Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: В. Н. Иванов, В. И патрушев

Название: В. Н. Иванов, В. И патрушев
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 12:26:51 17 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 822 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

В.Н.Иванов, В.И Патрушев

ИННОВАЦИОННЫЕ

СОЦИАЛЬНЫЕ

ТЕХНОЛОГИИ

ГОСУДАРСТВЕННОГО

И МУНИЦИПАЛЬНОГО

УПРАВЛЕНИЯ

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Раздел I. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Глава 1. Новая социальная реальность - необходимость инновационного управления.

Глава 2. Сущность социально-технологических отношений и инновирование управленческой деятельности

Глава 3. Технологизация социальной действительности: инновационные аспекты.

Глава 4. Типология и классификация социальных технологий

Раздел II ПРИОРИТЕТНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ИННОВАЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА

Глава 5. Технологии оптимизации глобальных процессов

Глава 6. Технологии становления и развития корпоративного

типа организации общества.

Глава 7. Технологии регулирования отношений собственности

Глава 8. Информационные технологии

Глава 9. Социальные технологии предотвращения аварий и

катастроф на техногенных объектах

Глава 10. Технологии защиты и аффективного использования

интеллектуальной собственности.

Раздел III. ТЕХНОЛОГИИ РАСКРЫТИЯ ЖИЗНЕННЫХ СИЛ ОБЩЕСТВА И ЛИЧНОСТИ, ИХ САМОРАЗВИТИЯ И САМОРЕАЛИЗАЦИИ

Глава 11. Духовно-культурное содержание современного управления: социально-технологические аспекты и проблемы

Глава 12. Технологии формирования управленческой и социально-технологической культуры

Глава 13. Технологии саморазвития личности

Раздел IV. ТЕХНОЛОГИИ ИННОВИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ ОБЩЕСТВА

Глава 14. Социально-технологический подход к процессу социального управления в условиях информатизации общества

Глава 15. Социальные технологии государственного управления

Глава 16. Социальные технологии инновационного управления регионом

Глава 17. Социальные технологии повышения эффективности

трудовых ассоциаций

Глава 18. Инновирование муниципальных образований: социально-технологические аспекты.

Глава 19. Экологическая культура: технологии формирования и раскрытия жизненных сил личности.

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Приложение 4

Приложение 5

Список литературы

ВВЕДЕНИЕ

В условиях динамических социальных изменений в мировой практике управления все в большей мере утверждается инновационный метод освоения социального пространства — его технологизация. Социальные технологии и выступают как интеллектуальный наукоемкий ресурс, использование которого позволяет не только изучить и предсказать различные социальные перемены, но и активно влиять на практическую жизнь, получать эффективный прогнозируемый социальный результат.

Как известно, наука социология призвана не только оценивать состояние общественных процессов, но и давать прогноз на будущее, из сферы исследования проблем она должна стать инструментом их решения, прежде всего формирования человека как творца социума, а не его разрушителя. Пока этой функции социология не выполняет. Идет поиск новой социологической парадигмы, которая была бы способна ответить на вызовы времени.

Поэтому социальные технологии рассматриваются авторами в русле инновационной социологии, теории и методологии познания и созидания разумного социума, который возможен на пути ноосферно-корпоративного развития человеческой цивилизации, России прежде всего. Социальная инноватика, рожденная как требованиями самой жизни, так и теми изменениями, которые произошли в научном знании под влиянием научно-технической, управленческой, информационной революций, — суть социально-технологического знания.

Мировой опыт свидетельствует, что с помощью социальных технологий (глобальных, информационных, обучающих, внедренческих, человековедческих, политических и др.) можно своевременно разрешать социальные конфликты, снимать социальное напряжение, предотвращать катастрофы, блокировать рисковые ситуации, принимать оптимальные управленческие решения. Сущность социальных технологий может быть понята как инновационная система методов выявления и использования скрытых потенциалов социальных систем, получения общественно полезного результата при наименьших затратах.

Возможности применения социальных технологий в различных сферах общественной жизни, в том числе и в области освоения рыночного пространства, исключения деструктивных процессов, воспроизводства жизненных сил, развития социальных организаций, безграничны. Однако используются они крайне нерационально. Сложилось реальное противоречие между огромным интеллектуальным потенциалом науки, культуры, образования, передовой практики и уровнем использования социально-технологического знания в различных сферах общественной жизни, в том числе и в повышении эффективности управленческой деятельности.

Авторы уверены, что кризис социологического знания как следствие глобального кризиса современной цивилизации может быть преодолен совместным интеллектом планеты, в том числе социологов, которые способны не только понять причины деградации социума, но и продолжить программно-стратегические пути его оздоровления, развития духовно-творческого потенциала мирового сообщества, конкретных государств, социальных организаций и каждого человека. Таким образом, речь идет о новой парадигме — управленческой социальной инноватике.

Поэтому в книге рассматриваются вопросы сущности и содержания социально-технологических отношений, метода познания социальной реальности, ее прогрессивного изменения в процессе социализации и накопления человеческого потенциала развития, формирования современной социально-технологической культуры, адекватной требованиям ноосферно-корпоративного пути развития человеческой цивилизации, не расхищения, а воспроизводства жизненных сил социума и социальных организаций.

Книга предназначена для преподавателей, студентов, работников сферы управления, политических деятелей, предпринимателей и бизнесменов, для всех, кто интересуется инноватикой в области социального управления, стремится добиться лучших результатов за счет мобилизации человеческих ресурсов.

Раздел I

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Глава 1

Новая социальная реальность —

необходимость инновационного управления

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Необходимость современной теории и методологии социологического знания — инновационного, социально-технологического.

2. Сущность социально-технологического подхода.

3. Социальные технологии как инновационная методология.

1. В конце XX в. человечество вступило в качественно новый период своего развития. Как утверждает основатель и первый президент Римского клуба Аурелио Печчеи, при решении любых проблем человеку всегда придется считаться с "внешними пределами" планеты, "внутренними пределами" самого человека, полученным им культурным наследием, которое он обязан передать тем, кто придет после него; с мировым сообществом, которое он должен построить, экосредой, которую он должен защитить любой ценой, и наконец, сложной и комплексной производственной системой, к реорганизации которой ему пора приступить[1] .

Объективные условия, в которых придется действовать человеку в XXI в., диктуют новые формы мышления, поведения и сотрудничества людей. Соответственно по-новому должен быть развит и организован субъективный фактор. Время, в которое мы живем, — это время динамичных перемен. Все процессы развиваются быстро и очень противоречиво. Подобную ситуацию американцы называют словом "вызов", которое таит в себе как определенные возможности, так и угрозы.

Среди особенно тревожных тенденций признаны основными:

а) происходящие планетарные изменения в природной среде (быстрое сокращение биологического разнообразия, рост "парникового эффекта" и грядущее изменение климата, истощение озонового слоя, сокращение площади лесов и деградация почв, загрязнение почв, воды и атмосферы токсичными отходами человеческой деятельности);

б) резко растущая социальная дифференциация как между различными странами, так и внутри отдельных стран, что в сочетании с борьбой за ресурсы приводит к текущим локальным конфликтам и несет в себе высокую угрозу глобального потрясения;

в) быстрый рост численности населения Земли при сокращении ресурсных возможностей планеты;

г) расточительный режим расходования невозобновимых природных ресурсов, неучет в деятельности современников интересов будущих поколений людей.

Поэтому растет осознание того, что следствием всех этих тревожных тенденций может стать угроза разрушения связей человека с обществом, оскудение его духовности и культуры.

Противоречие между личностью и обществом — одна из коренных причин разбалансированности мира, таящая в себе возрастание возможностей различного рода взрывов и катастроф. Видимо, от решения этой кардинальной проблемы, стоящей перед миром, во многом зависят темпы социального прогресса, его ценностные ориентиры и духовные принципы.

Усугубление этого противоречия ведет к деградации личности, к усилению апатии и отчаяния человека, к утверждению ложных духовных ценностей, что в конечном счете порождает антисоциальное поведение, нарастающую агрессивность, возникновение военных конфликтов, межнациональной розни, терроризма и т.п.

В своем извечном стремлении к господству над природой, над социальностью человечество (его бюрократические структуры) так деформировало социальный и природный мир, что многие люди сегодня не чувствуют удовлетворения от прожитой жизни, не нашли своего места в ней, испытали много несправедливостей, но не в силах ничего изменить, хотели бы реализовать себя в творческой профессии, но постоянно вынуждены только зарабатывать деньги на жизнь. Таковы совокупные данные многих научных исследований, которые свидетельствуют, что создать новую культуру XXI в. и новый тип социального управления на такой основе невозможно.

Однако осознание этого противоречия происходит трудно, болезненно. Да, менеджерская (управленческая) революция стала фактом и основным средством ускоренного развития передовых стран во второй половине XX в., преодоления кризисных явлений, совершенствования рыночных отношений, преодоления диктата крупных монополий, появления многообразия видов собственности и многих субъектов рынка, увеличения доли интеллектуальной собственности в совокупном национальном продукте. Под влиянием управленческой революции многие современные цивилизации добились известных социальных результатов.

При управленческой революции особое значение приобретает рациональное начало, знания, научное проектирование и программирование, математическое и социальное моделирование. Эти методы научного управления направлены на более полное использование социальных ресурсов, ресурсов человеческого фактора. Подчеркнем, что формирование управленческих знаний, управленческих концепций, проектов и программ перестает быть привилегией руководящего центра и становится достоянием всех уровней управления, в том числе и муниципальных. Произошли качественные преобразования в умах миллионов управляющих, которые в массе своей становятся профессионалами, способными оказывать эффективное влияние на объект управления.

В мире, наконец, происходит осознание того факта, что его стабильность не может быть достигнута за счет разрушения природных, социальных и духовных факторов.

Понимание проблемы, выявление текущих тенденций развития порождают и новые методы их решения. Они появляются в сфере управления, носят стратегический и тактический характер. Органы управления вырабатывают меры социальной защиты населения, которые позволяют еще в большей мере социально ограничивать рынок.

Предъявляются новые требования к развитию субъекта управления — государству, которое вынуждено делегировать многие функции хозяйственного регулирования своим гражданам, территориям, союзам и ассоциациям, малым и средним предприятиям. Это в свою очередь укрепляет материально-финансовую и правовую базы органов местного самоуправления, которые все более активно влияют на правильное использование ресурсов территорий (социальных, духовно-культурных, управленческих и т.п.), а не только природных.

Они позволяют также разгружать верхние этажи власти и управления от несвойственных им функций и дают им возможность сосредоточиться на современных методах управления (стратегических, программно-целевых, информационно-аналитических и т.п.). Поэтому происходит процесс становления управленческой культуры, формируется концептуальное мышление "снизу доверху". Программно-целевые и прогностические методы управления, проверенные жизнью, становятся нормой управленческой деятельности на всех ее уровнях. Постепенно прагматические и спонтанные действия непрофессионалов воспринимаются как анархизм, тупиковый путь управленческого поведения и на федеральном, и на региональном уровнях.

Однако это только тенденция, которая пробивает себе дорогу слишком медленно. Можно ли сказать, что управленческая революция справилась с теми сложными проблемами, которые сегодня стоят перед человечеством? Решив некоторые из них, она пока не ответила на главные — как глобальные противоречия, которые сегодня стоят перед человечеством требуют объединения усилий всего мирового сообщества?

Между тем противоречие между глобальным объектом управления, в качестве которого выступает теперь вся планета Земля, и субъектом управления — мировым сообществом не только не решено, но еще более усугубляется. Суть его состоит в том, что процессы сегодня носят глобальный характер, а управленческое воздействие ограничено рамками отдельных региональных, национальных субъектов, нередко интересами национального эгоизма.

Одним из глобальных противоречий современного мира является резкое отставание темпов социального прогресса от научно-технического. Достижения в области науки и техники создают благоприятные возможности для строительства сбалансированного социального пространства, обустроенного социального дома. Современные технические средства, методы генной инженерии, достижения медицины способны избавить человечество от болезней, накормить голодных, удовлетворить творчески одаренных. Это, с одной стороны, открывает перспективу безграничной власти человека над природой, в том числе социальной, с другой — свидетельствует о возрастающей ответственности человечества перед жизнью на Земле, перед взвешенностью социальных решений, уровнем использования наукоемких технологий, современных методов управления социальными процессами. Однако, как это ни парадоксально, такая ответственность не возрастает, а падает.

Поэтому вопрос по существу стоит так: "Либо создание регламента поведения человека-путешественника в Космосе на Корабле, имя которому "планета Земля", — считает Н.Н. Моисеев, — либо "естественный" путь адаптации человечества к изменению экологических условий — путь, на котором человечество ждут катаклизмы такого рода, как десятикратное уменьшение населения вследствие голода и загрязнений, вырождение человеческого генофонда, появление мутантов, ухудшение климата и многое другое"[2] .

Такие же безрадостные прогнозы содержатся в исследованиях Римского клуба, участники которого приходят к выводу, что если человечество в ближайшее время не научится эффективно реагировать на усложняющиеся глобальные проблемы, не положит начало глобальному партнерству, то в ближайшие десять лет его ждут серьезные катастрофы, потрясения и непредсказуемые дисбалансы, контроль за которыми уже будет за пределами наших возможностей[3] .

К сожалению, скорость и частота технических и биологических воздействий человека на природу, безудержная эксплуатация ее ресурсов, все возрастающие темпы производства энергии никак не соотносятся с высшими ценностями и смыслом человеческого существования, а, наоборот, все больше вступают в противоречие с ними и грозят человечеству необратимыми последствиями.

Уместен вопрос: развитие через потрясения и социальные катастрофы — норма общественного развития, рычаг социального прогресса или аномалия, возникающая по определенным причинам? Наглядной иллюстрацией к этому тезису является тот кризис мирового сообщества, который возник в связи с агрессией стран НАТО в Югославии.

Альтернатива такова: или развитие через социальные катастрофы, потрясения, разрушения многих человеческих судеб, или гармонизация социального пространства и сознательное утверждение новых способов жизнедеятельности людей, нового облика планеты Земля, достойного смысла человеческого существования. Цивилизация достигла сегодня такого уровня зрелости, богатства интеллектуального опыта, инновационных средств саморегулирования, что способна предвидеть грядущие ей социальные катастрофы, предотвращать взрывы, смягчать острые конфликты, создавать условия для их своевременного разрешения и, следовательно, двигаться по пути социального прогресса. Однако она пока недостаточно использует открывшиеся возможности потому, что углубляется кризис глобального управления. Это противоречие нашло глубокое научное подтверждение, сформулированное и выраженное документально в материалах международной конференции по окружающей среде в Рио-де-Жанейро (июль 1992 г.) В них впервые обоснован тезис о том, что сегодняшняя социально-экономическая модель, реализуемая развитыми странами для достижения своего благополучия, не может дальше использоваться и не может быть рекомендована другим странам, поскольку это неминуемо усугубит нарастаю­щую катастрофу.

Пока мировое сообщество далеко от решения этих проблем. Кризис управления углубляется и сопровождается кризисом духовности, который в свою очередь характеризуется насаждением ложных ценностей вместо ценностей самой жизни — природосообразности, гуманизма, активности и творчества. Состояние проблемной ситуации в этой области тревожное, если не сказать трагическое. Информационные, технологические ресурсы для большинства населения планеты Земля пока выключены из механизма нормального функционирования и развития народов.

Следовательно, кризис управления пока не преодолевается, а лишь усугубляется. Выход из него — это разработка и широкое применение инновационных методов познания и преобразования жизни.

Есть и другие, концепции и подходы к решению глобальных проблем. В частности, одна из них, которая и сегодня заслуживает пристального внимания: сокращение военных расходов, передача сэкономленных средств в фонд помощи развивающимся странам, оснащение их современными технологиями, в том числе образовательными. Она выдвинута всемирно известным экономистом В. Леонтьевым. Еще в 1972 г. экспертами ООН был разработан прогноз демографического развития человечества до 2000 г., что способствовало не только уточнению демографической картины, но и позволило увеличить численность населения, снизить смертность, уменьшить число разводов с помощью экономических, социальных и правовых мер[4] .

Чего же нет? Нет пока необходимой интеллектуальной и политической воли мирового содружества как коллективного субъекта управления, направленной на снижение надвигающейся опасности.

Если субъекты социального управления — все живущие на Земле народы, их социальные, политические и экономические институты — не будут опережать темпы роста технического и биологического прогресса, адекватно реагировать на открывающиеся возможности, приспосабливать социальное развитие к меняющимся внешним условиям природной и технической среды, то в обозримом будущем весьма вероятна даже гибель человечества

Сегодня главным условием выживания мира является ускорение темпов социального прогресса, повышение его социальной зрелости, включение коллективного разума, инновационных ресурсов регулирования социального пространства, достижение социального равновесия в мире. Словом, необходимо более полное использование основного ресурса выживания человечества — управленческого на инновационных принципах.

2. Нынешняя социальная реальность требует принципиально иных методов ее познания и преобразования. Назовем их социально-технологическими. Напомним, что любой метод управления основан на познании объективных экономических закономерностей и принципов их реализации, но в них отражаются не только требования объективной реальности, но и человеческого сознания, рефлексии, которые служат преобразованию действительности на основе научной методологии. Последняя позволяет оптимизировать и сам процесс познания с помощью совокупности технологических приемов (операций, процедур). Возможности их применения безграничны.

Однако налицо острое противоречие между тем огромным интеллектуальным и нравственным опытом, который накоплен человечеством на пути познания и освоения мира, и уровнем применения наукоемких технологий в различных сферах управления. "Парадокс: цивилизация из века в век вбирает в себя ценность творческого духа, но приближается не к божественной святости, а к коварству и жестокости..."[5] , — справедливо считает Ю.Н. Полковников.

На наш взгляд, разрешить это противоречие можно только путем формирования нового типа управленческой культуры, прежде всего коренных преобразований в ее важнейшем компоненте — интеллектуальном, познавательном. Вектор его развития сегодня направлен от традиционного, рутинного и одномерного освоения мира к творчески-созидательному, целостному, а следовательно, инновационному или социально-технологическому. Последний является частью социологического знания.

Многие ученые обращают внимание на особую роль социологии во времена перемен, в период решительных и быстрых изменений. "Развитие и актуальные проблемы социологии, — считает Э. Гидденс, — необходимо рассматривать в контексте тех изменений, которые сформировали и продолжают формировать современный мир. Мы живем в мире обширных социальных преобразований"[6] .

Именно это обстоятельство обусловливает активную роль социологии в обществе. Она проявляется в многообразных функциях, основной из которых является познавательная, которую выполняет любая наука. Познавательная функция социологии неразрывно связана с функцией просвещения, передачи знания, которая достигается в процессе социологической деятельности.

Следующей важной функцией социологии является прикладная, состоящая в том, что социология оказывает конструктивную помощь в решении непосредственно практических задач, которые возникают в различных сферах общественной жизни. Это могут быть хозяйственные, политические задачи, проблемы, связанные с так называемым отклоняющимся поведением (преступность, наркомания и др.). Социологию, которая дает знания для решения различного рода проблем, ищет научно обоснованные средства для их решения, называют прикладной, проблем-ноориентированной. Такого рода социология решает также задачи прогностические, непосредственно связанные с управлением. Выполняет социология и функции критические. Социально-критическая функция неразрывно связана с познавательной функцией социологии, так как "критика" фактически означает постановку диагноза в больном социальном организме. Выявление проблем и противоречий, обнаружение болезней, которые требуют лечения, — это предпосылка самого лечения, которое характеризует практически-прикладное назначение социологии. Всякий отрыв одной функции от другой, настаивание на особой роли одной-единственной функции дают искаженное представление о воздействии социологии на общественную жизнь.

Представитель социально-критического направления в социологии Э. Гидденс прав в том, что "социологию нельзя рассматривать как некоторое нейтральное интеллектуальное занятие в отрыве от практических последствий социологического анализа для тех, чье поведение составляет предмет этого анализа"[7] . Но этот учет не означает, что социолога не заботит "чистота" знания. Напротив, учет того, на какие социальные действия, результаты социологической деятельности ориентирует общество, обостряет чувство ответственности социолога за те конструктивные предложения, которые он делает. Здесь используется особая форма научного вывода, называемая практической рекомендацией. Научное обоснование последней совсем не то же, что интерпретация знания, представляющего информацию о социальной действительности. В данном случае необходима разработка особой логико-семантической процедуры обоснования практической рекомендации в виде этапов исследовательского перехода от информации к решению. Действительно, можно давать сколь угодно обширную информацию об изучаемых общественных явлениях различной степени общности (производственном коллективе, городе, регионе, стране). Но управленец вправе задать вопросы: с какой целью эта информация преподносится, какие действия со стороны системы управления необходимы? Зачастую оказывается, что "обширной" информации для ответа на эти вопросы недостаточно и нужно искать другую, более конкретную.

Неумение трансформировать обобщенную социологическую информацию в практические рекомендации — одна из причин неэффективности многих социологических исследований, проводимых как на Западе, так и в бывшем СССР. В этой связи преобразование научной информации, пригодной для принятия управленческих решений, предполагает тесное сотрудничество исследователей и управленцев различного уровня. Социологи, занятые непосредственно практической, в частности организационной и управленческой, работой, выполняют социально-терапевтические функции, занимаясь инженерной деятельностью. Наиболее важными и общими для любой инженерной деятельности моментами являются следующие:

1) регулярное использование научных знаний; 2) специальная профессиональная подготовка; 3) практическая преобразовательная работа. Следовательно, это такой вид профессионально-практической деятельности, благодаря которой социально-научное (в частности, социологическое) знание трансформируется непосредственно в преобразовательно-практическую деятельность[8] .

Однако сегодня социально-инженерная деятельность, масштабы развития которой еще незначительны, не обеспечена специализированным проектированием и отработанными технологиями. Социальное проектирование и программно-целевое управление — во многом еще дело будущего[9] . По мере расширения масштабов социально-инженерной деятельности социальное проектирование и социально-технологическая деятельность вычленяются в самостоятельные специализированные виды научно-практической деятельности, создающие предпосылки для социальной инженерии. Появляются специальные научные дисциплины, изучающие эти проблемы. Это теория социального проектирования и теория социальных технологий, которые развиваются пока слабо. Главная причина этого — низкая востребованность этого вида знаний со стороны главного субъекта управления — государства, гражданских институтов общества. До сих пор вокруг понятий "социальная инженерия" и "социальные технологии" идут дискуссии, во многом запоздалые, а потому и бесплодные. Вопрос этот по своей сущности давно решен, запаздывает только использование социально-технологических решений.

Отрицательное отношение к социальной инженерии до сих пор основывается на обвинении ее в антигуманности. Характеристика "гуманна — антигуманна" обусловлена различием вариантов ее осуществления. Что касается "технологичности" социальной инженерии (стандартизации, простоты, надежности), то она (технологичность) не означает непременно подход к людям как к "неодушевленным предметам". Гуманистичность тоже может быть технологичной, т.е. предполагает использование некоторых стандартных и надежных приемов ее обеспечения.

Следует обратить внимание на те аргументы, которые выдвигает Карл Поппер в защиту социальной инженерии. Он не сводит социальную инженерию к социологии "малых дел" — преобразованию конкретных ситуаций, изменению состояния дел в отдельных фирмах и организациях. Для него социальная инженерия — это целенаправленное изменение социальных институтов, основанное на знании законов исторического развития и предсказании возможных результатов преобразований. Характерное отношение к социальной инженерии определяется методологической позицией. В основе попперовской методологии не только признание эмпирического характера социологической науки, но и настаивание на теоретической ее природе. "Говоря, что социология является теоретической дисциплиной, мы имеем в виду, что она призвана объяснять и предсказывать события с помощью теорий или универсальных законов (которые она пытается открыть). Называя ее эмпирической, мы хотим ска­зать, что она опирается на опыт; что события, которые она объясняет или предсказывает, — это наблюдаемые факты, и что та или иная теория принимается или отвергается на основании наблюдения"[10] .

"Полное переустройство" общества, по мнению К. Поппера, невозможно из-за нетехнологичности таких попыток, но стремле­ние осуществить переустройство, достичь конечной цели К. Поппер называет утопической инженерией и доказывает, что это худший случай манипуляторства.

Проблема технологичности преобразования социальных институтов общества является одной из важнейших проблем, с решением которой сталкивается социология в переломные периоды развития общества, в периоды социальных кризисов.

Американский социолог Герберт Ганс разъясняет ее содержание следующим образом: необходимо оценить, "что и зачем мы делаем для страны в целом и для каждого из слоев общества. Нам необходимо знать, кому мы помогаем, а кому наносим вред намеренно или неумышленно, чтобы определить, что не следует делать во имя лучшего общества, хотя понимание "лучшего", конечно, может быть различным"[11] .

Воздействие на общество (страну) осуществляется в трех направлениях. Во-первых, через представителей власти, принимающих решения и готовых считаться с выводами и заключениями, которые делаются социологами. Во-вторых, социология, популяризируя результаты своей деятельности, оказывает влияние на общественное (в частности, политическое) сознание, воздействуя практически на все основные группы населения. В-третьих, конструирование технологий, разработку и осуществление проектов и программ.

Гуманистичность социологии неверно связывать только с разоблачительной ее ролью. Гуманистичность должна быть конструктивной. Это значит, что социологические знания должны доводиться до уровня технологии и воплощаться в программы и проекты, реализация которых оказывает практическое воздействие на жизнь людей, в соответствии с провозглашаемыми гуманными принципами.

3. Следовательно, появляется новая область научного знания — социально-технологическая, которая осваивает новые методы, способы достижения социального результата в соответствии с целями общества по более полному использованию человеческих ресурсов, воспроизводству жизненных сил. Эта область обществознания отвечает на вопрос, как с наименьшими издержками добиться более высоких результатов совместной жизнедеятельности людей.

Социально-технологический подход развивается не только в рамках общей методологии, но и специальных социологических теориях.

Ныне их насчитывается свыше 120: экономическая и политическая социологии, социология социальной и духовно-культурной сфер, социология труда, личности, семьи, образования, города, села, управления, девиантного поведения, права и т.п. Каждая из них изучает свой объект и предмет, свою группу проблем, социальных отношений и связей. Опираясь на общую социологическую теорию и методологию, специальные социоло­гические теории раскрывают перед нами огромный пласт инновационного познания и преобразования мира.

Многообразие, сложность, малая предсказуемость жизни новых социальных институтов, систем и структур порождают новые проблемы и требования к методологии и инструментарию специальных социологических теорий, к характеру их взаимодействия с социальной реальностью в целом. Средства, способы, методы решения новых проблем должны соответствовать сложности современной жизни, быть ориентированными на использование в условиях высокой неопределенности и динамичности современной ситуации. Однако количество проблем нарастает, а их непрофессиональное решение приводит к появлению таких проблем, которые появляются в результате неадекватного управленческого воздействия, что еще в большей мере осложняет проблемную ситуацию, добавляя к объективным трудностям субъективные, что порождает явления неуправляемости. Чтобы успешно справляться с этими задачами, требуются инновационный способ мышления, новые подходы в организации профессиональной деятельности.

Отвечая на эту потребность социума, специалисты в области специальных социологических теорий разрабатывают технологии, методики и техники, такие, как системный и ситуационный анализ, имитационное моделирование, сценарный метод, исследование действием, методы развития персонала, активные методы социально-психологической подготовки, включающие различные виды тренинга: консультирование, организационное развитие и ряд других. При этом, конечно, нельзя допускать, чтобы возникающие новые методы социологического анализа в практической научно-исследовательской работе использовались по принципу "кто во что горазд", методом проб и ошибок. В этой связи возрастает значение системного подхода и его разновидностей, таких, как, например, критический, аксиологический и классификационно-типологический анализ, представляющих современную инновационную методологию.

Критический анализ строится на понимании закона отрицания отрицания, а следовательно, должен быть подчинен принципу конструктивизма, а не зряшного отрицания. Сущность его заключается в том, что социальные явления и процессы оцениваются или как отживающие, или как прогрессивно развивающиеся, нарождающиеся и направленные в прогрессивное будущее. Критика — одна из наиболее эффективных форм нового мышления (в любом обществе и в любой сфере), и как таковая должна быть направлена не на разрушение или уничтожение, а на созидание нового на месте старого, на его реконструкцию. Критика в специальных социологических теориях — объективно необходимая форма оценки сущего сравнительно с должным. И в этом контексте она выполняет несколько функций: поисковую, аксиологическую, упредителъную, контрольную, реконструктивную, воспитательную. С учетом такого подхода к критике в системе инновационной методологии критический анализ представляет собой совокупность таких оценок и суждений, на основе которых определяется социальная необходимость происходящего в социальной жизни в интересах людей и во благо им, а не во зло. В критике заложены возможности выявления социального потенциала мышления, поведения и действий любого масштаба и на любом уровне. В таком случае в любом социологическом исследовании должен использоваться критический анализ, наиболее частое и необходимое использование которого целесообразно:

• при анализе проблемы и проблемной ситуации;

• при выдвижении и особенно при обосновании гипотез;

• при интерпретации и экстраполяции социологической информации;

• при формулировании выводов и разработке практических рекомендаций.

С критическим анализом непосредственно связан анализ акси-ологический, которому тоже как таковому не придается должного значения, хотя некоторые социологические исследования (этико-социологические, социометрические, экспертные оценки и др.) без этого анализа просто несостоятельны. В философских науках выделяется особая отрасль — аксиология, которая представляет собой философское учение о природе ценностей, их месте в реальности и о структуре ценностного мира, т.е. о связи реальных ценностей между собой, социальными и культурными факторами, структурой личности.

В связи с возрастанием роли духовно-культурных начал в преодолении кризиса управления, особое значение приобретает метод аксиологического анализа в системе инновационной методологии, суть которого заключается в следующем:

• определении социальных ценностей в общей структуре социального бытия и социальной культуры;

• характеристике структуры ценностей и системы ценностного отношения личности ко всем объектам реального мира;

• разработке критериев оценок социальных фактов, явлений, мыслительных и предметных действий личности, социальных групп;

• разработке механизма формирования и реализации ценностных ориентации с учетом их направленности на все социальные объекты и процессы;

• установлении характера связи между социальными ценностями разного порядка, различного уровня и масштаба;

• оценке функционирования социальных систем, структур, различных объектов в аспекте соответствия общечеловеческим и локальным ценностям;

• определении эффективности той или иной деятельности с гуманистических позиций, определении псевдоэффективности или антиэффективности по тому же критерию;

• характеристике (в том числе оценочной) антиценностей (негативных ценностей), разрушения ценностного мира личности, определении тенденций в этом направлении;

• определении возможностей регуляции ценностного отношения людей к миру, в котором они живут, формировании системы ценностей в процессе прогрессивного развития общества и других социальных объектов (в том числе на микроуровне).

Механизм и "технологию" аксиологического анализа можно представить в виде схемы 1.

Схема 1

Целесообразно обратить внимание на важность классификационно-типологического анализа, который непосредственно связан с одноименными методами, между которыми нередко не ставится разделительной черты. Это обусловлено тем, что оба эти метода связаны с группировкой определенных признаков, свойств, черт, качеств изучаемого или с разложением сложного целого на части по этому же признаку. Но все-таки следует иметь в виду, что типология используется преимущественно с целью дифференцированного подхода к объектам исследований, а классификация — преимущественно к социальным явлениям и процессам. В специальных социологических теориях по своему содержанию и характеру использования различаются теоретическая и эмпирическая типологизация. Под теоретической типологизацией понимается обобщение признаков и свойств социальных явлений и объектов путем построения идеальных теоретических моделей с помощью логического анализа по теоретическим обоснованным критериям. Она и используется при разработке методологической части исследовательских программ, в экспертных оценках, вообще на уровне теоретического и методологического анализа. Эмпирическая типологизация отличается от теоретической тем, что в ходе ее определяется устойчивость типа путем многократного перебора, выявления повторяющихся свойств и признаков в наблюдаемой и фиксируемой реальности, в том числе фактологическим путем. Она имеет не меньшее значение, чем теоретическая, ибо применяется при разработке исследовательского инструментария, при сборе информации, ее обработке и анализе, при определении социальных закономерностей и тенденций, при разработке прогнозов и т.д.

В этом и заключается научно-практическое предназначение классификационно — типологического анализа, осуществляемого в специальных социологических теориях.

В целом следует отметить, что технологические возможности специальных социологических теорий весьма трудно реализовать без взаимодействия социологов с властными структурами. Еще в 1986 г. на расширенном пленуме советской социологической ассоциации обращалось внимание на то, что практически невозможно назвать крупное управленческое решение, затрагивающее насущные интересы многих слоев и групп, к подготовке которого привлекались бы социологи. С тех пор положение дел мало изменилось к лучшему. Масштабные решения, оказавшиеся несостоятельными (приватизация, конверсия, социальные реформы, налогообложение и многие другие), принимались без социологической экспертизы.

Причины невостребованности социологии складываются из многих факторов, но главный из них состоит в том, что интересы общества и граждан, с одной стороны, и интересы властных структур — с другой, в значительной степени не совпадают. Прислушиваются к тем рекомендациям социологов, которые необходимо учесть для сохранения имеющейся власти, своего выживания, т.е. в период избирательных кампаний.

В этой связи интересно обратить внимание на характеристику трех типов взаимоотношений социологии и политики, которую дает американский социолог Э. Шилз: "Первый — "манипулятивный" — характеризуется сотрудничеством с властями: социологическое знание используется для целей управления общественными процессами и манипуляции поведением. Второй — "критический" тип политической ориентации имеет место, когда социологи отказываются от сотрудничества с властями, занимают критическую позицию по отношению к проводимой в обществе политике. Третий — "согласительный" — тип ориентации означает использование социологии для трансформации взаимоотношения власти и субъекта с целью их сближения"[12] .

Характерно, что именно "согласительный", а не "критический" тип взаимоотношений Э. Шилз связывает с гуманистической функцией социологии.

Глава 2

Сущность социально-технологических

отношений и инновирование

управленческой деятельности

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Сущность социально-технологических отношений.

2. Технологизация процесса социального управления.

3. Технологизация социальной деятельности.

1. В отечественной социально-философской литературе содержание термина "технология" претерпело определенную эволюцию. Первоначально под технологией подразумевалась общетехническая дисциплина, изучающая взаимодействие средств труда и сырья, материалов. Интересы ее сосредоточивались главным образом в сфере производства. Общетехническое значение технологии состояло в том, что она раскрывала наиболее рациональные пути построения и организации производственного процесса.

Более широкая трактовка понятия "технология" предложена болгарским философом Н. Стефановым: "Там, где человек активно и целенаправленно относится к окружающим его процессам, где он стремится сознательно и планомерно изменять природную и социальную среду, там в принципе возможна технология"[13] .

Технология как важнейший фактор формирования и развития личности, определенная форма общественной практики, по мнению Н. Тарасенко, является своеобразным предметным способом самоутверждения человека в мире природы на основе труда и познания и одновременно разворачивания в данном процессе человеческих способностей и творческих дарований[14] .

Представляется, что, поскольку технология является производительной силой, ее объективным социальным аналогом выступают коллективная деятельность и совокупный опыт многих поколений. В технологии воплощаются не просто труд, знание, навыки или умения отдельных индивидов, но и интегральная способность воспроизводства социальности, производительная способность коллективного труда в частности. Данная способность носит общественный характер и возникает вследствие разделения и интеграции различных видов и форм деятельности. Следовательно, создается дополнительная производительная сила, которая, овеществляясь в технологии, образует своего рода приращение общественной способности преобразования человеком природной и социальной действительности.

Итак, технология воплощает в себе социальную форму практики, способы регулирования, контроля и управления взаимодействием между предметом труда и орудием труда, его технологическим содержанием. Причем если объективной природной предпосылкой технологии являются природные процессы, которые обусловливают ее "вещественный каркас", то соответствующим социальным аналогом технологии выступает коллективная общественная практика, где материально-вещественные компоненты проявляют свою технологическую силу и раскрывают свое социальное значение. Общественная практика объединяет их в определенное целое, которое образует технологический способ освоения социального пространства.

Создание высокотехнологичных орудий на основе, трудовой деятельности становится возможным на достаточно высоком уровне развития общественной практики, науки и техники. Это относится, прежде всего, к индустриально-промышленному производству.

В ходе развертывания научно-технической, менеджеральной и информационной революций появляется возможность распространить технологический подход на все стороны общественной жизни: социальное управление, образование, воспитание, политику, торговлю и др. Причем в каждой из них разработка технологии основывается не просто на обобщении эмпирического опыта, а на новейших достижениях современной науки и техники.

Технология позволяет лучше уяснить механизмы взаимосвязей в системе природа — материальное производство — общест­во — человек — наука и другие стороны общественной жизни.

Появляются новые моменты в анализе взаимоотношения общества и природы (угроза экологического кризиса), внутри самого общества, которые свидетельствуют о том, что сознательно формулируемые обществом новые целевые установки, порождаемые, потребностями данного технологического способа производства, обязывают науку к разработке новых, экономных, рациональных (в смысле использования природных, трудовых, финансовых и иных ресурсов) технологий для средств практического достижения поставленных целей. Отсюда, на наш взгляд, технологию в широком смысле правомерно определить как сферу целенаправленной деятельности человека, организованной на новейших достижениях совокупности технических и социальных наук. И тогда с полным основанием можно говорить не только о технологии производства конкретных видов материальной продукции, но и о технологии государственного управления, образования, управления отдельными сторонами общественной жизни или всего общества в целом, т.е. о социально-технологических отношениях и соответствующих им видах деятель­ности.

В реальной жизни имеет место диалектическое взаимодействие социальной и технологической систем. На развитие техники оказывают влияние не только непосредственно экономические отношения и системы управления хозяйством, но и многие факторы политического и социального порядка. Значение последних все более возрастает.

Научно-технический прогресс порождает множество технологических нововведений, основная значимость которых в том, что "они предлагают также возможность новых решений общественных, философских и даже личностных проблем. Они изменяют весь духовный мир человека, его способ мышления и взгляды на окружающее" (О. Тоффлер).

При этом важно обратить внимание на анализ развития ремесленного производства капиталистической кооперации, мануфактуры, машинного производства. Проведенный К. Марксом анализ показал, что наряду с социально-экономической детерминацией все в большей мере возрастает роль технологических изменений в орудиях труда, в производственных навыках работников. Изменения в разделении труда, в технологических способах и методах производства порождают новые объективные требования к совершенствованию общественных отношений. К. Марксом сформулирован закон обязательного соответствия технологических и социальных факторов тем условиям, при которых возможна реализация научных открытий. Им выделена также ведущая роль технологии в революции производительных сил, исследован ее социально-исторический характер, выявлены основные направления технологизации: производство полезных человечеству вещей и характер их использования.

Итак, технология и как способ производства материальных ценностей, и как способ их использования взаимосвязаны и определяют характер ответов на два очень важных вопроса: как человек производит и как использует производимое? Поэтому технологические, отношения во многом определяют гуманистическую направленность производства на благо человека, на удовлетворение его потребностей и интересов.

К. Маркс в данной связи анализирует организационно-технологический аспект материального производства применительно к формированию общественных отношений.

В данном контексте он исходит из следующих двух моментов. Во-первых, традиционное понятие технологии как процесса разложения деятельности на операции, этапы, требующие определенных трудовых навыков, приемов, средств, знаний и т.д. Во-вторых, активное отношение человека к природе, непосредственный процесс производства его жизни, а вместе с тем и его общественных условий жизни и проистекающих из них духовных представлений[15] .

Итак, речь идет о том, что технологические процессы необходимы не только при превращении природного в социальное в исследовании отношения "человек — труд", где также необходим анализ процесса труда в двух аспектах: не только в технологическом, но и социально-экономическом аспекте.

Таким образом, одной из важнейших форм технологического уровня социальной детерминации является сам уровень развития производительных сил. Другой формой выступает организационно-технологическая сторона человеческой деятельности и, естественно, третьей формой технологической детерминации — технологически-управленческие отношения.

Эти исследования актуальны и сегодня потому, что технологические изменения происходят во всех важнейших сферах деятельности человека, превращая их в единый сплав науки, техники, самого производства, что в свою очередь требует от общества решения целого комплекса разнообразных задач с учетом сложных и многообразных зависимостей между всеми сферами общественной жизни.

В "Капитале" К. Маркс, анализируя сущность технологии, раскрывает причины ее ускоренного развития в условиях капитализма, определяет направления дальнейшей технологизации производства и социальных процессов. Отмечая, что до XVIII в. отдельные ремесла назывались mysteries (тайнами), в глубину которых мог проникнуть только опытный и профессионально подготовленный человек, К. Маркс раскрывает роль крупной промышленности в снятии таинственного покрова с общественного процесса производства. "Принцип крупной промышленности — разлагать всякий процесс производства, взятый сам по себе и прежде всего безотносительно к руке человека, на его составные элементы создал вполне современную науку технологии. Пестрые, внешне лишенные внутренней связи и окостеневшие виды общественного процесса производства разложились на сознательно планомерные, систематически расчлененные, в зависимости от желаемого полезного эффекта, области применения естествознания"[16] .

К. Маркс связывает технологию с разложением производственного процесса на соответствующие операции и элементы. Важно и то, что расчленение производственного процесса происходит в зависимости от желаемого полезного эффекта. Как видно, технология ни в коей мере не ограничивается только сферой техники, материального производства. "Дарвин, — пишет К. Маркс, — интересовался историей естественной технологии, т.е. образованием растительных и животных органов, которые играют роль орудий производства в жизни растений и животных. Не заслуживает ли такого же внимания история образования производительных органов общественного человека, история этого материального базиса, каждой особой общественной организации?"[17] .

Таким образом, Маркс в определенной степени разграничивал естественную и социальную технологию, относя к последней соответствующие процессы. Под технологией он понимал не науку о технике или средствах и орудиях труда, а сам объективный процесс формирования явлений.

Большой вклад в разработку данной проблемы внесли болгарские философы Н. Стефанов и М. Марков. Рассматривая социальную технологию многоаспектно, Н. Стефанов приходит к следующему выводу: "В самом общем виде можно принять: социальная технология — это деятельность, в результате которой достигается поставленная цель и изменяется объект деятельности ... Социальная технология — это предварительно определенный ряд операций, направленный на достижение некоторой цели или задачи", "чтобы деятельность получила право называться технологией, необходимо, чтобы она была сознательно и планомерно расчленена на элементы, реализующиеся в определенной последовательности". Автор предлагает выделить в процессах социальной технологии несколько процедур: "1. Определение цели, которая должна быть реализована в результате применения данной технологии; 2. Построение системы критериев для выбора возможных вариантов; 3. Обозначение круга возможных вариантов; 4. Выбор оптимального варианта; 5. Внедрение избранного варианта".

Бесспорно, вопрос о вариантах, которому так много внимания уделяется в социальной технологии Н. Стефановым, заслуживает самого пристального внимания, ибо специфика технологии определяется собственной структурой общественных отношений, законами их развития, а последние проявляются как вид средней статистической всех действующих в данный момент сил, что предполагает возможность различных вариантов их развития.

М. Марков предлагает рассматривать технологию социальной деятельности в двух аспектах: как систему знаний об организации действительности, связанную с выполнением этапов, операций, методов, действий и т.п. по формированию общественных явлений, и как технологизацию этих знаний в процессе деятельности, которая выражается в трудовых действиях людей, соответствующих требованиям конкретных, специфических социальных структур[18] .

В.Г. Афанасьев, отмечая, что социальная технология выступает специфическим посредником между объективно протекающими процессами и субъективной действительностью людей, органически связывает ее с социальным управлением, в котором ей принадлежит "свое место", т.е. обеспечение действия всего механизма социального управления. Иначе говоря, в социальной технологии реализуется "перевод объективных законов в механизм социального управления, т.е. "перевод" абстрактного языка науки, отражающей объективные законы развития общества, на конкретный язык решений, нормативов, предписаний, регламентирующих, стимулирующих людей на достижения поставленных целей"[19] .

2. Итак, в литературе справедливо отмечается, что наряду с понятием "социальное управление" все большее признание в общественных науках получает понятие "социальные технологии". Возникает потребность технологизации самого процесса социального управления, где субъективное воздействие переводится в объективное содержание, в изменение качества объекта.

Таким образом, научное познание и научное управление достигают таких высот, когда возможно не только понимание общих закономерностей и тенденций общественного развития, но и их подробное описание, вплоть до каждой практической операции, отдельного этапа, формы, средства и метода практической деятельности людей. Становится возможным не только прогнозирование, но и реализация прогнозных данных через поэтапное решение ряда социальных задач. А.Н. Леонтьев, рассматривая понятие операции как способа действия, при помощи которого осуществляются практические или познавательные цели, подчеркивал, что "действие как элемент деятельности соотносится с целью, операция же соотносится с условиями действия, с орудиями труда; она — форма действия"[20] . Цель действия, таким образом, обусловлена не только наличием условий, но и самой деятельностью, определяемой в свою очередь способами, приемами поэтапного ее формирования.

Научная организация всех видов деятельности получает свои "жизненные права" как возможность. Однако, чтобы превратить возможность в действительность, необходима инновационная технология социальной деятельности, которая предполагает: 1) создание научно обоснованной социально-технологической модели, отражающей процесс целенаправленного преобразования определенного общественного явления или его формирования с учетом требований стратегического решения, специфических и необходимых свойств, связей, отношений этого явления с другими, поэтапное его формирование, выработку основных средств, методов, приемов, форм; 2) выделение промежуточных целей, жестко взаимоувязанных; рассмотрение пространственной и временной расположенности операций; техническую и материальную оснащенность и др. Таким образом, социально-технологическая теоретическая модель воплощает в себе сплав обществознания, естествознания и технического знания. Последние преломляются в социально-технологическом знании в специфической форме — посредством использования кибернетики, математической логики, теории игр, теории решений, социальной информатики и др.

Однако речь идет не о механическом перенесении производственных технологий на общественную жизнь, а о проектировании и внедрении в организацию человеческой деятельности специфических технологий, соотносимых с закономерностями общественного развития.

Обществу далеко не безразлично, какова управленческая ориентация технологии социальной деятельности: гуманистическая или ригористическая (инструментальная).

Только "гуманизация" норм, средств, приемов ориентирует работника на сознательное, творческое выполнение задания, формируя тем самым стремление к конечному результату — сделать качественнее, больше, быстрее.

"Инструментализация" нормы, ориентируя на подчинение лишь волевому давлению, может "затушевать" главную цель. Поэтому очень важным является сочетание управленческих, социально-технологических решений с углублением демократии, расширением самоуправления, вследствие чего и возможна самореализация творческого потенциала личности. Социально-технологический подход в управлении ни в коей мере не устраняет инициативы управленческой деятельности и творчества людей. Его задача — придать организации всей деятельности осознанный, научно обоснованный характер.

Итак, можно констатировать, что социальные технологии — это своеобразный механизм соединения знаний с условиями их реализации в управлении.

Следует указать на различие понятий "реализация знаний" и "технологизация знаний". Реализация знаний — это родовое понятие технологизации, процесс материализации, объективации любых знаний. Технологизация знаний связана с реализацией не любых знаний, а только тех, которые объективируются в организационно-технологической стороне человеческой деятельности, прежде всего в управлении. Наряду с понятием "технологизация знаний" мы используем понятие "интеллектуализация социальной деятельности и процесса управления", подчеркивая тем самым развитие всех общественных отношений на научной основе, исключение бюрократического администрирования, волюнтаризма и субъективизма, использование АСУ, информационно-логической техники, повышающей надежность отношений управления, ограничивающих влияние нежелательных дестабилизирующих факторов.

Вместе с тем было бы неверно полагать, что, опираясь только на социальные технологии, можно сразу решить все экономические, социальные, политические и духовно-нравственные проблемы. Для разработки и реализации социальных технологий прежде всего требуются соответствующие объективные условия (в том числе материально-технические средства) и достаточно зрелый субъективный фактор (не только в плане возможностей познания механизма действия законов общественного развития). Речь идет о высоком уровне экономического, нравственного и политического сознания людей; трудовой и исполнительской активности населения, дисциплине, настойчивости и инициативе, творческом подходе к делу, воле, стремлении изменить ситуацию к лучшему, осознании пагубности разрушительных технологий и необходимости перехода к технологиям созидания. Особое значение приобретает наукоемкость технологии, связанная с интеллектуализацией труда, ростом интеллектуальной собственности.

Поэтому, рассматривая происходящие в современном обществе изменения, многие ученые (Э.А. Араб-Оглы, Г.Н. Волков, В.П. Марахов и др.) большое внимание уделяют анализу процесса превращения науки в один из ведущих факторов изменения трудовых функций человека, в непосредственную, производительную силу общества. И действительно, наука выступает как самостоятельный тип труда, приобретающий все более массовый характер. В самой общей форме эту тенденцию можно охарактеризовать как растущую технологизацию знаний и интеллектуализацию общественного труда. Производство и применение постоянно обновляющихся знаний становятся важнейшим фактором устойчивого развития всех сфер общественной жизни.

Необходимы новые производственно-экономические, социально-политические условия для обеспечения гармонического развития технологических отношений. Поэтому неизбежно усиление роли человека как субъекта выработки научно обоснованных технологий социальной деятельности.

3. Следовательно, вопрос технологизации управленческой деятельности не менее актуален, чем проблема проектирования и внедрения новых технологий в материальное производство. Как невозможна высокая производительность труда без современных технологий, так и немыслима успешная реализация концепции устойчивого развития без социально-технологического обеспечения. Технология социальной деятельности должна проектироваться и внедряться на основе применения научных методов на базе социального творчества людей.

Значение технологии заключается прежде всего в том, что она делает человеческую деятельность более рациональной, включая в нее только те процессы и операции, которые необходимы для достижения поставленной цели.

Первым признаком технологизации является разграничение, разделение, расчленение данного процесса, деятельности на внутренние взаимосвязанные этапы, фазы, операции. Смысл указанной процедуры заключается в точном определении требований, предъявленных к субъекту, действующему по данной технологии; в обеспечении нормативной (или близкой к оптимальной) меры развития процесса. Чем точнее степень соответствия описания процесса его объективной логике, тем реальнее возможность достижения высокого эффекта деятельности. В силу этого жизнеспособными становятся те технологии, которые учитывают требования объективных законов и на этой основе ориентируют социальный субъект на целесообразные действия, на оптимальные решения с учетом достижений науки, сочетания традиционного и инновационного опыта.

Задача технологизации — не только полнее влиять на природные и социальные процессы, но и способствовать их преобразованию в соответствии с целями общества, класса, организации и т.д.

Второй признак любой технологии — поэтапность действий, направленных на достижение искомого результата. Последовательность и порядок исполнения действий должны базироваться на внутренней логике функционирования и развития данного процесса. Однако реализация указанного признака технологии отнюдь не означает, что субъект будет "скован" установленной последовательностью. У него всегда остается возможность "вмешаться" в объективный ход процессов, изменить их порядок, установить ту или иную последовательность и темп процедур и операций в зависимости от изменяющихся обстоятельств

Некоторые современные технологии (например, в производстве кристаллов) позволяют в течение нескольких дней или часов получить материалы, которые природа создавала годами и столетиями. Аналогичными возможностями в неменьшей степени обладают социальные технологии, которые позволяют "сжать" социальное время. Появление технологии — наглядный пример умения личности диалектически сочетать объективное и субъективное в достижении могущества человека, овладевшего законами природы и общественного развития.

И, наконец, третий, довольно существенный признак. Каждая технология предусматривает однозначность выполнения включенных в нее процедур и операций. Это решающее, непременное условие достижения результатов, адекватных поставленной цели. Чем значительнее отклонения в действиях субъекта от параметров, предписанных технологией, тем реальнее опасность деформировать весь процесс и получить результат, не соответствующий ожидаемому. Для технологии социальной деятельности возможен гораздо больший диапазон отклонений, чем для технологий производственных, но и в первом, и во втором случаях отклонения возможны только до определенных границ, за которыми вместо творчества начинается уже субъективизм, приводящий к снижению эффективности управления.

Глава 3

ТЕХНОЛОГИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ: ИННОВАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Объект и предмет социальной технологизации.

2. Структура социально-технологического знания.

3. Проблемы управляемости и неуправляемости в социально-технологической деятельности.

1. Социальная реальность анализируется в координатах "социального пространства" и "социального времени". Именно в этих координатах возникают различные процессы, функционирую социальные институты, осуществляется социализация личности, дифференцируются различные потребности, интересы, ценности, стимулы (внешние и внутренние), определяющие деятельность, поведение людей.

Социальное пространство и социальное время характеризуют социальное бытие как процесс сочетающихся и сменяющих друг друга видов деятельности людей. Социальное время фиксирует устойчивость социальных форм, их воспроизводимость, социальное пространство представляет движение человеческого бытия в виде определенной координации людей, их действий и предметных условий, средств и результатов их жизненного процесса в формах их совместных взаимодействий. Социальное время и социальное пространство выступают категориями социального бытия не только в смысле описания его на теоретическом уровне; они являются исходными в обосновании обыденного поведения людей и их повседневных взаимодействий. Они постоянно действуют на уровне бытия социальных индивидов как условия связанности, непрерывности, организованности. Иначе говоря, они оказываются социальными связями, характеризующими последовательность и сочетание человеческих сил, действий и их воплощений.

В традиционных формах общества пространственные характеристики социального бытия выражали время и подчиняли себе его измерение. В настоящее время в ходе формирования индустриального общества происходит изменение этой привычной зависимости: время становится главным измерителем социальных качеств людей и вещей. Любые человеческие силы и спо­собности требуют определенных средних или необходимых затрат времени, могут кооперироваться, обмениваться, складываться в общую сумму. Социальное время для человека-социума как бы "сжимается", концентрируя требования к личности, ее качествам, квалификации и т.п. Образуется некое социальное пространство, выражаемое в формах времени.

Общее и конкретное социальное пространство, которое является объектом технологизации, сегодня характеризуется крайним динамизмом, социальным напряжением.

Человечество обеспокоено не только глобальными проблемами — надвигающейся экологической катастрофой, увеличением нищеты, болезней, разрушением генофонда, но и нарастающим количеством техногенных аварий и катастроф. Ежегодно на земном шаре возникают сотни чрезвычайных ситуаций военного и невоенного характера. И эти тревожные тенденции постоянно возрастают. Тенденция эта не только не снижается, но катастрофически нарастает. Факты свидетельствуют, что социальное пространство для многих наших современников становится как бы разорванным, деформированным, т.е. антигуманным, антисоциальным, ущербным для человека.

Одним из коренных вопросов начала XXI в. является вопрос о ценности, интеллектуальном освоении социального пространства, которое должно предоставить ныне живущему человеку благоприятные условия для нормальной жизнедеятельности. Качество социального пространства во многом определяет эффективность социализации личности, характер поведения в обществе, мотивацию к труду и т.д. Следовательно, чтобы более полно и правильно использовать "человеческие ресурсы", необходимо искать пути гармонизации отношений личности, общества и природы, формирования природосообразного поведения, необходимой социально-технологической культуры.

Как обустроить социальное пространство, сделать его более пригодным для воспроизводства и реализации жизненных сил личности и общества, каковы же источники цивилизованного развития?

Каков механизм разрешения основного противоречия современной цивилизации, суть которого в огромном разрыве между постоянно растущими притязаниями личности, огромным творческим потенциалом людей и пока ограниченными возможностями их реализации в пределах того социального пространства, в котором ныне живет человек?

Такое положение ведет к деградации личности, усилению ее апатии и отчаяния, укреплению ложных ценностей в духовном мире, что и является, в конечном счете, одной из главных причин антисоциального поведения.

Углубляющееся противоречие между личностью и обществом — одна из коренных причин разбалансированности социального пространства, таящая в себе возможности нарастающих социальных взрывов и катастроф. Видимо, это одна из кардинальных проблем, которая сегодня стоит перед человечеством, от ее решения во многом будут зависеть темпы социального прогресса, его ценностные ориентиры и духовные принципы. Поиск путей оптимизации социального пространства требует решения ряда теоретических и методологических вопросов, связанных с уточнением его функций, определением его зрелости и открытости для личности, поиском принципов и инновационных методов оптимальной социализации человека и самореализации его сущностных сил.

Социальное пространство в русле социально-технологической теории рассматривается как непосредственное поле взаимодействия общества и личности, энергия которого исходит от социума, порождается уровнем его зрелости, направлена к личности и способствует реализации ее сущностных потребностей (в самовыражении, саморазвитии, самоуправлении, самообразовании, самовоспитании и т.п.).

Элементами социального пространства выступают гражданское общество, государство, регионы, семья, церковь, армия, общественные движения, партии, трудовые ассоциации и другие социальные институты и социальные организации.

Главная функция социального пространства — социальное обустройство своих граждан, удовлетворение их социальных потребностей не только в сфере производства, но и в ассоциированном распределении материальных и духовных благ, в достойном образе жизни, в расширении и укреплении связей личности с обществом. Возрастание роли социального в жизни общества выступает как общесоциологическая закономерность. Субъекты управления, учитывающие ее требования, способствуют ускорению прогресса, а не понимающие или игнорирующие это отбрасывают народы, нации, государства в их развитии на задворки цивилизации.

Понятие "социальное пространство" имеет глубоко человеческий смысл, позволяет более точно прояснить качественные аспекты связи личности и общества, механизмы ее социализации и саморазвития.

Однако решение этих вопросов до сих пор не имеет достаточного социально-технологического обеспечения, поскольку превалирует технократическое мышление и поведение.

Социологическая теория личности, технологии ее мотивации к деятельности, к достойному поведению находятся в зачаточном состоянии. К разработке наукоемких технологий социализации человека и самореализации его сущностных сил социология управления только приступила. Между тем в условиях информационной и управленческой революции проблемы социализации личности, ее мотивации к деятельности, поведения в социальных организациях выходят на первый план.

Самореализация человека осуществляется в социальном пространстве в режиме социального времени. Человек как субъект, преобразующий внешний мир и свою внутреннюю природу, является исходным пунктом (средством) и одновременно конечным результатом (целью) всего этого движения. Поэтому утверждение личности человека как действительного общественного богатства — императив социального времени.

Уровни человеческих интересов, как исходные при разработке глобальной модели развития человечества, были смоделированы еще членами Римского клуба[21] .

Заботы большинства людей, пишут авторы, сосредоточены в нижнем левом углу рис. 1: все жизненные силы людям приходится затрачивать на обеспечение себя и своих семей. Мысли и действия другой части людей касаются проблем, более удаленных либо по оси пространства, либо по оси времени. Внешние стимулы воспринимаются ими не только в пределах их самих, но и в рамках того сообщества, к которому они себя относят. Предпринимаемые ими действия распространяются на более длительный период времени, исчисляются не только днями, но и годами.

Временной и пространственный характер интересов, их расчлененность зависят от культуры человека, накопленного опыта и срочности проблем, стоящих на каждом уровне. Ограничение области интересов чревато разочарованиями и опасностями.

Рис. 1.

Нередко решение социальной проблемы блокируется событиями, происходящими в более широком диапазоне. Словом, пересечение координат социального пространства и времени является основой для дифференциации потребностей и интересов личности, мотивации личности в жизни, что имеет важное методологическое значение для развития социально-технологической тео­рии.

Действительно, в условиях информационной и управленческой революции, когда социальное пространство и социальное время имеют тенденцию к уплотнению, актуализируются вопросы информатизации.

При этом информатизация социального пространства понимается как процесс обеспечения информационных потребностей общества на основе применения информационных технологий. Информатизация — это ценнейший интеллектуальный ресурс в системе жизнеобеспечения общества, важнейшая часть его интеллектуальной собственности, доля которой постоянно возрастает. Интеллектуальная собственность берет свое начало от информации как фундаментальной базы, поэтому оптимизация информационных процессов немыслима сегодня без использования социальных технологий (глобальных, внедренческих, обучающих), в том числе и информационных, на основе применения таких методов, как социальное моделирование, проектирование, а также современных вычислительных средств сбора, анализа и хранения социальной информации.

Как и другие социальные явления, информационный процесс является объектом технологизации, осуществляется по определенным стадиям, разделяется на операции, имеет свои алгоритмы. Следовательно, информационные технологии — неотъемлемая часть социальных технологий в целом. Содержание информации определяется сферой ее использования (социальной, экономической, политической, духовной). Если речь идет о социальной сфере жизни общества, вначале готовится информационное обеспечение социальных процессов, затем технологизация этого вида информации, разработка и внедрение социальных технологий в практику управления.

Уровень социальной технологизации в нашем обществе очень низок. Причина в том, что пока нет научно обоснованной концептуальной модели развития социального пространства, представляющего собой огромное многообразие социальных процессов. Чтобы добиться их гармонизации, повышения результативности человеческой деятельности, оптимизации социального самовзаимодействия, необходимо научиться правильно воздействовать на процессы, эффективно управлять ими. Содействуя желательным процессам, ограничивая и блокируя нежелательные, социальные технологии способствуют достижению поставленных целей.

В научной литературе часто встречаются различные определения слова "процесс". В данном тексте под процессом понимается относительно однородная серия явлений, взаимосвязанных причинными или структурно-функциональными зависимостями. При этом данные социальные явления возникают вследствие взаимодействия людей в социальном пространстве, непосредственно в контактной группе или опосредованно через причастность индивидов к общностям, через социальные организации, социальные институты.

Серия социальных явлений может быть понята как процесс, если:

а) она сохраняет идентичность во времени, позволяющую выделить ее из других серий;

б) предшествующие явления обусловливают хотя бы частично следующие за ними явления;

в) предшествующие явления вызывают однородное положение вещей.

Например, социализация — это процесс освоения индивидом общественного опыта. Она представляет собой длинную серию взаимодействий между ребенком, его воспитателями и общественной средой; серия эта сохраняет свою идентичность благодаря идентичности формируемой личности; реакции ребенка на последующие воздействия в определенной степени обусловлены ранее возникшими явлениями результате складывается определенное состояние его личности, формируются более или менее устойчивые черты.

Воспитание — также социальный процесс, поскольку оно представляет ряд явлений, взаимодействий, более, или менее последовательно нацеленных на формирование воспитуемого в желательном направлении. Развитие любой группы — социальный процесс, поскольку оно представляет ряд явлений дифференциации состава ее членов, институтов, применения новых методов самовзаимодействия и т.д. Причем это развитие характеризуется идентичностью, непрерывностью и связано структурно-функциональными зависимостями. На логику развития социального процесса существенно влияет сознание. Во многих социальных процессах (целенаправленных) роль сознания исключительно велика.

К таким процессам можно отнести самовоспитание, самообразование или профессиональное обучение. Однако часть процессов совершается как бы подсознательно. Люди задумываются о них, оказываясь поставленными перед фактом, т.е. сталкиваясь с их нежелательными результатами и последствиями. Нередко социальные процессы застают нас врасплох, ошарашивая своей неожиданностью и результатом. Поэтому в социально-технологической теории важен вопрос о границах социального процесса.

Предметом технологизации являются:

внутриличностные процессы (например, процесс самовоспитания);

процессы, происходящие непосредственно между двумя или несколькими индивидами (например, процесс лидерства);

процессы, происходящие в отношениях между индивидом и группой (например, процессы адаптации или дезадаптации);

процессы, происходящие внутри группы (например, процессы организации или дезорганизации);

процессы, происходящие в отношениях между группами (например, процессы национального самоопределения или интернационализации);

процессы, происходящие внутри отдельного общества (например, процессы социальной мобильности, дифференциации и ассимиляции);

процессы, происходящие внутри человечества или глобального общества (например, процессы демилитаризации или межгосударственной интеграции).

Как видим, нижнюю границу образуют внутриличностные процессы, которые соприкасаются непосредственно с психическими и психофизиологическими процессами, верхнюю — глобальные социальные процессы.

Поскольку человек — существо не только социальное, но и биологическое, то социальные процессы тесно переплетаются с биологическими. Полная картина социализации личности невозможна без учета возрастных периодов человека и их биологических особенностей (например, акселерации, т.е. ускоренного биологического созревания индивида). С другой стороны, биологические характеристики человека, такие, как, скажем, состояние его здоровья, нельзя понять без учета социальных, экономических, экологических факторов и переменных.

Сказанное относится также к соотношению социальных и других смежных (географических, геофизических и т.п.) процессов.

Социальный процесс совершается в трех возможных формах: 1) объектной, т.е. в форме последовательного изменения состояния социального объекта; 2) субъектной, или деятельностной, т.е. в форме последовательных действий субъекта; 3) технологической, т.е. в форме соблюдения, осуществления определенной технологии. Технологическая форма социального процесса является ее высшей формой, так как она обеспечивает взаимную "подгонку" двух первых форм. Посредством ее достигается, с одной стороны, рационализация процесса деятельности, а с другой — оптимизация объектного процесса.

2. Все сказанное выше позволяет перейти к рассмотрению структуры социально-технологического знания. Принимая в качестве предмета технологизации социальные процессы, выделим следующие элементы этого знания:

1. Структурная составляющая позволяет определить содержание, форму, участников, направление и масштаб социального процесса.

Если изменения, происходящие в социальной системе, приводят к исчезновению или обеднению ее составных элементов и существующих между ними отношений, то такая система теряет свой потенциал, идет к регрессу.

Если развитие, происходящее в социальной системе, приближает ее к определенному идеалу, оцениваемому положительно, то это развитие является прогрессом.

Масштаб социального процесса — это социальное пространство, на которое он распространяется. В зависимости от масштаба выделяются локальные и глобальные процессы. Локальные (ограниченные определенным местом) процессы охватывают часть социального пространства, глобальные — охватывают все социальное пространство. Процесс самовоспитания личности, к примеру, охватывает ее саму и ее ближайшее окружение, процесс социализации — все общество. Одни и те же процессы (сотрудничество, конфликт) могут быть как локальными, так и глобальными. Стремление ограничить социальный процесс определенным местом и не допускать его распространения называется локализацией. Так, субъект управления часто озабочен локализацией социальной напряженности, конфликта. Стремление расширить социальный процесс называется соответственно глобализацией. Расширение сферы сотрудничества между людьми, группами или народами всегда было и остается благородной целью.

Точная оценка масштаба социального процесса закономерностей его развития является необходимой предпосылкой принятия правильных решений. Если субъект управления имеет смутное представление о масштабах распространения, скажем, алкоголизма или наркомании, то вряд ли он сумеет успешно с ним бороться.

2. Динамическая составляющая в отличие от структурной учитывает фактор времени, иначе говоря, рассматривает социальный процесс во временном измерении. С этой целью используются такие характеристики, как фазы (стадии) социального процесса, его продолжительность, интенсивность, темп, ритм, состояние, обратимость.

3. Факторная составляющая обусловлена тем, что социальный процесс, как и любой другой процесс, детерминирован определенными причинами.

Роль отдельных параметров детерминации социального процесса различна: одни вызывают его, другие обусловливают, третьи влияют на его продолжительность или темп и т.п.

Параметры, которые вызывают социальный процесс и определяют само его содержание, составляют источник социального процесса. Если нет источников, то нет и процесса. В основе любого процесса лежат те или иные источники, порождающие его, дающие ему жизнь.

Параметры, которые сами по себе не вызывают социального процесса, но без которых он не может существовать, составляют условия социального процесса.

Параметры, которые влияют на социальный процесс, изменяя его отдельные характеристики (форму, продолжительность, интенсивность и т.п.), относятся к факторам социального процесса. Факторы не вызывают социальный процесс (в отличие от его источников) и не обеспечивают его существования (в отличие от его условий), но тем не менее влияют на него. Причем влияние иногда оказывается настолько сильным, что процесс даже приостанавливается или, наоборот, совершается в ускоренном темпе.

Источники социального процесса делятся на внутренние и внешние. Внутренние источники действуют в самой социальной системе, находятся в данном процессе, внешние источники — во взаимодействии этой социальной системы с другими системами.

Условия бывают достаточными или недостаточными. При недостаточных условиях социальный процесс или вообще не может совершаться, или совершается в деформированном виде. Факторы социального процесса делятся на:

а) положительные или отрицательные: положительные факторы содействуют процессу, отрицательные — препятствуют ему, тормозят его;

б) непосредственные и косвенные: непосредственные факторы действуют на сам социальный процесс прямо, непосредственно; косвенные — действуют опосредованно, косвенно, а именно через источники или условия социального процесса.

Выявление, анализ и соответствующая оценка источников, условий, факторов имеют принципиально важное значение для направленного воздействия на социальный процесс, его оптимизацию.

4. Типологическая составляющая социально-технологического знания заключается в классификации всех процессов, возникающих в отношениях между людьми. Определяя общество как многообразие отношений между людьми, все процессы, изменяющие общество, сводятся к двум большим группам: процессы взаимного сближения людей, или процессы, объединяющие людей, и процессы отдаления, или процессы, разделяющие людей. Первые составляют большую группу ассоциативных процессов, среди которых основные — сближение, приспособление, уравнивание, объединение. Процессы разъединения выступают в трех основных видах: соперничество, оппозиция, конфликт.

Процесс соперничества, конкуренции, основан на том, чтобы упредить аналогичные стремления других индивидов и групп и прежде них прийти к цели. Если в ходе соперничества проявится стремление ликвидировать конкурента или какую-либо его систему предметов или ценностей, то соперничество превращается в конфликт, который также имеет разные виды при разной степени интенсивности. Кроме того, выделяются процессы, изменяющие место индивидов или групп, как в пространстве, так и в социальных структурах. К ним относятся процессы мобильности. Процессы, изменяющие социальную организацию, делятся на процессы реорганизации и дезорганизации. Наконец, существуют также процессы изменений, происходящие в системах культуры, накладывающие глубокий отпечаток на отношения между людьми, на организацию и структуру общности, например процессы, изменяющие систему идеологии, религии, науки, техники.

Типологизацию социальных процессов можно проводить и по другим основаниям (критериям):

общей направленности (процессы функционирования и процессы развития);

уровню протекания (локальные, глобальные и т.п.);

результатам, последствиям (конструктивные, деструктивные);

продолжительности (длительные, кратковременные);

сферам распространения (экономические, политические, социально-культурные, духовные и т.п.), по той роли, которую они выполняют в социальной системе.

В соответствии с таким основанием принято выделять:

процессы зарождения, формирования социальной системы (например, процессы организации и самоорганизации малых социальных групп);

процессы стабилизации социальной системы (например, процесс сплочения производственного коллектива);

процессы функционирования социальной системы (например, коммуникативные или регулятивные процессы);

процессы адаптации социальной системы, т.е. ее приспособления к меняющимся внешним условиям (например, процессы информатизации и компьютеризации);

процессы эволюции социальной системы (например, процессы модернизации или революции);

процессы распада социальной системы (например, процесс "антиселекции");

переходные процессы, т.е. процессы перехода из одной системы в другую (например, процессы формирования плюралистической системы собственности, децентрализации управления общественными процессами и т.д.).

Знание типов и классов, протекающих в обществе социальных процессов является необходимым условием технологизации, выбора приоритетов, разработки и внедрения общих и частных технологий.

5. В этой связи технологическая составляющая социально-технологического знания представляет взгляд на социальные процессы с позиции их оптимизации, определения и нахождения соответствующих путей, способов и методов. Следовательно, необходимо изучать те его характеристики, определения и учет, которые важны для решения задач оптимизации. Характеристи­ки эти следующие.

Результат социального процесса — это то, что достигается по его истечении или истечении его цикла. Результат может быть фактическим (то, что уже достигнуто), ожидаемым (то, что предполагается достигнуть по истечении процесса) и вероятным (то, что предполагается по истечении процесса). Ожидаемый результат является целью.

Последствия социального процесса — его косвенные результаты, имеющие значение для других процессов и для других результатов.

Степень управляемости социального процесса — характеристика, выражающая возможность направленного воздействия на социальный процесс в целом, которая определяется соотношением управляемых и неуправляемых переменных. Чем больше управляемых переменных, тем выше степень управляемости социального процесса. Отдельные социальные процессы можно характеризовать с этой точки зрения как: 1) управляемые, 2) неуправляемые и 3) частично управляемые, или регулируемые.

Ограничения — те условия, которые накладываются на социальный процесс.

Эффективность — характеристика социального процесса, выражающая его оценку с точки зрения ожидаемого результата. Если фактический результат в основном соответствует ожидаемому, то можно говорить об эффективном процессе, если соответствует полностью — оптимальном, если соответствует частично — малоэффективном, если не соответствует — неэффективном процессе.

6. В заключение следует сказать о механизмах в системе социально-технологического знания, в частности конкретно о механизме социального процесса. Имеется в виду то, как этот процесс совершается, каким образом соотносятся и взаимодействуют его элементы, чем они приводятся в движение. Так, при рассмотрении механизма социализации определяются стадии социализации, общественные институты социализации и способы их воздействия на формирующуюся личность, направления и формы активности самой личности, способы согласования внешних воздействий. Если мы обратимся к процессу приватизации, то его механизм представляет собой систему воздействий, "запускающих" этот процесс и обеспечивающих его нормальный ход. С учетом сказанного можно дать такое определение. Механизм социального процесса — это комплекс взаимодействий элементов социальной системы, вызывающих и обеспечивающих ее движение.

Завершая изложение представлений о системе социально-технологического знания, следует напомнить еще раз, что предложенные составляющие не заменяют друг друга по принципу "хуже - лучше". Они взаимообусловлены и в таком взаимном дополнении дают многостороннее, целостное видение социального процесса, выявляют логику его развития и анализа.

Социально-технологические знания являются теоретической и методологической основой разработки и внедрения конкретных живых социальных технологий по оптимизации социальных процессов.

Глава 4

Типология и классификация

социальных технологий

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Принципы классификации социальных технологий.

2. Классы и типы социальных технологий.

3. Инновационные социальные технологии, квазитехнологии и антитехнологии.

1. Нынешнее состояние российского общества требует качественно нового уровня социальной инженерии, ускорения технологизации и информатизации социального пространства, формирования социально-технологической культуры. Между тем достижения в этой перспективной области весьма скромны. Специальных научных работ, посвященных социально-технологическому знанию как фактору общественного прогресса, явно недостаточно. Технологизация социального пространства в широком смысле представляет собой целостную систему концептуально и практически значимых идей, принципов, методов, средств социализации человека, группы, общности, нации, народа, гарантирующую надежный и диагностируемый результат в текущий период и при последующем ее воспроизведении. В узком смысле речь идет о научном обосновании выбора способов воздействия социальных субъектов на объект с целью формирования благоприятных условий жизнедеятельности людей.

Известно, что общественный процесс можно расчленить на его составляющие (экономический, социальный, политический, духовный, экологический, демографический и др.). Очевидно, что специфике этих составляющих общественного процесса будут соответствовать разные технологии как способ решения возникающих проблем в каждой из этих областей. Следовательно, учет специфики составляющих общественного процесса и есть первый методологический принцип.

Синергетическип подход к анализу технологизации социального пространства составляет второе методологическое правило.

Синергетика открывает новые подходы в познании природной и социальной действительности. Развивая идею целостности мироздания, наследуя традиции анализа с использованием математического аппарата, синергетика изучает механизмы самоорганизации в открытых системах. Будучи тесно связанной с кибернетикой и системным подходом, она позволяет по-иному взглянуть на процессы перехода от хаоса к порядку, расширить наши представления о взаимосвязи материального и духовного, переосмыслить роль человека в структуре познавательной и практической деятельности. Становление синергетики создает новую теоретико-методологическую парадигму исследования природных и социальных явлений — синергетическую. Ее цель — познание сути социальных явлений, обеспечение целостности познания в открытых сложных социальных системах.

Третье методологическое правило — принцип целостности социального пространства.

Действительно, глобальные, федеральные, региональные, технологии местного самоуправления и саморазвития личности взаимосвязаны и взаимообусловлены. Некачественная технологизация в одном звене немедленно скажется на конечном результате — целостном состоянии социального пространства, создающем благоприятные условия для реализации технологий каждого уровня социальной организации.

Например, катастросра на Чернобыльской АЭС произошла, потому что были нарушены все принципы технологизации социального пространства: неудачный выбор площадки для строительства, нарушение правил безопасности АЭС, были разрушены социальные регуляторы предотвращения катастрофы, не контролировалось качество строительства и т.п. Словом, была разорвана целостность социального пространства вокруг АЭС, что, естественно, снизило уровень безопасности техногенного объекта.

Различный уровень социально-экономического и духовного развития стран, территорий, народов, социальных групп, трудовых ассоциаций объективно обусловливает необходимость многообразия социальных технологий с учетом специфических характеристик той или иной части социального пространства.

Принцип разнообразия — это четвертое методологическое правило технологизации социального пространства, построения его многоуровневой модели.

Приоритет гуманизма в решении технологической проблемы освоения социального пространства, отношение к человеку как к высшей ценности на Земле — еще одно незыблемое методологическое правило технологизации.

Соблюдение этого принципа предполагает переход от концепции жесткого, авторитарного управления к принципиально иной системе самоорганизации общества в условиях максимально возможной открытости общества.

К принципам разделения социального пространства относится стратификационно-классовый подход к социальным явлениям и процессам. Он может быть положен в основу изучения разных социальных отношений, различного социального положения тех или иных социальных групп, так называемых страт, в том или ином обществе. В западной социологии метод структурирования общества по положению, которое занимают в нем различные социальные слои и группы, чаще называют стратификацией. Стратификацию определяют как структурированное неравенство, существующее между различными группами людей. Стратификационно-классовый подход используется в социологии не только при построении концептуальных схем, но и при разработке их технологического обеспечения. Изучение социальных явлений, которые указывают на расслоение в обществе, все в большей мере становится объектом социального исследования и основанием для типологизации тех методов воздействия, которые используются применительно к управлению процессами в рамках того или иного социального слоя, класса, группы.

Еще одним основанием для типологизации социальных технологий является принцип деления общества на макро- и микросреду их подсистемами — социальными институтами, социальными общностями, структурными образованиями. При этом каждая подсистема может рассматриваться как относитель­но самостоятельное целое.

Существенно обогащает наше представление о типологизации социальных технологий деятельностный подход. "Чтобы деятельность получила право называться технологией, — подчеркивает болгарский ученый Н. Стефанов, — необходимо, чтобы она была сознательно и планомерно расчленена на элементы, реализующиеся в определенной последовательности"[22] . М. Марков предлагает рассматривать технологию социальной деятельности в двух аспектах: как систему знаний об организации действительности, связанную с выполнением этапов, операций, методов по формированию общественных явлений, и как технологизацию самих знаний в процессе деятельности, которая выражается в трудовых действиях людей, соответствующих требованиям конкретных, специфических социальных структур[23] . Технология социальной деятельности предполагает создание научно обоснованной социально-технологической модели, направленной как на преобразование социального пространства, так и оптимизацию самой деятельности по его освоению, придание ей более оптимальной формы, современных средств, эффективных приемов и т.п.

В целом речь идет о целостной теоретической и методологической концепции обновления социального пространства средствами его технологизации, что обеспечивает высокую степень его научного освоения и эффективность решения социальных проблем.

Многоуровневая модель технологизации может быть построена в зависимости от того, как, по каким принципам функционирует система социальных отношений. Возможны следующие варианты:

"матрешка": социальные отношения имеют многоукладный характер и воспроизводятся таким образом, что всякая предыдущая система включается в последующую на уровне видоизмененной подсистемы;

"водоворот": развитие напоминает турбулентный процесс — новые формы обладают большей степенью организованности и менее подобны старым формам, чем те в соответствующий момент развития;

"ступени": смена парадигм воспроизводства на качественно новом уровне восприятия социальной жизни. Технологический разрыв при этом знаменует новый этап в воспроизводстве социальной системы;

"цепи": формирование связей и отношений в каждой подсистеме с необходимостью достижения компромисса с каждым из действующих факторов, причем изменения характера связи одного из "звеньев" ведет к изменению ее во всей "цепи". Дальнейший процесс объективизации превращает эти связи и отношения в нормы морали и принципы поведения, т.е. стереотипы деятельности.

Очевидно, все эти варианты, отражая сложную мозаику социальных связей и отношений, противоречивость процесса социализации, взаимодействия и самореализации людей в границах социального пространства, позволяют строить различные модели технологизации.

Теоретико-познавательный уровень технологизации социального пространства, включающий анализ ситуации, прогнозирование, выработку стратегии и тактики, составляет как бы первый, начальный его уровень.

Второй уровень относится к технологизации горизонтальных социальных связей, где осуществляется ориентировка и коммуникация индивидов в обществе, в системе учреждений и институтов, происходит выбор партнеров и конкретных путей действия и т.п. Третий — это уровень конкретных фактов.

Таким образом, складывается трехуровневая модель социального познания:

1-й уровень — познание высшего порядка по характеру охвата познаваемого, совокупности слагаемых и системы обобщений, т.е. общесоциологическая теория;

2-й уровень — дифференциация осуществляется по социальным сферам и специфическим методам познания в той или иной отрасли;

3-й уровень — эмпирическое познание, изучение социальных явлений на конкретных фактах социальной действительности и их эмпирической статистики.

Структурирование социальных технологий может быть осуществлено по многим основаниям. Например, глобальная модель выживания человечества, разработанная американскими учеными по заказу Римского клуба, была рассчитана по критерию конечности, истощаемости ресурсов.

По критерию целостности социальных систем различаются универсальные технологии освоения социального пространства на уровне общества, нации, национально-этнической группы, трудовой ассоциации, контактной группы, личности.

Важность этого критерия для освоения, например, социального пространства России не вызывает сомнения. Целостность государственных границ, сохранение и укрепление российского государства, поиск технологии социального согласия, разрешение межнациональных конфликтов, государственного устройства, разделения властей — все это имеет для теории и практики управления первостепенное значение. Например, профессиональное владение этими технологиями госаппаратом, людьми, принимающими государственные решения, соответствующая времени информационная и технологическая культура могли бы явиться важными факторами укрепления российской государственности, освоения социального пространства России в условиях мира и национального согласия.

По критерию иерархичности проблем управления различают технологии решения мировых, континентальных, государственных (федеральных), региональных, территориально-отраслевых проблем местного самоуправления, трудовых ассоциаций. Речь прежде всего идет о правах человека, загрязнении окружающей среды, повышении качества жизни, обеспечении продовольствием, состоянии здоровья людей, социальном обеспечении и т.п.

В связи с этим особое внимание в нынешней ситуации должно быть уделено глобальным технологиям предотвращения кризисов, катастроф, конфликтов: техногенных, экологических, военных, продовольственных, демографических и др., которые оказывают существенное влияние на континентальные, государственные и другие технологии, ибо в мире все взаимосвязано.

По сферам жизнедеятельности людей различают экономические, политические, духовно-культурные, технологии управления социальными процессами.

По видам деятельности людей различают: технологии промышленно-трудовые, аграрные, учебные, внедренческие, семейно-бытовые и др.

По масштабу общественной проблемы принято выделять два класса технологий: универсальные и частные. Высокая, средняя и низкая степени развития социальной системы, социального интеллекта также требуют своего специфического подхода к технологизации социального пространства (табл. 1).

Социальная технология всегда детерминирована общественной проблемой и направлена на ее решение, вначале в процессе социодиагностики, познания, затем — технологизации. Поэтому, выдвигая задачу фундаментального или прикладного социологического исследования, социолог сначала ориентируется на технологию диагностики общественной проблемы (программа исследования), а потом на технологию получения конечного результата. Поэтому социальные технологии не могут быть абстрактными, их построение обычно исходит из логики самого социологического исследования, отражая суть конкретных явлений. Чем выше уровень этого совпадения, тем обычно эффективнее социальные технологии, которые призваны решать общественные проблемы адаптивными методами, воздействовать на процессы в соответствии с целями управления.

Таблица 1

Классы

Типы

По видам специальных социологических теорий (семьи, трудового коллектива, конфликта, города, сел, и т.д.). По сферам общественной жизни:

экономические;

политические;

социальные;

духовно-нравственные;

экологические;

социокультурные;

управленческие.

По уровням социологического знания:

макросоциологические;

мезосоциологические;

микросоциологические.

По уровням управления:

глобальные;

континентальные;

национальные;

региональные;

местные;

трудовых ассоциаций.

По назначению:

учебные;

информационные;

правоохранительные;

ресурсосберегающие. Личностные:

самореализации;

самообразования;

самовоспитания;

самоадаптации;

самовыражения и др.

По характеру действия:

стратегические;

тактические;

оперативные.

По времени действия:

долгосрочные;

среднесрочные;

краткосрочные.

По степени социального развития объекта:

низкая степень — технологии

1-го уровня;

средняя степень технологии

2-го уровня;

высокая степень технологии

3-го уровня.

По уровню эффективности:

высокоэффективные;

среднеэффективные;

низкоэффективные.

По методам:

прогнозирование;

социодиагностика;

моделирование;

проектирование;

планирование;

социальный контроль.

По направленности:

разрушительные;

созидательные;

традиционные;

инновационные;

квазитехнологии.

Поэтому сами социальные технологии представляют собой необходимое звено перехода от социологической парадигмы к социологической концепции и теории, а от нее — к управлению объектами по социальному результату, регулированию, оптимизации социальных процессов, социальных отношений.

При этом следует подчеркнуть, что если исследователь, социальный технолог, менеджер в социальной сфере и др. встречаются с новой общественной проблемой, не имеющей аналогов решения, то речь идет об инновационной технологии. Если же новая задача технологически уже решена и речь идет о тиражировании, распространении технологий, обучении персонала управления уже известным способом решения назревших проблем, то такие технологии составляют класс традиционных или рутинных. Так, в научной литературе описаны и широко применяются в практике образовательные, информационные технологии, разрешения конфликта, адаптации личности и др.

Социальные технологии, являясь связующим звеном между социологической теорией и методологией, с одной стороны, и социальной практикой — с другой, обеспечивают научно обоснованный выбор оптимальных способов воздействия субъектов управления на объект с целью создания благоприятных условий жизнедеятельности людей. Если социальные технологии строятся на недостаточно выверенной базе данных социальных наук и социальной статистики и трудно проверяемых прогнозах, то в таких случаях правомерно говорить о квазитехнологиях.

Различие между подлинной технологией и квазитехнологией, по мнению П. Ленжьела, проводится по двум критериям[24] . Подлинная технология — есть продукт закрытых, изолированных систем и пользуется абсолютным преимуществом. Не соблюдая технологии производства, невозможно получить искомый результат с такой же эффективностью каким-либо другим путем. Квазитехнология социальных наук действует в совершенно другой форме. Ее функционирование обычно нацелено на изменение или исправление определенных условий, чтобы придать процессу нужное направление или определить такое направление. Этот критерий можно обозначить как предсказуемость.

Инновационные, традиционные, социальные технологии, квазитехнологии и антитехнологии раскрывают уровень научности в управлении социальными процессами, показывают востребованность науки в обществе, ее независимый статус, концептуальную и интеллектуальную власть. Если суть научно-технического прогресса составляют наукоемкие высокие технологии, то уровень социального прогресса определяется наличием наукоемких социальных технологий.

Итак, в процессе разработки и внедрения социальных технологий разного типа и класса создается интеллектуальная атмосфера, в которой всем есть место для самореализации. Ключ — в переходе к информационному обществу, в создании программ личностного само- и взаимосовершенствования.

Если социальный процесс можно расщепить и измерить, если его можно описать, контролировать, а затем осуществить на основе этого описания теоретическое обобщение (например, теорию человеческих отношений), то в результате появляется новый вид знания — социальные изобретения. Ныне политическая, экономическая социология, многие отраслевые социологии накопили большой арсенал технологических решений социальных проблем на принципах гуманизма, духовности, корпоратизма, сотворчества, свободы выбора, природосообразности, ответственности, независимого поиска истины и т.п. Социальные технологии представляют собой систему инновационных способов и средств оптимизации социального управления на тех же принципах. Именно новые технологии в организации жизнедеятельности людей, общения, воспроизводстве жизненных сил, повышения качества жизни, реализации творческого потенциала каждой личности определяют суть социального прогресса.

Раздел II

ПРИОРИТЕТНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

ИННОВАЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ

В СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

ОБЩЕСТВА

Глава 5

Технологии оптимизации глобальных процессов

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Необходимость разработки глобальных технологий.

2. Методологические предпосылки глобального моделирования.

3. Технологические аспекты решения глобальных проблем.

1. Сейчас сложилась и получила широкое развитие такая отрасль обществоведения, как глобалистика. В ней уже работает большое количество ученых разного профиля, действуют многочисленные научные центры. Глобальные проблемы человечества появились не сегодня, это следствие всемирной истории, результат человеческой деятельности. Тенденция такова: от национальной замкнутости — к постоянно усиливающейся всесторонней зависимости наций, государств, народов друг от друга, от изолированных континентов — к одному интегрированному пространству — планета Земля. К началу XXI в. эта тенденция превращается в одну из ведущих закономерностей исторического развития, пока наименее осознанных человечеством, что лишает его возможности достойно ответить на вызовы XXI в. и обеспечить социальный прогресс.

Конечно, эта закономерность проявляется на всех этапах исторического развития, но наиболее остро и отчетливо — в период ускорения социальных процессов и формирования единого социального и экологического пространства мира под влиянием научно-технической, информационной революций, которые вносят ряд новых моментов в систему взаимоотношений между обществом и природой, между отдельными компонентами социальной среды и при определенных условиях нарушают их относительное равновесие, что находит выражение в социальном и экологическом кризисе. Поэтому сегодня следует говорить не только об эпохе глобальных проблем, о планетарном характере человеческой деятельности, которая охватывает всю биосферу и социальное пространство, распространяется на космос, микромир, но и об эпохе системного кризиса цивилизации.

Приведены в действие такие силы (технические, социальные, биологические, военные), с которыми не может справиться человечество, что грозит самому его существованию и всему живому на планете Земля. Следует отметить, что возникновение глобальных проблем само по себе не есть зло, более того, это предпосылка для лучшей обустроенности общего социального и природного дома, но только при одном условии — адекватной реакции мирового сообщества на происходящие изменения, объединение усилий всех национальных центров на пути достижения благоприятных условий жизни в согласии с природой.

Однако этого не происходит. Все более обостряются противоречия между интернационализацией процессов, их планетарным характером и узконациональными, эгоистическими, иногда просто примитивными способами решения назревших проблем. Это приводит не к облегчению участи человечества, а к обострению проблем его жизнеобеспечения.

В настоящее время государства мира, международная общественность пришли к выводу, что существующая парадигма развития нашей цивилизации является ущербной, гибельной для будущего развития планеты и необходима кардинальная ее коррекция, смена. Она не может быть дальше использована в интересах прогресса и развития человечества потому, что выражает эгоистические интересы развитых стран и неприемлема для всех народов, стремящихся к достижению благополучия.

Мировое сообщество по инициативе и под руководством ООН в последние годы предприняло ряд усилий в этом направлении. Во-первых, выразило серьезную озабоченность кризисным состоянием развития биосферы и всей нашей цивилизации, во-вторых, концептуально наметило пути выхода из этого состояния, известные как переход к устойчивому развитию[25] . Совершенно очевидно, что концептуальные подходы к идее устойчивого развития, т.е. новой культурной парадигмы прогресса в мире, во-первых, должны получить дальнейшее обоснование, во-вторых, найти свое конкретное выражение в национальных доктринах, без чего механизм ее реализации невозможен. Это имеет особое значение для России, у которой пока нет не только концепции развития, но и путей выхода из кризиса, в котором она оказалась.

В чем основной порок, противоречие современной концепции развития мира, которую исповедуют развитые страны на уровне правительств?

Мир, пережив информационную, научно-техническую, управленческую революции, по-прежнему развивается на экстенсивных оборотах расходования ресурсов, которые опережают формирование новых. Это усугубляется тем, что распределение ресурсов крайне неравномерно, что дестабилизирует ситуацию как в мире в целом, так и в отдельных странах (богатство — бедность). Это в свою очередь приводит к деградации природной среды, биосферы, социальной среды, духовности планеты, вследствие чего развиваются такие необратимые процессы, которые в конечном счете могут привести к гибели цивилизации. Возникает вопрос: так ли необратимы те разрушительные тенденции и технологии осуществления, которые сегодня быстро набирают обороты в нашем мире, внушают страх ныне живущим поколениям и лишают будущего последующие? По мнению многих ученых, наоборот, "возникновение ноосферы столь же закономерно, как и появление на Земле мыслящего существа — человека"[26] . Но тогда появляется и новая задача — научиться исследовать новые явления ноосферы, учитывать совокупность разных механизмов, определяющих взаимодействие экологических и социальных факторов, характер их взаимного влияния и нахождение путей экодиалога.

В принципе с проблемами, которые затем переросли в глобальные, человечество впервые столкнулось еще в пору своей ранней молодости и вынуждено было искать пути их решения. Например, первый экологический кризис имел место еще в верхнем палеолите, когда хищное ведение охотничьего хозяйства привело к уничтожению крупных животных — важнейшего объекта этого хозяйства. Научно-техническая революция в процессе генезиса глобальных проблем внесла ряд коренных перемен. Под ее влиянием масштабы человеческой деятельности приобрели планетарный характер, охватили биосферу в целом, распространились даже на область космического пространства. Поэтому деградационные изменения в биосфере приобрели такую глубину и масштабы, при которых возникла реальная опасность разрушения естественных связей человечества с природой. Все более ограничивается "производительность" биосферы и растут общественные потребности человечества. Между ними складывается глубокое противоречие.

Итак, глобальными для человечества могут быть названы проблемы, затрагивающие судьбы всего мирового сообщества, отражающие его историческое существование, концентрирующие в себе социальные противоречия современной цивилизации, порожденные техническим прогрессом. Они вбирают в себя все сложности социально-экономического и духовного развития человечества накануне XXI в. и имеют тенденцию к расширению границ и сферы влияния.

К глобальным проблемам обычно относят: предотвращение экологической катастрофы, мировой термоядерной войны, техногенных взрывов и катастроф, ликвидацию голода для сотен миллионов жителей Земли, преодоление отсталости стран "третьего мира", разрешение проблем энергетических и сырьевых ресурсов, формирование эффективной демографической политики, ликвидацию наиболее опасных заболеваний, освоение космического пространства и Мирового океана и др.

Принято выделять три группы глобальных проблем:

1. Возникающие в системе отношений "человек — природа" (природные ресурсы, энергетические и продовольственные проблемы; вопросы защиты окружающей среды).

2. Возникающие в системе отношений "человек — общество" (социальные аспекты научно-технической революции, образования, культуры, народонаселения, здравоохранения).

3. Интерсоциальные — отношения между общностями, этносами, цивилизациями и государствами.

Человечество, столкнувшись с глобальными проблемами, всегда искало способы их разрешения. Однако, когда сегодня они приобрели наиболее острый характер, сложилось глубокое противоречие между количеством этих проблем, качеством, масштабностью и отсталостью культурных, интеллектуальных ресурсов и архаичностью управленческих решений, принимаемых для их преодоления. Системный кризис управления характерен сегодня для всей планеты Земля. Пока отсутствует единая современная концепция ее устойчивого развития, нет адекватного механизма ее реализации, согласованного в мировом сообществе. Нет пока и национальных политик развития различных государств, в том числе и России, на основах международного права и данных науки.

Сегодня ясно одно: необходимо создание планетарного, интернационального субъекта управления, института глобальных исследований, основанного на интегрированном мировом интеллекте, международном праве, способного предложить мировому сообществу плюралистическую модель устойчивого развития, обеспечивающую сбалансированное решение социально-экономических, культурных и природоохранных задач на основе новых ценностей XXI в. — "новая культура и человек — мера всех вещей".

2. Создание любой социальной модели начинается с выявления системообразующих факторов. К числу основных большинство ученых относят "человеческий ресурс", или человека с его постоянно растущими потребностями. Он же может быть и интегральным критерием, объединяющим и оценивающим их разные сферы. Именно "человеческий фактор", его изменения и усложнение связей с биологической и технической средой прежде всего породили глобальные проблемы. Последние могут быть рассмотрены в разных аспектах: историческом, аксиологическом и практическом. Исторический аспект глобалистики, например, предлагает необходимость учета того, что глобальные проблемы возникают и развиваются вместе с человечеством и выступают в разных формах, как созидательных, так и разрушительных; в виде противоречий, диспропорций, функциональных нарушений, появляющихся на том или ином отрезке социального времени.

Все это свидетельствует о том, что при решении глобальных проблем должна использоваться вся совокупность научных методов, которыми располагает наука. Например, ученые подчеркивают значение системного анализа при моделировании глобальных проблем. Глобальное моделирование опирается на концепцию междисциплинарной целостности всего процесса изучения глобального объекта, принцип системной интеграции знания; на философскую идею единства природы, где человек выступает как цель исторического процесса. Особенно подчеркивается гуманистический аспект глобальных проблем и устанавливается их связь с прогрессивными тенденциями развития человеческой цивилизации как в материальной, так и в духовной сфере, включая науку, культуру, мораль, мировоззрение.

Постепенно приходит понимание, что абсолютизация экономических, демографических, экологических факторов не дает ожидаемого результата. Нередко решение проблемы лежит на пути учета и анализа "тонких" социокультурных факторов (духовных потребностей, мотиваторов, ценностей, образов будущего, верований, идеологических компонентов), т.е. реализации и личностного развития сообщества, что во многом определяет жизненные силы общества и личности. Важную функцию в глобальном моделировании выполняют частные методологические концепции, например концепция ноосферы, предложенная академиком В.И. Вернадским, "Пределы роста" (доктрина Римского клуба). Известна, концепция Г. Кана — так называемая американо-центрическая модель будущего, по которой США, экспортируя американские технологии и свой образ жизни, тип культуры в разные регионы мира, вызовут падение рождаемости в мире, перестройку психологии в странах "третьего мира" в духе прагматизма и потребительства.

Существуют и другие концепции решения глобальных проблем, например сокращение всемирных военных расходов, передача сэкономленных средств в фонд помощи развивающимся странам, предложенные В. Леонтьевым для ООН. Известен ряд глобальных проработок в области перестройки международных экономических отношений на справедливой основе по установлению нового экономического порядка или создания доктрины устойчивого сбалансированного развития мира. К их числу относится также концепция финансовой помощи Запада развивающимся странам, подготовки квалифицированных кадров, совершенствования системы образования, управленческих структур и т.п.

С большим опозданием и Россия начинает осознавать значимость концептуальных проработок своего будущего развития. 16 мая 1995 г. на заседании Государственной Думы состоялось первое парламентское слушание различных проектов, представленных к вопросу "О разработке национальной стратегии устойчивого развития".

Нет необходимости доказывать, насколько важно сегодня для России, для ее научной мысли и управленческой деятельности осмыслить общие закономерности разработки и реализации глобальных технологий.

Всякая глобальная технология невозможна без методологической основы, которая прежде всего определяет принципиальные контуры моделирования и возможные пути решения проблемы. Методология — основа проблемного анализа, общей оценки глобальной ситуации, сравнения последней с нормами общественного развития.

3. Однако научное исследование глобальных проблем не может останавливаться только на начальной стадии их методологической проработки. Для практического решения вопроса не менее важны технологические обоснования глобальных проектов и программ. Это тем более актуально сегодня, когда многие из них уже концептуально осмыслены, реализуются, но не дают ожидаемого эффекта из-за низкого уровня их технологической обеспеченности, отсутствия адекватных средств и методов решения назревших проблем, что не позволяет достигнуть положительного социального результата.

Прежде всего, отметим недостатки в принципах глобального моделирования, когда в самой постановке проблемы, определении целей и задач нередко преобладают ложные ценности, устаревшие идеологические постулаты, архаичные мировоззренческие и культурные установки. Например, при глобальном проектировании нередко в качестве приоритетов выступают развитие производства, проектирование только технических структур, расширение рынка, технических носителей информации, которые трактуются как самоцель, а не средство реализации сущностных сил человека и создания условий для его достойной жизни.

Допустим, что приоритеты определены правильно, концептуальная схема и контуры глобальной модели развития выявлены. Уже этот этап моделирования социальной проблемы подчиняется общим принципам технологизации: объект расчленяется на изученные элементы, связи между ними известны, процессы в определенной мере формализованы. Например, модель мира, построенная в рамках проекта Римского клуба, включала исследование пяти основных тенденций мирового развития: ускоряющейся индустриализации, быстрого роста населения, широко распространенной необеспеченности продуктами питания, исто­щения невозобновимых ресурсов, ухудшения состояния окружающей среды. Разработчики отдавали себе отчет в том, что все эти тенденции взаимосвязаны сложным образом, их эволюция соотносится скорее с десятилетиями или столетиями[27] .

Авторы сформулировали основную задачу проекта: понять причины возникновения и изменения этих тенденций, механизмы их взаимодействия друг с другом и их последствия на будущие сто лет.

В ходе достижения главной цели исследования решалась задача: является ли проявление этих тенденций настолько опасным, чтобы считать их превалирующими над локальными, краткосрочными интересами?

Верно ли высказывание У Тана о том, что миру отпущено менее десяти лет для установления контроля над этими тенденциями?

Если не удастся взять их под контроль, какие будут последствия?

Какими средствами располагает человечество для решения этих глобальных проблем, какими будут результаты и на какие расходы придется идти при использовании каждого такого средства?

Построенная модель, по мнению авторов, являлась несовершенной, упрощенной, но и самой полезной из имеющихся в то время моделей для анализа проблем, наиболее удаленных от начала координат на пространственно-временном графике.

Следующим этапом технологизации стала разработка математической модели для данного социального проекта, что позволило провести количественные и качественные оценки состояния ситуации (процесса) в рамках каждой тенденции и взаимоотношений между ними.

В результате решения целого ряда неординарных задач, последовательной реализации технологических принципов были достигнуты новые данные в области глобалистики: мир впервые не только задумался о будущем Земли, но и понял, что возникающие проблемы можно решать на разумной основе.

События, происходящие сегодня в мире, не только подтверждают справедливость сделанных выводов, но и порождают новую волну интереса к тем концептуальным и технологическим принципам, которые были использованы при подготовке и реализации проекта "Сложное положение человечества" его авторами.

В конце 1978 г. экспертами ООН был разработан прогноз демографического развития человечества до 2000 г. Были изложены различные прогностические варианты для разных регионов мира.

Общеизвестны положительные результаты разработки отдельных проектов в области защиты окружающей среды и здоровья человека, реализация которых позволила принять ряд конкретных мер по сохранению природы, профилактике тяжелых заболеваний, их ранней диагностике, производству новых лекарств и вакцин и т.п.

Однако опыт этот требует не только обобщения, но и развития.

Эффективность построения глобальных моделей зависит, прежде всего, от исходной концепции, положенной в основу ее разработки, объединения ранее выделенных разнородных элементов выдвижения содержательных гипотез об организации исследуемых процессов, определения причинно-следственных связей, независимых и промежуточных переменных, определенного порядка их взаимодействия. Далее формализуется сама структурная модель, которая дает возможность получения стандартизированного однозначно интегрируемого описания причинно-следственных связей между исследуемыми переменными.

Социальный технолог в процессе глобального моделирования обычно выбирает меры в соответствии с конкретными условиями познания, включающими объект и цели исследования, теоретические предпосылки и формальные средства моделирования, предшествующий опыт и условия применения.

Общая типология неформализованных элементов системы моделирования разработана Н.И. Лапиным. Все информационные элементы он делит на три вида. К первому относятся предпосылки построения модели, прежде всего исходная информация об объекте моделирования, о реальных и потенциальных проблемах развития; фундаментальные теоретико-методологические принципы концепции, система проблем и альтернатив развития объекта, включая обобщенные альтернативы. Ко второму — связь, осуществляемая между формализованной и неформализованной частями модели. К ним относятся: формализованная структура предмета, формализуемая информация о процессах объекта, сценарии, посредством которых можно оценивать различные варианты развития объекта (мира, стран, отдельных регионов). Третий вид — это процедура качественной неформальной интерпретации результатов расчета.

Процесс технологизации социального моделирования потребовал выделения основных функций, лежащих в основе его организации. Ученые выделяют два типа таких функций: фундаментально-исследовательские и исследовательско-прикладные.

Фундаментально-исследовательские — это теоретико-методологические функции системы моделирования. Применительно к задачам построения моделей глобального развития выделяются следующие функции неформализованных элементов: мировоззренчески-ориентационная, системно-методологическая, концептуально-конструктивная. Мировоззренчески-ориентационная относится к высшему уровню нормативного знания, воплощенного в философской методологии. В ее рамках можно в свою очередь выделить три основные подфункции: общефилософскую, социально-политическую и гуманистически-нравственную.

Совершенно очевидно, что решение практических прикладных задач на основе глобального моделирования невозможно без применения формальных математических средств и соответствующих теорий, с помощью которых могут быть описаны многоаспектные параметры системы, представлена и интерпретирована информация, выявлены связи и закономерности, корреляционные взаимозависимости между отдельными элементами. Формализованному изучению сложных систем посвящено много научных изданий. Выделяются типологии моделей сложных систем на основе применения математического аппарата и возможностей ЭВМ, в частности эмпирико-статистическое моделирование.

Наиболее широко известны и применяются сегодня имитационные математические модели. Этот метод позволяет решать важные технологические задачи: возможность разбить системы на блоки и использовать в них наиболее подходящий математический аппарат.

Существенный интерес представляет применение динамических моделей к исследованию развивающихся систем, что позволяет решать задачи повышения уровня эффективности экономической системы, отдельных предприятий, научно-технического прогресса и др. Заслуживает внимания динамическая модель социальных регуляторов предотвращения технологических аварий и катастроф.

Сегодня открываются еще более широкие возможности для технологизации глобальных проблем в связи с огромными успехами в области математики, ЭВМ, формирующегося нового типа культуры и мышления - гуманитарно-технологического, объединяющего в себе элементы гуманитарно-концептуального и технического, конструктивного освоения мира.

В последние годы существенные сдвиги произошли в поисках путей решения проблем человека и человеческой культуры, без чего не могут быть решены проблемы глобального моделирования. Следовательно, можно сказать, что созданы научные предпосылки для освоения глобальных проблем в мировом, национальном, региональном аспектах, но их практическое использование зависит от субъектов управления, органов власти, действия которых отстают от требований жизни.

Как никогда раньше, необходима глубокая оценка не только внутренних, но и мировых тенденций развития, комплексный анализ ситуации. Без этого невозможно определить контуры, концепцию национальной доктрины, политического курса, направления перспективных политик, принципов их реализации и сбалансированность, инновационные и стабилизационные технологии.

Для нее особенно значимой является принятие ноосферно-корпортивной стратегии развития как основной на пути движения в будущее.

Ноосферно-корпоративный путь развития как возможный выбор российского общества и всей человеческой цивилизации все больше привлекает внимание ученых и практиков. Экологичное развитие, ноосферное мышление, корпоративный способ хозяйствования, природосообразный образ жизни, наконец, ноосферная общественно-экономическая формация — это не просто научные понятия, плод размышлений ученых, но реальные экологически чистые технологии, нашедшие практическое применение при строительстве жилья, производстве транспорта, лекарственных препаратов, очистителей воды и воздуха и т.п. Необходимость возвращения к природосообразному образу жизни, о которой еще в начале XX в. предупреждал В.И. Вернадский, — сегодня неотвратимая потребность. Другого пути спасения нет.

Когда речь идет о стратегии развития, то возникает вопрос: какая модель общества (концепция) должна быть положена в основу ее разработки помимо предлагаемых социально-экономических механизмов (модернизации экономики, усиления роли государства, коррекции международной политики)?

Ответа на этот вопрос пока нет. Либо он концептуально не проработан. Между тем российская наука давно и настойчиво предлагает концептуальные основы национальной идеологии. Например, модель ноосферного развития и управления, которая разработана Академией естественных наук[28] . Многие ученые считают, что возникновение ноосферы столь же закономерно, как появление на Земле мыслящего существа — человека. Но отсюда вытекает новая задача: научиться исследовать явления ноосферы, учитывая совокупность разных механизмов, определяющих взаимодействие экологических и социальных факторов, характер их взаимовлияния. Речь идет о рождении новой общественно-экономической формации (назовем ее ноосферно-корпоративной), которая исстари складывалась на территории России и может стать сегодня идейным концептуальным выходом из сложившейся ситуации как для нашей страны, так и для всего мира.

Ее основы заложены в трудах российских ученых (В. Вернадского, Н. Федорова, Л. Чижевского, К. Циолковского и др.), которые осмысливали вечную проблему места человека во Вселенной.

О миссии России в судьбе человечества, в объединении Востока и Запада писали многие мыслители прошлого и настоящего. Потенциал России позволяет ей выполнять роль общепланетарного фактора социокультурного притяжения, стать центром гармонизации общественных систем, а не усиления противостояния. Сегодня в муках рождаются фундаментальные основы новой парадигмы общественного развития, объединяющей как народы мира, так и России. В ее основе лежит новое мировоззрение — трансформация ведущего типа общественных отношений от противостояния к достижению большей гармонии на основе сбалансированного развития общества, природы, космоса и человека, преобразования технократического одномерного мышления потребительского общества в системно-творческое и гуманное. Концепция, которая может быть положена в основу возрождения, основана на принципах согласия, равенства перспектив поколений, раскрытия безграничных духовно-творческих сил человека, безусловного сокращения антропогенного воздействия на природу.

Экологическое развитие подразумевает осуществление прогресса на основе роста качества мышления человека, трансформации мышления в направлении его экологизации. Оно согласуется с естественными законами природы и не возмущает биосферу.

Экологичное, здоровое, гармоничное мышление утвердится через снятие мировоззренческой установки "биосфера для человека" ("все для человека", "человек — царь природы", "природа — наша мастерская") и замену ее биоцентризмом ("человек для биосферы", "человек в биосфере"). Естественно, в конечном счете биосфера (и Земля, и Космос) — для человека.

Результатом ноосферного перехода явится скорейшее восстановление материальной, интеллектуальной, духовной жизнедеятельности человека и последующий расцвет общества на основе гармонии этих составляющих.

Идея ноосферного развития в итоге должна быть превращена в систему новых духовных и профессиональных установок человечества. Для этого необходимы:

глубокая информированность населения по всем аспектам ноосферного развития, в том числе ноосферного сознания;

переориентация образования, медицины, производства, структур управления и других отраслей экономики страны на ноосферную технологию, методику и практику.

Создание в обществе системы ноосферного мышления и, следовательно, новых ценностей будет способствовать формированию экологичных структур образования, производства, потребления, нацеленных на более высокий уровень жизни населения.

Задачей ноосферного перехода является формирование национальной идеи как стратегии и инструмента "запуска" национальной идеологии — системы идей о разнообразных сторонах жизни нового качества: о ноосферной экономике, финансах, ноосферном транспорте, ноосферных технологиях, медицине, ноосферной науке, ноосферных поселениях и т.д.

Возрождение России сегодня неразрывно связано с идеей национального осмысления ее роли и места на новом историческом витке в контексте ведущих тенденций цивилизации и лежит на пути утверждения новой формации — ноосферно-корпоративной.

Для ее становления в России есть геополитические, экономические, этнонациональные, историко-культурные, ментальные предпосылки.

Ноосферно-корпоративная общественно-экономическая формация должна быть положена в основу современной социальной устремленности России в будущее как парадигма общественного развития, противостоящая либерально-рыночной. Она может стать основой теории и методологии возрождения России пото­му, что определяет социальные и духовные цели ее возрождения. Путь не потребительского общества, а творческого и природосообразного, открывающего своим гражданам иные источники воспроизводства производительных и жизненных сил — это путь прогрессивного социального развития в XXI в. В настоящее время его идеи проникают во все уголки Земли. Ноосферно-корпоративная парадигма как самая динамичная сила в истории цивилизации, несомненно, станет международной системой, определяющей экономическую, социальную, политическую и культурную судьбу человечества. Но начать движение в этом направлении предстоит России.

Ноосферный путь, который неразрывно связан с корпоративным, имеет все основания быть принятым российским обществом для выхода из системного кризиса. Россия в данный момент стоит на перепутье. Ясно, что выбранная ею дорога не может быть "вчерашней", но она не может быть и сегодняшней — потребительской, ведущей цивилизацию к гибели. От потребительства — к творчеству, опираясь на свой созидательный и горький опыт, — таков путь развития России, который завещали нам российские мыслители настоящего и прошлого.

Таковы, в частности, идеи академика Д.С. Львова, считающего, что "неолиберальные лозунги и политические призывы к выстраиванию на обломках социалистической системы капитализма не могли возбудить энергию масс, направить ее от разрушения к этим призывам"[29] .

Созвучны этим мыслям высказывания болгарского академика Т. Дичева, который считает, что "или мы сотрудничаем с живой природой и Землей своими чистыми мыслями в едином эволюционном процессе, или мы уничтожаем ее и себя вместе с ней посредством своих низменных желаний. Третьего не дано"[30] .

С учетом того негативного опыта, который обрела планета Земля к настоящему времени, стало, совершено ясно, что путь развития мировой цивилизации должен быть изменен. И, прежде всего это относится к России, которая оказалась на пресечении всех дорог.

Наша страна может и должна стать лидером построения новой общественно-экономической формации — ноосферно-корпоративной, которая явится объединяющей национальной идеей, раскрывающей и мобилизующей могучие жизненные силы всех граждан и отдельных регионов и местных сообществ.

Глава 6

Технологии становления и развития корпоративного типа организации общества

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Сущность и принципы корпоративного метода хозяйствования.

2. Программа социальной и экономической поддержки интересов населения "СЭПИН" — универсальная технология корпоративного управления.

3. Частные технологии научного обеспечения процесса становления хозяйствования.

1. Страны и народы находятся в постоянном поиске присущих им путей развития, соответствующих моделей социального поведения в контексте постоянно меняющихся внешних и внутренних обстоятельств, возникающих новых общественных потребностей. Правильно выбранный путь позволяет трезво оценить сложившуюся ситуацию и сконцентрировать средства и ресурсы на преодолении возникающих трудностей, дисбалансов. И чем активнее в этот процесс вовлечены интеллектуальные силы общества, тем демократичнее обсуждаются различные альтернативы выхода из кризисного тупика.

Сегодня ясно, что не может быть старой России, но никто не знает, как обустроить ее по-новому. Общество, принеся огромные жертвы, испытав сокрушительные удары, убедилось, что возврата к прошлому нет так же, как и нет дороги в "монетаристское" будущее.

Как и в любой другой кризисный период истории Отечества, России нужна идея, способная мобилизовать все ресурсы — материальные, организационные, а главное, духовные — для выхода из острейшего кризиса. Она призвана найти свой самобытный и перспективный путь общественного развития. Таким правильным ориентиром общественного развития для России, который позволит сконцентрировать ресурсы на оздоровляющем направлении прорыва, на наш взгляд, является корпоратизм.

Само слово корпоратизм происходит от лат. corporatio — объединение, сообщество. В литературе преимущественно до сих пор была известна только как экономическая корпорация, т.е. такой вид взаимодействия людей, который характеризуется акционерными началами, где капитал образуется путем продажи акций и облигаций. Однако по мере развития и утверждения корпоративной собственности как одной из ведущих во всем мире многообразия ее форм корпорация все в большей мере рассматривается не только как определенный тип экономической и социальной организации со своими нормами, специфическими интересами и целями деятельности, но и как особый тип обустройства всей общественной жизни — экономической, политической, духовной. Он основан на принципах совладения и сораспоряжения корпоративной собственностью, подлинно народного самоуправления, договорных отношений между центральной и местной властью, возрождения духовности и культуры в каждом местном сообществе, которому центр делегирует все права распоряжения ресурсами, в том числе интеллектуальными. Таким образом, корпоратизм сегодня понимается нами не только как способ хозяйствования, но и как способ организации общественной жизни, при котором пирамида общественной жизни, наконец, принимает устойчивое положение; не только центр инициирует развитие, но и сами местные сообщества, социальные организации, хозяйственные субъекты, люди, про­живающие на территориях, включаются в активную общественную жизнь. Став совладельцем собственности, акционерами, они сами создают властные структуры, зарабатывают на свои социальные нужды, финансируют науку, культуру, образование на территориях и, наконец, сами решают местные проблемы под свою ответственность, располагая необходимыми полномочиями и ресурсами.

В этом смысле корпоратизм выдвигает основную цель развития общества, дает ясные ориентиры для граждан. Цель эта, прежде всего социальная и духовная. В экономике нельзя искать целевые установки: экономика — средство, а не смысл цивилизованного общества. Это нашло отражение и в Конституции России. Конечно, реализация всего комплекса целей (духовных, нравственных, социальных, политических) начинается с оздоровления экономики, но главные цели—результаты — это повышение качества жизни граждан, рост их благосостояния. Приоритетная из них — укрепление здоровья людей (физического и нравственного), создание таких условий, когда средняя продолжительность жизни растет. Поэтому высшей целью корпоративного пути развития являются:

высокие доходы большинства населения;

постоянное улучшение сервиса и комфорта жизни, высокая продолжительность жизни без заболеваний;

саморазвитие и творческое совершенствование личности как высшая ценность;

перспективы для самореализации подрастающего поколения;

обеспечение высокого качества жизни как работающим гражданам, так и престарелым, инвалидам, многодетным семьям.

На наш взгляд, корпоративный способ хозяйствования организаций всей общественной жизни позволяет не декларировать эти цели, а действительно их реализовывать. Почему? Прежде всего потому, что заботы на себя берет не только государство, центральная власть, но и органы местного самоуправления, муниципальные образования. Население территорий, городов и районов, став совладельцем финансовых институтов, коммерческих организаций, само учится зарабатывать на свои социальные нужды, рационально использовать многообразие ресурсов, человеческих в том числе. Поэтому центр тяжести перемещается в муниципальные образования, которые при корпоративном методе хозяйствования способны рационально решать вопросы, обеспечивающие здоровый образ жизни для своих граждан.

Идейные истоки корпоратизма уходят в глубь мировой хозяйственной жизни, их элементы известны с момента появления человеческого общества, когда в процессе совместной деятельности люди вступали в отношения совладения собственностью, объединяли усилия при решении общих задач, согласовании интересов и т.п. Неумолимая логика исторического развития такова: усложнение хозяйственной и социальной жизни объективно требует объединения и координации усилий всех членов общества. В разные исторические эпохи их формы выглядели по-разному. Как показал мировой опыт, в современных условиях наиболее эффективной формой такого взаимодействия, интеграции и координации усилий является корпоратизм. Во многих странах мира корпоративные формы организации как хозяйственной, так и социальной жизни стали ведущими.

Корпоратизм своими корнями уходит в глубь российской истории. Именно Россия открыла миру корпоративный путь развития. Издревле российское государство развивалось на корпоративных началах, на основах совладения собственностью, союза местных сообществ, трудовой демократии и местного самоуправления. В странах Западной Европы к началу XX в. сложилась модель преимущественно общественного развития, которую условно можно назвать "частной" или "индивидуалистической". Она была основана в большей мере на индивидуальном проявлении жизненных сил и интересов ("каждый сам за себя"), поскольку складывалась в условиях крайнего дефицита экономических ресурсов, значительного перенаселения и соответствующего типа культуры. Хозяйственная система, существовавшая в то время в России, значительно отличалась от западно-европейской. Огромные территории и природные богатства, многообразие климатических зон, этносов и народностей, там проживавших, были важными объективными предпосылками для иного типа организации хозяйственной и всей общественной жизни, экономической самостоятельности мест, формирования национального характера и развития местного самоуправления, что лежит в основе корпоративного способа жизнедеятельности, особого пути развития общества.

Для социальной организации общества принципиальное значение имеют взаимоотношения между властью и обществом. При корпоративном способе организации развитие демократических принципов идет "снизу", от человека, муниципальных образований, городов, районов, которые на основе договора и права добровольно отдают центральной власти ряд необходимых функций и ресурсов. Зато они имеют право спрашивать за состояние дел в результате распоряжения ими в интересах всего общества. Корпоратизм способен перевернуть существующую властную пирамиду. За центром закрепляются присущие ему функции, скажем, координация усилий, защита безопасности граждан, накопление ресурсов развития и т.п. А остальные ресурсы и права передаются территориям, которые под свою ответственность и своими методами решают местные проблемы в интересах граждан. Только так может быть сегодня организована эффективная власть, способная приблизить производителя к распоряжению средствами производства и пользованию результатами труда и ресурсами. Следовательно, включается современная мотивация людей к творческой деятельности, расширяются ус­ловия для саморазвития сущностных сил человека.

Будущее российской экономики — в корпоративном методе хозяйствования, а выход из кризиса видится прежде всего в ее оздоровлении. Центральным звеном тут являются организационно-правовые основы развития свободных социально-финансовых структур. Они представляют собой единственно дееспособные и самостоятельные органы экономической жизни, существующие в интересах населения страны, субъектов Федерации, города, района, местного сообщества. Для выявления преимуществ, механизмов работы социально-финансовых групп необходимо проанализировать баланс интересов: население-власть-производство-финансы-торговля.

Корпоративный метод хозяйствования как раз и характеризуется сбалансированным взаимодействием центральной власти и органов самоуправления, рациональным распределением ресурсов, в том числе и финансовых, распоряжением и использованием собственности, в том числе и муниципальной, на основах согласия и договора. По существу корпоративные формы хозяйствования создают благоприятные предпосылки для создания среднего класса собственников-совладельцев природных ресурсов, совместного капитала. Только тогда общество в целом и каждый гражданин получают дивиденды от коммерческого использования природных ресурсов. Рента и экспортные пошлины распределяются по счетам не только частных лиц, но и членов корпорации, общества как ассоциации корпоративных образований. Только при этом возможно рациональное, правильное использование материальных средств, в том числе и финансовых. Часть из них идет на личное потребление, обеспечивая материальную основу прав человека, его экономическую, политическую и духовную независимость, остальные распределяются по фондам развития и социального обеспечения федерального и регионального значения. Вместо громоздкой системы социального обеспечения включается мощный механизм оздоровления экономики: распределение ресурсов через корпоративные банки, коммерческие структуры, словом, корпоративные финансово-промышленные группы населения. Как показывает мировой опыт, это магистральный путь выхода из экономического кризиса, который позволяет сделать большинство населения хозяевами средств производства, субъектом рынка или создать для этого соответствующие условия.

Корпоратизм составляет суть российской объединяющей идеи. История развития общества — это не только история хозяйственной жизни, политических событий, но и история идей. Различного рода идеи, теории, доктрины, выражающие коренные интересы людей, направляющие их действия, определяющие цели и выбор средств их достижения, на всех поворотах истории для России имели особое значение. В центре проблемы — желание определить свое место в окружающем мире, понять характер и основы взаимосвязей с цивилизациями Запада и Востока, найти разумное сочетание между курсом на вхождение в мировую цивилизацию, приобщением к общечеловеческим ценностям и естественным желанием сохранить свою историческую и национальную самобытность.

Сегодня Россия как бы растворяется в мировой цивилизации. Для нее поиск особой самобытной модели общественного развития с учетом ее исторического пути является определяющим. Конечно, России предстоит и дальше "встраиваться" в мировое пространство, осваивать рыночные отношения, современные технологии, но рыночный либерализм и весь уклад жизни России (хозяйственный, социальный, духовный) несовместимы. У России другой путь и он должен быть сделан с учетом национальных особенностей, собственного исторического опыта, сознательного выбора российских граждан. Мировой опыт свидетельствует: преодоление монополии одной формы собственности, частной в том числе, — необходимое условие более полной реализации творческих потенциалов людей, отдельных регионов, трудовых объединений. Под влиянием управленческой и научно-технической революций в конкурентном поле разных видов собственности все большее значение приобретает корпоративная, которая позволяет более полно связывать результаты хозяйственной деятельности с ее социальным смыслом, лучше мотивирует людей к труду. В некоторых странах она (в разных формах) составляет от 60 до 70%.

В целом у России есть все предпосылки для освоения корпоративного метода хозяйствования и способа организации всей общественной жизни: уже действуют практически первые образцы такой организации хозяйства, есть опыт, "школа" социализма и капитализма, разработаны высокие технологии, имеются фундаментальная наука, образованное население. По существу рождается новая общественная формация, утверждающая баланс интересов в обществе (национальных, групповых, частных) и открывающая простор инициативе разных субъектов социального действия. Корпоратизм — это синтез новейших достижений капиталистического и социалистического образа жизни, вбирающий в себя жизнеспособные элементы двух способов производства (и частного, и общественного).

Именно Россия открыла миру "третий путь" — модель народотворческого развития. Это открытие проверено исторической практикой многих стран (Германии, Японии, Южной Кореи и др.), разработавших и реализовавших прорывные проекты выведения стран из разрухи и кризиса.

Взяв на вооружение идеологию корпоратизма и ноосферного развития, Россия имеет хорошие перспективы на достижение прочного гражданского согласия, своего рода общественного договора, базирующегося на столь необходимом нашему обществу единстве совести и разума.

И еще, что очень важно подчеркнуть, ноосферно-корпоративная культура позволяет создать в будущем современный тип управленческой и организационной культуры. При такой культуре управления даже кризисные явления могут быть обращены на пользу граждан и обновление их жизни, если интеллектуальные силы общества включены в осмысление его причин, найдены пути адекватного воздействия на созревшие перемены. Есть основания считать, что Россия превратится в страну, быстро реагирующую на внутренние и внешние трудности, своевременно разрешающую нарастание конфликтов, в страну высоких образцов технической, управленческой и экологической культуры, опирающуюся на приоритет нравственных ценностей.

Выбрав свой путь, совершенствуя свои цивилизационные истоки, Россия имеет хорошие шансы на стабилизацию положения, а потом и на развитие. В этом ей следует в большей мере опереться на свой исторический выбор, отклонения от которого всегда приносили России беды и невзгоды.

Еще в начале XX в., по оценке К. Маркса, Россия находилась первой среди европейских стран на стадии экономического роста. Поэтому россиянам начать свое возрождение необходимо с хорошо забытых уроков своих предшественников. Необходимо внимательно приглядеться к каждой стадии возрождения "российского могущества", ориентируясь на собственный и мировой исторический путь развития корпоратизма.

Первой является стадия стабилизации во всем ее огромном экономическом и социально-политическом многообразии, с очень важной, характерной для всех вариантов чертой — отсутствием (или наличием незначительного) экономического роста. Особенно интересны необходимые условия, определяющие движение вперед, с этой первоначальной стадии (Россия середины 60-70-х годов XIX в. и Россия середины 90-х годов XX в.). В Японии и Германии (как и в России в начале 80-х годов XIX в.) эти условия определялись факторами технологического и социально-политического порядка, характеризующими становление корпоративного механизма развития.

При установлении необходимых для развития корпоративных отношений стабильное общество вступает во вторую стадию — стадию устойчивого роста экономики.

На третьей стадии ("взлета") корпоративные интересы и отношения занимают господствующее положение в обществе, развитие экономических сил и рост экономики становятся устойчивым процессом (например, среднегодовой рост ВНП в России в период с 80-х годов XIX в. по 1914 г. составил около 10%).

Четвертая стадия — "зрелость" — характерна для передовых индустриальных государств (Япония, Германия, США, Швеция). Экономика России в эту стадию своего развития перейти не смогла: помешали первая мировая война — 1914 г., затем 1917 г. и длительный период социалистического эксперимента. Стадия "зрелости" достигается только после стадии "взлета", примерно через 10-15 лет, как показала мировая практика (Япония, Германия, Швеция), благодаря динамике накопления капитала, а также способности не только создавать, но и прежде всего осваивать современную технологию[31] .

Население России должно сделать свой выбор исходя из сложившейся ситуации и исторической предрасположенности российского менталитета.

Внедрение корпоративного метода хозяйствования обеспечивается реализацией организационных принципов корпоратизма, в число которых входят:

свободное волеизъявление населения при выборе метода хозяйствования;

удовлетворение личных и корпоративных интересов посредством развития договорных отношений;

равноправное владение собственностью местного сообщества;

реализация интересов индивидуума через единство интересов сообщества;

корпоративная демократия как результат неформального равенства возможностей каждого члена сообщества при ведущей роли способностей;

предприимчивость;

самоуправление и самофинансирование.

2. Программа "СЭПИН"[32] представляет собой одно из направлений структурной перестройки экономики местных сообществ и обеспечивает реальное повышение жизненного уровня населения не за счет зарплаты, а благодаря реализации новых организационно-финансовых технологий, основанных на корпоративном методе хозяйствования. Она направлена на:

увеличение доходов населения (бюджета семьи), в первую очередь пенсионеров, ветеранов, инвалидов, многодетных семей и малоимущих (к малоимущим отнесены граждане, которые после оплаты коммунальных услуг расходуют из бюджета семьи более 50% средств на продукты питания);

рост качества жизни, выражающегося в создании условий комфортности и инфраструктуры сервиса; увеличение продолжительности жизни; увеличение доходной части местного бюджета; перекрытие оттока денежной массы из города (района), запуска механизмов аккумулирования и участия денежных средств в финансировании социально-экономических программ развития местного сообщества;

предупреждение банкротства предприятий и организации конкурентного производства;

сокращение безработицы и открытие новых рабочих мест; снижение общественной напряженности и антисоциальных проявлений;

увеличение числа собственников — совладельцев финансовых институтов и коммерческих образований;

формирование собственной финансовой инфраструктуры, работающей на интересы населения местного сообщества;

расширение социальной базы реформ и смещения электоральных настроений в пользу их ускоренного завершения.

Программа "СЭПИН" построена по матричному принципу, охватывает все уровни управления, создает условия саморегулируемого развития рынка и позволяет консолидировать различные умонастроения партий, движений и блоков.

Предлагаемая Программа разработана как системная модель реформирования общества в соответствии с объективными требованиями современной науки и знанием исторических условий развития российского общества.

Она реализуется с учетом конкретных условий и специфики экономического, организационного, социально-политического уровней и структуры развития того или иного региона, местного сообщества, являясь основой корпоративного метода хозяйствования, отражает новую философию действий на современном этапе развития, способна использовать огромный опыт исторической памяти и вовлечь творческие резервы в процесс обустройства и возрождения экономики России.

Предлагаемый Программой комплексный подход позволяет администрациям городов (районов) создать собственную социально-финансовую инфраструктуру и реализовать систему социальной, экономической, экологической и правовой защиты населения местных сообществ.

Эффективность реализации Программы "СЭПИН" определяется изменением качества жизни каждого человека.

Население каждого города (района) можно подразделить на категории и социальные группы: дети, пенсионеры, взрослые (работающие и др.), многодетные, инвалиды и др.

Роль конкретного человека в современном обществе и прояв­ление его интересов разнообразны: как налогоплательщика; как собственника; как работодателя; как наемного работника; как потребителя (покупателя); как жителя города (района); как акционера; как инвестора и т.д.

Защищающих эти интересы социальных программ имеется много, но есть один, объединяющий их знаменатель, который можно выразить двумя словами — "жить лучше!".

Мы все хотим (+)

Никто из нас не хочет ( — )

1. Продолжительность жизни

Увеличение продолжительности своей жизни: 80-90 лет и более → 120

Сокращение продолжительности своей жизни 58 лет → к уменьшению

2. Доход (структура расходов)

Иметь высокооплачиваемую работу, когда менее 10% доходов расходуется на питание

Жить в бедности и нищете, когда 80% доходов тратится на питание

3. Занятость

5-3% и менее безработных (естественная безработица)

Быть безработным (более 5% безработных)

Всех людей объединяет:

стремление к здоровью. Все хотят жить долго. Никто не хочет преждевременной смерти. Жить здоровым до 90-100 лет вполне реально, но не в нынешних российских условиях. Для активизации резервных возможностей организма необходим определенный уровень общей культуры человека. И особенно культуры физической, умения применять полученные знания во благо собственному телу и духу. Поддержание индекса соматического здоровья на уровне более 4,5 условной единицы (по 6-балльной шкале оценки) позволяет продлить каждому жизнь до 90 лет и более;

стремление к высокому уровню достатка и обеспеченности. Ученые давно установили общую для всех людей закономерность. Если из своего бюджета семья ежемесячно тратит на питание более 80%, то наступает постепенная деградация человека как личности, он становится антисоциальным;

стремление к безопасности. Человек не должен жить в состоянии страха: он имеет право на надежную, единую для всех систему социальной, экономической и правовой защиты.

Это — единство стремлений и желаний людей, объединяющий их "стержень", определяется как Программа социально-экономической поддержки интересов населения городов (районов), сокращенно — Программа "СЭПИН".

Можно выделить три составляющие стратегии управления внедрения Программы "СЭПИН":

1. Разработка, включающая этапы обучения, приспособления, выработки алгоритма реализации программы.

2. Легитимизация статус-кво, принятие решения о целесообразности внедрения "СЭПИН".

3. Сопровождение, включающее этапы: обратной связи; оценки эффективности; координации действий; разработки правил; управления изменениями.

Первая часть стратегии требует волевых усилий, времени, знаний, свободных ресурсов и поддержки населения. Необходимо учитывать различные уровни культуры, образования, элементы психологической неготовности к нововведениям, а также и то, что люди осуществляют действия для достижения определенных личных целей. Получить поддержку не так легко. Статус-кво Программы сформируется не сразу. Никто не любит плохих новостей. Человек скорей согласится с тем, что имеют место некоторые негативные моменты, нежели с положением, что "так жить нельзя".

Вторая часть стратегии требует легитимизации статус-кво Программы.

Как это осуществляется? Путем выработки правил, которые можно использовать для объяснения сущности Программы и практики ее реализации: почему, что и как вы делаете?

Парадокс при реализации любой инновационной программы заключается в том, что в тот самый момент, когда нужны решительные действия и коренные изменения, бюрократический аппарат, боясь ошибок, усиливает формальный подход, что приводит к обычной рутине. Руководствуясь "благими намерениями" и считая, что выполняют свои задачи комплексно, чиновники устанавливают процедурные правила, которые, по их мнению, делают работу более эффективной. Ведется много разговоров о целесообразности и еще больше — нуждах и интересах широких слоев населения, о необходимости защиты этих интересов и т.д., но мало что практически делается.

Почему это происходит? Потому что формальное следование правилам обеспечивает как легитимность поведения, так и защитную стратегию. Кроме того, практика показывает, что правила не всегда применяются и что исключения из правил являются нормой в любой бюрократической системе (организации). По сути дела, исключения из правил — это то, что делает бюрократию преуспевающей, это источник дополнительной выгоды.

Какой же в этом случае есть выход? Предлагаем разработать для бюрократии новые правила игры — Программу "СЭПИН".

Нам нужны такие правила, чтобы действовать корпоративно, на благо и с учетом интересов сообщества. Правила игры Программы "СЭПИН" требуют переквалификации бюрократа-чиновника в администратора-менеджера.

Нам нужны правила о языке, о процедурах договора, обмена и выполнения обязательств. Если изменения качества жизни населения, его благосостояния зависят от инновации и творчества, то люди, занимающиеся реализацией этих инноваций, требуют большей степени свободы.

Поэтому для изменения существующих правил нам нужны основания, позволяющие это сделать. Какие же основания нам нужны?

Нам нужны критерии, которые позволяют установить, что необходимы изменения.

Нам нужны полномочия, позволяющие обойти существующие правила, а также нужны временные общественные властные структуры, позволяющие провести пилотный проект и модифицировать существующую структуру. Это могут быть неформальные организации.

Мы должны иметь возможность формализовать то, чего мы достигли. Совместные шаги требуют соглашений. Мы должны согласиться, что изменения необходимы. Мы должны согласиться действовать, создавая структуры, и, наконец, использовать для действий новые подходы.

Можно ли это сделать сверху или без поддержки населения? Нет, потому что информация и полномочия действий рассредоточены по структурам, людям и их окружению. Только те, кто информирован о положении дел внизу и потребностях людей, занимается решением реальных практических задач, располагает необходимыми полномочиями, временем, знанием и ресурсами, имеют объективную возможность попытаться реализовать Программу "СЭПИН" и получить необходимую поддержку населения местных сообществ.

Существует несколько вариантов перспективного развития. Первый — когда нет желания учитывать интересы многочисленного населения в угоду узкоместническим, невозможно достигнуть соглашения или достигнутые договоренности не выполняются, когда продолжается поляризация жизненного уровня населения и обострение обстановки вплоть до социального взрыва.

Здесь помочь ничем нельзя. Программа "СЭПИН" работать не будет.

Второй — когда на основе всего многообразия интересов достигается общественное соглашение, когда люди выходят из индивидуальной "защитной скорлупы", когда население становится восприимчивым к нововведениям и создаются предпосылки реализации корпоративного экономического механизма.

Здесь Программа "СЭПИН" незаменима. Есть и третий путь — ничего не менять. Но тогда будет упущено время, а реформами займется уже другая команда. Однако не следует рассчитывать на автоматическое принятие идеи "СЭПИН". Для этого необходимо признать культуру местного сообщества, его организаций и использовать соответствующую культурную модель.

Универсальная технология реализуется с помощью пакета частных технологий: экономических, финансовых, организационных, которые наиболее эффективно решают конкретные проблемы всех участников корпорации.

Кроме того, используются частные технологии: технология создания и функционирования фонда "СЭПИН", социально-финансовых групп, конкретных социально-финансовых институтов, технологии работы с населением и т.п. Их тщательная проработка осуществляется, как правило, в процессе инновационных семинаров. Такие семинары — также своеобразная инновационная технология. В процессе многодневных семинаров с руководством и активом местных сообществ происходит их обучение основам корпоратизма, формируется команда, способная работать в новых условиях, осуществляется привязка типовых технологий, "правил игры" к конкретным местным условиям. Инновационный семинар — это весьма эффективная форма и научного сопровождения Программы "СЭПИН", и научного консультирования.

3. Для внедрения Программы "СЭПИН" необходим научный инструментарий, позволяющий отслеживать динамику показателей в области качества жизни, наличие или отсутствие резервных возможностей семьи, каждого человека с точки зрения состояния их здоровья и богатства (доходов) в каждом местном сообществе. Для этих целей авторским коллективом ученых разработаны методы социологического исследования, которые позволяют осуществить диагностику в этой области в режиме мониторинга.

Еще Г. Галилей писал, что "одна из основных задач науки — измерить то, что измеримо, сделать измеримым то, что еще неизмеримо".

В определении социально-экономического состояния местного сообщества значительное место отводится социальным, экономическим, политическим, экологическим, демографическим и девиантным факторам.

Социально-экономическое состояние местного сообщества представляет собой комплекс показателей, относящихся как к каждому жителю, так и к сообществу как системе.

Основные показатели социально-экономического состояния местного сообщества, включенные в мониторинг территориальных программ "СЭПИН", представлены ниже.

1. Экология, здоровье и питание населения.

1.1. Уровень соматического здоровья (по 6-балльной шкале оценок).

1.2. Продолжительность жизни и заболеваемость.

1.3. Двигательная активность и рациональное, сбалансированное питание.

1.4. Загрязнение среды обитания.

2. Доходы и материальная обеспеченность населения.

2.1. Затраты из бюджета семьи на питание после оплаты коммунальных услуг.

2.2. Объем корпоративной собственности в расчете на одного человека.

3. Хозяйственная деятельность.

3.1. Эффективность.

3.2. Рентабельность.

3.3. Производительность капитала.

3.4. Производительность труда.

4. Социально-экономические отношения.

4.1. Валовой муниципальный продукт.

4.2. Доля ввозимых продуктов питания в структуре потребления населения.

4.3. Доля валового муниципального продукта, направляемая в социальную сферу.

4.4. Уровень преступности.

4.5. Степень осознанности поддержки населением "СЭПИН".

4.6. Занятость.

Отбор признаков (показателей) для формирования индекса социально-экономического состояния Jсэс ) местного сообщества производится по критериям их способности точно передать не только и не столько производственную активность, сколько активность формирования новой социально-экономической системы.

Для каждой системы существует своя мера, единицы измере­ния и шкалы оценок процесса формирования, функционирования и ее развития.

Индикаторы состояния: стабильность (функциональная устойчивость), кризис (отсутствие резервных возможностей — нужда) и развитие (наличие резервных возможностей).

Основными задачами мониторинга социально-экономического состояния местного сообщества являются:

наблюдение за общественно-политической ситуацией, с тем чтобы иметь возможность своевременно установить и нейтрализовать отрицательное воздействие происходящих изменений;

информационное обеспечение разработки с последующей коррекцией Программы "СЭПИН", новых инновационных, социальных, организационных, экономических, финансовых и других технологий, а также разработки основ законодательства, нормативно-правовых актов, которые пришли на смену устаревшим, не способствующим защите социально-экономических интересов населения;

оценка эффективности реализуемых управленческих решений и целесообразности принимаемых решений по устранению действия негативных факторов: социальных, экономических, политических, экологических, девиантных, демографических и др.;

разработка стандартов состоятельного (высокий уровень достатка) уровня жизни населения, соответствующего характеру и степени социально-экономических преобразований.

Цели и задачи мониторинга определяют подход к объекту исследования. Им является ежегодная, организованная по определенной методике сертификация совокупной выборки населения в каждом местном сообществе.

Информационной базой мониторинга являются:

данные государственной централизованной, отраслевой и территориальной отчетности;

социально-экономические паспорта территорий и регионов;

данные специальных социологических опросов;

материалы по сертификации состояния здоровья населения;

контент-анализ документов, решений и программ органов управления территориального и регионального уровней.

Общий объем работы по сертификации исходного состояния составляет 20-30% трудоспособного населения (женщины от 16 до 58 лет и мужчины от 16 до 63 лет) в зависимости от возможностей и особенностей местных условий.

Мониторинг проводится по единой системе социально-экономических показателей, индикаторов роста качества уровня жизни человека и социально-экономического развития местного сообщества. Система показателей содержит следующие разделы:

качество уровня жизни населения;

социальные и демографические характеристики населения;

характеристики экономики местного сообщества;

политическая активность населения.

Сбор данных и первичная обработка информации осуществляются территориальными фондами "СЭПИН" на основе разработанного инструментария сбора данных и технической программы обработки информации.

Информация и полученные на ее основе результаты поступают в банк данных территориальных фондов "СЭПИН" для использования их в целях разработки и коррекции территориальных программ "СЭПИН". По результатам мониторинга готовится сертификат, который представляется территориальному органу власти. Сертификат включает анализ основных нормативно-правовых актов, решений территориальной исполнительной власти по проблемам социально-экономического развития местного сообщества.

Ниже приведена укрупненная структура сертификата социально-экономического состояния местного сообщества (схема 2).

Словом, наличие перспективной корпоративной идеи, ее технологическая проработка позволяют утверждать, что те проблемы, с которыми сегодня встретилась Россия, имеют пути решения:

а) при наличии политической воли в изменении ситуации к лучшему;

б) при непременном включении в практику социального управления тех инновационных разработок, которые существуют в коллективном интеллекте России, ее отечественной науке, в частности в области инновационных социальных технологий.


1. Качество уровня жизни населения

1.1. Доходы семьи (расходы на продукты питания после оплаты коммунальных услуг (в %))

1.2. Состояние здоровья (в усл. ед.)

2. Социально-демографические характеристики населения

2.1. Продолжительность жизни и заболеваемость

2.2. Специально организованная двигательная активность и рациональное сбалансированное питание

2.3. Загрязнение среды обитания

2.4. Занятость (в %)

2.5. Преступность (в %)

3. Продолжительная активность населения

степень осознанности и поддержки населением СЭПИН (доля голосовавших за кандидата "СЭПИН")


Схема 2

Глава 7

Технологии регулирования отношений собственности

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Отношения собственности экономический фундамент общественной жизни.

2. Преобразования отношений собственности как технологическая проблема.

3. Технологические подходы к развитию коллективных и индивидуальных форм собственности.

1. Механизм торможения общественного развития и самодеятельных сил общества, разбалансированности социального пространства и дисгармонии мира заложен прежде всего в отношениях собственности.

Именно по поводу собственности на протяжении всего XX в. идет ожесточенная борьба разных сил, но человек по-прежнему отчужден от собственности, не является ее хозяином и не может распоряжаться результатами своего труда. Отношения собственности — это экономический фундамент общественной жизни, основа ее совершенствования, достижения сбалансированного, а затем и гармонического развития, становления цивилизованных форм политической власти.

Только положение собственника мотивирует человека к самосовершенствованию, проявлению творчества и гармонии, дает ему независимость и делает его ответственным не только за свою судьбу, но и за судьбы окружающей среды, своего Отечества, всего мира. Именно поэтому преобразование собственности выходит далеко за пределы чисто экономических проблем. Это положение принято и осознается во всем мире.

Так, западные исследователи пишут не просто об экономических и социальных функциях собственности, но и о "создании культуры собственности"[33] . При всем определяющем значении собственности необходимо понять и обратную связь ее эволюции под влиянием социальных и культурных факторов. Например, М. Вебер доказал, что зрелые формы рыночной экономики своими корнями уходят в протестантскую этику[34] . Японские ученые считают, что если бы в стране не было определенного культурного климата, добродетельности, великодушия, то реформы Мейдзи потерпели бы неудачу. Для приведения в действие свободного рынка, считают они, необходимы активизирующая его социально-экономическая структура, соответствующая экономическая философия, разработанная на этой основе политика, созданные специальные социальные институты, соответствующие культурному климату и экономической философии. Осознание этой закономерности (возвышения роли социальных и духовных факторов) привело в развитых странах в 20—30-х годах XX в. к целенаправленному процессу постепенной социализации капитала, что не вытекало из природы классического капитализма и не было понято ортодоксальными марксистами.

Догматическое выделение собственности в качестве основы производственных отношений и непонимание их системной связи с другими сферами общества породили их абсолютизацию, за-костенение. Появилась иллюзия, что с момента национализации капиталистической собственности народным государством авто­матически устанавливается социализм, формируется общенародная собственность. Однако общенародная собственность в реальностях жизни превратилась в государственную, а само государство — в бюрократическую структуру, которая подчинила себе не только экономические, но и социальные отношения, политику, идеологию, культуру, образование, а во многом и самого человека, поставив его в положение послушного исполнителя.

Это явилось одним из существенных препятствий на пути совершенствования хозяйственного механизма и всей общественной жизни, что привело общество к стагнации и кризису. Национализация средств производства приобрела внеэкономический характер, была политизирована и идеологизирована. Сегодня денационализация происходит также на этих принципах. Происходило формально-юридическое обобществление собственности, также как идет ее разгосударствление.

Опыт показывает, что в реализации отношений собственности, ее разных форм важно не декларирование, а реальная возможность участвовать в распределении созданной стоимости, прежде всего в ее присвоении. В условиях государственно-бюрократического управления трудящиеся все в большей мере лишались этой возможности, созданная собственность присваивалась государством, бюрократическим аппаратом, что выключило индивидуальные и коллективные стимулы к труду, резко снизило экономическую основу инициативы и личного интереса. Расширение масштабов этой тенденции не было осознано обществом, государством в противоположность странам Запада, где на разных этапах государство, общественные институты, коммерческие структуры отслеживали ее развитие и принимали балансирующие меры.

Изменения форм собственности в цивилизованных странах требовали изменений в системе социальных распределительных отношений, формах государственного устройства, в развитии культуры, науки, образования.

Сама жизнеспособность любого государства, его возможность осуществлять адекватную связь с гражданским обществом во многом стали определяться его социальной ориентацией, его способностью проводить политический курс на поддержку разных форм собственности, создавать конкурентную среду, которая давала бы гражданам более высокую степень мотивации к труду и жизни в целом, исключая диктат одной из доминирующих форм собственности.

Мировой опыт убедительно свидетельствует о том, что преодоление монополии одной из форм собственности — необходимое условие более полной реализации творческих потенциалов людей, отдельных регионов, коллективов и предприятий. Действие этой тенденции постепенно становилось доминирующим на рынке труда и капитала, стало определяющим фактором дееспособности общества и государства в отстаивании своих национальных интересов.

Выражением этого требования времени стало появление "социальных государств", социальных регуляторов ограничения "свободного рынка", формирование крупных программ социальной защиты населения, поддержки науки, культуры, образования.

Это, несомненно, способствовало утверждению существенных перемен в политической жизни общества: появлению более демократических форм регулирования общественной жизни, формированию гражданского общества и его эффективных связей с государством. Государство начало проявлять заинтересованность в делегировании своих функций общественным институтам, органам местного самоуправления.

Стало очевидным, что те государства, которые не замечают этой социальной закономерности, не создают адекватной системы реагирования на ее требования в виде научного управления, перестают быть интеллектуальным центром общества. Такой государственности не оказалось и в России. Ныне ее становление идет весьма болезненно и противоречиво.

Неправильно понятая и антитехнологически реализованная "демократами" в России концепция либерализма, "шоковой терапии" усилила жесточайший кризис российской государственности, обусловила ее дальнейшее ослабление, довершила ее развал. По сути были применены антитехнологии, которые привели к прямо противоположным результатам.

2. Прежде всего необходимо понять сущность той революции, которая в условиях информационной эпохи произошла в отношениях собственности. До сих пор существует заблуждение, что частная собственность занимает ведущее место в рыночной экономике, хотя это далеко не так.

Типичным для развитых стран стало примерно такое соотношение: 10-15% — частная собственность на средства производства, 60-70% — коллективная в разных формах (коллективно-кооперативная, кооперативная, акционированная и т.п.), 10-15% — государственная.

Под влиянием управленческой, информационной, научно-технической революции в мире происходит интегрирование различных форм собственности (государственной, региональной, муниципальной, частной, групповой, совместной и др.). Приоритет получает та из них, которая лучше мотивирует человека к труду и жизни в целом, дает наибольший эффект в создании совокупного национального продукта.

Несомненно, что приоритетной становится интеллектуальная собственность. Как разновидность собственности (общенародной, коллективной, индивидуальной, частной), став доминирующей, она все в большей мере определяет тенденции мирового развития. Сегодня стало очевидным, что в лидеры мирового развития выходят те страны, которые производят новые технологии на основе рационального использования интеллектуальной собственности. Уровень развития государств и народов определяется все в большей мере интеллектуальной емкостью используемых технологий, уровнем квалификации работников, эффективностью государственного управления, духовностью и культурой нации, а не только количеством и качеством природных ресурсов, доминированием той или иной формы собственности. То есть в движение приведены глубинные социальные ресурсы и резервы. Все это с очевидностью свидетельствует о том, что при рассмотрении факторов, определяющих эволюцию собственности, нельзя не учитывать требования эволюции социальной системы, законов развития творческой личности и обще-человеческих тенденций, обусловленных становлением информационной эпохи.

Для практической реализации этого требования необходимо развитие многообразных видов собственности, основные из которых — находятся три формы: государственная, кооперативная в различных ее видах и личная (частная, индивидуально-трудовая). Эта закономерность сегодня лежит в основе становления современной доктрины освоения социального пространства, оценки тенденций развития на будущее. Опыт мирового развития убедительно свидетельствует о том, что монетаристская идея в экономике и соответствующая ей в социальной жизни идея индивидуализма давно изжили себя, не соответствуют требованиям XXI в. и ведут человечество к катастрофе.

Такие антигуманные парадигмы, как приостановка научно-технического прогресса (идея "нулевого роста") для отдельных стран (аутсайдеров) во благо лидеров, признание неомальтузианской теории необходимости сокращения роста народонаселения Земли, не только не приняты большинством государств в основу теоретической доктрины развития, но и обанкротились в практической области.

Мир, его отдельные регионы развиваются по другой доктрине, основанной на принципах "естественного права" человека, "права справедливости", здоровья каждого и всех людей. Стало очевидным, наконец, что каждый человек, родившийся на Земле, имеет право на развитие и реализацию своих способностей и потенций, созидательного мышления и творчества. Общая концепция физической экономики, противостоящая монетаристским взглядам, разработана Линдоном Ларушем, а принципы "естественного права" сформулированы еще кардиналом Николаем Казуанским (1401-1463)[35] . Однако накануне XXI в. содержание общественного развития во многом определяется столкновением этих двух парадигм, одна из которых является господствующей, а вторая выступает пока только как тенденция, за которой будущее. Эта позитивная тенденция либо может быть понята, поддержана, что избавит мир от многих потрясений, либо устаревшая парадигма еще долгое время будет держать цивилизацию в тисках неравенства, несправедливости, отсталости.

Если контуры общественной модели "монетаризма" известны, то новой, зарождающейся модели еще во многом призрачны, недостаточно очерчены. К тому же они явно деформируются господствующей сегодня в мире монетаристской идеологией, различными доктринами ее либерально-рыночных модификаций. Поэтому представляется необходимым осмыслить их более глубоко, а следовательно, разглядеть механизмы, технологии их зарождения и поддержки как в настоящем, так и в будущем.

Важно отметить, что ныне при всей специфике в различных странах прослеживается общая тенденция — возрастания роли социального и духовного в развитии общества, усиления их обратного влияния на экономические и технические факторы. Можно говорить об относительно самостоятельном и достаточно сильном социальном и духовном поле мотивации к труду и жизни в целом. Несовместимость социальной справедливости и экономической эффективности — это, на наш взгляд, миф вчерашнего дня. Становится очевидным, что более эффективное хозяйствование в конечном счете выступает все в большей мере и как результат социальной справедливости, социальной мотивации к труду, и как важнейшее условие ее достижения. Этому служит определенная модель распределительных отношений, которая строится на принципах корпоратизма, сбалансированности экономических и социальных факторов производства.

В настоящее время просматривается закономерность: цивилизованный рынок немыслим без определенной степени социального равенства участников хозяйственной деятельности и совместного участия в управлении ею. Нарушение этой закономерности неизбежно приводит не только к снижению экономических показателей, но и увеличению социальных болезней, возникновению нравственных проблем, усиливающих разбалансированность социального пространства и порождающих социальные напряжения и взрывы.

Как показывает практика, именно укрепление коллективной собственности в разных ее формах позволяет снижать факт "анонимности" труда индивидуума и усиливает "эффект" справедливости через коллективное участие в его распределении, демократическое участие в управлении. Именно эти два фактора являются все более существенными в современной системе мотивации к труду, к жизни в целом.

Преобладание, господство любой формы собственности, как показывает мировой опыт, ведут к регрессу, застою: только разумное сочетание различных форм собственности с учетом постоянных изменений может дать положительный эффект. Сочетание рациональных форм собственности с рациональными формами организации производства, хозяйственной деятельности является определяющим фактором в мотивации производительного труда. Бурное развитие малого бизнеса в западной экономике в 80-х годах XX в. — также наглядное свидетельство необходимости изменения организационно-экономических отношений, характера и форм обобществления труда, оптимизации структур управления, а не только форм собственности.

В условиях перехода от массового производства к мелкосерийному, от массового рынка к индивидуализированному мелкомасштабное производство, как известно, реагирует на ту или иную возникающую общественную потребность, на изменение рыночной конъюнктуры гораздо оперативнее, чем крупное. Гибкость, приспособляемость к рынку, умение в короткие сроки обновить модели выпускаемой продукции и внедрить технические новшества, качественно удовлетворить индивидуальные запросы потребителей способствуют развитию малого предпринимательства, обеспечивают экономические возможности для его прогресса.

Динамизм и многообразие различных форм малого бизнеса дают основания полагать, что в обозримом будущем этот сектор хозяйствования будет расширяться, охватывая все новые специальности и профессиональные группы не только в традиционных сферах, но и в наукоемких отраслях.

Собственность сегодня — не самоцель, главное — в процессе преобразований создать условия для лучшей мотивации людей к труду, сделать человека сохозяином производства или создать для этого необходимые условия. Опираясь на государственную собственность, само государство осуществляет здесь регулирующую роль.

Так, в Англии расширению сферы мелкого предпринимательства способствовало проведение денационализации и приватизации, которые к концу 1989 г. охватили около трети предприятий и фирм госсектора с числом занятых свыше 2 млн. человек. На их долю приходится 10% общего объема товаров и услуг, производимых в стране. Персоналу приватизированных предприятий предоставлялось преимущественное право покупки акций на особо льготных условиях. В результате число собственников акций в Великобритании за время пребывания у власти правительства М. Тэтчер возросло с 3 млн. до 9 млн. человек[36] . В целом понятие "социальное пространство" в связи с изменениями в формах собственности, происходящими коренными переменами в производительных силах общества, приобретает все более глубокий человеческий, личностный аспект, меняются качественные связи общества и личности, механизмы ее социализации и саморазвития. Личность на основе достижений цивилизации получает все большие возможности для развития своих сущностных сил, ей предоставляется разнообразие выбора жизненного пути, образа жизни, видов собственности, которые способны обеспечить успех жизненной "карьеры" каждого. Совершенно очевидно, что человек становится личностью в полном смысле слова, только становясь хозяином своего труда, своей жизни.

Этому сегодня должны служить все формы собственности: государственная, региональная, муниципальная, совместная, долевая собственность общественных организаций, индивидуальная и частная. Общенародная собственность (в виде природных богатств, земли, воды, воздушных пространств, флоры, фауны) является общенародным достоянием. Она должна принадлежать всем и каждому в отдельности на правах "равнодоступности". Гарантом такого отношения может быть государство, но не в его бюрократических тоталитарных формах, а в виде народовластия, развитого гражданского общества, что и обеспечивает личности принадлежность к общественной собственности на равных началах.

Частью общенародной собственности все в большей мере должна выступать государственная, которая средствами демократического регулирования обеспечивает распоряжение природными богатствами, производственными и оборотными средствами каждому на определенных условиях использования с одновременным делегированием ответственности. Исторический опыт показывает, что как только принижается роль индивидуальной, коллективной и частной собственности, так возникают условия для кризиса, регресса в развитии общества, политической власти.

Поэтому представляется, что монополия любой формы собственности не является основой для прогрессивного развития, поиска цивилизованных путей будущего сбалансированного и гармонического развития мира.

3. Сегодня очень важно понять, каково реальное состояние тех исходных социальных параметров, с которых начинается движение вперед, от чего нужно решительно отказаться, а на что опереться и превратить в новое качество. Что нас ждет — новый вид социальной консолидации, сплоченности без былого подавления личности, мертвого, бездушного тоталитаризма или разгул слепого индивидуализма, потребительского эгоизма и еще большей разобщенности людей, национальных распрей и конфликтов, распада социальных связей? На социально-философском уровне ответы давно даны живые противоположности и обособление, социальная связь и суверенитет личности, ее автономность и независимость должны находиться в равновесии, в диалектическом сочетании. Нарушение этого равновесия создает условия для социальных конфликтов и напряжений.

Догматическое мышление омертвляет эту связь и порождает стереотипы: сплочение, консолидация, коллективность очень хорошо, а обособление личности, укрепление ее самостоятельности — плохо либо наоборот, хотя это две стороны единого процесса. По этой логике из коллективизма исключается возможность развития различных форм соперничества, обособленности, разумного эгоизма, а сами отношения коллективности объявляются тупиком в условиях развертывания свободного предпринимательства, индивидуальной свободы.

Между тем эффективность экономики, высокое качество продукции в развитых странах сегодня прочно базируются на использовании социальных резервов производства, на эффекте "корпоративности", "участия в управлении", изучении истории и традиций фирмы — всех тех резервов социальной организации и межличностного взаимодействия людей в ее рамках, которые связаны с современным представлением о мотивации трудовой деятельности и человеческого поведения.

Сейчас в российском обществе развернулась борьба за "индивидуализированную личность", в то время как на Западе развивается "коммуникативный тип личности", а производство из социально-конфронтационного становится коммуникативным производством информационных предприятий.

Поучителен в этом плане опыт Японии, Южной Кореи, Тайваня и некоторых других стран, где успешно развивается коммунитарное общество. Коммунитаризм видит первоценность в общности, которая как целое имеет особые и срочные потребности, выходящие за пределы потребностей ее членов. Вряд ли для нашей страны оптимален путь развития индивидуалистического общества, которое существует в США, Англии и других странах. Более того, коллективизм пробивает себе дорогу как мировая тенденция, ибо коллективизм в первую очередь есть принцип организации взаимоотношений и совместной деятельности людей.

Создание коллективной собственности в мире характеризуется двумя тенденциями.

Первая: функции владения, распоряжения и пользования передаются трудовым коллективом. В них все ассоциированные члены получают права по управлению производством и приобретают возможность присваивать часть его результатов.

Доля коллективной собственности постоянно растет. Так, в Китае с 1973 по 1988 г. доля предприятий коллективной собственности повысилась с 19,25 до 32,6%', в США коллективная форма собственности — переход предприятий во владение их работников с помощью финансовых механизмов продажи акций работникам — во много раз возросла. Сегодня в США полностью или частично работники владеют 10 500 фирмами, в них занято более 11 млн. человек (около 10% наемной рабочей силы США)[37] . И это не случайно. По официальным данным, в США рост производительности труда на коллективных предприятиях в среднем в 2 раза выше, а прибыль на 30% больше, чем на частных или акционерных[38] . Переход к совместному владению собственностью в целом, по данным международного совещания по формированию собственности в Оксфордском университете в 1992 г., ведет к росту производительности труда на 10-15%.

Конечно, выявляя эту тенденцию, мы не выступаем за полную замену государственной собственности. Речь идет о пропорциях, о разумном сочетании различных форм, которые в "конкурентном поле" создают созидательные возможности общества и его отдельных членов.

Государственная собственность должна быть там и в таком объеме, где ее функционирование наиболее эффективно. При этом возможно и необходимо ее внутреннее обновление, демократизация, а иногда и коммерциализация. Например, во Франции имеется государственная собственность двух типов: общественная (энергетика, спорт) и коммерческая. Так, автомобильное предприятие "Рено" — государственное предприятие в коммерческом режиме рыночной структуры[39] .

Вместе с тем, как бы ни прогрессировал процесс обобществления труда, имеющего четко выраженный коллективно организованный характер, будет сохранять свою значимость индивидуальная трудовая и семейная деятельность. А значит, и форма частной собственности для такой деятельности необходима. Всегда будут такие сферы хозяйственной жизни, такие сферы производства и доставки людям предметов и услуг, где наиболее эффективной и конкурентоспособной окажется именно индивидуальная или семейная активность. Это может быть не только сфера производства продовольствия или услуг, но и области высокой технологии, интеллектуальных продуктов и услуг, требуемых в малых количествах. При развитии науки и техники индивидуальный труд может быть высокотехнологичным и наукоемким. Причем индивидуальная трудовая предпринимательская деятельность и необходимая для нее форма частной собственности окажутся наиболее эффективными, в том числе экономически, именно там, где есть объективные потребности и возможности максимально полной реализации автономии и свободы личности.

О цивилизационной значимости института частной собственности можно говорить применительно к двум основным группам проблем. Это, во-первых, проблемы обеспечения автономии и свободы человека, осознания им своей значимости и отстаивания своего достоинства. Во-вторых, проблемы повышения эффективности экономической, хозяйственной и интеллектуальной деятельности, без чего в принципе невозможно и повышение качества жизни человека.

Такой подход, однако, не противоречит утверждению о возрастающей роли коллективной собственности, которая, во-первых, все в большей мере отвечает расширяющейся тенденции обобществления труда и общественной жизни, во-вторых, выступающей опосредующим звеном связи личных интересов и общественных, непосредственного объединения индивидуальных усилий, а следовательно, и творческих дарований, индивидуальных жизненных сил.

Главная идея разгосударствления, по нашему мнению, — сделать трудящихся хозяевами средств производства или создать для этого соответствующие условия.

Основными принципами разгосударствления государственной собственности на основные средства производства являются:

учет коренных интересов народов страны. При переходе к многообразию форм собственности важно максимально учесть национальные, исторические традиции, психологическую подготовленность населения к восприятию и освоению тех или иных форм хозяйствования;

равное отношение граждан к средствам производства;

обеспечение социальной и экологической основы защиты населения.

Многие ученые справедливо ставят вопрос о необходимости при разгосударствлении собственности учитывать также мнение трудового коллектива.

Приоритет разгосударствления в пользу трудовых коллективов в России имеет ряд преимуществ.

Во-первых, в этом отношении уже имеется положительный опыт, накопленный на ряде предприятий (С. Федоров, М. Чартаев и др.).

Во-вторых, именно этот путь разгосударствления служит барьером для расширения рамок теневого капитала, который получил в России значительное распространение.

В-третьих, коллективные формы собственности в большой мере отвечают историческим традициям России, ее соборной культуре и являются перспективными и в мировом масштабе.

Итак, мир ищет современную доктрину развития, способную ответить на грозные вызовы XXI в.

Можно сказать, что в XX в. этот поиск осуществлялся под знаком глобального противостояния двух общественных систем — капитализма и социализма. Однако анализ показывает, что цивилизация далека от разрешения стоящих перед ней глобальных проблем на основах конфронтации. Рыночный либерализм, монетаризм не может стать всеобщей моделью развития мира. Поиск такой парадигмы, на наш взгляд, лежит не на пути доктринальной конфронтации, усиления противостояния, а на пути договора, достижения толерантности. Реальный социализм допустил ту же ошибку, что и рыночный либерализм. Средства производства должны принадлежать не государству, не капиталу, а людям, которые работают. Других стимулов к творческому труду с полной отдачей сегодня нет. А если их нет, то будет побеждать та цивилизация, группа стран, отдельно взятая страна, которые возьмут все то лучшее, что накоплено человечеством, и включат эти живые механизмы в мотиваторы собственного развития с учетом особенностей национальной культуры и собственного опыта. Россия, прошедшая жестокий путь испытаний, может (теоретически и практически) внести свой вклад в поиск и утверждение новой доктрины общественного развития мира, — ноосферно-корпоративной, которая может стать для нее спасительной на пути возрождения и развития в будущем.

Глава 8

Информационные технологии

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Информатизация — основа развития общества.

2. Особенности технологической модели информатизации в условиях кризисного состояния общества.

3. Перспективные информационные технологии.

1. Акцент в мировой шкале ценностей все более и более смещается к информации. Она выдвигается в число важнейших факторов устойчивого развития человечества.

На современном этапе многие традиционные ресурсы человеческого прогресса утрачивают свое первостепенное значение. Информация становится главным ресурсом научно-технического и социально-экономического развития мирового сообщества. Хорошо налаженная распределенная сеть информационно-вычислительных систем и компьютеров призвана сыграть такую же роль в общественной жизни, какую в свое время сыграли электрификация, телефонизация, радио и телевидение, вместе взятые. Информация не только существенно влияет на ускоренное развитие науки, техники и различных отраслей народного хозяйства, но и играет огромную роль в процессах обеспечения охраны общественного порядка, сохранности собственности, воспитания и образования подрастающего поколения, культурного общения между людьми и в других социальных областях. Информация — это поистине неисчерпаемый ресурс мирового сообщества. Она является первоосновой мира, ибо в основе всего — информация.

Переход к информационному обществу — это все ускоряющийся процесс повсеместного использования информации в целях социального и научно-технического прогресса, интеллектуального развития, демократических преобразований. С помощью необъятных информационных ресурсов Вселенной должно измениться соотношение сознания и бытия. Для того чтобы человечество выжило, его коллективное (интегральное) сознание должно опережать бытие, предвидеть последствия преобразовательной деятельности людей.

Информация в значительных объемах должна быть общим достоянием. Именно в свободе доступа каждого человека к любой интересующей его информации, свободе использования каждым в своей деятельности информационных ресурсов (без ущемления прав и интересов других людей) видится сегодня один из наиболее важных стимулов к расширению информационных потребностей. Учитывая, что информация не уменьшается при потреблении, плата за пользование ею должна быть минимальной.

В настоящее время информационные ресурсы сосредоточены в базах данных, знаний, программ. В них накапливается весь интеллектуальный продукт, создаваемый человечеством. Объем информации, заложенной в этих базах, стал настолько велик, что возникла необходимость координации и рационального распределения информационных ресурсов по международным, национальным, специализированным базам данных.

Создание глобальных сетей приема-передачи данных и возможность хранить и воспроизводить в электронных библиотеках сокровища мировой науки, культуры и искусства всех времен и народов позволяют ставить вопрос о разработке всемирной программы создания национальных многофункциональных баз под эгидой ЮНЕСКО. Доступ к таким базам должен быть открыт бесплатно для любого жителя нашей планеты.

Информатизация — это процесс обеспечения человечества многообразием информационных ресурсов, неисчерпаемым источником которых является информационная сфера Вселенной.

Информатизация предполагает в первую очередь повышение производительности труда за счет снижения соотношения "стоимость — производительность", во-вторых, повышения грамотности и уровня жизни населениями, в-третьих, вступления (перехода) в новую социально-экономическую формацию — ноосферно-корпоративную.

Ускоренные темпы развития и внедрения в народное хозяйство и во все сферы социально-политической деятельности общества таких катализаторов человеческого прогресса, как ЭВМ, персональные компьютеры, лазерная техника, средства массовой информации и спутниковой связи, свидетельствуют о вступлении человечества в век сплошной информатизации, что уже сегодня позволяет учреждениям, предприятиям, организациям, их трудовым коллективам и, в частности, каждому человеку слышать, видеть, знать и сопереживать все, что происходит в городе, стране, на планете и во Вселенной в целом. Использование компьютерной техники, телекоммуникационных средств связи дает также возможность обмениваться учреждениям, предприятиям, городам и странам различного рода сведениями, текстами, рекламами, видеоизображениями и др. Кроме того, наличие настольных компьютеров и телекоммуникационных средств связи уже в настоящее время дает возможность отнести информацию к разряду наиболее ценных и дорогостоящих ресурсов, экономящих трудовые, материальные и финансовые средства. Информационная политика общества обеспечивает автоматическое ускорение его развития. Так, по данным экспертов, только свобода слова и частная собственность на средства массовой информации автоматически повышают на 25% общий прогресс общества; рыночная экономика на 25% повышает уровень жизни. Следовательно, правильная информационная политика обеспечивает автоматическое повышение уровня благосостояния и развития общества.

Во многих странах информационная структура общества, являясь предпосылкой расширения свободы, демократии, народовластия и самоуправления, обеспечила плавный переход от постиндустриального периода развития к информатизации общества.

Информатизация возможна лишь при условии, если это общество будет так же свободно, как сама информация, если оно будет подчиняться, как и сама информация, законам Вселенной. При информатизации социальная среда должна быть как бы эквивалентной окружающей информационной среде и только от нее зависящей.

Основными принципами, предшествующими и сопутствующими информатизации общества, являются: гуманизация процесса информатизации; сознание должно не только определять бытие, но и намного его опережать; экономия материальных и трудовых ресурсов за счет развития информационных систем; недопущение ядерной и экологической катастроф — страшной угрозы выживанию человеческой цивилизации; демилитаризация общества; каждый человек должен как бы войти в единое информационное пространство, познавая его информационные процессы, участвуя в этих процессах, выполняя свои ежедневные задачи.

Поскольку информация — это открытая Вселенная для всех, секретность ее при административно-централизованных режимах приносила не пользу, а вред обществу, ибо действия таких режимов направлены против естественных законов Вселенной, которые не поддаются засекречиванию.

Анализ более 150 стран мира показал, что чем больше административно-территориальных информационно-сотовых самоуправляемых единиц (сот) в стране, тем, как правило, выше уровень жизни в ней, естественно, при демократическом устройстве общества.

Информация — основа и важнейшее средство управления. Принято выделять четыре направления (способа) оптимизации информационного взаимодействия:

исключение информационной перегрузки посредством фильтрации поступающей информации; установления очередности в переработке сообщений в зависимости от их значимости, равномерного распределения информации по различным каналам;

уменьшение искажений и потерь информации за счет снижения ее избыточности, повторения сообщения; ее верификации, устранения посредников в потоке информации;

увеличение объема информации в каналах обратной связи; повышение скорости информационных потоков. 2. Известно, что наше общество и его отдельные составляющие, вплоть до конкретных людей, находятся в ситуации глубокого кризиса и ломки старых ценностей, норм, традиций, стереотипов.

В этих условиях технологическая модель информатизации может быть построена на основе ряда мировоззренческих, методологических и теоретических принципов.

Субъектами разрешения кризисных ситуаций могут стать только сами участники ситуаций. Лишь при этом условии возможна нормальная работа социальных механизмов саморегуляции и самоорганизации социальных систем. Кроме того, этот принцип отражает требование неотчужденности конструктивной деятельности человека. В случае глубоко заинтересованного, личного отношения к решаемой проблеме могут включиться в полной мере резервные возможности мышления и психики человека.

Разрешение кризисной ситуации возможно исключительно в коллективных, групповых формах работы, в ходе социального взаимодействия и коммуникации. В ходе такой работы ее материалом становятся опыт, знание и видение каждого участника. На этой основе поэтапно достигается согласование разных позиций, взглядов, индивидуального опыта, разных пониманий с ориентацией на объединение их в единое целое.

Выход из кризисной ситуации может быть найден и осуществлен при условии предельной концентрации интеллектуальных и психических сил участников, при наличии желания и стремления участников разрешить ситуацию. Концентрация, желание и стремление участников решить проблему возможны в условиях глубокого погружения в материал вне реальной ситуации с ее всепоглощающими императивами и "текучкой". Это позволяет уйти от кризисной ситуации, всесторонне и критически изучить ее, перебрать максимальное количество старых, возможных и новых решений. Десятки и сотни раз возвращаясь к проблеме, многократно переосмысливая ее, исчерпывая все средства, которые доступны сегодня человеку, участники создают при этом как возможность преодоления кризисной ситуации, так и собственную мотивацию, мотивацию своего участия в этом преодолении, что в свою очередь гарантирует успешность их практических действий.

Кризисная ситуация — объективное положение вещей со значительной субъективной составляющей. Представления, концепции, трактовки, интерпретации ситуации, привычные способы видения — все это чаще всего мифы. По крайней мере с точки зрения того, что происходит в ситуации "на самом деле". Чтобы обнаружить, что происходит "на самом деле", т.е. определить онтологию происходящего, необходимо критически переосмыслить все субъективные видения ситуации, все "реальности", видимые людьми. Под "реальностями" здесь понимаются те фрагменты окружающей человека социальной, физической и культурной среды, которые выступают для него "естественными" условиями его мышления, деятельности, жизни. Принцип работы на многих реальностях предполагает одновременную и осознанную работу в областях науки и практики.

Выход из кризисной ситуации, ее преодоление возможны только при условии выработки нового, адекватного ее видения, появления новых конструктивных идей. А это возможно лишь в процессе и в результате существенной трансформации представлений участников о себе и обществе, в котором они живут, о своей человеческой сущности, о своих ценностях, нормах, которым они подчиняются, о ситуациях, которые трактуются как кризисные.

3. Если теоретические дисциплины являются фундаментом будущего комплекса наук об информации, то его вершиной должен стать комплекс прикладных дисциплин, которые можно объединить уже достаточно широко используемым общим названием — перспективные информационные технологии.

В качестве главных тенденций развития перспективных информационных технологий на ближайшие годы можно выделить следующие направления.

Первое направление — это внедрение технологии ввода в ЭВМ и компьютерной полнотекстовой обработки документированной информации (книг, журналов, газет, отчетов, технической и деловой документации). При этом должны быть решены проблемы обеспечения достоверности ввода информации, автоматического составления словарей и тезаурусов, необходимых для ее последующей обработки и эффективного использования. Очень тесно к этим проблемам примыкают проблемы семантического анализа текстов, решение которых потребует более интенсивного развития и соответствующей теоретической дисциплины — компьютерной лингвистики.

Второе направление составляют информационные технологии, которые должны обеспечить "электронизацию" информационных ресурсов общества, т.е. перевод на воспринимаемые компьютерами носители всей накопленной человечеством информации, значительная часть которой сейчас практически недоступна для многих его членов. На необходимость и важность решения этой грандиозной по своим масштабам и социальным последствиям проблемы указывал еще академик А.П. Ершов, который справедливо полагал, что в загрузке и активизации информационного фонда человечества в глобальной компьютерной сети собственно и заключается задача информатизации в ее техническом содержании.

К сожалению, такое понимание задачи информатизации, по крайней мере в нашей стране, еще не сложилось. Одним из перспективных направлений в решении этой проблемы является интенсивное развитие и широкое внедрение новых технологических средств и информационных технологий для цифрового представления и ввода в ЭВМ текстов, изображений, аудио- и видеоинформации, а также технологий хранения, распространения и использования этой информации на основе оптических дисков. Большая емкость и надежность хранения информации на этих носителях, их малые габариты и стоимость, легкость серийного тиражирования делают эти носители доступными не только для организаций, но и для массового пользователя. Их широкомасштабное внедрение за рубежом уже началось и будет означать качественно новый и социально значимый скачок в использовании средств информатики.

Третье направление связано с необходимостью создания информационных технологий, облегчающих преодоление массовыми пользователями "языковых барьеров" при их обращении к автоматизированным информационным системам. Решение этой проблемы может идти по трем основным направлениям:

• создание различного рода дружественных пиктографических интерфейсов, для которых должны быть разработаны необходимые международные стандарты;

• создание технических и программных средств информатики, способных поддерживать многоалфавитные интерфейсы с пользователями на всех языках международного и межнационального общения;

• создание средств автоматизированного перевода и пояснения наиболее употребительных слов и терминов, а в дальнейшем и полного перевода текстов произвольного содержания.

Четвертое направление включает в себя так называемые интегральные информационные технологии, которые стали все более интенсивно прогрессировать в последние годы. Сюда относятся гипертекстовые информационные системы, а также системы мультимедиа, в которых обеспечивается возможность одновременного использования текстов, графиков, телевизионных изображений, мультипликации, музыки и речи. При помощи таких систем в ряде западных стран уже создаются и широко распространяются учебные и игровые программы, иллюстрированные энциклопедии, путеводители по городам и музеям для иностранных туристов, компьютерные фильмы рекламного и другого содержания.

В сочетании с CD-ROM-технологией и элементами систем искусственного интеллекта мультимедиа-технологии позволяют создавать компьютерные системы искусственной реальности, которые открывают принципиально новые возможности для моделирования различного рода игровых учебных и производственных ситуаций. Они оказывают сильное эмоциональное воздействие на психику человека, вызывая эффект его активного участия в моделируемых ситуациях.

Пятое направление представляют сетевые информационные технологии, обеспечивающие интеграцию и кооперативное использование распределенных в пространстве информационных ресурсов путем телекоммуникационного доступа к ним удаленных пользователей. Важность сетевых технологий для функционирования финансовых, экономических и производственных структур общеизвестна и не нуждается в аргументации. Однако эти технологии могут обеспечить и эффективное решение ряда социальных проблем общества, таких, как занятость путем работы на дому лиц с ограниченной или временной трудоспособностью, неполная занятость инвалидов с ограниченной подвижностью, пенсионеров и женщин, воспитывающих малолетних детей. В ряде стран, например в Японии, эти возможности активно используются и уже показали свою высокую социальную эффективность.

Шестое направление перспективных информационных технологий составляют интеллектуальные информационные системы, в развитии которых можно выделить три основных направления. Первое из них составляют так называемые неглубокие экспертные системы массового применения, реализуемые, как правило, на сравнительно дешевых технических платформах типа персональных ЭВМ. Применение этих систем в самых различных сферах производственной, научной и социальной практики оказалось исключительно эффективным и, без сомнения, будет продолжаться. Наметилась также и тенденция создания гибридных интеллектуальных систем, когда в уже хорошо известные компьютерные программы и комплексы встраиваются элементы систем искусственного интеллекта.

Особенно перспективное направление представляют собой интеллектуальные системы, предназначенные для решения плохо формализуемых задач, а также задач с неполной исходной информацией и нечеткими исходными данными. А ведь именно такие задачи в основном и решает человек в своей повседневной деятельности. Быстрый рост характеристик вычислительных систем, развитие методов теории нечетких множеств и вероятностного моделирования, а также методов самообучения с помощью компьютерных систем на основе использования открытых баз данных позволяют надеяться, что и в данном направлении в ближайшие годы будет достигнут существенный прогресс.

Развитие перспективных интеллектуальных информационных технологий многие исследователи связывают с развитием методов решения интеллектуальных задач, основанных на использовании образных представлений информации. Это направление часто называют когнитивной графикой. Однако простое добавление образной информации в интеллектуальные системы во многих случаях оказывается недостаточным. Нам еще предстоит научиться интегрировать образную, текстовую, звуковую и другие виды информации в интеллектуальных системах с целью обеспечения более полного и адекватного представления об изучаемых и моделируемых реальных процессах и явлениях.

Следует обратить внимание на седьмое направление развития интеллектуальных систем, которое появилось в самые, последние годы и получило название "когнитивные информационные технологии". Оно включает в себя информационные технологии, специально разработанные для развития творческих способностей человека и информационной поддержки творческих процессов. Уже полученные в этой области экспериментальные и практические результаты убедительно свидетельствуют о том, что многие творческие процессы человеческой деятельности (работа композиторов, архитекторов, скульпторов, гримеров, модельеров одежды и т.п.) могут быть существенным образом активизированы и облегчены при помощи когнитивных информационных технологий, позволяющих осуществить многовариантное моделирование этих процессов.

Принципиально важным здесь является то обстоятельство, что, разрабатывая и исследуя эти технологии, мы начинаем постигать наиболее тонкие и сложные процессы человеческой психики — процессы творчества. А ведь именно эти процессы приносят человеку наибольшее удовлетворение, так как дают ему возможность творческого самовыражения, делают человеческую жизнь более целесообразной и содержательной.

На этапе перехода к постиндустриальному информационному обществу человечеству предстоит не только сформировать новую среду своего обитания (ноосферу), которая будет базироваться на разнообразных и глубоко развитых информационных процессах, но также найти и свое место в этой среде, достойное высокого предназначения человека. Для достижения этой цели необходимо будет разработать новые научные методы, которые должны помочь человеку правильно понять и исследовать открывающуюся перед ним новую высокодинамичную информационную картину мира. Постигнув единство законов информации в природе и обществе, а также их определяющую роль в эволюционных процессах, человек должен научиться целенаправленно воздействовать на эти процессы во имя своего достойного будущего.

В целом еще предстоит осознать, что мир стоит на пороге новой цивилизации. Ее первой фазой, вероятнее всего, будет уже наступающее постиндустриальное информационное общество, в котором уже не только вещество и энергия, а главным образом информация, научные знания станут объектами внимания и результатами деятельности человека. Именно поэтому сегодня на первый план должны быть поставлены уже не проблемы дальнейшего наращивания технического потенциала общества, а его интеллектуализации и гуманизации, создания и использования новых социальных технологий, основанных на эффективном применении главных стратегических ресурсов человечества — интеллектуального, управленческого, информационного, духовно-культурного и правового, составляющих в совокупности главное направление социального прогресса в XXI в.

Для решения этой проблемы необходимо создать и соответствующую ей новую научную базу — комплекс наук об информации и информационных процессах в природе и обществе. Уже полученные сегодня в этой области предварительные результаты свидетельствуют о том, что роль информации при изучении как природных явлений, так и социальных процессов является определяющей.

Именно информационные процессы лежат в основе всех эволюционных изменений окружающего нас мира. Информация является таким же фундаментальным и всеобщим свойством мироздания, как вещество и энергия. Однако для того чтобы понять и изучить свойства информации, установить общие закономерности информационных процессов и особенности их проявления в различных сферах (в техносфере, социуме, живой и неживой природе, в микромире и в космосе), необходимо будет пересмотреть многие уже сложившиеся представления, связанные с информацией и информационными процессами, которые используются сегодня в различных областях научного знания, но пока не объединены единой научной методологией общей теории информационных процессов. Тот факт, что такая теория необходима, становится сейчас все более очевидным.

Этот комплекс наук об информации и информационных процессах, как нам представляется, должен быть не только теоретической основой для создания перспективных высокоэффективных информационных технологий, но и важной составной частью научного фундамента уже наступающего информационного общества — первой ступени постиндустриальной цивилизации, духовно-творческой и ноосферно-корпоративной по своей сущности.

Глава 9

Социальные технологии предотвращения аварий и катастроф на техногенных объектах

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Безопасность и устойчивость работы техногенных объектов.

2. Социальные технологии в атомной энергетике: актуальность разработки и применения.

3. Пути инновирования социальных систем в техногенном производстве.

1. В настоящее время безопасность и устойчивость работы техногенных объектов являются одной из базовых, стратегических проблем человечества на пути к устойчивому развитию. На земном шаре значительно возросло количество техногенных опасностей, угрожающих обществу, окружающей среде: химических, биотехнологических, атомных, оружейных, что существенно расширяет критическую зону для человека и природы. Чрезвычайные ситуации, катастрофы, аварии на гидротехнических, химических и военных производствах, газо- и нефтепроводах, АЭС становятся частым и обычным явлением.

По данным ряда ученых, такие события, как стихийные бедствия, техногенные аварии, характеризуются ростом их числа на 57%, ростом ущерба — на 5,1, ростом количества жертв — на 6,1% ежегодно. Эта же тенденция будет сохраняться и усиливаться до 2030 г. (Проект Государственной стратегии устойчивого развития Российской Федерации).

Нынешний этап развития цивилизации — это этап разрастающегося социально-экологического кризиса, преодоление которого требует пересмотра всех основных "истин" в экономической, социальной, демографической и экологической сферах на основе согласования их с законами биосферы и вытекающими из них ограничениями.

Перед миром встает огромная проблема: научиться моделировать, прогнозировать техногенные катастрофы, исключить момент "привыкания" к их возникновению и создать масштабные управленческие системы, не только организационно-технически, но и морально-психологически готовые к упреждающим действиям. В отношении к этим объектам позиция "ликвидации последствий" во многом является неприемлемой, хотя и здесь должна быть полная готовность. Размеры разрушающих последствий могут быть настолько велики, что надолго способны парализовать все ресурсы общества и природы. Все это налагает на производство и эксплуатацию такого рода объектов со стороны общества, субъектов управления особую ответственность не только в виде существенных капиталовложений и соответствующей технической вооруженности, но и всесторонней готовности на долгосрочной основе осуществлять масштабные меры профилактики, прогнозирования. Речь также идет о создании средств и систем упреждающего реагирования, прежде всего научно-аналитических, информационных, способных предупреждать техногенные катастрофы. Назрела необходимость создания и надежного функционирования упреждающей системы управления техногенными объектами.

Анализ показывает, что эти объекты во многом сегодня находятся в состоянии чрезвычайной ситуации, ряд из них не имеет надежной упреждающей защиты. Тактические средства быстрого реагирования на требования экстремальной ситуации, в том числе и информационно-аналитические, представляются далеко не оптимальными.

Поэтому новое, насущное требование современной ситуации не только в России, но и в мире — это использование нетрадиционных, инновационных технологий.

Безопасность — одна из первейших потребностей человека, общества, государства, человечества. Ее сущность заключается в способности отражать, предупреждать, устранять опасности, угрожающие существованию указанных выше субъектов, а также разрушающие их фундаментальные интересы, без удовлетворения которых немыслимы жизнь, благополучие, развитие и прогресс.

Своевременно устранять опасность возможно в случае адекватных методов, направленных на борьбу с ней. Выработка таких методов немыслима без подробного и всеобъемлющего изучения причин, ее порождающих. Следовательно, говоря о безопасности, мы всегда подразумеваем существование целого ряда причин, ее обусловливающих в различных сферах жизни человеческого общества, а также, меры для их устранения. Важно заметить, что, рассматривая современное общество, многие ученые и специалисты различных областей знания отмечают, что его качественной особенностью, неотъемлемой чертой его внутренней жизни является систематическое взаимодействие с угрозами и разрушениями, порождаемыми перманентным процессом модернизации, ставшим характерной чертой современной цивилизации, и полагают, что "производство рисков" — социальный процесс. В развитом обществе социальное производство материальных ценностей систематически сопровождается "социальным производством риска". Иначе говоря, в определенном отношении это катастрофическое общество, которое требует смены социологической парадигмы. Одной из характерных черт новой парадигмы развития должно быть государственное прогнозирование и регулирование процесса модернизации, переход от неограниченного к ограниченному риску, когда приоритетом является сохранение, защита природы и человека, предотвращение опасности[40] .

Опасность зарождается и проявляется на различных уровнях и в различных сферах — политической, экономической, экологической, технологической, социальной. Причем если опасность существует в одной из приведенных сфер, то факторы, ее порождающие, могут принадлежать к разным сферам, тесно взаимосвязанным друг с другом.

Это прежде всего относится к области современных опасных производств и технологий, где ослабление технологического, информационного контроля со стороны общества, государства может привести к необратимым последствиям. Поэтому инновационные ресурсы, которыми являются социальные технологии, в первую очередь должны быть нацелены на усиление социально-технологического контроля со стороны органов государственного управления за состоянием современных техногенных производств. Ослабление внимания к этой области, недостаточность мер социотехнической профилактики могут обернуться такой бедой для человечества, когда все его усилия будут сконцентрированы только на устранении последствий возникшей аварии, взрыва, а все остальные функции государственного регулирования окажутся ненужными в силу разрушения главного субъекта управления — человека, прежде всего страдающего в процессе техногенных катастроф.

Все это с очевидностью свидетельствует о том, что необходима инновационная государственная (федеральная и региональная) система предупреждения чрезвычайной ситуации техногенного взрыва. Ее разработка и осуществление начинаются (стратегия оперативного реагирования или ближнего действия) с применения программно-целевого метода управления в данной области. В основе этого подхода лежат следующие положения:

• техногенное производство представляет собой сложную систему, состоящую из взаимосвязанных технических, экономических и социальных объектов;

• эта система является организованной и имеет многоуровневую иерархическую структуру;

• техногенное производство представляет собой часть системы хозяйства общества, состоит из огромного количества разнообразных объектов, число связей в них очень велико;

• эта подсистема хозяйства и социальной жизни людей является управляемой;

• управление в ней основано на использовании экономических, социальных, технических закономерностей в их неразрывном единстве;

• подсистема обладает свойствами целенаправленности, иначе управление на всех уровнях неправильно;

• подсистема представляет собой динамическую, быстро развивающуюся структуру, реализующую как долгосрочные стратегические цели, так и кратковременные, имеющие сравнительно частный характер.

Программно-целевой метод управления повышает значимость выбора целей развития любой сложной системы, он предполагает согласование ряда комплексных программ и развития межотраслевых производственных комплексов, характеризуется целенаправленностью использования ресурсов, выделением их приоритетов.

При этом должна быть соблюдена определенная технология, включающая следующие процедуры:

• оценка проблемной ситуации, основные предпосылки ее программного решения;

• главная цель программы, ее место в общей системе целей и задач общества и хозяйственного комплекса;

• система целей и основных задач программы;

• показатели, раскрывающие конечные результаты реализации программы;

• пути достижения целей программы, система программных мероприятий, организационно-исполнительная структура;

• данные о ресурсах, необходимых для выполнения программы, сроках ее осуществления;

• оценка эффективности и последствий реализации программы.

Программно-целевой метод в настоящее время широко используется в решении технических, социально-экономических и естественно-научных проблем во всем мире, начинает активно применяться субъектами управления и в России, но пока явно в недостаточной мере. Это относится к российской сфере социо-технического проектирования, где накопилось огромное количество острейших проблем, требующих решения, особенно в области техногенного производства. В сложившихся условиях оптимальным выходом из такой ситуации является внедрение программы "Социальные регуляторы предотвращения чрезвычайных происшествий на опасных производствах". Концепция, механизмы ее реализации разработаны учеными Академии соци­альных технологий, и отделения атомной энергетики Международной Академии информатизации.

В рамках проекта осуществляется диагностика социо-технической ситуации на ряде объектов атомной энергетики и спроектирован ряд пакетов социальных технологий, способных снять социо-техническое напряжение.

2. Проектные разработки показали, что в современных условиях быстрых трансформаций, динамичных перемен, глобальных угроз и рисков в мировой практике управления все в большей мере утверждается инновационный метод освоения социотехнического пространства — его технологизация.

Разработка и внедрение социальных технологий, обеспечивающих безопасность функционирования техногенных и опасных объектов, предполагают использование целого комплекса методов сбора и обработки информации: статистический анализ, контент-анализ документов и прессы, фрагменты "мозговой атаки" и деловой игры с активом управления, факторный анализ группы риска, анкетный и экспертный опросы, моделирование, прогнозирование.

Основные направления исследования, связанные в первую очередь с практическими задачами, нацелены на разработку следующих социальных технологий:

1. Определение допустимых порогов рассогласованности системы.

2. Выявление приоритетных направлений развития системы на основе выявления "слабых звеньев" и "провалов".

3. Выявление уровня социальной и технической усталости среды (системы) и способов разрешения возникающих напряжений и конфликтов.

4. Определение вектора социальных интересов, согласование возникающих проблем на основе различных альтернатив.

Одним из методов эмпирического замера границ, в которых система теряет свою устойчивость, качественную определенность (от простой разбалансированности до угрозы полной катастрофы), является условная модель допустимого рассогласования между "целями", "интересами" развития системы и их актуализации в конкретной социальной практике. Задача обеспечения устойчивости социотехнической системы на операциональном уровне сводится к установлению и определению следующих основных параметров ее функционирования и развития:

• уровня социального и технического дискомфорта (комфорта) всех структурных элементов системы (континуум значений этих показателей находится в границах "норма — отклонение напряжение — усталость — чрезвычайная ситуация");

• степени социальной и технической адаптации системы к отклонениям, усталости, чрезвычайным ситуациям (континуум значений данных показателей охватывает следующие границы риска: "надежно, стабильно, не очень надежно, с определенной степенью риска, малонадежно, рискованно, абсолютно ненадежно, катастрофично");

• "веса" каждого фактора риска для общей устойчивости системы (весомость определяется по шкале, охватывающей следующие границы изменения качественных показателей уровня: "максимально высокий — максимально низкий");

• амплитуды возможных, вероятных волнений системы под воздействием внутренних и внешних факторов (динамическая модель устойчивости определяется на основе "дерева социальных проблем" и гипотетической модели "возмущений" в чрезвычайных ситуациях).

Основными критериями анализа и оценки устойчивости (надежности) социотехнической системы являются:

определение идеальных параметров ее развития и функционирования (построение идеальной модели);

определение допустимых параметров ее развития и функционирования (построение нормативной модели);

определение меры соответствия реальных параметров функционирования социотехнической системы ее нормативным и идеальным значениям (моделям).

Таким образом, актуальность разработки и применения социальных технологий на техногенных производствах состоит в возможности выработать правильную стратегию долгосрочного и ближайшего развития той или иной отрасли техногенного производства, прежде всего атомного, снизить количество ошибок и рисков, повысить социотехническую устойчивость объектов, обеспечить создание эффективной системы управления не только на конкретных предприятиях и в отрасли в целом, но и на уровне регионов.

Это тем более актуально, что, по разным экспертным оценкам, опасность "техногенных взрывов" в общей структуре рисков и угроз национальной безопасности России составляет от 15 до 45%[41] .

Все это позволит поднять на качественно иной уровень безопасность развития техногенного производства, напрямую скажется на укреплении общей национальной безопасности России в целом.

Экспертная система мониторинга устойчивости и безопасности техногенных объектов предполагает создание организационных условий для непрерывного слежения, регулярного анализа и оценки информации о состоянии и изменениях социальной, социо-технической, морально-психологической, финансово-экономической, политической, информационной и прочей обстановки как внутри, так и вокруг объектов техногенного производства. Экспертные оценки осуществляются с помощью специальных процедур и методик, проходят необходимую ЭВМ-обработку и представляются с определенной периодичностью в органы управления.

Система мониторинга устойчивости и безопасности функционирования, в частности, ядерно-опасных объектов преследует следующие цели:

получить информацию о социальных детерминантах социо-технической устойчивости системы, состоянии сбалансированности (разбалансированности) социальных и технических подсистем, факторах риска, социальной усталости, состоянии трудовой и жизненной мотивации работников, стрессовых ожиданиях, эффективности принимаемых мер корректировки дисбалансов, векторов развития и существующих механизмов управления в экстремальных ситуациях;

постоянно анализировать тенденции и динамику развития социально-экономической ситуации вокруг ядерно-опасного объекта и на территории, расположенной в непосредственной близости от его нахождения. В первую очередь необходимо отслеживать те явления и процессы, которые связаны с устойчивостью и безопасностью ядерного объекта и являются своеобразным социальным фоном, детерминирующим социально-психологическое состояние персонала, материальные и духовные основы его поведения и жизнедеятельности в целом;

обладать источником информации, позволяющим на различных отрезках времени иметь сопоставимые и надежные сведения управленческого характера, получать комплексную и надлежащим образом научно обработанную информацию о ядерных объектах, о рисках и вызовах их безопасности, критических порогах их устойчивости, о причинах опасного дисбаланса социальных и технических систем, о результатах принятия управленческих решений.

Экспертная система мониторинга может быть использована для решения следующих задач:

а) оценки сложившейся обстановки на техногенных объектах и вокруг них с точки зрения их безопасного и устойчивого развития;

б) прогнозирования экстремальных ситуаций, достигающих критических порогов устойчивости и безопасности их функционирования, а также ведущих тенденций развития напряжения, риска, угрозы;

в) планирования социальных, экономических, технических и других профилактических мероприятий, направленных на снижение риска, угроз безопасности и устойчивости объекта;

г) принятия управленческих решений на разных уровнях в сфере повышения сбалансированности социальных и технических подсистем, повышения общего уровня безопасности объекта, снятия социальных напряжений и конфликтов.

Конкретизация этих положений позволяет сформулировать перечень основных вопросов и задач, которые решаются в процессе экспертного анализа:

выделение наиболее значимых и актуальных с точки зрения безопасности и устойчивости проблемных ситуаций, характеризующих такие явления, как социальная усталость, социальная удовлетворенность, социальная ответственность, сплоченность коллектива, уровень профессионализма и качество подготовки управленческих кадров и др.;

оценка и упорядочение по степени значимости этих проблемных ситуаций;

определение приоритетных целей и задач управления в сфере повышения социотехнической устойчивости и безопасности объекта, упорядочение их по степени актуальности и важности;

выявление различных вариантов и сценариев развития социальной и социотехнической ситуации на объекте и вокруг него, определение альтернативных вариантов разрешения возникающих проблем, рисков и угроз безопасности с оценкой их предпочтения.

Конечно, невозможно заранее предопределить и зафиксировать перечень тех явлений и процессов, информация о которых в дальнейшем должна стать предметом анализа и оценки экспертов, занятых в системе мониторинга. Более того, подобный формализованный подход был бы не только нецелесообразным, но и ошибочным, если к тому же учесть, что в реальной действительности безопасность техногенного производства детерминируется бесконечно большим количеством чрезвычайно разнообразных социальных, технических и иных факторов. Однако наши исследования на ядерных объектах свидетельствуют, что такие социальные явления и процессы, которые в первую очередь определяют состояние социальной напряженности, и должны быть объектом мониторинговых исследований.

К их числу относятся:

социотехнические факторы:

технические и социальные риски;

уровень профессионально-технической подготовки;

инновационные, технологии;

уровень разбалансированности социального и технического векторов развития;

социальные факторы:

уровень социальной адаптации;

морально-психологический климат;

уровень социальной удовлетворенности различными сторонами жизни;

уровень социальной напряженности в трудовом коллективе;

уровень ответственности и духовного здоровья работников;

жизненная и трудовая мотивация;

психофизиологические факторы:

уровень психического напряжения при исполнении служебных обязанностей;

степень психической устойчивости работников к стрессовым ситуациям;

возможности восстановления нервно-психических сил работников;

физическое здоровье работников;

социально-политические факторы:

уровень социально-политической стабильности;

степень политизированности работников: количество забастовок, митингов протеста населения в защиту своих политических и экономических прав;

принятие на уровне региональной власти политических решений, способных привести к противостоянию как внутри, так и между регионом и центром и др.;

уровень лоббирования интересов отрасли в органах государственной власти;

социально-экономические факторы:

финансовое положение предприятия;

общая экономическая конъюнктура в регионе;

задолженность предприятия предприятию;

несоблюдение контрактных обязательств;

уровень и структура инвестиций.

Исходными понятиями, подлежащими операционализации в ходе мониторинга, являются:

социотехническая система, социальные факторы, стрессовые ожидания, состояние сбалансированности социальных и технических подсистем, уровни разбалансированности последних (индикаторы измерения, показатели, нормативы), факторы риска и показатели приближающейся катастрофы (социальные, технические, социотехнические); факторы социального и технического риска, социальная усталость, социальная устойчивость, социальная патология, состояние трудовой и жизненной мотивации работников, инновационные технологии коррекции управления в экстремальных ситуациях;

интересы, ценности, цели, мотивы сбалансированного поведения личности в сложных социотехнических системах; механизмы коррекции в условиях напряжения и опасности.

Основные сферы изучения: профессионально-трудовая, интеллектуальная, социально-бытовая, личностно-мотивационная, духовно-культурная.

Итоговые показатели, индикаторы:

интенсивность процессов разрушения (социальных, технических);

уровень разбалансированности социальных и технических структур;

степень риска, грани социотехнической катастрофы;

качество методов управления предотвращением риска, катастрофы;

технология предотвращения аварии, катастрофы;

уровень социальной усталости людей, характер жизненной и трудовой мотивации и поведения.

В зависимости от типа программного обеспечения мониторинга анализ ситуации, сложившейся на ядерных объектах отрасли, может быть рассмотрен в "статике" или в "динамике". Статическая модель социотехнической устойчивости предполагает анализ и рассмотрение сложившейся ситуации на разных управленческих уровнях (на уровне атомной станции, на уровне региона, на уровне страны) с точки зрения отклонений качественно-количественных параметров модели, отображающей реальное состояние объекта, в отличие от нормативных значений, характеристик. Математическим обеспечением этой модели может выступить программа для обработки социологической и статистической информации, в частности 5Р55. Динамическая модель оценки надежности и безопасности объектов требует разработки программного обеспечения, которое было бы состыковано с информационными массивами и базами данных и позволило бы работать в диалоговом режиме. Создание экспертной оболочки позволит проигрывать разные ситуации, строить имитационные модели и определять допустимые степени разбалансированности тех или иных элементов и отношений социотехнических систем, связанных с возникновением чрезвычайных ситуаций, а также оценивать последствия разных управленческих решений.

Динамическая модель безопасности и надежности атомных станций с соответствующей математической базой и программным обеспечением ориентирована прежде всего на определение степени риска (вероятностная оценка) нежелательных социальных, социотехнических процессов и явлений, наблюдаемых на разных уровнях, а также риска, связанного с принятием тех или иных управленческих решений.

Моделирование чрезвычайных ситуаций и поведения системы в зависимости от изменения или коррекции качественного (количественного) состояния отдельных ее подсистем осуществляется путем поиска наиболее оптимальных альтернатив повышения общей устойчивости системы. Предварительное изучение информации о состоянии и функционировании ядерных объектов показало, что для целостной, комплексной оценки их надежности и безопасности целесообразно использовать методологию системного анализа, позволяющего выделить основные элементы изучаемого явления и выйти на параметры, характеризующие сильные и слабые стороны состояния надежности и безопасности, т.е. возможные "зоны риска".

Системный подход целесообразно сочетать с экспертными оценками, массив которых формируется с помощью шкалы желательности или надежности. Модели надежности предприятий базируются на разработках профессора В.Б. Тихомирова[42] , основанных на количественно-качественном анализе статистической и социологической (экспертной) информации с использованием следующих шкал (см. табл. 2).

Таблица 2

Шкалы, используемые при оценке уровней "надежности" предприятия

Числа (первичные оценки эксперта)

Доли в оценке надежности (оценка исследователя)

Уровень надежности

1

0-200

Отсутствует или очень низкая надежность (очень плохо)

2

200-370

Плохой уровень надежности

3-4

370-400

На грани допустимой

5-6

400-630

Удовлетворительная средняя надежность

7-8

630-800

Выше среднего (хорошая) надежность

9

800-900

Превосходная (высокая) надежность

10

900-1000

Высшая, максимально желательная надежность

Важная особенность показателей надежности заключается в том, что они достаточно достоверно отражают состояние отдельных блоков, характеризующих общую надежность АЭС, более того, дают возможность представить динамику и возможность направления изменения надежности отдельных блоков предприятия. Для этого на основе принципа "восьми колес" строится общая модель предприятия и отдельных его подразделений и служб. Интерпретация результатов ведется с позиций содержательного анализа. При этом возможно усложнение или, наоборот, упрощение задач за счет изменения числа ситуаций, исследуемых блоков задач, введения новых промежуточных вариантов в области предполагаемых решений. В итоге можно получить исходные данные, позволяющие оптимизировать принимаемые решения и снизить неопределенность при оценке их последствий.

3. Инновация социальных систем в техногенном производстве предполагает выявление стратегических и тактических рычагов оптимизации социотехнической организации, повышение уровня устойчивости и безопасности объектов, обнаружение скрытых ресурсов и определение приоритетов развития. Инновирование социальных систем предполагает некоторую последовательность технологических операций, которую можно представить в виде следующих шагов.

Первым шагом на пути изменения социальной организации исследуемого объекта является определение порогов допустимого рассогласования на основе выделения основных критериев устойчивости системы.

Одним из методов эмпирического замера границ, в которых система теряет свою устойчивость, и количественной интерпретации ее качественных состояний (от простой разбалансированности до угрозы полной катастрофы) является условная модель допустимого рассогласования между "целями", "интересами" развития системы и их актуализацией в конкретной социальной практике.

Следующим шагом на пути инновирования социальных систем в техногенном производстве является определение показателей повышения социальной устойчивости системы. Использованием экспертных оценок определяется уровень надежности основных элементов системы. Нормативные параметры функционирования системы моделируются методом "восьми колес" и опираются на концептуальные представления экспертов о "весе" тех или иных структурных элементов надежности системы.

Использование, инновационной технологии в области оценки социотехнической ситуации на объекте, выявление "болевых точек" позволяют решить целый ряд задач. Главная из них — не просто выявление зон напряжения и составление социологической картины, а определение приоритетов и современных социальных технологий, способных изменить положение дел в лучшую сторону. Принципиальным для данного проекта является то положение, что две задачи решаются в органической связи. Этому способствует технология оптимизации самой исследовательской и внедренческой работы, которая может быть выражена в следующем виде (схема 3).


Схема 3

Главным недостатком сегодняшних управленческих действий является то, что они устарели, не отражают быстро меняющейся обстановки еще задолго до того, как они вступают в стадию запуска, еще на стадии проектирования. Поэтому само управленческое действие нередко не только не несет положительной нагрузки, но и зачастую имеет отрицательный заряд. Поэтому управление перестает служить успешному решению возникшей проблемы, а в процессе своего функционирования порождает гораздо больше сложностей, чем их было до момента воздействия.

Инновирование социальной организации помогает преодолеть эту характерную болезнь нашего управления уже на стадии проектирования: определение уровня социотехнической устойчивости системы изучается в органической связи с методами разрешения возникающих напряжений, конфликтов.

Поэтому третьим шагом (направлением) на пути инновирования социальной организации ядерного объекта является определение уровня социальной и технической устойчивости среды (системы) и способов разрешения возникающих напряжений, конфликтов.

Цель данного направления: а) определение дестабилизирующего вектора развития и функционирования системы; б) выявление вероятности "снятия" "усталости" за счет внутренних ресурсов системы; в) оценка возможных последствий "сценариев" их разрешения и уровня "напряжения" системы в процессе ее адаптации к "вызовам" и "угрозам" извне. Исследование основывается на поэтапном использовании комплекса социологических приемов и методов.

I этап: изучение сводок, отражающих разные стороны функционирования технических и социальных подсистем объекта, и накопление статистической информации об "усталости" системы.

II этап: выявление экспектаций (ожиданий) стрессовых ситуаций в отношении возможных аварий, чрезвычайных ситуаций, катастроф.

III этап: изучение механизмов "разблокировки" потенциала напряженности. Определение социальных "клапанов" сброса "высокого давления".

IV этап: на основе экспертных оценок определяются "силы" внутренних ресурсов системы, способные противостоять "возмущениям" социальной и технической усталости.

V этап: синтез полученной информации и определение приоритетного вектора развития системы.

На основе полученных данных анализируется состояние системы по каждому этапу и предлагаются пакеты социальных технологий по повышению социальной устойчивости развития и функционирования исследуемого объекта.

Заключительным шагом (направлением) в инновировании социальной организации является определение вектора социальных интересов и "профиля" основных субъектов управления социо-технической системой. Данное направление опирается на разработанную технологию согласования интересов между различными социальными субъектами на основе выработки общей модели допустимых, приемлемых для всех сторон решений.

Данное направление исследований использует экспертные оценки. В основу анализа и выработки наиболее оптимального "сценария" разрешения существующих проблем положена модель выявления наиболее оптимальных путей согласования "вектора интересов" с минимальными издержками для каждой из сторон. Эта модель основывается на определении по шкалам "желательности" и "силы" каждого из участников. На основе полученных данных и анализа состояния системы предлагаются пакеты социальных технологий по повышению социальной устойчивости развития и функционирования исследуемого объекта.

Именно такой подход к осуществлению и реализации проекта позволяет получить ряд новых теоретических и практических результатов, которые на деле способствуют снижению уровня социо-технической напряженности на опасных производствах, прежде всего атомных, и могут содействовать предотвращению чрезвычайных происшествий.

Пакет социальных технологий повышения надежности и безопасности ядерных объектов включает три основных уровня.

Первый — технологии безопасности и надежности основных структурных подразделений (цехов, служб) ядерной станции.

Второй — технологии совершенствования работы ядерного объекта в инфраструктуре региона, в котором он находится.

Третий — в общем контексте отраслевых и внутриполитических проблем.

Технологии надежности и безопасности ядерных объектов как на микро-, так и на макроуровне позволяют комплексно и системно подойти к управлению проблемой предотвращения социотехнических катастроф на основе постоянно действующего мониторинга (слежения и раннего предупреждения нежелательных событий).

Глава 10

Технологии защиты и эффективного

использования интеллектуальной

собственности

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Интеллектуальная собственность: сущность, структурные элементы.

2. Приоритеты интеллектуальной собственности.

3. Технологии защиты интеллектуальной собственности.

1. В отношениях собственности в условиях информационной эпохи происходят коренные изменения. В развитых странах приоритетом становится интеллектуальная собственность, которая нередко составляет более 50% в общем объеме совокупного национального продукта. Как разновидность собственности (общенародной, государственной, коллективной, индивидуальной, акционированной, частной и др.) она, став доминирующей, одновременно является объектом рыночных отношений, имеет стоимостные оценки, может быть и является предметом трудовых контрактов, договоров, купли-продажи, передачи прав, словом, активно включается в товарооборот на коммерческих началах. Парадокс состоит в том, что при непрерывном возрастании доли интеллектуальной собственности в любых общественных отношениях по присвоению вещей, материальных предметов в виде информации, ноу-хау, управленческих технологий, фундаментальных идей она сама пока не является объектом отношений собственности и выступает как наиболее незащищенный ресурс общественного развития.

Согласно давно устаревшему стереотипу законодательному регулированию в большей мере подлежит присвоение вещей, финансовых средств, вещные отношения, а новые идеи, "прорывные" технологии, управленческие решения, понятия, художественные образцы относятся к сфере логических абстракций, которые не имеют адекватных форм оценки стоимостных выражений, экономических и социальных критериев, юридических нормативов. Это приводит к появлению пиратства в интеллектуальной сфере, т.е. незаконному присвоению результатов труда наиболее квалифицированной части общества паразитическими, нередко криминальными структурами, причем используются они, естественно, не в интересах развития сообщества.

Поэтому разработка технологий защиты и развития интеллектуальной собственности в современных условиях — одна из самых актуальных проблем сбалансированного социального развития. Очевидно, что для создания управленческой модели защиты интеллектуальной собственности необходимо уточнить ее сущность, определение и внутреннюю структуру.

В литературе до сих пор отсутствует развернутое определение интеллектуальной собственности. Вся проблема сводится в основном к юридическим нормам ее защиты без достаточного социально-философского анализа самого объекта защиты, определения предмета исследования, его структуры, изменившихся функций.

В обществе существуют материальная и духовная сферы и соответственно материальное и духовное производство. В сфере материального производства создаются преимущественно средства производства и предметы потребления. В отличие от этих объектов изобретения промышленные образцы, произведения науки, литературы, искусства и другие достижения интеллекта создаются в сфере духовного производства. В институте интеллектуальной собственности, где огромное разнообразие продуктов человеческого труда, есть общие начала, позволяющие их объединить.

Из них можно выделить следующее:

1) все объекты интеллектуальной собственности — результаты или проявления деятельности ума. Ряд этих объектов — прямое и непосредственное проявление человеческого таланта в области науки, техники, литературы, искусства. Именно поэтому такого рода собственность обозначается как интеллектуальная;

2) результаты интеллектуальной деятельности имеют стоимостные оценки, как и прочие продукты человеческого труда. Они могут быть включены в товарооборот на коммерческих условиях, давать полезный эффект (экономический, социальный и т.п.), удовлетворять личные и общественные потребности. Субъект собственности осуществляет присвоение упомянутых нематериальных объектов своей властью и в своих интересах; содействие третьих лиц при этом не требуется. Соответственно определенным образом он осуществляет владение, пользование, распоряжение, поэтому для обозначения рассматриваемых объектов применим термин "собственность";

3) продукты интеллектуальной деятельности выступают носителями определенной информации. Это — новые решения технических задач (изобретения, промышленные образцы) или сведения (товарный знак, знак обслуживания) о месте производства товара и т.д. Сама информация имеет нематериальный характер и, лишь будучи воплощенной в объективированную форму (в техническую документацию, тест, графический знак, символ и т.д.), может быть включена в научно-технический или коммерческий оборот в качестве интеллектуального продукта;

4) большинство объектов интеллектуальной собственности как результат творческого труда имеет авторов. Товарные знаки и иные обозначения индивидуализируют субъекты и продукты обычного труда (товары, услуги);

5) интеллектуальные продукты не относятся к "потребляемым вещам", которые с течением времени морально устаревают и изнашиваются. К произведениям науки, литературы и искусства, относимым по своим достоинствам к совершенным, даже понятие морального износа неприменимо — их рыночная стоимость со временем, как правило, растет;

6) результатами интеллектуальной деятельности может одновременно пользоваться неограниченный круг лиц — не только собственники данного интеллектуального продукта, но и не собственники после покупки ими соответствующей лицензии, а в случаях, предусмотренных законом, использование может осуществляться и помимо воли собственника интеллектуального продукта;

7) между объектами интеллектуальной собственности существует системная связь. На каждом этапе научно-технического прогресса формируются и развиваются интеллектуальные продукты; последующие в известной мере зависят от предыдущих. На этапе научно-исследовательских разработок получают объективированное выражение результаты научной деятельности — теории, гипотезы, уравнения, открытия и т.д. Опубликованные статьи, монографии, научные отчеты, стенограммы публичных выступлений нередко служат основанием, отправной точкой перехода к следующему этапу — поисковым и опытно-конструкторским работам. Результаты этого этапа — научно-технические разработки, конструкторские решения прикладных задач зачастую обладают абсолютной новизной. Изобретения и промышленные образцы, математические расчеты — объекты интеллектуальной собственности объективируются в описаниях, чертежах, схемах, макетах, опытных образцах и в этом виде могут быть тиражированы и включены в промышленное производство. Этапы экспериментов и промышленно-коммерческого освоения предполагают использование таких объектов интеллектуальной собственности, как ноу-хау, товарные знаки, знаки обслуживания, указания места происхождения, пресечение недобросовестной конкуренции и др.;

8) по поводу объектов интеллектуальной собственности возникают такие общественные отношения, которые могут быть и являются предметом правового и социально-экономического регулирования. Правовая защита изобретений, произведений литературы и других объектов интеллектуальной собственности начала складываться в отличие от защиты вещной собственности значительно позже — в эпоху Ренессанса. Первый патентный закон появился в Англии в XVII в. В XIX в. развитие патентного и авторского права в Европе шло довольно интенсивно, в том числе и в России. Некоторые объекты интеллектуальной собственности нашли закрепление в специальных правовых формах и в советском гражданском законодательстве. Были созданы специальные правовые институты: право на открытие, на изобретение, авторское право и др.

Выделенные специфические черты и свойства интеллектуальной собственности позволяют сформулировать ее определение.

Интеллектуальная собственность — это отношение владения, пользования, распоряжения идеальными объектами, выраженными в каких-либо объективных формах, воплощающих научно-техническое, литературное и иное творчество индивидуальных или коллективных субъектов. Очень важно отметить специфическую и сущностную черту интеллектуальной собственности: она является результатом творения человеческого разума, человеческого интеллекта, границы которого безмерно велики, возможности практически неисчерпаемы, а изменения настолько динамичны, что на протяжении нескольких лет возникают новые виды интеллектуальной собственности, меняются ее структура и функции.

В содержание понятия "интеллектуальная собственность" сегодня прочно вошли не только традиционные объекты литературы, искусства, информационного, развлекательного бизнеса, но и компьютерные программы, базы данных для них, продукты биоинженерии и т.п. Объекты, относящиеся к сфере высоких технологий, имеют много общего. Прежде всего их создание требует, как правило, гораздо больше времени, средств и творческих усилий по сравнению с затратами на их копирование и использование. Часто такие объекты представляют собой результаты совместной деятельности многих лиц, объединившихся с тем, чтобы добиться успеха в условиях конкуренции между различными отраслями промышленности. При этом надо отметить, что продукция отраслей, базирующихся на высоких технологиях, имеет относительно короткий жизненный цикл, постоянно обновляется, сменяется образцами следующих поколений; заказчики же, как правило, предпочитают иметь дело с теми компаниями, которые более перспективны с точки зрения выпуска улучшенной продукции новых поколений.

2. Среди всех видов интеллектуальной собственности в век научно-технической революции особую значимость приобретает управленческий ресурс, особенно при разбалансированности общественных структур, возникновении социальных напряжений, взрывов и катастроф в результате снижения уровня управляемости.

Становится очевидным, что без количественной и качественной оценки имеющегося интеллектуального потенциала трудно выявить эффективные механизмы его защиты (управленческие, социально-экономические и юридические). Последние возникают и действуют пока в относительно самостоятельном правовом пространстве, что и делает их малоэффективными. Без осуществления этой работы трудно успешно внедрять компьютерную технику, расширять поле применения информационной техники. В каждом конкретном случае эта задача имеет специфические решения, обусловленные данной ситуацией, возможными приоритетами.

Итак, для технологизации интеллектуальной собственности важно не только понять ее сущность, но и четко выделить ее наиболее приоритетные структурные элементы.

Они могут быть представлены таким образом:

литературные, художественные произведения, научные труды;

исполнительская деятельность артистов, фонограммы и радиопередачи и телепередачи;

изобретения во всех областях человеческой деятельности на разных стадиях — от концептуальной идеи — до технологической проработки;

научные открытия, находящиеся на разных этапах развития, реализации;

промышленные образцы;

товарные знаки, знаки обслуживания и коммерческие обозначения;

технологии пресечения недобросовестной конкуренции;

компьютерные и математические программы, продукты биоинженерии;

информационные технологии, базы данных;

управленческие технологии, управленческие программы, пакеты социальных технологий в области управленческого ресурса;

технологии в сфере подготовки персонала управления, повышения его управленческого интеллекта и профессиональной культуры;

технологии самореализации личности, прогнозирования собственных интеллектуальных возможностей и коллективной рефлексии социальных организаций;

технологии функционирования политической власти;

технологии завоевания рынка, современного маркетинга и менеджмента;

стратегические технологии освоения геополитического пространства (программы, проекты, прогнозы).

Их интегральными классификаторами являются: умственная деятельность, проявление человеческого таланта в различных сферах, наличие различных форм информации, выраженное авторство, возрастающая стоимость и высокая наукоемкость, системная связь между всеми компонентами собственности, которые не существуют один без другого.

На основе анализа структурных элементов интеллектуальной собственности, выделения приоритетов среди них можно очертить контуры оптимальной управленческой модели ее защиты и развития с учетом особенностей России.

Охрана объектов интеллектуальной собственности, относящихся к сфере наукоемких технологий, литературы, художественных произведений, научных трудов, изобретений, открытий, промышленных образцов, имеет исключительный характер и безусловный приоритет.

Следует признать, что Россия, совершая рывок к цивилизации, бросила свои лучшие национальные силы в эту сферу деятельности, сконцентрировала в ней ресурсы, порой за счет ослабления других зон и, несомненно, добилась на этом участке в экстремальных условиях выдающихся результатов, нередко превосходящих все мировые аналоги. Этот интеллектуальный ресурс наряду с природным является одним из самых крупных в мире. Именно он сегодня является товаром, который продается за бесценок.

Расхищение интеллектуальной собственности происходит прежде всего из-за отсутствия государственной идеологии (системы идей и представлений), задающих общие ориентиры развития российского государства. Крупномасштабные действия (каковыми являются меры по защите приоритетных ресурсов общества) всегда опосредуются той или иной государственной идеологией. В обществе утверждается опасный стереотип, что в любой идеологии нет элемента объективной истины, в ее рамках не могут быть получены знания, имеющие научную ценность. В таком деидеологизированном пространстве объекты проявления интеллекта, таланта в области науки, техники, литературы, искусства, словом, человеческого разума не могут быть надежно защищены в национальном аспекте. Они не получают выражения и защиты в геополитическом пространстве, где взаимодействие государств и народов осуществляется в неравноправном, непартнерском режиме; обычно выигрывают те нации и государства, стратегия которых (государственная идеология) наиболее дальновидна, разработана (технологически оснащена), что делает их активными субъектами мировой политики, наиболее полно выражающими интересы своих народов.

Стратегическая власть государства, его национальная концепция развития и соответствующая ей государственная идеология — высший вид коллективно-интеллектуальной собственности, без наличия которой невозможно говорить об эффективных мерах защиты и развития ее остальных компонентов как в национальном, так и геополитическом масштабах.

Цивилизованный совокупный опыт свидетельствует: когда преобразования и реформы начинаются в той или иной стране без предварительной концептуальной проработки, информационно-аналитической деятельности, которые закладываются в основу изменения политического курса, даже политическая (не говоря о других) деятельность вырождается в политиканство и вместо блага приносит неисчислимые беды своим народам и всему человечеству.

Вот почему необходимы широкие программы и глобальные технологии как результат коллективного разума, исходящие из наиболее целостного представления о человеке, а не из какой-либо одной его функции, будь они как угодно важны в отдельности. Должна быть долгосрочная программа в мировом масштабе, ибо сегодня ясно, что целый ряд жизненно важных проблем (экологической безопасности, сохранения культуры и др.) усилиями одной страны не решаются. Необходима концептуальная межгосударственная политика, использующая цивилизованные механизмы ограничения "чистого рынка" и "свободной экономики", обеспечивающая поддержку науке, наукоемким и гуманитарным технологиям, приоритет культуры, образования, правильного, бережливого использования человеческих ресурсов.

Но здесь еще раз следует подчеркнуть, что составление глобальных мировых программ должно складываться из столь же глобальных по духу проектов для отдельных стран, входящих необходимым фрагментом в мировую мозаику.

Основная идея, из которой, как нам представляется, надо исходить, заключается в том, что рынок — это не венец цивилизации, что ее новое качество должно базироваться на коллективном разуме планеты, передовых культурных традициях, вере в торжество справедливости. Уже сегодня мы должны сесть за стол переговоров и не вставать из-за него до тех пор, пока не выработаем всеобщие и приемлемые для всего человечества гарантии его духовного сохранения. Это необходимо делать быстро, так как уже сейчас, если верить специалистам (в частности, академику В. Казначееву), в руках у возможных злоумышленников могут оказаться имеющиеся на вооружении военных психологические средства борьбы, т.е., как говорит ученый, оружие порабощения и уничтожения разума, превращения человека в раба или робота, животную силу или даже орудие убийства.

В этих условиях мы просто обязаны укрепить его духовность, выработать в нем иммунитет против вредных внешних воздействий, пробудить дремлющие в каждой душе защитные свойства самосознания, повысить его сопротивляемость манипулированию извне.

Поэтому необходим созыв Конференции ООН на уровне глав правительств по проблемам духовной среды и ее развития, принятие соответствующей декларации и других документов, направленных на предотвращение грозящей беды — нарастающей бездуховности и идущего вслед за ней одичания. Кризис духовности особенно поражает на фоне интеллектуальных богатств, уже накопленных человечеством на протяжении его многовековой истории.

Поэтому речь должна идти, по-видимому, о том, чтобы во весь голос говорить об охране духовной среды человечества, о включении духовной культуры в качестве одного из определяющих элементов в концепцию устойчивого развития планеты, об освоении социального пространства совместными инновационными методами, суть которых — информатизация, технологизация с гуманистическими целями.

Конференция должна выработать не только общую концепцию "духовной цивилизации", но и сформулировать основные принципы и пути сбалансированного развития человечества с ориентацией на постепенное повышение роли духовных, нравственных приоритетов, наращивание ресурсов, выделяемых на удовлетворение культурных потребностей людей. Эти предложения могут быть дополнены разработкой ряда частных программ в области развития отдельных отраслей культуры (например, книжного дела, симфонической музыки), поддержания нравственности, науки, образования.

Рекомендации, выработанные усилиями всех стран, входящих в ООН, могут и должны быть возведены в ранг государственной и межгосударственной политики, с которой должны сверяться любые экономические, социальные и политические решения.

Что касается России, то на федеральном уровне систему защиты и развития интеллектуальной собственности давно необходимо закрепить созданием современного юридического пространства. Необходим закон об интеллектуальной собственности, об особом независимом статусе науки. Эти ресурсы общества сегодня фактически выключены из механизма обеспечения его нормального сбалансированного развития и функционирования.

В связи с признанием объектов интеллектуальной собственности реальным товаром давно назрела потребность в существенном обновлении всей системы нормативно-правовых актов, национальных законов об интеллектуальной собственности, которые требуют периодической коррекции с тем, чтобы можно было установить и применить международный режим охраны ее объектов. В целом сегодня необходима российская правовая доктрина защиты и развития интеллектуальной собственности и четкий механизм ее реализации.

Если это не будет сделано, то России грозит потеря интеллектуально-духовного потенциала общества и целого поколения в условиях, когда невыгодно работать, непрестижно учиться, что программирует и определяет отставание от всех и навсегда. Известно, например, что только отставание в области образования, где ассигнования на его нужды меньше 6-8% общего бюджета, усиливает вероятность наступления кризисных явлений, при этом растет бюджетный дефицит, падает производительность труда, повышается нестабильность.

О роли средств массовой информации (СМИ) в деле защиты и развития интеллектуальной собственности в России следует сказать особо.

К сожалению, этой функции они не выполняют в полной мере. Произошли еще большая их монополизация и отрыв от общенациональных интересов, когда за них выдаются интересы одной малочисленной группы населения. Стало обычным явлением искажение информации, манипулирование общественным мнением, насаждение низких образцов массовой культуры и т.п. Необходимы юридические, нравственные, политические и финансовые средства преодоления монополизации СМИ, обеспечения представительства интересов всех основных слоев населения на страницах газет, радио, телевидения. Речь при этом идет, конечно, о государственных (или пользующихся государственными субсидиями) СМИ, а не о коммерческих. Последние, однако, тоже не должны иметь преимуществ. В отношениях со СМИ необходимо разумное законодательное регулирование их деятельности, что будет способствовать снятию напряжения в обществе и защите интеллектуального творчества от односторонних оценок. Без четкого законодательного регулирования деятельности СМИ общество не получит в их лице союзника в формировании духовности, интеллекта, они всегда будут служить корыстным интересам той или иной влиятельной группы. В России пока отсутствует система цивилизованного авторского права, что приводит к большим потерям на рынках интеллектуальной продукции и услуг, усиливает утечку умов, обусловливает сверхнизкие авторские гонорары, ведет к засилью низкопробной западной кино- и книго-продукции. Все это наносит огромный вред экономике и международному престижу России. Назрела необходимость разработки и принятия государственной программы по борьбе с пиратством в области авторского права, что является к тому же и огромным источником дохода. Например, США ежегодно зарабатывают только на передаче прав на объекты интеллектуальной собственности 270 млрд. долл., что больше экспорта продукции сельского хозяйства.

К сожалению, в общественном сознании и государственной политике России действует устаревший стереотип — богатства страны измеряются только ее природными кладовыми, а к сокровищам интеллектуальной собственности отношение варварское: не используется рационально даже то, что уже достигнуто в этой области. По интеллектуальным запасам иностранные эксперты считают Россию самой богатой в мире.

В целом необходим современный механизм защиты и развития интеллектуальной собственности, достойного стимулирования творческого труда, различных фондов содействия интеллектуальной деятельности, т.е. стройная система межгосударственной поддержки.

3. Приоритетное значение для России имеют защита и развитие интеллектуальной собственности в сфере промышленного производства и научно-технических разработок. Хотя при этом необходимо учитывать, что интеллектуальная собственность не всегда делится на составляющие и нередко представляет интегральное целое: духовное творчество возможно, как показывает мировой опыт, в тесном взаимодействии разных культур (технической, гуманитарной).

Организация и создание новых производств всегда требуют значительных инициатив, творчества и больших интеллектуальных вложений, которые нужно уметь оценить и поощрять по конечному результату. Создание нового производства только тогда будет оправданным, если его продукция будет ориентирована на перспективный спрос. Для этого необходимо использовать современные технологии, а при распределении собственности предприятия между членами трудового коллектива учитывать долю интеллектуальной собственности (технологии, научное консультирование, расчеты и т.д.). На практике, как правило, при распределении собственности учитывают только стаж работы на данном предприятии и зарплату. Так что те, кто создавал новые производства, проявлял максимум изобретательности, чтобы выпускать инновационную продукцию, получают несравненно меньше по отношению к тем членам коллектива, которые просто честно трудились.

Необходимо подчеркнуть, что проблема защиты интеллектуальной собственности имеет две стороны. Одна — юридическая защита, обычная судебная защита прав собственника. Другая — имущественное возмещение морального вреда при нарушении условий конфиденциальности, которое существует во многих странах. Подобное положение может применяться и в сфере интеллектуального труда. У нас существует такое положение: работал ученый в институте, потом перешел в кооператив. В результате, используя знания научного работника, кооператив получает сверхдоходы. Формой защиты от таких ситуаций у шведов является договор между Союзом шведских предпринимателей и профсоюзами, где оговаривается, кому принадлежит изобретение, через сколько лет можно разгласить те сведения, которые были получены.

В положении Конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности, членом которой является Россия, записано, что интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям, исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам, изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям, промышленным образцам, товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям, относящимся к защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, имеющие отношение к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

Однако в настоящее время практически нет защиты против недобросовестной конкуренции. Недостаточно осуществляется и охрана авторских прав на изобретения, научные открытия. Очень серьезна проблема ведомственной разобщенности в сфере интеллектуальной собственности и ее охраны. Известно, что здесь традиционно разделены сферы авторского права: Бернская, Женевская конвенции защищают произведения науки, литературы и искусства и патентного права; Парижская конвенция — промышленную собственность: изобретения, открытия, промышленные образцы, рационализаторские предложения и т.п. Делаются попытки провести между этими сферами четкие границы. Так, считается, что авторское право ориентируется на форму, а патентное — на содержание творческого результата. Однако, как известно, форма часто сливается с содержанием. Например, патентное ведомство Великобритании на издаваемых им патентных описаниях ставит копирайт, т.е. знак защиты авторского права. Существуют и технические объекты, где форма и содержание неделимы.

Другим основанием для разграничения может считаться сам способ построения вышеупомянутых сфер права. Авторское право строится как защита реноме автора, творческого результата, который является объективно неповторимым.

Патентное право строится как защита приоритета, творческого результата, который может появиться одновременно у разных авторов, поэтому авторство нужно вовремя регистрировать, подавать заявку, фиксировать приоритет, проводить экспертизу на новизну.

Видимо, пришло время преодолеть ведомственный характер в деле защиты интеллектуальной собственности.

Практика показала, что нужны механизмы согласования, основанные не на указаниях, а на следовании общим экономическим интересам. Следует стремиться к тому, чтобы "помочь готовить специалистов в таких областях, как управление исследованиями, научная и техническая политика, экспертиза конкурсных заявок, сертификация, управление высшим образованием, передача технологий, маркетинг научно-технической продукции, защита интеллектуальной собственности"[43] . Даже введенный 20 октября 1993 г. в действие Закон Российской Федерации "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных", не привел к единству точек зрения на определение таких базовых понятий, как "программа", "программный продукт", "лицензия" применительно к программе и программному продукту.

Защита интеллектуальной собственности в области информатики, компьютерной техники, наукоемких высоких технологий не случайно выдвигается на передний план. Это во многом связано с усложнением как стратегического, так и тактического управления, которое сегодня все в большей мере становится важнейшим ресурсом, определяющим прогресс общества. В. Леонтьев считает, что хотя страна может обладать всеми ресурсами развития, но отсутствие современного управления, основанного на интеллектуальной стратегии, современной информационно-аналитической базе, компьютерной технике, автоматически отбрасывает ее в разряд отсталых.

Подчеркнем еще раз, что необходима целенаправленная государственная политика и адекватный ей механизм реализации защиты и развития интеллектуальной собственности в России, без чего невозможно ее возрождение и достойное место в мировой цивилизации.

Раздел III

ТЕХНОЛОГИИ РАСКРЫТИЯ ЖИЗНЕННЫХ СИЛ ОБЩЕСТВА И ЛИЧНОСТИ, ИХ САМОРАЗВИТИЯ

И САМОРЕАЛИЗАЦИИ

Глава 11 Духовно-культурное содержание современного управления:

социально-технологические аспекты и проблемы

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Духовно-нравственные факторы как регуляторы общественной жизни.

2. Структурные элементы духовно-культурной жизни общества.

3. Понятие "жизненные силы общества и личности", технологии раскрытия.

4. Особенности духовно-культурной жизни России и ее жизненных сил.

1. Особенности современной науки управления как самостоятельного направления в современном познании мира во многом объясняются тем, что ее важнейшим системообразующим компонентом (наряду с политическим, экономическим, социологическим и др.) является сфера духовной жизни людей, состояние общественного и индивидуального сознания.

Необходимо понять, что любой субъект управления действует не только в определенной социально-экономической, политической, но и духовно-культурной среде. Последняя отличается большой самостоятельностью и во многом определяет аналитические, информационные, организационные и другие возможности субъектов управления. Эффективность управленческой деятельности в целом, как и всякой деятельности, управленческой в особенности, субъективна. Поэтому качество субъективности, мера познания объективной реальности во многом зависят от состояния духовной культуры общества в целом, ее отдельных субъектов: начиная от государства и кончая каждым отдельным человеком. И мера субъективности в управлении возрастает и будет возрастать. Это связано с увеличением объема интеллектуальной собственности, повышением значимости информационного ресурса в управлении, появлением интеллектуальных систем управления.

Поэтому уже сегодня степень управляемости общественными делами во многом зависит от действенности таких регуляторов, как культура, традиции, нормы морали, идеология, зрелость сознания, научность и целостность мышления и т.п. Роль и значение этих регуляторов не только постоянно возрастают, но и меняют сам характер управленческих отношений, которые все в большей мере освобождаются от жесткого воздействия и регулирования (правового, административно-командного, финансово-экономического, фискального, информационно-манипулятив-ного и т.п.) и наполняются регуляторами духовно-культурными, научными, нравственными.

Накануне XXI в. эта общесоциологическая тенденция выступает как главная определяющая, расширение которой способно в будущем обеспечить устойчивое развитие, преодолеть кризис управления. Расширение рамок этой тенденции связано с возрастанием роли человеческого фактора в решении всех проблем мирового сообщества, ростом творческих возможностей каждой личности, возрастанием ее ответственности за все происходящее в мире. Искусственное подавление этой тенденции или слабая реакция на ее требования, попытка решать возникающие проблемы только "силовыми" способами — тупиковый путь управления.

Только соблюдение необходимых пропорций между формальными и неформальными санкциями в обществе, между мерами правовой ответственности, наказания и духовными регуляторами общественной жизни (культура, традиции, нормы морали, творчество, внутренняя мотивация и др.) позволит преодолеть неорганизованность в общественной жизни, изжить ее сегодняшнее болезненное состояние, основной диагноз которого — кризис культуры, духовности, ценностно-нормативный вакуум.

Необходимо понять, что, как только мы вступаем в сферу управления общественными делами, нам не обойтись без духовности и морали, без учета их норм и требований, связь эта многоаспектна. В обществе нельзя ставить цели, достигаемые любыми средствами. Если цели безнравственны, несут людям зло, разрушают основную ценность — человеческую жизнь, игнорируют или не учитывают смысл человеческого общежития — гуманизм, подавляют жизненные силы общества и личности, тогда целеполагание как основной инструмент управленческого воздействия бессмысленно, ущербно и антигуманно. Горький опыт всей истории свидетельствует о тех неизмеримых бедствиях, которые пережило человечество из-за расхождения этих начал. Уровень и качество нравственного регулирования как показатель состояния духовной культуры общества в целом, его простор всегда характеризовали и будут характеризовать надежность и эффективность институциональной системы управления, ее сбалансированность и антикризисное состояние.

Кризис морали в субъектах управления, институтах общества, появление "двойной морали" — всегда верный признак не только разложения властных отношений, управленческих в частности, но и неизбежного разрушения и уничтожения всей социальной организации.

Нравственность, духовность как важнейшие регуляторы общественной жизни наряду с интеллектуальной властью пронизывают все механизмы управления.

Структура нравственного сознания сводится к представлениям о смысле и целях человеческой жизни, справедливости, достоинстве, нравственных идеалах, знаниях моральных норм, этических принципов, что позволяет личности, общественному институту, социальной группе правильно ориентироваться в окружающем мире, облагораживать свои потребности и интересы, мотивы и побуждения, словом, запускать, как говорят психологи, идейно-психологические механизмы нравственного сознания и поведения (совесть, долг, ответственность, честь, достоинство, любовь к ближнему, к Отечеству и т.п.).

Нравственность — могучий регулятор общественной жизни, а следовательно, управленческой деятельности. Она не может быть заменена ничем другим: ни правом, ни финансами, ни административно-карательными мерами. Наоборот, нравствен­ность воздействует на все сферы общественной жизни, и чем шире и богаче область ее проявления, тем больше возможность для ограничения силовых методов управления.

Температура духовного здоровья общества и государства — взаимосвязанные явления, но нередко снижение духовности и нравственности в обществе в целом начинается с резкого падения духовных и моральных устоев главного субъекта управления — государства, которое в силу целого ряда причин перестает служить обществу, усваивает принцип "двойной морали", "разрыва между словом и делом", "цинизма и делячества". В этих условиях происходит утрата духовно-нравственных ценностей в государственном аппарате управления, политические лидеры перестают быть нравственными образцами для подражания, теряют доверие граждан, что приводит к возобладанию в обществе настроений группового эгоизма, национальных амбиций и т.п.

Кризис духовно-нравственных ценностей проявляется в нарастании настроений мещанства, ухода в мир частных интересов, неадекватного поведения и т.п. Восстановление нравственных ценностей всегда связано с возрождением общественных интересов, ибо судьба каждого в отдельности связана с судьбой Родины. Защитить свои права и нравственное достоинство нельзя без защиты прав Отечества в целом, без возрождения патриотизма.

Проблема выражения интересов России — это и проблема нравственности управления, государственной деятельности в особенности, ее ценностных ориентации, формирования высоких нравственных качеств руководителей. Необходимо понять и принять как категорический императив, что нравственно-цен­ностное воздействие и регулирование охватывают все стадии управленческой деятельности, всю ее систему и являются определяющими.

Понятие ценности неразрывно связано с понятием знания. Но само по себе знание не может выступать в качестве регулирующего поведения. Оно должно не только воплотиться в цель, в программу деятельности, но и стать убеждением данного человека (социальной группы, социального института, общества в целом). Только тогда знание становится не разрушительной силой, а обретает новое качество — положительной регуляции общественной деятельности, в том числе управленческой. Это требует решения экономических, политических, юридических проблем с учетом их нравственных последствий, т.е. стало сегодня цивилизованной стратегией для управления. Она опирается на такие, принципы:

1. Приоритет личности, свобода совести, права человека.

2. Сильное государство как гарант прав и свобод; эффективное правительство.

3. Демократия как волеизъявление народа, порядок и законность; единство России на базе сочетания всех интересов.

Объединяющим стержнем в духовно-нравственном воздействии и регулировании, в эффективном управлении является наличие сильных плодотворных идей. Идеи в системе духовных ценностей объединяют, обеспечивают целостный взгляд на мир. Как только в обществе возникает дефицит современных идей, так ослабляются сознание и воля людей, разрушается государственная идеология, которая всегда остается духовным стержнем сильной государственности.

Это положение особенно справедливо для управления общественными делами в России, прежде всего государственного, которое никогда в силу культурно-исторических особенностей не сводилось только к организационно-регулирующему воздействию, оно не могло не опираться на духовные ценности, прежде всего нравственные и интеллектуальные.

Поэтому государственная идеология наряду с нравственностью является неотъемлемой частью духовной жизни общества, частью его теоретического сознания, мощным регулятором общественной жизни. Все субъекты управления, прежде всего государство, не только не могут не учитывать этого неоспоримого факта, но в целях эффективного управления должны постоянно заботиться о своевременном развитии и обновлении тех идей, которые используются ими в управлении. Более того, идеологическая сфера регулирования общественными делами неразрывно связана с научным управлением.

Идеология на основе науки позволяет правильно понять прошлое, разобраться в настоящем, предвидеть будущее. Производство и воспроизводство идей — результат духовной деятельности всего общества, но прежде всего научной и творческой интеллигенции.

История развития общества — это история идей, на которых основаны правовые и политические учения. К их числу относятся общественно-политические взгляды Сократа, Платона (модели идеального государства), Аристотеля, Цицерона, Сенеки, Фомы Аквинского, Макиавелли, Гоббса, Вольтера, Канта, Гегеля, Кампанеллы, Сен-Симона, Фурье, Маркса, Энгельса, Лени­на и др.

Наличие определенного качества идей и ценностно-нравственных регуляторов в жизни общества позволяет ему сохранить свою целостность, устанавливать необходимый баланс интересов, добиваться общественного согласия, гармонизировать интересы всего общества и главного субъекта управления — государства.

Принципиален вопрос: где пределы интеллекта и нравственности в управлении? Ответ на него очень сложен, но ясно одно, что нравственный императив приоритетен. Например, известно, что за инакомыслие первым пострадал Сократ, чем он и известен в истории человеческой мысли. Необходимо понять, что управляемость, неуправляемость, катастрофа или ее предотвращение, конфликт или его цивилизованное разрешение, оптимальное или ущербное решение — это не только интеллектуальная, но и нравственная позиция субъекта управления, каждого управляющего. Клятва Гиппократа, например, не только профессиональная установка врача, но и подтверждение его приверженности к определенным нравственным нормам. Такой же характер носят и присяга Президента перед Конституцией, присяга воина и каждого государственного служащего перед Отечеством.

"История каждого народа, — пишет профессор М. Джунусов, — полна примерами противостояния приверженцев и противников добра и зла, справедливости и несправедливости. Нелишне вспомнить, как Моисей, Христос, Будда, Конфуций учили тысячелетия назад: ненависть между людьми разъединяет их, а любовь объединяет"[44] .

На наш взгляд, противоречия в самой системе регулирующего воздействия, недостаток инновационных идей и решений приводят, прежде всего, к нарушениям баланса между мерами оперативно-технического регулирования и его концептуальными, стратегическими формами, что является одним из острейших

противоречий современного управления. Оно тесно связано с недостатками духовно-нравственного и идеологического управления, в большей мере относящимися к главному субъекту власти и управления — государству. Кризис государственного управления во многом определяет распространенное сегодня явление социальной аномии.

Социальная аномия (от франц. апоппе — беззаконие, неорганизованность) — болезненное состояние общественной жизни, ценностно-нормативный вакуум, характерный для переходных и кризисных периодов развития общества, когда старые нормы и ценности уже не работают, а новые отсутствуют или еще не полностью сложились. В периоды возрастания социальной аномии резко ослабляется нормативное социальное регулирование вследствие непоследовательности, противоречивости и неопределенности государственной политики социально-экономического и духовного развития[45] .

Явление социальной аномии тесно связано с глобальным противоречием современного мира — резким отставанием темпов социального прогресса от научно-технического, которое во многом обусловливает болезни общества, порождает девиантное поведение людей в нем.

Построение абсолютно правильных, "чистых" социальных отношений, институтов, структур просто невозможно. Отклонения от нормы всегда будут иметь место в том или ином виде. И это закономерно, но при одном важном условии. И условие это таково: общество должно максимально точно осознавать свои общие и частные цели, уметь формулировать их и убеждать в их правильности своих членов.

Этот принцип регулирования касается как больших общностей, целой нации или даже человечества в целом, так и любой организации и даже малой группы, семьи[46] .

Пути лечения социальной аномии известны. Два из них представляются приоритетными и очевидными.

Первый — государство, оставаясь главным субъектом управления, меняет свое поведение в обществе, строит свои отношения с ним все в большей мере на основе научного управления, соблюдения не только правовых норм, но и социальных и духовно-нравственных. Поэтому оно все в большей мере развивает гражданское общество, передает функции социального контроля общественным институтам, неформальным образованиям, делегирует им права, полномочия, ресурсы, повышая тем самым их самоуправленческие возможности. Последние в своей деятельности в качестве приоритетов взаимоотношения с гражданами, населением выдвигают новый тип отношений — договорных, хозяйственных, мотивационных, духовно-нравственных, социальных, а не только политических и административно-командных.

Второй — возрастание роли общества в целом как субъекта управления, когда общество включает в механизм регулирования свой коллективный разум, создает интеллектуальные и нравственные системы управления, способные сбалансировать разные интересы его различных структур, словом, включает механизмы саморазвития, самореализации тех жизненных сил, которые заложены в творческих потенциалах личностей, в их неформальных социальных организациях. Взрыв позитивной энергии этих институтов общества неизбежен. Эта революция человеческого фактора уже стучится в дверь мировой истории и будет определять в XXI в. вектор развития мировой цивилизации.

Только в этом случае происходит изменение: от положения общество — для государства к положению государство — для общества. Это возможно только в одном случае: когда деятельность общества и государства обретает современный смысл, прежде всего духовный и нравственный.

К сожалению, многовековая история России — это история скрытой и открытой конфронтации между структурами государственного управления и обществом. В российской истории либо власть "давила" свой народ, либо народ "давил" свою власть. Согласие, соединение этих сторон в обществе наступали лишь тогда, когда внешний враг или природные катаклизмы угрожали самому бытию российского общества, в экстремальных ситуациях его жизни и развития[47] .

В отличие от стран Запада Россия всегда отличалась чрезмерной самостоятельностью в своих решениях и действиях, склонностью к административному давлению, насилию и единовластию. Именно государство определяло, что народ должен делать, как себя вести, что говорить и о чем думать и мечтать. Именно правящая элита во многом определяла историю России, была ее движущей силой. История народа принадлежит царю, подчеркивал еще Н.М. Карамзин. И лишь когда правители своими действиями переполняли чашу народного терпения, в России поднимались народные смуты, возникали бунты и революции, создавалась неуправляемость[48] .

Сегодня, как никогда раньше, в социальном управлении приоритетными ориентирами должны стать духовно-нравственные ценности общества, его культура, коллективный разум. Ошибаются те, кто считает, что монополией на управление обладают только чиновники, органы управления, его аппарат, которые всегда правы. "Я знаю кого-то, — говорил в свое время Тайлейран, — кто умнее Наполеона, Вольтера с компанией, умнее всех министров настоящих и будущих, это кто-то — общественное мнение".

Умение учитывать общественное мнение общества в целом, которое и выражает коренные жизненные интересы граждан, сейчас является важнейшей функцией социального управления, которая наряду с целеполаганием определяет его эффективность и рациональность. Поэтому, формулируя цели управления, создавая его организационные структуры, собирая информацию для принятия управленческих решений, коллективные субъекты управления, отдельные управляющие всегда должны помнить, что их деятельность в конечном счете должна быть направлена на благо общества, человека, на утверждение гуманизма и высших ценностей жизни — защиты человеческой жизни, чести и достоинства каждой личности. В противном случае управленческое воздействие лишается смысла, теряет свое общественное содержание и выходит за рамки социального поведения, возвращаясь к истокам и принципам поведения в животном мире, и направлено не на раскрытие жизненных сил общества, отдельной личности, а на их подавление.

Вообще категория "жизненные силы", которая разрабатывается коллективом алтайских ученых под руководством профессора С.И. Григорьева, приобретает для современной теории управления особое значение. Она может быть раскрыта как наиболее полное его самоутверждение, раскрытие сущностных сил человека перед лицом Вечности, Космоса, социального времени — пространства[49] .

Для России и всего мира сегодня необходим "взрыв" духовно-нравственного начала, своего рода духовная революция, которая обеспечит "прорыв" человечества в состояние устойчивого развития, связанного с утверждением новой цивилизации — ноосферно-корпоративной. При этом необходимо прочно опереться на мировой опыт, отраженный в истории философской и социологической мысли многих стран мира, в том числе и России. История культуры, расширение сферы духовности и есть процесс развития человеческих жизненных сил.

В процессе становления и развития цивилизации, ее духовных форм, которые первоначально являлись в большей мере отражением материальной стороны жизни, постепенно происходит возвышение духовно-культурных факторов.

Революционный скачок в экстриоризации жизненных сил человека произошел около 560 г. лет до н. э. Этот период получил название "осевое время" и обозначал поистине духовную ось мировой истории. По определению К. Ясперса, в ту эпоху были разработаны основные категории, которыми мы мыслим и до сих пор, заложены основы мировых религий, и сегодня определяющих жизнь людей. Во всех направлениях осуществляется переход к универсальности[50] .

В истории за короткий срок (практически одновременно) разным народам открываются духовные глубины, новое религиозно-нравственное и философское измерение бытия. Человечество поднимается на более высокий уровень постижения смысла мироздания, жизни и смерти, своего изначального и конечного предназначения.

На этом уровне человек осознает бытие в целом, самого себя и границы своих возможностей. "Перед ним открывается ужас мира и собственная бесполезность. Стоя над пропастью, он ставит радикальные вопросы, требует освобождения и спасения. Осознавая свои границы, он ставит перед собой высшие цели, познает абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентального мира. Все это происходит посредством рефлексии. Сознание осознавало сознание, мышление делало своим объектом мышление. Началась духовная борьба, в ходе которой каждый пытался убедить другого, сообщая ему свои идеи, обоснования, свой опыт"[51] .

В "осевое время" произошел прорыв человечества в новое духовно-смысловое измерение, ему открылись новые дали. В Китае это откровение пришло от Конфуция и Лао-Цзы, в Индии — от Будды, в Иране — от Заратустры, в Израиле — от Илии, Исайи, Иеремии, в Греции — от Платона и Аристотеля. Их откровения свидетельствуют об одухотворении жизни. Теперь "человек ... открыт для новых безграничных возможностей. Он способен теперь слышать и понимать то, о чем до этого момента никто не спрашивал и никто не возвещал... Человек в качестве отдельного индивида отваживается на то, чтобы искать опору в самом себе. Отшельники и странствующие мыслители Китая, аскеты Индии, философы Греции и пророки Израиля близки по своей сущности, как бы они не отличались друг от друга по своей вере, содержанию и внутренней структуре своего учения. Человек может теперь внутренне противопоставить себя всему миру. Он открыл в себе истоки, позволяющие ему возвыситься над миром и над самим собой"[52] .

Со времен "духовной оси" вся жизнь человечества приобретает новую религиозно-нравственную доминанту, жизненные силы человечества обретают новый источник и находят новое русло своего развертывания, новую цель в своей реализации: самосовершенствование, духовное возвышение, гармонизация мироздания и достижение спасения. Китайцам открывается новая гармония мира, нравственно-религиозный абсолют Неба и регулятивно — регулирующий принцип "небесного пути" Дао. Главное назначение человека — соответствовать Дао, войти в ритм Неба и не нарушать его. Небо карает недостойных и вознаграждает добродетельных. Смысл жизни для китайцев заключается в умении всегда соответствовать движению мира. Как этого добиться, учили Конфуций и Лаозы, правда, каждый по-своему.

По Конфуцию, главное — всегда и во всем следовать предписаниям, не отступать от "порядка древних". Церемонии приобретают здесь роль ритуала-священнодействия: правильными действиями и поступками человек поддерживает движение космоса, его естественный ритм, отступление от норм и правил ведет к "аритмии", сбою, следствием чего являются засухи, войны, смуты, различные природные и социальные бедствия[53] .

Духовный "революционизм" Будды заключался в том, что он открыл путь самостоятельного (без посредничества брахманов) духовного освобождения. Цель жизни в буддизме — разорвать круг сансары, освободить свой дух от материи, раствориться в духовной наполненности бытия. Не ритуализм, а сосредоточенная работа по совершенствованию и освобождению духа составила главное направление развития жизненных сил человека в буддийской культуре.

В Палестине "осевое время" ознаменовалось утверждением монотеизма. Пророки этого времени боролись против многобожия, против культа других богов, утверждая и доказывая, что есть единственный бог — Яхве, он — творец мира и человека, определяет дальнейшую судьбу мира и каждого человека. "Осевое время" для древних израильтян — это время осознания единобожия и собственной избранности. Эти ключевые идеи определили иерар­хию ценностей иудейской культуры: жить по Закону, данному Богом, и в качестве награды получить неисчислимое потомство, непрерывающийся род, несметные богатства и господство над всеми другими народами. Устремленность к такой жизни и определяет магистральный путь жизненных сил иудеев.

Греко-римский мир — единственный из тех, кому в "осевое время" пришло не религиозное и не религиозно-философское, а чисто философское откровение. В учениях Платона и Аристотеля открылись европейцам рационально объяснимая и логически стройная система мироздания, дуализм мира вещей и мира идей, диалектика формы и содержания, коррелятивность мышления и бытия.

Вторая стадия одухотворения жизни приходит в Европу с христианством. Единая Европа и общеевропейская культура возникли благодаря христианству. Оно оказалось приемлемым и для варварских, и для цивилизованных народов. Христианство составило духовный стержень европейской культуры, оно способствовало возникновению единого культурного пространства и выступило основой сближения и объединения единоверцев. Соискание нравственного совершенства, стяжание духовных богатств, укрепление веры, любви, сострадания, надежда на возрождение в Царствии Божьем надолго определили источник и направление реализации жизненных сил европейского человека.

Таким образом, стремление к духовному совершенствованию, культуре, гармонизации мира и религиозному спасению определяли главное русло реализации жизненных сил человека у разных народов в "осевое" и "послеосевое время".

Другим, сопоставимым по масштабу воздействия с духовным прорывом, событием в развитии культуры стала промышленная революция, положившая начало технической, "второй прометеевой", индустриальной эпохе и Новому времени в Европе. Эта "вторая ось" в истории культуры знаменует собой поворот на 180 градусов в генеральной устремленности человечества: поворот от духовного к материальному, от религиозного — к техническому, от небесного — к земному. С наступлением промышленной революции начинается преимущественная реализация иной составляющей жизненных сил человека: "воли к могуществу", к власти над природой и социумом, воли к комфортному существованию, к "владению, распоряжению, пользованию". От самосовершенствования и преобразования себя человечество переходит к самосовершенствованию и преобразованию окружающего мира.

Устроить мир по законам разума становится главной задачей в реализации жизненных сил человечества нового времени. Н.А. Бердяев об этой ситуации писал: "Меняется все направление культуры. Она направляется к практическому осуществлению могущества, к практической организации жизни в сторону все большего ее расширения по поверхности земли. Цветение "наук и искусств", углубленность и утонченность мысли, высшие подъемы художественного творчества, созерцание святых и гениев — все это перестает ощущаться как подлинная, реальная "жизнь", все это уже не вдохновляет. Рождается напряженная воля к самой "жизни", к практике "жизни", к могуществу "жизни", к наслаждению "жизнью", к господству над "жизнью"... Когда в массах человеческих слишком распространяется жадность к "жизни", тогда цель перестает полагаться в высшей духовной культуре... цель начинает полагать в самой "жизни", в ее практике, в ее силе счастье"[54] .

"Знание — сила", "техника — власть", "политика — орудие достижения счастья" — эти лозунги определяют пути реализации жизненных сил человека в эпоху Нового времени. В качестве основополагающих принципов новоевропейской культуры человечество эпохи Нового времени приняло за основу своего жизненного проекта для воплощения своих жизненных сил и культурного бытия три составляющие. Во-первых, культ разума, стремление к рассудочной упорядоченности, регламентации, соразмерности, признание разума главным законодателем жизни, так называемый "принцип рациональности" (М. Вебер), который воплощается в инструменталистском подходе к действительности, в ориентации на рационально обоснованное действие, системе организации капиталистического производства, административном бюрократическом аппарате, политико-демократических установлениях буржуазного общества и в ценностно-этической позиции прагматизма и целерациональности. Во-вторых, это культ науки, исследовательско-познавательное отношение к жизни, субъект — объектный дуализм, научный метод истолкования и постижения действительности, "фаустовская одержимость знанием", по Шпенглеру, или "сократовская тенденция предпочтения знания перед жизнью", по Ницше. В-третьих, это культ техники и техногенность как главная определяющая черта новоевропейского развития, "прометеевский прорыв", по Яспер-су, к преобразованию природы и подчинению ее себе.

На пути научно-технического процесса и рациональной организации человечество добилось небывалых результатов, плоды реализации этой стороны сущностных сил человека поистине грандиозны. Но уже к началу XX в. стали очевидны пределы в реализации этой интенции, нарастание негативных последствий и как результат проявление кризисных процессов во всех сферах жизнедеятельности человека.

В XX в. Европа вступает в постиндустриальное состояние. Его сущность составляет отход от принципов индустриализма, техницизма, инструментализма и операционализма к окружающей действительности, активный поиск нового русла в развертывании, реализации — жизненных сил человека. Это период поиска новой формулы культурного бытия человечества. Логично предположить, что третье тысячелетие ознаменуется либо новой духовной осью, либо синтезом духовного и материального начал, соединением тех двух осей, которые автономно уже развернуты и прожиты человечеством.

Совершенно очевидно, что без синтеза разных культур, достижения нового духовного качества современной цивилизации, особенно России, трудно будет найти выход из системного кризиса, стержнем которого является кризис духовности.

Восстановление духовности и нравственности для России имеет особое значение, этот компонент социальной жизни имел для нее особое значение. — объединяющее, собирающее и мобилизующее и потому, что история России — это история войн, присоединение территорий и народов, защита от иноземных поработителей. Ей необходим был могучий духовно-нравственный катализатор национального самосознания и патриотизма.

Огромные просторы России, духовно-культурное и природно-климатическое разнообразие, следовательно, богатство национальных характеров — все это требовало от самосознания народа перспективности видения, предсказания надвигающихся опасностей, с одной стороны, с другой — объединения разных сил, народов, государств в решении национально-государственных проблем. Отсюда склонность к человеколюбию, но и к лидерству, мессианству в духовной и культурной жизни.

Эти ценности самосознания российского духа не привнесены извне, а исторически обусловлены. Они органически включают устойчивое чувство патриотизма, государственности, державности, без чего невозможно было выживание огромного государства, общности различных социальных образований. Важнейшим цементирующим элементом духовной жизни российского общества на протяжении веков было православие. Оно отличалось большой терпимостью по отношению к любым религиям и конфессиям, приверженностью к социальной справедливости, к преобладанию добра над злом и т.п. Именно поэтому в национальном самосознании прочно утвердились приоритеты духовного над материальным, нравственности над меркантилизмом и вещизмом, "не в деньгах смысл бытия" и т.п. Именно поэтому процесс строительства общества, государственности и отношений собственности в России имел специфические особенности. Непонимание или игнорирование истории не позволяет возродить российское общество на новой основе.

Итак, духовное в российском обществе является объединяющим стержнем, а особенности духовно-культурной жизни во многом определяют специфику общественного и государственного устройства, характер социальной организации, весь образ жизни российского человека. Если убрать этот духовный стержень из общественного устройства любой страны, России в особенности, разваливается весь социальный дом, цементирующим остовом которого он был.

Выдающийся русский мыслитель И.А. Ильин писал: "Помышляя о грядущей России и подготавливая ее в мыслях, мы должны исходить из ее исторических, национальных, религиозных и державных основ и интересов. Мы не смеем ни торговать ими, ни разбазаривать наше общерусское, общенациональное достояние. Мы не смеем обещать от лица России никому, ничего, мы должны помнить ее, и только ее. Мы должны быть верны ей, и только ей. Поколение русских людей, которое поведет себя иначе, будет обозначено в истории России, как поколение дряблое и предательское".

Учитывая сказанное, определяя и подготавливая будущее России, необходимо в первую очередь обратиться к тем жизненным силам, которыми располагает российское общество, его нации и народности, а не только социальные институты, в том числе политические. При этом надо иметь в виду, что в основе социального устройства российского общества всегда были элементы соборности, коллективизма, общинности, представительства различных слоев в институтах власти — это важнейшая составляющая российской объединяющей идеи, но одновременно это социальная основа всего обустройства России.

Важно понять, что российское общество при всей его державности, склонности к авторитаризму, сильному правителю (царю-батюшке, президенту и т.п.) всегда заключало в себе и другие основы социальной организации, зачатки будущих социальных институтов гражданского общества, иные регуляторы общественной жизни — корпоративные, социальные, в большей мере основанные, на духовно-нравственных и культурных устоях. Именно поэтому социальная организация российского общества держалась не только на государственности, державности, институтах формальной демократии, но и на корпоративной собственности, корпоративных институтах, духовных и нравственных регуляторах, общественных идеях. Характерно, что именно эти скрепы общественной жизни по мере повышения зрелости общества получают все большее значение в развитии общественных отношений, обретают форму мировой тенденции.

Российским гражданам пора также вспомнить свой исторический опыт политического устройства, когда становление демократии не только основывалось на принципах римского формального права, но и прочно базировалось на традициях морали, духовно-культурных ценностей, началах местного самоуправле­ния и соборной выборности.

В России впервые зародилась и, можно сказать без преувеличения, выстрадана демократия современного типа — демократия не соперничества и конфронтации, а договорных отношений, подлинного самоуправления, достижения согласия и выражения интересов большинства, многообразия различных наций и этносов. Этот способ выяснения, согласования и выражения национально-этнических, культурных, религиозных, профессиональных, территориальных интересов все в большей мере вырисовывается как корпоративно-демократический, опирающийся не только на центральную политическую власть, но в большей мере на гражданские институты общества, его социальные организации, прежде всего территориальные и трудовые.

Российский исторический опыт свидетельствует о том, что корпоратизм развития — не только определяющий способ хозяйствования, но и устройство всей жизни, политической организации общества, духовно-культурной сферы и т.п. Все эти структурные элементы, находясь в органической неразрывной связи, характеризуют иную модель развития общества, его исторический путь и сделанный политический выбор.

Поэтому корпоративный путь — это возвращение на современной новой базе к подлинно народным основам, традициям, идеалам, духовно-нравственным ценностям, способам хозяйствования и организации социальной и политической жизни.

Следовательно, настало время в поисках современных форм организации общественной жизни прислушаться не только к "мудрости" политических институтов, складывающихся гражданских институтов общества, которые требуют инновирования в соответствии с ведущей тенденцией современной жизни — возрождением духовно-нравственных регуляторов в организации социальных основ жизни, но и к "мудрости" муниципальных миров, отдельных личностей, традиционных для России неформальных социальных организаций — общин, институтов самоуправления, саморазвития. Именно они традиционно способствовали развитию народных основ жизнедеятельности, самореализации жизненных сил общества и личности.

Глава 12

Технологии формирования управленческой и социально-технологической культуры

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Управленческая культура: сущность, структурные элементы.

2. Моделирование типов управленческих культур.

3. Технологические принципы формирования управленческой и социально-технологической культуры современного типа.

1. Роль культурного фактора в решении современных проблем управления обществом постоянно растет, что объясняется рядом обстоятельств.

Во-первых, духовно-культурные регуляторы общественной жизни приобретают все большую значимость.

Во-вторых, они все в большей мере становятся системообразующими в совокупности всех взаимодействующих сил в обществе и проникают в деятельность каждого элемента общества, расширяя тем самым зону своего воздействия.

В-третьих, доля интеллектуальной собственности в общей совокупности общественного продукта непрерывно возрастает, достигая в развитых странах 50% его общего объема, что повышает ответственность общества за рациональность использования главного ресурса — интеллектуального, частью которого и являются управленческий и социально-технологический ресурсы.

Между тем наше общество стоит сегодня перед острейшей проблемой, нарастающим противоречием: происходит накопление интеллектуального потенциала, растут возможности его использования в управленческой практике, однако уровень управления падает, нарастает системный кризис управления.

Существует множество определений культуры вообще, частью которой являются управленческая культура и ее составляющая — социально-технологическая. Очевидно, что человеческие знания, суждения, чувства, настроения, философские, экономические концепции, управленческие в том числе, мыслительный и эмоционально-чувственный процесс — важные элементы культуры. Однако этого недостаточно. Базовым в определении культуры является также "способ деятельности", условия жизни, традиции, обычаи, нравы, общественные отношения, без которых нет общественного производства, определенного уровня его технологизации, воспроизводства и потребления материальных и духовных ценностей.

Итак, главный вопрос культуры — воспроизводство самого человека, его знаний, навыков, материальных и духовных ценностей.

Это возможно только в системе определенных общественных отношений через различные виды деятельности, прежде всего креативную, творческую.

Принимая во внимание все вышесказанное, можно выделить элементы управленческой культуры как органичной части общей культуры общества:

• управленческие знания (теория управления, менеджмента), соответствующие сознание, чувства, настроения;

• общественные отношения, прежде всего управленческие, организационные, в которых материализуются знания, нормы, образцы;

• управленческая деятельность, носящая творческий характер, позволяет переводить знания, ценности общества в процессе социализации в устойчивые черты личности, творить как саму личность, так и ее культуру, нормы поведения личности, мотивы к инновационно-управленческой деятельности.

Следовательно, управленческая культура может быть представлена как единство управленческих знаний, чувств, ценностей, управленческих и организационных отношений на данном этапе и творческой управленческой деятельности. Механизм ее формирования выглядит следующим образом:

• формирование знаний, управленческих концепций, проектов, программ и т.п.;

• развитие управленческих отношений;

• мотивация творческой деятельности в сфере управления, утверждение уважения в обществе к общественным институтам, государству, законам, морали, праву;

• разработка и внедрение управленческих технологий, которые оптимизируют сам процесс управления и объединяют в одно целое управленческие знания, отношения и творческую деятельность, работу общественных институтов.

Подчеркнем, что в управленческой культуре особое значение имеют рациональное начало, знания, современные концепции, наукоемкие технологии. Без современных знаний основ управления нельзя реформировать общество, грамотно осуществлять государственное регулирование. Управление — это достижение целей, задач общества с помощью определенных методов, действий, направленных на получение конечного результата. Несомненно, особое управленческое действие начинается с познания сути происходящих процессов, выдвижения новых идей, установок, что характеризует прежде всего содержание управления, уровень управленческого мышления. Без умения ставить инновационные цели и задачи управления, а затем найти соответствующие методы их решения нельзя рассчитывать на успех.

Нынешний кризис управления в нашем обществе прежде всего объясняется отсутствием адекватных времени инновационных идей и задач управления, а следовательно, и адекватных им методов реализации.

Корень этого противоречия — в отсталости культуры, в том числе управленческой. Мир уже вступил в период разнообразия новых культур. Множественность культур — это не основание для усиления конфронтации, а условие для толерантности, взаимной терпимости, взаимопонимания людей и формирования новой культуры XXI в. путем обмена лучшими ценностями, культурными образцами.

Между тем образцы "традиционных и сильных культур", которые уже во многом исчерпали себя, нередко силовыми методами навязываются миру, отдельным его регионам, что усиливает состояние социальной напряженности на планете. Для выживания человечества необходимы прогрессивные изменения в организации трудовой деятельности, производственных отношениях, утверждении принципов гражданского общества, самоуправления и т.п. Но эта модернизация затруднена, в частности, тем, что пока в самой культуре очень много рутинных элементов, устаревших стереотипов и традиций и т.п., порой у многих субъектов отсутствуют устремление сменить образцы и на основе терпимости и живого диалога разных культур вырабатывать новые ее образцы, определяющие уважение к иным мнениям, общественным институтам, моральным нормам. Процесс модернизации общества необходим, но этому должно предшествовать культурное обновление, во многом обеспечивающее и определяющее темпы и сроки. Только изменяя "параметры" культуры общества, его отдельных регионов, трудовых ассоциаций, личности, можно выйти на качественно более высокую ступень развития.

Но тут нас ждет новое противоречие, связанное с явлением "культурошока", когда человек страдает от столкновения с "чужой" культурой, резко меняет культурную среду, происходит наложение новой культуры на старую. В таких условиях может возникнуть "культурошок" — полная дезориентация человека в жизненном пространстве, скажем, дезадаптация к условиям многообразия форм собственности, становления рыночных отношений, изменения форм контроля.

Есть ли выход из этого двойного противоречия и какова технология его разрешения?

2. Культура должна изменяться быстрее, чем общественные отношения. Этим определяется приоритет вложений в культуру, науку, образование, в интеллектуальную собственность.

Но, с другой стороны, человека нельзя резко перемещать в иную культурную среду, ибо это будет нарушением гуманистических и этических норм, призванных международным правом защищать человека как высшую ценность. В разрешении этого конфликта тоже необходимо достижение согласия, толерантности, что возможно не на основе простого отрицания старых образцов, их запрета, а на базе встраивания нового в старое, т.е. использования прошлых культурных традиций с учетом новых требований, новых ценностей. Нарушение этого принципа порождает мощное сопротивление сознания — этого самого инновационного и самого консервативного элемента общественной жизни. В ситуации шока в сознании начинают работать собственные консервативные механизмы:

удержать прошлое любой ценой, потому что все лучшее уже было;

неготовность большинства к инновациям порождает перенос опоры только на "вечные ценности" (нравственные, национальные, религиозные);

происходит "наркотизация" духовного мира средствами массовой культуры.

Возникает один из коренных вопросов современности: как открыть доступ к "замкнутым" "тоталитарным" культурам, к открытому диалогу с другими культурами мира, как добиться их взаимообогащения и обеспечить формирование новой открытой культуры XXI в., в том числе и управленческой?

Отвечая на этот вопрос, следует подчеркнуть, что последняя будет интегральной культурой многих национальных и цивилизационных культур человека не на основе подавления, навязывания образцов, а на основе согласия и отбора всего лучшего. Она должна объединить, облагородить три типа управленческих культур: административно-командную; информационно-аналитическую; социально ориентированную.

Первая присуща тоталитарным режимам, основана на жестких бюрократических регламентациях, огромном аппарате чиновников, мотивации страха, ответственности и господстве административного права и государственных структур; на превалировании силовых методов, где во многом исключаются механизмы саморегулирования в обществе, альтернативность решений, инакомыслие и т.д.

Вторая основана на господстве информационных технологий, компьютерных систем при выработке и принятии управленческих решений, в которых технократический элемент преобладает над гуманитарным, гуманистическим.

Третья — социально ориентированная культура управления, ограничивающая действие рыночных отношений и включающая частично "социальный фактор" в механизм регулирования, что способствует раскрытию творческого потенциала человека. Она характеризуется не только правовым, административно-командным, информационно-аналитическим типами регулирования, но и включением социальной мотивации в виде высокой социальной защиты своих граждан, мотивации их труда и всей жизнедеятельности.

Последняя ближе всего к интегральной управленческой культуре будущего, в основе которой, несомненно, опора на человеческий и природный ресурс, принципы гуманизма и защиты природы и человека как высших ценностей. Принцип "жить — значит потреблять, разрушать природу, загаживать Землю" ис­черпал себя. Нужна новая парадигма культуры; как считает К.И. Шилин, "жить — значит воспроизводить ее прежде всего, а отныне еще и участвовать в ее саморегулировании, в ее самопознании, саморазвитии", что сложнее, благороднее, но другого сегодня не дано.

Можно ли сегодня говорить об общих контурах, чертах модели управленческой культуры будущего? Совокупный опыт многих культур позволяет ответить утвердительно.

Известно, например, что в Японии управленческая культура — это сплав классической концепции европейского менеджеризма и японского традиционализма. Японцы внимательно изучили все известные концепции и построили свою собственную. Как страна созерцательного мировоззрения, эстетического отношения к действительности, тесной связи человека с природой, страна храмов и садов сумела усвоить, а во многом и переработать техническую и гуманитарную культуру Запада, добиться вершин технического прогресса, стать мировой экономической державой, сохранив при этом свою самобытность?

Следует подчеркнуть, что в Японии была создана современная система управления и формируется соответствующая культура управления, в которой просматриваются тенденции будущей мировой культуры. Уникальность этой системы прежде всего состоит в ориентированности управления на отдаленные цели. Каждая фирма не довольствуется временными успехами, а смотрит в перспективу, старается закрепиться на рынке. "Забудь о сегодняшнем дне, а думай о завтрашнем" — эта установка стратегии и массового сознания в корне противоположна западному менталитету: "Будет день — будет пища". При такой стратегии нет места канонизации, наоборот, открывается простор для гибкости, быстрой адаптации, маневрам и перестройкам в борьбе за место на мировом рынке.

В целом под стратегией в Японии понимают "готовность к событиям". Основными характеристиками стратегии управления японской фирмы являются:

• ориентация на изменения;

• ориентация на среду и место в среде;

• отсутствие детерминированного курса поведения;

• учет и использование всех возможностей для выживания не в конкретный момент, а в длительной перспективе;

• выделение в качестве основного ресурса выживания техники и технологии.

Интересно отметить, что у японцев требования концептуальной революции получили приоритет. Обычно управление включает четыре основные функции: планирование, организацию, мотивацию и контроль. Японцы нашли и освоили свое ключевое, звено — управление персоналом. Там разработаны уникальные методики подбора, расстановки и обучения персонала управления.

Известный американский специалист в области управления В. Оучи японскую систему управления характеризует как совокупность духовных и культурных ценностей, сложившихся естественным путем и логически вытекающих из своеобразия японской нации, как комплекс взаимосвязанных элементов, основой которого служат доверие, тонкое понимание людей, близкие, подобные родственным, отношения.

Японцы обращаются к основополагающему моральному принципу старой общины, нашедшей выражение еще в конституции принца Сетоку: "Гармония превыше всего, и всякого поощрения и похвалы достойно пресечение неправедного поведения".

К числу основных черт японской модели управления и соответствующей ей управленческой культуры относятся:

• долгосрочная стратегия;

• постепенность в формировании инновационной управленческой культуры с сохранением своей самобытности и "встраивания" старых элементов в новое содержание;

• быстрое освоение самых передовых образцов мировой технической культуры, в том числе информационных, обучающих, социальных технологий, и их успешное использование в собственной культурной среде;

• выделение в качестве приоритетных ресурсов модернизации и развития человеческого ресурса и работы с персоналом управления;

• сохранение, поддержание и приумножение нравственных норм культуры, без которых невозможно сделать ни шага в управлении, особенно в период модернизации общества, его реформирования.

Мировой культурный опыт свидетельствует, что в обществе нельзя, ставя цели, добиваться их реализации любыми средствами. Если они безнравственны, несут зло большинству людей, нации, нарушают основную ценность морали — человеческую жизнь, ее самоценность, игнорируют смысл человеческого общежития — гуманизм, то любое реформирование общества бесперспективно, лишено смысла и обречено на торможение и затухание. Хорошо известно, что нравственность, мораль наряду с правом — основные регуляторы общественной жизни, без использования которых нельзя реформировать ни одно общество.

С учетом этого опыт Японии в его технологизированном виде, основных принципах и чертах модели можно рассматривать как прообраз управленческой культуры XXI в. — гуманитарной и социально-технологической одновременно.

3. Традиционно считается, что для формирования культуры менеджмента достаточно экономических знаний и немного правовых, хотя такое понимание менеджмента исчерпало себя уже в 30-е годах, в период "Великой депрессии".

Что же включалось в понимание "производительности национального труда"? Прежде всего "человеческий ресурс", формирующийся тогда взгляд на управление как на вид человеческой деятельности, где "поиски лучших, более компетентных людей для выполнения функций — начиная от президентов наших крупных компаний и до домашней прислуги включительно — никогда не были более настоятельными, чем в наше время, и спрос на знающих, хорошо обученных людей никогда не превосходил в большей мере ограниченности предложения"[55] .

Именно в 30-е годах под "хорошим обучением" стало вполне определенно пониматься усвоение разных отраслей знаний: социологии, политики, морали, истории, психологии, теории сложных систем, логики, математики, технологий прогнозирования и т.д. С тех пор культура управления понимается как многознание, использование данных многих наук, их самых передовых достижений и перевод интегральных данных на язык выработки и принятия управленческих решений. Поэтому в сферу управления, во-первых, пришли представители разных отраслей знания, во-вторых, стало осуществляться непрерывное обновление накопленных знаний, постоянное переобучение персонала управления.

И приоритетным направлением в обучении и постоянном пополнении знаний управляющих, менеджеров становится, как оказывается, даже не экономика, не право, не технические технологии, а поведение человека в организации, в обществе, законы раскрытия творческого потенциала как менеджера, так и каждого человека, культура человеческого общения.

Словом, знание и понимание человеческих возможностей, его поведения в социальной организации — важнейший элемент управленческой культуры и суть менеджеральной революции, которую переживает мир и, несомненно, составит основу новой культуры XXI в., т.е. социально-технологические знания.

Многие европейцы, посещающие японские фирмы, удивляются как японцы, используя ту же технологию, то же оборудование и сырье, что и они добиваются более высокого качества продукции. Руководители японских фирм обнаружили "секрет" овладения энергией людей и использования их потенциалов с большей эффективностью. Эти "секреты" реализуют хорошо обученные и талантливые организаторы-управляющие, менеджеры, которых готовят специальные средние и высшие учебные заведения, государственные и частные школы, лицеи, колледжи. Эта профессия требует настолько большой самоотдачи, что состояние стресса как результат чрезмерных умственных перегрузок немцы в обиходе шутливо называют "болезнью менеджера".

Каждая страна, располагая ограниченным числом управляющих, считает их "золотым фондом нации". В числе типичных социально-психологических черт личности этого склада называются: инициативность, энергичность, уверенность, проницательность, предприимчивость, организованность, высокая работоспособность и т.п. Но главные среди них: творческий склад ума, стратегическое мышление, умение аккумулировать энергию многих, склонность к инновациям. Эти черты среди всех традиционных менеджеров выделяют фигуру преобразующего лидера, суперталанта, способного создавать новые организационные структуры, решать неординарные задачи.

Традиционный менеджер и лидер отличаются прежде всего тем, что последний не только сохраняет существующий порядок в организации, но и вводит инновации, меняет действующий распорядок, завоевывает доверие людей, а не только осуществляет контроль, полагается на систему и т.п. Лидеры в свою очередь имеют свою внутреннюю типологию: стратеги, организаторы-тренеры, трансформационные лидеры и т.п.

По вопросам типологии лидерства на Западе издано немало литературы, проводятся исследования в этой области. Это понятно: обнаружилась острая нужда в руководителях нового типа, способных к инновациям, жесткой борьбе на рынке, словом, могущих выиграть сражение.

Постепенно преодолевается господствовавшее ранее представление, что "капитаны промышленности рождаются, а не делаются", стоит только добыть "настоящего" человека, а методы его деятельности сами приложатся. Приходит понимание, что даже выдающийся человек, лидер не может конкурировать с несколькими обыкновенными менеджерами, действующими на основе науки менеджмента, принципов организационной культуры, которая начинает занимать важное место в управленческой культуре в целом.

Организационная культура — система формальных и неформальных правил и норм деятельности, обычаев и традиций, индивидуальных и групповых интересов, особенностей поведения работников в данной организации, отличающегося стилем руководства, показателями удовлетворенности работой, уровнем взаимного сотрудничества, идентифицирования работников с организацией и целями ее развития.

Каждый управляющий входит в такую организацию или их совокупность и должен хорошо освоить принципы их функционирования и развития, иначе никакие природные данные и высокие личностные качества управляющему не помогут. Организация — это целенаправленная система, являющаяся частью (одной или более.) целенаправленных систем, в которой работают люди, имеющие собственные цели.

Данная организация рассматривается как "открытая" система; ее успех связывается прежде всего с тем, насколько удачно она приспосабливается к внешнему окружению, умеет ли вовремя распознать угрозу, будет ли устойчива к "ударам судьбы", извлекает ли максимум выгод из имеющихся возможностей.

Построение системы управления — это, прежде всего ответ на разные воздействия со стороны внешней и внутренней среды.

Характер организации определяет и стиль управления. Например, если среда организации и технологии стабильны, цели определены, люди по своему складу скорее технократы, исполнительны, а не творцы, то для такой организации вполне подходит традиционный стиль управления, а инновационный будет отвергнут.

По мере усложнения внешней и внутренней среды, технологий, появления разнообразия целей меняется и стиль управления: он все в большей мере переходит от централизованного к децентрализованному.

Концепция культуры организации была разработана в начале 80-х годов в США под влиянием трех научных течений: исследований в области стратегического управления; теории организации; исследования индивидуального поведения в организации. В конце 70-х годов эти теории во многом зашли в тупик, но тем не менее ими уже были накоплены основы теории культуры организации.

В научной литературе разработаны типологии культуры организации, выявлены признаки и нормы их наиболее эффективного функционирования и развития, классифицированы цели.

Особый интерес сегодня вызывают исследования в области инновирования социальных организаций, механизмов их изменения.

В основе любого организационного развития должна лежать соответствующая концепция, которая оказывает влияние на структуру управления, используемые методы управления, поведение руководителей и сотрудников организации. Целевая концепция организационного развития включает 9 этапов: определение проекта; идентификация; предварительное исследование; анализ фактического состояния; разработка концепции организационного развития; детальное планирование; внедрение; экономический или функциональный контроль; реорганизация.

При реорганизации обычно сталкиваются с двумя типами изменений: 1) совершенствование внутренних связей между структурными единицами в рамках действующей; 2) ломка всей структуры в целом в результате перехода к другим организационным формам. И в том, и в другом случае решением часто оказывается укрупнение, или слияние тех или иных оргструктурных элементов. Практика выработала достаточно эффективный алгоритм реорганизации: а) проведение тщательного анализа прав и полномочий, которые осуществлялись структурными единицами до проведения перестройки организационной структуры; б) выявление недостатков существующего распределения прав; в) обоснование необходимых изменений в распределении полномочий по отдельным структурным подразделениям в результате перехода к новой организационной структуре на основе слияния ранее самостоятельных подразделений или организаций; г) проведение этих изменений в течение определенного периода времени.

При этом важнейшим критерием эффективности проводимых структурных преобразований должно быть создание атмосферы сотрудничества, а не соперничества между отдельными структурными единицами.

Для управления в условиях изменений, происходящих в организациях, требуются специфические навыки. У многих же руководителей выработались инстинктивное неприятие перемен, стремление, во что бы то ни стало сохранить существующее положение, привычный порядок. Вместо того чтобы предвидеть масштабные изменения, выступать их инициаторами, контролировать их ход, многие руководители упорно саботируют назревшие перемены либо "делегируют" права по ее осуществлению на низшие уровни управления, пуская дело на самотек. Остро стоит задача научиться эффективно управлять изменениями.

Для этого необходимо прежде всего знать, что надо изменить, т.е. каково должно быть состояние управляемой системы. Поисками ответа на этот вопрос обычно и заняты управляющие. Однако главной проблемой все же остается вопрос: "Как изменить?": определение конкретных форм, путей, временных рамок процесса организационных изменений. На этом этапе необходимо четко выяснить, каким образом управляемая система будет переведена из одного состояния в другое, принципиально отличное от исходного. Целесообразно продумать: как определить желаемое состояние организации, наилучшим образом отвечающее ее долгосрочным целям; не допустить снижения эффективности работы в процессе изменений; обеспечить переменам психологическую поддержку лиц, призванных их осуществлять; "уместить" все необходимые изменения в приемлемый отрезок времени; нейтрализовать влияние негативных эмоций — скептицизма, опасений, сопротивления, излишнего энтузиазма.

В цикле преобразований можно выделить следующие фазы:

1) разъяснение сотрудникам целей предпринимаемых изменений и формирование убеждения в их необходимости;

2) комплексная оценка существующей ситуации, в условиях которой придется проводить изменения;

3) разработка критериев выбора желаемого состояния организации;

4) анализ последствий, которые могут наступить внутри

организации и вне ее в результате изменений;

5) организация и планирование изменений;

6) внедрение изменений;

7) оценка нового состояния, достигнутого организацией;

8) оценка эффективности самого процесса изменений.

Этот алгоритм требует последовательности, иначе возрастает вероятность риска, дезорганизации деятельности управляемой системы. Исключительно сложные по своей природе процессы изменений редко протекают синхронно, различные подсистемы организации одновременно могут находиться в разных фазах указанного цикла. Сам процесс изменений имеет циклический характер: его можно представить в виде раскручивающейся замкнутой спирали, каждый виток которой соответствует циклу изменений.

Наиболее эффективным методом управления изменениями, по мнению ряда специалистов, является проектно-целевой метод. Основное его достоинство заключается в том, что управление по целям затрагивает все аспекты поведения организации. Важным преимуществом проектно-целевого метода считается раскручивание процесса планирования назад от установленных на перспективу целевых показателей, а не планирование от достигнутого уровня. Замечено, что руководитель, придерживающийся концепции управления по целям, быстрее реорганизует компанию ради достижения поставленной цели, в то время как его более консервативный коллега будет подстраивать целевые ориентиры под эксплуатируемый процесс функционирования. Структура аппарата управления должна отражать цели организации, а не просто фиксировать сложившуюся схему разделения труда и линейного подчинения. Управление по целям — это метод, который позволяет сориентировать персонал на более глубокое понимание производственных, экономических, социальных и других процессов, протекающих в организации.

Перспективное развитие по сценарию, особенно популярное в последнее время, есть модернизация проектно-целевого метода. Традиционные прогнозы, которые использовались ранее, уступают место сценариям. Используется следующий подход: сначала создается несколько сценариев, по которым будет развиваться корпорация; создается несколько стратегий развития корпорации; проверяется, как в сценарии будут использоваться стратегии, чтобы достигнуть цели; проверяется адаптация стратегии в сценарии.

Сценарии позволяют предсказать будущее развитие, а также уточнить представление о том, какое влияние окажут в будущем те или иные факторы, какие решения должны приниматься для выхода из сложившегося положения.

Положительными сторонами сценарного проекта являются: изучение существующего положения дел; взаимодействующее планирование; анализ соперничества; успешный опыт пользования в мировой практике.

Известная типология методологических подходов к проектированию организационного развития включает десять основных концепций:

классическую,

концепцию человеческих отношений,

концепцию, ориентированную на процесс принятия управленческих решений,

концепцию, основанную на распределении власти, информационно-процессную, стратегическую, элементную,

рыночно-иерархическую,

кластерную, базирующуюся на объединении людей и задач в совместные кластеры,

социотехническую, предполагающую взаимное соответствие и совместную оптимизацию социальной, технической подсистемы и подсистемы внешней среды.

В современных условиях, когда динамика перемен нередко ставит организацию в кризисную ситуацию, могут оказаться полезными выводы специалистов менеджмента о необходимости отказаться от догм в отношении к кризисам. Преодолеть кризис, выйти из него с наименьшими потерями можно, только будучи к нему готовым, имея твердый план действий в условиях кризиса. Система управления им должна предусматривать: анализ готовности предприятия (организации, региона) к действиям в различных кризисных ситуациях; выявление областей действия организаций, наименее устойчивых в условиях кризиса; создание постоянной группы управления кризисом; назначение ответственных за планирование действий в условиях любых, реально возможных кризисных ситуаций; обучение персонала действиям в условиях кризиса и регулярную проверку его готовности к действиям; моделирование кризисных ситуаций; создание постоянного центра управления кризисом. Важным условием готовности организации к кризису является назначение постоянного лица, ответственного за руководство действиями организации в кризисных ситуациях.

Кризис может быть обращен на пользу организации, если использовать его для проведения тех мероприятий по перестройке системы управления организацией, которые давно назрели, но по каким-либо причинам тормозятся и постоянно откладываются.

Для успешного управления предприятием и соединения различных стилей руководства необходимо создание "управленческих команд" из менеджеров, умеющих по-разному мыслить и действовать, рационально распределяющих между собой ответственность за определенные области производственной деятельности. В целях развития предпринимательства используют и другие формы поддержки, например "инкубаторы".

"Инкубатор" — это организация, в которой создается определенная благоприятная среда для возникновения или первоначального развития не имеющих достаточного опыта фирм. Первые "инкубаторы" создавались при активном использовании государственных кредитов и субсидий за счет выпускаемых в штатах и на местах облигаций промышленных компаний и доходов от инфраструктурных объектов. Для большинства "инкубаторов" характерны связи с университетами и исследовательскими центрами. Одна из главных функций "инкубатора" — осуществление деловой экспертизы для новых фирм.

Одним из принципов и механизмов формирования управленческой культуры является опора на "живые знания" — суждения экспертов по той или иной управленческой проблеме. Объем услуг сферы управленческого консультирования очень быстро растет. Например, в США он составляет в настоящее время более 3,5 млрд. долл., с ежегодным ростом на 15%. В этой сфере в США работает около 50 тыс. высококвалифицированных консультантов, объединенных в 3 крупные и 4 мелкие ассоциации. Управленческое консультирование — профессиональная помощь руководителям в решении сложных неординарных проблем, в изменении стратегии развития, в выявлении дополнительных источников роста и т.п. Консультант подсказывает и создает интеллектуальные условия для решения проблем самими членами организации, как бы запускает механизм самоорганизации и саморазвития. Консультант — специалист высокого класса, носитель общесоциальных и общечеловеческих ценностей, он хорошо ориентируется в различных сферах общественной жизни (от производства, политики, экономики до культуры, психологии, экологии и т.п.). Для решения наиболее сложных проблем он привлекает экспертов и специалистов самого высокого класса. Мировая практика убеждает в том, что только на основе всех вышеперечисленных принципов, технологий можно управлять экономикой и всей общественной жизнью с учетом национальных интересов, сохранения истоков культуры и их развития, а не вопреки им. Поэтому управленческая культура органически включает в свое содержание механизмы достижения согласия, порядочности и соблюдения определенных правил (нравственных, юридических, духовных) в условиях здоровой конкуренции, а не конфронтации.

Деклараций о целенаправленности управления, его перспективности, человечности было достаточно, но следует подчеркнуть, что культура — это не только понятие, но и реальное управленческое поведение, действия людей, способы общения, которые материализуются в интеллектуальных продуктах, организационных, информационных и управленческих технологиях. Разрыв между словом и делом порождает двойную мораль и служит средством дестабилизации общества.

Глава 13

Технологии саморазвития личности

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Взаимодействие, личности и общества.

2. Технологии гуманизма общества в отношении к личности.

3. Пути совершенствования отношений между обществом и личностью.

1. Факты свидетельствуют, что социальное пространство для многих наших современников является разорванным, антигуманным, антисоциальным, закрытым и ущербным для личности.

Один из коренных вопросов XX и начала XXI вв. — это вопрос о смысле человеческого существования, о ценности каждой человеческой жизни. Реальность такова: все более углубляется основное противоречие современной цивилизации, суть которого выражается в углубляющемся разрыве между уровнем постоянно растущих потребностей личности на достойную жизнь, самореализацию своих жизненных сил и ограниченными возможностями их реализации в пределах существующего социального пространства.

Углубление, этого противоречия ведет к деградации личности, к усилению ее апатии и отчаяния, к укреплению ложных ценностей в ее духовном смысле, что и является в конечном счете причиной преждевременной ее гибели или ассоциативного поведения. Миллионы людей во всем мире не испытывают удовлетворения от прожитой жизни, так как не смогли найти своего места в ней, и все их силы были затрачены на зарабатывание денег. В результате теряется смысл человеческого существования.

Углубление противоречия между личностью и обществом — одна из коренных причин разбалансированности социального пространства, таящая в себе еще большие возможности нарастания социальных взрывов и катастроф.

Поиск путей защиты жизненных сил человека, его чести и достоинства — одна из кардинальных проблем, которая стоит сегодня перед человечеством. От ее решения во многом зависят темпы социального прогресса, ценности и духовные принципы будущего.

Есть много способов защищать личность в современном мире, поднять ее человеческое достоинство. Но еще больше существует возможность унизить, растоптать ее права, лишить смысла существования, а иногда и самого главного — права на жизнь.

Для инновационных методов науки, какими являются социальные технологии, главным смыслом разработки и внедрения являются: выяснение нетрадиционных новых средств защиты личности, реализации ее жизненных сил. Сами технологии только тогда справедливы, когда они работают на эту цель, границы их использования и критерии эффективности также определяются степенью сбережения сущностных личностных сил.

Итак, как обеспечить защиту и более полную реализацию сущностных сил личности в современном мире, прежде всего средствами науки, инновационных методов?

Понятие "личности" отражает целостность человека в единстве его индивидуальных способностей и социальных функций, которые он выполняет. Личность характеризуется многообразием функций и ролей, целостность которых во многом определяет структуру личности. В обществе личность зависит от других индивидов, от социального пространства, в частности от типа государства, которое сегодня является главным регулятором в отношениях между личностью и обществом.

Однако очень важно подчеркнуть, что личность — не только продукт общественных отношений, она не только впитывает в себя нормы и ценности социального окружения в процессе социализации, но, во-первых, делает это каждый раз в специфичной форме в зависимости от наличного творческого потенциала, во-вторых, впитывая социальное влияние и раскрывая свои жизненные силы, формируя волю, убеждения, свой внутренний мир в установках, в поведении, оказывает обратное влияние на социальное пространство, преобразуя его в соответствии с вырабатываемыми ценностями. Поэтому главная проблема социологии личности — раскрыть возможности творческой личности в современном мире, стимулировать ее ответственность за все происходящее, поставить ее в большей мере в состояние субъекта деятельности, принимающего решения, действующего в соответствии с выработанными ценностями.

Нельзя в этом смысле не согласиться с Л.П. Буевой, которая сетует, что одностороннее рассмотрение детерминированности человека объективными показателями по сей день нередко выглядит как "запрограммированность" человека бытием, почти не оставляющим места "для свободного саморазвития, самореализации личностного потенциала". Разделяем мнение тех исследователей, которые считают, что подход, ориентированный на целостность личности, понимаемую как единство биологического и социального, сегодня недооценивается как в теории, так и практике социального управления.

Из понятия личности выпадают такие категории, как "характер", "темперамент", "индивидуальность", не включаются эмоциональные черты человека, его природные задатки и врожденные свойства, на основе которых формируются способности личности, ее ценностные ориентации, которые при оптимальном саморазвитии и являются тем механизмом самозащиты личности от разрушающих воздействий социального пространства, которые не только не снижаются в современном мире, но и продолжают возрастать. И тем не менее сильные личности, творчески одаренные, не только принимают эти удары на себя, но и успешно отражают их, облагораживая социальное пространство для других, которые становятся жертвами обстоятельств, плывут по воле волн, не "делают свою судьбу" за счет напряжения воли, самореализации в профессиональном труде, утверждении высоких ценностей жизни и смысла человеческого существования.

Мир хрупок для всех личностей, но наиболее незащищенными в нем являются в большей мере одаренные, талантливые, склонные к большей самоотдаче. Исследования свидетельствуют, что выше творческий потенциал личности и меньше степень его реализации, тем больше страдания человека.

В начале XXI в. очень важно, наконец, признать простую истину: люди приходят в мир с разными потенциалами, творческими возможностями, одаренностью, талантом. Идея эта идет от Аристотеля, Фомы Аквинского, но, кому бы она ни принадлежала, она неоспорима. И сегодня проблема в том, чтобы научиться измерять разность этих творческих потенциалов, своевременно выявлять разнонаправленность творческой одаренности с детства и создавать условия (социальные и личностные) для наиболее, полной их реализации на благо общества. В этом залог успешного решения возникающих глобальных проблем XXI в.

Огромный потенциал творчески одаренных людей, тем более талантливых, может и должен быть поставлен на службу мировому сообществу, национальным интересам своих стран Для этого необходима иная философия и современная культура человеческого сообщества; одаренность, талантливость незаменимы нигде: ни в науке, ни в искусстве, ни в политической деятельности; они - не предмет зависти, тщеславия, подавления и разрушения, а общенациональное, общецивилизационное достояние. А потому поддержка одаренных людей, творчески богатых, - дело всего общества, его политики, проектов и программ. Принцип современного сообщества людей, желающего выжить и обеспечить себе источники развития, - предоставить всем личностям, пришедшим в мир, равные социальные условия на старте для самореализации, дать многообразный спектр жизненных выборов, профессиональных в том числе способствовать самореализации в различных ролях и функциях. При таких условиях самые достойные, несомненно, займут предназначенное им место в жизни, наиболее талантливые и одаренные станут признанными лидерами.

Сегодня пирамида социального устройства перевернута Нередко, образно говоря, обществом управляют люди, которые должны были бы управлять автобусом, а те, которые могли бы управлять общественными делами, творить науку, искусство, музыку, часто оказываются не у дел.

Философия "маленького человека", способного на все если создать ему условия и дать роль или функцию, себя исчерпала. Она завела цивилизацию в тупик, в никуда.

Каждая личность должна выбрать свою роль, функцию но никто не знает, какие они. Выбор делает каждый человек общество только создает возможности для свободы выбора и помогает человеку достойно пройти свой жизненный путь. Организация общества, лишающая личность свободы выбора, возможности реализовать себя, защитить жизненный смысл существования, не только нецелесообразна, неконкурентоспособна, но и взрывоопасна, а потому бесперспективна. Элитарность в организации общественных институтов - понятие не социальное а в большей мере воспитательное, педагогическое

Необходимы колледжи, лицеи, специальные художественные и научные школы для одаренных людей. Но доступ в них должен быть всеобщим, критерий отбора - степень одаренности профессиональной пригодности человека к будущей работе. Другого не дано, в противном случае - стагнация развития, нарастание, разрушающего потенциала, безответственности личного начала, которое накапливается в каждой живой клетке общества и грозит его распадом на этом "клеточном уровне".

Словом, социальная сущность современного развития общества против "социальной одинаковости", "социальной уравниловки", но и против аморальных отношений между людьми, вызываемых так называемыми "врожденными пороками рынка, требованиями неомальтузианской теории.

Сегодня пробивает себе дорогу теория "естественного права человека на развитие и реализацию каждым человеком своих способностей к созидательному мышлению и творчеству. В рамках "естественного права" вполне правомерна теория элитарного развития", которая ему не противоречит.

Каждый человек реализует то, что в нем заложено природой и не больше. Если же заложено больше, то это становится при раскрытии не только его личным достоянием, но и благом для всех в процессе человеческого общения, которое является все более богатым и универсальным в условиях информационной цивилизации.

Однако эти силы общества, скрытые на его личностном уровне, равные, по оценкам некоторых ученых, силе расщепленного ядра в социальном выражении, пока далеки от реализации. Более того, они разрушаются, подавляются, а следовательно, приобретают отрицательный заряд, способный разрушить само общество. Поэтому сбалансированное, гармоническое в будущем развитие общества, о чем сейчас так много говорят, без гармонизации различных личностных потенциалов, без гуманистической работы всего общества, его профилактической деятельности на личностном уровне невозможно.

2. Каковы же универсальные социальные технологии такого поворота общества к личности, защиты ее жизненных сил?

Прежде всего речь идет о смене парадигмы общественного развития, о становлении современной философии информационной цивилизации.

Сегодня мы имеем перевернутую пирамиду защиты индивидуальной и социальной субъективности человека. Личность и социальная среда, ее окружающая, - это единое целое. Но не личность существует для социальной среды, а последняя должна средствами свой организации создавать условия для развития жизненных сил человека (рис. 2).


Рис 2. Соотношение личности и общества

Социальная среда и личность находятся в диалектическом взаимодействии. Социальная организация своим смыслом имеет обеспечение благоприятных условий для развития личности, которая реализует свои жизненные силы через социальную организацию.

Исторический опыт показывает, что личность способна реализовывать себя в полной мере, когда она свои внутренние ценности не противопоставляет общественным, гражданским, национальным, а строит свой жизненный путь с их учетом, под влиянием их определяющего воздействия. Личность всегда связана с нацией, родиной, семьей, племенем, государством. Абстрактная личность, лишенная социальной оболочки, лишается и смысла своего существования.

Более того, личность, сформированная в таком биотелесном духе, может стать разрушительной силой для социального пространства, в котором она живет. Эта идея "безграничности личности", ее "божественного самосмысла" особенно разрушительна для России, которая всегда существовала на основе соборности, гражданственности, патриотизма, государственности, которые утверждались не как категории вообще, а как прочные ассоциации своих граждан, которые возлагали свои труды на алтарь Отечества. Без этого нет и не может быть русской нации, российской государственности. Подогреваемые российским либерализмом ложные ценности идейно способствуют распаду российского социума, подъему племенного сепаратизма, национальной и региональной обособленности, что угрожает национальной безопасности и целостности России.

Цели и смысл человеческого существования, подчиненные зарабатыванию денег для борьбы за существование и выживание, накоплении собственности и капитала, как самостоятельные ценности, как смысл личностного существования, не выдерживают критики и на Западе. Поворот пирамиды ценностей жизни в условиях информационной цивилизации начался, тенденция эта уже просматривается. Об этом, в частности, свидетельствует начавшийся переворот от колониального мышления к новому, экологическому, живому знанию, в основе которого лежит бережное отношение к природе, ее ресурсам, экономии энергии[56] , что составляет первую важную часть жизненной среды личности, без гуманизации которой защита жизненных сил человека невозможна.

Развернувшееся сегодня в мире могучее движение за восстановление экологического равновесия, за чистоту природной среды также, свидетельствует о жизненности данной тенденции.

Однако в мире пока плохо осознается тот факт, что деформация природной среды, угрожающая сегодня жизни личности, есть лишь следствие разрушенности ее второй природы — социальной, ее духовных основ[57] .

Богатое общество — это богатство его индивидуальных сил, отдельных клеточек — личностей. Общество как сложная социальная система сильно тем, что обеспечивает саморазвитие, самореализацию его территориальных и трудовых ассоциаций, общественных институтов, социальный смысл которых — объединять отдельные личности и обеспечивать их многостороннее развитие.

В области социальной организации общества и деятельности ее отдельных институтов, прежде всего государства, мы имеем пока ту же перевернутую пирамиду, которая направляет всю силу своего воздействия на личность. Сегодня все элементы среды (природной и социальной) давят на личность, которая "держит удары" их разрушающих деструктивных сил. (рис. 3.)

Выводы ряда ученых, данные многочисленных социологических исследований, которые мы здесь не приводим по причине их общеизвестности, свидетельствуют, что многие из этих видов воздействия являются разрушающими для личности, воспринимаются ею как фатальная необходимость, неизбежное бремя, рок.


Идеологи­ческие (СМИ)

Экономи­ческие

Админи­стративные

Информа­ционные

Государс­твенно-правовые

Духовно-культурные


Рис. 3. Современное соотношение общества и личности

Ответной реакцией незащищенной личности является агрессия против общества, антиобщественное поведение в различных формах: преступность, терроризм, наркомания и т.п. При таком состоянии дел отдельный человек не. может стать ответственным субъектом за все происходящее, не в состоянии сохранить природу и все существующее на Земле.

Проблемы эти обозначаются все отчетливее, они становятся кричащими. Россия — только частный случай, правда, наиболее драматический в силу целого ряда причин. Каковы же выходы из этой тупиковой для цивилизации ситуации, универсальные технологии оздоровления социальной жизни? К чести современного общества следует сказать, что они предлагаются мировой научной общественностью. Дело теперь за субъектами управления, ООН, прежде всего политическими институтами и отдельными политическими деятелями. Прецеденты такие в мировой истории уже были, когда отдельные политические лидеры бросили вызов невежеству, вводили современные данные науки в свои политические действия и обеспечивали прогрессивное развитие своим странам.

Подтверждением тому является новый курс, взятый в свое время США на пути выхода из кризиса под руководством выдающегося политика современности Франклина Делано Рузвельта.

Современной доктриной высвобождения личностных сил в социально-экономической сфере является теория коллективной формы собственности в различных ее модификациях (корпоративной, коллективной, кооперативной, акционированной, арендной и т.п.), изложенная выше. Она позволяет защитить жизненные силы личности от разрушающих воздействий общества, его социальных институтов, формировать гражданское общество, где личность приближена к средствам производства, непосредственно участвует в распределении продуктов и услуг, а следовательно, в распоряжении своей судьбой. Сами социальные институты (трудовые коллективы, семья, бытовое окружение, территориальные ассоциации и другие элементы микросреды) все в большей мере выступают в качестве таких социальных организаций общества, которые, объединяя разные творческие индивидуальности, способствуют как появлению дополнительной социальной энергии (энергии социальной организации), так и наиболее полному расцвету сил каждого индивида. Оздоровление социально-экономических отношений создает объективные предпосылки для политического раскрепощения личности.

Опыт развитых стран, уже добившихся определенных успехов в области социально-экономического оздоровления жизни, показывает, что это положительно влияет на процесс становления правового демократического государства, которое из средства политического давления на личность постепенно превращается в интеллектуальный центр общества, мотивирующий своих граждан к производительному труду и жизни в целом. Такие государства все в большей мере наряду с административно-политическим мерами, силой закона все полнее используют методы социального управления, духовно-культурного, информационного, интеллектуального мотивирования своих граждан к достойной для человека жизнедеятельности.

Происходит постепенное изменение характера и содержания самой власти государства, которая все в большей мере демократизирует информационные потоки, обеспечивает свободу печати, расширяет рамки гласности и поднимает роль общественного мнения в решении общественных дел. Формирующееся гражданское общество, его институты опираются в своей деятельности на общедоступные банки данных, современные наукоемкие информационные технологии, что в свою очередь повышает значимость социального контроля общества, его социальных институтов, следовательно, каждой личности за деятельностью государства.

Пирамида и в этой области переворачивается в сторону государство — для общества, каждого гражданина. В отличие от ее теперешнего состояния общество, личность — для государства, имеющего неограниченную власть над личностью.

Власть интеллекта реализуется все в большей мере и в деятельности государственной службы, неумолимо требуя наиболее профессиональных специалистов во всех формах власти: законодательной, исполнительной, судебной, которые все в большей мере насыщаются информационно-аналитической и интеллектуальной работой. Речь, конечно, идет о теоретической модели организации общества и тех прогрессивных тенденциях в этой области, которые имеют место. Однако нельзя как недооценивать, так и преувеличивать их пользу, потому многое в развитии цивилизации будет зависеть от коллективной воли, духовной культуры субъектов управления. Последние либо воспользуются этой возможностью на пути обеспечения цивилизационной безопасности, либо ввергнут мир в новые катаклизмы и страдания личности.

Теоретическая модель такого будущего развития (сбалансированного, а затем и гармонического) схематически может быть представлена в виде пирамиды, вершиной которой является личность (рис. 4).

При таком подходе личность становится смыслом социального прогресса. Их взаимодействие в обществе осуществляется на основе других принципов организации.

Гражданское общество все в большей мере выступает как ассоциация социальных институтов, а через них и личностей. Производство, экономика приобретают строго заданную социальную ориентацию, высшим регулятором общественной жизни


Рис 4. Теоретическая модель гармонического соотношения личности и общества

наряду с законом становится культура, нравственные нормы и ценности жизни. Последние через наукоемкие технологии поступают в сферу управления, где политическая власть выступает все в большей мере как информационно-аналитический и культурный центр общества, сокращающий традиционные методы властного регулирования и увеличивающий мотиваторы целесообразности поведения человека в обществе.

Само государство все в большей мере делегирует своим социальным институтам, ассоциациям, отдельным личностям функции управления и распоряжения собственными делами, сокращает методы политического давления и расширяет сферу правового, духовно-культурного, интеллектуально-информационного воздействия на граждан.

3. В процессе социализации личности все в большей мере возрастает роль технологий саморазвития личности, когда сам человек волен выбирать свой жизненный путь и отвечать за свои действия в мире, что и обращает человека к его самосознанию.

Человек может сделать свою жизнь осмысленной, во-первых, с помощью того, что мы даем жизни (в смысле нашей творческой работы); во-вторых, с помощью того, что мы берем от мира (в смысле переживания ценностей); в-третьих, посредством позиции, которую мы занимаем по отношению к судьбе, которую мы не в состоянии изменить. Соответственно этому членению выделяются три группы ценностей: ценности творчества, ценности переживания и ценности отношения. Приоритет, по мнению всемирно известного психолога В. Франкла, принадлежит ценностям творчества[58] . Остановимся на ценностях творчества. Философия творчества имеет большую историю, ее основы, например, представлены в произведениях Н. Бердяева. Человечеством на протяжении веков разработаны специальные технологии развития творческих способностей личности в различных видах деятельности, например в сфере управления. Именно в этой сфере произошла революция, а творческий человеческий фактор стал решающим условием достижения успеха. По этому вопросу в последнее десятилетие появилось огромное количество публикаций, монографий, проведены научные исследования.

В науке начался серьезный разговор, проводятся исследования в области духовного потенциала человека, цель которых — пробудить интерес личности к своему духовному здоровью как основе прочных успехов в жизни и смысла человеческого существования. Предлагаются психологические технологии самооценки своих способностей, интеллектуальных сил и пути самосовершенствования.

И хотя подобного рода литература не всегда отличается высокими достоинствами, описания психологических технологий развития и защиты личностных сил полезны и необходимы. Конечно, гению, яркой одаренности нужны не столько технологии, тренинги, "мозговые коллективные штурмы", сколько благоприятные экономические, социально-политические и культурные условия для мотивации к творческой деятельности. В этих условиях каждый человек использует имеющиеся методики, технологии творчества, развивая, перерабатывая и обогащая ранее существовавшие. Поэтому для утверждения смысла человеческого существования и новой парадигмы общественного развития будущего сбалансированного и гармонического развития мира необходимо достижение единства объективных и субъективных факторов, взаимодействующих в процессе развития личности нового типа.

Словом, если попытаться сегодня выстроить модель сбалансированного гармонического развития мира, то схематически она может быть представлена в виде нескольких тенденций, где вектор развития постепенно смещается из состояния сегодняшнего в сторону закономерностей, принципов будущего (табл. 3).

На наш взгляд, это контуры новой парадигмы общественного развития цивилизации в XXI в., стран и народов, которые на этих новых принципах могут занять подобающее им место. В противном случае можно ожидать конфронтации, усиления социального напряжения в мире, социального одичания и развала социальных связей. Становится очевидным, что в центр всех общественных перемен в XXI в. выдвигается личность, которая, наконец, должна получить большие возможности для реализации своих сущностных сил. Иначе она не только не станет хозяином, отвечающим за все происходящее на Земле, но и разрушит своим негативным зарядом мир, который становится все более хрупким.

Главное в защите личностных сил — утверждение человека-собственника, распоряжающегося результатами своего труда и тогда отвечающего за все, что происходит вокруг. При этом условии возможно и гражданское общество, которое ставит под свой контроль государство, политическую власть и превращает ее в интеллектуальный центр управления общественными делами. Только при наличии свободного труда (не наемного), прочных гарантиях распоряжения его результатами и собственностью, что создает объективные предпосылки для развития гражданского общества, возможно отступление тех бед и страданий, которые сегодня сопровождают человека на протяжении его жизненного пути.

Между тем решение этих проблем пока не имеет достаточного социологического обеспечения, современной социологической теории личности, технологий ее мотивации к труду и жизни в целом, к достойному поведению. К разработке наукоемких технологий социализации человека и его сущностных сил социология управления только приступает. Но и они сегодня не востребованы политической властью, которая исключает личностный потенциал из механизма своего цивилизационного развития. Между тем в условиях информационной и управленческой революций социализация личности, ее мотивация к деятельности, поведение в социальных организациях, в системе властных отношений — одна из актуальных проблем науки и власти, возможно, даже их суть.

Таблица 3

Состояние и тенденции развития отношений между обществом

и личностью

Современное состояние в организации общественных дел

Тенденции, закономерности, принципы будущего

Общество над природой

Сбалансированное развитие природных и социальных сил. Я — венец природы

Общество над личностью

Я — гражданин Отечества, гражданин мира

Посредственность над одаренностью

Одаренность — достояние всех

Государство над обществом

Общество над государством

Экономика над социальностью, духовностью

Социальность, духовность над экономикой, хозяйством

Политика над управлением

Управление, регулирование общественных дел над политикой

Общественные институты над личностью

Личность над общественными институтами

Мещанство над гражданственностью

Гражданственность над мещанством

Собственность над экономической жизнью

Экономика над собственностью

Техника над гуманизмом

Гуманизм над техникой

Деньги, собственность над смыслом жизни

Смысл жизни над деньгами, собственностью

Страдания и насильственная смерть — норма для большинства

Аномалия - насильственная смерть и страдания личности

Одиночество, индивидуализм личности

Коллективность, соборность

Законы над духовностью и моралью

Духовность и мораль над законами

Религия и идеология над культурой, духовностью

Духовность, культурность над религией

Технологии над культурой

Культура над технологиями

Раздел IV

ТЕХНОЛОГИИ ИННОВИРОВАНИЯ

СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ ОБЩЕСТВА

Глава 14

Социально-технологический подход к процессу социального управления в условиях информатизации общества

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Модель управленческого цикла.

2. Стадии управленческого цикла.

3. Алгоритм социального управления.

1. Сегодня остается актуальным вопрос: как руководителю организовать процесс решения управленческих задач в руководимой им системе? В каком порядке, в какой степени и в какой последовательности использовать достижения теории управления при подготовке различных решений?

В этой связи возрастает значение формализации процесса управления, определения при этом последовательного порядка процедур, которые при современных условиях обеспечивают оптимальное управление[59] .

Однако научные методы и средства могут оказаться незаменимым средством оптимизации управления только тогда, когда точно определится их место в управленческом процессе. Иными словами, задача заключается в обосновании современного воззрения на технологизацию социального управления.

Наиболее общая технология социального управления может быть представлена в виде управленческого цикла. Ее теоретическое обоснование и широкое использование в практике имеют непреходящее значение для рационализации управленческого процесса и повышения эффективности управленческой деятельности, формирования социально-технологической культуры. На основе современной технологии управления вполне возможно решать задачу инновирования различных уровней и сфер социального управления. При этом частные технологии должны основываться на наилучших достижениях общей технологии, включать эффективные современные методы и средства анализа и решения проблем и вместе с тем отражать специфику управляемого объекта, научные требования, предъявляемые к руководящим кадрам.

Технология не противостоит теории, а представляет ее конкретизацию и реализацию в удобной для практического использования форме. Чем глубже технология связана с теорией, тем больше ее возможности превратиться в средство изменения управляемых объектов. Еще раз подчеркнем, что появление и развитие технологии открывают принципиально новые возможности для использования знания, для превращения науки в социально-преобразующую силу для всех субъектов управления, гражданских институтов общества, участвующих в этом процессе.

Существенным признаком организации управления является его непрерывный характер. Всякая управленческая деятельность предполагает реализацию последовательного ряда процедур, которые начинаются с определения цели и завершаются выполнением задач, порожденных этой целью. На основе полученной информации о решении этих задач ставится новая цель. В этом смысле говорится о цикличности управления[60] .

Управленческий цикл в социальных системах имеет свою специфику. Подчеркнем, что функционирование технических систем в отличие от общественных имеет стереотипный характер, требует наиболее точной и однозначной реализации предписанной технологии. Функционирование социальных систем неразрывно связано с развитием. После решения одной проблемы обычно возникает несколько других, более сложных, и в этом, между прочим, выражается восходящий характер общественного развития и управления.

Конечно, не исключены ситуации, когда принятое решение оказывается неэффективным, задерживает, а в некоторых случаях даже возвращает назад соответствующий процесс. В этом смысле не всякий новый цикл управления является звеном в цепи инновационного развития. Но взятый в своей целостности управленческий процесс должен обеспечивать прогрессивное развитие, переход от низших к высшим формам социальной деятельности.

Отдельные циклы не оторваны друг от друга, а внутренне связаны между собой. Повторение процедур, включенных в цикл, не исключает, а предполагает решение новых проблем.

Управленческий цикл в социальных системах не является какой-то неизменной, имеющей значение для всех условий технологией управления. В процессе функционирования и развития общества, а тем более выхода его из кризиса возникает необходимость изменения как цикла в целом, так и составляющих его процедур.

Чтобы отвечать потребностям развития, управленческий цикл должен обеспечивать изменение управляемого объекта, перевода его из фактического состояния в некоторое желаемое состояние. Естественно, это желаемое состояние определяется не произвольно, а в соответствии с закономерностями развития управляемых объектов.

Изучение управленческого цикла означает прежде всего структурирование процесса решения задач, порожденных проблемными ситуациями, выявление его основных и общеобязательных стадий и описание необходимого порядка процедур, обеспечивающих оптимальность управленческого решения и высокую эффективность практических действий.

Абстрактная модель управленческого цикла характеризует общие, логически следующие друг за другом стадии управления в обществе.

Всякая стадия имеет свое, определенное логикой управления место в общей управленческой технологии. Поэтому их упорядочение происходит не произвольно, а в соответствии с их целевыми функциями, принципиальной схемой управленческого цикла.

Систематизирование отдельных видов деятельности и их обособление в относительно самостоятельные стадии направляет субъект управления на верный путь выработки оптимальных управленческих решений, предохраняет его от субъективистского, одностороннего подхода, выявляет его ответственность и обязанности в процессе решения управленческих задач. Смысл модели заключается в том, чтобы показать, как нужно разрабатывать решения.

В научной литературе имеются различные воззрения на сущность и этапы управленческого цикла. Анализ этих воззрений дает возможность не только увидеть их недостатки и проблемы, но и выработать современную концепцию управленческого цикла, инновировать всю систему социального управления.

Согласно Р. Акоффу, цикл управления включает четыре этапа: принятие решения, внедрение, оценку и рекомендацию об изменении. Всякий этап основывается на соответствующей информации и определенным образом связан с другими этапами. Недостаток данного подхода заключается в том, что не вычле­няются целевые и информационные процедуры в управленческом цикле.

Поэтому рассмотрим следующую схему процесса выработки решений: выяснение поставленной задачи, оценка обстановки, составление выводов о ней, разработка замысла, осуществление расчетов (в том числе построение, математической модели "боевых" действий), анализ результатов расчета, принятие решения и его оформление. Возможно и еще большая детализация процесса решения управленческих задач: определение целей, выявление проблем; исследование проблем; поиск решения; оценка и выбор решения; согласование решения; утверждение решения; подготовка к вводу в действие решения; управление применением решения; проверка эффективности решения.

Весьма перспективным при выработке модели управленческого цикла является использование достижений программно-целевого и комплексного подхода. Так, Г.А. Арбатов, обобщая современные тенденции в понимании управленческого процесса, указывает на следующие его основные элементы:

• открытие и обоснование конечных целей и на этой основе промежуточных целей и задач, которые должны решаться на всяком этапе;

• открытие и сведение в единую систему частей решаемой задачи, взаимосвязей ее с другими задачами и объектами, а также последствий принятых решений;

• открытие, и анализ альтернативных путей решения задачи в целом и ее отдельных элементов (подзадач), сравнение альтернатив с помощью соответствующих критериев и экспертных оценок и выбор оптимального решения;

• создание (совершенствование) структуры организации, призванной реализовать программу и обеспечить наибольший эффект; разработка и принятие конкретных программ по финансированию и осуществлению как долгосрочных, так и средне- и краткосрочных работ.

В связи с вышесказанным возможна следующая модель управленческого цикла (схема 4).


V

Стадия

ретроспективная

(оценка реализации решения)

II

Стадия

дескриптивная

(описательная)

II


Схема 4

Данная модель, во-первых, отражает реальный управленческий процесс и вместе с тем представляет собой средство его дальнейшего изучения и освоения, привнесения новшеств. Обособленные здесь стадии соответствуют процедурам, реально осуществляемым субъектами управления при принятии решений и их выполнении.

Во-вторых, модель интегрирует наиболее важные достижения теории социального управления, она построена в соответствии с требованиями программно-целевого и комплексного подхода. Подчеркивание главенствующего значения цели модифицирует все последующие стадии и процедуры, позволяет использовать инновационный потенциал для принятия оптимальных решений.

В-третьих, модель дает возможность замкнуть цикл управления, обеспечивая логический переход от ретроспективной стадии одного цикла к целевой стадии другого цикла. Таким образом, обеспечивается преемственность и поступательность в управлении.

Точно определить этапы (стадии) управленческого цикла и их содержание — значит положить начало проектированию технологии управления.

2. Следующий шаг — структурирование стадий управленческого цикла. В понятие "стадия управленческого цикла" включается относительно обособленная часть процесса решения управленческих задач, в рамках которой совершаются определенные процедуры, т.е.. обязательный порядок последовательных действий. Отдельное действие, рассматриваемое в его внутренней связи с остальными элементами процедуры, может быть охарактеризовано как операция.

К первой, целевой, стадии управленческого цикла могут быть отнесены следующие процедуры и операции: выявление главной, приоритетной проблемы, осознание необходимости ее решения, формулирование цели.

Выявление проблемы, которую предстоит решать, является познавательным процессом. Особенно важное значение здесь имеет овладение субъектом управления всем арсеналом методов научного познания: наблюдение, сравнение, эксперимент, абстрагирование, системный анализ, синтез, "мозговой штурм", моделирование, прогнозирование, проектирование, инновационные деловые игры и др. Сознательное и целенаправленное использование всего комплекса познавательного инструментария современной науки дает возможность субъекту управления сделать правильные выводы и заключения. Специфика этих выводов в области управления заключается как раз в определении главной проблемы, решение которой диктуется необходимостью инновационного прорыва.

Одно из важнейших условий эффективности управления — своевременность выявления и осознания проблем, которые предстоит решать.

Наиболее частой ошибкой субъекта управления труда является несвоевременность принятия решения: или момент, когда следует действовать, вообще пропускается, или кое-что делается, но уже с опозданием либо преждевременно. Ошибки такого рода объясняются не только неопытностью кадров. Чаще они кроются в недостатках самой системы управления[61] .

Чем больше, разрыв между возникновением и осознанием назревших проблем, тем выше опасность потери темпа управляемости, появления конфликтных ситуаций. К сожалению, забывают, что нерешенный своевременно вопрос со временем всегда решается труднее. Дать возможность тому или иному процессу развиться в нежелательном направлении, а затем приступать к его решению — верный признак плохого стиля руководства.

Анализ зависимости между продолжительностью цикла и эффектом управления показывает, что чем меньше цикл, тем эффективнее решение.

Как правило, принятию управленческого решения предшествуют определенные изменения как в объекте, так и в субъекте управления. В социальной деятельности непрестанно возникают новые явления и процессы. Еще до полного их развертывания проявляются соответствующие симптомы и тенденции, которые для опытного руководителя служат достаточным основанием и стимулом, чтобы изучить проблему и при необходимости найти ее решение. "Почувствовать" возникшую ситуацию для принятия решения и действовать на опережение — первое требование к руководителю.

Динамизм современной жизни, столь характерный для переходного этапа, требует от руководителя развитого чувства нового, способности к верному анализу процессов, к принятию эффективных решений. Индивидуальная способность руководителя развивается и усиливается посредством использования эффективных средств анализа управляемых объектов таких, как социологический мониторинг, контрольная сигнализация, действенная обратная связь и др. Их предназначение — быть своеобразным "радаром", который улавливает отклонения и неблагоприятные тенденции[62] .

Правильное формулирование задач управления требует: собрать информацию о социальных, политических, организационно-технических, экономических и других процессах, которые могут привести к возникновению социальных проблем; подготовить информацию, которая отражает взаимосвязь между этими процессами и причинно-следственными зависимостями, а также дает возможность сделать необходимые заключения и выводы; проанализировать требования населения о назревших, но еще не решенных проблемах; провести сравнение между нормами социального поведения и нормами, установившимися в организации, чтобы раскрыть различие между ними; сформулировать проблему, сравнивая содержание принятых решений с достигнутыми результатами.

К целевой фазе управленческого цикла относятся также следующие виды деятельности: оценка актуальности проблемы; анализ имеющейся и желаемой структуры субъекта и объекта управления; начальное описание возникшей ситуации.

Важнейшей процедурой на этой стадии управленческого цикла является определение цели, построение "дерева целей". В связи с этим возрастает знание теории и технологии целеполагания.

Определение цели и осознание необходимости решения данной проблемы — чрезвычайно важный, но только начальный этап в подготовке решения. Затем во всей своей сложности встает вопрос о наборе и последовательности операций, которые следует осуществить для выработки оптимального решения.

В типичных ситуациях субъект управления формулирует свое решение на основе опыта и установленных правил в организации. В таких случаях достаточно интуиции и опыта, чтобы отреагировать на возникшую проблему.

Иной подход нужен, когда требуется принимать стратегические решения в условиях высокой степени неопределенности. В этом случае задача субъекта управления состоит в том, чтобы преодолеть эту неопределенность, обеспечить принятие максимально обоснованного решения. Наиболее существенная часть этой задачи — сбор и обработка необходимой информации (в информационно-аналитических центрах). Решение задачи происходит на второй стадии управленческого цикла, которая может быть названа дескриптивной (описательной).

Эффективность вырабатываемого решения определяется не только количеством, но и качеством информации. Именно информационно — аналитические службы призваны предварительно выявить ценность наличной информации, ее глубину и содержательность, степень отражения реальных процессов, для воздействия на которые предназначено решение. Обеспечение достаточной по объему и качественной информацией предохраняет субъекты управления от существенных ошибок. При этом здесь речь идет об объективной информации не только о внешних признаках происходящих процессов, но и об их сущности.

Выработка научно обоснованных решений предполагает всесторонний анализ управляемых объектов. Знания только отдельных фактов недостаточно для выполнения этого требования. Поэтому переработка информации включает не просто сбор данных, но и грамотное использование аналитических моделей: структурной, динамической, типологической, факторной, социально-технологической.

Это еще раз подтверждает необходимость системного подхода при подготовке и принятии руководящих решений.

Освоение информации, необходимой в различных ситуациях при современных требованиях управления, должно происходить не эмпирически или интуитивно, а на основе соответствующих норм. Отсюда логически вытекает необходимость разработки норм для информации, требуемой на различных уровнях системы управления.

Хорошо организованная информационно-аналитическая служба имеет не только осведомительную, но и предупредительную, превентивную функцию. Если руководитель принимает неправильное решение, она должна отметить величину ошибки принятого решения, зафиксировать степень неоптимальности, т.е. содействовать совершенствованию службы управления.

В настоящее время актуализируется значение принципа опережающего информационного обеспечения решений. Информационно-аналитическая служба должна не только обеспечивать информацией соответствующие требования, но заранее, до поступления заявок, давать необходимые сведения, предвидя возникновение потребности в них.

Узловой вопрос на современном этапе — развитие и совершенствование умения руководящих кадров пользоваться наличной информацией и, что особенно важно, научиться трансформировать ее в эффективные управленческие решения. Это предполагает систематическое обучение кадров методам и формам анализа информации, фильтрации, извлечению из нее тех компонентов, которые содействовали бы повышению научного уров­ня управленческих решений.

Итак, вторая стадия управленческого цикла может быть названа дескриптивной. На ней осуществляется описание реальной ситуации.

Субъект управления не регистрирует механически все идущие из окружающей среды сигналы, а производит селекцию, отбор в соответствии с поставленными перед системой целями.

Третья стадия управленческого цикла, названная в модели прескриптивной, охватывает виды деятельности, связанные с трансформированием описывающей информации в предписывающую, командную информацию. Главное здесь — выработка и принятие управленческих решений.

Понятие "управленческое решение" имеет два основных значения. Во-первых, им обозначается предстоящее действие. Всякое решение фактически является действием в проекции, намерением осуществить некое преобразование. Второе значение понятия "управленческое решение" состоит в том, что процесс нахождения ответа на данную задачу осуществляется посредством выбора одной из возможных альтернатив действия в проблемной ситуации.

Управленческое решение, определяется как социальный акт, подготовленный на основе вариантного анализа и оценки, принятый в установленном порядке, имеющий директивное общеобязательное значение, содержащий постановку целей и обоснование средств их осуществления, организующий практическую деятельность субъектов и объектов управления[63] .

По сути это выражение управленческой воли, движения от познания к практике. Своевременное принятие и реализация решений, оперативная их корректировка в ходе работы в соответствии со спецификой постоянно меняющихся требований, обстоятельств, рыночной конъюнктуры — характерная особенность современного стратегического управления, антикризисного в особенности.

Принятие, и осуществление управленческих решений — одна из основных функций любого руководителя и любого руководящего органа независимо от его места в служебной иерархии. От качества управленческих решений в очень большой степени зависит, как будут функционировать управляемые объекты, каков будет эффект управленческой деятельности.

Основные причины слабых решений сводятся к тому, что недостаточно точно и полно отражены объективные условия: нехватка достоверной и своевременной информации, квалификации, отсутствие глубокого научного анализа; неудачен выбор самой проблемы управления, предопределяющей неэффективность решения; выдвигаются необоснованные гипотезы и ставятся нереальные цели; недостаточно точно определены сферы правового регулирования и формы правового и иного воздействия.

Наряду с гносеологическими существуют и социально-психологические причины принятия неправильных решений. Нередко не учитывается то, что в условиях рыночной экономики общественные, государственные, корпоративные, групповые, личные, частные интересы зачастую не совпадают. Если в принимаемых решениях этот фактор не учитывается, то появляются дефекты системы стимулирования для сближения интересов. Эффективность таких управленческих решений резко падает. Принятие неправильных решений порождает "реакцию бумеранга", положение дел еще более ухудшается, количество проблем возрастает. Ярким подтверждением сказанному являются стратегические решения по проведению приватизации, отрицательные последствия которых известны всем.

После принятия управленческого решения, учитывающего достижения науки и практики, необходимо организовать его выполнение. Это четвертая стадия управленческого цикла — реализационная. На этой стадии субъект управления прибавляет к силе идей силу организации. Эффективность организационно-исполнительской деятельности определяется не только усилиями управленцев, но и умением строить эту деятельность на научной основе.

Определение действенных путей реализации цели является сложной конструктивной и логической деятельностью, которая включает: выбор оптимального варианта действия, сообразного с данными критериями; наиболее эффективное распределение средств, ресурсов и сил; программирование конкретного хода процесса, который переводит управляемый объект из одного состояния в другое; распределение ответственности между исполнителями и т.д.

Завершающая стадия управленческого цикла называется ретроспективной, потому что ее основное содержание составляют обобщение и анализ результатов выполнения управленческого решения. Оценка реализации данного решения дает возможность узнать положение дел на управляемых объектах, выявить новые проблемы, положить начало новому циклу.

Для реализации ретроспективной стадии управленческого цикла необходима разработка системы научно обоснованных критериев оценки полученных результатов. На этой стадии должно осуществляться: сравнение запланированных в решении результатов с фактически достигнутыми, оценка целесообразности решения; обоснование необходимости новых или дополнительных решений субъекта управления.

При такого рода оценках можно применить следующую технологию.

Во-первых, анализируется результат системы и повторно оценивается обоснованность целей (задач), стоящих перед ней в данный период. Если будет установлено несоответствие, то вносятся коррективы в критерии оценки.

Во-вторых, анализируются взаимосвязи между оцениваемой системой и остальными социальными системами по нисходящей и восходящей линиям и фиксируется влияние, которое они оказывают на конечный результат. На этой основе устанавливается реально достигнутый результат, а вышестоящая инстанция оценивает вклад руководителя и руководства в целом в его достижение.

В-третьих, после выработки обобщенной ретроспективной оценки внутренних возможностей и внешних влияний на управляемый объект изучается, как действовал руководитель в данной ситуации, какую активность он проявил, чтобы реализовать стоящие перед организацией задачи, преодолеть помехи объективного и субъективного характера на пути к цели.

Важное методологическое требование оценки управленческой деятельности — единство количественных и качественных критериев. Каждый из этих критериев имеет конкретное, динамически изменяющееся содержание в зависимости от этапа развития социального организма, от целей, которые ставятся, от достижений науки и техники, от характера и значения соответствующего процесса или явления.

Таким образом, современная технология социального управления выступает как последовательный ряд процедур, систематизированных в пяти основных стадиях: целевой, дескриптивной, прескриптивной, реализационной, ретроспективной. Она дает возможность использовать весь инструментарий технологизации, информатизации, интеллектуальных, аналитических, экспертных систем, базируется на программно-целевом и комплексном подходе, указывает путь дальнейшего совершенствования социального управления и повышения его эффективности.

3. Концепция цикла имеет важное методологическое значение при построении организационной структуры управления. Сформировать современную эффективную структуру управления — значит создать для входящих в нее звеньев реальные возможности реализовать все необходимые процедуры, связанные с подготовкой, осуществлением и анализом управленческих решений, опираясь на науку и используя инновационный управленческий инструментарий.

С выработкой современной научно обоснованной концепции цикла управления делается важный, существенный шаг вперед в алгоритмизировании управления, т.е. в точном предписании технологии управленческого процесса. Современные достижения науки дают возможность детализировать алгоритм управления, определив место различных процедур и операций в управлении.

В кибернетике формализация и алгоритмизация управления очень часто связываются с использованием точных математических методов. Однако известно, что многие явления в обществе не поддаются квантификации. В управлении социальными процессами принимают участие люди со своей собственной волей и мнением. Поэтому логичен вопрос: возможно ли выработать формализованный алгоритм социального управления?

Необходимость разработки алгоритма управления большими социальными системами определяется тем обстоятельством, что одних нормативных документов, регламентирующих механизм субъективного управления системы, недостаточно для самого способа осуществления управленческого процесса.

Понимая под алгоритмом предписание, определяющее содержание и последовательность операций, которые приводят исходные данные к искомому результату, отметим исключительную важность его создания. Именно алгоритм управления направляет руководителя по наиболее краткому и результативному пути решения определенных задач; интегрирует в управленческом процессе наиболее важные и мощные современные методы анализа и руководства; создает возможности посредством формализации определенных процедур рационально использовать электронно-вычислительную технику, информационные сети в управлении.

Если бы социальное познание достигло такого уровня, при котором будут широко применяться математические методы, то алгоритм управления социальными системами имел бы значительно большую познавательную силу. Однако независимо от этого алгоритмизация процесса социального управления оправданна и при недостаточной степени квантификации общественных процессов и явлений. Алгоритмизация дает возможность создать стройную систему использования современных научных методов и средств, реалистического определения их эвристической и конструктивной силы. Заметим, что речь идет не о готовых рецептах, а о структурировании процессов, связанных с подготовкой управленческих решений.

При ответе на поставленный вопрос следует иметь в виду и то обстоятельство, что основное содержание системного анализа (а алгоритм управления основывается на системном анализе) состоит не в формальном математическом аппарате, описывающем системы и решения проблем, не в специальных математических или иных методах, а в его концептуальном (понятийном) аппарате, в его идеях и подходе, позволяющих привлекать формальные и специальные математические, логические, эвристические и другие методы в рамках определенной методологии.

В.Г. Афанасьев подчеркивал: "Если имеются более или менее сходные системы управления (а их среди социальных объектов немало), то математика позволяет отыскать общую формулу, алгоритм управления и широко использовать его в управлении всеми объектами сходного типа"[64] .

Признание принципиальной возможности алгоритмизировать процесс управления в его целостности вовсе не снимает вопрос о том, целесообразно и необходимо ли алгоритмизировать и формализовать каждую отдельную процедуру. Можно считать общим правилом, что чем более стереотипна и структурирована данная операция, тем больше возможность ее алгоритмизировать и, наоборот, творческая деятельность субъекта управления при необходимости осуществляется и с помощью эвристических методов и средств. Из-за динамичности и большого разнообразия проблем, которые решаются, еще не найдены универсальные алгоритмы, определяющие решение руководителя.

На основе достижений науки управления можно предложить следующий алгоритм (систему обязательных процедур) при подготовке, принятии и осуществлении решений в больших социальных системах:

определение цели (Ц);

анализ и обработка информации (АОИ). Это ряд процедур, который включает сбор сведений различного характера и различной степени обобщенности в ходе практического управления и с помощью социологических и других конкретных исследований;

выработка модели (М) как средство углубления анализа явления, о котором подготавливается решение;

прогнозирование (П) будущего состояния явления, на основе которого модель совершенствуется, превращается в М1 выработка концепции (К) , с помощью которой определяется наиболее общий подход к решению данной проблемы[65] . При возможности концепция подвергается экспериментальной (Э) проверке в естественных условиях или с помощью электронно-вычислительной техники, в результате чего она совершенствуется, превращается в К1 .

На основе концепции вырабатывается одно или несколько управленческих решений (Ур). Каждое решение должно содержать ясно формулируемую цель, конкретные пути и средства (ресурсы) ее осуществления и быть сообразовано с ограничительными условиями материального и нормативного характера (законы, ресурсы и т.п.).

Работа по выполнению решения программируется (Пр) и планируется (Пл) органом, принявшим решение, или тем, на кого возложено выполнение решения. Для этой цели вырабатываются сценарии или программы, в которых определяется последовательность работы по выполнению решения, распределяются обязанности различных органов, а также средства и ресурсы.

Ход выполнения решения контролируется посредством применения соответствующих форм контроля (Ко): превентивного, текущего, последующего и т.д.

Алгоритм завершает анализ обратной информации (ОИ), т.е. той информации, которая освещает и результаты выполнения решения. Обратная информация вместе с другой информацией становятся исходным началом формулирования новой, высшей цели.

В целом алгоритм управления можно выразить следующим образом:

М Э

| |

Ц — АОИ — П — К — Ур — Пр — Пл — Ко — ОИ — Ц

| |

М1 К1

Алгоритм управления — это детализированное выражение управленческого цикла в больших социальных системах, так как через него реализуются закономерно следующие одна за другой стадии управленческого процесса на основе современных достижений теории и практики управления.

Одной из наиболее существенных особенностей алгоритма управления большими социальными системами является его методологический характер.

При данных конкретных обстоятельствах те или иные его звенья могут оказаться практически лишними. Поэтому субъект управления всегда должен учитывать и анализировать как постоянные, так и непостоянные факторы в процессе принятия решения.

Указанная выше особенность алгоритма управления большими социальными системами находит наиболее яркое выражение в многовариантности реализации составляющих его компонентов. Нахождение оптимальных решений требует выработки не одной, а множества моделей и их сопоставления. Это в принципе имеет значение и для прогнозов, концепций, экспериментов, управленческих решений, программ, планов, проектов.

Это обстоятельство, как и сложный характер любой из операций, входящих в алгоритм управления, определяет возрастающую ответственность субъекта управления. Вместе с тем алгоритмизация управления дает возможность ограничить субъективизм в руководящей деятельности, уменьшить зависимость организации от личных качеств ее членов, нормализовать рутинные процессы, укрепить дисциплину и повысить роль стимулов в управлении.

Особо подчеркнем, что разработка современного научно обоснованного алгоритма управления означает выбор пути повышения эффективности управления. Но это не обеспечивает автоматически более высоких результатов в управленческой деятельности.

Характерной чертой развития теории и практики управления, особенно в последнее десятилетие, является резкое возрастание относительной доли формализованных операций и применение на этой основе математических моделей для получения оптимальных результатов управленческой деятельности. Это обстоятельство иногда создает иллюзию, что вполне возможно формализовать весь процесс управления, а алгоритмический подход превратить в единственно возможный в теории и практике самоуправления.

В действительности алгоритмический подход не является всемогущим, хотя его роль велика и постоянно возрастает. В процессе управления определенную роль играет другой подход — эвристический. Сферы действия алгоритмического и эвристического подходов определяются степенью структурированности управляемых объектов. Для хорошо структурированных объектов более подходящим является алгоритмический подход, для неструктурированных — эвристический, а следовательно, инновационные технологии.

Для социальных систем в силу характерного для них признака неопределенности точное структурирование не всегда возможно. Научный анализ ограничен в силу различных причин: неизбежная неполнота, неминуемая приблизительность, отсутствие способов точного предсказания будущего.

Все это приводит к мысли, что управление в современных условиях не может быть или только эвристическим, или только алгоритмическим процессом. Нет также основания думать, что в будущем один из двух подходов станет доминирующим или единственно рациональным. По своей глубокой сущности управление является, скорее всего, эвристически-алгоритмизированной деятельностью, в которой наряду со строго научными методами и средствами играют большую роль интуиция, фантазия, творчество, искусство. Органическое сочетание достижений эвристики с теорией алгоритмов позволяет разработать эвристические алгоритмы как набор правил для конструирования, сравнения, анализа и выбора вариантов возможных решений. Эвристические алгоритмы особенно эффективны при проектировании управления объектами с большим числом признаков и свойств, к которым трудно применить математический аппарат.

Глава 15

Социальные технологии

государственного управления

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Необходимость оптимизации государственного управления.

2. Специфика применения социальных технологий в государственном управлении.

3. Технологии укрепления российской государственности.

1. Государственное управление, среди всех видов управления занимает особое место, что объясняется некоторыми, только ему присущими свойствами.

Государственное воздействие, регулирование — это, прежде всего воздействие властное, политическое, которое имеет в основе правовую обусловленность (легитимность), а в реализации — силу государственного аппарата, обладающего средствами принуждения.

Государство, будучи сложным и многогранным общественным явлением и выступая в качестве субъекта управления, придает управлению общественными делами свойство системности, которое приобрело принципиальное значение. Только при наличии государства в обществе возможно достижение необходимой согласованности, координации, субординации, целеустремленности, следовательно, рациональности и эффективности управления[66] .

Государство реализует свое политическое воздействие посредством законодательства, устанавливая общие, типовые правила (нормы) поведения всех людей во всех сферах общественной жизни, и обеспечивает их соблюдение не только силой власти, но и другими механизмами регулирования (экономического, ценностного, нормативного, нравственного), постоянно расширяя сферу их применения.

Эффективность государственного управления зависит от многих факторов, но определяющим, на наш взгляд, является качество социальной связи общества и государства.

Нет необходимости указывать, что общество нуждается в сильном государстве, ибо национальная и личная безопасность граждан может быть обеспечена только сильным и умным, правовым и демократическим государством. Поэтому укрепление государственности — это постоянная забота граждан. Но укрепление, возможно только на основе его совершенствования, расширения связей с гражданским обществом, построения правовых основ. Если этого не происходит, то государство отрывается от общества, перестает защищать его интересы, в таком случае бессмысленно говорить о его усилении, тем более если оно преследует интересы коррумпированной верхушки, у которой собственные интересы нередко вступают в противоречие с общественными. О противоречиях между обществом и государством написано много, но до сих пор остается неясным вопрос о том, как сделать государство подлинным центром управления общественными делами, генератором общественных идей и ценностей. Совершенно очевидно, что в соответствии с требованиями времени должна меняться сама сущность и теория государственного управления.

Сегодня, чтобы выполнить свой долг перед обществом — обеспечить национальную и личную безопасность своих граждан, использовать свои властные полномочия в интересах общества, упорядочить распорядительно-организационные, регулятивные, нормотворческие и силовые функции, государство обязано ответить на те вызовы времени, которые порождены тремя революциями: научно-технической, информационной, управленческой. Это задача каждого субъекта управления, но, прежде всего государства как главного субъекта управления. А суть этих требований такова: нельзя упорядочить распорядительно-организационные, нормотворческие и силовые функции без коренного качественного изменения своих усилий в области информационно-аналитической концептуальной деятельности. Без этого, как показывают исследования многих ученых, государство не может разработать и принять выверенную стратегию развития общества на основе перспективной общественной доктрины, разработать, скоординировать разные политики (экономическую, социальную, культурную, национальную и др.), предложить обществу понятный и приемлемый для него курс. Как показывает мировой опыт, в деятельности цивилизованных государств происходит существенная перегруппировка функций, выдвижение новых приоритетов в государственной работе.

Главный субъект управления делегирует многие распорядительно-организационные, регулятивные, нормотворческие, финансово-экономические функции разным субъектам управления, мотивируя реальное становление гражданского общества.

Тем самым государство избавляется от ставших во многом рутинными функций управления, наполняет их новым содержанием, освобождая тем самым себя для решения наукоемких, творческих и трудозатратных работ: информационно-аналитических, стратегических. Без них решение глобальных и геополитических задач просто невозможно. Это существенным образом меняет всю систему государственного целеполагания, организующего и регулирующего воздействия государства на общественную жизнедеятельность людей в целях ее упорядочения, сохранения или преобразования.

Перестроить существующую пирамиду власти: сделать власть ответственной за распоряжение общественными делами, а не владельцем собственности граждан, их жизненных судеб, общенародных ресурсов. Это современный путь организации власти, реальный механизм ее демократизации, подконтрольности обществу и подлинного самоуправления. Именно здесь мы видим созидательную основу всей конструкции новой российской государственности: либо она примет правовой вектор развития, либо неизбежен новый тоталитарный диктат власти чиновников.

Этот реальный путь построения федеральной власти "снизу", развертывания настоящего самоуправления, превращения государства в цивилизованный институт гражданского общества.

Российская государственность в нынешнем виде — это тормоз на пути превращения России в инициативную, динамично развивающуюся державу, способную обеспечить гражданам высокие социальные стандарты и гарантии развития на пути к социальному прогрессу. До тех пор, пока органы местного самоуправления в России не возьмут в свои руки реальную власть, основанную на праве, территории (поселения), трудовой ассоциации распоряжаться местным богатством, муниципальной собственностью, местными ресурсами, в том числе и землей, все остальные законодательные акты остаются голой декларацией, не обеспечивающей механизмы развития реальной самодеятельности населения. В настоящее время главная цель реформирования властных отношений — повышение политической, хозяйственной и трудовой активности населения в решении собственных проблем, в создании условий, позволяющих каждому человеку реализовать свой потенциал, свои способности, обеспечить благосостояние семьи — не только не достигнута, но и во многом дискредитирована. По нашему мнению, тория "корпоративных начал" в политической жизни может стать одним из важнейших факторов стабилизации и повышения уровня управляемости общественными делами.

Только при корпоративном устройстве власти результатами труда наконец станет распоряжаться не государство, не коррумпированный чиновник, не "новый русский", а местное сообщество, а через него и каждый человек как равный участник властных отношений. Государство из работодателя и наемника превратится в государство — ассоциацию совладельцев собственности и результатов труда. Граждане получат возможность свободно создавать корпоративные предприятия, ассоциации, в том числе и финансовые (муниципальные банки, страховые компании, пенсионные фонды, торговые дома и т.п.).

Развитие демократии и народного самоуправления не ослабляет центральную власть, а, наоборот, освобождает ее от несвойственных функций, ставит саму власть в рамки правового поведения и позволяет сосредоточиться на решении современных вопросов цивилизованного отправления властных полномочий: разработке стратегии развития общества, выверенного политического курса, нахождении места государства в геополитическом пространстве, усилении информационно-аналитической работы, что и является сегодня определяющим в обеспечении национальной и личной безопасности граждан. Многие функции управления государство, как показывает мировой опыт, делегирует своим гражданам на разных уровнях управления, на основе общественного договора, местного самоуправления, что позволяет сбалансировать разные интересы как отдельных людей, так и больших социальных групп, наций и народностей, религиозных конфессий и т.п. Достижение такого баланса интересов — искусство и наука современной политической системы, залог ее прочности и источник развития, преодоления кризисных явлений в государственном управлении. Следует подчеркнуть, что решающим элементом в балансе интересов всегда были и остаются отношения собственности — основа хозяйственной жизни общества, которую и защищает то или иное государство. Однако механизм многообразия форм собственности, который должен быть запущен государством, пока не работает. На смену монополии государственной собственности приходит другая монополия — частная. Это противоречит как логике развития самой российской государственности, так и мировым тенденциям. Как преодолеть тенденцию монополизации собственности и власти, сделать собственность многообразной по субъектам владения, пользования и распоряжения, а власть публичной, действительно принадлежащей гражданам? Ответ на этот вопрос один: формирование гражданского общества, которое ставит под свой контроль государство. Последнее все в большей мере не распоряжается единолично собственностью граждан, всей хозяйственной жизнью общества, а делегирует эти права самим гражданам, трудовым ассоциациям на основе подлинного сораспоряжения различными видами собственности и местного самоуправления, что позволит значительно сократить государственный аппарат и поставить его под контроль гражданского общества. Гражданское общество создается государством, но при одном условии: само государство исповедует соответствующую идеологию, открыто объявляет ее обществу и реализует в своей практической деятельности.

2. Государство как главный субъект управления общественными делами всегда выступало орудием установления и утверждения социальной несправедливости и социальных дисбалансов.

Формирование гражданского общества на принципах корпоратизма поставит под контроль государство, публичную власть, которые все в большей мере будут выполнять свою главную функцию — функцию защиты безопасности общества, каждого гражданина на основе закона, а не перераспределения ресурсов и обеспечения хозяйственной жизни. Многие функции государственного управления будут делегированы гражданам, территориям, хозяйственным союзам и ассоциациям на основе подлинного самоуправления, что позволит значительно сократить государственный аппарат и поставить его под контроль гражданского общества.

Став государственной и подконтрольной обществу, сама идеология и власть выступают все в большей мере не только как инструмент захвата и удержания ее, а как метод становления таких властных отношений, когда власть населения (частная) наконец станет преобладающей над публичной властью (правительства). Власть будет создаваться населением и защищать его интересы на всех уровнях. Это единственный способ изменить государственно-правовое отчуждение, существующее в обществе. Государственно-правовое регулирование может быть организовано на основе гражданского договора, при котором каждый гражданин, семья, трудовая ассоциация часть прав отчуждают в пользу сообщества для решения общественно значимых дел. Схематично этот процесс можно представить таким образом:

договор

человек+человек+семья

договор

человек + человек + семья

Корпоративное договор

делегирование прав сообщество+сообщество+ регион

договор

регион + регион + федерация

__________________________________________________________

президент

федеральный центр

Существующее регион

отчуждение прав муниципальное образование

население

Существующий механизм отчуждения прав представляет собой жесткую эксплуатацию каждого человека в интересах руководящего центра, который навязывает населению свой выбор.

В борьбе за власть святые понятия "свобода", "справедливость", "право" используются властвующими группами с одной целью — завоевать или сохранить власть любой ценой.

Трагедия нашей страны заключается в том, что первая благородная попытка народа создать самостоятельную, свободную от пут государства, социально организованную экономическую жизнь осуществлялась непригодными методами. Государство вновь стало единственным и авторитарным распорядителем общества, которое использовало властные методы западного образца и в самой уродливой форме — в форме государственной принудительной экономики как единственной формы государственного регулирования. Это не только не соответствует сути российского человека, но и противоестественно.

Отметим, что в становлении и укреплении российской государственности всегда решающую роль играла духовно-идеологическая компонента, которая была объединяющим стержнем огромных территорий, различных наций и народностей, проживающих на них. Всегда утрата или ослабление духовного стержня вели к ослаблению или распаду российского государства. Поэтому ему, особенно в период кризисных ситуаций, необходимо укрепление духовно-идеологических основ власти. В этой связи российскому государству предстоит возродить свою политико-идеологическую функцию, которая должна укрепить духовный объединяющий стержень российского общества, способствовать выработке выверенного политического курса, соответствующих стратегий развития, реализуемых в скоординированных политиках государства.

В свою очередь не может быть выверенной государственной политики без современной доктрины общественного развития, из которой следует тот или иной курс. Это прерогатива государства, его главная обязанность перед обществом, без чего невозможно выполнение всех остальных.

Выработка доктрины общественного развития и механизма ее реализации требует усиления внимания государства к научным исследованиям, прежде всего в области теории и практики управления, активного включения данных науки в практическую работу органов государственного управления. Сегодня следует признать как неоспоримый факт, что управленческая наука выключена из механизма нормального функционирования общества.

Изменить такое положение дел можно только тогда, когда политической деятельностью займутся в массе своей исключительно профессиональные и нравственные люди, способные действовать в интересах своих граждан на основе законов и принципов научного государственного управления.

Российская государственность завершает XX в. с большим грузом тяжелых проблем, серьезных ошибок, которые для своего преодоления потребуют длительного времени и серьезных усилий всего общества. Последнему еще предстоит сформировать новую генерацию политиков-управленцев. В обществе разрабатываются проекты и программы подготовки политической элиты, но они пока не услышаны и не поддержаны властью.

Еще одна принципиальная проблема для российской государственности — гласность и публичность государственного управления. Ее решение начинается с выработки и предъявления обществу общественной доктрины и политического курса. Только в этом случае государство сможет опираться на большинство, рассчитывать на их активность и поддержку. В противном случае пассивность людей, сопротивление осуществляемой политике и проводимому курсу реформ обеспечены, а кризис государственной власти неизбежен, какие бы усилия она не предпринимала на уровне словесных деклараций, внешней риторики, нормативно-творческой суеты и манипулирования общественным мнением.

Для российской государственности имеет принципиальное значение определенность и четкость ее позиций в геополитическом пространстве, в решении глобальных проблем, которые сегодня размыты или выражены нечетко.

Российскому государству еще предстоит провести трезвый и беспристрастный анализ своего исторического прошлого, правильно оценить настоящее и сделать обоснованные прогнозы на будущее. Это имеет принципиальное значение для налаживания нормального диалога между государством и обществом вместо усиления конфронтации. Направление такого диалога, необходимые меры достижения согласия известны — это принятие выверенной современной социальной политики. Необходимость этих мер давно назрела, требование это записано в Конституции, где российское государство определяется как социальное. Нарушение данной конституционной нормы — главная причина углубляющегося политического кризиса и нарастающей конфронтации между обществом и властью.

3. Для преодоления политического кризиса в области властных отношений, в государственном строительстве очень важно, наконец, использовать инновационные социальные технологии.

В числе последних особый интерес для государственного строительства представляют технологии прорыва. Они используются в период модернизации общества, изменения целей, структур, что требует принятия нетрадиционных, принципиально новых решений.

"Прорыв" — это стремительное продвижение вперед за счет инновирования знаний, использования ноу-хау, наукоемких технологий.

В числе принципов построения технологии прорыва выделяются:

• неординарная комплексная оценка проблемной ситуации;

• выявление приоритетов и всех ресурсов развития;

• непрерывный поиск организационных структур и механизмов, способных привести ресурсы в движение.

Предпоисковая стадия развития предполагает: освобождение от стереотипов мышления, снятие всяких табу, традиционно установленных правил и принятых условий. Более того, различные ограничения, консервативные решения рассматриваются как потеря инновационного шанса, возможности принятия радикальных мер.

Обычно разрабатываются технологии инновирования среды, направленные на развитие творческих способностей, раскрепощенное видение новых горизонтов решения проблемы, открытие

новых возможностей. Переподготовка кадров нацеливается на инновирование прежде всего ядра управления, от деятельности которого зависит принятие ответственных решений. Создается "поле" их инновационного стратегического мышления, оно постепенно расширяется. Происходит втягивание в него инерционного пространства, от мотивации человеческого наполнения которого зависит расширение прорыва, его стратегический и тактический успех или провал под влиянием инерции, консерватизма, стереотипов мышления, действующих активно и в течение длительного времени. Профессиональная творческая интуиция органов государственного управления раскрепощается и пере­ключается на видение, проблемы с позиций будущих и настоящих механизмов ее решения.

Первый резерв прорыва — желание и политическая воля изменить ситуацию. Второй — гражданская позиция, мобилизация стратегических ресурсов. Третий — поиск нетрадиционно мыслящих людей, прежде всего профессионалов, экспертов, способных предложить инновационные научные методы, модели исполнения социального заказа.

Существует несколько аспектов государственной управленческой деятельности, где в современных условиях внедрение социальных технологий крайне, актуально. Прежде всего это процессы прогнозирования, программирования, оценки и отслеживания общественного развития и соответственно реформирования организации и функционирования субъектов государственного управления. Нельзя управлять, если нет исходных данных для этого, своевременной, достоверной и полной информации. Технология деятельности в этом направлении включает в себя: установление общих, унифицированных показателей, адекватно характеризующих соответствующие процессы; обеспечение должной согласованности, логики в систематизации таких показателей, чтобы они в целом давали реальную картину такой жизнедеятельности (как исходную, так и предполагаемую); создание организационных и технических условий для оперативной и точной передачи нужной информации через все структурные подсистемы, звенья и их подразделения, вовлеченные в указанные процессы; применение идентичных методов, процедур и операций анализа и характеристики изучаемых и программируемых объектов; использование тождественных форм фиксации информационных материалов и другие моменты, свойственные рассматриваемому аспекту государственного управления.

Актуально использование социальных технологий в практике программирования и стратегического планирования комплексного развития территорий. В условиях значительной самостоятельности разных органов государственной власти и местного самоуправления, сосредоточения основных экономических ресурсов в руках предпринимательских структур, включения множества управляемых объектов в решение соответствующих проблем без таких технологий нельзя сделать ничего серьезного. Нужны единые сроки и методики разработки предполагаемых мероприятий на предприятиях, в организациях, учреждениях, отраслевых подсистемах и территориальных (общей компетенции) государственных органах, идентичные формы и показатели программных и плановых документов, взаимосвязанный, согласованный порядок прохождения и утверждения программ и планов, приемлемые процедуры рассмотрения спорных вопросов, определенные механизмы взаимоконтроля и т.д.

Современная общественная практика свидетельствует о развитии межотраслевых, межтерриториальных, проблемных целевых программ, разрабатываемых и реализуемых на различных уровнях — от международного (в рамках ряда стран), общегосударственного до местного. Она также требует адекватных технологий, способных придать деятельности в данном направлении должную организованность, необходимую регламентацию и эффективность.

В рамках всего государственного аппарата принимается и действует очень много управленческих решений как текущего, оперативного, так и перспективного, нормативного и стратегического характера. Почти всем должностным лицам приходится постоянно обосновывать различные варианты решений, изыскивать альтернативы ресурсного обеспечения и временной реализации, "состыковывать", согласовывать различные решения (и их положение) между собой, активно анализировать ход выполнения одних решений и учитывать его результаты при подготовке других, подводить итоги реализации решений и снимать их с контроля, заниматься другими вопросами в этой объемной и ответственной сфере управленческой деятельности. Здесь особенно нужны научно обоснованные технологии подготовки, принятия и реализации управленческих решений, начиная с унифицированного языка и кончая графическими формами конкретных документов, организации их исполнения и контроля.

Вместе с тем самым слабым местом в государственном управлении остаются технологии контроля, связанные с непрерывным наблюдением над управляемыми объектами, их изучением, измерением и сравнением, объективным соответствием их с управленческими моделями, выраженными в решениях, их нормах и требованиях. В этом аспекте большой интерес представляют технологии обратных связей, обеспечивающие достоверное отражение результатов управляющих воздействий.

Весьма значимыми являются и технологии организационных форм управленческой деятельности, ведь их результативность определяется несколькими условиями: административно-правовыми, связанными с компетенцией соответствующего мероприятия (что оно может?), организационно-функциональными, выражающимися в характере его подготовки и порядке проведения (готово ли оно и использованы ли его возможности?), социально-психологическими (заинтересованы ли участники в данном мероприятии?), физиологическими (каковы самочувствие участников, их способность выдавать и усваивать информацию?), техническими (обеспеченность средствами записи и фиксации информации) и т.д. Все это должно быть сведено в одну систему, внутренне согласовано и представлять собой организационную технологию, в частности, позволяющую получать желаемый интеллектуальный "управленческий" продукт.

Технологии государственного управления — это целое направление теоретических поисков и практических экспериментов. Их выдвижение на повестку дня вызвано объективным усложнением и удорожанием процессов государственного управления и одновременно усилением их роли (значения) в жизнедеятельности общества. Сегодня и в прогнозируемом будущем невозможно упорядочить управленческую деятельность и систему государственного управления без разработки и освоения инновационных технологий по всем важнейшим аспектам организации и функционирования государственного управления, прежде всего стратегического планирования. Причем речь идет не о придании новых наименований старым, бюрократическим процедурам и операциям, не о простом оснащении чиновничьих кабинетов современными электронными средствами, а о качественно новом осмыслении государственного управления. Инновационные технологии, если они реально состоятся в государственном управлении, должны вызвать глубокие преобразования во всей системе, обеспечить рациональность и эффективность управленческой деятельности государственного аппарата.

3. Важной целью политики формирования государственности России будет создание собственного государственного аппарата нового типа с демократическими процедурами подготовки и реализации государственных решений на базе самых современных наукоемких технологий (информационных, обучающих, глобальных, внедренческих и др.).

Смыслом государственного регулирования должно быть спокойствие общества, достижение состояния терпимости к инакомыслию, толерантности. Каждый гражданин, будь он политик, чиновник, ученый, рабочий или предприниматель, должен осознать сегодняшний момент российской реальности не как период безвременья, являющийся лишь подготовкой к будущему процветанию, а как не однажды бывший в российской истории сложный момент, всегда прежде преодолевавшийся.

В основу таких перемен и открытости государства обществу следует положить новый политический курс, выработать его с участием общества и на основе его концептуальных идей предложить для осуществления. В экономической сфере его основой могли бы стать: многообразие форм собственности (частной, государственной, акционированной, коллективной, интеллектуальной, народной и т.п.), которые, конкурируя между собой, давали бы максимальную пользу гражданам, создавая конкурентную среду, а не мафиозный диктат. Разные формы собственности способствуют, как показывает международный опыт, преодолению монополизма и реализации творческих потенциалов людей, целых коллективов и предприятий. В социальной сфере новый политический курс характеризуется развитой системой социальной защиты населения: бесплатной медициной; широкими государственными программами в области поддержки наиболее незащищенных граждан, культуры, науки, образования; открытым доступом всех граждан к выбору профессии, образованию, социальному продвижению. В политической сфере — развитым механизмом демократического регулирования общественной жизни, эффективной связью гражданского общества и государства. Последнее само создает условия для делегирования своих функций органам общественного самоуправления, действует в рамках закона и расширяет сферу волеизъявления своих членов. Особо подчеркнем, что такого государства в российском пространстве не может быть, если оно в духовной сфере не руководствуется приоритетами развития национальной культуры, ценностей своего населения, развития и защиты его интеллектуальной собственности. Государство, надежно не финансирующее науку, образование, культуру, лишается собственной основы саморазвития, совершенствования, расширяет предпосылки для углубления кризиса политической системы, исключает из механизма государственного регулирования все другие механизмы и современные методы научного управления. Поэтому без возрождения национальной культуры, российской национальной идеи и ее органичной части — государственной идеологии — нет и не может быть российской государственности в ее современном виде.

В целом наши исследования, анализ ситуации показывают, что в основу социальных преобразований в России пока положены устаревшие и непригодные для нее модели модернизации и перехода к рынку. Прорыв в будущее, выход из кризиса невозможен без накопления потенциала развития, основу которого составляют интеллектуальные, управленческие, духовно-нравственные и кадровые ресурсы общества. Именно они обеспечивают сбалансированность всех элементов модернизации, способствуют более правильному использованию традиционных ресурсов (природных, земельных, лесных, водных, демографических и т.п.), во многом определяют содержание национальной модели модернизации, последовательность и временные параметры переходных мер.

Инновационное управление базируется обычно на широком использовании научных данных, разработке ряда альтернативных проектов модернизации, свободном соревновании идей. Из них государственная политика формирует гибкий политический курс, учитывающий коренные интересы всех общественных сил, постепенно достигая их гармонизации, а не конфронтации. В период модернизации в систему мотивационных перемен неизбежно включаются демократизация всех общественных институтов, более широкое участие всех в управлении общественными делами, широко практикуется участие рабочих в управлении производством и распределении прибыли, что позволяет получить более высокие мотивацию труда и его производительность, качество продукции, помогает преодолеть бюрократизм управленческих структур, социальные, и трудовые конфликты.

В переходные периоды средствами государственного регулирования экономики резко ограничиваются механизмы "чистого рынка", "свободной экономики". Из рыночных отношений выключаются такие сферы жизни, как культура, наука, образование, аграрный и социальный секторы защиты населения. Они развиваются с помощью мер государственного регулирования, крупных программ и проектов и четкой налоговой политики.

В системе ценностей общества государственная идеология утверждает: гражданское общество, подлинное самоуправление народа, народную приватизацию, преодоление последствий тоталитарного сознания, борьбу с бюрократизмом, распространение общечеловеческих ценностей наряду с возрождением нациовальных традиций, собственной культуры. Вся их совокупность не может быть заменена только возрождением религии и новым мышлением, это может породить в обществе явление "культурошока", парализующего энергию людей и их активность в историческом процессе.

Отсутствие у государства четкой концепции модернизации общества с учетом его национальной специфики, надежного механизма ее осуществления порождает безинновационную политику, которая не может привести к желаемому результату. Более того, можно прогнозировать дальнейшее обострение межнациональных и региональных конфликтов, рост социального напряжения и усиление сопротивления ходу экономических реформ со стороны населения, которое пока не включено в активный ход преобразований из-за отсутствия современного мотивационного механизма и реально существующих стереотипов сознания.

Для обновления российской государственности необходимы следующие факторы:

1. Укрепление российской государственности на демократической основе, развитие гражданского общества и подлинного народного самоуправления. Российское государство должно быть прочным, способным защищать коренные интересы своих граждан, обеспечивать национальную безопасность. Во всем цивилизованном мире государство является управляющим центром выхода общества из кризиса, включения инновационных ресурсов овладения ситуацией. Беда России — в слабости ее государственности, которая находится в глубоком кризисе. Государство во многом противопоставило себя своим гражданам, интересы которых призвано защищать.

Всеми силами необходимо укреплять российскую государственность, основанную на правопорядке, законопослушании, демократии, справедливости, на принципах местного самоуправления, самодеятельности и национальной идеи.

2. В первую очередь следует отстаивать интересы национальной безопасности России, независимость и привлекательность ее внутренней и внешней политики, искать пути совместно со всеми конструктивными силами в области оздоровления экономической жизни, преодоления гиперинфляции. Россия — богатейшая страна, располагающая крупными ресурсами развития: природными, земельными, лесными, демографическими.

Используются эти богатства, как показывает жизнь, очень неэффективно и расточительно. Около нефти и газа вьется немало мафиозных структур. Основное средство рационального использования традиционных ресурсов и включение их в "прорыв" динамического развития России, каждого субъекта Федерации, большого и малого города, сельского района, обеспечения ее народу достойной жизни — обогащение интеллектуального, нравственного и профессионально-патриотического потенциала самого государства, его государственных органов и работающих в нем людей.

Политическим лидерам России необходимы гражданственность, профессионализм и стратегическое мышление. Российскому государству пора обрести понятную всем государственную идеологию, выверенный политический курс, обоснованные взаимосвязанные между собой программы развития.

3. В сфере экономики назрела потребность в эффективном государственном регулировании экономических процессов, динамичном развитии социальной сферы и более полном использовании огромного интеллектуального потенциала России, управленческой культуры, деловой активности каждого трудоспособного россиянина. Следует сместить акценты с варварского, хищнического разбазаривания природных ресурсов и превращения России в сырьевой придаток развитых стран, мировую свалку отходов промышленности в сторону стимулирования и обогащения интеллекта, науки, сохранения генофонда, поддержания высокой нравственности и справедливой оплаты за результаты труда.

4. Возрождение и упрочение российской государственности возможны только на принципах российской многонациональной культуры, учета специфики образа жизни ее народа, героической истории, а не механического заимствования чужого опыта. Необходима активизация собственных интеллектуальных усилий и поиска инновационных методов решения сложных неординарных задач, изменение стиля мышления и всей философии государственного строительства и управления. Только тогда возрожденная российская государственность сможет ответить на ключевые вопросы современности, защитить своих граждан и обеспечить их экономическую и социально-культурную безопасность.

5. Государство, его законодательные и исполнительные органы всем своим стилем работы, высоким интеллектуальным уровнем управления, гражданственностью поведения должны укреплять в обществе, его общественном сознании уверенность в возможности выхода из кризиса, показывать его пути, механизмы и приоритеты, организовывать и мотивировать граждан на решение общественно значимых программ.

Правительство, неспособное к конструктивному решению назревших вопросов, должно быть отвергнуто обществом, поставлено под его социальный контроль или заменено правительством общественного согласия и компетентных решений гражданских дел. Нагнетание страхов, катастроф, обвалов, предсказание неудач, навязывание новых мифов, возбуждение конфликтов — это не позиция сильного государства, стремящегося к достойному обустройству своих граждан.

6. Пришло время возрождения регионов России, гармоничного развития территорий, которые сегодня остались без федеральной политики регионального развития, и каждый регион, не надеясь на центр, ищет собственные выходы из кризиса[67] .

7. В области государственной идеологии необходимо возрождение государственности, духовности, воспитание населения, особенно молодежи, в духе патриотизма, любви к Отечеству, прекращение пропаганды насилия, жестокости, чуждого нам образа жизни.

В центре внимания государства должны быть самые важные социальные институты: семья, школа, трудовые и территориальные объединения людей. С их укрепления, успешной социализации граждан и начинается процесс активного участия людей в решении государственных дел, следовательно, возникают решающие предпосылки для укрепления государственности в ее цивилизованных формах и делегирования важных функций управления своим гражданам.

Глава 16

Социальные технологии

инновационного управления регионом

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Современная управленческая концепция развития региона.

2. Функции регионального государственного управления — основа технологизации.

3. Универсальные и частные технологии регионального развития.

1. На пути возрождения России, выхода ее из кризиса первоочередным является подъем территорий, раскрепощение их жизненных сил при одновременном укреплении центра. Региональный фактор становится ныне одним из определяющих. При решении вопросов формирования гражданского общества, целостности российского государства, развертывания демократического механизма функционирования политической власти все в большей мере учитываются интересы регионов. Это связано с возрастанием роли человеческого ресурса в системе современной организации социума, который все в большей мере будет представлять собой ассоциации самостоятельных, самоуправляющихся подсистем (региональных, трудовых, семейных, профессиональных, творческих, политических и т.п.).

Это объективная тенденция, которая пробивается через экономическое, социальное, культурное и политическое напряжение, конфронтацию и противостояние, в системе федеративных отношений в России.

Одна из причин такого напряжения — управленческая ситуация в стране, когда административно-командная система управления рухнула, а новая — демократическая, самоуправленческая, с широким делегированием функций управления на места, предоставлением материально-технических, кредитных, финансовых и других рычагов — не создана. В этих условиях происходит резкое ослабление управляемости в регионах, снижение престижа государственных органов (как федеральных, так и региональных).

Такая ситуация представляет большую опасность для целостности России и требует адекватного решения. Одно из них — оптимизация структур и механизмов федерального и регионального управления. Именно управленческие ресурсы в ряду антикризисных приобретают сегодня первостепенное значение и могут рассматриваться как приоритетные. Управленческие инновации, современные технологии управления в цивилизованном мире давно воспринимаются как основной источник прогресса и цивилизованного развития, особенно в периоды кризисов и обновления общественных систем. Обычно выдвигаются различного рода смелые управленческие проекты, программы, социальные технологии возрождения и развития, в том числе и региональные.

В Японии, например, отдельные меры как долгосрочного, так и кратковременного влияния на регионы начали разрабатываться во второй половине 50-х годов. В 60-х годах уже сформировалась общегосударственная региональная политика, появились "планы комплексного развития территории страны". Их разработка и реализация проходили разные этапы и в настоящее время приобрели вид государственного проекта "Технополис".

Известно, что в мире под влиянием управленческих мер сглаживалась зависимость развития экономики отдельных отраслей, регионов от сырьевых ресурсов, усиливалась тенденция структурной перестройки экономики и социальной инфраструктуры поселений. Например, США давно интересовали и интересуют сегодня не только кратко- и среднесрочные потери в результате энергетического кризиса, но и долгосрочные проблемы: чрезмерная зависимость от природного фактора, пределы роста на неизменной технологической базе. На основе тщательного анализа ряда стратегических центров, в том числе и Римского клуба, в США была разработана и успешно реализована государственная энергетическая программа, что позволило провести структурные изменения в экономике. В результате в полную силу заработали воспроизводственные факторы политики энергосбережения, упали цены на природное сырье.

Международный опыт и острота накопившихся региональных проблем требуют принципиально новых подходов к выработке современной управленческой концепции развития территорий. В ее основу, очевидно, следует положить разработку общих принципов политики (программы, проекты) регионального возрождения, формирования и реализации этой концепции различных сферах общественной жизни (экономической, социальной, экологической, научно-технической, самоуправленческой, духовно-культурной и т.п.). Инновационные проекты, программы должны быть подкреплены финансово-экономическими, структурными, юридическими рычагами обеспечения.

Все предложенные меры могут быть направлены на более полное раскрытие внутренних источников и резервов самоуправления регионов, более рациональное использование их потенциала.

Превращение регионов из объектов региональной политики в их активные субъекты не должно привести к распаду единой территории, преобладанию местнических интересов над государственными. Необходимо сбалансировать развитие двух тенденций: тенденции децентрализации, стремления регионов к само­стоятельности, самоуправлению и одновременно тенденции сохранения и укрепления центра, его ведущих позиций в государственном регулировании, т.е. централизации.

С точки зрения социально-технологического подхода, регионы должны получить из центра стратегические и тактические инициативы, способствующие федеральной политике регионального возрождения, направленной на реализацию их пока "замороженных" ресурсов. Предложения должны быть опережающими, инновационными, снимающими главные причины конфронтации центра и регионов, упреждающими деструктивные и местнические действия последних. Стратегические ориентиры позволят находить и накапливать средства, искать конструктивные пути решения региональных проблем.

Не менее важно сменить концептуальную схему развития, определить приоритеты.

Во-первых, определить приоритетные зоны в регионах, первоочередные ресурсы. Они могут быть не только экономическими (а в числе экономических приоритет принадлежит необходимости структурных изменений в хозяйстве), но прежде всего социальными, интеллектуальными и научно-техническими.

Во-вторых, наметить необходимые меры управленческого характера, направленные на преодоление результатов ущербной в прошлом политики, которая привела к оттоку населения из сел средних и малых городов в крупные.

С учетом этого представляется возможным сформулировать несколько методологических принципов и конкретных мер, направленных на возрождение территорий, регионов на уровне федеральной политики.

Во-первых, усиление взаимодействия ряда крупных взаимодополняющих регионов (парные и многосторонние), направленное на объединение ресурсов нескольких партнеров, установление тесных хозяйственных и прямых связей (Нечерноземье — северные регионы; южные регионы — Восточная Сибирь и Дальний Восток и т.д.), вплоть до разработки и принятия совместных проектов развития на взаимовыгодной основе. Открывается уникальная возможность использования природных ресурсов Нечерноземья, где могут быть обустроены наиболее квалифицированные специалисты из числа увольняющихся из армии, беженцев, мигрантов с Севера и т.п.

Во-вторых, выделение приоритетов структурной перестройки народного хозяйства в базовых районах, постепенное освобождение их от трудозатратных производств, требующих большого количества сырья, энергии, природных и человеческих ресурсов, перевод на современное, высокотехнологическое и наукоемкое производство. Это в первую очередь относится к регионам с неблагоприятными природно-климатическими условиями, где освоение природных ресурсов уместно "не числом, а уменьем".

Целесообразно положить в основу государственной политики регионального возрождения принцип создания узлов стабилизации и развития, получивший широкое распространение во многих развитых странах. Суть его состоит в том, что в менее развитых районах специально выделяются территории, на которых совместными усилиями государства, региональных и местных властей, частного сектора и иностранных инвесторов формируются новые территориально-производственные образования (ТПО). Они становятся "полюсами роста" (очагами развития) для данных регионов. Их цель — уменьшить кризисные явления в наиболее развитых в индустриальном, технологическом отношении регионах, оживить экономическую, научно-технологическую и интеллектуальную жизнь на местах, постепенно менять социальную инфраструктуру жизни людей и экономическую обстановку.

В основу рационального распределения производительных сил по территориям (японский опыт) целесообразно положить принцип проецирования опережающих, принципиально новых наукоемких технологий на регионы, которые, обеспечили бы инновационный прорыв в провинции, способствовали бы на основе современной инфраструктуры и более благоприятной экологической обстановки привлечению талантливой и инициативной части населения из крупных городов, созданию островков нового технического, интеллектуального, информационного, социального пространства по типу так называемых наукоградов.

На этой основе создать условия для существенных сдвигов в размещении производительных сил и интеллектуальных ресурсов, усилить тенденцию к сокращению разрыва в условиях развития между регионами, проецировать на периферию не устаревшие технологии, а опережающие, инновационные и наукоемкие.

Структурную перестройку экономики тесно связать с преодолением территориально-отраслевых диспропорций, с освоением интенсивной модели развития народного хозяйства, основанной на приоритетном использовании высокотехнических, наукоемких производств.

По типу японского проекта "Перспективы политики на 80-е годы" разработать и предложить региональную техническую политику в тесной связи с социальным оздоровлением регионов. В ней представить как срочные, так и перспективные меры в этом отношении, обеспечить сбалансированное развитие высокотехнологической промышленности, передовой науки и нового социального пространства, создание инновационного информационно-аналитического фона и культурно-духовной среды (технополисы).

В числе первоочередных мер возможно использование мини-технологий (энергосберегающих и экологически чистых) при интенсивном и рациональном освоении имеющихся природных ресурсов. Решение этих задач зависит от качества регионального государственного управления.

Снижение управляемости в регионах обусловлено следующими причинами:

• обострение социально-экономической ситуации в регионе (спад производства, инфляция, рост цен, падение жизненного уровня населения);

• отсутствие четкой федеральной политики в отношении перспектив экономического и социального развития регионов;

• рост противоречий и напряженности на национально-этнической почве;

• конфликты и противостояния различных ветвей власти на федеральном уровне и связанные с этим непоследовательность и противоречивость принимаемых центром решений;

• невостребованность культурного, научного и интеллектуального потенциалов регионов;

• отсутствие обоснованной системы обучения, подготовки, переподготовки и продвижения кадров всех уровней;

• слабое информационно-аналитическое обеспечение органов власти и управления всех уровней;

• недостаточная связь органов государственной власти и управления с органами местного самоуправления;

• отсутствие четкого разделения функций управления между центром и регионами, недостаточная регламентация прав и обязанностей верхних и нижних структур власти.

Поэтому назрела необходимость повышения управленческого статуса регионов, что возможно:

а) при выравнивании прав всех субъектов федерации (республик, краев, областей);

б) при наличии перспективной структуры управления и целесообразной кадровой политики.

Общими предпосылками создания качественно новых организационных структур являются:

1. Радикальное преобразование производственного аппарата на основе научных достижений и новой техники (технологии), что позволяет оптимизировать структурную политику в регионах и в стране в целом, создавать режим благоприятствования технологической революции.

2. Человек со всеми его запросами становится главной целью современного общества. Его быт, материальное благополучие, здоровье, духовные запросы — тот общественный индикатор, с помощью которого определяются направления инвестиционной, социальной, экономической и научно-технической политики.

3. Демократизация производства и управления становится главным требованием на пути возрождения регионов. Свобода предпринимательства, развитие самоуправленческих структур и желание огромного количества субъектов собственности внести в процесс производства и управления качественно новые мотивы деятельности — закономерность общественного развития территорий.

Вероятно, именно на этом пути открываются неограниченные возможности социального, экономического, научно-технического и духовно-нравственного прорыва в формировании рыночных отношений.

Многообразие, новизна и острота региональных проблем управления экономикой для их успешного решения требуют разработки новой концепции государственного управления всем народнохозяйственным комплексом. Она должна быть органичной составной частью общей федеральной концепции возрождения регионов, территорий. Ее разработка и реализация начинаются с создания необходимого правового пространства, нормотворческой деятельности представительных органов власти федерации. Без законодательных актов, четко разграничивающих уровни государственного влияния по вертикали управления хозяйством, дальнейший переход к рыночным отношениям невозможен.

2. Важнейшим фактором взаимодействия трех уровней управления в стране — федерального, регионального и местного — является признание Российской Федерации в качестве единого и неделимого демократического государства, в котором все региональные структуры должны являться его неотъемлемой частью.

Органы государственной власти и управления на любом из указанных уровней действуют независимо друг от друга, взаимодействуя в пределах полномочий на основе единой схемы управления федеративным государством и его субъектами. Обладая на своей территории всей государственной властью, субъекты федерации передают на основе договора о- разграничении полномочий органам государственной власти Российской Федерации следующие функции:

• принятие и изменение Конституции Российской Федерации;

• федеративное устройство (состав территории Российской Федерации и ее целостность);

• регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина;

• установление системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности; формирование федеральных государственных органов; установление общих принципов организации системы органов представительной и исполнительной власти регионов;

• определение основ федеральной политики и федеральных программ в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации;

• федеральная государственная собственность и управление ею;

• установление правовых основ единого рынка (финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики, федеральные экономические службы, включая федеральные банки);

• федеральный бюджет, федеральные налоги и сборы, федеральные фонды регионального развития;

• федеральные энергетические системы, ядерная энергетика; федеральный транспорт, пути сообщения, информация и связь, деятельность в космосе;

• внешняя политика;

• внешнеэкономические отношения Российской Федерации;

• оборона и безопасность;

• государственная граница;

• судоустройство, прокуратура, законодательство;

• метеорологическая служба, стандарты, эталоны, метрическая система и исчисление времени; официальный статистический и бухгалтерский учет;

• федеральная государственная служба.

Расширение экономической самостоятельности регионов на основе перераспределения управленческих функций предполагает выделение сферы совместного ведения федеральных и региональных структур управления и сферы деятельности территориальных органов управления, включая функции, характерные для местного самоуправления.

Отсутствие государственных нормативных актов, четко разделяющих функциональное наполнение деятельности представительных и исполнительных органов, создает серьезные трудности в осуществлении национальной стратегии развития. Следовательно, только накопленный опыт в области разграничения прав позволяет сегодня предложить перечень функций для представительных и исполнительных структур власти.

Так, можно выделить общие функции управления регионом: обеспечение комплексного социально-экономического развития;

исполнение на местах законов РФ;

осуществление связи между органами государственной власти и управления РФ и органами местного самоуправления;

привлечение населения, общественных организаций к управлению территориями;

управление собственностью региона, земельными и другими природными ресурсами;

участие в формировании и реализации на территории государственных программ;

содействие развитию местного самоуправления;

контроль за эффективным размещением производственных и социальных объектов, рациональным использованием природных ресурсов, охраной окружающей среды, а также в области социальной защиты населения;

участие во внешнеэкономических связях.

3. Разграничение властных функций на местах — первая универсальная технология. Представительный орган власти берет на себя функции стратегического концептуального свойства: формирует программу развития территории на перспективу, тогда как администрация субъекта федерации управляет всей совокупностью элементов социально-экономического и духовно-культурного комплекса территории. Однако на практике взаимодействие исполнительной и представительной ветвей власти неконструктивно, имеется их противостояние.

Вторая универсальная технология — это конструирование рациональной схемы управления регионом. Острота управленческой ситуации в регионах еще более осложняется тем, что схемы управления конструируются либо из нормативных юри­дических документов, либо из прошлого опыта. Данные управленческой науки (прогнозирования, мониторингового отслеживания, создания сложных самонастраивающихся систем и т.п.) исключаются из нормального механизма функционирования регионов. Это еще в большей мере нагнетает социальное напряжение, нарастает эскалация конфликта между центром и периферией, складывается мощный механизм торможения развития и центра, и регионов. Не используются мощные социальные и иные ресурсы регионов.

Исследования ситуации в регионах показывают низкий информационно-аналитический потенциал регионального государственного управления, их инновационный консерватизм, профессиональную неподготовленность управленцев к решению как стратегических, так и тактических вопросов. Из механизма управления исключены методы социальной и экономической диагностики, наукоемкие технологии, экспертные оценки и т. п. — все, что способно повлиять на изменение ситуации к лучшему. Поэтому третья универсальная технология — оптимизация информационно-аналитической деятельности в регионе.

Следующая универсальная технология призвана реализовать комплексный системный подход к анализу ресурсов, а не односторонний, при котором преимущественно учитываются только экономические, природные, водные, лесные и другие традиционные ресурсы. Каждый регион обладает ресурсами многостороннего развития (социального, политического, интеллектуального, культурно-духовного, концептуального, информационно-аналитического и т.п.). Объединенный многообразными и реальными связями (производственно-трудовыми, социально-экономическими, политическими, духовно-культурными, этническими и т.п.), регион не только расчленяется на различные подсистемы, но и выступает как определенная целостность. Здесь неизбежно возникают промежуточные зоны, взаимодополняющие процессы и интеграционные функции управления.

Без понимания целостности трудно представить регион как объект технологизации. Возрастает необходимость исследования происходящих в регионах процессов (экономических, социальных, политических, духовно-культурных), трезвая оценка интегральной ситуации, в том числе и управленческой, и на этой основе обновление, изменение функций регионального управления. Это в свою очередь позволяет предложить оптимальные структуры и механизмы, нормативные документы регионального управления, саморазвития регионального социума.

Эта идея целостного подхода к определению ресурсов региона, поиску их интегральных зон и выявлению нетрадиционных, инновационных ресурсов, которые могут быть введены в "прорыв" и позволят инновировать весь механизм вскрытия резервов, является принципиальной. Она представляется базовой для обоснования концепции развития отдельных регионов, разработки региональных инновационных проектов и программ, нормативных документов (уставов, положений, договорных соглашений), их технологического обеспечения.

Несоблюдение этой универсальной технологии привело к обратным результатам: к стагнации, углублению противоречий между всеми частями, элементами и звеньями регионов и общества в целом. Региональное государственное управление оказалось в плену законов первичного накопления капитала, господства иностранной валюты на внутреннем рынке, повальной приватизации прежде всего в отраслях ведущего отечественного производства.

Представляется, что "механический" подход к теории системности, тем более в региональной политике, методика набора лишь составных элементов "целостности" без учета многофакторности внутренних связей этой целостности вряд ли могут обеспечить решение глобальной задачи — всеобщего преобразования регионального социума. Следующей универсальной технологией будет деятельность по преобразованию социосферы как совокупности внешних и внутренних элементов, пронизывающих все части социального организма региона. Именно состояние социосферы является исходной не только для измерения результатов регионального государственного управления, но и выработки самой концепции осуществления экономических реформ на региональном уровне.

Спонтанное вхождение регионов в рынок приводит к драматическим ситуациям в социальном положении населения и катаклизмам в экономике. В особо тяжелом положении находятся регионы, в которых действуют предприятия-гиганты с устаревшей технологией, с высокой концентрацией стагнирующих отраслей промышленности. Управление подобными предприятиями осуществлялось из центра и по долгосрочным программам реконструкции и инвестирования. Государственная политика научно-технического развития была рассчитана на определенную очередность и плановую последовательность технологических преобразований предприятий промышленности в регионах. Рыночный механизм хозяйствования легко разрушает механизмы планово-регулируемой экономики, адаптация к нему происходит очень болезненно и медленно. Помехой в данном случае является отсутствие адекватных организационных отношений. По этой же причине страдают регионы, наиболее зависимые от устойчивых поставок продовольствия, сырья, продукции производственно-технического назначения, т.е. имеющие ограниченные возможности самообеспечения и саморегулирования.

Экстремальная социально-экономическая ситуация характерна практически для всех регионов страны, старопромышленных и наиболее милитаризованных регионов центра, Сибири и Дальнего Востока. Сюда же относятся регионы социального бедствия, где до 90% населения живет ниже уровня бедности (Тува, Калмыкия, республики Северного Кавказа, некоторые регионы Нечерноземья).

Универсальной технологией выступает деятельность по преобразованию экономического пространства. Совершенно очевидно, что большинство республик и регионов страны располагают ограниченными собственными возможностями внутреннего рынка и способны динамично развиваться, удовлетворять свои потребности только в рамках единого для всей страны экономического пространства, но с учетом сложившейся специализации. Понимая это и адаптируясь к развалу экономического пространства бывшего СССР, регионы идут на создание локальных экономических союзов (например, Большая Волга, Урал и др.), хотя такого рода территориальные ассоциации зачастую носят больше политический, чем экономический, характер.

Принимая во внимание особенности многостороннего развития регионов России, универсальная технология призвана учитывать специфический подход к реализации экономической политики в регионах.

Регионализация экономики страны сопровождается регионализацией рыночных реформ. Поэтому необходимо:

• учитывать специфику регионов в осуществлении общероссийской инвестиционной, финансовой, социальной, внешнеэкономической политики;

• перенести ряд направлений реформы в основном на региональный уровень, особенно в малом предпринимательстве, социальной сфере, охране природы и использовании природных ресурсов;

• способствовать развитию культуры, защищать интеллектуальную собственность;

• децентрализовать процессы управления реформой, активизировать экономическую деятельность на местах;

• развивать программное управление регионом, с одной стороны, как часть федеральных программ, а с другой — как часть региональных, учитывающих специфику исторически и научно-технически развивающегося хозяйственного комплекса.

К универсальной следует отнести и управленческую технологию. Кризис управления, низкая культура принятия решений и застойный механизм их реализации — вот ряд причин развала экономики регионов, медленной ее структурной перестройки и задержки развития цивилизованных рыночных регу­ляторов и т.п.

Отсутствие понимания этих истин не позволяет регионам эффективно осуществлять реформирование всех сторон общественной жизни. Медленно идет структурная перестройка экономики, в зачаточном состоянии находятся рыночные механизмы, плохо работают различные формы собственности, не используются кредитно-денежные рычаги, отсутствует инновационное и правовое пространство.

В общественном сознании регионов все еще удерживается порочный стереотип "здравого смысла", деформированного командно-административного стиля мышления, что обусловливает неуправляемость социально-экономической и политической ситуацией в регионах. Общий фон восприятия инноваций низок. Региональная управленческая культура преимущественно прожективна, малоконструктивна, требует коренного изменения. От перспективного социально-экономического планирования отказались, а к стратегическому индикативному развитию регионов не пришли. В регионах пока осуществляется "верхняя" модель самоуправления, а возможности его развертывания снизу, укрепления материально-финансовой базы, кадрового потенциала используются слабо.

Необходимо перевернуть традиционную модель поиска ресурсов и начать их освоение прежде всего с укрепления региональной интеллектуальной собственности, концептуального освоения регионального пространства, более полного использования информационно-аналитических и человеческих ресурсов, инновирования системы управления и персонала управления государственной службы.

Частные технологии призваны оптимизировать многообразные управленческие отношения в регионах.

К числу факторов, тормозящих устойчивое развитие регионов, относятся низкий профессиональный уровень управленческих кадров, неотлаженный механизм использования его потенциала, который характеризуется во многом слабой системой обучения, подбора и расстановки управленческих кадров. Никто из числа опрошенных экспертов не назвал ее эффективной. Наоборот, характеризуют как явно устаревшую, работающую в духе старых бюрократических традиций. Один из узловых вопросов управления, его качественного состояния — оценка системы обучения, подготовки и расстановки управленческих кадров. В свое время она была приспособлена к командно-административным рычагам управления, которые сегодня разрушены, но механизм пополнения и использования кадрового потенциала пока во многом остался прежним.

Одна из частных технологий направлена на формирование имиджа региона. Каждый крупный регион в условиях дестабилизации экономики, роста инфляции, повышения цен на предметы массового спроса, продолжающегося разрушения интеллектуальной среды обитания не только может, но и должен противостоять деструктивным процессам всеми имеющимися у него средствами.

Это возможно только в том случае, когда решения по использованию ресурсов будут приниматься на прочной базе научно обоснованных прогнозов, объективных экспертиз, непрерывно укрепляющейся информационно-аналитической и технологически обоснованной работы всех субъектов управления в регионе. На основе исследований и общей оценки инновационной ситуации в регионах вырисовываются следующие частные технологии: управленческий ресурс, интеллектуальная собственность, региональная наука, информационно-аналитическая деятельность, социальные факторы, кадровый корпус служащих государственного управления, региональные лидеры, обладающие стратегическим мышлением. Разработка и внедрение частных технологий — важное условие выхода регионов из кризиса, переход в стадию стабилизации и устойчивого развития.

Глава 17

Социальные технологии повышения

эффективности трудовых ассоциаций

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Трудовой коллектив: проблемы социально-технологического инновирования.

2. Социальные резервы трудовой ассоциации — предмет технологизации.

3. Общие и частные технологии эффективной деятельности трудовых ассоциаций.

1. В системе ближайшего окружения человека, его микросреде особое место занимают трудовые коллективы — самые многочисленные социальные организации, в рамках которых развертывается трудовая деятельность человека. Во всех сферах общества (производственной, управленческой, воспитательной, обслуживающей, научной) есть трудовые коллективы. Их главная функция — удовлетворять общественные потребности путем интеграции разных творческих потенциалов работников и через социальную организацию обогащать сферу труда и складывающиеся организационно-экономические отношения социальным и духовно-культурным содержанием, в том числе и ценностями коллективизма: солидарности, поддержки, взаимодействия, взаимопомощи.

В данной лекции рассматриваются главным образом коллективы, действующие в сфере материального производства, которые принято называть производственными. Возрастание роли социального, духовно-интеллектуального в организации всех видов трудовой деятельности — это во многом определяющая закономерность современного общественного развития. Вот почему так востребованы социальные технологии во всем мире.

Анализ свидетельствует, что те общества, государства, отдельные социальные институты, которые улавливают требования этой закономерности, организуют свои действия в соответствии с этой логикой общественных перемен, оказываются наиболее дееспособными, восприимчивыми к инновациям.

Именно поэтому эффективно действующие компании многих стран, как показывают исследования, уделяют особое внимание инновационным факторам в стратегическом управлении фирмой, в достижении "культуры организации".

Поэтому, изучая различные формы социальных организаций, в том числе и производственных, важно исходить не только из характеристики способа производства, форм собственности, но и учитывать также уровень социальной и духовной зрелости их общества, что оказывает существенное влияние на эффективность трудовой деятельности.

Каждый производственный коллектив, как живой организм, характеризуется своей неповторимостью, своеобразием специфических черт, которые присущи только данной ячейке общества: определенный тип социальной организации, внутренние законы, особые традиции жизни, своеобразный стиль управления и социально-психологический настрой, что оказывает существенное влияние на поведение тех людей, которые объединяются в его рамках.

Поэтому к числу функций производственного коллектива относятся: социальное развитие работников и организации; духовно-культурное обогащение своих членов; организация производства и мотивирование своих членов на высокий конечный результат труда; удовлетворение потребностей всего общества или его отдельных институтов, граждан в определенном виде продукции; улучшение морально-психологического климата в организации, создание атмосферы для благоприятного межличностного общения и взаимодействия людей.

Комплекс функций производственного коллектива составляет содержание его деятельности. Организация ее основана на принципах, которые также вытекают из его сущности, объективных закономерностей его функционирования и развития.

Среди принципов, общих для всех производственных коллективов независимо от того, к какой отрасли хозяйства они относятся, выделяются следующие:

1. Системное сочетание всех функций, их комплексная реализация при осуществлении ведущей — производственной.

2. Управление в производственных коллективах базируется на научных методах (прогнозирования, программно-целевого управления, наукоемких технологий и др.). Административные и рыночные механизмы используются в сочетании с ними.

3. Стимулирование трудовой деятельности, получение конечного результата, его высокое качество и надежность достигаются не только технико-организационными мерами, материальным поощрением работников, но и средствами повышения уровня социальной зрелости организации, развития ее самоуправляемости, включения социальных и духовно-культурных стимулов. 4. Положительная мотивация труда работников производственного коллектива, использование его социального и духовно-культурного потенциалов возможны в условиях стабильной экономической ситуации. При кризисном состоянии экономики, ее стагнации социальные резервы остаются невостребованными, подвергаются разрушению.

Существует диалектическая взаимосвязь коллективности и индивидуальности в процессе производственно-трудовой деятельности.

С момента появления человеческого общества люди были связаны отношениями общения и взаимодействия. Коллективность всегда была одним из важнейших социальных идеалов, который на всех этапах исторического развития в сознании прогрессивных сил был активным, организующим фактором социального прогресса.

Еще Пифагор говорил о коллективной собственности на имущество, а Платон в своем сочинении "Закон и государство" делает попытку разработать проект коллективности будущего общества и идеального государства, в основе которых лежит идея равенства и справедливости.

Мечтая о будущем справедливом обществе, Т. Мор, Т. Кампанелла, Т. Мюнцер видели его как коллективное, основанное на взаимопомощи, доброжелательности.

Развивая далее идею нового общества, основанного на социальном равенстве и коллективности, А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Р. Оуэн полагали, что оно будет основано на иной социальности: коллективной собственности, коллективном характере труда, отношениях социальной справедливости и общности интересов, товарищества и сотрудничества. Как это созвучно исконным ценностям россиян: общинности, артельности, справедливости, соборности, всеединству.

Стремление человека к коллективности — естественное стремление. Оно заключается уже в биологических особенностях человеческого индивида. В процессе социализации, усвоения ценностей культуры и жизни он проходит целый ряд социальных организаций, усваивая их ценности.

Человек как личность формируется человеческими коллективами, потому его акты поведения нужно всегда рассматривать относительно той социальной группы, в которой формировалось его поведение.

Чем богаче и универсальнее связи между отдельными работниками в коллективе, коллективами и обществом, тем глубже наполняется жизнь каждого конкретного коллектива интересами общества, его ценностями.

К началу 80-х годов в отечественной литературе, посвященной социальным проблемам трудовых коллективов, появляется понятие "человеческий фактор".

Оно синтезирует в себе: труд, практическую, творчески-созидательную деятельность; отношения людей; потребности и интересы; мотивы и ценностные ориентации; выбор, ответственность, инициативу.

Каждый трудовой коллектив способен оказывать существенное влияние на раскрытие этого ресурса, который становится сегодня определяющим в получении высокого качества и надежности продукции, обеспечивая, таким образом, ее конкурентоспособность на рынке.

Возникает проблема: привести в движение эти ресурсы, которые сегодня заморожены, используются неэффективно.

Разрыв хозяйственных связей, медленная структурная перестройка экономики, фискальная налоговая политика, непродуманные разгосударствление и акционирование еще в большей мере усугубляют эту проблему, нередко просто приводят к деградации этого важнейшего фактора современного производства и всей общественной жизни.

Положение дел осложняется тем, что старые административно-командные связи разрушились, а новые, рыночные, еще не сложились. В переходный период усиливается механизм торможения радикальных перемен в экономической, социальной и духовной сферах трудовых ассоциаций.

2. Очевидно, что выявление и освоение социальных ресурсов — важный путь выхода из экономического кризиса, формирования новых социальных отношений.

По степени использования социальных резервов можно судить об отношении людей к делу, о профессиональном мастерстве, уровне информационного и технологического мышления. На уровне современной науки все это измеряемые параметры.

Этому служит социальная диагностика: в рамках промышленной социологии отрасль знания, которая выявляет болевые точки и в социальном развитии трудовых ассоциаций, определяет социальные приоритеты, занимается прогнозированием в развитии социального потенциала трудовой ассоциации.

В самом общем виде социологическое диагностирование социальных резервов предполагает рассмотрение следующих проблем:

укрепление внутриколлективных отношений;

расширение социального диапазона руководства;

развитие различных форм взаимодействия людей;

раскрытие сил и творческих возможностей каждого члена коллектива;

достижение высокого уровня самоуправляемости;

накопление профессионально-образовательного потенциала;

оптимизация условий труда и здоровья людей;

стабилизация кадрового состава трудового коллектива, хорошая адаптация новых работников, социальное продвижение, социальная защищенность;

все более полное удовлетворение материальных, социальных, духовных, культурных и идейных потребностей членов трудового коллектива.

Важное значение в области подъема социального потенциала имеет выявление следующих резервов:

• демографических: лучшая расстановка и использование кадров, правильное сочетание мужского и женского труда, труда молодежи и работников более зрелого возраста;

• функциональных: улучшение производственной обстановки, уменьшение профессиональных заболеваний, повышение содержательности труда;

• профессиональных: подготовка и переподготовка кадров;

• социально-психологических: повышение уровня сотрудничества и взаимопомощи, создание здорового психологического климата;

• управленческих: совершенствование форм и методов руководства;

• непроизводственных факторов в деятельности трудовых коллективов.

В свое время промышленная социология предлагала целый ряд социальных технологий для советского промышленного производства, где социальные ресурсы были очень значительны (от 40 до 60% общего объема имеющихся). Это могло дать существенный сдвиг в динамике производства, но также разработки, как и многие другие, остались невостребованными.

Между тем на японских предприятиях исключительное внимание уделяется воспроизводству и реализации социальных резервов по нескольким направлениям (см. схему 5).

Как видно, социальный ресурс на предприятии не только декларируется, но и технологизируется, обретая конкретные контуры и механизмы, заключенные в мастерстве, таланте и способностях каждого работника, в развитии "корпоративной личности", ориентации непроизводственной деятельности японских компаний на упрочение привязанности ее работников к фирме, на их эмоциональную и духовную интеграцию с ней. Системное, комплексное использование социальных резервов на японских предприятиях весьма поучительно. Многие из методов активизации человеческих ресурсов, которые используются на японских предприятиях, известны в отечественной социологической науке. Не секрет, что некоторые из них были заимствованы японцами, но сегодня пришло время изучать и адаптировать эти методы к нашим условиям[68] .


Схема 5. Структурно-функциональная схема социальных резервов, используемых на японских предприятиях

Целесообразно предусмотреть следующие этапы социологического диагностирования социально-экономической ситуации трудовых ассоциаций:

1. Разработка программы и инструментария исследования, выбор объекта изучения.

2. Опрос экспертов и определение приоритетов социально-экономического развития трудовой ассоциации.

3. Сбор и обобщение социальной информации.

4. Разработка социальных технологий.

5. Внедрение социальных технологий.

6. Оценка экономического и социального результата.

Социальная диагностика — необходимый инструмент по выявлению социальных резервов путем применения совокупности методов познания с целью ускорения социально-экономического развития, укрепления социального и нравственного здоровья трудовой ассоциации, формирования здорового, духовно богатого способа жизнедеятельности.

К сожалению, сегодня ее возможности слабо, почти совсем не используются в развитии нашего промышленного производства:

• в области его интенсификации: выявление резервов стимулирования трудовой активности членов трудовой ассоциации, формировании положительной мотивации к труду;

• в определении резервов по обеспечению связи между мерой труда и мерой потребления, справедливом распределении результатов труда;

• в области общественно-политической деятельности: выявление резервов самоуправленческих начал производственной жизни, развитие реального соучастия работников в принятии управленческих решений;

• в области духовно-нравственной: определение резервов профессиональной этики, нравственности, порядочности, духовности работников.

Социальная диагностика изложена в многочисленных учебниках. Но сегодня необходимо включить цивилизованные рыночные механизмы, которые должны заставить работать добытые социальные технологии в возникающей конкурентной среде.

3. При освоении рыночных отношений исключительно важное значение имеет пакет базовых социальных технологий, в которых теоретико-прикладные, гуманитарные сведения, опыт перехода к рынку выступают как строго продуманная система мер, реализация которых способствует достижению социального результата, снижению напряженности в трудовых ассоциациях. К ним следовало бы отнести технологии выработки стратегии экономического и социального развития трудовых ассоциаций, формирования неформальных коллективных отношений, положительной мотивации труда, индивидуальной работы с людьми, регулирования морально-психологического климата и т.п.

Для начала этой работы достаточно шести базовых социальных технологий, которые составляют минимум информации, необходимой на первом этапе управленческого консультирования.

Их грамотное практическое освоение является своеобразным условием для успешного создания и внедрения других частных технологий, например технологии коммуникационного общения, повышения культуры производства, развития трудовой, политической и нравственной активности разных социально-демографических групп работающих, организации культурного досуга, формирования делового имиджа руководителя, а также мобилизации различных социальных ресурсов: инновационного, интеллектуального, соревновательного и др.

При этом базовые социальные технологии призваны регулировать ключевые социальные процессы. Так, технология конструирования рабочего коллектива включает в себя следующие процедуры: профориентация и профотбор молодежи; адаптация молодых рабочих на предприятии; продвижение кадров, их профессиональный рост и др.

Существует много оригинальных программ создания работоспособных коллективов, поэтому сложно предложить универсальный метод их формирования. При создании коллектива руководителю целесообразно выбрать наиболее приемлемые для его стиля руководства принципы формирования команды и в последующей работе не менять правила игры.

Опыт успешной работы преуспевающих трудовых фирм в условиях рыночных отношений показывает, что здесь при подборе работников широко используют социологические, педагогические, психофизиологические методы профотбора кадров. Тщательно отработана процедура адаптации вновь поступивших работников[69] .

Одной из наиболее общих социальных технологий, широко распространенных, например, в Японии, является сближение интересов личности, коллектива и руководства фирмы в достижении высокой эффективности производства. Найдена и удачная форма реализации этой социальной технологии (СТ) — "кружки качества". Главная цель кружков — усилить идентификацию своих работников с фирмами путем участия рабочих и служащих в принятии решений. Ныне функции "кружков качества" расширены. Они уже рассматриваются как вид коллективной деятельности (участие, сотрудничество) и как важное средство в воспитании преданности фирме и повышении ответственности. Об уровне эффективности управления с помощью использования данной СТ свидетельствует деятельность фирмы "Тоета". Ежегодно здесь подается около 3 млн. предложений по улучшению технологических и трудовых процессов (более 50 в среднем на каждого служащего компании). 96 % из них принимается и внедряется. Это приносит корпорации миллиарды иен экономии и одновременно поддерживает особый творческий климат.

Почему же наши трудовые ассоциации не могут обеспечить эффективное управление?

Назовем основные ограничения, с которыми часто сталкиваются российские предприятия:

1. Нечеткость цели и критериев работы, подмена цели средствами. Способный и зрелый коллектив обычно бывает в состоянии достичь цели, если каждый работник ясно представляет себе желаемые результаты. Добиться такого согласия нелегко, но это существенная предпосылка успешной коллективной работы. Если нет ясного видения цели, то, как следствие, отдельные члены коллектива не могут внести свой вклад в общий успех. Даже когда цели понятны всем, важно найти компромисс между личными и коллективными интересами. Поэтому важно знать и строго соблюдать процедуру целевого планирования в коллективе.

2. Низкая результативность работы коллектива. Несмотря на общую компетентность, многим коллективам не хватает результативности и инициативности. Возможными причинами могут быть:

снижение сопричастности работников в принятии управленческих решений;

неправильная организация рабочих мест;

отсутствие нормирования управленческого труда;

низкое качество личной работы сотрудников;

нечеткая регламентация управления;

изменение ролей внутри коллектива, поиск новых неформальных лидеров;

недостаточно отточены методы работы, они не стали неформальной, но строгой дисциплиной;

низкий уровень личного внимания и общения;

недостатки в оплате, стимулировании труда.

3. Несоответствие руководителя и коллектива. Лидерство и руководство — это самые важные факторы, определяющие качество работы коллектива. Плох тот руководитель, который не хочет применять коллективный подход или ему недостает умения использовать этот стиль руководства. Он давит любую инициативу, направленную на создание коллектива. Такой руководитель не является "мотором" коллектива и постепенно разрушает условия и методы эффективного труда в группе.

4. Неквалифицированные и не повышающие свою квалификацию сотрудники. Коллектив — это больше, чем сумма личностей. Нужен сбалансированный состав работников, который способствует интенсивному взаимодействию и работе по методу "мозгового штурма". Если членам коллектива не хватает элементарных навыков, то вряд ли будут получены положительные результаты.

5. Плохой социально-психологический климат. В некоторых коллективах образуется некий "заговор", когда люди и события критически не анализируются, тормозится свободный поток суждений и комментариев, поддерживаются вежливые, но действующие подавляюще отношения. Люди скрывают свои взгляды, предпочитая быть удобными, а не естественными. Руководитель не умеет разрешать конфликты, достигать согласия, люди жалуются, что у них идет постоянная грызня. Не развита преданность сотрудников коллективу и руководителю. Эмоциональные узы между сотрудниками не укрепляются. В коллективе нет теплоты, сочетающей прямоту и честность с заботой о благе каждого. Поэтому технология улучшения климата могла бы базироваться на следующих правилах:

находить общие цели;

добиваться личного взаимопонимания;

искать возможности для регулярного совместного решения проблем;

создавать доверие между работниками и коллективами.

Таким образом, зная причины низкой результативности работы коллектива, можно предложить современные технологии решения социальных проблем. И прежде всего полученные знания не оставлять на стадии констатации фактов, выводов, рекомендаций, а доводить до состояния технологичности и получения конечного социального и экономического результата.

Именно это обеспечивает формирование в фирмах, корпорациях социальных отношений, отличающихся высоким уровнем наукоемкости, динамичности.

Известно, как много недостатков и ошибок допущено в процессе приватизации промышленных объектов. Между тем опыт технологического решения этой проблемы в Чехии позволил избежать многих ошибок. Технология приватизации здесь включала три этапа: подготовительный, смена собственника, результативность. На первом этапе происходила оценка имущества предприятия, соизмерение доходов и расходов, выработка направлений предпринимательской деятельности, поиск экономической ниши (какие, где, как и за какую цену и для кого будут производиться товары). На втором этапе осуществлялась смена собственника при условии наиболее эффективного использования государственной собственности. При этом часть акций оставалась у государства, вводились инвестиционные купоны на акции, использовались и другие эффективные методы, стимулирующие предприимчивость, инновационный климат, снимающие социальную напряженность. На третьем этапе анализировались результаты приватизации, экономическая и социальная эффективность, вносились коррекция в технологию. Применение этой технологии позволило провести мягкое разгосударствление, не допустить развала экономики и резкого снижения жизненного уровня людей.

Наиболее слабым местом в работе российских предприятий является мотивация к работе. Отсутствие постоянной работы и заработка, потеря квалификации ведут к снижению мотивации. Появляется значительное число проблем, причины которых кроются в психологической неготовности людей к переменам, переквалификации, освоению новых видов деятельности.

Важнейшими технологическими процедурами для поддержания высокой мотивации являются следующие:

1. Соответствующая оплата труда (исходя из минимальной "потребительской корзины").

2. Обогащение содержания работы и расширение ее рамок.

3. Активное структурное планирование организации и применение гибких организационных форм.

4. Систематическое развитие организационной деятельности, ценность обучения и творческого подхода.

5. Систематическая проверка срока работы персонала на одной должности и управляемое горизонтальное перемещение по службе с интервалом примерно в 5 лет.

6. Реализация новых форм взаимодействия, развитие производственной демократии.

Опыт использования данной технологии в передовых фирмах Запада показывает высокую ее эффективность, направленность на учет интересов каждого конкретного работника.

Изучение, этой технологии в развитых капиталистических странах, особенно в Японии, дает много поучительного: если техника самого производства шагнула в XXI в., то и все, что связано с кадрами, должно соответствовать ей по социальным параметрам. Это позволяет избежать ошибок при выборе работы. Этому служит система банков информации, которая позволяет не только сократить сроки трудоустройства и замещения вакансий, повысить качество работы, но и вплотную приблизиться к управлению рынками рабочей силы.

С их помощью успешно решаются следующие проблемы:

• нахождение своего места в организации и познание собственных сильных сторон;

• выяснение границы между мечтой и действительностью;

• достижение действительного равновесия в обязательствах по отношению к работе, семье, хобби, собственному развитию;

• сохранение положительного стремления к развитию[70] .

Заслуживает внимания технология так называемого жизненного цикла.

Такая технология вошла в практику многих крупных японских компаний. Ее суть в следующем. Фирма предлагает работникам, используя специальный трафарет, указать, к какому возрасту они надеются реализовать свои замыслы в отношении покупки тех или иных товаров, другие жизненные планы, в том числе и планы должностного роста. Служба кадров собирает ответы. Проходят месяцы, и работникам может показаться, что собранные анкеты лежат мертвым грузом. Однако администрация время от времени начинает приглашать отдельных работников для беседы, предлагая свою помощь в реализации намеченных планов (ссуды на покупки, консультации по приобретению жилья и т.п.). Она заведомо не принимает на себя четких обязательств и действует по отношению к работникам выборочно. Но сам факт, что кому-то подобная помощь предоставляется, дает надежду всем работникам и на долгие годы привязывает их к фирме, что существенно дополняет собой каждодневные стимулы к труду.

Специфика России — наличие на ее территории множества региональных рынков труда со своими экономическими и социокультурными особенностями. Именно поэтому Россия пока может почувствовать на себе только отрицательные черты рыночных отношений и не может включить их положительные моменты: интерес к здоровому предпринимательству, к повышению эффективности управления собственностью и производством. Владение собственностью, многообразие субъектов рынка, индивидуальный интерес к эффективному хозяйствованию, что объективно способствует развитию демократии, — вот в чем главное преимущество рынка. Но именно эти достоинства игнорируются, а нагнетаются негативные явления: расцвет индивидуализма, стяжательства, алчности, душевной черствости, что в корне противоречит национальному складу характера российского человека, склонного к соборности, коллективизму, взаимопомощи.

В целом стало очевидным, что естественная среда развития производства в условиях рынка невозможна без широких социальных мер, без использования творческих возможностей групп и конкретных работников.

Однако невостребованность социальных ресурсов, выключенность знаний, способностей, инициативы (всей интеллектуальной собственности) из общественного производства — характерная черта современного типа реформирования российского производства, объемы которого сокращаются, не осуществляется структурная перестройка. Катастрофически нарастает технологическое и социальное отставание производства от развитых стран, разрушается не только его техническая, но и социальная база. Наше отставание в области использования социальных технологий в промышленном производстве гораздо больше, чем в сфере технической.

Предстоит возродить теорию и практику социального управления на предприятиях, научиться согласовывать разные интересы и обеспечить, наконец, положительную мотивацию людей к труду.

Сегодня инновационный прорыв для России — это, прежде всего стремительное продвижение вперед на основе передачи части собственности производственным коллективам, региональным ассоциациям, которые должны сами определить модель хозяйствования, сделать людей совладельцами собственности, что позволит им, наконец, стать подлинными хозяевами результатов своего труда, а следовательно, породит такую систему положительной мотивации к жизни, которая обеспечит не только высокую производительность труда, его отличное качество и надежность, вызовет быстрое инновирование знаний, широкое применение ноу-хау, но и во многом определит будущие прогрессивные формы социальной организации общества, эффективные структуры его саморегулирования, самоуправления.

Рациональное использование трудовых и природных ресурсов через интеграцию всех трудовых коллективов-собственников, территориальных ассоциаций позволит в свою очередь осуществить переворот в социальной сфере: вывести ее из области напряжения и дать положительную мотивацию к производительному и качественному труду, концентрировать и зарабатывать средства на осуществление крупных программ в области социальной защиты населения.

Итак, технологии инновирования социальной микросреды предполагают наличие как бы двух уровней.

Первый — объективные предпосылки ее изменения "сверху", совершенствование отношений собственности, структурные изменения в экономике, в распределении власти.

Второй — субъективные, начинающиеся с желания изменить ситуацию, избавиться от стереотипов мышления, сформулировать инновационные цели развития и искать современные методы их достижения в каждой трудовой ассоциации, на каждом производстве.

В опережающем режиме сегодня необходимо разработать инновационные технологии, направленные, на подготовку управляющих нового типа, развитие их творческих способностей, формирование положительной мотивации к изменениям. Но если долгое время сами изменения среды не наступают, то прогрессивные идеи повисают в воздухе, оставаясь невостребованными.

Глава 18

Инновирование муниципальных образований:

социально-технологические аспекты

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Муниципальное образование: технологии воспроизводства и эффективного использования жизненных сил личности.

2. Местное самоуправление — институт организации совместной жизнедеятельности населения.

3. Социальные ресурсы местного сообщества: технологии освоения.

1. Одним из важнейших факторов становления гражданского общества в России и демократического государства является развитие местного сообщества.

В последнее время происходит переосмысление моделей развития современного общества: от тоталитарных, организованных "сверху" к организации "снизу" за счет самоорганизации и саморазвития местных сообществ, делегирующих часть полномочий, ресурсов федеральному центру.

Такой механизм самоорганизации общества позволяет разрешить вековое противоречие между личностью и государством, которое, декларируя права и свободы личности, на деле часто выступало механизмом разрушения, сдерживания творческих потенциалов многих, блокировало самореализацию жизненных сил человека.

Сегодня это противоречие стало кричащим. С одной стороны, становится очевидным, что социальный творческий потенциал многих — основной источник развития и социального прогресса, с другой — именно он является наиболее невостребованным со стороны главного субъекта управления — государства. Выход их этого тупика один — освобождать государство от несвойственных ему властных функций регулирования всех сторон общественной жизни своих граждан, развитие гражданских институтов общества на всех уровнях управления общественными делами, в том числе на муниципальном, именно здесь и утверждается современная парадигма общественного развития: цель общественного развития — не экономика, не осуществление реформ, не утверждение рыночных отношений, а творческое саморазвитие личности, полная саморегуляция ее сущностных сил.

К сожалению, разрушая местные сообщества, сдерживая источники их саморазвития, современные государства, российское в особенности, тем самым подавляют творческие способности людей, проживающих в местном сообществе.

В вопросах государственного устройства законодательство выступает ведущим системообразующим фактором. И остается только сожалеть, что на том этапе, когда принимался Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", законодателем не было оценено по достоинству понятие местное сообщество, определяющее субъект особого свойства (по системообразующему признаку), в отличие от понятия с размытыми границами — население.

На территории России было положено начало формированию новых территориальных социально-экономических целостностей под названием муниципальные образования, население которых получило право на местное самоуправление.

Понятие "муниципальное образование" введено в правовой оборот Гражданским кодексом Российской Федерации, принятым Государственной Думой 21 октября 1994 г.

В соответствии с Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" муниципальные образования — это "... городское, сельское поселение, часть поселения, иная населенная территория... в пределах которых осуществляется местное самоуправление, имеются муниципальная собственность, местный бюджет и вы­борные органы местного самоуправления...".

В этой связи разработка инновационной концепции муниципального образования и технологий ее реализации, направленной не на деградацию местных сообществ, а на их подъем всеми средствами, в том числе и организационно-правового регулирования, — одна из актуальных теоретических и практических задач современного обществоведения, юриспруденции в том числе.

Почему, например, одни муниципальные образования развиваются, а другие влачат жалкое существование и ждут дотаций, при этом не используя в полной мере местные ресурсы? В настоящее время в России из 14 тыс. муниципальных образований лишь немногие являются донорами. Ясно одно, что стратегия развития "сверху" местного самоуправления в России и соответствующие ей "правовая" и "организационная" модели сегодня зашли в тупик и потеряли вектор развития, исчерпали свой потенциал. Без социально-экономического наполнения, научного и духовного подкрепления скрепы организационно-правового регулирования перестают работать[71] . Либо расширение реальных полномочий органов местного самоуправления, укрепление материально-финансовой базы, совершенствование налоговой системы, развитие местного хозяйства, муниципальной собственности, либо снова диктат центра и еще большая стагнация уже созданных правовых и организационных основ местной власти.

Реализация концепции предполагает разработку соответствующих стратегий, которые являются универсальными социальными технологиями развития не только общества в целом, но и отдельных регионов муниципальных образований.

Анализируя западную литературу, можно выделить шесть основных стратегических направлений изменения местных сообществ: мобилизация масс, социальное действие, гражданское участие, общественная защита, социальное просвещение, развитие местных услуг. Вопрос о том, какое из этих направлений следует выбрать для развития конкретного сообщества, приобретает все большее значение. Не только в развитых странах в ходе политических и экономических перемен многие общественные обязанности сместились на локальный уровень, но и в развивающихся странах правительства и неправительственные организации проводят политику, все больше ориентирующуюся на местные сообщества.

Суть управленческой революции, осуществленной в цивилизованных странах, состоит в том, что стратегическая власть перестала быть привилегией центра, стала достоянием всех субъектов управления, гражданских институтов, социальных организаций, регионов, районов, городов, местных сообществ (МС) и даже отдельных фирм, промышленных предприятий. Появился многочисленный слой профессиональных управляющих — менеджеров, в своей практике широко использующих методы стратегического планирования и концептуального мышления, которые лежат в основе применения и разработки инновационных социально-экономических технологий.

Понятие "местное сообщество" обращает нас к поиску таких форм социальной организации, которые приближают российское общество к народным истокам, историческим и культурным традициям, сложившимся особенностям хозяйственной жизни, что в России традиционно связывалось с понятием "община". Глубинные основы российской жизни всегда строились на принципах соборности, общинности и взаимодействия, а не индивидуализма. Следовательно, в социологическом плане еще предстоит научиться выявлять потенциальные возможности саморазвивающихся социально-экономических и культурных целостностей, создавать адекватную им систему местного самоуправления и научного обеспечения.

Муниципальные образования, органы местного самоуправления берут на себя прежде всего заботы по обеспечению высокого качества жизни граждан, их физического и нравственного здоровья.

Решение этих вопросов возможно только при условии, что население — хозяин и собственник территории, на которой оно проживает. Следовательно, муниципальная власть, располагая муниципальной собственностью, муниципальной экономикой, местными ресурсами, должна пользоваться и иными (отличными от государства) методами регулирования общественных дел — не только административными, правовыми, экономическими, но и нормативно-нравственными, традиционно-ценностными, общественным мнением и т.п.

В целом традиционный (тоже своего рода концептуальный) подход к развитию местных сообществ только "сверху" сегодня исчерпал себя и не может быть признан достаточным. Стало очевидным, что само население местных сообществ[72] должно быть включено в решение местных проблем, получить для этого необходимые властные полномочия, материальные и финансовые ресурсы, гарантии государства.

Сейчас решена лишь часть задач становления местного самоуправления. Ранее выполнявшиеся государством функции в сфере социально-экономического развития городов и районов, социальной защиты граждан, содержания здравоохранения и образования, транспорта, жилищного фонда были в значительной мере переданы местному самоуправлению, что получило законодательное оформление в качестве определения вопросов местного значения.

В то же время полномочия, соответствующие этим переданным функциям, законодательно не отрегулированы и по факту остаются преимущественно в компетенции органов государственной власти. Не созданы и технологии взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления в осуществлении функций, которые одновременно имеют и государственный, и муниципальный уровень.

Из-за отсутствия реальных гарантий местного самоуправления, его полномочий страдает население России, в глазах которого дискредитируется сама идея местного самоуправления, оставленного наедине с повседневными проблемами: без денег, практически без весомых прав в недропользовании и землепользовании, без инструментов влияния на социально-экономическое развитие "самоуправляемой" территории, без форм участия в законодательной деятельности и формировании социально-экономической политики государства.

Несмотря на законодательно оформленные общие принципы местного самоуправления, государственные чиновники распоряжаются местным бюджетом и контролируют его доходные источники, а попутно и решают, какими вопросами позволено заниматься местному самоуправлению. В финансовых управлениях администрацией субъектов Федерации образуются очереди из местных представителей, занятых согласованием расчетов и доходов местных бюджетов.

Изучение реальной практики воспроизводства и использования жизненных сил муниципальных образований позволяет сделать следующие выводы.

Готовность населения, его социальное самочувствие, трудовая и политическая активность в условиях перехода к рынку на негативном или пассивно-выжидательном уровне во многом объясняются:

существенным расхождением развертывающихся в стране в целом, и в МС в частности, социально-экономических и политических процессов и социальных ожиданий, ценностных ориентации людей, недостаточной информированностью значительной части населения о причинах кризисной ситуации, сущности рыночных отношений, конкретных путей проявления собственной инициативы в этих условиях;

снижением политического и нравственного доверия к прежним и вновь формируемым институтам власти, политическим партиям и движениям;

отсутствием реального опыта, убедительных и успешных действий в условиях рыночных отношений, страхом перед безработицей, отсутствием социальной инфраструктуры, сферы культуры и досуга, нормального бытового устройства, социальной защищенности в целом и др.

Личностный потенциал творческих людей, работающих сегодня в МС, на предприятиях, долгие годы не развивался, оставался невостребованным, что привело либо к оттоку наиболее предприимчивых людей, либо к разрушению культурных традиций поколений, к потере духовности.

Упадок культуры, деградация нравов, утрата смысла жизни и исторической памяти делают сегодняшнего работника слабо мотивированным к добросовестному отношению к труду, к здоровому образу жизни, к семье.

Состояние духовной культуры и социальной сферы в МС можно оценивать как очень сложное.

Сегодня нецивилизованные коммерческие, рыночные начала в деятельности муниципальных институтов ведут пока к дальнейшей деградации социальности и духовности.

В МС ослаблена творческая интеллигенция, исчезают исконные народные промыслы, снижается качество школьного образования. Можно сказать, что ослаблены и такие факторы социализации личности городского и сельского труженика, как семья, традиции, трудовые коллективы, народная культура, экологическая среда, нравственность общины, очаги культуры.

Интеллигенция пока не способствует в полной мере возрождению духовного и социального потенциала. Традиционные духовные ценности (народность, преданность Отчизне, религиозность и т.д.) излишне политизированы и идеологизированы, а потому и не являются сегодня движущим фактором возрождения МС, источниками его развития. Ценности мировой культуры, мирового духовного опыта во многом отсутствуют. Меры социальной и духовной защиты жителей, способные остановить процесс дальнейшего духовного и социального оскудения МС, недостаточны и имеют тенденцию к снижению. Инновационный фон преобразований низок.

Десятилетиями подавлялись самостоятельность и предприимчивость жителей, которые привыкли выполнять указания сверху и сегодня не могут действовать самостоятельно. Культурные запросы, интересы населения принижены, что лишает их стимулов интенсивного труда и жизнедеятельности в целом. Низка социальная и экономическая эффективность труда, это зависит от многих обстоятельств, но в основном от нищенского уровня жизни, плохого состояния учреждений культуры, системы образования, разрушенности в целом духовно-нравственных основ жизни.

Труженику не хватает профессионализма, различных знаний. Не хватает стимулов к повышению своего образования, профессионального уровня и уровня жизни в целом. Многие их этих причин лежат в сфере социального и духовного: сформировавшегося типа личности работника и гражданина; утвердившегося типа поселения и образа жизни, разрыва поколений в семье, искаженного типа производства и потребления духовной культуры в МС, оскудения интеллектуального, творческого и профессионального потенциалов работника. В целом отсутствует четкая система комплексной муниципальной политики в условиях рыночных отношений.

В этой связи основным предметом исследования жизненных сил местных сообществ является целостная оценка социально-экономический, духовно-культурной, управленческой и кадровой ситуации в их взаимосвязи и взаимообусловленности.

Изучаются социальные потребности населения, интересы, ценности, цели, мотивы в основных сферах жизнедеятельности — профессионально-трудовой; социально-бытовой; культурно-духовной, — составляющие в совокупности комплекс тех условий, которые позволяют реализовывать жизненные силы местных сообществ, каждого человека, проживающего здесь, или блокировать их, замораживать этот огромный потенциал, который сегодня требует реализации, составляя смысл и назначение осуществляемых реформ.

2. Местное самоуправление — признаваемая и гарантируемая государством самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения муниципальных образований по решению вопросов местного значения.

Согласно ст. 12 Конституции Российской Федерации органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

Конституция РФ гарантирует самостоятельность местного самоуправления в пределах его полномочий.

Местное самоуправление как важнейший социальный институт представляет собой целостную систему общественных отношений, связанных с территориальной самоорганизацией населения, самостоятельно решающей вопросы устройства и функционирования местной власти.

Поэтому местное самоуправление — это специфический уровень власти, организационные формы которой определяются населением муниципального образования самостоятельно на основе федерального законодательства, законодательства субъектов Российской Федерации.

Право и способность местных органов власти регулировать и управлять частью общественных дел в интересах населения в рамках закона и под свою ответственность, территориальная целостность, многообразие организационных форм осуществления местного самоуправления, материально-финансовая достаточность в части гарантированности минимальных социальных стандартов, соразмерность полномочий местного самоуправления ресурсами — все это составляет совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных принципов, составляющих своеобразную системную модель (схема 6).

Сравнивая меру воплощения этой модели в жизнь с требованиями Европейской хартии о местном самоуправлении в том или ином муниципальном образовании, можно говорить о степени демократизации местной жизни, влияния местного самоуправления на демократические процессы в стране в целом.

Исследования, проводимые в этой области, дают весьма неутешительную картину: многие из этих принципов не реализуются, созданные органы местного самоуправления формализованы, население, не участвует в реализации своих дел и т.п.


Схема 6. Системная модель местного самоуправления

В целом города, районы пока не используют свое конституционное право на возрождение местного самоуправления как ключевого средства формирования полноценной среды обитания на территориях, мало что происходит через самоуправление в кварталах и микрорайонах, поселениях и их объединениях, хотя очевидно, что только путем становления реального самоуправления на этом этапе возможно создание и разумное использование ресурсной базы, других основ и механизмов развития муниципальных образований, создание благоприятных условий жизнедеятельности.

Каков же выход из создавшегося положения? Во-первых, внимательно изучить отечественный и зарубежный опыт в этом отношении. Он свидетельствует о том, что государственное регулирование создает лишь возможность экономического успеха всем, кто захочет и сможет жить лучше, ибо величина финансовых средств общин даже в таких странах, как Австрия, Швеция, Финляндия, весьма различна. Для России такая неравномерность базовых условий особенно характерна. Выход из положения видится в создании наиболее благоприятных условий для выравнивания экономического и социального положения, поддержке предпринимательства, мелкого и среднего бизнеса, развертывании системы экономической и социальной поддержки интересов населения конкретных территорий.

Организационно-структурные модели местного самоуправления, как показывает отечественный и зарубежный опыт, могут быть самыми различными. Они-то и призваны регулировать многообразные связи и отношения в системе местного самоуправления. Речь идет, прежде всего, о регулировании следующих отношений:

• управлении муниципальной собственностью и местным хозяйством, формировании и исполнении местного бюджета;

• выборе населением организационных форм самоуправления, структуры формирования его органов, реального воплощения народовластия на своей территории;

• осуществлении органами местного самоуправления отдельных переданных им государственных функций;

• реализации органами местного самоуправления права на судебную защиту от неправомерных в отношении их действий и компенсации понесенных затрат по переданным государственным функциям.

Все сказанное обусловливает системный характер самоуправления, взаимосвязь и взаимообусловленность всех элементов.

Концептуальная идея организации местного самоуправления — сочетание инициативы "снизу" с финансово-правовым обеспечением "сверху" — дополняется новой концепцией корпоратизма местного самоуправления. С помощью промышленно-финансовых групп, муниципального менеджмента, которые аккумулируют средства населения и объекты собственности муниципальных образований, создают иную мотивацию участия людей в решении местных вопросов, порождают источники получения финансовых средств из внебюджетных поступлений.

В данной концепции развития горизонтальных связей МС и технологии ее реализации предлагается иная технология антикризисного управления, которая позволяет сделать население территории субъектом управления, мотивирует его к разработке и поддержке местных региональных и федеральных программ и к более эффективному использованию местных ресурсов.

3. Социальные ресурсы местного сообщества — крупная теоретическая и практическая проблема. Для социального обустройства территорий, повышения качества жизни населения необходимы значительные средства.

Во многих муниципальных образованиях нет для этого достаточных материальных (природных) и финансовых ресурсов. Однако имеются огромные социальные ресурсы, которые в отличие от материальных неисчерпаемы и имеют свойство увеличиваться по мере инновационного развития местных сообществ, совершенствования форм самоуправления, изменения самих людей в процессе социализации, самообразования и самовоспитания, самореализации своих сущностных сил, формирования гражданского самосознания.

Социальные ресурсы — это продукт совместной деятельности населения, показатель социального интеллекта. Чем выше социальный интеллект местного сообщества, тем большими социальными возможностями располагает население для решения своих насущных местных проблем.

Социальные ресурсы включают в себя: мотивационный; интеллектуальный; информационный; коммуникативный; состязательный; социально-психологический; демографический; социально-экологический; деятельностный; инновационный; кадровый; технологический; организационный; духовно-нравственный; правовой.

Социальные ресурсы имеют ряд особенностей, принципиально отличающих их, скажем, от природных ресурсов. Во-первых, природные ресурсы исчерпаемы как, например, месторождения полезных ископаемых, тогда как социальные ресурсы в известном смысле неисчерпаемы. Их использование не означает их исчерпания, а напротив, способствует прогрессирующему изменению, переходу общества на новый, более высокий уровень его развития. Во-вторых, социальные ресурсы — это не только частично, но и целиком возобновляемые ресурсы. Используя, к примеру, состязательный ресурс, мы отнюдь не уменьшаем и не уничтожаем его, а, напротив, оставляем в целости и сохранности и даже наращиваем. Чем активнее используем соревновательный ресурс, тем в большей мере способствуем его развитию. В-третьих, природные ресурсы можно держать в запасе и от этого они не увеличиваются и не уменьшаются. Иное дело — социальные ресурсы. Их нельзя держать про запас, ибо они начинают быстро обесцениваться и деградировать. В-четвертых, природные ресурсы поддаются количественному измерению и оценке. Можно подсчитать величину энергетических ресурсов и наметить пути их рационального использования. Точно так же можно определить и оценить земельные, водные, лесные и другие ресурсы. Но труднее это сделать применительно к социальному интеллекту. Как измерить этот ресурс и определить его достаточность или недостаточность? На этот вопрос ответа пока нет.

Все это в определенной мере затрудняет технологическое освоение социальных ресурсов. Никто их не считает и не планирует.

Большая часть населения пока сдержанно оценивает социальный потенциал местного самоуправления и связывает перемены к лучшему с реформами, осуществляемыми "сверху". Привлечение населения к решению жизненно важных проблем может стать мощной социальной базой местного самоуправления.

Почти каждое местное сообщество располагает значительным интеллектуальным (образовательным) потенциалом общего характера, поэтому вполне можно говорить здесь о достаточной ресурсной обеспеченности. Но одновременно с этим недостаточен интеллектуальный потенциал профессионального характера. Ни у одной категории населения нет четкого представления о сути местного самоуправления, его организационных принципах и формах, отечественном и зарубежном опыте его организации.

Пока невысок уровень информированности населения о местных событиях и проблемах, выполнении управленческих решений, деятельности местных органов власти.

Коммуникативный ресурс подрывается тенденцией ухудшения взаимоотношений жителей. Невысок уровень персонифици-рованности в отношениях "население — местная администрация". Преобладает стереотип негативного восприятия работников администрации со стороны части населения, вступавшей с ними в контакт, как чиновников, не учитывающих и не знающих их интересов.

Ослаблен соревновательный ресурс местного самоуправления. Мало сравнительной информации о достоинствах и недостатках, успехах и проблемах. В заброшенном или зачаточном состоянии находятся специальные организационные формы инициирования и развития соревновательных отношений.

Нарастает тенденция ухудшения демографической ситуации, что проявляется прежде всего в депопуляции сообщества, снижении рождаемости и продолжительности жизни, увеличении разводов и росте безработицы. Деструктивные воздействия испытывает семья — главная ценность членов местного сообщества.

Подавляющее большинство населения пока не принимает практического участия в решении местных проблем.

Осуществлению нововведений мешают два основных фактора: экономическая нестабильность; бесконечные согласования, хождения по различным инстанциям. Нововведения связаны, как правило, с риском. Приходится рисковать психологическим комфортом, отношениями с руководством и подчиненными и т.п. Вступая в стадию инновационной деятельности, нужно быть готовым к риску, но в то же время почти треть муниципальных служащих старается избегать ситуаций риска.

Управленческая культура муниципальной службы остается пока на невысоком уровне. Наиболее ощутим недостаток таких качеств, как тактичность, единство слова и дела, профессиональная честь, подвижничество. Коммуникативные качества муниципальных служащих (внимание к людям, манера поведения) уступают их профессиональным и организаторским качествам. В-третьих, обнаруживается различие в подходах (критериях) оценки деятельности работников аппарата администрации муниципальными служащими, с одной стороны, и жителями, с другой стороны. Муниципальные служащие судят об их деятельности по ее результатам.

В недостаточной мере используется технологический ресурс местного самоуправления, а именно:

• при постановке и согласовании управленческих целей, постановке управленческих проблем, информационном обеспечении управленческих решений и действий;

• при диагностировании и прогнозировании управленческих проблем и ситуаций, поведения партнеров, ресурсного обеспечения управленческих целей;

• при планировании (программировании) управленческих воздействий, принятии решений, выборе оптимальных способов и методов управленческого действия;

• при организации коммуникативного взаимодействия, выборе и применении способов регулятивного и мотивационного воздействия, критериев оценки сотрудников и процедур их отбора.

Что касается духовно-нравственного ресурса, то отсутствие общенациональной идеи, перспективы улучшения качества жизни, смена ценностей, массовое обнищание и пр. свидетельствуют о низкой степени его использования.

Отмечается и низкая правовая культура населения. Правовым образованием людей на местах практически не занимаются.

Возникает вопрос: имеются ли реальные возможности лучшего использования социальных ресурсов местных сообществ?

Изучение опыта ряда развитых муниципальных образований (Одинцовский, Домодедовский, Ленинский районы Московской области, г. Новомосковск Тульской области, г. Обнинск Калужской области и др.) показывает, что на местах появилось немало инновационных технологий освоения социальных ресурсов.

Так, использование мотивационного ресурса осуществляется как бы на трех взаимосвязанных уровнях: на уровне ценностных ориентации; на уровне социальных установок; на уровне мотивов. С точки зрения ценностных ориентации местного сообщества самоуправление привлекательно постольку, поскольку оно связано с его приоритетными ценностями. Такими ценностями для местного сообщества выступают семья, отношения в семье, материальное благополучие и здоровье (свое и близких). Местное самоуправление приобретает привлекательность в силу связи с этими ценностями.

Значительный объем работы в структуре оптимального использования социальных ресурсов связан с информационным обеспечением организации и развития местного самоуправления. Ныне активно используются четыре направления (способа) оптимизации информационного взаимодействия: 1) исключение информационной перегрузки посредством фильтрации поступающей информации, установления очередности в переработке сообщений в зависимости от их значимости, равномерного распределения информации по различным каналам; 2) уменьшение искажений и потерь информации за счет ее избыточности, т.е. повторения сообщения; ее верификации, т.е. подтверждения правильности сообщения; выпрямления связей, т.е. устранения посредников в потоках информации; 3) увеличение объема информации в каналах обратной связи; 4) повышение скорости информационных потоков.

Что касается коммуникативного ресурса, то его оптимальное использование происходит за счет:

расширения внутреннего и внешнего круга коммуникативного взаимодействия;

повышения интенсивности и активности коммуникативного взаимодействия;

содействия формированию и развитию территориального общественного самоуправления (ТОС) общественных организаций населения;

содействия положительной содержательной и эмоциональной направленности коммуникативного взаимодействия.

С оптимизацией коммуникативного ресурса тесно связано лучшее использование соревновательного ресурса. Функциональное пространство соревновательности не сводится к труду Оно охватывает все сферы человеческой жизни. С учетом этого используются методы гласного сравнения, "вызова", конкуренции, конкурсный и альтернативный подходы. Наработан широ­кий набор способов и методов оптимального использования социально-психологического ресурса, а именно:

оперативное и стратегическое согласование территориальных межгрупповых и внутригрупповых интересов;

обеспечение, гарантирование социальных перспектив; содействие ритмичности жизнедеятельности местного сообщества;

согласование личных и групповых интересов жителей;

создание более благоприятных условий жизни по сравнению с другими городами и районами;

демонстрация достигнутых городом (районом) успехов;

повышение авторитета местной администрации;

повышение уровня социальной информированности населения;

содействие образованию и развитию неформальных объединений;

обеспечение и углубление "общности переживаний"; повышение культуры муниципального управления.

Оптимизация использования демографического ресурса связана с повышением рождаемости, средней продолжительности жизни, числа разводов, совершенствованием структуры занятости, снижением уровня безработицы. В этой связи в муниципальных образованиях создаются Центры планирования семьи, которые оказывают медико-консультативную помощь нуждающимся. Проводится комплекс мер по оптимальному использованию социально-экологического ресурса местного самоуправления, в том числе облагораживание окружающей природной, архитектурной, культурной, социальной и других сред.

Одним из ведущих элементов этой системы выступает служба социально-гигиенического мониторинга, в основу которого положена уникальная программа изучения окружающей среды с целью улучшения здоровья населения. Технология оптимального использования кадрового потенциала включает процедуры: повышения уровня общеобразовательной и специальной подготовки муниципальных служащих и кадрового ресурса; предъявления высоких требований к работе муниципальных служащих, прежде всего к работе управленческого персонала; введения системы отчетности о деятельности муниципальных служб непосредственно перед населением; систематического обмена опытом организации деятельности муниципальных служб как в масштабах субъектов федерации, так и в масштабах страны; формирования кадрового ядра, отличающегося высоким уровнем профессионализма и гражданственности, грамотным подбором и расстановкой кадров, когда на ключевых постах оказываются специалисты не только компетентные, но и инициативные, настойчивые, побуждаемые к активной деятельности высокими чувствами гражданского долга, местного патриотизма.

Что касается оптимизации использования технологического ресурса местного самоуправления, то эта работа проводится по следующим направлениям:

• технологизация отдельных форм управленческой деятельности местного населения, например разработка и введение определенных процедур избрания органов самоуправления, организации их деятельности, осуществления контроля по конечному социальному результату;

• разработка и введение вариативных технологических моделей управленческой деятельности с учетом местных особенностей, данного состояния социальной активности жителей, направленности и динамики конкретных социальных задач;

• повышение технологической подготовки муниципальных служащих посредством организации изучения передового опыта и обмена этим опытом, систематического проведения научно-практических семинаров и конференций, проведения ситуационных и организационно-деятельностных игр;

• периодическая аттестация деятельности муниципальных служащих по организационно-технологическим критериям;

• тщательный отбор кадрового состава муниципальных служб;

• обеспечение и координация деятельности общественных и административных органов местного управления с целью успешного решения социальных проблем муниципальных образований.

Система оптимизации использования социальных ресурсов местного самоуправления проходит дальнейшую апробацию в ряде городов и районов Белгородской, Тюменской областей, г. Барнауле, Краснодаре[73] и находится в состоянии постоянного поиска новых эффективных вариантов и моделей.

В заключение еще раз подчеркнем, что от декларативности использования социальных ресурсов, которая преобладает и по сей день в нашей литературе, можно уйти одним способом: рассматривать конкретные механизмы их реализации на любом уровне управления, прежде всего местного сообщества и трудовой ассоциации, от которых в первую очередь зависит решение этих вопросов. Именно здесь работает и живет человек, реализует свои жизненные цели и удовлетворяет главные свои потребности, поэтому от этого уровня социальной организации и зависит в первую очередь реализация жизненных сил человека.

Глава 19

Экологическая культура:

технологии формирования

и раскрытия жизненных сил личности

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Сущность экологической культуры личности.

2. Концептуальная модель формирования экологической культуры личности.

3. Технологии формирования экологической культуры личности.

1. В XX в. человеческая цивилизация полностью оформилась в техногенную, смыслом жизни и развития которой является производство материальных ценностей, материальных благ для потребления и использования их человеком.

К числу главных объективных противоречий человеческого общества относится противоречие между человеческой цивилизацией и окружающей средой обитания, природой Земли. В итоге человеческая деятельность привела нашу цивилизацию к экологическим проблемам, катастрофическим изменениям окружающей среды и климата планеты, неразрешимым при настоящем устройстве общества.

Иначе говоря, человечество столкнулось с серьезным экологическим кризисом как частью системных потрясений, переживаемые современной цивилизацией. Необходимость принципиально новых подходов к решению этих проблем, в частности к взаимодействию "общество-природа", на Западе стала просматриваться в начале 70-х годов в известных докладах Римского клуба "Пределы роста и человечество на перепутье".

Был поставлен вопрос о социально-экологическом понимании среды, сформулирован важный мировоззренческий тезис о необходимости изменения взаимоотношений между человеком и средой его обитания, о целесообразности сложившейся ориентации развития.

Утверждалось, что деградационные изменения среды обитания требуют ориентирования научно-технического и социально-экономического прогресса в соответствии с экологическими принципами развития. Как одна из перспективных альтернативно-конвергентных концепций рассматривалась концепция ноосферы (сферы разума), у истоков создания которой стоял выдающийся русский ученый В.И. Вернадский.

Методологические преимущества данной концепции, по мне­нию А.Д. Урсула, заключались в ее органичном соединении не только с проблемами выживания, но и с другими общественными и общечеловеческими ценностями. "Ноосфера... может мыслиться не как экологическая ниша автономно развивающейся элиты (или даже нации), удалившейся от остального мира на некий "утопический остров" (или в свои границы), а как область совместного проживания всех людей планеты, как путь выжива­ния всей цивилизации. Ноосфера как будущая сфера разума человечества в целом предполагает любое многообразие эволюции как в социальном, так и в социоприродном плане, но лишь такое, которое допускается принципом их соразвития, или коэволюции"[74] .

На основе концепций ноосферы, конвергенции, постиндустриального и информационного обществ, глобализации и др. зарубежными и отечественными учеными была разработана концепция устойчивого развития (УР).

Качественная модель УР включает в себя два признака. Первый заключается в признании прогресса общественного развития и существовании равных возможностей нынешнего поколения и наших потомков по использованию ресурсов и экологических условий планеты. Второй в свою очередь предполагает недопущение деградации биосферы и ее сохранение как основы перехода на предлагаемую модель устойчивого развития.

В рамках концепции устойчивого развития начата работа по изучению проблем формирования экологической культуры. Уче­ные (например, Н. Моисеев, А.Д. Урсул, Г.А. Ягодин и др.) пришли к выводу, что главной движущей силой грядущей эко­логической революции должно стать экологическое образование, поскольку только по-настоящему образованное и интеллигентное общество способно вступить в эпоху ноосферы и реализовать режим коэволюции природы и общества.

Одним из основных постулатов предложенной концепции явилось положение о том, что человек выполняет прежде всего биосферную функцию.

Данная функция реализуется во взаимодействии социальных и природных процессов, в необходимости включения производственной деятельности в глобальный природный цикл на основе знания законов функционирования биосферы.

Выявленное единство культурных и природных процессов позволило академику Н.Н. Моисееву сформулировать принцип коэволюции общества и природы, заключающийся в тенденции усиления кооперативного начала в судьбах человечества[75] .

Взаимозависимость природы и общества на современном этапе определяет необходимость рассмотрения всех социальных явлений в соотношении с природными условиями в плане позитивного или негативного воздействия на них. В этом смысле экологическая культура выступает как норма и идеал, ставящий экологически целесообразные ограничения на пути человеческого эгоизма, а также как высочайшая степень комплексной характеристики человеческой деятельности.

Если культура в целом представляет собой способ социального существования, когда люди с помощью материальных и духовных средств обеспечивают свое сохранение и развитие как социальных существ, то экологическая культура — это способ социоприродного развития общества, когда обеспечивается сохранение и по возможности улучшение окружающей природной среды.

Однако этих важных теоретических и методологических оснований для практических изменений в экодиалоге человека и природы явно недостаточно.

Реальная ситуация не улучшается, а постоянно ухудшается. На наш взгляд, она не изменится к лучшему, пока все мировое сообщество, его социальные институты, государства не возьмут на вооружение принципиально иную методологию и соответствующие ей инновационные технологии коренного изменения в экодиалоге человека и природы.

Это в первую очередь относится к России, которая оказалась в эпицентре экологического кризиса.

Как изменить такое положение? Ответ на этот вопрос в науке есть — создание передовой системы образования как ключевой этической, экологической и стратегической задачи России на пути в XXI в. Российская наука предлагает концепцию ноосферного образования и соответствующие ей технологии его инновирования[76] , которая, на наш взгляд, является универсальной технологией утверждения ноосферного пути развития человечества, в первую очередь России, становления новой общественно-экономической формации и жизнеутверждающего образа жизни (современного метода хозяйствования, целесообразной организации социальной жизни, преобразующей, а не деградирующей духовности), т.е. утверждения новой цивилизации — духовно-творческой, а не разрушающе-потребительской.

Это предстоит осознать России, которая только выбирает свой путь в будущее. Ее не спасет концепция информатизации общества или постиндустриального развития, которые в свое время стали спасительными для Японии, стран Запада. Сейчас становится очевидным, что, как бы мы не насыщали общество компьютерами и информацией, какие бы мощные и современные природоочистительные сооружения не построили, все это не приведет к качественному улучшению ситуации. "Пока существуют установка на неэкологическое образование и недооценка экологического мышления, каждое новое поколение будет вновь и вновь пытаться "привести экологию в порядок", не умея выбирать биоадекватные цели и средства своей деятельности"[77] , — считает профессор Н.В. Маслова.

Поэтому ноосферное образование и воспитание подрастающих поколений является ключевой универсальной технологией ноосферного перехода.

Его алгоритм, по мнению Н.В. Масловой, таков:

ноосферное → 2) ноосферное → 3) ноосферное

образование ← мышление ← развитие

ноосферная

методология

мировоззрение

сознание

духовность

Только экологическое мышление означает сознательный выбор и соответствующее поведение человека в пользу экожизни, формирование "Я-концепции" — "Я в природе", любви к ней, осознания своего места в природе, наконец, сотворчества с природой в отличие от эгожизни, позиции "Я — царь природы" — потребительской и хищнической.

Именно поэтому, правильно считает тот же автор, необходимо сформировать подлинное целостное экологическое, мышление и сознание нового поколения, что и составляет суть современного образования, которое этой задачи пока не выполняет.

Экологизация научного познания, лежащая в основе процесса экологического образования и придающая этой системе экологическую ориентацию, является сегодня одной из важнейших общественных потребностей. Реализация такой социальной потребности предполагает следующий алгоритм:

1. Усиление эколого-мировоззренческой нагрузки образования.

2. Разработка специальных курсов на основе достижений общей и социальной экологии, инвайронментальной социологии.

3. Экологизация дошкольного, начального, среднего и высшего образования.

4. Подготовка специалистов в данной области социальной

практики и т.д.

Одним из важнейших критериев экологической образованности личности является наличие у нее знаний в области особенностей функционирования системы "человек — общество природа", а также сформированных навыков, умений, привычек, опыта организации, проведения и участия в природоохранной деятельности.

В процессе экологического образования и воспитания должен быть реализован ряд функций, к наиболее существенным из которых относят:

• непосредственно эколого-образовательную (знания о законах функционирования окружающей природной среды);

мировоззренческую (формирование экологического мировоззрения);

гуманистическую (формирование нравственно-этического отношения к природе);

воспитательную (становление социальных качеств личности на основе усвоения общественных отношений с окружающей средой);

нормативную (приведение к единому знаменателю юридических, финансовых, научных и политических норм природопользования на экологизацию производства и потребностей общества);

информативную (анализ, усвоение и передача опыта природоохранной деятельности широким слоям населения) и др.

А.Д. Урсул, анализируя состояние проблемы разработки образовательной модели для России, обосновывает реальность ее экологической формы, не сводимой, однако, лишь к модели экологического образования. В этой связи экологическое образование само по себе "...не решит экологическую проблему, если оно будет оторвано от иных видов образования, так же как и решение экологической проблемы в принципе нереально без решения всего комплекса глобальных проблем"[78] .

Системный подход к изучению генезиса проблем формирования экологической культуры в различных областях научного знания позволяет выявить интегративный характер исследуемого феномена, заключающийся во взаимосвязи двух понятий — "культура" и "экология".

Экологическая культура вбирает в себя практический и духовный опыт обеспечения выживания и социального прогресса личности и общества.

2. Ключевую роль в достижении этой цели играет развитие экологического сознания личности (экологический подход к формированию сознания). В него входит осознание сущности экологических законов; понимание причин противоречий (конфликтов) в системе "человек — природа — общество", осознание причин несоответствия природных и социальных законов; ощущение опасности глобальных экокатастроф и локальных экологических кризисов; выбор морального способа целесообразной деятельности, которая согласуется с экологическим императивом, познание себя и отношение к себе и окружающему миру как части самого себя. Если для сохранения себя человек должен сохранить природу, то для охраны природы он должен развить себя.

Сознание людьми того, что они должны выполнять определенную биосферную функцию, составляет главную парадигму экологического мировоззрения и основной стержень экологической культуры. Необходимость разрешения конкретных социально-экологических проблем различного уровня предполагает формирование экологического мировоззрения, включающего в себя:

духовное, и нравственное воспитание, образование населения;

освоение новых природоохранных стандартов взаимодействия в системе "природа — человек — общество";

конструктивное сотрудничество общества, государства, граждан в деле охраны здоровья человека и окружающей природной среды;

внедрение экологически приемлемых технологий, рациональ­ное использование природных ресурсов;

функционирование системы экологического правопорядка;

превращение эколого-экономических факторов в неотъемлемый компонент регулирования экономического и социального развития;

реализацию неотъемлемого права каждого гражданина на благоприятную и безопасную окружающую среду (схема 7).

Схема 7

Все это необходимо учитывать в процессе формирования экологической культуры, экологической ответственности как меры свободы личности в рамках экологической необходимости, которая диктует сохранение жизни на планете во всех ее проявлениях. Экологическая ответственность проявляется в:

ответственности за состояние естественного природного окружения, определяющего условия жизни человека, на которые он оказывает то или иное воздействие в процессе своей жизнедеятельности;

ответственности за свое здоровье и здоровье других людей как личной и общественной ценности;

активной, созидательной деятельности по изучению и охране окружающей среды, пропаганде идей гуманизации взаимодействия общества и природы, предупреждению негативных последствий влияния человека на окружающую среду и его здоровье.

Социальная диагностика процессов, происходящих в нашей стране в первой половине 90-х годов, фиксирует доминирование биологического аспекта в человеческой природе. Это проявляется в росте криминализации сознания и преступности. Страх за собственную безопасность детерминирует ожидания "сильной власти".

Кроме того, четко выражается доминанта ценностей мозаичной культуры, характеризующаяся растерянностью, разорванностью сознания и дезадаптацией в новых социальных условиях. Мозаичная культура проявляется в:

массовых масштабах депрофессионализации и отсутствии мотивации к переобучению;

неадекватности социального поведения;

тотальности мистификации, демагогии и лжи.

Социальная динамика реформируемых обществ всегда связана с изменением социальных ценностей: установки, ценности, доминировавшие прежде, теряют свою привлекательность, другие в свою очередь набирают силу и приобретают всеобщее признание. Будущее любого общества задается или преобладающей системой ценностей, или ценностями, способными к доминированию. Пока в ожиданиях россиян преобладают катастрофизм, социальный взрыв, насилие и диктатура как средство преодоления социальных бед. Отсутствие эффективной государственной идеологии программирует пессимистическую социальную картину будущего.

Поэтому в России определяющей становится установка вторичности, необязательности образования, которое, к сожалению, не рассматривается как предпосылка успеха, карьеры, социального продвижения. Потеря интеллектуального потенциала закроет России дорогу в содружество государств мирового уровня. В этой связи главной задачей является воспитание свободного и образованного поколения граждан, прежде всего социально-экологической чистоты души, природы, социальных отношений. Реализация Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию предполагает решение задачи формирования экологического мировоззрения и ответственного отношения к природе. Приоритетным вопросом становится воспитание и образование населения на принципах понимания необходимости сохранения биосферы и поддержания ее равновесного состояния. "Только тогда, когда произойдет осознание каждым человеком своей роли в биосфере, когда ограничения и запреты, налагаемые законами ее развития, будут строго учитываться на практике, человечество, усовершенствовав свою мораль, сменив основы экономики и социального устройства, сможет встать на путь устойчивого развития"[79] .

3. Технологии формирования экологической культуры призваны реализовать комплексный подход к воспитанию личности, в процессе которого происходит формирование экологической ответственности человека через развитие у него осознания уникальной ценности природной среды. Они должны стать своеобразным инструментом выработки новых форм социальной активности, которые сводят к минимуму экологический риск и обеспечивают безопасность воспроизводства жизни.

В этой связи уже в дошкольных образовательных учреждениях необходимо акцентировать внимание на формировании предпосылок осознанного отношения детей к природе, выработке простейших практических навыков, а также на развитии экологического сознания, экологической культуры взрослых, воспитывающих детей дошкольного возраста.

В средних общеобразовательных учреждениях разработан базисный учебный план, включающий в учебно-воспитательный процесс специальные экологические предметы, экологизировано содержание, действующих дисциплин, подготовлены вариативные программы по экологии, учебные пособия и интегрированные курсы ("Здоровье и окружающая среда", "Биосфера и человек", "Основы экологии", "Экология человека", "Природа и культура" и др.).

В образовательных учреждениях начального и среднего профессионального образования введены специальности и профессии экологического профиля, созданы специализированные образовательные учреждения, готовящие специалистов в области промышленной и сельскохозяйственной экологии, разработана, внедряется и совершенствуется экологическая компонента в содержании профессионального образования с учетом специфики специальности и профессии ("Охрана окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов", "Охрана атмосферы на предприятиях", "Эксплуатация оборудования и систем водоснабжения и водоотведения", "Мониторинг загрязнения атмосферного воздуха", "Мониторинг загрязнения природных вод", "Мониторинг загрязнения почв"). Осуществляется подготовка и повышение квалификации педагогических кадров в области экологии.

В образовательных учреждениях начального и среднего профессионального образования неэкологического профиля в рамках специальных предметов изучаются темы "Охрана окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов", "Охрана труда и основы промышленной экологии" и др.

Особенностью деятельности является многообразие учрежде­ний дополнительного образования форм экологического практикума: полевые, экспедиционные работы, создание и обслуживание экологических зон, экологические лагеря и школы.

Технологический взгляд на процесс экологической социализации — это взгляд с позиции его оптимизации, определения и нахождения путей, способов и методов разумного поведения в природе и обществе. Построение технологической модели предполагает определение и учет ряда характеристик: результата процесса экологического образования и воспитания; его последствий отслеживания неуправляемых и управляемых переменных; повышения степени управляемости воспитательного процесса.

Однако, как показывает опыт, осуществления этих важных, но все-таки частных мер сегодня недостаточно. Необходимо более последовательно следовать следующим принципам:

1. Формирование единой государственной политики в области экологического образования на базе реализации стратегии устойчивого развития, создание условий для эффективной деятельности всего спектра экологических образовательных учреждений.

2. Координация усилий общественных объединений, предприятий, организаций, юридических и физических лиц, заинтересованных в решении экологической проблемы, в целях разработки единой системы всеобщего непрерывного экологического образования.

3. Гарантия возможности получения каждым гражданином страны необходимого образовательного минимума в области экологии.

4. Введение специальных государственных образовательных стандартов (минимального набора учебных программ) на всех уровнях экологического образования, экологизация всех существующих специальностей и специализаций в высшей школе и введение защиты диссертаций в области экологических наук.

5. Учет национальных и культурных особенностей, специфики регионов, межгосударственных стандартов и тенденций развития в области экологического образования.

6. Ориентация экологического образования на выход из экологического кризиса, широкое использование интегративного подхода, ориентированного на комплексное обеспечение экологической безопасности.

7. Интеграция экологического образования с практикой решения проблем окружающей среды.

8. Достижение экологизации общего образования и развития профессионального экологического образования, обеспечивающего системность, устойчивость и гибкость всей образовательной системы.

9. Конечная ориентация экологического образования на формирование новых экогуманных ценностей и развитие личности с высокой экологической культурой.

Необходимо, чтобы курс экологической безопасности устойчивого развития стал обязательным компонентом высшего образования независимо от профиля вуза и специальности выпускника. Базовым условием развития всех форм образовательных учреждений следует считать сохранение и поддержку государственной системы экологического образования и исследований в области экологической безопасности и устойчивого развития.

Экологическое образование в университетах должно стать фундаментальным, органически сочетающим в себе компоненты естественно-научного и гуманитарного образования. Важными элементами реализации такой концепции должны быть соответствующие лекционные курсы, семинарские и практические заня­тия, издание энциклопедии экологических знаний и необходи­мых учебников, переподготовка профессоров и преподавателей, самоподготовка вузовских работников, в частности, с использованием сети Internet.

Особое внимание необходимо уделить повышению уровня экологического образования в педагогических вузах, в частности, создав в них межфакультетские кафедры или центры экологического образования, которые взяли бы на себя координирующую роль в расширении рамок и развитии форм экологического образования.

Центры экологического образования необходимо создать и в других вузах, которые бы взяли на себя организацию Открытых экологических университетов, в рамках которых все желающие в течение непродолжительного времени (от 1 до 4 семестров) могли бы получить базовые современные знания об экологической безопасности и устойчивом развитии.

Словом, экологическое образование должно стать главной движущей силой экологической революции (революции человека в его отношениях с окружающей средой), равной по своему значению аграрной, индустриальной или менеджеральной. И решающую роль в этом должны сыграть инновационные, воспитательные и образовательные технологии, роль которых во всем мире возрастает. Они должны быть направлены на оптимизацию процесса формирования экологической культуры, которая является частью общей культуры общества, и органически связаны с управленческой и социально-технологической.

Технологизация образовательного и воспитательного процесса может способствовать:

конкретизации задач воспитания и образования на каждом этапе процессов;

их уточнению и корректировке;

оценке промежуточных результатов процесса;

контролю за последовательным, поэтапным выполнением воспитательных задач;

оказанию адресного содействия при их выполнении;

выбору наиболее рациональных операций и процедур образовательной деятельности.

При этом достигаются необходимая гибкость и маневренность процесса экологической социализации, разнообразие вариантов его осуществления, возможность разработки и осуществления индивидуальных проектов.

Технологизация процесса экологической социализации означает не только определение максимально возможного набора средств и методов воздействия, но и описание условий их успешного использования. Это не насилие над процессом, а обеспечение условий для его раскрытия и саморазвития.

Назовем ряд технологий оптимизации процесса экологического образования и воспитания, имеющих методологическое значение:

технология когнитивно-информационной оптимизации;

технология коммуникативной оптимизации;

технология групповой консолидации, группового сплочения.

В технологии когнитивно-информационной направленности обычно выделяются четыре проблемы, вызывающие ее необходимость: информационная нагрузка, искажения и потери информации, недостаток информации в каналах обратной связи, низкая скорость информационных потоков.

Технология коммуникативной оптимизации направлена на улучшение взаимопонимания, основана на психологических меха­низмах идентификации, эмпатии, рефлексии и стереотипизации.

Разработано и применяется множество методов коммуника­тивной оптимизации. Особо важное значение имеют методы коммуникативного включения, что значительно повышает качество экологической социализации.

Технология групповой консолидации направлена на повышение групповой сплоченности. Сплоченность группы предстает как определенный процесс развития внутригрупповых связей, соответствующий развитию совместной деятельности, глубине опосредования этой деятельностью поведения членов группы.

Исследования школьных коллективов подтверждают, что именно эта технология наиболее эффективна в плане оптимизации экологической социализации.

Они также свидетельствуют о возрастании роли технологий саморазвития личности, когда сама она вольна выбирать жизненный путь и отвечать за свои действия.

Человек может сделать свою жизнь осмысленной, сознательно формируя систему ценностей, вырабатывая "Я-концепцию", в том числе и природосообразного поведения, что повышает сопротивляемость каждого по отношению к враждебным внешним силам, связанным с разрушениями окружающей среды.

Инновационные воспитательные и педагогические технологии способны оказать человеку неоценимую помощь на пути саморазвития, формирования целостного мышления, интеллектуальных способностей, творческого воображения, словом, жиз­ненных сил личности. Человек станет хозяином, отвечающим за все происходящее на Земле, а не ее разрушителем с негативным зарядом, способным уничтожить все живое, оставляя после себя своим детям мертвое пространство, мертвую природу, опустошение души.

Приложение 1

I . Программа курса

РАЗДЕЛ I

Теоретико-методологические основы

социально-технологического инновирования

социального пространства

Тема 1. Новая социальная реальность — необходимость инновационного управления.

Россия и устойчивое развитие. Сложность и многовариантность общественных процессов как объектов государственного и муниципального управления. Экономическая и административная реформа, социальная модернизация. Цикличность общественных процессов. Аналитические модели социальной реальности: статическая, динамическая, социально-технологическая. Социально-технологический вектор государственного и муниципального управления. Социальные системы, процессы и ресурсы: структура, методологические подходы к их анализу и технологизации.

Тема 2. Сущность социально-технологических отношений и инновирование управленческой деятельности.

Объективная природа социально-технологических отношений. Научно-техническая, информационная и управленческая революции. Становление технологии как науки. Естественный и искусственный характер технологий. Социально-технологические отношения — отражение связей человека и техники, социального и технического знания, взаимосвязи и взаимообусловленности производственного, социального, духовного процессов. Специфические особенности технологизации в управленческой сфере. Социальная технология как система воспроизводства объективных отношений между людьми, единство традиционных и творческих действий. Социальная технология как форма всеобщего процесса технологизации социальных отношений. Понятия: социальная проблема, проблемная ситуация, нестандартная ситуация, социальное действие, социальные связи, операции и процедуры, формирование целей, социальный результат, социальная селекция, социальный риск. Социальная технология как средство выявления, раскрытия и использования потенциалов социальной системы в условиях ее оптимального функционирования с помощью совокупности методов и приемов социального действия.

Тема 3. Технологизация социальной действительности: инновационные аспекты.

Инноватика социального познания в государственном и муниципальном управлении. Парадигмы социального познания: объяснительная, инновационная, ноосферная, корпоративная. Антропоцентризм, социоцентризм, интегральный подход в анализе и управлении общественными процессами. Социальность, социализация, соотношение социального и индивидуального, объективного и субъективного, типичного и уникального в государственном и муниципальном управлении. Социальное пространство — объект технологизации, сущность, структура, модели, механизмы. Управляемые и неуправляемые процессы.

Тема 4. Типология и классификация социальных технологий.

Степень сложности социального явления. Наличие известных элементов его структуры, особенностей их строения и закономерностей функционирования. Способность субъекта управления формализовать реальные процессы и представить их в виде показателей, операций, процедур, создать инновационную среду для воспроизводства и обеспечить рациональность и эффективность управления.

Методологические принципы классификации социальных технологий. Типология социальных технологий по классу решаемых социальных задач, по видам, сферам и уровням социальной организации и управления. Технологии поиска стратегических решений, социального моделирования и прогнозирования, информационные, внедренческие, обучающие, иннова­ционные, частные и универсальные. Квазитехнологии, антитехнологии, инновационные и традиционные, разрушающие и созидательные техноло­гии.

РАЗДЕЛ II

Приоритетные технологии инновационных изменений социальной организации общества

Тема 5. Технологии оптимизации глобальных процессов.

Необходимость разработки глобальных технологий. Характер социальных предостережений и тревожных сигналов: кризис экономики, кризис социальных организаций, политических курсов и политических институтов, культуры, науки, образования. Экологический и энергетический кризисы. Архаичность социального управления — одна из главных причин дестабилизации общественных систем, неуправляемости социальных процессов и возникающих социальных напряжений, конфликтов и потрясений.

Глобальные технологии модернизации как средство извлечения исторических уроков и учета международного опыта в эволюции социальной системы. Сущность и пределы универсальных методов социального управления: социального прогнозирования, социального моделирования, разработки и реализации социальных проектов. Изучение опыта реализации крупных социальных проектов и программ: интенсивная модель глобального развития В. Леонтьева и Ф. Дагина в середине 80-х годов, исследования проблем мира и конфликтов в зарубежных институтах, центрах и частных фондах (обеспечения населения Земли энергией, продовольстви­ем, материальными средствами).

Тема 6. Технологии становления и развития корпоративного типа организации общества.

Ноосферно-корпоративная модель государственного и муниципального

управления. Принципы корпоратизма. Корпоративный метод хозяйствования. Переход в государственном и муниципальном управлении от предписаний поведения к поддержанию ответственности через постановку целей, выработку стимулов, контроль за исполнением и обеспечением информацией. Программа социальной и экономической поддержки интересов населения "СЭПИН" — универсальная технология рациональной и эффективной организации всех сфер жизнедеятельности общества, воспроизводства его жизненных сил.

Тема 7. Технологии регулирования отношений собственности.

Отношения собственности — экономический фундамент общественной жизни, объект государственного регулирования. Взаимосвязь с социальными и культурными факторами. Социальное государство, социально ориентированная экономика, социальные регуляторы рыночных отношений. Криминализация приватизации в России. Российская форма приватизации — антитехнология. Социальная цена реформ. Виды собственности. Корпоративные, коллективные и индивидуальные формы собственности: технологические модели. Технология корпоратизма. Возрастание роли интеллектуальной собственности на современном этапе.

Тема 8. Информационные технологии.

Информация — основа развития общества. Социально контролируемое общество — важнейшее направление социального прогресса. Информационная, технологическая и гуманитарная культура — способ решения цивилизационных проблем, достижения эволюционного совершенствования социальной системы, воспроизводства и мобилизации информационных ресурсов.

Анализ информационных потребностей органов управления. Возможности решения крупных социальных задач с помощью автоматизированных систем управления. Информационно-анализирующие системы в государственном и муниципальном управлении. Технологическая модель информатизации. Информационно-сотовые самоуправляемые единицы. Перспективные информационные технологии: технологии переработки информации, "электронизация" информационных ресурсов общества; технологии преодоления "языковых барьеров"; интегральные информационные технологии. Интернет в государственном и муниципальном управлении.

Тема 9. Социальные технологии предотвращения аварий и катастроф на техногенных объектах.

Безопасность и устойчивость работы техногенных объектов. Угрозы, экологический кризис, виды опасности. Система предупреждения чрезвычайной ситуации.

Социальные технологии на техногенных объектах: социальная и техническая усталость системы. Система мониторинга.

Пути инновирования социальных систем на техногенных объектах: преодоление порогов рассогласования, показателей повышения устойчивости системы, определение уровня социальной и технической устойчивости среды. Три уровня социальных технологий.

Тема 10. Технологии защиты эффективного использования интеллектуальной собственности.

Интеллектуальная собственность: сущность, общие принципы, приоритеты. Возрастание роли интеллектуальной собственности в современном мире.

Структурные элементы: литературные, художественные произведения, промышленные образцы, товарные знаки, компьютерные программы, технологии. Технологии защиты интеллектуальной собственности: организация инновационной деятельности, оценка интеллектуальной собственности, авторское право, патентное право. Интеллектуальные ресурсы: способы воспроизводства и технологии освоения.

РАЗДЕЛ III

Технологии раскрытия жизненных сил личности и общества, их саморазвития и самореализации

Тема 11. Духовно-культурное содержание современного управления: социально-технологические аспекты и проблемы.

Обновление духовно-культурной жизни общества - важнейший резерв государственного и муниципального управления. Соотношение традиционных и инновационных ценностей. Опорные точки духовно-культурного прорыва. Истоки культурно-образовательной мотивации и их ориентирование на экономическое, социальное и политическое обновление страны. Специфика технологизации в духовно-культурной сфере. Крупные проекты и программы модернизации образования, создания лицеев, колледжей, новых типов высших учебных заведений; разработка наукоемких технологий, создание общественных фондов, академий, гуманитарных ассоциаций. Поддержка культурных инициатив, создание культурных фондов, развитие меценатства, культурных движений. Разрушение системы жесткого манипулирования поведением личности и создание условий для самопроявления и самовоспитания человека, самореализации его интеллектуального потенциала в системе государственного и муниципального управления.

Тема 12. Технологии формирования управленческой и социально-технологической культуры.

Истоки управленческой революции, ее основные этапы и последствия.

Сущность и структурные элементы управленческой и социально-технологической культуры: знания; сознание; ценности; управленческие отношения; управленческая деятельность. Механизм формирования управленческой культуры. Моделирование типов управленческих культур: административно-командной; информационно-аналитической; социально ориентированной. Особенности японской управленческой культуры.

Технологические принципы формирования управленческой культуры современного типа: знание и понимание человеческих возможностей; поведение человека в организации; организационная культура; организационное развитие; инновирование социальных организаций. Социально-технологическая культура — синтез гуманитарного и технического знания, образования, мышления.

Тема 13. Технологии саморазвития личности.

Ресурсы, таящиеся в творческих возможностях человека. Их выявление, создание условий для реализации и саморазвития — основной резерв демократизации общества. Культура, ценностные ориентации как механизм мотивационного поведения человека и формирования жизненной позиции. Поведение личности в условиях постепенной смены ценностей, стереотипов сознания и изменений в образе жизни. Особенности самореализации человека в переходное время.

Защита обществом духовности человека, его самобытности и права на самовыражение — главный критерий зрелости и гражданской организации. Приоритетные технологии в переходные периоды общественных перемен развития интеллектуальной деятельности (интеллектуальные тесты, "мозговые атаки", деловые игры); углубленного самоанализа и самопознания; смены всей системы мотивации (от внешних команд до подлинной самодеятельности); включения в творческую деятельность, развития деловой активности, повышения общей и профессиональной культуры.

РАЗДЕЛ IV

Технологии инновирования социальных институтов общества

Тема 14. Социально-технологический подход к процессу социального управления в условиях конфронтации общества.

Модель управленческого цикла в социальных системах. Цикличность социального управления. Программно-целевой и комплексный подход к управлению. Структурирование стадий управленческого цикла: узнавание проблемы; формулирование цели; описание реальной ситуации; выработка и принятие управленческих решений; реализационная и ретроспективная стадии.

Тема 15. Социальные технологии инновирования государственного управления.

Понятие государственного управления. Социальные технологии государственного управления как универсальные и стратегические для других уровней управления. Необходимость крупных интеллектуальных и материальных затрат на их разработку и реализацию. Включение науки, наукоемких технологий в механизм нормального функционирования общества. Необходимость преодоления грязных политических технологий и неизбежного при этом спонтанного, непредсказуемого социального изменения, порождающего социальные взрывы, конфликты и потрясения. Технологии целеполагания, стратегического планирования, инновационного прорыва.

Технологии социального мониторинга, коррекции проектов и программ, создания оптимальных схем государственного управления, их самонастраивающейся модели и развития в режиме саморегуляции, самоорганизации.

Приоритетные наукоемкие технологии: улучшение образа жизни людей, их самочувствия, социального и физического здоровья. Обеспечение занятости населения и системы защиты для малоимущих слоев. Экономические технологии развития и защиты государственной собственности. Регулирование национальных отношений и конфликтов. Централизация и децентрализация государственного управления. Административная реформа.

Тема 16. Социальные технологии инновационного управления регионом.

Сущность и специфика регионального управления. Увеличение возможностей для решения социальных задач местными силами. Необходимость региональной стратегии и тактики в решении социальных задач, обновлении инфраструктуры. Нарастание противоречия между классом новых задач и низким уровнем управления, недостаточной культурой персонала управления в регионе.

Необходимость создания научных центров на периферии, их ориентирования на разработку наукоемких технологий своего класса, создание системы социального мониторинга в регионах и ряда крупных социальных проектов и программ. К их числу относятся меры социального обустройства аграрного сектора, укрепления семьи, защиты материнства и детства, модернизации обучения и образования, проведение мер социальной защиты населения, укрепления здоровья, обеспечения занятости, сокращения миграции. На основе социальной диагностики в регионе, а затем и социального мониторинга предлагается пакет социальных технологий перехода региона к рынку. К их числу относятся универсальные технологии: программы и инструментарий исследования, технология организации и проведения аналитической работы, определение ключевых резервов и болевых точек и привязка существующих технологий (информационных, обучающих, внедренческих) к реально существующей общественной ситуации в регионе с целью его экономической стабилизации и последующего развития в экоди-алоге "человек-общество-природа".

Тема 17. Социальные технологии повышения эффективности трудовых ассоциаций.

Многообразие форм трудовых ассоциаций. Труд — главный социальный процесс; факторы его оптимизации. Качество трудовой деятельности. Динамика развития человеческих ресурсов. Социальные ресурсы, резервы, социальный потенциал трудовой ассоциации.

Конкуренция, соревнование, стимулирование, самоуправление — источники активизации трудовой деятельности. Базовые социальные технологии: конструирование трудового коллектива; материальное и моральное стимулирование; управление и самоуправление; дисциплина и самодисциплина; морально-психологический климат; традиции и новаторство; инновационный потенциал. Частные технологии: формирование имиджа трудовой ассоциации, персонала управления, менеджеров: культура труда и производства, движение кадров, оценка персонала, создание кадрового устойчивого резерва, обучение кадров. Опыт внедрения технологий в динамично развивающихся фирмах Запада и Японии.

Тема 18. Инновирование муниципальных образований.

Сущность местного самоуправления. Местное самоуправление как социальный институт. Системная модель местного самоуправления. Функции местного самоуправления. Формирование муниципальной собственности. Структура органов местного самоуправления, формы привлечения населения к решению местных проблем. Развитие самодеятельности населения. Самоуправленческая парадигма развития местного сообщества.

Аналитические модели местного самоуправления: статическая, динамическая, социально-технологическая. Местное сообщество как социальная организация. Социальное здоровье населения.

Пути оптимизации местного самоуправления. Универсальные и частные социальные технологии: диагностики, прогнозирования, программирования, проектирования, социальной защиты населения, развития мелкого предпринимательства, подбора кадров, формирования имиджа, конструирования управленческой команды, снижения последствий девиантного поведения. Технологии стратегического и антикризисного управления, корпоративного менеджмента, формирования территориальных общин, воспроизводства жизненных сил.

Тема 19. Экологическая культура: социально-технологические аспекты формирования и раскрытия жизненных сил личности.

Сущность экологической культуры. Состояние экологической культуры в российском обществе. Модель формирования экологической культуры. Экологический мониторинг. Переменные измерения экологической культуры. Аналитические модели процесса экологического воспитания и образования. Технологии формирования экологической культуры личности. Экологическая социализация, экологические ценности, экологическое сознание, экологическая деятельность. Концепция устойчивого развития российского общества. Ноосферное мировоззрение и ноосферное мышление, природосообразное поведение.

Приложение 2

В стране, которой хорошо управляют, стыдятся бедности. В стране, в которой управляют плохо, стыдятся богатства.

Конфуций

Требования к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки специалиста-управленца, предъявляемые образовательным стандартом высшего профессионального университетского образования по курсу "Инновационные социальные технологии государственного и муниципального управления".

Специалист должен:

уметь:

распознавать новое в жизни, профессиональной деятельности, окружающем природном и социальном мире;

вырабатывать новые идеи, новое понимание явлений и процессов, новые способы деятельности;

проектировать и реализовывать нововведения и инновационные процессы на основе достижения целостности, гармонизации природных и

социальных сил;

провести оценку проблемной ситуации, выявить приоритеты, рассчитать ресурсы;

разработать и внедрить инновационные технологии освоения социального пространства; моделировать, прогнозировать и оптимизировать социальные процессы;

владеть:

совокупностью способов, методов, средств воздействия на социальные объекты;

технологическими приемами реформирования, эволюционного развития, консолидации, разрешения конфликтов, укрепления российской государственности, формирования гражданского общества, социальной защиты населения;

знать:

теоретические основы технологизации социального пространства; основные принципы формирования социальных технологий, их типы, виды, функции;

приемы разработки и внедрения технологий в практику реформирования российского общества; основы инновационной методологии; технологии и техники творческого мышления и творческой деятельности.

Приложение 3

Индекс

Основные дидактические единицы, с помощью которых определяется основное содержание предмета

Примечания

Социальные технологии. Соотношение понятий "социальные технологии" и "социальная инженерия". Социальное пространство. Ноосферный путь развития. Корпоративный метод хозяйствования. Социальный процесс. Социальное действие. Природа социальных технологий. Классификация социальных технологий. Адаптационные технологии. Глобальные социальные технологии. Управленческие технологии. Интеллектуальные технологии. Информационные технологии. Технологии разрешения социального конфликта. Технологии мотивации и стимулирования. Организационно-адаптационные технологии. Региональные социальные технологии. Инновационные социальные технологии, квазитехнологии, антитехнологии.

Методика и техника разработки социальных технологий. Социальное моделирование. Наукоемкость социальных технологий Социальные нормы. Социальные нормативы. Объекты технологизации. Технологизация организации. Социальные технологии диагностики. Социальное прогнозирование. Технологии в социальном проектировании и программировании. Аналитические модели. Ресурсный анализ. Социальный технолог. Гуманитарно-технологическая культура. Технологии социального управления. Технологии предпринимательской деятельности. Социальная ценность. Ценностные ориентации. Человеко-ведческие технологии. Технологии духовно-культурного развития. Эвристические технологии. Технологии социального эксперимента. Этапы технологизации. Эффективность социальных технологий. Технологии саморазвития личности.

Приложение 4

Ноосферный путь развития

Ноосферное развитие может базироваться только на глубоком осознании мировым сообществом в целом, отдельным народом того, что Человек является частью Природы и должен подчиняться ее законам, а не переделывать ее сообразно своему усмотрению, нередко явно несовершенному.

Итогом развития человеческой цивилизации к концу второго тысячелетия стал глобальный системный кризис.

В сфере экономики усиливается разбалансированность между ростом общих объемов финансовых средств и производством товарной массы продукции. Углубляется процесс социальной поляризации внутри социальной системы развитых стран. Об этом говорят многочисленные данные в отечественных и зарубежных источниках информации.

Особой остроты достиг в XX в. кризис духовности: "Закон Европы" (О. Шпенглер), девальвация этических норм, "Аномия" (Р. Мертон), разложение моральных ценностей, превращение их в "красивые речевые реакции", "пудру и румяна" (П. Сорокин), маскирующие эгоистическое потребление, непомерные материальные интересы, жажду власти, принципы двойной морали, силового давления, "сверхнационализма" (О. Тоффлер).

С особой остротой эта кризисная ситуация проявилась в России в результате очередного передела собственности, тотального обнищания большой части населения. Рыночные реформы сопровождаются распадом не только хозяйственной системы, но и устойчивых социальных связей, утратой духовных ценностей, подавлением активности сознания людей.

Поэтому поиск новой парадигмы для развития всего мира — задача первостепенной значимости, для России в особенности. Народ России, его политическая элита в первую очередь должны осознать простую истину — без сохранения Природы невозможно продолжение Человечества. Уничтожая ее, мы тем самым уничтожаем свое будущее. Этому преступлению нет оправдания.

"Мать у нас одна, и имя ей — Природа, нет преступления более позорного и караемого более жестоко, чем убийство собственной матери, и нашим наказанием будет мучительная смерть наших детей и внуков", — писал В. Хижняк (Набат. 1991. № 30).

Сегодня неизбежно вхождение планеты Земля в новую эпоху — ноосферную, но прежде всего это необходимо сделать России.

Ей в силу целого ряда исторических и социальных обстоятельств легче сменить мировоззрение и идеологические принципы потребления и бездуховности на приоритетные — качества жизни, разумного удовлетворения естественных, а не безудержных потребностей.

России необходимо, но и легче сегодня стать на путь ноосферного развития, чем любой другой стране. Во-первых, сама идея ноосферного развития принадлежит российским ученым. Это неслучайно. Веками российский образ жизни был природосообразным, что определяло образ мыслей народа, интеллигенции, например российских космистов.

Здесь имеются огромные природные ресурсы, которые позволяют создать технологии их разумного и рационального использования, маневрировать ресурсами, используя информационные, интеллектуальные ресурсы, постепенно сокращая варварскую эксплуатацию природных запасов России.

Таким образом Россия может перейти на ноосферную доктрину выживания всего человечества, собственного в первую очередь, обеспечить механизм ее запуска, постепенно наращивая технологии сохранения равновесия между возможностями биосферы и потребностями населения в удовлетворении жизненных благ.

Постепенно сохранение этого баланса станет основным законом не только России, но и всей цивилизации XXI в.

Для этого необходимо утверждение социальной инноватики и соответствующих современных технологий во всех сферах общественной жизни: экономической, социальной, политической и духовной. Но поворот к ноосферной цивилизации начнется с коренных изменений в духовной жизни, со становления ноосферного сознания и мышления. Процесс инновирования сознания начался с разработки концепции устойчивого развития, которая восходит к исследованиям элитарных ученых — членов Римского клуба.

В российской науке сформировалось свое понимание ноосферной концепции, разрабатываются инновационные технологии реализации ноосферного пути как в сфере экономики, организации социальной жизни, так и в области инновирования народного образования.

Конструктивная часть концепции разрабатывается с учетом русского космизма, традиционных принципов народной культуры, соборности, корпоратизма, восходящих к общинному типу отношений и общественного производства.

Особенно следует подчеркнуть, что в российской науке появляются такие биоадекватные технологии (техники, методики, учебники), которые позволяют формировать целостное мышление, гармоническое восприятие мира и единства духовного и материального, человека и природы в космическом пространстве и измерении.

Важно отметить, что такой гармонический тип отношений в социокультурной сфере основывается на: базовой форме общественной жизни российского народа (общине); первобытном демократизме отношений (народное вече); природосообразном образе жизни и деятельности россиян на протяжении столетий.

Именно на этой фундаментальной основе возможны современные социальные инновации — прежде всего появление ноосферного сознания, ноосферной идеологии и утверждение соответствующего им образа жизни, особой цивилизации — ноосферной.

Она имеет глубокие корни в русской народной культуре, в концепциях развития нового уровня: всеединства, корпоратизма, российского космизма, ценностной картины мира и др.

Ясно, что истоки ноосферной идеологии, русского космизма уходят своими корнями в глубинные пласты народной культуры и лежат в основе формирующейся ныне новой парадигмы общественного развития России и всего мира.

В ее основе должны лежать принципы гармонии, и не дисгармонии. Дисгармония ведет к недооценке, игнорированию исторического прошлого, его уроков, что стимулирует крупные ошибки в прогнозировании, введении инновационных изменений, порождает неустойчивость, катастрофичность развития.

В эпоху системного кризиса современной цивилизации нет другого выхода из него, кроме включения творческих разумных начал в современное распознавание и блокирование возникающих все новых, непредсказуемых угроз человечеству. Необходимо обращение к истокам народной культуры, которые создавали бы условия для перехода к более современной, гармонической эпохе нового синтеза, которая сегодня, наконец, может возникнуть, — или гибель человечества в ближайшем будущем неизбежна. Одна из основных причин надвигающейся катастрофы, как отмечалось в "Повестке дня на XXI в.", принятой конференцией в Рио-де-Жанейро в 1992 г., заключается в структуре производства и потребления, в преступной расточительности небольшой группы развитых стран, богатой части человечества. Социальный эгоизм развитых стран, использующий в этих целях сокращение финансовых и информационных технологий разрушения, встречает все более целенаправленный отпор развивающегося мира, который не желает быть жертвой такой политики. Ясно, что на пути реализации такой доктрины мир ждут социальные взрывы и катастрофы экологического и социального типа. В условиях глобализации общественного развития экологические реформы входят в противоречие с интересами транснациональных корпораций, которые препятствуют введению эконалога, разумному потреблению сырья по более дорогостоящим расценкам, способным ликвидировать диспаритет цен. Цивилизация, процветающая ценой жизни миллиардов людей, варварского разрушения природы, наращивания разрушительных тенденций, закрывает цивилизационные выходы из грозящей катастрофы, исчерпала себя и требует замены. Альтернативой ей становится цивилизация ноосферного развития, которой присущ, как показывает исторический опыт, корпоративный способ хозяйствования. Он подключает миллиарды людей к процессу владения, распоряжения и пользования собственностью, что всегда лежало и будет лежать в основе справедливой социальной организации.

Россия имеет все основания достойно ответить на грозные вызовы времени. Это необходимо ей для защиты национальных интересов и сохранения своей духовной сущности. Защищая свое отечество, Россия дважды за последние два столетия спасла мир от претендентов на мировое господство. Она и сегодня может оказать себе и человечеству неоценимую помощь в переходе к ноосферной цивилизации. Россиянам только необходимо вернуть веру в свою страну, в ее будущее. Для этого в России имеются все необходимые предпосылки: высокий научный потенциал; огромные природные ресурсы; нетронутые хозяйственной деятельностью территории; природосообразный образ жизни и соответствующая ему многовековая культура. Поэтому в ноосферном переходе роль богатого культурно, генетически, природно-исторически евразийского этноса России нельзя недооценивать. Российская культура, которая сформировалась с участием всех европейских народов, создавшая в своих недрах учение о ноосфере, может стать первотолчком, запускающим источником становления новой цивилизации для всех землян — ноосферно-корпоративной, для России прежде всего.

Российской академией естественных наук разработана концепция такой доктрины; технологии ее реализации и практического запуска предлагаются Академией социальных технологий и местного самоуправления.

Сегодня ноосферные проекты и технологии пробивают себе дорогу, несмотря на инновационный консерватизм в обществе и в субъектах власти. Поэтому задача формирования ноосферной и корпоративной культуры, ноосферного и корпоративного мировоззрения — одна из центральных в области социальной инноватики, которая призвана создать новую генерацию управленцев, способных ответить на вызовы XXI в. Решение этих задач невозможно без инновирования местных сообществ, где проживает большая часть людей. Каждое местное сообщество независимо от его природно-географического и иного расположения обеспечивает себя необходимой энергией, водой, продуктами питания, словом, теми жизненными силами, которые способны обеспечить достойный образ жизни своим гражданам. Сегодня каждый дом, семья экологически, информационно связаны с любым культурным и административным центром Земли, от энергии этих миров во многом будет зависеть этнокультурное развитие страны и всего человечества.

Приложение 5

Словарь управленческих терминов

АДАПТАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ - технологии, обеспечиваю щие воспроизводство процессов включения личности в группы, коллективы, в новые условия — социальной среды, деятельности, отношений. А.т. характеризуются согласованием желаемого субъектом с его возможностями и с реальностью социальной среды, тенденциями их развития. Основные процедуры технологии адаптации. Процедура первая: цели совместной деятельности субъектов данной технологии. Операции: диагностика интересов и потребностей субъектов; выявление и анализ степени совпадения и различий; прогноз совместимости действий (среда — экономическая, социальная, правовая, психологическая, материально-техническая и др.); временной интервал; степень устойчивости; влияние последствий совместных действий на интересы и потребности субъектов. Процедура вторая: разработка программы совместных действий. Операции: характер социальных действий, нормативы (тенденции) сближения социальных характеристик; направления, показатели изменения среды совместной деятельности; определение объема затрат субъектов. Процедура третья: организация адаптационного процесса. Операции: самоорганизация и управление; диагностика процесса, анализ эффективности процесса адаптации, коррекция.

АДМИНИСТРАТИВНО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ - способы непосредственного (прямого) оперативного воздействия на управляемый объект. А.у.т. основаны на полномочиях, праве руководителя, авторитете власти субъекта управления отдавать распоряжения, на принципе обязательного и точного их выполнения подчиненными. А.у.т. находят свое выражение в конкретных решениях, принятие которых управленческим органом, руководителем предполагает вместе с осуществлением ими своей правовой функции глубокие знания, полное, достоверное представление о состоянии объекта, понимание последствий принимаемых решений и отдаваемых распоряжений, обеспечение взаимодействия людей и одновременно самореализация их сущностных сил.

ГЛОБАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ - рациональные способы решения общечеловеческих проблем, связанные с оценкой не только внутренних, но и мировых тенденций развития, комплексной оценкой ситуации. Они отличаются высокой наукоемкостью, прогнозированием конечного результата и получают приоритетное значение в период обновления социальных систем. Особое значение в механизме выработки и реализации глобальных технологий имеет вопрос о сбалансированности инновационных и стабилизационных технологий. В переходные периоды, когда особенно необходимы подобные технологии, поспешный отказ от традиционных не позволяет подготовить механизм прорыва. Реализация глобальных технологий модер­низации предполагает выделение ряда этапов:

1. Инвентаризация, оценка имеющихся социальных ресурсов с целью их сохранения, обогащения, оптимизации, а не разрушения. Здесь активно используются технологии оценки социально-экономической, политической и духовно-культурной ситуации (технология социальной диагностики).

2. Выявление возможных вариантов социального развития и прогнозов на будущее, вероятных моделей и пакетов отечественных и мировых технологий их реализации.

3. Подготовка общественного сознания (технологии социально-психологической поддержки населения) для восприятия инноваций, смены системы ценностных ориентации, выдвижение лидеров-новаторов, несущих в себе элементы будущего, "возмутителей спокойствия", способных перевести требования завтрашнего дня на язык реальностей сегодняшней действительности.

ВНЕДРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ - сложный и динамичный процесс перевода теоретических концепций по воспроизводству социальных качеств, характеристик, явлений, отношений на язык практических действий. Он состоит из следующих операций: профессиональной подготовки исполнителей; организации их работы (в соответствии с объемом, определенным технологическим регламентом СТ); координации различных субъектов (отдельных исполнителей или групп); оказания научно-методической помощи специалистам; контроля деятельности субъектов внедрения СТ; социальной диагностики его результатов; анализа процесса технологизации; корректировки целей (при необходимости); организации информационного обслуживания процесса внедрения и др.

Факторы, влияющие на внедрение СТ:

Объективные:

1. Степень экономической, социальной самостоятельности организации.

2. Уровень наукоемкости используемых технологий.

3. Степень стабильности процессов.

4. Эффективность использования потенциалов организации — технического, технологического, организационного, экономического, социального, духовного.

Субъективные:

1. Интересы и потребности субъектов социальной деятельности — их характер, степень удовлетворения.

2. Социальный потенциал личности: уровень его использования в конкретных условиях жизнедеятельности.

3. Степень включенности личности в систему заинтересованности в конечных результатах.

Освоение технологий, основанных на новейших достижениях науки и техники (программирования, моделирования, электронно-вычислительной техники; методов диагностики и контроля за процессами и т.д.), требует высокого уровня знаний, соблюдения ряда условий: 1. Любая технология имеет свои главные, ключевые операции, реализации которых и будет предопределять успех в целом. 2. Активность ядра организации. 3. Умение преодолевать и разрешать возникшие в ходе реализации технологических операций конфликты (например, нежелание должностных лиц изменить свой стиль управления, познать новый смысл работы с персоналом, следующий из внутренней потребности технологизации социальных процессов). 4. Учет нравственных особенностей СТ: они не должны превращаться ни в манипулирование людьми, ни в своеобразное "прокрустово ложе". 5. Сочетание рационального и ситуационных подходов.

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ - одна из разновидностей СТ, которая изучает, инновирует механизм расселения. Расселение — распределение поселений на территории и размещение людей в границах поселения. Для Д.т. принципиально важно, что расселение обусловлено развитием производительных сил, т.е. развертыванием отношений в системе общество-природа, и характером общественных отношений, т.е. сущностью связей и отношений в системе общество-природа. Расселение становится категорией социологии управления вследствие трех причин: во-первых, к определенному историческому рубежу оно носит социально-дифференцированный характер, во-вторых, факторы социально-экономического характера обусловливают функционирование расселения как общности территориально-локализованных поселений; в-третьих, соединение людей и окружающих условий их жизни, т.е. проживание в тех или других поселениях, становится предпосылкой для их спецификаций в социальной общности особенного рода и тем самым для превращения в объект социологии управления его части — социальных технологий.

ИННОВАЦИОННЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ - инновационная деятельность, в результате которой создаются и материализуются нововведения общества, инициативы, вызывающие качественные изменения в разных сферах жизни, рациональное использование материальных, экономических и социальных ресурсов. И.с.т. выступают прежде всего как важный элемент и результат человеческого творчества, направленного на улучшение механизма, повышение эффективности и качества труда, общественного производства, устойчивого социально-экономического развития страны. И.с.т. бывают радикальные и модификационные. Особое значение И.с.т. приобретают в кризисные, переходные периоды, когда практически полностью меняются технологии социальных процессов и возникает острая потребность в усовершенствовании управления, обновлении экономической, политической и духовной сфер общественной жизни, в их инновировании.

МЕТОД ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК - метод прогнозирования, основанный на достижении согласия группой экспертов. Широко применяется в теории и практике социальных технологий для уточнения социальной проблемы, выбора приоритетов технологизации пространства, коррекции технологического воздействия.

МЕТОДИКА РАЗРАБОТКИ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ - включает теоретические, методические и процедурные аспекты деятельности объектов. Теоретический - связан с определением цели, объекта технологизации; выявлением сущности и принципов воспроизводства социальных процессов; раскрытием роли формализации социальных явлений, состояний, диалектики их познания, управления ими; анализом влияния социальных норм и нормативов на объективность СТ и их эффективность; исследованием СТ как объекта и субъекта самоуправления; познанием сущности и функций отражения социальных явлений в формах практической деятельности и др. Методический — выбор методов, средств и получения информации, ее обработки, анализа, принципов трансформации информации в конкретные выводы и рекомендации в ходе разработки и использования СТ. Процедурный — организация практической деятельности по разработке СТ.

МЕТОДЫ ДОСТИЖЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ (разновидность СТ) — направлен на улучшение процесса общения и обмена социальной информацией, который носит целенаправленный характер. М.д.с.к. подразделяются по характеру воздействия на сознание, волю и интересы людей. М.д.с.к. как специфический механизм достижения социального общения с исторической точки зрения есть объективный процесс культуронаследия, с точки зрения актуальности — трансляций информации внутри данного социума.

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ — система организации профессионального обучения, основанная на активном использовании достижений науки в целях получения нового качества знаний обучаемого, его свойств и характеристик. При использовании П.т.п.о. следует руководствоваться следующими принципами: 1. Принципом личностного подхода. Его сущность состоит во включении обучаемых в ситуации, где они могут проявить и реализовать себя как личности. 2. Принципом конкретизации системы действий, состоящим в детальном описании действий, использовании алгоритмов умственной и практической деятельности по достижению целей технологизации. 3. Принципом функционального назначения, благодаря которому достигается оптимальность и экономичность действий педагога с целью получения ожидаемого результата.

Условиями построения оптимальных педагогических технологий являются: прогнозирование процесса обучения с учетом его цели; срока; категории обучаемых; содержания обучения; конструирования самого учебного процесса на основе теории и практики; принципах его организации; использования нормативной базы оценки деятельности преподавателей и обучаемых. При классификации технологий следует различать информационные, игровые, модульные.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ - направлены на развитие и стимулирование мыслительной деятельности людей, развитие их творческих способностей. И.с.т. — это не простая сумма индивидуальных интеллектов, а целостная система их информационного взаимодействия. При этом информационные связи понимаются как передача и получение знаний.

Возникает проблема системного взаимодействия, которая имеет значительно больший эффект, чем сумма индивидуальных интеллектов. А для этого нужна всесторонняя рационализация социально-политических и духовных отношений, обеспечение компьютерной грамотности, развития культуры всех членов общества и творческих начинаний. Теоретическую базу такой рационализации составляет социальная когнитология — наука, изучающая принципы и механизмы социального (коллективного) творчества, их превращения в движущую силу прогресса. Социальная когнитология дополняет личную когнитологию, изучающую закономерности индивидуального творчества.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ - способ оптимизации информационного процесса, система его воспроизводства. Их разработка и внедрение осуществляются на основе применения методов как социального моделирования, проектирования, так и современных вычислительных средств сбора, анализа и хранения социальной информации.

И.с.т. — способы сообщений сведений об окружающем нас мире, отношениях между людьми, о развитии социальных процессов, условиях жизнедеятельности, общественном положении индивидов и социальных групп, основными характеристиками которых являются количество, ценность, содержание, правдивость, адекватность, вероятность, точность, оперативность, надежность, наукоемкость.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ - вид СТ, которая трактуется, во-первых, для обозначения реального процесса развития общества в целом, а также отдельных стран, народов или сторон общественной жизни. Во-вторых, как наука, изучающая этот процесс во всей его конкретности и разнообразии. В понимании истории как реального процесса прежде всего отображается сущность исторического развития, его закономерности, соотношения разных сфер и элементов общественной жизни. Прогресс истории как науки происходит при условии решения ряда гносеологических и методологических вопросов о специфике исторического познания, о методологических особенностях истории и ее взаимоотношениях с другими общественными науками. Историческая наука является одним из элементов самосознания человеческого общества, частью общественного сознания. История как реальный процесс и история как наука развиваются как две неразрывные составляющие одной и той же эволюции, само историческое знание является универсальной технологией по отношению к изучаемому прошлому опыту и одним из оснований для прогнозирования будущего.

КАРТА ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ - институт контроля за выполнением операций и процедур конкретных СТ. Позволяет выявить фактическое их состояние. К.т.к. содержит основные показатели социального состояния на каждой операции процесса технологизации. Это позволяет использовать К.т.к. как инструмент в процессе диагностики, коррекции состояния социальных процессов, явлений, отношений. К.т.к. разрабатывается одновременно с СТ.

КЛАССИФИКАЦИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ - распреде-ление их по видам, уровням, сферам применения. Наиболее часто встречаются и используются технологии поиска стратегии управления, социального моделирования и прогнозирования; информационные внедренческие, обучающие инновационные, технологии прошлого опыта. По характеру решаемых задач они могут быть частными и универсальными. Особое место в оптимизации социального управления принадлежит универсальным технологиям стратегии управления, инновационной деятельности и технологизации прошлого опыта, разработка и внедрение которых в наибольшей мере связаны с активизацией интеллектуальной, теоретической деятельности и не требуют детальной технологизации, без чего никакое решение частных задач невозможно, более того, лишается смысла.

НАУКОЕМКОСТЬ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ - определяет ся качеством современных научных данных (технических и гуманитарных), используемых в процессе разработки и внедрения социальных технологий. Низкий уровень наукоемкое™ в операциях, процессах приводит: к подрыву технологизации социальных процессов; СТ оказывается нежизнеспособной; усложняет процесс управления, так как в нем усиливаются элементы стихийности; возрастает взаимное отчуждение работника, ставшего жертвой такого уровня управления. СТ являются эффективными при последовательном наращивании их наукоемкости. Сегодня от 20 до 80% уже известных разработок в области социологии, социальной психологии, физиологии и психологии труда, производственной педагогики, служебной этики остаются пока нереализованными.

Одной из причин такого состояния является отсутствие специалистов — социальных технологов, которые потребляют наукоемкие разработки и переводят их на язык практики социального управления. Решить эту проблему можно не только за счет наращивания темпов подготовки новых специалистов, но и создания научно-методической базы для самообразования тех, кто непосредственно участвует в управлении специалистов, работающих в условиях аренды, кооперации, подряда, акционерных объединений.

ОБЪЕКТЫ ТЕХНОЛОГИЗАЦИИ - выступают как социальные отношения, социальные процессы, так и система инструментальных технических средств. Технология становится неотъемлемым элементом культуры управления и в известной степени мерой развития человека. Технология выступает в виде стандартов, запретов, правил, норм, а также апробированных средств, способов и приемов целесообразной человеческой деятельности, позволяющих достигнуть заданных результатов.

По мере расширения прикладных функций научного знания появляется возможность технологизировать те виды деятельности, которые прежде были этому недоступны. Поэтому в последнее время получили распространение такие термины, как "технология управления", "технология общения" и др. Объектом технологизации могут стать самые разные сферы человеческой деятельности, в том числе межличностные отношения. Через призму технологизации можно рассмотреть всю совокупность используемых обществом средств эффективного функционирования от высших органов власти до специфических социальных институтов.

Технолог — это импресарио и интерпретатор знаний, в которые ему надо вложить свой ум, опыт, умение и навыки. Он апеллирует и к предметной сфере своей науки, и к широкому практическому опыту, к уже достигнутому уровню технологии, к квалификации других специалистов, тех, кто, как ожидается, будет использовать созданную им технологию.

Критерии эффективности разработанной технологии — простота (она не должна быть излишне усложненной, содержать промежуточные этапы или операции), гибкость (адаптация к изменяющейся обстановке), надежность (наличие некоторого запаса прочности, дублирующего механизма), экономичность (технология может быть эффективной, но неэкономичной), удобство эксплуатации (прекрасно разработанная технология окажется бесполезной, если она неудобна для людей, которым придется с ней работать).

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ - как объект О.т. чаще всего появляется тогда, когда достижение совместных целей становится возможным только через гармонизацию разных целей или же когда достижение индивидуальных целей становится возможным только через выдвижение и достижение совместных целей. В первом случае организовываются трудовые организации (предприятия и учреждения), во втором — возникают общественные (союзные) организации. Таким образом, определяющей приметой О.т. является цель. О.т. выступает как целевая общность. Именно коллективное целедостижение вызывает необходимость вводить иерархию и управление.

О.т. возникла как инструмент решения общественных заданий, средство достижения цели. С этой точки зрения на первый план выходят организационные цели и функции, эффективность результатов, мотивация и стимулирование персонажа и др. Организация утверждается как человеческая общность, специфическая социальная среда. С этой позиции организация имеет вид совокупности социальных групп, статусов, норм, отношений лидерства, сплоченности, конфликтности. Организация объективируется как безличностная структура связей и норм, детерминированная административными и культурными факторами. Предметом анализа в этом значении выступает социальная транспортность, построенная на началах взаимодействия с внешней средой. Главная проблема здесь — равновесие, самоуправление, разделение труда, руководство. Все эти свойства имеют относительную самостоятельность, т.е. между ними нет резких границ, и технологический аспект в том смысле, что могут быть сами разделены на этапы, операции, процедуры.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ - методы решения политических проблем, выработки политики, ее реализации, осуществления деятельности. Необходимы универсальные и частные технологии цивилизованного взаимодействия общества и государства на основе как глубокой демократизации и существенного развития политической культуры масс, так и существенного повышения профессионализма политиков. В этой связи очень важно сформировать новое поколение политиков, опирающихся на современные нормы и принципы политики, умеющих профессионально использовать механизмы реализации политической власти (согласование интересов, конкуренцию политических партий, формирование лидерства, демократических выборов и др.).

ПРЕДЕЛЫ ТЕХНОЛОГИЗАЦИИ - все имеет свои пределы, даже демократизация общественной жизни, которая при определенных условиях может привести к анархии и неуправляемости. Опыт показывает, что любая социальная инновация может быть доведена до абсурда, если процесс ее разработки и внедрения осуществляется в условиях низкой управленческой культуры, стагнации развития системы и господства догматического стиля мышления.

Одно ясно, что технологизация управления социальными процессами в инновационной среде позволяет решать ряд конструктивных позитивных задач:

зафиксировать перечень оптимально необходимых операций, обеспечивающих регулирование социального процесса;

обеспечивать стандартизацию процесса управления за счет сокращения числа операций, снижения издержек на подготовку персонала; нахождение оптимальных форм объединения действий заказчиков и исполнителей; сокращение времени на выполнение отдельных задач и т.п.;

четко определить границы действия каждого исполнителя, использовать механизмы стимулирования и ответственности, максимально сократить число спонтанных и ошибочных действий;

создавать постоянные информационные потоки, осуществлять их вывод на ЭВМ;

по мере освоения первоначально поставленных в технологии задач наращивать сложность и развивать их в меру возможностей субъекта управления;

измерить и определить алгоритм социальных действий, создающий устойчивость социальных процессов;

повысить уровень социологической культуры, создать объективные условия вовлечения людей в социальное управление.

Наряду с позитивными изменениями, последствиями непродуманная практика использования СТ может вызвать негативные тенденции:

увеличение консерватизма мышления, укрепление стереотипов в поведении и управлении;

противостояние новым, творческим идеям, решениям и др.

Отсюда необходимо постоянное обновление процедур, что позволяет концентрировать в них постоянно накапливаемый новый опыт, новые идеи и современные достижения научной мысли.

Поэтому необходимо понимать СТ не столько как жесткую регламента­цию в организации и развитии социальной системы, сколько как средство стимулирования ее к саморазвитию и самосовершенствованию. Главной особенностью П.т. является совместное взаимодействие индивидов, которые создают в результате этого соответствующие социальные общности.

ПРОЦЕСС СОЦИАЛЬНОЙ ТЕХНОЛОГИЗАЦИИ - включение социальных регуляторов, направленных на смену определенных социальных явлений или отношений. В соответствии со структурой социальной сферы можно вычленить следующие типы П.с.т.:

формирование и развитие социальных общностей, усиление или, напротив, ослабление социальных связей в них, т.е. процессы их интеграции или дезинтеграции, исчезновение тех или иных из них;

изменение в характере социальных отношений между этими общностями;

изменение различных социальных качеств, характеристик общностей и охватываемых ими индивидов, рост или, напротив, снижение образовательного и культурного уровней, общественной активности и т.д.;

изменения в условиях жизни людей, тех или иных социальных общностей; улучшение, ухудшение или иные преобразования в них;

изменения потребностей и интересов людей, социальных общностей, их образа жизни;

возникновение, развитие, исчезновение, преобразование социальных институтов, усиление степени их организованности или дезорганизации, функциональности или дисфункциональное, возникновение, развитие и исчезновение социально-организационных структур;

изменения в социально-психологических структурах, улучшение или ухудшение социально-психологического климата в тех или иных социальных группах;

возникновение, изменение, исчезновение социальных норм;

возникновение, развитие, усиление, ослабление, исчезновение социальных движений;

изменения в системе отношений между социальными общностями и отдельными личностями, усиление или ослабление социального контроля и социальной помощи и защиты со стороны общества;

изменения социального статуса людей;

изменения в общественном мнении, в оценках людьми различных сторон и явлений общественной жизни, в отношении к ним.

Связующий процесс в управлении — это процесс, необходимый для осуществления планирования, организации, мотивации и контроля. Основные связующие процессы — это принятие решений и общение (коммуникация).

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ - вид СТ, учитывающий особенности и специфику психологических процессов, качеств, явлений, отношений, возможностей их технологизации. Предметом технологизации являются: психологические качества и характеристики личности — установки, характер, реакции, воля, отношения. Овладение П.т. позволяет последовательно и целенаправленно формировать и использовать навыки деловой и межличностной коммуникации, выбирать оптимальные приемы преодоления стрессов, принимать взвешенные решения по разрешению профессиональных, внутриличностных и межличностных конфликтов в условиях рыночных отношений.

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ - вид СТ, позволяющий изменять параметры процесса, происходящего внутри человека при тех же самых возмущающих факторах. В результате освоения П.т. индивид способен: адекватно реагировать на изменение определенных личных качеств, защищать себя от накопления отрицательных эмоций; эффективно использовать внутренние психофизиологические ресурсы; мотивировать себя на достижение цели и др.

Предлагается три П.т., позволяющие изменить себя и других: первая П.т. - изменение внутреннего психофизиологического состояния личности путем использования главных сигналов доступа. Функционирование технологии основано на изменении стратегии мышления личности при воспоминании приятных и неприятных событий в собственной жизни. Воспоминание о событиях в прошлом, наблюдение происходящего в настоящем, планирование будущего отражают временную линию состояния личности. Она оказывает существенное влияние на форму отношений участников совместной трудовой деятельности; методы и стиль управления руководителя; выработку системы мотивации на достижение желаемой цели. Вторая П.т ориентирована на обучение технологии оценки реальной значимости личности путем проведения самооценки в трех измерениях: оценить себя на основе личных представлений о собственном имидже — взгляд внутри себя (ассоциированное состояние); оценить себя на основе мнений о вас других — "взгляд со стороны" (диссоциированное состояние); построить оценочные шкалы значимых для вас качеств личности на основе сопоставления внутренних и внешних показателей самооценок, провести самокоррекцию личного развития и поведения.

РЕГИОНАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ изучают закономерности территориальной организации социальной жизни и планомерных изменений социального вида регионов. Социальный вид региона любого ранга представляет собой специфические проявления наиболее общих черт социального вида общества в целом и вместе с более богатой общностью сиоих конкретных черт. Задачи региональных исследований — раскрыть механизм взаимодействия общих закономерностей и специфических особенностей территориальной организации социальной жизни в регионе. При этом необходимо учитывать, что социальный вид региона отображает, во-первых, территориальную организацию материальной и

экономической базы социальных отношений общества; во-вторых, демографические, этнические, хозяйственные и другие особенности населения, которое проживает на его территории.

Задачи региональной социологии — обосновать пути и формы обеспечения социальных условий жизни населения в различных регионах страны. Отсюда вытекают характерные черты Р.с.т., как научного направления. Во-первых, это научное обоснование оптимальных пропорций и темпов создания условий, необходимых для повышения благосостояния и культурного развития населения всех регионов, их сближение, что требует не только глубокого изучения исторических, социально-экономических, природно-климатических, культурных и других особенностей региона, который изучается, но и сравнения по основным параметрам социального развития с другими территориальными системами такого же уровня сложности. Во-вторых, научное обоснование оптимальных путей комплексного решения социальных проблем внутреннего характера, а также региональной политики их решения, что особенно актуально для долгосрочного социального прогнозирования, планирования и управления. В-третьих, разработка социальных разделов комплексных планов социально-экономического развития региона, а также региональных программ в пределах общегосударственного плана развития страны.

РУТИННЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ - такие методы воз действия на социальные процессы, которые отличаются малой наукоемкоетью, отражают вчерашний день социального воздействия, не мотивируют социальную систему на перемены. Они соответствуют такому типу социальной организации и типу управления, которые находятся в стадии регрессии, замкнутости, оторванности от изменений внутренней и внешней среды, консервации ресурсов развития, когда нет потребности в инновациях. В таких случаях мы обычно имеем дело с рутинными технологиями, но и они вводятся медленно, действует механизм их невосприятия, торможения. Это зависит от многих причин: от политики, проводимой государством в той или иной сфере жизни (экономической, социальной, научно-технической, экологической и т.п.), от финансовых возможностей, от уровня интеллектуального и профессионального потенциала персонала управления и т.п.

При таком положении дел и сами разработчики социальных технологий стоят на точке зрения организационного консерватизма и стремятся подладить предлагаемые технологии к существующим неинновационным, застывшим структурам таким образом, чтобы последние сохраняли "статус-кво". Это помогает руководителям организаций сохранять свои позиции или улучшать их, а разработчикам — транслировать верхние команды, нередко противоречащие целям развития социальной системы.

СИТУАТИВНО-ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ТЕХНОЛОГИЗАЦИИ — сформировался под влиянием общего ситуационного подхода в управлении, а также активно развиваемой игротехнической методологии. Ключевым положением здесь выступает рассмотрение процесса управления как непрерывной цели уникальных, неповторимых управленческих ситуаций, с которыми сталкивается руководитель, призванный их решать. Конкретная ситуация и каждый тип организации предъявляют к управляемой подсистеме свои требования. Соответствие состояния диагностируемого объекта специфике ситуации явно или скрыто принимается в качестве нормы. В рамках данного подхода, если речь идет, в частности, об экономике, предпринимаются попытки создания типологии управленческих ситуаций. Особое распространение в организационной социологии и управленческом консультировании получило направление, базирующееся на рассмотрение управленческой ситуации как уникального сочетания проблем, возникающих на различных уровнях организации по поводу целедостижения или в ходе инновационной деятельности.

СОГЛАСИЯ ТЕХНОЛОГИЯ - методы, пути достижения согласия значительного большинства людей в решении наиболее важных актуальных вопросов общественной жизни, их взаимного действия. Такое согласие в мыслях и согласованность в действиях необходимы для любой формы социального общения. До начала XXI в. социологический механизм С.т. не был предметом социального анализа, так как в поле зрения социальных мыслителей находились скорее психологические факторы создания С.т., которые подытоживались в просветительном тезисе: "Мысли правят миром". Одной из первых попыток такого анализа стала гегелевская поставка вопроса о механизме обеспечения взаимного "признания" людьми друг друга. Позже понятие "С.т." активно разрабатывается социологами Дюркгеймом, Вебером. В американской социологии проблематика С.т. анализировалась Кули, Мидом и Шилзом. Последний указывал, в частности, что "полных" С.т. практически невозможно достигнуть для всех "великих обществ" из-за ограниченности коммуникативных процессов, связывающих центр и периферию. И все-таки все общества имеют достаточные С.т., чтобы в конкретный период не развязывались гражданские войны и революции. В период нормального развития общества на его макроуровне большинство процессов совершается вне С.т. Роль С.т. растет в условиях нестабильности социальных процессов и революционных преобразований.

СОЦИАЛЬНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ - 1) специально организованная область знания о способах и процедурах оптимизации жизнедеятельности человека в условиях нарастающей взаимозависимости, динамики и обновления общественных процессов; 2) способ осуществления деятельности на основе ее рационального расчленения на процедуры и операции с их последующей координацией и синхронизацией и выбора оптимальных средств, методов их выполнения; 3) метод управления социальными процессами, обеспечивающий систему их воспроизводства в определенных параметрах — качества, свойства, объемы, целостности деятельности и т.п. С.т. — элемент человеческой культуры, возникает эволюционно либо создается искусственно. Появление С.т. связано с потребностью быстрого и крупномасштабного "тиражирования" новых видов деятельности. Построение С.т. осуществляется за счет разделения деятельности на отдельные операции, процедуры при условии глубокого понимания природы и специфики той области, в которой развертывается практика. В целом сущность С.т. может быть понята как инновационная система методов выявления и использования скрытых потенциалов социальной системы получения оптимального социального результата при наименьших управленческих издержках.

Использование тех или иных С.т. определяет эффективность социального управления, регулирования социальных процессов, устойчивость социальной организации и всего социального пространства. С.т. в известной степени определяются типом общественного развития, доминированием в нем эволюционных или революционных процессов, а также разновидностью жизненных сил социальных субъектов, их индивидуальной и социальной субъективностью как накопленной способностью к воспроизводству индивидуальной и социальной жизни человека.

В этом смысле С.т., с одной стороны, учитывают характер или опираются на эффективность развития глобальных процессов современного мира (развитие средств коммуникации, информации, компьютеризацию, интернационализацию научной, культурной, образовательной практики, рост взаимозависимости производственно-экономической жизни и др.), а с другой — на учет специфики национально-культурного развития населения, региональные особенности образа жизни людей, их общественной организации, традиций взаимодействия в исторически определенных соцкультурных условиях. Важнейшей задачей С.т. является выявление закономерностей оптимальной самоорганизации и управления социально-экономическими процессами, использование их с целью создания благоприятных условий жизнедеятельности людей.

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ — определение конкретной совокупности социально-психологических факторов, обеспечивающих воспроизводство социальных качеств, явлений, процессов. Такой подход особо подчеркивает зависимость стабильности, устойчивости и динамики общественного организма от взаимоотношения традиций и инноваций. Недопустим простой перенос на иную почву другой культуры социальных технологий, иной ментальное.™, что вызывает самые неожиданные социальные, политические, экономические и психологические реакции.

Инновационные социальные технологии выявляют свои регулирующие возможности в самоорганизации общества, предполагают нахождение и применение путей и методов эффективного социально-психологического обеспечения процесса внедрения новых, необычных с точки зрения традиционной психологии в данной культуре методов социального проектирования, изменений в социальном пространстве.

СОЦИАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КОНКРЕТНОЙ ТЕХНОЛОГИИ - максимальные возможности конкретной социальной организации, процесса, явления, отношений в процессе их воспроизводства. С.п.к.т. всегда конкретен, рассчитан на определенные параметры воспроизводства качества, отношений, состояний. Емкость не может превышать того, что "заложено", сформулировано, развито в человеке социальной организации.

При разработке СТ следует учитывать основные факторы, влияющие на эффективность проявления социального потенциала:

мотивацию на раскрытие личного "Я";

состояние среды;

уровень привлекательности объективных и субъективных стимулов при воспроизводстве качеств, состояний, отношений.

Отсутствие СТ в практике социального управления привело к возрастанию диспропорции между техническим, экономическим, социальным потенциалами производства, снизило его эффективность.

СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ - представляет собой такую разновидность программы, где отражены не только актуальные ориентиры, общие задачи, но уточнены сроки достижения подцелей, скоординированы усилия исполнителей на основе глубокого изучения исходного уровня развития объекта и использования социальных нормативов. Проект характеризуется глубокой проработкой социальных задач и включает меры не только социально-диагностического, но и организационно-управленческого (технологического) обеспечения.

СОЦИАЛЬНЫЙ ТЕХНОЛОГ - специалист, владеющий теоретическими знаниями, методикой и практическим опытом разработки и внедрения социальных технологий. Основные обязанности С.т.: 1) разработка структуры конкретных технологий, в которых нуждается потребитель СТ; 2) диагностика потенциалов, имеющихся у потребителя С.т., необходимых для достижения конечных целей технологизации — социальных, экономических, нравственных, организационных, правовых, информационных и др.; 3) диагностика степени готовности социальной организации к функционированию в условиях С.т.; 4) определение уровня организационных и информационных связей, необходимого для внедрения С.т.; 5) разработка норм, нормативов, показателей, которые обеспечивают функционирование технологического процесса — отдельных операций, процедур и др. С.т. выступает не только в качестве разработчика (или организатора разработки) С.т., но и консультанта по ее внедрению. Функции организации внедрения СТ, контроля за ее применением включаются непосредственно в систему деятельности всех звеньев управления.

СТРУКТУРА МОДЕЛИ СОЦИАЛЬНОЙ ТЕХНОЛОГИИ дает представление о том аналоге, следуя которому социальный технолог может технологизировать сам процесс моделирования и разработать требуемые СТ. В литературе представлены несколько структурных моделей СТ. Приведем одну из них, разработанную профессором М. Марковым, которая позволит дать оптимальную модель моделирования самого процесса технологизации. Структура модели СТ:

Первая процедура: формирование цели. Операции: диагноз; прогноз; формирование конечной цели; стратегия действия; конкретные задачи. Вторая процедура: принятие решения. Операции: выявление проблемной ситуации; обоснования вариантов действия; выбор оптимального варианта; утверждение решения. Третья процедура: организация социального действия. Операции: распределение задач между исполнителями; идеологическое обеспечение; координация и регулирование процесса исполнения; контроль. Четвертая процедура: анализ результатов. Операции: сопоставление запланированных и достигнутых результатов; открытие новых проблемных ситуаций; первоначальное формирование новой цели.

ТЕХНОЛОГИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ - процесс оптимизации социального пространства, преодоления его разбалансированности на основе инновационного метода освоения социальной действительности, активного воздействия на развитие социальных систем с использованием социальных технологий (глобальных, внедренческих, обучающих, информационных и др.), которые позволяют включать в процесс его усвоения не только познание, методы социальной диагностики, но и активные способы его изменения; мотивизации, обучения, инновирования как субъектов управления, так и социальных систем в целом.

Возможности инновационного метода освоения социального пространства, его активной гармонизации, исключения деструктивных процессов неограниченны.

Широкое внедрение инновационного метода в социальном управлении мировой и отечественной наукой подготовлено.

Конечно, не все его структурные элементы разработаны в полной мере и готовы для внедрения. Но процесс этот будет ускоряться по мере расширения социального запроса на его активное использование в деятельности субъектов управления, государственных органов и политических лидеров. Главная задача — сформировать новый стиль мышления, иную философию и культуру поведения в социуме (в том числе и политического). Это исключает из механизма его функционирования волевые, спонтанные, командно-административные действия и заменяет их управленческими решениями, основанными на нравственной ответственности. Это поможет преодолеть социальное противоречие между накопленным интеллектуальным опытом цивилизации, созданным огромным творческим потенциалом саморазвития социальных систем и низким уровнем управленческих воздействий, которые пока носят спонтанный хаотический характер.

ТЕХНОЛОГИЯ (от греч. tchn — искусство, мастерство, умение...) — совокупность приемов и способов получения, обработки или переработки... Описание производственных процессов, инструкции по выполнению, технологические правила, требования, карты, графики.

Проблему Т. исследует К. Маркс. Он выделяет два уровня: 1) естественную Т.; 2) Т., рожденную целенаправленной деятельностью человека. Первый отражает процесс образования растительных и животных организмов, закономерности их воспроизводства. Второй — образование производительных органов общественного человека.

Термин "Т." широко используется в теории и практике управления. Здесь Т. часто связывают с методами действия, особенно с теорией решения, теорией информации, эвристическими методами, программированием и исследованием операций. Данное понятие используется при решении проблем инженерно-психологического проектирования. В ряде случаев даже инженерную психологию или эргономику называют психотехнологией.

Термин "Т." охватывает широкий круг вопросов, связанных с отношениями Т., науки и управленческой практики.

ТЕХНОЛОГИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ (алгоритм) - строго последовательное и четкое изложение правил (предписаний), которым необходимо следовать, чтобы преобразовать исходные данные в искомый результат решения управленческой задачи. Основными характеристиками Т.с.у. являются детерминированность — однозначность результата преобразования исходных данных; дискретность - расчлененность Т.с.у. на отдельные элементарные операции; массовость — используемый Т.с.у. может обеспечивать решение любой задачи из класса однотипных задач и исходных данных. Т.с.у. связан с определением процедуры выработки управленческого решения.

ТЕХНОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ - часть организационных проблем управления, связанных с решением прикладных вопросов.

Они связаны с обеспечением выполнения трех функций: организационного проектирования и реконструкции; подбора, расстановки и продвижения кадров; использованием механизмов самоорганизации коллектива и личности для решения целевых задач организации; с поддержкой социальной целостности коллектива и соблюдением норм и требований, предъявляемых работнику со стороны общества. Выделение таких функций позволяет более четко определить социологические границы социоинженерной деятельности, установить, какие средства нужно относить к собственно социальным технологиям.

Известны примеры таких разработок, связанных с реализацией традиционных программ, направленных на повышение интеграции коллектива, удовлетворенности и социального комфорта работников. Довольно много социальных технологий создано для подбора, расстановки и продвижения кадров.

ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА - органическая часть общей культуры, которая стремится в своем содержании интегрировать достижения технических и гуманитарных наук, применять интегрированные принципы не только к изучению социального пространства, но и к активному его обустройству в соответствии с целями развития социальных систем, смыслом человеческого существования. Характерным компонентом этой

культуры является инновационный тип мышления, вытекающий из сущности инновационного метода, каковым является метод технологизации социального пространства. Он характеризуется конструктивностью мышления наряду с абстрактным освоением жизни. Акцент в мышлении, поведении и практическом действии смещается в плоскость получения, конечный социальный результат, каким методом и средствами оптимизировать социальные действия, правильно использовать творческие возможности, имеющиеся потенциалы (общества, социальной организации, личности и др.). XXI в., по прогнозам экспертов, должен стать гуманитарным. Т.к., механизм формирования открывают пути органического вхождения "гуманности" в естественнонаучное пространство, в хозяйственную жизнь общества, управленческие структуры и обеспечивает взаимообогащение разных видов культуры. Важнейшим компонентом этого механизма является изменение стиля мышления, который постепенно становится концептуальным (гуманитарным), стратегическим и конструктивным, технологическим, находящим пути и средства решения все усложняющихся социальных задач.

ТЕХНОЛОГИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ - структурные элементы социальной организации общества, которые обеспечивают социальные связи между субъектами общественных отношений. Эти отношения упорядочены в пределах социальной организации; группируются в соответствии с социально-экономической структурой общества и образуют сложную координированную систему. Социальные связи между субъектами общественных отношений, которые устанавливаются по поводу обеспечивающих социаль­ных функций, образуют определенные пункты перекрещивания в широком поле общественных отношений. С этой точки зрения социальная организация общества может быть представлена в виде сложной, взаимосвязанной системы Т.в., вследствие которых индивиды становятся членами общества, гражданами государства.

ТЕХНОЛОГИЯ НАСТАВНИЧЕСТВА - отношения между молодыми и старшими коллегами, которые оцениваются молодыми как полезные, помогающие им в их личном совершенствовании. Т.н., регулирующая отношения между подопечным и наставником, стимулирует процесс социализации и адаптации молодежи к новым ценностям культуры и жизни, их освоения и ускорения на этой основе социальной зрелости молодого поколения.

ТЕХНОЛОГИЯ СЛУЖЕБНОЙ КАРЬЕРЫ РУКОВОДИТЕЛЯ - осуществляется с помощью различного рода технологий:

а) профессиональной диагностики руководителя системы процедур выявления личностных и деловых характеристик (качеств), специальных знаний и умений руководителя;

б) построения служебной карьеры по стадиям;

путь карьеры — последовательность позиций деятельности, по которым предприятие продвигает своего работника;

середина карьеры — это точка, достигнутая в стадии "взрослости", когда человек ощущает себя застывшим и непрогрессирующим так, как ему бы этого хотелось;

стадии карьеры — отдельные стадии, через которые люди проходят в течение свой карьеры, обычно стадия до работы, стадия первоначальной работы, стадия стабильной работы и пенсия.

ТЕХНОЛОГИЯ ОЦЕНКИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ - решение вопроса о содержании (или предмете) оценки является одним из исходных. В качестве предмета оценки выступают: деловые и личностные качества (свойства, черты) руководителей; характеристики их поведения в различных ситуациях; качество выполнения управленческих функций; характеристики применяемых средств руководства; показатели результатов организаторской деятельности; успешность установления и достижения руководителями целей управления конкретными коллективами. Распространена также комплексная оценка, содержание которой включает различные комбинации из названных предметов. Процесс принятия решений о руководителе в ходе аттестации предполагает три этапа: 1) получение первичной информации о деятельности аттестуемого за отчетный период; 2) обработка и анализ информации и представление ее в аттестационную комиссию; 3) принятие комиссией решений на основе представленной информации.

ТЕХНОЛОГИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ - система необходимых для успешного ведения собственного дела, которая включает:

право заниматься предпринимательской деятельностью, создавать предприятия, приобретать имущество для их функционирования и развития;

юридическую и социальную защиту интересов и прав субъектов предпринимательской деятельности, недопущение дискриминации со стороны государства, управленческих органов, должностных лиц;

равное право доступа субъектов предпринимательской деятельности на рынок, к материальным, финансовым, трудовым, информационным и природным ресурсам, равные условия деятельности предприятий независимо от видов собственности и организационно-правовых норм;

свободный выбор предпринимателем сферы деятельности предприятия в пределах, установленных законодательством и положениями его устава, определение объемов производства, порядка и условий сбыта продукции, распределение прибыли на развитие предприятия;

экономическую, правовую, научно-техническую поддержку предпринимательской деятельности;

недопущение монопольного положения на рынке отдельных предприятий и недобросовестной конкуренции;

возможность страхования предпринимательского риска страховыми учреждениями.

ТЕХНОЛОГИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ - система логически последовательных методологических, методических и организационно-технических процедур, связанных между собой единой целью: получить объективные, достоверные данные об изучаемом явлении или процессе для их последующего использования в практике социального управления.

Классический тип социологических исследований имеет последовательный ряд этапов: 1) теоретико-методологическое обоснование темы, раскрытие проблемной ситуации, определение предмета и объекта (объема единиц выборочной совокупности), цели и задачи, рабочих гипотез, инструментарий сбора и обработки социологической информации; 2) сбор социологической информации (полевая деятельность); 3) обработка полученной социологической информации; 4) анализ данных и обобщение результатов социологических исследований, формулировка выводов и практических рекомендаций.

Проблема методологии в социологических исследованиях возникает в связи с вопросами: на каких основаниях строится исследование, каковы его замыслы, концепция и гипотезы; как отбирается спектр методов в целях реализации всего комплекса задач? Для социолога применяемая им методология становится руководящим началом в разработке и осуществлении исследовательского проекта, в организации и регуляции процесса исследования.

ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ - понятие, введенное в научный оборот профессором В.М. Шепелем, который считает: творя самих себя, мы предрешаем свою судьбу. Чем благороднее наши мирские и духовные запросы, тем ярче личностные качества, выступающие в повседневных действиях. Человекотворчество лучшим образом проявляется в сознательной и гуманной деятельности. Технологии человековедческие, гуманитарные — это технологии самовыражения, самореализации их интеллектуальных качеств.

УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ - осуществляемая системой управления последовательность действий по выбору целесообразных процедур и выполнению входящих в них информационных преобразований и организационных воздействий, соотнесенных со свойственными такому же классу технологическими ситуациями. Выполнение этих процедур и воздействий обеспечивает преобразование, перевод социальной системы в желаемое состояние. Методы решения проблемной ситуации средствами У.т. - реагирование на ситуацию; поиск аналогов состояний; исследование состояния; выбор процедур преобразования в данной ситуации. Упорядоченность системы в управлении — непротиворечивость деятельности ее подсистем и элементов, т.е. то, насколько их частные функции не мешают, не противодействуют друг другу. В социальной системе степень упорядоченности в конечном счете зависит от характера направленности, взаимной непротиворечивости особых интересов с общими интересами. Повышение степени упорядоченности увеличивает устойчивость системы, но снижает способность к эволюции.

Основная функция У.т. состоит в обеспечении научной и функциональной взаимосвязи процесса управления с конкретными СТ: планирования, организации, мотивации и контроля.

ЭТАПЫ ТЕХНОЛОГИЗАЦИИ. Технологизация в сфере социальной практики и управления проходит три этапа:

теоретический — определение цели, объекта технологизации; расщеплением социального объекта на составляющие и выяснением социальных связей;

методический — выбор методов, средств получения информации, ее обработки, анализа, принципов ее трансформации в конкретные выводы и рекомендации;

процедурный — организация практической деятельности по разработке социальных технологий.

Совокупность теории, методики, процедуры представляет систему разработки социальных технологий. Она включает в свою очередь ряд процедур, каждая из которых представляет совокупность конкретных операций.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ - конечный социальный результат, полученный при наименьших издержках в оптимальные сроки. Его получение с помощью социальных технологий возможно при условиях:

а) СТ должны обладать определенными свойствами:

привлекательностью цели;

простотой ее обоснования;

гибкостью внедрения процедур и операций;

надежностью теоретического и методического обеспечения, профессиональной грамотностью и практическим опытом;

экономичностью достижения цели воспроизводства (социальная, социально-психологическая, организационная, экономическая и др.);

непротиворечивостью между ними: процедурами и операциями конкретной СТ, уровнями качества их воспроизводства; объектом и субъектом в процессе технологизации и др.;

б) налицо должны быть все признаки технологизации:

разграничение;

разделение;

расчленение социального процесса на связанные между собой этапы, фазы;

координация и поэтапность действий;

однозначность выполнения операций и процедур;

возможность многократного применения отработанных стандартных алгоритмов деятельности для решения типовых задач социального управления.

Процедура — набор действий (операций), с помощью которых осуществляется тот или иной основной процесс (фаза, этап), выражающий суть

данной технологии. Операция - непосредственно практический акт решения определенной задачи в рамках данной процедуры. Переход одной операции в другую - ступень развития, становления качества и свойства социальных характеристик объекта технологизации;

в) необходимо соблюдение ряда условий технологизации: объект технологизации должен обладать определенной степенью сложности;

известны все элементы его структуры, особенности их строения и закономерности функционирования;

процессы (состояния, явления, отношения и др.) должны быть формализованы и представлены (выражены) системой операций, процедур;

каждая операция, процедура должна иметь систему конкретных показателей (нормативов), диагностических приемов изучения их состояния, управления ими.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Основная литература

1. Атаманчук Г.В. Государственное управление. М.: Экономика, 2000.

2. Социальные технологии: Толковый словарь/Отв. ред. В. Иванов. Москва-Белгород: Луч-Центр социальных технологий, 1995. 309 с.

3. Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. М.: Славянский диалог, 1996.

4. Иванов В.Н., Патрушев В.И. Социальные технологии. М.: Союз, 1999.

5. Иванов В.Н., Матвиенко В.Я., Патрушев В.И., Молодых И.В. Технологии политической власти. Зарубежный опыт. Киев, 1994.

6. Марков М. Технологии и эффективность социального управления. М.: Мысль, 1982.

7. Патрушев В.И. Введение в теорию социальных технологий. М.: Икар, 1999.

8. Социология на пороге XXI века: новые направления исследования. М.: Интеллект, 1998. С. 270.

9. Основы муниципального управления. М.: РАГС, 2000.

10. Основы современного социального управления. М.: Экономика, 2000.

2. Дополнительная литература

1. Актуальные проблемы разработки и внедрения социальных технологий в трудовых коллективах//Материалы Всесоюзной научно-практической конференции, Феодосия, 23-25 сентября 1990. Вып. 1. М.: АИСТ, 1991.

2. Антонюк Г,И. Социальное проектирование. Минск: Наука и техника, 1978.

3. Ансофф И.Н. Стратегическое управление: Сокр. пер. с англ. М.: Экономика, 1989.

4. Афанасьев В.Г. Человек в управлении обществом. М., 1977.

5. Беспалъко В.П. Слагаемые педагогической технологии. М., 1989.

6. Бестужев Лада И.В. Нормативное социальное прогнозирование. М.: Наука, 1987.

7. Блейк Р., Моутон Д. Научные методы управления: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1989.

8. ЕгоршинА.П. Управление персоналом. Н. Новгород, 1999.

9. Галиев Г.Т., Галимов Р.А., Иванов В.Н., Патрушев В.И. Региональный социум: проблемы социальной технологии. М., 1993.

10. Давыдов А. А. Модульный анализ и конструирование социума. М.: Институт социологии РАН, 1994.

11. Данакин Н.С., Дятченко Л. Я. Организационная технология: Учебное пособие для студентов по курсу "Социальная технология". Белгород, 1993.

12. Дейнеко О.А. Технология управленческих работ в машиностроении. М.: Машиностроение, 1987.

13. Дорш Д.А. Управление социальными процессами на селе: диагностика и пути оптимизации. М.: Луч, 1994.

14. Дудченко В.С. Инновационные технологии. М., 1996.

15. Дудченко В.С., Макаревич В.Н. Социоинженерная деятельность, социальное проектирование, социальная технологии//Марксистско-ленинская социология. М.: Изд-во МГУ, 1989.

16. Дятченко Л. Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. Белгород, 1993.

17. Зайцев А. К. Внедрение социальных технологий в практику управ ления//Социальное развитие предприятия и работа с кадрами. М.: Экономика, 1989.

18. ЗдравомысловА.Г. Потребности. Интересы. Ценности. М.: Политиздат, 1986.

19. Иванов В.Н., Лесников Г.П., Зайченко В.Л. Проблемы информатизации социального пространства (Механизмы сбалансированности федеральных и региональных программ). М., 1994.

20. Иванов В.Н., Патрушев В.И., Кулагин А.С. Диагностика социальных резервов коллектива. М., 1990.

21. Иванцевич Д., Лобанов А.А. Человеческие ресурсы управления. М.: Дело, 1993.

22. Иконникова Г.И. О понятии социальной технологии//Философские науки. 1984. № 5.

23. Ильенков Э.В. Диалектическая логика: очерк истории и теории. 2-е изд. М.: Политиздат, 1984.

24. Информатизация и технологизация социального пространства (Материалы к I Международному симпозиуму по социальным технологиям). М. — Н. Новгород: Изд-во Волго-Вятского кадрового центра, 1994.

25. Ионин Л.Г. Технология социальная //Современная западная социология: Словарь. М.: Политиздат, 1990.

26. Капитонов Э.А. Социология XX века. История и технология. Ростов-на-Дону, 1996.

27. КарлоффБ. Деловая стратегия: Пер. с англ. М.: Экономика, 1991.

28. КопнинП.В. Диалектика, логика, наука. М., 1973.

29. Котельников Г. А. Социолого-синергетический подход к разработке социальных технологий//Российский журнал социальной работы. 1995. № 2. С. 19-22.

30. Крючков Ю.А. Теория и методы социального проектирования. М.: МГП "Информрекламиздат", 1992.

31. Ксенчук Е., Киянова М. Технология успеха. М., 1993.

32. Кузьмин И.А. Психотехнологии и эффективный менеджмент. М.: Технологическая школа бизнеса, 1994.

33. Кунц Г., О'Доннел. Управление: системный и ситуационный анализ управленческих функций. М.: Прогресс, 1981.

34. Куринский В.А. Автодидактика. Ч. I . М.: Автодидакт, 1994.

35. Личностный потенциал работника: проблемы формирования и развития. М.: Наука, 1987.

36. Макаревич В.Н. Игровые методы в социологии: теория и алгоритмы. М., 1994.

37. Маркович Д. Социология труда: Пер. с сербскохорв. М.: Прогресс, 1988.

38. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23.

39. Марцинкевич В. И. США: человеческий фактор и эффективность экономики. М.: Наука, 1991.

40. Маслоу У. Самоактуализация. Технология личности. Тексты. М., 1982.

41. Мескон Л.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. М.: Дело, 1992.

42. Мерсер Д. ИБМ: управление в самой преуспевающей корпорации мира: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1991.

43. Монден Я. "Тоета". Методы эффективного управления: Сокр. пер. с англ. М.: Экономика, 1989.

44. Наука и технология: Методологические и социально-экономические аспекты взаимодействия. М., 1990.

45. Никредин Г. Д. Социальные технологии в системе производственной деятельности. Методология, методика, практика. Волгоград, 1992.

46. Основы социальных технологий. Ч. I. Белгород, 1992.

47. Основы социальных технологий: прикладная социология и психология. Ч. П. Белгород, 1992.

48. Основы управления персоналом: Учебник для вузов. М.: Высшая школа, 1996.

49. Патрушев В.И. Социальные резервы трудового коллектива: пути реализации. Киев, 1990.

50. Подмарков В.Г. Человек в трудовом коллективе. Проблемы социологии труда. М., 1989.

51. Подшивалкина В.И. Социальные технологии: проблемы методологии и практики. Кишинэу, 1997.

52. Поляков В.А. Технология карьеры: Практическое руководство. М.: Дело, 1995.

53. Профсоюзы и проблемы социальной технологии: Тезисы международной научно-практической конференции. Уфа, 1994.

54. Свириденко С. С. Информация, информационные технологии в современном обществе. М., 1993.

55. Слепенков И.М., Аверин Ю.П. Основы теории социального управления. М., 1991.

56. Современные социальные технологии: сущность, многообразие форм и внедрения: Материалы международной научно-практической конференции в Белгороде, 18-20 апреля 1991 г. Т. 1-4. Белгород, 1991.

57. Социальное управление: Словарь. М., 1994.

58. Социальные технологии: вопросы теории и практики. Материалы международного симпозиума. Киев, 1994. Кн. 1—2.

59. Социальные технологии в системе производства зарубежных стран: Хрестоматия/ Под ред. Г. Д. Никредина, Е.М. Бабасова, Н.И. Бушина и др. Минск-Волгоград, 1993. Т. 1-2.

60. Стефанов Н. Общественные науки и социальная технология. М., 1976.

61. Тарасов В. К. Персонал — технология: отбор и подготовка менеджеров. Л.: Машиностроение, 1989.

62. Тощенко Ж.Т. Социальные резервы труда. Актуальные вопросы социологии труда. М.: Политиздат, 1989.

63. Управленческое консультирование. М., 1992. Т. 1-2.

64. Шепель В.М. Имиджелогия: секреты личного обаяния. М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1994.

65. Чавес М.С., Кулей Х.В. Социальная наука и социальная технологиях/Общественная наука и современность, 1992. № 6. С. 101-103.

66. Якокка Л. Карьера менеджера: Пер. с англ. Тольятти: Довгань, 1995.


[1] Печчеи А. Человеческие качества: Пер. с англ. М.: Мысль, 1989.

[2] Моисеев Н.Н. Человек. Среда. Общность. М.: Мысль, 1982. С. 240.

[3] Медоуз Д.Х.. Медоуз Д., Рендерс И., Беренес В. Пределы роста. М.: Мысль, 1991.

[4] Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. М.: Славянский диа­лог, 1996.

[5] Полковников Ю.Н. Как стать умным, или загадки интеллекта. М.: Флимп-АСТ, 1998, С. 4.

[6] Гидденс Э. Социология/ /'Социологические исследования. 1994. № 2. С. 130.

[7] Гидденс Э. Социология/ Социологические исследования. С. 129.

[8] Попова И.М. Социология: введение в специальность. Киев, 1998. С. 229.

[9] Резник Ю.М. Социальная инженерия в системе социологического образования, Социологические исследования. 1994. № 2. С. 45.

[10] Поппер К. Нищета историцизма//Вопросы философии. 1992. № 8. С. 69.

[11] Ганс Г. Социология в Америке: наука и общество /Социологические исследо­вания. 1999. № 5. С. 131.

[12] Комаров М.С. Размышление о предмете и перспективах социологии//Социологические исследования. 1991. № И. С. 34.

[13] Стефанов Н. Общественные науки и использование технологии. М.: Мысль. 1976. С. 182.

[14] Тарасенко Н.Ф. Природа, технология, культура. Киев, 1985.

[15] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 383.

[16] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 493.

[17] Там же. С. 383.

[18] Марков М. Технологизация и эффективность социального управления. М.: Мысль, 1982. С. 57-58.

[19] Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание, управление. М.: Политиздат 1983. С. 369.

[20] Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность//Проблемы деятельности в психологии. 1975. № 9. С. 106.

[21] Пределы роста. Доклад по проекту Римского клуба. Сложное положение человечества. М: Мысль, 1991. С. 21.

[22] Стефанов Н. Общественные науки и социальная технология. М.: Мысль 1976 С. 182, 183, 187, 192.

[23] Марков М. Технология и эффективность социального управления. М. Мысль 1982. С. 57-58.

[24] Ленжьсл П. Элементы созидательной социальной науки//Международный журнал социальных наук. Международные отношения (ЮНЕСКО). 1992. С. 171.

[25] Материалы Всемирных конференций (в Рио-де-Жанейро — июнь 1993 г.; в Каире — сентябрь 1994 г.; в Копенгагене - март 1994 г. и др.).

[26] Моисеев Н.Н. Человек, среда, общество. М.: Мысль, 1993. С. 240.

[27] Пределы роста: Доклад по проекту Римского клуба "Сложное положение человечества'' М.: Мысль, 1991. С. 22-23.

[28] Лукьянчиков Н.Н, Маленков А.Г. Путь России в будущее (восхождение к ноосфере) М.: РАЕН, 1998.

[29] Львов Д.С. Экономический манифест. Будущее российской экономики М. Экономика, 2000. С. 8.

[30] Дичев Т. Система здоровья, духа души и тела человека. М.: Русская энциклопе­дия, 1998.

[31] Мельников С.Б. Муниципальный менеджмент. М.: МИКО, 1995.

[32] Программа социально-экономической поддержки населения.

[33] Лоиг Дж. Коллективная собственность работников//США. Экономика. Политика. Идеология. Обзор американского опыта. 1991. № 10. С. 44.

[34] Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 61, 343.

[35] См. подробнее: Колин К.К. Информационные проблемы социально-экономического развития общества. М.: Наука, 1995.

[36] Данишевская Г. Малый бизнес в Великобритании//Мировая экономика и международные отношения. 1992. № 3. С. 12.

[37] Лонг Дж. Коллективная собственность работников//США. Экономика. Политика. Идеология. Обзор американского опыта. 1991. № 10. С. 4.3.

[38] Райзборг Б. Ценные бумаги: все об акциях//Деловая жизнь. 1992. № 4. С. 56.

[39] Собственность: на пути к многообразию//Экономика и жизнь. 1991. № 4. С. 26.

[40] Ягницкий О.Н. Альтернативная социология//Социологический журнал. 1994. № 1

[41] Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. М. Славянский диалог, 1996. С. 153-162.

[42] Тихомиров В.Б. Планирование и анализ эксперимента//Диалог. 1990. № 3. С. 34.

[43] Итоговый документ конференции экспертов, организованной Национальной академией наук США, Американской ассоциацией содействия развитию науки и Международным научным фондом// Деловой мир. 1993. 26 марта.

[44] Джунусов М.С. Национализм. Словарь-справочник. М.: Славянский диалог 1998. С. 17.

[45] Учебный социологический словарь. 2-е изд.,/Под общ. ред. С.А. Кравченко. М.: Анкил, 1997. С. 9.

[46] Кравченко С.А., Мнацарян М.О., Покровский Н.С. Социология: парадигмы и темы. М.: Анкил, 1995. С. 206-207.

[47] Воронович Б.А., Горелов О.И., Торукало В.П. Управление реформами М РАГС, 1999. С. 18.

[48] Воронович Б.А., Горелов О.И., Торукало В.П. Управление реформами. М.: РАГС, 1999. С. 29 и др.

[49] Современное общество и личность в социологии жизненных сил человека. Бар­наул, 1999. Т. II. С. 6 и др.

[50] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Прогресс, 1991. С. 33.

[51] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Прогресс, 1991, С. 33.

[52] Там же. С. 34.

[53] Ясперс К. Смысл и назначение истории. С. 34.

[54] Бердяев Н.А. Воля к жизни и воля к культуре//На переломе философии и мировоззрения. Философские дискуссии 20-х годов. М.: Наука, 1990. С. 74.

[55] Вудкок Д.Ф. Раскованный менеджер. М.: Дело, 1991; Мескон М.Х., Хедоури Ф. Основы менеджмента. М : Дело, 1992 и др.

[56] Винокурова У.А., Шилина К.И. Человек гармонического будущего: Экософия-словарь. - М.: Изд-во МГУ, 1994.

[57] Социологическое обеспечение антитоталитарной деятельности: Материалы науч­но-практической конференции 17-18 февраля 1995 г. Минск, 1995. С. 32-34.

[58] Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Наука, 1990. С. 174, 301-302.

[59] Марков М. Теория социального управления. М.: Прогресс, 1978.

[60] Процесс управления состоит из отдельных операций, процедур, технологичес­ких групп операций и т.д., которые циклически повторяются, образуя схему непре­рывного действия.

[61] Основы современного социального управления. М.: Экономика, 2000.

[62] Иванов В.Н., Патрушев В.И. и др. Технологии политической власти. Киев, 1994

[63] Тихомиров Ю.А. Управленческое решение. М.: Политиздат, 1974. С. 33.

[64] Афанасьев В.Г. Об интенсификации развития общества. М.: Политиздат, 1969. С. 56.

[65] Концепция — ведущий замысел, который мотивирует и описывает поведение системы. Она возникает, строится и пробивает себе путь в процессе сопоставления и оценки различных вариантов. Поэтому она является результатом комбинирования систематизированной информации.

[66] Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. Курс лекций. М., 1997. С. 34-52 и др.

[67] Проект инновационного развития регионов, разработанный с участием авторов, изложен в книге: Ресурсы региона: инновационные технологии реализации. М.: Н. Новгород, 1995.

[68] Методы активации человеческих ресурсов на японских предприятиях Специа­лизированная информация. М.: ИНИОН АН СССР. 1988. С. 20

[69] Егоршин А.П. Управление персоналом. Н. Новгород, 1999. С. 362.

[70] Сонталайнен Т., Воутилайнен Э. и др. Управление по результатам. М.: Про­гресс, 1988.

[71] См. подробнее в кн.: Путь в XXI век. Стратегические проблемы и перспективы российской экономики. М.: Экономика, 1999.

[72] "Местное сообщество", "муниципальное образование" рассматриваются нами как категории, тождественные в данном контексте изложения, хотя между ними есть различие, что требует самостоятельного исследования.

[73] Муниципальный мир. 1999. № 1-6; 2000. № 1-3.

[74] Урсул А.Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации. М.: РАГС, 1993. С. 6.

[75] Моисеев Н.Н. Универсальный эволюционизм (позиция и следствия)//Вопро­сы философии. 1992. №. 6.

[76] Маслова Н.В. Концепция ноосферного образования //Муниципальный мир. 2000. № 1.

[77] Там же. С. 28.

[78] Экологическое образование и устойчивое развитие. М.: РАГС, 1996. С. 17.

[79] Государственная программа "Экологическая безопасность России" (1993-1995 гг.). Результаты реализации. Т. 12. Экологическое воспитание и образование, мировоз­зрение, экологические проблемы культурно-исторических центров. М.: РЭФИА, 1996. С. 3.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:37:11 01 сентября 2019
.
.17:37:11 01 сентября 2019
.
.17:37:10 01 сентября 2019
.
.17:37:09 01 сентября 2019
.
.17:37:08 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: В. Н. Иванов, В. И патрушев

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258813)
Комментарии (3488)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru