Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Никуличев Ю. В. Содружество независимых государств. Очерк современной истории

Название: Никуличев Ю. В. Содружество независимых государств. Очерк современной истории
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 13:56:23 08 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 303 Комментариев: 1 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Никуличев Ю.В.

СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ.

Очерк современной истории

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

I. «Объединение эпохи распада»: Содружество Независимых Государств в 1991 – 1995 годах

1. Образование Содружества Независимых Государств

2. У истоков разноскоростной интеграции

3. Институциализация межгосударственного сотрудничества и высшие органы СНГ

4. Независимость против взаимозависимости. Экономический процесс в СНГ

5. Проблемы безопасности и военно-политическое сотрудничество

II. Государства СНГ в 1991 – 2001 годах

1. Россия в Содружестве Независимых Государств: между "общим прошлым" и новой исторической ролью

2. «Новая Европа»: Украина, Беларусь и Молдова

в поисках национальной модели развития

Украина

Республика Беларусь

Республика Молдова

3. Закавказье: старые проблемы, новые противоречия

Республика Армения

Республика Азербайджан

Грузия

4. Центральная Азия: сложный путь модернизации

Республика Казахстан

Республика Узбекистан

Республика Кыргызстан

Туркменистан

Республика Таджикистан

III. Содружество Независимых Государств в 1996 – 2001 годах

1. Экономика СНГ в 1996-2001 годах: между старыми проблемами и новыми вызовами

2. Эволюция институциональной структуры СНГ

3. Водоразделы разновекторной интеграции

4. Военно-политические отношения в СНГ

5. Борьба с международным терроризмом и экстремизмом

6. Перспективы Содружества Независимых Государств

Введение

Содружеству Независимых Государств десять лет. Наше обществоведение, приходится констатировать, подошло к этой дате с весьма скромными результатами. Мало сказать, что общество до сих не имеет ни одного исследования по истории СНГ, изложенной последовательно, систематически и сколько-нибудь полно, - не проделано даже предварительной работы в этом направлении, не было попыток консолидировать хотя бы фактографический массив по теме, воедино не собраны основополагающие документы Содружества. Сегодня поэтому не только массовое сознание, но и политическое сообщество, пресса и даже эксперты не располагают сколько-нибудь общезначимой картиной этих десяти лет.

В числе причин, помешавших развитию данного направления, были, конечно, и сложности, внутренне присущие самой теме. До сих пор нет ясности в отношении того, чем же, собственно, является Содружество Независимых Государств по своей международно-правовой природе: в литературе и общественном сознании на этот счет явно или неявно конкурируют несколько подходов, каждый из которых отражает какие-то черты реальности. Перед исследователем поэтому здесь изначально возникают дилеммы, от решения которых зависит, как ему определять предметное поле своей работы и структурировать его.

Официально Содружество Независимых Государств есть то, что специалисты по международному праву называют межгосударственной организацией, - положение, в силу которого под историей СНГ, строго говоря, следовало бы понимать историю межгосударственных отношений на постсоветском пространстве, эволюцию институтов и всей политической архитектуры Содружества, развитие всевозможных форм государственного сотрудничества и государственного же соперничества новых независимых государств (ННГ). Конечно, и при таком подходе историк будет ясно понимать, что за политикой того или иного государства в Содружестве стоит определенная совокупность общественно-политических процессов внутри этого государства, - логический центр тяжести, однако, здесь в любом случае будет находиться в плоскости межгосударственных отношений.

В общественном сознании преобладает другое понимание СНГ. Здесь Содружество предстает как более или менее органичная совокупность двенадцати государств, что в 1991 году пошли каждое своим путем, но все вместе в каких-то важных отношениях еще не перестали быть исторически сложившейся общностью и даже, как логический предел, «страной». Естественно, для историка в рамках этого подхода логический центр тяжести резко смещается в сторону тех внутренних процессов, что происходили внутри ННГ и только затем своими результатами и следствиями транслировались на межгосударственный уровень.

Между двумя этими подходами располагается целый спектр взглядов на природу, историю и будущее СНГ, - если же при этом учитывать еще и идеологическую ситуацию внутри государств Содружества, то вместо одного или двух мы получим десятки и десятки ответов на вопрос, что есть СНГ, - по большей части несовпадающих.

Для исследователя сложность заключается еще и в том, что многие и многие взгляды на Содружество попросту не артикулированы. Даже в официальных документах и теоретико-правовых дискуссиях Содружество до сих пор определяется отрицательным способом, - через то, чем оно не является: не ассоциация, не союз, не конфедерация… В научной литературе поэтому все это время авторы определяли подходы к предмету каждый по собственному пониманию. В настоящей работе принята следующая схема расположения материала.

По целому ряду объективных оснований (экономические процессы, урегулирование наиболее острых конфликтов на постсоветском пространстве, изменения во внутренней архитектуре Содружества) десятилетняя история СНГ разделена на два периода с границей по 1995 году. В работе три части: в первом и третьем разделах прослежена эволюция Содружества на межгосударственном уровне соответственно в 1991 – 1995 и 1996-2001 годах; во втором – представлена история государств СНГ с 1991 по 2001 год.

Будучи первой в нашей литературе попыткой представить историю СНГ в систематическом виде, работа имеет основной своей целью восстановить и описать основные вехи этой истории, не вдаваясь в их более глубокий анализ: в рамках заданного объема это и в любом случае было бы невозможно.

I . «Объединение эпохи распада»:

Содружество Независимых Государств в 1991 – 1995 годах

При всей своей драматичности кризис национально-государственных отношений в СССР периода 1990-1991 гг. не нес в себе угрозы тотальной дезинтеграции того геополитического и геоэкономического пространства, которое занимал Союз: в любом случае поиск новых формул союза или сообщества все это время шел не только в Центре, но и в столицах союзных республик, на межреспубликанском уровне. Тем не менее в формально-политическом отношении от СССР к последним месяцам 1991 г. не осталось, в сущности, ничего: за два предшествующих года все пятнадцать республик СССР приняли свои декларации о суверенитете, а к декабрю 1991 г. все они, за исключением Российской Федерации, объявили себя независимыми государствами. С 1989 г. во внутрисоюзных отношениях нарастали все более и более острые противоречия, - распространение военных, полувоенных и военизированных образований по всей стране несло с собой совершенно реальную угрозу перерастания этих противоречий в военно-силовые конфликты1 . На грани катастрофы находилась экономика. Каких бы поэтому интерпретаций ни придерживаться в отношений событий конца 1991 года, фактом остается то, что образование Содружества Независимых Государств не только предотвратило усугубление этих опаснейших тенденций, но и стало исторически значимым моментом реинтеграции постсоюзного пространства.

В новую для себя эпоху ННГ входили каждая со своей политической идеологией, которая где в адекватной, а где в превратной форме отражала их политические и экономические интересы, устремления и видение перспектив. Государства Балтии изначально остались в стороне от всех и всяких переговоров вначале вокруг идеи обновленного Союза, а потом и СНГ. Столь же категорично и, пожалуй, даже менее прагматично, чем Балтия, первоначальную программу своей независимости сформулировала Грузия. Центробежные тенденции изначально были сильны в Азербайджане и Молдове. (Шесть этих государств - Латвия, Литва, Эстония, Грузия, Азербайджан и Молдова - в марте 1991 г. отказались принимать участие в референдуме по вопросу о сохранении СССР, - в той или иной степени изначальная эта позиция наложила отпечаток и на их отношение к идее СНГ). Украина сравнительно поздно, лишь к декабрю 1991 г. определилась со своей концепцией независимости, - официальный Киев, однако, придал ей столь жесткий и заведомо бескомпромиссный характер, что в конкретных обстоятельствах конца 1991 года именно фактор Украины сыграл решающую роль в образовании СНГ и роспуске СССР. Высокую, по крайней мере официально, степень солидарности с идеей «обновленного Союза» в течение всего 1991 года демонстрировали государства Центральной Азии, - столь же солидарно после беловежской декларации о роспуске СССР они поддержали и идею СНГ.

1. Образование Содружества Независимых Государств

8 декабря 1991 года в местечке Вискули под Минском высшими руководителями Республики Беларусь, Российской Федерации и Украины было подписано Соглашение о создании Содружества Независимых Государств: «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность» прекратил свое существование. Образуя СНГ, стороны декларировали свою приверженность принципам уважения государственного суверенитета, равноправия и невмешательства во внутренние дела друг друга, отказа от применения силы, экономических или любых других методов давления, урегулирования спорных проблем согласительными средствами; гарантировали открытость границ, свободу перемещения граждан и передачи информации в рамках Содружества1 .

Кроме того, как говорилось в Соглашении, государства СНГ договорились о сохранении под объединенным командованием общего военно-стратегического пространства, включая единый контроль над ядерным оружием. К сфере совместной деятельности, реализуемой через общие институты, были также отнесены: координация внешнеполитической деятельности; сотрудничество в формировании и развитии общего экономического пространства, общеевропейского и евразийского рынков, в области таможенной политики; сотрудничество в других областях2 .

В специальной декларации стороны объявляли Содружество открытым для присоединения других государств.

10 декабря 1991 г. Соглашение было ратифицировано в парламентах России, Беларуси и Украины. Верховный Совет Украины принял Соглашение без обсуждения, но с оговорками из двенадцати пунктов, общий смысл которых сводился к изменению наиболее «конфедеративно сформулированных» положений Соглашения (например, вместо «координации внешнеполитической деятельности» в украинском варианте говорилось о «консультациях в области внешней политики»; в ином прочтении были даны статьи об открытых границах и вооруженных силах).

13 декабря в Ашгабате по инициативе президентов Туркменистана С.Ниязова и Казахстана Н.Назарбаева состоялась встреча президентов пяти центральноазиатских государств. Итогом стало Заявление, в котором стороны выразили свою принципиальную солидарность с беловежскими соглашениями, одновременно настаивая на том, что каждая из республик бывшего СССР вправе претендовать на роль учредителя нового Содружества. Для рассмотрения вопросов формирования СНГ предлагалось провести специальную встречу глав государств бывшего СССР1 .

Именно такая встреча и состоялась 21 декабря 1991 г. в Алма-Ате. Официально представлены были одиннадцать из пятнадцати государств бывшего СССР (без Прибалтики и Грузии; последняя ограничила свое участие уровнем наблюдателей). Стороны подписали Протокол к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств, расширявший число учредителей СНГ до одиннадцати, и Декларацию, подтверждавшую основные цели и принципы Содружества и при этом констатировавшую, что СНГ не является ни государством, ни надгосударственным образованием.

С правовой точки зрения, таким образом, учредителями СНГ являются не три государства – участника беловежской встречи, а одиннадцать государств; дат основания Содружества две – 8 и 21 декабря 1991 года, а учредительными актами являются три документа – Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, Протокол к Соглашению и Алма-Атинская Декларация от 21 декабря 1991 года.1

На встрече в Алма-Ате государства СНГ заявили также, что они «поддерживают Россию в том, чтобы она продолжала членство СССР в ООН, включая постоянное членство в Совете Безопасности и других международных организациях»2 .

В дальнейшем правовая база СНГ формировалась договорным путем. В 1993 году был принят Устав Содружества.

***

При всей своей компактности три учредительных документа СНГ не были свободны от противоречий. Соглашение от 8 декабря хотя и не содержало в себе квалификации Содружества как конфедерации, несло в себе явно выраженное конфедеративное начало (статьи об открытости границ, координации внешнеполитической деятельности, общем экономическом пространстве, координирующих органах Содружества); более того, в одной из статей Соглашения присутствовал даже элемент союзного государства («Государства – члены Содружества будут поддерживать под объединенным командованием общее военно-стратегическое пространство, включая единый контроль над ядерным оружием»).

Конфедеративное начало первоначальных договоренностей присутствовало и в последовавших позже решениях о сохранении единой валюты – рубля; в декларированном намерении сторон согласовывать свою денежно-кредитную и вообще экономическую политику; в заявленных и затем подтверждаемых принципах свободы перемещения и прозрачности границ вплоть до отсутствия пограничного, таможенного и иных видов контроля. Начиная с саммита в Алма-Ате, началось создание общих институтов Содружества, и это опять-таки приближало его к конфедеративной модели.

«Международная организация», «конфедерация» или «союз государств», - для времени образования СНГ тройное это противоречие было неизбежным, ибо за каждым из этих начал стояли те или иные интересы государств-учредителей. К модели конфедерации изначально тяготели Россия и республики Центральной Азии: последние обсуждали идею конфедеративного объединения между собой еще в 1990 г. За идеей СНГ как слабо ассоциированной международной организации стояла Украина. В ситуации распадающегося союзного пространства неизбежными и даже необходимыми представали и «союзные элементы» первоначально заданного правового статуса СНГ: по-иному решить проблему контроля над четырьмя ядерными арсеналами России, Украины, Беларуси и Казахстана было невозможно. Первоначальный «проект СНГ» со всеми его правовыми противоречиями был, следовательно, тем предельно широким общим знаменателем, на котором только и было возможно осуществить первичную реинтеграцию постсоветского пространства.

С другой стороны, неизбежным для Содружества было и превращение этих противоречий в мину немедленного или замедленного действия, и это на главных осях СНГ – в его «славянской тройке» и «ядерной четверке».

2. У истоков разноскоростной интеграции

Наиболее острой политической проблемой СНГ с самого начала стали отношения между Россией и Украиной. Уже в январе 1992 г. обозначились и пошли по линии все более опасного обострения противоречия между Москвой и Киевом вокруг проблемы ядерного оружия бывшего СССР, Черноморского флота, Севастополя и Крыма в целом. К весне 1992 г. российско-украинские противоречия приняли тональность и масштабы «холодной войны» – на тот момент, может быть, самого напряженного конфликта для всего европейского постсоциалистического пространства. В мае 1992 г. Украина отказалась вступить в Договор о коллективной безопасности СНГ и вообще участвовать в какой бы то ни было зоне общей безопасности. К середине 1992 г. ею было подписано лишь 34 из 88 документов СНГ (для сравнения: Россия и Беларусь подписали соответственно 85 и 76 документов). В следующем году Украина отказалась подписать Устав СНГ: государство-учредитель СНГ, таким образом, не стало государством-членом СНГ.

Беларусь изначально строила свою политику на принципах реинтеграции постсоветского пространства, но стопроцентной приверженности идее СНГ не было и здесь. В мае 1992 г. Минск, как и Киев, не подписал Договора о коллективной безопасности, - движение в сторону военного союза СНГ заняло у минского руководства целый год, но и присоединившись к договору, Беларусь заявила о своем ограниченном в нем участии. Серьезным камнем преткновения в отношениях между Москвой и Минском стала белорусская позиция в вопросе о ядерном наследстве СССР, когда Минск вслед за Киевом и Алма-Атой заявил намерение сохранить за собой свою часть стратегических вооружений вплоть до более широкого международного урегулирования проблемы.

Хотя российско-белорусские отношения и избежали той конфликтности, что установилась в отношениях между Москвой и Киевом, уже в 1992 г. фактом стало то, что «славянское ядро» Содружества перестало быть его несущей конструкцией: таковой все больше становилась «азиатская» компонента СНГ. Когда в том же 1992 году из СНГ фактически вышли Молдова, где началась война в Приднестровье, и Азербайджан, где правительство А.Эльчибея сделало попытку переориентироваться с СНГ и России на Турцию, сдвиг центра тяжести СНГ на восток принял характер долговременной тенденции.

Неопределенность правового статуса СНГ, с одной стороны, и перипетии политической жизни на постсоветском пространстве, с другой, создали ту среду, в которой принципы отношений внутри СНГ складывались не столько де-юре, сколько де-факто. Уже на первом году Содружества обычной практикой стало необязательное участие отдельного государства в договорах и решениях Содружества (а при отсутствии у органов СНГ наднациональных полномочий - и необязательное исполнение подписанных документов). Степень участия отдельных государств в экономических и военно-политических соглашениях, подписанных на саммитах СНГ в период с декабря 1991 г. по январь 1993 г., иллюстрирует следующая таблица1 .

Всего

в том числе

Экономические

военно-политические

Общее число соглашений

128

75

23

Из них подписали :

Азербайджан

26

20

6

Армения

124

75

49

Беларусь

113

73

40

Казахстан

128

75

53

Кыргызстан

125

74

51

Молдова

66

48

18

Россия

128

75

53

Таджикистан

125

75

50

Туркменистан

54

35

19

Узбекистан

114

69

45

Украина

54

38

16

Еще одним на практике установившимся принципом стала свобода участников СНГ вступать в любые иные, помимо Содружества, многосторонние соглашения - как в пределах, так и за пределами ближнего зарубежья. Основой этого движения было и есть, конечно же, естественное право суверенных государств осуществлять собственную внешнюю политику, но фактом остается и то, что для лояльности Содружеству в этой политике изначально отводилось не много места. В любом случае постсоветское пространство очень скоро оказалось перекрытым всевозможными межгосударственными ассоциациями: Россия, Украина и Грузия вступили в Ассоциацию Черноморских государств; пять центральноазиатских государств и Азербайджан присоединились к Организации экономического сотрудничества1 ; в 1994 г. Казахстан, Узбекистан и Киргизия образовали Центральноазиатское экономическое сообщество; с этого же года развивалась, с одной

стороны, идея российско-белорусского, с другой – Евразийского союза. В дальнейшем – во второй период существования СНГ – таких конфигураций стало еще больше.

При тех тенденциях, что действовали на постсоветском пространстве в первые годы, очень скоро обнаружилось, что большая часть из первоначально декларированных задач СНГ не выполняется и выполнена быть не может. В течение 1992-93 гг. произошла дезинтеграция таможенного, рублевого и вообще экономического пространства бывшего СССР; технически и политически невозможным оказалось сохранить объединенное командование стратегических сил; не получили развития механизмы сотрудничества во внешнеполитической области. Камнем преткновения в отношениях между Россией и остальными, за исключением Туркменистана, государствами СНГ стала идея двойного гражданства: по практической ее неисполнимости и эта задача первоначального «проекта СНГ» к 1994 г. была забыта.

Вместе с тем в Содружестве набирали силу и позитивные моменты. Главным из них, безусловно, было то, что с образованием СНГ на первых же саммитах был декларирован и на практике затем утвердился принцип неприменения силы во взаимоотношениях между государствами-членами: опаснейшие процессы, сопровождавшие распад СССР, были остановлены. Самому Содружеству пришлось столкнуться с несколькими вооруженными конфликтами – как унаследованными от СССР, так и нововозникшими: ни один из них - даже карабахский, столь близко подошедший к черте «предвоенного» противостояния Армении и Азербайджана - не перешел на межгосударственный уровень и все они (война в Карабахе, конфликт в Южной Осетии, война в Приднестровье и Абхазии) к 1994 г. были урегулированы если не официально, то фактически. Тем временем складывались первые элементы миротворчества: в Приднестровье наряду с российским был задействован украинский контингент, - в Таджикистане, где в 1994 г. началась гражданская война, с самого начала действовали многосторонние миротворческие силы с участием России, Узбекистана и Казахстана.

Существенно важной тенденцией Содружества стало постепенное выравнивание политического веса его членов. Главным моментом здесь стало изменение роли и позиций России на постсоветском пространстве. В идеологическом пространстве между двумя имиджами – «Кремль не отказывается от имперских амбиций» и «Москва не уделяет подобающего внимания СНГ» – реальная политика России, строясь как равнодействующая многих процессов, носила куда более сбалансированный и позитивно-ориентированный характер, и это подчас даже в противоречии с официально заявленными позициями российской дипломатии. Так, со всех сторон обросшая риторикой проблема защиты соотечественников за рубежом ни в одном из возможных случаев не стала преградой для более широкого урегулирования отношений с тем или иным государством ближнего зарубежья, - начиная с осуществленного строго по графику вывода войск из стран Прибалтики, до разрешения тех или иных спорных вопросов с Украиной, Молдавией, Грузией и Казахстаном. Критики «российского неоимпериализма», помимо прочего, использовали тот факт, что Россия стремилась сохранить и даже расширить свое военное присутствие в тех или иных государствах СНГ, - в действительности и в этом случае дело было не в имперских амбициях, а в необходимости обеспечить защиту внешних рубежей СНГ и вместе с тем избежать громадных расходов на обустройство новых границ; в равной степени во всем этом были заинтересованы и государства Содружества.

Одним из индикаторов того, какими в действительности были мотивы России в отношении государств Содружества, может служить судьба рублевой зоны: в неоимпериалистском сценарии Москва должна была бы стремиться сохранить эту зону любой ценой, дабы удержать в своих руках рычаги финансового давления на соседей, - вместо этого она предпочла, как тогда выражалась экономическая пресса, в своих собственных экономических интересах «вытолкнуть» из сферы обращения рубля те государства ближнего зарубежья, что к 1993 г. еще находились в ней. С тем вместе закончилась и политическая гегемония Москвы на постсоветском пространстве: при том что Россия до сих пор сохраняет самый большой экономический и политический вес в СНГ, Содружество вступило в эпоху равноправного политического диалога. (Было ли это простым совпадением или нет, но в 1993 же году Б.Н.Ельцин в своем новогоднем обращении к нации заявил, что «имперский период в российской истории закончился»).

Тем временем стабилизировался состав СНГ. В 1993 г. в Содружество «вернулся» Азербайджан и вступила Грузия, весной 1994 г. парламент Молдовы ратифицировал документы о членстве республики в СНГ. В апреле 1994 г. встреча глав государств СНГ впервые прошла в составе двенадцати членов.

3. Институциализация межгосударственного сотрудничества и высшие органы СНГ

При всех тех перипетиях, что имели место на постсоветском пространстве в 1992-94 годах, все это время Содружество выстраивало систему своих органов. Еще на алма-атинском саммите в декабре 1991 г. было решено, что высшим органом СНГ является Совет глав государств. По Уставу СНГ, Совет глав государств СНГ обсуждает и решает фундаментальные вопросы, связанные с деятельностью государств-членов. Совет собирается не реже двух раз в год; внеочередные заседания могут созываться по инициативе одного из государств членов. На встречах Совета главы государств председательствуют поочередно в порядке русского алфавита названий государств-членов СНГ (в декабре 1993 г. был учрежден новый пост Председателя СНГ, полномочия которого продолжаются в течение года, - первым Председателем на 1994 г. был избран Б.Н.Ельцин). Заседания Совета проводятся, как правило, в столицах государств-членов СНГ13 .

Вторым по значению органом СНГ является Совет глав правительств , решение о котором, как и решение о Совете глав государств, было принято также в декабре 1991 г. Совет глав правительств отвечает за координацию сотрудничества органов исполнительной власти в экономической, социальной и других областях; собирается не реже четырех раз в год. Решения на Совете принимаются консенсусом, но любое государство при этом вправе заявить о своей незаинтересованности, что не является препятствием для принятия решения.

В феврале 1992 г. был учрежден Совет министров обороны СНГ, а в сентябре 1993 г. – Совет министров иностранных дел СНГ; при последнем действует Консультативная комиссия по миротворческой деятельности .

До 1993 г. в Содружестве существовало Главное командование объединенных вооруженных сил , - в декабре 1993 г. вместо этого органа был создан Штаб по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ , подчиненный Совету министров обороны СНГ и объединяющий представителей государств, подписавших Договор о коллективной безопасности СНГ. В рамках того же Договора действует Совет коллективной безопасности , работающий в непосредственной связи со Штабом по координации военного сотрудничества и Советом министров обороны СНГ. В системе военно-политического сотрудничества СНГ функционирует также Совет главнокомандующих пограничными войсками , учрежденный в июле 1992 г.

В июле 1992 г. был учрежден Экономический суд , задача которого рассматривать случаи нарушений договорных обязательств между предприятиями государств-членов СНГ и принимать по ним решения. В сфере юридического сотрудничества государств СНГ работает также Межгосударственный суд , созданный по решению январского саммита 1993 г. и рассматривающий случаи разногласий, связанных с национальными меньшинствами и границами СНГ. В этой же системе действует Комиссия по правам человека .

Целый ряд важных для институциализации Содружества решений был принят на заседании Совета глав государств СНГ 14-15 мая 1993 г. В развитие идеи Экономического союза СНГ здесь было решено учредить постоянно действующий исполнительный и координирующий орган Союза - Координационно-консультативный Комитет , состоящий из постоянных представителей участвующих в Союзе государств – по два от каждого государства; при Комитете создавался Исполнительный Секретариат СНГ . Через год в апреле 1994 года в этой же системе была учреждена Комиссия Экономического союза . (Координационно-консультативный комитет прекратил деятельность в октябре 1994 г., передав свои структуры и функции новому органу Содружества - Межгосударственному экономическому комитету).

В декабре 1993 г. был учрежден Межгосударственный банк СНГ , возглавляемый главой Центрального банка России и имеющей задачей содействовать межгосударственным финансовым отношениям.

Наконец, в октябре 1994 г. на встрече глав государств СНГ была предпринята попытка создать первый наднациональный орган Содружества, идея которого заключалась в том, чтобы он работал «не от саммита к саммиту», а на постоянной основе, и решения которого имели бы обязательную силу, - Межгосударственный экономический комитет 1 .

В СНГ также созданы отраслевые органы для координации сотрудничества в таких областях, как космические исследования, охрана окружающей среды, энергетика, железнодорожный транспорт, наука и технология, стандартизация, таможенное дело.

Видную роль в Содружестве играет Межпарламентская ассамблея , образованная шестью государствами в марте 1992 г. и сегодня объединяющая представителей законодательных собраний девяти государств - Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Мoлдoвы, Рoссийской Федерации, Таджикистана; в качестве наблюдателя на мероприятиях Межпарламентской ассамблеи присутствует делегация Верхoвнoгo Сoвета Украины. В целях сближения национальных законодательств Ассамблея стремится выполнять роль законотворческого органа Содружества, разработав за время своего существования около пятидесяти модельных законов, в том числе модельные Гражданский и Уголовный кодексы.

4. Независимость против взаимозависимости.

Экономический процесс в СНГ

Из всех проблем, унаследованных государствами СНГ от СССР, проблемы экономики оказались наиболее тяжелыми и трудноразрешимыми, - разрыв политических и экономических связей на постсоветском пространстве усугубил эту ситуацию дополнительными негативными факторами.

Движение республик СССР к независимости совпало с длительной кризисной тенденцией в советской экономике периода 1989-1991 годов - и во многом этой же кризисной полосой и было обусловлено. По взгляду Н.Шмелева, еще в 1989 г. страна перешла на всеобщий бартер, ибо начиная с «павловской» реформы деньги все хуже выполняли свои функции. В течение 1991 г. межреспубликанская торговля сократилась на 15%; в том же году падение производства по отдельным республикам дошло до 20%, а инфляция – до 80% в год. Выход из Союза в этой ситуации повсеместно воспринимался, помимо прочего, как необходимое условие для разрешения национальных экономических проблем.

Экономическим оптимизмом отмечен и первоначальный период СНГ. Уже в Беловежских соглашениях декларировалось сохранение единой рублевой зоны: при отсутствии собственных валют в ННГ это означало, что сфера действия рубля охватывала все постсоветское пространство, включая Прибалтику и Грузию. Стороны были, казалось, готовы к серьезнейшим экономическим компромиссам: в России, например, либерализация цен была перенесена с середины декабря 1991 г. на начало января 1992 г. только лишь для того, чтобы дать Украине и Беларуси возможность подготовиться к ценовым изменениям. Более того, российское руководство в это время вообще демонстрировало способность и готовность мириться с очень большими потерями ресурсов во имя экономической и политической солидарности с ННГ, выражением чего в торговой области были существенно более низкие по сравнению с мировыми цены на энерготовары и сырье: по различным оценкам, в течение 1992 г. такое «субсидирование» партнеров по СНГ обошлось России в суммы, эквивалентные 14% национального ВВП1 . Импорт из ближнего зарубежья тем временем становился все дороже, - возникал дисбаланс, который в любом случае долго сохраняться не мог.

Как в то время комментировала эту ситуацию пресса, «Россия, в силу того что она продавала свои товары по значительно более низким в сравнении с мировыми ценам, а покупала по высоким, оказалась в удивительной для развитой страны ситуации, при которой ей выгодно как можно меньше экспортировать в страны ближнего зарубежья. На деле же вывоз товаров туда значительно превзошел ввоз, что свидетельствует о чудовищной экономической неэффективности для России межреспубликанских торговых связей»1 .

Освобождение цен и общая либерализация внешней торговли очень скоро изменили эту ситуацию, - вообще для всех государств СНГ переориентация на мировые рынки и мировые цены с 1992 г. превратилась в основной мотив их внешнеэкономической деятельности.

Для экономической солидарности с соседями во всем этом изначально было не много места. Уже в начале 1992 г. Туркменистан, например, поднял цены на свой газ в десятки раз, что тут же обернулось сильнейшим энергетическим шоком для Украины, Казахстана и Таджикистана, а Грузию поставило вообще на грань энергетического истощения. В феврале 1993 г. Россия в десять раз повысила цены на газ, отпускаемый Украине, и через несколько месяцев - в два раза на нефть; поставки при этом упали до уровня в два раза ниже того, на котором находились годовые потребности Украины.

В течение 1991-93 годов объем торговых отношений внутри Содружества сократился наполовину, а доля дальнего зарубежья в структуре внешней торговли республик превысила 50%. Во внешней торговле России доля ближнего зарубежья на 1994 год сократилась в три раза: в 1991 г. она составляла 64,8% в экспорте и 70% в импорте; в 1994 г. – соответственно 22,5 и 25,7%2 .

Наряду с освобождением цен и переориентацией на дальнее зарубежье, сильнейшим фактором дезинтеграции экономического пространства Содружества стал распад рублевой зоны. Основной проблемой здесь изначально была проблема контроля над выпуском денег. В зоне действия одной денежной единицы должен быть и один же эмиссионный центр, каковым естественно оставалась Москва, - столь же естественным, однако, было и то, что для других членов СНГ это означало потерю контроля над важнейшей частью своей экономической политики – монетарной. При отсутствии общей финансовой дисциплины центральные банки республик решали эту проблему выпуском т.н. «безналичных рублей» – в виде кредитов, предоставляемым собственным организациям и предприятиям (т.н. кредитная эмиссия рублей), не особенно считаясь при этом с возникающими дефицитами своего государственного бюджета: в Грузии, например, в течение 1992-93 гг. кредитов было выдано на сумму, в 25 раз превышавшую национальный продукт. Но безналичные деньги рано или поздно «обналичиваются» («обналичим» – одна из самых популярных финансовых услуг этого периода), что оказывало возрастающую нагрузку на эмиссионный центр, влекло за собой возрастание денежной массы и, следовательно, ее обесценение. Инфляционные последствия бесконтрольного выпуска кредитных денег распространялись по всему СНГ. Поскольку при этом кредиты чаще всего использовались на приобретение товаров в России, отсюда уходила не только денежная, но и товарная масса, – дополнительный фактор роста цен в российской экономике.

На эту ситуацию Москва реагировала попытками ввести более строгие правила межбанковских расчетов1 , - для других государств СНГ усиление финансовой дисциплины означало одно: пока рубль остается общей валютой, Россия сохраняет за собой возможность и право определять финансовую политику во всем Содружестве. Уже в 1992 г. в ННГ появляются собственные деньги – вроде украинских купонокарбованцев. Последний удар рублевой зоне принес июль 1993 года, когда Россия отказалась предоставлять технические кредиты странам СНГ на прежних условиях, а российский Центробанк изъял из обращения все купюры, выпущенные до 1993 года, предоставив право обмена старых купюр на новые только гражданам и предприятиям России. Решительная эта мера в борьбе с инфляцией в России, поставила других членов рублевой зоны перед угрозой еще более страшной, чем прежде, инфляции, грозя наводнить их старыми рублями. (Вообще же ситуация носила еще более сложный и подчас «детективно-напряженный», характер: весь 1993 год в республиках рублевый зоны втайне шла подготовка к переходу на собственную валюту; опоздай Россия с реформой и старые рубли со всех концов СНГ обрушились бы на нее). Эти государства оказались перед дилеммой: либо подчиниться единой финансовой политике и дисциплине, определяемым Москвой, либо перейти к собственным валютам. Здесь, впрочем, выяснилось, что к этому времени почти все они успели отпечатать собственные деньги. К концу 1993 г. в рублевой зоне остались лишь Россия и Таджикистан.

С появлением десятка национальных валют труднее торговать в СНГ стало даже тем структурам. которые еще готовы были это делать. Как всякая новая валюта, валюты республик с самого начала были и до сих пор остаются «мягкими», низкоконвертируемыми; в каком именно отношении они находятся друг к другу, в точности не имел возможности определить ни один национальный банк; Центробанк России во всяком случае долго не котировал их вообще. Отсутствие механизма взаимной конвертации резко усложнило и без того уже непростые процедуры платежей в торговых операциях. Кроме того, сразу по появлении национальные валюты резко пошли вниз: так, рублевое содержание казахстанского тенге, введенного в ноябре 1993 г., уже через месяц уменьшилось вдвое, молдавского лея – без малого втрое. Естественным образом торговля при этом окончательно свернула на путь «долларизации», и это становилось еще одним фактором, ослаблявшим ориентацию республиканских экономик на ближнее зарубежье.

***

С самого начала высшие органы Содружества не поспевали за процессами распада некогда общего экономического пространства. В течение 1992 г. на встречах глав государств экономические проблемы почти не обсуждались. Тогда же определилась очень специфическая «логика экономической интеграции СНГ»: «сотрудничество», «координация», а потом и формирование «союзов» декларировались как раз на тех участках экономического пространства, где только что происходил очередной крупный разрыв межреспубликанских связей, - каждая интеграционная инициатива, таким образом, служила скорее симптомом обострившейся проблемы, нежели ее решением. Хронологически так это все, собственно говоря, и было: «обвальное» экономическое размежевание начала 1991 года вызвало инициативы по «сближению экономического законодательства государств-участников СНГ»; за дезорганизацией союзных финансов последовали решения саммитов «о единой денежной системе и согласовании денежно-кредитной и валютной политики государств рублевой зоны»; появление пограничных таможен обернулось «таможенным союзом» 1992 года; наконец, после распада в июле 1993 г. рублевой зоны, когда единое экономическое пространство окончательно разрушилось, а наружу выплеснулись острейшие взаимные претензии, всего лишь через полтора месяца, в сентябре 1993 г., самым широковещательным образом было декларировано формирование Экономического союза СНГ (при этом в России два процесса – аппаратная подготовка Союза в Министерстве по делам сотрудничества со странами СНГ, с одной стороны, и денежная реформа июля 1993 года по линии министерства финансов, с другой, - шли одновременно).

Со всем тем провозглашение Экономического союза явилось реальным поворотным пунктом экономической истории СНГ – в том хотя бы смысле, что с сентября 1993 г. интеграционная тенденция возобладала по крайней мере на уровне высших органов Содружества. Сам Союз менее всего был фиксацией действительных отношений: то был рассчитанный на несколько лет «рамочный договор», предусматривавший поэтапное движение от межгосударственной ассоциации свободной торговли (снижение таможенных пошлин и нетарифных барьеров во взаимной торговле, введение беспошлинного транзита, запрещение несанкционированного реэкспорта) к таможенному союзу и затем к общему рынку, который обеспечил бы свободу перемещения товаров, капиталов и рабочей силы. – движение, параллельно с которым предусматривалось создание валютного (денежного) союза государств СНГ1 . В последнем случае имелось в виду создание мультивалютной системы, охватывающей национальные валюты; взаимное признание и взаимные котировки валют; согласование пределов взаимных колебаний курсов, - в январе 1994 г. под эти задачи был учрежден Межгосударственный банк СНГ.

Серьезным шагом в деле нормализации финансовых отношений внутри Содружества стало, наконец, создание Платежного союза СНГ, соглашение о котором было единогласно подписано главами государств Содружества в октябре 1994 г. Хотя и это соглашение носило рамочный характер, участники союза взяли на себя столь важные задачи, как организация национальных валютных рынков, отказ от прежней системы директивной котировки курсов национальных валют, реализация принципа взаимной конвертируемости валют и снятие всяких ограничений по приему и использованию этих валют в качестве платежного средства.

5. Проблемы безопасности

и военно-политическое сотрудничество в СНГ

В течение 1992 г. военно-политические проблемы, судя по повесткам дня встреч глав государств СНГ, были центральными проблемами Содружества: необходимо было решить сложнейшие вопросы общего раздела военной машины СССР и, главное, урегулирования отношений внутри «ядерной четверки» СНГ – России, Украины, Казахстана и Беларуси.

Стартовой точкой в последнем процессе были беловежские соглашения, где стороны договорились о сохранении «единого контроля над ядерным оружием». На алмаатинском саммите 21 декабря 1991 г. было принято «Соглашение о совместных мерах в отношении ядерного оружия”, подтвердившее стремление сторон “совместно разрабатывать ядерную политику”; тогда же были созданы Объединенные вооруженные силы СНГ, главнокомандующим которых был назначен последний советский министр обороны маршал Е.Шапошников. Ядерные государства при этом договорились, что тактическое ядерное оружие должно быть переведено в Россию для последующего его уничтожения в рамках процесса ОСВ-2.

Проблема тактического ядерного оружия была решена в кратчайшие сроки, - камнем преткновения на три года вперед стал вопрос о стратегическом оружии. В рамках более широкого международного процесса Украина, Казахстан и Беларусь изначально декларировали стремление вступить в Договор о нераспространении ядерного оружия в качестве безъядерных государств, - на практике, однако, их политика в этом плане оказалась далеко не столь однозначной. Алма-Ата заявила, что Казахстан намерен сохранить свой ядерный потенциал до тех пор, пока его сохраняет Россия; затем крайний срок вывода стратегических средств из республики был отодвинут на 15 лет. Еще сложнее оказалась позиция Украины. Здесь оставалось без малого 2000 стратегических ядерных боеголовок, принадлежавших СССР, - число, значительно превышавшее совокупные ядерные потенциалы Великобритании, Франции и Китая. Летом 1993 г. украинский парламент объявил, что все ядерные вооружения на территории республики являются собственностью Украины: силою этого заявления Украина становилась третьей ядерной державой мира. Кроме того, в осуществление своего права вето по стратегическим вопросам, сформулированного на первых саммитах СНГ, Киев заявил, что в его распоряжении имеются средства физически блокировать запуск ракет со своей территории, и “административно” (в плане военной присяги, финансирования и снабжения) переподчинил себе эти ядерные силы; “единый контроль” при этом становился все более проблематичным. Близкими к позициям Казахстана и Украины оказались и позиции Беларуси.

После того как в мае 1992 г. в России было создано Министерство обороны и возникла “технически невозможная” ситуация двойного подчинения российских вооруженных сил - главнокомандующему СНГ, с одной стороны, и министру обороны России, с другой, - объединенные вооруженные силы СНГ потеряли всякий практический смысл. В июле 1993 г. на встрече министров обороны Содружества по инициативе маршала Е.Шапошникова Верховное главнокомандование СНГ было упразднено, а вместо него создан Штаб по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ.

Тем временем продолжались дискуссии о ядерном разоружении трех республик. Можно полагать, что на уровне СНГ этот вопрос так и не был бы решен, не выйди он на более широкий международный уровень, прежде всего на уровень процесса ОСВ-2. В конце мая 1992 г. на встрече лидеров Беларуси, Казахстана, России, Украины и США был подписан так называемый “Лиссабонский протокол” к ОСВ-2, обязывавший Украину, Казахстан и Беларусь присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия и осуществить полное уничтожение ядерных сил на своих территориях. На встрече глав государств ОБСЕ в декабре 1994 г. три республики официально присоединились к режиму нераспространения. Последовавшие вслед за этим акции – предоставление им гарантий ядерной безопасности и с тем вместе финансовой помощи на технические мероприятия по разоружению – окончательно сняли разногласия внутри «ядерной четверки». Процесс, однако, осуществился поверх механизмов военно-политического сотрудничества в СНГ.

С острейшими противоречиями шел и раздел обычных вооружений между республиками. Уже в начале 1992 г. Содружество оказалось перед угрозой обвального распада армии: подразделения ВВС в это время могли свободно и по собственному почину перебазироваться из республики в республику, как это однажды сделала часть эскадрильи, перелетевшая с Украины в Россию, а сухопутные части – перемещаться, «распродавая все на своем пути». На первых саммитах СНГ были приняты соглашения об объединенных войсках общего назначения и пограничных силах, - одновременно за каждым государством сохранялось «законное право» создавать национальные вооруженные силы: сепаратистская тенденция в этой сфере, как и в других начинаниях СНГ, со временем только укреплялась. Упразднение Верховного главнокомандования СНГ летом 1993 года, помимо прочего, означало, что члены Содружества сделали окончательный выбор в пользу национальных армий. Из суммы первоначальных соглашений по вооруженным силам достаточно успешным оказалось лишь соглашение о коллективных миротворческих силах.

Центральным военно-политическим событием этого периода стал Договор о коллективной безопасности 15 мая 1992 года, подписанный Арменией, Казахстаном, Кыргызстаном, Россией, Таджикистаном и Узбекистаном. В следующем году к договору присоединились Беларусь, Грузия и Азербайджан. (За пределами договора с самого начала остались и до сих пор остаются Украина, Туркмения и Молдова – «нейтральные», согласно их собственным конституциям, государства). Вступая в Договор его участники брали на себя два главных обязательства: 1) не вступать в иные военные союзы или группировки государств и не принимать участия в каких бы то ни было действиях, направленных против любого иного из государств – участников Договора; 2) осуществлять консультации и согласование позиций по различным вопросам международной безопасности. Договор вступил в силу в апреле 1994 г. и имел первоначально объявленный срок действия пять лет.

В отличие от системы коллективной безопасности, концепцию объединенных пограничных войск в СНГ реализовать не удалось, - пограничный режим в СНГ вместо этого начал выстраиваться вокруг двусторонних соглашений между Россией и соответствующими республиками. В результате внешние рубежи СНГ переходили под охрану либо республиканских, либо российских, либо смешанных пограничных войск. Наиболее важным из этих соглашений был договор с Таджикистаном от мая 1993 года, по условиям которого афгано-таджикская граница переходила под охрану 15-тысячного российского пограничного отряда (при менее значительном участии Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана). В том же году российские войска были размещены вдоль грузино-турецкой границы.

По состоянию на осень 1994 года Россия сохраняла свои военные базы во всех бывших советских республиках, за исключением прибалтийских государств и Азербайджана; из государств СНГ только Азербайджан и Молдова охраняли свои внешние границы собственными силами.

Тем временем в Совете министров обороны СНГ шла разработка концепции военной безопасности СНГ. В феврале 1995 г. эта концепция была рассмотрена и одобрена на очередной встрече глав государств Содружества. Имея в виду сохранение сложившихся институтов военно-политического сотрудничества в СНГ, военная доктрина Содружества несла в себе один новый акцент - на усиление «регионализации» в вопросах коллективной безопасности. В частности, указывалось, что силы коллективной безопасности должны включать в себя: 1) вооруженные силы и другие подразделения отдельных государств; 2) региональные объединенные группировки войск; 3) совместное осуществление противовоздушной обороны. Последовательные стадии этой работы были обозначены на период до 1996 г. и далее.

***

После тех перипетий и конфликтов, что имели место в первые годы существования СНГ, период 1994 – 1995 годов был, возможно, временем наиболее стабильного развития Содружества. В большинстве государств СНГ в эти годы была пройдена нижняя точка экономического кризиса, и появились первые признаки стабилизации и даже роста; с созданием Экономического союза обозначилась вполне реалистическая перспектива дальнейшей работы по экономической интеграции в СНГ. Сформировались правовые и институциональные основы сотрудничества в других областях – по правам человека и миграции, научно-техническому, экологическому и культурному сотрудничеству1 . К концу этого периода были либо урегулированы либо существенно смягчены все военно-политические конфликты на территории СНГ, включая Таджикистан, где с 1994 г. начался межтаджикский диалог. В феврале 1995 г. главами всех двенадцати государств СНГ был подписан Меморандум о поддержании мира и стабильности в СНГ, где стороны подтвердили нерушимость существующих границ и взяли на себя обязательство воздерживаться от военного, политического, экономического и иных форм давления друг на друга, а также пресекать любую деятельность, направленную против независимости, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств Содружества.

«Проект СНГ» в целом состоялся. Вместе с тем усиливавшееся экономическое обособление постсоветских республик друг от друга несло в себе новые для Содружества проблемы.

Рекомендованная литература

1. Моисеев Е.Г. Правовой статус Содружества Независимых Государств. – М.: Юрист, 1995.

2. Моисеев Е.Г. Международно-правовые основы сотрудничества стран СНГ. – М.: Юрист, 1997.

3. Коротченя И.М. Экономический союз суверенных государств: стратегия и тактика становления. – СПб, 1995. – 203 с.

4. Сергеев В.П. Экономический союз стран СНГ: проблемы и пути формирования. – М.: ИНИОН РАН, 1997. - 51 с.

5. Бляхман, Л.С., Кротов, М.И. Структурные реформы и экономическая интеграция : Опыт и пробл. СНГ. – СПб.: Изд-во Санкт-Петербург. ун-та, 1996. – 294 с.

6. Этнические и региональные конфликты в Евразии: В 3 кн. - М.: Весь мир, 1997. / Общ. ред. Зверев А. и др.

7. Здравомыслов, А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 286 с.

II . Государства СНГ в 1991 – 2001 годах.

1. Россия в Содружестве Независимых Государств:

между "общим прошлым" и новой исторической ролью

Ко времени образования СНГ руководство Российской Федерации во многих отношениях уже определило первоосновы своей внешней политики, включая и политику по отношению к государствам ближнего зарубежья: в целом ряде официальных заявлений была провозглашена приверженность новой России нормам международного права, принципам уважения самоопределения и суверенитета других народов, отказа от применения силы. Еще в марте 1991 г., высказываясь по столь политически деликатной теме, как позиция Россия в вопросе о соотечественниках в сопредельных республиках, Б.Н. Ельцин, например, заявил: «Защищать людей танками нельзя… Необходимо ставить отношения с этими республиками на юридическую, причем международно-правовую, основу»1 . Этот подход получил выражение и в тех договорах, что были подписаны Российской Федерацией в последний год существования СССР - с Украиной (ноябрь 1990 г.), Белоруссией (декабрь 1990 г.) и Литвой (июль 1991 г.).

С образованием СНГ новой российской дипломатии предстояло пройти проверку реальной внешнеполитической практикой. Уже в начале 1992 г. здесь возникли серьезнейшие проблемы и противоречия.

С одной стороны, шла институциализация внешней политики России. На «ближнезарубежном» направлении она началась практически с нуля: в начале 1992 г. работой с новыми постсоветскими государствами в МИДе занималась группа всего лишь в 10-12 человек1 , и это при тех сложнейших задачах, которые в это время приходилось решать Министерству, начиная от установления дипломатических отношений с новообразованными независимыми государствами и подбора послов в столицы СНГ и кончая аналитической работой и формированием переговорных делегаций для урегулирования кризисных ситуаций на постсоветском пространстве.

23 февраля 1992 г. было создано Управление по делам СНГ в МИДе, - в соответствии с его рекомендациями в дальнейшем выстраивалась вся система дипломатической работы в ближнем зарубежье.

Очень скоро, однако, в противовес МИДу о себе заявили другие центры внешнеполитической дискуссии в России - Верховный Совет РФ, Гражданский Союз и Союз промышленников и предпринимателей, окружение вице-президента А.В.Руцкого, так что уже в 1992 г. эксперты говорили о нескольких «внешних политиках» России в ближнем зарубежье1 , задаваясь при этом вопросом, есть ли у России вообще какая-либо концепция политики на постсоветском пространстве.

Тем временем принципы этой политики так или иначе складывались на практике. Первым из них стала приверженность России самой идее Содружества Независимых Государств. Россия с самого начала выступала наиболее активным членом СНГ, инициатором и/или участником всех заключаемых здесь соглашений; вплоть до сегодняшнего дня это единственное государство, подписавшее все до единого многосторонние договоры о сотрудничестве в рамках Содружества. Другим и не менее важным принципом стали установки Москвы на активное участие в управлении многими процессами, развернувшимися на постсоветском пространстве, - прежде всего процессами миротворчества. Что эта особая роль России должна получить признание со стороны мирового сообщества и Москве на уровне ООН должны быть предоставлены специальные полномочия для предотвращения и/или прекращения этнополитических конфликтов в бывшем СССР, Б.Н.Ельцин говорил начиная с 1992 г. («доктрина Ельцина»). Запад не принял этой доктрины, как, кажется, не осознал и того, что Россия – при том что лишь в 1993 г. в страну прибыло свыше двух миллионов беженцев - объективна заинтересована в поддержании стабильности на постсоветском пространстве.

В любом случае – вынужденно или нет – Москва взяла на себя главные миротворческие функции в СНГ, сумев в течение двух лет добиться в этой области серьезных результатов2 . На Россию при этом ложилась и основная нагрузка по охране внешних рубежей Содружества. В течение 1992 – 1995 гг. Москва заключила двусторонние соглашения о размещении российских пограничных войск со всеми государствами СНГ, кроме Украины, Молдовы, Азербайджана и Узбекистана. Самой практикой было подсказано и то, что демократической России во всем этом отнюдь не следует избегать ни политики военного присутствия в других частях Содружества, ни самого понятия «военное присутствие», и в апреле 1994 г. специальной президентской инструкцией был одобрен план по размещению тридцати военных баз в СНГ. К сентябрю этого года российские воинские контингенты находились во всех бывших советских республиках, за исключением Прибалтики и Азербайджана, а из государств СНГ лишь Азербайджан и Молдова охраняли внешние границы Содружества без участия России.

Отношения с новыми независимыми государствами становились все более важным приоритетом внешней политики России: показателем этого, в частности, стало создание Министерства по делам сотрудничества с государствами СНГ (январь 1994 г.) и учреждение должности вице-премьера по делам СНГ (ноябрь 1994 г.).

При всей активности своей политики на постсоветском пространстве Москва изначально определила для этой политики известные пределы: через все перипетии первых лет Содружества тенденцией проходило стремление российского руководства следовать идее и нормам международного права. Критикам вольно было все это время писать о российском «неоимпериализме», тем более что на это находились и свои поводы, - сумма фактов свидетельствует скорее о появлении во внешней политике официальной Москвы каких-то неявных элементов изоляционизма и уж во всяком случае о стремлении Кремля придерживаться известной дистанции по отношению ко многим и многим конфликтным ситуациям в СНГ. Уже в 1992 г. Россия заняла более или менее равноудаленную позицию от Азербайджана и Армении в их конфликте вокруг Нагорного Карабаха, до нуля сократила свое военное присутствие в Азербайджане, сохранила невысокий уровень вовлеченности в грузино-абхазский конфликт. Не столь сбалансированной оказалась российская политика в Таджикистане, но и здесь Москва продемонстрировала, как минимум, способность и готовность принимать во внимание аргументы демократической исламской оппозиции, а вместе с тем и содействовать тому, чтобы конфликт был разрешен переговорным путем: во всяком случае несколько раундов межтаджикских переговоров прошли именно в Москве.

Вообще в политике России по отношению к другим государствам СНГ уже в этот начальный период обозначился некий глубинный контур «доброкачественной realpolitik», до известной степени расходящийся даже с официальной внешнеполитической риторикой. Так, проблема «защиты русскоязычного населения за пределами России» ни в одном из возможных случаев не стала преградой для более широкого урегулирования отношений с тем или иным государством бывшего СССР, - начиная от проведенного строго по графику вывода войск из Прибалтики, завершенному к 1994 г., и кончая всеми и всякими проблемами вокруг Приднестровья и Крыма. В любом случае и по всей совокупности фактов этого периода можно говорить о том, что сценарий российского "неоимпериализма", о котором тогда говорили по всему миру, не состоялся.

Более того, при всех тех сложностях, какими подчас сопровождался поиск modus vivendi c новыми независимыми государствами, администрация Б.Н.Ельцина всерьез стремилась к тому, чтобы создать вокруг России не просто зону стабильности, а то, что называется поясом добрососедства. Экономически это прежде всего выражалось в том, что по крайней мере до 1993 г. Россия продавала свою продукцию в ближнем зарубежье по ценам на уровне 30-40% от мировых, а покупала - на уровне 70%. Больше всего при этом страна теряла на продаже энергоресурсов. Только в 1992 г. фактическое субсидирование республик СНГ через заниженные цены на нефть и газ составило порядка 17 млрд. долл.1

Необходимость нормализовать свой торговый баланс вынудила Россию с весны 1993 г. взять более прагматичный курс в отношениях со странами СНГ и начать приближать цены на свои энергоресурсы к уровню мировых: соглашения на этот счет были подписаны вначале с Украиной, затем с Беларусью, Казахстаном и, наконец, с другими республиками. 26 июля 1993 г. Россия объявила о фактическом введении своей национальной валюты (купюр нового образца) с условиями крайне ограниченного их обмена на старые банкноты: отрезая другие государства от наличного рублевого оборота, эта мера, продиктованная необходимостью удержать инфляцию на минимальных уровнях, вместе в тем означала конец прежней единой рублевой зоны. Суммарным результатом этих решений стало резкое сокращение торговли России со странами Содружества – тенденция, обозначившаяся еще в последний год существования СССР: в 1994 г. доля стран СНГ во внешнеторговом обороте России упала до уровня примерно 25%, в то время как в начале 90-х гг. она составляла 60%. Эрозия экономической основы отношений России с «ближним зарубежьем» по-новому поставила целый ряд вопросов для ее дипломатии.

В российском руководстве, насколько об этом можно судить по ряду прямых и косвенных свидетельств, было осознано, что фактор общего прошлого в отношениях с государствами СНГ теряет и все больше будет терять свое значение, - основой для взаимодействия здесь поэтому должны стать общепринятые в мировой практике договорные отношения – как многостороннего, так и двустороннего характера. При этом, как показали уже первые годы СНГ, на постсоветском пространстве, вопреки первоначальным ожиданиям, нет и объективных условий для односкоростной - «фронтальной» - реинтеграции всех двенадцати государств: интеграционный процесс впредь должен был принять разноскоростной характер. Москва, собственно, в 1994 – 1995 гг. и сама выступила в числе инициаторов разноскоростной интеграции, как то проявилось, во-первых, в белорусско-российском сближении с последующим созданием Сообщества (а затем и Союза) двух государств и, во-вторых, в организации Таможенного союза.

Этот период стал и временем концептуального осмысления места и роли России на постсоветском пространстве. 14 сентября 1995 г. вышел указ Президента РФ Б.Н.Ельцина об утверждении «Стратегического курса России с государствами – участниками Содружества Независимых Государств»1 . Отношения с государствами СНГ, подчеркивалось в концепции, являются главным приоритетом внешней политики России: «на территории СНГ сосредоточены наши главные жизненные интересы в области экономики, обороны, безопасности, защиты прав россиян»; при этом «эффективное сотрудничество с государствами СНГ является фактором, противостоящим центробежным тенденциям в самой России». Стратегическая цель России на постсоветском пространстве – создание экономически и политически интегрированного объединения государств; более близкая задача - обеспечение надежной стабильности во всех ее измерениях – политическом, военном, экономическом, гуманитарном и правовом. В экономической области концепция акцентировала задачу постепенного расширения Таможенного союза (ТС); при этом указывалось, что для укрепления и расширения ТС необходимо добиться такого положения, при котором любые двусторонние договоренности России не давали бы их участникам равных или более весомых преимуществ, чем те, которые имеются у членов ТС.

Судя по целому ряду фактов и свидетельств, стремление российского руководства изменить приоритеты внешней политики России в пользу СНГ носило не декларативный, а политически детерминированный характер, обусловленный, среди прочего, расширением НАТО на Восток. «Смена вех» нашла свое выражение и в смене руководства российского МИДа: в январе 1996 г. его возглавил Е.М.Примаков, и это назначение напрямую было продиктовано стремлением Кремля найти новую линию в своей внешней политике1 . В соответствии с поставленной задачей, Е.Примаков – «демонстративно», как об этом писала пресса, - в первую очередь совершил турне по странам СНГ и только после этого предпринял поездки в западные столицы.

Тем временем ситуация на постсоветском пространстве реально развивалась так, что одной доброй воли Москвы для решения накопившихся здесь проблем было уже недостаточно, - более того, как раз в этот период в отношениях России с государствами Содружества наступил столь глубокий кризис, какого не было и в первые годы СНГ. В 1997 г. два саммита подряд окончились, почти по единодушной оценке экспертов и СМИ, «полным провалом»; на октябрьском заседании Совета глав государств СНГ в Кишиневе свою подпись под итоговым документом поставила одна лишь Россия1 . В следующем году финансовый дефолт в России обернулся серьезнейшими экономическими потерями как раз для тех стран СНГ, которые наиболее тесно были связаны с российской экономикой. Наконец, в эти годы российская дипломатия не сумела предотвратить развития целого ряда процессов, находящихся в том или ином противоречии с национально-экономическими интересами России, - и, самое главное, консолидации прикаспийских и ряда иных государств вокруг проектов строительства крупных транспортных систем, выступающих альтернативой российским нефте – и газопроводам.

С другой стороны, имели место и позитивные тенденции, главной из которой стала нормализация российско-украинских отношений: в мае 1997 г. стороны подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, а в следующем году – Соглашение об экономическом сотрудничестве на период 1998-2007 гг. Расширялся Таможенный Союз – приоритетное направление политики России в Содружестве. В 1996 г. было образовано Сообщество России и Белоруссии, а в 1999 г. – подписан договор об образовании Союза двух государств. Не изменилась и установка России на сохранение режима наибольшего благоприятствования для стран Содружества: по подсчетам экспертов, через прямые и косвенные субсидии государствам «ближнего зарубежья» страна до сих пор теряет от 3 до 4% своего ВНП - почти столько же, сколько она расходует на оборону или здравоохранение. Тем временем накапливался долг стран СНГ перед Россией, достигший к настоящему времени суммы, приближающейся к 5 млрд. долл.

К 2000 г. для российской политической элиты вполне очевидной стала необходимость более прагматичного подхода ко всему кругу проблем СНГ – линия, сразу же получившая выражение в политике нового российского руководства. В сентябре 2000 г. Россия заявила о своем выходе из Бишкекского соглашения 1992 г. о безвизовом передвижении граждан в СНГ и переходу к принципу визовой политики на двусторонней основе, - двумя месяцами раньше, впрочем, Совет консульских служб государств Содружества принял решение о прекращении действия этого соглашения. Одновременно Президент РФ В.В.Путин уже на первом году своей администрации предпринял попытку повысить уровень отношений с теми государствами СНГ, которые прежде для российской дипломатии были наиболее «проблемными» - с Украиной, Азербайджаном, Молдовой, Узбекистаном и Туркменистаном, - как это, среди прочего, проявилось в политике президентских визитов в столицы СНГ и встреч с их лидерами1 ; одновременно по линии ухудшения пошли российско-грузинские отношения.

В соответствии с тем же изначально заданным принципом прагматизма, в 2000 г. было упразднено Министерство по делам сотрудничества с государствами – участниками СНГ, а его компетенция распределена между МИДом, Министерством экономики и Советом Безопасности РФ, где еще в конце 1999 г. была создана Межведомственная группа с задачей заниматься политикой России в отношении стран СНГ2 . Перед органами, ответственными за политику России в Содружестве, была поставлена задача разработать не формальную, а реально осуществимую и детально обоснованную стратегию в этой области: ближе всего к этой задаче приближается Программа действий по развитию Содружества Независимых Государств до 2005 г. – по своей комплексности и детальности первый такого рода документ за всю десятилетнюю историю Содружества.

Вопрос о будущем российской политики в СНГ имеют в себе несколько вполне предсказуемых компонентов. По логике вещей, Россия, ВВП которой превышает 70% совокупного ВВП Содружества, останется зоной притяжения для других участников СНГ на всю футурологически обозримую перспективу. При нынешних тенденциях, однако, столь же предсказуем и рост экономической конкуренции на постсоветском пространстве со всеми вытекающими отсюда процессами политического характера. Все это означает, что при общей устойчивости СНГ и места России в Содружестве конфликтность здесь, подспудная и явная, будет с каждым годом возрастать. Насколько эффективно Москва сможет управлять этими процессами, зависит единственно от качественного уровня ее дипломатии.

Рекомендованная литература

1. Стратегия для России – 2. Тезисы Совета по внешней и оборонной политике // Независимая газета. – 1994. – 27 мая.

2. Новая Евразия: отношения России со странами ближнего зарубежья. Сб.ст. – М., 1995 № 4.

3. Россия-СНГ: нуждается ли в коррекции позиция Запада? Доклад Службы внешней разведки Российской Федерации. – М., 1994.

4. Стратегический курс России с государствами – участниками Содружества Независимых Государств. - Российская газета, 1995, 23 сент.

5. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря 1997. № 1300 // Российские вести. – 1997. – 25 дек.

6. Этнические и региональные конфликты в Евразии. Книга 2. Россия, Украина, Белоруссия/ Общ. ред. А.Зверев и др. – М., 1997. – 224 С.

7. Рыбкин И. Безопасный мир для России (Совет безопасности РФ). – М., 1997. – 21 с.

2. «Новая Европа»: Украина, Беларусь и Молдова

в поисках национальной модели развития

Украина

Идея независимой Украины, сыгравшая столь большую роль в распаде СССР и дальнейшей эволюции постсоветского пространства, укоренилась в украинском обществе уже к осени 1989 года, когда сформировалось Народное движение за перестройку (Рух) – движение, правое крыло которого изначально придерживалось этой идеи. Под началом Руха в январе 1990 г. прошли массовые манифестации в память о провозглашении Украиной своей независимости в 1918 г.: «живая цепь», образованная почти миллионом человек, протянулась тогда от Львова до Киева. В марте того же года на выборах в Верховный Совет УССР оппозиции во главе с Рухом удалось завоевать треть мест; при малой дееспособности депутатов от Коммунистической Партии Украины, на глазах терявшей свой политический вес, этого вполне хватило для превращения парламента в легальную трибуну движения за независимость. 16 июля 1990 г. Верховный Совет Украины принял Декларацию о государственном суверенитете Украины, провозгласившую «полноту и неделимость власти Республики в пределах ее территории и независимость и равноправие во внешних сношениях»; здесь же впервые было заявлено право Украины на собственные вооруженные силы.

К осени 1990 г. политическая ситуация в республике окончательно вышла из-под контроля КПУ. В октябре демонстрации под лозунгами независимости собирали в Киеве до 200 тыс. человек – движение, апогеем которого стал «палаточный городок» на центральной площади Киева, где студентами столицы была организована массовая голодовка с требованиями полного суверенитета и независимости для Украины, отказа от нового союзного договора и проведения радикальных реформ в республике.

При всем том референдум об отношении к «новому Союзу», состоявшийся 17 марта 1991 г., продемонстрировал неопределенность и противоречивость политических настроений в украинском обществе, - в значительной степени это объясняется тем, что Киев пошел на свой вариант референдума, предложив обществу дополнительный вопрос об отношении к идее суверенной Украины. Так или иначе за новый Союз тогда высказались около 70 процентов голосовавших, за суверенную Украину в рамках нового Союза – свыше 80 процентов. Из равновесия ситуацию вывели события августа того года: на выступление ГКЧП украинское руководство 24 августа ответило Актом провозглашения независимости Украины и постановлением о проведении 1 декабря 1991 г. республиканского референдума в подтверждение этого акта.

Декабрьский референдум не просто закрепил независимый статус нового украинского государства, - чрезвычайно высокий уровень участия в нем общества (84%) и колоссальный процент высказавшихся за независимость (93%) стали тем фактором, который в еще большей степени радикализовал позицию украинского руководства в его отношениях к союзному Центру. На последних новоогаревских встречах президент Украины Л.М.Кравчук, избранный на этот пост 1 декабря 1991 г., заявил о категорическом отказе Киева дать свое согласие на какой бы то ни было союзный договор – не только политический, но и экономический. «Уход Украины», громадной и во всех отношениях наиважнейшей части «союзного пространства», лишил Центр в новоогаревском процессе последних политических ресурсов, а задача «удержать Украину» стала едва ли не главным мотивом Беловежской встречи 6-8 декабря 1991 г.1

В ближайший послебеловежский период политическая ситуация на Украине развивалась под знаком все более острых противоречий с Россией. Главным камнем преткновения стала проблема украинской армии. 13 декабря 1991 г. Киев объявил о переподчинении Украине всех находящихся на ее территории подразделений сухопутных и военно-воздушных сил, а также Черноморского флота. Практические шаги Киева по пути создания собственных вооруженных сил – стремление, неоднократно декларировавшееся Украиной с 1990 года, - для Москвы все же стали тем более неожиданной проблемой, что в Беловежье стороны согласились с идеей общего военно-стратегического пространства. Политический конфликт, особенно в том, что касалось флота1 , очень скоро перерос в конфронтацию по всем вопросам, включая экономические. Январская (1992 г.) либерализация цен в России немедленно отозвалась дефицитом финансовых средств на Украине, что вынудило ее уже в том же январе пойти на введение купонной системы. К весне российско-украинские отношения обострились до такой степени, что Рух, - по-прежнему наиболее влиятельное политическое движение в стране, - призвал к выходу Украины из СНГ.

Но Киев и без того придерживался установки на ограниченное участие в Содружестве. Украина изначально отказалась участвовать в СНГ в том, что касалось формулирования общей внешней политики, вооруженных сил, пограничных войск, единой валюты, открытых границ и двойного гражданства. В мае 1992 г. Киев отказался подписать Договор о коллективной безопасности государств СНГ и вообще участвовать в каком-либо военном союзе Содружества. Более приемлемой оказалась идея Экономического союза, как она развивалась в 1993 году, но и здесь украинское руководство не пошло дальше ассоциированного членства и не подписало соглашения об образовании Межгосударственного экономического комитета – первого наднационального органа СНГ. Украина не подписала Устав СНГ, тем самым в техническом смысле отказавшись от членства в Содружестве. Вообще, конституционно провозгласив себя внеблоковым государством, Киев в своей внешней политике изначально ориентировался в большей степени на двусторонние, нежели многосторонние, отношения1 .

Первоначальный период независимости обернулся для Украины глубочайшим экономическим кризисом. Прежде всего сказалось резкое ослабление межреспубликанских связей: при том, например, что на Россию в 1991 г. приходилось около 45% украинского экспорта и около 65% импорта, политический конфликт между двумя государствами не мог не создать серьезнейших экономических проблем для Украины, особенно в энергетической области1 . В течение трех с половиной лет ВВП страны сократился вдвое. Необходимость финансировать возрастающие дефициты госбюджета ввергла экономику в катастрофическую гиперинфляцию: в течение одного лишь 1993 года купонокарбованец обесценился на 10200%, - по оценке Всемирного банка, самый высокий показатель инфляции на тот момент в мире; за год индекс потребительских цен на Украине вырос в 103 раза2 . Повышение Россией цен на энергоносители до уровня мировых еще дальше отодвинуло перспективы стабилизации. В 1994 г. Украина, по оценкам экспертов, имела наихудшие макроэкономические показатели в СНГ3 – ситуация, усугублявшаяся нежеланием украинского руководства идти в этот период на сколько-нибудь радикальные экономические реформы.

Президентство Л. Кравчука подходило к концу на фоне заметно изменившихся общественных настроений; критики официального Киева при этом давали исключительно негативную оценку первых лет украинской независимости. Баланс просчетов и достижений этих лет на самом деле был далеко не столь однозначно негативным. Если не считать совершенно особой проблемы Крыма4 , украинское общество сумело остаться на очень низком уровне внутренней конфликтности, избежав как серьезных проблем на национальной почве, так и регионального сепаратизма, - и это при явно выраженной региональной сегментации страны4 . С 1994 г. наметился перелом и в отношениях с Симферополем: сочетая твердость в принципиальных вопросах и готовность к компромиссам во всем остальном, Киев сумел постепенно вернуть Крым в правовое поле Украины и найти формулу окончательного государственно-правового решения проблемы.

Противоречивый характер итогов президентства Л.Кравчука отразился и на ходе президентских выборов летом 1994 года, когда победу лишь во втором туре и с незначительным перевесом голосов одержал Л.Д. Кучма1 , но и это обстоятельство – первая в СНГ смена президента в соответствии с нормальной конституционной процедурой - по своему свидетельствовало, что за предшествующие четыре года Украина достаточно далеко продвинулась по пути государственного строительства и развития современной политической культуры.

Главным приоритетом нового руководства стала экономика. Была объявлена программа «По пути радикальных экономических реформ», предусматривавшая освобождение всех цен, за исключением продукции естественных монополий, дерегулирование внутренней и либерализацию внешней торговли, приватизацию земли и собственности, радикальное снижение налогов, денежную реформу с переходом на гривну, сокращение государственных расходов и борьбу с коррупцией. Первые результаты сказались уже в 1995 году, когда в экономике страны появились первые признаки стабилизации. Резко сократились инфляция и дефицит госбюджета; начался рост, пока еще слабый, в промышленности. К середине 1996 г. частный сектор давал уже 48% национального продукта. Все это позволило в сентябре 1996 г. осуществить давно запланированную замену купонокарбованца на гривну, что оказало на экономику дополнительный стабилизирующий эффект. Под проект закрытия Чернобыльской АЭС (с обязательством закрыть станцию к 2000 г.) и для развития национальной энергетики Киев получил громадный пакет международной финансовой помощи, превышавший 2 млрд. долл.; вообще по мере стабилизации экономики поле сотрудничества Украины с международными финансовыми кругами резко расширилось. С 1997 г. в стране начался достаточно стабильный экономический рост.

Первый же год президентства Л.Кучмы ознаменовался прорывом в российско-украинских отношениях. Летом 1995 г. на встрече двух президентов был урегулирован вопрос о Черноморском флоте; министрами обороны в течение этого года было подписано около 30 соглашений о сотрудничестве, наиболее весомым из которых стало решение о создании объединенной системы ПВО. К лету 1996 г. стратегическое ядерное оружие, находившееся на территории Украины, было вывезено в Россию. Началась подготовка полномасштабного договора между двумя государствами. Вообще на смену однозначно прозападной ориентации прежнего руководства пришел принцип «и Запад и Восток» - стремление сочетать сотрудничество с государствами СНГ, особенно с Россией, и интеграцию в западные структуры1 . Важным шагом вперед в западном направлении стало вступление Украины в октябре 1995 г. в Совет Европы; в следующем году Украина стала членом программы «Партнерство во имя мира» и заявила о своем желании вступить во Всемирную торговую организацию.

31 мая 1997 г. президенты России и Украины подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, в котором стороны, среди прочего, заявили о своем уважении территориальной целостности друг друга и подтвердили нерушимость существующих между ними границ: вопрос о статусе г.Севастополя тем самым был окончательно закрыт. В следующем году на высшем уровне было подписано соглашение об экономическом сотрудничестве двух стран на период 1998-2007 гг. Политические отношения Украины и России, таким образом, наконец, стабилизировались, - открылся путь к постепенному урегулированию других вопросов и прежде всего проблемы финансовой задолженности Украины перед Россией, к концу 90-х гг. превысившей 2 млрд. долл.

Тем временем новая внешнеполитическая ориентация Украины - «и Запад и Восток», - снимая одни противоречия, порождала другие, то и дело оборачиваясь для Киева ситуацией «ни Запад, ни Восток». На Западе имидж страны серьезно пострадал после серии антидемпинговых расследований в отношении украинских экспортеров; другой проблемой стали права человека на Украине: в 1999 г. в связи с этим было приостановлено ее членство в Совете Европы. Новые, хотя и далекие от прежней остроты, противоречия возникли и в российско-украинских отношениях, когда Киев в 1997 г. выступил в числе инициаторов и активных участников объединения ГУАМ, собравшего в себе наиболее «проблемные» с точки зрения российской дипломатии государства и преследующего цели строительства новых транспортных коридоров в СНГ, в той или иной степени альтернативных по отношению к российским.

Перспективы страны в мире и СНГ сегодня более всего зависят от экономического фактора. Серьезнейшей проблемой, далекой от разрешения, остается внешнеэкономическая задолженность Киева, превышающая 12,5 млрд. долл. (54% от ВВП) и систематически подогревающая инфляцию в стране. Темпы промышленного развития Украины все последние годы, несмотря на это, возрастали, достигнув в 2001 г., по данным Межгосударственного статистического комитета СНГ, одной из рекордных для всего Содружества отметок – 18,8%. Если республике удастся сохранить такую экономическую динамику, это станет и основой для дальнейшего позитивного развития ее отношений как с Россией, так и с другими участниками СНГ, если нет – страна реально может оказаться в ситуации экономического, а затем и политического банкротства. Лимит исторического времени, которым для этого располагает Украина, очень мал.

Рекомендованная литература

1. Этнические и региональные конфликты в Евразии: В 3 кн. - М.: Весь мир, 1997. Кн. 2 : Россия, Украина, Белоруссия/ Общ. ред. Зверев А. и др. - 224 с.

2. Мошес, А. Геополитические искания Киева : (Центральная и Восточная Европа в политике Украины) // Pro et contra. – М., 1998. - T. 3, N 2. - С. 95-110.

3. Шерр, Д. Украина в системе европейской безопасности // Pro et contra. – М., 1998. - T. 3, N 2. - С. 124-140

4. Белецкий, М.И.; Толпыго, А.К. Национально-культурные и идеологические ориентации населения Украины: По данным социологических опросов // Полис. - М., 1998. - N 4. - С. 74-89

5. Украина и Россия: общества и государства (Публикация Музея и общественного центра им. А. Сахарова). – М.: Права человека, 1997.

Республика Беларусь

Во второй половине 1980-х годов Белоруссия, в сущности, не знала сколько-нибудь массового движения за независимость: здесь даже «перестроечные» процессы проходили столь вяло, что в прессе этого периода за республикой закрепилась репутация «Вандеи перестройки». Началом протестного движения стало лето 1988 года, когда вслед за публикацией статьи археологов З.Позняка и Е.Шмыгалева «Куропаты: дорога смерти», описывавшей места массовых захоронений сталинских репрессий, в республике зазвучали призывы организовать собственное движение в поддержку перестройки, а затем были учреждены общество «Мартиролог» и Оргкомитет Белорусского Народного Фронта. Скоро Народный фронт имел отделения по всей республике, - программа его, однако, носила умеренный характер и не выходила за рамки требований общедемократического содержания.

В феврале 1989 г. на выборах в Верховный Совет БССР депутатами парламента стали около 40 членов и сторонников Народного фронта (примерно 10% депутатского корпуса). 27 июля 1990 г., следуя примеру России и Украины, Верховный Совет республики принял декларацию о государственном суверенитете: Белоруссия была провозглашена нейтральным безъядерным государством, имеющим право на создание собственной армии и сил безопасности, а также собственного банка и валюты. Дальше этой декларации, однако, процесс суверенизации в этот период не пошел. Республика приняла участие во всесоюзном референдуме о судьбе СССР, на котором 83% голосовавших высказались за сохранение Союза.

Расстановку политических сил в Минске резко изменили события августа 1991 года. Верхушка Верховного Совета Белоруссии поддержала выступление ГКЧП, - это вызвало столь мощную волну массового протеста, что в последний день путча она была вынуждена сложить свои полномочия. Вслед за этим Верховный Совет приостановил деятельность компартии и принял решение придать Декларации о государственном суверенитете от 27 июля 1990 г. силу конституционного закона; по настоянию Народного фронта были приняты новые герб, флаг и наименование страны (Республика Беларусь); Председателем Верховного Совета был избран С.Шушкевич – политик, близкий к Народному фронту.

Беловежские соглашения, подписанные в белорусских Вискулях 9 декабря 1991 года, были ратифицированы Верховным советом Белоруссии уже на следующий день. Как оказалось, на то время это было высшей точкой солидарности в «славянской тройке», - уже в 1992 г. в отношениях России и Белоруссии появились первые трения и разногласия, главным образом по военно-политическим вопросам. В мае 1992 г. Минск, как и Киев, отказался подписать Договор о коллективной безопасности государств СНГ; гораздо медленнее и труднее, чем того ожидало российское руководство, шел процесс ядерного разоружения Белоруссии. В мае 1992 г. Белоруссия ввела свою валюту, став тем самым одним из первых государств СНГ, покинувших рублевую зону. Серьезные противоречия скоро обозначились и в торгово-экономической области, когда по мере роста белорусской задолженности Россия начала сокращать сюда поставки энергоносителей: при том что Белоруссия на 90% зависит от импорта российских нефти и газа, все это немедленно обернулось для Минска серьезнейшими экономическими проблемами, и здесь даже возникла дискуссия о возобновлении программы ядерной энергетики, прекращенной в 1988 г.

Экономический спад периода первых двух лет независимости в Белоруссии не был столь катастрофическим, как на Украине, но и при этом инфляция здесь не опускалась ниже 30% в месяц, национальный рубль обесценился в 10 раз, значительная часть предприятий остановилась. В сложившейся ситуации руководство страны предпочло искать выход из кризиса на пути не рыночных реформ, а экономического сближения с Россией. В 1993 г. Белоруссия не только вошла в Экономический союз Содружества, но и инициировала вопрос о платежном союзе с Россией вплоть до объединения двух денежных систем: уже в декабре 1993 г. стороны учредили совместную комиссию по подготовке такого союза, а в апреле следующего года подписали договор о его образовании1 .

Тем временем в политической элите страны шла радикальная перегруппировка сил. В январе 1994 г. Верховный Совет учредил Комиссию по борьбе с коррупцией, возглавлять которую был назначен А.Лукашенко; комиссия подготовила доклад, содержавший обвинения против целого ряда руководителей парламента и правительства, но главным образом против С.Шушкевича; в конце января Верховный совет большинством в 209 голосов против 36 вынес С.Шушкевичу вотум недоверия. Параллельно все это время шла подготовка первой постсоветской конституции Белоруссии, по которой в республике создавалось президентство. В марте 1994 г. конституция была принята, - началась избирательная компания. Громадная неокоммунистическая фракция парламента рассчитывала, что президентом будет избран премьер-министр В.Кебич, - но уже первый тур выборов остался за А.Лукашенко. Новая фигура на политической арене Белоруссии, А.Лукашенко провел противоречивую по содержанию, но невиданно энергичную компанию: он говорил о необходимости отмены беловежских соглашений и наказания для их инициаторов, наезжал в Москву, где встречался с антиельцинской оппозицией, и одновременно делал все, чтобы сблизиться с российским руководством, - и уже в первом туре победил в 111 из 118 избирательных округов республики. Во втором туре, 10 июля 1994 г., получив громадное большинство голосов – свыше 80 %., А.Г. Лукашенко был избран президентом Белоруссии1 .

За выборами президента в следующем году последовали выборы в новый парламент страны, когда впервые и возник конфликт между всеми тремя ветвями власти в Белоруссии. Конфронтация между президентом и Верховным Советом приняла сложный и затяжной характер; оппоненты А.Лукашенко при этом не раз ставили вопрос о нарушении демократических норм в стране. Так или иначе 1995 год принес стране затяжной конституционный кризис, а работа Верховного Совета и солидаризировавшегося с ним Конституционного суда была парализована. Преодолен кризис был лишь силой референдума в 1996 г., на котором избиратели высказались в поддержку президента. Результатом стала новая Конституция Белоруссии, по которой создавалась верхняя палата Верховного Совета, третья часть которой назначается президентом, и новый Конституционный суд, где решениями президента назначается половина членов; число мест в парламенте было сокращено до 110, а президент получил право распускать парламент «в случаях серьезного нарушения конституции». Ни один из кандидатов Народного фронта в новый Верховный совет не прошел.

Вместе с тем новому руководству очень скоро удалось затормозить развитие кризисных тенденций в экономике, сведя к минимуму показатели роста цен и инфляции в стране. В 1996 г. в Белоруссии начался рост экономики; по итогам 1997 г. макроэкономические показатели республики при росте ВВП на 11% оказались самыми высокими не только в СНГ, но и в Европе. Обозреватели заговорили о «белорусском экономическом чуде».

Высокие темпы экономического роста страны во многом, если не во всем, идут от того, что краеугольным камнем своей внешней политики новое руководство сделало идею экономического и политического сближения с Россией, установку на использование потенциала российского производства и рынка. В январе 1995 г. между двумя странами был заключен таможенный союз (положивший начало Таможенному союзу СНГ), а в феврале – Договор о дружбе и сотрудничестве, охватывавший широкий круг вопросов, от размещения российских военных баз на территории Белоруссии до поставок сюда российских энергоносителей. 2 апреля 1996 г. президенты двух стран подписали Договор о создании Сообщества России и Белоруссии, задачи которого были определены как синхронизация реформ, формирование единого информационного пространства, создание единой законодательной и нормативно-правовой базы; Минску при этом были списаны все долги - государственные (более 300 млн. долл.) и газовые (около 400 млн. долл.). Хотя, как отмечают специалисты, из задач Сообщества, провозглашенного в 1996 году, ничего не было выполнено, уже на следующий год было намечено подписание договора о Союзе двух государств; подготовленные документы, однако, оказались настолько неприемлемыми для Москвы, что процесс занял еще два года.

Экономическое сближение с Россией позволило республике во всевозрастающих масштабах продвигать на российский рынок свои товары, преимущественно легкой промышленности, но также машиностроения и бытовой электроники, получая взамен, главным образом по бартеру, топливно-сырьевые товары. Уже в 1997 г. белорусский экспорт в Россию вырос без малого на 40%, и это в то время, когда внутренний товарооборот в СНГ что ни год сокращался на 15 – 20%. За ростом белорусской экономики в то же время стоит и такой фактор, как дотации и скрытые субсидии со стороны России – результат того режима наибольшего благоприятствования, который Минск закрепил за собой в процессе политического сближения с Москвой: по оценке отдельных экспертов, объем этих субсидий и дотаций составляет от одного до двух миллиардов долларов в год. Наконец, «переориентация товарных потоков из Россию в Европу через территорию Белоруссии позволила Минску значительно пополнить бюджет республики. Учитывая, что на Запад приходится 42% всего торгового оборота России и 70-80% его связаны с транзитом через Белоруссию, размеры подобной финансовой подпитки представляются весьма значительными»1 . Между тем в декабре 1999 г. был подписан и в январе 2000 г. вступил в силу Союзный договор между Белоруссией и Россией: на политической карте мира появилось новое государственное образование. Создан Высший Государственный Совет и Совет Министров Союза. Согласно договору, Союз будет развиваться поэтапно, постепенно принимая от двух государств новые полномочия в свое исключительное ведение и формируя необходимые союзные органы управления. Одновременно с договором была принята программа действий по реализации его положений, предусматривающая «выравнивание основных макроэкономических показателей» двух стран, проведение единой структурной политики, унификацию гражданского и налогового законодательств, проведение единой торговой и таможенно-тарифной политики; единой пограничной политики и совместной деятельности правоохранительных органов и спецслужб; запланировано объединение энергетической и транспортной систем, создание единого научно-технического и информационного пространства; сближение уровня социальных гарантий, стандартов оплаты труда, пенсионного обеспечения и социальной поддержки граждан.

Большинство экспертов более чем сдержанно оценивает перспективы осуществления этой программы, особенно ее экономической части. Россия и Белоруссия являют собой две разные, в большинстве отношений даже полярно противоположные, экономические модели, причем именно экономическое сближение с Россией – «российский ресурс» белорусской экономики – до сих пор позволяет Минску сохранять отличную от российской экономическую систему. Промышленный рост в стране при этом шел преимущественно на старой производственной базе – тенденция, которая, как считают экономисты, через 5-10 лет может привести к необратимой деградации белорусского производства. «Белорусское экономическое чудо», судя по статистике, уже закончилось: в 2000 г. страна оказалась единственным государством СНГ, где обозначилась тенденция к падению темпов роста. Сохраняют разновекторность и политические режимы двух государств. Формально российско-белорусский Союз стал свершимся фактом истории – практические его перспективы пока еще неясны.

Рекомендованная литература

1. Белоруссия и Россия: общества и государства / Ред.-сост. Фурман Д.Е. - М.: Права человека, 1998. - 432 с.

2. Белоруссия: путь к новым горизонтам / Рос. ин-т стратег. исслед. ; Под общ. ред. Кожокина Е.М. - М., 1998. - 383 с.

3. Беларусь и Россия. Сб. ст. Редкол.: Соколин В.Л. и др. – М., 1998. – 151 с.

4. Беларусь и Россия. Сб. ст. Редкол.: Галицкий В.Л., Гасюк Г.И. и др. – М., 1999. – 145 с.

5. Сотников А.В. Союз Беларуси и России (аспект внешней и внутренней торговли). РАН. Ин-т междунар. экон. и полит. исслед. – М.: Эпикон, 1999. – 129 с.

6. Барциц И.Н., Миронов В.О. Россия и Беларусь: История воссоединения. – М., 2000. – 111 с.

7. Годин Ю.Ф. Россия и Белоруссия на пути к единению. Проблемы экономической безопасности. – М.: Международные отношения, 2001. – 303 с.

Республика Молдова

Среди республик СССР Молдавия была уникальна в том отношении, что исторически ее титульная нация принадлежала к некогда единому, а затем разделенному (при присоединении Бессарабии к СССР в 1940 г.) народу – румынскому. В советские времена по вопросу о разделении Румынии и Молдавии существовало то официально санкционированное и при этом совершенно безосновательное утверждение, что румыны и молдаване говорят на разных, пусть и родственных, языках, - вопрос о языке поэтому в первые же годы перестроечного периода превратился здесь не столько в культурную, сколько в политическую проблему. В августе 1989 г. Молдавия стала первой советской республикой, официально провозгласившей свой язык, язык титульной нации, государственным языком. Параллельно набирало силу движение за независимость, - для определенной части общества, численно отнюдь не доминировавшей, целью этого движения было воссоединение с Румынией.

Ситуация, однако, изначально осложнялась тем, что наряду с молдаванами (62 % населения) в стране живут такие количественно большие меньшинства, как украинское, русское, гагаузское и болгарское, - политически эти меньшинства придерживались совершенно разных целей. Наиболее острою реакцию закон о языке вызвал в Приднестровье – территории компактного проживания русского и украинского населения: здесь уже в июне 1990 г. на Съезде народных депутатов обсуждается идея о создании независимого от Кишинева государства, а 2 сентября 1990 г. провозглашается Приднестровская Молдавская Республика со столицей в Тирасполе.

Августовский путч в Москве перевел процесс в новую плоскость. 23 августа 1991 г. молдавский парламент принял решение о запрещении Коммунистической партии Молдовы и национализации ее собственности. 27 августа Кишинев объявил о своей независимости и сформировал государственную делегацию для переговоров с Москвой о выходе из СССР. Было объявлено также о национализации всей собственности на территории республики и скором введении национальной денежной единицы; организованы пограничная служба и пункты таможенного контроля, создано министерство национальной безопасности. В Приднестровье тем временем создается Республиканская гвардия.

Из политической в военную фазу конфликт перешел в марте 1992 г., когда в районе Бендер и Дубоссар начались полномасштабные бои с применением артиллерии и танков. В июне силы Кишинева овладели Бендерами – сложилась ситуация, в которой инициативу на себя сочло необходимым взять руководство 14-ой российской армии, со 2 апреля 1992 г. официально находившейся под юрисдикцией России. Позиция «жесткого вооруженного нейтралитета», занятая армией, остановила эскалацию конфликта. Российский МИД тем временем вел дипломатическое урегулирование противоречий между Кишиневом и Тирасполем. 23 июля 1992 г. последовало соглашение между Молдавией и Россией «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровье»: боевые действия прекращались, а из представителей сторон и России создавались миротворческие силы с задачей разблокировать ситуацию и обеспечить предпосылки для государственно-правового разрешения конфликта.

Тем временем Молдова решала другие свои проблемы. Как во всех республиках бывшего СССР, первоначальный период независимости здесь сопровождался жесточайшим экономическим кризисом. В 1993 г. суммарный уровень инфляции в республике составил 800%; ВНП относительно 1990 г. сократился более чем на 50%. В Тирасполе осталась основная промышленная база республики, - при этом, поставив себя по мере развития приднестровского конфликта вне СНГ, Кишинев на практике оказался и вне рынков бывшего СССР. Сотрудничество с Румынией никаких принципиальных проблем не решало, тем более что и Румыния, страна в целом слаборазвитая, сама в это время находилась в кризисной полосе.

В этой ситуации Кишинев счел необходимым пересмотреть свою позицию по отношению к СНГ: 8 апреля 1994 г. Верховный Совет Молдовы ратифицировал документы о вхождении республики в Содружество.

В июне 1994 г. республика приняла свою первую постсоветскую конституцию. Молдова была провозглашена независимым, демократическим и унитарным государством; вопреки ожиданиям критиков и противников Кишинева, наименование государственного языка было дано в редакции «молдавский», а не «румынский», при этом гарантировалось свободное использование и развитие других языков; специальными положениями оговаривалась автономия Приднестровья и Гагаузии; объявлялся нейтралитет страны и запрет на размещение здесь каких бы то ни было зарубежных войск.

Тем временем заметно сблизилось позиции Кишинева и Москвы по целом ряду вопросов. В октябре 1994 г. было подписано российско-молдавское соглашение о выводе из Приднестровья 14-ой армии в течение предстоящих трех лет. С весны этого года при посредничестве России и ОБСЕ шли также переговоры Кишинева и Тирасполя о государственно-правовом урегулировании проблемы Приднестровья, но результативность переговорного процесса с самого начала оказалась крайне низкой: на предложение автономии, сколь угодно широкой, Тирасполь неизменно отвечал требованием конфедерации – противоречие на тот период тем более непреодолимое, что свыше 80% населения Приднестровья, как показывали многочисленные опросы, продолжало настаивать на независимости от Кишинева. Высшим достижением этого периода стало подписание сторонами в июле 1995 г. Соглашения о неприменении силы и экономических санкций во взаимных отношениях.

В ноябре и декабре 1996 г. в Молдавии прошло два тура президентских выборах, по итогам которых президентом страны стал П.Лучинский, выступавший под лозунгом сближения Кишинева с Россией и СНГ. Позиции молдавского руководства в переговорах с Тирасполем существенно укрепились, особенно после того как сменилось руководство 14-ой армии. В мае 1997 г. произошло центральное событие в переговорном процессе: в Москве стороны подписали Меморандум “Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем”, определивший основные принципы во взаимоотношениях Кишинева и Тирасполя. В документе впервые появилась формулировка "общее государство"; Приднестровской республике при этом гарантировалось право «самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно- технической и культурной областях, а в других областях - по согласованию сторон”. Важным фактором оздоровления межгосударственных отношений в регионе стало и то, что в формат переговорного процесса как гарант выполнения достигнутых договоренностей наряду с Россией вошла Украина. (Вообще Украина и Молдова в это время начинают выстраивать целую сеть партнерских отношений, став в частности союзниками по блоку ГУАМ).

В январе 1999 г. в Тирасполе состоялась первая встреча президентов Молдовы и Приднестровья, положившая начало более конструктивной, чем прежде, дискуссии вокруг того, каким конкретным содержанием может быть наполнено понятие «общее государство»; на встрече был подписан целый ряд документов экономического характера. Тирасполь тем временем продолжал терять свои внешнеполитические позиции. В ноябре 1999 г. на Стамбульском саммите ОБСЕ Россия подтвердила свои обязательства в отношении 14-ой армии, заявив о готовности вывести всю боевую технику из Приднестровья к концу 2001 г. Тирасполь на это ответил демаршами с заявлениями о том, что он «не позволит» вывозить технику со своей территории и «готов к любому силовому противостоянию». По всем признакам, Приднестровская республика движется к полной внешнеполитической изоляции и, шире, к серьезнейшему кризису своей государственности; по-видимому, исчерпаны здесь и экономические ресурсы самостоятельного существования.

Параллельно этому все последние годы шло сближение Молдовы и России. В сентябре 1999 г. состоялся первый официальный визит в Россию президента Молдовы П.Лучинского, в ходе которого была подписана долгосрочная Программа экономического сотрудничества между двумя государствами на 1999 – 2008 гг. Став президентом, В.В. Путин одной из первых столиц СНГ посетил Кишинев: стороны при этом подписали очередной пакет документов по дальнейшему развитию сотрудничества между двумя государствами. В конце 2000 г. в Молдове прошли очередные президентские выборы: после двух туров голосования в парламенте победу одержал лидер Коммунистической партии Молдовы В.Воронин1 . Программа нового президента содержала целый ряд совершенно новых для внешней политики Кишинева положений – вплоть до постановки вопроса о возможном присоединении Молдовы к Союзу России и Белоруссии и придания русскому языку статуса государственного. В ноябре 2001 г. В.Воронин нанес официальный визит в Россию, в ходе которого стороны подписали базовый Договор о дружбе и сотрудничестве на 10 лет. Десятилетний цикл развития Молдовы, начавшийся с дискуссий вокруг языка и выхода «из-под власти Москвы», завершился, - свое будущее республика сегодня связывает с перспективами более тесной интеграции с Российской Федерацией, Украиной и государствами Юго-Восточной Европы.

Рекомендованная литература

1. Непризнанная республика: Очерки. Документы. Хроника / РАН. Центр по изуч. межнац. отношений Ин-та этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая ; Авт.-сост. Грызлов В.Ф. - М., 1999.

2. Здравомыслов, А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 286 с.

3. Lynch, D.Russian peacekeeping strategies in the CIS: The cases of Moldova, Georgia a. Tajikistan. - L.: Russia a. Eurasia Programme, 2000. - XI, 265 p.

4. Идентичность и конфликт в постсоветских государствах: Сб. ст. / Моск. центр Карнеги; Под ред. Олкотт М.Б. и др. - М., 1997. - 490 с.

5. Тишков, В. Ethnicity, nationalism and conflict in and after the Soviet Union / L. etc.: Sage etc., 1997. - XV, 334 p.

3. Закавказье: старые проблемы, новые противоречия

Республика Армения

Сравнительно с другими государствами в Армении движение за самоопределение во второй половине 1980-х годов имело довольно скромные масштабы: в обществе здесь изначально присутствовало понимание того, что предоставленная самой себе страна окажется в чрезвычайно уязвимом положении перед лицом исторически недружественных ей государств – Азербайджана и Турции. С началом карабахского кризиса1 , однако, в политической жизни республики на какое-то время возобладала другая логика. Демонстрации за присоединение к Армении Нагорного Карабаха, начавшиеся в Ереване зимой 1988 г., очень скоро наполнились антисоветским содержанием, - в следующем году начались стычки с советскими войсками. В этот период происходит становление Армянского общенационального движения, в котором главную роль принадлежала так называемому Комитету «Карабах»: при неспособности партийной номенклатуры найти пути урегулирования карабахского кризиса и всей суммы возникших в связи с ним проблем именно «Карабах» становится ведущей политической силой в обществе. В мае 1990 г. Армянское общенациональное движение завоевало большинство мест в новом Верховном Совете Армении, а председателем парламента был избран видный член Комитета «Карабах» Л.Тер-Петросян. В категориях практической политики все это означало, что компартия Армении утратила монополию на государственную власть.

В августе 1990 г. новый парламент принял Декларацию о независимости (по фактическому содержанию о суверенитете), провозглашавшую верховенство республиканских законов над союзными, право государства на независимую внешнюю политику, демократические свободы и принцип многопартийности. Республика не приняла участия в референдуме о новом союзном договоре, - вместо него и в связи с общесоюзным законом «О процедуре выхода из СССР», принятом как раз в это время, было решено провести в сентябре 1991 г. республиканский референдум по вопросу о пребывании Армении в СССР. Канун референдума совпал с августовским путчем в Москве, что и предопределило результат: 99% принявших участие в референдуме высказались за независимость. В следующем месяце состоялись президентские выборы, и победивший на них Л.Тер-Петросян 16 октября 1991 г. провозгласил Армению независимым государством.

Как и для большинства других республик бывшего СССР, независимость для Армении прежде всего обернулась серьезнейшими проблемами: из того, что было частью сверхдержавы, она превратилась в крохотное государство, бедное ресурсами и окруженное враждебными, недружественными или политически нестабильными соседями. Разрыв хозяйственных связей очень скоро привел к резкому падению уровня жизни большинства населения. Коллапс экономики пришелся на 1992 – 93 гг., когда в дополнение к собственным проблемам в Карабахе страна стала еще и жертвой войны в Абхазии, в ходе которой оказалась заблокированной последняя железная дорога, связывавшая Армению с внешним миром. В условиях наземной блокады и, как следствие, жесточайшего энергетического кризиса производство в стране упало до 20% от уровня конца 1980-х годов (в одном лишь 1992 г. ВВП Армении сократился на 52%, что стало рекордным для всего СНГ сокращением национального продукта за один отдельно взятый год); номиналы цен возросли в тысячи, а потом в десятки тысяч раз; средняя зарплата упала до уровня 2,5 долл., а пенсия – до 80 центов.

В этой ситуации руководство страны сумело мобилизовать все политические ресурсы, чтобы спасти экономику. Еще в феврале 1991 г. был принят радикальный закон о земле – первый такого рода закон на постсоветском пространстве: земля передавалась в частную собственность, было разрешено ее покупать и продавать, арендовать и наследовать; участок земли получали даже люди, занятые вне аграрного сектора. По убеждению многих наблюдателей, приватизация земли спасла страну от массового голода в самый тяжелый период первых лет независимости. К 1997 г. в частной собственности здесь находилось уже 87% сельскохозяйственной земли. С 1993 г. осуществлялась приватизация в промышленности, почти полностью завершившаяся в течение четырех лет. В отличие от ряда государств СНГ, Ереван не стремился как можно раньше ввести свою национальную валюту и перешел к ней, введя драм, только тогда, когда в 1993 г. произошел общий распад рублевой зоны в СНГ.

Выходу из кризиса благоприятствовали и некоторые «системные» качества армянского общества – его этническая однородность, отсутствие этноадминистративных образований, высокий уровень общественной солидарности по всему кругу национальных проблем, достигнутая благодаря этим факторам политическая стабильность. Одновременно Ереван изначально стремился к мобилизации всех наличных у него внешнеполитических возможностей: Армения первой из «неславянских» республик бывшего СССР заявила о готовности присоединиться к беловежским соглашениям; уже 29 декабря 1991 г. ею был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности с Россией; в дальнейшем Ереван выступал одним из самых активных участников большинства договоров, заключавшихся в СНГ. В сентябре 1992 г. Россия и Армения заключили соглашение о статусе пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Армения; в марте 1995 г. - о размещении российской военной базы в Армении.

Весь первоначальный период независимости главной проблемой Армении был Карабах. Формально два государства – Армения и Азербайджан – не объявляли войну друг другу, фактически же национальные армии вели полномасштабные военные действия. Летом 1992 г. в войне обозначился перелом в пользу Армении: армянские силы захватили азербайджанский город Сушу, вошли в Нахичевань и скоро овладели Лачином, обеспечив тем самым свободный коридор между Арменией и Карабахом. Весной 1993 г. под контролем армянских соединений находилось от 15% до 20% территории Азербайджана.

При таком развитии событий военное разрешение конфликта становилось невозможным, и в мае 1994 г. стороны при посредничестве России пошли на подписание соглашения о прекращении огня, а в июле того же года заявили о своей приверженности целям политического урегулирования конфликта; основные миротворческие функции при этом взяли на себя ОБСЕ и Россия1 . Хотя с тех пор имело место множество периодических нарушений соглашения о прекращении огня, по пути эскалации конфликт уже не развивался: война, длившаяся 5 лет и унесшая с собой, по различным оценкам, от 15 до 25 тысяч жизней, закончилась, - начался поиск путей политического разрешения нагорно-карабахской и армяно-азербайджанской проблемы2 .

С прекращением войны экономика Армении стала на путь нормализации: уже в 1994 г. республика стала одной из первых стран СНГ, где был зарегистрирован экономический рост; к 1998 г. ежегодные темпы увеличения ВВП достигли 6%. Систематически ускорялись темпы приватизации в республике, - к 2000 г. процесс завершился на уровне не только мелких и средних, но и крупных предприятий. Со времен транспортно – экономической блокады, в которой республика находилась первые годы своей независимости, здесь проводилась строгая политика ресурсо – и энергосбережения, что позволило армянскому энергетическому сектору уже в 1996 г. экспортировать электричество в Грузию. При всем этом республика все еще не преодолела ситуации своей территориальной изоляции, что ставит под вопрос и ее экономические перспективы1 .

Между тем неожиданно для внешних наблюдателей серьезные изменения произошли во внутриполитической жизни Армении. В феврале 1998 г. подал в отставку Л.Тер-Петросян - к тому времени едва ли не последний из тех лидеров, что пришли к власти в 1990-1991 гг.; в марте того же года президентом был избран Р.Кочарян2 . Ситуация, наряду с прочим, продемонстрировала важность проблемы Карабаха для армянского общества: в вину Л.Тер-Петросяну оппозиция вменила «уступчивость» и чуть ли не «предательство» в карабахском вопросе, в то время как на самом деле имело место стремление как можно скорее урегулировать проблему. Одновременно Армения в очередной раз продемонстрировала стабильность своей политической системы, где Р.Кочарян стал уже вторым главой исполнительной власти, занявшим этот пост путем нормальных президентских выборов. С новым президентом, опирающимся на более широкую совокупность политических сил, чем это было у его предшественника, Армения сегодня является, возможно, политически наиболее стабильным государством СНГ.

Стабилен и внешнеполитический курс республики. В мае 1992 г. Армения стала членом Договора о коллективной безопасности СНГ, а в марте 1999 г. подтвердила свое участие в нем на очередные 5 лет. Республика является членом Экономического союза СНГ и участником большинства заключаемых в Содружестве соглашений. По своей территориальной удаленности от зоны действия Таможенного союза Ереван не присоединился к этому договору, к тому же еще в 1993 г. он инициировал процесс вступления в ВТО и получил здесь статус наблюдателя. Республика является членом ООН, ОБСЕ и кандидатом на вступление в Совет Европы.

Стабильно развиваются российско-армянские отношения. В сентябре 2001 г. в связи с празднованием в Армении 1700-летия принятия христианства в качестве государственной религии прошел первый официальный визит в Ереван президента России В.В.Путина, в ходе которого был подписан очередной пакет документов по сотрудничеству двух государств на период до 2010 г.

Рекомендованная литература

1. Менон, Р. После империи: Россия и южная часть ближнего зарубежья // США - Канада: Экономика. Политика. Культура. - М., 1999. - N 5. - С. 31-48.

2. Армения: проблемы независимого развития / Рос. ин-т стратег. исслед.; Под общ. ред. Кожокина Е.М. - М., 1998. - 592 с.

3. Республика Армения: проблемы социально-экономического развития //О-во и экономика. - М., 1999. - N 6. - С. 7-172

4. Панарин, С. Конфликты в Закавказье: позиции сторон, перспективы урегулирования, возможный вклад России // Вестн. Евразии = Acta Eurasica. - М., 1999. - N 1/2. - С. 113-126

5. Здравомыслов, А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 286 с.

6. Herzig, E. The new Caucasus: Armenia, Azerbaijan a. Georgia. - L.: N.Y. : Pinter, 1999. - X, 166 p.

7. Россия и Закавказье: поиски новой модели общения и развития в изменившемся мире: Материалы Круглого стола. Май 1999 / Лисов А., Аваков Р., Гнатовская Н. и др.; РАН. Ин-т мировой экономики и междунар. отношений. - М., 1999. - 56 с.

Республика Азербайджан

В отличие от других республик СССР, Азербайджан не знал особо бурного перестроечного движения. Сложившийся здесь Азербайджанский народный фронт (АНФ) не был заметен, пока к руководству в нем не пришли люди с откровенно выраженной националистической и пантюркистской ориентацией; в 1989 г. лидер этих сил Абульфаз Алиев, позже принявший имя Эльчибей («посланец народа»), был избран председателем АНФ. Политическая жизнь в стране, однако, еще долго находилась под контролем Коммунистической партии Азербайджана, особенно после января 1990 г., когда вслед за армянскими погромами в Баку сюда были введены войска и штабы АНФ были разгромлены. В марте 1991 г. республика приняла участие в общесоюзном референдуме о перспективах нового союзного договора: 93% голосовавших высказались в поддержку Союза.

Как и по всему СССР, общественные настроения в Азербайджане резко изменились в дни августовского путча в Москве. 30 августа 1991 г. Верховный совет республики принял декларацию о независимости и избрал президента страны: им стал первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана А.Муталибов. Первые неудачи в карабахской войне, однако, повлекли за собой резкое падение авторитета Муталибова, и в мае 1992 г. АНФ добился его отставки. 7 июля 1992 г. на общенародных выборах президентом Азербайджана был избран А.Эльчибей.

Правительство А.Эльчибея радикально изменило внешнюю ориентацию Азербайджана: она стала протурецкой, прозападной, антииранской и антироссийской. Одной из первых акций нового кабинета стал выход из рублевой зоны и введение национальной валюты – маната; Баку при этом решительно отказался от участия в СНГ в каких бы то ни было формах. Государство шло по пути самоизоляции: отчасти это стало причиной и продолжающихся поражений в карабахской войне. В 1993 г. Азербайджан потерял контроль уже не только над Карабахом, но и над значительной частью территории вне его. Это и решило судьбу правительства Эльчибея: в стране вспыхнул военный мятеж, Эльчибей оставил Баку, и в июне 1993 г. сюда в качестве спикера парламента был приглашен Г.Алиев1 . Осенью он был избран президентом, получив 98,8% голосов.

Для азербайджанского государства это означало очередную смену внешнеполитического курса. Г.Алиев совершил визит в Москву, где был подписан ряд документов о сотрудничестве двух государств. 30 октября 1993 г. республика вступила в СНГ. В отношении Карабаха появилось понимание того, что у Баку нет возможностей решить проблему военным путем и необходимо решать ее политическими средствами. Процесс, однако, оказался сложным и противоречивым.

В феврале 1994 г. при посредничестве России стороны карабахского конфликта заключили соглашение о прекращении огня. Дальнейшее продвижение к урегулированию проблемы оказалось заблокированным отказом Баку дать согласие на размещение российских миротворческих сил в Азербайджане и неспособностью сторон найти общеприемлемую формулу государственно-правового статуса Карабаха. Поиск этой формулы занял все последующие годы и не завершился до сих.

Тем временем интересы России и Азербайджана столкнулись на международном нефтяном рынке. В сентябре 1994 г. кабинет Г.Алиева подписал с группой западных партнеров контракт стоимостью 7,4 млрд. долл., предоставлявший семи западным компаниям 70-процентную долю в развитии нефтяных месторождений азербайджанского шельфа на Каспии – акция, оказавшаяся неприемлемой не только для России, но и для других прикаспийских государств, стоящих на том, что любой крупный проект по эксплуатации нефтяных ресурсов Каспия должен координироваться на коллективной основе. Неопределенность правового статуса Каспия до сих пор оборачивается серьезными межгосударственными противоречиями в регионе.

Каспий оказался не единственной проблемой в российско-азербайджанских отношениях этого периода. В декабре 1994 г. Россия закрыла свою границу с Азербайджаном, чтобы перекрыть поток оружия и наемников, шедший отсюда в Чечню. Напряженность в отношениях между Москвой и Баку достигла в это время пика после того, как высокопоставленный сотрудник азербайджанского МИДа заявил на одной из международных встреч в Вашингтоне, что Россия представляет собой едва ли не единственную и уж во всяком случае наиболее серьезную угрозу для безопасности Азербайджана. Требуя от Москвы прекратить поставки вооружений Армении и вывести свои базы из Закавказья, Баку тем временем не скрывал и до сих пор не скрывает своей заинтересованности в более близком военном сотрудничестве с НАТО, особенно с США и Турцией. В 1994 г. Азербайджан присоединился к программе НАТО Партнерство ради мира, - после этого неоднократно возникал вопрос о перспективе размещения американской военной базы в Азербайджане.

Все эти годы экономика Азербайджана находилась в глубочайшем кризисе. Сокращение производства продолжалось до 1995 г. – времени, когда в целом ряде стран СНГ, включая Армению, уже началось экономическое оживление; показатели роста потребительских цен достигали уровня 1500% в год; из-за войны и тех политических перипетий, что ее сопровождали, экономическая реформа находилась в зачаточном состоянии: первая сколько-нибудь серьезная программа приватизации здесь была принята лишь в 1996 г. и то по настоянию Международного валютного фонда. Приватизация малого производства в республике была завершена лишь к 1998 г., среднего – продолжается до сих пор, а крупного, в сущности, не начиналась.

В экономической стратегии Азербайджана главное место занимает нефтяной фактор, но пока ситуация в этой области очень неясная, и вопросов здесь больше, чем ответов. К разведке запасов Азербайджана было привлечено свыше тридцати компаний из пятнадцати стран мира, и сегодня многие независимые эксперты считают, что первоначальные оценки азербайджанского сектора нефтяных ресурсов Каспия на самом деле значительно преувеличены. Так это или нет, фактом остается то, что в течение последней четверти века добыча нефти здесь постоянно сокращалась: между 1975 и 1995 г. она сократилась вдвое и обнаружила тенденцию к росту лишь в 1998 г. Но и после этого имел место спад, а в 2000 г. ситуация дошла до того, что вместо роста экспорта Баку пришлось решать проблему внутреннего дефицита нефти и он объявил о готовности закупать сырую нефть за рубежом1

Во внутриполитическом плане развитие Азербайджана было не менее сложным и противоречивым. После бурных первых лет независимости администрации Г.Алиева к середине 90-х гг. удалось добиться относительной политической стабильности в стране, и это после трех попыток государственного переворота, что имели здесь место в октябре 1994 г., марте 1995 г. и осенью 1996 г. Официальный Баку в этой ситуации проводил все более и более жесткую внутреннюю политику: в ноябре 1995 г., например, от участия в парламентских выборах были отстранены, несмотря на протесты международной общественности, влиятельная партия Мусават, коммунистическая партия и исламские группы; международные организации характеризовали прошедшие выборы как недемократические. На тех же выборах референдумом была одобрена конституция, существенно расширявшая полномочия президента. Сложился политический режим, многими наблюдателями характеризуемый как режим личной власти Г. Алиева и его ближайшего окружения. Тем временем обычным делом в стране стали аресты независимых журналистов и активистов оппозиции, рейды по штаб-квартирам партий, запрещение митингов и демонстраций. Несмотря на рост подспудной конфликтности в обществе, в октябре 1998 г. Г. Алиеву удалось вновь добиться победы на президентских выборах, - по мнению ряда политологов, однако, перспективы политической стабильности в стране после этого стали еще более проблематичными. В Азербайджане, как ни в каком другом государстве СНГ, остро стоит проблема политической преемственности в руководстве: концентрация власти в руках президентского окружения, принятое здесь жесткое деление на «своих» и «несвоих», экономическая поляризация общества – при таком потенциале политической нестабильности смена поколений в официальном Баку вряд ли пройдет бесконфликтно. Среди стран СНГ Азербайджан, возможно, становится наиболее «проблемным» с точки зрения своих перспектив государством.

Достаточно проблемными являются и внешнеполитические позиции страны. С 1997 г. Азербайджан выступает активным участником объединения ГУУАМ, что с самого начала привнесло известную напряженность в его отношения с Россией. Напряженность скоро вылилась в более серьезные противоречия, когда в феврале 1999 г. Азербайджан вышел из Договора о коллективной безопасности СНГ, а в ноябре того же года на стамбульском саммите ОБСЕ подписал пакет соглашений по строительству нефтепровода Баку – Джейхан, альтернативного по отношению к российским маршрутам транзита нефти в регионе. При этом и на Каспии у Баку появились серьезные противоречия, главным образом с Туркменией. Ориентация на Турцию и расширение сотрудничества с ней принципиальных экономических проблем страны не решает, как пока и в сколько-нибудь обозримой перспективе не решает их и расширение сотрудничества Баку с членами ГУУАМ. Азербайджан оказывается перед сложнейшими дилеммами с очень большим количеством неизвестных, - и от этих неизвестных на сегодняшний день величин, можно полагать, зависит будущее страны. Если, как об этом в последнее время говорят эксперты, основные нефтересурсы Каспия действительно сосредоточены в северной – российско-казахстанской - части моря, у Баку, в сущности, нет иного позитивного выбора, кроме как стать на путь расширения регионального прикаспийского сотрудничества и – шире – сотрудничества в рамках СНГ. По той объективной картине, что имеется сегодня, все остальные сценарии чреваты тем, что страна уже в ближайшем будущем может остаться один на один с громадным числом своих проблем.

Рекомендованная литература

1. Новрузов, С.Г. Азербайджанская республика: некоторые проблемы социально-политического развития государства. - М., 1997. - 112 с.

2. Юнусов, А. Посткоммунистический Азербайджан: проблемы и возможные пути развития// Мировая экономика и международные отношения. - М., 1998. - N 11. - C. 100-111

3. Гушер, А. Азербайджан: Смена стратегических координат // Азия и Африка сегодня. - М., 1999. - N 8. - С. 34-39.

4. Менон, Р. После империи: Россия и южная часть ближнего зарубежья // США - Канада: Экономика. Политика. Культура. - М., 1999. - N 5. - С. 31-48.

5. Mark, D.E. Eurasia letter: Russia and the new Transcaucasus // Foreign policy. - N.Y., 1996/97. - N 105. - P. 141-159

6. Панарин, С. Конфликты в Закавказье: позиции сторон, перспективы урегулирования, возможный вклад России // Вестник Евразии = Acta Eurasica. - М., 1999. - N 1/2. - С. 113-126

7. Herzig, E. The new Caucasus: Armenia, Azerbaijan and Georgia. - L.: N.Y. : Pinter, 1999. - X, 166 p.

8. Здравомыслов, А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 286 с.

Грузия

Первоначальную программу своей независимости Грузия сформулировала как никакая другая республика Союза жестко и бескомпромиссно. После 9 апреля 1989 г., когда с ведома и одобрения партийного руководства Грузии для разгона митинга в Тбилиси была использована армия и жертвами этой акции стало свыше тридцати человек, в стране развернулось столь мощное антикоммунистическое движение, что уже через несколько месяцев политическая инициатива целиком и полностью перешла к оппозиции, где выделялся «Круглый стол» во главе с наиболее известным грузинским диссидентом 70-80-х гг. З.Гамсахурдия. На парламентских выборах в октябре 1990 г. эта партия под лозунгами государственной независимости, рыночной экономики, прав человека и свободы слова набрала наибольшее число голосов – 54%; компартии при этом удалось завоевать всего 17% мест. 9 апреля 1991 г. Грузия провозгласила независимость; в следующем месяце состоялись президентские выборы – первые такого рода выборы на территории еще действующего Союза ССР, - и З.Гамсахурдиа громадным большинством голосов (87%) был избран президентом1 .

К этому времени, однако, в стране успели назреть острейшие внутренние противоречия. Парламент и правительство Гамсахурдиа проявили полную неспособность жить по тем государственным принципам, что содержались в их предвыборных программах. Грузинские меньшинства лишились парламентского представительства и доступа к государственным должностям; в официальном Тбилиси установилась атмосфера нетерпимости к какому бы то ни было инакомыслию; под жестким государственным контролем оказались средства массовой информации. К концу 1991 г. выяснилось, что З.Гамсахурдиа располагает, в сущности, крайне узкой политической базой, а реальная власть принадлежит лидерам военных и полувоенных образований - Г.Чантуриа, И.Церетели и командующему военно-политическим движением «Мхедриони» Д.Иоселиани. В стране назревал острейший внутриполитический кризис.

Многообразными отношениями эта ситуация была связана с процессами «субсуверенизации» Грузии, в конце концов вылившимися сразу в две гражданские войны – в Южной Осетии и Абхазии.

События в Южной Осетии и вокруг нее развивались следующим образом. Накапливавшийся здесь в течение десятилетий конфликтный потенциал1 вырвался наружу во второй половине 80-х гг., когда в Цхинвали стали требовать присоединения к Северной Осетии, а в Тбилиси – крайне жестко реагировать на появление самой этой проблемы, отвергая всякую возможность диалога. В августе 1990 г. Совет Южно-Осетинской автономной области принял декларацию о суверенитете, - в ответ на это Тбилиси упразднил автономию области. В декабре 1990 г. началась гражданская война с тяжелыми боями вокруг Цхинвали. В течение следующего года свыше 50 тыс. осетин из других районов Грузии переместились на земли к северу от южно-осетинской столицы, со своей стороны основная часть грузинского населения была вынуждена оставить эти территории. Бои продолжались до июня 1992 г., когда с участием России было подписано соглашение о прекращении огня и созданы трехсторонние миротворческие силы, постепенно стабилизировавшие обстановку в регионе.

Гражданская война в Абхазии имела гораздо более затяжной и драматичный характер1 . Отношения между Тбилиси и Сухуми вступили в полосу неуклонного ухудшения уже в 1988 г. – параллельно росла межэтническая напряженность в самой Абхазии. В августе 1990 г. Верховный Совет Абхазии принял декларацию о суверенитете; в марте 1991 г. Сухуми, вопреки решению Тбилиси бойкотировать референдум о новом союзном договоре, провел референдум, и выяснилось, что подавляющее большинство граждан республики выступают за вступление Абхазии в «обновленный союз» на правах суверенного государства; в июле 1992 г. Сухуми заявил о возвращении к конституции 1925 г.. по которой она в свое время имела равный статус с Грузией. В следующем месяце Госсовет Грузии направил в Абхазию подразделения Национальной Гвардии, - началась военная фаза конфликта.

События в Южной Осетии и Абхазии сопровождались еще одним общенациональным кризисом – резким обострением борьбы за власть в самом Тбилиси. Летом 1991 г. у Дома правительства на проспекте Руставели началось противостояние сторонников Гамсахурдиа, с одной стороны, и отрядов «Мхедриони» и Национальной гвардии, требовавших «наведения порядка» в стране, - с другой; в декабре все окончилось вооруженным восстанием и низложением З.Гамсахурдиа. Власть перешла к т.н. Государственному совету, куда вошли руководители основных вооруженных формирований республики. Не сумев преодолеть внутренних разногласий, эта коалиция направила Э. Шеварднадзе приглашение возглавить Госсовет. 10 марта 1992 г. Э. Шеварднадзе стал главой Госсовета, а в октябре того же года Верховный Совет Грузии избрал его своим председателем1 . Начался сложный и длительный процесс политической стабилизации в стране.

Силовая база нового руководства была слишком ненадежной, чтобы оно в этой ситуации могло обойтись без внешней поддержки. В октябре 1993 г. Грузия возбудила процедуру вступления в СНГ; 1 марта 1994 г. парламент республики незначительным большинством голосов ратифицировал необходимые для этого документы. Среди прочего, это создало благоприятные внешние предпосылки для прекращения грузино-абхазской войны. В мае 1994 г. при посредничестве России и ООН стороны заключили соглашение о прекращении огня и установлении 24 - километровой зоны безопасности, охраняемой российскими миротворческими силами и подразделением ООН1 . За этим последовало российско-грузинское соглашение «О правовом статусе российских баз в Грузии»; Москва брала на себя обязательства оказывать Тбилиси дополнительную военную помощь. Все это позволило новому грузинскому руководству прочно консолидировать свои позиции, установив контроль над силовыми министерствами и вытеснив с политической сцены все и всякие независимые военно-политические формирования. В 1995 г. парламент страны принял конституцию, воссоздававшую пост президента. 5 ноября 1995 г. президентом Грузии был избран Э. Шеварднадзе.

Первоначальный период независимости оставил по себе тяжелейшие экономические итоги. В 1994 г. ВВП страны составлял всего лишь 23% от уровня 1989 г. – самое большое сокращение национального продукта на всем постсоветском пространстве того времени. В течение того же года индекс инфляции достиг отметки 22000%. Средняя зарплата в стране, как тогда отмечала пресса, упала до стоимости одного килограмма мяса. С прекращением грузино-абхазского конфликта, восстановлением порядка и принятием жесткой программы макроэкономической стабилизации грузинскому руководству удалось переломить ситуацию: в 1995 г. появились первые признаки экономического оживления, а в следующем году темпы роста составили 11%. В 1995 г. республика ввела вместо купонов первоначального периода новую национальную валюту – лари. К весне 1998 г. было приватизировано 75% средних и больших предприятий: зачастую предприятия, которые не находили своих покупателей на аукционах, передавались в собственность «по нулевой стоимости».

Грузия не богата ресурсами, перспективы промышленного развития здесь крайне ограничены. Тем активнее в последние годы Тбилиси пытается задействовать транспортный потенциал республики. Уже в ходе войны в Нагорном Карабахе Грузия, будучи нейтральной стороной в конфликте, стала главным транспортным партнером как для Армении, так и для Азербайджана. Сегодня черноморские порты и автодороги Грузии, как и строящаяся здесь железнодорожная магистраль в Турцию, становятся важнейшими терминальными пунктами кавказского участка так называемого западно-восточного транспортного коридора. Для самой Грузии, однако, транспортная проблема осложняется тем, что ее коммуникации в северном направлении заблокированы или серьезно ограничены ситуацией с Абхазией.

При той чрезвычайной важности, которая в Тбилиси уделяется транспортным ресурсам страны, Грузия неизбежно должна была стать и стала активнейшим претендентом на право транзита каспийской нефти – область, где столь же неизбежным было и возникновение грузино-российских противоречий. При изначальной заинтересованности России в маршруте Баку – Грозный – Новороссийск Грузия естественным образом выступает за маршрут Баку – Батуми – Джейхан или, как вариант, за путь, который связал бы шельф Каспия с Новороссийском через территорию Грузии и Абхазии с последующим транзитом нефти по Дунаю в Европу. У обоих маршрутов есть свои технические, экономические и политические плюсы и минусы, в силу чего осенью 1995 г. Международный нефтяной консорциум принял компромиссное решение о транзите азербайджанской нефти по территориям обеих стран – России и Грузии. Тем не менее в вопросах транзита нефти два государства продолжают оставаться естественными конкурентами.

В известной связи с этой проблемой происходила и эволюция объединения Грузия – Украина – Азербайджан – Молдова (ГУАМ), сформировавшегося в 1997 г. и объявившего главной своей задачей развитие широкого транспортного коридора между Востоком и Западом: большинство наблюдателей считают возможным говорить об антироссийской направленности этого блока.

Между тем в российско-грузинских отношениях накопилось и множество других проблем. Официальный Тбилиси неоднократно обвинял Москву в нежелании способствовать окончательному урегулированию грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов с тем, чтобы вернуть эти территории под грузинскую юрисдикцию. С 1996 г. в центре российско-грузинской дискуссии на эту тему оказался вопрос о российских военных базах на территории Грузии1 . Вопрос чрезвычайно противоречив: по двустороннему соглашению 1995 г. Россия получала 25-летнее право на владение этими базами, однако данное соглашение не было ратифицировано парламентом Грузии – обстоятельство, позволившее Тбилиси изменить свою позицию и потребовать их ликвидации. В ноябре 1999 г. на саммите ОБСЕ в Стамбуле Россия и Грузия подписали соглашение о постепенном сокращении российского военного присутствия в Грузии; в ходе дальнейших переговоров было решено, что первоочередной ликвидации – до 31 июля 2001 г. – подлежат базы в Вазиани и Гудауты (Абхазия). По целому ряду обстоятельств России до сих пор удалось выполнить это соглашение лишь в части, касающейся первой базы, что привнесло в отношения сторон дополнительную напряженность. Тбилиси тем временем взял курс на расширение своего взаимодействия с НАТО: при том что вступление Грузии в альянс в сколько-нибудь близкой перспективе невозможно, Э.Шеварднадзе все же говорит о своем намерении «постучаться в двери НАТО» – установка, за которой неизбежно последуют практические шаги по расширению сотрудничества Грузии с западными военно-политическими структурами.

На том же стамбульском саммите 1999 г. между Грузией и четырьмя другими государствами - Азербайджаном, Казахстаном, Туркменистаном и Турцией – было подписано соглашение о строительстве так называемого Основного экспортного нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и транскаспийского газопровода – проектов, в корне подрывающих монопольные позиции российского нефтепровода Баку – Новороссийск в регионе. Тем временем в отношениях между Грузией и Россией накопилась такая сумма противоречий, включая противоречия в отношении Чечни, что в сентябре 2000 г. Москва приняла решение о введении визового режима в отношении Грузии – мера, серьезно ударившая по грузинской экономике. С осени 2001 г. в отношениях двух государств обозначился новый кризис, на сей раз в связи с очередным витком напряженности в конфликте между Тбилиси и Сухуми. Чрезвычайно нестабильна и внутриполитическая ситуация в стране. Перспективы страны остаются сложными и чрезвычайно проблематичными.

Рекомендованная литература

1. Распятая Грузия: Сборник / Сост.: Пипия Б.М., Чиквиладзе З.Б. - СПб., 1995. - 287 с.

2. Сулицкая, Т.И. Грузино-абхазский конфликт // Восток = Oriens. - М., 1996. - N 6. - С. 40-51.

3. Henze, P.B. Russia and the Caucasus // Studies in conflict a. terrorism. - Wash. etc., 1996. - Vol. 19, N 4. - P. 389-402

4. Этнические и региональные конфликты в Евразии. - М.: Весь мир, 1997. Кн. 1 : Центральная Азия и Кавказ/ Общ. ред. Малашенко А. и др. - 204 с.

5. Грузины и абхазы: Путь к примирению / Общ. ред. Коппитерс Б. и др. - М.: Весь Мир, 1998. - 247 с.

6. Этнополитическая ситуация в Грузии и абхазский вопрос, (1987-начало 1992 гг.): Очерки. Документы / Авт. сост. Лежава Г.П.; Под ред. Губогло М.Н.; РАН. Центр по изучению межнац. отношений Ин-та этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая. - М., 1998. - 384 с.

7. Лежава, Г.П. Абхазия: анатомия межнациональной напряженности. - М., 1999. - 271 с.

8. Эбаноидзе, А. Трудное усилие возрождения: Из опыта Грузии в минувшем десятилетии (1989-1999 гг.). - М.: Ключ, 1999. - 128 с.

9. Россия и Закавказье: поиски новой модели общения и развития в изменившемся мире: Материалы Круглого стола. Май 1999 / Лисов А., Аваков Р., Гнатовская Н. и др.; РАН. Ин-т мировой экономики и междунар. отношений. - М., 1999. - 56 с.

4. Центральная Азия:

сложный путь модернизации

Республика Казахстан

Казахстан объявил независимость последним из республик СССР, а его руководство до декабря 1991 г. активно участвовало в новоогаревском процессе и поиске иных возможностей сохранить Союз хотя бы как конфедерацию с единым экономическим пространством. Вообще политической культуре Казахстана, как не раз отмечали специалисты, присуща исторически сложившаяся сбалансированность – отражение того обстоятельства, что в течение последних двух столетий здесь пересекались самые разные культурные влияния, а доля русского и казахского населения примерно одинаковы. Со всем тем в декабре 1986 г. Алма-Ата стала местом, где произошел первый серьезный политический конфликт периода «перестройки», когда вслед за объявлением об отставке Д.Кунаева с поста Первого секретаря ЦК Компартии Казахстана на улицу вышли сотни студентов, протестуя против самоуправства Центра и тех методов, которые при этом использовались; при разгоне демонстрации погибло несколько человек1 .

В дальнейшем политическая жизнь страны развивалась в русле тех процессов постепенной суверенизации, что шли в наиболее «умеренных» республиках Союза. В июне 1989 г. компартию республики возглавил Н.Назарбаев, в апреле 1990 г. Верховный Совет Казахстана избрал его президентом страны. 25 октября 1990 г. Казахстан объявил о своем суверенитете. Был принят вполне компромиссный закон о языке, по которому в областях с преимущественно русскоязычным населением казахский язык вводился как обязательный лишь в сфере обслуживания и только начиная с 1995 г.; на 2000 г. был намечен переход к «полному двуязычию». Национально-демократическое движение в это время не выходит за рамки экологической проблематики (движение «Невада – Семипалатинск»), вопросов национальной культуры и общей идеологии суверенного Казахстана. На референдуме 17 марта 1991 г. 94% голосовавших высказались за сохранение Союза.

Как и в других столицах национальных республик, политический климат в Алма-Ате резко изменился после выступления ГКЧП. В сентябре 1991 г. здесь была распущена компартия и на ее основе создана Социалистическая партия Казахстана. 1 декабря Н.Назарбаев был избран президентом уже на общенародных выборах, получив при этом 98% голосов1 .

16 декабря 1991 г. республика провозгласила свою независимость, но еще прежде этого, 13 декабря, по инициативе Н.Назарбаева состоялась встреча президентов центральноазиатских республик в Ашхабаде, где они заявили о праве своих государств на участие в СНГ, - встреча, предопределившая ту конфигурацию Сообщества, что сложилась в 1991 г. и существует до сих пор. И именно в столице Казахстана 21 декабря 1991 г. руководители одиннадцати государств бывшего СССР осуществили «переучреждение» СНГ, приняв документы, имеющие равную юридическую силу с соглашениями, подписанными в Беловежье.

Для Казахстана, экономика которого в советские времена обеспечивала лишь 27% конечного продукта, потребляемого в республике, а за счет союзного бюджета покрывалось от 15 до 20% государственных расходов, начальный период независимости обернулся глубочайшим экономическим кризисом. Спад шел по всем основным видам промышленной продукции, вследствие чего к 1996 г. общий объем производства в промышленности сократился до 49% от уровня 1991 г. В конце 1993 г. Казахстан ввел свою национальную валюту – тенге, но и после этого борьба с инфляцией растянулась еще на несколько лет. Рост потребительских цен в стране настолько обгонял номинальные денежные доходы населения, что его покупательная способность упала в 3-4 раза. Довершало картину катастрофическое падение инвестиций: к середине 90-х гг. их объем сократился до 11% от уровня 1991 г. 1

В этой ситуации руководству Казахстана объективно не оставалось ничего иного, как сделать важнейшим приоритетом своей антикризисной программы привлечение зарубежных инвестиций - стратегия, с теми или иными вариациями принятая и другими государствами региона. Ресурсный потенциал республики огромен: по запасам полезных ископаемых и их разнообразию это одна из самых богатых в СНГ стран1 , а с открытием уникального по запасам Тенгизского и крупнейшего Королевского нефтегазовых месторождений Западный Казахстан вышел на второе место после Западной Сибири среди нефтегазодобывающих регионов Содружества. Разработка нефтегазовых ресурсов и стала основной областью сотрудничества Казахстана с «дальним» зарубежьем.

Первое крупное соглашение было заключено весной 1993 г. с американской компанией Shevron. Тогда же с участием семи зарубежных компаний был создан консорциум для реализации комплексной программы по изучению и разработке казахстанского сектора акватории Каспийского моря. По результатам этой программы в ноябре 1997 г. в Вашингтоне было подписано одно из самых крупных для всего СНГ соглашений о сотрудничестве с двумя нефтяными гигантами США - Texaco Inc. и Mobil Corp. Тем временем Казахстан, Россия, Оман и ряд нефтяных компаний организовали Каспийский трубопроводный консорциум и подписали соглашение о финансировании нефтепроводного маршрута от прикаспийских месторождений (включая наиболее богатое – Тенгизское) к нефтеналивному терминалу в районе Новороссийска.

Одна из форм привлечения западного капитала и ноу-хау, практикуемая Казахстаном намного шире, чем это делается в других государствах СНГ, - передача крупных и даже стратегически значимых предприятий в управление западным партнерам. Только в 1995 г. это было сделано в отношении такого количества предприятий, на которых в советские времена выпускалось без малого 40% всей промышленной продукции в республике. Сегодня свыше 60% энергетической системы страны находится в собственности зарубежных компаний. Наиболее крупными партнерами по совместному предпринимательству стали компании Швейцарии, США, Турции, Китая, а из государств СНГ – России.

С модернизацией промышленности и по мере все более широкого привлечения зарубежного капитала в экономике республики наметились некоторые улучшения, и в течение 1996 – 1997 гг. здесь впервые за годы независимости был отмечен рост ВВП. С этого времени ВВП страны растет достаточно высокими темпами.

Во внутриполитическом плане Казахстан развивался стабильно, хотя и не без некоторой «восточной» специфики. Здесь изначально сохранялся высокий по сравнению с другими государствами Центральной Азии уровень свободы прессы и иных политических свобод; сложилась многопартийная система, позволившая сформироваться достаточно влиятельной оппозиции; высокую степень независимости неоднократно проявлял Конституционный суд. При всем этом монополия в принятии принципиальных государственных решений всегда принадлежала и до сих пор принадлежит администрации Н. Назарбаева, политическая философия которого в данном случае заключается в том, что в такой многонациональной стране, как Казахстан, демократизация неизбежно будет постепенным и длительным процессом. После серии конституционных и парламентских кризисов в 1994 – 1995 гг. политическая система страны обнаружила даже некоторую тенденцию к усилению элементов личной власти президента, в чем, однако, он нашел и широкую общественную поддержку: во всяком случае на референдуме в апреле 1995 г. за продление срока его полномочий до 2001 г. высказалось свыше 98% избирателей.

Важной вехой во внутриполитической жизни Казахстана стал перенос столицы из Алма-Аты в Акмолу – город на северо-востоке страны; весной 1998 г., уже после перемещения столицы, Акмола была переименована в Астану1 .

Во внешнеполитическом плане Казахстан изначально был и до сих пор остается, возможно, наиболее активным государством СНГ. Начиная с 1992 г. республика последовательно входила во все многосторонние соглашения Содружества – Договор о коллективной безопасности, Экономический союз, Таможенный союз, - при этом со своей стороны выдвигая важные для СНГ инициативы. В 1994 г. Н. Назарбаев впервые сформулировал идею Евразийского союза – межгосударственного объединения, которое от СНГ отличалось бы более высоким уровнем приверженности целям интеграции и более эффективным механизмом принятия и исполнения решений.

Одновременно во внешней политике Казахстана с самого начала присутствовала известная многовекторность – стремление задействовать все доступные внешнеполитические ресурсы для целей национального развития. В мае 1992 г. Казахстан вместе с другими центральноазиатскими республиками бывшего СССР вступил в Организацию экономического сотрудничества (ОЭС) мусульманских государств, созданную в 1985 г. Турцией, Ираном и Пакистаном и восходящую к организованному еще 1960-е годы блоку СЕНТО1 . В 1993 г. Алма-Ата и Ташкент инициировали первое субрегиональное объединение на постсоветском пространстве – Центральноазиатский союз, куда также вошла Киргизия и в 1998 г. Таджикистан; в рамках союза провозглашено единое экономическое пространство, созданы Межгосударственный Совет и другие структуры; сформированы миротворческие силы.

Стабильно, хотя и не без периодических разногласий, развивались российско-казахстанские отношения. Солидаризируясь с Москвой по подавляющему большинству проблем, возникавших в Содружестве, Алма-Ата во всем этом следовала и собственной линии, не уходя от противоречий там, где, по ее восприятию, затрагивались коренные интересы государства. Не без проблем прошло ядерное разоружение Казахстана; несколько лет заняли российско-казахстанские переговоры вокруг Байконура; изначально негативную позицию Алма-Ата заняла в вопросе о двойном гражданстве в СНГ, солидаризировавшись здесь с Украиной и тем самым, в сущности, предрешив негативный исход этой дискуссии; долгое время Россия и Казахстан не могли найти точек соприкосновения в дебатах о статусе Каспия; не раз предметом обсуждения как в российских СМИ, так и на высших уровнях становилась ситуация с русскоязычным населением Казахстана. «Многовекторность» своих внешнеполитических ориентаций Астана сохранила и по сей день, как это, среди прочего, проявляется в ее политике на Каспии, где она участвует одновременно в двух альтернативных друг другу проектах – Каспийском трубопроводном консорциуме с маршрутом в Новороссийск и далее по российской системе нефтетранзита, с одной стороны, и в Основном экспортном трубопроводе с маршрутом в турецкий порт Джейхан, - с другой.

И все же при всей неоднозначности своих внешнеэкономических ориентаций Астана, судя по всей совокупности фактов, стремится четко «позиционировать» себя на главных направлениях интеграционного движения в СНГ. В 1999 г. республика подтвердила свое участие в Договоре о коллективной безопасности СНГ, одновременно активизировав усилия по дальнейшему строительству своих вооруженных сил. Осенью 2000 г. в развитие идеи Евразийского союза, принадлежащей Н. Назарбаеву, началось преобразование Таможенного союза в Евразийское экономическое сообщество с изначально более высоким уровнем интеграции, чем это когда-либо было в СНГ. Сама многовекторность внешнеполитических и внешнеэкономических ориентаций Казахстана служит своеобразным залогом стабильного развития страны и в будущем.

Рекомендованная литература

1. Казахстан: реалии и перспективы независимого развития / Под общ. ред. Кожокина Е.М. - М., 1998. - 410 с.

2. Внешняя политика Казахстана: Сб. ст. / Редкол.: Даненов Н.Ж. и др. - Алматы ; Москва, 1995. - 208 с.

3. Петров, Н.И.; Гафарлы, М.С. Казахстан: Курс на политическую стабильность и сотрудничество с соседями// Постсоветская Центральная Азия. Потери и обретения. - М., 1998. - С. 36-66

4. Калиниченко Л.Н., Семенова Н.Н. Экономика Казахстана: крупные проблемы большой страны // Там же. – С. 66 – 93.

5. Казахстанско-российские отношения, 1991 - 1999 годы: Сб. документов и материалов / Ред. совет: Мансуров Т.А. и др. - Астана;

М., 1999. - 478 с.

6. Майлыбаев, Б.А. Современный политический процесс в Казахстане и России: сравнительный анализ. - М.: Диалог-МГУ, 1998. - 179 с.

7. Актуальные проблемы внешней политики Казахстана: Сб. ст. / М-во иностр. дел Респ. Казахстан; Председатель Ред. совета Токаев К.К. - М. Рус. раритет, 1998. - 414 с.

Республика Узбекистан

Подобно другим советским республикам, Узбекистан в 1990 г. провозгласил себя суверенным государством. Сколько-нибудь массового движения за выход из СССР здесь не было: на референдуме об отношении к новому Союзу 17 марта 1991 г. 94% голосовавших в республике высказались за сохранение СССР. Декларация о независимости, принятая Верховным Советом Узбекистана 1 сентября 1991 г., отражала поэтому скорее политическую конъюнктуру, сложившуюся в Союзе после августовского путча, нежели сколько-нибудь артикулированные политические устремления узбекского общества. Следуя все тем же политическим веяниям, общим для всех национальных республик в то время, руководство компартии во главе с И. Каримовым в дни путча объявило о своем выходе из партии, после чего последовало и решение о ее запрете, - фактически же имел место акт чисто формального переименования коммунистической партии в Народно-Демократическую партию Узбекистана. В конце 1991 г. официально был зарегистрирован и Народный фронт Узбекистана – движение «Бирлик» («Единство»). 29 декабря 1991 г. на общенародных выборах И.Каримов, бывший Первый секретарь Коммунистической партии Узбекистана, был избран президентом страны1 .

Экономически Узбекистан входил в новую эпоху без тех потрясений, что сопутствовали другим республикам бывшего СССР: сказался «задел», сложившийся в 1990 г., когда республика оказалась практически не затронутой общесоюзным экономическим кризисом. Для небольшой и во многом самодостаточной узбекской экономики небольшим оказался и спад первых лет независимости; начиная же с 1993 г. здесь наметились первые признаки экономической стабилизации и даже роста в отдельных отраслях. На фоне других государств СНГ вполне умеренными были и показатели инфляции, особенно после того как в конце 1993 г. была введена национальная валюта – сум.

Принятая Ташкентом макроэкономическая политика изначально зиждилась на принципе жесткого государственного контроля над рыночными процессами: с этих позиций И. Каримов, в частности, неоднократно выступал с критикой хода экономических реформ в России. Само государство, согласно этой модели, должно всячески содействовать частной инициативе вообще и экспортно-ориентированным отраслям экономики в особенности, но главным принципом этой экономической философии, осмысляемой как «узбекский путь», все же остается некое общее благо, а не экономические права индивида. При всем том в стране осуществлена достаточно масштабная приватизация, преимущественно в секторе услуг и сельском хозяйстве; приватизация в промышленности проводится «дозированно» и под строжайшим контролем государства. Под жестким государственным контролем остается и потребительский рынок страны, где действует принцип фиксированных цен на товары первой необходимости.

Стабилизации узбекистанской экономики благоприятствовал ряд объективных факторов. Еще в советские времена здесь интенсивно развивался нефтегазовый комплекс; недавно открытые месторождения в районах Намангана и Ферганы позволили республике еще больше увеличить добычу нефти и газа, добиться энергетической самообеспеченности и расширить экспорт. По добыче природного газа Узбекистан сегодня занимает третье место в СНГ после России и Туркмении1 . Второе место в Содружестве после России и восьмое в мире страна занимает по добыче золота – свыше 70 т в год. Здесь также крупные месторождения каменного и бурого угля, меди, вольфрамовых и молибденовых руд, графита, серебра, свинца и цинка.

При благоприятных этих условиях руководство Узбекистана изначально видело главную свою задачу в том, чтобы создать как можно более привлекательные для зарубежных инвесторов условия. В отношении совместных предприятий с преобладающей долей зарубежного капитала здесь действует налоговый режим, уникальный по своей либеральности; вообще же гласно и негласно проповедуется принцип «реабилитации капитала» независимо от его происхождения: с точки зрения критиков, республика при этом стоит на грани превращения в громадную «прачечную» для незаконных капиталов. Голый экономический успех этой политики, однако, очевиден: по объему инвестиций на душу населения Узбекистан занимает первое место в СНГ; на октябрь 1997 г. общий объем только зарубежных инвестиций здесь составил 6 млрд. долл. Реализуется целый ряд крупных промышленных проектов в сотрудничестве с такими известными производителями, как Daewoo, BAT, Mersedes-Benz, Krupp-Hoesh, Siemens и др. В Андижане уже несколько лет работает узбекско-корейский автомобильный завод «УзДэуавто», имеющий мощность свыше 200 тыс. автомобилей в год и производящий малолитражные легковые автомобили «Нексиа» и «Тико», а также микроавтобус «Дамас»; с 1995 г. в Хорезме работает немецко-узбекский завод, выпускающий в год по 3 тыс. автобусов Mersedes. Вообще если в первые годы СНГ фаворитом Запада в Центральной Азии с точки зрения экономического сотрудничества считался Казахстан, то в последние годы это место, судя по статистике, занял Узбекистан.

Политическим компонентом той модели национального развития, которую реализует Ташкент, является идеал сильного патерналистичного государства, действующего с опорой на чисто национальные структуры местного самоуправления, - институт махалли1 , воплощающий в себе важнейший компонент идеологии «узбекского пути». Конституция Узбекистана, принятая парламентом (Высшим Советом) в конце 1992 г., наделила президента чрезвычайно широкими полномочиями, одновременно поставив его во главе правительства. В специфических условиях первых лет независимости все это очень скоро обернулось едва ли не культом И.Каримова: во всяком случае сложился режим, авторитарность которого не отрицает и само руководство Узбекистана. Такого неприятия инакомыслия, как здесь, нет ни в одной стране СНГ. В Узбекистане фактически нет оппозиции, отсутствует независимая пресса, а российские СМИ представлены крайне небольшим числом газет и журналов: в первые годы независимости, по выражению местного наблюдателя, за распространение «Известий» здесь «сажали». Политическая борьба в стране тем не менее продолжается в специфических для Средней Азии формах с тремя кланами, соперничающими между собой, - «ферганцами», «бухарцами» и «ташкентцами»; сегодня ключевые позиции в государстве принадлежат последним. В перспективе эта ситуация может обернуться непредсказуемо сложными политическими пертурбациями, но пока Ташкенту удается следовать своему главному внутриполитическому принципу – «стабильность прежде всего»2 .

Идею стабильности Узбекистан изначально акцентировал и в своей внешней политике. В геополитическом плане страна занимает сердцевину Центральной Азии, где пересекаются самые разные идеологические влияния и процессы: наибольшую опасность, с точки зрения Ташкента, здесь представляет исламский фундаментализм. Собственно, И.Керимов первым из руководителей СНГ поднял эту тему, и именно по его инициативе в мае 1992 г. в Ташкенте шесть государств Содружества подписали Договор о коллективной безопасности. Тема противодействия исламизации региона, идущей со стороны Таджикистана и Афганистана, с тех пор оставалась основным мотивом внешней политики Узбекистана; одновременно Ташкент выступал главным критиком официального Душанбе в его неспособности урегулировать ситуацию в Таджикистане, как она развивалась в 1992 – 1997 гг.

Вообще при всем его стремлении к стабильности – внутренней и внешней - отношения Узбекистана с другими государствами Центральной Азии подчас весьма далеки от добрососедства. Охрана узбекской границы с Таджикистаном, на 70% до сих пор не делимитированной, ведется, например, методом минирования прилегающих участков земли: в ходе «минной войны» между двумя странами, идущей с 1992 г., погибли уже сотни человек. Подспудной напряженности, то и дело выливающейся в открытые противоречия, не лишены узбекско-казахстанские отношения, хотя два государства с 1993 г. и являются партнерами по Центральноазиатскому союзу. Официальный Ташкент изначально не принял евразийской доктрины Н.Назарбаева, а в идеях Таможенного и Евразийского союзов усмотрел угрозу суверенитету Узбекистана: в действительности, как считают наблюдатели, за всем этим стояло нежелание допускать усиления позиций России в Центральной Азии, а также известное «соперничество честолюбий». Но еще больше противоречий за прошедшие 10 лет, в основном геоэкономического характера, накопилось в отношениях между Узбекистаном и Туркменистаном: с большим трудом здесь идет урегулирование вопросов о порядке разработки пограничных нефтегазоконденсатных месторождений и определения принадлежности целого ряда водохозяйственных объектов.

В первые годы независимости главным партнером Узбекистана в дальнем зарубежье была Турция: Турция вообще была первым из государств, признавших независимость республики; со своей стороны Ташкент неоднократно заявлял о своем намерении следовать турецкой политической и экономической модели. Одновременно Ташкент широко развивал отношения с Ираном. В Европе наиболее тесные отношения у Ташкента сложились с Германией, Великобританией и Францией; в Восточной Азии – с Южной Кореей. В военно-политическом отношении Узбекистан изначально придерживался гораздо более прозападной ориентации, чем то было у других государств региона: в рамках программы НАТО "Партнерство в имя мира" отдельные узбекские подразделения проходят подготовку в США, ФРГ, Норвегии и Турции; в этих странах обучаются офицерские кадры. В организации национальной армии задействованы американские и немецкие военные инструкторы. Сегодня узбекская армия реорганизована по натовскому образцу и хорошо оснащена многими видами современного оружия, особенно авиацией1 .

Российско-узбекские отношения за прошедшие десять лет прошли через свои фазы подъемов и спадов. С одной стороны, при масштабах Узбекистана и численности этнических узбеков в Центральной Азии1 Москва в любом случае должна была воспринимать и воспринимала Ташкент как главный фактор стабильности в регионе, тем более что и узбекское руководство готово было выстраивать здесь многосторонние отношения безопасности. С другой стороны, курс Ташкента на то, чтобы дистанцироваться от главных направлений интеграции в СНГ и самому стать центром притяжения для сопредельных государств, так или иначе шел вразрез с политикой Москвы в постсоветской Азии. Российско-узбекские разногласия обострились в начале 1999 г., когда Ташкент объявил о своем выходе из Договора о коллективной безопасности СНГ – той системы военно-политических отношений, которая в свое время по инициативе же Ташкента и формировалась. В том же году Узбекистан присоединился к объединению Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы (ГУУАМ), к тому времени довольно четко обозначившему свою дистанцию по отношению к Таможенному союзу.

Уровень российско-узбекских отношений несколько повысился в последние полтора года, в особенности после визита президента РФ В.В.Путина в Ташкент в январе 2001 г., в ходе которого был подписан обширный пакет важных для обеих сторон документов. Свою роль важного, но не всегда "удобного" партнера России в Центральной Азии Узбекистан, можно полагать, будет сохранять и в обозримом будущем.

Рекомендованная литература

1. Узбекистан: этнополитическая панорама. Очерки. Документы. Материалы/ РАН. Центр по изуч. межнац. отношений Ин-та этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая. - М., 1995. – 237 с.

2. Бабаходжаев, М.А. Республика Узбекистан : очерки межнациональных и межконфессиональных отношений, внешнеэкономических связей / Ташкент.гос.ин-т востоковедения. - Ташкент, 1996. - 103 с.

3. Современные этнополитические процессы и миграционная ситуация в Центральной Азии: Материалы конф., 3-4 нояб. 1997 г., Алма-Ата / Моск. центр Карнеги; Под ред. Витковской Г. - М., 1998. - 229 с.

4. Петров, Н.И. Узбекистан: Политическая стабильность в условиях командно-административного режима // Постсоветская Центральная Азия . - М., 1998. - С. 94-121.

5. Узбекистан: обретение нового облика: В 2 т. / Под общ. ред. Кожокина Е.М. - М., 1998. Т. 2. - 495 с.

Республика Кыргызстан

В конце 1980-х гг. либерализация политической жизни в Киргизии шла гораздо более интенсивными темпами, чем то было в других республиках Центральной Азии. В 1991 г. здесь действовало без малого 40 достаточно крупных общественных ассоциаций. Главной движущей силой демократизации общества в это время стало движение «Кыргызстан», объединившее в себе самый широкий спектр политически активных слоев общества.

Одновременно шло падение авторитета республиканской компартии. Когда в июне 1990 г. на юге страны из-за споров о земле вспыхнул жесточайший конфликт между киргизами и узбеками (его жертвами за два дня стало свыше двухсот человек), власти обнаружили полнейшую неспособность справиться с ситуацией. Стремясь консолидировать свои позиции, коммунистическое большинство Верховного Совета республики выступило с предложением учредить пост президента, избираемого парламентом: расчет был на то, что этот пост достанется председателю Верховного Совета и первому секретарю ЦК Компартии Киргизии А.Масалиеву. Авторитет компартии, однако, в это время был уже столь низок, что маневр не удался: 27 октября 1990 г. после девяти туров голосования президентом республики был избран А.Акаев1 , до того времени занимавший пост президента Академии наук Киргизии.

Новое руководство энергично приступило к преобразованиям. В стране, где 95% территории занимают горы, остро стоит земельный вопрос, поэтому аграрная реформа стала одним из важнейших приоритетов президентской команды. Уже весной 1991 г. при ожесточеннейшем сопротивлении консервативной оппозиции (дискуссии в парламенте продолжались месяцами), были приняты законы «О крестьянском хозяйстве», «О земельной реформе» и новый Земельный кодекс: Киргизия, таким образом, стала одной из первых республик тогдашнего Союза, приступивших к радикальной реформе поземельных отношений. Практически реформа означала ликвидацию убыточных и низкорентабельных колхозов и совхозов, передачу земель в пожизненное и наследуемое владение фермерам, создание широкой сети кооперативных хозяйств.

В марте 1991 г. Киргизия приняла участие во всесоюзном референдуме о судьбе Союза ССР: за сохранение Союза высказались 95% голосовавших. Общественные настроения резко изменились после августовских событий в Москве. А.Акаев тогда оказался единственным из руководителей центральноазиатских республик, кто в первый же день путча осудил ГКЧП. 31 августа 1991 г. Киргизия провозгласила свою независимость.

Для укрепления нового государства было решено провести в стране прямые президентские выборы, которые и прошли 12 октября 1991 г. Подавляющим большинством голосов (95%) победу вновь одержал А.Акаев; по принятому тогда же закону он принял на себя и руководство правительством.

Новый расклад политических сил позволил на какое-то время форсировать экономические преобразования в республике. Уже в декабре 1991 г. была принята широкая программа приватизации. Распад СССР, однако, обернулся для Киргизии сложнейшими экономическими проблемами: для республики, 98% экспорта которой шло на рынки Союза, разрыв хозяйственных связей на тот момент оказался особо болезненным. В течение 1992 г. инфляция приняла четырехзначные значения, с сокращением поставок из других государств СНГ остановилось более половины предприятий; острейшей проблемой стала безработица.

В этой ситуации руководство страны пошло по пути мобилизации всех наличных ресурсов, в первую очередь интеллектуальных, делая главную ставку на развитие международного экономического сотрудничества. В страну были приглашены японские эксперты; установилось регулярное сотрудничество с международными финансовыми организациями; была принята программа привлечения международных инвестиций. Как об этом говорил А.Акаев, «за последние годы нами проделана огромная работа по привлечению в республику иностранной помощи и инвестиций. Открыты свободные экономические зоны, создаются благоприятные инвестиционные условия, льготный финансовый климат, образовано государственное агентство, которое способствует заинтересованным иностранным инвесторам… Большую экономическую помощь нам оказывают США, Япония, Германия, Турция, Швейцария, Нидерланды…»1 .

В мае 1993 г. за несколько месяцев до распада рублевой зоны Киргизия ввела национальную валюту – сом; это создало предпосылки для постепенной финансовой стабилизации экономики. В течение 1994-95 гг. инфляция была сокращена до уровня 30 – 35% в год – на тот момент один из самых низких показателей по СНГ, а сом стал наиболее стабильной валютой в Содружестве. С 1995 г. в республике начался рост экономики.

Тем временем структурировалась политическая система нового государства. 5 мая 1993 г. была принята первая постсоветская Конституция Киргизии, по оценкам политологов, соответствующая самым строгим нормам и требованиям современной демократии. В стране установился вполне либеральный политический режим, где многопартийный парламент свободно дебатирует и принимает законы, оппозиция имеет собственную прессу, а в обществе свободно осуществляют свою деятельность без малого два десятка общественно-политических движений и 150 религиозных объединений.

Осознавая значимость проблемы русскоязычного населения, значительная часть которого занята в науке и промышленности, Киргизия первой в СНГ приняла государственную программу приостановления миграционных процессов и первой же среди центральноазиатских республик учредила у себя Славянский университет (ноябрь 1993 г.). Отток русскоязычного населения из страны, достигнув пика в 1993- 94 гг., затем пошел на спад и, в сущности, прекратился.

Разумеется, при самой современной конституции и литеральном политическом режиме киргизский полис сохраняет свою восточную специфику: громадное значение для расстановки сил в политической элите республики до сих пор, как и прежде, имеет традиционная клановая структура общества, где «Северу» противостоит «Юг» и доминируют родовые группы северо-востока, - но сколько-нибудь серьезных конфликтов между двумя этими системами, современной и традиционной, в стране до сих пор не было. Более серьезной проблемой для команды А.Акаева в 1993-94 гг. стала неокоммунистическая оппозиция.

В 1993 г. оппозиция инициировала шумную политическую кампанию, обвиняя центральную власть и непосредственное окружение президента в коррупции1 . А.Акаев в этой ситуации счел необходимым вынести вопрос о доверии себе на референдум. Референдум прошел 30 января 1994 г. и завершился победой президента. В дальнейшем исполнительная власть в отношениях с оппозицией уже не выпускала из рук политическую инициативу: имея конституционную возможность оставаться на своем посту до конца 1996 г., Акаев предпочел пойти на очередные президентские выборы в декабре 1995 г. и был переизбран на второй срок, получив 60% голосов.

1995 г. стал для страны годом перелома – от пертурбаций первых лет независимости к экономическому росту и политической стабильности. Республика добилась широкого международного признания: в докладе МВФ от мая 1995 г. констатировалось, что среди государств СНГ Киргизия дальше всех продвинулась по пути экономических преобразований. В сочетании с политической стабильностью это создало здесь благоприятный инвестиционный климат, и уже в 1996 г. по объему иностранных кредитов и инвестиций на душу населения республика вышла на одно из первых мест в СНГ. Появились дополнительные возможности для реализации целого ряда новых экономических проектов. Была разработана уникальная система финансирования мелкого и сельскохозяйственного производства через так называемые микрокредитные организации и кредитные союзы. С 1997 г. в стране идет интенсивное развитие золотодобычи: разведано около тысячи больших и малых месторождений золота. Стабильно развивается гидроэнергетика, где Киргизия занимает в СНГ второе место после России по экспорту электроэнергии.

Перспективы Киргизии ее руководство видит на путях постиндустриализации и развития таких областей науки и производства, как микроэлектроника, коммуникации, ресурсосберегающее производство. В 1996 г. здесь завершилось строительство наземной космической станции, обеспечившей республику глобальными телекоммуникационными возможностями. Принята государственная образовательная программа на период до 2005 г., в рамках которой киргизские студенты обучаются в лучших вузах России, США, Японии, Германии, Турции, Малайзии.

В своей внешней политике Бишкек изначально ориентировался на то интеграционное ядро, что складывалось в СНГ, и прежде всего на Россию. В мае 1992 г. республика подписала Договор о коллективной безопасности Содружества, а в 1999 г. продлила свое членство в Договоре на очередные пять лет. При этом в рамках той системы безопасности, что сложилась в СНГ, Бишкек сыграл чрезвычайно важную роль в урегулировании межтаджикского конфликта. В 1996 г. республика стала членом Таможенного Союза и в 2000 г. – Евразийского экономического сообщества. Разумеется, как и у других государств СНГ, внешнеполитическая линия страны не свободна от противоречий: так, вступив в 1998 г. во Всемирную торговую организацию, Кыргызстан, по оценке большинства экспертов, "серьезно скомпрометировал свое участие в Таможенном союзе". И все же противоречия, присутствующие в политике Бишкека, далеко не столь остры, чтобы ставить под вопрос его принципиальную лояльность Содружеству. В любом случае Кыргызстан остается одним из наименее "проблемных" и наиболее предсказуемых и стабильных участников Содружества Независимых Государств.

Рекомендованная литература

1. Этнические и региональные конфликты в Евразии. - М.: Весь мир, 1997 Кн. 1 : Центральная Азия и Кавказ/ Общ. ред. Малашенко А. и др.- 204 с.

2. Здравомыслов, А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 286 с.

3. Акаев, А. Откровенный разговор. - М.: Совершенно секретно, 1998. - 159 с.

4. Ковальский, В.Ф. Киргизия: Демократические декларации и политические реалии // Постсоветская Центральная Азия. - М., 1998. - С. 295-316.

Туркменистан

В последние годы СССР Туркменистан прошел общий для всех советских республик путь суверенизации – от объявления суверенитета в августе 1990 г. до провозглашения независимости в октябре 1991 г. Политический процесс в стране вместе с тем имел и свою специфику, выражавшуюся подчас чрезвычайно резко и противоречиво. Республика, в сущности, не знала «перестройки», столь незыблемо прочными здесь были позиции Коммунистической партии Туркмении. С другой стороны, Ашхабад очень рано пошел на такую политическую инновацию, как введение института президентства, и 17 октября 1990 г. президентом страны был избран Первый секретарь ЦК КП Туркмении С.Ниязов, получивший на безальтернативных выборах 98% голосов1 . С точно таким же процентом голосов – 98% - туркменский электорат в марте 1991 г. проголосовал за сохранение «обновленного СССР», поддерживая, таким образом, политику Центра и Президента СССР М.С.Горбачева – обстоятельство, не помешавшее Ашхабату через несколько месяцев солидаризироваться с ГКЧП. В октябре 1991 г. на референдуме 94% голосовавших высказались за независимость страны, и 27 октября этого года Верховный Совет республики принял декларацию о независимости. Вместе с тем именно в Ашгабате и по инициативе С.Ниязова 13 декабря 1991 г. состоялась встреча лидеров центральноазиатских государств, на котором они, солидаризируясь с беловежскими соглашениями, одновременно заявили о праве своих государств на участие в СНГ, в результате чего произошло «переучреждение» Содружества. Наконец, в том же декабре компартия Туркмении провела съезд, на котором она вначале объявила о своем самороспуске, а затем вновь организовалась под названием Демократической партии Туркменистана, - вскоре после этого Верховный Совет республики наложил мораторий на образование новых партий.

В эпоху независимости Ашгабат вступал, делая главную ставку на развитие своих углеводородных ресурсов. В Туркменистане сосредоточено до трети мировых запасов газа, - и это при населении в 4,6 млн. человек. Политическая элита страны в этих условиях изначально отказалась от проведения каких бы то ни было «капиталистических экспериментов», взяв курс, с одной стороны, на жесткое государственное регулирование экономики, а с другой – на сохранение относительно низких цен в потребительском секторе за счет дотаций, получаемых от экспорта нефти и газа. Для туркменского общества с его патерналистичной политической культурой такая стратегия оказалась по меньшей мере эффективной, и это с самого начала стабилизировало складывавшуюся здесь политическую систему в такой степени, какая заведомо была недостижима даже для соседних государств Центральной Азии с аналогичной политической культурой.

В мае 1992 г. одним из первых государств в СНГ Туркменистан принял новую конституцию. Конституция создавала «сверхпрезидентскую» систему правления, где президент является не только высшим должностным лицом, главой государства и исполнительной власти, гарантом национальной независимости и целостности, но и имеет целый ряд других прерогатив. Он возглавляет Народный Совет, куда входят старейшины и видные общественные деятели, формирует аппарат центральной и местной исполнительной власти (система Советов в стране при этом упразднялась), утверждает высшее командование вооруженными силами; он не подчиняется парламенту и вправе его распустить; депутаты при этом могут быть лишены своих полномочий без согласия и ведома избирателей. Что в этой общеполитической и конституционной ситуации возник культ С.Ниязова, было, можно полагать, только естественным и неизбежным1 .

Принципиальной чертой политической системы Туркменистана стал также принцип нейтралитета во внешней политике, осознаваемый, как и многое другое здесь, опять-таки в связи с геоэкономической стратегией страны – обладателя уникально богатых природных ресурсов. Как об этом говорит С.Ниязов, «имея сегодня более 30% мировых запасов природного газа, до 12 млрд. т нефти только на Каспийском шельфе, обладая огромной территорией и населением, не превышающем 5 млн. человек, невозможно без нейтралитета, невозможно примкнуть к тем или иным группам стран, что приведет нас к блочности» и, как следствие, к потерям экономического характера2 . Политика нейтралитета формировалась сразу же по обретении республикой независимости и прежде всего выразилась в ее подходе к СНГ как к чисто консультативному механизму: уже к 1993 г. Ашгабат не участвовал примерно в половине многосторонних договоров на постсоветском пространстве, включая Договор о коллективной безопасности, Экономический союз и многие другие структуры.

Вместо этого во главу угла был поставлен принцип приоритетности двусторонних отношений, прежде всего с Россией. Соседствуя с такими странами, как Иран и Афганистан, Ашгабат попросту не может пренебрегать военно-политическим потенциалом своих отношений с Москвой. Уже в июле 1992 г. между Российской Федерацией и Республикой Туркменистан был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве. В декабре 1993 г. в ходе визита Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина в Туркменистан были подписаны не только документы о совместной охране границы с Афганистаном и статусе российских пограничных войск в Туркмении, но и соглашение о двойном гражданстве – первое и единственное для всего СНГ.

В отношении других стран СНГ Ашгабат изначально встал на позиции жесткого прагматизма, очень скоро снискав себе репутацию чрезвычайно неудобного и неуступчивого внешнеторгового партнера. В течение 1992 – 1993 гг. он резко повысил цены на свой газ, сократил его экспорт в те страны, где образовалась сколько-нибудь значительная задолженность, и начал переориентировать свою торговлю на рынки «дальнего зарубежья», прежде всего на Турцию и Иран. С 1993 г. в стране начался систематический рост газодобычи, что позволило осуществить здесь уникальную для СНГ и, может быть, для всего мира меру – ввести в потребительском секторе бесплатное пользование электричеством, газом и водой; через некоторое к этому добавилось бесплатное распределение соли – дефицитного для этого региона продукта. Началась довольно радикальная земельная реформа: через несколько лет это позволило стране достичь продовольственной независимости; одновременно правительство приступило к очень осторожной – на уровне наиболее мелких предприятий - приватизации. В ноябре 1993 г. республика вышла из рублевой зоны, введя собственную денежную единицу – манат. Со следующего года начался, - правда, с очень низких изначальных показателей - систематический рост ВВП: к 1998 г. он достиг уровня 14% в год (и почти 18% в год к 2000 г. – показатель рекордный для всего мира) 1 .

На Западе и в СНГ политика Ашгабата уже в первые годы независимости вызывала самые противоречивые реакции. В то время как государственные организации и СМИ акцентировали многочисленные случаи нарушений прав человека в стране, преследования оппозиции и тому подобные явления, международный капитал нашел в Туркмении чрезвычайно благоприятные условия. Год от года росли зарубежные инвестиции в энергетический сектор страны, что позволило начать целый ряд крупных международных проектов по экспорту газа в Иран, Турцию и далее на Запад. Рост своего сотрудничества с Ираном2 – фактор, негативно воспринимаемый на Западе, - Ашгабат сумел смикшировать вступлением в натовскую программу «Сотрудничество ради мира», присоединившись к ней уже в 1994 г. - первым из центральноазиатских государств.

Весной 1995 г. Ашгабат обратился в ООН с просьбой официально признать Туркменистан нейтральным государством, и в декабре того же года Генеральная Ассамблея ООН удовлетворила эту просьбу. К тому времени из страны были выведены российские вооруженные силы: сегодня военное сотрудничество России и Туркмении ограничено только областью ПВО и совместной охраны туркмено - афганской границы.

Официально утвердив за собой статус нейтрального государства, Туркмения еще более дистанцировалась от процессов многосторонней интеграции, идущих в СНГ. Республика не вступила в Таможенный союз и, вполне предсказуемо, осталась в стороне как от Евразийского экономического сообщества, так и от объединения ГУУАМ. В июне 1999 г. Туркмения в одностороннем порядке вышла из Бишкекского соглашения о безвизовом передвижении в СНГ и, как отмечалось в прессе, в рекордные сроки подписала двусторонние соглашении практически со всеми государствами Содружества о введении визового режима сообщения.

Дистанцируясь от СНГ, Ашгабат вместе с тем чрезвычайно активно работает в Организации Экономического Сотрудничества (ОЭС), объединяющей Пакистан, Иран, Турцию и центральноазиатские республики бывшего СССР: в 1996 г. С.Ниязов первым из лидеров Центральной Азии стал председателем этой организации. В плане своей геополитики и геоэкономики республика все более определенно ориентируется на рынки Востока. На стамбульском саммите ОБСЕ она вместе с Азербайджаном, Турцией, Грузией и Казахстаном стала участником крупнейшего международного проекта по строительству так называемого Основного экспортного трубопровода и транскаспийского газопровода, которые должны связать туркменские (и азербайджанские) нефтегазовые месторождения с турецким терминалом Джейхан – маршрут, альтернативный основному российскому нефтепроводу в регионе – Баку – Новороссийск. На международном нефтегазовом рынке Ашгабат, таким образом, становится одним из главных конкурентов России.

Рекомендованная литература

1. Этнические и региональные конфликты в Евразии. - М.: Весь мир, 1997 Кн. 1 : Центральная Азия и Кавказ/ Общ. ред. Малашенко А. и др.- 204 с.

2. Здравомыслов, А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 286 с.

3. Дударев К.П. Турменистан: посткоммунистический авторитарный режим. // Постсоветская Центральная Азия. - М., 1998. С.160 – 189.

4. Калиниченко Л.Н., Семенова Н.Н. Туркменистан: развитие экономики в 90-е годы. // Постсоветская Центральная Азия. - М., 1998. - С.190 – 214.

Республика Таджикистан

Исторически таджики к концу XX в. оказались одним из наиболее разобщенных народов мира. Если в самой республике проживает около 4 млн. таджиков, то в Афганистане, по разным оценкам, их от 3 до 8 млн. человек и в Узбекистане до 3-4 млн. человек; таджики также живут в Иране и Китае. Экономически сам Таджикистан при этом резко разделен на «Север» («худжандцы», район Ленинабада, где сосредоточено около 70% национального производства) и «Юг» (Куляб, территории к югу от Гиссарского хребта, где доминирует сельское хозяйство): противостояние Севера и Юга при этом является едва ли не основной доминантой национального сознания1 . По этому же водоразделу проходит и религиозное противостояние «народного ислама» кулябцев, с одной стороны, и более современных течений ислама, характерных для урбанизированного Севера, - с другой. Подспудно конфликтный потенциал в стране накапливался десятилетиями, - на рубеже 80-90-х годов взрыв внутренних противоречий в Таджикистане был лишь вопросом времени и обстоятельств.

Внешне политическое развитие республики до обретения независимости протекало, пожалуй, даже в более спокойных формах, чем это было в других республиках СССР, тем более что различные исламистские объединения до 1991 г. предпочитали оставаться в тени событий. В августе 1990 г. республика приняла декларацию о суверенитете, но в марте следующего года 96% таджикского электората высказалось за сохранение СССР. 24 ноября 1991 г. состоялись президентские выборы, победа на которых большинством в 57% голосов досталась Р.Набиеву – руководителю компартии и председателю Верховного Совета Таджикистана. Кандидат объединенных сил оппозиции, которая вполне сформировалась к президентским выборам и при этом пользовалась совершенно недвусмысленной поддержкой демократических кругов России, режиссер Д.Худоназаров получил 30% голосов.

Так или иначе к концу 1991 г. демократическая исламская оппозиция не только легализовалась, но и официально зарегистрировала свои объединения как партии парламентского типа. Таковой раньше остальных стала Исламская партия возрождения Таджикистана, программа которой, наряду с другими целями, предусматривала создание в Таджикистане правительства национального доверия, способного объединить основные политические силы страны. Ведущей фигурой, «мозгом», партии с самого начала стал козиколон - духовный лидер мусульман Таджикистана - Ходжи Акбар Тураджондзода.

Для нового руководства, судя по его действиям, ситуация государственной независимости означала полную бесконтрольность от каких бы то ни было внешних сил. Установился совершенно неприкрытый режим личной власти Набиева, опиравшийся на его собственную же гвардию; началось массовое преследование оппозиции и инакомыслящих.

Здесь-то и начала набирать силу оппозиция, группировавшаяся в основном вокруг двух партий – Демократической партии Таджикистана и Партии исламского возрождения Таджикистана с их лозунгами парламентарной демократии, исламского государства и экономических реформ; коалицию возглавил А. Тураджондзода, стоявший над партиями, но разделявший их общие цели; свою солидарность с целями оппозиции выразили и представители русскоязычной интеллигенции. В марте 1992 г. в Душанбе начались массовые ненасильственные действия оппозиции, принявшие форму многодневных «сидений» на центральной площади города. Через два месяца сторонам удалось придти к компромиссу и было сформировано коалиционное правительство, но позиции вошедших в нее партий были столь различны, что долго это согласие продолжаться не могло.

«Люди Набиева» первыми нарушили соглашение: президентский батальон, самочинно провозгласивший себя Народным фронтом, развязал террор сразу в нескольких районах страны, тысячами расстреливая противников и мирных жителей1 . Началась гражданская война, сопровождавшаяся массовым исходом сторонников оппозиции в Афганистан и спорадическими военными столкновениями между силами исламской оппозиции и подразделениями, стоящими за официальным Душанбе; в одном из таких столкновений летом 1993 г. погибло 25 российских пограничников. Очень скоро счет жертвам пошел на десятки тысяч, а беженцам – на сотни тысяч: по различным данным, в течение 1992 г. погибло от 20 до 40 тыс. человек, около 350 тысяч были вынуждены покинуть свои дома; примерно 60 тыс. бежали в Афганистан.

Пребывание тысяч таджиков за пределами страны в конце концов превратилось в проблему и для официального Душанбе, осознавшего, что в Афганистане эти беженцы неизбежно подпадут под влияние наиболее радикальных сил исламского фундаментализма. В течение 1993 г. Душанбе на разных уровнях – от контактов с Кабулом до обращений в ООН – пыталось разрешить эту проблему, одновременно уходя от какого бы то ни было диалога с оппозицией и даже не снимая запрета с ее партий и изданий. В Афганистане тем временем оппозиция организовала Движение исламского возрождения Таджикистана под председательством Саида Абдулло Нури; С.Нури также возглавил так называемое «таджикское правительство в изгнании».

Сложный комплекс политических отношений в Таджикистане поставил в столь же сложное положение и Москву. Не разделяя, но по крайней мере понимая аргументы демократической исламской оппозиции, - тем более что некоторые ее лидеры нашли себе политическое убежище в Москве, - российское правительство изначально стремилось, как минимум, стабилизировать ситуацию в стране. Без российского военного присутствия в стране это было бы невозможно, - Москва поэтому приняла решение не выводить из Таджикистана размещавшуюся здесь еще в советские времена 201-ю мотострелковую дивизию. Одновременно Душанбе обеспечил себе военную помощь со стороны Узбекистана, правительство которого изначально видело в таджикских событиях угрозу исламизации всей Центральной Азии; в 1992 г. здесь также был размещен небольшой миротворческий контингент из подразделений Узбекистана, Казахстана и Киргизстана. В любом случае для России и всего СНГ таджикско-афганская граница была и остается наиболее сложным и важным участком всего внешнего периметра Содружества. Опираясь на внешнюю помощь, к концу 1993 г. Душанбе удалось установить контроль почти над всей территорией страны; стычки на границе с Афганистаном, однако, приобрели чуть не ежедневный характер.

Экономика страны тем временем оказалась на грани полного коллапса, а зависимость Душанбе от российских кредитов и помощи приобрела всеобъемлющий характер. К концу 1993 г. Таджикистан оказался последней республикой бывшего СССР, использующий старые (выпущенные до реформы 1993 года) рубли как свою официальную валюту.

Россия изначально определила своей позицией избегать вмешательства во внутренние проблемы внутритаджикского конфликта; более того, с 1992 г. Москва взяла на себя посредническую роль в его урегулировании. Переговорный процесс, однако, шел очень медленно, пока наконец в апреле 1994 г. стороны не сели за стол переговоров. Первый их раунд прошел в Москве. На этом этапе российское руководство поддерживало позицию оппозиции: пока не созданы условия для возобновления деятельности политических партий и организаций, не объявлена политическая амнистия, не возвращены в страну беженцы, составляющие значительную часть таджикского электората, а главное – не заключено перемирие, говорить о проведении выборов и принятии новой конституции в республике преждевременно. Такую же позицию в отношении внутритаджикского конфликта заняла ООН. Душанбе, однако, счел возможным пойти на президентские выборы, и в ноябре 1994 г. президентом страны стал Э.Рахмонов1 . Исламская оппозиция ни самих выборов, ни их результата не признала.

Межтаджикский диалог оказался очень трудным и длительным2 . Точка в нем была поставлена лишь 27 июня 1997 г., когда в Москве стороны подписали Общее соглашение по установлению мира и национального согласия в Таджикистане, закрепившее обязательства сторон по выполнению всех ранее достигнутых договоренностей, и создали Комиссию по национальному примирению под председательством С.А.Нури. Свои подписи под Общим соглашением поставили также главы МИД стран – наблюдателей на межтаджикских переговорах – Ирана, Казахстана, Киргизии, Пакистана, Узбекистана, Туркменистана, Афганистана и России, а также представители ООН, ОБСЕ и Организации Исламская Конференция.

В конце 1997 г. в Таджикистане была легализована деятельность оппозиции; в страну вернулся и получил пост первого вице-премьера по вопросам сотрудничества с государствами СНГ А. Тураджондзода. Гражданская война, унесшая с собой, по данным общественных фондов, от 300 до 400 тыс. жизней, окончилась; уже к середине 1997 г. в страну вернулось свыше 90% беженцев. Экономический ущерб от военных действий превысил 7 млрд. долл.; на юге страны оказалось разрушено 80% промышленного потенциала.

Восстановление экономики Таджикистана идет медленно и чрезвычайно трудно. В советские времена республика специализировалась на производстве первичного алюминия и хлопка: обе эти отрасли серьезно пострадали в годы гражданской войны. Из-за отсутствия оборотных средств деградировало сельское хозяйство, где сбор зерновых даже в относительно благополучные годы редко превышает 10 центнеров с га. При неблагоприятных погодных условиях население страны периодически оказывается перед реальной угрозой голода, как это имело место и в 2000-2001 годах.

Приватизация в стране началась лишь в 1996 г. и шла очень медленно. Доля негосударственных предприятий в производстве ВВП остается крайне низкой: вообще институциональная структура экономики страны сохраняет, по оценке специалистов, дорыночный характер. С 1997 г. в республике наметился общий экономический рост, но даже и при этом здесь очень велика зависимость от внешней экономической помощи, преимущественно российской.

В своей внешней политике Душанбе также ориентируется главным образом на Россию. В мае 1993 г. два государства подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи; принципиальное значение для национальной безопасности Таджикистана имели соглашения, по которым российская 201-я дивизия будет доукомплектовываться призывниками Таджикистана и оставаться в стране до создания здесь боеспособных вооруженных сил. Кроме того, Россия здесь держит группу пограничных войск, более 80% которой набирается из местного населения.

Душанбе участвует и в интеграционном движении СНГ: в 1998 г. республика вступила в Таможенный союз, а в 2000 г. – в Евразийское экономическое сообщество; в 1999 г. Душанбе подписал протокол о продлении действия Договора о коллективной безопасности 1992 г. За пределами Содружества Таджикистан, будучи персоязычной страной, повышенное значение уделяет развитию отношений с Ираном.

Перспективы страны прямым образом связаны с ее экономическим возрождением. При небольшом населении Таджикистана – около 5,5 млн. человек – любые позитивные процессы в экономике будут означать и перспективу социально-политической стабилизации общества.

Рекомендованная литература

1. Бушков, В.И., Микульский, Д.В. "Таджикская революция" и гражданская война (1989 - 1994 гг.) / РАН. Центр по изуч. межнац. отношений Ин-та этнологии и антропологии им. Н. Н.Миклухо-Маклая. - М., 1995. - 310 с.

2. Кузьмин А.И. Таджикистан. Причины и уроки гражданской войны// Постсоветская Центральная Азия. - М., 1998. - С. 215 – 270.

3. Гафарлы М.С., Черников В.Д. Глубокий кризис экономики// Там же. – С.271 – 294.

4. Прокопьев, А.А. Россия и политический кризис в Таджикистане (1991-1993) // Россия и Восток: проблемы взаимодействия : III Междунар. науч. конф., 29 мая - 4 июня 1995 г. - Челябинск, 1995. - Ч. 1. - С. 84-87

5. Косач, Г. Таджикистан: национальные интересы и внешняя политика // Свобод. мысль. - М., 1996. - N 5. - С. 94-103

6. Этнические и региональные конфликты в Евразии. - М.: Весь мир, 1997 Кн. 1 : Центральная Азия и Кавказ/ Общ. ред. Малашенко А. и др.- 204 с.

7. Здравомыслов, А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 286 с.

III. СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

в 1996 – 2001 годах

Во второй половине 1990-х гг. в развитии Содружества определился целый ряд новых моментов, резко усиливших тенденции разноскоростной и разновекторной интеграции на постсоветском пространстве и существенно изменивших внутреннюю архитектуру СНГ. Процесс носил объективный характер, отражая неодинаковую готовность стран Содружества к более высоким уровням экономического и политического взаимодействия, - с другой стороны, не менее важную роль во всем этом играли и позиции национальных элит, проводящих каждая свою политику в рамках СНГ. Так или иначе середина 90-х гг. четко обозначила конец попыток «фронтальной», всеохватывающей, интеграции Содружества и начало его фрагментации на отдельные политические и экономические образования.

Важным аспектом этого процесса стало усиление политической и ослабление экономической составляющей интеграционного движения в СНГ.

1. Экономика СНГ в 1996-2001 годах:

между старыми проблемами и новыми вызовами

В течение первой половины 1990-х гг. постсоветские республики обеспечили себе выход на мировые рынки, - экономическая ориентация на дальнее зарубежье оставалась доминирующей и во второй половине десятилетия. К 2001 г. доля взаимной торговли внутри Содружества в совокупном объеме внешнеторговых операций его членов сократилась с 79% в 1991 г. до менее чем 30%; при этом падение товарооборота в 1,5-2 раза опережало сокращение производства – ясный индикатор того, что причиной ослабления экономического взаимодействия ННГ являются не только и не столько кризисные процессы в экономике, сколько более широкая совокупность факторов1 .

Главным таким фактором, судя по всему, является переход экономик стран СНГ на «первично капиталистические» рельсы, когда у основной массы субъектов экономической деятельности начинают доминировать краткосрочные, зачастую сиюминутные, интересы и мотивации – ситуация, где сложным образом переплетаются объективно действующие экономические императивы, реально существующие трудности и моменты низкой экономической культуры. Стремление индивидуальных производителей любой ценой максимизировать прибыль уже к середине 90-х годов обернулось тем, что по многим товарным группам внутренние цены в Содружестве (насколько здесь можно говорить о внутренних ценах) в 1,5 – 2 раза превышали цены мирового рынка, что в корне разрушило торговлю по этим позициям2 . Поскольку более всего это касается продукции высокой степени обработки, разрушение торговли прямо ведет к деградации соответствующих производств, - технологический уровень национальных экономик при этом неуклонно понижается, и в них увеличивается доля аграрно-сырьевой компоненты.

Это ведет экономики СНГ к дальнейшему обособлению, ибо в однотипных хозяйствах сырьевого типа, как о том свидетельствует мировой опыт, всегда и везде доминирует тенденция не к сотрудничеству, а к соперничеству – за неизбежно ограниченные рынки сбыта, капиталов и инвестиций. В Содружестве самым ярким проявлением этой закономерности стала ситуация вокруг Каспия: договорившись в первые годы СНГ о принципе разрешения прикаспийских проблем консенсусом и только консенсусом, пять государств региона (включая Иран) во второй половине 90-х гг. пришли каждое к своей позиции, а практика закрепила, в сущности, пять разных подходов к разработке нефтяных и газовых месторождений Каспия (при некотором сближении с 1998 г. российской и казахстанской позиций)1 . В этой высококонкурентной среде прикаспийские государства до сих пор не сумели провести ни одной встречи на высшем уровне, чтобы хотя бы в общей форме согласовать свои позиции; между тем упущенное время здесь означает колоссальные упущенные выгоды, эквивалентные десяткам и десяткам миллиардам долларов. В 1999 г. Казахстан, Туркмения и Азербайджан стали участниками так называемого Основного нефтепроводного консорциума по прокладке нефтепровода в турецкий порт Джейхан, но даже и при этом между тремя государствами, в особенности между Туркменией и Азербайджаном, до сих пор сохраняются острейшие противоречия.

В столицах СНГ, судя по всему, пока не находит полного понимания та истина, очевидная с точки зрения общеэкономической теории, что если страны Содружества и впредь будут искать свое место в международной системе разделения труда поодиночке, это заведомо и наперед обрекает их на роль сырьевых придатков этой системы. Содружеству необходим свой рынок, в особенности рынок высокотехнологичной продукции, иначе уже в ближайшей перспективе падение технологического уровня производства здесь приобретет исторически необратимый характер. Сегодня ключевой проблемой в этой области – болевой точкой многочисленных дискуссий, уже разделивших Содружество пополам, – стал вопрос об образовании зоны свободной торговли (ЗСТ) СНГ.

Основная идея зон свободной торговли, как они развиваются в мире, заключается в том, что государства – участники идут на значительное ограничение, а подчас и снятие, количественных и качественных барьеров во взаимной торговле – таможенных тарифов, НДС, акцизов и т.д.1 , - чтобы увеличить объем товарооборота в ЗСТ: при этом рост торговли всегда и везде ведет к росту производства. К этим же целям стремилось и СНГ, когда здесь еще в 1993 г. впервые была декларирована идея собственной зоны свободной торговли.

В последующие годы сформировалась вполне адекватная нормативно-правовая база ЗСТ1 . В одном из важнейших для Содружества документов последнего времени – Декларации глав-государств участников СНГ «Об основных направлениях развития Содружества Независимых Государств» от 2 апреля 1999 г., подписанной всеми участниками СНГ, - задачи, связанные с ЗСТ, были сформулированы в числе наиважнейших приоритетов интеграционного движения в Содружестве. В частности, отмечалось: «Создание зоны свободной торговли СНГ является объективной необходимостью для перехода к более высоким ступеням хозяйственного сотрудничества, развития в будущем общего экономического пространства, основанного на свободном перемещении товаров, услуг, рабочей силы и капиталов; уверены, что создание зоны свободной торговли СНГ будет содействовать вхождению государств – участников Содружества в мировую хозяйственную систему, их вступлению в ВТО, адаптации к нормам и требованиям соответствующих региональных и универсальных международных структур»1 .

Более важных экономических задач в Содружестве еще не было, - при всем том зона свободной торговли здесь, в сущности, не развивается. Главное препятствие к тому носит фундаментально-структурный характер, - это громадные различия между странами СНГ по уровню развития экономики, ее масштабу, структуре и степени зрелости. Основной водораздел проходит между Россией, с одной стороны, и всеми остальными республиками СНГ, - с другой. Россия производит около 70% совокупного ВВП Содружества, - доля ряда других государств не превышает 2-3%. С точки зрения перспектив ЗСТ это означает, что при переходе на общепринятый в других зонах свободной торговли принцип взимания косвенных налогов не в стране-производителе, а в стране назначения, Россия с потерей сборов от налогов будет нести громадные экономические потери - по различным оценкам, от одного до семи млрд. долл. ежегодно. Все последние годы поэтому Москва сопровождала свое участие в дебатах по ЗСТ все большим количеством оговорок вплоть до заявлений о необходимости вообще пересмотреть всю концепцию проекта – позиция, не устраивающая те республики СНГ, а их большинство, для которых емкий российский рынок остается главным объектом притяжения. Вплоть до сегодняшнего дня это противоречие так и не нашло своего разрешения.

2. Эволюция и нституциональной структуры СНГ

Встречи глав государств СНГ в 1996 г. и особенно в 1997 г. выявили, наряду с прочими проблемами, неудовлетворенность большинства членов СНГ тем, как функционируют главные органы Содружества. На московской встрече глав государств в апреле 1998 г. было поэтому принято решение о проведении Специального межгосударственного форума для обсуждения вопросов совершенствования деятельности СНГ и его реформирования. Задача заключалась в том, чтобы определить дальнейшую перспективу Содружества и обеспечить здесь действенный механизм переговоров и консультаций, исключить дублирование, организовать компактные, профессиональные и экономичные секретариаты. Главным итогом этой работы стал стратегически важный документ – Декларация глав государств – участников СНГ об основных направлениях развития Содружества Независимых Государств, приятая в апреле 1999 г. вместе с целым рядом решений о реорганизации органов СНГ.

В соответствии с разработанной на Форуме программой, создавался Исполнительный комитет СНГ . Организованный на базе Исполнительного Секретариата Содружества и аппарата Межгосударственного экономического комитета Экономического союза, Исполнительный комитет является, по его статуту, единым постоянно действующим административным и координирующим органом СНГ, уполномоченным обеспечивать работу Совета глав государств, Совета глав правительств, Совета министров иностранных дел, Экономического совета и других уставных органов Содружества. Основными направлениями его деятельности являются подготовка материалов по повестке дня заседаний СГГ и СГП, экспертная работа и разработка различных документов по межгосударственному сотрудничеству, координация и анализ деятельности органов отраслевого сотрудничества, подготовка единого бюджета органов СНГ, выполнение функции депозитария документов Содружества. Исполком СНГ возглавляется председателем и его заместителями – представителями государств и состоит из ряда департаментов и других структурных подразделений; штаб-квартиры Исполкома размещаются в Минске и Москве.

Главной идеей Декларации 1999 г. был совершенно особый акцент, сделанный на необходимости создания в СНГ зоны свободной торговли (ЗСТ). В связи с этой задачей в апреле 1999 г. был образован Экономический совет СНГ , уполномоченный обеспечивать выполнение принятых в Содружестве соглашений и решений о формировании ЗСТ и других вопросов социально-экономического развития1 . Экономический совет состоит из заместителей глав национальных правительств и собирается на заседания по мере необходимости, но не реже одного раза в квартал; при нем на постоянной основе действует Комитет по экономическим вопросам , ответственный за всестороннюю проработку документов по социально - экономической тематике.

В рамках той же программы реформирования СНГ в апреле 1999 г. было принято решение установить предельную численность работающих в органах Содружества, финансируемых за счет бюджета государств, в 710 человек: персонал этих органов тем самым сокращался почти вдвое. Общая сумма взносов государств на содержание органов СНГ была определена на уровне 7 млн. долл1 .

Во всем остальном институциональная система СНГ осталась без изменений. Поскольку вопрос о создании наднациональных органов в последние годы даже не возникал, каждое государство при выборе форм и направлений сотрудничества по-прежнему руководствуется исключительно собственными интересами и соображениями. Из общего числа документов, представленных на подписание Совета глав государств и Совета глав правительств в сфере экономического сотрудничества, например, Туркменистан не подписал каждый второй документ, Грузия – два из пяти, Азербайджан – каждый третий, Украина – каждый пятый документ»1 . Более того, сложившаяся практика до сих пор не предусматривает обязательности в исполнении даже официально подписанных соглашений, а каких-либо санкций против такого рода нарушений договорного права в Содружестве до сих пор нет. В подавляющем большинстве случаев до конца не доводятся даже формальные процедуры «документооборота»: как отмечается в литературе, «за восемь лет существования Содружества из 158 принятых СГГ и СГП документов, предусматривающих ратификацию и выполнение внутригосударственных процедур, только шесть вступили в силу для всех государств – участников Содружества, их подписавших и сдавших необходимые документы депозитарию. Грузия из 112 подписанных подобного рода документов представила ратификационные грамоты и уведомления только по пяти, Туркмения – по 11 из 55, Молдова – по 34 из 132, Российская Федерация – по 48 из 146, Украина – по 47 из 104»1 . Повышение уровня политической дисциплины остается одной из важнейших задач Содружества.

3. Водоразделы разновекторной интеграции

Главной осью движения к более высоким уровням интеграции в Содружестве стало становление и развитие Таможенного союза2 . В первоначальном своем варианте Таможенный союз (ТС) был создан по Соглашению о Таможенном союзе между Россией и Белоруссией от 5 января 1995 г. Через две недели к союзу присоединился Казахстан; три государства при этом подписали Соглашение, определявшее принципы, механизм и этапы создания ТС, а также более конкретные вопросы. В марте 1996 г. в Союз вошла Киргизия, и 29 марта 1996 г. «четверка» подписала Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях: основная задача здесь определялась как формирование единого экономического пространства членов ТС – единой таможенной территории со своей системой управления, общего рынка товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, развитие объединенных транспортных, энергетических и информационных систем. Наконец, 26 февраля 1999 г. к союзу присоединился Таджикистан; при этом был подписан Договор о Таможенном союзе и едином экономическом пространстве, ставший продолжением мартовского договора 1996 г., и принят план действий по формированию единого экономического пространства на 1999 - 2002 годы.

Таможенный союз создал свои органы управления. Высший орган ТС – Межгосударственный Совет, куда входят главы государств, главы правительств и министры иностранных дел; прерогатива Совета – вырабатывать стратегию сотрудничества, принимать соответствующие решения и контролировать ход их исполнения. Главный исполнительный орган Союза - Интеграционный комитет, куда входят первые заместители глав правительств каждой из сторон и министры, ответственные за вопросы сотрудничества с государствами СНГ, руководители министерств экономики и финансов. Создан также орган межпарламентского сотрудничества - Межпарламентский комитет, формируемый на паритетных началах из парламентариев, делегируемых парламентами сторон.

В течение 1997 – 2001 гг. Таможенный союз проделал значительный объем работы. На встречах глав государств были приняты приоритетные направления интеграции; разрешено множество конкретных вопросов об общих таможенных тарифах, акцизной политике, упрощенном порядке таможенного оформления товаров и др.1 28 апреля 1998 г. в Москве президенты членов ТС подписали заявление "О десяти простых шагах навстречу простым людям", нацеленное на улучшение условий взаимных контактов и решение целого ряда других гуманитарных вопросов, включая введение упрощенного порядка принятия гражданства, обеспечение свободного права пересечения границ, обеспечение свободной подписки и доставки газет и журналов на территории четырех государств, создание благоприятных условий для распространения программ телевидения, взаимное признание аттестатов, дипломов о высшем образовании, документов об ученых званиях и степенях и другие меры. Этими и другими своими решениями Союз далеко вышел за рамки первоначальной таможенной проблематики, подготовив условия для решения более сложных задач сотрудничества. Ввиду этого 10 октября 2000 г. Таможенный союз был преобразован в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) .

В течение 2001 г. конституировались органы и система работы ЕврАзЭС. В целом сохранена та структура управления, что была в Таможенном союзе; в дополнение к этому учреждены межгосударственный совет, посты председателя и главы интеграционного совета ЕврАзЭС. Определено, что право голоса будет прямо пропорционально финансовому участию входящих в ЕврАзЭС государств: России при этом отведено 40% голосов, Казахстану и Белоруссии – по 20, Киргизии и Таджикистану – по 10%. Предусмотрены принципы ответственности государств за исполнение принятых решений и санкции в отношении государств – нарушителей. Определены задачи и перспективы значительного расширения параметров сотрудничества, включая, включая вопросы макроэкономики, валютно-финансовой, торгово-тарифной и социальной политики; в качестве конкретных мер планируется обеспечить режим безвизового передвижения, унифицировать налоговое законодательство и размеры таможенных пошлин.

Еще более высоким ярусом интеграции в СНГ стало развитие российско-белорусских отношений, за несколько лет прошедших путь от создания Сообщества двух государств в 1996 г. до союзного договора 1999 г. По смыслу договора, создается новое государственное образование, к исключительному ведению которого со временем будет отходить все больше и больше вопросов – с формально-политической точки зрения, таким образом, максимально высокая степень интеграции, достигнутая в Содружестве. В большинстве столиц СНГ, однако, российско-белорусский союз с его режимом преференций в отношении Белоруссии вызвал противоречивую и скорее негативную, нежели позитивную, реакцию, особенно у таких государств, как Украина, Казахстан и даже Татарстан. Во всяком случае именно с 1997 г., когда впервые была декларирована идея перехода от российско-белорусского сообщества к союзу двух государств, на саммитах СНГ появились разногласия, каких здесь не было с 1992 г., а российское руководство впервые стало объектом солидарной критики со стороны большинства президентов Содружества: на саммите в марте 1997 г., например, ни один из президентов, кроме российского, не изъявил готовности подписать главный итоговый документ; как «полный провал» большинство аналитиков расценило и следующий саммит СНГ в октябре 1997 г.

С 1997 г. на постсоветском пространстве конституируется еще одно межгосударственное объединение – ГУАМ (с присоединением Узбекистана - ГУУАМ ), сегодня объединяющее Грузию, Украину, Узбекистан, Азербайджан и Молдову. Первоначально организация носила «неформальный» характер, концентрируясь на проблеме «новых транспортных коридоров», прежде всего для реализации проекта «Азия – Кавказ – Европа», включающего в себя целый ряд новых нефтепроводных маршрутов; с 2000 г. здесь обсуждается формализация структур сотрудничества и расширение их на страны Восточной Европы, где желание присоединиться к ГУУАМу уже изъявили Болгария и Румыния. По мере развития ГУУАМ все яснее определяются линии его размежевания с Евразийским экономическим сообществом, прежде всего по составу участников и общей направленности их политики: отдельные аналитики уже говорят не столько о размежевании, сколько о противостоянии двух объединений.

При всей реальности этой тенденции на сегодняшний день нет весомых оснований говорить о сколько-нибудь глубоком расколе постсоветского пространства на два блока: за десять лет оно оказалось перекрытым таким количеством межгосударственных объединений, двусторонних и многосторонних связей, что инерции этого комплекса отношений, можно полагать, достанет еще на много лет вперед. Это тем более так, что все последние годы возникали новые объединения со своими отношениями лояльности, никак не сводящимися к картине противостояния двух лагерей, - «кавказская четверка»(Россия, Армения, Азербайджан, Грузия) и «шанхайский форум» (Россия, Киргизия, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан и Китай)1 ; продолжали работать организация Черноморского экономического сотрудничества и Организация стран бассейна Каспийского моря. Наконец, сегодня в СНГ определилась тенденция к углублению как «фронтального», так и межрегионального сотрудничества в военно-политической области и в вопросах борьбы с международным терроризмом, и в этот процесс опять-таки в той или иной форме вовлечены государства самых разных внешнеполитических ориентаций и преференций.

4. Военно-политические отношения в СНГ

Военно-политические отношения в Содружестве в течение 1996 – 2001 г. строились преимущественно вокруг той системы безопасности, что в 1992 г. была создана Договором о коллективной безопасности (ДКБ); отдельным направлением было сотрудничество государств СНГ в пограничных вопросах.

По оценкам специалистов, первый этап действия ДКБ не принес сколько-нибудь весомых результатов. «В развитии сотрудничества не доставало динамики, провозглашенные планы формирования системы коллективной безопасности не реализовывались. Высший орган ДКБ – Совет коллективной безопасности (СКБ) - собирался нерегулярно, его заседания проводились, что называется, «по остаточному принципу» – после саммитов СНГ – и сводились фактически к подписанию документов»1 .

Не реализовалась и первоначальная концепция объединенных пограничных войск, - пограничный режим в СНГ вместо этого начал выстраиваться вокруг двусторонних соглашений между Россией и соответствующими республиками. В результате внешние рубежи СНГ переходили под охрану либо республиканских, либо российских, либо смешанных пограничных войск.

По состоянию на середину 90-х гг., Россия сохраняла свои военные базы во всех бывших советских республиках, за исключением прибалтийских государств и Азербайджана; из государств СНГ только Азербайджан и Молдова охраняли свои внешние границы собственными силами. При всем этом на встрече глав государств СНГ в мае 1995 г. под соглашением о защите внешних границ СНГ не поставили свои подписи пять государств – Украина, Молдова, Азербайджан, Узбекистан и Туркменистан. (С точки зрения Украины, заявленной на этой встрече, «внешних границ СНГ не существует, есть только внешние и внутренние границы каждого отдельного государства»1 ). И в пограничных вопросах, как и в других областях общего интереса, уровень двусторонних договоренностей в СНГ оказался наиболее продуктивным.

Тем временем в Совете министров обороны СНГ шла разработка концепции военной безопасности СНГ. В феврале 1995 г. эта концепция была рассмотрена и одобрена на очередной встрече глав государств Содружества. Имея в виду сохранение сложившихся институтов военно-политического сотрудничества в СНГ, военная доктрина Содружества несла в себе один новый акцент - на усиление «регионализации» в вопросах коллективной безопасности. В частности, указывалось, что силы коллективной безопасности должны включать в себя: 1) вооруженные силы и другие подразделения отдельных государств; 2) региональные объединенные группировки войск; 3) совместное осуществление противовоздушной обороны. (В этой последней области военно-техническое сотрудничество участников СНГ оказалось наиболее успешным).

При всем том система коллективной безопасности СНГ нуждалась в серьезной реформе. В апреле 1999 г. шесть государств – Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан – подписали протокол о продлении Договора о коллективной безопасности на очередные пять лет. Протокол не подписали и из договора вышли, оценив его как «неэффективный», Азербайджан, Грузия и Узбекистан. В более компактной и солидарной системе отношений военно-политическое сотрудничество между ее участниками существенно активизировалось. Впервые за всю историю ДКБ, где основным методом взаимодействия изначально была консультативно - координационная работа, сегодня создается реальное военное формирование - Коллективные силы быстрого развертывания (КСБР), в состав которых государствами – участниками выделено по одному батальону. В мае 2001 г. Совет коллективной безопасности СНГ на своем саммите в Ереване утвердил основополагающие документы, регламентирующие функционирование КСБР, назначил их командующего и начальника штаба. Особое внимание уделяется формированию КСБР в Центральной Азии, но проводится также работа по интеграции трех направлений коллективной безопасности – российско-белорусского, российско-армянского и центральноазиатского1 . Интенсивнее всего сегодня развивается российско-белорусское направление: в ноябре 2001 г. Москва и Минск подписали пакет документов по созданию региональной системы ПВО, которые специалисты рассматривают как шаг к общей армии двух государств. В течение 2001 г. на территории СНГ прошел целый ряд широкомасштабных учений, реально продемонстрировавших резко возросший уровень военного сотрудничества в Содружестве.

5. Борьба с международным терроризмом и экстремизмом

Международные акции терроризма и экстремизма, такие события в СНГ, как серия взрывов в городах России, взрыв в Ташкенте, взрыв в бакинском метрополитене, захват заложников в Киргизии, террористические акты в парламенте Армении и многое другое – все это вплотную столкнуло государства СНГ с новым типом транснациональных угроз, исходящих из центров международного терроризма. Совместная борьба с терроризмом, экстремизмом и организованной преступностью стала одним из главных приоритетов Содружества. С 1998 г. эта проблема, в сущности, не сходила с повестки дня саммитов СНГ. В январе 2000 г. была принята Межгосударственная программа совместных мер борьбы с преступностью на период с 2000 по 2003 г.; летом того же года - Программа государств – участников СНГ по борьбе с терроризмом и иными проявлениями экстремизма на период до 2003 г.1 ; на саммите в Минске 1 декабря 2000 г. было одобрено Положение об антитеррористическом центре СНГ (АТЦ). Руководство Центром осуществляет Совет руководителей органов безопасности и специальных служб государств – участников СНГ; его численность на конец 2000 г. была определена в 60 человек. В течение 2001 г. Центр находился в стадии становления: в Москве на базе ФСБ России создан штаб АТЦ, в Бишкеке создается региональная оперативная группа АТЦ; там же открылся Антитеррористический центр стран Шанхайской организации сотрудничества. В апреле 2001 г. прошло первое крупное практическое мероприятие центра – командно-штабные учения «Юг – Антитеррор 2001». Развивается более тесная интеграция правоохранительных органов, ответственных за борьбу с международной преступностью и терроризмом. Все более определенную антитеррористическую направленность принимает Договор о коллективной безопасности СНГ. После событий 11 сентября 2001 г. в США созданные структуры перешли в режим практической деятельности, резко расширив масштаб своей работы.

6. Перспективы Содружества Независимых Государств

Ближайшие перспективы СНГ естественным образом вытекают из нынешнего состояния Содружества. «Сегодня Содружество Независимых Государств по своей сути, – отмечается в литературе, - это политический клуб, позволяющий сблизить и согласовать интересы государств – участников, в гораздо меньшей степени – оборонный альянс, и совсем в небольшой – эффективное экономическое сообщество»1 – оценка, может быть, теоретически не вполне точная, но верно констатирующая по крайней мере тенденции, действующие в СНГ. Очевидно, что и перспективы Содружества следует анализировать по каждому из этих трех компонентов – политическому, военно-политическому и экономическому.

Как политическое объединение, главной несущей конструкцией которого являются периодические встречи глав государств, правительств и других высших органов Содружества, СНГ за прошедшие десять лет вполне продемонстрировал свою стабильность. Есть все основания полагать, что этот «политический клуб» и впредь будет сохранять свое значение, регулируя общий контур отношений в СНГ, разрешая те или иные возникающие здесь проблемы и определяя наиболее общие задачи и направления дальнейшего развития Содружества. В прошлом на этом уровне не раз возникали самые различные проблемы и противоречия, подспудные и явные, - нет сомнений в том, что они будут возникать и впредь. При всем этом маловероятно, что в политическом контуре СНГ могут произойти сколько-нибудь серьезные негативные изменения. При том уровне политической дисциплины, что установилась в СНГ, где ничто никого ни к чему не обязывает, у государства – члена Содружества должны быть какие-то совершенно особые мотивы, чтобы покинуть Содружество: до сих пор на это не пошла даже столь «проблемная» страна СНГ, как Грузия, хотя здесь уже несколько лет созываются комиссии, призванные «рассмотреть целесообразность пребывания республики в СНГ».

Можно полагать, что стабилизировался и контур военно-политических отношений в СНГ. В 1999 г. из Договора о коллективной безопасности вышли три государства – Узбекистан, Азербайджан, Грузия, не удовлетворенные сложившейся системой военного сотрудничества, - оставшееся ядро ДКБ продемонстрировало не только высокий уровень внутренней солидарности, но и способность решать более сложные задачи военно-политического взаимодействия. Специалисты не исключают вероятности того, что со временем к ДКБ присоединятся не только покинувшие его государств, но и Украина и Молдовы. В любом случае сегодня, судя по всей совокупности фактов, нет причин для сколько-нибудь серьезных военно-политических кризисов внутри СНГ, - напротив, все указывает на то, что, скажем, в области борьбы с международным терроризмом участники Содружества будут все теснее контактировать друг с другом.

Наиболее серьезные проблемы СНГ – экономические. Здесь есть все основания прогнозировать дальнейшее усиление «национального эгоизма» и взаимной конкурентности постсоветских экономик. В долгосрочной перспективе этот фактор может серьезнейшим образом дестабилизировать Содружество, но это уже вопрос «футурологии", а не истории СНГ.

Рекомендованная литература

1. Об основных направлениях развития Содружества Независимых Государств. Декларация глав-государств участников СНГ от 2 апреля 1999 г. – Российская газета. – 1999 г. – 3 апр.

2. Моисеев Е.Г. Международно-правовые основы сотрудничества стран СНГ. – М.: Юрист, 1997.

3. Исингарин Н.. 10 лет СНГ. Проблемы, поиски, решения. – СПб.: Паллада–медиа, 2001. – 393 с.

4. Шумский Н. Формирование зоны свободной торговли государств Содружества. – Вопросы экономики. – 1999, № 12. – С. 90-101.

5. Он же. Перспективы постсоветской интеграции и Содружество Независимых Государств// Общество и экономика. – 2000, № 11 – 12. – С.292 - 321.

6. Евстигнеев В. Таможенная интеграция в СНГ как пример экономического псевдоморфизма. – Вопросы экономики. – 1999, № 12.– С. 102 – 109.


1 С 1988 г. шел перераставший в войну конфликт в Нагорном Карабахе; в июле 1989 г. начались первые стычки между абхазским и грузинским населением в Абхазии, а зимой этого года - столкновения между осетинскими и грузинскими отрядами в Южной Осетии; в течение 1989 – 90 гг. в Армении, Азербайджане, Прибалтике, Грузии, Молдове сложились различного рода военные формирования – от подразделений национальной гвардии до криминализованных военно-политических движений вроде грузинского «Мхедриони».

1 См.: Соглашение о создании Содружества Независимых Государств// Информационный вестник Советов глав государств и правительств СНГ. Вып.1. – Минск, 1992. – С.6-7.

2 Там же.

1 См. Российская газета. – 1991. – 17 дек.

1 Подробнее об этом см. Моисеев Е.Г. Правовой статус Содружества Независимых Государств. – М.: Юрист, 1995. – С.9-10.

2 См.: Содружество. Информационный вестник Советов глав государств и правительств СНГ. Вып.1. – Минск, 1992. – С.12.

1 Дано по: Моисеев Е.Г.Цит.соч. – С.172

1 Организация Экономического Сотрудничества, исторически восходящая к блоку СЕНТО, была создана в 1985 г. по инициативе Ирана, Пакистана и Турции; членом организации является также Афганистан.

13 Интересна статистика и динамика встреч на высшем уровне в СНГ. Полагая, что активнее всего Содружество работает при возникновении проблем негативного характера, И.М.Коротченя замечает: «Сама динамика саммитов СНГ подтверждает вывод о том, что интеграция у нас форсируется не при «хорошей», а при «плохой погоде». Три встречи состоялись в одном только «судьбоносном» декабре 1991 года, шесть встреч в «переходном» 92-м, когда делили союзное наследство, пять встреч – в бурном 93-м, всего две – за весь «спокойный» 94-й, и уже две – за первую половину «предвыборного» 95-го». – Коротченя И.М. Экономический союз суверенных государств: стратегия и тактика становления. – СПб, 1995. – С.30.

1 Подробнее о Межгосударственном экономическом комитете см. И.М.Коротченя, - указ. соч., - С. 107 – 123.

1 В прессе позже отмечалось: «Россия оказалась крупнейшим финансовым донором в мире. По некоторым оценкам, она предоставила около 17 миллиардов долларов ближнему зарубежью – это самые большие финансовые инъекции в другие страны. Естественно, в нынешнем положении Россия себе такого позволить не может». – Новое время, 1993, N 33. - с.12.

1 Плекина Н. Их хлопок, наша нефть. – Новое время, 1992, № 47. - с.16.

2 Коротченя И.М. Указ. соч. - С.23

1 Специалисты тогда отмечали: «Если у вас на территории рублевого пространства есть несколько эмиссионных центров, то есть банков, которые могут осуществлять хотя бы кредитную эмиссию (а кредитная эмиссия неизбежно ведет за собой наличноденежную эмиссию), то установить контроль над инфляцией невозможно… Одно из двух: либо страны входят в рублевую зону и желают в ней остаться, и тогда они должны подчиниться требованиям Центрального банка России – не только в том, что касается кредитов, которые раздают их банки, но и в том, что касается их республиканских бюджетов, то есть по сути дела уступить часть своего суверенитета; либо они должны полностью отвечать за свою деятельность и отказаться от неявной помощи со стороны России». - Новое время, 1993, N 33. - с.12.

1 Подробно об Экономическом союзе см. : Коротченя И.М. Указ. соч.

1 В сфере гуманитарных проблем участники СНГ подписали в сентябре 1993 г. Декларацию о международных обязательствах в области прав человека и основных свобод. В январе 1993 г. 10 государств СНГ приняли Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. В 1994 г. была принята Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам и Соглашение о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов. В области научно-технического сотрудничества уже в 1992 г. работало несколько соглашений по космосу; в марте 1992 г. было подписано Соглашение о научно-техническом сотрудничестве в СНГ. феврале 1992 г. государства СНГ приняли Соглашение о взаимодействии в области экологии и охраны окружающей природной среды. Подробнее см.: Моисеев Е.Г. Правовой статус Содружества Независимых Государств. – М., 1995.

1 Комсомольская правда,. - 1991. - 14 марта

1 В критике внешней политики России мы сталкиваемся с опасным непрофессионализмом. Интервью с Ф.Шеловым-Коведяевым. Независимая газета. – 1992. – 30 июля.

1 Центром притяжения для сил «внеправительственной дипломатии» стал Верховный Совет РФ. Уже в январе 1992 г. здесь началась эскалация претензий к Украине в вопросах о Крыме и Черноморском флоте. 23 января ВС принял постановление, поручив двум своим подкомитетам рассмотреть вопрос о конституционности решений о передаче в 1954 г. Крымской области из состава РСФСР в состав УССР; 6 февраля 1992 г. ВС признал этот акт незаконным, а через год – в июле 1993 г. – принял постановление о независимом от Украины статусе Севастополя. МИД РФ в ответ на это выступил с заявлением о том, что постановление Верховного Совета «О статусе г. Севастополя» расходится с линией Президента и Правительства РФ на реализацию интересов России в вопросах Черноморского флота. (См. Дипломатический вестник. – 1993, № 15-16. – С.29). В апреле 1992 г. А.Руцкой посетил Крым и открыто призвал его население к отделению от Украины, прямым следствием чего стало резкое усиление проядерного лобби в Киеве, многократно осложнившее всю сумму российско-украинских отношений.

2 Летом 1992 г. началась миротворческая операция в Южной Осетии: по Дагомысским договоренностям, достигнутым 14 июня 1992 г. между Б.Ельциным и Э.Шеварднадзе, для решения военных вопросов и поддержания мира в зоне вооруженного конфликта создавались Смешанные силы мира и правопорядка, а с ними целый ряд структур для решения административно-хозяйственных и экономических вопросов. В отношении приднестровского конфликта между Молдавией и Россией 23 июля 1992 г. было подписано соглашение «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровье», по которому создавались трехсторонние миротворческие силы с участием представителей конфликтующих сторон и России. В ноябре 1993 г. по решению Заседания глав государств СНГ коллективные миротворческие силы с опорой на российскую 201-ю мотострелковую дивизию были организованы в Таджикистане. Весной 1994 г. при посредничестве России было подписано соглашение о прекращении огня в Нагорном Карабахе.

1 Ситуация подчас принимала самые противоречивые формы: например, параллельно политическим баталиям между Москвой и Киевом делегации двух государств обсуждали вопросы реструктуризации украинского долга и даже новых кредитов Киеву, как это было, в частности, в 1992 г. В следующем году, по оценке главы российской делегации на переговорах с Украиной Ю.Дубинина, снабжая Украину нефтью и газом по ценам ниже мировых, Россия субсидировала Украину на уровне 7 млрд долл. См. Economist – 1994, May 7. - P. 14.

1 Текст документа см.: Российская газета, 23 сент. 1995.

1 Как об этом пишет сам Е.Примаков, при его назначении «две темы прозвучали особо: во-первых, приоритетность отношений Российской Федерации с Содружеством Независимых Государств, с каждой страной СНГ и, во-вторых, необходимость перестроить дипломатическую работу так, чтобы она активно охватывала различные страны и регионы, - иными словами, диверсифицировать внешнюю политику». – См..: Примаков Е.М. Годы в большой политике. – М., 1999. – С.202 – 203. См. также: Габуния Г.В. Выступление на совещании послов России в странах СНГ// Дипломатический вестник. 1996, № 9.- С.35.

1 Камнем преткновения стала «Концепция экономического интеграционного развития СНГ», подготовленная российским Министерством по делам сотрудничества и вызвавшая на саммите почти единодушное неприятие.

1 Подробнее об этом см. : В.Никонов. «Доктрина Путина» в целом уже ясна. – Независимая газета. Дипкурьер НГ. – 2000, 1 апр.

2 Реформирование институциональной структуры российской политики в СНГ не следует расценивать как проявление негативизма Москвы в отношении Содружества. Сами государства СНГ в 1992 г. настаивали на том, чтобы политика России на постсоветском пространстве строилась через МИД, как это соответствовало бы сложившейся международной практике, а не через специальные органы.

1 В воспоминаниях Л.М.Кравчука этот момент предстает следующим образом: «Приехали. Сели. Борис Николаевич говорит: «Я накануне встречался с Михаилом Сергеевичем, и он просил меня задать вам несколько вопросов по Союзному договору. Если мы внесем в текст договора изменения, касающиеся внутренней политики, внешней, налогообложения, подпишет ли Украина союзный договор?… Ельцин так и сказал: я имею поручение Горбачева. И если бы я согласился еще раз пообсуждать эти вопросы, думаю, ничего бы не было. Я не согласился… » //.Дубнов В. Украина: История одной независимости. - Новое время. 1997, № 29. – С. 18-19.

1 События вокруг Черноморского флота (ЧФ) развивались следующим образом. 6 апреля 1992 г. Л.Кравчук издал указ, провозглашавший ЧФ собственностью Украины; на следующий день Б.Ельцин объявил его собственностью России. Оба указа поставили страны на грань открытой конфронтации и через несколько дней были отозваны президентами. Летом 1992 г. стороны пришли к соглашению о выводе флота из состава стратегических сил СНГ и о подчинении его двум президентам; после переходного периода (три года) флот предполагалось разделить. В ноябре 1995 г. министрами обороны двух стран были подписаны 26 соглашений по разделу флота; по окончательной формуле, согласованной в этом году, к России отходило 82% кораблей ЧФ, а Севастополь становился базой российского флота на правах 20-летней аренды.

1 Это не помешало украинскому руководству в 1992 г. выступить с рядом внешнеполитических инициатив, нацеленных как раз на строительство новых многосторонних отношений в Центральной Европе, вроде проекта черноморско-балтийской ассоциации и центральноевропейской зоны безопасности; проект исключал Россию и по этой причине вызвал негативную реакцию на Западе. В плане внешней политики Киев при этом занял радикально отличную от российской позицию по вопросу о расширении НАТО: в сентябре 1993 г., например, будучи с визитом в штаб-квартире НАТО, украинский министр иностранных дел А.Зленко заявил, что Украина приветствует расширение НАТО и «несмотря на собственную неподготовленность к присоединению надеется на то, что этот процесс не остановится на границе Украины». См. Мошес А. Конфликтный потенциал в российско-украинских отношениях. Взгляд из России. В кн.: Этнические и региональные конфликты в Евразии. Книга 2. Россия, Украина, Белоруссия/ Общ. ред. А.Зверев и др. – М., 1997. – С. 31.

1 Годовая потребность Украины в газе – 130 млрд кубометров и лишь 18 млрд она добывает из собственных месторождений. Все остальное в этот период шло из России и Туркмении. И с обоими этими государствами Киев своей политикой создал для себя серьезнейшие проблемы.

2 См.: Украина: вектор перемен. – М.: Российский институт стратегических исследований, 1994. – С.15.

3 См.: Украина: вектор перемен. – М.: Российский институт стратегических исследований, 1994. – С.15.

3

4 Крымская проблема на Украине развивалась следующим образом. 26 февраля 1992 г. Крымский парламент принял решение о переименовании Крымской АССР в независимую от Украины Крымскую республику, однако в последовавших затем сложных переговорах между Киевом и Симферополем сторонам удалось согласовать другую формулу, по которой Крыму предоставлялась самостоятельность во всех областях, кроме безопасности и внешней политики. В 1994 г. к власти в Крыму пришло правительство Ю.Мешкова, и конфликт обострился вновь; в августе этого года власти Севастополя провозгласили его «российским городом», а на полуострове началась подготовка к референдуму по вопросу о независимом статусе Крыма. Сочетая твердость и толерантность, Киеву удалось добиться отмены референдума, после чего парламент Крыма по собственной инициативе упразднил пост президента в республике и принял целый ряд других решений, возвращавших полуостров в правовое поле Украины.

4 Специалисты объясняют высокий уровень гражданского согласия на Украине, среди прочего, изначально конструктивной концепцией национальной политики Руха, что отразилось уже в Законе о языках, гарантировавшем сосуществование различных языков в стране, а также в Декларации о государственном суверенитете Украины, где центральное место занимает понятие не «украинский народ», а «народ Украины» как совокупность граждан республики всех национальностей. Наиболее полно эти принципы были выражена в Декларации прав национальностей Украины, принятой 1 ноября 1991 г., где государство гарантировало всем народам, национальным группам, гражданам, проживающим на территории Украины, равные политические, экономические, социальные и культурные права. На Украине, как отмечается в литературе, «по состоянию на январь 1995 г. действовало 237 национально-культурных обществ, в том числе 16 всеукраинских, созданных представителями 31 этнической группы…. Работали 2973 русские школы, 97 румынских, 60 венгерских, 11 молдавских. 5 еврейских, 3 польских. 2 крымско-татарские, а также 2,5 тыс. двуязычных школ» (Е. Малиновская. Предупреждение межнациональных конфликтов – цель и средство государственного строительства на Украине: законодательная база и административная практика// Этнические и региональные конфликты в Евразии. Книга 2. Россия, Украина, Белоруссия. – С.121.

1 Леонид Данилович Кучма родился 9 августа 1938 г. в селе Чайкино Черниговской области Украинской ССР. В 1960 г. окончил Днепропетровский Государственный университет; кандидат технических наук, профессор. В 1986 - 1992 гг. – генеральный директор ПО «Южный машиностроительный завод». В 1992 – 1993 гг. – премьер-министр Украины, с июня по сентябрь 1993 г. – одновременно председатель Чрезвычайного комитета министров Украины по вопросам оперативного управления экономикой Украины. В 1993 – 1994 гг. – президент Союза промышленников и предпринимателей Украины, председатель Совета национальной безопасности при Президенте Украины, депутат Верховной Рады Украины. 10 июля 1994 г. избран президентом Украины. В 1999 г. избран президентом страны на второй пятилетний срок.

1 В формуле «и Запад и Восток», однако, изначально и все последующие годы доминировал «европейский выбор» Киева. В 1999 г. здесь была утверждена стратегическая программа «Интеграция Украины в Европу»; при президенте работает комитет по вопросам адаптации законодательства Украины к законодательству Европейского союза; Министерство экономики Украины преобразовано в Министерство экономики и развития европейской интеграции

1 Подписанный договор оказался совершенно нежизнеспособным. Как отмечают специалисты, «в истории кебичевско-черномырдинского плана объединения денежных систем уже проявились те удивительные черты белорусско-российских интеграционных усилий и процессов, которые сохранились и до сих пор. Договор, который должен был определить судьбу двух стран, был составлен наспех и допускал разные толкования. Самое важное – в какой степени Белоруссия будет иметь возможность (и будет ли иметь вообще) определять общую эмиссионную политику – так и осталось неясным» - 341. Белорусская же сторона и свела на нет значение договора, когда руководитель ее Центрального банка отказался подписать ту статью соглашения, где говорилось о ЦБ России как о едином эмиссионном центре.

1 Александр Григорьевич Лукашенко родился 30 августа 1954 г. в поселке Копысь Оршанского района Витебской области. В 1975 г. окончил Могилевский пединститут и Белорусскую сельскохозяйственную академию по специальностям «учитель истории» и «экономист – организатор сельхозпроизводства». В 1975 – 1977 гг. – инструктор политотдела воинской части; в 1977 – 1978 гг. – секретарь комитета ВЛКСМ горпищеторга в г.Могилев; в 1978 – 1980 гг. – ответственный секретарь районной организации «Знание» в г.Шклов; в 1980 – 1982 гг. – заместитель командира роты по политчасти; в 1982 – 1983 гг. – заместитель председателя колхоза «Ударник» Шкловского района; в 1983 – 1985 – заместитель директора комбината стройматериалов в г.Шклов; в 1985 – 1987 гг. – секретарь парткома колхоза им.Ленина Шкловского района; с 1987 г. – директор совхоза «Городец» Шкловского района Могилевской области. С 1990 г. – народный депутат Республики Беларусь, председатель парламентской комиссии по борьбе с преступностью. В июле 1994 г. избран президентом Республики Беларусь. С 1997 г – председатель Высшего Совета Сообщества (затем Союза) Беларуси и России. В сентябре 2001 г. избран президентом на второй срок.

1 Селиванова И. Экономическая интеграция России и Белоруссии и ее влияние на развитие народного хозяйства Белоруссии// Белоруссия и Россия: общества и государства / Ред.-сост. Фурман Д.Е. - М., 1998. – С. 326.

1 Владимир Николаевич Воронин родился 25 мая 1941 г. Окончил Московский институт пищевой промышленности, а также Академию общественных наук при ЦК КПСС; по специальности – инженер–экономист. С 1961 по 1971 г. был начальником хлебопекарни, директором Дубоссарского комбината. Занимал различные хозяйственные и политические должности. В 1985 – 1988 гг. – первый секретарь Горкома КПСС в г. Бендеры. В 1989 – 1990 гг. – министр внутренних дел Молдавии. В 1993 г. – сопредседатель оргкомитета по воссозданию компартии, в 1994 г. – первый секретарь ЦК Партии коммунистов Республики Молдова.

1 Начало конфликта датируется 20 февраля 1988 г., когда внеочередная сессия Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области приняла решение ходатайствовать перед Верховными Советами Армении и Азербайджана о переводе области под юрисдикцию Армении, мотивируя свою позицию тем, что власти Азербайджана десятилетиями дискриминировали область как в экономическом, так и в культурном отношении, и указывая на многочисленные проявления политики «выдавливания» армянского населения из этого района. Через неделю в Сумгаите, пригороде Баку, произошли чудовищной жестокости погромы армянских домов. Началась военная фаза конфликта с боями в Нагорном Карабахе и вокруг него. Карабах и вся Армения оказались в экономической блокаде; на многие недели было прервано железнодорожное сообщение со Степанокертом и Ереваном. В январе 1989 г. Москва образовала Комитет особого управления Нагорного Карабаха, но он оказался бессильным разблокировать ситуацию и в конце года был упразднен. В декабре 1991 г. в Карабахе прошел референдум, по итогам которого была провозглашена независимая (формально и от Армении) Нагорно-Карабахская республика. В течение большей части 1991 – 1992 гг. азербайджанские силы контролировали почти половину Карабаха и держали в осаде Степанакерт, в последующем преимущество перешло к армянской стороне.

1 Основным международным инструментом урегулирования проблемы выступает т.н. Минская группа ОБСЕ, начавшая работать еще в 1992 г. В 1994 г. Россия получила статус постоянного сопредседателя этой группы; в 1997 г. сопредседателями стали также Франция и США.

2 Процесс идет чрезвычайно трудно. Основными спорными вопросами являются: 1) статус Карабаха. Степанакерт жестко стоит на позициях независимости, отвергая любые схемы своего подчинения Азербайджану. Со своей стороны Баку готов предоставить Карабаху «любую степень» автономии, но в рамках Азербайджана: при этом Конституция Азербайджана до сих пор определяет республику как унитарное государство; 2) вывод армянских войск с территории Азербайджана. Хотя в принципе Ереван готов вернуть Азербайджану территории, занятые армянской армией вне Карабаха, против этого решительно возражают в Степанакерте, где занятые территории воспринимают как своего рода «разменную монету» для переговорного процесса; особо сложной проблемой при этом является лачинский регион, где велика доля армянского населения; 3) безопасность Карабаха. Степанакерт жестко настаивает на гарантиях безопасности, видя таковые в сохранении своих вооруженных сил, усилении международных миротворческих сил, сохранении своего контроля над лачинским коридором для беспрепятственного сообщения с Арменией и над исторически азербайджанской территорией Суша – высотой, господствующей над Карабахом и потому имеющей здесь стратегическое значение. Для Баку эти требования неприемлемы. На 2001 г. прошедшие 10 раундов переговоров хотя и сблизили позиции сторон по ряду вопросов, этих принципиальных противоречий не разрешили.

1 Не имеющая выходов к морю, Армения более других государств СНГ пострадала от нарушения транспортных коммуникаций на постсоветском пространстве; блокада республики, установленная Турцией и Азербайджаном, вообще превратила эту проблему в самое большое препятствие для экономического развития страны. Ереван при этом отвергает все приглашения Баку участвовать в нефтепроводной системе Азербайджана в обмен на уступки в карабахском вопросе. Республика оказалась и в стороне от строящихся в Закавказье транспортных коридоров между Черным и Каспийским морями. В последние годы, правда, осуществляется проект по строительству автодорожной магистрали, связывающий Армению с черноморскими портами Грузии, а также Ереван с Тбилиси.

2 Роберт Седракович .Кочарян родился 31 августа 1954 г. в Степанакерте. С 17 лет начал работать слесарем – сборщиком на Степанакертском электротехническом заводе. В 1971 – 72 гг. учится в Московском энергетическом институте. В 1982 г. окончил электротехнический факультет Ереванского политехнического института. С 1989 г. – народный депутат Верховного Совета Армянской ССР, с 1991 г. – депутат Верховного Совета Нагорно-Карабахской республики. Один из лидеров движения за независимость Нагорного Карабаха. С августа 1992 по декабрь 1994 г. – премьер-министр и председатель государственного комитета обороны НКР. С декабря 1994 по март 1997 г. – президент НКР. С марта 1997 по март 1998 г. – премьер-министр Республики Армения. 30 марта 1998 г. избран президентом Армении на пятилетний срок.

1 Г.А.Алиев родился 10 мая 1923 г. в г. Нахичевани Нахичеванской АССР. Окончил исторический факультет Азербайджанского государственного университета. В 1941-1944 гг. работал в НКВД Нахичеванской АССР, затем заведующим отделом Совета Народных Комиссаров Нахичеванской АССР, в 1944 г. вновь направлен на работу в органы государственной безопасности. В 1950-1967 гг. работал в МГБ - КГБ при Совете Министров Азербайджанской ССР. В 1967 – 1969 гг. - председатель Комитета государственной безопасности Азербайджанской ССР. Генерал-майор. В 1969-1982 гг. - первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана. С 1982 по 1987 г. - первый заместитель Председателя Совета Министров СССР. С 1987 по 1988 г. - государственный советник при Совете Министров СССР. В 1991 г. избран Председателем Верховного Совета Нахичеванской автономной республики; одновременно становится заместителем Председателя Верховного Совета Азербайджана. С 15 июня по 5 ноября 1993 года - Председатель Верховного Совета Азербайджана. 24 июня 1993 г. Национальный меджлис принял решение о передаче полномочий Президента Азербайджана Председателю Верховного Совета Азербайджана Гейдару Алиеву. 3 октября 1993 г. на всенародных выборах избран президентом Азербайджана. 11 октября 1998 года вновь избран Президентом Азербайджана.

1 И.Айвазовский. Баку будет закупать нефть за рубежом. Энергетический кризис как результат большого блефа// Независимая газета. – 2000, 1 февр.

1 Сын одного из наиболее популярных грузинских писателей Константина Гамсахурдиа, сам литературовед, он в 70-х гг. стал одним из соучредителей Грузинской инициативной группы по правам человека и хельсинкской группы . В конце 70-х арестован, а после выхода на свободу стал ведущей фигурой в грузинском диссидентстве.

1 Корни грузино-осетинского конфликта со взаимоисключающими претензиями сторон на спорные территории уходят вглубь истории. В 1920-х гг. в соответствии с принципами сталинской национально-государственной политики Южная Осетия была выделена в автономную область в составе Грузинской ССР; основная часть осетинского народа при этом осталась в составе Северо-Осетинской Автономной республике, отнесенной к РСФСР.

1 Как и в других «горячих точках» советского и постсоветского пространства, конфликт имел глубокие исторические корни. В 1921 г. Абхазия получила статус независимой Советской Социалистической республики, но в том же году была объединена с Грузией в рамках конфедеративного договора. По конституции Абхазии, принятой в 1925 г., республика и в составе Грузии обладала суверенитетом, - ситуация, продолжавшаяся до 1931 г., когда конституционный статус Абхазии был понижен до уровня автономной республики в составе Грузинской ССР. Подспудно развивавшийся конфликт здесь имел тем более взрывоопасный потенциал, что на 1991 г. абхазы в республике составляли всего 18% населения, тогда как грузины – 45%. При этом для Тбилиси это в полном смысле слова «стратегическая территория» - главный транспортный коридор в Россию, половина морского побережья бывшей Грузинской ССР, ее некогда основной курортный и важнейший сельскохозяйственный район.

1 Э.А.Шеварднадзе родился 25 января 1928 года в селе Мамати Ланчхутского района. Грузин. В 1959 г. окончил Кутаисский педагогический институт. С 1946 г. был на комсомольской работе, в 1957- 1961 гг. первый секретарь ЦК ЛКСМ Грузии. С 1964 г. первый заместитель министра, а с 1965 года министр охраны общественного порядка Грузинской ССР; с 1968 н. министр внутренних дел Грузинской ССР. В 1972-1985 гг. - первый секретарь Компартии Грузии. С 1985 г. по январь 1991 г. - министр иностранных дел СССР. С марта 1991 г. по март 1992 г. - президент Советской (Российской) внешнеполитической ассоциации. 10 марта 1992 г. избран Председателем Государственного совета Грузии. 11 октября 1992 г. избран Председателем Верховного Совета Грузии. Председатель Государственного Совета обороны республики, Главнокомандующий Вооруженными Силами Грузии, и.о. министра обороны Грузии с февраля по июнь 1994 г. 5 ноября 1995 г. избран Президентом Грузии. 9 апреля 2000 г. вновь избран Президентом Грузии.

1 Перспективы грузино-абхазского урегулирования до сих пор в высшей степени неясны. Наиболее спорными вопросами здесь остаются: 1) статус Абхазии, который в Тбилиси видят как федеративный, а в Сухуми как конфедеративный и 2) вопрос о грузинских беженцах, возвращение которых, как этот процесс регулируется властями Сухуми, идет крайне медленно, что сохраняет очень высокий уровень напряженности в регионе.

1 Речь идет о четырех базах – остатках Закавказского военного округа: в Вазиани (пригород Тбилиси), Ахалкалаки, Батуми (Аджария) и Гудауты (Абхазия).

1 См. А.Г.Здравомыслов. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. – М.,1999. – С.7-8.

1 Нурсултан Абишевич Назарбаев родился 6 июля 1940 г. в селе Чемолган Алма-Атинской области в селе крестьянина. Окончил завод – втуз при Карагандинском металлургическом комбинате и Высшую партийную школу при ЦК КПСС. В 1960 г. после окончания технического училища – рабочий строительного управления треста «Казметаллургстрой», затем чугунщик разливочных машин, диспетчер, газовщик, В 1962 г. вступил в КПСС. С 1969 г. – заведующий отделом горкома партии, первый секретарь Темиртауского горкома партии, с 1973 г. – секретарь Карагандинского обкома КП Казахстана. В 1979 – 1984 гг. – секретарь ЦК Компартии Казахстана. В 1984 – 1989 гг. – Председатель Совета Министров Казахской ССР. В 1989 – 1991 гг. – первый секретарь ЦК Компартии Казахстана. В апреле 1990 г. на сессии Верховного Совета избран Президентом Казахской ССР. 1 декабря 1991 г. на всенародных выборах избран первым Президентом Республики Казахстан, получив голоса 98,6% избирателей. В декабре 1992 г. защитил диссертацию на тему «Стратегия ресурсосбережения в условиях становления и развития рыночных отношений» в Российской Академии управления; доктор экономических наук. 10 января 1999 г. вновь избран президентом Казахстана (до 3 декабря 2006 г.).

1 См. Калиниченко Л.Н., Семенова Н.Н. Экономика Казахстана: крупные проблемы большой страны // Постсоветская Центральная Азия. - М., 1998. - С.66 – 93.

1 Специалисты отмечают, что «на территории сосредоточено около половины запасов меди Содружества, ¾ свинца, более 1/3 – цинка. Здесь также много олова, вольфрама, молибдена и других редких металлов. На долю Казахстана приходится свыше 1/5 железорудных запасов бывшего СССР… Казахстан богат топливно-энергетическими ресурсами. В Карагандинском бассейне запасы угля превышают 50 млрд. т» (Цит. соч. – С. 69).

1 Нынешняя столица Казахстана была основана в XIX в. вскоре после того, как северо-восток страны был колонизован российской империей, и носила название крепости Акмолинск. В 1960-х годах во время освоения здесь целинных земель была переименована в Целиноград.

1 Сегодня в ОЭС входят Иран, Пакистан, Турция, Афганистан и шесть республик бывшего СССР - Узбекистан, Азербайджан, Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан и Туркменистан.

1 Ислам Каримов родился 30 января 1938 г. в Самарканде. В 1960 г. окончил Среднеазиатский политехнический институт, а в 1967 г. – Ташкентский институт народного хозяйства. По специальности инженер-механик, экономист; кандидат экономических наук. В 1960-1961 гг. – помощник мастера, технолог завода «Ташсельмаш». В 1961 – 1966 гг. – инженер-конструктур, ведущий инженер Ташкентского авиационного производственного объединения им. В.П.Чкалова. В 1966 – 1983 гг. – сотрудник Госплана Узбекской ССР, первый заместитель его председателя. В 1983 – 1986 гг. – министр финансов Узбекской ССР. В 1986 г. – заместитель Председателя Совета Министров, председатель Госплана Узбекской ССР. С декабря 1986 г. по июнь 1989 г. – первый секретарь Кашкадарьинского обкома Компартии Узбекистана. В 1989 – 1991 гг. – первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана. С марта 1990 г. – одновременно Президент Узбекской ССР (избран на сессии Верховного Совета). С ноября 1990 г. по январь 1992 г. – одновременно Председатель Кабинета Министров. 29 декабря 1991 г. на всенародных выборах избран Президентом Республики Узбекистан. 9 января 2000 г. вновь избран президентом страны.

1 Гафарлы М.С., Расс В.Ф. Узбекистан. Сохранение доминирующих позиций государства в экономике// Постсоветская Центральная Азия. Потери и обретения. - М., 1998. - С.137.

1 Махалли являет собой исторически сложившуюся форму самого нижнего звена местного самоуправления, организующую жизнь на уровне поселения. В соответствии с принципами «демократического светского государства» местное самоуправление в Узбекистане не было подчинено исполнительной власти, а получило официальный статус, административные органы при этом не вправе вмешиваться в решения этого звена управления.

2 Об этом см. Петров Н.И. Узбекистан. Политическая стабильность в условиях командно-административного режима // Постсоветская Центральная Азия. Потери и обретения. - М., 1998. - С.94 - 121.

1 См. Затулин К., Грозин А., Хлюпин В. Национальная безопасность Казахстана. Проблемы и перспективы. - М., 1998 г.

1 Этнические узбеки составляют 9% населения Туркменистана, 13 – Кыргызстана, 24 – Таджикистана и 2% Казахстана.

1 Аскар Акаевич Акаев родился 10 ноября 1944 года в киргизском селе Кызыл-Байрак. В 1968 г. с отличием окончил Ленинградский институт точной механики и оптики. В 1971 г. защитил кандидатскую диссертацию. В 1972 – 1973 гг. работал преподавателем Фрунзенского политехнического института. В 1973 – 1976 гг. - младший, затем старший научный сотрудник, старший преподаватель Ленинградского института точной механики и оптики. В 1980 году защитил докторскую диссертацию в Московском инженерно-физическом институте. В 1984 г. избран действительным членом Академии наук Киргизии, в 1987 г. - вице-президентом АН Киргизии; с 1989 по 1990 г. был президентом Академии наук Киргизии. Имеет более 80 научных трудов. В 1990-1991 гг. - член ЦК КПСС. 24 декабря 1995 г. избран президентом на второй срок. В июле 1998 г. Конституционный суд принял решение о предоставлении Акаеву права участвовать в очередных президентских выборах. 29 октября 2000 г., одержав победу уже в первом туре (74,39% голосов), он вновь стал главой государства на ближайшие пять лет. В октябре 2000 г. А.Акаев стал первым лауреатом российской премии «Хранитель мира и добра», присуждаемой за заслуги в укреплении мира, межнационального согласия и дружбы.

1 Акаев А.А. Откровенный разговор. – М., 1998. – с.112.

1 В декабре 1993 г. в Бишкеке разразился скандал, связанный с деятельностью фирмы Siabeco. Еще в 1991 г. при непосредственном участии Акаева было образовано совместное предприятие «Сиабеко-Киргизия», а его президент Б.Бернштейн возглавил Комитет по восстановлению и развитию Киргизии. На этой должности Б.Бернштейн был уличен в незаконных операциях с золотом, к чему, как выяснилось, были причастны и другие члены правительства.

1 Сапармурат Ниязов родился 19 февраля 1940 г. в Ашхабаде. В 1967 г. окончил Ленинградский политехнический институт и тогда же Заочную Высшую партийную школу при ЦК КПСС. В 1967 – 1970 гг. – мастер, старший мастер цеха Безмеинской ГРЭС в Ашхабадской области. В 1970 – 1980 гг. – инструктор, заместитель заведующего, заведующий отделом ЦК Компартии Туркменистана. В 1980 – 1984 гг. – первый секретарь Ашхабадского горкома партии. С марта 1985 г. – Председатель Совета Министров Туркменской ССР, с января по ноябрь 1990 г. – одновременно Председатель Верховного Совета Туркменской ССР. 27 октября 1990 г. – избран Президентом Туркменистана; 21 июня 1992 г. избран президентом на второй срок. 28 декабря 1999 г. Меджлис (парламент) принял закон, согласно которому С.Ниязову даны особые полномочия находиться на посту президента без ограничения срока.

1 Сам культ при этом принял, конечно, уж очень красочные формы. Уже ко второй годовщине независимости республики пресса здесь пестрела такими лозунгами, как «Туркменбаши – святой символ независимого, процветающего Туркменистана», «Претворение в жизнь предначертаний Туркменбаши – наш святой долг» и т.п. День рождения С.Ниязова утвержден официальным государственным и общенародным праздником. Именем Ниязова названы улицы сотен городов в стране, колхозы и совхозы; в его четь переименован Красноводский залив Каспийского моря. В начале 1993 г. в Ашгабате был распущен Президиум Академии наук Туркменистана с тем обоснованием, что в республике не может быть иных президентов, кроме С.Ниязова. В январе 1994 г. на специальном референдуме 99,9% избирателей высказались за продление полномочий С.Ниязова до 2002 г.: по официальным данным, лишь 212 человек на всю страну проголосовали против. См. Дударев К.П. Туркмения. Посткоммунистический авторитарный режим. В кн. Постсоветская Центральная Азия. Потери и обретения. – М., 1998. – С.160- 193.

2 Международная жизнь. - 1995, № 10. - С.63

1 Сапармурат Ниязов. Мне известен маршрут в «золотой век» моей страны. Независимая газета. – 27 окт. 1999 г.

2 У Туркменистана и Ирана общая 1500-километровая граница. Не имея выходов к морю, Туркмения изначально была заинтересована в продаже своего газа через Иран в Турцию и далее. Две страны также сотрудничают в строительстве трансазиатской железнодорожной магистрали, объективно необходимой для этого региона. Открытие железнодорожной ветки между южной Туркменией и северным Ираном в мае 1996 г. с перспективой выхода к портам Персидского залива было поэтому позитивно воспринято во всей Центральной Азии.

1 Традиция эта столь сильна, что межнациональные браки в Таджикистане заключаются гораздо чаще, чем межрегиональные. По убеждению многих таджиков, исторически северяне и южане суть даже разные народы: первые восходят к согдийцам, вторые – к бактрийцам.

1 Эпицентром гражданской войны стала Курган-Тюбинская область. Начиная с 1930-х годов она заселялась представителями всех республик СССР – репрессированными, раскулаченными, переселенцами-добровольцами. Командующим «Народным фронтом» и президентским батальоном стал Сангак Сафаров – рецидивист с 23-летнем тюремным стажем, повар по профессии, до гражданской войны торговавший на рынке шашлыками и спиртным. В сентябре 1992 г. при поддержке танков и БТР, захваченных у российской 201 мотострелковой дивизии отряды Сафарова установили свой контроль над Курган-Тюбе; при этом в городе, ранее насчитывавшем 70 тыс. человек, жителей осталось не больше 5-6 тысяч. Весной 1993 г. Сангак Сафаров погиб при невыясненных обстоятельствах. Еще ранее того – по официальному сообщению, от сердечного приступа – умер Р.Набиев.

1 Эмомали Шарипович Рахмонов родился 5 октября 1992 г. в поселке Дангара Кулябской области Таджикской ССР. Работал электриком, продавцом, секретарем партийной организации сельхозпредприятия. В 1982 г. окончил Таджикский государственный университет; по образованию экономист. До ноября 1992 г. был директором совхоза в Дангаринском районе Кулябской области. 2 ноября 1992 г. был избран председатель Кулябского облисполкома. С 19 ноября 1992 г. – Председатель Верховного Совета Республики Таджикиста. 6 ноября 1994 г. избран Президентом. 6 ноября 1994 г. вновь избран Президентом Республики Таджикистан.

2 Диалог имел следующие основные стадии. Первый раунд (Москва, апрель 1994 г.) завершился подписанием протокола о создании Совместной комиссии по проблемам беженцев. Второй (Тегеран, июнь 1994 г.), на котором обсуждался вопрос о прекращении огня, окончился безрезультатно; соглашение о временном прекращении огня было достигнуто лишь осенью этого года, когда в страну прибыли наблюдатели ООН. В октябре – ноябре 1994 г. в Исламабаде состоялся третий раунд переговоров, вновь не давший никаких результатов. Наконец, в мае – июне 1995 г. в Алма-Ате прошел четвертый раунд переговоров, на котором состоялась первая встреча Э.Рахмонова и С.А.Нури и был подписан протокол «Об основных принципах установления мира и национального согласия в Таджикистане.

1 В.Покровский. Фактор экономического роста или поле брани? Независимая газета, 7 дек. 2000. – С.5.

2 Как отмечается в литературе, «на внутреннем рынке Содружества цены на российский металл, лес, нефтепродукты, автомобили и другую продукцию оказались выше мировых в 1,3 – 1,8 раза. Например, в черной металлургии за счет начисления НДС на каждом переделе (руда, чугун, сталь, сляб, прокат, изделие) цена металла на внутреннем рынке в 1,8 раз превышает экспортную цену. В результате металл в СНГ никто не покупает; 63% его вывозят в дальнее зарубежье по демпинговым ценам». – Суханова И.Ф. Экономические противоречия в рамках Содружества Независимых Государств //Вестник Моск. Ун-та. Серия 6. Экономика. – 2000, № 4. – С.58.

1 Проблема прежде всего упирается в сегодняшнюю неопределенность правового статуса Каспия. Формально он до сих пор регулируется советско-иранскими договорами от 1921 и 1940 г., по которым Каспийское море понимается как закрытый водоем (озеро), ресурсы которого являются общим достоянием и объектом совместного пользования всех прикаспийских государств. С образованием СНГ вокруг Каспия возникла новая система международных отношений, в которой свои претензии на ресурсы моря заявили уже не два, а пять прикаспийских государств. При этом Азербайджан и Казахстан изначально исходили из понимания Каспия не как закрытого водоема (озера), а как закрытого моря, что в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву закрепляло бы права каждого из прикаспийских государств на собственную «экономическую зону». За секторальное разделение Каспия – по формуле 20% каждому из прикаспийских государств – выступает и Иран. Россия продолжает придерживаться концепции общего достояния и совместного пользования. На практике тем временем, в сущности, возобладал принцип секторального деления, при котором каждое из государств разрабатывает свой участок моря.

1 В более конкретном плане при создании зоны свободной торговли в СНГ изначально предполагалось следующее: «отмена таможенных пошлин, а также налогов и сборов, имеющих с ними эквивалентное действие, и количественных ограничений; устранение других препятствий для свободного движения товаров и услуг; создание и развитие эффективной системы взаимных расчетов и платежей по торговым и другим операциям; сотрудничество в проведении торгово-экономической политики для достижения целей Соглашения в области промышленности, сельского хозяйства, транспорта, финансов, инвестиций, социальной сферы, а также в развитии добросовестной конкуренции и т.д.; содействие межотраслевой и внутриотраслевой кооперации и научно-техническому сотрудничеству; гармонизация и/или унификация законодательства государств в той мере, в какой это необходимо для надлежащего и эффективного функционирования зоны свободной торговли» // Шумский Н. Формирование зоны свободной торговли государств Содружества. – Вопросы экономики. – 1999, № 12. - с.90 – 101.

1 Основными документами, определяющими параметры ЗСТ в СНГ, являются Договор о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 г.; специальное Соглашение о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г. и Протокол о внесении изменений и дополнений в данное Соглашение от 2 апреля 1999 г.

1 Дано по: «Об основных направлениях развития Содружества Независимых Государств». Декларация глав-государств участников СНГ от 2 апреля 1999 г. – Российская газета. – 1999 г. – 3 апр.

1 Компетенция Экономического совета включает в себя также такие конкретные вопросы, как создание системы взаимных расчетов и платежей по торговым и иным операциям, сотрудничество в области развития предпринимательства, содействие финансово-промышленным группам, налаживание инвестиционного сотрудничества, поддержка совместных программ в области промышленности, сельского хозяйства, транспорта и связи.

1 Шумский Н. Институциональная система СНГ: направления дальнейшего совершенствования. – Мировая экономика и международные отношения. – 2000, № 10. – С.110.

1 Шумский Н. Цит.соч. - С.112.

1 Там же.

2 Таможенный союз, как он сложился в 1996 г., охватывает основную часть экономического пространства бывшего СССР: по территории его относительная доля в СНГ составляет 91,4%, населению - 62,9, совокупному ВВП - 87,5, промышленному производству - 81,4 и сельскохозяйственному производству – 71%. См.: Серов В. Совокупность опыта, проблем, размышлений // Экономист. - М, 1996. - № 9. - С.3.

1 Специалисты при этом отмечают сложности реального процесса интеграции. Уже на следующий год после образования ТС товарооборот между его членами не увеличился, а сократился – из-за недостаточно на тот момент согласованной налоговой и тарифной политики. За два года работы Интеграционному комитету ТС не удалось создать ни одной финансово-промышленной группы. Медленным оказалось и движение к первоначально провозглашенной цели – созданию зоны свободной торговли. Подробнее см.: Л.Михайлов. Нужен ли России общий рынок Евразии. – Содружество НГ. – 1998, N 4. – С.1,3.

1 Шанхайская организация сотрудничества начиналась с т.н. «шанхайской пятерки» (РФ, Китай, Киргизия, Казахстан, Таджикистан), к 2000 г. к процессу подключился Узбекистан. Первые два саммита (в Шанхае в 1996 г. и Москве в 1997 г.) имели целью урегулирование пограничных вопросов между государствами бывшего СССР и Китаем, в результате чего была согласована линия государственной границы протяженностью 7 тыс. км. Шанхайский процесс после этого переключился на укрепление доверия и развитие добрососедских отношений, а также на вопросы борьбы терроризмом.

1 Халилов Б. Коллективная безопасность в СНГ. - Международная жизнь. – 2001, № 7. – С.16.

1 Цит. по: R.Allison a. Ch.Bluth, eds. Security dilemmas in Russia and Eurasia. – L., 1998, p. 15.

1 См. «Объединение подлинных союзников». Интервью с генеральным секретарем Совета коллективной безопасности В.Николаенко. – Независимая газета. – 2001. – 22 мая.

1 Этому предшествовали другие документы многостороннего сотрудничества, способствующие созданию договорно-правовой базы в данной области - Соглашение о сотрудничестве государств – участников СНГ в борьбе с незаконной миграцией (от 6 марта 1998 г.), Соглашение о сотрудничестве в борьбе с преступлениями в сфере экономики (от 12 апреля 1998 г. , Соглашение о сотрудничестве государств – участников СНГ с преступностью (от 25 ноября 1998 г.), Соглашение о сотрудничестве государств – участников СНГ в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров (от 30 ноября 2000 г.).

1 Шумский Н. Перспективы постсоветской интеграции и Содружество Независимых Государств// Общество и экономика. – 2000, № 11 – 12. – С.292.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Здравствуйте! Если Вам нужна помощь с учебными работами, ну или будет нужна в будущем (курсовая, дипломная, отчет по практике, контрольная, РГР, решение задач, онлайн-помощь на экзамене или "любая другая" работа...) - обращайтесь: VSE-NA5.RU Поможем Вам с выполнением учебной работы в самые короткие сроки! Сделаем все быстро и качественно. Предоставим гарантии!
Вальдемар21:55:59 18 мая 2019

Работы, похожие на Реферат: Никуличев Ю. В. Содружество независимых государств. Очерк современной истории

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(229689)
Комментарии (3125)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru