Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Проекта (гранта)

Название: Проекта (гранта)
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 09:17:51 08 января 2012 Похожие работы
Просмотров: 212 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам III Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 16 марта 2009 года №160–рп

Проект (грант) № 011

ОРГАНИЗАЦИЯ-ГРАНТОПОЛУЧАТЕЛЬ:

Некоммерческое партнерство «Клуб Общественной Палаты»

ТЕМА ПРОЕКТА (ГРАНТА):

«Исследование вызовов и угроз российскому обществу, формирование возможных сценариев социально-экономического развития России в среднесрочной перспективе»

г.Москва

Ноябрь 20 10 г.

Содержание

Введение 3

Раздел 1

Аналитический материал

по зарубежным источникам

Первый блок «О России» 25

Второй блок «О государствах,

входивших ранее в состав СССР» 37

Третий блок «О государствах Евразии, с которыми ранее СССР

поддерживал отношения как с социалистическими» 40

Четвертый блок «Об остальных

государствах Евразии» 48

Пятый блок «О государствах Америки,

Африки, Океании» 62

Шестой блок «О проблемах, не имеющих

границ (глобализация и международный терроризм.)» 71

Седьмой блок «Обзор методологий

подготовки сценариев» Комментарий автора 81

Заключение 92

Раздел 2

Аналитические материалы из отечественных источников

Раздел 3.

Аналитическая презентация проекта Всемирного Совета

Предпринимателей по устойчивому развитию Видение-2050

(«Vision 2050»)

Послесловие

173

Приложение 1. Полный перевод презентации проекта

Всемирного Совета предпринимателей по устойчивому

развитию «Видение 2050» 175

Приложение 2 «Цели человечества» Пятый доклад

Римскому Клубу под редакцией Э.Ласло, 1977г. 214

Приложение 3 Методология глобального моделирования 215

П риложение 4 Ядро системы угроз для России (карта угроз) 220

Приложение 5 Реплики экспертов 230

Введение

В настоящее время огромное количество работ, как научных, так и около научных, посвящено исследованию мировых тенденций развития современного общества на различные «временные горизонты» (чаще всего от 2012 до 2050 гг.) В итоговом докладе основное внимание уделено обзору возможных сценариев развития России в контексте глобальных трендов. В этой связи в соответствии с договором гранта №11/К был проведен экспертный анализ многочисленных существующих исследований и проектов в этой области — от художественной литературы 80х годов до последних разработок Национального разведывательного Совета США. Особое место в нашем докладе занимает проект Всемирного Совета Предпринимателей по устойчивому развитию (WBCSD) «VISION — 2050», выполненный международной авторитетной группой исследователей по заказу 29 крупнейших мировых корпораций в 2010 году. Это исследование представляет особый интерес, так как в значительной степени интегрирует результаты работ многих зарубежных исследовательских центров будущего* .

Авторским коллективом проекта было решено разделить анализ современных материалов на три раздела:

- Раздел 1. Аналитический материал по зарубежным источникам

- Раздел 2. Аналитический материал по работам отечественных авторов

- Раздел 3. Аналитическая презентация проекта Всемирного Совета Предпринимателей по устойчивому развитию «Vision 2050»

Но прежде чем приступить к изложению и анализу указанных материалов – предлагаем ознакомиться с содержательным историческим обзором методов долгосрочного прогнозирования и их возможностей, изложенных в работе А.Денисова и Н.Ютанова (с согласия авторов)* , дополненным нашими небольшими комментариями (курсив).

...Первым исторически известными инструментами долгосрочного прогнозировния были литературные произведения о будущем, утопии и антиутопии – от произведений Платона, Т.Кампанеллы до Дж. Оруэлла и практически современной нам Silent Spring Р.Карсон. В отдельную подгруппу литературного прогнозирования можно выделить научную фантастику XIX – второй половины XX в. Классическими фантастами – прогнозистами принято считать Ж.Верна и Г.Уэллса. Первый работал в естественно-научной позитивистской парадигме XIX столетия, его предсказания были ограничены сугубо технологической сферой. Второй обратился к социальной прогностике, но даром глубокого предвидения не отличался, хотя многие его работы продолжают косвенно цитироваться в современной литературе. Вторая половина XX в. породила целую группу талантливейших фантастов-футурологов, среди которых выделяются И.Ефремов, А. и Б. Стругацкие, Ст. Лем, А.Азимов, А. Кларк и многие другие.

Другая разновидность литературного прогнозирования – научная публицистика в жанре «размышлений о будущем» (в англоязычной литературе она называется future studies). Авторы подобных работ – люди, хорошо знакомые с проблемами современной науки и пытающиеся составить картину будущего развития. Примерами могут служить «Альтернативная цивилизация» И.Бестужева-Лады, «Дорога в будущее» В.Гейтса, «На переломе. Двадцать глобальных проблем – двадцать лет на их решение» Ж.-Ф.Ришшара и др.

В области политико-экономического прогнозирования, несмотря на смену модных ориентиров, вполне уместно упомянуть К.Маркса, пионера в применении подлинно научного метода анализа общественных отношений. К ряду выдающихся футурологов прошлого столетия следует отнести и З.Бжезинского, прозорливо накликавшего нам в свое время большие неприятности. Разница между прогнозом–наукой и прогнозом – художественным образом станет наглядной, если сравнить любое «предсказательное» художественное произведение с трудами того же Бжезинского или А.Зиновьева, чьи книги всегда имеют строго научную основу – политологию и социологию.

Значительным этапом в содержательном развитии прогнозирования будущего, и конкретно формата future studies, стали работы по новой фазе социально-экономического развития – постиндустриальной. Речь идет о классических исследованиях Д.Белла, Дж. Гэлбрайта и др. Собственно говоря, разворачиваемая в них концепция «постиндустриального общества» стала важным этапом на пути осмысления процесса развития человечества в целом. В 1990-е гг. на ее основе были сформированы представления об «информационном обществе», а затем – об «обществе, основанном на знании» (knowledge based society). Содержательная часть первоначальных идей Д.Белла и Дж. Гэлбрайта осталась неизменной, менялись лишь детали «базового экономического процесса». В наше время концепция «постиндустриального общества» породила массу расширений и толкований во всех областях, начиная с экономики менеджмента, заканчивая безопасностью и военным дело.

Научные методики прогнозирования будущего, пригодные для «поточного производства», начали всерьез разрабатываться в США по окончании Второй мировой войны. Первой методикой, доведенной до уровня технологии, стал метод «Дельфи», разработанный в 1953 г. Американской RAND Corporation. Он основан на интеграции широкого спектра мнений, полученных при опросе большого числа людей, которые придерживаются заведомо различных позиций. Технология «Дельфи» предполагает несколько интераций, в ходе которых экспертам предлагают ответить на список вопросов. В конце раунда участники знакомятся с его итогами и на основании этого корректируют собственные позиции. После нескольких раундов и корректировок группа участников приходит к консенсусу – общей позиции относительно перспектив развития, которая является результатом работы.

Формальные методы экспертного анализа имеют довольно ограниченную сферу применения и зачастую используются лишь при анализе проблем, логика которых имеет определенный характер. Метод «Дельфи» используется при анализе «линейно независимых проблем». Метод «перекрестной корреляции» применяется к проблемам, связь которых не носит характера соподчинения. Методы типа «ПАТТЕРН» предполагают такой тип соподчинения проблем, который напоминает сборочный процесс. Однако эти широко известные методики, разработанные в научно-технических целях, малоэффективны в сферах экономического и, особенно, политического анализа и прогнозирования.

Пожалуй, наиболее значительным этапом в развитии методик прогнозирования будущего стала методика сценирования, предложенная Г.Каном и опробованная на глобальных прогнозах в его книге «Год 2000». на заключается в выделении базовых количественных и качественных тенденций развития и отслеживании изменений в обществе под их воздействием. Средние показатели тенденций образуют «базовый сценарий», то есть общую линию развития событий. Вариации в показателях и динамике тенденций образуют дополнительные и альтернативные сценарии. Особенность сценарного метода заключается в том, что он позволяет четко указывать направления и варианты развития, в том числе на среднесрочную и долгосрочную перспективу (при корректно указанных и отслеженных трендах), но скверно предсказывает сроки и реальный формам событий.

Сравнительно новым направлением в изучении будущего является метод игрового имитационного моделирования. Его суть заключается в проведении ролевой имитационной игры, отражающей определенную ситуацию, что позволяет на основании поведения игроков и итогов игры сделать выводы о возможных вариантах развития и способах действий субъектов. Этот метод исторически берет начало из «военных штабных игр», используемых для отработки вариантов развития военной операции.

В целом опыт мировой науки хорошо известен российскому ученому сообществу. В начале 70-х гг. в Институте мировой экономики и международных отношений АН СССР была разработана и в дальнейшем широко использовалась оригинальная методика ситуационного анализа для исследования и прогнозирования отдельных конкретных ситуаций проблемного характера. Метод ситуационного анализа предполагает проведение экспертно-аналитического процесса на трех стадиях:

- написание аналитического сценария объективной международно-политической ситуации как целостной динамической системы (подсистемы) с присущими ей внутренней структурой и внешними взаимосвязями;

- получение на основе аналитического сценария большого объема разноплановых экспертных оценок индивидуального или коллективного характера;

- подготовка заключительного аналитического документа, критически обобщающего эти оценки.

Эта методика позволяет свести воедино структурный, исторический (генетический) и причинно – следственный анализ международно-политической ситуации, выявляя ее ретроспективные и актуальные прогностические аспекты. Одновременно данный метода дает возможность организовывать и направлять процесс активного сбора, оценки и переработки имеющейся первичной информации и воспроизводства большого объема новой, вторичной (аналитической и прогностической) информации о рассматриваемой проблеме.

С использованием такой методики проводились ситуационные анализы по конкретным международно-политическим, валютным и энергетическим проблемам, по иностранным капиталовложениям. Примерами могут служить такие известные работы, как «Проблемы европейской безопасности» и «Решение палестинской проблемы».

В 2001 г. в Санкт-Петербурге исследовательская группа «Конструирование будущего» предложила классический проектный метод планирования, разработав методологию построения долгосрочных сценариев развития систем на основе фазовых переходов. Этот метод был опробован при разработке проекта развития Республики Армения и в дальнейшем применялся для создания проектов Федеральной инновационной системы России и развития российско-китайского приграничного сотрудничества, а также при оценке эволюции ряда крупных российских компаний. В настоящее время расширенная версия этого метода используется в качестве одной из основных технологий форсайтных исследований, проводимых в Российском научном центре «Курчатовский институт».

Методика обозначаемая термином «форсайт», изначально была разработана не для предсказания будущего, а, скорее, как средство согласования позиций лиц, принимающих решения (ЛПР). Она представляет собой своеобразный «круглый стол», участники которого обмениваются своим видением перспектив развития в тех или иных областях. Свободный формат дискуссии обеспечивает возможность высказать самые различные предположения и гипотезы, а также обсудить предполагаемые последствия тех или иных событий и реакций на них. В итоге участники получают общее представление о перспективах развития и о действиях в той или иной ситуации. По сути дела, форсайт - скорее политический инструмент, чем методика исследований. В настоящее время методика форсайта была расширена за счет включения в нее сценарной работы, использования данных различных моделей, экспертных опросов и т.д. Западные авторы считают методику подобного «комплексного форсайта» наиболее прогрессивной и эффективной.

Сегодня, в рамках Фонда «Мое поколение» с помощью технологии «форсайта» разработан весьма интересный и, на наш взгляд, чрезвычайно важный проект «Детство» [ www . ], в котором рассматривается проблема системного воспитания, образования и адаптации детей и подрастающего поколения к вызовам стремительно меняющегося мира. Мы возвратимся к методологии форсайта при рассмотрении современных европейских и американских прогнозов.

В истории становления современной практики научного прогнозирования, которая сопровождалась крупными открытиями в этой области, необходимо отметить деятельность Римского клуба.

Римский клуб, в составе которого были видные ученые, бизнесмены и общественные деятели из многих стран, не только нарабатывал исследовательский материал, но и пропагандировал результаты своего научного поиска, главным образом среди элит разных стран.

Исследования клуба, начиная с первого (сегодня известного как «Пределы роста»), всегда отличались многоаспектностью. Авторы «Пределов роста» Д.Медоуз и Дж.Форрестер вычленили из сложного комплекса глобальных социально-экономических процессов несколько важнейших и использовали для их анализа вычислительную технику. Примечательна история первого доклада. Формально он был подготовлен в 1970 г., доработан в 1971г., а достоянием мировой общественности стал только в 1972г., хотя содержательно оставался тем же, что и в начале.

В качестве ключевых процессов исследователи выбрали рост населения Земли, рост производства продовольствия и промышленного производства, сокращение запасов полезных ископаемых и загрязнение природной среды.

Методика, выработанная авторами доклада, и сами выводы авторов «Пределов роста» на много лет стали предметом ожесточенных дискуссий и породили массу важных начинаний и исследований. Это, безусловно, способствовало дальнейшему развитию прогнозирования и пробудило широкий интерес к методам научного прогнозирования, которые независимо от деятельности Римского клуба давно и активно разрабатывались в научном сообществе.

Второй раздел нашего доклада написан сотрудниками Института системного анализа РАН С.Дубовским и В.Бритковым, которые тесно работали с Д.Медоузом и Римским Клубом с 70-ых годов прошлого века в области глобального моделирования. В этом разделе будет также рассмотрена работа этих авторов «СССР и Россия в глобальной системе: 1985-2030», выполненная под руководством академика В.А. Геловани.

Следующий доклад Римского клуба «Человечество на поворотном пункте» (авторы М.Месарович и Э.Пестель, 1974г.) продемонстрировал значительное усложнение процесса моделирования. В центре исследования оказалась разработка альтернативных нормативно-прогнозных сценариев. Выводы доклада (речь шла не только об общемировых проблемах, но и о построении взаимоотношений между передовыми и отсталыми странами) были менее глобальны, но и на этом уровне оказались вполне востребованными.

В 1976г. Появилось сразу два доклада: «Обновление международного экономического порядка» Я. Тинбергена и «За пределами века расточительства» Д.Габора. Авторы первой книги сосредоточились на решении проблемы кардинальной перестройки отношений между развивающимися и развитыми странами, а второй – на истощении минерально-сырьевой базы человечества и необходимости перехода на использование возобновляемых ресурсов.

В 1977-1978гг. появился пятый доклад Римского клуба «Цели человечества» под редакцией Э.Ласло. В нем с еще большей детализацией были рассмотрены аспекты целеполагания для восьми регионов мира, а затем еще и цели для крупнейших мировых корпораций, церквей и международных организаций. Все это накладывалось на проблемы целеполаганий в области международной безопасности, продовольствия, энергетики, минеральных ресурсов и глобального развития человечества. В результате авторы доклада как им казалось, выявили новый путь развития человечества – путь всемирной общечеловеческой солидарности во имя достижения научно установленных глобальных целей. Этот вывод представляется самым примечательным, так как, с одной стороны, он формально совершенно неуязвим, но с другой – тут же был окрещен «утопией», и никто даже в мыслях не допустил, что можно пойти по такому пути.

Однако Римский клуб доклад обнародовал и тем самым выдвинул тезис исключительной важности – позитивная перспектива не может быть связана с ныне популярным либерально-демократическим путем организации общества. Нужна альтернатива. Вот главный смысл выводов, к которым пришли авторы доклада. Подчеркнем, что это было почти тридцать лет назад. Но, как показали события, тенденция развивалась в направлении, прямо противоположном тому, что было рекомендовано человечеству.

Авторской группой нашего доклада был осуществлен перевод этой чрезвычайно интересной работы, которая показывает сколь кардинальна могут измениться политическая карта мира, цели международных организаций и бизнес структур всего за 30 лет. В качестве иллюстрации прилагается оглавление V доклада Римского Клуба (приложение №2)

После этого доклада (а за ним вплоть до сего дня последовало множество иных) можно было уверенно утверждать, что разные методики, разные авторские коллективы, разные мировоззренческие ограничения тем не менее давали схожие картины будущего. Более того, рекомендации практического толка в разных докладах дополняли друг друга или были даже во многом идентичны. Исследователи вычленяли практически одни и те же важнейшие аспекты развития человечества, обращали внимание на одни и те же опасные тенденции и т.д. Сами же разработки демонстрировали стремление прогнозистов ко все большему сужению исследуемой тематики, ее углубленному изучению и детализации предмета исследований. Правда, был и еще один аспект, невольно объединяющий все приведенные выше доклады: они были очень тревожны по своей эмоциональной окраске. Можно было даже говорить о том, что авторы сами напрашиваются на обвинение в катастрофизме. Однако такое обвинение было бы несправедливым. Просто проблемы оказались слишком трудны для их разрешения.

Это тоже заслуга Римского клуба – способность показать тупики развития и вызвать к жизни новые направления в научной мысли, которые позволили бы упредить как социальные революции, так и социальные катастрофы.

В целом Римский клуб, который причисляют к одному из влиятельнейших неформальных мировых центров, на самом деле лишь отразил в прогностической деятельности потребность времени. И благодаря авторитету его организатора оставался вплоть до 1984г. Действительно центром выработки общих глобальных взглядов на развитие человечества. Была ли работа клуба в период его расцвета подвержена конъюнктурным влияниям? Скорее всего да, ведь он состоял из людей, включенных в те или иные социальные отношения, действовал во вполне определенных общественных условиях, вынужден был учитывать способность элит к восприятию необычного, нового, спорного. Но он все же не «правил миром», а познавал его.

Конечно, кроме Римского клуба в мире существовали и продолжают существовать множество институтов, которые занимаются исследованием будущего.

В США наиболее «модным» (но далеко не единственным) считается метод форсайта. Однако в определенном смысле американские исследования будущего всегда ориентированы на заданный результат, который демонстрирует истовую приверженность одной вполне определенной картине мира. Она основана на мессианском предназначении Соединенных Штатов и их превосходстве во всем; на технократичности развития; на применении рыночных инструментов в управлении развитием вообще; на всеобщности (геополитика, геоэкономика, геокультура) подхода к исследованиям и трактовке их результатов.

В американских прогнозах мир будущего предстает в основном, с такими общими характеристиками:

- америкоцентричность . США – вечный лидер, способный влиять на любые процессы во всем мире, причем даже вопреки признанию реальности перемещения мировых центров силы и соответствующих перспектив возвышения Евразии;

- глобализированность . Альтернатива глобализации даже не рассматривается, так как считается катастрофой;

- мирное развитие человечества . Из рассмотрения исключаются любые катастрофы в широком понимании этого термина;

- неограниченное развитие инфо-, био-, нано- и прочих технологий в рамках принятых в настоящее время представлений.

Мировоззренческая заданность прогноза, накладывая свой отпечаток на продукцию «фабрик мысли», коммерческих исследовательских центров, общественных институтов и т.п., приводит к формированию в общественном сознании некоего обобщенно-обязательного взгляда на мировые перспективы. Считается, что миру не грозят войны между крупными державами и государственными группировками (при этом локальные войны «приемлемы», а следовательно, оправданы). Государство остается ключевым игроком в международных отношениях, хотя должное отдается и развитию транснациональных корпораций. На обозримое будущее перспективы научно-технического развития в целом уже определились.

Расхождения в деталях и нюансах не меняют общей картины. В глобальном мире государства конкурируют с крупными корпорациями. Сам мир контролируется глобальными управленческими технологиями, а Соединенные Штаты – глобальный управляющий. При этом применение силы входит в инструментарий этих управленческих технологий. Само международное сообщество состоит из развитых и «догоняющих» государств. Высоко развита культура материального и нематериального потребления.

Противоречия такого мира связаны с невозможностью (незнанием) того, как удовлетворить потребность индивидуума в «сохранении личного», а также перекосами в развитии технологий (явном предпочтении развития одни за счет других)

Все эти особенности достаточно выпукло проявляются в конкретных работах.

Например, исследование RAND Corporation «Глобальная технологическая революция 2015: тренды, драйверы, барьеры и социальные последствия био/нано/материальных направлений и их слияние с информационными технологиями» (The global technology revolution: bio/nano/materials trends and their synergies with information technology by 2015/ Philip S. Anton, Richard Silberglitt, James Schneider).

В исследовании выделяются группы стран, имеющих разные перспективы в освоении новейших технологий, которые, по мнению разработчиков проекта, будут оказывать максимальное влияние на жизнь людей.

1. Доступность дешевой солнечной энергии, коммуникаций, обеспечивающих повсеместный доступ к необходимой информации, систем радиочастотной бесконтактной идентификации и сенсоров для сбора информации в реальном времени.

2. Использование генетически модифицированных растений и систем биологического экспресс-анализа (прежде всего, быстрые методы обнаружения примесей в тех или иных продуктах), а также средств для быстрой «черновой» очистки воды.

3. Лекарства точечного воздействия и создание живых тканей для имплантации, новые диагностические и хирургические методы, повышающие возможности хирургии и сокращающие продолжительность реабилитационного периода.

4. Дешевое и автономное жилье, адаптируемое к местным условиям и обеспечивающее всем необходимым, и экологичное производство, снижающее выбросы и использование токсичных материалов, использование гибридных двигателей в автомобилях.

5. Миниатюрные компьютеры, встроенные в одежду и другие предметы обихода и туалета.

6. Квантовая криптография.

В результате сложились четыре группы стран:

◦ технологически развитые (США, Канада, Южная Корея, Израиль, Австралия, Япония, а также Германия и большая часть других стран Западной Европы);

◦ технологически продвинутые (Китай, Индия, Польша, Россия и др.);

◦ технологически развивающиеся (Чили, Бразилия, Колумбия, Мексика, Турция, Индонезия, ЮАР и др.);

◦ технологически отстающие (Фиджи, Доминиканская Республика, Грузия, Пакистан, Камерун и др.).

В списке технологий, «недоступных» для России в обозримом будущем, указаны: широкое распространение коммуникаторов, обеспечивающих доступ к необходимой информации; сенсоры для сбора информации в реальном времени; инжиниринг живых тканей для имплантации; миниатюрные компьютеры, встроенные в одежду и другие предметы обихода и туалета.

Отмечены три самые общие тенденции технологического развития:

· лидеры сохраняют лидерство;

· отсталые никогда не смогут их догнать;

· растет разрыв в уровне развития как между странами, так и между отдельными регионами.

Конкретизируя тему «непреходящего технологического неравенства», авторы полагают, что:

- отстающим странам следует сосредоточиться на развитии сельских территорий, беспроводной связи и использовании солнечной энергии. Этого достаточно, чтобы снять остроту проблем здравоохранения, продовольственного обеспечения, доступности дешевого жилья;

- развивающимся странам следует заняться приведением производства в соответствие с максимальными экологическими требованиями;

- продвинутым странам (в том числе и России) следует сосредоточиться на развитии собственной конкурентоспособности и экологических проблемах;

- развитым странам следует и дальше развивать собственную конкурентоспособность, разрабатывать новые этические и правовые подходы к решению проблем, возникающих в связи с внедрением новых технологий. Им следует сосредоточиться на вопросах продления жизни, совершенствовать действия в чрезвычайных ситуациях а также развивать новые формы бизнеса. Особо выделяется проблема обеспечения национальной безопасности (через технические решения).

Базовый сценарий развития технологий до 2020 г. описывается следующим образом:

· Развитие технологий (в рамках описанного «главного» пакета) продолжится ускоренными темпами. Особое внимание предполагается уделять междисциплинарному поиску.

· Развитие и использование технологий будет сильно различаться в зависимости от страны. Продолжится дифференциация по обеспеченности человеческими и иными базовыми ресурсами. Использование технологий в разных странах будет направлено на решение разных проблем.

· Развитие технологий потребует активной поддержки со стороны государства.

· Придется приступить к решению нескольких проблем – создать инфраструктуру, способную поддержать развитие технологий, и решить этические и правовые проблемы, вызванные применением новых технологий.

· Поиск решения любых возникающих проблем будет сильно зависеть от местной специфики.

Доклад Национального совета по разведке (США) «Карта глобального будущего – 2020» (Mapping the Global Future: Report of the National Intelligence Council’s 2020 Project).

Работа над исследованием началась в ноябре 2003 г. с дискуссии 25 независимых экспертов (в их число входили крупнейшие специалисты по различным дисциплинам, в том числе и ведущие футурологи) с аналитиками из разведывательного сообщества США. Затем последовали встречи со специалистами из Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии. Помимо них проведено шесть региональных конференций: по одной в Великобритании, Южной Африке, Сингапуре и Чили и две в Венгрии. Региональные эксперты внесли существенный вклад в выявление того, что думают о Соединенных Штатах в остальном мире. Помимо зарубежных мероприятий, на которые были приглашены сотни участников из многих стран, в Вашингтоне проводилась конференция по проблемам Индии. Так или иначе к работе над докладом были привлечены ведущие специалисты и институты в области прогностики из разных стран, только перечисление которых заняло бы не одну страницу.

При подготовке использовались линейные экстраполяции, необходимые для выявления базовой тенденции развития и выработки основного сценария. Обычно линейная экстраполяция дает одновременное представление о том, как могло бы разворачиваться будущее, и фокусирует внимание исключительно на «предсказании». Поэтому составители «Карты» использовали также методику разработки сценариев, которая дает белее динамичную картину возможных вариантов будущего и концентрирует внимание на глубинных взаимодействиях, имеющих наибольшую политическую значимость.

В рамках проекта была создана специальная Группа рассмотрения сценария (ГРС), в состав которой вошли несколько авторитетных представителей политического сообщества, мозговых центров и аналитиков разведки. ГРС оценивала собранные данные и сценарные концепции, учитывавшие взаимодействие ключевых факторов глобальных перемен, изучала результаты международных семинаров и оценивала «пробные» сценарии на предмет их правдоподобия и политической состоятельности.

После изучения и обсуждения сценарных концепций в ГРС и других группах были выработаны восемь глобальных сценариев, казавшихся наиболее достоверными. Затем Национальный совет по разведке провел семинар с участием более широкого круга экспертов для обсуждения и оценки этих восьми сценариев, после чего количество приемлемых сценариев уменьшилось до четырех.

1. Мир Давоса. Экономический рост Индии и Китая за 15 лет придаст процессу глобализации «незападное лицо»

2. Pax Americana . США окажутся в состоянии предохранить мир от крупных потрясений, вызванных глобальными политическими изменениями, через утверждение нового мирового порядка.

3. Новый Халифат. Нарастание вызовов западной системы ценностей через вовлечение все больших масс и пространств, отстаивание нехристианской религиозной идентичности.

4. Круг страха. Вопросы безопасности становятся абсолютной доминантой дальнейшего развития человечества, а задачам ее обеспечить подчинены решения всех иных проблем.

Критерием отбора служили значимость предполагаемого направления развития для тех, кто делает политику, а также предлагаемые трактовки ключевых вопросов будущего. Эти четыре сценария не являются взаимоисключающими. Основные идеи разработчиков проекта свелись к следующему:

· Процесс глобализации понимается как важнейший на ближайшую перспективу (глобализация трактуется как растущая взаимосвязанность мира в потоках информации, технологий, капиталов, товаров, людей и услуг).

· В отсутствие крупных катастроф мировая экономика вырастет на 80% к 2020 г. по сравнению с 2000 г. (душевой доход увеличится на 50%).

· Мир государств и мир мегаполисов , соединенных потоками телекоммуникаций, финансов и торговли, будут одновременно существовать на планете. Индия, Китай, объединенная Европа и Япония рассматриваются как главные участники этого процесса.

· Вероятный подъем Индии, КНР и некоторых других стран (Бразилия, Россия, Иран) как новых глобальных субъектов, сравнимый с восходом объединенной Германии в конце XIX в. и Соединенных Штатов в начале ХХ в., изменил геополитический ландшафт. Вызвав такие же драматические последствия, как и упомянутые события предыдущих двух веков.

· К 2020 г. ВВП Китая превзойдет показатели всех стран Запада по отдельности, за исключением США. Индия по объему ВВП вплотную приблизится к уровню стран Европы. Китаю и Индии, чтобы стать сверхдержавами, нет необходимости повышать свои стандарты жизни до западного уровня по причине громадной численности их населения.

· России отводится иная роль. Как крупнейший экспортер нефти и газа, она хотя и обладает потенциалом увеличения своей международной роли, но столкнется с демографическим кризисом. Одновременно ей придется отвлекать силы на предупреждение нестабильности на своих южных границах. Россия — важный партнер, но не игрок глобального уровня.

Более детально все четыре доклада НСР США будут рассмотрены в нашем отчете в разделе 1.

В европейской практике форсайт превалирует полностью. Широкое распространение этого метода связано с устоявшейся в Европейском союзе тенденцией использования форсайта для решения максимально широкого спектра вопросов как в рамках ЕС, так и в отдельно взятых странах - членах Евросоюза. У европейского прогнозирования есть свои особенности:

  • экологичность. Вопросы экологии, энергосбережения и т.п. Играют едва ли не ключевую роль при рассмотрении любой проблемы;
  • наднациональность. Интересы объединенной Европы зачастую ставятся выше интересов отдельных наций. Предполагается, что существует некая «страховочная сеть» из институтов и механизмов Евросоюза, а также что организация не даст своих членов в обиду;
  • идеализм. Многие разрабатываемые решения противоречат традиционно понимаемым национальным интересам и развитию национальной экономики. Рекомендации предполагают нерушимую веру в международные договоры и режимы.

Согласно европрогнозам, экологически чистое производство, качественная энергетика и приятный образ жизни являются основными перспективами развития. Априори считается, что объединенная Европа будет развиваться дальше, а серьезных перемен в образе и качестве жизни не случится, что бы ни происходило вокруг.

В Японии специальная Комиссия, созданная по поручению главы правительства в 2001г., подготовила документ под названием «Внутренний фронтир. Цели Японии в XXI веке». Документ стал ориентиром для выработки стратегии социально-экономического развития, создания концептуальной основы культурной политики и новой военной доктрины Японии.

Авторам «Внутреннего фронтира» будущая Япония видится как страна, полностью интегрированная в мировую экономику, ставшая мировым центром интеллектуального и культурного производства. По их прогнозу, будущие лидеры экономики — это производители «товаров культуры» и инновационного high-tech. Лидерство на этом рынке потребует капитализации культуры, создания «японских» культурных продуктов, стилей жизни и т.п. Социальное и экономическое развитие неразрывно объединены. Внутри страы предполагается развивать политику «второго шанса»:

давать людям несколько возможностей сделать карьеру в жизни. Кроме того, предполагается всестороннее развитие человеческого потенциала через разностороннюю активность. Во внешней политике страна видится ключевым игроком на Тихом океане и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в котором теснит США. В рамках этой политической линии авторы предполагают проведение реформы вооруженных сил, не слишком скрывая при этом стремление к обладанию ядерным оружием.

Прогнозы основываются на принципах японоцентризма, преодоления постиндустриального барьера и социоэкономики. Первый вполне экзотичен и отдает восточным тоталитаризмом: интересы Японии первичны, страна обладает собственными целями в мире. Одолев постиндустриальный барьер, Япония намерена начать строительство общества нового типа. И тут важно, что все, даже научно-техническое развитие, рассматривается исключительно через призму социоэкономики.

В последних японских исследованиях в отдельный модуль выведена оценка эффективности и точности прогнозов, сделанных ранее.

Согласно «Внутреннему фронтиру», будущее характеризуется следующими особенностями:

· Япония является технологическим и культурным лидером мира;

· глобализация сохраняется и развивается;

· в Японии формируется социально-экономический уклад; перспективы других стран в этой сфере не ясны;

· технологическое развитие позволит решать значительную часть существующих на сегодня «глобальных проблем».

Такой исходный посыл, по сути, обрекает результаты прогностической работы на заданную предсказуемость. Японская футурология (вернее, соответствующий пакет документов) описывает мир в период перехода страны к новому социально-экологическому укладу, проблемы остального (преимущественно глобализованного) мира волнуют Японию лишь постольку, поскольку она намерена играть в нем роль геокультурного лидера и геополитически значимой державы. После этого вряд ли кого удивит то, что при оценке технологического лидерства различных стран, Япония всегда и везде стоит на первом месте. США в лучшем случае отстают примерно вдвое, причем присутствуют не в самых значимых направлениях научно-технического развития. Европейский союз упоминается только в таких областях, как экология, урбанизация и транспорт.

Примером одного из «обслуживающих» главную линию может служить форсайт «Будущие технологии в Японии до 2030 года». (Future Technology in Japan toward the Year 2030. Science and Technology Foresight Center, National Institute of Science and Technology Policy – (NISTEP) – Ministry of Education, Culture, Sports, Science and Technology.)

Данный форсайт проводится каждые пять лет с 1971 г. по заказу правительства. Исполнителем сначала являлось Агентство по науке и технике, а затем специально созданный Национальный институт по научно-технической политике. Результаты представляются Совету по науке и технике. Данные исследования служат основной для национальной политики в сфере научно-технического развития, в том числе и для распределения бюджетных средств.

Приоритетными направлениями исследований на период до 2010 года названы:

· информационные и коммуникационные технологии, электроника;

· исследования природы, медицина и т.д.;

· экология, океанология, космос и иные исследования среды

Естественно, не только в японской, но и в любой другой «региональной» футурологии прогностические исследования на государственном уровне дополняются многочисленными научными проектами, которые осуществляют общественные организации, корпоративные центры, исследовательские группы. Этот отдельный пласт исследований , которые отличают большая конкретность, стремление к более точным формулировкам и выводам. Данные, полученные в рамках этих проектов, привлекательны (в том числе и в рыночном понимании) своей оперативностью и более узкой специализацией. Наиболее востребованы корпоративные и бизнес-форсайты, также имеющие свои особенности.

Они берут на вооружение геоэкономическую логику, которая, к примеру, в США «задавлена»генеральной политической линией. Естественно, корпоративные форсайты ориентированы на конкретные вопросы и предложения развития бизнеса на потребности рынка. Они позволяют пренебрегать официальными приоритетами как в вопросах технического прогресса, так и в вопросах глобализации. Выводы корпоративных форсайтов не столько технологичные, сколько рыночные, наиболее значимы глобальные управленческие и социальные технологии. Даже такой мир предстает прогрессирующе конфликтным, хотя и не на глобальном уровне. В корпоративных форсайтах конфликтность, как правило, рассматривается сквозь призму торговых отношений.

Одним из примеров служит прогностическое исследование корпорации Philips «Видение будущего» (“Vision of the Future” by Philips), начатое в 1995 г. и продолжавшееся полтора года. Цель состояла в том, чтобы выяснить, какие виды инновационного high-tech, какие продукты и новинки образа жизни возникнут в ближайшем будущем, каковым тогда являлся 2005 г. (Забегая вперед и оглядываясь назад, нельзя не отметить, что значительная часть предсказаний сбылась, пусть и в несколько ином виде.)

Работа над проектом прошла несколько стадий.

На первой, исследовательской по методу форсайта, были обозначены основные опорные тренды.

Вторую посвятили проведению творчески насыщенных семинаров.

Третью — обработке результатов и реализации их в виде предметных дизайн-проектов и видеороликов (снятых различными съемочными группами в разных странах), которые дают представление о том, как эти предметы используются.

К основным особенностям развития культуры и общества отнесены:

· субъективизация (поиск человеком собственной идентичности и «истинных» ценностей;

· социабельность (поиск новых форматов межличностного общения и способов сохранения своей «социальности»);

· эксплоративность (стремление и новые возможности открыть и постичь новое);

· этика (поиск ценностей, внедрение основы в различны виды деятельности);

· колизм [целостность] (стремление взаимодействовать с природой, вести сбалансированный образ жизни)

На основе прогнозов научно-технического развития, сделанных в Германии и Японии, выделены опорные направления развития значимых для мира технологий. В итоге составлены четыре группы «наборов продуктов» (новых товаров и услуг):

Личные : основное направление — песонализация продуктов, упор на личностность, общение, передачу эмоций и «». Примеры: бейджики, позволяющие находить людей со схожими интересами; ручки, на ходу переводящие информацию в цифровой формат; системы виртуальной реальности; различные «гаджеты» для передачи эмоций; персональные мультиформатные коммуникаторы.

Домашние : основное противоречие — между стремлением к замкнутости личного пространства и вынужденной открытостью всего и вся. Отсюда, собственно, и возникает идея использования систем «умного дома».

Общественные : основноя направление — гибкость, многовариантность и широкое распространение электроники.

Мобильные : основное направление — вовлечение человека в увеличивающуюся мобильность жизни посредством распространения систем навигации или доступа к информации.

Другой пример корпоративного форсайта — сценарии будущего, разработанные компанией Shell, которая одной из первых приступила к долгосрочному прогнозированию глобального развития (в том числе и применяя метод сценирования) для решения задач своего бизнеса. Наиболее известно недавнее исследование, проведенное под эгидой Shell «Проект 2025». Тремя ведущими силами, формирующими пространство сценариев, в нем были обозначены эффективность, социальная связность и безопасность.

Каждый сценарий формирует противоречия между парами сил:

· «Глобализация без доверия» (рыночная эффективность + безопасность). Авторы предлагают даже специальный слоган «Кнут и пряник». Отсутствие рыночных способов вывода из кризиса доверия и безопасности; проведение строгих проверок и возведение барьеров; рост вертикально интегрированных структур. Проблемы безопасности глобализируются, а влияние крупных держав растет. Интеграция ЕС приостанавливается. Россия, развиваясь, приостанавливает политическую модернизацию. Усилия Китая направлены на интеграцию в глобальный рынок и расширение своего влияния при одновременном снижении внешнего давления.

· «Открытые двери» (рыночная эффективность + социальная связность). Слоган «Стимулы и связки». Встроенные системы безопасности и проверки, гармонизация законодательства, трансграничная интеграция, рост сетевых структур. Создается целая индустрия обеспечения доверия и безопасности («глобальное сообщество»). Растут значение и вес таких институтов, как инвесторы и неправительственные организации, возрастает роль репутации (в том числе компаний). Основная линия политики — многосторонние действия. Главные регулирующие структуры — международные, наподобие тех, что существуют в Евросоюзе. Растут индивидуальная мобильность и трансграничное сотрудничество. Сетевые глобальные институты заменяют потребность в «мировом правительстве».

· «Флаги» (социальная связность + безопасность). Слоган «Страны и причины». Фактически это сценарий приостановки процесса глобализации. Растет роль закрытых сообществ и национальных стандартов. Экономическая эффективность подчиняется интересам безопасности, социальная связанность обеспечивается через рост национализма. Религия внедряется в политику (в том числе и в США). Естественно, что что наступает кризис Европейского союза. Китай лишается возможности мирного развития. Дух и буква законов Соединенных Штатов копируются и имитируются. Международные коллизии разрешаются через американскую же систему судов. Европа и Япония остаются на вторых ролях, а Китай становится лишь «мировой фабрикой»

Помимо традиционных игроков-государств сценарий учитывает еще и:

· международные юридические фирмы, базирующиеся в США и осуществляющие глобальное управление правовыми практиками;

· «рыночные государства», которые полагаютсвоим главным внутренним ресурсом включенность в мировую экономику своих граждан и компаний;

· инвесторы, которые на волне требований прозрачности и открытости увеличивают давление на государство и тем самым снижают как собственные, так и общественные риски.

Иностранные прогнозы в отношении России имеют ряд особенностей.

Во-первых, все их авторы являются пленниками сугубо западной мировоззренческой парадигмы.

Во-вторых, суждения выносятся в отношении малознакомой им жизни. Скорее всего, именно из-за этого результаты исследований четко делятся на оптимистические и пессимистические, то есть прогнозы, выводы в которых прямо противоположны.

Примером (с определенным допуском) могут служить «положительные» исследования Андерса Ослунда (Ослунд А. Строительство капитализма. Рыночная трансформация стран бывшего советского блока. М.:Логос, 2003) или «отрицательные» Стивена Роузфилда (Роузфилд С. Сравнительная экономика стран мира: культура, богатсво и власть в XXI веке. МГИМО, 2004).

В то же время преобладающий внешний взгляд на перспективы России в обозримом будущем в целом однозначен — нам не отводится места среди тех, кто будет формировать политический, экономический, технологический и военный ландшафты мира.

Правда, в этой общей характеристике есть некоторые частности и нюансы. Так, неизменное и пристально внимание обращается на:

· перспективы БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) как совокупности стран, имеющих громадный, но не реализованный потенциал;

· деятельность России в рамках многосторонних организаций, претендующих на монопольное распоряжение определенными видами природных ресурсов (сегодня это газ и нефть, завтра, например, - пресная вода).

Самостоятельно же (вне каких-то объединений) Россия категорически не рассматривается как государство «первого ряда» ни на пять, ни на десять, ни на тридцать лет вперед. Безусловный приоритет отдается Китаю, Индии, Соединенным Штатам и объединенной Европе. Частично признается перспектива Японии. Такое видение будущего России является одновременно и субъективной оценкой результатов преобразований, которые начались у нас в конце ХХ в.

Безоговорочно согласиться с подобными представлениями в наших перспективах трудно, тем более что возражения лежат на поверхности. Всеми признается, что Россия может рассчитывать на иную часть благодаря только лишь своим ресурсам и географическому положению. И эти естественные преимущества России и предстоит отстаивать (а то и защищать) в ближайшем будущем.

Однако, существуют и более оптимистические взгляды на будущее России. В этой связи хотелось бы привести цитату из последней работы профессора Д.Биллингтона «Россия в поисках себя».

...Тот, у кого хватит терпения проследить замысловатый, порой парадоксальный ход мыслей, который демонстрирует российская печать, может прийти к трем предварительным выводам. Ни один из них, наверное, не входит в число общепринятых — насколько можно сейчас об этом говорить — мнений о сегодняшней России. Эти три вывода следуют из серьезного рассмотрения того, что видные русские мыслители сами говорят о своей нации. Я не думаю, что эти мыслители сами по себе будут решающим образом влиять на будущее России, не говоря уже о том, чтобы определять его. Однако я глубоко убежден в том, что они отражают психологическое состояние народа, выдвигающего из своей среды политических лидеров, которые должны будут строить это будущее. Я также уверен, что вера и убеждение — важные определяющие факторы крупных исторических изменений, а во многих случаях, в частности для России, - решающие.

Первый из предлагаемых выводов: среди возможных будущих путей самоидентификации России есть альтернативы намного лучше и намного хуже того, что можно предвидеть в настоящее время.

Во-вторых, я полагаю, что баланс возможностей осуществления того или иного пути склоняется в сторону лучшего исхода, чем тот, который обыкновенно предсказывают сейчас, - при условии, однако, что не произойдет какого-либо крупного международного военного конфликта или внутренних потрясений.

И наконец, я убежден, что прочная положительная самоидентификация будет возможна лишь в том случае, если русские окажутся способны гармонически сочетать западные политические и экономические институты с восстановлением религиозных и моральных институтов своей собственной культуры.

Опасность заключается в том, что посткоммунистической России могут не удаться либо полная институционализация эффективной, хотя и ограниченной законами власти, либо создание глубоких нравственных и духовных основ для более современного и плюралистического общества. Результатом подобной неудачи может стать появление нового варианта исторической российской сверхцентрализованной автократии, модернизированной благодаря возросшему уровню внешней торговли и импорту перспективных западных технологий. Россия не вернется к славянофильству, царизму или советскому прошлому. Борьба за будущее России идет не между «Востоком» или «Западом» в легендарной русской душе, а между двумя способами синтеза элементов востока и запада в формирующемся политическом организме...

В заключение, можно обратить внимание на два обстоятельства.

Во-первых, судя по всему, знание России, понимание процессов, идущих на территории нашей страны, далеки от их анекдотного отражения в нероссийских исследованиях. Сама методика их проведения исключает корректность решения поставленных задач. Это ни в коей мере не умаляет значение выводов, сделанных западными прогнозистами. В значительной степени они совпадают с представлениями западных лидеров, которые на практике руководствуются именно этими представлениями, а не нашими советами или российской критикой иностранных прогнозов.

Во-вторых, парадоксальность ситуации заключается в том, что на сегодня мы имеем достаточно определенный внешний взгляд на перспективы развития России, но не имеем столь же определенного взгляда внутреннего. Отсутствует целостный российский взгляд на мир. Поэтому разработка сценариев развития страны, научные исследования нашего будущего становятся абсолютной необходимостью.

Работа аналитика, футуролога не столь однозначна, не столь подчинена определенным алгоритмам, как это представляется в рамках западной культурной традиции. Не случайно в Японии и Китае отношение к западным методикам далеко от безоглядного подражательства. Их используют лишь для уточнения уже выработанных планов развития, но не воспринимают как сигнал к корректировке укоренившихся в этих странах принцпиальных взглядов на будущее.

В отечественной прогностике несомненный интерес, на наш взгляд, представляют монографии «Россия-2015:оптимистический сценарий» (Россия-2015:оптимистический сценарий/Колл. Авторов ИЭ РАН и ИМЭМО РАН. М.:ММВБ, 1999), «Стратегический ответ России» (Стратегический ответ России на вызовы нового века/Институт экономики РАН. Под общ. ред. акад. Л.И. Абалкина. М.:Экзамен, 2004) или монография А.Г. Аганбегяна (А.Г. Аганбегян Социально-экономическое развитие России. М.:Дело, 2003).

В этом же ряду следует упомянуть оценки известного отечественного специалиста в области макроэкономического прогнозирования В.М. Кудрова (Кудров В.М. Место России в Европе и в мире в начале XXI века // Глава в монографии ИЕ РАН «Европа вчера, сегодня, завтра». М.: Экономика, 2002); монографию ИМЭМО (Мир на рубеже тысячелетий / Колл. авторов ИМЭМО РАН. М.: Новый век, 2001), а также работу Б.Н. Кузыка и Ю.В. Яковца (Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Россия-2050: стратегия инновационного прорыва. М.: Экономика, 2004).

Отдельно необходимо выделить экспертный прогноз социально-экономического развития, сделанный А.Р. Белоусовым (Белоусов А. Сценарии экономического развития России на пятнадцатилетнюю переспективу). Работа представляет собой комплексный, адекватный и долгосрочный прогноз.

Серьезного вниманию заслуживают профессиональные материалы, публикуемые в журналах «Эксперт» в частности, №12, 2010г. Специальный доклад «Будет ли Китай править миром?»; №37, 2009г. Специальный доклад «Вирус будущего. Как технологии изменят мир за тридцать лет»; №36, 2010 Специальный доклад «Преобразуя себя и общество. Модернизацию России: от теории к практике»

Упомянутые авторы и коллективы в основном предлагают экспертные оценки и сценарные разработки. Их значение состоит в том, что сценарии будущего в большинстве случаев не только не совпадают с расчетами околоправительственных экспертов, но и по многим параметрам являются интеллектуальным вызовом нынешнему стратегическому курсу развития России. Таким образом, необходимо констатировать существование в России конкурентной среды в области исследования будущего, которое отнюдь не сводится только к заклинаниям о «безвозвратных утратах».

Однако, лица принимающие в России решения, обладают собственным взглядом на мироустройство, поэтому у любого прогноза — сложная жизнь.

Комплексный долгосрочный прогноз будущего связан с необходимостью учесть взаимодействие множества до конца еще не осознанных, трудно формализуемых и не поддающихся количественной оценке факторов и, главное, выйти за рамки простой экстраполяции нынешних тенденций. Очень важна способность увидеть то принципиально новое, чего в сегодняшней жизни еще просто нет.

В целом, соответствующий опыт мировой науки хорошо известен российскому научному сообществу, общественным институтам России. Есть значительное число специалистов, способных проводить исследования будущего. Заметна готовность государства прислушаться к возможным выводам и рекомендациям. Но нет главного интегратора, звена, которое в состоянии поощрить эту работу, оценить и применить результаты исследований. Научный прогноз и реальная политика существуют параллельно никак не пересекаясь. У авторов таких прогнозных исследований есть шанс быть услышанными, но не более того. Предпочтение отдается материалам, которые готовятся внутри структур исполнительной власти и носят, по сути, директивный, а не прогнозируемый характер. По-видимому, для практического применения требуется нечто схожее с японским подходом, когда есть «генеральная разработка» и обслуживающие ее прогнозируемые схемы. Что-то типа «дорожной карты», каждый пункт которой дополнительно уточняется по мере приближения к нему.

Как бы то ни было, серьезно критикуемую деятельность отдельных авторов и академических институтов следует поощрить за то, что в условиях «пренебрежительного спроса» они сохранили вкус к этой работе, возделали почву для дискуссии и поддерживают интерес к научному прогнозу как таковому. Причина проста — России необходим целостный взгляд на будущее.

Предложенный обзор того, что и как прогнозируется в мире, естественно, фрагментарен, так как прогнозирование вошло в моду. Особенно важно понять, как реальное положение современной России соотносится со сценариями развития будущего. В этой связи наш материал - это приглашение к сотрудничеству в работе над созданием будущей России .

Сценарий будущего с «российским уклоном» вполне востребован. Особенно, если мы имеем в виду государство, которое намерено активно влиять на ход мирового развития, а не пассивно наблюдать, уповая на сверхъестественные силы. Сама по себе оценка перспектив развития России не является предметом исследования, главная задача — дать прогноз внешних условий этого развития и подготовить рекомендации по адекватному реагированию на вызовы внешнего окружения.*

Такими словами заканчивается этот серьезный профессиональный обзор, а материалы, предложенные авторами настоящего доклада как бы являются попыткой ответить на это приглашение к сотрудничеству.


СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ РОССИИ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНЫХ МИРОВЫХ ТРЕНДОВ

Раздел 1

Аналитический материал по зарубежным источникам

В предлагаемом материале анализируются доклады Национального разведывательного совета США:

«Глобальные тенденции. 2010» (опубликован 1998г.),

«Глобальные тенденции. 2015» (опубликован 2002г.),

«Составляя карту глобального будущего. 2020» (опубликован 2004г.),

«Мир после кризиса. 2025» (опубликован 2008г.).

Аналитик и переводчик В.Веригин

Каждый доклад разделен на 6 блоков:

  • Первый блок о России.
  • Второй блок о государствах, входивших ранее в состав СССР (Круг 1).
  • Третий блок о государствах Евразии, с которыми ранее СССР поддерживал отношения как с социалистическими (Круг 2).
  • Четвертый блок об остальных государствах Евразии (Круг 3).
  • Пятый блок о государствах Америки, Африки, Океании (Круг 4).
  • Шестой блок о проблемах, не имеющих границ (глобализация и международный терроризм.)
  • Седьмой блок. Обзор методологий подготовки сценариев.

Комментарий аналитика:

Все прогнозы, приводимые ниже, составлялись на 12-16 лет вперёд. Если судить по Докладу [Глобальные тенденции 2010], кое-что авторам удалось, так как этот год – 2010 уже наступил. В этой связи придвигаем линию обзора к маю 2010 года, то есть например, написано в 90-годах – «будущий Президент РФ в 2010 году»: мы пишем, не смущаясь, Президент Медведев. И так далее, в том же духе. Читать становится интереснее.

Стиль изложения – свободный. Все общие места, общие рассуждения из текста исключены. Оставлено только то, что имеет отношение к конкретному году «проникновения». То, что с точки зрения аналитика в прогнозе на 2010 год неверно, выделено коричневым шрифтом, а сами комментарии курсивом.

Первый блок «О России»

ИЗ ДОКЛАДА-2010 (готовился в 1996-97 годах)

В докладе отмечались следующие позиции:

1. Эрозию власти Российского правительства будет нелегко обратить вспять в 2010 году, поскольку регионы хотят удержать уже аккумулированную ими власть. Президент Медведев, по мнению авторов доклада, мог бы попытаться остановить ползучее изменение курса.

2. Россия в 2010 году и последующие годы останется экономически слабой.

3. Ввиду низкого уровня рождаемости в стране в российской политике будет уделяться большее внимание здравоохранению, уровню жизни и занятости. В России – главная демографическая проблема – беспрецедентный спад продолжительности жизни мужчин.

Комментарий аналитика: В списках ВОЗ по продолжительности жизни мужчин – Россия и Папуа – рядом. Нужен России сухой закон. Российские женщины будут счастливы! Однако, такой закон даст преимущества преступности.

4. В 2010 году продолжится болезненный процесс реорганизации армии. Россия в военном отношении останется слишком слабой и сможет планировать применение своих вооружённых сил только против ближайших соседей.

5. Россия продолжит амбициозную программу исследований и разработок в военной области. За счёт этого, но, скорее всего, уже после 2010 года ей удастся разработать значительно более совершенные виды вооружения. Военная промышленность будет во всё большей степени ориентирована на экспорт оружия, чтобы можно было покрыть расходы на военные программы. Поскольку статус России как великой державы базируется в основном на обладании ею ядерным оружием, программы по его модернизации останутся высшим приоритетом.

6. Президент Медведев может попытаться использовать националистические настроения, подпитываемые экономическими трудностями и разочарованием в отношении руководящих политических кадров.

7. Внешняя политика России будет строиться на стремлении восстановить влияние на ближайших соседей – прежде всего, в регионе Каспия. Россия будет пытаться использовать энергетические ресурсы прикаспийских государств – сразу по двум причинам: экономическая выгода и политическое давление.

8. В этом плане здесь следует сказать несколько слов о соседях России. Помимо того, что они будут стремиться к ускорению межрегионального сотрудничества, их будут интересовать связи с НАТО, Евросоюзом, ОБСЕ. Причина этого – минимизировать возможный ущерб от колебаний в системе принятия Россией политических решений.

9. Россия будет настаивать на том, чтобы её воспринимали серьёзно. Зачастую она будет занимать позицию, отличную от позиции США. Она продолжит развивать военное сотрудничество с Ираном и не только с Ираном. Можно ожидать периодических всплесков в постоянном улучшении дипломатических отношений между Россией и Китаем. Причина: торговля оружием и общность целей в ряде областей. Россия будет демонстрировать желание развивать связи с другими ключевыми игроками на мировой арене, а Китай – желание оградить себя от «мягкого сдерживания». Российское участие в процессе мирного урегулирования на Ближнем Востоке ограничится отдельными дипломатическими «набегами».

ИЗ ДОКЛАДА-2015 (готовился в 1998-99 годах)

1. Предсказывается уменьшение численности населения к 2015 году до 130-135 миллионов.

2. Предсказываются: недостаточность структурной реформы, невысокая производительность сельского хозяйства по сравнению со стандартами Запада, распадающаяся инфраструктура, экологическая деградация.

3. Сохранятся: коррупция и организованная преступность, подпитываемые трафиком наркотиков, отмывание денег. В некоторых случаях всё это будут прикрывать коррумпированные политики.

4. Влияние РФ как политического центра будет уменьшаться. К 2015 году понятие «Евразия» станет географическим и не будет содержать объединяющей политической, экономической и культурной составляющей. РФ будет продолжать ориентироваться на ЕС , но останется вне его. Тем не менее, взаимозависимость РФ и её ближайших соседей сохранится, прежде всего, в энергетической сфере.

5. РФ останется главным игроком среди государств, входивших в СССР, хотя этот её потенциал будет уменьшаться.

6. РФ будет продолжать мучить экономика, доставшаяся в наследство от СССР.

7. Помимо разваливающейся инфраструктуры и многолетнего пренебрежения вопросам охраны окружающей среды, уровень жизни российского населения продолжит подвергаться таким опасностям, как алкоголизм, сердечные заболевания, наркомания, ухудшающаяся система здравоохранения. Население РФ не только уменьшится по численности, но и станет менее здоровым. Таким образом, россияне в определённой степени утратят способность быть двигателем экономического возрождения своей страны.

8. Не исключено, что в макроэкономическом плане, ВВП РФ достигнет нижнего уровня, за которым, возможно, последует оживление. Останется вероятность того, что РФ не удастся полностью интегрироваться к 2015 году в глобальную финансовую и торговую систему. Даже если события будут развиваться для РФ наилучшим образом (при прогнозируемом среднем ежегодном экономическом росте в пять процентов), её экономический вес будет составлять менее одной пятой от экономического веса США .

9. Эксперты полагают, что к 2015 году у РФ останется широкий дипазон вариантов будущего – от возрождения до распада. Однако, она будет дрейфовать, главным образом, по направлению к авторитаризму, хотя и не к такому экстремальному, который наблюдался в советский период.

10. Цели внешней политики РФ предполагаются следующими: восстановление потерянного влияния на бывшие советские республики к югу от неё, развитие связей с европейскими и азиатскими государствами, позиционирование себя как серьёзного игрока по отношению к США . Энергетические ресурсы РФ останутся важным рычагом для осуществления этих усилий. Однако внутренние проблемы РФ будут препятствовать её усилиям заявить о своём статусе как великой державы. РФ будет поддерживать мощь своего ядерного арсенала как второго по величине в мире в качестве последнего следа былого могущества. РФ будет слабой изнутри. Она останется институционно связанной с системой международных отношений, в основном, через свой статус Постоянного члена Совета Безопасности ООН .

В 1999 году были проведены два открытых для общественности семинара, совместно спонсированных подразделениями Государственного Департамента США и ЦРУ США «Альтернативные варианты глобального будущего к 2015 году» .

В работе первого семинара были выявлены главные факторы, от которых будут зависеть глобальные перемены в период до 2015 года. Основное внимание было уделено демографии, природным ресурсам, науке и технологиям, гдобальной экономике, проблемам управления, социально-культурной идентичности, конфликтам. По итогам работы второго семинара были разработаны четыре альтернативных варианта глобального будущего к 2015 году.

Ниже перечислены названия сценариев без подробного раскрытия содержания:

· «Глобализация без дискриминации» (рост на основе экономической либерализации помогает повышению благосостояния людей в широких масштабах и смягчает проблемы демографии и потребления ресурсов).

· «Фатальная глобализация» (глобальная экономика расщепляется на три части: рост в развитых странах, низкий рост или спад доходов на душу населения в развивающихся странах, резкий рост экономики, находящейся вне закона).

· «Конкуренция между регионами» (превосходство США встречает политическое сопротивление в Европе и Восточной Азии; Европа, Азия, Северная и Южная Америка занимаются собственными проблемами; Африка южнее Сахары, Ближний Восток, Центральная и Южная Азия бедствуют).

· «Постполярный мир» (мир разбивается на множество полюсов; сценарий заслуживает особого рассмотрения, так как в нём «играют» многие государства; см. Раздел Пятый, Д-15 ).

ИЗ ДОКЛАДА-2020 (готовился в 2003-04 годах)

В отличие от предыдущих докладов, Д-20 построен на другой методологии (см. ниже раздел «Методология»). Он представлен на сайте, где выложены подборки материалов, описывающие процесс подготовки доклада.

В процессе подготовки были проведены десятки тематических и региональных конференций с участием экспертов из многих стран мира. Собранные данные отражены в систематизированном виде в итоговых докладах. На их основе написаны, по выражению авторов, «беллетристические» сценарии, в которых в достаточно живой и образной форме представлены ситуации, которые могли бы сложиться в будущем.

Идея составления «беллетристических» сценариев с живописными названиями используется впервые.

Ниже перечислены названия сценариев без подробного раскрытия содержания:

· «Давосский мир» (рост авторитета Китая в мировой экономике),

· « Pax Americana » (США успешно справились со своими проблемами),

· «Новый Халифат» (арабский мир объединился и обрёл второе дыхание),

· «Спираль страха» (преступный мир частично контролирует торговлю оружием массового поражения).

Один из сценариев, ПАКС АМЕРИКАНА, предвосхищает вариант, при котором консенсус США и ЕС по противодействию терроризму стал бы значительно крепче, но, в соответствии с другими сценариями, включая гипотетический НОВЫЙ ХАЛИФАТ , интересы США , РФ , КНР и ЕС разойдутся, возможно, ограничивая сотрудничество в отношении противодействия терроризму.

Оценка авторов Д-20 такова:

1. Среди государств, богатых ресурсами, у РФ наилучшие перспективы вывести свою экономику за пределы примитивной добычи ископаемых ресурсов и стать реальной составляющей мировой экономики.

2. Для диверсификации своей экономики, РФ потребуется произвести определённые структурные изменения. При том, что ЕС хотел бы создать с РФ более тесные отношения, хотелось бы, чтобы Москва стала более толерантной, становясь более сильной с экономической точки зрения, по отношению к стремлению бывших республик СССР продолжать своё движение в сторону ЕС.

3. Вместе с тем, РФ сталкивается с серьёзным демографическим кризисом, являющимся следствием низкого уровня рождаемости, слабой системы здравоохранения и потенциально взрывоопасной ситуации со СПИДом. На юге она граничит с нестабильным регионом Кавказа и Центральной Азии, из-за чего, вероятно, мусульманский экстремизм, терроризм и традиционные для этого региона конфликты продолжат перетекать в РФ. Социальные и политические факторы ограничивают возможности РФ стать крупным глобальным игроком, но Москва, вероятно, останется важным партнёром и для стабильно сильных США и ЕС, и для поднимающихся КНР и Индии.

ИЗ ДОКЛАДА-2025 (готовился в 2007-08 годах)

В Д-25 представлены, как и в Д-20 несколько «беллетристических» сценариев.

1. Мир без Запада. ШОС вытесняет Запад в целом. США к 2025 году всё-таки уходят из Афганистана, повторяя историческую судьбу СССР. РФ принимает во внимание тот факт, что в Средней Азии возможно перенаселение. Сила ШОС растёт, сила НАТО падает.

2. Октябрьский сюрприз. Катаклизмы в США, касающиеся катастроф экологических, но не затрагивающих РФ. (Приводится описание возможного наводнения, которое разрушает Нью-Йорк).

3 Исчезновение Альянса Бразилия-РФ-Индия-КНР (БРИК). Предполагается возникновение конфликта между Индией и КНР на базе соперничества за доступ к ресурсам, критически важным для дальнейшего стратегического развития.

4. Приглашение NGOs к решению глобальных международных проблем. Негосударственные субъекты, влияющие на деятельность ООН, по мнению авторов Д-25 , будут включать не только неправительственные организации, но также и религиозные группы, лидеров бизнеса, отдельных блоггеров в Интернете, просто лидеров организаций на уровне «grassroots».

По мнению авторов доклада, РФ имеет потенциал для того, чтобы к 2025 году стать богаче, могущественнее и увереннее в себе, если будет инвестировать в человеческий капитал, расширит и диверсифицирует свою экономику, интегрируется в глобальные рынки. С другой стороны, многочисленные препятствия могут ограничить возможности РФ полностью реализовать свой экономический потенциал. Главными среди этих ограничений являются нехватка инвестиций в энергетический сектор, в узкие места инфраструктуры, деградирующее образование и общественное здравоохранение, недоразвитый банковский сектор, преступность и коррупция. Более скорое, нежели ожидалось, обращение к альтернативным видам горючего или падение глобальных цен на энергоносители до того, как у РФ появится возможность развить более диверсифицированную экономику, вероятно, создадут ограничения для экономического роста.

Cогласно прогнозам авторов доклада, к 2025 году достигнет уровня ниже 130 миллионов человек. Шансы на то, чтобы остановить это снижение до 2025 года, очень слабые: женское население в возрасте от 20 до 30 лет – возраст, в котором в РФ заводят первого ребенка, – будет быстро сокращаться и к 2025 году составит 55% от нынешнего уровня. Высокий уровень смертности среди мужчин среднего возраста вряд ли коренным образом изменится. Мусульманское меньшинство, для которого характерен более высокий уровень рождаемости, составит более высокую долю населения РФ (вместе с иммигрантами из тюркоязычных стран и КНР) . В соответствии с некоторыми более консервативными прогнозами мусульманская доля российского населения увеличится с 14% в 2005 году до 19% в 2030 году и 23% в 2050 году. В условиях сокращения населения все большее число жителей будут составлять неправославные неславяне, что может спровоцировать националистическую негативную реакцию со стороны русского населения. Поскольку проблемы рождаемости и смертности в РФ , вероятно, сохранятся до 2025 года, российская экономика, в отличие от европейской и японской, будет вынуждена содержать значительное количество иждивенцев.

Сокращение населения РФ к 2025 году поставит политиков перед трудным выбором. Например, к 2017 году РФ , вероятно, будет иметь лишь 650 тысяч 18‑летних юношей, силами которых нужно будет поддерживать армию, которая в настоящее время опирается на 750 тысяч призывников. Сокращение населения приведет к экономическим жертвам в виде более суровой нехватки рабочей силы, особенно если РФ не будет инвестировать большее количество средств в свой ныне существующий человеческий капитал, не перестроит свою научно‑техническую базу и не задействует рабочую силу из числа иностранных мигрантов.

Более активная упреждающая и влиятельная внешняя политика выглядит вполне вероятной, отражая возвращение России на мировую арену в качестве влиятельной силы, важного партнёра западных, азиатских и ближневосточных столиц и ведущей силы в противодействии глобальному доминированию США . Контроль над ключевыми узлами энергомаршрутов на Кавказе и в Средней Азии – жизненно важный для амбиций энергетической сверхдержавы – будет движущей силой в восстановлении сферы влияния в её ближнем зарубежье. Единство взглядов на угрозу терроризма и исламского радикализма могут сблизить российскую и западную политику в области обеспечения безопасности, несмотря на разногласия по другим проблемам.

Более ранний, чем предполагалось, отказ от ископаемого топлива также может положить конец начавшемуся в 2000-х годах восхождению РФ .

С другой стороны, по мнению авторов доклада, РФ потенциально может оказаться среди тех, кто получит наибольший выигрыш от глобального потепления. Она обладает обширными нетронутыми запасами природного газа и нефти в Сибири и на Арктическом шельфе, и потепление может сделать эти запасы значительно более доступными. Это будет огромным благом для экономики РФ , поскольку сейчас 80 % экспорта страны и 32 % поступлений в государственный бюджет зависят от производства энергии и сырья. В дополнение к этому открытие Арктического водного пути создаст экономические и торговые преимущества. Однако по мере подтаивания арктической тундры может быть разрушена инфраструктура, и потребуются новые технологии для того, чтобы развивать в регионе добычу ископаемых энергоресурсов.

Комментарий аналитика:

1. ШОС не вытеснит Запад, по меньшей мере, до 2060-го года. В мире просто нет ресурсов, которые необходимы ШОС для такого «вытеснения». На более долгий срок прогнозировать просто бессмысленно. РФ может с выгодой для себя использовать эту возможность и немалый по длительности исторический период, чтобы по-прежнему находиться в ведущей десятке мировых игроков, провести необходимые структурные изменения и остаться в элите.

2. РФ, как Великая держава, должна быть в полной готовности оказать максимально возможную помощь американским, гаитянским и всем гражданам, которые могут попасть в беду.

3. Бразилия и РФ будут смягчать любые попытки членов Альянса конфликтовать между собой – идиотов-то нет в современном мире – раз уж Альянс объективным образом сформировался, то нужно его беречь, например, используя объединительный потенциал ШОС. Предлагаемый авторами Д-25 сценарий распада БРИК – нереален.

4. Существуют «демократия представительская» и «демократия участия». Первому понятию уже сотни лет, и в РФ наблюдается явное разочарование этой формой демократии. О втором понятии, которое начали прорабатывать 30-40 лет назад в странах Скандинавии, вообще в РФ умалчивается. Что это за понятие? По сути оно очень близко к понятию «местное самоуправление», но создано на научной основе. Смысл – каждый гражданин располагает правом голоса в микрорайонах, насчитывающих примерно 20-30 тысяч человек. Коммуникационные технологии позволяют уже сейчас этим гражданам не передоверять свой голос кому-то более авторитетному, а выражать его без посредников. Гражданин – уже парламентарий. С каждым годом развития технологий ареалы «демократии участия» будут становиться всё более многочисленными. Поэтому «представительская демократия» к 2025 году просто отомрёт. Сопротивление этому процессу с исторической точки зрения будет иметь вид безобразный, даже если против этого процесса выступят власти всех государств мира. Бесполезно. С этим процессом можно только дружить. Огромная по территории РФ, насчитывающая порядка 1800 районных администраций, способна, при понимании Кремля, стать мировым лидером этого процесса. Есть ли в России проекты программ поддержать этот процесс? Есть.

5. В России есть технологии на случай отказа от ископаемого топлива.

6. В Д-10 больше половины точных «попаданий». Это значит, что представляемый Вашему вниманию анализ имеет смысл. Хотя, если присмотреться внимательнее, российские аналитики тоже могли бы совершить эти самые «попадания». Вывод. России тоже надо создавать методологию и систему прогнозирования, аналогичные тем, которые используются НР C США.

Скептики, конечно, могут задать вопрос: «А зачем вообще прогнозы НРС, если ни один прогнозист не «предвидел» кризис, начавшийся осенью 2008 и продолжающийся по сей день?» А информация была.

Дальше следует объёмная ссылка на http://www.fin-crisis.ru/news/2009-07-01-3444

«Это сейчас многие "умники", говоря о кризисе, изрекают: "А мы же предупреждали!" Если верить всем, кто "предупреждал", то о кризисе заранее знали почти все и говорили тоже почти все. Однако, как выяснил портал Forexpf.Ru, в мире есть всего лишь 10 источников, предсказавших финансовую катастрофу задолго до её появления. Итак, кто эти люди?

1. Винс Кейбл – зам. председателя либерально-демократической партии Великобритании.

В ноябре 2003 года в ходе конференции министерства финансов г-н Кейбл задал следующий вопрос ныне экс-премьеру Великобритании Гордону Брауну: "Поддержку росту британской экономики оказывают потребительские расходы, растущие на фоне рекордных уровней потребительского долга, обеспеченного (а может, и нет) ценами на недвижимость, которые, по мнению представителей Банка Англии, намного выше равновесного уровня. Какие меры собирается предпринять министр финансов для решения проблемы задолженности по потребительским кредитам?" Г-н Браун воздержался от разъяснений, ответив только: "Мы были правы в отношении перспектив роста британской экономики".

2. Кристофер Вуд – ведущий стратег CLSA – брокерской фирмы на Азиатско–Тихоокеанском рынке.

В октябре 2005 года г-н Вуд сделал разумное заявление: "Инвесторам следует продавать все активы, уязвимые по отношению к американскому рынку ценных бумаг, обеспеченных закладными". В одном из своих интервью в 2007 году он сказал: "Некоторые учреждения вели себя не как банки, а как спекулянты с кредитным плечом. Экономику Великобритании ожидает чудовищное потрясение. Насколько сильным оно окажется, нам ещё предстоит узнать".

3. Основатели веб–сайта для инвесторов www.stock–market–crash.net .

Авторы сайта заявляют, что предсказать катастрофу достаточно легко: "Одним из самых грандиозных мифов всех времен является то, что крах рынка – это редкое и непредсказуемое явление. Путь к рыночной катастрофе зачастую растянут на несколько лет. Существуют определенные предупредительные признаки, которые сигнализируют о завершении действия бычьих тенденций на рынке и начале медвежьей динамики. Научившись видеть эти общие предупредительные сигналы, можно нейтрализовать свои инвестиции и процветать, осуществляя краткосрочную торговлю на рынке".

4. Генри Вайнгартен – астролог.

Г-н Вайнгартен является главой Фонда астрологов – нью-йоркской фирмы, которая дает рекомендации по ведению бизнеса, основываясь на движении планет. Он предсказал значительный спад деловой активности в марте 2007 года – надеемся, что его клиенты приняли это к сведению. На самом деле, по размещенной на сайте информации, Вайнгартен сделал уже не одно успешное предсказание в сфере мировых финансов, среди которых оба мексиканских кризиса 1995 года, первый кризис доллара в 1995 году, падение цен на нефть в 1998–м и восстановление в 1999 году, а также снижение евро после введения валюты в 1999 году.

5. Нуриэль Рубини – профессор экономики.

Г-н Рубини, известный также как доктор Фатум, – профессор экономики в Нью-Йоркском университете. 7 сентября 2006 года на заседании Международного валютного фонда он заявил, что назревает кризис. Он сообщил, что США ждёт редкий по силе и масштабам обвал на рынке жилья, нефтяной шок, резкое снижение потребительского доверия и, в конце концов, глубокая рецессия. Домовладельцы перестанут выполнять обязательства по ипотечным кредитам, произойдет обвал обеспеченных закладными ценных бумаг на триллионы долларов, и мировая финансовая система перестанет функционировать. Эти события, заявил Рубини, нанесут ущерб основным финансовым институтам, таким как Fannie Mae и Freddie Mac. Когда он закончил свою речь, ведущий сказал: "Думаю, нам всем придётся несладко". Так и произошло.

6. Николай Кондратьев – русский экономист, приверженец марксистской теории.

В начале 20–х гг. Кондратьев выдвинул теорию, согласно которой экономики западных капиталистических стран развиваются циклически – за долгосрочным периодом роста (50–60 лет) следует период экономического спада. Теперь эти периоды экономики носят название "волн Кондратьева", или больших суперциклов. Он предсказал надвигающийся спад и оказался абсолютно прав в отношении 1929 года. Текущий кризис наступил с опозданием на 10 лет, однако очень неплохое предсказание от человека, который умер в 1938 году.

7. Основатели веб-сайта по недвижимости Housepricecrash.co.uk.

Веб-сайт HousePriceCrash.co.uk был основан в октябре 2003 года, после того как его авторы предсказали наступление "одного из потенциально самых грандиозных экономических бумов в истории". Сайт создан с целью обеспечить "противовес огромному объёму позитивной информации на рынке жилья". И хотя на данный момент на рынке жилья не слишком много положительных новостей, сайт содержит более чем достаточно информации, статистики и форумов для тех, кто заинтересован в том, что происходит на жилищном рынке.

8. Лорд Оукшотт – представитель Министерства финансов, член либерально-демократической партии Великобритании.

Возможно, он не предсказывал всей финансовой катастрофы, но предупреждал правительство о возможном банкротстве исландских банков. Недавно он заявил: "Аварийный сигнал раздавался над всеми исландскими банками, а министерство финансов, должно быть, было слепо и глухо, раз не услышало его". В июле прошлого года он обратился к правительству со следующим вопросом: "Какие меры предприняли финансовые власти Великобритании для того, чтобы убедиться, независимо от финансовых властей Исландии, в платежеспособности и стабильности исландских банков, принимающих вклады на территории Великобритании?" Лорд Дэвис, являющийся членом правительства Великобритании, ответил, что ликвидность или финансовое положение исландских банков, действующих в Великобритании, не вызывает беспокойства.

9. Стивен Роуч – старший сотрудник в Morgan Stanley.

В ноябре 2004 года г-н Роуч предсказал «экономический Армагеддон», который должен произойти отчасти вследствие рекордного отрицательного сальдо текущих операций, а также торгового и бюджетного дефицита. В то время к его мнению, по большому счёту, никто не прислушался. А когда его предсказание подтвердилось, он обвинил центробанки в том, что те ничего не предприняли для предотвращения надвигающегося кризиса. "Отсутствие монетарной дисциплины привело к бесконтрольной глобализации", – заявил он.

10. Рон Пол – представитель конгресса от республиканской партии Великобритании.

В сентябре 2003 года г-н Пол заявил Комитету палаты представителей по финансовым операциям: "По иронии судьбы, распределяя риск невыполнения обязательств по ипотечным кредитам, правительство увеличивает вероятность болезненного обвала на рынке жилья". "Причина заключается в том, что особые привилегии, предоставленные Fannie Mae и Freddie Mac, привели к деформации жилищного рынка, так как позволили этим корпорациям привлекать капитал, который они не могли бы привлечь при чистых рыночных условиях". Естественно, говоря о заслугах г-на Пола, необходимо также отметить усилия его советника Питера Шифа, являющегося экспертом в экономических вопросах».

Спасибо сайту http://www.fin-crisis.ru/news/2009-07-01-3444

Вводим дополнительную информацию.

«Периоду до 2025 года, вероятнее всего, не будет хватать мира, стабильности, легитимности. Отчасти так будет из-за упадка США как державы-гегемона миросистемы. Но в ещё большей мере – из-за кризиса миросистемы как таковой».

Иммануил Валлерстайн, американский социолог, создатель теории миросистемного анализа (1993).

Несомненно, что эксперты, отвечающие за правильность прогнозов для США, знакомы с теорией миросистемного анализа Валлерстайна. Тем не менее, Д-20 для России представляет ценность. Можно использовать Д-20 как сырьё для разработки собственного системно-аналитического документа в отношении реальных угроз для России, экономя при этом массу средств и времени.

Получается, что скептики отчасти правы. Трудно поверить в то, что НР C США не располагал этой информацией.

Вывод. Прогнозы НР C – блестящая операция по организации момента «объявления глобального кризиса». Поздравления – американским «яйцеголовым». Успокоить всех прогнозами, не содержащими ни единого упоминания о каком-либо кризисе. Получилась самая умная мировая война в истории. Война нового типа – информационная. США , как страна, которая оказалась наиболее подготовленной к войне, поскольку именно она её готовила, выйдет из кризиса первой. Но РФ , объявленная в Д-15 слабой-преслабой, в силу её неотъемлемого исторического потенциала, выйдет из кризиса ВТОРОЙ в составе БРИК. Руководители РФ сделали всё, что могли сделать в этой ужасной ситуации. Серебряная медаль в соревновании по скорейшему выходу из кризиса – это фантастическая награда их умению терпеть и держать удар.

Перспектива РФ – быть неотъемлемой частью БРИК. Похоже на английское слово «кирпич». Без этого кирпича мир будет неполон наполовину.

Если забраться немножко дальше 2025 года, например, в 2040 год, то БРИК сравняется с «Семёркой» в целом (США , Япония , Германия , Франция , Великобритания , Канада , Италия ).

Может быть, РФ и не следует либеральной западной модели в своём развитии. Возможно, для того, чтобы дать определение её развитию, больше подходит термин «государственный капитализм». Но взлёт РФ очевиден, и он может быть серьёзным ввиду её реальной масштабности, хотя авторы Д-25 хотели бы большей «демократизации» России.

У стран БРИК есть геополитический и экономический потенциал для того, чтобы не полностью заимствовать западные нормы.

Различия в предсказаниях, признаваемые авторами Д-20 и Д-25 , сформулированы очень осторожно. В Д-25 есть упоминание о кризисе, как о событии, которое вроде бы, само собой, в подробностях известно всем.

Кроме того, в Д-25 имеется статья о различии двух прогнозов, упор в которой делается на том, что США признают грядущую многополярность. Тот факт, что не был спрогнозирован финансовый кризис, заретуширован. Но надо признать – авторы Д-25 всё-таки коснулись темы кризиса. Однако, этого недостаточно.

В Д-15 Россия признана слабым государством. Д-25 признаёт серьёзный подъём РФ в составе БРИК.

Упомянуто безусловное влияние Ленина, Сталина и Мао на ход мировой истории.

В чём можно видеть интерес вышеприведённых прогнозов для РФ.

Сценарии предлагают многомерный взгляд на возможные варианты будущего. Если использовать российские исследования, в которых представлены списки угроз для РФ , и «наложить» на документ, представленный НРС, то можно будет «автоматически» получить такой же системно-аналитический документ, но уже ориентированный не на американский менталитет, а на российский и при этом избежать многомиллионных затрат.

Ещё раз обратим внимание на тот факт, что в Д-20 нет ни слова о мировом кризисе, который разразился летом-осенью 2008 года. В то же время подготовка Д-20 велась в 2003-2004 годах.

Тем не менее, данный доклад для РФ представляет ценность. Мы можем использовать его как сырьё для разработки собственного системно-аналитического документа в отношении реальных угроз для России, экономя при этом массу средств и времени.

Второй блок «О государствах,

входивших ранее в состав СССР».

Круг 1 (Государства, признанные Российской Федерацией в периоды подготовки анализируемых докладов (в алфавитном порядке): Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Молдова, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Украина, Эстония)

Д-10.

Никаких упоминаний.

Д-15.

Сближение Украины с Западом будет ограничено внутренней масштабной коррупцией, преступностью, медлительностью с приведением в действие юридических установлений. Киев останется в зависимости от давления со стороны России, прежде всего, энергетической. Высказывается прогноз, что стремление Украины к независимости будет превалировать над реинтеграцией в сферу российского влияния.

Украина будет преодолевать проблемы, корни которых уходят в десятилетия небрежения проблемами защиты окружающей среды. К тому же есть последствия от радиоактивного заражения из-за ненадлежащего управления АЭС. Ресурсов и так не хватает, а их к тому же придётся направлять на экологическую коррекцию.

Комментарий аналитика: Россия и Украина просто обязаны перед миром иметь стабильно добрые отношения. Одно из простых решений. Известно, насколько трепетно украинцы относятся к своему языку. России стоит подумать над тем, чтобы организовать для желающих в нашей стране сеть Государственных курсов по изучению украинского языка. Не так уж это и сложно – языки-то очень близкие. Украина должна остаться разной и единой, возможно, федеративной. Льв i в, K ï i в, Харк i в, Москва. Лучше говорить о единой общей сфере российско-украинского и украинско-российского взаимовлияния.

В Д-15 есть прогнозы, касающиеся республик Закавказья (про другие республики в Д-15 прогнозов нет):

В 2015 году Азербайджан , Армения и Грузия будут находиться в состоянии флуктуации. Причины: неразрешённые местные конфликты, слабая экономика, продолжающееся давление со стороны России.

Грузия, возможно, взойдёт на уровень политической и экономической стабильности, которая будет подпитываться доходами от транзита энергоносителей и останется в фокусе внимания со стороны РФ. Армения останется в изоляции и, по всей видимости, будет «клиентом» российским – а, возможно, – и иранским – некой региональной «wild card». Успех Азербайджана в развитии энергетического сектора вряд ли принесёт ему истинное процветание. Баку останется односекторной экономикой со всеохватывающей коррупцией на всех уровнях общества.

В государствах Средней Азии социальные, экологические, религиозные и, возможно, этнические напряжения будут возрастать. Проблемы с водой приведут к проблемам сельскохозяйственным и энергетическим. Высокий уровень рождаемости в 80-х и начале 90-х вызовет давление на качество услуг в областях образовательной, здравоохранительной и социальной.

Комментарий аналитика: Авторы Д-15 не смогли спрогнозировать те сложности, которые возникли и, безусловно, останутся до 2015 года в связи со всё возрастающим международным признанием права Абхазии и Южной Осетии на самоопределение. По всем опросам, грузины очень серьёзно относятся к своей истории. Они – в этом плане лидеры среди всех народов бывшего СССР. Впереди – огромные дипломатические и другие усилия РФ для того, чтобы найти общий язык с Грузией .

Д-20.

В предыдущих докладах ещё ни разу не появлялись прогнозы в отношении Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. В Д-20 они, наконец, появились:

С точки зрения экспертов HРС, новые государства Средней Азии будут слабыми. В ближайшие 15 лет возможны конфликты на религиозной и этнической почве. Дестабилизирующее воздействие на весь среднеазиатский регион. Вместе с тем, недостаточность рабочей силы в России объективно ведёт к определённому единению среднеазиатских государств, поскольку в Россию они направляют свою избыточную рабочую силу. Более того, Россия и среднеазиатские государства, по всей видимости, будут развивать сотрудничество в организации транспортировки энергоносителей.

Региональные эксперты менее уверены в потенциале для значительной экономической диверсификации в других богатых ресурсами государствах Средней Азии и Закавказья на период до 2015 года как, в частности, Азербайджана, Казахстана, Туркменистана . Для стран с более ограниченным доступом к природным ресурсам, такие как Грузия, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан и Украина , проблемой станет развитие эффективных отраслей в сфере услуг, нуждающихся в лучшем управлении.

Среднеазиатские страны Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан сталкиваются с жёстко стоящей проблемой поддержания социального мира в контексте резкого увеличения численности населения, его относительного омоложения, ограниченных экономических перспектив и возрастающего влияния Исламских радикалистов. Дозволяя больший уровень эмиграции, РФ могла бы смягчить воздействие этих проблем на среднеазиатские государства. К тому же, РФ могла бы получить выгоду от миграции в качестве компенсации людских потерь (примерно по одному миллиону человек в год), которые будут продолжаться как минимум до 2020 года. Однако, РФ располагает небольшим опытом в интегрировании мигрантов, представляющих другие культуры. Растёт русский национализм как результат этнического беспокойства внутри страны.

Евразия станет более сплоченной, если глобальная экономическая ситуация ухудшится и регион окажется в изоляции. В этом случае РФ могла бы стать опорой для других государств в поддержании порядка вдоль южной границы, в то время как некоторые среднеазиатские страны – Туркменистан, Таджикистан и Кыргызстан , возможно, переживали бы кризис.

Украина почти наверняка продолжит попытки вступить в НАТО, в то время как Грузия и Молдова , возможно, поддержат их стремление.

Средняя Азия и Кавказ , возможно, станут регионом растущей заинтересованности других стран – а там много потенциально несостоявшихся государств, к тому же присутствует радикализм в форме Исламского экстремизма. Страны Евразии важны как проводники и/или поставщики энергоресурсов, как для Запада, так и для Востока. На пути развития этих государств будут влиять такие внешние силы как РФ, ЕС, КНР, Индия, США , которые, в том числе, могут стать стабилизаторами этого развития.

Комм .А.: О Таджикистане . В России работает большое количество таджиков. Качеством работы они снискали уважение со стороны россиян. Заработанные деньги пересылают на родину. Эти деньги там работают. Таджикистан вовсю строится. В определённом смысле, эта республика является идеальной моделью возможного развития СССР, если бы он не развалился. Не исключено, что присутствие российских войск в значительной степени способствует стабильности развития этой республики.

Д-25.

Авторы доклада прогнозируют снижение численности населения Украины примерно на 10%.

Украина , возможно, будет принята в ЕС .

Государства Центральной Азии могут стать ареной интенсивного международного соперничества за доступ к энергоресурсам.

Третий блок «О государствах Евразии,

с которыми ранее СССР поддерживал

отношения как с социалистическими»

Круг 2 . ( Государства, признанные Российской Федерацией в периоды подготовки анализируемых докладов (в алфавитном порядке): Бывшие дружественные страны во времена СССР, 1949-1991 годы: Болгария, Босния и Герцеговина, Бывшая Югославская Республика Македония, Венгрия, Индия, КНР, КНДР, Польша, Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Хорватия, Черногория, Чехия, реальная ситуация в Землях Востока ФРГ).

Д-10.

В бывшем СССР вопрос заключается не в поддержании сети безопасности, а в создании какого-то механизма, способного справиться с широким диапазоном экономических и социальных проблем. Создание его может занять много лет, к тому же потребуются согласованные усилия в таких областях, как здравоохранение, защита окружающей среды, возобновление экономического прогресса.

Д-15.

Практически никаких упоминаний стран по отдельности. Отдельно упоминаются только КНР и КНДР .

1. Численность населения в государствах Восточной Европы будет продолжать уменьшаться.

2. Государства Восточной Европы будут пополняться мигрантами.

3. Государства Восточной Европы будут бороться с проблемами экологического характера, доставшимися в наследство от их принадлежности к социалистическому блоку.

4. Для государств Восточной Европы прогнозируется быстрый рост, так как предполагается, что они, в общем и целом, примут политику реформирования, проводимую государствами Западной Европы, которые, в свою очередь, будут стремиться сократить отставание от США.

5. Государства Юго-Восточной Европы смогут улучшать свои экономические перспективы лишь постепенно, по мере того, как будут повышать уровень региональной безопасности.

6. Растущая мощь КНР по-прежнему в повестке дня. Непрерывный экономический рост КНР всё-таки под вопросом ввиду необходимости постоянной реструктуризации предприятий, принадлежащих государству, и преобразования банковской системы.

7. Цель военной программы КНР – ограничить влияние США на своих географических соседей. КНР останется лидером в Восточной Азии.

8. Как и в предыдущие десятилетия, не исключён военный конфликт между КНР и Китайским Тайпэем .

9. Интересы КНР – в государствах Средней Азии . Главная опасность для региона заключается в разъедающем объединении межобщинных конфликтов и политических противостояний, возможно, подстрекаемых внешними силами и отчасти финансируемым «деятелями» наркотрафика.

10. КНР будет следовать политике мира как главному условию для собственного экономического роста и внутренней стабильности.

11. Население на севере КНР будет испытывать недостаток воды.

12. Ещё. Возможный голод в КНДР . Помочь можно. Но репрессивное правительство, как в недавнее время в КНДР , ограничивает эту возможность.

13. В Индии конфликт глобальных тенденций весьма заметен. Численность её населения оценивается в 1,2 миллиарда к 2015 году. Её экономический рост, направляемый высокими технологиями, виртуально диктует ей будущее – стать региональной державой. Из-за неравномерности внутреннего экономического развития, при растущем разрыве между богатыми и бедными и наличии серьёзных вопросов относительно фрагментарной сущности политики Индии, возникает неясность, насколько Индия будет мощной к 2015 году. Вне зависимости от того, каким будет уровень этой мощи, растущие амбиции Индии будут в дальнейшем служить источником напряжения в её отношениях с КНР и осложнять связи с РФ , Японией и государствами Запада . Также продолжится ядерное противостояние с Пакистаном .

Д-20.

Авторы Д-20 полагают, что к 2020 году ВВП КНР превысит ВВП отдельно взятых западных экономических государств за исключением США. ВВП Индии также приблизится к соответствующим показателям европейских стран или даже превзойдёт их.

Ввиду исключительно высокой численности населения КНР и Индии – прогнозируемой к 2020 году Американским бюро переписи на уровне 1,4 и почти 1,3 миллиарда соответственно – этим странам нет необходимости выводить жизненный уровень своих граждан на западные показатели, чтобы стать экономически значимыми державами.

Если процесс глобализации вдруг не будет резко обращён вспять и не будет никаких серьёзных потрясений в этих странах, то выход КНР и Индии на глобальную арену предопределён. И всё же пока нельзя сказать с полной уверенностью, как эти державы воспользуются своим растущим влиянием и будут ли они сотрудничать (или же всё-таки конкурировать) с другими государствами в международной системе отношений.

КНР будет вынужден увеличить потребление энергии примерно на 100% к 2020 году.

Постоянно возрастающие потребности в энергии могут подтолкнуть КНР к принятию на себя более активной роли в международных делах – в частности, на Ближнем Востоке, в Африке, в Латинской Америке и Евразии. В своём стремлении максимизировать и диверсифицировать свои энергетические ресурсы КНР опасается стать уязвимым и подверженным давлению со стороны США – страны, которую китайские официальные лица характеризуют как государство, проводящее агрессивную энергетическую политику, зачастую направленную против КНР .

По мнению авторов Д-20, равновесия в регионе будет сложно добиться из-за остающихся нерешёнными проблем объединения Кореи и напряжений между КНР и Китайским Тайбэем . Хотя военная конфронтация между КНР и Китайским Тайбэем будет означать крах усилий КНР добиться признания своей роли региональной и мировой державы, авторы доклада не считают возможным полностью исключить такую возможность. К примеру, провозглашение Китайским Тайбэем независимости или другие подобные события могут заставить КНР предпринять шаги, от которых он в противном случае воздержался бы, точно так же, как и наращивание военной мощи КНР будет усиливать у его лидеров желание применить ее против Китайского Тайбэя . В этом случае опасность вооруженного конфликта также может возрасти.

В исключительно резкой форме протекает в КНР процесс старения населения (к 2020 году около 400 миллионов китайцев будут старше 65 лет). Этот фактор вместе с усилением гендерного дисбаланса может привести к тяжелым политическим, социальным и даже международным последствиям. Необеспеченность пенсионной системы денежными ресурсами может привести к тому, что многие китайцы будут вынуждены продолжать работать до глубокой старости.

Индия должна будет увеличить потребление энергии на 70% к 2020 году, чтобы обеспечить устойчивый уровень экономического роста.

К 2020 году, вероятно, назреет кризис в отношении КНДР .

Д-25.

Авторы доклада ожидают, что КНР будет считать, что США отдадут предпочтение Индии в её конкуренции с КНР. При этом КНР будет одним из главных фокусов политики США .

КНР и Индия будут больше заняты решением внутренних проблем, чем продвижением инициатив по переустройству мира.

КНР будет развиваться как один из лидеров в сталелитейной промышленности, производстве бытовых электроприборов, телекоммуникационного оборудования.

Демографы ожидают, что к 2025 году население КНР будет насчитывать почти 1,4 миллиарда человек, что на 100 миллионов больше, чем сегодня. Преимущество преобладания относительно многочисленного трудоспособного населения над иждивенцами старшего возраста и детьми начнет исчезать примерно к 2015 году, когда количество китайского трудоспособного населения начнет уменьшаться. Демографическое старение – увеличение числа пенсионеров и уменьшение числа трудоспособных граждан – ускоряется десятилетиями политики, нацеленной на сдерживание рождаемости, и традициями раннего ухода от активной трудовой деятельности. Выбор КНР жесткой политики замедления роста населения в целях сокращения спроса на энергию, воду и продовольствие ускорил процесс старения населения. К 2025 году значительная часть населения КНР достигнет пенсионного или предпенсионного возраста. Хотя со временем КНР может отказаться от политики ограничения рождаемости, чтобы выровнять гендерный баланс – количество мальчиков и девочек, взрослые, находящиеся в оптимальном для брака возрасте, столкнутся со значительным дисбалансом в пользу мужского населения, что приведет к возникновению значительного количества неженатых мужчин.

В течение следующих 15–20 лет немногие страны повлияют на мир сильнее, чем КНР . Если текущие тенденции сохранятся, к 2025 году КНР будет обладать второй по величине экономикой и станет ведущей военной державой. Он также может стать крупнейшим импортером природных ресурсов и загрязнять окружающую среду ещё больше, чем сейчас.

КНР будет продолжать наращивать военную мощь путём производства и получения современного оружия, включая оснащенные электронными системами самолеты-истребители и подводные лодки новейшего поколения и всё большее количество усовершенствованных баллистических ракет. КНР превзойдет РФ и многие другие страны и через двадцать лет станет вторым в мире покупателем оборонного вооружения после США ; в любом случае КНР превратится в первостепенную военную державу.

Если КНР станет равным соперником США , который в военном отношении будет так же силён, как динамичен в экономике и ненасытен в потреблении энергоресурсов, то это станет вызовом интересам США в сферах безопасности и экономики.

Рост экономики КНР почти наверняка замедлится и может повернуть вспять, даже при учете дополнительных реформ, призванных ответить на растущее социальное давление, возникающее в результате роста неравенства доходов, изношенных сетей социального обеспечения, слабой регуляции бизнеса, нехватки импортной энергии, устойчивой коррупции и экологического опустошения. Каждую из этих проблем отдельно решить можно, но страна рискует пережить «настоящую бурю», если многие из этих проблем одновременно станут привлекать к себе внимание. Даже если правительство КНР в состоянии справиться с управлением этими проблемами, оно может оказаться неспособным обеспечить высокий уровень экономического управления. Большая часть экономического роста КНР будет продолжаться на основе внутренних движущих сил, но ключевые сектора будут полагаться на иностранные рынки, ресурсы, технологии в той же мере, как и на глобальные производственные сети. В результате экономическое здоровье КНР будет затронуто состоянием других экономик, особенно США и государств ЕС .

Отвечая на эти вызовы, лидеры КНР должны сбалансировать открытость, необходимую для поддержания экономического роста, важную для лояльного отношения общества к монополии Коммунистической партии Китая (КПК) на политическую власть в стране, и ограничения, необходимые для защиты этой монополии. Столкнувшись с таким количеством социальных и экономических изменений, КПК и её позиции в обществе, вероятно, подвергнутся дальнейшим трансформациям. Действительно, лидеры КПК сами открыто высказываются в пользу необходимости найти новые способы подтверждения общественной поддержки господствующей роли КПК. Однако до сих пор эти усилия не включают системы свободных выборов и свободной прессы.

Однако китайские лидеры могут продолжить сдерживать напряжённость путём достижения значительного роста, не подвергая опасности партийную политическую монополию, что они и делают на протяжении последних тридцати лет. Хотя затянувшийся спад может представлять серьёзную политическую угрозу, режим будет испытывать искушение избежать публичной критики, обвинив во всех бедах иностранное вмешательство и поддерживая всё более яростные и ксенофобские формы китайского национализма.

В исторической перспективе народ, привыкший к растущим стандартам жизни, реагирует довольно резко, когда их ожидания более не оправдываются, а мало у каких народов столько оснований для таких высоких ожиданий, как в КНР .

Некоторые факторы могли бы ослабить перспективы экономического развития КНР , особенно – опасность нарушения политической стабильности и угроза развала финансовой системы страны по мере того, как КНР во всё большей степени ориентируется на рыночные отношения. КНР может найти свой особый путь к азиатской демократии – путь, не предполагающий нестабильности и диспропорций в экономическом росте, однако на этом пути страну ждёт много неизведанного.

Международные позиции КНР основаны отчасти на расчётах иностранцев, что это «страна будущего». Если иностранцы будут обращаться со страной менее почтительно, националистически настроенные китайцы могут реагировать весьма резко.

Индия будет проводить в жизнь идею многополярного мира.

В следующие 15–20 лет индийские лидеры будут бороться за многополярную международную систему, в которой Индия стала бы одним из таких полюсов, а также политическим и культурным мостом между поднимающейся КНР и США . Всё более уверенное поведение Индии на международной арене, питаемое главным образом экономическим ростом и успешным демократическим развитием, подталкивает страну к партнёрству со многими государствами. Однако это партнёрство нацелено на максимизацию самостоятельности Индии , а не на союз с какой-либо страной или коалициями стран.

Согласно большинству основных показателей – таких, как ВВП, объём иностранных инвестиций (на сегодняшний день он намного уступает китайскому) и доход на душу населения – Индия отстаёт от КНР в экономическом отношении. За последние годы Индия уступала КНР по темпам экономического развития примерно на 20%. Тем не менее некоторые эксперты полагают, что Индия может превзойти КНР в качестве страны с наиболее быстро развивающейся экономикой в мире. Существует несколько факторов, работающих на Индию :

– Численность трудоспособного населения страны будет постоянно увеличиваться до 2020х годов, в то время как в КНР , вследствие проведения политики «одна семья – один ребенок», этот показатель может уменьшиться; далее последует стремительное старение населения.

Индия обладает хорошо отлаженными демократическими институтами, что делает эту страну менее уязвимой в плане политической нестабильности, в то время как КНР будет сталкиваться с необходимостью примирять интересы среднего класса и быстро возрастающего городского населения с тоталитарной в своей основе политической системой.

Индия обладает функционирующими рынками капитала и фирмами мирового уровня в некоторых важных высокотехнологичных секторах экономики, в то время как КНР только ещё предстоит создать и то, и другое.

С другой стороны, в то время как экономика Индии развивается с двух - трёхпроцентным ускорением (как говорят сами индийцы), наследие стагнирующей бюрократической системы сказывается со всё большей силой. Страна ещё не сумела сделать себя привлекательной для иностранных инвестиций; она стоит перед серьёзными политическими проблемами, которые могут обостриться в ходе необходимых модернизационных реформ. Индия также сталкивается с тяжёлым бременем крайней бедности, в которой живёт большая часть населения страны. Вдобавок ко всему некоторые наблюдатели видят под спокойной поверхностью нарастающее напряжение между различными слоями общества; в стране наблюдаются такие опасные явления, как снижение влияния секуляризма, рост межрегиональных и межкастовых противоречий, отражающихся в трениях между соответствующими политическими партиями; случившийся в 2002 году погром, направленный против мусульманского меньшинства в штате Гуджарат, свидетельствует о нарастании негативных тенденций.

Индия всё ещё сильно напоминает другие развивающиеся страны, и перед ними стоят те же проблемы, требующие разрешения, – такие, как большое число сельских жителей, не получающих почти никакой выгоды от экономического развития. Страна стоит перед угрозой эпидемий СПИДа и других страшных болезней, которые могут не просто затруднить развитие экономики, но и вывести её из-под контроля. Согласно последним данным ООН, Индия опередила ЮАР по числу ВИЧ-инфицированного населения.

Резюме: Индии потребуются огромные усилия, чтобы достичь тех темпов экономического роста, которых добилась КНР за последнее десятилетие. Однако способность КНР поддерживать такие темпы роста может оказаться меньшей, чем способность Индии к ускорению. Если развитие КНР замедлится хотя бы на несколько процентов, Индия может к 2020 году выйти на первое место в мире по темпам роста экономики.

Возможно, в Индии продолжится относительно быстрое экономическое развитие. Хотя Индия сталкивается с замедляющей развитие нехваткой внутренней инфраструктуры, квалифицированной рабочей силы и производства энергии, авторы доклада ожидают, что быстро растущий средний класс, молодеющее население, меньшая опора на сельское хозяйство и высокий уровень внутренних сбережений и инвестиций будут способствовать продолжению экономического роста. Впечатляющее экономическое развитие Индии на рубеже тысячелетий сократило число людей, живущих в абсолютной нищете, но растущая пропасть между бедными и богатыми будет становиться всё более важным политическим фактором.

Индийцы сохранят свою сильную приверженность демократии, но общественный строй станет более фрагментарным и фракционным, а власть в национальных масштабах будет осуществляться успешными политическими коалициями. Общее направление в принятии экономических и политических решений в Индии вряд ли повернет вспять, но скорость и масштабы реформ могут сильно варьироваться. Региональные и этнические восстания, которые были главной болезнью страны после достижения независимости, сохранятся как фактор, но не будут угрожать индийскому единству. Нью-Дели, скорее всего, сохранит уверенность в своей способности сдерживать движение сепаратистов Кашмира. Однако Индия , вероятно, пройдёт через опыт возросшей нестабильности, сопровождаемой ростом насилия в некоторых частях страны. Индийские лидеры не рассматривают США как своего военного или экономического патрона и в настоящее время убеждены, что международная ситуация сделала ненужным появление такого благодетеля. Однако Нью-Дели будет использовать преимущества дружественных отношений с США частично в качестве страховки на случай развития враждебности во взаимоотношениях с КНР . Индийские политики уверены, что капитал США , технологии и добрая воля являются необходимыми для продолжающегося восхождения Индии к статусу глобальной державы. США останутся одним из крупнейших экспортных рынков, ключом к международным финансовым институтам, таким как Мировой банк, к коммерческим финансовым заимствованиям, а также крупнейшим источником денежных переводов. Индийская диаспора, состоящая большей частью из высококвалифицированных профессионалов, останется ключевым элементом в углублении связей между Индией и США . Индийский рынок для американской продукции значительно вырастет по мере того, как Нью-Дели будет уменьшать ограничения на торговлю и инвестиции. Индийские военные также будут рады извлечь пользу из расширения оборонительных связей с США . Но, вероятно, индийские лидеры попытаются избегать таких связей, которые могут в какой бы то ни было форме напоминать отношения между членами альянса.

Индия будет прогрессировать за счёт развития информационных технологий и развития соответствующих услуг, фармацевтического производства и выпуска запчастей для автомобилей.

Текущий уровень рождаемости в Индии составляет 2,8 ребёнка на женщину и маскирует значительную разницу между низким уровнем рождаемости в Южной Индии и в коммерческих центрах Мумбаи, Дели и Колката, с одной стороны, и более высоким уровнем рождаемости в густонаселенных штатах так называемого хиндиговорящего пояса на севере, где статус женщин низок, а сфера услуг не развита. За счет высокой рождаемости в плотно населённых северных штатах население Индии , по прогнозам, к 2025 году догонит по численности население КНР , в то время как количество населения КНР достигнет пика и начнёт медленное снижение. К этому времени демографическая двойственность Индии увеличит разрыв между Севером и Югом. К 2025 году основной прирост рабочей силы Индии будет происходить из самых малообразованных, бедных и перенаселённых сельских регионов Северной Индии. Хотя семьи североиндийских предпринимателей десятилетиями жили в южных городах, прибытие целых хиндиговорящих общин неквалифицированных рабочих, ищущих работу, может разжечь дремлющую враждебность между индийскими центристскими проправительственными группами и этнонационалистическими партиями Юга.

Четвертый блок

«Об остальных государствах Евразии»

Круг 3 (Европа, Азия)

Д-10.

В повестке дня правительств европейских стран будут превалировать три вопроса – они скорее будут иметь отношение к будущему Европы, чем к роли Европы во всемирном масштабе.

Во-первых, у правительств европейских стран нет выбора, это – необходимость: огромный массив стареющего населения. Европейцы просто «сидят» на нехватке рабочей силы и уменьшении рождаемости, при этом безработица остаётся проблемой хронической. К сожалению, лучший вариант роста – всего 2-3% в год. Конечно, по историческим меркам – (в соответствии со стандартами других стран), но не посягая на ожидания общественного мнения, это более-менее нормальный уровень роста. Реальные сложности с рынком труда и отсутствие роста производительности труда будут только усиливать протекционистские тенденции.

Второй вызов Европе – Европейский Союз расширяется, углубляется, становится эффективным средством политических обсуждений и приведения выводов в действие. Решения, принимаемые руководящими денежно-кредитными учреждениями ЕС , будут иметь больший вес, чем решения национального характера, принимаемые в Берлине или Париже. Будущие руководители Германии проявят меньшие намерения возложить на себя груз строительства Объединённой Европы или же «подписаться» под германскими интересами в европейской или трансатлантической категоризации. Германия , скорее всего, будет более открыто и непосредственно формулировать свою политику, касаясь таких тем, как неразбериха в Центральной и Восточной Европе, спад деловой активности в Германии , разлад среди союзников, неопределённость в отношении вовлечённости США в Европе.

Третий вызов государствам ЕС – определить роль США по обеспечению безопасности в Европе, которая будет бороться за большее единство в политике безопасности и в политике военной. Понимая бюджетную и военную реальности, европейцы осознают, что замещение НАТО было бы неуместным и недопустимым.

Европейское общественное мнение продолжит поддерживать военное присутствие США в государствах ЕС , отчасти ввиду идеи создания барьера от РФ и ренационализации обороны, а также как результата запутанной и щекотливой ситуацией со вмешательством США в Боснии и Герцеговине .

Д-15.

Государства ЕС и Япония вряд ли смогут справиться с демографическими проблемами. Население в этих государствах продолжит стареть довольно-таки быстро. Этим государствам к 2015 году потребуется более 110 миллионов новых работников, для того, чтобы поддержать определённое равновесие между работающими и пенсионерами. Конфликты, касающиеся социального обеспечения или же иммиграционной политики в крупных европейских государствах могут приостановить экономический рост.

Главная неопределённость в отношении Японии – сможет ли она осуществить структурные реформы, необходимые для возобновления уверенного экономического роста и снижения спада по сравнению с ростом других государств Восточной Азии, в частности, КНР . Другая неопределённость заключается в том, сможет ли Япония скорректировать свою политику обеспечения безопасности с тем, чтобы поддерживать более крепкие военные взаимоотношения с США .

Из государств Южной Азии продолжится миграционный поток в Северную Америку и Европу.

Д-20.

По большинству показателей – размеру рынка, единой валюте, высококвалифицированной рабочей силе, стабильным демократическим правительствам и единой зоне свободной торговли – расширяющаяся Европа сможет увеличить свой вес на международной арене. Сила государств ЕС могла бы проявиться в создании модели глобального и регионального управления для новых крепнущих держав. Но старение населения и сокращение численности рабочей силы в большинстве стран будут оказывать значительное влияние на положение на континенте. Либо государства ЕС смогут адаптировать рабочую силу к новым условиям, реформировать свои системы социального обеспечения, образования и налогообложения, а также обустроить растущее число иммигрантов (главным образом, из мусульманских стран), либо они окажутся лицом к лицу с опасностью продолжительного экономического застоя.

Местоположение ЕС на пересечении торговых и прочих путей и возрастающее разнообразие населения – особенно после расширения за счет принятия в свой состав новых членов – предоставляют ЕС уникальную возможность установить прочные связи как на юге (с мусульманским миром и Африкой), так и на востоке (с РФ и другими государствами СНГ ).

Степень влияния ЕС на мировой арене будет зависеть от его способности достичь большего политического единства. Включение в свой состав десяти новых восточноевропейских членов может послужить своего рода «обузой», препятствующей усилению эффективности институций ЕС , необходимому для формирования целенаправленного и единого «стратегического видения» целей международной (в том числе в сфере безопасности) и социальной политики ЕС .

Согласно мнению региональных экспертов, с которыми консультировались, авторы доклада, роль государств ЕС на международной арене будет зависеть преимущественно от того, сумеет ли она провести серьёзные экономические и социальные реформы, призванные решить проблему старения населения и, соответственно, нехватки рабочей силы. Чтобы решить демографические проблемы, потребуются целенаправленные и многоуровневые подходы, включающие:

– увеличение числа легальных иммигрантов и облегчение интеграции рабочих, которые, по-видимому, будут приезжать в основном из государств Северной Африки и Ближнего Востока . Даже если государства ЕС обойдутся без большого числа вновь прибывающих рабочих, им придётся принимать меры по интеграции растущего мусульманского населения. Запреты на приезд иммигрантов могут привести только к росту числа нелегальных мигрантов, которых будет ещё труднее интегрировать; в любом случае эта проблема останется трудноразрешимой на многие годы. Можно представить себе, что европейские страны успешно адаптируют имеющуюся рабочую силу и приспособят систему социального обеспечения к существующим реалиям; но трудно представить себе отдельно взятую европейскую страну – например, Германию , которая успешно ассимилировала бы миллионы вновь прибывших за короткое время рабочих-мусульман.

– возрастающую гибкость в создании рабочих мест, включающую такие меры, как поощрение женщин брать отпуск на несколько лет для создания и увеличения семьи при гарантированном сохранении рабочего места. Поощрение молодых пенсионеров (людей в возрасте 50-65 лет), соглашающихся работать дольше или периодически возвращаться на работу, поможет преодолеть нехватку рабочей силы.

Эксперты полагают, что в государствах ЕС будет трудно поддержать существующий уровень социального обеспечения, при этом малейшее замедление экономического роста (не говоря уже о спаде) приведет к дезинтеграции, а в худшем случае и к полному распаду ЕС , что подорвёт возможность государств ЕС играть важную роль на мировой арене.

По мнению авторов доклада, темпы экономического роста ЕС сдерживаются из-за Германии и её протекционистского рабочего законодательства. Проведение реформ в этой стране – а также, в меньшей степени, во Франции и Италии – остаётся ключевым условием для ответа на вопрос, сможет ли ЕС в целом выбраться из порочного круга относительно низких темпов экономического роста. Как показывает успешный опыт Швеции , создающей более гибкие условия для функционирования бизнеса при сохранении основных завоеваний социального обеспечения трудящихся, для этого не обязательно понадобится полный отказ от сформировавшейся в послевоенные годы модели социального государства. Эксперты сомневаются в том, что существующее политическое руководство готово к тому, чтобы отказаться от привычной модели хотя бы частично; они склоняются к мысли, что импульсом для проведения реформ послужит не столько добрая воля политиков, сколько надвигающийся бюджетный кризис, который может разразиться лет через пять.

Если не будут предприняты серьезные меры, ЕС может столкнуться с долговременным замедлением темпов экономического роста; в этом случае отдельные страны начнут тянуть одеяло на себя, особенно во внешнеполитической сфере, даже если они останутся членами ЕС . При таком сценарии расширение ЕС может приостановиться, и Турция и Балканские государства останутся за пределами ЕС , не говоря уже о дальних перспективах вступления в ЕС России или Украины . Если государствам ЕС удастся поддерживать ежегодный рост на уровне 1-2%, ЕС сможет немного расшириться, но при этом не сможет играть на международной арене ту роль, которая подобает ей по размеру и общему потенциалу.

Кроме необходимости обеспечить экономический рост и провести реформу системы социального обеспечения, многие эксперты называют в числе первоочередных задач формирование более эффективных процедур принятия решений: существующая система, сложная и неповоротливая, затрудняет оперативное проведение коллективных акций. При этом федерализация Европы (по-видимому, невозможная во временных рамках до 2020 года) не является необходимой для того, чтобы ЕС играл подобающую роль на международной арене; эта цель будет достигнута, если удастся мобилизовать имеющиеся ресурсы и переплавить разрозненные точки зрения в единую коллективную цель. Эксперты считают, что экономический большой скачок пробудит энтузиазм европейцев и укрепит их веру в европейский проект, что, в свою очередь, повысит их готовность к международным коллективным действиям.

Затраты на оборону отдельных государств ЕС , включая Великобританию , Францию и Германию , будут на протяжении ближайших пятнадцати лет снижаться, особенно по сравнению с КНР и другими поднимающимися силами. Но в совокупности оборонные расходы ЕС будут превышать расходы других стран за исключением США и, возможно, КНР . Государства ЕС сталкивались в своей истории с большими трудностями в координации и оптимизации оборонных расходов, направленных на обеспечение роста благосостояния, укрепление безопасности и возрастание роли ЕС на международной арене. Вопрос о том, будет ли создана единая армия в рамках ЕС , остается открытым – частично по той причине, что ее создание могло бы привести к дублированию функций с силами НАТО.

Государства ЕС всё охотнее отдают предпочтение натуральному газу, что, в совокупности с истощением запасов в Северном море, придаст дополнительный импульс уже наметившимся политическим усилиям, направленным на укрепление связей с Россией и государствами Северной Африки , поскольку потребность в газе требует от обеих сторон более высокого уровня политического сотрудничества для проектирования и создания необходимой инфраструктуры. Согласно исследованию, проведенному под эгидой Еврокомиссии, доля потребностей государств ЕС в энергии из иностранных источников возрастет с половины в 2000 году до двух третей к 2020 году.

Экономические интересы Японии в Азии переместились за последние два десятилетия с юго-востока к северо-востоку – особенно к Китаю и треугольнику "КНРЯпонияКорея ", и эксперты полагают, что «старение» рабочей силы Японии усилит зависимость страны от инвестиций вовне и от большей экономической интеграции со странами Северо-Восточной Азии, особенно с КНР . В то же время озабоченность Японии сохранением региональной стабильности, скорее всего, возрастёт из-за продолжающегося кризиса в связи с КНДР , непрекращающейся напряжённостью между КНР и Китайским Тайбэем и той опасностью, которую может представлять для Японии интеграция усилий КНР и Индии в случае принятия курса на сближение этих двух стран. В любом случае рост экономической мощи КНР должен усилить активность Япония на международной арене.

Опросы общественного мнения показывают, что население поддерживает идею о том, что Япония должна стать более «нормальной» страной с более активной внешней политикой. Эксперты рассматривают различные траектории, по которым может двинуться Япония в этой сфере в зависимости от таких факторов, как темпы роста мощи КНР , возрождение или стагнация японской экономики, уровень влияния США в регионе и характер развития событий в связи с Кореей и Китайским Тайбэем . При определенном раскладе Япония сможет, например, выбирать между конфронтационным либо дружественным «балансированием» в отношениях с КНР .

Япония также переживает кризис старения населения, который в перспективе может помешать экономическому оздоровлению страны, и ей также придётся провести переоценку своего регионального статуса.

По мнению авторов доклада, Пакистан и Индия понимают, какую цену им обоим придется заплатить в том случае, если между ними вспыхнет вооруженный конфликт.

Однако националистические эмоции в этих странах очень сильны и вряд ли будут идти на спад. Согласно одному из вероятных сценариев, Пакистан может применить ядерное оружие, чтобы не допустить успешных действий индийских вооруженных сил, которые численно значительно превосходят пакистанскую армию, особенно если учесть отсутствие у Пакистана основательного стратегического мышления.

Индонезия в своём экономическом развитии могла бы к 2020 году приблизиться к государствам ЕС . Индонезия может достичь темпов роста от 6 до 7%; если принять во внимание ожидаемый рост численности населения до примерно 250 миллионов человек, то Индонезия может стать одной из крупнейших развивающихся стран мира. Столь высокий рост приведёт к улучшению инвестиционного климата, включая спрос на интеллектуальную собственность, защиту лицензионных прав и открытость по отношению к иностранным инвестициям. Если стране не удастся достичь высоких темпов экономического роста, она не сможет справиться с безработицей и нищетой, которые поставят под вопрос и политическую стабильность. Индонезия представляет собой амальгаму из многочисленных этнических и религиозных групп. Хотя национальная индонезийская идентичность возникла за пятьдесят лет до провозглашения независимости, правительство до сих пор не может прийти к компромиссу с упрямыми и неуступчивыми сепаратистскими движениями.

Всплеск национализма и курс на популизм могут стать проблемой для азиатских государств. Многие из них, такие как Лаос , Камбоджа и Бирма , не способны справляться с растущими запросами населения и рискуют потерпеть крах.

Д-25.

По мнению авторов доклада, государства ЕС к 2025 году немного продвинутся на пути к достижению целей, поставленных нынешними лидерами и элитами, будут способны независимо ни от кого использовать весь спектр политических, экономических и военных инструментов для поддержки европейских и западных институтов и общих идеалов. Государствам ЕС следовало бы заполнить пропасть в видении демократии, разделяющую Брюссель и избирателей Европы, и преодолеть затянувшиеся дебаты о европейских институциональных структурах. Государства ЕС окажутся в выгодной позиции для того, чтобы укреплять политическую стабильность, включив в свои структуры новые государства на Балканах и, возможно, Украину и Турцию . Однако длительная неспособность убедить скептически настроенную часть населения в преимуществах углубления экономической, политической и социальной интеграции и необходимости осуществить болезненные реформы, может превратить ЕС в хромающего гиганта, силы которого отвлечены на внутренние неурядицы и конкурирующие внутринациональные повестки дня, Такой гигант вряд ли будет способен трансформировать своё экономическое влияние в глобальное.

Сокращение населения трудоспособного возраста станет серьёзным испытанием для европейской модели социального благосостояния, замковым камнем всего политического согласия со времен Второй мировой войны. Прогресс в экономической либерализации, вероятно, может продолжаться постепенно, шаг за шагом, пока старение населения или продолжающаяся экономическая стагнация не вызовут более драматических изменений – кризис, который, возможно, не случится в течение некоторого времени в следующее десятилетие, а может быть отодвинут на ещё более отдалённый срок. Не существует лёгких решений для проблемы европейского демографического дефицита, кроме вероятного сокращения субсидий на здравоохранение и экономии на выходных пенсионных пособиях. Траты на оборону, вероятно, подвергнутся дальнейшим сокращениям, чтобы не пришлось самым серьёзным образом реструктурировать социальные программы. Проблема интеграции иммигрантов, особенно мусульманских общин, обострится, если граждане, столкнувшись с внезапным снижением запросов и ожиданий, прибегнут к узкому национализму и выдвижению в качестве приоритетов частных местнических интересов, как это бывало в прошлом.

Стратегические перспективы государств ЕС , вероятно, являются более узкими, нежели у Вашингтона, даже в случае, если ЕС достигнет успеха в своих реформах по внедрению должностей «президента Европы» и «европейского министра иностранных дел» и сможет создать институционный потенциал для управления кризисами. Угроза различного видения проблем внутри Европы и вероятность того, что траты на оборону останутся нескоординированными, заставляют предположить, что ЕС не станет ведущей военной державой к 2025 году. Национальные интересы крупных держав будут осложнять и запутывать европейскую внешнюю политику и политику безопасности, а поддержка государствами ЕС НАТО может оказаться размытой.

Вопрос о вхождении Турции в состав ЕС станет испытанием для Европы и останется в центре внимания вплоть до 2025 года. Растущие сомнения в шансах Турции , вероятно, замедлят претворение в жизнь Турцией политических реформ и реформ в области защиты прав человека. Любой открытый отказ создает угрозу различных последствий, усиливает сомнения в мусульманском мире – включая, среди прочего, мусульманские меньшинства в самой Европе – относительно несовместимости Запада и ислама. Преступность может оказаться самой серьёзной угрозой внутри Европы, по мере того как евразийские транснациональные организации, усиливающиеся по мере вовлечения в энергопроекты и добычу полезных ископаемых, становятся всё более могущественными и расширяют масштабы своей деятельности. Одно или несколько правительств в Восточной или Центральной Европе могут пасть жертвой их доминирования.

Государства ЕС останутся в большой степени зависимыми от России в сфере энергетики в 2025 году, несмотря на усилия по поиску энергоэффективности и возобновляемых источников энергии и работу по снижению выбросов парниковых газов. При отсутствии общего коллективного подхода, который уменьшил бы возможности российского влияния, эта зависимость будет способствовать повышенному вниманию к интересам Москвы со стороны ключевых стран, включая Германию и Италию , которые рассматривают Россию как надёжного поставщика. Государства ЕС могут заплатить высокую цену за слишком сильную зависимость, особенно если российские компании окажутся неспособными выполнить заключённые контракты по причине недостаточных инвестиций в их месторождения природного газа или в силу растущей коррупции и деятельности организованной преступности, вовлечённой в евразийский энергетический сектор, которая навредит западным деловым интересам.

Численность населения в государствах ЕС и в Японии вырастет не более чем на 3%.

Япония и Израиль , возможно, будут чувствовать себя к 2025 году менее защищенными, чем теперь, в результате неблагоприятных демографических тенденций внутри стран, дефицита ресурсов, а также более активного военного соперничества на Ближнем Востоке и в Восточной Азии, особенно если возникнут сомнения в жизнеспособности американских гарантий безопасности.

В Европе мусульманские женщины будут намного лучше ассимилироваться, чем их родственники-мужчины, в частности, ввиду того, что у них облегчён доступ к системе образования, а, значит, впоследствии они могут найти достаточно квалифицированную работу. Надежда на смягчение Исламского экстремизма.

Великобритания , Франция , Бельгия , Нидерланды , государства Скандинавии , по всей видимости, смогут поддерживать высокий уровень рождаемости в Европе, но, так или иначе, это будет меньше, чем два ребёнка на одну женщину. В других государствах Европы этот уровень будет ниже, чем полтора ребёнка на одну женщину.

Глобализация сделала опиум важнейшей товарной культурой Афганистана , поэтому у страны возникнут трудности в развитии альтернативы,

Племенные и религиозные споры, возможно, будут возникать в Афганистане постоянно, также будет происходить постоянная борьба по ходу того, как различные игроки будут образовывать различные союзы и объединения. Внешние игроки будут поставлены перед выбором: либо создавать временные альянсы для борьбы с противниками-террористами и для получения доступа к местным ресурсам и преследовать другие аналогичные, частные и ближайшие цели, либо стремиться к более амбициозным и дорогостоящим задачам.

Будущее Пакистана совершенно непредсказуемо, особенно с учётом траектории развития соседнего Афганистана . Северо-западная пограничная провинция и районы проживания племен, вероятно, останутся слабоуправляемыми, а также станут источником приграничной нестабильности по обе стороны афгано-пакистанской границы. Если Пакистан окажется не в состоянии сохранить свое единство до 2025 года, то, возможно, возникнет широкая коалиция пуштунских племен, которые[1] увеличат территорию, заселяемую пуштунами, за счет пенджабцев Пакистана , таджиков и других народов Афганистана .

Ускорившийся экономический рост Турции, жизнеспособность турецкого среднего класса и геостратегическое местоположение дают основания для прогнозирования растущей региональной роли этой страны на Ближнем Востоке. Экономическая уязвимость – зависимость от внешних источников энергии – может усилить стремление Турции к тому, чтобы играть более важную международную роль, с учётом того, что турецкие власти пытаются развивать свои связи с поставщиками энергии, включая ближайших соседей – Россию и Иран, и повысить собственную роль как транзитного узла. В течение ближайших 15 лет наиболее вероятный курс Турции будет сочетать исламские и националистические устремления, которые могут стать образцом для подражания для других быстро модернизующихся стран на Ближнем Востоке.

В Ираке многочисленные этнические, религиозные, племенные и местные лидеры закончат создание и укрупнение своего политического и социального влияния, обеспечат доступ к ресурсам и контролю над распределением этих ресурсов посредством патронируемых ими социальных сетей.

К 2025 году правительство Ирака всё ещё будет объектом соперничества различных конкурирующих между собой фракций, стремящихся получить иностранную помощь и поддержать свое высокое положение в ущерб процессу самостоятельного достижения поли­тического авторитета, легитимности и проведения экономической политики.

Происходящие в Ираке процессы затронут как его соседей, так и внутренних соперников. Иран, Сирия, Турция, Саудовская Аравия столкнутся с возрастающими трудностями, если будут держаться в стороне. Ирак , не способный поддерживать внутреннюю стабильность, может лишь продолжать быть источником беспокойства и волнения во всем регионе. Если конфликт там перерастет в гражданскую войну, то это продемонстрирует всем странам региона весьма суровые последствия религиозных междоусобиц.

Сунниты проявят интерес к централизованному государству лишь в том случае, если оно даст им определенную долю ресурсов, которая будет оценена ими как адекватная, и большей частью будет создаваться вне контролируемых ими областей. Любое значительное увеличение числа суннитов, эмигрирующих в Иорданию или Сирию , может создать угрозу стабильности в этих странах.

Шииты исторически были разделены, Кланы смешанной шиитско-суннитской этничности могли бы служить интегрирующим фактором, но лишь при условии, что экономическое развитие приведет к установлению более прозрачного и заслуживающего большего доверия центрального правительства, и при условии создания национальной системы материального производства и распределения.

По мнению авторов, к 2025 году весьма вероятны технологические прорывы, которые смогут обеспечить альтернативу нефти и газу, но внедрение которых будет отложено из-за стоимости необходимой инфраструктуры и требуемого длительного времени на замену существующей инфраструктуры. В то же время, если прорывы произойдут во временных рамках, близких к 2025 году или позднее, геополитические последствия такого отказа от нефти и природного газа будут огромными. Саудовской Аравии будет нанесён самый большой удар, а её лидеры вынуждены будут сократить расходы на королевский истеблишмент. Режим столкнётся с новой напряженностью и возникновением сети ваххабитского сопротивления, поскольку Саудовская Аравия пытается осуществить серию крупных экономических реформ – включая полное вовлечение женщин в экономику – новый социальный контракт с обществом, по мере институционализации рабочей этики, ориентированной на ускорение планов развития и диверсификацию экономики.

В Иране падение цен на нефть и газ подорвёт любую возможность осуществления популистской экономической политики. Давление в пользу экономических реформ будет увеличиваться, потенциально создав потребность для правящей клерикальной элиты ослабить проводимый жёсткий курс. Побудительные мотивы для большей открытости Западу и попытки увеличить объем иностранных инвестиций, формирование и упрочение связей с западными партнерами – включая Соединенные Штаты, также возрастут. Иранские лидеры могут оказаться более склонными к отказу от своей ядерной политики в обмен на помощь и торговлю.

Претерпев один из наиболее быстрых спадов рождаемости в истории – с более чем шесть детей на женщину в 1985 году до менее чем два ребенка на женщину сегодня, – население Ирана обречено пережить драматические перемены к 2025 году. Политически беспокойная, испытывающая дефицит рабочих мест молодежная прослойка в значительной степени рассредоточится в течение следующего десятилетия, уступив место более зрелым слоям населения, а прирост трудоспособного населения будет сравним с нынешними показателями в США и КНР (на уровне 1% в год). В этих временных рамках население трудоспособных возрастов сильно увеличится относительно численности детей, создавая возможности накапливать сбережения и давать детям лучшее образование, что в итоге сделает возможным сдвиг к более развитой индустрии и повышению уровня жизни. Сможет ли Иран извлечь пользу из своих демографических преимуществ, зависит от политического руководства страны, которое в настоящее время недружелюбно настроено в отношении свободного рынка и частного бизнеса, не привлекает инвесторов и уделяет нефтяным доходам больше внимания, чем масштабному созданию рабочих мест.

Практически очевидны еще два демографических фактора: во-первых, несмотря на низкий уровень рождаемости, население Ирана возрастет с 66 миллионов в настоящее время до 77 миллионов к 2025 году. Во-вторых, к тому времени будет иметь место новый демографический приоритет молодежи (эхо от рождений во время нынешнего), но на этот раз молодые люди в возрасте от 15 до 24 лет будут составлять всего одну шестую от числа людей трудоспособного возраста по сравнению с одной третьей в настоящее время. Некоторые эксперты уверены, что это эхо демографического приоритета молодежи приведет к возникновению революционной политики. Другие считают, что в более образованном и развитом Иране 2025 года молодые люди сочтут карьеру и потребительство более привлекательными, чем политику экстремизма.

Для Ирака возрастет необходимость переноса акцентов в инвестиционной политике на ненефтяные сектора экономики. Небольшие государства Персидского залива , которые уже осуществляют крупные инвестиции, нацеленные на собственную трансформацию в глобальные центры туризма и транспортные узлы – хабы, будут пытаться успешно осуществить этот переход, чему будут способствовать их значительные национальные фонды. В арабском мире эти фонды используются для развития ненефтяных секторов экономики и для снижения зависимости от нефтедобычи.

Производство жидких углеродов (т.е. сырой нефти, сжиженного природного газа и нетрадиционных ископаемых типа битумных песков) в странах ОПЕК в Персидском заливе , как прогнозируется, вырастет с 2003 года до 2025 года на 43 %. Только Саудовская Аравия будет добывать почти половину всего этого объёма в районе Персидского залива; что превзойдет ожидаемую добычу в Африке и Каспийском регионе вместе взятых.

Процессы в Индонезии будут зависеть от того, насколько ей удастся повторить свои успехи в политических реформах в той степени, какая могла бы ускорить развитие экономики. На рубеже тясячелетий индонезийцы трансформировали свою некогда авторитарную страну в демократию, превратив обширный архипелаг в место относительного спокойствия, где сильна поддержка относительно умеренных политических решений, где сепаратистские движения большей частью теряют свою силу, а террористов, не встречающих массовой поддержки, всё чаще находят и подвергают арестам. Обильные природные ресурсы Индонезии и её многочисленное население, потенциальные потребители (это четвёртая в мире страна по численности населения), могут обеспечить экономический подъем, если избранные лидеры страны сделают шаги для улучшения инвестиционного климата, включая упрочение правовой системы, улучшение рамок регуляции экономики, проведение реформы финансового сектора, уменьшение субсидий для производства горючего и продовольствия и в целом снижение стоимости ведения бизнеса в стране.

В таких странах как Индонезия и Филиппины , рост численности населения послужит испытанием для способности правительств оказывать базовые услуги населению.

Япония столкнётся с серьёзной переориентацией своей внутренней и внешней политики к 2025 году, хотя и сохранит свой статус перворазрядной державы среднего уровня. Внутри страны японские политическая, социальная и экономическая системы, вероятно, подвергнутся реструктурированию, чтобы соответствовать демографическому спаду, стареющей индустриальной базе и более жёсткой политической ситуации. Сокращение населения Японии может заставить власти рассмотреть вопрос о новой иммиграционной политике, как, например, предоставление длительной визы приезжим работникам. Однако Япония столкнётся с трудностями в процессе преодоления своего нежелания натурализовать иностранцев. Старение населения также подстегнёт развитие японского здравоохранения и системы жилищного обеспечения, необходимой для размещения значительного количества иждивенцев преклонного возраста.

Сокращение рабочей силы и культурное отвращение японцев к крупномасштабному использованию труда иммигрантов станут серьёзной нагрузкой на социальные службы, систему налоговых льгот, повлекут увеличение налогового бремени и необходимость большей конкуренции в производстве товаров для внутреннего потребления, чтобы снизить цену потребительских товаров. Мы ожидаем продолжительного реструктурирования японской экспортной промышленности с усилением внимания к продуктам новейших технологий, продукции с добавленной стоимостью, информационным технологиям. Сокращающийся аграрный сектор Японии уменьшится и будет включать примерно до 2 % рабочей силы, возрастут траты на импортную пищевую продукцию. Население трудоспособного возраста, уменьшаясь в абсолютных цифрах, включит значительное количество безработных и необученных работников молодого возраста от 16 до 30 лет. Это может привести к нехватке «белых воротничков».

С ростом электоральной состязательности однопартийная политическая система Японии может полностью разрушиться к 2025 году. Либерально‑демократическая партия может расколоться на несколько соперничающих друг с другом партий, но более вероятно, что Япония станет свидетелем продолжающихся расколов и слияний соперничающих партий, что приведёт к параличу политической жизни.

На внешнеполитическом фронте политика Японии будет испытывать влияние политики КНР и США , и возможны четыре сценария развития событий.

В первом сценарии КНР продолжит текущее экономическое развитие в рамках существующей модели, и это будет крайне важным для экономического роста Японии , в силу чего Япония будет стремиться поддерживать хорошие политические отношения с КНР и увеличить доступ для японских товаров на китайские рынки. Токио попытается достичь договоренностей о свободной торговле с КНР к 2025 году. В то же самое время китайская военная мощь и влияние будут вызывать растущую озабоченность японских политиков. Их вероятной реакцией станет попытка дальнейшего сближения с США, увеличение своей противоракетной обороны и способности вести противолодочные операции на море, они будут стремиться к развитию региональных союзов с такими странами, как Южная Корея , и подталкивать их к развитию многосторонних организаций и союзов в Восточной Азии, включая восточноазиатские саммиты.

Во втором сценарии экономическое развитие КНР начнет колебаться, или его политика станет открыто враждебной по отношению к странам региона. В ответ Токио, вероятно, попытается сохранить и утвердить свое влияние, частично попытавшись сплотить демократические государства Восточной Азии, частично продолжая опираться на национальную военную мощь, усиливая и развивая собственное военное оснащение. Токио будет надеяться на сильную поддержку со стороны Вашингтона в таких обстоятельствах и попытается предпринять шаги по организации политических и экономических форумов в регионе, которые будут нацелены на изоляцию или ограничение влияния КНР . Это станет причиной того, что странам региона придется сделать трудный выбор между озабоченностью милитаризацией Японии и КНР , обладающим потенциалом для доминирования практически во всех странах региона, граничащих с ним. В результате Япония может столкнуться с движением неприсоединения со стороны государств Восточной Азии, стремящихся избежать ловушки – необходимости присоединиться либо к Токио, либо к Пекину.

В третьем сценарии гарантии безопасности Японии со стороны США ослаблены, или Токио считает их ослабленными, и тогда Япония решит пойти на сближение с КНР по региональным вопросам и в конце концов будет рассматривать вопросы своей безопасности таким образом, что КНР де‑факто получит роль гаранта стабильности в океанских районах вокруг Японии. Токио, с большой долей вероятности, вряд ли отреагирует на потерю американского зонтика безопасности развитием собственных программ ядерного вооружения, если не столкнется с агрессивными намерениями КНР в отношении Японии .

Четвертый сценарий исходит из того, что США и КНР значительно продвигаются на пути политического сотрудничества и сотрудничества в области безопасности в регионе, что приведёт к готовности США смириться с военным присутствием КНР в регионе и соответствующей перегруппировкой или выводом американских вооруженных сил. В этом случае Токио почти наверняка теснее сблизится с Пекином, чтобы включиться в систему региональной безопасности и политические структуры. Таким же образом отреагируют и другие страны региона, включая Южную Корею , Китайский Тайбэй и Японию . Равным образом эти страны, вслед за США , будут оказывать дальнейшее давление на Токио, чтобы там соотносили свою политику с другими политическими игроками в регионе.

(Термин Китайский Тайбэй появился в 1979 году в качестве компромиссного варианта, устроившего и Китайскую Республику, и Китайскую Народную Республику. Важную роль сыграло то, что в китайском языке для слова «китайский» существуют два отдельных прилагательных. В Китайской Народной Республике термин «Китайский Тайбэй» переводят, употребляя прилагательное zhongguo (китайский как относящийся к китайскому государству), в Китайской Республике – zhonghua (относящийся к китайскому народу. Китайская Народная Республика возражает против использования названия «Тайвань», так как это свидетельствует о том, что Тайвань выступает как субъект отдельно от Китайской Народной Республики. И Китайская Республика, и Китайская Народная Республика считают себя единственным законным правительством всего Китая, включая Тайвань. Прим. А.).

Пятый блок

«О государствах Америки, Африки, Океании»

Круг 4 (Северная и Южная Америка, Африка, Австралия и Океания)

Д-10. Ни одно государство не соответствует технологическим возможностям США . Вряд ли какие-либо потенциальные противники США повторяют ошибку Ирака , бросая им вызов на уровне операций с применением обычных видов вооружения. Ввиду высокой стоимости развития ядерного потенциала, потенциальные противники США фокусируют внимание на химическом и биологическом оружии. Угрожают нашим союзникам, подрывают присутствие США в соответствующих регионах, ослабляют общественную поддержку участия сил США в действиях за рубежом. Нет в глобальном масштабе никакой страны, никакой идеологии, никакого движения, способными угрожать интересам США или создать или поддерживать какую-либо антизападную коалицию. Призыв к участию США – не просто во имя государств, но во имя человечности – это рефрен.

Комментарий аналитика: Кажется, что авторы Д-10 (на сегодняшний день) ломятся в открытую дверь. Понятно, тяжело предсказывать на 15 лет вперёд. Однако, нам, уже знающим реальную ситуацию 2010 года, следует оценить позитивно этот прогноз, т.к. в общем, особых неточностей нет. Нравится, что в дальнейших докладах эта позиция меняется. Гибкими быть непросто.

Наркотрафик и организованная преступность – угроза для государств Латинской Америки .

Прогресс государств Африки хрупок. У Нигерии и Кении нет потенциала играть роль лидеров в своих регионах. В Нигерии плохое управление экономикой, коррупция, политическая нестабильность. Кения располагает человеческими ресурсами и профессионально подготовленными вооружёнными силами, но у них нет воли и экономической силы. В отличие от них, ЮАР является успешным региональным лидером, способным использовать дипломатические, политические, экономические и военные рычаги, чтобы помочь обеспечить порядок на юге Африки. Её развитые экономические и банковские структуры служат транзиту зарубежных инвестиций на юг Африки.

Австралия, Новая Зеландия, государства Океании не упоминаются.

Д-15.

США всё больше занимаются внутренними проблемами в то время, как рост экономики США замедляется, а затем стагнирует. Напрягаются экономические и политические отношения с Европой, альянс ЕС-США слабеет, США забирают свои войска домой, ЕС обращается к собственным внутренним учреждениям. В то же время, кризисы государственного управления создают нестабильность в государствах Латинской Америки , в частности, в Колумбии , Кубе , Мексики и Панаме , вынуждая США сконцентрировать своё внимание на регионе. Индонезия также сталкивается с внутренним кризисом и риском дезинтеграции, побуждая КНР стать инициатором создания миротворческих сил. Во всём остальном, Азия является процветающей и стабильной, позволяя США сфокусировать своё внимание на других регионах планеты. КНР и Япония обеспечивают главную финансовую поддержку объединению Республики Кореи и КНДР , при этом США начнут вывод своих войск из Республики Кореи и Японии . Со временем, эти геостратегические «сдвиги пластов» могут породить долговременное соперничество между государствами Азии , дающее старт перевооружению и программам оснащения оружием массового поражения. КНР может предъявить ультиматум Японии остановить свою ядерную программу.

Государства Латинской Америки – в особенности, Венесуэла , Мексика и Бразилия – будут подниматься к 2015 году в качестве всё более важных производителей нефти. Их подтверждённые резервы нефти занимают второе место после резервов на Ближнем Востоке.

Хотя государства Западной Африки будут играть возрастающую роль на глобальных энергетических рынках, обеспечивая в 2015 году 25% импорта нефти в США и Канаду , однако эти доходы будут скорее поощрять коррупцию, чем способствовать дальнейшему экономическому развитию. ЮАР и Нигерия , экономики которых лидируют на континенте, останутся в 2015 году доминирующими державами в регионе.

Австралия и Новая Зеландия – традиционно притягивающие мигрантов – останутся государствами, имеющими наивысший рейтинг в росте численности населения среди развитых государств – от 0.7% до 1.0%.

Д-20.

Среди государств Латинской Америки произойдёт, по мнению авторов доклада, разделение стран на две группы с точки зрения экономической, инвестиционной и торговой политики: те, которым удастся извлечь выгоду из возможностей, предоставляемых глобализацией, и они будут процветать, и те, которые не смогут этого сделать и отстанут в своём развитии. Тогда как страны Южного конуса, особенно Бразилия и Чили , завоевывают новых партнеров в Азии и Европе, Мексика и государства, расположенные в области Анд и в Центральной Америке , могут затормозить в развитии и сохранить зависимость от США и Канады как главных торговых партнеров и помощников. Разумное управление и руководство страной, если повезёт, станет гарантией благополучия одних стран, в то время как их отсутствие заставит другие страны прозябать, не имея возможности адаптироваться к новым условиям. Положение США по отношению к государствам Латинской Америки позволит им способствовать развитию данного региона и его интеграции, предотвращая возможные тенденции к распаду государств.

Неумелые действия властей привели к тому, что многие государства Латинской Америки за прошедшие десять лет так и не испытали на себе в полной мере экономических и социальных преимуществ от более интенсивной интеграции в мировую экономику. Вместо этого пропасть между богатыми и бедными, благополучными членами общества и изгоями только возросла. Региональные эксперты прогнозируют взлёт харизматичных, самозваных популистских лидеров, которые могут обнаружить диктаторские наклонности в «лучших» традициях региона и сыграют на общественном возмущении несправедливым делением на имущих и неимущих. Такой риск вероятен в самых слабых государствах – особенно там, где криминализация общества и даже государства наиболее очевидна.

Бразилия , у которой в прошлом были этапы процветания и успешного развития, могла бы служить другим странам образцом для подражания. Бразилия могла бы к 2020 году опередить в своём экономическом развитии все страны Европы, за исключением наиболее крупных.

Бразилия является чрезвычайно перспективной страной с действенной демократией, диверсифицированной экономикой, предприимчивым и патриотически настроенным населением, а также устойчивыми экономическими институтами. Всё зависит от того, достигнет ли Бразилия успеха в деле балансирования между стимулирующими экономический рост мерами и их противоречивыми социальными последствиями; удастся ли администрации справиться с бедностью, диспропорцией в доходах? Результат, то есть ответ – положительный или отрицательный – на этот вопрос, окажет решающее воздействие на то, какой будет жизнь всего региона на период до 2020 года. Активное привлечение прямых иностранных инвестиций, укрепление региональной стабильности и достижение сбалансированной интеграции – включая торговые и экономические инфраструктуры – скорее всего, останутся главными приоритетами и аксиомами международной политики страны. Бразилия является естественным партнёром как для США , так и для государств ЕС , а также для таких поднимающихся сил, как КНР и Индия ; кроме того, Бразилия может повысить своё влияние за счёт такого рычага, как экспорт нефти.

Авторы доклада приводят мнение, что у многих африканцев существует боязнь того, что западные страны в период до 2020 года будут рассматривать государства Африки южнее Сахары как безнадежные из-за сложившейся экономической ситуации, экологических проблем и политических кризисов.

В государствах Африки южнее Сахары по-прежнему велик риск возникновения новых или усугубления уже имеющихся гуманитарных катастроф, вызванных разнообразными конфликтами. Конфликты, направленные на полное или частичное истребление расовой, религиозной или этнической группы, и конфликты, вызванные другими преступлениями против человечества, такими как насильственное, крупномасштабное изгнание местного населения, особенно чреваты возникновением больших миграционных потоков и крупных гуманитарных катастроф.

ЮАР будет вынуждена иметь дело с возрастающей угрозой СПИДа, дальнейшего распространения преступности и роста бедности, но перспективы развития её экономики – самой продвинутой в регионе – выглядят многообещающими. Согласно некоторым прогнозам, экономика ЮАР будет расти на протяжении следующего десятилетия в пределах 4-5%, если политика реформ будет успешно продолжаться. Мнения экспертов расходятся по поводу того, какой путь предпочтет ЮАР : станет локомотивом регионального развития или возьмёт курс на развитие отношений с более или менее постоянными партнёрами на других континентах. Опытные эксперты склоняются к мнению, что будущее ЮАР – в развитии партнёрства, выходящего за пределы региона.

Д-25.

По прогнозам авторов доклада, к 2025 году США останутся пока ещё самым сильным из субъектов на мировой арене, хотя лишь одним из них. Даже в военной сфере, где США в 2025 году сохранят значительное преимущество, прорывы других в науке и технологии, расширенное применение нестандартной тактики ведения военных действий как государственными, так и негосударственными субъектами, распространение высокоточного оружия с большим радиусом действия и учащение кибернетических атак будет всё больше ограничивать свободу действий США . Более скованная роль США скажется и на других и повысит вероятность того, что новые программные вопросы будут решены эффективно. Несмотря на недавний подъем антиамериканизма, США , видимо, не прекратят восприниматься как весьма необходимый стабилизатор на Ближнем Востоке и в Азии. От США будут по-прежнему ожидать существенного участия в применении военной мощи для противодействия глобальному терроризму. В новых вопросах безопасности, таких как изменение климата, лидирующее положение США будет широко восприниматься как крайне важное для усиления конкурирующих и сеющих разногласия взглядов в принятии решений. В то же время многообразие влиятельных субъектов и недоверие крупных держав приведут к тому, что у США сократится возможность задавать тон без поддержки сильных партнеров.

По мнению авторов, к 2025 году США будут оказывать большее влияние на развитие системы международных отношений, чем какое-либо другое государство, но в многополярном мире утратят ту власть, которой обладали на протяжении последних десятилетий. США не будут иметь такой гибкости, как раньше, в выборе вариантов политических решений в связи с относительным снижением их экономической и в меньшей степени военной мощи. Авторы также считают, что заинтересованность и готовность США играть лидирующую роль также могут снизиться, поскольку американские избиратели пересмотрят своё отношение к экономическим, военным и вероятностным издержкам американского лидерства.

Международная роль денежной единицы США , вероятно, снизится: из беспрецедентной «глобальной резервной валюты» доллар превратится, по мнению авторов доклада, к 2025 году в единицу, первую среди равных в валютной корзине. Это может произойти резко в случае кризиса или постепенно в ходе глобального изменения баланса сил. Это снижение поставит США перед новыми сложными проблемами выбора во внешней политике. Статус доллара как международной резервной валюты даёт США привилегии, в том числе защиту от риска валютных потрясений, что позволяет поддерживать низкие процентные ставки, пока стабильный источник внешнего спроса на доллары даёт США уникальную возможность управлять огромным бюджетным дефицитом без ущерба для мировой экономики.

США пользовались этими привилегиями многие десятки лет и, возможно, так к ним привыкли, что перестали замечать. Хотя полная потеря резервного статуса маловероятна, удешевление доллара может поставить США перед выбором между честолюбивыми целями во внешней политике и высокими внутренними затратами на достижение этих целей.

В 2025 году США сохранят возможности применять военную силу в мировом масштабе, От США также будут ожидать использования военной мощи для противостояния международному терроризму.

В течение десятилетий репутация США менялась: «уродливый американец» в 1950-х, широкие международные протесты в связи с вторжением во Вьетнам в 1960-х и 1970-х, противоатомное движение в Европе в 1980-х. За последнее десятилетие антиамериканизм резко возрос. В период с 2002 по 2007 год имидж США ухудшился в 27 из 33 стран, где проводились опросы. Критическое отношение к США можно разделить на две базовые категории:

– «Преходящая критика», питаемая несогласием с конкретными аспектами деятельности США , которые могут измениться со временем, например внешняя политика;

– «Антиамериканизм», отражающий глубокую и недифференцированную антипатию в отношении большинства характеристик, присущих Соединенным Штатам.

До той степени, до какой некоторые аспекты американской жизни -например, ее политическая система, люди, культура, наука и технологии, образование и бизнес - вызывают восхищение за рубежом, отношение к США будет комплексным, гибким и открытым для пересмотра. Нисходящая траектория репутации Америки, показанная выше, возможно, достигла нижнего предела. Опрос, проведенный в 2008 году проектом «Мировые отношения» исследовательского центра Pew, показал, что рейтинг благоприятствования США повышается в 10 из 21 страны, в которых было возможно измерить такие тенденции. Какие региональные факторы и динамика могли бы в перспективе способствовать этому улучшению отношения?

Многие страны Латинской Америки к 2025 году достигнут рыночного прогресса, некоторые из них станут державами со средними доходами. Другие, особенно те, которые проводят протекционистскую политику, отстанут – а некоторые, такие как Гаити , станут еще беднее и менее управляемыми. Проблема общественной безопасности останется трудноразрешимой – а в некоторых случаях и неконтролируемой.

Бразилия к 2025 году, вероятно, станет лидером в регионе, «первой среди равных» в Южной Америке, но, если не считать её возрастающей роли ведущего производителя энергии и участника торговых переговоров, эта страна будет ограничена в возможностях играть ведущую роль мирового уровня за пределами континента. Её прогресс на пути демократической консолидации и диверсификации экономики будет служить позитивным примером для региона. Растущая в стране приверженность демократии с надежной основой в виде справедливых и открытых выборов и плавной передачей власти уже стала привычной.

Экономически Бразилия создала прочную основу для постоянного развития, основанного на политической стабильности и постепенно усиливающемся процессе реформ. Растущий консенсус в отношении ответственной фискальной и монетарной политики, вероятно, уменьшит разрушительное воздействие последствий кризисов, которые так часто поражали страну в прошлом. Резкие отходы от нынешнего экономического консенсуса в Бразилии , кажутся маловероятными в период до 2025 года.

Найденные новые месторождения нефти на шельфе, возможно значительные, могут добавить дополнительную динамику в уже диверсифицированную экономику и упрочить быстрый экономический рост на пути, на который уже вступила Бразилия . Открытие нефти в бассейне Сантос, потенциалом в десятки миллионов баррелей, может сделать Бразилию после 2020 года одним из основных экспортёров нефти, когда эти месторождения начнут разрабатываться в полную силу. Оптимистические сценарии, которые предполагают легальный и регулируемый формат, привлекательный для иностранных инвестиций, прогнозируют увеличение доли нефтедобычи в размере 15 % от ВВП к 2025 году, но даже в этом случае нефть будет только дополнением к уже существующим источникам национального богатства.

Прогресс в социальных вопросах, таких как снижение преступности и бедности, сможет, по всей вероятности, сыграть решающую роль в определении будущей роли Бразилии и её лидерского статуса. Без успехов на пути достижения власти закона даже быстрый рост экономики будет тормозиться нестабильностью, вытекающей из распространяющихся преступности и коррупции. Для включения численно растущего населения в формальную экономику потребуются механизмы, способные гарантировать обретение Бразилией , с полным на то правом, статуса модернизирующейся мировой державы.

Венесуэла и Куба в 2025 году сохранят некоторые формы рудиментарного влияния в своем регионе, но внутренние экономические проблемы будут для них ограничениями. Если США не смогут добиться доступа к рынкам на постоянной и существенной основе, они могут потерять свою традиционно привилегированную позицию в регионе с сопутствующим падением политического влияния. Прогресс в реформах системы образования, системы регрессивного налога будет неравномерным. Органы правопорядка останутся относительно слабыми. Увеличивающееся значение латиноамериканского региона как производителя нефти, природного газа, различных видов биотоплива и прочих альтернативных энергоносителей подстегнёт рост в Бразилии , Чили , Колумбии и Мексике , но государственная собственность и политические беспорядки затруднят эффективное развитие в области энергоносителей. По экономической конкурентоспособности государства Латинской Америки по-прежнему будут отставать от Азии и некоторых других быстроразвивающихся регионов. Рост населения в регионе будет относительно умеренным, но сельское и коренное население продолжит расти с высокой скоростью. Население Латинской Америки будет стареть, поскольку темп увеличения количества людей в возрасте шестидесяти лет и старше растёт. Некоторые районы Латинской Америки останутся в числе районов с самым высоким в мире уровнем насилия. Организации, занимающиеся оборотом наркотиков, поддерживаемые отчасти ростом потребления наркотиков в этом регионе, международные преступные картели и местные криминальные группировки и банды продолжат подрывать общественную безопасность. Эти факторы, а также устойчивая слабость правового регулирования будут означать, что несколько небольших стран, особенно в Центральной Америке и на Карибских островах , окажутся на грани недееспособности.

Роль Латинской Америка на международной арене останется несущественной, за исключением её участия в международной торговле и миротворческих действиях. Влияние США в этом регионе немного ослабеет, отчасти из-за расширения экономических и коммерческих отношений Латинской Америки с Азией, Европой и другими блоками. Латиноамериканцы в целом будут искать у США руководящего участия и в глобальном смысле, и в поддержании отношений внутри региона. Растущее многочисленное латиноамериканское население усилит внимание США к культуре, религии, экономике и политике этого региона, а также участие в них.

В 2025 году государства Африки южнее Сахары, по мнению авторов доклада, будут оставаться самым уязвимым регионом на планете с точки зрения вызовов экономике, давления растущего населения, гражданских конфликтов и политической нестабильности. Слабость государств Африки и вызывающие тревогу отношения между государствами и обществами, возможно, замедлят позитивные изменения и перспективы региона в течение следующих 20 лет, если не произойдет продолжительного вовлечения международных организаций в дела региона, а время от времени и интервенций. ЮАР будет оставаться самым стабильным и обещающим государством как с политической точки зрения, так и с экономической.

Государства Африки южнее Сахары продолжит оставаться главным поставщиком нефти, газа и металлов на мировые рынки и во все возрастающей степени будет привлекать внимание азиатских стран, включая КНР и Индию, ищущих доступа для товаров. Однако, несмотря на увеличение глобального спроса на товары, возросшие доходы от разработки ресурсов не будут приносить пользы большинству населения. Неэффективная экономическая политика, коренящаяся в родовых интересах, и незавершенность экономических реформ, по всей вероятности, усилят как этнические, так и религиозные распри, а также преступность и коррупцию во многих странах. Правящие элиты, по всей вероятности, продолжат накопление значительных доходов и богатства, в то время как нищета будет сохраняться и даже усугубляться в сельских регионах и деградирующих урбанистических центрах. Раскол между элитами и населением, не принадлежащим к элите, вероятно, будет усугубляться, что может породить ведущий к дальнейшим расколам политический и религиозный экстремизм.

К 2025 году ожидается, что население региона перевалит через 1 миллиард человек, невзирая на последствия ВИЧ/СПИД. Более половины населения будут составлять возрастные группы до 24 лет, которые станут стремиться к физической безопасности и использовать экономические возможности, открывающиеся через внешнюю миграцию, связанную с конфликтами, изменениями климата или широко распространенной безработицей. Самые ранние эффекты глобальных изменений климата, включая нехватку воды и продовольствия, будут иметь место именно в государствах Африки южнее Сахары в период до 2025 года.

Сегодня почти половина (23 из 48) государств Африки южнее Сахары считаются демократическими, и хотя большинство их находится на пути к демократии, но страны с самым многочисленным населением в регионе и страны с самым высоким приростом населения могут сойти с этого пути и развернуться в противоположном направлении.

Хотя многие государства Африки уже взяли на себя обязанности по поддержанию мира и миротворчества, регион будет оставаться уязвимым для гражданских конфликтов и смешанных форм межгосударственных конфликтов – включая дробление вооруженных сил по этническим или иным основаниям, ограниченный контроль над приграничными районами, различные восстания или действия преступных групп, чьими жертвами будет становиться невооруженное гражданское население в соседних странах.

Самые беспокойные с данной точки зрения регионы, находятся в Центральной Африке: Конго (Киншаса), Конго (Браззавиль), Центрально‑Африканскую Республику и Чад .

Шестой блок

«О проблемах, не имеющих границ (глобализация и международный терроризм.)»

Д-20.

Предполагается (вкратце):

Г1. Остановить глобализацию может только пандемия.

Г2. Замедлить глобализацию могут атаки террористов, а также констатация

Г3. Глобализация будет почти необратимой и, скорее всего, менее «западной».

Г4. Показатели мировой экономики значительно возрастут.

Г5. Увеличившееся число глобальных компаний облегчит распространение новых технологий.

Г6. Энергетических ресурсов «в земле» будет достаточно для удовлетворения глобального спроса на них.

Г7. Возрастёт влияние негосударственных сил.

Г8. Решение вопросов экологии станет ещё более важным.

В подробном изложении:

Процесс глобализации , несмотря на всю свою мощь, может быть существенно заторможен или даже повернут вспять. Если не говорить о новой мировой войне, которую мы считаем маловероятной, остановить глобализацию может только грандиозная по своим масштабам пандемия. Другие катастрофы, например атаки террористов, могут лишь замедлить её ход.

По мнению некоторых экспертов, появление новой пандемии – лишь вопрос времени. Вспомним, как вирус гриппа унёс в 1918-19 гг. 20 миллионов человеческих жизней. Если подобные эпидемии вспыхнут в мегаполисах развивающегося мира со слабо развитой системой здравоохранения – в государствах Африки к югу от Сахары , КНР , Индии , Бангладеш или Пакистане , они будут опустошительными и смогут быстро распространиться по всему миру. Глобализация окажется под угрозой, если счёт жертв в некоторых важнейших странах пойдет на миллионы, а распространение заболевания приостановит на длительный период перемещение людей и товаров по земному шару и заставит правительства тратить колоссальные средства на медицинские цели. Как бы то ни было, реакция на атипичную пневмонию (SARS) показала, что международный надзор и механизмы контроля совершенствуются и всё более эффективно сдерживают распространение болезней, а новые достижения биотехнологии позволяют надеяться на дальнейшие успехи в борьбе с ними.

Замедление глобализации может быть также связано с распространением ощущения экономической и физической нестабильности, побуждающим правительства вводить ограничения на потоки капитала, товаров, людей и технологий, а следовательно, сдерживать экономический рост. Подобным образом они могут реагировать и на атаки террористов, которые способны унести жизни десятков или даже сотен тысяч людей в отдельных американских и европейских городах, или на масштабные кибернетические атаки на информационные технологии. Пограничный контроль и ограничение технологического обмена могут привести к удорожанию сделок, послужить препятствием для инноваций и экономического роста. Аналогичные ограничительные меры могут быть связаны с отрицательными реакциями на глобализацию , вызванными, с одной стороны, нежеланием управленцев из богатых стран прибегать к аутсорсингу, а с другой – сопротивлением бедных стран, народы которых считают себя жертвами глобализации .

Определяющей характеристикой мира к 2020 году, по мнению авторов Д-20 , станут масштаб и скорость изменений (являющихся, в свою очередь следствием глобализации мира). К другим важным показателям причислены: рост силы и влияния новых государств, новые вызовы правительственным структурам и более острое ощущение уязвимости, в том числе ввиду опасности терроризма. Принимается, что реальные перспективы глобального процветания и ограниченная вероятность конфликта между великими державами в целом создают достаточно благоприятную среду для того, чтобы человечество смогло справиться с проблемами, которые в иной ситуации могли бы оказаться неразрешимыми. США будут играть важную роль в формировании мира, влияя на путь, который выберут для себя государства и негосударственные силы.

КНР , Индия , Бразилия , Индонезия , – могут сделать устаревшими такие понятия как «Восток», «Запад», «Север», «Юг», «присоединившийся», «неприсоединившийся», «развитый», «развивающийся». Традиционное географическое разграничение по группам будет всё больше размываться в международных отношениях. Будут сосуществовать два мира, связанные телекоммуникациями, торговлей и финансами: мир государств и мир мега-городов. Конкуренция за вассальную зависимость будет более открытой и подвижной, чем в прошлом.

Глобализация рассматривается как некая растущая взаимосвязанность, отражённая в расширяющихся мировых потоках информации, технологий, капитала, товаров, услуг и людей – как некая «мегатенденция», перекрывающая весь мир в виде некой арки. Это сила, которая проникает во все уголки планеты и окажет существенное влияние на формирование всех других важных тенденций в мире 2020 года. Но будущее глобализации нельзя предсказать точно. Государственные и негосударственные действующие лица (частные компании и неправительственные организации) будут вести борьбу за то, чтобы сформировать её общий вид. Некоторые аспекты глобализации почти наверняка будут необратимы (например, растущая глобальная взаимосвязанность, являющаяся результатом информационно-технологической революции). Всё же возможно, хотя и маловероятно, что процесс глобализации будет замедлен или даже остановлен, так же элементарно, как в конце XIX и начале XX века глобализация была обращена вспять катастрофической войной и глобальной депрессией.

(Вкратце.)

Т1. Ничто не предвещает исчезновения или ослабления основных факторов, породивших международный терроризм, в период до 2020 года.

Т2. Террористы могут получить доступ к ОМП.

Т3. Стремление радикалов свергнуть светские правительства в странах с преобладанием мусульманского населения будет находить отклик у мусульман.

Т4. Террористы не будут нуждаться в стационарном штабе благодаря Интернету.

Т5. Террористы становятся всё более независимыми в удовлетворении своих потребностей от государственных спонсоров.

Т6. В период до 2020 года всё больше террористов смогут атаковать узлы мировой информационной инфраструктуры.

Т7. Между террористами и членами преступных банд может возникать сотрудничество.

(Подробнее).

Ничто не предвещает исчезновения или ослабления основных факторов, породивших международный терроризм, в период до 2020 года. По мнению авторов доклада, большинство международных террористических групп будут и дальше солидаризироваться с радикальным исламом. Возрождение мусульманского самосознания создаст основу для распространения радикальной исламской идеологии как на Ближнем Востоке, так и за его пределами, включая Западную Европу, Юго-Восточную и Среднюю Азию.

Это возрождение сопровождается ростом солидарности между мусульманами, втянутыми в национальные или регионально-сепаратистские конфликты, которые продолжаются в таких местах, как Палестина, Чечня, Кашмир, Минданао или южный Таиланд. Захват власти радикалами в одной из мусульманских стран на Ближнем Востоке может подхлестнуть распространение терроризма в регионе и убедить людей в том, что новый Халифат – это не пустая мечта. Безработная, социально неинтегрированная молодежь будет по-прежнему оставаться резервом для вербовщиков в террористические организации.

Наибольшее беспокойство вызывает тот факт, что террористические группы могут приобрести биологически активные вещества или, что менее вероятно, ядерное устройство. И то и другое может привести к массовой гибели мирного населения. Биотерроризм, похоже, больше всего устраивает небольшие, хорошо информированные группы. На самом деле лаборатория биотеррориста может вполне уместиться в домашней кухне, а созданное там оружие может быть по размеру меньше тостера. Следовательно, использование террористами биологически активных веществ весьма вероятно, и диапазон их будет расширяться. К примеру, такие диагнозы, как сибирская язва или оспа, могут быть подтверждены лишь через определенный период времени после заражения, так что при «кошмарном сценарии» террористическая атака может быть успешно проведена задолго до того, как власти смогут это осознать.

Существуют явные указания на то, что желание исламских радикалов спровоцировать транснациональный мятеж, иными словами, стремление мусульманских экстремистов свергнуть якобы отступнические светские правительства в странах с преобладанием мусульманского населения будет находить отклик в сердцах многих мусульман.

Давление со стороны объединенных контртеррористических сил, а также новые достижения в области информационных технологий приведут к усилению децентрализации террористической угрозы, которая переродится в эклектическую матрицу группировок, ячеек и отдельных личностей. Террористы не будут нуждаться в стационарном штабе для планирования и осуществления своих операций, пользуясь убежищами, рассредоточенными по всему миру. Учебные материалы, наводка на цель, ноу-хау в области вооружений и сбор средств будут все в большей степени становиться виртуальными и распространяться по Интернету. Даже если количество экстремистов уменьшится, террористическая угроза, скорее всего, останется. Через Интернет и другие технологии беспроводной связи злоумышленники смогут быстро находить и собирать сторонников в более широком, даже всемирном масштабе, причем делать это незаметно.

Ирак и другие зоны будущих конфликтов обеспечат приток свежих новобранцев, тренировочные лагеря, технические навыки и хорошее владение языком для нового класса «профессиональных» террористических бригад, для которых политическое насилие становится самоцелью. В прошлом террористические организации полагались на государственных спонсоров, финансировавших их тренировку, вооружение, материально-техническое снабжение, подготовку документов для перемещения по миру, а также их операции. В глобализирующемся мире такие группы, как «Хезболла», становятся все более независимыми в удовлетворении своих потребностей и могут действовать с государственным размахом. При этом они могут «правдоподобно снимать с себя ответственность», снабжая другие группы, действующие через третьих лиц и осуществляющих их цели, и даже вовлекать правительства других стран по дипломатическим каналам.

В период до 2020 года всё большее число террористов, могут приобретать и развивать возможности осуществления физических и кибернетических атак на узлы мировой информационной инфраструктуры. Интернет, компьютерные системы, управляющие важными промышленными процессами, такими как электросети, высоковольтные линии, нефтеперерабатывающие заводы и механизмы защиты от наводнений, и телекоммуникационные сети. Террористы уже определили своей мишенью информационную инфраструктуру США и в настоящее время способны осуществлять физические атаки, вызывающие, как минимум, кратковременные, не связанные между собой сбои. Способность реагировать на эти атаки потребует создания специальных технологий, которые позволят закрыть защищающихся от нападающих.

По мнению авторов доклада, между террористами и членами преступных банд может возникать сотрудничество, но это будут преимущественно деловые отношения, то есть террористы будут обращаться к преступникам за поддельными документами, контрабандным оружием или тайной помощью в перемещениях по земному шару в тех случаях, когда они не смогут самостоятельно добывать эти товары и услуги. Однако маловероятно, что организованные преступные группировки будут образовывать долговременные стратегические альянсы с террористами. Главным мотивом организованной преступности является стремление делать деньги, и она склонна считать любую деятельность, мешающую ей получать прибыль, вредной для бизнеса. Со своей стороны, лидеры террористов обеспокоены тем, что связи с неидейными партнёрами увеличивают вероятность успешного полицейского внедрения в их организации.

Д-25.

По мнению авторов доклада, идеологические конфликты, родственные конфликту холодной войны, маловероятны в мире, где большинство государств будут озабочены прагматическими вызовами глобализации и сдвигами в глобальной расстановке сил. Сила идеологии, похоже, обладает наибольшей притягательностью лишь в мусульманском мире – особенно в арабском ядре, где различные выражения ислама продолжат свое глубоко укорененное в социальных нормах и политике влияние и где ислам служит призмой, через которую индивиды воспринимают экономические и культурные силы глобализации. Возросшее религиозное соблюдение исламских норм, неудачи секулярного арабского национализма оставляют исламские политические и социальные движения в наилучшей позиции для того, чтобы утверждать свое идеологическое влияние на правительства и общество в большей части мусульманского мира в период до 2025 года.

По размерам, скорости и направленности потока происходящий ныне перенос богатства и экономического влияния – с Запада на Восток – не имеет прецедентов в современной истории. Источников у него два. Во‑первых, устойчивый рост цен на нефть и товары принёс непредвиденные доходы странам Персидского залива и РФ . Во‑вторых, более низкие цены в сочетании с политикой правительства переместили значительные объёмы производства в Азию. Сдвиги в спросе и предложении происходят на глубинном конструктивном уровне, из чего следует, что вытекающий из этого перенос экономического влияния, может выдержать испытание временем. Эти сдвиги – катализаторы глобализации , которая является – как было подчёркнуто в Д-20 мегатенденцией.

По мнению авторов доклада, к 2025 году вряд ли будет возможен всеохватывающий, всесторонний, унитарный подход к глобальному управлению . Существующие тенденции предполагают, что глобальное управление в 2025 году окажется мешаниной перехлёстывающихся, часто чрезвычайных и фрагментированных действий меняющих свой состав коалиций государств‑участников, международных организаций, социальных движений, неправительственных организаций, благотворительных фондов и компаний.

Эта фрагментация интересов и действующих лиц в дальнейшем ослабит перспективы для ООН привести своих участников к согласию в отношении эффективных многосторонних действий, особенно в рамках нынешнего или расширенного Совета Безопасности, или в отношении поддержки более широких реформ системы ООН.

Отвечая на вероятный дефицит глобального управления в процессе глобализации , государственные и негосударственные действующие лица сформируют сети, сосредоточенные на конкретных проблемах. Эти сети будут преследовать общие цели и интересы, включая действительное намерение решить проблему, личные деловые интересы, соображения морали и желание международных и неправительственных организаций решать проблемы, стоящие перед меняющимся миром. В некоторых случаях ядро тематической сети составит национальная или международная комиссия или команда экспертов – неизбранных, но с существенными полномочиями, – которые будут докладывать или наблюдать за различными аспектами управления, торговли или других процессов. Существуют примеры таких сетей: Форум финансовой стабильности, Международный форум по секвестрации углерода, Международное партнерство по водородной экономике.

Тематические группы помогут разрабатывать и распространять стандарты и регулирующие правила в различных сферах, включая информационные технологии, регулирующие режимы и управление новой постиндустриальной экономикой. Вероятно, сети, созданные для решения некоторых видов проблем, заложат основу для соглашения между национальными государствами. Подготовительная работа будет проходить в неофициальном контексте, после чего национальные государства смогут принять меры для решения проблемы, в то же время избегая обвинений в выполнении решений, навязанных внешними международными организациями. К 2025 году число и разнообразие неправительственных организаций может сильно увеличиться. Низкие начальные затраты, низкие накладные расходы и возможность людей и групп общаться с помощью Интернета облегчат такую коллективную работу.

Кроме влияния таких групп на решение конкретных проблем усилится влияние новых социальных действующих лиц, наделённых чрезвычайными полномочиями, и даже криминальных сетей. Эти элитные группы будут влиятельными благодаря своему богатству и множеству внутренних и международных контактов, часто включающих предприятия бизнеса, международные и неправительственные организации.

Сети, основанные на религии, к 2025 году могут стать наиболее существенными из тематических сетей и играть более значительную роль, чем светские межнациональные группировки, в оказании влияния и формировании событий. Возможно, что в действительности мы вступаем в новый век клерикального доминирования, при котором религиозные лидеры станут главными «серыми кардиналами» в решении международных споров и конфликтов.

(Вкратце).

Т1. В течение последних нескольких лет перед 2025 годом во многих странах исламского Ближнего Востока, по мнению авторов, уменьшится поддержка терроризма. Теперь меньшее количество мусульман будут оправдывать террористов-смертников, а уровень доверия Усаме бен Ладену снизится.

Т2. Радикализм в будущем сможет подпитываться высокотехнологичными глобальными коммуникациями

Т3. Группировки террористов, возможно, получат возможность приобретать ядерные материалы.

Т4. В Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе профессором Дэвидом Раппопортом разработана общеисторическая концепция «террористической волны».

Т5. Тем террористическим группам, которые продолжат свою деятельность в 2025 году, распространение технологий и научных знаний даст самые опасные в мире возможности, какие они только могут получить.

(Подробнее).

По мнению авторов доклада, маловероятно, что терроризм исчезнет к 2025 году, но его притягательная сила могла бы уменьшиться, если бы продолжился экономический рост, а молодёжная безработица на Ближнем Востоке сократилась. Экономические возможности для молодёжи и больший политический плюрализм, возможно, могли бы побудить некоторых из тех, кто готов присоединиться к террористам, изменить свои взгляды, но другие, мотивированные такими факторами, как стремление отомстить или стать мучениками, продолжат прибегать к насилию для достижения своих целей:

– В условиях отсутствия возможностей получения работы и легальных средств для выражения своих политических позиций будут созревать условия для разочарования, роста радикализма и возможной вербовки молодежи в ряды террористических групп.

– Группы террористов и повстанцев в 2025 году будут, вероятно, сочетать в себе как преемников давно созданных объединений, которые унаследуют организационные структуры, командование и процедуры контроля, тренировки, необходимые для осуществления высокотехнологичных атак, так и вновь возникшие объединения людей, обозлённых и лишённых гражданских прав, подверженных процессам саморадикализации.

По мере возникновения беспорядков и социальных столкновений, генерируемых нехваткой ресурсов, плохим качеством управления, этническим соперничеством или деградацией окружающей среды – все это имеется в больших масштабах на Ближнем Востоке, – будут сохраняться благоприятные условия для распространения радикализма и повстанческих движений. Радикализм в будущем сможет подпитываться глобальными коммуникациями и масс-медиа. Увеличивающаяся взаимокоммуникабельность облегчит объединение индивидов вокруг общих дел, выведет за рамки национальных границ, сформирует новые когорты обозлённых, подавленных, лишённых прав. В некоторых ситуациях эти новые сети смогут действовать как силы, оказывающие позитивное давление на правительства посредством ненасильственных действий, побуждая их обратиться к проблемам несправедливости, нищеты, воздействия изменений климата и к другим социальным проблемам. Другие группы, однако, могут использовать сети и глобальные коммуникации для вербовки и тренировки новых членов, для распространения радикальных идеологий, управления их финансами, манипулирования общественным мнением и координации атак.

Распространение ядерных технологий и знаний порождает озабоченность из-за возможного приобретения ядерных материалов группировками террористов. Использование террористами ядерного оружия могло бы ярко продемонстрировать опасность ядерных вооружений, придать убедительности призывам к ядерному разоружению и вдохнуть новую энергию в усилия по нераспространению ядерных вооружений и в антитеррористические мероприятия. Использование ядерного оружия в будущем могло бы вызвать значительные геополитические сдвиги, поскольку ряд стран попытались бы учредить или усилить обеспечивающие безопасность альянсы с существующими ядерными державами, в то время как другие потребовали бы глобального ядерного разоружения. В Европе, например, могли бы возникнуть разногласия между некоторыми странами Западной Европы, поддерживающими ядерное разоружение, и странами Европы Восточной, которые могут всё ещё опасаться ядерных арсеналов РФ .

В качестве позитивной новости о терроризме можно заметить, что поддержка террористических сетей в мусульманском мире имеет тенденцию к спаду. Чтобы преуспеть, террористические группы должны иметь большое количество пассивных сторонников, которые симпатизируют целям террористов. Уменьшение их количества является ключевым условием сокращения поддержки и популярности терроризма в обществах. Анализ коммуникаций террористов внутри групп выявляет тот факт, что они оценивают себя как силу, «проигрывающую битву» с материалистическими ценностями западного мира, а также то, что растёт массовая неудовлетворенность наличием жертв среди гражданского населения – особенно среди единоверцев‑мусульман – в результате действий террористов.

В Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе профессором Дэвидом Раппопортом была разработана концепция «террористической волны». Она может служить базой для сравнительного анализа террористических движений. «Террористическая волна» – это цикл активности, который может длиться до 40 лет, характеризуясь при этом фазами экспансии и сжатия: подъёмом, расширением волны насилия, отливом. В каждой из волн в ряде стран осуществляется схожая террористическая активность, движимая общим мировоззрением – такими как анархизм, марксизм, национализм или исламский экстремизм. Террористические группы, которые формируются на гребне каждой волны, обычно распадаются до того, как спадает волна как таковая, и их упадок способствует разрушению самой волны. изучавшие волны терроризма в прошлом. Некоторые эксперты полагают, что «Аль-Каида» – это, по стандартам терроризма, стареющая группа, и она начинает испытывать действие собственных стратегических слабостей, которые могут вызвать её упадок и маргинализацию, возможно, укоротив жизненный цикл всей исламской террористической волны. Тем не менее, большинство экспертов утверждают, что борьба против неё будет «долгой войной».

Слабости «Аль-Каиды» – недостижимые стратегические цели, неспособность привлечь широкую массовую поддержку, саморазрушительные акции – могут стать причиной упадка раньше, чем ожидают многие.

Исследования показывают, что стратегические цели террористов имеют два вида изъянов. Есть цели, которые представляют угрозу существующему политическому порядку, на которые ориентированы жёсткие антитеррористические меры, и цели, которые рассматриваются как недостижимые и не имеющие отношения к решению проблем, поэтому они привлекают минимум внимания элит и населения в целом. Две главные цели «Аль-Каиды» – создание глобального исламского халифата и устранение влияния США и Запада на «изменнические» режимы – имеют высший приоритет в глазах существующих мусульманских правительств, и именно на них направлены активные контртеррористические мероприятия. Мало что свидетельствует о том, что широкие массы мусульман верят в то, что эти цели являются реалистичными, или что, если бы они были достигнуты, это решило бы практические проблемы безработицы, бедности, плохого качества образовательных систем или плохо работающих правительств.

«Аль-Каида» способствует отчуждению даже бывших своих сторонников, убивая мусульман во время своих атак. Недавний научный обзор показывает, что террористическая группа, убивающая гражданских лиц, редко достигает своих стратегических целей. Хотя трудно определить точное число мусульман во всем мире, которые погибли во время атак «Аль-Каиды», но изучение доступных свидетельств предполагает, что по меньшей мере 40% жертв террористов были мусульманами.

Тем террористическим группам, которые продолжат свою деятельность в 2025 году, распространение технологий и научных знаний даст самые опасные в мире возможности, какие они только могут получить. Глобализация промышленных биотехнологий распространяет знания и возможности и повышает доступность биологических патогенов, вполне применимых для проведения разрушительных атак. Радиологическое и химическое оружие также может быть использовано террористами или повстанцами, ищущими тактических преимуществ в борьбе с противостоящими силами безопасности или военными, надеясь на то, что их применение вызовет массовые потери противника. Распространение усовершенствованного тактического оружия также повысит потенциальную возможность того, что оно будет использовано террористами. Улучшенные реактивные противотанковые управляемые снаряды и другие портативные системы оружия, термобарические и иные усовершенствованные взрывчатые устройства, распространение дешевых сенсорных устройств и роботов, которые также могут быть использованы для создания импровизированных взрывных устройств, – все это иллюстрирует указанную опасность.

Некоторые правительства, вероятно, отреагируют на рост терроризма и внутренних угроз расширением внутренних сил безопасности, увеличением разведывательного и наблюдательного потенциала и использованием сил, нацеленных на операции специального назначения. Контртеррористические и противоповстанческие операции в увеличивающихся масштабах будут проводиться в городах по мере растущей урбанизации. Правительства, повторяющие тезис о необходимости увеличения внутренней безопасности, о своем желании контролировать наплыв нежелательных беженцев и иммигрантов, будут во всё большем объёме воздвигать баррикады и ограждения вокруг некоторых территорий, чтобы затруднить туда доступ. Замкнутые и огороженные сообщества продолжат возникать во многих обществах по мере того, как элиты будут стремиться отгородить себя от внутренних угроз.

Единый обзор всех четырёх докладов может стать основой для рекомендаций российской делегации на Саммите АТЭС-2013, который пройдёт во Владивостоке.

Седьмой блок.

«Обз ор методологий подготовки сценариев».

Комментарий автора.

Д-10 , Д-15 , Д-20 , Д-25 представляют собой сайты, на которых выложены подборки материалов, описывающие процесс подготовки прогнозов, которые по существу являются итоговыми документами по каждому из проектов. Вот уж, что надо скрывать, так это методологию подготовки прогнозов. Она, казалось бы, представлена лежащей на поверхности. А ведь именно методология должна бы держаться в абсолютном секрете. Так называемый материал «оперативного» содержания. Если она открыта, то к этой информации нужно относиться очень осторожно. Наверняка присутствует там некое лукавство.

При этом следует разрабатывать собственную методологию. Настоящую. И держать её в абсолютном секрете.

Методология-2010

Осенью 1996 года, Национальный разведывательный совет (HPC) США и Институт национальных стратегических исследований (ИНСИ) провели серию конференций в Университете национальной обороны с целью определить ключевые глобальные тенденции и то, какое влияние их развитие может оказать на основные регионы и страны мира. Это было сделано для того. чтобы дать оценку и способствовать описанию основных политических характеристик мира в том виде, в котором они могли бы сложиться к 2010 году.

Участники этих конференций представляли академические учреждения, СМИ, бизнес, Правительство США и пр. Члены НРС сотрудничали с ИНСИ и другими участниками конференций в содействии тщательной подготовке повесток дня этих конференций. Хотя слушания не были разделены по категориям, документы и соответствующие комментарии были представлены без указания авторства.

При прогнозировании будущего критически важных государств и регионов, по определению, в окончательном решении будет присутствовать неясность. В некоторых случаях, как, например, продолжающаяся эволюция России или растущий потенциал Китая уровень неопределённости оказывается – ввиду значительного числа ключевых факторов – как внутриполитических, так и внешнеполитических – в процессе «игры». Когда HPC и ИНСИ взялись за этот проект, ведущим началом было – а этот принцип был поддержан всеми, кто участвовал в конференциях – представить общественности то, что они считали наиболее вероятными последствиями, которые стали бы результатом развития глобальных тенденций в ключевых регионах и государствах в 2010 году.

Доклад «Глобальные тенденции – 2015» (Д-15) представляет собой гибкую структуру для обсуждения сценариев будущего. Для достижения целей авторский коллектив считает необходимым использовать определенную методологию. Правда, надо сказать, что для специалиста в области общественных наук она может показаться неидеальной. Цель авторов – подняться выше подходов к решению краткосрочных тактических задач и дать возможность читателю почувствовать долгосрочную стратегическую перспективу. Суждения относительно будущих демографических показателей и уровней использования природных ресурсов основываются, прежде всего, на анализе большого объёма информации и соответствующей экстраполяции имеющихся тенденций. С другой стороны, многие выводы, касающиеся таких областей, как наука, разработка новых технологий, проблемы экономического роста, глобализация, управление, анализ причин возникновения конфликтов сделаны на основе «дистилляции» мнений экспертов, работавших как непосредственно в самом правительстве США , так и вне его. Первый тип прогнозов касается явлений естественных, в данных экстраполяции которых можно быть довольно-таки уверенным, второй же тип – более «умозрительный», потому что эти предположения зависят от решений, которые будут приниматься обществами и правительствами.

Те элементы, на которые обращается особое внимание как на основополагающие для развития мира, останутся, по мнению авторов, в силе. Предполагается, что, некоторые тенденции сохранятся, другие будут менее устойчивыми и могут «менять курс» в пределах рассматриваемого периода времени. Главной задачей НРС, которому помогали эксперты разведывательного сообщества, было привлечь Правительство США и неправительственных специалистов к идентификации механизмов развития, определению того, какие из них имеют наибольшее значение, выявлению ключевых неопределённостей и интеграции анализа этих тенденций в национальный контекст безопасности. В итоге образуется перечень вопросов, которые должны подвергнуться скрупулёзному анализу.

Методология Д-15 включила проведение коррекции оценок, содержавшихся в Д-10 . Первый доклад находился в центре внимания многочисленных общественных мероприятий, конференций, брифингов. Суждения, содержавшиеся в Д-10 , подвергались сомнению, модификациям или же, наоборот, поддерживались. Мышление авторов стало более зрелым, и в результате некоторые прогнозы были изменены.

Главные изменения были следующими:

· Более важным фактором развития была признана глобализация. Более динамичной станет мировая экономика. Намного большее влияние приобретут информационные технологии.

· Д-15 придаёт большее значение важности решений, принимаемых правительствами, особенно в отношении неправительственных организаций, как «хороших», так и «плохих». П-15 обращает большее внимание как на возможности сотрудничества между правительствами и частными организациями, так и на рост международных преступных и террористических сетей.

· Д-15 включает более тщательное исследование вероятной роли науки и техники в качестве фактора глобального развития. Больший вес, кроме того, придаётся растущему значению биотехнологии, информационных и других технологий.

· В Д-15 впервые упоминается преобладающее воздействие США на мировое развитие. Яснее вырисовалась роль США как глобального фактора.

· В Д-15 более подробно обсуждается проблема природных ресурсов (продовольствие, вода, энергия, орана окружающей среды). В частности, указывается, что более трёх миллиардов людей будут жить в регионах, где наблюдается нехватка воды (от Северного Китая до Африки) – а это создаст почву для конфликтов. Будет тщательнее исследоваться связь между доступностью к энергетическим ресурсам, ценой на них и системой их распределения.

· В Д-15 особое внимание уделяется взаимодействию самих механизмов, которые, как предполагается, будут приводить мир в движение, Например, обсуждается взаимовлияние трёх факторов: научно-технического развития, последних разработок в военной области и возможности возникновения конфликтов.

· Анализируя положение в регионах мира, авторы Д-15 обращают внимание своей читательской аудитории на информированность населения в регионах, на растущую мощь КНР , на закат мощи РФ .

Всё, что происходило в конце 20-го века в ключевых государствах и регионах мира, заставило авторов Д-15 признать необходимость существенно изменить прогнозы, приведённые в Д-10 .

А сейчас – внимание – ОЧЕНЬ ВАЖНО – авторы Д-15 признают, что не смогли предвидеть глобального финансового кризиса 1997-98 годов. Д-15 принимает в расчёт те препятствия экономическому развитию, которые наблюдаются в восточной Азии – но, в целом, прогнозы этому развитию – вполне оптимистические.

Получается так. В Д-15 ошибку признали, сделанную в Д-10, а в Д-20 на старые грабли не наступили, никакой кризис не предсказан, а кризис-то настал ещё какой – «КРИЗИС 2008-2010», затем – в Д-25 по кризису «скользнули». Ну вроде наблюдается. Выводы делайте сами.

Продолжаем по Д-10 . Авторы не знают, справится ли КНР с внутренними и политическими проблемами. А вот и ответ подоспел. Они справились.

А в Д-15 ещё больше неуверенности относительно будущего КНР . Посмотрим. Но вряд ли этот прогноз сбудется.

Что касается прогнозов в Д-15 о государствах на Ближнем Востоке.

(Следует внести некоторую ясность относительно термина «Ближний Восток», который используется в русском языке. страны, которые мы на русском языке называем странами Ближнего Востока, по английски именуются « Middle East »? Разгадка проста. Лингвоисторические исследования автора показывают, что страны Ближнего Востока в Европе отсчитывались исторически от Испании – то есть примерно от Марокко до Египта – и только дальше «Средний Восток» (т.е. « Middle East »).

Ещё информация и одно спорное предложение. Редко, кто упоминает, что Правительсто Китайского Тайбэя является прямым наследником одного из главных участников антигитлеровской коалиции . К огромному сожалению, Китайский Тайбэй , имеет территориальные претензии к РФ , считая Республику Тыву своей. В случае отказа от претензий, почему бы не подумать о том, чтобы, в случае одобрения КНР , включить Китайский Тайбэй в БРИК на согласованных условиях.)

Авторы Д-15 видят упадок государств Ближнего Востока . В лучшем для них случае будет наблюдаться «холодный мир» между Израилем и его противниками, а также социальная дестабилизация как реакция на процессы глобализации.

Увеличение доходов от нефти только подтверждает оценки авторов Д-10 относительно роста зависимости от нефти, поставляемой странами ОПЕК. Но не стоит надеяться, что эти доходы будут использованы на социальные нужды, решение проблем государств Африки южнее Сахары, предотвращение распространения СПИДа, военных конфликтов, защиту от политической нестабильности и гуманитарных кризисов.

Методология Д-20 и методология Д-25 как её логическое продолжение

Были проведены десятки тематических и региональных конференций с участием экспертов из многих стран мира. Собранные данные отражены в систематизированном виде в итоговых докладах. На их основе написаны, по выражению авторов, «беллетристические» сценарии, в которых в достаточно живой и образной форме представлены ситуации, которые могли бы сложиться в будущем.

Ниже перечислены живописные названия сценариев (их у «художников» получилось 11, даются – без подробного раскрытия содержания).

1. «Давосский мир» (рост авторитета КНР в мировой экономике, Д-20 ),

2. «Pax Americana» (США успешно справились со своими проблемами, Д-20 ),

3. «Арабский халифат» (арабский мир объединился и обрёл второе дыхание, Д-20 ),

4. «Спираль страха» (преступный мир частично контролирует торговлю оружием массового поражения, Д-20 ).

5. «Время взаймы» (2008 Feb, Д-25 , поиск «серебряной пули», но в РФ она уже есть).

6. «Мир, разбитый на куски» (2008 Feb, Д-25 , глобальная рецессия, «каждый сам за себя»).

7. «Постоянное обновление» (2008 Feb, Д-25 , совместно контролируемый переход к будущему).

8. «Мир без Запада» (2008 Nov, Д-25 , сближение РФ и КНР на базе использования новых технологий).

9. «Октябрьский сюрприз» (2008 Nov, Д-25 , катастрофические последствия изменения климата).

10. «Исчезновение Альянса БРИК» (2008 Nov, Д-25 , конфликт между Индией и КНР ).

11. «Приглашение NGOs к решению глобальных международных проблем» (2008 Nov, Д- 25, преобразование ООН – 20 неправительственных организаций имеют равные права с государствами).

Последний из докладов всё-таки предполагает многополярность мира, в котором США являются одним из нескольких важных полюсов. В Д-20 энергоресурсы характеризуются как достаточные, в Д-25 упор делается на решение проблем технологическим путем. Новые технологии решают проблемы недостатка воды и пищи.

Д-25 осторожно повторяет некоторые положения Д-20 и немножко говорит о кризисе, как будто отсутствие упоминания о нём в Д-20 не имеет особого значения.

Чтобы запустить Д-20 , авторы проекта в ноябре 2003 года собрали вместе 25 ведущих экспертов, не входящих систему НРС и представляющих широкий спектр дисциплин и личного опыта, чтобы вовлечь во всеобъемлющую дискуссию с аналитиками Разведывательного сообщества. Авторы пригласили трёх ведущих футурологов – Тэда Гордона из Проекта ООН «Милленниум», Джима Дьюара, директора Центра долгосрочной глобальной политики и будущих условий человеческой жизни «РЭНД Корпорейшн» и Геда Дэвиса, бывшего руководителя проекта «Сценарии для Шелл Интернэшнл» – чтобы обсудить их самые последние работы и методологии, которые они применяли в отношении прогнозов на будущее. Историк из Принстонского университета Гарольд Джеймс сделал основной доклад, предлагая выводы из предыдущих периодов прогнозов развития «глобализации».

Авторы подобрали и изучили различные методологии и сделали обзор ряда недавних исследований будущего. Помимо созыва встреч со своими партнёрами в Великобритании , Канаде , Австралии и Новой Зеландии , чтобы воспринять также и их идеи, авторы организовали 6 региональных конференций в ряде стран на четырёх континентах – по одной в Великобритании , ЮАР , Сингапуре и Чили , две в Венгрии – чтобы запросить взгляд зарубежных экспертов с разнообразным опытом – академиков, деловых людей, правительственных чиновников, членов неправительственных организаций и других учреждений – кто мог бы авторитетно говорить по ключевым направляющим факторам перемен и концептуализировать региональные темы в широком контексте. Их региональные эксперты также добавили понимание того, как остальной мир смотрит на США . В дополнение к конференциям, проведённым за рубежом, которые включали сотни иностранных участников, авторы организовали конференцию по Индии в Вашингтоне.

Авторы дополнили эти дискуссии конференциями и семинарами, которые дали всесторонний анализ специальных интересных вопросов, включая новые технологии, меняющуюся природу концепции ведения войны, политику в отношении самосознания, вопросы отношений между мужчиной и женщиной, изменение климата и многие другие (см. полный список конференций в тексте, выделенном серой заливкой). Участники исследовали ключевые тенденции, которые были представлены экспертами, и затем разработали альтернативные сценарии того, как эти тенденции могут проявить себя в ближайшие 15 лет. Авторы проконсультировались с многочисленными организациями и отдельными лицами по существенным аспектам этого исследования, равно как и по методологиям и подходам для мышления о будущем. Их контакты перечислены ниже

· Проект ООН «Милленниум» – это независимое учреждение, которое даёт ООН рекомендации по достижению целей развития тысячелетия – обладая неоценимыми данными по комплексным вопросам. Авторы также консультировались с «Евразийской группой», «Оксфорд Аналитика», «Технологиями СЕНТРА», и Центром Стимсона.

· Авторы также консультировались с отдельными исследователями: Майклом Оппенгеймером, Президентом «Глобальных сценариев», который помогал в работе нескольких заседаний и концепционно наполнял мышление авторов по методологиям; профессором Джоном Айкенберри Джорджтаунского, а ныне Принстонского университета, который в течение года организовал несколько семинаров экспертов из академических кругов, чтобы изучить различные аспекты положения США в мире и дать критический анализ предварительного варианта доклада; Инид Шэттл, одного из архитекторов Д-15 ; профессором Последипломной школы международных исследований Денверского университета Барри Хьюзом, чья работа по статистике и сценариям отражена на сайте НРС; Энн Соломон, старшим советником по технологической политике и директором Программы биотехнологии и общественной политики в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, организовавшей несколько весьма полезных конференций по научно-техническим вопросам; Элки Мэтьюз, независимым подрядчиком, которая провела исследования важных открытых источников; Филипом Дженкинсом, заслуженным профессором истории и изучения религии из Университета штата Пенсильвания, представившем ряд важных идей по глобальным тенденциям, касающимся религии; Николасом Эберстадтом с кафедры политической экономии Американского предпринимательского института, который ознакомил нас с важными перспективами по демографическим вопросам и Джеффри Хербстом, деканом факультета политики Принстонского университета, с анализом ряда вопросов, касающихся Африки.

· Следующие организации организовывали региональные конференции для Д-20 : Уилтон-Парк, Центрально-европейский университет, Колледж Барда, Южно-африканский институт международных проблем, Университет Адольфо Ибаньеса, Нуэва-Майория и Азиатское общество. Тимоти Шарп и профессор Юан Андерсон из фирмы «Шарп – Глобальные решения» организовали конференцию в Лондоне британских экспертов, чтобы критически оценить предварительный вариант Д-20 .

· Разведывательное сообщество США снабдило нас полезной информацией и поделилось идеями в отношении глобальных тенденций.

Основные мероприятия по Д-20 НРС состоялись в США (около 80% от всего их числа, причём непосредственно в Вашингтоне и Лэнгли около 35%). Логично предположить, что на последних рассматривались возможности, которым США уделяют первостепенное внимание. Перечислим их: Презентация, организованная доктринально-концептуальным центром, круглые столы «Глобальное самосознание» и «Лидеры бизнеса» (в штаб-квартире ЦРУ); вступительная конференция по «Проекту-2020», совместная конференция сотрудников разведки США и Британского Содружества, круглый стол экспертов по Африке, семинары «Глобальная эволюция биотехнологии двойного назначения», «Женщины в 2020 году», «Информация и коммуникация, сочленение технологического и социального аспектов и нация-государство» (в Вашингтоне).

Попробуем посмотреть на это высказывание глазами американского эксперта, отвечающего за безопасность страны. Возможен следующий ход его мыслей: «Кризис будет. Виноваты будем мы. Нужно к нему готовиться заранее и разработать стратегию реструктуризации страны на всех уровнях. Делать это надо в условиях строгой секретности. Нужно управлять моментом наступления кризиса. Тогда мы будем готовы к кризису, а остальные будут застигнуты врасплох. Появится возможность остаться державой-гегемоном миросистемы в послекризисный период. Конкретно – запускаем систему долгосрочного прогнозирования, желательно красочную, которая привлечёт внимание мировых средств массовой информации. О кризисе в том виде, в котором мы увидим его после собственного анализа – нигде ни слова».

Основные мероприятия по «Проекту-2020» НРС состоялись в США (около 80% от всего их числа, причём непосредственно в Вашингтоне и Лэнгли около 35%). Логично предположить, что на последних рассматривались возможности, которым США уделяют наибольшее значение. Перечислим их: Презентация, организованная доктринально-концептуальным центром, круглые столы «Глобальное самосознание» и «Лидеры бизнеса» (в штаб-квартире ЦРУ); вступительная конференция по «Проекту-2020», совместная конференция сотрудников разведки США и Британского Содружества, круглый стол экспертов по Африке, семинары «Глобальная эволюция биотехнологии двойного назначения», «Женщины в 2020 году», «Информация и коммуникация, сочленение технологического и социального аспектов и нация-государство» (в Вашингтоне).

Разработка сценариев.

В то время, как прямолинейные прогнозы полезны в определении исходной точки и постулировании главного сценария, они представляют одномерный взгляд на то, как могло бы выглядеть будущее и имеют тенденцию сфокусировать внимание исключительно на «предвидении». Сценарии предлагают более динамичный взгляд на возможные варианты будущего и фокусируют внимание на фундаментальных типах взаимодействий, которые могут иметь особое политическое значение. Они особенно полезны при прогнозировании будущего в периоды большой неопределённости, которые, по мнению авторов Д-25 , как раз и придутся на ближайшие 15 лет. Сценарии помогают тем, кто принимает решения, прорваться через традиционное мышление и привычные исходные точки зрения, что можно было рассматривать более широкий диапазон возможностей, включая новые риски и возможности.

Шесть международных семинаров породили огромную массу информации в отношении ключевых факторов перемен, которые вероятно приведут к региональным переменам в период до 2020 года. Авторы Д-20 провели дополнительное исследование, набросали проекты документов и инициировали последующие круглые столы и конференции. Были проанализированы результаты региональных семинаров, выделены ключевые региональные тенденции, предполагающие серьёзные глобальные последствия. Таким образом, информация предстала во всей её полноте, что позволило идентифицировать бросающиеся в глаза тенденции, выходящие по своему значению за региональные рамки. Эти ключевые результаты были использованы как сырьё для развития глобальных сценариев.

Чтобы дать импульс процессу развития глобального сценария, авторы Д-20 создали Сценарную руководящую группу (СРГ), включающую членов политического сообщества, исследовательские коллективы и аналитиков из среды Разведывательного сообщества. Это позволило исследовать сводки собранной информации и рассмотреть сценарные концепции, которые принимают во внимание взаимодействие между ключевыми факторами глобальных перемен. СРГ изучила результаты международных семинаров и исследовала зарождающиеся сценарии на правдоподобие и политическую значимость.

Авторы Д-20 всесторонне изучили ключевую работу, касающуюся будущего, разработанную в общественном и частном секторах, которые использовали сценарную технику, выделили наиболее перспективные подходы и затем разработали собственный уникальный подход, сочетая анализ тенденций и сценарии. Документы, которые повлияли на работу авторов Д-20 , включали те, которые были подготовлены компанией «Голдман Сакс», Министерством обороны Великобритании и «Шелл Интернэшнл»

В качестве примера ниже описывается практика составления сценариев и прогнозов на будущее, которая повлияла на мышление авторов Д-20.

Консультации авторов с Гедом Дэвисом, бывшим руководителем сценарной группы «Шелл Интернэшнл», укрепили намерение авторов разрабатывать сценарии для реальных политиков. «Шелл» строит глобальные сценарии каждые три года, чтобы помочь своим руководителям принимать более правильные решения. Вслед за начальным исследованием команда Шелл проводит около года, проводя опросы и организуя семинары, чтобы разработать сценарии и придать им окончательный вид, стремясь в этом процессе обеспечить некое равновесие между нетрадиционным мышлением и правдоподобием. Авторы Д-20 воспользовались сходным подходом, проведя консультации с перечисленными ниже организациями:

«Шелл Интернэшнл Лимитид» десятилетиями использовала сценарии, чтобы выявить риски и возможности для бизнеса. Руководил этой работой в течение многих лет Гед Дэвис.

Доктринально-концептуальный центр , являющийся важной составной частью Министерства обороны Великобритании, предпринял амбициозную попытку разработать логически выверенный взгляд на то, как мир мог бы развиваться в последующие 30 лет, видоизменяя безопасность Великобритании. Этот проект – «Стратегические тенденции» – был разработан, чтобы содействовать Министерству в достижении стратегического понимания будущих угроз, рисков, проблем и возможностей.

Мета-анализ опубликованного материала по факторам перемен и тенденциям, проведённый Британским агентством оборонных оценок и исследований, дал обзор более 50 исследований будущего.

РЭНД Корпорейшн – как часть параллельных усилий, спонсируемых НРС, по обновлению изданной в 2001 году монографии «Глобальная революция: Тенденции в БНМ-технологиях (Bio/Nano/Materials) и эффекты их возможного использования совместно с информационными технологиями к 2015 году» – подсказала правильные направления поиска решений, наметив технологические тенденции и их взаимодействия; выявив прикладные задачи, решение которых поможет преобразовать будущее; предоставляя всесторонние комментарии по проектам и обеспечивая концепциями сценариев, которые пользуются импульсами новых технологий и будят мысль.

Питер Шварц, председатель Глобальной бизнес-сети и автор «Неизбежных сюрпризов», ознакомил авторов Д-20 со своим описанием понятия «сюрприз», включая использование факторов перемен, интерпретацию междисциплинарного понимания и применение сценарной работы к частному сектору.

Фирма «Тоффлер Ассоушиитс» предложила идеи по нескольким направлениям, включая и те, что были предложены совместно с проектом Агентства национальной безопасности «Тек-2020». Вдобавок докторы Элвин и Хайди Тоффлеры приняли участие в ключевой конференции по Д-20 , поделившись своими взглядами на понимание будущего, основанными на их обширном опыте в этой области.

Проект Агентства национальной безопасности – «Тек-2020» – также помог выделить ключевые точки сходимости сочетаемых высоких технологий, которые, как ожидается, повлияют на общество в период до 2020 года. В Д-20 были включены ценные идеи из этого проекта. Тем самым АНБ способствовало стимулированию полезного диалога с Разведывательным сообществом по тенденциям будущего.

После того, как концепции сценариев были исследованы, критически оценены и обсуждены с СРГ и другими группами, которые НРС привлёк к работе, были разработаны восемь глобальных сценариев, которые действительно представлялись перспективными. НРС затем провёл итоговый семинар с более широкой группой экспертов, чтобы изучить эти восемь сценариев, обсудить заслуги и слабости каждого из них и окончательно сузить число сценариев, которые будут включены в окончательную публикацию, до четырёх. Сценарии, отображённые в Д-20 , были отобраны по причине их значимости для реальных политиков, а также потому, что они побуждают читателей подвергать сомнению ключевые гипотезы, но не пытаются предсказывать будущее. К тому же, они не являются взаимоисключающими.

Д-20 также придаёт большое значение использованию информационной технологии и аналитических инструментов, которые раньше не были доступны НРС в его работе. Его глобальный кругозор и область действия потребовали того, чтобы авторы Д-20 были участниками постоянного общемирового диалога относительно будущего. С помощью «Технологий СЕНТРА» был создан интерактивный, защищённый паролем сайт, который служит местом хранения документов, циркулирующих при обсуждениях, и резюме по семинарам. Сайт также даёт возможность для реферирования и анализа больших объёмов базовой информации. Он содержит интерактивные инструменты для того, чтобы эксперты за рубежом и в США продолжали создавать «приближённые к жизни» компьютерные имитации, которые позволяли бы и новичку, и эксперту разрабатывать свои собственные сценарии. Большая часть этого материала, включая опцию «Эмпирические сценарии в Интернете» было передано на открытый, «негрифованный» сайт НРС вместе с текстом Д-20 .

Заключение

То, что в Интернете выложены четыре доклада Национального разведывательного совета (НРС) США, в которых приведены прогнозы, разделённые равными промежутками в пять лет, подсказывает простой системно-аналитический ход – разместить данные анализа в двух измерениях. По горизонтали – окончание периода, на который распространяется прогноз, по вертикали – географическая близость к России. Получается некая «таблица Менделеева». Кроме того, в каждой клеточке можно аккуратно «сложить» информацию по отдельным государствам. Таким образом, исследователь, специализирующийся по проблемам какой-либо страны или группы стран легко отыщет необходимые ему сведения. Естественно, что в тексте все данные идут в линейном варианте, т.е. в одном измерении. Поскольку имеется немало проблем глобального характера, для которых не существует межгосударственных границ, они выделены в отдельный раздел.

Не только правительство и научные круги США организуют подобные исследования. Другие государства тоже делают это – однако аналитические материалы, подготовленные их специалистами, обычно помещают в фокус обзора собственные страны. Но если, например, российские власти решили бы организовать подобную работу, они могли бы воспользоваться предлагаемым подходом. Кроме того, для прогнозов, разработанных ранее в России и за рубежом, клеточки уже готовы. Исследователям достаточно эти работы только прокомментировать.

При подготовке новых аналитических материалов можно также опираться на методологию НРС. Организаторами исследований были проведены десятки тематических и региональных конференций с участием экспертов из многих стран мира. Собранные данные были отражены в систематизированном виде в итоговых докладах. На их основе были написаны, по выражению авторов, «беллетристические» сценарии, в которых в достаточно живой и образной форме представлены ситуации, которые могли бы сложиться в будущем.

Целесообразно перечислить те организации, которые были приглашены для работы в США и которые могут оказаться полезными и в сотрудничестве с российскими исследователями:

  • Проект ООН «Милленниум» (независимое учреждение, которое даёт ООН рекомендации по достижению целей развития тысячелетия, обладая данными по комплексным вопросам);
  • Тоффлер Ассошиитс;
  • «Евразийская группа»;
  • «Оксфорд Аналитика»;
  • «Технологии СЕНТРА»;
  • Центр Стимсона.
  • Центрально-европейский университет;
  • Южно-африканский институт международных проблем.

Заключение

Какая же картина складывается из рассмотрения выборки современных работ, которые здесь представлены.?

Прежде всего,это мозаика трудно коррелируемых («сопрягаемых») взглядов и прогнозов. Даже казалось бы в работах НРС США ,в которых должна бы просматриваться некая единая логика развития мира от 2010 до 2025гг. - увы, обнаружить таковую не удается. Спектр сценариев 2025 ,также как и 2020, кстати, весьма широк — от «Мир без запада», когда ШОС вытесняет Запад в целом до исчезновения Альянса БРИК.

Каково же место России в этом «пространстве будущего» и можно ли все-таки «выудить» динамику развития нашей страны? Попробуем в качестве первого шага предпринять эту «ненаучную» попытку на примере четырех сценариев НРС США, ориентированных на горизонты 2010, 2015,2020 и 2025гг.[2]

Следует подчеркнуть, что такой подход является далеко не надежным. Это просто дань «соблазну» заглянуть» за горизонт и механически» сгруппировать выдержки из соответствующих работ.

В перспективе, авторы планируют на основе собранного материала провести корреляционный анализ вышеназванных трех разделов с целью получения обобщенного видения России на среднесрочную перспективу в контексте мировых трендов. В том числе, с привлечением материалов проекта ООН «Альянс цивилизаций», последних работ фонда Талберга, Римского Клуба, исследования МГИМО «Политический атлас современности» и др.

Отдельной методологической задачей представляется наложение результатов работы проф. С.Г. Кара-Мурзы «Угрозы России» на среднесрочную сценарную разработку, с тем, чтобы в процессе экспертного обсуждения рассмотреть вероятность преодоления или развития негативных процессов по тем или иным социальным трендам. В приложении 3 кратко изложены, основные ключевые угрозы для России из его работы.

Еще более интересный методологический замысел связан с соотнесением этих сценариев с V докладом Римского Клуба (1977 год) «Цели человечества». В этом докладе, как уже было отмечено в предисловии, с большой детализацией были рассмотрены аспекты целеполагания для восьми регионов мира, а также цели крупнейших мировых корпораций, основных мировых религий и международных организаций (см. приложение 2). Все это накладывалось на проблемы целеполаганий в области международной безопасности, продовольствия, энергетики, минеральных ресурсов и глобального развития человечества.

Кроме того, соотнесение с докладом Римского клуба является яркой демонстрацией сколь «эфемерны» размышления даже высокопрофессиональных экспертов. Мир неузнаваемо изменился всего за 25 лет.

Итак, ИЗ ДОКЛАДА - 2010г . (прогноз готовился в 1996-1997гг.)

1. Россия в 2010 году и последующие годы останется экономически слабой.

2. Эрозию власти Российского правительства будет нелегко обратить вспять в 2010 году, поскольку регионы хотят удержать уже аккумулированную ими власть. Президент, по мнению авторов доклада, будет пытаться остановить ползучее изменение курса.

3. Ввиду низкого уровня рождаемости в стране в российской политике будет уделяться большее внимание здравоохранению, уровню жизни и занятости. В России – главная демографическая проблема – беспрецедентный спад продолжительности жизни мужчин.

4. В 2010 году продолжится болезненный процесс реорганизации армии. Россия в военном отношении останется слишком слабой и сможет планировать применение своих вооружённых сил только против ближайших соседей.

5. Россия продолжит амбициозную программу исследований и разработок в военной области. За счёт этого, но, скорее всего, уже после 2010 года ей удастся разработать значительно более совершенные виды вооружения. Военная промышленность будет во всё большей степени ориентирована на экспорт оружия, чтобы можно было покрыть расходы на военные программы. Поскольку статус России как великой державы базируется в основном на обладании ею ядерным оружием, программы по его модернизации останутся высшим приоритетом.

6. Президент России может попытаться использовать националистические настроения, подпитываемые экономическими трудностями и разочарованием в отношении руководящих политических кадров.

7. Внешняя политика России будет строиться на стремлении восстановить влияние на ближайших соседей – прежде всего, в регионе Каспия. Россия будет пытаться использовать энергетические ресурсы прикаспийских государств – сразу по двум причинам: экономическая выгода и политическое давление.

8. В этом плане здесь следует сказать несколько слов о соседях России. Помимо того, что они будут стремиться к ускорению межрегионального сотрудничества, их будут интересовать связи с НАТО, Евросоюзом, ОБСЕ. Причина этого – минимизировать возможный ущерб от колебаний в системе принятия Россией политических решений.

9. Россия будет настаивать на том, чтобы её воспринимали серьёзно. Зачастую она будет занимать позицию, отличную от позиции США. Она продолжит развивать военное сотрудничество с Ираном и не только с Ираном. Можно ожидать периодических всплесков в постоянном улучшении дипломатических отношений между Россией и Китаем. Причина: торговля оружием и общность целей в ряде областей. Россия будет демонстрировать желание развивать связи с другими ключевыми игроками на мировой арене, а Китай – желание оградить себя от «мягкого сдерживания». Российское участие в процессе мирного урегулирования на Ближнем Востоке ограничится отдельными дипломатическими «набегами».

ИЗ ДОКЛАДА-2015 (готовился в 1998-99 годах)

1. Предсказывается уменьшение численности населения к 2015 году до 130-135 миллионов.

2. Предсказываются: недостаточность структурной реформы, невысокая производительность сельского хозяйства по сравнению со стандартами Запада, распадающаяся инфраструктура, экологическая деградация.

3. Сохранятся: коррупция и организованная преступность, подпитываемые трафиком наркотиков, отмывание денег. В некоторых случаях всё это будут прикрывать коррумпированные политики.

4. Влияние РФ как политического центра будет уменьшаться. К 2015 году понятие «Евразия» станет лишь географическим и не будет содержать объединяющей политической, экономической и культурной составляющей. РФ будет продолжать ориентироваться на ЕС , но останется вне его. Тем не менее, взаимозависимость РФ и её ближайших соседей сохранится, прежде всего, в энергетической сфере.

5. РФ останется главным игроком среди государств, входивших в СССР, хотя этот её потенциал будет уменьшаться.

6. РФ будет продолжать мучить экономика, доставшаяся в наследство от СССР.

7. Помимо разваливающейся инфраструктуры и многолетнего пренебрежения вопросам охраны окружающей среды, уровень жизни российского населения продолжит подвергаться таким опасностям, как алкоголизм, сердечные заболевания, наркомания, ухудшающаяся система здравоохранения. Население РФ не только уменьшится по численности, но и станет менее здоровым. Таким образом, россияне в определённой степени утратят способность быть двигателем экономического возрождения своей страны.

8. Не исключено, что в макроэкономическом плане, ВВП РФ достигнет нижнего уровня, за которым, возможно, последует оживление. Останется вероятность того, что РФ не удастся полностью интегрироваться к 2015 году в глобальную финансовую и торговую систему. Даже если события будут развиваться для РФ наилучшим образом (при прогнозируемом среднем ежегодном экономическом росте в пять процентов), её экономический вес будет составлять менее одной пятой от экономического веса США .

9. Эксперты полагают, что к 2015 году у РФ останется широкий дипазон вариантов будущего – от возрождения до распада. Однако, она будет дрейфовать, главным образом, по направлению к авторитаризму, хотя и не к такому экстремальному, который наблюдался в советский период.

10. Цели внешней политики РФ предполагаются следующими: восстановление потерянного влияния на бывшие советские республики к югу от неё, развитие связей с европейскими и азиатскими государствами, позиционирование себя как серьёзного игрока по отношению к США . Энергетические ресурсы РФ останутся важным рычагом для осуществления этих усилий. Однако внутренние проблемы РФ будут препятствовать её усилиям заявить о своём статусе как великой державы. РФ будет поддерживать мощь своего ядерного арсенала как второго по величине в мире в качестве последнего следа былого могущества. РФ будет слабой изнутри. Она останется институционно связанной с системой международных отношений, в основном, через свой статус Постоянного члена Совета Безопасности ООН .

ИЗ ДОКЛАДА-2020 (готовился в 2003-04 годах)

1. Среди государств, богатых ресурсами, у РФ наилучшие перспективы вывести свою экономику за пределы примитивной добычи ископаемых ресурсов и стать реальной составляющей мировой экономики.

2. Для диверсификации своей экономики, РФ потребуется произвести определённые структурные изменения. При том, что ЕС хотел бы создать с РФ более тесные отношения, хотелось бы, чтобы Москва стала более толерантной, становясь более сильной с экономической точки зрения, по отношению к стремлению бывших республик СССР продолжать своё движение в сторону ЕС.

3. Вместе с тем, РФ сталкивается с серьёзным демографическим кризисом, являющимся следствием низкого уровня рождаемости, слабой системы здравоохранения и потенциально взрывоопасной ситуации со СПИДом. На юге она граничит с нестабильным регионом Кавказа и Центральной Азии, из-за чего, вероятно, мусульманский экстремизм, терроризм и традиционные для этого региона конфликты продолжат перетекать в РФ. Социальные и политические факторы ограничивают возможности РФ стать крупным глобальным игроком, но Москва, вероятно, останется важным партнёром и для стабильно сильных США и ЕС, и для поднимающихся КНР и Индии.

ИЗ ДОКЛАДА-2025 (готовился в 2007-08 годах)

В Д-25 представлены, как и в Д-20 несколько «беллетристических» сценариев.

1. Мир без Запада. ШОС вытесняет Запад в целом. США к 2025 году всё-таки уходят из Афганистана, повторяя историческую судьбу СССР. РФ принимает во внимание тот факт, что в Средней Азии возможно перенаселение. Сила ШОС растёт, сила НАТО падает.

2. Октябрьский сюрприз. Катаклизмы в США, касающиеся катастроф экологических, но не затрагивающих РФ. (Приводится описание возможного наводнения, которое разрушает Нью-Йорк).

3 Исчезновение Альянса Бразилия-РФ-Индия-КНР (БРИК). Предполагается возникновение конфликта между Индией и КНР на базе соперничества за доступ к ресурсам, критически важным для дальнейшего стратегического развития.

4. Приглашение NGOs к решению глобальных международных проблем. Негосударственные субъекты, влияющие на деятельность ООН, по мнению авторов Д-25 , будут включать не только неправительственные организации, но также и религиозные группы, лидеров бизнеса, отдельных блоггеров в Интернете, просто лидеров организаций на уровне «grassroots».

По мнению авторов доклада, РФ имеет потенциал для того, чтобы к 2025 году стать богаче, могущественнее и увереннее в себе, если будет инвестировать в человеческий капитал, расширит и диверсифицирует свою экономику, интегрируется в глобальные рынки. С другой стороны, многочисленные препятствия могут ограничить возможности РФ полностью реализовать свой экономический потенциал. Главными среди этих ограничений являются нехватка инвестиций в энергетический сектор, в узкие места инфраструктуры, деградирующее образование и общественное здравоохранение, недоразвитый банковский сектор, преступность и коррупция. Более скорое, нежели ожидалось, обращение к альтернативным видам горючего или падение глобальных цен на энергоносители до того, как у РФ появится возможность развить более диверсифицированную экономику, вероятно, создадут ограничения для экономического роста.

Cогласно прогнозам авторов доклада, к 2025 году достигнет уровня ниже 130 миллионов человек. Шансы на то, чтобы остановить это снижение до 2025 года, очень слабые: женское население в возрасте от 20 до 30 лет – возраст, в котором в РФ заводят первого ребенка, – будет быстро сокращаться и к 2025 году составит 55% от нынешнего уровня. Высокий уровень смертности среди мужчин среднего возраста вряд ли коренным образом изменится.

Мусульманское меньшинство, для которого характерен более высокий уровень рождаемости, составит более высокую долю населения РФ (вместе с иммигрантами из тюркоязычных стран и КНР) . В соответствии с некоторыми более консервативными прогнозами мусульманская доля российского населения увеличится с 14% в 2005 году до 19% в 2030 году и 23% в 2050 году. В условиях сокращения населения все большее число жителей будут составлять неправославные неславяне, что может спровоцировать националистическую негативную реакцию со стороны русского населения.

Поскольку проблемы рождаемости и смертности в РФ , вероятно, сохранятся до 2025 года, российская экономика, в отличие от европейской и японской, будет вынуждена содержать значительное количество иждивенцев.

Сокращение населения РФ к 2025 году поставит политиков перед трудным выбором. Например, к 2017 году РФ , вероятно, будет иметь лишь 650 тысяч 18‑летних юношей, силами которых нужно будет поддерживать армию, которая в настоящее время опирается на 750 тысяч призывников. Сокращение населения приведет к экономическим жертвам в виде более суровой нехватки рабочей силы, особенно если РФ не будет инвестировать большее количество средств в свой ныне существующий человеческий капитал, не перестроит свою научно‑техническую базу и не задействует рабочую силу из числа иностранных мигрантов.

Более активная упреждающая и влиятельная внешняя политика выглядит вполне вероятной, отражая возвращение России на мировую арену в качестве влиятельной силы, важного партнёра западных, азиатских и ближневосточных столиц и ведущей силы в противодействии глобальному доминированию США . Контроль над ключевыми узлами энергомаршрутов на Кавказе и в Средней Азии – жизненно важный для амбиций энергетической сверхдержавы – будет движущей силой в восстановлении сферы влияния в её ближнем зарубежье. Единство взглядов на угрозу терроризма и исламского радикализма могут сблизить российскую и западную политику в области обеспечения безопасности, несмотря на разногласия по другим проблемам.

Более ранний, чем предполагалось, отказ от ископаемого топлива также может положить конец начавшемуся в 2000-х годах восхождению РФ .

С другой стороны, по мнению авторов доклада, РФ потенциально может оказаться среди тех, кто получит наибольший выигрыш от глобального потепления. Она обладает обширными нетронутыми запасами природного газа и нефти в Сибири и на Арктическом шельфе, и потепление может сделать эти запасы значительно более доступными. Это будет огромным благом для экономики РФ , поскольку сейчас 80 % экспорта страны и 32 % поступлений в государственный бюджет зависят от производства энергии и сырья. В дополнение к этому открытие Арктического водного пути создаст экономические и торговые преимущества. Однако по мере подтаивания арктической тундры может быть разрушена инфраструктура, и потребуются новые технологии для того, чтобы развивать в регионе добычу ископаемых энергоресурсов.

В комментариях аналитика к первому разделу обращается внимание на возможную динамику восприятия демократии и высказывается гипотеза об отмирании к 2025 году «представительской демократии» и расширении «местного самоуправления в РФ»

***

Отечественные источники, излагающие мировые тренды представляют, в основном обзор и анализ среднесрочных сценариев развития России на ближайшие 10-15 лет. Эти сценарии зависят от двух основных факторов – глобальных трендов и внутренней российской социально-экономической политики.

Попробуем (опять волюнтаристски) наложить на «динамическую», картину американских экспертов, предположения отечественных ученых (см. второй раздел данного отчета), которые значительно глубже понимают и переживают («сопереживают») историю собственной страны.

Понятно, что работы, выбранные нами менее «беллетристичны» и, как мы комментировали во втором разделе, в основном, используют методы глобального моделирования. В том числе, конкурирующие прогнозы глобальных трендов – мировой коллапс в первой трети XXI века по Форрестеру и Медоузу; развитие без мирового коллапса с замещением истощаемых природных ресурсов новыми ресурсами (см. модели Прая, Фишера и Петерки, а также расчеты Маркетти и Накиченовича); развитие без мирового коллапса, но с циклическими кризисами по Кондратьеву (работы С.Дубовского и других авторов).

Однако, прежде чем производить это («наложение») соотнесение считаем важным процитировать в качестве «реперного » ориентира К онцепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года и план действий Правительства Российской Федерации по ее реализации, учитывая что цель разработки Концепции - определение путей и способов обеспечения устойчивого повышения благосостояния российских граждан, укрепления национальной безопасности и динамичного развития экономики в долгосрочной перспективе (2008-2020 годах), укрепления позиций России в мировом сообществе.

В Концепции справедливо указано, что российская экономика оказалась перед долговременными системными вызовами, отражающими как мировые тенденции, так и внутренние барьеры развития.

Первый вызов - усиление глобальной конкуренции, охватывающей не только традиционные рынки товаров, капиталов, технологий и рабочей силы, но и системы национального управления, поддержки инноваций, развития человеческого потенциала.

Основными характеристиками развития мировой экономики, оказывающими серьезное влияние на социально-экономические процессы в России, в ближайшие 10-15 лет будут:
- вероятное возобновление в 2010 году, после преодоления кризиса, динамичного роста мировой экономики (в среднем около 4% в год);
- превращение Китая и Индии в основные локомотивы мирового экономического роста, появление новых мировых центров экономического развития в Азии и Латинской Америке, рост их влияния в результате финансового кризиса;
- преодоление энергетических барьеров роста за счет повышения энергоэффективности и расширения использования альтернативных видов энергии при сохранении тенденции к удорожанию энергоносителей;
- усиление ограничений роста, связанных с экологическими факторами, дефицитом пресной воды и изменением климата, что создает дополнительные возможности для России;
- сохранение, и, вероятно, усиление дисбалансов в области мировой торговли, движении капиталов, что будет способствовать изменению курсов мировых валют и перестройке институтов мировой экономики (мирового экономического порядка);
- старение населения в развитых странах на фоне быстрого роста населения в развивающихся странах будет интенсифицировать мировые миграционные процессы и увеличивать нагрузку на социальные системы развитых стран.

Предстоящий период характеризуется структурной перестройкой мирового хозяйства, связанной с изменением баланса между ее экономическими центрами, возрастанием роли региональных экономических союзов.

Кризис на американском ипотечном рынке начинает перерастать в мировой финансовый кризис, угрожающий его превращением в мировой кризис производства, сопровождаемый снижением сырьевых цен и замедлением темпов роста мировой экономики в 2009-2010 годах. Кризисная перестройка мировой экономики предъявляет повышенные требования к устойчивости российской экономики и ее способности нейтрализовать негативные воздействия с мировых рынков. Взлеты и падения мировых и российских курсов акций и сырьевых цен повышают актуальность формирования новой диверсифицированной российской инновационной экономки и самостоятельной мощной финансовой системы.

Для России перестройка мировой экономики создает новые возможности в развитии внешнеэкономической интеграции, укреплении и расширении позиций на мировых рынках, улучшении возможностей для импорта технологий и капитала при условии преодоления слабости наших экспортных позиций.

Кроме того, усиление глобальной экономической конкуренции тесно переплетено с усилением и геополитического соперничества, в том числе за дефицитные сырьевые, энергетические, водные и продовольственные ресурсы. Россия сталкивается с необходимостью укрепления национальной экономической безопасности, при сохранении и развитии открытости российской экономики и ее активного участия в формировании новых подходов к регулированию мировых финансовых и сырьевых рынков.

Второй вызов - ожидаемая новая волна технологических изменений, резко усиливающая роль инноваций в социально-экономическом развитии и обесценивающая многие традиционные факторы роста.

В ближайшее десятилетие развитые страны перейдут к формированию новой технологической базы экономических систем.

Для России наличие научно-исследовательского потенциала и высокотехнологичных производств создает условия для использования преимуществ, связанных с распространением новых технологий.

Третий вызов - возрастание роли человеческого капитала как основного фактора экономического развития.

Уровень конкурентоспособности современной инновационной экономики все в большей степени определяется качеством профессиональных кадров, уровнем их социализации и кооперационности. Для России ответ на этот вызов предполагает преодоление сложившихся негативных тенденций в развитии человеческого потенциала.

Четвертый вызов , порожденный преимущественно внутренними, а не глобальными факторами - это исчерпание источников экспортно-сырьевого развития. Кризис экспортно-сырьевой модели развития российской экономики может быть значительно ускорен в случае замедления роста мирового спроса на углеводороды в связи с активным развитием альтернативных видов топлива и энергии и торможением роста экономик Китая и Индии.

Целевые ориентиры на 2020 год

Стратегической целью является достижение уровня экономического и социального развития, соответствующего статусу России как ведущей мировой державы XXI века, занимающей передовые позиции в глобальной экономической конкуренции и надежно обеспечивающей национальную безопасность и реализацию конституционных прав граждан. В 2015-2020 годах Россия должна войти в пятерку стран-лидеров по объему ВВП (по паритету покупательной способности).

Высокие стандарты благосостояния человека

Уровень дохода и качество жизни россиян к 2020 году достигнет тех показателей, которые наблюдаются сегодня в развитых странах. Это означает высокие стандарты личной безопасности, доступность высококачественных услуг образования и здравоохранения, необходимый уровень обеспеченности жильем, доступ к культурным благам и высокий уровень экологической безопасности.

Обобщающий показатель уровня жизни, ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, увеличится с 13,9 тыс.долл. в 2007 году (42% от среднего уровня ОЭСР) до более чем 30 тыс.долл. в 2020 году (70%) и около 50 тыс.долл. в 2030 году.

Социальное благополучие и согласие

В России сформируется общество, основанное на доверии и ответственности, включая доверие населения к государственным и частным экономическим институтам. Доля среднего класса превысит половину населения, при этом значительную часть среднего класса образуют люди, занятые созданием новой экономики знаний, технологий и обеспечением развития самого человека.

Экономика лидерства и инноваций

Российская экономика не только останется мировым лидером в энергетическом секторе, добыче и переработке сырья, но и создает конкурентоспособную экономику знаний и высоких технологий. К 2020 году Россия может занять значимое место (5-10%) на рынках высокотехнологичных товаров и интеллектуальных услуг в 5-7 и более секторах.

Экономика, конкурентоспособная на мировом уровне

Россия укрепит свое лидерство в интеграционных процессах на евразийском пространстве, постепенно становясь одним из глобальных центров мирохозяйственных связей (в том числе в качестве международного финансового центра) и поддерживая сбалансированные многовекторные экономические отношения с европейскими, азиатскими, американскими и африканскими экономическими партнерами.

Развитие после 2020 года - закрепление лидирующих позиций России в мировом хозяйстве и превращение инноваций в ведущий фактор экономического роста, формирование сбалансированной социальной структуры общества.

Итак,посмотрим в качестве первого примера,как соотносится с Концепцией один из популярных глобальных трендов — Циклы Кондратьева (стр. 96 и далее в нашем докладе)

Циклы Кондратьева . После обвалов на фондовых рынках и экономических кризисов в 1987г., 1997-98 г.г. и 2008-2009 г.г. стало ясно, что мировое развитие продолжает подчиняться закономерностям цикла Кондратьева. В соответствии с математической моделью цикла Кондратьева основную роль в создании этих кризисов играют две волны – волна нормы прибыли (НП) и волна валового внутреннего продукта (ВВП). Волна НП опережает волну ВВП примерно на четверть периода всего цикла, т.е. примерно на 12-14 лет.

Ниже приводится таблица №1., в которой перечислены ситуации, связанные с циклами Кондратьева на историческом и прогнозном периодах. В первой колонке таблицы указаны топологические характеристики пары волн (достигают они максимума или минимума). В двух последующих колонках указываются календарные даты, в окрестности которых достигаются экстремумы волн, а также наблюдавшиеся на историческом периоде или прогнозируемые социально-экономические эффекты.

Топологические ситуации различаются принципиально. Обвал на фондовой бирже в окрестности максимума волны НП происходит на фоне восходящей волны ВВП, а обвал на фондовой бирже в окрестности минимума волны НП происходит на фоне нисходящей волны ВВП. Поэтому кризисы, начинающиеся в окрестности максимума волны НП, заканчиваются быстрее, чем кризисы, начинающиеся в окрестности минимума волны НП. Одновременно следует отметить, что социальные катаклизмы в окрестностях максимума волны ВВП как правило более разрушительны, чем в окрестностях минимума той же волны.

Таблица №1 «Календарь цикла Кондратьева»

Топологические ситуации

Волна нормы прибыли

Волна ВВП

Максимумы волн

1857 г., обвалы на фондовых биржах

1873 г., обвалы на фондовых биржах, социальные катаклизмы

Минимумы волн

1879-1880 г.г.,

1890-93 г.г., обвалы на фондовых

биржах, создание 2-го Интернационала

Максимумы волн

1907 г., обвалы на фондовых биржах, рост социального напряжения

1917 г., развал экономических систем,

социальные катаклизмы

Минимумы волн

1929 г., обвалы на фондовых биржах, рост социального напряжения

1946 г., послевоенное полевение

европейских парламентов

Максимумы волн

1955 г., обвалы на фондовых биржах

1968 г., молодежное протестное

движение в развитых странах

Минимумы волн

1987 г., обвалы на фондовых биржах, рост социального напряжения

1997-98 г.г., экономический застой,

низкие цены на энергоресурсы,

финансовая катастрофа в России

Максимумы волн

2008 г., обвалы на фондовых биржах, рост социального напряжения

2022 г.г., возможные обвалы на

фондовых рынках и социальные

катаклизмы

Минимумы волн

2037 г., возможные обвалы на фондовых рынках, рост социального напряжения

2050-51 г.г., возможные обвалы

на фондовых рынках и

социальные катаклизмы

Интересно, что один из самых известных экспертов по фондовым биржам Джордж Сорос в своей книге выделяет обвалы 1893 г., 1907 г., 1929г. и 1987 г. Причем, он находит максимальное сходство между обвалами 1929 г. и 1987 г., которые согласно вышеприведенной таблице произошли в окрестности минимумов волны нормы прибыли, т.е. топологически эквивалентны.

Ситуации 1997-98 г.г. и 2008-2009 г.г. были предсказаны в публикации 1993 г. [Дубовский, 1993 ]. Для первой ситуации была указана возможная окрестность «1996-2002», для второй – «2005-2012». Эти два удачных сбывшихся прогноза позволяют серьёзно отнестись к прогнозам следующих критических точек. В окрестности 2022 г. ожидается максимум волны ВВП, в окрестности 2037 г. ожидается минимум волны НП, в окрестности «2050-51» ожидается минимум волны ВВП.

Поскольку СССР, а затем и Россия, в последние 22 года были тесно связаны с мировой экономикой через рынок энергоносителей, то кондратьевские циклы трижды успели ударить по СССР и России. В 1987 году обвалы на фондовых биржах на фоне ниспадающей волны ВВП привели к снижению цен на энергоносители, последовал распад СССР в 1991 г. В 1997-98 г.г. на фоне минимума волны ВВП цены на энергоносители упали до минимальных значений, последовал крах пирамиды ГКО-ОФЗ и российский дефолт. Осенью 2008 г. падение цен на нефть на мировом рынке привело к кризису, экономическому спаду и дефициту госбюджета, возникла задача модернизации российской экономики. Всё это подсказывает, что к каждой фазе кондратьевского цикла российская экономика должна адаптироваться заранее.

Как только США, Китай и Евросоюз начнут выбираться из нынешнего кризиса «2008-2010», автоматически начнет восстанавливаться мировой рынок энергоносителей, поэтому даже при инерционной внутренней экономической политике Россия будет существовать так же, как она существовала раньше при аналогичном состоянии мирового рынка. Но останутся бедность большинства населения, нарастающее отставание от мирового технологического уровня, фатальная зависимость от мирового рынка, инфляция и нестабильность финансовой системы.

Поэтому, в случае успешного перехода от инерционного либерального сценария развития к модернизационному сценарию, есть вероятность достойно встретить окрестность 2022г.

Таким образом, на этом примере мы видим, что сценарии американских экспертов достаточно близки размышлениям отечественных ученых.

Другой пример другого сценария (Европейская модернизация России как национальная идея), изложен в монографии [Козельцев, 2009]. Россия рассматривается в контексте глобального тренда развития Европы. В частности, рассматривается место России в современном мире с учетом показателей интегрированности экономики в мировую систему. Первую группу стран образуют очень сильно интегрированные. Они занимают лидирующие позиции в экспорте товаров с высокой добавленной стоимостью и доминируют в оказании финансовых услуг. Из этих стран распространяется основная масса научно-технических знаний. Россия входит во вторую группу сильно интегрированных . Эти страны специализируются на экспорте энергоносителей и продукции первого передела. По объему импорта Россия принадлежит к странам, сильно зависящим от импорта. Состав этой группы: Австралия, Чили, Россия, Бразилия, Малайазия, Таиланд, Южная Африка, Мексика, Польша.

Угрозы устойчивому развитию России включают отдельные социальные компоненты (смертность, убийства, самоубийства, аборты, жертвы ДТП, заключенные, разводы) и экономические показатели (соотношение средней зарплаты и числа миллиардеров, коэффициент Джини).

И здесь прогнозы опять почти совпадают.

Еще один пример: труды ИНСОР, в которых дано описание того, что должно получиться после модернизации, (описание желаемого завтра). ИНСОР предлагает модернизационные точки роста в пяти областях: энергоэффективость и энергосбережения; ядерные технологии; космические технологии и коммуникации; медицинские технологии и фармацевтика; стратегические информационные технологии. Эти направления рассматриваются как отраслевая или «горизонтальная» модернизация. Кроме того, предлагается «очаговая» модернизация — это Сколково или другие проекты такого рода. В трудах ИНСОР не очень понятно говорится и о вертикальной мобилизации, предполагающей «модернизационные» импульсы «сверху» для активизации и «осовременивания» нашего общества, изменения нашей жизни в лучшую сторону. (Из интервью И.Юргенса «Коммерсант» 21.10.2010). Эти усилия позволят достичь качество жизни, близкое к западному; конкурентоспособную экономику; справедливую социальную систему; передовую науку; эффективное государство; порядок внутри страны, внешнюю безопасность и здоровую экологию. В стране действует многопартийная система. Используется избирательная смешанная система по спискам и индивидуальным округам. Сенат выбирается всенародно. Окрепла судебная власть. Укрепилось гражданское общество. Есть цифровое телевидение. Российское государство стало социальным. Уровень социального расслоения соответствует европейским стандартам. Средний класс (50% населения) имеет не менее 30 тысяч рублей на члена семьи. Выше среднего класса 2-3% богатого населения. 10% населения – бедные, это пенсионеры, многодетные и инвалиды. Функционирует бюджетное и платное здравоохранение. Система образования соответствует запросам экономики. Реализовано кредитование высшего образования.

Экономическое чудо достигнуто на пути развития уже упомянутых ядерных технологий, повышения энергоэффективности и энергосбережения, прорыва в фармацевтике и медицине, космическом комплексе и нано-био-инфо технологиях. Россия преодолела и сырьевую зависимость. Гражданское общество, бизнес и государство – равноправные партнеры в экономической политике. Инфляция не выше 3% в год. Ликвидирован дефицит длинных денег, норма накопления доведена до 25-30% ВВП, темпы роста – 5% в год. Конкурентная среда гарантирует качественный органичный рост. Решена проблема легитимности крупной постсоветской частной собственности. Доля малого бизнеса в ВВП составляет 35-40%.

Достигнута безопасность внутренняя и внешняя. Ракетно-ядерный потенциал – надежная гарантия от нападений. Вооруженные силы формируются из добровольцев. Реформа правоохранительной системы – один из главных модернизационных проектов. Региональные полицейские службы подчинены региональным властям. Есть экологическая полиция. Внутренние войска МВД преобразованы в национальную гвардию. Федеральная служба безопасности упразднена, создана Федеральная служба по охране Конституции.

Россия стала великой державой. Она стратегический союзник Евросоюза и стратегический партнер США. СНГ сохраняется.

В своем комментарии аналитик пишет об этом сценарии «Работа выглядит несколько пафосной и декларативной. Она походит на предвыборную программу кандидата, который обещает избирателям всё хорошее и ничего плохого. Хотя утверждения иногда правильны, но они носят к сожалению общий характер. Нет намека на желаемое распределение доходов. Нет указаний на основных акторов модернизации и их мотивацию. Нет конкретных идей модернизации. Предполагается, что модернизация пойдет сама собой после усовершенствования институциональной среды по западным образцам».

Как уже говорилось ранее, будет «авантюрой» или «профанацией» соотносить с Концепцией другие сценарии России, изложенные во втором разделе нашего отчета именно в контексте глобальных мировых трендов :[3]

(Пономарев И., Ремизов М., Карев Р., Бакулев К. Модернизация России как построение нового государства. Независимый экспертный доклад. М. 2010.

Монография под редакцией В.Геловани «СССР и Россия в глобальной системе (1985-2030). Результаты глобального моделирования», М., 2009.

Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики. Под редакцией А.А. Акаева, А.В. Коротаева, Г.Г. Малинецкого. М.: Издательство ЛКИ, 2010.

Акаев А.А., Садовничий В.А. О новой методологии долгосрочного циклического прогнозирования динамики развития мировой системы и России // Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики. М. Издательство ЛКИ, 2010.

Ананьин О. И. . (Ред.). Экономика как искусство. М.: Наука. 2008.

Пантин В.И. Мировые циклы и перспективы России в первой половине ХХI века: основные вызовы и возможные ответы. Дубна: Феникс+, 2009.

Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. Дубна, 2006.

А. В. Коротаев, Ю. В. Божевольнов. Некоторые общие тенденции экономического развития Мир-Системы. Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики/ отв. ред. А. А. Акаев, А. В. Коротаев, Г. Г. Малинецкий.-М.:Издательство ЛКИ, 2010.

Коротаев А. В., Малков А. С., Халтурина Д. А. 2007. Законы истории: Математическое моде­лирование развития Мир-Системы. Демография, экономика, культура. М.: КомКнига/УРСС.

«Будущее цивилизаций» на период до 2050 года. Под ред. Ю. В. Яковца, Б. Н. Кузыка, Н. С. Бектурганова.)

Такое соотнесение потребует дополнительной научной работы. Однако, поверхностный анализ американских сценариев на 2020-2025гг. Совместно с российскими модернизационными проектами не показывает невозможности их осуществления в тех или иных форматах для России.

Возвращаясь к исходной точке нашего заключения.

Спектр сценариев развития России чрезвычайно разнообразен. От грустных («страна останется аутсайдером, несмотря на трубы полные газом и нефтью»), пессимистических («распад страны по трагическому примеру Югославии») до оптимистических (возвращение России статуса сверхдержавы). Такое пространство исследовательских проектов по глобальным трендам мирового развития можно сравнить с симфоническим оркестром, где у каждого музыканта своя партитура и отсутствует талантливый и современный «дирижер»[4] . Существует два пути, для того чтобы услышать и понять основную мелодию концерта. Один путь — это индивидуальная работа с каждым музыкантом с последующей синергетической обработкой нотного документа. Другой путь — это создание собственной партитуры и ее предложение каждому исполнителю. Именно такой путь выбрал Всемирный Совет предпринимателей по устойчивому развитию (WBCSD), который с 2007 года разрабатывал уникальный проект «Видение 2050» (VISION 2050), завершенный в 2010 году. Данный проект финансировался 29 крупнейшими мировыми корпорациями. К его разработке привлекались ведущие специалисты большинства стран мира. К сожалению, Россия не приглашалась к участию в этом проекте и поэтому его сенсационные результаты неизвестны российским экспертам.

Данный проект не является прогностическим исследованием. Его цель разработать стратегию и алгоритмы для достижения устойчивого развития всей мировой системы. Выбор даты 2050 определялся тем, что результаты исследования показали, что только к этому сроку при выполнении необходимых шагов и жестких соответствующих ограничений возможно достижение устойчивого развития в глобальном масштабе.

В связи с тем, что проект носит глобальный характер и в нем рассматриваются только глобальные тренды, в нем не упоминается ни одна из стран, включая Россию. Однако, результаты этого проекта, по нашему мнению, чрезвычайно важны для разработки отечественной стратегии развития и соответствующего сценария Российской Федерации . Авторы надеются, что этот проект будет «услышан» в нашей стране. Именно с этой целью в Москву был приглашен руководитель этого проекта Пер Сандберг, который выступил с докладом в Общественной Палате РФ перед представителями Российской Академии наук, государственных организаций, представителями бизнеса и гражданского общества.

Авторам данного аналитического доклада представляется, что проект «Видение 2050», изложенный в третьем разделе, может быть конструктивно сопряжен с К онцепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года и планом действий Правительства Российской Федерации, в том числе, в качестве «дорожной карты».

Вместе с тем, авторам хотелось бы, чтобы изложенный материал мог бы быть использован также в качестве содержательной методологической основы для разработки операционного кластера возможных сценариев развития России.

Раздел 2

Аналитические материалы из отечественных источников.

Авторы и аналитики С.Дубовский, В.Бритков.

В этом разделе представлены обзор и анализ среднесрочных сценариев развития России на ближайшие 10-15 лет. Эти сценарии зависят от двух основных факторов – глобальных трендов и внутренней российской социально-экономической политики. Поэтому сначала будут весьма кратко изложены конкурирующие прогнозы глобальных трендов – мировой коллапс в первой трети XXI века по Форрестеру и Медоузу; развитие без мирового коллапса с замещением истощаемых природных ресурсов новыми ресурсами (см. модели Прая, Фишера и Петерки, а также расчеты Маркетти и Накиченовича); развитие без мирового коллапса, но с циклическими кризисами по Кондратьеву (работы С.Дубовского и других авторов).

Затем на фоне наиболее вероятных глобальных трендов рассматриваются сценарии российского развития, основанные на альтернативных вариантах внутренней социально-экономической политики . Будет рассмотрен весь спектр сценариев от инерционного до инновационного, от аналитических до модельных и историко-цивилизационных. Эти сценарии будут взяты из разработок отечественных авторов. Приведены результаты наиболее крупных отечественных проектов – «Глобальное моделирование» (руководитель – академик В.А. Геловани); «Математическое моделирование и системный анализ мировой динамики» (руководитель - академик В.А. Садовничий); проект «Россия в 2008-2016 годах. Сценарии экономического развития» (руководитель – И.Ю. Юргенс), а также приложены мнения экспертов по этим моделям.

Введение

Мировой кризис, начавшийся в 2008 г., подвел Россию к окончательному выбору национальной идеи в среднесрочной перспективе. Этой идеей стала модернизация страны. Создана Президентская комиссия по модернизации, а также комиссия по высоким технологиям и инновациям при правительстве. Объем средств, предусмотренных на инновации в бюджете на 2010 г., равен 620 млрд. рублей. Идет интенсивное обсуждение возможных альтернативных вариантов модернизации научной общественностью, политической, управленческой и бизнес - элитой. В настоящем докладе представляются теоретическая схема модернизации и отражены возможные предлагаемые альтернативные сценарии модернизации.

Сразу необходимо оговориться, что предлагаемые описания сценариев развития существуют на разных уровнях. Концептуальный уровень предполагает изложение самых главных принципиальных составляющих сценария без излишней детализации. Такие сценарии обычно излагаются на 8-10 страницах. Наряду с концепциями существуют описания подробных сценариев, разработанных многочисленными коллективами и изложенными на нескольких сотнях страниц. В последнем случае обычно детализируются отраслевые показатели, слабо связанные друг с другом, а общая концепция вообще не проглядывается. Зато существует как бы подробное дерево проблем, которые необходимо решить. Иногда «сценаристы» ограничиваются перечислением того, что «плохо» и что «хорошо», игнорируя «движущие силы » и их мотивацию к развитию. В представленном материале все сценарии излагаются исключительно на концептуальном уровне, хотя они разделены на три группы: аналитические, модельные и историко-цивилизационные.

Прошлое, настоящее и будущее развитие России зависит от внутренней социально-экономической политики , т.е. от выбора внутренних управляющих воздействий, и от мирового развития как внешнего фактора. Внутреннюю политику Россия выбирает сама. Мировое развитие является экзогенным фактором, на который Россия существенно повлиять не может за исключением мирового рынка энергоносителей, где возможно управление через картель экспортеров этих энергоносителей. Поэтому анализ российского развития в докладе начинается с анализа мировых трендов и их возможного влияния на Россию.

1.Глобальные тренды.

В настоящее время существуют три основных прогноза глобального развития:

1. Наступление мирового кризиса в первой трети XXI века по Форрестеру и Медоузам. В этом прогнозе не удается с помощью новых технологий преодолеть истощение и удорожание добычи природных ресурсов, рост загрязнений и деградации среды обитания, рост стоимости производства продовольствия. Поэтому ожидается мировой экономический и демографический спад [Forrester, 1971; Meadows, 1974; The Limits, 1972; Mesarovic, 1974; Геловани, 1975].

2. Удачное замещение истощаемых и дорожающих природных ресурсов новыми природными ресурсами в соответствии с моделью конкуренции ресурсов и технологий Прая – Фишера – Петерки и расчетами Накиченовича и Маркетти [Marchetty, 1986; N. Nakicenovic, 1979]. Как показали расчеты на статистике исторического периода, на смену истощаемым и дорожающим ресурсам всегда приходили на смену новые доминирующие ресурсы. Например, на рынке энергоносителей сначала лидировали дрова, затем уголь, после угля нефть, затем на рынке появляется ядерная энергия и другие альтернативвные источники. Если экстраполировать этот оптимистичный результат из прошлого на будущее, то кризис по Форрестеру и Медоузам в первой трети XXI века миру не угрожает.

3. Циклы Кондратьева. После обвалов на фондовых рынках и экономических кризисов в 1987г., 1997-98 г.г. и 2008-2009 г.г. стало ясно, что мировое развитие продолжает подчиняться закономерностям цикла Кондратьева. В соответствии с математической моделью цикла Кондратьева основную роль в создании этих кризисов играют две волны – волна нормы прибыли (НП) и волна валового внутреннего продукта (ВВП). Волна НП опережает волну ВВП примерно на четверть периода всего цикла, т.е. примерно на 12-14 лет.

Поэтому во время кризисов создаются две разные топологические ситуации. В одном случае за максимумом волны НП в среднем через 13 лет следует максимум волны ВВП, а затем в дальнейшем развитии за минимумом волны НП в среднем через 13 лет следует минимум волны ВВП. В окрестностях этих максимумов и минимумов, как правило, и происходят обвалы на фондовых биржах, экономические кризисы и социальные катаклизмы. Сразу отметим, что обвалы на фондовых биржах могут происходить и в другие моменты, не обязательно связанные с циклами Кондратьева, например, в 1866 г., 1914 г., 1920-21 г.г.

Ниже приводится таблица №1., в которой перечислены ситуации, связанные с циклами Кондратьева на историческом и прогнозном периодах. В первой колонке таблицы указаны топологические характеристики пары волн (достигают они максимума или минимума). В двух последующих колонках указываются календарные даты, в окрестности которых достигаются экстремумы волн, а также наблюдавшиеся на историческом периоде или прогнозируемые социально-экономические эффекты.

Топологические ситуации различаются принципиально. Обвал на фондовой бирже в окрестности максимума волны НП происходит на фоне восходящей волны ВВП, а обвал на фондовой бирже в окрестности минимума волны НП происходит на фоне нисходящей волны ВВП. Поэтому кризисы, начинающиеся в окрестности максимума волны НП, заканчиваются быстрее, чем кризисы, начинающиеся в окрестности минимума волны НП. Одновременно следует отметить, что социальные катаклизмы в окрестностях максимума волны ВВП как правило более разрушительны, чем в окрестностях минимума той же волны.

Таблица №1 «Календарь цикла Кондратьева»

Топологические ситуации

Волна нормы прибыли

Волна ВВП

Максимумы волн

1857 г., обвалы на фондовых биржах

1873 г., обвалы на фондовых биржах, социальные катаклизмы

Минимумы волн

1879-1880 г.г.,

1890-93 г.г., обвалы на фондовых

биржах, создание 2-го Интернационала

Максимумы волн

1907 г., обвалы на фондовых биржах, рост социального напряжения

1917 г., развал экономических систем,

социальные катаклизмы

Минимумы волн

1929 г., обвалы на фондовых биржах, рост социального напряжения

1946 г., послевоенное полевение

европейских парламентов

Максимумы волн

1955 г., обвалы на фондовых биржах

1968 г., молодежное протестное

движение в развитых странах

Минимумы волн

1987 г., обвалы на фондовых биржах, рост социального напряжения

1997-98 г.г., экономический застой,

низкие цены на энергоресурсы,

финансовая катастрофа в России

Максимумы волн

2008 г., обвалы на фондовых биржах, рост социального напряжения

2022 г.г., возможные обвалы на

фондовых рынках и социальные

катаклизмы

Минимумы волн

2037 г., возможные обвалы на фондовых рынках, рост социального напряжения

2050-51 г.г., возможные обвалы

на фондовых рынках и

социальные катаклизмы

Интересно, что один из самых известных экспертов по фондовым биржам Джордж Сорос в своей книге выделяет обвалы 1893 г., 1907 г., 1929г. и 1987 г. Причем, он находит максимальное сходство между обвалами 1929 г. и 1987 г., которые согласно вышеприведенной таблице произошли в окрестности минимумов волны нормы прибыли, т.е. топологически эквивалентны.

Обвал 2008 г. принципиально отличается от обвалов 1929 г. и 1987 г. тем, что случился в окрестности максимума волны нормы прибыли на фоне восходящей волны ВВП. Поэтому можно надеяться на более краткую длительность кризиса «2008-2009», чем депрессия «1929-1933».

Ситуации 1997-98 г.г. и 2008-2009 г.г. были предсказаны в публикации 1993 г. [Дубовский, 1993 ]. Для первой ситуации была указана возможная окрестность «1996-2002», для второй – «2005-2012». Эти два удачных сбывшихся прогноза позволяют серьёзно отнестись к прогнозам следующих критических точек. В окрестности 2022 г. ожидается максимум волны ВВП, в окрестности 2037 г. ожидается минимум волны НП, в окрестности «2050-51» ожидается минимум волны ВВП.

Поскольку СССР, а затем и Россия, в последние 22 года были тесно связаны с мировой экономикой через рынок энергоносителей, то кондратьевские циклы трижды успели ударить по СССР и России. В 1987 году обвалы на фондовых биржах на фоне ниспадающей волны ВВП привели к снижению цен на энергоносители, последовал распад СССР в 1991 г. В 1997-98 г.г. на фоне минимума волны ВВП цены на энергоносители упали до минимальных значений, последовал крах пирамиды ГКО-ОФЗ и российский дефолт. Осенью 2008 г. падение цен на нефть на мировом рынке привело к кризису, экономическому спаду и дефициту госбюджета, возникла задача модернизации российской экономики. Всё это подсказывает, что к каждой фазе кондратьевского цикла российская экономика должна адаптироваться заранее.

Как только США, Китай и Евросоюз начнут выбираться из нынешнего кризиса «2008-2010», автоматически начнет восстанавливаться мировой рынок энергоносителей, поэтому даже при инерционной внутренней экономической политике Россия будет существовать так же, как она существовала раньше при аналогичном состоянии мирового рынка. Но останутся бедность большинства населения, нарастающее отставание от мирового технологического уровня, фатальная зависимость от мирового рынка, инфляция и нестабильность финансовой системы. Поэтому требуется переход от инерционного либерального сценария развития к модернизационному сценарию, чтобы достойно встретить окрестность 2022г. Для такого сценария наиболее важны: рациональное распределение доходов, мотивация бизнеса к обновлению технологий, инновационное развитие и финансовая стабильность.

2. Модернизация, мировой опыт

История насчитывает довольно много примеров модернизации, но наиболее интересны успешные и приближенные к нам по времени. К таким, в частности. относятся модернизации, проведенные в Японии, Тайване, Южной Корее, Китае и Вьетнаме. Представление о результатах модернизации за 1990-2006 г.г. дает следующая таблица №2 из [Ланьков, 2010].

Таблица №2. Годовые темпы прироста ВВП

в странах Восточной Азии и мира, 1990-2006

Страна

Рост, %

Рост на душу,%

Китай

8,23

7,33

Тайвань

5,09

4,33

Вьетнам

7,31

5,89

Южная Корея

5,39

4,66

Япония

1,31

1,12

Западная Европа

2,08

1,75

Мир в целом

3,47

2,12

Расчеты Агнуса Мэддисона

Наиболее впечатляющих результатов на рассматриваемом отрезке времени добились Китай, Вьетнам, Южная Корея и Тайвань. Успехи японской модернизации имели место в 60-70 г.г. Когда витрина рыночной экономики в Японии с помощью США была построена, а труд стал дорогим, страна перешла на обычные рельсы развития и даже немного отстает от Западной Европы. Политически Япония не стала двухпартийной демократией, оставаясь «полуторопартийной».

Первоначально Китай и Вьетнам пытались проводить модернизацию по советскому образцу, т.е. строили плановую экономику. Но у них перед глазами были примеры Тайваня и Южной Кореи, которые в 60-х были одновременно политическими диктатурами и чемпионами мира по экономическому росту рыночно-капиталистических экономик. В окрестности 1990 г. выросший средний класс убирает диктатуры, Тайвань и Южная Корея становятся политическими демократиями, но быстрый рост продолжается. Представление о достигнутых уровнях жизни дает следующая таблица №3.

Таблица№3. ВВП на душу населения

в странах Восточной Азии в долларах

Страна/годы

1940

1970

1990

Китай

560

780

1870

Тайвань

1130

2540

9950

Вьетнам

600

740

1025

Юная Корея

1600

2170

8700

Япония

2870

9710

18800

Расчеты Агнуса Мэддисона

Около 1980 г. к построению рыночно-капиталистической экономики приступает Китай, Вьетнам следует за ним с небольшим запаздыванием. Обе страны сохраняют политическую стабильность и коммунистическую риторику, хотя строят существенно более жесткий капитализм, чем Тайвань и южная Корея.

Перечислим основные черты модернизации в Китае и Вьетнаме.

· Политические режимы сохраняются, поддерживая политическую и экономическую стабильность. Они сохраняют власть и используют коммунистическую риторику, даже строя совершенно иную социальную систему. В настоящее время частные предприятия Китая дают по разным оценкам от 50% до 75% ВВП.

· В странах используется дисциплинированная и дешевая рабочая сила, наличие которой позволяет организовать производство с минимальной себестоимостью. Это производство ориентировано на экспорт.

· Благодаря дешевому труду и благоприятному законодательству транснациональные корпорации получают в Китае и Вьетнаме самую высокую прибыль из всех возможных. Поэтому они вкладывают в развитие этих стран инвестиции и технологии, а также предоставляют рынки развитых стран для произведенных товаров. Модернизация Китая – наиболее яркий результат процессов глобализации.

· Модернизация Китая означает вывоз сотен миллионов рабочих мест из развитых стран и ослабление внимания в них к развитию собственных технологий.

· Модернизация Китая реализуется как симбиоз с США. США приняли политическое решение о реализации указанного симбиоза с Китаем с учетом его демографического и геополитического положения.

· Пример Тайваня и Южной Кореи показывает, что в случае успешной модернизации неизбежно возникает средний класс, который освобождается от диктатуры, начавшей модернизацию. Поэтому неизбежно возникновение той же проблемы в Китае и Вьетнаме, хотя решение может быть иным, нежели в Южной Корее и Тайване.

· Если окончание модернизации в Японии было связано с выходом на уровень западных стандартов, то окончание модернизации в Китае из-за его масштабов зависит от общего состояния мировой экономики.

· Есть сходство и местные различия в модернизациях стран Восточной Азии, что позволяет говорить об обязательной адаптации к местным условиям.

· Оплата труда в России превышает оплату аналогичного труда в Китае более чем в 3 раза. Поэтому Россия не сможет стать столь же привлекательной как Китай для транснациональных корпораций с точки зрения получаемой нормы прибыли.

3. Стартовое состояние России

После смены политического режима в 1991 году прошло 19 лет. Построена рыночно-капиталистическая система. Оценки этих 19 лет и построенной системы неоднозначны. Либерально-ориентированные эксперты оценивают пройденный путь как «экономическое чудо», их оппоненты - как «проедание советского наследства и деградацию».

Если описывать социально-экономические процессы в реальных статистических показателях и отрешиться от политических оценок, то траектория развития за 19 лет выглядит как спад до 1998 г., а затем подъем вплоть до кризиса, начавшегося в 2008 г. Часть этой траектории до 2007 г. представлена на рис.1.

Экономический спад на интервале «1992-1998» последовал за перераспределением доходов от массового потребителя и государства к экономической элите. Тотальное перераспределение собственности, начиная с 1991 г., является центральным процессом в российской экономике. Вслед за перераспределением собственности перераспределялись доходы. Суммарные доходы массового потребителя и государства уменьшились к 1998 г. почти втрое, зато экономическая элита стала забирать почти половину валового внутреннего продукта. Это перераспределение доходов привело к резкому изменению объема и структуры платежеспособного спроса на внутреннем российском рынке. Одновременно, как только российская экономика стала открытой, неконкурентоспособные при сложившимся обменном курсе товары российского производства стали вытесняться импортными товарами. К тому же была потеряна часть рынка сбыта в странах – бывших членах СЭВ и бывших республиках СССР. Доля оплаты труда в ВВП упала с 0,49 в 1990 г. до 0,3 в 1998 г. , соответственно, коэффициент Джини увеличился с 0,23 до 0,39.

Рис. 1. ВВП – статистика и регрессия от выработки электроэнергии и добычи нефти с заданными коэффициентами эластичности как КПД электродвигателей – 0,95 и двигателей внутреннего сгорания – 0,45, а также от цены на экспортируемую нефть. R=0,9817; R^2=0,9636; R^2norm.=0,9610

Когда все трое (массовый потребитель, государство, экономическая элита) вышли на рынок со своими новыми доходами, они предъявили экономике совершенно новый платежеспособный спрос. Производства, ориентированные на спрос массового потребителя и госзаказ, потеряли две трети рынка сбыта и соответственно остановили свои мощности. Зато отрасли, ориентированные на потребности элиты (элитное жилищное и офисное строительство, средства связи, частная охрана, импорт эксклюзивных товаров, сервис для элиты и т.д.) получили многократно расширенный рынок сбыта и начали успешно развиваться. Кроме отраслей, ориентированных на элиту, начали также развиваться отрасли по добыче и переработке природных ресурсов, ориентированные на внешний рынок. Однако суммарное сжатие внутреннего рынка, вызванное перераспределением доходов и экспансией импорта, а также потеря части зарубежных рынков сбыта привели к общему двукратному экономическому спаду в 1998 г.

В экономике, где половина мощностей простаивает, новые инвестиции не нужны, поэтому они уменьшились в пять раз. Пятикратное уменьшение инвестиционного спроса привело к пятикратному сокращению скорости обновления рабочих мест и технологий, что, в свою очередь, повлекло пятикратное уменьшение спроса на продукцию инновационного сектора – отраслевых НИИ и КБ [Дубовский, 2004].

Этот режим экономического спада и стагнации был прерван четырехкратной девальвацией рубля в 1998 г. и последующим ростом мировых цен на нефть. Оба события дали импульс к экономическому росту, который начался в 1999 г., достиг максимума в 2000 г. и продолжался в 2001-2008 г. с годовыми темпами 6-7% в год. Девальвация рубля резко увеличила конкурентоспособность российских товаров, так как в результате двукратного сокращения подорожавшего импорта расширился внутренний потребительский рынок для товаров отечественного производства. Повышение цен на нефть принесло в страну дополнительные доходы, частично поступившие на внутренний потребительский рынок и облегчившие обслуживание внешнего долга. Возникла тенденция укрепления обменного курса рубля. Оживление экономики привело к росту инвестиционного спроса. Однако распределение ВВП оставалось неудовлетворительным. К 2007 г. коэффициент Джини вырос до значения 0,42 (продолжало расти расслоение бедных и богатых), доля оплаты труда в ВВП осталась на уровне 0,3, доля внешнеторгового сальдо в ВВП (оценка вывоза капитала) оставалась на уровне 0,12-0,2. Если бы не этот вывоз капитала, темпы экономического роста могли быть выше примерно на 50%.

Кроме влияния распределения доходов на динамику ВВП было исследовано влияние цен нефти и научно-технического прогресса [Геловани, 2009]. Оказалось, что темп роста ВВП непосредственно определяется темпом роста цен на нефть на мировом рынке. Но не удалось найти статистически значимых показателей научно-технического прогресса.

Таким образом, на старте модернизации для России являются существенными следующие вещи.

1. Россия имеет нерациональное распределение доходов, поэтому её внутренний рынок сжат и инвестиционный спрос низок, что мешает быстрому развитию.

2. Внешнеторговое положительное сальдо достигает уровня от 12% до 20% ВВП, т.е. финансовые ресурсы, которые могли быть использованы для развития, вывозятся из страны.

3. Отсутствие НТП создает проблему нарастающего технологического отставания российской экономики, которое может быть преодолено только с помощью создания у предпринимателей мотивации к технологическому обновлению через получение максимальной прибыли. Мотивация бизнеса к технологическому обновлению через максимальную прибыль может реализоваться только при полном изъятии других методов получения максимальной прибыли, таких как: использование дешевого труда мигрантов, уход от налогов, использование монопольных эффектов, рейдерские захваты собственности, госзаказы с откатами и другие коррупционные приемы.

4. Циклическая зависимость российской экономики от цен на нефть в характерных ситуациях циклов Кондратьева заставляет думать о переходе к самодостаточному развитию, независимому от колебаний спроса мировой экономики. Должна быть разработана антициклическая программа.

5. Переход к социальному государству предполагает: увеличение доли оплаты труда в ВВП с 33% до 67%; уменьшение коэффициента Джини с 0,46 до 0,25-0,35, а децильного коэффициента с 16-20 до 8-10; отказ от плоской шкалы налогов. Только при выполнении этих условий возможно стабильное, быстрое и некриминальное развитие.

6. Если определить магистральный режим развития как такое состояние экономики, в котором установилось рациональное распределение доходов, сбалансированы выпуски и мощности, сбережения и инвестиционный спрос, экспорт и импорт, занятые и трудоспособные, то период, начиная с 1992 г., является периодом отхода российской экономики от магистрали, периодом, где все четыре основных баланса существенно нарушены. Между тем мировой опыт показывает, что практически все успешные рыночные экономики устойчиво развиваются в окрестности магистрали. Поэтому основная задача управления российской экономикой должна ставиться как задача вывода экономики на траекторию магистрального устойчивого развития.

4. Модернизационные (аналитические) сценарии

4.1. Европейская модернизация России как национальная идея

Этот сценарий изложен в монографии 2009 г. [Козельцев, 2009] и начинается с изложения стартовых условий.

Сначала рассматриваются состояние здоровья населения и современная политическая российская система, которые по мнению авторов неудовлетворительны. Авторы подчеркивают следующие факты:

1. Население страдает от непредсказуемой финансовой незащищенности.

2. Децильный коэффициент с 2000г. постоянно растет и в 2008 г. достиг 16,9, а коэффициент Джини составил 0,423.

3. Численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума составляет 19 млн. человек или 13,5% всего населения России.

4. Средний размер назначенных месячных пенсий в 2008 году составил 4199 рублей при величине прожиточного минимума 4418 рублей.

Затем авторы рассматривают более 35 всевозможных индексов, подсчитываемых организацией FREEDOM HOUSE и Всемирным банком (от индекса свободы прессы до индекса контроля коррупции), сравнивая российские показатели с данными по Евросоюзу, Румынии и лучшими показателями. Оказалось, что показатели России не улучшаются, а Румыния, выполняя требования Евросоюза, выполнила 4 «Копенгагенских критерия». Наибольшие разрывы между российскими и среднеевропейскими показателями характерны для институционального развития в области свободы от коррупции, обеспечения прав собственности, свободы инвестиций, гражданских свобод, политических прав, свободы прессы.

Далее рассматривается место России в современном мире с учетом показателей интегрированности экономики в мировую систему. Первую группу стран образуют очень сильно интегрированные. Они занимают лидирующие позиции в экспорте товаров с высокой добавленной стоимостью и доминируют в оказании финансовых услуг. Из этих стран распространяется основная масса научно-технических знаний. Россия входит во вторую группу сильно интегрированных. Эти страны специализируются на экспорте энергоносителей и продукции первого передела. По объему импорта Россия принадлежит к странам, сильно зависящим от импорта. Состав этой группы: Австралия, Чили, Россия, Бразилия, Малайазия, Таиланд, Южная Африка, Мексика, Польша.

Угрозы устойчивому развитию России включают удельные социальные компоненты (смертность, убийства, самоубийства, аборты, жертвы ДТП, заключенные, разводы) и экономические показатели (соотношение средней зарплаты и числа миллиардеров, коэффициент Джини).

Описав стартовые условия, авторы полагают, что вовлечь производственные факторы (капитал, труд, технологии, природные ресурсы) в бизнес-процессы и организовать их эффективное взаимодействие можно только с помощью совершенствования институционального устройства страны. Например, сегодня сбережения в России почти в 2 раза больше внутренних инвестиций. Превращению сбережений во внутренние инвестиции мешает низкий уровень защиты прав собственности, заставляющий свободные капиталы перетекать в те страны, где они защищены значительно лучше. К тому же часть сбережений принадлежит государству, которое чрезмерно участвует в экономике. Авторы считают, что именно институциональное устройство страны является узким местом на пути ее успешного развития и роста.

Поэтому задачи институциональных преобразований должны решаться с опережающими темпами. Должен быть усилен уровень защиты прав собственности и повышено качество судебной системы. Должно быть расширено поле добросовестной политической конкуренции. Далее авторы подробно описывают проблемы защиты прав собственности и проблемы устройства судебной системы.

Говоря об инновациях, авторы утверждают, что в основе большинства российских достижений лежит зарубежная основа. Зарубежные инновации не только перенимались в массовом масштабе, но и достаточно быстро творчески адаптировались к российским реалиям. Импортируемые инновации охватывали самый широкий спектр областей:

идеи и практика государственного строительства;

технологии и инженерные решения;

наука и отраслевые знания;

экономика и финансы, законодательство и законотворчество.

Однако импорт инноваций не создал механизма саморазвития по причине архаичности политической системы. Отсюда следует необходимость модернизации политической системы.

Модернизация политической системы может быть проведена на пути интеграции в Европу. Эксперты Евросоюза разработали программу модернизации для России «Партнерство ради модернизации», которая уже передана российской стороне. Главное - подбор российских исполнителей этой программы. И здесь, по мнению авторов, решающий голос должен принадлежать Европейской Комиссии.

Весьма перекликается с этим подходом сценарий Восточно-европейской конфедерации (ВЕК) или «второй» Европы, предложенный А.Л. Погорельским (Погорельский А. Восточно-европейская конфедерация в поисках наднациональной идеи // Прогнозис. Журнал о будущем. Весна 2005. №1). Хотя автор часто использует термин «вторая» Европа, речь идет не о выше описанном сценарии «второй Европы», а именно сценарии-проекте «другой» Европы. Этот сценарий заимствует опыт сознательных усилий по достижению западноевропейской интеграции, идея которого исходила от Франции, но лидерство в которой досталось Германии. ВЕК описывается как конфедерация государств со сходной судьбой и посткоммунистическим прошлым, инициатива интеграции которых исходит не из России, а из любой другой страны региона и где Россия займет равное место с другими. ВЕК «открыт» для Восточно- и Центрально- европейских стран, а так же для Грузии, Армении, Казахстана, в котором 4% территории находится в Европе (для сравнения, в Турции 3% такой территории, но вопрос о ее вступлении в ЕС стоит в повестке дня). Автор сценария считает возможным присоединение к ВЕК Сербии и Черногории, Македонии, Словакии, Болгарии, Румынии, не исключает участие Польши и Венгрии, стран, которые не могут не ощущать общности посткоммунистической судьбы.

Говоря о «второй» (незападной) Европе как о стадии развития, мы подчеркивали контекст — модернизационные теории, осознание того, что мы принадлежим к непервой, отставшей части Европы. В рамках цивилизационного подхода этот регион уже мыслится не как «вторая», а как иная, цивилизационно особенная «другая» Европа.

Концепт «другой» Европы дает возможность актуализировать собственный потенциал этого региона, его собственные традиции и прежний опыт преодоления отсталости. Нет сомнений в европейской идентичности большинства стран, «другой» Европы. Часть из них имеет смешанную евразийскую идентичность, но настойчивое стремление стать Европой. «Другая» Европа не рассматривается в своих отличиях от Западной Европы как отставшая и догоняющая, а как особенная, имеющая цивилизационную общность, делающую ориентацию на европейский Запад вполне естественной. В.Федотова называет этот сценарий ВЕК геополитическим, выстроенным на основе общей идентичности стран региона.*

Резюме . Авторы довольно реалистично описали часть стартовых условий и дали полезную фактографию, но сам сценарий модернизации вызывает вопросы. Оказалось, что основные акторы – чиновники, назначенные Еврокомиссией, они строят институциональную структуру по европейским образцам, далее модернизация идет автоматически с помощью потока европейских инноваций. Остается без ответа вопрос, как будут реагировать на грядущее перераспределение доходов российские социальные группы и зачем Евросоюз будет создавать конкурента для своих экономик? Совершенно не учтен опыт 90-х годов, когда в кремлевских коридорах зарубежных советников было больше, чем российских чиновников, но ничего хорошего из этого не получилось. Не учтены мировые тренды и проблемы рыночно-капиталистических экономик в современном мире. Игнорируется российская специфика – запасы природных ресурсов, огромные пространства и собственный человеческий капитал.

4.2. Россия в 2008 – 2016 г.г. Сценарии экономического развития

Материал изложен в книге [Россия, 2007], объем материала -750 страниц. Книга издана в 2007 году, т.е. до мирового кризиса, начавшегося осенью 2008 г., поэтому приведенные прогнозы нуждаются в коррекции, а мировые тренды не всегда принимались во внимание. Но большой объем книги позволил рассмотреть российские проблемы с большой степенью детализации.

Стартовые условия по распределению доходов представлены в нижеследующей таблице №1.

Таблица №1.

Распределение доходов по 20% группам населения

Россия

США

Германия

Польша

Бразилия

ВВП на душу, тыс. дол. (ППС)

12,1

43,4

31,1

14,9

9,1

Первая с мин. доходами, %

5,5

5,4

8,5

7,5

2,6

Вторая, %

10,2

10,7

11,4

13,7

11,9

Пятая с макс. доходами, %

46,4

45,8

36,9

42,2

62,1

Коэффициент Джини

0,405

0,408

0,283

0,345

0,58

В числе наиболее важных стартовых условий также отмечаются и анализируются следующие. Основная часть частной собственности представлена не национальными владельцами, а оффшорными собственниками. Высокая степень концентрация собственности. Рентоориенированное поведение собственников. Вывоз капитала, который характеризуется тем, что норма национальных сбережений находится в окрестности 33-35%, а норма накопления всего лишь от 16 до 19%. С другой стороны, в этом разрыве просматривается большой резерв для модернизации.

Среди наиболее важных проблем отмечаются и анализируются следующие. Неблагоприятная демографическая и миграционная ситуация. Региональное неравенство. Открытость пространства СНГ. Соотношение экономического роста страны и роста доходов населения. социальное неравенство. Динамика пенсий и зарплаты бюджетников. Перерегулированный рынок (сращивание бюрократии с олигархами). Коррупция и незащищенность прав собственника. Инновационная пассивность. Неэффективность государства.

Что касается стратегий развития , то рассмотрены четыре варианта: «Рантье», «Мобилизация», «Инерция», «Модернизация».

Стратегия «Рантье» предполагает рост обслуживаемых социальных обязательств, разрастание государственных расходов на бюджетников и нетрудоспособных. Это повышение доходов населения будет играть положительную роль в расширении внутреннего рынка и соответствующего расширения производства для потребления. Но этот сценарий основан на в высшей степени ненадежных источниках дохода от высоких цен на мировом энергетическом рынке. В случае понижения этих цен социальные обязательства будут не выполнены, после чего могут возникнуть нежелательные политические последствия.

Стратегия «Мобилизация» предполагает резкое усиление воздействия государства на экономику. В этом варианте будет разрастаться государственный сектор и государственные расходы. Доходы от экспорта энергоресурсов будут направляться не на социальны нужды, а в ресурсно-сырьевой и оборонно-промышленный секторы. Вне сферы внимания государства окажется потребительский сектор, работающий на внутренний рынок. Положительной стороной сценария является ускоренная модернизация базовых отраслей, их переход на новый технико-экономический уровень. Отрицательная сторона сценария в высоких издержках государственного регулирования. К тому же, сам сценарий основан, как и сценарий «Рантье», на ненадежных доходах с мирового рынка от экспорта первичных ресурсов. В этом варианте также разрастается коррупция.

Стратегия «Инерция» предполагает повышение благосостояния и сокращение социального неравенства по мере их обострения и в рамках располагаемых экономических ресурсов. Так как социально-экономическая ситуация является довольно динамичной, от государства мало что зависит. В этом варианте рост уровня жизни идет, хотя и медленно. Положительная сторона этого сценария в отсутствии резких изменений в положении всех групп и слоев населения. Отрицательная сторона в нарастающем технологическом отставании от других экономик.

Стратегия «Модернизация» предполагает прежде всего повышение расходов на улучшение институциональной среды, которая, в свою очередь, повышает уровни конкуренции и конкурентоспособности. Институциональные усовершенствования позволяют повысить уровень защищенности прав собственности, обеспечить независимость судов, уменьшить барьеры входа на рынок, сократить уровень коррупции. Инфраструктурное развитие позволяет повысить плотность транспортных и информационных коммуникаций, энергетических источников, организаций, представляющих банковские и финансовые услуги. Сюда же надо включить системы образования и НИОКР.

Сейчас в России доля оплаты труда в ВВП примерно вдвое ниже, чем доля прибыли и ренты, в то время, когда в развитых странах эта доля близка к 2/3. Целенаправленное изменение указанного соотношения в пользу наемного труда инициирует рост внутреннего рынка и среднего класса как основы социально-политической стабильности.

Положительной стороной этого сценария выступают позитивные долгосрочные последствия, заключающиеся в создании базовых условий для устойчивого экономического роста. Отрицательная сторона сценария в том, что от власти требуются новые и непривычные для неё действия.

Далее все четыре сценария проецируются на социальную, экономическую и политическую системы c подробным анализом ожидаемых последствий.

Резюме. В этой работе предлагаются альтернативные сценарии модернизации, оцениваются их сильные и слабые стороны, анализируются детали их реализации в различных областях общественной жизни и секторах народного хозяйства, а также возможные последствия. Предложена глубокая информационная проработка стартовой ситуации и места России в мировой структуре. Анализируются стартовые условия, механизмы реализации сценариев, динамика изменений.

4.3. Россия XXI века: образ желаемого завтра

Работа [Россия, 2010] также подготовлена Институтом современного развития (ИНСОРом)* .

В предисловии декларируется, что Россия стоит на развилке и эту развилку надо пройти в правильном направлении. Россия попала в историческую ловушку. Нужен модернизационный рывок, когда слишком многое располагает к инерции и загниванию. Но положение небезнадежно. В конце XX века Россия совершила небывалый рывок к ценностям свободы и права, демократии и рынка. Этот процесс не был завершен, речь идет о самом выживании России. В таких ситуациях особое значение приобретают образы будущего, показывающие, какой мы хотели бы видеть свою страну в обозримом времени.

Сама работа состоит из 4-х разделов. В первом разделе формулируются общие требования к модернизации. Задача решается только кардинальным изменением институциональной среды, в конечном счете – самой системы ценностей и принципов. Есть риски сорваться в экономический коллапс, необратимое технологическое отставание, критическую социальную напряженность, политический кризис, дезинтеграцию страны, утрату геополитических позиций, катастрофическую депопуляцию. Желаемое будущее исключает подобные риски.

Модернизация должна быть глубокой, системной, решительной. Она не может быть мобилизационной, поскольку в условиях несвободы в принципе не реализуется. Меняется система ценностей, вместо «граждане для государства» возникает «государство для граждан». Вход в модернизацию начинается с идеологического признания новых ценностей. Становится обязательным политическое обновление страны. Основное направление в экономике – стратегия дерегулирования. Курс на новую институциональную среду шире запросов экономики.

Второй раздел посвящен эмоциональному описанию инноваций и стартовых условий. Системные пороки инновационного комплекса сводятся к трем вещам:

1. Ориентация не на потребности человека, а на престиж и идеологию.

2. Не решаемая проблема внедрения.

3. Обеспечение инновационных прорывов любой ценой. Задача в том, чтобы создать экономику, генерирующую инновации, а не инновации для мучительного внедрения. Нужно менять систему финансирования науки и инноваций.

Опаснейшая иллюзия, будто нынешнюю Россию – в том виде, в каком она сформировалась – можно сделать инновационной. Для подлинно инновационного развития уже нужна другая страна – с другой системой ценностей и отношений, с другой политикой и социальной средой, с другой системой управления, с другим настроем в бизнесе.

Третий раздел посвящен описанию того, что должно получиться после модернизации, т.е. описанию желаемого завтра. Здесь перечисляются качество жизни, близкое к западному; конкурентоспособная экономика; справедливая социальная система; передовая наука; эффективное государство; порядок внутри страны и внешняя безопасность; здоровая экология. В стране действует многопартийная система. Используется избирательная смешанная система по спискам и индивидуальным округам. Сенат выбирается всенародно. Окрепла судебная власть. Укрепилось гражданское общество. Есть цифровое телевидение. Российское государство стало социальным. Уровень социального расслоения соответствует европейским стандартам. Средний класс (50% населения) имеет не менее 30 тысяч рублей на члена семьи. Выше среднего класса 2-3% богатого населения. 10% населения – бедные, это пенсионеры, многодетные и инвалиды. Функционирует бюджетное и платное здравоохранение. Система образования соответствует запросам экономики. Реализовано кредитование высшего образования.

Экономическое чудо достигнуто на пути развития ядерных технологий, повышения энергоэффективности и энергосбережения, прорыва в фармацевтике и медицине, космическом комплексе и нано-био-инфо технологиях. Россия преодолела и сырьевую зависимость. Гражданское общество, бизнес и государство – равноправные партнеры в экономической политике. Инфляция не выше 3% в год. Ликвидирован дефицит длинных денег, норма накопления доведена до 25-30% ВВП, темпы роста – 5% в год. Конкурентная среда гарантирует качественный органичный рост. Решена проблема легитимности крупной постсоветской частной собственности. Доля малого бизнеса в ВВП составляет 35-40%.

Достигнута безопасность внутренняя и внешняя. Ракетно-ядерный потенциал – надежная гарантия от нападений. Вооруженные силы формируются из добровольцев. Реформа правоохранительной системы – один из главных модернизационных проектов. Региональные полицейские службы подчинены региональным властям. Есть экологическая полиция. Внутренние войска МВД преобразованы в национальную гвардию. Федеральная служба безопасности упразднена, создана Федеральная служба по охране Конституции.

Россия стала великой державой. Она стратегический союзник Евросоюза и стратегический партнер США. СНГ сохраняется.

В четвертом разделе описываются первоочередные шаги в желаемое будущее. Они структурированы в пяти направлениях: политическая система, социальная сфера, экономика, вооруженные силы и правоохранительные органы, внешняя политика. Перечислены первые шаги во всех этих направлениях. В политической системе важен перезапуск механизмов политической конкуренции. В социальной сфере необходимо реформировать здравоохранение, пенсионную систему и образование. Но положительные социальные сдвиги могут проходить только по мере достижения экономических успехов. В экономике и финансовой системе в первую очередь надо развивать институциональную среду. Экономическое развитие и любые институциональные преобразования могут быть успешны только в случае незыблемости и защищенности прав собственности.

Резюме . Работа выглядит несколько пафосной и декларативной. Она походит на предвыборную программу кандидата, который обещает избирателям всё хорошее и ничего плохого. Хотя утверждения иногда правильны, но они носят общий характер, и порой не несут конкретной информации. Нет намека на желаемое распределение доходов. Нет указаний на основных акторов модернизации и их мотивацию . Нет конкретных идей модернизации. Предполагается, что модернизация пойдет сама собой после усовершенствования институциональной среды по западным образцам.

4.4. Модернизация России как построение нового государства.

Сценарий изложен в [Пономарев, 2010]. Ниже приводится сокращенный вариант текста.

Понимание модернизации как, прежде всего, смены поколений технологий (технологического прорыва) не вполне продуктивно, поскольку вопрос о технологическом развитии упирается в вопрос о существовании общественной среды, способной к воспроизводству, внедрению и использованию технологий. Техника и каждый наблюдаемый в истории технологический уклад есть, в своей основе, социальное явление. Поэтому, сколь бы ни была важна технологическая модернизация, главным предметом модернизационной концепции является само общество. Точнее, определенный тип общества – общество модерна.

Модернизация в указанном смысле представляет собой процесс формирования в рамках данного государства и в заданных исторических обстоятельствах общества модерна.

В современной России нет традиционного общества. Оно разрушено в ходе нескольких предшествующих модернизаций страны: от петровской до коммунистической (сталинской и хрущевской). Потому в современной РФ фундаментом модернизации – впервые в истории – выступает общество постмодерна, созданное на зыбкой базе абортированного советского модернизационного проекта.

Не следует смешивать понятия «модернизация» и «инноватизация».

Разработка и внедрение новейших технологий, создание нового технологического уклада есть не первая (по времени), но вторая задача модернизации. Бессмысленно, а подчас и вредно проводить инноватизацию в условиях отсутствия социальных и политических институтов, имманентных обществу модерна, поскольку только здоровый социум и полноценно развитый человек (человек как продукт общества модерна) может правильно использовать достижения цивилизации.

Примером «инноватизации без модернизации» может служить ситуация тех сельских школ, где Интернет прививается гораздо быстрее, чем коллектив квалифицированных учителей, набор бесплатных спортивных секций, элементарная культура быта и другие элементы «модернизационной» инфраструктуры.

Нанотехнологии как спецпроект, вырванный из более широкого научного контекста, бессмысленны – корпоративный менеджмент, поставленный на место специализированных научных сообществ, может потратить деньги только на представительские расходы и непрофильные активы.

Одна из специфических черт современной российской ситуации (с учетом п. 3) состоит в том, что:

Применительно к условиям современной России необходимые черты модернизационной элиты видятся следующим образом:

Последний пункт касается не только системных характеристик модернизационной элиты, но и предпосылок ее формирования. Если модернизация общества требует превентивной модернизации элиты, то последняя, в свою очередь, требует превентивного создания механизмов вертикальной социальной мобильности, которые в современной России практически полностью отсутствуют либо парализованы.

В сегодняшней России процесс деградации человеческого потенциала ощутим не менее остро, чем в России 90-х: рост доходов в нулевые годы не мог компенсировать растущего износа прежних (советских) систем социализации. Следствиями являются наркотизация и алкоголизация населения, беспризорность (в т.ч. скрытая – при формальном наличии семьи), криминализация и архаизация бытовых укладов (в т.ч. из-за переизбытка неквалифицированной миграции из стран Средней Азии и Закавказья), высокая смертность, кричащий дефицит социального доверия и солидарности и т.д.

Для хотя бы частичной нормализации положения государству предстоит принять ряд чрезвычайных мер в соответствующих сферах социального бедствия. В частности, целесообразны следующие проекты.

Ликвидация беспризорности, реформа системы детских домов и приютов, в т.ч. с участием РПЦ и с учетом советских педагогических технологий.

Объявление войны организованной преступности, особенно в таких регионах, как Приморье, и по всей стране – в отношении этнических ОПГ и «наркомафий» (в значительной мере, это совпадающие категории). В частности, представляется разумным начать с того, чтобы восстановить специализированные подразделения по борьбе с организованной преступностью в МВД, переквалифицированные не так давно в «политическую полицию» – отделы по борьбе с экстремизмом.

Ограничение низкоквалифицированной трудовой миграции из регионов с архаическими культурными укладами (в т.ч. за счет жестких санкций в отношении соответствующих работодателей и обеспечения трудовых/социальных прав мигрантов, что ликвидирует их конкурентоспособность на рынке труда).

Принудительное лечение наркомании и алкоголизма. Введение обязательного обследования отдельных групп населения (в т.ч. школьников, студентов, военных, госслужащих) на наркотическую и алкогольную зависимость и установление мер принудительного лечения (последние зачастую имеют не столько медицинское, сколько дисциплинарное значение, но от этого не менее действенны).

Реформа системы исполнения наказаний. Современная тюрьма превратилась в огромный механизм десоциализации, действием которого прямо или косвенно затронуто до трети населения (а через экспансию соответствующей субкультуры – и всё общество). В частности, необходимы меры по нормализации условий содержания заключенных, включая строительство системы новых, отвечающих европейским стандартам пенитенциарных учреждений, развитию правозащитной, просветительской деятельности и системы трудовых поселений, снижению количества заключенных за счет общенациональной «модернизационной» амнистии, профилактики правонарушений, изменения санкций по некоторым статьям и т.д.

Перераспределение средств из сферы большого спорта в сферу массовой физкультуры, развитие системы бесплатных (для детей и подростков) и дешевых (для взрослых) спортивных секций. А также иных массово доступных секций, кружков, образовательных центров.

Поощрение массового «низового» туризма, как внутри страны, так и заграничного. Развитие внутреннего туризма, воссоздание туристических клубов и ассоциаций. Дотирование поездок на отдых бюджетникам, студентам, иным социально уязвимым, но при этом активным категориям населения.

Обязательная дифференциация программ поддержки рождаемости по регионам. В регионах аграрного перенаселения (существенная часть ЮФО) поддержка рождаемости контрпродуктивна (там речь должна идти об иных формах социальной поддержки), тогда как в регионах демографического бедствия (большая часть Центральной России, Поволжья, Сибири, Приморья) она должна быть на порядок более широкой и интенсивной. (Например, представляется целесообразным заменить сертификаты на «второго ребенка» оплатой по пенсионному типу солидных – ощутимых с точки зрения семейного бюджета – детских пособий, начисляемых в зависимости от возраста ребенка). Cегодня нам приходится констатировать, что:

- средняя школа не справляется с качественным массовым образованием и воспитанием,

- высшая школа – с производством востребованных обществом категорий профессионалов и, особенно, с производством элиты,

- армия в социальном отношении превратилась в аналог тюрьмы, «отстойник» для низших и маргинальных слоев населения, они производит массированную десоциализацию призывного контингента и не справляется с воспроизводством офицерского корпуса должного профессионального и этического уровня,

- в системе государственной службы коррупция стала не отклонением, а нормой (системообразующим признаком).

Модернизационный подход к названным проблемам означает проектирование новых систем в данной сфере (по петровскому примеру), с учетом аналогичного отечественного и зарубежного опыта. Для того чтобы модернизация не превратилась в «коренную ломку», это проектирование должно происходить в три этапа:

1) Разработка детализированной концепции преобразований в соответствующей сфере;

2) Реализация концепции преобразований на социальных моделях (на локальных примерах);

3) Массированное внедрение - тиражирование успешных моделей с постепенной заменой прежних систем.

Содержательное рассмотрение возможных преобразований применительно к каждой конкретной сфере должно производиться отдельно. Здесь же лишь отметим, что модернизация предполагает решимость создавать новое общество (в виде очагов, эпицентров «новой жизни») без превентивно-революционного разрушения старого.

Модернизация в России – экономическая реформация

Одним из проявлений стратегии, которую мы обозначили в одном из предыдущих разделов как «инноватизация без модернизации», является попытка формирования постиндустриальных секторов экономики без реконструкции ее индустриального каркаса. «Постиндустриализм» без «индустриализма» будет, в самом лучшем случае, крайне узким, анклавным (страна не может сформировать полноценную экономику знаний, если не использует эти знания в собственном производственно-практическом опыте) и не сможет обеспечить поступательное и связное развитие всего общества.

Последнее немыслимо вне развитой индустриальной системы (разумеется, на современном технологическом уровне, а не на уровне середины прошлого века), поэтому неоиндустриализация – один из важнейших аспектов модернизации.

Такая постановка цели ставит целый ряд сложных вопросов. В частности – о технологическом потенциале (доступе к технологиям) и о рыночных нишах для новой индустриализации в мировом хозяйстве. Речь идет о двух парах альтернатив. О выборе ориентации

А) на внешние рынки сбыта или на внутренний рынок,

Б) на импорт технологий или на собственный научно-технологический потенциал.

Категорический выбор в каждой из этих пар не вполне уместен, но определенные акценты расставить необходимо. Рассмотрим их поочередно.

А) Выбор приоритета: экспорт или импортозамещение?

Некоторые эксперты справедливо отмечают, что внутренний российский рынок недостаточен для того, чтобы обеспечить количественные и качественные параметры промышленного роста, аналогичные корейскому, японскому и, тем более, китайскому экономическому чуду; а также, что импортозамещение не будет долгосрочно успешным без ориентации на внешние рынки.

Эта перспектива выглядит вроде бы привлекательно. Однако внешние рынки промышленной продукции заняты, «затоварены», и одним из главных факторов конкурентоспособности на них является дешевая рабочая сила. Т.е. выбор в пользу экспортно ориентированной индустриализации будет означать поддержание (а то и организацию) режима искусственной бедности населения. Что проблематично не только с политической и этической точки зрения, но и с точки зрения эффективности. Дело в том, что бедное население может быть производительным, дисциплинированным, трудоспособным только на выходе из традиционного общества – таковым оно и было, например, в Южной Корее и ряде других стран Восточной Азии на этапе индустриализации. Но в России традиционное общество и все связанные с ним конкурентные преимущества давно и необратимо утрачены. В наших условиях высокую производительность труда может дать только «европейский», а не «азиатский» подход к рабочей силе, т.е. ставка не на дешевизну рабочей силы, а на ее квалификацию, инновационность, производительность.

Это означает, что приоритетной на данном этапе должна быть ориентация на внутренний рынок (масштабное импортозамещение) при необходимой компенсации рисков и издержек этой стратегии. В частности, возможны:

Новая энергетика. У России есть уникальное сочетание ресурсов и отраслевого научно-технологического потенциала, позволяющее ей стать лидером инновационной энергетики в региональном масштабе (на пространстве бывшей Российско-Советской Империи). В экономическом отношении отечественный ТЭК должен перейти к экспорту продукта, а не сырья; в технологическом отношении основная роль в формировании нового облика отечественной энергетики должна принадлежать целому ряду недавно разработанных технологий в области малой атомной энергетики, переработки топлива и нетопливных отходов, которые сейчас практически не находят применения и существуют по большей части в опытно-промышленных установках.

Трансконтинентальный транзит. Россия должна использовать свое уникальное положение между двумя ведущими центрами развития – ЕС и Восточной Азией, кратчайшее расстояние между которыми пролегает через российскую территорию. Рынок грузоперевозок между ними огромен, как по физическому, так и по финансовому объему. Сегодня РФ не использует этот потенциал. Даже импорт товаров в РФ из КНР происходит преимущественно морским путем (в т.ч. через финские порты). РЖД контролирует ориентировочно 0,2% грузопотока ЕС – Восточная Азия. Эта доля может вырасти, по предварительным оценкам, до 20%, т.е. в 100 раз (!) – в случае реализации проекта по строительству новой трансконтинентальной железнодорожной магистрали по территории РФ (предположительно, от одного из российских портов в Приморье до одного из европейских портовых центров) на базе технологий скоростного железнодорожного транспорта. РФ может сформировать уникальный по своим масштабам континентальный хаб. Данный проект («континентальный хаб») укрепит партнерские отношения РФ с восточно-азиатскими и европейскими центрами силы и станет локомотивом развития для целого ряда российских территорий и смежных отраслей. Учитывая высокую капиталоемкость, он может быть реализован только совместно с иностранными – например, с южнокорейскими и немецкими – партнерами.

Экологически ориентированное сельское хозяйство. Ориентация российской пищевой промышленности на стандарт «органик» обеспечит ей значительно более высокую конкурентоспособность на внешних рынках, чем «массовая» рыночная стратегия. Вместе с тем, на данном этапе приоритетной задачей является массированное импортозамещение и обеспечение продовольственной безопасности (прежде всего, в дешевом и среднем ценовом сегменте).

Экологический туризм. Естественным преимуществом в этой сфере может стать задействование потенциала обширных слабо затронутых цивилизацией природных пространств.

Информационные технологии. Информационная демократия. Одна из главных конкуретных возможностей в этой сфере – производство эксклюзивного программного продукта. Целесообразно создание национальной операционной системы на базе Linux и стандартов open source с небольшим базовым пакетом приложений (в первую очередь офисных, а также Интернет-бразуера) и обязательное использование ее в государственных и муниципальных учреждениях. Это может сделать РФ одним из лидеров в продвижении стандартов, основанных на open source во всем мире, и разрушителем монополии Microsoft. Разрешение использования на территории РФ файлообменных сетей (P2P-сетей) превратит РФ в цитадель и оазис «информационной демократии», что послужит демократизации доступа к информации, росту креативного потенциала страны и укреплению позиций РФ в мировом общественном мнении. В дальнейшем возможен размен данного козыря в переговорах с ведущими глобальными центрами влияния в обмен на отдельные преференции и изменения правил доступа к информации в глобальном масштабе. Россия может также занять эксклюзивную нишу и в других разработках, например, в сфере компьютерных игр.

Гуманитарные технологии представляют собой потенциально неограниченный спектр эксклюзивных ниш, поскольку творческая способность всякого конкретного человека и общества, в случае ее успешной реализации, является по определению монопольным фактором. Речь может идти, в частности, об экспорте услуг образования (в случае успеха в построении новой образовательной модели), о формировании инфраструктуры непрерывного образования, о продвижении на внешние рынки классической и современной русской литературы (учитывая, что по негласному международному «разделению гуманитарного труда» Россия считается именно «литературной» страной), о формировании сильных школ в дизайне (так, итальянское лидерство в этой сфере носит в значительной мере рукотворный характер, будучи плодом одной из модернизаций, проведенных в 1920-е гг.), о новом подходе к брендированию российских городов и природных ландшафтов для развития туризма и так далее.

Проблема доступа к технологиям. Это одно из главных ограничений новой индустриализации. Импорт промышленных технологий может быть хорошим решением в тех случаях, когда он осуществим на приемлемых условиях – политических, финансовых и иных. Однако он явно не может быть панацеей для новой индустриализации, поскольку, как правило, доступен лишь в отношении устаревших технологий, и то далеко не всегда (вспомним недавний прецедент с продажей Opel, когда доступ к далеко не самым передовым технологиям автомобилестроения стал главным камнем преткновения в международной сделке). Как правило, лидеры развития готовы продавать нам лишь устаревшие технологии. Поэтому заведомая преимущественная ориентация на импорт создаст не догоняющую, а вечно отстающую индустриализацию. Базовой ставкой государства должна быть опора на остатки советского научно-технического потенциала для формирования национальной инновационной системы.

Для этого, в частности, представляется целесообразным:

- развитие системы академгородков (финансирование существующих и строительство новых), с приданием им функций образовательных центров.

- опережающее развитие нескольких ведущих университетов с повышенными стандартами требований (к преподавателям и студентам) и повышенными стандартами оплаты.

- размещение (по американскому опыту) регулярных заказов на научные разработки от крупнейших государственных ведомств (Минобороны, МВД, ФСБ, Министерство образования и др.).

- создание национальной биржи – полноценной площадки для венчурных размещений, где государство в лице научной комиссии и соответствующего ведомства по научным инвестициям, а также заинтересованные корпорации будут покупать пакеты акций в перспективных проектах, обеспечивая тем самым финансирование их развития.

Приоритет должен отдаваться развитию опережающих и закрывающих технологий, способных сформировать элементы нового экономико-технологического уклада.

Одно из преимуществ самостоятельного инновационного развития (перед стратегией импорта технологий) состоит в том, что, по мнению ряда ведущих мировых экономистов, глобальный экономический кризис связан с исчерпанием потенциала роста, заложенного в прежнем лидирующем технологическом укладе (т.н. «новой экономики»). Соответственно, сугубо догоняющая «инноватизация» будет попыткой включиться в почти завершенную гонку. Новые центры глобального роста, с высокой вероятностью, будут связаны с элементами нового технологического уклада.

Пока он не сформирован, никто не может с уверенностью предугадать его параметры. Однако, поскольку его основой служат потребности общества (в недостаточной мере удовлетворенные существующей экономикой), можно предположить, что лидирующими в перспективе могут оказаться следующие направления.

Медико-биологические технологии. Продление активной жизни. Существующие технологии в этой сфере носят во многом закрытый характер и сверхдороги, однако, по мере их развития и появления соответствующего запроса, возможна их «массовизация», поэтому целесообразно активное включение в их разработку.

Альтернативная энергетика. Потребность в преодолении чрезмерной инфраструктурной зависимости современной экономики от нефти вполне явно обозначена лидерами развития, но пока не реализована. Преимущества РФ в этой сфере уже упомянуты выше (программа «Энергетическая сверхдержава»).

Альтернативная урбанизация. Современный мегаполис представляет собой все менее удобное место для жизни, во многих отношениях – начиная с экологической, заканчивая транспортной и социально-психологической. Осознание этого активизирует поиск и апробацию альтернативных моделей урбанизации (программа «Город будущего»).

Модернизация России – политическая реформация.

Либеральная демократия не является необходимым и, тем более, - достаточным условием модернизации (в логике предложенного выше понимания модернизации, сам факт приближения политической системы к западным образцам не равнозначен модернизации).

Тем не менее, модернизация в России вряд ли может обойтись без политической реформы, которая важна как фактор

- формирования модернизационной элиты,

- создания механизмов вертикальной социальной мобильности,

- выработки эффективной модели управления модернизационным процессом.

Начнем с последнего. Управление модернизацией в целом и отдельными модернизационными проектами в частности целесообразно выстроить по принципу разделения двух типов «модернизационных структур»:

- «чрезвычайных органов управления» для решения неотложных проблем (таких, как беспризорность, организованная преступность и т.д. - см. п. 7.1),

- «стратегических штабов» по разработке перспективных программ (новая образовательная модель, концепция военного строительства, альтернативная урбанизация и т.д. – см. пп. 7.2 и 8).

Активизация механизмов внутри- и межпартийной конкуренции. Партии нуждаются в более активной внутренней ротации кадров, качественном непрерывном политическом образовании, повышении уровня участия и ответственности за кадровую политику органов власти. Партийная система в целом должна стать более представительной за счет заполнения ряда пустующих социально-идеологических ниш (например, ниша бывшей «Родины», ниша СПС образца 1999 г. и т.д.). Это может происходить как путем эволюции существующих партий, так и путем создания новых. Миноритарные партии должны формироваться как точки сборки ответственной оппозиции с перспективой прихода к власти (хотя бы через десятилетия – по японскому образцу). Для этого уже сегодня им необходим регулярный доступ на телевидение, режим постоянной дискуссии между ответственными политиками, инкорпорирование в свой состав политизированной интеллигенции и лидеров мнения с разных флангов. Для обеспечения устойчивости партийной системы при повышении ее конкурентности, может быть подписана рамочная межпартийная конвенция (как своего рода система коммуникативных табу по ряду тонких вопросов государственной политики).

Увеличение полномочий парламента. В т.ч. кадровых (по обсуждению и утверждению / назначению кандидатур членов правительства, руководителей иных государственных и государственно-корпоративных структур) и контрольных (механизмы парламентского расследования, механизмы контроля над использованием государственной собственности, деятельностью стратегически важных корпораций и т.д.).

Усиление федеральной роли региональных элит. В т.ч., через введение прямых выборов по одномандатным округам в Совет Федерации.

Формализация ответственности бюрократии. Выработка системы официальных и публичных критериев / индикаторов для оценки деятельности применительно к ряду ответственных государственных должностей, а также механизма санкций и поощрений на ее основе.

Обеспечение научной / экспертной основы госуправления и публичной политики. Необходимо создание вокруг государства (на базе советского и американского опыта), а также при партийных структурах (на базе германского опыта) широкой сети высококачественных и статусных научных институтов для обеспечения компетентности государственной и публичной политики и взаимного перетока кадров между госаппаратом, партийной и академической средой.

- Развитие интеллектуальной общественно-политической среды. В частности, путем создания / поддержки качественных научно-публицистических изданий общенационального значения, сети интеллектуальных клубов объединяющих ученых, чиновников, предпринимателей, публичных политиков (клубы могут носить как гуманитарно-идеологическую направленность, так и инновационно-техническую).

- Образовательный ценз для бюрократии. В том числе – через введение экзаменационных испытаний на замещение значительной части государственных должностей (что поощрит вертикальную мобильность, поскольку ограничит доступ для «своих» на соответствующие должности). В подкрепление этой меры, необходимо развитие системы непрерывного образования для госслужащих.

Выводы .

1. Модернизация представляет собой процесс формирования реформирования в конкретных обстоятельствах места и времени базовых социальных институтов, образующих каркас общества модерна.

В их числе – система массового образования, административная система, армия, суды и система исполнения наказаний, институционализированная наука и многое другое, о чем говорится в настоящем докладе.

Главная миссия модернизации – полноценная социализация человека и формирование нации как культурно однородного и солидарного сообщества на базе этих и им подобных институтов.

2. Институты общества модерна, которые существуют в современной России, в основном не справляются с вышеназванной миссией, поскольку те модернизации, в ходе которых они были созданы, во-первых, отстоят от нас весьма далеко во времени, т.е. отвечают во многом иным вызовам и условиям; во-вторых, во многом были обнулены двойным разрывом исторической преемственности (1917 г., 1991 г.) и, что особенно важно для нас, процессом демодернизации в постсоветский период и в-третьих, не всегда и не во всем были удачными.

Поэтому в существенной части базовые институты модерна в России должны быть спроектированы и сформированы заново с учетом лучшего отечественного и зарубежного опыта. В особенности это касается системы образования, армии, государственной службы. Такая постановка вопроса ставит сегодняшнюю модернизационную повестку – по масштабу задач – в один ряд с петровской и советской модернизациями, заложившими базовые социальные «чертежи» для России эпохи модерна.

3. Методология этой модернизации предполагает формирование очагов, эпицентров, моделей нового общества без превентивно-революционного разрушения старого общества. Т.е. выверенное движение в три этапа:

- разработка детализированной концепции преобразований в соответствующей сфере;

- реализация концепции преобразований на социальных моделях (на локальных примерах);

- массированное внедрение (тиражирование успешных моделей) с постепенной заменой прежних систем.

Управление процессом модернизации (в целом и отдельными модернизационными проектами) может быть обеспечено формированием параллельной вертикали власти, замыкающейся непосредственно на Президента России и состоящей из двух типов «модернизационных структур»:

- «чрезвычайных органов управления» для решения неотложных проблем (таких, как беспризорность, организованная преступность и т.д.),

- стратегических штабов по разработке перспективных программ развития страны (новая образовательная модель, концепция военного строительства, альтернативная урбанизация и т.д.).

Эти структуры должны действовать параллельно друг другу и, главное, – параллельно регулярной бюрократии. Функция последней сводится к поддержанию и обслуживанию уже существующих, сложившихся социальных систем. Что является жизненно важной, но по определению не модернизационной миссией.

Поэтому крайне важно, чтобы модернизационные структуры не мешали регулярной бюрократии, а регулярная бюрократия – модернизационным структурам. Координация деятельности тех и других и расстановка приоритетов в конфликтных случаях является прерогативой президентской власти.

Резюме . Работа содержит продуктивное изложение теории модернизации и одновременно достаточно предметна. В ней перечисляются конкретные системы с их конкретными проблемами и направлениями модернизации. Недостаток – отсутствие численных показателей и описания социально-экономической базы модернизации.

Комментарии аналитика

Модернизация как системный процесс представлена в виде схемы на следующей странице. В эту схему включены следующие блоки:

- Предыстория развития, 1992-2010 г.г.

- Стартовые условия модернизации.

- Внутренние движущие силы.

- Внешняя среда.

- Типы модернизации и сценарии развития.

- Цели модернизации, образ желаемого будущего.

Предыстория развития (1992-2010) оценивается крайне противоречиво. Одни авторы интерпретируют её как экономическое чудо, которое позволило за исторически короткие сроки высвободить частную инициативу и создать рыночную экономику с частной собственностью на средства производства. Другие считают, что приватизация государственной собственности была нелегитимной, идет процесс проедания советского наследства, современная российская экономика неэффективна с точки зрения общественных интересов. Авторы этих альтернативных точек зрения непримиримы в своих оценках пройденного пути, но неожиданно сходятся вместе на следующем этапе.

Обе стороны одинаково оценивают Стартовые условия модернизации как крайне неудовлетворительные. Необходимость модернизации подчеркивается почти общим лозунгом «Модернизация или смерть!».

Прежде всего подчеркивается отрицательный демографический тренд, который временно компенсируется демографической волной, но пока никуда не исчезал.

Признается низкий уровень доходов большинства населения, ведущий к социальной напряженности. Хотя Россия по общему уровню ВВП достигла значения 1990 г., доля зарплаты в ВВП находится в окрестности 1/3, в 1990 г. эта доля равнялась 1/2. Децильный коэффициент находится в окрестности 17, а коэффициент Джини по различным оценкамравен 0,42-0,46, т.е. имеет место очень неравномерное распределение доходов. Как следствие – сжатый внутренний рынок, где большинство населения тратит большую часть доходов на питание и оплату услуг ЖКХ, но даже не ходит в кино.

Сбережения почти в 2 раза превышают накопления, от 12% до 20% ВВП вывозится из страны вместо того, чтобы вкладываться во внутреннее развитие. Предприниматели при первой возможности стремятся прибрести зарубежные активы, так как не уверены в легитимности своей собственности внутри России. Поэтому темпы роста ВВП сокращаются в 1,5-2 раза.


В течение 20 лет отсутствует технологическое обновление производственных фондов, что ведет к низкой производительности труда и неконкурентоспособности производимой продукции.

Постоянная двухзначная годовая инфляция, которую генерирует рост тарифов в энергокомплексе и ЖКХ, стала постоянной характеристикой российской экономики.

Отсутствие развитой институциональной среды не позволяет в достаточной мере защитить права собственника от коррупции и рейдеров, всевозможных крыш бандитов и силовиков.

Отсутствие добросовестной политической конкуренции замораживает властную структуру всей системы, которая стала независимой от эффективности своей работы и не обслуживает интересы большинства.

Слабые геополитические позиции не позволяют России эффективно отстаивать свои национальные интересы.

Россия сверхзависима по доходам от мирового рынка энергоносителей и по расходам от мирового рынка продовольствия, так как на первом рынке получает примерно 65% экспортных доходов, а на втором рынке покупает примерно половину потребляемого продовольствия.

Цели модернизации, образ желаемого будущего

Плохое в стартовых условиях должно измениться к лучшему после модернизации. Поэтому перечисленные выше стартовые условия перечисляются как уже исправленные. Реализуется демографическая стабилизация или даже демографический рост. Возникает социальное государство с европейской структурой доходов. Все сбережения вкладываются во внутреннее развитие. Реализуется технологическое обновление производственных фондов, а производительность труда приближается к европейской. Инфляция удерживается на уровне не более 1-3% в год. Возникает институциональная среда, которая преобразует производственные факторы и природные ресурсы в эффективные бизнес-процессы. Страна продвигается к добросовестной политической конкуренции. Усиливаются геополитические позиции. Ослабляется зависимость от мировых рынков энергоносителей и продовольствия. Но этого мало.

Продвижение в направлении указанных целей позволяет получить синергетический эффект – возникает инновационная экономика, демократическое государство и гражданское общество.

Конечно, полного единодушия в описании образа желаемого будущего у различных авторов нет, так как различны толкования самих целевых понятий и их приоритетов. Но основные разногласия возникают, когда дело доходит до формирования сценариев..

Типы модернизации и сценарии развития

Инерционный сценарий, основанный на получении высоких доходов от экспорта энергоносителей, не удовлетворяет никого. Как выражаются авторы из ИНСОРа: «Слишком велики риски сорваться в экономический коллапс, необратимое технологическое отставание, критическую социальную напряженность, политический кризис, дезинтеграцию страны, утрату геополитических позиций, катастрофическую депопуляцию».

Мобилизационный сценарий вызывает споры на тему, кому затягивать пояса, откуда брать средства на модернизацию? Понижение уровня жизни и оплаты труда населения до китайского уровня, чтобы вовлечь в нашу модернизацию с помощью высоких прибылей ТНК, выглядит социально опасным. Поэтому повторять опыт симбиоза Китая с США на основе дешевого труда и высоких прибылей ТНК невозможно. Зато есть деньги, которые сейчас в размере от 12 до 20% ВВП уходят за рубеж. Чтобы предприниматели прекратили их вывозить и начали вкладывать во внутреннее развитие, нужны мотивы: легитимизация и надежная защита частной собственности; достаточно высокая прибыль; ограничения на вывоз капиталов. Чтобы создать эти мотивы, государство должно ликвидировать коррупцию и рейдерские захваты собственности, расширить внутренний рынок сбыта за счет повышения доходов населения, эффективней использовать собственные ресурсы, поменять законодательство и судебную систему. Необходимо также помнить, что кроме модернизации страна нуждается в реиндустриализации.

Каким должен быть доминирующий тип технологического обновления, за счет внутренних или импортных разработок? Здесь существуют следующие соображения. Развитые страны получают высокие доходы за счет генерации и использования технологий высокого уровня, поэтому они не заинтересованы в выращивании конкурентов, передавая технологии и обучая специалистов высокого класса. Такая политика подтверждается конкретными отказами в продаже технологий. Сама инновационная экономика, которую должна строить Россия, основывается на постоянной внутренней генерации инноваций, которую способен реализовать только внутренний отряд инноваторов. Поэтому Россия вынуждена ориентироваться не только, но в основном, на внутренние разработки собственного отряда инноваторов.

Однако, есть и другая точка зрения. В [Козельцев, 2009] утверждается, что в основе большинства российских достижений лежит зарубежная основа. Поэтому надо выполнять программу, разработанную экспертами Евросоюза, «Партнерство ради модернизации». Главное –подбор исполнителей этой программы. И здесь решающий голос должен принадлежать Европейской Комиссии.

Может ли быть модернизация только технологической или должна обязательно включать институциональную, социальную и политическую сферы? Мировой опыт показывает, что мобилизационная технологическая модернизация с успехом выполнялась при диктаторских, тоталитарных и авторитарных режимах. Но когда программа модернизации была с успехом выполнена, обычно создавался средний класс, который отстранял диктаторов от власти и строил демократическое государство. Многие российские эксперты считают, что без модернизации институциональной сферы и политической конкуренции одна технологическая модернизация невозможна, так как именно современная российская социально-политическая система завела страну в тупик по инерционному сценарию.

Модернизация Китая с помощью американских инвестиций и технологий, а также предоставления американского рынка для китайских товаров, привела к своеобразному симбиозу Китай-США, развитие которого в какой-то момент закончится, как закончилось на определенном уровне развитие симбиоза Япония-США. Поэтому Китай сегодня надежный импортер российских природных ресурсов в будущем может стать импортером российских инноваций. Евросоюз сегодня тоже надежный импортер российских природных ресурсов, но он открыт также для симбиоза с Россией в её модернизации до определенного предела. Учет этих особенностей мировых трендов и своевременная смена приоритетов позволят привлечь к российской модернизации дополнительные инвестиции, технологии и рынки сбыта.

5. Модельные сценарии

Введение. Рождение глобального моделирования

Глобальное моделирование в его современном виде родилось в период с 1968 года по 1974 год, когда развитые страны с рыночными экономиками были потрясены двумя кризисами. В 1968 году вдруг совершенно неожиданно от западноевропейских до североамериканских университетов началось молодежное протестное движение с бунтами и баррикадами. В 1973-74 г.г. страны ОПЕК подняли цены на нефть в 5 раз. Оба потрясения – молодежные бунты и энергетический кризис – прошли на фоне холодной войны и противостояния двух систем. Казалось бы, вполне благополучное западное общество начало задаваться вопросами. Как сохранить социальную интегрированность и социальное партнерство в условиях противостояния социалистическому лагерю? Как долго может продолжаться инерционное развитие с нарастающим вовлечением ограниченных природных ресурсов и деградацией среды обитания? Что будет с мировой системой, если разрыв в потреблении природных ресурсов и уровне жизни между богатыми и бедными странами сократится? Как решать проблемы демографического роста и урбанизации? Как решать проблемы обеспечения продовольствием населения развивающихся стран? Можно ли избежать «ядерной зимы», которая наступит в результате обмена ядерными ударами? В ответ на эти и другие вопросы и начались работы по глобальному моделированию и прогнозированию.

В начале нашего доклада (введение стр. 5) мы уже упоминали о деятельности Римского Клуба и его первых моделях, в частности, о работе Д. Медоуза и его группы. WORLD-3. Эта модель, расчеты по ней и выпущенная книга «Пределы роста» заметно повлияли на общечеловеческое представление о мире и дальнейшее глобальное развитие. Доклад был издан тиражом 10 млн. экз., вышел более чем на 30 языках.

Хотя книга имела громадный успех, она в то же время была подвергнута критике математиками, футурологами, экономистами и социологами. По мнению экспертов макромодель мировой динамики, созданная авторами, была слишком механистична; в ней не описывалась региональная структура объекта, игнорировались политические и социальные факторы, имели место расхождения с теориями экономического роста, не учитывались адаптационные возможности мировой системы с помощью социального и научно-технического прогресса. Вслед за публикациями Форрестера и группы Медоузов последовали работы американских, немецких, британских, японских, польских, болгарских и других исследователей, которые старались учесть имевшуюся критику. Следующие поколения моделей обязательно включали многорегиональное описание глобального развития и описание мирового рынка.

Доклад «Пределы роста» никогда не замышлялся как пророчество. Его целью было предупреждение о том, что может случиться, если в политику не будут внесены коррективы, опровергающие сделанные ранее экстраполяции.

Резюме . В результате построения глобальных моделей и исследований с их помощью различных сценариев мирового развития сформировалось научное направлением под названием «Глобальное моделирование». Его можно определить как совокупность математических, социально-экономических и других методов на базе информационных технологий, примененных к исследованиям глобальных процессов.

В СССР значение и необходимость исследований по глобальному моделированию в то время хорошо понимали два человека: Джермен Михайлович Гвишиани (заместитель председателя ГКНТ) и Никита Николаевич Моисеев (заместитель директора ВЦ АН СССР). Оба были не только блестящими учеными в своих областях знаний, но и замечательными организаторами науки. Первый, несмотря на свою занятость в ГКНТ, не только возглавил созданный осенью 1976 г. ВНИИСИ ГКНТ и АН СССР, но и впоследствии стал руководителем проекта «Моделирование глобального развития». Второй организовал исследования «ядерной зимы», биосферных процессов и экономического моделирования в ВЦ АН СССР.

Заместителем Д.М. Гвишиани по проекту был В.А. Геловани, который вместе со своими коллегами еще в период работы в Институте прикладной математики АН СССР модифицировал макромодель системной динамики Форрестера и Медоузов. В эту макромодель были введены управляющие воздействия, что позволило существенно расширить и изучить спектр возможных сценариев мирового развития.

5.1 Этот раздел нашего доклада мы считаем важным начать с недавно изданной монографии под редакцией В.Геловани «СССР и Россия в глобальной системе (1985-2030). Результаты глобального моделирования», М., 2009.

В монографии опубликован исследовательский доклад «На пороге третьего тысячелетия» (Глобальные проблемы и долгосрочное развитие СССР), подготовленный для открытой печати в 1984 году. Он содержит анализ различных аспектов и сценариев развития СССР до 2000 г. и далее. По политическим причинам доклад не был опубликован. И только теперь, спустя более 20 лет, читатели имеют возможность убедиться, что многие проблемы СССР, и потом России, можно было проанализировать заранее и как минимум уменьшить негативные воздействия на развитие страны.

В книге сначала кратко излагаются общие сведения о мировой системе и её структуре: население, социум, экономика. производство продовольствия, инновационный комплекс, природные ресурсы, среда обитания, страны и блоки, глобальная пирамида, мировой рынок. Рассматриваются основные глобальные проблемы: перенаселенность, нехватка продовольствия, истощение природных ресурсов, деградация среды обитания, дифференциация стран и противостояние Севера с Югом, безопасность развития. Выделяются отдельные ключевые процессы: стабилизация численности населения, долговременные колебания около тренда развития, замещение технологий и ресурсов, потепление мирового климата, возможная ядерная зима, стратегическая стабильность, процессы глобализации. Затем приводится текст исследовательского доклада, подготовленного в 1984 г. с его 15 основными разделами. Долгосрочный экономический рост. Демографическая ситуация. Продовольственная ситуация. Энергоресурсные перспективы. Проблема обеспечения минеральным сырьем. Природная среда и климат. Мировая торговля. Внешняя задолженность развивающихся стран. Циклический фактор в долгосрочном развитии. Соотношение сил трех центров империализма. Структурные сдвиги в мировой экономике. Магистральные направления научно-технического прогресса. Социальные проблемы: основные тенденции и ключевые проблемы. Локальные и региональные конфликты. Проблема баланса стратегических сил СССР и США. Именно этот доклад показал большие проблемы для развития СССР даже при подборе наиболее благоприятных предположений и сценариев. СССР заведомо находился в окрестности точки бифуркации. Руководство страны не решилось опубликовать доклад, который не отвечал прогнозу на светлое коммунистическое будущее.

В заключении монографии с современных позиций дается краткий анализ развития России в 1992-2008 г.г. и рассматриваются возможные сценарии развития до 2050 г.

В частности сценарии, опирающиеся на Кондратьевские циклы. Ниже цитируется этот анализ «Фаза мирового подъема «1999-2008» отмечена своими особенностями. Выросли темпы экономического роста во многих развитых и развивающихся странах, особенно у поставщиков природных ресурсов. Мировые цены на нефть к 2008 г. выросли почти в 7 раз. Второй период трансформации России начался с прихода больших денег за экспорт энергоносителей и борьбы за передел этих денег. Российский экономический спад сменился подъемом. Такое точное совпадение прогноза и реального развития позволяет признать использованную методику прогнозирования с помощью «Кондратьевского календаря» вполне успешной. Хотя процессы глобализации в однополюсном мире часто направлены на изменнение тенденций цикла Кондратьева, или даже на их слом. Попытка коалиции государств во главе с США и Британией поставить иракскую нефть под военный контроль и переломить тенденции мирового нефтяного рынка не удалась, однако такие попытки без сомнения будут продолжаться в самых разнообразных формах. Например, может быть предпринята новая попытка решения той же задачи с помощью снижения потребления нефти странами, подписавшими Киотский протокол.

Следующая фаза процветания, по Кондратьеву, должна была длиться от окрестности 2009г. до окрестности 2022г., за ней должны последовать фаза спада «2022-2038» и фаза застоя «2038-2052». Следовательно, если циклическое развитие по Кондратьеву продолжиться, то следующее снижение цен на природные ресурсы может начаться только в окрестности 2022г., если экспортеры природных ресурсов не сумеют понизить квоты производства, чтобы не позволить ценам опускаться.

Однако заметим, что против тенденций циклического развития по Кондратьеву работают не только картели, добывающие природные ресурсы, но и процессы глобализации. Начиная с 1960-х гг. транснациональные корпорации организовали сначала ввоз дешевого труда из развивающихся стран в развитые страны, а затем вывоз рабочих мест из развитых стран с дорогим трудом в развивающиеся страны с дешевым трудом. Естественно, что использование дешевого труда отодвигало разработку новых технологий на задний план. В какой мере это повлияло на цикл Кондратьева, нам только предстоит узнать.

Если следовать прогнозам Форрестера и Медоуза, то в первой трети XXI века мировая система из-за истощения природных ресурсов и экологической деградации выходит на максимально возможные значения показателей экономического развития, а затем начинает деградировать. В таком сценарии мировые цены на природные ресурсы не должны падать хотя их кратковременные небольшие колебания относительно тренда всегда должны иметь место. Однако кризисное развитие переводит проблему снабжения природными ресурсами из экономической плоскости в военно-политическую. Обладателям природных ресурсов придется думать об обороне и сохранении суверенитета. Сигналами о возможном начале кризиса мировой системы являются такие явления в 2008 г. как регулярные обвалы на фондовых биржах, предшествующий рост мировых цен на продовольствие. Однако делать окончательные выводы еще рано, так как у всех этих явлений кроме истощения природных ресурсов могут быть и другие дополнительные причины, например, чрезмерная эмиссия долларов США, которая ведет к созданию так называемых финансовых пузырей».

Настоящий и будущий экономический рост зависит от внутренней экономической политики и от мирового развития как внешнего фактора. Внутреннюю политику Россия выбирает сама. Мировое развитие является экзогенным фактором, на который Россия существенно повлиять не может за исключением мирового рынка энергоносителей, где возможно управление через картель экспортеров.

К основным внутренним управляющим воздействиям относятся следующие:

Распределение ВВП на оплату труда, прибыль и налоги.

Распределение полученной прибыли на инвестиции во внутреннее развитие, личное потребление получателей и вывоз за границу.

Распределение государственных доходов от экспорта энергоносителей на инвестиции в развитие, текущее потребление и сбережения в иностранных валютах.

Инновационные преобразования и рост технологического уровня экономики, ведущие к росту производительности труда.

Эти показатели в рыночной экономике складываются в результате взаимодействий между бизнесом, профсоюзами и государством, которое проводит налоговую, бюджетную и финансовую политику, устанавливает внешнеторговые пошлины и квоты, реализует национальные программы, регулирует отношения между наемным трудом и собственниками средств производства, создает условия для функционирования инновационного комплекса и его взаимодействий с экономикой, организует достижение целей социального государств – доступность для всех граждан продовольствия, жилья, образования и здравоохранения.

Динамика российского ВВП представлена на рис.1 , где построены графики фактической статистики и ВВП как регрессии от выработки электроэнергии, добычи нефти и цены на экспортируемую нефть на отрезке «1990-2009».

Рисунок 1.

Экономический спад на интервале «1992-1998» последовал за перераспределением доходов от массового потребителя и государства к экономической элите. Тотальное перераспределение собственности, начиная с 1992 г., является центральным процессом в российской экономике. Вслед за перераспределением собственности перераспределялись доходы. Суммарные доходы массового потребителя и государства уменьшились к 1998 г. почти втрое, зато экономическая элита стала забирать почти половину валового внутреннего продукта. Это перераспределение доходов привело к резкому изменению объема и структуры платежеспособного спроса на внутреннем российском рынке. Одновременно, как только российская экономика стала открытой, неконкурентоспособные при сложившимся обменном курсе товары российского производства стали вытесняться импортными товарами. К тому же была потеряна часть рынка сбыта в странах – бывших членах СЭВ и бывших республиках СССР. Доля оплаты труда в ВВП упала с 0,49 в 1990 г. до 0,3 в 1998 г., соответственно коэффициент Джини увеличился с 0,23 до 0,39.

Когда все трое (массовый потребитель, государство, экономическая элита) вышли на рынок со своими новыми доходами, они предъявили экономике совершенно новый платежеспособный спрос. Производства, ориентированные на спрос массового потребителя и госзаказ, потеряли две трети рынка сбыта и соответственно остановили свои мощности. Зато отрасли, ориентированные на потребности элиты (элитное жилищное и офисное строительство, средства связи, частная охрана, импорт эксклюзивных товаров, сервис для элиты и т.д.) получили многократно расширенный рынок сбыта и начали успешно развиваться. Кроме отраслей, ориентированных на элиту, начали также развиваться отрасли по добыче и переработке природных ресурсов, ориентированные на внешний рынок. Однако суммарное сжатие внутреннего рынка, вызванное перераспределением доходов и экспансией импорта, а также потеря части зарубежных рынков сбыта привели к общему двукратному экономическому спаду.

В экономике, где половина мощностей простаивает, новые инвестиции не нужны, поэтому они уменьшились в пять раз. Пятикратное уменьшение инвестиционного спроса привело к пятикратному сокращению скорости обновления рабочих мест и технологий, что, в свою очередь, повлекло пятикратное уменьшение спроса на продукцию инновационного сектора – отраслевых НИИ и КБ.

Этот режим экономического спада и стагнации был прерван четырехкратной девальвацией рубля в 1998 г. и последующим ростом мировых цен на нефть. Оба события дали импульс к экономическому росту, который начался в 1999 г., достиг максимума в 2000 г. и продолжался в 2001-2008 г.г. Девальвация резко увеличила конкурентоспособность российских товаров, так как в результате двукратного сокращения подорожавшего импорта расширился внутренний потребительский рынок для товаров отечественного производства. Повышение цен на нефть принесло в страну дополнительные доходы, частично поступившие на внутренний потребительский рынок и облегчившие обслуживание внешнего долга. Возникла тенденция укрепления обменного курса рубля. Оживление экономики привело к росту инвестиционного спроса. Однако долларизация сбережений и вывоз капитала продолжаются, поскольку распределение доходов существенно не улучшилось, и сбережения по-прежнему превосходят инвестиционный спрос. Распределение доходов оставалось неудовлетворительным. К 2007 г. коэффициент Джини вырос до значения 0,42 (продолжало расти расслоение на бедных и богатых), доля оплаты труда в ВВП осталась на уровне 0,3 (оценка авторов), доля внешнеторгового сальдо (оценка вывоза капитала) оставалась на уровне 0,12 – 0,2. Если бы не этот вывоз капитала, темпы экономического роста могли быть выше примерно на 50%.

Оценка НТП на периоде «1990-2009» показала, что статистически значимых показателей НТП не было. Это означает, что российская экономика наращивала отставание по технологическому уровню от развитых стран, оставаясь реально на уровне 1990 г.

Таким образом, инерционный сценарий развития, реализуемый вплоть до 2008 г., не сулит России ничего хорошего. Следующий кондратьевский кризис в окрестности 2022 г. может привести к новой катастрофе. Отсюда возникает задача модернизации.

Выводы монографии

Если определить магистральный режим развития как такое состояние экономики, в котором установилось рациональное распределение доходов, сбалансированы выпуски и мощности, сбережения и инвестиционный спрос, экспорт и импорт, занятые и трудоспособные, то период, начиная с 1992 г., является периодом отхода российской экономики от магистрали, периодом, где все четыре основных баланса существенно нарушены. Между тем мировой опыт показывает, что практически все успешные рыночные экономики устойчиво развиваются в окрестности магистрали. Поэтому основная задача управления российской экономикой должна ставиться как задача вывода экономики на траекторию магистрального устойчивого развития.

Решающую роль в этом выходе на магистраль играют инварианты распределения ВВП, которые в успешных рыночных системах имеют следующие значения: две трети ВВП - доля оплаты труда, остальное – прибыль предпринимателей. С обеих частей государство берет налоги. Переход к рациональному распределению ВВП увеличит темпы экономического роста, увеличит внутренний рынок, ускорит обновление рабочих мест и технологий, позволит перейти к реальному построению социального государства, где коэффициент Джини должен находиться между значениями 0,25 и 0,35.

Темп экономического роста в окрестности магистрали складывается из суммы темпа роста занятости и темпа роста производительности труда. В настоящее время производительность труда в России не растет, что связано с незаинтересованностью российской рыночной системы в обновлении технологий. Поэтому механизм государственного регулирования должен включать в себя формирование у предпринимателей заинтересованности в обновлении технологий. Здесь должны отсекаться нерациональные пути получения прибыли с помощью ввоза дешёвой рабочей силы, ухода от налогов, использования эффектов монополии, коррупционных приемов и других подобных методов. Инновационный комплекс в полной мере должен поддерживаться государством.

Как крупнейший мире экспортер энергоносителей , Россия имеет нерешенные финансовые проблемы с использованием газо- и нефтедолларов, что выражается в нестабильности обменного курса и непрекращающейся инфляции. Оказалось, что стерилизация избыточной денежной массы с помощью её отправления в экономики США и Евросоюза не дает желанных результатов. Из-за нестабильности финансовой системы дестабилизируется экономика. Здесь могут помочь прозрачность финансовой политики, выдвижение квалифицированных кадров и конкуренция идей по финансовому управлению.

Мировая система вошла в период подхода к своим физическим границам роста. Здесь характерны ускорение процессов глобализации и обострение конкуренции между участниками процесса за природные ресурсы. В такой ситуации у части участников процесса возникает желание получить преимущества с помощью политического и даже военного давлению. Поэтому возникает задача противостояния такому давлению. Успешное решение этой задачи возможно, если есть политическая воля и военная сила.

Резюме . Авторы рассмотренной монографии прошли долгий путь развития от формирования единой модели глобального объекта к анализу системы моделей, каждая из которых позволяет понять поведение самых важных фрагментов. Такой подход позволил выделить и предсказать сбывшиеся и ожидаемые мировые циклические воздействия на мировую экономику по Кондратьеву, учесть воздействия мирового рынка нефти на Россию, понять роль перераспределения доходов в двукратном снижении российского ВВП, формально доказать отсутствие НТП в России, показать необходимость выхода на магистраль, чтобы стать социальным государством с инновационной экономикой.

5.2 Математическое моделирование и системный анализ мировой динамики». Из Программы фундаментальных исследований Президиума РАН

Существенные результаты сценарных исследований получены в результате выполнения Подпрограммы «Математическое моделирование и системный анализ мировой динамики» программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Экономика и социология знания» (научные руководители академики Г.В. Осипов и В.А. Садовничий, ведущая организация – Институт прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН).

Исследования, связанные с моделированием глобальных социально-экономических процессов в связи с технологическим развитием и ресурсными ограничениями, были начаты в 1970-х годах работами Дж. Форрестера и Д. Медоуза. Они оказали большое влияние и на исследователей, и на общественное мнение – начала активно развиваться экология, распространение получили идеи устойчивого (sustainable – самоподдерживающегося) развития. Они были продолжены в нашей стране в Вычислительном центре (под руководством академика Н.Н. Моисеева) и в Институте системного анализа (под руководством академика В.А. Геловани). И здесь были получены важные результаты, связанные, в частности, с эффектом «ядерной зимы» и изменением глобальной циркуляции атмосферы, вызванными масштабным обменом ядерными ударами между сверхдержавами. Были проанализированы альтернативные сценарии развития СССР и Китая, варианты которых и были реализованы в течение последующих десятилетий.

В 2009-10 годах эти исследования были продолжены в рамках подпрограммы «Математическое моделирование и системный анализ мировой динамики». Цель этого исследования – анализ наметившихся тенденций мирового развития на основе математического моделирования, изучение сценариев развития мир-системы до 2030-2050 года и возникающих в этом контексте альтернатив для мира России, открывающихся возможностей и наиболее вероятных угроз для нашей страны.

Эта работа междисциплинарна. Она касается и геокультуры, и геоэкономики, и геополитики, использует предметное знание, формализованные модели, философскую рефлексию. Мировой кризис (предсказанный несколько лет назад участниками этого проекта) и выбор, который предстоит сделать мировому сообществу в ближайшие годы, делает это исследование ещё более актуальным. В этом исследовании участвуют сотрудники Института прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН, Института проблем управления им. В.А.Трапезникова РАН, Института системного анализа РАН, Института Африки РАН, Института мировой экономики и международных отношений РАН, МГУ им. М.В. Ломоносова, Института системного анализа РАН и ряда других институтов и университетов. [Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики. Под редакцией А.А. Акаева, А.В. Коротаева, Г.Г. Малинецкого. М.: Издательство ЛКИ, 2010 – 352 с.].

В.А. Садовничий и А.А.Акаев считают, что предыдущий кризис в мировой экономике произошел в 2001 г. на спаде среднесрочного цикла Жюгляра и был вызван также лопнувшим в 2000 г. финансовым пузырем, надутым в сфере новой экономики, бурно развивавшейся в 1990-х годах [Акаев А.А., Садовничий В.А. О новой методологии долгосрочного циклического прогнозирования динамики развития мировой системы и России // Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики. М. Издательство ЛКИ, 2010. cc. 5-69]. Нынешний кризис произошел как раз на спаде очередного цикла Жюгляра продолжительностью 8 лет.

Поскольку продолжительность острых кризисных проявлений обычно составляет 18–24 месяца, уже в 2010 г. рецессия, похоже, завершится и начнется восстановление экономики. Однако восстановительный процесс будет слабым и не достигнет уровня достаточно полной экономической активности. Прирост производства при этом вряд ли уравновесит нынешнее сокращение производства. Логика воздействия понижательной стадии кондратьевского цикла такова, что набравший силу кризис на нынешних рубежах вряд ли остановится. Мировую экономику ожидает затяжная депрессия, которая возможно протянется с 2010 по 2018 годы и будет сопровождаться промежуточными кризисами. Прежде всего, это столь же глубокий и затяжной, как и в 2008–2009 гг., экономический и технологический кризис, связанный с предстоящей сменой кондратьевского цикла в 2020-х годах. Этот кризис следует ожидать предположительно в 2016–2017 гг. (продолжительность одного цикла Жюгляра). Следует предвидеть, что около 2013 г. может разразиться еще один кризис, который явится следствием чрезвычайных широкомасштабных государственных финансовых интервенций в экономику. Следовательно, следует ожидать дальнейшего падения темпов роста мировой экономики во втором десятилетии XXI века (2010–2017 гг.), по сравнению с темпами экономического роста в первом десятилетии. Нарастают также экологический, продовольственный, энергетический и геополитический кризисы. Первый из них порождается ускоренным ростом потребления ископаемого топлива (нефти, газа и угля) и усилением теплового загрязнения планеты. Будет усугубляться нехватка продовольствия, произойдет дальнейший рост цен на продукты питания. Возможен затяжной геополитический кризис, связанный с формированием нового мироустройства. Снижение остроты этого кризиса возможно лишь при условии согласованной долгосрочной стратегии всего мирового сообщества, основанной на диалоге и партнерстве цивилизаций, принципе многополярности.

Наилучший способ преодоления кризисных явлений и затяжной депрессии, вызванных сменой кондратьевских циклов, как показал выдающийся немецкий экономист Г. Менш [Mensch G.. If this Long Wave Steeps-Up and Breaks: What then? Kondratieff Waves. Warfare and World Security / Ed. by T. C. Devezas. Amsterdam: IOS Press. 2006. P. 80–90.], заключается в инновационном прорыве, путем своевременного освоения и распространения базисных технологий следующего Шестого кондратьевского цикла. Период с 2010 по 2020 гг. является, таким образом, самым благоприятным временем для внедрения новой волны базисных технологий. Ядром шестого технологического уклада, вероятнее всего, будут нанотехнологии и оптоэлектроника, генная инженерия и биотехнология, мультимедиа, включая глобальные интеллектуальные информационные сети, альтернативная энергетика. Что же касается эпицентра этой волны базисных инноваций, то резонно предположить, что авангардные страны пятой волны инноваций – США, Япония и Западная Европа – в основном сохранят свои позиции. К ним могут присоединиться страны БРИК – Китай, Индия, Россия и Бразилия. Вполне естественно может возникнуть вопрос: а сохранится ли феномен кондратьевских циклов в XXI веке? Здесь можно было бы сослаться на мнение авторитетного специалиста по кондратьевским циклам, выдающегося японского ученого, М. Хирооки [Hirooka M. Innovation Dynamism and Economic Growth. A Nonlinear Perspective. Cheltenham: Edward Elgar. 2006.], который утверждает, что в новом столетии они будут играть более важную роль. Он показал, что, благодаря двум силам, которые постоянно наращиваются – глобализации и научно-техническому прогрессу, кондратьевские циклы все больше синхронизируются по всем странам и регионам мира, а их параметры становятся все более стандартными. Мы могли бы добавить еще один сильный аргумент в пользу кондратьевского цикла, а именно: за последние двадцать лет число стран с рыночной экономикой в мире стало почти стопроцентным. Ныне практически нет стран, которые не следовали бы ориентированной на рынок экономической политике. Большинство экспертов полагает, что альтернатива рынку ушла навсегда. А если учесть, что большие циклы экономической конъюнктуры Кондратьева присущи именно капиталистическому способу хозяйствования, то вывод очевиден: позиции кондратьевского цикла только упрочились.

Опираясь на теорию больших циклов Кондратьева, англо-австралийский экономист К. Кларк в 1930-х годах сделал важное открытие, установив взаимосвязь между сдвигами в отраслевой структуре экономики, сдвигами в институциональной структуре общества и изменениями в темпах экономического роста [Clark C. The Conditions of Economic Progress. London: Macmillan. 1957.] Он показал, что именно это взаимодействие обусловливает переход экономики из одной стадии развития в следующую, более прогрессивную. Поскольку структурные изменения обусловлены мощными технологическими сдвигами, то долговременные структурные сдвиги в экономике происходят на фоне больших циклов Кондратьева, сформированных кластером базисных технологических инноваций. Технологический, структурный, а следовательно, и институциональный прогресс возможен при условии активной деятельности государства, опирающегося на конкурентный рынок, но преобразующего его основу с помощью эффективной структурно-инновационной политики. Важность этого процесса становится очевидной, если учесть, что острота экономических кризисов порождается структурными диспропорциями. Ю. Ольсевич пишет относительно структуры российской экономики: «...в хозяйстве России в ходе специфических рыночных реформ 1990-х – 2000-х годов произошел структурный сдвиг в пользу добывающих отраслей в ущерб обрабатывающей промышленности. Это вызвало и соответствующее смещение “центра тяжести” институциональных структур, формирование олигархического кластера переплетенных финансовых, производственных и торговых институтов, связанных в значительной мере коррупционно с государственными властными и экономическими институтами» [Ананьин О. И. . (Ред.). Экономика как искусство. М.: Наука. 2008: 136]. Возможно ли «спонтанное» возвращение российской экономики на траекторию общемирового структурно-институционального прогресса? Автор убедительно показывает, что это невозможно! России, следовательно, требуется проведение активной структурно-институциональной политики, способной диверсифицировать экономику, чтобы в ней полнее заработали принципы свободной конкуренции.

Выше уже отмечалось, что сегодня наступает пора для кейнсианской экономики. Кейнс и его последователи считали, что вследствие ограничений со стороны спроса капиталистический рынок не в состоянии достаточно полно использовать производственные ресурсы общества. Проблема неустойчивости рыночной экономики является центральной в кейнсианской теории. Кейнс считал, что в основе этой неустойчивости лежит непредсказуемость поведения инвесторов. Она проявляется двояко: в спекулятивных действиях на финансовых биржах, где осуществляются краткосрочные инвестиции, и в долгосрочных инвестициях предпринимателей в реальный сектор. И в том, и в другом случае процессы носят стихийный, массовый характер и подвержены влиянию случайных событий, как в сфере хозяйства, так и вне его. Из взглядов Кейнса вытекает, в частности, что рынок не содержит в себе механизма устойчивого долговременного роста. Поэтому долговременные прогнозы приобретают смысл только в том случае, если государство своей целенаправленной экономической политикой обеспечит экономике устойчивый рост. Следовательно, разумно говорить о долгосрочном прогнозировании в связи с программированием желаемого сценария развития.

Вырабатывая управленческие воздействия, управленцы интересуются, прежде всего, ожидаемым результатом их применения. Вкладывая инвестиции, внедряя инновации, приходится оценивать, каким образом они скажутся на функционировании объекта вложений, на результатах отдельной отрасли, на макроэкономической динамике. Будущие результаты зависят не столько от их прогнозных величин, сколько от эффективности управления, оптимального выбора путей перевода экономики из исходного состояния в выявленное путем прогнозирования желаемое состояние. Построение эффективных путей достижения желаемого будущего состояния и есть задача построения планов, программ и проектов социально-экономического развития.

Если проанализировать в историческом контексте функционирование рыночной экономики, то за последние пару веков легко проследить череду экономических кризисов различной интенсивности и убедиться в их ритмической последовательности, тесно коррелирующей с кондратьевскими циклами. Механизм циклов Кондратьева применительно к мирохозяйственной системе считается ее неотъемлемым эндогенным фактором, определяющим основные временные и сущностные особенности системы, функционирующей в режиме саморегулирования с учетом ее стохастического характера. Именно в понижательной фазе, сталкиваясь с угрозой для выживания, этот организм мобилизует свои внутренние силы и закладывает инновационную, по сути, основу для будущего прорыва вперед на более высокие структурные и технологические этажи. Сочетание в одном кондратьевском цикле повышательной и понижательной волн, образно выражаясь – фаз «разогревания» и «охлаждения», предохраняет мирохозяйственную и соответствующие национальные системы от перегревания и переохлаждения, нормализует их жизненный тонус и, в конечном счете, обеспечивает их поступательное движение, несмотря на периодическое возникновение кризисов и провалов. По выражению Н. Д. Кондратьева, тем самым устанавливается «тенденция к равновесию». Именно в таком типе развития, по нашему мнению, проявляются характерные черты самоорганизации крупных социальных систем, о чем писал выдающийся российский ученый и мыслитель Н. Н. Моисеев. Вместе с тем для отдельных стран и миллионов людей, попавших под бульдозер циклических перемен, последствия могут быть крайне болезненными. Кризис 2008 года является тому красноречивым свидетельством.

Вопрос о роли государства в экономической жизни всегда относился к числу крайне сложных, вызывающих острую полемику. Экономическая свобода является притягательным идеалом для апологетов рыночного хозяйства, проповедующих его чудодейственные возможности собственными силами преодолевать возникающие трудности. Вместе с тем историческая практика наглядно показала, что в силу разновекторности интересов ведущих рыночных игроков, многие из которых вопреки интересам общества придерживаются эгоистических, а порой и авантюристических устремлений, внутрисистемные факторы не в состоянии гарантировать устойчивость капиталистической системы. В кризисных случаях надежды общества на выход из провала концентрируются на помощи государства. Хотели бы при этом подчеркнуть, что государство, какими бы мощными рычагами оно ни располагало, не в состоянии изменить циклические закономерности экономической динамики. По убеждению авторов, глубина кризиса 2008 года, который уже сравнивают с Великой депрессией 1929–1933 годов, обусловлена именно тем, что на понижательную стадию Пятого кондратьевского цикла наложилась кризисная ситуация, возникшая в финансовой сфере США вследствие крайне рискованной спекулятивной политики Уолл-стрита. Если Великая депрессия была преимущественно связана с кризисом в сфере реального производства, то цунами 2008 года было вызвано обрушением финансовой системы, которая в последние десятилетия стала функционировать по собственным законам спекулятивного воспроизводства без прежней соразмерной связи с реальным сектором экономики.

В последние десятилетия финансовые рынки вышли из-под контроля государств и правительств. Поскольку поддержание стабильности финансовой системы – одна из главных обязанностей государства, то следует добиваться более эффективного государственного регулирования в этой важной сфере. Если бы американские власти были способны предвидеть надвигающиеся трудности в финансовой сфере, они могли бы предотвратить «пожарную» ситуацию, заранее предусмотреть антикризисные меры, создать надежные «подушки безопасности». Пример России по созданию «Стабилизационного фонда» можно считать образцом предусмотрительности в современной тревожной ситуации. Если на понижательной стадии долгосрочного экономического цикла, согласно кондратьевскому учению, вряд ли можно было избежать закономерного хозяйственного и финансового спада, то следовало хотя бы предотвратить катаклизмы, подобные разразившемуся в 2008 г. мировому кризису. Уроки прошлого сводятся к тому, что политика кейнсианского типа, направленная на повышение роли государства, должна быть синхронизирована с циклом Кондратьева и сопровождаться дополнительными мерами, направленными на перестройку финансовых систем, ставших автономными от реальной экономики.

Кризис 2008 года обозначил новый поворотный этап в мирохозяйственной системе. Длительное время насаждавшийся нигилизм в отношении ключевой роли государства в экономической жизни оказался роковой ошибкой. На нас глубокое впечатление произвели, например, эмоциональные высказывания президента Франции Н. Саркози: «Идея того, что рынки всегда правы – безумная идея. Идея, что саморегулирование может решить проблемы, умерла. Идея невмешательства государства умерла. Идея всемогущих рынков умерла». В наши дни на путь принятия чрезвычайных мер по спасению национальной экономики от катастрофы было вынуждено встать даже американское государство. По тому же пути пошли страны Евросоюза, выработавшие согласованные меры по спасению европейской финансовой системы от краха. Большие надежды связаны с реализацией решений, принятых в начале апреля 2009 г. в Лондоне международным саммитом большой двадцатки на тему преодоления мирового кризиса. На нем выработаны контуры новой мировой финансовой архитектуры, более надежной, более гибкой и исключающей возможность появления новых гигантских финансовых пузырей, генерирующих кризисные явления, и ведущих к краху, а затем и к депрессии в экономике. В нынешних условиях ключевым фактором становится политическая воля государств по неукоснительному выполнению принятых в Лондоне решений.

Резюме . Проект несомненно является фундаментальным и многоаспектным. Особенно эффективны модели процессов, которые могут быть формализованы.

6. Историко-цивилизационные сценарии

6.1 Наиболее вероятные сценарии и риски развития России в 2010 – 2025 гг.

В.И.Пантин, (д. филос. н., заведующий отделом ИМЭМО РАН) рассматривает наиболее вероятные сценарии и риски развития России в 2010 – 2025 гг. на основании анализа исторических тенденций (в частности, циклов Кондратьева и циклов Жюгляра), а также данных современного развития [Пантин В.И. Мировые циклы и перспективы России в первой половине ХХI века: основные вызовы и возможные ответы. Дубна: Феникс+, 2009. – 432 с.]:

1. Поскольку Россия в настоящее время глубоко, хотя и весьма односторонне, вовлечена в глобальные экономические, политические, информационные, культурные процессы, любые прогнозы ее развития должны базироваться на общих перспективах мировой динамики. В то же время при анализе перспектив и сценариев мирового развития в ближайшие десятилетия необходимо учитывать долговременные нелинейные исторические тенденции, задающие общие ритмы, кризисы и переломные точки развития всего мира и отдельных стран. Такой подход в свое время позволил предсказать изменение политических тенденций в России после 2000 г. в результате взаимодействия внутренних процессов и изменения мировой конъюнктуры [Пантин В.И. Циклы и волны модернизации как феномен социального развития. М., 1997], а также наступление глобального кризиса 2008 – 2009 гг. [Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. Дубна, 2006.]

На основании анализа исторических тенденций (в частности, циклов Кондратьева и циклов Жюгляра), а также данных современного развития можно с высокой вероятностью прогнозировать, что в ближайший период практически все страны мира, пережившие глобальный кризис 2008 – 2009 гг., будут испытывать многочисленные экономические и социально-политические потрясения, связанные с последствиями этого кризиса, а также с приближением новых кризисов, которые вероятнее всего разразятся в 2012 – 2014 гг. (кризис, связанный с общей финансовой нестабильностью и проблемами, не решенными в ходе кризиса 2008 – 2009 гг.) и в 2017 – 2018 гг. (последний кризис является следствием циклов Жюгляра) [Акаев А.А., Садовничий В.А. О новой методологии долгосрочного циклического прогнозирования динамики развития мировой системы и России // Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики. М. Издательство ЛКИ, 2010. cc. 5-69.].

2. Таким образом, в ближайшее десятилетие 2010 – 2020 гг. мировое экономическое развитие вероятнее всего будет напоминать букву W с двумя минимумами, соответствующими кризисам в районе 2012 – 2014 гг. и 2017 – 2018 гг. Само наступление этих кризисов и их тяжелый характер связаны с общей неравновесностью и несбалансированностью мировой финансовой системе [Кругман П. Возвращение великой депрессии? Мировой кризис глазами нобелевского лауреата. М., 2009], с лопанием очередных финансовых пузырей, с отрывом финансовой сферы от реальной экономики, с значительной финансовой задолженностью многих развитых и развивающихся стран, с процессами возникновения и развития новых технологий при сохраняющемся ограниченном платежеспособном спросе, с быстрым изменением баланса экономических и политических сил в мире, с резким усилением Китая и ростом популярности в мире китайской модели модернизации, с угрозой обострения старых и новых региональных политических конфликтов (в Иране, на Ближнем Востоке, в Центральной Азии, в Южной и Юго-Восточной Азии и др.). Все перечисленные явления характерны для понижательной волны большого цикла мировой конъюнктуры Кондратьева, а точнее говоря, для фазы великих потрясений в мировой политике и экономике циклов эволюции международной политической и экономической системы, фазы, которую в настоящее время переживает весь мир [Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. Дубна, 2006].

Кроме того в период 2014 – 2025 гг., находящийся на границе понижательной и повышательной волн кондратьевских циклов весьма вероятны крупные геополитические и геоэкономические потрясения, которые, если судить по прежним циклам, будут сопровождаться региональными или мировыми войнами, а также крупными социальными потрясениями, политическими переворотами и революциями. В итоге можно уверенно предположить, что период 2014 – 2025 гг. станет периодом крупномасштабных геополитических и геоэкономических трансформаций, основными участниками которых скорее всего станут США, Китай, Япония, Юго-Восточная Азия, исламский мир и Россия. Более того, можно прогнозировать, что в результате этих трансформаций центр мирового экономического и политического развития начнет постепенно перемещаться с Запада на Восток, а США потеряют свое монопольное положение в мире. В то же время США в прогнозируемый период 2010 – 2025 гг. наверняка останутся политическим и военным лидером, причем свои экономические и социальные проблемы они во многом будут решать за счет дестабилизации ситуации в других странах. Отсюда высокая вероятность политических и военных конфликтов в различных регионах мира с прямым или косвенным участием Соединенных Штатов.

3. На этом фоне экономическое и социально-политическое положение России и других стран СНГ в ближайшие годы будет чрезвычайно сложным, подверженным многочисленным угрозам и рискам. Из-за односторонней экспортно-сырьевой ориентации российской экономики, а также целенаправленно формируемой финансовой зависимости от США она будет ощущать все колебания конъюнктуры мирового рынка, оставаясь во многом не субъектом, а объектом мирового технологического, экономического, финансового, политического, социального развития. Единственным выходом из этой ситуации является переход к инновационному развитию, который, однако, последовательно тормозится коррумпированной бюрократией связанной как с криминальными структурами, так и международным финансово-спекулятивным капиталом. В то же время в России существуют и будут усиливаться факторы внутренней социально-экономической деградации и политической дестабилизации. Среди этих факторов необходимо особо выделить депопуляцию коренного населения Российской Федерации и рост миграции из стран СНГ, резкое имущественное и социальное расслоение населения России, угрозу распада страны в результате обострения социальных и межэтнических конфликтов, растущую коррупцию, безответственность и безнаказанность центральной и местной бюрократии, отрыв правящей элиты от основной массы населения, нравственную деградацию российского общества, кризис семьи под воздействием "сверхлиберальной" идеологии и находящихся под контролем определенных групп влияния СМИ, монополизм российской экономики, подавление чиновниками и правоохранительными органами развития малого и среднего бизнеса, который во всех развитых странах составляет основу социальной и экономической стабильности, а также реальной конкуренции, заставляющей бизнес внедрять инновации. Оценка воздействия этих неблагоприятных факторов на внутреннее социально-политическое развитие России приводит к выводу, состоящему в том, что период 2012 – 2015 гг., когда будут остро ощущаться последствия очередного мирового кризиса, и особенно период 2020 – 2025 гг., когда развитые страны и Китай перейдут к массовому освоению новейших технологий, которое вполне может привести к резкому и необратимому отставанию России от развитых и даже развивающихся стран, с высокой вероятностью станут периодами резкого изменения траектории и характера всего многосотлетнего исторического развития России, включая возможность ее распада.

Учитывая все эти внешние и внутренние факторы, следует ожидать, что наиболее вероятными "точками перелома" экономического и социально-политического развития России в ближайшие пятнадцать лет станут 2012 – 2014 гг., 2017 – 2018 гг. и период около 2025 г. При этом, хотя кризис 2012 – 2014 гг., по-видимому, окажется для России весьма тяжелым, имеющим долговременные социально-экономические последствия, он не приведет к катастрофическим последствиям для нее, поскольку другие крупные державы, включая США, европейские страны и Китай, также будут находиться в довольно сложном положении и скорее всего не смогут оказать значительного давления на Россию. Однако международная ситуация резко изменится после 2017 г., когда весь мир вступит в фазу повышательной волны нового кондратьевского цикла, и если Россия не воспользуется оставшимся до 2017 г. временем для серьезной модернизации своей экономики и внедрения инновационных технологий, ее ожидают крупные потрясения, внешние и внутренние конфликты, которые весьма вероятны после кризиса 2017 – 2018 гг. Основным ресурсом развития в современную эпоху является социальное время, дающее возможность использовать новые подходы и технологии, и если этот ресурс до 2017 – 2018 гг. будет в очередной раз бездарно растрачен, последствия для России станут катастрофическими.

4. Наиболее глубоким и серьезным для России вероятнее всего станет перелом около 2020 – 2025 гг., когда воедино сойдутся долговременные циклические тенденции мирового и внутреннего социально-политического развития. Не следует забывать, что Россия в геополитическом и геоэкономическом плане находится между Западом и Востоком и уже поэтому является объектом интенсивного политического, экономического, культурного и демографического давления как с Запада, так и с Востока. Теоретически возможны три варианта или сценария развития событий до 2025 г.:

1) катастрофический вариант, сопровождающийся распадом ядерной державы с длительными социально-политическими и военными конфликтами, с распространением огромных количеств оружия, в том числе ядерного по всему миру, а также с последующими оккупацией и расчленением России ее западными и восточными соседями;

2) вариант постепенной деградации общества и государства, при котором нарастает отчуждение между властью и обществом, а человеческие ресурсы последовательно разрушаются и деградируют;

3) вариант выживания и относительного возрождения российского общества после глубоких политических и экономических изменений, выработки нового социально-политического курса, в чем-то аналогичного "Новому курсу" Ф.Д.Рузвельта. При этом утверждение нового социально-политического курса, как и в случае Рузвельта, требует не революций, которые способны окончательного разрушить страну, а формирования широкой коалиции различных общественных движений и политических сил, реально заинтересованных в выживании и развитии России. Пока что вероятность первого и второго сценария значительно выше, чем вероятность третьего, позитивного сценария. Вместе с тем ситуация может измениться в результате активизации мирной борьбы российских граждан за свои права, появления новых общественных движений, в результате формирования новых внутренних и внешних условий для проведения политики, отвечающей коренным национальным интересам России. Важную роль могут сыграть изменения в мировой финансовой и политической системе, сдвиги в соотношении сил на мировой арене, которые потенциально способны создать условия для сближения между западными странами и Россией на основе формирования более справедливого и демократического мирового порядка. Однако этими условиями еще надо будет суметь воспользоваться обеим сторонам.

Можно констатировать, что в настоящее время ни российское общество, ни российская политическая элита совершенно не готовы к предстоящим в ближайшие годы переломам и потрясениям, они живут почти исключительно сегодняшним днем, не думая о том, что будет завтра. Значительную часть правящей элиты и коррумпированной бюрократии вполне устраивает существующее положение вещей, позволяющее обогащаться за счет присвоения природной ренты, растраты богатейших ресурсов России, чиновничьего рэкета, монопольных цен и взяток. Крупнейшие российские корпорации, включая Газпром, Лукойл, металлургические предприятия, как правило, не заинтересованы в инновациях, в разработке и внедрении новых технологий, в развитии образования и науки, а российские банки, занимающиеся спекулятивными операциями, не заинтересованы в инвестициях в реальный сектор экономики. Между тем процессы деградации образования, науки, культуры, экономики, социальной сферы, армии, ВПК под влиянием проводимых "реформ", призванных сократить участие государства в этих сферах, нарастают, что прямо угрожает коренным национальным интересам России, самому существованию российского общества. Чрезвычайно важно, как именно пройдет Россия ближайшие годы, включая вероятный глубокий кризис 2012 – 2014 гг., какие уроки из него извлекут российское общество и правящая элита. В этих сложных условиях отечественные специалисты, российский образованный класс, все ответственные граждане России должны отчетливо видеть существующие риски и угрозы и пытаться донести их до тех, от кого зависит принятие решений, а также до тех, кто может своими действиями заставить принимающих решения считаться с собой.

Резюме . Рассмотрены основные политические, социальные, экономические, культурные, экологические проблемы на вербальном уровне.

6.2. Некоторые тенденции развития Мир-Системы

В своих работах А. В. Коротаев, Ю. В. Божевольнов рассматривают сценарии экономического развития исходя из модели «Мир-система», которая описывает мировое развитие с точки зрения системного подхода [А. В. Коротаев, Ю. В. Божевольнов. Некоторые общие тенденции экономического развития Мир-Системы. Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики/ отв. ред. А. А. Акаев, А. В. Коротаев, Г. Г. Малинецкий.-М.:Издательство ЛКИ, 2010. - c. 161].

Общая динамика темпов роста мировой экономики представлена на Рис. 5.4.1:

Как мы видим, на этом графике наряду с двумя трендовыми (восходящая и нисходящая) компонентами очень хорошо прослеживается и циклическая (волновая) составляющая. Природа этой составляющей отнюдь не является загадкой – речь здесь идет о вполне известном феномене «кондратьевских волн» в мировой экономической динамике. Вместе с тем, объяснение замедления мировых темпов экономического роста после 1973 г. только кондратьевской волновой динамикой не представляется достаточно убедительным. Действительно, как можно видеть на Рис. 5.4.2, в 1984–2007 гг. даже на пике очередной повышательной фазы кондратьевского цикла темпы экономического роста Мир-Системы не превысили темпы этого роста на предыдущей повышательной фазы (1947–1973 гг.), спад же в начале очередной понижательной фазы оказался глубже, чем в начале предыдущей понижательной фазы, что позволяет достаточно уверенно говорить о том, что в 1970-е годы произошел перелом тысячелетней тенденции к стремительно ускоряющемуся росту мирового ВВП на тенденцию к замедлению темпов этого роста.

Рис. 6.2.1. Динамика относительных темпов роста мирового

ВВП (%%), 1700–2007 гг.

Источники данных: World Bank 2009b; Maddison 1995, 2001, 2003, 2009.

Рис. 6 .2.2. Динамика годовых темпов роста мирового ВВП (%%)

за 1945–2009 гг.

Источники: World Bank 2008[5] , 2009a[6] , 2009с[7] ; Maddison 2009[8] .

Представляется, что начавшееся в начале 1970-х годов замедление темпов экономического роста Мир-Системы представляет собой вполне здоровое явление, непосредственно связанное с общим процессом выхода Мир-Системы из режима с обострением.

Примечательно, что в 1970-е годы была переломлена и еще одна тысячелетняя тенденция, тенденция к снижению эффективности использования энергии. Тенденция эта особенно наглядно видна в сфере производства продуктов питания. Действительно, рост про­изводства человеческими обществами полезной биомассы с единицы хо­зяйственно эксплуатируемой территории вплоть до самого последнего времени сопровождался снижением эффективности энергоза­трат. Так, собиратель, расходуя 1 джоуль энергии, получал несколько сот джоулей в собранных им продуктах питания; в экстенсивном земледелии этот показатель падает ниже 100 на один джоуль энергозатрат, а затем опускается до 10 на один джоуль энергозатрат в интенсивном доиндустри­альном земледелии. В интенсивном индустриальном земледелии цифра эта уже стремится к 1 джоулю (на джоуль энергозатрат), а в наиболее ин­тенсивном (парниковом) индустриальном земледелии она иногда падала до 0,001 (вплоть до того, как с начала 1970-х годов начала набирать сила противоположная тенденция – к росту эффективно­сти энергозатрат. Расчеты дают сходные результаты и применительно к удельной энергозатратности производства мирового ВВП (см. Рис. 5.4.3):

Рис. 6 .3. 3. Динамика удельных энергозатрат на производство единицы мирового ВВП, 1870–2004 гг.

Примечания. Источники данных: Darmstadter 1971; Etemad et al. 1991; Netherlands Environmental Assessment Agency. 2000; World Bank 2009b; Maddison 1995, 2001, 2003, 2009. В качестве единицы измерения мирового ВВП вслед за А. Мэддисоном использовался международный доллар 1990 г. в паритетах покупательной способности.

Как мы видим, вплоть до начала 1970-х годов этот показатель достаточно устойчиво рос, а после этого началось его не менее устойчивое снижение.

Выявившаяся, начиная с 1970-х годов, тенденция к замедлению относительных темпов роста мирового ВВП представляется скорее позитивным, чем негативным явлением и потому, что это замедление было во многом связано с наблюдавшимся в эти годы стремительным ростом расходов на ресурсосбережение и природоохранные мероприятия (см. Рис. 6.2. 4–5):

Рис. 6 .2. 4. Динамика федеральных расходов США на ресурсовосстановление и природоохранные мероприятия

(в млн долларов 1996 г.), 1971–1980 гг.

Источник данных : Carter et al. 2006: 3-365.

Рис. 6 .2. 5. Динамика государственных расходов Южной Кореи на охрану окружающей среды (в сотнях млн вон), 1980–1995 гг.

Примечания. Источник данных – Chung, Kirkby 2002: 204. Как мы видим, в Южной Корее стремительный рост расходов на охрану окружающей среды произошел с заметным запаздыванием относительно других экономически развитых стран, однако и замедление относительных темпов там произошло тоже с очень заметным.

Рост расходов на ресурсосбережение и природоохранные мероприятия является фактором замедления темпов экономического роста [Люри Д. И. 2005. Устойчиво ли «устойчивое развитие». История и синергетика: методология исследования/Ред. С. Ю. Малков, А. В. Коротаев. М.: КомКнига/URSS. С. 164–180]; но такого рода замедление представляется в высшей степени оправданным. Например, инвестиции в создание сети установок для производства стирального порошка, дадут заметно больший прирост ВВП, чем того же размера инвестиции в создание сети установок на предприятиях по очистке выбросов или сточных вод (отходов производства). Действительно, инвестиции в воздухо- или водоочистительные установки тоже приведут к определенному росту ВВП (скажем, стимулируя производство материалов и комплектующих, необходимых для их строительства, создание новых рабочих мест и т.п.), но инвестиции в установки для производства стирального порошка простимулируют рост ВВП тем же самым образом, но наряду с этим приведут к дополнительному очень заметному приросту ВВП за счет своего конечного продукта, собственно стирального порошка; стоимость проданного стирального порошка войдет в ВВП, а вот чистая вода или чистый воздух произведенные водо/воздухо очистительными установками ВВП никак не увеличат.

Конечно же, резкий рост расходов на ресурсов восстановление и природоохранные мероприятия наблюдался прежде всего в экономически развитых странах мир-системного ядра, но, как мы увидим это ниже, замедление темпов экономического роста в период после начала 1970-х годов произошло прежде всего именно в мир-системном центре, в то время как в большинстве развивающихся стран мир-системной периферии эти темпы даже ускорились.

С другой стороны, обращает на себя тесно связанные с тенденцией к уменьшению темпов роста мирового ВВП тенденция к сокращению доли инвестиций в мировом ВВП (см. ниже Рис.5.4.6) и тенденция к уменьшению макроэкономической эффективности инвестиций (измеряемой в том, сколько долларов прироста ВВП приходится на доллар инвестиций) [Коротаев А. В., Хаматшин А. В., Божевольнов Ю. В., Кобзева Ю. В., Малков А. С. 2009. Факторы инвестиционной активности. Системный мониторинг. Глобальное и региональное развитие / Ред. Д. А. Халтурина, А. В. Коротаев. М.: Либроком/URSS. С. 260–292.]

Рис.6.2.6. Динамика доли инвестиций в мировом ВВП (%%), 1965–2005 гг.

Примечания. Источник данных – World Bank 2009b. Использовалась переменная «Валовые инвестиции в основной капитал (% ВВП)» (Gross fixed capital formation [% of GDP]). Отметим, что прямой расчет этого показателя по данным той же БД (см. Коротаев и др. 2009, с. 288), дает менее выраженный понижательный тренд с более выраженной кондратьевской волновой составляющей.

Резюме . Рассмотрены общемировые тенденции и перспективы, которые оказывают влияние на Россию, как часть Мировой системы..

6.3. Математическое моделирование взаимодействия центра и периферии

В исследовании [Коротаев А. В., Малков А. С., Халтурина Д. А. 2007. Законы истории: Математическое моде­лирование развития Мир-Системы. Демография, экономика, культура. М.: КомКнига/УРСС] была рассмотрена двухкомпонентная модель и мир был разделен на центр и периферию. В центр вошли страны Европы (западная и восточная), США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Япония и СССР (после распада СССР – страны расположенные на его территории). Периферия – все остальные страны.

Было выдвинуто предположение о том что, периферия «догоняет» центр, за счет диффузии туда разработанных в центре технологий (реально осуществляющейся вместе с диффузией капитала). здесь нельзя рассматривать данное явление однополярно: диффузия технологий и капиталов на периферию становится возможным, как при экономической выгоде центра (связанной с уменьшением затрат), так и при появлении на периферии достаточного грамотного персонала.

Прогноз

Проверка модели на исторических данных показала, что с достаточной точностью описаны основные тенденции, связывающие такие показатели как численность населения, ВВП и грамотность. Этот результат позволяет авторам использовать модель не только в ретроспективе, но и для прогноза. Горизонт прогноза выбран не случайно: полвека – это характерный масштаб времени для выбранных переменных.

Прогноз построен на основе модели, скорректированной на последней кондратьевской волне. Основные экономические показатели представлены на Рис. 5.5.1–3.

Рис. 6.3.1. Разрыв между центром и периферией по показателю ВВП на душу населения. Прогноз до 2050 г.

Рис 6.3.2. ВВП на душу населения. Прогноз до 2050 г.

*Постоянные доллары 2005 г. в паритете покупательной способности.

Результаты расчета по предложенной модели также позволяют сделать прогноз: сокращение разрыва между центром и периферией, наблюдавшееся с начала 1970-х годов (и особенно быстрыми темпами – начиная с конца 1980-х годов) продолжится и в ближайшие десятилетия, но будет идти несколько более медленными темпами, чем в последнее десятилетие и к 2050 г. этот разрыв (по ВВП на душу населения) сократится с современного уровня 7:1 до уровня 4,5:1.

Темпы экономического роста в центре сократятся до 1%. На периферии в районе 2030 г. будет наблюдаться заметное сокращения (темпы роста ВВП сократятся до 3% в год, темпы роста ВВП на душа населения – до 1,7%) тем не менее к 2050 г. эти показатели все же несколько поднимутся: до 3,5% и до 2,5% соответственно.

Инерционный прогноз численности населения превысил средний вариант прогноза ООН (на Рис.6.3.4–5 обозначен серыми звездочками). При этом видно, что при таком варианте развития во второй половине нашего века Мир-Система заметно превысит потолок несущей способности Земли, что может привести к катастрофическим последствиям (см. Рис. 6.3.5).

Рис 6.3.3. Темпы экономического роста. Прогноз до 2050 г.

Интересен тот факт, что сценарий устойчивого развития возможен при кардинальном увеличении уровня поддержки образовательных программ на периферии со стороны центра[9] . При расчетах, отраженных на Рис. 8, значение коэффициента, отвечающего за «перетекание» грамотности (коэффициент «c» в приведенных уравнениях) было увеличено в два раза против характерного для настоящего времени значения.

Рис 6.3.4. Население мира и общемировой ВВП.

Инерционный прогноз до 2100 г.

* – средний прогноз ООН

Рис 6.3.5. Население мира и общемировой ВВП.

Сценарий устойчивого развития. Прогноз до 2100 г.

* – средний прогноз ООН

Резюме. Представлены результаты анализа модели развития отношений центра (развитых стран) и периферии до 2100 г.

6.4. Будущее цивилизаций и стратегия цивилизационного партнерства

В работе БУДУЩЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И СТРАТЕГИЯ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ПАРТНЕРСТВА (Часть 9 Глобального прогноза «Будущее цивилизаций» на период до 2050 года. Под ред. Ю. В. Яковца, Б. Н. Кузыка, Н. С. Бектурганова) рассматриваются содержание и особенности разработанной российскими учеными методологии интегрального глобального макропрогнозирования, выясняется сущность глобальных кризисов начала XXI века и перспективы выхода из них. Рассматриваются перспективы преодоления глобального энергоэкологического кризиса на пути становления энергоэкологического способа производства и потребления; проблемы социодемографической динамики цивилизации и нарастания миграции, приоритеты глобальной технологической революции и становления шестого технологического уклада, формирование интегрального экономического строя и трансформации глобализации, перспективы формирования многополярного мироустройства на базе партнерства цивилизаций и перехода к интегральному социокультурному строю.

Объектом предвидения стало не множество национальных государств и их взаимоотношения, а тенденции и перспективы динамики двенадцати локальных цивилизаций пятого поколения, их групп и глобальной цивилизации в целом, а также трансформация индустриальной цивилизации.

Из многих возможных вариантов и сценариев будущего развития выбираются и исследуются только два. Инерционный сценарий продолжения противостояния цивилизаций, порождающий возможность конфликтов и столкновений и делающий путь в будущее более стихийным, хаотичным, болезненным и рискованным, вплоть до угрозы самоуничтожения человечества в результате столкновения цивилизаций. И инновационно-прорывной сценарий, опирающийся на научно обоснованную долгосрочную стратегию партнерства цивилизаций, обеспечивающую соединение усилий в преодолении кластера глобальных кризисов и целенаправленное продвижение к гуманистически-ноосферному постиндустриальному обществу.

Тенденции социодемографической динамики

Во второй половине XX в. система цивилизации пережила два перелома траекторий демографической динамики. В третьей четверти века наблюдались небывало высокие за всю историю человечества темпы естественного прироста населения, что усилило угрозу перенаселения и истощения природных ресурсов и биосферы планеты. В четвертой четверти наблюдался второй перелом - снижение темпов естественного прироста и возникновения тенденций депопуляции и постарения населения в нескольких цивилизациях с перспективой распространения этой тенденции по все большему числу стран и цивилизаций («глобальная эпидемия депопуляции»). О переломах долгосрочных демографических тенденций говорят данные таблицы 5.6.1.

До середины XX в. темпы прироста населения возрастали, но медленно: с 0,27% в 1500 – 1820гг. до 0,93% в 1913-1950гг. В 1950-1973гг. темпы увеличились до 1,93% - в 2,1 раза. Но уже в последней четверти века темпы прироста снизились до 1,62% (на 16%), а к концу 2050г., согласно среднему варианту прогноза ООН, снизятся до 0,38% (в 5,4 раза меньше по сравнению с историческим максимумом 2,04% в 1965-1970гг.).

Однако по цивилизациям и их группам положение менялось неодинаково. Цивилизации Европы понесли большие потери в период двух мировых войн, и в 1913-1950гг. темпы прироста по сравнению с 1870-1913гг. упали по Западной Европе в 1,8 раза, в Восточной – в 3,5 раза, СССР – в 3,5 раза, в третьей четверти века темпы прироста резко поднялись, но к концу века упали. Темпы прироста населения в США несколько снизились в 1913-1950гг., потом поднялись до 1,95%, но все это время значительно превышало уровень цивилизаций Европы. Население Латинской Америки непрерывно росло опережающими по сравнению со среднемировыми темпами.

Таблица 6.4.1

Темпы прироста населения цивилизаций

в раннеиндустриальную и индустриальную эпохи, %

1500-

1820

1820-

1970

1870-

1913

1913-

1950

1950-1973

1973-

2001

Весь мир

0,27

0,40

0,80

0,93

1,93

1,62

Цивилизации Европы

Западная Европа

0,26

0,69

0,17

0,42

0,71

0,32

Восточная Европа

0,31

0,77

0,92

0,26

1,01

0,32

Бывший СССР

0,37

0,97

1,33

0,38

1,44

0,54

Цивилизации Америки и Океании

США

0,50

2,83

2,08

1,21

1,45

1,06

Латинская Америка

0,07

1,25

1,63

1,96

2,73

1,96

Цивилизации

Азии и Африки

Япония

0,22

0,21

0,95

1,32

1,14

0,55

Китай

0,41

-0,12

0,47

0,61

2,10

1,33

Индия

0,20

0,38

0,43

0,45

2,11

2,05

Африка

0,15

0,40

0,75

1,64

2,37

2,69

Источник : Maddison A. The World Economy: Historical Statistics Paris: O Е CD, 2003, р . 257.

Динамика населения в цивилизациях Азии и Африки пестра. Наиболее высокие темпы прироста в Африке. В Японии после реформ Мэйцзи темпы прироста превышали среднемировые, но во второй половине века резко снизились, оказавшись существенно ниже мировых. В Индии до 1950г. они были ниже мировых, но во второй половине века значительно их превысили. В Китае в начале индустриальной эпохи наблюдается сокращения численности населения, после 1950г. они превысили мировые, но в последней четверти XX в. вновь существенно упали; по среднему варианту прогноза ООН ожидается, что после 2030г. Китай вступит в длительный период депопуляции.

В послевоенный период наблюдался демографический взрыв, который в какой-то мере был популяционным ответом на потери и бедствия второй мировой войны, но и одновременно следствием общего повышения уровня жизни и психологической надежды на то, что эпоха войн завершена, новое поколение ждет более обеспеченная жизнь. Пик был достигнут в 1965-1970гг., когда мировой темп прироста населения, достиг 2,04%, а в латиноамериканской цивилизации и большинстве цивилизаций Востока (кроме Японии и Индии) превысил этот уровень.

Одновременно высокими темпами росла средняя ожидаемая продолжительность жизни в целом по миру (на 10 лет за 10 лет); по всем цивилизациям наблюдалось снижение среднего возраста населения.

Перелом траектории демографической динамики начался в 70-е годы XX в. Быстро падали темпы прироста населения в целом по миру и по всем цивилизациям, а согласно среднему варианту прогноза ООН они к середине века достигнут 0,38% - ниже уровня 1500-1820г. (0,40%). К началу XX в. возникла новая тенденция – депопуляция, сокращение численности населения, которая к середине века XXI века охватит цивилизацию Европы, японскую, китайскую, а к концу века, если сохранятся нынешние демографические тенденции, станет глобальной; процесс депопуляции, превратившись в глобальную эпидемию, к середине XXII в. приведет к падению численности населения до начала XXI в. – 6 млрд. человек. Резко сократятся темпы прироста населения африканской (с 2,88 до 1,32 %), индийской (с 2,28 до 0,32%), латиноамериканской (с 2,57 до 0,22), буддийской и мусульманской цивилизаций.

С позиции экологов эту тенденцию можно приветствовать, поскольку она означает существенное уменьшение демографической нагрузки на окружающую среду. Но в действительности депопуляция угрожает деградацией и вырождением человеческого рода, вида Homo Sapiens. Дальнейшее увеличение средней ожидаемой продолжительности жизни и сокращение рождаемости приведет к нарастанию темпов старения населения. Средний возраст жителей планеты (по среднему варианту прогноза ООН) вырастет с 22,2 лет в 1970г. до 37,8 лет в 2050г. – на 70%, в Японии он достигнет – 52,3, Южной Европе 50,1, Восточной Европе 47,2 лет. Одновременно это означает падение доли населения в инновационно активном возрасте и значительное увеличение количества пенсионеров на число работающих, что уже сейчас в некоторых странах Европы ведет к конфликту поколений.

Нарастают признаки демографического кризиса во всем большем числе стран и цивилизаций, не менее опасного по своим последствиям, чем угроза глобальной экологической катастрофы, которая находится в центре внимания мировой общественности и политики.

Нарастающая депопуляция становится глобальной критической ситуаций в XXI веке, которую предстоит осознать и разрешить следующему поколению 20-х годов наступившего столетия (период активной части жизненного цикла – 2010-2040 годы).

Неравномерность демографической динамики и неравенство экономических условий порождает растущий дефицит рабочей силы у одних цивилизациях при избытке рабочей силы у других и становится источником усиления международной миграции – как межцивилизационной, так и внутрицивилизационной.

Во-первых, потоки международных мигрантов в конце XX – начала XXI вв. нарастают, увеличивается в среднем, по миру численность накопленных мигрантов – со 154,7 млн. человек в 1990г. до 190,2 млн. в 2005 или 3% от населения мира. С учетом нелегальных мигрантов эти цифры окажутся значительно более внушительными.

Во-вторых, мотивы миграции носят преимущественно экономический характер: потоки мигрантов в 2000-2005гг. шли из стран с низким уровнем доходов (43,0 млн.) и средним уровнем доходов (12,0 млн. человек) в страны с высоким уровнем доходов (16,0 млн. человек). С помощью миграции несколько смягчается пропасть между богатыми и бедными странами и цивилизациями. Объем денежных переводов мигрантов по миру вырос с 68,6 млрд. долл. – в 1990г. до 262,5 млрд. в 2005г. (в 3,8 раз – 9,4 % среднегодового проста), причем объем полученных платежей по странам с низким доходом составил 48,2 млр.долл., со средним доходом – 144,7 млрд., а объем выплат по странам с высоким доходом – 140,5 млрд. долл.

В-третьих, если в странах с низким и средним доходом накопленная миграция уменьшается и составляет незначительную долю населения (соответственно 1,2 и 1,7 % населения), то в странах с высоким доходом накопленная миграция выросла за 15 лет на 57% (3% среднегодового прироста) и достигла 11,1 % к численности населения (в зоне Евро – 9,7%, США – 13,8%, Канаде – 19,1%). Это означает, что развитые страны уже не могут без притока мигрантов обеспечить воспроизводство и удовлетворение потребностей своего населения в товарах и особенно в услугах.

В-четвертых, усиление миграции ведет к появлению и расширению анклавов иных цивилизаций в странах и цивилизациях с высоким уровнем иммиграции, к возникновению межцивилизационных конфликтов внутри этих стран и цивилизаций, что особенно ярко ощущается в западноевропейской цивилизации, появлению и усилению настроений ксенофобии и поддержке националистических партий. Это ярко проявилось в странах с высоким уровнем иммиграции (Франции, Германии, Бельгии, Нидерландах).

Наиболее низок уровень накопленной миграции в цивилизациях Востока – в Китае (0,05% к населению), Индии (0,5%), Японии (1,6%), латиноамериканской (1%); наиболее высок – в североамериканской цивилизации (13,4% к населению), океанической (Австралия – 20,5%, а также России (8,5%), Украине (14,5%), Казахстане (16,7%). В перспективе с ростом числа мигрантов, межцивилизационные противоречия внутри стран могут нарастать и приводить к военным столкновениям, как это происходило в Косово.

Глобальный демографический кризис ХХ1 века носит затяжной характер и выступает в двух формах: депопуляции в одних цивилизациях (японской, западной части евразийской, восточноевропейской, большей части западноевропейской, со 2-й четверти ХХ1 в. – китайской) и перенаселением в других цивилизациях (африканской, мусульманской, индийской, части буддийской и латиноамериканской), Последствиями этого кризиса является процесс постарения населения и рост дефицита трудовых ресурсов в цивилизациях и странах, подверженных депопуляции.

Каковы сценарии демографической динамики цивилизаций на долгосрочную перспективу?

Демографический прогноз ООН на период до 2050г. предусматривает три возможных сценария демографической динамики на период до 2050г.: средний, высокий и низкий. Обобщенные данные этих сценариев показаны в табл. 5.2.2.

По всем трем сценариям рост населения Земли продолжится (хотя и разными темпами); однако по низкому варианту депопуляция станет преобладающей тенденцией по миру уже с 40-х годов, а для более развитых стран – уже с 20-х годов); темпы прироста населения будут падать, и не большая доля стран и цивилизаций окажется в состоянии депопуляции, особенно по низкому варианту; средний возраст населения повысится во всех странах и цивилизациях.

В социодемографическом разделе прогноза «Будущее цивилизаций» на период до 2050г. принят за основу инерционного сценария средний вариант прогноза ООН, инновационно-прорывного сценария – высокий вариант, с тем или иными поправками. Низкий вариант прогноза ООН представляется маловероятным, поскольку правительства стран, оказавшихся в состоянии депопуляции, осознав ее опасность, принимают меры по ее смягчению и достигают в этом определенных успехов.

Второй критической ситуацией в области социодемографической динамики цивилизаций является нарастание международной миграции, межцивилизационной потоков населения вследствие усиления тенденции к депопуляции и дефициту рабочих рук в одних, более богатых цивилизациях при сравнительно высоких темпах роста населения и избытке рабочих рук в других, более бедных цивилизациях. Это современная форма «великого переселения народов», которая ведет к размыванию границ между цивилизациями, усилению межцивилизационных противоречий внутри стран и цивилизаций с растущей долей иммигрантов. При инерционном сценарии эта тенденция будет нарастать, порождая межцивилизационные конфликты типа косовского. При гуманистически-ноосферном сценарии будут устраняться главные причины миграции – разрыв в темпах роста (убыли) населения и в уровне экономического развития между цивилизациями, усиление диалога и партнерства цивилизаций на межэтническом, межобщинном уровнях в цивилизациях смешанного типа и в социодемографической сфере.

Для этого потребуется найти решение еще двух критических ситуаций глобального уровня: сокращение чрезмерного разрыва между цивилизациями и сторонами в области здравоохранения и длительности жизни и в уровне жизни населения.

Уровень смертности населения имеет тенденцию к снижению с 19,5 на 1000 человек населения в 1950-1955гг. до 9,0 в 2000-2005гг. В перспективе в 2045-2050гг. смертность по среднему варианту прогноза ООН несколько возрастет – до 13,8 на 1000, что обусловлено увеличением среднего возраста населения с 26.8 лет в 2000г. до 37,5 лет в 2050г. По более развитым и менее развитым регионам эти цифры различаются (10,3; 10,2; 13,0 и 22,8; 8,8; 9,6), что объясняется разницей в среднем возрасте населения (в 2000г. – 37,3 и 24,4 лет; в 2050г. – 45,5 и 36,6 лет).

Таблица 6.4.2.

Прогноз демографической динамики на период до 2050 года.

а – средний вариант, б – высокий вариант, в – низкий вариант

2000

2010

2020

2030

2040

2050

Мир в целом

Численность населения, млн. человек

а

6086

6842

7578

8199

8707

9076

б

6903

7373

8784

9709

10646

в

6781

7280

7618

7754

7680

Среднегодовые темпы прироста за предыдущее пятилетие

а

1,21

1,14

0,97

0,73

0,56

0,39

б

1,31

1,29

1,05

1,00

0,99

в

0,96

0,63

0,39

0,11

- 0,16

Средний возраст, лет

а

26,8

29,3

31,6

34

30,2

37,8

б

29,0

30,4

31,8

32,5

33,1

в

29,6

32,8

16,3

39,8

43,1

Более развитые регионы

Численность населения, млн. чел.

а

1193

1227

1244

1251

1247

1236

б

1236

1290

1333

1381

1440

в

1215

1199

1168

1122

1057

Среднегодовые темпы прироста, %

а

133

0,24

0,13

0,03

- 0,05

- 0,10

б

0,40

0,42

0,32

0,38

0,42

в

Средний возраст, лет

а

37,3

39,8

42,0

44,2

45,5

45,5

б

39,5

40,7

41,8

41,0

39,4

в

40,1

43,3

48,5

49,4

51,5

Менее развитые регионы

Численность населения, млн. чел.

а

4892

5617

6333

6948

7454

7840

б

5607

6584

7451

8328

9206

в

5566

6081

6450

6632

6922

Среднегодовые темпы прироста, %

а

1,43

1,34

1,14

0,86

0,66

0,45

б

1,52

1,46

1,18

1,10

0,96

в

27,3

30,7

34,4

38,2

41,7

Средний возраст, лет

а

24,3

27,0

9,5

33,5

34,6

36,6

б

26,8

28,3

30,0

31,1

32,1

в

27,3

30,7

34,4

38,2

41,7

Источник: World Population Prospect. The 2006 Revision. New York. United Nation, 2007, Vol 1.

По отдельным цивилизациям, уровень смертности существенно различается. Наиболее низок он в китайской, буддийской, мусульманской цивилизациях, латиноамериканской и океанической цивилизациях; наиболее высок в евразийской, восточноевропейской и особенно в африканской цивилизациях. Среди ведущих стран самый низкий уровень смертности в Мексике, самый высокий в Южной Африке. На уровень смертности действуют различные факторы – как уровень заболеваемости и низкий уровень жизни (африканская, евразийская цивилизации), так и система ценностей и образ жизни, исключающий потребление алкоголя (мусульманская, буддийская цивилизации).

Состояние здоровья населения можно характеризовать как распространение наиболее опасных болезней (СПИДа, туберкулеза), так и уровнем затрат на здравоохранение на душу населения. Наиболее неблагоприятное положение в африканской цивилизации – заболеваемость СПИДом здесь в 6.2 раза выше среднемировой, по заболеваниям туберкулезом – в 2,6 раза выше (в Южной Африке соответственно в 13,6 и в 4,4 раза выше). Здесь наиболее низкий уровень среднедушевых затрат на здравоохранение (в 14.4 раза меньше среднемировых, а в Эфиопии - в 108 раз меньше). Здесь же – наиболее низкий уровень среднедушевых доходов (в 4,7 раза меньше среднемировых, а в Эфиопии – в 9,4 раза меньше). Можно сказать, что африканская цивилизации (в которой проживает в 2005г. население 743 млн. человек – 11,5 населения Земли) и доля которой в населении мира к 2050г. по среднему варианту прогноза ООН до 1692 млн. человек – 18,4% населения Земли, является наиболее больным членом мирового сообщества цивилизаций, требующим экстренной и ощутимой помощи всего сообщества – соответственными силами. Опасное отставание и деградацию не преодолеть. Опасен и ныне сложившийся разрыв в уровне здоровья, затратах на здравоохранение и уровне жизни между странами с высоким (1011 млн. человек) и низким (2352 млн. человек) уровнем среднедушевого валового внутреннего дохода: по заболеваемости СПИДом в 4,2 раза, туберкулезом – в 12,9 раза, затратам на здравоохранение – в 155,3 раза, по ВВД на душу населения (по ППС) – в 13,1 раза (а по текущему курсу – в 60,3 раза).

Из приведенных выше данных и анализа сложившихся тенденций вытекает третья критическая ситуация в социодемографической динамике цивилизаций: сохраняющаяся, а порой и нарастающая пропасть в состоянии здоровья, затратах на здравоохранение и уровне реальных доходов между богатыми и бедными цивилизациями и странами, невозможность нормального воспроизводства жизни и здоровья для значительной части населения Земли становится главной опасностью, - не меньшей, чем экологические угрозы, - будущему человечества, источником грядущих социальных и геополитических потрясений. Эта опасность усиливается в кризисных ситуациях, особенно при потрясениях, связанных с переходом к очередному Кондратьевскому циклу.

Продолжение сложившихся во второй половине XX в. тенденций при реализации инерционного сценария чревато деградацией человечества, обострения противоречий, нарастанием волны терроризма и самоубийственного столкновения цивилизаций.

Осознание этой общей смертельной угрозы, нависшей над всем человечеством, над глобальной цивилизацией должно побудить научную и политическую элиту к выработке и последовательной реализации глобальной социодемографической стратегии, направленной на улучшение и сближения уровней жизни и воспроизводства, преодоление депопуляции, противостояния опасным эпидемиям и болезням, укрепление всемирной системы здравоохранения и сближению уровня реальных доходов, преодолению нищеты и смертности от голода во многих районах планеты. Именно на решение этих перспективных социальных проблем на основе диалога и партнерства цивилизаций должна быть в первую очередь направлена энергия человечества.

Резюме. Рассматриваются процессы развития мирового сообщества с точки зрения развития цивилизаций и возможности возникновений кризисов как результат разрыва в направлениях и темпах развития.

Раздел 3.

Аналитическая презентация проекта Всемирного Совета Предпринимателей по устойчивому развитию

Видение-2050 («Vision 2050»)

Аналитик Р.Хаиров,

переводчики И.Алексеева, В.Веригин

В работе [В.Федотова ]различаются «образы-сценарии — своего рода видение, способное воплотиться если не в проект, то в идеологию; сценарии-тренды — выявление объективных тенденций возможного будущего; сценарии-проекты , в которых это будущее предлагается конструировать и сценарии-идеологии , в которых конструирование начинается с выдвижения привлекательных идей. Нередко эти типы сценариев комбинируются, создавая переход, например, от сценарий-образов к сценариям-проектам и т.д. Конкретным примером комбинацией сценарий-тренда, со сценарием-идеологией американского будущего, являются разработки Национального разведывательного совета США, изложенные в первом разделе настоящего доклада. Ярким примером комбинации сценария-проекта, прямо ориентированного на переустройство общества с сценарием-идеологией является проект Всемирного Совета Предпринимателей по устойчивому развитию «Vision 2050»

Прежде всего, проект «Vision 2050», работа над которым продолжалась более двух лет — не является футурологическим исследованием. Его задача заключалась не в том, чтобы построить сценарий — каким может быть мир через 40 лет — а в том, чтобы предположив некоторое «желаемое видение» устойчивого мира - разработать возможные пути его достижения. Это принципиальное отличие данного проекта от множества футурологических сценариев, форсайт-прогнозов и других серьезных и не серьезных разработок, которыми сегодня заполнено современное исследовательское пространство.

Второе важное отличие этого проекта - жесткая ориентация на бизнес — сообщество. То есть, сам проект возник по заказу 29 крупнейших мировых корпораций * и его цель — указать именно бизнесу перспективу в разработке собственной стратегии для достижения устойчивого развития к 2050 году. Почему выбрана дата 2050 год?. Потому что, результаты исследований показали, что только к этому сроку, при выполнении необходимых шагов и соблюдении соответствующих ограничений, возможно достижение устойчивого развития в глобальном масштабе. Понятно, что при построении этого видения элиминировались факторы, связанные с возможными природными катастрофами или военно-политическими конфликтами. В тоже время, неявно подразумевалось, что следование рекомендуемым шагам по построению «светлого будущего» окажет положительное влияние и на политическую ситуацию, и в значительной степени, на ряд климатических процессов. Понятно также, что одним из условий достижения устойчивого состояния глобального общества является эффективное и взаимовыгодное сотрудничество бизнеса с государством и системой гражданских и общественных институтов.

В тоже время, проект не следует воспринимать как полноценную дорожную карту или как программный документ и серию обязательств со стороны бизнеса.

В проекте рассматриваются три раздела:

А. Что представляет собой устойчивый мир в 2050 году?

В. Как мы можем его достичь?

С. Какую роль может сыграть бизнес в обеспечении более быстрого прогресса на пути к этому миру?

А. Итак каково же возможное и желаемое описание устойчивого мира в 2050 году.

1. Население Земного шара, как ожидается, вырастет с 6,7 млрд. человек до более 9 млрд., причем 98% будет приходиться на развивающиеся страны и новые, получившие независимость государства. При этом предполагается, что эти 9 млрд. человек живут хорошо, пользуясь исключительно ресурсами нашей планеты.

2. Население городов мира удвоится. При этом население многих развитых стран будет стареть или стабилизируется. Демографические модели разных регионов будут чрезвычайно разнообразны.

3. Общество в 2050 году обладает достаточными знаниями, научно-техническим и финансовым потенциалом и может справиться с новыми вызовами.

4. Бизнес обладает опытом, могуществом и сферой влияния, чтобы разрабатывать и применять на практике решения, необходимые для осуществления серьезных преобразований.

5. Существует тесное взаимодействие между правительствами, бизнесом и гражданским обществом.

Достижение такого состояния не может быть успешно осуществлено отдельной страной, компанией, сектором бизнеса. Прийти к процветанию можно только, если всем следовать путем устойчивого развития. Этот путь включает быструю и радикальную трансформацию управления государством, стиля жизни и деловой активности компаний.

В проекте так определяются основные задачи, которые надо решать уже сегодня:

Улучшать доступ к образованию, системе здравоохранения и создать экономические возможности для населения в 9 млрд. человек

· Удовлетворять запросы среднего класса (предполагается, что в 2050 г. он составит 3,6 млрд. человек)

· Увеличивать сельскохозяйственное производство на 2% в год

· Повышать эффективность и сокращать объема отходов при использовании всех природных ресурсов, включая воду

· Совершенствовать эффективный контроль экосистем и разнообразия видов (включая леса)

· Снижать выбросы CO2 в два раза (сравнительно с уровнем 2005 года)

Кроме того, предлагается:

· Пересмотреть определение успеха и прогресса на национальном, корпоративном и индивидуальном уровне.

· Извлекать больше пользы из ресурсов планеты, повышая биологическую продуктивность природы.

· Вырабатывать решения с целью снижения воздействия на окружающую среду в тех странах с высоким уровнем развития человеческого потенциала, где происходит перерасход природных ресурсов, одновременно сохраняя уровень жизни.

· Повышать уровень человеческого развития в странах, которые находятся ниже пороговой величины уровня развития человеческого потенциала, не увеличивая их воздействия на окружающую среду за пределы допустимых величин.

Авторы проекта весьма оптимистичны и считают, что у нас сегодня есть все возможности, чтобы жить хорошо всему населению нашей планеты . Они подчеркивают, что для этого есть все необходимые научные знания, хорошо отработанные и новые технологии, финансовые ресурсы и соответствующие возможности оперативного взаимодействия.

Более того, в последние десятилетия уже наметились положительные тенденции экономического роста в разных частях мира, а также положительные тенденции таких показателей, как детская и материнская смертность, выживание детей, обеспеченность продовольствием, доступ к чистой воде, доступ к образованию. К сожалению, не удается искоренить бедность.

В. Достижение желаемого будущего авторы разбивают на два этапа. Первый этап 2010-2020гг., который они назвали «Бурное десятилетие». Второй этап 2020-2050гг. получил название «Переходный» (см. слайд №3 в приложении 4)

На первом этапе крайне важно осуществлять более радикальные и срочные совместные действия глобального и местного значения во избежание системных рисков и кризисов, угрожающих обществу, экономикам и экосистемам. Критически важными здесь является оптимизация цен на углеводороды в их связи с решением проблем изменения климата. Одновременно более рационально использовать существующие технологии, что позволяет приостановить безудержное потребление и повысить эко - продуктивность. Выбросы углерода должны достичь тех величин, при которых в глобальном масштабе будет сохраняться возможность управления температурными колебаниями.

Правительства увеличивают инвестиции в развитие, создавая выгодную для всех международную финансовую и торговую систему.

Это время сложных взаимосвязей новых курсов развития, коалиций и альянсов. Правительства, бизнес и гражданское общество работают в более тесном контакте по вопросам передачи технологий, оценки услуг экосистем, повышения продуктивности сельского и лесного хозяйства и в понимании того, что содействует более устойчивому поведению и устойчивым ценностям. Предприятия используют новые инструменты такие, как социальные сети, с целью участия потребителей в инновациях, в ориентировании товаров на потребителей и в разработке новых продуктов, обеспечивают доступ все большего числа потребителей к рынку.

Это период внедрения энергоэффективности, главным образом, посредством широкого распространения существующих технологий, а также новых решений. Вопросы охраны окружающей среды успешно решаются с использованием многообещающих, но неоднозначных технологий таких, как биотехнологии, нанотехнологии и ядерные технологии. Рынки проводят ценообразование по фактической цене с трансформацией дополнительных издержек, вызванных внешними причинами, во внутренние издержки производства в балансовых отчетах компаний. Налоги перераспределяются от труда и доходов на отходы, загрязнения и ухудшение состояния окружающей среды.

Городские власти и другие заинтересованные участники такие, как компании и разные сообщества, пересматривают планы финансирования и реконструкции городов, чтобы отвечать требованиям городских жителей и планеты.

В этот период выбросы парниковых газов достигают оптимальных величин в результате решений, принятых по таким вопросам, как использование угля, улавливание и хранение углекислого газа, применение ядерной энергии, возобновляемых источников энергии, альтернативных видов транспорта, глобальной стратегии по выбросам и рынкам; замедляется вырубка лесов. Налоги на выбросы и загрязнение окружающей среды растут.

Появляются новые показатели и измерения прогресса. На национальном и международном уровне ВВП не представляется столь полезным и достоверным. Бизнес и рынки начинают пересматривать критерии отчетности, понимая, что рентабельность без создания стоимости – это неустойчивый путь.

Инновации приходят во все сферы жизни. Появляется инновационное образование и связь. В развитых странах преобладает спокойный образ жизни, автомобили дают низкие выхлопы, прогулки пешком и езда на велосипеде все больше входят в моду, в то время как виртуальная мобильность распространяется все больше, особенно среди молодежи.

Важнейшим фактором является также изменение моделей поведения человека, содействующих приближению сценария Видение-2050.

Изменения, намеченные на бурное второе десятилетие, авторы объединяют в целевые ориентиры 2020 года. Эти ориентиры должны быть достигнуты к 2020 году, и свидетельствовать о том, что общество идет по пути реализации сценария Видение-2050.

На втором этапе (2020-2050гг.) предполагается: разработка и широкое внедрение чистых технологий. Эксперименты продолжаются во всех сферах жизнедеятельности общества. Появляется уверенность у людей и правительств в своих способностях управлять мировыми процессами. Наименее развитые в прошлом государства начинают пожинать плоды нового торгового режима, что выгодно всем.

Это период ускорения и внедрения новых прочных и гибких социальных структур, время новых и более эффективных жилых домов, зданий, транспортных средств, энергетических систем, систем управления водными ресурсами и фермерских хозяйств. Происходят радикальные сдвиги в «программном обеспечении» изменений таких, как интенсификация образования, системы управления, рынки, модели и практика бизнеса.

Стиль жизни, способствующий нормальным условиям жизни на одной планете, становится модным и становится частью глобальных ценностей. Связь между здоровьем отдельного человека, общества в целом и благополучием окружающей среды получает широкое признание. Радикальные инновации в здравоохранении и технологиях пищевых продуктов позволяют сохранять хорошее здоровье и здоровый образ жизни.

Структура энергетики быстро освобождается от углерода. Стоимость возобновляемых источников энергии во всем мире становится более конкурентоспособной. Внедряются интеллектуальные энергосети и новые источники энергии.

Предприятия с нулевым выбросом вредных веществ становятся нормой. Умные здания – энергетически нейтральные или даже положительные – сооружаются повсеместно.

Управленческие структуры стараются сбалансировать потребности на местах с ограничениями глобального характера, поддерживают и легко контролируют многочисленные альянсы различных управленческих органов, национальных правительств, гражданского общества, бизнеса и разных сообществ. Но их первоочередная задача – ежедневное выполнение согласованных решений по стратегии, качеству и управлению рисками в рамках отдельных вопросов.

Ценообразование по фактической стоимости становится базисом глобальных стандартов отчетности.

Процветают модели бизнеса на основе инноваций, сетевого охвата, институционального обновления и системных изменений. Открытый доступ и другие виды интеллектуальной собственности существуют наряду с традиционным лицензированием и патентованием.

«Ярко зеленая» сельскохозяйственная революция позволила многим странам мира максимизировать урожаи и минимизировать участки земли. Возникают трансграничные ассоциации водопользования, создаются новые культуры пригодные для разных регионов.

Разрастаются леса благодаря более эффективному управлению лесопромышленным комплексом и земледелием. Другие природные системы такие, как рифы, заболоченные земли, речные бассейны и моря, находятся в хорошем состоянии благодаря более тщательной оценке их пользования.

С. Лидерам бизнес потребуется новая повестка дня. Деловой и политический мир перейдет от обсуждения теоретических проблем окружающей среды (как то климатические изменения и дефицит ресурсов) к решению экономических: разделение возможностей и затрат. Будут разрабатываться модели роста и погресса на основе сбалансированного использования возобновляемых ресурсов и переработки отходов. Это приведет к «зеленой конкуренции» между странами и предприятиями, и, соответственно, продвижению вперед. Такие изменения станут выгодны бизнес лидерам, так как они будут думать о вызовах местного и глобального масштаба, а не только о товарах и затратах, а вместо этого у них появятся стимулы для капиталовложений, что способствует поиску решений и реализации возможностей.

Эта трансформация вызовет огромные сдвиги в отношении законодательного регулирования, работы рынков, потребительских предпочтений, цен на производственные ресурсы, а также измерения прибыли и убытков. Бизнес должен стать лидером трансформаций, а не просто следить за изменениями, и делать то, что бизнес умеет делать лучше других: вырабатывать рентабельные решения, которые нужны людям. Разница состоит в том, что новые решения будут ориентированы на функционирование глобального и местного рынков «истинных ценностей и затрат», причем «истина» определяется ограничениями планеты и тем, что требуется для благополучной жизни в их пределах. Бизнес, потребители и политики будут экспериментировать и находить решения на основе сотрудничества с заинтересованными партнерами, системного подхода и совместных инноваций, чтобы сделать устойчивый мир реальным и желанным. Это и есть предприимчивая стратегия в лучшем смысле.

Бизнес лидеры должны успешно управлять своими компаниями в существующих условиях и вести общество к новым рамочным условиям устойчивости при тесном сотрудничестве с политическими и общественными деятелями. Для бизнеса это будет означать создание новых партнерств с правительствами и группами гражданского общества и более широкое внедрение системного подхода к управлению вызовами и возможностями такими, как удвоение городского населения к 2050 году. Бизнес лидерам придется руководить компаниями в условиях беспрецедентных трансформаций, делать это параллельно с правительствами, в задачу которых входит правильный выбор политической стратегии и стимулов.

Авторы считают, что бизнес сможет реализовать перечисленные выше возможности, если создаст для этого соответствующие условия. Они включают: комплексные коалиции с участием представителей разных регионов, отраслей промышленности и слоев общества; инновации в финансовой и страховой системах; интенсификацию исследований и новые формы сбора и распространения информации; новые модели бизнеса, в том числе с участием государства и неправительственных организаций, и т.д.

На первый взгляд «Видение» может показаться утопией, учитывая, насколько далек этот проект от реальности. Но таких намерений нет так же, как и утверждения о реальности. С проектом «Видение-2050» или без него к 2050 году жизнь радикально изменится. «Видение-2050» - это лучшая на сегодня путеводная звезда, аккумулировавшая наблюдения, проекты и ожидания компаний и экспертов, принявших участие в разработке проекта. Это попытка помочь руководителям правящих структур, бизнеса и гражданского общества избежать ошибок прошлого - принимать решения в изоляции друг от друга, что приводит к непредсказуемым последствиям для населения, окружающей среды и для планеты в целом. В проекте «Видение -2050» сделана попытка добиться взаимопонимания с той целью, чтобы руководящие круги могли принимать решения, способствующие более успешному развитию человеческого потенциала в ближайшие 40 лет. Он также служит площадкой для диалога, где будут затронуты наиболее важные вопросы, на которые предстоит ответить, чтобы добиться успеха на этом неизведанном пути.

В заключении авторы еще раз подчеркивают, что осуществление проекта Видение-2050 потребует радикальных изменений в промышленных системах, экономических концепциях, правилах рынка, стандартах и в быту. Понятно, что изменения могут сопровождаться рисками и турбулентностью, но также открываются существенные возможности для всех групп – руководящих органов, бизнеса и гражданского общества.

Ниже приводятся графики, которые иллюстрируют изложенные подходы.

Вместе с организацией «Global Footprint Network» удалось подсчитать, что к 2050 году, несмотря на рост населения, с учетом преобразований, предусмотренных в проекте Видение-2050, потребление человечества будет эквивалентно величине почти одной планеты. В противоположность этому, потребление равнялось бы 2, 3 планет, если следовать путем «бизнеса как всегда», как это происходит сейчас.

На графике показано, как располагаются разные страны в соответствии с Индексом развития человеческого потенциала Программы развития ООН и экологическим следом по индексации международной экологической организации Global Footprint Network. В странах слева от вертикальной линии на пункте 0,8 прямой Индекса развития человеческого потенциала отмечается недостаточное удовлетворение потребностей человека. В странах выше горизонтальной пунктирной линии и справа от вертикальной линии потребности людей удовлетворены, но таким образом, что это наносит вред экосистемам.

Для того чтобы добиться устойчивости в будущем, были проанализированы параметры данной схемы – что составляет успех и прогресс, какая биомощность приходится на одного человека, какие решения нужно принять, чтобы помочь государствам повысить уровень развития или уменьшить воздействие на окружающую среду.

Именно данный график послужил основой для формирования основных постулатов проекта «Vision 2050»


Послесловие

В итоговом аналитическом докладе планировалось провести корреляционный анализ вышеназванных трех разделов с целью получения обобщенного видения России на среднесрочную перспективу в контексте мировых трендов. В том числе с привлечением материалов проекта ООН «Альянс цивилизаций», последних работ фонда Талберга, Римского Клуба, исследования МГИМО «Политический атлас современности» и др.

Отдельной методологической задачей представлялось наложение результатов работы проф. С.Г. Кара-Мурзы «Угрозы России» на среднесрочную сценарную разработку, с тем, чтобы в процессе экспертного обсуждения рассмотреть вероятность преодоления или развития негативных процессов по тем или иным социальным трендам. В приложении 3 кратко изложены, основные ключевые угрозы для России из его работы.

Еще более интересный методологический замысел был связан с соотнесением этих сценариев с V докладом Римского Клуба (1977 год) «Цели человечества». В этом докладе, как уже было отмечено в предисловии, с большой детализацией были рассмотрены аспекты целеполагания для восьми регионов мира, а также цели крупнейших мировых корпораций, основных мировых религий и международных организаций (см. приложение 2). Все это накладывалось на проблемы целеполаганий в области международной безопасности, продовольствия, энергетики, минеральных ресурсов и глобального развития человечества. В этом докладе был выдвинут тезис о том, что позитивная перспектива не может быть связана с либерально-демократической организацией общества. Вывод доклада — обществу нужна альтернатива. В результате, авторы доклада как им казалось, выявили новый путь развития человечества-путь всемирной общечеловеческой солидарности во имя достижения научно установленных глобальных целей. Этот вывод представляется самым примечательным, так как, с одной стороны, он формально совершенно неуязвим, но с другой — был окрещен «утопией». [ ]

Все эти наши замыслы, к сожалению, потребовали дополнительных финансовых затрат. Мы надеемся, что они будут реализованы в процессе работы над следующим докладом. В нем планируется отразить и возможные риски для среднесрочных и долгосрочных сценариев, которые следует учитывать в любом прогностическом исследовании.

Еще несколько слов об очень важном факторе, имеющем как бы косвенное, влияние на риски сценариев в России. Это так называемая «культурная матрица», - сложная категория определяющая поведение российского общества. В работе «Россия и мир - новая эпоха» [ссылка] так объясняется сложность понимания этого поведения.

«Россия» - ключевое государство с точки зрения конкуренции производителей и потребителей энергоресурсов, соревнования политических, социально-экономических моделей, для мирового военно-политического баланса. История выталкивает ее в центр новой конкурентной борьбы — теперь между двумя моделями капитализма. А ведь страна и так уже расположена на трех более ранних разломах — между радикальным исламом и христианской цивилизацией, между богатыми и бедными, между Европой и Азией.

Эти разломы происходят на фоне нынешнего витка глобализации. Его главная особенность — информационная революция приводящая к беспрецедентной открытости и политической активации масс. Что отрывает возможности и для демократизации, так и охлократизации мира. Последняя перспектива может воспроизводить авторитаризм как внутри государств, так и в отношениях между ними». Как бы ни было сложно, фактор неопределенности в «культурной матрице» требует внимания.

Позвольте завершить итоговый отчет цитатой из упомянутого проекта WBCSD «VISION 2050» «любые изменения всегда подразумевают риск , но устойчивость открывает (предлагает) огромные возможности для процветания общества».

Приложение 1.

Полный перевод презентации проекта Всемирного Совета предпринимателей по устойчивому развитию «Видение 2050».



«Видение -2050» – проект Всемирного совета предпринимателей по устойчивому развитию. В разработке проекта приняли участие 29 компаний-членов этой организации.

В проекте представлен, во-первых, сценарий глобального мира на 2050 год, который значительно продвинулся на пути устойчивого развития. Во-вторых, пути достижения этой цели, а именно: фундаментальные преобразования структур управления, экономических систем, бизнеса и поведенческих моделей человека. Предполагается, что к 2050 году такие изменения вполне реальны и вместе с тем они открывают огромные возможности для тех компаний, которые смогут сделать устойчивое развитие своей стратегией. Именно этими аргументами обусловлен выбор этой даты.

В проекте рассматриваются три вопроса: Что представляет собой устойчивый мир? Как мы можем создать его? Какую роль может сыграть бизнес в обеспечении более быстрого прогресса на пути к этому миру?

Предполагается, что проект сможет указать бизнесу перспективу, необходимую не только для участия в диалоге с государством и другими заинтересованными участниками, но и для того, чтобы занять лидирующие позиции в мире по устойчивому развитию. Проект не следует воспринимать как полноценную дорожную карту или как программный документ, или же как серию обязательств со стороны бизнеса.

В сценарии рассматриваются шесть переменных: население, энергоресурсы, климат, вода, продукты питания и экосистемы.

Уже через 40 лет население планеты увеличится примерно на 30%. Оно, как ожидается, вырастет с 6,7 млрд. человек до более 9 млрд., причем 98% будет приходиться на развивающиеся страны и новые, получившие независимость государства. Население городов мира удвоится. Тем временем население многих развитых стран будет стареть или стабилизируется. Демографические модели разных регионов будут чрезвычайно разнообразны.

Хорошая новость для бизнеса заключается в том, что подобный рост населения добавит миллиарды новых потребителей, которым будут нужны дома, машины и телевизоры. Плохая новость — это то, что сокращение природных ресурсов и прогнозируемые изменения климата ограничат возможности для 9 миллиардов населения нашей планеты в достижении или сохранении потребительского уклада жизни, который присущ обществу изобилия сегодняшнего дня.

При этом предполагается, что 9 млрд. человек будут жить хорошо, пользуясь исключительно ресурсами нашей планеты. «Жить хорошо» подразумевает уровень жизни, при котором имеются финансовые возможности и доступ к образованию, здравоохранению, свободному передвижению, основным продуктам питания, водоснабжению, электроэнергии и жилью, а также к потребительским товарам. Под хорошей жизнью в условиях «ограниченных ресурсов нашей планеты» имеется в виду уровень жизни, при котором пользование природными ресурсами не выходит за рамки существующих ресурсов и когда не наносится ущерб биоразнообразию, климату и другим экосистемам.

На первый взгляд «Видение-2050» может показаться утопией, учитывая, насколько далек этот проект от реальности. Но таких намерений нет так же, как и утверждения о реальности. С проектом «Видение-2050» или без него к 2050 году жизнь радикально изменится. «Видение-2050» - это лучшая на сегодня путеводная звезда, аккумулировавшая наблюдения, проекты и ожидания компаний и экспертов, принявших участие в разработке проекта. Это попытка помочь руководителям правящих структур, бизнеса и гражданского общества избежать ошибок прошлого - принимать решения в изоляции друг от друга, что приводит к непредсказуемым последствиям для населения, окружающей среды и для планеты в целом. В проекте «Видение -2050» сделана попытка добиться взаимопонимания с той целью, чтобы руководящие круги могли принимать решения, способствующие более успешному развитию человеческого потенциала в ближайшие 40 лет. Он также служит площадкой для диалога, где будут затронуты наиболее важные вопросы, на которые предстоит ответить, чтобы добиться успеха на этом неизведанном пути.

Пути реализации «Видения -2050».

Участники проекта разработали пути достижения поставленных целей и конкретизировали девять элементов этого пути, чтобы устойчивое будущее логически вытекало из условий настоящего. В том числе была поставлена цель — представить, к чему приведут попытки реального курса устойчивого развития на глобальном уровне — при всех радикальных стратегиях и изменениях образа жизни — и что это будет значить для бизнеса и рынков в целом и для отдельных отраслей в частности. Элементы пути свидетельствуют о том, что изменения поведенческих моделей и социальные инновации не менее важны, чем правильно принятые решения и инновационные технологии. В последующие 40 лет все оригинальные решения будут востребованы. Будучи совершенно конкретными, эти элементы демонстрируют взаимосвязь таких вопросов, как обеспеченность водой, продовольствием и энергией — связи между ними следует рассматривать, используя интегрированный и целостный подход, относиться с пониманием к необходимости компромиссов.

Критически важно:

· Учитывать потребности развития миллиардов людей, расширение их прав и возможностей получать образование, а также экономических прав, особенно для женщин; заниматься разработкой радикальных эко-эффективных решений, стиля жизни и моделей поведения.

· Инкорпорировать внешние издержки, начиная с углерода, экосистемных усдуг и воды.

· Удвоить выпуск сельскохозяйственной продукции без увеличения посевных площадей и использования воды.

· Прекратить вырубку лесов и повысить продуктивность лесов в планетарном масштабе.

· Сократить в два раза в глобальном масштабе выбросы углерода к 2050 году (от уровня 2005 г.) при том, что выбросы парниковых газов должны достигнуть пиковых уровней примерно в 2020 году вследствие перехода на низко-углеродные энергосистемы и значительного повышения энергоэффективности потребления.

· Обеспечить всеобщий доступ к низкоуглеродному транспорту.

· Повысить эффективность использования ресурсов и материалов в 4-10 раз.

Претворение в жизнь намеченных изменений и даже больше того, позволит к 2050 году достичь потребления природных ресурсов в эквиваленте равном чуть более одной планеты, что резко отличается от 2,3 планеты, которые мы будем потреблять, если пойдем привычным путем «обычной бизнес стратегии».

Широкие возможности

Предстоящие преобразования расширяют возможности деловой активности в разных сегментах бизнеса по мере того, как глобальные вызовы роста, урбанизации, дефицита и изменений окружающей среды становятся ключевыми факторами стратегии на ближайшее десятилетие. Только в отношении природных ресурсов, здравоохранения и образования порядок стоимости некоторых из них может достигать высоких значений около 0,5-1,5 триллиона долларов США в год в 2020 г., вырастая до 3-10 триллионов долларов США в 2050 г. (по нынешним ценам), что составит приблизительно 1,5-4,5% мирового ВВП в 2050 г.

Возможности варьируются от разработки и реализации проектов городов, транспорта и инфраструктур с низкоуглеродными и нулевыми отходами до повышения эффективности управления биоемкостью, экосистемами, стилем жизни и систем жизнеобеспечения.

Содействие этим преобразованиям одновременно создаст возможности для финансирования, информационных/коммуникационных технологий и партнерств. Появятся новые возможности, различные внешние приоритеты и партнеры, а также масса рисков, которыми необходимо будет управлять и приспосабливаться. Более умные системы, люди, проекты и предприятия получат приоритет.

Радикально новая среда для бизнеса

Лидерам бизнес потребуется новая повестка дня. Деловой и политический мир перейдет от обсуждения теоретических проблем окружающей среды (как то климатические изменения и дефицит ресурсов) к решению экономических: разделение возможностей и затрат. Будут разрабатываться модели роста и погресса на основе сбалансированного использования возобновляемых ресурсов и переработки отходов. Это приведет к «зеленой конкуренции» между странами и предприятиями, и, соответственно, продвижению вперед. Такие изменения станут выгодны бизнес лидерам, так как они будут думать о вызовах местного и глобального масштаба, а не только о товарах и затратах, а вместо этого у них появятся стимулы для капиталовложений, что способствует поиску решений и реализации возможностей.

Эта трансформация вызовет огромные сдвиги в отношении законодательного регулирования, работы рынков, потребительских предпочтений, цен на производственные ресурсы, а также измерения прибыли и убытков. Бизнес должен стать лидером трансформаций, а не просто следить за изменениями, и делать то, что бизнес умеет делать лучше других: вырабатывать рентабельные решения, которые нужны людям. Разница состоит в том, что новые решения будут ориентированы на функционирование глобального и местного рынков «истинных ценностей и затрат», причем «истина» определяется ограничениями планеты и тем, что требуется для благополучной жизни в их пределах. Бизнес, потребители и политики будут экспериментировать и находить решения на основе сотрудничества с заинтересованными партнерами, системного подхода и совместных инноваций, чтобы сделать устойчивый мир реальным и желанным. Это и есть предприимчивая стратегия в лучшем смысле.

Бизнес лидеры должны успешно управлять своими компаниями в существующих условиях и вести общество к новым рамочным условиям устойчивости при тесном сотрудничестве с политическими и общественными деятелями. Для бизнеса это будет означать создание новых партнерств с правительствами и группами гражданского общества и более широкое внедрение системного подхода к управлению вызовами и возможностями такими, как удвоение городского населения к 2050 году. Бизнес лидерам придется руководить компаниями в условиях беспрецедентных трансформаций, делать это параллельно с правительствами, в задачу которых входит правильный выбор политической стратегии и стимулов.

Это вполне возможно

Компании, участвующие в проекте, убеждены, что мир уже обладает достаточными знаниями, научными технологиями, навыками и финансовым и ресурсами, чтобы осуществить проект «Видение-2050», но необходимые основы следует заложить в нужном масштабе и придать им необходимую динамику уже в следующем десятилетии. В то же время план еще не разработан до конца. Еще нужно дать ответы на многие важные вопросы, касающиеся управления, глобальных рамок торговли, роли и ответственности, а также рисков. И тем не менее, на эти вопросы можно будет ответить к моменту достижения прогресса.

Перспектива обычной бизнес стратегии на 2050 год.

У нас есть все, чтобы жить хорошо, пользуясь ресурсами только нашей планеты: научные знания, хорошо отработанные и новые технологии, финансовые ресурсы и оперативная связь. Но все же наше общество идет по опасному пути неустойчивого развития. Это относится как к росту населения, так и к росту потребления (в большинстве государств), что еще более осложняется инерцией как следствием неадекватного управления и ответных политических мер, необходимых для контроля этого роста. В результате происходит деградация общества и окружающей среды.

Рост населения, урбанизации, потребления

В период до 2050 года население планеты, как ожидается, вырастет с 6,9 млрд. человек до более 9 млрд., причем 98%, по расчетам, проведенным ООН, будет приходиться на развивающиеся страны и новые, получившие независимость государства. Население городов мира удвоится. Тем временем население многих развитых стран будет стареть или стабилизируется. Демографические модели разных регионов будут чрезвычайно разнообразны.

Рисунок 1: Перспективы роста на 2050 г.

В последние десятилетия наметились положительные тенденции экономического роста в разных частях мира, а также положительные тенденции таких показателей, как детская и материнская смертность, обеспеченность продовольствием, доступ к чистой воде, доступ к образованию. Тем не менее, бедность искоренить не удается.

Экономический рост, в значительной степени, будет отмечаться в развивающихся странах или в растущих экономиках. Многие слои населения продвинутся по экономической лестнице до уровня жизни среднего класса, потребляя намного больше ресурсов на душу населения. По мере роста и развития во многих государствах потребуется провести существенные изменения, с тем чтобы 9 миллиардов жителей могли жить благополучно в пределах ресурсов одной планеты.

Инерция и неадекватное управление

Управление и политические меры контроля роста часто ограничены узкими рамками местных политических приоритетов, и поэтому они не достигают уровня решений, который необхдим для достижения серьезного прогресса. Кроме того, выбор, сделанный государствами, компаниями, сообществами и отдельными людьми, часто сопровождается инерцией, вызванной краткосрочными целями и личной заинтересованностью. То, что продолжаются инвестиции в загрязнение окружающей среды и энерго- не эффективную инфраструктуру, а также предпочтение образа жизни с высоким уровнем потребления являются примерами такого выбора, который сохраняет существующее положение вещей.

Деградация: изменение климата и истощение экосистем .

По данным проекта «Millennium Ecosystem Assessment» ( проведенного исследователями

из 95 стран) за последние полвека 15 из 24 обследованных ими экосистемных услуг пришли в упадок. Прогрессирующий рост использования ископаемого топлива и других природных ресурсов продолжает наносить вред ключевым экосистемным услугам, угрожая поставкам продовольствия, пресной воды, древесины и рыбы. Участившиеся стихийные бедствия, засухи и голод также наносят урон населению Земли.

Рисунок 2: Перспектива на 2050 год- Деградация.

График 1: Двоякая цель устойчивости — высокий уровень развития человеческого потенциала и минимальное воздействие на окружающую среду.

График резюмирует вызов устойчивого развития: удовлетворить потребности человечества и остаться в рамках экологических ресурсов планеты. На нем показано, как располагаются разные страны в соответствии с Индексом развития человеческого потенциала Программы развития ООН и экологическим следом по индексации международной экологической организации Global Footprint Network.В странах слева от вертикальной линии на пункте 0,8 прямой Индекса развития человеческого потенциала отмечается недостаточное удовлетворение потребностей человека. В странах выше горизонтальной пунктирной линии и справа от вертикальной линии потребности людей удовлетворены, но таким образом, что это наносит вред экосистемам.

Для того чтобы добиться устойчивости в будущем, необходимо проанализировать все параметры данной схемы – что составляет успех и прогресс, какая биомощность приходится на одного человека, какие решения нужно принять, чтобы помочь государствам повысить уровень развития или уменьшить воздействие на окружающую среду (некоторые государства имеют оба вызова). В проекте Видение-2050 определены 5 типов серьезных требований:

1. Принять данное видение: согласиться с ограничениями и возможностями мира, в котором 9 млрд. человек живут хорошо в рамках ограниченных ресурсов нашей планеты.

2. Пересмотреть определение успеха и прогресса на национальном, корпоративном и индивидуальном уровне.

3. Извлекать больше пользы из ресурсов планеты, повышая биологическую продуктивность природы.

4. Вырабатывать решения с целью снижения воздействия на окружающую среду, одновременно сохраняя уровень жизни в странах с высоким уровнем развития человеческого потенциала, но где происходит перерасход природных ресурсов.

5. Повысить уровень человеческого развития в странах, которые находятся ниже пороговой величины уровня развития человеческого потенциала, не увеличивая их воздействия на окружающую среду за пределы допустимых величин.

«Видение-2050» определяет вызовы, пути и возможности для бизнеса при разработке гибкой стратегии регионального и глобального уровня, которая ведет к созданию устойчивого мира”

Mohammad A. Zaidi, Alcoa


Существует тесное взаимодействие между правительствами, бизнесом и гражданским обществом.

Достижение такого состояния не может быть успешно осуществлено отдельной страной, компанией, сообществом или сектором бизнеса. Не может быть простых решений или отдельно взятых победителей. Прийти к процветанию можно только, если следовать путем устойчивого развития. Такие изменения будут включать быструю и радикальную трансформацию управления государством, стиля жизни и деловой активности компаний. Изменения всегда подразумевают риск, но устойчивость предлагает огромные возможности для процветания, как бизнеса, так и общества в целом.

Видение

В 2050 году примерно 9 миллиардов населения Земли живут хорошо, пользуясь только ресурсами нашей планеты. Мировое население стабилизируется, главным образом, благодаря повышению уровня образования и расширению экономических прав женщин, а также росту урбанизации. Более 6 миллиардов человек, то есть две трети мирового населения, живут в городах. У людей есть средства для удовлетворения своих основных потребностей, включая достойный уровень жизни и социальную активность.

Разнообразие и взаимозависимость

Страны и культуры всегда отличаются своеобразием и разнородностью, но образование на уровне средней школы и универсальные связи способствуют тому, чтобы люди знали о событиях, происходящих на планете, и о каждом ее жителе. Идеал, воплощенный в лозунге «Люди и планета — один мир», реализован глобально, подчеркивая взаимозависимость людей друг от друга и их зависимость от планеты Земля. Все еще происходят конфликты, бедствия, потрясения, преступления и терроризм, но общество способно выстоять и оказать сопротивление разрушениям и быстро восстанавливаться

Общество, компании и политическое руководство смотрят вперед, решают проблемы, проявляют гибкость и экспериментируют — понимая, что безопасности можно достичь только при совместном сотрудничестве и быстрой адаптации к меняющимся условиям.

Другие экономические реалии

Экономический рост уже не связан с экосистемными нарушениями и материальным потреблением, он содействует устойчивому экономическому развитию и общественному благополучию. Общество пересмотрело понятия процветания и успешного образа жизни, так же как и фундаментальные основы прибыли и потерь, прогресса и создания стоимости — теперь они включают в себя более долгосрочные соображения о воздействии на окружающую среду, а также личное и общественное благосостояние.

Глобальный экономический ландшафт тоже изменился, по сравнению с тем, что был на рубеже веков. Редко используется термин «развивающиеся страны», так как большинство экономик или развиты, или находятся в переходном состоянии. Роль государств и компаний стран Азии и Америки стала более значительной, они стали оказывать влияние на нормы международной торговли, финансы, инновации и управление наряду с теми несколькими странами, которые упрочили свое влияние в предыдущие сто лет. Произошла интеграция множества перспективных направлений. Капитал, идеи, лучшие практические примеры и решения нашли распространение во всем мире.

Мульти-партнерское управление

Государства и роль правительств продолжают совершенствоваться. Системы управления умело принимают решения на самых нужных участках местного масштаба. Государства объединяются на уровне суверинитетов, когда необходимо управлять международными системами и отвечать ни такие вызовы, как болезни, климатические изменения, дефицит воды, рыбный промысел, конфликты и общие проблемы. Они способствуют развитию местного самоуправления и объединяют соседей во множественные партнерства, будь то низовые стихийные объединения или международные организации, с целью помочь группам местного уровня в решении таких задач, как адаптация к климатическим изменениям, получения доступа к воде и улучшению санитарных условий. В основном управление осуществляется на уровне сообществ, городов и регионов. Это сложные, но в то же время эффективные связи.

Рынки: инновационные решения и

перегруппировка ресурсов

Правильное управление содействует развитию рынков и направляет это развитие, уточняя пределы и устанавливая рамки, способствующие прозрачности, инклюзивности, интернализации внешних издержек и другим характерным признакам устойчивого развития. Эти системы определяют цели, создают равные условия конкуренции и устраняют барьеры, давая возможность бизнесу осуществлять инновации, развиваться и реализовать принятые решения. Равные условия конкуренции для бизнеса означают, что цены по фактической стоимости, включая внешние издержки, такие как воздействие окружающей среды и преимущества экосистемных услуг, встроены в систему рынка и это в равной степени относится ко всем конкурентам. Система вознаграждений включает устойчивую модель поведения, и в результате бизнес может предлагать решения, которые являются как устойчивыми, так и конкурентными. Потребители могут выбрать устойчивые продукты не просто потому, что они устойчивые, а потому что цены на них ниже.

Решение вопросов, связанных с изменением климата

Общество готовится и адаптируется к климатическим изменениям; адаптация происходит, в основном, на сонове общих усилий разных стран и сообществ. В руководстве сельским хозяйством, лесопромышленным комплексом, водоснабженим, системой городского транспорта, энергетикой и коммуникациями используются интегрированный и системный подходы. Усилия по смягчению климатических последствий продолжаются. Вредные выбросыв значительно сократились, и общество можно считать «низко-углеродным», поскольку чистая энергия и ресурсы эффективно используются.

Циклические, замкнутые и сетевые проекты, которые способствуют высокому уровну жизни людей на базе ресурсов нашей планеты, создают передовую индустрию и снижают потребность в первичных ресурсах. Системы замкнутого цикла упраздняют понятие отходов. Они применяются как ресурсы для производства, исключая возможность накопления на земле, в воздухе или в воде. Использованные продукты и материалы могут подвергаться переработке и снова использоваться для разных целей или использоваться как сырье для получения другой продукции.

Эффективность использования материалов, включая контроль отходов и загрязнений, во много раз выше, чем было на рубеже веков, благодаря совместным действиям и широкому распространению знаний. Прогресс в таких областях, как эффективное использование и переработка воды, энергетика, очистка сточных вод, лесопользование и сельское хозяйство, способствует благополучной жизни человечества в рамках биоемкости планеты. Деградация экосистем была преодолена, экосистемные услуги высоко ценятся, поддерживаются в хорошем состоянии и расширяются; контроль биоразнообразия достиг более высокого уровня и способствут расцвету общества.

Новые рабочие места и новые работодатели

Компании лидеры — это те компании, которые на основе своей деятельности помогают обществу справиться с самыми серьезными глобальными вызовами. Они прошли через радикальную трансформацию как внутренних корпоративных ценностей, так и реструктуризацию внешнего рынка, которые имели место на протяжении четырех десятилетий до 2050 года. Многим компаниям не удалось успешно пройти через эти трансформации, а множество новых — появились.

Те, что выжили, стали более гибкими, более умело сотрудничают с разными партнерами и клиентами и более искусно реагируют на быстрые изменения по всем направлениям. Их оперативная деятельность характеризуется сосредоточенным вниманием и инициативностью в искоренении потерь энергии и материалов. Они поняли, что культура применения циклических проектов или замкнутых циклов производства не только способствует снижению загрязнений, но и делает их самих более конкурентоспособными и открытыми к сотрудничеству. Как работодатели такие предприятия содействуют подготовке и развитию творческого подхода в обществе, которое способно лучше справляться с противоречивыми задачами создания и сохранения достаточного количества рабочих мест и одновременного повышения производительности труда. Обучение привело к появлению кадрового резерва перспективных сотрудников, способных осуществить намеченные изменения. Люди как сотрудники тоже научились быть более гибкими и легко переезжать туда, где есть работа.

ТРОПА к 2050 году

ТРОПА – это набор описаний, иллюстрирующий переход к определённому сценарию, в данном случае, к Видение-2050 . ТРОПА, очерченная в этой главе, даёт макроперспективу движения в направлении более устойчивого мира. Девять элементов этой ТРОПЫ (или практические области, в которых должны быть предприняты действия в ближайшие четыре десятилетия) помогают понять детали:

· ценности и стили поведения,

· человеческое развитие,

· экономика,

· сельское хозяйство,

· лесное хозяйство,

· энергетика,

· строительство,

· транспорт,

· материалы.

ТРОПА и её элементы не предписывают и не предсказывают, но являются правдоподобными вариантами развития событий, которые были созданы компаниями (Прим. перев. ­ Сони, Тойота, Филипс, Боинг, Проктер&Гэмбл, ПрайсуотерхаусКуперс, Фольксваген, Токио Электрик Пауэр, Алюминиевая компания Америки плюс ещё 20) с помощью метода «движение от будущего к настоящему», которое идентифицирует изменения, необходимые для осуществления идеи Видение-2050 .

Получаем два периода времени:

· Турбулентные Десятые (2010-2020),

· Время Преобразований (2020-2050).

Турбулентные Десятые представляют собой период энергичных и динамичных действий в глобальном понимании устойчивого развития. Это – десятилетие формирования идей и отношений, которые будут актуализированы в последующие 30 лет.

С 2020 по 2050 годы заделы, сформированные с 2010 по 2020 годы, вызреют и трансформируются в более согласованные знания, стили поведения и решения. Это будет период всё большего консенсуса, равно как и принципиальных изменений во многих областях общественной жизни (например, климата, экономической значимости, народонаселения). Это будет также время фундаментальных рыночных перемен, переопределяющих такие понятия как «ценности», «выгода» и «успех».

Турбулентные Десятые (2010-2020):

Кризис, ясность, действие

Глобальный финансовый кризис в конце предыдущего десятилетия пошатнул веру людей в бизнес и действия правительств, что «пришпорило» поиск решений по возобновлению доверия и реального сотрудничества. Возникают новые альянсы, они смешиваются. Цель – найти ответы на многие трудноразрешимые вопросы, с которыми сталкивается общество (см. «В рамке – 2»). Правительственные, академические, деловые круги, акционеры (включая общество) работают в тесном контакте друг с другом над следующими задачами:

· торговое и экономическое развитие,

· создание систем и показателей для «измерения» прогресса,

· отыскание решений проблемы изменения климата,

· развёртывание новых технологий,

· увеличение эффективности лесного и сельского хозяйства,

· обновление городов,

· здравоохранение и образование,

· коррекция ценностей и стилей поведения в сторону устойчивого развития.

В течение этого периода выяснится, что на многих уровнях потребуются быстрые, радикальные и скоординированные действия большого числа партнёров. Рождающееся новое отношение к понятию «необходимость» поможет определить условия перевода глобального роста на более устойчивые рельсы. Критически важными среди этих условий являются:

· регулирование цены на углеводороды,

· создание сети связанных между собой эмиссионных структур,

· снятие опасности уменьшения лесных массивов,

· развитие исследований в области сельского хозяйства.

Эти разработки будут также способствовать финансированию перехода к низко- углеродной экономике в развивающихся странах. Более совершенное управление экосистемными службами и развёртывание новых технологий будут способствовать улучшению показателей экоэффективности и биопроизводительности. Выбросы парникового газа достигнут максимума и начнут снижаться. При этом восстановление биоразнообразия взойдёт в период расцвета.

Восстановление экономических отношений по новым правилам.

Будут прилагаться усилия для совершенствования структур, которые могли бы рассоединить развитие понятий «экономический рост» и «потребление ресурсов и деградация экосистемы». Пересматривается подход к тому, как следует «измерять» успех и прогресс. Рынки движутся в направлении справедливого и долгосрочного ценообразования. Суть стратегий в области налогообложения смещается в сторону поощрения идеи создавать новые рабочие места и более здоровые продукты, с одной стороны, и снимать отрицательное воздействие таких факторов как загрязнение окружающей среды и причинение ей ущерба, с другой. Более востребованными становятся долгосрочные инвестиции в возобновимые ресурсы и энергоэффективность (особенно в бедных странах). Подобные инициативы, порождённые экологическим и экономическим кризисами и распространяемые через образовательные системы и СМИ, поддерживают стиль поведения общества и отдельных людей, который можно было бы охарактеризовать лозунгом «Один мир – люди и планета».

Деловые круги работают над тем, чтобы упростить выбор в пользу устойчивого развития.

Бизнес играет ключевую роль в поддержке развития структур, политических линий и инноваций. Компании их клиенты, равно как и люди, вырабатывающие решения, экспериментируют с вариантами облегчения жизни, строящейся на принципах устойчивого развития при одновременном повышении благосостояния людей. Предприятия и их клиенты всё теснее сотрудничают в работе по созданию товаров и услуг, которые переводят надежды и ценностные ориентиры людей в стили жизни и поведения на основе принципов устойчивого развития.

Время преобразований (2020-2050):

Успех создаёт доверие и движущую силу.

В предыдущее десятилетие появились заделы, позволившие дать начало новой движущей силе: настало время более экономичных домов, крестьянских хозяйств, инновационных транспортных средств и сооружений, низко- углеродных и возобновимых энергосистем, а также более «умных» систем управления электросетями и систем подачи воды. В «математическом обеспечении» общества продолжаются перемены. Это касается:

· Правительственных систем,

· Рынков,

· Моделей ведения бизнеса.

Правительства, города, городские сообщества и деловые круги сотрудничают в поиске новых ответов на вызовы времени.

Инновации, обновление и системные изменения.

Архитектура экономики, базирующаяся на новых ценностях, является катализатором для эры инновационных решений и социальных перемен. С целью дополнить централизованные энергосистемы разрабатываются и распространяются по-новому конкурентоспособные, более чистые и децентрализованные энергетические технологии. Для того, чтобы соответствовать возрастающему спросу на продовольствие (включая мясо и рыбу), общества делают больший упор на эффективность, безопасность и опорную базу в том, что касается продовольствия. Для нужд сельского хозяйства и энергетики используется больше рециркулированной воды. Получает дальнейшее развитие концепция виртуальной воды. Лесное и сельское хозяйства лучше организованы и более эффективны в использовании земли. Совершенствуется управление другими природными системами – рифами, заболоченными землями, водоразделами, открытым морем.

Успешно развиваются новые модели ведения бизнеса на уровне сетей, обновления учреждений, системных изменений. Системы замкнутого цикла создают возможности для бизнеса. Наряду с традиционными лицензированием и патентованием получают развитие сотворчества, режим открытых источников и другие варианты работы с интеллектуальной собственностью.

Люди становятся более здоровыми и обеспеченными.

Во всё большей степени удовлетворяются основные потребности людей. Бывшие слаборазвитые страны переходят к процветанию, используя новые торговые режимы, приносящие выгоду всем. Ускоряется развитие системы образования, интерес к здоровому образу жизни, устраняется дискриминация. Наличествует достаточное количество рабочих мест, наблюдается рост уровня производительности труда благодаря технологическим прорывам и высокой квалификации работников. Более популярным становится стиль жизни, поддерживающий идею «жить хорошо в границах одной планеты».

Тропа для динамичного бизнеса.

Успешные компании адаптируются к меняющимся реальностям рынка и регулируемому состоянию окружающей среды. Они научились различать, когда следует быть лидером и когда лучше следовать за лидером. И они вышли на новые ресурсы, как природные, так и человеческие, чтобы преобразовать самих себя и свою продукцию для служения новому миру.

Экспериментирование и креативность стали для этого преобразования самыми возобновляемыми и устойчивыми ресурсами. Как всегда, в создании новых товаров присутствовала креативность. Её также ожидали от клиентов, правительств, поставщиков, соседей, критиков и других акционеров. Когда компаниям удавалось открыть новые источники креативности, эти новые направления приносили успех. Так происходило, потому что культура ведения бизнеса открылась новым идеям.

«Радикальные перемены, на которые было обращено особое внимание в Видение-2050 , требуют от лидеров бизнеса понимания многообразия перспектив и переосмысления своих действий в сохранении своего движения по направлению к устойчивому будушему».

Сэмюэл ДиПьяцца, PricewaterhouseCoopers

«В рамке – 2» Трудноразрешимые вопросы и дилеммы

С последующие четыре десятилетия обществам предстоит схватка со сложными проблемами и альтернативами, решение по которым необходимо будет принимать как результат сотрудничества.

Трудноразрешимыми являются следующие вопросы:

· Кто сделает (или кому следует сделать) первый ход – люди, правительства или бизнесмены? Где та точка, с которой бизнес готов двигаться вперёд вместе с другими акционерами?

· Как могут бизнес, правительства и общество работать вместе с целью поощрять желаемые изменения в ценностях и стиле поведения?

· Кто определит стимулы и механизмы?

· Кто профинансирует переходный процесс?

Доверие и долгосрочное мышление являются «абсолютно необходимыми» компонентами при решении подобных задач и выработке недискриминационных процессов принятия решений.

Эти требования поднимают несколько важных вопросов:

· Как мы можем достичь необходимого уровня доверия?

· Как мы можем предложить/создать действенные стимулы для руководителей компаний и стран, чтобы отдать приоритеты долговременной стабильности и прогрессу перед кратковременным успехом?

· Как могут те, кто принимает политические решения, и представители бизнеса проводить необходимую экономическую реструктуризацию, придерживаясь одновременно трёх условий:

· делать это быстро,

· не терять при этом рабочие места,

· соблюдать экономическую безопасность?


Схема. К устойчивому миру в 2050 году


Экономические оценки

У возможностей глобального бизнеса, которые могут возникнуть как результат продвижения к будущему на принципах устойчивого развития, есть свой потенциальный диапазон, и он – велик. В данном разделе приводится оценка глобального порядка величины потенциальной устойчивости в отношении деловых возможностей в ключевых секторах человеческой деятельности в 2050 году.

Компания PricewaterhouseCoopers (PwC) подготовила, в качестве своего вклада в проект Видение-2050 , пояснительный анализ того, каковы рамки диапазона возможностей глобального диапазона, которые могут возникнуть, если к 2050 году будет реализовано наше представление о будущем на принципах устойчивого развития. Речь идёт о макроэкономическом подходе «сверху-вниз» на основе уже имеющегося анализа «снизу-вверх» (тема – изменение климата) Международного энергетического агентства (МЭА). В анализе делается упор на необходимых дополнительных инвестициях (затратах) в двух ключевых областях, значимость которых выделена в Видение-2050 :

природные ресурсы,

здравоохранение и образование.

Другие секторы не были включены ввиду отсутствия какой бы то ни было ясной основы для выработки количественных оценок. Ожидается, что в дальнейшем они будут добавлены в диапазон возможностей бизнеса.

Поясняющие оценки (см. Таблицу 1) наводят на мысль о том, что применение принципа устойчивого развития в отношении глобальных возможностей бизнеса, касающихся природных ресурсов (что включает энергетику, лесное и сельское хозяйства, производство металлов и продовольствия, водопользование), а также здравоохранения и образования (в плане социальной устойчивости) могло бы ежегодно приносить около 3-10 триллионов долларов США к 2050 году в фиксированных ценах 2008 года (или около 1,5-4,5% мирового ВВП). К 2020 году этот показатель мог бы составить приблизительно 0,5-1,5 триллионов долларов США в год в фиксированных ценах 2008 года (принимается, что рост этих возможностей как доли ВВП является линейным на протяжении всего периода времени).

Подход.

Природные ресурсы.

Оценки необходимых дополнительных инвестиций в энергетику с целью уменьшить выбросы двуокиси углерода основаны на данных доклада МЭА 2008 года «Перспективы энергетических технологий»; оценки для других секторов экономики отслежены по энергетическим оценкам с учётом относительного масштаба других разных секторов и широко-критичной оценки необходимых масштабов преобразований в каждом из секторов. Цель – достичь результатов, проектируемых для Видение-2050 .

Здравоохранение и образование.

Оценки основаны на идее поднятия к 2050 году долей ВВП для здравоохранения и образования в странах с поднимающейся экономикой до уровня 2005 года для самых развитых стран –Великобритании, Германии, Италии, Канады, США, Франции и Японии. Имеется в виду, что доли этих развитых стран будут, возможно, к 2050 году выше. Затем делались широкие, рискованные в оценках допущения относительно пропорции возрастающих затрат на здравоохранение и образование в поднимающихся экономиках, которые, в свою очередь, преобразуются в возрастающие затраты на производство товаров и услуг в частном секторе.

Таблица 1: Поясняющие оценки глобального порядка величины потенциальной дополнительной устойчивости, касающейся возможностей бизнеса 2050 года в ключевых секторах.

Секторы

Ежегодная стоимость в 2050 году (в триллионах долларах США в постоянных ценах 2008 года: средние значения с диапазонами, указанными в скобках)

В процентах от предполагаемого в 2050 году ВВП

Энергетика

2.0 (1.0-3.0)

1.0 (0.5-1.5)

Лесное хозяйство

0.2 (0.1-0.3)

0.1 (0.05-0.15)

Сельское хозяйство и производство продовольствия

1.2 (0.6-1.8)

0.6 (0.3-0.9)

Водопользование

0.2 (0.1-0.3)

0.1 (0.05-0.15)

Металлургия

0.5 (0.2-0.7)

0.2 (0.1-0.3)

Всего: Природные ресурсы

4.1 (2.1-6.3)

2.0 (1.0-3.0)

Здравоохранение и образование

2.1 (0.8-3.5)

1.0 (0.5-1.5)

Всего

6.2 (2.9-9.8)

3.0 (1.5-4.5)

Источник: Оценки PwC на основе данных МЭА, ОЕСР и Всемирного банка.

Экологические оценки.

В сотрудничестве с Глобальной сетью «Футпринт» («футпринт» – индекс, отражающий превышение скорости использования экосистем над скоростью их восстановления, прим.перев.) мы оценили экологический футпринт Видение-2050 по отношению к традиционному ведению бизнеса. Мы пришли к выводу, что к 2050 году, несмотря на рост населения, человечество сможет опираться на реальные возможности планеты Земля. Так будет, если реализуются положения, предусмотренные в проекте Видение-2050 . Если же продолжится развитие бизнеса в том его варианте, который наблюдается сегодня, то нам потребовалась бы планета в 2,3 раза больше, чем та, что есть в нашем распоряжении сейчас (см. Рис.3). Состояние мира будет намного лучше, если мы будем поддерживать курс, предусмотренный ТРОПОЙ и её элементами. В этом случае к концу 2050-годов и началу 2060-х годов мы получим возможность соразмерять наши желания с масштабами одной планеты как она есть.

Допущения, принятые в Видение-2050 , предполагают реверсию парадигмы растущего потребления и экологической деградации. Мы сможем наблюдать значительное снижение экологического футпринта в 2050 году и действительно равномерное увеличение биопотенциала примерно с 2015 года.

Подход.

Допущения в Видение-2050 , касающиеся экологического футпринта, совместимы с положениями проекта, детализированными в ТРОПЕ-2050. Они основаны на следующих прогнозах:

· население земли составит к 2050 году 9,2 миллиарда человек (ООН);

· выбросы двуокиси углерода снизятся к 2050 году вдвое по сравнению с 2005 годом (Перспективы энергетических технологий, МЭА, 2008, Сценарий голубой карты);

· после 2030 года возрастёт продуктивность лесного хозяйства благодаря лучшему управлению и увеличению лесных массивов (Допущения для проекта Видение-2050 );

· средняя годовая урожайность будет увеличиваться на два процента или более в год благодаря распространению лучших инновационных технологий (Допущения для проекта Видение-2050 );

· глобальное среднегодовое потребление продовольствия сходно с текущим уровнем потребления продовольствия в Коста-Рике (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН – ФАО).

Допущения для обычного ведения бизнеса остаются прежними в том, что касается населения и потребления продовольствия в то время, как допущения по выбросам двуокиси углерод, лесному хозяйству и урожайности отличаются. Выбросы двуокиси углерода увеличиваются с ростом народонаселения и экономики (МЭА ПЭТ 2008, Базовый сценарий обычного ведения бизнеса); для лесных массивов сохраняется линейная тенденция 1950-2005 годов, высадка лесов и урожайность остаются на прежнем уровне. В экологическом футпринте есть CO2 -составляющая, с помощью которой можно представить величину выбросов двуокиси углерода. Таким образом, отражается соответствие объёма выбросов двуокиси углерода и размеры способных к производству территории и акватории Земли, необходимых для секвестрирования двуокиси углерода. Время, к которому индекс экологического футпринта составит 1,1 планеты Земля, вычислен на основе линейной экстраполяции предполагаемых тенденций с 2040 по 2050 годы.

Рис.3 Индекс экологического футпринта для Видение-2050 в сравнении с традиционной моделью ведения бизнеса – сколько планет Земля нам нужно?

Источник:

Глобальная сеть «Футпринт» и WBCSD ПАНОРАМА-2050, 2010-03-30

Возможности

Усилия в направлении устойчивого развития в наступающем десятилетии могли бы создать много масштабных возможностей для бизнеса в трёх основных категориях:

· создание и преобразование мест и образа нашей жизни,

· улучшение и управление биоспособностью и экосистемами (биоспособность – это способность экосистем обеспечивать истинное биоразнообразие, производить полезные биологические материалы и энергию, рециркулировать отходы человеческой деятельности, включая выбросы двуокиси углерода – прим. перев.),

· развитие новых структур финансирования и сотрудничества с целью способствовать развитию по первым двум категориям.

Строительство и преобразование городов.

Всё больше людей живут в городах, а не в сельских районах. Эта тенденция продолжится. Урбанистическая экспансия углубит нежелательное воздействие дефицита энергии, земли и ресурсов в городах и их окрестностях по мере того, как развивающиеся страны будут переходить от агроориентированных экономик к производству товаров и услуг. Некоторые оценки предполагают, что к 2030 году по всему миру потребуется инвестировать 40 триллионов долларов США в городскую инфраструктуру. Города должны быть спроектированы и модифицированы таким образом, чтобы минимизировать отходы во всех их формах, а также способствовать расцвету биоразнообразию и экосистем, обеспечить людей основными элементами благосостояния – эффективными в плане ресурсов и энергии. Однако все города разные, и какой-то один подход не сработает сразу для всех. В фокусе этой урбанистической революции окажется пересмотр понятий дизайна и управления зданиями, сооружениями, пространствами и инфраструктурными системами.

Города – разные. У каждого – свой характер, свои планы на будущее, свои возможности, каждый по-своему отвечает на вызовы развития цивилизации (см. Таблицу 2). В наступающем десятилетии планирование городов и их дизайн на основе принципов устойчивого развития вступит в эру нового «зелёного» процветания. Такие специально спланированные города с отсутствием выброса мусора как Масдар в ОАЭ, Донгтанг в КНР построены с нуля. «Коричневые» (Лондон и Сеул), «синие» (Дакка и Новый Орлеан) собираются не только заново вводить природную составляющую в планы своего развития, но и модифицировать старые здания с помощью улучшенных рециклируемых материалов и систем информационного обмена. «Красные» города (Бомбей, Соуэто) с быстро растущим населением, но неадекватными ресурсами, предоставляют возможности найти приемлемые, масштабируемые и экоэффективные решения, чтобы улучшить качество жизни людей.

Таблица 2. Типы городов, их отличительные черты и возможности.

Коричневые

Красные

Зелёные

Синие

Пример

Пример Лондон, Сеул

Бомбей, Соуэто

Масдар, Догтанг

Дакка, Новый Орлеан

Развитие

Развитие Постепенное: стареющая инфраструктура, медленно меняется

Спонтанное: неадекватная инфраструктура с многочисленным и продолжающем расти населением

Спланированное:

города, в которых предусмотрено

устойчивое

развитие

При рискованном местонахождении: низко расположенные относительно уровня моря, подвержены опасности наводнений

Возможность

Сооружения

Новое строительство и модификация

Предоставление приемлемого жилья с незначительным воздействием на окружающую среду

Дизайн,

принимающий во внимание все

факторы

Адаптация

Отходы

Захоронение, рециркуляция и сбор отходов

Захоронение, рециркуляция и сбор отходов Захоронение, рециркуляция и сбор отходов Захоронение, рециркуляция и сбор отходов

Вода и канализация

Новое строительство и модификация

Перепрыгивание через этапы

Дизайн замкнутого

цикла

Поддержание снабжения

Энергетика

Более чистые источники энергии

Доступ к надёжным источникам энергии

Более «умные»

системы

Поддержание снабжения

Транспорт

Новое строительство и модификация

Доступ к недорогим и низко-углеводородным транспорту и инфраструктуре

Более «умный»

транспорт

Поддержание инфраструктуры частного и общественного транспорта


Стандарты эффективности электроприборов, включающих обогреватели и кондиционеры, будут постоянно совершенствоваться. При этом «умные» счётчики потребления энергии могут указывать наиболее оптимальное время потребления (по стоимости) и тем самым способствовать сохранению энергии. Стиль жизни и передвижения граждан останется критически важным для управления городскими строительством и пространством , что сократит выбросы парникового газа.

Поскольку планирование городов интегрирует транспорт и социоэкономическую окружающую среду, создавая при этом новые транспортные возможности с одновременным снижением спроса людей на передвижение, городской транспорт предоставляет бизнесу новые возможности. Для расширения глобальных рынков необходимы более эффективные транспортные средства. Адекватные инвестиции в транспортную инфраструктуру создадут многообразную смесь возможностей и эффективного передвижения.. При этом разумные транспортные системы позволят людям сочетать различные средства передвижения, которые минимизировали бы время ожидания. Эти возможности включают:

· маломощные автомобили,

· самолёты,

· суда,

· поезда,

· автобусы,

· мотоциклы,

· велосипеды,

· двух- и трёхколесные средства передвижения,

· ходьбу,

· связь через информационные и коммуникационные технологии.

Потребителям понадобится точная информация для принятия решений о передвижении. Требования к городским грузоперевозкам сохранят стандарты гибкости и нагрузки.

Создание и преобразование энергетической инфраструктуры

ОЭСР/Глобэл Инсайт оценивают затребованные инфраструктурные инвестиции в 10,3 триллионов долларов США до 2015 года. Для реинвестиций потребовалось бы 7,1 триллионов долларов. Около трети (3,2 триллиона долларов США) пойдёт на создание новых мощностей.

Энергетическая инфраструктура будет сделана низкоуглеродной, а увеличившийся спрос на энергию будет способствовать созданию, передаче и распределению инноваций и инвестиций. Ожидается, что рынок возобновимых ресурсов более чем удвоится со 115 миллиардов долларов США в 2008 году до, как минимум 325 миллиардов долларов США за последующее десятилетие (в соответствии с данными исследовательской фирмы «Клин Эдж»). К 2030 году для совершенствования сетей передачи и распределения потребуется инвестиций на сумму около 13 триллионов долларов США.

Будет расти спрос на решения, которые могут помочь пользователям управлять потреблением энергии, включая многосторонние информационный и телекоммуникационный обмены. Своевременное информирование о стоимости энергии, на котором строится динамический режим её ценообразования, будет способствовать регулированию времени энергопользования, чтобы ровнее распределить нагрузки на электрические коммуникации в течение дня.

Вода по-прежнему останется миллиардно-долларовым бизнесом на уровне государств и мульти-миллионным на уровне городов. Для того, чтобы управлять, сохранять и улучшать доступ к водным ресурсам, будет необходимо, как и раньше, принимать новые решения. Вплоть до 2030 года потребуются вложения порядка 200 миллиардов долларов США в год. Для того, чтобы достичь целей «Миллениума ООН» в отношении питьевой воды и решения вопросов канализации, будет нужна сумма в 11,3 миллиарда долларов США в год.

Сточные воды будут во всё большей степени рассматриваться как ресурс. Системы рециркулирования воды будут перерабатывать воду в рамках городских систем, и будет исключён их сброс в реки и моря. Благоприятные возможности кроются в дизайне и управлении этими новыми системами водопользования замкнутого цикла.

Если говорить о спросе, то благодаря мерам по повышению эффективности и охране принципов водопользования возникнет множество возможностей для сокращения потребления воды в абсолютном исчислении . В глобальном масштабе, сельское хозяйство использует сейчас на свои нужды 70% пресной воды, но этот показатель может стать благоприятнее для всех видов урожаев.

Новые «зелёные» города могут создать улучшенные системы очистки сточных вод , которые рециклируют питательные вещества, обеспечивают сбор осадков и делают водоснабжение безопасным. Заболоченные территории в городах имеют потенциал улучшить показатели поглощения тепла и предотвращения наводнений и тем самым способствовать повышению в городах биоразнообразия.

В процессе захоронения отходов можно будет вернуть полезные материалы и тем самым сократить спрос на сырьевые ресурсы. Например, уровень рециркуляции продуктов из алюминия достаточно высок, но лишь 10% алюминиевой фольги возвращается назад. Притом, что мировой рынок упомянутого продукта оценивается примерно в 2,8 миллиона тонн, потенциал рециркулирования фольги составляет 5,6 миллиардов долларов США (по две тысячи долларов за тонну). В то время как новые материалы становятся всё более дефицитными и дорогостоящими в экологическом плане, экономика будет поощрять переработку отходов с мусорных свалок и таких побочных продуктов как метан. Если сопоставить два типа мышления – «никаких отходов» и «жизни – конец» – первый вариант мировоззрения сейчас замещает второе. При этом в будущем возникнет множество возможностей для рециркулирования, включая создание специализированных систем сбора компонентов, годных к повторному использованию оставленных без внимания отходов, а также систем их разделения в соответствии со спросом на материалы.

Создание и преобразование понятий «существование» и «стиль жизни»

Есть возможности помочь людям жить в большем соответствии с принципом «устойчивого развития». Расширение доступа к системам здравоохранения и образования, при понимании этих услуг, как более ориентированных на конечный результат, улучшит «существование» людей и в богатых, и в бедных странах.

Низкоуглеродная, сосредоточенная на услугах экономика будущего будет зависеть от совершенствования программ образования членов существующих производственных объединений. Она поддержит развитие новых источников желания трудиться и становиться предпринимателями (например, со стороны женщин и пожилых людей). Потребители также получат больше информации для принятия решений о своём выборе. Правительства и деловые круги будут вкладывать средства в образовательную инфраструктуру и расширять её контент для повышения осведомлённости людей о состоянии экосистем (экограмотность), чтобы они могли совершенствовать свои модели потребления. Этот прогресс в образовании выявит больше возможностей для развития необходимых возможностей, учебных планов и технологий, других продуктов и услуг, а также обеспечения ими.

Подходы к решению проблем здравоохранения будут смещаться от понятия «лечение» к понятиям «медицинское наблюдение» и «профилактика». Будут делаться инвестиции в борьбу с болезнями (с поставленными диагнозами), в лекарства и вакцины, а также в другие меры по здравоохранению (в частности, в развивающихся странах). Такая реакция будет необходима для того, чтобы сконцентрироваться на понятии «профилактика», что потребует производства новых продуктов и услуг с целью помочь людям избежать заболеваний и контролировать стоимость услуг здравоохранительной системы в целом. Охрана здоровья в большинстве стран будет смещаться от госпитально-центричной к пациентно-центричной профилактической медицине.

«Перекрытие мостов» через пустоты здравоохранения потребует больше первоочередных, вторичных и «третичных» средств, начиная с простой медицинской помощи в сельских районах и заканчивая городскими больницами, оснащёнными по последнему слову диапазона помощи. Количество частных клиник значительно увеличится. Улучшение систем страхования здоровья будет способствовать развитию этих клиник. Безопасность воды, сточных вод, воздуха, жилья станут приоритетами для поднимающихся экономик.

К 2020 году число людей в возрасте 65 лет и старше составят примерно 20% населения Земли. Каждый месяц примерно 1,9 миллиона людей будут перешагивать планку старше 65 . Эти люди будут находиться в поисках товаров и услуг, которые помогли бы им поддерживать независимую, интегрированную в общество жизнь.

Будут высоко востребованы надёжные финансовые продукты, которые могли бы обеспечить людям в возрасте 65 лет и старше б?льшую безопасность доходов и соответствующие технологические и коммуникационные инструменты, помогающие им оставаться в контакте с обществом, друзьями и семьёй. Будут популярны онлайновые социальные сети , позволяющие иметь доступ к различным сообществам и предлагающие возможность делиться опытом с другими культурами и более молодыми людьми. Желание продолжать учиться и развивать свои навыки после выхода на пенсию создаст спрос на дальнейшее образование пожилых через онлайновый контент, услуги школ и университетов.

Численность среднего класса возрастёт к 2030 году с теперешних 1,7 миллиарда до 3,6 миллиарда, причём этот рост станет возможным прежде всего благодаря поднимающимся экономикам. Если потребители не начнут выбирать «правильные» продукты и должным образом их использовать, то достичь устойчивости развития к 2050 году будет трудно.

Потребителям, ищущим товары и услуги, которые позволили бы им простыми, желательными для них способами (причём без резких переходов) сократить их углеродный футпринт, понадобится больше информации о товарах . В то время, как потребители будут придавать меньше значения отношениям собственности, будут развиваться новые модели бизнеса, которые дадут потребителям желаемый им опыт (совместного пользования или лизинга). Многоцелевые устройства и технологии помогут сделать более обоснованный выбор.

Совершенствование биоспособности и управления экосистемами.

Появится необходимость роста производительности сельского хозяйства на 2% в год для того, чтобы питать, наделять и обеспечивать энергией население планеты в период до 2050 года. Чистые инвестиции в сельское хозяйство должны будут достичь величины в 3 миллиарда долларов США в год (по грубой оценке на 50% больше ныне наблюдаемого уровня). Семена более высокого качества будут выработаны для увеличения урожайности на единицу снижения потребления воды и питательных веществ и для противодействия вредителям и болезням. Новые технологии в сельском и лесном хозяйствах усовершенствуют управление созданием конкурентоспосособных методов производства и применения питательных веществ. На основе нового знания будут распространены решения, отражающие лучшую практику. Совместно используемые различными компаниями и слоями общества сети распределения помогут навести мосты через пробелы распределения, чтобы гарантировать возможность людям, занятым в сельском хозяйстве, но находящимся в зоне, малодоступной для информирования, пользоваться самыми совершенными технологиями и ноу-хау.

Деградация экосистем ввиду обезлесения, приносящего ущерб природе мира, означает потерю в 1,9-4,5 триллиона долларов США ежегодно. Биопродуктивность сельскохозяйственных земель будет возрастать таким образом, который позволит восстановить дикую природу и самовоспроизводство природных систем. Высаживание деревьев, повышение производительности лесного хозяйства, восстановление истощённых земель и снятие проблемы обезлесения поможет смягчить наблюдаемое изменение климата. Инвестиции в охрану окружающей среды и экосистемные услуги станут вкладом в экономическое развитие.

Некоторые оценки предполагают, что экосистемные рынки с товарами из сертифицированных лесов могли бы возрасти с примерно 15 миллиардов долларов США до приблизительной суммы в 50 миллиардов США в 2050 году. В отношении сертифицированных сельскохозяйственных товаров оценки предполагают рост экосистемных рынков с 42 миллионов долларов США в 2005 году до 97 миллиардов долларов США в 2012 году (исходя из уровня годового роста в 15%). Здесь имеется потенциал роста в десять раз до 900 миллиардов долларов в 2050 году.

Возможно изменение в пользу развития.

Устойчивому развитию необходимы некие ключевые «запускающие» факторы, которые предоставят значительные возможности для бизнеса, участвующего в финансировании, информатике, прозрачности, управлении рисками и создании комплексных коалиций. При том, что управление, включающих политику и регулирование, также является критически важным, имеются пути, на которых бизнес может действовать напрямую.

Традиционные модели финансирования окажутся неудовлетворительными, и потребуется больше инноваций для создания нужных инструментов, которые стали бы достаточно надёжными для быстрой адаптации к необходимым условиям: они должны быть масштабируемыми, применимыми на практике, допустимыми, легко внедряемыми и пригодными для тиражирования. Для проектов с большой инфраструктурой сотрудничество могло бы дать новые источники финансовой поддержки. Например, те, кто занимаются страхованием жизни и пенсий, полагают, что при соответствующих регулирующих и отражающих риски допущениях, от 2 до 5% активов, управляемых европейской системой страхования жизни могли бы быть размещены в инфраструктурных проектах. А это – миллиарды долларов. На другой стороне упомянутого спектра – микрофинансирование (займы как правило меньше 250 долларов США). Оно будет и дальше развиваться как в странах с развитой, так и с развивающейся экономикой, помогая женщинам получать более высокие доходы, поскольку последние возвращаются в семью и местное сообщество. Совсем небольшим, малым и средним предприятиям , создающим рабочие места, во всё большей степени потребуются заслуживающие доверия и приемлемые источники капитала, чтобы систематично и быстро увеличивать число рабочих мест, необходимых для реализации целей ПАНОРАМЫ-2050. Для большего движения капитала между всё большими сотрудничающими группами, а также растущих регулирующих и разумных требований будет нужна возросшая прозрачность . Это породит необходимость в профессиональных услугах в отношении информирования, аудирования, страхования, использования коммуникационных технологий для облегчения глобального сбора и анализа данных в режиме реального времени. Информационные и коммуникационные технологии (в частности, мобильные), а также доступ

к более скорым, надёжным и удобным возможностям доступа в интернет, по-прежнему будут способствовать инновациям в моделях ведения бизнеса и экономическом развитии поднимающихся экономик и развивающихся стран. На сегодняшний день, дополнительные десять мобильных телефонов на 100 человек в типичной развивающейся стране повышают, например, рост ВВП на 0,8% (в соответствии с данными Всемирного Банка).

Будут возникать новые формы разделения и передачи рисков (вне традиционных моделей страхования). У основания пирамиды масштаб потенциального рынка микрострахования и другие коммерческие возможности в развивающихся странах оцениваются в полтора-три миллиарда долларов США. Уровень ежегодного роста составит более 10%.

Центр Микрострахования даёт следующую оценку: за пределами следующего десятилетия рынок микрострахования мог бы вырасти в семь раз, до миллиарда участников. Различные типы партнёрства (множество географических регионов, индустриальных направлений, секторов общества, вариантов деятельности) станут основополагающими при определении наиболее подходящих для этих типов инвестиций.

Возникнет спрос на тех, кто будет создавать комплексные коалиции и управлять ими. Системы и структуры, включающие управление обеспечением жилищем, транспортом, энергией, водой и сбросом мусора, не работают и не могут работать изолированно. Тот фактор, что эти компоненты взаимозависимы, будет становиться всё более важным, поставляя информацию для развития и выработки решений. Сходным образом, спектр вопросов, которые потребуется решать при переходе к будущему на принципах устойчивого развития, не будет зависеть от границ, отраслей промышленности, информационных и коммуникационных технологий. Этот спектр останется фактором, увеличивающим скорость и масштаб обмена информацией и играющим значительную роль в повышении эффективности.

По всей видимости, будут эволюционировать как прибавляющие в своём совершенстве системы раннего предупреждения, так и системы наблюдения за текущими рисками и управления ими. Это создаст новые возможности не только для провайдера данной услуги, но и для пользователей, которые считают необходимым получить существенную пользу от возрастающего потенциала мониторинга и обмена информацией.

Заключение и путь вперёд.

Понятие «Кризис». Понятие «Возможность». Для бизнесменов всё это – клише, но и правда в восприятии этих понятий есть. Уникальное стечение неблагоприятных обстоятельств, с которым мы сталкиваемся, касается сразу многих проблем: загрязнения окружающей среды, перенаселённости, недостатка ресурсов, бед в экономике. И всё равно – это предоставляет нам новые шансы.

В настоящем докладе мы выявили многие из них, а также пути, на которых можно использовать их, в то время, как мир встречается с собственными вызовами: с необходимостью создать инфраструктуру, раскрыть возможности медицины, развить технологии, создать новые решения для производства продовольствия м возможностей накормить растущее население Земли.

То, что породило этот доклад, с самого его начала – один и только одни козырь надо всеми: наш проект Видение-2050 – это 9 миллиардов людей, живущих достойной жизнью и ограниченных одной планетой. Если мы пользуемся сейчас вниманием мира, если экология и экономика находятся в глобальном фокусе, то мы можем действовать смело, чтобы сломать неустойчивую модель истощающего роста. К 2050 году мы сможем заменить её моделью роста, основанного на сбалансированном использовании возобновимых ресурсов и рециркулировании невозобновимых.

ТРОПА к устойчивому миру содержит возможности и риски. Она радикально изменит нынешние способы ведения бизнеса. Многие компании изменятся и приспособятся, у других при этом переходе возникнут проблемы.

Движение к Видение-2050 потребует от бизнеса теснее, чем когда бы то ни было, взаимодействовать с правительством и гражданским обществом. Нужно будет обдумать и классифицировать ключевые вопросы: Кто определяет стимулы и механизмы? Кто финансирует переходные процессы (особенно исследования и разработки, развёртывание улучшенных технологий)? Кто сделает или кому следует сделать первый ход в различных областях деятельности? Как будет определяться успех?

Комплексные системы обеспечат финансирование

В соответствии со сложившимися у нас представлениями. Будет нужно разрабатывать, создавать и преобразовывать комплексные системы (например, в том, что касается энергии, финансов, продовольствия, лесов, транспорта и городов), что, в свою очередь, обеспечит финансирование выживания и развития человечества на протяжении 21 века и далее.

История может научить нас многому. Будет важно пересмотреть ключевые концепции, допущения и подходы, которые подпирали в прошлом бизнес и определяли меру рыночного успеха, как и его роль за последние полстолетия в том, что стали возможными общественный прогресс и развитие человечества. Как и прежде, это потребует наличия внешних условий поддержки, равно как и освещённых внутренним светом лидерства и воображения – слишком много появится неотмеченных ныне ни на одной карте «белых пятен». Истории почти нечего нам там предложить.

Бизнес не может решать стоящие задачи в одиночку.

Окошко для действий может и закрыться, поэтому в следующее десятилетие нужно будет сделать очень многое – прежде всего обезопасить прогресс во многих областях, секторах и регионах. Бизнес станет ключевым игроком в этом стремлении. Всё же усилий деловых кругов, в том их виде, с которым мы с ними знакомы сейчас, будет недостаточно. Правительства, гражданское общество, общественность (в широком понимании этого слова) должны в одинаковой мере посвятить себя решению предстоящих задач. Задержка с началом деятельности приведёт к тому, что амбициозные цели проекта станет достичь значительно сложнее. Пересматривая роль бизнеса в обществе на пути к устойчивому миру, мы подчеркнули, что появятся новые значительные возможности. Следствием этого будет проведение дальнейших исследований, но также возникнет необходимость уметь управлять рисками. Можно выделить следующие три ключевые области:

1. Прежде всего, это понятие «Новые возможности для бизнеса в предстоящем десятилетии на основе Видение-2050 . Таким образом, могут быть сформулированы следующие пункты повестки дня для деятельности компаний в рамках собственной компетенции: стратегические приоритеты, новые – методы работы, подходы к созданию мощностей и развития бизнеса, и возможно, портфели ценных бумаг.

2. Новые приоритеты для внешней деятельности, основанные на анализе возможностей для бизнеса и запросов правительств и держателей акций по реализации упомянутых возможностей. Это позволит бизнесу определить новую повестку дня для внешней деятельности компаний: приоритеты в отношениях с держателями акций, новые темы для бизнес-ассоциаций,

3. Мониторинг новых рисков и их анализ на основе понимания действий держателей акций, а также критических и других серьёзных рисков ввиду обстоятельств, которые сейчас нельзя предвидеть.

Путешествие начинается сегодня.

Этот доклад представляет собой изложение того, каким должен быть первый шаг в предстоящем 40-летнем путешествии. Это призыв к дальнейшему диалогу. Это призыв к действию. Сотрудничество, твёрдая вера и мужество потребуются для того, чтобы сделать видимым и осуществить то, что необходимо радикально изменить ради процветания в долгосрочной перспективе, сохраняя успешность в условиях каждого года путешествия. У лидеров бизнеса будут и желание, и потребность действовать во главе продвижения в будущее на основе принципов устойчивого развития. Мы приглашаем лидеров политического и гражданского сообществ быть вместе с нами в этом волнующим и полным вызовов путешествии.

Выражение признательности.

За последние 18 месяцев свой вклад в развитие проекта Видение-2050 сделали многие люди. Ключевыми среди них стали сопредседатели проекта, 29 компаний, участвующих в проекте, а также члены организационной команды, которым была выражена признательность в начале этого короткого доклада. Работе над проектом помогли следующие опытные консультанты, советники и публицисты: Джед Дэвис (ведущий консультант), Анджела Уилкинсон (советник), Брэдли Фишер (публицист), Ллойд Тимберлэйк (публицист), Роберт Хорн (визуализация и синтез). Индивидуальные и корпоративные эксперты, партнёры региональной сети WBCSD (ВДСУР), компании, штатные сотрудники и стажёры WBCSD (ВДСУР), различные группы держателей акций, в частности, Глобальная сеть «Футпринт» и Альянс за глобальное устойчивое развитие, также сделали свой значительный вклад. Проект собрал различные мнения из регионов, протестировав их точки зрения примерно в 30 диалогах по всему миру. Компании, участвующие в проекте, в дополнение к этому, призвали многих людей, работающих в своих организациях, представить их экспертные оценки. Полный список людей и организаций, которым мы выражаем свою признательность, приведён в докладе «Видение-2050 : Новая повестка дня для бизнеса».

Всем, кто сделал вклад в эту работу – поименованным и непоименованным – мы говорим наше искреннее спасибо.

О WBCSD (ВДСУР).

Всемирный деловой совет по устойчивому развитию (WBCSD – ВДСУР) является уникальным глобальным объединением примерно 200 компаний (на уровне участия их исполнительных директоров), работающих исключительно в сфере бизнеса и устойчивого развития. Совет – это некая платформа для, компаний, которые хотели бы изучить принципы устойчивого развития и действовать на их основе, делясь своими знанием, опытом и практическими успехами. Совет – это также платформа для, компаний, которые хотели бы отстаивать свои позиции в бизнесе по данным вопросам на самых разных форумах, работая с правительствами, международными организациями и NGO.

Контакты.

Директор проекта: Пер Сандберг, sandberg@wbcsd.org

Помощник по управлению программами: Кия Куммер, kummer@wbcsd.org

Менеджер проекта: Ниджма Хан, nijma.khan@accenture.com

Менеджер проекта: Ли Ли Леонг, li.li.leong@my.pwc.com

Для получения дальнейшей информации и ресурсов, касающихся Видение-2050 обращайтесь на наш вебсайт по адресу: www.wbcsd.org/web/vision2050.htm

Заявление о том, что не все компании-члены Видение-2050 поддерживают каждое из положений доклада.

Доклад опубликован от имени ВДСУР. Он является итогом совместной работы 29 компаний-членов Видение-2050 и поддержан секретариатом ВДСУР. Как и в отношении и других проектов ВДСУР, к работе над Видение-2050 были приглашены самые разные держатели акций изо всех уголков мира. Доклад был подготовлен на основе детальных консультаций между компаниями-членами и рядом консультантов и советников. Он был проанализирован всеми компаниями-членами с целью достичь широкого согласия по принципиальным вопросам и изложению перспектив. Тем не менее, это не означает, что каждая компания-член обязательно поддерживает или соглашается с каждым из положений доклада. Желание использовать доклад или опираться на него – это свободный выбор читателя.

Приложение 2

«Цели человечества»

Пятый доклад Римскому Клубу под редакцией Э.Ласло, 1977г.

Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ Аурелио Печчеи и Александра Кинга

ВСТУПЛЕНИЕ

СОАВТОРЫ ДОКЛАДА «ЦЕЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА»

Часть I Всемирный атлас современных целей

Раздел 1: Атлас национальных и региональный целей

Глава 1 Цели в Канаде и США

Глава 2 Цели в Западной Европе

Глава 3 Цели в Советском Союзе и Восточной Европе

Глава 4 Цели в Китае и Японии

Глава 5 Цели в Латинской Америке

Глава 6 Цели в Африке и на Ближнем Востоке

Глава 7 Цели в Индии и Юго-Восточной Азии

Глава 8 Цели в Австралии

Раздел 2: Атлас международных и транснациональных целей

Глава 9 Цели ООН и Международной организации труда

Глава 10 Цели многонациональных корпораций

Глава 11 Цели Всемирного совета церквей и Римской католической церкви

Часть II Открытия: глобальные цели как инструмент

Глава 12 Глобальные цели и безопасность

Глава 13 Глобальные цели и продовольствие

Глава 14 Глобальные цели: энергетика и природные ресурсы

Глава 15 Глобальные цели и развитие

Глава 16 Расхождение целей

Часть III Преодолевая внутренние пределы

Глава 17 Великие религии и всемирная солидарность

Глава 18 Современные мировоззрения и всемирная солидарность

Глава 19 Революция всемирной солидарности

Приложение 3

Методология глобального моделирования

Авторы В.Бритков, С.Дубовский

Объект глобального моделирования включает в том числе и многогранную деятельность человека, способного сознательно, активно воздействовать на функционирование всей системы, исходя из большого числа различных, часто противоречащих целей. Поэтому важное значение приобретают вопросы, связанные с управлением в глобальных системах и в целом с методологией исследования социально-экономических систем с помощью математических моделей. Эти вопросы в значительной мере определяют выбор метода моделирования, метода формального описания отдельных блоков, структуры модели, область применимости модели и возможные результаты.

При формализации социально-экономических и экологических процессов часто используются эмпирические соотношения, полученные с помощью наблюдений за фактической статистикой, без достаточного анализа, устанавливающего пределы их использования. Например, ключевая проблема описания экономического механизма – определение связи между экономическим выходом системы и располагаемыми ресурсами – обычно решается с помощью задания так называемой производственной функции.

При описании процесса производства следует иметь в виду, что сам этот процесс управляем, т.е. происходит при определенных управляющих воздействиях. Эти управляющие воздействия, как и цели системы управления, совершенно различны в социалистической и капиталистической экономиках. Различие управлений из-за различия в целях не единственное. Управляющие воздействия меняются с течением времени. Фактический опыт определения значений параметров производственных функций показывает, что: во-первых, эти значения часто различны даже для стран, находящихся на одинаковом уровне экономического развития, во-вторых, они различны на различных этапах развития одной и той же страны. Таким образом, нет никакой уверенности в том, что экономическое развитие мира в будущем будет описываться производственной функцией, близкой к современной производственной функции США (гипотеза Медоуза), или производственные функции регионов мира в будущем останутся такими же, как сейчас (гипотеза Месаровича – Пестеля).

В докладе при рассмотрении процесса экономического развития было построено иное формализованное описание процесса производства с явным выделением и описанием управляющих воздействий, целей системы и научно-технического прогресса.

В более широком теоретическом плане вопросы формализации социально-экономических и экологических процессов тесно связаны с вопросами адекватности моделей. Когда нет возможности исходить только из «точных» законов естествознания и приходится привлекать некоторую систему гипотез о процессе, часто рассуждают следующим образом: модель адекватна, так как, во-первых, принятая система гипотез в настоящий момент времени выглядит правдоподобной, а, во-вторых, по количественным и качественным показателям на известном отрезке развития модель и реальный процесс близки.

По методам исследований, проводимых с помощью глобальных моделей, их можно объединить в две группы – имитационные и оптимизационные модели. Имитационные модели описываются замкнутой системой уравнений, т.е. все функциональные связи, значения параметров и экзогенных величин (в том числе управляющих воздействий) заданы заранее до функционирования модели. Исследование моделируемой системы с помощью имитационной модели заключается в определении влияния выбора различных предположений о функциональных связях и численных значений параметров и управляющих воздействий на поведение системы. Система уравнений оптимизационной модели не замкнута – часть экзогенных переменных (управляющих воздействий) не задана. Исследование объекта с помощью оптимизационной модели заключается в нахождении значений этих переменных, обеспечивающих достижения поставленной заранее конкретной цели, как правило, оптимизирующие некоторый заданный функционал.

Из известных глобальных моделей к имитационным относятся модели Форрестера, Медоуза и модель Месаровича-Пестеля. Первые три модели представляют собой систему нелинейных дифференциальных уравнений. При таком описании в модель включается заранее выбранный неизменный механизм управления, который фактически представляет собой модель принятия решений, идентифицированную на предыстории развития системы. В этом случае исследование системы заключается в переборе различных «политик» и анализе их влияния на поведение системы. Под «политиками» подразумеваются различные сочетания гипотез о функциональных связях, структуре управляющего механизма, численных значений параметров.

Такой подход помогает на первом этапе глубже понять динамику исследуемых процессов, выявить возможные критические тенденции развития. Однако фиксация управляющего механизма не предполагает сознательного изменения человеком существующих тенденций развития и не позволяет проанализировать все возможности системы при допустимых управляющих воздействиях.

В уравнения модели заранее не закладываются какие-либо механизмы управления или значения управляющих функций и параметров. Выбор значений управляющих воздействий осуществляется в процессе диалога между лицом, принимающим решение – ЛПР (или человеком проводящим исследование проблемы) – и ЭВМ. Выбор осуществляется из множества заранее заданных допустимых альтернатив – «сценариев», которые для каждой проблемы (модели) объединяются в дерево допустимых решений. При таком подходе исследование системы проводится следующим образом. ЛПР в процессе диалога с ЭВМ выбирает некоторую ветвь дерева решений, т.е. один из «сценариев», и тем самым однозначно определяет управляющие функции. ЭВМ вычисляет траекторию, соответствующую выбранному «сценарию». ЛПР знакомится с результатами и, если они его не устраивают, выбирает новый «сценарий». Этот процесс повторяется до тех пор, пока ЛПР не подберет приемлемое с его точки зрения управление.

Таким образом, формирование управляющих воздействий в процессе диалога ЛПР с ЭВМ делает модель управляемой, позволяет учитывать возможное сознательное вмешательство человека в функционирование системы. Однако следует отметить, что ЛПР фактически подбирает управление из представленного ему ограниченного выбора. Ограничение допустимых управляющих воздействий конечным набором не позволяет проанализировать все возможности системы. Этот недостаток присущ любой имитационной модели. Поэтому если необходимо широко исследовать возможности системы, в том числе предельные (в различном смысле), то предпочтение отдается оптимизационным моделям. Весь процесс можно разбить на два этапа. Первый включает построение модели и предварительное изучение системы, позволяющее понять основные закономерности ее функционирования и определить возможные критические пути ее развития. На этом этапе рационально использовать имитационную модель в режиме диалога ЛПР или исследователя с ЭВМ. Наиболее удобным аппаратом, обеспечивающим такое взаимодействие, по всей видимости, служит один из вариантов метода сценариев. Однако в дерево допустимых решений необходимо включить только те варианты и переменные, которые действительно могут изменяться по желанию человека. При этом должен быть обеспечен доступ ЛПР ко всем управляющим величинам. Метод сценариев особенно удобен, когда ЛПР получает возможность работать с привычными для него понятиями, заданными в удобной форме.

Фиксировать в структуре модели какие-либо управляющие механизмы, как это делается, например, в моделях Форрестера и Медоуза, на данном этапе не рационально, так как это неоправданно сужает область допустимых управлений. Конечно, после построения модели имеет смысл замкнуть ее работающим в настоящее время управляющим механизмом (если известно его формальное описание) для оценки возможных последствий сохранения существующих тенденций, т.е. управлений. Однако дальнейшее изучение должно проводиться на всем множестве допустимых управлений.

Результатом первого этапа анализа является список проблем – отрицательных тенденций долгосрочного развития исследуемой системы. Второй этап связан с поиском управляющих воздействий, обеспечивающих наиболее приемлемое, с точки зрения ЛПР, развитие системы. На этом этапе необходимо использовать оптимизационные модели. Однако если при исследовании оптимизационной модели ограничить поиск заранее заданными целевой функцией и системой ограничений (как это сделано, например, в латиноамериканской модели), то вряд ли можно полученные результаты выносить в качестве окончательных рекомендаций.

Внутренняя структура социально-экономических систем такова, что их поведение нельзя представить как стремление к оптимизации одного скалярного критерия. Часто не только стремления отдельных подсистем противоположны, но и сам набор целей всей системы содержит трудно совместимые требования. Кроме того, цели сложных социально-экономических систем часто плохо поддаются формализации. Но даже если нам удастся их выполнить, то мы сталкиваемся с известной проблемой векторного критерия качества: как определить наилучшую совокупность показателей, к которой должна стремиться исследуемая система.

Глобальная модель – это инструмент, помогающий ЛПР найти решение стоящих перед ним проблем. Вряд ли целесообразно, передавая в руки ЛПР модель, априорно закладывать в нее какой-либо критерий качества, т.е. пытаться формализовать цели ЛПР. Более того, сам человек, проводящий исследования с помощью глобальной модели, не может заранее точно сформулировать свои цели, поскольку они в значительной степени определяются возможностями системы, о которых он узнает только в процессе изучения.

Более адекватно представление о сложной системе как об имеющей целый набор основных параметров - «жизненных индикаторов» – и стремящейся поддерживать их в рамках определенных ограничений. Поэтому задачу управления такими системами следует мыслить скорее как задачу не оптимизации, а нахождение удовлетворительной траектории. Разумно предположить, что ЛПР (или группа экспертов) обладает неформальной способностью находить компромисс между различными требованиями, распознавать удовлетворительное состояние в векторном пространстве жизненных индикаторов системы. В таком случае необходимо направить усилия не на формализацию целей ЛПР, а на рациональное распределение функций между ЛПР и ЭВМ.

Предполагается следующая схема взаимодействия ЛПР и ЭВМ в процессе исследования системы с помощью оптимизационной модели.

ЛПР формулирует некоторые требования к процессу, задавая промежуточные временные цели и ограничения. ЭВМ находит управления, обеспечивающие достижение (если это возможно) поставленных целей. ЛПР анализирует результаты и, если они его не устраивают, меняет систему целей – ограничений. Процесс повторяется, пока ЛПР не сочтет полученное решение удовлетворительным. В процессе исследования ЛПР задает цели развития через ограничения на значениях «жизненных индикаторов» системы, И хотя на каждом этапе поиска промежуточные цели – ограничения – действительно могут быть объединены в скалярный критерий, он выполняет чисто техническую функцию, меняется от этапа к этапу и не несет идейную нагрузку найденной глобальной цели системы. Удобным промежуточным критерием служит приближение выбранной траектории системы к заданной кривой. Использование такого критерия позволяет ЛПР последовательно улучшать картину развития системы, задавая кривые желаемого поведения той или иной фазовой траектории и закрепляя ограничениями результаты промежуточных поисков. Использование глобальной модели в оптимизационном режиме при рациональном распределении функций между ЛПР и компьютером позволяет получить качественно новые результаты. Однако прежде чем довериться выводам, вытекающим из анализа глобальных моделей, необходимо четко представить зависимость этих выводов от степени адекватности используемого формального описания.


Приложение 4

С.Г. Кара-Мурза1

Ядро системы угроз для России.

(Карта угроз).

Введение

Разумный человек обладает навыками устанавливать корреляции и причинно-следственные связи между явлениями, что позволяет предвидеть угрозы. В государстве предвидение угроз и создание средств их преодоления или смягчения - особая функция власти. В Новое время главные угрозы стали порождаться самим обществом – и техносферой, и конфликтами интересов, и сдвигами в массовом сознании или бессознательном. Эти угрозы для их предвидения требуют уже исследовательской работы в рамках научного метода – традиционного знания и здравого смысла для этого недостаточно. Во время кризисов эта работа, как правило, ослабевает, хотя именно тогда и возникают новые риски и угрозы, для предвидения которых прошлый опыт не дает достаточно знаний.

Во время кризисов всегда имеются влиятельные силы (см. главу 8) заинтересованные в том, чтобы заглушить сигналы о рисках, которыми чреваты их программы. Так и произошло в России в 90-е годы – были свернуты исследования, «беспокоящие» реформаторов, рассыпано интеллектуальное сообщество, изучавшее угрозы, исходя из норм научной достоверности.

Сейчас по крупицам собирается накопленное знание о кризисе, чтобы снабдить хотя бы базовыми сведениями ту молодежь, которой предстоит принять на себя основной удар вызревающих угроз.

И в научном сообществе России, и в политических кругах (как властных, так и оппозиционных) идут постоянные внутренние и публичные дискуссии о проблемах безопасности страны и государства. Большой объем знания накоплен за последние двадцать лет при анализе стихийных и техногенных бедствий, социальных кризисов, межэтнических конфликтов, отказов больших систем жизнеобеспечения. Часть этого знания является уникальной и представляет ценность для мировой науки. Актуальной стала задача систематизации этого знания и введения его в научный оборот и общественный диалог. Актуальны и усилия по сплочению интеллектуального сообщества, для которого риски и угрозы являлись бы главным предметом исследований и методологических разработок.

В этом исследовании составлен перечень и дан краткий анализ тех угроз, которые, на наш взгляд, составляют ядро системы опасностей для России в нынешней фазе кризиса (примерно до середины XX века). Речь идет о системообразующих угрозах, которые затрагивают все главные системы страны и обладают мультипликационным эффектом. Это — угрозы не для отдельных институтов общества или отдельных социальных групп, а угрозы России как целого.

Данный обзор – резюме отчета об исследовании, при реализации которого используются средства, государственной поддержки, выделенные в качестве гранта, в соответствии с распоряжением Президента РФ от 14.04.2008 № 192-РП. Полностью отчет будет опубликован в форме монографии, которая подготовлена к изданию. Она будет снабжена научным аппаратом (библиографическими ссылками и статистическими данными).

Мы переживаем Смутное время, а это – разброд и шатания. Но есть тема, о которой думают все - «что же будет с Родиной и с нами?» Люди всех социальных и профессиональных групп пытаются разглядеть и понять угрозы для России .

При этом всегда встает проблема выделения тех угроз, которые составляют ядро системы опасностей для России в нынешней фазе кризиса. Перечень угроз, входящих в это ядро, можно сделать длинным или коротким - на деле все они есть просто разные грани большой угрозы бытию России. Кризис России – системный. В ходе таких кризисов страдают и элементы, и связи всех систем страны (причем, как правило, самая уязвимая часть систем – связи ).

Одним из критериев выделения ядра фундаментальных угроз служит степень, в которой реализация угроза может повлечь за собой лавинообразные цепные процессы распада, угрожающие гибелью целого. Такие угрозы можно считать критическими.

Слово «гибель» в приложении к таким большим системам, как цивилизация, страна, народ, в большинстве случаев надо понимать как метафору (если речь не идет о природных катаклизмах, угрожающих самому существованию обитаемой Земли). Даже самое страшное нашествие или ядерная война не могут «уничтожить» Россию или ее народ. Но они могут настолько изменить материальные и культурные условия бытия народа России, что произойдет разрыв непрерывности в развитии сложившегося в России жизнеустройства . Это значит, в короткое по историческим меркам время Россия будет так «переформатирована», что наши предки, «взглянув с небес», ее бы не узнали - даже если бы названия городов и имена людей остались прежними. Гибель России – это «стирание» ее центральной мировоззренческой матрицы и ценностной шкалы. Такая катастрофа очень маловероятна, но одновременная деградация и многих системообразующих для России структур делает ее в принципе возможной.

В ходе обсуждений нами составлен такой перечень примерно из дюжины фундаментальных угроз. Здесь мы их перечислим, а затем некоторые подробнее разберем в следующих главах.

2.1. Угроза деградации и распада (демонтажа) народа как системы

Это разрыв связей, соединяющих людей в народ, а также порча механизмов, которые «ткут» эти связи, «ремонтируют» и обновляют их. Народы – продукт культуры, результат творческой работы многих поколений. Связи, стягивающие людей в народ, поддаются изучению, а значит, и воздействию с целью их ослабления, преобразования и разрыва. Современная антропология служит научной основой и для создания технологии таких воздействий.

Ядро России - русский народ, который и сам вобрал в себя множество племен. Их «сплавило» Православие, общая историческая судьба с ее угрозами и войнами, русское государство, язык и культура. К середине ХХ века народ исторической России сложился в полиэтническую гражданскую нацию – советский народ . Операция по демонтажу советского народа с конца 80-х годов ударила прежде всего по его русскому ядру, но также и по связности других народов России. Эта операция продолжается и порождает главную на сегодня угрозу для России.

Народ – субъект истории и держатель страны. Разрыхление его связности лишает его надличностной памяти, разума и воли. Отсюда – кризис всех других систем. В частности, возникает угроза деградации главных социокультурных общностей России. Идет интенсивный процесс деклассирования крупных контингентов трудящихся и распад многих профессиональных сообществ. Так, уже произошли резкое количественное сокращение и утрата системных свойств общностей промышленных рабочих и квалифицированных организованных работников сельского хозяйства, научно-технической интеллигенции.

Демонтаж народа России в острой фазе проводился посредством экономической и информационно-психологической гражданских войн. Сейчас размонтированы верхние слои связей, основа цела, но угроза ее деградации нарастает (см. гл. 4).

2.2. Угроза распада системы межнациональных отношений («общежития народов»)

Россия за четыре века создала особый тип сосуществования множества народов и народностей в одном государстве. Он принципиально отличается от моделей других цивилизаций. Восточные славяне, соединяясь в русский народ, нашли способ собрать на огромном пространстве империю неколониального типа.

Здесь не было этнических чисток и тем более геноцида народов, не было планомерной насильственной ассимиляции, не создавался «этнический тигель», сплавляющий все народы и племена в новую нацию, не было и апартеида, закрепляющего разные народы в разных цивилизационных нишах.

С конца 80-х годов ХХ века механизм, который скреплял эту систему, переживает кризис. Один из главных ударов, имевших целью преобразование советского жизнеустройства, был направлен на механизм, который скреплял систему совместной жизни этнических общностей России. В ходе этой программы возниклои и стали вызревать две угрозы: превращение этнического сознания нерусских народов из «русоцентричного» в этноцентричное; нагнетание русского этнонационализма, ведущего к разделению и архаизации народов («трайбализации»).

В условиях социального кризиса и трансформации национальных государств под давлением глобализации возникают интенсивные потоки этнической миграции, создающие новый, конфликтогенный фон межнациональных отношений. При дальнейшем развитии указанных угроз России грозит «молекулярная» этническая война всех против всех и регрессивный распад больших народов (откат к племенным структурам) (см. гл. 5).

2.3. Угроза деградации культуры рационального мышления

Для жизни индустриальной страны нужно массовое овладение инструментами рационального мышления – адекватным современной реальности языком, навыками логических умозаключений, «духом расчетливости» (меры), навыками рефлексии и проектирования. Все эти инструменты и навыки были сильно повреждены в ходе тяжелого длительного кризиса.

Сейчас сознание общества, в том числе его экономической и политической элиты, хаотизировано и не справляется с задачами, которые ставят императивы восстановления и развития. Резко снизилось качество решений и управления, возникли аномальные зоны, где принимаются наихудшие решения из всех возможных. Самопроизвольного устранения повреждений не происходит, инерция деградации рационального сознания велика. Дальнейшее развитие этого процесса – всеобщая угроза (см. гл. 6 и 7).

2.4. Угроза «внедрения» системы потребностей, несовместимых с реальностью России

«Экспорт потребностей» – один из главных видов оружия в цивилизационных войнах (против «варваров»). Теперь оно применяется против России. Два десятилетия ведется интенсивная идеологическая кампания по дискредитации ценностей непритязательности, средствами масс-культуры внедряются стереотипы западного общества потребления с его шкалой престижа. Навязанные рекламой недоступные стандарты потребления и несбыточные желания вызывают массовую фрустрацию и девиантное поведение, особенно в среде молодежи. Когда в стране «ускользает национальная почва из-под производства потребностей» (Маркс), народ чахнет и впадает в тоску.

Эта операция информационно-психологической войны против России продолжается и разрывает связи солидарности людей, без которой не преодолеть кризиса (см. гл. 7).

2.5. Ухудшение здоровья и снижение культурного уровня населения. Дети России как группа риска

Реформа нанесла тяжелый урон населению. Ухудшилось физическое и психическое здоровье большинства граждан России всех возрастов и социальных групп – народ болен в прямом смысле слова. Растет заболеваемость «социальными» болезнями (особенно туберкулезом).

Быстро снижаются формальные и качественные показатели уровня образования, наступает невежество и мракобесие. Упала до красной черты и продолжает падать квалификация главных групп работников. Подорваны нормы человеческих отношений и способность населения к самоорганизации. Возникли «малые народы», подгрызающие структуры цивилизации. Наступает «цивилизация трущоб», обитатели которых привыкают к своей новой культуре.

Фундаментальная угроза заключается в том, что дети и подростки выпали из поля зрения государства и общественных институтов как совершенно особый объект политики. Они рассматриваются как часть социальных групп, в то время как функции общества и государства в отношении детей принципиально отличаются от системы социальных отношений. Этот контингент является прежде всего объектом охраны как стратегическое и невосполнимое достояние.

Дети не обладают свойствами социальных групп (в частности, способностью к самоорганизации для борьбы за свои социальные права), и в отношении их демонтаж системы государственного патернализма абсолютно неприемлем. Однако этот демонтаж идет шаг за шагом.

В результате в России очень высока (около 50%) доля детей, которые рождаются больными или заболевают после родов. Резко выросла инвалидность детей и доля больных детей школьного возраста. Возникла социальная патология – массовая подростковая смертность.

Чрезмерно высок уровень преступности, рост детской и подростковой преступности опережает средние показатели. Массовой стала беспризорность детей, быстро меняется самосознание беспризорников и возрастают трудности с их реабилитацией. 70% беспризорных больны и нуждаются в госпитализации.

Охрана детства и их здоровая социализация в качестве нового поколения граждан представляют собой большую систему функций, лишь в малой степени сводимую к финансовому обеспечению. Речь идет о защите и оздоровлении ряда «пространств», в которых обитает ребенок и подросток, и все они исключительно уязвимы в периоды кризисов и смут.

Эти процессы не останавливаются или стабилизируются на слишком высоком уровне угрозы.

2.6. Угроза снижения цивилизационного статуса России

В Новое время сложилась иерархия статусов стран и культур, которая действует и поныне, хотя терминология смягчена политкорректностью. Статус цивилизации является исключительно важным ресурсом и в международных отношениях, и в формировании мирового общественного мнения, и в поддержании высокого уровня связности и морали нации. Россия, которая с начала ХIХ века воспринималась в мире и в собственном мнении как цивилизация («православная», «восточно-христианская», «евразийская»), поддерживала этот статус целой системой государственных и общественных мер.

Россия заняла свое место в семье цивилизаций благодаря тому, что на главные вопросы бытия предлагала свои ответы, имеющие общее значение и понятные другим. Это создавало напряженность и даже цивилизационные конфликты, но высоко ценилось в мире, как ценился самобытный «русский» стиль постановки проблем в науке, литературе, политике. В свою очередь, это было важным духовным мотивом для народа России и давало ему самосознание носителя ценностей, важных для всего человечества.

В начале 90-х годов ХХ века статус России как самостоятельной цивилизации был поставлен под сомнение. В одной из версий политической философии утверждалось, что Россия ни в какой момент истории не «доросла» до уровня цивилизации, оставаясь в состоянии варварства. В другой версии Россия была представлена как цивилизация изначально порочная и «неправильная». Третья версия исходила из видения России как части европейской цивилизации.

Следование любой из этих версий означало бы демонтаж несущих цивилизационных конструкций России с прогрессирующим углублением внутреннего кризиса и снижением международного статуса (см. гл. 9).

2.7. Угроза деградации системы административной власти и управления

Страна – как самолет, а власть и управление – его экипаж. От его квалификации, здоровья и совести зависит жизнь страны.

За 90-е годы произошло глубокое падение качественных характеристик и кадров управления, и всей системы управления в целом. На высокие посты пришли люди, не имевшие представления о системах, которыми они должны были руководить. Из-за непрерывных административных перестроек и кадровых перемещений эти люди не связывают свое будущее с конкретным объектом управления и не осваивают знание о нем. Зачастую они занимают вынужденно агрессивную позицию по отношению к специалистам, что ухудшает качество решений.

Из всех социальных групп именно у состава высшего эшелона управления поражение рационального мышления сопровождается самым резким отрывом от здравого смысла. Это усугубляется расширенным воспроизводством коррупции.

Государственный инстинкт заставляет чиновников тянуть лямку, однако эта угроза нарастает, поскольку процесс деградации вышел в режим самоускорения, а программы лечения нет. Само появление такой программы уже требует чрезвычайных мер.

2.8. Кризис легитимности власти и угроза «оранжевых» переворотов

Постсоветская власть не может преодолеть кризис легитимности – нехватку авторитета, уверенности граждан в том, что эта власть гарантирует жизнь страны и народа. Как следствие, недостаточна активная поддержка власти со стороны большинства. До предела сузилась социальная база власти – ее кадры отбираются из узкого слоя «своих».

Кризис легитимности был смягчен с приходом В.В. Путин, который проявил качества харизматического лидера и получил огромный кредит доверия. Это до сих пор служит стабилизирующим государство фактором и является важным ресурсом в преодолении кризиса. Тем не менее, в латентной форме кризис углубляется. Высокий рейтинг президента и главы правительства при очень низком доверии к правительству (формула «добрый царь – злые министры») – симптом риска срыва.

Множество опросов последних лет показали высокую степень отчуждения населения от власти. По многим проблемам в массовом сознании сложилось мнение, что власть действует не во благо народа, а во вред ему.

Возникло неустойчивое равновесие, дестабилизация которого может быть достигнута сравнительно небольшими воздействиями. Культура и квалификация властной верхушки и ее интеллектуальных бригад не отвечают тем вызовам, которые содержатся в современных «оранжевых» технологиях.

Эти технологии позволяют со сравнительно небольшими затратами создавать контролируемые политические кризисы. Единственный способ для власти преодолеть эту угрозу – пойти на честный и открытый общественный диалог, но это сопряжено с рядом сложных политических и методологических проблем.

Недостаток легитимности делает российскую власть уязвимой – ее можно измотать непрерывной чередой политических провокаций и спектаклей. Угроза, что Россию столкнут в новый виток хаоса, велика.

2.9. «Раскрытие» России и угроза оттока ее ресурсов, необходимых для собственного воспроизводства

До последнего времени экономика России складывалась по типу «семейного хозяйства», которое принципиально отлично от «рыночной экономики». В семье ресурсы и усилия не продаются и покупаются, а складываются. Реформа последних двадцати лет еще не смогла полностью преобразовать тип хозяйства России. Но хозяйство семьи нельзя «раскрывать» внешнему рынку, действующему на принципе максимизации прибыли предпринимателя – он высосет из «семьи» все средства.

Внешняя торговля должна регулироваться исходя из принципа максимизации выгоды целого (страны). С начала реформы за рубеж стали переправляться большие объемы ресурсов, дефицитных для развития и даже поддержания отечественного хозяйства (особенно капиталов, сырья и энергоресурсов в разных видах – нефти и газа, металлов и удобрений). Экономическая система стала настроена на субоптимизацию отдельных предприятий. Принятие норм ВТО в нынешнем состоянии чревато усилением этой тенденции. Возникнет угроза утраты ряда системообразующих отраслей производства и направлений научно-технической деятельности.

2.10. Угроза ликвидации русской армии

Армия – ключевая опора любой цивилизации. Это – важная ипостась народа. Свою современную армию Россия выращивала, как и науку, 300 лет. В армии воплощены главные смыслы и коды культурных ценностей и мировоззренческих установок. С 1991 г. делаются попытки изменить культурный тип российской армии, превратить ее в «силовую структуру», равнодушную к проблеме добра и зла. Армию – защитницу народа хотят переделать в профессиональное «охранное предприятие».

Это пока не удается и, скорее всего, не удастся. Но вынуть из армии духовный стержень и лишить боеспособности возможно. Так получилось во многом потому, что мы не желали понять, чем наша армия отличается от наемных западных армий, что именно в ней так стремятся сломать. Все мы должны понять цену этой угрозы – Потеря своей национальной армии – фундаментальная угроза. Эта угроза может при ее реализации вызвать мультипликационный эффект распада многих культурных норм.

2.11. Угроза утраты школы и науки

Школа – «генетический механизм» национальной культуры. Ее главная задача – не обучение техническим навыкам, а воспитание - передача следующему поколению неявного знания и нравственных устоев, накопленных за века народом. Российская школа, в основу которой положена модель, выработанная за полтора века в русской культуре, строит и воспроизводит большую российскую нацию. Попытка слома национальной школы приводит к тяжелейшему культурному кризису и длительному хаосу. Такая попытка и предпринята в РФ с начала 90-х годов.

Даже частный, хотя и принципиальный, элемент реформы – ЕГЭ - вызвал большую напряженность в обществе и устойчивое осознанное неприятие. Экзамены – важнейшая часть школьного образования, венец учебы. Принятый в нашей школе экзамен в форме диалога – и в письменной форме, и в разговоре школьника с комиссией – был нашим национальным достоянием. Он позволял оценить и запас усвоенных школьником знаний и, что более важно, владение навыками познавательной деятельности. При этом диалог позволял отсеять «шум» несущественных недочетов или слабостей ученика, которые могут быть легко устранены в ходе интеллектуальной тренировки. Такой экзамен активно выискивал в общей массе подростков, способных и устремленных к знанию и творчеству. Именно это открыло доступ к высшему образованию в лучших вузах страны способной молодежи из глубинки. Их знания и умения не подвергались той шлифовке, которую дают столичные школы и репетиторы, но экзамен в режиме диалога нейтрализовал этот фактор. ЕГЭ эту возможность устраняет.

Замена старого типа экзаменов на ЕГЭ - скопированную по американским образцам методику ответа на формальные тесты - кардинально изменит сам тип программ обучения и тип мышления школьников. Она отучит их рассуждать . ЕГЭ сводит всю многоцелевую программу образования к минимуму, «выталкивая» из школы анализ, развитие способности рассуждать, логически мыслить и аргументировать свою позицию. Тех, кто мог в 90-е годы, как преподаватель, сравнивать нашу школу с западными, где давно перешли на такой экзамен, потрясала невероятная эффективность этого метода в оглуплении детей.

Смысл школьной реформы – заменить культурный и социальный тип русской школы на тип западной школы, выработанный в ходе Великой Французской революции. Западная школа воспроизводит не народ, а классы. Это «школа двух коридоров» - один для производства «элиты», другой – для «массы». Выходят из школы люди двух разных культурных типов. Ликвидации русской школы сопротивляются и учителя, и родители. Это сопротивление стихийное и неорганизованное, но упорное. Если его одолеют, это нанесет России очень большой ущерб.

То же самое можно сказать о высшем образовании и о науке. Их Россия выращивала 300 лет. Они устроены по-иному, нежели на Западе. Так, вузы России «производили» специфический тип специалиста – российскую интеллигенцию . Переход к Болонской системе, требующий изменения социального уклада вуза и программ обучения, означает смену культурного генотипа образованного слоя России.

Точно так же, социальный уклад и организация науки России, адекватные ее культуре и государственности, обеспечивали высокую жизнестойкость научного сообщества в самых трудных условиях и специфический «русский стиль», позволявший решать крупные проблемы с очень скромными средствами. Он сделал возможными и успехи в развитии России, и ее военные победы. Русская наука – замечательное культурное явление, достояние человечества.

Теперь наука – один из необходимых устоев России как цивилизации, без нее нам ей уже не сохраниться. Очень многие виды знания, которое добывают и хранят ученые России, нельзя купить за границей ни за какие деньги. За 90-е годы нашу науку почти задушили, но ее еще можно возродить. Однако начинается новый виток «реформы» с целью сломать культурный генотип русской науки и превратить ее в «маленький рентабельный бизнес».

Утрата сложившихся в России высшей школы и науки грозит глубокой деформацией общества и потерей культурной независимости с неопределенными перспективами.

2.12. Угроза деградации производственной системы и систем жизнеобеспечения

Реформа привела к спаду производства примерно вдвое (в машиностроении в 6 раз). Последние 7 лет наблюдается прирост – благодаря загрузке простаивающих мощностей. На деле идет неумолимый процесс старения и выбытия основных фондов и мощностей при отсутствии инвестиций, достаточных для их капитального ремонта, восстановления и модернизации.

Вложения средств в последние двадцать лет несоизмеримы с масштабами провала. Латание дыр и чрезвычайные аварийные меры не компенсируют даже в малой степени массивных процессов старения и деградации. Программы восстановления основных фондов и всей производственной ткани страны нет. Состояние многих систем близко к критическому, и в любой момент может начаться лавинообразный процесс отказов и аварий с тяжелыми последствиями.

Деградация систем жизнеобеспечения по своему типу это такой же процесс, как и разрушение производственной базы. Разница в том, что при остановке многих производств мы можем сколько-то времени протянуть за счет продажи нефти и газа, а при массовом отказе теплоснабжения замерзнем в первую же холодную зиму. А на грани такого отказа – целые блоки ЖКХ. За 90-е годы из ЖКХ изъяли амортизационные отчисления, и не велся капитальный ремонт жилья, не перекладывались трубы водопровода и теплосетей. Попытка переложить эти расходы на население или местное самоуправление несостоятельны, привлечь в эту сферу частный капитал трудно из-за ее убыточности.

Разумный выход – начать большую восстановительную программу. Альтернатива – разделение народа на меньшинство в коттеджах с автономным жизнеобеспечением и большинство в трущобах.

Литература

Алферов А.М., Бусаров В.Н., Менжулин Г.В., Пегов С.А., Савенко В.С., Смирнова В.А., Смолина С.Г.Влияние глобальных изменений природной среды и климата на функционирование экономики России. М.: УРСС, 1998. –104 с.

БУДУЩЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И СТРАТЕГИЯ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ПАРТНЕРСТВА. Часть 9 Глобального прогноза «Будущее цивилизаций» на период до 2050 года. Под ред. Ю. В. Яковца, Б. Н. Кузыка, Н. С. Бектурганова. М: МИСК, 2009, 596 с.

Геловани В.А., Егоров В.А., Митрофанов В.Б., Пионтковский А.А. Об одной задаче управления в глобальной динамической модели Форрестера. М., Докл. АН СССР, 1975, т.220, №3.

Геловани В.А., Пионтковский А.А. Эволюция концепций стратегической стабильности. М. 1997.

Геловани В.А., Бритков В.Б., Дубовский С.В. Информационное клонирование в процессах глобализации.// ОНС, 2005, №6. С. 121-127.

Геловани В.А., Бритков И.Б., Дубовский С.В. СССР и Россия в глобальной системе (1985-2030). Результаты глобального моделирования. М. ЛИБРОКОМ. 2009.

Глобалистика как область научных исследований и сфера преподавания / Под ред. Абылгазиева И.И., Ильина И.В. Отв. Ред. Шестова Т.Л. – М.: МАКС Пресс, 2009. Вып. 2. – 448 с.

Дубовский С. В. Прогнозирование катастроф (на примере циклов Кондратьева). «Общественные науки и современность. 1993г., №5, с. 82-91.

Дубовский С. В. Кондратьевский цикл как экономико-технологический маятник с социальными последствиями. Москва, Экономика и математические методы, том 30, выпуск 1, 1994.

Дубовский С. В. Объект моделирования – цикл Кондратьева. // Математическое моделирование, т. 7, №6, 1995.

Дубовский С.В. Глобальная пирамида как результат исторического развития, характеристик социума и состояния среды.// Общественные науки и современность,2002, №4. С. 173 – 182.

Дубовский С.В. Энергетика и распределение доходов в экономическом развитии. Математические модели. М. РОХОС. 2004.

Кара-Мурза С.Г. Ядро системы угроз для России. (Карта угроз) М. 2009

Козельцев М.Л., Пивоварова Н.А., Ретеюм А.Ю. Тамбовцев В.Л. Европейская модернизация России как национальная идея. М. РРЭЦ, 2009.

Кузык Б.Н., Агеев А.И. Россия в пространстве и времени. История будущего. М.: ИНЭС, 2004.

Моисеев Н.Н.. С мыслями о будущем России. М.: Фонд развитию социальных и политических наук, 1997. 210 с.

Материалы Международного научного конгресса «Глобалистика – 2009 : пути выхода их глобального кризиса и модели нового мироустройства», Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова, 20-23 мая 2009 г. В 2-х тт. М.: МАКС Пресс, 2009. – 584 + 456с.

Ланьков А. Модернизация в Восточной Азии, 1945-2010// Публичные лекции Полит.ру. 2010.

Открытый конкурс работ молодых учёных. «Научно-образовательные работы в сфере истории и футурологии. 2007 год». М.: МГОФ «Знание», 2009. Ч. I. 320 с.

Открытый конкурс работ молодых учёных. «Работы в области гуманитарных наук. 2008 год». М.: МГОФ «Знание», 2009. Ч. II. 288 с.

Пантин В.И. Мировые циклы и перспективы России в первой половине ХХI века: основные вызовы и возможные ответы. Дубна: Феникс+, 2009. – 432 с.

Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики. Под редакцией А.А. Акаева, А.В. Коротаева, Г.Г. Малинецкого. М.: Издательство ЛКИ, 2010 – 352 с.

Пономарев И., Ремизов М., Карев Р., Бакулев К. Модернизация России как построение нового государства. Независимый экспертный доклад. М. 2010. Сайт АПН.

Россия в 2008 – 2016 г.г. Сценарии экономического развития. М. Научная книга. 2007.

Россия XXI века: образ желаемого завтра. – М: Экон-Информ, 2010. Институт современного развития (ИНСОР).

Россия в мировой системе: (1990-2022). //Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики. (Будущая Россия). М: Издательство ЛКИ, 2009. 352 c.

Тарко А.М. Антропогенные изменения глобальных биосферных процессов. М. Физматлит. 2005.

Bremer s. a., Huges b. b. Disarmament and Development. Prentic Holl, New Jersey,1990.

Forrester J. W. World dynamics, Cambridge, Mass., Wright Allen Press, Inc., 1971. Русское издание:Дж. Форрестер. Мировая динамика. М.:Наука, 1978, 168 стр.

Marchetty C. Stable Rules in Social and Economic Behayior. International Institute for Applied Systems Analysis, A-2361 Laxenburg, Austria, 1986.

Meadows D.L. at al. Dynamics of Growth in Finite World. Cambridge, Mass., WRIGHT Allen Press, Inc., Spring 1974.

Mesarovic M., Pestel E. Multilevel computer model of world development system. Extract from the proceedings of the symposium held at IIASA. Laxenburg, 1974.

N. Nakicenovic. Software Package for the Logistic Substitution Model, 1979. IIASA, Laxenburg, Austria.

The Limits to Growth, New York Universe Books, a Potomac Associated Book, 1972.

Turco R. P., Sagan C. Nuclear winter: global consequences of multiple nuclear explosions.- Sciense, et all. 1983, 222, N4630, p. 1283 – 1300.


- * К сожалению, российский бизнес не высказал интереса к участию в этом серьезном международном исследовании и поэтому учет его результатов представляет особую важность для нашего проекта.

* Сборник «Россия и мир. Новая эпоха» под редакцией С.Караганова, Москва 2007.

* Авторы материала — заместитель генерального директора Института стратегических оценок и анализа (ИСОА) А.П. Денисов и ведущий эксперт Российского научного центра «Курчатовский институт» Н.Ю. Ютанов.

[1] Линия Дюрана является границей между Пакистаном и Афганистаном. Это искусственная линия раздела, которая не признается афганским правительством.

[2] Три из этих докладов были переведены и проанализированы нашим авторским коллективом, так как к настоящему времени в России опубликован лишь один доклад («Мир после кризиса. Глобальные тенденции — 2025: Меняющийся мир» Доклад Национального разведывательного совета США. Москва, Европа 2009. ред. В.Глазычев, Г. Павловский).

[3] Детальный комментарий этих работ см. стр. 124-163

[4] Подразумевается современная «историко-цивилизационная» методология, применимая к XXI веку, сходная с трудами А.Тоинби, П.Сорокина, Ф.Фукуямы, Р.Флориды, С.Хантингтона и т.д.

* Федотова В.Г. Модернизация «другой» Европы. М., 1997

* К сожалению, в этой работе нет ни одной фамилии разработчиков, даже предисловие не подписано

[5]

[6]

[7]

[8]

[9]

* Корпоративные члены проекта :

Accenture, Alcoa, Allianz SE, ArcelorMittal SA, Duke Energy Corporation, E.ON AG,

Eskom Holdings Limited, Evonik Industries AG, FALCK Group, Fortum Corporation, GDF SUEZ, GrupoNueva SA, Holcim Ltd., Infosys Technologies Limited, Osaka Gas Co. Ltd., PricewaterhouseCoopers LLP, Rio Tinto plc, Royal Philips Electronics NV, Sony Corporation, Storebrand ASA, Syngenta International AG, The Boeing Company, The Procter & Gamble Company, The Tokyo Electric Power Company Inc., Toyota Motor Corporation, Umicore,

Vattenfall AB, Volkswagen AG, Weyerhaeuser Company

Участники проекта получили также поддержку многих организаций, среди которых международная экологическая организация Global Footprint Network и международное научно-техническое партнерство The Alliance for Global Sustainability, а также специальная группа экспертов.

Проект учитывает мнения, высказанные в процессе 30 региональных встреч, проведенных в странах Азии, Африки, Латинской Америки и других регионах мира.

1 Автор С.Г. Кара-Мурза, профессор, доктор химических наук, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:29:24 01 сентября 2019
.
.17:29:23 01 сентября 2019
.
.17:29:22 01 сентября 2019
.
.17:29:21 01 сентября 2019
.
.17:29:20 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Проекта (гранта)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258798)
Комментарии (3487)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru