Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Богатый пата. Бедный папа

Название: Богатый пата. Бедный папа
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 13:17:41 22 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 83 Комментариев: 0 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Есть такая потребность.................................................... 1

Глава I

Богатый пата. Бедный папа................................................. 5

Глава II. Урок I

Богатые не работают на деньга........................................ 7

Глава III. Урок 2

Зачем обучаться финансовой грамотности?........................... 21

Глава IV. Урок 3

Думайте о своем собственном бизнесе............................. 29

Глава V. Урок 4

История налогов и сила корпораций.................................. 32

Глава VI. Урок 5

Богатые изобретают деньги................................................. 37

Глава VII. Урок 6

Работайте, чтобы научиться тому,

как не работать на деньги............................................... 45

Глава VIII

Преодоление препятствий.................................................. 51

Глава IX

Как начать.................................................................... 58

Глава X

Все еще хотите большего?

Некоторые советы к действию............................................ 68

ЭПИЛОГ

Как всего за 7000 $ дать ребенку

образование в колледже..................................................... 70

Беритесь за дело!................................................................ 71

Реклама образовательных продуктов Роберта Киосаки...... 71

Об авторах.................................................................... 73

ВВЕДЕНИЕ

Есть такая потребность

Готовит ли школа детей для жизни в реальном мире? «Учись как следует, получай хорошие знания, и ты найдешь высоко­оплачиваемую работу с хорошим доходом», — говаривали мои родители. Их цель в жизни была дать высшее образование моей старшей сестре и мне, чтобы мы имели весомый шанс для успеха в жизни. Когда я, наконец, в 1976 году заработала свой диплом, закончив с отличием, будучи одной из лучших в клас­се по отчетности Флоридского Госуниверситета — мои родите­ли реализовали свою цель. Это было венчальной короной их жизни, венчающим достижением. Я была нанята в фирму «Big 8» и с нетерпением ждала, как пойдет моя карьера.

Мой муж, Майкл, шел похожей дорогой. Мы оба вышли из рабочих семей, со скромным достатком и добросовестным от­ношением к труду. Майкл получил даже два диплома с отли­чием: первый диплом инженера, а второй — юриста. Он быс­тро получил престижную работу в известной юридической фир­ме в Вашингтоне, которая специализировалась на патентах, и его будущее казалось великолепным, карьера — предсказуе­мой, а хорошая пенсия за небольшую выслугу лет гарантиро­ванной.

Хотя карьеры наши продвигались успешно, они не прино­сили нам ожидаемого. Наше служебное положение менялось, но беззаботной пенсией не пахло.

У нас с Майклом замечательная семья, трое детей. В то время, когда я это пишу, двое учатся в колледже, один начал учиться в средней школе. Мы делали все, чтобы наши дети получили наилучшее возможное образование.

Однажды в 1996 году один из моих детей пришел домой со школы разочарованным. Ему наскучила учеба, он устал от нее. «Почему я должен вкладывать свое время в изуче­ние предметов, которые никогда не пригодятся мне в ре­альной жизни?» - протестовал он. Не подумав, я ответи­ла: «Потому, что если у тебя не будет хороших знаний, ты не попадешь в колледж». «Меня не особенно волнует, пой­ду ли я в колледж, я собираюсь быть богатым», — сказал он. «Если ты не закончишь колледж, ты не получишь хоро­шей работы», — возразила я с оттенком паники и материнской озабоченности. - «А если у тебя не будет хорошей работы, то как ты планируешь разбогатеть?» Мой сын ух­мыльнулся и медленно покачал головой с выражением ску­ки на лице. Подобный разговор происходил у нас не в пер­вый раз. Он наклонил голову и закатил глаза. Слова мате­ринской мудрости снова упали на мертвую почву. Будучи сообразительным и волевым, мой сын всегда был вежли­вым и воспитанным молодым человеком.

— Мам, — начал он. Теперь была моя очередь прослушать лекцию. — Ты отстала от времени! Оглянись: богатые разбо­гатели не из-за своего образования. Посмотри на Майкла Джордана и Мадонну. Даже Билл Гейтс, ушедший из Гар­варда по собственному желанию, основал Майкрософт; он сейчас самый богатый человек в Америке, а ему 40 лет. А бейсбольный питчер, зарабатывающий 4 млн. долларов в год, хотя ему и прилепили ярлык «умственно отсталый»?

Воцарилась долгая тишина. До меня дошло, что я давала своему сыну тот же совет, который давали мне мои родители. Мир вокруг нас изменился, а совет — нет. Сегодня получе­ние хорошего образования и знаний больше не обеспечивает успеха, но, кроме наших детей, этого как будто никто не за­мечает.

— Мама, — продолжал он. — Я не хочу вкалывать, как ты и отец. Вы располагаете кучей денег, мы живем в огромном доме с кучей всякой всячины. Если я последую твоему сове­ту, то буду замотанный, как вы, буду вкалывать и вкалывать для того, чтобы платить больше налогов и разбираться с дол­гами. Нет сегодня работы, гарантирующей безопасность. Я знаю, что выпускники колледжей сегодня зарабатывают мень­ше, чем зарабатывали вы после колледжа. Посмотри на вра­чей. Они и близко не располагают такими заработками, кото­рые имели когда-то. Я знаю, что не могу рассчитывать на социальную защиту и нормальную пенсию, после ухода с ра­боты. Мне нужны новые ответы.

Он был прав. Ему были нужны новые ответы. Советы моих родителей могли работать на людей, рожденных до 1945 года, но они же могли быть катастрофическими для тех, кто родил­ся в этом быстро меняющимся мире после. Я уже не могла легко говорить со своими детьми: «Иди в школу, получай хорошее образование и ищи работу, дающую безопасность и обеспеченность». Я знала, что мне следовало искать новые пути, чтобы руководить образованием своих детей. Как мать, а так же как бухгалтер-эксперт, я была озабочена прорехами в финансовом образовании наших детей, проистекавшими из школы. Много современной молодежи имеет кредитные кар­точки, не закончив и средней школы, но никто из них не учился обращаться с деньгами, инвестировать их, ценя лишь ту работу, где в перспективе маячат те же кредитные карточ­ки. Примитивно нацеленные, без финансовой грамотности и знаний, как работают деньги, молодые люди не готовы встре­титься лицом к лицу с ожидающим их миром, миром, где расходы превышают сбережения. Когда мой старший сын без­надежно погряз в долгах со своими кредитными карточками, будучи первокурсником в колледже, я не только помогла ему разобраться с долгами, но и стала искать путь, который по­мог бы мне натаскать детей в финансовых вопросах.

И вот однажды мне из своего офиса позвонил муж: «У меня сидит человек, с которым, я думаю, ты должна встретиться, - сказал он. — Его зовут Роберт Киосаки. Он бизнесмен и инве­стор, ему нужен патент на один учебно-образовательный про­дукт. Я думаю, это то, что ты так долго искала».

Именно то, что я так долго искала

Мой муж Майк был под таким впечатлением от CASHFLOW («денежного поток») — нового образователь­ного продукта, созданного Робертом Киосаки, что договорил­ся о нашем участии в тесте прототипа. Поскольку это была образовательная игра, то я предложила своей 19-летней доче­ри, которая была студенткой первого курса местного универ­ситета, также принять участие в тесте, и она охотно согласи­лась. В тесте приняли участие 15 человек, которых разбили на три группы. Майк был прав. Это был тот учебно-образовательный продукт, который я столько искала. Что представля­ла собой игра? Она напоминала цветную «Монополию», име­ла такую же доску с гигантской, хорошо наряженной крысой в середине. В игре были две дорожки: внутренняя и внешняя. Объект игры должен был выбраться из внутренней дорожки - то, что Роберт называл «крысиными гонками» — и дос­тичь внешней «скоростной дорожки». Как представлял себе Роберт, «скоростная дорожка» изображала то, как богатые люди играют в реальной жизни. Роберт пояснил нам, что пред­ставляют собой «крысиные гонки».

— Если вы посмотрите на жизнь средне образованных, мно­го работающих людей, — начал Роберт, — то увидите, что каждый человек идет одинаковой дорогой. Ребенок рождается, идете школу. Гордые родители счастливы, потому что их ребенок прекрасно учиться, имеет несомненные шансы на хо­рошее образование, и его принимают на учебу в колледж. По окончании, может быть, получает научную степень, затем действует как запрограммированный: ищет гарантированно безо­пасную работу или карьеру. Работая, имея деньги, общается с другими людьми, находит себе пару, затем следуют свида­ния, а иногда и женитьба. Жизнь семейных прекрасна, так как оба работают. Есть два дохода. Они чувствуют себя ус­пешными людьми, их ждет яркое будущее, и они решают купить дом, машину, телевизор, ездить на отдых, завести де­тей. Наступает счастливое время. Растет потребность в; средствах. Счастливая пара решает, что их карьеры жизненно важны, начинают сильнее вкалывать, ища продвижения по службе и подъема доходов. Рождаются дети, и появляется потребность в большом доме. Люди работают все больше, ста­новятся хорошими работниками, пользуются признанием. Они (снова) учатся, чтобы получить больше специализированных знаний и зарабатывать больше денег. Возможно, берутся за вторую работу. Их доходы идут вверх, но растут и налоги, которые они платят, растет сумма налогов за новый большой дом, налоги на социальное обеспечение и другие налоги. Люди удивляются, вроде получают нормально, а деньги, как в пе­сок, уходят. Они покупают какие-то государственные облига­ции, товары на свою кредитную карточку. И вот детям уже 5-6 лет и нужда экономить на колледж растет, а параллельно — и необходимость откладывать деньги на старость.

Таким образом, счастливая пара, каждому из которой приблизительно по 35 лет, теперь попадает в капкан «крысиных гонок» до конца своих рабочих дней. Люди работают на владельца сво­ей компании, на правительственные налоги, на выплаты бан­ку по закладной. А затем они советуют своим собственным детям упорно учиться, получать хорошие знания, искать бе­зопасную работу и карьеру. Люди не понимают, что такое деньги, зато это прекрасно понимают те, кто живет их наи­вностью, а люди вкалывают и вкалывают всю свою жизнь. Процесс копируется следующим, много работающим поколе­нием. Это и есть «крысиные гонки». Единственный путь выб­раться из «крысиных гонок» — приобрести умение в учете средств и инвестировании.

Как опытный коммерческий работник, который когда-то работал на «Big 8», я была поражена, что Роберт умудрился сделать изучение этих двух предметов веселым и непринуж­денным. Этот процесс был так хорошо замаскирован, что мы, усердно работая над проблемой выбраться из «крысиных го­нок» и зарабатывания средств, не ощущали, что в это же время и учимся.

Во время теста мы с дочерью заигрались до полудня, говоря о вещах, о которых никогда прежде не разговаривали. Как бухгалтеру-эксперту, мне было легко играть в эту игру, где требовался отчет о доходах, баланс. У меня было время по­мочь своей дочери и другим игрокам за столом с теми принци­пами, которые они не понимали. Я была первым и единствен­ным человеком во всей тест-группе, которому удалось выб­раться в тот день из «крысиных гонок». Я сделала это за 50 минут, хотя игра продолжалась почти 3 часа. За моим столи­ком были банкир, владелец бизнеса и компьютерный програм­мист. Меня очень изумило, как мало эти люди знали об учете средств и инвестировании – предметах столь важных в их жизни. Мне было любопытно, как же они справлялись с соб­ственными финансовыми делами в реальной жизни.

После того, как я выбралась из «крысиных гонок», следу­ющие два часа я наблюдала, как моя дочь и эти образован­ные, богатые взрослые бросают кубик и двигают фишки. Хотя я была рада, что все учились в игре, но и была обеспокоена, как много не знали взрослые об основах простого учета и инвестирования. Они испытывали трудности, устанавливая связь между отчетом о доходах и балансом. Они покупали и продавали всякое имущество, забывая, что каждая сделка могла изменить их ежемесячный денежный поток. Я думала: столько миллионов людей за пределами этой комнаты, в ре­альном мире сражаются на финансовом фронте только из-за того, что их никто и никогда не учил этому. Те, что находи­лись за столиком, веселились, горя желанием выиграть. Ког­да игра закончилась, Роберт дал нам 15 минут подискутиро­вать, покритиковать игру среди игравших. Владелец бизнеса за моим столом не был счастлив. Ему игра не понравилась. «Мне не нужно знать все это, — сказал он громко — Я нани­маю бухгалтеров, банкиров и адвокатов, чтобы они вводили меня в курс дела». На что Роберт возразил: «А вы когда-нибудь замечали, что богатых бухгалтеров не столь много? А банкиры, адвокаты, биржевые брокеры, брокеры по недви­жимости? Они много знают, и большей частью сообразитель­ные люди, но большинство из них не богаты. Так как у нас в школах не учат людей тому, что знают богатые, мы пользуем­ся советами этих (богатых) людей. Но однажды вы едете по дороге, застреваете в пробке, пытаетесь что-то сделать, смот­рите направо и видите там вашего бухгалтера, застрявшего в том же самом дорожном месиве. Вы смотрите налево и видите там вашего банкира. Это ведь о чем-то говорит?» Компьютер­ный программист тоже не был в восторге от игры: «Я могу купить программу, которая научит меня этому». Высказался и банкир: «Я изучал вроде бы это, но никогда не знал, как все делается в реальной жизни. Теперь знаю. Мне надо выб­раться из «крысиных гонок».

Но более всех меня тронуло высказывание дочери: «Я с удо­вольствием училась тому, что дает эта игра, я много узнала о том, как реально работают деньги и как инвестировать». И добавила: «Теперь я знаю, что могу выбрать профессию не из соображений безопасности в жизни, выгод и заработков. Если я научусь тому, чему учит эта игра, я вольна делать и изучать то, что хочет мое сердце, а не зависеть от рабочих навыков, которые требуются для какого-то бизнеса. Если я научусь это­му, мне не нужно будет беспокоиться о работе, дающей безо­пасность в жизни, о социальном обеспечении и гарантиях, чем заняты сегодня большинство моих одноклассников». Я была не в состоянии оставаться и разговаривать с Робертом после игры, но мы договорились встретиться позже, чтобы обсудить его проект. Я знаю, что он хотел использовать свою игру, что­бы помочь другим стать более финансово-защищенными, и я очень надеялась услышать больше о его планах. Мы пригласи­ли Роберта с женой на обед, и хотя это была наша первая подобная встреча, нам казалось, что мы знаем друг друга 100 лет. Мы обнаружили, что у нас много общего: говорили о спорте и пьесах, о ресторанах и общественно-экономических издани­ях, говорили о том, как изменить мир. У нас масса времени ушла на обсуждение того, как мало большинство американцев имеют сбережений к пенсии. Нас беспокоило бедственное по­ложение с социальным обеспечением и мед обслуживанием, нас интересовало, понимают ли люди, как рискованна зависимость от пенсии. Роберта волновала растущая пропасть между бога­тыми и неимущими в Америке и во всем мире. Выучившись самостоятельно, обязанный всем себе самому, имеющий соб­ственное коммерческое предприятие, колесивший по миру, за­нимаясь инвестициями, Роберт ушел с работы в 47 лет. Он знает, что мир изменился, но образование не изменилось вмес­те с ним. По Роберту, дети впустую тратят годы в устаревшей образовательной системе, изучая предметы, которые никогда не пригодятся, готовясь к жизни в мире, который больше не существует.

— Сегодня самый опасный совет, который вы можете дать своему ребенку — иди в школу, получай образование, ищи безопасную, обеспеченную работу, — любил он говорить. -Устаревший совет, плохой совет. Если бы вы могли видеть, что происходит в Азии, Европе, Южной Америке, то были бы также озабочены, как и я.

Роберт считает, что если вы хотите, чтобы ваш ребенок имел финансово-обеспеченное будущее, не играйте по старым правилам. Это слишком рискованно. Я спросила его, что под­разумевается под «старыми правилами»?

— Люди, подобные мне, играют иным набором правил, чем остальные, — сказал он. — Что происходит, когда кор­порация объявляет сокращение?

— Людей выбрасывают, семьи страдают, безработица ползет вверх, — сказала я.

— А что происходит с компанией на бирже?

— Цена акций обычно идет вверх, когда объявлено сокращение, — ответила я. — Рынок любит, когда компания со­кращает затраты на труд через автоматизацию или через кон­солидацию рабочей силы.

— Правильно, - сказал Роберт. - А когда цена акций идет вверх, люди типа меня, акционеры — богатеют. Вот, что я имею в виду под иным набором правил. Работники проиг­рывают, а владельцы и инвесторы выигрывают.

Роберт описывал не только разницу между работником и работодателем, но и разницу между контролем своей собствен­ной судьбы и отдачей этого контроля кому-то еще.

— Но большинству людей трудно понять, почему так про­исходит, — сказала я. - Они только считают, что это не

справедливо.

— Вот почему глупо просто говорить ребенку — получай хорошее образование, — сказал Роберт. — Глупо допускать, что образование, школьная система обеспечивают подготовку ваших детей к жизни в мире, с которым им предстоит столк­нуться. Каждый ребенок нуждается в большем образовании, разном образовании. Детям нужно знать правила, разные на­боры правил.

Существуют правила денег, по которым играют богатые, и есть правила, по которым играют остальные 95 % населения. А эти 95 % населения изучают свои правила в школе и дома. Вот почему опасно сегодня просто говорить ребенку — боль­ше учись, ищи работу. Ребенку сегодня требуется более слож­ное образование, а современная система не выполняет взятые на себя обязательства. Мне плевать, сколько компьютеров ставят в классе и сколько денег тратят школы. Как может образовательная система научить предмету, который не знает сама?

— А как может родитель научить своих детей тому, чему не учит детей школа? Как вы научите ребенка считать, чтобы ему было не скучно? А как вы научите инвестированию, когда вы, родитель, сами этого не умеете делать? Вместо того, чтобы учить своих детей играть в безопасность, я решил, что полезнее научить их играть в сообразительность.

— Ну и как бы вы стали учить ребенка тому, что такое деньги и всему тому, о чем мы говорили? — спросила я Роберта. - Как сделать нетрудным для родителей это дело, когда они сами не понимают, что к чему?

— Я написал книгу по данному предмету, - сказал Ро­берт.

— Где же она? — спросила я.

— В моем компьютере. Книга в нем уже довольно долго, но как бы в разобранном виде, в виде кусочков. Я делаю в нее добавления, но еще не скомпоновал все, как следует. Я начал писать ее после того, как моя другая книга стала бестселле­ром, но окончательного варианта пока нет. Есть кусочки.

Да, книга была в кусочках. После прочтения этих отдель­ных частей, я решила, что книга имеет достоинства, а я могла бы принять участие в ее написании, особенно в эти изменчи­вые времена. Мы с Робертом согласились на соавторство. Я спросила его, сколько финансовой информации, по его разу­мению, было бы нужно ребенку. Он сказал, что это будет зависеть от конкретного ребенка. Роберт еще в юном возрасте знал, что хотел быть богатым и был очень счастлив иметь отцовскую фигуру, отца, который был богат и желал направ­лять Роберта. «Образование — основа успеха, - говорил Роберт. — Но как школьные знания жизненно важны, так и финансовые и коммуникативные также».

И вот появляется книга о двух отцах Роберта, богатом и бедном, рассказывающая о знаниях, которые он углубляет всю жизнь. Контраст между двумя отцами предполагает важ­ную перспективу. Книга поддержана, отредактирована и смон­тирована мной. Если среди читающих эту книгу есть люди, занимающиеся бухгалтерской работой, отложите ваши акаде­мические книжные знания, откройте ваш разум теориям, пред­ставляемым Робертом. Хотя многие из них бросают вызов основам общепринятых учетных принципов, они дают ценное понимание путей, посредством которых настоящие инвесто­ры анализируют свои инвестиционные решения. Когда мы, как родители, советуем нашим детям идти в школу, учиться изо всех сил' получить хорошую работу — мы часто делаем это по сложившейся привычке. Так же всегда надо было по­ступать. Когда я встретила Роберта, его идеи с самого начала изумили меня. Воспитанный, как он говорил, двумя отцами, он от них имел две разных цели: один отец учил его одному, Другой - другому, каждый из отцов хотел, чтобы Роберт стремился именно к его цели. Его образованный отец совето­вал ему работать на корпорацию. Его богатый отец советовал ему владеть корпорацией. Обе жизненные тропы требовали образования, но предметы для изучения были совершенно различные. Его сообразительный отец вдохновлял Роберта быть сообразительным человеком. Его богатый отец вдохнов­лял Роберта знать, как нанимать сообразительных людей.

Наличие двух отцов вызывало массу проблем. Настоящий отец Роберта был заведующим образованием на Гавайях. Ко времени, когда Роберту стукнуло 16, угроза «если ты не по­лучишь хорошее образование, то не получишь и хорошей ра­боты» была малоэффективной. Он уже знал, что дорогой его карьеры было владеть корпорациями, а не работать на них. Роберт признает, что образование средней школы, помогло ему попасть в колледж. Он рвался начать строить свой актив, но, в конце концов, согласился, что коллежское образование принесет ему определенную выгоду.

Вероятно, идеи в этой книге слишком радикальны сегодня для большинства родителей. Кому-то из родителей трудно и просто содержать своих детей в школе. Но в свете наших происходящих быстрых перемен мы, как родители, должны быть открыты новым и смелым идеям. Вдохновлять детей быть работниками означает: советовать им платить больше налогов в жизни и остаться с маленькой пенсией. И это прав­да, что налоги являются величайшей статьей расходов для человека. В самом деле, большинство семей работают с янва­ря по середину мая на правительство только для того, чтобы покрывать свои налоги. Нужны новые идеи, и эта книга несет их.

Роберт говорит, что богатые учат своих детей иначе. Они учат своих детей дома, за обеденным столом. Может быть эти их идеи не из тех, которыми бы вы поделились со своими деть­ми, но спасибо и за то, что взглянете на них. Как мама и как человек, чья профессия получения хороших знаний и нахож­дения хорошей работы - устарела, я советую вам продол­жать поиск. Пришло время давать советы нашим детям боль­шей степени сложности. Нам нужны новые идеи и иное обра­зование. По-моему не такая уже и плохая идея говорить на­шим детям, чтобы не только стремиться стать хорошими ра­ботниками, но и в то же время стремиться владеть собствен­ным инвестиционным предприятием. Я, как мать, надеюсь, что эта книга поможет другим родителям. Роберт надеется проинформировать людей о том, что любой может достичь процвета­ния, если это его выбор. Если сегодня вы садовник или убор­щик, или даже безработный, у вас есть возможность научиться самому и учить тех, кого вы любите, позаботиться о своем финансовом положении.

Помните, что финансовая смекалка — ментальный процесс, через который мы решаем свои финансовые проблемы. Се­годня мы наблюдаем глобальные технологические перемены, которых прежде не было. Ни у кого нет хрустального шара, но одно понятно всем - перемены, что произойдут, будут еще фантастичнее. Кто знает, что принесет будущее? Но что­бы там ни было, у нас есть два фундаментальных выбора: играть в безопасность или играть в сообразительность, гото­вя, образовывая, разбудив свой собственный финансовый ге­ний и финансовый гений своих детей.

Шарон Л. Лечтер

Глава I

Богатый папа, Бедный папа

Рассказывает Роберт Киосаки

У меня было два отца: богатый и бедный. Один был высо­кообразованный и интеллигентный, доктор философии; за 2 года прошел 4-х летний курс обучения в колледже. Затем отправился в университет Стэнфорда, университет Чикаго и Северо-западный университет совершенствовать знания, все­гда получал стипендию. Другой отец имел куда меньший уро­вень образования.

Оба отца преуспевали в своих карьерах, много работали всю вою жизнь. Оба имели существенные заработки. Однако один всю жизнь вел финансовые баталии, другой стал одним из богатейших людей на Гавайях. Один умер, оставив своей семье десятки миллионов долларов, благотворительные уч­реждения и свою церковь. Другой оставил счета для оплаты.

Оба отца были сильные, созидательные и влиятельные, оба давали советы, но разные. Оба сильно верили в образование, но рекомендовали разный курс обучения. Если бы у меня был только один отец, я вынужден был бы принять или отвергнуть его совет. Имея двух отцов, советовавших мне, я стоял перед выбором контрастирующих точек зрения: одной - богатого человека и другой — бедного. Вместо того, чтобы просто при­нять или отвергнуть какую-либо точку зрения, я обнаружил, что больше думаю, сравнивая эти точки зрения, а затем делаю выбор.

Проблема была в том, что богатый человек еще не был бога­тым, а бедный — бедным. Оба только начинали свои карьеры, решали проблемы денег и семей. Но на предмет денег их точки зрения были диаметрально противоположные. Так, один отец мог сказать: «Любовь к деньгам — корень всех зол». А другой: «Недостаток денег — корень всех зол». Как молодому парню, имевшему двух сильных отцов, оказывающих на меня влия­ние, мне приходилось трудно. Я хотел быть хорошим, послуш­ным сыном, но отцы говорили мне разные вещи. Основное различие их точек зрения касалось денег, и оно было столь разительным, что я постоянно был заинтригованным, прояв­ляя большое любопытство к тому, что слышал. Я стал надолго задумываться над тем, о чем говорил мне каждый. Много сво­его свободного времени я проводил, спрашивая себя: «Почему он это говорит?» или «А почему другой вот так говорит?». Было бы куда проще сказать просто: «Да, он прав. Я согласен с этим», или просто отвергнуть какую-то точку зрения, говоря: «Старик не знает, о чем говорит». Вместо этого, наличие двух отцов, которых я любил, заставляло меня думать и конкретно выбирать способ мышления для себя. Процесс постоянного выбора, в конце концов, дал мне больше полезного, нежели заурядное принятие или отрицание какой-то одной точки зре­ния.

Одна из причин, почему богатые богатеют, бедные бедне­ют, а средний класс в долгах, как в шелках — та, что предме­ту Денег учат дома, а не в школе. Большинство людей узнают о Деньгах от своих родителей. А что может бедный родитель поведать своему ребенку о деньгах. Он просто говорит: «Ос­тавайся в школе и учись изо всех сил». Ребенок может пре­красно окончить школу, но в плане финансов его умственный багаж будет бедным, а время не наверстать.

Тема денег не поднимается в школе. Школы фокусируются на школьных и профессиональных знаниях. Это объясняет, как умные банкиры, врачи и бухгалтеры с их высокими школь­ными познаниями сражаются на финансовом фронте всю свою жизнь. Наш ошеломляющий государственный долг в значи­тельной степени «заслуга» высокообразованных политиков и правительственных чиновников, принимающих финансовые решения с малым или отсутствующим представлением на пред­мет денег.

Я часто размышляю о новом тысячелетии и мне любопытно, что случится, когда у нас будут миллионы людей, которые 6удут нуждаться в материальной и медицинской помощи. Они будут зависеть от своих семей или правительства, нуждаясь в финан­совой поддержке. Что произойдет, когда мед обслуживание и социальное обеспечение истощат свой запас денег? Как выживет нация, если детей тому, что касается денег, продолжают учить их родители — большинство из которых будут или уже бедные? Так как у меня было два отца, оказывающих на меня влияние, я учился у обоих. Мне приходилось думать о совете каждого отца, приобретая таким образом бесценное внутреннее понимание того, как чьи-то мысли мощно и эффективно влияют на чью-то жизнь. Например, один отец имел привычку говорить: «Я не могу себе этого позволить». А другой отец запрещал употреблять такие слова. Он настаивал, чтобы я выражался так: «Как я могу себе это позволить?». Имеем утверждение и вопрос. Одно позволяет болтаться на крючке. Мой отец, который вскоре должен был разбогатеть объяснял, что автоматически проговаривая слова: «Я не могу себе этого позволить», человек останавливает работу своего мозга. Задавая вопрос: «Как я могу себе это позволить?», вы настраиваете свой мозг на работу. Будущий богатый отец не подразумевал получать все, что хотелось. Он был фанатом в плане тренировки своего мозга, мощнейшего компьютера в мире. «Мой мозг крепчает изо дня в день, потому что я его тренирую. Чем сильнее мой мозг, тем больше денег я могу заработать». Он был убежден, что автоматически говоря: «Я не могу себе этого позволить», человек демонстрирует умственную лень. Хотя оба отца много работали, я заметил, что мозг одного впадал в спяч­ку, как только дело доходило до денежных вопросов, тогда как мозг другого регулярно тренировался в этой ситуации. Страте­гическим результатом стало то, что положение одного отца фи­нансово укреплялось, а другого — становилось слабее. Это на­поминает ситуацию, когда один идет в гимнастический зал тре­нироваться, делая это регулярно, а другой, сидя на диване, смот­рит телевизор. Подходящее физическое упражнение увеличива­ет шансы на хорошее здоровье, а подходящее умственное уп­ражнение увеличивает ваши шансы на богатство. Лень снижает шансы и для здоровья, и для богатства.

Два моих отца абсолютно по-разному думали о чем-то одном, о налогах; например, один отец считал, что богатые должны платить больше налогов, чтобы заботиться о менее удачливых. А другой говорил: «Налоги наказывают тех, кто производит, и вознаграждают тех, кто не производит». Один отец рекомендо­вал: «Больше учись, чтобы найти хорошую компанию, на кото­рую будешь работать». Другой отец рекомендовал: «Больше учись, чтобы смог найти хорошую компанию и купить ее». Один отец говорил: «Причина, почему я не богат в том, что у меня есть вы - дети». Другой говорил: «Причина, по которой я дол­жен быть богатым в том, что у меня есть вы». Один поощрял разговоры о деньгах и бизнесе за обеденным столом. Другой запрещал обсуждать за едой денежную тему.

Один говорил: «Когда дойдет до денег — действуй навер­няка, не рискуй». А другой говорил: «Учись рисковать». Один думал: «Наш дом - наше самое крупное вложение и наш самый крупный актив». А другой думал: «Мой дом — пас­сив; а если ваш дом — ваше самое крупное вложение, то вы в беде». Оба отца платили по счетам вовремя, но один платил по счетам первым, а другой последним. Один отец верил, что компания или правительство позаботятся о человеке его нуж­дах. Его всегда заботили рост выплат, планы на увольнение, медицинская страховка, отпуск по болезни, просто отпуск и т.д. Он восхищался двумя своими дядями, вступившими в армию и заработавшими пенсию и льготы после 20 лет актив­ной службы. Ему нравилась идея медицинских страховых пособий и нравились привилегии, даваемые армией увольня­ющимся. Ему нравилась система получения должности в уни­верситете на длительный срок.

Идея важности работы для жизни, выгод рабочего места, временами казалась более важной, чем сама работа. Он часто говорил: «Я много работал на правительство и имею права на льготы». |„

Другой отец верил в полную финансовую самостоятель­ность. Он выступал против менталитета «льгот», видя, что это явление порождало слабых и финансово зависимых лю­дей. Он был решительным сторонником финансовой компе­тентности. Один отец боролся за экономию нескольких дол­ларов. Другой просто создавал инвестиции. Один отец учил меня, как писать впечатляющие резюме, чтоб я смог найти хорошую работу. Другой учил меня писать сильные бизнес-планы, финансовые планы, чтобы я мог создавать рабочие места.

Наличие двух сильных отцов давало мне драгоценную воз­можность наблюдать за эффектом, который проистекал из различных мыслей, оказывая влияние на мою жизнь. Я заме­тил, что люди реально формируют свою жизнь через свои мысли. Так, мой бедный отец всегда говорил: «Я никогда не буду богатым», и это пророчество стало реальностью. В то же время, мой богатый отец всегда относился к себе, как к бога­тому. Он говорил фразы типа: «Я — богатый человек», говорил, что богатые люди, никогда не скажут: «Я не буду никог­да богатым». Даже когда он был вконец разоренным после большого финансового регресса, он продолжал относиться к себе, как к богатому человеку. Он прикрывал себя, говоря: «Есть разница между понятиями быть бедным и быть разо­ренным. Разорение — явление временное, а бедность — явле­ние постоянное».

Мой бедный отец всегда говорил: «Деньги меня не интере­суют» или «Деньги не имеют значения». А мой богатый отец всегда говорил: «Деньги — это власть». Сила наших мыслей не всегда измеряется и оценивается как нужно, но для меня, молодого парня, стало очевидным, что с мыслями надо быть осторожным, надо осознавать их, контролировать себя. Я за­метил, что мой бедный отец был бедным не потому, что зара­батывал мало, а потому, что его бедность была результатом его мыслей и действий. Молодой парень, имеющий двух от­цов, я остро ощущал, что следует быть осторожным в выборе мыслей, за которыми следовать. Кого должен был я слушать — богатого отца или бедного?

Хотя оба отца с огромным уважением относились к образо­ванию и учености, они расходились во мнении по вопросу, а что же изучать? Один хотел, чтобы я учился изо всех сил, заработал ученую степень, получил хорошую работу, работал на или за деньги. Хотел, чтобы я, выучившись, стал профес­сионалом-поверенным, бухгалтером-экспертом, коммерсантом. Другой вдохновлял меня учиться, как быть богатым, пони­мать, как работают деньги, учиться тому, как заставить день­ги работать на себя. Он тысячу раз повторял: «Я не работаю на деньги! Деньги работают на меня!». С 9 лет я решил слу­шать и учиться у моего богатого отца тому, что он говорил касательно денег. Поступив так, я решил не слушать своего бедного отца, хотя у него и были ученые степени.

Урок Роберта Фроста

Роберт Фрост — мой любимый поэт. (Его творчество отно­сится к концу XIX — середине XX вв.). Мне нравятся многие его стихи, но любимый «Нехоженная дорога». Уроком этого стиха я пользуюсь ежедневно.

Нехоженная дорога

Две дороги расходились в желтом лесу,

К сожалению, я не мог идти двумя

И, будучи одиноким странником, долго я стоял,

Смотря на одну из дорог настолько далеко,

насколько мог,

Как она петляет, исчезая в перелеске.

Но выбрал я другую, нехоженую почти,

Полагая, что она приведет меня к цели.

Дорога была покрыта травой,

которая была почти не примята,

Но стоило бы там не раз пройти,

И по этой дороге пошли бы другие.

Две дороги лежали предо мной в то утро.

Ни одного свежего отпечатка ног не было ни на одной.

Первую дорогу я решил отложить на следующий раз!

Хотя и видел, куда она ведет,

Я сомневался, не нужно ли мне будет возвращаться.

Я говорю об этом со вздохом,

Говорю сквозь проносящиеся века.

Две дороги расходились в лесу,

Я выбрал ту, по которой почти не ходили,

И в этом была вся разница.

Роберт Фрост (1916)

Вот в чем была разница. Многие годы я обращался к этому стихотворению Роберта Фроста. Мой выбор не слушать моего высокообразованного отца с его советами относительно денег, с его отношением к деньгам — был болезненным решением, но это было решение, наложившее отпечаток, на всю мою после­дующую жизнь. Как только я решил, кого слушать, мое де­нежное образование и началось. Мой богатый отец учил меня тридцать лет, т. е. пока мне не исполнилось 39, он остановился лишь тогда, когда увидел, что я полностью осознал то, что он столько лет вдалбливает в мою тупую голову. Деньги — одна из форм власти, силы. Но что еще более могущественнее -это финансовое образование. Деньги приходят и уходят, но если вы знаете, как работают деньги,-вы получаете власть над ними и можете начинать строить богатство. Причина, почему само по себе позитивное мышление не срабатывает, заключает­ся в том, что большинство людей, придя в школу, никогда не изучали, как работают деньги и тратили свою жизнь, работая на деньги.

В 9 лет, когда я стал познавать и вникать в законы, по которым работают деньги и чему учил меня богатый отец, его уроки были просты. А когда все было сказано — остались 6 уроков, повторяющихся более 30 лет. Моя книга — об этих простых шести уроках. Они— не ответы на все вопросы, а столбики с указателем пути, которые помогут вам и вашим детям стать богаче, вне зависимости от того, что происходит в этом мире растущих перемен и неуверенности.

Глава II . УРОК 1

Богатые не работают на деньги

— Пап, ты можешь мне сказать, как стать богатым? Отец положил вечернюю газету.

— Почему ты хочешь стать богатым, сынок?

— Потому, что сегодня мама Джимми приехала в своем новом кадиллаке, и они поехали в свой дом на побережье, на уик-энд. Джимми взял троих своих друзей, а меня и Майка не пригласил. Нам сказали, что не приглашают потому, что мы «бедные дети».

— Так и сказали? — спросил недоверчиво отец.

— Да, так и сказали, — ответил я болезненным тоном. Отец тихо покачал головой, надвинул очки на переносицу и вернулся к чтению газеты. А я стоял, ожидая ответа.

Шел 1956 год. Мне было 9 лет. По иронии судьбы я хо­дил в ту же государственную школу, в которую и богатые люди отсылали своих детей. Мы были городом сахарных плантаций. Управляющие плантациями и другие богатые люди города — врачи, владельцы бизнеса, банкиры — от­правляли своих детей в эту школу, где они учились б клас­сов, после чего класса детей богачей отсылали в приватные школы. Моя семья жила на той же стороне улицы, где и богатые, поэтому я пошел в эту школу. Жил бы я на другой стороне улицы, я бы пошел в другую школу, где учились дети из семей, похожих на мою. Частных школ для таких детей и для меня не существовало.

Наконец, отец положил газету. Можно было сказать, что он в глубоких размышлениях.

— Ну, сынок, — начал он медленно. — Если ты хочешь быть богатым, ты должен научиться зарабатывать деньги.

— А как мне зарабатывать деньги? — спросил я.

— Ну, пользуйся своей головой, сынок, — улыбаясь, ска­зал он, что в действительности означало «это все что я соби­раюсь тебе сказать» или «я не знаю - ответ на твой вопрос, поэтому не приставай ко мне».

Возникновение партнерства

На следующее утро я рассказал моему лучшему другу Май­ку, что сказал мой отец. Мы с Майком были единственные бедные дети в этой школе. Майк ходил в ту же школу по той же иронии судьбы, что и я. Мы не были реально бедными, но ощущали себя таковыми, потому что все остальные мальчики имели новые бейсбольные перчатки, новые велосипеды, все новое. Мама и папа обеспечивали нас всем необходимым: пи­щей, кровом, одеждой. И все. Мой отец обычно говаривал: «Если ты чего-то хочешь, работай ради этого». Нам много чего хотелось, но для 9-летних ребят работы было немного.

— Что же нам сделать, что бы деньги-то заработать? — спросил Майк как-то.

— Не знаю, — сказал я, — а ты хочешь быть моим партне­ром?

Он согласился, и в то субботнее утро Майк стал моим пер­вым партнером по бизнесу. Все утро мы размышляли, как же заработать деньги. Изредка мы говорили о всех этих крутых ребятах, веселившихся в пляжном доме Джимми. Это было немного больно, но от этой боли была польза, так как боль заставляла нас думать о том, как заработать деньги. И вот в полдень нас осенило. Это была идея, которую когда-то про­читал в книжке Майк. Возбужденно мы жали друг другу руки, и партнерство стало теперь общим бизнесом.

Следующие несколько недель мы с Майком бегал по на­шим соседям, стуча в двери и спрашивая, не могли ли они сохранять для нас тюбики из-под зубной пасты. Большинство взрослых соглашались с недоумением во взгляде и улыбкой. Некоторые спрашивали, что это такое мы делаем. На что мы отвечали: «Мы не можем вам сказать. Это деловой секрет».

Мы выбрали местечко рядом с маминой стиральной маши­ной, где можно было бы складывать наше сырье. В коричне­вой картонной коробке, где одно время находились лишь бу­тылки из-под кетчупа, наш маленький склад использованных тюбиков из-под зубной пасты начал расти, и тут вмешалась мама. Зрелище соседских грязных, измятых тюбиков из-под зубной пасты достало ее.

— Что вы тут делаете, ребята? — спросила она. — Я боль­ше не хочу слушать о ваших деловых секретах. Сделайте что-нибудь с этой свалкой или я все выкину.

Мы с Майком просили, умоляли, объясняли, что скоро у нас будет достаточно этого добра, и мы запустим его в дело. Сказали, что осталась еще пара соседей, чтобы закончить с тюбиками. Они используют зубную пасту, мы заберем тюби­ки и все. Мама подарила нам недельную отсрочку.

Дата начала бизнеса приближалась. Росло давление на нас. Мое первое партнерство находилось под угрозой. Мама мог­ла разогнать нашу контору, а склад отправить на помойку. Майк стал забивать баки соседям, чтобы они побыстрее ис­пользовали свою зубную пасту, говоря им, что дантист реко­мендует чистить зубы почаще. Я стал собирать линию по вы­пуску продукции.

Как-то подкатил отец с дружком, чтобы посмотреть, как шуруют два девятилетних бизнесмена, как работает их линия по выпуску продукции на полную катушку. Повсюду лежал слой отличной белой пудры, белого порошка. На длинном столе громоздились коробки из-под молока со школы, а наш семейный гриль раскалился докрасна. Мы расположились на подъездной дорожке, и поэтому отец поставил машину по­дальше от нас. Проехать к площадке для машин он ее равно не мог, так как мы стояли на пути со своей производственной линией. Когда отец с другом приблизились к нам, то увидели металлический горшок, в котором мы расплавляли тюбики из-под пасты. В те дни зубная паста была не в пластмассовых тюбиках. Тюбики делались из свинца. Мы сначала выжигали краску на тюбиках, которые затем бросались в металличес­кий горшок, где и плавились до жидкого состояния. Потом мы наливали свинец в молочные коробки через маленькое отверстие, сделанное вверху в них. Молочные коробки были наполнены алебастром. Белый порошок повсюду был гипсом, пока мы не смешивали его с водой. В спешке я перевернул пакет с гипсом и поэтому, вся территория вокруг нас напоми­нала место, где пронеслась снежная буря. Молочные коробки были внешним контейнером для алебастровых форм. Мой отец и его друг наблюдали, как мы осторожно разливаем расплав­ленный свинец.

— Осторожней, — сказал отец.

Я кивнул, не поднимая головы. Наконец разливка была закончена, я поставил металлический горшок на землю и улыб­нулся отцу.

— Что вы делаете, ребята? — спросил он с осторожной улыбкой.

— Делаем то, что ты мне сказал делать. Мы желаем разбо­гатеть, — ответил я.

— Да, — сказал Майк. — Мы — партнеры.

— А что в этих алебастровых формах? — спросил отец.

— Смотри, — сказал я. — Сейчас кое-что увидишь.

Маленьким молоточком я постучал по перемычке, разде­лявшей коробку на половины. Осторожно я вынул верхнюю половину алебастровой формы и никель, бывший в свинцово-никелевом сплаве, вынул наружу.

— О, мой Бог! — воскликнул отец. — Вы извлекаете ни­кель из свинца.

— Правильно, — сказал Майк. — Мы делает то, что вы советовали. Мы зарабатываем деньги.

Друг моего отца развернулся и расхохотался. Отец улыб­нулся и покачал головой. Раскрасневшиеся, с коробкой ис­пользованных тюбиков из-под зубной пасты , мы стояли перед ними, обсыпанные с ног до головы белым порошком с улыбкой до ушей. Отец попросил нас поставить коробку на землю и присесть на крыльцо. С улыбкой он мягко объяснил, что обо­значало слово «подделывание». Нашим мечтам пришел конец.

— Вы подразумеваете, что это незаконно, — спросил Майк, с дрожью в голосе.

— Отпусти их, — сказал друг отца. — Может быть, у них талант настоящий прорезался.

Отец пристально посмотрел на него.

— Да, это нелегально? — сказал мягко мой отец. — Но вы, ребята, продемонстрировали большую изобретательность и ори­гинальность мысли. Так держать. Я действительно горжусь вами.

Разочарованные, мы с Майком сидел молча минут 20, преж­де чем начали разгребать нашу свалку. Бизнес сдох в тот же день, когда начался. Подметая порошок, я посмотрел на Майка и сказал: «Думаю Джимми прав со своими друзьями. Бедные мы».

Мой отец уже уходил от нас, когда я это сказал.

— Ребята, — сказал он, — вы бедные только тогда, когда сдаетесь. Самое важное, что вы что-то сделали. Большинство людей только говорят и мечтают разбогатеть, а вы кое-что сделали. Я обоими вами горжусь и повторяю вам снова. Так держать. Не сдавайтесь.

Майк и я стояли и молчали. Слова-то были хорошие, но все еще мы не знали, что делать.

— Почему ты не богатый, пап? — спросил я.

— Потому, что я выбрал профессию школьного учителя. Школьные учителя не думают о том, чтобы быть богатыми. Нам просто нравится учить. Жаль, что не могу помочь вам, но я действительно не знаю как зарабатывать деньги.

Майк и я продолжали убирать.

— Ребята, — сказал отец, — если вы хотите научиться, как быть богатыми, вы не меня спрашивайте. Поговори со своим отцом, Майк.

— Моим отцом? — переспросил Майк с исказившимся ли­цом.

— Да, твоим отцом, — повторил отец с улыбкой. — У нас с твоим отцом один и тот же банкир, который в восторге от тво­его отца. Он мне не раз говорил, что твой отец великолепен, когда дело доходит до зарабатывания денег.

— Мой отец? — снова спросил Майк с недоверием. — А почему же у нас нет хорошей машины, красивого дома, как у богатых детей в школе?.

— Хорошая машина и красивый дом не обязательно озна­чают, что ты богат или знаешь, как зарабатывать деньги, — ответил отец. — Отец Джимми работает на сахарной планта­ции. Он не намного отличается от меня. Он работает на ком­панию, а я работаю на правительство. Компания покупает машину для него. У сахарной компании сейчас финансовые неприятности и отец Джимми может скоро потерять все. А твой отец, Майк, совершенно другой. Он, вероятно, строит империю, и я подозреваю, что через несколько лет он станет очень богатым человеком.

Сообщенное отцом снова вызвало прилив энергии у нас с Майком. С новыми силами мы стали вычищать грязь, по­явившуюся в результате первого несработавшего дела. Уби­рая, мы строили планы, как и где переговорить с отцом Май­ка. Проблема была в том, что он много работал, часто возвра­щаясь домой очень поздно. Отец Майка владел складами, строительной компанией, несколькими магазинами и тремя ресторанами. Поздно он и приходил из-за ресторанов.

После окончания уборки, Майк поехал на автобусе домой. Он собирался поговорить с отцом, когда он вернется вечером домой, и спросить его, не мог бы он научить нас как стать богатыми. Майк пообещал перезвонить сразу после разгово­ра с отцом, даже если будет поздно.

Телефон зазвонил в 2030.

— Ну? — спросил я.

— В следующую субботу, — он положил трубку. Отец Майка согласился встретиться с нами. В 7 утра в субботу я сел на автобус, шедший в бедный городской район.

Уроки начинаются

Майк и я встретились с его отцом в то утро в 8°°, он уже был занят, работал больше часа, т.е. начал около семи. Стро­ительный прораб отца Майка отъезжал на пикапе от дома Майка, когда подходил к этому простенькому маленькому опрятному дому. Майк встретил меня в дверях.

— Отец говорит по телефону и просит подождать его, — сказал Майк, открывая дверь.

Порог старого дома скрипел у меня по ногами. У двери лежал дешевый коврик, скрывая вытоптанный добела пол. Пол был чистый, но его надо было перестилать. Мне стало не по себе, когда я вошел в узкую жилую комнату, в которой была устаревшая, забитая всякой всячиной мебель, больше похожая на предмет интереса какого-нибудь коллекционера. На кушетке сидели две женщины чуть старше моей матери. Напротив них сидел мужчина в рабочей одежде. На нем были слаксы и рубашка цвета хаки, аккуратно выглаженная, без крахмала, начищенные рабочие ботинки. Он был где-то на 10 лет старше моего отца. Ему было лет 45. Они улыбались, когда мы с Майком проходили мимо них, направляясь в кух­ню, ведущую к выходу во внутренний дворик.

— Кто те люди? — спросил я.

— А, они работают на отца. Мужчина занимается склада­ми, а женщины — управляющие рестораном. А еще ты видел строительного прораба, что работает над дорожным проектом в 50 милях отсюда. Еще один прораб на строительстве домов уехал до твоего приезда.

— И что, вот так все время? — спросил я.

— Не всегда, но довольно часто, — сказал Майк, садясь на

принесенном стуле рядом со мной. — Я спросил отца, будет ли он учить нас зарабатывать деньги.

— Ух, ты, и что он сказал? — спросил я с осторожным любопытством.

— Ну, сначала у него появилось веселое выражение на лице, а затем он сказал, что кое-что для нас имеет.

— О! — сказал я, качнувшись на стуле. — А ты знаешь, что у него за предложение для нас?

— Нет, но скоро узнаем.

Внезапно отец Майка ворвался в дом с заднего входа через натянутой против насекомых сеткой, дверь. Мы вскочили на ноги, не из-за уважения, а потому что были напуганы.

— Готовы, ребята? — спросил отец Майка, подтягивая стул, чтобы сесть рядом с нами.

Мы кивнули головами и подтащили стулья так, чтобы сесть перед ним. Отец Майка был здоровым мужиком, ростом бо­лее 1 м 80 см, весом в 90 кг. Мой отец был выше ростом, весил столько же, но на 5 лет старше, чем отец Майка. Они были похожи друг на друга чем-то, хотя этнические расхож­дения присутствовали. Может быть, их энергия была схожа.

— Майк говорит, что вы хотите научиться зарабатывать деньги? Так, Роберт?

Я быстро кивнул головой, но как-то запуганно. В словах и улыбке отца Майка жила какая-то сила.

- Хорошо, вот что я предлагаю, — продолжил отец Май­ка. - Я буду вас учить, но не так, как это делается в школе. Вы будете работать на меня, я буду вас учить. Не будете работать на меня, учить вас не стану. Я могу научить вас быстрее, если вы работаете, а если вы будете только сидеть и слушать, я впустую потеряю время, так как в школе — не будет. Вот мое предложение. Или вы его принимаете или нет.

— А... могу я спросить сначала? — начал я.

— Нет. Принимайте мое предложение или не принимаете. У меня навалом работы, терять время понапрасну я не наме­рен. Если вы не можете принять решение, значит, вы никогда не научитесь зарабатывать деньги. Возможности приходят и уходят. Надо уметь принимать быстрые решения, это весьма важно. Вам представляется возможность, которую вы ищете. Даю 10 секунд на размышление, — сказал отец Майка с драз­нящей улыбкой.

— Согласен, — сказал я.

— Согласен, — промолвил Майк.

— Хорошо, — сказал отец Майка. — Через 10 минут при­дет миссис Мартин. Когда я закончу с ней, езжайте с ней в мой магазин и приступайте к работе. Я буду платить 10 цен­тов в час, а вы будете работать по 3 часа каждую субботу.

— А у меня сегодня бейсбол, — сказал я.

— Да или нет, — суровым низким голосом сказал отец Май­ка.

— Ладно, — произнес я, предпочтя работу и обучение игре в бейсбол.

30 центов

К 9 часам утра, в субботу Майк и я работали на миссис Мартин. Она была добрая и терпеливая женщина. Она всегда говорила, что Майк и я напоминали ей о двух сыновьях, кото­рые выросли и ушли от нее. Она была добрая, но считала, что работать надо много, что мы и делали. Она давала нам работу. Мы тратили 3 часа, снимая консервы с полок, стирая мягкой тряпкой с них пыль, а затем снова аккуратно расставляя кон­сервы на полках пирамидками. Это было мучительно скучной работой. Отец Майка, которого я называю мой богатый отец, владел девятью такими маленькими магазинчиками с больши­ми по размеру автостоянками перед ними. Они были ранней версией ныне удобных магазинов, работающих с 7 до 11. Не­большие бакалейно-гастрономические магазины, располагавши­еся недалеко друг от друга, где люди покупали молоко, хлеб, масло, сигареты. Проблема была в том, что это были Гавайи до эры кондиционеров, и магазины из-за жары стояли с открыты­ми дверями. С обеих сторон магазинов двери должны были быть широко распахнутыми: к дороге и к автостоянке. Каж­дый раз, когда машина проезжала мимо такого магазина и въез­жала на стоянку, поднималось облако пыли, проникавшей в магазин. Вот в таких условиях, без кондиционеров, нам и при­ходилось работать. В течение 3-х недель мы докладывали мис­сис Мартин о проделанной работе и отрабатывали свои три часа. С полудня наша работа кончалась и в наши ладошки сыпались по три дайма (Dimes — 10 центов) каждому. 30 цен­тов в середине 50-х годов даже в 9 лет не вызывали особого восторга. Комиксы стоили по 10 центов, на них я обычно и тратил деньги, идя домой. К среде 4-й недели я был готов уволиться. Я ведь согласился работать только потому, что хо­тел научиться у отца Майка как зарабатывать деньги, а теперь я был рабом за 10 центов в час. Ко всему тому, я не видел отца Майка с той первой субботы.

— Я ухожу, — сказал я Майку во время ленча. Школьный ленч был скудным. Мне и так было тоскливо в школе, а теперь еще и эти субботы, которых я уже не ждал с нетерпением, как раньше. И все из-за каких-то тридцати цен­тов. Майк рассмеялся.

— Над чем это ты ржешь? — гневно спросил я с долей расстройства.

— Отец сказал, что это случится. Он сказал, чтобы ты встретился с ним, когда будешь готов бросить работу.

— Что? — сказал я с негодованием. — Он ждал, пока я всем этим буду сыт по горло?

— Что-то типа этого, - сказал Майк. — Отец добр по-своему. Он учит иначе, чем твой отец. Твои предки много говорят. Мой старик немногословный человек. Ты только дождись субботы. А я ему скажу, что ты собрался уходить.

Ты хочешь сказать, что все это было подстроено для меня?

— Нет, не совсем, но все может быть. Отец все объяснит в субботу.

Субботняя встреча

Я был готов встретиться с ним, готовился к этому. Мой на­стоящий отец был сердит на него. Мой настоящий отец, тот, которого я называю бедный отец, считал, что мой богатый отец грубо нарушал законы о детском труде, и что надо провести расследование. Мой образованный отец говорил мне, чтобы я потребовал то, что заслужил. Хотя бы 25 центов в час. Мой бедный отец говорил мне, что если я не получу прибавку к жалованию, мне следовало немедленно уволиться.

Тебе не нужна эта чертова работа, — с негодованием сказал отец.

В 8 утра, в субботу я подошел с заднего входа к дому Майка. Когда я вошел, отец Майка сказал: «Садись и жди». А сам развернулся и исчез в своем крошечном офисе, рядом со спаль-ней. Я осмотрелся и нигде не увидел Майка. Чувствуя себя неловко, я осторожно присел рядом с теми же самыми двумя женщинами, что были здесь 4 недели назад. Они улыбнулись и подвинулись, чтобы я сел удобнее. Прошло 45 минут, а я все торчал здесь. Две женщины, встретившись с отцом Майка, ушли полчаса назад. Был пожилой джентльмен и тот ушел 20 минут назад. Дом был пуст, а я просиживал время в этой темной жилой комнате с устаревшей мебелью, а на дворе был прекрас­ный солнечный гавайский день. Я торчал здесь, ожидая разго­вора с этим типом, эксплуатирующим детей. Я слышал, как он шуршит в своем офисе, говорит по телефону, игнорируя меня Я был готов убраться отсюда, но что-то меня останавливало. Прошло еще 15 минут, и вот, ровно в 9 из своего офиса вышел богатый отец, ничего не сказал, а махнул мне рукой, пригла­шая в свой потрепанный офис.

— Я так понимаю — ты хочешь повышения жалования, и противном случае — уволишься, — сказал богатый отец и крутанулся на офисном стуле.

— Ну, вы же не соблюдаете со своей стороны нашу договоренность, - выпалил я, чуть не плача. Было страшновато для 9-летнего мальчишки выяснять отношения со взрослыми — Вы сказали, что станете учить меня, если я буду работать на вас. Я работал на вас, много работал. Я бросил бейсбол ради этого. А вы не держите свое слово. Вы ничему меня не научили. Вы — обманщик, все так в городе считают. Вы - жадный. Вы загребаете все деньги и вам плевать на ваших работников. Вы заставили меня ждать, не проявив ко мне никакого уважения. Я лишь маленький мальчик и заслужил, чтобы со мной обращались лучше.

Богатый отец откинулся на спинку своего вращающегося стула, подняв руки к подбородку, и чего-то уставился на меня. Казалось, он изучает меня.

— Не плохо, — сказал он. — Меньше чем за месяц ты стал говорить, как большинство моих работников.

— Что? — спросил я, и не понимая, что он подразумевает, я продолжал с обидой, — я считал, что вы сдержите со своей стороны нашу договоренность и станете меня учить. А вместо этого вы хотите мучить меня? Это жестоко. Это очень жестоко.

— А я учу тебя, — тихо произнес богатый отец.

— Чему вы меня учите? Чему научили? Ничему! — серди­то сказал я. — Вы даже ни разу не разговаривали со мной с того времени, как я согласился работать за гроши. 10 центов в час. Ха-ха! Я должен сообщить о вас куда следует. У нас есть законы о детском труде. Мой отец работает на прави­тельство, он все расскажет кому нужно.

— Ух ты! — тихо сказал богатый отец. — Теперь ты гово­ришь, как и большинство людей, которых я уволил или они сами ушли.

— Но что вы теперь скажете? — требовательно сказал я, малость осмелев для своего возраста. — Вы лгали мне. Я на вас работал, а вы не сдержали своего слова. Вы ничему меня не научили.

— Откуда ты знаешь, что я тебя ничему не научил? — спокойно спросил богатый отец.

— Ну, вы ни разу не говорили со мной. Я работал 3 недели, а вы меня ничему не научили, — сказал я надувшись.

— А обучение означает разговоры и лекции? — спросил богатый отец.

— Ну, да, — ответил я.

— Вот так и учат в школе, — сказал он улыбаясь. — Но это не то, чему учит жизнь, а я бы сказал, что жизнь - наилучший учитель. Большую часть времени жизнь не говорит с тобой. Школа жизни — это что-то типа толчков, которые ты ощущаешь со всех сторон. Каждый толчок — слово жизни: «Проснись. Я хочу тебя кое-чему научить».

Продолжая сидеть, я спрашивал себя молча: «О чем это он говорит? Жизнь, толкающая меня со всех сторон — так гово­рит со мной?. Теперь я точно знал, что должен уйти. Я разго­варивал с человеком, по которому психушка плачет.

— Если ты усвоишь уроки жизни, ты только выиграешь, продолжал отец Майка. — Если не усвоишь, то жизнь будет продолжать расталкивать тебя. Люди делают две вещи. Не­которые просто позволяют жизни пинать себя. Другие сер­дятся и отвечают толчками на толчок. Но они отвечают толч­ками на толчок своему боссу, работе, мужу или жене. Они не знают, что это жизнь толкает их.

Я совершенно не врубался, о чем он говорит.

— Жизнь толкает нас со всех сторон. Некоторые поднимают лапки кверху. Другие ведут борьбу. Мало кто усваивает урок и движется вперед. Те, кто начинает что-то понимать, приветствуют жизнь, толкающую их со всех сторон. Для этих немногих людей это означает, что им нужно, и они хотят чему-то научиться. Они учатся, и они двигаются вперед. А боль­шинство сдается, и мало сражаются так, как ты, — богатый отец поднялся и захлопнул скрипящее старое деревянное окно, нуждавшееся в ремонте. — Если ты усвоишь этот урок, ты вырастешь мудрым, богатым и счастливым человеком. Если нет, то потратишь свою жизнь, обвиняя в своих бедах работу, низкую зарплату или своего босса. Ты проживешь жизнь, на­деясь на чудо, которое решит все твои денежные проблемы. Богатый отец посмотрел на меня, чтобы убедиться, что я его слушаю. Наши взгляды встретились. Мы уставились друг на друга, между нами протянулась нить связи, проходившая через наши глаза. До меня дошло, что он сказал. Я знал, что он был прав. Я обвинял его, и я же просил, чтобы меня чему-то научили. Так я сражался.

— Если ты из тех, кого мы называем слабачками, то ты каждый раз сдаешься, когда жизнь толкает тебя, — продол­жал богатый отец. — Значит ты из тех, кто всю свою жизнь действует лишь наверняка, делает все правильно, оберегая себя от неприятностей и, ожидая чуда, которое никогда не произой­дет, то есть ты слабак. В этом случае ты помрешь надоедли­вым старичком. У тебя будет море друзей, которые будут ис­кренне любить тебя за то, что ты хороший работящий мужик. Всю жизнь ты будешь действовать наверняка, все делая верно. Но правда в том, что ты позволишь жизни загнать себя в кап­кан покорности. Тебе страшно от одной мысли о риске. Тебе бы хотелось побеждать, но страх проигрыша больше радости победы. В глубине души ты и только ты будешь знать, что никогда не стремился к победе. Ты выбрал действовать навер­няка.

Наши глаза встретились снова. Секунд 10 мы смотрели друг на друга, ведя бессловесный диалог.

— Так это вы так меня расталкивали? — спросил я.

— Можно сказать и так, — улыбнулся богатый отец. — Я бы сказал, что просто дал тебе почувствовать вкус жизни.

— Какой вкус жизни? — спросил я, все еще сердито, но с любопытством, и даже готовый учиться.

— Вы, ребята, — первые люди, которые попросили меня . научить их зарабатывать деньги. У меня более 150 работни­ков, и ни один из них не спрашивал меня, что я знаю о деньгах. Они спрашивали меня о работе да, об оплате, но не спра­шивали о деньгах, о том, как их зарабатывать. Большинство их потратит лучшие годы своей жизни, работая на деньги, не совсем понимая, на что же они работают. Я сидел, внимательно слушая.

— Когда Майк сказал мне о вашем желании научиться, как зарабатывать деньги, я решил создать для вас условия, близкие к реальной жизни, — продолжал богатый отец. — Я мог бы вам все рассказывать до полного посинения. Но вы бы абсолютно ничего не уразумели бы. И я решил позволить жизни потолкать вас немного, чтобы вы смогли понять меня лучше. Вот поэтому я и платил вам всего 10 центов.

— И какой же урок я прошел, работая всего за 10 центов в час? — спросил я. — Что вы плохой и эксплуатируете своих работников?

— Лучше бы тебе было поменять свою точку зрения, -богатый отец громко, от всего сердца рассмеялся. — Хватит обвинять меня, полагая, что дело во мне. Если ты думаешь, что я всему виной, тогда ты должен изменить меня. Если ты понимаешь, что дело в тебе, ты можешь изменить себя, на­учиться чему-нибудь, стать мудрее. Большинство людей в мире хотят менять что и кого угодно, только не себя. Позволь мне сказать тебе, что проще изменить себя, чем кого-то другого.

— Я не понимаю, — произнес я.

— Не обвиняй меня за свои собственные проблемы, — ска­зал богатый отец, становясь нетерпеливым.

Но вы же платите мне всего лишь 10 центов.

И какие твои выводы? — спросил, улыбаясь, богатый отец.

Вы — плохой, — сказал я с хитрой ухмылкой. Видишь, ты думаешь, что дело во мне, — сказал он.

— Так оно и есть.

Ну, что ж, продолжай так думать и дальше и ты ничему не научишься. Видя проблему во мне, как ты поступишь?

Если вы не станете платить мне больше, и не проявите ко мне больше уважения, и не будете учить меня — я уво­люсь.

Сильно сказано, — сказал богатый отец. — Это именно то, что делает большинство. Они увольняются и идут искать другую лучшую работу, с большей оплатой, искренне полагая, что новая работа и более высокая оплата решат их про­блемы. Однако в большинстве случаев этого не происходит.

— А что же решит проблему? — спросил я. — Довольство­ваться жалкими 10-ю центами в час и улыбаться?

— Но ведь люди так и делают, — теперь заулыбался бога­тый отец. — Они довольствуются низкой платой, зная, что их семьям придется тяжело с деньгами. И это все, что делают люди, ну еще ждут прибавки к жалованию, полагая, что чуть большее количество денег решит их проблемы. Большинство принимает такое положение, кто-то берется за вторую рабо­ту, где тоже низкая плата.

Я сидел, уставившись в пол, начиная понимать урок, кото­рый дал мне богатый отец. До меня доходило, какова была жизнь на вкус. Наконец я посмотрел на него и повторил вопрос:

— Так что же решит проблему?

— Вот это, — сказал он, мягко постучав меня по голове. - То, что находится между ушей у тебя.

Сказав это, богатый отец обозначил ту кардинально иную точку зрения, которая отделяла его от его работников и моего бедного отца и позволила ему стать одним из богатейших людей на Гавайях, в то время, как мой высоко образованный, но бед­ный отец испытывал нужду всю свою жизнь. В этой точке зре­ния богатого отца и было решение проблем. Эту точку зрения он повторял тысячу раз, это и стало Уроком №1 для меня.

«Бедные и средний класс работают ради денег».

«Богатые заставляют деньги работать на себя»

В то яркое субботнее утро я узнал совершенно иную точку зрения, которая расходилась с тем, чему учил меня отец. В 9 лет я начал осознавать, что оба отца хотели меня учить, но учить разным вещам.

— Сынок, я хочу, чтобы ты много учился, получил хоро­шие знания, которые помогут найти надежную, безопасную работу в большой компании. Ты убедишься, что это очень выгодно, — советовал мне мой высокообразованный отец.

Мой богатый отец хотел, чтобы я узнал, как работают день­ги, чтобы мог заставить их работать на себя. Именно это вело меня всю жизнь, а не школьные знания.

— Я рад, что ты рассердился, работая за 10 центов в час, — мой богатый отец продолжил мой 1-й урок. — Если бы ты не рассердился и довольствовался тем, что имеешь, я должен был бы тебе сказать, что не могу учить тебя. Понимаешь, настоящее учение требует энергии, страсти, неуемного жела­ния. Гнев — значительная часть этой формулы, гнев и лю­бовь объединяются в страсть. Когда доходит до денег боль­шинство людей желает действовать наверняка, быть в безо­пасности. Страсть не направляет их. Это делает страх.

— Это поэтому они довольствуются низкой зарплатой? — спросил я.

— Да, — ответил богатый отец. — Некоторые люди утвер­ждают, что я эксплуатирую своих работников, потому что не плачу им столько же, сколько платят на сахарной плантации или платит правительство. Я же говорю — люди сами себя эксплуатируют. Их страх висит над ними.

— Но разве вы не понимаете, что должны им платить боль­ше?

— Ничего я не должен. И, кроме того, большее количество денег проблем не решает. Посмотри на своего отца. Он зараба­тывает много денег, а все не может оплатить свои счета. Боль­шинство людей, если им дать больше денег, только глубже залезают в долги.

— Вот почему и 10 центов в час, — сказал я, улыбаясь. — Это часть моего урока.

— Абсолютно правильно, - засмеялся богатый отец. — Понимаешь, твой отец учился и получил отличное образова­ние, поэтому смог найти высокооплачиваемую работу. Ну и что? А проблемы денежные сохраняются, потому что он ни­чего не знал о деньгах в школе. В довершение всего, он верит в то, что надо работать на деньги, ради денег.

— А вы — нет? — спросил я.

— Ну, не совсем, — сказал богатый отец. — Если ты хо­чешь научиться работать на деньги, тогда оставайся в школе. Это замечательное место, чтобы научиться это делать. Но, если ты хочешь научиться, как заставить деньги работать на тебя, тогда я научу тебя этому, если ты сам хочешь этому научиться.

— А разве другие не хотели бы этому научиться? — спро­сил я.

— Нет, — сказал богатый отец. — Просто потому, что легче учиться работать на деньги, особенно если страх преоб­ладает в тебе, когда речь идет о деньгах.

— Я не понимаю, — сказал я, нахмурясь.

— Не беспокойся об этом сейчас. Просто знай, что это страх привязывает людей к работе. Страх, что не оплатят свои счета. Страх быть уволенным. Страх неимения доста­точного количества денег. Страх, что надо будет начинать сначала. Страх заставляет их лучше овладевать професси­ей, а затем работать на деньги, стремиться к деньгам. Боль­шинство людей становятся рабами денег, а затем злятся на своего босса.

— Научиться, как заставить деньги работать на себя, и есть совершенно другой курс в обучении? — спросил я.

— Безусловно, — ответил богатый отец. — Безусловно. Мы сидели в тишине в то прекрасное, гавайское субботнее утро. Мои друзья вот-вот должны были начать игру в бейс­бол. Но по какой-то причине я испытывал благодарность к отцу Майка, я был доволен, что согласился работать за 10 центов в час. Я чувствовал, что скоро начну понимать то, чего никогда не будут учить в школе мои друзья.

— Готов учиться? — спросил богатый отец.

— Безусловно, — сказал я с ухмылкой.

— Я держу свое обещание и начал обучать тебя издалека. В 9 лет ты уже попробовал, что означает работать на деньги, работать ради них. Помножь свой последний месяц на 50 лет и ты поймешь, чем всю жизнь занимаются многие люди.

— Я не понимаю, — сказал я.

— Как ты чувствовал себя, сидя и ожидая, пока я к тебе выйду? Каково оно — просить надбавки?.

— Ужасно, — ответил я.

— Если ты выбираешь работу на деньги, простое стремле­ние к деньгам — это значит ты выбираешь ту жизнь, которой живут многие, — сказал богатый отец. — А что ты испыты­вал, когда миссис Мартин давала тебе 30 центов за 3 часа работы?

— Я чувствовал, что этого недостаточно. Словно я работал бесплатно. Я был разочарован, — сказал я.

— Те же самые чувства испытывает большинство работ­ников, глядя на свои деньги. Особенно после уплаты всей

налогов, после разных вычетов. Ты, по крайней мере, полу­чил 100%.

— Вы имеете в виду, что большинство работников получа­ют не все? — с изумлением спросил я.

— Конечно! — сказал богатый отец. — Правительство все­гда первым забирает свою долю сначала.

— Как они это делают? — спросил я.

— Налоги, — сказал богатый отец. — Когда ты зарабатыва­ешь, тебя облагают налогами. Тебя облагают налогами, когда ты тратишь деньги. Тебя облагают налогами, когда ты дер­жишь деньги в банке. И помереть тебе без налогов не дадут.

— А почему люди позволяют правительству проделывать такое с ними?

— Богатые не позволяют, - сказал с улыбкой богатый отец. — Бедные и средний класс — да. Бьюсь об заклад, что зарабатываю больше твоего отца, а но платит больше нало­гов.

— Как такое может быть? — спросил я. Для меня, в мои девять лет, это звучит неправдоподобно. — Почему бы это люди позволяли правительству такое с ними проделывать?

Богатый отец замолчал. Наверное, он хотел, чтобы я слу­шал, а не лез со своей болтовней. Наконец, я успокоился. Мне не понравилось то, что я услышал. Я знал, что мой отец все время жаловался на непомерно большие налоги, но ничего с этим не мог поделать. Может быть жизнь его рас­талкивала так?

Богатый отец тихо и медленно качнулся на своем стуле, глядя на меня.

— Готов учиться? — спросил он. Я медленно кивнул головой.

— Как я уже сказал, тебе надо многое узнать, научиться, как заставить деньги работать на тебя, а этому учатся всю жизнь. Большинство людей идут в колледж на 4 года, и на этом образование кончается. Я уже знаю, что моя учеба от­носительно денег продлится всю жизнь, так как чем больше я узнаю, тем больше мне нужно знаний. Большинство людей никогда не изучают предмет денег. Они ходят на работу, получают деньги, балансируют со своими чековыми книжка­ми и все. В довершение всего они удивляются — откуда берутся денежные проблемы. Они считают, что большее количество денег решит их проблему. Мало кто осознает, что их проблема — это брешь в финансовом образовании.

— То есть мой отец имеет проблемы с налогами потому, что не понимает, что такое деньги? — смущенно спросил я.

— Послушай, — сказал богатый отец. - Налоги — это лишь маленькая часть того, что надо знать, чтобы научиться заставлять деньги работать на себя. Сегодня я только хотел выяснить, не исчезло ли твое острое желание узнать все, что касается денег. Большинству людей это не нужно. Они хотят ходить в школу, обучаться профессии, получать какое-то удо­вольствие от работы, зарабатывать побольше. Однажды они просыпаются с большими денежными проблемами и тем бо­лее не могут прекратить работать. Вот цена того, как только лишь уметь работать на деньги, вместо того, чтобы научить­ся, как заставить деньги работать на себя. Ну, не перегорело еще желание учиться?» — спросил богатый отец.

Я дал понять, что не перегорело, кивнув головой. - Хорошо, — сказал богатый отец. — Теперь приступай к работе. На этот раз я тебе ничего не заплачу.

— Как? — спросил я удивленно.

— Ты слышал меня. Ничего. Ты будешь работать те же 3 часа каждую субботу, но на этот раз тебе не заплатят 10 центов в час. Ты сказал, что хотел бы научиться не работать на день­ги, вот я и не буду тебе ничего платить.

Я не верил своим ушам.

— Я уже имел подобный разговор с Майком, — спокойно продолжал богатый отец. - Он уже работает, протирает и расставляет консервы бесплатно. Тебе лучше поторопиться и вернуться к работе.

— Это не справедливо, — крикнул я. — Вы должны что-то заплатить.

— Ты сказал, что хочешь учиться. Если ты не научишься этому сейчас, ты станешь таким же, как те две женщины и мужчина, которых ты видел, работающих на деньги, и наде­ющихся, что я их не уволю. Или вырастешь и станешь, как твой отец, будешь много зарабатывать только ради того, что­бы быть по уши в долгах, надеясь, что большее количество денег решит твои проблемы. Если ты этого хочешь, давай вернемся к нашей оригинальной договоренности о работе за 10 центов в час. А можешь сделать то, до чего докатывается большинство людей. Жалуйся, что тебе мало платят, уволь­няйся и иди искать другую работу.

— А что мне делать? — спросил я.

— Воспользуйся этим, — сказал он и тихонько постучал меня по голове. — Если сделаешь это хорошо, вскоре будешь благодарить меня за предоставленную возможность и станешь богатым человеком.

Я замер, не веря в то, что мне предлагается такая нечест­ная сделка. Я пришел сюда просить повышения жалования, а теперь мне предлагают вообще бесплатно работать. Богатый отец снова тихонько постучал меня по голове и сказал: «Вос­пользуйся этим. А теперь выметайся отсюда и приступай к работе».

УРОК 1: Богатые не работают на деньги

Я не рассказал своему бедному отцу, что мне не платят. Он бы этого не понял, а я не желал стараться что-то объяснять, в чем и сам не разбирался еще. Три недели Майк и я работали по 3 часа каждую субботу, за бесплатно. Работа мне не надо­едала, с рутиной стало справляться легче. Пропущенные бей­сбольные игры и отсутствие возможности покупать комиксы - все, что я потерял.

На третьей неделе, в полдень, у магазина остановился на грузовике богатый отец. Мы слышали, как он заезжал на парковку, как затих двигатель. Богатый отец зашел в мага­зин, поздоровался с миссис Мартин, обняв ее. Узнав, как идут дела в магазине, он извлек из морозилки две порции мороженого, заплатил за них и подозвал нас с Майком к себе.

— Пойдем, пройдемся, ребята.

Мы перешли дорогу, увернувшись от нескольких машин, вправившись к большому травяному полю, где несколько взрослых играли в софтбол. Сев за отдаленный столик у кромки поля, мы с Майком получили по мороженому. Ну, как дела, ребята? — спросил он. Нормально, — ответил Майк. Я кивнул, поддержав его. Будем еще чему-то учиться? — спросил богатый отец. Майк и я посмотрели друг на друга, пожали плечами и кивнули головой.

Как избежать одну из самых больших ловушек в жизни

— Что же, вам, ребята, лучше начинать думать. Перед вами один из самых больших жизненных уроков. Если вы усвоите его, вас ждет в жизни свобода и безопасность. Если нет, то кончите, как миссис Мартин и большинство людей, играю­щих в софтбол в парке. Они очень усердно работают за ма­ленькие деньги, держась за иллюзию безопасности, даваемой будто бы работой, с нетерпением ожидают трехнедельного отпуска, каждый год и «плывут» к скудной пенсии после 45 лет работы. Если это приводит вас в восторг, я повышу вам жалование до 25 центов в час.

— Но это же хорошие, работящие люди. Вы смеетесь над ними? — спросил я.

На лице богатого отца появилась улыбка.

— Миссис Мартин мне как мать. Я бы никогда не был к ней так жесток. Может быть, мои слова жестоко звучат, пото­му что я делаю все, чтобы что-то разъяснить вам обоим. Я хочу расширить вашу точку зрения, чтобы вы смогли увидеть то, чего большинство людей не видит, потому, что их миро­воззрение слишком узкое. Большинство людей не видят ло­вушки, в которой находятся.

Майк и я сидели неуверенные в том, что понимаем его. Он говорил жестоко, но мы чувствовали, что он отчаянно хочет, чтобы мы что-то знали.

— А что, разве 25 центов в час плохо? — с улыбкой ска­зал богатый отец. — Не заставляет ли это биться ваше серд­це немного быстрее?

Я покачал головой, хотя он был прав. 25 центов в час были большими деньгами для меня.

— Ладно, я буду платить вам доллар в час, — сказал богатый отец с лукавой ухмылкой.

Вот теперь мое сердце выпрыгнуло из груди. Мой мозг вопил: «Возьми! Возьми!». Я не мог поверить в то, что слы­шу, а все же я промолчал.

— Ладно, 2 доллара в час, — продолжал богатый отец.

Мой маленький девятилетний мозг и сердце чуть не взор­вались. Это же был 1956 год, а плата в 2 доллара в час пре­вратила бы меня в самого богатого ребенка в мире. Я не мог себе представить, что можно столько зарабатывать. Я хотел сказать «Да». Я готов был ударить по рукам. Мне представ­лялись новый велосипед, новые бейсбольные перчатки, по­клонение моих друзей, которые увидели бы столько денег в моих руках. Да и Джимми со своими богатенькими друзьями никогда не смог бы снова назвать меня бедным. Но все-таки мой рот оставался закрытым.

Может быть мой мозг перегрелся и задул бикфордов шнур. Я молчал, хотя мне в глубине души страшно хотелось полу­чить 2 доллара в час.

Мороженое растаяло и стекало по моей руке. Палочка из-под мороженого была пуста, а подо мной была липкая ванильно-шоколадная лужа, от которой муравьи были в вос­торге. Богатый отец смотрел на двух мальчишек, уставив­шихся на него, с широко раскрытыми глазами и опустошен­ными мозгами. Он знал, что испытывает, искушает нас, зная, что часть нашего естества рвется заключить сделку. Он знал, что каждое человеческое существо имеет слабину в душе, че­рез которую человека можно купить. И он знал, что каждое человеческое существо имело силу в своей душе, участочек в ней, где таится мужество, которое нельзя было купить ни за какие деньги. Вопрос был в том, что возьмет верх: «Слабина или сила?» Тысячи душ прошли через этот вопрос. Этот воп­рос проверял души на крепость, когда речь шла о работе. - Хорошо, 5 долларов в час, — сказал богатый отец. Внезапно я ощутил гулкую пустоту внутри, что-то измени­лось. Предложение было слишком щедрым и звучало нелепо. Не слишком много взрослых в 1956 году зарабатывали более 5 долларов в час. Соблазн исчез и воцарился покой. Медлен­но я повернулся налево, чтобы посмотреть на Майка. Он гла­зел на меня в свою очередь. Часть моей души, где притаилась слабина, безмолвствовала. Сила в моей душе взяла верх, взя­ла верх та часть души, которая не продавалась. Теперь я чув­ствовал себя спокойно и уверенно. Я знал, что и Майк тоже. Хорошо, — мягко сказал богатый отец. — У многих людей есть своя цена. Есть потому, что в них (в этих людях) живут страх и жадность. Сначала страх остаться без денег мотивирует нас усердно трудиться, но однажды, получив деньги, мы Попадаем в сети жадности и желания, которые заставляют нас думать о всех тех великолепных вещах, которые можно купить за деньги. Возникает жизненный шаблон».

— Какой шаблон? — спросил я.

— Шаблон - встать, пойти на работу, оплатить счета, встать, пойти на работу, оплатить счета. Жизни людей с этим шаблоном пожизненно управляются страхом и жадностью. Предложи им больше денег, и они продолжат свой цикл, лишь увеличив расходы. Это то, что я называю крысиными бегами.

— А есть ли другой путь? — спросил Майк.

— Есть, — медленно сказал богатый отец. — Но очень немногие находят его.

— И что ж это за путь? — спросил Майк.

— Тот, который, я надеюсь, ребята, вы узнаете, если ста­нете работать и учиться у меня. Вот почему я отбросил вся­кую оплату.

— Может хоть намекнешь? — спросил Майк. — Мы не­сколько подустали вкалывать за бесплатно.

— Ну, первый шаг — это говорить правду, — сказал бога­тый отец.

— А мы и не врем, — сказал я.

— Я и не говорил, что вы врете. Я сказал говорить правду.

— Правду о чем? — спросил я.

— О том, что вы чувствуете, — сказал он. — Вы не долж­ны говорить об этом кому-то еще. Только себе.

— Вы хотите сказать, что люди в этом парке, люди, кото­рые работают на вас, миссис Мартин — они не делают этого? — спросил я.

— Я сомневаюсь, что делают, — сказал богатый отец, по­стукивая нас по головам. — Вместо этого, они ощущают страх, что у них не будет денег. Вместо борьбы со страхом они подда­ются ему, эмоции у них перевешивают мышление. Эмоции за­меняют им способность думать. Люди получают несколько бак­сов в руки и эмоции радости, желания и жадности берут верх над разумным мышлением.

— То есть, их эмоции формируют их неразумное мышле­ние? — спросил Майк.

— Совершенно верно, — сказал богатый отец. - Вместо того, чтобы сказать себе правду, что же они чувствуют на самом деле, они уступают эмоциям и способности думать. Они ощущают страх, они идут на работу, надеясь, что деньги приглушат их страх, но нет. Этот старый страх преследует их, и они снова возвращаются на работу, снова надеясь, что деньги разгонят их страх и снова ничего не происходит. Страх дер­жит людей в этом капкане работы, зарабатывания денег; в надежде, что страх пройдет, люди снова идут работать и за­рабатывать деньги. Но каждый день встают они, и вместе с ними просыпается старый страх. Миллионы людей этот ста­ринный страх часто держит в напряженном состоянии всю ночь, и ночь оборачивается волнениями и хаосом в мыслях. И люди поднимаются, и идут на работу, надеясь, что денеж­ный чек убьет этот страх, терзающий их души. Деньги управ­ляют их жизнями, а люди отказываются признаться себе в этом. Деньги контролируют их эмоции, желания, а значит и их души.

Богатый отец сидел тихо, давая своим словам впитаться в наш разум. Майк и я слышали, что он сказал, но не полнос­тью поняли, о чем он говорил. Я только знал, что часто мне было любопытно, почему взрослые так поспешно отправля­лись на работу. Это не было особенно смешно, они никогда не выглядели при этом счастливыми, но что-то заставляло их спешить на работу.

— Я хочу, ребята, чтоб вы избежали этой ловушки. Вот чему действительно я хочу вас научить, а не научить, как просто быть богатым, так как быть богатым — не решает проблемы, - сказал богатый отец, поняв, что мы вобрали столько, сколько смогли из сказанного им.

— Не решает? — удивленно спросил я.

— Нет, не решает. Давайте разберемся с тем, что такое желание. Некоторые называют желание зарабатывать жадно­стью, я так не думаю. Совершенно нормально желать чего-то лучшего, более красивого, более веселого или возбуждающе­го. Итак люди, чтобы удовлетворять свои желания, идут зарабатывать деньги. Они желают иметь деньги ради той радости, которую на них можно купить. Но радость, приносимая деньгами, часто мала, и людям нужно еще больше денег для большей радости, больших удовольствий, большего комфор­та, большей безопасности. И люди работают и работают, считая, что деньги успокоят их души, терзаемые и разрываемые страхом и желанием. Но деньги не могут сделать этого.

— Даже у богатых людей? — спросил Майк.

— Включая богатых людей, — сказал богатый отец. — На самом деле, причина, почему богатые — богаты не в желании, а в страхе. Богатые действительно думают, что деньги могут сте­реть страх неимения денег, страх быть бедным, они накаплива­ют тонны денег, но только для того, чтобы обнаружить, что страх усиливается. Богатые боятся потерять все. У меня есть друзья, которые продолжают работать, хотя денег у них куры не клюют. Я знаю людей-миллионеров, которые и сейчас боятся больше, чем тогда, когда были бедны. Им страшно потерять все свои деньги. Страхи, приведшие их к богатству, лишь усили­лись. Слабая, нуждающаяся часть их души теперь вопит еще громче. Они не хотят терять свои большие дома, машины, со­стоятельную жизнь, т. е. то, что принесли им деньги. Их беспо­коит, а что скажут их друзья, если они потеряют все свои день­ги. Многие из богатых находятся на грани эмоционального от­чаяния и нервного срыва, хотя внешне все в порядке и денег хватает.

— Что же, бедный человек счастливее? — спросил я.

— Нет, я так не думаю, — ответил богатый отец. — Недо­статок денег раздражает так же, как и переизбыток.

В это время местный бомж прошел мимо нашего стола, оста­новился у большого мусорного ящика и стал в нем рыться. Мы втроем наблюдали за ним с большим интересом, тогда когда раньше просто проигнорировали бы его. Богатый отец вытя­нул из бумажника доллар и жестом позвал бомжа. Увидев день­ги, тот немедленно подошел, взял банкноту, горячо поблагода­рил богатого отца и радостный, довольный удачей умчался прочь.

— Он немногим отличается от большинства моих работни­ков, — сказал богатый отец. — Я встречал так много людей, говоривших: «О, деньги меня не интересуют». А все же они будут работать по 8 часов в день, тем самым, отрицая мнимое равнодушие к деньгам. Если деньги им безразличны, зачем тогда они работают.

Когда я сидел там, слушая своего богатого отца, в памяти всплывало, как бесконечное число раз мой собственный отец говорил: «Деньги меня не интересуют». Он часто это говорил. «Я работаю, потому что люблю свою работу» — говорил он. - Что же им делать? — спросил я. — Работать бесплатно, пока все следы страха и жадности не исчезнут?

— Нет, это было бы напрасной тратой времени, — сказал богатый отец. — Эмоции делают человека человеком, то есть тем кто он есть. Слово «эмоция» означает энергию в действии, побуждающую энергию. Будь правдивым со своими эмоция­ми используй свой разум и эмоции в свою пользу, а не против себя.

— Ух, ты! — сказал Майк.

— Не беспокойтесь о том, что я только что сказал. С года­ми все станет на свои места. Наблюдайте, но не противодей­ствуйте своим эмоциям. Большинство людей не знают, что именно их эмоции формируют их мышление. Ваши эмоции — это ваши эмоции. Но вы должны научиться формировать собственное мышление.

— А вы можете привести мне пример? — спросил я.

— Конечно, - ответил богатый отец. — Когда человек говорит — мне нужно найти работу — вероятнее всего эмо­ция управляет его мышлением. Страх неимения денег генери­рует эту мысль.

— Но ведь людям действительно нужны деньги, если они должны платить по счетам, — сказал я.

— Конечно нужны, — улыбнулся богатый отец. — Все, что хочу сказать, это то, что именно страх очень часто фор­мирует мышление человека.

— Я не понимаю, — сказал Майк.

— Ну, например, — продолжил богатый отец. - Если возникает страх неимения достаточного количества денег, вместо того, чтобы немедленно мчаться искать работу и смочь заработать несколько баксов, будто бы убивающих страх, люди могли бы спросить себя: «А будет ли работа наилучшим ре­шением, чтобы преодолеть страх, в конце концов?» Я счи­таю, что ответ здесь: «Нет». Особенно, если прокрутить всю жизнь человека. Работа, чаще всего, кратковременное реше­ние долговременной проблемы.

— Но мой отец всегда говорит: «Учись в школе, получай хорошие знания и тогда сможешь найти надежную безопасную работу, — выговорил я немного смущенно.

— Да, я понимаю, почему он это говорит, — сказал бога­тый отец. - Большинство людей советуют это, такая идея Устраивает их. Но дают такие рекомендации люди преимуще­ственно из-за страха.

— Вы хотите сказать, что мой отец говорит это, потому что боится?

— Да, — сказал богатый отец. — Ему страшно, что ты не сможешь зарабатывать деньги и не впишешься в общество. Не пойми меня превратно. Он любит тебя и желает тебе лучшего. Я понимаю его страх. Образование и работа важней. Но они не побеждают страх. Понимаешь, тот же страх, что заставляет его подниматься утром, чтобы заработать несколь­ко баксов, и вызывает тот фанатизм, с которым он хочет, дабы ты учился.

— А что вы посоветуете? — спросил я.

— Я хочу научить тебя, как овладеть силой денег. Не бо­яться этого. Но в школе этому не учат. Если ты этому не научишься, то станешь рабом денег.

В том, что говорил богатый отец, был смысл, в конце кон­цов. Он действительно хотел расширить наши взгляды. Что­бы мы увидели то, чего не видит миссис Мартин, чего не могли видеть его работники или мой отец. Приводимые им примеры звучали несколько жестоко, но я их никогда не за­бывал. В тот день мое восприятие расширилось, и я смог начать видеть ту ловушку, что лежала перед большинством людей.

— Помните, так или иначе, все мы работники. Мы только работаем на разных уровнях, — сказал мой богатый отец. - Я просто хочу, чтобы вы, ребята, имели шанс избежать ло­вушки. А ловушка эта вызывается двумя эмоциями: страхом и желанием. Используйте эти эмоции в свою пользу, а не против себя. Вот чему я хочу вас научить. Я не заинтересован лишь в том, чтобы вы просто зарабатывали кучу денег. Этим не одержишь верх над страхом и желанием. Если вы не спра­витесь сначала со страхом и желанием и разбогатеете, вы все­го лишь станете высокооплачиваемым рабом.

— Так как же нам не угодить в ловушку? — спросил я.

— Главная причина бедности и финансовой борьбы — в страхе и невежестве; экономика, правительство или богатые не играют ведущей роли. Люди навязывают себе страх и не­вежество, которые и держат их в ловушке. Вы учитесь в шко­ле, идете в колледж за знаниями. Я же научу вас, как не попасть в ловушку.

Вот так и проявились фрагменты головоломки. Мой высо­кообразованный отец имел отличное образование, прекрас­ную карьеру. Но школа никогда не рассказывала ему, как обходиться с деньгами или со своими страхами. Стало ясно, что я мог научиться разным и важным вещам у своих обоих отцов.

— Ты говорил о страхе неимения денег. А как желание денег влияет на наше мышление? — спросил Майк.

— Как вы себя чувствовали, когда я искушал вас повыше­нием жалования? — спросил богатый отец. — Вы заметили, как стали расти ваши желания?

Мы кивнули головой.

— Но, не поддавшись своим эмоциям, вы смогли придер­жать свои реакции и мышления. Это чрезвычайно важно. У вас всегда будут такие эмоции, как страх и жадность. Вам надо, и это очень важно, использовать эти эмоции в свою пользу и на длительный срок, а не позволить им управлять вами, контролируя ваше мышление. Большинство людей ис­пользует страх и жадность против самих себя. С этого начи­нается невежество. Большинство людей проживают свои жиз­ни, гоняясь за денежными чеками, повышением жалования и поиском надежной работы, понукаемые .страхом и желани­ем, не особо задаваясь вопросом, в куда, собственно, эти мысли, управляемые этими эмоциями (страхом и желани­ем) ведут их. Ситуация напоминает картинку с ослом, таща­щим тележку, и с возницей, который соблазняет осла мор­ковкой, болтающейся на веревочке, перед его носом. Владе­лец ослика, может быть, направляется туда, куда хочет, но ослик гоняется за иллюзией. А завтра для ослика будет еще одна морковка.

— Вы хотите сказать, что тогда, когда я в своем воображе­нии стал рисовать новые бейсбольные перчатки, конфеты и игрушки, это стало для меня тем же, чем морковка для осла? - спросил я.

- Да, - сказал богатый отец. - А будешь расти, твои игрушка станут более дорогими. Новая машина, лодка, большой дом, чтобы произвести впечатление на своих друзей. Страх станет гнать тебя, желание овладеет тобой. Они понесут тебя на скалы. Вот она ловушка. Невежество подкармливает страх и желание. Вот почему и богатые люди с кучей денег часто подвержены тем большему страху, чем богаче они становятся. Деньги — морковка, иллюзия. Если бы осел мог видеть всю картинку, он бы мог передумать гоняться за морковкой.

Богатый отец продолжал объяснять, что человеческая жизнь – это борьба между невежеством и просвещенностью, про­светлением. Он разъяснил, что как только человек прекраща­ет искать информацию и знания для себя, то попадает в сети невежества. В этой борьбе человеком принимается важней­шее решение — научится ли он открывать или закрывать свое сознание.

— Слушайте, учеба — очень, очень важна. Вы идете в школу получать знания, навыки профессии — дабы стать по­лезным членом общества. Каждое общество нуждается в учи­телях, врачах, механиках, художниках, поварах, бизнесме­нах, пожарных, солдатах. Специальные учреждения воспи­тывают их, благодаря чему наша культура может преуспе­вать и расцветать, — сказал богатый отец. — К сожалению, для многих людей, школа, учеба — это конец, а не начало.

Воцарилась долгая тишина. Богатый отец улыбался. Я не понял всего, что он сказал в этот день.

Но, как и все великие учителя, чьи слова учат сквозь года, учат тогда, когда самих учителей давно нет, мой богатый отец, его слова живут во мне, учат меня по сей день.

— Я был немного жесток сегодня, — сказал богатый отец.

— Для этого есть причина. Я хочу, чтобы вы навсегда запом­нили этот разговор. Я хочу, чтобы пример миссис Мартин все­гда стоял у вас перед глазами. Я хочу, чтобы вы всегда помни­ли об осле. Никогда не забывайте об этом, так как две ваши эмоции — страх и желание, могут завлечь вас в самую круп­ную жизненную ловушку, если вы позволите им контролиро­вать ваше мышление. Очень мучительно потратить вашу жизнь, живя в страхе, не найдя своей мечты. Усердно трудится на деньги, полагая, что деньги дадут тебе вещи, которые сделают тебя счастливым — так же жестоко, мучительно. Просыпаться среди ночи в страхе, что надо платить по счетам — просто ужасно, отвратительно. Прожить жизнь, которую будет дикто­вать размер денежного чека, значить не жить вовсе. Думать, что работа даст тебе чувство безопасности — врать самому себе. Это все очень мучительно, и я хочу, если это возможно, чтобы вы избежали этой ловушки. Я видел, что делают деньга с чело­веческими жизнями, управляя ими. Не дайте этому произойти с вами. Пожалуйста, не позвольте деньгам управлять вашей жизнью.

Софтбольный мяч закатился под стол. Богатый отец под­нял его и бросил обратно.

— А как невежество связано с жадностью и страхом в жиз­ни? — спросил я.

— Невежественное отношение к деньгам порождает жад­ность и большой страх, — сказал богатый отец. — Позвольте мне привести вам некоторые примеры. Врач, желающий иметь больше денег, чтобы лучше обеспечивать свою семью, подни­мает свои расценки. А это делает заботу о своем здоровье более дорогостоящим для каждого. Сегодня из-за этого боль­ше всего страдают бедные люди, а, значит, бедные люди име­ют худшее здоровье, чем те, кто имеет деньги. Раз врачи под­нимают плату за свои услуги, то и адвокаты это делают. А раз адвокаты повысили свое вознаграждение, то и учителя хотят повышения зарплаты. Клубок растет, а с ним растут и наши налоги. И возникает такая страшная пропасть между богатыми и бедными, что может разразиться хаос, и еще одна великая цивилизация может развалиться. Все великие циви­лизации так исчезали, когда пропасть между богатыми и не­имущими была слишком глубокая. Америка движется в том же направлении, доказывая, что история повторяется, пото­му что мы у истории ничему не учимся. Мы только зазубри­ваем исторические даты, имена, но не урок.

— А разве не предполагается, что цены будут расти? — спросил я.

— Только не в образованном обществе, с толковым прави­тельством. Цены должны падать в действительности. Конеч­но, часто это остается теорией. Цены идут вверх из-за жадно­сти и страха, вызванными невежеством. Если бы в школах людей учили разбираться в предмете денег, у всех было бы больше денег, а цены были бы ниже, но школы фокусируют­ся лишь на обучении людей работать на деньги, ради денег, а не на то, как управлять силой денег.

— А разве у нас нет бизнес-школ? — спросил Майк. — Разве ты сам не советуешь мне идти туда, чтобы получить зна­ния?

— Да, — сказал богатый отец. — Но уж слишком часто бизнес-школы воспитывают работников, напоминающих ус­ложненные счетчики бобов. Разве могут они заниматься бизнесом? Все, что делают такие специалисты — это смотрят на цифры, увольняют людей и убивают бизнес. Я знаю, что го­ворю, так как нанимаю таких. Все, о чем они думают — это, как урезать себестоимость и поднять цены, от чего, собствен­но, бывает много проблем. Считать, что к чему, важно. Люди должны уметь считать. Но этого мало.

— В этом вся суть? — спросил Майк.

— Да, — сказал богатый отец. — Учитесь использовать ваши эмоции, чтобы думать, а не думать с эмоциями. Когда вы, ребя­та, обуздали свои эмоции, согласившись работать бесплатно, я знал, что появилась надежда. Когда вы сопротивлялись своим эмоциям в том случае, когда я искушал вас большим заработ­ком, вы снова учились думать, не давая эмоциям выплеснуться наружу. Это — первый шаг.

— А почему этот первый шаг так важен? — спросил я.

— Вот это вам и предстоит узнать. Если хотите учиться, я поведу вас тернистой дорогой. Дорогой, которую всякий из­бегает. Дорогой, по которой большинство людей боятся идти. Если вы последуете за мной, вы расстанетесь с мыслью рабо­тать на деньги и научитесь, как заставить деньги работать на себя.

— Если мы пойдем с вами, что мы получим? Если мы согласимся учиться у вас, что мы от этого выиграем? — спро­сил я.

— Выиграете то же, что и тот кролик, которого братец лис швырнул в колючие кусты, - сказал богатый отец. - Вы выиграете свободу от обманки, вымазанной дегтем.

— Это и есть тернистая дорога? — спросил я.

— Да, — сказал богатый отец. - Тернистая дорога или колючие кусты на нашем пути — это наши страх и жадность. Надо пройти через колючие кусты страха, сражаясь с нашей жадностью, с нашими слабостями, с нашей беспомощностью — в этом выход. А здесь не обойтись без разума, без отбора наших мыслей.

— Отбор наших мыслей? — спросил озадаченный Майк.

— Да. Надо разумно мыслить, а не реагировать на эмоции. Вместо того, чтобы просто подниматься и топать на работу решать свои проблемы, из-за страха, что не будет денег для оплаты счетов, страха, довлеющего над вами. Размышления потребуют времени, чтобы задать себе вопрос. Вопрос типа: «Является ли усердная работа наилучшим решением моей проблемы?». Большинство людей опасаются говорить себе прав­ду, страх нависает над ними, они не способны думать, вместо этого они бегут на работу. Обманка, перемазанная дегтем, висит на них, контролируя их мысли. Поэтому я и говорю об отборе наших мыслей, тех мыслей, чей эффект будет реаль­ным.

— А как же нам этого добиться? — спросил Майк.

— Этому я и буду вас учить. Я буду учить вас. На какие мысли делать ставку, в первую очередь, а не стану учить вас коленному рефлексу на удар молоточком — типа заглатыва­ния утреннего кофе и выбегания из дверей. Помните, что я раньше говорил: «Работа — лишь кратковременное решение долговременной проблемы». У большинства людей в голове одна проблема, кратковременная — это счета в конце меся­ца, обманка вымазанная дегтем. В этом случае деньги уп­равляют их жизнями, или я мог бы сказать — страх и неве­жество в денежном вопросе. Люди поступают так же, как делали их родители, встают ежедневно и идут работать на деньги, как бы не имея времени спросить себя: «А если иной выход?» В этом случае эмоции контролируют их мышление, а головы отключены».

Ты можешь рассказать о разнице между эмоциональ­ным мышлением и мышлением головой? — спросил Майк.

— О, да. Я все время слышу эту разницу, — сказал бога­тый отец. — Я слышу вещи типа: «Ну, каждый должен рабо­тать» или «Все богатые — жулики», или «Я иду на повыше­ние. Я заслуживаю этого», или «Мне нравиться эта работа, так как она надежная». Нет бы сказать: «Может я что-то теряю здесь?» — т. е. высказать мысль, ломающую эмоцио­нальность, дающую время основательно о всем подумать.

Я должен признать, этот урок богатого отца необходимо было постигнуть. Надо было учиться определять, когда чело­век говорит под воздействием эмоций, а когда с ясной голо­вой. Этот урок всю жизнь служил мне верой и правдой. Осо­бенно, когда сам я говорил о чем-то под воздействием эмоций, а не с ясной головой. Когда мы направлялись обратно к магазину, богатый отец объяснял, что богатые в прямом смысле слова делали деньги. Они не работали на деньги. Богатый отец говорил, что когда мы с Майком занимались переплав­кой тюбиков из-под зубной пасты, полагая, что делаем деньги, мы были близки к мышлению действительно богатых лю­дей. Проблема была в том, что мы все делали незаконно. Это было легально для правительства и банка, но не для мальчи­шек. Он объяснил, что существуют легальные пути делать деньги и нелегальные. Богатый отец объяснял то, что богатые знают, что деньги — иллюзия, совершенно как морковка для осла. Только из-за страха и жадности иллюзия денег обретает реальную плоть, обретает потому, что миллиарды людей по­лагают, что деньги реальны, а не иллюзорны. Деньги дей­ствительно делаются. Лишь благодаря иллюзии уверенности и невежеству масс, карточный домик еще стоит. На самом деле во многих случаях ослиная морковка была более цен­ной, чем деньги.

Он говорил о стандарте Америки, о том, что каждая долла­ровая банкнота была, в действительности, серебряным серти­фикатом. Его беспокоили слухи, что мы когда-нибудь отой­дем от золотого стандарта, и наши доллары не будут больше серебряными сертификатами. «Когда это произойдет, ребята, вся чертовщина вырвется на свободу. Бедные, средний класс, все подверженные невежеству, окажутся в ситуации, когда их жизнь станет разваливаться только потому, что они будут продолжать верить, что деньги — реальны, и что компания, на которую они работают, или правительство позаботятся о них».

Мы понимали далеко не все, о чем богатый отец говорил в тот день, но с годами сказанное все больше и больше станови­лось ясным для нас.

Увидеть то, что не видят другие

Когда богатый отец забирался в кабину пикапа, стоявшего рядом с магазином, он сказал: «Продолжайте работать, ребя­та, но чем скорее вы забудете о нуждаемости в денежном чеке, тем легче будет ваша взрослая жизнь. Используйте свои мозги, работайте бесплатно, и скоро ваш разум покажет вам пути зарабатывания денег куда больших, чем я когда-нибудь мог заплатить вам. Вы увидите вещи, которых не видят дру­гие люди; ведь возможности прямо перед их носами. Боль­шинство людей никогда не видят эти возможности потому, что ищут деньги и безопасность, и это все, что они получают. В тот момент, когда вы увидите одну возможность, вы станете видеть и другие до конца своей жизни. Когда это произой­дет я стану учить вас чему-то еще. Поймите что к чему, и вы сумеете избежать одну из самых больших ловушек в жизни. Вы никогда в жизни не прикоснетесь к обманке, перемазан­ной дегтем».

Майк и я забрали свои вещи из магазина, попрощались с миссис Мартин и пошли обратно, туда же, где сидели, еще несколько часов разговаривали и размышляли.

Следующая неделя в школе прошла также в разговорах и размышлениях. Еще две недели мы продолжали думать, го­ворить и работать бесплатно.

В конце второй субботы я, попрощавшись с миссис Мартин, подошел к витрине с комиксами и долго их рассматривал. Мне было тяжело на душе, так как, не получая субботних 30 цен­тов, я не мог покупать комиксы. Внезапно я заметил, как мис­сис Мартин делает то, чего я за ней не наблюдал никогда. Может я и видел это прежде, но не уделял внимания ее дей­ствиям.

Миссис Мартин разрезала напополам заглавный лист ко­микса. Исковерканная книжица выбрасывалась в большой кар­тонный ящик. Когда я спросил ее, что она делает с комикса­ми, она ответила: «Я их выбрасываю. А верхнюю половину заглавного листа отдаю дистрибьютору комиксов в качестве кредита, когда он приносит новые комиксы. Он придет через час». Мы с Майком ждали час. Вскоре приехал дистрибью­тор, я спросил его, могли ли мы взять комиксы, что выбрасы­вала миссис Мартин. На что ответ был таким: «Можете взять комиксы, если вы работаете в этом магазине и не станете их перепродавать».

Наше с Майком партнерство возродилось. У мамы Майка была свободная комната в подвальном этаже, которой никто не пользовался. Мы навели там порядок и начали складиро­вать здесь сотни комиксов. Вскоре наша библиотека комик­сов открылась для посетителей. Мы наняли младшую сестру Майка, которая обожала учиться, и захотела быть главным библиотекарем. Она выписывала каждому ребенку допуск за 10 центов в библиотеку, которая была открыта с 14 до 16 ежедневно, после школы. Клиенты, дети по соседству, могли читать столько комиксов, сколько могли прочесть за 2 часа. Для них это было выгодно, так как комикс стоил 10 центов, а они за 2 часа могли прочесть 5-6 штук. Сестра Майка проверяла уходивших детей, чтобы никто не вынес с собой комикса. Она же следила за состоянием книг, вела записи о количестве детей, приходивших каждый день, записывала кто они, их пожелания. В течение 3 месяцев мы с Майком зарабатывали в среднем 9,50$ в неделю. Мы платили сестре доллар в неделю и позволяли ей читать комиксы бесплатно, что она делала редко.

Мы с Майком поддерживали наше деловое соглашение, ра­ботая в магазине каждую субботу и собирая все комиксы из разных магазинов. Мы не продавали комиксы, как и обещали дистрибьютору. Мы сжигали комиксы, если они зачитыва­лись до дыр. Мы попробовали открыть филиал, но не смогли найти никого столь же преданного, как сестра Майка, кото­рой мы могли доверять.

Уже в раннем возрасте мы узнали, как тяжело было найти хороших сотрудников.

Три месяца спустя, после открытия библиотеки, в ней произошла драка. Несколько грубиянов, не живших с нами по соседству, ворвались в библиотеку и завязали драку. Отец Майка предложил нам прикрыть бизнес. Наш бизнес с комиксами накрылся, и мы прекратили работать по субботам в магазине. Так или иначе, а богатый отец был доволен, потому что имел новые идеи, которым хотел нас обучить. Он был счастлив, так как мы усвоили первый урок очень хорошо. Мы научились заставлять деньги работать на нас. Не получая зарплаты в магазине, мы были вынуждены использовать все свое воображение, чтобы найти возможность зарабатывать деньги. Начав свой собственный бизнес, открыв библиотеку комиксов, мы смогли сами контролировать свои финансы, не завися от работодателя. А наилучшим было то, что бизнес этот приносил нам деньги, когда самих нас в библиотеке не было. Наши деньги работали на нас.

Вместо того, чтобы платить нам деньги, богатый отец дал нам гораздо больше.

Глава III. УРОК 2

Зачем обучаться финансовой грамотности?

В 1990 году мой лучший друг Майк встал у руля империи отца и дела у него пошли еще лучше. Мы видимся друг с другом один – два раза в год на тренинге по гольфу. Он и его жена богаче, чем вы можете себе представить. Империя бога­того отца в надежных руках, а Майк уже натаскивает своего сына, чтобы он в скором времени занял его место, как это когда-то делал с нами его отец.

В 1994 году, в возрасте 48 лет, я отошел от дел. Моей жене Ким было 37. Уход от дел не означал безделье. Для меня и Ким обозначились существенные перемены, выраженные в том, что, независимо от того, работаем мы или нет, а наше богатство увеличивалось автоматически, будучи неподвласт­ным инфляции. А это означало свободу. Активы были столь велики, что росли без нашего вмешательства. Этот процесс я бы сравнил с посадкой дерева. Вы годами поливаете его, и в один прекрасный день потребность в поливке отпадает. Кор­ни дерева ушли достаточно глубоко в землю. Теперь дерево дает вам тень и возможность отдохнуть, наслаждаясь покоем.

Майк выбрал управление империей. Я выбрал отход от дел.

Когда я общаюсь с людьми, меня часто спрашивают, что бы я порекомендовал им сделать? Их интересует, с чего начинать, какую хорошую книгу я мог бы порекомендовать, к чему надо готовить своих детей и как, каков секрет успеха, как я зарабатываю свои миллионы. И мне всегда вспоминается статья, ко­торую мне однажды дали. О ней и пойдет речь ниже.

Самые богатые бизнесмены

В 1923 году группа наших величайших лидеров и богатейших бизнесменов проводила встречу в Чикаго, в отеле «Еджуотер Бич». Среди присутствующих были Чарльз Шваб —на крупнейшей независимой сталелитейной компании, Семьюэл Инсел — президент крупнейшей в мире компании коммунальных Услуг; Говард Хопсон — глава крупнейшей компании, производящей бензин; Айвер Крюгер - президент одной из крупнейших в мире компаний по производству спи­чек; Леон Фрейзер — президент банка международных рас­четов; Ричард Уитни - президент нью-йоркской фондовой биржи; Артур Котн и Джес Ливермор — два крупнейших биржевых спекулянта; и Альберт Фол — представитель ад­министрации президента Хардинга. 25 лет спустя девять вы­шеназванных особ закончили так: Шваб умер нищим, про­жив свои последние пять лет на деньги, взятые в долг. Инсел умер разоренным за границей. Крюгер и Котн также сконча­лись разоренными. Хопсон сошел с ума. Уитни и Альберт Фол отсидели в тюрьме. Фрейзер и Ливермор покончили жизнь самоубийством.

Я сомневаюсь, чтобы кто-то рассказал, что же в действительности случилось с этими людьми. Посмотрите на дату – 1923 год, это было накануне рыночного обвала 1929 года, накануне Великой Депрессии, т.е. событий, которые, как я подозреваю, здорово повлияли на жизни перечисленных лю­дей. Безусловно, сегодня наше время отличается от времени, в котором жили эти девять человек, более крупными и быст­рыми переменами. Однако я опасаюсь, что и в наши времена, и в последующие 25 лет будет много сенсационных банкротств, напоминающих неприятности, с которыми столкнулись вы­шеперечисленные люди. Меня беспокоит то, что очень много людей слишком зациклены на деньгах, а не на самом главном своем богатстве — образовании. Если люди готовы проявлять гибкость, трезво оценивать происходящее и учиться, они бу­дут становиться богаче, через перемены в себе. Но если они полагают, что деньги решат их проблемы, их ждут серьезные испытания. Мудрость решает проблемы и приносит деньги. Деньги без финансовой разумности — это те деньги, что вскоре пропадут.

Большинство людей не понимает этого всю жизнь, не пони­мают, что их судьба не зависит от количества заработанных денег. У всех на слуху истории лотерейных игроков, которые были бедными, затем внезапно разбогатели, а затем снова стали бедными. Эти люди выигрывали миллионы, но вновь возвра­щались к разбитому корыту. А разве не известны истории профессиональных спортсменов, которые в 24 года зарабаты­вали миллионы долларов в год, а к 34 годам спали под мостом. В то утро, когда я пишу эти строки, передо мной лежит газета с историей молодого баскетболиста, у которого еще год назад были миллионы. Сегодня он клянет своих друзей, сво­его адвоката и бухгалтера, разворовавших его деньги, и за копейки работает на машинной мойке. Ему всего 29. Его уво­лили с машинной мойки за то, что он отказался снять с себя чемпионскую медаль во время протирания машин. Эту исто­рию и подхватила газета. Бывший спортсмен проклинает свою нужду, дискриминацию, он не хочет быть уничтоженным, ме­даль — все, что у него осталось, говорит он. И если с него сорвут медаль, он погибнет. В 1997 году, я знаю, появилось море скоро испеченных миллионеров, как когда-то в буйные 20-е годы.

Радуясь за тех, кто становится богаче, я понимаю, что дело не в том, сколько заработано и лежит в банке и сколько поко­лений можно содержать на заработанные деньги.

И когда меня спрашивают: «С чего начинать, как быстро разбогатеть?», то часто те, кто спрашивает, бывают здорово разочарованы моим ответом. Я им просто говорю то, что го­ворил мне мой богатый отец, когда я был маленьким мальчи­ком: «Если вы хотите быть богатым, вам нужно стать финан­сово грамотным». Эта идея вдалбливалась мне в голову каж­дый раз, когда мы были вместе. Мой образованный отец под­черкивал важность чтения книг, в то время как мой богатый отец подчеркивал необходимость овладеть финансовой гра­мотностью.

Если вы собираетесь построить «Эмлайр Стейт Билдинг» (небоскреб в 102 этажа), первое, что вам следует сделать – вырыть глубокий котлован и заложить крепкий фундамент. Если вы собираетесь построить дом где-то на окраине, то все, что вам нужно сделать — залить 15-ти сантиметровую бетон­ную основу.

Наша школьная система, созданная в аграрные времена, все еще верит в дома без фундамента. Грязные полы еще не потеряли своей привлекательности. Дети, оканчивая школу, не получают в ней финансового образования. И однажды, потерявшие сон, по уши в долгах, живы где-то в трущобах, ноне расставшиеся с Американской Мечтой, они решают, что ответ на их финансовые проблемы в том, чтобы найти возможность быстро разбогатеть. И они начинают возводить небоскреб. Строительство идет быстро, но вскоре вместо «Эмпайр Стейт Билдинг» на свет появляется башня, которая вот-вот может завалиться. Бессонные ночи возвращаются.

Для меня и Майка в наши взрослые годы оба выбора, сде­ланные нами, были возможны, потому что нас научили созда­вать крепкий финансовый фундамент, когда мы были еще детьми.

Сегодня проведение финансовых расчетов привлекает не многих. В этом вопросе и беспорядка больше всего. Но если вы хотите быть богатым и надолго, к этому надо относиться с предельной серьезностью. Вопросы в том, как важность про­ведения финансовых расчетов вы преподнесете своим детям, как станете учить их важности этого процесса. Ответ один — надо сделать это как можно проще, используйте картинки.

Мой богатый отец залил крепкий финансовый фундамент для меня и Майка. Когда мы были еще детьми, он создал простой способ, чтобы учить нас. Годами он только рисовал картинки и использовал слова. Майк и я понимали простые рисунки, вникали в несколько непонятный язык, в движе­ние денег, а затем богатый отец начал добавлять цифры. Сегодня Майк вышел на более сложный уровень ведения расчетов, ему пришлось это сделать. Ему надо управлять миллиардной империей. У меня все не так сложно, потому что моя империя скромнее, но фундамент-то у нас с Майком один и тот же. На последующих страницах я предлагаю вам те же простые рисунки, которые создал, нарисовал для нас отец Майка. Рисунки хоть и простые, но они помогли двум мальчишкам заработать состояние, опираясь на нерушимый глубокий фундамент.

Правило №1. Вы должны знать разницу между акти­вом и пассивом и приобретать активы. Если вы хотите быть богаты, это все, что вам следует знать. Это правило №1. Это — единственное правило. Это может звучать до безобразия просто, но большинство людей ведут финансовую борьбу, потому что они не знают разницу между активом и пассивом.

Когда богатый отец объяснял мне и Майку, что богатые-люди приобретают активы. Бедные и средний класс приобре­тают пассив, который считают активом, то мы думали, что он шутит. Мы сидели, слушали, почти подростки, ждали рас­крытия секрета, как разбогатеть, а ответ был вот каким. Ответ был столь прост, что нам пришлось надолго о нем заду­маться.

— А что такое актив? — спросил тогда Майк.

— Пусть тебя это не особо беспокоит сейчас, - сказал богатый отец. — Пусть идея впитается в ваш мозг. Если вы сможете понять эту простоту, в вашей жизни будет план и жизнь ваша будет финансово легкой. Это стало просто — вот почему суть этой идеи и упускается.

- Вы хотите сказать, что всем нам следует знать лишь то, что такое актив, приобретать его, и мы станем богатыми? - спросил я.

- Именно так, — кивнул богатый отец.

- Если это так просто, почему же не все богаты? — спро­сил я.

- Потому, что люди не знают разницу между активом и пассивом, — улыбаясь, ответил богатый отец.

- Как же взрослые могут быть так глупы? Если это так просто, если это так важно, почему бы им всем не захотеть выяснить, что к чему? — спросил я тогда.

Нашему богатому отцу потребовалось лишь несколько ми­нут, чтобы объяснить нам, что являлось активом, а что — пас­сивом.

Как взрослому, мне трудно объяснить это другим взрос­лым. Почему? Потому, что взрослые — умные. В большин­стве случаев простота идеи не доходит до большинства взрос­лых, потому что они получили разную образовательную под­готовку. Их обучали разные образованные профессионалы: банкиры, бухгалтера - эксперты, агенты по торговле недвижи­мостью, специалисты по финансовому планированию и т. д., трудность заключается в том, что надо просить взрослых от­ложить свою премудрость, представить, что они снова дети, а это упрощение часто задевает их достоинство.

Богатый отец верил в такой принцип: объясни все так, что­бы и дураку все стало ясно. И он нам с Майком и объяснял все предельно просто, но простые объяснения дали нам мощ­ный финансовый фундамент.

А что же вызывало и вызывает такую путаницу в понятиях актива и пассива? Как же могло простое быть так перекручено? Как так происходило, что некто приобретал актив, который в действительности был пассивом? Ответ лежит в базовом образовании. Школьное образование фокусируется на сло­ве «грамотность», а не на словосочетании «финансовая гра­мотность». Обычные слова не определяют, что фактически является активом, а что пассивом. Хотите запутаться — по­смотреть слова «актив» и «пассив» в словаре. Словарное об­разование устроит опытного бухгалтера-эксперта, но не сред­нестатистического гражданина.

Богатый отец говорил нам: «Актив не определяется в сло­вах, он определяется в цифрах. Если вы не можете читать цифры, то ответ на вопрос, что есть актив, из-под земли вы не достанете. Финансовые расчеты — не просто цифры, а то, что эти цифры вам говорят. Цифры здесь словно слова. Да не просто слова, а рассказ, переданный вам цифрами — словами.

Многие люди читают, но не все в прочитанном понимают. Это называется читательским восприятием. У нас у всех раз­ные способности, когда дело доходит до этого. Например, недавно я купил новый видеомагнитофон. При нем была ин­струкция, как его программировать. Все, что я хотел сделать

— это записать любимое телевизионное шоу в пятницу вече­ром. Я чуть не обезумел, постаравшись прочесть указания по эксплуатации. По-моему, самое сложное в этом мире — на­учиться программировать видеомагнитофон. Я мог читать слова. Но абсолютно ничего не понимал, т. е. одно дело чи­тать, другое — воспринимать. Та же ситуация с финансовы­ми вопросами для большинства людей».

Я слышал тысячи раз от моего богатого отца: «Если хо­чешь быть богатым, ты должен читать и понимать цифры. И пойми, что богатые приобретают актив, бедные и средний класс

— пассив». Ниже пойдет рассказ о разнице между пассивом и активом. Многие бухгалтера-эксперты и финансовые про­фи не согласятся с определениями, что я дам, с рисунками. Но эти простые рисунки были началом финансового будуще­го для двух мальчишек.

Обучая нас, девятилетних, богатый отец делал все просто: больше рисунков, и меньше слов и никаких цифр пока. На долгие годы.

Первый рисунок отражает состояние дохода, т. е. как об­стоит дело с прибылью и убылью. Речь идет о доходах и расходах, приходе и оттоке денег. Внизу дана диаграмма ба­ланса, предполагающая сопоставление актива по отношению к пассиву. Многие финансовые новички не знают связи меж­ду состоянием дохода и балансом. А связь эту нужно знать. Первоначальная причина финансовой борьбы — обыкновен­ное незнание разницы между активом и пассивом. Причина путаницы обнаруживается в определении этих двух слов. Хотите урок путаницы — просто посмотрите в словаре слова «актив» и «пассив». Опытный финансист разберется, но обыч­ный человек будет смотреть на эти слова, как на китайские иероглифы, т. е. можно читать определение этих слов, не совсем его понимая.

Как я говорил ранее, богатый отец просто говорил нам с Майком, что актив кладет деньги в ваш карман. Хорошо, просто, удобно.

Вот так актив и пассив выглядят в рисунках Думаю, еще проще определение этих понятий выражается словами.

Актив — то, что кладет деньги в ваш карман.

Пассив — то, что вынимает деньги из вашего кармана.

Это все, что вам действительно нужно знать. Если вы хотите быть богатым, просто потратьте свою жизнь. Хотите быть бедным или средним классом, потратьте свою жизнь, приобретая пассив. Незнание разницы между активом и пассивом порождает финансовую борьбу в реальном мире.

Неграмотность как в словах, так и в цифрах имеет следствием финансовую борьбу. Если у людей есть финансовые проблемы, значит, они не могут читать или цифры, или слова, чего-то не понимают. Богатые потому и богаты, что более грамотны в различных вопросах, чем люди, которые ведут финансовую борьбу. Если хотите быть богатым и наращивать свое богатство, важно быть финансово грамотными понимать и слова и цифры.

Стрелки в диаграммах показывают течение денег. Цифры сами по себе в действительности значат мало, впрочем как и слова. Нужна цельная картинка. В финансовом отчете чтение цифр выводит положение дел. Сразу ясно, как перемещают­ся деньги. Во многих семьях история с финансами - это история усердной работы с желанием вырваться из заколдо­ванного круга. Деньги-то люди зарабатывают, но всю жизнь приобретают пассив вместо актива.

Посмотрите на образцы денежного течения бедного челове­ка (А), представителя среднего класса (В) и богатого челове­ка (С). Все представленные ниже диаграммы несколько уп­рощены. Каждый имеет бытовые расходы, потребность в пище, жилье, одежде.

Диаграмма показывает течение денег через жизнь бедных, среднего класса, богатых. Каждое денежное течение — рассказ о том, как человек управляется со своими деньгами, что проис­ходит с деньгами

Актив

Пассив

Закладная

Ссуда

Кредитные

карточки

Актив

Пассив

Акции Облигации Долговые расписки Недвижимость Интеллектуальная собственность

после того, как они попадают в чьи-то руки. Причина по которой я начал эту главу с рассказа о самых богатых людях Америки в 20-е годы, в том, что мне хоте­лось проиллюстрировать недостаток в мышлении многих людей. Недостаток, заключа­ющийся в том, что люди полагают, будто деньги реша­ют все проблемы. И поэтому мне становится страшновато, когда я слышу от людей воп­росы о том, как быстрее раз­богатеть, с чего начать. Я часто слышу: «У меня дол­ги, поэтому мне нужно зара­батывать больше денег».

Но большее количество де­нег часто не решает пробле­му. На самом деле это может выступить катализатором проблемы. Деньги часто обнажают наши трагические упущения. Деньги направляют прожектор на наше невежество. Вот почему слишком часто человек, на которого неожиданно сваливается счастье, скажем, наследство, лотерейный выигрыш, вскоре возвращается к тому состоянию в котором был до получения денег или падает еще ниже. Чело­век не всегда может разумно распорядиться деньгами. Если он хочет все потратить, деньги, вероятнее всего вылетят в трубу. Если это случится, человек подтвердит пословицу: «Дурак и его деньги одного поля ягоды».

Я говорил много раз, что мы идем учиться, чтобы получить школьные, профессиональные знания. Без них нельзя. Мы учимся зарабатывать деньги с помощью своих профессиональ­ных знаний. В 60-х годах, когда я учился в средней школе, если кто-то успешно осваивал школьные дисциплины, люди почти немедленно предполагали, что данный блестящий уче­ник выберет карьеру врача. Это словно само собой разуме­лось. Это была профессия, обещавшая самые высокие доходы.

Сегодня врачи сталкиваются с финансовыми проблемами, которые я не пожелал бы и своему худшему врагу: страховые компании, забирая контроль над бизнесом, управляют здра­воохранением, правительство вмешивается в вопросы здраво­охранения, имеет место нарушение законов здравоохранения и т.д. Сегодня дети хотят быть баскетбольными звездами, игроками в гольф типа Тайгера Вудза, компьютерными гени­ями, кинозвездами, рок-звездами, трейдерами с Уолл-Стрит. А все потому, что здесь есть слава, деньги, престиж. По этой причине так тяжело чем-то заинтересовать детей в школе. Они знают, что профессиональный успех уже не так связан с уров­нем знаний, как это было прежде.

Поскольку ученики оканчивают школы без финансовых на­выков, миллионы образованных людей, даже чего-то добива­ясь в своей профессии, рано или поздно оказываются в эпи­центре финансовых сражений. Они работают еще усерднее, но не могут продвинуться ни на шаг в финансовом плане. Из их образования выпадает не только то, как зарабатывать деньги, но и как их тратить, что делать с деньгами после того, как они заработаны. Надо учиться тому, как распорядиться с зарабо­танными деньгами, как не позволить кому-то обобрать себя, как разумно и постепенно тратить деньги, как сделать так, что­бы деньги стали работать на тебя. Большинство людей не мо­гут сказать, почему имеют финансовые проблемы, лишь по причине не понимания денежного течения. Человек может быть высокообразованным, успешным в своей профессии и финансово безграмотным. Такие люди часто работают еще усерднее, потому что научились вкалывать, но не научились тому, как заставить свои деньги работать на них.

Погоня за финансовой мечтой оборачивается финансовым кошмаром. История усердно работающих людей имеет опре­деленный шаблон. Недавно поженившаяся, счастливая, вы­сокообразованная молодая пара поселяется в тесноватой арен­дованной квартире. Они сразу осознают, что экономят день­ги, так как двое могут жить за те же деньги в этой квартире, что и один жилец. Одна проблема — они решают экономить деньги, чтобы приобрести дом своей мечты, где могут завес­ти детей. У них есть два дохода, и они начинают фокусиро­ваться на своих карьерах. Их доходы начинают расти.

А так как их доходы идут вверх (D), то их расходы тоже идут вверх (Е) с таким же успехом.

Расходы №1 для большинства — это налоги. Многие счи­тают, что подоходный налог — их основной расход. Но для многих американцев самый высокий налог связан с социальным обеспечением. Особенно этот налог бьет по карману работни­ка в том случае, когда этот налог на социальное обеспечение комбинируется с налогом на медицинское обслуживание, уре­зая доход работника на 15%. В сущности, это те деньги, которые работодатель не может заплатить работнику. Ко всему прочему работник все еще должен платить подоходный налог на сумму, удержанную из его зарплаты в качестве налога на социальное обеспечение, т. е. доход, который работник никогда не получает, потому что он идет прямиком в сферу социального обеспечения через удержание.

Вот так пассив идет вверх (F). Ди­аграмма лучше всего демонстрирует­ся возвращением к молодой паре. Так как их доходы идут вверх, они реша­ют купить дом своей мечты. Вместе с домом всплывает новый налог — на­лог на имущество. Затем молодые по­купают новую машину, новую мебель, разные приспособления, чтобы обус­троить свой дом. Однажды они про­сыпаются, а в графе пассив — долги по закладной и кредитным карточкам.

Теперь они угодили в ловушку крысиных гонок. Появляет­ся ребенок. Они трудятся еще усерднее. Процесс идет по кру­гу. Больше денег — выше налоги. По почте приходит кредит­ная карточка. Молодые используют ее. Она постепенно исчер­пывается. Звонит ссудная компания и говорит, что их самое большое имущество, их дом отныне стоит дороже. Компания предлагает консолидирующую молодым ссуду, чтобы им легче было расплатиться за дом, говорит молодым, что у них очень хорошая репутация и предлагает молодой паре разумный вы­ход — отделаться от высоких процентов потребительского долга, рассчитавшись своей кредитной карточкой, говорит о налого­вой скидке. Молодые идут на это, облегченно вздыхают. Скла­дывается ситуация, когда кредитные карточки вроде как по­крывают долги за дом. Потребительский долг перелит в зак­ладную на дом. Выплаты молодых снижаются, так как выпла­та долга растягивается на 30 лет. Очень разумно.

Звонит сосед, приглашает их на распродажу в честь Дня Памяти павших в Гражданской войне (1861-1865 гг.). Шанс сэкономить деньги. Молодые говорят себе: «Мы не будим ни­чего покупать. Лишь пойдем, посмотрим».

Молодая пара, о которой я рассказал, существует в дей­ствительности. Я поддерживаю с ними отношения все время. Когда мы встречаемся, они спрашивают меня: «Вы можете рассказать нам, как заработать большие деньги?». Привычка тратить заставляет их искать больший доход. Они даже не представляют, что их проблема заключается в отношении к имеющимися деньгами. Они просто финансово неграмотны и не понимают разницу между активом и пассивом.

Большое количество денег редко решает чьи-то денежные проблемы. Мудрость решает проблемы. Один мой друг гово­рит всем, кто в долгах, одно и то же постоянно: «Если вы видите, что закопали себя в долгах — не копайте больше».

Когда я был маленьким, мой отец часто рассказывал, что японцы верили в три силы: меча, богатства и зеркала. Меч символизирует силу оружия. Америка потратила триллионы долларов на вооружение и лидирует в плане своего военного присутствия во всем мире. Богатство символизирует сумму денег. Есть определенная правда в пословице: «Запомните золотое правило. Тот, кто имеет золото — устанавливает пра­вила». Зеркало символизирует силу самопознания. Самопоз­нание, по японской легенде, наиболее ценная сила из трех названых. Бедный и средний класс очень часто позволяют силе денег контролировать себя. Просто вставая, усердно трудясь, не удосужившись задать себе вопрос, есть ли смысл в том, что они делают, люди работают против себя. Не ясно представляя себе, что такое деньги, громадное большинство людей позволя­ет вызывающей трепет силе денег контролировать их жизни. Сила денег используется против людей.

Если бы они воспользовались силой зеркала, они бы спроси­ли себя: «Есть ли в этом смысл?» Но слишком часто вместо того, чтобы довериться внутренней мудрости, этому гению внут­ри себя, большинство людей смешивается с толпой. Они делают что-то потому, что все делают это. Им проще подчиняться об­щим правилам, нежели ставить вопросы. Часто люди бездумно повторяют проделанное другими. Какую идею выберут такие люди: инвестировать деньги во что-то или «мой дом — мой ак­тив»? Они выберут «мой дом — мой актив», «мой дом — самое мое крупное вложение». Они выберут незначительное облегче­ние налогового бремени, чтобы залезть глубже в долги. «Ищи безопасную работу». «Не допускай ошибок». «Не рискуй».

Страх того, «а что люди скажут», для многих ужаснее страха перед смертью. Психологи говорят, что этот страх вызывается боязнью остракизма, боязнью выделяться на общем фоне, боязнью критики, насмешек. Страх быть не таким, как все, мешает многим искать новые пути решения своих проблем, Вот почему мой образованный отец говорил мне, что японцы больше всего ценили силу зеркала, так как лишь тогда, когда люди смотрят в зеркало (т. е. познают себя), они находят правду. Главная причина того, что большинство людей говорят: «Действуй наверняка» — страх. А страх ни к чему хорошему не приводит, будь то в спорте, взаимоотношениях, карьере, деньгах.

Страх остракизма толкает людей на конформизм, на подчи­нение общественному мнению: «твой дом — твой актив». «Бери ссуду и выберешься из долгов». «Трудись усерднее». «Это – повышение». «Когда-нибудь я стану вице-президентом». «Эко­номь деньги». «Когда мне повысят жалование, я куплю дом побольше». «Государственные процентные бумаги — надежнее». Много больших финансовых проблем вызваны тем, что люди стремятся поступать, как все. Но хотя бы изредка всем нам нужно посмотреть в зеркало, чтобы справедливо отнестись к своей внутренней мудрости, а не руководствоваться страхами. К тому времени, как нам с Майком стукнуло 16, у нас в школе начались проблемы. Мы не были плохими ребятами. Мы просто начали отделяться от толпы. Мы работали на отца Майка после школы и по выходным. Часто Майк и я проводи­ли долгие часы после работы, сидя за столом с его отцом, ког­да он проводил встречи со своими банкирами, адвокатами, бух­галтерами-экспертами, брокерами, инвесторами, менеджерами, работниками. Человек, который оставил школу в 13 лет, те­перь управлял, инструктировал, приказывал, задавал вопро­сы. Все это проделывалось с образованными людьми. Они яв­лялись по его распоряжению и вызову и ежились от страха, когда отец Майка не одобрял их действия.

Этот человек не последовал за мнением толпы. Он сфор­мировал собственное мышление, отвергнув слова: «Мы дол­жны сделать это так, потому что так делают все». Он также ненавидел слово «не могу». Если бы вы захотели, чтобы он что-то сделал, надо было бы ему сказать просто: «Я не ду­маю, что вы можете это сделать».

Майк и я научились большему, сидя на его встречах, чем за все годы в школе и колледже. Отец Майка не имел глу­боких школьных знаний, зато был финансово образован­ным и, как результат, успешным бизнесменом. Он неоднок­ратно говорил нам: «Умный человек понимает людей, ко­торые еще более умны, чем он сам». Вот мы с Майком и использовали с выгодой для себя долгие часы, слушая ум­ных людей и учась у них. Из-за этого мы с Майком уже не вписывались в стандартные догмы, проповедуемые нашими учителями. Это и вызывало проблемы. Стоило лишь учителю сказать: «Если вы не получите хороших знаний, вам не сладко придется в будущей жизни», наши с Майком брови ползли вверх. Когда нам говорили, чтобы мы следо­вали установленным правилам, не уклонялись от них, мы могли наблюдать, как школьный процесс отбивает творчес­кое мышление. Мы начали понимать, почему наш богатый отец говорил нам, что школы были предназначены выпус­кать хороших работников, а не работодателей.

Изредка Майк и я спрашивали наших учителей, как мож­но было применить в жизни выученное в школе, или спраши­вали, почему мы никогда не изучали деньги и как они работа­ют. На последний вопрос нам часто отвечали, что деньги не так уж важны, что если мы будем учиться отлично, деньги к нам придут сами.

Чем больше мы узнавали о силе денег, тем большей стано­вилась дистанция между нами и нашими учителями, да и од­ноклассниками. Мой высокообразованный отец никогда не требовал от меня необыкновенных знаний. Часто меня разби­рало любопытство - почему? Зато, лишь только заходил разговор с ним о деньгах, сразу начинались споры. К 16 го­дам я был лучше подкован в понимании денег, чем мои роди­тели. Я умел считать, я слушал бухгалтеров-экспертов, пове­ренных, банкиров, брокеров по недвижимости, инвесторов и т. д. Мой отец общался лишь с учителями.

Однажды мой отец рассказывал мне, почему наш дом был самым крупным нашим вложением. Я же предоставил ему не очень приятный аргумент в пользу того, что я не считал дом хорошим вложением. Последующая диаграмма иллюстрирует разницу в восприятии между моим богатым отцом и моим бедным отцом, что до домов. Один отец считал свой Дом активом, а другой — пассивом. Я помню, что нарисовал отцу следующую ниже диаграмму, показывающую ему направление денежного потока. Я также показал отцу сопутствующие расходы, вытекающие из владения домом. Большой дом означал большие расходы и денежный поток двигался наружу через колонку «расходы».

Я и сейчас полагаю, что дом не является активом. И я знаю, что для многих людей — эта их мечта, так же, как и их са­мое большое инвестирование. Владеть собственным домом лучше, чем ничем. Я лишь предлагаю альтернативный путь подхода к этой общепри­нятой догме. Если бы мне и моей жене пришлось покупать большой, поновее дом, мы бы осознавали, что дом не стал бы для нас активом, а стал бы пас­сивом, так как дом стал бы выкачивать деньги из нашего кар­мана. Собственно говоря, в этой книге я и выдвигаю этот аргумент. Я в действительности не ожидаю, что большинство людей с ним согласятся, потому что хороший дом — прият­ная вещь, эмоциональная вещь. Когда же доходит до денег, восторженные эмоции поднимают финансовую мудрость. Из личного опыта я знаю, что деньги имеют тенденцию оказы­вать эмоциональное воздействие на всякие решения людей.

1. Когда доходит до домов, я подчеркиваю, что большин­ство людей работают всю свою жизнь, платя за дом, которым никогда не владеют. Другими словами, большинство людей, покупая новый дом, каждый раз на долгие годы взваливают на себя новую 30-летнюю ссуду, которой расплачиваются за предыдущий дом.

2. Даже хотя люди получают снижение налоговых выплат, благодаря процентам по закладным выплатам, они расплачи­ваются за все своими остальные расходы посленалоговыми долларами. Даже после того, как расплатятся по закладной.

3. Поимущественные налоги. Родители моей жены были шокированы, когда поимущественные налоги на их дом дош­ли до 1000 $ в месяц. Это произошло после их выхода на пенсию, и рост налогов пробил брешь в их пенсионном 6юД" жете. Они были вынуждены поменять место жительства.

4. Дома не всегда растут в цене. В 1997 г. я все еще имел друзей, которые были должны миллион долларов за дом, который сегодня они бы продали лишь за 700 тысяч долларов.

5. Огромные потери из-за выплат за дом можно приравнять к упущенным возможностям. Если все ваши деньги за­вязаны на вашем доме, вы, может быть, будете вынуждены работать усерднее, так как ваши деньги будут раздувать ко­лонку «расходы», вместо того, чтобы вливаться в колонку «актив» - так постоянно происходит со средним классом. Если молодая пара вложила бы больше денег в колонку «ак­тив» да пораньше это сделала бы, позже им пришлось бы легче, особенно если бы они готовились послать своих детей в колледж. Их актив к нужному сроку так бы вырос, что смог бы покрыть все расходы на колледж. Очень часто дом слу­жит лишь трамплином для взваливания на себя обремени­тельной ссуды, покрывающей растущие расходы.

Как результат, если принимается человеком решение вла­деть домом, что слишком накладно, вместо того, чтобы на­чать инвестировать в «портфель», т. е. ценные бумаги, да как можно раньше, мы имеем 3 момента:

1. Потеря времени, в течение которого другие активы мог­ли бы подрасти в стоимости.

2. Потеря дополнительного капитала, который мог быть инвестирован, а не ушел бы на высокие расходы, связанные с Домом.

3. Потеря образования. Очень часто люди считают свой дом, сбережения, пенсию составными колонки «актив». Так как люди не имеют денег для инвестирования, они и не инвестируют. Это стоит им опыта инвестирования. Большинство так никогда и не становятся так называемыми «искушенными инвесторами». Я не говорю — не покупайте дом! Я говорю — поймите разницу между активом и пассивом. Когда я хочу большой дом, я сначала приобретаю активы, которые станут генерировать денежный поток, чтобы расплачиваться за дом. Финансовое положение моего образованного отца лучше всего демонстрирует жизнь кого-то, участвующего в крысиных гонках. Его расходы всегда шли параллельно доходу, не позволяя инвестировать в капитал. Как результат, его пассив, в который входят закладная и долги по кредитным карточкам, превышает его активы.

В то же время, финансовое положение моего богатого отца отражает результаты жизни, посвященной инвестированию и уменьшению пассива:

Посмотрите на этот рисунок, и вы поймете, почему богатые богатеют. Графа «актив» генерирует более чем достаточно до­хода, покрывающего расходы.

Графа «актив» продолжает расти, а значит растет и доход Результат один — богатые богатеют!

Средний класс находится в вечном состоянии финансовой борьбы. Первоначальный до­ход среднего класса - зарп­лата, а когда зарплата растет, то и налоги тоже. Доходная часть сокращается поскольку расходы имеют тенденцию ра­сти с ростом зарплаты. Дело идет к крысиным гонкам. Средний класс видит в своем доме первостепенный актив, не инвестируя в активы, продуци­рующие доход.

Образец восприятия дома как инвестирование, и филосо­фия будто рост жалования по­зволяет купить больший дом, тратить больше — это фундамент общества сегодняш­него дня, завязшего в дол­гах. Процесс увеличения трат бросает семьи в еще большие долги, порождая финансовую неопреде­ленность, даже если люди продвигаются по службе регулярно и регулярно имеют прибавку к жало­ванию. Низкое финансо­вое образование подвер­гает жизнь среднего клас­са большему риску.

Массовая потеря работы в 90-х годах — развал бизнеса в фирмах средней руки - высветил тот факт, сколь шатким является финансовое положение среднего класса. Начались и продолжаются проблемы с пенсиями. Социальное обеспечение в плачевном состоянии, люди пенсионного возраста не могут на него полагаться. Паника поселилась в среднем классе. Хо­рошо хотя бы то, что многие из представителей среднего клас­са видят существенные проблемы и начали покупать в инвес­тиционных фондах открытого типа процентные бумаги. Рост инвестирования среднего класса вызвал ответную реакцию рынка акций, оживление на биржевом рынке. Сегодня для сред­него класса, дабы удовлетворить его запросы, создается боль­ше и больше инвестиционных фондов открытого типа. Эти фонды популярны так как гарантируют безопасность финан­сов. Те, кто покупает в них процентные бумаги, изо всех сил работают, чтобы платить налоги, закладную, откладывать де­тям на колледж, покрыть кредитные карточки. У них нет вре­мени учиться как инвестировать, и они полагаются на опыт менеджера фонда, связанного с ценными бумагами. Поскольку инвестированные фонды открытого типа бывают различными о типам инвестирования, средний класс полагает, что их деньга в большей безопасности, так как вложены в разные предприятия. Средний класс сплошь образованный, веря в эту догму с ценными бумагами, играет на руку брокерам этих фондов и специалистам финансового планирования. Лейтмотив прежний действуй наверняка, избегай риска.

Настоящая трагедия заключается в том, что отсутствие ран­него финансового образования и есть фактор, порождающий риск, с которым тесно сталкивается средний класс. Причина, почему средний класс должен действовать наверняка лежит в том, что его финансовые позиции хиленькие. Нет баланса до­ходов и расходов, актива и пассива. Средний класс перегру­жен пассивом, не имея реальных активов, генерирующих до­ход. Типична ситуация, когда единственный источник дохода среднего класса, его представителя — денежный чек. Люди из среднего класса, их уровень жизни в значительной степени зависит от работодателя. И даже когда у человека из средне­го класса есть шанс провернуть сделку всей своей жизни, он не может извлечь предоставляющихся выгод из возникшей возможности. Он должен действовать наверняка, не забывая о налогах, которые надо платить, о долгах.

Как я уже говорил в начале главы, очень важно знать раз­ницу между активом и пассивом. Как только поймете эту раз­ницу, то сконцентрируйте свои усилия на приобретении лишь тех активов, которые станут генерировать доход. Это наилуч­ший способ, как вступить на тропу к богатству. Делайте это, и ваша графа «актив» будет расти. Сосредоточьтесь на сни­жении пассива и расходов, так вы сможете больше денег на­править в графу «актив». И вскоре фундамент вашего актива будет столь глубок, что вы сможете себе позволить приме­ряться к более выгодным инвестированиям, тем, которые, может быть, принесут 100% прибыли. А может быть инвестиции в 5 тысяч долларов вскоре превра­тятся в 1 миллион долларов и бо­лее. Это те инвестиции, которые средний класс называет слишком рискованными. Инвестирование - не рискованное мероприятие. А вот отсутствие финансовой ра­зумности, начинающейся с фи­нансовой грамотности, и порож­дает рискованность в инвестиро­вании. Если вы станете делать то, что делают все, вы получите сле­дующую картинку.

Как работник, который еще и домовладелец, вы направляе­те свои трудовые усилия на следующее.

1. Вы работаете на кого-то. Большинство людей, работаю­щих за денежный чек, делают богаче владельца предприятия, где работают, и тех, чьи акции покупают. Ваши усилия и ваш успех помогают обеспечить успех владельца, дают отличную пенсию.

2. Вы работаете на правительство. Правительство заби­рает свою долю из вашего денежного чека прежде, чем вы чек получаете. Работая усерднее, вы просто увеличиваете сумму налогов, забираемых правительством - большин­ство людей работают с января по май исключительно на правительство.

3. Вы работаете на банк. После налогов, ваши последую­щие крупнейшие расходы — это обычно ваша закладная и долг по кредитным карточкам.

Проблема с просто усердным вкалыванием в том, что каж­дый из трех пунктов отбирает значительную долю ваших воз­росших усилий. Вам надо научиться тому, как свои трудовые усилия направлять в свою пользу, на благо семьи.

Если вы решили нацелиться на обдумывание своего соб­ственного бизнеса, какие приоритеты вы установите для себя? Для большинства людей они будут следующие: обязательно держаться за свою профессию, рассчитывать на зарплату, ко­торая пойдет на приобретение актива. А если актив станет расти, как оценить размер успеха?

Когда человек понимает, что богат, имеет богатство? Имея собственные определения для актива и пассива, я также имею собственное определение для богатства. Честно говоря, я по­заимствовал определение у человека по имени Бакминстер Фуллер. Некоторые называют его шарлатаном, другие — на­стоящим гением. 40 лет назад он заставил шуметь всех архи­текторов, так как решил в 1961 году запатентовать нечто под названием «геодезический купол». Но в заявке Фуллер говорил также и о богатстве. Сначала никто ничего не мог понять Чем это он, но после неоднократного прочтения смысл в Формуле богатства прояснился: «Богатство — это способность человека оставаться на плаву как можно дольше... или если я прекратил работать сегодня, как долго я бы мог продол­жать существовать?»

В отличие от собственного капитала, где разница между пассивом и активом часто заполнена чьими-то дорогостоящи­ми товарами и мнениями, почему они столько стоят — опре­деление Фуллера создает возможность для создания тонной системы мер, критерия для оценки чьего-то финансового по­ложения, своего финансового положения. Сегодня я мог бы реально оценить, чего добился на финансовом фронте.

В собственном капитале мы встречаемся с активом, не про­дуцирующим денег, т. е. всякой величиной, купленной и сва­ленной в гараже, тогда как богатство оценивается тем, сколь­ко денег приносят ваши деньги, следовательно, ваши финан­совые возможности.

Богатство — это критерий оценки денежного потока в гра­фе «актив» в сравнении с графой «расход» (с денежным по­током из этой графы).

Возьмем пример. Скажем, я имею денежный поток из гра­фы «актив» — 1 000 $ в месяц. И я имею месячные расходы в 2000$ в месяц. Ну и что, я богач?

Вернемся к определению Бонкминстера Фуллера. Исполь­зуя его определение - на какой срок наперед я могу себя обеспечить так, чтобы выжить? Возьмем месяц, т. е. тридцать дней. По определению Фуллера, у меня достаточно денег лишь на полмесяца, 15 дней.

Вот когда мой месячный денежный поток будет равняться 2000$ из графы «актив», тогда я буду богатым. Нет, я еще не богат буквально, но я — состоятельный человек. Я сейчас имею доход, генерируемый из актива каждый месяц, кото­рый полностью покрывает месячные расходы. Если я хочу увеличить расходы, я сначала должен увеличить мой денеж­ный поток из актива, чтобы поддержать уровень своей со­стоятельности. При правильном раскладе я перестаю зави­сеть от своей зарплаты. Моя нацеленность и успех в строи­тельстве графы «актив» делают меня финансово независи­мым. Если я сегодня оставлю свою работу, я буду в состоя­нии покрыть свои месячное расходы денежным потоком из моего актива.

Моей следующей целью стало бы добиться того, чтобы боль­ше денег попадало в графу «актив», чтобы эта графа росла. Чем больше вырос бы мой актив, тем больше стал бы мой денежный поток. А как только мои расходы станут меньше, чем денежный поток из актива, я начну богатеть, получая до­ход все больше и больше из источников иного характера, чем мой физический труд. Я бы сделал все для того, чтобы процесс реинвестирования денег из актива в колонку «актив» не пре­кращался — это стало бы дорогой к богатству. Я не думал бы о том, что можно стать слишком богатым. Помните лишь сле­дующие положения:

• богатые приобретают актив;

• бедные лишь несут расходы;

• средний класс приобретает пассив, который считают акти­вом.

Итак, как начать планировать собственный бизнес? Каков ответ на этот вопрос? Послушайте основателя Мак Дональда.

Глава IV. УРОК 3

Думайте о своем собственном бизнесе

В 1974 г. Рей Крок, основатель Мак Дональдз, был пригла­шен в университет Техаса в Остине выступить перед студента­ми. Мой близкий друг Кит Канингем был среди тех студентов. После мощного, вдохновляющего разговора в конце встречи, студенты спросили Рея, не присоединится ли он к ним, чтобы пропустить пару бутылочек пива в известной студенческой за­бегаловке. Рей с благодарностью принял приглашение.

— В каком я бизнесе? — спросил Рей студентов, когда все они взяли по бутылке пива.

Все засмеялись. Большинство студентов посчитали, что Рей просто дурачит их, и промолчали, а Рей еще раз задал воп­рос: «Как вы думаете, в каком я бизнесе?». Студенты снова засмеялись, но, наконец один смельчак выкрикнул: «Рей, кто ж не знает, что вы в гамбургеровом бизнесе».

Рей хихикнул. «Я так и думал, что вы это скажете». Вы­держав паузу, он быстро сказал: «Дамы и господа, я не в гамбургеровом бизнесе. Мой бизнес — недвижимость». Кит рассказал, что Рей весьма долго объяснял свою точку зре­ния. В бизнес-плане, Рей этого не отрицал, первоначальная нацеленность бизнеса была на продажу гамбургеровых франчайзов, но что Рей никогда не упускал из вида — это учас­ток под каждый франчайз. Он знал, что недвижимость и ее местоположение крепко связаны между собой, что местопо­ложение недвижимости — наиболее важный фактор в успе­хе каждого франчайза. В сущности, человек, который поку­пал франчайз, платил и за землю под франчайзом организа­ции Рея Крока. Мак Дональдз сегодня крупнейший в мире владелец недвижимости №1, и недвижимость Мак Дональдз больше по размерам, чем общая недвижимость католической церкви. Сегодня Мак Дональдз владеет одними из наиболее ценных точек пересечения улиц в разных частях света.

Кит сказал, это был один из самых важных уроков его жиз­ни. Сегодня Кит владеет машинными мойками, но его бизнес - недвижимость, земля под этими машинными мойками

Предыдущая глава закончилась диаграммами, иллюстри­рующими то, что большинство людей работает не на себя, а не кого-то еще. Сначала люди работают на владельцев своей компании, затем на правительство через налоги, и, наконец, на банк, который владеет их закладной.

Когда я был мальчиком, рядом с нами не было Мак До­нальдз. Но мой богатый отец дал нам с Майком тот же урок, что и Рей Крок студентам техасского университета. Это сек­рет богатых №3: «Думайте о своем собственном бизнесе».

Финансовая борьба часто является результатом того, что люди всю свою жизнь работают на кого-то еще. Многие люди к пенсии ничего не будут иметь по этой причине.

Представленный рисунок стоит тысячи слов. Данная диаг­рамма лучше всего описывает совет Рея Крока, представляя оптимальное состояние дохода и баланса.

Наша образовательная система фокусируется на подготовке современной молодежи к получению хорошей работы через ов­ладение школьными зна­ниями. Их жизнь, жизнь молодых будет зависеть от зарплаты, их дохода. После школы молодежь идет получать професси­ональные знания. Они учатся, чтобы стать инже­нерами, учеными, повара­ми, полицейскими, ху­дожниками, писателями и т.д. Полученные профес­сиональные знания позво­ляют им стать рабочей силой и работать на деньги.

А ведь есть большая разница между вашей профессией и вашим бизнесом. Часто я спрашиваю людей: «Что у вас за бизнес?» Они, допустим, отвечают: «Я — банкир». Я спрашиваю их тогда, владеют ли они банком? Они обычно отвечают: «Нет, я работаю там». Этот пример показывает, как люди путают понятия «моя профессия» и «мой бизнес». Рей Крок понимал разницу между своей профессией и своим бизнесом. Его профессия была и оставалась той же самой — он был торго­вец. Одно время он продавал миксеры, затем гамбургеровые франчайзы. Но в то время, как его профессия была связана с продажей гамбургеровых франчайзов, его бизнес был — акку­муляция недвижимости, продуцирующей доход.

Проблема со знаниями в том, что часто вы сталкиваетесь лишь с тем, на кого вас учили. Если вы изучаете приготовле­ние пищи, вы будете шеф-поваром. Если вы изучаете закон, станете юристом. Если изучаете автомеханику, будете меха­ником. Ошибка, когда речь идет о том, что человек становит­ся тем специалистом, на которого учился, заключается в сле­дующем: слишком много людей забывают подумать о своем собственном бизнесе. Люди тратят свою жизнь, обогащая кого-то другого, думая о чьем-то еще бизнесе.

Чтобы стать финансово независимым, человек должен думать о своем собственном бизнесе. Как указывалось прежде, правило № 1 — знать разницу между активом и пассивом и приобретать актив. Богатые фокусируются на своих графах «актив», тогда как кто-то другой фокусируется на графе «доход».

Вот почему мы так часто слышим: «Мне нужно повышение жалования», «Если б только я получил повышение», «Я со­бираюсь еще подучиться, чтобы заиметь работу получше», «Я собираюсь работать сверхурочно», «Может быть мне взять­ся за вторую работу» и т. д.

В некоторых кругах такие идеи живучи. Человек не помнит о том, что можно иметь собственный бизнес. Такие идеи фоку­сируются на графе «доход» и могут помочь человеку обрести финансовую безопасность только лишь тогда, когда дополни­тельные деньги идут на покупку актива, генерирующий доход.

Первопричина, почему большая часть бедного и среднего класса финансово консервативна, выражается фразой: «Я не позволяю себе рисковать», т. е. у них не заложен финансо­вый фундамент. А раз у них нет финансового фундамента, им и приходится цепляться за свою работу, действовать на­верняка.

Когда начались массовые сокращения рабочих мест в 90-х гг., начался упадок в бизнесе. Миллионы работников обнару­жили, что их крупнейший, так называемый актив, их дом, сожрал их живьем. Их актив, под названием дом, стоил им больших денег каждый месяц. Их машина, еще один актив, также сожрала их живьем. Клюшки для гольфа в их гараже, стоившие 1000 $, уже столько не стоили. Не поддерживаемые своей работой, люди были прижаты к стене. Во время финан­сового кризиса, то, что люди считали своим активом, не могут помочь им выживать.

Я допускаю, что многие из нас заполняли бланк с просьбой о кредите для банкира, чтобы купить дом или машину. Всегда интересно смотреть на пункт в этом документе под названием «Собственный капитал». Интересно потому, что можно узнать что именно банк позволит человеку заложить под кредит?

Однажды мне надо было получить ссуду, но мое финансовое положение выглядело не слишком хорошо. И я добавил к активу мои новые клюшки для гольфа, коллекцию произве­дений искусства, книги, стереоаппаратуру, телевизор, костю­мы от Армани, наручные часы, обувь и другие личные пожитки, чтобы поднять стоимость имущества в колонке «Актив». Но мне отказали в ссуде, потому что я имел солидные капиталовложения в недвижимость. Ссудному комитету банка не понравилось, что я много зарабатывал, вкладывая деньги в многоквартирные дома. Комитет хотел знать, почему у меня не было нормальной работы с зарплатой. Там не спрашивали меня о костюмах Армани, клюшках для гольфа или коллек­ции произведений искусства. Жизнь иногда бывает трудной, когда ты не подходишь под стандарт.

Мне бывает не по себе каждый раз, когда я слышу, что у кого-то его «собственный капитал» равняется миллиону долла­ров и т. д. Одна из главных причин, почему «собственный капи­тал» не легко обозначить точно, заключается в том, что когда вы начинаете продавать свой актив, вас облагают налогом на прибыль. Так много людей сами себя толкнули в большие финансовые проблемы, когда у них возникли сложности с дохо­дом. И сегодня делают это постоянно. Чтобы увеличить доход, люди продавали и продают актив, имущество. Их личное иму­щество продается лишь за часть той суммы, которую они за это имущество выложили. Если продажа приносит доходы, они об­лагаются налогом. Правительство снова имеет возможность урвать свое, таким образом сокращая сумму, способную помочь людям рассчитаться с долгами. Вот почему я говорю, что чей-то «собственный капитал» стоит меньше, чем люди полагают.

Начинайте думать о своем собственном бизнесе. Сохраните вашу основную работу, но начните приобретать настоящий актив, а не пассив, или личные пожитки, теряющие свою сто­имость, когда оказываются у вас дома. Новая машина теряет почти 25 % своей цены, которую вы же выложили за нее, в тот момент, когда вы выезжаете на этой новой машине с мес­та продажи. Разве это настоящий актив? Моя новая длинная клюшка для гольфа, ценой в 400 $, из титана, стала стоить 150 $ после первого же удара ею.

Господа взрослые, уменьшайте свои расходы, сокращайте свой пассив и старательно стройте фундамент твердого актива. Господа родители, если ваши дети подросли и живут еще с вами, научите их понимать разницу между активом и пасси­вом. Пусть они начинают строить прочную колонку «актив» прежде, чем уйдут из дома, вступят в брак, купят дом, заведут детей, окажутся в тяжелом финансовом положении, цепляясь за работу и покупая все в кредит. Я вижу так много молодых пар, которые женятся и загоняют себя в такой капкан, кото­рый не позволит им вылезти из долгов долгие рабочие годы. Бывает и такая ситуация, когда сами же родители, когда их последний ребенок оставляет дом, понимают, осознают, что не готовы должным образом к жизни на пенсии и начинают драч­ку, чтобы отложить хоть какие-то деньги на старость. Затем родители взрослых, ушедших из дома детей, начинают болеть, и на молодых людей взваливаются новые обязанности.

Какой же актив я предлагаю приобретать вам и вашим де­тям. В моем мире настоящий актив делится на следующие ка­тегории.

1. Бизнес, не требующий моего присутствия. Я владею им, но он управляется другими людьми. Если я должен работать там, это уже не бизнес. Это становится моей работой.

2. Акции.

3. Облигации.

4. Инвестиционные фонды открытого типа.

5. Недвижимость, генерирующая доход.

6. Долговые расписки.

7. Авторские гонорары от интеллектуальной собственнос­ти: музыка, рукописи, патенты.

8. И другое, что имеет стоимость, продуцирует доход, вы­соко ценится, выгодно сбывается.

Когда я был мальчиком, мой образованный отец вдохнов­лял меня искать надежную работу. В то же время мой богатый отец вдохновлял меня начинать приобретать актив, что мне нравилось больше. Он говорил мне: «Если ты не полюбишь это дело, ты ничего не сможешь сделать». Я коллекционирую недвижимость просто потому, что люблю здания, землю. Мне нравится их покупать. Я могу смотреть на свою недвижимость день напролет. Когда возникают проблемы, они для меня не настолько непоправимы, чтобы я потерял любовь к недвижи­мости. Если люди ненавидят недвижимость, лучше им ее не покупать.

Я люблю акции маленьких компаний, особенно начинаю­щих, по той причине, что я предприниматель, а не корпора­тивное лицо. Когда-то я работал в больших организациях, таких как: «Стандарт Ойл оф Калифорния», «Ю. С. Марин Корпс», «Ксерокс Корпорэйшн». Я не жалею о проведенном там времени, но в глубине души знаю - я не человек из компании. Я люблю создавать компании, а не управлять ими. Я обычно покупаю акции маленьких компаний, иногда запус­каю их. Мне нравится игра с покупкой новых акций, способ­ных принести фортуну. Многие боятся маленьких компаний, считая их из зоны риска. Так оно и бывает. Но риск во вкла­дывании денег в ту же маленькую компанию можно свести на нет, если любить инвестировать, понимать, что есть инвести­рование, знать правила игры. С маленькими компаниями моя инвестиционная стратегия такова: я избавляюсь от акций ма­леньких компаний через год. Моя стратегия с недвижимос­тью, в то же время, — это начинать с малого, развивать про­изводственную деятельность, наращивать имущество, а за счет постепенности этого процесса замедлять, откладывать выпла­ту налогов на прибыль. Это позволяет здорово вырасти цене недвижимости. Как правило, я владею недвижимостью до 7 лет.

Все годы, что я работал в больших организациях, я делал то, что мне рекомендовал мой богатый отец. Я держался на своей основной работе, но размышлял о собственном бизнесе. Я работал над своим активом. Я торговал недвижимостью, акциями маленьких компаний. Богатый отец всегда акценти­ровал важность финансовой грамотности. Чем лучше я понимал, как считать деньги и распоряжаться ими, тем лучше начинал разбираться в инвестировании и, в конце концов, осно­вал и построил свою собственную компанию.

Я никогда бы не стал вдохновлять кого-то на создание ком­пании, пока люди сами не захотели бы этого. Зная то, что знаю я об управлении компанией, я не стал бы взваливать эту задачу на кого-то поспешно. Бывают времена, когда люди не могут нащупать сферу, в которой создание компании стало бы решением их проблем. Да и шансов на успех мало бывает. 9 из 10 компаний проваливаются через 5 лет. Из тех же, кто выживает первые 5 лет, снова 9 из 10, в конце концов, как правило, разваливаются. Только при условии, что вы дей­ствительно желаете владеть своей собственной компанией, я бы рекомендовал создание компании. В ином случае держи­тесь на своей постоянной работе и думайте о своем собствен­ном бизнесе.

Когда я говорю — думайте о своем собственном бизнесе, я имею в виду строительство и укрепление графы «актив». Даже если один доллар попадает в эту графу, не дайте ему выйти впустую. Думайте таким образом: раз доллар попадает в вашу графу «актив» — он становится вашим работником. Самое за­мечательное в том, что касается денег, что они работают 24 часа в сутки и могут работать на многие поколения. Сохраните свою основную работу, будьте усердным работником, но стройте гра­фу «актив».

Когда ваш денежный поток станет расти, вы можете ку­пить какие-нибудь предметы роскоши. Важно отметить то, что богатые люди покупают их в последнюю очередь, в то бремя как бедные и средний класс стремятся приобретать предметы роскоши в первую очередь. Бедные и средний класс часто покупают предметы роскоши: большие дома, брилли­анты, шубы, драгоценности, катера потому, что хотят выг­лядеть богатыми. Они и выглядят богатыми, тогда как на самом деле лишь глубже погружаются в долги по кредитам. Люди, давно имеющие деньги, являющиеся богатыми долгое время, сначала строили свой актив. А затем доход, генери­руемый из графы «актив» приносил им предметы роскоши. Бедные и средний класс покупают предметы роскоши по­том, кровью, их дети поступают также.

Настоящая роскошь — это вознаграждение за инвестирова­ние, создание реального актива. Когда у меня и моей жены появился излишек денег, пришедший из наших многоквартир­ных домов, она пошла и купила «Мерседес». С ее стороны не потребовались сверх работа или риск, потому, что многоквар­тирный дом купил машину. Жене пришлось подождать 4 года, пока инвестиционный вклад в недвижимость фактически под­рос в цене и начал выдавать деньги сверх вложенных, позво­лившие купить машину. Но этот «Мерседес», стал вознаграж­дением для жены, потому что она доказала, что знала, как наращивать актив. Машина эта означает сегодня для нее боль­ше, чем какая-то другая. «Мерседес» означает, что она вос­пользовалась своей финансовой мудростью, чтобы купить эту роскошь.

Большинство людей действуют импульсивно, идут и поку­пают новую машину, иную роскошь в кредит. Им скучно, и они хотят новую игрушку. Покупая роскошь в кредит, люди рано или поздно начинают негодовать на роскошь, так как долг за нее превращается в непосильную финансовую ношу.

Лишь разумно использовав время, сделав инвестиции, по­строив свой собственный бизнес, вы готовы к прикосновению самого большого секрета богатых. Этот секрет прокладывает богатым дорогу впереди остальных. Этот секрет несет вознаг­раждение в конце дороги для разумно использовавших время и подумавших о своем собственном бизнесе.

Глава V. УРОК 4

История налогов и сила корпораций

Помню, в школе нам рассказывали историю Робин Гуда и его веселой братии. Мой школьный учитель считал, что речь идет о романтическом герое, типа Кевина Костнера, который грабил богатых, а отнятое у них раздавал бедным. Мой бога­тый отец не видел в Робин Гуде героя. Он называл Робина Гуда мошенником.

Робин Гуд давно умер, но его последователи живут и сегод­ня. Я часто слышу, как люди говорят: «Почему богачи не платят за это?» или «Богачи должны платить больше нало­гов, деньги от которых пойдут на бедных». Именно идея Ро­бин Гуда, т. е. забрать у богатых и отдать бедным, причиняет столько боли бедным и среднему классу. Идею Робин Гуда сегодня воплощает в жизнь именно средний класс, наиболее тяжело обложенный налогами. Это средний класс, особенно образованный средний класс, с высокими доходами, платит за бедных.

Чтобы полностью понять, что же происходит, нам следует взглянуть на историю налогов. Хотя мой высокообразован­ный отец был специалистом в истории образования, мой бога­тый отец считал себя экспертом в истории налогов.

Богатый отец объяснял Майку и мне, что сначала в Англии и в Америке налогов не было. Изредка вводились временные налоги, чтобы было, чем платить за войны. Король или прези­дент бросали клич выкладывать денежки. В Британии налоги были введены для сбора средств на борьбу против Наполеона в 1700-1816 гг., а в Америке - чтобы оплатить расходы на гражданскую войну 1861-1865 г.г.

В 1874 г. Англия ввела постоянный подоходный налог на своих граждан. В 1913 г. подоходный налог стал постоянным и в Америке с принятием 16-ой поправки к Конституции. Ис­тория помнит и борьбу американцев с налогами. Имеется в виду знаменитое «Бостонское чаепитие», вызванное налогом на прибыль с продажи чая. Данный инцидент помог разжечь революционную войну американцев против владычества Англии - Около 50 лет потребовалось и Англии, и Америке, чтобы ввести в жизнь идею постоянного подоходного налога.

Когда подоходный налог вводился в Америке, то это пре­подносилось так, будто целью его было потрясти богачей. Бо­гатый отец хотел, чтобы мы с Майком это понимали. Он объяс­нил, что народ потому и не очень возражал против введения налогов разных вообще, ибо бедным и среднему классу регу­лярно вдалбливали в голову, что налоги создавались именно для того, чтобы наказать богачей. Массы проголосовали за закон о налогах, и налоги стали конституционно легальными. Сказки о том, что налоги накажут богачей, обернулись тем, что налоги, ударили по тем самым массам, поддержавшим закон о налогах — по бедным и среднему классу.

«Однажды правительство ощутило вкус денег, и, его аппе­титы стали расти, — говорил богатый отец. - Твой отец и я - совершенно разные. Он — правительственный чиновник, а я — капиталист. В мире денег мы ведем себя по-разному. Твоему отцу платят за то, что он расходует деньги, нанимая людей. Чем больше людей нанято, тем больше денег расходу­ется, и тем больше становится организация, где работает твой отец. В правительстве, чем больше какая-то организация, тем больше уважают ее руководителя. В то же время, в моей орга­низации, чем меньше людей я нанимаю и чем меньше денег я расходую, тем больше меня уважают мои инвесторы. Вот по­чему я не люблю правительственных людей. Их цели расхо­дятся с целями большинства деловых людей. Когда же пра­вительство растет, требуется все больше и больше налогов для поддержки чиновничьего аппарата».

Мой образованный отец искренне верил, что правительство должно помогать людям. Он любил Джона Ф. Кеннеди, а особенно любил идею Корпуса Мира. Мой родной отец был так

влюблен в идею Корпуса Мира, что увлек ею и мать, и они оба работали на Корпус Мира, обучая волонтеров, отправлявших­ся в Малайзию, Таиланд, на Филиппины. Отец всегда доби­вался дополнительных гарантов и вливаний в бюджет Корпуса мира, чтобы можно было нанять больше людей в эту организа­цию. Он искал средства и для расширения штатов сотрудни­ков в Департаменте образования. Это была его работа.

С 9 лет я слышал от своего богатого отца, что правитель­ственные чиновники являлись шайкой ленивых воров, а от своего бедного отца я слышал, что богачи — жадные мошен­ники, которых надо заставлять платить больше налогов. Обе стороны влияли на меня. Было трудно ходить работать на одного из самых крупных капиталистов в городе и возвра­щаться домой к отцу, бывшему видным правительственным деятелем. Трудно было разобраться — кому верить.

Изучая историю налогов, можно обнаружить интересные вещи. Как я говорил, дело с налогами выгорело лишь пото­му, что массы поверили в модель экономики Робин Гуда: за­бери у богачей и отдай кому-нибудь еще. Но аппетит прави­тельства до денежек оказался столь огромен, что налоги, пер­воначально задевшие богатых, взвалены и на средний класс — и пошло-поехало, деньги потекли из среднего класса.

Богатые, между тем, изыскали возможность ослабить бремя налогов на себя, придумали свои правила игры. Они уже зна­ли, что такое корпорации, которые были популярны еще в дни парусных кораблей. Богатые создали корпорацию, как сред­ство ограничить свой риск относительно актива в каждом пла­вании. Богатые вложили свои деньги в корпорацию, чтобы фи­нансировать мореплавание. Корпорация нанимала экипаж, что­бы плыть в Новый мир искать сокровища. Если корабль про­падал, экипаж расставался со своими жизнями, но потери бо­гатых ограничивались лишь деньгами, инвестированными в конкретный морской поход. Последующая диаграмма показы­вает, как корпоративная структура проявляет себя по отноше­нию к вашему счету о прибылях и убытках, к балансу:

Знание силы легальной структуры корпорации дает бога­тым невероятное преимущество над бедными и средним клас­сом. Имея двух обучавших меня отцов, одного — социалиста, другого — капиталиста, я быстро начал осознавать, что фило­софия капиталиста была более значимой для меня в финансо­вом плане. Мне казалось, что социалисты сами себя, в конеч­ном счете, ставили в невыгодное положение из-за бреши в сво­ем финансовом образовании. Толпа под лозунгом «Заберем у богатых» поднимала волну, но богатые всегда находили спо­соб оказаться над толпой, быть умнее. Вот так налоги, в конце концов, обрушились всей своей массой на средний класс. Бога­тые обскакали интеллектуалов исключительно потому, что по­няли силу, власть денег, предмета, не изучаемого в школах.

Как богатые перехитрили интеллектуалов? Как только был введен налог под лозунгом «Заберем у богатых», деньги потек­ли в правительственную казну. Деньги шли на правительствен­ных работников в форме работ и пенсий. Деньги шли к бога­тым, через их заводы, получавшие правительственные заказы. Правительство превратилось в большой резервуар денег, но была и проблема, заключавшаяся в том, что с этими деньгами делать. Не было рециркуляции денег, т. е. правительственная политика сводилась к тому, чтобы избегать наличия излишка денег. Это касалось правительственных чиновников. Другими словами, если вы чиновник и не израсходовали выделенные вам бюджетные ассигнования, то в следующем бюджете вам вообще могли ничего не выделить, и рассматривали вас, как неквалифицированного работника. Люди бизнеса, в то же вре­мя, всегда вознаграждались и вознаграждаются за наличие из­лишка денег, и за излишек денег их считали и считают компе­тентными людьми.

Так как цикл растущих правительственных трат продол­жал иметь место, спрос на деньги рос, и идея «Налоги для богатых» стала переделываться под категории населения с более низким доходом, под тех, кто голосовал за «Закон о налогах», под бедных и средний класс.

Настоящие капиталисты использовали финансовые зна­ния, чтобы укрепить свои позиции. Они направили свои уси­лия на защиту корпорации, которая защищает богатых. Но чего не знают многие люди, не создававшие корпорацию, так это то, что корпорация — штука не простая. Корпора­ция - это свод легальных документов, лежащих в офисе адвоката, зарегистрированных государственным правитель­ственным учреждением. Корпорация — это небольшое здание с названием корпорации на фронтоне. Это не завод или группа людей, а просто легальный документ, который со­здает легальное тело без души. Богатство богатых здесь за­щищено раз и навсегда. Итак, использование корпораций стало популярным, когда появились законы о постоянном доходе, стало популярным потому, что размер подоходного налога корпорации был меньше, чем индивидуальные раз­меры подоходного налога. Кроме того, ряд расходов корпо­рации оплачивался предналоговыми долларами.

Война между богатыми и неимущими длится сотни лет. Это война толпы «Заберем у богатых» против богатых. Сражение обостряется, как только появляются новые законы. Сражение будет продолжаться. Но проблема то в том, что те, кто сраже­ние проигрывают, не понимают — почему проигрывают. А это ведь те, кто встает каждый день, идут на работу, платят налоги. Если бы они только уразумели способы, которые применяют в своей игре богатые, и они бы смогли играть в ту же игру. Вот тогда бы они вышли на дорогу, ведущую к их собственной фи­нансовой независимости. Мне каждый раз становится не по себе, когда я слышу, как какой-то родитель советует своему ребенку идти в школу, чтобы смочь найти надежную, безопасную рабо­ту. Я знаю, что работник с надежной, безопасной работой, без финансовой разумности, едва ли избежит финансовых проблем. Среднестатистические американцы сегодня работают от 5 до б месяцев на правительство, пока не заработают достаточ­но, чтобы покрыть свои налоги. По моему мнению - это длинный отрезок времени. Чем усерднее ты трудишься, тем больше ты платишь правительству. Вот почему я уверен, что идея «Заберем у богатых» бьет по тем, кто ее поддерживает. Каждый раз, когда люди стараются наказать богатых, бога­тые не уступают просто так, они реагируют. У них есть деньги, власть, и намерение менять ситуацию в свою пользу. Богатые не сидят на одном месте, платя добровольно больше налогов. Они ищут пути сокращения налоговых расходов. Они нанима­ют умных адвокатов, бухгалтеров-экспертов и вынуждают по­литиков менять законы или создавать легальные лазейки. Бо­гатые располагают ресурсами влиять на положение вещей.

Налоговый кодекс США также позволяет разными путями экономить на налогах. Каждый может воспользоваться предо­ставляемыми возможностями, но именно богатые изыскивают их, поскольку они думают о своем собственном бизнесе. Так, раздел (03) «Кодекса о внутренних доходах от неосновной деятельности», позволяет продавцу задержать выплату нало­гов на часть недвижимости, проданной для получения доходов (полученных в результате роста рыночной стоимости активов) через обмен на более дорогую часть недвижимости. Другими словами, недвижимость имеет инвестиционный механизм, да­ющий значительные налоговые преимущества. Пока вы торгу­ете недвижимостью с выгодой для себя, вас не облагают нало­гом на прибыль, позволяя выгодно продать какую-то недвижи­мость. Люди, которые не пользуются преимуществом таких налоговых сбережений, совершенно легальных, упускают ог­ромную возможность строить свою графу «актив».

Бедные и средний класс не имеют подобных ресурсов. Они сидят и позволяют правительству выжимать из них деньги. Сегодня меня шокирует количество людей, которые платят больше налогов, довольствуются незначительными снижени­ями налогов просто потому, что боятся правительства. Я точ­но знаю, какой испуг может нагнать на людей правительствен­ный налоговый агент. У меня есть друзья, свернувшие свой бизнес, друзья, чей бизнес развалился, и в этом было замеша­но правительство. Я все это осознаю. Но слишком это высо­кая цена — работать на правительство с января по май толь­ко из-за боязни по отношению к правительству, хотя бедный мой отец этому никогда не сопротивлялся, да и богатый тоже. Правда, богатый отец играл в эту игру ловчее, делая это через корпорации — самый большой секрет богатых.

Вы можете вспомнить первый урок, которому я научился у своего отца. Я, маленький девятилетний мальчик, который дол­жен был сидеть и ждать, пока отец Майка соизволит поговорить со мной. Я часто сидел в его офисе, ожидая, пока до меня сни­зойдут. Богатый отец умышленно игнорировал меня. Он хотел, чтобы я осознал его власть, силу и хотел, чтобы и я однажды овладел подобной властью и силой. Долгие годы я учился у богатого отца, а он всегда напоминал мне, что знание — это власть. С деньгами же приходит огромная власть, требующая правильных знаний, чтобы удержать деньги и приумножить их.

Не будет знаний, и мир будет толкать со всех сторон. Бога­тый отец постоянно напоминал нам с Майком, что больше всего хлопот людям доставляет не босс или управляющий, а

налоговый служащий. И этот налоговый специалист всегда возьмет больше, если ему это позволить.

Первый урок — как заставить деньги работать на себя, а не работать на деньги — целиком касался понятия «власть». Если вы работаете на деньги, вы отдаете власть своему рабо­тодателю. Если ваши деньги работают на вас, вы имеете власть и контроль над ней.

Когда мы вкусили, что такое знание власти денег, работав­ших на нас, богатый отец захотел, чтобы мы все время умнели в финансовом плане и не позволяли кому-то доставлять нам хло­поты. Он говорил, что надо знать законы денег и как вся систе­ма работает, что больше всего шишек достается невежествен­ным людям, что лишь зная, что говоришь и делаешь, имеешь шанс преодолеть проблемы. Он много платил умным бухгалте­рам-экспертам и адвокатам. Было дешевле платить им, чем пра­вительству. Самый лучший урок богатого отца для меня, кото­рым я пользуюсь почти всю жизнь: «Будь умным, и никто не возьмет верх над тобой». Он знал юриспруденцию и был зако­нопослушным гражданином. Он знал, что незнание правил игры дорого обходится. «Если ты знаешь, что прав, ты не боишься отстаивать свои интересы», — неоднократно повторял он.

Мой высокообразованный отец всегда вдохновлял меня ис­кать хорошую работу в сильной корпорации. Говорил, как это прекрасно забираться вверх по служебной лестнице в кор­порации. Он не понимал, что, полагаясь лишь на денежный чек от корпоративного работодателя, я уподобляюсь послуш­ной корове, готовой для дойки.

Когда я рассказывал богатому отцу о советах своего отца, он только хихикал, «А почему бы не владеть собственной лестницей?» — говаривал он. Мальчишкой я не понимал, что подразумевал мой богатый отец под владением собственной корпорацией. Это была идея, казавшаяся невозможной и пу­гающей. В принципе идея мне нравилась, правда мой юный возраст не позволял мне представить вероятность того, что взрослые когда-нибудь станут работать на компанию, кото­рой я буду владеть.

Я знаю, что если бы не мой богатый отец, я бы вероятно последовал советам моего образованного отца. Благодаря бога­тому отцу я сжился с идеей когда-нибудь владеть собственной корпорацией и вышел на дорогу, на которой нахожусь и сегодня. К 16-ти годам я знал, что не последую рекомендациям мо­его образованного отца. Я еще не знал, что из этого выйдет, но был твердо намерен не следовать в том же направлении, что и мои одноклассники. Это решение изменило мою жизнь.

Пока мне не стукнуло 25, смысл советов богатого отца был не во всем мне ясен. Я только что уволился из ВМФ и работал в корпорации «Ксерокс». Я много зарабатывал, но каждый раз, глядя на свой денежный чек, испытывал разочарование. Вычеты были такими большими. И чем больше я работал, тем больше становились вычеты. Я успешно справлялся со своими обязанностями, мои боссы говорили, что я заслуживаю про­движения по служебной лестнице и повышения жалования. Мне это льстило, но в моих ушах звучали вопросы моего бога­того отца: «На кого ты работаешь, кого ты делаешь богатым?».

В 1974 г., еще, будучи работником «Ксерокса», я сформи­ровал свою первую корпорацию и начал продумывать свой собственный бизнес. Было уже несколько активов в моей гра­фе «Актив», и теперь я размышлял над тем, как увеличить свой актив. Денежные чеки со своими вычетами прояснили смысл советов моего богатого отца.

Многие работодатели считают, что если советовать своим работникам думать о своем собственном бизнесе, это плохо ска­жется на их, работодателей, бизнесе. Уверен, что такое вполне вероятно иногда. Но вот я, фокусируясь на своем собственном бизнесе, создавая актив, стал, как работник, лучше. У меня была цель. Я рано стал строить свой бизнес, но я работал при­лежно, скапливая как можно больше денег, которые бы я мог начать инвестировать в недвижимость. Гавайи становились все более известными, а значит, имелись хорошие перспективы чего-нибудь добиться в бизнесе. Чем больше я понимал, что на Га­вайях вот-вот разразится экономический бум, тем больше я продавал аппаратов «Ксерокс». Чем больше я «ксероксов» про­давал, тем больше зарабатывал, а чем больше зарабатывал, тем больше становились вычеты из моего жалования. Я кру­тился как мог, я очень старался выбраться из ловушки работ­ника, работал усерднее. К 1978 г. я входил в пятерку лучших продавцов «ксероксов». Часто был №1. Я отчетливо понимал, Что очень хочу выбраться из крысиных гонок.

Менее чем через 3 года я зарабатывал больше в моей соб­ственной маленькой корпорации, являющейся холдинг-компанией и компанией, занимавшейся операциями с недвижимос­тью, чем я зарабатывал в ксероксе. А деньги, которые зараба­тывал в своей графе «актив» в своей собственной корпорации, работали на меня, а не на того, кто барабанил в двери, прода­вая «ксероксы». Теперь я лучше разумел советы богатого отца. Вскоре денежный поток из моего актива стал столь силен, что я купил себе первый «Порше». Мои сотрудники по «Ксерок­су» думали, что я купил машину на свои комиссионные. Нет. Я вложил свои комиссионные в актив.

Мои деньги усердно работали, чтобы заработать еще больше денег. Каждый доллар в графе актив был большим работни­ком, усердно трудился, создавая еще больше работников. Дол­лары-работники купили мне новый «Порше» на деньги до удер­жания налогов. Я начал усерднее работать на «ксероксе». Мой план срабатывал, а «Порше» был тому доказательством.

Воспользовавшись уроками, полученными от богатого отца, я смог выбраться из «крысиных гонок» в раннем возрасте. Я не был уже работником в ловушке. Это стало возможным, благодаря крепким финансовым знаниям, которые я усвоил через уроки богатого отца. Без этих финансовых знаний, ко­торые я называю финансовым коэффициентом интеллекта, моя дорога к финансовой независимости была бы куда слож­нее. Сегодня я учу других на финансовых семинарах в на­дежде, что смогу поделится моими знаниями с ними. Когда я разговариваю с людьми, я напоминаю им, что финансовый коэффициент интеллекта состоит из знаний в 4-х сферах:

№1 — бухгалтерский учет. Это то, что я называю финан­совой грамотностью. Жизненно важно уметь считать, если вы хотите построить империю. Чем больше количество денег, за которые вы отвечаете, тем больше требуется аккуратности, точности, или бизнес рухнет. Финансовая грамотность — это умение читать и понимать финансовые отчеты. Это умение позволит вам определять силу и слабость в любом бизнесе.

№2 — инвестирование. Это то, что я называю наукой о деньгах, зарабатывающих деньги. Инвестирование включа­ет в себя стратегии и рецепты. Это созидательная сторона бизнеса.

№3 — понимание рынка. Это наука о предложении и спро­се. Есть потребность знать «технические» аспекты рынка, что нужно рынку. Надо понимать, есть ли в конкретном инвестировании экономический смысл, в чем сейчас нуждается ры­нок. Надо понимать эмоции рынка.

Многие люди думают, что концепции инвестирования и по­нимания рынка слишком сложны для детей. Родители не ви­дят, что дети интуитивно знают данные предметы. Вспомните Рождество 1996 г. Дети поголовно хотели куклу ELMO, ко­торую широко разрекламировали, но которую невозможно было купить. Возникла целая паника, так как спрос на куклу был огромен, а предложение было нулевым. Спекулянты здо­рово нагрели руки на горе отчаявшихся родителей. Те роди­тели, которым не посчастливилось найти куклу ELMO, были вынуждены покупать на Рождество другую игрушку. Неве­роятная популярность куклы ELMO кажется мне бессмыс­ленной, но это отличный пример того, что такое спрос и пред­ложение на рынке, в экономике. Аналогичные ситуации, как и с куклой ELMO, можно наблюдать касательно акций, обли­гаций, недвижимости и бейсбольных карточек.

№4 — знание экономических законов, юриспруденции. Мы уже говорили о корпорациях. Если в корпорации хорошо поставлено дело с бухгалтерским учетом, инвестированием, знанием рынка — ее ждет невероятный рост, а если человек знает о налоговых преимуществах корпораций и защите, обес­печиваемой корпорацией, он может разбогатеть значительно быстрее, чем какой-то работник или мелкий предпринима­тель. Человеку нужно знание законов, регулирующих эконо­мику. Человек, знающий законы экономики, словно летает, тогда, как незнающий человек ходит по земле.

1. Выгоды, обеспечиваемые корпорациям существующей системой налогового обложения.

Корпорация может делать многое, чего не может один че­ловек. Например, оплачивать расходы, прежде, чем заплатит налоги. Корпорация — потрясающая штука, но, не имея под­ходящего актива или бизнеса, вряд ли получится заняться корпоративной работой.

Работники зарабатывают, платят налоги и стараются жить на то, что остается после уплаты налогов. Корпорация зара­батывает столько, сколько может или нужно, и облагается Налогами на то, что осталось. Это одна из самых больших Легальных налоговых лазеек, которой пользуются богатые,

Лазейки вообще создаются без особого труда, обходятся недорого, если вы владеете инвестициями, продуцирующими хо­роший денежный поток. Если вы владеете собственной кор­порацией, то заседания правления на Гавайях превращаются в отдых. Корпорация несет расходы за выплаты на машины, страховку машин, ремонт машин, оплачивают тренажерный зал, частично оплачивает рестораны. И так далее и тому по­добное, но все делается легально, доналоговыми долларами.

2. Защита от судебных процессов. Мы живем в сутяжни­ческом обществе. Все от тебя чего-то хотят. Богатые прячут значительную часть своего богатства посредством корпораций и трастов, т. е. защищая свои активы от кредиторов. Когда кто-то преследует в судебном порядке богача, то часто натал­кивается на слои легальной защиты и обнаруживает, что бо­гач-то практически ничем не владеет. Богачи контролируют все, но ничем не владеют. Бедные и средний класс стараются владеть всем, но уступают правительству; кто-то из них сутяж­ничает по какому-то поводу с богатыми, это те, кто идет за Робин Гудом: «Бери у богатых, отдавай бедным».

Цель этой книги несколько иная, чем вдаваться в специфику владения корпорацией. Хотя я скажу, что если вы владеете каким-то легитимным активом, я бы советовал вам узнать боль­ше о преимуществах и защите, предлагаемых корпорацией и как можно быстрее. Есть много книг об этом, где все детализи­ровано, где говорится о шагах, требующихся для основания корпорации. В частности, книга «Создай корпорацию и стань богатым» хорошо рассказывает о силе собственных корпора­ций. Финансовый коэффициент интеллекта — это сумма мно­гих знаний и талантов, комбинация четырех вышеозначенных сфер -составляющих финансовой разумности. Если вас влечет большое богатство, указанные четыре фактора, их знание в сумме здорово помогут вам; т. е. если вы овладеете этими фак­торами, вас ждет большое финансовое будущее.

В итоге: Богатые Люди, работающие

с корпорациями на корпорацию

1. Зарабатывают. 1. Зарабатывают.

2. Тратят. 2. Платят налоги.

3. Платят налоги. 3. Тратят.

Как часть вашей всеохватывающей финансовой стратегии, мы настоятельно рекомендуем вам владение собственной кор­порацией, завязанной на ваших активах.

Глава VI. УРОК 5

Богатые изобретают деньги

Прошлым вечером я передохнул от написания книги и по­смотрел телепрограмму, рассказывавшую историю молодого „человека по имени Александр Грехем Белл. Белл только что (по телеистории) запатентовал свой телефон и столкнулся с растущими проблемами, вызванными большим спросом на его новое изобретение. Нуждаясь в более крупной компании, Белл пошел в офис гиганта того времени «WESTERN UNION» и спросил владельцев гиганта, не купили бы они его патент и его крошечную компанию. Белл хотел 100000 $ за все. Пре­зидент «WESTERN UNION» высмеял его, отвергнув предло­жение и сказав, что данная цена была нелепой. Остальное — дело истории. Появилась индустрия с капиталом во многие миллиарды долларов, родился монстр AT&T («Американс­кий телеграф и телефон»).

Сразу после истории об Александре Белле были вечерние новости, где рассказывалось о сокращениях в местной компа­нии. Работники компании были злы и жаловались на то, что руководство компании поступило несправедливо. Уволенный менеджер, которому было лет 45, с женой и двумя детьми сто­ял у ворот компании, умоляя охрану пропустить его к владель­цам компании, дабы поговорить с ними. Менеджер хотел, что­бы владельцы пересмотрели решение о его увольнении. Он только что купил дом и боялся потерять его. Мольбы менедже­ра транслировались телевидением на весь мир. Понятно, что я обратил на эту сцену внимание.

Я занимаюсь профессиональным преподаванием с 1984 г. Сегодня мой опыт в преподавании достаточно велик. Препо­давание приносит солидный доход. Но это еще и беспокойное Дело, это дело, вызывающее у меня тревогу. Я обучил тысячи людей и подметил один нюанс, касающийся всех, с кем я столкнулся в преподавании, включая и меня самого. Люди имеют огромный потенциал, имеют способности и таланты. Но есть кое-что, что мешает раскрыться людям — это сомне­ние в своих силах. Не столько отсутствие технической информации сдерживает раскрытие человеческого потенциала, сколько отсутствие уверенности в себе.

Большинство людей, закончив школу, идут в жизнь и уз­нают, что школьное образование — это еще далеко не все, что нужно человеку для достижения успеха. Реальный мир далек от академических знаний, он требует чего-то большего от людей. Я слышал, как кто-то называл это «что-то боль­шее» — сила воли, упорство, активность, дерзость, храбрость, ловкость, отвага, цепкость, незаурядность. Фактор наличия этих качеств в людях, в конечном счете, влияет на их буду­щее гораздо больше, чем школьные знания.

В каждом из нас есть или храбрость, или незаурядность, или отвага. Есть и антиподы этих качеств: ведь люди могут вставать на колени и умолять кого-то о чем-то. После года во Вьетнаме, где я был пилотом в ВМФ, я обнаружил в себе и лучшие и худшие черты характера человека.

Как учитель, я узнал, что именно чрезмерный страх, сомне­ние в себе были самыми крупными разрушителями человечес­кого гения. У меня всегда разрывалось сердце, когда я видел, что студенты знают ответы на вопросы, но не имеют мужества действовать в духе заведомо известных ответов на вопросы. Да и часто в реальном мире не ум, а наглость берет верх.

Мой личный опыт говорит, что финансовый гений требует и технических знаний и мужества. Если страх слишком си­лен, гений подавлен. На своих занятиях я основательно убеж­даю студентов учиться рисковать, быть пробивным, чтобы дать своему гению возможность одолеть страх, пробудив силу и незаурядность в человеке. Для кого-то эта моя установка сра­батывает, кого-то пугает. Я пришел к осознанию того, что для большинства людей, когда доходит до денег, предпочтитель­нее действовать наверняка. Мне не раз приходилось париро­вать вопросы: Зачем рисковать? Зачем доставлять себе беспо­койство с развитием своего финансового коэффициента ин­теллекта? Почему я должен стать финансово грамотным?

Мой ответ был таким: «Для того, чтобы иметь в жизни больший выбор».

Я думаю, впереди нас ждут огромные перемены. Я начал главу с истории молодого изобретателя Александра Грехема Белла, но и в последующие наши годы будет предостаточно таких же людей, как и он. Будет еще сотня людей, подобных Биллу Гейтсу, будут невероятно успешные компании типа «Microsoft», создаваемые ежегодно, по всему миру. А еще в последующие годы будет намного больше банкротств, уволь­нений, сокращений.

Итак, зачем озадачивать себя развитием своего финансово­го коэффициента интеллекта? На этот вопрос каждый отве­чает себе сам. Я могу рассказать вам, почему я сам делаю это. Я делаю это потому, что это самое волнующее действо для меня, я чувствую, что я живу, когда развиваю свой финансо­вый коэффициент интеллекта. Я приветствую перемены в жизни, а не боюсь их. Я прихожу в возбуждение от мысли, что можно заработать миллионы, а не от мысли, вызывающей беспокойство, по поводу неполучения повышенного жалова­ния. Время, в которое мы живем, дает нам беспрецедентные исторические возможности. Будущие поколения будут огля­дываться на этот отрезок времени и отмечать, что это, долж­но быть, было необыкновенное время, это было время рожде­ния нового и отмирания старого, возбуждения и суматохи.

Итак, зачем озадачивать себя развитием своего финансово­го коэффициента интеллекта? Затем, что если вы это сделае­те, вы будете здорово процветать, преуспевать. А если не сде­лаете, этот отрезок времени будет лишь пугать вас. Прибли­жается время, когда одни люди будут отчаянно и смело рваться вперед, а другие лишь цепляться за истлевшие рассказы о прежних временах. Оно уже началось.

Земля была богатством 300 лет назад. Тот, кто владел зем­лей, владел и богатством. Затем появились заводы и фабрики, Америка стала доминировать на планете. Промышленник зав­ладел богатством. Сегодня богатство приносит информация. Тот, кто имеет наиболее своевременную информацию, владеет богатством. Проблема, правда, есть, и она в том, что информа­ция носится по всему миру со скоростью света. Новое богат­ство не может сдерживаться, не может быть заключено в ка­ких-то рамках, как это было с землей и заводами. Грядут еще более драматические перемены, которые станут протекать еще быстрее. Грядет грандиозный рост количества новых мульти­миллионеров. Но будут и те, кто окажется на обочине жизни.

Сегодня я вижу так много людей, старающихся изо всех сил, усердно работающих просто потому, что они цепляются За старые идеи. Они хотят, чтобы все было как и раньше, они сопротивляются переменам. Я знаю людей, потерявших свою работу или свои дома, и они проклинают технический про­гресс, экономику или своего босса. Грустно об этом говорить, но эти люди так и не осознали, что проблема то вся в них самих. Старые идеи тянут их на дно. Старые идеи — их са­мый большой пассив. Пассив потому, что эти старые идеи – вчерашний день, и принадлежат эти старые идеи вчерашнему дню, а не сегодняшнему. Но люди, потерявшие работу или дом, этого так и не поняли.

Как-то в полдень я учил инвестированию с помощью на­стольной игры, которую изобрел сам — «CASHFLOW» («де­нежный поток»). Игра была обучающим инструментом. Один мой друг привел свою знакомую на занятия. Женщина недав­но развелась, очень переживала развод и теперь искала отве­ты на некоторые вопросы. Мой друг считал, что занятия по­могут чем-то этой женщине.

Игра была предназначена для того, чтобы помогать людям уяснить, как работают деньги, люди узнавали, как положе­ние с доходом взаимодействует с балансом. Люди учились понимать, как циркулируют деньги между доходом и балан­сом. Люди учились понимать, что дорога к богатству лежит через стремление к росту ежемесячного денежного потока из колонки «актив», и этот денежный поток должен был бы пре­вышать ежемесячные расходы. Когда денежный поток из ко­лонки «актив» вырастает ежемесячно настолько, что явно превышает расходы, человек может выбраться из «крысиных гонок» и выйти на «скоростной трек».

Как я говорил, ненавидят игру одни люди, любят другие, упускают суть игры третьи. Пришедшая женщина упустила хорошую возможность чему-то научиться. В начале игры она вытянула карточку с изображением лодки. Сначала обрадова­лась: «О, у меня есть лодка». Затем же, когда ее друг (что привел ее) постарался объяснить, как цифры (суммы) работа­ли на ее положение с доходом и балансом, женщина расстрои­лась, потому что никогда не любила математику. Те, кто играл за одним столом с женщиной, ждали, пока ее друг продолжал объяснять ей взаимосвязь между положением с доходом (т. е. с прибылью и убытком), балансом и ежемесячным денежным потоком. Внезапно, когда женщина осознала, как работали числа (суммы), до нее дошло, что ее лодка сжирала ее живьем.

Позже по игре ее «сократили» и она заимела ребенка. Для нее игра была ужасной.

После занятий ее друг подошел ко мне и сказал, что жен­щина была расстроена. Она пришла на занятия, чтобы на­учиться инвестированию, и ей совершенно не понравилось то, что пришлось столько времени играть в эту тупую игру.

Ее друг попытался сказать ей — мол присмотрись к себе, может быть игра лишь «отражает» тебя так или иначе то, что с тобой происходит. После этих слов, из уст друга, женщина потребовала вернуть ей деньги. Она заявила, что сама мысль, будто игра могла бы быть ее собственным отражением, каза­лась ей смехотворной. Деньги были ей возвращены, и жен­щина ушла.

С 1984 г. я зарабатываю миллионы, просто делая то, что не делает школьная система. В школе большинство учителей чи­тают лекции. Я же ненавидел лекции, будучи учеником — слушая их, я испытывал скуку и не мог сосредоточиться.

В 1984 г. я начал обучать людей через игры. Я всегда втол­ковывал взрослым ученикам, чтобы они воспринимали игры, как зеркала, отражавшие реальные знания людей на данный момент и то, что им нужно было узнать. Важно отметить и то, что игры мои отражают поведение человека. Игры были и есть настоящей системой обратной связи. Игра, вообще, это не учитель, читающий лекции, это персональная обратная связь, работающая только на тебя.

Друг той женщины, что ушла недовольной, позже перезво­нил мне. Он сказал, что женщина успокоилась, но пока осты­вала от возмущений, смогла усмотреть кое-какую связь меж­ду игрой и своей жизнью.

Хотя она и ее муж не владели лодкой, они владели многим Другим. Женщина была сердита после развода и из-за того, что муж сбежал с молоденькой дамой, и из-за того, что после 20 лет совместной жизни они имели незначительный актив. Им и делить то толком было нечего. 20 лет совместной жизни были невероятно приятными, но актив оставался желать лучшего.

Женщина поняла, что ее гнев на занятиях на математику, которая касалась состояния дохода и баланса, проистекал из того, что она смущалась, не понимания этих экономических Понятий. Она верила в то, что финансы — мужская прерога­тива. Она поддерживала порядок в доме, устраивала вечеринки, а муж управлялся с финансами. Теперь же она была совершенно уверена, что за последние 5 лет совместной жиз­ни муженек припрятал от нее немало денег. Женщина зли­лась на себя за то, что не контролировала расход денег в семье, и не знала о любовных похождениях мужа.

Как и настольная игра, наш мир всегда обеспечивает нас регулярной обратной связью. Те, кто настраивается на серь­езный лад в жизни, имеют возможность узнать о мире боль­ше. Однажды, совсем недавно, я пожаловался жене на то, что из-за этих ее стиральных порошков, мои брюки стали морщиться, материя стала садиться, а она нежно улыбнулась и ткнула меня в живот, давая понять, что с брюками все было в порядке, просто у меня брюшко выросло.

Игра CASHFLOW предназначена для того, чтобы давать каждому игроку персональную обратную связь. Ее цель -дать человеку ощутить возможность выбора. Если человек, игрок, вытягивает карточку с нарисованной лодкой, а лодка оборачивается долгами, возникает вопрос: «Ну, и что ты те­перь можешь сделать?» как в этой ситуации поступить наибо­лее разумно? Цель игры заключается в том, чтобы научить игроков думать, находить выход из любой ситуации.

Я видел, как в эту игру играли тысячи людей. Те, кто вы­бирались из «крысиных бегов» быстрее остальных, являлись людьми, понимавшими, что стоит за цифрами, и имевшими созидательный финансовый разум. Эти люди распознавали возможность нескольких финансовых действий. Те же, кто играл в CASHFLOW дольше по времени, были людьми, не понимавшие цифр, не осознавшие силу инвестирования. Бо­гатые люди — весьма созидательны и всегда рискуют расчет­ливо, осознанно.

Мне встречались и такие люди, игравшие в CASHFLOW, которые в игре могли заиметь кучу денег и не знали, что с ними делать. Большинство таких людей не были финансово успешными и в реальной жизни. В игре их обходили даже те, кто не набрал большого количества денег. Вот она, правда жизни — есть много людей, имеющих много денег в реальной жизни, но не добивающихся ощутимого финансового успеха.

Ограничивать свой выбор — это то же самое, что и привя­зываться к старым идеям. У меня есть друг, еще со школьной скамьи, который сегодня работает на трех работах. 20 лет

назад он был самым богатым среди всех моих одноклассни­ков. Когда местная сахарная плантация закрылась, компа­ния, на которую друг мой работал, закрылась вместе с план­тацией. Мой друг решил, что у него в такой ситуации остает­ся один выбор — усерднее работать. Но он не мог найти рав­ноценной работы, не мог найти работы, где его опыт сослу­жил бы ему добрую службу. В результате ему пришлось пе­реквалифицироваться на три нынешние работы, и зарплата его стала меньше. Так и работает друг мой на трех работах, чтобы зарабатывать достаточно на пропитание.

Наблюдая за людьми, играющими в CASHFLOW и жалу­ющимися, что карточки, дающие хорошие возможности, не приходят к ним, я заметил, что им приходится сидеть, ничего не делая. Я знаю подобных людей и в реальной жизни. Они сидят и ждут хороших возможностей.

Я наблюдаю за людьми, которые в игре получают карточ­ки, дающие хорошие возможности, но не в состоянии зарабо­тать деньги на этих возможностях. И вот они жалуются, что мол они бы выбрались из «крысиных гонок», если бы зарабо­тали больше денег. Вот им, мол, и приходится сидеть, выжи­дать. Я знаю людей, которые также ведут себя и в реальной жизни. Им предоставляются большие возможности, но у них нет денег.

У меня в игре встречаются люди, которые вытягивают кар­точку, дающую огромную возможность, и, громко огласив кар­точку, не имеют никакого представления об этой возможнос­ти. У них есть деньги, момент подходящий, у них есть класс­ная карточка, но они не могут увидеть возможность, которая во всю пялится на них. Людям не удается увидеть, как подхо­дит им представляющаяся возможность, подходит для того, чтобы помочь им выбраться из «крысиных гонок». Я знаю массу людей, подобных тем, о которых сейчас рассказал при­менительно к игре. Большинство людей имеют шанс всей сво­ей жизни прямо перед своим носом, и не могут его рассмот­реть. Спустя годы, люди узнают об этом шансе, когда кто-то Другой им воспользовался и разбогател.

Финансовая мудрость — это возможность большего выбора у человека. Если возможности не подворачиваются, то как чело­веку улучшить свое финансовое положение? Если возможность сваливается человеку в руки, но нет денег и банк не хочет идти

навстречу, то что предпринять, чтобы возможность была реали­зована в пользу человека? А если вы ошибаетесь в своих расче­тах и то, на что вы делали ставку, не срабатывает, как посту­пить? Вот когда нужна финансовая мудрость. Все дело не в том, что случается, а в том, сколько разных финансовых решений есть у вас в запасе. Дело в том, на сколько вы созидательны в решении финансовых проблем.

Большинство людей знает лишь одно решение своих фи­нансовых проблем - больше работать, экономить, брать в долг. Почему желательно наращивать свою финансовую муд­рость? Потому, что вы хотите сами созидать свою удачу. Вы хотите уметь находить оптимальный выход из любой ситуа­ции. Мало людей понимают, что удача созидается, создается, как и деньги. И если вы хотите быть удачливее, создавать деньги, а не просто больше вкалывать, тогда финансовая муд­рость — то, без чего не обойтись. Если вы из тех, кто сидит и ждет, когда что-то нужное вам свершится само собой, вы мо­жете просидеть и прождать всю жизнь. Это, как будто, си­деть в машине и ждать, когда на 5 миль вперед на светофорах загорится зеленый свет, прежде, чем стронуться с места.

Будучи мальчишками, я и Майк неоднократно слышали от богатого отца, что «деньги — не реальны». Изредка богатый отец напоминал нам, как близко мы подходили к секрету де­нег в тот день, когда собрались и начали «делать деньги», переплавляя тюбики из-под пасты.

— Бедные и средний класс работают на деньги, — говорил он. — Богатые зарабатывают деньги, делают их. Чем больше вы считаете деньги реальными, тем усерднее станете работать на них. Если вы сможете догнать, что деньги — не реальны, вы быстрее разбогатеете.

— А что это значит? — часто спрашивали мы с Майком богатого отца. — Что же такое деньги, если они — не реаль­ны?

— Деньги — то, чем мы их считаем, — это все, что бога­тый отец отвечал.

Единственный, наиболее мощный актив, которым все мы располагаем — наш разум. Если он хорошо натренирован, он может создать немыслимое богатство, которому не будет кон­ца и края. Натренированный разум может дать такое богат­ство, которым не владели 300 лет назад короли и королева. А вот нетренированный разум может создать неслыханную бед­ность, которая станет передаваться в определенной семье из поколения в поколение.

В наш информационный век деньги у некоторых прораста­ют в мгновение ока. Кое-кто делает деньги из ничего, только из идей и соглашений. Если вы спросите людей, продающих акции, связанные с инвестициями, они скажут, что видят по­добное все время. Миллионы могут делаться регулярно из ничего. Под «ничего» я понимаю незатраченные деньги. Деньги делаются взмахом руки на товарной бирже, молниеносным сообщением о сделке из Торонто в Лиссабон и обратно, звон­ком брокеру покупать, а мгновением позже продавать. День­ги не переходят из рук в руки. Соглашения — да.

Итак, зачем развивать свой финансовый гений? Только вы сами можете ответить на этот вопрос. Я могу сказать, почему сам это делаю. Я делаю это потому, что хочу зарабатывать день­га быстро. Не потому, что мне это нужно, а потому, что я хочу это делать. Это обворожительный познавательный процесс. Я развиваю свой финансовый коэффициент интеллекта, потому, что хочу принимать участие в самой быстрой и самой большой игре в мире. И я, по-своему, хотел бы стать частью беспрецеден­тной эволюции человечества, эры, в которой человеческие суще­ства работают за счет силы разума, а не с помощью тела. Сегод­ня, кроме того, акцент в жизни и переносится на работу разума. Это происходит повсеместно. Кого-то это повергает в уныние. Кого-то пугает. Но это захватывающий процесс.

Я развиваю свою финансовую мудрость, довожу до совер­шенства этот свой самый мощный актив. Я хочу быть с людь­ми, смело двигающимися вперед. Я не хочу быть с теми, кто тащится сзади.

Я дам вам простой пример создания денег. В начале 90-х гг. экономика Феникса была в ужасном состоянии. Как-то я смотрел телешоу «Доброе утро, Америка», когда специалист финансового планирования, пришедший в студию, стал вещать о предстоящих в будущем кошмарах и ужасах в эконо­мике города. Его советом было «экономить деньги», отклады­вать ежемесячно по 100 $, и через 40 лет, по его расчетам, стать миллионером.

Конечно, откладывать деньги ежемесячно — блестящая идея. Это один выбор — тот, под которым подписывается

большинство людей. Но проблема-то в том, что это мешает людям видеть, что же в действительности творится. Люди упускают великолепные возможности для намного более зна­чительного роста количества своих денег. Они не идут в ногу со временем.

Как я сказал, экономика Феникса была в плачевном положе­нии в начале 90-х гг. Самое время инвесторам подсуетиться.

Значительная часть моих средств была на рынке акций, плюс вложена в многоквартирные дома. Наличности мне не хвата­ло. Так как все что-то сбывали, я все время что-то покупал. Я не экономил деньги, я их инвестировал. Мы с женой имели более миллиона долларов наличными, и эти деньги работали на рынке, который быстро рос. Создавались отличные возмож­ности для инвестирования. Экономика города была неважной. Я не мог отказаться от многочисленных маленьких сделок.

Дома, стоившие когда-то 100 000 $, теперь оценивались в 75 000 $. Но вместо того, чтобы покупать такие дома в местной конторе, связанной с недвижимостью, я начал покупать дома в конторе, занимавшейся банкротствами в судах. Здесь дом за 70 000 $ можно было иногда купить за 20 000 $ и меньше. 2 000 $ которые ссудил мне на 3 месяца под 200 $ мой друг (речь идет о первом доме, и операции с ним), я проплатил, как пер­вый взнос, за первый дом, а чек отдал доверенному поверенно­му. Пока покупка оформлялась, я дал объявление в газете, рекламируя продажу дома, ценой 75 000 $, всего за 60 000 $, без скидок. Телефон разрывался от звонков. Потенциальные покупатели появлялись один за другим, а так как собствен­ность была моей легально, все потенциальные покупатели име­ли возможность приехать взглянуть на дом. Это было хоро­шим подспорьем. Наконец дом был продан. Мне вернули деньги покупатели, потраченные на оформление документации на дом, по моей просьбе. Я вернул 2 000 $ своему другу плюс 200 $. Он был доволен, покупатель дома был доволен, доверенный поверенный был доволен, и я был доволен. Я продал дом за 60 000 $, а мне дом обошелся в 20 000 $. 40 000 $ были созданы из денег в моей колонке «актив», в виде долгового обязатель­ства от покупателя. Общее время работы: 5 часов.

А теперь, если вы финансово грамотны и читаете цифры, я покажу вам, почему данный пример показывает изобрете­ние денег.

Тогда мы с женой смогли провести 6 подобных простых опе­раций в наше свободное время. В то время, как основная часть наших денег была в более крупной собственности и на рынке акций, мы смогли создать более 190 000 $ актива (долговые обязательства при 10 %-ном интересе) через эти 6 покупок. Это тянет на приблизительно 19 000 $-й годовой доход, боль­шая часть которого укрыта через нашу приватную корпора­цию. Значительная часть из этих 19 000 $ в год идет на оплату за машины нашей компании, бензин, поездки, страховку, обе­ды с клиентами и т. д. К тому времени, как правительство получит шанс обложить налогом этот доход, он будет потра­чен, как легально дозволенные доналоговые расходы.

40 000 $, созданных в колонке «актив», это деньги, изобретённые без обложения налогами. При 10 % интересе вы создали (бы) 4 000$ в год в денежном потоке.

Сбережения — Сколько времени потребовалось на то, чтобы сэкономить 40 000 $ и сколько бы это стоило при 50 % налогов.

Вот вам простой пример того, как создаются, изобретаются деньги, как они защищаются с использованием финансовой разумности.

Спросите себя, сколько времени потребовалось бы на то, чтобы сэкономить 190 000 $? А банк заплатил бы вам 10 % интерес на ваши деньги? И долговая расписка хороша услов­но на 30 лет, так как 19000 $ выплачиваемые (более) 30 лет — это более 500 000 $ дохода. А если бы мне сразу заплатили 190 000 $, мне пришлось бы платить солидный налог.

Люди спрашивают меня, а что происходит, если человек не платит. Такое случается, и это хорошие новости. Рынок недвижимости Феникса, с 1994 по 1997 гг., был одним из самых горячих в США. Дом ценой в 60 000 $ можно было забрать обратно и перепродать за 70 000 $. И новый покупа­тель был бы доволен. И этот процесс продолжался бы и продолжался бы.

В первый раз, когда я продал дом, я заплатил и вернул себе 2000 $. Технически деньги 20 000 $ в сделке не присут­ствуют. Моя прибыль на инвестированный капитал велика. Вот вам пример, как без денег заработать очень много денег.

Сегодня, в 1997 г., когда я пишу эту книгу, рыночные ус­ловия совершенно иные, нежели 5 лет тому назад. Рынок недвижимости Феникса — предмет зависти в США. Те дома, что мы продавали за 60000 $, теперь оцениваются в 110 000 $. Рынок изменился. Сегодня время искать другие возможности пополнения графы «актив». Рыночные условия могут быть разные. Но приведенный пример иллюстрирует, как простой финансовый процесс может создать сотни тысяч долларов, задействовав малые суммы, с малым риском. Это пример де­нег, являющихся лишь соглашением. Кто угодно со средним образованием может сделать это, хотя большинство людей делать подобное не станут, а лучше прислушаются к стандар­тному совету: «Работай усерднее и экономь деньги».

Около 30 часов работы, и почти 190 000 $ было создано в графе «актив» и без всяких налогов.

Так что весомее звучит для вас? Каков будет ваш выбор?

1. Работать усердно, платить 50 % налогов, экономить то, что осталось. Ваши сбережения заработают 5 %, и это облагается налогом.

или:

2. Использовать определенное время для развития своего финансового интеллекта, чтобы овладеть силой своего мозга и научиться создавать «актив».

И подумайте, сколько времени потребуется вам, чтобы сэ­кономить 190 000 $, если вы воспользуетесь выбором №1?

Теперь вы можете понять, почему я беззвучно качаю голо­вой, слыша, как родители говорят: «Мой ребенок хорошо учит­ся в школе и получит хорошее образование». Может быть это и хорошо, но только ли это нужно ребенку?

Я знаю, что вышеприведенная инвестиционная стратегия из разряда небольших. Ею я проиллюстрировал, как малень­кое может вырасти в большое. Мой успех отражает важность крепкого финансового фундамента, который начинается с силь­ного финансового образования.

Я ранее говорил и еще раз повторю — финансовая муд­рость состоит из четырех факторов:

1. Финансовая грамотность. Умение читать цифры.

2. Инвестиционные стратегии. Наука о деньгах, делающих деньги.

3. Рынок. Предложение и спрос. Александр Грехем Белл дал рынку то, что тот хотел. Так же поступил Билл Гейтс. Дом за 75 000 $, предложенный за 60 000 $ мной, а обошедшийся мне в 20 000 $, был также результатом того, что я воспользовался возможностью, возникшей на рынке. Кто-то покупал, а кто-то продавал.

4. Законодательство, законы. Осведомленность в бухгалтерских, корпоративных, государственных и национальных правилах и предписаниях. Я рекомендую играть по правилам.

Комбинация перечисленных факторов необходима для того, чтобы добиться успеха в погоне за богатством, идет ли речь о покупке маленьких домов, больших квартир, компаний, ак-Ций, облигаций, ценных бумаг, драгметаллов и т.д.

К 1996 г. рынок недвижимости стал вставать на ноги. Все Желающие могли работать на нем. Начался бум на рынке акций, люди устремились сюда. Американская экономика под­нималась. Я начал продавать недвижимость в 1996 г., и по бизнесу посетил Перу, Норвегию, Малайзию, Филиппины. Инвестирование изменилось. Мы уже не покупали недвижимость. Я лишь наблюдал, как росла стоимость недвижимости в моей графе «актив», собираясь к концу 1996 г. начать ее продавать. Все зависело от некоторых юридических измене­ний, которые должен был утвердить Конгресс. Я хотел обна­личить несколько сделок по маленьким домам из тех шести, а долговые обязательства в 40 000 $ конвертировать в налич­ные. Мне надо было переговорить с бухгалтером, чтобы он был готов к приему наличных и искал пути скрыть их.

Я хотел бы сказать следующее. Инвестирование приходит и уходит, рынок идет вверх и вниз, экономика то процветает, то испытывает кризис. Несмотря ни на что, жизнь дает вам возможности, великие возможности, каждый день, но уж очень часто вы не в состоянии эти возможности разглядеть. А они есть. И чем больше меняется мир, чем больше меняется технология, тем больше возникает возможностей для вас и ва­шей семьи обеспечить себя и подрастающее поколение.

Так зачем беспокоить себя развитием финансовой разумно­сти? Повторяю, только вы можете ответить на этот вопрос. Я знаю, почему я продолжаю учиться и совершенствоваться. Я делаю это, так как знаю, что грядут перемены. И лучше я достойно встречу эти перемены, нежели прилипну к прошло­му. Я знаю, что предстоит рыночный бум, предстоят и рыноч­ные потрясения. Я буду систематически развивать свою фи­нансовую мудрость, поскольку знаю, что предстоящие пере­мены на рынке многих людей поставят на колени, с мольбами о работе. Я знаю, что будут и люди, которые сумеют умело воспользоваться переменами на рынке, используют шансы, данные жизнью, заработают миллионы, а ведь это те, кто культивировал и культивирует в себе финансовую мудрость.

Меня часто спрашивают, как я заработал свои миллионы. Скажу честно, мне бывает неловко приводить примеры лич­ных инвестиций, поскольку боюсь, что это станет восприни­маться как расхваливание себя самого. У меня нет таких на­мерений. Примеры собственных инвестиций я беру лишь как конкретные числовые и хронологические иллюстрации реаль­ных и простых операций. Используя эти примеры, я могу показать, что это легко. Это тем легче, чем больше вы озна­комлены с четырьмя факторами финансовой разумности.

Лично я пользуюсь двумя основными средствами для дос­тижения финансового роста: недвижимость и акции маленьких компаний. Недвижимость — основа моего бизнеса. В ра­бочие и нерабочие дни моя собственность обеспечивает де­нежный поток, время от времени стоимость подскакивает в цене. Акции маленьких компаний используются для быстро­го роста (финансов).

Я не даю совет делать все так, как я. Я лишь привожу примеры. Если предоставляющаяся возможность слишком сложная, я не понимаю данного инвестирования, я и не лезу в такое инвестирование. Несложная математика и здравый смысл - все, что требуется для достижения финансового успеха.

Есть пять причин для использования примеров:

1. Вдохновлять людей учиться чему-то большему.

2. Дать людям понять, что дело пойдет, если фундамент их знаний сильный.

3. Показать, что любой человек может очень здорово разбогатеть.

4. Показать, что существуют миллионы способов достичь своих целей.

5. Показать, что это не ракетостроение.

В 1989 г. мне пришлось побывать в пригороде Портленда (шт. Орегон) — в прекрасной местности, с маленькими, очень аккуратными домиками. Было ощущение, что вот-вот я уви­жу маленькую красную шапочку, направляющуюся к своей бабушке. Повсюду стояли знаки: «Продается». Рынок стро­евого леса был ужасен, рынок акций только что лопнул, экономика пребывала в депрессии. На одной улице я заме­тил знак «Продается», более высокий и длинный, чем знаки по соседству. Судя по всему, знак стоял уже долго. Однаж­ды я совершал пробежку мимо того знака и приблизился к владельцу продававшегося дома, стоявшего у ворот и выг­лядевшего озабоченным.

— Сколько вы просите за свой дом? - спросил я его. Владелец повернулся ко мне и слабо улыбнулся.

— Предлагайте цену, — сказал он. —Дом уже более года Продается. Никто на него и смотреть то больше не хочет.

— А я посмотрю, — сказал я, и купил дом через полчаса, н* 20 000 $ меньше запрашиваемой цены. Это был аккурат-ный, маленький, светло-голубой дом, с искусной резьбой на Всех окнах, с серыми наличниками, построенный в 1930 г. В доме был красивый каменный камин и две крохотные спален­ки. Это был прекрасный дом для аренды.

Я дал владельцу 5 000 $ наличными из суммы за дом в 45000 $, по условиям нашей сделки, тогда как реальная сто­имость этого дома была 65 000 $. Сбить цену стало возмож­ным из-за того, что дом долго не продавался. Владелец вые­хал через неделю, счастливый от обретения свободы, а в дом въехал мой первый жилец-арендатор — профессор из местно­го колледжа. После того, как все формальности с домом были утрясены, я стал класть в свой карман чуть меньше 40 долла­ров в конце каждого месяца. Чертовски приятно.

Годом спустя рынок недвижимости Орегона стал выходить из депрессии, пошел вверх. Калифорнийские инвесторы хлы­нули в Орегон, скупая здесь все и вся.

Я продал тот маленький домик за 95 000 $ молодой паре из Калифорнии, считавшей покупку дома выгодной. Мой выиг­рыш от продажи капитального имущества, т. е. дома, прибли­зительно 40 000 $, по условиям раздела (03) «Кодекса о внут­ренних доходах» прошел через операцию с отсроченным нало­гом, а я стал присматривать, куда бы вложить деньги. Через месяц я нашел 12-квартирный дом в Бивертоне (Орегон). Вла­дельцы дома, жившие в Германии, не представляли себе цен­ность того места, где находился дом, и хотели просто избавить­ся от него. Я предложил 275 000 $ за здание ценой в 450 000 $. Сошлись на 300 000 $. Я купил дом и владел им 2 года. Вос­пользовавшись тем же разделом (03) «Кодекса о внутренних доходах» с отсрочкой выплаты налога, через переваливание налога на более дорогую недвижимость, мы продали дом за 495 000 $ и купили 30-квартирный дом в Фениксе (Аризона). Мы переехали в Феникс. Как и когда-то на рынке недвижимо­сти в Орегоне, на рынке недвижимости в Фениксе была деп­рессия. Цена 30-квартирного здания в Фениксе равнялась 875 000 $ с 225 000 наличными. Денежный поток из 30 квартир был немногим более 5000 $ в месяц. Но вот рынок Аризоны начал двигаться вверх, и в 1996 г. инвестор из Колорадо пред­ложил нам 1 200 000 $ за эту недвижимость.

Мы с женой обсудили возможность продажи, но решили подождать: не будет ли пересмотрен в Конгрессе закон о дохо­дах от прироста капитала. В случае пересмотра закона Конг­рессом, как мы полагали, собственность поднимется еще на 15-20 % в цене. Ну и, кроме того, 5 000 $ в месяц — неплохие деньги.

Смысл приведенного примера - показать, как меньшая сумма денег перерастает в большую. Безусловно, не обойтись и без понимания финансовой отчетности, инвестиционных стра­тегий, чувства рынка и законов. Если люди не опытны в дан­ных вопросах, тогда, очевидно, они должны последовать за положением стандартной догмы — т. е. действовать наверня­ка, вкладывать капитал в разные предприятия, осуществлять исключительно безопасные инвестиции. Проблема безопасных инвестиций, однако, в том, что они бывают столь безопасны, что доходы от них очень невелики.

Большинство крупных брокерских фирм не связываются со спекулятивными сделками сомнительного характера, что­бы защитить себя и своих клиентов. Это — мудрая политика.

Настоящие горячие сделки не предлагаются людям-нович­кам. Часто наилучшие сделки, делающие богатых еще богаче, придерживаются для тех, кто понимает правила игры. Техни­чески неразумно предлагать большие сделки тем, кто не спо­собен их переварить, хотя, конечно, такое случается.

Чем больше тонкостей инвестиций я понимаю, тем больше возможностей мне предоставляется. Чем больше возможностей я имею, тем выше будет уровень моей финансовой разумности. Чем выше уровень моей финансовой разумности, тем легче мне расшифровать выгодность сделки. Моя финансовая муд­рость может распознать плохую сделку, или превратить пло­хую сделку в хорошую. Чем большему я научусь (а учиться надо многому), тем больше денег я заработаю, заработаю пото­му, что имею опыт и мудрость, растущие с годами. У меня есть друзья, действующие наверняка, работающие усердно в своей профессии, но не способны овладеть финансовой мудростью, на обретение которой требуется время.

Моя философия, в целом, сводится к тому, чтобы сажать семена в своей графе «актив». Это моя формула. Я начинаю помаленьку и сажаю семена. Некоторые прорастают, некото­рые — нет.

Внутри нашей корпорации, связанной с недвижимостью, мы имеем собственность стоимостью в несколько миллионов Долларов. Это наша инвестиционная компания недвижимос­ти. Я хочу особо выделить тот факт, что большинство наших миллионов начинались как маленькие инвестиции в 5 000 $ или 10000$. Эти первоначальные платежи ухватили быстро­растущий рынок, они росли свободными от уплаты налога, они участвовали в разных финансовых операциях на протя­жении ряда лет.

Мы также владеем портфелем акций, опекаемым корпора­цией, которую я и моя жена называем семейным совместным фондом. У нас есть приятели, которые имеют дело, в основ­ном, с инвесторами типа нас и имеют излишек денег для еже­месячного инвестирования. Мы покупаем спекулятивные при­ватные компании, готовые заявить о себе на фондовой бирже в США или Канаде. Примером того, как быстро зарабатывается прибыль, может служить следующее: 100 000 акций куплены по 25 центов каждая до выхода компании на рынок. Шестью месяцами позже, когда компания зарегистрирована на фондо­вой бирже (пригодна для биржевых операций), ее 100 000 ак­ций теперь стоят по 2 $ каждая. Если компания умело управ­ляется, цена акций продолжает расти, и цена одной акции мо­жет дойти до 20 $ за штуку. У нас бывают годы, когда наши 25000 $ вырастают до миллиона менее, чем за год.

Инвестирование — не азартная игра и большим риском, если вы знаете, что делаете. Это становится азартной игрой, если вы просто швыряете деньги в сделку. В инвестировании нужно использовать свои технические знания, мудрость, любовь к игре, чтобы избежать непредвиденные нюансы, уменьшить риск. А риск есть всегда. И лишь финансовая мудрость улучшает ваши шансы. Так или иначе, то, что рискованно для одного челове­ка, менее рискованно для кого-то другого. Это основная при­чина, по которой я вдохновляю людей больше вкладывать в свое финансовое образование, чем в акции, недвижимость, куда-то еще, и вдохновляю постоянно. Чем сообразительнее вы, тем лучше ваши шансы справиться с проблемами.

Биржевые операции, в которые я лично инвестирую, чрез­вычайно рискованны для многих людей и не рекомендованы им. Я играю в эту игру с 1979 г., много в нее вложил, зарабо­тал немало, но мог бы больше. Если вы понимаете, почему инвестиции могут быть весьма рискованными для большин­ства людей, вы, вероятно, будете в состоянии поступить разумнее и получить возможность взять 25 000 $ и превратить их в миллион долларов за год и с небольшим риском.

Повторю еще раз, что я не даю никому письменных реко­мендаций в этой книге. Я привожу пример того, что просто и возможно. То, что делаю я, не во всем доступно для среднеста­тистического гражданина, который в состоянии получить пас­сивный доход в 100 000 $ в год; и доход хорош, и заработать его не тяжело. В зависимости от рынка и от того, насколько вы умны, на это уйдет 5-10 лет. Если ваши расходы на жизнь скромны, то 100000 $ дополнительного дохода будут кстати и если вы работаете, и если вы не работаете. Сфера приложения моих усилий — недвижимость. Я люблю недвижимость, пото­му что она устойчивая и медленно растущая. Недвижимость — фундамент моей деятельности, и я смотрю, чтобы этот фунда­мент был крепким. Денежный поток, связанный с недвижимо­стью, у меня устойчивый, я распоряжаюсь им разумно, а зна­чит, мой денежный поток имеет все шансы приносить мне боль­шие доходы. Прочность моих дел с недвижимостью позволяет мне действовать несколько рискованно в биржевых операциях.

Если я извлекаю большую выгоду на фондовой бирже, я плачу свой налог на увеличение рыночной стоимости капита­ла, на прибыль и реинвестирую то, что остается в недвижи­мость, еще более укрепляя фундамент моего «актива».

Еще скажу пару слов о недвижимости. Я езжу по всему миру и учу инвестировать. В каждом городе я слышу, как люди говорят, что не могут покупать недвижимость дешево. Я так не думаю. Даже в Нью-Йорке или Токио, в предместь­ях этих городов, да и других, есть возможность купить недо­рогую недвижимость для большинства людей. В Сингапуре, где цены на недвижимость постоянно растут, ня окраинах все еще можно приобрести недорогую недвижимость. Поэтому стоит мне только услышать, как кто-то говорит: «Здесь вы ничего не сможете сделать», — я напоминаю сомневающим­ся, что лучше сформулировать свою мысль так: «Я еще не знаю, как это сделать здесь».

Не глаза ваши видят большие возможности, а ваш ум. Боль­шинство людей никогда не разбогатеют потому, что они не подготовлены в финансовом образовательном плане распоз­навать возможности, имеющиеся у них.

Меня часто спрашивают, как начать. В последней главе я даю ряд шагов, которые сделал я по дороге к финансовой свободе. Я всегда советую людям смотреть на все спокойнее.

Это всего лишь игра. Иногда вы выигрываете, иногда чему-то учитесь. Берегите нервы. Большинство людей никогда не вы­игрывает, потому что очень бояться проиграть. В этом вино­вата школа. Школа учит нас, что ошибки — это плохо, нас наказывают за допущение ошибок. Но если посмотреть в ко­рень вещей, ведь именно на ошибках люди и учатся. Мы учим­ся ходить, падая и вставая. Если бы мы никогда не падали, мы бы никогда не пошли. А вспомните, как учились ездить на велосипеде. У меня до сих пор шрамы на коленях, но сегодня я свободно езжу на нем. То же самое касается и зарабатыва­ния хороших денег. К несчастью, главная причина, почему большинство людей не богаты, заключается в ужасной бояз­ни проигрывать, терять. Победители не боятся проигрывать. Проигрывающие боятся. А ведь неудача — составная движе­ния к успеху. Люди, которые избегают неудачи, также избе­гают и успеха.

Я смотрю на деньги, почти как на игру в теннис. Я стара­тельно играю, допускаю ошибки, исправляю их, допускаю еще больше ошибок, исправляю их и играю лучше. Если я проигрываю игру, я подхожу к сетке, обмениваюсь через сет­ку рукопожатием с соперником, улыбаюсь и говорю: «Уви­димся в следующую субботу».

Есть два типа инвесторов:

1. Первый и наиболее распространенный тип — люди, де­лающие приобретение пакета полностью укомплектованного инвестирования. Люди обращаются в компанию, занимающу­юся операциями с недвижимостью, или к биржевому макле­ру, или к финансовому плановику и что-то приобретают: цен­ные бумаги, акции, облигации. Это самый простой способ ин­вестирования. Можно взять подходящий пример: покупатель идет в магазин, торгующий компьютерами, и покупает компь­ютер прямо с полки.

2. Второй тип — инвесторы, создающие инвестиции. Такие инвесторы обычно монтируют сделку, словно те люди, кото­рые покупают компоненты компьютеров и монтируют их, со­бирают в единое целое, делают готовый компьютер. Я не знаю, как собирать компьютер, но я точно знаю, как собрать единое полотно возможностей из отдельных компонентов, и знаю лю­дей, что так и делают. Второй тип инвесторов я бы назвал профессиональными инвесторами. На то, чтобы научиться инвестировать профессионально, требуются годы. Иногда и годы ничего не дают. Мой богатый отец и хотел, чтобы я стал ин­вестором второго типа. Если научиться инвестировать про­фессионально, научишься складывать фрагменты возможно­стей в единое полотно возможностей, можно надеяться на боль­шие выигрыши; хотя никто и от больших потерь не застрахо­ван.

Если вы желаете быть инвестором второго типа, вам нужно развить в себе три умения, три навыка. Эти навыки, которые преимущественно и надо развить, в дополнение к факторам, влияющим на становление финансовой мудрости, таковы:

1. Как обнаружить возможность, которую другие не раз­глядели, упустили. Вы видите своим разумом то, что другие не видят своими глазами. Например: человек купил неказистый старый дом типа «без слез не взглянешь». Всем любо­пытно, зачем человек купил развалюху. Оказывается, он уви­дел то, что проглядели остальные — дом продавался с че­тырьмя большими, пустующими участками земли. Человеку стало ясно, чем дело пахнет, после посещения компании, продававшей дом, и знакомства с документацией на него. Купив дом, человек снес строение и продал 5 участков зем­ли строителю в 3 приема, которые потребовались строите­лю, чтобы заплатить за весь пакет. Человек заработал 75 000 $ за двухмесячную работу. Это не огромная куча денег, но, безусловно, это больше прожиточного минимума. Эта операция не была технически трудной.

2. Как добыть деньги. Среднестатистический гражданин, единственное, что делает, идет в банк. Инвестору 2-го типа нужно знать, как добыть деньги, и существует много спосо­бов, как обойтись без банка. Когда я начинал, я научился, как покупать дома без банка. Дело, собственно, не в домах, а в овладении бесценными навыками добывания денег.

Очень часто я слышу, как люди говорят: «Банк не даст мне Денег», или «У меня нет денег, чтобы купить это». Если вы Хотите быть инвестором 2-го типа, вам надо научиться, как разобраться с тем, что останавливает большинство людей. Дру­гими словами, большинство людей позволяют отсутствию у Них денег удержать их от заключения сделки. Если вы може­те преодолеть данное препятствие, вы значительно опередите Тех, кого это препятствие остановило. Я неоднократно покупал дом, сооружение или многоквартирный дом, не взяв и цента в банке. Однажды я купил многоквартирный дом за 1 200 000 $. Был заключен письменный контракт между про­давцом (-) и покупателем (мной), взваливший на меня серь­езные обязательства. Я добыл 100 000 $ на задаток, и эти деньги дали мне 3 месяца, чтобы добыть остальные деньги. Почему я пошел на операцию с тем домом? Потому, что знал, что дом стоит 2 миллиона долларов. Я не брал деньги в бан­ке. А тот, кто продавал дом, пошел мне навстречу, ограничив задаток по сделке до 50 000 $. Общее время работы — 3 дня. Помните, инвестирование — не обычная покупка, надо знать, что покупать и как.

3. Как контактировать с умными людьми. Умные люди -это те, кто работает с более умными, чем они сами, людьми, или же нанимают более разумных. Когда вам нужен совет, убедитесь, что выбираете вашего советника с умом.

Есть многое, чему нужно учиться, но вознаграждения могут быть астрономическими. Если вы не желаете культивировать в себе перечисленные навыки, то будьте инвестором первого типа. Помните, то, что вы знаете — ваше самое большое богатство. А то, что вы делаете, не зная, что к чему — ваш самый боль­шой риск.

Риск есть всегда, так учитесь справляться с риском, а не избегать его.

Глава VII. УРОК 6

Работайте, чтобы научиться тому, как не работать на деньги

В 1995 г. я давал интервью одной газете в Сингапуре. Мо­лодая женщина-репортер пришла в назначенное время, и ин­тервью немедленно началось. Мы сидели в вестибюле рос­кошного отеля, попивая кофе и обсуждая цель моего визита в Сингапур, где я намеревался разделить трибуну с Зигом Зиглером. Он собирался рассказывать о мотивациях, а я о «Сек­ретах богатых».

— Когда-нибудь мне хотелось бы стать автором, чьи книги продавались бы так же здорово, как ваши, — сказала репортер.

Я читал некоторые статьи для газеты, написанные ею, и был поражен ее манерой написания — довольно жесткой, без обиняков. Ее статьи вызывали читательский интерес.

— У вас прекрасная манера написания, — сказал я. — Что мешает вам осуществить свою мечту?

— Кажется, моя работа никого не интересует, — тихо ска­зала женщина. — Все говорят, что мои романы — превосход­ны, но ничего не происходит, поэтому я продолжаю работать в газете. Здесь, по крайней мне платят. А вы что-то можете мне предложить?

— Могу, - четко произнес я. - Мой приятель здесь, в Сингапуре, ведет занятия, на которых учит людей продавать. Он ведет курсы по обучению продажи для многих ведущих сингапурских корпораций, и я считаю, что посещение одного из его курсов могло бы здорово помочь вашей карьере.

— Вы хотите сказать, что мне следует ходить на курсы, где Учат торговать?

Я кивнул головой.

— Вы же не серьезно это говорите, да? — удивленно спросила она.

Я кивком головы дал ей понять, что говорю на полном серьезе.

— А что вас смущает? — спросил я.

Было заметно, что женщина на что-то обижена, но я не мог понять на что. Я старался оказать услугу, а тут надо было чуть ли не защищать свое предложение.

— Я — Магистр английской литературы. Зачем мне учить­ся, как быть продавцом. Я — профессионал. Я обучалась профессии, которая мне нравится, и я не вижу потребности становиться продавцом. Я ненавижу продавцов. Они помеша­ны на деньгах. Скажите, почему я должна учиться прода­вать? — сказала, она с силой запихивая бумаги в кейс. Ин­тервью кончилось.

На кофейном столике лежал экземпляр моего вышедшего ранее бестселлера. Я поднял книгу со стола вместе с блокнотом, в котором журналистка делала записи по ходу нашей беседы.

— Вы видите это? — спросил я, указывая на ее пометки. Она взглянула на записи.

— Что? — спросила женщина сконфуженно.

Я опять неторопливо указал на ее пометки. В блокноте была запись «Роберт Киосаки — автор наиболее ходовых книг».

— Здесь сказано «автор наиболее хорошо продаваемых книг», а не «автор, пишущий лучше всех, — обратил я ее внимание.

Ее глаза сразу расширились.

— Я — плохой писатель, но я учился продавать. Вы — чудесный писатель, у вас есть степень магистра. Если соеди­нить умения продавать и умение писать, то можно стать и «автором наиболее продаваемых книг», и «автором, пишу­щим лучше всех».

Гнев отразился в ее глазах.

— Я никогда не унижусь до того, чтобы учиться прода­вать. Люди, подобные вам, пишут не профессионально. Я — профессионально обученный писатель, а вы — продавец. Это — не одно и тоже.

Через мгновение она вылетела через большие стеклянные двери во влажное сингапурское утро.

По крайней мере, на следующее утро, журналистка пере­дала мне приемлемо оформленное письменное интервью о нашей встрече.

В нашем мире полно умных, талантливых, образованных и одаренных людей. Мы встречаем их каждый день. Они ря­дом с нами.

Несколько дней назад в моей машине обнаружились техни­ческие неполадки. Я затянул ее в гараж, а пришедший моло­дой механик в считанные минуты машину отремонтировал. Он узнал, в чем была проблема, просто прослушав работу двигателя. Я был восхищен.

Но грустная правда жизни в том, что одного таланта, даже большого, недостаточно. Меня постоянно шокирует, как мало зарабатывают талантливые люди. Как-то я услышал, что менее 5 % американцев зарабатывают более 100000 $ в год. А разве мало я встречаю незаурядных, высокообразованных людей, ко­торые зарабатывают менее 20000 $ в год. Бизнес-консультант специализирующийся на медицинской торговле, рассказывал мне, как много врачей, дантистов, прочих медспециалистов поглоще­ны борьбой с финансовыми неурядицами. Я все время полагал, что на людей медицинских профессий деньга сыплются со всех сторон. Тот же самый бизнес-консультант как-то выдал фразу: «Они в одном знании от большого богатства».

Это фраза обозначает следующее: большинству людей нужно научиться и овладеть еще одним знанием, и их доход заметно подскочит. Я уже говорил о том, что финансовая мудрость включает в себя бухгалтерское дело, инвестирование, марке­тинг, законы. Объедините эти четыре фактора и зарабаты­вать деньги с помощью денег станет легче. Однако когда до­ходит до денег, единственное, до чего большинство людей могут додуматься — это вкалывать изо всех сил.

Классическим примером симбиоза знаний могла бы стать та молодая женщина-репортер из сингапурской газеты. Если бы она как следует овладела бы знаниями в сфере торговли и маркетинга, ее доход возрос бы невероятно. Если бы я был на ее месте, то поучился бы как рекламировать печат­ную продукцию да как ее продавать. Затем, вместо того, чтобы работать в газете, я бы поискал работу в рекламном агентстве. Даже если бы она потеряла в зарплате, она бы научилась емко излагать свои мысли, что важно и для писа­тельского труда, и для успешной рекламы. Нужно было бы потратить некоторое время, чтобы научиться общаться с людь­ми, это тоже важно. Она научилась бы как через рекламу привлекать интерес миллионов. Затем, по вечерам и выход­ным, она могла бы писать свой великий роман. Когда роман был бы закончен, ей было бы проще продать свою книгу.

Через какое-то время эта женщина смогла бы стать автором, чьи книга наиболее хорошо продаются.

Когда я в первый раз пришел к издателю со своей книгой «Если вы хотите стать богатым и счастливым, не ходите в школу?», он предложил мне поменять название книги на «Эко­номическое образование». Я сказал ему, что с подобным на­звание я продам две книги: одну — своей семье, вторую -лучшему другу. Да и эти две книги они захотели бы получить бесплатно. А столь противное название моей книги « Если вы хотите стать богатым и счастливым, не ходите в школу?» и было выбрано потому, что мы знали — оно привлечет гро­мадный интерес. Я — за образование и верю в образователь­ную реформу. Иначе зачем бы мне надо было продолжать настаивать на изменении нашей устаревшей образовательной системы? Итак, я выбрал название, которое помогло бы мне чаще появляться в теле- и радиошоу, просто потому, что я стремился к открытой полемике. Многие люди считали, что я — «себе на уме», но книга продавалась и продавалась.

Когда я закончил Американскую коммерческую морскую академию в 1969 году, мой образованный отец был счастлив. «Стандард Ойл оф Калифорния» наняла меня на свой нефте­наливной флот. Я был третьим помощником капитана, а моя зарплата была ниже, чем у моих одноклассников, но и это было не плохо для первой настоящей работы после колледжа. Моя первоначальная зарплата была около 42000 $ в год, вклю­чая сверхурочные часы, а работать мне нужно было лишь 7 месяцев. У меня было 5 месяцев отпуска. При желании я мог отправиться во Вьетнам в составе вспомогательного торгового флота и легко удвоил бы свою зарплату, вместо того, чтобы отдыхать 5 месяцев. Меня ждала большая карьера впереди, но через 6 месяцев я ушел с этой работы и пошел служить в ВМФ, желая научиться летать, стать пилотом ВМФ. Мой образован­ный отец был ошарашен. Богатый отец поздравил меня.

В школе и на рабочем месте бытует мнение о потребности в «специализации». Надо специализироваться, дабы зарабаты­вать больше денег, двигаться вверх по служебной лестнице. Вот почему люди, которые учатся на врача, начинают подби­рать себе специальность ортопеда или педиатра. Другие вы­бирают себе специальности бухгалтеров, архитекторов, адво­катов, пилотов и т. д.

Мой образованный отец верил в эту догму. Вот почему он был на седьмом небе от счастья, когда, в конце концов, полу­чил докторскую степень. Он не сомневался, что знания помо­гают человеку добиться в жизни большего.

Богатый отец вдохновлял меня делать прямо противопо­ложное. «Тебе нужно знать понемножку обо всем,» — гово­рил он. Вот почему ряд лет я работал в разных сферах заня­тости в его компаниях.

Некоторое время я работал в его бухгалтерии. Я и не соби­рался посвящать себя бухгалтерской работе, а богатый отец желал, чтобы я попробовал, что это такое. Он знал, что я ближе познакомлюсь с бухгалтерским «жаргоном» и поти­хоньку стану осознавать, что важно, а что — нет. Я работал уборщиком посуды в ресторане, работал на строительстве, занимался торговлей, маркетингом, бронировал места в гос­тиницах и на транспорте. Богатый отец натаскивал Майка и меня. Он настаивал на нашем присутствии на его встречах с банкирами, адвокатами, бухгалтерами-экспертами и брокера­ми. Он хотел, чтобы мы имели представление о каждом ас­пекте его империи.

Когда я оставил свою высокооплачиваемую работу в «Стан­дард Ойл», мой образованный отец захотел доверительно по­говорить со мной. Он был сбит с толку. Он не мог понять мое решение отказаться от карьеры, которая высоко оплачива­лась, от карьеры, имевшей немалую выгоду, массу свободно­го времени, возможность подниматься по служебной лестни­це. Он спросил меня: «Почему ты бросил работу?» Но я, как ни старался, не мог объяснить ему свое решение. Моя логика не вписывалась в его логику, потому что моя логика была логикой моего богатого отца.

Надежность работы означала все для моего образованного отца. Познание означало все для моего богатого отца. Обра­зованный отец считал, что я пошел в академию, чтобы выу­читься на помощника капитана на торговом судне. Богатый отец знал, что я пошел в академию, чтобы научиться между­народной торговле. Будучи студентом академии, я управлял большими грузовыми суднами, нефтеналивными танкерами, пассажирскими кораблями плавающими на Дальний Восток и в южную часть Тихого океана. Богатый отец придавал осо­бое значение тому, чтобы я оставался работать на Тихом океане, а не плавал в Европу, потому что знал, что не в Европе, а в Азии вырастали государства, имевшие большую экономи­ческую перспективу. В то время, как большинство моих одно­классников, включая Майка, тусовались в студенческих брат­ствах, я изучал торговлю, людей, направление бизнеса и куль­туры в Японии, на Тайване, в Таиланде, Сингапуре, Гонкон­ге, Вьетнаме, Корее, на Таити, Самоа и Филиппинах.

Я тоже где-то тусовался, но не в студенческих братствах. Я быстро рос.

Образованный отец никак не мог понять, почему я решил уйти из «Стандард Ойл» и пошел служить в ВМФ. Я сказал ему, что хотел научиться летать, но в действительности я желал научиться командовать войсками. Богатый отец объяснял мне, что самая тяжелая штука в управлении компанией — это руко­водство людьми. Он провел три года в армии. Мой образован­ный отец был освобожден от военной службы. Богатый отец говорил о том, как важно научиться подавать людям пример в опасных ситуациях. «Руководство — это то, чему нужно учить­ся вторым делом, — говорил он. — Если ты — неважный ли­дер, то получишь пулю в спину, да и в бизнесе пострадаешь».

Вернувшись из Вьетнама в 1973 г., я подал в отставку с военной службы, хотя летать и любил. Я нашел работу в корпорации «Ксерокс». Я пошел на эту работу по одной при­чине, которая не заключалась в какой-то выгоде. Я был очень робкий человек, и мысль о продаже пугала меня больше всего на свете. Корпорация «Ксерокс» имела одну из наилучших тренинг-программ по продажам в Америке. Богатый отец гор­дился мной. Мой образованный отец испытывал стыд за меня. Будучи интеллектуалом, он считал, что торгаши стоят по уров­ню развития ниже, чем он. Я проработал в «Ксероксе» 4 года, пока не преодолел свой страх постучать в дверь и получить отказ. После преодоления страха, я регулярно был в пятерке лучших продавцов ксероксов. Итак, после 4-х лет работы в «Ксероксе» я вновь уволился и пошел дальше, оставив за спиной еще одну великую карьеру в отличной компании.

В 1977 г. я создал свою первую компанию. Богатый отец хорошо натаскал Майка и меня, как управляться с компани­ей и теперь оставалось ее сформировать и начать бизнес, что и было сделано. Моей первой продукцией стали бумажники из нейлона, производимые на Дальнем Востоке и доставлявшиеся на склад в Нью-Йорке, который находился недалеко от моей школы. Мое формальное образование было заверше­но и пришло время испытать свои возможности. Если бы меня ждала неудача, то я бы разорился. Богатый отец считал, что лучше всего разоряться до 30-ти лет. «Еще есть время все поправить», - говорил он. Накануне моего тридцатилетия первая партия товара отправилась из Кореи в Нью-Йорк.

Сегодня я продолжаю заниматься международным бизне­сом. Я делаю то, что советовал мне богатый отец — я ищу страну, где дешевая рабочая сила, где намечается экономи­ческий рост. Сегодня моя инвестиционная компания вклады­вает деньги в Южной Америке, Азии, Норвегии и России.

Есть такая избитая фраза, говорящая, что английское сло­во «JOB» (работа) можно расшифровать как «Just Over Broke» (Только что разорившийся) К сожалению, я должен сказать, что это затрагивает миллионы людей. Так как школа считает, что такого понятия, как «финансовая мудрость» не существует, большинство работников живут на свою зарпла­ту. Они работают и оплачивают счета.

Существует ужасная теория, гласящая, что работники дос­таточно усердно работают, чтобы не быть уволенными, а вла­дельцы лишь платят достаточно, чтобы работники не уволи­лись. Если вы посмотрите, сколько платят людям в большин­стве компаний, то убедитесь, что приведенное утверждение не лишено смысла.

Вполне закономерно, что большинство работников ни к чему не стремятся. Они делают только то, что их научили делать - гоняться за надежной работой. Большинство работников трудятся за зарплату, фокусируются на том, чтобы побыст­рее извлечь какую-то выгоду для себя, но, в конце концов, это для них оборачивается катастрофой.

Я же рекомендую молодым людям искать ту работу, на которой они чему-то научатся, а не ту, где они станут лишь получать зарплату. Прежде, чем выбрать какую-то профес­сию и угодить в капкан «крысиных бегов», приобретите на­выки, знания, которые помогут вам не свести всю свою жизнь К борьбе за выживание.

Даже однажды, на протяжении жизни, угодив в вечный Процесс оплаты счетов, люди уподобляются тем маленьким Хомякам, мчащимся во вращающихся, подобных колесу механизмах. Чем быстрее мелькают маленькие пушистые лап­ки, тем быстрее вращается круглый механизм, приходит но­вый день, но хомяки все там же, где и были: отличная работа.

В кинофильме «Джерри Магвайер», где в главной роли снялся Том Круз, есть много отличных выражений. Вероят­но, самое запоминающееся из них: «Покажите мне деньги». Есть и еще одна фраза, которой не откажешь в правдивости. Она звучит в сцене, где Том Круз уходит из фирмы. Его только что уволили, и он обращается к столпившимся сотруд­никам: «Кто хочет уйти со мной?» Вокруг мертвая тишина. И только одна женщина произносит фразу: «Я бы ушла с тобой, но меня должны повысить через 3 месяца». Эта фраза, вероятно, наиболее правдивая во всем фильме. Эта фраза одна из тех, которыми люди оправдывают себя, продолжая рабо­тать, чтобы платить по счетам. Я знаю, с каким нетерпением мой образованный отец каждый год ожидал повышения жа­лования, но годы шли, принося отцу не деньги, а разочарова­ния. Отец учился, чтобы повысить свою квалификацию и получить повышение жалованья, но снова не получал ничего, кроме разочарования.

Я часто спрашиваю людей: «Куда заведет вас ваша повсед­невная работа?» Мне любопытно, предполагают ли люди, ка­ким будет результат их усердного труда, или роль хомяка -их потолок. Что ждет людей в будущем?

Сирил Брикфилд - бывший исполнительный директор «Американской ассоциации пенсионеров» - сообщает, что «приватные пенсии находятся в состоянии хаоса». Прежде всего, 50% рабочей силы сегодня не имеют пенсии. Одно это должно вызывать большую обеспокоенность. От 75 до 80 % из других 50% имеют незначительные пенсии, равные 55, 150 или 300 $ в месяц.

В своей книге «Миф о выходе на пенсию» Крейг С. Карпел пишет: «Я побывал в главном управлении крупной кон­салтинговой фирмы, занимающейся государственными пен­сиями, и встретился с управляющим директором, который специализируется в расчетах солидных пенсий для высшего руководства. Пост управляющего директора занимала жен­щина, и я спросил ее, что следует ожидать простым смерт­ным, не имеющим офисов, в плане пенсионного дохода, и она ответила суверенной улыбкой: «Серебряную Пулю».

— Что значит «Серебряную пулю? — спросил я.

— Если люди обнаружат, став старыми, что им не на что жить они всегда могут выпустить себе мозги, ответила жен­щина.

В своей книге Карпел объясняет разницу между старыми и новыми более смелыми проектами пенсионного обеспечения. Карпел рисует неутешительную картину для большинства рабо­тающих сегодня людей. И это лишь то, что касается выхода на пенсию. Когда же к этой неутешительной картине добавляются выплаты за медицинское обслуживание и долгосрочный уход за больными, престарелыми людьми в частных больницах, то кар­тина происходящего просто пугает. В своей книге, вышедшей в 1995 г., Карпел отмечает. Что плата в частной лечебнице дохо­дит от 30000 $ до 125000 $ в год. Он отправился в опрятную, без всяких наворотов, частную лечебницу в своем районе и на­шел там цену за уход, равную 88000 $, это в 1995 г.

Уже много больниц в странах с обобществленной медици­ной имеют потребность принимать жесткие решения, такие как: «Кто будет жить, а кто умрет?». Такие решения прини­маются, исключительно, в зависимости от того, сколько денег имеют пациенты и насколько они стары. Если пациент стар, то часто медицинская помощь из корыстных соображений оказывается кому-то помоложе. Старый бедный пациент от­тесняется в хвост очереди. Богатый же человек может позво­лить себе и образование получить получше, и жизнь себе со­хранить, благодаря деньгам, в то время как те, кто имеет мало средств, умрут.

Вот мне и любопытно, заглядывают ли работники в буду­щее, или их взгляд упирается в скудный денежный чек? Спра­шивают ли они себя — куда идут?

Когда я говорю со взрослыми, которые желают зарабаты­вать побольше денег, я всегда рекомендую одну и ту же вещь. Я предлагаю им взглянуть на свою жизнь по всей ее протяжен­ности: что есть сейчас, что будет потом. Вместо того, чтобы Просто работать за деньги, ради денег, искать надежную работy, что важно в определенной степени, я предлагаю людям взяться за вторую работу, которая даст им вторую квалифика­цию, новый практический опыт. Часто я рекомендую присое­диниться к компании, занимающейся сетевым маркетингом, или Многоуровневым маркетингом, если люди хотят научиться продавать. Некоторые из этих компаний имеют отличные обучаю­щие программы, помогающие людям преодолеть свой страх, неудачу, отказ. Страх, неудача, отказ — главные причины того, что люди бывают неуспешными. Образование я считаю более ценным, чем деньги, в конечном счете.

Когда я предлагаю людям заняться сетевым маркетингом, то часто слышу в ответ: «О, эта работа чересчур суетлива» или «Я хочу делать только то, что мне интересно». Услышав первое утверждение о чрезмерной суетливости сетевого мар­кетинга, я спрашиваю людей: «Значит, вы лучше всю свою жизнь будете вкалывать, отдавая 50 % заработанного прави­тельству?» Услышав другую сентенцию о желании людей делать только то, что им интересно, я говорю: «Я не испыты­ваю большого удовольствия от хождения в гимнастический зал (мне это не очень интересно), но я хожу туда потому что хочу чувствовать себя лучше и прожить дольше».

К сожалению, есть доля правды в старом утверждении: «Нельзя обучить старую собаку новым трюкам». Чтобы чело­век изменился, он должен этого хотеть.

Для тех из вас, кто занимает выжидательную позицию, когда речь заходит об идее работать, чтобы научиться чему-то ново­му, я скажу следующее: «Жизнь во многом напоминает хож­дение в гимнастический зал. Самое трудное — принять реше­ние пойти туда. А когда решение принято, вы просто втягива­етесь. Я долго боялся ходить в зал, но один раз побывав там, проделав упражнения и получив удовольствие, стал посещать его регулярно. Теперь, каждый раз, закончив заниматься на снарядах, я только радуюсь, что уговорил себя ходить.

Если вы не стремитесь работать, чтобы научиться чему-то новому, а горите желанием стать классным специалистом в своей профессии, убедитесь в том, что в компании, где вы работаете, есть профсоюз. Профсоюзы предназначены для того, чтобы защищать специалистов. Мой образованный отец, после того, как потерял благосклонность губернатора, стал руководителем профсоюза учителей на Гавайях. Он расска­зывал, что никогда не занимался более тяжелой работой, чем эта. В то же время, мой богатый отец всю жизнь делал все, что было в его силах, чтобы в его компаниях профсою­зов не было. Ему это удалось. Профсоюзы у него так и не появились.

Лично я в этом вопросе не встаю ни на чью сторону. Опре­деленная потребность в профсоюзах есть, особенно если вы делаете то, что рекомендует школа, становитесь высококва­лифицированным специалистом, а затем ищите профсоюзную защиту. Так, если бы я не расстался со своей пилотской карь­ерой, то нашел бы компанию с сильным профсоюзом пило­тов. Почему? Потому, что моя жизнь была бы посвящена обу­чению умению, которое было бы ценным лишь в одной сфере деятельности. Если бы меня выставили из этой сферы дея­тельности, мое умение не представлялось бы ценным для дру­гой сферы деятельности. Уволенный старший пилот, нале­тавший 10000 часов в тяжелой транспортной авиации, зара­батывающий 150000$ в год, имел бы трудные времена, ища эквивалентную высокооплачиваемую работу, допустим, в школьном преподавании. Знания, приобретенные в одной сфере деятельности, не требуются в какой-то другой сфере деятельности. Знания, за которые пилотом платят в авиации, в той же школьной системе не очень важны.

То же самое касается и врачей сегодня. Со всеми происходя­щими переменами в медицине много медицинских специалис­тов вынуждены обращаться в Министерство здравоохранения. Школьным учителям определенно необходимо быть членами профсоюза учителей. Сегодня в Америке учительский профсо­юз — самый крупный и самый богатый профсоюз из всех ос­тальных. Национальная Ассоциация образования имеет огром­ное политическое влияние. Учителя нуждаются в защите свое­го профсоюза, так как их знания применимы лишь в сфере образования, и не являются столь ценными в другой сфере деятельности. Итак, специалисты нуждаются в профсоюзах.

Когда я спрашиваю тех, кого обучаю: «Кто из вас может приготовить гамбургер лучше, чем Мак Дональдз?» — почти все студенты поднимают свои руки. А затем я их спрашиваю: «Так если большинство из вас может приготовить гамбургер лучше, почему тогда Мак Дональдз зарабатывает больше де­нег чем вы?»

Ответ очевиден: Мак Дональдз превосходен в системе биз­неса. Причина, почему так много талантливых людей бедны, в том, что они акцентируют внимание на приготовлении луч­шего гамбургера и почти ничего не знают о системах бизнеса.

Один мой друг на Гавайях — известный художник. Зарабатывает очень прилично. Однажды поверенный его матери позвонил ему, чтобы сообщить, что она оставила ему по заве­щанию 35000$. Это то, что осталось от ее имущества, после того, как поверенный и правительство забрали свою долю. Мой друг увидел возможность дать толчок своему бизнесу, воспользовавшись частью этих денег для рекламы. Два меся­ца спустя его первая четырехцветная, на всю страницу рекла­ма появилась в дорогом журнале, предназначенном для очень богатых людей. Реклама появлялась в течение трех месяцев. Реклама ничего не дала, а наследство пропало. Теперь мой друг хочет разбираться с журналом в судебном порядке за срыв его рекламной компании.

Это образец типичной ситуации, в которую попадает чело­век, умеющий состряпать прекрасный гамбургер, но мало зна­ющий о бизнесе. Когда я спросил художника, какой же урок он вынес из происшедшего, он произнес единственную фра­зу: «Торговцы рекламой - мошенники». Я еще задал ему вопрос, не хотел бы он пройти курсы обучения, научиться сбыту без посредников, на что он ответил: «У меня нет време­ни, и я не желаю выкидывать деньги на ветер».

В мире много талантливых бедных людей. Очень часто люди бедны и сражаются за выживание; они зарабатывают мень­ше, чем могли бы, не из-за того, что знают, а из-за того, что не знают. Они зациклены на совершенствовании своих навы­ков в стряпне лучшего гамбургера и не думают, как продать и доставить тот же гамбургер. Может быть Мак Дональдз и не делает самый лучший гамбургер, зато здесь лучше всего об­стоит дело с продажей и доставкой наиболее ходового средне­го бюргера.

Бедный отец хотел, чтобы я получил какую-то специаль­ность, полагая, что так я смогу зарабатывать больше. Даже после того, как губернатор Гавайев сказал ему, что он более не работает в государственном правительстве, мой образован­ный отец продолжал убеждать меня специализироваться. Об­разованный отец, возглавив затем профсоюз учителей, про­водил компанию по защите интересов, льгот этих высококва­лифицированных и высокообразованных профессионалов. Мы часто спорили, но я знаю, что он никогда не соглашался, что именно чрезмерная привязанность к специализации, профес­сий и вызвала потребность в профсоюзной защите. Он никогда не понимал, что чем больше ты специализируешься, тем больше попадаешь в зависимость от своей специализации.

Богатый отец советовал нам с Майком готовить себя к бу­дущему. Многие корпорации делают то же самое, готовят себя к будущему. Они находят молодого, подающего надежды сту­дента в школе бизнеса и начинают готовить его к тому, чтобы он когда-нибудь принял на себя руководство бизнесом. И эти одаренные молодые работники не специализируются в одной отрасли знаний, они перемещаются из одного отдела в дру­гой, чтобы изучить все аспекты системы бизнеса. Богатые часто натаскивают своих детей или детей других людей для буду­щего руководства бизнесом. Благодаря системе натаскивания дети богатых людей получают максимальное знание деловых операций и узнают, как взаимодействуют друг с другом раз­личные отделы корпорации.

Для поколения II Мировой войны считалось, что прыгать из компании в компанию - плохо. Сегодня это считается обычным делом. А уж коли люди будут переходить из одной компании в другую охотнее, чем искать более глубокую спе­циализацию, почему бы не поискать, чему можно было бы научиться, да отдать предпочтение этому процессу познания, а не поиску больших заработков. Поначалу этот процесс по­знания может и не сослужить вам хорошую службу. Но в конечном счете обернется для вас большими дивидендами.

Для достижения успеха нужны крепкие навыки в таких сфе­рах управления как:

1. Управление денежным потоком, т. е. движением денежной наличности.

2. Управление системами (включая самого себя и время с семьей).

3. Управление людьми.

Чрезвычайно важны глубокие знания в вопросах торговли и маркетинга. Умение продавать, а, следовательно, вступать в контакт с другим человеческим существом, умение быть покупа­телем, работником, боссом, супругом или супругой — все это Необходимо для персонального успеха. Такие навыки коммуни­кации, как писание, ораторское умение, ведение переговоров, Имеют решающее значение для достижения успеха. Надо рабо­тать и работать над собой постоянно, посещать курсы обучения, Покупать образовательные кассеты для расширения знаний.

Как я уже отмечал, чем усерднее работал мой образованный отец, тем компетентнее он становился. А чем больше он специ­ализировался, тем в более глубокую ловушку загонял себя. Хотя его зарплата шла вверх, его возможности иного выбора в жизни уменьшались. После того, как потерял работу в прави­тельстве, он узнал, сколь был уязвим в действительности в плане профессии. А что происходит с профессиональными спортсменами, получившими травму, с теми профи, чей воз­раст не вписывается в профессиональный спорт? Им уже ник­то не хочет платить большие деньги, куда они могут пойти со своими профессиональными спортивными навыками? Мой отец потому и тесно сотрудничал с профсоюзом, что осознавал, как полезны могут быть для него профсоюзы.

Богатый отец подталкивал нас с Майком к тому, чтобы мы понемногу знали бы обо всем. Он подталкивал нас к тому, чтобы мы работали с людьми, более сообразительными, чем мы сами, подталкивал нас к тому, чтобы мы умели подобрать настоящую команду из таких умных людей, способных рабо­тать, как одно целое. Сегодня это назвали бы симбиозом про­фессиональных специалистов.

Сегодня я встречаю бывших педагогов, зарабатывающих сотни тысяч долларов в год. Они зарабатывают так много потому, что имеют глубокие знания не только в своей профес­сии, но и в других сферах деятельности. Они могут обучать с таким же успехом, как и продавать или находить рынок сбы­та. Умение продавать и заниматься маркетингом я считаю наиболее важным фактором для достижения успеха в жизни. Для большинства людей эти умения сложны и трудны из-за их страха получить отказ. Но если вы добиваетесь хороших результатов в вопросах общения с людьми, умеете вести пе­реговоры, справляетесь со страхом получения отказа, вы здо­рово облегчаете свою жизнь. То, что я советовал когда-то жен­щине-репортеру, хотевшей стать автором бестселлеров, я и сегодня советую всем. Одна глубокая специализация имеет как сильные, так и слабые стороны. У меня есть друзья, ко­торых я считаю гениями, но они не могут эффективно об­щаться с другими людьми, и, как результат, их заработки мизерные. Я советую им хотя бы год поучиться торговому делу. Даже если они ничего не заработают, они приобретут бесценный опыт общения с людьми.

Нам всем следует быть хорошими учениками, продавцами, знатоками рынка, и быть хорошими учителями в смысле пе­редачи знаний другим. Чтобы стать действительно богатым, нам нужно уметь и давать, и получать. Часто возникшие фи­нансовые или профессиональные трудности являются след­ствием пробелов в вопросах отдачи и получения. Я знай) мно­го людей, которые бедны только потому, что они не являются ни хорошими учениками, ни хорошими учителями.

Оба моих отца были щедрыми людьми. Оба имели при­вычку отдавать сначала. Обучение было одним из путей их отдачи. Чем больше они отдавали, тем больше получали. Правда, была бросающаяся в глаза разница в отдаче денег. Мой отец раздавал значительные суммы денег. Он отдавал деньги своей церкви, давал на благотворительные нужды, давал деньги в свой фонд. Он знал, что для того, чтобы полу­чать деньги, надо было отдавать их. Дача денег — секрет большинства очень богатых семей. Вот почему существуют такие организации как Фонд Рокфеллера и Фонд Форда, которые предназначены для того, чтобы брать свое богатство и увеличивать его, так же как и отдавать деньги навсегда.

Мой образованный отец всегда говорил: «Когда у меня появляются дополнительные, сверх заработанные деньги, я стану их отдавать». Но проблема была в том, что дополни­тельных, сверх заработанных денег никогда не было. Отец усердно трудился, пытаясь отложить побольше денег, делая это охотнее, не думая о наиболее важном законе денег: «От­дай и получишь». Отец верил в другой закон: «Получай, а затем отдавай».

В заключении скажу, что я вобрал в себя черты и особен­ности обоих отцов. Живет во мне капиталист до мозга костей, обожающий игру, в которой деньги делают деньги. Живет во мне и учитель, социально ответственный перед людьми, глу­боко озабоченный постоянно растущей пропастью между иму­щими и неимущими. И лично я полагаю, что именно устарев­шая образовательная система, в первую очередь, ответствен­на за эту растущую пропасть.

Глава VIII

Преодоление препятствий

Если люди обучились и стали финансово грамотными, они все еще могут натыкаться на преграды, стоящие перед ними на пути к становлению финансово независимыми. Существуют пять главных причин, почему финансово грамотные люди могут все еще не создать богатую графу «актив». Речь идет об активах, продуцирующих значительные суммы денежного потока, т. е. продуцирующих движение денежной наличности. Речь идет об активах, которые могли бы дать людям свободу жить той жиз­нью, о которой они мечтали, вместо того, чтобы вкалывать день за днем, по 8 часов только для того, чтобы платить по счетам. Эти пять главных причин — следующие:

1. Страх.

2. Цинизм.

3. Лень.

4. Плохие привычки.

5. Высокомерие.

Причина №1. Страх потери денег, который надо преодоле­вать. Я никогда не встречал человека, которому нравилось бы терять деньги. За всю свою жизнь я никогда не встречал бога­того человека, который бы никогда не терял их. Но я встречал множество бедных людей, которые никогда и 10 центов не те­ряли, делая инвестиции, так как никогда не инвестировали.

Страх потери денег — реален. Он уж точно есть у каждо­го, даже у богатого человека. Но проблема-то — не в страхе. Проблема в том, как вы управляетесь с ним, как управляе­тесь с потерями. Проблема в том, что именно то, как вы справ­ляетесь с неудачами, накладывает отпечаток на всю вашу жизнь. Это определяет многое в жизни людей, не одни лишь деньги. Существенная разница между богатым и бедным в том, как они справляются со страхом.

Страх - явление нормальное. Нет ничего необычного в том, что человек проявляет трусливость, когда дело доходит до денег. Можно все еще стать богатым. Все мы в чем-то – герои, а в чем-то – трусы. Жена моего друга работает медсе­строй в приемной скорой помощи. Когда она видит кровь, то сразу начинает действовать. Когда я при ней заговариваю об инвестировании, она убегает. Когда я вижу кровь, я не убе­гаю, я теряю сознание.

Мой богатый отец понимал страхи, касательные денег.

— Некоторые люди ужасно боятся змей. Некоторые люди ужасно бояться потерять деньги. Это — людские страхи, — говорил он и советовал бороться со страхом потери денег. — Если ненавидишь риск и беспокойство — готовься к ним заб­лаговременно.

Вот почему банки рекомендуют, чтобы делать сбережения вошло в привычку еще я молодые годы. Если вы начинаете делать сбережения, будучи молодым, вам будет легко стать богатым. Я не буду обсуждать эту идею, но имеется значи­тельная разница между человеком, начавшим делать сбере­жения в 20 лет, и человеком, начавшим делать сбережения в 30 лет. Разница просто ошеломляющая.

Говорят, что одним из чудес света является сила сложных процентов. Покупка острова Манхеттен считается одной из самых выгодных сделок в истории бизнеса. Нью-Йорк был куплен за 24 доллара в безделушках и побрякушках. А если бы эти 24 доллара были инвестированы, при интересе в 8 % ежегодно, то они к 1995 г. от момента инвестирования вырос­ли бы в стоимости до суммы, более чем в 28 триллионов дол­ларов. По ценам на недвижимость в 1995 г. на эти деньги можно было бы и Манхеттен купить со всем, что там есть, и еще хватило бы на покупку значительной части недвижимос­ти Лос-Анджелеса.

Мой сосед работает на ведущую компьютерную компанию. Он в ней уже 25 лет. Проработав еще 5 лет, сосед уйдет из компании, имея 4 миллиона долларов пенсионных сбереже­ний. Эти деньги, преимущественно инвестированы в быстро растущие инвестиционные фонды открытого типа, а затем бу­дут конвертированы соседом в облигации и ценные прави­тельственные бумаги. Соседу будет только 55 к моменту вы­хода на пенсию, а у него будет пассивный денежный пот (пас­сивное движение денежной наличности) в более чем 300000 $ в год. Зарплаты подобного размера он никогда бы не имел. Значит деньги можно заработать, даже если вы ненавидите терять и рисковать.

Но вам надо готовиться заблаговременно и ясно представ­лять, что у вас будет с пенсионными сбережениями к моменту

выхода в отставку. Следовало бы нанять финансового плано­вика, которому вы доверяете, наставлять вас до того, как ста­ли бы вкладывать деньги во что-то.

А что же, если у вас в запасе осталось мало времени, если вы рано уйдете в отставку? Как при таком положении дел управлять страхом потери денег?

Мой бедный отец ничего не делал. Он не забивал себе го­лову, отказываясь обсуждать подобные вопросы.

Мой богатый отец, в то же время, рекомендовал, чтобы я мыслил, как техасец.

— Люблю я Техас и техасцев, — как-то сказал он. — у них все значительнее. Когда техасцы выигрывают, то и выигрывают по-крупному. А когда проигрывают, то делают это эффектно.

— Они любят проигрывать? — спросил я.

— Я не это имел ввиду. Какой дурак любит проигрывать? Покажите мне счастливого неудачника, и я покажу вам не­удачника, — сказал богатый отец. — Я говорю об отношении техасцев к риску, вознаграждению и неудаче. Говорю о том, как они ведут себя в разных жизненных ситуациях. Они жи­вут с вызовом. Когда дело доходит до денег, техасцы не упо­добляются тараканам, подобно большинству людей вокруг. Тараканы страшно бояться, что кто-нибудь направит на них свет. Люди начинают хныкать, когда в магазине им недодали четвертак сдачи. Мне больше всего импонирует отношение техасцев к жизни. Они гордятся, когда выигрывают, и хвас­таются, когда проигрывают. Техасцы говорят: «Если собира­ешься во второй раз разориться, сделай это красиво. Чтобы никому и в голову не пришло, что ты разорился по второму заходу». Большинство людей вокруг так бояться проиграть, что второй раз разориться им не приходится.

Богатый отец постоянно повторял мне и Майку, что главная причина отсутствия финансового успеха заключается в том, что большинство людей уж слишком действуют наверняка.

— Люди потому и проигрывают, что слишком бояться проиг­рывать, — говорил он.

Френ Таркентон, бывший одно время классным защитни­ком в Национальной футбольной лиге, говорит так: «Побеж­дать — означает не бояться проиграть».

В своей собственной жизни я заметил, что победа обычно следует за проигрышем. Прежде, чем я, наконец, научился ездить на велосипеде, я падал с него много раз. Я никогда не встречал игрока в гольф, который бы никогда не терял мяча для гольфа. Я никогда не встречал людей, которые полюбили кого-то, но чьи сердца не разбивались бы никогда прежде. И я никогда не встречал кого-то богатого, кто никогда бы не терял деньги.

Причина, почему большинство людей не имеют финансовых побед, заключается в том, что боль от потери денег для них длится куда дольше, чем радость от становления богатым. Есть такая поговорка в Техасе: «Каждый хочет попасть на Небеса, но никто не хочет умирать». Большинство людей мечтает раз­богатеть, но им страшно потерять деньги. Если они не хотят умирать, то как попадут на Небеса?

Богатый отец много рассказывал нам с Майком о своих поездках в Техас.

— Если вы действительно желаете научиться справляться с риском, с потерей и с поражением, отправляйтесь в Сан-Антонио и посетите Аламо. Аламо — это великая история о мужественных людях, решивших сражаться с превосходящи­ми силами противника, зная, что нет ни малейшей надежды на победу. Они предпочли смерть сдаче в плен. В этой исто­рии есть многое, чему следовало бы поучиться, хотя военное поражение присутствует; есть и неудача, есть и проигрыш. Так как же техасцы справляются с неудачей? Они, чтобы не случилось, кричат: «Помните Аламо!»

Майк и я слышали историю об Аламо много раз. Богатый отец рассказывал нам ее тогда, когда готовился пойти на боль­шую сделку и нервничал. Он рассказывал нам эту историю тогда, когда сделано было все возможное, и сделка состоя­лась или не состоялась.

Каждый раз, когда он боялся допустить ошибку или поте­рять деньги, он рассказывал нам эту историю. Она придавала ему силы, так как напоминала ему, что он мог всегда превра­тить финансовую потерю в финансовую победу. Богатый отец знал, что неудача лишь делала его сильнее и сообразитель­нее. Он никогда не желал проигрывать, он просто знал, кем он был и как бы поступил в случае неудачи. Он знал, как неудачу превратить в победу. Вот что делало его победите­лем, в то время, как другие проигрывали. Знание, как из­влечь выгоду из неудачи, давало богатому отцу мужество предпринимать шаги, на которые другие были не способны. Он говорил: «Мне здорово нравятся техасцы. Они взяли ве­ликую неудачу (Аламо) и превратили ее в достопримечатель­ность для туристов, что приносит им миллионы».

Но вероятно сегодня для меня наиболее значимы следую­щие слова богатого отца: «Техасцы не хоронят свои неудачи. Они вдохновляются ими. Они берут свои неудачи и превраща­ют их в призывы к действию. Неудача вдохновляет техасцев становиться победителями. Но эта формула не принадлежит исключительно техасцам. Эта формула для всех победителей». Как я уже говорил, падение с велосипеда для меня было час­тью обучения ездить на нем. Я помню, что падение лишь еще больше побуждало меня научиться ездить на велосипеде. Я также сказал, что никогда не встречал игрока в гольф, кото­рый бы никогда не терял мяча. Потеря мяча, проигрыш в тур­нире лишь вдохновляют игроков в гольф совершенствовать спортивные навыки, больше тренироваться, изучать тонкости игры. Иначе нельзя стать профессионалом высшего класса в игре в гольф. Для победителей проигрыш — вдохновляющий допинг. Для тех, кто проигрывает, не извлекая пользы из по­ражения, проигрыш означает полное крушение надежд.

Джон Д. Рокфеллер говорил: «Я всегда старался превра­тить каждую бедственную ситуацию в какую-то возможность». Будучи американцем с японскими корнями, я могу сказать следующее. Многие люди говорят, что Пирл-Харбор был аме­риканской ошибкой. Я говорю, что Пирл-Харбор был японс­кой ошибкой. В кинофильме «Тора, Тора, Тора» мрачный японский адмирал говорит своим радующимся подчиненным: «Боюсь, что мы разбудили спящего гиганта».

«Помните Пирл-Харбор» — эти слова стали призывом к действию. Эти слова стали лозунгом, превратившим одну из крупнейших потерь Америки в причину победить. Это круп­нейшее поражение придало Америке силы, и Америка вскоре заявила о себе, как мировая держава.

Неудача вдохновляет победителей. И неудача сокрушает не извлекающих пользу из поражения проигрывающих. Самый большой секрет победителей, секрет, о котором не знаю те, кто проигрывает, заключается именно в том, что неудача вдохнов­ляет победителей побеждать. Победители не бояться проиграть. Я повторю цитату Фрэна Таркентона: «Побеждать — означает не бояться проиграть». Люди, подобные Фрэну Таркентону, не бояться проигрывать, потому что они знают, кто они. Они нена­видят проигрывать, и они знают, что проигрыш лишь станет вдохновлять их становиться лучше. Есть большая разница меж­ду теми, кто ненавидит проигрывать, и теми, кто боится проиг­рывать. Большинство людей так бояться потери денег, что теря­ют их. Они разоряются вдвойне. В финансовом отношении они в своей жизни стараются действовать исключительно наверняка и делать маленькие шажки. Люди эти покупают большие дома и большие машины, но не делают больших инвестиций. Главная причина того, что более 90 % американцев ведут финансовую борьбу, заключается в том, что действуют они так, чтобы ничего не потерять. Они не действуют, как победители.

Они идут к своим финансовым плановикам, или бухгалте­рам, или биржевым брокерам и приобретают сбалансирован­ный портфолио. Люди вкладывают деньги в депозитные серти­фикаты, в облигации с незначительным процентным доходом, в ценные бумаги в инвестиционных фондах открытого типа, в небольшое количество акций. Это безопасный и благоразум­ный портфолио. Но это — не портфолио победителя. Это пор­тфолио того, кто действует так, чтобы не проиграть.

Поймите меня правильно. Безопасный портфолио — это лучше того, что имеют 70 % американского населения, того, что просто пугает. Безопасный портфолио — это значительно лучше, чем полное отсутствие портфолио. Это отличный пор­тфолио для тех, кто любит безопасность. Но действовать на­верняка, опираясь на сбалансированный портфолио — это не тот путь, по которому идут успешные инвесторы. Если у вас мало денег, а вы хотите стать богатым, вы должны прежде всего быть «нацеленным», а не «уравновешенным». Если вы взглянете на успешного человека, то заметите, что в начале своей деятельности этот человек не был уравновешенным. Уравновешенные люди никуда не пойдут. Они не сдвинутся с места, чтобы что-то добиться, двинуться вперед; вы должны сначала стать неуравновешенными. И тогда вы увидите, как начнете продвигаться вперед.

Томас Эдисон не был уравновешенным, спокойным. Он был нацеленным. Билл Гейтс не был уравновешенным. Он был нацеленным, целеустремленным. Дональд Трамп — нацелен­ный человек. Джордж Сорос — нацеленный человек. Джордж Паттон не растягивал танки по фронту, наступая на немцев. Он нацелил танки на прорыв в слабых местах немецкой обо­роны. Французы растянули по ширине свои войска на линии Мажино, и вы знаете, что с ними произошло.

Если вы желаете стать богатым, вы должны уметь фокуси­роваться. Положите много своих яиц в несколько корзин. Не делайте того, что делают бедные и средний класс, кладя ма­лое количество своих яиц во много корзин.

Если вы ненавидите проигрывать — действуете наверняка. Если проигрыш делает вас слабым — действуйте наверняка. Занимайтесь сбалансированными инвестициями. Если вам бо­лее 25 лет и вы страшитесь рисковать, ничего не меняйте. Дей­ствуйте наверняка, но начните действовать пораньше, забла­говременно. Начните аккумулировать свой капитал пораньше, так как это займет определенное время.

Но если вы мечтаете о свободе, о том, как выдраться из «крысиных гонок», спросите себя: «Как я отреагирую на не­удачу?» Если неудача вдохновит вас на будущую победу, мо­жет быть, вы должны рискнуть — но только может быть. Если же неудача сделает вас слабым или заставит метать громы и молнии, или, топая ножкой, звонить адвокату, чтобы подавать на кого-то в суд, коли что-то происходит не по-вашему — тог­да действуйте наверняка, не рискуйте. Работайте полный рабо­чий день. Или покупайте облигации и ценные бумаги. Но по­мните, что в этих финансовых инструментах есть доля риска, хотя они и относятся к категории безопасных.

Все что я говорю, упоминая Техас и Фрэна Таркентона, лишь потому, что собирать графу «актив» — легко. Здесь не нужны какие-то невероятные способности. Здесь не требует­ся огромное образование. Достаточно математики пятого клас­са. Но собирание, складывание графы «актив» — игра, тре­бующая серьезного отношения. Эта игра требует терпения, разумного отношения к неудаче, внутренней силы. Те, кто проигрывает бесповоротно, избегает провалов, неудач. Но неудача еще и превращает несдавшихся проигравших в побе­дителей. Лишь помните об Аламо.

Причина №2. Цинизм и его преодоление. «Небо падает. Небо падает». Многие из нас знакомы с рассказом «Цыпле­нок по имени Малыш», где говорится о цыпленке, носившем­ся по двору фермы, предупреждая всех о надвигающейся гибели. Все мы знаем людей, чье поведение напоминает назван­ного героя. Но и все мы имеем «Цыпленка по имени Малыш» внутри себя. Циник подобен маленькому цыпленку. Мы все носим в душе маленького цыпленка, когда страх и сомнение владеют нашими мыслями.

Все мы сомневаемся. «Я - несообразительный человек. Я — недостаточно хорош, Другие лучше меня», часто дума­ем мы. Наши сомнения часто парализуют нас. Мы играем в игру «А что если?»: «А что, если в экономике произойдет обвал, сразу после моего инвестирования? А что, если у меня все выйдет из под контроля, и я не смогу возвратить свои деньги? А что, если все пойдет не так, как я запланиро­вал?». Поверьте, у каждого есть друзья или любимые, кото­рые напомнят нам о недостатках, хотя мы их об этом не просим. Они часто говорят: «А почему ты так убежден, что сможешь это сделать? Если это такая блестящая идея, поче­му ж другие до нее не додумались?», или «Ничего у тебя не выйдет. Ты сам не понимаешь, о чем говоришь». Эти слова сомнения часто звучат так громко, что мы так и не начинаем что-то делать. Чувство ужаса пронизывает нас изнутри. Иног­да мы не можем спать. Мы не имеем сил двигаться вперед. Мы выбираем безопасный вариант действий, а возможности проходят мимо нас. Мы наблюдаем, как мимо нас проносит­ся жизнь, сидя неподвижно, не имея сил пошевелиться. Все мы, хотя бы раз, да пребывали в подобном состоянии, неко­торые чаще других.

Питер Линч из фонда имени Фиделити Магеллан относит­ся к предупреждениям о падающем кебе, как к «шуму», кото­рый все мы слышим.

«Шум» или возникает внутри наших голов или же прихо­дит извне. Часто «шум» исходит от друзей, семьи, сотрудни­ком, из средств массовой информации. Линч напоминает о пятидесятых годах, о времени, когда угроза ядерной войны была ведущей темой в новостях. Истерия по поводу возмож­ной ядерной войны довела людей до того, что они начали строить укрытия, типа бомбоубежища, запасаться пищей и водой, которые хранились в построенных укрытиях. Если бы те люди инвестировали деньги, выброшенные на строитель­ство бомбоубежищ, в рынок, они бы, вероятно, стали финан­сово независимыми сегодня.

Когда несколько лет назад в Лос-Анджелесе разразились беспорядки, продажа оружия по всей стране пошла вверх. Человек умирает от непрожареного мяса в гамбургере в шта­те Вашингтон, а департамент здравоохранения в Аризоне от­дает распоряжение ресторанам хорошо прожаривать всю го­вядину. Фармацевтическая компания ведет коммерческую те­лепередачу, рассказывая о людях, заболевших гриппом. В феврале начинается реклама соответствующих препаратов, продажа которых возрастает вместе с ростом заболеваний.

Многие люди — бедны, потому что когда доходит до инве­стирования, в их ушах звучат крики маленьких цыплят, бега­ющих повсюду, вопя: «Небо падает. Небо падает». Это сра­батывает безотказно, так как каждый из нас носит в себе ма­ленького цыпленка. Часто требуется большое мужество для того, чтобы не позволить слухам и разговорам о гибели, да унынию растревожить наши сомнения и страхи.

В 1992 г. наш приятель Ричард приехал из Бостона к нам в гости, в Феникс. Он был поражен тем, какие операции мы проворачивали с акциями и недвижимостью. Цены на недви­жимость в Фениксе, в то время были низкими. Мы два дня показывали Ричарду то, что считали прекрасными возможно­стями для вложения средств и увеличения капитала.

Мы с женой не агенты по продаже недвижимости, мы -инвесторы. Мы подыскали для Ричарда домик в хорошем рай­оне, связались с агентом, который продал недвижимость Ри­чарду в тот же день. Цена городского домика, с двумя спальнями, составляла 42 000 $. Подобная же недвижимость доходила в цене до 65 000 $. Сделка Ричарду понравилась. Он с удо­вольствием купил дом и вернулся в Бостон.

Две недели спустя, нам позвонил агент и сообщил, что наш приятель отказался от сделки. Я немедленно перезвонил Ри­чарду, чтобы узнать в чем дело. Все, что он мне сказал, это то, что он переговорил с соседом, а сосед заявил, что сделка плохая, а Ричард выложил за дом слишком много.

Я спросил Ричарда, был ли его сосед инвестором. Ричард ответил отрицательно. Когда же я его спросил, почему он послушался соседа, Ричард занял оборонительную позицию и сказал, что хотел бы поискать что-нибудь еще.

Постепенно рынок недвижимости в Фениксе восстановился, и к 1994 г. тот маленький домик можно было сдать в аренду за 1 000 $ в месяц, а зимой за 2 500 $ в месяц. В 1995 г. домик стоил 95 000 $. Ричард ничего особенного не выиграл, а ведь мог бы начать выбираться из «крысиных гонок». Он и сегодня бездействует. А в Фениксе есть еще предостаточно, недорогих сделок, надо лишь уметь видеть дальше своего носа.

Отказ Ричарда не удивил меня. Это называется «раскаяни­ем покупателя» — чувство, которое задевает всех нас, это те сомнения, которые достают нас. Маленький цыпленок побе­дил, и шанс получить свободу упущен.

Приведу еще один пример. Я держу маленькую часть сво­их активов в налоговых залоговых сертификатах вместо де­позитных сертификатов. Я зарабатываю 16 % в год на этих деньгах, что, безусловно, перекрывает 5 %, предлагаемых банком. Сертификаты обеспечены недвижимостью и подкреп­лены государственным законом, что также лучше гарантий, предлагаемых большинством банков. Условия, на которых сертификаты покупаются, делают их надежными. Они толь­ко нуждаются в ликвидности. Я рассматриваю налоговые за­логовые сертификаты, как двух-семилетние депозитные сер­тификаты. Почти каждый раз, когда я говорю кому-то, осо­бенно, если эти люди держат деньги в депозитных сертифи­катах, что сам держу свои деньги таким образом, они говорят мне, что это рискованно. Они объясняют мне, почему этого не нужно было бы делать. Когда я спрашиваю их, откуда они черпают свою информацию, они отвечают, что получили ее от какого-то друга или почерпнули в журнале по вопросам инве­стиций. Они никогда не делали того, что делаю я, и вот они мне разъясняют, почему этого не следовало бы делать. Я ожи­даю от своей операции минимум 16 % дохода, а люди, кото­рые полны сомнения, охотно соглашаются на 5 %. Сомнение дорого обходится сомневающимся людям.

Моя точка зрения заключается в том, что сомнения, страхи и цинизм мешают людям вырваться из оков бедности и зас­тавляют действовать наверняка. А реальный мир просто ждет, пока вы разбогатеете. Выбраться из «крысиных гонок» тех­нически легко. Здесь не требуется большое образование, но сомнения лишают активности большинства людей.

— Умники никогда не выигрывают – говорил богатый отец. - Неконтролируемое сомнение и неконтролируемый страх со­здают умника. Циники критикуют, а победители анализируют.

Он объяснял, что критика ослепляла человека, в то время, как анализ открывал человеку глаза. Анализ позволял побе­дителям видеть, что критики были слепы, видеть возможнос­ти, упущенные другими. А нахождение того, что упущено людьми, является ключом к любому успеху.

Недвижимость — это уникальный, мощный инвестицион­ный инструмент для любого человека, ищущего финансовую независимость или свободу. Несмотря на это, каждый раз, как только я заговорю о недвижимости, как о средстве достижения свободы, то часто слышу: «Я не хочу ремонтировать туалеты». Это — то, что Питер Линч называет «шумом». Это — то, что мой богатый отец назвал бы циничной болтовней. Циничный болтун критикует, но не анализирует, он позволяет своим со­мнениям и страхам затмевать свой разум, а сомнения и страхи не могут открыть ему глаза на действительность.

Когда кто-то говорит: «Я не хочу ремонтировать туалеты», - мне хочется спросить: «Что заставляет тебя полагать, что я этого хочу?» По существу же получается, что зациклив­шись на проблемах с туалетами, люди перекрывают себе путь к свободе. Я подразумеваю свободу от «крысиных гонок». Подобное мышление, когда человек видит туалеты вместо свободы, является образцом мышления, приводящего людей к бедности. Люди критикуют, вместо того, чтобы анализиро­вать. Богатый отец говорил, что словосочетание «я не хочу» мешает добиться успеха одним, и является ключом к успеху для других.

Так как я тоже не желаю ремонтировать туалеты, я при­сматриваю тщательно кандидатуру на место управляющего имуществом, в чьем ведении и будет ремонт туалетов. Если я найду толкового управляющего имуществом, который и станет заниматься домами и квартирами, мой денежный по­ток пойдет вверх. Очень важно и то, что толковый управля­ющий имуществом позволит мне покупать намного больше недвижимости, так как мне не нужно будет ремонтировать туалеты. Толковый управляющий имуществом - ключ к успеху в вопросе недвижимости. Нахождение хорошего ме­неджера для меня куда важнее, чем сама недвижимость. Тол­ковый управляющий имуществом часто узнает об отличных сделках раньше, чем агенты по продаже недвижимости, что делает его еще более ценным для бизнеса.

То, что богатый отец имел в виду, говоря, что словосочета­ние «я не хочу» является для кого-то ключом к успеху, я поясню еще раз. Поскольку я также не хочу ремонтировать туалеты, я прикидывал, как купить больше недвижимости и этим ускорить процесс избавления от участия в «крысиных гонках». А те люди, которые, ничего не предпринимая, про­должают говорить: «Я не хочу ремонтировать туалеты» — часто отказывают самим себе в использовании этого мощного инвестиционного средства для достижения свободы. Туалеты для них более важны, чем собственная свобода.

На фондовой бирже я нередко слышу: «Я не хочу терять деньги». А что заставляет их полагать, что я или кто-то еще любит терять деньги? Часто люди не зарабатывают денег, пото­му что захотели не потерять их. Вместо того, чтобы анализиро­вать положение вещей, люди, пренебрегая своими умственными способностями, лишают себя еще одного мощного инвестицион­ного средства для достижения свободы — фондовой биржи.

В декабре 1996 г. я проезжал со своим приятелем мимо местной бензоколонки. Приятель взглянул на бензоколонку, на цены и ему стало ясно, что цена на нефть скоро начнет расти. Он напоминал маленького цыпленка, на которого дол­жно было свалиться небо. Когда мы приехали домой, он по­казал мне подтверждения того, что цена на нефть должна была продолжать идти вверх в последующие годы. Он предо­ставил мне статистику, которая мне была неизвестна, хотя я и владел существенным пакетом акций реальной нефтяной компании. Имея информацию приятеля, я немедленно начал искать и нашел новую нефтяную компанию, которую недо­оценивали, и которая вот-вот должна была найти новые мес­торождения нефти. Моему брокеру новая компания очень понравилась, и я купил 15 000 акций по 65 центов за штуку.

В феврале 1997 г. мы с тем же самым приятелем проезжа­ли мимо той же самой бензоколонки и, действительно, цена за галлон бензина поднялась почти на 15 %. Я улыбался, потому что в январе 1997 г. моя маленькая нефтяная компа­ния нашла нефть, и те 15 000 акций дошли до стоимости более 3 долларов за штуку. А мой приятель и сейчас не оши­бается в прогнозах роста цен на бензин.

Маленький цыпленок не дает людям думать и анализиро­вать. Если бы большинство людей понимали, как работает «стоп» при инвестировании на фондовой бирже, было бы боль­ше людей инвестирующих, чтобы побеждать, а не инвестиру­ющих, чтобы не потерять. «Стоп» — это просто компьютер­ная команда, при которой ваши акции продаются автомати­чески, если их цена начинает падать, эта команда компьютера помогает сократить ваши потери и максимально увеличить определенную прибыль. Это отличный инструмент для тех, кто боится терять.

Когда я слышу, как люди говорят «я не хочу», не пытаясь сказать «я хочу», я знаю, что «шум» в их голове должно быть громкий. «Цыпленок по имени малыш» командует их мозгом, вопя: «Небо падает, и туалеты ломаются». Люди из­бегают делать то, чего не хотят, но платят за это огромную цену. Они могут никогда не получить то, что хотят получить в жизни.

Богатый отец дал мне совет, как поступать с маленьким цыпленком: «Просто делай то, что сделал полковник Сан­дерс». В 66 лет он потерял свой бизнес и начал жить на чек социального обеспечения. Денег не хватало. Сандерс стал ез­дить по стране, предлагая свой рецепт жареных цыплят. Ему отказывали тысячи раз, прежде чем кто-то сказал «да». И вот Сандерс стал мультимиллионером в том возрасте, когда боль­шинство людей уходят с работы на пенсию. «Он был муже­ственный и упорный человек, — говорил богатый отец о Хар-лане Сандерсе.

Когда вы сомневаетесь и чувствуете, что вам страшновато, возьмите своего маленького цыпленка и сделайте с ним то, что сделал полковник Сандерс со своим маленьким цыплен­ком. Он изжарил его.

Причина №3. Лень. Занятые люди часто наиболее лени­вые. Все мы слышали рассказы о бизнесмене, работающем не покладая рук, дабы зарабатывать деньги. Он много работает, чтобы хорошо обеспечивать свою жену и детей. Он проводит долгие часы в офисе, приносит работу домой на выходные. Однажды он приходит с работы домой, а дом — пуст. Его жена ушла вместе с детьми. Он знал, что у него с женой проблемы, но, вместо того, чтобы наладить в семье нормаль­ные отношения, бизнесмен оставался занятым на работе. Те­перь же, повергнутый в уныние, растерявший деловые каче­ства, он теряет работу.

Сегодня я часто встречаю людей, которые слишком заняты, чтобы позаботиться о своем богатстве. И есть люди, которые слишком заняты, чтобы позаботиться о своём здоровье. При­чина одна и та же. Они — заняты, а, оставаясь занятыми, получают повод, позволяющий избегать того, с чем они не же­лают разбираться. Им не нужно разъяснять, что к чему. В глубине души они сами все прекрасно понимают. Более .того, если вы заикнетесь, что им что-то следовало бы сделать с чем-то, они обрушат на вас свой гнев и свою раздражительность.

Если люди не заняты на работе, или с детьми, они часто заняты просмотром телепрограмм, рыбной ловлей, игрой в гольф, хождением по магазинам. Хотя в глубине души они сознают, что избегают чего-то важного. Перед вами наиболее распространенная форма лени — лень, прикрываемая чрез­вычайной занятостью.

Есть ли средство против лени? Есть, это — маленькая жад­ность.

Многим из нас, когда мы были еще детьми, прививалась мысль, что жадность и сильное желание что-то иметь — пло­хие человеческие качества. «Жадные люди — плохие люди, — говорила моя мама, — хотя, все мы имеем внутри себя это стремление обладать хорошими, новыми вещами, приводящи­ми нас в возбуждение».

Чтобы держать под контролем огромные желание детей что-то заиметь, родители изыскивают частенько способы подавле­ния этого желания в детях чувством вины. «Ты думаешь толь­ко о себе. Ты забыл, что у тебя есть братья и сестры?» -любила говорить мама. «Чего-чего ты хочешь, чтобы я тебе купил? — любил спрашивать отец. - Ты думаешь, что у нас дома станок печатный? Ты думаешь, что деньги на деревьях растут? Ты же знаешь, что мы не богачи».

Не столько слова, сколько острое чувство моей пины, скво­зившее в них, пронимало меня.

Иногда приходилось выслушивать и такое: «Я из кожи вон лезу, чтобы это тебе купить. Я куплю тебе это потому, что сам, будучи ребенком, о таком и мечтать не мог». У меня есть со­сед, который совершенно разорен и который не может загнать машину в гараж. Гараж забит игрушками его детей. Эти ис­порченные дети получают все, что просят. «Яне хочу, чтобы Дети в чем-то нуждались», — говорит сосед. Он ничего не отложил детям на колледж или себе на старость, зато его дети имеют любую игрушку, которую можно купить в магазине. Недавно сосед получил новую кредитную карточку по почте и повез своих детей в Лас-Вегас. «Я делаю это ради детей», - сказал сосед с интонацией самопожертвования в голосе.

Богатый отец запрещал произносить слова: «Я не могу себе этого позволить». У себя же дома я слышал эти слова посто­янно. Богатый отец требовал, чтобы его дети говорили: «Как я могу себе это позволить?» Он считал, что слова «Я не могу себе этого позволить» останавливают работу мозга. Мозг пре­кращает функционировать. Зато мозг начинает активно рабо­тать, получив сигнал «как я могу себе это позволить?» Вы­нужденный размышлять, мозг включается в поиск ответов на вопросы.

Наиболее важно то, что богатый отец считал слова «Я не могу себе этого позволить» ложью. И человеческий дух всегда знал это. «Человеческий дух — очень-очень силен, — говорил богатый отец: — Он знает, что может сделать все». Внутри вас начинается настоящая война, если ваш ленивый разум гово­рит: «Я не могу себе этого позволить». Ваш дух сердит, а ваш ленивый разум должен защищать свою ложь. Дух кричит: «Давай, шевелись. Идем в спортзал, потренируемся». А лени­вый разум говорит: «Но я устал. Я очень много работал сегод­ня». Или же человеческий дух говорит: «Мне осточертело быть бедным. Давай пойдем, разбогатеем». На что ленивый разум отвечает: «Богатые люди — жадные люди. Да и хлопот сколь­ко. Это не безопасно. Можно все деньги потерять. Я и без того вкалываю много. У меня куча дел на работе. Посмотри, что мне нужно сделать сегодня вечером. Мой босс' хочет, чтобы утром я пришел к нему с результатами».

Слова «Я не могу себе этого позволить» также несут грусть, беспомощность, ведущую к упадку духа и депрессии, порож­дают апатию. Слова «Как я могу себе это позволить?» откры­вают дорогу возможностям, возбуждению и мечтам. Богатого отца не беспокоило, что хотел бы купить человек, его беспоко­ило, произносит ли человек слова, про себя или вслух, «Как я могу себе это позволить?», слова, укрепляющие разум и дух.

Богатый отец редко давал майку или мне что-нибудь. Вме­сто этого, он спрашивал нас: «Как вы можете себе это позво­лить?», что включало и колледж, за который мы платили сами. Мы хотели, чтобы он не потерял желание учить нас, как достигать цели.

Я знаю, что сегодня есть миллионы людей, которых терза­ет вина за свою жадность. Эта вина не отпускает их с детства. Вина просыпается в человеке тогда, когда у него возникает желание купить вещь получше. В подсознании человека с дет­ства живут слова: «Ты не можешь этого иметь», или «Ты никогда себе этого не позволишь».

Когда я решил выйти из «крысиных гонок», передо мной встал вопрос: «Как я могу позволить себе никогда больше не работать?» Мой разум начал выдавать ответы и решения. Са­мым тяжелым делом была борьба с родительской догмой «Мы не можем себе этого позволить». Мне пришлось бороться и с другими словами, призванными внушать вину, подавляющую жадность, исходившими от моих родителей: «Прекрати думать только о себе. Почему ты не думаешь об окружающих?»

Итак, как же бороться с ленью? Ответ — маленькой жад­ностью. Человеку нужно сесть и спросить себя: «Что я по­лучу, став здоровым, сексуальным и привлекательным?» Или: «Какой станет моя жизнь, если мне никогда снова не нужно будет работать?» Или: «Что бы я сделал, если бы имел столько денег, сколько хотел?» Движение вперед и начинается с маленькой жадности, желания иметь нечто по­лучше. Наш мир развивается потому, что все мы стремим­ся к лучшей жизни. Новые изобретения делаются потому, что мы стремимся к чему-то лучшем)'. Мы идем в школу и усердно учимся потому, что желаем чего-то лучшего. Если случится так, что вы станете избегать делать что-то, зная, что это следовало бы делать, задайте себе один вопрос: «Что вы от этого получите?» Будьте немножко жадным. Это са­мое лучшее средство от лени.

Не надо быть слишком жадным. Но помните, что сказал Майкл Дуглас в картине «Уолл-Стрит»: «Жадность — это полезно». Богатый отец говорил об этом так: «Вина — хуже жадности. Так как вина крадет душу у тела». Я считаю, что лучше всех сказала о том, как бороться с ленью, Элеонора Рузвельт: «Делайте то, что в глубине сердца считаете пра­вильным, но чтобы вы не делали, вас все равно будут осуж­дать. Вас будут проклинать, и если вы что-то сделаете, и если вы ничего не сделаете».

Причина №4. Привычки. Наши жизни — отражение на­ших привычек в большей степени, чем образования. Посмот­рев фильм «Конан» с Арнольдом Шварценеггером в главной роли один мой знакомый сказал: «Хотел бы я иметь такое же тело, как Шварценеггер». Присутствовавшие ребята кивнули в знак согласия.

— Я даже слышал, что он одно время был тощим слабаком

— добавил другой мой знакомый.

— Да, я слышал об этом тоже» — добавил еще один. — Я еще слышал, что у него есть привычка работать до седьмого пота почти каждый день в спортзале.

— Да, бьюсь об заклад, ему это необходимо, — сказал первый.

— А-а-а, — произнес самый большой циник среди присут­ствовавших. — Бьюсь об заклад, что он таким уродился. Лад­но, что мы все об Арнольде, давай врежем по пивку.

Вот вам пример привычек, контролирующих поведение. Я помню, как спросил богатого отца о привычках богатых. Вме­сто того, чтобы ответить мне прямо, он захотел, чтобы я нашел ответ на свой вопрос сам, в приводимом им далее примере.

— Когда твой отец оплачивает свои счета? — спросил бо­гатый отец.

— В начале каждого месяца, — сказал я.

— Он откладывает какие-нибудь деньги? — спросил он.

— Очень мало, — сказал я.

— Вот в чем главная причина, почему он борется за выжи­вание, — сказал богатый отец. — Он имеет плохие привыч­ки. Твой отец платит кому-то другому сначала. А себе он платит в последнюю очередь, и то, если что-то отложи».

— Чего обычно не бывает, — сказал я. - Но ведь он должен оплачивать счета, не так ли? Или вы хотите сказать, что он не должен оплачивать счета?

— Конечно должен, — сказал богатый отец. — Я придаю большое значение своевременной оплате счетов. Просто я плачу себе первому. Прежде, чем заплачу даже правительству.

— А что бывает, если у вас не хватает денег? — спросил я.

— Что вы тогда делаете?

— То же самое, — сказал богатый отец. — Я по-прежнему плачу себе первому. Даже, если у меня мало денег. Моя гра­фа «актив» для меня намного важнее, чем правительство.

— Но, — сказал я, - разве правительство не старается взять свое? Не преследует вас?

— Преследует, если ты не платишь, - сказал богатый отец. — Послушай, я и не говорил не платить. Я лишь ска­зал, что плачу себе первому, даже, если у меня мало денег.

— Но как вы это делаете? — спросил я.

— Вопрос не в том, как. Вопрос в том, почему, — сказал богатый отец.

— Хорошо, почему?

— Мотивация, — сказал богатый отец. — Кто, ты дума­ешь станет громче выражать свое недовольство, если не зап­лачу им по счетам — я или мои кредиторы?

— Ваши кредиторы, конечно, будут вопить громче, чем вы» — сказал я, реагируя на ясный вопрос. — Вы бы ничего не сказали, если бы вы не заплатили бы себе.

— Ты, наверное, понимаешь, что после того, как я заплачу себе, давление на меня заплатить налоги и заплатить по дру­гим обязательствам столь велико, что это вынуждает меня ис­кать другие виды дохода. Необходимость платить становится моей мотивацией. Когда до этого доходило, я брался за самую различную работу, учреждал новые компании, торговал на фон­довой бирже, делал все, дабы быть уверенным, что кредиторы не преследуют меня. Необходимость платить заставляла меня работать усерднее, заставляла меня думать и, в конечном сче­те, сделала меня сообразительнее и энергичнее, когда речь шла о деньгах. Если бы я платил себе в последнюю очередь, я бы не ощущал давления на себя, но я бы разорился.

— Значит страх перед правительством или другими людь­ми, которым вы должны деньги, и есть то, что мотивирует вас?

— Совершенно верно, — сказал богатый отец. — Понима­ешь, правительственные сборщики долговых обязательств уме­ют запугивать людей. Они все действуют одинаково. Боль­шинство людей идут перед ними на попятную. Люди платят этим сборщикам и никогда не платят себе. Ты ведь знаешь рассказ о 96-фунтовом слабовольном человеке, позволяющем кидать себе в лицо песок?»

— Я постоянно вижу объявления об уроках тяжелой атле­тики и бодибилдинга в комиксах, — я кивнул головой.

Так вот, большинство людей и позволяют правитель­ственным сборщикам долговых обязательств швырять песок им в лицо. Я решил использовать страх перед этими вышиба­лами, чтобы стать сильнее. А другие от этого страха становят­ся слабее. Заставлять себя думать, где заработать дополни­тельные деньги, похоже на хождение в спортзал и работу до седьмого пота с тяжестями. Чем больше я накачиваю умствен­но-денежные мускулы, тем сильнее я становлюсь. Теперь, я не боюсь этих правительственных вышибал.

Мне нравилось то, что говорил богатый отец: «Значит, если я плачу себе в первую очередь, я становлюсь сильнее в финансовом отношении, в умственном отношении и в фис­кальном отношении».

— А если я плачу себе в последнюю очередь, или вообще не плачу, значит, я становлюсь слабее. Значит всякие боссы, менеджеры, сборщики долговых обязательств, сборщики на­логов, домовладельцы, сдающие квартиры, все они как бы стимулируют меня что-то делать, всю мою жизнь давят на меня. Мне нужны хорошие денежные привычки, чтобы изба­виться от их давления, — богатый отец кивнул головой.

Причина №5. Высокомерие. Высокомерие — это эго плюс невежество.

— Тем, что я знаю, я зарабатываю деньги. Из-за того, что я не знаю что-то, я теряю деньги. Каждый раз, проявляя вы­сокомерие, я теряю свои деньги. Когда я высокомерен, я ис­кренне верю, что-то, что я не знаю, не особенно важно, -часто говорил мне богатый отец.

Я обнаружил, что многие люди пользуются высокомерием для того, чтобы стараться скрывать свое невежество. Такое часто случается, когда я обсуждаю финансовые нюансы с бух­галтером или даже инвесторами.

Они стараются с пеной у рта доказывать свою правоту в дискуссии. Мне всегда становится ясно, что люди не понима­ют, о чем говорят. Они не лгут, но они и правды не говорят.

Многие люди в мире денег, финансов и инвестиций абсо­лютно не разумеют, о чем говорят. Большинство людей в де­нежной индустрии лишь толкают партии товара, как торгов­цы подержанными машинами.

Когда ты понимаешь, что невежественен в предмете, найди специалиста по данному предмету, который восполнит пробе­лы в твоем образовании, или же найди книгу по интересую­щему тебя предмету.

Глава IX

Как начать

К сожалению, я не сказал, что приобретение богатства было для меня легким делом.

В ответ на вопрос: «Как мне начать?» — я предлагаю мыс­лительный процесс, через который я прохожу день за днем. Действительно, легко найти крупные сделки. Обещаю вам это. Это напоминает катание на велосипеде. После небольшо­го виляния из стороны в сторону следует сплошное удоволь­ствие. Когда доходит до денег, вы должны проявить реши­тельность и преодолеть виляние в финансовых вопросах.

Нахождение сделок всей жизни на миллионы долларов тре­бует, чтобы мы растолкали свой финансовый гений. Я верю, что финансовый гений есть в каждом из нас. Проблема в том, что он лежит да спит, ожидая, когда же его призовут. Спит наш финансовый гений, потому, что мы воспитаны верить в то, будто любовь к деньгам — корень всех зол. Наша внут­ренняя культура вдохновляет нас изучать профессию, после чего мы можем работать на деньги, но той же внутренней культуре не дано научить нас, как заставить деньги работать на себя. Нас не учили беспокоиться о своем финансовом бу­дущем, нас учили и учат, что наша компания и правительство позаботятся о нас, когда закончатся наши рабочие дни. Так или иначе, а именно нашим детям, получившим и получаю­щим образование в той же самой школьной системе, предсто­ит расплачиваться за это, если они с этим не покончат. Пока же нас учат усердно трудиться, зарабатывать деньги и тра­тить их, а когда денег не хватает, брать взаймы.

К сожалению, 90 % Западного мира соглашается с таким положением просто потому, что легче найти работу и рабо­тать на деньги. Если вы не один из толпы, я предлагаю вам следующие 10 шагов, чтобы разбудить свой финансовый ге­ний. Я предлагаю вам шаги, которым я лично следовал. Если вы хотите повторить мой опыт — отлично. Если нет, делайте то, что считаете нужным. Ваш финансовый разум достаточно крепок, чтобы наметить собственный план действий.

Будучи в Перу, разговаривая с золотодобытчиком 45-ти лет, я спросил его, почему он так уверен, что отыщет золотую жилу.

Он ответил: «Золото есть везде, но большинство людей не обучены, как его обнаруживать».

Я бы сказал, что так оно и есть. Что касается недвижимос­ти, я могу пойти, да за день найти 4-5 крупных потенциаль­ных сделки, в то время как среднестатистический гражданин пойдет и ничего не найдет. Даже если мы оба будем искать сделки в одном районе. Причина, почему среднестатистичес­кий гражданин ничего не находит, в том, что он не смог раз­будить своего финансового гения.

Я предлагаю вам следующие 10 шагов, как процесс разви­тия ваших, Богом данных сил, над которыми лишь вы имеете контроль.

1. Мне нужна причина, чтобы подняться над действительностью, мне нужна сила духа. Если вы спросите большинство людей, не хотели бы они быть богатыми и финансово свободными, они бы ответили «да». Но вот на арену выступает действительность. Дорога к успеху кажется слишком длинной, со множеством препятствий, которые следует преодолевать. Легче просто работать на деньги, передавая излишек денег своему брокеру. Однажды я встретил молодую женщину, которая мечтала плавать за Американскую олимпийскую сборную. Действи­тельность была такова, что ей приходилось подниматься в 4 утра каждый день, плавать по 3 часа перед тем, как идти в школу. Она не ходила с друзьями на вечеринки по субботам. Ей приходилось заниматься в школе наравне со всеми.

Когда я спросил ее, откуда взялись у нее сверхчеловечес­кие силы и самопожертвование, она просто сказала: «Я де­лаю это для себя и для людей, которых люблю. Любовь помо­гает мне преодолевать препятствия и жертвовать собой».

Причина или цель — это сочетание «хочу « и «не хочу». Когда люди спрашивают меня, что у меня за причина для же­лания быть богатым, я даю им понять, что все дело в сочетании на глубоком эмоциональном уровне «хочу» и «не хочу». Разо­вью свою мысль. На первом месте «не хочу», так как они со­здают «хочу». Я не хочу работать всю свою жизнь. Я не хочу того, к чему меня толкают родители, точнее толкали — надежной работы и дома в предместье. Я не хочу быть работником. Я ненавидел, что мой отец всегда пропускал мои футбольные игры, потому что был так занят своей карьерой. Я ненавидел то, что мой отец всю жизнь столько работал. А правительство до самой смерти отбирало большую часть заработанного им. После своей смерти отец не смог ничего нам оставить. Богатые так не делают. Они много оставляют своим детям.

Теперь о «хочу». Я хочу быть свободным и ездить по миру и жить так, как мне нравиться. Я хочу всего этого, будучи молодым. Я хочу ни от чего не зависеть. Я хочу, чтобы день­ги работали на меня.

Вот мои глубокие внутренние эмоциональные причины. А какие ваши? Если ваши причины недостаточно сильны, тогда дорога, которой надо будет пройти, перевесит ваши причины. Я терял деньги и сталкивался с препятствиями множество раз, но глубокие эмоциональные причины помогали мне усто­ять, и идти вперед. Я хотел стать свободным к 40 годам, но добился своего к 47, многому научившись за прошедшее вре­мя.

Как я уже говорил, мой путь к свободе был нелегким. Но и не был тяжелым. А без сильной причины или большой цены, все в жизни дается тяжело.

Если вы не имеете сильной причины, нет смысла читать дальше. То, о чем пойдет речь, может быть воспринято вами, как непосильная работа.

2. Я выбираю ежедневно. Речь идет о свободе выбора, о возможности выбора - это главная причина, почему люди хотят жить в свободной стране. Мы желаем иметь возможность и свободу выбора.

В финансовом отношении, с каждым долларом, попадаю­щим в наши руки, мы имеем возможность выбрать свое буду­щее. И быть богатыми, бедными или средним классом. То, как мы распоряжаемся деньгами, наши привычки расходова­ния денег показывают, кто мы на самом деле. Бедные люди расходуют деньги так, как это свойственно делать бедным людям.

Будучи мальчишкой, я любил постоянно играть в «Монопо­лию», что принесло мне заметную пользу. Никто не говорил мне, что игра предназначалась только для детей, и я играл в нее, как взрослый. И у меня также был богатый отец, который указывал мне разницу между «активом» и «пассивом». По сути дела, давным-давно, будучи еще мальчиком, я сделал свой выбор, решив стать богатым, и я знал, что все, что мне нужно было делать, это научиться, как приобретать настоящие акти­вы. Мой лучший друг Майк имел графу «актив», которая ему была передана, но ему, однако, нужно было делать выбор, решить, как научиться управлять данной графой.

Многие богатые семьи теряют свои активы в последую­щем поколении просто потому, что не было ни одного чело­века, наученного распоряжаться активами. Большинство людей решают не становиться богатыми. Для 90 % населе­ния быть богатым означает «слишком много вертеть мозга­ми». Люди, оправдывая свое нежелание быть богатыми, придумывают фразы, такие как: «Деньги меня не интере­суют», или «Я никогда не буду богатым», или «Мне не о чем беспокоиться, я еще молод», или «Когда я заработаю какие-то деньги, тогда и подумаю о своем будущем», или «Мой муж моя жена распоряжаются финансами». Про­блема со всеми этими высказываниями в том, что они ли­шают человека, желающего думать о своих перспективах, мыслей о двух вещах: о времени, являющемся самым цен­ным активом человека и об обучении. Если у вас нет денег, это не служит для вас оправданием того, что вы не учитесь. Чтобы там не было, а мы, каждый день делаем свой выбор, выбор того, как мы поступим со своим временем, со своими деньгами, что вложим в свои головы. Мы имеем свободу выбора, каждый из нас. Я хочу быть богатым и все тут, и я делаю этот выбор изо дня в день.

В первую очередь инвестируйте в образование. В сущнос­ти, единственный подлинный актив, который вы имеете - это ваш разум, являющийся самым мощным инструментом, которым мы владеем. Раз мы имеем возможность выбирать, значит каждый из нас сам решает с возрастом, во что вло­жить свой мозг. Вы можете целый день смотреть TV, или читать спортивный журнал, или учиться гончарному ремес­лу, или же финансовому планированию. Выбор за вами. Боль­шинство людей просто покупают инвестиции, а не инвестиру­ют, в первую очередь, в обучение инвестированию.

В квартиру одной моей приятельницы, довольно богатой женщины, недавно влезли воры. Они вынесли телевизор, ви­деомагнитофон, не тронув книг, которые она читает. И мы все имеем такой выбор. 90% населения покупает телевизоры и лишь около 10 % приобретают книги по бизнесу или кассе­ты об инвестициях.

Итак, что же я делаю? Я хожу на семинары. Я люблю, когда семинары длятся по меньшей мере два дня, так как мне нравиться глубже погружаться в сущность предмета. В 1973 г. я смотрел телепрограмму, где один парень рекламировал трехдневный семинар по вопросу, как приобретать недвижи­мость за безналичный расчет. Я потратил 385 $, а тот семи­нар дал мне не менее 2 миллионов долларов. Но что самое главное, семинар тот сказался на всей моей жизни. Мне не нужно работать до конца своей жизни, благодаря вот тому одному семинару. Каждый год я хожу, по крайней мере, на два подобных семинара.

Я люблю аудио кассеты по той причине, что их можно быстро перематывать. Я как-то слушал кассету Питера Лин­ча, и он сказал кое-что, с чем я был категорически не согла­сен. Но вместо того, чтобы раскритиковать то, с чем я был не согласен, высказать свое пренебрежение, я просто нажал ре­жим перемотки и прослушал спорный пятиминутный кусок кассеты еще раз, затем еще раз и еще... И внезапно меня осенила догадка, и я понял, почему Питер сказал то, что ска­зал. Это было, словно волшебство, у меня было ощущение, как будто я проник в разум одного из величайших инвесторов нашего времени. Я получил возможность глубоко заглянуть в колоссальные ресурсы его образования и опыт.

В результате я могу думать так же, как и прежде, плюс имею возможность смотреть на интересующую меня пробле­му или ситуацию глазами Питера. У меня есть две мысли вместо одной, есть дополнительная возможность анализа про­блемы или направления, а это — бесценно. Сегодня я часто говорю: «А как бы в данной ситуации поступили Питер Линч, или Дональд Трамп, или Уорен Баффет, или Джордж Со­рос?» Единственный путь, с помощью которого я могу полу­чить доступ к их интеллекту, — это спокойно, с должным уважением читать или слушать то, что они говорят. Высоко­мерные или критичные люди — это часто люди с заниженной самооценкой, которые боятся рисковать. Скажу еще и то, что если вы усваиваете что-то новое, вам требуется допустить ошиб­ки, которые помогут вам полнее осознать то, что вы усваива­ете. Если вы глубоко проникаете в суть предмета, высокомерие вам не грозит. Высокомерные люди редко слушают или покупают кассеты. Зачем это им? Они — пуп земли.

Есть достаточно много «умных» людей, которые спорят или защищаются, когда новая идея не вписывается в их мировоз­зрение. В этом случае их так называемый «ум», объединен­ный с «высокомерием», равняется «невежеству». Каждый из нас знает людей, имеющих хорошее образование, верящих в свою сообразительность, но их баланс выявляет, что у них далеко не все в порядке. По-настоящему умный человек при­ветствует новые идеи, так как они существенно расширяют его кругозор. Уметь слушать гораздо важнее, чем уметь гово­рить. Если бы это было не так. Бог не дал бы два уха и один рот. Слишком много людей думают своим ртом, вместо того, чтобы слушать, абсорбируя новые идеи и возможности. Люди спорят, вместо того, чтобы задавать вопросы.

Я знаю, что богатство приходит не сразу. И мне не импониру­ет мышление большинства игроков в лотерею, игроков в казино, стремящихся быстро обогатиться. Я могу приобретать акции, избавляться от них, но в любом случае я расширяю свое финан­совое образование. Если вы желаете летать на самолете, я сове­тую поучиться этому сначала. Меня всегда изумляют люди, ко­торые покупают акции или недвижимость, но никогда не дела­ют никаких инвестиций в свой самый крупный актив — свой разум. Однако лишь то, что вы купили дом или два дома, не делает вас специалистом в вопросах недвижимости.

3. Выбирайте друзей осторожно. Помните о силе настоящей дружбы, духовной близости. Прежде всего, я не выбираю друзей по их финансовому положению. У меня есть друзья, хлебнувшие бедности, и есть друзья, зарабатывающие миллионы ежегодно. Суть в том, что я многому учусь у своих друзей и делаю это сознательно.

Допускаю, что есть такие люди, с которыми я сблизился, потому, что они имели деньги. Но не деньги людей интересо­вали меня, а их знания. Иногда люди, имевшие деньги, ста­новились моими близкими друзьями, но не все.

Есть одна особенность, которую я хотел бы подчеркнуть. Я заметил, что мои друзья с деньгами и говорят о деньгах. Они не хвастаются деньгами, они заинтересованы в понимании доли денег, как таковых. Я учусь у них, они учатся у меня. Те мои друзья, которые находятся в натянутых отношениях с фи­нансами, не любят говорить о деньгах, о бизнесе или инвести­ровании. Они часто полагают, что это примитивно или не интеллигентно. Однако я учусь чему-то и у них, я узнаю, чего делать не следует.

У меня есть несколько друзей, которые за короткое время заработали свыше миллиарда долларов. Трое из них сообща­ют об одном и том же феномене: их знакомые, которые не имеют денег, никогда не приходили к ним, чтобы спросить, как же они, миллиардеры, заработали столько. Они, зато, приходят в двух случаях: попросить взаймы или попросить работу.

Предупреждение: не слушать бедных или напуганных лю­дей. У меня есть такие друзья, я их искренне люблю, но они «маленькие цыплята» по жизни. Когда у них дело доходит до денег, особенно до инвестиций — «небо всегда падает». Они всегда могут объяснить вам, почему что-то там не получится. Беда в том, что некоторые люди слушают их, и, слепо вос­принимая мрачную, пессимистическую информацию, сами пре­вращаются в «маленьких цыплят». И становятся они, как в старой поговорке: «Одним миром мазаны».

Если вы смотрите CNBC, настоящий кладезь инвестицион­ной информации, там часто представляют так называемых «экспертов». Один эксперт предрекает обвал на рынке, дру­гой обосновывает рыночный бум. Если вы умный человек, то станете слушать обоих. Держите свой разум открытым, пото­му что оба эксперта могут представить полезную информа­цию. К сожалению, большинство бедных людей слушают «цыпленка по имени Маленький».

У меня есть очень близкие друзья, которые, бывало, отго­варивали меня от какой-то сделки или инвестиции. Несколько лет назад один такой друг рассказал мне, что ему здорово повезло, и он нашел 6 %-й депозитный сертификат. Я сказал ему, что зарабатываю 16% с помощью правительства штата. На следующий день друг прислал мне статью о том, почему мое инвестирование было опасным. Прошли годы, я и сегод­ня получаю 16%, а он, по-прежнему, получает 6%.

Я бы сказал, что наибольшей трудностью в создании богат­ства является необходимость быть честным с самим собой да стремление не слиться с толпой. На рынке, обычно, именно толпа мало в чем ориентируется, и именно толпу рынок подминает под себя. Если есть перспектива крупной сделки, из толпы ее не углядеть. Прозевав одну сделку, люди ищут новую. Выражаясь языком серферов, людям надо ждать другую волну. Люди, ко­торые спешат и ловят волну поздно, обычно терпят неудачу.

Умные инвесторы на рынке не суетятся. Если они пропуска­ют волну, они ищут следующую, внимательно отслеживая си­туацию. Это трудно для большинства инвесторов, потому, что покупка чего-то, не очень популярного, пугает их. Робкие ин­весторы, как овцы, двигаются вместе с толпой. Или же их обуревает жадность, когда мудрые инвесторы уже извлекли свою прибыль и двигаются дальше. Мудрые инвесторы поку­пают инвестицию, когда она не популярна. Они знают, что их прибыль создается, когда они покупают, а не когда продают. Они терпеливо ждут момента. Как я уже сказал, они не суе­тятся на рынке. Мудрые инвесторы всегда начеку, в ожидании следующей большой волны.

Все дело в обладании информацией. Есть легальные пути получения информации и есть нелегальные. Но, так или ина­че, без информации не обойтись. Главное, на сколько далеки вы от источника информации. Причина, по которой вы хоти­те иметь богатых друзей, близких к информации, в том, что там, где информация, там и деньги делаются. Вы хотите ус­лышать о следующем буме, готовьтесь к нему. Я не советую собирать информацию нелегальным путем, но чем скорее вы узнаете то, что нужно, тем выше будут ваши шансы извлечь прибыль с минимальным риском. Вот для чего и нужны дру­зья. В этом и проявляется финансовая разумность.

4. Овладейте одной формулой, а затем изучите новую формулу. Научитесь делать это быстро, так как в этом будет ваша сила. Для того, чтобы сделать хлеб, каждый пекарь пользуется рецептом, пусть и хранимым в его памяти. Это правило распространяется и на зарабатывание денег. А деньги, кстати, часто называют «тестом».

Многие из нас слышали поговорку «Вы — то, что вы еди­те». Я несколько переиначиваю ее, произнося: «Вы станови­тесь тем, что вы учите». Иными словами, требуется аккурат­но относиться к тому, что вы учите, и чему вы учитесь, пото­му что ваш разум скроит вас по образцу тех знаний, которые

вы же в него закладываете. Если вы учитесь профессиональ­но готовить пищу, значит, вы, разумеется, знаете к чему стре­митесь. Вы желаете стать поваром. Пропадает желание быть поваром, следовательно, вам нужно учиться другой профес­сии. Допустим, школьного учителя. Научившись учительство­вать, вы, разумеется, становитесь учителем. И так далее. Обдумано избирайте дело, которому станете учиться.

Когда доходит до денег, массы, преимущественно, пользу­ются той основной формулой, которую вынесли из школы: работают на деньги. Во всем мире прослеживается одна доми­нирующая формула, которой руководствуются миллионы лю­дей: они поднимаются, идут на работу, зарабатывают деньги, оплачивают счета, балансируют с чековыми книжками, поку­пают какие-то ценные бумаги и снова возвращаются к работе. Это — основная формула миллионов людей или их рецепт. Если люди устают от того, чем занимаются, или недостаточно зарабатывают данной профессией, они просто корректируют формулу, пользуясь которой, зарабатывают деньги.

Давным-давно, когда мне было 26 лет, я посещал курсы, называвшиеся «Как покупать недвижимость, которую зало­жили без права выкупа». Соответствующую формулу я изу­чил. Оставалось лишь пустить ее в дело. На этой стадии боль­шинство людей и останавливаются. В течение трех лет, рабо­тая в корпорации «Ксерокс», я тратил свое свободное время, учась овладевать искусством покупки недвижимости, зало­женной без права выкупа. Я заработал несколько миллионов долларов, воспользовавшись усвоенной формулой, а сегодня этим делом неторопливо занимаются многие другие люди.

После того, как я овладел данной формулой, я начал поис­ки других формул. Иногда я не мог прямо воспользоваться информацией, которую получил на каких-то занятиях, но было полезным и то, что я постоянно узнавал что-то новое.

Я посещал занятия, где учили умело торговать, ходил на занятия, где учили продавать отдельные группы товаров. Иног­да я оказывался не в своей тарелке, будучи в одной комнате с людьми, имевшими докторскую степень в области ядерной физики или в области космических технологий. Посещая раз­личные курсы обучения, я узнавал много того, что сделало мои инвестиции на фондовой бирже и инвестиции в недвижи­мость более осмысленными и прибыльными.

В большинстве колледжей с двухгодичным курсом и госу­дарственных колледжей проводятся занятия по финансовому планированию и по вопросу традиционных инвестиций. За­интересованным людям совсем не плохо с этого начинать.

Я всегда ищу наиболее продуктивную формулу. Вот поче­му я довольно регулярно зарабатываю за день больше, чем многие люди зарабатывают за всю жизнь.

Обмолвлюсь вот еще о чем. В современном, быстроизменяющемся мире важно не то, что вы знаете, так как знания быстро устаревают. Важна быстрота, с которой вы что-то ус­ваиваете. Уметь это делать наиболее важно. Это бесценный дар — находить более продуктивные формулы, рецепты, если хотите, для зарабатывания денег. Много работать на деньги — формула устаревшая и примитивная.

5. Заплатите сначала себе. Данный шаг требует сильной самодисциплины. Если вы не можете иметь контроль над собой, не старайтесь разбогатеть. Если есть потребность научиться самоконтролю, можете послужить какое-то время в армии или пройти через религиозный орден. Нет смысла инвестировать, зарабатывать деньги и транжирить их. Именно отсутствие самодисциплины приводит к тому, что большинство людей, выигравших в лотерею миллионы, быстро разоряются. Именно отсутствие самодисциплины приводит к тому, что люди, получившие повышение на службе, немедленно идут и покупают новую машину или отправляются в круиз. Трудно сказать, который из 10 шагов наиболее важен. Но из всех шагов, этим шагом, вероятно, овладеть труднее всего, если данный шаг никогда не брался во внимание прежде. Я бы рискнул сказать, что именно отсутствие личной самодис­циплины — главный отличительный фактор между богатыми людьми, бедными и средним классом.

Люди, имеющие заниженную самооценку и не терпящие финансового давления, могут никогда не стать богатыми. Как я уже говорил, один из уроков, которому я научился у бога­того отца, заключался в том, что мир не оставит людей в покое, будет постоянно их расталкивать. Мир не оставляет в покое людей не потому, что он жесток, а потому, что людям не хватает внутреннего самоконтроля и дисциплины. Люди, которым не достает внутренней силы духа, часто становятся жертвами тех, кто имеет самодисциплину.

На занятиях по бизнесу, которые я веду, постоянно напо­минаю людям, чтобы они фокусировались не на своей про­дукции или своих услугах, а на развитии управленческих на­выков. Три наиболее важных управленческих навыка необ­ходимы для начала своего собственного бизнеса:

1. Управление денежным потоком (движением денежной наличности).

2. Управление людьми.

3. Управление личным временем.

Я бы сказал, что данные три управленческих навыка при­менимы к чему угодно. Они сказываются на образе вашей жизни, как личности, как члена семьи, как участника бизне­са, благотворительной организации, как жителя города и граж­данина нации.

Каждый их этих навыков усиливается овладением само­дисциплиной. А в плане самодисциплины я на полном серьезе и говорю «заплатите сначала себе».

Выражение «заплатите сначала себе» взято из книги Джор­джа Классена «Самый богатый человек Вавилона». Были про­даны миллионы экземпляров этой книги. Но, в то время как миллионы людей лишь часто произносят данное мощное вы­ражение, только немногие следуют данному совету. Как я говорил, финансовая грамотность позволяет кому-то читать цифры, а цифры дают реальную картину происходящего. Взглянув на чей-то персональный счет о прибылях и убытках и баланс, я могу легко сказать, прибегают ли люди на практи­ке к выражению «заплатите сначала себе».

Реальная картина стоит тысячи слов. Давайте снова срав­ним отчеты о прибылях и убытках тех людей, которые платят сначала себе, и других людей, не делающих этого.

Изучите диаграммы G и Н и обратите внимание, если мо­жете на их особенности. Все дело в понимании движения де­нежной наличности, дающего картину происходящего. Боль­шинство людей смотрят на цифры и не понимают, о чем они говорят. Если вы можете верно начать понимать силу движе­ния денежной наличности, вы скоро поймете, что не в поряд­ке с диаграмой Н на другой странице или почему 90% из боль­шинства людей скалывают всю свою жизнь и нуждаются в

правительственной поддержке, такой как социальное обеспе­чение, когда они более не в состоянии работать.

Понимаете, о чем я? Диаграмма сверху отражает действия человека, который платит себе сначала. Каждый месяц такие люди помещают деньги в графу «актив», прежде чем выплатят свои ежемесячные расходы. Хотя миллионы людей прочли книгу Классена и понимают слова «заплатите сначала себе», в дей­ствительности они платят себе в последнюю очередь.

Я почти слышу улюлюканье от тех из вас, кто искренне верит, что в первую очередь надо оплачивать свои счета. И я могу слышать всех «ответственных» людей, которые оплачи­вают свои счета вовремя. Я не хочу сказать, что следует быть безответственным и не оплачивать счета. Все, что я хочу ска­зать, делайте то, что говорит книга - «заплатите сначала себе». И диаграмма G — представляет данное выражение в действии, а не последующая диаграмма Я.

У нас с женой есть много бухгалтеров, бухгалтеров-экспер­тов и банкиров, имеющих проблемы с подходом к выражению

«заплатите сначала себе». Причина же в том, что эти финансо­вые профессионалы фактически делают то же, что и большин­ство людей, а именно: платят себе в последнюю очередь. Они платят кому-то еще в первую очередь. Были дни в моей жизни, когда, по какой-то причине, мой денежный поток был намного меньше, нежели мои счета. И все равно я платил сначала себе. Мой бухгалтер и бухгалтер-эксперт вопили в панике: «Скоро до нас доберутся. Налоговое управление засунет вас в тюрьму. Вы разрушите кредит доверия к себе. Нам вырубят электриче­ство». А я все равно платил сначала себе.

— Почему? — спросите вы. Ответ вы найдете в книге «Са­мый богатый человек Вавилона». Дело в силе самодисципли­ны и силе внутреннего духа, дело в силе воли. Как объяснял мне богатый отец, в тот первый месяц, когда я на него рабо­тал, большинство людей позволяют миру толкать их со всех сторон. Сборщик долговых обязательств звонит, и вы плати­те по долгам, т. е. вы платите, но не себе. Продавец говорит: «Минутку, запишу на ваш счет».

Ваш агент по операциям с недвижимостью говорит вам: «Давайте. Давайте, правительство предоставит вам налого­вые льготы на ваш дом». Вот о чем книга Классена, в дей­ствительности. Она о том, что разбогатеть можно, лишь пой­дя против течения. Можно не быть слабым человеком. Но когда дело доходит до денег, многие люди дают слабину.

Я не говорю — быть безответственным. Я не имею боль­шого долга по кредитным карточкам, потому что хочу пла­тить себе в первую очередь. Причина, по которой я мини­мизирую свою прибыль заключается в том, что не хочу де­литься своей прибылью с правительством. Вот почему, для тех из вас кто посмотрел видеокассету «Секреты богатых», моя прибыль вытекает из графы «актив» через корпора­цию «Невада». Если я работаю на деньги, правительство их забирает.

Хотя я оплачиваю свои счета в последнюю очередь, я дос­таточно проницателен в финансовом плане, чтобы не оказать­ся в тяжелом финансовом положении. Я не люблю потреби­тельский долг. Я фактически имею финансовые обязатель­ства, которые выше, чем у 99% населения, но я не плачу по ним: другие люди платят по моим обязательствам. Их назы­вают арендаторами.

Правило №1 в системе «заплатите сначала себе» - не залезать в долги. Хотя я оплачиваю свои счета в последнюю очередь, но по ряду маленьких счетов, я провожу оплату.

Правило №2 в системе «заплатите себе в первую оче­редь» сводится к тому, что когда я изредка ощущаю недоста­ток средств, я все равно плачу себе в первую очередь. Я даю возможность кредиторам и даже правительству позволить. Мне нравиться, когда на меня наседают. Почему? Потому, что те ребята оказывают мне услугу. Они вдохновляют меня идти и создавать больше денег. Итак, я плачу себе в первую очередь, инвестирую деньги и позволяю кредиторам вопить. В прин­ципе, кредиторы все равно получают свое. Мы с женой имеем отличный кредит. Мы только не поддаемся давлению и тра­тим наши сбережения или высоколиквидные акции, чтобы заплатить по потребительскому долгу. Хотя это и не слишком разумно в финансовом отношении.

Подведем итог:

1. Не перегружайте себя большими долгами, по которым должны платить. Держите расходы на низком уровне. Фор­мируйте свой актив в первую очередь. Затем покупайте боль­шой дом или хорошую машину. Не втягивайтесь в «крыси­ные гонки» — это не разумно.

2. Когда вы испытываете недостаток в средствах, не усту­пайте давлению и не лезьте в свои сбережения или инвестиции. Воспользуйтесь давлением, чтобы вдохновить свой финансо­вый гений нащупать пути зарабатывания большего количества денег, а затем оплачивайте свои счета. Придерживайтесь дан­ных советов и вы разовьете умение зарабатывать больше денег и улучшите свой финансовой интеллект.

Я много раз оказывался в сложной финансовой ситуации и пользовался своим интеллектом, чтобы создавать больше при­были, в то время когда мне приходилось стойко защищать свои активы в графе «актив».

Мой бухгалтер вопил и нырял в укрытие, а я, словно хоро­ший солдат, защищал свой форт, форт «Актив».

Бедные люди имеют и привычки бедных. Общая плохая при­вычка невинно называется «погружение в сбережения». Богатые знают, что сбережения используются только для того, чтобы со­здавать больше денег, а не для того, чтобы оплачивать счета.

Я знаю, что это звучит жестко, но, как я говорил, если вы внутри слабоваты, мир будет всегда толкать вас со всех сторон. Если вам не нравиться финансовое давление, тогда ищите ту формулу, которая станет работать на вас. Хорошая формула — урезать расходы, положить свои деньги в банк, покупать надежные ценные бумаги, платить больше подоходного нало­га, чем должны были бы, стать твердым середняком. Но эта формула разрушает правило «заплати себе в первую очередь». Данное правило не толкает на самопожертвование или на финансовую умеренность. Оно не означает заплатить себе в первую очередь и голодать. От жизни надо получать радость. Если вы призовете свой финансовый гений, вы сможете иметь все жизненные блага. Стать богатыми и оплачивать счета, не лишая себя преимуществ хорошей жизни. Это и есть финан­совая разумность.

6. Платите своим брокерам хорошо. Это хороший совет. Я часто вижу людей, устанавливающих перед своим домом объявление, где говорится, что дом продается владельцем. Или я часто вижу на экране телевизора сегодня много людей, желающих быть вексельными маклерами, занимающимися учетными операциями.

Мой богатый отец считал, что профессионалам надо пла­тить ХОРОШО, и я поступаю также. Сегодня я имею доро­гих адвокатов, бухгалтеров-экспертов, брокеров, занимающих­ся недвижимостью и биржевых брокеров. Почему? Потому что, если люди — профессионалы, их работа должна прино­сить вам деньги. И чем больше денег они зарабатывают, тем больше денег я зарабатываю.

Мы живем в век информации. Информация — бесценна. Хороший брокер должен обеспечивать вас информацией, так же как и давать полезные советы. У меня есть несколько бро­керов, которые стремятся делать это для меня. Некоторые мои брокеры учили меня, что делать, когда я имел мало денег или совсем не имел их, и я до сих пор работаю с ними.

Сколько я плачу брокеру - мелочь, в сравнении с тем, какие деньги я могу заработать благодаря информации, кото­рой он меня обеспечивает. Я люблю, когда мой брокер по операциям с недвижимостью или биржевой брокер зарабаты­вают много денег. Потому что это обычно означает, что я заработал много денег.

Хороший брокер экономит мое время в дополнение к зараба­тыванию мне денег, как тогда, когда бы я приобрел кусок неис­пользованной земли за 9000 $ и продал его немедленно за 25000 $, благодаря чему смог бы купить мой «Порше» быстрее.

Брокер — ваши глаза и уши на бирже. Брокеры находятся на бирже каждый день, поэтому мне там каждый день не нужно бывать. Я лучше в гольф поиграю.

Я считаю, что люди, которые самостоятельно продают свой дом, должно быть, не очень ценят свое время. Почему бы мне хотеть сэкономить несколько баксов, тогда как я мог бы ис­пользовать время, потраченное на продажу дома, на то, что­бы заработать больше денег или провести его с теми, кого люблю? Я нахожу забавным то, что так много бедных людей и представителей среднего класса настойчиво «дают на чай» 15-20% от заплаченной суммы, в ресторане, даже за плохое обслуживание, и жалуются на то, что надо платить брокеру 3-7%. Им нравиться «давать на чай» в графе «расходы» и проявлять неразумную экономию по отношению к людям в графе «актив». Это неразумно с финансовой точки зрения.

Все брокеры — люди разные. К сожалению, большинство брокеров — заурядные продавцы. Я бы сказал, что торговцы недвижимостью находятся в наихудшем положении. Они про­дают недвижимость, а сами владеют незначительной недви­жимостью или же вовсе не владеют ею. Есть громадная раз­ница между брокером, который продает дома, и брокером, который продает инвестиции. И то же самое касается броке­ров, занимающихся операциями с акциями, облигациями, ценными бумагами, со страховкой, которые сами себя назы­вают финансовыми плановиками. Как и в сказке. Вы переце­луете много лягушек, чтобы найти одного принца. И помните старую поговорку: «Никогда не спрашивайте продавца эн­циклопедий, не нужна ли энциклопедия ему».

Когда я беседую с любыми хорошо оплачиваемыми про­фессионалами, я сначала выясняю каким количеством соб­ственности или акций они лично владеют и какие проценты они платят по налогам. Такие же беседы я имею со своим юристом, занимающимся налогами, и со своим бухгалтером-экспертом. У меня есть бухгалтер-эксперт, которая занимает­ся своим собственным бизнесом. Ее профессия — бухгалтер­ский учет, а ее бизнес — недвижимость. А когда-то у меня был бухгалтер-эксперт, который занимался малым бизнесом, но не имел никакой недвижимости. Со временем я отказался от его услуг.

Найдите брокера, который пропускает ваши интересы че­рез свое сердце. Найдутся и брокеры, которые не пожалеют времени на ваше обучение и станут вашим наилучшим най­денным активом. Лишь будьте с ними честными, и они отве­тят вам тем же. Если все, о чем вы сможете думать, это как бы урезать их комиссионные, люда едва ли захотят сотрудни­чать с вами. Это — элементарная логика.

Как я ранее говорил, один из управленческих навыков — управление людьми. Многие люди управляют лишь теми, кого считают глупее себя, над кем имеют власть, обычно это — их подчиненные. Многие средние менеджеры так и остаются сред­ними, терпя неудачу в служебной карьере, потому что они знают, как работать с людьми под собой, но не знают, как работать с людьми над собой. Важно уметь управлять теми людьми и хорошо платить тем людям, которые лучше вас разбираются в некоторых технических вопросах. Вот почему компании имеют совет директоров. И вам это необходимо. В этом и проявляется финансовая разумность.

7. Будьте «индейским дарителем». Я говорю об умении получать что-то даром. Когда первые белые поселенцы приплыли в Америку, они были обескуражены обычаями, которые имели некоторые американские индейцы. Например, если поселенцу было холодно, индеец давал ему одеяло. По ошибке приняв одеяло за подарок, поселенец часто бывал обиженным, когда индеец просил отдать одеяло обратно.

Индейцы тоже расстраивались, когда понимали, что посе­ленцы не хотели возвращать одеяло. Вот откуда и пошло вы­ражение «индейский даритель». Простое межкультурное не­доразумение.

В графе «актив» быть «индейским дарителем» важно для получения богатства. Первый вопрос искушенного инвестора бывает таков: «Как быстро я верну обратно свои деньги?» Такие инвесторы так же хотят знать, что они получают бес­платно, а это является частью сделки. Вот почему прибыль на инвестированный капитал так важна.

Например, я нашел маленький кондоминиум, в нескольких кварталах от места, где живу, который был заложен и не мог быть выкуплен. Банк хотел 60000 $, а предложил цену в 50000 $, на что банк согласился, потому что вместе с моей ценой был предъявлен чек кассира банка на 50000 $. Они поняли, что я был настроен решительно. Многие инвесторы сказали бы, не слишком ли много наличности ты вкладыва­ешь в сделку? Не лучше было бы взять ссуду под сделку? Мой ответ — только не в данном случае. Моя инвестицион­ная компания использует этот кондоминиум для сдачи в арен­ду на зимние месяцы, когда «снежные птички» приезжают в Аризону и арендуют помещение за 2500 $ в месяц на 4 месяца в году. За аренду помещения в мертвый сезон плата составля­ет 1000 $ в месяц. Я вернул свои деньги менее чем за 3 года. Сегодня я продолжаю владеть этим активом, качающим для меня деньги, из года в год.

То же самое происходит и с акциями. Часто мой брокер звонит мне и рекомендует вложить приличные деньги в акции компании, которая, по его предчувствию, вот-вот сделает ска­чек к успеху, что повысит ее акции в цене, например, объявит о новой продукции. Я начинаю вкладывать деньги в акции компании, пока они растут в цене, делая это где-то на протя­жении месяца. Затем я забираю свое начальное капиталовло­жение из данного бизнеса и прекращаю волноваться о колеба­ниях рынка, потому что я вернул свое начальное капиталов­ложение и готов работать с другим активом. Итак, мои день­ги вложены, а затем возвращены, и я владею активом, что было технически бесплатно.

Действительно, случается, я теряю деньги. Но я оперирую деньгами, которые могу позволить себе потерять. Я бы ска­зал, что, в среднем, на 10 инвестиций 2-3 инвестиции возвра­щают деньги с прибылью, тогда как 5-6 инвестиций ничего не приносят, а 2-3 инвестиции вообще теряются. Я ограничиваю свои потери лишь теми деньгами, которыми оперирую в дан­ном случае.

Люди, которые ненавидят риск, помещают деньги в банк. В конце концов, иметь сбережения лучше, чем не иметь ника­ких сбережений. Но на то, чтобы заработать что-то на вло­женных в банк деньгах, уходит значительное время, а во мно­гих случаях это вам чего-то стоит.

На каждую из моих инвестиций должно быть что-то бес­платное. Кондоминиум, минисклад, кусок незанятой земли, дом, запас акций, офис. Здесь должен быть ограниченный риск или идея с малым риском. Есть книги, посвященные исключительно данному предмету, на которых я здесь не ста­ну останавливаться. Рей Крок — основатель Мак Дональдз - продавал гамбургеровые франчайзы. Не потому, что лю­бил гамбургеры, а потому, что хотел недвижимость под франчайзом бесплатно.

Мудрые инвесторы должны стремиться к большему, чем прибыль на инвестированный капитал, я говорю об активе, который вы получаете бесплатно, лишь только возвращая свое первоначальное капиталовложение. Это и есть финансовая разумность.

8. Актив приносит предметы роскоши. Сила человека в его умении сосредоточиться на чем-то. Ребенок одного моего знакомого имеет отвратительную привычку не экономить деньги. Ему только что стукнуло 16, и он загорелся желанием заиметь собственную машину. У него есть и предлог, заключающийся в том, что родители всех его друзей уже раскошелились на машины для своих чад. Ребенок моего знакомого захотел залезть в свои сбережения и воспользоваться ими для первоначального взноса. Вот тогда, мой знакомый и позвонил мне.

«Ты думаешь, я должен позволить ему сделать это, а мо­жет мне поступить, как другие родители делают, да просто купить ему машину?» — спросил он.

- Это могло бы облегчить давление на тебя на какое-то время, но какой урок он вынес бы из этой ситуации на буду­щее? Можешь ты воспользоваться этим желанием владеть ма­шиной и вдохновить своего сына чему-то научиться? — отве­тил я.

На этом разговор оборвался. Два месяца спустя я вновь разговорился с этим знакомым на тему машины.

— Ну что, есть у сына новая машины? — задал я вопрос. — Нет. Но я дал ему 3000 $ на машину. Я сказал ему, чтобы он воспользовался моими деньгами, вместо его денег, отложенных на колледж.

— Это щедро с твоей стороны, — сказал я.

— Да не так уж щедро. Да и части денег уже нет. Я после­довал твоему совету использовать сильное желание сына при­обрести машину и направить энергию его желания так, чтобы он смог чему-то научиться.

— Ну, и что вы сделали? — поинтересовался я.

— Сначала мы, как следует, поиграли в твою игру «CASHFLOW». В очередной раз, играя, мы с сыном долго дискутировали, как разумнее пользоваться деньгами. Затем я подарил ему подписку на «Уолл-Стрит Джорнел» и несколь­ко книг о фондовой бирже.

— А потом, что? — спросил я. — Что из этого вышло?

— Я сказал, что 3000 $ — его, но ему необязательно было все деньги тратить'на покупку машины. Он мог бы восполь­зоваться деньгами, чтобы купить и продать акции, найти сво­его собственного биржевого брокера, и, однажды он бы зара­ботал 6000S, вложив в акции свои 3000$, а из тех 6000$ -3000$ пошли бы на покупку машины и 3000$ были бы отло­жены на учебу в колледже.

— Ну и каковы результаты? — спросил я

— В самом начале сыну посчастливилось кое-что подзара­ботать, но через несколько дней он потерял все, что добыл. Зато он, действительно, почувствовал интерес к бизнесу. На сегодняшний день, я думаю, пару тысяч он использовал, но его интерес не ослабевает. Он перечитал все книги, которые я ему купил и отправился в библиотеку, чтобы взять еще книги о бизнесе. Он жадно читает «Уолл-Стрит Джорнел», отсле­живает показатели деловой активности и смотрит CNBC вме­сто MTV. У него осталась лишь тысяча долларов, но его ин­терес и знания растут и растут. Он знает, что если потеряет все деньги, ему еще два года придется ходить на своих двоих. Но, кажется, его это абсолютно не беспокоит. По-моему, он совершенно утерял интерес к приобретению машины, потому что нашел то, что привлекает его гораздо больше.

— А что произойдет, если он все же потеряет все деньги? — спросил я.

— Раз уж мы встали на этот путь, мы пройдем его. Пусть уж лучше он потеряет все сейчас, нежели доживет до наших дней, рискуя в нашем возрасте потерять все. И, кроме того, эти 3000 $ — лучшие деньги, потраченные когда-либо мной на его образование. То, чему он научится, будет служить ему всю его жизнь, и, наверняка, он более внимательно станет относиться к власти денег. Я считаю, что он прекратил бро­сать деньги на ветер.

Как я сказал в разделе «Заплати себе сначала», если чело­век не может овладеть силой самодисциплины, лучше для него не стараться разбогатеть в то время, когда процесс нара­щивания движения денежной наличности из графы «актив», теоретически легкий, требует напряжение умственных сил для разумного направления денег, что и является сложным. Бла­годаря внешним соблазнам, куда проще в современном потре­бительском мире спустить деньги через графу «расходы». Из-за слабой внутренней силы духа, деньги уходят по путям наи­меньшего сопротивления. В этом и есть причина бедности и финансовых неудач.

Я дал множество примеров финансовой мудрости, а в этом случае речь идет об умении так направлять деньги, чтобы зарабатывать их еще больше.

Если бы мы дали сотне людей по 10000 $ в начале года, я мог бы сказать, что ждет их в конце года:

• у 80 % ничего не осталось бы. Фактически эти люди влезли бы в большой долг, сделав начальный взнос за новую машину, холодильник, телевизор, видео, потратив деньги на увеселения.

• 16 % увеличили бы эти 10000 $ на 5-10 %.

• 4 % увеличили бы данные деньги до 20000 $ или до мил­лионов.

Мы идем учиться, чтобы овладеть какой-то профессией, но так мы можем работать на деньги. Я считаю, что чрезвычайно важно научиться тому, как заставить деньги работать на себя.

Я люблю свои предметы роскоши не менее других. Но дело в том, что некоторые люди покупают предметы роскоши в кредит. Они поступают так же, как соседи, попадая в ловуш­ку. Когда я хотел купить «Порше», мне проще всего было бы позвонить своему банкиру и получить ссуду. Но вместо этого, т.е. вместо того, чтобы сфокусироваться на графе «пассив», я решил сфокусироваться на графе «актив».

Как правило, я использовал свое желание расходовать сред­ства, на то, чтобы вдохновлять и мотивировать свой финансо­вый гений инвестировать.

А сегодня слишком часто мы фокусируемся на заимство­вании денег, чтобы получить желанные вещи, вместо того, чтобы фокусироваться на создании денег. Но заимствовать деньги всегда легче, чем отдавать. Эта плохая привычка довлеет над всеми нами и нашей нацией. Помните, что лег­кий путь часто становится тяжелым, а тяжелый путь - легким.

Чем раньше вы сможете научить себя и тех, кого любите, становиться хозяевами денег, тем лучше. Деньги — великая сила. К сожалению, люди используют силу денег против себя. Если ваша финансовая мудрость на низком уровне, деньги станут понукать вами. Деньги будут умнее вас. А если деньги будут умнее вас, вы будете работать на них всю свою жизнь. Чтобы быть хозяином денег, вам следует быть разумнее них, тогда они подчинятся вам, станут делать то, что вам нужно. Вместо того, чтобы быть рабом денег, вы станете их хозяином. Это и есть финансовая мудрость.

9. Потребность в героях: сила мифа. Когда был ребенком, я сильно восхищался Вилли Мейсом, Хенком Аароном, Йоги Бера. Они были моими героями. Как ребенок, игравший в младшей лиге, я хотел быть похожим на них. Я коллекционировал их бейсбольные карточки, знал, какое место занимают они в бейсболе, знал их спортивные показатели и рейтинг, знал, сколько им платят, как они поднялись из низшей лиги в высшую. Я хотел знать о них все, потому что хотел быть похожим на них. Каждый раз, когда я, девятилетний мальчишка брал в руки биту, играл на первой базе, был кэтчером, это был как бы не я. Я был Йоги или Хэнком. Это — один из наиболее сильных путей обучения, который мы часто теряем, становясь взрослыми, мы теряем наших героев. Мы теряем нашу наивность.

Сегодня я иногда наблюдаю за подростками, играющими в баскетбол недалеко от моего дома. На корте они уже не ма­ленькие Джонни, они — Майклы Джорданы, Сэры Чарльзы или Клайды. Подражание своим героям, соревнование со сво­ими героями может многому научить. И вот почему, когда кто-то, типа О. Дж. Симпеона, играет неудачно, поднимается такой крик.

Речь идет о чем-то большем, чем суд трибун, речь идет о потере героя, того, на чьем примере люди росли, на кого рав­нялись и на кого хотели походить. И вдруг пелена спадает с наших глаз.

С возрастом появляются новые герои. Мои нынешние ге­рои — такие игроки в гольф, как Питер Джейкобсен, Фред Кагшз и Тайгер Вудз. Я подражаю их свинтам и стараюсь прочитать о них все, что смогу. У меня также есть такие ге­рои, как Дональд Трамп, Уоррен Баффет, Питер Линч, Джордж Сорос и Джим Роджерс. Сегодня я знаю все об этих людях, как когда-то знал все о своих бейсбольных кумирах. В операциях с инвестициями я поступаю также, как и Уоррен Баффет, и читаю все, что могу о его точке зрения на рынок. Я читаю книгу Питера Линча, чтобы понять, какие акции пред­почитает он. И я читаю о Дональде Трампе, стараясь узнать, как он продает и осуществляет сделки.

Как я не был самим собой, приближаясь к бите, так и в тот момент, когда я на рынке или обсуждаю сделку, я подсозна­тельно действую в стиле Трампа. Когда я анализирую ситуа­цию на рынке, то смотрю на нее как бы глазами Питера Лин­ча. Имея героев, мы проникаем в основу основ.

Герои делают больше, чем просто вдохновляют нас. Благо­даря им, мы проще смотрим на вещи. А то, что опыт героев помогает нам проще смотреть на вещи, убеждает нас стре­миться походить на своих героев. «Если они могут сделать это то и я смогу», — мы говорим себе.

Когда доходит до инвестирования, многие люди сталкива­ются с непреодолимыми проблемами. А им бы следовало найти героев, которые помогли бы им разобраться с трудностями.

10. Давайте и вам воздается: сила дающего. Оба моих отца были учителями. Богатый отец преподал мне урок, который я пронес через всю свою жизнь, урок, заключавшийся в том, что необходимо было быть щедрым или дающим. Мой образованный отец отдавал много времени и знаний, но почти никогда не давал денег. Как я упоминал, он обычно говорил, что дал бы денег, если бы имел лишние. Конечно, лишних денег почти никогда не было. Мой богатый отец отдавал деньги так же, как и знания. Он твердо верил в необходимость отдавать. Он всегда говорил:

«Если ты чего-то хочешь, тебе сначала нужно отдать». Когда ему не хватало денег, он просто давал деньги на свою церковь или на благотворительность.

Если бы я мог оставить себе одну единственную идею, то она была бы такой: всякий раз, когда тебе чего-то не хватает или ты в чем-то нуждаешься, дай то, что ты хочешь сначала, и тебе воздается сторицей. Это касается всего: денег, улыбки, любви, дружбы. Я знаю, что часто человек хочет отдавать в последнюю очередь, но я отдавал, и это всегда помогало мне. Я абсолютно убежден, что принцип обратимости реально дей­ствует, и я даю то, что хочу получить.

Я хочу денег — я даю их, и они ко мне возвращаются в тысячекратном размере. Я хочу осуществить продажу - я помогаю кому-то еще что-то продать, и ко мне приходит уда­ча в продаже. Я хочу контактов — и я помогаю кому-то еще установить их, и, как в сказке, контакты приходят и ко мне. Давным-давно я слышал поговорку, в которой говорилось: «Богу не нужно получать, но людям нужно отдавать».

Мой богатый отец часто говорил: «Бедные люди более жад­ные, чем богатые люди». Он объяснял, что если человек - богатый, он дает людям то, что им нужно. Всю свою жизнь, когда бы я ни ощущал нужду или недостаток в деньгах, по­требность в чьей-то помощи, я, зная в глубине души, что мне необходимо, решал отдать это сначала. И то, что я давал, всегда возвращалось ко мне.

Мне вспоминается рассказ о парне, сидящем с дровами в руках, в холодную, морозную ночь, который кричит на боль­шую печь: «Когда ты дашь мне чуточку тепла, тогда я поло­жу в тебя немного дров». И, когда доходит до денег, любви, счастья, торговых сделок и контактов, все, что вам нужно помнить -это отдать сначала то, что вы желаете получить, и к вам вернется во сто крат больше. Часто, даже процесс раз­мышления о том, что я хочу, и мам бы я мог дать то, чего хочу сам, кому-то еще, приносит мне щедрое вознагражде­ние. Когда я вижу, что люди не улыбаются мне, я просто начинаю улыбаться и говорить им «привет» и, как по вол­шебству, вокруг меня появляется больше улыбающихся лю­дей. Получается так, что мир, как зеркало, отображает вас.

Я верю в то, что человек получает то, что отдает. Я обнару­жил, что чем более искренне я обучаю тех, кто хочет чему-то научиться, тем большему учусь я сам. Если вы хотите узнать о деньгах больше, научите понимать, что такое деньги, кого-то еще. У вас появятся новые идеи относительно денег, вы станете лучше понимать, как они работают.

Бывают времена, когда я даю, но ничего не получаю обрат­но, или же получаю не то, на что рассчитывал. При ближай­шем рассмотрении я вижу, что в подобных случаях я часто даю, чтобы получать вместо того, чтобы бескорыстно давать.

Мой отец учил учителей и стал наставником для учителей. Мой богатый отец всегда учил молодых людей, как следует заниматься бизнесом, с его точки зрения. Щедро делясь с другими тем, что знали сами, оба моих отца становились еще мудрее.

Есть силы в этом мире, которые значительно разумнее нас.

Можно во всем полагаться только на себя, но с помощью этих сил вам будет легче чего-то добиться. Все, что вам нуж­но, так это щедро делиться с людьми тем, что вы имеете, и эти силы будут щедры с вами.

Глава X

Все еще хотите большего?

Некоторые советы к действию

Многие люди могут быть не удовлетворены моими 10 ша­гами. Они видят в них больше философии, чем советов к действию. Я думаю, что понимание философии не менее важ­но, чем совет к действию, само действие. Есть много людей, которые хотят делать, но не думать, а есть люди, которые думают, но не делают. Я бы сказал, что во мне живут и те, и другие. Я люблю новые идеи и люблю действие.

Для людей, которым нужны советы, как начать, я предла­гаю информацию о том, что делаю сам, в тезисной форме.

• Прекратите делать то, что делаете, т. е. передохните и оцените, что срабатывает, а что нет. Определите, что делает­ся неправильно и как выйти на положительные результаты. Прекратите делать то, что не срабатывает и ищите новое дело.

• Ищите новые идеи. Для новых инвестиционных идей я иду в книжные магазины и ищу книги, поднимающие различные, неординарные темы. Я называю такие темы для себя формулами. Я покупаю книги, где рассказывается о том, о чем я ничего не знаю. Например, я раскопал в книжном мага­зине книгу Джоэла Московитца «16-процентное решение про­блемы», купил ее и прочел. Действуете! Вскоре я сделал в точности то, о чем говорилось в книге. Шаг за шагом. Также я поступаю, находя сделки с недвижимостью, в банках и ад­вокатских офисах. Большинство людей ничего не делают или позволяют кому-то отговорить их от использования новых формул, изучаемых ими. Мой сосед объяснил мне, почему 16 % не сработали бы. Я не прислушался к нему, потому, что сам он никогда не делал того, от чего хотел отсоветовать меня.

• Найдите кого-нибудь, кто занимался тем, что вы хотите сделать. Пригласите его на ленч. Попросите у него совета, как лучше провернуть дело. Что касается 16 % налоговых залоговых сертификатов, я пошел в местное налоговое управ­ление, где обратился к одной служащей, которая, как я выяс­нил, также инвестировала в те же залоговые сертификаты. Женщина была немедленно приглашена на ленч. Она с энтузиазмом рассказала мне все, что знала, рассказала, что и как делать. После ленча женщина еще долго объясняла мне, что к чему. К следующему дню я нашел две крупные собственности при ее помощи, подпадавшие под действие 16 % залоговых сертификатов. У меня ушел день, чтобы прочесть книгу Московитца, день, чтобы начать действовать, один час на ленч и день на приобретение двух крупных сделок.

• Посещайте занятия и покупаете кассеты. Я ищу в газетах объявления о новых и интересных курсах по бизнесу. Многие курсы — бесплатные или стоят дешево. Я также посещаю до­рогие платные семинары об интересующих меня предметах. Я богат и свободен от потребности в 8-часовой работе, благодаря знаниям, полученным на курсах. У меня есть друзья, не посе­щавшие курсов, убеждавшие меня, что я выбрасываю деньги, а сами так и оставшиеся на прежнем рабочем месте.

• Делайте много предложений о покупках. Когда я хочу приобрести какую-то недвижимость, я присматриваю подходя­щие варианты и делаю заявки о покупках на все. Если вам трудно определиться, какой же из вариантов наиболее опти­мальный, то и мне тоже. Это — работа агентов по операциям с недвижимостью. Вариант подбирают они. Я делаю как можно меньше работы. Одна моя знакомая захотела, чтобы я показал ей, как покупать многоквартирные дома. Однажды, в субботу, она, ее агент и я пошли и осмотрели шесть многоквартирных домов. Четыре дома были так себе, но два — ничего. Я сказал, что надо написать заявки на все шесть домов, предлагая поло­вину запрошенного владельцами. У моей знакомой, вмести с агентом, чуть не случился сердечный приступ. Они считали, что поступать так было неприлично, так можно было обидеть продавцов, но я полагаю, что все дело было в агенте моей знакомой, боявшемся перетрудиться. Они так ничего и не пред­приняли и отправились искать сделку получше.

Ни одно предложение о покупке так и не было сделано моей знакомой, и она, до сих пор ищет «правильную» сделку за «правильную» цену. Ну, вы и не узнаете, какая же цена правильная, пока не встретитесь с владельцем продаваемой недвижимости. Большинство продавцов запрашивают слиш­ком много. Редко, когда продавец запрашивает цену меньше реальной стоимости.

Мораль приведенного рассказа: делайте предложения. Люди, не являющиеся инвесторами, не представляют, как нужно постараться, чтобы что-то продать. У меня была не­движимость, которую я долго не мог продать. Я был бы рад любому предложению. Меня не расстроила бы и низкая цена. Мне могли бы предложить 10 свиней, я и этим предложением был бы счастлив. Даже, не столько предложением, сколько тем, что кто-то вообще заинтересовался моей недвижимостью. Я бы ту недвижимость, может быть, обменял бы на свино­ферму. Вот таковы правила игры. Игры, где покупают и про­дают. Не принимайте близко к сердцу, если что-то не получа­ется в этой игре. Помните об этом. Это всего лишь игра. Де­лайте предложения. Возможно, кто-нибудь скажет «да».

Я всегда делаю предложение о покупке, предусмотрев пути ухода из сделки. В вопросе с недвижимость я делаю предло­жение, включая оговорку «с одобрения партнера по бизне­су». Я никогда не определяю точно, кто именно мой партнер по бизнесу. Большинство людей и не догадываются, что моим партнером является кошка. Если те, с кем я иду на сделку, принимают мое предложение, а меня сделка уже не устраива­ет, я звоню домой и говорю со своей кошкой. Я привожу пример такого абсурда, чтобы проиллюстрировать, насколь­ко проста и легка эта игра. Многие люди все усложняют и воспринимают все слишком серьезно.

Поиск хорошей сделки, удачного бизнеса, нужных людей, опытных инвесторов и т. д. — это встречи с людьми. Вам надо идти на рынок, разговаривать со множеством людей, делать множество предложений, контрпредложений, вести пе­реговоры, отказываться от сделок, принимать их. Я знаю мало людей., которые сидят дома и ждут, пока зазвонит телефон, но пока вы не Синди Кроуфорд или Том Круз, я считаю, что лучше всего для вас было бы отправиться на рынок, каким бы он ни был. Изучайте, предлагайте, отвергайте, ведите пе­реговоры и принимайте предложения. С этим процессом вам придется сталкиваться в жизни довольно часто.

• Медленно пробегайте, проходите или проезжайте по инте­ресующей вас территории раз в месяц, минут 10. Я нашел неко­торые из моих наилучших инвестиций в недвижимость, совер­шая медленные пробежки. Я стремлюсь совершить пробежки в каком-то определенном районе, в течение года. Я ищу варианты перспективных сделок. Чтобы сделка оказалась выгодной, дол­жны присутствовать два момента: выгодная сделка и разнообразие вариантов. Существует множество возможных сделок, но именно разнообразие вариантов превращает сделку в выгодную возможность. Совершая пробежки, я оббегаю район перспек­тивных инвестиций. Делая пробежки неоднократно, я замечаю малейшие перемены. Я отмечаю про себя знаки о продаже не­движимости, выставленные давно. Для меня это означает, что продавец будет более сговорчив при заключении сделки. Я на­блюдаю за движущимися грузовиками, въезжающими куда-то и« выезжающими откуда-то. Я останавливаю грузовики и беседую с водителями. Я беседую с разносчиками почты. Удивительно, как много информации они могут дать. Я ищу плохой район, особенно такой, от которого средства массовой информации всех отпугивают. Проезжаю по нему несколько раз в год, ожидая увидеть здесь признаки перемен к лучшему. Я разговариваю с мелкими торговцами, особенно новичками, чтобы узнать, поче­му они переехали в этот район. На это уходят считанные мину­ты в месяц, и это я стараюсь делать как бы между прочим.

• Что касается акций, мне нравится книга Питера Линча «Борясь с течением» из-за предлагаемой формулы отбора ак­ций, растущих в цене. Я обнаружил, что принципы поиска акций, растущих в цене, идентичны принципам поиска выгод­ных сделок с недвижимостью, ценными бумагами, новыми ком­паниями, новым домом и т. д. Процесс всегда один и тот же. Вам необходимо знать, что вам нужно просто идти и искать!

• Почему потребители всегда будут бедными? Когда су­пермаркет проводит распродажу, скажем, туалетной бумаги, потребитель мчится и покупает ее впрок. Когда распродажа проходит на бирже и чаще называется крахом на бирже, по­требитель со всех ног бежит прочь. Когда супермаркет под­нимает цены, потребитель отоваривается где-то еще. Когда биржа поднимает цены, потребитель начинает скупать акции.

• Будьте дальновиднее. Мой сосед приобрел кондоминиум за 100000 $. Я купил такой же кондоминиум поблизости с соседс­ким за 50000 $. Сосед сказал мне, что ожидает подъема цены. Я сказал ему, что его прибыль образуется тогда, когда он покупа­ет, а не продает. Сосед делал покупку с брокером, занимаю­щимся операциями с недвижимостью, не имевшем никакой лич­ной собственности. Я делал покупку в банке, в отделе, занимав­шемся вопросами потери права выкупа заложенного имущества. Я заплатил 500 $ за курс, где обучали, как работать в этой ситуации. Мой сосед посчитал, что 500 $ за курс, где обучали инвестициям в недвижимость, для него слишком дорого. Он сказал, что не мог себе этого позволить, у него и времени на это не было. И ждет сосед до сих пор, пока цена пойдет вверх.

• Сначала я ищу людей, которые хотят покупать, затем я ищу тех, кто хочет продать. Мой друг искал определенный участок земли. У него были деньги и не было времени. Я на­шел большой участок земли, крупнее по размерам того участ­ка, что хотел бы приобрести мой друг, перезвонил ему, и друг захотел купить кусок от найденного участка, который его уст­раивал. Он, купив нужный ему участок земли, заплатил столько, что оставшийся после его покупки кусок того найденного мной участка, достался мне бесплатно. Мораль приведенной исто­рии: покупайте пирог и режьте его на кусочки. Большинство людей ищут то, что могут себе позволить и чаще довольствуют­ся малым. Они покупают лишь кусок пирога и выкладывают за него больше положенного. Мыслящие мелкими масштабами не способны на великие дела. Если вы желаете стать богаче, сначала научитесь думать масштабнее.

Розничные торговцы любят давать скидку при покупке боль­шого количества товара просто потому, что деловые люди лю­бят покупателей, берущих много. Таким образом, даже если вы — маленький человек, вы можете всегда мыслить масштаб­нее. Когда моя компания решила закупать компьютеры, я пе­резвонил нескольким своим друзьям и спросил их, не хотели бы и они закупить компьютеры. Мы обошли разных дилеров и договорились о крупной сделке, поскольку собирались купить большую партию компьютеров. То же самое я проделываю и с акциями. Маленькие люди остаются маленькими, так как мыс­лят по маленькому, действуют в одиночку или бездействуют.

• Учитесь у истории. Все большие компании на фондовой бирже начинали, как компании маленькие. Полковник Сандерс не был богатым, пока не потерял все, когда ему было за 60. Билл Гейтс был одним из богатейших людей в мире к 30 годам.

• Действие всегда побеждает бездействие. Это лишь част­ные примеры того, что сам я делал и продолжаю делать, чтобы нащупать возможности. Помните о важности слов «делать», «надо сделать». Эти слова проходят красной нитью через всю книгу. Вы должны действовать, а уже потом сможете получить финансовое вознаграждение. Действуйте, не откладывая!

ЭПИЛОГ

Как всего за 7000 $ дать ребенку образование в колледже

Главной причиной написания этой книги было мое желание донести свое мнение о том, как растущая финансовая мудрость может быть использована для решения многих жизненно важ­ных проблем. Без финансовой подготовки мы слишком часто пользуемся стандартными формулами на протяжении всей своей жизни: усердно трудиться, экономить, брать взаймы, платить налоги. Сегодня мы нуждаемся в ином подходе к жизни.

Я привожу последующую историю, как заключительный пример, рассказывающий о финансовой проблеме, которая подстерегает сегодня многие молодые семьи. Как дать детям образование и обеспечить себя к пенсии? Вот перед вами при­мер использования финансовой мудрости, вместо тяжелой работы, для достижения той же самой цели.

Один мой приятель ломал голову над тем, как бы насобирать денег на учебу в колледже для своих четырех детей, а это было довольно тяжело. Он откладывал ежемесячно по 300 $ в ценных бумагах, но до сих пор насобирал лишь около 12 000 $. Он под­считал, что ему нужно было 400 000 $ на образование в колледже для детей. На это он имел 12 лет, так как его самому старшему ребенку было б лет. Это был 1991 г., рынок недвижимости в Фениксе был ужасен. Люди буквально избавлялись от домов. Я предложил своему приятелю, чтобы он купил дом на определен­ную сумму денег в его ценных бумагах. Идея заинтриговала его, и мы начали обсуждать эту возможность. Но приятеля беспокои­ло то, что у него не будет банковского кредита для покупки еще одного дома. Я же уверил его, что существуют иные пути для того, чтобы профинансировать покупку дома, помимо банка.

Мы искали дом две недели, такой дом, который отвечал бы всем нашим требованиям. Выбор был большой, а сам процесс поиска вызывал у нас азарт. Наконец, в хорошем районе мы подыскали дом с тремя спальнями и двумя ванными комната­ми. Владельца дома сократили на работе, и ему требовалось продать дом в тот же день, когда мы с ним встретились, так как владелец с семьей выезжал на жительство в Калифор­нию, где его ждала другая работа.

Владелец хотел 102 000 $, а мы предложили всего 79 000 $. Он взял деньги немедленно. Дом был приобретен под так называемую неквалифицированную ссуду, означавшую, что даже человек, не имеющий работы, мог купить дом без санк­ции банкира. Владелец дома был должен по ссуде 72 000 $, а значит моему другу были нужны всего 7000 $, составляющие разницу между долгом по ссуде и суммой, за которую дом продавался. Как только владелец дома выехал, мой приятель сдал дом в аренду. После оплаты всех расходов, включая текущие расходы по закладной, мой приятель откладывал около 125 $ в карман ежемесячно.

Он планировал держать дом в течение 12 лет, а чтобы бы­стрее выплатить закладную, приплюсовывал к основным вып­латам и 125 $ арендных денег ежемесячно. Мы подсчитали, что через 12 лет значительная часть закладной была бы вып­лачена, и мой приятель мог бы высвободить 800 $ в месяц к тому времени, как его первый ребенок пошел бы в колледж. Приятель мог также продать дом, если бы цена его возросла.

В 1994 г. рынок недвижимости в Фениксе внезапно изме­нился и моему приятелю предложили 156000 $ за тот же са­мый дом. А предложил как раз жилец, арендовавший дом и полюбивший его. Приятель спросил меня, что я думаю на этот счет, и я, естественно, сказал, что следует продавать.

И вот у моего приятеля появились почти 80000 $, которы­ми он мог оперировать. Я перезвонил еще одному знакомому в Остин (Техас), который помог вложить эти 80 000 $ в один мини-склад. Прошло 3 месяца, и мой приятель из Феникса начал получать чеки почти в 1000 $ в месяц. Данный доход стал направляться в семейный фонд будущего колледжного образования, и фонд стал расти гораздо быстрее. В 1996 г. мини-склад был продан и мой приятель из Феникса получил чек почти на 330 000 $. Эти деньги снова были вложены в новый проект, от которого мой приятель стал получать доход в 3000 $ в месяц, также направлявшийся в фонд колледжного образования. Теперь он абсолютно уверен, что его цель ско­пить 400000 $ легко достижима, а ему потребовалось лишь 7000 $, чтобы начать, и немножко финансовой мудрости. Его дети смогут позволить себе то образование, которое пожела­ют, а мой приятель может воспользоваться активом, который генерирует его бизнес, чтобы обеспечить достойную пенсию.

В результате успешной инвестиционной стратегии у моего при­ятеля есть возможность раньше отойти от дел.

Деньги — это суть идеи. Если вы хотите иметь больше денег, просто измените свое мышление. Каждый человек, что-то до­бившийся в финансовом плане, начинал с малого, с идеи, кото­рая со временем приносила внушительные плоды. С этим же мы сталкиваемся, говоря об инвестировании. Инвестирование начи­нается с небольших капиталовложений, которые со временем оборачиваются значительной прибылью. Я встречаю так много людей, которые тратят свои жизни, гоняясь за большой сдел­кой, или стараясь сэкономить кучу денег под большую сделку. Но это — глупо. Уж очень часто я вижу неопытных инвесторов, вкладывающих солидные деньги в одну сделку и быстро теряю­щих почти все капиталовложения. Эти люди могут быть хоро­шими работниками, но никудышными инвесторами.

В вопросе денег нужны образование и мудрость. Начинай­те быстрее. Купите книгу. Пойдите на семинар. Практикуй­тесь. Двигайтесь потихоньку. Я превратил 5000 $ наличными в актив, равный 1 миллиону долларов, приносящий 5000 $ в месяц чистого дохода, менее, чем за 6 лет. Но я начал учиться понимать, что такое деньги, еще будучи ребенком. Я советую вам учиться работать с деньгами, потому что не так уж это тяжело. В самом деле, как только вы начнете понимать, что к чему, вы убедитесь, что данная работа вам по силам.

В заключение хочу поблагодарить вас за то, что прочли эту книгу. Надеюсь, что она обеспечила вам определенное пони­мание того, как использовать силу денег, работающих на вас. Чтобы выживать сегодня, нам требуется большая финансовая мудрость. Мысль о том, что для зарабатывания денег нужны немалые деньги, свойственна финансово неискушенным лю­дям. Это не означает, что такие люди лишены разумности. Они просто не изучали науку зарабатывания денег.

Думаю, что вам ясно все, о чем я говорил. То, что окажется в ваших карманах, зависит от вашей головы. Деньги — это лишь идея. Есть превосходная книга, называющаяся «Думай и становись богатым». Название, как вы видите, не «Трудись усердно и становись богатым». Научитесь тому, как заста­вить деньги усердно работать на вас и ваша жизнь станет легче и счастливее. Сегодня надо стремиться не действовать наверняка, а стремиться действовать разумно.

Беритесь за дело!

Всем вам даны два великих дара: ваш разум и ваше время. Вам выбирать, что с ними делать. С каждым долларом, попа­дающим вам в руки, вы и только вы получаете власть в опре­делении своей судьбы. Потратьте деньги бездарно и вы выбе­рете себе удел бедных. Потратьте деньги на пассив и вы при­соединитесь к среднему классу. Вложите деньги в свой ра­зум, научитесь, как приобретать актив и вы выберете богат­ство, как свою цель и свое будущее. Выбор за вами и только за вами. Каждый день, с каждым долларом вы решаете, буде­те ли богатым, бедным или средним классом.

Поделитесь этими знаниями со своими детьми и вы подго­товите их к тому, что их ожидает в жизни. Никто не сделает этого вместо вас.

Ваше будущее и будущее ваших детей определяется тем выбором, который вы сделаете сегодня, а не завтра.

Желаем вам большого богатства и большого счастья в жиз­ни — самом бесценном даре, которым владеет человек.

Роберт Т. Киосаки, Шарон Л. Лечтер

Реклама образовательных продуктов Роберта Киосаки

В мире денег существуют три различных вида дохода:

1. Заработанный доход.

2. Пассивный доход.

3. Портфолио доход.

Когда мой настоящий отец говорил мне, чтобы я шел в школу, учился и искал надежную, безопасную работу, он рекомендовал мне работать на заработанный доход. Когда мой богатый отец говорил, что богатые не работают на деньги, а заставляют деньги работать на себя, он говорил о пассивном доходе и доходе портфолио. Пассив­ный доход, в большинстве случаев, — это такой доход, который извлекается из инвестиций в недвижимость. Доход портфолио — это доход, извлекаемый из акций, облигаций, ценных бумаг. Доход портфолио делает Била Гейтса самым богатым человеком в мире, а не заработанный доход.

Богатый отец говорил: «Ключ к становлению богатым — это уме­ние конвертировать заработанный доход в пассивный доход и/или доход портфолио, как можно быстрее. На заработанный доход на­логи самые высокие. Пассивный' доход наименее обложен налога­ми. Это еще одна причина, почему вы хотите, чтобы ваши деньги усердно работали на вас. Правительство больше облагает налогами заработанный доход, чем доход, где ваши деньги усердно работают на вас».

В моей второй книге «Квадрант движения денежной наличнос­ти» я рассказываю о четырех типах людей, из которых состоит мир бизнеса. Это «Е» — работник, «S» — представитель малого само­стоятельного бизнеса, «В» — владелец крупного бизнеса и «I» — инвестор. Большинство людей идут в школу, чтобы научиться, как стать «Е» или «S». В книге описаны существенные различия между назваными четырьмя различными типами людей и рассказывается о том, как люди могут менее выгодный сектор изменить на более вы­годный. По существу, большинство наших продуктов созданы для людей в секторах «В» и «I».

В моей третьей книге «Путеводитель богатого отца инвестирую­щим» я детально рассказываю о важности конвертации заработан­ного дохода в пассивный доход и доход портфолио.

Богатый отец говорил: «Задача настоящего инвестора конверти­ровать заработанный доход в пассивный доход и доход портфолио. Если вы знаете, что делаете, инвестирование не является рискован­ным делом для вас. Нужен лишь здравый смысл».

Ключ к финансовой свободе

Ключ к финансовой свободе и большому богатству лежит в уме­нии человека конвертировать заработанный доход в пассивный до­ход и/или доход портфолио. Мой богатый отец потратил массу времени, обучая нас с Майком этому умению. Обладая этим умени­ем, я и моя жена Ким сегодня финансово независимы и нам не нужно много работать. Мы продолжаем работать, занимаясь лишь тем, что нам нравится. Сегодня мы владеем компанией, инвестиру­ющей в недвижимость для извлечения пассивного дохода, принима­ем участие в частном размещении ценных бумаг, в операциях с ак­циями для извлечения дохода портфолио.

Мы сотрудничаем с нашим деловым партнером Шарон Лечтер, строя вместе с ней финансовую образовательную компанию, кото­рая занимается изданием книг по финансовому образованию, рас­пространению аналогичных аудио- и видеокассет, игр. Через наши образовательные продукты мы стараемся учить людей тем знаниям, которые дал мне мой богатый отец, знаниям о том, как конвертиро­вать заработанный доход в пассивный доход и доход портфолио.

Три настольные игры, которые мы создали, очень важны, потому что они учат тому, чему не учат в книгах. Думаю, вы едва ли научи­лись бы кататься на велосипеде, прочитав лишь книжку, как это делается. Наши финансовые образовательные игры, такие как: •«CASHFLOW 101» (обучающая игра для взрослых) и «CASHFLOW для детей» предназначены для обучения игроков навыкам инвести­рования, для обучения тому, как конвертировать заработанный до­ход в пассивный доход и доход портфолио. Игры учат принципам анализа хозяйственной деятельности, финансовой грамотности. Эти игры — единственные образовательные продукты в мире, которые учат людей всем перечисленным деловым навыкам одновременно.

«CASHFLOW 202» является усовершенствованной версией «CASHFLOW 101», требует игровой доски от «101», также как и полного понимания «CASHFLOW 101». Поняв принципы игры «101», вы сможете играть в игру «202». «CASHFLOW 101» и «CASHFLOW для детей» учат принципам фундаментального инве­стирования. «CASHFLOW 202» учит принципам технического ин­вестирования. Техническое инвестирование включает в себя спосо­бы прогрессивной торговли, такие как: продажа ценных бумаг или товаров на срок без покрытия, сделка с предварительной премией (опцион покупателя), сделка с обратной премией (опцион продав­ца), ну и двойной опцион. Человек, который понимает эти способы торговли, способен зарабатывать деньги и тогда, когда рынок нахо­дится на подъеме, и тогда, когда рынок испытывает спад. Как гово­рил мой богатый отец: «Настоящий инвестор зарабатывает деньги и на рынке, находящемся на подъеме, и на рынке, испытывающем спад. Вот почему настоящие инвесторы зарабатывают очень много». Одна из причин, почему настоящие инвесторы зарабатывают боль­шие деньги, заключается в том, что они, больше других людей, ве­рят в свои силы. Богатый отец говорил: «Они больше верят в свои силы, потому что меньше бояться проиграть». Другими словами, средние инвесторы не зарабатывают столько денег, сколько настоя­щие инвесторы, из-за того, что они очень бояться потерять деньги. Средние инвесторы не знают, как защищать себя от потерь, а имен­но этому учит игра «CASHFLOW 202».

Средний инвестор считает то или иное инвестирование рискован­ным, потому что его никто правильно не обучал, как стать профес­сиональным инвестором. Как говорит самый богатый американский инвестор Уоррен Баффет: «Риск появляется тогда, когда вы не зна­ете, что делаете». Мои настольные игры учат простым основам фун­даментального инвестирования и технического инвестирования в процессе игры.

Изредка я слышу, как кто-то говорит: «Ваши образовательные игры очень дорогие». («CASHFLOW 101» стоит 195 $, «CASHFLOW 202» стоит 145 $, a «CASHFLOW для детей» стоит 79 $. Это цены в США). Все наши игровые продукты — это завершенные обучаю­щие программы, которые включают еще и аудиокассеты, видеокас­сеты и/или книги. (Единственная причина, что игры столько сто­ят, заключается в выпуске ограниченного количества игр в год). Когда меня упрекают в дороговизне игр, я отвечаю: «Игры, дей­ствительно, дорогие ... особенно по сравнению с развлекательными настольными играми». А про себя добавляю: «Но мои игры не столь дороги, как образование в колледже, как вкалывание всю жизнь на заработанный доход, как выплата чрезмерных налогов, как жизнь в страхе потерять все свои деньги на инвестиционном рынке».

Когда изредка я слушаю чье-то бормотание о ценах на игры, мне кажется, что я слышу, как мой богатый отец говорит: «Если вы хотите стать богатым, вы должны знать, на какой вид дохода следу­ет усердно работать, как сохранить выбранный вид дохода, как за­щитить его от потерь. В этом ключ к большому богатству». Богатый отец также говорил: «Если вы не понимаете отличия между тремя видами доходов и не учитесь тому, как получать и защищать те доходы, вы, вероятно, потратите всю свою жизнь, зарабатывая мень­ше, чем могли бы, и работая усерднее, чем должны были бы».

Мой бедный отец считал, что хорошее образование, хорошая ра­бота и годы усердного труда были тем, что требовалось человеку, дабы стать успешным. Мой богатый отец полагал, что хорошее об­разование необходимо, но и не сомневался в том, что не менее важ­но знать отличия между тремя видами доходов и на какой вид дохо­да усердно работать, чему и учил нас с Майком. В этом богатый отец усматривал основу финансового образования. Знание отличий между тремя видами доходов и приобретения инвестиционных на­выков, как извлекать различные доходы — вот чему следует на­учиться тому, кто стремится приобрести большое богатство и дос­тичь финансовой свободы, особого вида свободы, известного лишь немногим.

«Богатые не работают на деньги. Они знают, как заста­вить деньги усердно работать на себя, — говорил богатый отец. — Заработанный доход — это деньги, на которые вы работаете, а пас­сивный доход и доход портфолио — это деньги, работающие на вас». Знание того, что отличает один доход от другого, всегда было важным в моей жизни. Или я мог бы выразиться заключительной строчкой приведенного ранее стихотворения Роберта Фроста: «И в этом было все дело».

Какой путь обучения самый легкий и самый лучший?

В 1994 г., став финансово свободным, я искал возможность обу­чать людей тому, чему научил меня мой богатый отец. Ничто не дает больше знаний, чем чтение книг, но это поможет вам в умении кататься на велосипеде. Мне давно было ясно, что богатый отец обучал меня через повторение знаний. Вот почему я и начал созда­вать образовательные настольные игры, дававшие возможность по­вторения знаний. Я уверен, что игры являются самым легким и самым лучшим способом для изучения довольно сложных предме­тов.

Если вы готовы учиться, как приобретать больше пассивного до­хода и дохода портфолио, игры «CASHFLOW» могут стать, в этом плане, первым важным шагом для вас. Если вы готовы улучшить свое финансовое образование, вам дается возможность без малей­шего риска прибегнуть к помощи наших игровых продуктов, более того, 90 дней играть практически бесплатно. Все, о чем я вас прошу, это, купив игру, хотя бы б раз до конца поиграйте в нее со своими друзьями в течение тех же 90 дней. Если почувствуете, что ничему не научились или игры слишком сложны для вас, возвратите игру в хорошем состоянии и мы будем счастливы возвратить вам ваши день­ги. Надо поиграть в игры, по меньшей мере, раза два, чтобы понять правила и стратегии игр. Поиграв 2 раза, вы убедитесь, что далее играть станет легче, вы станете получать от игр больше удоволь­ствия, станете быстрее чему-то учиться. Если вы покупаете игру «CASHFLOW» и не играете в нее, тогда игра для вас — очень дорогая. Если же вы поиграете в какую-то игру хотя бы б раз, я считаю, вы найдете каждую из игр «CASHFLOW» бесценной.

Об авторах

Роберт Т. Киосаки

«Главная причина того, что люди испытывают финансовые про­блемы, заключается в том, что, потратив годы в школе, они ничего не узнали о том, что такое деньги. В результате люди учатся рабо­тать на деньги ..., но никогда не учатся тому, как заставить деньги работать на себя» — говорит Роберт.

Родившийся и выросший на Гавайях, Роберт является представи­телем четвертого поколения японцев, переселившихся в Америку. Он происходит из известной семьи педагогов. Его отец возглавлял комитет по образованию в гавайском правительстве. Закончив сред­нюю школу, Роберт получал образование в Нью-Йорке, а затем по­шел служить в ВМФ. Будучи офицером, пилотом боевого вертоле­та, Роберт воевал во Вьетнаме.

Вернувшись с войны, Роберт начал свою деловую карьеру. В 1977 г. он основал компанию по выпуску первых нейлоновых бумажни­ков «серфер», разошедшихся по всему миру и принесших много­миллионный доход. Роберт и его продукт попали на страницы изве­стнейших изданий, таких как: «Runner's World», «Gentleman's Quarterly», «Success Magazine», «Newsweek» и даже «Playboy».

Оставив деловой мир, Роберт основал в 1985 г. международную образовательную компанию, обучавшую бизнесу и инвестированию десятки тысяч людей в семи странах.

С 47 лет Роберт занимается тем, что доставляет ему наибольшее удовольствие, т. е. инвестированием. Озабоченный растущей про­пастью между имущими и неимущими, Роберт создал настольную игру «CASHFLOW», обучающую обращению с деньгами, т. е. тому, что прежде было известно лишь богатым. Роберт занимается опера­циями с недвижимостью и развитием маленьких компаний, но на­стоящая его любовь и страсть отданы обучению. Роберту отведено почетное место среди таких гигантов, как Ог Мандино, Зиг Зиглер и Энтони Роббинс. Послание Роберта Киосаки людям звучит совер­шенно ясно: «Или вы управляете своими финансами, или пляшете под их дудку всю жизнь. Вы — или хозяин денег, или раб денег». Роберт проводит занятия, которые длятся от 1 часа до 3 дней, обу­чая людей секретам богатых. Он учит людей, как инвестировать с минимальным риском, извлекая высокий доход. Он учит людей, как им учить своих детей, чтобы дети стали богатыми. Роберт учит, как запускать компании и продавать их. Вся деятельность Роберта пронизана острым желанием помочь людям, разбудить финансово­го гения, находящегося в. каждом, но чаще дремлющего.

Вот что говорят о работе Роберта всемирно признанный оратор и писатель Энтони Роббинс: «Образовательная работа Роберта Киосаки несет в себе силу, мудрость и способна менять человеческие жиз­ни. Я приветствую его усилия и поддерживаю его обеими руками». Во время нынешних гигантских экономических перемен то, что делает Роберт Киосаки, бесценно.

Шарон Л. Лечтер

Жена и мать троих детей, специалист по анализу методом крити­ческого пути, консультант по производству игрушек и издательско­му делу, владелец собственного бизнеса, Шарон Лечтер направила свои профессиональные усилия в сферу образования.

Она закончила Государственный университет во Флориде, полу­чив ученую степень по бухгалтерскому учету. Затем Шарон стала работать в одной из крупных бухгалтерских фирм, занималась бух­галтерской работой в компании, связанной с компьютерной индуст­рией, была налоговым директором в национальной страховой ком­пании, стала основателем и совладельцем первого регионального женского журнала в Висконсине.

По мере того, как росли ее дети, Шарон стала уделять больше внимания их образованию. Было немалой проблемой заставить де­тей читать. Они охотнее смотрели телевизор.

Шарон с большим энтузиазмом объединила силы с изобретате­лем первой электронной «говорящей книги» и помогла расширить рынок сбыта этих изделий по всему миру, содействуя продаже «го­ворящих книг» на многие миллионы долларов. Сегодня она остает­ся пионером в развитии новых технологий, способствующих возвра­щению книги в детские жизни.

Чем старше становились дети Шарон, тем интенсивнее она зани­малась образованием своих детей. Она активно помогала детям ов­ладевать математикой, компьютерами, следила, чтобы они больше читали и грамотно писали.

«Наша современная образовательная система не в состоянии идти в ногу с глобальными и технологическими переменами в сегодняш­нем мире. Мы должны обучать наших молодых людей как школь­ным дисциплинам, так и финансовым вопросам, чтобы они могли не только выживать, но и процветать в том мире, где им предстоит жить».

В качестве соавтора книг «Богатый папа. Бедный папа» и «Квад­рант движения денежной наличности» Шарон Лечтер направляет свои усилия на помощь в создании образовательных инструментов для любого человека, заинтересованного в улучшении своего фи­нансового образования.

Книга взята с xerurg.ru

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка

Работы, похожие на Реферат: Богатый пата. Бедный папа

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(222436)
Комментарии (3004)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru