, будучи духовным источником, раскрывает сущность наук, показывает историю их становления, обучает этим методам, формируя мощный инструмент познания для частных наук.

Философия помогает конкретным наукам выйти на уровень обобщения.

2 пути взаимодействия науки и философии:

1) извне (философские идеи влияют на научное творчество: Галилей опирался на идеи Кузанского о единстве противоположностей и создал динамику, доказав, что покой – это тоже движение)

2) изнутри (как развитие узкоотраслевого знания: физик Эрстед, имея филос. обр-ние, зная о взаимосвязи всех явлений, предположил единую природу электрических и магнитных волн, а затем доказал это на опыте).

Важно не многознание, а умение осмыслить, сопоставить. Лауэ (Нобелевский лауреат, физик): «все науки должны группироваться вокруг философии как их общего центра».

Итак, философия, обладая универсальной терминологией и всеобщностью, является наукой о наиболее общих законах природы, общества, мышления и выполняет по отношению к конкретным наукам функцию мировоззренческой ориентации и методологического обоснования через такие важные понятия, как научная картина мира, господствующий стиль мышления…

Наука и искусство .

Впервые о взаимоотношениях науки и искусства (поэзии) говорилось в античности (Платон о разладе философии (науки) и искусства). В 17 в . (эпоха успехов естествознания) ученые (Лейбниц и Бэкон) относились к поэзии лишь как к игре воображения, считая её уделом выражение истин, добытых наукой. Романтики жаловались, что рационализм науки разрушил представления о центральном месте человека в божественном мироздании и обрезал крылья искусству. Гете в «Фаусте» сочетал естественнонаучный (анатомия, теория цвета) и художественный подходы, впервые дал обоснование равноправия науки и искусства, т.к. художник и ученый исследуют реальный мир, пользуются методом наблюдения, главная цель обоих – постижение истины. В русской литературе – возвышение науки (Кантемир, Ломоносов).

В ХХ веке англ. Физик и писатель Ч. Сноу (1959г.) публикует работу «Две культуры и научная революция», где противопоставляет науку и искусство, считая, что между ними образовалась пропасть непонимания (ученые не знают искусства, а деятелям искусства не хватает широты взгляда. Только союз двух этих сфер духовной жизни имеет творческие возможности).

Наука и искусство познают мир, но по-разному: результаты познания в науке (выявление объективных законов мира путем выдвижения смелых гипотез) воспроизводимы, а в искусстве (образное и субъективное воспроизведение действительности) – уникальны.

Важно сотрудничество Н. и И.

Н.Бор: «Искусство может обогатить нас, напоминая о гармониях, недосягаемых для систематического анализа». Красота переходит в гармонию в науке как упорядоченность, симметрия. Интерес к искусству дает ученому эмоциональный отдых, стимул для неожиданных ассоциаций (Эйнштейн – скрипка, чтение Достоевского; Ломоносов).

Крайность – ЭВМ сочиняет музыку, поэзию с помощью специальных программ (Шостакович считал, что такая музыка ничего не может сказать ни уму, ни сердцу, это бездушный хаос звуков).

Вывод: единство образного и рационального составляет основу единой человеческой культуры. это ярко проявляется в синхронном развитии науки и искусства (кубофутуризм).

1.5 Характеристики науки в техногенном типе цивилизации. Соотнесенность науки, техники и технологии социального управления.

В развитии человечества существовало множество цивилизаций - конкретных видов общества, каждое из которых имело свою самобытную историю. Известный философ и историк А.Тойнби выделил и описал 21 цивилизацию. Все они могут быть разделены на два больших класса соответственно типам цивилизационного прогресса - на традиционные и техногенные цивилизации. Различия традиционной и техногенной цивилизации носят радикальный характер.

Техногенная цивилизация - это особый тип социального развития и особый тип цивилизации, определяющие признаки которой в известной степени противоположны характеристикам традиционных обществ. Когда техногенная цивилизация сформировалась в относительно зрелом виде, то темп социальных изменений стал возрастать с огромной скоростью. Можно сказать так, что экстенсивное развитие истории здесь заменяется интенсивным; пространственное существование - временным. Резервы роста черпаются уже не за счет расширения культурных зон, а за счет перестройки самих оснований прежних способов жизнедеятельности и формирования принципиально новых возможностей. Самое главное и действительно эпохальное, всемирно-историческое изменение, связанное с переходом от традиционного общества к техногенной цивилизации, состоит в возникновении новой системы ценностей. Ценностью считается сама инновация, оригинальность, вообще новое. В известном смысле символом техногенного общества может считаться книга рекордов Гиннеса в отличие, скажем, от семи чудес света, которая наглядно свидетельствует, что каждый индивид может стать единственным в своем роде, достичь чего-то необычного, и она же как бы призывает к этому. Семь чудес света, напротив, призваны были подчеркнуть завершенность мира и показать, что все грандиозное, действительно необычное уже состоялось. Далее, на одном из самых высоких мест в иерархии ценностей оказывается автономия личности, что традиционному обществу вообще несвойственно. Там личность реализуется только через принадлежность к какой-либо определенной корпорации, будучи элементом в строго определенной системе корпоративных связей. Если человек не включен в какую-нибудь корпорацию, он не личность. В техногенной цивилизации возникает особый тип автономии личности: человек может менять свои корпоративные связи, он жестко к ним не привязан, может и способен очень гибко строить свои отношения с людьми, погружается в разные социальные общности, а часто и в разные культурные традиции.

Техногенная цивилизация является довольно поздним продуктом человеческой истории. Долгое время эта история протекала как взаимодействие традиционных обществ. Лишь в XV-ХVII столетиях в европейском регионе сформировался особый тип развития, связанный с появлением техногенных обществ, их последующей экспансией на остальной мир и изменением под их влиянием традиционных обществ.

Техногенная цивилизация началась задолго до компьютеров, и даже задолго до паровой машины. Ее преддверием можно назвать развитие античной культуры, прежде всего культуры полисной, которая подарила человечеству два великих изобретения - демократию и теоретическую науку, первым образцом которой была Евклидова геометрия. Эти два открытия - в сфере регуляции социальных связей и в способе познания мира - стали важными предпосылками для будущего, принципиально нового типа цивилизационного прогресса.

Техногенная цивилизация в самом своем бытии определена как общество, постоянно изменяющее свои основания. Поэтому в ее культуре активно поддерживается и ценится постоянная генерация новых образцов, идей, концепций, лишь некоторые из которых могут реализовываться в сегодняшней действительности, а остальные предстают как возможные программы будущей жизнедеятельности, адресованные грядущим поколениям.

Техногенная цивилизация в самом своем бытии определена как общество, постоянно изменяющее свои основания. Поэтому в ее культуре активно поддерживается и ценится постоянная генерация новых образцов, идей, концепций, лишь некоторые из которых могут реализовываться в сегодняшней действительности, а остальные предстают как возможные программы будущей жизнедеятельности, адресованные грядущим поколениям. В культуре техногенных обществ всегда можно обнаружить идеи и ценностные ориентации, альтернативные доминирующим ценностям.

Идея преобразования мира и подчинения человеком природы была доминантой в культуре техногенной цивилизации на всех этапах ее истории, вплоть до нашего времени. Что же касается традиционных обществ, то здесь деятельностное отношение к миру, которое выступает родовым признаком человека, понималось и оценивалось с принципиально иных позиций. Свойственный традиционным обществам консерватизм видов деятельности, медленные темпы их эволюции, господство регламентирующих традиций постоянно ограничивали проявление деятельностно-преобразующей активности человека. Поэтому сама эта активность осмысливалась скорее не как направленная вовне, на изменение внешних предметов, а как ориентированная вовнутрь человека, на самосозерцание и самоконтроль, которые обеспечивают следование традиции.

Ценности техногенной культуры задают принципиально иной вектор человеческой активности. Преобразующая деятельность рассматривается здесь как главное предназначение человека. Деятельностно-активный идеал отношения человека к природе распространяется затем и на сферу социальных отношений, которые также начинают рассматриваться в качестве особых социальных объектов, которые может целенаправленно преобразовывать человек. С этим связан культ борьбы, революций как локомотивов истории. Стоит отметить, что марксистская концепция классовой борьбы, социальных революций и диктатуры как способа решения социальных проблем возникла в контексте ценностей техногенной культуры.

С пониманием деятельности и предназначения человека тесно связан второй важный аспект ценностных и мировоззренческих ориентаций, который характерен для культуры техногенного мира, - понимание природы, как упорядоченного, закономерно устроенного поля, в котором разумное существо, познавшее законы природы способно осуществить свою власть над внешними процессами и объектами, поставить их под свой контроль. Надо только изобрести технологию, чтобы искусственно изменить природный процесс и поставить его на службу человеку, и тогда укрощенная природа будет удовлетворять человеческие потребности во все расширяющихся масштабах.

Что же касается традиционных культур, то в них мы не встретим подобных представлений о природе. Природа понимается здесь как живой организм, в который органично встроен человек, но не как обезличенное предметное поле, управляемое объективными законами. Само понятие закона природы, отличного от законов, которые регулируют социальную жизнь, было чуждо традиционным культурам.

Характерный для техногенной цивилизации пафос покорения природы и преобразования мира порождал особое отношение к идеям господства силы и власти. В традиционных культурах они понимались прежде всего как непосредственная власть одного человека над другим. В патриархальных обществах и азиатских деспотиях власть и господство распространялась не только на подданных государя, но и осуществлялась мужчиной, главой семьи над женой и детьми, которыми он владел так же, как царь или император телами и душами своих подданных. Традиционные культуры не знали автономии личности и идеи прав человека. Как писал А.И.Герцен об обществах древнего Востока, человек здесь "не понимал своего достоинства; оттого он был или в прахе валяющийся раб, или необузданный деспот".

В техногенном мире также можно обнаружить немало ситуаций, в которых господство осуществляется как сила непосредственного принуждения и власти одного человека над другим. Однако отношения личной зависимости перестают здесь доминировать и подчиняются новым социальным связям. Их сущность определена всеобщим обменом результатами деятельности, приобретающими форму товара.

Власть и господство в этой системе отношений предполагает владение и присвоение товаров (вещей, человеческих способностей, информации как товарных ценностей, имеющих денежный эквивалент). В результате в культуре техногенной цивилизации происходит своеобразное смещение акцентов в понимании предметов господства силы и власти - от человека к произведенной им вещи. В свою очередь, эти новые смыслы легко соединялись с идеалом деятельностно-преобразующего предназначения человека. Сама преобразующая деятельность расценивается как процесс, обеспечивающий власть человека над предметом, господство над внешними обстоятельствами, которые человек призван подчинить себе.

Человек должен из раба природных и общественных обстоятельств превратиться в их господина, и сам процесс этого превращения понимался как овладение силами природы и силами социального развития. Характеристика цивилизационных достижений в терминах силы ("производительные силы", "сила знания" и т.п.) выражала установку на обретение человеком все новых возможностей, позволяющих расширять горизонт его преобразующей деятельности.

Изменяя путем приложения освоенных сил не только природную, но и социальную среду, человек реализует свое предназначение творца, преобразователя мира.

С этим связан особый статус научной рациональности в системе ценностей техногенной цивилизации, особая значимость научно-технического взгляда на мир, ибо познание мира является условием для его преобразования. Оно создает уверенность в том, что человек способен, раскрыв законы природы и социальной жизни, регулировать природные и социальные процессы в соответствии со своими целями.

Поэтому в новоевропейской культуре и в последующем развитии техногенных обществ категория научности обретает своеобразный символический смысл. Она воспринимается как необходимое условие процветания и прогресса. Ценность научной рациональности и ее активное влияние на другие сферы культуры становится характерным признаком жизни техногенных обществ.

Ценности техногенной культуры задают принципиально иной вектор человеческой активности. Преобразующая деятельность рассматривается здесь как главное предназначение человека. Деятельностно-активный идеал отношения человека к природе распространяется затем и на сферу социальных отношений, которые также начинают рассматриваться в качестве особых социальных объектов, которые может целенаправленно преобразовывать человек. С этим связан культ борьбы, революций как локомотивов истории. Стоит отметить, что марксистская концепция классовой борьбы, социальных революций и диктатуры как способа решения социальных проблем возникла в контексте ценностей техногенной культуры.

Вопрос 1.5 (дополнения) Характеристики науки в техногенном типе цивилизации. Соотнесенность науки, техники и социального управления.

В развитии человечества существовало множество цивилизаций - конкретных видов общества, каждое из которых имело свою самобытную историю. Известный философ и историк А.Тойнби выделил и описал 21 цивилизацию. Все они могут быть разделены на два больших класса соответственно типам цивилизационного прогресса - на традиционные и техногенные цивилизации. Различия традиционной и техногенной цивилизации носят радикальный характер.

Техногенная цивилизация - это особый тип социального развития и особый тип цивилизации, определяющие признаки которой в известной степени противоположны характеристикам традиционных обществ. Когда техногенная цивилизация сформировалась в относительно зрелом виде, то темп социальных изменений стал возрастать с огромной скоростью. Можно сказать так, что экстенсивное развитие истории здесь заменяется интенсивным; пространственное существование - временным. Резервы роста черпаются уже не за счет расширения культурных зон, а за счет перестройки самих оснований прежних способов жизнедеятельности и формирования принципиально новых возможностей. Самое главное и действительно эпохальное, всемирно-историческое изменение, связанное с переходом от традиционного общества к техногенной цивилизации, состоит в возникновении новой системы ценностей. Ценностью считается сама инновация, оригинальность, вообще новое. В известном смысле символом техногенного общества может считаться книга рекордов Гиннеса в отличие, скажем, от семи чудес света, которая наглядно свидетельствует, что каждый индивид может стать единственным в своем роде, достичь чего-то необычного, и она же как бы призывает к этому. Семь чудес света, напротив, призваны были подчеркнуть завершенность мира и показать, что все грандиозное, действительно необычное уже состоялось. Далее, на одном из самых высоких мест в иерархии ценностей оказывается автономия личности, что традиционному обществу вообще несвойственно. Там личность реализуется только через принадлежность к какой-либо определенной корпорации, будучи элементом в строго определенной системе корпоративных связей. Если человек не включен в какую-нибудь корпорацию, он не личность. В техногенной цивилизации возникает особый тип автономии личности: человек может менять свои корпоративные связи, он жестко к ним не привязан, может и способен очень гибко строить свои отношения с людьми, погружается в разные социальные общности, а часто и в разные культурные традиции.

Техногенная цивилизация является довольно поздним продуктом человеческой истории. Долгое время эта история протекала как взаимодействие традиционных обществ. Лишь в XV-ХVII столетиях в европейском регионе сформировался особый тип развития, связанный с появлением техногенных обществ, их последующей экспансией на остальной мир и изменением под их влиянием традиционных обществ.

Техногенная цивилизация началась задолго до компьютеров, и даже задолго до паровой машины. Ее преддверием можно назвать развитие античной культуры, прежде всего культуры полисной, которая подарила человечеству два великих изобретения - демократию и теоретическую науку, первым образцом которой была Евклидова геометрия. Эти два открытия - в сфере регуляции социальных связей и в способе познания мира - стали важными предпосылками для будущего, принципиально нового типа цивилизационного прогресса.

Техногенная цивилизация в самом своем бытии определена как общество, постоянно изменяющее свои основания. Поэтому в ее культуре активно поддерживается и ценится постоянная генерация новых образцов, идей, концепций, лишь некоторые из которых могут реализовываться в сегодняшней действительности, а остальные предстают как возможные программы будущей жизнедеятельности, адресованные грядущим поколениям.

Техногенная цивилизация в самом своем бытии определена как общество, постоянно изменяющее свои основания. Поэтому в ее культуре активно поддерживается и ценится постоянная генерация новых образцов, идей, концепций, лишь некоторые из которых могут реализовываться в сегодняшней действительности, а остальные предстают как возможные программы будущей жизнедеятельности, адресованные грядущим поколениям. В культуре техногенных обществ всегда можно обнаружить идеи и ценностные ориентации, альтернативные доминирующим ценностям.

Идея преобразования мира и подчинения человеком природы была доминантой в культуре техногенной цивилизации на всех этапах ее истории, вплоть до нашего времени. Что же касается традиционных обществ, то здесь деятельностное отношение к миру, которое выступает родовым признаком человека, понималось и оценивалось с принципиально иных позиций. Свойственный традиционным обществам консерватизм видов деятельности, медленные темпы их эволюции, господство регламентирующих традиций постоянно ограничивали проявление деятельностно-преобразующей активности человека. Поэтому сама эта активность осмысливалась скорее не как направленная вовне, на изменение внешних предметов, а как ориентированная вовнутрь человека, на самосозерцание и самоконтроль, которые обеспечивают следование традиции.

Ценности техногенной культуры задают принципиально иной вектор человеческой активности. Преобразующая деятельность рассматривается здесь как главное предназначение человека. Деятельностно-активный идеал отношения человека к природе распространяется затем и на сферу социальных отношений, которые также начинают рассматриваться в качестве особых социальных объектов, которые может целенаправленно преобразовывать человек. С этим связан культ борьбы, революций как локомотивов истории. Стоит отметить, что марксистская концепция классовой борьбы, социальных революций и диктатуры как способа решения социальных проблем возникла в контексте ценностей техногенной культуры.

С пониманием деятельности и предназначения человека тесно связан второй важный аспект ценностных и мировоззренческих ориентаций, который характерен для культуры техногенного мира, - понимание природы, как упорядоченного, закономерно устроенного поля, в котором разумное существо, познавшее законы природы способно осуществить свою власть над внешними процессами и объектами, поставить их под свой контроль. Надо только изобрести технологию, чтобы искусственно изменить природный процесс и поставить его на службу человеку, и тогда укрощенная природа будет удовлетворять человеческие потребности во все расширяющихся масштабах.

Что же касается традиционных культур, то в них мы не встретим подобных представлений о природе. Природа понимается здесь как живой организм, в который органично встроен человек, но не как обезличенное предметное поле, управляемое объективными законами. Само понятие закона природы, отличного от законов, которые регулируют социальную жизнь, было чуждо традиционным культурам.

Наука и социальное управление

Характерный для техногенной цивилизации пафос покорения природы и преобразования мира порождал особое отношение к идеям господства силы и власти. В традиционных культурах они понимались прежде всего как непосредственная власть одного человека над другим. В патриархальных обществах и азиатских деспотиях власть и господство распространялась не только на подданных государя, но и осуществлялась мужчиной, главой семьи над женой и детьми, которыми он владел так же, как царь или император телами и душами своих подданных. Традиционные культуры не знали автономии личности и идеи прав человека. Как писал А.И.Герцен об обществах древнего Востока, человек здесь "не понимал своего достоинства; оттого он был или в прахе валяющийся раб, или необузданный деспот".

В техногенном мире также можно обнаружить немало ситуаций, в которых господство осуществляется как сила непосредственного принуждения и власти одного человека над другим. Однако отношения личной зависимости перестают здесь доминировать и подчиняются новым социальным связям. Их сущность определена всеобщим обменом результатами деятельности, приобретающими форму товара.

Власть и господство в этой системе отношений предполагает владение и присвоение товаров (вещей, человеческих способностей, информации как товарных ценностей, имеющих денежный эквивалент). В результате в культуре техногенной цивилизации происходит своеобразное смещение акцентов в понимании предметов господства силы и власти - от человека к произведенной им вещи. В свою очередь, эти новые смыслы легко соединялись с идеалом деятельностно-преобразующего предназначения человека. Сама преобразующая деятельность расценивается как процесс, обеспечивающий власть человека над предметом, господство над внешними обстоятельствами, которые человек призван подчинить себе.

Человек должен из раба природных и общественных обстоятельств превратиться в их господина, и сам процесс этого превращения понимался как овладение силами природы и силами социального развития. Характеристика цивилизационных достижений в терминах силы ("производительные силы", "сила знания" и т.п.) выражала установку на обретение человеком все новых возможностей, позволяющих расширять горизонт его преобразующей деятельности.

Изменяя путем приложения освоенных сил не только природную, но и социальную среду, человек реализует свое предназначение творца, преобразователя мира.

С этим связан особый статус научной рациональности в системе ценностей техногенной цивилизации, особая значимость научно-технического взгляда на мир, ибо познание мира является условием для его преобразования. Оно создает уверенность в том, что человек способен, раскрыв законы природы и социальной жизни, регулировать природные и социальные процессы в соответствии со своими целями.

Поэтому в новоевропейской культуре и в последующем развитии техногенных обществ категория научности обретает своеобразный символический смысл. Она воспринимается как необходимое условие процветания и прогресса. Ценность научной рациональности и ее активное влияние на другие сферы культуры становится характерным признаком жизни техногенных обществ.

Ценности техногенной культуры задают принципиально иной вектор человеческой активности. Преобразующая деятельность рассматривается здесь как главное предназначение человека. Деятельностно-активный идеал отношения человека к природе распространяется затем и на сферу социальных отношений, которые также начинают рассматриваться в качестве особых социальных объектов, которые может целенаправленно преобразовывать человек. С этим связан культ борьбы, революций как локомотивов истории. Стоит отметить, что марксистская концепция классовой борьбы, социальных революций и диктатуры как способа решения социальных проблем возникла в контексте ценностей техногенной культуры.

Соотнесенность науки и техники

Техника в ХХ столетии становится предметом изучения самых различных дисциплин как технических, так естественных и общественных, как общих, так и частных. Количество специальных технических дисциплин возрастает в наше время с поразительной быстротой, поскольку не только различные отрасли техники, но и разные аспекты этих отраслей становятся предметом их исследования.

Техника понимается как:

- как совокупность технических устройств, артефактов - от отдельных простейших орудий до сложнейших технических систем;

- как совокупность различных видов технической деятельности по созданию этих устройств - от научно-технического исследования и проектирования до их изготовления на производстве и эксплуатации, от разработки отдельных элементов технических систем до системного исследования и проектирования;

- как совокупность технических знаний - от специализированных рецептурно-технических до теоретических научно-технических и системотехнических знаний.

Сегодня к сфере техники относится не только использование, но и само производство научно-технических знаний.

В современной литературе по философии техники можно выделить следующие основные подходы к решению проблемы изменения соотношения науки и техники:

(1) техника рассматривается как прикладная наука;

(2) процессы развития науки и техники рассматриваются как автономные, но скоординированные процессы;

(3) наука развивалась, ориентируясь на развитие технических аппаратов и инструментов;

(4) техника науки во все времена обгоняла технику повседневной жизни;

(5) до конца XIX в. регулярного применения научных знаний в технической практике не было, но оно характерно для современных технических наук.

Долгое время (особенно в 50-60-е гг. нашего столетия) одной из наиболее распространенных была так называемая линейная модель, рассматривающая технику в качестве простого приложения науки или даже - как прикладную науку . Однако эта точка зрения в последние годы подверглась серьезной критике как слишком упрощенная. Такая модель взаимоотношения науки и техники, когда за наукой признается функция производства знания, а за техникой - лишь его применение, вводит в заблуждение, так как утверждает, что наука и техника представляют различные функции, выполняемые одним и тем же сообществом.

Процессы развития науки и техники часто рассматриваются как автономные , независимые друг от друга, но скоординированные . Тогда вопрос их соотношения решается так: (а) полагают, что наука на некоторых стадиях своего развития использует технику инструментально для получения собственных результатов, и наоборот - бывает так, что техника использует научные результаты в качестве инструмента для достижения своих целей; (б) высказывается мнение, что техника задает условия для выбора научных вариантов, а наука в свою очередь - технических. Последнее называют эволюционной моделью .

Первая точка зрения подчеркивает, что представление о технике просто как о прикладной науке должно быть отброшено, так как роль науки в технических инновациях имеет относительное, а не абсолютное значение. Согласно этой точке зрения, технический прогресс руководствуется прежде всего эмпирическим знанием , полученным в процессе имманентного развития самой техники, а не теоретическим знанием, привнесенным в нее извне научным исследованием.

В эволюционной модели соотношения науки и техники выделяются три взаимосвязанные, но самостоятельные сферы: наука, техника и производство (или - более широко - практическое использование). Внутренний инновационный процесс происходит в каждой из этих сфер по эволюционной схеме.

1.6 Античная культура как предпосылка становления научно-философского знания. Становление первых форм теоретического знания.

Первоначально науки были сугубо опытными, эмпирическими и прикладными как по содержанию знания, так и по способу его получения и обоснования. Математические и другие правила и приемы наблюдения, измерения и расчетов были довольно сложными и логически не связанными между собой, они годились лишь для отдельных случаев, так как не основывались на более простых: и общих положениях.

Первый этап становления науки следует считать дотеоретическим, дофилософским. Эмпирическое научное знание длительное время существовало как явление, подчиненное религиозно-мифологическому мировоззрению.

С возникновением и развитием рабовладельческого общества появляются условия для научного обобщения знаний. Выделяется группа людей, поставленных в соответствующие условия и способных осмыслить накопленные знания, способных привести их в систему и в какой-то мере раскрыть связи и закономерности в явлениях, природы. Появляется наука, а вместе с ней и люди, занимающиеся этой наукой.

Античная наука

В древней Греции представления о природе складывались в рамках единой нерасчлененной науки - натурфилосо фии, характеризуемой непосредственным созерцанием окружающего мира как единого целого и умозрительными выводами. Древнегреческие философы- мудрецы, не прибегая к систематическому исследованию и эксперименту, на основе еще бедного научного материала пытались единым взглядом охватить и объяснить всю окружающую действи­тельность. Возникновение и расцвет древнегреческой науки относят к VI-IV вв. до н.э. и связывают, прежде всего с ионийской философской школой, отличавшейся стихийно-материалистическими взглядами. Ее представители - крупные мыслители древности: Фалес, Анаксимандр, Гераклит Эфесский, Диоген Аполлонийский - руководствовались ос­новной идеей о единстве сущего, происхождении всех вещей из некоторого первоначала (воды, воздуха, огня), а также о всеобщей одушевленности материи. Родоначальник античной натурфилософии Фалес прославился, удачно предсказав солнечное затмение, наблюдавшееся в Греции в 585 г. до н.э. Фалеса называют гидроинженером, он известен также своими трудами по географии, астрономии и физиологии.

В противовес материалистической линии в древнегреческой науке начинает развиваться и идеалистическое направление. Первой идеалистической философской школой в древней Греции была пифагорейская философская шко ла, основателем которой был известный философ-математик античного мира Пифагор (около 571-497 до н.э.). В своем учении представители пифагорейской философской школы особое место отводили математике, считая, что в основе всего сущего лежит число, а вся Вселенная является всеобщей гармонией чисел. Заслугой философов-пифагорейцев являлось то, что они ввели идею существования количественных закономерностей, хотя и в искаженной форме.

В пифагорейской философской школе впервые была выдвинута идея о шарообразной форме Земли, развита пара центрическая концепция мира (от гр. руг - огонь), согласно которой в центре Вселенной находится центральный огонь, вокруг которого вращаются Земля, Солнце, Луна и планеты. Пироцентрическая концепция, при всей ее примитивности, содержала первую догадку о движении Земли.

Материалистическая линия в древней науке получила свое дальнейшее развитие в античной атомистике - материалистическом учении о дискретном строении материи, появившемся в Греции в V в. до н.э., одним из основателей которого был великий философ древности Демокрит (460-370 до н.э.), учивший, что все существующее состоит из пустоты и атомов. Античная атомистика признавала господство строгой причинности в мире и объясняла все различия в природе первоначальным различием атомов.

У Демокрита были предшественники, в учении которых уже содержались элементы атомистических представлений. Из его предшественников следует прежде всего указать Эмпедокла (495-435 до н.э.), высказавшего совершенно определенно идею о несстворимости и неуничтожимости материи, ставшую одним из основных положений античной атомистики. Эмпедокл прославился не только как философ, но и как врач, физик и физиолог. Он объяснил затмение Солнца прохождением Луны между Солнцем и Землей, догадался о том, что свет распространяется с такой большой скоростью, что мы просто не замечаем длительности его распространения. Любопытны представления Эмпедокла о возникновении животных. По его мнению, сначала появились отдельные органы животных, потом в процессе случайных сочетаний эти органы стали порождать разнообразные существа Чудовищные объединения органов неизбежно погибали, а выживали только те, в которых части случайно оказались подходящими друг другу.

Взгляды Демокрита были развиты в учении Эпикура (342-270 до н.э.), пытавшегося последовательно объяснить мир, его возникновение и развитие без привлечения сверхъестественных и нематериальных категорий. Изложению учению Эпикура, выразившего основные идеи античной атомистики, посвящена знаменитая поэма римского философа-материалиста и поэта Лукреция Кара (99-55 до н.э.) "О природе вещей", являющаяся выдающимся произведением древности. Так, Лукреций образно сравнивает непрерывное хаотическое движение атомов с движением пылинок, которые мы видим, когда луч света проникает в темную комнату:

Вот посмотри: всякий раз, когда солнечный луч проникает

В наши жилища и мрак прорезает своими лучами,

Множества тел в пустоте ты увидишь, мелькая,

Мечутся взад и вперед в лучистом сиянии света;

Будто бы в вечной борьбе они бьются в сраженьях и битвах…

Можешь из этого ты уяснить себе, как неустанно

Первоначала вещей в пустоте необъятной метутся.

Так о великих вещах помогают составить понятье

Малые вещи, пути намечая для их постиженъя..

Логическое завершение древнегреческая натурфилософия получила в учении Аристотеля (384-322 до н.э.), вели­чайшего мыслителя и философа древней Греции, объединившего и систематизировавшего знания об окружающем мире, накопленные к IV в. до н.э.

Основополагающими трактатами, входящими в учение Аристотеля о природе, являются "Физика", "О небе", "О возникновении и уничтожении", "Метеорологика", содержащие постановку важнейших научных проблем, разрешение которых привело в дальнейшем к возникновению отдельных естественных наук. Аристотель посвятил ряд своих трактатов живой природе ("История животных", "О частях животных", "О движении животных", "О происхождении животных"), явившись, таким образом основателем раздела биологии - зоологии. Особое внимание Аристотель уделил динамике тел, положив начало изучению механических движений и формированию понятий механики (скорость, сила и т.д.). Космология Аристотеля была основана на геоцентрических представлениях: в центре мира находится Земля сферической формы, окруженная водой, воздухом и огнем; затем идут сферы небесных светил (ближайшая - сфера Луны, наиболее удаленная - сфера неподвижных звезд), вращающиеся вокруг Земли вместе с помещенными на них светилами.

Александрийский период развития науки

Развитие древней науки, начиная с III в. до н.э. в значительной степени связано с древним городом Александрией, основанным Александром Македонским. Поэтому рассматриваемый период в развитии науки древности называют александрийским периодом. Его также называют эллинистическим, поскольку такое название дают древней культуре Ш-I вв. до н.э.

Александрийский период характеризуется началом дифференциации знаний, что было ознаменовано выделением из натурфилософии первых самостоятельных научных дисциплин - становлением астрономии как самостоятельной науки, созданием первой области физики - статики (учение Архимеда о равновесии тел) и развитием математики ("Начала" Евклида).

Становление астрономии как самостоятельной науки означало приведение в систему астрономических знаний, усовершенствование и развитие измерительных методов. В этот период были проведены измерения окружности Земли и расстояния от Луны до Земли, уточнены положение и движение небесных светил. Крупным астрономом александрийского периода был Аристарх Самосский (первая половина III в. до н.э.), выдвинувший гипотезу о гелиоцентрическом строении Вселенной. За эту теорию Аристарх был обвинен в безбожии и подвергался гонениям. Его учение не получило в то время (а затем в течение всего средневековья) развития и только в XVI в. польский астроном Н. Коперник возродил идеи Аристарха.

Другой наукой, достигшей больших успехов в александрийский период, была математика. Знаменитый александрийский математик Евклид (III в. до н. э.) подвел итоги и обобщил в своих "Началах" все, что было сделано до него в области математики. Он создал настолько совершенную и законченную систему элементарной геометрии, что она почти в неизменном виде просуществовала многие столетия. Евклид придал геометрии исключительную логическую строгость и безукоризненность. Вся его система геометрии многие века считалась образцом научной системы; ей подражали самые крупные математики, физики, механики и даже философы последующих времен.

Древние характеризуют Евклида как человека чрезвычайно абстрактной мысли, презрительно относящегося к практическим вопросам. Существует предание о том, что однажды к Евклиду подошел юноша и попросил, чтобы он взял его в ученики, при этом юноша спросил Евклида, какую пользу он получит, изучив геометрию. Согласно преданию, Евклид повернулся к своему рабу и презрительно сказал: "Дай этому человеку 3 обола (древняя монета), он ищет от геометрии пользы". Возможно, что это - только анекдот, тем не менее он правильно характеризует аристократизм ученых александрийского периода, и, возможно, этот анекдот характеризует не столько Евклида, сколько господствующую идеологию того времени.

"Начала" Евклида являются одним из математических оснований классической физики и фундаментом современной элементарной геометрии.

В александрийский период получили свое развитие и элементы высшей математики. Здесь большая заслуга принадлежит Архимеду (287-212 до н. э.), решившему труднейшие математические проблемы своего времени - вычисление площадей криволинейных фигур. Однако развивающиеся элементы высшей математики не были приведены еще в систему, это было сделано гораздо позже И. Ньютоном и Г. Лейбницем в XVII в.

Учение Архимеда о равновесии тел представляет собой объединение и развитие знаний, накопленных древнегреческой наукой о равновесии тел к III в. до н.э., их систематизацию и оформление в самостоятельную научную область - статику.

Центральное место в учении Архимеда занимают теория рычага, при построении которой использован аксиоматический метод, и теория равновесия тел в жидкости (гидростатика), включающая в себя доказательство ряда теорем, в том числе - закона Архимеда. Подход Архимеда к физическим проблемам основан на простых геометрических доказательствах, так что его можно считать родоначальником математической физики, которой он посвятил трактаты "О равновесии плоских тел" и "О плавающих телах".

С начала развития нашей эры в развитии науки начинается упадок. Этот упадок объясняется все убыстряющимся разложением рабовладельческого общества, которое сопровождалось большими потрясениями. Вместе с разложением рабовладельческого строя в Европе разлагаются и гибнут античная культура и наука.

1.6 (др вариант) Античная культура как предпосылка становления научно-философского знания, Становление первых форм теоретического знания.

Развитие концепции ТЗ было начато в период перехода отечественной философии науки от обсуждения онтологической проблематики философии естествознания к логико-методологическому анализу строения и динамики научного знания. Оно было осуществлено в русле синтеза идей историзма, системного анализа и деятельностного подхода. Научное знание - исторически развивающаяся система, погруженная в социокультурную среду и характеризующаяся переходом от одного типа саморегуляции к другому. Такая интерпретация научного знания выступила основанием постановки проблемы исторической изменчивости всех основных компонентов научного знания, начиная от уровня эмпирических фактов и теорий и заканчивая методами науки, ее целевыми и ценностными установками, выражающими определенный тип научной рациональности. Анализ внутренней динамики науки в концепции Степина «Теоретическое знаниe» тесно связан с анализом социокультурной обусловленности научного знания и выявлением конкретных каналов, позволяющих установить взаимообусловленность внутренних и внешних факторов в развитии науки. Тем самым был преодолен односторонний подход экстернализма и интернализма к интерпретации науки, а сама научная рациональность обнаружила новые измерения, открывающие возможности для диалога различных культурных традиций и поиска новых мировоззренческих ориентиров цивилизационного развития. Обсуждение проблемы начинается с рассмотрения природы научного познания в его социокультурном измерении. Автор разработал представление о типах цивилизационного развития – традиционном обществе и техногенной цивилизации, эксплицируя их базисные ценности. На основе анализа конкретного материала обосновывается идея, что научная рациональность и научная деятельность обретают приоритетный статус только в системе ценностей техногенной цивилизации. Степин прослеживает как возникают предпосылки теоретического знания в традиционных культурах, различая преднауку и науку в собственном смысле слова. На этапе преднауки первые образцы теоретического знания представлены философскими знаниями как его единственной формой. Переход от преднауки к собственно науке, по мнению автора, привел к становлению научного теоретического знания, которое в последующем становится репрезентантом теоретического в культуре. Обращаясь к конкретному материалу истории науки, автор показывает, что теоретический способ исследования вначале утвердился в математике, затем в естествознании, технических и социально-гуманитарных науках. Каждый этап в развитии теоретического знания при этом был связан не только с внутренней логикой развертки идей, но имел отчетливо выраженную социокультурную размерность. Становление математики как теоретической науки было связано с укоренением в культуре античного полиса ценностей публичной дискуссии, идеалами обоснования и доказательности, позволяющими отличить знание от мнения; предпосылками экспериментально-математического естествознания, возникающими в эпоху Ренессанса, Реформации и раннего Просвещения послужили мировоззренческие универсалии техногенной культуры, а именно: понимание человека как деятельного, активного существа; деятельности как творческого процесса, позволяющего установить власть человека над объектами; рассмотрение любого вида деятельности как ценности; трактовка природы как своего рода поля объектов, противостоящих человеку; понимание целей познания как рационального постижения законов природы. Стимулами формирования технических наук с присущим им теоретическим уровнем исследования выступали, в частности, потребности в изобретении и тиражировании принципиально новых инженерных устройств, необходимых в связи с интенсивным развитием промышленного производства. Предпосылками становления социально-гуманитарных наук выступали относительно быстрые трансформации социальных структур в эпоху индустриализма, укоренение отношений "вещной зависимости", пришедших на смену "личной зависимости", возникновение новых типов дискурсов, объективирующих человеческие качества и др. Наука, возникнув в культуре техногенной цивилизации имеет свои отличительные признаки. Применив деятельностный подход к анализу научного познания, автор выделяет специфические особенности научного познания, отличающие его от других форм познавательного отношения человека к миру, в том числе и от обыденного познания. К ним относятся следующие: а) установка на исследование законов преобразования объектов и реализующая эту установку предметность и объективность научного знания; б) способность науки выходить за рамки предметных структур наличных видов и способов практического освоения мира и открывать человечеству новые предметные миры, его возможной будущей деятельности; в) укоренение в науке особого способа порождения знаний, при котором модели предметных отношений действительности создаются "сверху" по отношению к практике; г) выработка наукой специального языка, пригодного для описания его объектов, необычных с точки зрения здравого смысла; д) наличие особых средств практической деятельности; е) особенность метода познавательной деятельности; ж) системный, обоснованный характер знания как продукта научной деятельности; з) специфические особенности субъекта научной деятельности, ориентированного на овладение не только средств и методов исследования, но и на усвоение системы ценностных ориентации и целевых установок. Наука, рассматриваемая как исторически эволюционирующий феномен, в своих развитых формах предстает как дисциплинарно организованное знание, в рамках которого каждая отрасль знания обладает относительной автономностью и взаимодействует с другими. В качестве единицы методологического анализа рассматривается научная дисциплина. Структура знаний научной дисциплины представлена взаимосвязями теорий разной степени общности – фундаментальными и частными, их взаимосвязями между собой и со сложно организованным эмпирическим уровнем, а также с основаниями науки. Именно основания науки выступают в качестве системообразующего фактора научной дисциплины. В структуре оснований науки Степин выделяет: научную картину мира, репрезентирующую предмет исследования в его основных системно-структурных характеристиках; идеалы и нормы исследования (идеалы и нормы описания и объяснения, доказательности и обоснования, идеалы строения и организации знания) и философские основания науки. Последние обосновывают научную картину мира и идеалы и нормы исследования и позволяют вписать научные знания в культуру соответствующей исторической эпохи. Основания науки в концепции автора выступают особым звеном, которое одновременно принадлежит к внутренней структуре науки и ее инфраструктуре, которая устанавливает связь науки с культурой. Основания науки включают как дисциплинарную, так и междисциплинарную компоненту. Междисциплинарная компонента представлена общенаучной картиной мира как особой формой синтеза знаний о природе и обществе, а также тем слоем содержания идеалов и норм исследования и философских оснований науки, в которых выделяются инвариантные характеристики научности, принятые в ту или иную историческую эпоху. Введение представлений о внутридисциплинарной и междисциплинарной компоненты позволило автору показать, что теоретическое знание функционирует и развивается за счет внутридисциплинарных и междисциплинарных взаимодействий. Содержательная структура теории определяется системной организацией идеализированных (абстрактных) объектов (теоретических конструктов). В системе абстрактных объектов научной теории автор выделяет особые подсистемы, построенные из набора базисных конструктов, которые в своих связях образуют теоретические модели исследуемой реальности. Относительно этих моделей формулируются теоретические законы. Такие модели, составляющие ядро теории, называются теоретическими схемами и отличаются от аналоговых моделей, выступающих своего рода "строительными лесами" научной теории и не входящими в ее состав. В развитой теории предлагается выделять фундаментальную и частные теоретические схемы. Относительно фундаментальной теоретической схемы формулируются базисные законы теории; относительно частных теоретических схем формулируются законы меньшей степени общности, выводимые из базисных. Теоретические схемы взаимодействуют с научной картиной мира и эмпирическим материалом и отображаются на них. Результат этого отображения фиксируется в виде особых высказываний, которые характеризуют абстрактные объекты теории и в терминах картины мира, и в терминах идеализированных экспериментов, опирающихся на реальный опыт. Последние высказывания автор называет операциональными определениями. Связи математического аппарата с теоретической схемой, отображенной на научную картину мира, создают возможность семантической интерпретации, а связь теоретической схемы с опытом – эмпирической интерпретации. В рамках представленной концепции проблема становления теории, равно как и ее понятийного аппарата, предстает в качестве проблемы генезиса теоретических схем, создаваемых вначале в качестве гипотез, а затем уже обосновывающихся опытом. Автор выделяет два способа формирования гипотетических моделей: 1) за счет содержательных операций с понятиями и 2) за счет выдвижения математических гипотез. Обоснование гипотетических моделей опытом предполагает, что новые признаки абстрактных объектов должны быть получены в виде идеализации, опирающихся на те измерения и эксперименты, для объяснения которых создавалась модель. Такую процедуру автор называет конструктивным обоснованием теоретической схемы. Введение этой процедуры во многом способствовало уточнению механизмов развития научных понятий, открывало возможность проверки непротиворечивости теоретического знания, давая возможность обнаружить скрытые парадоксы в теории еще до того, как они могли быть выявлены в ходе развития познания, а также позволяло решить проблему генезиса "парадигмальных образцов" теоретических задач. Рассматривая науку в ее динамике, Степин показывает, что в этом процессе меняется стратегия теоретического поиска. Эти изменения предполагают трансформацию и перестройку оснований науки. Сама же перестройка оснований науки предстает как научная революция. Автор акцентирует внимание на двух типах революционных изменений в науке. Первый связан с внутридисциплинарным развитием знания, когда в сферу исследования включаются новые типы объектов, освоение которых требует изменения оснований соответствующей научной дисциплины. Второй возможен благодаря междисциплинарным взаимодействиям, основанным на "парадигмальных прививках" – переносе представлений специальной научной картины мира, а также идеалов и норм исследования из одной научной дисциплины в другую. Такая трансляция парадигмальных принципов и установок способна вызвать изменение оснований науки без обнаружения парадоксов и кризисных ситуаций, связанных с ее внутренним развитием. Автор рассматривает научные революции как своего рода "точки бифуркации" в развитии знания, когда обнаруживается "созвездие" возможностей последующего развития. Реализуются из них те направления, которые не только обеспечивают определенный "сдвиг проблем", если использовать терминологию Лакатоса, но и вписываются в культуру соответствующей исторической эпохи, согласуясь с мировоззренческими универсалиями. В периоды научных революций из нескольких потенциально возможных линий будущей истории науки культура отбирает те, которые лучше соответствуют ее фундаментальным ценностям и мировоззренческим структурам, доминирующим в данной культуре. В развитии науки Степин выделяет такие периоды, когда меняются все компоненты оснований науки. Эти периоды автор "Т.З.С.,И.Э." называет глобальными научными революциями. В истории естествознания выделяются четыре такие революции. Первая – революция 17 в., которая ознаменовала собой становление классического естествознания; вторая определила переход к дисциплинарно-организованной науке (конец 18 – первая половина 19 в.). Первая и вторая глобальные революции в естествознании протекали как формирование и развитие классической науки и ее стиля мышления. Третья глобальная научная революция была связана с преобразованием этого стиля и становлением нового, неклассического естествознания (конец 19 – середина 20 в.). В последней трети 20 в. произошли радикальные изменения в основаниях науки, которые позволяют говорить о четвертой глобальной научной революции, в ходе которой начала складываться постнеклассическая наука. В эпохи глобальных революций, когда перестраиваются все компоненты оснований науки, происходит изменение типа научной рациональности. Автор выделяет три исторических типа научной рациональности. Это – классическая рациональность (соответствующая классической науке в двух ее состояниях – дисциплинарном и дисциплинарно-организованном); неклассическая рациональность (соответствующая неклассической науке) и постнеклассическая рациональность. Классический тип научной рациональности акцентирует внимание на объекте и стремится элиминировать все, что относится к субъекту, средствам и операциям его деятельности. Такая элиминация является условием достижения объективно-истинного знания о мире. И хотя цели и ценности науки, определяющие стратегии и способы фрагментации мира на этом этапе детерминированы мировоззренческими установками, доминирующими в культуре, классическая наука явно не осмысливает эти детерминации. Неклассический тип научной рациональности учитывает связь между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности, а экспликация этих связей рассматривается в качестве необходимого условия объективно-истинного описания и объяснения мира. Вместе с тем связи между внутринаучными и социальными ценностями и целями по-прежнему остаются вне сферы рефлексии. Постнеклассический тип научной рациональности расширяет поле рефлексии над деятельностью. Он предполагает соотнесенность знаний об объекте не только со средствами и операциями деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причем связь когнитивных и социальных целей и ценностей предстает в отчетливой форме. Рассматривая взаимосвязь типов научной рациональности, Степин отмечает, что возникновение нового типа рациональности не отрицает тех типов рациональности, которые предшествовали ему, но ограничивает поле их действий. В "Т.З.С.,И.Э." показано, что с появлением нового типа рациональности меняются мировоззренческие аппликации науки. Если классическая и неклассическая рациональность находили опору только лишь в ценностях техногенной цивилизации, то постнеклассическая рациональность расширяет поле возможных мировоззренческих смыслов, с которыми коррелируют ее достижения. Она оказывается включенной в современные процессы решения глобальных проблем, выбора стратегий выживания человечества, поиска новых мировоззренческих ориентации цивилизационного развития. Постнеклассическая рациональность обнаруживает соразмерность достижениям не только культуры техногенной цивилизации, но и идеям, получившим развитие в иных культурных традициях, становясь при этом фактором кросскультурного взаимодействия Запада и Востока.

1.7 Разработка логических форм мышления в средневековых университетах. Развитие ремесел в средневековый период, их значение для формирования основ естествознания.

Мышление — это целенаправленное, опосредованное и обобщенное отражение человеком существенных свойств и отношений вещей. Мышление — это активный процесс, направленный на постановку проблем и их решение. Исходя из данных чувственного и эмпирического опыта, мышление может активно соотносить показания органов чувств со всеми уже имеющимися знаниями в голове данного индивида, более того, со всем совокупным опытом, знаниями человечества, и в той мере, в какой они стали достоянием данного человека, и решать практические и теоретические проблемы, проникая через явления в сущность все более и более глубокого порядка.

Логическое — это значит подчиненное правилам, принципам и законам, по которым мысль движется к истине, от одной истины к другой, более глубокой. Правила, законы мышления составляют содержание логики как науки.

Основными формами , в которых возникло, развивается и осуществляется мышление, являются понятия, суждения и умозаключения.

Мышление современного человека, достигшее удивительного совершенства в приемах активного отражения действительности, представляет собой чрезвычайно сложный продукт многовекового развития познавательной деятельности бесчисленных поколений людей. Благодаря кропотливым и упорным усилиям в борьбе с природой каждое поколение неустанно вносило свою посильную лепту в грандиозное здание культуры человеческой мысли.

Исторически развитие мышления шло от конкретных, наглядно-образных форм к отвлеченным, все более абстрактным формам. Познание у каждого человека идет от живого созерцания к абстрактному мышлению и является воспроизведением исторического пути развития мышления. Специфические особенности ранних ступеней развития мышления, отличавшегося конкретностью, наглядностью, получили свое выражение, например, в операциях счета. Первобытный человек не мог осуществлять счет «в уме». Прежде чем научиться считать мысленно, люди считали при помощи рук, манипулируя с конкретными предметами. Счет «в уме» возможен лишь посредством оперирования отвлеченными единицами, т.е. при условии абстрагирования количества предметов от самих предметов. Первобытные люди не обладали этой способностью; они могли считать лишь непосредственно осязаемые и зримые предметы.

Освобождение от метафоричночти мышления, характерной для ранних натурфилософов, предполагало переход от знания, обремененного чувственными образами, к знанию интеллектуальному, оперирующему понятиями. Античная философия много достигла на понятийном уровне – концепция идей Платона, понятие формы (Эйдоса) Аристотеля, понятие смысла слова у стоиков. Однако ана почти не знает законов. Логика античности – это преимущественно логика общих имен, понятий Знания, которые формируются в эпоху Средних веков в Европе, вписаны в систему средневекового миросозерцания, для которого характерно стремление к всеохватывающему знанию, что вытекает из представлений, заимствованных из античности: подлинное знание - это знание всеобщее, аподиктическое (доказательное). Но обладать им может только творец, только ему доступно знать, и это знание только универсальное. В этой парадигме нет места знанию неточному, частному, относительному, неисчерпывающему.

Так как все на земле сотворено, то существование любой вещи определено свыше, следовательно, она не может быть несимволической. Слово выступает орудием творения, а переданное человеку, оно выступает универсальным орудием постижения мира. Понятия отождествляются с их объективными аналогами, что выступает условием возможности знания. Если человек овладевает понятиями, значит, он получает исчерпывающее знание о действительности, которая производна от понятий. Познавательная деятельность сводится к исследованию последних, а наиболее репрезентативными являются тексты Святого писания.

Телеологизм выражается в том, что все явления действительности существуют по промыслу Бога и для предуготовленных им ролей (земля и вода служат растениям, которые в свою очередь служат скоту).

Как же, исходя из таких установок, может осуществляться познание? Только под контролем церкви. Формируется жесткая цензура, все противоречащее религии подлежит запрету. Так, в 1131 г. был наложен запрет на изучение медицинской и юридической литературы. Средневековье отказалось от многих провидческих идей античности, не вписывающихся в религиозные представления. Так как познавательная деятельность носит теологически-текстовый характер, то исследуются и анализируются не вещи и явления, а понятия. Поэтому универсальным методом становится дедукция (царствует дедуктивная логика Аристотеля). В мире, сотворенным Богом и по его планам, нет места объективным законам, без которых не могло бы формироваться естествознание. Но в это время существуют уже области знаний, которые подготавливали возможность рождения науки. К ним относят алхимию, астрологию, натуральную магию и др.

Рассматривая специфические условия, способствовавшие становлению экспериментального естествознания, Цильзель рассматривает три большие социальные группы: а) университетских ученых-схоластов, б) гуманистов и в) ремесленников и их взаимоотношения на протяжении XIV-XVI вв.

Университетский дух до середины XVI в. оставался по преимуществу средневековым и оказывал сильное сопротивление пониманию изменений внешнего мира.

Гуманисты - представители светской образованности - появились в итальянских городах в середине XIV в. Они не являлись учеными, а были секретарями знати, папы, служащими муниципалитетов. Многие из них становились литераторами, другие наставниками детей знати. Но и университетские ученые, и гуманисты были приверженцами авторитетов, считает Цильзель.

Ремесленники, выходя из-под власти цеховых традиций и толкаемые к изобретательству экономической конкуренцией, были "пионерами эмпирического наблюдения, экспериментирования". Среди них были привилегированные группы, получившие больше знаний по роду их деятельности. За всестороннюю деятельность Цильзель называет их художниками-инженерами.

1.8 Эмпиризм и рационализм в научном познании. Становление экспериментального метода и логико-математического описания природы в XVI XVII вв.

Философия нового времени связана с прогрессом в экономике, технике, что является результатом разложения феодализма, зарождением и развитием капитализма. Возникает необходимость философского осмысления новых научных фактов, разработки общей методологии познания. В процессе решения этих проблем образовались два основных направления: эмпиризм и рационализм.

Родоначальником эмпиризма стал английский философ Ф. Бэкон. Основной тезис эмпиризма гласит: в разуме нет ничего такого, чего бы не было в чувствах; чувства и опыт - источники знания, разум - лишь систематизатор чувственных данных. Бэкон считал, что философия должна носить, прежде всего, практический характер (“знание – сила”). Опытным знаниям соответствует введенный Бэконом индуктивный метод, в основе которого - наблюдения, анализ, сравнение и эксперимент. Бэкон стоял на позиции двойственности истины: есть истина религиозная и “светская”. Он не осознавал одинаковой важности и индукции, и дедукции. Его идеи нашли свое развитие в философских системах Дж. Локка, Д. Беркли, Д. Юма.

Локк был противником подчинения знания откровению и утверждал, что вера не может иметь силу авторитета перед лицом ясных и очевидных опытных данных. Люди не рождаются с готовыми идеями. Голова новорожденного — чистая доска, на которой жизнь рисует свои узоры — знание. Локк признавал наличие в разуме определенных задатков или предрасположенности к той или иной деятельности. Он выделил три вида знания по степени его очевидности: исходное (чувственное, непосредственное), дающее знание единичных вещей; демонстративное знание через умозаключение, например через сравнение и отношение понятий; высший вид — интуитивное знание, то есть непосредственная оценка разумом соответствия и несоответствия идей друг другу.

Беркли отбрасывает материалистический исходный пункт философии Локка и объявляет ощущения единственной воспринимаемой человеком реальностью. Локк - стремился выяснить метод, посредством которого мы приходим к идеям о материи и пространстве. Этот метод есть по Локку - абстракция. Беркли пытается всеми доступными средствами доказать, что ум человека не способен к образованию описанной Локком абстракции. Беркли стремился доказать, что мы воспринимаем лишь свойства вещей, но мы не схватываем сути самой вещи.

Несколько иную концепцию развивал Юм, продолжив её в направлении агностицизма, согласно которому не может быть окончательно решен вопрос об истинности познания окружающего человека действительности. Юм предполагал, что все познание имеет дело лишь с опытом и принципиально не может выйти за его приделы, а потому не может судить о том, каково отношение между опытом и реальностью.

В отличие от эмпиризма рационализм (Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц) главным источником знания считает мысли и понятия, присущие уму от рождения (врожденные идеи) или в виде задатков, предрасположения ума. Основоположник рационализма Р. Декарт считал, что Я – это субстанция, вся сущность и природа которой состоит в мышлении («Я мыслю, следовательно, существую»). Он в противоположность Бэкону и Гоббсу поставил на первое место разум. Он стремился разработать универсальный дедуктивный метод для всех наук. В решении вопроса о возможности достоверного знания ему пришлось преодолеть философский скептицизм. Природа познания состоит в том, что именно требование сомнения, распространяющегося на всякое знание, приводит к утверждению возможности достоверного знания. Через достоверность мысли и бытия мыслящего существа он идет к достоверности бытия вещей. Декарт одним из первых разработал идеи эволюции. Он отвергал одушевлённость животных, то есть душа присуща только человеку. Декарт разделил мир на два рода субстанции – духовную и материальную.

Материалистическую сторону учения Декарта развил Спиноза, противопоставивший дуализму Декарта принцип монизма (всё многообразие мира объясняется с помощью единой субстанции – материи либо духа). Обосновывает важное различие между сущностью и существованием. Лейбниц считал, что мир состоит из мельчайших элементов, или монад, - духовных элементов бытия. Как субстанции монады независимы друг от друга. Между ними нет физического взаимодействия. Однако, будучи независимы, монады не изолированы: в каждой монаде отражается весь мировой строй, вся совокупность монад.

Эмпирический и теоретический уровень научного познания (исследования), характеризуют в целом познавательный процесс т.е. субьективно-объективное взаимодействие. Эмпирическое исследование предполагает выработку исследовательской программы, организацию наблюдений, эксперимента, описание наблюдаемых и экспериментальных данных, их классификацию, первичное обобщение. Теоретическое познание - это сущностное познание, осуществляемое на уровне абстракции высоких порядков. Здесь орудием выступает понятия, категории, законы, гипотезы и т.д. Оба эти уровни связаны, предполагают друг друга, хотя исторически эмпирическое (опытное) познание предшествует теоретическому.

Научное познание имеет несколько форм: идея, гепотиза теория. Идея - форма постижения в мысли явлений объективной реальности, включающая в себя сознание цели и проекции дальнейшего познания и практического преобразования мира. Гипотеза - предположение, при котором на основе ряда факторов делается вывод о существовании объекта, связи или причины явления, причем вывод этот нельзя считать вполне доказанным. Потребность в гипотезе возникает в науке, когда неясна связь между явлениями, причина их, хотя известны множественные обстоятельства, предшествовавшие или сопутствовавшие им. Сама гипотеза в силу своего вероятностного характера требует проверки, доказательства. После такой проверки гипотеза или становится научной теорией (конечным итогом познавательного акта выступает теория), или видоизменяется, или отбрасывается, если проверка дает отрицательный результат.

Как методы исследования, выделяются индукция – процесс выведения общего положения из ряда частных утверждений, из единичных фактов; и дедукция – процесс рассуждения, идущий от общего к частному или менее общему. Анализ - это расчленение целостного предмета на составляющие части (стороны, признаки, свойства или отношения) с целью их всестороннего изучения. Синтез - это соединение ранее выделенных частей (сторон, признаков, свойств или отношений) предмета в единое целое. Аналогия — это такой прием познания, при котором на основе сходства объектов в одних признаках заключают об их сходстве и в других признаках. Моделирование - это изучение объекта (оригинала) путем создания и исследования его копии (модели), замещающей оригинал с определенных сторон, интересующих познание. Формализация - заключается в построении абстрактно-математических моделей, раскрывающих сущность изучаемых процессов действительности. В эмпирическом познании один из важнейших методов - наблюдение, а так же измерение.

Наиболее важными результатами естественнонаучного направления в философии были: методы экспериментально - математического исследования природы; по Галилею, все явления можно свести к количественному отношению. Однако экспериментально-математическое естествознание нуждалось в разработке особого типа эксперимента, который мог бы служить основой для применения математики к познанию природы. Такой эксперимент разрабатывался в рамках механики – отрасли математики, ставшей ведущей областью нового естествознания.

1.9 Формирование норм и идеалов математического и опытного знания в новоевропейской культуре Х VI VII вв.

Два направления: мистики и схоласты. Мистики (от греч. мюстикос – таинственный) говорили о бесполезности философского знания, которое никак не сможет помочь религии, но только навредит ей. Путь к Богу лежит не через разум, а через откровение и мистический экстаз, которые достигаются только неограниченной и чистой верой. Формулой мистики является уже известное нам изречение Тертуллиана: “Верую, ибо абсурдно (Credo, quia absurdum)”. Наиболее значительными представителями средневековой

мистики были французский мыслитель Бернар Клервосский, итальянский – Джованни Бонавентура и немецкие – Иоганн Экхарт и Иоганн Таулер.

Однако было и другое направление в духовной жизни Средних веков. Представители его считали, что недоразумения при попытках понять положения веры возникают оттого, что мы просто не можем, как следует применить к ним разум. Разум и вера не противоречат друг другу и не являются взаимоисключающими элементами, а поэтому их вполне можно объединить, надо только уметь это сделать. В данном случае к Богу ведут одновременно два пути: вера и знание. Возможно не только верить в предметы религии, но и понимать их, уметь обосновывать и доказывать. Такое направление стало называться схоластикой (от лат. scholasticos – ученый). Формулой схоластики было изречение, часто приписываемое философу XI века Ансельму Кентерберийскому: “Верую, чтобы понимать (Credo, ut intelligam)”. Наиболее значительными представителями средневековой схоластики были ирландский философ Иоанн Скот Эриугена, французские мыслители Иоанн Росцелин и Пьер Абеляр, немецкий философ Альберт Больштедтский, итальянский – Фома Аквинский, испанский – Раймунд Луллий, шотландский – Иоанн Дунс Скот, английские - Уильям Оккам и Роджер Бэкон.

В Византии с 4 в. началось наступление на «языческую» науку и философию. С конца 13 в. наблюдается оживление интереса к математическим наукам (Г. Пахимер, Ф. Метохит, Никифор Григора и др.)

В Западной Европе в центры учёности превращаются монастыри. Сдвиги в науке и технике Запада начались с конца 9 в. Они были вызваны серьёзными изменениями в экономике. К этому времени повышается эффективность сельского хозяйства, возникают ремёсла, развивается торговля, усиливается рост городов. Крестовые походы способствуют знакомству Европы с культурными достижениями Востока, где к тому времени математика и другие науки развиты на более высоком уровне.

В 12 – 13 вв. европейская научная литература обогатилась большим числом латинских переводов с арабского и греческого языков (Платон, Аристотель, Евклид, Архимед, Птоломей, Герон, аль-Хорезми, Сабит Ибн Кора, Ибн Сина). Вместе с тем, католическая церковь подвергала сочинения античных и арабских авторов тщательной цензуре, пытаясь приспособить древних авторов к Священному писанию.

Большое значение имело возникновение первых университетов. В 1160 г. был образован Парижский университет, примерно в то же время – Болонский, в 1167 г. – Оксфордский (в котором преподавал Р. Бэкон) и др. Хотя эти университеты сначала занимались главным образом подготовкой духовенства, обучение в них носило более, чем когда-либо раньше, систематический характер. Изучались медицина, математика, астрономия, физика, грамматика, философия и некоторые другие предметы.

В 11 в. западные страны пришли в соприкосновение с богатствами арабской цивилизации, в 12 в. активно изучалось античное наследство, в 13 в. – начало эксперимента и введение аристотелизма, в 14 в. процесс критического пересмотра прежней философской и естественной традиции. Научная мысль 13 – 14 вв. концентрируется вокруг двух университетских центров – Парижа и Оксфорда, учёным которых и принадлежит наиболее выдающаяся роль в развитии естествознания средневековья.

В 14 в. в полемике с античными авторами рождались идеи, подготовившие возникновение новой физики, используются математические методы, позднее сделавшие возможным появление точного естествознания, а также возникают зачатки науки о движении. Наибольшая заслуга в этом принадлежит учёным Оксфордского университета.

Примечательно, что в период формирования основных европейских университетов в эпоху высокого Средневековья XII — XIII веков их положение задавалось достаточно высокой степенью автономности. С одной стороны, «образование, — как отмечает Марк Блок, — принадлежало Церкви». Действительно, необходимо признать, что Церковь контролировала всю систему средневекового обучения, начиная с первичных монастырских и соборных городских школ и до главных университетов Европы. С другой стороны, развитие образования диктовалось и вполне светскими потребностями, особенно в связи со становлением средневековых городов, расширением торговых отношений и формированием мощных цеховых организаций. Потребность в учёных испытывала и светская власть, монархи Европы также нуждались в толковых юристах, врачах и переводчиках, способных не только толковать законы и составлять королевские эдикты и уложения, но и представлявших собой формирующуюся чиновничью элиту, противостоящую, в свою очередь, аристократическим фамилиям, которые порой были не менее сильны, чем сам король. Университеты с эпохи Средних веков, став образовательными центрами, одновременно являлись средоточием не только идейной, научной, философской, но и политической борьбы, местом столкновения стратегических интересов средневековых структур власти, что открывало широкие возможности для становления достаточно свободного пространства мысли и формирования независимого схоластического дискурса. Так, например, выдающийся представитель школы Оксфордского университета Дунс Скот в период своего преподавания в Париже выступил в споре между папой Бонифацием VIII и французским королем Филиппом Красивым на стороне первого, тогда как другой не менее известный средневековый воспитанник Оксфорда Уильям Оккам отстаивал в своих многочисленных сочинениях приоритет светской власти. При этом властные структуры были столь же заинтересованы в развитии образования, сколь и сами университетские корпорации, что подтверждается широким распространением университетов в средневековой Европе XII-XIII веков.

Обучение в университетах с самого начала носило богословско-схоластический характер. Схоласты не открывали и не стремились открыть новых истин. Они не исследовали природы, не ставили экспериментов. Исходя из текста Библии, творений отцов церкви, богословских авторитетов и античных писателей, схоласты занимались их толкованием. Однако и там находились сторонники «аверроизма» и подобных ему направлений натурфилософии, выдвигались (особенно с 13 в.) такие выдающиеся деятели, поборники опыта, как Р. Бэкон. Эта начинающаяся борьба со старым нашла отражение и в «Божественной комедии» Данте Алигьери (нач. 14 в.), которая возвестила о начале эпохи Возрождения, когда приобрели новое значение человеческая личность и богатство её духовного мира.

Выдающийся представитель заката схоластики, францисканский монах, философ и естествоиспытатель, англичанин Роджер Бэкон (1214 – 1294) выступил с резкой критикой феодальной схоластики и церкви. Более всего Р. Бэкон занимался естественными науками. Он считал, что важен не разум, а опыт, как единственно верное средство в поисках истины. Областями науки, в которых работал Бэкон, были математика, астрономия, физика и химия. Бэкон считал философию способной постичь глубокие тайны мироздания и смело продвигаться вперед с помощью практического опыта и экспериментального исследования. Как ни удивительно, но живший в XIII в., Бэкон был почти естествоиспытателем и во многом опередил современную ему эпоху. Так, в своих сочинениях он описал самодвижущиеся повозки, летательные аппараты, подводные машины, использование солнечной энергии и многое другое. Современники называли его “удивительным доктором” (doctor mirabilis). Понятие “опытная наука” (scientia experimentalis) было впервые употреблено в истории именно Роджером Бэконом. Понятно, что только философия, освобожденная от роли прислужницы религиозной веры и вновь ставшая изучением природы могла достичь таких результатов.

Роджер Бэкон («Великое дело» (1266 – 1267)) произвёл энциклопедический обзор науки, включая достижения предшествующих поколений. Бэкон утверждал, что без «собственного опыта не может быть никакого более глубокого познания». Высоко оценивая значение математики для остальных наук, он считал её «входной дверью» и «ключом» ко всем наукам и постоянно подчёркивал, что «чем шире используется математика, тем меньше шансов остаётся для сомнений и ошибок». Р. Бэкон также высказывал мнение, что учёный не должен безоговорочно доверять авторитетам, а истинное знание основывается только на экспериментальном методе исследования. Свои идеи Р. Бэкон подтверждал химическими, оптическими и физическими опытами, а также данными астрономических наблюдений.

Другой сторонник теории двойственной истины – англичанин Уильям Оккам говорил, что в силу принципиальной разницы самих предметов и методов философии и религии следует жестко разграничить сферы их компетенции и рассматривать области божественного (сверхъестественного) и природного (естественного) как совершенно автономные и изолированные друг от друга. Разум ничего не может понять в делах веры, догматы невозможно осмыслить, но в то же время познание действительности или окружающего мира вполне может быть независимым от религии, может ориентироваться исключительно на разум, знание и философию. Физическую реальность можно понять из нее самой, утверждал Оккам, то есть экспериментальным, научным путем, а также с помощью жизненной практики постичь происходящее и объяснить совершающееся вокруг нас естественными причинами, действующими в природе вещей. Совершенно не следует при объяснении окружающего мира прибегать к представлениям о тайных причинах, скрытых качествах, неведомых силах и невидимых основаниях, будто бы лежащих в сущности мироздания и управляющих им. Надо отбросить или отсечь, как бритвой, все фантастическое и сверхъестественное при объяснении действительности и понять ее безо всяких вымыслов о потустороннем и мистическом. И это возможно сделать, ибо природное есть естественное, подвластное разуму и потому вполне познаваемое (этот принцип получил название “бритвы Оккама”). А решающая роль в деле такого познания должна принадлежать философии – науке о мире в целом, о природе, нас окружающей во всех ее проявлениях.

1.10 Становление социальных и гуманитарных наук в XVIII веке. Социальный гуманизм и теория общественного прогресса.

Социальная философия – это раздел философии, включающий рассмотрение качественного своеобразия общества (отличие от природы, отношение к государству, религии, морали), его целей, развития, судеб и перспектив. Социальная философия изучает общие принципы жизни и развития общества, закономерности всемирной истории человечества, опираясь на весь массив гуманитарных наук, прежде всего истории, социологии, теории государства и права, политической экономии и др.

Знание прошлого имеет колоссальное значение для созидания настоящего. Первые шаги в понимании социальной жизни связаны с представлениями о том, что настоящее подготовлено прошлым. В дальнейшем путь исторического сознания привел к убеждению, что для понимания настоящего мало знать прошлое, необходимо знание и будущего. Человечество стало осознавать, что прошлое порождает настоящее, настоящее готовит будущее, не «заглядывая» в которое невозможно во всей полноте осмыслить не только настоящее, но и прошлое.

Мыслители XVII – XVIII вв. рассматривали историю общества как продолжение истории природы и стремились вскрыть «естественные» законы общественной жизни. Это было связано с состоянием науки того времени, с поисками единых, универсальных законов мира и соответственно единой науки. Жизнь общества уподоблялась жизни природы. Если исходным звеном в цепи природных процессов являются атомы, то таким атомом в общественной жизни представлялся человек. Как ни резко различаются между собой люди, их объединяет общая основа – стремление к самосохранению. Действия людей строго закономерны. Социальные законы рассматривались как проявление законов механики. Чувство самосохранения уподоблялось закону инерции. Социальный инстинкт, подобно центростремительной силе, влечет людей друг к другу; и они тем сильнее стремятся друг к другу, чем меньше расстояние между ними и чем более они родственны между собой по своим страстям. А человеческий эгоизм, подобно центробежной силе, взаимно отталкивает людей. Каждый человек движется по жизни по своей орбите. Благодаря взаимодействию центростремительных и центробежных сил устанавливается равновесие в общественной жизни: как небесные тела не падают друг на друга, так и люди не сливаются в одну массу и не рассыпаются в разные стороны.

Просветители XVIII в. выдвинули идеи исторического прогресса (Джанбаттиста Вико, Кондорсе), сформулировали принцип единства исторического процесса ( И.Г.Гердер).

Вико была выдвинута концепция исторического круговорота - развития всех народов по циклам, состоящим из трех эпох: божественной (безгосударственность, подчинение жрецам), героической (аристократическое государство) и человеческой (демократическая республика или представительная монархия). Согласно Вико каждый цикл завершается общим кризисом, ведущим к распаду данного общества. Смена происходит в результате переворотов, острой борьбы. Вико придавал решающее значение деятельности людей в осуществлении исторического процесса. Однако сами исторические законы Вико нередко характеризовал и как провидение, т.е. данное Богом.

Кондорсе полагал, что в основе истории лежит безграничное совершенствование знаний. Способность человека к совершенствованию, писал он, действительно безгранична; рано или поздно настанет «момент, когда солнце будет освещать землю, населенную только свободными людьми, не признающими другого господина, кроме своего разума…». Кондорсе считал, что человеческий прогресс подчинен определенным общим законам, знание которых помогает предвидеть его направленность и ускорять дальнейшее развитие.

Гердер считал, что движущей силой истории выступают живые человеческие силы, способности. Это источник движения истории, основной закон которой – взаимодействие человеческих деяний и природных условий. Итак, общим стимулом общественного развития Гердер считал деятельность людей, направленную на удовлетворение их потребностей, а его высшим критерием – принцип гуманности. И вся история народов является школой соревнования в скорейшем достижении гуманности.

Жизнь общества, по словам Энгельса, во всей его полноте, со всеми его порой кажущимися абсурдными событиями есть все-таки не хаотическое нагромождение случайностей, а в целом упорядоченная организованная система, подчиняющаяся определенным законам развития.

Действительно, вне общественной закономерности немыслима никакая жизнь людей, т.к. тогда, не имея твердой точки опоры, ни в чем нельзя было бы быть уверенным, ничто нельзя было бы знать и предвидеть, и ни за что нельзя было бы поручиться.

В исторических событиях очень многое подвластно случайности. История никогда не повторяется: она движется не по кругам, а по спирали, и кажущиеся повторы в ней всегда отличаются друг от друга, неся в себе что-то новое. Но в этой неповторимой случайности конкретных событий есть всегда что-то общее; например, тот факт, что II Мировая война не похожа на наполеоновские войны, не является препятствием для философского осмысления природы войн вообще.

Однако нельзя представлять, что история развивается вне и помимо деятельности человека. Так, с увеличением материальных и духовных благ возрастают и потребности человека; развитие производства стимулирует потребление, а потребности определяют само производство; прогресс общества закономерно приводит к возрастанию роли субъективного фактора в историческом процессе, т.е. разнообразной деятельности людей. Иначе говоря, труд, знания, умения, физические, умственные и нравственные силы людей – творцы всякого богатства и движения истории.

1.11 Достижения фундаментальных наук в 18 веке и их практическое применение. Формирование технических наук.

В XVIII в. среди фундаментальных наук, механика была одной из ведущих. Постепенно она превращалась из раздела физики в раздел математики. Многие физические проблемы стали математическими, т. е. их можно было решить аналитическим способом. Одним из наиболее известных ученых в области математики и математической физики был швейцарец Леонард Эйлер. Он разработал вариационное исчисление, ставшее мощным орудием при решении задач высокой сложности. Французские ученые Жан Лерон Д'Аламбер и Жозеф Луи Лагранж полностью "математизировали" механику, превратив ее в систему, требующую не доказательств, а лишь математических расчетов.

Окончательное доказательство верности учения Ньютона представил Пьер-Симон, маркиз Лаплас. Он систематизировал все достижения звездной механики своего времени.

В XVIII в. в химии была выявлена роль воздуха и газов при протекании химических реакций. Об этом догадывались ученые еще в XVII в., но полностью всех убедили классические эксперименты Джозефа Блейка с карбонатом магния в 1750 г. Это послужило поводом для интенсивного изучения свойств воздуха. Химики открыли большое количество новых газов и стали изучать их характерные свойства.

Революция в химии была скорее революцией метода, а не концепции. Так например, Антуан Лоран Лавуазье утверждал, что количественные методы, основанные на точных измерениях, позволяли производить исследования с большой точностью, и это было основным принципом современной химии. И только при рассмотрении тел с точки зрения составляющих их компонентов допускалось классифицировать их и их свойства на основании логических умозаключений. В 1780 г. Шарль Огюстен де Кулон смог измерить электрические и магнитные силы, используя чувствительные динамовесы собственного изобретения. Он пришел к выводу, что эти силы подчиняются закону Ньютона о всемирном тяготении. В XVIII в. наука вселила надежду, что внимательное наблюдение и экспериментальные работы позволят значительно повысить производительность труда в промышленности. Для некоторых отраслей это оказалось справедливым. Но только во второй половине XIX в. наука смогла оказать действительно существенную помощь промышленности. Изобретение парового двигателя привело к созданию термодинамики. Промышленность требовала создания сложных и совершенных машин, машиностроительная промышленность старалась их дать - создавалась и развивалась база для производства очень точных и чувствительных приборов для науки. По мере внедрения науки в мир атомов и молекул, электрического тока и магнитных полей, микробов и вирусов, туманностей и галактик использование специальных приборов стало единственным способом изучения этих процессов. Перспектива использования научных достижений в промышленности создавала предпосылки для всесторонней общественной поддержки науки. Правительства разных стран в различной мере и степени оказывали прямую поддержку науке посредством материальных вознаграждений ученым, создания исследовательских институтов, присуждения званий крупным ученым и назначений их на ответственные посты. Дальнейшее развитие науки связано с именем немецкого философа Иммануила Канта. Кант оспаривал утверждение Ньютона о том, что ученый должен оперировать непосредственно объектами, находящимися вне сферы восприятия органов чувств человека, такими как атомы, корпускулы света или электричества. Напротив, утверждал он, все, что должен осознать человеческий ум, это силы. Эта гносеологическая аксиома освободила Канта от необходимости признавать, что силы заключены в каких-то особых, неизменных частицах. Все это дало толчок к развитию технических наук. После многих веков такой "автономии" наука и техника соединились в XVII веке, в начале научной революции. Однако лишь к XIX веку это единство приносит свои первые плоды, и только в XX веке наука становится главным источником новых видов техники и технологии. В первый период (донаучный) последовательно формируются три типа технических знаний: практико-методические, технологические и конструктивно-технические. Во втором периоде происходит зарождение технических наук (со второй половины XVIII в. до 70-х гг. XIX в.) происходит, во-первых, формирование научно-технических знаний на основе использования в инженерной практике знаний естественных наук и, во-вторых, появление первых технических наук. Этот процесс в новых областях практики и науки происходит, конечно, и сегодня, однако, первые образцы такого способа формирования научно-технических знаний относятся именно к данному периоду. Третий период - классический (до середины XIX века) характеризуется построением ряда фундаментальных технических теорий. Наконец, для четвертого этапа (настоящее время) характерно осуществление комплексных исследований, интеграция технических наук не только с естественными, но и с общественными науками, и вместе с тем происходит процесс дальнейшей дифференциации и "отпочкования" технических наук от естественных и общественных. Как показал Э. Лейтон, становление технических наук связано с широким движением в XIX веке - приданием инженерному знанию формы, аналогичной науке. Среди результатов этой тенденции было формирование профессиональных обществ, подобных тем, которые существовали в науке, появление исследовательских журналов, создание исследовательских лабораторий и приспособление математической теории и экспериментальных методов науки к нуждам инженерии. Таким образом, старая точка зрения, что фундаментальная наука генерирует все знания, которые техник затем применяет, просто не помогает в понимании особенностей современной техники. Технические науки к началу ХХ столетия составили сложную иерархическую систему знаний - от весьма систематических наук до собрания правил в инженерных руководствах. Некоторые из них строились непосредственно на естествознании (например, сопротивление материалов и гидравлика) и часто рассматривались в качестве особой отрасли физики, другие (как кинематика механизмов) развивались из непосредственной инженерной практики. И в одном, и в другом случае инженеры заимствовали как теоретические и экспериментальные методы науки, так и многие ценности и институты, связанными с их использованием. К началу ХХ столетия технические науки, выросшие из практики, приняли качество подлинной науки, признаками которой являются систематическая организация знаний, опора на эксперимент и построение математизированных теорий. В технических науках появились также особые фундаментальные исследования. Кроме того, некоторые части технических наук могут иметь характер фундаментального, а другие - прикладного исследования. Впрочем, то же справедливо и для естественных наук. Творческие и нетворческие элементы имеют место равно как в естественных, так и в технических науках. Нельзя забывать, что сам процесс практического приложения не является однонаправленным

Для современного этапа развития науки и техники характерно использование методов фундаментальных исследований для решения прикладных проблем. Тот факт, что исследование является фундаментальным, еще не означает, что его результаты неутилитарны. Работа же, направленная на прикладные цели, может быть весьма фундаментальной. Г. Беме отмечал, что "техническая теория составляется так, чтобы достичь определенной оптимизации". Для современной науки характерно ее "ответвление в специальные технические теории".

1.12 Научные достижения XIX с., их мировоззренческое значение. Формирование диалектической методологии научного познания.

Научной революции XIX в. предшествовали выдающиеся открытия в науке XVII—XVIII вв. и становление ее как социального института. Благодаря трудам Н. Коперника, Г. Галилея, Ф. Бэкона, Р.Декарта, И. Ньютона, И. Кеплера сформировалась новая картина мира. Появление экспериментального знания и рационалистического типа мышления способствовало последующему ее упорядочиванию в XIX в. Она становится научной системой, изучающей процессы происхождения и развития предметов явлений, организмов и их связей. Принципиально новым являлось утверждение идеи развития и принципа взаимосвязи в природе, т. е. к появлению принципов диалектики в научном исследовании. Научный эксперимент в механике привел к установлению связи науки и производства. На базе механики, физики и математики разрабатывалась техника и технология. Наука XIX в. ознаменована революцией в химии. Открытия в этой области привели к появлению химической статистики Дж. Далтона, который показал, что каждый элемент природы составляет совокупность атомов, строго одинаковых между собой и обладающих единым атомным весом. Благодаря этой теории в химию проникли идеи системного развития процессов. И. Берцелиус открывает закон кратных отношений и распространение его на органические вещества, что помогло установить наличие связи между предметами органического и неорганического мира. В 1828 г. Ф. Веллер разработал процесс получения органики из неорганических веществ. Важным открытием XIX в. является закон о клетке и клеткообразовании Т. Швенна и М. Шлейдена, создавших клеточную теорию и указавших на единство клеточной структуры растений и животных в 1838—1839 гг. Идеи М. Ломоносова о сохранении и превращении энергии были закреплены открытиями Р. Мейера, Дж. Ленца, У. Грова. Закон был открыт в разных сферах природы. В основе открытия этого закона лежало признание единства количественных и качественных сторон движения материи. Его по праву можно считать вторым великим открытием XIX в. Третье великое открытие XIX в. связано с именем Ч. Дарвина, издавшего в 1854 г. книгу «Происхождение видов», где была обоснована эволюционная теория. Теория естественного отбора, в ходе которого выживают наиболее приспособленные организмы, постоянно враждующие между собой и передающие затем свои особенности по наследству, привела в дальнейшем к появлению направления генетических исследований. В природе происходит сложный процесс, представляющий взаимодействие трех моментов: борьбы за существование, изменчивости, наследственности. Теория Дарвина доказывает, что все виды животных и растений связаны между собой генетически по своему происхождению, находятся в состоянии постоянного изменения и развития. Научные открытия XIX в. составили огромный по своим масштабам комплекс знаний, имеющих чрезвычайную глубину и пространство для дальнейших исследований. Это способствовало изменению мировоззрения и изменило многие взгляды на природу и ее связь с человеком. Главенствуют идеи движения, взаимосвязи всех явлений бытия.

Диалектика - [от греч. dialektike (techne) - искусство вести беседу, спор], философское учение о становлении и развитии бытия и познания и основанный на этом учении метод мышления. В истории философии выдвигались различные толкования диалектики: как учения о вечном становлении и изменчивости бытия (Гераклит); искусства диалога, достижения истины путем противоборства мнений (Сократ); метода расчленения и связывания понятий с целью постижения сверхчувственной (идеальной) сущности вещей (Платон); учения о совпадении (единстве) противоположностей (Николай Кузанский, Дж. Бруно); способа разрушения иллюзий человеческого разума, который, стремясь к цельному и абсолютному знанию, неминуемо запутывается в противоречиях (И. Кант). Диалектика (в современном, то есть главным образом гегелевском, смысле термина) - это теория, согласно которой нечто - в частности, человеческое мышление,- в своем развитии проходит так называемую диалектическую триаду: тезис, антитезис и синтез. Сначала - некая идея, теория или движение,- "тезис". Тезис, скорее всего, вызовет противоположение, оппозицию, поскольку, как и большинство вещей в этом мире, он, вероятно, будет небесспорен, то есть не лишен слабых мест. Противоположная ему идея (или движение) называется "антитезисом", так как она направлена против первого - тезиса. Борьба между тезисом и антитезисом продолжается до тех пор, пока не находится такое решение, которое в каких-то отношениях выходит за рамки и тезиса, и антитезиса, признавая, однако, их относительную ценность и пытаясь сохранить их достоинства и избежать недостатков. Это решение, которое является третьим диалектическим шагом, называется синтезом. Однажды достигнутый, синтез, в свою очередь, может стать первой ступенью новой диалектической триады и действительно становится ею, если оказывается односторонним или неудовлетворительным по какой-то другой причине. Ведь в последнем случае снова возникнет оппозиция, а значит, синтез можно будет рассматривать как новый тезис, который породил новый антитезис. Таким образом, диалектическая триада возобновится на более высоком уровне; она может подняться и на третий уровень, когда достигнут второй синтез.

Наиболее полно в историческом срезе диалектика была разработана Г.Гегелем, который развил учение о законах и категориях диалектики, в систематизированном виде развил принципы диалектической логики, установил понятия процесса, развития и истории.

Диалектический материализм - философское учение марксизма. Основные принципы диалектического материализма сформулированы в 40-х гг. XIX в. К. Марксом и Ф. Энгельсом, а в XX в. разрабатывались В.И. Лениным. Материя, согласно диалектическому материализму - единственная основа мира, сознание - свойство материи, движение и развитие мира - результат его внутренних противоречий. Основные законы диалектического материализма: единство и борьба противоположностей, переход количественных изменений в качественные, закон отрицания.

1.13 Научно-технические достижения XIX ст., их общественно-экономическое значение. Технологические применения науки.

С конца XIX до середины XX веков в науке происходят радикальные изменения, связанные со становлением нового неклассического естествознания. Внимание философов и методологов науки обращается на поиск нового обоснования и на переосмысление статуса научного знания и познания. Утверждение в физике новой картины исследуемой реальности (конец XIX-начало XX века) сопровождалось дискуссиями философско-методологического характера. В ходе их осмысливались и обосновывались новые представления о пространстве и времени, новые методы формирования теории. В процессе этого анализа уточнялись и развивались философские предпосылки, которые обеспечивали перестройку классических идеалов и норм исследования существующей тогда электродинамической картины мира. В ходе этого они (философские предпосылки) превращались в философские основания релятивистской физики и во многом способствовали её интеграции в ткань современной культуры.

Через все классическое естествознание начиная с XVII века проходит идея, согласно которой объективность и предметность научного знания достигается только тогда, когда из описания и объяснения исключается всё, что относится к субъекту и процедурам его познавательной деятельности. Эти процедуры принимались как раз навсегда данные и неизменные. Идеалом было построение абсолютно истинной картины природы. Главное внимание уделялось поиску очевидных, наглядных, “вытекающих из опыта” онтологических принципов, на базе которых можно строить теории, объясняющие и предсказывающие опытные факты. В XVII-XVIII столетиях эти идеалы и нормативы исследования сочетались с установками механического понимания природы. Объяснение истолковывалось как поиск механических причин и субстанций — носителей сил, которые детерминируют наблюдаемые явления. В понимание обоснования включалась идея редукции знания о природе к фундаментальным принципам и представлениям механики.

Ускорившееся развитие науки после первой промышленной революции заставило по-новому оценить идеалы и нормы классического естествознания. Четко обозначилась роль гипотезы в теоретическом исследовании, все чаще возникали ситуации, когда различные теоретические объяснения соотносились с одной и той же областью опытных фактов, выявилась недостаточность критериев опытной подтверждаемости и самоочевидности для обоснования постулатов создаваемых теорий.

Радикальные перемены в этой целостной и относительно устойчивой системе оснований естествознания произошли в начале XIX века. Их можно расценить как вторую глобальную научную революцию, определившую переход к новому состоянию естествознания — дисциплинарно организованной науке. В это время механическая картина мира утрачивает статус общенаучной. В биологии, химии и других областях знания формируются специфические картины реальности, нередуцируемые к механической. Одновременно происходит дифференциация дисциплинарных идеалов и норм исследования. Например, в биологии и геологии возникают идеалы эволюционного объяснения, в то время как физика продолжает строить свои знания, абстрагируясь от идеи развития. Но и в ней, с разработкой теории поля, начинают постепенно размываться ранее доминировавшие нормы механического объяснения. Все эти изменения затрагивали главным образом слой организации идеалов и норм исследования, выражающий специфику изучаемых объектов. Что же касается общих познавательных установок классической науки, то они еще сохраняются в данный исторический период».

Третья глобальная научная революция была связана с преобразованием этого стиля и становлением нового, неклассического естествознания. Она охватывает период с конца XIX до середины XX столетия. В эту эпоху происходят революционные перемены в различных областях знания: в физике (открытие делимости атома, становление релятивистской и квантовой теории), в космологии (концепция нестационарной Вселенной), в химии (квантовая химия), в биологии (становление генетики). Возникают кибернетика и теория систем, сыгравшие важнейшую роль в развитии современной научной картины мира.

В процессе всех этих революционных преобразований формировались идеалы и нормы новой, неклассической науки. «Они характеризовались отказом от прямолинейного онтологизма и пониманием относительной истинности теорий и картины природы, выработанной на том или ином этапе развития естествознания. В противовес идеалу единственно истинной теории, “фотографирующей” исследуемые объекты, допускается истинность нескольких отличающихся друг от друга конкретных теоретических описаний одной и той же реальности, поскольку в каждом из них может содержаться момент объективно-истинного знания. Осмысливаются корреляции между онтологическими постулатами науки и характеристиками метода, посредством которого осваивается объект. В связи с этим принимаются такие типы объяснения и описания, которые в явном виде содержат ссылки на средства и операции познавательной деятельности».

И.М.Сеченов(1829-1905) физиолог,”Рефлексы головного мозга”1861г. Все акты в жизни людей и животных по способу происхождения суть рефлексы. В основе актов мышления, содержанием которых является сравнение, наблюдение не открывает ничего, кроме частного возбуждения чувствующих снарядов и связанных с ним репродукции предшествовавших сходных впечатлений с их двигательными последствиями. Личность - только грамматическая форма.

Д.И.Менделеев (1834-1907) - отвергал унитарный подход, Материалист и стихийный диалектик. Противспиритизма и энергетизма.Фактически применил к химической атомистике основные законы диалектики (гегелевский закон о переходе количества в качество). В современной формулировке закон Менделеева гласит: свойства элементов находятся в периодической зависимости от порядкового номера, или заряда ядра атома.

Позитивизм в философии 19 века. Характеристика: утверждение примата науки, естественнонаучного метода как единственного метода познания; социология как наука о естественных фактах человеческих отношений; наука - единственное средство решения всех проблем.

Франция: Огюст Конт (1798-1857) - на почве рационализма картезианского и просветительского толка.

Англия: Джон Стюарт Милль (1806-1873), Гербер Спенсер (1820-1903) - на почве эмпиризма и утилитаризма.

Германия: Эрнст Геккель (1834-1919) - форма сухого сциентизма и материалистического монизма.

Гегель представил мир как процесс всеобщего поступательного движения, развития от низших ступеней к высшим, движущей силой и источником которого являются противоречия, присущие всем явлениям и составляющие жизненную силу всего существующего. Он сформулировал основные законы этого развития, создал систему категорий диалектики, оказавшую существенное влияние на последующую философскую мысль.

Категории диалектики (качество и количество, причина и следствие, возможность и действительность, свобода и необходимость и др.) неразрывно связаны с законами. Сущность диалектического понимания движения, развития явлений, его отличие от метафизики выражают законы диалектики. Основные законы дополняются и конкретизируются закономерностями, выраженными в категориях диалектики и раскрывающими связь сущности и явления, необходимости и случайности, возможности и действительности, причины и следствия и т.д.

Критерий прогресса - общественно историческая практика, в которой выделяются два ее основных вида: производственная и социально-преобразующая. Ядром этой практики выступает развитие производственных сил как высшего критерия общественного прогресса. Главное в производственных силах - это человек. Этим объясняется то, что в данном критерии воплощаются и достижения науки, принципы управления, и социально-политическое состояние общества, и уровень образования, и образ жизни вплоть до мировоззрения, которое опосредовано влияют на эффективность производства. Вот почему “развитие производственных сил человечества означает, прежде всего, развитие богатства человеческой природы как самоцель”. Действительным ядром общественного прогресса выступают способы производства.

Несомненно, что весьма велика роль научно-технических достижений и научных открытий. Изобретение и широкое применение паровой машины и другие технические нововведения предопределили промышленную революцию XVIII—XIX вв., а затем вызвали новый тип индустриального общества с развитой промышленностью, буржуазией и пролетариатом. Развитие орудий труда, прогресс техники, внедрение в промышленное производства средств автоматизации и технологий, как убедительно показывает исторический опыт XIX века, изменяет все области общественной жизни, структуру различных общностей людей — их культуру и способ удовлетворения потребностей.

XIX в. был веком формирования индустриальной цивилизации. Конец XIX - начало XX вв. ознаменовался второй научно-технической революцией (НТР), давшей миру телефон, телеграф, радио, электричество, самолет, автомобиль, конвейерную систему производства и другие достижения науки в техники. Безусловно, все эти и другие технические новшества оказали влияние на социально-экономическое развитие человеческого общества и его культуру.

1.14 Научно-техническая революция XX ст., её социальные последствия и значение для современной цивилизации. Формирование синергетики как методологии научного познания.

Принято считать, что развитие науки и техники в 20в. явило невиданную революцию, в результате которой наука стала решающей частью технологии, как промышленной, так и всякой иной. В 20 веке нашел свою полную реализацию процесс превращения науки из формы познания законов мироздания в главное средство преобразования мира как основе его познания. В этот период был сделан ряд выдающихся открытий, радикально изменивших представления о законах природы и облик самой науки. Научная революция породила неклассическую (постклассическую) науку. Во второй половине 20 в. Наука начинает определять во все большей степени пути дальнейшего развития техники. Кардинальное изменение взаимосвязи техники и науки вызвано след. причинами: 1)повысилась степень сложности технических средств; 2) происходит все большее внедрение технических средств в жизнь человека; 3) кроме традиционных физико-механических закономерностей все больше используются нефизические (биологические) закономерности для создания современной техники. Наука достигла нового уровня понимания природы и усовершенствовала техническую и методологическую стороны познания, приняла ясно выраженную социальную ориентацию и осуществляет свою функцию производительной силы. На первом этапе развития НТР важнейшей чертой стала автоматизация производственных процессов. Также происходит переход к разработке и применению различных видов немеханических технологий; возникновение биотехнологий и генной инженерии; широкое использование атомной энергетики; получение новых материалов с заранее заданными свойствами; возникновение космонавтики; кибернетизация различных сфер деятельности человека, появление ЭВМ;

Сциентизм —концепция, заключающаяся в абсолютизации роли науки в системе культуры, в идейной жизни общества. Он начал складываться в философии конца XIX— начала XX вв., когда в связи с развитием науки был поставлен вопрос о ее роли и месте в системе культуры. В этих условиях возник сциентизм и антисциентиэм. Особая острота возникла в споре во время НТР, в связи с вопросом о достижениях и последствиях науки. Отрицательные черты сциентизма — не учитывает сложную системную организацию общественной жизни, в которой наука занимает важное, но не доминирующее место. В качестве образца науки сциентизм обычно рассматривает естественные и так называемые точные науки. Будучи не строго оформленной системой взглядов, а скорее идейной ориентацией, сциентизм проявляется по-разному, с разной степенью и силой — от внешнего подражания точным наукам, выражающегося в искусственном применении математической символики или нарочитом придании анализу философско-воззренческих или социально-гуманитарных проблем формы, характерной для точных наук (аксиоматическое построение, система дефиниций, логическая формализация), до абсолютизации естественных наук как единственного знания и отрицание философско-мировоззренческой проблематики как лишенной познавательного смысла и значения (неопозитивизм). Сциентизм в философии находит выражение в недооценке ее своеобразия по сравнению с другими науками, отрицание философии как особой формы общественного сознания, имеющим свою специфику по сравнению с другими научными знаниями. Сциентизм в социологии связан с отрицанием особенностей объекта социального анализа по сравнению с объектами, исследуемыми в естественных науках, с игнорированием необходимости учета ценностных моментов, с эмпиризмом и описательностью, враждебным отношением ко всяким построениям, имеющим выход в социально-философскую проблематику, с абсолютизацией значения количественных методов в социальных исследованиях.

Противостоит ему антисциентизм. Настаивает на ограниченности возможностей науки в решении коренных проблем человеческого существования, в крайних проявлениях оценивая науку как враждебную человеческому существованию. Философия рассматривается как нечто принципиально отличное от науки, носящее чисто утилитарный характер и неспособной подняться до понимания подлинных проблем мира и человека. Антсциентизм трактует социально-гуманитарное знание исключительно как форму сознания, к которой неприменим принцип объективности научного исследования. Крайние формы: Ницше, Хайдеггер, Бердяев—стремление рассматривать действительность с позиции человека, трагически борющегося с остальным миром, куда входит и наука. Отстаивая принципы научного подхода к всякой мировоззренческой, философской и социально-гуманитарной проблематике, марксизм тяготел к сциентизму, но в то же время отрицал плоский сциентизм с его игнорированием сложных вопросов о месте и функции науки в системе культуры, об отношении разных форм общественного сознания.

Реакцией на сциентистские утопии является усиление антитехницистской волны. Развенчивание иллюзий сциентистского оптимизма вызывает к жизни «антиутопии».

В XX веке создано множество антиутопий. В этом жанре работали писатели: Г. Уэллс, А. Франк, Дж. Лондон, Р. Бред-бери, братья Стругацкие, М. Замятин, О. Хаксли и др.

В их произведениях отображены резко критические образы техно-будущего, где наука и техника совершенны и подавлены свобода и индивидуальность.

Создатели антиутопий вместе со сциентистами исходят из идей всевластия науки и техники. При этом нельзя игнорировать роль антиутопий как специфического предостережения человечества: смотрите, что может произойти, если не контролировать развитие науки и техники, если не учитывать потребности человека, его духовно-нравственные цели и ценности.

ФОРМИРОВАНИЕ СИНЕРГЕТИКИ КАК МЕТОДОЛОГИИ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ.

В конце ХХ столетия быстрыми темпами шло развитие новой междисциплинарной науки – СИНЕРГЕТИКИ. Ее методологическое значение для теории и практики различных областей человеческой деятельности вытекает из того, что она представляет собою новое мировидение, т.е. синергетика дает принципиально новое видение мира и новое понимание процессов развития природы и общества.

В основе синергетики лежат идеи системности, или целостности мира и отражающего его научного знания, общности закономерностей развития всех уровней материальной и духовной организации, нелинейности, либо многовариантности и необратимости, глубинной взаимосвязи хаоса и порядка, кооперативного взаимодействия отдельных частей какой-либо неупорядоченной системы (принцип синергизма). Сама синергетика как наука была создана зарубежным ученым Г. Хакеном, однако она в связи с интенсивным развитием достаточно быстро превратилась в мировидение и вызвала глубокую и масштабную научную революцию. Синергетика как мировидение обладает значительным гуманистическим и эвристическим потенциалом, так как ее идеи позволяют выделить нечто общее, взаимоподобное в процессах развития сложных физических, химических, биологических, политических, экономических и прочих социальных систем. На основе этого выделения появляется возможность просчитывать оптимальные для человека пути развертывания событий и тем самым получить рычаги управления процессами развития. Осознание такого рода возможности способствует выживанию человека в непростой ситуации нашего времени с ее множеством грозящих катастроф. Именно синергетика дает надежду на решение возникших в связи с этими угрозами задач выживания мировой цивилизации. Эффективность синергетики заключается в том, что она в различных по своей природе процессах (физических, химических, биологических, социальных и т.д.) вычленяет общие механизмы самоорганизации. Именно эти механизмы самоорганизации позволяют управлять процессами, где уже не действует в качестве методологической основы классический, лапласовский детерминизм. Такого рода программное управление выглядит с современной точки зрения, по остроумному замечанию И. Пригожина, почти как «карикатура на эволюцию». В данном случае адекватным является управление, ориентирующееся на представление о сложном характере природной, технической и общественной системы, чья целостность обусловлена когерентным взаимодействием частей системы между собой. Эти сложные системы отличаются от традиционных кибернетических систем малодейственной причинно-следственной связью в виде однозначного реагирования на стимулы внешней среды. Иными словами, проведение системы любой природы не может быть запрограммировано единственным, однозначным способом, оно является по своей сути поливариантым и зависит от собственной внутренней связности, когерентности элементов.

Синергетика-методология . В течение 30 лет своего формирования и развития синергетика осуществляет методологическую экспансию в науке. Это не завоевание старых и уже развитых методологий, не их кумулятивное объединение, а разработка качественно новой методологии. Она проявляется: 1) в синтезировании противоположных эвристических доминант и всего процесса познания; 2) в развитии своеобразного стиля научного мышления, в котором в сложнейшем сплаве, монолитности отражаются дивергентные и когерентные, многовариантные и альтернативные, разрушительные и конструктивные, доминирующие и флуктуационные, формализуемые и качественные, обычные и девиантные особенности движений реальных объектов и явлений; 3) в интегрировании исследовательских подходов различных наук в общую синергетическую методологию; 4) в качественно новом понимании хаоса и порядка и проблем выявления механизма их переходов друг в друга; 5) в направленности на универсалистскую исследовательскую позицию и ориентацию преодоления современных форм традиционных разрывов между реализмом и номинализмом; 6) в преодолении раздробленности современного научного знания и попытке воссоздания целостного видения мира; 7) в переориентации познания с "мира ставшего" на становящееся инобытие; 8) в оплодотворении традиционной науки новым понятийно-концептуальным аппаратом; 9) в расширении исследовательского поля современной науки; 10) в интегрировании научных и нетрадиционных средств познания, в поиске общих моментов познания. Существуют и другие черты синергетики, характеризующие ее как методологию современных научных исследований.

Синергетика - наука . Синергетика - наука новая и главное в ней - познание механизма переходов "-хаос-порядок-хаос-порядок-". Однако понятия "хаос" и "порядок" пока не приобрели научного категориального статуса. Содержание, объем, границы этих понятий (особенно в форме дефиниций) определены не строго, размыты, открыты, не завершены, не четки. Хотя сегодня в синергетике и естественных науках рассматриваются десятки разновидностей хаоса и большое разнообразие форм порядка, но все же это рассмотрение беднее палитры древних и современных мифологических представлений о хаосе и порядке.

Любая наука в своем развитии рано или поздно приходит к исследованию парадоксальных феноменов. Парадоксы в конкретной науке приводят к ее кризису, а кризисы ведут к мощному дальнейшему развитию науки. Так, например, трижды было в математике: появление иррациональности, исчисление бесконечномалых, рассмотрение множества всех множеств. В самой сути синергетики тоже заложен парадокс. Если синергетика наука, то она представляет собой определенную систему знаний. Поскольку это - СИСТЕМА знаний, постольку она всегда так или иначе структурирована. Но синергетика как наука, как структурированная система знаний есть отражение реальных объектов, с которых, как говорил Г.В. Гегель, снимается, "переносится" в научное сознание бытийная структурированная система самого изучаемого объекта. Следовательно, все объекты научного исследования должны быть структурированы. Однако хаос, который мыслители рассматривают с глубокой древности по сегодняшний день, это - беспорядок, в котором не может быть и речи о какой-либо системе или структуре, ибо если в хаосе есть система, структура, то он уже не есть хаос. Такой парадокс представляет собой движение противоречия, как переход хаоса в свое инобытие или становление порядка. Поэтому синергетика - это наука не только и, быть может, не столько о бытии хаоса и порядка, сколько о становлении порядка, о становлении хаоса, об их последовательных переходах друг в друга.

В этой связи понятие системы в синергетике получает дальнейшее развитие. Обычное элементаристское определение системы как комплекса взаимосвязанных компонентов либо как совокупности взаимодействий, образующих целостность, уже не удовлетворяет ученых, ибо не только система определяется элементами, но и существование элементов и их взаимодействие определяются системой. Но и этого мало для понимания системы. Система определяется и организацией, функциональным ее предназначением. Кроме того, система и ее структура оказываются взаимоопределяемыми. Более того, они могут определяться средой как внешней, так и внутренней. И здесь возникает вопрос о самореферентной определяемости системы через ее среду. Система может определяться процессом (динамическая система) и покоем (стационарная система), как противоположность хаосу и как тождественность порядку, и т.д. Синергетика предназначена для понятийного воссоединения всего этого многообразия порой противоположных представлений и суждений о противоречивой реальности.

Особенности синергетики как науки состоят в познании реальных, действительных переходов от неструктурированности, от бессистемности, от неопределенности к структуре, к определенности. Важную составляющую синергетического познания образует и рассмотрение обратных переходов - от порядка к хаосу, что наглядно проявляется, например, в теории катастроф, конфликтологии и некоторых других специальных теориях.

Категориальный аппарат синергетики еще не достаточно разработан и представляет скорее тезаурус необходимых исходных данных и понятий. Однако даже на такой основе в синергетике делается небезуспешная попытка научно понять и объяснить сложность и парадоксальность объектов, процессов и явлений действительного мира, тенденций и закономерностей его движения и преобразования людьми.

1. 15. Нравственно-гуманистический фактор в научном познании XX в. и в техническом творчестве.

Едва ли можно отрицать, что на вершине иерархии в системе культуры XX в. достаточно прочно находится научно-техническая сфера. Это определяется решающей ролью науки в развитии техники и технологий - прежде всего мощного источника прибыли, одного из основных путей ее максимизации в системе рыночных отношений. Кроме того, научные достижения оказали существенное влияние на развитие культуры в 20 веке, изменив место и роль техники в повседневной жизни людей. Так, за первые два десятилетия XX в. в странах Запада нашли широкое применение электрическое освещение, электро- и автомобильный транспорт, бытовые электроприборы, средства связи, звукозапись, печать, фотография, кино и т.д.

Влияние техники на общество происходит в наше время не только через сферу материального производства. В значительной мере под непосредственным ее воздействием преобразуются система образования, искусство, культура, быт. Техника программированного обучения, например, обуславливает переворот в методах преподавания. Кино, радио, телевидение создали новые возможности для распространения культуры, вызвали к жизни новые виды и жанры искусства, оказали глубокое воздействие на всю духовную жизнь общества. Техника революционизирует и условия быта, влияет на мировоззрение человека, его психологию, мышление и т. д.

Техника развивается под воздействием общественных, в том числе и производственных потребностей, то есть переход от орудий ручного труда к машинной производственной технике диктовался всей совокупностью производственных социально-экономических, технологических, научных предпосылок и требований.

Таким образом, технический прогресс с точки зрения философов, оказывает губительное воздействие не только на окружающую среду, но и на то, как человек воспринимает этот мир. Техника, превращаясь в самостоятельную целостную среду обитания, преобразуя наше восприятие мира, вторгается даже в область искусства. Искусство здесь понимается как отражение технической реальности.

Затрагивал этот вопрос и видный немецкий философ Карл Ясперс. Как природа меняет свой облик под воздействием техники, какое обратное действие на человека оказывает его техническая деятельность, т. е. как характер его труда, организация его труда и его воздействие на среду меняют самого человека - вот центральная тема философских размышлений по поводу взаимодействия человека и техники К. Ясперса.

Техника радикально изменила повседневную жизнь человека в окружающей его среде, насильственно переместила трудовой процесс и общество в иную сферу, сферу массового производства, превратила все существование в действие некоего технического механизма, всю планету - в единую фабрику. Несомненно одно: техника направлена на то, чтобы в ходе преобразования всей трудовой деятельности человека, преобразовать и самого человека. Человек уже не может освободиться от воздействия созданной им техники. И совершенно очевидно, что в технике заключены не только безграничные возможности, но и безграничные опасности. И, наконец, само развитие техники испытывает мощное влияние экономических, политических и идейных институтов общества, которое может или стимулировать научно-технический прогресс, или тормозить его, модифицируя технические формы и задерживая их развитие в соответствии с экономическими или политическими целями того или иного класса.

Критерий, выраженный словом гуманизм, обозначает как специфику свойства человеческой природы так и оценку этих свойств как высшего начала общественной жизни. Прогрессивно то, что способствует возвышению гуманизма .

Определенная часть философов признает прогресс в экономической, научной, политической сферах жизни, то поступательное развитие в области нравственной, в сфере морали оспаривается многими и не только в связи с часто повторяющимися в социальной истории длительными периодами нравственной деградации, которые бывают особенно глубокими во времена мировых войн, революций и других социальных потрясений, но и из-за отсутствия четких критериев морального совершенствования. Тем не менее, независимо от признания направленности, закономерности или прогрессивности происходящих в обществе изменений, сам факт этих изменений, вызывающих постоянное преобразование общества и отношений между людьми, признается большинством философов, ибо трудно отрицать обогащение духовной жизни людей, развитие научных знаний, технический прогресс, расширение возможностей удовлетворения разнообразных человеческих потребностей. Важным является и вопрос об источниках, факторах или причинах происходящих в обществе изменений.

Развитие орудий труда, прогресс техники, внедрение в промышленное производства средств автоматизации и высоких технологий, как убедительно показывает исторический опыт XX века, изменяет все области общественной жизни, структуру различных общностей людей их культуру и способ удовлетворения потребностей.

Велика и роль культуры, ее распространения. Так, активный перенос в Японию в XIX—XX вв. достижений науки из Западной Европы и США содействовал тому, что в сравнительно короткий исторический срок, несмотря на поражение во Второй мировой войне, Япония в короткий срок превратилась в одну из самых высокоразвитых стран мира.

Фридрих Ницше, констатировав, что борьба двух начал - аполлонического (критического и рационального) и дионисийского (чувственного, иррационального) в искусстве привела в XIX в. к упадку духовной жизни, к нигилизму. Нигилизм же - прямой продукт критического, рационалистического мышления. Отсюда Ницше негативно относится к науке, считая ее источником заблуждений. Воля, как основа жизни, познается лишь с помощью искусства (т. е. чувственного, иррационального). Однако на пути воли (свободы личности) стоит мораль. По мнению философа, следует освободиться от морали и прежде всего от коллективистских ее элементов, порожденных рациональным началом. Освобожденный от общественного влияния и морали сверхчеловек - идеал Ницше. Таким образом, данная концепция не только затрагивает проблему двойственности научно-технического прогресса, но и отстаивает принципы индивидуализма, свободы личности, как основных ценностей цивилизованного общества.

Идеи Ницше получили дальнейшее развитие в работах экзистенциалистов, полагающих, что техногенное общество приводит к уничтожению внутренней свободы человека, присущей ему от рождения. Кризис гуманизма, принципа свободы личности, кризис буржуазной демократии ярко обнаружили себя в годы 1 мировой войны.

Некоторые взгляды Ницше получили развитие в концепции его соотечественника О.Шпенглера (1880-1936). Наиболее известный труд философа с весьма симптоматичным названием «Закат Европы (очерки морфологии мировой истории)» увидел свет в мае 1918г. В его работе обосновывается тезис об умирании западноевропейской цивилизации как результате победы техники над духовностью. При этом философ различает понятия культуры и цивилизации. По Шпенглеру, цивилизация - последняя фаза всякой культуры, фаза умирания (по аналогии с человеческим организмом). Вдобавок, Шпенглер одним из первым подвергает сомнению европоцентристскую концепцию как универсальную для мировой культуры. Ученый оценивает схему европоцентризма «Древний мир - Средние века - Новое время» как бессмысленную. В творчестве Шпенглера обозначилась одна из мегатенденций в культуре XX в., а именно: понимание исторической относительности культуры. Весьма прозорливым было отношение Шпенглера к феномену формировавшегося в то время массового духовного производства цивилизации (массовой культуры), враждебного, по его мнению, культуре.

П.А.Сорокин полагал, что культура не погибнет до тех пор, пока жив человек. Рождение новой формы культуры (идеальной культуры), по Сорокину, возможно на основе бескорыстной любви и социальной солидарности.

Влияние технического прогресса затронуло и сферу художественной культуры, что выразилось в возникновении новых и «модернизации» уже существовавших ее видов, революционном перевороте в области распространения художественных произведений. Решающую роль здесь сыграли изобретения радио, звука- и видеозаписи, фотографии, кинопроекции и др. Следует отметить и активное включение художественного творчества непосредственно в процесс создания предметов материальной культуры, ярким выражением чего является Дизайн. В целом можно говорить не только об увеличении разнообразия в сфере художественной культуры, но и о расширении границ искусства в рассматриваемый период. Однако, несколько упрощая образ, на наш взгляд, следует выделить два главных уровня в этой сфере культуры - высокое (элитарное) искусство и массовую культуру. Мощный рост пласта массовой культуры был вызван, прежде всего, техногенными процессами в обществе, унификацией, стандартизацией условий труда и быта, достаточно быстрым ростом народонаселения и некоторыми другими факторами.

Высокая способность массовой культуры к экспансии (ее доступность, демократичность, относительная дешевизна и в то же время высокая доходность для ее создателей и пр. факторы) обусловливает напряженное состояние в ее отношениях с высокой культурой. Уже в первой половине XX в. выявились тенденции массовизации высоких форм, впрочем, как и элитаризации массовых форм культуры. В то же время авангардистские направления, такие, как, например экспрессионизм, создали художественную литературу, не только в новых формах вскрывавшую современные явления жизни, но и обогащавшую приемами и техникой художественную культуру. Нельзя не обратить внимания на весьма опасное развитие на новом витке научно-технической революции тенденций дальнейшей технократизации культуры, ее массовизации и т.д. НТП есть способ общественного развития, постоянно изменяющий взаимоотношение фундаментальных и прикладных ценностей культуры, явной символически выраженной культуры и ее глубинных архетипических структур. Только в частном случае оно базируется на научном исследовании и знании как культурной ценности.

Сегодня, все более выдвигаются на передний план общепланетарные категории наряду с этическими, что является основой возникновения нового типа культуры.

1.16 Структура научного знания Ее эмпирические и теоретические уровни. Критерии их развития, характер взаимосвязи.

Научное знание — это сложная система с разветвленной иерархией структурных уровней.

Три уровня в структуре научного знания:

- локальное знание, которое в любой научной области соотносится с теорией;

- знания, составляющие целую научную область;

- знания, представляющие всю науку.

В локальной области знания можно выделить еще по крайней мере два уровня: уровень эмпирических знаний и уровень теоретических знаний.

На конкретном примере - механике - можно пояснить, что представляют собой уровни эмпирического и теоретического знания.

Эмпирия здесь связана с наблюдениями и экспериментами над механическими перемещёниями твердых тел или жидкостей. Совокупность эмпирических данных дают нам также астрономические наблюдения за перемещениями небесных тел — и это очень важные знания, на которые опирается механика. В свое время Пуанкаре говорил, что самое большое благо, которое принесла астрономия человечеству, заключается в том, что, глядя на небо, люди поняли, что все в мире подчиняется законам и что перемещение небесных тел — это самое очевидное проявление закономерности окружающей нас действительности .

Для знаний, полученных на эмпирическом уровне, характерно то, что они являются результатом непосредственного контакта с живой реальностью в наблюдении или эксперименте. На этом уровне мы получаем знания об определенных событиях, выявляем свойства интересующих нас объектов или процессов, фиксируем отношения и, наконец, устанавливаем эмпирические закономерности.

Над эмпирическим уровнем науки всегда надстраивается теоретический уровень. Теория, представляющая этот уровень, строится с явной направленностью на объяснение объективной реальности (главная задача теории заключается в том, чтобы описать, систематизировать и объяснить все множество данных эмпирического уровня).

Однако, теория строится таким образом, что она описывает непосредственно не окружающую действительность, а идеальные объекты.

Механика, например, описывает не реальные процессы, с которыми человек непосредственно имеет дело в действительности, а относящиеся к идеальным объектам, например материальным точкам.

Идеальные объекты в отличие от реальных характеризуются не бесконечным, а вполне определенным числом свойств. Материальные точки, с которыми имеет дело механика, обладают очень небольшим числом свойств, а именно массой и возможностью находиться в пространстве и времени.

Таким образом, идеальный объект строится так, что он полностью интеллектуально контролируется.

В теории задаются не только идеальные объекты, но и взаимоотношения между ними, которые описываются законами. Кроме того, из первичных идеальных объектов можно конструировать производные объекты.

В итоге теория, которая описывает свойства идеальных объектов, взаимоотношения между ними, а также свойства конструкций, образованных из первичных идеальных объектов, способна описать все то многообразие данных, с которыми ученый сталкивается на эмпирическом уровне.

Происходит это следующим образом: из исходных идеальных объектов строится некоторая теоретическая модель данного конкретного явления и предполагается, что эта модель в существенных своих сторонах, в определенных отношениях соответствует тому, что есть в действитель-ности.

Показательно то, что в науку теория может войти в таком виде, в каком она не представляет собой знания в полном смысле этого слова. Она уже функционирует как определенный организм, уже описывает эмпирическую действительность, но в знание в полном смысле она превращается лишь тогда, когда все ее понятия получают онтологическую и гносеологическую интерпретацию.

Эмпирический и теоретический уровни органически связаны между собой:

- Теоретический уровень существует не сам по себе, а опирается на данные эмпирического уровня, в этом смысле связь теории и эмпирии очевидна,

- но очевидно и то, что эмпирическое знание несвободно от теоретических представлений, оно обязательно погружено в определенный теоретический контекст.

Рассмотрим область микроявлений, где совокупность эмпирических данных дают различные приборы. Если мы не имеем определенных теоретических представлений, то, конечно, щелчки счетчика Гейгера или траектории в камерах Вильсона нам ничего не говорят о микромире.

На эмпирическом уровне необходима интерпретация работы приборов, осуществляемая в рамках механики, термодинамики, электродинамики и других теорий. Это значит, что эмпирический уровень научных знаний обязательно включает в себя то или иное теоретическое истолкование действительности.

Очень существенно, что эмпирический уровень знания погружается в такие теоретические представления, которые являются непроблематизируемыми. Например, когда мы пытаемся обосновать эмпирически квантовую механику, то экспериментальные данные, используемые при этом, оказываются нагруженными не квантово-механическими, а классическими представлениями, которые в данном случае мы не ставим под сомнение. Мы проверяем эмпирией более высокий уровень теоретических построений, чем тот, который содержится в ней самой. Отсюда и фундаментальное значение эксперимента как критерия истинности и теории.

Несмотря на теоретическую нагруженность, эмпирический уровень является более устойчивым, более прочным, чем теория, в силу того, что теории, с которыми связано истолкование эмпирических данных, — это теории другого уровня. Если бы было иначе, то мы имели бы логический круг, и тогда эмпирия ничего не проверяла бы в теории и не могла бы быть критерием ее истинности. Эти уточнения очень важны для понимания закономерностей развития науки.

1.17 Эмпирический уровень научного познания (наблюдения, измерения, эксперимент). Роль приборов в процессе познания. Формирование научного факта и проблемы.

В науке различают эмпирический и теоретический уровни познания. Эмпирическое исследование направлении непосредственно на изучаемый объект и реализуется посредством наблюдении и эксперимента. Эмпирические термины входят в высказывания, истинность которых может быть проверена в эксперименте. Эксперимент- апробирование, испытание изучаемых явлений в контролируемых и управляемых условиях. Экспериментатор стремится выделить изучаемое явление в чистом виде, с тем, чтобы было как можно меньше препятствий в получении искомой информации. Составляющими эксперимента являются: экспериментатор, изучаемое явление, приборы. В случае приборов речь идет не о технических устройствах типа компьютеров, а о приборах-детекторах, приборах-посредниках, фиксирующих данные эксперимента. Средства наблюдения участвуют в формировании экспериментальных данных. В физике этот феномен вплоть до экспериментов в области квантовой физике оставался неизвестным , и его обнаружение в 20-30 х годах было сенсацией. Длительное время разъяснение Н.Бора о том, что средства наблюдения влияют на результаты эксперимента, принималось в штыки. Оппоненты Бора считали, что эксперимент можно очистить от возмущающего влияния прибора, но это оказалось невозможным. Задача исследователя состоит не в том,, чтобы представить объект как таковой, а в том, чтобы объяснить его поведение во всевозможных ситуациях.

Среди методов эмпирического познания часто называют наблюдение как целостный способ изучения объектов. Различия между экспериментом и наблюдением сводятся к одному пункту: в эксперименте его условиями управляют, а в наблюдении процессы предоставлены естественному ходу событий. Как отмечал академик И.П. Павлов «наблюдение собирает то, что ему предлагает природа, опыт же берет у природы то, что хочет».

По способу проведения наблюдения, могут быть непос­редственными и опосредованными.

При непосредственных наблюдениях те или иные свойства, стороны объекта отражаются, воспринимаются органами чувств человека. Такого рода наблюдения дали немало полезного в истории науки. Известно, например, что наблюдения положения планет и звезд на небе, проводившиеся в течение более двадцати лет Тихо Браге с непревзойденной для невооруженного глаза точностью, явились эмпирической основой для открытия Кеплером его знаменитых законов.

Хотя непосредственное наблюдение продолжает играть немаловажную роль в современной науке, однако чаще всего научное наблюдение бывает опосредованным, т. е. проводится с использованием тех или иных технических средств. Появление и развитие таких средств во многом определило то громадное расширение возможностей мето­да наблюдений, которое произошло за последние четыре столетия. Любые научные наблюдения, хотя они опираются в первую очередь на работу органов чувств, требуют в то же время участия и теоретического мышления. Исследователь, опираясь на свои знания, опыт, должен осознать чувственные восприятия и выразить их (описать) либо в понятиях обычного языка, либо — более строго и сокращенно — в определенных научных терминах, в каких-то графиках, таблицах, рисунках и т. п.

Интересной возможностью развития метода экспериментирования является модельное экспериментироавание .

Измерение это процесс, заключающийся в определении количественных значений тех или иных свойств, сторон изучаемого объекта, явления с помощью специальных технических устройств.

Огромное значение измерений для науки отмечали многие видные ученые. Например, Д.И. Менделеев подчеркивал, что «наука начинается с тех пор, как начинают измерять». А известный английский физик В. Томсон (Кель­вин) указывал на то, что «каждая, вещь известна лишь в той степени, в какой ее можно измерить»3 .

Важной стороной процесса измерения является методика его проведения. Она представляет собой совокупность приемов, использующих определенные принципы и средства измерений. Под принципами измерений в данном случае имеются в виду какие-то явления, которые положены в основу измерений (например, измерение температуры с использованием термоэлектрического эффекта).

Результат измерения получается в виде некоторого числа единиц измерения. Единица измерения — это эталон, с которым сравнивается измеряемая сторона объекта или явления (эталону присваивается числовое значение «I») В настоящее время в естествознании действует преимущественно Международная система единиц (СИ), принятая в 1960 году XI Генеральной конференцией по мерам и весам. Международная система единиц построена на базе семи основных (метр, килограмм, секунда, ампер, кельвин, кандела, моль) и двух дополнительных (радиан, стерадиан) единиц. Международная система единиц физических величин является наиболее совершенной и универсальной из всех существовавших до настоящего времени. Она охватывает физические величины механики, термодинамики, электродинамики и оптики, которые связаны между собой физическими законами.

Важнейшим элементом эмпирического исследования является факт.

В научном познании факты играют двоякую роль: во-первых, совокупность фактов образует эмпирическую основу для выдвижения гипотез и построения теорий; во-вторых, факты имеют решающее значение в подтверждении теорий (если они соответствуют совокупности фактов) или их опровержении (если тут нет соответствия). Расхождение отдельных или нескольких фактов с теорией не означает, что последнюю надо сразу отвергнуть. Только в том случае, когда все попытки устранить противоречие между теорией и фактами оказываются безуспешными, приходят к выводу о ложности теории и отказываются от нее. В любой науке следует исходить из данных нам фактов, которые необходимо признавать, независимо от того, нравятся они нам или нет.

Говоря о важнейшей роли фактов в развитии науки, В. И. Вернадский писал: "Научные факты составляют главное содержание научного знания и научной работы. Они, если правильно установлены, бесспорны и общеобязательны. Наряду с ними могут быть выделены системы определенных научных фактов, основной формой которых являются эмпирические обобщения. Это тот основной фонд науки, научных фактов, их классификаций и эмпирических обобщений, который по своей достоверности не может вызвать сомнений и резко отличает науку от философии и религии. Ни философия, ни религия таких фактов и обобщений не создают" [1]. При этом недопустимо "выхватывать" отдельные факты, а необходимо стремиться охватить по возможности все факты (без единого исключения). Только в том случае, если они будут взяты в целостной системе, в их взаимосвязи, они и станут "упрямой вещью", "воздухом ученого", "хлебом науки".

Таким образом, мы "делаем" наш опыт. Именно теоретик указывает путь экспериментатору, причем теория господствует над экспериментальной работой от ее первоначального плана и до ее последних штрихов в лаборатории. Соответственно не может быть и "чистого языка наблюдений", так как все языки "пронизаны теориями", а голые факты, взятые вне и помимо "концептуальных очков", не являются основой теории.

Дополнение к 1.17 в.

Наблюдение есть чувственное (преимущественно - визуальное) отражение предметов и явлений внешнего мира. Это — исходный метод эмпирического познания, позволяющий получить некоторую первичную информацию об объектах окружающей действительности.

Научное наблюдение (в отличие от обыденных, повседневных наблюдений) характеризуется рядом особенностей:

— целенаправленностью (наблюдение должно вестись для решения поставленной задачи исследования, а внимание наблюдателя фиксироваться только на явлениях, связанных с этой задачей);

- планомерностью (наблюдение должно проводиться строго по плану, составленному исходя из задачи исследования);

— активностью (исследователь должен активно искать, выделять нужные ему моменты в наблюдаемом явлении, привлекая для этого свои знания и опыт, используя различные технические средства наблюдения). Научные наблюдения всегда сопровождаются описанием объекта познания. Последнее необходимо для фиксирования тех свойств, сторон изучаемого объекта, которые составляют предмет исследования. Описания результатов наблюдений образуют эмпирический базис науки, опираясь на который исследователи создают эмпирические обобщения, сравнивают изучаемые объекты по тем или иным параметрам, проводят классификацию их по каким-то свойствам, характеристикам, выясняют последовательность этапов их становления и развития.

Почти каждая наука проходит указанную первоначальную, «описательную» стадию развития. При этом основные требования, которые предъявляются к научному описанию, направлены на то, чтобы оно было возможно более полным, точным и объективным. Описание должно давать достоверную и адекватную картину самого объекта, точно отображать изучаемые явления. Важно, чтобы понятия, используемые для описания, всегда имели четкий и однозначный смысл. При развитии науки, изменении ее основ преобразуются средства описания, часто создается новая система понятий.

По способу проведения наблюдения, могут быть непосредственными и опосредованными.

При непосредственных наблюдениях те или иные свойства, стороны объекта отражаются, воспринимаются орга­нами чувств человека. Такого рода наблюдения дали немало полезного в истории науки. Известно, например, что наблюдения положения планет и звезд на небе, проводив­шиеся в течение более двадцати лет Тихо Браге с непрев­зойденной для невооруженного глаза точностью, явились эмпирической основой для открытия Кеплером его знаме­нитых законов.

В настоящее время непосредственное визуальное наблюдение широко используется в космических исследова­ниях как важный (а иногда и незаменимый) метод научного познания. Визуальные наблюдения с борта пилотируемой орбитальной станции — наиболее простой и весьма эффективный метод исследования из космоса параметров атмосферы, поверхности суши и океана.

Хотя непосредственное наблюдение продолжает играть немаловажную роль в современной науке, однако чаще всего научное наблюдение бывает опосредованным, т. е. проводится с использованием тех или иных технических средств. Появление и развитие таких средств во многом определило то громадное расширение возможностей метода наблюдений, которое произошло за последние четыре столетия.

Если, например, до начала XVII века астрономы наблюдали за небесными телами невооруженным глазом, то изобретение Галилеем в 1608 году оптического телескопа подняло астрономические наблюдения на новую, гораздо более высокую ступень. А создание в наши дни рентгеновских телескопов и вывод их в космическое пространство на борту орбитальной станции (рентгеновские телескопы могут работать только за пределами земной атмосферы) позволили проводить наблюдения за такими объектами Вселенной (пульсары, квазары), которые никаким другим путем изучать было бы невозможно.

Подобно развитию технических средств дальних наблю­дений, создание в XVII веке оптического микроскопа, а много позднее, уже в XX веке, и электронного микроскопа позволило исследователям наблюдать удивительный мир микрообъектов, микроявлений.

Развитие современного естествознания связано с повышением роли так называемых косвенных наблюдений. Так, объекты и явления, изучаемые ядерной физикой, не могут прямо наблюдаться ни с помощью органов чувств человека, ни с помощью самых совершенных приборов. То, что ученые наблюдают в процессе эмпирических исследований в атомной физике, — это не сами микрообъекты, а только результаты их воздействия на определенные технические средства исследования. Например, при изучении свойств заряженных частиц с помощью камеры Вильсона эти ча­стицы воспринимаются исследователем косвенно — по таким видимым их проявлениям, как образование треков, состоящих из множества капелек жидкости.

Любые научные наблюдения, хотя они опираются в пер­вую очередь на работу органов чувств, требуют в то же время участия и теоретического мышления. Исследователь, опираясь на свои знания, опыт, должен осознать чувственные восприятия и выразить их (описать) либо в понятиях обычного языка, либо — более строго и сокращенно — в определенных научных терминах, в каких-то графиках, таблицах, рисунках и т. п.

Наблюдения могут нередко играть важную эвристическую роль в научном познании. В процессе наблюдений могут быть открыты совершенно новые явления, позволяющие обосновать ту или иную научную гипотезу. Приве­дем лишь один пример из области истории космических исследований. Участники длительных экспедиций в космос на орбитальной станции «Салют-6» вели наблюдения Мирового океана, ибо над ним и даже в его глубинах формируется погода планеты. В результате этих наблюдений были обнаружены так называемые синоптические вихри. Эти наблюдения позволили подтвердить гипотезу академика Г.И. Марчука, согласно которой в Мировом океане есть энергоактивные зоны, являющиеся своеобразными «генераторами погоды». Именно над такими аномалиями и начинается формирование циклонов.

Из всего вышесказанного следует, что наблюдение является весьма важным методом эмпирического познания, обеспечивающим сбор обширной информации об окружающем мире. Как показывает история науки, при правиль­ном использовании этого метода он оказывается весьма плодотворным.

1.2. Эксперимент

Эксперимент — более сложный метод эмпирического познания по сравнению с наблюдением. Он предполагает активное, целенаправленное и строго контролируемое воздействие исследователя на изучаемый объект для выявления и изучения тех или иных его сторон, свойств, связей. При этом экспериментатор может преобразовывать исследуемый объект, создавать искусственные условия его изучения, вмешиваться в естественное течение процессов.

Эксперимент включает в себя другие методы эмпирического исследования (наблюдение, измерение). В то же вре­мя он обладает рядом важных, присущих только ему особенностей.

Во-первых, эксперимент позволяет изучать объект в «очищенном» виде, т. е. устранять всякого рода побочные факторы, наслоения, затрудняющие процесс исследования. Например, проведение некоторых экспериментов требует специально оборудованных помещений, защищенных (экранированных) от внешних электромагнитных воздействий на изучаемый объект.

Во-вторых, в ходе эксперимента объект может быть поставлен в некоторые искусственные, в частности, экстремальные условия, т. е. изучаться при сверхнизких температурах, при чрезвычайно высоких давлениях или, наоборот, в вакууме, при огромных напряженностях электромагнитного поля и т. п. В таких искусственно созданных условиях удается обнаружить удивительные, порой неожиданные свойства объектов и тем самым глубже постигать их сущность. Очень интересными и многообещающими являются в этом плане космические эксперименты, позволяющие изучать объекты, явления в таких особых, необычных условиях (невесомость, глубокий вакуум), которые недостижимы в земных лабораториях.

В-третьих, изучая какой-либо процесс, экспериментатор может вмешиваться в него, активно влиять на его протекание. Как отмечал академик И.П. Павлов «наблюдение собирает то, что ему предлагает природа, опыт же берет у природы то, что хочет».

В-четвертых, важным достоинством многих экспериментов является их воспроизводимость. Это означает, что условия эксперимента, а соответственно и проводимые при этом наблюдения, измерения могут быть повторены столько раз, сколько это необходимо для получения достоверных результатов.

В истории науки известен, например, такой случай. Американский физик Шэнкланд, изучавший соударения фотонов с электронами, пришел к выводу о невыполнении закона сохранения энергии в элементарном акте соударения. Эти эксперименты вызвали сенсацию. Но ряд крупных физиков отнеслись к ним скептически. Тогда Шэнкланд решил повторить свои эксперименты. Пытаясь воспроизвести свои прежние результаты, он нашел ошибку в методике экспериментирования. Выявилось, что при правильной постановке эксперимента закон сохранения энергии соблюдается и в указанном элементарном акте соударения. Так, благодаря воспроизводимости экспериментальных исследований вторая работа Шэнкланда опровергла первую.

Подготовка и проведение эксперимента требуют соблюдения ряда условий. Так, научный эксперимент:

- никогда не ставится «наобум», он предполагает наличие четко сформулированной цели исследования;

- не делается «вслепую», он всегда базируется на каких-то исходных теоретических положениях;

- не проводится беспланово, хаотически; предварительно исследователь намечает пути его проведения;

- требует определенного уровня развития технических средств познания, необходимого для его реализации;

- должен проводиться людьми, имеющими достаточно высокую квалификацию.

Только совокупность всех этих условий определяет успех в экспериментальных исследованиях.

В зависимости от характера проблем, решаемых в ходе экспериментов, последние обычно подразделяются на иссле­довательские и проверочные.

Исследовательские эксперименты дают возможность обнаружить у объекта новые, неизвестные свойства. Результатом такого эксперимента могут быть выводы, не вытекающие из имевшихся знаний об объекте исследования. Примером могут служить эксперименты, поставленные в лаборатории Э. Резерфорда, в ходе которых обнаружилось странное поведение альфа-частиц при бомбардировке ими золотой фольги. Так, исследовательский эксперимент, проведенный Резерфордом и его сотрудниками, привел к обнаружению ядра атома, а тем самым и к рождению ядерной физики.

Проверочные эксперименты служат для проверки, подтверждения тех или иных теоретических построений. Так, существование целого ряда элементарных частиц (позитрона, нейтрино и др.) было вначале предсказано теоретически, и лишь позднее они были обнаружены экспериментальным путем.

Исходя из методики проведения и получаемых результатов, эксперименты можно разделить на качественные и количественные. Качественные эксперименты носят поисковый характер и не приводят к получению каких-либо количественных соотношений. Они позволяют лишь выявить действие тех или иных факторов на изучаемое явление. Количественные эксперименты, направлены на установление точных количественных зависимостей в исследуемом явлении. В реальной практике экспериментального исследования оба указанных типа экспериментов реализуются, как правило, в виде последовательных этапов развития познания.

В зависимости от области научного знания, в которой используется экспериментальный метод исследования, различают естественнонаучный, прикладной (в технических науках, в сельскохозяйственной науке и т. д.) и социально- экономический эксперименты.

В конце XIX века, например, два видных ученых Г. Герц и А.С. Попов занимались экспериментальным изучением электромагнитных колебаний. Но Герц ставил перед собой лишь задачу экспериментальной проверки теоретических построений Максвелла. Практическое применение электромагнитных колебаний его не интересовало. Поэтому эксперименты Герца, в ходе которых были получены электромагнитные волны, предсказанные теорией Максвелла, следует рассматривать как естественнонаучные. Что же касается экспериментов А.С. Попова, то они имели четкую практическую направленность (как практически использовать «волны Герца»?) и были экспериментами в области зарождающейся прикладной науки — радиотехники. Более того, Герц вообще не верил в возможность практического применения электромагнитных волн, не видел никакой связи между своими экспериментами и нуждами практики узнав о попытках практического использования электромагнитных волн.

Завершая рассмотрение экспериментального метода исследования, следует упомянуть об очень важной проблеме планирования эксперимента. В начале 20-х годов XX столетия английский статистик Р. Фишер впервые разработал и доказал целесообразность метода одновременного варьирования всех факторов, влияющих на результаты экспериментальных исследований в области прикладных наук. Но лишь через три десятилетия эта работа Фишера нашла практическое применение. В 1951 году Бокс и Уилсон разработали метод, по которому исследователь должен ставить последовательные небольшие серии опытов, варьируя в каждой из этих серий по определенным правилам все факторы. Причем организуются указанные серии таким образом, чтобы после математической обработки предыдущей можно было бы выбрать (спланировать) условия проведения следующей серии, что в конечном итоге позволит выйти в область оптимума.

В итоге достигается оптимизация работы экспериментатора при одновременном обеспечении высокого качества экспериментальных исследований. А «высокое каче-. ство эксперимента, — как подчеркивал академик П.Л. Капица, — является необходимым условием здорового развития науки»2 .

Измерение это процесс, заключающийся в определении количественных значений тех или иных свойств, сторон изучаемого объекта, явления с помощью специальных технических устройств.

Огромное значение измерений для науки отмечали многие видные ученые. Например, Д.И. Менделеев подчеркивал, что «наука начинается с тех пор, как начинают измерять». А известный английский физик В. Томсон (Кельвин) указывал на то, что «каждая, вещь известна лишь в той степени, в какой ее можно измерить»3 .

Важной стороной процесса измерения является методика его проведения. Она представляет собой совокупность приемов, использующих определенные принципы и средства измерений. Под принципами измерений в данном случае имеются в виду какие-то явления, которые положены в основу измерений (например, измерение температуры с использованием термоэлектрического эффекта).

Результат измерения получается в виде некоторого числа единиц измерения. Единица измерения — это эталон, с которым сравнивается измеряемая сторона объекта или явления (эталону присваивается числовое значение «I»).] Существует множество единиц измерения, соответствующее? множеству объектов, явлений, их свойств, сторон, связей, которые приходится измерять в процессе научного познания. При этом единицы измерения подразделяются на основные, выбираемые в качестве базисных при построении системы единиц, и производные, выводимые из других единиц с помощью каких-то математических соотношений.

Методика построения системы единиц как совокупности основных и производных была впервые предложена 1832 году К. Гауссом. Он построил систему единиц, в кс торой за основу были приняты три произвольные, независимые друг от друга основные единицы — длины, массы (миллиграмм) и времени (секунда). Все остальные (производные) единицы можно было определить с пошью этих трех. В дальнейшем с развитием науки и техники появились и другие системы единиц физических величин, построенных по принципу, предложенному Гауссом.

В настоящее время в естествознании действует преимущественно Международная система единиц (СИ), принятая в 1960 году XI Генеральной конференцией по мерам и весам. Международная система единиц построена на базе семи основных (метр, килограмм, секунда, ампер, кельвин, кандела, моль) и двух дополнительных (радиан, стерадиан) единиц. Международная система единиц физических величин является наиболее совершенной и универсальной из всех существовавших до настоящего времени. Она охватывает физические величины механики, термодинамики, электродинамики и оптики, которые связаны между собой физическими законами.

Потребность в единой международной системе единиц измерения в условиях современной научно-технической революции очень велика. Поэтому такие международные организации, как ЮНЕСКО и Международная организация законодательной метрологии, призвали государства, являющиеся членами этих организаций, принять вышеупомянутую Международную систему единиц и градуировать в этих единицах все измерительные приборы.

Существует несколько видов измерений. Исходя из характера зависимости измеряемой величины от времени, измерения разделяют на статические и динамические. При статических измерениях величина, которую мы измеряем, остается постоянной во времени (измерение размеров тел постоянного давления и т. п.). К динамическим относятся такие измерения, в процессе которых измеряемая величина меняется во времени (измерение вибраций, пульсирующих давлений и т. п.).

По способу получения результатов различают измерения прямые и косвенные. В прямых измерениях искомое значение измеряемой величины получается путем непосредственного сравнения ее с эталоном или выдается измерительным прибором. При косвенном измерении искомую величину определяют на основании известной математической зависимости между этой величиной и другими величинами, получаемыми путем прямых измерений (например, нахождение удельного электрического сопротивления проводника по его сопротивлению, длине и площади поперечного сечения). Косвенные измерения широко используются в тех случаях, когда искомую величину невозможно или слишком сложно измерить непосредственно или когда прямое измерение дает менее точный результат.

1.18 Теоретический уровень научного познания (роль конструктивных методов в формировании научной теории и характер развертывания её содержания).

При анализе структуры теоретического знания основным материалом являются исторически сложившиеся научных теорий. В этом анализе ориентируются на высоко развитые в теоретическом отношении дисциплины, т.к. в них легче проследить особенности строения теории, чем в тех науках, где только началась теоретическая обработка фактов. Чаще всего эталоном служит математика (но не всегда, т.к. трудно обнаружить ярко выраженный слой эмпирического знания) и физика (знания этой науки позволяют выявить характерные особенности строения и функционирования теорий). Методологические схемы развитые в одной области, могут выражать некоторые общие черты строения и динамики познания в другой области, и тогда методология вполне может развивать свои концепции так, как это делается в любой другой сфере научного познания, в том числе и социально-гуманитарных науках. Она может переносить модели, разработанные в одной сфере познания, на другую и затем корректировать их. адаптируя к специфике нового предмета. Учитывают два обстоятельства:

1. философско-методологический анализ науки независимо от того, ориентирован ли он на естествознание или на социогуманитарные науки, сам принадлежит к сфере исторического социального познания.

2. жесткая демаркация между науками о природе и науками о духе имела свои основания для науки в 19 веке, но она во многом утрачивает силу применительно к науке последней трети 20 века, т.к. в естествознании сегодня все большую роль начинают играть исследования сложных развивающихся систем, которые обладают синергетическими характеристиками и включают в качестве своего компонента человека и его деятельность.

Один и тот же материал может быть рассмотрен с различных точек зрения, в результате чего могут быть обнаружены различные аспекты структуры теории. Следовательно необходимо: а) определить исходную позицию анализа научных текстов; б) установить какие стороны языка науки будут учитываться в ходе анализа. Различают 3 аспекта языка: 1)синтаксический – предполагает рассмотрение языка только некоторой совокупности знаков, которые преобразуются по определенным правилам и образуют в своих связях ту или иную знаковую систему. Этот аспект выступает на первый план при формальных операциях со знаками (пример, при оперировании с физическими величинами. В процессе таких операций исследователь отвлекается от смысла терминов языка и рассматривает их только как знаки, образующие в своих связях формулы, из которых выводятся другие формулы по правилам данной языковой системы). 2)семантический аспект требует обращения к содержанию языковых выражений. Он предполагает нахождение идеальных объектов и их связей, которые образуют непосредственный смысл терминов и высказываний языка. При семантическом анализе требуется установить, какие стороны внеязыковой реальности представлены посредством указанных идеальных объектов. Пример: в физике этот аспект проявляется в отчетливой форме при интерпретации выражений, полученных после серии математических преобразований исходных формул. 3) прагматический аспект предполагает рассмотрение языковых выражений в отношении к практической деятельности и специфике социального общения, характерных для определенной исторической эпохи. Это означает, что идеальные объекты и их корреляции, образующие область смыслов языковых выражений, берутся в их отношении к их социокультурной среде, породившей ту или иную популяцию научных знаний.

В процессе познания взаимодействуют все три аспекта языка. В текстах, фиксирующих результаты научного познания, также присутствуют все три аспекта. Следующий шаг в анализе структуры научных знаний – выделение идеальных объектов исследования, их 2 типа: а) эмпирические – это абстракции, фиксирующие признаки реальных предметов опыта. Они являются определенными схематизациями фрагментов реального мира. Любой признак, «носителем» которого является эмпирический объект, может быть найден у соответствующих реальных предметов. Пример: Земля, расстояние между Землей и Луной; б) теоретические – это идеализации, логические реконструкции действительности. Они могут быть наделены только признаками, которым соответствуют свойства и отношения реальных объектов, но и признаками, которыми не обладает ни один такой объект. Пример: «точка», «абсолютно черное тело», «идеальный газ».

Между фрагментами объективной реальности, выделенными человеком, и системой абстрактных объектов существуют более сложные связи, чем простое сопоставление абстрактного объекта и реального фрагмента действительности. Типы связей:

1. Внутритеоретический - часть теоретических объектов получает свое определение только внутри теории, в системе смысловых связей и отношений ее высказываний, т.е. не все, а только некоторые термины теоретической системы должны иметь операциональный смысл, т.е. быть связанными посредством особых правил с объектами, преобразуемыми в опыте.

2. Эпистемический – это связи между терминами, выходящие за пределы теоретического языка.

Существование абстрактных объектов, оправданных только благодаря их внутритеоретическим связям, свидетельствует, что абстрактные объекты теории не могут быть простым конгломератом не связанных между собой элементов. Они всегда образуют целостную систему. Взаимосвязь элементов в этой системе обусловлена прежде всего тем, что развертывание теории сопряжено с введением одних объектов на базе других. Конструирование одних абстрактных объектов на основе других по правилам языка данной теории должно удовлетворять принципу целостности создаваемой системы теоретических объектов. Каждый вновь вводимый объект, вступая в отношение с уже построенными теоретическими конструктами, обязан согласовываться с ними. Он не должен приводить к появлению у них таких новых свойств, которые были бы несовместимы с ранее заданными признаками. Это одно из основных требований, которое выполняется при развертывании содержания теории. В конечном счете все абстрактные объекты обосновываются внутри теории тем, что среди них не появляется ни одного объекта, несовместимого с уже введенной системой. В результате возникает представление о своеобразной сети теоретических конструктов, отдельные элементы которой соединены с эмпирией, остальные же не имеют таких связей, но оправданы, поскольку играют роль вспомогательных элементов, благодаря которым существует вся сеть.

В содержании теории следует выделить корреляции фундаментальных абстрактных объектов, которые вводятся через постулаты и определения теории. Видоизменения или элиминация хотя бы одного из таких объектов сразу же приводит к видоизменению всей теории. Например, если исключить из механики объект «материальная точка», то механика будет разрушена; если вместо объекта «сила» ввести новый фундаментальный объект, «энергию», то вместо ньютоновской механики можно получить другую теоретическую конструкцию – механику Гамильтона. Таким образом, в основании сложившейся теории всегда можно обнаружить взаимосогласованную сеть абстрактных объектов, определяющую специфику данной теории. Эту сеть объектов называют фундаментальной теоретической схемой. Исходные признаки ее абстрактных объектов и их главные отношения всегда характеризуют наиболее существенные черты исследуемой в теории предметной области. Фундаментальная теоретическая схема может рассматриваться в качестве весьма абстрактной модели изучаемых в теории взаимодействий. Она выявляет структурные особенности таких взаимодействий, фиксируя в познании их существенные характеристики. Универсальный методологический тезис:

Формулировки теоретических законов непосредственно относятся к системе теоретических конструктов (абстрактных объектов) и лишь в той мере, в какой построенные из них теоретические схемы репрезентируют сущностные связи исследуемой реальности, соответствующие связи могут быть применены к ее описанию.

Формулировка новых теоретических законов позволяет расширить возможности теоретического описания исследуемой реальности. Но для этого каждый раз необходимо вводить новую систему идеализаций (теоретических конструктов), которые образуют в своих связях соответствующую теоретическую схему.

Идеальные теоретические объекты и построенные на них целостные теоретические модели (схемы) выступают существенной характеристикой структуры любой научной теории.

Дедуктивное развертывание теории осуществляется как вывод из основных постулатов и определений теории их следствий. Методы вывода разные:

1. Формально-логические приемы дедуктивного выведения из одних выска­зываний других.

2. Приемы решения уравнений

3. Мысленные эксперименты с объектами теоретической схемы.

Например, используя математический аппарат механики и опираясь на мысленное рассмотрение связей между объектами ее фундаментальной теоретической схемы, можно получить на основе главных признаков указанных объектов их новые признаки (свойство сил совершать работу, свойство материальной точки обладать потенциальной и кинетической энергией). Эти признаки материальных сил и точек выступают как особые характеристики механического движения. В процессе развертывания теории такие признаки фиксируются в форме понятий, а их связи выражаются в форме соответствующих теоретических высказываний. В математическом аппарате они выступают как новые физические величины, находящиеся в связи с другими величинами. В реальном развертывании теории новые признаки объектов фундаментальной теоретической схемы нередко превращаются в самостоятельные абстрактные объекты. Нередко в целях успешного развертывания теории важно представить физическую величину в качестве термина, фиксирующего абстрактный объект, который существует наряду с фундаментальными объектами теории и с которым можно оперировать точно также, как оперировал исследователь с фундаментальными объектами теоретической схемы. В таком случае теоретическое понятие превращается в соответствующий ему абстрактный объект. Например, в механике в процессе рассуждения получен признак материальной точки – энергия; фиксируем его в понятие «энергия» и образуем особый теоретический конструкт «энергия» как результат абстрагирования соответствующего признака материальных точек. С этим конструктом можно осуществить мысленные эксперименты, рассматривая процессы обмена энергией между механическими системами.

Дедуктивное развертывание теории всегда представляет собой создание на базе фундаментальных признаков и отношений абстрактных объектов теоретической схемы, новых абстрактных объектов, признаки и корреляции которых фиксируются в системе соответствующих высказываний. В сети взаимосвязанных теоретически конструктов, образующих содержание теории, выделена основная подсистема (фундаментальная теоретическая схема), остальные же конструкты формируются вокруг ни по мере развертывания теории. «Дочерние» (по отношению к фундаментальным) теоретические конструкты тоже организованы в особые подсистемы, как и конструкты, образующие фундаментальную теоретическую схему. Такие подсистемы могут быть независимы друг от друга и подчинены только фундаментальной теоретической схеме. Каждая такая подсистема характеризуется своей относительно выделенной в теории совокупностью высказываний и понятий, образующих особый раздел теории. Среди этих совокупностей, в свою очередь, можно выделить системы основных абстрактных объектов и производные от них.

В содержании развитой теории кроме ее фундаментальной схемы можно выделить еще один слой организации абстрактных объектов уровень частных теоретических схем. Они конкретизируют фундаментальную теоретическую схему применительно к ситуациям различных теоретических задач и обеспечивают переход от анализа общих характеристик исследуемой реальности и ее фундаментальных законов к рассмотрению отдельных конкретных типов взаимодействия, в которых в специфической форме проявляются указанные законы.

При рассмотрении научной теории в аспекте внутренних смысловых связей ее терминов и высказываний обнаруживается сложная организация содержания теоретических знаний. В теории нет линейной цепочки абстрактных объектов, последовательно конструируемых один из другого. В теории есть узловые системы таких объектов, вокруг которых формируются непосредственно относящиеся к ним «дочерние» конструкты. Своеобразным каркасом, скрепляющим все эти элементы в единую организацию, служит фундаментальная теоретическая схема и частные теоретические схемы, которые формируются на основе фундаментальной и вместе с ней включаются в состав научной теории. Содержательная структура развитой теории характеризуется тем, что входящие в теорию конструкты организованы не как простая, а как сложная система, включающая относительно самостоятельные подсистемы, которые связаны между собой по принципу уровневой иерархии (подсистемы низшего уровня координированы друг с другом и в то же время подчинены подсистемам высшего уровня).

При анализе теоретических текстов обнаруживается, что даже в высокоразвитых теориях, широко использующих приемы формализованной аксиоматики, кроме формально-аксиоматической части существует некоторый принципиальный неформальный остаток, причем организованный вовсе не по нормам аксиоматико-дедуктивного построения. В процессе дедуктивного развертывания теории наряду с аксиоматическими приемами рассуждения большую роль играет генетически-конструктивный метод построения знания. В отличии от аксиоматического метода, при котором за исходное берут некую систему высказываний и систему логических действий над высказываниями, генетический метод предлагает оперирование непосредственно с абстрактными объектами теории, зафиксированными в соответствующих знаках. Процесс рассуждения в этом случае предстает в форме мысленного эксперимента о предметах, которые взяты как конкретно наличные. Одним из примеров такого развертывания теории служит эвклидова геометрия. Постулаты из нее вво­дили основные абстрактные объекты – «точку», «прямую» и т.д. как определяемые через построение с помощью идеального циркуля и линейки. Все последующие рассуждения проводились на базе построения из них различных геометрических фигур. Мысленные эксперименты с фигурами служили основой для получения знаний.

Генетически-конструктивный подход сразу же делает очевидным факт существования теоретических схем. Такие схемы (вводимые в теоретический язык в форме чертежей, снабженных соответствующими разъяснениями, либо через систему высказываний, характеризующих приемы конструирования и основные корреляции некоторого набора абстрактных объектов) предстают в качестве основы , обеспечивающей развертывание теоретических знаний.

Если с этих позиций рассмотреть процесс выведения, из основных определений и аксиом физической теории их следствий, то обнаружится, что наряду с приемами развертывания знаний за счет движения в математическом формализме и формально-логических операций с терминами и высказываниями теории большую роль играют мысленные эксперименты с абстрактными объектами теоретических схем. При генетически-конструктивном методе построения теории необходимо не только определить исходные абстрактного объекта, но и задать способ построения на их основе новых абстрактных объектов. Процедуры такого построения обеспечивают переход от фундаментальной теоретической схемы к частным.

Неформальный характер всех этих процедур, необходимость каждый раз обращаться к исследуемому объекту и учитывать его особенности при конструировании частных теоретических схем превращает вывод каждого очередного следствия из основных уравнений теории в особую теоретическую задачу. Дедуктивное развертывание теории осуществляется в форме решения таких задач. Решение некоторых из них с самого начала описывается в теории и предлагается в качестве образцов, в соответствии с которыми должны решаться все основные задачи. Способ построения абстрактных объектов частной теоретической схемы на основе объектов фундаментальной теоретической схемы, необходимый для решений каждой новой теоретической задачи, демонстрируются на образцах уже решенных задач.

Конструктивный (генетический) метод – один из способов дедуктивного построения научных теорий. Идея конструктивного метода возникла в начале ХХ в. и была разработана в работах Гильберта, Л.Я.Брауэра, А.Гейтинга, А.Н. Колмогорова, А.А.Маркова, П.Лоренца как попытка преодоления трудностей аксиоматического обоснования математики и логики (в целях ликвидации парадоксов теории множеств и т.д.). В отличии от аксиоматического метода при конструктивном построении теории не только пытаются свести до минимума исходные, недоказуемые в рамках этой теории утверждения и неопределенные термины, но и специально заботятся об их содержательном обосновании. Основная задача, которую должен выполнить конструктивный метод, состоит в последовательном конструировании (реально осуществляемом или возможном на основании имеющихся средств), рассматриваемом в формальной системе объектов и утверждений о них. Задание исходных объектов теории и построение новых осуществляются с помощью совокупности специальных операционных (конструктивных) правил и определений. Все остальные утверждения системы получаются из исходного базиса теории с помощью специфической для конструктивных теорий техники вывода и т.н. рекурсивных определений, основанных на принципе математической индукции. В настоящее время конструктивный метод находит широкое применение лишь в области формальных наук – в математике и логике (конструктивная логика). Нет, однако, оснований отвергать возможность приложения этого метода к построению и естественнонаучного знания.

1.19 Научная картина мира, её исторические формы и когнитивные функции. Философские основания научной картины мира.

Научная картина мира в структуре мировоззрения нашего современника занимает доминирующее положение. Поскольку наука направлена на изучение объективных законов развития универсума, научная картина мира как широкая панорама знаний о природе и человечестве, включающая в себя наиболее важные теории, гипотезы и факты, претендует на то, чтобы быть ядром научного мировоззрения. В целостной научной картине мира должны быть объединены данные наук о неживой природе, органическом мире и человеческом обществе. Основание научной картины мира составляют базовые принципы многих научных дисциплин.

Мировоззрение понимается, как система взглядов на мир в целом и предстает как сложный сплав традиций, обычаев, норм, установок, знаний и оценок. Оно включает в себя обобщенный образ реальности, преломленный позицией личности. Взгляды или воззрения на мир в целом есть нечто большее, чем простая информация, нейтральная осведомленность, либо безличные сведения. Научная картина мира опирается на достоверные знания и представляет собой не просто сумму или набор фрагментов отдельных дисциплин. Ее назначение состоит в обеспечении синтеза знаний. Отсюда вытекает интегративная функция научной картины мира. С этим связана системность научного мировоззрения. Научная картина мира не просто описывает мироздание, воспроизводя основные его законо мерности, но задает систему установок и принципов освоения универсума, влияет на формирование социокультурных и методологических норм научного исследования. Поэтому необходимо говорить о ее нормативной функции. В целом научная картина мира призвана выполнить задачу упорядочивания, систематизации научных данных. Она предстает как стро гая система, обобщающая результаты различных ветвей научного по знания, и только в этом значении имеет право на существование.

Научная картина мира предполагает систему научных обобщений, возвышающихся над конкретными проблемами отдельных дисциплин. Она предстает как обобщающий этап интеграции научных достижений в единую, непротиворечивую систему.

Структура научной картины мира включает центральное теоретическое ядро, обладающее относительной устойчивостью, фундаментальные допущения, условно принимаемые за неопровержимые, и частные теоретические модели, которые постоянно достраиваются. Когда речь идет о физической реальности, то к сверхустойчивым элементам любой картины мира относят принцип сохранения энергии, принцип постоянного роста энтропии, фундаментальные физические константы, характеризующие основные свойства универсума: пространство, время, вещество, поле. Научная картина мира опирается на определенную совокупность философских установок, задающих ту или иную онтологию универсума.

В случае столкновения сложившейся картины мира с контрпримерами для сохранности центрального теоретического ядра образуется ряд дополнительных моделей и гипотез, которые видоизменяются, адаптируясь к аномалиям. Научная картина мира обладает определенным иммунитетом, направленным на сохранение данного концептуального основания. В ее рамках происходит кумулятивное накопление знания. Имея парадигмальный характер, она задает систему установок и принципов освоения универсума, накладывает определенные ограничения на характер допущений "разумных" гипотез, влияет на формирование норм научного исследования. Парадигмальная функция научной картины мира, которая влияет на поведение ученых, постановку и решения исследовательских задач. Научная картина мира исторична, она опирается на достижения науки конкретной эпохи в пределах тех знаний, которыми располагает человечество. Каждый ученый как субъект научного познания помещен в лоно культурно-исторической традиции, его деятельность во многом обусловлена приоритетами и потребностями своей эпохи, отвечает исторически преходящим нормативам, культурно-стилистическим особенностям. Научная картина мира представляет собой синтез научных знаний, соответствующих конкретно-историческому периоду развития человечества. Поэтому она более строгое понятие, чем "образ мира" или "видение мира". В научную картину мира входят знания, отвечающие критериям научности. Научная картина мира как обоснованное конкретно-историческое представление о мире, обусловливающее стиль и способ научного мышления, имеет свои исторические формы и эволюционирует. Эволюция современной научной картины мира предполагает движение от классической к неклассической и постнеклассической ее стадиям. Европейская наука стартовала с принятия классической научной картины мира, основанной главным образом на достижениях Галилея и Ньютона, и господствовавшей на протяжении достаточно продолжи тельного периода времени. Объяснительным эталоном считалась однозначная причинно-следственная зависимость. Прошлое определяло настоящее так же изначально, как и настоящее определяло будущее. Все состояния мира могли быть просчитаны и предсказаны. Классическая картина мира осуществляла описание объектов, как если бы они существовали изолированно, в строго заданной системе координат.

Неклассическая картина мира, пришедшая на смену классической, родилась под влиянием первых теорий термодинамики, оспаривающих универсальность законов классической механики.

Переход к неклассическому мышлению был осуществлен в период революции в естествознании на рубеже XIX XX вв., в том числе и под влиянием теории относительности. В неклассической картине мира возникает более гибкая схема детерминации, учитывается роль случая. Развитие системы мыслится направленно, но ее состояние в каждый момент времени не поддается точному определению. Новая форма детерминации вошла в теорию под названием "статистическая закономерность". Образ постнеклассической картины мира древовидная ветвящаяся графика разработан с учетом достижений бельгийской школы И. Пригожина (1917 2003). С самого начала и к любому данному моменту времени будущее остается неопределенным. Развитие может пойти в одном из нескольких направлений, что чаще всего определяется каким-нибудь незначительным фактором. Достаточно лишь небольшого энергетического воздействия, так называемого "укола", чтобы система перестроилась, и возник новый уровень организации. В центре внимания постнеклассики находится осмысление процессов синергетики, весьма актуальных в современных исследованиях последних десятилетий. Синергетику теорию самоорганизации, родоначальником которой признан Г. Хакен, характеризуют, используя следующие понятия: самоорганизация, стихийно-спонтанный структурогенез, нелинейность, открытые системы. Синергетика изучает открытые, т. е. обменивающиеся с внешним миром веществом, энергией и информацией, системы. В синергетической картине мира царит становление, обремененное многовариантностью и необратимостью. Бытие и становление объединяются в одно понятийное гнездо. Время создает или, иначе, выполняет конструктивную функцию. Важной особенностью постнеклассической стадии эволюции научной картины мира является применение постаналитического способа мышления, сочленяющего сразу три сферы анализа: исторический, критико-рефлексивный и теоретический. Постаналитизм как бы заглядывает за аналитический горизонт, видит все многообразие современной действительности, выражает претензию на некий синтез дисциплинарного и гуманитарного словарей, на укоренение эпистемологии в социальной теории. Он предполагает учет взаимоотношений научных и вненаучных факторов. Научная картина мира с учетом стадий ее эволюционирования составляет основу современного рационального мировоззрения.

1.20 Динамика научного знания. Формирование парадигмы и проблемные ситуации в науке

Любое исследование начинается с проблемы. Для ее решения ученый развивает теорию, которая критически оценивается через сопоставление с конкурирующими теориями и эмпирическими данными. В результате этой оценки возникает новая проблема.

"В большинстве своем и в самых интересных случаях теория терпит неудачу, и таким образом возникают новые проблемы. А достигнутый прогресс может быть оценен интеллектуальным интервалом между первоначальной проблемой и норой проблемой, которая возникает из крушения теории".

По мнению К. Попера, важно различать три мира:

—первый мир — реальность, существующая объективно;

—второй мир — состояние сознания и его активность;

—третий мир — "мир объективного содержания мышления, прежде всего отражения научных идей, поэтических мыслей и произведений искусства".

Философы прошлого уделяли большое внимание знанию в субъективном смысле, т.е. второму миру, и рассмотрению проблем соотношения второго и первого миров, в то же время мало изучали особенности жизни науки в третьем мире. А между тем для понимания сущности науки и закономерностей ее развития, да и процесса познания вообще, по мнению К.Поппера, эта область исследований имеет важнейшее значение.

"Немного существует вещей в современной проблемной ситуации в философии, — писал К.Поппер, — которые гак же важны, как (знание различия между двумя категориями проблем: проблемами производства, с одной стороны, и проблемами, связанными с произведенными структурами самими по себе, — с другой".

Идеи К.Поппера во многом содействовали тому, что методология науки стала все ближе смыкаться с историей науки. Если вслед за К.Попером считать, что главный вклад в методологию может дать анализ роста знания, то их тесное взаимодействие становится неизбежным. Прекрасное воплощение этого направления исследований продемонстрировал в своей работе о научных революциях Т.Кун. Он обращает внимание на то, что в истории любой области науки можно выделить периоды "нормальной науки" и научные революции.

Под термином "нормальная наука" Т.Кун понимает исследования, которые осуществляются научным сообществом опираясь на крупные научные достижения, которые в течение некоторого времени признаются им как основа его дальнейшей деятельности. Они определяют, как отмечает Т.Кун, так называемые парадигмы научной деятельности. "Под парадигмами, — пишет Т.Кун, — я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают_ модель постановки проблем и их решений научному сообществу".

Объективно задача "нормальной науки" состоит в том, чтобы выявить весь познавательный потенциал, который заложен в новых идеях, определяющих видение реальности и способов ее постижения: ‘’парадигма заставляет ученых исследовать некоторый фрагмент природы так детально и глубоко, как это было бы немыслимо при других обстоятельствах".

Здесь необходимы не только упорство, но и изобретательность и талант исследователя. Ведь перед ним постоянно возникают новые проблемы, которые раньше никто не мог даже и вообразить. Однако они всегда таковы, что не выходят за границы, определяемые парадигмой. Поэтому Т.Кун называет их задачами-головоломками.

Следует иметъ в виду, что ни одна теория не в состоянии решить в данный момент всех проблем, которые перед ней стоят. Поэтому "нормальная наука", конечно, существует в условиях определенной интеллектуальной напряженности. Но ни у кого не вызывает сомнения, что все возникающие трудности будут преодолены.

Однако рано или поздно в научном познании возникают кризисные явления, связанные с появлением трудностей в развитии "нормальной науки".

Это связано, прежде всего, с появлением новых данных, которые в рамках принятой парадигмы выглядят аномалиями. В этих условиях ученые будут стараться модифицировать принятую теорию, дать такую интерпретацию новому явлению, которая бы не противоречила исходным принципам.

Возрастание числа таких аномалий создает новую атмосферу в науке. Появляются подозрения в ее принципиальной неэффективности. Круг аномальных явлений расширяется за счет того, что теперь видятся старые трудности теории, на которые раньше закрывались глаза. Что прощалось и даже не замечалось у парадигмы в пору ее расцвета, теперь становится предметом пристального внимания.

В этих условиях ученые начинают по-разному относиться к парадигме и, соответственно, меняется характер их исследований.

Увеличение конкурирующих вариантов, готовность пробовать что-либо еще, выражение явного недовольства, обращение за помощью к философии, обсуждение фундаментальных положений — все это симптомы перехода от нормального исследования к экстраординарному! Таким образом, возникает кризисная ситуация.

Она разрешается в конце концов тем, что возникает новая парадигма. Тем самым в науке происходит подлинная революция. И вновь складываются условия для функционирования "нормальной науки". Важно обратить внимание на то, что переход к новой парадигме представляет собой некоторый социальный процесс. Т.Кун пишет: "Решение отказаться от парадигмы всегда одновременно есть решение принять другую парадигму, а приговор, приводящий к такому решению, включает как сопоставление обеих парадигм с природой, так и сравнение парадигм друг с другом". Отказ от старых взглядов, конечно непрост. Люди, которые отваживаются на это, обычно либо молоды, либо являются новичками в этой области науки. Утверждение новой парадигмы, как отмечает Т.Кун, осуществляется в условиях, когда большинство ученых еще не в состоянии мыслить по-новому, понятийный аппарат науки неадекватен новому содержанию. В это время новаторские идеи оказываются неассимилированными всей наукой. Однако вся эта перестройка неизбежна.

«Уайтхед, — замечает Т.Кун, — хорошо уловил неисторический дух научного сообщества, когда писал: "Наука, которая не решается забыть своих основателей, погибла". К счастью, вместо того чтобы забывать своих героев, ученые всегда имеют возможность забыть (или пересмотреть) их работы».

Различные парадигмы несоизмеримы. Поэтому переход от одной парадигмы к другой нельзя совершить постепенно посредством логики ссылок на опыт. Он должен осуществляться сразу. Говоря о развитии науки, нельзя уйти от обсуждения проблемы прогресса в ее истории. Если посмотреть на развитие науки в целом, то в ней очевиден прогресс, выражающийся в том, что научные теории предоставляют вес большие возможности ученым для решения головоломок. Однако нет никаких оснований считать более поздние теории лучше отражающими происходящее в действительности. Концепция развития науки Т.Куна является но существу и философско-методологической и историографической. Важной ее особенностью является обращение к социально-психологическим аспектам деятельности ученых, которые, по его мнению, существенно влияют на характер развития науки. (Философия и методология науки. В 2-х частях.Москва.1996.Ч.1.С.174-177).

1.21 Научные революции и типы научной рациональности: классическая, неклассическая, постклассическая наука. Прогностическая роль философии.

Перестройка оснований науки, происходящая в ходе научных революций, приводит к смене типов научной рациональности. Рациональность предполагает способность человека самостоятельно научно мыслить и принимать решения; свойственна европейскому человеку, его деятельности, его отношению к природе и к другим людям. Рациональность- это главный принцип Просвещения. «Имей мужество пользоваться собственным умом без руководства со стороны кого-то другого» ( И.Кант). Человек должен нести ответственность за содержание своей мысли. В силу того, что ключевую роль в европейской рациональности стали играть наука и техника, возникла уникальная индустриальная цивилизация. В настоящее время ясно стало осознаваться, что все глобальные проблемы современности порождены этой цивилизацией, которая трансформировалась, переходя от индустриального этапа к постиндустриальному и информационному. Жизненно-практические угрозы, порожденные рациональной культурой Европы, и вызвали широкий интерес к проблеме рациональности вообще и научной, в частности.

Пытаясь создать историко-методологические модели науки, философы вышли на проблему исторических типов рациональности. Европейская рациональность уходит корнями в культуру античной Греции, т.е. в исторически первичную рациональность. Рациональность в философии античности мы находим в «китайской философии», философии «Упанишады» в Индии, «Заратустры о добре и зле» в Иране и т.п. Основанием рациональности является признание тождества мышления и бытия, способности мышления выходить за пределы чувственного мира и «работать» с идеальными «моделями», которые не совпадают с обыденными житейскими представлениями о мире (учение об идеях Платона и Парменида). Рациональность – работа с истиной. Человеческий разум есть проекция Божественного разума, поэтому знание для человека всегда благо и добро. Основная функция разума усматривалась в познании целевой причины. «Все, что существует, существует ради чего-то» (Аристотель). В ходе научных революций складывается свой тип рациональности.

В результате Первой научной революции (17век) возникла классическая европейская наука (механика и физика), сформировался Научный тип рациональности. Наука отошла от метафизики. «Физика, бойся метафизики!» (Ньютон, Декарт). Произошло разделение бытия на религиозное и научное, соответственно появилось религиозное и научное мировоззрение (с живым Богом и мертвым миром). Научный тип рациональности радикально отличался от античного, но взаимствовал у него принципы тождества мышления и бытия, идеальный план работы мысли. Но бытие перестало рассматриваться как Абсолют-объект, который не развивается и не меняется. Человеческий разум потерял свое космическое измерение, стал уподобляться не Божественному разуму, а самому себе, сам себя формировал. Разум человеческий отошел от вещей, он наблюдает, исследует природу вещей как бы со стороны, не будучи детерминированным ничем, кроме свойств и характеристик изучаемых объектов. Субъект используется как средства познания. Естествознание «технезируется», действующей силой являются материальные причины, которые хорошо согласуются с механическим толкованием природы. Свободе интерпретации мира был положен предел: в научную картину мира впускалось только то, что можно практически объективировать и проконтролировать. Мыслительным инструментом, управляющим экспериментом, стала математика. Научным признавалось то, что можно было математически выразить. Наука отрицала понятие целевой причины. «Природа не действует по цели» (Спиноза).

Вторая научная революция (18-19 век) произошел переход от классической науки к дисциплинарно организованной науке . Появление наук о живом подрывало претензии классической научной рациональности на статус единственной и абсолютной. Происходит дифференциация идеалов и норм научности и рациональности. Одновременно идет процесс окончательного оформления классического типа рациональности, включающий в себя идеал механической редукции, т.е. сведение всех процессов и явлений к механическим взаимодействиям. Редукция становится более математизированной и менее наглядной, за счет чего стали объяснимы многие иррациональные процессы. Появляются первые намеки на необходимость ввести субъективный фактор в содержание научного знания, что неизбежно приводит к ослаблению жесткости принципа тождества мышления и бытия, характерного для классической науки. Можно рассматривать как начало возникновения парадигмы неклассической науки. Внутри самой классической физики уже зрели ростки нового понимания идеалов и норм научности. Но в целом «первая и вторая научные революции в естествознании протекали как формирование и развитие классической науки и ее стиля мышления »*.

Третья научная революция ( 19-20 век) характеризуется появлением неклассического естествознания и соответствующего ему типа рациональности . В физике были разработаны релятивистская и квантовая теории, в биологии – генетика, в химии – квантовая химия. В центр исследовательских программ выдвигается изучение объектов микромира. Специфика этих объектов потребовала переосмысления прежних классических норм и идеалов научного познания. Осмысливается корреляция между онтологическими постулатами науки и спецификой метода, посредством которого осваивается объект. С помощью приборов, математических моделей исследователь задает природе «вопросы», на которые она и «отвечает». Все большее значение уделяется методам и средствам познавательной деятельности. В качестве необходимого условия объективности объяснения и описания в квантовой физике стало выдвигаться требование учитывать и фиксировать взаимодействие объекта с прибором, связь между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности ученого. Учитывая субъективность познавательной деятельности, И.Кант выдвинул идею о том, что научное знание характеризует не действительность, как она есть сама по себе, а некую сконструированную чувствами и рассудком реальность . Ученые и философы поставили вопрос о «непрозрачности» бытия, в итоге принцип тождества мышления и бытия продолжал «размываться».

Четвертая научная революция (20 век) – возвращение к античной рациональности. Она связана с появлением особых объектов исследования, что привело к радикальным изменениям в основаниях науки. Рождается постнеклассическая наука , объектами изучения которой становятся исторически развивающиеся системы. В постнеклассической науке историческая реконструкция как тип теоретического знания стала использоваться в космологии, астрофизике и даже в физике элементарных частиц, что привело к изменению картины мира. Возникла наука синергетика, которая базируется на представлении, что исторически развивающиеся системы совершают переход от одного относительно устойчивого состояния к другому, занимая новый уровень организации. Из веера возможных линий развития система «выбирает» одну и этот выбор необратим. Воздействие субъекта познания на такого рода системы должны отличаться повышенной ответственностью и осторожностью. Для изучения таких сложных систем как экология и биосфера, а также генетическая инженерия, требуется построение идеальных моделей с огромным числом параметров и переменных, что невозможно без использования компьютерных программ и проведения специального математического эксперимента. При изучении такого рода сложных систем, включая человека с его преобразовательной производственной деятельностью, необходимо включение оценок общественно-социального и этического характера. Необходимо установление ограничений и даже запретов на некоторые формы человеческой деятельности. Т.о. в постнеклассическом типе рациональности учитывается «соотнесенность характеристик получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ее ценностно-целевыми структурами »*. Теория эволюции Вселенной способствовала появлению в постнеклассическом типе рациональности элементов античной рациональности: Космос, его законы и рациональность, человеческое существо совершенно в силу совершенства космоса.

*Степин В.С. Теоретическое знание. М. 2000.с 622-634.

Основы философии науки. Под ред.Кохановича. М. 2003. С 380-404.

Социально-гуманитарное знание и теория управленческого процесса.

Говоря о понятии «социальное познание», следует иметь в виду два его основных аспекта: 1 - любое знание социально, поскольку оно возникает и функционирует в обществе и детерминировано социально-культурными причинами; 2 - одна из форм познавательной деятельности является познание общества , т.е. социальных процессов и явлений (в отличие от двух других: познания природы-естествознания, познания мышления-гносеологии).

В зависимости от основания внутри социального познания различают познание социально-философское, экономическое, историческое, социалогическое. Существует две основных – крайних, полярных позиций к постановке и решению проблемы соотношения социально-гуманитарного и естественнонаучного познания.

1. Первая позиция: Никакого различия между социальными и естественнонаучными формами и методами познания не существует. Следствием указанного подхода явилось фактическое отождествление гуманитарного познания с естественнонаучным, сведение первого ко второму как эталону всякого познания.

2. Сторонники второй позиции, стремясь найти указанное своеобразие, гипертрофировали его, противопоставляя социальное знание естественнонаучному, не видя между ними ничего общего.

Единство всех форм и видов познания предполагает и определенные внутренние различия между ними, выражающиеся в специфике каждой из них. Обладает такой спецификой и познание социальных процессов. Проблема соотношения естественных наук и обществознания активно обсуждается, подчеркивая «родовую единообразность науки», фиксирует крайние позиции в этом вопросе: натуралистика – некритическое, механическое заимствование естественнонаучных методов, что неизбежно культивирует редукционизм в разных вариантах; гуманитаристика – абсолютизация специфики социального познания и его методов, сопровождаемая дискретизацией «точных наук». Следовательно, естествознание и гуманитарные науки – ветви одной науки как целого, но каждое из них обладает своей спецификой.

Термин «философия истории» используется в настоящее время в следующих основных значениях:

А) учение об исторической реальности в ее целостности и развитии, общая теория исторического процесса как единства прошлого, настоящего и будущего;

Б) часть философии науки, исследующая историческое познание рациональными средствами и методами;

В) философская концепция об исторической реальности в ее всеобщих характеристиках, о средствах и методах ее познания.

«Зародыш» материалистического понимания истории был заложен Гегелем. Основой деятельностью людей он считал экономическую, труд – преобразование природы с помощью орудий труда. «В своих орудиях человек властвует над внешней природой, тогда как в своих целях он скорее подчинен ей » (Гегель**).

Опираясь на материалистическое понимание истории, Маркс и Энгельс впервые показали, что люди сами творят свою историю. Провозгласив первичность общественного бытия по отношению к сознанию, объединили в целое материализм и диалектику.

Философия истории конца 19 – начала 20в. развивалась в двух направлениях:

1 – смысл истории – не в постепенном линейном восхождении к свободе, а в плюралистической модели исторического развития. Никакого единства мировой истории нет, есть различные культурно-исторические модели. Существует круговорот (цикличность) исторического развития мира (Данилевский Н.Я., Шпенглер О., Тойнби А.).

2 – история должна быть наукой, или ответом на вопросы, заниматься действиями людей в прошлом, основываться на интерпретации источников, служить самопознанию человека. История может и должна научить людей управлять человеческими ситуациями, как естественные науки научили их управлять силами природы.(Б.Кроче, Дж.Коллингвуд).

** Гегель. Соч.В 14т. Т 8. М., 1956. С.205.

Мировоззренческие аспекты эволюционных проблем современной космологии.

Особенно важным моментом четвертой научной революции было оформление в последние 10-15 лет 20в. космологии как научной дисциплины, предметом изучения которой стала вселенная в целом. В своем развитии космология претерпела несколько этапов:

1.Согласно ньютоновской космологии , Вселенная в целом не может эволюционировать, она неподвижна.

2.Первая революция в научной космологии (начало 20в.) соответствует возникновению теории эволюции Вселенной , предложенной рус.мат. А.А.Фридманом, в соответствии с ней происходит качественное изменение характеристик Вселенной во времени. Рождение и смерть Вселенной – принципиально ненаблюдаемые факты., т.к. в это время нет свидетелей. Теория эволюции Вселенной в целом способствовала появлению в постнеклассическом типе рациональности элементов античной рациональности (см.1вопр.).

3.Вторая революция в научной космологии связывается с разработкой физиком-теоретиком А.Д.Линде инфляционной космологии – дисциплины, изучающей принципиально ненаблюдаемые объекты. Это породило проблему бессмысленности экспериментов и наблюдений в отношении предсказываемых ею фактов. Базируется на принципах разума как целесообразности, соразмерности и гармонии. Антропогенный принцип ставит в зависимость человека от природы и Космоса в целом. Свойства Вселенной таковы, что человек не мог не появиться! Теория элементарных частиц и космологическая теория тесно связаны, что напоминает близкое к античности понимание: «все связано со всем, все во всем».

1.22 Характеристика современной постнеклассической науки и перспективы нтп. Роль науки в преодолении современных глобальных кризисов.

Наука как целостный феномен возникает в Новое время вследствие отпочкования от философии и проходит в своем развитии три основных этапа: классический, неклассический, постнеклассический (современный). На каждом из этих этапов разрабатываются соответствующие идеалы, нормы и методы научного исследования, формулируется определенный стиль мышления, своеобразный понятийный аппарат и т.п. Критерием данной периодизации является соотношение объекта и субъекта познания:

1. Классическая наука (XVII-XIX вв.), господствует объектный стиль мышления, стремление познать предмет сам по себе, безотносительно к условиям его изучения субъектом.

2. Неклассическая наука (1ая пол. XX в.), отвергает объективизм классической науки (разработка релятивистской и квантовой теории), осмысливает связи между знаниями объекта и характером средств и операций деятельности субъекта.

3. Постнеклассическая наука (2ая пол. XX – нач. XXI в.) учитывает соотнесенность характера получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности познающего субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами.

Каждая из названных стадий имеет свою парадигму (совокупность теоретико-методологических и иных установок), свою картину мира, свои фундаментальные идеи. Постнеклассической стадии соответствует парадигма становления и самоорганизации. Основные черты нового (постнеклассического) образа науки — синергетика, изучающая общие принципы процессов самоорганизации, протекающие в системах самой различной природы (физические, биологические, технические, социальные и др.).

Постнеклассическая наука формируется в 70-х годах XX в. Этому способствуют революция в хранении и получении знаний (компьютеризация науки), невозможность решить ряд научных задач без комплексного использования знаний различных научных дисциплин, без учета места и роли человека в исследуемых системах. Развиваются генные технологии, основанные на методах молекулярной биологии и генетики, которые направлены на конструирование новых, ранее в природе не существовавших генов.

Внесение эволюционных идей в область химических исследований привело к формированию нового научного направления - эволюционной химии.

Наметилось еще большее усиление математизации естествознания, что повлекло увеличение уровня его абстрактности и сложности.

Развитие вычислительной техники связано с созданием микропроцессоров. Прогресс в 80 - 90-х гг. XX в. развития вычислительной техники вызван созданием искусственных нейронных сетей, на основе которых разрабатываются и создаются нейрокомпьютеры, обладающие возможностью самообучения в ходе решения наиболее сложных задач.

Поскольку объектом исследования все чаще становятся системы, экспериментирование с которыми невозможно, то важнейшим инструментом научно-исследовательской деятельности выступает математическое моделирование. На базе фундаментальных знаний быстро развиваются сформированные в недрах физики микроэлектроника и наноэлектроника.

Все чаще объектами исследования становятся сложные, уникальные, исторически развивающиеся системы, которые характеризуются открытостью и саморазвитием.

На этапе постнеклассической науки преобладающей становится идея синтеза научных знаний - стремление построить общенаучную картину мира на основе принципа универсального эволюционизма, объединяющего в единое целое идеи системного и эволюционного подходов. Таким образом, в постнеклассической науке утверждается парадигма целостности, согласно которой мироздание, биосфера, ноосфера, общество, человек и т.д. представляют собой единую целостность. И проявлением этой целостности является то, что человек находится не вне изучаемого объекта, а внутри него, он лишь часть, познающая целое. И, как следствие такого подхода - сближение естественных и общественных наук, при котором идеи и принципы современного естествознания все шире внедряются в гуманитарные науки, причем имеет место и обратный процесс.

Становление постнеклассической науки не приводит к уничтожению методов и познавательных установок классического и неклассического исследования. Они будут продолжать использоваться в соответствующих им познавательных ситуациях, постнеклассическая наука лишь четче определит область их применения.

Постнеклассический образ рациональности показывает, что понятие рациональности шире понятия "рациональности науки", так как включает в себя не только логико-методологические стандарты, но еще и анализ целерациональных действий и поведение человека. Постнеклассическая рациональность - это единство субъективности и объективности. Категории субъекта и объекта образуют систему, элементы которой приобретают смысл только во взаимной зависимости друг от друга и от системы в целом. В этой системе можно увидеть и провозглашаемый еще с древности идеал духовного единства человека и мира.

***Престижный статус науки стимулирует развертывание большого многообразия ее развитых форм. Исследуя их и анализируя, как менялись функции науки в социальной жизни, можно выявить основные особенности научного познания, его возможности и границы. Проблема этих возможностей в настоящее время ставится особенно остро. Все дело в том, что само развитие техногенной цивилизации подошло к критическим рубежам, которые обозначили границы этого типа цивилизационного роста. Это обнаружилось во второй половине XX в. в связи с возникновением глобальных кризисов и глобальных проблем.

Среди многочисленных глобальных проблем, порожденных техногенной цивилизацией и поставивших под угрозу само существование человечества, можно выделить три главных.

1 - проблема выживания в условиях непрерывного совершенствования оружия массового уничтожения. В ядерный век человечество впервые за всю свою историю стало смертным, и этот печальный итог был "побочным эффектом" научно-технического прогресса, открывающего все новые возможности развития военной техники.

2 - нарастание экологического кризиса в глобальных масштабах. Два аспекта человеческого существования как части природы и как деятельного существа, преобразующего природу, приходят в конфликтное столкновение. Старая парадигма, будто природа - бесконечный резервуар ресурсов для человеческой деятельности, оказалась неверной. Человек сформировался в рамках биосферы - особой системы, возникшей в ходе космической эволюции. Она представляет собой не просто окружающую среду, которую можно рассматривать как поле для преобразующей деятельности человека, а выступает единым целостным организмом, в который включено человечество в качестве специфической подсистемы. Деятельность человека вносит постоянные изменения в динамику биосферы и на современном этапе развития техногенной цивилизации масштабы человеческой экспансии в природу таковы, что они начинают разрушать биосферу как целостную экосистему. Грозящая экологическая катастрофа требует выработки принципиально новых стратегий научно-технического и социального развития человечества, стратегий деятельности, обеспечивающей коэволюцию человека и природы.

3 - проблема сохранения человеческой личности человека как биосоциальной структуры в условиях растущих и всесторонних процессов отчуждения (современный антропологический кризис ). Человек, усложняя свой мир, все чаще вызывает к жизни такие силы, которые он уже не контролирует и которые становятся чуждыми его природе. Современная индустриальная культура действительно создает широкие возможности для манипуляций сознанием, при которых человек теряет способность рационально осмысливать бытие. Ускоренное развитие техногенной цивилизации делает весьма сложной проблему социализации и формирования личности. Постоянно меняющийся мир обрывает многие корни, традиции, заставляя человека одновременно жить в разных традициях, в разных культурах, приспосабливаться к разным, постоянно обновляющимся обстоятельствам.

Цивилизация значительно развила медицину, но вместе с тем она устранила действие естественного отбора, который вычеркивал носителей генетических ошибок из цепи сменяющихся поколений. Выход иногда видят в перспективах генной инженерии. Но здесь нас подстерегают новые опасности. Если дать возможность вмешиваться в генетический код человека, изменять его, то этот путь ведет не только к позитивным результатам лечения ряда наследственных болезней, но и открывает опасные перспективы перестройки самих основ человеческой телесности.

Современные глобальные кризисы ставят под сомнение тип прогресса, реализованный в предшествующем техногенном развитии.

Существуют многочисленные антисциентистские концепции, возлагающие на науку и ее технологические применения ответственность за нарастающие глобальные проблемы. Крайний антисциентизм с его требованиями ограничить и даже затормозить научно-технический прогресс, по существу, предлагает возврат к традиционным обществам. Но на этих путях в современных условиях невозможно решить проблему обеспечения постоянно растущего населения элементарными жизненными благами.

Выход состоит не в отказе от научно-технического развития, а в придании ему гуманистического измерения, что, в свою очередь, ставит проблему нового типа научной рациональности, включающей в себя в явном виде гуманистические ориентиры и ценности.

Очевидно, первым шагом на этом пути должен стать анализ специфики науки, выявление тех инвариантных признаков, которые устойчиво сохраняются при исторической смене типов научной рациональности.

В каждую конкретную историческую эпоху эти признаки могут соединяться с особенными, свойственными именно данной эпохе характеристиками научного познания. Но если исчезнут инвариантные признаки науки, отличающие ее от других форм познания (искусства, обыденного познания, философии, религиозного постижения мира), то это будет означать исчезновение науки.

1.23 Современная наука как социальный институт, проблема государственного регулирования развития науки.

Наука, понимается либо как форма деятельности, либо как система или совокупность дисциплинарных знаний или же как социальный институт.

В первом случае наука предстает как особый способ деятельности, направленный на фактически выверенное и логически упорядоченное познание предметов и процессов окружающей действительности.

Во втором истолковании, когда наука выступает как система знаний, отвечающих критериям объективности, адекватности, истинности, научное знание пытается обеспечить себе зону автономии и быть нейтральным по отношению к идеологическим и политическим приоритетам.

Третье, институциональное, понимание науки подчеркивает ее социальную природу и объективирует ее бытие в качестве формы общественного сознания. Впрочем, с институциональным оформлением связаны и другие формы общественного сознания: религия, политика, право, идеология, искусство и т.д.

Наука как социальный институт или форма общественного сознания, связанная с производством научно-теоретического знания, представляет собой определенную систему взаимосвязей между научными организациями, членами научного сообщества, систему норм и ценностей. Однако то, что она является институтом, в котором десятки и даже сотни тысяч людей нашли свою профессию, - результат недавнего развития. Только в XX в. профессия ученого становится сравнимой по значению с профессией церковника и законника.

Исследователи указывают на "внешнюю" и "внутреннюю" социальность науки. Зависимость от социально-экономических, идеологических и духовных условий функционирования того или иного типа общества и государства, определяющего политику по отношению к науке, способы поддержки ее развития или сдерживания ее роста, составляют "внешнюю" социальность науки. Влияние внутренних ментальных установок, норм и ценностей научного сообщества и отдельных ученых, окрашивающих стилистические особенности мышления и их самовыражение, зависимость от особенностей эпохи и конкретного периода времени составляют представление о "внутренней" социальности. Будучи одной из форм общественного сознания, наука тесно связана с другими его формами, общими чертами которых является то, что все они представляют собой различные способы отражения действительности. Различия между ними заключаются в специфике объекта познания, принципах его отражения, а также в характере общественного назначения. В отличие, например, от искусства, отражающего действительность в художественных образах, наука делает это в форме абстрактных понятий, положений, обобщенных в виде гипотез, законов, теорий и т.п.

Наука как социальный институт включает в себя прежде всего ученых с их знаниями, квалификацией и опытом; разделение и кооперацию научного труда; четко налаженную и эффективно действующую систему научной информации; научные организации и учреждения, научные школы и сообщества; экспериментальное и лабораторное оборудование и др. В современных условиях первостепенное значение приобретает процесс оптимальной организации управления наукой и ее развитием.

Наука как социальный институт требует огромных вложений, она не может развиваться в начале XXI в. так, как она развивалась на заре своего становления - усилиями исследователей-подвижников, кустарно изготовляющих приборы для своих опытов. Впрочем, даже тогда для ученого было важно покровительство какого-нибудь богатого сеньора и его толстый кошелек. Сегодня же наука просто не может существовать помимо средств, необходимых для масштабных исследований, требующих тонкой, сложной и дорогостоящей аппаратуры, огромных энергий, вовлечения сотен и тысяч людей. Все это делает науку зависимой от власть предержащих.

Широко известно, что многие выдающиеся открытия и изобретения были сделаны благодаря колоссальным вложениям в военно-промышленный комплекс - именно гонка вооружений, как это ни парадоксально, способствовала созданию высоких технологий, развертыванию компьютерных систем, освоению ближнего космоса. Военная и политическая власть хотела и хочет вооружать себя знанием, питаясь его силой, строить свое господство на твердой почве объективных представлений о том, "что как и что по чем". Поэтому наука востребована повседневным миром как орудие официальной власти, как ее способ доминирования и упрочения.

Науковедение изучает общие закономерности развития и функционирования науки, оно, как правило, малопроблемно и тяготеет исключительно к описательному характеру. Науковедение как специальная дисциплина сложилось к 60-м гг. XX в. В самом общем смысле науковедческие исследования можно определять как разработку теоретических основ политического и государственного регулирования науки, выработку рекомендаций по повышению эффективности научной деятельности, принципов организации, планирования и управления научным исследованием. Можно столкнуться и с позицией, когда весь комплекс наук о науке называют науковедением. Тогда науковедению придается предельно широкий и общий смысл и оно неизбежно становится междисциплинарным исследованием, выступая как конгломерат дисциплин.

1.24 Основные этапы становления отечественной науки, ее выдающиеся представители.

Русская философия изначально была религиозной и формировалась иначе, чем в Европе. Европейская литература родилась из теологической и философской традиции в процессе секуляризации христианской средневековой культуры. Вначале была схоластика и «Сумма теологии» Фомы Аквинского, затем «Божественная комедия» Данте, только потом Петрарка и Шекспир создавали светскую литературу. Русская художественная литература, напротив, предварила и зародила оригинальную русскую философию, придав ей художественную интуицию и религиозный пафос.

Вместе с тем, за предшествующие века русский ум прошел путь философической пропедевтики. В XVII-XIX веках попытки философствования в духовных академиях, затем в университетах были неоригинальными и сводились к подражаниям европейской схоластике и рационализму: «В XVIII в. даже считалась наиболее соответствующей православию философия рационалиста и просветителя Вольфа. Оригинально, по православному богословствовать начал не профессор богословия, не иерарх Церкви, а конногвардейский офицер в отставке и помещик Хомяков. Потому самые замечательные религиозно-философские мысли были у нас высказаны не специальными богословами, а писателями, людьми вольными. В России образовалась религиозно-философская вольница, которая в официальных церковных кругах оставалась на подозрении» (Н.А.Бердяев).

К середине XIX века русский философский ум прошел хорошую школу западного философствования. Из европейских философов наиболее благоприятное влияние оказал Шеллинг. На лекциях Шеллинга присутствовали многие русские люди. Если Гегелем в России увлекались радикалы М.А.Бакунин и В.Г.Белинский (который знал его по пересказам Бакунина), то П.Я.Чаадаев, В.Ф.Одоевский и другие «любомудры», а также славянофилы предпочли гегелевскому рационализму шеллингианскую религиозную философию. Мало воспринятая в Европе философия откровения Шеллинга воздействовала на духовную и интеллектуальную атмосферу в России. Эта традиция русского шеллингианства повлияла на формирование взглядов Владимира Соловьева, который создает цельную систему религиозной философии и этим сильнейшим образом определяет облик русской философии. В начале XX века русские религиозные философы на два десятилетия предварили основные направления философской мысли Европы - персонализм и экзистенциализм. Только в двадцатые годы европейские экзистенциалисты открывают для себя творчество Кьеркегора и Шопенгауэра и воспринимают влияние Шеллинга.

В своих проблемах и методах оригинальная русская философия обратилась к традиции святоотеческого богословия и философии: «У нас есть великая школа богословия, это наша обедня, открытая для всех» (Ф.М.Достоевский). Русская философия изначально следовала древней традиции патристики и русской средневековой мысли, сочетающей теоретический и практический интерес: подлинная философия есть поиск истинной жизни и спасения. «Когда в XIX в. в России народилась философская мысль, то она стала, по преимуществу, религиозной, моральной и социальной. Это значит, что центральной темой была тема о человеке, о судьбе человека в обществе и в истории» (Н.А.Бердяев). Русская философская мысль на новом уровне воспроизводила традиционные формы русского умозрения, которое веками развивалось в нерационалистических формах: в эстетической (средневековая иконопись - философия в красках), в художественной литературе. Это наложило отпечаток на философское мышление, которое изначально было цельным. «Русская религиозная философия особенно настаивает на том, что философское познание есть познание целостным духом, в котором разум соединяется с волей и чувством и в котором нет рационалистической рассеченности. Поэтому критика рационализма есть первая задача. Рационализм признавали первородным грехом западной мысли» (Н.А.Бердяев). Этот целостный дух у русских мыслителей не имеет отношения к абстрактному мировому духу Гегеля, а является живым конкретным субъектом бытия: «Употребляя современное выражение, можно было бы сказать, что русская философия, религиозно окрашенная, хотела быть экзистенциальной, в ней сам познающий и философствующий был экзистенциален, выражал свой духовный и моральный опыт, целостный, а не разорванный опыт» (Н.А.Бердяев).

Философский ум обратился к Православию впервые в творчестве славянофилов. Программу философии в России сформулировал Иван Васильевич Киреевский, и это была философия жизни: «Как необходима философия: все развитие нашего ума требует ее. Ею одною живет и дышит наша поэзия; она одна может дать душу и целость нашим младенствующим наукам, и самая жизнь наша, может быть, займет от нее изящество стройности... Конечно, первый шаг к ней должен быть проявлением умственных богатств той страны, которая в умозрении опередила все народы. Но чужие мысли полезны только для развития собственных. Философия немецкая вкорениться у нас не может. Наша философия должна развиться из нашей жизни, создаться из текущих вопросов, из господствующих интересов нашего народного и частного бытия». В этой программе была осознана необходимость воссоединения мышления образованных сословий с национальным религиозным духом. Киреевский и Хомяков провозглашали конец отвлеченной философии и стремились к целостному мышлению, что свидетельствовало об ослаблении влияния Гегеля и усилении влияния Шеллинга позднего периода.

Алексей Степанович Хомяков утверждал, что философствование исходит из религиозного опыта и должно стать философией действия. Хомяков проницательно предвидит переход гегельянства в материализм, диалектического идеализма - в диалектический материализм. Творчески осмысляя опыт европейской философии, Хомяков на основе патристики закладывает основы новой русской философии, учения о свободе, о соборности, о Церкви. Понятие соборности является основополагающим в христианской философии А.С.Хомякова: соборность - это «свобода в единстве», свободное единение людей, основанное на христианской любви и направленное на совместные поиски пути спасения. Идеалом соборности является Собор Ипостасей Святой Троицы, а наиболее соборной реальностью - Православная Церковь, ведущая Россию к соборной цельности духа. Хомяков развивает оригинальные принципы теории познания, которые можно характеризовать православной гносеологией: любовь как принцип познания открывает религиозную истину, соборное общение в любви является критерием истины: «Знание истины дается лишь взаимной любовью» (А.С.Хомяков). В основе сознания - вера: знание и вера тождественны, волящий разум созерцает сущее до акта рационального сознания. Воля-свобода соединена с разумом в целостности духа. Хомяков развивал концепцию соборности, органично единящей свободу и любовь. Во вселенскости Церкви, объединяющей всех любовью, и в основе единства которой является любовь, явлена христианская соборность: «Христианство есть не иное что, как свобода во Христе... Единство Церкви есть не иное что, как согласие личных свобод... Свобода и единство - таковы две силы, которым достойно вручена тайна свободы человеческой во Христе» (А.С.Хомяков). Знаменательно, что русское Православие предоставляло большие возможности для религиозно-философского творчества: «Мысль Хомякова свидетельствует о том, что в Православии возможна большая свобода мысли (говорю о внутренней, а не о внешней свободе). Это объясняется отчасти тем, что православная Церковь не имеет обязательной системы и более решительно, чем католичество, отделяет догматы от богословия... В русской религиозно-философской и богословской мысли совсем не было идеи натуральной теологии, которая играла большую роль в западной мысли. Русское сознание не делает разделения на теологию откровенную и теологию натуральную, для этого русское мышление слишком целостно и в основе знания видит опыт веры» (Н.А.Бердяев).

Гениальным философом-метафизиком был Федор Михайлович Достоевский. Его философия в образах впервые ставила многие проблемы бытия человека: неразрешимые противоречия личности, мировая гармония и разгул зла, оправдание добра в мире, преисполненном зла. Главный вопрос Достоевского мыслителя-художника: смысл и цель существования человека на Земле «Тайна бытия человеческого не в том, чтобы только жить, а в том, для чего жить». Он сочетал персонализм - утверждение божественной ценности человеческой личности - с соборностью и всечеловечностью. Достоевский - реалист духа - впервые вскрыл глубины человеческой души, в которой дьявол с Богом борется. «Достоевский, великий провидец и мыслитель, выражает собой как бы душевную субстанцию русского народа. Его романы повергают в душевный хаос, в котором мощный голос обретают страсти, где они переплетаются, сталкиваются и разрушаются в таком напряжении и смятении, которое подчас едва переносимо, и с такой художественной силой, которую нельзя порой переживать без отвращения. Однако если бы кто-нибудь стал утверждать, что Достоевский идеализирует этот хаос и копается в потемках душевных, чтобы «возвеличить» нестроение и превратности души, тот впал бы в большую ошибку. Напротив, все, что пишет Достоевский, является прорывом к Богу, зовом к Господу, борьбой за преображение и за дух Христа.

Писатель открывает глубинную психологию - подпольного человека, подсознательное: «Он сделал великие открытия о человеке, и от него начинается новая эра во внутренней истории человека. После него человек уже не тот, что до него... Эта новая антропология учит о человеке, как о существе противоречивом и трагическом, в высшей степени неблагополучном, не столько страдающем, но и любящем страдания. Он - певец божественной свободы в человеке: «Принятие свободы означает веру в человека, веру в дух. Отказ от свободы есть неверие в человека. Отрицание свободы есть антихристов дух. Тайна Распятия есть тайна свободы. Распятый Бог свободно избирается предметом любви. Христос не насилует своим образом» (Н.А.Бердяев). Но Достоевский видит, как легко свобода переходит в безбожное своеволие и рабство.В век начинающегося научно-технического прогресса и торжества идей о земном рае впервые заявлено об античеловечности гуманистической цивилизации: «Подпольный человек не согласен на мировую гармонию, на хрустальный дворец, для которого сам он был бы лишь средством... не принимает результатов прогресса, принудительной мировой гармонии, счастливого муравейника, когда миллионы будут счастливы, отказавшись от личности и свободы... Достоевский не хочет мира без свободы, не хочет и рая без свободы, он более всего возражает против принудительного счастья» (Н.А.Бердяев). Безрелигиозное самоутверждение ведет к утверждению человекобожества, к рабству человека и вырождается в бесчеловечность. Только в Богочеловеке и Богочеловечности человек способен утвердиться в подлинной духовной свободе. Если Бога нет, то все позволено, без веры в бессмертие не разрешим ни один вопрос. Ф.М.Достоевский вскрывает трагическую метафизику зла.

Достоевского волновала проблема исторического предназначения русского народа. «Именно у Достоевского наиболее остро русское мессианское сознание... Ему принадлежат слова, что русский народ - народ-богоносец» (Н.А.Бердяев). Достоевский верил, что русскому народу предстоит великая богоносная миссия - сказать новое слово миру. В знаменитой речи о Пушкине он говорит, что русский человек - всечеловек, который обладает универсальной отзывчивостью. Вместе с тем, писатель предчувствует великие апокалиптические битвы в России: «Пророчества Достоевского о русской революции суть проникновение в глубину диалектики о человеке - человеке, выходящем за пределы средне-нормального сознания» (Н.А.Бердяев).

Трагическое миросозерцание Достоевского невиданно расширило горизонт христианского человечества, открыло новые измерения духовного бытия. Понимание самого христианства становится более сложным и, вместе с тем, более соответствующим благовестию Спасителя: «Достоевский проповедовал Иоанново христианство, - христианство преображенной земли, религии воскресения, прежде всего» (Н.А.Бердяев). Первым русским профессиональным философом европейского масштаба был Владимир Сергеевич Соловьев, который стремился создать систему христианской философии. Соловьев был европейски образованным человеком, из европейских философов наиболее близок ему Шеллинг. Вл. С. Соловьев начинает самостоятельное философствование с отвержения европейского рационализма, чему посвящены его диссертации: магистерская «Кризис западной философии» и докторская «Критика отвлеченных начал». Ему удалось преодолеть доминирование позитивизма в тогдашнем русском мышлении и привить метафизическую проблематику и углубленность. В его творчестве - мощный одновременно аналитический и синтетический ум, индивидуальная мистическая интуиция (явление Софии Небесной в Египте) и христианское богословствование. Он писал и большие философские трактаты, и грациозные мистически наполненные стихи. Это расплавление разграничивающих перегородок в европейском интеллекте будет благотворным для последующей русской мысли, которая характерно синтетична. Впечатляет и широчайший охват философских и богословских проблем, которые разрабатывал Соловьев, и этот универсализм мышления тоже унаследован дальнейшей русской философией. Вместе с тем, в творчестве философа сказывались рецидивы отвлеченной рационалистичности, продуктом чего была и концепция всеединства, которую многие высоко ценили и которую пытались развить С. Н. и Е. Н. Трубецкие, П. А. Флоренский, С. Л. Франк, С. Н. Булгаков, Л. П. Карсавин, В. Ф. Эрн, Н. О. Лосский, А. Ф. Лосев. Может быть, для самих философов идея положительного всеединства всего и играла роль методологического приема, позволяющего зафиксировать и упорядочить какие-то творческие смыслы, но все подлинные достижения наших философов лежат вне этой маложизненной отвлеченности. Более того, развитие идей всеединства Львом Карсавиным увело его к порочной концепции идеократии. Основополагающая интуиция Соловьева о всеединстве ограничивала его философский горизонт: «Он не переживал с остротой проблему свободы, личности и конфликта, но с большой силой переживал проблему единства, целостности, гармонии. Его тройственная теософическая, теократическая и теургическая утопия есть все то же русское искание Царства Божьего, совершенной жизни» (Н.А.Бердяев). Стремление навязывать схему всеединства привело Соловьева к отвлеченным концепциям: о Вселенской Церкви, неорганично и внеисторично объединяющей христианские конфессии (впоследствии Соловьев отказался от этих представлений); об утопическом мироустройстве на основе «социальной троицы» (отражающей Божественную Троицу), в которой единство Церкви, государства и общества выражается в духовном авторитете вселенского первосвященника (которым должен стать Папа Римский), в светской власти национального государя, а также в свободном служении пророка; или историософской концепции о третьей силе - России, которая избегает монистических крайностей мусульманского Востока и индивидуалистических крайностей Запада.

Большую роль сыграл фундаментальный труд «Оправдание добра. Нравственная философия», который, наряду с излишней рационализированностью, преисполнен глубокого анализа этических проблем, точнейших характеристик и определений, множества остроумных выводов. Добро является высшей сущностью бытия, находящей воплощение в различных аспектах человеческого существования; добродетели и доброделание обусловлены не субъективным произволом, а исполнением высшего повеления совести - искры Божией в человеке. Нравственная проблематика изначально была центральной для русской философии, продолжил эту традицию и Вл. Соловьев. В этой книге, наряду с «Чтениями о Богочеловечестве», систематически развивается одна из основных идей соловьевской философии - о Богочеловечестве, получившая большое значение в русской философии. В личности Богочеловека соединилась Божественная и человеческая природы, и в истории должны воссоединиться Бог и человек - Богочеловечество. «Понимание христианства как религии Богочеловечества радикально противоположно судебному пониманию отношений между Богом и человеком и судебной теории искупления, распространенной в богословии католическом и протестантском. Явление Богочеловека и грядущее явление Богочеловечества означают продолжение миротворения. Русская религиозно-философская мысль в своих лучших представителях решительно борется против всякого юридического истолкования тайны христианства... Вместе с тем, идея Богочеловечества обращается к космическому преображению, это почти совершенно чуждо официальному католичеству и протестантизму... Огромное значение в соловьевском деле имеет его утверждение профетической стороны христианства» (Н. А. Бердяев).

Только в последнем произведении «Три разговора» философия Владимира Соловьева приближается к органичной, лишенной рационального схематизма форме выражения. Форма работы - диалоги - обращает русскую философскую мысль к художественно-диалектическому методу Платона, и, вместе с тем, предваряет экзистенциальную философию XX века. «Он, как будто бы, приближается к экзистенциальной философии. Но его собственное философствование не принадлежит к экзистенциальному типу... самая его философия остается отвлеченной и рациональной, сущее в ней задавлено схемами... Как философ Вл.Соловьев совсем не был экзистенциалистом, он не выражал своего внутреннего существа, а прикрывал» (Н.А.Бердяев). Соловьев в «Трех разговорах» отказывается от своей теократической утопии и профетически описывает трагизм человеческой истории, ее эсхатологические перспективы. Он рисует антихриста как человеколюбца, реализующего идеалы социальной справедливости и тем самым духовно порабощающего человека. Противостоять царству антихриста может только соединение Церквей в лице католического папы Петра, православного старца Иоанна и протестантского доктора Паулуса, при этом Православие оказывается носителем наиболее мистически глубокой традиции христианства. Мысль Соловьева парила в высотах, с которых некоторые исторические проблемы ему виделись достаточно утопично. Он прошел мимо основной заботы русской мысли XIX века - о росте идейной маниакальности в атмосфере эпохи. В итоге можно согласиться с Н.О.Лосским, что «В философии Соловьева много недостатков. Часть этих недостатков перешла по наследству к его последователям. Однако именно Соловьев явился создателем оригинальной русской системы философии и заложил основы целой школы русской религиозной философской мысли, которая до сих пор продолжает жить и развиваться».

Во второй половине XIX века в России появился ряд талантливых религиозных философов. Н.Я.Данилевский в работе «Россия и Европа» изложил концепцию культурно-исторических типов и предвосхитил многие идеи XX века, в частности О.Шпенглера и А.Тойнби. Человечество - это разрушительная абстракция, каждый культурно-исторический тип выражает определенную идею, а вместе они составляют всечеловечество. Господство одного из культурно-исторических типов ведет к деградации цивилизации. Данилевский отмечает враждебный и агрессивный характер романо-германского культурно-исторического типа по отношению к формирующемуся славянскому типу. В других работах Данилевский критикует теорию естественного отбора Дарвина с позиций естественного богословия.

Оригинальным философом был Н.Ф.Федоров, автор «Философии общего дела», создавший концепцию всеобщего воскресения из мертвых, предлагавший толковать пророчества Апокалипсиса как условные. Напротив, философ-эстет и апокалиптик К.Н.Леонтьев не верил во всеобщее спасение, не был устремлен к преображению человечества и мира, утверждал неизбежность апокалипсиса. Он считал, что неравенство способствует возрастанию бытия, равенство же ведет к деградации жизни и к небытию; все цивилизации, культуры, общества после расцвета обречены на неизбежное дряхление. С этих позиций монах-философ подвергает острой критике концепцию прогресса, который является примером деградации, «Антихрист идет», - говорил он о состоянии современного мира. Леонтьев предвидел страшную катастрофу России, и, вместе с тем, верил в ее воскресение, но только на византийских началах.

Из церковной среды А.М.Бухарев (архимандрит Федор), развивал христологию: Сын Божий стал человеком ради всякого человека, Агнец был заклан до сотворения мира, и Бог творил мир собственным распятием. «Мир явился мне не только областью, во зле лежащей, но и великою средой для раскрытия Благодати Богочеловека, взявшего зло мира на себя» (А.М.Бухарев). Христианскую антропологию развивал профессор Казанской духовной академии В.И.Несмелов, предвосхитивший принципы экзистенциальной философии и этим повлиявший на Бердяева. Концепции профессора Московской Духовной академии М.М.Тареева предвосхитили ряд идей философии жизни, экзистенциализма и диалектической теологии неопротестантизма XX века. Очень разных русских философов объединяли общие интуиции бытия и близкие философские подходы, которые с самого начала отличали их от европейских коллег: «Русской религиозной мысли вообще была свойственна идея продолжающегося Боговоплощения, как и продолжающегося в явлении Христа миротворения. Это - отличие русской религиозной мысли от западной... Русская религиозно-философская мысль ставила по-иному проблему религиозной антропологии, чем католическая и протестантская антропология, и она идет дальше антропологии патристической и схоластической, в ней сильнее человечность... Русская мысль - существенно эсхатологическая, и эсхатологизм этот принимает разные формы» (Н.А.Бердяев).

Таким образом, при формировании русской философии XIX века определились основные ее интенции. Прежде всего, русский ум отказывается от интеллектуального европоцентризма и обращается к религиозным истокам культуры, русская философия становится по преимуществу религиозной. Философский гений вслед за писательским обращается к Православию, ищет источники вдохновения в русской культуре, в отечественной проблематике. И в отталкивании от гипертрофированного западного рационализма, и в темах, и в методологии русская философия развивается в русле платоновской традиции, испокон веков передающейся через православный эллинизм, патристику и русское Средневековье: от платоновского образного мышления - к экзистенциальному, от платоновского идеализма, созерцания мира вечных идей, - к богосозерцанию и созерцанию драмы творения Божьего. С самого начала русский философский ум охватывает широкий круг проблем. В постановке бытийных вопросов и в методологии русская философия во многом предварила развитие европейской философии новейшего времени. Философия России XIX века обогатила русскую культуру, усложнила национальное сознание. Русская философия изначально является мета-экзистенциальной: ориентирована на духовные основы бытия, отвечает на вопрошания национального духа, соответствует национальному характеру и умозрению. Все это во многом предопределило характер русской философии века XX.

2.1 Особенности естественнонаучного знания. Естествознание и культура. Фундаментальные науки и. их общая характеристика.

Особенности естественнонаучного знания

Выдающийся мыслитель 18 века Э.Кант писал: «Две вещи наполняют душу всегда новым и более сильным удивлением, чем чаще мы размышляем о них – это звездное небо надо мной и моральный закон во мне». В этом образном высказывании Кант обозначил 2 сферы научного познания: природу и общество.

Говоря о естествознании заметим, что это совокупность большого числа разнообразных наук, изучающих закономерность естественных явлений.

Предмет естествознания — факты и явления, которые воспринимаются нашими органами чувств. Задача ученого — обобщить эти факты и создать теоретическую модель, включающую законы, управляющие явлениями природы.

Характерные черты естествознания

Естествознание в полном смысле слова общезначимо и дает «родовую» истину, т. е. истину, пригодную и принимаемую всеми людьми. Поэтому оно традиционно рассматривалось в качестве эталона научной объективности. Другой крупный комплекс наук—обществознание — напротив, всегда был связан с групповыми ценностями и интересами, имеющимися как у самого ученого, так и в предмете исследования. Поэтому в методологии обществоведения наряду с объективными методами исследования приобретает большое значение переживание изучаемого события, субъективное отношение к нему и т. п.

От технических наук естествознание отличается нацеленностью на познание, а не на помощь в преобразовании мира, а от матема тики тем, что исследует природные, а не знаковые системы.

Однако провести четкую грань между естественными, общественными и техническими науками в принципе нельзя , поскольку имеется целый ряд дисциплин, занимающих промежуточное положение или являющихся комплексными по своей сути. Так, на стыке естественных и общественных наук находится экономическая география , на стыке естественных и технических — бионика , а комплексной междисциплинарной дисциплиной, которая включает и естественные, и общественные, и технические разделы, является со циальная экология .

Естественнонаучная и гуманитарная культура

Человек обладает знанием об окружающей его природе (Вселенной), 0 самом себе и собственных произведениях. Это делит всю имеющуюся у него информацию на два больших раздела: на естественнона учное (естественное в том смысле, что изучается то, что существует независимо от человека в противоположность искусственному—созданному человеком) и гуманитарное (от лат «Homo» — человек) знание, знание о человеке.

Как следует из определения, различия между естественнонаучными и гуманитарными знаниями заключаются в том, что первые основаны на разделении субъекта (человека) и объекта (природы, которую познает человек — субъект), при преимущественном внимании, уделяемом объекту, а вторые имеют отношение прежде всего к самому субъекту. {Горелов А.А. Концепции современного естествознания. 1998 г.}

Естествознание и культура

Культура –это система разнообразных традиций, образцов поведения, норм и результатов деятельности, постоянное воспроизведение, которых делает человека человеком, обладающим языком, сознанием, искусством, современной индустрией, наукой, представляет абсолютную ценность, задающую главные ориентиры всем сферам человеческой деятельности. {Краткий философский словарь под ред. А.П. Алексеева 2005г.}

Культура - это широкое по смысловому значению понятие.

Достижения фундаментальных наук естествознания это часть достижений науки и техники, которую культура вносит в исторический процесс. Атомная энергетика, компьютеры, космические аппараты, лазеры, биотехнология и многое другое. Очевидно, что все эти продукты творческого гения человека превращаются в фактор исторического развития, начинают оказывать на него то или иное воздействие.

Для того, чтобы это воздействие не стало угрожающим для жизни человека, для природы необходимо, чтобы ориентация на идеалы гуманизма стала приоритетным принципом всех сфер человеческой деятельности. На этом пути человечество сможет избавиться от применения насилия и создать благоприятные условия для развития человека как носителя культуры, для самоопределения каждой личности. {Введение в философию. Фролов И.Т., 2005г.}

Фундаментальные науки, их общая характеристика

Для современного естествознания характерен широкий спектр разнообразных наук, среди которых можно выделить фундаментальные:

· Физика

· Химия

· Биология

Отличительной чертой фундаментальных наук является разработка научных представлений и формулировка законов, непосредственно характерных для исследуемых явлений. Во многом историческое развитие естествознания определялось достижениями именно в этих фундаментальных науках.

Однако, научная теория дает нам определенный срез действительности. В науке обязательно должны содержаться различные системы абстракции, которые не только несводимы, но рассекают действительность в разных плоскостях. Эти системы абстракции определенным образом соотносятся друг с другом, но не перекрывают друг друга. Поэтому невозможно сведение социальных явлений к биологическим, биологических – к физико-химическим, химических – к физическим. Более того, даже в пределах физики существует такого рода несводимость и что невозможно построить такую теорию, из которой бы следовало все богатство физических явлений.

Единство науки выражается не в абсолютной редукции знания, а в выявлении сложных взаимоотношений между различными системами абстракций.

По мнению В.Гейзенберга в современной физике существует по крайней мере 4 фундаментальных замкнутых непротиворечивых теории: классическая механика, термодинамика, квантовая механика. В своей области они приложимости они наилучшим образом описывают реальность. По его мнению аналогичная тенденция прослеживается и в развитии других наук. Везде наблюдается стремление выделить определенные группы устойчивых связей действительности и описать их замкнутой системой специфических понятий, которые и образуют научные теории.

Таким образом, любая научная дисциплина, как бы велики не были успехи в интеграции охватываемых ею знаний, состоит из нескольких научных областей, специфика которых отображается относительно замкнутыми системами понятий, представляющих собой теории.

Отличительной чертой современного естествознания выступает его органическая связь с математикой. По своему гносеологическому содержанию математика предстает как логически непротиворечивая система разнообразных математических образов, которые с другой стороны могут быть чрезвычайно эффективно приведенными к естественным наукам.

Другой характерной чертой современного естествознания выступает его глубокая связь с технологией. По мере того, как наука все более полно вступала в область производства, возникали разнообразные прикладные виды научного знания: от рутинных ремесленных приемов человечество шло к сознательному использованию научных достижений для разработки разнообразных технологий.

Особенностью современного естествознания является его тесная связь с культурой, а через нее с философией. Мировоззрение любого человека существенно определяется его представлениями о мире в целом, о природе детерминации разнообразных явлений и т.д. Все это органически связано с тем или иным естественно-научным знанием.

Таким образом, современное естествознание является не только важнейшим компонентом науки, но и играет исключительную роль в становлении и формировании личности.

В качестве определяющих философских проблем современного естествознания выступают:

1. Субъектно-объектное представление познавательного процесса, которое наиболее полно проявляется на эмпирическом и теоретическом уровнях научного познания. В частности можно выделить 3 основные формы субъектно-объектного взаимодействия:

· непосредственное субъектно-объектное взаимодействие, когда в качестве субъекта выступал индивид, а средствами познания оказались его органы чувства. Эта точка зрения «здравого смысла», которая во многом определила научное познание на раннем этапе его развития;

· опосредованное субъектно-объектное взаимодействие, когда об объекте можно говорить с учетом особенностей прибора, который помещается между объектом и субъектом;

· непосредственное субъектно-объектное взаимодействие, в котором субъектом выступает не индивид, а социально-организованный или коллективный субъект. При таком гносеологическом основании большое значение приобретает лингво-информационные характеристики знания.

2. проблема рациональности теоретического знания. Рациональность – выполнение логических требований к содержательности научного знания. Рациональность носит исторический характер, в связи с чем можно выделить 3 основных вида методологии, определяющей рациональность знаний:

· формальная логика – логика «здравого смысла»;

· диалектическая логика;

· синергетика, для которой характерен учет не только противоречивого характера всякого развития;

3. проблема каузальности или детерминации научного знания. Ценность любого научного знания заключается в его способности скрывать причины каких-либо явлений или процессов, а также предвидеть последующие результаты. 3 основных формы:

· механический детерминизм (одна причина → одно следствие);

· статистический детерминизм (одна причина → несколько следствий);

· функциональный детерминизм (несколько причин → несколько следствий).

2.2 Математика как форма теоретического знания, ее гносеологическая специфика. Особенности эпистемологического основания математического знания

«Математика (М.) (греч. mathema - знание) - наука о математических структурах (множествах, между элементами которых определены некоторые отношения). На первых этапах развития М., возникшая в глубокой древности под влиянием запросов практики, имела своим предметом простейшие виды чисел и геометрических фигур. Это положение сохранялось в основном до 17 в. С этого времени и вплоть до второй половины 19 в. М. развивалась преимущественно как математический анализ, который и был открыт в 17 в. Открытие неевклидовых геометрий и создание теории множеств (Множеств теория) привели к перестройке всего здания М. и созданию совершенно новых ее отраслей. Важное значение приобрела в современной математике математическая логика. Методы М. широко используются в точном естествознании. Применение ее в биологии и общественных науках до последнего времени носило случайный характер» (ФИЛОСОФСКИЙ СЛОВАРЬ).

Роль математики в современной науке постоянно возрастает. Это связано с тем, что, во-первых, без математического описания целого ряда явлений действительности трудно надеяться на их более глубокое понимание и освоение, а, во-вторых, развитие физики, лингвистики, технических и некоторых других наук предполагает широкое использование математического аппарата.

Подобно тому, как основным вопросом философии является вопрос об отношении сознания к материи, стержневым вопросом философии математики является вопрос об отношении понятий математики к объективной реальности, другими словами, вопрос о реальном содержании математического знания.

Математику, как и философию можно отнести к всеобщим наукам. Она считается всеобщей и абстрактной наукой, поскольку математический аппарат в принципе может использоваться и практически используется во всех без исключения областях знания.

Задача математики состоит в описании того или иного процесса с помощью какого-либо математического аппарата, то есть формально-логическим способом. Но на основании этого утверждения нельзя делать вывод о том, что математика отображает лишь количественную сторону объектов предметного мира. Нельзя, потому, что лишь в исходных понятиях математики воспроизводится чисто внешняя (количество в широком, философском смысле) сторона этих объектов. Развитая же математическая теория выражает не только внешнюю, чисто количественную сторону предметов реального мира, но и в значительной степени их внутреннюю, качественную сторону.

В обыденном мышлении прочно господствует взгляд на математику как на некий единый корпус, основа которого начала формироваться в античности и была продолжена в Новое время. Однако в философии науки о единстве математики говорится с некоторой долей осторожности. По своей природе математика разнородна, в ее составе есть два различных «центра»: «арифметика» и «геометрия» (или даже три «центра», если различить арифметику как науку о числе и алгебру как науку об операциях (алгоритмах)). Эпистемологический статус этих составляющих математического знания различен. Если «арифметическая» составляющая тяготеет к априорному метафизическому знанию, то «геометрическая» составляющая тяготеет к апостеорной «физике». На протяжении истории развития математического знания происходит последовательная смена основной «центровости» математического знания. В отдельные исторические периоды преобладает либо «арифметическая» составляющая математики, либо ее «геометрическая» составляющая. Различие в эпистемологическом статусе между геометрией и арифметикой заключается в том, они реализуются с помощью различных познавательных способностей. Согласно Платону арифметика как изучающая умопостигаемые (интеллигибельные) числа (монады) подпадает под власть ума—разума (ноэзиса), в то время как геометрия изучающая материально-интеллигибельные, или интеллигибельно-материальные фигуры является предметом мысли низшей по отношению к ноэзису способности ума-рассудка (диаонойи). Прокл же, еще больше понижает эпистемологический статус геометрии по отношению к арифметике, т.к. познавательной способностью геометрии является уже не низшая часть ума (как это было у Платона), а воображение, которое занимает еще более низкое — промежуточное — положение между умом и чувственностью

Таким образом, суть античной парадигмы математики заключается в том, что она (математика) является условно-единым (квази)комплексом, в составе которого можно выделить две разнородные — как в онтологическом, так и в эпистемологическом плане — практики: «геометрию», как практику работы с непрерывными величинами, и «арифметику», как практику работы с дискретными числами. С «внешней» точки зрения математическое знание — как единый комплекс — занимает срединное положение между «физикой» и «метафизикой»; «внутри» же математики «арифметика» занимает более высокое по отношению к «геометрии» «положение», т.е. является более «метафизической» составляющей математического комплекса.

Принципиально иное решение о статусе математического знания (с учетом «внешних» и «внутренних» факторов) мы находим в Новое время, когда был «создан» единый культурологический комплекс «математика». Специфической чертой нововременной парадигмы математики является нивелирование различий между геометрией и арифметикой, сближение этих разнородных познавательных практик в составе универсальной «всеобщей математики» (mathesis universalis). Это связано, прежде всего, с фигурой Декарта, которому за счет алгебраизации геометрии — создания аналитической геометрии — удалось концептуально срастить арифметику и геометрию в единую науку. Именно с этой фигуры начинается формирование новой парадигмы «единой» математики. Однако в процессе ее формирования и модификации не только этот — «внутренний» — фактор является решающим. С одной стороны, при отмеченном выше «подтягивании» геометрии до алгебры «внутренняя» абстрактность математического комплекса усиливается и происходит повышение ее эпистемологического статуса по отношению к «физике»: математика занимает место как бы «прикладной метафизики», т.е. она расположена «выше» (физической) науки. С другой стороны, в Новое время существенно снижается общий («внешний») онтологический статус математического знания, поскольку происходит отождествление пространства геометрического (античной интеллигибельной материи) и пространства физического (чувственно данной, телесной материи). Т.е. наблюдается общий «дрейф» от «метафизике» к «физике».

Завершает разработку эпистемологического аспекта формирования единого нововременного математического комплекса (XVI — XVII в.в.) И. Кант. Он находит для «алгебры» и «геометрии» единое эпистемологическое — трансцендентальное — основание, и находит его в области чувственности. Возможность геометрии «выводится» из априорной формы чувственности — пространства, а в основании арифметики лежит другая априорная форма чувственности — время.

Обратим внимание на три принципиальных момента, проясняющих суть кантовского переосмысления природы математического знания. Во-первых, Кант существенно снижает «внутренний» статус математического знания, помещая ее на «шкале» познавательных способностей даже ниже (теоретической) «физики», которая работает на уровне рассудка. В этом смысле математика оказывается даже более эмпиричной (апостеорной), и занимает самый низший эпистемологический статус теоретического знания. Во-вторых, эпистемологическим (а не только онтологическим) базисом объединения математики выступает уже не «алгебра», как это было у Декарта, а «геометрия».

Таким образом, концепция математического априоризма Канта представляет собой промежуточный вариант — между сверх-априоризмом (умопостигаемостью) античности и эмпиризмом Нового времени — понимания природы и статуса математического знания.

Для иллюстрации современных — посткантовских — изменений в понимании природы и статуса математического знания кратко остановимся на анализе взглядов Г. Кантора и Г. Фреге.

Согласно концепции Г. Кантора в составе «арифметики» есть как «порядковые» (результат первой абстракции), так и «надпорядковые» — кардинальные — числа (результат второй абстракции). Тем самым внутренняя структура математического знания еще более усложняется. Соответственно, это также накладывает существенные ограничение на решение вопроса об априорности (апостеорности) математики в целом, т.к. верхние ее этажи являются более «априорными», чем нижние.

Фреге обосновал возможность математики как метанауки , исследующей не свойства (эмпирических) предметов, а признаки умопостигаемых понятий о предметах. В этом смысле математика, вернее ее «арифметический» комплекс, является метатеоретической — априорной! — дисциплиной по сравнению с «содержательными» теоретическими дисциплинам типа физики, химии, или, как принято говорить, математика является не содержательной, а «формальной» дисциплиной, что роднит ее с (формальной) логикой и метафизикой. В середине XX века фрегевское понимание математики (в качестве метанауки) получил развитие в работах Н. Бурбаки, которые рассматривали математику как (мета)науку о (мета)свойствах «математических структур», которые, в свою очередь, могут рассматриваться как канторовские «количественные» абстракции первого уровня.

Таким образом, в работах Г. Кантора и Г. Фреге (а позже и у Н. Бурбаки) было показано (обосновано), что математика является неоднородным иерархизированным комплексом знания, многослойной дисциплиной. Помимо «эмпирического» слоя математического знания, связанного с количественно-порядковой характеристикой предметов (абстрагирование от «качественной» определенности предметов), возможна априористская математика второго — «теоретического» — уровня (метауровня), которая изучает более высокие абстракции: «надпорядковые» структуры («кардинальные числа» Кантора) и/или «неопределенные предметы» — понятия (Фреге).

Современная математика является особой наукой, которая одновременно представляет собой: глобальное образование с укрупненным делением, выступающим как гносеологическое отражение структуры объекта математического познания; растущую и развивающуюся систему с внутрен­ними генетическими взаимосвязями; целостный функционирующий организм с отдельными частями, выполняющими внутриматематические, специфические функции; иерархическую систему, структурированную на многие уровни.

2.3 Характеристика субъекта и объекта в познании. Субъектно-объектное представление естественно-научного познания, структура эксперимента и теории в рамках этого представления.

Познание - это взаимодействие субъекта и объекта, дающее в результате некое знание, но это знание возникает не сразу. Оно образуется в процессе взаимодействия субъекта познания с объектом при активной роли самого субъекта.

Субъект и объект - это две взаимоисключающие и взаимопредполагающие противоположности. Субъектом познания может выступать как отдельный индивид, так и коллектив, класс, общество в целом. Объектом знания может выступать вся объективная реальность, а предметом познания только ее часть или область, непосредственно, включенная в сам процесс познания.

В процессе познания участвуют в совокупности чувственное, рациональное познание, логика, интуиция.

Чувственное познание основано на чувственных ощущениях, отражающих действительность, и логике. Рациональное познание основано на разуме, его самостоятельной деятельности. Близким к рациональному является интуитивное познание, при котором истина самостоятельно приходит к человеку на бессознательном уровне. Общее направление процесса познания выражается в формуле: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике». Две ступени познания: чувственное и логическое познание – находятся в диалектическом единстве.

Чувственные формы играют важную роль в познании. Через чувства человек контактирует с внешним миром. К основным формам чувственного познания относятся: ощущение, восприятие и представление, ощущение – это элемент. Субъективный образ объективной реальности. Органы человека – результат длительного исторического развития. Хотя они наследуются биологически, степень их совершенства обусловлена трудовой деятельностью человека, человек способен значительно развить в себе тонкость и остроту чувств ощущений.

Специфической особенностью ощущений является их однородность. Любое ощущение дает сведения лишь о какой-то одной качественной стороне предмета.

Рационализм недооценивает роль чувственного в познании, утверждая, что мышление может постигать сущность вещей, минуя чувства, не опираясь на ощущения.

Теория - особая форма организации знания. Форма означает, что у знания есть какие-то признаки, которые не могут быть исключены ни при каких обстоятельствах (т.е. их можно и не исследовать).

Признаки теории: 1) созерцательная (теория - "смотрю") была изобретена в др. Греции. 2) теория с точки зрения логики: понятия, суждения и умозаключения изучает логика. Главное последнее. Теория - совокупность взаимосвязанных утверждений. Научное знание обязано быть теоретическим, но не всякое тер. знания может быть научным. Математика - язык науки или единственная область науки, основанная на теории. Любая теория в логическом плане изучает идеи или идеализированные объекты. 3) правило независимости. 4) принцип наблюдаемости. 5) теория выполняет функции для опыта: а) объясняет опытные данные, б) предсказывает новые опыты.

Логические особенности: 1) теоретическое знание должно быть логически не противоречиво. 2) логические связи должны охватывать все утверждения, относящиеся к данной теории (принцип системности). 3) аксиоматизация - берутся истинные утверждения и из них выводится какое-то третье (один из идеалов научности).

Теория - это высшая, обоснованная, логически непротиворечивая система научного знания, дающая целостный взгляд на существенные свойства, закономерности, причинно-следственные связи, определяющие характер функционирования и развития определенной области реальности. Теория может меняться путем включения в нее новых идей и фактов. Когда в рамках данной теории выявляется противоречие, неразрешимое в ее рамках, то его разрешение ведет к построению новой теории. Сердцевину н теории составляют входящие в нее законы. В теории выделяют такие существенные моменты: исходную эмпирическую основу (факты, данные экспериментов,); различного рода допущения, постулаты, аксиомы; логику теории, допустимые в рамках теории правила логических выводов и доказательств; совокупность выведенных утверждений с их доказательствами; законы наук, а также предвидение.

Различают описательные теории, математизированные, интерпретационные и дедуктивные теории.

Практика и познание тесно связаны друг с другом: практика имеет познавательную сторону, познание - практическую. В качестве источника познания практика дает исходную информацию, которая обобщается, обрабатывается мышлением. И теория выступает обобщением практики, обобщением информации об объекте на сущностном уровне. В практике и через практику субъект познает законы действительности, без практики нет знания сущности предметов.

Эксперимент как форма получения практического знания является движущей силой познания в целом. От него исходят импульсы, в значительной мере обусловливающие возникновение нового значения и его преобразования.

Эксперимент детерминирует переход от чувственного отражения объектов к их рациональному отражению, от одних методов исследования к другим, от одного мышления к другому, от эмпирического мышления к теоретическому.

Эксперимент осуществляется для многих целей: для ориентации в окружающей обстановке, для удовлетворения любознательности, для подтверждения теории и т.д. Если разделить все цели на непосредственные и конечные, тогда окажется, что практика - цель познания, в конечном счете. Практика - это специфический способ освоения, в котором результат деятельности адекватен ее цели.

Основные функции эксперимента в процессе познания:

1. является источником познания потому, что все знания вызваны в жизни главным образом ее потребностями;

2. является непосредственно целью познания, ибо оно существует не ради простого любопытства, а для того, чтобы направить их соответствующим образом на практике,

3. представляет собой решающий критерий истинный, т.е. позволяет отделить истинные знания от заблуждений.

Знания нет без науки, особенно фундаментальной, а действия, поскольку оно опирается на науку, нет без эксперимента.

По Бэкону, знание не возникает в голове человека само по себе, его нужно получить в результате осмысления данных эксперимента. Он вполне последовательно утверждает, что эксперимент индуцирует знание, "наводит" на него. Но Бэкон имеет в виду не просто наведение на новое знание, а конкретный философский метод индукции, логическое умозаключение от частных, единичных случаев к общему выводу, от отдельных фактов к обобщениям.

Итак, по Бэкону, надо сравнивать данные эксперимента, находить в них общие черты и в результате получать знание общего характера, на основе которого уже без затруднений можно объяснить новые случаи, которые не противоречат общим теоретическим положениям.

2.3 Становление логического и геометрического знания в древнегреческой

Говоря о возникновении науки (эта проблема особенно обстоятельно рассмотрена в работах П. П. Гайденко, Л. М. Косаревой, Л. А. Микешиной, В. С. Степина и др.), надо подчеркнуть следующее. В античности и средние века в основном имело место философское познание мира. Здесь понятия "философия", "знание", "наука" фактически совпадали: это было по существу "триединое целое", не разделенное еще на свои части. Строго говоря, в рамках философии объединялись сведения и знания и о "первых причинах и всеобщих началах", об отдельных природных явлениях, о жизни людей и истории человечества, о самом процессе познания, формулировалась определенная совокупность логических (Аристотель) и математических (Евклид) знаний и т.п. Все эти знания существовали в пределах единого целого (традиционно называемого философией) в виде ее отдельных аспектов, сторон. Иными словами, элементы, предпосылки, "ростки" будущей науки формировались в недрах другой духовной системы, но они еще не выделялись из них как автономное, самостоятельное целое.

Предпосылкой возникновения научных знаний многие исследователи истории науки считают миф. В нем, как правило, происходит отождествление различных предметов, явлений, событий (Солнце = золото, вода = молоко = кровь). Для отождествления необходимо было овладеть операцией выделения "существенных" признаков, а также научиться сопоставлять различные предметы, явления по выделенным признакам, что в дальнейшем сыграло значительную роль в становлении знаний.

Формирование отдельных научных знаний и методов связывают с тем культурным переворотом, который произошел в Древней Греции.

Около V в. до н. э. усиливаются демократические тенденции в жизни греческого общества. В это время в социуме стали стимулироваться творческие задатки индивидуумов, даже если сначала плоды их деятельности были практически бесполезны. Стимулируются публичные споры по проблемам, не имеющим никакого прямого отношения к обыденным интересам спорящих, что способствовало развитию критичности, без которой немыслимо научное познание. В Греции начала формироваться "наука доказывающая".

Древние греки пытаются описать и объяснить возникновение, развитие и строение мира в целом и вещей его составляющих. Эти представления получили название натурфилософских.

Сенека первым применил название philosophia naturalis как общее обозначение философских течений Древней Греции, предшествующих Сократу и софистам. Первые древнегреческие натурфилософы — философы, изучающие природу, представители милетской школы: Фалес, Анаксимен, Анаксимандр, а также Гераклит Эффеский — были также и учеными. Они занимались изучением астрономии, географии, геометрии, метеорологии. Фалес, например, предсказал солнечное затмение и первым объяснил природу лунного света, считая, что Луна отражает свой свет от Солнца. Доказывая простейшие геометрические теоремы, он вводил и использовал дедуктивный метод. Названия приписываемых по традиции Фалесу работ: «Морская астрология», «О солнцестоянии», «О равноден­ствии», «О началах» — свидетельствуют, в какой степени ум его был обращен к познанию природы. Ученика Фалеса Анаксимандра называют «истинным творцом греческой, а вместе с тем и всей европейской науки о природе». Он высказал положение, что началом (принципом) и стихией (элементом) сущего является апейрон (от греч. «беспредельное»). Алейрон — бесконечное, неопределенное — лежит в основе всего, обладает творческой силой и является причиной всеобщего возникновения и уничтожения.

Натурфилософией (философией природы) называют преимущественно философски-умозрительное истолкование природы, рассматриваемой в целостности, и опирающееся на некоторые естественнонаучные понятия. Некоторые из этих идей востребованы и сегодняшним естествознанием.

Для создания моделей Космоса нужен был достаточно развитый математический аппарат. Важнейшей вехой на пути создания математики как теоретической науки были работы пифагорейской школы. Ею была создана картина мира, которая хотя и включала мифологические элементы, но по основным своим компонентам была уже философско-рациональным образом мироздания. В основе этой картины лежал принцип: началом всего является число. Пифагорейцы считали числовые отношения ключом к пониманию мироустройства. И это создавало особые предпосылки для возникновения теоретического уровня математики. Задачей становилось изучение чисел и их отношений не просто как моделей тех или иных практических ситуаций, а самих по себе, безотносительно к практическому применению. Ведь познание свойств и отношений чисел теперь мыслилось как познание начал и гармонии Космоса. Числа представали как особые объекты, которые нужно постигать разумом, изучать их свойства и связи, а затем уже, исходя из знаний об этих свойствах и связях, объяснять наблюдаемые явления.

Именно эта установка характеризует переход от чисто эмпирического познания количественных отношений (привязанного к наличному опыту) к теоретическому исследованию, которое, оперируя абстракциями и создавая на основе ранее полученных абстракций новые, осуществляет прорыв к новым формам опыта, открывая неизвестные ранее вещи, их свойства и отношения. В пифагорейской математике наряду с доказательством ряда теорем, наиболее известной из которых является знаменитая теорема Пифагора, были осуществлены важные шаги к соединению теоретического исследования свойств геометрических фигур со свойствами чисел. Так, число "10", которое рассматривалось как совершенное число, соотносилось с треугольником

Пифагорейцы, связав философию с математикой, поставили вопрос о числовой структуре мироздания. Древнегреческого философа Пифагора — основателя Пифагорейского союза в Кротоне — даже называют «отцом наук». Созданный им союз отличался строгими обычаями, его члены вели аскетический образ жизни. «Самое мудрое — число», «число владеет вещами», «все вещи суть числа» — таковы выводы Пифагора. Единое начало в непроявленном состоянии равно нулю. Когда оно воплощается, то создает проявленный полюс абсолюта, равный единице. Превращение единицы в двойку символизирует разделение единой реальности на материю и дух и говорит о том, что знание об одном является знанием о другом. Пифагор размышлял о «гармонии сфер» и считал космос упорядоченным и симметричным целым. Мир был доступен лишь интеллекту, но недоступен чувствам. Математика парадоксальным образом сочеталась с теологией, а теология брала свое начало из математики.

К началу IV в. до н. э. Гиппократом Хиосским было представлено первое в истории человечества изложение основ геометрии, базирующейся на методе математической индукции. Достаточно полно была изучена окружность, так как для греков круг являлся идеальной фигурой и необходимым элементом их умозрительных построений. Немногим позже стала развиваться геометрия объемных тел - стереометрия. Теэтетом была создана теория правильных многогранников, он указал способы их построения, выразил их ребра через радиус описанной сферы и доказал, что никаких других правильных выпуклых многогранников существовать не может.

В эпоху эллинизма наибольшие успехи были зафиксированы в области математических знаний. Так, Евклиду (конец IV- начало III в. до н. э.) принадлежит выдающаяся работа античности "Stoicheia" (т.е. "Элементы", что в современной литературе получило название "Начала"). Этот 15-томный труд явился результатом систематизации имевшихся в то время знаний в области математики, часть из которых, по утверждению исследователей, принадлежит предшественникам Евклида. Успехами в разработке методов вычисления площадей поверхностей и объемов геометрических тел отмечена жизнь Архимеда (ок. 287-212 гг. до н. э.).

2.5 Религиозные представления о мире в средневековой культуре.. Западно- европейская и восточно-арабская культура средневековья.

Появившиеся в Европе с XII века университеты стали центрами научных исследований, помогая установить непререкаемый научный авторитет Аристотеля. В середине XIII столетия Фома Аквинский осуществил синтез аристотелевской философии и христианской доктрины. Он подчеркивал гармонию разума и веры, укрепляя таким способом основы естественной теологии. Но томистский синтез не остался без ответного вызова. В 1277 году, после смерти Аквината, архиепископ Парижский признал непригодными 219 из утверждений Фомы, содержащихся в его сочинениях. В результате была развита номиналистская доктрина. Номинализм, который стремился отделить науку от теологии, стал краеугольным камнем в переопределении сфер науки и теологии позднее, в XVII веке.

В течение XIII и XIV веков европейские ученые всерьез расшатывали фундаментальные устои аристотелевой методологии и физики. Английские францисканцы Роберт Гроссетест и Роджер Бекон ввели в сферу науки математический и экспериментальный методы, а также способствовали дискуссии о зрении и о природе света и цвета. Их оксфордские последователи ввели количественные рассуждения и физический подход через свои исследования ускоренного движения. За Ла-Маншем, в Париже, Жан Буридан и другие ученые детально разработали концепцию импульса, в то время как Николас Орезм (1330-1382) предложил ряд смелых идей в астрономии, что открыло двери для пантеизма Николая Кузанского.

Важное место в научной культуре европейского средневековья занимала алхимия. Алхимия была посвящена преимущественно поискам субстанции, которая могла бы превращать обычные металлы в золото и серебро и служить средством бесконечного продления человеческой жизни. Хотя ее цели и применявшиеся средства были весьма сомнительны и чаще всего иллюзорны, алхимия была во многих отношениях предшественницей современной науки, особенно химии. Первые дошедшие до нас достоверные работы европейской алхимии принадлежат английскому монаху Роджеру Бэкону и немецкому философу Альберту Великому. Они оба верили в возможность трансмутации низших металлов в золото. Российский ученый В. Л. Рабинович проделал блестящий анализ алхимии и показал, что она представляла собой типичное порождение средневековой культуры, сочетая магическое и мифологическое видение мира с трезвым практицизмом и экспериментальным подходом.

Самым, пожалуй, парадоксальным результатом средневековой научной культуры является возникновение на базе схоластических методов и иррациональной христианской догматики новых принципов познания и обучения. Пытаясь найти гармонию веры и разума, соединить иррациональные догмы и экспериментальные методы, мыслители в монастырях и духовных школах постепенно создавали принципиально новый способ организации мышления – дисциплинарный. Наиболее развитая форма теоретического мышления того времени была теология.

Религиозные представления о мире.

Основной элемент любой религиозной картины мира – образ единственного бога (монотеистические религии) или множества богов (политеистические религии). Наша эмпирическая действительность не самостоятельна и не самодостаточна, а носит производный тварный характер, так как вторична, является результатом, проекцией другой – настоящей реальности – бога или богов. Тем самым религии удваивают мир и указывают человеку на превосходящие его силы (обладающие разумом, волей, собственными законами), которые определяют жизнь людей.

Т.о., специфической чертой религиозной картины мира являются разделение реальности на естественную и сверхъестественную сферы, причём первая считается зависимой от второй. Достижение сферы сверхъестественного бытия, понимаемого как единственно подлинное, становится целью человеческого существования. В зависимости от содержания вероучений можно говорить о картинах мира конкретных религий.

Эпоха, пришедшая на смену Древнему миру, получила название Средневековья. Она охватывает период приблизительно с 5 по 15 века. В идейном смысле это время было периодом безраздельного господства в Европе христианской религии, которая сформировалась в начале нашей эры в римской провинции Иудее, быстро распространилась по всей империи, завоевав огромное количество последователей. Поскольку официальной религией Древнего Рима было язычество, то появившееся христианство в первые века нашей эры подвергалось жестоким гонениям со стороны государства. Однако в 4 в. оно было провозглашено новой официальной религией, и притесняемые ранее христиане из гонимых превратились в гонителей, начали неумолимо преследовать язычников и ревностно бороться с остатками старой государственной религии. В чем же столь явная непримиримость язычества и христианства? Первое является политеизмом – многобожием, второе – монотеизмом – единобожием. Но дело не только в этом. В языческом политеизме каждое божество олицетворяет собой какую-нибудь природную стихию, то есть находится не вне мира, но внутри него, растворено в нем, слито с ним воедино, а совокупность языческих богов и есть мироздание. Христианский же монотеизм утверждает не только то, что Бог один, но, главное, то, что он находится вне мира, первичен по отношению к нему, потому что его сотворил. Для язычника окружающий его мир прекрасен и единственен, вне природы и больше ее ничего нет, потому что она и есть Бог. Природа вечна, беспредельна и потому божественна. Он благоговеет перед ней и ей поклоняется. Для христианина же сколь ни совершенен был бы окружающий мир, он – всего лишь творение, а за видимым великолепием природы стоит невидимая сила, тысячу крат более совершенная и бесконечно восхитительная – Творец, который есть действительное начало и источник всего, истинное Бытие. Поэтому именно перед ним следует преклониться, а за красотой мира всегда надо пытаться усмотреть великий и непостижимый замысел потустороннего Бога.

Развитие ремёсел и их значение для научного познания.

В социально-экономическом отношении средним векам соответствует период раннего и развитого феодализма. Для эпохи феодализма типично, в общем, сравнительно медленное развитие производительных сил. Это было связано с господством натурального хозяйства и традиционных видов техники, основанных на применении ручного труда. Западноевропейские страны эпохи раннего феодализма медленно выходили из состояния упадка земледелия (варварское завоевание Римской империи, разрушение производительных сил, спад развития промышленности ввиду отсутствия сбыта, ухудшение торговых связей, убывание городского и сельского населения). С 9 в. темпы развития возрастают и в Западной Европе, где после крестовых походов, а особенно в 13 – 15 вв., наблюдаются разнообразные и яркие технические достижения. Выдающуюся роль играли в этот период изобретатели стран Ближнего Востока, Средней Азии и Дальнего Востока. Там подготовлялись или создавались многие изобретения, которые впоследствии сыграли важную роль в западноевропейской и русской технике.

Несмотря на медленное повышение технического уровня производства и столь же медленное увеличение его масштабов, за долгие годы феодального строя производительные силы получили большее развитие, чем в рабовладельческом обществе. Намного увеличилось производство металлов и изделий из металла. Всё большее развитие получило ремесленное производство, появилась мануфактура (предприятие, на котором применялось разделение труда и ремесленные средства производства), расширилась торговля.

Ведущая роль в развитии техники и технологии добывающих и обрабатывающих промыслов принадлежала городскому ремеслу, которое получило цеховую организацию. Росло ремесленное производство и специализация мастерства (горное дело и металлургия, текстильное производство (Азия, Сев. Африка, 8 – 13 в. Англия), гончарное производство (преимущественно Китай, Русь), строительная техника (деревянное строительство, каменное строительство в Византии), транспортная техника (преимущество – водным путям: речным и морским), военная техника (холодное оружие, луки, арбалет, осадные орудия).

Великие открытия ремесленного периода: компас (с 6 в. до н. э. – в 11 в. компас со стрелкой; начало применения прибора относится к 12 в.), порох (Китай (7 в.), Византия, Европа (кон. 13 – нач. 14 вв.)) и огнестрельное оружие (Китай (13 в), Зап. Европа (нач. 14 в.), Русь (кон. 14 в.)), книгопечатание (Корея (704 – 751 гг), Китай (6 – 8 вв.)), Европа (с 12 в.), изготовление бумаги (Китай (2 век)), механические часы (9 век), ветряные и водяные двигатели, чугунолитейное производство.

Таким образом, создавалась возможность и необходимость смены феодализма капитализмом. Строились города, укреплялась их самостоятельность, росли их богатства. Помимо храмов стали появляться другие общественные здания: ратуши, больницы, колледжи, общежития, жилые дома. С развитием ремесла развивается торговля, города превращаются в политические и административные центры, приток жителей увеличивается с каждым годом. Оснащение кораблей компасами явилось одной из важных предпосылок, сделавших возможным осуществление географических открытий 15 – 16 вв. Использование механических часов приобрело важное значение в связи с распространением мануфактурного производства, где измерение продолжительности отдельных технологических процессов в условиях разделения труда стало играть значительно большую роль, чем в период господства ремесла. Вместе с тем возможность точного измерения времени оказала большое влияние на развитие подлинно научных исследований, основанных на опытах.

С 13 в. в Зап. Европе возрастает интерес к прикладной механике. Это было связано с развитием ремесленного производства и с растущим применением механизмов с ветряными и водяными двигателями и иных сложных устройств.

Восточно-арабская культура Средневековья.

На арабском Востоке в Средние века наметился прогресс в области математических, физических, астрономических и медицинских знаний. Начиная с 7 в. в политической жизни стран Ближнего и Среднего Востока произошли важные изменения. Ослабление военной мощи Византийской империи, сасадинского Ирана привело к тому, что арабы в очень короткий срок захватили обширные территории, на которых был создан арабский халифат.

В городах халифата строились обсерватории, создавались библотеки при дворцах, мечетях, медресе. Внутренняя и внешняя торговля также способствовала распространению и передаче знаний. Первый научный центр халифата – Багдад (кон. 8 – нач. 9 вв.), где были сосредотечены учёные, переводчики и переписчики из разных стран, располагалась большая библиотека, постоянно пополняемая, функционировала своеобразная академия «Дом мудрости», на базе которого была создана обсерватория.

Труды учёных разных стран, которые в силу сложившихся обстоятельств оказываются на территории халифата, переводятся на арабский язык. В 9 в. была переведена «Великая математическая система астрономии» Птоломея под названием «Аль-магисте», которая потом вернулась в Европу как «Альмагест». Также были переведены «Начал» Евклида и сочинения Аристотеля, труды Архимеда, которые способствовали развитию математики, астрономии, физики.

Греческое влияние отразилось на стиле сочинений арабских авторов, которые характеризует систематичность изложения материала, полнота, строгость формулировок и доказательств, теоретичность. Вместе с тем в этих трудах присутствует характерное для восточной традиции обилие примеров и задач чисто практического содержания.

Однако деятельность арабских учёных вышла за пределы античности, чему способствовали не только знание арабскими учёными идей м многовековых достижений индийской науки, но в основном потребности современной им жизни и значительное обогащение многообразного опыта.

Были заложены основы тригонометрии, которая была связана с достижениями астрономии. Так, астроном аль-Баттани (858 – 927), автор комментария к птоломеевскому Альмагесту, производил с помощью введённых им тригонометрических функций более точные по сравнению с Птоломеем астрономические наблюдения. Им составлены таблицы тригонометрических функций, введено понятие «синус».

Аль-Фараби (870 – 950) первым осмыслил и развил логическое наследие Аристотеля.

Мухаммед ибн Мусса ал-Хорезми (780 – 850), автор сочинений по математике (где представлена десятичная система исчисления и алгоритмы), которые в 12 в. были переведены на латынь и четыре столетия служили в Европе учебными пособиями.

Аль-Хайсам аль-Газен (965 – 1039) создал труды по оптике (законы отражения и преломления света, строения глаза).

Аль-Бируни (973 – 1048) – учёный-энциклопедист, установил еметод определения географических долгот, определил длину окружности, сделал предположение о возможности обращения Земли вокруг Солнца. Он конструировал экспериментальные приборы, призывал прибегать к опыту и проверять результаты исследований опытным путём.

К наиболее ярким представителям ближневосточного средневековья можно отнести Омара Хайяма (1048 – 1131), великого иранского ученого и философа, великолепного поэта, автора всемирно известных четверостиший (рубаи). В качестве учёного Хайям больше всего сделал в математике и астрономии.

В 15 веке после разгрома Самаркандской обсерватории начинается период заката математических, физических и астрономических знаний на Востоке и центр разработки проблем естествознания, математики переносится в Западную Европу.

2.6 Географические открытия в XV - XVII вв. как определяющее условие становления и формирования естественнонаучного знания. Их социально-экономическое значение.

Во второй половине XV в. феодализм находился в стадии разложения, вырастали крупные города, развивалась торговля. Всеобщим средством обмена стали деньги, потребность в которых очень увеличилась. Поэтому в Европе сильно возрос спрос на золото, что усилило стремление к "Индиям", где будто бы золота очень много. Но в тоже время для европейцев в результате турецких завоеваний становилось все труднее пользоваться старыми, восточными комбинированными сухопутными и морскими путями к "Индиям". Поисками южных морских путей тогда занималась только Португалия. Для прочих атлантических стран к концу XV в. остался открыт только путь на запад через неведомый океан.

Эпоха Возрождения отмечена крупными сдвигами в области естествознания. Его развитие, непосредственно связанное в этот период с запросами практики (торговля, мореплавание, строительство, военное дело и др.), зарождавшегося капиталистического производства, облегчалось первыми успехами нового, антидогматичного мировоззрения. Наиболее крупные победы естествознание одержало в области астрономии, географии, анатомии. Великие географические открытия (путешествия Х. Колумба, Васко да Гамы, Ф. Магеллана и др.) практически доказали шарообразность Земли, привели к установлению очертаний большей части суши.

Великие географические открытия дали толчок торговле, мореплаванию и промышленности и имели огромное экономическое значение. Результатами открытий было "внезапное расширение всемирного рынка, умножение обращающихся товаров, соперничество между нациями в стремлении овладеть азиатскими сокровищами, колониальная система. В результате из колоний в Европу хлынуло большое количество золота и серебра. В связи с этим произошла так называемая революция цен - резкое возрастание цен на сельскохозяйственные и промышленные продукты. Великие географические открытия значительно расширили мировой рынок. Качество обращающихся товаров резко возросло. В торговый оборот вошли новые продукты, неизвестные ранее европейцам: табак, кофе, чай, какао, хлопок, кукуруза и др. Средневековое ремесло было вынуждено уступить место капиталистической мануфактуре, сложившей цеховые ограничения и значительно увеличивший масштабы производства благодаря применившемуся разделению труда. Это имело своим результатом концентрацию торгового и промышленного капитала и формирование класса буржуазии.Таким образом, великие географические открытия составили "один из главных моментов, содействовавших переходу феодального способа производства в капиталистический."

Возникает необходимость философского осмысления новых научных фактов, разработки общей методологии познания.

Формирование естественнонаучного знания связано именно с этими событиями и с открытиями Коперника, Галилея, Ньютона.

Николай Коперник рано пришел к убеждению о ложности теории Аристотеля—Птолемея. Коперник предложил гелиоцентрическую систему мира. С момента провозглашения его идеи, заключающейся в том, что разработанная система позволяет «с достаточной верностью объяснить ход мировой машины, созданной лучшим и любящим порядок Зодчим», можно вести отсчет рождения детерминистическо-механистического мировоззрения в его противоположности телеологическо-организмическому. Земля оказалась не привилегированной, а «рядовой» планетой, закономерности которой могли быть обнаружены на всем громадном ее протяжении.

Развитие науки придало новую окраску человеческому сознанию и породило новизну способов мышления. «Новое мышление явилось более важным событием, чем даже новая наука или техника. Оно изменило метафизические предпосылки и образное содержание нашего сознания, так что теперь старые стимулы вызывали новый отклик».

Существует мнение, что история индуктивных наук есть история открытий, а философия индуктивных наук— история идей и концепций. Наблюдая однообразие в природе, мы приходим с помощью индукции к утверждению естественных законов. Эмпиризм и математическое обобщение стали визитной карточкой науки Нового времени. От имени эмпиризма выступил Фрэнсис Бэкон с его обширной программой эмпирической философии. От имени рационалистического подхода выступил математик Рене Декарт. Впрочем, Гарвей высказался о родоначальнике английского эмпиризма так: «Бэкон занимался наукой как лорд-канцлер». Видимо, имеется в виду, что дело ограничивалось одними только пожеланиями, общей характеристикой задачи и увещеваниями о том, что не следует доверяться случайным восприятиям, а нужно производить методические наблюдения и дополнять их обдуманным опытом. Декарт же был уверен, что серьезная потребность в истине может быть удовлетворена не схоластическими рассуждениями и метафизическими теориями, а исключительно математикой. Эта своеобразная математическая реформа философии заставила признать ясность и отчетливость важнейшими принципами научного метода. Они влекут за собой необходимость количественных определений, тогда как качественные, основанные на чувственном восприятии, по сути своей неясны и смутны.

В XVII в. обозначилась новая роль естествоиспытателя — испытующего естество и уверенного, что божественная «Книга Природы» (метафора, унаследованная из теологии) написана на языке геометрии (Галилей). Ученые галилеевского типа настроены на рациональное прочтение книги природы.

Главным достоянием Нового времени считается становление научного способа мышления, характеризующегося соединением эксперимента как метода изучения природы с математическим методом, и формирование теоретического естествознания. И Галилей, и Декарт были уверены, что позади чувственных феноменов стоят математические законы. Интерес к решающему эксперименту был «платой за застывшую рациональность средневековой мысли». Достаточно напомнить тот факт, что галилеевский принцип инерции получен с помощью идеального эксперимента. Галилей формулирует парадоксальный образ — движение по бесконечно большой окружности при допущении, что она тождественна бесконечной прямой, а затем осуществляет алгебраические исследования. И во всех интересных случаях фиксируется либо противоречие, либо несоответствие теоретических идеализации и обыденного опыта, теоретической конструкции и непосредственного наблюдения. Поэтому суть научно-теоретического мышления начинает связываться с поиском предметов-посредников, видоизменением наблюдаемых условий, ассимиляцией эмпирического материала и созданием иной научной предметности, не встречающейся в готовом виде. Теоретическая идеализация, теоретический конструкт становится постоянным членом в арсенале средств строгого естествознания. Примерами таких конструктов могут служить понятия математической точки, числа, таблицы, графы, абстрактные автоматы и т.п.

К многообразным приметам возникновения науки относят рост благосостояния и досуга, распространение университетов, изобретение книгопечатания, захват Константинополя, появление Коперника, Васко да Гамы, Колумба, телескопа.

Дополнение к 2.6 в.

Периоду разложения феодализма и возникновению капиталистических отношений предшествовали Великие географические открытия, сыгравшие важную роль в переходе к буржуазному способу производства.Великие географические открытия были вызваны развитием производительных сил общества, ростом товарно-денежных отношений и необходимостью золота и серебра для дальнейшего обращения средств, т.к. деньги постепенно становились именно средством обращения.В рамках известного Европейцами мира (в основном средиземноморья) необходимых источников золота и серебра не было. В то же время на Востоке, по представлениям европейцев, таились неисчерпаемые богатства: пряности, драгоценные металлы, шёлковые ткани и т.д. Овладение Востоком становилось очень привлекательным. Золото искали путешественники. Зная о существовании Индии и Китая, путешественники искали к ним сложные пути, снаряжали экспедиции.Снаряжение дорогих и сложных экспедиций было под силу лишь мощным централизованным монархиям. Осуществление данных путешествий не могло быть возможным без достаточного прогресса в кораблестроении и мореплавании. К середине XV века в Западной Европе строились крупные морские суда, которые могли совершать длительные плавания. Вошли в пользование компас, географические карты.Толчком к поискам новых морских путей на Восток послужили препятствия, учиненные Турками и Арабами, торговыми связями Европы с передним Востоком. В связи с этим стали разрабатывать планы достижений Индии морским путём вокруг берегов Африки. Первые шаги в этом направлении были сделаны Португалией и Испанией. Португальские мореплавателям в 1486 году удалось обогнуть Ю. Часть Африки, а в 1498 году Васко да Гамма достиг берегов Индии. Ввиду того, что Португалия закрыла другим государством пути вдоль берегов Африки, В Испании получила поддержку идея генуэзского моряка Христофора Колумба послать экспедицию в открытый океан в западном направлении.Было предпринято множество экспедиций, во главе с Колумбом,с 1492 по 1504 гг, которые завершились открытием нового континента - Америки. Важное значение имело первое кругосветное путешествие, совершённое в 1519-1522 гг. Экспедицией Ф. Магеллана, положившее начало освоению Тихого океана.Крупные географические открытия были совершены в XVI английскими и французским мореплавателями в Северной Америке, а также русскими путешественниками в Севера - Восточной Азии, к середине XVII века вышедшими на берега Тихого океана.Великие географические открытия дали толчок торговле, мореплаванию и промышленности и имели огромное экономическое значение. Результатами открытий было "внезапное расширение всемирного рынка, умножение обращающихся товаров, соперничество между нациями в стремлении овладеть азиатскими сокровищами, колониальная система..." При этом центр мировых торговых путей перешедшая со Средиземного моря на Атлантический океан, что имело свои последствия: возвышение Англии, Испании, Португалии, Голландии и Франции.В результате из колоний в Европу хлынуло большое количество золота и серебра. Великие географические открытия значительно расширили мировой рынок. Качество обращающихся товаров резко возросло. В торговый оборот вошли новые продукты, неизвестные ранее европейцам: табак, кофе, чай, какао, хлопок, кукуруза и др. Средневековое ремесло было вынуждено уступить место капиталистической мануфактуре, сложившей цеховые ограничения и значительно увеличивший масштабы производства благодаря применившемуся разделению труда. Это имело своим результатом концентрацию торгового и промышленного капитала и формирование класса буржуазии.Таким образом, великие географические открытия составили "один из главных моментов, содействовавших переходу феодального способа производства в капиталистический."

Во время Великих географических открытий наиболее обогатились Испания и Португалия,

2.7 Разработка экспериментального метода в естествознании 17 века. (Г.Галилей, Р.Декарт, Б.Паскаль, И.Ньютон) Универсальный характер механической картины мира. (механицизм)

17 век открывает период развития философии, который принято называть философией Нового времени. Развитие нового — буржуазного — общества порождает изменения не только в экономике, политике и социальных отношениях, оно меняет и сознание людей. Важнейшим фактором такого изменения общественного сознания оказывается наука, и, прежде всего, экспериментально-математическое естествознание, которое как раз в 17 веке переживает период своего становления: не случайно 17 век называют эпохой научной революции.

Развитие науки нового времени вызвали к жизни новую ориентацию философии. Если раньше она выступала в союзе с богословием, искусством и гуманитарным знанием, то теперь она опирается главным образом на науку. Спецификой философии становиться экспериментально-математическое естествознание. Оно нуждалось в разработке особого типа эксперимента, который мог бы служить основой для применения математики к познанию природы.

Такой эксперимент разрабатывался в рамках механики — отрасли математики, ставшей ведущей областью нового естествознания. Одной из причин того, почему при изучении природных явлений ученые не опирались на математику, было убеждение, что математика не может изучать движение, составляющее главную характеристику природных явлений. В 17 веке И. Кеплер, Г. Галилей и его ученики разработали новый математический метод бесконечно малых, получивший впоследствии название дифференциального исчисления. Этот метод вводит принцип движения в саму математику, благодаря чему она оказывается подходящим средством для изучения физических процессов. Однако математика имеет дело с идеальными объектами, которые в чистом виде в природе не встречаются.

Итальянский мыслитель Г. Галилей пришел к мысли, что реальные физические объекты можно изучать, если удастся на основе эксперимента сконструировать идеальные модели этих физических объектов. Так изучая закон падения тел, Галилей строит эксперимент вводя понятие абсолютно гладкой (т.е. идеальной) плоскости, абсолютно круглого (идеального) тела, а также движения без сопротивления. Изучение идеальных образований можно осуществить с помощью математики. Таким путем происходит сближение физического объекта с математическим, составляющее предпосылку классической механики.

Совершенно очевидно. Что эксперимент имеет мало общего с непосредственным наблюдением. Проблема конструирования идеальных объектов стала одной из центральных в философии 17 века. Эта проблема составила предмет исследований рационалистического направления, прежде всего ученого Рене Декарта.

Стремясь дать строгое обоснование нового естествознания, Декарт поднимает вопрос о природе человеческого познания вообще. Он подчеркивает значение рационального начала в познании, поскольку лишь с помощью разума человек в состоянии получить достоверное и необходимое знание. Согласно Декарту математика должна стать главным средством познания природы. Он считал, что Вселенная – это огромный механизм, она изменчива и имеет историю своего развития. Декарт одним из первых разработал (на механической основе) идеи эволюции и провел их через все области учения о природе. Начиная с образования светил и планет и до возникновения растений животных и человека. По Декарту образование звезд осуществлялось благодаря вихревому движению материи. Все материя находиться в непрерывном движении, которое определяется универсальными законами механики. Тем же законам подчиняется и животный мир: животные – это сложные машины. Человек же обладает душой, разумом и речью, что выходит за пределы действия законов механики. Декарт убежден, что создание нового метода мышления требует прочного и незыблемого основания. Такое основание должно быть найдено в самом разуме. «Мыслю, следовательно, существую» — вот самое достоверное из всех суждений. Именно это должно позволить человеку контролировать историю и науку.

Декарт оказался одним из творцов классической механики. Отождествив природу с протяжением (величиной), он создал теоретический фундамент для тех идеализаций, которыми пользовался Галилей, не сумевший объяснить, на каком основании мы можем применять математику для изучения природных явлений. До Декарта никто не отважился отождествлять природу с чистым количеством. Ведь именно Декартом создано представление о природе, как о гигантской механической системе, приводимой в движение божественным толчком.

Блез Паскаль — французский математик физик и философ — первый прошел через опыт механистического рационализма, остро поставил вопрос о границах научности, отмечая при этом, что “доводы сердца” превыше доводов разума. Его основная мысль: “Природа ставит в тупик скептиков, разум – догматиков; догматик не может справиться с непреоборимой слабостью разума, а скептик не может справиться с непреоборимой идеей истины”. Отсюда ясно, что религиозное чувство берет верх над разумом, который вечно колеблется между сомнением и уверенностью. Сердце обладает доводами не доступными разуму.

Применение механистического метода привело к поразительному прогрессу в познании физического мира. Представление о механической обусловленности особенно сильно упрочнилось под мощным влиянием открытий Исаака Ньютона в воззрениях которого механическая причинность получила глубокое математическое обоснование.

Механицизм — мировоззренческо-методологическая позиция, трактующая механическое движение в качестве единственного объективного основания бытия. М – объясняет многообразие форм движения механическими законами. М – абсолютизирует механические закономерности, рассматривая их в качестве смыслообразующего принципа бытия и мышления.

Рационализм — философское воззрение, признающее разум (мышление) источником познания и критерием его истинности.

2.8 Физические и химические идеи эпохи Просвещения XVIII ст. (представления об электрической и магнитных жидкостях, теплороде, флогистоне и др.). Становление биологической науки, научная систематика XVIII ст.

Первая теория научной химии – теория флогистона – в значительной степени основывалась на традиционных представлениях о составе веществ и об элементах как носителях определённых свойств. Тем не менее, именно она стала в XVIII веке главным условием и основной движущей силой развития учения об элементах и способствовала полному освобождению химии от алхимии. Именно во время почти столетнего господства флогистонной теории завершилось начатое Бойлем превращение алхимии в химию. Флогистонная теория горения была создана для описания процессов обжига металлов, изучение которых являлось одной из важнейших задач химии конца XVIII века. Основой для теории флогистона послужили традиционные представления о горении как о разложении тела. Создателями теории флогистона считается немецкий химик Георг Эрнст Шталь. Суть теории флогистона можно изложить в следующих основных положениях: Существует материальная субстанция, содержащаяся во всех горючих телах – флогистон (от греческого flogistoz – горючий). Горение представляет собой разложение тела с выделением флогистона, который необратимо рассеивается в воздухе. Вихреобразные движения флогистона, выделяющегося из горящего тела, и представляют собой видимый огонь. Извлекать флогистон из воздуха способны лишь растения. Флогистон всегда находится в сочетании с другими веществами и не может быть выделен в чистом виде; наиболее богаты флогистоном вещества, сгорающие без остатка. Флогистон обладает отрицательной массой. Теория Шталя, подобно всем предшествующим, также исходит из представлений, будто свойства вещества определяются наличием в них особого носителя этих свойств. Конец 18в. ознаменовался «химической революцией связанной с именем Лавуазье . Он издаёт свой знаменитый учебник "Элементарный курс химии", целиком основанный на кислородной теории горения и новой химической номенклатуре. В "Элементарном курсе химии" Лавуазье приводит первый в истории новой химии список химических элементов, разделённых на несколько типов. Лавуазье избрал критерием определения элемента опыт и только опыт, категорически отвергая любые неэмпирические рассуждения об атомах и молекулах, само существование которых невозможно подтвердить опытным путём. Важнейшим результатом исследований Лавуазье явилось формулирование им закона сохранения массы , он показал, что во всех случаях масса веществ в ходе химических реакций не изменяется. В результате развития торговли и мореплавания быстро растут знания о многообразии органического мира, происходит «инвентаризация» флоры и фауны. В XVI в. появляются первые многотомные описания животного и растительного мира, блестящих успехов достигает анатомия. В XVII в. У.Гарвей создает учение о кровообращении, а Р.Гук, М.Мальпиги и другие закладывают основы микроскопии и изучения клеточного строения организмов. Растущие естественнонаучные знания нуждались в систематизации и обобщении. Первый этап процесса систематизации биологических знаний завершается в XVIII в. работами великого шведского естествоиспытателя К.Линнея (1707—1778).

Идеи эволюции начинают все отчетливее прослеживаться в трудах натуралистов и философов. Еще Г.Лейбниц (1646—1716) провозгласил принцип градации живых существ и предсказал существование переходных форм между растениями и животными. Принцип градации в дальнейшем был развит в представлении о «лестнице существ», которая для одних стала выражением идеальной непрерывности в строении, а для других — доказательством превращения, эволюции живой природы. В 1749 г. начинает выходить многотомная «Естественная история» Ж.Бюффона, в которой он обосновывает гипотезу о прошлом развитии Земли. По его мнению, она охватывает 80—90 тыс. лет, но лишь в последние периоды на Земле появляются из неорганических веществ живые организмы: сначала растения, потом животные и человек. Ж. Бюффон видел доказательство единства происхождения в плане строения животных и объяснял сходство близких форм их происхождением от общих предков.

Идея эволюции заложена и в трудах энциклопедиста Д.Дидро (1713—1784): мелкие изменения всех существ и длительность времени существования Земли могут объяснить возникновение разнообразия органического мира. П.Мопертюи (1698—1759) высказывает гениальные догадки о корпускулярной природе наследственности, эволюционной роли уничтожения форм, не приспособленных к существованию, значении изоляции в развитии новых форм. К.Линней в последние годы жизни также приходит к признанию эволюции, считая, что близкие виды внутри рода развились естественным путем, без участия божественной силы. Характеризуя развитие эволюционной мысли в эту эпоху, можно сказать, что в это время происходит интенсивное накопление естественнонаучного материала. Наиболее прозорливые исследователи пытаются перейти от простого описания имеющегося в природе материала к объяснению возникновения разнообразных форм. В XVIII в. наблюдается все обостряющаяся борьба старых идей креационизма (как концепции сотворения мира) и новых — эволюционных идей.

2.9 Великие естественнонаучные открытия 19 века. Мировоозренческое и культурное значение этих открытий.

Развитие общества характеризуется победой капиталистического способа производственных отношений, развитием крупного машинного производства, то есть техническим и промышленным переворотом. Резко возрастают потребности общества в энергии и как следствие получают бурное развитие физика и химия, науки, изучающие взаимное превращение форм энергии и веществ. Бурно развиваются естественно научные знания, а победа новых общественных отношений, требует осмысления перемен в обществе от представителей социальных и гуманитарных наук. Начало данного периода соответствует концу 18 века. К середине 19 века наукой накоплен большой объем фактического и теоретического материала, который требует всеобъемлющего охвата и осмысления, возникает необходимость сочетания анализа и синтеза в познании и вторая треть 19 века характеризуется 3 великими открытиями:

- Клеточная теория (одно из крупных биологических обобщений, утверждающее общность происхождения, а также единство принципа строения и развития растений и животных. Согласно клеточной теории их основной структурный элемент –клетка.Первые наблюдения клеток – Р.Гук, А.Левенгук, Н.Грю. К.т. впервые сформулирована Т.Шванном, который и учитывал исследования М.Шлейдена).

- Учение о превращении энергии .

- Дарвинизм (установил движущие силы эволюции органического мира, объяснил процесс развития и становления биологических видов).

которые нанесли окончательный удар по старой метафизике, затем следуют открытия, раскрывающие диалектику природы полнее:

- Создание теории химического строения органических соединений А. М. Бутлерова, соединивших живую и неживую природу.

- Периодическая система элементов Д. И. Менделеева (Элементы в ней расположены в порядке возрастания их атомного номера, равного числу протонов ядре, и в соответствии с распределением электронов вокруг ядра. Состоит из горизонтальных рядов – периодов. № периода соответствует количеству энергетических уровней в атомах элементов. Вертикальные ряды группы. № группы соответствует количеству электронов на внешнем (предвнешнем) электронном уровне, а также максимальной положительной степени окисления и валентности).

- Химическая термодинамика Я. Х. Вант-Гофф и Дж. Гиббс.

- Основы научной физиологии И. М. Сеченова (сформулировал положения о зависимости всех функций организма от окружающей среды).

- Электромагнитная теория света Дж. К. Максвела.

Основным противоречием данного периода, были метафизические взгляды первооткрывателей и диалектическими результатами их открытий, то есть разрыв между объективной и субъективной сторонами процесса познания, что тормозило развитие физической картины мира, которая фактически оставалась еще Ньютоновской.

Машинное производство дало человеку новое представление о его силах и возможностях (важнейшие технические открытия и изобретения: 1814г. - паровоз Стефенсона; 1816г. – первая «карта погоды»; 1819г. – пароход Фултона; 1825г. – железная дорога Стоктон – Харлингтон; 1830г. – первый трамвай в Лондоне; 1833г. – магнитно-игольный телеграф; 1834г. – электромотор Якоби; 1835г. – револьвер Кольта и капсюльное ружье с затвором; 1860г. – телефон.

В конце 19 - начало 20 века форсируется развитие, прежде всего, физики во всех ее проявлениях (атомная энергетика, радиолокация, радиоэлектроника, оптика, квантовая физика и т. д.). Физическое познание природы играет роль трамплина по отношению к другим отраслям естествознания. Открытия и изобретения в физике, позволяют создавать не только новые приборы, но и методы исследований в других областях знаний. Физические методы определили успехи химии, геологии, астрономии, способствовали в значительной мере развитию науки о космосе и его освоению. Стимулирующее воздействие на естествознание новых потребностей техники привело к тому, что в середине 90-х гг. 19 века началась «… новейшая революция в естествознании…", главным образом в физике:

- Открытие электромагнитных волн Г. Герцем.

- Коротковолнового электромагнитного излучения К. Рентгеном.

- Радиоактивности А. Беккерелем.

- Электрона Дж. Томсоном.

- Светового давления П. Н. Лебедевым.

- Введение идеи квантования энергии М. Планком.

- Создание теории относительности А. Энштейном. а так же открытия в химии и биологии (основы генетики на базе законов Г. Менделя) определяют 1-й этап революции в физики и Естествознании. Он сопровождается прежде всего нарушением прежних метафизических представлений о материи и её строении, свойствах, формах движения и типах закономерностей, о пространстве и времени. Нарушение метафизических взглядов на мир, вызвало реакционные поползновения идеалистов и привело к кризису в физике и всем Естествознании.

В результате возник ряд новых фундаментальных наук и теорий – теория относительности, квантовая механика, атомная физика, генетика и др., - в своих обобщениях вышедших далеко за пределы реальных потребностей тогдашнего материального производства.

2.10 Наука и техника второй половины XIX в. Становление промышленного производства. Особенности диалектической и позитивистской методологии теоретического естествознания.

Долгий и сложный путь прошло в своем развитии человечество и весь этот путь неотделим от прогресса техники. Каждая новая ступень социально-экономического развития основывалась на новой технической базе. В этом движении менялось и понимание самой общественной жизни, новым содержанием наполнялись новые, давно сложившиеся понятия.

Так произошло и с техникой. Это понятие возникло еще в античном обществе и берет свое начало от греческого слова "техне", означавшего умение, мастерство, искусную деятельность. Теперь это слово ассоциируется у большинства людей с машинами, различными орудиями, все более сложными системами, которые пронизывают практически все сферы общественной жизни и человеческой деятельности. Но сохранилось и старое значение этого слова: говорят о технике художника и музыканта, актера и спортсмена, подразумевая все то же умение и мастерство. Появляются новые тенденции в понимании техники, связанные с возрастанием роли науки в техническом развитии, а так же с тем, что теперь нередко гораздо сложней и трудней разработать, спроектировать, техническую систему, чем ее изготовить. Это выдвигает на первый план научное и техническое творчество, порождая новые аспекты в интерпретации самой техники.

Содержание понятия "техника" необыкновенно расширилось и усложнилось, поэтому, дать его адекватное определение стало делом чрезвычайно сложным. Многозначность в понимании техники и разнообразие ее определений неизбежно заставляет начать изучение проблемы с рассмотрения вопроса о том, какое содержание охватывает это понятие.

Под техникой (от греч. tеchne — мастерство, искусство) понимается система созданных человеком средств, орудий производства, а также приемы и операции, умение и искусство осуществления трудового процесса. В технике человечество аккумулировало свой многовековой опыт, приемы, методы познания и преобразования природы, воплотило все достижения культуры. В формах и функциях технических средств своеобразно отразились формы и способы воздействия человека на природу. Будучи продолжением и многократным усилением органов человеческого тела, технические устройства в свою очередь диктуют человеку приемы и способы их применения: из лука стреляют, молотком забивают гвозди, а с помощью гвоздодера их вытаскивают.

Из всей совокупности технических средств определяющими в жизни и развитии общества являются те, которые функционируют в сфере материального производства. Техника, таким образом, как «производительные органы общественного человека» есть результат человеческого труда и развития знания и одновременно их средство. Уровень развития техники — показатель степени овладения человеком силами природы. Если на ранних стадиях истории техника в собственном смысле слова была развита крайне слабо и в производстве преобладал живой труд, то теперь в общей сумме трудовых затрат на единицу продукции преобладает, как правило, овеществленный труд. Сокращение доли живого труда в процессе производства — закономерная тенденция технического прогресса. Последний выражается в преобразовании самого содержания и характера труда. По мере того как развиваются орудия труда, изменяется и сам человек: чем более крупные технические преобразования он осуществляет, чем более мощные силы природы он себе подчиняет, тем больше развиваются его способности и знания. Исторический процесс развития техники включает три основных этапа: орудия ручного труда, машины, автоматы. Технический прогресс — важнейший фактор роста производительности труда, а следовательно, показатель уровня развития производительных сил общества. Современное развитие производительных сил основывается на широкой базе научно-технического прогресса. Длительное время развитие науки и техники шло медленно и относительно параллельно друг относительно друга. Техника развивалась, в основном опираясь на совершенствование приемов и способов эмпирического опыта, тайн ремесленного искусства, передававшихся строго по канонам наследования. В свою очередь наука развивалась, как правило, независимо от нужд производства, подчиняясь своей внутренней логике.

В общем ходе научно-технического прогресса выделяются особо крупные этапы, связанные с качественным преобразованием производительных сил, приводящие к резкому увеличению производительности труда. Они характеризуют этапы научно-технической революции. Первым этапом, революционизировавшим и заметно стимулировавшим существенный подъем в развитии производительных сил, стал этап механизации, машинизации производства, освободивший человека от изнурительного физического труда и во много раз увеличивший его производительность.

Главное направление современной научно-технической революции, составляющей новую эпоху (второй этап) в развитии научно-технического прогресса,— автоматизация, связанная с научными достижениями в области автоматики, электроники, вычислительной техники. Это обусловливает возможность перехода к высшим формам автоматизации — автоматизации целых цехов, заводов — и на этой основе многократного увеличения производительности труда. Коренные изменения в производительных силах, совершающиеся ныне, нацелены на полную автоматизацию производства в масштабах всего общества.

Сущность научно-технической революции как раз и заключается в качественном преобразовании наличных производительных сил на основе превращения науки в непосредственную производительную силу. Это означает, во-первых, то, что научные знания становятся неотъемлемым компонентом практически каждого занятого в процессе производства; во-вторых, то, что управление производством, технологическими процессами (особенно там, где действуют автоматические системы управления) возможно только на основе науки; в-третьих, включение научно-исследовательской и конструкторской деятельности как непосредственного звена в структуру производственного процесса. Производство, таким образом, все больше становится сферой практически-технологического применения науки. На основе научных достижений нередко возникают новые отрасли производства. Следовательно, наука — для того чтобы она действительно могла выполнять роль непосредственной производительной силы — должна опережать развитие производства. Научно-техническая революция охватывает ныне и науку, и технологию, и технику, а также систему организации труда и управления производством.

Наука способствует не только развитию техники как одного из основных элементов производительных сил. Главной производительной силой, как известно, является человек. Поэтому когда речь идет о превращении науки в непосредственную производительную силу, то имеются в виду не только технические и естественные науки, но в не меньшей мере и общественные, оказывающие непосредственное влияние на формирование и совершенствование всего духовного мира человека, что необходимо для его сознательного, творческого участия в сфере материального производства. Повышение технической грамотности человека требует совершенствования и его нравственного облика, который формируется во многом под влиянием всей совокупности общественных наук, и в первую очередь философии, а также духовной культуры в целом. Общественные науки призваны участвовать не только в формировании духовного мира человека, но также в самой организации производства — гармонизации межличностных отношений в трудовом коллективе, более эффективном учете возможностей человека в его взаимодействии с техническими системами и т. д.

Итак, современная научно-технический прогресс есть коренная перестройка в развитии производительных сил, а ее основные черты - превращение науки в ведущую силу производства, внедрение автоматического управления, изменение технологических методов производства и форм его организации. Таким образом, научно-технический прогресс затрагивает не только производственно-технологические, экономические процессы, но развивая человеческий фактор, ведет к изменениям в социальной сфере, ускоряет ритм самой жизни, изменяет характер и формы общения людей: она, кроме того выводит человечество на решение ряда актуальных проблем глобального социального масштаба: экологических, социально-генетических, проблем искусственного интеллекта и др. С конца XIX до середины XX веков в науке происходят радикальные изменения, связанные со становлением нового неклассического естествознания.

Таким образом, с появлением новых, технических систем обнаружился диалектический скачок, приведший к возникновению качественно новых условий работы - условий, при которых человек уже не мог даже при мобилизации всех своих возможностей успешно решать возложенные на него задачи.

Начало научно-технической революции было подготовлено выдающимися успехами естествознания в конце XIX - начале ХХ в. К ним относятся открытие сложного строения атома как системы частиц, а не неделимого целого; открытие радиоактивности и превращения элементов; создание теории относительности и квантовой механики; уяснение сущности химических связей, открытие изотопов, а затем и получение новых радиоактивных элементов, отсутствующих в природе.

Бурное развитие естественных наук продолжалось и в середине нашего века. Появились новые достижения в физике элементарных частиц, в изучении микромира; была создана кибернетика, получили развитие генетика, хромосомная теория.

Переворот в науке был сопряжен с переворотом в технике. Крупнейшие технические достижения конца XIX - начала ХХ в. - создание электрических машин, автомобиля, самолета, изобретение радио, граммофона. В середине ХХ века появляются электронные вычислительные машины, применение которых стало основой развития комплексной автоматизации производства и управления им; использование и освоение процессов деления ядра кладет начало атомной технике; развивается ракетная техника, начинается освоение космического пространства; рождается и получает широкое применение телевидение; создаются синтетические материалы с заранее заданными свойствами; успешно осуществляются в медицине пересадка органов животных и человека, другие сложнейшие операции.

С научно-технической революцией связан значительный рост промышленного производства и совершенствования системы управления им. В промышленности применяются все новые и новые технические достижения, усиливается взаимодействие между промышленностью и наукой, развивается процесс интенсификации производства, сокращаются сроки разработки и внедрения новых технических предложений. Растет потребность в высококвалифицированных кадрах во всех отраслях науки, техники и производства. НТП оказывает большое влияние на все стороны жизни общества.

Можно сделать вывод, что именно научно технический прогресс является базовым в развитии человека, как социального существа, а его плоды способны намного глубже понять мир, и сделать его качественно лучше.

2.11 «Революция» в естествознании на рубеже XIX - XX вв. Общая характеристика эпистемологии квантовой и релятивистской физики. Принцип дополнительности и принцип относительности. Их мировоззренческое значение.

Третья научная революция охватывает период с конца 19в. До середины 20в. И характеризуется появлением неклассического естествознания и соответствующего ему типа рациональности. Революционные преобразования произошли сразу во многих науках: в физике были разработаны релятивистская и квантовая теории, в биологии – генетика, в химии – квантовая химия. В центр исследовательских программ выдвигается изучение объектов микромира. Особенности изучения микромира способствовали дальнейшей трансформации принципа тождества мышления и бытия, который является базовым для любого типа рациональности. Произошли изменения в понимании идеалов и норм научного знания.

Во-первых, мышление изучает не объект, как он есть сам по себе, а то, как явилось наблюдателю взаимодействие объекта с прибором. В качестве необходимого условия объективности объяснения в квантовой физике стало выдвигаться требование учитывать взаимодействие объекта с прибором, связь между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности ученого.

В классической физике идеал объяснения и описания предполагал характеристику объекта «самого по себе», без указания на средства его исследования, в силу слабого влияния средств наблюдения на характеристики изучаемого объекта, каковым был макрообъект. В квантово-релятивисткой физике, изучающий микрообъекты, объяснение и описание невозможны без фиксации средств наблюдения, так как имеет место сильное взаимодействие, влияющее на характеристики изучаемого объекта.

Во-вторых, так как любой эксперимент проводит исследователь. То проблема истины напрямую становится связанной с его деятельностью. Некоторые мыслители прокомментировали подобную ситуацию так: «Ученый задает природе вопросы и сам же на них отвечает». И.Кант в своей философии совершил «коперниканский» переворот в теории познания, обосновывая мысль о том, что субъект познания констатирует мир явлений, т.е. мир объектов научного познания. «Каждая наука констатирует свою реальность и изучает ее», - М.Хайдеггер.

В-третьих, принцип тождества мышления и бытия продолжал «размываться».

В-четвертых, в противовес идеалу единственно научной теории, «фотографирующей» исследуемые объекты, стала допускаться истинность нескольких отличающихся друг то друга теоретических описаний одного и того же объекта.

Квантовая механика заложила основы нового физического мировоззрения. Еще создатели квантовой механики (Бор, Борн, Гейзенберг, Шредингер) заметили черты разительного сходства квантомеханического описания микромира с некоторыми особенностями биологических, психологических и социальных явлений. Выражением естественной попытки понять, что дает квантовая механика для науки в целом, в чем состоит ее общность, и является известный принцип дополнительности.

Анализируя соотношения неопределенностей ( в значении координат и импульса –принцип неопределенности Гейзенберга), Бор выдвигает принцип дополнительности, согласно которому точки локализации микрообъекта в пространстве и времени и точное применение к нему динамических законов сохранения исключают друг друга.

Бор показал, что из-за соотношения неопределенностей корпускулярная и волновая модели описания поведения квантов объектов не входят в противоречие друг с другом, потому что никогда не предстают одновременно. В одном и том же эксперименте не представляется возможным одновременно проводить измерения координат и параметров, определяющих динамическую составляющую системы, например импульсов (количество движения). Если в одной экспериментальной ситуации проявляются корпускулярные свойства микрообъекта, то волновые свойства оказываются незаметными, т.е. в зависимости от постановки эксперимента микрообъект показывает либо свою корпускулярную природу, либо волновую, но не обе сразу. Эти две природы микрообъекта взаимо исключают друг друга и в то же время должны быть рассмотрены как дополняющие друг друга.

Был выдвинут тезис о наличии в природе некого всеобщего дуализма, обобщающего дуализм волны и частицы. Трудности прямого переноса квантовых понятий на другие науки очевидна. Понятия координат и импульса , угла и действия, времени и энергии являются чисто физическими.

Согласно Бору мы имеем 2 различные экспериментальные ситуации (опыт с 2 щелями) и говорить об электроне как об индивидуальной «себетождественной» частице вне зависимости от конкретной экспериментальной ситуации, в которой он проявляет свои свойства, не имеет физического смысла. Это составляет сформулированный Бором принцип физический целостности при описании объектов микромира.

Вплоть до 20 в. механическая картина мира ставила своей задачей сведение всех физических явлений к механическим. А развитие физики 20 в. распространило принцип относительности Галилея на все физические явления. ( суть принципа Галилея: Во всех инерциальных системах отчета все физические явления происходят одинаково).

Чрезвычайно интересно и поучительно само возникновение общей теории относительности (1905). Оно свидетельствует об одной достаточно общей закономерности развития естествознания, которая часто игнорируется в философских работах, Специальная теория относительности (СТО) была вызвана к жизни противоречиями между новым экспериментальным материалом и основными положениями классической физики. В создании теории Эйнштейн исходил из ранее разработанной специальной теории и из уже 300 лет известного физикам факта равенства инертной и гравитационной масс. Это последнее обстоятельство не получило объяснения в классической физике, его рассматривали как случайное совпадение. А Эйнштейн подвергает это равенство глубокому логическому анализу, он находит путь к обобщению СТО. В целом теория А.Эйнштейна основывалась на том, что в отличии от механики И.Ньютона пространство и время не абсолютны. Они органически связаны с материей и между собой. Когда А.Эйнштейна попросили выразить суть теории относительности по возможности в понятной фразе, он ответил: « Раньше полагали, что если бы из Вселенной исчезла вся материя, то пространство и время сохранились бы, теория относительности утверждает, что вместе с материей исчезли бы также пространство и время». Эта теория получила признание далеко не сразу. СТО была быстро принята лишь узким кругом физиков, а лишь после появления общей теории относительности, этот круг существенно расширился.

В 1924 году произошло крупное событие в истории физики: французский ученый Луи де Бройль выдвинул идею о волновых свойствах материи. Подтверждение этих свойств материи было получено в результате наблюдения дифракции электрона (К. Дэвиссон и Л.Джермер). Экспериментально подтвержденная гипотеза Де Бройля превратилась в принципиальную основу, квантовой механики. У объектов микромира обнаружились такие свойства – корпускулярно-волновая двойственность, т.е. дуализм элементарных частиц. Движение микрочастиц в пространстве и времени отождествлять с механическим движением микрообъекта. Например, положение элементарной частицы в пространстве в каждый момент времени нельзя определять с помощью координат. Движение микрочастиц подчиняется законам квантовой механики.

Вывод: Все вышеприведенные революционные открытия перевернули ранее существующие взгляды на мир. Рождение и развитие атомной физики сокрушило механическую картину мира .

2.12 Социальная обусловленность естественнонаучного знания в XX ст. Его превращение в непосредственную производительную силу научно-технического прогресса.

Зарождение научного знания можно отнести ко времени зарождения философских учений, поскольку профильных наук не существовало. Фактически философия объединяла в себе все известные человеку научные области. В современном массовом сознании сложился стереотип, согласно которому Фалеса и Пифагора принято считать математиками, тогда как они прежде всего являлись философами. Пифагор создал свое учение непосредственно связанное с числами, из которого, собственно, и произошло зарождение математики как науки. Длительное время научное знание было растворено в философии, магии, практическом знании.

В Европе наука начала оформление в самостоятельную область знания в Новое время, а на Востоке же наука по-прежнему оставалась встроенной в религиозно- философские системы, что серьезно ограничивало ее познавательные возможности.

Начиная с эпохи Просвещения, наука в Европе породила большие надежды на практическое примирение. Именно в этот период Френсис Бэкон разрабатывает и описывает индуктивный метод познания, который, по его мнению, должен обеспечить планомерное освоение природы. Тогда же в науку вошли демонстрационные опыты, с помощью которых суть научных открытий могла быть доведена до стороннего наблюдателя, а также облегчалось обучение наукам. В Европе возникает культ Разума.

Тем не менее в 18-19веках наука продолжала, несмотря на свою возросшую популярность, оставаться уделом одиночек и частным делом. Положение резко изменилось лишь в ХХ веке. Первым толчком стали изменения в военном деле в связи с его возрастающей наукоемкостью. Появление железного кораблестроения, броне­носного флота, авиации заставили государства заняться инвестициями в науку с дальней перспективой, одновременно развивая систему массового среднего и высшего образования. Уже на рубеже ХIХ – ХХ веков победа в войне стала зависеть не только от непосредственно вовлеченных ресурсов, но и от состояния науки и техники, а также от образованности населения. Кроме того, появилось и понятие наукоемкости производства, которое в полной мере коснулось жизни общества к 70-м годам ХХ века. Количественный показатель в развитии производства стал недостаточен, потребовался качественно иной подход. Например, в сельскохозяйственной авиации удалось увеличить объемы работ, не производя радикального увеличения парка сельскохозяйственных самолетов. Это стало возможным благодаря достижениям науки: появились фундаментальные исследования, рассматривающие теорию полета капли в падении. Благодаря этому удалось выработать практические рекомендации по высотам и скоростям полета для наиболее оптимального опрыскивания сельхозугодий. Таким образом, естественнонаучное познание определялось прежде всего потребностями общества. В настоящее время такие потребности от имени общества выражает государство.

Благодаря техническому прогрессу в ХХ веке стало возможным изменение структуры общества с численным перевесом занятых в непроизводственной сфере, в том числе и в науке. Занятие ею стали массовой профессией, от которой стало зависеть устойчивое функционирование современного общества.

Коренное изменение положение науки в современном обществе делает актуальной постановку вопроса о науке как особой всеобщей сфере жизнедеятельности общества. Освоение действительности является продуктом духовного производства. Научное познание отражает объективно существующие закономерности мира.

Естественнонаучное знание по своей природе является ценностно-нейтральным, но сюда вмешивается и этический аспект, поскольку известно немало примеров, когда обладание таким научным знанием приводило к изобретению все новых способов убийства, как прямого, так и косвенного (целенаправленное разрушение среды обитания человека – например, во время войны во Вьетнаме в 60-х годах джунгли опрыскивались сильнейшими ядохимикатами с целью уничтожения пригодной для маскировки растительности и посевов риса – и попытки вызывать изменения в климате для подрыва экономики противника). Таким образом, естественнонаучное знание в настоящее время обретает, как и социальное, морально-этический аспект.

Особое значение естественнонаучное знание имеет в областях, непосредственно связанных с жизнедеятельностью человека. Прежде всего это медицина и фармакология. Фактически человеческим обществом уже давно был выдвинут ряд пожеланий в этой области, которые наука старается по мере возможности выполнить. Клонирование, вызванное к жизни развитием биологии и генетики, обещает в перспективе решить целый ряд проблем в медицине (выращивание донорских органов, генетически идентичных нуждающемуся организму). Такие же надежды возлагаются на генную инженерию, которая уже приступила к созданию генетически модифицированных сельскохозяйственных культур, что может решить проблему сельскохозяйственных вредителей и избавиться от голода.

Однако в данных областях возникают проблемы морально-этического порядка. Так, клонирование воспринимается отрицательно как по сугубо культурологическим причинам (обида за «венец творения»), так и по этическим и даже юридическим (проблема вытеснения тенью своего хозяина). Кроме того, успехи генной инженерии могут вызвать опасения, что это резко увеличит число однополых браков и подорвет (по крайней мере, в странах «золотого миллиарда») механизм естественного воспроизводства населения. Также высказываются опасения, что слишком сильное вторжение медицины в повседневную жизнь человека может подорвать его природный иммунитет и сделать полностью бессильным естественно-природную сторону его организма. Тем самым возникнет риск превращение человека в полностью зависимое от развития науки и техники существо, и цивилизация может погибнуть даже не от глобального ядерного конфликта или экологической катастрофы, а от элементарной неполадки техногенного характера. Человечество на данном этапе истории практически стоит перед выбором, быть ему или не быть. Далеко не последнюю роль в этом выборе может сыграть и приверженность или отрицание сциентизма как абсолюта в современной жизни общества. В этом также состоит социальная детерминация естественнонаучного.

3.1 Логико-методологические особенности социально-гуманитарного знания. Общество, личность, история как определяющие объекты его содержания.

Социально-гуманитарные науки — это науки о всех продуктах деятельности человека (науки о культуре), о результатах духовной творческой деятельности человека (науки о духе), изучают различные стороны и институты экономической и социально-политической жизни человека.

Логико-методологические особенности гуманитарного знания можно проследить в его сравнении с естественнонаучным знанием.

По предметному основанию :

Если природа выступает в естествознании всегда в виде объекта познания, независимого от познающего его субъекта, то в гуманитарной области субъект сам становится предметом познания самого себя.

Если природа внеисторична, то культура — это и есть исторический процесс созидания все новых и се более совершенных форм значимостей и смыслов.

Если природа есть царство необходимых законов, то культура — продукт деятельности свободного человека.

Если в природе господствует причинность, причинные отношения и взаимодействия, то культура есть продукт деятельности человека, преследующего всегда определенные цели и руководствующегося при этом определенными нормами, идеалами и ценностями.

Если, говоря предельно общим языком, природа есть сфера бытия (сущего), то культура— это прежде всего сфера должного, ценностно нагруженного.

По методологическому основанию :

Если целью познания в естественных науках является открытие и формулирование общих законов, то целью гуманитарных наук является познание индивидуальных, всякий раз уникальных в своей неповторимости явлений человеческой культуры.

Если главной операцией, с помощью которой постигаются конкретные явления природы в рамках естествознания является их ОБЪЯСНЕНИЕ (как частных случаев общих законов), то главной операцией в сфере гуманитарного знания является ПОНИМАНИЕ культурно-исторических явлений путем постижения того смысла, носителями которого они являются, методами диалога, эмпатии (сочувствия, сопереживания), герменевтики (истолкования, интерпретации)и др.

Все эти оппозиции (а число их, видимо, можно увеличить) стали предметом как тщательного анализа, так и ожесточенных дискуссий в течение всего ХХ в.

Определяющими объектами социально-гуманитарного знания являются общество, личность и история.

Общество это:

· совокупность взаимосвязанных индивидов.

· система взаимосвязанных на базе определенной системы ценностей, которая детерминирует потребности и цели индивидов.

· система взаимосвязанных на основании определенной системы ценностей и взаимодействий по определенным нормам и правилам для достижения обусловленных этой системой целей индивидов, находящихся в единой знаково-символической среде (язык общения).

Так, как общество – это самая сложная система из тех, с которыми мы сталкиваемся в нашем опыте, существует множество уровней ее иерархической организации. Наиболее крупные структурные компоненты социальной реальности принято называть сферами.

Выделяют четыре основные сферы жизни общества, которые тесно взаимосвязаны и выделяются в отдельные блоки только теоретически с целью облегчить анализ:

1. Экономическую - сфера, которая занимается процессами социального воспроизводства, включает в себя производство, обмен, распределение и потребление материальных и нематериальных благ. Выделяют два типа воспроизводства: простое, когда социум производит столько благ, сколько потребляет, и расширенное, когда социум производит больше потребляемого. Выделяют традиционную, рыночную, плановую и смешанную модели социально-экономических систем.

2. Социальную – сфера, которая занимается процессами социального взаимодействия индивидов. Одним из ее видов является социальная стратификация (деление общества на страты – социальные слои, которые находятся в определенных соотношениях).

3. Политическую – сфера управления обществом. Как только общество начинает усложняться, разделяться на социальные слои, в обществе появляются проблемы его управления. Государство аккумулирует всю сферу власти и главная его задача – заботится о балансе интересов всего общества в целом. Поддержание стабильности общества и обеспечение устойчивого его развития.

4. Культурную – сфера, определяющая совокупность материальных (результаты практической трудовой деятельности человека) и духовных (результат интеллектуальной и творческой деятельности человека) ценностей. Оба типа взаимосвязаны: духовная культура находит выражение в материальных носителях. Культура определяет тип и характер общества, обуславливает характер связей между индивидами. Основными элементами культуры являются: язык, ценности, нормы и знания.

Личность – одна из центральных категорий социально-гуманитарных наук. Нет единого мнения по поводу определения личности.

Индивид – каждый отдельный человек, как представитель человеческого рода (единичный представитель, социальный аналог биологического термина «особь»)

Личность – категория социальная. Это индивид, обладающий всеми социальными качествами и включенный в систему коммуникаций как активный субъект.

Личность формируется и развивается в обществе. Она является производным этого общества (со своими установками, ценностями. детерминированными социумом).

Социально-гуманитарные науки изучают историю используемых понятий и терминов, а также - историю исследуемых проблем. Все подлежит истории. Историзм – универсальный научный принцип. Вне истории все абстрактно.

Одно из существенных отличий гуманитарных дисциплин как "неточных наук" от естествознания - их диалогичность.

3.2 Социальное бытие как основа общественной жизни. Историко-методологические реконструкции в понимании его структуры.

Социальное бытие - неотъемлемая часть (наряду с природой) реально существующего мира, сложившаяся в процессе возникновения, становления и последующего развития человеческого общества. С. б. охватывает все стороны и сферы жизнедеятельности людей - производство и распределение материальных и духовных благ, общественное сознание, культуру, совокупность соц. связей, отношений и институтов.

Общественная жизнь, социальное бытие включает в себя не только духовные явления и «мир логического», но и объективные, материальные явления и «мир чувственного».

Говоря кратко, социальная жизнь общества — это совместное бытие людей, это их событие. Оно включает материальные и духовные явления и процессы, различные стороны общественной жизни: экономическую, политическую, духовную и т.д. в их многостороннем взаимодействии. А социальное действие — это всегда результат взаимодействия целого ряда общественных факторов.

Поэтому основным субъектом социального действия и социальных отношений является общественная группа (социальная общность) или общество в целом. Характерный момент социальной жизни — ее организованность и структурированность в рамках определенной социальной системы. Различного рода взаимодействия между элементами социальной системы образуют ее структуру. Сами же элементы этой системы носят разнообразный характер. Она включает в себя различные способы ее функционирования, многообразные социальные институты, обеспечивающие реализацию общественных отношений. И, конечно, такими элементами выступают основные субъекты социальной жизни — социальные общности и индивиды, организованные в социальные группы.

Понятие "общественное бытие" и "общественное сознание" играют немаловажную методологическую роль в исследовании в исследовании общества и в понимании отдельных социальных явлений. Понимание общественного сознания как отражения общественного бытия указывает на объективную основу его развития. Содержание экономических, политических, нравственных, эстетических, религиозных и других взглядов и теорий есть более или менее полное отражение соответствующих сторон жизни людей, их общественного бытия. В своей совокупности эти взгляды и теории представляют собой самосознание общества, т.е. осознание им всех сторон своей жизни в их связи и развитии. Так как общественное сознание есть отражение общественного бытия, то оно имеет как бы производный, вторичный характер. Это выражается в положении: общественное бытие первично, общественное сознание вторично. Такой подход позволяет объяснить развитие общественного сознания с позиции социального детерминизма. Это значит указать на объективные и субъективные причины тех или иных проявлений общественного сознания. Объективные причины этого коренятся в условиях общественного бытия людей, субъективные - в особенностях их мыслительной деятельности.

Исходя из принципа социального детерминизма, необходимо раскрыть также взаимодействие различных сторон общественного бытия, их взаимозависимость, носящая причинный и закономерный характер. Такой подход неизбежно подводит к анализу роли материального производства в развитии общества.

Любое современное общество придает развитию материального производства первостепенное значение. Именно на этой основе решаются проблемы повышения уровня жизни людей, что означает не только достаточное удовлетворение вышеуказанных потребностей, но также решение проблем здравоохранения, образования, быта и отдыха, социального обеспечения и развития духовной культуры. Материальное производство создает необходимые условия материального обеспечения функционирования социальной и духовной сфер жизни общества.

Таким образом, благодаря материальному производству развивается материальная база существования общества, решения его многочисленных проблем. Материальное производство также непосредственно обуславливает развитие социальной структуры общества, т.е. существование определенных классов, других социальных групп и слоев общества. Их наличие обусловлено разделением труда, а также экономическими отношениями собственности на средства производства и распределения создаваемых в обществе материальных благ. Способ производства как прямо, так и косвенно, в том числе через существующую социальную структуру, обусловливает содержание и направленность происходящих в обществе политических процессов. Он влияет на развитие духовной жизни общества как в плане ее материального обеспечения (строительство зданий библиотек, театров, филармоний, производство бумаги и создание полиграфической базы для выпуска книг, журналов, газет, радио, телевидения и т.д.) так и в тои смысле, что существующие экономические отношения воздействуют определенным образом на развитие морали, науки, искусства, религии и других сторон духовной жизни общества.

Историко-методологические реконструкции в понимании структуры социального бытия

Социальные воззрения Платона и Аристотеля, а также отчасти и стоиков носят характер "универсализма". Для Платона общество есть "большой человек", некая самостоятельная реальность, имеющая свою внутреннюю гармонию, особые законы своего равновесия. По Аристотелю, не общество производно от человека, а, напротив, человек производен от общества; человек вне общества есть абстракция, реально столь же невозможная, как невозможна живая рука, отделенная от тела, к которому она принадлежит. Для стоиков общество есть образец того мирового, космического единства, которое проникает и объемлет всякое множество; даже саму природу, вселенную, весь мир они рассматривали как некое общество - "государство богов и людей".

Однако в античной мысли мы находим и обратное направление сингуляризма или "социального атомизма". Оно встречается уже у софистов (в приводимых Платоном социально-этических рассуждениях ритора Тразимаха и Калликла об обществе и власти как выражении борьбы между классами и отдельными людьми). В качестве вполне законченной теории оно выражено у Эпикура и его школы, для которой общество есть не что иное, как результат сознательного соглашения между отдельными людьми об устройстве совместной жизни.

Начиная с эпохи Ренессанса, и в особенности в XVII и XVIII веках, Гассенди и Гоббс возобновляют материалистический атомизм Эпикура, а с ним вместе и социальный атомизм. Гоббс хотя и считает общество "Левиафаном", огромным целым телом, но подчеркивает, что это - тело искусственное, составленное для преодоления естественной раздробленности на отдельных индивидов, "борьбы всех против всех". В XVIII веке преобладает представление об обществе как искусственном результате "общественного договора", сознательного соглашения между отдельными людьми. В реакции начала XIX века, после тяжкого опыта французской революции и крушения вместе с ним рационалистического индивидуализма XVIII века, вновь возрождаются идеи социального универсализма.

В начале XIX века возникает так называемая "органическая теория общества", утверждающая аналогию или даже тождество между обществом как первичным живым целым и организмом, идеологом которой был Г. Спенсер. Это воззрение, в сущности, утверждает бесспорный факт первичного, подлинно реального единства общества. По мнению Г. Спенсера борьба за существование, естественный отбор и выживание приспособленных являются факторами не только биологическими, но и социальными. Общество развивается по принципу естественного отбора и двигается от простого к сложному. Общество представляет собой дискретное целое (его элементы относительно свободны) и социум существует в конечном счете ради отдельных индивидов, тогда как в природном мире элементы существуют ради него.

Одно из классических представлений о социальной реальности заложено в функционализме (Э. Дюркгейм, Р. Мертон) – общество в целом и его отдельные элементы имеют тесную взаимосвязь, которая закрепляется их функциями. Чтобы видеть внутренне содержание социальных фактов необходимо рассматривать те наблюдаемые последствия, которые связаны с этими фактами. В этих последствиях и проявляют себя функции. Функции – наблюдаемые следствия, которые служат саморегуляции системы общества.

Большой вклад в толкование общества как системы дано в учении К.Маркса об общественно-экономической формации. Выделяются такие общественно-экономические формации, как первобытно-общинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая. Каждая из них характеризуется, во-первых, как качественно определенный тип общества, во-вторых, как ступень общественного прогресса. Но Маркс не настаивал на том, что все страны должны пройти поочередно указанные формации. Он указывал на особенности развития некоторых стран Востока, прошедших через так называемый азиатский способ производства, отличный от тех, которые существовали в странах Европы. Другие страны прошли не через все, а через три или четыре из названных формаций. Все это показывает неодномерность и многовариантность исторического процесса, его разнообразие и сложность.

Важно и то, что понятие “общественно-экономическая формация” также позволило представить общество как целостную социальную систему, каковым оно является в действительности. Названные выше общественно-экономические формации показывают, скорее объективную тенденцию мирового исторического процесса, а не развитие каждой отдельной страны. Они появились на разных этапах развития человечества. При этом каждая последующая из них представляет собой, по Марксу, новый и качественно более высокий тип общества. Методология формационного анализа ориентирует на изучение довольно сложного процесса перехода общества от одной формации к другой, путей и способов этого перехода, взаимодействия объективных и субъективных факторов данного процесса. Учение об общественно-экономической формации дает ключ к пониманию единства и многообразия истории человечества.

3.3. Представления об обществе в рамках формационной и цивилизационной парадигм его развития.

То обстоятельство, что общество представляет собой сложную систему, развивающуюся на своей, собственной основе, не отвергалось и не отвергается практически никем из мыслителей прошлого и настоящего. Более того, одним из теоретических достижений науки XX в. можно считать представление о социальной системе. Под ней понимается все относящееся к системной характеристике общества как определенной целостности, объединяющей индивидов разнообразными связями и отношениями. В известном смысле слова индивид тоже может рассматриваться как социальная система, но чаще это относится к государству, нации, классу, элементам структуры общества (политика, право, экономика и т.д.),

Характер объединения элементов в систему трактуется в соответствии с тем или иным способом объяснения сущности человека и его истории. Поэтому основной системообразующий фактор может быть усмотрен либо в материальных, либо в духовных связях людей. Социальная система характеризуется открытостью, определенной степенью согласованности подсистем и в то же время известной неравновесностью.

Для анализа сущности системной организации общества следует, прежде всего, попытаться соотнести это понятие с системными закономерностями природы, с теми предпосылками, на базе которых возникает культура и цивилизация. Уже при поверхностном взгляде на эти соотношения становится очевидным, что плотность населения и виды его занятий, уровень производства и его темпы, политическое устройство и многое другое зависят от характера климата и почв, рельефа местности водных ресурсов, запасов полезных ископаемых, доминирующей флоры и фауны и т. д. Великие цивилизации древности (индийская, китайская, египетская,) возникали в устьях великих рек; расцвет многих государств был связан с освоением Мирового океана, а низкие темпы развития ряда стран обусловлены во многом их отгороженностью от внешнего мира. Более того, реально существуют этнические и культурные различия в характере производства, его особенностях и даже темпах. Так, наиболее высокие темпы производства отмечались в истории в странах с умеренным климатом, богатыми недрами и удобными путями сообщения с миром.

Необходимо обозначить принципиальные различия системной организации животных сообществ и человеческого общества при несомненном наличии генетической преемственности.

В сущности эти различия сводятся к определению грани между природой (натурой) и культурой как субстратом жизни любой формы социальности. Все способы организации жизни стада, стаи и других сообществ мира живого связаны с их генотипом и наличием врожденной программы поведения. Специалисты в области этологии (науки о поведении животных) и социобиологии в последние десятилетия установили наличие очень четких и строгих закономерностей в групповом и индивидуальном поведении животных, птиц, рыб и т. д.

Человек в этом отношении далеко «превзошел» природу, ибо массовое убийство себе подобных — прерогатива человека и человечества на всем протяжении истории. Более того, появление глобальных проблем современности, угроза существованию биосферы планеты — во многом следствие установки на покорение природы, эгоистического поведения человека и его сообществ.

В отличие от природы, культура - это то, что создано и создастся человеком как материальное, так и духовное. Культура - это природа, обработанная особым, человеческим образом в целях удовлетворения тех или иных потребностей. Но культура не сводима к вещам, произведенным человеком, а распространяется и на общественные отношения, и на продукты духовного производства.

Самым существенным философским признаком предмета культуры является его двойственность. Уже на примере примитивного орудия труда - ручного рубила, можно увидеть, что в этом обработанном куске скалы есть природные качества (цвет, твердость н т.д.) и качества, вложенные в него рукой человека, создавшего этот культурный предмет. В нем опредмечена человеческая мысль, нашел воплощение замысел творца, он тем самым стал служить удовлетворению той или иной потребности человека. Поэтому любой феномен культуры является чувственно-сверхчувственным; несет в себе систему природных и социальных качеств. В такой двойственности — суть культуры как общественно-исторического способа адаптации человека и миру, причем эта характеристика относится и к самому человеку.

Мир культуры, включает в себя, таким образом, и процесс, и результат человеческой деятельности, направленной как вовне, так н внутрь человека. Внешний слой культуры является для человека по сути дела такой же объективной реальностью, как и мир неизменной природы и Космос. Живя в мире культуры, будучи сам культурным явлением, человек оставляет после себя феномены материальной культуры (дети, вещи), либо духовной культуры (идеи). Тем самым он общается и с прошлым, и с настоящим, и с будущим, включаясь в движение мировой истории.

Можно обозначить первый источник саморазвития общества, а именно противоречия природной и культурной организации человека и его сообществ. При любых формах социальности человек остается частью Природы и Космоса, специфическим (но не обязательно высшим) проявлением феномена жизни. Это обстоятельство необходимо четко осознавать при всех способах интерпретации общественных явлений, а особенно в конце XX в.

Именно в этом ключе следует рассматривать такие конкретные механизмы общественной жизни, как разделение труда. Говоря об общественном производстве, следует особо подчеркнуть, что оно мыслится как взаимосвязанный процесс, в котором выделяются четыре основных компонента: производство материальных благ, воспроизводство самого человека, воспроизводство материальных общественных связей и отношений и духовное производство.

Развитие и усложнение трудовой деятельности немыслимо без эволюции форм семейно-брачного поведения людей. Поэтому формы воспроизводства человека неотделимы от собственного производства материальных благ, тем более на ранних стадиях развития общества, когда от физических возможностей человека, его здоровья и работоспособности зависело само существование общины. В этой связи можно отметить специфику демографической проблемы.

Ситуация с народонаселением в мире характеризуется глубоким противоречием: в целом происходит достаточно интенсивный рост населения и ряд стран (Китай, Индия) предпринимают энергичные меры для ограничения такого роста; а в ряде регионов и стран происходит депопуляция, что порождает огромные трудности для экономического и социального развития.

Демографический процесс — сложнейшая система, ибо воспроизводство поколения зависит от такого количества факторов, что далеко не всегда их может охватить современная наука. Во многом поведение человека здесь выглядит парадоксальным. Казалось бы, материальное благополучие — первая предпосылка для рождения детей, однако наиболее высока рождаемость в странах бедных или небогатых, а благополучные страны (Скандинавия, Франция и др.) обеспокоены снижением рождаемости. Наиболее высокими темпами воспроизводится население в мусульманском мире (удвоение идет каждые 23 года), а в странах с преобладанием православия и протестантизма эти темпы гораздо ниже.

Сфера мышления и сознания понимается как результат процесса отражения объективных

процессов мира. Марксистская философия рассматривается как синтез диалектики и материализма (диалектический материализм) в неразрывном единстве с историческим матернализом (материалистическим пониманием истории). В рамках такого понимания история трактуется как естественно-исторический процесс смены общественно-экономических формаций как определенных, качественно различных ступеней развития общества. Это — итог распространения принципа материализма на область общественных явлений, что было осуществлено К. Марксом и его последователями. Теоретической основой для этого послужило представление об объективности общественных (прежде всего производственных) отношений, которые, воспроизводясь, являются основой для различения различных общественно-экономических формаций как особых типов социальных организмов (рабовладельческая, феодальная, капиталистическая).

Формации различаются способом производства материальных благ, который, в основном, детерминирует духовную жизнь каждой эпохи. Согласно этому пониманию, общества, основанные на господстве частной собственности, испытают антагонизмы, связанные с классовой борьбой, что, в конечном итоге, должно завершиться уничтожением частной собственности и построением бесклассового общества, т. е. коммунизма.

Способ производства - одно из ключевых понятий марксистской концепции сущности общества и исторического процесса, понимаемое как единство производительных сил и производственных отношений в ходе создания материальных благ. Он представляет основу общественно-экономической формации и, по словам К.. Маркса, «обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще». Динамика способа производства усматривается в том, что производительные силы на определенном этапе развития общества перерастают рамки производственных отношений, что приводит к социальной революции н переходу к более высокой общественно-экономической формации. Это характерно, с точки зрения марксизма, для антагонистических формаций, которые чреваты социальной революцией. Это — коренной переворот в социально-экономической структуре общества, сопровождающийся внезапным, насильственным изменением существующего политического строя. В теории марксизма революция рассматривается как «локомотив истории», закономерный и необходимый результат классовой борьбы в антагонистических формациях, высшая форма такой борьбы. Революция понимается как переход политической власти в руки передового класса (в случае социалистической революции — пролетариата), который обеспечивает резкое ускорение общественного прогресса, открывая новые перспективы для развития производительных сил и социальных преобразований. Противоположный процесс трактуется как контрреволюция, носителями которой являются реакционные классы и группы общества. Революция противоположна реформам и эволюционному пути развития общества. Однако уже в XIX в. эта форма эксплуатации, которая была, в основном, предметом исследования К. Маркса, стала постепенно вытесняться другой формой — эксплуатацией человека не другим человеком, а государством н обществом. Государственный монополизм и опирающаяся на него мощная система бюрократического аппарата становится основным эксплуататором миллионов людей, отчуждая их и от собственности, н от власти. Разрешение этого противоречия в принципе воз­можно двумя основными путями: либо путь создания мощной системы социальных гарантий, пособий, выплат н т. д. с ростом «среднего» класса, владеющего собственностью, либо путь, по которому пошли страны, пытавшиеся воплотить идеалы социализма в жизнь. В первом случае в обществе существует сравнительно небольшая группа крупных собственников, равно как и беднейший слой населения, но большинство людей находится в «золотой середине». Далеко не все из них владеют средствами производства, но многие становятся либо их совладельцами, либо имеют недвижимое имущество.

За счет налогов», взимаемых с этой массы, государство осуществляет не только общенациональные проекты, но и оказывает помощь бедным, пенсионерам, .больным, безработным, беженцам и т. д. Далеко не всегда при этом складывается «общество всеобщего благоденствия», но такая форма общественного устройства в основном гарантирует соблюдение прав человека, имеет разветвленную систему государственной н общественной помощи в случае ее необходимости. Для теоретической мысли, обосновывающей резонность такого общественного устройства, представляет интерес понятие социальной инженерии. Этот термин предложен К. Р. Поппером для обозначения практического применения результатов частичной социальной технологии. Последняя применяется для обозначения критического анализа результатов социальных наук ii «доводки по частям» этих подходов для реализации тех или иных социальных проектов. В основе такого подхода лежит одна из важнейших задач всякой технологии — указать, каких целей нельзя достичь, исходя из того, что исторические тенденции не являются аналогом законов естествознания. При этом «конечные цели» исторического процесса выносятся за рамки технологии и в задачу «социального инженера» входит проектирование новых социальных институтов, их перестройка и управление уже существующими. Вопрос о происхождении социальных институтов (сознательное их проектирование или «естественный» рост), как правило, выносится за пределы технологического подхода.

В определенном смысле слова, мировая экономика стоит на пороге Реформации, поскольку существующие экономические модели (даже в самых высокоразвитых странах) близки к своему исчерпанию. Человечество не может уже вести себя, исходя только из своих эгоистических интересов и бесконечно расширяя производство. Точка опоры человека и общества находится не внутри, а вовне их, что определяется логикой развития сложной системы. Это заставляет обратиться к такому истоку саморазвития общества, как его духовный потенциал. Эта проблема очень сложна и имеет две грани. Первая - многочисленные попытки реализовать в действительности религиозный идеал, устроить жизнь общества по модели догматической части данной религии.

Вторая грань организации жизни общества на основе идеи связана с формулировкой земного идеала равенства и справедливости.

Вопрос исторического самодвижения остается во многом открытым как для науки, так и для практики. Определенный вклад в ее решение может внести анализ общества в аксиологическом и историческом измерениях.

3.4 Понятие социального института. Государство как важнейший с.и., его сущность. Политика, право, мораль.

Социальные институты (от лат. institutum - установление, учреждение) - это исторически сложившиеся устойчивые формы организации совместной деятельности людей. Термин "социальный институт" употребляется в самых разнообразных значениях. Говорят об институте семьи, институте образования, здравоохранения, институте государства и т. д. Первое, чаще всего употребляемое значение термина "социальный институт", связано с характеристикой всякого рода упорядочения, формализмами и стандартизации общественных связей и отношений. А сам процесс упорядочения, формализации и стандартизации называется институционализацией.

Процесс институционализации включает в себя ряд моментов: 1) соответствующая социальная потребность . Институты признаны организовывать совместную деятельность людей в целях удовлетворения тех или иных социальных потребностей. 2) Интернализация индивидами всех социокультурных элементов, формирования на их основе системы потребностей личности, ценностных ориентации и ожиданий . Соц.И. носит надындивидуальный характер. Наличие социокультурных элементов, системы ценностей, норм, идеалов, а также образцов деятельности и поведения, которые гарантируют сходное поведение людей, устанавливает способы удовлетворения их потребностей, разрешает конфликты, возникающие в процессе повседневной жизни, обеспечивает состояние равновесия и стабильности. Само по себе наличие этих социокультурных элементов еще не обеспечивает функционирование социального института. Необходимо, чтобы они стали достоянием внутреннего мира личности, воплотились в форму социальных ролей и статусов. 3) организационное оформле ние социального института .

Итак, каждый социальный институт характеризуется наличием цели своей деятельности, конкретными функциями, обеспечивающими достижение такой цели, набором социальных позиций и ролей, типичных для данного института. На основе вышеизложенного, можно дать следующее определение социального института. Социальные институты - это организованные объединения людей, выполняющих определенные социально значимые функции, обеспечивающие совместное достижение целей на основе выполняемых членами своих социальных ролей, задаваемых социальными ценностями, нормами и образцами поведения.

Каждый институт выполняет свою, характерную для него социальную функцию. Наиболее полную классификацию представила так называемая "институциональная школа". Представители её в социологии (С. Липсет, Д. Ландберг и др.) выделили четыре основных функции социальных институтов: 1) Воспроизводство членов общества (семья, государство). 2) Социализация - передача индивидам установленных в данном обществе образцов поведения и способов деятельности - институты семьи, образования, религии и др. 3) Производство и распределение. Обеспечиваются экономическо-социальными институтами управления и контроля - органы власти. 4) Функции управления и контроля осуществляются через систему социальных норм и предписаний, реализующих соответствующие типы поведения: моральные и правовые нормы, обычаи, административные решения и т. д.

Социальные институты отличаются друг от друга своими функциональными качествами: 1) Экономическо-социальные институты - собственность, обмен, деньги, банки обеспечивают всю совокупность производства и распределения общественного богатства, соединяя экономическую жизнь с другими сферами социальной жизни. 2) Политические институты - государство, партии, профсоюзы и другого рода общественные организации, преследующие политические цели, направленные на установление и поддержание определенной формы политической власти. Их совокупность составляет политическую систему данного общества; 3) Социокультурные и воспитательные институты ставят целью освоение и последующее воспроизводство культурных и социальных ценностей, социализацию индивидов через усвоение устойчивых социокультурных стандартов поведения и, наконец, защиту определенных ценностей и норм. 4) Нормативно-санкционирующие - общественно-социальную регуляцию поведения на основе норм, правил и предписаний, закрепленных в юридических и административных актах. Обязательность норм обеспечивается принудительной силой государства и системой соответствующих санкций. 5) Церемониально-символические. Они определяют порядок и способ группового и межгруппового поведения, регламентируют методы передачи и обмена информацией, приветствия, обращения и т. д.

Нарушения нормативного взаимодействия с социальной средой, в качестве которой выступает общество или сообщество, называется дисфункцией социального института.

Понятие государства и его природа.

В широком смысле - страна, общество, народ, расположенные на определенной территории и представляемые органом высшей власти (американское, немецкое). Такую трактовку имели в древности, до XVI-XVII вв. Н.Макиавелли вводит "узкое" понимание термина для обозначения княжества, королевства, тирании, правления и т.п. В узком значение государство представляет собой организацию, обладающую верховной властью.

Признаки государства: отделение публичной власти от общества; суверенитет, то есть власть на определенной территории; территория, ограничивающая государство (территориальный принцип); монополия на легальное применение силы; исключительное право на издание законов и норм, обязательных для всего населения; право на взимание налогов и сборов.

Причины возникновения государства.

Государство появляется в ходе длительного естественно-исторического развития общества и под воздействием ряда факторов: географическое положение; наличие или отсутствие естественных границ; климатические условия; плодородие земли; как реальное воплощение нравственного духа; под воздействием идей разума, свободы и права; развитие общественного разделения труда, выделение управленческого труда; возникновение частной собственности (внутреннее расслоение); завоевание одних народов другими и политическое насилие; демографические факторы (рост численности населения и др.); психологические; договорная система княжения (Древний Новгород, США); антропологические факторы (общественная природа человека).

Исторические рубежи в развитии государства.

Ученые выделяют два глобальных этапа: традиционный и конституционный, промежуточные стадии (сочетание традиционного и конституционного). Водораздел конституционного и неконституционного государств проходит по линиям отношения к правам человека, приоритета личности, общества и государства.

Устройство современного государства.

Конституция - это стабильные законы, система законов, которые определяют устройство, принципы организации, способы правления, принятия решений, положение личности в государстве, зафиксированные в документах. Конституция должна быть реально исполняема органами власти и гражданами.

Формы правления - монархия, республика и их разновидности: абсолютная монархия, конституционная монархия; парламентская, президентская и смешанная республики. Кроме этого в истории известны другие разновидности: рабовладельческая, аристократическая, советская, теократическая и др. республики.

Территориальное устройство - это территориальная организация государства, целого и частей. Существуют несколько форм: унитарная, федеративная и конфедеративная.

Правовое социальное государство . Это государство, ограниченное в своих действиях правом, защищающее свободу и другие права личности и подчиняющее власть воле суверенного народа. Взаимоотношения определяются конституцией ("общественный договор"). Приоритет принадлежит народу и правам человека. Для контроля за государством существует разделение властей, независимый суд. Первые сведения существуют с VI в. до н.э. (Древняя Греция), зачатки наблюдаем в Древнем Риме и особенно концепция формируется в XVII-XIX вв.

Гражданское общество - это все общество. Оно совместимо с тоталитаризмом, демократией, авторитаризмом. Сфера гражданского общества заключается в игре частных интересов и индивидуализма. Гражданское общество имеет сложную структуру, включающую хозяйственные, экономические, семейно-родовые, религиозные, правовые, политические отношения. В современных государствах трудно провести грань между государством и гражданским обществом.

Отличительные признаки правового государства - наличие гражданского общества, ограничение сферы деятельности государства, правовое равенство всех граждан, всеобщность права, суверенитет народа, разделение властей, приоритет метода запрета над методом произвола (дозволения), свобода и права других людей.

Социальное государство - это государство, стремящееся к обеспечению каждому гражданину достойных условий существования, социальную защищенность, соучастие в управлении, направленность на общее благо.

Соотношение социального и правового принципов. Общее между социальным и правовым принципами устройства государства в том, что оба призваны обеспечить благо индивида. Противоречие в том, что правовое государство не должно вмешиваться в вопросы распределения общественного богатства, обеспечения благополучия граждан.

Тенденции развития государства. После правового и социального этапов развития государства возможно наступает экологический этап (проблема выживания человечества, обеспечение экзистенциальных прав личности). В развитии современных государств наблюдаются несколько тенденций - 1) активизация гражданского общества, его контроля над государством, усиления самоуправления; 2) усиление роли государства как регулятора всего общества. Все более важное место занимает планирование общественного развития.

Политика и мораль .

Мораль и политика имеют общие черты и отличия. Мораль удерживает человека от опасных искушений, способствует разрешению противоречий с помощью обычаев, традиций, табу (ритуально-нравственные формы), а также через институты семьи и общины (неполитическое регулирование). В целом главные общественные функции морали и политики совпадали.

С возникновением сложных общностей, развития производства, углубления разделения труда, социальных конфликтов, ослабления родовых форм социального контроля, недостаточности морали - появляется политика (в древности трактовалась как ветвь этики). Политика выступает как форма внешнего выражения и материализации механизмов нравственного самоконтроля.

Различия между политикой и моралью.

Политика конфликтна, она разрешает групповые споры, затрагивает общество и требует применения власти.

Мораль характеризует повседневные индивидуальные отношения между людьми, конфликт является частным случаем.

Непосредственным источником политики являются экономические, материальные, личные и другие интересы людей, крупных социальных групп (слои, нации, классы)

Требования политики облечены в форму законов, нарушение которых влечет за собой реальные наказания.

Источником морали выступают общечеловеческие, духовные ценности, следование которым не несет личной выгоды индивиду. Императивы морали носят характер идеалов, с которыми нужно сообразовывать свои действия (абстрактно-нормативный характер нравственных императивов)

Политика направлена вовне и ориентирована на достижение определенных результатов, карает не только нарушителей, но и нередко невинных.

Мораль в принципе осуждает насилие и опирается на "санкции" совести.

Политика носит групповой, коллективный характер. В ней индивид выступает как представитель партии, класса, нации. Его личная ответственность растворяется в коллективных решениях и действиях. Политика, ориентируясь на успех, призвана учитывать реальную ситуацию, все факторы, способные повлиять на достижение целей. Политика оперирует при помощи насилия.

Мораль всегда индивидуальна, ее субъект и ответчик - индивид, делающий свой нравственный выбор. Мораль оценивает внутреннее переживание поступков, для нее важны не результаты, а сам поступок, его мотивы, средства, цели. Моральные требования универсальны и, как правило, независимы от конкретной обстановки.

3.5 Духовная культура общества, многообразие форм ее проявления.

Духовная культура представляет собой лишь определенную сторону, "срез" духовной жизни, в известном смысле ее можно считать ядром духовной жизни общества. Духовная культура обладает сложной структурой, включающей научную, философско-мировоззренческую, правовую, нравственную, художественную культуру. Особое место в системе духовной культуры занимает религия. Рассмотрим каждый из этих элементов в отдельности:

- Философия -(греч. philosophía, буквально = любовь к мудрости, от philéo = люблю и sophía = мудрость), форма общественного сознания; учение об общих принципах бытия и познания, об отношении человека и мира; наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления.

- Наука - сфера человеческой деятельности, функцией которой является выработка и теоретической систематизация объективных знаний о действительности; одна из форм общественного сознания.

- Право - совокупность установленных или санкционированных государством общеобязательных правил поведения (норм), соблюдение которых обеспечивается мерами государственного воздействия.

- Мораль - (лат. moralis - нравственный, от mos, множественное число mores - обычаи, нравы, поведение), нравственность, один из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе; особая форма общественного сознания и вид общественных отношений (моральные отношения); предмет специального изучения этики.

- Искусство - одна из форм общественного сознания, составная часть духовной культуры человечества, специфический род практически-духовного освоения мира.

- Религия - от лат. religio - благочестие, набожность, святыня, предмет культа), мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, "священного", т. е. той или иной разновидности сверхъестественного.

Учитывая сложность одновременного восприятия сразу всех составляющих духовной культуры, попытаемся выяснить общую основу, объединяющую в единое целое все ее стороны, а именно: что понимается под культурой в целом. В самом широком смысле этого слова культуру можно рассматривать как развивающуюся совокупность материальных, политических и духовных достижений человечества, характеризующих определенный способ общественно-практической деятельности людей на каждом историческом этапе развития общества. Каждый этап развития человеческой истории характеризуется своим, присущим лишь ему уровнем материальных, политических и духовных потенций и достижений человечества, всех его отношений с действительностью: экономических, политических, теоретических, нравственных, эстетических и т.д. Сохраняя и передавая самую разнообразную информацию о жизнедеятельности прошедших поколений, культура является одновременно и результатом, и средством развития личности и общества. Иными словами, культура - это исторически определенный способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, зафиксированный, функционирующий и развивающийся в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и ценностей, а также соответствующих организаций и учреждений, в совокупном отношении людей к природе, между собой и к самим себе. Духовная культура в ряду явлений культуры занимает особое место. Она нарастает на основе общественного бытия, пронизывает все его сферы и оказывает активное влияние практически на всю жизнедеятельность человека и общества. Как отражение общественного бытия она несет на себе отпечаток характерных черт эпохи и определенной общественно-экономической формации, интересов и потребностей больших социальных общностей и социальных слоев. Таким образом, духовную культуру можно рассматривать в этом качестве как нечто единое целое, присущее нации, государству, региональной группе государств. В обществе духовная культура проявляется через процесс освоения ценностей и норм предшествующих поколений, производство и развитие новых духовных ценностей. Будучи включенными в бытие человека и общества, в материальную и духовную жизнь, они играют существенную роль в социальной деятельности по освоению и преобразованию мира, служат своеобразными ориентирами в этом процессе. Главная цель и главная функция духовной культуры состоит в формировании определенного типа человеческой личности в интересах общества, в регулировании поведения человека в процессе его взаимоотношении с обществом себе подобных, с природой и окружающим миром. Из этого вытекает и другая функция духовной культуры – формирование познавательных способностей личности. Духовная культура общества находит свое выражение в различных формах и уровнях общественного сознания, в освоении и обогащении мира духовных ценностей.

3.6 Социально-философское содержание экономики и политики. Характер их соотнесенности в общественной жизни.

Необходимо признать объективную значимость политики и экономики в современной жизни мирового сообщества. А признав ее, необходимо признать и необходимость их изучения — для поддержки ли концепции политической и экономической основы развития общества или для ее отрицания.

Политика и экономика имеют свою специфику, но в то же время их очень многое объединяет. Прежде всего их объединяет то, что именно они практически определяют сегодняшнюю жизнь общества. Кроме того, они в значительной степени ориентированы друг на друга: ведь не случайно до сих пор экономику называют политической, а основным видом политики считается политика экономическая. Впрочем, и тенденции к их разделению отчетливы и достаточно сильны, особенно на Западе.

Существуют как объединяющие, так и разделяющие их моменты и обозначить перспективы экономики и политики в будущем мировом сообществе.

Необходимо подчеркнуть, что в паре "экономика — политика" экономику следует рассматривать в первую очередь. Конечно, эти сферы неразрывны и едины, но если подходить к делу исторически, то можно сказать, что в дремучие времена первобытности экономическая жизнь — труд, обмен продуктами труда и т.п. — существовала, политики же в ее настоящем смысле тогда еще не было. Без экономического образования ныне вообще вряд ли возможно управлять делами государства. Речь идет не о профессиональном знании современной экономики во всех ее узкоспециальных проблемах, а хотя бы об общем знакомстве с макроэкономикой в ее основополагающих принципах.

Экономическая философия входит в систему социальной философии, составляя ее существенную часть: у нее есть свой особый срез проблем, или угол зрения на экономическую жизнь общества. Экономическая жизнь есть социальный процесс, в котором люди выступают и в качестве непосредственных деятелей конкретного хозяйства, и опосредованно в качестве "частей" общехозяйственного организма.

В современном производстве, в котором все большую роль играет система управления, немалое значение приобретают отношения, складывающиеся в результате подбора и расстановки кадров с учетом их способностей, опыта, интересов и нужд самого производства, кадровая политика в целом. Таким образом, система экономических отношений чрезвычайно обширна — от индивидуальных отношений отдельных производителей до основополагающего отношения к средствам производства. Поскольку экономические отношения сегодня носят политический характер и управляются политическими методами, учение об экономике называется политической экономией.

В любом обществе на определенном этапе его развития неизбежно возникают политические отношения, складываются и функционируют политические организации, партии, формируются политические идеи и теории. Политика — это особая сфера деятельности. Смысл слова "политика" лучше всего выражает его этимология: греч. politike — искусство управления государством. Политика, таким образом, представляет собой участие в делах государства, в определении направления его функционирования, в определении форм, задач и содержания деятельности государства. Целью политики является сохранение или создание наиболее приемлемых для определенных социальных слоев или классов, а также страны в целом условий и способов осуществления власти.

В структуре политической деятельности в самом общем виде просматриваются три основных момента. В о - первых, умение ставить ближайшие (тактические) и перспективные (стратегические) реальные цели и решать задачи, учитывая соотношение социальных сил, все возможности общества на конкретном этапе его развития. В о – вторых, выработка эффективных методов, средств, форм организации социальных сил для достижения поставленных целей. Наконец, в – третьих, соответствующий подбор и расстановка кадров, способных решать поставленные перед ними задачи.

3.7 Социально-философское содержание науки и искусства. Характер их соотнесенности в общественной жизни.

Наука – это исторически сложившаяся форма человеческой деятельности, направленная на познание и преобразование объективной действительности, такое духовное производство, которое имеет своим результатом целенаправленно отобранные и систематизированные факты, логически выверенные гипотезы, обобщающие теории, фундаментальные и частные законы, а также методы их исследования. Наука – это одновременно и система знаний, и их духовное производство, и практическая деятельность на их основе.

Для всякого научного познания существенно наличие того, что исследуется и то, как оно исследуется. Ответ на вопрос о том, что исследуется, раскрывает природу предмета науки, а ответ на вопрос о том, как осуществляется исследование, раскрывает метод исследования.

Современная наука – чрезвычайно разветвленная совокупность отдельных научных отраслей. Предметом науки является не только внеположный человеку мир, различные формы и виды движения сущего, но и их отражение в сознании, т.е. сам человек.

По своему предмету науки делятся на естественно-технические, изучающие законы природы и способы ее освоения, и общественные, изучающие различные общественные явления и законы их развития, а также самого человека, как существа социального.

Что касается философии науки, то она представляет собой философские рассуждения о природе научного знания, и в этом плане по мере того, как усложнялось структурное содержание науки, все более полной становилась проблематика философии науки.

В самом содержании философии науки можно выделить 2 основные тенденции:

1. –я связана с анализом языка науки, логики построения научных теорий, выявления критерия истинности научного знания и т.д. В рамках данной тенденции наука рассматривается, как саморазвивающаяся система знаний.

2. Другой тенденцией выступает всестороннее изучение и исследование социальных и общественных фактов, которые обуславливают существование и развитие научного знания. С точки зрения указанного направления, источником научных инноваций выступают социальные и культурные ресурсы общества на том или ином этапе его исторического развития.

Социальное назначение науки заключается в том, чтобы облегчить жизнь и труд людей, увеличить разумную власть общества над природой, способствовать совершенствованию общественных отношений. Современная наука благодаря своим открытиям и изобретения сделала очень много для облегчения жизни и деятельности людей. (научные открытия и изобретения привели к повышению производительности труда и увеличению массы товаров).

Наука предстает, как одна из форм общественного сознания.

Культура предстает, прежде всего, как формат жизнедеятельности человека, выступая «оборотной стороной» его трудовой деятельности. Труд – это принцип взаимодействия с природой, в ходе которого затрачивается жизненная энергия и изменяется природа, превращающаяся в продукт труда, который соответствует человеческим потребностям. В результате такого взаимодействия возникает культура, т.е. широкое разнообразие материальных и духовных ценностей. Заметим, что если в процессе труда человек и природа противостоят друг другу, то в культуре они выступают в своем единстве.

Культура, взятая вне своего отношения к трудовой деятельности человека, предстает как цивилизация. Этот термин был введен в 16 веке для обозначения достаточно развитого культурного общества, основанного на определенных государственно-правовых, этико-эстетических и духовно-религиозных началах.

Трудовая деятельность весьма широкообразна по формам своего проявления, однако, в ней можно выделить материальный и духовный труд. И, как следствие, можно говорить об исторически определенных формах материальной и духовной культуры.

Элементом материальной культуры выступает такой предмет труда, содержание которого непосредственно соответствует какой-либо человеческой потребности.

Элементом духовной культуры выступает такой предмет труда, который своим содержанием имеет другое содержание.

Подобно тому, как выделяют материальную и духовную культуру, в цивилизации выделяют традиционную цивилизацию (которую, как правило, отождествляют с культурно-духовными ценностями своего времени) и техногенную цивилизацию (которая отождествляется с техникой и технологией существующего производства).

В традиционной цивилизации наука предстает, прежде всего, в своей мировоззренческой функции и она органически соединяется с философией и искусством. Заметим, что исторически наука долгий период развивалась, оставаясь «внутри» философии. По мере своего развития наука «отходила» от философии, превращаясь в самостоятельную форму теоретического знания, сохраняя за философией область своей методологии.

Искусство служит средством самовыражения человека, и, следовательно, предметом искусства являются, как отношения человека и мира, так и сам человек во всех его измерениях – психологическом, социальном, нравственном и даже бытовом. Гуманитарные науки также имеют своим предметом человека, но все они рассматривают его с какой-либо одной точки зрения. Искусство же не только берет человека в его цельности, но и затрагивает самые глубокие, еще не изведанные наукой пласты того удивительнейшего феномена в мире, которым является человек. В искусстве человек свободно и полновластно творит особый мир, также как творит свой мир природа.

Искусство обращено не только к чувствам, но и к интеллекту, к интуиции человека. Оно вбирает в себя все достижения человечества. Без использования традиционных, живущих веками культурных символов (Гамлет, Дон Кихот, Обломов, Мастер и Маргарита) невозможно ощутить историю как единый процесс, имеющий определенное прошлое и только потому определенное настоящее и, главное, будущее. Народ без искусства лишен исторической памяти, а без исторической памяти он уже теряет свою национальную целостность.

Как было сказано, функция познания мира, основная для науки, свойственна также и искусству, но направлена она преимущественно на познание духовного мира. Однако искусство выполняет и множество других, разительно отличающихся между собой функций. Они являются следствием одной функции, носящей более абстрактный характер и определяющей основное назначение искусства как метода (утверждение интуитивного суждения в противовес логике). Это необходимо человечеству, ибо только совместное использование обоих методов может обеспечить полноту познания и выбор решения в необозримом множестве проблем во всех сферах человеческой деятельности.

Что касается связи науки с искусством, то, прежде всего, искусство выступает практической формой осознания окружающего мира. Искусство всегда образно и символично.

Сама наука не редко несет в себе элементы эстетической привлекательности. Заметим, что в своем историческом значении наука представляется в виде художественных произведений.

В рамках традиционной цивилизации наука, будучи связанной с философией и искусством, становится важнейшей предпосылкой в формировании духовно-интеллектуального сознания личности.

3.8 Личность и общество. Индивид, личность, индивидуальность, характер их соотнесенности.

Человек-это с одной стороны, с другой стороны энергетическое существо, с третьей стороны существо общественное. Это существо, воплощающее высшую ступень развития жизни, субъект общественно-исторической деятельности.

"Индивид" - человек как единичное природное существо, представитель вида, носитель индивидуальных черт. Наиболее общие характеристики:

- целостность психофизической организации;

- устойчивость во взаимодействием с окружающим миром;

- активность.

Появляясь на свет человек становится личностью.

"Индивид" - гипотетическое образование - набор наследственных черт.

"Личность" - понятие социальное на которую большое влияние имеет среда; тот же человек, но рассматриваемый как общественное существо.

Периоды изучения личности:

- философско-литературный {древность-начало 19 в.}- рассматриваются проблемы нравственности и социальной природы человека, его поступки и поведение. Толкование личности - очень широкое;

- клинический {до начала 20 в.}- работа врачей, психиатров, упор делался на нездоровых людей. Представление о личности как об особом феномене значительно сужается. В центре внимания особенности личности обнаруженные у психически больных людей. Основные определения - интроверсия и экстроверсия. Акцентуированная личность - крайний вариант нормы психики людей, недостатки: в это понятие личности не входят понятия, которые "всегда нормальны";

- экспериментальный метод - изучение личности ведут профессиональные психологи. В основе: математическая обработка данных, попытка создания теорий развития личности.

Индивид --- единичный представитель человечества, безотносительно к

его реальным или антропологическим особенностям. Родившийся реб - индивид, но не личность, так как не обладает индивидуальностью. Индивид стан личностью по мере того, как перестает быть единицей чел рода и приобретает относительную самостоятельность. Ин есть существо общественное и всякое проявление его жизни яв проявлением общ жизни. Это понятие общеродового признака. Он безличен. Начиная высказывать какие-то качества, мы начинаем выделять группы. Чем понятие конкретнее, тем оно богаче по содержанию и меньше по объему. В конце мы придем к единственному представителю чел рода, персонификации. Это и есть личность.

Индивидуальность --- неповторимый, самобытный способ существования конкретной личности в качестве субъекта самостоятельной деятельности. личность социальна по сути и индивидуальна по способу выражения. Индивидуальность выражает собственный мир индивида, особый жизненный путь, по происхождению и форме носит инд характер. Сущность индивидуальности раскрывается в самобытности индивида, его способности быть собой в рамках окр соц среды. В развитии индивидуальности важна роль врожденных качеств и способностей, но она опосредована соц факторами. Индивидуальность есть целостная система, диалектического взаим качеств общих, типических (общечеловеческих природных и соц признаков), особенных (конкретно-исторических, формационных) и единичных (неповторимость телесных и психических характеристик).Индивидуальность есть высокая ценность, так как их многообразие, состязательность представляет собой условие прогресса. Индивидуальность меняется в процессе жизни чел.

Однако анализ общества невозможен без обращения к личности. Под личностью обычно понимают социальный аспект человеческой многогранности, социальную сущность человека. Её становление происходит в процессе социализации, когда идёт освоение образцов поведения, норм культуры под влиянием тех социальных групп, в которых участвует данный человек. Но поскольку социальные группы являются следствием отношений, существующих в обществе, то личность может рассматриваться как продукт общества. Однако при этом она не только обладает относительной самостоятельностью, но и активна в своём взаимодействии с обществом. Его она осуществляет опять-таки через те социальные группы, в функционировании которых участвует. Сферами проявления активности каждой личности обычно выступают:

• производство условий жизни, когда каждая личность стремиться его рационализировать в своих интересах;

• передача социального опыта вступающему в жизнь поколению;

• корректировка сложившихся в социальных группах (а через них и в обществе) отношений и норм, с одной стороны, с целью удовлетворения своих интересов, с другой - с целью приведения их в соответствие с общественным идеалом, присущим данной личности;

• освоение духовных ценностей и их последующая адаптация с учетом реальных условий, в которых живёт личность.

Роль личности значительно возрастает на революционных этапах развития общества и нивелируется деятельностью масс на эволюционных этапах исторического процесса. Революционные периоды характеризуются широким движением народных масс. Этот процесс носит объективный и подчас хаотичный характер. Роль личности при этом заключается в организации и направлении данного движения.

Особую роль играют выдающиеся личности. Это те, кто наиболее полно, наиболее эффективно и продуктивно реализуют интересы (и технологии) больших социальных групп, кто наиболее полно воплощает в жизнь, в действительность созревшую для этого возможность. Выдающиеся личности проявляют себя во всех сферах деятельности - от выдающихся учёных и общественных деятелей до выдающихся преступников. Иной смысл вкладывается в понятие «великая личность»: оно фиксирует не только её масштаб, но и содержит нравственную.

Общество - исторически развивающаяся совокупность отношений между людьми , складывающихся в процессах их совместной деятельности .

Общество - совокупность людей , объединенных исторически сложившимися формами их взаимосвязи и взаимодействия в целях удовлетворения своих потребностей , характеризующаяся устойчивостью и целостностью , саморазвитием , наличием особых социальных ценностей и норм , определяющих их поведение .

С одной стороны , общество - часть природы .Но с другой - это качественно отличная , сугубо специфическая , социальная часть действительности , которая не может быть растворена в остальной ее части или отождествлена с ней . Общество - это человеческая общность , специфику которой составляют отношения лю дей друг к другу ; это продукт взаимодействия людей . Общество неоднородно и имеет свою внутреннюю структуру . Составными элементами общества являются люди , социальные связи , действия и взаимодействия, социальные институты и организации , социальные группы и общности , социальные нормы и ценности и др. Каждый из них находится в более или менее тесной взаимосвязи с другим , занимает специфическое место и играет своеобразную роль в обществе как социальной системе .

Личность - устойчивая система социально значимых черт , которые характеризуют индивида , про дукт общественного развития и включения индивидов в систему социальных отношений посредством активной предметной деятельности и общения . Свойства личности - это то, что сближает индивидов в силу общности исторически и конкретно - социально обусловленных особенностей их жизнедеятельности . Индивид становится личностью в процессе освоения социальных функций и развития самосознания , т . е . осознания своей самотождественности и неповторимости как субъекта деятельности и индивидуальности , но именно в качестве члена общества . Стремление к слиянию с социальной общностью индентификации с нею ) и вместе с тем - к обособлению , проявлению творческой индивидуальности делает личность и продуктом и субъектом социальных отношений , социального развития .

Формирование личности осуществляется в процессах социализации индивидов и направленного воспитания : освоения ими социальных норм и функций ( социальных ролей ) посредством овладения многообразными видами и формами деятельности . Богатство последних определяет богатство личности . Отчуждение тех или иных присущих целостному родовому человеку видов и форм деятельности ( вследствие общественного разделения труда , закрепляемого в классово-антагонистическом обществе его социальной структурой ) обусловливает формирование односторонне развитой личности , которая воспринимает собственную деятельность как несвободную , навязанную извне , чуждую . Напротив , присвоение всей целостности исторически сложившихся видов и форм деятельности каждым индивидом в обществе, лишенном классово-антагонистических противоречий , -непременная предпосылка всестороннего и гармонического развития личности . Помимо общественных личность приобретает черты , вытекающие из специфики условий жи знедеятельности особых социальных общностей , членами которых являются индивиды , т . е . классовых , социально-профессиональных , национально-этнических , социально-территориальных и половозрастных . Освоение черт , присущих этим многообразным общностям , а также социальных ролей , выполняемых индивидами в групповой и коллективной деятельности , с одной стороны, выражается в социально-типических проявлениях поведения и сознания , а с другой стороны , придает личности неповторимую индивидуальность , так как эти социально обусловленные качества структурируются в устойчивую целостность на основе психофизических свойств субъекта . В качестве устойчивой целостности психических свойств , процессов и отношений личность является предметом изучения психологии . Социологический же анализ выделяет в личности именно социально-типическое как целостность необходимых для выполнения общественных функций характерологических и нравственных качеств , знаний и умений , ценностных ориентаций и социальных установок , доминирующих мотивов деятельности . В качестве субъекта социальных отношений личность характеризует активная творческая деятельность , которая , однако, становится возможной и продуктивной благодаря овладению унаследованной от предшествующих поколений культурой .

3.9 Социально-философское понимание личности. Мотивационные и творческие основы сичностного поведения. Философия персонализма.

Если понятие индивидуальности подводит деятельность человека под меру своеобразия и неповторимости, многосторонности и гармоничности, естественности и непринужденности, то понятие личности акцентирует в ней сознательно-волевое начало. Индивид тем больше заслуживает права называться личностью, чем яснее осознает мотивы своего поведения и чем строже его контролирует, подчиняя единой жизненной стратегии.

Представители отечественной и мировой науки демонстрируют нам большое разнообразие определений личности. Их концепции различаются между собой как в мировоззренческом, так и в методологическом плане.

Различие в подходах к определению личности зависит также от профессиональной принадлежности того или иного ученого. Можно выделить условно философский, психологический, “антропологический” и собственно социологический подходы.

Философский подход

В отличие от науки философский подход ориентирует исследователя на познание всеобщих законов бытия человека как личности. Данный подход ориентирован на выявление сущего (а не существенного, как в науке) в системе “личность — общество”. В процессе постижения личности философы стремятся разрешить дихотомии типа “идеальное — реальное”, “материальное — духовное”, “объективное — субъективное” и т.д. Они пытаются ответить на метафизические вопросы о смысле жизни, о смерти и бессмертии, о свободе воли и пр. Вместе с тем в философии личность рассматривается с точки зрения ее желаемого или идеального положения в мире как субъекта деятельности, общения, познания и творчества. Поэтому она изучается здесь как целостная или отчужденная, гармоничная или одномерная, ответственная или деструктивная.

История философской мысли знает немало примеров глубокого анализа личности как социального феномена. Между тем философское понимание личности выходит за рамки нашего рассмотрения. Приведем лишь некоторые факты, свидетельствующие о влиянии философии на развитие научных представлений о личности.

Отечественная наука вплоть до недавнего времени испытывала на себе воздействие исторического материализма. За основу научного анализа личности зачастую брались те или иные положения работ классиков марксизма-ленинизма. Примером тому может служить знаменитая трактовка К.Маркса: “человек есть ансамбль общественных отношений”.

Так, по мнению советского философа В.П.Тугаринова (1898–1978), различие человека (как организма) и личности (как субъекта деятельности и общения) — это различие субстрата и свойства (качества). “Понятие “личность”, — подчеркивал он, — указывает на свойство человека, а человек есть носитель этого свойства”. При этом он дает философское определение личности. “Личность, — писал В.П.Тугаринов, — это человек, обладающий исторически обусловленной степенью разумности и ответственности перед обществом, пользующийся (или способный пользоваться) в соответствии со своими внутренними качествами определенными правами и свободами…”. С этой точки зрения личностью является далеко не каждый человек, а лишь тот, кто достиг определенного уровня сознательности и ответственности.

Другой известный отечественный философ Э.В.Ильенков (1924–1979) предлагает различать органическое и неорганическое тело человека. Физическое тело человека, взятое вместе с искусственными органами, которые он создает из материала природы, и есть его органическое тело. Вместе с тем личность формируется как социальное качество человека . “Личность не только существует, но и впервые рождается именно как “узелок”, завязывающийся между индивидами в процессе коллективной деятельности (труда) по поводу вещей, созданных и создаваемых трудом… Личность и есть совокупность отношений человека к самому себе как к некому “другому” — отношений “Я” к самому себе как к некоторому

Таким образом, в отечественной философии личность рассматривается преимущественно как социальное качество человека, формирующееся на определенной стадии его развития. Она выражает вместе с тем способ деятельного, сознательного и ответственного существования человека в обществе.

Такое понимание личности принципиально отличается от научных подходов, сложившихся в психологии, антропологии и социологии.

Деятельность всегда побуждается определенными мотивами. Мотивы - это то, ради чего выполняется деятельность (например, ради самоутверждения, денег и т.п.).

Понятие "мотив " (от лат. movere - двигать, толкать) означает побуждение к деятельности, побудительную причину действий и поступков. Мотивы могут быть различные: интерес к содержанию и процессу деятельности, долг перед обществом, самоутверждение и т.п.

Например, ученого к научной деятельности могут побуждать следующие мотивы:

1) самореализация;

2) познавательный интерес;

3) самоутверждение;

4) материальные стимулы (денежное вознаграждение);

5) социальные мотивы (ответственность, стремление принести пользу обществу);

6) идентификация с кумиром.

Если человек стремится к выполнению определенной деятельности, можно сказать, что у него есть мотивация. Например, если ученик прилежен в учебе - у него мотивация к учебе; у спортсмена, который стремится достичь высоких результатов, высокий уровень мотивации достижения; желание руководителя всех подчинять свидетельствует о наличии высокого уровня мотивации к власти.

Мотивация - это совокупность побуждающих факторов, определяющих активность личности; к ним относятся мотивы, потребности, стимулы, ситуативные факторы, которые детерминируют поведение человека.

Мотивы - это относительно устойчивые проявления, атрибуты личности. Например, утверждая, что определенному человеку присущ познавательный мотив, мы подразумеваем, что во многих ситуациях у него проявляется познавательная мотивация.

Мотивы являются относительно устойчивыми образованиями личности, однако мотивация включает в себя не только мотивы, но и ситуативные факторы (влияние различных людей, специфика деятельности и ситуации). Такие ситуативные факторы, как сложность задания, требования руководства, установки окружающих людей, сильно влияют на мотивацию человека в некоторый промежуток времени. Ситуативные факторы динамичны, легко меняются, поэтому существуют возможности влиять на них и на активность в целом. Интенсивность актуальной (действующей "здесь и теперь") мотивации состоит из силы мотива и интенсивности ситуативных детерминант мотивации (требований и влияния других людей, сложности заданий и т.п.).

Например, мотивация деятельности и активность работника зависят не только от интенсивности мотивов (стабильных личностных образований, которые проявляются в различных обстоятельствах), но и от требований, установок руководителя и других ситуативных факторов.

Актуально (в некоторый конкретный промежуток времени) мотивация достижения студента (например, в процессе выполнения им теста) зависит не только от его мотивов, но и от многих ситуативных факторов (указаний и установок экспериментатора, предыдущего влияния других людей).

Мотивация спортсмена (актуальная мотивация достижения во время соревнования) зависит не только от особенностей и силы его мотивов, но и от многих ситуативных факторов (установок тренера, турнирной ситуации, ожиданий со стороны других людей, командного "духа" и т.п.).

Определенный мотив (или даже совокупность мотивов) однозначно не определяют мотивацию деятельности. Необходимо учитывать вклад факторов конкретной ситуации. Например, чрезмерная сложность учебной деятельности, отсутствие нормального взаимодействия с учителем или руководителем приводят к снижению не только мотивации, но и эффективности деятельности.

Таким образом, мотивация - это совокупность всех факторов (как личностных, так и ситуативных), которые побуждают человека к активности.

Мотивация - это совокупность побуждающих факторов, которые вызывают активность личности и определяют направленность ее деятельности.

Термин ".мотивация" в широком значении используется во всех областях психологии, которые исследуют причины и механизмы поведения человека и животных. Побуждающие факторы можно распределить на два относительно самостоятельных класса:

1) потребностей и инстинктов как источников активности;

2) мотивов как причин, которые определяют направленность поведения или деятельности.

3.11 Проблема исторического развития. Циклические и линейные схемы исторического процесса. Их характеристика.

Существуют два основных подхода к истории человечества. Первый из них заключается во взгляде на всемирную историю как на один единый процесс поступательного, восходящего развития человечества. Такое понимание истории предполагает выделение стадий развития человечества в целом. Поэтому его автор называет унитарно -стадиальным. Возник такой подход в XVI-XVIII веках. Он нашел свое выражение в делении истории человечества на такие стадии, как дикость, варварство и цивилизация (А. Фергюсон и др.), в подразделении этой истории на охотничье-собирательский, пастушеский (скотоводческий), земледельческий и торгово-промышленный периоды (А. Тюрго, А. Смит и др.). Тот же подход проявился и в выделении вначале трех, а затем четырех всемирно-исторических эпох в развитии цивилизованного человечества: древневосточной, античной, средневековой и новой (Л.Бруни, Ф.Бьондо, К.Келер и др.).

Марксистская концепция общественно-экономических формаций, также являющаяся унитарно-стадиальной, в своем ортодоксальном варианте практически предполагает, что схема смены формаций реализуется в развитии каждого конкретного отдельного общества. В результате всемирная история предстает как сумма историй социоисторических организмов, каждый из которых в принципе, в норме должен 'пройти' все формации. Провозглашая единство истории, ортодоксальная версия теории формаций практически сводит его к общности законов, действующих в каждом социоисторическом организме. Такой вариант унитарно-стадиального подхода может быть назван линейно -стадиальным . Линейно-стадиальными были и другие существовавшие в XIX в. унитарно-стадиальные концепции. Линейно-стадиальный подход резко противоречит историческим фактам.

Как реакция на недостаток такой интерпретации унитарно-стадиального подхода возникло второе основное понимание истории, которое можно назвать плюрально -циклическим . Оно получило начало во второй половине XIX века в трудах Ж. Гобино, Г. Рюккерта, Н.Я. Данилевского и стало ведущим на Западе в первой половине XX века. Особенно известны концепции О.Шпенглера и А.Дж.Тойнби.

Если теория формаций даже в своем линейном варианте формально исходит из единства истории, то этот подход, который сейчас принято называть цивилизационным, исключает взгляд на историю как на единый процесс. Человечество делится на большее или меньшее число социальных образований (их называют по разному: культурно-исторические типы, культуры, цивилизации, этносы и суперэтносы и т. п.), развивающихся совершенно независимо друг от друга. Каждое из них возникает, расцветает и с неизбежностью рано или поздно погибает. Иногда под цивилизациями понимаются социоисторические организмы (например, древнеегипетская цивилизация, китайская цивилизация), но чаще всего - системы социально-исторических организмов (античная цивилизация, западная цивилизация и т. п.). Единого исторического процесса с точки зрения этого подхода нет .

Если линейно-стадиальный подход абсолютизирует единство исторического процесса, доводя его до отрицания разнообразия, то плюрально-циклический абсолютизирует разнообразие, доводя его до отрицания единства. И то, и другое - крайности, обычные для метафизического мышления.

Главная заслуга сторонников плюрально-циклического подхода в том, что они привлекли внимание к тому, что человечество подразделяется на в значительной степени самостоятельные образования и что эти образования сосуществуют не только в пространстве, но и во времени, что они возникают и исчезают. Тем самым они сделали неизбежным отказ от линейно-стадиального понимания истории.

В последнем случае общественно-экономические формации выступают, прежде всего, как стадии развития человеческого общества в целом. Они могут быть и стадиями развития отдельных социально-исторических организмов. Но это не обязательно. Линейно-стадиальное понимание смены общественно-экономических формаций находится в противоречии с исторической реальностью. Но кроме него возможно и другое - глобально -стадиальное , ярким примером которого является философия истории Гегеля. В нём диалектически сочетаются единство и разнообразие исторического процесса.

Теория исторического круговорота – созданная Вико идеалистическая теория, согласно которой в общественной истории бесконечно повторяются одни и те же стадии. В 19 - 20 вв. западные философы и социологи, отбрасывая положительные элементы теории Вико – идею исторического прогресса, признание закономерности общественного развития и т. д., – выдвигают на первый план идею о постоянном возврате человечества к исходному пункту (Ницше, Шпенглер). Гл. сторонниками этой теории в наши дни были П. А. Сорокин, Тойнби и др.

Теории цикличности, теории исторического круговорота, социально-философской концепции, кладущие в основу периодизации истории принцип повторения, кругооборота общественных процессов. Возникнув в глубокой древности, такие представления, первоначально в мифологической и религиозной форме, пытались внести определенный порядок и смысл в историю (по аналогии с циклическими процессами, происходящими в природе: смена времён года, развитие биологических организмов и т.п.). Эти взгляды имели известное практическое значение (способствуя, например, созданию календарей), в то же время они, как правило, выражались в установлении космически и божественных периодов, длящихся сотни и даже тысячи лет, сочетались с мистическим учением о переселении душ, многократном сотворении и гибели мира и т.п. Теории цикличности имели также определенное познавательное значение. Они позволили упорядочить хронологию (списки 30 династий Древнего, Среднего и Нового царств в Египте), выявить отдельные тенденции в смене политических форм правления (изучение Аристотелем истории 158 греческих полисов), провести интересные параллели между историей разных народов и эпох (Полибий и Сыма Цянь) и т.д. Тем самым теории цикличности способствовали становлению сравнительно-исторического метода в обществоведении. Идеи кругооборота получили широкое распространение в Древнем Китае, Древнем Египте, Вавилоне, а также у античных философов и историков, что было связано с крайне медленным поступательным развитием общества.

Вклад в разработку теории цикличности внёс арабский мыслитель 14—15 вв. Ибн Хальдун, выделивший во всемирной истории четыре эпохи, связанные с деятельностью различных народов. В каждой из этих эпох он пытался выявить закономерности развития и упадка культуры, смены династий и т.п.

Особую популярность теории цикличности приобрели в 17—18 вв. в западноевропейской общественной мысли, многие представители которой восприняли экономический и культурный подъём той эпохи как возрождение античности после средневекового упадка. Теории цикличности имели прогрессивное значение, ибо противопоставляли естественный порядок и определенную закономерность в истории различным теологическим, провиденциальным концепциям, а также изображению истории как сферы господства случайности и произвола великих людей. Наиболее видный представитель теории цикличности того времени — Дж. Вико, выдвинувший идею круговорота — развития всех народов по циклам, состоящим из трёх эпох: божественной, героической и человеческой. Взгляды Ибн Хальдуна и Вико оказали влияние на последующее развитие философии истории. Представления о циклическом характере общественного развития разделялись многими социалистами-утопистами, в частности Ш. Фурье, разработавшим концепцию о четырёх фазах человеческой истории («райская» первобытность, дикость, варварство и цивилизация).

После открытия материалистического понимания истории теории цикличности приобретают всё более реакционный характер. Идея исторического круговорота противопоставляется идее общественного прогресса. Сторонники теории цикличности отрицают поступательный характер всемирной истории (Э. Мейер), изображают её как разорванные во времени и пространстве циклы развития и упадка локальных цивилизаций, не связанных друг с другом (Н. Данилевский, О. Шпенглер, А. Д. Тойнби и др.).

3.11 Общая характеристика основных направлений западноевропейской философии истории в ХХ в.

Философия истории – это область философского знания, охватывающая он­тологические вопросы исторического процесса – такие, как смысл и направление истории, расчленение и последовательность основных исторических эпох, специфика исторического процесса, соотношение истории и природы, свободы и необходимости в историческом творчестве, а также гносеологические и логико-методологические проблемы исторической науки. У ее истоков – Вольтер, Вико, Гердер и Гегель.

Гегелевское построение не устарело и сейчас, ушла в прошлое лишь форма христианского провиденциализма, в которую Гегель облек свое вполне справедливое обобщение относительно «прогресса в сознании свободы». Если рассматривать его выводы вне телеологического контекста, как эмпирическое обобщение исторических фактов, то становится возможной замена телеологической схемы философии истории социальным эволюционизмом. Этот перелом в философии истории был осуществлен в середине 19в., и результатом его во многом стал социологический редукционизм в области исторического знания. Реакция на него, так же как и критика научного рационализма с позиций «философии жизни», являлась причиной возрождения интереса к собственно философии истории уже в конце 19в. При этом сложилось 2 направления:

1ставило целью выяснение философско-методологических оснований исторического знания в сравнении с естествознанием;

2ставило целью проникнуть в недоступные для понятийного мышления глубины «культурно-исторических типов» организации общественной жизни (Дильтей, Шпенглер).

Философский иррационализм противопоставил концепции единства мировой истории, опиравшейся на христианский провидециализм, биологическую модель исторического процесса, согласно которой единство человечества – это фикция, а фактически мы имеем дело с разнообразием специфических видов культуры, напоминающих богатство форм органического мира. Основные выводы традиционной философии истории, гегелевского типа, усматривавшей смысл истории в постепенном восхождении к свободе, были оспорены Ж.А. Гобино в «Опыте о неравенстве человеческих рас». По Гобино, фактором цивилизации является «чистота расы», которую долго сохранять не удается. Этим объясняется недолговечность расцвета очагов цивилизации: «этнические смеси» разрушают единство стиля жизни и приводят к «вырождению человека», а вместе с ним и к упадку всей социальной структуры. Было 10 цивилизаций в истории человечества, в рождении каждой из них созидательную роль он отводит белой расе. Хотя откровенный биологизм концепции Гобино не получил поддержки в 20в., сама идея плюралистической модели исторического развития привлекала все больше внимания.

Наиболее последовательно представление о самодавлеющей замкнутости дискретных культурных организмов, фаталистически подчиняющихся биологической необходимости рождения, расцвета, старения и умирания, защищал Шпенглер. Его теоретические построения были во многом предвосхищены концепцией культурно-исторических типов Данилевского. Он с большой убедительностью указал на действительный недостаток традиционного философско-исторического схематизма – на неправомерное обобщение, превращающее исторический путь Европы в универсальную схему социокультурной динамики человечества. Крах европоцентризма обострил проблему создания теоретической модели исторического процесса, в которой многообразие отдельных форм и богатств локальной специфики не исключает наличия объективных связей исторического бытия человечества.

Принципиальную односторонность шпенглеровской «морфологии культуры» метко определил Тойнби, назвав ее «культурно-исторической монадологией», то есть уподобив культурные организмы Шпенглера монаде Лейбница. Тойнби выдвигает на передний план интегрирующую функцию великих мировых религий, в которых видит единственную опору сближения народов. Так, христианский провиденциализм классической философии истории сменяется идеей экуменической религии, и философия истории возвращается к своим истокам, правда, обогатившись сознанием принципиальной неприемлемости монопольных притязаний на истину какого-либо одного символа веры. Однако проект религиозного экуменизма явно недостаточно принимает во внимание отчетливо выявившееся на протяжении веков историческое свойство каждой жизнеспособной и процветающей религии отторгать инаковерующих. Интегрирующая функция религии весьма относительна, поскольку предполагает консолидацию своих адептов за счет предельно негативной оценки «чужих».

Вторая разновидность современной философии истории выросла из внутренних процессов развития самой исторической науки и прежде всего из попытки осознания гносеологической природы и логико-методологической специфики самой процедуры исторического исследования. Постановка самого вопроса о логико-гносеологической специфики историографии стала возможной лишь в философской атмосфере, созданной «критической философией» Канта. Следуя примеру «трех кантовских критик», Дильтей выдвинул проект создания «критики исторического разума», предполагающей в качестве основного содержания ответ на вопрос о том, как возможно историческое познание. При решении этого вопроса выявилось три главных направления:

Герменевтический интуитивизм «философии жизни».

Экзистенциализм (здесь целый спектр разных позиций от рациовитализма Дильтея и Ортеги-и-Гасета до последовательно иррационалистической трактовки познания в духе «физиогномического такта» Шпенглера, «экзистециальной аналитики» и «герменевтики бытия» Хайдеггера), неогегельянская философия тождества исторического бытия и мышления (Кроче, Джентиле и Коллигвуд) и аксиологический методологизм неокантианства.

Позитивизм. Среди течений «критики исторического разума» неокантианский методологизм ближе всего подходит к установкам позитивизма, так как предпочитает вообще воздерживаться от решения гносеологического вопроса о соотношении исторического знания и исторической реальности, ограничиваясь всецело иммнентным рассмотрением структуры исторического знания.

С середины XIX века почти каждый крупный историк выступал со статьями и монографиями на тему об историческом знании. Это началось с корифеев «критической истории» Б.Нибура, Л. фон Ранке и до нашего времени. Когда мы пытаемся ответить на вопрос, познаваемо ли историческое прошлое в принципе, и если да, то каков философский критерий этой познаваемости, то эта проблематика требует уже «рефлексии второго порядка», выхода в чуждое для обычного историка поле абстрактно-философского исследования. Соединение качеств историка и философа в одном лице – довольно редкий случай. Буквально все наиболее крупные представители гносеологии и антологии исторической науки были специалистами в области истории культуры и не было ни одного представителя общей, не говоря уже о социально-экономической истории. Этим и объясняется тенденция историцизма к отождествлению исторического процесса с «историей мысли».

В условиях доминирования философии лингвистического анализа в Англии и США в последнее десятилетие получила широкое распространение аналитическая философия истории. «Метаисторический анализ» (другое название) имеет целью выяснение структуры исторических текстов, то есть объективации исторического знания в рассказе, повествовании. Сам текст является альфой и омегой анализа. Проблема отнесения к реальности («референции») существует лишь в виде «семантического аспекта» текста, лишь как определенный смысловой строй последнего. Здесь в контекст лингвистического анализа включаются мотивы феноменологии (Р.Ингарден). С этих позиций как определенный литературный жанр, историческое повествование становится осмысленным благодаря «внесению фабулы», которое структурирует изнутри хаотический материал событий. В отличии от подлинного художника-романиста, историк, начиная свой рассказ, уже знает конец, и связь между тем и другим образует стержень, благодаря которому простая хронологическая последовательность событий насыщается смыслом, приобретающим сложную «морфологию».

В рамках аналитической философии истории также возрождается старинный спор натурализма, стремящегося превратить историю в придаток социологии с ее «объясняющими законами», с «историцизмом», отстаивающим полную автономию истории как «царство духа», существующего независимо от природы. Но теперь этот спор уже развертывается исключительно в методологической плоскости как проблема соотношения описания и объяснения в исторической науке.

3.12 Русская философия истории 19-20 веков. Основные идеи и проблемы.

В своих взглядах на историю философы всего мира разделились на две группы:

• тех, кто рассматривает историю как хаотичный, случайный процесс, лишенный логики, закономерностей, направленности (например, иррационалисты);

• тех, кто видит определенную логику в истории, считая историю целенаправленным, закономерным процессом. К данной категории относится большинство философов.

Среди подходов к истории как к внутренне логическому и закономерному процессу особенно популярны:

1) формационный подход (в России - В.И. Ленин),

2 ) цивилизационный подход,

3) культурологический подход.

Необходимо отметить, что русская философская мысль заявила о своей вполне совершенной самостоятельности лишь к концу 40-х годов XIX в. в лице П. Чаадаева. Дело в том, что с принятием христианства на Руси в мировоззренческом отношении монопольное положение заняла византийская христианская теология. Освоение античного наследия совершалось опосредованно, преломлялось через призму этого вероучения. Религиозная борьба между восточной и западной церквями, между православием и католичеством, продолжавшаяся на протяжении нескольких столетий, также свела к минимуму философские контакты с Западной Европой. Вышеуказанные обстоятельства неизбежно сказались на характере развития русской философии, как в начальный ее период, так и в последующие. Свой вклад в своеобразие направленности и стиля философствования внесли как затяжной характер крепостничества в России, так и самодержавие, которые вызвали к жизни особые формы идеологии, в других странах либо совершенно отсутствовавшие, либо не получившие там значительного развития. Речь идет об идеологии дворянских радикалов-революционеров, о радикальном крестьянском демократизме, включая народничество, славянофильство-почвенничество, западничество и толстовство. Те же обстоятельства привели к значительной роли в истории русской философии православного христианства, к выработке национальной религиозно-философской традиции. Специфика социального развития России породила и особый слой людей, более нигде не встречавшиеся, а именно, интеллигенцию.

Русские философы использовали мыслительный материал, возникший на более развитой социокультурной основе, включили его, при этом соответствующим образом переработав, в структуры национального происхождения. Главными моментом в этом процессе стали:

- Теории естественного права и договорного происхождения государства, принятые в России задолго до постановки задач антифеодальных преобразований и истолкованные в широком диапазоне программ нескольких политических направлений (консервативных, просветительных, радикальных);

- Теории утопического социализма, возникшие в начале XIX в. как альтернатива развивающемуся капитализму и взятые на вооружение либеральным и радикальным дворянскими движениями, народниками, революционными демократами конца XIX – начала XX в., непримиримо относившимися к идее последовательного развития России;

- Антропологический материализм, который в России превратился в главную теоретическую систему почти всех направлений революционного движения;

- Идеалистическая диалектика, подвергнутая материалистической обработке и понятая как метод революционного отрицания, что было осуществлено параллельно с разработкой К. Марксом аналогичных проблем;

- Мистические религиозно-философские системы, прежде всего Ж. Де-Местра и Я. Беме, перенесенные на почву русского православия.

Проникновение в Россию передовых философских идей Европы, их творческая переработка на национальной почве, своеобразие которой основывалось на неповторимости русской истории и оригинальном восприятии и интерпретации христианского вероучения, вызванном противостоянием русского православия всем остальным христианским церквям, породило тот феномен, который мы сегодня называем русской философией.

Стремление к преодолению отсталости, борьба за уничтожение крепостничества, а затем и самодержавия, растянувшаяся на многие годы, обусловили тесную связь философско-социальных теорий с практикой революционного движения. Поэтому в русской философии почти полностью отсутствует так называемое системотворчество и отвлеченное философствование. Все философы были включены в сферу практически-политических вопросов, волновавших современников. Конечно, наклонности к умозрительным спекуляциям имели место, но далеко не в том виде и не в той мере, как это было, например, в Германии. Поэтому отношение к философии со стороны правительства было весьма настороженным. Так, министр просвещения князь П. Ширинский-Шихматов однажды заявил:” Польза от философии не доказана, а вред возможен”. Философия в России подвергнулась систематическим гонениям, а с середины XIX в. было запрещено ее преподавание во всех высших учебных заведениях страны. Поэтому философия искала выход в публицистике, литературной критике, в искусстве, тесно переплетаясь с другими формами общественного сознания, особенно с литературой. Как заметил в свое время А. Герцен, у народа, “лишенного общественной свободы, литература - единственная трибуна, с высоты которой он заставляет услышать крик своего возмущения и своей совести”.

Русская философская литература, насыщенная полемикой, острой критикой существующих порядков, сопровождающейся выдвижением разнообразных позитивных социальных программ. Но в то же время она самокритична, поскольку вынуждена была оперативно реагировать на все изменения в социальной и политической жизни страны, значит, исключался застой мышления. Но при этом сохранялся догматизм по отношению к своему “символу веры”, то есть к избранному направлению общественной мысли.

Философия, отрешенная от жизни и замкнутая в умозрительных конструкциях, в России не могла рассчитывать на успех. Поэтому именно в России, раньше чем, где бы то ни было, философия оказалась сознательно подчинена решению насущных задач, стоящих перед обществом.

Для понимания философского процесса в России в содержательном плане большое значение имеет прослеживание концепции и проблем, последовательно проходящих через несколько исторических периодов. Их можно назвать “сквозными”. Они порождали многообразные комбинации мировоззрения, использовались одновременно всеми борющимися партиями, течениями, направлениями, разумеется, в несовпадающих интерпретация и выводах. Такого рода теоретические конструкты демонстрируют нам как высокий динамизм, так и внутреннюю связанность русской философии – единого и в то же время противоречиво двустороннего процесса национального мышления. Сейчас, по-видимому, невозможно проследить все сквозные концепции и проблемы, но некоторые из них, достаточно актуальные и сегодня, имеет смысл кратно осветить. Это проблема соотношения России и Запада, а также социальная проблематика и др.

Наивысшего своего развития, становления своих течений и школ, выхода на мировую арену ее наиболее значительных представителей, полнокровной реализации ее национальных особенностей русская философия добилась в три последних века своего существования - XVIII-XX вв. Предысторией этого величия является развитие русской мысли в XI-XVII вв., когда формировались основные ее понятия, утверждались ее национальные традиции

XIX в. - значительный этап развития русской философии. Это век ее выхода к классическому совершенству законченных форм и идей, открытий и предвидений, сближения и взаимообогащения, а во многих случаях и противостояния с европейской философией.

Высшей точкой развития русской общественной мысли в 1-й четверти XIX в. были политические программы, философия и социология декабристов.

Развитие философии в последекабристский период прошло под несомненным воздействием диалога между славянофилами и западниками. К нему в той или иной степени имели отношение все русские философы XIX в. начиная с 40- х годов. Именно с этого момента самобытная русская философия теоретически начала осваивать проблему «Россия и Европа», осмысливать «рус­скую идею». Основные варианты ее решения предложили как славянофилы (И. Киреевский, А. Хомяков, Ю. Самарин и др.), так и западники (П. Чаадаев. Т. Грановский, В. Белинский, А. Герцен и др.).

Среди западников был мыслитель, чьи взгляды отличались уникальностью. Этим мыслителем-западником был «декабрист без декабря» П.Я. Чаадаев (1794-1856). Одно только напечатанное еще при его жизни первое «Философическое письмо» взбудо­ражило Россию и обессмертило его имя. При помощи истории он пытался решить основные мучившие его вопросы о причинах отсталости России, существования крепостничества и абсолютизма. Причины эти он связывал с православием, которое шло на поводу у царизма, в то время как католичество было независимо, по его мнению, от власти и государства. Главная задача России, по Чаадаеву, в воссоединении ее с другими народами и национальными культурами и с человеческим родом в целом.

Оппонентами П. Чаадаева выступали славянофилы. Славянофильство не было однородным: в него входили как правые - идеологи «официальной народности» А. Шишков, М. Погодин и Др., так и те, кто составил его славу, - А. Хомяков, И. Киреевский, Ю. Самарин. Несмотря на значительные расхождения по целому ряду вопросов, славянофилы сходились в главном:

1) в утверждении православной религии важнейшим условием исто­рического развития России;

2) в мысли, что Запад заканчивает свое историческое развитие и, следовательно, теряет роль лидера в общечеловеческом шествии прогресса;

3) в признании мессианской роли России, которая должна прийти на смену Западу и встать во главе человечества.

Самым выдающимся русским философом, вобравшим мно­гие идеи славянофилов и западников, христианской философии и религии, был B . C . Соловьев (1853-1900), создатель «философии всеединства» - одной из немногих созданных русской мыслью философских систем.

Раннее обращение к философии, изучение ее исторического пути убедило Соловьева, что «философия в смысле отвлеченного, исключительно творческого познания окончила свое развитие и перешла безвозвратно в мир прошедшего». Для В. Соловьева это означало необходимость поиска «новых начал» для философии. Перед ним все четче вырисовывается идея синтеза, «цельного знания», в основе которого лежат мысль разума, факт опыта и догмат веры.

Ядро философского учения В. Соловьева - идея всеединства. Он был убежден, что все имеющиеся философские учения страдали односторонностью. Одни из них считали исходным началом материю, другие - дух, третьи - ту или иную религиозную доктрину. Абсолютным же первоначалом В. Соловьев считал Всеединый дух, охватывающий все основы и начала, все формы бытия и сознания. Разум (рациональное начало) должен быть соединен с эмпирическим опытом, и оба они свое содержание призваны искать в религиозных идеях. Каждый из видов знания выполнял определенную функцию, но не был сам по себе достаточным. Только их синтез вел к действительному «цельному знанию».

XX в.

Экзистенциализм - философское течение, считающее своим предметом человеческую жизнь, человеческое существование.

Его цели, средства и методы принципиально не согласуют­ся с традициями академической философии. Экзистенциальная интерпретация важнейших философских проблем базируется на предельно специфической предпосылке. Эта предпосылка состоит в допущении особого - экзистенциального - способа мышления. Его содержание - это внерациональная логика антиспекулятивных понятий из области аксиологии, морали, эстетики и т.п. Его метод является субъективным, поскольку экзистенциальное мышление следует релятивным установкам индивидуального, как правило, сознания. Экзистенциализм имеет своих предшественников в лице Б. Паскаля (1623-1662) и С. Кьеркегора (1813-1855). К ним иногда относят М. Унамуно (1864-1936), Ф. Достоевского (1821-1881), ф. Ницше.

Развитие экзистенциализма в России связано с именами Л. Шестова и Н. Бердяева , (в Германии М. Хайдеггера и К. Ясперса, во Франции Ж.П. Сартра и А. Камю). Для философского стиля мышления экзистенциализма, часто использующего для своего выражения язык искусства, характерно стремление «понять» бытие как нечто непосредственное и преодолеть рационалистическую ограниченность интеллектуализма.

Русская философия XX в. разделила судьбу русского народа и его культуры. Испытав несомненный взлет в начале века, она после революции 1917 г. постепенно утратила национальное своеобразие своих сущностных характеристик, превратившись в интернациональную марксистско-ленинскую философию, чем она очень гордилась. Идеалистическими направлениями русской философии XXв. культивировались не политические, а нравственные или религиозные пути спасения России. Эта направленность русской философской мысли могла быть осмыслена в категориях свободы, совпадения идеала и действительности.

Как материалистические, так и идеалистические течения русской философии были далеки от схоластицизма и абстрактных схем, были философией жизни. Для них характерно преимущественное внимание к проблемам философии истории, социологии, проблеме человека, этики, т.е. тем, которые напрямую выводили на решение животрепещущих проблем современности. Русская философия утверждает нерасчлененность субъекта и объекта. Субъект познания в ней не отражает бытие, как, например, в английском эмпиризме, не тождественен бытию, как в немецком панлогизме, а выступает как факт внутри бытия. Онтологизм означает не просто примат реальности над «чистым сознанием», но означает включенность познавательного процесса в жизнь субъекта в мире. В результате бытие превращается в событие, или в «житие». Другими словами, русская философия осмысливает объективную реальность не как безличную, противостоящую реальности, а переживает ее как свою судьбу, сопрягая, таким образом, гносеологию с оценкой и моралью. Это, правда, не означало, что в русской философии этого периода не разрабатывались так называемые метафизические проблемы онтологии, методологии, гносеологии.

В XX вв. в русской философии больше, чем раньше, обна­руживается тяга к синтезу знания, к обретению подлинно «цельного знания», объединяющего в себе философию, науку и религию.

В конце XIX в. промышленное производство развивалось настолько бурно, что порой доходило до самоотрицания, а автоматизация производства приводила к механизации духа. В этой ситуации наиболее прозорливые и совестливые русские мыслители предупреждали: «Человека забыли!» (А.П. Чехов).

Годы первой мировой войны, революции 1917 г., гражданской войны, послереволюционных преследований инакомыслящих со стороны победивших большевиков постепенно снизили потенциал этого развития, сведя его на нет, хотя о полном прекращении существования русской философии говорить нельзя поскольку даже после 1917 г. выходили философские журналы и книги отдельных философов-идеалистов. Однако судьба русской философии была предопределена. Начался «исход» русских философов за пределы родины. Часть из них эмигрировала самостоятельно: П.Б. Струве (1917), П.И. Новгородцев (1917), Л.И. Петражицкий (1918), П.Н. Милюков (1920), Л.Шестов (1920), В. Иванов (1924), Г.П. Федотов (1925) и др. А в 1922 г.

По инициативе В.И. Ленина была предпринята беспримерная акция по депортации русских мыслителей за пределы России. Высылка шла различными путями, железной дорогой - через Прибалтику и морем - из Севастополя, Одессы, Петрограда. Не по своей воле покинули родину И.И. Лапшин, Н.О. Лосский, С.Л. Франк, Л.П. Карсавин, И.А. Ильин, Б.В. Лковенко, { ф.А. Степун, Н.А. Бердяев, П.А. Сорокин и др. Оставшиеся в России русские философы немарксистской ориентации (П. Флоренский, А. Лосев, Г. Шлет и др.) вскоре были арестованы и большей частью погибли в тюрьмах и лагерях.

Антропологическая ориентация русской философии является общепризнанной ее национальной особенностью. На протяжении всей своей истории она демонстрировала неизменное внимание к проблемам сущности и существования человека, предлагая большой спектр их решения. Начиная с середины XIX в. вопросы существования человека, его ценности, свободы выходят в русской философии на первое место; она вся проникнута тревогой в связи с осознанием несовершенства бытия, наличия в нем иррациональных начал. Неудивительно, что именно русская философия еще в начале XX в. сформулировала и предложила решение основных вопросов философии существования - экзистенциализма, став как бы предтечей ее европейских течений.

Первым экзистенциалистом среди русских философов должен быть назван Л.И. Шестов (Шварцман) (1866-1938) - один из самых загадочных, неповторимых («одиноких») мыслителей.

Философия Л. Шестова имеет две особенности. О первой из них написал Н. Бердяев: «Лев Шестов был философом, который философствовал всем своим существом, для которого философия была не академической специальностью, а делом жизни и смерти. Он был однодум. И поразительна была его независимость от окружающих течений времени. Он искал Бога, искал освобождения человека от власти необходимости. И это было его личной проблемой. Философия его принадлежала к типу философии экзистенциальной, т.е. не объектировала процесс познания, не отрывала его от субъекта познания, связывала его с целостной судьбой человека. Этот тип философии предполагал, что тайна бытия постижима лишь в человеческом существовании. Для Льва Шестова человеческая трагедия, ужасы и страдания человеческой жизни, переживание безнадежности были источником философии».

Мыслитель выдвигает тезис о принципиальной несовместимости философии и науки. В философии исходным пунктом должен быть человек, «философия должна начинаться там, где возникают вопросы о месте и назначении человека в мире, о его правах и роли во вселенной и т.д.». А объективная наука не может решить проблем, стоящих перед человеком, так как человек вообще недоступен научному познанию как таковому. Философия, считает он, должна исходить из предпосылок прямо противоположных научным. Она не наука, а «искусство, стремящееся прорваться сквозь логическую цепь умозаключений и вносящее человека в безбрежное море фантазии, фантастического, где все одинаково возможно и невозможно

Вторым злом, с которым борется Л. Шестов, является всемогущая, равнодушная к судьбам человека необходимость. Ничто в мире не может произойти вопреки необходимости, и в таком мире люди чувствуют себя «бессильными колесиками» одной большой машины, и «вся человеческая жизнь превращается в тяжелый мучительный сон, в непрерывный кошмар».

Задачу человека Шестов видит в том, чтобы освободить живое и чувствующее существо от власти мертвой необходимости и подчинить ее себе, т.е. вновь обрести свободу.

Другим известным русским философом, значительная часть мировоззренческой эволюции которого проходила в рамках религиозного экзистенциализма, был Н.А. Бердяев (1874-1948).

Он осуществил попытку создать объективно-идеалистическую «свободную христианскую философию», чуждую научности. Философия, в представлении Бердяева, есть учение о духе, т.е. о человеческом существовании, в котором раскрывается смысл бытия. Философия должна быть основана на духовном опыте; она субъективна, а не объективна.

По Бердяеву, экзистенциальная философия есть утверждение познания мира в человеческом существовании и через человеческое существование.

Главным онтологическим началом в философии Н.А. Бердяева является свобода. Свобода, считает Бердяев, абсолютна, иррациональна и не соизмерима ни с какими другими категориями. Ее уникальность состоит в том, что она добытийственна и существует как нечто, представляющее иррациональную субстанциональную силу, способную творить из ничего.

Основная онтологическая категория в философии Н.А. Бердяева - человек, поскольку он стоит в центре мира «и судьба человека определяет судьбу мира, через него и для него». Человек и мир обогащают божественную жизнь, потому что «бог с человеком есть нечто большее, чем бог без человека и мира». Человек является единственным носителем духа (духовным существом), носителем добра и красоты, реализует высшую божественную правду. Он - высшая материальная структура (микрокосм), содержащая все элементы мира (макрокосма). Вселенная входит в человека, поддается его творческому усилию как малой вселенной, микрокосма.

Столь значительное место человека в мире определяется тем, что он является носителем до бытийной свободы. Первенство человека в мире - его главная, т.е. абсолютная, характеристика. Он, кроме того, экзистенциальный субъект, некая данность, собственно сознание, стремящееся к самоутверждению. Это объясняет происхождение зла в мире и возможность творчества и новизны в мире. Подлинное бытие человека (экзистенция) первично к любому возможному вне его бытию, как природному, так и социальному. Этот мир объективирован, превращен в объект, материализован экзистенцией. Поэтому мир человека есть объективированная его духовность. Каков дух человека, таков и его мир. Стать личностью - задача человека.

Материалистическая линия развития русской философии XX в. связана с распространением в России марксизма, выдающимся представителем которого был В.И. Ленин.

В.И. Ленин был марксистом, т.е. знатоком теории Маркса, продолжателем его дела. В теоретических построениях обоих мыслителей было много общего: диалектико-материалистическое видение мира, признание исторически преходящего капитализма, обоснование революционно-преобразующей роли пролетариата как могильщика капитализма и др. Однако была и большая разница. Если К. Маркс к этим идеям пришел из немецкой классической философии, классической политэкономии и утопического социализма, то для В.И. Ленина и большинства марксистов теория Маркса была прежде всего социалистической доктриной, в основе которой лежит идея всемирно-исторической роли пролетариата, его диктатуры и необходимости ликвидации частной собственности. О философских основаниях этих идей речи не шло. Кроме того, Маркс был по преимуществу теоретиком, а для Ленина теория была руководством к действию - он был в основном практиком революционного движения. Создание революционной организации рабочих, политическая борьба с меньшевиками и другими противниками большевизма, первая русская революция - все это выносило на первый план отнюдь не философские проблемы. «Философией заниматься в горячке революции приходилось мало», - признается Ленин в письме к М. Горькому от 25 февраля 1908 г. Эта самооценка весьма характерна и важна. Ленин подчеркивает, что философские прения его интересовали в сугубо партийном, т.е. политическом, плане. Указанный аспект, главный во всей ленинской интерпретации марксизма, определял и его понимание философии марксизма, да и философии вообще. Онаучивание и жесткая политизация марксизма Лениным, взгляд на марксизм как на социальный проект, подлежащий практической реализации в России, породили особую интерпретацию, версию марксизма, ставшего на долгие годы единственной идеологической доктриной.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Здравствуйте! Если Вам нужна помощь с учебными работами, ну или будет нужна в будущем (курсовая, дипломная, отчет по практике, контрольная, РГР, решение задач, онлайн-помощь на экзамене или "любая другая" работа...) - обращайтесь: VSE-NA5.RU Поможем Вам с выполнением учебной работы в самые короткие сроки! Сделаем все быстро и качественно. Предоставим гарантии!
Эрнест22:37:26 18 мая 2019

Работы, похожие на Реферат: 1. 1 Наука как социокультурное явление общественной жизни. Ее основные аспекты

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(229685)
Комментарии (3125)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru