Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Концепция развития социального служения русской православной церкви 9 основные характеристики групп 15

Название: Концепция развития социального служения русской православной церкви 9 основные характеристики групп 15
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 05:12:26 29 декабря 2011 Похожие работы
Просмотров: 1639 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам III Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 16 марта 2009 года № 160-рп»

Проект (грант) №164

ОРГАНИЗАЦИЯ-ГРАНТОПОЛУЧАТЕЛЬ:

Фонд содействия развитию культурно-просветительской деятельности «Фома Центр»

ТЕМА ПРОЕКТА (ГРАНТА):

«Социальные инициативы российского религиозного сообщества»

г.Москва

Август 2010 г.


СОДЕРЖАНИЕ

ПОСЛЕДНИЙ ОКОП.. 4

КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОГО СЛУЖЕНИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.. 9

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГРУПП.. 15

ТИПОЛОГИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.. 22

ТЕХНОЛОГИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.. 39

ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И РЕСУРСОВ.. 45

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНИЦИАТИВНЫХ ГРУПП С ВЛАСТНЫМИ СТРУКТУРАМИ.. 49

ОТНОШЕНИЯ ПРАВОСЛАВНЫХ ГРУПП С ЕПАРХИЕЙ.. 55

ОТНОШЕНИЯ ПРАВОСЛАВНЫХ ГРУПП С БИЗНЕСОМ.. 61

ОТНОШЕНИЯ С ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ И СМИ.. 67

ВОПРОСЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ.. 75

ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ... 85

РАЗВИТИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.. 90

СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА ПРИХОДОВ НА МЕСТАХ.. 100

МЕТОДИКА ПРОЕКТА.. 142

Приложение 1. 151

Приложение 2. 197

Приложение 3. 229


ПОСЛЕДНИЙ ОКОП

(Введение)

Когда окончилась смута 90-х, казалось, наступила долгожданная стабильность, предвещавшая начало давно ожидаемого поступательного развития. Так оно и произошло, но одновременно, подспудно, далеко не сразу, стало приходить понимание одного невероятного факта. Почему не сразу - потому что экономическое развитие на время заняло умы, от вдруг появившегося предложения запестрило в глазах, а так же вдруг появившиеся в руках деньги родили спрос. Весёлое потребление стало очень быстро походить на западные образцы, занимать умы и души, а стратеги спорили о том, как дальше будет лучше – просто очень лучше или совсем лучше.

Вот тогда-то несколько лучших умов страны объявили о свершившемся факте, но их никто не услышал, потому что стало вдруг не до них (хотя и до этого было не до них). Разразился всемирный кризис и в одночасье не токмо мы здесь, но и они там вдруг поняли, что так жить нельзя – кончается очень плохо. А как можно? И выяснилось, что если так нельзя, то как – никто толком не знает. Предложения – от государственного капитализма в отдельно взятой Франции до инноваций в отдельно взятой деревне выглядят не очень убедительно, как и иные предложения, поступавшие от многих светлых голов в период экономической паники. Но вот кризис стал отступать, кривые индексов поползли вверх и все стали успокаиваться, решив, что и эта жизнь неплоха, если только поставить к ней несколько подпорок – вот тут, там, да еще вот здесь. Отошедши, глянули – сойдет. На авось.

Да, а что же с фактом-то делать? И что он собой являет, наконец. А вот что – задолго до поразившего всех кризиса, в стране совсем незаметно для общественности, всю нашу жизнь поразил кризис иной. Кризис национальной культуры, кризис беспочвенности.

За все века существования русского мира мы, далеко не в первой попытке догнать западную цивилизацию, внезапно и впервые оказались в ситуации культурного вакуума.

Здесь уместно вспомнить слова В.С. Непомнящего: «Надо определиться с отношениями цивилизации и культуры. Культура, если это не поп-культура, есть по преимуществу труд - как для создающего, так и для воспринимающего; и создание цивилизации - также труд в смысле, как процесс культуры. А вот пользоваться плодами цивилизации, «воспринимать» их - уже не труд, а чистое потребление. Культура призывает человека сделать себя лучше, цивилизация - себе лучше. И если культура - порождающая цивилизацию - не возглавляет ее, а ей подпевает, то и та и другая обречены на вырождение…

Проблема цивилизации в проявлении могущества и самонадеянности человека, стремящегося весь мир приспособить к своим целям, нуждам, удобствам и прихотям. В «идеале» мы стремимся к тому, чтобы из природы, из мира, из Творения сделать тряпку для вытирания ног». («Эксперт», 2007, «Поэт, царь и мы»).

Надобно также понимать, что основой русской национальной культуры всегда было восприятие России как подножие престола Господня – Святая Русь, отсюда особое отношение к правде – как утверждению Божьей правды в мире, к красоте русской земли – как к красоте Божественной, одухотворенной, к состраданию – как к любви к ближнему в делах милосердия и добра, необходимого для нравственного обустройства национального общежития.

В этом заключена культурная топика русского мира, как говорил А.М. Панченко, который считал, что именно в культурной топике выражается народная душа и что насилие над этим стремлением к гармонии означает потерю народом своей самости и нравственных сил к созиданию и развитию. Величие русской цивилизации как раз и заключалось в том, что она создавала культурное пространство, которое и становилось основой народной жизни, выражалось в нравственных ценностях и бытовом укладе, в культурной открытости миру и, как следствие – в цивилизационном развитии.

Образцы и символы этого пространства были призваны создавать в человеке Человека, это был путь к Гармонии, через средства культуры, искусства и самой ткани жизни, окружающей человека. Мы формируем вокруг себя мир не через экономику или политику, а через культурное пространство, которое есть нравственный поиск Идеала.

Даже в самые, казалось, засушливые годы «социалистического реализма» были созданы такие знаковые образы этой культурной топики, которые сегодня видятся вершинами нравственных усилий – по сравнению с убогим фарсом постмодерна дня нынешнего.

Не сказать, чтобы эту катастрофу совсем уж не чувствовали политические лидеры новой России. Нет, некоторое понимание того, что не ВВП единым жив человек, было, и выразилось это в стремлении как-то начать развивать гражданское общество и его институты. Но и здесь понимание этого общества оказалось совсем не в традициях национальной культуры. Фактически была выбрана западная модель развития гражданского жизнеустройства, основанного на нормах закона и правах человека. Запад давно перешел на систему, в основе которой лежит система права и общественного договора – это наследие Римской цивилизации. Именно поэтому в Конституции Европы отсутствует понятие «христианства», оно заменено мировоззрением чистого разума.

Иной ответ дает Византийская цивилизация, к которой принадлежит русский мир. Да, говорим мы, устроение общества на основе права и закона необходимо, но выше права стоит закон совести, выше гражданского общества – духовная община. Любая форма правления, основанная не на Слове Божьем, а единственно на воле человека, обречена. Мы можем принять разум Запада, нам внятно гражданское общество, но мы также обязаны дополнить его нравственным законом глубокой просвещенной веры. Выше знания права мы ставим слышание правды.

Но как же нам теперь выйти из ситуации культурного кризиса? Что надобно делать? Ответ один:

Надо создавать общественную среду, культурное пространство, наполненное нравственным смыслом . Никакой другой смысл не в силах оживить природу русской души.

А как воссоздать ту атмосферу общественной живой ткани, той нравственной национальной среды, в которой единственно могут проявиться творческие начала? Здесь стоит обратиться к имеющимся на сегодня социальным институтам и оценить их возможную степень участия в этом процессе национального возрождения.

А, обратившись, уместно будет вспомнить, что на протяжении всего последнего десятилетия по уровню доверия среди населения Русская Православная Церковь фактически не имела конкурентов (институт Президента не в счет, поскольку выражается он не социальной организацией, а личностью). Причина этого отношения понятна – Церковь единственная, кто говорила и говорит о нравственной стороне жизни человека в себе и в обществе, где слова «совесть», «долг», честь», по подсчетам лингвистов, практически исчезли из публичного обращения. Авторитет Русской Православной Церкви стоит на прочном фундаменте. Даже для не церковного человека этот фундамент есть тысячелетняя история национального служения, сохранение традиций и веры в 20-м веке и, несомненно, Великое возрождение в новой российской государственности.

Логично, что именно Церковь начала активное социальное служение в российском обществе и, еще задолго до обнародования «Социальной концепции», в ее попечении были тысячи больниц, детских домов, домов престарелых, пенитенциарных учреждений и иных организаций и групп нуждающихся. Иными словами, незаметно и неустанно Церковь возрождала в обществе традиции милосердия и сострадания, то есть именно те основы социального служения, которые создают в обществе нравственную атмосферу.

Одновременно при храмах стали возникать группы прихожан, которые, по благословению священника храма и по личному усердию, начали возрождать низовые инициативы социальной помощи нуждающимся и неимущим. Вот эти первые ростки частных усилий и стали самым важным, самым главным шагом страны в её новой самостоятельности. Ни либеральные реформы начала 90-х, ни политическая стабилизация конца 90-х, ни экономический рост первой половины нулевых – нет, именно вот эти первые незаметные вовсе начинания стали возвращать нас к истокам, незаметно очеловечивать омертвелое общественное сознание.

И важность этих начал именно потому главная из всех прочих начинаний, что дела эти освещены Церковью, как домом Самого Христа Бога нашего. Живой силой Литургии, словом Божиим, Таинствами, совершаемыми Церковью, подвиглись люди на дела милосердия и сострадания. Добрые дела исходят и множатся сегодня из самой Матери нашей Русской Православной Церкви, которая есть исток и смысл всех этих начинаний.

Развиваемое сверху гражданское общество оттого сегодня не крепнет, что нет в этом развитии исконного вопроса: во имя чего? Во имя укрепления и развития прав человека? Оно так, но по многочисленным опросам населения, права человека как ценность в России находится ох как далеко не на первом месте. Потому что суду права в России всегда предпочитают суд по милости. Вспомните Н.А. Островского: «Ну, как мне вас, мужички, судить: по закону али по душе? - По душе, Серапион Мардарьич, по душе!»

Здесь же вопрос «во имя чего» решается просто: во имя Господа нашего Иисуса Христа и по благословению Церкви и ее священнослужителей, во имя спасения души и любви к ближнему. Вера без дел мертва, а традиции милосердия в России всегда были таковы, что в одной только Москве в позапрошлом веке благотворительными начинаниями были охвачены, так или иначе, каждый третий ее житель (!). Эти дела реально создавали нравственную, христианскую атмосферу в обществе и воспитывали не «конкурентного специалиста», а, в первую очередь, милосердного человека и гражданина (а коли голова на плечах есть, специалистом станет).

Какой еще социальный институт или общественное движение может претендовать на то, что исправляет общественные нравы и создает атмосферу национальной живой жизни? Партия «Единая Россия» (при всем уважении)? Российский бизнес, Общественные палаты, депутаты Думы, государственные чиновники? Система образования, вооруженная новейшими ЕГЭ и балакавриатом? Или, может, средний класс? Потребляющий сегодня 60% потребительского рынка…

Дела сострадания и милосердия есть сегодня последний окоп обороны общества от наступающей духовной омертвелости, окоп сохранения русской цивилизации, сохранения человечности, на которых единственно может продолжаться созидательная национальная жизнь Русского мира.

Вот почему мы считаем крайне важным сегодня обратить внимание на православные социальные инициативы, чему и посвящено данное социологическое исследование. Хотим сразу оговорить, что проект «Социальные инициативы православного сообщества» был направлен не сколько на подробное исследование самого социального служения, сколько на анализ состояния инициативных групп, действующих при храмах, проблемах, которые сопутствуют их служению, отношения с окружающим миром и путям дальнейшего развития. Надеемся, что тщательное исследование самой социальной работы, ее технологии, направлений и методик станет предметом дальнейших профессиональных практик, пока же важно понять общие черты этого явления и его места в современном общественном мире.

Исследование было проведено с большими сложностями (о чем будет сказано в разделе «Методология») и состоялось только благодаря самоотверженности организаторов проекта и неутомимости интервьюеров. В процессе реализации проекта мы очень хотели бы:

Во-первых, понять самим, что происходит сегодня в исследуемой области.

Во-вторых, чтобы сами участники событий больше узнали бы о себе и друг о друге, в чем-то переняли опыт и, возможно, какие-то задачи смогли бы решать сообща.

В-третьих, чтобы о делах милосердия узнало больше людей, особенно тех, кто как-то может помочь словом, делом или карманом, отягченным тем, что никогда лишним не кажется, но часто является таковым.

Первые две задачи решить в наших силах – и сами мы многое поняли и, непременно разошлем материалы исследования всем, кто любезно согласился принять в нем участие, и кому мы за это глубоко признательны и благодарны.

Мы надеемся, что и третья задача, с помощью Божьей, и по зову сердца добрых людей, может быть решена, по мере того, как дела милосердия будут в эти сердца стучаться.

Но это задачи сегодняшние, и кроме них мы бы хотели, чтобы развитие социального служения православного сообщества вышло бы из незаслуженной тени, стало бы частью публичной общественной жизни, заняло приличествующее ему место во взаимоотношениях с властью, бизнесом и институтами гражданского общества. Чтобы развитие этого служения не наталкивалось на преграды и равнодушие, а, напротив, встречало понимание и поддержку.

Следуя профессиональной этике, все материалы мы представляем только в обобщенном виде и конфиденциально, без указания имен и конкретных данных, кроме тех случаев, когда необходимость адресности согласована с участником исследования. В дальнейшем также все конкретные материалы, имена и адреса будут предоставляться заинтересованным лицам только с согласия участников исследования.

Еще раз благодарим всех, кто был так или иначе занят в этом проекте и выражаем надежду на дальнейшее благое сотрудничество.


«Где двое или трое собраны во имя Моё, там и Я среди них».

Мф. 18, 20.

КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОГО СЛУЖЕНИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Со дня вступления на престол Святейшего Патриарха Кирилла начинается новый этап в развитии Русской православной Церкви.

Первый неразрывно связан с именем Святейшего Патриарха Алексия II и был ознаменован уникальным в истории периодом возрождения Церкви и православия в стране, только недавно считавшейся атеистической. Анализ этого периода ждет своих исследователей, но уже сегодня может быть назван чудом Господним, явленным в России всем нам во славу Бога и русского православия.

Новый период знаменуется не только продолжения укрепления церкви и расширения пространства пастырского служения, но и начало широкого участия Церкви в социальной жизни общества. Этого требует время и логика развития православия в стране.

Сегодня Православная Церковь является, согласно многочисленным опросам общественного мнения, наиболее авторитетным и уважаемым социальным институтом, намного опережая институты власти (начиная с Государственной Думы и заканчивая местными органами), институт СМИ, а также остальные социальные институты страны, за исключением института Президента. Это положение сложилось в силу того обстоятельства, что Православная Церковь единственная достойно прошла через все тяжкие испытания последних двух десятилетий, не запятнав своей репутации и проявив постоянное сострадание и милосердие к людям.

К тому же Церковь, помимо канонического статуса, является еще и институтом гражданского общества, причем наиболее четко организованным и системно структурированным, что уже сегодня позволяет ей нести социальное служение в самом широком спектре деятельности.

У Православной Церкви сложились конструктивные отношения с государством, которое поддерживает социальные инициативы Православной Церкви, признавая её общественный авторитет и влияние на жизнь общества. Это вполне объяснимо, если учесть, что сегодня в стране около 70% взрослого населения считают себя православными. Конечно, далеко не все из этого объема являются людьми воцерковленными, но сам факт самоидентификации, наличие православной идентичности в обществе есть непреложный факт сегодняшней российской реальности.

Также надо отметить исторически дружеские отношения Православной Церкви с российским исламом, практику решения любых вопросов в атмосфере взаимопонимания и толерантности. Следует подчеркнуть, что отечественный ислам никогда не ставил под сомнение лидерство Православия в российском обществе. Что же касается иных конфессий и религий, то все они, за исключением деструктивных сект, равно уважаемы в нашей традиции, хотя и занимают объем верующих не более 1%, все вкупе, взрослого населения страны.

Именно поэтому сегодня необходимо начать разговор о новой роли Церкви, о развитии социального партнерства и инициатив русского православия в современном российском обществе. Стратегические направления, на наш взгляд, очерчены следующими основными темами:

1. Организация социального служения Православной Церкви.

Принципиальным является вопрос о том, может ли Церковь имеющимися сегодня силами начать широкую кампанию социального партнерства? Следует помнить, что задача дальнейшего развития Церкви на сегодняшний день продолжает являться приоритетной. По нашим подсчётам, Церкви необходимо к 2050 году иметь не менее 45-50 тыс. приходов, чтобы выйти на уровень общенационального окормления всех верующих, объем которых к этому времени может составить свыше 60 млн. прихожан. К этому следует добавить десятки тысяч больниц, детских домов, домов престарелых, пенитенциарных учреждений и иных организаций, которые будут находится в поле церковного окормления.

Соответственно, потребуются титанические усилия, чтобы вывести Церковь на качественно новый уровень, необходимый для национального утверждения православия.

Сможет ли в таких условиях Церковь обеспечить полноценное присутствие и действенное участие в социальной жизни, которое означает разветвленную сеть организаций третьего сектора и предполагает не только представительный корпус волонтеров, но и кадровую структуру специалистов по различным направлениям социальной деятельности? Вероятно, нет, поскольку Церковь не обладает соответствующими организационными мощностями, а по природе своей является сакральным телом, а не комбинатом бытового обслуживания. Следовательно, необходимо создавать, силами православных инициаторов и добровольцев, новые формы православного социального служения.

2. Формы общественного представительства

Сегодня в стране насчитывается несколько тысяч организаций третьего сектора (некоммерческие неправительственные организации), занятые в самых различных направлениях социальной деятельности. Сколько из них реально работают – неведомо никому. Общественная палата РФ публикует оптимистические отчеты, но, по-видимому, объем в 15-20% реально работающих ННО от их общего числа является близкой к истине. Православная Церковь не есть организация третьего сектора (хотя и имеет все необходимые признаки таковой), у Церкви иное служение. Но Церковь может инициировать развитие православной структуры организаций гражданского общества, может определить цели и задачи их деятельности, благословить активистов на социальное служение и обеспечить патронаж над этой деятельностью средствами своего авторитета, благословения и общего руководства.

Таким образом, задача Православной Церкви состоит в том, чтобы, используя православное сообщество, создавать организации третьего сектора по стране, инициировать их общественную деятельность по конкретным направлениям. Это могут быть проблемы сиротства, беспризорности, многодетные семьи, инвалиды, одинокая старость, юридическая помощь, защита прав малообеспеченных и неимущих, контроль властей в области социальной политики, проблемы экологии и т.д., то есть по всему спектру общественных проблем, актуальных в конкретных регионах и на местах.

При этом формы организации могут быть использованы различные: от фондов до ННО и инициативных групп без юридической ответственности. Важно, что все эти формирования будут действовать с благословения и при поддержке Русской Православной Церкви, иметь конкретного неформального попечителя в лице иерарха Церкви и находится с ним в духовном и организационном контакте.

Вероятно, целесообразно, чтобы такие организации действовали при приходах, в этом случае их деятельность будет максимально адресной, что есть главное условие в социальном служении. Конечно, вопросы создания такой структуры чрезвычайно сложны и решение их есть вопрос долговременного развития, чем более обсуждение этих вопросов должно начаться уже завтра.

3. Церковь и бизнес

Сегодня бизнес сообщество фактически лишено той самостоятельной и весомой социальной роли, которую оно всегда играло в русской общественной жизни. Региональный бизнес надежно укрыт плащом властных структур, которые пристально опекают все его социальные инициативы. На федеральном уровне ситуация аналогичная с той разницей, что там меньше игроков и больше желающих получить высокое покровительство. Поскольку основные действия выстраиваются не в столицах, а именно на периферии, то следует кратко остановиться именно на этом уровне взаимодействия бизнеса и власти в вопросах социального служения.

Принято считать, что существует треугольник «власть – бизнес – гражданское обществ», где у всех трех сторон есть свои приоритетные функции. Власть управляет, бизнес зарабатывает, ГО (гражданское общество) контролирует. Но его институты (которые еще именуют третьим сектором) контролирует, в первую очередь, государство на предмет надлежащего выполнения именно социальных функций. Институты ГО могут контролировать и бизнес пространство, но это их вспомогательная функция. Однако деньги на контроль государства третий сектор получает именно от бизнеса, который, тем самым, получает репутацию социально ответственного и заодно опосредованно участвует в контроле над местной властью.

В России сегодня происходит обратная связь. Зависимый от региональной власти бизнес осуществляет акции благотворительности (кстати, по сравнительному объему почти сопоставимые с активностью евро бизнеса) не в сектор институтов гражданского общества, а именно во властные структуры, а точнее – в подконтрольные им организации третьего сектора. Власть получает неподотчетные суммы, которые уходят в темноту, заодно прикрывая растраченные статьи социального бюджета. При этом «прикормленные» организации третьего сектора сливаются с органами власти в позитивных оценках развития гражданского общества и успехах социальной политики на местах.

Однако Русская Православная Церковь сегодня слишком самостоятельна и уважаема, чтобы подчиняться такому порядку. Именно поэтому православные ННО могут взять на себя роль реального развития социальной инфраструктуры в регионах. Церковь имеет на это право ещё и потому, что сегодня даже местная и региональная власть не может запретить бизнесу НАПРЯМУЮ финансировать благотворительные церковные начинания. Соответственно Церковь сегодня является единственной силой, которая на местах может организовать социальные инициативы при прямой поддержке бизнеса и, конечно, привлечь к этим инициативам власти в качестве не патрона, но одного из равных участников треугольника «власть – бизнес – институты гражданского общества».

Именно поэтому сегодня особо желательны инициативы отдельных предпринимателей, готовых взаимодействовать с общественными структурами Православной Церкви. Такое сотрудничество дало бы действенный пример бизнес сообществу и дало бы сигнал власти о зарождении новых плодотворных взаимоотношений в современном российском обществе.

4. Церковь и государство

Молодое российское государство оставило практически все основные принципы построения государства советского в прошлом, но взяло лишь один принцип от прошлого – принцип отделения церкви от государства. К этому стоит добавить, что в мире вообще светских государств меньшинство, более 100 стран мира имеют одну или несколько государственных религий и еще около 30 декларируют особые отношения с национальным вероисповеданием. Но российская демократия предпочла светский характер государственности, что создает сегодня массу ненужных проблем в жизни Церкви. При том, что, как мы уже говорили, к православию причисляют себя около 70% населения страны. Но государство, очевидно, уважает общественный авторитет Церкви, а национальные политические лидеры открыто исповедуют православие. Чего же боится сегодня государство? Вероятно, громкой реакции того 1% инаковерующих на то, что в стране создаются неравные условия для различных религий. Аргумент не убедительный, т.к. любая демократия имеет главным принципом подчинение меньшинства большинству, а здесь идет речь о соотношении 70 к 1. К тому же никто не собирается менять положения Конституции о равных правах верующих. Речь идет о признании особой, традиционной роли Православной церкви в истории и для сегодняшнего российского общества, то есть о признании факта бесспорного, и уважении социальных реалий. О чем, кстати, и говорится в Законе «О религиозных объединениях».

В перспективе речь может идти о Договоре (Декларации) между государством и Церковью о постоянном сотрудничестве и деятельности на благо общества и страны, что также было бы признанием особого места Церкви. Такой Договор, несомненно, должен включать также интересы Ислама, и буддизма, и иудаизма, как традиционных вероисповеданий в российском обществе.

Принципы, формы сотрудничества и сферы деятельности Церкви есть предмет научных и религиозных дискуссий, но для нас совершенно очевидно, что необходимая для общества национальная идентичность может быть основана только на традиционных нравственных ценностях и только этот фундамент способен стать основанием для дальнейшего развития российского общества.

5. Формирование нравственного климата в обществе

Следует понимать, что организация такого служения не может ставить себе целью единственно реализацию социальных программ. Это есть задача государства, поскольку в Конституции прямо указано на его социальную природу. Глубинный смысл православных инициатив заключается в преодолении мировоззрения вульгарного позитивизма, практики потребления как смысла жизни, свободно практикующей безнравственности, выдаваемой за «права человека».

Общественная мораль имеет капризную природу – её невозможно установить законом или властным распоряжением. Равно как и метод всеобщего порицания не утверждает добрые нравы в обществе. Нельзя пристыдить вороватого чиновника и тем вразумить его, или принудить законодательно ввести норму сострадания, к примеру. Общественная нравственность утверждается только делами и ростом авторитета людей, которые выражают её своей деятельностью. Атмосфера сострадания и милосердия была исторически присуща русскому обществу, благотворительность считалась не выдающимся благим поступком, а нормой общественных отношений. Русское меценатство не было спонсорством, так как не рекламировало себя. Это была деятельность, направленная на достойное устроение образа жизни людей, причем именно через развитие институтов образования, культуры, здравоохранения и духовного развития.

Фактически мы имеем великий пример развития институтов гражданского общества и задача сегодня состоит в формировании нравов именно через изменения образа жизни российского общества. Утверждение идеалов православного общежития во взаимной любви, сострадании, взаимопомощи и общем противостоянии греховной пагубе и есть задача современного социального служения.

Все эти темы и вопросы, с ними связанные, должны, на наш взгляд, стать предметом обсуждения в самой ближайшей перспективе. Время теоретических диалогов прошло, сегодня необходима выработка конкретных решений, детальных планов на будущее, действий, которые не терпят отлагательства. Промедление затянет нас в тяжелую нравственную стагнацию, и ослабленная нация не сможет противостоять фундаментальным вызовам XXI века.

Ниже мы рассмотрим деятельность православных инициативных групп, которые уже давно ведут социальную работу и постараемся показать, что эти низовые инициативы есть начало нравственного выздоровления нашего общества.

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГРУПП

Объектом проведенного исследования была деятельность православных инициативных групп. Но что собой представляют сами группы, что за люди там работают, как давно, и что стало побудительным мотивом их деятельности? Эти вопросы задавались в ходе интервью, и полученные результаты оказались очень интересными.

Вначале об истоках деятельности этих групп. Как правило, всё начиналось с личной инициативы, которую в большинстве случаях проявлял священник прихода, вокруг которого собиралась инициативная группа. Такое начало деятельности отмечено в 42% интервью. Инициативу мог проявить Владыка или кто-либо из епархии, что и происходило примерно в 25% отмеченных случаев рождения группы или же инициаторами становились сами верующие (около 23%). В одном случае инициатором создания группы была настоятельница монастыря и в нескольких – уже существующая группа сама приходила в храм и оставалась под его окормлением и духовным руководством.

Последнее происходило тогда, когда группа инициаторов – врачей, сотрудников Всероссийского общества слепых (ВОС), казаков, творческих кружков и других – чувствовали необходимость в духовном наставничестве и в организационном союзе. Последнее немаловажно, учитывая общественный вес Православной Церкви и уважение властей, без которого сегодня сложно проявить социальную инициативу.

Однако в большинстве (две трети случаев основания групп) инициатива исходила от прихода, что есть самый важный показатель низовой, народной инициативы и одновременно – роль священника как духовного наставника в добрых и общественно значимых делах паствы. Это есть главный показатель нравственного здоровья православного сообщества, показатель силы и энергии к исправлению нравов и лечению общественных недугов, к созданию атмосферы сострадания и творения блага.

Следующий вопрос о численности групп. Разброс этого показателя колеблется от 5 до 1200 человек, но это скорее крайности. Группа более тысячи членов объединяет она инвалидов по зрению, которые, будучи членами общества по трудоустройству незрячих, так или иначе принимают участие в его работе. Но это частный случай, конечно, внутри группы есть инициаторы и активисты и ее реальный действующий состав, вероятно, меньше всех зарегистрированных участников.

Также зафиксирована православная группа численностью в 3500 человек, которые при ближайшем рассмотрении оказались казаками и, хотя действуют они в рамках православных инициатив, всё же являются продолжением сословной традиции в большей степени, нежели социально-благотворительной.

Иной крайностью можно считать группу в пять человек, образующих художественную студию по возрождению духовных традиций на основе православия и русской живописи. Группа ведет активную выставочную и пропагандистскую деятельность и, по всей видимости, является творчески самодостаточной, сосредоточившись на творческих проектах, а не на расширении своего численного состава.

Во всех прочих случаях численность групп колеблется от 10 до 200 человек, средняя численность групп составляет около 50-100 членов. При этом условно группы можно разделить по численности на «малые» – порядка 10-50, «средние» (50-100), и крупные, свыше ста, причем «средние» группы на сегодня наиболее распространенные.

Сложно ответить на вопрос, какой объем группы следует считать оптимальным. Конечно, обычно численность растет в ходе развития группы и, начинаясь с 3-5 человек, группа может достичь объема в 100 членов за несколько лет активной деятельности. Оставаясь при этом либо в неизменной структуре управления либо добавляя к этой структуре одно управленческое звено (руководители подгрупп). В группе численностью 50 и более человек, как правило, есть несколько (два-три) руководителя по направлениям.

Следует помнить, что группы существуют при приходах, в которых, видимо, есть определенный предел «вместимости» деятельности инициативных прихожан. На сегодняшний день, вероятно, объем в 100 человек наиболее оптимальный или даже близкий к максимальному. При дальнейшем развитии деятельности групп и возрастании их численности (что уже можно прогнозировать) организационная форма неизбежно будет усложняться, что потребует и новых форм обустройства.

Говоря о развитии надо понимать, что деятельность большинства групп началась не вчера. Здесь тоже есть своя градация и свои исключения из правил. К числу последних можно отнести ту же группу инвалидов по зрению, которые оформились в региональное «Общество слепых» в далеком 1938-м году, а контакты с Православной Церковью начались в 90-х, когда заботы государства о слепых свелись к минимуму или даже перешагнули эту грань.

В остальном группы опять же можно разделить на «старые», чья деятельность началась в конце 90-х (10-15 лет работы), «средние» по возрасту (5-9 лет) и молодые (от года до четырёх лет). При этом «старых» групп в общем их объеме примерно 22%, «средних» - 36% и «молодых» - 42%. Напоминаем, что случайная выборка нашего исследования составила немногим менее 70-ти православных групп, что, по нашим оценкам, составляет около 1% всех инициативных православных групп в стране.

Численность групп в стране (гипотеза)

Иными словами, мы считаем, что в стране сегодня действуют около 6 000 православных социально инициативных групп, а это значит, что такие группы существуют при каждом третьем приходе. Конечно, это только гипотеза, но в тех субъектах федерации, где проходил опрос, группы обнаруживались не в каждом третьем храме, а значительно чаще. Таким образом, разброс оценок численности таких групп в стране может колебаться от взвешенной оценки в 6 000 групп, до оптимистической оценки примерно в 12-15 тысяч групп. Диапазон обуславливается местоположением прихода (крупный город, малый город, село), географией, плотностью населения, национальным составом и прочими факторами, которые пока нет возможности учесть.

Что касается возраста групп, то процентные показатели могут отклоняться от реальных значений (при не систематической выборке), но нам кажется, что в приведенных данных есть определенная логика, которую можно описать следующими рабочими гипотезами.

Гипотезы динамики численности инициативных православных групп

«Старые» группы, возникшие в 1996-2000 гг. занимают в общем объеме немногим более 20% в силу того, что, во-первых, те годы были наиболее трудными для проявления гражданских инициатив (дефолт, экономическая слабость, трудные условия жизни). Во-вторых, Церковь была еще недостаточно крепка для широкой поддержки и организации социальной работы под её началом. Наконец, в-третьих, объем воцерковленных верующих, которые являются базой создания инициативных групп, был существенно ниже, что отразилось на численности самих групп.

Резкое увеличение – до 36% – возникновения «средних» групп пришлось на 2001-2006 года, которые отмечены наибольшим экономическим благополучием, значительным укреплением позиций Церкви, увеличением количества приходов и воцерковленных верующих, что логично вылилось в существенный прирост православных групп, действующих в области социальных инициатив.

Объем «молодых» групп в 42% означает продолжение роста православных групп, увеличение интенсивности этого процесса, что может быть обусловлено следующими причинами. С одной стороны, видимые примеры могли послужить образцом к началу такого служения – а примеров к тому времени было уже достаточно. С другой стороны, вероятно, что социальное православное движение начинает подходить к тому рубежу, когда экстенсивное развитие может начать совмещаться с интенсивным, то есть развитие начинает идти не только вширь, но и вглубь социальной жизни.

Хотя предложенные гипотезы и нуждаются в проверке, очевидно, что численность групп будет возрастать, численный объем, вероятно, тоже, организационная структура усложняться, то есть православное социальное движение будет и впредь идти традиционным путем развития институтов гражданского общества. В пользу этого соображения говорит социальный состав групп, крайне разнообразный и представительный.

В целом можно выделить несколько направлений, среди которых больший приоритет имеет представительство молодежи, а также детей и подростков. Как правило, эти группы формируются либо на базе воскресной школы, расширяя при этом ее образовательные и воспитательные задачи либо на базе общих интересов, творческих или социальных. Второй по значимости идет семейная направленность работы групп, связанная либо с многодетными семьями, либо с медициной (помощь больным детям).

Широкое представительство имеют группы пенсионеров, хотя это связано более с социальным составом самих приходов, чем с деятельностью группы, либо с работой групп, направленных на помощь малоимущим. В отдельную категорию можно выделить группы инвалидов в случае, если речь идет о взаимопомощи и организации социальной среды. Также группы могут формироваться по профессиональному признаку (врачи, медсестры), сословно-историческому (те же казаки) или иметь смешанный социальный состав.

Также надо отметить, что внутри групп могут быть выделены подгруппы, формируемые по характеру деятельности. К примеру, если группа занята строительными работами (восстановление зданий, церквей), то в ее составе могут быть строители или люди иных профессий. То же касается и гендерного признака, к примеру, в группе казачества мужчины составляют 90% от всего состава группы. Иными словами, социальный состав групп разнообразен и зависит от задач и рода деятельности группы, так же очень разностороннего.

Если говорить кратко, в число этих задач входят воспитательные и образовательные, просветительские, творческие, задачи социальной помощи, медицинской поддержки, социально-реабилитационные, благотворительные и т.д. Часто сами группы формулируют общую цель своей деятельности как «сохранение и развитие традиционных национальных культурных и духовных ценностей».

Выдержки из интервью

Расскажите о своём обществе, как оно образовалось, его численность, состав.

«Общественное объединение православных многодетных семей объединяет более 100 православных многодетных семей . Возраст родителей - в основном, люди средних лет, но есть и молодые семьи, до 30 лет. Профессии самые разнообразные, автослесарь и уборщица, военный пенсионер и библиотекарь, системный программист и учитель, бухгалтер и воспитатель детского сада, филолог и музыкант, священнослужитель и врач и многое другое., есть и кандидаты наук, как среди пап так и среди мам. Но большинство мам все-таки домохозяйки в настоящий момент времени. В группе в основном работают мамы, но папы активно поддерживают мам. Работой руководит группа активных мам.

Наше общественное объединение начало оформляться из одиночных мероприятий. Произошло это в феврале 2007 года. То сами съездили на зарницу, то в семейное паломничество, то помогли разобраться на складе, то собрались обсудить насущные проблемы. Мотив создания объединения: всесторонняя помощь друг другу: материальная, педагогическая или психологическая, молитвенная. Инициатором создания были многодетные семьи общины храма Преображения Господня в Тушино. Работаем четвертый год».

++++++++++++++

«Идея создать объединение православной молодёжи в регионе появилась достаточно давно. В 2008 г. мы посетили Всероссийский православный лагерь «Федоровский городок», который был организован, в том числе организацией «Православная молодёжь». У этой организации в регионах есть свои отделения, а в городе на тот момент отделения не было. В 2008 г. заинтересованные лица собрались и приняли решение о создании этой организации в нашем городе, впоследствии именно эти люди стали учредителями и зарегистрировали организацию. В июне 2009 г. мы получили статус юридического лица. Инициатором стал руководитель молодёжного отдела епархии, а также группа активистов.

Проблем с помещениями для собраний не бывает. Собираемся в епархии, на дому, в политехническом архитектурном клубе, в православных молодёжных клубах при приходах.

Первый год организация проводила примерно одно мероприятие в месяц. Однако с июня 2009 г. после того, как получили статус юридического лица, темпы работы резко увеличились до 2-3 небольших мероприятий в неделю и 1-2 крупных мероприятия».

++++++++++++++

«Областная общественная организация по борьбе с наркоманией и алкоголизмом зарегистрирована в 2009 г. Организация основана на добровольном объединении граждан, заинтересованных в организации помощи и содействия лицам, пострадавшим от алкогольной и наркотической зависимости. В настоящее время в области создается реабилитационный центр для химически зависимых людей, который войдет в сеть центров «Осознание», расположенных в двух областях и станет шестым по счету. На базе прихода храма действует консультационный пункт, где ведется работа с химическими зависимыми людьми и их семьями: организован молебен перед иконой «Неупиваемая чаша», проводятся консультации с зависимыми людьми перед отправкой их в реабилитационный центр, психолог читает лекции для членов семей.

На сегодняшний день в состав руководства организации входят 5 человек, которые управляют деятельностью реабилитационных центров, включая Нижегородский центр. В каждом центре имеется старший, прошедший реабилитацию – всего 10 человек. В настоящее время реабилитацию в центрах проходят около 50 человек (4 центра – мужских, 1 – женский). В области в настоящее время решается вопрос с местом расположения и приобретения дома под центр. Принцип создания центра – деревенский дом рядом с храмом или при монастыре. В этих центрах люди, страдающие разными видами зависимости, проходят духовно-нравственную реабилитацию, которая заключается в неуклонном соблюдении распорядка дня, каждодневных физических работах – воспитанники центров помогают восстанавливать храмы, около которых живут, и приобщении к церковным традициям.

В настоящее время в центрах находятся 47 мужчин, 5 женщин. Профессии различные: студенты, рабочие, сотрудники правоохранительных органов, представители малого бизнеса и пр. Возраст от 18 до 50 лет, срок реабилитации до 6 месяцев, реабилитация осуществляется на добровольные пожертвования. После реабилитации предлагается содействие в трудоустройстве и дальнейшей социализации воспитанников. В региональном центре пока воспитанников нет, идет подготовительная работа».

++++++++++++++

«Православный центр глухих действует при храме, который был заново открыт после восстановления 4 ноября 2006 г. как миссионерский центр епархии. Община объединяет около 100 человек. Из них: женщины – 70%, мужчины – 20%, дети и подростки – 10%. Профессии – рабочие, мастера, художники, ремесленники. Возраст от 18 до 80 лет. 50% – люди старше 40 лет.

Актив общины составляет 20 человек. Члены общины собираются в основном по воскресеньям, участвуют в богослужении в храме, где для них организован сурдоперевод службы, затем проводятся беседы с батюшкой об основах православной веры и всё завершается неформальным общением. Община является созидательным ядром прихода. Многие из членов общины имеют развитые способности к художественной и прикладной деятельности и занимаются иконописью, оформлением приходских помещений, ремонтными работами, благоустройством территории храма. Подобная община является первой и единственной в своем роде в городе. Есть другие объединения глухих при церквях других конфессий, а также светские объединения. Но православная община только одна. В других городах есть инициативные группы, которые хотели бы создать православные общины глухих при православных храмах».

++++++++++++++

«Нижегородская областная общественная организация «Инновационный центр: в XXI век с 21 хромосомой «СИЯНИЕ» зарегистрирована в 2008 г. и объединяет 20 семей с детьми с синдромом Дауна.

90% – полные семьи. Основные представители – матери (80%), также в деятельности участвуют и отцы детей (20%), включая Президента организации.

Организация является единственной в городе, кто занимается указанной проблематикой.

«Инновационный центр развития детей с синдромом Дауна», используя инновационные методики раннего развития и духовного пробуждения, помогает детям с синдромом Дауна научиться жить в социуме и приносить пользу обществу.

Программа Центра реализуется по благословению епархии при Храме в честь преподобного Сергия Радонежского. Дети и родители активно участвуют в благодатной жизни Церкви. Родителей и детей с первого дня существования организации духовно окормляет и наставляет иерей И.

++++++++++++++

«Группа состоит из людей разного возраста и социального состава. Руководители направлений – 3 человека (высшее образование - 3 человека, мужчины – 1 человек, женщины – 2 человека). Направления – информационно-просветительское, миссионерское, культурно-творческое, социальное. Численность группы около 30 человек: половина женщины, половина мужчины. Возраст – от 18 до 25 лет – 25%, от 25-45 лет – 50%, 45 лет и старше – 50%. Среди молодёжи девушки – юноши – по 50%. Среди старшего поколения 100% женщины, среднее поколение: мужчины – женщины 40%-60%. По профессии – частные предприниматели, государственные служащие, студенты. Состав группы: прихожане Храма, выпускники Епархиальной воскресной школы, студенты университета (теологии и религиоведения). Четкого разделения на группы по направлениям деятельности нет. Все участвую в мероприятиях разных направлений относительно своих возможностей.

Структура общественного и молодежного движения при храме Успения Пресвятой Богородицы.

Общественное и молодежное добровольческое движение в честь иконы Божьей Матери «Объятия Отча» (г. Владивосток)

Социальное направление:

  • Духовная, психологическая, социальная поддержка страждущих
  • Помощь больным, престарелым, нуждающимся
  • Поддержка пациентов пансионата хосписного типа
  • Переписка с заключенными
  • Сбор вещей для многодетных, неимущих и людей, детей из приютов и детских домов; всех, находящихся в трудных жизненных ситуациях
  • Выезды для генеральных уборок и ремонтных работ
  • Занятия с детьми, имеющими проблемы с учебой
  • Помощь в организации прогулок и развивающих занятий с детьми из детских домов и домов-интернатов

Просветительское направление:

  • Своевременная подготовка необходимой информации по любой интересующей теме духовно-нравственного содержания
  • Обеспечение фото-, видео-, аудио- материалами
  • Организация лекториев, просмотров, тематических вечеров, классных часов, дискуссий
  • Организация и проведение акций

Творческое и информационное направление:

  • Православный театр
  • Организация концертов, поздравлений к православным праздникам
  • Историко-патриотический клуб
  • Сбор и анализ информации об истории храма, истории православного Приморья
  • Паломнический центр
  • Организация и проведение экскурсий по Приморью Православному
  • Центр международного сотрудничества
  • Центр дружбы с православными верующими разных стран

Группа возникла из работы воскресной школы, почти 8 лет назад. Побуждающим моментом было желание взрослых и подрастающих детей – учащихся Воскресной школы заниматься совместной социально-миссионерской деятельностью. Как движение оформилось в мае 2009 года».

++++++++++++++

Примечание: Поскольку все интервью носили конфиденциальный характер, в выдержках не могут быть упомянуты конкретные имена респондентов или участников групп.

ТИПОЛОГИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Спектр деятельности православных групп настолько широк, что кажется проще построить типологию того, что они не делают. Фактически этой деятельностью охвачены почти все стороны социальной сферы, а конкретный выбор зависит от ресурсов группы, талантов ее участников и окружающей проблемной обстановки. Многое зависит и от степени развитости самой группы. Начиная с простой адресной помощи, группа может постепенно переходить к более сложным программам, по мере того, как получает опыт и привлекает новых участников. Часто развитие деятельности группы происходит на базе воскресной школы (воспитание и духовное развитие) или иной специальной области – работы со слепыми, инвалидами и т.д. Вероятно, составление подробной классификации деятельности православных групп – дело будущего, но уже сегодня можно сделать первые предположения по этому поводу. Проще всего предложить деление как по возрастным группам, так и по отдельным социальным признакам, которое можно представить следующим образом.

1. Воспитательная работа с детьми и молодежью.

Пример группы: Программы развивающие, общие и художественные, основы музыкального и певческого образования, хоровые навыки. Православно-патриотические образование, клубы, которые углублённо изучают историю, спортивные секции. Действуют трудовые кружки. Девочкам – рукоделие и бисероплетение, мальчикам – столярная мастерская. Плюс поездки, они способствуют формированию и социальных навыков и коммуникативных, межличностного общения и т.д. Каждые 2 недели старшая группа выпускает газету.

2. Работа с больными детьми

Пример группы: организация комплекса медико-реабилитационных услуг детям; организация занятий детей по логоритмике; организация занятий с родителями для оказания психологической помощи и поддержки; обучение специалистов Инновационного центра в Москве для перенесения накопленного опыта в область; расширение деятельности Центра путем привлечения семей с детьми синдрома Дауна, проживающих в области; организация досуга и отдыха семей с особыми детьми, организация мероприятий по обмену опытом между российскими организациями, занимающимися соответствующей проблематикой.

3. Работа с молодежью в соответствии с местными традициями

Пример группы: Создание на базе общеобразовательных школ и профессионально-технических училищ казачьих кадетских взводов по воспитанию и подготовке подрастающего поколения к службе в Вооружённых Силах Российской Федерации. Участие в республиканских и городских мероприятиях и соревнованиях по военно-прикладным видам спорта; ознакомление с традициями и культурой казачества, развитие культурных связей (создание молодёжного казачьего ансамбля); проведение конференций и лекций по истории, традициям и обычаям казачества; создание отрядов для участия в мероприятиях по охране общественного порядка, муниципальной и государственной собственности, экологической и природоохранной деятельности; участие в восстановлении православных храмов и церквей. Казаки участвуют в крестных ходах на первопрестольных праздниках и охраняют их проведение; производство и переработка сельскохозяйственной продукции, Посещение церковного богослужения ознакомление с традициями постов в русской православной церкви и казачьей семье (летний Успенский пост), отношения мужа и жены, детей и родителей, старших и младших в казачьих семьях.

4. Работа с сиротами и детскими домами

Пример группы: Основное направление деятельности – социальная помощь и просвещение детей и молодежи, в первую очередь тех, кто лишен родительской заботы и внимания. Сотрудничают с детскими домами региона, приютами, интернатами, стараются откликаться на любую просьбу о помощи. Начата долгосрочная акция по передаче комплектов детской православной литературы в такие учреждения, в настоящее время охвачено 5 из 30 существующих на территории региона, работа проводится при финансовой поддержке епархии.

5. Работа с малолетними правонарушителями

Пример группы: Осуществляется просветительская деятельность в Центре Временной Изоляции Несовершеннолетних Правонарушителей, где есть специально оборудованная молитвенная комната, в которой проходят занятия о заповедях Христовых, о Евангелие, о смысле Православной службы. Кроме бесед, занятия включают просмотр и обсуждение фильмов соответствующего содержания. По такому же типу проходят занятия с воспитанниками ИСПУ закрытого типа, весной ребята имели возможность совершить паломническую поездку в храм. На сегодня со сменой руководства, доступ организации в данное заведение закрыт.

При организации открыто общество "Трезвение". Это молодые люди с 15 до 30 лет. Они встречаются каждую неделю в храме с батюшкой и разбирают духовные истоки своих пристрастий к алкоголю или наркотикам, помогают друг другу справляться с невзгодами. В храме проводятся специальные Богослужения для таких людей, а также их близких перед иконой Божьей матери "Неупиваемая чаша". Этот образ особенно чтим православными верующими во всем мире, есть многочисленные случаи исцеления тех, кто страдает недугами пьянства и наркомании.

6. Поддержка и укрепление семьи

Пример группы: Укрепление статуса Российской семьи посредством создания многодетных и приёмных семей в деревне «Семейный очаг»; создание реального сообщества многодетных, приёмных семей на территории края. За духовную основу в формировании сообщества и воспитании подрастающего поколения принять ценности русской православной культуры. Уменьшение количества детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, путем обустройства их в семьи, проживающих в деревне «Семейный очаг»; Сформировать у детей воспитывающих в деревне «Семейный очаг» любовь к малой Родине, к своему Российскому государству. Воспитывать их не как иждивенцев, а как полноправных, с активной позицией, граждан своей страны; Создавая многодетные, приёмные семьи и показывая хороший пример детям для того, чтобы они сохранили желание остаться жить в поселке, в крае. Создание просветительской сети по профилактике абортов и укрепления семейных ценностей. Создание сообщества православных семей как реальное свидетельство важности этого института, создание сайта по этой тематике, создание системы социальной поддержки семей находящихся в трудном положении.

7. Помощь инвалидам и немощным

Пример группы: Подопечными общины стали те, для кого всегда создавались богадельни – инвалиды и немощные люди. Оказываем посильную помощь инвалидам на дому. В основном помощь заключается в организации патронажа, то есть покупка продуктов, уборка, проведения курса массажа, помощь в нахождении профессиональных сиделок, материальная помощь в закупке лекарств и продуктов. Кроме этого – организация крестных ходов (каждое воскресенье); организация ухода на дому и материальная помощь инвалидам; организация паломнических поездок для инвалидов.

8. Борьба с наркоманией и алкоголизмом

Пример группы: Борьба с наркоманией, алкоголизмом и другими пороками современного общества; содействие в реабилитации и социальной адаптации лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией; содействие созданию условий развития и укрепления духовно-нравственных семейных отношений в обществе; моральная помощь, и поддержка родителей и родственников наркозависимых в сфере противодействия наркомании; содействие сохранению и укреплению нравственных, моральных устоев семьи и общества, сохранению его традиционных культурных ценностей и исторических традиций, охране и обеспечению условий, гарантирующих соблюдение достоинства личности, прав и свобод человека, предусмотренных Конституцией РФ; содействие охране здоровья граждан от незаконной и недобросовестной рекламы, в том числе безнравственной социальной рекламы, рекламы алкогольной продукции, рекламы лекарств и психотропных веществ, недобросовестных и незаконных методов лечения и профилактики наркотической зависимости, а также способов психологического воздействия на человека, нарушающих его права и законные интересы.

9. Помощь глухим и слабослышащим

Пример группы: Организация богослужений с сурдопереводом и духовного окормления членов общины православным священником. Организация курсов по изучению языка жестов для прихожан и клириков храма, в том числе с целью дальнейшей подготовки православных священников, владеющих языком жестов. Организация православного лектория с сурдопереводом в специализированных образовательных учреждениях. Организация паломнических поездок и приходских праздников. Организация обмена опытом с общинами глухих и слабослышащих области и других регионов России. Создание художественной мастерской. Благотворительность: материальная помощь глухим и их семьям.

10. Помощь слепым

Пример группы: Непосредственное участие в выполнении уставных задач Всероссийского общества слепых по защите прав и интересов каждого члена, по реабилитации, улучшению их материально-бытовых условий, по приобщению их к труду, образованию, культуре и спорту, по оказанию содействия в создании им равных возможностей. Создание условий для развития личности инвалидов по зрению, содействие их духовному, культурно-нравственному воспитанию, повышению уровня правовых знаний и организация с ними индивидуальной работу, а так же повышение грамотности, образованности членов и образовательно-просветительные задачи.

11. Адресная помощь

В этой области работают многие группы. Речь здесь идет о помощи пожилым, часто немощным и больным людям. Помощь, как правило, заключается в регулярной поддержке, доставке продуктов и лекарств, уборке по дому и помощи в иных бытовых проблемах. Фактически такая деятельность дублирует работу Собесов, которые много делают для одиноких пожилых людей, но всегда нуждаются в поддержке добровольцев. К тому же социальные работники закупают продукты и лекарства на деньги самих окормляемых, а православные группы делают это на пожертвованные средства, что существенно экономит бюджет стариков. При общей (и особенно медицинской) дороговизне подспорье существенное.

12. Сестринская помощь

При многих храмах действуют группы сестер милосердия, или, как их иногда называют – патронажных сестер. Это добровольцы, в основном женщины, которые могут не только ухаживать за престарелыми, но и оказывать первую медицинскую помощь. Часто при больницах действуют курсы сестер милосердия, где и проходит обучение (от двух месяцев до полугода). Услуги по уходу за больными такие сестры оказывают либо на добровольных началах, либо получают минимальную плату за счет пожертвований. Пользуясь случаем, сообщаем также, что сейчас при многих Центрах МЧС организованы курсы экстренной помощи, там учат как надо оказывать первую помощь при автомобильных авариях, родах, сердечных кризисах и иных случаев, требующих безотлагательной помощи.

Таковы основные, но далеко не все направления деятельности православных инициативных групп. Дело в том, что развитые и хорошо организованные группы ведут, как правило, комплексную деятельность, работая сразу в нескольких направлениях, или же концентрируются на одном виде деятельности, но развивают его глубоко и профессионально. Комплексная работа может включать в себя как постоянные программы, так и единовременные акции, поэтому спектр деятельности групп чрезвычайно широк. Очевидно, работа по детальному структурированию и описанию этой деятельности – дело специального, более глубокого исследования.

В качестве примера мы хотим познакомить читателя с описанием деятельности двух групп – в Нижнем Новгороде и Владивостоке. Для этого мы отходим от своего правила конфиденциальности и, с разрешения руководителей этих групп, публикуем сведения об их работе. Надеемся, что эти примеры будут полезны для всех, кто каким- либо образом причастен к практике социального служения.

Нижний Новгород

Основная цель организации: создание и отработка семейной модели развития детей с синдромом Дауна через реализацию инновационных развивающих программ с последующим тиражированием накопленного опыта в регионах Российской Федерации и развитие толерантности в обществе по отношению к людям с особенностями развития.

Основными задачами организации являются: обучение, адаптация и социализация детей; оказание психологической помощи и поддержки родителям; создание семейной модели развития детей с синдромом Дауна; тиражирование накопленного опыта в регионах Российской Федерации, развитие толерантности в обществе по отношению к людям с особенностями развития.

Основные направления деятельности:

  • организация комплекса медико-реабилитационных услуг детям;
  • организация занятий детей по логоритмике;
  • организация занятий с родителями для оказания психологической помощи и поддержки;
  • обучение специалистов Инновационного центра "СИЯНИЕ" в Санкт-Петербурге, Москве для перенесения накопленного опыта на Нижегородскую землю;
  • расширение деятельности Центра путем привлечения семей с детьми синдромом Дауна, проживающих в Нижнем Новгороде и в Нижегородской области;
  • организация досуга и отдыха семей с особыми детьми.
  • организация мероприятий по обмену опытом между российскими организациями, занимающимися соответствующей проблематикой.

Организация комплекса медико-реабилитационных услуг детям

Медико-реабилитационые услуги включают в себя организацию занятий в ЛФК и бассейне, массаж на базе поликлиники. При необходимости лечебное учреждение оказывает весь комплекс лечебного стандарта. Услуги оказываются на безвозмездной основе за счет средств Государственного медицинского страхования. Имеется предварительный договор с поликлиникой об оказании медицинских услуг на 2010 год.

Иппотерапия

Занятия с детьми проводятся на базе Конно-спортивной школы на возмездной основе. Договоренность с директором конно-спортивной школы о занятиях имеется, сотрудничество с центром "СИЯНИЕ" дирекцией школы приветствуется.

Организация занятий детей по логоритмике

Логоритмические занятия – это методика, опирающаяся на связь слова, музыки и движения и включают в себя пальчиковые, речевые, музыкально-двигательные и коммуникативные игры. Взаимоотношения указанных компонентов могут быть разнообразными, с преобладанием одного из них.

Занятия проводятся дважды в неделю по два часа:

20 минут занятия с логопедом

20 минут занятия с дефектологом

20 минут занятия по арттерапии.

Между занятиями со специалистами предусмотрены паузы для отдыха, чаепития.

Логопед и дефектолог привлекаются на возмездной основе. Занятия по арттерапии ведет сотрудник Центра "СИЯНИЕ" (батик - роспись тканей).

Организация занятий с родителями для оказания психологической помощи и поддержки

Действует Клуб родительской взаимопомощи. Встречи родителей проводятся по субботам с 12 до 15 часов при храме преподобного Сергия Радонежского. Встречи носят неформальный характер, сюда приходят родители по мере возможностей и потребностей для обсуждения организационных, финансовых и иных вопросов. Посещение этих собраний не является обязательным. В результате деятельности Центра "СИЯНИЕ" выявилась потребность в наличии психолога для работы с родителями, особенно с вновь прибывшими семьями. Планируется привлечение психолога к дежурствам во время родительских собраний центра на возмездной основе.

В дальнейшем привлечение психолога как штатной единицы Центра "СИЯНИЕ" для ежедневной работы представляется необходимым.

Расширение деятельности Центра путем привлечения семей с детьми синдромом Дауна, проживающих в Нижнем Новгороде и в Нижегородской области

По статистике, в Нижегородской области проживает 200 семей с синдромом Дауна, в том числе в Нижнем Новгороде 76 семей. Данные о семьях, имеющих детей с синдромом Дауна, находятся в Городском генетическом центре и являются недоступными.

Организована работа по информированию и привлечению родителей в Центр "СИЯНИЕ" следующим образом:

  • Предоставление в Городской генетический центр 200 чистых конвертов с вложенной информацией о деятельности и координатами Центра "СИЯНИЕ" для отправки этой информации сотрудниками Генетического центра по адресам семей с детьми с синдромом Дауна.
  • Размещение информационных листов на стендах во всех поликлиниках и роддомах города Нижнего Новгорода.
  • Информирование городских СМИ о деятельности центра и проводимых мероприятиях с целью освещения деятельности Центра "СИЯНИЕ". Планируется охватить информацией и привлечь в Центр как можно больше семей с детьми с синдромом Дауна, проживающих в Нижнем Новгороде и Нижегородской области.

Организация досуга и отдыха семей с особыми детьми

Организация общего досуга способствует укреплению имеющихся и образованию новых дружественных связей между родителями и детьми с синдромом Дауна. На все мероприятия по досугу и отдыху приглашаются здоровые дети из Воскресных школ и Детского семейного клуба раннего развития "Зернышки" для развития толерантных отношений в обществе.

В настоящий момент достигнуты договоренности с театром "Вера" о регулярном посещении спектаклей театра на безвозмездной основе. Планируется посещения сделать регулярными – 1 раз в месяц.

Достигнута договоренность с кинотеатром "Россия" о регулярном бесплатном посещении детьми и их родителями сеансов художественных и мультипликационных фильмов, демонстрируемых в кинотеатре.

Создание семейной модели развития детей с синдромом Дауна на базе Центра "СИЯНИЕ".

В организации есть два специалиста, которые прошли обучение в Москве и Петербурге по программам менеджмента в сфере образовательных услуг и организации инклюзивного образования, а также наличие двух педагогов по системе Монтессори, обучившихся в Москве на Монтессори-курсах. Они ставят своей целью обучение детей по системе Монтессори, что позволит подготовить таких детей к посещению обычных детских садов и школ. Планируется приобрести комплект оборудования для занятий по системе Монтессори и организовать работу по данной системе на базе в Центре.

Пока занятия по системе Монтессори организованы на базе Нижегородского образовательного центра "Диво" дважды в неделю. Занятия проводятся на возмездной основе. Количество детей в группе – 3 человека. Длительность занятия 1 час: три подхода по 15 минут с промежуточными перерывами.

Для получения специальной подготовки планируется послать дополнительных педагогов на обучающий курс "Монтессори-педагогика для детей 3-6 лет" (Москва).

Организация духовной поддержки семьям с детьми с синдромом Дауна при участии священнослужителей.

Очень часто человек приходит в Церковь в период возникновения каких-то жизненных трудностей, а родители, имеющие ребенка с данным диагнозом, очень часто теряются, считают, что жизнь остановилась и именно здесь необходима поддержка священников, выступающих порой в роли психологов. Поэтому каждый родитель индивидуально решает для себя объем и время общения со священником, окормляющим группу.

Деятельность по организации паломнических поездок, пока не является регулярной (в 2009 г. состоялось 3 поездки в летнее время год). Но планируется развивать это направление.

Владивосток

Миссионерская и социальная деятельность.

Следуя словам Патриарха Кирилла о важности объединения и сплочения прихожан для просветительской, миссионерской и социальной работы, по благословению иерея Даниила (Нефедьева) при храме Успения Пресвятой Богородицы создано и действует общественное и молодежное движение в честь иконы Божьей Матери «Объятия Отча». С целью объединения верующих в движение принимаются добровольцы – люди всех возрастов и профессий – желающие в свое свободное от повседневных забот время потрудиться во Славу Божью. Каждое воскресение в 13.00 добровольцы собираются на приходе Успенского храма, где настоятелем проводятся Евангельские беседы, после чего обсуждается деятельность движения по двум направлениям – информационно-просветительскому и социальному.

Движение начало свою работу в мае 2009 г. Для многих добровольцев желание заниматься общественной деятельностью выросло из многолетнего участия в мероприятиях Епархиальной Воскресной школы. Каждый год православный лагерь «Серафимов ручеек», руководителями которого являются отец Даниил и матушка Марина (Нефедьевы), принимает на о. Русском воспитанников Воскресной школы, их воспитателей из числа студентов и выпускников факультета теологии и религиоведения ДВГУ, а также родителей. Объединение в одну большую семью стало для многих неотъемлемой частью жизни. Желание встреч, общения и совместных дел явились результатом терпеливого и доброго наставнического труда отца Даниила и матушки Марины. Их работа продолжена в общественном и молодежном движении. Добровольческая деятельность в православном Приморье находится на пути становления. Неизбежно возникают проблемы и трудности, требующие своего разрешения. Принимая во внимание многолетний опыт работы подобных православных движений в Москве и центральных регионах, руководители оптимистично смотрят в будущее, намечая перспективы. Добровольцы проводят православные акции в защиту общечеловеческих ценностей. Например, акция «Фрукты – детям», приуроченная к празднику Преображения Господня, дала возможность прихожанам многих храмов и неравнодушным горожанам собрать средства на приобретение необходимых фруктов для воспитанников детского дома. Анализируя добровольное участие и интерес к акции, можно с уверенностью сказать о востребованности и своевременности такого рода деятельности.

Безусловно, важным направлением является социально-миссионерская деятельность на приходе. Подарить прихожанам праздник, порадовать проходящих мимо людей, привлечь внимание многих к церковной жизни – все это не менее важно.

Просветительско-информационное направление отвечает за своевременную подготовку необходимой информации и донесение ее до аудитории. Организация лекций, просмотров, тематических вечеров, просмотров, акций, экскурсий. Такая работа требует достаточно квалифицированной подготовки, не обходится без участия катехизаторов, которыми стали студенты теологии и религиоведения ДВГУ, учащиеся духовного училища. Также в данном направлении могут потрудиться дизайнеры, художники-оформители. В рамках данного направления организованы Историко-патриотический клуб и Паломнический центр.

Социальное направление включает в себя работу с престарелыми прихожанами, поездки в хоспис, больницы, переписку с заключенными, сбор вещей для нуждающихся, выезды для генеральных уборок и ремонтных работ, занятия с детьми и т.д.

Два направления взаимосвязаны, так как любая совместная деятельность возможна только при единении и сплочении прихожан в единую дружную общину. Одной из важнейших целей образованного Общественного и молодежного движения «Объятия Отча» при храме Успения Пресвятой Богородицы является сплочение и объединение прихожан и всех желающих единством веры и деятельностью согласно истине православного вероучения.

Для достижения этой цели Евангельские беседы объединены с встречами добровольцев. Главнейшие задачи – просвещение и повышение духовного образования прихожан, а также формирование соответствующих нравственных качеств, и, как следствие, возникновение внутреннего добровольного желания творить добрые дела.

Следующей важной задачей явилось желание сохранить преемственность поколений на приходе. Связь родительско-детских отношений, взаимообогащение идеями, формирование единых взглядов, совместный труд – все это стало возможным благодаря общественной составляющей (людям, более зрелого возраста) и молодежной составляющей (юношам и девушкам) движения при храме. Еще одной важной задачей явилось заполнение возрастного отрезка (от 15 – когда позади Воскресная школа – до студенческого возраста) богоугодным времяпровождением. По благословению о. Даниила некоторые дети Епархиальной Воскресной школы присоединились сначала к молодежному студенческому движению, а потом и к появившемуся Общественному и молодежному движению, став первыми добровольцами.

В рамках социально-миссионерской деятельности по защите духовно-нравственных основ Русской Православной Церкви студенты теологии и религиоведения ДВГУ регулярно посещают реабилитационные центры «Парус надежды», «Маяк» и детские дома для детей-инвалидов, где проводят занятия с воспитанниками. В основном это дети из неблагополучных семей, дети, имеющие какие-либо физические патологии, а также те, от которых отказались еще при рождении. Целью совместных поездок стало желание подарить нуждающимся в заботе и внимании детям радость о Родившемся и Воскресшем Спасителе. Как правило, студенты готовят театральные постановки, а дети из Воскресной школы везут свои музыкальные номера, стихи и песни. По окончании выступления дарят подарки: сладости, духовную литературу, православные сувениры.

Первые пробные поездки , предвестники общественного и молодежного движения наметились и осуществились в Святые Рождественские дни 2009 года. Преподаватели, студенты факультета теологии и религиоведения ДВГУ и учащиеся Епархиальной Воскресной школы, объединив свои старания, с рождественскими приветствиями выступили перед воспитанниками детских реабилитационных центров «Маячок» и «Парус Надежды». Младшие принесли в подарок Господу стихи, песни, колядки и музыкальные произведения в своем исполнении. Детские сердца были наполнены волшебными звуками скрипки и неожиданно веселым звучанием саксофона. Старшие – студенты ДВГУ - по-настоящему талантливо смогли донести до детей смысл Божественной истины. Вместе с героями театральной постановки «Заколдованный принц» ребята учились любви к ближнему. Эту простую, казалось бы, заповедь исполнить необычайно трудно. Необходима работа над своей личностью, духовное преобразование. В пьесе раскрывается секрет, зная который, каждый с Божьей помощью может полюбить окружающих. Не стоит много говорить о том, что в современном мире так не хватает любви, это и так очевидно, нужно заметить, что обозначенная проблема наиболее актуальна в период взросления детей. Именно поэтому заинтересованно следили за происходящим как дети, так и их наставники. Финальная песня под гитару не оставила никого равнодушными! Улыбками и смехом, восхищенными глазами и серьезными вдумчивыми взглядами провожали дети гостей, приглашая приезжать вновь…

В этом году впервые решили посетить онкологическое отделение тысячекоечной больницы и отделение сестринского ухода Дальзаводской больницы. По благословению о. Александра Талько, духовного отца «Общества православных врачей», при молитвенной поддержке о. Даниила, а также при помощи заведующего отделением онкологии Истомина И.П. и сестер милосердия Свято-Успенского храма, которые на протяжении пяти лет посещают тяжело больных и умирающих, состоялись эти важные для нас поездки.

В начале Великого поста педагоги предложили сформировать группу добровольцев, желающих принять участие в поздравлении больных и немощных. Удивительным оказалось то, что многие захотели и начали активно готовиться. Большую часть необходимой суммы на подарки давали взрослые, но необыкновенно трогательно было принимать от детей их личные сбережения – отказ от собственных подарков как победу над соблазнами в дни поста. Незабываемо было наблюдать и читать, как они подписывают открытки, раскладывают по пакетикам деревянные и шоколадные яйца, тщательно пересчитывают количество получившихся подарочков.

Поездка в онкологическое отделение была назначена на 19 апреля – Светлое Христово Воскресение . На этот день администрацией города назначается празднование пасхи в районе Триумфальной Арки.

После выступления детей перед горожанами, добровольцы отправились к тяжелобольным.

Приняв во внимание опыт необыкновенного подвижника в делах милосердия Владыки Нестора, окормлявшего Дом Милосердия в г. Харбине в начале прошлого века, можно с уверенностью сказать, что детям не только можно, но и полезно посещать больницы. Владыка опекал не только детей-сирот, но и детей из многодетных семей, оставшихся без попечения одного из родителей. Каждому ребенку подыскивали ремесло по его душе, обучали, например, в иконописной мастерской, типографской или кройке и шитью. Но обязательным для всех детей было посещение больных в странноприимном доме, где их учили милосердию и действенной посильной помощи.

Подобный опыт формирует приоритеты в ориентирах воспитания детей. Никакие уроки толерантности, уроки по правам человека с садиковской скамьи не только не дадут спасительных результатов для души, но послужат еще большему искусственно созданному отдалению между поколениями. И если взрослые не будут воспитывать детей в правде и истине, то участь нынешних взрослых – в домах престарелых и хосписах при живых детях, которым они будут мешать в их личной жизни, нацеленной на получение удовольствия.

Следующая совместная поездка – посещение гериатрического отделения (сестринского ухода) Дальзаводской больницы. 9 мая – в День Победы – молодежь приветствовала добрым словом, выступлением перед тяжело больными, оставленными родными. Радость о Воскресшем Спасителе, объединенная со светлыми чувствами Дня Победы оказалась так необходима именно там и именно в тот день. Больные со слезами на глазах благодарили студентов и воспитанников за теплый концерт.

Необыкновенно тепло встретили студентов теологии и религиоведения ДВГУ, а также воспитанников Епархиальной воскресной школы в детском реабилитационном центре «Парус Надежды» 13 мая . По благословению о. Даниила Нефедьева пасхальной радостью делились с детьми из детских домов, которые больше всего нуждаются в защите и опеке. В течение всего года некоторые студенты посещают ребят и занимаются с ними. Праздничные концерты – особенные. Это уже вторая встреча в 2009 г. Она была организована педагогами и студентами под руководством куратора Нефедьевой М.И. в рамках программы социального служения Русской Православной Церкви на благо общества по защите семейных ценностей и детства. Приятно отметить, что ребята с восторгом вспоминали рождественскую сказку «Заколдованный принц», поэтому с нетерпением ожидали новый пасхальный спектакль. Студенты выступили с музыкальной композицией «Летучий корабль», обменялись поздравлениями с праздником Пасхи и Днем Победы, вручили подарки ребятам и их воспитателям. Завершением праздника стало ответное приветственное слово детей из реабилитационного центра и совместное исполнение песен из молодежно-патриотического репертуара.

Опыт Епархиальной Воскресной школы лежит в основе социально-миссионерской деятельности добровольцев.

31 мая 2009 года состоялось первое собрание общественно-молодежного движения, на котором присутствовало более 30 человек. На собрании было утверждено название в честь иконы «Объятия Отча» и обозначена структура движения.

В период с 31 мая по 20 декабря в просветительско-информационном направлении на Евангельских беседах были освещены следующие темы:

1. Милосердие в Евангелии.

2. Святость.

3. Таинство христианского брака.

4. Основное богословие.

5. Закон Божий. Основные понятия.

6. История Русской Православной Церкви. От крещения Руси до Батыева нашествия. Домонгольский период.

7. Святые апостолы Петр и Павел.

8. Святой преподобный Серафим Саровский.

9. «Наследие святого преподобного Серафима Саровского и будущее России» - доклад о VI ежегодной Всероссийской научно-богословской конференции. (Санкт-Петербург – Саров – Дивеево, 2009 г.)

10. Троице-Сергиева Лавра.

11. Чтение Евангелия о вере. Толкование. Важность таинства Причастия.

12.Пример огласительной беседы. Часть I.

13. Пример огласительной беседы. Часть II.

14. Чтение Евангелия о надежде. Толкование. Упование.

15. Святая Великая княгиня Елизавета Феодоровна. К 100-летию со дня основания Марфо-Мариинской обители милосердия.

16. Чтение Евангелия о любви. Толкование.

17. История Русской Православной Церкви. Монгольский период. Автокефалия Русской Церкви.

18. Значение деятельности графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского для Дальнего Востока и города Владивостока.

19. О молитве. Псалтирь.

20. Замысел Бога о человеке. Последствия грехопадения для человечества.

21. Монашество. Монастыри святой горы Афон.

22. Православие и благотворительность. Святой преподобный Серафим Вырицкий.

23. Искушения. Виды искушений. Борьба с искушениями.

За вышеуказанный период показаны и обсуждены следующие документальные фильмы и презентации :

«Я все равно тебя люблю» - фильм о проблеме прерывания беременности. Против практики убийства нерожденных младенцев (абортов).

«Возвращение» - преподобный Серафим Саровский и ядерный щит России.

Презентация «Святая Великая княгиня Елизавета Феодоровна. К 100-летию со дня основания Марфо-Мариинской обители милосердия».

Презентация «Продолжение дел милосердия святой Великой княгини Елизаветы Феодоровны в наши дни». Первый российский хоспис для онкологических больных IV клинической группы в пос. Лахта Приморского района г. Санкт-Петербурга. Отчет о посещении хосписа № 1, рассказ об основоположнике хосписного движения в России враче-психиатре, докторе медицинских наук, профессоре Гнездилове Андрее Владимировиче.

Отчет III Всероссийском съезде пролайферов ООО Всероссийской Общественной организации «За жизнь. В защиту семейных ценностей».

«Чижик-пыжик, где ты был…», «Давайте выпьем!», «Антиалкогольная реклама» - серия документальных фильмов проекта «Общее дело», созданного при Патриаршем совете.

«Бог, мир и человек». Беседа с профессором Московской Духовной Академии и семинарии Осиповым Алексеем Ильичем.

«Святая гора Афон». Монастыри Афона.

«Православное предпринимательство. Пути развития и консолидации». Материалы международной научно-практической конференции, прошедшей в г. Санкт-Петербурге в Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре 3 апреля 2009 года в день памяти преподобного серафима Вырицкого, покровителя предпринимательства.

Обсуждались вопросы о проведении тематических классных часов, лекториев с демонстрацией фильмов духовно-нравственного содержания и последующими дискуссиями в школах, ВУЗах, других образовательных учреждениях. Фильмы о вреде алкоголизма были переданы в ряд школ г.Владивостока.

В рамках Историко-патриотического клуба и паломнического центра ОМД «Объятия Отча» было проведена первая совместная с Молодежным центром ДВГУ паломническая поездка на о. Русский в Свято-Серафимовский мужской монастырь.

Социальные вопросы:

Программа Центра защиты материнства «Колыбель»:

а) обсуждалась возможность проведения переносной выставки против абортов «В защиту жизни». Необходимо участие добровольцев из среды студентов-теологов, а также Общественного и молодежного движения «Объятия Отча». В декабре 2009 года организаторы выставки приняли участие в ежегодном молодежном съезде, походившем в филиале ДВГУ г. Артема. Добровольцами, представлявшими выставку, стали волонтеры Молодежного центра кафедры теологии и религиоведения ДВГУ. При участии городской администрации решено провести акцию – показ выставки по всем женским консультациям города. 16 декабря выставка была продемонстрирована в женской консультации по ул. Острякова.

б) сбор необходимых вещей для многодетных семей, а также одиноких матерей и детей, родителей, находящихся в кризисной социально-экономической ситуации.

в) сбор пожертвований для новорожденных, «спасенных» за время работы психолога в женской консультации (ул. Острякова)

г) сбор пожертвований на праздничные символические подарки в дом ребенка.

д) перспективные задачи: конкурс фотографии «Семья». «Мои ближние». Конкурс детского рисунка «Моя мама», «Моя семья».

е) существует возможность общероссийской акции в едином формате, приуроченной ко дню защиты детей, ко дню памяти св. Петра и Февронии.

2. Помощь пациентам и персоналу частного пансионата хосписного типа. Это первое на Дальнем Востоке заведение, построенное и функционирующее по типу хосписа. Подобных медико-социальных учреждений не было до мая 2009 года. По просьбе главного врача пансионата члены молодежного движения стали первыми добровольцами в клинике подобного образца.

Остро ощущается необходимость духовно-просветительской миссионерской деятельности на территории пансионата. Для выполнения задач волонтерами ОМД «Объятия Отча» совместно с волонтерами кафедры теологии и религиоведения ДВГУ организованы еженедельные поездки (2 - 3 раза в неделю).

28 августа по окончании Божественной литургии и праздничного концерта несколько добровольцев общественного молодежного движения «Объятия Отча» при Успенском храме отправились поздравить пациентов пансионата хосписного типа с праздником Успения Пресвятой Богородицы.

Первый в городе пансионат открылся в мае 2009 г. и уже три месяца по благословению отца Даниила окормляется духовенством и неравнодушными добровольцами движения «Объятия Отча». В этом заведении находятся пациенты, чаще всего в тяжелом клиническом состоянии, требующие специального медицинского ухода.

В день праздника верующие собрались в одной из палат пансионата, где вместе говорили о значении праздника, молились, пели молитвенные песнопения. В исполнении самого юного добровольца – пятилетней прихожанки храма – в сопровождении взрослых были исполнены русские народные и казачьи песни, что порадовало медицинских сестер и младший персонал.

Больным были вручены праздничные иконы с изображением Успения Пресвятой Богородицы, молитвословы с крупным шрифтом для удобства чтения, святая вода.

Владивостокский дом ребенка по улице Окатовой. В нем находятся дети, от которых отказались родители, а также сироты в возрасте от 3-х месяцев до 5-ти лет.

а) необходимость проведения хозяйственных работ (уборка двора, покраска на территории детской площадки),

б) острая необходимость в памперсах, бутылированной воде,

в) не предусмотрена статья расходов на фрукты.

19 августа. Преображение Господне. На собранные средства были приобретены свежие фрукты, цветные масляные краски и малярные кисти для покраски беседки. Детскому Дому были подарены также икона Преображения Господня и книги о святом Николае Чудотворце и «Православной маме». Силами добровольцев была покрашена беседка.

Психоневрологический диспансер по ул.Жигура.

а) необходимы: одежда для мальчиков разного возраста, канцелярские принадлежности, развивающие игры, материалы для творчества.

б) существует потребность в домашней обуви для детей (тапочках)

в) возможность проведения Рождественского концерта-праздника силами ОМД «Объятия Отча» и детьми епархиальной Воскресной школы. Цель мероприятия – подарить детям любовь, помочь им адаптироваться в непростых жизненных ситуациях.

г) объявлен сбор посильных пожертвований на приобретение необходимых вещей и символических подарков к празднику Рождества Христова.

Первый опыт помощи тюремной заключенной.

а) сборы продуктов в посылку, оперативная доставка

б) написание писем, поздравлений ко Дню рождения в тюрьму.

в) участие в молебне о здравии и скорейшем освобождении подсудимой

Адресная помощь пожилым , немощным людям, прихожанам Успенского храма. Помощь налажена недостаточно хорошо. Существуют проблемы с волонтерами в этом виде работы.

Помощь оказавшимся в беде. Помощь неверующей пожилой женщине, находящейся в крайне сложной социально-бытовой ситуации.

Детский дом (пос. Угловое).

а) Необходимость в игрушках для детей разного возраста.

Проведен сбор игрушек среди детей Епархиальной Воскресной школы, также объявлен сбор игрушек в подарки детям к празднику Рождества Христова.

б) Дальнейшее сотрудничество с детским домом поможет в реализации проекта «Возьмите ребенка». Проект усыновления через знакомство с каждым малышом индивидуально.

Помощь психиатрической больнице по ул. Шепеткова .

а) сбор вещей из хлопка, трикотажа.

б) обсуждается возможность поздравления больных с праздником Рождества Христова.

Сбор пожертвований на символические подарки к празднику Рождества Христова.

а) с этой целью был заключен договор с сетью магазинов для безвозмездного предоставления территории под ящики для сбора пожертвований от ОМД «Объятия Отча».

б) был заключен договор о предоставлении социальной зарплаты к праздникам Рождества Христова и Пасхи от компании «ОптКлимат».

Предполагаются поездки с поздравлениями:

- Частный пансионат хосписного типа по ул. Тухачевского

- Детский реабилитационный центр «Парус Надежды» (ст. Океанская)

- Детский психоневрологический диспансер по ул. Жигура.

Творческая деятельность :

Организация концертов, поздравлений к православным праздникам.

Были подготовлены и проведены:

- Концерт для прихожан, гостей и проходящих мимо людей к празднику Успения Божией Матери.

- Поздравление с престольным праздником пациентов частного пансионата

- Выступление на конгрессе рыбодобывающих компаний

Международный конгресс рыбодобывающих компаний прошел в сентябре этого года в г. Владивостоке. В рамках ежегодного съезда рыбаков проходили различные профильные мероприятия, одно из которых отличалось своей новизной. Руководитель одной из ведущих компаний города пригласил настоятеля Успенского храма и творческий коллектив Епархиальной Воскресной школы со своим выступлением на торжественное собрание совета директоров. Это первое в городе мероприятие, изменившее традиционное представление о жизненных ориентирах. Предприниматели постепенно становятся меценатами и благотворителями, желая помогать храму и юным миссионерам. Стремление к духовности, желание помогать своим братьям и сестрам во Христе направило взрослых, занятых, ответственных людей обратить свое внимание на непреходящие вечные ценности

Сентябрь 2009 года – объявлена акция «Миссия в действии. Подари ребенку любовь». Дети, находящиеся на реабилитации в Детском психоневрологическом диспансере по ул. Жигура. Любовь, понимание, принятие. Помощь теплыми вещами и канцелярскими принадлежностями. Первый завоз – до наступления холодов. Завершение акции планируется на Рождество Христово праздничным концертом и необходимыми вещами – тапочки, развивающие игры, символические подарки.

Ноябрь 2009 года – трудовой десант пожилой женщине, находящейся в критической ситуации.

Декабрь 2009 – концертные номера к празднику Рождества Христова.

ТЕХНОЛОГИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В предыдущем разделе были перечислены основные виды деятельности православных инициативных групп. Однако важно понимать, на каком организационном и качественном уровне находится сегодня эта деятельность. Социальные инициативы настолько многообразны, что разработать единую методику их реализации невозможно, в каждом отдельном случае требуются различные умения и навыки или же профессиональные знания. Тут надо понимать, что любая инициативная группа проходит определенные стадии развития. Сначала энтузиазма может хватать для реализации определенных начинаний, затем требуются специальные знания и опыт организационной деятельности, наконец, на определенном этапе, необходимы профессиональная подготовка и образование. К примеру, в том случае, если группа зарегистрировалась как ННО (некоммерческая негосударственная организация) необходим, как минимум специалист-бухгалтер для ведения отчетности и подготовки финансовой документации. Если же группа занимается, скажем, медицинским направлением (наркология, алкоголизм, болезнь Дауна и т.д.) необходимы квалифицированные специалисты в нескольких областях знаний и соответствующие ресурсы для их работы.

В стране создана система образования среднего специального и высшего уровней для социальных работников, активно изучается опыт западных стран, где практика социальной работы имеет непрерывную историю более двух столетий. Уровень подготовки социальных работников поднят на высокий теоретический уровень, напряженно работает Российский государственный гуманитарный университет, выпуская бакалавров, специалистов и магистров по более чем 140 специальностям и направлениям социальной работы. Я только одного не могу понять – куда потом они все деваются? Государственные социальные структуры как муниципальные, так и региональные существуют во множестве и даже что-то кому-то помогают, в силу отпускаемых бюджетом средств. Цифры говорят, что в стране помощью на дому заняты около 13 тысяч социальных работников, имеющих специальное образование. Конечно, это крайне мало, в первом разделе мы говорили, что, по нашим подсчетам, только православных групп сегодня, по сдержанным оценкам, около 6 тысяч, что составляет порядка 150 – 300 тысяч человек (опять же по предварительным оценкам).

Сегодня мы не знаем, сколько из них является профессионалами – анализ характеристик инициативных групп – дело будущего. Но из интервью мы видим, что положение в деятельности этих групп самое различное. Условно можно выделить три типа технологии деятельности, существующих сегодня в православной благотворительности:

Первый тип. Работа, не требующая специального образования, чаще всего эта простая адресная помощь в быту, где, как говорит респондент «Милосердие – это дело, которое требует от человека скорее душевных затрат, поэтому им может заниматься каждый. Для того чтобы оказывать помощь на дому нужно иметь желание и свободное время». На таком уровне требуется лишь определенные организаторские навыки, чтобы оптимально распределить работу членов группы, сообразно с их возможностями и усердием. Этот тип наиболее распространен, поскольку требует менее всего ресурсов, и обладает большим потенциалом «душевных затрат».

Второй тип. Здесь речь идет о масштабном планировании – будь то комплекс мероприятий, учебный курс, программа деятельности, то есть когда группа достаточно развита, действует в нескольких направлениях, достаточно интенсивно и разветвлено. Что требует высокой системы организации, краткосрочного планирования, и, соответственно, определенного количества управленческих кадров, иными словами – управленческой структуры нескольких звеньев. Здесь встают задачи использования финансирования (гранты, участие в целевых программах, специальное финансирование), что предполагает соответствующую квалификацию членов группы, но на этом уровне нет пока еще деятельности, требующей высокого профессионального уровня.

Третий тип. На этом уровне действуют организации высокого специализированного уровня, занятые в какой-либо специальной области, к примеру, в медицине. Фактически это уже профессиональная деятельность, с привлечением добровольцев, но основанная на знании и умении специалистов. Такие организации могут быть встроены в местные муниципальные органы или иметь с ними тесную взаимосвязь. При этом их деятельность окормляется приходом или благочинием, поскольку основа их дел – православная вера, которая освещает конкретное начинание и соединяет людей в их служении.

История показывает, что любая социальная деятельность всегда начинается с заботы церкви и милосердии отдельных людей. Потом появляются общественные организации и уж после них – государство, которое разрабатывает свою социальную политику. Де факто сегодня в стране есть все три составляющие. Но также очевидно, что ни государство не в состоянии пока выполнять все свои социальные обязательства в надлежащем объеме, ни гражданское общество, в лице своих институтов, не в силах пока активно влиять на социальные проблемы общества.

Вместе с тем, социальная деятельность православного сообщества развивается наиболее динамичными темпами и уже сегодня выходит на уровень, когда специальные знания и профессиональные навыки становятся условием дальнейшей плодотворной работы.

Следует понять одну важную вещь – сегодня православные группы социальной помощи выходят на такой уровень деятельности, когда становятся необходимы профессиональные знания и высокий уровень организации.

Выдержки из интервью, анализ технологии деятельности по основным направлениям.

«Работы по основным направлениям выполняются главное качественно. Специфика инициатив не всегда требует каких-либо специальных навыков. Милосердие – это дело, которое требует от человека скорее душевных затрат, поэтому им может заниматься каждый. Для того чтобы оказывать помощь на дому нужно иметь желание и свободное время. Но так как есть люди, имеющие специальное медицинское образование, то есть элемент и профессионализма, например организация курса массажа. Для организации паломнических поездок пригодились организаторские способности руководителя группы, но опять же это больше личностные качества, чем профессиональные. Работа в общине строится на добровольных началах, поэтому нет никаких должностных инструкций. Но у каждого члена инициативной группы есть свои обязанности, которые четко выполняются».

++++++++++++++

«Деятельность общины на сегодняшний день держится в основном на энтузиазме ее создателей – семьи А. при поддержке духовника. Большую роль играет роль священника в жизни общины, так как община держится на живом общении. Также большую роль играют молодые сурдопереводчики из православного молодежного центра, которые проводят беседы для глухих о православии по воскресеньям, неформально общаются с членами общины. Востребованными в жизни общины являются профессиональные навыки в области художественной и прикладной деятельности».

++++++++++++++

«Особенности работы заключается в том, что каждый преподаватель, который занимается определенным направлением, вынужден программу этому направлению деятельности придумывать сам. Потому что ни какой единой программы по одному направлению у нас нет. Вообще сейчас в группах данного вида, поэтому по любому предмету мы вынуждены составлять программу внутри группы. И у нас действительно есть единая программа, рассчитанная на восемь лет, которая составлялась внутри группы, членами группы. Разрабатывалась и в течение нескольких лет уже опробовалась. Это видимо главная особенность».

++++++++++++++

«На сегодняшнем этапе деятельность организации осуществляется силами членов семей и привлеченных специалистов на волонтерской основе, а также за счет финансирования в рамках полученного гранта. Трое сотрудников организации прошли обучение на семинаре по фандрайзингу, который проводили специалисты фонда «Д». Планируется использование технологий фандрайзинга для привлечения ресурсов и постоянного финансирования организации с целью повышения эффективности ее деятельности».

++++++++++++++

Реабилитационный центр . Работа по основным направлениям деятельности выполняется достаточно качественно за счёт использования профессиональных навыков участников группы.

Волонтеры проводят психологические тренинги, беседы, читают лекции, и все это направлено на промывание заблудших умов и укрепление уверенности в своих силах. По пятницам приходит на беседы отец С.

Процедура приёма граждан максимально упрощена – можно приехать в любое время, в любом состоянии, с любыми проблемами. Документы необходимы при наличии. Имеется возможность совместного проживания в одном центре семейных пар, а также матерей с детьми. Предоставляется телефонное общение и неограниченное посещение родственниками, с возможностью проживания в восстановительном центре. Отправка в другой регион по выбору.

Человек, поступающий в реабилитационный центр, регистрируется, заполняет анкету, выясняется его личность, а данные подаются в милицию для регистрации.

Еженедельно в центр приходит до десяти человек, за год пятьсот-шестьсот.

Программа духовно-нравственной реабилитации включает в себя несколько этапов:

До одного месяца – подготовка к реабилитации:

- беседа с зависимым;

- беседа с созависимыми;

- исповедь в храме.

Программа годового курса реабилитации:

- месяц карантина для выявления ПАВ, выхода из абстиненции и прихода в «норму»;

- проживание в реабилитационном центре по распорядку дня;

- трудотерапия на восстановлении храмов, послушания в монастырях, ведение домашнего хозяйства, земледелие и скотоводство;

- чтение святого писания, просмотр православного видео с обсуждением, обучение чтению молитв на церковно-славянском языке, чтение утреннего и вечернего правила и малого повечерья, службы в храме и воскресная школа;

- приобщение к таинствам церкви: исповедь, причастие, соборование, крещение;

- психотерапевтические группы и общение с психотерапевтом;

- выход в служение: чтение акафистов в городских храмах, в домах для престарелых, в домах–интернатах.

Для нарушителей дисциплины:

- отдельный распорядок;

- духовная эпетимия;

- исключение из реабилитационного центра.

После 12-месячного курса реабилитации предлагается содействие в трудоустройстве:

- референт-воспитатель в реабилитационном центре;

- референт по профилактической деятельности;

- референт-катехизатор;

- референт руководителя.

- в организациях и предприятиях сотрудничающих с Центром.

Психологические и духовные аспекты реабилитации:

Реабилитация начинается только если алкоголик или наркоман признает свое бессилие перед своей зависимостью, признает у себя отсутствие здравомыслия, обратится за помощью, откроется Богу и пригласит Его в свою жизнь. После этого становится необходимым расчистить «завалы» в своей душе, которые мешают Ему прийти. В православной аскетической традиции это называют – деятельное покаяние. Оно включает в себя раскаяние, обращение к Богу, исповедь и внутреннее делание, направленное на изменение себя с помощью Божией.

Технология деятельности по профилактике

Качественное решение поставленных задач требует наличия системы в организации работы, привлечения к деятельности как можно большего числа государственных и общественных институтов. Необходимо использовать все современные эффективные технологии распространения информации, находить нетривиальные пути решения проблемы наркотической и алкогольной зависимости, пропагандировать здоровый образ жизни.

С целью реализации профилактической деятельности предлагается:

а) привлечение к сотрудничеству всего спектра специалистов по проблемам наркозависимости и алкоголизма (врачи, психологи, священнослужители, социальные работники и представители ФСКН);

б) активное участие в профилактической работе тех, кто на собственном опыте ощутил реальность проблемы для нашего общества, эффективно прошел программу реабилитации от наркозависимости и пропагандирует здоровый образ жизни;

в) использование действенных документальных фото и видео материалов, эффективность которых проверена опытом ведения подобной работы.

Реализация программы профилактики употребления ПАВ на территории двух областей предполагает взаимодействие всех заинтересованных субъектов: администраций городов и районов, молодежных и иных общественных объединений, ВУЗов, педагогических коллективов школ.

Предлагаемая программа включает в себя несколько основных составляющих компонентов:

I. Общее ознакомление аудитории с проблемой химической зависимости.

Свидетельства «из первых уст» - воспитанники центра о своей жизни, об опыте употребление ими наркотиков и нанесенном при этом ущербе духовному и физическому здоровью, положению в обществе.

Демонстрация фото и видео материалов антинаркотического содержания с последующим коллективным обсуждением.

II. Взгляд на проблему с духовной, медицинской и социальной точек зрения

Священнослужители, врачи, представители социальных учреждений и органов власти о наркомании и алкоголизме. Также в профилактических мероприятиях принимают участие профессиональные спортсмены собственным примером показывающие необходимость ведения здорового образа жизни.

III. Адресные коллективные и индивидуальные беседы психотерапевта и консультантов центра

Формирование у молодых людей мотивации к здоровому образу жизни.

IV. Ознакомление с деятельностью реабилитационных центров

Информирование о государственных и общественных организациях и учреждениях, занимающихся проблемами употребления ПАВ, алкоголизма, игромании, табакокурения.

Данная программа предполагает участие от трех до пяти воспитанников Центра, психолога организации и православного священника и направлена на различные социальные и возрастные группы.

Организация консультационного пункта при храме включает в себя следующие направления:

- Организация информационно-консультационного центра при храме – закупка оборудования, приобретение стендов, формирование библиотеки.

- Лекторий при храме для членов семей людей, страдающих зависимостью (созависимых). Содействие в устройстве страдающих наркотической или алкогольной зависимостью в православные реабилитационные центры.

- Организация групп поддержки для прошедших реабилитацию в реабилитационных центрах с целью дальнейшей социализации выздоравливающих.

ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И РЕСУРСОВ

Кто-то сказал, что счастье, это когда утром с радостью идешь на работу, а вечером с тем же чувством – в семью. Первую часть фразы можно отнести к людям, занятым в инициативных группах. По сути это совершенно добровольный труд и только личная мотивация есть условие участия в нем. Однако ошибка думать, будто человек всегда в равной степени мотивирован и всегда готов к добрым делам для других, в ущерб своим собственным. Но даже если это и так, все равно остаются неизбежные организационные проблемы, которые могут создать и очень мобилизованные люди и, тем более, не очень. Соответственно, проблема ресурсов для групп является одной из наиболее актуальных. Поскольку практически все группы ведут планирование своей деятельности, вопросы обеспечения ресурсами становятся центральными, напрямую влияющими на объемы и перспективы планирования. Однако не всегда группа обладает точными сведениями о постоянных ресурсных объемах – они могут меняться в зависимости от различных причин. Соответственно, меняется и структура группы и ее организационные и потенциальные возможности.

В любой группе, как правило, могут быть представлены следующие ресурсные представители:

1. Руководитель, он же основной организатор, в силу своей энергии и вложения сил, пользующийся наибольшим авторитетом. В этой роли может выступать и священник прихода, но чаще это мирянин, активный прихожанин церкви.

2. Специалисты – если группа имеет юридический статус, ей необходим бухгалтер, в случае, если группа ведет некую профессиональную деятельность (специальная медицинская помощь, образование и т.д.), ей необходимы специалисты и профессионалы в соответствующих областях. Как правило, это оплачиваемые должности, пусть и не по высокой ставке.

3. Актив – основа группы, постоянные ее участники, активные прихожане, кто-либо из них может быть и руководителем определенного направления, если деятельность группы достаточно разнопланова.

4. Постоянные члены группы - те, кто регулярно участвует в делах группы. Зачастую это члены семей активистов или их родственники и друзья.

5. Спонсоры – могут входить в состав группы и принимать активное участие в ее работе, хотя обычно остаются в стороне, ограничиваясь контролем и участием в разовых мероприятиях.

6. Добровольцы (или волонтеры), состав которых часто отличается текучестью, порой не оттого, что волонтер не тверд в основах, а просто не всегда имеет регулярное свободное время. Как правило, это либо молодежь, либо пожилые люди, регулярные прихожане.

7. Разовые помощники – те, кто оказывает разовую помощь, делами или пожертвованиями, узнав о работе группы или откликаясь на просьбу о помощи.

Конечно, конкретный состав группы может существенно варьироваться, как и объем членов – колебаться от 5-10-ти до 100 и более человек. Соответственно, меняется и масштаб организационных проблем. Чем выше численность группы, тем масштабнее планирование и тем труднее наладить организацию ее работы. Проблемы, связанные с ресурсным обеспечением группы, условно можно выделить в следующие направления:

1. Финансовые – планирование должно иметь финансовую основу, что далеко не всегда удается согласовать, поскольку деньги группа подчас имеет в перспективе, и на этой перспективе строится планы работ. К тому же необходима оплата специалистов, без которых многие специальные проекты не могут быть реализованы.

2. Организационно-правовые – к чисто организационным проблемам управления ресурсами добавляются проблемы административно-правовые. Наше законодательство сегодня не является комфортным для малых юридических лиц и скорее защищает интересы бюрократии, нежели предпринимателей, даже некоммерческих.

3. Статусные – для групп очень важен общественный статус, поскольку в этом случае многие проблемы решить можно проще и быстрее. Это означает поддержку местных властей, епархии, СМИ. Многие группы действуют сегодня при отсутствии такой поддержки, по крайней мере, в должном объеме, что существенно затрудняет их работу и тормозят развитие группы.

Тут следует сделать одно важное уточнение. Фактически вся наша публичная жизнь одна сплошная организационная проблема, неважно, в области ли политики, коммерции, общественных инициатив эта проблема застряла. Мы привыкли к трясине нерешаемости наших проблем и относимся к увязшему возу философски. Но здесь иной случай. Не знаю, каким образом, но необходимо донести до профессионалов в области возни с проблемами, что в работе инициативных групп отражаются РЕАЛЬНЫЕ недуги нашего общества. Не те, что можно решать годами за зарплату, а те, от решения которых зависят судьбы конкретных людей. Низовые социальные инициативы вскрывают болячки назревшие, не пером писанные, а самой жизнью, болью и несчастьями народа нашего. Оттого чиновник, если он хочет не совсем уж бездарно жить прожить, а хоть как-то пред Богом оправдаться, должен оторвать нос от бумажек своих и приглядеться к реальной жизни и помочь в ее обустройстве, по мере сил своих и полномочий.

Именно из этих низовых инициатив вырастает та среда милосердия, которая сегодня как воздух необходима нашему общественному пространству. Из этой среды могут появиться ответственные граждане, патриоты и общественные служители, для которых судьба Отчизны важнее собственной и уж точно – неразделима с ней.

Всё это я говорю к тому, чтобы еще раз показать, каким важным сегодня является внимание в деятельности этих групп, к их сегодняшним проблемам. И как важно, не откладывая, помогать в решении этих проблем. Фактически сегодня именно низовые инициативы есть последний окоп воспитания в человеке Человека. Не «конкурентного специалиста», как нынче придумали, а сострадательного, милосердного, слышащего Правду и живущего по совести.

Примеры из интервью, основные организационные проблемы деятельности.

«Вся деятельность общины строится планомерно. Есть руководители по каждому направлению, которые структурируют работу, ведут учет поступающих средств, планируют их распределение. Все массовые мероприятия (крестные ходы) носят регулярный характер. В них участвуют все активные члены общины, а также все привлеченные волонтеры. Основная перспектива деятельности связана с передачей храмового здания. Здесь планируется создать патронажный центр, чтобы все нуждающиеся могли обратиться за помощью. При богадельне планируется открыть домовой храм, который сам будет привлекать средства. Часть доходов храма будет идти на содержание богадельни.

Основными проблемами организационного характера является недостаточный кадровый ресурс, связанный с недостатком финансирования и управления на профессиональной основе. Недостаточно возможностей для коммерческого развития. Требуется разработка собственного сайта общины, что опять же можно сделать за счет дополнительных ресурсов (людских и финансовых), которых на данный момент не хватает. Требуются дополнительные офисные помещения, и клуб. Одного помещения в церковном здании для полноценной жизни общины недостаточно.

На сегодняшний день в организации не хватает ресурсов для оплаты труда штатных и привлеченных специалистов на постоянной основе, что затрудняет привлечение квалифицированных кадров. Кроме того, существуют проблемы с помещением, так как приходские помещения используются для других приходских инициатив. В перспективе потребуется либо аренда, либо приобретение в собственность помещений для реализации образовательных программ».

++++++++++++++

«На встречах актива планируем мероприятия на будущий период. Но считаем что планирование не на должном уровне. Недостаточно учтены ресурсы (человеческие и материальные), что приводит не к полному использованию возможностей и ресурсов. К работе привлекается большая активная часть прихожан нашего прихода. В настоящее время развивается работа с детскими домами города. В перспективе планируем организовать работу по социализации этих детей в обществе. Мы надеемся, что если наша работа на ниве социального служения будет организована правильно, это послужит хорошим примером распространения миссии православной Церкви в обществе».

++++++++++++++

«К организационным проблемам можно отнести отсутствие освобожденных работников. Планируются только крупные мероприятия и проекты, текущие проекты выполняют методом их прохождения всеми участниками группы.

К работе подключаются все члены, как группы, так и прихода. По этой причине, происходит сплочение и реальная соборность нашей деятельности.

Мы видим реальную перспективу развития и расширения нашей деятельности, так как наблюдаем спрос на наше служение в обществе. Планируем продолжать работу по созданию «Центра защиты материнства», а также создание православного лагеря».

++++++++++++++

«Работа ведётся по перспективным (долгосрочным) и по текущим планам. К выполнению привлекаются как лидеры (руководители центров) так и волонтёры из других населённых пунктов.

Иногда ресурсы используются в не полном объёме по причине отсутствия достаточного человеческого ресурса. Также сказывается большая занятость вопросами, не связанными с созданием сообщества, а с его защитой (прокурорские проверки, судебные дела, переписка с административным аппаратом местных властей и т.д.)

Мы считаем, что могли бы более принести пользы обществу, если бы нас поддерживала местная администрация.

Будущая деятельность зависит от того, допустит ли Господь, закрыть этот проект или нет. Мы стараемся жить в полноте одним днём, с большим благодарением в сердцах, если Господь позволит нам встретить завтра. А так планов и молитвенных желаний много, но они все для утверждения православного сообщества российских семей в сельской местности».

++++++++++++++

«Основные ресурсы – это члены общины (40 человек.). Юридически они не все являются «сотрудниками» организации. Зарегистрированы только 10 человек, именно это количество требовал Устав при юридическом оформлении организации. Как отметил руководитель группы, 3 человека из юридически оформленных участвуют в жизни общины нерегулярно. Очень часто к основной группе присоединяются волонтеры, после участия в крестных ходах. Узнают про деятельность, интересуются, чем можно помочь и оказывают разовую помощь. Предлагают помощи и те, кто узнал про деятельность общины из средств массовой информации. У руководителя сложились добрые отношения с журналистами из епархиального просветительского центра (газета, телевидение, радио), которые постоянно освещают инициативы общины. Данные материалы воодушевляют людей им интересно, и они приходят, предлагают помощь».

++++++++++++++

«В работе активно задействовано около двадцати пяти-сорока человек. Каждый из них когда-то попал в беду: в зависимость от наркотиков, алкоголя или в сложную житейскую ситуацию, из которой, казалось, один выход – суицид. Волонтеры центра – когда-то пришедшие сюда за помощью и оставшиеся для того, чтобы вытаскивать таких же ребят, какими они сами еще недавно были.

Материальное обеспечение центра. В реабилитационных центрах (как правило, это отдельно стоящие дома или коттеджи) комфортабельная, домашняя обстановка. На втором этаже – спальни, внизу – гостиная, кухня, ванная, санузел, каптерка, она же сушилка. Отапливается дом газом. В гостиной – телевизор, видеоплеер, большая видеотека и библиотека с книгами и дисками на православную тематику. В центре – образ Богородицы Неупиваемая Чаша, которую верующие молят об избавлении от пьянства и наркомании».

++++++++++++++

«Ресурсы общины – это, в основном, ее члены, молодые сурдопереводчики, профессиональные сурдопереводчики, педагоги, священство.

Финансовые ресурсы складываются из немногочисленных пожертвований и грантов. Деятельность общины по основным направлениям предполагается продолжить за счет привлечения ресурсов благотворительных организаций, спонсорских средств и собственных средств общины глухих и слабослышащих «С».

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНИЦИАТИВНЫХ ГРУПП С ВЛАСТНЫМИ СТРУКТУРАМИ

В социологи есть классический треугольник: «власть – бизнес – гражданское общество». Считается, что сбалансированные взаимоотношения всех его сторон есть условие гармоничного развития общественных отношений. При этом власть управляет, бизнес зарабатывает, а институты гражданского общества создают ткань живой жизни, заодно приглядывая за властью, чтоб не шалила и за бизнесом – чтоб делился. Институты гражданского общества и есть те общественные некоммерческие организации, которые у нас сегодня имеют представительства в лице Общественных палат на федеральном, региональном и даже местном уровнях.

Относятся ли православные инициативные группы к числу этих институтов? Несомненно. И скажу больше – к наиболее выраженной и действенной его части. Потому что организация гражданского общества это есть пусть всего и два и три человека, собранных во имя дел добра и милосердия. «Где двое или трое собраны во имя Моё, там и Я среди них» (Мф. 18, 20).

Но тогда логично рассматривать эти группы в отношениях с остальными частями треугольника. Начнем с отношений с властными структурами. С ними дело иметь сегодня (впрочем, как и раньше) довольно затруднительно. Можно сказать, что там, где несколько собираются без имени Его, там власть и есть.

В классических взаимоотношениях, как, например, в Европе, бизнес субсидирует институты гражданского общества (ГО), создавая себе общественный авторитет и получая определенные налоговые преференции. А те, в свою очередь, проявляя общественные инициативы и, реализуя социальные программы, заодно контролируют власть, чтобы та, в свою очередь, не забывала о своих конституционных социальных обязательствах – государства везде забывчивы, когда надо отдавать. В результате институты ГО в Германии, к примеру, имеет большой общественный вес, там заняты до 15% трудоспособного населения и они даже создают до 18% годового ВВП в виде услуг и иных результатов труда.

Это в идеале. По нашему российскому факту дело обстоит несколько иначе. Проводимое в нулевых годах нового века усиление государства и выстраивание его вертикали, а также дистанцирование бизнеса от власти привело к тому, что власть получила рычаги контроля над бизнесом. А тот, в свою очередь, лишился не только влияния на власть, но и возможности законной защиты собственности, отчего стало возможно отчуждение последней многими административными способами.

Сегодня взаимоотношения власти и бизнеса в регионах весьма интересны и своеобразны, но факт заключается в том, что бизнес почти полностью утратил возможность самостоятельно контролировать свою же благотворительность.

Кстати, наш отечественный бизнес в объемах благотворительности выглядит вполне достойно, НО! На местном уровне до 90% всех, выделяемых бизнесом благотворительных средств, идет в местную администрацию. То есть власть говорит бизнесу: «Господа, вы не напрягайтесь, кому дать, сколько дать, вы лучше дайте нам. Мы в курсе, мы лучше знаем, что и где народу надо, вот мы сами потом и раздадим». Бизнес соглашается, понимая, что такое соглашение есть не что иное, как налог на спокойствие.

Как конкретно местная бюрократия распоряжается средствами, это опять же вопрос отдельный, но факт, что Общественные палаты помогают легализовать средства, поскольку не напрямую же бизнес несет в администрацию. Нет, он жертвует общественным организациям, негласно аффилированным с той же властной бюрократией. Как уж там они делят – совсем особый вопрос.

Конечно, не везде так явно и системно. Многое зависит от людей на местах, от сложившихся отношений и от совести, конечно. Поэтому и отношения православных групп с властью складываются по-разному. В целом можно выделить следующие типы отношений:

Первый тип, самый распространенный – никаких отношений. Респонденты-представители групп, так говорившие, предпочли никак не комментировать свои слова и их можно понять. По-видимому, у них много наболело и слова если и есть, то не каждому их выскажешь. Поэтому респонденты были лаконичны и кратки. Вот характерное высказывание одного респондента: «Честно говоря, я с ними боюсь общаться. Личной неприязни нет, но пока есть возможность их обходить… Принцип такой: позвали – мы пошли». Видно также, что попытки обращений к властям были, и неоднократные, но безрезультатные, а опыт контактов научил действовать самостоятельно. Один эксперт на вопрос об отношениях с властью ответил весьма забавно. Он долго перечислял награды и грамоты, выданные группе, и в конце резюмировал: «Все эти награды призваны повысить статус и кредит доверия организации при взаимодействии с представителями власти». Впрочем, в одном случае обращение к власти окончилось прямой атакой на проект группы, вплоть до уголовного преследования (речь шла о создании анклава многодетных семей с приемными детьми). По словам респондента, сегодня положение нормализовалось, и группа держится от власти на почтительном расстоянии.

Второй тип. Контакты на уровне отчетности и личного знакомства, ни к чему не обязывающего. То есть чиновники знают о деятельности группы, относятся к ней спокойно и даже благожелательно, могут успехов при случае пожелать. В свою очередь, группа уведомляет тех о своей работе, может даже пригласить на какие-либо мероприятия, но дальше таких отношений дело не идет. В ряде интервью респонденты особо официальным языком говорили «о хороших отношениях с администрацией, с мэрией», о взаимных контактах, об участии администрации, о ее заинтересованности в работе группы. При уточнении этих отношений оказывалось, что, хотя чиновники и жалеют «детей Германии», но и только. Такие отношения, несомненно, для чиновников самые выгодные, так как они люди подотчетные, а в отчетах надо всё время писать что-то новое и не везде на местах есть свои Бредбери. Отчеты православных групп о социальной работе восполняют этот пробел.

Третий тип. Это реальное эффективное сотрудничество. Встречается редко и в том случае, когда группа уже есть организация, настолько крупная и значительная, что не заметить и игнорировать ее уже никак невозможно. В ряде случаев программы группы прямо совмещались с социальными программами власти, а когда интересы совпадают, власть может использовать группу в своей работе, даже отчасти поделиться средствами, и такое сотрудничество выгодно обеим сторонам. Полагаю, в ряде случаев во власти просто сидят хорошие люди, которые человеческие соображения ценят выше бюрократических – таких людей на местах больше, чем мы порой думаем. Да, они попадают в систему и подчиняются ей во многом, но, всё же оставляют себе некую свободу действия, которую используют на благо дела.

Но всё же, система коррумпированной бюрократии определяет сегодня взаимоотношения власти и гражданского общества. Эти отношения не есть отношения равных партнеров, но отношения подчинения или просто игнорирования. Власть сегодня сосредоточила и административные рычаги управления, и организационные и финансовые ресурсы и распоряжается ими зачастую не в пользу общества, а в свою корысть.

Это происходит не оттого, что во властных структурах собрались какие-то уж совсем плохие люди, а единственно по причине отсутствия за властью надлежащего контроля. Любой бесконтрольный орган, наделенный властью, рано или поздно войдет в зону беззакония, если конечно, не признает над собой высшего Судьи.

Парадокс заключается ещё и в том, что единственный социальный институт, который сегодня не подконтролен властным структурам, есть Православная Церковь. Авторитет и доверие общества, которые Церковь заслужила за последние двадцать лет, а также почитание первыми лицами государства, сделали Церковь в регионах силой, с которой местная власть должна считаться.

Мало того, единственно, кому сегодня бизнес может давать благотворительные средства напрямую – это Церковь. Власть, может и рада бы и здесь попосредничать, да уже опасается: с иным архиереем национальные вожди ласковей разговаривают, чем с губернатором.

Однако, как мы знаем, и из епархий в группы финансовая помощь также идет крайне редко, что же касается отношений с бизнесом напрямую – этот разговор будет продолжен в следующем разделе.

Пока же следует сказать, что из всех организаций ННО, действующих сегодня на территории страны, именно православные группы как никто иной достойны финансовой и организационной поддержки. Мы постоянно следим за деятельностью российских ННО и можем сказать, что КПД их работы находится не на высоком уровне, в основном, из-за накладных расходов – все эти организации действуют на основе постоянного жалованья своим сотрудникам, что съедает большую часть их средств. В свою очередь, добровольцы православных групп либо трудятся «по усердию» либо за символическое вознаграждение, а интенсивность их труда существенно выше.

Недаром не так давно Общественная палата РФ собралась включить деятельность православных групп и организаций в перечень институтов гражданского общества, что, несомненно, резко повысит статистику развития ГО в стране.

Вероятно, на Старой площади также следует подготовить Распоряжение Президента об усилении внимания местных властей к деятельности православных инициативных групп и об оказании им всесторонней поддержки. Как известно, местным чиновникам Кремль глаза протирает.

Выдержки из интервью, отношения с местной властью

«Отношения с административными органами пока никак не складываются. Основная проблема – это передача здания во владение Церкви. Храмовое здание было построено на средства уважаемых горожан, и здесь в достатке содержались престарелые немощные люди. В годы богоборчества здание церкви передали детскому саду. Руководитель общины неоднократно обращался в администрацию города с обращением, но отклика пока никого нет. Поблизости есть пустующее здание детского интерната, которое несложно приспособить под детский сад, если уж храмовое здание приспособили для этой цели».

++++++++++++++

«Реализация реабилитационных и профилактических программ на территории областей предполагает взаимодействие всех заинтересованных субъектов: администраций городов и районов, молодежных и иных общественных объединений, ВУЗов, педагогических коллективов. В настоящее время такое взаимодействие только начинает налаживаться».

++++++++++++++

«Организация тесно сотрудничает с Управлениями при городской Администрации, государственными и НКО и ГИБДД.

Для создания более безопасных условий передвижения инвалидов по зрению и слуху в городе ежегодно проводится месячник «Белая трость» при содействии Администрации города и ГИБДД. Положительный опыт проведения месячника «Белая трость» распространился на другие города.

На протяжении всей своей деятельности организация сотрудничает с четырьмя детскими садами-школами и одной школой, в составе которых имеются группы и классы, укомплектованные детьми-инвалидами по зрению.

Городская местная организация на протяжении многих лет тесно сотрудничает с республиканской библиотекой для слепых. Сотрудники библиотеки проводят со слепыми и слепоглухими инвалидами лекции, беседы, конкурсы. Совместно участвуют в конкурсах социально значимых проектов среди некоммерческих организаций.

Также поддерживает связи с регионами России, с организациями аналогичными по направлению деятельности и не только».

++++++++++++++

«У нас тесные отношения с региональным отделением общероссийской общественной организации “Детская и молодежная социальная инициатива”. В рамках проекта мы хотим провести часть общих мероприятий в области.

Деятельность организации благословила и поддержала епархия. Хотела бы отметить, что во всех делах навстречу всегда идет Администрация района города. Кроме того, принимает участие региональное Министерство по делам молодежи, сотрудничают с Министерством народного образования, с другими государственными структурами».

++++++++++++++

«Сотрудничаем с Министерством по делам молодежи, Управлением по делам молодежи Администрации города. Награждены благодарственными письмами от Комитета по делам молодежи Российской Федерации, Управлением народного образования Администрации города, Государственным Комитетом республики по физической культуре и спорту, Российской оборонной спортивно-технической организацией».

++++++++++++++

«Организация (помощь ВИЧ-инфицированным) сотрудничает с органами государственной власти и местного самоуправления, а также с общественными, политическими, религиозными объединениями, другими частными или юридическими лицами.

Так как жители реабилитационных центров, как говорится, спецконтингент, сотрудники центра поддерживают добрые отношения с МВД, ФСКН, Центр-СПИД.

Центру помогают бесплатно кожно-венерологический диспансер, СПИД-центр. Периодически все реабилитируемые проходят медосмотр. Тех, у кого нашли серьезные заболевания, кладут в стационар.

Но, в общем, Администрация города и власти региона относятся прохладно, считают, что данная категория граждан не достойна помощи».

++++++++++++++

«Отношения с органами государственной власти, институтами гражданского общества, иными влиятельными развиваются в динамичном положительном ключе – устанавливаются новые контакты, расширяются возможности сотрудничества и взаимодействия. В ближайшем будущем планируется дальнейшее развитие отношений».

++++++++++++++

«Реальных совместных проектов нет. Контакты были на уровне информационной работы о деятельности. В перспективе планируем организовать совместную работу».

++++++++++++++

«Отношения с местной властью остановились на уровне информации о проводимых нами мероприятиях. Конкретных примеров сотрудничества, к сожалению нет. Сотрудничество с другими организациями на уровне общения и информировании о своих мероприятиях».

++++++++++++++

- Какие у Вас отношения с местными властями?

- Такие же, как с бизнесом, это последняя инстанция, мы к ней обращаемся в крайней необходимости, получается – хорошо, нет – так нет.

- У Вас есть постоянная группа?

- Да. «Детский фонд».

- Отношения с региональной властью, с властями города.

- Нет, у нас нет.

- То есть Вы не выходите на уровень депутатов Областной, Городской Думы?

- Нет.

++++++++++++++

- Еще такой вопрос. Вы сами как считаете, есть желание власти сотрудничать с церковью? На примере нашего региона. Наш губернатор и наша церковь.

- Желание есть, но оно очень такое... тяжелое. Как сказать, как будто такой груз лежит, чтобы не сделать шаг на встречу церкви.

- Идет ли власть на встречу церкви или наоборот?

- Нет. Наша церковь, я знаю, и наш владыка, наши священники, они все время обращаются и приглашают на наши праздники представителей власти. Но отклик очень слабый.

ОТНОШЕНИЯ ПРАВОСЛАВНЫХ ГРУПП С ЕПАРХИЕЙ

Православные группы в области социальных инициатив действуют на приходе, с благословения священника и при его поддержке. С одной стороны, деятельность эта юридически находится вне церковной системы управления и является общественным начинанием. Но необходимо понимать, что Церковь организация системная, с высоким уровнем субординации, при которой даже благословение священником группы людей на некое социальное служение требует одобрения церковоначалия.

К тому же самой группе всё чаще сегодня необходима поддержка епархии в организационных и иных сферах, учитывая, что общественный вес Церкви сегодня на местах высок и слово владыки подчас может оказать действенную помощь в социальной работе. Это особенно важно для установления эффективных контактов с местными чиновниками, для которых голос просителя снизу не всегда так же хорошо слышен, как голос архиерея. Который, кстати, по опросам общественного мнения в регионе, часто опережает первых властных лиц по уровню доверия среди населения.

Но церковное управление по сути та же бюрократия, со своими непростыми законами взаимоотношений и теми же системными сложностями, что и бюрократия светская. Свойство бюрократии таково, что ей как-то проще смотреть не вниз, а вверх, но не молитвенно, а лишь до ближайшего начальника. Соответственно, любые инициативы, идущие снизу, могут вызвать определенную настороженность. Но многое зависит от человека и часто соображения участия и милосердия оказываются сильнее самых суровых бюрократических принципов.

Следует отметить, что в разговоре на эту тему многие респонденты проявили осторожность и сдержанность, несмотря на то, что всем были даны гарантии конфиденциальности. В ряде интервью респонденты просто уклонялись от обсуждения отношений с епархией или же ограничивались односложными ответами типа «нормальные», «официальные», «хорошие», но не имели желания развивать разговор. Мы понимаем, что любая критика церковоначалия крайне нежелательна, тем более, в беседах с незнакомыми людьми. И священники, и миряне, по-видимому, опасаются неприятных последствий огласки такой критики и ухудшения своего положения. Вместе с тем, мы можем представить, что было недосказано или вообще не высказано в разговорах на эту тему.

Сегодня многие группы находятся в таком положении, когда им необходим новый уровень организации и поддержки. Социальные инициативы выходят на уровень необходимости контактировать с бюрократической системой в согласовании многих вопросов развития своей деятельности. Вместе с тем, инициативные группы имеют мало веса во властных кабинетах и просьбы их уверенно ложатся под сукно. Вместе с тем, епархия, имея авторитет в тех же коридорах, может активно влиять на решение многих вопросов социального служения. По-видимому, далеко не всегда помощь епархии социальным группам соответствует их ожиданиям и надеждам. Возможно также, что, подчас, в епархиальном управлении есть свой взгляд и свои планы по развитию социальных инициатив и низовым активистам в этих планах места не находится. Причин недостаточного взаимодействия может быть много, хотя бы просто тот же человеческий фактор – кто-то кому-то не понравился и всё.

Очевидно одно – взгляд епархий на деятельность инициативных социальных групп должен быть намного более внимательным и участливым, чем сегодня.

Как бы то ни было, отношения православных групп с епархией можно условно разделить на следующие:

1. Благожелательность, помощь и поддержка.

Такие взаимоотношения в интервью встречаются чаще всего. Приход и группа получают благословения от владыки, помощь в своих начинаниях, как организационную, так и материальную. Епархия, в лице своих сотрудников, активно участвует в делах социальной работы и, фактически, активно развивает сферу социальной деятельности в регионе. Владыка и руководители отделов епархиального управления, используя свой авторитет, решают многие организационные вопросы, от разрешений на различные мероприятия до выделения помещений для работы.

Из интервью видно, что в группах, имеющие такую поддержку, резко возрастает объем и качество деятельности, становится видна реальная помощь многим людям, которые нуждаются в социальной помощи. В регионе восстанавливаются традиции благотворительности, помощь больным, престарелым, инвалидам, реализуются программы поддержки детства, духовного воспитания и. как следствие, ширится круг добровольцев, участвующих в этих начинаниях.

Участие в добрых делах становится социально престижным, деятельность эта попадает, наконец, в сферу медиа пространства и реально формирует нравственный климат в обществе. Что, собственно, и является целью благотворительных начинаний.

2. Нейтральные отношения

Основу таких отношений составляет, как правило, благословение от владыки и иных епархиальных руководителей на дела социальной группы. В принципе и такая поддержка группе необходима, но только далее благословения участие епархии не идет. Деятельность групп реализуется сама по себе. Работа епархии – сама по себе. Излишнего интереса к работе групп епархия не проявляет, за исключением одного момента.

В ряде случаев епархия просит отчеты о деятельности групп, причем довольно подробные, которые, видимо, и включают в свой годовой отчет в Патриархию (не знаю, впрочем, есть ли такая практика). Справедливости ради скажем, что такие отношения в интервью встречаются довольно редко.

3. Дистанцирование и определенное напряжение

Еще реже можно говорить о взаимоотношениях, при которых возникает напряженность и определенная дистанция в отношениях епархии и социальной группы. Причем это никак не связано со спецификой деятельности группы, в которой епархия могла бы усмотреть что-либо предосудительное. Это всё та же работа по оказанию социальной помощи, воспитанию молодежи и иные дела благотворительности. Дело тут в чем-то ином. В одном интервью проскользнул мотив недовольства епархии несогласованием с ней работы группы (хотя вряд ли дела милосердия нуждаются в постоянных согласованиях). В ряде случаев известная и общественно признанная группа отчего-то вызывает неприятие отдельных церковоначальников (может руководитель не нравится, стиль работы или еще что?).

Недопонимание всегда было и всегда будет частью человеческих взаимоотношений и, тем более, в сфере общественных связей.

Таковы основные характеристики взаимосвязей инициативных социальных групп с епархиями на сегодня. Конечно, они далеки от идеала, поскольку очевидно, что эти отношения ещё только выстраиваются и проходят сложный путь поиска формирования определенной действенной системы.

Конечно, следует понимать, что те же архиереи люди непростые и далеко не все из них, в силу своего начальственного положения, отличаются особым смирением. Руководители же добровольческих групп часто склонны оценивать окружающих с точки зрения того, помогают они или нет, и чаще приходят к выводу, что помогают мало и не так, как надо. В результате возникает напряжение, а масла подливают еще и властные местные чиновники, которые подчас могут и херувимов довести до потери крыльев.

В основе всех этих отношений должно лечь понимание того, что делается одно, общее для всех дело. Что в нашей бедной стране участие, милосердие и добрые дела единственно могут быть основной национальной сплоченности.

Выдержки из интервью, отношения с местной епархией, с благочинным, с настоятелем, со священством, характер взаимоотношений.

«Община создана по благословению Архиепископа, является религиозной организацией и окормляется священником. Но, по мнению руководителя группы пока этим взаимодействие с епархиальными структурами и ограничивается. Так как основная цель общины – это возрождение Храма и богадельни, то все упирается в помещение. Члены общины уверены, что авторитет владыки в области велик и по его настоянию здание будет передано в более короткие сроки, то есть вся надежды на архиерея, а не на чиновников. Любой провинциальный городок имел целый набор богоугодных заведений, система милосердия пронизывала все общество. У нас в огромной епархии ничего нет. Вопрос должен быть насущным на уровне епархиального управления. В городе создано около пяти общин, занимающихся попечением тяжелобольных инвалидов и немощных, то есть инициатива идет снизу на свой страх и риск. Если люди объединяются для оказания благотворительной помощи, значит это востребовано, а пока такая работа не координируется, не обобщается. Если будет заинтересованность епархиального руководства, то деятельность приобретет другой смысл. Вопрос с передачей здания с 2006 г. пытаются решить, но пока одна чиновничья переписка».

++++++++++++++

«Община создана при содействии и по благословению правящего Архиерея епархии, который благословил организацию общины на территории храма. Также организовано духовное окормление членов общины, что является основой ее существования. Финансирования от епархии нет. Благочинный позитивно относится к деятельности общины. Настоятель полностью делегировал вопросы взаимодействия с общиной приходскому священнику, духовнику общины. У членов общины сложились очень теплые и доверительные отношения с батюшкой, что является немаловажным для поддержания ее деятельности. Но возможно, более перспективным будет подготовка священника со знанием сурдоперевода и привлечение к деятельности общины других священников, которые бы восприняли эту деятельность со всей ее спецификой. Одного священника недостаточно для удовлетворения всех нужд общины. Также в рамках художественной деятельности община взаимодействует с православной гимназий и некоторыми храмами епархии, изготавливая для них иконы».

++++++++++++++

«Развивающие программы для детей с синдромом Дауна реализуются на базе прихода церкви по благословению Правящего Архиерея. Церковь передала организации в безвозмездное пользование 250 кв.м. помещений для занятий, что значительно облегчило финансовое бремя Центра на начальном этапе его развития. Кроме того, дети и родители активно участвуют в благодатной жизни Церкви. Родителей и детей с первого дня существования организации духовно окормляет и наставляет приходской священник прихода церкви. Прихожане церкви оказывают разовые денежные пожертвования организации. В планах привлечение состоятельных прихожан к деятельности Попечительского совета организации».

++++++++++++++

«В последние годы по инициативе организации, впервые за всю историю организации осуществляется индивидуально для слепых прихожан богослужение, так же проводятся беседы священнослужителями прямо на территории организации.

Поддержка осуществляется настоятелем собора персонально. Программу «Православное просвещение слепоглухих» возглавляет митрофорный протоиерей.

Есть взаимодействие с некоторыми другими храмами (в виде оказания информационной, организационной поддержки). Политика Епархии в деле социальных инициатив заключается в помощи освоения ритуальных служений и освоении идеологии церкви».

++++++++++++++

«Поддержка Епархии, благословление Владыки. Так как инициатором является священнослужитель, в принципе отношение благожелательное».

++++++++++++++

«В Соборе, по благословению Митрополита подписано соглашение о сотрудничестве между Отделом социального служения и церковной благотворительности епархии и Общероссийской благотворительной организацией. Договор предусматривает со стороны Епархиального отдела духовно-нравственное воспитание граждан, находящихся на реабилитации в центре, укрепление материальной базы реабилитационного центра.

Настоятель собора сразу согласился окормлять реабилитантов. Он помогает центру во всех вопросах: отправляет в различные организации письма и обращения. Постоянно общается с членами общины, морально и духовно их поддерживает. На Рождество привез подарки. С помощью прихожан собирает для центра одежду, необходимые вещи, продукты питания. Организовал еженедельные пятничные духовно-просветительские беседы. В ответ, центр, чем может, поддерживает храм. По субботам реабилитанты ходят в собор и помогают убирать территорию».

++++++++++++++

«С местной епархией отношения очень хорошие – поддержка от епархиального управления. Настоятель храма, на базе которого располагается движение, является руководителем епархиального отдела по работе с молодежью, поддерживает инициативы движения».

++++++++++++++

«Отношение с РПЦ хорошее, входим в РПЦ в структуру Епархиальной Общины Милосердия. Епархия благословляет на все благие начинания (поддержка духовная)».

++++++++++++++

«Отношения с Владыкой хорошие, он является председателем попечительского совета нашей деревни, молится за нас. Мы все окормляемся в Храме иконы Казанской Божьей Матери (при женском монастыре). Без молитв нашего батюшки и матушек вряд ли устояли. На нашей территории деревни проходил впервые в истории Приморского края слёт православной молодёжи».

++++++++++++++

«В епархии деятельность нашей Организации получила поддержку правящего Архиерея. Благочинный настоятель храма поддерживают деятельность организации при приходе. Штатный клирик храма активно вовлечен в деятельность организации. Что касается других благочиний, то у некоторых представителей взаимодействие с нашей Организацией вызывает некоторое напряжение. Ведутся переговоры о расширении её деятельности в епархии, но не везде есть понимание священноначалия».

++++++++++++++

«Мы получаем благословение на различные виды деятельности. Благочинному мы сдаем отчеты по работе. От настоятеля получаем благословение и молитвенную поддержку».

++++++++++++++

- Какие у Вас отношения с местной Епархией: с благочинным, с настоятелем, со священством?

- Официальные.

- Кто больше всех помогает, поддерживает Вашу деятельность?

- Ну конечно монастырь, это самый основной благодетель.

- Какое-нибудь участие, контроль, осуществляется со стороны православной церкви?

- Конечно, каждый год мы подаём подробнейшие отчеты в Епархию о деятельности нашей группы. Руководители аналогичных групп, воскресных школ, регулярно встречаются и обсуждают насущные проблемы и планы на будущее.

ОТНОШЕНИЯ ПРАВОСЛАВНЫХ ГРУПП С БИЗНЕСОМ

В предыдущем разделе мы говорили о взаимоотношениях власти, бизнеса и институтов гражданского общества, которые у нас в стране, как и многое другое, имеют свою специфику. Бизнес, контролируемый властными структурами, не имеет возможности осуществлять самостоятельную направленную благотворительную помощь, соответственно, организации и частные группы редко имеют прямые и эффективные контакты с бизнесом, только если они не включены в систему распределения потоков местной или областной администрации. По некоторым оценкам, даже в этом случае откаты чиновникам составляют до 60% с целевой суммы. Учитывая, что пожертвованиями чиновники могут заткнуть многие социальные статьи бюджета, суммы которых, в этом случае, растворяются «яко тать в ночи», а точнее – вместе с этим «татем». У одного из респондентов спрашивают о возможных контактах с такими крупными компаниями, как Газпром и «ЛУКОЙЛ», которые дислоцируются в городе. «Нет – отвечает он – нам сказали, что мы не входим в число их приоритетов». Сказано дипломатично, но знающий поймет – к таким мощным финансовым потокам уж точно не допустят какую-то православную группу, которая пытается облегчить жизнь каким-то там старикам и инвалидам.

Что в таком случае остается православным инициативным группам, которые, как мы поняли, редко имеют тесные контакты с властью (а чаще вообще никаких). Им остается довольствоваться отчислениями разовыми и не несистемными. Следует напомнить, что бизнес по негласному правилу может жертвовать Церкви, к которой местная администрация питает уважение, имеющее своим началом власть федеральную. Соответственно предприниматели могут достаточно спокойно жертвовать православным группам, которые организованы при храмах и церковных общинах, однако чаще жертвуют епархии, а что оттуда доходит до низовых инициатив – то неведомо. Бывают примеры не афишируемой помощи, возможно из соображений «неосведомленности правой руки», а может быть, чтоб не привлекать лишнее внимание. Но есть и случаи открытого плодотворного сотрудничества, вероятно, в том случае, когда отношения власти, бизнеса и институтов ГО выстроены как подобает.

Общая картина пожертвований укладывается в следующую общую типологию:

Первый тип. Средства на социальные программы и акции собираются в кругу самих добровольцев и их ближайшего окружения. Это на сегодня наиболее распространенный тип финансирования, и он вполне действенен для первого этапа развития социального служения, когда вся работа ведется на личных связях и контактах. Однако в период развития деятельности группы и выхода её деятельности за пределы ближнего окружения, такой тип сбора средств перестает удовлетворять задачам группы.

Второй тип, также достаточно распространенный. Бизнес сотрудничает с группой, оказывая разовую или же целевую помощь. Вообще специфика психологии благотворителя сегодня такова, что он не хочет давать «вообще», на что-то хорошее. Наученный опытом общения с попрошайками, он хочет точно знать, на что конкретно пойдут его деньги, какую реальную пользу и кому именно они принесут. Учитывая это, руководителям групп надо учиться общению с предпринимателями, предельно конкретизировать свои предложения, писать развернутые программы. А заодно и продумать систему морального поощрения спонсора, которые, как правило, люди честолюбивые.

Третий тип. Полноценные системные отношения, когда спонсорские отчисления являются системными, регулярными и когда спонсор, фактически входит в группу как полноправный член, участвует в обсуждении программ, в составлении планов деятельности, разработке финансового планирования и является влиятельным и деятельным участником социальных инициатив. Такие примеры пока не часты, но они есть и, несомненно, нуждаются в исследовательском внимании.

Очевидно, что отношения православных инициативных групп в бизнес сообществом сегодня не носят системного характера. Нет отлаженной и практикуемой системы благотворительности, которая бы поддерживалась государством, поощряла бы социально ответственный бизнес и развивала социальные программы институтов ГО. Благотворительность не должна быть предметом контроля государства и уж конечно, необходимо прекратить практику поборов бизнеса под видом благотворительности, а вместо этого издать внятный и эффективный закон «О льготах при налогообложении», который бы реально стимулировал бизнес к социальной ответственности. Если суммировать различные оценки, то общая сумма благотворительности в России может составить до 1,5 млрд. долларов в год. Вопрос – какой процент этих средств доходит до адресата? Вне ясной и прозрачной системы определить это невозможно.

В принципе ничто сегодня не мешает создавать первые эндаументы (целевые фонды для использования некоммерческих средств), которые на западе являются стержнем системы использования благотворительных средств. Закон "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций" дал новые возможности развития благотворительности. Эндаументы – это наиболее прозрачная и эффективная форма финансирования некоммерческих организаций, она позволяет им нарабатывать материальный фундамент, выстраивать долгосрочную стратегию и в меньшей степени зависеть от разовых пожертвований.

Кончено, многое сегодня упирается в коррумпированную бюрократию и развитие благотворительности невозможно без борьбы с этим системным пороком. Еще раз повторим, что сегодня социальная деятельность православного сообщества выходит на уровень необходимости полноценных контактов, как с властными структурами, так и с бизнес сообществом. Впереди решение больших проблем по выстраиванию этих отношений в эффективную и транспарантную систему национальной благотворительности.

Не следует также забывать, что православным группам самим нужно учиться работать с бизнесом. Прошли те времена, когда предприниматели, в малиновых пиджаках и в простых, могли дать просто – «на храм», к примеру. Как уже было сказано, сегодня надо учиться писать проекты, детальные программы с конкретным планированием, затратной частью, социальным эффектом на выходе и конкретными результатами. Надо уметь расписать каждый рубль сметы, показать детальный финансовый план и главное – какую реальную пользу и кому принесут деньги благотворителя. Его надо уметь сделать не просто дающей рукой, но участником процесса – в этом случае личный интерес станет намного выше, а результат деятельности – ближе к сердцу.

В будущем оптимально было бы координировать работу православных групп одной, к примеру, епархии для того, чтобы иметь общую кассу финансирования – те самые эндаументы – предельно открытые и оттого наиболее эффективные в деле социальных инициатив.

Выдержки из интервью, отношения с бизнес сообществом, характер и специфика этих отношений

«В основном, если эти люди являются прихожанами монастыря или водят детей своих к нам в воскресную школу, то дружественные, в противном случае ни какие. Бывают разовые помощи, но это не достаточно, что бы группа могла развивать свою деятельность, темпами, какими хотелось бы. На те же поездки приходиться искать с большим трудом деньги и это не всегда получается».

++++++++++++++

«Стабильных отношений с бизнес сообществом нет. Почти вся финансовая помощь приходит от пожертвований прихожан. Мы увидели хороший опыт по привлечению ресурсов одной общественной организации и планируем изучить этот опыт и практиковать его в своей работе».

++++++++++++++

«Отношения с бизнес сообществом заключается в организации взаимодействия с юридическими лицами, готовыми оказывать поддержку деятельности организации. Широкого взаимодействия нет».

++++++++++++++

«Постоянных отношений с представителями бизнес сообщества нет, кроме разовых заказов на иконы. Но в этом сегменте кроется потенциал получения финансовых ресурсов в случае организации коммерческой деятельности общины».

++++++++++++++

«Бизнес относится негативно, считает не нужным помогать таким социальным слоям, отгораживается от них».

++++++++++++++

«В настоящий момент времени (последние полгода) участники движения занимаются поиском потенциальных спонсоров, развитием партнерских отношений с региональным бизнес сообществом».

++++++++++++++

«Отношение с бизнес сообществом специфическое. Есть контакты, но их приходиться не афишировать, ибо проявляются попытки внешней среды прекратить данную поддержку. Примеров реального пожертвования и благотворительности есть не мало. Объемы невозможно прогнозировать. Постоянно становимся свидетелями чудес Отца Нашего Небесного, всё от Него и в самое нужное время, и как раз столько, сколько можем унести, без вреда для нашего духовного здоровья».

++++++++++++++

«Основной источник финансирования общины – это средства благотворителей. В основном денежные поступления носят случайный характер. Кто-то из предпринимателей сам захотел помочь, кого-то удалось привлечь руководителю группы. По его мнению, недостатка в людях, желающих и могущих помочь нет, просто они не хотят вкладывать деньги куда попало, хотят помогать целевым образом. Все надежды членов общины связаны с получением здания и открытием богадельни, чтобы учреждение стало базовым для данного рода помощи. В этом случае можно будет привлекать представителей бизнеса, склонных к меценатству, войти в Попечительский Совет богадельни. Уже сейчас руководитель группы готовится к этим отношениям, планирует деятельность богадельни, готовит экономические расчеты. Например, одной из формы благотворительности может быть стипендиальная кровать. Определяется размер капитала, прибыль с которого с которого обеспечивала бы годовое содержание одного из призреваемых в богадельне. Чтобы желающие приобщиться к делу милосердия могли вкладывать эти средства в попечительский фонд».

++++++++++++++

«Президент организации является выпускником Президентской программы по подготовке управленческих кадров. В связи с этим у организации существуют связи с представителями бизнес сообщества региона, и есть предпосылки для организации продуктивного в финансовом плане взаимодействия. Но на сегодняшний день реально привлеченных финансовых и иных ресурсов немного. Пока идет налаживание контактов и выявление бизнес структур и персоналий, готовых поддерживать деятельность организации».

++++++++++++++

«Отношения с бизнесом нормальные. Оказывают помощь в ресурсном обеспечении мероприятий (транспорт, Интернет) В основном персональное участие представителей бизнеса, депутатов разных уровней, например, помощь в организации компьютерного класса для слепых, в проведении спортивных мероприятий».

++++++++++++++

«Оказывается разовая финансовая помощь, в основном на обмундирование и оборудование для лагерей, так же продуктами питания и прочими ресурсами со стороны представителей бизнеса».

++++++++++++++

«С бизнесом отношения позитивные, имеются постоянные контакты, финансирование направляется на обеспечение мероприятий, призы».

++++++++++++++

«Отношения нормальные, пожертвования носят персональный характер, в основном на мероприятия и лагеря, как в денежном, так и в не денежном виде».

++++++++++++++

«Некоторые компании и фирмы могут помочь одноразово. Выделяют социальную зарплату в размере 5 000 рублей (на Рождество и Пасху)».

++++++++++++++

«От случая к случаю появляются какие-то спонсоры... Будем рады помощи! Но плана по привлечению спонсоров мы не строим. Есть – хорошо, нет – не для этого образовались, чтобы целенаправленно искать деньги и продукты. Для нас это не очень важно, хотя, учитывая направления нашей деятельности, контакты со спонсорами не помешают. Хотелось бы развить направление работы со спонсорами. С радостью примем не только материальную помощь, но и консультативную».

++++++++++++++

«Прямые контакты с коммерческими структурами есть, конечно. А как же иначе? Вот сеть магазинов «Д» нам продукты для еженедельных наборов предоставляет. И другие есть. Сами, конечно, не приходят, не предлагают помощь, но и категорически и не отказывают. Кто чем может, помогает. Находим мы таких спонсоров по личным связям. Размер помощи 30 – 40 тысяч рублей в месяц примерно».

++++++++++++++

«Существуют постоянные спонсоры и перечень бизнесменов, готовых помочь с конкретным проектом. Обратная связь – грамоты, дипломы, публикации в медиа-ресурсах. Все контакты только на личном знакомстве активистов группы. Однако в планах выход на иной уровень взаимоотношений – поиск новых спонсоров».

++++++++++++++

«В период с 2008-2009 гг. группа в основном поддерживалась одним спонсором. С августа координаторы направлений активно сотрудничают с различными коммерческими организациями. Бизнес в городе социально ответственен, поэтому с удовольствием идет на диалог и активно участвует в общественной жизни города. Последние долгосрочные отношения – с компаниями «М», «С» в рамках благотворительного проекта «Помоги детям». Также в акциях и мероприятиях принимали участия другие фирмы».

++++++++++++++

«Есть прямые контакты с предпринимателями. Сейчас бизнес «омолодился», поэтому легче стало искать общий язык для решения важных молодёжных проблем. Опять же эти контакты носят характер личных знакомств. Многие бизнесмены готовы помогать, причем, не афишируя свою спонсорскую деятельность. Такой бизнес можно назвать социально ответственным. С бизнесом отношения, таким образом, партнерские. Зачастую за помощь, оказанную бизнесменом, мы пишем благодарственное письмо за подписью Владыки, а также упоминаем его в медиа-ресурсах».

++++++++++++++

- Какие источники поступлений: коммерческие структуры, благотворительные фонды или церковные структуры (например, структуры комиссии социального служения или приход). Этого достаточно для реализуемых сейчас программ?

- Коммерческие структуры – помощь продуктами и пр. примерно на 30-40 тысяч рублей в месяц. Благотворители помогают в основном продуктами или вещами, редко деньгами. Жертвуют на конкретные дела. Пока средств хватает, на расширение нужны деньги, чем больше, тем лучше. По скромным подсчетам, чтобы охватить нуждающихся многодетных всей области нужно 150 тысяч рублей ежемесячно.

++++++++++++++

- Существуют ли у Вас контакты с бизнес сообществом города?

- Единичные.

- То есть пожертвования, благотворительность имеют маленький объем?

- Да, маленький объем.

- А почему? Как Вы считаете?

- Ну, наверное, недостаточно мы работаем.

- Вы с ними?

- Да.

- Или они делиться не хотят?

- Нет, я думаю у нас в городе много организаций, которые хотели бы попросить у них денег. Я думаю, что на всех не хватает. Мне кажется так.

- Понятно. Ну Вы пытаетесь завязать какие-то постоянные контакты с бизнесменами?

- Ну конечно пытаемся. Но это не всегда получается. Ну, когда получается, мы благодарим Бога.

- У нас в городе просто есть крупные, скажем, богатые предприятия. Это Газпром, Лукойл.

- Ну нет. Они нам уже сказали, что у них есть свои приоритеты. Мы не входим в их приоритет.

++++++++++++++

- Планируете ли Вы в будущем целенаправленно заниматься поиском благотворителей для своих социальных проектов?

- Если будет благословение, то конечно.

- Чем больше помогают благотворители? Деньгами или натуральными продуктами?

- Им конечно легче натуральными. Чем они занимаются им легче дать. Предлагают разные железки... Когда муку, то да... Вот сейчас шубки зимой принесли... Это делятся тем, что у них есть. Это очень хорошо.

- А можете оценить приблизительно размер разовой помощи? Интервал: до 10 тысяч, от 10 до 50, от 50 до 100 тысяч и так далее.

- Я думаю помощь бывает даже не от бизнесменов. Просто от доброжелателей. У нас от 1 тысячи до 25 тысяч давали. Но это личные знакомые. В большие организации я не обращалась.

ОТНОШЕНИЯ С ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ И СМИ

Сегодня, наверное, даже бабка Агафья Лыкова знает, что такое ННО, Общественные палаты и третий сектор. Правда, последнее время интерес к этому всему заслонил тайфун инноваций, но еще недавно гражданское общество считалось (и продолжает считаться) непременным условием развитой демократии. Институты гражданского общества, то бишь, некоммерческие неправительственные организации, плодились изобильно, могли рассчитывать на правительственные гранты и поддержку местных властей, если, конечно, умели построить с ней доверительные отношения. Общественная палата каждый год выпускает отчеты, из которых следует, что гражданское общество в стране успешно развивается и уже скоро догонит западное – а может и уже догнало и обогнало – это как посчитать.

Но тут есть несколько парадоксов. Первый состоит в том, что из нескольких сотен тысяч общественных организаций, представляющих третий сектор, реально работают не более 15-20%. Второй заключается в полном почти непризнании за православными группами статуса участников гражданского сектора. Во-первых, часто эти группы не имеют юридического лица и для статистики вроде как и не существуют. Во-вторых, они действуют от приходов, а Церковь и ее институты не могут считаться у нас общественной организацией – Конституция не позволяет. Третий парадокс констатирует крайне слабые связи между светскими общественными организациями и православными группами, поскольку первые не слишком жалуют вторые, в которых видят конкурентов.

В результате одна общественная жизнь, официальная и возглавляемая Общественной палатой РФ, идет сама по себе, а другая, низовая, инициируемая православным сообществом – сама по себе. Мало того, последняя даже создает определенные трудности, поскольку никак не контролируема, ничего не просит, а если просит, то робко и тихо, а главное – с них совершенно нечего взять, ни откатом, ни наездом, что тут же снижает интерес к ним в глазах практичной бюрократии.

С другой стороны, казалось, местные ННО, действуя в смежной сфере, должны были бы быть заинтересованы в сотрудничестве с активными православными группами. Но на деле часто они воспринимаются как конкуренты в соискании благотворительных средств, а источников спонсорства на местах, как правило, на всех не хватает. К тому же ННО лучше умеют договариваться с властями, предлагая откаты, на что православные группы не способны – воспитание не то. Власти могут и порекомендовать какую-либо ННО для окормления местному бизнесу, от чего тот не в силах будет отказаться. Цена рекомендации – тот же откат. С православными группами в эту схему тоже не сыграешь, нет им доверия, на исповеди всё выболтают.

Таким образом, получается, что православные группы, будучи наиболее эффективными в социальной области и наименее затратными по КПД, на сегодняшний день практически исключены из системы развития институтов гражданского общества. Это первая проблема развития православных групп в их взаимоотношениях с окружающим миром.

Вторая проблема заключается в том, что деятельность этих групп никак не вписывается в интересы медиа пространства, а значит – о них просто никто ничего не знает. Но почему местные СМИ игнорируют важные социальные инициативы у себя под носом? Тут тоже существуют свои грустные причины и объяснения.

Во-первых, практически все значимые местные СМИ сегодня являются подконтрольными. Институт общественного проектирования провел исследование на тему свободы СМИ в регионах, опросив главных редакторов газет и ТВ. В 98% анонимных ответов местная власть была названа как фактический владелец медиа средства. Далее были перечислены местные силовые ведомства, криминальные структуры, потому уже бизнес и – на последнем месте – читатели. Но если СМИ подконтрольны губернатору или мэру или иным местным властям, то они и выражают их политику. А православные группы в эту политику никак не вписываются, поскольку не входят в систему .

Во-вторых, не надо всё сваливать только на власти. Само журналистское сообщество сегодня словно застряло в 90-х годах и ориентировано всё больше на скандальный негатив. СМИ сегодня больны «интригами и проплаченными новостями и отсутствием большого интереса к позитивным новостям», как сказал один из наших респондентов. Общая беда нашего информационного пространства заключается в отсутствии нравственного целеполагания. Для описания насилия, крови и иных злых дел можно выработать жесткий и хлесткий стиль. И даже снискать славу обличителя и борца за свободу слова. Но для того, чтобы говорить о делах добрых, надо иметь внутри понимание духовных основ человеческой натуры, а это уже требует совсем иных личных практик. Оттого скучно сегодня мастерам пера писать о каких-то незаметных православных группах, темы не видят. Вот о толстом священнике, который ездит на иномарке – это другое дело. И причину дородности можно додумать икрой да балыками, и появление транспорта – мздоимством.

Но справедливости ради надо сказать, что не всё в жизни прямолинейно. Есть и примеры активного и плодотворного сотрудничества православных групп и местными общественными организациями, и внимание со стороны СМИ и освещение в крупных газетах дел православных. Тут многое зависит от людей. Если мэр или губернатор или иной властный чиновник работает по совести, он может стать хорошим помощником честным людям и многое сделать для формирования нравственного климата. В России сегодня много и крупных и не очень предпринимателей, для которых сотрудничество с Церковью и православными группами стало образом жизни. Есть много чиновных людей, которым нынешняя нравственная и культурная стагнация не мила и они, в меру своей власти, пытаются её преодолеть и очень часто оказывается, что боимся мы фантомов.

Вообще страх перед системой всеобщей преступной поруки как-то незаметно парализовал общественную волю, совсем как в известном стихотворении Чуковского. Тараканы только тогда сильны, когда воробья на них нет, который просто был не в курсе, что таракана надобно бояться и чтить. Воры сильны всеобщим молчанием. То есть общественным и информационным. Тем самым, с которым не очень ладятся отношения у православных инициативных групп.

Следует сказать, что тема этих взаимоотношений вообще плохо шла в интервью, отчасти из-за её щекотливости, отчасти, думаю, из-за того, что интервьюеры – люди деликатные и не очень привыкли жаловаться. Многие вообще старались эту тему обойти, и мы понимали причину уклончивости. Задача православных групп – не словами наживать себе врагов, а делами обретать друзей.

Тем не менее, только тогда национальная задача формирования нравственных ценностей в общественном пространстве может считаться решаемой, когда низовые православные инициативы будут вписаны в действенную систему общественных отношений, будут сочетаться с деятельностью институтов гражданского общества и выступать объектом пристального и доброжелательного внимания медиа пространства.

Выдержки из интервью, наличие и характеристика контактов со СМИ

«Да контакты есть, но в основном это многодетные семьи, берут интервью. Есть у нас Епархиальная газета и сайт. На монастырском сайте у нас есть своя страничка, обновление её зависит от монастыря, когда есть возможность у монастыря обновить сайт, то обновляется и наша страничка. Там есть и описание нашей группы, и некоторые отдельные статьи про нашу группу, события жизни, интервью наших ребят».

++++++++++++++

«Самые добрые отношения у общины сложились с епархиальными СМИ. Журналисты активно участвуют в мероприятиях, часто сопровождают в поездках. В начале становления общины руководитель по благословению владыки сам обращался в газету, приносил статьи, сейчас журналисты стали сами интересоваться, освещают в своих изданиях деятельность общины. К юбилею храма православная община выпустила издание, посвященное храму. По словам председателя приходского совета и редактора сборника, цель издания – привлечь внимание светских и церковных властей, а также призвать благотворителей активно включиться в работу по возвращению святыни Церкви».

++++++++++++++

«Осуществляется поддержка Региональных СМИ, газеты при Епархии, имеется страничка в сети Интернет. Деятельность группы воспринимается положительно. Общественность поддерживает инициативы группы.

Образ группы в СМИ позитивный, как организации дающей реальное духовно-патриотическое воспитание подрастающего поколения и отражающей общественно значимые идеи. Работа организации воспринимается, как значимая деятельность в формировании идеологии патриотизма в гражданско-общественном сознании жителей республики.

Информацию о деятельности организации можно прочесть в газетах, в передачах региональных телерадиокомпаний».

++++++++++++++

«Основная проблема местных СМИ – это работа со скандалами, интригами и проплаченными новостями и отсутствие большого интереса к позитивным новостям, в том числе в православной среде. Однако наши крупные мероприятия СМИ освещают, тем более районные, так как в районах событий мало. Отношения со СМИ носят также характер личных знакомств со многими редакторами и корреспондентами. Активно работаем в формате пресс-релизов, рассылая их на электронные ящики всех СМИ. Религиозные инициативы в нашем регионе, где сильна православная вера, обществом воспринимаются позитивно, не встречая ни сопротивления, ни упреков, ни насмешек».

Выдержки из интервью, проблемы взаимоотношений с окружением (бизнес, власть и т.д.).

«На нынешнем этапе своего развития община существует достаточно закрыто. Поэтому налаженных связей с окружением нет, что является препятствием для решения проблем общины».

++++++++++++++

«Городская местная организация поддерживает спортивные, культурные, информационные связи с другими местными организациями нашего и других регионов, а также региональным обществом глухих.

Основная проблема – заинтересовать СМИ, создать интересный для них информационный повод. Ведь, положа руку на сердце, проблема слепоты не волнует людей, пока они не сталкиваются с ней сами. Равнодушие и агрессия общества затрудняет жизнь слепых, а порой и создает опасные условия для жизни инвалида».

++++++++++++++

«На государственном уровне пока нет понимания этой проблемы. Недавно в центре была медицинская проверка. Проверяющие спрашивают – вот вы принимаете людей в реабилитационный центр, а где у них справка, что они не больны сифилисом, туберкулезом? Представьте, что человек (бомж или наркоман) валяется под забором, живет в канализации, решил обратиться за помощью, а мы у него справку будем требовать? Человеку надо помочь выбраться из этой ямы!

СМИ освещают деятельность центра, поддерживают инициативу и создают благоприятный образ организации».

++++++++++++++

«Мы полагаем, что основная трудность в построении взаимоотношений с внешней средой (общественные организации), это отсутствие коллективной (соборной) заинтересованности в решении социальных вопросов. То есть каждая группа решает своё участие или не участие самостоятельно, без ориентации на реальные возможности друг друга. Наша деятельность в обществе не носит влиятельный образ. Наш статус (наших религиозных инициатив) достаточно низкий в глазах общественного мнения. В нашем регионе вопросы благотворительности не являются приоритетными для населения и по этой причине, может низкий интерес к опыту в этом направлению. Наша деятельность в местном СМИ не освещалась, примеров нет. В регионе есть две православные газеты, где освещаются православные религиозные инициативы».

++++++++++++++

«Нет активных контактов с миром бизнеса и властью. Активно сотрудничаем с местными больницами. Выставляем стенды просветительского характера по предотвращению абортов. Всегда администрация больниц идёт на встречу. Опыт сотрудничества с общественными организациями есть, в настоящее время развиваем его.

СМИ, особенно православные, освещают наши инициативы и проекты.

В глазах общественного мнения по отношению к религиозным инициативам бывает, встречаемся с непонимание и даже враждебностью. Может по причине социальной напряженности в регионе».

++++++++++++++

«Основная трудность с властью, она не желает иметь общение с нами. С представителями бизнес кругов и общественными организациями проблем нет. Наша деятельность воспринимается по-разному, властью отрицательно, народом положительно. Контактов со СМИ в прошлом было много, в настоящее время намного меньше. Наши инициативы (большая часть, из которых ассоциируются как православные) общественностью признаются положительно».

++++++++++++++

- Какие основные трудности возникают с общественными организациями?

- Например, мы хотели на Масленицу поздравить наших ветеранов. Прийти к больным людям, которые не могут выходить из дома. Хотели привезти им блинчиков и может быть спеть какие-то песенки. Хотели сделать такие маленькие группы, предположим, родитель и три-четыре ребенка. Организация одного района запретила нам это делать, потому что они все коммунисты и атеисты. То есть церковь принадлежит этому району и нам запретили.

- По идейным соображениям?

- По-видимому.

- Не разрешили, по сути, людям принести праздник в дом. И честно говоря, не спрашивая самих этих людей.

- Да.

- Бывает такое. Есть ли у Вас контакты с местными средствами массовой информации, со СМИ?

- Только с православными.

++++++++++++++

- Как Вы считаете, нужно ли группам, таким как Ваша воскресная школа, взаимодействовать с некоммерческими объединениями? Мы уже затронули этот вопрос, что Вы с ними общаетесь. Вот нужно это?

- Конечно. Для того чтобы была регулярная работа, чтобы это были не отдельные акции только по праздникам. Я бы хотела, чтобы это было гораздо чаще. Например, возле нашей церкви есть два ветерана, которые одиноки. И нас туда не пускают, потому что не хотят, чтобы верующие люди к ним ходили.

- Вы как оцениваете, видя общественное движение, с которым Вы сталкиваетесь? Видно ли их развитие? Или все-таки такие движения просто лишние в обществе, ни к чему они. Как Вы оцениваете?

- Нет. Я думаю, что общественные движения, которые существуют, это всегда нужно. Это нужно, просто во главе их должны стоять люди, которые действительно должны нести пользу обществу и государству.

- На примере организации. Они развиваются или все-таки увядают?

- Я думаю, что такая организация как районный комитет ветеранов войны и труда просто необходима. Но человек там должен стоять умный и современный, который не давал бы такие тимуровские запреты: ''Не пущать верующих к своим коммунистам.''

- Это люди, которые выросли еще в 30-х годах. Естественно, закалку очень трудно перебороть. Снисхождение должно быть к ним. Эти люди прошли войну, им за 80 лет.

- Да. Мы их ни в коем случае не осуждаем. Просто именно таким людям и нужно укрепление в вере. Наши добрые визиты, прежде всего, наверное, укрепили божью милость, что их посетили, что им принесли добро, они не одиноки, Бог их не оставил.

++++++++++++++

- Видите ли Вы благоприятное влияние на общество в целом ведением церковью социальных программ?

- Если добро будет расти, то конечно и добрых людей будет больше. И конечно это будет сказываться благоприятно и на тех людях, которые сами делают добро, и на тех людях, которые принимают добро. И все общество станет добрее.

- Как именно может церковь влиять на создание нравственного климата в обществе и в информационном пространстве? Каким образом?

- Организацией таких вот благотворительных акций на праздники, как мне кажется. Организацией крестных ходов, участие в каких-то государственных праздниках. А информационное пространство... должно освещать все наши благотворительные акции.

- То есть более широко освещать свою работу перед населением. Потому что многие думают, что церковь только берет. И батюшки ездят на мерседесах за счет пожертвований. А то, что реально помогает очень многим нуждающимся людям церковью, как мы с Вами знаем, об этом практически никто не рассказывает. Может из скромности, я не знаю почему.

- Нет, я знаю, что например, для освещения в центральной городской газете какого-то благотворительного мероприятия, например, поездки детей в психиатрическую больницу, места не нашлось. А небольшая газетка об этом написала. И у нас есть одна газета, которая уже... в который раз мы их приглашаем, и они какую-то добрую тему раскрывают.

- А что Вы делали в психиатрической больнице?

- В психиатрическую больницу мы возили на престольный праздник спектакль детей для больных. И концерт у нас был.

- С подарками?

- Да. Небольшие подарки.

- Больные – взрослые или дети?

- Детей было не много.

- Эта больница для взрослых или детей?

- И для взрослых, и для детей. На концерт пришли несколько детей, человек 12, которым разрешено выйти, и взрослые больные. И после нашего праздника заведующая отделением сказала, что конечно лучше выступать непосредственно в больнице. И с этого момента нам разрешено приезжать туда. Я знаю, что не только мы ездили туда, но и другие церкви.

- Замечательно. Потому что, насколько я знаю, в этих больницах люди лежат по полгода, по 4 месяца.

- У нас пришел новый настоятель туда в храм. И он начал такую работу вести. И впечатления больного, который, кстати, вышел после нашего концерта. Он вышел из зрительного зала и сказал: ''Вот это я понимаю - лекарство'', и, обращаясь к доктору: ''Не то, что Ваше''.

- Еще такой вопрос. Часто в некоторых больницах стали организовывать либо молельные комнаты, либо часовенки, храмы небольшие. В областной недавно была. Там висит объявление, что организуется просмотр фильма ''Святитель Лука'' для больных. Как раз где-то в 3-4 часа, когда заканчивается тихий час. Как Вы к этому относитесь?

- Я очень хорошо к этому отношусь. Это просто необходимо. Потому что прежде всего в священном писании написано, что если болен ты, то в первую очередь нужно позвать пресвитера, то есть позвать священника, отслужить молебен, отстоять и причаститься. И конечно, если человек неверующий, то ему будет очень полезно посмотреть такой духовный фильм. Например, человеку верующему найти утешение, посмотрев этот фильм. Или поговорить с верующими волонтерами, которые придут в эту больницу. Это будет замечательно, если можно будет так делать.

- У меня все вопросы. Может, Вы сами хотите чего-то добавить?

- Добавить хочется то, что дай Бог всем людям, которые стремятся делать добро, нести свет Христов. Дай Бог всем сил.

ВОПРОСЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ

«Бедность не порок, милостивый государь, нищета порок» говорил Мармеладов, но это не всегда верно. Когда благотворительные организации и группы постоянно пребывают в честной бедности – это порок всей общественной системы. А то, что инициативные группы находятся в постоянной острой нехватке средств для осуществления самого малого и необходимого – реальность сегодняшнего дня. Конечно, работа ведется, и деньги находятся, но в куда меньших объемах, чем это требуют энергия и планы организаторов и добровольцев. Давайте рассмотрим основные источники поступлений, за счет которых ведется сегодня социальная деятельность православных инициативных групп.

1. Приход. Поскольку группы действуют при храмах, это самый надежный, хотя и довольно слабый источник привлечения средств. Приход собирает пожертвования в церковную кружку, из которой определенный процент уходит в епархию. Но староста (или брат эконом в монастыре), как правило, находят возможность собирать пожертвования мимо кружки – на хозяйственную деятельность. Часто такие сборы оказывают серьезную помощь в жизни братии или храма. Возможно также, по благословению, отдельные сборы непосредственно для нужд благотворительной группы. Эти средства идут на минимальные объемы работ и не могут обеспечить развития деятельности группы.

2. Частные пожертвования. Здесь речь идет о разовых взносах в работу группы, как правило, от прихожан, на определенное дело или просто – на социальное служение. Эти взносы нерегулярны, то есть не могут планироваться, хотя, в некоторых случаях, частные лица жертвуют периодически.

3. Родственники. В случае если речь идет о работе воскресной школы и ее внеплановых мероприятиях, о музыкальном коллективе детей, о работе иконописных мастерских или иных форм творческой деятельности, родители и родственники принимают посильное участие в финансировании работ. Это не обязательные «поборы», как в обычных школах, все дети участвуют в мероприятиях независимо от вклада (или отсутствия такового) их пап и мам. Поскольку речь здесь идет о людях небогатых, такие источники также невелики, хотя и достаточно надежны.

4. Спонсоры. Отношения с ними складываются по-разному. Сегодня, как правило, просить самим почти бесполезно – бизнесмены давно устали от просьб, а кризис стал хорошей отмазкой от просителей, к тому же никогда нет твердой уверенности, что просят именно на то, о чем говорят. Если отношения со спонсором сложились давно, на его помощь в ряде случаев можно рассчитывать. Еще лучше, если владыка благословит бизнес на конкретную помощь православной группе – такие примеры есть, хотя их и не много. Всё ещё бывают случаи, когда бизнес вдруг сам приходит и предлагает свое участие – это уже праздник. Но всё же чаще бизнес предпочитает давать непосредственно епархиям – в этом случае почет и уважение бизнесу неизмеримо выше, чем от какой-то инициативной группы, которую толком никто и не знает, разве что Господь. Но небесная канцелярия больно высоко, в отличие от епархиальной. А внимание последней порой помогает и в кабинетах властных, без знания которых местному бизнесу сегодня никак нельзя.

5. Епархия. В большинстве случаев епархия благословляет группы и организации на их деятельность, а это уже немало. Благословение владыки помогает и бизнесу открыть кошелек, а порой и чиновнику дать разрешение, в котором он до того мучительно долго сомневался. Реже деньги могут напрямую идти из епархиальных отделов, такие примеры есть, но они пока не являются повсеместным правилом - епархиальный бюджет сегодня явно не имеет соответствующих статей расходов. К сожалению, есть случаи, когда епархии игнорируют деятельность групп, а то и проявляют негативное отношение, как к чему-то неконтролируемому и оттого опасному.

6. Власть. Если с епархиями отношения еще только выстраиваются, то с местной властью и подавно. И уж конечно, денег от них ждать – если уж только Медведев попросит, да и три раза повторит. В лучшем случае власть может помочь каким-либо разрешением или не запрещением, верх – благодарственная грамота. В некоторых случаях власть охотно принимает годовые отчеты группы о проделанной социальной работе (им тоже отчитываться надо). Порой может принять участие в мероприятии и сказать отеческое слово. Есть один случай выделения помещения группе (у нас в исследовании один, по стране, надеемся – больше). Более того – мы видим два примера, когда местное ведомство выделяет группе реальные деньги, предусмотренные местным бюджетом на социальные статьи. Это, конечно, исключение из правил – но факт. Здесь речь идет о совпадении целей, и организация выступает фактически подрядчиком в целевом финансировании.

7. Гранты. Этот источник группы только начинают осваивать, и то далеко не все. Для грантовой деятельности необходим определенный уровень квалификации и знания практики соискательства. Этим владеют далеко не все группы, и мы рассчитываем, что практикующие поделятся своим опытом с новичками. Впрочем, сегодня коррупция гораздо быстрее освоила грантовое пространство, чем православные группы и получить грант стало подчас проблемой не столько знания, сколько прыткости, на которую не каждый благотворитель способен.

Вероятно, есть и иные источники средств – к примеру, продажа своей продукции художественных ремесел, поступления от концертной деятельности, сторонние приработки – эти формы редки и не всегда действенны. По крайней мере, в нашем перечне они встречаются редко. Зато одной из центральных проблем является отсутствия своего помещения – это напрямую касается финансовых трудностей. За аренду надо платить порой неподъемные суммы, вкладывать в такие помещения нецелесообразно, были случаи, когда после капитального ремонта в аренде отказывали. Как правило, группа не имеет регулярных средств для постоянной аренды, но и без помещения трудно рассчитывать на серьезные финансовые вливания. Это очень острая проблема, которая в ближайшем будущем не имеет перспектив решения, что прямо отражается на возможностях развития групп.

Относительно объемов финансирования сложно говорить, т.к. эти вопросы не вызывали энтузиазма у участников интервью. Там, где объемы не более 50-100 тысяч рублей в год, еще можно было рассчитывать на откровенность. В иных случаях респонденты от ответа уклонялись, что и понятно – по-видимому, многие из них ведут работу на «черной кассе», то есть не имеют открытой финансовой отчетности и вправе опасаться государственного внимания. Это не касается тех случаев, когда группа или организация работает с властными структурами, грантами или большими объемами спонсорской помощи, когда отчетность ведется по всем правилам, включая налоговые отчисления. Другое дело, что налоговое бремя сегодня плохо различает благотворительные дела от коммерческих, и с тех же социальных грантов налоговые отъемы значительно превосходят разумные пределы.

Конечно, финансовые проблемы инициативных групп порождены отсутствием национальной системы благотворительности и это государственный грех. Понятно и то, что сами группы в большинстве своем пока финансово неподготовлены и действуют в рамках интуиции, нежели опыта. Печально и то, что бюрократия сегодня неважный помощник в делах социальной заботы, и бизнес больше отвечает «в натуре», чем в делах благотворительности. В этой области сегодня целый пакет системных проблем и только целенаправленные усилия всех сторон может помочь в их планомерном разрешении.

Выдержки из интервью, финансовые объёмы деятельности и источники финансирования

«В основном это конечно монастырь, который содержит воскресную школу, плюс это какие то разовые целевые пожертвования благотворителей. (Иногда это инициатива самих благотворителей, иногда приходится выпрашивать, чаще выпрашивать и не очень густо)».

++++++++++++++

«Основные поступления финансов - это пожертвования благотворителей. Спонсоров у общины нет, и реализация планов зависит от того, какие средства они смогут привлечь. Сначала это были небольшие частные пожертвования (от 5 до 10 тысяч рублей). Фирма изготовила складной пандус для посадки в автобус. А в 2007 году по благословению владыки фирма стала оказывать общине свою помощь. За 2007-2008 годы было перечислено около 1 миллиона рублей. В 2009 г. денежные поступления стали минимальными, скорее всего, сказалась общая тенденция к уменьшению финансирования благотворительных программ в связи с финансовым кризисом. Сейчас община живет на пожертвования милосердных людей, которые стараются выделять часть от своих доходов, чтобы помогать страждущим. Поступления не являются регулярными, поэтому, как только удается собрать необходимую сумму, то сразу организуется поездка для желающих. Последняя состоялась в Рождественские праздники. В зимнее время участвовать в поездках могут те, кто может передвигаться самостоятельно, колясочникам зимой передвигаться тяжело. Для всех подопечных были сформированы небольшие рождественские подарки. Но, несмотря на трудности финансирования, деятельность общины ни в коей мере не меняется. Деньги нужны в основном на транспорт, помощь на дому, как правило, не требует финансовых вложений. Все привлеченные деньги тратятся только на благотворительность, весь труд в общине волонтерский, заработной платы никто не получает. Если кому-то из опекаемых нужна постоянная сиделка, то это не член общины, так как нет возможности жить без основного заработка. В таких случаях помощь заключается в поиске недорогой хорошей сиделки».

++++++++++++++

«Организация живет в основном за счет добровольных пожертвований лиц, пришедших на реабилитацию. Это ежемесячные суммы от 3 000 рублей. Также имеются пожертвования юридических лиц и спонсоров. В перспективе планируется участие в грантовых конкурсах. Приблизительный ежемесячный баланс организации – 70 000 рублей».

++++++++++++++

«Основные поступления финансов – это пожертвования благотворителей и гранты благотворительных фондов.

Частные пожертвования являются нерегулярными. В основном, деньги жертвуют прихожане храма. Кроме того, продуктовые фирмы могут оказывать помощь продуктами для благотворительных наборов.

В 2009 г. община выиграла первый грант в размере 250 000 руб. в рамках конкурса благотворительного фонда. В рамках проекта ожидается активизация миссионерской деятельности общины, включая подготовку сурдопереводчиков и съемку цикла передач о православии с сурдопереводом, а также развитие приходской жизни общины.

Еще одним потенциальным источником средств является развитие коммерческой деятельности общины на базе художественной мастерской».

++++++++++++++

«Основные поступления финансов – это средства членов организации (родителей), пожертвования благотворителей, гранты благотворительных фондов.

Основные затраты необходимы для оплаты специалистов, которые проводят занятия с детьми. Данные услуги оплачивают родители. Все поездки и развивающие мероприятия также оплачиваются членами организации, но на добровольной основе, взносами кто сколько может. Таким образом, складывается бюджет, исходя, из которого планируется деятельность Центра. Помещение, в котором базируется организация, предоставлено бесплатно храмом. Было несколько взносов благотворителей (еще до оформления юридического статуса, около 300 000 рублей), которые использовались на паломнические поездки.

В 2009 г. община выиграла грант в размере 250 000 руб. в рамках конкурса благотворительного фонда. Средства планируется потратить на развивающее оборудование.

Дальнейшую деятельность по основным направлениям проекта предполагается продолжить за счет привлечения ресурсов других благотворительных организаций, спонсорских средств и собственных средств организации».

++++++++++++++

«Основной источник финансов – поступления из центрального управления организации, частные пожертвования на конкретные нужды (очень маленький процент), постоянно действующие сотрудники оплачиваются из фонда организации. Так же средства поступают из фонда региональной организации, в основном на содержание помещений.

Городская местная организация является победителем конкурсов проектов благотворительного фонда и конкурса социальных проектов, объявленного Администрацией города в 2009 году.

Благодаря поддержке проекта благотворителями, организация слепых получила доступ к всемирной информационной сети Интернет, а также возможность обмена информацией через электронную почту. Спорткомитет выделил на мероприятия 42 тысячи рублей».

++++++++++++++

«Основное поступление финансов: благотворительность от бизнеса, финансирование из бюджета Министерства по делам молодежи, грантовые средства благотворительных фондов, собственные ресурсы членов организации».

++++++++++++++

«Центр существует на самообеспечении, граждане, находящиеся в реабилитационных центрах не сидят на всем готовом, по мере своего выздоровления, они трудятся, участвуют в благоустройстве городов. За эти работы центр получает средства, на которые и осуществляет свою деятельность. По телефонам центра, звонят те, кто ищет недорогие услуги: грузчиков, людей для уборки территорий, расчистки крыш и тротуаров от снега и льда и так далее. Деньги перечисляются центру, в офисе две толстые тетради, в которых ведется строгий учет - сколько от кого и за какие работы получено и на что потрачено. На эти средства арендуют два дома, где живут волонтеры, оплачиваются коммунальные услуги, покупаются продукты, постельное белье, если надо – одежду.

Прихожане Собора приносят вещи, необходимые для реабилитационного центра: зубная паста, зубные щетки, носки – те вещи, которые быстро изнашиваются. Также от прихода выделяются продукты питания».

++++++++++++++

«Основное поступление финансов - «церковная кружка», частные пожертвования на конкретные нужды (очень маленький процент)».

++++++++++++++

«Работа организуется на принципах добровольчества. Деятельность проводится за счёт пожертвований благотворителей, объем которых оценить трудно, по причине того, что большая работа ведётся в не финансовых активах. Примерно 10 000 рублей. Отношений с финансовыми органами нет. Нет регистрационной работы. Головная организация наш приход, принципы взаимоотношений – благословение. Спонсоров нет. Отсутствие реального финансирования и системного подхода к поиску ресурсов необходимых для организации нашей работы».

++++++++++++++

«Труд участников финансово и материально не оценивается, вся работа строится на принципах «волонтёрства».

Поступление финансов – свои вклады, вклады заинтересованных в нашей деятельности людей и организаций и «церковная кружка».

В год в среднем тратится около 100 000 рублей. Это без учёта больших проектов, где трудно посчитать финансовые ресурсы.

Отношений с финансовыми органами нет. С головной организацией отношения стоятся на принципах координации общих мероприятий и проектов. Спонсоров постоянных нет, находимся в стадии поиска. Объемы финансирования немного увеличиваются, в рамках увеличения объемов работы.

Проблема: нет постоянного источника финансирования, нет выхода на государственное соучастие».

++++++++++++++

«Финансовые объемы по годам разные, это зависит от программ, которые мы выполняем (гранты, фестивали, социальные проекты и т.д.). С каждым годом наблюдается рост. Размер финансовой помощи с точностью назвать трудно, так как она разнообразная. К примеру, в 2009 году было освоено примерно два миллиона рублей. В этом году уже потрачено примерно 1,5 миллиона рублей.

Основное поступление финансов – труд самих участников проекта, участие в грантовых программах, пожертвования, как участников, так и сторонников проекта. За время работы проекта немало было примеров финансовой и материальной поддержки со стороны представителей делового мира.

Есть освобожденные работники (три человека). Оценка труда волонтёров и участников проекта оценивается правом вышеперечисленных пользоваться всеми благами проекта.

Отношение с финансовыми органами стационарное как зарегистрированной органами юстиции общественной организации согласно бухгалтерскому учёту.

Есть хорошие примеры партнёрских стабильных отношений со спонсорами. Проблема: проявление давления и даже противления со стороны властных структур на развитие и продолжение нашего проекта, что сильно влияет на настроение и возможности потенциальных спонсоров. Есть не мало примеров, когда спонсоры по этим причинам прекращают финансировать наш проект. Развита, как мы полагаем, более-менее серьёзная работа по вопросам фандрезинга в вопросах продолжения проекта. Так как проект создан по решению совета «Общество помощи детям» то отношения с этой организацией партнёрские».

++++++++++++++

«Основной источник финансирования это пожертвования прихожан. Бывают примеры несистемного пожертвования со стороны верующих людей (представителей делового мира). Реально существует недостаток финансирования наших программ. Вопрос по поиску финансирования стоит очень остро. Планируем развивать систему установки ящиков, для сбора благотворительной помощи. Планируем проводить участие в грантовых программах».

++++++++++++++

- Вы не могли бы рассказать о финансовых поступлениях в Вашу группу? Насколько они велики или малы? Средства эти достаточны ли для Вас или недостаточны? Примерно оцените сумму, которая уходит на какое-либо мероприятие.

- Сумма, которая уходит на мероприятие, зависит от того, какое количество человек мы охватываем. Если мы, например, организовываем концерт праздничный в доме престарелых, то мы пытаемся собрать деньги на подарки в том количестве, сколько людей там находится. То же касается и интернатов, куда мы ездим. Это может быть от 5 до 15 тысяч рублей.

- В течение года, сколько таких мероприятий?

- В течение года мы готовим мероприятия обычно к Покрову Пресвятой Богородицы, к Рождеству Христову, к Пасхе.

- То есть, приблизительно три крупных мероприятия.

- Да. Три месяца, так сказать, когда мы активно работаем.

- Существует ли у Вас, скажем так, оплата труда участников группы?

- У нас не существует оплаты. Мы получаем зарплату как преподаватели.

- А кто ее оплачивает?

- Церковь оплачивает нам учительскую деятельность.

- То есть, источником поступлений у Вас является Ваш приход.

- Источник моей зарплаты – это приход.

- То есть, отношений с финансовыми органами Вы не... испытываете, за ненадобностью.

- Я лично – нет.

- Какие у Вас отношения с головной организацией? Существует ли в городе вышестоящая организация, которая контролирует руководителей воскресных школ?

- У нас есть отдел катехизации при нашей епархии.

- То есть, Вы пишите для них отчеты?

- Да.

Выдержки из интервью, проблемы финансирования

«Проблемы финансирования были, есть и будут до той поры, пока не будет осуществляться единая программа государственной, общественной поддержки, а также участия представителей бизнеса.

Эффективно было бы получение заказов от бизнеса на изготовление каких-либо изделий, спонсорское или инвестиционное вложение в материальную базу производственных помещений организации.

Министерства соцзащиты, культуры и администрация города не осуществляют финансовую поддержку, считая, что нет необходимости финансировать данную категорию граждан, в планы региона не входит целевая программа поддержки инвалидов по зрению».

++++++++++++++

«Проблема в том, что у организации нет своего помещения, мы вынуждены его арендовать у школ. Если бы оно было, можно было бы организовать большой центр военно-патриотического воспитания, рассчитанный на 800-1000 детей. Сейчас это действительно актуально».

++++++++++++++

«Проблемы финансирования существуют, так как требуется довольно большой объем средств на хозяйственные нужды, продукты питания, одежду. Очень плохо, что у организации нет собственного помещения, так как в арендованные помещения нет смысла вкладывать ресурсы – есть случаи, когда после капитального ремонта им отказывали в аренде.

Источники – только временные. Основное поступление финансов – «церковная кружка», частные пожертвования на конкретные нужды (очень маленький процент). Достаточно серьёзные проблемы с финансированием, так как очень трудно планировать работу – многие вопросы решаются в последний момент».

++++++++++++++

«Надвигается финансовая проблема, нам увеличили плату за арендуемые нами помещения на 800%. Предлагают в договор внести дополнительные соглашения, по которым нас можно будет закрыть в течение 10 дней. Это серьёзные проблемы. Надеемся на их решение в ближайшее время.

Источники – разные как постоянные, так и временные. Динамика и объёмы меняются. Планировать эту работу можно только по постоянным источникам. Перспективы:

1. развивать далее грантовую политику;

2. развивать свои хозрасчетные предприятия приносящие доходы;

3. развивать взаимоотношение с властными структурами, для совместного участия в социальном служении».

++++++++++++++

- Можно ли приблизительно оценить финансовый объём за год поступлений от благотворителей?

- В районе 40-50 тысяч рублей, не больше.

- Как у Вас оценивается труд участников группы? Есть какие-то мотивирующие моменты, которые привлекают людей, чтобы они больше трудились в Церкви или всё это делается абсолютно безвозмездно?

- Нет, не абсолютно безвозмездно, преподаватели, которые у нас работают в группе, получают ежемесячное вознаграждение за свой труд, это в основном идёт от монастыря, от самой настоятельницы.

- Наверно, делитесь материальной помощью, благами, которые поступают?

- Все те средства, которые поступают на воскресную школу, естественно идут на нужды воскресной школы. Есть люди, которые делятся не только деньгами, но и организуют сбор одежды и других необходимых вещей, которые потом распределяются внутри группы.

++++++++++++++

- Тут возникает вопрос о финансировании вашей деятельности. Вы говорите «тяжело». Нет ли постоянного финансирования?

- Вы знаете, раньше, когда кризис не начался по нашим грехам, нам батюшка старался бензин всегда оплатить.

- По сравнению с докризисными годами объем финансирования снизился?

- Да, наверное, снизился. Хотя наш самый большой благодетель – это Господь.

- Люди, мотивируя кризисом, не стали отказывать?

- Да, похуже стало. Позапрошлый год фестиваль в Крыму – мы не знали даже куда пищу таскать, не могли съесть, а в этом году…

- Печальную историю вы мне рассказываете. Такая известная группа в городе. Я думала, что с финансами у вас проблем нет…

- Но у нас дело не в питании. У нас все работают, у нас клуб на добровольных началах, общественное объединение, поэтому все находят сами средства к своему существованию.

- Все вопросы вы решаете своими собственными силами. Силами своей группы?

- Если мы делаем концерты: На Пасху, на Рождество и на 4 ноября, то мы привлекаем, конечно, благодетелей. Потому, что мы должны оплатить дорогу музыкантам из Питера и из Москвы, плюс компенсировать то, что они теряют, приехав сюда.

- Благодетелей сами ищете? Своими силами?

- Да, на личных контактах, но ещё есть помощник священника, он помогает, по своим каналам ищет. Но сейчас действительно стало сложно. Там даже какие-то церковные проблемы не решаются.

- А взаимоотношения с нашей Епархией? Как они вас поддерживают?

- Нормально поддерживают. Владыка всегда благословляет наши концерты. Такая помощь для нас на самом деле. Благодаря этому нам какие-то средства выделяются.

- То есть как-то все-таки финансируют?

- Нет, они не финансируют, они только благословляют.

- А местные власти как?

- На местные власти я, к сожалению, ещё не выходил.

- А почему? Вы могли предложить им свои услуги на каких-то мероприятиях.

- Честно говоря, я с ними боюсь общаться. Личной неприязни нет, но пока есть возможность их обходить… Принцип такой: позвали – мы пошли. Например, департамент социальной защиты договаривается с домом престарелых и говорит, вот, так и так, попойте, мы с удовольствием попоем.

- Многодетная общественная организация – организация светская. Люди объединяются по принципу не вероисповедания, а наличия 3 и более детей. Поэтому праздники отмечаются тоже светские. 8 марта, например. Вы же на такой праздник не пойдете?

- Ну почем же не пойдем? Можно использовать и этот праздник. Мне очень нравится праздник День защиты детей, и я хотел всегда в таком мероприятии поучаствовать.

++++++++++++++

- Проблемы финансирования различных проектов Вашей группы насколько серьёзны? Есть ли у Вас постоянные источники? Временные или их вообще нет?

Есть постоянный источник – это монастырь, если этого источника не хватает, тогда приходится прибегать к помощи других источников.

- А планов на будущее по расширению и привлечению других материальных источников у Вас нет?

- Планы, то есть, источников нет. Сейчас в общине есть финансовые трудности, так как поступление средств (благотворительные пожертвования) нерегулярны. Если в 2007, 2008 году община имела практически постоянные поступления денежных средств от фирмы, то в 2009 году они носили разовый характер, больше по инерции. В 2010 году фирма пока не участвует в финансировании деятельности общины. Конечно, работа по оказанию помощи на дому ведется, она не зависит от денежных поступлений, разве что уменьшилась материальная помощь инвалидам. Но деятельность по организации паломнических поездок пока носит стихийный характер. Все надежды связаны с тем, что когда община получит в свое распоряжение здание, то можно будет привлекать бизнес структуры под конкретное финансирование. Планируется получение средств от прихода».

ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ

Большинство инициативных групп действуют, как мы уже знаем, далеко не первый год. Это означает, что многие из них уже вышли на тот уровень развития, когда юридическое оформление их работы необходимо с организационной точки зрения, но не всегда это оказывается просто. К тому же часто род их деятельности требует определенных законодательных действий, которые до сих пор не применялись в российской правовой практике. Наконец, вопросы налоговых льгот давно уже тормозят развитие благотворительности в России. Вот лишь некоторые из основных правовых проблем, с которыми сталкиваются социальные инициативы в православном сообществе.

Советское законодательство было, как теперь говорят, карательным, то есть ориентированным не на помощь обществу, а на защиту государства от вероятных противоправных действий его членов. «Злостный расхититель социалистической собственности!» грозно рычит Миронов Никулину в известном фильме и это звучит как девиз всей системы.

Но какова нынешняя российская законодательная политика? С 1991 года потребность в новых рыночных и демократических законах вызвала интенсивную законотворческую деятельность власти, были изданы тысячи федеральных законов, не считая региональных инициатив. Но есть ли на сегодня не просто гора законов, а внятная и продуманная правовая концепция взаимоотношений государства и общества? Думается, что нет. И именно потому, что сегодня не существует комфортного для людей, социальных групп и общества в целом законодательства, то есть такого свода законов, который был бы ориентирован на общество, понятен и удобен обществу и который, к тому же, исправно работал, то есть находился бы в постоянном поле правоприменительной практики.

Всё вышеизложенное прямо относится к деятельности инициативных групп. Справедливости ради стоит отметить, что многие из них до сих вообще не сталкивались с законом, поскольку находятся под прикрытием храма, а их работа по бытовой адресной помощи не требует юридической регистрации. К тому же у таких групп нет и возможности вести финансовую документацию и уж точно – желания. Для себя в тетрадке записи ведутся и этого вполне довольно для внутренней отчетности.

Но есть группы, развитие которых привело к созданию организации как юридического лица, на счет которой перечисляются средства благотворителей и спонсоров, которые ведут бухгалтерский учет и выплачивают определенные суммы своим работникам, многие из которых являются необходимыми специалистами. Здесь и начинаются проблемы, прежде всего налогового характера. Кто бы объяснил, почему с благотворительных организаций вообще берутся налоги? Государство не обеспечивает даже минимальный социальный пакет своим нуждающимся гражданам, а когда за него эти недостающие услуги совершенно безвозмездно оказывают частные лица (пусть и объединенные некоммерческой организацией), то у них это же государство отнимает деньги за то, что оно само и не делает.

Все равно, что лентяй фермер брал бы деньги с добрых людей, которые, сострадания ради, обработали его поле. Да при этом еще мешал бы работать и отвлекал разными глупостями и требовал бы строгого отчета, как работали да сколько сделали. У государства свой резон. Оно продолжает считать своих граждан большими мошенниками и подозревает в том, что под личиной добрых дел творятся дела недобрые, а под видом милостыни идет процесс стяжательства. Которым и надобно делиться с государством. Поскольку сами чиновники слово «откат» начинают произносить раньше чем «мама», как же им не думать, что и спонсоры этого слова не знают? И оттого облагают благотворительные средства налогами наравне с иными платежами.

Необходим законодательный пакет не полумер в виде облегчения отчетности ННО, а полная трансформация правового поля социальной деятельности в стране, без чего развитие благотворительности вряд ли сможет стать эффективным в национальном масштабе.

Другой пласт проблем связан с профессиональной деятельностью многих организаций. Это касается статуса многих видов инвалидности, к примеру, необходимы специальные законы о слепоглухих, о реабилитантах, больных синдромом Дауна и многих иных. Наконец, нет строгого правового понимания взаимоотношений государства и Церкви, которая вроде как отделена, но что это отделение означает – никто толком не знает. Скажем, церковные организации почему-то не подходят под статус общественных, хотя Церковь, несомненно в социальном аспекте есть общественная организация, ведь для открытия храма необходимо заявление десяти самых обычных граждан (если не ошибаюсь).

Наконец, проблемой является само отношение местной власти к работе православных групп. То есть не отношение, а зачастую отсутствие такового. Местная власть пока в большинстве случаев предпочитает не замечать деятельность этих групп, отчасти по причине бюрократической инерции восприятия нового (хотя это уж давно не ново), отчасти, вероятно, именно оттого, что взаимоотношения с православным сообществом вообще не укладываются в схемы отношений с гражданским сектором. Поэтому и в правовых вопросах власть этим группам не помощник, хотя последние в такой помощи очевидно нуждаются.

Вопросы развития социального законодательства вообще фундаментальны для деятельности благотворительных организаций. От них зависит и развитие самой этой деятельности, и качество взаимоотношений и с властью и с бизнесом и общественная роль и влияние таких организаций в местной и – в конечном счете – в национальной общественной среде.

Очевидно, что инициаторами разработки такого пакета законов должна быть Общественная палата РФ, Минюст, Институт государства и права РАН, иные профессиональные коллективы. Но заказ должен поступить из Кремля, которому, при дефиците бюджета и тяготах одних только пенсионных выплат, такой помощник, как инициативные благотворительные группы крайне необходим. Сейчас в Государственной Думе рассматривается закон о финансировании ННО, занятых в области социально важных работ и дай Бог, чтобы этот закон стал реально и эффективно действующим.

Поскольку и Церковь сегодня декларирует активную социальную политику, и государство нуждается в помощи в социальной сфере, то возникает обширное поле, в котором Церковь будет не отделена от государства, а выступит его союзником, что гораздо более соответствует отечественным традициям, чем нынешнее положение вещей.

Выдержки из интервью, проблемы законодательного и юридического характера

«Все проблемы юридического плана решаются на уровне монастыря, потому что группа относится к монастырю, и юридическое лицо это монастырь».

++++++++++++++

«Мы принадлежим храму, поэтому у нас нет юридических проблем».

++++++++++++++

«Основные юридические проблемы связаны с проволочками, связанными с передачей здания Церкви. Закон есть, но никто не торопиться его осуществлять. Тем более здание бывшей церкви находится в соседях с администрацией района, и нельзя сказать, что о данной проблеме не знают. Членами общины была организована акция по сбору подписей под обращением к главе города. Желание высказали около 500 человек, это потенциальные прихожане будущего Храма. Такое количество людей не случайно, здание находится в густонаселенном микрорайоне, а ближайший храм находится в 2,5 км.».

++++++++++++++

«Основная проблема законодательного и юридического характера для членов организации – это использование возможностей инклюзивного образования. В современном российском обществе существуют стойкие предрассудки против совместного обучения детей с особенностями в развитии и здоровых детей, хотя это наиболее эффективный путь реабилитации таких детей. И в этой области требуется определенная правозащитная деятельность по отстаиванию прав родителей и детей с особенностями в развитии на получение образовательных и иных услуг, гарантированных государством».

++++++++++++++

«Слепоглухота – одна из наиболее тяжелых форм инвалидности, обрекающей человека на социальную изоляцию и резкое ограничение возможностей его полноценного участия в жизни общества. Главными и специфическими проблемами при слепоглухоте являются проблемы общения с окружающими людьми (даже членами семьи и близкими), трудности в ориентировке в пространстве и мобильности, проблемы доступа к источникам информации, культурно-духовным ценностям и образованию, проблемы получения адекватной помощи и обслуживания. Слепоглухота – не двойная инвалидность, не сумма двух инвалидностей по зрению и по слуху, а одна, единая, потому уникальная инвалидность, создающая те особые проблемы и трудности, которые нельзя найти ни у инвалидов по зрению, ни у просто глухих людей. Президент Европейского союза слепоглухих Сироткин С.А. предлагает признать данную категорию инвалидов уникальной на законодательном уровне:

· выделение их отдельной строкой в федеральных и региональных программах поддержки инвалидов;

· обеспечение специальными техническими средствами реабилитации различного назначения;

· законодательное закрепление права на получение слепоглухими дополнительной гарантированной социальной, образовательной, технической и других видов помощи обслуживания на льготных или доступных условиях.

К сожалению, таких законов нет, и социальной реабилитацией слепоглухих занимаются только общественные организации при поддержке благотворительных фондов, отдельных благотворителей, а также добровольцев. Государство ни как не помогает данной категории граждан».

++++++++++++++

«Нет законов, помогающих людям, попавшим в неблагоприятные ситуации, реабилитироваться и начать новую, полноценную жизнь. Отношение к таким людям брезгливое и даже агрессивное. Очень сложно вернуть человеку статус гражданина, оформить документы и устроиться на работу».

++++++++++++++

«С юридическими проблемами не сталкивались, так как наша деятельность с юридической стороны не оформляется. Активных контактов с местной бюрократией не было, по сей причине, нет и проблем. Единственное, были примеры, когда мы информировали местные органы власти о проводимых нами мероприятиях, но обратной реакции заинтересованности в совместной деятельности не было».

++++++++++++++

«При регистрации общественной организации, увеличении документооборота, увеличении бухгалтерских проводок, появилась острая необходимость иметь освобождённого бухгалтера. А его у нас нет, отсюда проблема. Не хватает законодательных инициатив по включению нашей деятельности в какие-либо государственные программы.

С местной бюрократией контактов нет. Были попытки с нашей стороны давать информацию о проводимых нами мероприятиях, но обратной связи нет».

++++++++++++++

«Самая главная проблема для нас это, то, что наш проект не признаётся администрацией региона. Есть прецеденты игнорирования наших инициатив и деятельности, а также более серьёзных давлений.

Нам не открывают приёмные семьи, не дают детей из детских домов последние три года, не оформляют землю в долгосрочную аренду для сельскохозяйственных работ. Как избежать этих проблем, пока не знаем, может, должен повернуться исторический ветер и поменяться отношение со стороны властных структур края к инициативам самого народа, для которого эта власть и создана».

++++++++++++++

- Как Вы считаете, необходима ли юридическая регистрация для реализации социального проекта?

- Да.

- Насколько затрудняют установленные государством правила ведения деятельности реализацию социальных программ в вашей ситуации?

- Не затрудняют, обычно наши социальные программы не идут в разрез с законодательством.

- Удовлетворительна ли существующая юридическая база взаимодействия Церкви и государства?

- Нет, общая юридическая база не удовлетворительна, если брать в общем Церковь юридическую базу, то есть элементы, которые не согласованы. Нет законов, которые делали поблажки благотворителям, если бы они существовали, возможно, жертвователей было бы больше».

Выдержки из интервью, предлагаемые пути решения проблем, степень вероятности решения, необходимые для этого ресурсы.

«На данный момент все проблемы решаются собственными силами. Для полноценной деятельности необходимы консультации юристов, развитие служб индивидуальной помощи и обслуживания (служба сопровождающих-переводчиков, социальных работников, личных помощников), обеспечение специальными техническими средствами реабилитации различного назначения. Очень нужна государственная программа по поддержке инвалидов в создании условий их проживания в городе, а так же финансирование программ по социальной реабилитации граждан с нарушениями зрения. Очень важно чтобы региональные власти на местном уровне оказывали поддержку, как в материальном, так и законодательном плане».

++++++++++++++

«Основной путь решения стоящих перед нашим проектом проблем, напрямую зависит от расположения властных структур к нам. Степень вероятности разрешения этих проблем очень высокая при политической воле государственных чиновников. Нам нужна поддержка государственного сектора. Мы на сегодня как группа в состоянии выполнять социальный заказ со стороны государства в отношении укрепления статуса российской семьи и профилактики сиротства. Для этого нужна реальное признание и поддержка на уровне правительства Российской Федерации деятельности нашей организации (сообщества)».

РАЗВИТИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Любая организованная деятельность людей проходит несколько этапов жизни: сначала энтузиазм начинателей, потом поиск и сплочение единомышленников, затем приобретение опыта, развитие деятельности, обретение профессионализма, и, наконец, стагнация, вероятные конфликты интересов и возможный разлад. Психологическая усталость, потеря интереса к области применения сил, смена приоритетов – всё это неизбежные спутники многих начинаний. Но в нашем случае мы имеем дело с особыми условиями среды жизнедеятельности инициативных групп. Они возникают и развиваются при православных храмах. А это означает, что такие группы имеют постоянную духовную питательную среду, которая оживляет все начинания, даёт постоянный источник смысла деятельности и внутренних сил. Это уникальное сочетание развития духовного мира человека и внешнего его применения. Конечно, без искушений не одно благое дело не обходится, но там, где один отпадет, появятся два новых, а тот, что отпал, будет поддержан в трудную минуту. Оттого развитие социальных инициатив именно при храмах имеет такую великую силу любви к ближнему, которую мы видим сегодня. Недаром в одном интервью респондент, на вопрос, кто их главный благотворитель, ответил: «Главный наш благодетель Господь».

Всё так, но не следует думать, что инициативные группы вот так витают в благодати и доброте дел своих. Нет, конечно, они проходят все положенные стадии развития, благо, что многие их них начинали свое служение, как мы знаем, десять и более лет назад. Соответственно, у многих период чистого энтузиазма прошел, накопился опыт, многие группы выросли организационно, численно и по направлениям деятельности. Конечно, шла ротация кадров, работа становилась более профессиональной, это видно по многим группам, расширялся спектр направлений деятельности.

В результате сегодня многие группы оказались в следующем типовом положении: есть кадровые ресурсы, есть накопленный опыт, есть понимание того, как надо работать, есть долгосрочное планирование как стратегия развития. Есть, наконец, адресаты, срочно нуждающиеся в делах группы.

НО! Нет финансовых средств для развертывания работ, нет необходимой административной поддержки и элементарной бюрократической помощи, необходимой на этом этапе развития, нет юридической базы. Сегодня многие группы доросли до неизбежных контактов с местной властью, с необходимостью решать многие вопросы при их непременном участии. Это может быть и помощь инвалидам, программы поддержки слепых, глухонемых, трудных подростков, многодетных семей, одиноких малоимущих пенсионеров и иных нуждающихся социальных групп. Многие организационные вопросы в силах решить только местная администрация. Это и происходит там, где местные руководители люди ответственные и участливые. Однако в большинстве чиновники носят одну фамилию – Беликов, и проще всего выговаривают фразу «как бы чего не вышло».

В результате развитие групп сегодня стало тормозиться, многие из них фактически стоят на месте, что, конечно, энтузиазма не добавляет. Второй момент – это отношения с бизнесом. Очевидно, что без определенных преференций этому бизнесу трудно рассчитывать на его социальную ответственность. Вполне допустимо законодательно поддержать отношения бизнеса с Русской православной церковью. И не стоит при этом оглядываться на щебетанье по поводу конституционного равенства всех религиозных организаций, у нас в «Законе о свободе совести» закреплена особая историческая и национальная роль Церкви. Вот пусть Церковь эту роль и выполняет. И ни одна другая религиозная организация на сегодня не имеет таких мощных ресурсов для развертывания общенациональной программы социального служения. Считайте, что государство провело тендер, и Церковь его априори выиграла. С таким отрывом, что всех прочих соискателей и на горизонте не видать. Нет, никто не мешает им примкнуть к благородному начинанию, в соответствии с их возможностями. И ислам в национальных анклавах может получить законодательные преференции, и буддизм в своих регионах, это вопросы решаемые. Иудаизм и так достаточно активен в решении вопросов поддержки своих религиозных соотечественников. Остальные вполне могут рассчитывать на участие в добрых делах и финансировании, не считая того, что идут к ним от многочисленных почитателей в свободном мире. Через разные фонды, о коих к вечеру поминать не след.

Наконец, отношения с епархией, а, в сущности, с церковной бюрократией, сегодня тоже далеки от идеальных. Святейший Патриарх предлагает ввести при храмах должности социальных работников. Во многих приходах де-факто эти работники уже существуют, им нужно только определить статус и сформировать бюджет. Но при этом не просто поставить под контроль, а лишь помочь развивать те направления, которые уже реально существуют, вероятно, при определенных базовых.

Низовые инициативы тем и дороги, что они выражаются свободной волей и движениями сердца, недопустимо пытаться их обюрократить, но необходимо поддержать и дать импульс к дальнейшему развитию.

Сейчас именно такой период в деятельности инициативных групп, когда они должны выходить в общественное пространство, получать положенный им статус и занять достойное место в общей системе институтов гражданского общества. Мы считаем, что только в этом случае у нас есть надежда вернуть нашему народу национальные силы и создать в обществе атмосферу нравственных ценностей, которые мы же сами и утеряли.

Выдержки из интервью, развитие инициатив в динамике за последние 5 лет, темпы распространения социального служения.

«За два года организация создала сеть реабилитационных центров в двух регионах (6 центров), несколько консультационных пунктов при храмах двух епархий. Планируется расширение деятельности епархии при условии поддержки церковных структур».

++++++++++++++

«Деятельность общины наиболее разнообразна и систематизирована по сравнению с моментом образования. Если вначале все сводилось к организации крестных ходов, то сейчас это не считается основным видом деятельности. Это уже просто потребность и способ заявить о себе. Работа с целевой группой уже не сводится только к посещениям и выполнению разовых просьб, а имеет целую систему. Выделены два направления – патронаж и паломнические поездки. За каждый блок отвечает руководитель. Помощь на дому носит регулярный характер, есть график посещений, менеджером ведется учет работы, распределение по группе. Организация паломнических поездок тоже планируется. В период стабильного финансирования каждый месяц проводилось две поездки, все инвалиды были оповещены, имели право выбора. Сейчас регулярность немного нарушена. В общине есть казначей, который ведет учет всех поступающих средств, планирование расходов, выполнение отчетности перед благотворителями. Сложность координировать деятельность общины возникает из-за отсутствия помещения, поэтому все вопросы решаются на воскресных крестных ходах и по телефону. Сами члены общины считают, что достигли многого. Если в 2005 г. это была группа прихожан, то сейчас это организация, состоящая из 40 активных членов. Деятельность изменять пока не собираются. Все надежды на будущее связаны с возрождением Храма и богадельни, а это будет возможно, если здание им будет возвращено здание».

++++++++++++++

«За время своего существования община пережила период подъема и спада деятельности на начальном этапе, связанных с процессами становления. Затем наступила некоторая стабилизация костяка общины и общинных дел. Есть надежда, что полученный грант простимулирует развитие деятельности общины и привлечет большее количество людей».

++++++++++++++

«В перспективе возможно создание сети инновационных центров по работе с детьми с синдромом Дауна с целью их социальной адаптации по всей России на основе модели создания подобного центра. В стратегических планах инновационного центра – создание полноценного инновационного реабилитационного центра, с гостиницей для иногородних семей. Планируется, что он объединит специалистов широкого спектра, которые будут помогать родителям раскрывать потенциал их особого ребенка.

Также одним из ключевых направлений по развитию деятельности центра станет освоение возможностей инклюзивного образования, когда дети с синдромом Дауна могут учиться в обычных образовательных учреждениях наряду со здоровыми детьми, а также получать начальные профессиональные навыки, что создает дополнительные предпосылки для их социализации и развития.

Совместное (инклюзивное) обучение признано всем мировым сообществом как наиболее гуманное и наиболее эффективное. Направление на развитие инклюзивного образования становится одним из главных в российской образовательной политике. Положения об инклюзивном образовании закреплены в российских государственных документах: Национальная доктрина образования Российской Федерации до 2025 года, Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года и др. Однако, процесс обучения детей-инвалидов отличается от процесса обучения нормальных детей. "Солнечным детям" необходимо больше внимания, больше времени для освоения материала, больше занятий. Такую помощь они смогут получать в инновационном центре.

В целях развития инклюзивного образования планируется в групповых занятиях объединять детей с синдромом Дауна и детей с нормальным развитием. Для этого в группу с 3-4 детьми с синдромом Дауна будут приглашать 2-3 детей с нормальным развитием. На праздничные мероприятия, паломнические и туристические поездки планируется приглашать детей из Детского семейного клуба раннего развития и Воскресной школы прихода церкви».

++++++++++++++

«За годы существования организации, многие слепые и слепоглухие получили элементарную и трудовую реабилитацию в Бийском и Волоколамском Центрах реабилитации слепых.

Продолжается реализация мероприятий по программе православного просвещения глухих, в работу включены слепоглухонемые, на сегодня уже проведены первые встречи, воспринимаются как священниками, так и членами организации с вдохновением.

Для проведения реабилитационных занятий сформированы группы из 10-12 человек с учетом степени слепоты и глухоты и знаний языков общения (дактильный, жестовый, дактильно-контактный, по системе Брайля или с помощью технических средств) с ними работают специалисты-переводчики, помогая получать информацию от священнослужителей, для передачи происходящего на мероприятиях, а также просвещения и обучения.

Для достижения положительного эффекта от мероприятий, привлечены квалифицированные тифлосурдопереводчики, психологи, а также приобретены: микшерный пульт с усилителем, два комплекта радиомикрофонов, четыре комплекта радионаушников, два прибора прямого чтения по системе Брайля, ручной видеоувеличитель.

Для исправления несправедливости, допущенной по отношению к слепоглухим при реализации проекта «Православное просвещение инвалидов по зрению» из-за отсутствия тифлосурдоперевода в 2010 г. для участников реабилитационных мероприятий будет организовано не только ознакомление с материалами, созданными в результате реализации проекта, но и организованы поездки в храмы и монастыри на специально арендованном автобусе.

Организован в помещении городской МО ВОС класс, укомплектованный необходимыми техническими средствами и оборудованием для проведения мероприятий по социальной реабилитации слепоглухих».

++++++++++++++

«Планируется реализовывать работу организации в рамках уставной деятельности. Одними из основных задач казачьих обществ являются военно-патриотическое воспитание молодежи, ее духовное и физическое образование и совершенствование, развитие дружбы и сотрудничества, взаимного уважения между народами РФ.

В этой связи актуальным становится проведение дополнительных занятий с наиболее незрелой в духовном отношении частью подрастающего поколения – школьниками. Планируется продолжить работу по направлению: организация дополнительного образования, направленного на патриотическое, духовно-нравственное, физическое воспитание детей и подростков, комплексную работу по профилактике употребления спиртного и наркотиков. Дальше будет реализовываться направление: развитие общей культуры на основе традиционных казачьих духовных ценностей, таких как любовь к Родине, уважение к старшему поколению, традиционные взаимоотношения в семье, православные духовно-нравственные ориентиры.

Расширение географии деятельности, а также расширение охвата социальных групп: социально неблагонадежные семьи, группы риска».

++++++++++++++

«В этом году систематизировали работу, объединив ее в единый проект под названием «Обретенное поколение». Запланированы экскурсии в храмы города, паломнические поездки по святым местам, беседы на актуальные темы с молодежью в образовательных учреждениях, клубах и ряд других мероприятий.

Цель проекта создать единый духовно-просветительский центр, но самое главное – найти творческих инициативных молодых людей, готовых бескорыстно служить ближним во Славу Божию.

Создан семейный клуб для дошкольников и родителей. Подготовка детей к занятиям воскресной школы, просвещение семей через житие святых семейств».

++++++++++++++

«В настоящее время центр развивается как в материально-техническом, так и в методическом, человеческом обеспечении. Уже есть хорошие результаты по реабилитации. Налаживаются партнерские отношения с обществом, бизнесом и властью региона. За короткое время организация уже нашла единомышленников и получает поддержку. Планируется большее включение в деятельность центра структур Министерства соцзащиты, психологических центров и представителей бизнеса.

Действуют центры в двух городах, планируем открыть еще два центра».

++++++++++++++

«На ближайшее время планируется расширение сферы деятельности движения до территорий крупных муниципальных образований региона, построение полноценной «сетки» (в данный момент времени в сферу деятельности движения входит только центр региона). В качественном отношении – развитие партнерских отношений с внешней средой: крупными общественными объединениями региона, государственными, коммерческими структурами, вузами, региональными средствами массовой информации: вплоть до совместных информационных проектов и т.д.».

++++++++++++++

«За последнее время реально видим увеличение объемов проводимой работы, как в просветительской деятельности, так и социальном служении. Стало проводиться больше мероприятий. Зона нашего служения вышла за рамки города и затрагивает уже несколько пунктов региона. В настоящее время разработана и начинает, осуществляется программа по созданию «Центра защиты материнства», миссия которого будет заключаться в оказании всесторонней помощи беременным женщинам, находящимся в трудной жизненной ситуации. Только в 2010 году планируем провести пять выставок по предотвращению абортов».

++++++++++++++

«Развитие инициатив идет медленно, медленно и реализуются проекты, в большинстве случаев, из-за недостаточных объемов финансирования. Направления деятельности менялись, изначально главным направлением работ была живопись, теперь же акцент сделан на создание православных икон и картин с православной тематикой. Сейчас идет разработка и реализация крупного долгосрочного проекта «Собор Святых Воинов». В планах на будущее – участие этого проекта в грантовом конкурсе. Есть огромное желание сотрудничать с подобными мастерскими в разных районах области и в других регионах, создать своего рода ассоциацию. Сейчас общаемся по этому вопросу с представителями духовенства на местах. Главная задача – увеличить число активистов студии, передать свой опыт другим ребятам, чтобы те затем передали другим, создать иконописную школу на базе одного из вятских приходов. Ищем возможности для расширения материальной базы студии (помещение, инструмент и т.п.)».

++++++++++++++

- Как строится работа организации: есть ли планирование, перспективы развития?

- Планирование... Смотрите, у нас есть три обязательных концерта – Пасха, Рождество и День примирения 4 ноября. Вот на эти праздники мы планируем, кого привезем, где возьмем деньги. Планируем поездку на Грушинский фестиваль. Планирование у нас не очень хорошо построено.

- Больше импульсивного? Пригласили в детский дом – пошли?

- Да.

- А в перспективе как вы видите свою деятельность? Расширяться будете или на том же уровне остаться бы?

- Мы хотели бы провести фестиваль, но это надо выходить на власть имущих, какой-то разговор с ними надо вести. Но я больше творческой частью занимаюсь. Нужен ещё какой-то человек, который бы занимался рутинными моментами. Типа администратора. Плюс к тому, мы давно уже подумываем о том, чтобы создать счет у нашей организации. Батюшка нас не очень благословляет, чувствует, что мы ещё молодая организация, должны шишек себе набить.

- То есть вы сейчас под его прикрытием работаете: он вас и благословляет и финансово помогает – и материально и духовно окормляет. Как маленького ребенка?

- Материально сейчас меньше. Больше нам самостоятельности дает.

- Ведь и в семье пока ребенок маленький – его на руках носят, а немного подрастет, ему говорят – иди положи себе из кастрюльки сам и скушай. Видимо и вам придется вставать на ноги.

- Или прекращать существование. Понятно.

- Нет, прекращать не надо. Вы несет благое. Люди даже далекие от православия, попавшие на ваши концерты от скуки, были рады вас послушать. Поэтому с вас потом за бездеятельность спросится.

- Нет, дело не в бездеятельности. Бросать, конечно, это нельзя, но и биться головой в стену тоже не хочется. Мне проще на гастроли уехать в Киев или ещё куда-то. Там я знаю, что у меня есть какой-то гонорар. Я могу что-то заработать. Здесь это все происходит во Славу Божью. Какой-то момент это интересно, это нормально. Но вот А. мне, например, рассказал историю: подбегает к нему руководитель всех этих концертов и говорит, что нашли деньги на бензин – поехали на концерт. А он спрашивает: «А мне? У меня пять детей». То есть такие моменты какие-то есть. Понятно, что это по грехам нашим происходит. Человек – он грешен и не уповает на волю Божью.

- С другой стороны, все представители общественных объединений все работают бесплатно.

- Все-таки, всё должно быть гармонично. Труд должен быть оплачен. Мой концерт в Смоленске стоил 5 тысяч рублей. Смешные деньги. Но сейчас такой период у меня тяжелый. И если богатые люди хотят, чтобы я спел для них православные песни, то мне хотелось бы, чтобы мой труд был оплачен.

++++++++++++++

- Могли бы Вы оценить динамику за последние 5 лет, темпы развития социального служения: уменьшилось, осталось на том же уровне или немного увеличилось, сильно увеличилось, по сравнению с тем, что было до того.

- Если брать 5 лет, то да, увеличилось, в основном с созданием ансамбля, ему как раз 5 лет. Это основная группа, которая занимается социальным служением, которая везде выезжает и участвует во всех концертах и т.д.

- Были ли какие-то изменения за это время в деятельности?

- За пять лет расширился и увеличился преподавательский состав, увеличилось число, количество кружков и мастерские оборудовались в основном за гранты, возможностей стало больше, здания отремонтировались, все поездки полностью осуществляются на деньги благотворителей.

- Какие-нибудь перспективы на ближайшее время Вы планируете, что бы хотелось?

- Хотелось бы, чтобы всё осталось хотя бы на этом уровне, раньше в нашем городе было не много групп, занимающихся социальным служением, но их число возрастает, и по этому темпы социального развития снижаются, не потому, что мы меньше делаем, потому, что этим занимаются и другие люди тоже. Появилась здоровая конкуренция.

++++++++++++++

«За последние пять лет темпы развития социального служения выросли в три раза. Об этом говорят и количество проводимых мероприятий, и количество выполняемых в этом направлении проектов.

Начиналось с желания создать многодетные приёмные семьи, в которых будет проходить профилактика сиротства. А на сегодня уже созданы и работают следующие центры, клубы и кружки:

1. Центр духовно нравственного воспитания «Малая Родина»

2. Центр поддержки семьи и детства в сельской местности

3. Военный патриотический центр допризывной подготовки.

4. Спортивно оздоровительный центр «Богатырь»

5. Центр подготовки молодого фермера

6. Конноспортивный центр

7. Центр эстетического воспитания

8. Центр поддержки семьи и детства в сельской местности

Открыт домовой храм. Есть все спортивные площадки для занятия спортом: зал, борьбы, теннисный, тренажёрный, для игры в баскетбол и волейбол, полоса препятствий, создан класс для занятия военной патриотической работы с ребятами. Организуем каждое лето военно-патриотические лагеря и слёты. Провели 14 фестивалей, десятки праздников.

Организовали приём и распределение бывших в употреблении вещей и мебели (для нуждающихся семей).

Мы верим, что в результате осуществления данного проекта:

- уменьшится количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

- дети, воспитывавшиеся в «Семейном очаге» получат все навыки семейного устройства и приобретут активную гражданскую позицию;

- проект деревня «Семейный очаг» и семьи, взявшие на воспитание детей-сирот, будут хорошим примером для других российских семей в вопросе профилактики сиротства;

- реализация такого проекта, как деревня «Семейный очаг», воспитание там детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, экономически выгодна для государства;

- проект деревня «Семейный очаг» нужен жителям Приморского края для пробуждения у них чувств милосердия и благотворительности, что в свое время влияет на формирование нравственных ценностей у населения в целом.

- успешное выполнение нашего проекта реально повлияет на улучшение демографической обстановки в Приморском крае и на Дальнем Востоке России в целом, что повлияет на укрепление безопасности и крепости государства Российского.

Мы верим, что это пилотный проект, и при положительных результатах, опыт проекта деревни «Семейный очаг» распространится на другие регионы Российской Федерации.

Перспективы на ближайшее время:

1. Укрепить проект, создать заслон от попыток внешней среды закрыть проект.

2. Доработать до конца в полноте антропоориентированную педагогическую площадку для формирования у подрастающего поколения любви к своей «Малой Родине». (Создание своей школы).

3. Продолжать работу по распространению нашего опыта в других регионах Российской Федерации».

++++++++++++++


СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА ПРИХОДОВ НА МЕСТАХ

по материалам опросов настоятелей приходов

Методикой настоящего исследования предусматривались беседы не только с руководителями инициативных групп и участниками социальной работы, но и со священниками приходов, при которых эти группы действуют. Темы бесед фактически перекликались, однако мы посчитали важным представить в настоящем отчете суждения иереев отдельной главой. Таким образом, нижеследующий текст отражает мнение священников по тем проблемам развития социального служения, которые были рассмотрены в предыдущих главах.

Несмотря на то, что тема данного исследования имеет вполне конкретное название и описывает социальное направление деятельности прихожан приходов, не связанное непосредственно с отправлением культа, она вписывается в значительно более широкий контекст всенародного движения по нравственному оздоровлению общества. Пусть это только начало, и нам предстоит сделать ещё очень много. Но начало положено. Тем более отрадно, что в авангарде общественного служения сегодня оказалась Русская православная церковь, подтвердив своим примером, что Церковь может быть отделена от государства, но она неотделима от народной души. «Русское Православие, воплощавшее ценности Святой Руси, – писал русский философ Н. Лосский, – всегда было не только религиозной системой, но и состоянием души – духовно-нравственным движением к Богу, включающим все стороны жизни русского человека – государственную, общественную и личную».

Широкий публичный контекст, в который органически вписываются примеры социального служения Церкви, можно обозначить просто и понятно: как нам жить по-русски и быть в согласии с самим собой. В конце концов, как бы глубоко ни пало общество, в самом его организме заложены механизмы оздоровления, которые запускаются сами собой в самый критический момент. Нам ли сомневаться, что в русском национальном организме есть силы, способные к самоорганизации и самовосстановлению?! Таким образом, исследование отчасти вносит свой, пусть и небольшой, вклад в раскрытие русской национальной идеи, которую сегодня ищет широкое экспертное сообщество, но никак не может обнаружить или сформулировать, несмотря на то, что ответ лежит под боком, его надо только уметь видеть. Пример социального служения, которое предлагает сегодня Русская православная церковь показывает простой и действенный механизм осуществления этой самой идеи, носителями которой выступают обыкновенные русские люди, живущие в разных уголках нашей большой страны.

Сначала мы рассмотрим блок тем, относящихся собственно к идее христианского служения и его миссионерского значения и места в домостроительстве Божьем. Затем перейдём к более приземлённым вопросам.

Вопросы идеологии и теологии.

Зачем это нужно Церкви?

В самом деле, о чём мы собираемся здесь говорить? О том, как сделать мир вокруг человечным, добрым, как поднять человеческое достоинство и дать ближнему почувствовать, что он ценен уже потому, что есть? Да, но не только. Не только потому, что в данном случае мы описываем проблематику социального служения Церкви. А любой вопрос, так или иначе связанный с деятельностью Церкви, неизбежно переходит к вопросу совести, нравственности. Сегодня это чувствуется особенно остро.

С одной стороны, современное российское общество довольно быстро «догоняет» Европу в её отношении к человеку: общественная сфера стремительно вырождается в безнравственный вакуум, порой принимая совершенно дикие формы, душевные взаимоотношения легко заменяются формализованными улыбками и эмоционально бесстрастной вежливостью, а поведение регулируется законом и соответствующими правилами вежливости. И всё это происходит на фоне всенивелирующего постмодерна с его моральным релятивизмом. Многих это устраивает. Однако социологические исследования российского общества показывают[1] , что в основном россияне не готовы к «цивилизованному» нравственному индифферентизму и подсознательно чувствуют, чей тёмный и страшный лик проступает сквозь непрекращающийся карнавал жизни старого мира.

Сегодня много говорится и пишется о национальной русской идее. Общего согласия нет. Тем не менее, есть только одна русская национальная идея, которую народ назвал сам, без помощи экспертов и политтехнологов, и назвал давным-давно. Это – Святая Русь. Сколь бы пафосно это ни звучало, идеалы Святой Руси до сих пор воспроизводятся из поколение в поколение и уже могут считаться архетипами русского характера. Меняются только формулировки, в какие свои чувства облекают современные респонденты, зачастую не воцерковлённые.

Эта, в частности, одна из причин, почему очень многие явления в жизни государства и общества до сих пор переплетены с церковной политикой, и даже недоброжелатели Церкви словно сверяют по поведению её представителей уровень благодати в стране. Мы-то знаем, что и у них жива совесть, да ещё как жива! И всё своё раздражение недоброжелатели обрушивают на те явления, которые не дотягивают до высоких требований духа. Как заметил замечательный русский учёный и писатель Владимир Иванович Даль о всех нас: «Православная вера заключает в себе правила самой высокой нравственности. Нравственность веры нашей выше нравственности гражданской: первая требует только строгого исполнения законов, вторая же ставит судьей совесть и Бога».

Но это в идеале. Между тем на поверхности жизни каждый встречается с явлениями полностью противоположными. Бессмысленно их замалчивать. Так, в недавнем интервью[2] проживающий на Западе художник Михаил Шемякин сказал: «Я много сталкиваюсь с людьми разных национальностей в разных странах, но с такой исступленной жадностью, с которой я сталкиваюсь сегодня в России – обворовыванием собственного народа и всего государства, причем все это уже на грани безумия – такого я нигде не встречал».

Здесь, по-видимому, и нужно искать ответ: почему Русская православная церковь включилась в социальную работу в данный исторический момент. Сегодня этого остро требует высшая нравственность. И, слава Богу, что у нас есть ещё люди, способные на бескорыстную самоотдачу. И кто как ни Церковь должна сегодня громко провозгласить: смысл существования не в неудержимом поглощении всё большего числа удовольствий и вещей.

Не станем скрывать, нам бы очень хотелось, чтобы факты подтвердили православную точку зрения на человека, который заслуживает любви, уважения и заботы как высшее творение Бога, и что забота о ближнем мотивируется не сентиментальностью или простой жалостью, что само по себе также неплохо, но служит нашему общему возрастанию в духе и приносится на алтарь Тому, Кому мы посвящаем свою жизнь и свои труды. Как точно выразился один из опрошенных священнослужителей: «Благотворительность нужна самим благотворителям».

Но, дадим слово самим участникам этого процесса. Ниже мы постараемся классифицировать наиболее характерные высказывания священнослужителей и выстроить их по содержательному приоритету, поскольку количественные данные по причине малого числа охваченных опросом респондентов роли не играют.

· Социальное служение Церкви содержит в себе сакральный элемент.

«Если начать с того, что церковь служит людям, и помогает людям найти Бога, то есть в каком-то плане это сакральное служение, помогает людям обрести веру в Бога».

· Служение ближнему – экзамен для самих верующих и исполнение евангельских заповедей.

«Священник и вообще церковь первые, кто должны этим заниматься. Отношение человека к человеку… Это и есть наш экзамен, наше испытание на любовь друг к другу».

«Церковь не может не заниматься непосредственным служением, поскольку это непосредственная заповедь Евангелия. Это с одной стороны, а с другой стороны она не должна подменять собой государство и ставить перед собой задачу обеспечить всех нуждающихся».

· Социальное служение – традиционное занятие для Церкви.

«Церковь всегда этим занималась, испокон веку, так почему ей не заниматься этим и сейчас… У Церкви есть опыт такого служения, опыт многовековой и положительный».

· Социальное служение – полезный опыт духовного совершенствования человека, но у нас это не развито в силу обстоятельств.

«Нам кажется, что мы спасаемся постом и молитвой. Доброделание и милосердие у нас где-то на периферии сознания. Люди благочестивые больше склонны устроить себя по-монашески. Хотя бы попытаться. Может это потому, что литература у нас в основном такая аскетическая».

· Православные инициативы помогают развивать гражданское общество, способствуют созданию нравственного климата в обществе и информационном пространстве.

«Церковь, безусловно, должна заниматься социальными вопросами, это очень важно и для прихожан и для общественного мнения и для места Церкви в современном обществе. Социальные инициативы Церкви должны быть наравне с общегосударственными».

· В области социального служения Церковь должна стать помощником государства.

«Раньше именно Церковь этим и занималась. Было Императорское боголюбивое общество, Дома презрения, Богадельни, Приюты, Странноприимные дома. А сейчас ничего не осталось, все при советах развалили, и пошли беспризорники гулять по России и калеки бездомные. Сегодня всё это постепенно возрождается».

Некоторые опрошенные священнослужители не совсем чётко видят грань между необходимостью общественного служения, которое в принципе может быть понято как гражданский или обычный человеческий долг, и служением Богу через служение людям. Этот вопрос довольно тонкий, и, как верно заметил один из опрошенных священнослужителей, «нельзя допустить перегиба в сторону социальной работы; если она станет нашим главным занятием, то зачем мы становились священниками». Есть ещё один момент, которого мы коснёмся лишь мельком, чтобы не вторгаться в область богословия. Акцентирование внимания на социальном служении, какое мы наблюдаем в первую очередь в протестантских странах, в ущерб подлинно христианскому пониманию его смысла, наводит на мысли о скрытом богоборчестве этого движения, так как такое социальное служение в конечном счёте занимается исправлением «несовершенств» божественного устроения мира.

Собственно, это имманентная черта фаустовского человека Европы, воспитанного на Ренессансе и убеждённого в самоценности человека как такового. Со временем возведённый гуманистической мыслью на пьедестал такой человек фактически перестаёт нуждаться в Боге, и служение ему как абсолютной ценности становится основной задачей всех общественных институтов западной цивилизации, не исключая и церковь, главным образом протестантскую, ставшую в своё время авангардом борьбы за человека. Вот почему мы говорим, что из всех церквей протестанты больше других преуспели в социальной деятельности. Как заметил один из опрошенных священнослужителей, «служение ближнему было полностью заменено социальным, которое стало как бы сутью служения церкви… и получилось, что когда перед служителем вставал вопрос, чему отдать предпочтение – служить литургию или идти в дом престарелых, – то он выбирал дом престарелых; такая произошла подмена».

К сожалению, такой взгляд на социальное служение церкви постепенно распространяется и на россиян, в основном невоцерковлённых. Однако вольно или невольно служители Русской Церкви подпадают под мощное влияние широкого общественного мнения, что доказывают отдельные высказывания участников нашего опроса. Так, в частности на вопрос: «Где место социальных инициатив Церкви в общегосударственных масштабах?» один из опрошенных священнослужителей без обиняков ответил: «Главенствующее».

Поэтому следует постоянно напоминать себе, что этика для православия всегда религиозна. Она есть для христианина образ спасения души, выявленный как в Церкви, так и в повседневной жизни. Православие просто не знает двух вариантов морали – светской и церковной и, соответственно, применяет один и тот же критерий ко всем сторонам жизни. Источник же православной этики надмирен и явлен в образе Христа Спасителя, и потому она, безусловно, выше всякого широко трактуемого гуманизма. Отрадно, что большая часть опрошенных клириков все-таки это понимает и подчёркивает. «Для нас социальное служение никогда не было самым главным, – сформулировал наш респондент. – «Как сказал Христос, «нищих всегда имеете с собою» (Мф 26:11; Мк 14:7; Ин 12:8). Бедность всегда существует. У Церкви – духовное попечение. А следствие христианской любви – та или иная благотворительность». Социальное служение Церкви не подменяет, но дополняет работу государства в этом направлении. Ещё один респондент на вопрос «Какова задача Церкви в социальном служении?» ответил просто и ясно: «Внести духовную составляющую в это социальное служение государства!».

Социальное служение как форма миссионерства

Отдельной статьёй социальное служение Церкви рассматривается опрошенными как эффективная форма миссионерства, что особенно актуально в наше время, особенно в местах, где люди подвержены повышенному нравственному стрессу – в армии, в местах заключения, в домах престарелых и т. п. То есть там, где люди чаще всего задумываются над сложными вопросами морали, смысла жизни, спасения души. Методы миссионерской работы заключаются не только в непосредственном наставлении в виде бесед, обучения в воскресных школах (хотя, по признанию респондентов, они становятся весьма популярными), но и менее формализованными. В частности, опрошенные нами священнослужители назвали следующие виды деятельности:

· опека священнослужителями воинских частей, местных отделений милиции, где они проводят религиозно-образовательную катехизаторскую работу;

· миссионерская работа через православные братства, которая выходит за рамки прихода и даже за пределы города или населённого пункта;

· краеведческие программы с православным уклоном как, например, «Земля благословенная» в одном из костромских приходов;

· детско-юношеские каникулярные лагеря. Многие в этих лагерях, – делятся опытом опрошенные священники, – впервые знакомятся с утренними и вечерними молитвами, впервые исповедаются, впервые присутствуют на православном богослужении, впервые получают возможность побеседовать со священником, случается, что крестятся.

Те немногие священнослужители, которые подняли тему миссионерской работы, отметили её сложность в нынешние времена. Проблема налицо – убогое материалистическое сознание, бездушный мир потребления, поглощающий человека без остатка. Приведём для примера мнение одного из опрошенных:

«Сейчас, наверное, времена, посложнее апостольских. Почему? Потому что апостолы уходили и проповедовали в места к язычникам, к варварам и проповедовали слово божье людям, которые не знали о Христе. Сейчас же Евангелие проповедано всему миру, переведено на все языки. Но, зная Христа, зная заповеди божьи, люди более склонны к материальным удовольствиям и к влечениям мира, которые дает современная эпоха. Мы говорим в проповедях о том, что люди и так знают, но не хотят ничего исправлять».

Сохранение традиций через социальное служение Церкви

Часть опрошенных в ходе исследования священнослужителей указали на то, что социальная деятельность Церкви включает в себя ещё один важный аспект, а именно направлена на сохранение национальных традиций. При этом опрошенные священнослужители чётко понимают неразрывность национальных и православных традиций. В данном случае это даёт дополнительные преимущества, поскольку главной задачей социальной работы, как мы уже установили выше, священники видят духовное воспитание человека. Православная Церковь имеет длительный опыт нравственного обустройства человека. Не воспользоваться этим опытом теперь, когда нация оказалась на краю нравственной гибели, было бы неразумно.

Конечно, здесь речь идёт, прежде всего, о детях и молодёжи, которые живее усваивают новые идеи, в том числе чаще попадают и под пагубные влияния. О том, как священнослужители, понимают задачу воспитания традиций, показательно свидетельствует следующее мнение нашего респондента:

«Очень важно знать ребенку и о духовной составляющей традиций, именно о духовных традициях, которые из поколения в поколение передавались нашими прадедами, дедами, отцами. Важно сохранить эти связанные с православием традиции в жизни. Это воспитает иммунитет против информационной атаки, которой подвергаются дети в виде западных боевиков, блокбастеров и прочих информационных течений. Нужно, чтобы ребенок узнал другой мир, другую жизнь, духовную жизнь и красоту, красоту православия, красоту жизни по заповедям и закону Божьему».

Основная работа по ознакомлению с традициями ведётся в воскресных школах, в детских домах и др. подобных заведениях. Кроме евангельского повествования и закона Божьего дети знакомятся с историей своего края и обычаями народа.

В общем и целом самостоятельная деятельность приходских инициативных групп совпадает с направлениями деятельности учреждённого в 1991 г. Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, а в чём-то даже и опережает.

Теперь рассмотрим практические вопросы, связанные с социальным служением Церкви более конкретно.

Формы и виды социального служения

Никто и никогда не направлял социальное служение в определённое русло и не указывал инициативным группам и курирующим их священнослужителям, чем им следует заниматься. Это потребность души, и она стихийна по своей природе. Один из опрошенных священнослужителей так прямо и выразился: «У верующего потребность такая должна быть: добро творить, заниматься благотворительностью». Из этой потребности и проистекает социальное служение Церкви на местах. Различие в практике, разумеется, существует в зависимости от ситуации: разные города, населённые пункты, разные приходы и разные прихожане. Естественно, разные финансовые возможности.

На вопрос «Чем определяется выбор направления деятельности?» большинство опрошенных нами священнослужителей в первую очередь называли количество прихожан и, соответственно, финансовые возможности прихода. При этом количество прихожан может разниться от 10-20 человек в воскресный день до тысячи.

И, тем не менее, социальным служением сегодня в той или иной форме занимается практически каждый приход. Свобода выбора рода деятельности не ограничивается сверху и не ставит целью подмену государственных структур. По мнению опрошенных, единственным сдерживающим средством здесь являются внутренние ресурсы Церкви. Но в любом случае основной задачей социальной деятельности Церкви было и остаётся воцерковление людей.

Формы социального служения

Всю социальную работу приходов условно можно разделить на следующие направления:

Собственно социальное служение. В ходе опроса выяснилось, что это наиболее распространённый вид деятельности, внутри которого в свою очередь существует несколько направлений. Основное направление, так или иначе, связано с медициной. Ниже мы перечислим наиболее характерные виды деятельности в порядке частоты их упоминания в интервью:

1. Помощь больным . Она включает непосредственную сестринскую помощь болящим, катехизаторские беседы с больными, их причащение и т. п.

2. Помощь матерям и разъяснительная работа, касающаяся греха аборта . Помощь будущим матерям включает в себя как миссионерскую составляющую, то есть разъяснительную работу, так и благотворительную (например, сбор вещей); в отдельных случаях такая помощь может осуществляться специально организованными центрами (например, Христианский центр детства и родовспоможения), где беременные женщины получают консультации по педагогике и психологии. По мнению опрошенных священников, центр кризисной беременности должен быть в каждой Епархии. Дело движется в этом направлении. По свидетельству одного из опрошенных, если 10 лет назад об этом не слышали, то сейчас по крайней мере в десяти Епархиях работа по кризисной беременности ведется, и через 2-3 года уже в каждой Епархии появятся такие центры.

Отдельно следует выделить профилактическую работу против абортов и с женщинами, уже совершившими этот грех. Эта работа, к сожалению, только начинается, но у неё большое поле деятельности. «Множество людей в стране мучаются угрызениями совести, что они убили своих детей, или способствовали, что убили их внуков. Их даже не миллионы, их десятки миллионов. Они мучаются и ищут, какую бы такую молитву прочитать, какой бы такой ритуал провести, чтобы искупить грех аборта. Нет такого ритуала! Только милосердие Божие».

3. Помощь нуждающимся и людям, попавшим в тяжелые жизненные обстоятельства . Здесь, прежде всего речь идёт о приютах для бездомных, одиноких малоимущих стариков и детей, а также работе с заключёнными (посещение тюрем, беседы о православии, о смысле жизни, отправка в тюрьмы и колонии писем и посылок и т. д.), содержание благотворительных столовых, помощь старикам в бесперспективных деревнях. К этому же направлению относится и такой вид деятельности, как телефоны доверия, которые готовы выслушивать не только православных, но и всех нуждающихся.

4. Помощь инвалидам, алко- и наркозависимым . Социальная работа с инвалидами осуществляется, как правило, через специализированные центры (например, Православный центр глухих и слабослышащих «С.», который ведёт миссионерскую деятельность среди глухих и слабослышащих) интернаты, приюты (например, для детей-сирот) или клубы (например, клуб «Л.» для детей-инвалидов и детей, страдающих аутизмом). В других случаях, – как например, оказание помощи семьям с детьми с синдромом Дауна или инвалидам-колясочникам – может проводиться адресно. Опрос выявил даже такие уникальные направления социальной работы, как открытие православной общины слепых и слабовидящих, а также психоневрологический детский интернат для тех детей, за которыми родители не в состоянии ухаживать. Интересным примером может послужить созданный при одном из приходов Дом ребенка, в котором под патронажем церковной общины был создан институт крестных мам.

Для помощи алко- и наркозависимым создаются православные общины и центры по профилактике, лечению и реабилитации алкоголизма, наркомании и других видов зависимости.

Миссионерское служение . Этот вид социального служения частично перекликается с уже названными выше, что объясняется православной спецификой данных инициатив. Так, помощь больным или заключённым, как правило, сопровождается беседами о православии и об онтологических вопросах, имеющих непосредственное отношение к спасению души. Тем не менее, можно выделить несколько чётких направлений:

1. Воскресные школы . Воскресные школы сегодня существуют при каждом приходе. Опрошенные нами священнослужители говорят даже о том, что воскресные школы открываются на летний период при приходах в тех сёлах, которые оживают лишь благодаря дачникам. Воскресные школы обычно подразделяются на младшую, среднюю и старшую (младшая рассчитана на детей в возрасте до 7 лет). Популярность воскресных школ, по свидетельству опрошенных нами священнослужителей, всё время растёт.

2. Разъяснительные и катехизаторские беседы в воинских, милицейских частях, больницах, домах престарелых, детских домах, тюрьмах и детских колониях. Сюда же относится и служение в тюремных храмах. Священнослужители отмечают, что работать им приходится как с заключёнными, так и с персоналом исправительных учреждений: «Работать приходится как с заключёнными, так и с персоналом тюрем, которые от длительного пребывания в тюрьмах сами теряют человеческое лицо».

3. Устроение праздников при церковной общине . Праздничные мероприятия, как было отмечено нашими респондентами, особенно ярко и положительно действуют на детей, за которыми в храм тянутся и взрослые.

4. Лектории для взрослых .

Просветительское и патриотическое воспитание . Следует сразу сказать, что это направление социального служения Церкви имеет, по отзывам опрошенных священнослужителей, большие перспективы, но пока только развивается. О конкретных достижениях в своих приходах похвастались всего пара респондентов, однако они сообщили, что в соседних епархиях (не попавших в зону исследования) такой опыт имеется и им хорошо известен. Как нетрудно предположить, работа в этом направлении ведётся в первую очередь среди молодёжи. Опрошенные нами руководители приходов назвали следующие формы работы по патриотическому и просветительскому воспитанию:

1. Военно-патриотические и просто патриотические православные клубы .

2. Скаутские движения (как, например, «Братство православных следопытов», имеющее немало отделений).

3. Молодёжные православные лагеря с обучением традиционным ремёслам и способам ведения хозяйства на земле (рукоделие, огородничество, сельское хозяйство и т. п.).

4. Кружки по домоводству для детей разных возрастов и их родителей, где они учатся вышивать, шить, готовить.

5. Археологические и исторические кружки и клубы . Участники таких кружков и клубов организуют экспедиции, собирают материалы, помогающие больше узнать о родном крае.

6. Образовательные чтения . В эту категорию попадают инициативы самого широкого направления.

7. Учреждение православной гимназии (в одном случае). Речь идёт о В. православной гимназии (работает с 1998 года), которая кроме прочего получила статус муниципального учебного заведения. Это совместный проект епархии, администрации города и российского детского фонда.

8. Учреждение краеведческой премии (единичный случай, выявленный в нашем опросе).

Частная благотворительность, волонтёрство. Опрошенные нами священнослужители утверждают, что, несмотря на западное происхождение основных методов и технологий реализации социальных проектов такого рода, они преломляются через российский менталитет и опосредуются традициями российского меценатства дореволюционного периода. Что касается добровольчества и волонтёрства, то, как считают респонденты, эти направления в настоящий момент в России не очень развиты в сравнении с западными странами. Так, в США в волонтерскую деятельность вовлечены до 70% населения. В России же эта цифра не превышает 10% (возможно, меньше). Так или иначе окормляющие это направление деятельности священнослужители все-таки полагают, что волонтерство и добровольчество не получит столь широкого распространения у нас, как на Западе, так как общий уровень жизни в нашей стране пока не сопоставим с западным. «Многих отвлекает зарабатывание хлеба насущного», – как выразился один из респондентов. На сегодняшний день, как следует из показаний опрошенных, благотворительность и волонтёрство осуществляется через православные молодежные клубы и специализированные волонтерские организации (например, волонтерское движение «М.», занимающееся детьми-сиротами, оставленным в роддомах и больницах, или организации по работе с детьми-инвалидами, проживающими в семьях).

Однако далеко не все виды служения способны выполнять волонтёры. Бывает, что без настоящих специалистов не обойтись. Вот и наши респонденты проблему привлечения специалистов выделяют отдельной строкой, особенно в тех случаях, когда речь заходит о специализированной помощи. Но работа специалистов требует оплаты. Эта проблема стоит настолько остро, что, по словам одного из опрошенных: «На нашем последнем заседании после Архиерейского собора было сказано, что священник должен отдать хоть свою зарплату, чтобы иметь соцработника в каждом приходе, и чтобы он помогал людям в сложных случаях, ситуациях, бедах и нуждах, где подчас и сам священник не всегда профессионально может оказать помощь». Это в целом справедливо: постоянная, подчас монотонная работа должна выполняться профессионалами. И в таких специалистах православные волонтёрские организации остро нуждаются.

Проблема усугубляется ещё и тем, что специалисты требуются не только в крупных городах, где большие приходы, но и на селе. «На примере своего сельского прихода могу сказать, – утверждает наш респондент, – что на самом деле готов отдать свою зарплату профессионалу, который мог бы помочь мне в налаживании нормальной хорошей работы (социальной и педагогической)». А ведь социальный работник ко всему прочему должен быть православным, ведь ему предстоит работать в структуре прихода!

Государственная поддержка социальной активности Церкви на местах

В центре внимания рассматриваемой нами темы, само собой разумеется, стоит документ «Социальная концепция Церкви». К нему, так или иначе, сводились все интервью. Поскольку в самом названии присутствует слово «социум» (т. е. человеческая общность), то тем самым документ предполагает распространение гуманитарных инициатив за пределы церковных общин на более широкий круг людей, то есть фактически на светское общество. Несмотря на то, что Церковь в России, согласно Конституции, отделена от государства, в жизни им приходится сотрудничать по многим направлениям, в частности в сфере социального служения. Многие проекты требуют не просто административного разрешения, но активной помощи. Как справедливо указывали многие наши респонденты, социальные проблемы в стране стоят крайне остро, и решить их можно, только соединив усилия государства, Церкви и общественных организаций.

Как это происходит в жизни? Этот вопрос мы также задавали священнослужителям. Их ответы позволяют представить следующую картину взаимоотношений власти и инициативных групп из православных общин на местах. Все ответы мы разделили на две группы – положительный опыт господдержки и отрицательный. Мнения разделились почти поровну с небольшим перевесом тех, кто всё же склонен положительно оценивать результаты сотрудничества с государством [соотв., 9 и 7; остальные либо воздержались от прямого ответа, либо выбрали нейтральную оценку].

· Положительные отклики

Характер положительных оценок сотрудничества также различается по тональности и содержанию. В одних случаях священнослужители довольствуются тем, что им удаётся беспрепятственно решать юридические вопросы, и этим, собственно, сотрудничество ограничивается. В других местная (районная, городская) власть помогает активно, включая взятие на себя расходов на строительство храмов и финансирование различных мероприятий. В отдельных случаях государственные органы оказывают Церкви помощь в виде грантов на социальные проекты.

При этом некоторые респонденты указывали на непрочность сложившихся отношений с властью, мотивируя это непостоянством властной политики на местах:

«Не знаю, как будут развиваться отношения (с властью), потому что власть разная, разные руководители, они меняются, с этим меняются и перспективы и возникают проблемы».

++++++++++++++

«Пока (сотрудничество) идет, но как долго будет длиться это потепление, никто не знает».

++++++++++++++

«Начальство стоит в храме на службах, все хорошо, власть на местах тоже идет навстречу Церкви, а что будет дальше и когда это случится, никто не знает».

++++++++++++++

И практически все опрошенные выражали надежды на дальнейшее развитие отношений и сотрудничество в социальном служении.

· Отрицательные отклики

Скептический тон ответа одного нашего респондента на вопрос «Власть идет навстречу Церкви или наоборот?» очень точно характеризует состояние дел в ряде мест: «Кто её знает, куда она идет, эта власть? Сегодня к нам бежит, завтра от нас понесется, это всю жизнь так было. Власть – штука переменная, куда ветер дунет, туда и побежит». Среди опрошенных нами священнослужителей прозвучало и такое интересное мнение, что «любой храм – это музей» и должен поэтому получать государственное обеспечение как и любой другой музей в государстве:

« Если каждый храм будет восприниматься как музей, как архитектурная ценность, то пускай (власть) выделяет деньги и контролирует… мы не против».

Зачастую власть на местах остаётся равнодушной к социальной работе, которую проводят православные энтузиасты. А ведь говорилось уже выше, что привлечение специалистов требует определённой денежной компенсации:

«Нет ни ставки, ни помощи, ни компенсации, ни на проезд, ни на телефон, ничего. Хотя вроде бы говорят: «Да, ты занимаешься полезным нужным делом. Ну, занимаешься и занимайся».

++++++++++++++

«С местными властями никакого взаимодействия нет, на все обращения к ним – только отписки. Нет возможности решать проблемы через власть».

Есть и более резкие оценки взаимоотношений приходов и власти по вопросам социальной работы, как например:

«В нашем случае власти просто тормозят работу, начиная с руководителей отделов соцзащиты и заканчивая главой администрации».

Но даже когда нерадивые власти идут на контакт с Церковью на местах, то создаётся ощущение, что благородное дело социального служения их нимало не трогает:

«Если брать нормативные акты, то это, в большей степени, принудительное сотрудничество. Полноценных плодов от такого сотрудничества ждать не приходится».

Неоднократно было отмечено, что помощь от властей легче получить на высоком уровне, тогда как социальная работа на уровне приходов ею игнорируется:

«Вижу желание власти сотрудничать с церковью на самом высоком уровне, т. е., непременно, с высшими иерархами православной церкви, причем независимо от высоты положения самого представителя власти. На уровне прихода церковь интерес у власти почти не вызывает».

Отдельно нужно сказать и о таком явлении, как несовпадение интересов Церкви и органов власти. Иногда власть сама обращается за помощью к представителям Церкви, и настоятели приходов откликаются на призыв, но:

«Бывает и наоборот. И не всегда получается еще, что нам нужно то, что они нам могут предложить. Бывает, что они в одной области заинтересованы сотрудничать, а нам это ну никак не подходит».

Многие из опрошенных отметают, что сотрудничество с государственными органами на местах строится исключительно на личных контактах и на авторитете местных церковнослужителей, как правило, высокого ранга. Немаловажную роль в данном процессе играет и личность государственного чиновника. По этой причине сотрудничество между православными общественными организациями и государственными органами получает временный, неустойчивый характер:

«Мы сотрудничаем, только это не власть, как таковая, а конкретный человек у власти. Был один префект – было сотрудничество, пришел другой – не стало».

Поддержка социального служения Церкви со стороны местного бизнеса

Не все опрошенные настоятели приходов в своих интервью указали на поддержку со стороны местных коммерческих организаций. Это означает, что бизнес не везде и не всегда спешить помогать Церкви. При таком незначительном количестве мнений можно лишь акцентировать внимание на отдельных проблемах или тенденциях, которые предположительно носят универсальный всероссийский характер.

Из тех респондентов, кто всё же затронул тему помощи со стороны частных предпринимателей, преобладают сдержанные или пессимистические отзывы. Об удачном сотрудничестве с частным бизнесом главным образом говорили респонденты из Москвы – крупного мегаполиса, где есть достаточно богатые предприниматели. В городах поменьше, хотя и не маленьких (в частности, Ярославль, где по данным за текущий год проживает 603,7 тыс. человек.), помощь от частного бизнеса в разы меньше.

«Мелкий город, нет крупного бизнеса, нет помощи».

Не раз опрошенные нами священники сетовали на то, что сегодня в России благотворительные традиции забыты, люди больше заняты мыслями об обогащении:

«Хорошо бы, конечно, как до революции, десятину на храм, но только это из области фантастики, скорее, чем на самом деле, нет теперь ни Мамонтовых, ни Третьяковых, ни Бахрушиных, а если обычному человеку предложить десятину на храм отдавать, не сильно он этому обрадуется, думаю. Благотворительность должна от сердца идти, изнутри души человеческой».

Возможно, в самом деле, не хватает законодательного стимулирования для отчислений на благотворительные нужды, как это практикуется в западных странах, а также в более широком смысле – работы по формированию полноценного и ответственного гражданского общества[3] :

«Благотворители сегодня от своей благотворительности не имеют налоговых льгот и еще чего-то, поэтому получить помощь достаточно сложно».

В сельской местности, где деревенское население главным образом состоит из дачников, приезжающих на сезон из ближайших крупных городов, также нет недостатка в спонсорах:

Приходят ли благотворители сами или надо искать?

«В основном, конечно, приходится искать, особенно если что-то надо в зимне-весенний период, поскольку, повторюсь, приход у меня сельский, и многолюдно бывает разве что летом. Вот тогда народу много, и помощь есть ощутимая. У нас есть зажиточные московские дачники».

Но даже в тех местах, где имеются достаточно богатые предприниматели, далеко не все из них предлагают помощь по собственной инициативе. Зачастую получение помощи связано с немалыми усилиями и унижениями со стороны просителя. Вот что ответил на вопрос «Приходят ли благотворители сами или надо искать?» один из наших респондентов:

«Чаще искать приходится… Если сам приду на какое предприятие, особенно на малое производство, расскажу по какой нужде и о том, что нам надо, то дают».

Или так:

«Если бегаешь, обращаешься, может и дадут какие копейки (тысяч 5-10), но мне просто жалко тратить время и силы на то, чтобы бегать и клянчить деньги».

++++++++++++++

«В начале перестройки, когда храм только передали, я по наивности своей думал, сейчас пойду, скажу людям: «Cмотрите, какой храм, давайте его построим, это жемчужина… края, давайте всем миром... А все, притупив взоры: «Ладно, может быть когда-то, что-то...». В общем, ничего не получилось. И всё понял, и у меня отпал всякий интерес ходить, да и не умею я, честно говоря, просить».

++++++++++++++

«Приходят раз в сто лет. Надо искать. Чтобы сами, да именно на социальный проект дали, такого никогда не встречал».

В любом случае материальная помощь от частных предпринимателей в провинции исчисляется незначительными суммами, на которые невозможно рассчитывать при планировании долгосрочных программ. Приходские инициативные группы, как правило, выживают своими силами:

«Прежде всего, мы живем своими силами, если кто-то оказывает эту помощь, мы конечно благодарны, но эта помощь не является значительной, она носит вспомогательный характер. Все-таки, у нас нет таких крупных предприятий, производителей, которые могли бы оказывать серьезную большую помощь».

++++++++++++++

«Помощь есть, хоть не всегда большая. Правда, я не всегда склонен объяснять бизнесменам – на какой проект мне деньги нужны, потому что бывает и такое, что мы деньги просим на какой-то проект, а им он кажется незначимым, мы одно хотим делать, а у них – другие идеи».

Несовпадение интересов благотворителей и инициативных православных групп – это одна из проблем, которая не раз всплывала в интервью. Это говорит об отсутствии координации (координирующего органа) и, соответственно, о том, что социальное служение всё ещё остаётся периферийной темой общественного сознания и не стоит в главной повестке дня у государства:

«Бывает, что есть богатое, мощное предприятие, но оно может и ничего не дать, поскольку уже имеет собственные проекты».

Сама по себе разовость помощи, её спонтанный, случайный характер также не позволяют говорить об основательности сложившихся отношений между церковными благотворительными организациями и бизнесом. В России пока ещё нельзя говорить о систематической благотворительности, какую мы наблюдаем в развитых странах:

«Нам бы хотелось не разовые помощи, пусть даже и большие. Пусть они будут небольшими, но стабильными, чтобы я знал, что в течение года буду каждый месяц получать определённые средства... тогда я смогу развивать проекты, строить программы».

Многое зависит от личности бизнесмена, его отношения к православию. Большинство благотворителей хотят знать, на какие конкретно дела идут их средства. Многих настоятелей храмов и руководителей групп по оказанию социальной помощи это не устраивает, им хотелось бы большей свободы в распоряжении средствами. Но в любом случае помощи со стороны частных предпринимателей, как правило, недостаточно. Социальное служение Церкви в настоящий момент, по свидетельству опрошенных нами священников, в основном существует на пожертвования частных лиц, а не организаций. Стоит ли говорить, что этих средств не хватает.

В заключение раздела мы приведём высказывание одного из опрошенных экспертов, которое, как нам кажется, выражает мнение всех участников социального служения и очерчивает контуры перспективного развития этого направления гражданских инициатив. Фактически он также поднимает тему «корпоративного гражданства», о которой мы вскользь упомянули выше:

«Хотелось бы более активного участия бизнес-структур в развитии социальных проектов для социально незащищенных групп людей. Область интересов бизнеса, как правило, лежит в сфере развития «успешных» направлений – одаренные дети, новые технологии и т.д. Меньше интереса у представителей бизнеса вызывают незащищенные категории людей. В это области видится целесообразным разработка корпоративных программ содействия социально незащищенным группам в контексте социальной ответственности бизнеса при содействии церковных структур и общественных организаций. В таком случае бизнес мог бы со своей стороны оказывать финансовую поддержку, а механизмы реализации и освоения этих средств должны быть предоставлены церковными и общественными структурами».

Взаимодействие с НКО

Взаимодействие с НКО также относится к числу тем, которые были поддержаны во время интервью только частью опрошенных. По нескольким высказываниям, разумеется, нельзя делать обобщённые выводы о состоянии дел в этой области. Тем не менее, основные тенденции и закономерности очевидны. А если исходить из более-менее однородности российского общества в разных областях страны – исключая, может быть, Москву и Петербург, – то можно с большой уверенностью предположить, что те же самые вещи происходят и в остальных приходах, занимающихся социальным служением.

Прежде всего, нужно отметить, что все высказавшиеся на тему сотрудничества с НКО, отметили важность взаимодействия. Соединение усилий в будущем неизбежно по мере расширение социальной деятельности, хотя бы потому, что в НКО работают квалифицированные специалисты, которых может не найтись среди прихожан, тем более в провинции:

«Как только мы выходим на более-менее высокий уровень, то сразу начинаем взаимодействовать с фондами. Стремиться к взаимодействию с некоммерческими организациями нужно. Ведь что такое НКО? Это люди, которые вышли на серьезный уровень работы. Для нас необходимо общение с общественными организациями».

++++++++++++++

«Конечно, надо иметь в своей организации людей или одного человека, ответственного за направление (в данном случае потребовавшее квалифицированного специалиста)... За нас такую работу выполнял московский фонд «Волонтеры – в помощь детям сиротам»… Когда мы решили заниматься социальными вопросами два года назад, то сразу определили себе такой уровень, что немедленно потребовалось сотрудничество и с некоммерческими, и коммерческими организациями, и с органами власти».

++++++++++++++

«Взаимодействие мне видится необходимым, т.к. все мы граждане одного отечества все радеем за духовное и нравственное развитие нашего общества, поэтому обязательно должны консолидироваться».

Существуют и свои трудности взаимодействия с НКО. На вопрос, в чём эти трудности, респонденты отвечали так:

«В незначительных вопросах трудности есть. Далеко не все НКО готовы сотрудничать с Православной Церковью. По различным причинам. Разность во взглядах о предмете сотрудничества, в формах и способах достижения целей, негативный опыт такого сотрудничества (личный, а чаще чужой) и т. д.».

++++++++++++++

«Такое взаимодействие было бы интересным, но у нас поблизости ничего подобного нет, а с другой стороны, общественная организация, её мы и при храме можем создать, только средства на работу где возьмем?»

Взаимодействуете ли вы с НКО?

«Да нет, где им у нас взяться».

Нашлись и такие, кто не считает объединение усилий с НКО необходимым. Причины нам видятся опять же в плохой координации усилий. В конце концов, все понимают, что делают одно общее дело, но договариваются пока с трудом. К сожалению, условия деятельности общественных организаций пока таковы, что объединение усилий рождают дополнительные сложности и хлопоты:

«Не знаю, надо ли нам такое взаимодействие. Если люди уже создали объединение, оно при ком-то или при чем-то, у них своя идея, мы им не нужны, вот, если при храме такое НКО, это здорово, хотя при храме лучше организовывать объединение, которое может расчетный счет иметь и деятельность вести коммерческую, тогда это будет выгодно, а так, не знаю, я с осторожностью к этим НКО отношусь».

Один из опрошенных нами священнослужителей, по должности хорошо разбирающийся в обстоятельствах вопроса, дал, как нам кажется, исчерпывающее пояснение, которое можно привести полностью:

«В сотрудничестве со светскими НКО в области социального служения для Церкви существует огромный потенциал развития, так как на сегодняшний день в чистом виде Церковь не располагает полнотой ресурсов для решения социальных проблем общества. Именно в сотрудничестве со светскими НКО и в использовании их механизмов привлечения ресурсов и решения проблем на партнерских основаниях Церковь видит перспективу развития своей социальной деятельности. Эти организации располагают многими необходимыми ресурсами для решения социальных проблем (юридические механизмы привлечения финансирования, квалифицированные кадры, накопленный опыт решения социальных проблем). Однако для многих НКО в момент регистрации очень остро стоит проблема поиска соответствующего для регистрации и деятельности помещения. Здесь Церковь может предложить использовать свои ресурсы, так как, как правило, у храмов есть дополнительные площади, где должна вестись работа с прихожанами, и Церковь может предоставлять эти площади в пользование партнерским НКО на безвозмездной основе, и достигать большего эффекта в успешном решении проблем социально незащищенных людей. Также за счет привлечения подобных групп людей в свои стены для решения их проблем, церковь расширяет число своих чад и предоставляет возможности социального служения своим прихожанам. В этой области вижу целесообразным разработку в Церкви специальной межепархиальной программы по социальному служению с привлечением ресурсов НКО на партнерских основаниях».

Финансовые источники

Пару слов нужно сказать об источниках финансирования программ по оказанию социальной помощи со стороны церковных волонтёрских организаций. Возможно, в некоторых случаях мы повторимся, но в любом случае этот краткий обзор мнений позволит взглянуть на эту проблему ещё раз в новом ракурсе или обратить более пристальное внимание на некоторые моменты.

Церковная кружка – основной источник финансирования . Практически все опрошенные нами настоятели приходов признались, что основным источником получения средств на социальные проекты являются мелкие пожертвования прихожан храма. Именно получаемыми таким способом средствами главным образом определяется масштаб социального служения и характер социальных проектов:

«Основное поступление финансов – «церковная кружка», частные пожертвования на конкретные нужды (очень маленький процент), добровольная десятина некоторых прихожан (тратится исключительно на нужды прихода)».

++++++++++++++

«Если богатый приход, то он может какие-то инициативы сам финансировать. Но обычно чем богат приход? Тем, что у него прихожане и спонсоры богатые и жертвуют охотно».

Иногда, в зависимости от сезона, «церковная кружка» может приобретать форму попечительских советов из прихожан, как нередко происходит летом, когда деревни заселяются богатыми дачниками из близлежащих мегаполисов:

«А дальше… опять-таки создавать некий попечительский совет, который будет поддерживать нас каждое лето».

Коммерческие структуры как источник финансирования. Без спонсорской помощи коммерческих организаций православным волонтёрам не обойтись, и хорошо, если приходская группа находит со спонсорами общий язык. Но так бывает не всегда. Судя по формулировкам респондентов, обращение к бизнесменам создаёт неловкую ситуацию, когда руководителю группы энтузиастов (в нашем случае настоятелю храма) приходится унизительно выпрашивать пожертвования, а их размеры и частота зависят от прихоти жертвователя:

«Коммерческие структуры! Конечно, обращаемся. А куда же ещё обращаться? Неизбежно мы вынуждены взаимодействовать с коммерческими структурами».

++++++++++++++

«Если он (жертвователь) желает принять участие… в финансировании какого-то важного социального проекта, то надо с благодарностью принимать эту помощь, понимая, что это свободный выбор человека, и он вправе был пожертвовать или не жертвовать».

Иногда проблема даже не в суммах и не желании или нежелании бизнеса жертвовать на социальные проекты. Проблема в расхождении интересов и видении того, как должно строиться социальное служение. Как говорится, кто платит, тот и музыку заказывает:

«Да, помощь (от бизнеса) есть, хоть не всегда большая. Правда, я не всегда склонен объяснять бизнесменам – на какой проект мне деньги нужны, потому что бывает и такое, что мы деньги просим на какой-то проект, а им он кажется незначимым, мы одно хотим делать, а у них – другие идеи».

Государство как возможный источник финансирования социальных проектов . Социальные проекты по самому своему определению должны опираться на собственные силы общества. Однако, учитывая непростое положение дел в этой области, все понимают, что проблемы нужно решать сообща, объединёнными усилиями всех, кто только может и хочет принять участие в создании человечных условий жизни в государстве. В этой связи во время интервью со священнослужителями, возглавляющими волонтёрское социальное служение, постоянно всплывала тема возможной и весьма желательной государственной финансовой поддержки таких общественных инициатив. Речь чаще всего шла о хотя бы частичном финансировании проектов социального служения, но непременно на постоянной основе:

«Постоянное напряжение (от нехватки средств) и отсутствие хотя бы небольшого, но государственного финансирования, какой-то поддержки. Иногда это просто вводит в уныние, руки опускаются».

Мы уже приводили выше слова респондентов о необходимости привлекать к социальному служению квалифицированных специалистов на постоянной основе. Но это практически невозможно исполнить в виду нехватки регулярного финансирования:

«Отсутствие квалифицированных кадров, транспорта, офисных помещений и оборудования, стабильного финансирования приводят к тому, начальный энтузиазм организаторов общин постепенно угасает».

Государственная финансовая помощь в виде разовых грантов также доступна не всем участникам социального служения по различным причинам, в том числе юридическим:

«В грантах, конкурсах у нас и возможности-то юридической нет участвовать».

++++++++++++++

«Иногда крайне необходима юридическая регистрация для расширения источников финансирования».

Волонтёрские православные организации, безусловно, ждут от государства более пристального внимания к своим трудностям и какого-либо ограниченного участия.

Сотрудничество со СМИ

Данная тема не связана непосредственно с социальным служением Церкви. Тем не менее, мы посчитали необходимым вкратце её коснуться в беседах с нашими респондентами. В конце концов, благородная идея помощи ближнему должна обрести отклик в самых широких слоях общества, а социальное служение превратится во всенародное дело. Добиться этого можно только через доброжелательное освещение событий в СМИ. Это хорошо понимают и те, кто непосредственно занят в проектах социального служения:

«Сотрудничаем со СМИ, потому что именно через средства массовой информации можно донести до людей то, что важно донести».

++++++++++++++

«Роль Церкви в создании нравственного климата в обществе, по сути, должна быть ведущей. Будет правильным, если голос Церкви будет услышан как во властных, так и в общественных и деловых структурах как можно большим количеством наших граждан, которые может быть, не являются воцерковлёнными людьми, и не имеют возможности слышать проповедь о христианских ценностях. Здесь ключевую роль может сыграть информационная политика и ведущие СМИ страны. Возможно, требуется налаживание цивилизованного диалога представителей Церкви и «четвертой власти» и создание информационного поля, где голос Церкви будет принят и услышан большим количеством людей».

Это, казалось бы, очевидная вещь. Однако у большинства СМИ другая политика, и коммерциализация сферы массовой информации вынуждает выбирать совсем другие ориентиры. В приказном же порядке на СМИ повлиять не возможно. Проблема, по-видимому, в том, что мы строим светское общество, стерильное от каких-либо идеологий, тогда как Церковь предлагает модель духовного общества, скреплённого возвышенной идеей человечества во Христе. И эта идея – человечества во Христе – к большому сожалению пока не осознана и не востребована нашим обществом:

«Об этом СМИ говорят мало, – скорей всего это менее интересно. Если ЧП какое-то, тогда другое дело, это куда интереснее, чем такое служение. А служение очень важно. Почему? Потому что, сама церковь – это не здание, в котором мы с Вами находимся, церковь – это общество людей, а глава – Христос».

Социальное служение Церкви подробнее и регулярнее освещается локальными СМИ:

«Связь какая-то со СМИ у нас есть, не тесная, но освещаем праздники. Вот местное кабельное телевидение есть …..

А газеты?

– Нет у нас своей газеты. У нас есть газета для простых людей, которая издается бесплатно... Так и называется «Православная газета для простых людей». Хорошая газета, она в крайности не вдается. То есть действительно все реально, правдиво освещает. Её в каждый приход привозят, люди разбирают, читают… У нас сам храм издает листок. Там есть журналисты, есть те, кто может заняться этим».

В некоторых местах, как утверждают наши респонденты, удалось наладить постоянное сотрудничество с городскими газетами путём регулярного выпуска приложения к местной газете. В любом случае городской уровень СМИ – это фактически предел. С районными СМИ церковные волонтёрские организации напрямую не взаимодействуют. Если информация о событиях социального служения и проходит, то нерегулярно.

Существует ещё одна немаловажная проблема взаимоотношений Церкви со СМИ: есть множество изданий, выдающихся по пошлости, вульгарности и развращённости. И таковых становится всё больше. Поэтому круг приемлемых средств массовой информации в отдельных населённых пунктах может быть крайне небольшим, а сами эти средства не пользуются массовым влиянием и не могут похвастаться широкой аудиторией:

«Церковь не на любой информационной площадке может работать. Есть церковные газеты, а есть такие СМИ, где церкви просто неприлично быть».

Заключение

В этом коротком отчёте мы сознательно не стали проводить параллели с документами РПЦ, посвящённым социальной работе. Это направление деятельности имеет давнюю историю, и желающие могут ознакомиться с материалами на интернет-сайте Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московского Патриархата[4] . Опрошенные нами священнослужители рассказали, как работа идёт на самом деле. О некоторых вещах мы не смогли рассказать в специальных разделах, так как интервью проводились в свободной форме, и мы не могли затронуть в них широкий горизонт проблем. Однако по отдельным высказываниям, дополнениям и самой тональности выступлений респондентов можно сделать вывод, что вне опроса осталось ещё несколько очень важных вопросов, в первую очередь касающихся общей нравственной атмосферы в стране и наших общих нравственных идеалах.

В самом деле, иной раз Церкви трудно найти понимание со своими проектами безвозмездного социального служения в среде, погружённой в суету страстей и плодящей по большому счёту зло, тогда как суть христианской этики и морали во всеобщей победе благодати и добра. Средства массовой информации часто без обиняков говорят, что им интереснее освещать какие угодно события, но не примеры помощи ближнему, тогда как Церковь в каждом человеке видит образ (живую икону) Христа.

Человек есть высшая земная святыня, носитель образа Божия и Его света. И эта истина определяет основные этические принципы взаимоотношения христиан друг к другу и ко всем людям вообще. Когда эта простая истина дойдёт до каждого, то мы, скорее всего, сформируем своё гражданское общество на принципах, которые веками воспитывали лучшие качества русских людей – доброту, отзывчивость, готовность к самопожертвованию. И никаким другим путём гражданское общество в России само не построится. Время это уже подтвердило.

Поэтому сегодня на Церковь возлагаются большие надежды и большая ответственность в деле нравственного воспитания русских людей и оздоровления нравственной атмосферы в стране. Понимает свою непростую задачу и сама Церковь:

«Церковь должна прийти в государственные учреждения с неформальным, личным, любящим подходом к каждому больному, сироте, престарелому, и восполнить любовью ту помощь, которую люди получают на общегосударственных основаниях. Церковь может научить работников социальных учреждений относиться к страдающему человеку не как к единице в отчетности, а как к богоподобной уникальной личности, обладающей бессмертной душой». (из доклада Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на открытии Архиерейского Собора. 2008)

Как это сделать на практике, показывают, в том числе, опрошенные нами настоятели храмов и по совместительству руководители волонтёрских групп, занимающихся бескорыстным социальным служением в самых различных областях и на разных участках. «В наш век, когда мир устал от слов, проповедь делами любви наиболее эффективна», – говорит патриарх Кирилл.

Исследование выявило ряд тенденций и сопутствующих им трудностей. Из положительных моментов можно отметить:

· Волонтёрское движения в рамках РПЦ быстро развивается, особенно в провинции, где уровень жизни ниже, и в социальной помощи особенно нуждаются.

· Социальное служение не ограничивается самыми простыми формами, типа раздачи гуманитарной помощи, а находит сложные сферы применения, зачастую не имеющие прецедентов в государственном секторе (напр., пропаганда против абортов, работа с будущими матерями или помощь женщинам, совершившим аборты).

· Частные предприниматели всё чаще готовы оказывать материальную поддержку волонтёрским организациям.

Среди проблем опрошенные нами священнослужители наиболее чётко обозначили следующие:

· Недостаток финансовых средств, сдерживающих дальнейшее развитие волонтерского движения и масштабность проектов.

· Нерегулярное поступление денежной помощи на социальные проекты.

· Слабая активность государства в деле помощи самим волонтерским организациям (как юридической, так и финансовой и организационной).

· Отсутствие координации между деятельностью НКО и церковными волонтёрскими организациями.

· Слабое освещение в СМИ деятельности организаций по оказанию социальной помощи, что не способствует созданию в обществе необходимой атмосферы общего дела.

По ходу бесед со священнослужителями почти всеми ими были высказаны пожелания о необходимости налаживания трехстороннего партнерства Церкви, государственных структур и общественных организаций, а также пожелание органам власти на местах побольше интересоваться делами Церкви и не отделять её от гражданского общества (до сего дня готовность к сотрудничеству с Церковью выражалась лишь на самом высоком уровне, то есть на уровне иерархов, на уровне же приходов деятельность Церкви власть не интересовала).

Мы строим новую Россию. Сегодня мало кто может точно описать, какой она станет через 10, 20 лет. Всё в наших руках. Хотелось бы видеть нашу страну такой, где человеку было бы жить не только комфортно физически, но и душой. Давайте пофантазируем. Мы не можем жить, не стремясь к чему-то лучшему, светлому. Такова уж особенность нашего национального характера. Но так повелось за долгую нашу историю, что мы, как и наши предки, назначаем себе очень высокие цели. В определённом смысле можно сказать, что русская национальная идея – это движение к бесконечно совершенному нравственному идеалу, который может быть воплощён только в Боге. Вот почему вся наша культура утверждает, что русская идея тождественна идеалу православия. А стержень этой национальной (национально-духовной) идеи заключается в комплексном преображении как самого человека, так и всех сторон жизни государства и общества. (см. выше: "всех сторон жизни русского человека"). Как говорил один из наших замечательных духовных писателей, ныне причисленный к лику святых, священномученик Архимандрит Иларион (Троицкий): «Идеал Православия есть не прогресс, но преображение...».

В этом преображении всё – либерализация порядков, раскрытие творческого потенциала народа, ещё не найденные прообразы новых форм административного или государственного устройства и т. д. Ибо в Боге уже всё заключено, и открывается человеку по мере его способности к восприятию божественной мудрости. И это преображение начинается с нас самих, с каждого в отдельности. Вот почему наши респонденты подчёркивали, что социальное служение нужно прежде всего тем, кто служит. Возможно, набирающее обороты социальное служение под окормлением Русской православной Церкви как раз и есть тот первый, но решающий шаг к преобразованию общества и страны. Будет обидно, если эта добрая народная инициатива без поддержки государства и бизнеса не получит широкого масштаба и никак не повлияет на наше будущее.

ПРИЛОЖЕНИЕ к главе

В данном приложении помещены разделённые по темам высказывания респондентов практически оригинальном виде. Такая форма позволит почувствовать теплоту языка и чувств опрошенных священнослужителей. Их непосредственная речь передаёт все оттенки радости и печали по поводу того, как воплощаются в жизнь их задумки по социальному служению. Они по-настоящему переживают за это дело, так как в подавляющем большинстве случаев являются инициаторами волонтёрских движений, хотя из скромности об этом в интервью умалчивают. Некоторые высказывания не были нами классифицированы в отчёте, поскольку встречались в единственном случае. Здесь вы их найдёте. В общем, судите сами[5] .

Смысл социального служения Церкви

Вопрос: Существует официальный документ – «Концепция служения Церкви», принятый, фундаментальный. Хотелось бы услышать ваше мнение – насколько важно социальное служение церкви, в каком объёме и зачем этим заниматься Церкви?

«Если начать с того, что церковь служит людям, и помогает людям найти Бога, то есть в каком-то плане это сакральное служение, помогает людям обрести веру в Бога. То есть так или иначе она помогает людям. Социум помогает тем, кто нуждается в помощи… И поэтому я считаю, что Церковь не только служит каким-то таинствам и закрыта для общества, но она и есть и должна быть открыта для общества и для социального служения людям и для помощи людям. Это однозначно, всегда так было, всегда так должно быть».

Вопрос: «Ваше отношение к концепции социального служения Церкви?»

«Церковь, безусловно, должна заниматься социальными вопросами, это очень важно и для прихожан и для общественного мнения и для места Церкви в современном обществе. Социальные инициативы Церкви должны быть наравне с общегосударственными».

++++++++++++++

«Служение очень важно. Почему? Потому что, ведь сама церковь – это не то здание, в котором мы с Вами находимся, а церковь – это общество людей, а глава – Христос. И мы, как служители, священники, конечно же, всегда идем туда, где нас зовут, например, в первую очередь, где нуждаются в том или ином духовном попечении, духовной заботе. Поэтому, конечно же, это наша прямая обязанность священнослужителя. Вот. <…> Сейчас, наверное, времена, которые более их можно обозначить сложнее, чем времена апостольские. Почему? Потому что Апостолы уходили и проповедовали в места к язычникам, к варварам и проповедовали слово божье людям, которые не знали о Христе. Сейчас же Евангелие проповедано всему миру, переведена на все языки и конечно же зная Христа, зная заповеди Божьи, закон Божий, люди более склонны к тем наверное материальным удовольствиям и к влечениям мира, которые дает нам современная эпоха. Поэтому, тут проповеди достаточно сложнее, говоря людям о том, что они уже все знают, но не хотят ничего делать. Это такой вот момент. Важность социального служения, конечно же, это должно быть в совокупности вместе и с государственной поддержкой».

Вопрос: «То есть, надо поднимать народ на такое служение?»

« Однозначно, пока мы этого не сделаем, наша церковь будет закрыта. Сакральна даже может быть где-то. Может мы, скорее, прикрываемся стенкой, таинственным, обрядовой стороной, мы заняты, у нас день и ночь службы, Батюшке некогда. А миряне-то где? Миряне? Где приход? Всё это необходимо для жизни церкви, и церковь-то зародилась как? Жены-мироносицы, пошли куда? Не во дворцы к императору. Пошли к простым людям, и в принципе слово Божие это и было первое социальное служение – нести Слово. Что это Богом установленное служение».

++++++++++++++

«Церковь всегда этим занималась, испокон веку, так почему ей не заниматься этим и сейчас. Конечно, времена изменились, православие больше не государственная религия, но все равно социальные вопросы должны и могут решаться именно Церковью, во первых потому, что больше никому нет дела до немощных стариков, брошенных детей, многодетных семей, малоимущих и нищих (именно они – основной контингент приложения, я бы сказал, сил в социальном служении), а во вторых, потому что у Церкви есть опыт такого служения, опыт многовековой и положительный».

++++++++++++++

«Я могу судить так, как судит церковь. Это, во-первых. Это мое, личное, отношение. Потому что священник и вообще церковь, она первая кто должен этим заниматься. Отношение человека к человеку. Мы всегда говорим о том, люди же общаются, и это и есть наш экзамен, наше испытание на любовь друг к другу. И если мы говорим о социальном служении, то Церковь, конечно, должна этим заниматься. Потому, что как кто, если не другой поможет человеку? Поддержит, посострадает. Часто мы в крайности впадаем: или мы только говорим, или мы только делаем. Делаем, в смысле, не объясняя людям, не разговаривая с ними о вере, об этом служении. Дали копеечку или хлебушек и все. А надо не только это делать, надо стремиться его привлечь к Церкви. Ведь наша жизнь – испытание на Любовь. Мы должны смотреть друг на друга глазами Христа, как говорил Антоний Сурожский. Он говорил с любовью и от него не могли уйти люди равнодушными. И многие, с кем этот священник общался, оставались в Церкви. Вот это служение. Это пример великих святых. Ведь он шел к нищим от любви к ним. И не просто помогал им чем-то материальным, а помогал им тем, что они исправляли свои жизни, приходили в Церковь. Служение в духовном плане должно быть».

++++++++++++++

«Как сказал Христос, «нищих всегда имейте с собой». Бедность всегда существует. У Церкви – духовное попечение. А следствием христианской любви является какая-то благотворительность. Разная. В разное время, в разном строе, в разном государстве понимание этого различное».

++++++++++++++

«Нам кажется, что мы спасаемся постом и молитвой. Доброделание и милосердие у нас где-то на периферии сознания. Люди благочестивые больше склонны устроить себя по-монашески. Хотя бы попытаться. Может это потому, что литература у нас в основном такая аскетическая… А люди далекие от церкви, они так мало имеют энергии! Они и в храм-то приходят редко, и исповедуются не часто, и дела их семейные ближе к телу и заслоняют дела милосердия, дела служения неимущим, которые они могли бы сделать. А людей, которые бы вот так посмотрели, под таким углом зрения, их очень мало. Можно говорить, что существует разрыв между богословием и миром, и духовенство необразованное, и прихожане в некотором смысле развращены. Это то, что я вижу на городских приходах, я не говорю про сельские».

Вопрос: «То есть никакого общественного движения не видно и помощи?»

« Я бы даже сказал какое-то общественное разложение. О чём говорить, если в целом нет образования, нет работы постоянной. У людей с детства начинается только один интерес – интерес к слабостям человеческим, и далеко они не ходят. Ладно, если 5-10% продолжают образование, куда-то уезжают. Какое общественное движение? У нас общественная дегенерация, я бы сказал, просто общественное разложение. Каких-то таких консолидаций, движений нет. Единственное у нас там за последние 12 лет, что я там жил и работал, служил, в консолидации появился храм, люди стали ходить, трудиться, помогать строить вместе. Сейчас приходят молиться вместе. Там год как он уже открытый, я вчера посмотрел, на Чтении великого канона народу было даже больше, чем на Сретение. Вот это меня поразило, это я считаю – консолидация! Это – объединение! То есть когда у людей есть цель, и цель благая, которой является сам Христос, и люди стремятся к этой цели – вот это консолидация! Может какое-то объединение, и даже общественное движение. А вне церкви, вне храма (во всяком случае, в данный момент я вижу), можно объединиться вокруг каких-то творческих интересов, каких-то идей, но в глубинке, в деревне объединить людей, если не у магазина, то только у храма. Такие две противоположности – или там, или здесь (или дискотека, или святое место).

Вопрос: Необходимо ли Церкви заниматься социальными вопросами? Для чего? Как активно?

«Необходимо. Ради земного отечества. Еще активнее».

++++++++++++++

«Мы живем сегодня в жестоком мире, который все более погружается во тьму равнодушия, ненависти, эгоизма. И поэтому именно сегодня, когда в России были восстановлены и построены тысячи православных храмов, у христиан, у прихожан есть возможность послужить ближнему. Ведь христиане призваны светом любви Христовой светить в мире и являть свою веру делом. Рядом с нами живет много страдающих, одиноких людей, людей с ограниченными возможностями, которым не в силах помочь государство. А значит, помочь может и должна Церковь».

++++++++++++++

«Церковь служит людям, и помогает людям найти Бога, то есть в каком-то плане это сакральное служение, помогает людям обрести веру в Бога. То есть так или иначе она помогает людям. Социум помогает тем, кто нуждается в помощи…. И поэтому я считаю, что Церковь не только служит каким-то таинствам и закрыта для общества, но она и есть и должна быть открыта для общества и для социального служения людям и для помощи людям. Это однозначно, всегда так было, всегда так должно быть».

Откуда исходят инициативы

«Социальное служение у нас начинается снизу: собираются миряне, простые люди и начинают помогать. А Концепции и декларации остаются на бумаге. В миссионерском и социальном служении чувствуется разрыв между планами и желаниями верхов наших и реальной работой. Мы сами, за редким исключением, не в состоянии развернуть эту работу. Есть харизматичные личности – священники, которые берут на себя этот труд и организуют мирян».

++++++++++++++

«Вот, например, в Г. я знаю у отца А… много лет постоянно действует благотворительная столовая. Она началась стихийно, из таких вот социальных задач. Просто у отца А. сын пришел один раз из школы и сказал, что его одноклассник, перед тем, как пойти в школу, всегда ходит мимо столовой. И он заглядывает в окно и, когда он видит, что там разливают суп, ему от этого сытнее становится, потому что дома недостаток питания. И вот с этого рассказа отец А. стал просто накрывать для них чай. Прихожане стали приносить продукты. Таким образом, стихийно так и естественным образом организовывалась столовая. И теперь у него одна смена – питание для детей, другая смена – для взрослых нуждающихся, причем он говорит, именно те люди, не которые там просто деньги пропивают, а у них подлинная нужда. Поэтому я хочу сказать, что все это наше социальное служение, оно как бы встречная реакция на проблемы, которые более всего обострены в приходе».

Кто они, православные волонтёры и сотрудники

Вопрос: «Расскажите о количественном составе братства и о тех людях, которые входят в это братство. Каких профессий, занятия? Всегда ли это церковные люди или может это люди со стороны?»

«Есть официальный состав братства, и есть фактический состав братства. То есть те люди, которые принимают непосредственное участие в деятельности, принимают активное участие во всех мероприятиях, которые проводит братство, занимают активную социальную позицию. И они могут официально не входить в состав братства. Что же касается официального состава братства, то на сегодняшний день он насчитывает больше 20 человек. Это люди, которые оформлены, которые составляют тот необходимый, скажем, базовый минимум для регистрации братства с точки зрения юридической. Фактически в действиях деятельности братства задействовано порядка 50, наверное, человек. Профессии у них совершенно различные. В основном это люди, которые работают на светских участках, на светской работе. Это и педагоги, это и рабочие с заводов, это и руководители фирм, это и бизнесмены, частные предприниматели. То есть спектр людей, которые занимаются вместе с нами, которые не равнодушны к нашей деятельности, очень широкий. Несмотря на то, что они не зафиксированы на бумаге, они очень-очень много вкладывают и своего времени, и своих личных сил, своего сердечного устремления, к тому, чтобы вокруг себя посеять какое-то добро, свет».

Вопрос: Приходят только верующие люди или в том числе люди, искренне желающие нести социальное служение?

«Люди совершенно разные: и верующие, и неверующие, мало верующие, в церковь приходящие. Но причем какая ситуация, когда приходит человек совершенно неверующий, он чисто идет устроиться на работу, не для того, чтобы служить, а для того, чтобы просто работать. И такой человек говорит: «У меня рабочий день закончился, у меня завтра выходные, давайте доплату к отпуску, зарплату и все такое».

++++++++++++++

«Приходят сейчас меньше, в 90-е годы больше было, но и сейчас люди идут, особенно молодые, что отрадно. Люди готовы помочь другим, и в основном это не сильно верующие воцерковленные, а неофиты. Они только приходят в храм и все готовы тут делать, всем помочь, у них душа горит. Бывает, что горение проходит, и человек уходит от такой работы, становится как бы тепло-хладным – вроде на службах есть, а в общей работы нет его, это грустно. А принимаем мы всех, кто хочет работать. Бывает, что люди приходят даже именно работать сначала, а потом воцерковляются потихоньку. Это касается так называемых молодых пенсионеров. Человек на пенсию вышел, делать ему не особо есть что, особенно если на пенсию «выгнали», что называется, когда предприятие закрылось, или что-то подобное. Военные есть пенсионеры. Бодрые такие. Они привыкли всю жизнь работать, быть кому-то нужными, и оставшись не у дел, ищут место приложения себе, своим рукам, голове, силам. Ходят они по старикам нашим, продукты носят, а когда просто поговорить-пообщаться. Это старому человеку больше всего и нужно, чтобы с ним кто-то поговорил. Иногда бывает, что женщина средних лет к бабушке ходит-ходит, к причастию ей готовиться помогает, молитвы читать, когда и Евангелие почитает, и так вместе с этой бабушкой и воцерковляется. У меня много таких случаев на приходе. Лет десять назад старики за молодыми в храм шли, а сейчас и вот так бывает».

++++++++++++++

«Волонтёрством занимаются, в основном, местные бабушки, ну не совсем бабушки, но женщины пожилые, которые своих детей вырастили, вот они приходят помогать в храме, своим совсем стареньким односельчанкам тоже помогают, они бы может и готовы себя еще к чему-то приложить, но на селе, если рядом нет дома инвалидов, например, такой деятельности для них нет. А они не привыкли сидеть сложа руки, поколение такое».

++++++++++++++

«Что касается серьезной систематической работы, то тут добровольцами не обойдешься. Например, телефон доверия требует постоянного присутствия профессионала. Это может быть и переадресация на домашний телефон. Но такая работа требует постоянной занятости. И требуется, конечно, помещение. Но в небольшом масштабе эта деятельность может вестись и группой добровольцев. В нашем случае есть специфика. У нас есть штат, но это не типично для таких организаций. У нас есть 4 человека, которые занимаются этим с утра до вечера. Но у нас, именно у московского отделения, своя специфика».

++++++++++++++

«Группа (добровольцев) состоит из людей разного социального состава. Руководители направлений – 6 человек (высшее образование – 3, средне-специальное – 3; мужчины – 2, женщины – 4). Численность группы – около 100 человек: 2/3 – женщины,1/3 – мужчины. Возраст – от 18 до 25 – 1/3, от 25-45 – 1/3, от 45 и старше – 1/3. Среди молодёжи: девушки/юноши – 50 / 50%. Среди старшего поколения: – 100% женщины, среднее поколение: мужчины / женщины – 30 / 70%. Нет возможности описать профессии, так как группа очень разная по этому признаку. Достаточно активны мужчины. Много молодёжи. Она всячески привлекается к работе по всем направлениям».

++++++++++++++

«В работе активно задействовано примерно 25 человек. Специалисты и волонтёры привлекаются из прихода. Все нужные специалисты разыскиваются среди прихожан».

++++++++++++++

«Прихожане, которые у нас есть (может десятка или двадцатка), пускай кто не в престарелом возрасте, да скажем, даже и бабушки настроятся по-своему, где-то там по своим объектам. Безвозмездно помогают соседям, приходят к ним – это тоже неплохая помощь. А те, кто молодые, трудоспособные, естественно полностью в этой работе тоже участвуют».

О том, как трудно без поддержки

«Сущность такая, что благотворительность и волонтёрство – меньше всего мы имеем поддержку со стороны государства. Поэтому это у нас сплошное волонтёрство или благотворительность в состоянии постоянного попрошайничества. Потому что когда мы начинаем чего-то создавать, нам кажется, что есть благоприятные возможности. Потом ситуация ухудшается, дело бросить не хочется, мы начинаем бегать, упрашивать, говорить, попрошайничать по благотворителям и в общем-то ситуация не очень приятная. И она все время держит нас в напряжении, потому что … мы чувствуем, например, у нас нужно заниматься в области дошкольного воспитания, принимаем на это дело человека. И через какое-то время истекают наши возможности... и человека потерять жалко, и дело вроде бы получило развитие. И вот это вот постоянно напряжение и отсутствие ну хотя бы небольшого, но государственного финансирования, какой-то поддержки. Это, в общем-то, просто вводит иногда в уныние, руки опускаются. Мне кажется что, если бы не просто деньги просить, а пусть взяли бы человека в штат они куда-нибудь в социальную службу... работал он... оформили бумаги, договор, что организация, где он на работу принят, чтобы он выполнял в таком-то месте такие-то обязательства... хотя бы зарплату человеку положили, небольшую, но постоянную».

++++++++++++++

«Основное поступление финансов – «церковная кружка», частные пожертвования на конкретные нужды (очень маленький процент), добровольная десятина некоторых прихожан(тратится исключительно на нужды прихода)

На лагерь – порядка 300 000, на действие школы, где кормят бесплатно порядка 200 человек каждое воскресенье. Преподаватели работают бесплатно, по послушанию. Проблема состоит в отсутствии постоянного источника финансирования. Оценка труда специалистов – нематериальное поощрение (бесплатные экскурсии, паломничества)».

Социальное служение и государственная власть

Вопрос: «Как складываются отношения с властью?»

«У нас на самом деле отношение с властью в последнее время создавались. Не знаю, как они дальше будут развиваться, потому что власть она тоже разная, разные руководители, они меняются, с этим меняются и перспективы и возникают проблемы».

++++++++++++++

«Да, мы сотрудничаем, только это не власть, как таковая, а конкретный человек у власти. Был один префект – было сотрудничество, пришел другой – не стало. Вот если бы документ какой был об обязательности такого сотрудничества, другое дело, а так мы зависим от человеческого желания и от человеческой совести власть имущих. Вон нас префект собрал всех, я, как дурак, пришел с портфельчиком, с документами, думал, работа будет, конкретные предложения принес: что сделать, чем помочь, а он стол накрыл, речь сказал, а потом и говорит – вы тут кушайте, а у меня еще дела – и убежал. А начинаешь что просить – у вас есть благочинный, через него и обращайтесь. А новый префект вообще не заинтересован Церкви помогать. Его зам – еврей и то больше поможет, чем этот русский».

++++++++++++++

«Люди приходят, и спонсоры есть, и благотворители, и люди, готовые помогать безвозмездно, но все это сложно утрясается, например, с государственными органами. Нам предложили территорию убрать от снега и льда, например, а территория не только наша, там и другие госорганизиции, им это не надо, мы же без них не можем убирать. Не имеем право и забор поставить, потому что здание наше пока на балансе поликлиники – нам отдали только часть, из остальной поликлиники никак выехать не может, хотя издавна в этом здании была богадельня с домовым храмом, главврач сражается с нами за наше здание уже который год. Им много других предлагали, но они упорствуют. И нет никаких рычагов юридических или еще каких, чтобы на них подействовать. Это то, что я уже говорил, про деньги и все остальное. Государство с одной стороны дает, с другой – отмалчивается-отпихивается, и получается половинчатость некая. Так и с гимназией. У нас здание есть и деньги люди готовы дать, но надо кучу организаций оббегать, чтобы разные согласования получить о строительстве, перепланировке и так далее. Этим некому заниматься, и дело стоит. Да и если б нашелся человек, юридически все очень сложно оформить-пробить. Ощущение такое, что государство уже само не радо, что что-то когда-то Церкви разрешило, и не знает теперь, как с этим всем бороться».

Вопрос: «Видите ли вы желание власти сотрудничать с Церковью?»

«Вижу желание власти сотрудничать с церковью на самом высоком уровне, то есть, непременно, с высшими иерархами православной церкви, причем независимо от высоты положения самого представителя власти. На уровне прихода церковь интерес у власти почти не вызывает. Эта ситуация вполне понятна, когда речь идет о госслужащем или органе федерального уровня, но когда такое же отношение к Приходу как организации или его настоятелю как духовному лицу со стороны самого заурядного чиновника это совсем непонятно».

Вопрос: «Можете ли вы рассчитывать на долговременное сотрудничество?»

«Рассчитывать на долговременное сотрудничество трудно, потому как не всегда очевидны подлинные мотивы такого сотрудничества со стороны власти. Делает ли она (власть) шаги навстречу церкви, испытывая в этом внутреннюю потребность, что называется «по доброй воле» или же ради какой-либо выгоды и корысти в том или ином случае со стороны определить невозможно. В последнем случае всякое внешне благоприятное многообещающее сотрудничество, кажущееся твердым и непоколебимым, может рассыпаться «в мгновение ока», как только изменится политическая ситуация и такое сотрудничество станет просто невыгодным».

Вопрос: «Сотрудничество строится на личных контактах или есть нормативные акты, которыми вы можете воспользоваться?»

«Обязательно на личных контактах, на личном авторитете конкретных лиц. Если брать за основу нормативные акты, то это, в большей степени, принудительное сотрудничество. Полноценных плодов от такого сотрудничества ждать не приходится, один пустоцвет, да и только. Законодательство в этом случае вторично, и служит только инструментом для волеизъявления людей. Было бы желание, а модель правовых взаимоотношений церкви и государства для продуктивного сотрудничества изобретать не нужно. Все уже придумано до нас».

++++++++++++++

«Одна Церковь мало, что может сделать в области решения социальных проблем современного общества. Требуется поддержка власти на всех уровнях и активное с ней взаимодействие. Лишь в этом случае видится какая-то возможность улучшить социальную ситуацию в стране... Нужно налаживать трехстороннее партнерство Церкви, государственных структур и общественных организаций в решении проблем детей-сирот, инвалидов, стариков, тяжело больных людей, оставшихся без попечения».

Вопрос: «Юридическую сторону надо развивать?»

« Однозначно! В любом случае, если мы пойдем с каким-то новым кодексом, уставом, допустим, положим его на стол и скажем, вот делайте теперь так, как написано, вы обязаны по закону! – Думаю, что никто нам больно-то помогать не будет. Если мы хотим пробить не просто человеческие организации, а человеческие сердца и достучаться до душ людей, то надо с ними разговаривать, общаться, и к этому подводить сначала. А потом, когда уже есть общее соглашение добровольное и с той, и с другой стороны, можно (если нужно) попробовать юридически. Оно может идти в комплексе – пускай юристы будут заниматься своими вопросами, соцработники – своими, а священники будут своими заниматься. И в целом, если всё в комплексе будет делаться, тогда это будет очень большая польза».

Помощь от предпринимателей

Вопрос: «Охотно ли бизнес помогает социальным инициативам приходов?»

«В общем, охотно, если уж приходит и начинает помогать, то от всей широкой русской души.

Вопрос: «Назовите приблизительный размер помощи».

Когда как. Бывает и интервал от 10 до 50 тыс. на социальный проект, от 50 до 100 тыс., и от 100 до 300 тыс., вот свыше 300 тыс. не давали ни разу».

Вопрос: «Как и чем помогают благотворители: деньгами или натуральными продуктами, для конкретных проектов ил жертвуют на всю уставную деятельность?»

«Чем просишь, тем и помогают. Если просимое сопоставимо с основным родом деятельности благотворителя, интереснее, конечно, не деньгами, а производимой продукцией».

Приблизительный размер помощи ?

«От 10 до 50 тыс. на социальный проект, иногда от 50 до 100 тыс.».

++++++++++++++

«Например, нам скажут «дадим вам миллион», а мы и не знаем, что с ним делать. Нам не надо таких сумм, на сегодняшнем этапе. Наши проекты, которые реализуются сейчас, в пределах максимум 50 тысяч рублей. Если проект требует 30 тыс. мы можем начать о нем думать. Обычно требуются меньшие суммы».

Вопрос: «Есть ли какие-то постоянные финансовые потоки, на которые вы можете рассчитывать. Что вы можете поставить в планы?»

«Мы можем рассчитывать только на то, что является естественным приходом нашим: приход от свечей, пожертвований, книжек, иконок, то что является источником нашего существования. Только на это. Даже если, допустим, подразумеваем, что у нас есть какие-то прихожане состоятельные, но опять таки в нынешней ситуации мы понимаем, что многим из них очень трудно стало в связи с кризисом и прочее. И понимаем, что всяко в жизни может сложиться. Даже при богатом спонсоре мы не можем сказать, что вот на долгие годы у нас есть надежный помощник, на кого мы можем положиться и опереться».

++++++++++++++

«На данный момент Церковь получает в основном пожертвования частных лиц на поддержку социального служения. Этих средств, конечно же, недостаточно. Хотелось бы более активного участия бизнес структур в развитии социальных проектов для социально незащищенных групп людей. Область интересов бизнеса, как правило, лежит в сфере развития «успешных» направлений – одаренные дети, новые технологии и т.д. Меньше интереса у представителей бизнеса вызывают незащищенные категории людей. В это области видится целесообразным разработка корпоративных программ содействия социально незащищенным группам в контексте социальной ответственности бизнеса при содействии церковных структур и общественных организаций. В таком случае бизнес мог бы со своей стороны оказывать финансовую поддержку, а механизмы реализации и освоения этих средств должны быть предоставлены церковными и общественными структурами».

Авторитет Церкви

Вопрос: «Можно сравнить на сколько было влияние церкви на социальную и духовную жизнь раньше и сейчас, оно увеличилось или уменьшилось?»

«Нет, конечно, есть влияние. Вот, скажем, начало перестройки, мода пошла крестить, венчать, люди пошли валом, накрестились толпами. Загоняли по три человека, покрестили, следующая партия 3 человека… Это хорошо, это может радостно все, но тех людей нету, единицы остались в храме. Они вот покрестились и все, и не вернулись, забыли. И получается: крестились, венчались и отпели. Три раза в храме. Сейчас, конечно, этого нет. Когда люди идут креститься, то большинство остается. Не много крещений, в неделю в среднем 5 человек, это еще хорошо. Но они остаются в храме, постоянно приходят, младенцев, детей причащают, приходят на службы основные. Я знаю много детей в школе, где и мои дети учатся, они постоянно в храм приходят, общаются с моими детьми, я же вижу, с кем они общаются, они в храме так же. Учителя, с администрации, сам мэр ходит свечки ставит. Вот такое вот есть. Это радует, конечно».

Вопрос: «То есть, влияние расширяется?»

«Да, я считаю, что все-таки расширяется».

Вопрос: Как Вы видите роль православных инициатив в развитии гражданского общества в стране?

«Церкви доверяют. И нам надо оправдать это доверие. Я не говорю, что у нас все получается. Оно не сразу, не сразу все. Как растения: одно быстренько-быстренько пошло, а другое и зачахло где-то, его тогда надо и полить и подкормить».

++++++++++++++

«Церкви доверяют. И нам надо оправдать это доверие. Я не говорю, что у нас все получается. Оно не сразу, не сразу все. Как растения: одно быстренько-быстренько пошло, а другое и зачахло где-то, его тогда надо и полить и подкормить».

Вопрос: «Видите ли Вы благоприятное влияние на общество в целом факта ведения Церковью социальных программ?»

«Несомненно. Социальные программы испокон веку были делом церковным. Только Церковь и отдельные благотворители окормляли стариков, детей, больных, убогих. Богоугодные заведения создавались, странноприимные дома, это все было при храмах и монастырях, и конечно, сейчас если начнется возрождение этого, начнется возрождение и душ человеческих. Ведь через помощь ближнему, заботу о том, кто слабее, очищается душа человеческая. Общество озлоблено, очень много ненужной агрессии. Она идет к нам с экранов телевизоров, из книг, а социальные программы призваны именно души возродить, от злобы повернуть их к добру.

Люди живут в постоянной злобе и агрессии. Посмотрите, что в транспорте творится – пихают, толкают, места не уступают, гадости говорят. Потому что дома у них плохо, на работе, вот они и вымещают этот негатив на посторонних. Так проще и легче. Жители мегаполисов отличаются высоким уровнем жестокости. Спокойно могут пройти мимо потерявшего сознание, оправдывая себя тем, что он пьяный или наркоман…. А если привлекать людей в различные социальные проекты, это даст им возможность оттаять душой, возродиться».

Вопрос: «Как именно Церковь может влиять на создание нравственного климата в обществе и в информационном пространстве?»

«По разному. Можно сделать передачу на телевидении или радио, писать статьи в газеты и журналы, ходить в школы, выступать в домах культуры и разных других общественных местах. Надо стараться донести до человека позитив, потому что насилия и агрессии вокруг него и так много по жизни. Надо выйти в Думу с законодательной инициативой запретить продавать пиво и спиртные напитки в общественных местах, запретить рекламу разврата и насилия, запретить показывать фильмы, в которых пропагандируется разврат и насилие, в то экранное время, когда телевизор могу смотреть подростки, а лучше вообще выделить канал для просмотра таких фильмов для людей с нарушенной психикой, потому что нормальному человеку сцены насилия радости и удовольствия не доставят.

Надо вернуть в школы нормальное преподавание литературы, хорошей и доброй классической литературы, которой лишены наши дети. Не обязательно говорить сними только о Боге и православии, надо начать с малого, с простого приобщения их к русской культуре. У нас очень добрая литература, там добро побеждает зло, там хорошие и честные герои. Русский человек всегда спасает душу, американец – задницу. И вот эти, извините, задницы, мы и видим на экранах наших телевизоров и кинотеатрах, в наших книгах. Нас отупляют…. Вместе с пищей телесной человек должен получать пищу духовную, иначе он просто перестанет быть человеком, и будет жить инстинктами как животное. Этого допустить однозначно нельзя. И Церковь должна способствовать возрождению культуры, потому что, похоже, кроме нее некому это сделать, никому нет дела до подростков и молодежи, до их души, до того, чем они живут, во что верят, и кем станут в дальнейшем».

Вопрос: «Что касается нравственности, то школа сейчас не решает этой задачи?»

«Не решает. Перед ней не стоит такая задача. Это только образовательное учреждение. В этом её и беда, что она эту задачу не видит перед собой. Но я не могу сказать, что вся школа. Есть, вот у нас есть люди, которые, Слава Богу, понимают и видят. Но у нас нет инструмента решения этой задачи в наших школах. Нету. Просто даже сказать можно так, что наше государство даже в слове ещё не выразило идею своего развития. Не говоря уже о каких-то делах. Даже сказать, что наша идея – она вот такая. Образ человека русского, российского – вот он такой. Вот к чему мы должны прийти и к этому уже должны направить усилия. А потому и не выражен этот образ, потому что если бы выразить, то… его нельзя выразить никак иначе, кроме как правильно, даже касаясь религиозной составляющей».

Вопрос: «Видите ли Вы благоприятное влияние на общество в целом факт ведения Церковью социальных программ?»

«Да, безусловно, общество становится лучше, добрее, люди к людям по хорошему относиться начинают, а не по принципу человек человеку волк».

++++++++++++++

«Роль Церкви в создании нравственного климата в обществе, по сути, должна быть ведущей. Будет правильным, если голос Церкви будет услышан как во властных, так и в общественных и деловых структурах как можно большим количеством наших граждан, которые может быть, не являются воцерковленными людьми, и не имеют возможности слышать проповедь о христианских ценностях. Здесь ключевую роль может сыграть информационная политика и ведущие СМИ страны. Возможно, требуется налаживание цивилизованного диалога представителей Церкви и «четвертой власти» и создание информационного поля, где голос Церкви будет принят и услышан большим количеством людей».

Заключение

Ни одно масштабное явление в общественном развитии не возникает самостоятельно, не опираясь при этом на нравственные начала национальной культуры. Их этих начал складываются традиции и только на этом фундаменте возможно для нации историческое развитие. Это есть начала человеческой природы, данной Богом, естественные права человека, а деятельное выражение этих прав и есть первое условие национального развития.

Как сумел выжить народ в хаосе 90-х? До немощи ослабевшее государство не то что народ хоть как-то поддержать, само за плетень хваталось на подгибавшихся коленях, а воры всех мастей шарили в его карманах, да убегать ленились. Реформы и дефолты отнимали у людей последнее, у старушек гробовые деньги отнимали. Хасавюрт отнял последнее национальное самоуважение. Президент России по требованию чеченского бандита у себя в Кремле пересел с главы стола на угол.

А люди выжили.

Люди выжили благодаря выражению в энергии и предприимчивости естественного права частной собственности и свободы ее создания и преумножения. Казалось, за век почти должна была Советская власть напрочь выбить из народа память о великих традициях отечественного предпринимательства. Память оказалась крепче кнута.

Заполонили страну челноки-мешочники, появились первые фермеры, умельцы, создатели мелких предприятий, новаторы и энтузиасты частного дела. Это они спасли страну и создали такой задел социальной и экономической прочности, что возник на нём новый мощный российский средний класс, которым уж потом государство поняло, что может гордиться.

Но не хлебом единым жив человек и еще тогда, в конце 90-х, стали возрождаться национальные традиции милосердия и сострадания. Вот это естественное, низовое возрождение культурной толики и стало предметом данного исследования.

Мы подчеркиваем, что наш проект есть исследование установочное. Его задача – определить, что в России сегодня существует и развивается масштабное социально-культурное явление низовых народных инициатив сострадания и благотворительности под окормлением Русской Православной Церкви.

Сегодня твердо можно сказать, что это явление есть и что оно имеет национальный масштаб, присутствует везде, где есть православные церкви и монастыри.

Православные социальные инициативы есть процесс в развитии, в становлении и можно утверждать, что потенциал его огромен. Фактически этот потенциал растет вместе с ростом объема людей, приходящих в церковь. А мы знаем, на основании ранее проведенных исследований, что рост прихожан в храмах равен примерно 0,75% от всего взрослого населения страны в год. По нашим подсчетам, такие темпы сохранятся в ближайшие 25 – 30 лет (возможно и более).

Таким образом, в долгосрочной перспективе, вовлеченными в народные православные инициативы могут стать до 20-25% взрослого населения страны. Следовательно, значение сегодняшнего явления не только в его вкладе в развитие социального служения сегодня и завтра, но в его национальном значении для жизни страны в будущем.

Следует, вместе с тем, понимать, что развитие этих инициатив есть отражение увеличения значения Православной Церкви в духовной жизни общества. Церковь не может переключиться на социальную деятельность, Церковь – не собес. Но Церковь может и развивает работу по окормлению православного сообщества, которое формируется вокруг Церкви, она постоянно расширяет нравственное пространство в обществе и в этом есть ее великая национальная роль.

Однако не стоит полагать, что развитие православных социальных инициатив – это вопрос исторически решенный и столбовая дорога в будущее уже проложена. Исследование показало, что православное движение вышло сегодня на уровень взаимоотношений с основными социальными институтами – властью, бизнесом, СМИ, институтами гражданского общества, правовыми институтами и т.д. Сегодня эти взаимоотношения далеки от идеальных (равно как и взаимоотношения между самими перечисленными институтами), зачастую они носят напряженный, а то и конфликтный характер.

Следует выделить три уровня рассмотрения проблем существования и развития православных инициатив.

Первый уровень – внутри церковный. Вопрос крайне сложный по той причине, что сама Церковь является религиозной организацией и оттого не входит сегодня в систему институтов гражданского общества. По всей видимости, Церковь может при этом иметь организационные и иные отношения с общественными организациями, которыми являются многие православные группы. Многие, но не все – часть групп не имеет юридического лица и действует под началом прихода. Как Церковь должна строить свои отношения со всеми этими группами юридически – думаю, не знает сегодня никто. Должны ли эти группы и структуры быть внутри Церкви или лишь в первом круге её влияния – сказать сегодня сложно, во многом это, вероятно будет зависеть от взаимоотношений Церкви и государства в видимой перспективе.

Одновременно сложно пока сказать, готова ли сама Церковь принять в свою систему организационных и хозяйственных отношений уже очень мощный массив православных групп. Кстати, со своими представлениями о характере и направлениях своей деятельности. Порою уже вполне профессиональной, нуждающейся не столько в руководстве, а чтобы в одной руке дающего был благословляющий крест, а в другой - конверт с ассигнациями.

Вопрос также и в том, что пока Церковь отделена от государства – то и контроль над ее финансовой деятельностью вне поля зрения любопытных очей. Но буде Церковь возьмет на себя тяготы социального служения, то это уже область зрения государства, тут интересы пересекаются, и Церковь по определению должна будет стать и для власти и для общества гораздо более транспарантной, готовой открыть свои бюджеты и их статьи.

Все эти вопросы встают уже сегодня, и решаться должны завтра, поскольку низовые народные инициативы – как таланты, им необходимо помогать чуть более усиленно, чем им же будут мешать посредственности.

Церковь – Матерь русского православия, а православные низовые инициативы – это ее заботливые материнские руки, дающие ласку и заботу всем ее детям на русской земле.

Второй уровень – региональный. Любое активное социальное движение, пытаясь встроиться в уже существующую систему общественных отношений, будет испытывать трудности. Но на то власть и существует, чтобы отличать инициативу добрых дел от, скажем, инициатив наркоторговли. Наше сознание – сознание общинное, нам очень нужно, чтобы вокруг нас была атмосфера человечности. Это гораздо важнее, чем личное благополучие и жизненный комфорт.

Как всегда, жизнь далека от идеала. Власть не замечает низовые инициативы, бизнес мало контактирует, медиа пространство игнорирует. Но, тем не менее, вопрос о встраивании развивающейся системы социальных православных инициатив в региональные общественные институты стоит на повестке дня. И в первую очередь именно региональные и местные власти должны увидеть эти инициативы и людей, которые их проявляют. Увидеть как помощников в общем деле, имеющих вес и своё компетентное мнение. Властью, совместно с бизнесом и третьим сектором должны быть созданы схемы взаимодействия всех участников социальных процессов при понимании того, что именно низовые инициативы есть основа развития нравственных ценностей в обществе.

Третий уровень – федеральный. Если предыдущий уровень есть вопрос создания в местных сообществах нравственной среды, то здесь речь должна идти о национальном целеполагании, о стратегии развития страны в принципе. Какими мы хотим быть – вот собственно вопрос для политических лидеров. И начинать решать этот вопрос надобно с взаимоотношений государства и Церкви. Если дела православные – дела частные, тогда один вариант – и катастрофичный, на наш взгляд. Если это дела национальные, работа по воссозданию русского мира, жизнеспособной и одухотворенной нации – тогда разговор иной, конструктивный и обращенный в будущее. Но тогда и сегодняшнее развитие православных инициатив есть живое начало этой работы, самостоятельная народная стратегия нравственного выживания. И долг государства – поддержать эти инициативы.

Когда у нас народ не ходит на выборы, политики обижаются и говорят, что у нас политически незрелое общество. Тут они совершают ошибку, полагая, что они хотят для народа чего-то хорошего, а их не понимают. Ежели бы эти политики утрудили бы себя приглядеться к народу, они нашли бы, что там само по себе происходит много чего хорошего, чего не понимают они сами.

К примеру, пока мы видим своё будущее как будущее «свободных людей, живущих в комфортном государстве всеобщего благосостояния» (смысл таков, за точность не ручаюсь) – мы видим обезьяну в зеркале. А то и хуже, В.С. Непомнящий в статье «Поэт, царь и мы» говорил: «Если Россия, со своим «пасхальным» сознанием, со своим идеализмом, поверит, что принцип «бери от жизни все» есть принцип идеальный, то она превратится в такое чудовище, какого мир не видел от самого своего основания».

Если наша национальная жизнь будет устраиваться не на милосердии, а на одной только конкуренции, то ничего не будет. Мы никогда не сможем на полном серьезе строить «государство всеобщего благосостояния», хотя я и понимаю, что это может быть сопутствующей задачею где-то третьего уровня. Наша цель – Идеал Божественного в человеке, в Святой Руси, наша жизненная практика – человечность и милосердие.

Как никогда ранее видно сегодня историческое распутье для России. Остается верить, что Бог не попустит совершиться новой трагичной ошибке, быть может последней в длинном ряду уже совершенных и до сих пор не отмоленных.

МЕТОДИКА ПРОЕКТА

Научно-исследовательский проект «Социальные инициативы российского православного сообщества»

Вопросы транспарентности в деятельности Православных инициативных групп

(опыт проведения полевого этапа исследования)

На протяжении почти всего прошлого века Русская православная церковь находилась во враждебном окружении, периодами от прямого уничтожения клира и храмов до молчаливого отторжения и полицейского надзора. Такое положение вынудило Церковь фактически замкнуться, крайне осторожно реагируя на все проявления внешней среды. С падением коммунистической системы началось возрождение Церкви и она, за последние двадцать лет, стала одним из наиболее уважаемых в обществе социальных институтов.

Но парадокс заключается в том, что, став таковым, Церковь завоевала доверие в глазах общества, но никак не основных демократических институтов, к числу которых относятся средства массовой информации. Отечественные СМИ сегодня, как и вчера, являются представителями скорее западно-либеральной идеологии, для которых абстрактная свобода есть главное мерило общечеловеческих ценностей. Исторически сложилось так, что российским либералам отчего-то гораздо милее протестантский модерн и католический конформизм (а то и обиженный на всех в мире фундаментальный ислам), нежели традиционное русское Православие. Соответственно, и при новой российской государственности Церковь оказалась в достаточно враждебном информационном окружении. Окружение это или игнорирует сам факт существования и восстановления Церкви либо старается найти в делах её что-либо недостойное. В последнем случае радость неправедного обличения надолго поднимает настроение российским мастерам пера.

В этих условиях Церковь вынуждена была долгое время вести крайне осторожную публичную политику, и выработала строгие принципы и правила общения с медиа пространством. Но сегодня Церковь начинает проводить активную социальную политику, становясь, по определению, более открытой. Эта открытость предполагает и новые принципы контактов с окружающим миром. С другой стороны, почти военная субординация внутри Церкви в определенной степени мешает этой открытости. Любая информация, востребованная извне о делах Церкви, требует согласования (благословения) вышестоящего священноначалия и, зачастую, тормозит процесс общения с миром.

Мы вовсе не хотим брать на себя дерзость разбирать вопросы внутрицерковной дисциплины, но лишь хотим сказать, что принцип оперативной открытости Церкви и готовности к общению сегодня есть важный показатель её внутренней силы и твердого положения в обществе.

С трудностями в этой области столкнулись исследователи проекта «Социальные инициативы православного сообщества». По методике проекта было необходимо провести серии неформализованных экспертных интервью в ряде регионов страны (субъектах федерации). Экспертами выступали либо священники приходов, либо руководители инициативных групп, действующих при храмах и по благословению иерея.

Исследователи справедливо полагали, что рекомендательное письмо от Московской Патриархии значительно облегчило бы доступ к беседе с экспертами. Однако, несмотря на наши усилия и помощь лиц, вхожих в Патриархию, нам так и не удалось получить благословение на проведение исследование не то, что Святейшего, но и никого иного из Патриархата.

В результате на руках у интервьюеров было лишь письмо от Фонда «Фома Центр» и бумага, где было сказано, что проект проводится «в рамках III открытого Конкурса проектов некоммерческих неправительственных организаций, имеющих социальное значение. Конкурс проводится Институтом общественного проектирования с 2007 года по распоряжению Президента РФ и направлен на поддержку ННО и социологических исследований проблем развития современного российского общества».

И первый и второй документы особой помощи организаторам не оказали. О Фонде «Фома Центр» (как и о журнале «Фома») во многих регионах просто никто ничего не слышал, что и вызывало сомнения в целесообразности диалога (к этим сомнениям взывал, казалось и сам апостол). К тому же смущал государственный статус проекта, а слова «по распоряжению Президента РФ» так же не добавляли доверительности.

В результате, при проведении опросов для данного исследования возникли трудности, ставшие системными и типичными для многих интервьюеров при организации интервью.

Некоторые интервьюеры, изначально изъявлявшие готовность провести такой опрос, впоследствии вынуждены были признаться, что не смогли этого сделать. Иными словами, им не удалось установить ни одного результативного контакта, везде им отвечали отказом . Тому были следующие основные причины:

Первая причина связана с тем, что священники, первоначально выражавшие готовность ответить на вопросы, ознакомившись с темами, от участия отказывались. Мотивировали они это сложностью тематики или тем соображением, что интервью затрагивают вопросы, ответы на которые, по их мнению, могли негативно отразиться на работе приходов. При этом никто не захотел пояснить, каким образом и при участии каких сторон это произойдет.

Причина вторая. Эксперты посчитали невозможным говорить на многие темы интервью, хотя все были уведомлены о гарантии конфиденциальности беседы. Иными словами, эксперты особенно опасались именно публичной огласки информации, то есть такой информации, которая, вероятно, содержала бы некие негативные характеристики внутрицерковной жизни. По их словам, такая публичность могла бы нанести вред им лично и их деятельности на приходе.

Причина третья . Еще одна сложность была связана с тем, что священники не готовы были участвовать в опросе без благословения своих благочинных, а те, в свою очередь, просили «официальную бумагу» с благословением вышестоящего священноначалия. Официальное письменное свидетельство от Фонда «Фома Центр» многих не устроило. Требовалось согласование по церковной иерархии и не ясно, сколько ступеней вверх по этой лестнице необходимо было подняться для успеха дела.

Следует уточнить, что большинство отказов были неявными, то есть высказанными не в прямой форме, а под предлогом занятости, образно говоря: «приходите завтра, через два дня, на будущей неделе». Такой способ вежливого посыла приводил к тому, что доверчивый интервьюер тратил на потенциального респондента гораздо более времени, нежели при прямом отказе, то есть столько, сколько требовалось надежде, для того, чтобы умереть. Один особо упёртый интервьюер звонил священнику в течение двух месяцев, но тот оказался человеком терпеливым (как и положено по сану) и всё время отвечал «позвоните через три дня, сейчас я занят». Победу в неравном поединке одержал, конечно, несостоявшийся респондент.

По статистике согласился на интервью каждый пятый из тех, к кому обращались с просьбой о беседе. Хотя все контакты были либо в храмах, куда ходят прихожанами интервьюеры, либо к хорошим знакомым, которым звонили по рекомендации (метод «снежного кома»).

Таким образом, полевой этап фактически оказался почти сорванным, и только энтузиазм организаторов опроса, их энергия и оптимизм, помогли собрать необходимое количество интервью в регионах.

В практике социологических экспертных опросов количество отказов в 80% встречается крайне редко и лишь в тех случаях, когда опрос представляет для респондента определенную реальную угрозу. К примеру, такой процент отказа бывает при опросах чиновников на тему коррупции в их ведомстве. Однако в данном случае статусу и личности экспертов ничто не угрожало, поскольку речь шла всего лишь о социальной деятельности православных групп, занятых в сфере благотворительности. Причем эксперты могли не отвечать на вопросы, которые, по их мнению, являлись некорректными.

Но респонденты предпочитали вообще уклониться от беседы и это тревожный признак. Тем более речь шла не об интервью в газете, где априори известен и респондент и обнародованы публично все его высказывания. Кроме гарантии конфиденциальности были даны так же гарантии того, что интервью могут быть использованы только в обобщенном виде (как совокупный аналитический материал по тексту беседы) и с уничтожением всех признаков, могущих определить респондента (название области, города, епархии, прихода, имена и фамилии, наименование организации и любые иные признаки).

Таким образом, опрос был проведен скорее, вопреки всем обстоятельствам, нежели благодаря им, за исключением, повторяю, самоотверженности организаторов полевого этапа и помощи Божьей, Который, наверно, не без улыбки смотрел на парадоксы нашего бытия.

Несколько вещей остались для нас неясными.

Во-первых – мы не смогли получить письмо с благословением в Патриархате из-за нерадивости наших лоббистов? Или же оттого, что там не нашлось ни одного лица, готового взять на себя ответственность? И почему мы не смогли получить благословение Святейшего? По тем же соображениям о слабых лоббистах или же оттого, что никто не решился подойти к Патриарху с таким вопросом?

Во-вторых – вообще просто это или сложно – обсуждать в Патриархате возможность обнародования внутрицерковной информации, к примеру, о хозяйственной деятельности, о взаимоотношениях с властью и иные вопросы, имеющие определенный щекотливый оттенок? Или нет никаких трудностей в организационной помощи, и это только мы не с того боку зашли?

В-третьих – всё же – чего так боятся священники на местах? Это обычный служебный страх «как бы чего не вышло» или действительно есть основания беспокоиться за свое место на приходе? Или вообще за свой сан?

В тематике интервью есть очевидные темы с наибольшим «напряжением». Это отношения с епархией, властью, бизнесом, хозяйственная, юридическая сферы, освещение вообще любых проблем в работе групп. Но без откровенного разговора и об этом, как понять, в каком положении находятся сегодня энтузиасты благотворительного служения, как оценить перспективы этого движения, как помочь развитию нравственных отношений в российском обществе?

Вопросы транспарентности православного сообщества есть вопросы сложные, но вполне обсуждаемые, что и необходимо делать в условиях всё большего участия Церкви в делах российского общества.

Программа исследования

1. Проблемная область

Развитие гражданского общества является одной из важнейших задач России в 21-м веке. С одной стороны, институты гражданского общества должны занять прочное положение в балансе сторон «власть-бизнес-третий сектор», тем более что в нашем обществе имеются прочные и давние традиции сострадания, милосердия и благотворительности. С другой стороны, очевидно, что сегодня для российского общества религия является одной из основ национальной идентичности – около 70% в стране считают себя православными, примерно 10% – мусульманами. Следовательно, религиозные сообщества уже сегодня претендуют на значительную роль в деле социального служения.

Активизация такого служения идет снизу, от православных и мусульманских общин, формируя новый тип социальных инициатив и возрождая традиции милосердия и благотворительности.

Однако на сегодня эти инициативы практически не изучены, нет достоверной научной информации о формах, объемах и направлениях реальной практической работы на местах, структуры этой деятельности и тех трудностях, которые возникают в процессе развития инициатив.

Между тем такой анализ необходим не только для понимания данных социальных процессов, но и как опыт, который можно распространять, и как новая социальная реальность, которая нуждается в общественном внимании и осмыслении.

Предлагаемый проект должен стать первой попыткой научного анализа современных религиозных социальных инициатив в российском обществе.

2. Практическое значение проекта

Научное понимание сегодняшней роли традиционных религиозных сообществ, прежде всего, Русской Православной Церкви в развитии нового типа социального служения, роли этих сообществ в социальных инициативах и активизации гражданского общества в стране и развитии его институтов.

Классификация и структура социальных начинаний, анализ существующего опыта и способов его распространения.

Рекомендации по организации Общественного Совета при Церкви по развитию социальных инициатив.

Рекомендации по совершенствованию взаимоотношений религиозных сообществ и властных структур по координации совместных социальных инициатив.

Выводы по организации и формам работы, определение приоритетных направлений инициатив.

Меры помощи и содействия социальным инициативам религиозных сообществ.

Предложения по формированию информационной политики Русской Православной Церкви в области социальной политики.

3. Цель и основные задачи исследования

Основной целью проекта является исследование социальных инициатив традиционных российских религиозных сообществ, в первую очередь, православного сообщества.

Основными задачами исследования являются:

Как развиваются сегодня социальные инициативы в местных религиозных сообществах, прежде всего в среде членов русской Православной Церкви.

Каковы объемы этой деятельности, основные направления, формы и содержание инициатив, количество привлекаемых добровольцев, фактические финансовые и трудозатраты и иные вопросы, связанные с практической деятельностью.

Основные трудности, проблемы во взаимоотношениях, в хозяйственной деятельности, и иные вопросы, связанные с развитием социальных инициатив.

4. Объект и предмет исследования

Объектом исследования являются деятельность некоммерческих неправительственных организаций, религиозных (в основном, православных) общин, инициативных групп, энтузиастов, выступающих с социальными инициативами и имеющих религиозно-этические мотивы в качестве побудительных к такой деятельности.

Предметом исследования являются характер, тематика, объемы и иные параметры этой деятельности, а также основные трудности и проблемы, которые ей сопутствуют.

5. Организация и выборка исследования

Проект содержит следующие основные организационные этапы:

Этап 1. Разработка содержательной части проекта

1. Разработка полной версии Рабочей Программы проекта

2. Разработка основных методических материалов

3. Разработка полной версии аналитических задач проекта

4. Разработка инструментов исследований

5. Разработка методических инструкций

6. Разработка Программы полевого этапа исследований

Этап 2. Полевой этап проекта

1. Передача полевых заданий супервайзерам в регионах и проведение инструктажей интервьюеров

2. Проведение полевого этапа исследований

3. Контроль полевого этапа

4. Транскрибирование материалов качественного этапа

5. Контроль всех этапов полевых работ

Этап 3. Анализ баз данных

1. Подготовка материалов к анализу

2. Анализ полевых данных

3. Подготовка итогового аналитического отчета

4. Разработка результирующей части анализа, основных научно-практических выводов и рекомендаций.

Проект предполагает следующую конструкцию выборки:

На первом этапе формируется перечень 12 субъектов Федерации, представляющих основные регионы страны.

На втором этапе экспертным методом формируется перечень организаций, инициативных групп и иных образований, объединенных по религиозному признаку и действующих в области развития социальных инициатив.

На третьем этапе формируется потенциальная выборка (треть от общего списка) объемом до 60 объектов – организаций, инициативных групп, организаторов и иных объединений, действующих в области социальных инициатив.

На четвертом этапе проходит полевое исследование, включающее в себя неформализованные интервью, наблюдение, анализ открытых источников, описывающих деятельность объекта выборки.

На пятом этапе все полевые материалы максимально формализуются, с учетом требований научного анализа.

Методика проекта предусматривает все формы сбора информации, наиболее полно и глубоко описывающие объект выборки, его деятельность, практические результаты и существующие проблемы.

6. Контроль полевого этапа

Контроль полевого этапа осуществляется следующими основными методами:

1. Контроль маршрутных заданий

2. Контроль инструментов на полноту и логику заполнения

3. Выборочный телефонный контроль респондентов

4. Выборочный адресный контроль

5. Контроль подмассивов базы по статистике погрешностей данных

Обработка и контроль результатов

Обработка результатов реализуется в программе SPSS, в процессе формирования базы осуществляется контроль ввода массива, а также контроль всей базы по содержательным параметрам отдельных подмассивов.

Верификация результатов осуществляется методом сравнительного анализа социально-демографических параметров и данных последней всероссийской переписи Госкомстата.

Характеристика итоговых результатов Результатом исследования должны быть:

1. Аналитический отчет с научно-практическими выводами и рекомендациями по всем заявленным основным и аналитическим задачам проекта.

2. Методический отчет по результатам контроль полевого и послеполевого этапов.

3. База данных проведенных интервью.

7. Аналитические задачи исследования

В ходе проведения исследования должны быть решены следующие аналитические задачи, объединенные в три основные группы:

1-я группа. Анализ объекта исследования, его основных характеристик

1. Описание и классификация объектов исследования.

2. Процесс возникновения инициатив, формирование групп, побудительные мотивы деятельности.

3. Типология деятельности, основные направления инициатив, объемы работ, цели и задачи инициатив.

4. Финансовые объемы деятельности и источники финансирования

5. Развитие инициатив в динамике за последние 5 лет, темпы распространения социального служения.

2-я группа. Анализ деятельности объектов исследования, основных характеристик, связей, специфики таковой деятельности.

1. Анализ технологии деятельности по основным направлениям.

2. Структура привлекаемых ресурсов, их характеристики и объемы.

3. Отношения с бизнес сообществом, характер и специфика этих отношений.

4. Отношения с местными властями, характер взаимоотношений.

5. Отношения с местной элитой, общественными движениями, гражданским сообществом. Место объекта исследования в системе социальных отношений в регионе.

3-я группа. Анализ основных трудностей и проблем в деятельности по развитию социальных инициатив и пути преодоления этих трудностей.

1. Основные организационные проблемы деятельности.

2. Анализ финансово-производственных проблем.

3. Проблемы законодательного и юридического характера

4. Проблемы взаимоотношений с окружением (бизнес, власть и т.д.)

5. Предлагаемые пути решения существующих проблем, степень вероятности решения, необходимые для этого ресурсы.

9. Развитие проекта в долгосрочной перспективе

Поскольку проект является инновационным, необходимо его дальнейшее развитие, в рамках локальных проектов, флюсовых выборочных исследований, региональных программ и дальнейшего подключения к нему экспертного сообщества.

Развитие социальных инициатив в религиозных сообществах уже сегодня представляют собой значимую, но практически не исследованную социальную реальность, заметно влияющую на развитие общественных отношений в стране.

Развитие этих инициатив именно потому находит поддержку в обществе, что опирается на нравственные догматы, предлагает новые примеры этики в социальном служении. Эти инициативы непосредственно сознают в обществе нравственную атмосферу, без которой трудно решать задачи общенационального развития. Одновременно эти процессы нуждаются в анализе и поддержке.

Результаты проекта должны быть предметом широкой общественной дискуссии. Необходимо обнародовать его выводы в жанре научно-популярных статей в периодической и научной печати, целесообразна организация Конференции по заявленной теме, а также проведение ряда круглых столов и иных форм обсуждения. Такое обсуждение позволит действенно поддержать данные социальные инициативы и придать им импульс дальнейшего развития.

По итогам проекта предлагается издать книгу для широкого круга заинтересованных читателей.


Приложение 1

Примеры благотворительной деятельности

В этом разделе мы предлагаем примеры наиболее, на наш взгляд, интересных проектов, публикация фамилий и адресов согласована с респондентами.

Приморское региональное отделение Общероссийской общественной организации "За жизнь и защиту семейных ценностей"

Контактная информация:

Приморское региональное отделение Общероссийской общественной организации "За жизнь и защиту семейных ценностей"

Адрес: 690001, г. Владивосток, Океанский пр-т, д.44 e-mail: info@kolybel.org internet: www.kolybel.org

Куратор проекта: Сегаль Надежда Васильевна Телефон: (4232) 541-444

Куратор проекта: Иванов Дмитрий Викторович Телефон: (4232) 72-30-83

Проект создания "Центра защиты материнства" в г. Владивостоке

Обоснование проекта

Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение? (Притч. 24: 11)

Введение

Послание Президента России В.В. Путина от 10 мая 2006 года всколыхнуло общественное мнение, обозначив проблему низкой рождаемости одной из самых острых. Негативные демографические процессы в России все чаще заставляют представителей власти и активистов общественных организаций во всех регионах уделять пристальное внимание вопросам дальнейшего демографического развития.

Немаловажную роль в усугубляющемся демографическом кризисе играет масштаб ежегодно совершаемых абортов. Только за 2006 год только по официальной статистике (увы, не полной) в Приморском крае было прервано 23,9 тыс. беременностей, что превысило число зафиксированных рождений на 3,4 тыс. человек.

Число родов и абортов в Приморском крае за период с 2000 по 2006 гг. по данным Приморскстата

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

Численность беременных, поступивших под наблюдение в течение года

18 815

19 796

21 319

21 247

21 672

20 736

22 642

Принято родов за год

18 602

19 857

20 821

21 479

21 741

21 207

20 395

Всего прерываний беременности

34 053

32 902

31 143

30 922

27 498

26 407

23 884

в том числе в медицинских учреждениях Минздрава России

22 939

21 887

20 377

25 340

22 285

20 194

17 845

из них:

Самопроизвольных

2 504

2 860

3 291

2 958

2 827

2 592

2 503

Искусственных

20 435

19 027

17 086

22 382

19 458

17 602

15 342

Несмотря на возникающую иллюзию снижения числа абортов, специалисты-демографы объясняют это мнимый спад, как в Владивостоке, так и по России в целом, оттоком огромного числа абортов в коммерческую плоскость.

При этом медики утверждают, что во многих случаях аборт приводит к тяжелым осложнениям, включая онкологические заболевания и бесплодие. По мнению академика РАМН Владимира Кулакова первой и основной причиной угрожающего своими растущими темпами бесплодия, которым страдают около 7 млн. российских женщин (около 20% всех женщин репродуктивного возраста) являются аборты. Кроме того, по данным ряда ученых, прерывание первой беременности увеличивает риск развития рака груди приблизительно на 90%.

Исходя из всего сказанного выше, становится очевидной острая необходимость проведения деятельности по профилактике абортов и сохранению репродуктивного здоровья женщин, оказавшихся в ситуации неожиданной беременности. Отдельными направлениями такой деятельности выступают социальная, психологическая и правовая работа с указанной категорией женщин, предполагающая оказание материальной помощи, моральную и психологическую поддержку, а также юридическое и социальное сопровождение.

На сегодняшний день в России отсутствуют государственные структуры, перед которыми стоит задача решения комплексных задач социально-психологической, медико-социальной и правовой помощи беременной женщине. В данных условиях общественные организации, чья деятельность направлена на защиту материнства и детства, все чаще выступают остро востребованными социальными институтами, которые оказывают реальную комплексную помощь матери и ребенку и плодотворно работают в направлении улучшения демографической ситуации, возрождения и укрепления семейных ценностей. Такие организации имеют возможность отрабатывать наиболее эффективные модели комплексной социально-психологической, медико-социальной, правовой и иной помощи матери и ребенку, распространяя полученный опыт работы среди заинтересованных организаций и государственных структур, уделяя приоритетное внимание тем регионам, которые охвачены депопуляцией (убылью населения).

Учитывая содержание существующих демографических прогнозов, а также текущие тенденции в области брачно-репродуктивного поведения и высокую инерционность развития демографических процессов, следует отметить, что актуальность рассматриваемой деятельности по защите материнства и профилактике социально обусловленных абортов, сохранится в демографически неблагополучных регионах России как минимум до 2015–2020 гг.

Имеющийся экспериментальный опыт работы Центров кризисной беременности в различных регионах Российской Федерации (Москва, Иваново, Рязань, Орел, Нижневартовск, Кострома, Екатеринбург, Волжский и др.) показал, что при работе с беременными женщинами, собирающимися прервать беременность (или пребывающими по поводу беременности в неопределенном состоянии), минимум каждая десятая женщина соглашается сохранить беременность и родить ребенка. При этом важно отметить, что в некоторых случаях, при соответствующей организации рабочего процесса, эффективность указанной деятельности достигала 30% и более.

Экстраполяция результатов деятельности по профилактике абортов на общероссийскую ситуацию позволяет предположить дополнительные рождения 160–480 тыс. новорожденных. Только в Приморском крае подобная деятельность могла бы ежегодно приносить от 1,5 до 5,0 тыс. сохраненных детских жизней. При этом важно подчеркнуть, что речь идет об автоматическом перенесении результатов экспериментальной деятельности, достигнутых исключительно силами общественных организаций при отсутствии надлежащих условий работы и ее четкой системной организации. Исходя из этого, целесообразно предположить, что при соответствующем организационно-техническом, материально-финансовом и прочем необходимом обеспечении данной деятельности, ее результаты могут оказаться даже более успешными.

Целевая аудитория

Беременные женщины, проживающие во Владивостоке и Приморском крае, находящиеся в трудной жизненной ситуации и стоящие перед выбором относительно прерывания или сохранения беременности, женщины репродуктивного возраста.

Цель

Создание Центра защиты материнства и детства (далее Центра), миссия которого будет заключаться в оказании всесторонней помощи беременным женщинам, находящимся в трудной жизненной ситуации и стоящим перед выбором относительно прерывания или сохранения беременности, а также в проведении широкого спектра мероприятий информационно-просветительской характера среди молодежи и более старшего поколения, направленных на восприятие традиционных нравственных ценностей в сфере семейных отношений и деторождения.

Задачи

1. Разработать методики, способствующие повышению рождаемости, усовершенствовать консультационно-психологическую практику работы с беременными женщинами и их ближайшим окружением, обучить психологов.

2. Обеспечить оказание материальной, правовой, социальной и иной необходимой помощи в трудной жизненной ситуации, связанной с неожиданной беременностью, в качестве фактора профилактики социально опасных форм поведения в среде молодых женщин, включая суициды, правонарушения и тяжелые психологические состояния.

3. Способствовать устранению или максимальному снижению рисков, связанных с репродуктивным здоровьем в среде женщин детородного возраста.

4. Сформировать позитивные жизнеутверждающие психологические установки, нацеленные на преодоление кризисной ситуации; способствовать восприятию беременности как желанной и последующего рождения ребенка как фактора, укрепляющего семью, гармонизирующего отношения с супругом (потенциальным супругом) и близкими людьми.

Стратегия и методы реализации

Стратегия проекта заключается в наработке успешного практического опыта деятельности в сфере профилактики абортов и улучшения репродуктивного здоровья женщин детородного возраста во Владивостоке и Приморском крае.

Во время реализации проекта планируется установление контактов и активное сотрудничество с региональными инициативными группами и организациями, а также государственными органами.

Начало деятельности Центра предполагает предварительное создание необходимых для работы условий и комплексное обеспечение всех направлений его деятельности: подбор кадров для работы в Центре; организация службы телефона доверия по вопросам кризисной и незапланированной беременности; заключение необходимых договорных отношений; подготовка необходимой материально-технической базы для работы Центра и для обеспечения подопечных Центра.

Освещение деятельности Центра и ее дальнейшее развитие, как во Владивостоке, так и в других городах и районах Приморского края предполагает активное взаимодействие с органами государственной власти различных уровней, публикацию методических пособий, статей и других материалов по вопросам защиты материнства, участие в передачах по данной тематике на радио и телевидении, популяризацию традиционных семейных ценностей через интернет-источники, рекламу в СМИ.

Кроме всего прочего, необходимость дальнейшего развития данной деятельности требует привлечения финансирования из разных источников, что делает одним из сопутствующих направлений деятельности поиск соответствующих коммерческих и государственных структур.

На всех этапах реализации проекта планируется комплекс мер, направленных на интеграцию деятельности по профилактике социально обусловленных абортов в учреждения здравоохранения: предоставление врачам материалов по защите материнства, рассылка предложений руководству женских консультаций и родильных домов, проведение переговоров о сотрудничестве.

Способы проведения описанной деятельности:

· телефонное психологическое консультирование;

· очное психологическое консультирование;

· распространение информации о работе службы телефона доверия в СМИ, сети Интернет, районных управах и т.д.;

· ведение учета обращаемости и эффективности работы с беременными женщинами;

· социальное сопровождение подопечных Центра защиты материнства и детства;

· работа с окружением беременных женщин, оказавшихся в кризисной ситуации;

· проведение обучающего консультирования по вопросам ухода за ребенком;

· проведение благотворительных акций в пользу малообеспеченных беременных женщин;

· оказание материально-финансовой помощи подопечным Центра (с предварительной инспекцией условий проживания и материального положения);

· организация групп взаимопомощи и взаимоподдержки среди женщин, оказавшихся в кризисной ситуации;

· проведение встреч, тренингов, мастер-классов, семинаров и прочих необходимых мероприятий с представителями региональных инициативных групп и общественных организаций, проводящих данную деятельность, либо желающих ее начать: обмен положительным опытом, выработка совместной рабочей стратегии; стажировка представителей районов в предполагаемом Владивостокском Центре, поездки с целью обмена опытом в районы;

· проведение переговоров и специальных мероприятий с врачами женских консультаций и родильных домов;

· проведение работы по привлечению средств;

· популяризация идеи необходимости улучшения демографической ситуации и проведения деятельности по защите материнства в различных информационных источниках.

Ожидаемые результаты

1. Начнет действовать Центр защиты материнства и детства, оказывающий социально-психологическую, материальную, правовую и иную необходимую помощь беременным женщинам, находящимся в кризисной ситуации.

2. Удастся предотвратить до 30% абортов, у женщин целевой группы, охваченных проектом.

3. Будет оказана необходимая социально-психологическая, материальная и иная необходимая помощь части обратившихся в Центр беременных женщин.

4. Будут разработаны новые эффективные методики предотвращения социально обусловленных абортов и оказания помощи беременным женщинам.

5. Состоится привлечение к работе по защите материнства коммерческих структур и частных лиц.

6. Будет выработан комплекс предложений по проведению антикризисной демографической политики в области защиты материнства и охраны репродуктивного здоровья женщин в Приморском крае.

7. Будет отработан механизм оказания перечисленных выше видов помощи беременным женщинам, оказавшимся в кризисной ситуации.

8. Произойдет привлечение к участию в работе с указанной категорией женщин государственных организаций и интеграция данной деятельности в структуры здравоохранения г.Владивостока и других районов края (при условии согласия и реальной поддержки руководства данных структур).


Укрупненный план мероприятий по реализации проекта

Наименование мероприятия

1 мес

2 мес

3 мес

4 мес

5 мес

6 мес

Отправная точка:
наличие помещения для организации Центра

Приобретение телефонных номеров

Оснащение мебелью

Оснащение компьютерной и иной необходимой техникой

Разработка Интернет-сайта

Разработка и реализация первого этапа проекта по размещению информации о деятельности Центра в аптеках (визитки, буклеты, рекламные стойки)

Разработка и реализация первого этапа проекта по размещению информации о деятельности Центра в больницах и женских консультациях (визитки, буклеты,, телевизоры, рекламные стойки)

Разработка и реализация первого этапа проекта по размещению информации о деятельности Центра в общественном транспорте (наклейки)

Разработка и реализация первого этапа проекта по размещению информации о деятельности Центра на городских рекламных конструкциях (щитовая реклама)

Разработка и реализация первого этапа проекта по размещению информации о деятельности Центра в ВУЗах

Перечень мероприятий, подлежащих реализации на постоянной основе

1. Поиск и привлечение к деятельности Центра специалистов, волонтеров;

2. Поиск спонсоров и партнеров;

3. Взаимодействие со средствами массовой информации;

4. Реализация комплекса мер по непрерывному осуществлению деятельности Центра;

5. Разработка и размещение социальной рекламы;

6. Разработка и проведение акций, мероприятий в защиту Жизни.


Смета на оснащение Центра защиты материнства в г.Владивостоке

Статья расходов

Цена

Количество

Стоимость оснащения

Комментарий

Макс

Мин

Желаемое

Возможное

Макс

Мин

ИТОГО

1 777 000

317 000

Приемная

207 000

44 500

Приемная

Шкаф-купе

25 000

15 000

1

1

25 000

15 000

Приемная комната - первое помещение, в которое попадает человек, придя в Центр. В приемной посетителя встречает специалист Центра, который уточняет цель прихода и в зависимости от полученной информации предлагает ему варианты дальнейших действий. Желательно 20 кв. м.

Стол секретаря

6 000

2 000

1

0

6 000

0

Стул секретаря

4 500

2 000

1

0

4 500

0

Факс

7 500

6 500

1

1

7 500

6 500

Компьютер

35 000

25 000

1

0

35 000

0

МФУ

30 000

15 000

1

0

30 000

0

АТС

14 000

14 000

1

0

14 000

0

Телефонный номер

10 000

8 000

2

1

20 000

8 000

Мягкая зона - диван

30 000

15 000

2

1

60 000

15 000

Мягкая зона - небольшой стол

5 000

2 500

1

0

5 000

0

Кабинет психолога

189 000

82 500

Кабинет психолога

Стол

8 000

5 000

1

1

8 000

5 000

Главный кабинет Центра. В кабинете проходят беседы с девушками, парами, родными и близкими подопечных Центра людьми. Кабинет должен обладать уютной атмосферой, и оформляется так, чтобы сам интерьер способствовал появлению желания возможного будущего материнства. Видео техника и др. материалы должны помогать аргументации психолога. Желательно 20 кв. м.

Стул

5 000

2 500

1

1

5 000

2 500

Стул для посетителей

6 000

1 000

3

2

18 000

2 000

Мягкая зона - диван

30 000

15 000

2

1

60 000

15 000

Мягкая зона - небольшой стол

5 000

2 500

1

0

5 000

0

Телевизор

30 000

20 000

1

1

30 000

20 000

Компьютер

35 000

25 000

1

1

35 000

25 000

DVD-проигрыватель

2 000

2 000

1

1

2 000

2 000

Телефон

1 000

1 000

1

1

1 000

1 000

Стилаж для материалов

4 000

3 000

2

1

8 000

3 000

Тумба для наглядных пособий

6 000

5 000

2

1

12 000

5 000

Наглядные материалы

5 000

2 000

1

1

5 000

2 000

Кабинет проведения тренингов

105 000

0

Кабинет проведения тренингов

Стул

3 000

1 000

20

0

60 000

0

Кабинет для собраний волонтеров, групп подопечных Центра, членов различных организаций, проведения семинаров, тренингов, просмотра видео и фото материалов. Желательно 25-30 кв. м.

Доска

6 000

5 000

1

0

6 000

0

Проектор

30 000

25 000

1

0

30 000

0

Экран

9 000

5 000

1

0

9 000

0

Уборная

100 000

0

Уборная

Ремонт уборной

100 000

50 000

1

0

100 000

0

В комфортной обстановке девушка должна иметь возможность сделать тест на беременность. 6 кв. м.

Мед. кабинет + УЗИ

316 000

0

Мед. кабинет + УЗИ

Кушетка

10 000

10 000

1

0

10 000

0

Возможность показать девушке собственного ребенка на экране аппарата УЗИ значительно повышает шанс рождения будущего ребенка. Желательно 8 кв. м.

Стол

3 000

3 000

1

0

3 000

0

Стул

1 000

1 000

3

0

3 000

0

Аппарат УЗИ

300 000

250 000

1

0

300 000

0

Помещение склада

40 000

0

Помещение склада

Стеллажи для склада

40 000

20 000

1

0

40 000

0

Склад для продуктов и вещей

Прочее

820 000

190 000

Ящики для пожертвований

7 000

6 000

10

5

70 000

30 000

Для установки в супермаркетах

Ремонт помещений

200 000

100 000

1

1

200 000

100 000

Ремонт

Микроавтобус

450 000

350 000

1

0

450 000

0

Агитация + перевозки помощи

Интернет-сайт

100 000

60 000

1

1

100 000

60 000

Расширение деятельности в сети


Приморское региональное отделение Общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей». Интервью.

Контактная информация:

Руководитель Иванов Дмитрий Викторович т. 8-914 792-30-83

Анализ объекта исследования, его основных характеристик

1. Описание главных характеристик группы, её численный и социальный состав.

Группа состоит в основном из людей интеллектуальных профессий и категорий (врачи, психологи, социальные работники, менеджеры, студенты). Работа ведётся по пяти направлениям. Актив (они же руководители направлений работы) пять человек (высшее образование – 4 человека, среднее специальное – 1 человек; мужчины – 2 человека, женщины – 3 человека). Численность группы – около 25 человек: ½ – женщины, ½ – мужчины. Возраст – от 18 до 55 лет. Основной вид деятельности – просветительский. Упор делается на просветительскую работу среди молодёжи (студентов). На группы не разбиваемся, выполняем проекты вместе. В городе охватываем три высших учебных заведения, два техникума.

2. Процесс возникновения инициатив, формирование групп, побудительные мотивы деятельности. Как возникла группа, как давно, мотивы её создания, инициатор, время работы группы, интенсивность деятельности.

Начало деятельности нашей группы началось с участия в работе «Общество православных врачей Приморского края». Данное движение началось с благословения и инициативы отца Александра (Талько) врача по профессии. Работа велась силами и на ресурсы храма им. Александра Невского. Наша группа определилась, как самостоятельная пять лет назад. Мотивацией стало тот, факт, что стали образовываться молодые семьи, и как-то хотелось помочь им в укреплении семенных ценностей в рамках православной культуры. Мероприятия проводились и проводятся раз в месяц. Есть проекты, на подготовку которых уходит два три месяца (конференции, праздники, фотовыставки).

3. Типология деятельности, основные направления инициатив, объемы работ, цели и задачи инициатив. Направления работ, их подробное описание, объемы работ, основные задачи деятельности, приоритетные направления, почему, обоснования, результаты.

Организация работает по двум основным направлениям просветительское и социальное служение.

Просветительское посредством организаций выставок, лекций, акций. Тесный контакт с женскими консультациями по вопросу профилактики абортов.

Цель нашей деятельности - формирование и укрепление в обществе семейных ценностей.

Задачи:

- создание просветительской сети по профилактике абортов и укрепления семейных ценностей

- создание сообщества православных семей как реальное свидетельство важности этого института

- создание сайта по этой тематике

- создание системы социальной поддержки семей находящихся в трудном положении.

Мы полагаем, что занятие этими вопросами наиболее важны для сохранения общества как такового, особенно в настоящий период.

Мы реально видим, что наша деятельность влияет на принятие решений (есть случаи когда после наших мероприятий, женщины передумывали делать аборты). Также стало больше в нашем храме образовываться молодых семей.

4. Финансовые объемы деятельности и источники финансирования. Финансовые объемы за год (по годам), как рассчитываются, как оценивается труд участников группы, источники поступления. Отношения с фин. органами, с головной организацией (если есть), отношения со спонсорами, изменение объемов финансирования, проблемы.

Труд участников финансово и материально не оценивается, вся работа строится на принципах «волонтёрства».

Поступление финансов – свои вклады, вклады заинтересованных в нашей деятельности людей и организаций и «церковная кружка».

В год в среднем тратится около 100 000 рублей. Это без учёта больших проектов где трудно посчитать финансовые ресурсы.

Отношений с финансовыми органами нет. С головной организацией отношения стоятся на принципах координации общих мероприятий и проектов. Спонсоров постоянных нет, находимся в стадии поиска. Объемы финансирования немного увеличиваются, в рамках увеличения объемов работы.

Проблема: нет постоянного источника финансирования, нет выхода на государственное соучастие.

5. Развитие инициатив в динамике за последние 5 лет, темпы распространения социального служения. Направления работы за время деятельности группы, изменения (почему?), изменения объемов, зона распространения деятельности, перспективы на ближайшее время.

За последнее время реально видим увеличение объемов проводимой работы, как в просветительской деятельности, так и социальном служении. Стало проводиться более мероприятий. Зона нашего служения вышла за рамки г. Владивостока и затрагивает уже несколько пунктов Приморского края (Надеждинского района). В настоящее время разработана и начинает, осуществляется программа по созданию «Центра защиты материнства», миссия которого будет заключаться в оказании всесторонней помощи беременным женщинам, находящимся в трудной жизненной ситуации. Только в 2010 году планируем провести пять выставок по предотвращению абортов.

Анализ деятельности объектов исследования, основных характеристик, связей, специфики таковой деятельности.

1. Анализ технологии деятельности по основным направлениям. Как выполняются работы по основным направлениям деятельности, какими силами, обязанности членов группы и другие особенности работы.

Работа строится на личном участии всех участников нашей организации. Лидеры группы являются хорошими примерами для подражания в этом служении. Так как в группе есть ряд специалистов по тем направлениям работы, которой мы занимаемся, то работа выполняется достаточно качественно. Группа самостоятельно может принять решение по началу нового проекта, по мере необходимости и важности его выполнения.

Обязанности распределяются с учётом реальных навыков и опыта участника группы. Наблюдается процесс обновления группы из прихожан и студентов тех учебных заведений, которые попадают в рамки нашего служения.

2. Структура привлекаемых ресурсов, их характеристики и объемы. Основные ресурсы – члены группы, привлекаемые волонтеры, специалисты, материальные ресурсы и т.д.

В работе активно задействовано около 20 человек. Специалисты (психологи, врачи, соцработники) и волонтёры привлекаются из прихода и тех заведений, где проводится наша работа.

Для работы используется свой личный транспорт. Есть в наличии оргтехника (компьютер, принтер, ксерокс).

3. Отношения с бизнес сообществом, характер и специфика этих отношений. Есть ли прямые контакты, пожертвования, благотворительность, объемы, персоналии, тенденции изменения отношений и сотрудничества.

Стабильных отношений с бизнес сообществом нет. Почти вся финансовая помощь приходит от пожертвований прихожан. Мы увидели хороший опыт по привлечению ресурсов одной общественной организации и планируем изучить этот опыт и практиковать его в своей работе.

4. Отношения с местной епархией, с благочинным, с настоятелей, со священством, характер взаимоотношений. Взаимоотношения с РПЦ в регионе, поддержка, участие, контроль, помощь, характер отношений, политика епархии в деле социальных инициатив и т.д.

Взаимоотношения доброжелательные. Владыка Епархии поддерживает и благословляет все начинания на ниве просветительской работы и социального служения. Наш духовный наставник Отец Александр (Талько) является руководителем социального служения в Епархии. Контроля нет, есть налицо сотрудничество и попечение.

5. Отношения с местными и региональными властями, с местной элитой, общественными движениями, гражданским сообществом. Место объекта исследования в системе социальных отношений в регионе. Отношения с местными влиятельными лицами, с институтами гражданского общества, иными организациями. Место данной группе в структуре общественных движений и организаций города и региона. Сотрудничество.

Отношения с местной властью остановились на уровне информации о проводимых нами мероприятиях. Конкретных примеров сотрудничества, к сожалению, нет. Есть хороший пример сотрудничество с Общественной организацией «Владивостокское общество помощи детям» - посещение деревни «Семейный очаг». Сотрудничество с другими организациями на уровне общения и информировании о своих мероприятиях.

Анализ основных трудностей и проблем в деятельности по развитию социальных инициатив и пути преодоления этих трудностей. Перспективы работы.

1. Основные организационные проблемы деятельности. Как строится организация работы, есть ли планирование, как используются ресурсы, какие перспективы и оценка будущей деятельности.

К организационным проблемам можно отнести отсутствие освобожденных работников.

Планируются только крупные мероприятия и проекты, текущие проекты выполняют методом их прохождения всеми участниками группы.

К работе подключаются все члены, как группы, так и прихода. По этой причине, происходит сплочение и реальная соборность нашей деятельности.

Мы видим реальную перспективу развития и расширения нашей деятельности, так как наблюдаем спрос на наше служение в обществе. Планируем продолжать работу по созданию «Центра защиты материнства», а также создание православного лагеря.

2. Анализ финансово-производственных проблем. Проблемы финансирования, насколько они серьезны, как решаются, какие есть постоянные источники или временные, какие перспективы и планы на будущее.

Анализируя нашу деятельность, мы пришли к выводу, у нас есть дефицит финансовых средств, по отношению тех объемов работы, которую нам предлагается вести. Мы планируем освоить систему грантового участия и получать необходимое софинансирование для миссии нашей деятельности. Также планируем найти средства для привлечения освобождённых работников по выполнению нашей деятельности.

3. Проблемы законодательного и юридического характера. С какими проблемами юридического характера сталкивается группа, есть ли нарушения законодательства, как их избежать, проблемы с местной бюрократией.

При регистрации общественной организации, увеличении документооборота, увеличении бухгалтерских проводок, появилась острая необходимость иметь освобождённого бухгалтера. А его у нас нет, отсюда проблема. Не хватает законодательных инициатив по включению нашей деятельности в какие-либо государственные программы.

С местной бюрократией контактов нет. Были попытки с нашей стороны давать информацию о проводимых нами мероприятиях, но обратной связи нет.

4. Проблемы взаимоотношений с окружением (бизнес, власть и т.д.) Какие основные трудности возникают с окружением – власть, бизнес, общественные организации. Как воспринимают деятельность группы, есть ли контакты со СМИ, какие, образ и статус религиозных инициатив в глазах общественного мнения.

Нет активных контактов с миром бизнеса и властью. Активно сотрудничаем с местными больницами. Выставляем стенды просветительского характера по предотвращению абортов. Всегда администрация больниц идёт навстречу. Опыт сотрудничества с общественными организациями есть, в настоящее время развиваем его.

СМИ освещают наши инициативы и проекты, особенно православные.

В глазах общественного мнения по отношению к религиозным инициативам бывает, встречаемся с непонимание и даже враждебностью. Может по причине социальной напряженности в регионе.

5. Предлагаемые пути решения существующих проблем, степень вероятности решения, необходимые для этого ресурсы. Как сегодня решаются возникающие проблемы (или планируют решать), каких ресурсов для этого не хватает, чья нужна поддержка, кто реально может помочь, кто тормозит развитие деятельности.

Предполагаем для решения финансовых проблем расширять поиск спонсоров, начать реальное участие в грантовых программах. Планируем активизировать диалог с местной властью, для организации совместной деятельности в социальном служении и участии в просветительских мероприятиях.

Нам очень необходима поддержка представителей делового мира.

Реальных моментов, тормозящих нашу деятельность со стороны внешнего сообщества нет. Более мы тормозимся в развитии из-за своей неорганизованности и отсутствия освобожденных работников.


Общественная организация «Владивостокское общество помощи детям», Социальный комплекс деревня «Семейный очаг», интервью.

Контактная информация:

Приморский край, п. Раздольное, ул. Лазо, д. 57
руководитель Петрук Олег Викторович, тел 8 908 441-57-57

Анализ объекта исследования, его основных характеристик

1. Описание главных характеристик группы, её численный и социальный состав.

СК «Семейный очаг» это сообщество российских семей (многодетные, приёмные, молодые) в сельской местности. Примерное количество человек (вместе с попечителями и активными волонтерами) 70 человек. Группа состоит из людей разных профессий и категорий (менеджеры, педагоги, фермеры, домохозяйки, приёмные родители и т.д.). Работа ведётся по семи направлениям (в режиме работы центров и клубов). Актив (родители семей и активные волонтёры) семь человек (высшее образование - 2, среднее специальное - 3; мужчины - 5, женщины - 2). Численность группы - около 70 человек: ½ - женщины, ½ - мужчины. Возраст – от 10 до 75 лет. Объемы деятельности большие и разнообразные, все они сводятся к созданию поселения российских семей в сельской местности.

Виды деятельности:

- просветительная

- духовно-нравственная

- социальная (благотворительность)

- административная

- спортивно-оздоровительная

- экономическая

- развитие сельского хозяйства

2. Процесс возникновения инициатив, формирование групп, побудительные мотивы деятельности. Как возникла группа, как давно, мотивы её создания, инициатор, время работы группы, интенсивность деятельности.

Группа начала работать с 1998 года, как волонтерское движение, направленное на помощь детям сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

Осенью 2003 года было принято решение начать создавать сообщество многодетных приёмных семей в сельской местности. Взяли в аренду бывшую воинскую часть и стали её восстанавливать.

Инициатором был Петрук Олег Викторович. На момент создания поселения было собрана инициативная группа из 12 человек.

С начала строительства детской деревни было произведено большое количество ремонтных и строительных работ. Ниже приведены примеры лишь малой части из них:

  • Произведен ремонт многоквартирного 2-этажного здания (680 кв. м.), где сейчас проживают три многодетные семьи и принятые на воспитание дети; проведена канализация, восстановлена электропроводка, восстановлено водоснабжение, созданная модернизированная отопительная система; проведены работы по установке пластиковых окон, дверей, осуществлён косметический ремонт.
  • Произведен ремонт 2-этажного здания (1570 кв. м.), отремонтированы и оборудованы большая часть комнат, подключено отопление. В данном корпусе уже проживают 5 семей, участники постинтернатной службы, размещены объекты социального назначения: домовой Храм им. Николая Угодника, библиотека, изостудия, два тренажерных зала, зал для тренировок по Греко-Римской борьбе, две комнаты для занятия настольным теннисом, комната для занятий настольными играми, биллиардная, актовый зал для проведения праздничных мероприятий и занятий русскими народными танцами.
  • Проведена большая работа в правовом пространстве по обеспечению приёмных детей статусом Российского гражданства, получению паспортов, закрепления права несовершеннолетних на жильё, созданию условий для поступления в профессиональные учебные заведения.
  • Организована работа кружков для детей: настольный теннис, шахматы, секция Греко-римской борьбы, студия народного танца. Организованы площадки для спортивных игр – футбол, баскетбол, волейбол, хоккей.
  • Очищена и приведена в порядок территория деревни «Семейный очаг».
  • Создано фермерское хозяйство, построены сараи и помещения для содержания домашних животных: коров, овец, коз, кроликов, лошадей, домашней птицы, пчёл.
  • Созданы все условия для занятия овощеводством: взято в аренду поле 50 Га.
  • Деревня обеспечена своей водой: есть своя скважина 40 метров глубиной.

3. Типология деятельности, основные направления инициатив, объемы работ, цели и задачи инициатив. Основные задачи деятельности, приоритетные направления, причины, обоснования, результаты.

Миссия проекта: Возрождение России. Многодетная семья, сформированная на фундаменте русской православной культуры – основа крепости и национальной безопасности государства Российского.

Цель проекта: Создать крепкое в духовном, социальном и экономическом аспектах сообщество многодетных, приёмных семей, как реальный положительный пример возрождения Российского государства.

  • Задачи: Укрепить статус Российской семьи посредством создания многодетных и приёмных семей в деревне «Семейный очаг»;
  • Создать реальное сообщество многодетных, приёмных семей на территории Приморского края;
  • За духовную основу в формировании сообщества и воспитании подрастающего поколения принять ценности русской православной культуры;
  • Уменьшение количества детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, путем обустройства их в семьи, проживающих в деревне «Семейный очаг»;
  • Сформировать у детей воспитывающих в деревне «Семейный очаг» любовь к малой Родине, к своему Российскому государству. Воспитывать их не как иждивенцев, а как полноправных, с активной позицией, граждан своей страны;
  • Активизировать гражданскую позицию населения Приморского края в вопросах помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей;
  • Принять участие в решении демографической проблемы нависшей над Приморским краем, Дальним Востоком;
  • Создавать многодетные приёмные семьи и показывать хороший пример детям для того, чтобы они сохранили желание остаться жить в п. Раздольное, в Приморском крае, на Дальнем Востоке России.

Приоритетные направления работы : укрепление статуса многодетной семьи и профилактика сиротства. Считаем для себя эти направления самыми важными в вопросе сохранения государственности России.

4. Финансовые объемы деятельности и источники финансирования. Финансовые объемы за год (по годам), как рассчитываются, как оценивается труд участников группы, источники поступлений. Отношения с финансовыми органами, со спонсорами, изменение объемов финансирования, проблемы.

Финансовые объемы по годам разные, это зависит от программ, которые мы выполняем (гранты, фестивали, социальные проекты и т.д.). С каждым годом наблюдается рост. Размер финансовой помощи с точностью назвать трудно, так как она разнообразная. К примеру, в 2009 году было освоено примерно два миллиона рублей. В этом году уже потрачено примерно 1,5 миллиона рублей.

Основное поступление финансов – труд самих участников проекта, участие в грантовых программах, пожертвования, как участников, так и сторонников проекта. За время работы проекта немало было примеров финансовой и материальной поддержки со стороны представителей делового мира.

Есть освобожденные работники (три человека). Оценка труда волонтёров и участников проекта оценивается правом вышеперечисленных пользоваться всеми благами проекта.

Отношения с финансовыми органами стационарные согласно бухгалтерскому учёту как зарегистрированной органами юстиции Приморского края общественной организации.

Есть хорошие примеры партнёрских стабильных отношений со спонсорами. Проблема: проявление давления и даже противления со стороны властных структур на развитие и продолжение нашего проекта. Это сильно влияет на настроение и возможности потенциальных спонсоров. Есть не мало примеров, когда спонсоры по этим причинам прекращают финансировать наш проект. Развита, как мы полагаем, более мене серьёзная работа по вопросам фандрезинга, в вопросах продолжения проекта. Так как проект создан по решению совета Общественной организации «Владивостокское общество помощи детям», то отношения с этой организацией партнёрские.

5. Развитие инициатив в динамике за последние 5 лет, темпы распространения социального служения. Направления работы за время деятельности группы, изменения (почему?), изменения объемов, зона распространения деятельности, перспективы на ближайшее время.

За последние пять лет темпы развития социального служения выросли в три раза. Об этом говорят и количество проводимых мероприятий, и количество выполняемых в этом направлении проектов.

Начиналось с желания создать многодетные приёмные семьи, в которых будет проходить профилактика сиротства. А на сегодня уже созданы и работают следующие центры, клубы и кружки:

1. Центр духовно нравственного воспитания «Малая Родина»

2. Центр поддержки семьи и детства в сельской местности

3. Военный патриотический центр допризывной подготовки «Дальневосточная застава».

4. Спортивно оздоровительный центр «Богатырь»

5. Центр подготовки молодого фермера

6. Конноспортивный центр

7. Центр эстетического воспитания

8. Центр поддержки семьи и детства в сельской местности

Открыт домовой храм имени Святого Николая угодника. Есть все спортивные площадки для занятия спортом (зал борьбы, теннисный, тренажёрный, для игры в баскетбол и волейбол, полоса препятствий, создан класс для занятия военной патриотической работы с ребятами). Организуем каждое лето военно-патриотические лагеря и слёты. Провели 14 фестивалей, десятки праздников.

Организовали приём и распределение бывших в употреблении вещей и мебели (для нуждающихся семей).

Мы верим, что в результате осуществления данного проекта:

· уменьшится количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

· дети, воспитывавшиеся в «Семейном очаге» получат все навыки семейного устройства и приобретут активную гражданскую позицию;

· проект деревня «Семейный очаг» и семьи, взявшие на воспитание детей-сирот, будут хорошим примером для других российских семей в вопросе профилактики сиротства;

· реализация такого проекта, как деревня «Семейный очаг», воспитание там детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, экономически выгодна для государства;

· проект деревня «Семейный очаг» нужен жителям Приморского края для пробуждения у них чувств милосердия и благотворительности, что в свое время влияет на формирование нравственных ценностей у населения в целом.

· успешное выполнение нашего проекта реально повлияет на улучшение демографической обстановки в Приморском крае и на Дальнем Востоке России в целом, что повлияет на укрепление безопасности и крепости государства Российского.

Мы верим, что это пилотный проект, и при положительных результатах, опыт проекта деревни «Семейный очаг» распространится на другие регионы Российской Федерации.

Перспективы на ближайшее время:

1. Укрепить проект, создать заслон от попыток внешней среды закрыть проект.

2. Доработать до конца в полноте антропоориентированную педагогическую площадку для формирования у подрастающего поколения любви к своей «Малой Родине» (создание своей школы).

3. Продолжать работу по распространению нашего опыта в других регионах Российской Федерации.

Анализ деятельности объектов исследования, основных характеристик, связей, специфики таковой деятельности.

1. Анализ технологии деятельности по основным направлениям. Как выполняются работы по основным направлениям деятельности, какими силами, обязанности членов группы и другие особенности работы.

Работа по основным направлениям деятельности выполняется согласно намеченному и утверждённому плану совета социального комплекса деревня «Семейный очаг». О качестве и полезности нашей работы говорят следующие показатели:

1. Есть немало общественных наград, как у родителей, так и подростков (более 500 грамот).

2. Два года подряд нам выделяются гранты Общественной палатой Российской Федерации, что говорит о признании и реальной поддержке нашей деятельности со стороны Российских властей.

3. Руководителя проекта регулярно приглашают на конференции, семинары, круглые столы в центральную полосу России, для того чтобы поделиться приобретённым опытом.

4. Проект, несмотря на отсутствие поддержки со стороны администрации Приморского края и Надеждинского района, уже простоял семь лет.

Всё это благодаря консолидации здоровых сил в обществе (духовной поддержки наших наставников, православных людей и людей доброй воли, но не воцерковлённых).

Обязанности распределены между лидерами группы согласно их навыкам и реальным возможностям. Особенность специфики нашего проекта заключается в следующем – каждый день возникают непредвиденные обстоятельства, которые приходиться решать и преодолевать. Это происходит по причине того, что проект живой и не носит стационарного или академического характера.

2. Структура привлекаемых ресурсов, их характеристики и объемы. Основные ресурсы – члены группы, привлекаемые волонтеры, специалисты, материальные ресурсы и т.д.

Основные ресурсы:

1. Создано настоящее сообщество российских семей и это основной ресурс.

2. Существует система привлечения волонтеров из разных категорий (студенты, молодежь, семьи).

3. Привлекаются специалисты разных направлений (юристы, менеджеры, врачи).

4. Созданные и приобретенные материальные ресурсы необходимы для работы с детьми (спортивные и детские площадки, библиотека, изостудия, конноспортивная школа, швейная мастерская и многое другое).

5. Оргтехника, есть почти всё что необходимо.

6. Есть сайт vladchildhelp.ru

7. Есть своя газета «Российские сердца»

8. Создано фермерское хозяйство

9. Используется личный транспорт

3. Отношения с бизнес сообществом, характер и специфика этих отношений.

Отношение с бизнес сообществом специфическое. Есть контакты, но их приходиться не афишировать, ибо проявляются попытки внешней среды прекратить данную поддержку. Примеров реального пожертвования и благотворительности есть не мало. Объемы невозможно запрогнозировать. Постоянно становимся свидетелями чудес Отца Нашего Небесного, всё от Него и в самое нужное время, и как раз столько, сколько можем унести, без вреда для нашего духовного здоровья.

4. Отношения с местной епархией, с благочинным, с настоятелей, со священством, характер взаимоотношений.

Отношения с Владыкой хорошие, он является председателем попечительского совета нашей деревни, молится за нас. Мы все окормляемся в Храме иконы Казанской Божьей Матери (при женском монастыре). Без молитв нашего батюшки и матушек вряд ли устояли. На нашей территории деревни проходил впервые в истории Приморского края слёт православной молодёжи.

5. Отношения с местными властями, с местной элитой, общественными движениями, гражданским сообществом. Место объекта исследования в системе социальных отношений в регионе. Отношения с региональной властью, с властями города, района, с местными общественными и иными влиятельными лицами, с институтами гражданского общества, иными организациями. Место данной группе в структуре общественных движений и организаций города и региона. Сотрудничество.

Есть достаточно активные контакты с общественными лидерами и общественными организациями Приморского края. За семь лет активность таких контактов сильно менялась, всё зависело от установок административных властных структур.

С местными властями отношения складывались по-разному. Было время хорошее (начало проекта), было очень плохое на протяжении последних трёх лет. Заводились уголовные дела. Почти все СМИ (как центральные, так и местные) распространяли неправду о нашей деятельности, происходит полнейшее игнорирование нашего проекта. Это было время агрессивной атаки на проект, как его описал в статье отец Дмитрий (Смирнов), это рейдерский захват.

Анализ основных трудностей и проблем в деятельности по развитию социальных инициатив и пути преодоления этих трудностей. Перспективы работы.

1. Основные организационные проблемы деятельности. Как строится организация работы, есть ли планирование, как используются ресурсы, какие перспективы и оценка будущей деятельности.

Работа ведётся по перспективным (долгосрочным) и по текущим планам. К выполнению привлекаются как лидеры (руководители центров) так и волонтёры из других населённых пунктов Приморского края.

Иногда ресурсы используются в не полном объёме по причине отсутствия достаточного человеческого ресурса. Также сказывается большая занятость вопросами, не связанными с созданием сообщества, а с его защитой (прокурорские проверки, судебные дела, переписка с административным аппаратом местных властей и т.д.)

Мы считаем, что могли бы более принести пользы обществу, если бы нас поддерживала местная администрация.

Будущая деятельность зависит от того, допустит ли Господь, закрыть этот проект в Приморском крае или нет. Мы стараемся жить в полноте одним днём, с большим благодарением в сердцах, если Господь позволит нам встретить завтра. А так планов и молитвенных желаний много, но они все для утверждения православного сообщества российских семей в сельской местности.

2. Анализ финансово-производственных проблем. Проблемы финансирования, насколько они серьезны, как решаются, какие есть постоянные источники или временные, какие перспективы и планы на будущее.

Над нами надвигается финансовая проблема, нам увеличили плату за арендуемые нами помещения на 800%. Предлагают в договор внести доп. соглашения, по которым нас можно будет закрыть в течение 10 дней. Это серьёзные проблемы. Надеемся на их решение в ближайшее время.

Источники – разные как постоянные, так и временные. Динамика и объёмы меняются. Планировать эту работу можно только по постоянным источникам. Перспективы:

  1. развивать далее грантовую политику;
  2. развивать свои хозрасчетные предприятия приносящие доходы;
  3. развивать взаимоотношение с властными структурами, для совместного участия в социальном служении.

3. Проблемы законодательного и юридического характера. С какими проблемами юридического характера сталкивается группа, есть ли нарушения законодательства, как их избежать, проблемы с местной бюрократией.

Самая главная проблема для нас это, то, что наш проект не признаётся администрацией Приморского края. Есть прецеденты игнорирования наших инициатив и деятельности, а также более серьёзных давлений.

Нам не открывают приёмные семьи, не дают детей из детских домов последние три года, не оформляют землю в долгосрочную аренду (сельхоз работ). Как избежать этих проблем, пока не знаем, может должен повернуться исторический ветер и поменяться отношение со стороны властных структур Приморского края к инициативам самого народа, для которого эта власть и создана.

4. Проблемы взаимоотношений с окружением (бизнес, власть и т.д.). Какие основные трудности возникают с окружением – власть, бизнес, общественные организации. Как воспринимают деятельность группы, есть ли контакты со СМИ, какие, образ и статус религиозных инициатив в глазах общественного мнения.

Основная трудность с властью она не желает иметь общение с нами. С представителями бизнес кругов и общественными организациями проблем нет. Наша деятельность воспринимается по-разному, властью отрицательно, народом положительно. Контактов со СМИ в прошлом было много, в настоящее время намного меньше. Наши инициативы (большая часть, из которых ассоциируются как православные) общественностью признаются положительно.

5. Предлагаемые пути решения существующих проблем, степень вероятности решения, необходимые для этого ресурсы. Как сегодня решаются возникающие проблемы (или планируют решать), каких ресурсов для этого не хватает, чья нужна поддержка, кто реально может помочь, кто тормозит развитие деятельности.

Основной путь решения стоящих перед нашим проектом проблем, напрямую зависит от расположения властных структур к нам. Степень вероятности разрешения этих проблем очень высокая при политической воле государственных чиновников. Нам нужна поддержка государственного сектора. Мы на сегодня как группа в состоянии выполнять социальный заказ со стороны государства в отношении укрепления статуса российской семьи и профилактики сиротства. Для этого нужна реальное признание и поддержка на уровне правительства Российской Федерации деятельности нашей организации (сообщества).


Молодежный отдел Епархии, интервью

Описание и классификация объекта исследования.

Молодежный центр при Отделе по работе с молодежью Епархии Русской Православной Церкви. Актив - 20 человек. Состав – студенты вузов (4/7), аспиранты и работающие специалисты (2/7), старшие школьники (1/7). Однако роль человека в группе определяется не обозначенными факторами, а личной инициативностью. Единственная группа в городе.

Процесс возникновения инициатив, формирование групп, побудительные мотивы деятельности.

Группа возникла усилиями представителей молодежного отдела Епархии. Мотивы создания – отсутствие в епархии группы ориентированной на молодежную среду. Инициатор – епархиальный архиерей. Группа существует с апреля 2009 г. Интенсивность – еженедельные встречи, систематические курсы, участие в общероссийских мероприятиях.

Направления работ, их подробное описание, объемы работ, основные задачи деятельности, приоритетные направления, почему, обоснования, результаты.

1. Просветительская деятельность.

1.1. Еженедельные встречи. Носят не системный характер, они призваны привлечь человека, который может присоединиться к ним на любом этапе. Функционируют все время существования группы. Посещаемость – от 20 до 60 человек.

1.2. Курсы катехизации. Малая группа – 8 человек. Функционирует с декабря по май. Рассчитаны на желающих углубить свои знания о христианстве.

1.3. На данный момент направление 1.1 приоритетно – именно благодаря еженедельным встречам происходит формирование актива группы, способного осилить другие задачи.

2. Информационное освещение деятельности – группа Вконтакте (250 пользователей); сайт. Оба ресурса носят прежде всего новостной характер – оповещение о темах следующих встреч и грядущих мероприятиях. Группу модерируют 6 человек, сайт – 2 администратора.

3. Социальная деятельность. Объективно самая слабая из сторон в силу отсутствия наработанного опыта в социальном служении на епархиальном уровне. Помощь храмам епархии по уборке территории, взаимодействие с детским домом (квестовые игры на природе, встречи воспитанников со священником), посещения соц. учреждений с концертной программой. Акции носят чаще всего разовый характер. На данном этапе мы близки к решению присоединиться к более развитой волонтерской группе для набора опыта. В служении задействовано до 15 человек.

4. Финансовые объемы деятельности и источники финансирования

Использованные финансовые ресурсы за год около 200 000 руб.

Группа не имеет регулярного финансирования. Труд участников и организаторов не оплачивается. Помощь со стороны Епархиального управления частичное финансирование смены меблировки помещения Центра.

Периодическая помощь от благочинных и настоятелей городских храмов.

Разовая помощь от частных предпринимателей на ремонт помещения.

Сотрудничество с «С.» – направление на развитие Центра средств, полученных от благотворительного аукциона.

Развитие инициатив в динамике за последние 5 лет, темпы распространения социального служения.

В силу незначительного срока функционирования группы нет возможности проследить динамику за указанный период. Зона распространения деятельности областной центр.

Перспективы – в ближайшее время планируется усилить взаимодействие с епархиальным отделом по катехизации и религиозному просвещению, возможно начать подготовку катехизаторов. Также усилить внимание к развитию социальной деятельности (насущная проблема – помочь социализироваться группам подростков из неблагополучных семей).

Как выполняются работы по основным направлениям деятельности, какими силами, обязанности членов группы и другие особенности работы.

1. Просветительская деятельность.

1.1. Каждую встречу проводит новый приглашенный лектор.

1.2. Каждую встречу проводит постоянный приглашенный священник- специалист.

2. Информационное освещение деятельности. Постоянно работают с Интернет ресурсами 2 администратора: представитель отдела и член группы. При необходимости определенных затрат привлекается личный финансовый ресурс (например, оплата домена, трафика и т.д.).

3. Социальная деятельность. Осуществляется силами членов группы. Организаторы группы решают возникающие вопросы с администрацией окормляемого заведения, члены группы разрабатывают и проводят программу.

Структура привлекаемых ресурсов, их характеристики и объемы

Привлекаемые волонтеры отсутствуют. Привлекаемые специалисты только для 1 направления. Члены группы активно задействованы в 1 и 2 направлениях.

Отношения с бизнес сообществом, характер и специфика этих отношений.

Регулярные отношения налажены лишь с «С.». Тенденция: другие организации и частные лица предлагают не помощь, а симбиотическое сотрудничество, например, финансовую помощь в обмен на возможность использования в своих целях епархиальных помещений, что невозможно.

Отношения с местной епархией, с благочинным, с настоятелем, со священством, характер взаимоотношений.

Полная поддержка и отчетность в Епархиальное управление.

Отношения с местными властями, с местной элитой, общественными движениями, гражданским сообществом. Место объекта исследования в системе социальных отношений в регионе.

С городскими властями группа сотрудничает на уровне районной администрации и мэрии города, а именно с Департаментом по делам молодежи мэрии и Комиссией по делам несовершеннолетних города

К деятельности группы проявляли интерес молодежные общественные организация как «Д.»

Как строится организация работы, есть ли планирование, как используются ресурсы, какие перспективы и оценка будущей деятельности.

Работа группы организуется усилиями специалистов из Отдела по делам молодежи епархии РПЦ. Осуществляется длительное целеполагание (на грядущий год), в рамках которого происходит ситуативное целеполагание. Главная проблема – отсутствие опыта работы и доступных общих принципов, которые можно было бы применить для развития данной группы. Перспективы – усиление позиций Центра в молодежной среде города, создание студенческих общин при вузах.

Проблемы финансирования, насколько они серьезны, как решаются, какие есть постоянные источники или временные, какие перспективы и планы на будущее.

Источники финансирования обозначены выше, однако главной проблемой является отсутствие постоянного финансирования. Поэтому группа не может позволить себе необходимую рекламу в СМИ, пополнение библиотечного фонда, канцелярские расходы и привлечение оплачиваемых сотрудников (уборщица в Молодежный центр, специалист для телефона доверия).

С какими проблемами юридического характера сталкивается группа, есть ли нарушения законодательства, как их избежать, проблемы с местной бюрократией.

Группа не сталкивается с юридическими проблемами т.к. не является отдельным юридическим лицом и действует в рамках отдела Епархии.

Проблемы взаимоотношений с окружением (бизнес, власть и т.д.)

Есть определенный контакт со СМИ в силу участия группы в определенных социально-значимых городских проектах. Статус инициатив группы в глазах общественного мнения положительный в то время как в церковной среде иногда возникает определенное недопонимание.

Предлагаемые пути решения существующих проблем, степень вероятности решения, необходимые для этого ресурсы.

Развитие деятельности тормозит крайняя незаинтересованность в ней самого духовенства практически на любом уровне. Необходима поддержка инициатив организаторов подобных служений со стороны Патриархии и пристальное внимание к РЕАЛИЗАЦИИ заявленных молодежных проектов.


Экспертное мнение, Татьяна Шестакова, г. Ижевск

С 2001 года по 2004 я являлась оценщиком проектов и координатором грантового конкурса Ярмарки социальных и культурных проектов ПФО, в последствии являлась экспертом в региональных грантовых конкурсах, осуществляла консультирование НКО в проектной деятельности, в 2008-2009 гг. являлась координатором грантового конкурса Благотворительного фонда Преподобного Серафима Саровского. Плотно сотрудничаю с некоммерческим сообществом, бизнес структурами, госструктурами. Директор двух НКО.

Анализируя весь период деятельности в области социального служения общественных организаций сообщаю следующее:

1. Социальное служение является инициативой не власти или религиозных сообществ, а граждан.

2. На сегодня активных, сильных, профессиональных в своей области, деятельных организаций в Республике уже более 90. А зарегистрировано более 3000 НКО. Имеется ресурсная сеть НКО взаимодействующих в реализации проектов. Налажены межрегиональные связи по России и за рубежом. Развиваются не благодаря региональной власти, а зачастую и вопреки действиям местных структур. Получают финансирование и административную поддержку на Федеральном уровне и в других регионах. Осуществляют проекты совместно с крупными структурами бизнеса. Выполняют госзаказы в других регионах РФ и передают свой опыт в странах США, Европы. Некоторые являются экспертами Российского уровня в своей области – приглашаются в качестве экспертов законов, проектов и программ в рамках стратегии социально-экономического развития РФ и не только.

3. Организаций, тесно сотрудничающих с Православной Церковью 5-8. Организаций сотрудничающих с иными религиозными сообществами – около 20. Большинство не взаимодействуют друг с другом, даже не знакомы! Это важно.

4. В грантовых конкурсах Благотворительного фонда Преподобного Серафима Саровского участвовало боле 30 организаций из них непосредственно проповедующих православные традиции 2-3.

5. Основное направление деятельности организаций, которые включают в свою деятельность религиозное просвещение – обучение, воспитание, проповедование идеологии религиозных конфессий. Мало отдается внимания теме поддержки (социальной, духовной, материальной) социально не защищенных и неблагополучных слоев населения.

6. Удмуртия является уникальным местом, так как на данной территории мирно живут разные национальности, нет религиозных конфликтов и найдены точки взаимодействия между религиозными организациями. В связи с этим, город Ижевск, единственный из заявленных городов России, вошел в состав европейских городов-участников пилотного проекта Совета Европы «Межкультурные города Европы».

7. Важно учитывать, что есть собственная культурная составляющая региона – удмуртская, есть особенности менталитета населения – закрытость, инертность. Обязательно нужно понимать, что Удмуртия – межкультурный регион благополучный в межрелигиозных отношениях. И нужно осторожно подходить к любой пропаганде религиозных идей, чтобы не спровоцировать конфликт на национально-религиозной почве.

8. На сегодня, чтобы реализовывать социальное служение не требуется создание новых организаций, эффективнее сформировать заказ на проекты существующим организациям или поддерживать их инициативы, вкладывая православную идеологию в миссию их проектов. Церковь в принципе может осуществлять социальное служение в содействии со сложившимся гражданским сообществом, поддерживая инициативы сообщества, на базе (в том числе и ресурсной) действующих НКО.

9. Результативно будет создание программы – власть – религиозные сообщества – бизнес – СМИ, основываясь на наработанном опыте и знаниях активных, сильных НКО, чем придумывать новую для себя деятельность, исходя из собственных соображений.

10. Вообще странно, что в программах развития региона власть не спрашивает мнения НКО, пытаются построить свою деятельность исходя из отчетов структур власти. Это не верный подход. Никто, кроме самого общества, конкретной социальной группы не может знать, что им нужно и в какой форме. Где система госзаказа в социальном служении? Власть Удмуртии только-только начала осваивать проектную деятельность! Тогда как общественность уже давно разрабатывает стратегии и программы.

11. В Удмуртии, основная работа проводится по инициативе отдельных священнослужителей, проект или программа социального служения религиозными сообществами не представлена никак. Может она есть, но как она выглядит? О чем она? Для кого?

12. Очень не эффективно реализуются программы по православному просвещению в школах, так как нет единой программы, нет профессиональных специалистов в данной области, и вся нагрузка легла на педагогов, которые слабо представляют себе суть православия, и совсем не понимают что такое духовность.

13. Церковнослужители нередко не доступны для диалога. Они больше привыкли к монологу – проповедованию и воспитанию. Людям, не знающим иерархию церкви, терминологию и звание санов сложно найти общий язык со священнослужителями. Создается впечатление, что церковь – это закрытая система со своим сленгом, полагающая себя над обществом, редко внимающая тому, что происходит за ее кругом, не готовая усваивать правила «игры» общества и не осознающая в общении социально-культурный уровень представителей общественности, которые пытаются построить диалог. Странное общение, где люди должны достучаться до священнослужителя, не приводят к желанию НКО сотрудничать с церковью. Я не говорю про всех служителей, я говорю о тенденции.

14. Нужно провести образовательные проектные семинары для священнослужителей, работающих в сфере социального служения. Социальное проектирование должно быть освоено священнослужителями, не только для участия в грантовых проектах вместе с НКО, но и для понимания как в принципе, на территории ПФО строится работа общественных объединений. Нужно научиться разговаривать на одном языке. Важно понимать, что уровень профессионализма НКО зачастую выше специалистов государственных структур, а ориентирование в ситуации больше и глубже.

15. Также необходимо знать какие идеологические изменения в социуме происходят через действия НКО на территории республики. А они происходят! И, между прочим, влияние оказывается не всегда верное, в том числе и в области духовно-нравственного просвещения и передаче православных традиций. А происходят ошибки не из-за желания навредить, а потому, что существует слабое понимание идеологии и миссии православия, а так же невладение методикой передачи духовных знаний. И здесь необходимо проектное или даже программное, деяние священнослужителей!

16. На сегодняшний день активное участие в социальном служении для неблагополучных слоев населения принимают сектантские и псевдо-религиозные организации, вот они то не сидят на месте, у них хорошо проработаны методики, достаточно персонала, есть специально выделенные средства. В результате мы получаем идеологизацию населения, сомнительного характера.

17. Православную молодежь Удмуртии не пускают в некоторые детские и молодежные государственные или муниципальные организации, потому что там крепко держат оборону Свидетели Иеговы, Дело веры, Евангелисты и т.д.

18. В настоящем времени нужно не бороться с сектантством, потому что, то с чем боремся – усиливается. Сегодня нужно серьезно заниматься просвещением педагогов, налаживать контакты с НКО, госструктурами и социальными службами, работающими с детьми, инвалидами, наркоманами, бездомными. При чем это должна быть стратегически продуманная и четко реализованная программа работы с населением.

19. Важно поменять язык СМИ в теме православия и, наконец, научить журналистов правильно подавать информацию. То, что дается журналистами о религиозных сообществах или навевает тоску или вызывает непонимание смысла освещаемого мероприятия. Программа образования журналистов должна быть государственной, с поддержкой разных представителями конфессии.

Подытожу.

Чтобы заниматься социальным служением, не достаточно раздавать еду и одежду в храмах.

Церкви придется выйти из своих стен, потому что наступило время интерактивного, мобильного действия. Нужно научиться пользоваться новыми методами, инструментами, сменить форму общения.

В одиночку религиозным сообществам не справиться с просвещением и проповедованием духовных идей, требуются единомышленники внутри общественных групп, грамотные, хорошо знающие проблемы и умеющие формировать нужный образ в голове у населения. Не нужно самим создавать какую-то свою деятельность, эффективнее найти единомышленников среди сильных НКО и делать совместные проекты. Это сэкономит силы, ресурсы и время. Между прочим, НКО могут получать финансирование от грантов и государственную поддержку, а религиозные организации?

В Церковь люди приходят, но они выполняют ритуалы, совсем не заботясь о том, чтобы понимать смысл ритуалов и богослужения. Нужно доступным языком доносить идею, миссию, смысл православных традиций, изменять мышление гражданина пришедшего в Церковь. Это возможно с помощью социально-активных граждан, «агентов влияния» в своей социальной группе.

СМИ надо научить подавать информацию, чтобы было понятно, интересно и верно донесен смысл сообщения для людей.


БРАТСТВО СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ АНАСТАСИИ УЗОРЕШИТЕЛЬНИЦЫ Местная православная религиозная организация г. Санкт-Петербург, интервью

Когда создавалось, инициаторы, основные направления

Создано в 1992 г. при приходе домовой церкви во имя св. вмц. Анастасии Узорешительницы и свв. благоверных кн. Феодора, Давида и Константина Ярославских. Братство возникло из уже существующих церковно-благотворительных инициатив, которые начали осуществляться еще в конце 80-х годов. В 1989 году на волне общего интереса я впервые оказался в тюрьме в качестве человека от Церкви и с тех пор это дело не оставлял. С другой стороны, в конце 80-х годов было создано Общество милосердия Даниила Гранина, под флагом которого верующие люди смогли пойти в больницы для того, чтобы ухаживать за тяжелыми лежачими больными. Ситуация по уходу за одинокими лежачими больными тогда, да и сейчас, очень неудовлетворительная. К 1992-му году нам стали предлагать получать транспорт с гуманитарной помощью из-за границы: Швейцарии, Франции, Германии. И первый транспорт мы получали просто домой. Как-то загрузили 3-х комнатную квартиру, заняв весь объем до потолка, оставляя лишь узкий проход. Пришла милиция, толпа народу – что такое? В те годы, было новое невиданное явление – гуманитарная помощь. Стало очевидно, что это надо юридически оформить, искать какое-то помещение, чтобы заниматься этой деятельностью.

Таким образом, в 1992 году мы зарегистрировали благотворительное братство, которое занималось двумя основными направлениями: тюремное служение и служение в больницах.

Святая Анастасия Узорешительница посещала заключенных в темницах христиан, там их врачевала и эти два направления объединила.

Развитие направлений: причины изменений, приоритеты

Затем каждое из этих направлений стало развиваться, и постепенно стали появляться новые: мы просто отзывались на потребности. К служению в тюрьме добавилась реабилитация тех, кто выходит их тюрьмы. Когда узнавали, что мы оказываем благотворительную помощь, то тут же возникали вопросы: не могли бы еще там-то и там-то помочь – в неврологическом интернате или в детском приюте и т.п.

Получив это здание в 1994-95 гг., начали его восстанавливать. Дом большой и мы предложили разместиться здесь детскому приюту (ГУ «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Дом милосердия»), пошла жизнь приюта.

К 2000 году мы перестали заниматься реабилитацией тех, кто выходит из Колпинской воспитательной колонии (это получалось очень плохо по ряду причин: отчасти по нашей вине, отчасти по объективным причинам) – реабилитационный центр для бывших заключенных потерял актуальность. Его перепрофилировали на работу с наркозависимыми. А работа с заключенными развилась в сторону работы с условно осужденными подростками.

В какой-то момент к нам обратились судьи, которые не имели никакой возможности помочь молодым людям, которых они осуждали. Они понимали, что в тюрьме ничего хорошего с этими подростками не произойдет – лучше они не станут, а на воле они естественно будут продолжать делать то, что делали, потому что ничего другого просто нет. При условном осуждении человек фактически остается в том же положении. Поэтому совершенно явно в этой цепочке не хватало одного звена – работы с теми, кого они оставляют на воле. Условно осужденных надо не просто оставлять, ими надо заниматься. Тогда они не буду повторять правонарушения.

И судьи обратились к нам с просьбой начать работать в этом направлении. Тогда получилось очень удачно.

А теперь, через 5-6 лет, эта работа снова перебросилась в Колпинскую воспитательную колонию, чтобы уже там эти воспитательные опыты внедрить среди заключенных и создать службу социального сопровождения, которая будет заниматься и теми, кто выходит из колонии. То есть мы вернулись к направлению реабилитации освобожденных из колонии через 6 лет.

Также Братство является учредителем детской общественной организации «Санкт-Петербургский округ Витязей».

Подробно о направлениях

Больничное служение начиналось с посещения больниц. Приходили раз в неделю в любую больницу, где есть отделения хирургии или сестринского ухода, куда человек попадает после операции. Там зачастую лежат месяц-два до того, как встать на ноги. Если у больного нет родственников или родственники редко приезжают, то ухаживать практически некому. И таких людей до сих пор остается много.

Изначально сестричество занималось уходом за больными в нескольких больницах города: Покровской, Мариинской, Детской городской инфекционной. В настоящий момент мы работаем с городской больницей № 8 на Моховой и в терапевтическом корпусе Детской больницы № 2 св. Марии Магдалины. В больнице на Моховой есть маленькая церковь в небольшом помещении, которое мы отгородили от коридора небольшой перегородкой.

Сейчас в больнице служат около 25 сестер. Это служение преимущественно волонтерское. Они кормят, моют больных, перестилают постель, подстригают волосы, ногти и т.д. Часто у больных возникает потребность побеседовать, поговорить, и тогда, конечно, сестры оказывают психологическую поддержку, приглашают священника для исповеди, причастия, соборования. Если возможно, больных привозят на каталочке в больничные храмы или часовни.

Со временем мы поняли, что людей, которые помогают в больницах, надо готовить, давать минимальные знания по уходу за больными. С этой целью в середине 1990-х годов были организованы полугодичные курсы сестер милосердия на базе государственного медицинского училища. Предметы в рамках курса (анатомия, физиология, общие и практические навыки и др.) ведут преподаватели училища. По окончании выдается диплом начального медицинского образования государственного образца. Мы оплачиваем училищу работу преподавателей, для учащихся обучение бесплатное. За весь процесс обучения отвечает старшая сестра.

Сейчас это епархиальный проект, то есть любой приход, любое сестричество СПб епархии могут направлять на эти курсы своих сестер. Все претенденты проходят собеседование, его обычно провожу я. Существует конкурс: из 20-30 человек мы отбираем 15. Выбираем наиболее перспективных, вменяемых, способных. За эти годы на курсах прошло обучение более 400 сестер.

Трижды менялось учебное заведение, на базе которого проходило обучение. Сейчас это училище при 1-й Медицинской академии. Отношение к нам здесь очень хорошее (до этого было по-разному, бывали сложности).

Постепенно обозначилась потребность в других курсах – по социальной работе, поскольку наши сестры работают не только в больницах. И вот уже третий год на базе СПб государственного института социальной работы и психологии работают аналогичные курсы, где в течение 3-х месяцев сестры получают специальность социального работника и психолога.

Развитие направления сестринского ухода происходило следующим образом.

Когда одинокая бабушка (чаще всего), за которой ухаживают в больнице, выписывается, она попадает домой, где за ней некому ухаживать. Обслуживать себя полностью она не может. Собес лишь приносит пенсию, лекарства, продукты и все. А, скажем, помыть квартиру, постирать, вымыться – этого собес не делает. Нанимать кого-то довольно дорого и далеко не все могут себе это позволить. Возникает идея патронажа, то есть посещение на дому с комплексом таких услуг, которые не оказывает собес. Но патронаж осуществлять на волонтерской основе сложнее, чем в больнице. В больнице каждый день дежурят 2-3 сестры, каждая из которых работает по 2-3 часа. Они могут уделить внимание всем больным, которые в этом нуждаются. В среднем на одну сестру приходится одно дежурство в неделю. Это не так обременительно для них самих и не разрушает их семей – они успевают на работе и дома (обычно в воскресенье человек еще ходит в церковь).

Но патронаж требует значительно больших усилий. Фактически это обычная работа. Поэтому здесь должны платить либо сами пациенты, либо их родственники. По городу минимальная ставка на услуги по патронажному уходу – 120-150 рублей в час. Но часто бывает так, что платить некому. Возникает потребность в средствах. Один из вариантов - чтобы больные сами частично оплачивали половину или часть. Скажем, 50 руб. платит бабушка, остальное мы. Находим спонсоров.

В больнице также нужны расходы: салфетки, подкладные, пеленки, перчатки и т.д. Какое-то количество больница предоставляет, но этого не достаточно.

Третий вариант – это создание богадельни: своего небольшого стационара, в котором можно было бы продолжать заботиться об этих бабушках. Это, конечно, удобнее, но требует помещение, постоянных очень серьезных затрат.

К 2000-му году у нас уже была маленькая богадельня. Потом она стала отдельной организацией – Покровским сестричеством, которое дальше развивалось уже самостоятельно. Они создали еще одну богадельню далеко за городом, в 130 км от Петербурга, сейчас она рассчитана на 40 человек. Это тоже получило хорошее развитие, но уже не в рамках нашей организации, хотя начиналось все здесь и те же люди, что здесь начинали, продолжают работать там.

Развитие направления тюремного служения происходило следующим образом.

Начинал я служить во взрослых тюрьмах и служил более 10 лет в колониях в Горелово, потом в Металлострое. Там был храм, была постоянно действующая община заключенных. Народ сменяется – кто-то приходит, кто-то уходит. Сроки большие, поэтому люди в общине были по 3-5-7 лет. В общем и целом можно сказать, что если приезжает священник раз в неделю регулярно, даже не обязательно Литургию служить, можно с заключенными беседовать, молебен, панихиду служить, учить их петь, многое что можно. Мирянским чином (без священника) служить службу как в монастырях. Часы читают. Они вычитывают по часам, то есть весь день шло молитвенное служение. Какие-то послушания себе придумывали – кто-то подсвечники, свечи изготавливал, кто-то убирал. Они довольно неплохо организовывали жизнь, и это где-то походило на монастырский уклад. Некоторые жили при храме, построили домик, согласовали с администрацией. Там была библиотека, аудио-видеозаписи, телевизор. В целом можно сказать, что это дало очень хороший результат. Тот долгий период, когда я туда ездил регулярно и часто, дал достаточно много людей, которые, выйдя на свободу, остались с нами и в моем храме, и в других храмах, один в монастырь ушел. По-разному, во всяком случае, это люди, которые не только оставили криминальные пути свои, но, в общем, стали очень сознательными верующими людьми, помогающими и полезными церкви, со своими семьями, с детьми. Они влились в церковный народ во всей полноте. Один даже священником стал.

Посещение взрослых колоний продолжалось до 2000-го года. Параллельно с этим уже с 1995 года я стал ездить и в Колпинскую детскую колонию. С 1976 года там был храм, настоятелем которого я был назначен. В 2000 году я стал заниматься только детской колонией. Мне удалось собрать постоянную общину мирян-волонтеров, которые ездят каждую неделю. Каждое воскресенье группа взрослых делает небольшое молитвенное собрание, читают последования молитв мирянским чином и затем проводят с ними какие-то беседы, пьют чай. На это дело собирается в воскресный день 20-25 человек. В колонии сейчас около 100 человек. По количественному составу она конечно несоизмерима со взрослой колонией, где по 2-2,5 тысячи осужденных. Стандартно в детской около 250 человек, но сейчас количество сократили.

Действует изостудия. Наш иконописец около 10 лет ездит каждую неделю один раз и с ними рисует. Получаются довольно хорошие работы. Не иконы, конечно. Многие из них вообще никогда не рисовали в жизни. Это их первый опыт. У них есть определенные способности. Рисуют в какой-то простой технике, пастельными карандашами, смотрят альбомы, фильмы, вдохновляются какими-то идеями.

Есть разные подходы к работе, например, работа в лекционном режиме. Но для нас важнее установить личный контакт. Мы организовали занятия по рисованию, приходят желающие малой группой – до 7-8 человек – на пол дня. Важно, что наш Виктор (художник) не только учит их рисовать, что, в конце концов, не является целью, но это дает возможность начать личностное общение. Потом они пьют чай. Довольно стабильная группа. Конечно, меняются, кто-то приходит, кто уходит (освобождается). И он с ними общается. Естественно, разговор заходит и на духовные темы. Это все важно.

Также организуем просмотр кинофильмов. Они смотрят, вместе обсуждают, специально отобранные фильмы, которые ставят перед ними проблемы. Приходят любые желающие, собирается более широкий круг.

В школе в колонии нам выделены часы, условно называемые, основы нравственности. Это не Закон Божий и не дидактические нравственные беседы, а скорее разбор каких-то жизненных ситуаций, которые с ними случаются, умозрительные, тем не менее, понятные и для них актуальные. Тут могут обсуждаться фрагменты из фильмов.

До последнего времени всей этой работой в колонии занимались миряне-волонтеры.

С этого лета (2009) мы вдохновились идеей, что те большие успехи, которые у нас достигнуты в реабилитации условно осужденных, можно было бы достичь и в Колпинской воспитательной колонии.

Вообще то, что происходит в тюрьмах, и в частности, в детской колонии, чудовищно. Вся система построена на том, чтобы человека изуродовать, обломать, сломать, чтоб он был не в состоянии вообще ничего делать. Предельная жестокость всей внутренней жизни, где сами заключенные управляют заключенными же. Администрация на определенной дистанции от всего этого держится. Конечно, это приводит к тяжелым эксцессам внутри, вплоть до убийств, очень часто избиения, издевательства, унижение одних другими. Администрация это не только знает, но и поддерживает эту систему, поскольку задача так и ставилась. Это все тяжелое наследие еще сталинского времени, когда надо было экономить средства, миллионы людей находились в лагерях. И надо было организовать жизнь так, чтоб сами заключенные наводили порядок, если убьют кого там – хорошо, сломят – прекрасно, на это все было рассчитано. И эта система никак не реформировалась: крайняя жестокость ведения следствия, условия содержания - мало менялись.

Поэтому конечно, уже 20 лет смотреть на это очень тяжело и невыносимо, хочется что-то сделать, что-то изменить.

Те успехи, которые нам удалось достичь здесь в работе с этими ребятами, не ломая, а наоборот, давая им раскрыться, развиться, мы подумали, что можно попытаться что-то подобное хотя бы в детской колонии, где всего 100 человек. Сейчас еще ювенальная юстиция будет, вероятнее всего, эти колонии и систему работы с несовершеннолетними правонарушителями выведут в отдельную систему, где можно изменить правила, не меняя всю систему. Переменить всю систему сразу очень сложно. Но опять же это может быть первым шагом. Если удачно что-то получается, когда придет понимание того, что это можно распространить и на взрослую колонию, но это пока что далекая перспектива.

Мы, Центр Василия Великого, заключили договор с ГУФСИНОМ, Колпинской воспитательной колонией и Комитетом по труду и соцзащите. Работа началась полгода назад, и она уже привлекла серьезное внимание в самых верхах, есть заинтересованность. К нам приезжал Миронов, знакомился с работой центра, полностью все поддерживает, и действительно началась реальная поддержка. После этого нам город выделил бюджетное очень серьезное финансирование.

До этого долгое время была существенная проблема – мы никак не смогли добиться финансирования нашей работы со стороны государства, существовали практически только на спонсорские какие-то средства. При этом уже давно государство определяет условно осужденным подросткам как меру наказания в обязательном порядке помещение в Центр.

Юридическая правовая форма Центра Василия Великого – благотворительный фонд, общественная организация, хотя учредителем является приход. Тем не менее, мы не могли добиться. Нам предлагали настойчиво становиться госучреждением, и тогда будет финансирование и все в порядке, но мы от этого решительно отказались. «Ну, раз не хотите, тогда ничего не получите!». И вот так это тянулось очень долго. И вот, наконец, через три года невероятно тяжелой жизни, когда приходилось содержать Центр исключительно на свои средства, удалось через Москву, Миронова, - город выделил 3 млн. на текущую деятельность Центра.

Так что отчасти за счет этих денег финансируется наша работа в Колпино, которая пока отдельного финансирования не имеет - основной реабилитационный курс, который организован здесь. Создан коллектив профессиональных людей: психологи, социальные работники, педагоги, которые работают и живут в колонии. В Колпино на сегодняшний день мы получили в свое распоряжение карантин – часть колонии, куда попадают молодые люди, получившие приговор, и они живут там 2-3 недели и потом распределяются в отряд. Стандартно картин устроен так: туда назначается «бугор» из заключенных и его задача научить новеньких правилам и понятиям. Они должны понимать, куда они пришли: кто такой бугор, кто ты сам, все должны быть распределены по соответствующим разрядам, кастам, нарушение этой кастовости несет за собой жесточайшее наказание, все то, что надо знать, он должен изучить.

А наша задача, наоборот, начинать эту систему демонтировать – кастовую систему, систему управления одних заключенных другими, что мы и начинаем делать. То помещение, которое мы получили, его отремонтировали, оно не похоже на те помещения, что в тюрьме. Там церковь резко отличается от всего и это помещение тоже - одна комната, где проводятся тренинги, занятия с ними. Теперь какого рода занятия? Основная идея в том, что им нужно предложить какую-то новую интересную для них жизнь, их заинтересовать, например, экстремальными видами спорта: скалолазанием, велосипедами, паркуром. Здесь у нас давно наладили тесный контакт со станцией паркура, и председатель этой организации очень тесно с нами сотрудничал все это время, а теперь мы его уговорили устроиться в штат Колпинской колонии. Он теперь сотрудник тюрьмы, и это для нас важно. Мы сейчас пытаемся внедрять в основной состав колонии своих людей, которые имеют совершенные иные взгляды, потому что те люди, которые там работают и сформировались в этой системе, консервативны к новым идеям. Хотя есть и другие - некоторые из более высокого начальства, которые собственно нам и покровительствуют.

Он привел с собой еще одного парня, известного скалолаза, который тоже устроился туда. Так что двое уже работают в колонии. Но там нет еще ни скалодрома, никакого спортивного зала. Сейчас идет большой ремонт, нам передали помещение бывших производственных цехов, которые пустуют. Это бетонные коробки без окон. Огромные помещения и там будет все необходимое. На это мы надеемся получить большие государственные субсидии, но пока своими силами даже сейчас там уже что-то делается, может быть, через месяц там какие-то занятия уже начнутся. Даже сейчас уже что-то проходит параллельно и делают ремонт.

Спорт – это особая штука в колонии. Например, там есть школа, где в принципе нет уроков физкультуры. И это плохо. Есть футбольное поле в центральной части колонии, и там гоняют в футбол. Придешь, смотришь – о, как хорошо, ребята бегают, в футбол играют. Оказывается, в футбол играют только «бугры». Когда туда направили футбольного тренера от нас, все пошло очень здорово (третье направление: футбол, паркур, скалолазание). Подошел какой-то парень к тренеру, сказал, что тоже очень хотел бы заниматься. Он освобождается через 2 недели. Пришел разок, еще раз, а потом не пришел на тренировку. Выяснилось, что ему переломали ноги. Не имел права. Вот такая нормальная для колонии история. Поэтому, прежде всего, надо обеспечить равный и обязательный доступ к спортивным мероприятиям всех. Это уже будет всех на один уровень ставить во многом. Исчезнет такая сфера жизни, которая была отличительным признаком высшей касты. А здесь эти виды спорта будут доступны абсолютно всем.

Второе. У нас есть очень хороший театральный педагог. Человек, который учился в Германии по специальности режиссура как средство социальной реабилитации, театр. Он здесь, в Центре, очень успешно работает с нашими ребятами и сейчас раз в неделю ездит в Колпино (колонию).

На сегодняшний день в Колпино работа ведется каждый день. В основном, все сосредоточено в карантине. И основная задача: из карантина постепенно переброситься со всем комплексом занятий на основную территорию, где живут заключенные.

Дальнейшая перспектива: создание по западному образцу реабилитационного отделения. Здесь система такая: есть заключенные, которые готовы сотрудничать, заниматься делами, которые мы предлагаем, жить такой жизнью, которую мы здесь организовали. Но есть какое-то количество отрицательно ко всему этому относящихся, которые не идут ни на какой компромисс. Такой вид преступников, которые не хотят ничего. Насильно мил не будешь. Скорее всего, таких будет не более 20%. То, что мы пытаемся предложить будет так интересно, что, в конечном счете, даже те, кто отказался, посмотрев на то, как живут остальные интересной насыщенной жизнью, в конце концов, тоже начнут переходить. В идеале реабилитационное отделение должно практически всех собрать. Там предполагается решительно изменить все правила жизни, которые существуют сейчас.

Сейчас живут отрядами (общее проживание, каждый отряд по 50 человек) в комнатах по 10-20 человек, казарменное, в 20 вечера их запирают и в 7 утра их открывают. Ни одного старшего, ни одного сотрудника там нет, что там происходит, понятно: даже домашних детей, мальчишек, закрыть на ночь, будет там Бог знает что, а здесь люди, совершившие тяжелые преступления: убийства, изнасилования, с опытом жестокости, криминальных связей, наклонностей, знаний, и ясно становится, что запрограммировано будет твориться кошмар. Что и происходит. Мы предлагаем такое решение – всех на ночь в одиночные камеры. У каждого своя камера – своя нора: дырка в полу для сортира, койка и больше ничего. Во всяком случае, это гарантия того, что ничего ужасного там происходить не будет. Это первое, что мы хотели бы достигнуть в Колпино.

Пока идет ремонт, перестройка общежития. Там будет создано такое (см. выше) реабилитационное отделение. И там будут программы, все воспитательные, которые проходят здесь, которые позволяют существенно изменить сознание этих ребят и как-то перевоспитать. И там в нашем распоряжении будет гораздо больше времени - и год и два и пять – и поэтому действительно можно будет как-то радикально изменить существующую систему, решить задачу по снижению преступности. Это планы, которые развиваются. Если опять не будет какой-то политической воли, которая будет этому препятствовать, кто-то решит на самом верху, что изменения в этой системе очень вредно и плохо, тогда конечно, это может не состояться. Пока все идет благоприятно, и приветствуется. Хотя сложности в колонии очень большие, безусловно.

На сегодняшний день получается, что церковная организация берется за решение таких глобальных, в общем, государственных задач, в такой пилотной форме. И если это получится в нашей маленькой колонии на 100 человек, то распространить такой опыт в других регионах на подобных колониях будет уже не так сложно. Если будет ювенальная юстиция, то это будет выделено в отдельную сферу, и они будут жить по этим правилам, по которым мы работаем, обкатаем.

Дальше уже как захочет государственная власть – или умножать преступность путем идеи колонии или действительно решительно ее сокращать.

Сотрудники

Фактически все инициативы Братства – наркоманский центр, приют и др. - становятся самостоятельными организациями, особенно те, которые имеют стационары, это уже совсем другой уровень ответственности, другой уровень бюджетов. Поэтому здесь мы пошли по пути того, чтобы выделять эти организации, создавать новые юридические лица, создавать свое управление. Я только сверху сморю на то, как все происходит и, конечно, не руковожу реально ни одним из этих направлений. Всюду есть свои директора, штат.

В Центре Василия Великого работает не меньше 15 человек. Работают люди на ставках и довольно серьезный волонтерский элемент. Волонтерами там занимаются. Волонтеры – это в основном ребята, прошедшие реабилитацию в нашем центре год-два-5 назад. Они сохраняют с нами тесную связь и в проектах и часто с социальными педагогами день-два в неделю занимаются - готовятся сутками быть вместе с ребятами. Волонтеров одновременно постоянных 2-3 человека, плюс еще кто-то включается. Ребята от 14 до 18, старше 23-24 никого нет. Один парень очень толковый, который был в Колпино когда-то, когда мы еще короткий период пытались заниматься реабилитацией. Он остался с нами, закончил институт, теперь он большой начальник на железной дороге. Сейчас ему 27-28 лет, женат, он все-таки тесную связь с нами сохраняет. Были периоды, когда он работал просто не волонтером – сотрудником, когда не хватало сотрудников. Волонтеры (бывшие заключенные) приходят, помогают в организации разных мероприятий, поездок, летних программ, походы. Есть два похода - один поход в Карелию по болотам, по горам и потом на байдарках.

Кто-то есть из старших, из социальных педагогов, им помогают старшие Витязи (православная молодежная организация) – 25-27 лет, которые очень хорошо подготовлены по части походов, туристических дел. Эти мероприятия для тех, кто вышел из колонии, с которыми продолжается работа. Группа человек 15, мальчики и девочки.

У нас было много разных программ. Отрабатывали грант по толерантности в нашем Центре и приглашали представителей разных этнических групп, которые живут в Петербурге, например, негров угандийских. Есть такая община из Уганды, которые живут здесь в деревне, у которых живут уже дети, девчонки в возрасте 20 лет, учатся. И вот такие девочки ходили с ними в походы, участвовали в спектаклях. Очень трогательные отношения.

Центром Василия Великого руководит женщина, она получила профильное образование в процессе работы у нас, мы оплачивали ее образование в академии Государственной службы, по социальной работе. Но в этом главную роль играет не столько образование, сколько харизма, хотя образование тоже не лишнее. Кроме нее работает 6 человек очень классных специалистов даже со степенями. 15 человек сотрудников: социальные педагоги, зачастую это люди, не имеющие никакого специального образования, но, тем не менее, например, один очень долго работал в ПТУ, в школе учителем труда, у него педагогический очень большой стаж, много лет работал в школе. Какие-то люди с самым разным образованием, а вот психологи очень квалифицированный персонал.

Возраст сотрудников около 30-35 лет. Есть очень важное условие гендерного равновесия, построенного таким образом, что наши подопечные обязательно должны общаться и с мужчинами и с женщинами, потому что у них не было достаточного опыта в семье. Все социальные педагоги это мужчины, поскольку они там дежурят, а специалисты-психологи, как правило, все женщины. Мужчин 8, женщин -7.

Медицинское направление (сестричество). Около 25 сотрудников, волонтеров, и старшая сестра, которая получает зарплату около 1000 руб. (Одна тысяча)

Руководитель – старшая сестра – имеет высшее техническое образование, но потом она переключилась на социальную работу, долгое время занималась социальной работой в госструктурах. Она проходит практически каждый год вместе с очередным набором все наши курсы – медицинские, социальные. Остальные – это волонтеры, люди с самым разным образованием, большинство из них прошло наши медицинские курсы. В патронаже это обязательное требование, там, где мы берем деньги за нашу работу. Если ты получаешь за это деньги, то естественно должны гарантировать определенный уровень квалификации людей, которые этим занимаются.

На курсах работают сотрудники медучилища, мы им перечисляем на счет училища какую-то сумму, они сами организуют учебный процесс. Они очень расположенные к нам люди, им этим интересно заниматься. Среди волонтеров есть мужчины. И на курсах учатся мужчины. В группе из 15 человек есть 3-4 мужчин. Возраст очень разный: есть девочки-студентки 17-18 лет, женщины под 60. Конечно, мы стараемся преклонного возраста не брать – работа тяжелая. О текучести волонтеров я бы не сказал. Когда мы принимаем на курсы, мы очень выбираем – отказываем, если видим, что человек психически не очень устойчивый, таких в церкви полно. Потом они приходят с письменной рекомендацией священника, который обязан знать человека, которого рекомендует, и он берет на себя некие обязательства за то, как человек будет дальше работать.

Все сестричества в городе создали на сегодня устойчивый круг (7-8 городских сестричеств), все старшие сестры близко знакомы, все друг с друга знают.

Финансовая сторона деятельности

Центр Василия Великого получил 3 млн. бюджетных денег на полтора года основной деятельности. Конечно, кроме этого есть другие деньги. Это разные фонды, спонсоры, отдельные частные лица, кто-то разово помогает, кто-то регулярно. Есть зарубежные фонды, которые нам помогают. Объемы очень разные.

В Сестричестве сравнительно малозатратная деятельность – это деньги на подгузники, подкладные и пр. Есть один спонсор, который дает 5-7 тыс. в месяц, и этого вполне хватает. Если что-то отдельное – форму сшить сестрам парадную, храм в больнице ремонтировали, помещение устраивали, тоже какие-то средства требовались, они ищутся дополнительно.

Сейчас программа патронажа частично оплачивается нами. Здесь да, это постоянный бюджет, немалые расходы. Нам один немецкий фонд взялся помогать. Они требуют, чтобы все было прозрачно и просто. Там не программа как таковая нужна, а конкретно – либо деньги передать нуждающемуся, либо услуги оплатить очень конкретные. У каждой сестры есть ведомость, где записывается, где она была, у кого, сколько часов, что сделала, там расписывается тот, кому оказана помощь. В соответствии с этим она получает зарплату.

Проблемы.

Финансовые проблемы, я бы не сказал, что они стоят у нас очень остро: если есть хорошая идея, хорошее дело и оно делается, то в общем и целом, деньги находятся. Вот для центра ВВ, конечно, проблема была острая в течение последних лет, пока государство упорно пыталось нас измором взять, какое-то время помогали через приют (государственный приют в здании братства) каким-то косым, кривым образом, потом совсем перестали, когда стали на нас давить, заставляя нас стать государственным учреждением. Теперь уже получили приличное финансирование чуть не бюджетным строкой. Дальше неизвестно и предстоят битвы, но в целом, конечно, я бы сказал так, что все организации, которые несут большие расходы по содержанию стационаров – нарокоманские центры, богадельня, реабилитационный центр, детский приют маленький – это очень затратно. Потому что есть штатные сотрудники, питание, содержание помещений, коммунальные платежи и т.д. и т.п. конечно, стоит остро вопрос о том, чтобы государство это заметило и начало системно финансировать такие учреждения. Разумеется, государство имеет право формулировать систему приоритетов, допустим, если оно считает, что частные детские дома не нужны - хорошо, не нужен патронажный уход или работа с криминальными подростками, с заключенными. Но это явно те сферы, где государство не справляется и ничего не делает или делает настолько из рук вон плохо. С бомжами, например, абсолютно провисающее направление. Вот здесь оно должно объявлять конкурс и если кто-то находится, церковные – не церковные – не важно какие организации, которые готовы делать. Понятно, государство должно подробнейшим образом контролировать, что и как делается. И если видят, что делается хорошее дело – будьте любезны финансировать. Этого пока нет, хотя сейчас об этом много-много говорят, новый закон.

Что делать (решение проблем)?

Это отдельный разговор о том, что нужно. На самом деле, сегодняшнее законодательство позволяет уже сейчас делать очень много. Читаешь закон о благотворительной деятельности, о социальных услугах, о религиозных организациях, весь комплекс законов в принципе позволяет, но когда дело доходит до финансовых вопросов, они не могут перевести деньги. На уровне председателя комитета по соцзащите, Минздрава – все говорят да-да-да, мы будем сотрудничать, без проблем, но как только доходит до реального подписания каких-то бумаг, которое подразумевает финансирование государственных денег в негосударственный карман, все останавливается. То есть они боятся так называемого разворовывания государственных средств. Поэтому, этого им лучше не делать. Требуется, помимо законов, еще очень внятная процедура, где должно быть ясно прописано, кто, как, что, на каких основаниях делает, как осуществляется контроль за этим и т.д. Собственно говоря, до последнего времени, само сознание государственных чиновников это не допускало в принципе. Часто можно было слышать фразу: «Вы вообще понимаете, что государственные деньги пойдут в Церковь? Церковь у нас отделена от государства». И действительно вся система законодательства, система финансирования не подразумевают выход государственных средств за пределы государственных организаций. Совершенно советская система. Вся социальная сфера находится в том же состоянии, в каком она находилась в советское время. И какой-то НКО сектор, который на самом деле выполняет очень большую работу. Но там крутятся свои деньги.

До последнего времени это были исключительно западные деньги, крупные фонды помогают, которые понимают, что ситуация очень сложная и, если не будет создаваться гражданское общество в России, никакого реального изменения не будет и улучшения положения. И они помогают. Постепенно они видят, что государство хорошо устроилось: очень хорошо! Пускай помогают, мы в упор не видим всей этой работы, мы считаем, что только мы делаем дело, а они нам мешают, под ногами путаются, денег мы, естественно, никаких не дадим никогда. И тогда все эти фонды стали говорить, что мы денег больше давать не будем. И эти НКО начали оказывать некоторое давление на государство - давайте нам деньги тоже. Где-то наверху понимают, что нормальный путь развития общества и государства – это подключение широких слоев общественности к решению социальных проблем, тогда будет какая-то ответственность и в конкурентной среде и в государственных учреждениях. А если все приюты по-прежнему будут государственными, это не конкуренция, и будут в этих старческих домах старики-старухи будут умирать как мухи.

Основное помещение центра – это наша собственность, нам его купили спонсоры. Помещение социальной гостиницы центра город передал в социальную аренду (1500 руб. в месяц за 100 м.) и три помещения у нас в коммерческой аренде, это оплачивают спонсоры.

Если системно заниматься созданием какого-то круга попечителей, то это получается. Здесь в большей степени я могу порадоваться: попечительский совет достаточно сильный во всех проектах (направлениях). Чаще всего, это те же члены моего радийного попечительского совета (о.Александр руководит радио СПб епархии «Град Петров»), которые помогают с различными возникающими финансовыми проблемами. И есть круг западных организаций, которые по сегодняшним масштабам деятельности дают не очень большую часть, но когда-то на них вообще все держалось. Тем не менее, мы очень дорожим этими контактами и дружим, не отказываемся от помощи.

СМИ

Наиболее интересным для СМИ является наш центр реабилитации осужденных подростков на 16-й линии, довольно много было материалов опубликовано в газетах, журналах. Образ более-менее адекватный. Конечно, всегда, когда пишут, там искажается все, но, по крайней мере, никакого злостного искажения нет. Упрощение, корявость бывает – как поняли, так и написали. Мы стараемся, чтобы нам перед публикацией присылали на правку, подправляем. В тех случаях, когда не присылают, материал получается хуже.

Самое злостное, это телевидение, по-моему, там, самый неадекватный образ создается. Кроят как угодно. Записывают 2 часа интервью, в результате получается 30 секунд. И фразы ни о чем – даже исправлять нечего.

Взаимоотношения с подобными организациями

о направлении тюремного служения. Сейчас вполне аналогичных организаций нет, есть организации, которые занимаются какой-то реабилитацией сложных детей, но не в режиме стационара. Так, центр - пришел, поговорил, родители пришли, поговорили, Центр Семья есть в каждом районе. Какая-то польза от этого есть. Но если говорить о решении серьезных проблем таких уже, как детская подростковая преступность, с таким детьми адекватным образом никто не работает. В режиме именно стационара. Здесь очень важно, что они проживают здесь, попадают в абсолютно новую обстановку, другая среда, другой поток жизни задается. А если его не переменить, оставить его тем же, на уровне разговоров ничего не получится.

Планирование, перспективы.

Есть такие направления, в которых действительно происходит все время какое-то обновление деятельности, активное движение, а в других - не происходит. Если говорить о сестричестве, то здесь все довольно рутинно, единственное, последний год мы начали патронажем заниматься более серьезно, озаботились поиском средств на это дело. Но как озаботились, так деньги и нашлись.

Центр Василия – это постоянно какой-то вулкан новых идей, новых задач и там, конечно, деятельность планируется и со стратегической точки зрения, и тактические шаги, и политические демарши мы предпринимаем. То с Мироновым, должен Нургалиев приехать (коллегия МВД). При такой деятельности важно понимать, что мы работаем на грани риска, покушаемся на какие-то устои существующих структур. И здесь очень важно лоббинг политический иметь мощный. Но это уже настоящая серьезная деятельность.

Приложение 2

Благотворительность других конфессий

В этом приложении мы решили дать наиболее полные и открытые интервью (по согласованию с респондентами) с членами благотворительных организаций других конфессий, действующих в России. Сравнения и выводы каждый читатель может делать для себя сам, мы лишь отметим некоторые моменты, которые показались существенными.

Во-первых, большинство этих организаций начали свою деятельность в конце 80-х – начале 90-х, и сразу развернули масштабную работу, основываясь на крупных финансовых бюджетах. Соответственно, на сегодняшний день это наиболее профессиональные и опытные организации, действующие на многих направлениях благотворительности.

Во-вторых, спонсорские вливания в эти организации как были, так и сейчас несопоставимы с бюджетами православных инициативных групп – речь может идти о десяти и более миллионов руб. в год (возможен и более высокий порядок, но это лишь область предположений). Естественно, это вливания зарубежных спонсоров, фондов и частных жертвователей, но, вероятно, в большинстве случаев, речь идет о международных благотворительных организациях, имеющих централизованные бюджеты и филиалы в разных странах. Один респондент говорил о сокращении финансирования, поскольку руководители фонда считают, что Россия сегодня менее нуждается в социальной поддержке, чем другие страны. Однако маловероятно, что внимание в нашей стране пропадет полностью, речь идет именно об объемах бюджета, а не о его свертывании.

В-третьих, поскольку такие организации действуют в рамках правового поля, являясь юридическими лицами, они в полной мере хлебнули нашей бюрократии и парадоксов законодательства, о чем пишут с горечью и даже с некоторым унынием. Думается, их опыт в этой сфере может пригодиться всем, кто сегодня развивает социальную деятельность, а в перспективе – и тем юристам, которые занимаются совершенствованием нашего законодательства.

В-четвертых, эти организации сталкиваются с постоянным недоверием. Их могут подозревать в скрытой коммерческой деятельности, прозелитизме, связях с иностранными спецслужбами и вообще в европейской двуличности. Не вдаваясь в анализ этих предположений, скажем лишь, что многолетнее существование в не всегда дружелюбной и комфортной среде, тоже есть неоценимый опыт, который не грех перенять нашим инициативным группам, для которых среда хоть и родная, но тоже далеко не всегда дружелюбная.

Наконец, в-пятых, создается впечатление, что организации эти достаточно открыты для сотрудничества, что, несомненно, необходимо использовать. Только в совместной деятельности можно избавиться от недоверия и, кстати, определить степень откровенности друг друга.

В любом случае предлагаемый материал должен быть интересен всем, кто занят в сфере социального служения.

Благотворительный фонд содействия межцерковной христианской диаконии «Диакония», г. Санкт-Петербург, интервью

БФ «Диакония» - некоммерческая негосударственная христианская организация, поддерживает диаконические инициативы в Северо-западном регионе Российской Федерации и объединяет ведущие христианские конфессии, действующие на территории России.

Инициатива создания, когда и цели и задачи.

Фактически действует с 1991 первоначально как неформальный консультативный орган христианских церквей Санкт-Петербурга и международных христианских гуманитарных организаций – «Экуменический координационный комитет», а с февраля 1996 как официально зарегистрированная ассоциация «Христианский межцерковный диаконический совет Санкт-Петербурга» (ХМДС).

У нас длинная история жизни организации, потому что она была зарегистрирована сначала как ассоциация Христианский межцерковный диаконческий Совет Санкт-Петербурга (ХМДС). Возникла она в 90-е гг., когда появилась гуманитарная помощь из-за границы, в первую очередь, от различных европейских христианских Церквей. Когда в России было очень тяжело, и для того, чтобы разумно распределить гуманитарную помощь, был создан этот Совет по решению предстоятелей (иерархов) христианских Церквей – православной, лютеранской и католической, поскольку все эти конфессии в Петербурге достаточно традиционно присутствовали с момента основания города.

Потом организация прошла перерегистрацию в связи с тем, что с точки зрения законодательства тот Устав и та юридическая форма устарела, и фактически мы являлись благотворительным фондом, а не ассоциацией и в 2008 г. прошли перерегистрацию, уже как Благотворительный фонд «Диакония». У нас остались те же учредители, то же правление. Новое юридическое лицо, новая формулировка.

И поскольку учреждали организацию для поддержки христианского социального служения, то все эти годы она более или менее этим занималась, но были разные уклоны, которые зависели от персонала. Ассоциация ХМДС помогла большинству христианских социальных инициатив в момент их становления. Многие организации, которые возникли на приходах, в братствах, монастырях в начале деятельности им финансово помогала ассоциация ХМДС. Сейчас многие из них уже очень большие и самостоятельные, и доля поддержки ХМДС в последние годы в их бюджете ничтожно мала, или они уже перестали делать заявки на поддержку. Так, например, школа № 633 перешла на баланс государства; оставаясь по содержанию христианским проектом, как юрлицо стала государственным предприятием.

Основная цель деятельности – содействие возрождению и развитию диаконии – церковного социального служения – посредством поддержки диаконических инициатив в Северо-Западном регионе. Фонд поддерживает деятельность, направленную на служение ближним, помощь уязвимым группам населения. За 18 лет помощь получили около 100 местных религиозных и общественных организаций, реализующих проекты по реабилитации людей, страдающих химической зависимостью, работе в тюрьмах и реабилитации бывших заключенных, работе с бездомными, ВИЧ-инфицированными, помощи детям и престарелым, уходу за больными в стационарах и хосписах.

БФ «Диакония», как правило, оказывает помощь либо действующим проектам с целью расширения и укрепления работы, либо поддерживает новые диаконические инициативы Церквей-учредителей при выполнении следующих условий:

- наличие инициативной группы людей – исполнителей проекта,

- наличие бизнес-плана развития проекта,

- актуальности проекта.

Поддерживает более 20 проектов в следующих направлениях:

· помощь пожилым

· помощь детям

· помощь заключенным

Часть проектов фонд реализует самостоятельно. В их числе: комплексная программа по противодействию эпидемии СПИДа, в рамках которой в 2005 при Фонде создан клуб досуга наркозависимой молодежи в состоянии ремиссии «Добрый Мельник» и оказывается паллиативная помощь ВИЧ-инфицированным заключенным женской исправительной колонии. Фонд занимается организацией работы волонтеров, помогающих детям в трудной жизненной ситуации; проведением интернациональных футбольных матчей между командами разных этнических групп; также была осуществлена акция «Свеча милосердного сердца», проходившая в петербургских храмах, по сбору средств на помощь пенсионерам и дому престарелых.

ПОМОЩЬ НАРКОЗАВИСИМЫМ И ВИЧ-ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМ ЛЮДЯМ. ПРОФИЛАКТИКА ВИЧ

Проект: Реализация комплексной программы по преодолению эпидемии ВИЧ/СПИДа с участием религиозных организаций.

Цели проекта:

А. Расширение команды христиан, вовлеченных в работу с ЛЖВ. Институализация профилактических программ, созданных в рамках проекта. Привлечение к ним внимания со стороны государственных структур.

Разработка стратегии развития государственно-церковных отношений в сфере социального служения. Привлечение бизнеса к поддержке социально-значимых инициатив на основе партнерства.

В. Внедрение комплексной программы по профилактике ВИЧ/СПИДа «Ладья» для возрастной группы 13-17 лет. Апробация комплексной профилактической программы «Живая вода» для возрастной группы 10-13 лет.

С. Повышение потенциала религиозных организаций в предоставлении паллиативного ухода и поддержки ЛЖВ и со-зависимым.

Целевые группы:

А. структуры социального служения христианских церквей - локальные и региональные партнеры, государственные структуры, социально ответственный бизнес

В. уязвимые подростки и молодежь

С. христианское сообщество и ЛЖВ

Программы тренингов: В данном проекте используются комплексные программы по профилактике ВИЧ/СПИДа «Ладья» (для возрастной группы 13-17 лет) и «Живая вода» (для возрастной группы 10-13 лет), основанные на принципах целомудрия, воздержания и верности.

Краткое описание хода проекта:

А.

1. Разработка юридического обзора по анализу отечественного законодательства по благотворительности для социальной работы Церкви. Оформление аналитического отчета и предложений по внесению изменений в действующее законодательство.

2. Проведение Круглого стола для социально ответственного бизнеса с целью вовлечения бизнесменов в социальную христианскую благотворительность, в т.ч. в область профилактики распространения ВИЧ/СПИДа.

3. Проведение конференции для христианских работников и представителей госструктур «Социальное служение Церкви и государство» с целью выработки стратегии взаимодействия между социальным служением Церкви и государственными структурами.

В.

1. Проведение обучающих семинаров по разработанным программам для специалистов, которые будут работать по этой программе:

- в Брянске (3 семинара) - 20 специалистов;

- в Калининграде (3 семинара) - 38 специалистов;

- в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга (6 семинаров) - 20 специалистов.

2. Проведение конкурса рисунков детей «Здоровая семья» (Адмиралтейский район СПб) с публикацией плакатов рисунков и награждением победителей.

3. Оформление передвижной выставки рисунков детей «Здоровая семья».

С.

1. Обмен опытом работы по паллиативному уходу между организациями, занимающимися ПП. Организация поездки в Москву для группы сестер милосердия из сестричеств СПб с целью совершенствования оказания ПП ЛЖВ.

2. Организация прикладного курса по ПП ЛЖВ и работе с наркозависимыми для 12 сестер из сестричеств СПб с целью привлечения сестер милосердия к осуществлению ухода за ЛЖВ.

3. Посещение пациентов ЛЖВ в стационаре и на дому, силами команды волонтеров и оказание им психологической и материальной поддержки в виде продуктовых наборов, витаминов, предоставление услуг: социальное такси и социальная сиделка-няня.

Проект: Профилактика ВИЧ-инфекции среди молодежи

Цель проекта: Снижение распространения ВИЧ-инфекции/ИППП через формирование навыков здорового образа жизни, ответственного отношения к собственному здоровью и поведению, а также повышении авторитета идей воздержания и верности у подростков и молодежи в г. Санкт-Петербурге.

Целевая группа: Учащаяся молодежь (юноши и девушки) в возрасте 14-28 лет г. Санкт-Петербург.

Программа тренингов: В данном проекте будет использована подготовленная в рамках проекта ПРООН программа профилактических тренингов «Ладья», основанная на целомудрии, воздержании и верности.

Краткое описание хода проекта:

Проект «Профилактика ВИЧ-инфекции среди молодежи» реализуется среди молодежи, которая находится в различных группах риска. Тренинги для школьников проводятся в школе №633. В данной школе проходят обучение дети, которые, закончив 9 классов, не смогли продолжить обучение в своей школе по причине низкой успеваемости либо неудовлетворительного поведения. Так же тренинги проводятся в различных центрах реабилитации и коррекции, в вечерних школах, ПТУ и детских домах. Эти тренинги получают положительные отзывы, как и у педагогов, различных учреждений, так и у детей. Главным смыслом программы является то, что детям не даются готовые ответы, но эти ответы дети должны найти сами. Тренинги проходят в интересной игровой форме, так что нас всегда просят прийти еще раз.

За время реализации проекта 25 волонтеров приняли участие в тренингах для ко-тренеров, это люди, которые работают с детьми «группы риска», после прохождения обучения, они проводят тренинги по программе «Ладья» в своих организациях.

В течение проекта было проведено 6 балов, в которых приняли участие около 1000 студентов различных ВУЗов СПб.

ПОМОЩЬ ЛЖВ

Проект: Центр поддержки ЛЖВ и их близких «Ладья»

Цель проекта: улучшение качества жизни людей, живущих с ВИЧ в г. Санкт-Петербург

Целевые группы: Люди, живущие с ВИЧ (ЛЖВ), включая женщин, живущих с ВИЧ, имеющих детей; ПИН; ближайшее окружение (родственники, сексуальные партнеры) ЛЖВ.

Ключевые компоненты проекта:

· - организация и проведение групп взаимопомощи для ЛЖВ

· - открытых собраний с участием ЛЖВ и их партнеров

· - адаптационные тренинги для ЛЖВ

· - информационные семинары для ЛЖВ

· - тренинги личностного роста для ЛЖВ

· - подготовка равных консультантов

· - организация и проведение групп взаимопомощи для ближайшего окружения ЛЖВ

· - организация информационной поддержки проекта.

ДИЗАЙН-СТУДИЯ

В сфере НКО до сих пор есть проблема отсутствия качественного, профессионального пиара в том числе и через печатную продукцию. НКО часто не могут позволить себе отдельную ставку для собственного дизайнера, заказывать дизайн печатной продукции в типографии очень дорого и нерентабельно. Тем более есть проблема, что дизайнеры, работающие в коммерции не курсе проблематики Христианского социального служения, так что на получение качественного печатного продукта уходит много сил, времени и денег. Поэтому большинство печатной продукции НКО делают собственными силами, и в результате материалы получаются очень низкого качества, закрепляя тем самым мнение общественности о том, что в благотворительности работа ведется непрофессионально и некомпетентно.

В 2009 году Фонд начал работать с молодым, перспективным дизайнером, настроенным на дальнейшую работу в НКО секторе. С его помощью мы разработали печатную продукцию для нескольких мероприятий, в том числе концерт, фотовыставка в государственном музее истории религии и т.д. Наши мероприятия получили очень высокие отзывы не только от наших коллег, но и от государственных учреждений, в том числе и из за профессионально подготовленных печатных материалов. В связи с этим мы решили, что будет очень интересно и рентабельно создать профессиональную Дизайн-студию для НКО.

В 2010 году у БФ «Диакония» будет иметь возможность оказывать услуги по бесплатному дизайну для христианских, некоммерческих организаций. Если Вы заинтересованы в услугах нашей дизайн студии, то Вы можете направить свою ЗАЯВКУ (форма заявки) на наш адрес masha@cidc-spb.ru с пометкой в ДИЗАЙН СТУДИЮ.

Наши работы:

1. Благотворительный Фонд «Диакония» совместно с Отделом по благотворительности Санкт-Петербургской епархии, по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира, провел благотворительную акцию «Свеча доброго сердца».

Акция проводилась с целью возрождения традиций благотворительности в России и привлечения широких масс населения к делам милосердия.

Девиз акции - «Рождество - время милосердия».

2. Плакат с перечислением храмов, где происходит окормление ВИЧ+ людей.

3. Совместного мероприятие БФ «Диакония» и отдела по связям с религиозными объединениями при Администрации Губернатора СПб в рамках городской правительственной программы «Толерантность» Фотовыставка «Милосердие - язык любви»

4. Благотворительный фонд «Диакония» проводит акцию «Свеча милосердия». Все средства собранные в течение акции, пойдут на помощь детям больным туберкулезом, с которыми работает общество святителя Иоасафа.

Сотрудники

Можно сказать, что у нас в офисе постоянно находятся в среднем 5 человек, из них главный бухгалтер, его помощник, исполнительный директор, программный директор и координатор проектов. Но при этом у нас достаточно много людей, которые участвуют в нашей деятельности на основании договоров подряда, потому что у нас еще есть сотрудники, которые работают в реабилитационном центре преподобного Серафима Вырицкого в поселке Пошехня Псковской области. Там 1 человек руководитель программы, 1 человек руководитель службы социального сопровождения (это реабилитационная квартира) и она же диспетчер, в перспективе у нас должна открыться одна социальная гостиница. Это постоянные проекты.

И еще мы привлекаем на различные мероприятия – семинары, тренинги, мы осуществляем профилактические мероприятия для молодежи – и тоже регулярно для этого привлекаем определенных специалистов. Поэтому в целом мы говорим, о том, что у нас привлеченных сотрудников порядка 30 человек. И волонтеров от 8 до 10 человек.

У главного бухгалтера и второго бухгалтера экономическое образование, у руководителя – высшее медицинское, у программного директора – высшее медицинское, у координатора проекта по профилактике ВИЧ среди молодежи законченное педагогическое и сейчас еще дополнительно – педагогическое. Дело в том, что базовое мое образование – медицинское и потом много лет занималась реабилитацией наркопотребителей, и в принципе это было успешно, в связи с тем, что у меня было медицинское образование, потому что я потом получила специализацию врача-нарколога, и это очень помогало в работе. А потом были различные курсы специализации в области ВИЧ инфекций, потому что мы занимались помощью примерно с 2000 года.

Наш программный директор у него очень большой опыт в некоммерческих организациях, он доктор, специалист. Работал сначала и в государственных медицинских учреждениях, а вот в последнее время, наверное, лет 10 как он работает в некоммерческой сфере – оказание помощи нуждающимся, в том числе оказание помощи наркозависимым и ВИЧ инфицированным.

Гендерный состав и Возраст сотрудников

Надо смотреть, если с реабилитационным центром в Пошехне, то получается примерно поровну, потому что 6 человек мужчин, основные сотрудники половина на половину мужчин и женщин. Руководящий состав: 2 мужчин, остальные – женщины.

Приоритетные направления:

По мере того, как организация жила, она проходила этапы развития – детство, отрочество, юность и каждый раз как-то определяла свое место и самоидентификацию. Последний вариант стратегии привел к тому, что поскольку многие наши партнеры за эти годы стали больше, чем мы сами, и наши финансовые обязательства в их жизни (доля участия) минимальна, то приоритетными остались три направления:

1. Повышение компетентности персонала, работающего в христианском социальном служении,

2. Работа в области противодействия эпидемии ВИч в России и

3. Организационное развитие христианского социального служения.

Изменение направлений за последние 5 лет:

У нас всегда была деятельность, связанная с поддержкой домов престарелых церковью. Потому что, на мой взгляд, это очень успешный проект. Дело в том, что, с одной стороны, не всегда была возможность получить дополнительное образование в Финляндии, а там очень высокий уровень ухода за пожилыми людьми, высокий уровень предоставления им достойного качества жизни. Потом там можно получить какие-то основы менеджмента в этой сфере: хозяйственности, экономности, аккуратности. И конечно, Финская Церковь эти гранты на получение образования осуществляла через нашу организацию.

За эти годы европейские церкви минимизировали свою поддержку России, потому что фактически в течение 15 лет на регулярной основе они оказывали эту поддержку. Общество за эти годы изменилось, и последнее решение европейских благотворительных организаций было принято о том, что они сейчас будут переключаться в Африку, потому что, по их мнению, Россия за эти годы обрела определенный экономический потенциал и может справляться со своими социальными проблемами самостоятельно. Поэтому финансовый поток, который шел к нам из-за рубежа в начале 90-х годов, он заметно оскудевает и постепенно к 2012 году уходит.

С эти связано уменьшение финансирования некоторых инициатив, потом отчасти эти инициативы встали на ноги, потому что качество предлагаемых услуг позволяет оказывать их на платной основе, есть часть услуг бесплатных, есть платные, финансируемые за счет родственников пожилых людей, которые попадают в эти учреждения. И надо сказать, что эти учреждения сохраняют свой некоммерческий профиль, то есть, у них нет задачи получения прибыли, они организуют хороший сервис, но поскольку нет возможности оказывать услуги бесплатно, то они просто просят оплатить пребывание, то, что связано с питанием и персоналом, коммунальные и др.

Финансовые объемы, как менялись за последние 5 лет.

Если посмотреть финансовые объемы примерно с 2000 года по настоящий момент, сначала была тенденция роста, достаточно хорошо организация финансировалась до 2003 года, потом был некоторый провал, он был связан с изменением исполнительной дирекции и тем, что один из доноров ушел из Диаконии, и теперь организует помощь самостоятельно.

Последний, 2009 год, был для нас достаточно успешным, благодаря тому, что мы активно занимались профилактикой ВИч СПИДа и организации, в частности американское агентство, познакомилось с этой деятельностью. Надо сказать, что в 2009 году состоялся круглый стол, где был подписан меморандум о взаимопонимании между РПЦ и агентствами ООН о том, что у нас есть точки соприкосновения и многие инициативы, которые реализует РПЦ, являются стратегическими и приоритетными для агентств ООН. Поэтому планируется, что эта деятельность будет развиваться, в том числе благодаря этим агентствам.

В 2009 году финансовый объем порядка 11 млн. рублей, проектную деятельность реализовали на 9 млн., 2 млн. стали переходящим остатком, поскольку у нас часть проектов продолжаются и 2010 году. А в этом году объем финансовый будет гораздо меньше за счет того, что одно из агентств само потеряло финансирование. Поэтому на профилактику ВИЧ, СПИДа в этом году уделяется гораздо меньше денег международным сообществом. Поэтому у нас должны появляться внутри государства источники, которые бы поддерживали такие инициативы.

В частности, мы занимаемся профилактикой социально значимых заболеваний и девиантного поведения путем реализации программ, основанных на нравственно-этических принципах. Программа «Ладья» (имеется в виду не только лодка, но также состоит из слов ЛАД и Я: я в ладу с собой) написана при поддержке отдела внешних церковных связей, группой шведских специалистов, светским языком для того, чтобы можно было преподавать ее в школах. Она получила ряд поддержек и лицензии, в том числе была принята министерством образования Калининграда, нашла поддержку Псковского ФСКН по контролю с незаконным оборотом наркотиков. Основное ее отличие в том, что она не просто информационная - что можно делать, а что нельзя. А в том, что она пытается интериоризировать нравственные представления подростков. Она помогает разобраться, ответить на вопросы: кто я? Для чего я? Зачем? и т.д. и пытается с ними вступить в диалог по основному вопросу человеческого бытия: свобода – культура – счастье – семья – моя душа. И на основании этого, вступает в диалог с подростками, какую роль в жизни человека играет свобода и зависимость.

В этом основное отличие от профилактических программ, которые учат информативно, и повышает уровень знаний, информированности ребенка на тему социально-значимых заболеваний.

Распределение средств фонда и как определяются приоритеты.

После того, как Фонд принимает стратегию на правлении, она согласуется с нашими основными донорами. Нет, не ежегодно определяем стратегию. Мы определяем стратегию в зависимости от момента жизни организации. Последний этап самоидентификации настал в 2009 году. Согласно этой стратегии был сформирован бюджет на 2010 год. План бюджета утверждается на правлении с донорами и потом уже определяются направления работы, по которым будет проходить деятельность Фонда в 2010 году. Она по этим трем направлениям и развивается: образовательное направление, профилактика эпидемии ВИЧ СПИДа в России. Еще у нас была работа с заключенными, осужденными и вот межконфессиональное развитие отношений и развитие потенциала христианского социального служения.

С одной стороны, у нас есть проекты, которые были написаны и получили гранты и там есть совершенно определенный план проекта. Если мы получаем какой-то грант, этот проект заранее обговаривается во всех деталях подробно – кто что будет делать.

Например, проект, который мы реализуем в 2010 году, касается наркозависимых и ВИЧ-инфицированных. В частности, он охватывает такие направления (этапы): помощь амбулаторно, до поступления в стационарный центр, стационарный комплекс и потом этап социальной адаптации. Это создание социальной реабилитационной квартиры и социальной гостиницы.

Следующее направление – это написание программы реабилитации наркозависимых при монастырях и приходах. Дело в том, что такая реабилитация осуществляется где-то с 1996 года и, в общем, достаточно успешно, охвачены и ребята, которые проживают при монастырях и приходах, получают помощь. Дело в том, что до сих пор не было создано методологии, которая была бы прописана, каким образом другие приходы и монастыри, священнослужители могли заняться реабилитацией наркопотребителей. Поэтому наша задача будет написать эту методологию, чтобы были определенные задания, описание условий, рекомендаций для людей, которые хотели бы ей заняться. И в составлении этой программы участвуют как священники, так и светские специалисты.

3-е направление – это определение критериев эффективности различных реабилитационных программ. Дело в том, что сейчас в России все шире развивается различная помощь наркозависимым, и есть возможности у многих центров отслеживать то, насколько эффективно там проходит лечение, реабилитации. Поэтому наша задача в рамках этого проекта – создать определенный инструмент, чем мы будем измерять успешность.

Эту задачу мы будем решать совместно с медицинским университетом им. Павлова, где уже работают специалисты в этой области. Составить этот инструмент, предложить его нашим партнерам, тем, которые занимаются реабилитацией наркозависимых, и затем уже помочь им в мониторинге и проведении этого исследования.

В рамках этого проекта наши усилия направлены на систематизацию знаний, создание методологии.

До этого у нас проект был, направленный на повышение качества жизни людей ВИЧ инфицированных и наркозавсимых. Реабилитация и паллиативный уход. У нас подписан договор с межрайонным наркологическим диспансером

А что касается образовательных проектов, противодействия ВИЧ эпидемии и межконфессионального сотрудничества, мы конкретные мероприятия прописываем по ходу года.

Часто людям непонятно, зачем нужен фонд и каким образом тратятся деньги. Поэтому фактически, работа Церкви с благотворителями сводится к тому, что человек присматривается, ходит, думает и потом уже принимает решение, будет ли он поддерживать ту или иную инициативу.

Конечно, в большей степени мы ориентированы на европейскую благотворительность и на средства грантов, потому что для нас эта деятельность более привычна и понятна. У нас есть навык написания проектов, участия в тендерах, есть определенный рейтинг, даже среди агентств ООН. Поэтому для нас этот путь более простой. Но в перспективе мы должны переориентироваться на частных благотворителей, но я вижу практически, что это очень сложно. Сложно вести значительную деятельность на частные пожертвования сейчас, тем более, что это должно носить определенный постоянный характер. То есть не может быть так, что сегодня хочу и пожертвую, а завтра – не хочу и не дам. Если какая-то деятельность начата, то очень трудно при ее нерегулярности ее осуществлять, должна быть определенная регулярность, периодичность.

В этом смысле, когда мы работаем по системе грантов, это понятнее: там прописаны мероприятия, есть бюджет, он достаточно регулярно поступает.

Взаимоотношения с епархиями.

Среди руководителей особых проблем не возникает, потому что когда создавали организацию, сразу задумались о межконфессиональных трениях, которые возможны на межрелигиозной почве. И сразу пришли к выводу, что деятельность организации будет осуществляться исключительно в социальном служении. Для социального служения вообще конфессиональная принадлежность не имеет принципиального значения, потому что мы имеем дело с нуждающейся целевой группой, безотносительно конфессиональной принадлежности ее членов. Когда оказываем помощь, она тоже не имеет конфессионального характера.

С другой стороны, такая концепция исключает межрелигиозные трения – чья вера правее, лучшее. И это освобождает от ведения дискуссий на эту тему.

В межконфессиональной группе очень важно работать корректно, зная все особенности веры тех и других, чтобы не задеть никаких религиозных чувств. Здесь важна компетентность человека, который ведет мероприятие.

Отношения с региональной властью, государственными организациями.

У нас сложились прекрасные деловые отношения с отделом по связям с религиозными объединениями. Были совместные мероприятия и запланированы на 2010 год.

Отношения с другими аналогичными по своей деятельности организациями

Я сама начинала свою работу с благотворительной региональной общественной организации «Возращение» при реабилитационном фонде «Мельничный ручей». И он все эти годы был некой кузницей кадров для всего некоммерческого сектора. И практически все, кто работает руководителями в сфере социального служения, так или иначе, сотрудничали, были членами организации «Возвращение». Мы друг друга знаем поименно, и это помогает в работе сейчас. Это касается направления наркопотребителей.

Что касается повышения профессиональной компетентности, мы смогли организовать поддержку образованию сестричеств, потому что последние лет 10 или даже больше существует возможность у женщин, которые приходят работать в сестричества, получить образование с получением соответствующего государственного диплома. Последние годы Американский международный союз здравоохранения оплачивает эти курсы сестер милосердия в Первом медицинском университете в колледже по сестринскому делу, потому что это стандартное государственное образование в объеме 72 часов. В общем, это достаточно стабильно, порядка 15-20 человек ежегодно получают это образование по медицине, и последние 2 года человек 10-15 – по социальному сопровождению. И это важно, потому что когда женщины приходят, у них нет специального базового образования. И это есть формирование профессиональной компетентности христианского сообщества.

Это сервис получения компетентности, он есть и у светских организаций, есть некоммерческий центр, который организует образовательные мероприятия для всего некоммерческого сектора. Но мы хотели бы сделать специально для христианского сектора, потому что он несколько изолирован от остального некоммерческого сектора. Мы занимаем промежуточную позицию, потому что наиболее активно сотрудничаем с христианским социальным служением.

Как ни странно, все существуют на достаточно удаленном пространстве. Некоммерческие организации знают довольно плохо о том, что делают в социальном служении христианские организации. Но и церковь, в свою очередь, не очень охотно идет на контакт с НКО, которые работают в этом же русле.

Аналогичные организации

Думаю, что подобных фондов нет, наша организация стоит немножко особняком. Получилось так, что некоммерческие христианские организации сразу сложились по интересам, то есть у них сразу была конкретная целевая группа – или дети, или престарелые, или наркоманы, инвалиды. А у нас саму целевую группу составило само христианское сообщество, которое работает в социальной сфере.

Регион, территория

Наш реабилитационный центр находится в Псковской области, поэтому область для нас значима. А так традиционно работу осуществляем на Северо-Западе. А так мы привлекали к работе сестричества в Архангельске, хорошие партнерские отношения с отделом внешнецерковных связей. Основные наши партнеры в СПб и области.

Проблемы

Организационная основная проблема – нам хорошо бы иметь площадь, которая позволяла бы проводить семинары-тренинги здесь, поближе к этому офису. Потому что сейчас нам приходится принимать приглашение одного сестричества, которое идет навстречу и доброжелательно предлагает свое помещение для организации мероприятий у них, это другой край города, территориально не очень удобно. А здесь, в епархии (совсем рядом) нам также идут навстречу и предоставляют помещения для проведения различных встреч. Частично мы можем проводить мероприятия на Васильевском острове, поэтому нам хотелось бы иметь свое помещение. Мы очень благодарны Духовным школам СПб – семинарии и академии за предоставленное помещения под офис Фонда.

Еще одна проблема, но она решаемая, это повышение компетентности самих сотрудников Фонда, потому что жизнь развивается – не стоит на месте, поэтому хорошо бы иметь возможность повышать свои навыки. Скажем, для управленческого аппарата в управлении, для бухгалтерии – иметь возможность следить за всеми финансовыми изменениями по налоговому законодательству и законодательству по некоммерческой деятельности.

И еще, нам не хватает персонала, который бы занимался отношениями с внутренними благотворителями, которым была бы интересна деятельность Фонда. Поэтому у нас не хватает ресурсов, чтобы мы могли принять таких сотрудников, потому что много времени уходит на основную деятельность.

Конечно, один из очень серьезных дефицитов: наше население очень мало уведомлено о христианском социальном служении и если спросить людей, то фактически они не знают, что делает Церковь, кроме того, что происходит в храме. При этом у Церкви значительный объем помощи квалифицированной и очень доброжелательной по отношению к клиентам. И в этом плане, тот дефицит доверия, который есть к миссионерским организациям, отчасти обусловлен низким качеством информации, очень трудно его восполнять. Например, у меня есть приглашение от «Комсомольской правды» принять участие в конференции о социальном служении, но стоит это участие 35 тыс. руб. Мы – небольшая некоммерческая организация, для нас затруднительно внести такие деньги, чтобы оказаться на большой аудитории.

У нас, к сожалению, СМИ не заинтересованы на благотворительной основе информировать население о том, что происходит. А это очень важно, с различных сторон, говорить о том, что можно и нужно участвовать в различных социальных инициативах, кто-то может помогать старикам, кто-то – детям, каждый в силу различных дарований. И дефицит такой информации очень заметен и на ТВ, и в прессе. И он не способствует развитию и финансирования социального некоммерческого сектора.

Проблема финансирования есть. Пока у нас есть финансирование европейскими организациями, наша деятельность возможна, а когда оно закончится, вот тогда те люди, которые у нас работают, целый рабочий день проводят, иногда у людей складывается такое ощущение, что благотворительность – это часть твоего свободного времени, вот, ты отработал на работе, а потом пошел и часть зарплаты вложил на благотворительность время или сходил в воскресенье в детдом, а то, что благотворительность может быть специальностью, которой человек посвящает основное рабочее, и для этого он должен получать зарплату, потому что он должен еще на что-то жить. Сейчас у людей нет этого понимания, это что-то немного, иногда, случайно.

А вообще это не реалистично, потому что если не будем говорить о том, что благотворительность должна быть компетентной и профессиональной, то тогда люди должны посвящать значительную часть своей жизни этому делу. И тогда можно будет говорить о том, что они профессионалы, что их помощь эффективна и конкурентноспособна. И если не будет людей, который этому сочувствуют и понимают, что это должно быть на системной основе, то вот этот ребенок, который за эти годы появился, он может не дожить, просто потому что его не кормят.

Юридические проблемы

Самая значительная проблема – очень быстрая смена законодательств, налогового и других. Во-первых, за всем этим приходится неустанно следить, во-вторых, у нас требования одного законодательства не совпадают с требованиями другого. Несколько лет назад ко мне подошла наша бухгалтер и сказала, что при всем желании соблюсти все законы одновременно невозможно. В какой-то момент, так или иначе, они входят в конфликт, и мы попадались в нашей отчетности в такой конфликт. И это сложно, у нас законы пишутся так, словно законодательство предполагает, что у людей есть некий злой умысел, поэтому поставлено множество преград для реализации этого вымышленного злого умысла, и ты постоянно попадаешь в эти сложности. Надо оформлять массу различных бумаг и масса проверяющих органов стремится со своей стороны каждый раз проверить, как были потрачены деньги. Например, у нас деловые отношения с агентствами, их проверяет аудиторская компания на предмет соответствия законодательству. Потом этот же договор проверяет банк и иногда то, что не нашли аудиторы, находит банк и часто приходится договор переписывать не один раз. Это удивляет, потому что есть какие-то вещи, совершенно ничем не обоснованные. Для европейцев требования нашего законодательства являются неразумными, нелогичными и с ними трудно не согласиться. Например, когда иностранные жертвователи дают средства, они просят у получателей упоминать, что данное издание, или данная выставка, или эта продукция была произведена на средства жертвователя. А у нас по закону это рассматривается как скрытое извлечение выгоды, что деньги дали, а заставили размещать логотип, значит, размещают рекламу, что для них на руку, завуалированный пиар. При этом организация может вообще не заниматься коммерческой деятельностью, поэтому, где бы ее ни упоминали, кроме как доброго имени, никакой выгоды она получить не может. Когда мы начинаем вести с ними диалог, они недоумевают, о чем речь и почему нельзя написать, что методические указания по уходу за ВИЧ инфицированными были опубликованы при поддержке организации по церковной помощи.

Основные проблемы от того, что у нас не урегулирована, непрозрачна государственная поддержка социального служения, поэтому нет уверенности в завтрашнем дне, что если наши европейские доноры перестанут поддерживать эту деятельность, повернется ли государство лицом.

У нас не существует госзаказа на предоставление социальных услуг, нет конкурса. Если негосударственный дом престарелых работает хорошо и бабушки и дедушки живут там по 5 и 10 лет, а в государственном умирают в течение 1-2 лет, то на самом деле такое качество никого не интересует. Все измеряется в других категориях, скажем, пожарная безопасность, санитарная безопасность. А результат – жизнь самого клиента – она не описывается, не просчитывается, как там себя бабушка чувствует, в каком отношении с ней ухаживающий персонал, сколько лет она там прожила. То есть, это не является решающими качественными показателями работы дома престарелых. Есть, например, такой парадоксальный момент: законодательство предлагает осуществлять госзаказ в негосударственном доме престарелых, но при этом оно планирует поддерживать конкретного человека, который попадает в этот дом, в течение 2 месяцев, разумно полагая, что с точки зрения государственного содержания, он за эти 2 месяца должен перейти в лучшие места, поэтому больше нет смысла их там содержать. А поскольку дом престарелых берет человека на всю оставшуюся жизнь, то через 2 месяца не может его отправить куда-нибудь, они вынуждены искать средства. И таких недоумений и нестыковок у нас очень много.

Почему, когда официальная эффективность государственной наркологии 3%, не задуматься и не поддерживать негосударственные реабилитационные центры при приходах в некоммерческих организациях, там эффективность от 30 и более процентов. С точки зрения экономической эффективности везде уже сосчитано, что они более эффективны. А более разумное перераспределение средств, как госзаказ, в этой области не существует. Центр «Мельничный ручей», который в России как наиболее известный среди некоммерческих организаций, который принимал порядка 25 человек, закрылся, благодаря требованиям различных государственных инстанций, начиная с пожарной инспекции и т.д. И теперь такая возможность для семей с наркопотребителями пройти период реабилитации закрылась. И пока без реальных перспектив к возобновлению деятельности.

Вероятность решения проблем.

Думаю, это будет зависеть от политической воли. Эти проблемы, в общем, решаемы, но какие препятствия в решении этого вопроса? направленность финансового потока, который вероятно устраивает в том виде, в каком он существует. Потому что перераспределение этих потоков связано с потерей контроля определенными лицами, как будут расходоваться эти деньги. Например, мы сотрудничаем с фондом Василия Великого в области помощи подросткам, вступившим в конфликт с законом. Абсолютно понятно, что существующая система воспитательных колоний абсолютно неэффективна, потому что очень высок рецидив среди несовершеннолетних осужденных, попавших в колпинскую колонию. Тем не менее, только сейчас сделаны робкие попытки изменить этот процесс по своему содержанию. И есть хороший опыт, есть общество святителя Василия Великого, которое занимается этими детьми, показывает наглядно, что можно выбрать другой путь – не криминогенный. Для этого надо менять очень многое в системе проживания в колонии. И эти методологии известны. Осталось только начать делать иначе. Но это очень сложно, потому что у нас существует системы, которые мы унаследовали в том числе со времен советской власти. Изменить эту систему, наполнить ее новым содержанием очень сложно.

Те люди, которые находятся в местах лишения свободы по долгу службы, по своему менталитету очень сильно напоминают осужденных, которые находятся там же. И в этом плане замкнутый круг. Что такое реабилитация? В принципе, изменение стереотипов человека на более здоровые, но должен быть носитель этого здорового уклада жизни, а если их нет – откуда это здоровье будет исходить? И для реабилитации осужденных или наркопотребителей надо их помещать в такую терапевтическую среду, где будут находиться эти носители нравственного здоровья. А если такой среды нет, такие учреждения обречены на продолжение своей репрессивной функции, которая кроме как озлобления, укрепления в таком режиме, ничего другого не приносит. Нет представления у осужденных детей о том, как можно жить иначе.

Перспективы развития

Пока нашей непосредственной аудиторией остаются наркозависимые, ВИЧ инфицированные, с одной стороны, а с другой – христианское социальное служение и его сотрудники. Поэтому в отношении одних – это поддержка и развитие различных структур, а в отношении других – это различные способы повышения компетентности в разных областях деятельности, начиная с сестрической, заканчивая менеджментской и профессиональной.


Религиозная организация "Католический благотворительный центр "КАРИТАС САНКТ-ПЕТЕРБУРГ", интервью

Ка́ритас (лат. caritas – милосердие, жертвенная любовь) – общее название 154 национальных католических благотворительных организаций, действующих в 198 странах и объединенных в международную конфедерацию «Caritas Internationalis». Цель организации «Каритас» – практическая реализация христианами-католиками социального служения, гуманитарной помощи и человеческого развития. Перед сотрудниками и добровольцами Каритас стоит задача: дать каждому нуждающемуся максимальную возможность принимать участие в жизни общества без постоянной опеки и помощи, осуществляя самостоятельные экономические действия, а также поддержать человека в кризисной ситуации, оказывая ему духовную помощь и поддержку.

Первая организация «Caritas» была создана в Германии в 1897. В начале ХХ века ее подразделения уже действовали во многих странах, включая Россию.

Организованная благотворительная деятельность Католической церкви возродилась в России в конце 1980-х. Инициатором создания петербургского «Каритас» был ныне покойный немецкий священник о. Хартмут Каниа. Первыми благотворительными акциями центра стала раздача гуманитарной помощи нуждающимся. Затем были открыты пункты вещевой и медицинской помощи, благотворительная столовая, пункт питания бездомных. Объем деятельности с каждым годом расширялся, охватывая все новые сферы.

Цель организации Каритас - предоставление людям возможности вести достойный образ жизни, гарантируя социально-культурный прожиточный минимум. Во всем мире она зарегистрирована по-разному – где ассоциация, где общественная организация, но всегда руководитель – это духовное лицо, президент - и подразделения, которыми руководят светские люди.

Сотрудники:

86 сотрудников, добровольцев несколько меньше, в том понимании, как это понимают иностранцы, то есть волонтеры – это добровольцы, которые приходят в свободное время и занимаются. У нас таких людей 25. Есть люди, которые не оформлены официально, но работают 8-12 часов в сутки и полную рабочую неделю. Но когда они нуждаются, получают материальное вознаграждение, зарплату.

Проектов всего 24, руководителей проектов – 12, некоторые совмещают, руководящих работников 12 человек плюс директор учреждения помощи бездомным, плюс руководитель Диаконат проекта (итого 14), плюс офис, администрация – 8 человек (2 бухгалтера, секретарь, экономист фонда, координатор программ, директор, переводчик, уборщица).

Руководящий состав: все имеют высшее образование и в принципе, у всех сотрудников Каритаса высшее образование. Не добровольцы – все. Среди сотрудников в основном педагоги, психологи, учителя, медицинские работники, врачи, есть технические работники, плюс те, кто работает с программами, те, кто занимается по договору поручения специальное образование преподавателей, с кем работают по договору по конкретной программе конкретного направления, конкретных целей. Преподаватели конкретного направления.

Волонтеры, в основном, это молодые активные пенсионеры, кто работает - женщины 50 лет, мужчины – 55, мужчин у нас очень мало, пересчитать можно, 4 мужчин, и это студенты, которые еще не окончили учебные заведения, или учатся на заочном. И те руководители программ, для кого Каритос – место постоянной работы, их совсем мало, небольшой процент специалистов для управления программами, руководителей программ, возраста профессиональной активности, которые работают еще где-то, их меньше, потому связано с тем, что зарплата у нас минимальная.

Волонтеры – это студенты, чаще иностранные – из Германии, Испании, Польши, Италии. Наши волонтеры, в основном иностранцы – это те, кто приходит на какую-то акцию, или в какой-то программе конкретное мероприятие. Этих волонтеров можно разделить на две категории: пенсионеры, которые в свободное время могут прийти чем-то помочь и студенты.

Пожилых больше значительно. У молодых, к сожалению, нет времени на благотворительность. Те, кто работает у нас, в основном гуманитарии и большинство из них те, кому Каритас когда-то помог.

К сожалению, маленький процент людей рабочих специальностей, в основном это технологи, которые чувствуют свой долг.

Направления деятельности:

Все наши программы делятся на три потока: помощь детям, социальная помощь семье в беде, в кризисе и помощь тем людям, которые не могут составлять 6-ю колонну: маргинальная группа, слой одиноких людей, которые самостоятельно не могут ничего сделать, тут же больные СПИДом, заключенные, бомжи, все наши проекты направлены на город, мы помогаем в приходах католических, мы не работаем для всех, мы считаем, что задача христиан – это служение их как в приходе для своих прихожан, так и для людей, которые находятся рядом с ними. Приход должен помогать своим прихожанам. Мы включаемся, если для прихожан нужна профессиональная помощь (юристов, соцработников, медиков, и т.п.).

Приоритеты – это, прежде всего, дети, дети-инвалиды, дети, оставшиеся без попечения родителей, есть программы обучения сотрудников, которые работают с детьми. Реабилитационные программы для детей – «Дети улицы», налаживание связи с семьей, усыновление.

Второе приоритетное направление – это семья, это многодетные семьи, семьи детей-сирот с тяжелыми формами заболеваний, семья в кризисе. Отдельная работа с людьми, которые не могут самостоятельно, у нас ест программа помощи больным СПИДом, Мы сознательно выбрали тех, для кого профессиональные консультации не по карману, одна женщина в силу любви, которая у нее была, заразилась СПИДом, скрывала это от своей семьи, от родителей. Необходимо сопровождение.

Чтобы сказать, что мы конкретно какое-то направление выбрали нельзя сказать, что мы придерживаемся все время одного направления, скажем, сегодня это инвалиды, завтра бездомные, стараемся как-то переключаться. Инициативы идут от беды. Раньше требовалась помощь пенсионерам, блокадникам, если брать 2003-2006 годы. Вышел закон помощи блокадникам и другие законы и сейчас блокадники и другие пенсионеры относительно нормально существуют. Но сейчас есть такая ниша, которая не перекрывается государственным вниманием – пенсионеры, которые выходят на пенсию, какой-то момент не получают ни пенсию, ни зарплату, человек теряется – не может найти работу, нет материальной помощи, в этот первый момент мы помогаем трудоустроиться, найти работу, стараемся поддерживать в этот первый момент.

Или допустим, 1996-1999, даже 2000-е годы финансирование детских домов полностью было только на питание детей и на зарплату педагогов, не было такого огромного плана работ по расширению кругозора детей, мероприятия, лагеря или очень-очень редко. И мы организовывали поездки по Петербургу, а также мероприятия по расширению кругозора. Сейчас, слава Богу, все это дело государство взяло на себя, мы спокойно отошли от этого, но продолжаем делать фестивали.

Сейчас по-прежнему, как и всегда, остается острая проблема немощных или одиноких стариков, панически боятся государственных домов престарелых, в частных домах престарелых очереди. Организовать свой дом престарелых, если государство начнет финансировать негосударственные дома престарелых, появится больше свободы, больше возможностей.

Огромная проблема с бездомными, их кормят, но где им жить, организация ночлежки, где их кормят. Пока государство очень долго разворачивается, мы стараемся занять эту нишу. Конечно, объять необъятное мы не можем, но то, что в наших силах, мы пытаемся делать.

Процесс организации работы

В каждой программе есть руководитель, который разрабатывает эту программу, осуществляет непосредственную связь между партнерами. По каждой программе есть партнеры, мы не работаем в вакууме, это и комитеты и администрация города, и другие организации (пытаемся как можно больше нарабатывать связи в этой деятельности) и естественно, поиск благотворителей.

Мы не можем участвовать в госзаказе, потому что мы маленькие, а госзаказ огромный, надо сделать 2000 дел. На бюджетные средства мы не можем рассчитывать, потому что мы религиозная организация.

Главная задача – финансирование всех мероприятий и программ, запланированных на год.

Все это входит в обязанности руководителя – обслуживание программы, бухгалтерия, отчетность, поиск благотворителей, переписка, то есть вся деятельность внутри программы за нее отвечает руководитель.

Отчетность, как положено в нашем государстве, каждой организации – первичная, финансовая, по мероприятиям, что происходит. Допустим, я каждый месяц подписываю план мероприятий по каждой программе, то есть я вижу какие мероприятия, какими средствами, как они буду проходить, какие затраты идут на это. И по итогам плана мероприятий составляешь отчет финансовый или текстовой, что происходило, будет оплачено.

Отчитываемся перед нашим государством, целевое финансирование, перед благотворителями за конкретные программы – на конкретные программы присылают столько денег, сколько мы утвердили, и мы обязаны эти деньги тратить на заявленные нужды – если прислали на питание или на помощь бездомным, не на что другое мы не можем их потратить, поэтому отчитываемся по результатам проведенных мероприятий, то есть это все на конкретные цели используется.

Полная налоговая отчетность перед нашим государством. Если финансирование целевое или это благотворительное пожертвование, это не является доходом, мы не платим налог с этих средств, мы должны полностью отчитаться по бюджету, полученным средствам.

Как менялись объемы деятельности:

Деятельность развивалась, объемы постоянно росли, в этом году мы запланировали проекты, общей стоимостью 500 тыс. евро, это годовой бюджет организации. В 1990 г. бюджет был 24 тыс. руб., это конкретное юридическое лицо, учредитель, который помог бездомным.

Объем необходимых ресурсов.

В принципе мы планируем программы, предполагая, кто будет даритель, и какие средства он сможет выделить на реализацию этой программы. То есть программы пишутся под конкретного благотворителя.

В принципе мы сейчас стараемся не укрупняться, не разбрасываться, работать с теми программами, которые у нас есть, оказывать более качественные услуги. Сейчас уже не достаточно решить проблему человека – надо конкретно решать проблему специалистам: психологам, социальным работникам, юристам.

Финансирование и проблемы финансирования

Государство не имеет право финансировать религиозные организации. Есть закон, где конкретно прописано, что благотворительной деятельностью могут заниматься только общественные организации, имеют право на свои благотворительные, социальные, внутренние проекты и другие получать дотации, по-моему, 70 процентов.

Мы можем получать средства только от коммерческих, частных, но не бюджетных организаций. К сожалению, я не знаю, с чем это связано, но для меня, это даже не приемлемо, почему мы не можем получать дотации на реализацию конкретных благотворительных, социальных программ. Не имеют право религиозные организации, профсоюзы. А участвовать в госзаказе нереально – объемы очень большие. И заказ, как раз, основные – не на услуги, а на материалы – медикаменты еще что-то.

У нас все пожертвования – это 98% из-за рубежа, это наши партнеры – подразделения Каритас, партнеры католической церкви, Германия, Италия, Франция, когда им что-то нравится, они помогают конкретным проектам. Есть частные фонды Германии, Франции и 2% - местные дарители: в основном, совместные предприятия, российско-немецкие, российско-итальянские, которые финансируют до 6 проектов.

К сожалению, у нас нет культуры благотворительности, все основано на личных контактах. И если не знают, приходят, смотрят, проверяют с недоверием, как будто эти деньги пойдут мне в карман. Я сама учитель, и людей богатых среди моих знакомых нет. В основном помогают те компании, которые нас знают, а Каритас в Петербурге знают.

Крупные фирмы в России имеют свои благотворительные фонды, государственные партнерские организации, те же детские дома, и на запросы отвечают – у нас есть свой подшефный детский дом, мы ему помогаем и больше ничего. Или те организации, которые хотят получить льготы. А просто по велению души, такого нет. Отдельные люди есть, но часто приходят и в чем-то ищут подвох: почему вы помогаете, а вы иностранцы, вы католики, а почему вы работаете почти бесплатно, значит что-то за этим стоит? Ах, вы католики, хотите перекрестить этих бабушек. Задают глупые вопросы. Это не очень приятно.

Хочешь помогать – помогай. Не хочешь – тебя не заставляют. Есть различные варианты: возьмите шефство над конкретной бабушкой в доме престарелых (усыновите конкретную бабушку), оплачивайте ее питание и затраты на ее содержание, или просто оплачивайте музыкальную школу ребенку из малообеспеченной семьи. К сожалению, нет. Просто прийти – молча дать, такого не бывает.

Сейчас в принципе отдельные люди стали помогать тоже конкретным людям. Есть женщина, у нее очень хорошие доходы. У самой трое детей, взяла шефство над конкретной семьей. Она привезла компьютер детям, покупает для них вещи. Хочет – пожалуйста, выбор велик.

Сейчас мы совершенно отказались от сбора одежды, обуви для малоимущих: люди собирают из шкафа все то, что лень на помойку выбросить. Мы берем транспорт, привозим и потом несем это на помойку, оскорбляет даже людей бездомных, кто реально нуждается в одежде. Он и так уже на дне. Если хочешь помочь – приноси конкретному желающему, передавай.

Надо менять сознание, не хватает пока.

Отношения с местной властью

Что касается помощи, прекрасные связи мы помогаем, наши партнеры – это комитет по связям с религиозными организациями, программа Толерантность. Они нас понимают, мы их понимаем, реализуем совместные программы, работаем прекрасно. Но когда дело касается согласований с государственными техническими службами, получить это согласование просто невозможно ни физически, ни финансово. Просто опускаются руки, когда пытаешься что-то сделать, прийти в какой-то технический комитет что-то подписать, возникают огромные трудности. Сейчас с водоканалом бьюсь два месяца, еще не знаю, чем кончится.

Отношения с аналогичными организациями

Если аналогичная государственная или общественная организация заинтересована в реальной помощи людям, значит, между нами будут очень хорошие отношения. Если они в нас видят конкурентов, мы пытаемся делать шаг навстречу, показать, что никакие мы не конкуренты, помогаем таким же людям, которые нуждаются в помощи. Показать, что у нас больше опыта и подход к тем, кому помогаем не как клиентам, а как к человеку. В целом с общественными организациями и религиозными в т.ч. отношения очень хорошие. Есть общественная организация, наш партнер, с которой мы работаем больше 10 лет отношения очень хорошие.

Отношения с церковным руководством

Естественно, Церковь не помогает финансово. Чем нам может помочь епархия – 300 католиков? Желание помочь есть.

Проблемы

Проблема это закон идиотский, я считаю, о взаимоотношениях между государством и благотворительными общественными организациями. Религиозные организации не имеют право получать государственные дотации на свою социальную деятельность. Нам говорят спасибо, много делаете. В разговорах подчеркивают всю важность нашей работы. Те, кому мы помогаем, полноправные члены общества и они вправе рассчитывать на помощь государства, а не только – католической церкви. Для нас это обидно, просто обидно. Других проблем – по налоговому законодательству или еще каких-то – здесь все нормально. Спокойно работаем столько лет, но этот закон совершенно непонятный. Ну, и проблема необразованности общества, сознания большинства наших граждан, что католики – те же христиане. На уровне семьи, общественности, подогревают различными фобиями – перекрестить в католики, поработить.

Варианты решения проблем изменение законодательства СПб.

Второе: госзаказ, на который подают каждый год, чтобы не был таким объемным, большим, распределили его на небольшие организации, изменить требования к организациям и проектам. Чтобы дали спокойствие от всех проверяющих служб, проверяют наш дом престарелых все, кому не лень: СЭС, пожарники. Эти люди, которые у нас проживают, они имеют полное право в нашем государстве на поддержку государства. Но в связи с тем, что они проживают в нашем доме престарелых постоянно, никакого финансирования для них не выделяется. Пенсия идет на питание, остальное – спонсорская помощь.

И еще восемь лет назад, когда организовывали этот дом престарелых, поднимали вопрос в отделе по социальным вопросам о финансировании. Предложили получить статус государственного. Мы не хотим получать статус государственного дома престарелых, потому что будет то же самое, что государственный дом престарелых. И наши люди, которые попадают к нам, жили бы в тишине, уюте и спокойствии и уход человеческий.

Лютеране пошли другим путем, она передали свои дома престарелых в Москву, поэтому государство их финансирует.

Раньше возникали проблемы с законодательством , когда шла гуманитарная помощь, и был принят закон, человек, когда получает гуманитарную помощь, должен платить налог и мы по возможности писали что угодно, чтобы избежать этих налогов. Сейчас не надо платить эти налоги.

Поэтому сейчас нарушений законодательства нет.

Степень вероятности решения проблем – минимальная.

Отношения со СМИ

Очень часто с журналистами: говоришь одно – печатают другое. В принципе, мы сейчас стараемся как можно меньше давать информацию о себе, потому что любая информация о себе – это реклама. Начинается лавина звонков, можно пристроить ли маму, папу, и конечно приходится отказывать.

Как вы находите людей

Через центр социальной помощи, где можно получить одноразовую помощь. Здесь выясняют, что произошло, почему такая ситуация, и если мы можем помочь, распределяем по другим программам.

Приложение к интервью – Проекты Религиозной организации "Католический благотворительный центр "КАРИТАС САНКТ-ПЕТЕРБУРГ"

Организация действует с 1991, зарегистрирована в 1993. Входит в состав организации «Каритас России».

Сущность и миссия "Каритас"

"Каритас" основана Католической Церковью и является религиозной организацией, для которой мерилом поведения служат принципы и ценности Евангелия, которым учит и по которым живет католическая Церковь. Цель организации "Каритас" - распространять милосердие и справедливость там, где они нужнее всего. Во всей Церкви реализуется милосердие, завещанное нам примером Христа, "который пришел не для того, чтобы ему служили, но чтобы служить". (Мф.20.28.) Дела милосердия, как задачи социального служения Церкви (диаконии), - это сочетание средств и методов, направленных на улучшение жизни людей. Социальное служение предполагает предоставление людям, возможности разрешить их социальные проблемы и удовлетворить их нужды. Акции и деятельность "Каритас" охватывают всех нуждающихся, не зависимо от их этнической принадлежности, национальности, вероисповедания, социального статуса и других особенностей. Профессиональные сотрудники и добровольцы оказывают помощь, независимо от того, виноват человек в своем бедственном положении или нет.

Подлинная благотворительность - это помощь каждому человеку самоутвердиться, само развиваться и жить в согласии с людьми, с Богом и с самим собою в таких условиях, в которых возможно общее процветание.

Помимо оказания материальной помощи, «Каритас» активно занимается социализацией своих подопечных и их интеграцией в общество. Для этого разработано и действует множество программ по развитию самостоятельности, обучению навыкам самообслуживания, содействию улучшения отношений с окружающими людьми, создаются группы взаимопомощи, проводятся психологические и социально-правовые консультации.

Деятельность "Каритас Санкт-Петербург" охватывает все виды социальной помощи и инициатив самопомощи и действует на некоммерческой основе, основываясь на христианских ценностях.

В истории Каритас Петербурга можно выделить несколько этапов. На первом этапе после основания в 1993 году ее деятельность ограничивалась раздачей гуманитарной помощи широким слоям населения. Позднее были организованы центры вещевой и медицинской помощи, благотворительная столовая, пункт питания бездомных, а также созданы административные структуры для управления организацией. В последнее время деятельность Каритас становится все более дифференцированной и многосторонней, и ограничивается лишь материальной поддержкой извне, но направлена на то, чтобы привести человека к максимально возможной для него степени самостоятельности.

В настоящий момент Каритас имеет 24 благотворительных проекта, работающих не только в Петербурге, но и в городах Псков, Мурманск, Луга, Тихвин.

Программы помощи инвалидам:

1. "Центр поддержки молодых инвалидов им. Епископа Малецкого" .

Работает с 1999 года. Цель программы: Развитие самостоятельности молодых инвалидов с проблемами умственного развития и предоставление им возможности найти достойное место в обществе; оказание поддержки родителям, чьи дети посещают программу, предоставление им возможности общения, обмена мнениями; организация реабилитационной «площадки» для молодых инвалидов, работа трудовых мастерских (гончарная, столярная, музыкальная и др.); проведение праздников, встреч. Программа помогает более чем 200 семьям, где есть молодые инвалиды с глубокой умственной отсталостью. Проект работает по двум направлениям:

- центр дневного пребывания для 18-ти подопечных с умеренной и тяжелой отсталостью,

- проведение мероприятий в клубе выходного дня для 60 молодых людей с интеллектуальной недостаточностью и их родителей.

В проекте принимают участие специалисты психологи и дефектологи, добровольцы из Германии, родители подопечных. Также волонтеры посещают ребят на дому.

2. "Службы реабилитации инвалидов"

Цель программы: создание благоприятных условий инвалидам-опорникам путем организации системы служб взаимопомощи (диспетчерская и прачечная службы), осуществляющих различную помощь и стимулирующих самостоятельное решение инвалидами своих проблем. Программа помогает более чем 200 инвалидам, не имеющим возможности свободно передвигаться.

3. Приют для инвалидов-опорников "Под крылышком у Дорис"

С 2001 года. Цель проекта: оказание квалифицированной патронажной и бытовой помощи инвалидам-опорникам, временно оставшимся без необходимого ухода. В приюте в течение 1 месяца круглосуточно проживают 8 человек, нуждающихся в уходе, инвалиды, которые оказались в трудной ситуации: уехали или заболели родственники, обслуживающие их т.п., а также те, кому нужно поправиться после травмы или просто очень одиноко. В приюте круглосуточно дежурят добровольцы, всегда готовые придти на помощь. Еженедельно гостей приюта посещает опытный врач-терапевт, который наблюдает за состоянием их здоровья. В распоряжении гостей библиотека, телевизор, магнитофон, телефон, а также специальная техника и приспособления для облегчения жизни инвалидов. Организовано четырёхразовое домашнее питание.

Этот приют был организован с благословения монсеньера о. Хартмута Каниа и существует на пожертвования частного дарителя: г-жи Дорис Эппле.

Программы помощи детям:

4. Детская гостиная "Островок" (Программа помощи "детям улицы")

С 1997 г. Центр рассчитан на 25 безнадзорных детей и подростков в возрасте от 6 до 14 лет. Цель программы: отвлечь детей от "свободы и соблазнов" улицы. "Островок" работает пять дней в неделю с понедельника по пятницу с 14 до 20 часов.

Посещая "Островок", дети ежедневно получают горячее питание, занимаются в кружках по интересам, для них организовано еженедельное посещение бассейна, отдых в каникулярное время. С детьми ведут работу социальный педагог, психолог, сестра-монахиня, учащиеся духовной семинарии.

5. "Дети в нужде" г. Луга

С 1997 г. В Доме Каритас мы создаем условия для гармоничного развития каждого ребенка (физического, интеллектуального, духовного). В программе более 50 безнадзорных детей получают ежедневное горячее питание, по мере необходимости предоставляются мед. услуги, услуги стоматолога, с этого года с детьми работает профессиональный психолог. Для интеллектуального развития детей, коррекции психики, привития им трудовых навыков, приобщаются к народному творчеству с природными материалами, выполняют уроки, участвуют в мероприятиях.

Центр дневного пребывания открыт 5 дней в неделю с 12 до 18 часов.

Каритас Луга

В программе более 50 детей получают ежедневное горячее питание в Католическом приходе св. Николая г. Луга, для этих детей организуется летний отдых, дети занимаются в театральной студии. Добровольцы, работающие с этими детьми – прихожане этого прихода.

Социальные станции Каритас:

6. "Центр социальной помощи"

С 1996 г. Цель проекта: Социальная защита и моральная поддержка беднейших слоев населения.

В рамках программы ведется социальный прием нуждающихся. В первую очередь помощь предлагается семьям, оказавшимся в кризисной ситуации. В течение года более 7 000 человек получают ту или иную поддержку (продукты, одежду, талоны на питание, юридические и психологические консультации, содействие в трудоустройстве, патронаж людей утративших способность к самостоятельной жизнедеятельности)

Организован социальный прием в ГУ ТЦСО Московского и Кировского районов.

Эта программа является "Дверью" в Каритас. Сюда приходят нуждающиеся, которым оказывается самая необходимая помощь, и которые впоследствии могут быть направлены в остальные "специализированные" программы Каритас.

Ведется соц. консультирование нуждающихся. В 2008 г. 385 семей получили помощь в виде продуктовых наборов, 245 – средств гигиены, 586 – одежды и обуви. 20 нуждающихся получили медикаменты, 450 – талоны на питание в благотворительные столовые.

К сожалению, данная программа не имеет поддержки государства, а средства, выделяемые спонсорами, очень ограничены. Количество обращающихся за помощью людей, увы, значительно превышает наши материальные и человеческие возможности, и мы, к сожалению, не можем помочь всем нуждающимся.

7. "Информационно-правовая помощь"

Проект связан с основной целью нашей работы - организацией самопомощи и взаимопомощи людей.

Наша задача – помочь людям сориентироваться в системе государственных и общественных структур, которые могут содействовать в решении их проблем, обеспечить возможность нуждающимся беспрепятственно пользоваться правами, льготами, социальными услугами. Для этого в 2009 г. выпущен справочник «Социальная помощь в Санкт-Петербурге” и бюллетени: «Трудоустройство инвалидов», «Как оформить жилищную компенсацию». Юрист предоставляет нуждающимся бесплатные консультации по правовым и социальным вопросам.

8. "Патронажная служба"

Работает с 2005 г. Цель программы – создание в России консультаций по уходу за больными на дому, для улучшения состояния здоровья и жизненной ситуации больных и престарелых, и для включения этих достижений в государственные медико-социальные структуры. Программа способствует самопомощи и солидарности и вносит вклад в улучшение медицинского обслуживания пожилых людей в России.

9. "Паллиативная служба"

Цель проекта – улучшить жизненные условия лежачих больных и детей с тяжелыми формами ДЦП, чтобы в дальнейшем они были менее зависимы от посторонней помощи, признаны обществом и имели стабильную поддержку со стороны государства. Виды помощи, предоставляемые проектом: обучение родственников и опекунов навыкам ухода за лежачими больными, организация групп самопомощи и взаимопомощи, обеспечение инвалидов данной категории необходимыми консультациями и информацией по социальным, медицинским и правовым вопросам, привлечение внимания общества и государства к их проблемам.

10. "Патронаж в тюрьмах"

Цель проекта: улучшение бытовых, санитарно-гигиенических условий проживания в местах заключения, улучшение морального состояния заключенных, помощь в налаживании связи с родственниками, улучшение условий пребывания подростков в следственных изоляторах, организация школы для несовершеннолетних. Программа оказывает помощь более чем 400 заключенным: женщинам, больным СПИДом, ВИЧ-инфицированным, подросткам, находящимся под следствием в ИЗ № 45/2 и 45/5, и осужденным, отбывающим срок в Колпинской колонии для несовершеннолетних. В ИЗ № 45/2 (г. Тихвин) организована общеобразовательная школа Каритас, работающая ежедневно, кроме выходных.

11. "Система помощи ВИЧ - инфицированным женщинам и их семьям"

Цель проекта: Оказание помощи ВИЧ - инфицированным и больным СПИДом женщинам и их семьям путем создания семейных сообществ и групп взаимопомощи. Оказание паллиативной помощи больным, находящимся в Хосписе больницы им. Боткина.

12. "Защита жизни"

Цель проекта: Способствовать снижению количества абортов в Санкт-Петербурге и укреплению семейных ценностей. Наша программа помогает сохранить жизни детям до рождения, ведь жизнь человека с самого момента его зачатия – бесценна и не должна зависеть от обстоятельств, возникших у матери. Программа поддерживает мать и дитя до достижения возраста ребенка 1,5 лет. В рамках программы работает "Школа молодой мамы", "Школа подготовки к родам", группа взаимопомощи беременных, для будущих мам организован досуг. По мере необходимости и в экстренных случаях предоставляется: детская одежда, санитарно-гигиенические средства для новорожденных. Продукты питания и витамины для беременных.

13. "Сенсорная комната" (для благополучателей проекта «Защита жизни»)

Проект преследует две цели:

1. предоставить женщинам, находящимся в отпуске по уходу за ребенком, возможность получить профессию, востребованную на рынке труда, что впоследствии позволит им улучшить материальную базу семьи, и "сведет на нет" зависимость от посторонней помощи.

2. создание сенсорной комнаты, где организован профессиональный уход за новорожденными и проводятся ежедневные развивающие занятия с малышами. Это позволит освободить матерей от ухода за ребенком на время профессионального обучения, или решения юридических проблем (оформление мат. помощи, компенсации, пособий и пр.), а так же способствует гармоничному развитию ребенка.

Учреждения Каритас:

14. "Учреждение помощи бездомным"

Ежедневно 250 лиц БОМЖ получают горячую пищу, по мере необходимости происходит раздача одежды и обуви, по заявкам лиц БОМЖ оказывается помощь в приобретении ж/д билетов до места их рождения или проживания родственников, оказываются юридические и социальные консультации, организуется оформление и получение паспорта, в некоторых случаях производится оплата экстренного лечения (стоматолога, офтальмолога); оказывается первая медицинская помощь. Совместно с ПТД 12, больные туберкулезом бездомные получают лечение от туберкулеза и усиленное питание.

Ежедневно, более 450 лиц БОМЖ получают горячую пищу, по мере необходимости происходит раздача одежды и обуви, по заявкам лиц БОМЖ оказывается помощь в приобретении ж/д билетов до места их рождения или проживания родственников, оказываются юридические и социальные консультации, организуется получение паспорта, в экстренных случаях, производиться оплата лечения, с сентября 1999 года больные туберкулезом бездомные получают лечение от туберкулеза.

15. "Дом престарелых Каритас Санкт-Петербург"

Цель проекта: Повышение качества жизни одиноких граждан пожилого возраста (обеспечение круглосуточного медицинского, бытового обслуживания, оказание духовной, психологической и социальной помощи). В Доме постоянно проживают 14 одиноких стариков.

Для того чтобы вернуть одиноким пожилым людям радость жизни, помочь им преодолеть кризисные ситуации, восстановить и поддержать их физические и духовные силы, был открыт приют Каритас для одиноких пожилых людей. В приюте могут проживать престарелые больные люди, не зависимо от их вероисповедания, здесь им оказывают не только бытовые, но и медицинские услуги.

16. Столовая для малоимущих "Татьяна".

Столовая расположена в Петроградском районе, ежедневно 120 малоимущих жителей Санкт-Петербурга получают полноценные благотворительные обеды.

Каритас в Северо-Западном регионе:

17. Каритас в приходе св. Троицы г. Пскова:

- проект "Центр социальной помощи Каритас"

Цель проекта – оказание духовной и благотворительной помощи нуждающимся одиноким, престарелым людям, многодетным семьям, обратившихся за помощью в приход. Ведение социального приема, социальное консультирование, патронаж на дому. Организация культурных и праздничных мероприятий.

Проект осуществляется в приходе Св. Троицы в городе Псков. Цель проекта – оказание духовной и благотворительной помощи нуждающимся одиноким престарелым и семьям детей-инвалидов. 70 детей-инвалидов ежедневно получают горячее питание, одиноким прихожанам оказывается патронажная помощь.

- проект "Трапеза"

Цель проекта – поддержка семей, где есть дети-инвалиды. Для 25 семей, где есть дети инвалиды-опорники, организовано ежедневное горячее питание, организуются праздники, создан "клуб общения" для детей и их родителей.

- проект "Пункт питания для бездомных".

В рамках проекта организованы ежедневные благотворительные обеды для 100 лиц БОМЖ г. Пскова.

18. Каритас в г. Тихвин:

- проект "Центр социальной помощи Каритас в г. Тихвин"

Цель проекта: помочь одиноким престарелым людям, инвалидам выжить в кризисной ситуации, поддержать их физические и духовные силы. В рамках проекта осуществляется патронаж 23 пожилых инвалидов, им оказываются медицинские, социальные и патронажные услуги, а также материальная помощь в виде продовольственных наборов, медикаментов и одежды.

Организация остро нуждается:

· в помещениях для организации столовой для бездомных

· добровольцах для работы с детьми в детских домах Ленинградской обл. и со стариками и инвалидами

· мы нуждаемся в финансировании проектов работы с детьми (желательно Русских предпринимателей).


Интервью с протестантским пастором

Необходимо ли Церкви заниматься социальными вопросами?

Встречный вопрос: а кто, если не Церковь будет заниматься этими вопросами? Конечно, обывателю все хочется свалить на кого-то другого, на государство, а Церкви отвести в обществе место лишь некоего духовного наставника и учителя нравственности, но это же не так! Одна из книг Нового Завета, которая очень подробно описывает жизнь первой Церкви носит название "Деяния Апостолов", а не, например, "Проповеди Апостолов" или "Нравственное учение Апостолов". Церковь – это деятельный организм, и один из значительных видов деятельности это ответ на социальные нужды людей. На самом деле можно очень долго размышлять на эту тему, но мне хочется привести слова Апостола Иоанна: "А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое,- как пребывает в том любовь Божия? Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною."

Вот я когда стал думать о том, какую же социальную работу проводит наша Церковь, то на поверку оказалось, что очень многое из того, что мы делаем, имеет ту или иную социальную направленность, просто не всегда это очевидно. Для начала я просто перечислю то, что есть:

· детская воскресная школа (хотя мы это школой не называем, из некоторых юридических тонкостей, мы называем это детскими воскресными собраниями),

· работа с молодежью и подростками, воскресные специальные собрания, особые встречи и мировосприятия, летние детские и подростковые лагеря

· помощь ветеранам и репрессированным и работа с ними

· посильная помощь малоимущим и многодетным

· помощь женщинам, перенесшим аборт, в психологической и духовной реабилитации

· группа "созависимых", то есть людей, чьи родные и близкие имеют наркологическую зависимость.

Это то, что есть на постоянной основе или периодически. Ну, например, для ветеранов удается проводить праздники и раздавать гуманитарную помощь, несколько раз успешно проводили мероприятия для многодетных семей района. Но не всегда удается делать то, что хотелось и так часто, как хотелось бы. Естественно, не всё получается делать успешно и продуктивно. Если, например, работа с детьми ведется на очень высоком уровне (имеется в виду работа с детьми членов Церкви, так как ребенок может находиться на воскресной школе только с письменного разрешения родителей, в соответствии с законодательством) или другие виды деятельности, так сказать "внутри" Церкви успешны, то направленное "наружу" получается еще не всегда хорошо. Этому есть несколько причин. Ну, во-первых, наше общество, хочется подобрать правильно слово, еще очень осторожно относится к протестантам. Например, пожилые люди, напуганные страшными историями о страшных сектантах, которые стремятся завладеть имуществом, деньгами и квартирами, просто бояться идти на контакт. Прийти и получить гуманитарную помощь это еще "Да", а вот пустить к себе волонтеров, это категорически "Нет". И вообще, люди не верят, что есть кто-то, кто просто так, безвозмездно хочет тебе помочь, а если после всего этого звучит страшно слово "протестант", то тогда просто караул!

Несколько раз удавалось организовано выезжать с молодежной командой в дом ребенка, который расположен в М. Но это были разовые акции. Но я знаю членов нашей церкви, который без лишнего шума, совершенно добровольно, частным порядком уже много лет работают волонтерами в детских домах.

Если честно, то добровольцев на социальную работу не так и много. Хотелось бы большего. Но, слава Богу, и за то, что есть. Вообще людей надо ободрять, поддерживать, так как любой вид такой работы – это очень сложно. В начале люди "горят", а потом, продолжая работать и сталкиваясь с проблемами и усталостью, "перегорают".

Какие основные проблемы , по крайней мере, для нашей Церкви? Не так давно члены нашей Церкви участвовали в обсуждении вопросов благотворительности с членами других протестантских Церквей (я могу ошибаться – это был круглый стол или конференция, посвященная этим вопросам) и сделали такой вывод, что в современных условиях гораздо легче заниматься такого рода деятельностью не через Церковь, а через общественные организация, так проще и юридически и организационно. И дело не в том, чтобы замаскироваться или спрятаться, нет. Все же, как я уже говорил, для современной России слово протестант звучит пугающе. Нередко и на телевидении и в других средствах массой информации, смешивают все в одну кучу, и Церкви, и разного рода сомнительные религиозные группы. Все это не облегчат жизнь, а только осложняет. Например, к нам один раз приходила журналистка, не буду говорить с какого канала, и производила съемку скрытой камерой, брала интервью, у ничего не подозревающих подростков. Потом, весь материал был смонтирован, к нему были добавлены сомнительные объяснения и комментарии и показан по одному и центральных каналов. Выглядело это просто ужасно! Когда мы обратились на этот телеканал, перед нами, конкретно эта журналистка извинилась, попросила прощения. Но дело уже сделано! Вопрос, кому все это нужно? И объясняй потом людям, что мы нормальные после этого! Ну да ладно, а то получается, что я жалуюсь на трудности!

Все же основная проблема в том, чтобы раскачать людей, как всегда не хватает рук! Большинство занято своими проблемами, которых конечно тоже много, и благотворительностью занимается, так сказать, меньшинство.

За чей счет сей банкет?

Все зависит от масштабов акции, но практически всегда это происходит за счет добровольных пожертвований. Еще одна сложность заключается в том, чтобы юридически все правильно оформить. Иногда получается, чтобы накормить голодного тарелкой супа за 100 руб. (ну я условно) надо заплатить налогов на 120 руб.! Я, конечно, утрирую и могу ошибаться в цифрах, но наше законодательство не способствует развитию благотворительности. А как заниматься социальной работой совсем без денег? Конечно многое можно делать действительно без всяких затрат, на самом деле очень многое! Но все-таки есть вещи, на которые надо раскошелиться.

По поводу развития гражданского общества

Я так думаю, что в принципе Церковь напрямую этим заниматься не должна. Это уже, отчасти, сфера политики, а политика не дело Церкви. Воспитывать в человеке целостность, характер, приводить человека к истинной свободе, это да, это дело Церкви, а участвовать в политических процессах, пускай даже косвенно – не наше дело! Быть солью и светом для окружающих нас людей, вот наша задача! Это легче продекларировать, труднее сделать, а в особенности для тех, кто находится ближе всего к нам, для наших родных и близких, для сослуживцев на работе.

Приложение 3

Статьи о развитии православной жизни

Некоторое время назад у автора этих строк были мысли издать сборник статей о развитии социального служения современного православного сообщества. На прошедшем семинаре определился круг авторов и тем сборника. Однако за многотрудными заботами многие потенциальные авторы остались таковыми для сборника, и планам его издания не суждено было сбыться. Остались присланные статьи, в том числе Владимира Махнача († Царствие Небесное), для которого этот текст стал последним в его блестящей научной деятельности и достойной христианской жизни.

Публикуемые здесь тексты так или иначе касаются той стороны православия, которая рассматривалась в данном проекте и, несомненно, заслуживают читательского внимания. Этими статьями мы и заканчиваем наше исследование, этими же статьями – надеемся – начинается долгий и необходимый публичный разговор о современном православном сообществе, его роли и месте в развитии всего российского общества в XXI веке.


Попечительские советы при церковных общинах как базовая структура формирования гражданского общества

Социальное служение

Заявленная в заголовке тема в широком смысле затрагивает вопрос о социализации Церкви. Несмотря на то, что значительная часть ее членов будет шокирована столь «не православной» (как принято думать) формулировкой, в истории нашей Церкви он ставится уже во второй раз. На кризис веры в начале ХХ века, главным образом поразивший городское российское общество, лучшая часть российской интеллигенции ответило двояко: с одной стороны слышались призывы к переоценке своего отношения к христианству, к вере, рождалось новое русское богословие[6] , с другой, появилось широкое церковное явление с детальной программой «обновления христианства». Безусловно, сильным стимулом для пробуждения надежд церковной и околоцерковной общественность на обновление Церкви стало ожидание в 1905-1907 годах скорого созыва собора и восстановления самостоятельности Церкви. Слово «обновленцы» в ту пору еще не приобрело отрицательного оттенка, так как страна оставалась самодержавной монархией, а до большевистских церковных экспериментов с Обновленческой церковью было еще далеко[7] . С новыми идеями выступали такие известные церковные деятели, как митрополит Сергий (Страгородский) и будущий патриарх Тихон (Белавин). Никакого отношения к коммунистическим идеям дореволюционное обновленческое движение, разумеется, не имело[8] . Обновленцы и сторонники «живой церкви» вдохновлялись идеалами раннего христианства, критиковали поведение христианских социальных «верхов» с их буржуазной моралью, не совместимой, по их мнению, с этикой Христа; призывали власть к большей демократизации в рамках существовавшего строя, выступали за более активную социальную позиции Церкви.

Среди теоретиков социализации Церкви можно назвать, в частности, о. И.Ф. Егорова, который в работе «Православие и жизнь в нем», посвященной проблеме преподавания Закона Божия, настаивал на необходимости для Церкви быть в центре событий, всегда и всюду отстаивать справедливость. Егоров успел основать особое течение «Религия в сочетании с жизнью», которое просуществовало до 1927 года. Весьма логично по поводу роли Церкви в социальных вопросах рассуждал известный обновленец о. А. Боярский в своей работе «Церковь и демократия». Описывая положение церкви до революции, автор констатирует, что она находилась в угнетенном состоянии, была превращена в служанку господствующих классов, изолирована от борьбы за интересы народных масс. Церковь пользуется в народе огромным авторитетом, поэтому она должна принимать активно участие в строительстве новой жизни. Церковное сознание имеет свое мнение о насущных вопросах: в основе государства должен лежать соборный разум, а не бесконтрольная и единоличная власть; полное отрицание смертной казни, агрессивной войны, сословных отношений, дискриминации по половому, этническому, религиозному признакам. Труд о. Александр называет основой жизни и считает, что в организации труда в России должна доминировать кооперативная собственность самих рабочих; он вообще поощрял любые общинные формы собственности. Свой вклад в развитие теории церковной социализации внес и будущий глава Обновленческой церкви о. А.Введенского «Социализм и религия», «Анархизм и религия» (1918 г.), хотя они носят скорее декларативный и неконкретный характер.

К чему бы ни привело Русскую Православную Церковь обновленческое движение в послереволюционный период, было бы несправедливо огульно отрекаться от самой идеи более активного вовлечения Церкви в жизнь общества, и, тем более осуждать всех тех, кто словом и делом принимал активное участие в этом движении и сомневаться в их искренности и чистоте помыслов. Социализация Церкви была насущной задачей времени. Не случайно же «Высшее церковное управление» (ВЦУ), объединившее в 1922 г. различные обновленческие группы со своими оригинальными программами церковных преобразований, признало 37 из 73 правящих архиереев РПЦ, а в одном только Санкт-Петербурге к июню 1923 года из 123 храмов 118 были обновленческими. Если бы не коварная политика большевиков…

Впрочем, здесь не место подробно рассматривать историю РПЦ прошедшего века. И это не наша цель. Речь лишь о том, что нерешенные вопросы будут вставать вновь и вновь, если эти вопросы реально насущны как для Церкви, так и для всего общества.

Современная ситуация в России во многом напоминает ту, что сложилась в первой четверти ХХ века. Мы создаем новое общество, не имея четких понятий, как оно должно выглядеть. Больше того, появились новые трудности. В частности, буржуазная реставрация 90-х гг. обнажила множество экономических и социальных проблем, но, пожалуй, самым глубоким открытием для нас самих стал очевидный факт: российское общество не в состоянии развиваться без скрепляющей универсальной идеи. Комплексное рассмотрение причин слабых успехов в экономике, науке, культуре, стремительного падения нравственности также вынуждает сделать вывод о том, что отсутствие такой объединяющей идеи стало едва ли не ключевым фактором, препятствующим национальному возрождению. За всю историю Руси/России такое случалось всего лишь дважды: после февральской революции 1917 г. и после 1991 г. Первый (краткий) период закончился большевистской революцией, второй, современный, настоятельно требует разрешения.

Отсутствие «стержня» препятствует формированию гражданского общества, без которого, как теперь понятно, никакое конструктивное движение в будущее не возможно. В самом деле, на чем стоит нынешняя Россия? Провозгласить лозунг «обогащайся как можешь!» современная власть мудро не решилась, несмотря на то, что эта нехитрая формула служит фактической парадигмой экономической и общественной жизни страны последние двадцать лет. Все попытки искусственно запустить механизм образования гражданского общества проваливаются в силу объективных причин – недоверия к органам исполнительной власти, рудиментарной постсоветской аллергии на спускаемые сверху инициативы, опять же отсутствия в таких проектах приемлемой для всех идеи.

На сегодняшний день единственной общенациональной объединительной платформой остается патриотизм. Однако кроме того, что здоровый патриотизм это естественное состояние человека, а сугубое обращение к этой струне подразумевает мобилизацию всех душевных и физических сил перед лицом национальной опасности, существует и оборотная сторона: нагнетаемый патриотизм нуждается в конституированном противнике, в перманентной вражде с «другими» и в реальной жизни чреват ксенофобией, национализмом и другими вредными и опасными явлениями. Призывы восстановить структуры гражданского общества, в частности, идея А.И. Солженицина о воссоздании земства, также не могут быть успешными, поскольку земства лишь звено в сложной организации общества, которому не достает низовой базы – общины.

Между тем, здравый рассудок подсказывает обратиться к проверенным механизмам общественной жизни, к историческому опыту, к традиционным ценностям и архетипам сознания. Исторический же опыт подсказывает, что русские люди в критические периоды истории умеют самоорганизовываться именно на низовом, общинном уровне. Это связано и с древними родственными отношениями, и со способом ведения хозяйства, и с мистическими понятиями своего круга и т. д. Тем не менее, сельская традиционная община была уничтожена советской коллективизацией. Единственной формой общины, объединяющей людей не только по месту жительства, но и по убеждениям, сегодня остается религиозная, созданная вокруг храма. Одновременно это единственная реальная форма общинной организации, не зависящая от государства ни экономически, ни идеологически. Добавим сюда и тот факт, что, по данным социологов, на протяжении последних десятилетий Русская Православная Церковь пользуется очень большим доверием россиян. По данным опроса Агентства региональных политических исследований (АРПИ), проведенного 29 июня – 2 июля 2000 г., Церковь по уровню доверия россиян оказалась на втором месте после президента. Согласно опросам Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Церковь по крайней мере с лета 1993 г. (и до конца 1999 г.) занимала первое место среди социальных институтов по уровню доверия россиян, опередив президента и постоянно опережая армию. Даже те общественные силы, которые пользуются наибольшей поддержкой россиян, по данным ВЦИОМ, собирают не более 35% населения, тогда как РПЦ стабильно доверяют 35-37% опрошенных. Авторитет церковнослужителей на местах очень велик. Фактически они уже сейчас пользуются им для решения многих вопросов, не входящих непосредственно в церковную компетенцию. Отсюда логически напрашивается вывод: необходимо задействовать ресурсы Церкви и использовать ее общины для создания на их основе низовых ячеек нового гражданского общества, которое бы основывалось на традиционных нравственных ценностях нашего народа.

Сможет ли сама РПЦ ответить на вызов времени? У церковного руководства есть выбор: либо продолжать искать поддержку у власти, поддерживая и обслуживая власть, или искать поддержку у народа, выступая в поддержку социальных гарантий и социальных программ для малообеспеченных, вмешиваясь в решение важнейших политических и социальных проблем. В последнее время в околоцерковных и патриотических кругах все более укрепляется мнение, что более продуктивным и перспективным, а главное – спасительным для общества может оказаться второй путь[9] .

Идеология и убежденность

В Статье 13 Конституции России сказано: «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие», и «2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Однако это вовсе не значит, что в народе не существует определенных «идеологических» ценностей, разделяемых основной массой населения. Неизменный набор традиционный идей или ценностей, который прослеживается через столетия, позволяет нам говорить о национальной идентификации и оправдывает существование многонациональной России как единого государства. Среди таких универсальных для большинства россиян идей прежде всего следует назвать взаимопомощь, целомудрие, стремление к правде, боголюбие, любовь к родному краю (малой родине), природе, милосердие и др. Выше мы уже говорили, что в современной России единственной организацией, комплексно и системно отстаивающей все традиционные ценности, оказалась Русская Православная Церковь. А основным звеном передачи набора этих ценностей следующим поколениям служит церковная община. Поэтому в построении полноценного, опирающегося не только на правовое, но и на нравственно-религиозное сознание, гражданского общества кроме Церкви у нас нет другой надежной и эффективной опоры.

Наверняка найдутся люди, которые скажут: зачем нам все это? Не проще ли управлять страной, где нет гражданского общества, а вместо него послушная и легко управляемая атомарная масса? А если речь зашла о необходимости создания гражданского общества, то не лучше ли ориентироваться на западные образцы, где вопросы веры и религиозной нравственности давным-давно отправлены в музей, а гражданское общество формируется исключительно на правовой основе и широкой понимаемой толерантности. Собственно, устройство такого общества легко описать нехитрой формулой: не мешай мне жить, тогда и я не стану мешать тебе.

Для человека, любящего Россию, такой путь неприемлем. Наша жизнь сложнее, ярче и для значительной части людей все еще связана с вечностью. После потрясших Россию большевистских «реформ» И.А. Бунин в «Окаянных днях» писал: «Наши дети, наши внуки не будут даже в состоянии представить себе ту Россию, в которой мы когда-то жили, которую мы не ценили, не понимали – всю эту мощь, сложность, богатство, счастье…». Не успели мы лишь отчасти осознать, какой страны мы лишись в результате инфернального прорыва большевистских сил, как впору сокрушаться, как быстро мы теряем даже ту культуру и нравственность, которую восстановили за годы относительно спокойной последней фазы советской истории. Не знаю, кому как, а лично мне хотелось бы жить в сложной, культурно многообразной, духовно богатой и счастливой стране. Можно ли этого достичь без веры? Ответ однозначный – нет. Надеюсь, со мной согласятся многие: в современной жизни нам больше всего не хватает духовного наполнения всех начинаемых дел. Все слишком прагматично. Даже благие цели – подъем страны, модернизация, реформы, общественные акции и другие подобные мероприятия не зажигают общество, так как в них нет Духа, Бога и человека.

Община

Религиозная община ведет два вида деятельности: внутреннюю и внешнюю. Внутренняя деятельность сосредоточена на подготовке и участии верующих в церковных таинствах и касается верующих, объединенных данным приходом. Внешняя традиционно заключалась в милостыне для нуждающихся, которая охватывала не только членов общины, но и нуждающихся знакомых или соседей. Можно привести множество примеров из церковной истории, когда благотворительность и акции милосердия выходили далеко за пределы конкретного прихода. Это и устройство богаделен, школ, госпиталей во время войн, и сборы пожертвований.

К сожалению, политика государственного атеизма привела к самоизоляции церковных общин – как, впрочем, и всей церкви – от общества, и эта изоляция частично не преодолена до сих пор. В настоящее время потребность во взаимопроникновении ощущается все острее. Так, в ходе первосвятительского визита Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Тулу 11 марта 2009 года святейший Владыка подчеркнул, что неправильно по-прежнему воспринимать приход как место, куда люди приходят сами. По его словам, согласно сегодняшней статистке, около 80% населения страны крещены в православной вере, из них около 60% готовы назвать себя православными. Однако, как считает патриарх, лишь «не менее 10% приходят в храмы постоянно». Церковь делает шаг навстречу обществу и сама хочет активнее участвовать в как можно больших сферах его жизнедеятельности. «В сознании общества Церковь была лишь местом, где люди встречаются и вместе молятся, но к обществу, к жизни народа в сознании большинства людей Церковь не имела никакого отношения, – отметил Святейший Патриарх Кирилл. – Однако за последние двадцать с лишним лет произошло, может быть, самое главное: люди начали связывать свою жизнь, свое благополучие, нравственное здоровье страны с Русской Православной Церковью».

Патриарх прямо указал на необходимость Церкви играть более активную общественную роль: «Если ядром приходской жизни будет богослужение и молитва, а вокруг него будет формироваться образовательная и социальная деятельность, то приходы у нас станут центрами не только богослужебной, но и общественной жизни».

Но и этого мало. Жизнь требует от Церкви переключения на новые, доселе несвойственные ей функции, в частности, экономические. Очень часто священнослужитель с его общиной на местах остается единственным авторитетом и силой, к которой обращаются жители с просьбой организовать хозяйство. Все чаще священнослужители организуют жизнь бывших заключенных, а это тоже связано с непосредственной хозяйственной деятельностью. Имеют ли священники в таких ситуациях моральное право отказать людям в последней надежде? Думается, нет. И такие факты нам не известны. На практике многие священнослужители взваливают на свои плечи управление фермерскими и другими хозяйствами, решают административные вопросы и много других задач.

Попечительские советы

В этой связи логично напрашивается вывод, что соединительным звеном между общиной и обществом должны стать попечительские советы, куда помимо активных верующих могли бы (или должны) входить влиятельные люди на местах. Во время поездки в Тулу святейший Владыка выразил пожелание, что при приходах можно было бы создавать попечительские советы, «в которых принимали бы участие представители местной интеллигенции, учительства, бизнеса, кто-то из местных властей».

Традиционными функциями попечительских советов при религиозных общинах до революции, как правило, были решение финансовых вопросов по содержанию и строительству храмов, богаделен, больниц, учебных заведений. Сегодня Владыка видит их шире: они должны решать не только финансовые вопросы благотворительности, но «заботиться об организации миссионерской работы, работы с молодежью». Разумеется, как Предстоятель Русской Православной Церкви патриарх Кирилл в первую очередь думает о воцерковлении как можно большего числа людей. Нам же кажется уместным ставить вопрос об организации жизни в целом, практически с нуля. Это и восстановление элементарного хозяйства для выживания (или помощь отдельным людям найти работу и средства пропитания), это и возвращение людям уверенности в завтрашнем дне, это и внушение смысла жизни и многое другое, без чего огромная масса людей в первую очередь в сельских районах сползает в безверие, нищету и отчаяние, деградирует. Вот почему в попечительских советах непременно должны быть бизнесмены и представители местной администрации.

В этом месте логично было бы перейти к описанию практических рекомендаций по формированию попечительских советов широкого состава. Но мы этого делать не станем хотя бы той причине, что любое живое дело должно опираться на инициативу на местах. Вполне вероятно, что опыт каждого отдельного прихода будет по-своему уникальным. Нужен лишь общий импульс в виде слова Патриарха, решения поместного собора и др. Господь не оставит нас в этом добром и нужном начинании.

Со временем попечительские советы неизбежно будут втягиваться в дела, которые лишь косвенно касаются церковной жизни. Грань между собственно Церковью и различными сферами жизнедеятельности – экономикой, культурой, политикой и т. п. – постепенно будет стираться. Но только так, наверное, и можно в современных российских условиях, когда население на словах православное (о своей приверженности православию (по данным Института общественного проектирования 75% опрошенных россиян причисляют себя к православию))[10] , а по факту невоцерковленное и религиозно необразованное, постепенно вовлекать людей в одухотворенную верой жизнь. И будет как в апостольские времена: «И церкви утверждались верою и ежедневно увеличивались числом» (Деян 16:5.)

В то же время по мере преодоления Церковью замкнутости, все больше людей будут приобщаться не только к источнику душеспасительного учения, но начнут участвовать в церковных таинствах и обретут спасение. Возможно, мы станем свидетелями самой яркой страницы в истории Православной Церкви. А все вместе, окрепнув в вере, мы не дадим духовно погибнуть и нашей Родине. Сказал же Господь: «все, чего ни попросите в молитве с верою, получите» (Мф 21:22).


Церковь стоит на любви, а любовь небюрократична

Церковь со времен Спасителя, ее Основателя, устроена общинно . Она учреждена на Тайной Вечере как община и в качестве таковой существовала все последующее время. И впоследствии под авторитетным водительством Иакова, брата Господня, таковой являлась. Так она основывалась апостолами и во всех других местах. Каждая поместная церковь оставалась общиной во главе с местным епископом, и только лишь умножение числа христиан сделало невозможным присутствие епископа в каждой церкви. Поэтому епископа заменил приходской священник.

Однако были попытки сохранить первоначальное устройство Церкви. В небольшом полисе, не в Риме, конечно, не в Константинополе, оставался епископ, который собирал в полисный соборный храм всех христиан и вместе с ними молился. И он совершал таинства крещения, бракосочетания, поздравлял новобрачных...

Это абсолютно древняя традиция, и если проверить мои слова по Книге правил, что и надо сделать, можно увидеть, насколько Книга правил общинная . Это нормы, которые со времен апостольских приняты и западной церковью, и нашей, восточной. Они там и там одни и те же. Мы так мало с ними совпадаем, но в этом-то совпадаем.

Перейдем к нашей русской традиции. Наша русская болезнь – малочисленность епархий, отмечавшаяся многими авторами, в том числе и профессорами духовных академий, и такими выдающимися архиереями как, например, Антоний (Храповицкий), митрополит Киевский, впоследствии глава Зарубежной Церкви. Малочисленность наших епархий приводит к их непомерной протяженности, огромным размерам. Поэтому церковная жизнь устраивалась соответственным образом.

В нашей традиции община, которая имеет, несомненно, и языческие корни, представляла собой крестьянскую общину, общину свободных земледельцев и скотоводов. Они веками избирали священников, делая это исключительно под контролем архиереев, никакой здесь власти толпы, охлократии, не было. Избирали только тех, кто канонически и по образовательному уровню был пригоден. Но все-таки священников избирали . А архиереи проверяли и утверждали. Или не утверждали. Это многовековая практика русского народа, еще в большей мере общенародная, нежели у греков, грузин и других восточных христиан. Поэтому, вне всякого сомнения, надо обратиться и сейчас к исторической практике и к образцовому православному приходскому Уставу, принятому Собором 1917-1918 годов. Там указаны, кстати, основные ориентиры, дающие каждому приходу свои возможности корректировать Устав, определять то, чем должен заниматься приход.

Приход должен заниматься не только браковенчанием, но и регистрацией брака, не только крещением, но и регистрацией рождений, то есть брать на себя ряд функций, которые ныне относятся к полицейской (милицейской) сфере деятельности.

Должен заниматься приход и организацией еще одного чрезвычайно важного дела – сбора десятины . Десятина установлена, между прочим, святым праведным пророком Моисеем, и ни один христианин не может уклоняться перед своей совестью и перед лицом Господа Бога от уплаты десятой части доходов в пользу Церкви. Это большевистская власть запретила собирать десятину на приходе. Но Бог-то не запрещал. Мы обязаны нести эту десятину либо прямо, деньгами, либо косвенно, трудами. Я для себя считал это необходимым на протяжении тридцати с лишним лет своей приходской деятельности и знаю очень многих, кто это делал. Собирать десятину может только община, только приход.

Общинный уклад допускает организацию спортивных обществ, добровольной пожарной дружины, иных православных общественных формирований. Все это благородные, Церковью благословенные дела. К этому мы должны стремиться сейчас, немедленно. Но есть и вторая сторона. Это участие церковных общин в делах местного самоуправления.

Важно отметить, что местное самоуправление пока что остается единственной формой нашего представительной политической жизни. Президент Ельцин благоволил сократить вдвое представительную жизнь, в том числе и на уровне регионов, то есть областей и республик, передав половину парламентских мест представителям партий. Партийная демократия есть нечто абсолютно чуждое и противное русским традициям. Русь демократична. При этом она монархична, но и монархию воспринимает демократически. А уж в представительных органах, которые собирал монарх, сначала князь, потом царь, она, безусловно, достаточно демократична. И всегда представительная демократия основывалась у нас, а в лучшие времена и в Западной Европе, на том, что Иван Иванович избирал лично знакомого ему Василия Васильевича.

Когда вместо этого избираются представители политических партий, это есть шалунишки , которые перед вами лицедействуют, которые вам, безусловно, лгут, потому что каждый из них не сам придумал обещания, с которыми он выступает, их придумала его партия. Если представить себе политическую партию, состоящую только из одних честных людей, она все равно будет шайкой. Потому что депутат, член партии, будет отрабатывать не свои мысли, не свою честь , не свои обязательства перед избирателями, а избирательные нормы партии.

Президент Путин ухудшил ситуацию. Он отнял вторую половину депутатов, то есть василиев васильевичей, которых избирают иваны ивановичи. Далее произошло еще худшее, Теперь уже это спустилось на регионы. Остался муниципальный уровень. Пока еще остался. Закон о местном самоуправлении запрещает государству вмешиваться в его дела. Как бы запрещает. Во всяком случае, только через суд – формально. Поэтому это пока еще действительно самоуправление.

Приход может взаимодействовать с муниципальным образованием, и это продуктивно. Примеры этому уже есть. Приход может всегда заключить с сельским или городским самоуправлением договор о взаимном содействии в такой-то сфере . А это могут быть разные сферы. Это может быть содействие в области нравственной, борьбы с сексуальными преступлениями и извращениями, борьбы с наркоманией и алкоголизмом, борьбы за хорошие дороги – тоже может, между прочим. И так далее, можно представить себе много таких сфер. Конечно, в области просвещения и образования. Даже можно согласовать определенные разделы школьного образования с определенными разделами преподавания в воскресных школах. Все это прямая приходская работа, здесь можно впрямую поддерживать местную власть и помогать ей, рассчитывая, в свою очередь, на ее поддержку и помощь. Это нетрудно, было бы взаимное желание.

Итак, мы видим, что такая возможность существует, причем она может быть юридически зафиксирована, и никто не сможет ее опровергнуть, если, конечно, она не будет преступной. Трудно представить себе ситуацию, в которой может быть оспорен такой договор.

Мы рассмотрели вопрос о представительстве православного народа на муниципальном уровне. Он же, в значительной степени, и вопрос национальный – вопрос о представительстве русского народа. Противоречий нет. Ничего враждебного и противозаконного мы с вами пока не видели. Но есть вопрос об общем представительстве русского народа. Он трудно разрешаем, ибо представительной власти у нас почти нет. Но добрая воля у многих деятелей есть – и государственных, и общественных, и церковных.

Прозвучало предложение верховной церковной власти о создании церковной общественной палаты, наподобие Общественной палаты, уже созданной в государстве. И это хорошо. Я уверен, что наши священники и миряне не так воспитаны в большинстве своем, чтоб посягнуть на апостольское право архиереев осуществлять верховную власть в Церкви. Да не нужно это священникам и мирянам. Этого не следует бояться. Но я не боюсь и другого, не боюсь и того, что наши архиереи будут пренебрегать мнением церковного народа. Поэтому церковная общественная палата не бесполезна . Насколько она окажется полезной , сказать не могу. Мы это узнаем позже. Это надо попробовать.

Не факт при этом, что архиереи сегодня сильно опираются на мнение церковного народа. У этого есть причины. Все достижения Собора 1917-1918 годов перечеркнуты страшным периодом порабощения Церкви большевистской властью. И никуда здесь не деться. Поверьте мне, здесь дело только в том, чтобы проявлял добрую волю каждый архиерей, каждый священник, каждый мирянин.

Убежден, что миряне и церковнослужители проявят, скажем так, интерес друг к другу, братское чувство. Не только сыновнее, но самое драгоценное братское чувство. Потому что если я епископу или самому Святейшему Патриарху, несомненно, сын, я ему и брат, и это важнее . Помню, как живал в хороших монастырях и обращался там к игумену или иеромонаху «отче», но он никогда не говорил мне «сыне», но «брате». Это живо в традиции Церкви, мы, конечно, все братья.

Придуманная сейчас церковно-общественная палата полезна. Убежден, что большинство архиереев нашей поместной церкви будут выслуживать ее мнения. Особенно, если она будет хорошо собрана, это тоже важно. Праведных людей и церковно образованных людей, церковных интеллектуалов у нас на такую палату достаточно. Главное, конечно, чтобы она была собрана со всей Руси, но она мистически существует уже сейчас, эта палата.

Но здесь есть очень важный момент. Архиереи-то выслушают и даже примут к сведению. Нисколько не сомневаюсь, что новоизбранный Святейший Патриарх прислушается с интересом к тому, что там будет сказано. Но вот прислушаются ли представители светской власти, сильно сомневаюсь. Они до сих пор не отвыкли от своего ложного представления о Церкви, не понимают, что Церковь – это мистическое Тело Христово во главе с Самим Христом, а социальная сущность Церкви в том, что это совокупность всех христиан, вплоть до пенсионерки бабушки Дуси, подрабатывающей уборщицей.

Ну, не привыкли они к этому. Они привыкли, что Церковь – это такая организация. Директор ее по традиции называется патриархом, завотделами называются епископами, а миряне вообще к Церкви никакого отношения не имеют – они в нее ходют . Как иные ходят в театр и в кино, где главою является главреж. И этих надо ломать, жестоко ломать, особенно если они крещены и в Бога веруют.

Тогда возникает вопрос: а как сделать, чтобы слушали. Способ такой был придумано в 1917 году, когда был учрежден Высший церковный совет. Он по отношению к Синоду низший, но это один из двух высших органов Церкви. Его никто не упразднял. Его нет, но он существует. Его утвердил Собор, и ни один другой Собор его не отменял. Выше Собора власти нет.

Должен напомнить, что у нас сейчас даже нет правила по формированию Синода. А тогда правило было. Кроме Святейшего Патриарха в Синод должен был входить только один постоянный член, митрополит Киевский, потому что это первая кафедра Русской Церкви. Еще пять архиереев должны были избираться каждые три года очередным Поместным Собором. А еще шесть членов Синода должны были избираться по жребию на один год. Но не волей Синода, а по жребию. Вот так Синод должен формироваться из архиерейского корпуса. А все архиереи равны по благодати, и никогда этого не следует забывать.

Неясно, кстати, откуда у нас сегодня такое число постоянных членов Синода, причем оно меняется неизвестно по каким правилам. Этих правил никто не утверждал. Их то четыре, то пять, то шесть. И ни на какой канонический документ это не опирается. Сейчас постоянных членов шесть, но ведь было пять. И их не избирал Собор.

А кроме Синода должен быть и Высший церковный совет. Вот он даст нам нормальные твердые отношения с государственной властью. Это пятнадцать человек – три архиерея из Синода, по рекомендации Синода, шесть священнослужителей, из которых один должен быть монахом из монастыря, священноиноком (конечно, это нормальная пропорция по отношению к мирским приходам), и шесть мирян. Эти шесть священнослужителей, включая монаха, и эти шесть мирян должны на три года избираться Поместным Собором.

Для чего это нам абсолютно необходимо. Чтобы ограничить власть Синода, наших архиереев? Да нет, конечно. Наши миряне искренне не хотят ограничивать власть архиереев. Высший церковный совет нужен для другого. Именно он должен говорить со светскими властями. Прежде всего, потому, что ни президент, ни премьер-министр, ни члены правительства, ни депутаты Государственной Думы не ровня говорить с архиереями Синода. Они либо безбожники, а следовательно бесправны в церковных делах, либо миряне, и тогда должны говорить с мирянами же. Члены Высшего церковного совета будут им ровней, и вполне возможно, мы очень быстро привыкнем к тому, что они не только на равных говорят, но и дружелюбно, братски. Причем, взаимно. «Иван Иванович, вот такая у нас проблема... – Да, Василий Васильевич... Мы в правительстве видим, что такая проблема есть. Будем разбираться».

Вот к чему я призываю искренне. И мы довольно легко можем это совершить. Беспредельно жалко, что этого не сделал последний Поместный Собор, но это можно сделать.

Сегодня часто говорят, что современная Церковь не готова к выборности священства, и монастыри современные не готовы к самоуправлению и нуждаются в опеке со стороны архиереев, назначении строителя сверху. Но для начала надо избавиться от порочной практики, когда у нас уже довольно много монастырей, и ни одного настоятеля, только наместники, а настоятелями числятся архиереи. Архиерей – блюститель. Он блюдет монастырь, но не должен быть его настоятелем, не надо лицемерно главу монастыря называть наместником. У нас, конечно, были наместники. Например, на Соловках был настоятель и был наместник. Настоятель уезжал на полгода в одну столицу, во вторую, а наместник вел все дела. Он – на месте. Это логично. А когда вообще никакого настоятеля нет, это неправильно, это довольно жестокое лицемерие, которое проникло в среду Церкви в ХХ веке. Это абсолютно постсоветские штуки.

У Оптиной пустыни, прославленного монастыря, сейчас уже вновь прославленного, он восстановился, нет настоятеля. Но всегда-то был, пока монастырь не закрыли. И выращивался настоятель в самом монастыре, это очень важно.

Выборность священников на приходе будет возможна через считанные годы, если мы сейчас вводим нормальное приходское управление. То есть, если будет ясно, кто член прихода. Именное членство – это важно. Ты сам записываешься в приходскую книгу. Если ты не член прихода, конечно, можешь придти на богослужение, и тебя исповедуют и причастят, но ты не принимаешь решений в делах прихода. И очень многие захотят принимать такое решение. Но необходимо, чтобы было восстановлено у нас то, что записано и в приходском уставе 1917 года, и в бесценном документе, который занимает всего-то 4 страницы, каждый может его сейчас прочитать, это положение о публично-правовом состоянии Церкви. Замечательный документ, принятый 2 декабря 1917 года, где все прописано.

Сходить на службу ты можешь в любой храм, так было и в первые века. Брата принимали, если он случайно из Коринфа оказался в Кесарии Египетской. Но он не был прихожанином. Точно так же совершенно невыносимо, что нас советская власть, не кто-нибудь, лишила положения о приходском бракосочетании. Даже о крещении.

Надо восстановить состав прихода . И тогда выборность священников это следующий шаг. Тогда будет ясно, что мы выбираем брата такого-то, мы способны принять это ответственное решение, и мы предлагаем его нашему архипастырю. Конечно, последнее слово за ним, но мы этого брата предлагаем. Возможны даже такие случаи, и это было бы естественно, когда приход предлагает брата такого-то для получения духовного образования, потому что он уже читает в храме, умеет подавать кадило и благочестив. Владыка, не откажите принять его в семинарию, чтобы он впоследствии был нашим вторым священником, а потом и первым.

Это абсолютно естественно, так жили веками. Церковь чужда бюрократии. Церковь основана на любви. На любви паствы к пастырю. На любви паствы к архипастырю, потому что по слову Киприана Карфагенского, мы связаны с епископом в любви . А любовь неформальна, она не бюрократична. Давайте, будем слушать этого священномученика.


Православная Церковь и умирающее русское село.

Бог в помощь вам, православные! Своим, хоть и небольшим опытом служения на сельских Приходах, хочу поделиться со всеми, ищущими спасения, я – грешный иерей Валерий. Десятый год служу на Приходе Архангела Михаила в селе Владимировка Елховского района Самарской области. Третий год второй Приход параллельно восстанавливаем – тоже Архангела Михаила в селе Красные Дома того же района. Глядя на мою молодость что ли, Бог дал, и Владыка благословил поднимать и третий приход – великомученика Димитрия Солунского в селе Сухие Аврали.

Помоги, Господи, мне, недостойному, вплести разумно в свой рассказ о жизни сельских Приходов понимание и социального служения нашей Церкви. Ведь Церковь, как тело Христово, и основана нашим Спасителем для служения народу Божьему в целом и каждому человеку в отдельности – для единого, главного дела на земле – стяжания Духа Святого и наследия Царства Небесного.

Тема социального служения Церкви, поставленная лейтмотивом данного сборника, по-видимому, имеет несколько иной, приземлённый характер. В этом есть сугубая опасность. С одной стороны, нельзя допустить дублирования или замены функций светских организаций при механическом переложении обязанностей последних на Приходы и другие структуры церкви. С другой стороны, при категоричном нежелании клириков участвовать в разнообразных хозяйственных, экономических и политических структурах, определяющих теперь жизнь пасомых, мы можем реально потерять их, погруженных в уныние и, порой, в отчаяние нашего холодного, теряющего веру и любовь – поистине предапокалиптического времени.

Итак. Почему мы выделяем два этапа служения Церкви? Можно согласиться с тем, что за последние 20 лет Православие в России возрождается. Количество храмов и монастырей выросло во много раз. Люди открыто исповедуют веру, объединяются в Приходы вокруг храмов, создают церковные и околоцерковные организации и СМИ. Конечно, там, где это, возможно, нужно вводить практику социального служения – помогать людям через устранение земных проблем, обретать спокойствие, почувствовать Любовь.

Но нужно также не забывать о том, что главная-то задача наша – вести словесное стадо Христово в Царствие Небесное, проповедовать Евангелие, совершать Таинства. Для этого нужны храмы! Для этого нужно образование, как возвращение Образа Божьего и вос-питание от Источника Жизни вечной – Христа.

Да, теперь у нас Кризис. Он не может длиться долго, потому что природа его эсхатологична. И значит он внутри нас – этот кризис. Нужно быстрее решать с кем мы. Ведь нельзя работать Богу и мамоне. Или признаём глобализацию во всём и, отрекшись от Христа, воцаряем антихриста – сначала в сердцах, потом и в новом храме Соломоновом. Или, отрекшись от разных объединяющих лозунгов, вспомним Мать свою – Церковь Православную – единственную, Богом утвержденную, всё содержащую для нашего спасения и пребывающую до скончания века. И тогда совсем по-другому взглянем на всё. Оказывается, мы ещё так далеки от Христа! И, следовательно, друг от друга.

Поодиночке, сидя дома, трудно искать путь к Богу. Храмы нужны! А их, несмотря на быстрое строительство и реставрацию, всё равно катастрофически не хватает. Кризис потому что, перелом в сознании о необходимости веры – жатва большая, слышателей много и услышать должны люди Истину с амвона проповеданную, но не с телеэкрана.

Замечательную статистику по росту числа верующих подготовил М. Тарусин в своём исследовании «Средний класс и стратификация российского общества» и последующих работах. «Число воцерковленных верующих находится в прямой зависимости от увеличения количества действующих храмов. На протяжении последних 15 лет сохраняется зависимость 500-1000 человек на один храм», - отмети он в ходе работы круглого стола «Религия в современном обществе», состоявшегося 8 ноября 2006.

1989

1995

2005

2015

2025

2050

храмов

6 000

8 000

12 600

25 000

40 000

50 000

прихожан

5 млн.

7 млн.

9,5 млн.

28 млн.

35 млн.

60 млн.

человек на 1 храм

833

875

754

1 120

875

1 200

Причём совершенно справедливо, что именно строительство новых храмов будет увеличивать число верующих. Только необходима небольшая поправка в сторону села. Сейчас тысячи действующих храмов в сёлах с населением от 50 до 500 человек, и, включая их в общую статистику, значительно увеличивается «нагрузка» на храм в городе, что и наблюдается в действительности. Кроме того, сёла с населением в 300-500 человек нуждаются в «приоритетном храмостроительстве», потому что без возрождения православного села – высокие слова – Русь Святую не возродить. Поэтому нужно минимум на порядок увеличить показатель «потребности в храмах». И лучше рассчитывать этот показатель исходя из расчета на душу населения. Думаю, такая цифра для города должна быть – 1 храм на 3-5 тысяч населения, а в сельской местности добиться нормы – каждое село – приход. В Самаре, посему должно быть 500 храмов, в Москве – более 5 000 и последующая арифметика. Но мудра поговорка народная: «Не в брёвнах Бог, а в рёбрах». Храмы построить теперь легче, чем веру людям вернуть!

Другой вопрос, кто будет проповедовать Слово Божие в этих новых храмах? Священников с пламенной верой, способных зажечь искру веры в других, сплотить прихожан для дел благих – мало! А среда, в которой растёт молодёжь, не предполагает взращивать Личности. Поэтому робкие долгие опыты по преподаванию Основ Православной Культуры в школе должны перерасти в дерзновенное наступление Православной Церкви в духовно-нравственном воспитании подрастающего поколения.

Мы говорим об авторитете Православной Церкви в обществе. Он пока ещё не растерян в суете. Авторитет этот держится Духом Святым. Душа каждого – тоже дух, и если человек видит в Церкви Божественное – Она и является для него единственной ценностью. Как только Церковь – Тело Христово – мы будем низводить до понятия организации, пусть даже с самыми благими намерениями, всё признание рухнет; душа человека снова станет искать Бога.

Единственное, на мой взгляд, социально-полезное служение Церкви на селе – это организация при Приходах трудовых общин. Не нужно даже ННО создавать, ведь в Уставе Прихода предусмотрена и сельскохозяйственная деятельность. Нужна только добрая воля властей. Причём, как светских, так и церковных. Государство отдаёт Приходу землю, обеспечивает долгосрочными беспроцентными кредитами или безвозмездными ссудами, гарантирует закупку сельхозпродукции. А Минсельхоз региона пусть всё просчитает – дело то ведь государственное – возрождение села и снижение растущей политической напряженности в обществе. Церковная власть благословит на благое дело, если будут гарантии от «банкротства» Прихода и недопустимость возложение всех долгов на Епархиальное управление. Почему такие общины не сделать «в миру»? Нет же идеи там, нет меры иной, кроме прибыли.

У нас в селе Владимировка осталось 70 жителей – в основном пенсионеры. Но есть рядом деревни, где естественная теперь безработица и пьянство. Ни власти нет, ни инвесторов, хотя мужички работящие не перевелись... Три года назад, по благословению архиерея, мы замыслили открыть при Приходе сельскохозяйственную артель. Составили бизнес-план на обработку всего 600 гектаров заброшенной земли. В Минсельхозе области полное непонимание нашей цели – возрождения маленького села. Цель, говорят, у любого предприятия должна быть одна – прибыль. В районном центре удивляются власти: «А зачем тебе это, батюшка? Теперь другие технологии: приехали – вспахали, приехали – убрали, увезли. Ни забот, ни хлопот! А чем меньше деревень, тем больше пашни». Вот как. А ребята наши загорелись-то как сначала! Один говорит, что есть трактор ещё не старый – 25 лет всего; другой обещал сеялку восстановить да грузовик отцовский... Есть доверие к Церкви – у народа. Нужно, чтобы и власть повернулась лицом к Истине. Приход это люди, это храм, это село. Только дайте помощь, и через четыре года... Го рода, слава Богу, не будет, но из города работать и жить поедут к храму поближе и к природе. А здесь, при храме, бабушки и за детьми присмотрят, молодые старым помогут – вот и социальное служение, ничего нового придумывать не надо.

Не остыл я нисколько с идеей сельхозартели при Приходе, но, видно, не созрели власти да бизнесмены. Пока для моей социальной активности воля Божия открылась в другом. Владыка благословил восстанавливать второй приход с полуразрушенным храмом Архангела Михаила в селе Красные Дома. Слава Богу, в этом селе колхоз, хоть и последний в районе, оставшийся после урагана банкротств, но работает. Людей около тысячи и такая тоска по Богу у многих, но скрывают люди порывы души своей. Мало ходят на службы в холодный и неуютный пока храм. А вот кирпичи разгрузить, убраться вокруг храма, крышу залатать, даже бетон для фундамента мешать – идут и стар и млад, мужеский пол и женский. Воистину, душа у человека по природе своей христианка – милосердна, полна любви и сострадания. Кладбище сельское десятки лет неогороженно было. Начались службы прошли крестным ходом вокруг села, крест поклонный на пригорке у дороги воздвигли – вспомнили и об усопших. Огородили кладбище, убрались – и опять всем селом. А ворота какие соорудили – триумфальные! Так ведь погост – погостим там все до Второго Пришествия, и на встречу Христу! Вот и роль Церкви, вот и авторитет. Батюшка тут только фон, а всё Дух Святой, да души, которые Он поднимает из тьмы греха и злосмрадия мнимого комфорта.

И вот ещё третьим приходом полгода назад благословил Владыка. В селе Сухие Аврали деревянный храм Димитрия Солунского закрыли аж в конце семидесятых! Разобрали, построили из добротных брёвен сельсовет... и тот сгорел. Учитель с детьми Крест поставили на месте храма. В селе пятьсот человек, работы нет никакой на земле. Уже приехали несколько семей азербайджанцев. Предприимчивые такие, гостями себя не чувствуют: скупают остатки земли, выращивают скотину. А наши русские ребятишки спиваются. Нет Идеи! Кто даст её? И школа есть и сельская администрация, и медпункт, и соцработник, а Идеи нет. Так ли это? А Вера наша Православная? Она всегда давала силу русскому человеку. Она и есть наша Идея, в Вере смысл русской государственности! Где-то внутри, порой скрытая под семью шутками-предрассудками, но она живёт в каждом и не думает умирать. Нужен Приход, нужен батюшка, нужен храм! Не против мусульман нам объединяться пора, не за землю, распроданную и заброшенную, не за будущее даже детей, а ради вечности. Ищите, Господь говорит, Царствие Небесное, остальное приложится вам.

И вот моя сельская церковная жизнь. В первом Приходе служу по воскресеньям и праздникам, во втором – по субботам, в третьем – только молебны совершаем. Молельная комната – бывший магазин – без тепла и света... Но ведь начали молиться люди! Крестный ход совершили вокруг села, в Крещенский сочельник воду освятили в источнике, снег сойдет, будем вымерять землю под храм. Одна женщина говорит, что фундамент начнёт сама копать под храм. Я верю! Они потом и поля начнут пахать и сотни гусей в пруду разведут... Дух идеже хощет дышет... и устраивает всё благолепно. Только вот власти где отошли от Бога? Христос ведь со всеми нами. Почему не помочь ещё оставшимся сёлам возродить храмы, открыть сельскохозяйственные или другие артели? У нас в районе 18 сёл, 16 из них русские и только в четырёх есть Приходы. Господи, помоги! Хотите, сделайте из нас экспериментальную площадку, ведь Владыка – наш правящий Архиерей – не может охватить всё. У него в городах строительство множества храмов, монастырей, семинария, школы – до маленьких сёл ли! Если в нашем районе 0,3% населения области, а уж тем более в «моих Приходах».

В заключении ещё пример. КФХ Николая Апраськина создано в 1991 году. Работников в хозяйстве 7 человек: хозяин с женой, два сына, дочь, сноха да зять. Занимается молочным животноводством и растениеводством. И всего-то у них 700 га пашни, дюжина коров дойных, три десятка свиней и овец немного... с этого и пятерых внуков кормят, и милостыню подают, и молоко в РайПО сдают аж по 7 рублей за литр. Тем и живут! В праздники Божии всегда в храме, хоть от их села до нашего 12 километров. Николай всё испробовал для поднятия своего хозяйства: и кредиты брал, закладывать больше нечего; и спонсоров искал, да сельское хозяйство ведь не игорный бизнес и даже не родник с чистой водой – прибыли не скоро дождёшься. Мы когда при Приходе-то хотели создать сельхозартель, так это он всей семьёй готов был под началом Церкви трудиться, лишь бы работа была постоянная, да душевное спокойствие при этом. Ведь, как он говорит: «кругом долги, обман, взятки вынужденные и опять долги... в Церкви ведь такого нет!»

Теперь хозяин маленького КФХ готов в своей маленькой, но тёплой ферме держать до 60 дойных коров, засевать под корма свои гектары и брать в аренду паи односельчан. Кстати о деревне Средняя Быковка, где живёт и трудится наш богатырь. Здесь около 50 человек взрослых и стариков и 20 детей. Такой демографии ещё поискать по России нужно. Нет даже магазина и медпункта, но зато прекрасная асфальтовая дорога, сотовая связь в любом ягодном овраге и отсутствие газификации даже в единственном социальном учреждении – начальной школе.

Я бы с удовольствием помог этим людям и не только молитвенно, но и как работодатель или благоустроитель села и воспитатель детей! Дайте мне, как настоятелю сельского Прихода такие полномочия и откройте целевую кредитную линию или субсидируйте через Приход развитие сельского хозяйства.

Нужны смелые программы восстановления Церковной жизни на селе. Нужно дерзновение пред Богом и бесстрашие перед ответственностью.

Благовещение Пресвятой Богородицы, 2009 год.


Хорошо воспитанное и не церковное

В статье 14 Конституции РФ в п.1 написано, что «Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Пункт 2 там же добавляет: «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Вроде бы интуитивно понятно, но всё же хотелось бы большей ясности.

Начнём с определения «светский». В словаре Ушакова слово определяется в двух значениях: как «хорошо воспитанный» и как «не церковный». Вероятно, нам нужно второе определение. Большой юридический словарь (БЮС) определяет «светское государство» как «означающая отделение церкви от государства, разграничение сфер их деятельности». Со своей стороны, энциклопедический словарь «Конституционное право России» определяет светское государство как «государство, в котором не существует какой-либо официальной, государственной религии и ни одно из вероучений не признается обязательным и предпочтительным». Одновременно Закон РФ «О свободе совести» от 19.09.1997 в преамбуле признаёт «особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры». На наш взгляд, здесь много неясного. Конституция отрицает религию в качестве государственной или обязательной, но ничего не говорит о предпочтительности одной религии в сравнении с остальными. Конституционное право вроде бы добавляет отрицание предпочтительности какой-либо религии. Закон «О свободе слова» говорит об особой роли православия, утверждая при этом, что Россия именно благодаря православию обрела духовность (!). Налицо явное предпочтение православия, отрицаемое конституционным правом, но не отрицаемое напрямую Конституцией. Парадокс. Ко всему прочему БЮС трактует светское государство, как означающее одновременно и отделение церкви от государства и разграничение сфер их деятельности. Согласитесь, разграничение сфер возможно только при совместной деятельности, когда стороны объединены общей целью. Отделение же вообще не предполагает ничего совместного – развод и девичья фамилия.Отчего же столько неясного во всей этой теме? На наш взгляд, для этого необходимо вернуться немного назад, в наше, то ли светлое, то ли проклятое прошлое. Вопреки устоявшемуся мнению, советское государство не декларировало себя как атеистическое. В Конституции СССР 1977 года в статье 52 говорится: «Гражданам СССР гарантируется свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается.Церковь в СССР отделена от государства и школа – от церкви».Обратите, кстати, внимание – здесь явно выделена Православная Церковь, как главный субъект отделения. Впору предположить, что мечеть, пагода, молебный дом и сатанинское капище от государства не отделены. Конечно, в данной статье есть намеренное лукавство – вряд ли можно поставить знак равенства между возможностями «отправлять религиозные культы» и «вести антирелигиозную пропаганду». Получается, одни в храме славят Бога, а другие в это время прыгают вокруг и кричат, что это всё мракобесие. Впрочем, это частности, а в целом, статья выглядит вполне пристойно. Тогда где же государственный атеизм? Оказывается, он спрятан глубоко. В Конституции СССР от 1977 года ничего не говорится о государственном атеизме, но в статье 6 указано, что «руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. КПСС существует для народа и служит народу».

В свою очередь, в Уставе КПСС (с дополнениями XXVI съезда КПСС), в разделе «Члены КПСС, их обязанности и права», в пункте г) говорится, что член партии обязан: «Вести решительную борьбу с любыми проявлениями буржуазной идеологии, с остатками частнособственнической психологии, религиозными предрассудками и другими пережитками прошлого». В Программе КПСС от 31.10. 1961, в разделе «В области воспитания коммунистической сознательности», в пункте е) говорится также, что: «Партия использует средства идейного воздействия для воспитания людей в духе научно-материалистического миропонимания, для преодоления религиозных предрассудков, не допуская оскорбления чувств верующих. Необходимо систематически вести широкую научно-атеистическую пропаганду, терпеливо разъяснять несостоятельность религиозных верований, возникших в прошлом на почве придавленности людей стихийными силами природы и социальным гнетом, из-за незнания истинных причин природных и общественных явлений. При этом следует опираться на достижения современной науки, которая все полнее раскрывает картину мира, увеличивает власть человека над природой и не оставляет места для фантастических вымыслов религии о сверхъестественных силах».

Вот так. Государство само очевидно светское, но, поскольку руководящей силой общества и государственных организаций является КПСС, которая идеологически исповедует атеизм, то и государство использует конституционное право на атеистическую пропаганду.

Государство именно потому и отделило от себя церковь, чтобы убеждать общество отказаться от религиозных предрассудков и пережитков прошлого. Оно как бы говорило – это лишнее, это нам не надо, потому мы и отторгли это от себя, что хотим изжить это из нашей жизни. В таком контексте смысл отделения понятен и последователен.

Но вернемся в новой России. Которая декларирует себя как светское государство, но при том специально в статье 13 п.2 уточняет, что: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Иными словами, никакая «руководящая и направляющая сила» нам не нужна. Хорошо. Но тогда зачем взяли и слепо перетащили положение об отделении религиозных организаций от государства из советской Конституции? Большевикам это было нужно, чтобы вести планомерную атеистическую пропаганду и заодно планомерно уничтожать Церковь как таковую. Ни того ни другого нынешняя власть делать не намерена.

Тогда для чего отделять?

Логичнее было бы конституционно декларировать сотрудничество государства и религиозных организаций при разделении сфер деятельности . О чём, кстати, и упоминается в Большом юридическом словаре.

Вот, к примеру, в недавно принятой Программе партии «Единая Россия» говорится следующее: «Традиционные религии являются хранителями мудрости и опыта поколений, необходимых для осмысления и решения актуальных социальных проблем. Мы исходим из такого понимания светского государства, которое означает организационное и функциональное разграничение государства и религиозных организаций, а обращение к религии носит добровольный характер. При этом мы убеждены, что общество должно иметь возможность слышать голос традиционных конфессий».

То есть прямо говорится не об отделении, а о разграничении функций – пример, достойный законодательного подражания.

Следует, наконец, понять, что понятие светский не означает отделения или отчуждения от понятия религиозный. Я вот, к примеру, человек светский, не в смысле хорошо воспитанный, а в смысле – не служащий в церкви, не священник и не монах. Но я считаю себя православным. Президент – человек светский. Но он же и православный, принял крещение в 23 года по своей воле и ныне живёт церковной жизнью, то есть участвует в таинствах Исповеди и Причастия. Премьер-министр человек светский? Да. Православный? Конечно. Значительная часть современного российского общества светская. И православная в то же время.

Могут возразить, что понятие отделения всего-то означает невмешательство государства в дела Церкви и наоборот. Но тогда отчего такая честь именно религиозным организациям? Почему не указано в Конституции отделение от государства добровольного общества пожарных и вообще всех общественных организаций (так называемых ННО)?

И потом, одна из основных задач институтов гражданского общества как раз и заключается в контроле над государством, в лице властей различного уровня, чтоб не слишком шалили. А в задачи религиозных организаций – нелицеприятно говорить властям, буде те начнут править не по совести. В свою очередь государство обязано вмешаться в дела религиозной организации, буде она превзойдет его самого по части тоталитарности. Так что о взаимном невмешательстве говорить трудно.

Но почему государство, в лице светских властей, правящих по совести, не может быть православным? Не вижу к тому никаких препятствий. Если оно само в своём же Законе утверждает, что православие сыграло особую роль в становлении и развитии духовности и культуры России. К тому же, если православие эту роль играло исторически, а затем весь почти прошлый век руководящая государством партия уничтожала и само православие и плоды его трудов, не логично ли вновь обратиться к Церкви? С просьбой помочь молодому государству в становлении духовности и культуры молодой России, у которой на этот счёт, судя по всему, никаких особо плодотворных идей нет. И, наоборот, которые есть у Церкви, учитывая многовековой опыт русского православия, великое духовное наследие святоотеческого предания, духовную культуру народных традиций.

Тем более, что состояние современного российского общества в ракурсе культурного и духовного здоровья давно уже требует самого оперативного вмешательства. И начинать, несомненно, необходимо с нравственного окормления юных душ.

Вот здесь, кстати, есть один тонкий момент. В советской Конституции недаром есть странное уточнение: «Церковь в СССР отделена от государства и школа – от церкви ». Зачем было добавлять это вот «школа от церкви»? Разве в советской стране не всё было государственным? Да, но большевики прекрасно понимали, что строительство нового мира должно начинаться с воспитания нового человека, школа для них была одной из важнейших составляющих коммунистической стройки. Поэтому самым страшным была сама мысль о проникновении туда ненавистной Церкви. Отсюда и дополнение.

Так. Но откуда тогда сегодня многочисленные истерики о введении в школах религиозных дисциплин? Или мы всё ещё продолжаем строить «светлый мир коммунизма»? Вроде нет.

Да и сами аргументы более говорят об их выразителях, как о законниках, нежели как об атеистах. Главный из них относится к тому, что школы де государственные учреждения, таким образом отделённые от церкви. А тогда преподавание в них основ религии есть нарушение Конституции РФ. Но школы сегодня в стране это муниципальные учреждения, а муниципальные образования относятся к структурам местного самоуправления, которые де-юре не могут считаться частью государственной системы.

Если же взять медиа пространство, которое сегодня, вольно или само того не ведая, неукоснительно выполняет инструкции экспертов Лэнгли по разложению российского общества, то оно уж точно не государственный институт. А значит, может находиться под прямым опекунством Церкви, и я не знаю сегодня другого сообщества, которое бы более в этом нуждалось.

Наконец, институты гражданского общества, хоть и получили мудрого руководителя в лице Общественной Палаты РФ и её региональных клонов, не выказывают должного энтузиазма в связи с этим назначением. С другой стороны, заметное развитие социальных инициатив Церкви как раз и означает реальное формирование этого самого гражданского общества, на привычной нашему менталитету основе милосердия и сострадания.

Наконец, необходимо во всём общественном пространстве создавать атмосферу нравственного состояния, когда не польза и прок, а стыд и совесть движут поступками человека.

Простые наблюдения показывают, что мы сегодня чрезмерно увлечены квази-идеологией экономизма. Планы, выстраиваемые на перспективу, радужны и многообещающи, но отчего-то никак не удается сделать первый шаг. Сделать первый явный рывок, раскрутить маховик созидательного движения. Отчего это? А оттого, что, когда нужно сделать физическое движение, необходимо, прежде всего, приложить нравственное усилие.

А как это усилие создать? Для того необходим нравственный опыт. Вот для чего необходим союз государства и Церкви. Для того чтобы телу национальному иметь нравственные силы. Нет у нас другого учителя и не будет, кроме как вера православная и мать Русская Православная Церковь. И коли государство наше, помимо экспертов экономических, вооружится таким помощником, глядишь, и радужные планы нынешние покажутся мелочью по сравнению со вновь открывшимися перспективами.


[1] См. в частности, исследования «Реальная Россия», 2004, ИНОП; М.Тарусин «Национальная идентичность» 2010 г.

[2] «Delfi.lt», Литва. 16/05/2010.

[3] Начиная с 1992 года, на Западе все более широкое распространение получает точка зрения в соответствии с которой частные компании по собственной инициативе должны играть существенную роль в достижении «общественных целей» под флагом «корпоративного гражданства» (corporate citizenship). Согласно этой концепции, крупные частные предприятия, в первую очередь, конечно, корпорации, должны вести бизнес с учетом интересов различных «заинтересованных сторон» (stakeholders), чтобы сообща достигать заявленной цели «устойчивого развития». Понятие «устойчивое развитие» в целом весьма расплывчато, тем не менее эксперты выделяют в нём три базовых аспекта: экономический, социальный и экологический. Считается, что только действуя таким образом компании могут соответствовать «ожиданиям общества» (society's expectations), что представляется ключевым фактором долгосрочной стратегии успеха в современном мире.

Гражданское обществе в современной России пока не достигло такой зрелости, чтобы мыслить на подобном уровне. Тем более, когда мы говорим о религиозной сфере. Тем не менее, направление развития гражданского сознания указано, и мы рано или поздно должны будем пойти по этому пути.

[4] http://www.diaconia.ru/index.sema?a=articles&pid=8&id=6

[5] Ради сохранения исследовательской этики, высказывания приводятся анонимно.

[6] См. в частности, характерные признания С.Н.Булгакова в «Свет невечерний»: «Религия не есть только музыка души, она звучит для меня, но и вне меня, надо мною, она не субъективна, но объективна… Ей присуща наибольшая серь­езность реализма. В этом ее реализме состоит главное отличие религии от беспредметной, субъективной, эстетизирующей религиозности, которою не прочь развлечься, как пикантным соусом настроений, современная эстетизирующая переутонченность. Моя религия не есть мое создание, иначе она вовсе не есть религия; она убеждает силою непосредственной своей достоверности, притом иною, высшею убедительностью, чем факты внешней действительности, напр., ощущение этого стола, этой стены, этого шума».
С.-Петербург, 2008.

[7] Обновленческая церковь образовалась в конце 1923 г., когда было принято решение о роспуске обновленческих групп и объединении их членов в Обновленческую Церковь, которую вскоре стали называть православной. Главой ОЦ стал митрополит А.Веденский. Обновленческая церковь пользовалась активной поддержкой советской власти до 1937 года, когда ей передавались храмы, священники же не обновленческой ориентации преследовались. Начиная с 1937 года, на обновленцев также обрушились репрессии. Популярность ОЦ начала стремительно падать. С 1943 начинается массовый переход обновленческих клириков и приходов в РПЦ. В 1945-46 годы последние обновленческие приходы переходят в ведение Московской Патриархии. Через пару месяцев после смерти А.Веденского, 9 октября 1946 у обновленцев был забран их последний храм (Пименовский в Москве), единственный не присоединившийся епископ Яценко скончался через три года.

[8] Сближение обновленцев с правящей большевистской партией произошло лишь на созванном обновленцами «поместном соборе» 1923 г., который провозгласил родственность революционных идеалов христианским и объявил о низложении патриарха Тихона. Но этот период нас с точки зрения идей социализации не интересует.

[9] См. напр., статью М.Тульского «Роль Церкви в жизни российского общества; РПЦ не смогла стать участником реальной социальной жизни, как политической, так и экономической», Православное информационное агентство «Русская линия», 10.04.2002. http://www.rusk.ru/st.php?idar=400519, или Ю.Ю. СИНЕЛИНА «Атака на РПЦ?» 2001 г.

[10] В одном из интервью Патриарх Кирилл назвал цифру 73,6%, подчеркнув, что люди таким образом лишь культурно связывают себя с православием.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:31:38 01 сентября 2019
.
.17:31:37 01 сентября 2019
.
.17:31:36 01 сентября 2019
.
.17:31:35 01 сентября 2019
.
.17:31:35 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Концепция развития социального служения русской православной церкви 9 основные характеристики групп 15

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258759)
Комментарии (3487)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru