Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Рекомендации для возможного включения в проект Нормативного постановления Верховного суда содержание

Название: Рекомендации для возможного включения в проект Нормативного постановления Верховного суда содержание
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 08:34:32 28 декабря 2011 Похожие работы
Просмотров: 43 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ОБЩИЙ ОБЗОР МЕЖДУНАРОДНЫХ НОРМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И БОРЬБЫ С ПЫТКАМИ[1] .

РЕКОМЕНДАЦИИ

для возможного включения в проект Нормативного постановления Верховного суда

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Республика Казахстан и международные документы по правам человека в области предупреждения и борьбы с пытками

2. Некоторые соображения в отношении причин и негативных общественных последствий применения пыток

3. Права человека на справедливый судебный процесс, прямо или косвенно связанные с предупреждением и борьбой с пытками

3.1. Право на свободу

3.2. Презумпция освобождения на время суда

3.3. Право на немедленное уведомление о причинах ареста или задержания

3.4. Право на ознакомление с правами

3.5. Ознакомление с правом на адвоката

3.6. Право на немедленное уведомление о любых обвинениях

3.7. Ознакомление с правами на понятном для задержанного языке

3.8. Права иностранных граждан

3.9. Право на помощь адвоката

3.10. Право на общение и посещения

3.11. Право сообщить семье об аресте или задержании и месте заключения

3.12. Право на общение с семьей

3.13. Право незамедлительно предстать перед судьей или другим судебным должностным лицом

3.14. Гарантии для лиц в процессе расследования

3.15. Недопустимость вынужденного признания

3.16. Право хранить молчание в ходе дознания и следствия

3.17. Контроль за порядком ведения допроса

3.18. Право на достойные человека условия содержания

3.19. Право на получение необходимого медицинского обслуживания

3.20. Дополнительные гарантии для лиц, находящихся в предварительном заключении

3.21. Свобода от пыток и неподобающего обращения

3.22. Длительное одиночное заключение

3.23. Применение силы

3.24. Физическое воздействие в ходе допроса

3.25. Применение способов усмирения

3.26. Дисциплинарные нарушения

3.27. Право на компенсацию в связи с применением пыток или неподобающим обращением

3.28. Презумпция невиновности

3.29. Бремя доказывания

3.30. Процедуры, противоречащие презумпции невиновности

3.31. Право не быть принуждаемым к даче показаний или признанию вины

3.32. Право хранить молчание в судебном процессе

3.33. Заявление о принуждении

3.34. Исключение показаний, полученных в результате пыток или неподобающего обращения

3.35. Исключение показаний, полученных в результате физического принуждения

4. Ряд общих рекомендаций по предупреждению и борьбе с пытками

5. Рекомендации для включения в проект Нормативного Постановления Верховного суда РК

Введение

Каждое государство обязано отдавать в руки правосудия виновных в совершении преступлений. Однако, когда люди подвергаются несправедливому суду, правосудие не может быть отправлено. Когда людей пытают или с ними плохо обращаются сотрудники правоохранительных органов, когда обвиняют невиновных или когда судебные разбирательства являются явно несправедливыми или выглядят таковыми, система правосудия теряет кредит доверия.

До тех пор, пока права человека не будут соблюдаться в полицейском участке, в комнате для допросов, в следственном изоляторе, в зале суда и в тюремной камере, правительство не сможет выполнить свой долг и справиться со своими обязанностями.

Угроза нарушения прав человека возникает с момента, когда человек попадает под подозрение властей, во время ареста, предварительного заключения, судебного разбирательства, подачи апелляций вплоть до исполнения приговора.

Международное сообщество разработало нормы справедливого судопроизводства, которые предназначены для защиты прав человека на всех этих этапах.

Присоединение и ратификация Республикой Казахстан ряда международных договоров по правам человека, в частности Международного пакта о гражданских и политических правах, предполагает имплементацию международных норм в национальное законодательство и правоприменительную практику РК.

В этой связи необходимо детальное ознакомление с этими международными нормами и их толкованием в международной практике с тем, чтобы принимать наиболее рациональные и эффективные шаги по совершенствованию казахстанского законодательства.

1. РЕСПУБЛИКА КАЗАХСТАН И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В ОБЛАСТИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И БОРЬБЫ С ПЫТКАМИ

Республика Казахстан ратифицировала ряд документов по правам человека, в том числе те, которые содержат обязательства по предупреждению и борьбе с пытками: Международный пакт о гражданских и политических правах (далее - МПГПП ), принятый 16 декабря 1966 года, вступивший в силу 23 марта 1976 года, ратификация которого одобрена Парламентом Республики Казахстан 28 сентября 2005 года, и Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (далее - Конвенция против пыток ), принятую Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1984 года, вступившую в силу 26 июня 1987 года и ратифицированную Республикой Казахстан 29 июня 1998 года.

Кроме того, как член Организации Объединенных Наций, Республика Казахстан взяла на себя политические обязательства по выполнению и недоговорных норм, содержащих важные гарантии справедливого судопроизводства, например, Всеобщей декларации прав человека (далее – Всеобщая декларация ) от 10 декабря 1948 года, Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (далее – Свод принципов ) от 9 декабря 1988 года, Минимальных стандартных правил обращения с заключенными (далее – Минимальные стандартные правила ) 1955 года, Стандартных минимальных правил Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила ) от 14 декабря 1990 года, Основных принципов обращения с заключенными от 14 декабря 1990 года и Принципов медицинской этики, относящихся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключённых и задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных, или унижающих достоинство видов обращения (далее – Принципы медицинской этики ) от 18 декабря 1982 года и др.

Ратификация Республикой Казахстан МПГПП и Конвенции против пыток означает принятие на себя обязательств, в том числе в виде предоставления регулярных докладов о выполнении этих международных договоров.

Так в 2001 году Республика Казахстан представила в Комитет против пыток свой первый отчет о выполнении Конвенции против пыток.

По результатам рассмотрения первоначального доклада Республики Казахстан, Комитет принял ряд нижеследующих рекомендаций:

(а) ввести, как можно скорее, в соответствии с заявленными планами, изменения в национальный уголовный закон, которые бы включали определение преступления пыток, полностью соответствующее определению, данному в статье 1 Конвенции и предусматривающее адекватное наказание;

(b) принять срочные и действенные меры по учреждению полностью независимого механизма по рассмотрению жалоб для того, чтобы обеспечить быстрое, справедливое и полное расследование многих заявлении о пытках, о которых известно властям, а также, если необходимо, судебное преследование и наказания лиц, подозреваемых в совершении пыток;

(c) расширить полномочия Комиссии по правам человека при Президенте РК до уровня независимой и справедливой правительственной и общественной комиссии по правам человека в соответствии с Парижскими принципами с тем, чтобы она обладала действенными полномочиями, в том числе по расследованию всех жалоб на нарушения прав человека, в особенности тех, которые имеют отношение к имплементации данной Конвенции;

(d) обеспечить в практике полное уважение принципа недопустимости использования доказательств, полученных в результате пыток;

(e) принять меры, включая пересмотр Конституции, законов и указов для обеспечения независимости судебной системы и адвокатов в исполнении своих обязанностей в соответствии с международными стандартами;

(f) разработать меры, позволяющие адвокатам собирать доказательства и быть вовлеченными в расследования с самого начала периода задержания, а также обеспечить, чтобы заключенные могли пользоваться услугами врачей по своему требованию, а не по распоряжению работников тюрем;

(g) улучшить условия в местах отбывания наказания и в местах предварительного содержания; сформировать систему, позволяющую инспекцию тюрем и мест предварительного содержания независимыми наблюдателями, заслуживающих доверия; результаты инспекций следует сообщать общественности. Государству следует предпринять меры, чтобы сократить действующий 72-х часовой срок предварительного содержания и избегать использования арестов и длительного содержания под стражей до суда;

(h) закончить передачу тюрем из ведения министерства внутренних дел в компетенцию министерства юстиции, что позволяет демилитаризировать пенитенциарную систему;

(i) обеспечить независимый судебный надзор за сроками и условиями предварительного содержания;

(j) пересмотреть случаи осуждения, основанных на признаниях, которые могли бы быть получены путем применения пыток или жестокого обращения, и обеспечить адекватную компенсацию жертвам;

(k) принять заявления по статьям 21 и 22 Конвенции;

(l) обеспечить обучение специализированного персонала по распознанию признаков физических и психологических пыток и обеспечить, что этот персонал проходит аттестацию, и что экзамены включают ознакомление с требованиями Конвенции;

(m) предоставить в связи со следующим периодичным докладом данные распределенные, в частности, по возрасту, полу, этнической принадлежности, расположению гражданских и военных мест содержания, так и мест содержания для детей и другим учреждениям, где индивиды могут быть подвержены пыткам или жестокому обращению по смыслу Конвенции. Обеспечить в следующем периодичном докладе наличие информации относительно количества, видов и результатов в случаях наказания полицейского и другого правоохранительного персонала за применение пыток и другие преступления, включая случаи, когда такие дела были отклонены судом; предоставить полную информацию по поводу результатов расследования уголовных дел, описанных в первоначальном докладе государства-участника и о мерах по компенсации, если такие предпринимались;

(n) широко распространить выводы и рекомендации Комитета, резюме стенограммы обзора первоначального доклада государства-участника и доклада государства-участника в своей стране, включая распространение доклада среди работников правоохранительных органов, путем публикации в СМИ и через усилия неправительственных организаций по распространению и просвещению.

(о) рассмотреть возможность консультирования с неправительственными и общественными организациями во время подготовки всех частей следующего периодичного доклада.

2. НЕКОТОРЫЕ СООБРАЖЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ПРИЧИН И НЕГАТИВНЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ ПРИМЕНЕНИЯ ПЫТОК [2]

1. Чем ниже уровень профессиональной квалификации сотрудника правоохранительных органов, тем больше стоящее перед ним искушение использовать, на его взгляд, самый простой и эффективный способ - обменять интересующую его информацию на освобождение носителя этой информации от физических и нравственных страданий;

2. Применяющий пытку руководствуется своим представлением о справедливости и воздаянии за причиненное преступлением зло. Будучи лишенным способности мыслить рационально совершаемое им в отношении жертвы пытки преступление он рассматривает как восстановление справедливости и месть за те страдания, что выпали на долю жертв преступления. Отметим при этом , что чем ниже доверие к правосудию в собственной стране, тем вероятнее, что полицейский решит присвоить себе карающую функцию и смотреть на свою дубинку , как на меч правосудия.

3. Сотрудник правоохранительных органов рассматривает себя в первую очередь как потенциального потерпевшего, но ни в коем случае ни как потенциального заключенного. Парадокс ситуации состоит в том, что будучи с правовой точки зрения намного ближе к преступнику, чем к его жертве ( собственно говоря, сам будучи точно таким же, а иногда еще более мерзким преступником) применяющий пытки психологически и нравственно идентифицирует себя с жертвой, а не злодеем, с потерпевшим, но никак не тем, кто причинил страдания.

4. Применение пыток восходит к историческим традициям Российской Империи, страны, где до конца 18-го века пытки были элементом уголовного наказания, а телесные наказания официально применялись до начала 20 века. И, если в странах Западной Европы 20ый век ознаменовался достаточно последовательным уходом от применения пыток, то в Советском Союзе насилие в органах внутренних дел, к сожалению, активно культивировалось вплоть до начала 1950-х годов, являясь основным способом получения доказательства № 1 - признания обвиняемого.

5. Нельзя забывать и о социальных условиях, в которых зачастую живут сотрудники правоохранительных органов. Социально - бытовая неблагоустроенность , семейные проблемы, в некоторых случаях грубость на работе со стороны начальников, отсутствие критериев оценки работы, основанных на законе и на здравом смысле - все эти обстоятельства создают благоприятную питательную среду для процветания насилия в органах внутренних дел.

6. Применению пыток способствует низкая профессиональная культура сотрудников. Чем ниже уровень профессиональной культуры, тем труднее лицу, ведущему расследование, держать в своей голове несколько версий, проверяя одновременно каждую из них. Противостоять стереотипам и установкам восприятия. Для такого сотрудника мир прост и незатейлив - ранее был судим за кражу, значит наверняка и на этот раз ты украл! Рожа бандитская - следовательно причастен к убийству. В ходе первоначального накопления информации в голове любого человека выстраивается некоторая версия, которая по ряду причин кажется ему более предпочтительный , чем другие версии. После этого - а часто такое происходит неосознанно, полицейский опирается на эту версию, становится, образно говоря, ее рабом, склоняется перед ее кажущейся стройностью и простотой. А тут, как назло, свидетели, потерпевшие и сам обвиняемый никак не хотят давать «правильные» показания. Как уж тут удержаться от применения пытки.

7. Нельзя забывать и о том , что иногда в правоохранительные органы приходят работать люди, для которых полицейские погоны являются синонимом власти, влияния , возможности существенно улучшить свое материальное положение. Кроме того, серьезная профессиональная деформация происходит и с теми, кто честно несет свою службу в правоохранительных органах. Ежедневно сталкиваясь с человеческими страданиями и болью, многие из сотрудников полиции вырабатывают у себя иммунитет к чужому горю. Психо-эмоциональный тип личности может способствовать накоплению агрессии, раздражения, разочарования в своей работе, в окружающих людях, в обществе , в законах.

Перечислим ряд рациональных причин, по которым не следует применять пытки.

1. Люди под пыткой дают признания чаще всего не потому, что виновны, а потому, что боятся боли, унижения, страданий. Таким образом, человек способен оговорить себя только для того, чтобы прекратить боль и страдания. Это значит, что применение пыток уводит того, кто ищет истину, так далеко, что истина уже вряд ли будет видна

2. Те, кто пытают, поступают так часто не потому, что хотят причинить страдания пытаемому, а потому, что заранее уверены в его виновности. Получив нужное им признание, они считают излишним проверять другие версии случившихся событий. Когда их ошибка обнаруживается, важные доказательства , как правило, уже оказываются безнадежно и необратимо утраченными.

3. Человек, переживший пытки, вправе перестать уважать закон и власть той страны, в которой его пытали. Таким образом в его душе оказывается разрушенным важнейший барьер, удерживающий его от преступления, превращающий в правопослушного гражданина. Пытающий невиновного не только сам становится преступником, но нередко превращает в преступника и свою жертву.

4. Пережившему пытки трудно уважать и права другого человека. «За что я вынужден был пережить это?» - вновь и вновь задает он себе вопрос, и считает окружающих виновным в том, что с ним произошло. Так разрушается еще один важный внутренний барьер, удерживающий человека от противоправного поведения .

5. Разрушая уважение к власти, пытки сеют в душах сотен и сотен тысяч людей ненависть к тем, кто защищает закон и порядок. Правоохранительные органы сильны не количеством дубинок и фуражек, а уважением и доверием к их сотрудникам со стороны сограждан. Обществу, многие члены которого пережили несправедливость, трудно уважать органы, сотрудники которых допустили эту несправедливость, а начальники которых дали на это свое молчаливое или прямое согласие.

6. Если подменить совокупность уличающих, бесспорных и объективных доказательств признаниями полученными под пытками, почти любое дело можно раскрыть, не выходя из кабинета - для этого достаточно иметь крепкие нервы, сильные кулаки и слабую волю у кандидата в подсудимые. При таких методах ведения следствия нет нужды в профессиональных следователях и оперативниках.

Недозволенные методы уголовного преследования, применение насилия администрациями учреждений пенитенциарной системы к заключенным представляют собой следующие опасности:

1. Опасность привычного применения квази-правовых методов дознания и следствия. Некоторая эффективность использования насилия и пыток в процессе дознания и следствия уже создает у ряда сотрудников правоохранительных органов ощущение полезности подмены законных методов уголовного преследования. Они незаметно подходят к пределу допустимости использования закона в дознании и следствии, подменяя его недозволенными методами. Сами того не замечая, они тем самым формируют в своей психологии некую маржу допустимости закона, права. Тогда как в вопросах прав человека, нарушения их, маржа допустимости закона должна быть исключена.

2. Опасность снижения порога чувствительности общества к насилию и применению пыток. Достаточно длительное время и расширяющаяся практика применения правоохранительными органами насилия делают ее заурядным, привычным, вполне приемлемым, с точки зрения обывателя, способом борьбы с преступностью. Общество становится толерантным к незаконным методам борьбы с преступностью и возникает угроза его тотальной криминализации.

3. Опасность препятствия становлению демократического общественного устройства. Применение правоохранительными органами незаконных методов в своей работе одно из проявлений неустойчивости и непрочности демократических позиций в системе государственного управления. А насилие и беззаконие, культивируемые правоохранительными органами, никогда не способны удовлетворить ожиданий отечественного бизнеса, предпринимательства, среднего класса в справедливом регулировании их сложных отношений между собой и государством.

3. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА СПРАВЕДЛИВЫЙ СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС, ПРЯМО ИЛИ КОСВЕННО СВЯЗАННЫЕ С ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕМ И БОРЬБОЙ С ПЫТКАМИ

3.1. Право на свободу

Главным следствием права на свободу является защита от произвольного или незаконного задержания. Международные нормы предусматривают не только то, что арест или задержание не должны быть результатом произвола, но и то, что они должны осуществляться на основе и в соответствии с процедурой, утвержденной законом. Комитет ООН по правам человека дал разъяснения, что термин «произвольный» в статье 9(1) Международного пакта о гражданских и политических правах относится не только к «противозаконному» задержанию, но должен толковаться шире, включая элементы неуместности, несправедливости и непредсказуемости[3] .

Межамериканская комиссия по правам человека выделяет три вида произвольного задержания: противозаконное задержание (задержание, не имеющее правового основания, включая задержание по распоряжению представителя исполнительной власти или задержание вооруженными формированиями с согласия или попустительства сил безопасности)[4] ; задержание, нарушающее закон, и задержание, хотя и проведенное в соответствии с законом, но представляющее собой злоупотребление властью[5] .

3.2. Презумпция освобождения на время суда

В соответствии международными стандартами обеспечения права на свободу и презумпции невиновности существует допущение, что люди, обвиняемые в совершении уголовного преступления, не должны находиться под стражей до суда. Однако в международно-правовых нормах также признается, что существуют обстоятельства, при которых власти могут выдвигать условия для пребывания человека на свободе или задерживать человека во время суда (Статья 9(3) МПГПП). К этим обстоятельствам относятся ситуации, когда считается необходимым предотвратить побег подозреваемого, воспрепятствование даче показаний свидетелями или когда подозреваемый представляет собой очевидную и серьезную угрозу другим людям, и этого нельзя достичь менее значительными ограничительными мерами.

Комитет ООН по правам человека заявил, что «предварительное заключение должно быть исключительной мерой и как можно более непродолжительной»[6] .

Комитет ООН по правам человека заявил также, что предварительное заключение должно быть не только законным, но и необходимым и обоснованным при данных обстоятельствах. Он признал, что МПГПП разрешает властям удерживать людей под стражей в качестве исключительной меры, если это является необходимым для обеспечения явки человека в суд, но при этом очень узко интерпретировал требования «необходимости». Он высказал мнение о том, что подозрение человека в совершении преступления не является достаточным основанием для оправдания его задержания на время расследования и предъявления обвинения. Однако он признал, что содержание под стражей может быть необходимо для предотвращения совершения побега, оказания влияния на свидетелей и очевидцев и совершения новых преступлений. Комитет также заявил, что человек может удерживаться под стражей, если он представляет очевидную и серьезную угрозу обществу и этого нельзя достичь другими мерами[7] .

Европейский суд по правам человека постановил, что длительное предварительное заключение может быть оправдано, только если имеются «конкретные указания на необходимость соблюдения интересов общества, что, невзирая на презумпцию невиновности, преобладает над правилом уважения свободы личности»[8] .

3.3. Право на немедленное уведомление о причинах ареста или задержания

Каждый арестованный или задержанный должен быть незамедлительно поставлен в известность о причинах лишения свободы (ст. 9 (2) Международного пакта о гражданских и политических правах).

Главной целью требований к ознакомлению с причинами ареста или задержания является предоставление задержанному возможности для оспаривания законности своего задержания. Поэтому объяснение причин должно быть конкретным, включая четкое разъяснение правового и фактического основания для ареста или задержания.

Например, Комитет ООН по правам человека заявил, что «недостаточно просто информировать задержанного о том, что он был арестован в связи с неотложными мерами безопасности, без указания существа обвинения против него»[9] . До сведения задержанного лица или его адвоката, если таковой имеется, незамедлительно должна доводиться полная информация о любом постановлении о задержании, а также о причинах задержания».

Комитет по правам человека считает также, что имело место нарушение статьи 9(2) МПГПП в случае, когда обвиняемый был в момент ареста извещен лишь о том, что он разыскивался в связи с расследованием убийства. В течение нескольких недель ему не сообщали подробно ни о причинах ареста, ни о фактах преступления, за которое он был арестован, ни о личности жертвы[10] .

В схожих обстоятельствах Европейский суд по правам человека разъяснил, что каждый арестованный должен быть «извещен простым и понятным для него языком об основных правовых и фактических причинах его ареста с тем, чтобы дать ему возможность, если он захочет, обжаловать в суде законность ареста...». Однако Суд заявил, что это не требует полного описания всех обвинений в момент ареста.

Термин «незамедлительно» в этом контексте истолковывается очень четко, хотя допускаются некоторые неизбежные задержки, например, для поиска переводчика. Европейский суд по правам человека заявил, что «промежуток в несколько часов» между временем ареста и допроса, который дает возможность задержанному понять причины ареста, «не может рассматриваться как выпадающий из временных рамок, налагаемых требованием незамедлительности…»[11] .

3.4. Право на ознакомление с правами

Для реализации своих прав человек должен знать об их существовании. Каждый арестованный или задержанный должен быть информирован о своих правах и о том, как он может ими воспользоваться. Согласно международным стандартам подозреваемые, допрашиваемые следователем или прокурором, независимо от того, находятся ли они в заключении или нет, должны быть обязательно проинформированы о своих правах на адвоката по их выбору или назначенного, бесплатного переводчика и о праве хранить молчание[12] .

3.5. Ознакомление с правом на адвоката

Одним из важнейших прав, о которых должны знать все арестованные и задержанные, является право на помощь адвоката. Каждый арестованный, задержанный или обвиняемый должен быть ознакомлен с правом на помощь защитника[13] . Эта информация должна быть предоставлена немедленно после ареста, задержания или предъявления обвинения в уголовном преступлении. Югославские и Руандийские правила требуют предоставления информации о праве на юрисконсульта всем подозреваемым, допрашиваемым прокурором, независимо от того, задержаны они или нет.

3.6. Право на немедленное уведомление о любых обвинениях

Каждый арестованный или задержанный имеет право на немедленное уведомление об обвинениях против него.

Европейская комиссия по правам человека заявила о требовании, чтобы все задержанные «были в достаточной степени информированы о фактах и доказательствах, на основании которых было принято решение об их аресте. В частности, они должны иметь возможность заявить о признании или отрицании совершения данного правонарушения»[14] .

Требование о необходимости немедленного информирования обо всех уголовных обвинениях против лица служит двум основным целям. Это предоставляет всем арестованным или задержанным информацию для оспаривания законности их ареста, что является главной целью гарантий, изложенных в статье 9(2) МПГПП и соответствующих положений региональных договоров. Это также дает возможность людям, представшим перед судом по уголовным обвинениям, независимо от того, находятся ли они под стражей, начать подготовку к защите, что является главной целью гарантий, предоставленных в статье 14(3) МПГПП. Информация, предоставляемая сразу же после задержания, может не быть такой же конкретной, как та, которая должна предоставляться для обеспечения подготовки к защите.

3.7. Ознакомление с правами на понятном для задержанного языке

Чтобы быть эффективной, информация должна сообщаться на понятном лицу языке.

Каждый задержанный, арестованный или обвиняемый, не владеющий в достаточной степени языком судопроизводства, имеет право на предоставление информации о его правах и о том, как ими пользоваться, о причинах задержания или ареста и об обвинениях против него на понятном ему языке. Он также имеет право получить письменный документ с изложением причин его задержания, с указанием времени ареста и перевода его в место содержания под стражей, даты и времени препровождения к судье или другим уполномоченным лицам, а также данных о том, кто и когда его задержал или арестовал и где это происходило. Он также имеет право на переводчика для оказания помощи во всех правовых процедурах после задержания, если необходимо, то бесплатно.

3.8. Права иностранных граждан

Если задержанный или арестованный является иностранным гражданином, он также должен быть немедленно информирован о своем праве связаться со своим посольством или консульством. Если он является беженцем, лицом без гражданства или находится под защитой международной организации, он должен быть немедленно информирован о своем праве связаться с соответствующей международной организацией.

Венская конвенция о консульских отношениях предусматривает, что арестованные, задержанные или заключенные должны быть безотлагательно информированы об этом праве.

3.9. Право на помощь адвоката

Каждый арестованный или задержанный, независимо от того, предъявлено ли ему обвинение, и каждый ожидающий предъявления обвинения в совершении преступления, независимо от того, задержан он или нет, имеет право на помощь защитника. ЦИТАТ

Европейский суд по правам человека признал, что право на справедливый суд обычно предусматривает, что обвиняемому разрешается иметь защитника на начальных стадиях полицейского расследования.

Суд рассмотрел дело, где человек был лишен доступа к адвокату в течение первых 48 часов с момента задержания, когда он должен был решить, воспользоваться ли ему правом хранить молчание. Это решение могло повлиять на то, будет ли ему предъявлено обвинение или нет, а согласно национальному закону во время суда могло сложиться неблагоприятное отношение к нему из-за молчания во время полицейского допроса. Суд постановил, что непредоставление ему доступа к защите в течение первых 48 часов с момента задержания представляет собой нарушение статьи 6 Европейской конвенции основных прав и свобод человека[15] .

Право на адвоката означает право на квалифицированного защитника. Все государства должны обеспечивать условия для того, чтобы адвокат эффективно представлял интересы подозреваемых и обвиняемых. Любой задержанный, содержащийся под стражей или обвиняемый в совершении уголовного преступления, имеет право на опытного и квалифицированного адвоката соответственно характеру преступления, назначаемого ему для оказания эффективной юридической помощи.

Любой арестованный, независимо от причастности к уголовному преступлению, имеет право на доступ к своему адвокату. Общепризнанно, что немедленный и регулярный доступ к адвокату является для задержанного важной гарантией против пыток, неподобающего обращения, вынужденного признания и других злоупотреблений[16] .

Доступ к адвокату может быть отложен только в исключительных случаях, предписанных законом.

Доступ задержанного к адвокату может быть ограничен или приостановлен в исключительных обстоятельствах, определяемых законом или правовыми нормативными актами, когда судебные или другие власти считают это необходимым для соблюдения безопасности и порядка.

Даже при этих исключительных обстоятельствах доступ к адвокату не может быть приостановлен надолго.

Специальный докладчик ООН по вопросам применения пыток рекомендует, чтобы каждому задержанному был «предоставлен доступ к адвокату не позднее 24 часов с момента задержания»[17] .

Ни в коем случае допуск к адвокату не может откладываться на срок более 48 часов с момента задержания или ареста.

Право обвиняемого в совершении уголовного преступления на необходимое время и условия для подготовки к защите предполагает, что обвиняемому предоставляются возможности для конфиденциального общения со своим защитником. Это право применимо на всех стадиях уголовного процесса и в особенности относится к людям, находящимся в предварительном заключении.

Власти должны создавать гарантии для того, чтобы адвокаты консультировали и представляли своих клиентов в соответствии с профессиональными нормами, без запугивания, помех, притеснения или неподобающего вмешательства с какой-либо стороны[18] .

Власти должны обеспечивать содержащимся под стражей возможности для консультаций и общения с защитником, не допуская проволочек, прослушивания и цензуры.

Европейская комиссия по правам человека постановила, что право на общение с адвокатом должно неукоснительно соблюдаться, поскольку общение обвиняемого с адвокатом является основной частью подготовки к защите[19] .

Власти должны уважать конфиденциальность общения и консультаций адвоката с клиентами. Право на конфиденциальное общение с адвокатом применимо ко всем людям, включая арестованных и задержанных, независимо от предъявления им обвинений в совершении уголовного преступления[20] .

Право на конфиденциальное общение означает, что не должны использоваться прослушивание или цензура письменных или устных отношений (включая переговоры по телефону) между обвиняемыми и их адвокатами.

Данные, почерпнутые из общения между арестованными или отбывающими заключение и их защитниками, должны быть недопустимы в качестве доказательства против них, если только это не связано с продолжающимися или планируемыми преступлениями.

Для обеспечения конфиденциальности, но принимая во внимание требования безопасности, международные нормы предусматривают, что консультации могут проходить в пределах видимости, но не слышимости сотрудников правоохранительных органов.

3.10. Право на общение и посещения

Люди, законно содержащиеся под арестом или в заключении, лишены на время права на свободу, и другие их права, такие как право на невмешательство в частную жизнь, свободу передвижения и собраний, также ограничены. Хотя арестованные считаются невиновными до того, как они будут осуждены, и арестованные, и заключенные неизбежно чувствуют себя ущемленными, поскольку находятся под контролем государства. Международное право признает это и возлагает на государство особую ответственность по защите арестованных и заключенных. Когда государство лишает человека свободы, оно принимает на себя обязанность заботиться об этом человеке, т. е. оно должно охранять безопасность и обеспечить достойные условия людям, лишенным свободы. Арестованные не должны подвергаться лишениям и притеснениям, помимо тех, что являются результатом лишения свободы[21] .

Право арестованных на общение с другими людьми и на посещения является основной гарантией против таких нарушений прав человека, как пытки, неподобающее обращение и «исчезновения».

Арестованным и заключенным должно быть разрешено общение с внешним миром с учетом обоснованных условий и ограничений.

Заключение без права общения с внешним миром создает благоприятные условия для пыток, неподобающего обращения и «исчезновений». Само по себе длительное заключение без права общения может являться формой жестокого, бесчеловечного и унизительного обращения[22] .

Международные нормы не запрещают заключение без права общения при любых обстоятельствах. Однако международные нормы и экспертные органы предусматривают, что ограничения и отсрочки в предоставлении арестованным доступа к внешнему миру допустимы только при исключительных обстоятельствах на очень короткий период времени.

Комиссия ООН по правам человека постановила в апреле 1997 года, что «продолжительное заключение без права общения может создавать условия для применения пыток и само по себе является формой жестокого, бесчеловечного и унизительного обращения»[23] .

Специальный докладчик ООН по вопросам применения пыток призвал к полному запрету заключения без права общения. Он заявил: «Пытки чаще всего применяются при заключении без права общения. Оно должно быть признано незаконным, а лица, находящиеся в таком заключении, должны быть незамедлительно освобождены. Закон должен гарантировать предоставление арестованным доступа к адвокату в пределах 24 часов ареста»[24] .

Комитет по правам человека пришел к выводу, что практика заключения без права общения нарушает статью 7 МПГПП (запрещающую пытки и неподобающее обращение) и статью 10 МПГПП (гарантии для лиц, лишенных свободы)[25] . Комитет также заявил, что «следует принять положения против заключения без права общения» в качестве гарантии против применения пыток и неподобающего обращения[26] .

Комитет по правам человека установил, что «заключение без права общения создает условия для применения пыток и... следовательно, этой практики нужно избегать» и что «надо принять срочные меры для ограничения применения заключения без права общения». Эти заявления связаны с изучением Комитетом перуанских законов, предусматривающих заключение без права общения сроком до 15 дней по усмотрению полиции для допроса подозреваемых в совершении террористических актов[27] .

Межамериканская комиссия по правам человека заявила, что практика применения заключения без права общения не соответствует уважению прав человека, так как «создает условия для практики другого рода, включая пытки»[28] , и что заключение без права общения наказывает и членов семьи арестованного и таким образом недопустимо расширяет сферу действия санкции[29] .

Межамериканский суд по правам человека признал, что заключение без права общения в течение 36 дней нарушает запрет на применение пыток и неподобающее обращение, содержащийся в статье 5(2) Американской конвенции прав человека[30] .

3.11. Право сообщить семье об аресте или задержании и месте заключения

Каждый задержанный, арестованный или заключенный имеет право сообщить о себе семье и друзьям, лично или при посредстве властей. Информация должна содержать факт ареста или задержания и место содержания его под стражей. Если человек переводится в другое место заключения, члены его семьи и близкие должны быть поставлены об этом в известность.

Информация должна быть передана немедленно или, по крайней мере, без задержек. Несмотря на то, что в исключительных случаях уведомление может быть отсрочено в интересах отправления правосудия (т. е. в исключительных интересах следствия), отсрочка не должна превышать нескольких дней.

3.12. Право на общение с семьей

Людям, находящимся в предварительном заключении, должны быть предоставлены необходимые условия для связи с семьей и друзьями и для их посещений. Эти права подлежат ограничениям и контролю только в том случае, если это «необходимо в интересах отправления правосудия и для поддержания безопасности и порядка в учреждении».

Межамериканская комиссия по правам человека пришла к выводу, что право на посещения родных является «основным требованием» для соблюдения прав арестованных и защиты их семей и что условия и процедура посещений не должны нарушать другие права, охраняемые Американской конвенцией прав человека, без соответствующего постановления суда, включая право на уважение личного достоинства, частной и семейной жизни[31] . Она заявила, что право на посещения применимо ко всем арестованным, независимо от характера преступлений, в которых они обвиняются или за которые осуждены[32] . Она признала правила, позволяющие только краткие, редкие посещения и перевод арестованных в отдаленные места заключения, противозаконными санкциями[33] .

3.13. Право незамедлительно предстать перед судьей или другим судебным должностным лицом

Для обеспечения права на свободу и защиты от противозаконного ареста или задержания и для предотвращения нарушений основных прав человека все формы ареста или тюремного заключения должны санкционироваться или быть предметом эффективного контроля со стороны судебных или других властей.

Каждый задержанный или арестованный должен немедленно предстать перед судьей или другим должностным лицом, уполномоченным законом осуществлять судебные функции.

Статья 9(3) МПГПП применяется к арестованным или задержанным по обвинению в уголовном преступлении, но другие нормы применяются более широко, ко всем лицам, лишенным свободы.

Цели рассмотрения дела судьей или судебными властями следующие:

- определить, имеются ли достаточные правовые основания для ареста;

- определить, является ли необходимым задержание до суда;

- обеспечить нормальные условия для задержанного;

- предотвратить нарушения основных прав задержанного.

Эта процедура часто предоставляет задержанному первую возможность оспорить законность ареста и добиться освобождения, если арест или задержание нарушают его права.

Межамериканская комиссия по правам человека установила, что если суд официально не поставлен в известность о задержании или это сделано с большой задержкой, права задержанного не защищены. Она указала, что подобные ситуации ведут к другим видам злоупотреблений, подрывают авторитет судов, и снижают эффективность их работы и способствуют утверждению беззакония[34] .

Учитывая важность этого права для защиты задержанного от серьезных нарушений прав человека, включая «исчезновения», Международная Амнистия в состоящей из 14 пунктов Программе предотвращения «исчезновений» призывает к тому, чтобы все заключенные сразу же после взятия под стражу могли предстать перед судебными властями.

Если задержанный предстает перед должностным лицом, но не судьей, это должностное лицо должно иметь полномочия для осуществления судебной власти и быть полностью независимым от сторон. Все лица, наделенные судебными полномочиями, должны быть независимыми – они должны удовлетворять критериям, изложенным в Основных принципах независимости судебной власти.

Например, Европейский суд постановил, что имело место нарушение статьи 5(3) Европейской конвенции, когда «другое должностное лицо, уполномоченное законом для осуществления судебной власти», оказывалось военным аудитором или государственным обвинителем, которые могли вмешаться в последующее судебное разбирательство в качестве представителей прокуратуры[35] .

Международные нормы предусматривают, что задержанный должен быть заслушан немедленно после ареста. Поскольку в самих нормах четко не определены временные рамки и они должны устанавливаться в каждом случае на основе прецедента, Комитет по правам человека указал, что «... задержка не должна превышать нескольких дней»[36] .

Члены Комитета ООН по правам человека рассматривали вопрос, не является ли задержание на 48 часов без доставления к судье неоправданно долгим[37] . В деле о преступлении, караемом смертной казнью, Комитет постановил, что задержка на одну неделю с момента задержания до того, как арестованный предстал перед судьей, противоречит статье 9(3) МПГПП[38] .

Европейский суд по правам человека постановил, что содержание лица под арестом в течение четырех дней и шести часов перед тем как он предстал перед судьей, не соответствует требованию незамедлительности[39] .

Межамериканская комиссия по правам человека констатировала, что человек должен предстать перед судьей или другим судебным должностным лицом «как можно быстрее; задержка недопустима»[40] . Она установила, что на Кубе «теоретически закон разрешает задержанному оставаться в тюрьме в течение недели без заслушивания его судьей или компетентным судом. По мнению Комиссии, это чрезмерно длительный период»[41] .

3.14. Гарантии для лиц в процессе расследования

Существует ряд прав, целью которых является защита лиц в процессе расследования преступления. Сюда входят презумпция невиновности, запрет на применение пыток и жестокое, бесчеловечное и унизительное обращение, запрет на принуждение к признанию вины или к даче показаний против себя, право хранить молчание и право доступа к защитнику .

Существуют и дополнительные гарантии во время допроса. Главной является присутствие адвоката на допросе.

Специальный докладчик ООН по вопросам независимости судей и адвокатов заявил, что «желательно присутствие адвоката на допросе полицией, что является важной гарантией защиты прав обвиняемого. Отсутствие защитника создает возможность злоупотреблений...»[42] .

Межамериканская комиссия по правам человека считает, что для защиты права не быть принуждаемым к признанию вины и права на свободу от пыток человек должен допрашиваться только в присутствии своего адвоката или судьи[43] .

Среди прочего международные нормы предусматривают, что власти не должны извлекать незаконные преимущества из положения, когда допросу подвергается лицо, содержащееся под стражей, во время допроса.

Власти должны вести протокол допроса[44] . Заявления, полученные в результате пыток или неправомерного обращения, должны быть исключены из числа доказательств, за исключением судебных процессов против лиц, которые обвиняются в применении пыток.

3.15. Недопустимость вынужденного признания

Никто из обвиняемых в совершении уголовного преступления не может принуждаться к признанию вины и даче показаний против себя. Это право применимо как на досудебной, так и на судебной стадии. Комитет ООН по правам человека постановил, что принуждение к даче показаний, к признанию вины и получение признания под пытками или в результате неправомерного обращения запрещены.

Комитет ООН по правам человека также постановил, что «формулировку статьи 14(3)(g) [МПГПП], т. е. что никто не должен принуждаться к даче показаний против себя и к признанию вины, следует понимать как отсутствие любого прямого или косвенного физического или психологического давления на обвиняемого со стороны следствия с целью получения признания вины. Следовательно, недопустимо обращение с обвиняемым, не соответствующее положениям статьи 7 МПГПП, для получения признания»[45] .

Европейский суд, однако, разъяснил, что право не давать показаний против себя не исключает из уголовного разбирательства полученных от обвиняемого в результате применения элементов принуждения данных, которые существуют независимо от воли подозреваемого, таких как, inter alia , документы, образцы крови, дыхания, мочи и тканей для анализа ДНК[46] .

Признавая уязвимость положения лиц, содержащихся под стражей, принцип 21 Свода принципов предусматривает:

«1. Запрещается злоупотреблять положением задержанного или находящегося в заключении лица с целью принуждения его к признанию, какому-либо иному изобличению самого себя или даче показаний против любого другого лица.

2. Ни одно задержанное лицо не должно подвергаться во время допроса насилию, угрозам или таким методам дознания, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения».

3.16. Право хранить молчание в ходе дознания и следствия

Право обвиняемого хранить молчание во время следствия и на суде является неотъемлемой частью презумпции невиновности и важной гарантией права не принуждаться к признанию вины или даче показаний против себя

Обеспечение права хранить молчание осложнено во время допроса задержанных по обвинению в уголовных преступлениях, так как сотрудники правоохранительных сил часто стараются сделать все возможное для получения признания или инкриминирующих показаний от задержанного и использование задержанным права хранить молчание делает тщетными эти усилия.

Право хранить молчание включено во многие внутригосударственные правовые системы. Несмотря на то, что это право не гарантировано четко международными договорами о правах человека, считается, что оно подразумевается в Европейской конвенции и содержится в процессуальных нормах международных трибуналов для бывшей Югославии и Руанды и в Статуте Международного Уголовного Суда.

Европейский суд по правам человека постановил, что «хотя оно не упоминается специально в статье 6 (Европейской) конвенции прав человека, нет сомнения, что право хранить молчание на полицейском допросе и право не давать показаний против себя являются повсеместно признанными международными нормами, составляющими существо высказывания о справедливом разбирательстве в соответствии со статьей 6»[47] . Суд установил, однако, что определять, является ли составление неблагоприятного мнения об обвиняемом, вызванного его молчанием, нарушением права на справедливое судебное разбирательство, следует в свете всех обстоятельств дела.

Европейский суд по правам человека постановил, что использование против подсудимого в уголовном процессе доказательств, зафиксированных в протоколах заявлений, сделанных под принуждением со стороны сотрудников органов дознания, нарушает право не давать показаний против себя[48] .

В другом деле Европейский суд по правам человека установил, что привлечение человека к уголовной ответственности за отказ предъявить документы сотруднику таможни представляет собой «попытку принудить обвиняемого предоставить доказательства совершения преступления, в котором он подозревался» и «нарушением права обвиняемого в уголовном преступлении... хранить молчание и не давать показаний против себя»[49] .

Правило 42(A) Югославских правил ясно излагает право хранить молчание. Оно предусматривает, что «подозреваемый, ожидающий допроса прокурора, должен иметь следующие права, о которых он должен быть информирован прокурором до допроса на понятном ему языке: ... право хранить молчание и быть предупрежденным о том, что любое его заявление будет запротоколировано и может быть использовано в качестве доказательства вины». Правило 42(A) Руандийских правил идентично. Статья 55(2)(b) Статута Международного Уголовного Суда предусматривает, что когда подозреваемый должен допрашиваться прокурором или национальными властями, он должен быть информирован о праве «хранить молчание, не опасаясь того, что это молчание будет принято во внимание при определении его виновности или невиновности».

3.17. Контроль за порядком ведения допроса

Международные нормы требуют, чтобы власти регулярно и систематически контролировали выполнение правил и инструкций производства допросов, методов допросов и их применения на практике.

3.18. Право на достойные человека условия содержания

Право всех людей, лишенных свободы, на достойное человека обращение охраняется многими международными нормами. Если более общие нормы можно найти в договорах по правам человека, то многие конкретные требования содержатся в недоговорных нормах, включая Свод принципов, Минимальные стандартные правила, Принципы медицинской этики и Европейские пенитенциарные правила.

Каждый человек имеет право на свободу и личную безопасность, право на достойное человека обращение и уважение неотъемлемого достоинства человеческой личности, право на свободу от пыток и неподобающего обращения и право считаться невиновным, пока не будет безусловно доказана его вина в ходе справедливого судебного

процесса.

Все лица, лишенные свободы, имеют право на «гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности» (Статья 10 МПГПП).

Эти международные нормы возлагают на государства обязанность по обеспечению минимальных норм содержания в заключении и по защите прав каждого задержанного во время пребывания его под стражей.

Комитет ООН по правам человека постановил, что лица, лишенные свободы, «не должны подвергаться испытаниям и притеснениям, кроме тех, которые являются последствиями лишения свободы... Лица, лишенные свободы, обладают всеми правами, изложенными в МПГПП, с учетом ограничений, неизбежных для пребывания в ограниченном пространстве»[50] .

Комитет ООН по правам человека заявил также, что обязанность обращаться с задержанными с уважением их человеческого достоинства является основной нормой всеобщего применения. Государства не могут ссылаться на недостаток материальных ресурсов или финансовые трудности в качестве оправдания негуманного обращения. Государства обязаны обеспечивать всем арестованным и заключенным условия, удовлетворяющие их основные потребности[51] .

Эти основные потребности включают пищу, стирку и санитарно-гигиенические удобства, постельные принадлежности, одежду, медицинскую помощь, дневной свет, отдых, физические упражнения, условия для отправления религиозных обрядов и общение с другими людьми, включая находящихся на свободе.

Статья 10 МПГПП возлагает на государства обязанность гуманного обращения с содержащимися под стражей, а статья 7 МПГПП запрещает пытки и неподобающее обращение. Условия содержания под стражей, нарушающие статью 10, могут также нарушать и статью 7. «Негуманное обращение в понимании статьи 10 предполагает меньшую степень неуважения человеческого достоинства, чем в понимании статьи 7»[52] .

Комитет ООН по правам человека также постановил, что непредоставление удовлетворительной еды и условий для отдыха нарушает статью 10 МПГПП, если только не существуют особые обстоятельства[53] .

Каждый арестованный или заключенный имеет право требовать улучшения обращения с собой или жаловаться на обращение с ним. Власти должны дать ответ незамедлительно, и, если в просьбе или жалобе отказано, они могут быть направлены судебным и другим властям.

Комитет ООН по правам человека выразил обеспокоенность в связи с тем, что почти не проводились расследования большей части жалоб на неподобающее обращение с заключенными во Франции, что «привело к фактической безнаказанности». Комитет рекомендовал создать независимый механизм для проверки условий содержания заключенных и работы с жалобами о неподобающем обращении со стороны сотрудников правоохранительных органов[54] .

3.19. Право на получение необходимого медицинского обслуживания

Государства обязаны предоставлять заключенным квалифицированную медицинскую помощь, так как они не могут своевременно получить ее сами. Им должен быть обеспечен доступ к имеющемуся в стране медицинскому обслуживанию без всякой дискриминации из-за их правового статуса. Сотрудники правоохранительных органов несут ответственность за охрану здоровья людей, находящихся под стражей.

Правило 25 Единых минимальных правил и правило 30(1) Европейских правил тюремного содержания предусматривают медицинский осмотр всех больных задержанных и заключенных, жалующихся на болезнь или телесные повреждения, и всех заключенных, которым специально показано медицинское наблюдение «по состоянию их здоровья и с частотой, соответствующей медицинским нормам». Правило 25(2) Единых минимальных правил и правило 30(2) Европейских правил тюремного содержания предусматривают, что «медицинский сотрудник должен докладывать директору учреждения, если он считает, что душевному или физическому здоровью заключенного нанесен или может быть нанесен вред из-за продолжающегося тюремного заключения или в результате условий заключения».

Международная Амнистия полагает, что арестованный или заключенный должен иметь незамедлительный доступ к врачу, если он жаловался на применение пыток или неподобающего обращения или имеются подозрения о том, что имели место пытки и неподобающее обращение. Такой доступ не должен зависеть от того, начато ли официальное расследование по поводу жалобы на пытки и неподобающее обращение.

Международная Амнистия считает, что любая женщина-заключенная, заявившая о том, что она подверглась насилию или другому сексуальному воздействию, должна пройти немедленное медицинское освидетельствование, желательно врачом-женщиной. Это является чрезвычайно важным для получения доказательств, позволяющих привлечь к судебной ответственности лицо, злоупотребившее своими полномочиями.

Принцип 1 Принципов медицинской этики предусматривает, что медицинский персонал должен предоставлять арестованным и заключенным медицинскую защиту и лечение такого же уровня и качества, как и те, что доступны людям, находящимся на свободе. Принципы 2 и 5 устанавливают, что следующие действия медицинского персонала являются нарушением медицинской этики:

- участие или соучастие в пытках и других видах жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения;

- установление профессиональных отношений с арестованными или заключенными, выходящих за рамки оценки, защиты или улучшения состояния их здоровья;

- применение профессиональных навыков и знаний для оказания помощи в проведении допросов теми способами, которые могут оказать отрицательное влияние на здоровье или состояние арестованных или заключенных или противоречат международным нормам;

- участие в определении годности арестованных или заключенных для применения к ним наказания или форм обращения, которые могут отрицательно повлиять на их психическое состояние и физическое здоровье или противоречат международным нормам, или участие в обращении с заключенными, нарушающем международные нормы;

- участие в процедурах по изоляции арестованных и заключенных, если только это не признается необходимой мерой, в соответствии с чисто медицинскими критериями, для защиты их физического здоровья или психического состояния или безопасности заключенного или других заключенных и не ставит под угрозу физическое здоровье и психическое состояние заключенного.

Официальные сведения о каждом медицинском обследовании арестованного должны сохраняться, и к ним должен быть обеспечен доступ.

3.20. Дополнительные гарантии для лиц, находящихся в предварительном заключении

Международные нормы предусматривают дополнительные гарантии для лиц, содержащихся в заключении в связи с совершением преступления, чьи дела еще не были рассмотрены судом.

С каждым подозреваемым, обвиняемым, задержанным или арестованным в связи с совершением преступления, который еще не был осужден, должны обращаться в соответствии с принципом презумпции невиновности.

Исходя из презумпции невиновности, международные нормы требуют, чтобы обращение с лицами, находящимися в предварительном заключении, отличалось от обращения с осужденными.

Среди прочих особых условий, применимых к лицам, содержащимся в предварительном заключении, есть следующие:

- право содержаться отдельно от осужденных и отбывающих наказание;

- право на помощь переводчика для ведения защиты;

- ограниченное право на посещения личного врача и дантиста за свой счет;

- право носить собственную одежду, если она опрятна и подходит для тюрьмы, или тюремную одежду, отличную от одежды осужденных; право носить гражданскую одежду хорошего качества для присутствия в суде;

- право приобретать книги, письменные принадлежности и газеты, пока это отвечает требованиям безопасности, порядка и правосудия.

3.21. Свобода от пыток и неподобающего обращения

Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению или наказанию.

Это право является абсолютным и не подлежит умалению. Оно применимо ко всем людям. Оно не может отменяться даже в военное время, при угрозе войны, внутренней политической нестабильности и чрезвычайном положении.

Ничто не может служить оправданием пыток и других форм жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания[55] .

Это право имеет особую важность для людей, лишенных свободы.

Всем сотрудникам правоохранительных органов запрещается применять, поощрять или допускать пытки и другие формы жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания любого человека. Оправданием не может служить то, что они получили приказ об этом от вышестоящего начальства; на самом деле международные нормы предписывают им не подчиняться таким приказам и докладывать о них. Информация о том, что какое-либо лицо считается опасным, не может служить оправданием пыток.

Запрет на применение пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания включает запрет на действия, которые могут причинить жертве душевные и физические страдания.

Телесные наказания, наказание помещением заключенного в темную камеру и все виды жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство наказаний полностью запрещены в качестве наказаний за дисциплинарные нарушения.

Комитет ООН по правам человека предписал всем государствам обеспечить положение, при котором все места заключения были бы свободны от приспособлений, которые могут быть использованы для применения пыток и неподобающего обращения[56] .

Ы

3.22. Длительное одиночное заключение

Комитет ООН по правам человека постановил, что длительное одиночное заключение может стать нарушением запрета на применение пыток и неподобающее обращение, содержащегося в статье 7 МПГПП[57] .

Принцип 7 Основных принципов обращения с заключенными предусматривает, что государства должны принять меры для отмены наказания в виде одиночного заключения или для ограничения его применения.

Межамериканская комиссия по правам человека заявила: «Длительное одиночное заключение не является мерой, предусмотренной законом в качестве наказания, и поэтому не существует оправданий для его частого применения»[58] .

3.23. Применение силы

Международные нормы ограничивают применение силы к заключенным сотрудниками правоохранительных органов. Сотрудники правоохранительных органов могут применять силу только в случае крайней необходимости и в самой минимальной степени, исходя из обстоятельств. Во всех случаях они должны действовать сдержанно и в соответствии с серьезностью ситуации и поставленными легитимными задачами.

Сила может применяться к заключенным только когда это является крайне необходимым для обеспечения безопасности и порядка в учреждении, в случаях попыток к бегству, сопротивления законному приказу или когда безопасность персонала находится под угрозой. В любом случае сила может применяться только тогда, когда все ненасильственные меры оказались неэффективными. Огнестрельное оружие может использоваться сотрудниками правоохранительных органов только для защиты при явной угрозе их жизни или серьезного ранения, для предотвращения преступлений, угрожающих жизни людей, для задержания лица, представляющего такую же угрозу, или для предотвращения его побега и только тогда, когда более мягкие меры оказываются недостаточными. Преднамеренное использование огнестрельного оружия с летальным исходом допустимо только в качестве неизбежной меры для защиты жизни людей.

3.24. Физическое воздействие в ходе допроса

Комитет ООН против применения пыток постановил, что применение «незначительного физического давления» в качестве разрешенного способа ведения допроса задержанного «абсолютно недопустимо». Он постановил, что даже если считается, что подозреваемый обладает информацией о готовящемся нападении на государство, которое может повлечь потери гражданского населения, следующие методы ведения допроса не должны использоваться, поскольку нарушают запрет на применение пыток и неподобающее обращение:

- изоляция человека в мучительных условиях;

- содержание в темноте;

- длительное включение громкой музыки;

- длительное лишение сна;

- угрозы, в том числе и угроза смерти;

- грубое сотрясение и использование холода для помещения заключенного в условия переохлаждения.

Комитет ООН против применения пыток рекомендовал сотрудникам израильских спецслужб, применяющим при допросах эти методы, «прекратить их немедленно»[59] .

3.25. Применение способов усмирения

Международные нормы регулируют применение спецсредств (средств усмирения), включая наручники, цепи, кандалы и смирительные рубашки, к арестованным и заключенным. Они предусматривают, что администрация тюрьмы должна определять вид и способ применения спецсредств. Спецсредства не должны применяться в качестве наказания, а цепи и кандалы не должны применяться в качестве спецсредств. Спецсредства не должны применяться дольше, чем необходимо.

Принцип 5 Принципов медицинской этики устанавливает, что «участие медицинского персонала, особенно врачей, в любой процедуре смирительного характера в отношении заключенного или задержанного лица является нарушением медицинской этики, если только оно не продиктовано сугубо медицинскими критериями как необходимое для охраны физического или психического здоровья или безопасности самого заключенного или задержанного лица, других заключенных или задержанных лиц или персонала охраны и не создает угрозы его физическому или психическому здоровью».

Применение спецсредств должно быть отменено, когда арестованный или заключенный предстает перед судебными или другими властями – оно может иметь отношение к презумпции невиновности.

3.26. Дисциплинарные нарушения

Ни один заключенный не может быть подвергнут наказанию в рамках компетенции исправительного заведения, если только это не соответствует существовавшим ранее законам и правилам. Заключенный должен быть поставлен в известность о вмененном ему нарушении, компетентные власти должны провести тщательное расследование дела, и заключенному должна быть предоставлена возможность для защиты, включая помощь переводчика, если это необходимо и практически выполнимо.

Арестованный или заключенный имеет право ходатайствовать о пересмотре дисциплинарных мер вышестоящими властями.

Нормы запрещают применение следующих видов наказания за дисциплинарные нарушения: коллективное наказание, телесные наказания, содержание в темной камере и другие формы жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство наказания.

3.27. Право на компенсацию в связи с применением пыток или неподобающим обращением

Жертвы пыток и неподобающего обращения должны иметь обеспеченное правовой санкцией право на репарацию, включая материальную компенсацию. Формы репарации включают реституцию, компенсацию, реабилитацию, сатисфакцию и гарантии от повторных взысканий[60] .

3.28. Презумпция невиновности

Основополагающим принципом права на справедливый суд является право каждого человека, обвиненного в совершении преступления, считаться невиновным, пока его вина не будет доказана в соответствии с законом в ходе справедливого судебного разбирательства.

Право считаться невиновным приложимо не только к обращению со стороны суда и оценке свидетельских показаний, но и к обращению до суда. Оно распространяется на подозреваемых еще до предъявления обвинения перед судом, и его действие продолжается и после вынесения приговора вплоть до последней апелляции.

Право не быть принуждаемым к даче показаний против себя или признанию вины и связанное с ним право хранить молчание вытекают из презумпции невиновности.

Право на презумпцию невиновности требует, чтобы судьи и присяжные не подходили с предубеждением к любому делу. Оно также распространяется на всех должностных лиц. Это означает, что власти, в особенности прокуроры и полиция, не должны делать заключений о виновности обвиняемого до решения суда[61] . Это также означает, что власти обязаны не допускать оказания СМИ или другими авторитетными общественными группами влияния на исход дела путем высказываний по его существу.

Однако не считается нарушением презумпции невиновности, если власти сообщают общественности об уголовном расследовании и называют имя подозреваемого или заявляют, что подозреваемый арестован или признал вину, поскольку при этом не говорится, что этот человек виновен[62] .

3.29. Бремя доказывания

Требование считать обвиняемого невиновным, пока его вина не будет доказана в суде, соответствующее всем гарантиям справедливости, оказывает огромное влияние на уголовный процесс. Это означает, что обвинение должно доказать вину обвиняемого. Если существуют обоснованные сомнения, обвиняемый должен быть признан невиновным.

Несмотря на то, что нормы доказывания не слишком определенно отражены в международных нормах, Комитет ООН по правам человека заявил, что «в силу презумпции невиновности бремя доказывания вины лежит на обвинении, а все сомнения должны быть истолкованы в пользу обвиняемого. Никто не может быть признан виновным до тех пор, пока обвинение не будет доказано без обоснованных сомнений»[63] .

В соответствии с принципом презумпции невиновности доказательственное право и право, регулирующее судебное разбирательство, должны обеспечить положение, при котором обвинение несет бремя доказывания на протяжении всего разбирательства по делу.

В некоторых странах закон требует, чтобы обвиняемый (а не обвинение) давал объяснения по некоторым аспектам правонарушений. Например, от обвиняемых могут потребовать объяснить свое присутствие в определенном месте (на или около места преступления) или принадлежность им определенных вещей (таких как похищенное имущество или контрабанда). Такие требования, внесенные в закон, известны как установленная законом презумпция.

Они оспариваются на том основании, что недопустимо перекладывают бремя доказывания с обвинения на обвиняемого, что является нарушением презумпции невиновности.

Европейский суд по правам человека установил, что установленные законом презумпции не обязательно нарушают презумпцию невиновности, но они должны быть определены законом и обоснованно ограничены. Они также не должны ущемлять право обвиняемого на защиту – другими словами, обвиняемому должна предоставляться возможность их опровергнуть[64] .

Межамериканская комиссия по правам человека считает, что определение уголовного правонарушения, основанное на одном лишь подозрении или умозаключении, должно быть исключено, поскольку перекладывает бремя доказывания и нарушает презумпцию невиновности[65] .

Межамериканская комиссия по правам человека установила, что Особые суды в Никарагуа нарушали презумпцию невиновности, поскольку они рассматривали сам по себе факт принадлежности обвиняемого к бывшей Национальной гвардии или связанным с ней органам в качестве свидетельства презумпции виновности. В соответствии с данными Комиссии, Особые суды начинали свое расследование исходя из того, что все подобные обвиняемые были виновны, пока не будет доказана их невиновность[66] .

3.30. Процедуры, противоречащие презумпции невиновности

Ведение процесса должно основываться на презумпции невиновности. Судьи должны вести процесс, не создавая у себя предварительного мнения о виновности или невиновности обвиняемого, и должны обеспечить положение, при котором ведение суда удовлетворяет этому требованию. Особое внимание следует уделять тому, чтобы обвиняемый не имел на себе никаких внешних признаков его виновности во время судебного процесса, что могло бы повлиять на презумпцию невиновности. К этим признакам могут относиться: содержание обвиняемого в клетке в зале суда, требование надеть на обвиняемого наручники, кандалы или тюремную форму в зале суда или появление обвиняемого в суде с обритой головой в тех странах, где осужденным бреют голову.

Во избежание подобных признаков предопределенности решения по делу, если у обвиняемого нет собственной подходящей одежды, ему или ей должно быть предоставлено гражданское платье в хорошем состоянии для появления в суде.

Европейская комиссия по правам человека высказала свое мнение по ряду дел о том, что сообщение выносящим решение судьям о предыдущих судимостях человека до вынесения вердикта не нарушает гарантии справедливого суда, в том числе и презумпцию невиновности. В одном случае председательствующий в процессе раскрыл подробности прежних судимостей обвиняемого судебным заседателям до вынесения вердикта по обвинению в грабеже, в другом – прежние судимости обвиняемого за воровство принимались во внимание в ходе процесса. Еще в одном случае общественный обвинитель информировал суд о прежних многочисленных судимостях обвиняемого до вынесения присяжными вердикта по обвинению в изнасиловании[67] .

3.31. Право не быть принуждаемым к даче показаний или признанию вины

Ни один человек, обвиняемый в уголовном преступлении, не должен принуждаться к даче показаний против себя и к признанию вины в соответствии с презумпцией невиновности.

Ни один человек, обвиняемый в уголовном преступлении, не должен принуждаться к даче показаний против себя и к признанию вины. Этот запрет соответствует презумпции невиновности, возлагающей бремя доказывания на обвинение, и запрету на применение пыток и других форм жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения.

Европейский суд постановил, что «несомненно, что право хранить молчание на допросе в полиции и гарантии против самоизобличения являются общепризнанными международными нормами, лежащими в сердцевине справедливого судебного процесса. Предоставляя обвиняемому защиту от неподобающего принуждения со стороны властей, эти гарантии служат для избежания судебных ошибок….»[68] .

Запрет на принуждение обвиняемого к даче показаний или признанию вины весьма широк. Он запрещает властям участвовать в любых видах принуждения, как прямого, так и косвенного, физического или психологического. Он запрещает пытки и другие формы жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения. Он запрещает обращение, нарушающее право задержанных на уважение достоинства, присущего человеческой личности[69] . Он также запрещает применение судебных санкций с целью заставить обвиняемого дать показания[70] .

3.32. Право хранить молчание в судебном процессе

Право обвиняемого хранить молчание во время полицейского допроса и на суде, как считается, подразумевается в двух международно признанных правах: праве считаться невиновным и праве не быть принуждаемым к даче показаний или признанию вины[71] . Право обвиняемого хранить молчание, даже если он подозревается в совершении самых тяжких преступлений, таких как геноцид, другие преступления против человечества и военные преступления, ясно признано в правиле 42(A)(iii) Югославского статута, Руандийского статута 42(А)(iii) и статье 55(2)(b) Статута МУС.

Европейский суд по правам человека постановил, что формирование неблагоприятного мнения в отношении обвиняемого в связи с тем, что он хранит молчание, нарушает презумпцию невиновности и гарантию против самоизобличения, если осуждение основывалось исключительно или в основном на молчании обвиняемого.

Однако Европейский суд по правам человека постановил, что право хранить молчание не является абсолютным. Более того, вопрос, нарушаются ли права на справедливый суд, если суд выносит неблагоприятное суждение из-за молчания обвиняемого, должен решаться в свете всех обстоятельств дела.

Европейский суд по правам человека постановил, что суд может составить неблагоприятное суждение из-за нежелания обвиняемого объяснить свое присутствие на месте преступления во время полицейского допроса и на суде, не нарушая презумпцию невиновности и соответствующее право не быть принуждаемым к даче показаний. Делая такой вывод, Суд решил, что следующие факты должны иметь решающее значение: такое суждение было составлено только после того, как обвинение признало наличие достаточно серьезных доказательств для возбуждения дела; судья имел право решать, составлять ли ему подобное суждение; единственным допустимым суждением было суждение на основе «здравого смысла», и причины его были объяснены в решении суда; данные по делу против обвиняемого были очень «весомыми». Однако Европейский суд по правам человека установил, что непредоставление обвиняемому доступа к защитнику в течение 48 часов после задержания, когда его допрашивали в полиции и он должен был решать, использовать свое право на молчание или нет, было нарушением[72] .

3.33. Заявление о принуждении

Если обвиняемый заявляет в ходе слушаний, что он или она принуждались к даче показаний или признанию вины, судья должен располагать полномочиями, чтобы рассмотреть подобные заявления на любой стадии[73] .

Все заявления о том, что показания были получены в результате пыток или других форм жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения должны быть срочно и беспристрастно рассмотрены компетентными властями, включая судей.

Все арестованные и заключенные или адвокаты и родственники, выступающие от их имени, имеют право жаловаться властям на пытки и неподобающее обращение в условиях неразглашения. Все подобные жалобы должны быть незамедлительно рассмотрены, и на них должен быть дан незамедлительный ответ. Если жалоба отклонена или необоснованно отложена, податель жалобы имеет право направить ее судебным и другим властям. Заявитель не должен преследоваться в связи с подачей своей жалобы.

Более того, если существует обоснованная причина верить тому, что пытки или другие формы жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения имели место, должно быть начато немедленное и беспристрастное расследование.

Показания, полученные в результате пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или других видов принуждения, включая признание вины обвиняемыми, должны быть исключены судом, за исключением процессов, возбужденных против лиц, обвиняемых в применении пыток, недозволенных методов ведения следствия и принуждении к самооговору.

3.34. Исключение показаний, полученных в результате пыток или неподобающего обращения

Показания, включая и признания вины обвиняемыми, полученные в результате пыток или других форм жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, не могут использоваться в разбирательстве, за исключением дел, возбужденных против подозреваемых виновников этих преступлений. Любое заявление, сделанное под пытками, является неприемлемым доказательством, за исключением процессов против подозреваемых в этих преступлениях.

Международные нормы исключают не только заявления, сделанные в результате применения пыток, но и те, которые были получены в результате других видов жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения. Эти нормы применимы не только к заявлениям, сделанным обвиняемыми, но и к заявлениям, сделанным свидетелями.

3.35. Исключение показаний, полученных в результате физического принуждения

Существуют виды физического принуждения, которые не квалифицируются как пытки, но остаются запрещенными методами получения доказательств и лишают силы любые доказательства, полученные таким путем.

Комитет ООН по правам человека распространил запрет и на доказательства, полученные в результате физического принуждения, заявив, что «закон должен запрещать использовать в судебных разбирательствах в качестве допустимых заявления или признания, полученные в результате пыток или других видов запрещенного обращения»[74] .

Комитет постановил, что «закон должен предусматривать, что любые доказательства, полученные принудительным путем, являются полностью неприемлемыми»[75] . Комитет также заявил, что «признания, полученные в результате физического принуждения, должны всегда изыматься из судебных разбирательств...»[76] . Свод принципов запрещает использовать положение задержанных для принуждения их к даче показаний или признанию вины или использовать насилие, угрозы и методы допроса, ослабляющие силу судебных решений или приговоров. Принцип 27 предусматривает, что несоответствие этим принципам получения доказательств должно приниматься во внимание при определении приемлемости таких доказательств.

Международная Амнистия полагает, что если имеется заявление о том, что доказательства были получены в результате пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или физического принуждения, следует проводить отдельное слушание перед принятием судом таких доказательств. На подобном слушании должны быть приведены свидетельства о том, были ли рассматриваемые показания даны добровольно. Если будет признано, что показания не были даны добровольно, они должны быть исключены из всех разбирательств, кроме тех, которые возбуждены против обвиняемых в принуждении к даче показаний.

Если обвинение получило доказательства против подозреваемого, которые, как им известно, или как они обоснованно предполагают, были получены незаконными способами, что является грубым нарушением прав подозреваемого, оно должно предпринять все необходимые меры для того, чтобы виновные в применении подобных способов были отданы в руки правосудия.

Межамериканская комиссия по правам человека выразила свое мнение о том, что использование признаний, полученных в то время, когда обвиняемый содержался в заключении без права общения (без доступа к адвокату), нарушает права обвиняемого в соответствии с Американской конвенцией прав человека[77] .

4. РЯД ОБЩИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И БОРЬБЕ С ПЫТКАМИ

Прежде всего следует усилить и расширить меры гуманизации в процессе деятельности правоохранительных органов в отношении граждан, проходящих через дознание, следствие, а также осужденных. Практически, гуманизация может осуществляться в русле элементарного соблюдения прав людей, так или иначе вовлеченных в поле деятельности правоохранительных органов.

Заметные гуманные действия незамедлительно вызовут обратную реакцию общества, возникнет доверие к правоохранительным органам, к уголовно-исправительным учреждениям, которые действительно должны быть исправительными и символизировать справедливое, хотя и строгое, отношение государства к преступившим закон лицам. Иначе, нынешняя ситуация пока продолжает продуцировать обратную реакцию насилия.

Чрезвычайно важно удовлетворить и потребности людей жить в открытом обществе. Гражданское общество предполагает открытость его в самом широком смысле этого слова.

Деятельность правоохранительных органов, администраций исправительных учреждений должна быть известна общественности. Закрытость этих организаций идеальным образом способствует применению пыток и насилия.

В преодолении закрытости правоохранительных органов большую роль играют СМИ. Неслучайно представители правоохранительных органов активно противостоят предложениям по применению общественного контроля за их деятельностью, пытаясь отгородиться от него положениями инструкций и других подзаконных актов. Мы ничего не добьемся в деле борьбы с пытками и насилием в правоохранительных органах, если не будем настойчиво отстаивать правоту общественного мнения о том, что пределы открытости и допустимости критики в отношении государственных органов и государственных служащих значительно шире, чем в отношении частного лица.

Высока потребность в специализированных правовых изданиях, которые могли бы информировать о неблагополучии в местах лишения свободы или о нарушениях закона и прав человека правоохранительными органами, равно как и о позитивных изменениях в этих организациях. Таковым мог бы стать региональный журнал, издаваемый один раз в три месяца, аналогичный Бюллетеню Международная Амнистия.

В преодолении применения насилия и пыток в правоохранительных органах и уголовно-исправительных учреждениях необходимо постоянно вести поиск «островков» и точек опоры в обществе. Опора на них помогает укреплению и развитию надежных гарантий против нарушений прав людей, подвергаемых дознанию, следствию и заключению под стражу. Речь идет о множестве общественных организаций гуманитарного характера: женских, детских, религиозных, благотворительных, деятельность которых можно было бы отчасти направить на сотрудничество с правоохранительными органами. Все они обладают огромным воздействием на массовое общественное сознание на уровне психологических установок, а также веры, осуждающей и запрещающей любое насилие и пытки.

Недостаточно используется и огромный потенциал международных гуманитарных организаций, с мнением которых не могут не считаться государственные органы.

Из неотложных мер, необходимых для улучшения работы учреждений пенитенциарной системы, предотвращения пыток и насилия в правоохранительных органах, срочно следует заняться актуализацией вопроса о необходимости принятия закона о компенсациях. Такой закон даст право человеку, оказавшемуся жертвой насилия в процессе дознания, следствия или отбывания срока наказания, на адекватное материальное и моральное возмещение нанесенного ему ущерба.

Другой неотложной мерой является создание Центров реабилитации жертв пыток и насилия со стороны правоохранительных органов. Не менее важно и создание Центра по адаптации лиц, отбывших наказание в местах лишения свободы, так как современные условия содержания их в уголовно-исполнительных учреждениях Казахстана наносят определенный урон физическому и психическому здоровью человека, зачастую неспособного длительное время включиться в нормальную жизнь общества.

Назрела необходимость принятия в Министерстве внутренних дел и других органах, ведущих дознание, следствие и заключающих под стражу Кодекса поведения своих сотрудников, который стал бы сводом правил их профессиональной корпоративной этики. В Европе таковым является Кодекс поведения полицейских, принятый в 1976 году.

В связи с тем, что, как показывает практика, недозволенные методы следствия применяются обычно к лицам, содержащимся под стражей, необходимо повысить контроль за обоснованностью избрания следователем в качестве меры пресечения ареста. Наиболее эффективным было бы наделить правом дачи санкции на арест суд.

Требуется предпринять дальнейшие шаги по уравниванию процессуальных прав защиты и обвинения. В условиях состязательности уголовного процесса сохранение прокурорского надзора за судами является рудиментом административно-командной системы. По отношению к суду полномочия прокуратуры могут быть лишь в объеме полномочий стороны по делу. Вместе с тем, отказ от прокурорского надзора за судами должен носить поэтапный характер. На первом этапе следует лишить прокурора, участвовавшего в судебном рассмотрении дела, права опротестовывать судебные постановления. Такой прокурор, как сторона по делу, может обладать лишь правом на обжалование судебного постановления. Право принесения протестов следует сохранить только за вышестоящим, не участвовавшим в судебном рассмотрении дела, прокурором. В последующем, когда судебная система приобретет все присущие независимой, самостоятельной ветви власти свойства, прокуратура должна быть лишена надзорных функций в отношении судов.

Сохраняя тенденцию постепенного сужения сферы публичного и расширяя сферу частного обвинения, необходимо законодательно урегулировать примирительные процедуры между стороной обвинения и защиты.

Следует пересмотреть действующие формы статистической отчетности, а также методы ее оценки с целью исключения мотивации у работников правоохранительных органов к обвинительному уклону в процессе расследования.

Очень важно обеспечить «прозрачность» уголовного процесса. Назрела необходимость пересмотреть законодательные нормы, запрещающие средствам массовой информации предрешать результаты следствия и рассмотрения дел в суде. Деятельность правоохранительных органов и суда должна стать более открытой для прессы.

Обязательной предпосылкой соблюдения прав человека является достаточно высокий уровень правовой информированности населения. В этой связи очевидна острая потребность повышения юридической грамотности граждан, что требует развертывания широкой пропаганды правовых знаний в обществе.

Необходимо создание национальных механизмов по борьбе с пытками (создание независимого комитета из числа судей, адвокатов, врачей, представителей правозащитных организаций; увеличение числа неправительственных организаций (НПО) по борьбе с пытками, их активизация и т. д.).

Крайне важно, чтобы ни один процессуальный документ уголовного дела, особенно содержащий признательные показания, в суде любой инстанции не рассматривался как доказательство, если в нем нет подписи адвоката. Адвокат должен присутствовать с самого начала дознания и следствия и расписываться на всех документах процессуального характера. Целесообразно ввести норму о недопустимости встречи следователя с подследственным наедине; если есть основания полагать, что адвокат ведет дело недобросовестно (уговаривает подопечного отказаться от признательных показаний, подстрекает свидетелей изменить свои показания и т. д.), то необходимо возбуждать уголовные дела против такого адвоката.

Необходимо вменить в обязанность врачей изоляторов временного содержания и тюремных учреждений проводить медицинский осмотр подследственных и осужденных ежедневно, и обязать руководство этих учреждений незамедлительно сообщать обо всех следах совершенных пыток, избиений судебно-медицинским экспертам, прокурору, уполномоченному по правам человека; неинформирование об этом рассматривать как сокрытие преступления о пытках (избиениях) и привлекать к уголовной ответственности всех причастных к этому сокрытию лиц.

Необходимо вывести медицинские службы из ведения МВД и передать в ведение Минздрава.

Все перечисленное, естественно, не является исчерпывающим, однако, позволяет оказать реальное влияние на повышение эффективности защиты прав граждан от пыток.

5. РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ ВКЛЮЧЕНИЯ В ПРОЕКТ НОРМАТИВНОГО ПОСТАНОВЛЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РК

Исходя из понимания юридической природы нормативных постановлений Верховного суда очевидно, что данное постановление впервые должно представить обобщение судебной практики по реализации конституционного положения, закрепленного в п.2 ст.17 Конституции РК «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Причем это будет вообще первый основной нормативный правовой акт (согласно терминологии принятой в Законе Республики Казахстан от 24 марта 1998 года «О нормативных правовых актах»), целиком посвященный проблеме пыток и судебной защите от них.

В связи с этим, с нашей точки зрения, представляется недостаточным принятие Нормативного постановления Верховного суда РК, касающегося только судебной практики проверки жалоб подозреваемых, обвиняемых и иных лиц на применение пыток и других видов жестокого или унижающего достоинство обращения, хотя именно такой предмет нормативного постановления кажется наиболее очевидным.

Существует ряд прав человека, закрепленных в международных договорах, Конституции, уголовно-процессуальном законодательстве Республики Казахстан, которые прямо или косвенно связаны с проблемой предупреждения и борьбы с пытками.

В связи с этим представляется целесообразным отражение в нормативном постановлении Верховного суда необходимости соблюдения этих прав в контексте судебной защиты от пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения.

Кроме того, Нормативное постановление по вопросу предупреждения и борьбы с пытками должно содержать и пункты, связанные с применением норм международных договоров по этому вопросу, ратифицированных Республикой Казахстан и, прежде всего, Конвенции против пыток.

1. Понятие пытки

Прежде всего в нормативное постановление Верховного суда необходимо включить соответствующее принятому в международных договорах определение пытки и дать четкое разъяснение по поду квалификации действий, связанных с пытками и другими видами жестокого обращения.

Конвенция против пыток определяет «пытку» как любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно.

Таким образом пытка характеризуется такими признаками, как :

1) умышленный характер причинения сильной боли либо физических или нравственных страданий;

2) причинение таких боли или страданий с целями получения сведений либо наказания либо запугивания или принуждения либо дискриминации;

3) совершение этого деяния должно иметь место со стороны представителя власти либо по его подстрекательству, либо с его ведома либо с его молчаливого согласия.

При этом следует иметь в виду, что из определения пытки, содержащегося в ст. 1 Конвенции против пыток следует ряд очень важных выводов, имеющих значение при проведении проверки жалоб на применение пыток:

а) пыткой может являться не только целенаправленное действие, но и бездействие, когда должностное лицо обязано было осознавать, что следствием такого бездействия станет причинение сильной боли или страданий;

б) как пытку следует рассматривать действия, которые не только повлекли физическое страдание, но следствием которых явилось страдание нравственное;

в) как пытку следует рассматривать действия, в результате которых сведения или признания дает не только лицо, непосредственно подвергнутое пытке, но и третье лицо; в этом случае в качестве жертвы пыток необходимо рассматривать также и это третье лицо, поскольку оно испытывало нравственные страдания;

г) пытка может быть направлена не только на получение информации (признания , показаний, сведений иного характера) , но и на наказание человека за совершенное им или вмененное ему действие;

д) квалифицировать как пытку следует также и действие, связанное с причинением страданий или боли, направленное на принуждение объекта пыток или третье лицо совершить какое- то действие или отказаться от его совершения;

е) пыткой является также причинение физической боли или страданий в связи с расовой, национальной, религиозной, социальной, языковой, половой, возрастной или иной принадлежностью лица, а также в связи с его деятельностью в определенном направлении или позиции по определенному вопросу;

ж) Для того, чтобы причинение боли или страданий подпадало под действие Конвенции против пыток необязательно, чтобы эти действия причинялись официальным должностным лицом, а достаточно, чтобы такое лицо выступило в качестве подстрекателя, либо знало о применении пытки и не препятствовало этому («с их ведома или молчаливого согласия»).

При этом:

- под «сильной болью» следует понимать такую боль, которая лишает человека возможности поступать по собственной воле в соответствии с собственными желаниями, намерениями, интересами, либо существенно ограничивает его волю;

- под «подстрекательством» понимается только такое воздействие одного лица на другое, в результате которого второй субъект добровольно совершает деяние которые бы он в противном случае совершать не стал;

- под «лицом, выступающем в официальном качестве» понимается любое лицо, которому временно или постоянно поручены функции отдавать обязательные для исполнения распоряжения другим лицам либо контролировать соблюдение этими лицами законов, норм и правил.

Таким образом, пытки можно классифицировать по следующим четырем категориям:

- пытки, совершенные в ходе оперативно-следственных действий, то есть направленные на получение сведений или признаний;

- пытки, применяемые в качестве наказания за деяние;

- превентивные пытки, то есть направленные на принуждение лица к совершению в каких - то действий или, напротив, к отказу от их совершения;

- дискриминационные пытки, применяемые в отношении лиц, принадлежащих к представителям дискриминируемой половозрастной, этноконфессиональной или по иным признакам выделенной группы, а также в связи с его деятельностью или позицией;

Следовательно международно-правовое содержание понятия пытки значительно шире того представления о пытках, которое существует в обыденном сознании. Этот момент должен быть отражен в нормативном постановлении Верховного суда .

2. Понятие жестокого и унижающего достоинство обращения наказания.

От пыток в собственном смысле этого слова необходимо отличать понятие жестокого или унижающего достоинство обращения и наказания.

Под жестоким обращением следует понимать такое обращение, которое было связано с неоправданным применением физической боли, существенного физического неудобства, помещения в условия, неблагоприятные для осуществления функций человеческого организма, при задержании, доставлении, содержании в органах внутренних дел лица, проведении в отношении него оперативно - следственных мероприятий, в случае, если такая боль не причинила ему страданий и не была сильной.

Под жестоким наказанием следует понимать наказание, которое также оказалось связано с неоправданным причинением физической боли, если такая боль не была сильной и не повлекла страданий.

Под унижающим достоинство обращением следует понимать такое обращение в процессе задержания, доставления, содержания в органах внутренних дел, местах содержания под стражей лица, проведении в отношении него оперативно-следственных мероприятий, которое не было связано с причинением ему физической боли, однако повлекло его неоправданное унижение перед другими лицами, либо в собственных глазах, либо, хотя в момент применения и не рассматривалось им или иными лицами, как унизительное, поставило его в условия, не соответствующие принятым в нашем обществе условия человеческого существования.

Под унижающим достоинство наказанием следует понимать такое наказание, которое связано с помещением наказуемого в условия, затрудняющие нормальную жизнедеятельность человеческого организма, либо направленное на неоправданное и существенное понижение социального статуса наказуемого.

Следует также иметь в виду, что жестокое обращение и наказание могут носить только умышленный характер, то есть причинитель вреда должен осознавать причинение им боли или страданий.

В то же время унижающее достоинство обращение и наказание могут носить, как умышленный, так и неумышленный, то есть причинитель вреда может и не осознавать общественно опасный характер своего действия или бездействия.

Несмотря на то, что Уголовный кодекс Республики Казахстан не содержит такого понятия как жестокое или унижающее достоинство обращение в нормативном постановлении Верховного суда его необходимо пояснить с целью выполнения положений международного договора.

3. Международно-правовые обязательства Республики Казахстан по предупреждению пыток, жестокого и унижающего достоинство обращения и наказания.

В соответствии с п.3 ст.4 Конституции РК международные договоры, ратифицированные РК частью ее права и имеют приоритетный характер над иными правовыми актами.

Как государство, ратифицировавшее Конвенцию против пыток Республика Казахстан в полной мере несет обязательства, предусмотренные этим международным договором. Таким образом , в соответствие с ч. 1 ст. 2 указанной Конвенции Республика Казахстан должна предпринимать эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения актов пыток на любой территории под его юрисдикцией.

Необходимо также иметь в виду, что в соответствии с Конвенцией против пыток:

- никакое исключительное обстоятельство (война, внутренняя политическая нестабильность, чрезвычайное положение) не могут служить оправданием пыток (ч. 2 ст. 2 Конвенции);

- приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить оправданием пыток (ч. 3 ст. 3 Конвенции);

- государство не вправе высылать или возвращать в другую страну человека, если есть основания полагать, что ему грозит применение пыток. Решая вопрос о том, достаточны ли основания полагать, что будут применяться пытки, принимаются во внимание существование в данном государстве постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека (ст. 3 Конвенции );

- государство принимает меры против пыток не только тогда , когда преступление совершено на его территории, но и когда предполагаемый преступник является гражданином Государства, либо когда жертва является гражданином данного Государства и если данное Государство считает это целесообразным (ст. 5 Конвенции);

- государство обязано обеспечить включение в учебные программы подготовки сотрудников правоприменительных органов, гражданского, военного, медицинского персонала, государственных должностных и других лиц, которые могут иметь отношение к содержанию под стражей и допросам лиц, подвергнутых любой форме ареста, задержания или тюремного заключения, или обращению с ними персонала учебных материалов и информации относительно запрещения пыток;

- такой запрет должен быть включен и в Инструкции, касающиеся обязанностей и функций любых должностных лиц (ст. 10 Конвенции);

- государство обязано систематически рассматривать правила, инструкции, методы и практику, касающиеся допроса, а также условия содержания под стражей и обращения с лицами, подвергнутыми любой форме ареста, задержания или тюремного заключения на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, с тем чтобы не допускать каких-либо случаев пыток (ст. 11 Конвенции);

- государство обязано обеспечивать проведение его компетентными органами быстрого и беспристрастного расследования, если имеются достаточные основания полагать, что пытка была применена на территории страны (ст. 12 Конвенции);

- государство обеспечивает любому лицу, утверждающему, что оно было подвергнуто пыткам на территории страны, право на предъявление жалобы компетентным властям этого Государства и на быстрое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы. Предпринимаются меры для обеспечения защиты истца и свидетелей от любых форм плохого обращения или запугивания в связи с его жалобой или любыми свидетельскими показаниями (ст.13 Конвенции);

- государство обязано обеспечить в своей правовой системе, чтобы жертва пыток получала возмещение и имела подкрепляемое законом право на справедливую и адекватную компенсацию, включая средства для возможно более полной реабилитации. В случае смерти жертвы в результате пытки право на компенсацию предоставляется его иждивенцам;

- государство обеспечивает, чтобы любое заявление, которое, как установлено, было сделано под пыткой, не использовалось в качестве доказательства в ходе любого судебного разбирательства, за исключением случаев, когда оно используется против лица, обвиняемого в совершении пыток, как доказательство того, что это заявление было сделано;

- государство обязуется предотвращать на своей территории, другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки, содержащейся в статье 1 Конвенции, но когда такие акты совершаются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия (ст. 16 Конвенции).

Представляется необходимым в нормативном постановлении Верховного суда сделать ссылки на Конвенцию против пыток и привести ряд положений этого международного договора, являющегося частью национального права.

4. Рекомендации по комплексной судебной проверке заявления о применении пыток и других видов жестокого обращения и наказания.

Для эффективного предупреждения и пресечения пыток, жестокого и унижающего достоинства обращения и наказания важную роль играет судебная проверка фактических обстоятельств и оценка доказательств в случае наличия заявления о применении пыток

Нормативное постановление Верховного суда должно содержать, по нашему мнению, разъяснение порядка и характера проверки такого заявления с оценкой соблюдения органами дознания и следствия всего комплекса перечисленных в разделе 3 настоящего документа прав человека, несоблюдение которых является факторами, способствующими.

То есть, при наличии такого заявления суд должен руководствоваться не традиционным представлением о том, что такое заявление является способом реализации желания подсудимого уйти от ответственности, а тщательно проверить все указанные подсудимым и стороной защиты фактические обстоятельства, включая косвенно указывающие на возможность применения пыток.

1. Необходимо проверить, соответствовал ли выбор меры пресечения (ареста) международным стандартам оснований, а именно требованиям уместности, справедливости и предсказуемости, поскольку задержание и последующий арест зачастую как раз и используются как способ принуждения к даче признательных показаний, даже если и не применяются непосредственно меры физического и психического воздействия.

2. Необходимо проверить, был ли задержанный, арестованный извещен простым и понятным для него языком об основных правовых и фактических причинах его задержания, ареста. Отсутствие доказательств такого извещения может являться косвенным свидетельством возможности применения незаконных методов дознания и следствия.

3. Необходимо проверить, был ли задержанный, арестованный ознакомлен со всеми своими правами, особенно с правом на молчание и на адвоката. Сам факт отсутствия сведений о таком ознакомлении непосредственно после задержания может являться серьезным косвенным свидетельством обоснованности заявления о пытках ил и других видах принуждения.

4. Необходимо проверить было ли обеспечено право задержанного, арестованного на конфиденциальную встречу с адвокатом до первого допроса или каких-либо иных следственных действий.

5. Необходимо проверить, обеспечивалось ли право задержанного, арестованного на общение, в том числе на встречи с семьей и близкими в течение пери ода нахождения в предварительном заключении.

6. Необходимо проверить, был ли задержанный, арестованный о своем праве не быть принужденным к признанию вины и даче показаний против себя.

7. Необходимо проверить фактические обстоятельства задержания (ареста), в том числе вопросы, связанные с фактическим задержанием и документальной регистрацией этого факта.

8. Необходимо проверить было ли соблюдено «право на звонок» и фактическое извещение семьи о задержании (аресте) лица.

9. Необходимо проверить, пользовался ли задержанный (арестованный) своим правом обжалования меры пресечения или обращался ли с просьбой об изменении меры пресечения и каковы были основания для отказа в такой жалобе.

10. Необходимо проверить, как осуществлялся контроль за ходом ведения дознания и следствия, подавались ли жалобы на действия сотрудников правоохранительных органов или условия содержания, как рассматривались такие жалобы этих рассмотрений.

11. Необходимо проверить, как соблюдались конституционные гарантии принципа презумпции невиновности в отношении обвиняемого.

12. Необходимо проверить условия содержания задержанного (арестованного), сделавшего заявление о применении пыток, в частности, менялись ли эти условия в ходе процесса предварительного расследования, поскольку это может являться косвенным свидетельством обоснованности его заявления.

13. Нужно проверить, обращался ли задержанный (арестованный) за медицинской помощью, была ли такая помощь оказана, если – нет, то почему.

14. Необходимо проверить, обращались ли родственники или адвокаты задержанного (арестованного) с жалобами на условия содержания, применение незаконных методов ведения дознания и следствия и т.д.

Таким образом, если подсудимый заявляет в ходе судебного процесса, что он или она принуждались к даче показаний или признанию вины, суд должен использовать все полномочия, чтобы срочно и беспристрастно рассмотреть подобные заявления на любой стадии.

При наличии заявления о применении пыток, жестокого или унижающего обращения необходимо:

1. Допросить подсудимого, указывающего на то, что он пострадал от применения к нему пыток, на предмет того:

а) кто, при каких обстоятельствах, когда, каким образом и где применял к нему такое воздействие;

б) какие последствия для его здоровья, психологического и морального состояния такое воздействие повлекло;

в) какие требования при применении такого воздействия выдвигались;

г) имелось ли у него расстройство здоровья до применения к нему противоправного воздействия, кто может подтвердить наличие у него вреда здоровью после предполагаемого противоправного воздействия;

д) кому он рассказывал об указанных событиях и при каких обстоятельствах;

е) знал ли он ранее лиц, применивших к нему неправомерное воздействие;

ж) направлял ли он жалобы на указанные действия и, если не направлял, то почему.

2. Допросить лицо или лиц , на которое ( которых ) подсудимый указывает, как на тех, кто применял к нему противоправное воздействие на предмет того:

а) знали ли они его ранее;

б) где они находились и что делали в тот период времени, когда к нему применялось противоправное воздействие;

в) если они не были на месте, где к нему применялось противоправное воздействие, то, кто может подтвердить их алиби;

г) применяли ли они к нему неправомерное воздействие, высказывали ли к тому какие-то требования;

д) если они утверждают, что не применяли к нему такого воздействия, однако у него установлен вред здоровью, то как наличие такого вреда они могут объяснить;

е) имеются ли, на их взгляд, у подсудимого основания для оговора указанных лиц;

ж) имели ли место ранее жалобы на применение ими противоправного воздействия к задержанным, допрашиваемым, арестованным и иным лицам;

з) кто может подтвердить, что они не применяли к подсудимому неправомерного воздействия, в каких личных, служебных и иных отношениях они находятся с этими лицами;

д) если эти лица проводили с задержанным после его доставления, выяснить, имелись ли правовые основания для работы этих лиц с задержанным, в том числе имелось ли у них поручение следователя или иного лица, в производстве которого находилось дело.

3. Допросить лиц, с которыми подсудимый находился на момент задержания или непосредственно до задержания, которые могли бы показать:

а) имелись ли у него телесные повреждения или иные признаки вреда здоровью;

б) если такие признаки имелись, то соответствуют ли они признакам вреда здоровью, обнаруженных у него после предполагаемого применения к нему противоправного воздействия;

в) применялось ли к нему насилие или спецсредства при задержании и доставлении;

г) имело ли место со стороны задерживающих сотрудников жестокое или унижающее достоинство обращение;

д) если в их присутствии имело место неправомерное воздействие на задержанное лицо, то кому они об этом говорили или заявляли.

4. Допросить лиц, которые от подсудимого или иных лиц знают о применении к нему неправомерного воздействия на предмет:

а) от кого и при каких обстоятельствах они узнали об оказании неправомерного воздействия на подсудимого;

б) видели ли они на нем телесные повреждения или приходилось ли им иным образом убедиться в наличии у него вреда здоровью;

в) что рассказывал им об этом он сам;

г) не находятся ли эти лица в должностной, личной или иной зависимости от подсудимого или сотрудников правоохранительных органов. В число таких лиц входят в том числе сокамерники подсудимого, лица, которые вместе с ним перевозились в машине для задержанных, его родные и близкие, родные и близкие свидетелей задержания и доставления.

5. Допросить медицинских работников, которые проводили освидетельствование подсудимого, оказание ему медицинской помощи, его осмотр при помещении в следственный изолятор или изолятор временного содержания на предмет того:

а) какие телесные повреждения или иные признаки вреда здоровью они видели у него;

б) как он сам объяснил наличие таких повреждений и признаков;

в) если он не говорил о том , что такие повреждения и признаки возникли в связи с применением к нему противоправного воздействия, находились ли при этом рядом сотрудники правоохранительных органов;

г) каковы возможные причины образования обнаруженных повреждений и признаков, могут ли они произойти при обстоятельствах, изложенных им.

6. Допросить сотрудников дежурной части и изолятора на предмет того:

а) имелись ли у подсудимого повреждения или иные признаки вреда здоровью на момент доставления;

б) когда, где, при каких обстоятельствах было установлено наличие таких признаков;

в) что он сам или иные лица говорили о применении к нему противоправного воздействия.

В случае, если лица, на которых указывает подсудимый, отрицают применение к нему противоправного воздействия, суд может удовлетворить ходатайство провести в отношении него судебно - психологическую экспертизу, поставив перед экспертами вопросы: а) насколько правильно испытуемый способен осознавать и воспроизводить происходившие с ним события, б) обнаруживает ли испытуемый признаки склонности ко лжи, вымыслу, передачи ложных воспоминаний, в) какие индивидуальные особенности восприятия и оценки исследуемых событий обнаруживает испытуемый.

Для определения степени нравственных страданий, причиненных подсудимому, может быть удовлетворено ходатайство о производстве судебно–психологической экспертизы в отношении него, поставив перед экспертом вопросы: а) повлекли ли изложенные подсудимым действия причинение ему страданий, б) на какие личностные особенности подсудимого наложились такие страдания, в) какова была степень этих страданий - незначительной, существенной, сильной, особой ( исключительно сильной).

7. Необходимо в судебном заседании исследовать медицинские документы, подтверждающие применение к подсудимому физического воздействия либо воздействия, повлекшего вред здоровью.

8. При оценке представленных суду доказательств и фактических обстоятельств, связанных с заявлением о применении пыток, следует иметь в виду следующее:

а) при оценке показаний лиц, которые задержаны или находятся под стражей и не защищены от возможного давления со стороны лиц, на которых они указывают как на совершивших неправомерное воздействие, следует учитывать те условия, в которых они дают свои показания, в том числе опасения указанных лиц за свои жизнь, здоровье, благополучие;

б) отсутствие у лица телесных повреждений на момент его медицинского освидетельствования или экспертного исследования не означает, что к нему не применялось противоправное воздействие, так как воздействие могло не повлечь видимых изменений в его тканях или психике, либо такие изменения на момент исследования могли пройти. В связи с этим важное значение будет иметь насколько достоверно он описывает свои ощущения при подобных воздействиях, рассказывал ли он о воздействиях другим лицам, свидетельствовало ли его поведение о возможном оказании на него описываемого им воздействия. В случае, если он показывает о воздействии на него током, высокой температурой и т.д., возможно привлечение к оценке показаний специалиста, который может сделать вывод о достоверности исследуемых показаний;

в) отсутствие на месте происшествия признаков противоправного воздействия (орудий пыток, жестокого обращения и наказания, жалюзей на окнах, препятствующих доступу солнца и свежего воздуха, исправное функционирование вентиляции, канализации, освещения и т.д. ) на момент его осмотра не может свидетельствовать о недостоверности показаний лица. В этом случае необходимо расширить круг свидетелей, проверить, не имеются ли на месте происшествия следы переоборудования и ремонта помещения, удаления предметов и вещей, привлечь к осмотру места происшествия пострадавшего и свидетелей;

г) при допросе подсудимого следует проверять, не было ли оказано на него давление с целью пробудить его отказаться от поданного им заявления о применении противоправного воздействия, не имело ли место обещание изменить ему меру пресечения в случае отказа от заявления, не угрожали ли ему переводом в более тесную камеру, прекращением оказания медицинской помощи, задержанием родственников и иными неблагоприятными для него действиями;

д) о прямом умысле виновного на причинение боли или страданий свидетельствует осознание виновным того, что в результате такого воздействия пострадавший или третье лицо выполнит его требования или желания, либо такое воздействие приведет к дискриминации пострадавшего или третьего лица. О косвенном умысле виновного свидетельствует допущение виновным наступления указанных выше последствий;

е) под пыткой по причине, основанной на дискриминации любого характера, следует понимать не только дискриминацию по признакам расы, языка, пола, местной, религиозной, социальной принадлежности, но и в связи с жалобами лица на условия содержания или обращения, оказания медицинской помощи, нарушения его процессуальных прав, его принадлежности к общественной организации и т.д. Таким образом лицо, применяющее пытку заставляет данное лицо либо иных лиц, которым становится известно о пытке, отказаться от требования реализации своих прав либо наказать его за его деятельность или позицию;

ж) важную роль при оценке показаний о применении противоправного воздействия может играть наличие сведений о поступлении ранее аналогичных жалоб на применение такого воздействия в данном органе или учреждении либо подозреваемым лицом. Для этого суд может оценить постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, заслушать адвокатов и представителей правозащитных организаций, а также заключенных и осужденных, ранее имевшими дело с лицом, на которое указано как на применявшее пытки. Например, если подсудимый показал о применении к нему пытки со стороны определенного сотрудника органа дознания, сам сотрудник это категорически отрицает, однако адвокаты и обвиняемые, дела в отношении которых ранее находились в производстве этого сотрудника, выступая в качестве свидетелей показывают о применении тем пыток, похожих на те, о которых показывает подсудимый, показания последнего следует оценивать, как достоверные;

з). При оценке показаний сокамерников подсудимого следует устанавливать, действительно ли эти лица находились в одно и то же время в одной камере, позволяла ли численность осужденных в камере свидетелю и данному лицу общаться друг с другом, не являются ли допрашиваемые лицами, сотрудничающими с администрацией;

и) при ограничении доступа задержанного, арестованного или осужденного к еде, питью, одежде, теплу, свежему воздуху, санитарно- гигиеническим объектам, медицинской помощи следует установить, имели ли эти действия целью наступление неких последствий или дискриминацию лица, что позволяет квалифицировать их, как пытку, или же эти действия были совершены без указанных целей, что влечет квалификацию, как жестокое или унижающее достоинство обращение и наказание;

к) при лишении задержанного, арестованного, осужденного возможности встретиться со своими родными и близкими, получить информацию об их состоянии здоровья, в случае, если у задержанного имелись реальные основания опасаться за их здоровье, психологическое состояние, такие опасения были сопряжены со страданиями, а целью ограничения явилось достижение результатов, указанных в ст. 1 Конвенции против пыток, такие действия следует рассматривать, как пытку. В случае, если должностное лицо не ставило перед собою задачу достигнуть указанных целей, то указанное ограничение будет рассматриваться, как жестокое обращение или наказание. В случае, если это ограничение не повлекло страданий, однако толкнуло лицо на попытку незаконным способом получить информацию о своих родных, такое ограничение следует признать унижающим достоинство обращением и наказанием.

л) при получении жалобы на применение противоправного воздействия, если будет установлено отсутствие у заявителя основания или иных причин для оговора должностного лица, показания пострадавшего рассматриваются, как достоверные.

Если в результате тщательной проверки появятся основания верить тому, что пытки или другие формы жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения имели место, должно быть начато немедленное и беспристрастное полномасштабное расследование, а все полученные с применением пыток доказательства вины подсудимого признаны недопустимыми.

Таким образом, представляется целесообразным отразить в нормативном постановлении Верховного суда как можно более полно все вышеприведенные аспекты предупреждения и борьбы с пытками и другими жестокими, бесчеловечными или унижающими достоинство видами обращения.

Подготовлено Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности

г.Алматы, 2005 г.


[1] Для составления настоящего материала использовано Руководство по справедливому судопроизводству, подготовленное правозащитной организацией «Международная Амнистия (Москва, издательство «Права человека», 2003); Обзор международных правовых механизмов предотвращения пыток, подготовленный Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности (Алматы, 2004); Сборник докладов «Пенитенциарная реформа и проблемы борьбы с незаконными методами ведения дознания и следствия в Казахстане». (Алматы, Казахстанское Международное Бюро по правам человека и соблюдению законности, 1999), Методические рекомендации Генеральной Прокуратуры Российской Федерации по проверке заявлений граждан о применении пыток, жестоких и унижающих достоинство видов обращения и наказания.

[2] См. материал А.Бабушкина «Обеспечение прав человека в уголовном судопроизводстве и соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых в ходе дознания и предварительного следствия» (Москва, 2000)

[3] Алберт Вома Муконг противКамеруна , (458/1991), 21 июля 1994 года, UN Doc.

[4] Межамериканская комиссия по правам человека, Доклад о ситуации с правами человека в Аргентине, 1980, OEA/Ser.L/V/II.49, док. 19, стр.140: неопределенное задержание по приказу представителя исполнительной власти; Ежегодный доклад Межамериканской комиссии, 1980–1981, OEA/Ser.L/V/II.49, док. 9, rev. 1, 1981, стр. 117 и Ежегодный доклад Межамериканской комиссии, 1981–1982, OEA/Ser.L/V/II.57, 1982, Боливия: задержание вооруженными формированиями, связанными с силами безопасности.

[5] Межамериканская комиссия по правам человека, Доклад № 13/96, дело 11.430, Мехико, 15 октября 1996 года: против армейского генерала на протяжении семи лет 16 раз проводилось предварительное следствие и было возбуждено 8 исков. Все они были закрыты или отозваны, что Комиссия охарактеризовала как «необоснованную преемственность дел, которые вместе взятые представляют собой «злоупотребление властью».

[6] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 8, пар. 3.

[7] См.: Ван Альпен против Нидерландов , (305/1988), 23 июля 1990, Доклад КПЧ, том 2, (А/45/40), 1990, стр. 115.

[8] Ван дер Танг против Испании , (26/1994/473/554), 13 июля 1993 года, пар. 55.

[9] Дрешер Калдас против Уругвая (43/1979), 21 июля 1983 года, 2 Избр. реш. 80.

[10] Келли против Ямайки , (253/1087), 8 апреля 1991, Доклад КПЧ, (А/46/40), 1991, пар. 5.

[11] Фокс, Кэмпбелл и Хартли , (18/1989/178/234–236), 30 августа 1990, пар. 42.

[12] См. Правила свидетельствования и судопроизводства, Международный трибунал для Руанды (Руандийские правила) и Правила свидетельствования и судопроизводства Международного трибунала для судебного преследования лиц, виновных в серьезных нарушениях международных гуманитарных законов, совершенных на территории бывшей Югославии (Югославские правила).

[13] См. Основные принципы участия адвокатов

[14] Х против ФРГ , (8098/77), 13 декабря 1978 года, 16 РД, стр. 11 и 114.

[15] Мюррей против СоединенногоКоролевства , (41/1994/488/570), 8 февраля 1996 года.

[16] Общие комментарии Комитета по правам человека 20, пар. 11; Доклад Специального докладчика

ООН по вопросам применения пыток, (E/CN.4/1992/17), 17 декабря 1991 года, пар. 284.

[17] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 13, пар. 9.

[18] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 13, пар. 9.

[19] Крюкер и Мюллер против Швейцарии , (8463/78), 9 июля 1981 года, 26 РД 52.

[20] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 13, пар. 9.

[21] См.: Общие комментарии Комитета по правам человека 21, пар. 3.

[22] Заключение без права общения, как это понимается в данном случае, относится к лицам, содержащимся под стражей, независимо от предъявления им обвинения, и лишенным общения с членами семьи и друзьями, адвокатами и врачами. Заключение этого рода может иметь место до или после того, как заключенный предстал перед судебными властями. Заключение без права общения не равнозначно одиночному заключению, когда задержанный или заключенный лишен общения с себе подобными.

[23] Резолюция 1997/38, пар. 20.

[24] Доклад Специального докладчика ООН по вопросам применения пыток, UN Doc. E/CN.4/1995/434, пар. 926(d).

[25] Алберт Вома Муконг против Камеруна , (458/1991), 21 июля 1994 года, UN Doc. CCPR/C/51/D/458/1991; Эль_Мегрейси против Ливийской Арабской Джамахирии , (440/1990), 23 марта 1994 года, UN Doc. CCPR/C/50/D/440/1990.

[26] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 20, пар. 11.

[27] Предварительные выводы КПЧ: Перу, UN Doc.CCPR/C/79/Add.67, пар. 18 и 24, 25 июля 1996 года.

[28] Межамериканская комиссия по правам человека, Десять лет деятельности 1971–1981, стр. 318; см.: Доклад о ситуации с правами человека в Боливии, OEA/Ser.L/V/II.53, док. 6, rev. 2, 1 июля 1981 года, стр. 41–42.

[29] Ежегодный доклад Межамериканской комиссии по правам человека, 1982–1983, OEA/Ser.L/V/II/61, док. 22, rev. 1; Ежегодный доклад Межамериканской комиссии по правам человека, 1983–1984, OEA/Ser.L/V/II/63, док. 22.

[30] Дело Суареса Розеро , Эквадор, 12 ноября 1997 года.

[31] Доклад № 38/96, дело 10.506 (Аргентина), 15 октября 1996 года.

[32] Дело 1992, 27 мая 1977 года.

[33] Ежегодный доклад Межамериканской комиссии по правам человека, 1983–1984, OEA/Ser.L/V/II/63, док. 10, Уругвай; Седьмой доклад о ситуации с правами человека на Кубе, 1983, OEA/Ser.L/V/II.61, док. 29, rev. 1.

[34] Межамериканская комиссия по правам человека, Второй доклад о ситуации с правами человека в Суринаме, OEA/Ser.L/V/II.66, док. 21, rev. 1, 1985 год, стр.23.

[35] Бринкат против Италии , (73/1991/325/397), 26 ноября 1992 года; де Джонг, Белджет и ван дерБринк , 22 мая 1984 года, 77 Ser. A 23.

[36] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 8, пар. 2.

[37] Доклад КПЧ, том 1. (А/45/40), 1990, пар. 333, ФРГ.

[38] Мак_Лоренс против Ямайки , UN Doc. CCPR/C/60/D/702/1996, 20 сентября 1997 года, пар. 5.6.

[39] Броган и др. против Соединенного Королевства , 29 ноября 1988 года, 145b Ser. A 33, стр. 62.

[40] Доклад о ситуации с правами человека в Эквадоре, OEA/Ser.L/V/II.96, док. 10, rev. 1, стр.73, 24 апреля 1997 года.

[41] Межамериканская комиссия по правам человека , Седьмой доклад о ситуации с правами человека на Кубе, 1983 год, OEA/Ser.L/V/II.61, док. 29, rev. 1, стр. 41.

[42] Доклад о миссии Специального докладчика в Соединенном Королевстве, UN Doc. E/CN.4/1998/39/add.4, пар. 47, 5 марта 1998 года.

[43] Доклад о ситуации с правами человека группы никарагуанского населения племени Мискито, OEA Ser.L/V/II.62, док. 10, rev. 3, 1983 год, стр.100.

[44] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 20, пар. 11.

[45] Келли против Ямайки , (252/1987), 8 апреля 1991 года, Доклад КПЧ, (А/46/40), 1991; Контерис против Уругвая , (139/1983), 17 июля 1985 года, 2 Избр. реш. 168; Эстрелла против Уругвая, (74/1980), 29 марта 1983 года, 2 Избр. реш. 93.

[46] Сондерс против Соединенного Королевства , (943/1994/490/572), Европейский суд, 17 декабря 1996 года.

[47] Мюррей против Соединенного Королевства , (41/1994/488/570),

8 февраля 1996 года, стр. 20.

[48] Сондерс против Соединенного Королевства , (943/1994/490/572), Европейский суд, 17 декабря 1996 года.

[49] Функе против Франции , (82/1992/334/407), 25 февраля 1993 года, стр. 18.

[50] 1. Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 21, пар. 3.

[51] 2. Келли против Ямайки , (253/1987), 8 апреля 1991, Доклад КПЧ, (А/46/40), 1991; Паркани против Венгрии , (410/1990), 27 июля 1992 года, Доклад КПЧ, (А/47/40), 1992.

[52] Манфред Новак, Пакт ООН о гражданских и политических правах: Комментарий к МПГПП,NP Engel, 1993 г., стр. 186.

[53] Келли против Ямайки , (253/1987), 8 апреля 1991 года, Доклад КПЧ, (А/46/40), 1991 г., пар. 5.

[54] Заключительные выводы КПЧ: Франция, UN Doc. CCPR/C/79/Add.80, 4 августа 1997 года, пар. 16.

[55] См.: Общие комментарии Комитета по правам человека 20, пар. 3.

[56] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 20, пар. 11.

[57] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 20, пар. 6.

[58] Ежегодный доклад Межамериканской комиссии по правам человека, 1981–1982, OEA/Ser.L/V/II.57, док. 6, rev. 1, 1982 г., стр. 124, Уругвай.

[59] UN Doc.CAT/C/SR.297/Add.1, стр. 3, пар. 8.

[60] Проект «Основных принципов и Инструкции по осуществлению права на репарацию для жертв (грубых) нарушений прав человека и международных гуманитарных законов», док. ООН: E/CN.4/1997/104, находящийся на рассмотрении Комиссии ООН по правам человека для представления на утверждение Генеральной Ассамблеей ООН, основанный на исследовании Тео Ван Бовена, бывшего специального докладчика подкомиссии по предотвращению дискриминации и защите меньшинств, док. ООН: E/CN.4/Sub.2/1993/8.

[61] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 13, пар. 7.

[62] Краузе против Швейцарии , 13 РД 73, 3 октября 1978 года; см. также: Ворм против Австрии , (83/1996/702/894,. Европейский суд по правам человека, 29 августа 1997 года.

[63] Общие комментарии Комитета по правам человека 13, пар. 7.

[64] См.: Фам Хоанг против Франции , (66/1991/318/390), 25 сентября 1992 года. Установлено, что французское обычное право, предполагающее возможность опровержения, не нарушало презумпции невиновности.

[65] Ежегодный доклад Межамериканской комиссии по правам человека , 1996 г., OEA/Ser.L/V/II.95, док. 7, пар. 4, стр. 745, Перу.

[66] Доклад о ситуации с правами человека в Никарагуа, OEA/Ser.L/V/II.53, док. 25, 1981 г., стр. 91.

[67] Х против Австрии , 3 апреля 1967 года, 23 Кол. реш. 31; Х против Австрии , 1 апреля 1966 года, 19 Кол. реш. 95 ; Х против Дании , 14 декабря 1965 года, 18 Кол. реш. 44.

[68] Мюррей против Соединенного Королевства , (41/1994/488/570), 8 февраля 1996 года, пар. 45.

[69] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 13, пар. 14; Келли против Ямайки , (253/1987),

8 апреля 1991 года, Доклад КПЧ, (А/46/40), 1991 г., стр. 246.

[70] Манфред Новак, Пакт ООН о гражданских и политических правах: Комментарий к МПГПП , NP Engel, 1993, стр.264.

[71] Мюррей против Соединенного Королевства , (41/1994/488/570), 8 февраля 1996 года, пар. 45.

[72] Мюррей против Соединенного Королевства , (41/1994/488/570), 8 февраля 1996 года.

[73] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 13, пар. 15.

[74] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 20, пар. 12.

[75] Общие комментарии Комитета ООН по правам человека 13, пар. 14.

[76] Заключительные выводы КПЧ: Грузия, UN Doc: CCPR/C/79/Add. 75, пар. 26 (5 мая 1997 года).

[77] Резолюция № 29/89 от 29 сентября 1989 года (Никарагуа), Ежегодный доклад Межамериканской комиссии по правам человека , 1989–1990, OEA/Ser.L/V/II.77 док. 7, rev. 1, 1990, стр.73–96.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:30:35 01 сентября 2019
.
.17:30:35 01 сентября 2019
.
.17:30:34 01 сентября 2019
.
.17:30:33 01 сентября 2019
.
.17:30:32 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Рекомендации для возможного включения в проект Нормативного постановления Верховного суда содержание

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258731)
Комментарии (3484)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru