Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Темы для ов в Интернете. Зачёт в устной форме (теоретический материал + произведения)

Название: Темы для ов в Интернете. Зачёт в устной форме (теоретический материал + произведения)
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 15:02:35 16 января 2012 Похожие работы
Просмотров: 905 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Преподаватель: Микеладзе Наталья Эдуардовна.

Лекция №1. (11.02.10)

Темы для рефератов в Интернете.

Зачёт в устной форме (теоретический материал + произведения).

Периодизация.

Хронологические рамки Средневековье – Возрожденье (конец 4 – начало 5 века н.э. вплоть до нового времени; начало нового времени было не одномоментным, традиционно принято отсчитывать либо от буржуазных революций (Нидерланды, Англия – середина 17 века, Франция (конец 19)), либо от некоторого переломного момента, смена общественных и экономических формаций, нарастающие буржуазные элементы вытесняют).

Верхняя граница этого курса – первое десятилетие 18 века, т.к. история литературы всегда опережает социальную историю.

Почти повсеместно в Европе начала 17 века в литературе и искусстве ощущается радикальная смена мировоззренческого кода и эстетической парадигмы.

Стили: средневековый и ренессансный сменяется барокко и классицизмом.

Возрождение или Ренессанс – это не отдельный исторический этап, это духовно-эстетическое движения конца эпохи Средневековья. Это не общественно-исторический, а культурно-исторический феномен.

Внутренняя периодизация:

Границы также не вполне чётки, подчас размыты, так как речь идёт о разных национальных культурах. С учётом всех этих оговорок, периодизации изучаемой эпохи:

- раннее средневековье или средневековая архаика (от 4-5 веков до начала 12 века): устная и письменная словесность. К устной относятся: архаический эпос кельтов и скандинавов, эти произведения анонимны, элемент христианизации не велик: ирландские саги или кельтский эпос (Уладцкий цикл: «Угон быка»; «Плаванье Брана»; «Преследование Диармайда и Грайне»); скандинавский или исландский эпос: «Старшая Эдда» - Прорицание Вёльвы (Волуства, которая открывает Эдду), Перебранка Локки, Песни о Сигурде (Зигмунд), Атли (Атилла), Гудру и Брюнхильд (Брюнхильда). К письменной литературе относятся (прежде всего, духовная, религиозная): Аврелий Августин («Исповедь», «Боэций» - дополнительная.).

- зрелое средневековье или средневековая классика (начало 12 века – 15 век). Верхняя граница этого этапа для Англии, Франции и Германии, когда в Италии он длился до середины 14 века, когда у них начинается Ренессанс.

Эпическая поэзия: национальные, героические эпосы (французский героический эпос: «Песнь о Роланде», испанский героический эпос: «Песнь о моём Сиде», немецкий: «Песнь о Нибелунгах»). Есть проблема авторства, которая не решена до сих пор.

Письменная литература, которая делится на три потока: религиозная (авторская); куртуазная (придворная), представленная лирикой и рыцарским романом, тоже авторская; городская литература, прежде всего, сатирическая.

Тексты письменной литературы: поэзия трубадуров (Куртуазная. Желательно, перевод Наймана); рыцарский роман («Роман о Тристане и Изольде» Жозефа Бедье или роман Кретьена де Труа «Ийвен или рыцарь со львом»); Данте Алигьере («Ад» только в перевода Лозинского); поэзия Франсуа Вийон (баллады и «Большое завещание»).

- позднее средневековье или, с эстетической точки зрения, Возрожденье (в Италии – середина 14 века – начало 16 века, в Англии, Франции, Нидерландах и Испании охватывает частично 15 и весь 16 век, начало 17 века – последний в Европе кризис Возрождения, период трагического гуманизма).

Тексты:

Испанское Возрождение: Петрарка (лирика: книга песен «Кансоньера»); Джованни Боккаччо («Декамерон» в переводе Любимова (или Веселовского, более старый)) – треченто. Кварточенто – Пико Дело Мирандола «Речь о достоинстве человека» в переводе Брагиной. Чиквиченто (1500е годы) – Николо Микавелли «Государь» в переводе Муравьёва.

Северное Возрождение: Эразм Роттердамский «Похвала глупости» + «Оружие христианского война» и «Воспитание христианского государства» + Томас Мор «Утопия.

Французское: Франсуа Робле «Гаргантюа и Пантагрюэль» в переводе Николая Любимова + Рансар.

Испанское (трагический гуманизм): Сервантес «Дон Кихот», Лопе де Вега «Собака на сене» или «Звезда Севильи» и историческая драма «Овечий источник» («Фуэнто овехуне»).

Англия: Шекспир «Венецианский купец» или «Мера замен», «Гамлет» (в переводе Лозинского или Пастернака), «Отелло», «Король Лир», «Макбет», «Зимняя сказка» или «Буря».

Вводная лекция.

Началом эпохи средневековья принято считать 4-5 века нашей эры, принимается период распада огромной Римской империи. Начало Европейских средних веков совпадает с эпохой великих переселений народа. С точки зрения экономики началом средних веков можно считать переход от рабовладения к феодализму, который захватил некоторые варварские народы, которые вовсе миновали рабовладение. Как писал Грановский: «Волна переселения народов ударила в двойную стену: Римская империя рухнула, христианская церковь сильно пострадала, но выдержала напор».

Устояла и латынь, которая в средние века обретает статус международного языка. В Италии, Гили и западных провинциях латынь существовала в форме народной, вульгарной латыни. На основе этой латыни в последствии развились романский, испанский. Язык германцев подвигнулся небольшого влияния.

В средневековой литературе на первый план выступают этические проблемы. Средневековая цивилизация уникальна тем, что не в одной её сфере нет ничего этически нейтрального. Это связано с тем, что в средние века в мире повсеместно утверждаются монотеистические религии, так называемые мировые религии: христианство, буддизм и ислам. Языческие пантеоны богов сменяются единобожием. Моральный императив таких религий более сконцентрирован и выражен, нежели в религиях древности. Идея человекобожия, усиленная нравственными заповедями, обращена к каждому человеку, отсюда преобладание этической проблематики во всех сферах средневековой культуры.

Однако, за исключением собственно религиозной литературы, в прочих сферах словесности она становится известна, ярко выражена не на раннем этапе. В средние века формируется принцип сословности (очень строгая структура общества), это связано с господством религиозной идеологии, которая рассматривает мир, как серию подобий, отражение высшего в низшем.

Концепция великого порядка, великой цепи бытия, связи всего со всем (Бог есть всё во всём) доминирует в сознании человека европейского Средневековья. Уже к 9му веку общество стали делить на три сословия: беллаторес (войны), ораторесс (те, кто молится), лобараторас (те, кто работает). У каждого сословия своя специфическая функция: войны защищали и оберегали молящихся и трудящихся.

С 12 века, когда появились со становлением городов, появились промежуточные прослойки (купцы и юристы), немного устарело, хотя им и продолжали пользоваться впоть до 14 века.

Сословность – основной признак культуры средних веков. Каждое сословие вырабатывает свою субкультуру и литературу, органично вписывающуюся в культуру средних веков. Эта культура была поразительно едина в присущих ей особенностях.

Складываются новые литературные регионы, множатся культурные связи. Расширяются политические и религиозные связи между городами, паломничество, торговля. Центр – папский Рим. Продолжается миграция населения. В Британию сначала пришли кельты, затем скандинавы, затем пришли норманны. Частые войны и завоевания в ареале народов, которые находятся на одном уровне развития, обусловили проникновения культур.

Идея передачи империи: переход от Рима к Британцам, Франкам и проч, которые хотели выглядеть приемниками Рима. Эта популярная идея дополнялась идеей передачи знаний.

Связи всего со всем в средневековом универсоме становятся международные языки: латынь, потом – французский.

Лекция №2 . (18.02.10)

Основные тенденции и доктрины, определявшие облик средневековой культуры.

1. Христианская.

Глубоко религиозное восприятие мира (житие, гимны, мистерии, марлете). Основополагающие черты – христианская цивилизация и христианская культура.

2. Традиции античной культуры.

Несмотря на немалые утраты, понесенные в период варварских завоеваний, античные ценности оказали громадное влияние на культуру. К влиянию можно отнести: сохранение латыни и широкое её распространение, ввод в школьное преподавание Цицерона, Вергилия и Овидия, христианское богословие достаточно широко ориентируется на Платона (Августин) и Аристотель (Фома Аквинский). Античная традиция оживает в куртуазной лирике, рыцарском романе и дидактических сочинениях Раннего и Среднего средневековья. Светские гуманисты и богословы – возрождение античности.

3. Народная.

Устное народное творчество, фольклор.

В менталитете в дофеодальном этапе ощутимо двоеверие, сочетание христианской веры и языческих верований (архаика, героический эпос, карнавальных и пародийных жанрах).

Само понятие «средние века» возникло в новое время, в индустриальном обществе, оно несло негативный окрас. Оно было окрашено критически по отношению к этому периоду (тёмные века). Предпосылки были заложены ещё у первых гуманистов (Италия). Предпосылки: для первых гуманистов – это период варварства и провала, перерыв в культурном развитии, потому что это эпоха небытия античного знания. Идеологические установки

Объективно Средние века – важнейший поступательный этап в культурном развитии Европы, этап Восхождения. Именно в средние века возродились нации, сложились языки, были сделаны великие географические открытия, была сохранена связь и преемственность культур, душа человека становится предметом внимания, были созданы величайшие и неповторимые духовные ценности (дворцы, картины, скульптуры, памятники литературы), их не обесценило ни время, ни какая-либо идеология.

Подлинная духовная культура, которую мы предали, всё ещё излучает свет. (с) Экзюпери.

Категории средневековой культуры и место человека в этой культуре.

Жак Легоф, Буревич и проч.

Самый популярный литературный жанр – жития святых.

Самый типичные образчик архитектуры – собор, символ Вселенной, символ мира. («Современные люди подменили собор суммой камней» (с) Экзюпери, то есть подменили то братство, сведя его просто к взаимной терпимости, толерантности)

В живописи – икона, светская живопись также предпочитает библейские сюжеты.

В скульптуре – персонажи библии.

В мышлении ощутим аналогизм и дуализм, выражающийся в построении оппозиций, указывающих на двоемирие (душа – тело, бог – дьявол, святое - духовное). Земная жизнь, для средневекового человека, – приготовление и преддверие жизни вечной. Зрелое средневековье.

Природа понималась, как зеркало, в котором человек может созерцать образ божий. Природа есть бог в вещах. Природа поэтому не играет самостоятельной роли в литературе. Она является – символом, аналогии, аллегории. Об этом свидетельствует эмблематика, геральдика и сохраняется на протяжении всего периода. Средневековый художник не похож на современного. Он часто анонимен или стремиться к этому, он не похож и в главном – он располагет на абсолютных полюсах добро и зло. Во всех сферах средневековой жизни ничто не мыслится этически нейтральным, это его базовые оппозиции. Средневековый художник предпочитает типизацию индивидуализации.

Реализм – слово средневекового времени. Многие категории не всегда убедительны для современного человека: загробный мир мыслился абсолютно реальным. И весь Шекспир быть может только в том, что с тенью так спокойно говорит Гамлет.

Кажущиеся странности повсюду, не только в искусстве.

Вирту – доблесть + добродетельность. В это понятие входило и такое значение: обращение к древним авторам, опора на авторитет; это приветствуется и поощряется, всякого рода инновации осуждаются; способность человека менять своё поведение в зависимости от обстоятельств, то есть изменять себе. Именно это значение оправдывает низкие действия и вызывает огромный негатив. Преступления против духа, инновации касающиеся души. В самое сердце Ада помещены новаторы¸ изменившие законам своего мира.

Аналогично мастерство измерялось степенью сходства. Оригинальность не считалась достоинством. Детей изображали в соответствии с каноном (младенец Иисус).

Высшим способом установить истину считался божий суд. Помимо этого применялись испытания (пытки: водой). Могли судиться с животным, неживым предметом. Представления об этом менялись на протяжении многих веков. Свобода не являлась антинтезой зависимости, поскольку всё было подчинено воле бога (зависимая свобода). Христианская аскетическая традиция учила видеть в бедности более угодное богу состояние, нежели богатство. Ростовщичество считалось богопротивным занятием. Само понятие бедняк в ту пору употребляется в двух значениях: как сословно-юредический термин (антитеза благородный - бедный), как христианский термин (избранник).

Человеку Средних веков была присуща уверенность в с воём единстве с мирозданьем, он считал себя малым миром, сотканным из тех же элементов, из которых соткан большой (плоть – земля, дыхание - воздух). Человек знал свою миссию: быть частью и венком божьего мира. Аналогизм лежит в концепции микрокосмоса, человек или микрокосмо рассматривался как подобие макрокосмо, универсума.

Человек – это всё во всём (с) Гамлет и Шекспира – отсылка к посланию апостола Павла.

В античном мировосприятии понятие «космос» органично, в Средние века оно распадается на пару противоположных понятий: грда божий и град земной, который сближается у многих авторов с понятием град антихриста. Поэтому «человек стоит на пути, который ведёт и к граду божьему и к граду антихриста». (с) Гуревич

Не только мир дуалистичен, но и сам человек: с одной стороны он – венец творения, он же – квинтессенция праха. Как примерить две эти стороны, бессмертие и смертность? Осознав свою двойственность, приняв свою смертность человек должен довериться воли божьей и выбрать свой путь, чтобы достичь града божьего.

На восприятии пространства и времени лежит печать дуализма: оппозиция духа и тела. Пространство существует в двух измерениях (средневековая вертикаль и имеет три уровня: небеса, земная доль и ад; включена горизонталь, наличное пространство – христианский мир – территория неверных). Пространственные представления имели характер: Бог не центр мира, он повсюду. Символом совершенства и образом Бога и универсума стал круг, змей, кусающий себя за хвост, с другой стороны мир – собор, лестница, цепь бытия, взаимодополняющие образы и идеи гармонии и связи всего со всем.

Время – доминирующая категория. В христианском миросозерцании понятие времени было отделено от понятия вечности, вечность – атрибут бога. Историческое время делится на две эпохи – до рождества христова и после. Время становится векторным, линейным и необратимым. Оно движется от сотворения мира к страшному суду, моменту когда «исполнится время». Если представить земную историю, как сюжет, то его композиция драматична. Начало – грехопадение и изгнание из рая. Пришествие Христа, конец земного времени рода человеческого. Человек – участник всемирно исторической драмы, в которой решается судьба мира и индивидуальная судьба души каждого.

Роль Аврелия Августина (354 – 430 годы) в формировании христианской философии истории.

Циклизму древних Августин противопоставляет вектор, «иситнный и прямой Бога». Земная история обретает единство и превращается во всемирную истоприю, пронизанную единым смыслом, направленной к единой цели и руководимой единым внешним замыслом. Однако, при всей своей векторности время в средние века не чужды и цикличности. Она сохраняется в языческих празднествах, связанных со сменой времён года, а также христианских религиозных празднествах, литургии, также земная история представляет собой завершённый цикл (от сотворения мира до его конца): человек и мир возвращается к создателю, время – к личности.

Идея старения и порчи мира, также была развита Августином. А восходит она ещё к апостолу Павла, где говориться, что человек достиг своих последних веков.

Проблема времени тревожила Августина, он искал ответ на вопрос, что есть время: «Способность изменять продолжительность времени дана человеческой душе». Для восприятия прошедшего мы обладаем памятью, для настоящего – созерцанием, для будущего – надеждой, чаянием и созерцанием. Августин превращает понятии времени во внутреннее состояние человека, это понятие продержится вплоть до тринадцатого века. Мир изменяющихся вещей длится во времени, Бог же превыше всех времен и пребывает вне времени, в вечности. Время и пространство характеризуют земной мир и имеют приходящий характер, так как Святая Троица движет своими творениями во времени и пространстве.

Дуализм, в понимании времени, согласуется у Августина с пространственным дуализмом. На рубеже 4-5 веков он формирует учение о граде земном и граде Божьем. Град Божий – община христиан, он вечен, олицетворён церковью. Град земной – государство, подвергнуто времени. Каждый град идёт своим путём, имеет свой прогресс. В настоящем, прошедшем и будущем люди переживали, переживают и будут переживать беды. Взгляды Августина пессимистичны в отношении земной жизни, но оптимистичны во взгляде не духовной жизни. Августин писал о том, что необходимо жить так, чтобы в каждый момент своей жизни он должен быть готов предстать перед Господом. Прошедшее и будущее обладают большей ценностью, чем настоящее, по мнению Буревича.

Идеи Августина во многом определили принципы средневековой историографии. События истории нуждаются не в причинном объяснения. Традиционным жанром средневековой историографии стала всемирная хроника, которая начиналась с сотворения мира (библии). Подчас историки сопровождали свои повествования картинами страшного суда. На протяжении веков история оставалась по преимуществу церковной историей. История церкви считалась стержнем всего исторического процесса, сквозь её призму …

Характерная черта восприятия и изображения времени – опространствивание времени, её специализации. Время воспринималось в значительной степени пространственно. С другой стороны внутреннее изменение героя во времени изображалось как результат влияния потусторонних сил.

Человек той эпохи очень восприимчив к изменению времени, так как он живёт в ожидании конца времён.

О структуре Средневековой литературе.

Принцип сословности.

Принцип сословности и иерархичности – основа не только общественного устройства в средние века, но и основа метоструктуры средневековой литературы, каждое сословие вырабатывает свою литературу.

  1. Литература церковного монастыря. Самая значительная. Латинская или клирекальная литература. К ней относятся богослужебные жанры, гимны, молитвенные песнопения, житийные жанры, исповеди, ведения, комментарии к священному писанию, патристика, сочинения отцов церкви, историография, хроника, риторические сочинения, грамматики. Внутри этой литературы существует также мощный пласт смеховой литературы (пародия, сакра – священная пародия, создателями которой были студенты). Пародировалось всё, без исключения. «Пир Киприана» - первая дошедшая до нас пародия. Церковь не запрещала.

Лекция №3 (25.02.10).

По одной из версий церковь не запрещала, так как оно было написано в целях мнимоники, запоминания, так как не было так много христиан от рождения, которые были знакомы с христианскими, библейскими текстами, а их нужно было знакомить с ними по таким средствам. По другой версии деятеля Каролинского возрождения строгий аббат Робан Мавр сам в середине 9 века делает обработку пира Киприана и рекомендует её внуку Карла «в качестве занимательного чтения».

Проблема – смех. Это сложная проблема. Два подхода:

- Бог не смеется, человек не должен тоже. Эта формула восходит к воззрения ранних христиан: Титралиаен, Киприан, Августин. Смех не от Бога, а от дьявола.

- правда шутовского слова, правда юродивого. «Мудрость мира сего есть безумие перед Богом» (Павел) - «Земное безумие как мудрость перед Вышним».

В конце 14 века в Кентерберийских рассказах «Пролог приставов» был написан в жанре священной пародии, которая была освещена традицией. Яркий пример характерный для средневековой карнавальной культуры, которая развивает традиции священной пародии. В середине 15 века находится апология «Праздника глупцов» в послании богословского факультета, которое осуждает, хотя он и продолжает справляться: «человек может умереть от страха и благоговения божьего, если не дать ему в определённую отдушину, чтобы он с ещё большим рвением принялся за служение».

2. Эпическая поэзия. Кем бы и когда бы она не была записана, её происхождение связано с долгой устной народной традиции. Сочинение здесь анонимно. Этот пласт синкретично, очень трудно выделить какой именно пласт составлялся её созданием.

3. Литература феодального замка, куртуазная литература, придворная литература, которая существует с 12 века. Авторства, как правило, известно. Беллоторес.

4. Бюргерская, городская литература с 13 века, когда сформировались города: сатирические жанры, фаблио, фарсы, дидактические и назидательные сочинения. В основном анонимны (в основном лабораторас). В рамках городской культуры происходит становление театров, а зарождается он в средние века. Уже с 12 века он выходит из храма на городскую площадь. Истоки городского театра связаны с литургией, богослужением. В виде литургической драмы зарождается театр. Кроме этого, здесь сказываются традиции античного театра, обряды, придворные празднества (чуть позднее) и вся смеховая культура.

В средние века каждый жанр был привязан к своему пласту. Перенос в другой пласт был возможен как результат пародийного снижения.

Литература для человека средневекового человека была не столько беллетристикой, сколько источником знаний и уроком в вопросах этики, риторики и прочего. Отсюда её поучительность и назидательности.

Жанр исповеди дидактический по определению. Это определение задано Блаженным Августином (около 400 года он писал свою исповедь, он был не старым человеком). Когда он писал свою исповедь, он не был ещё отцом церкви и не предполагал, что его произведение создаст канон. Он поведал свою жизнь Богу, исповедовался в жизни, вере, делах своих. Его адресатом является творец. Но его исповедь стала уроком, обращённому ко всему миру. От себя лично означало ото всех сразу и всему миру стразу. Итог: личный жизненный путь Августина приобрёл значение общего пути восхождения к смыслу, он стал моделью такого пути восхождения человека такого пути. Формула Августина-ученика о предвечном учителе, в котором всё, от которого всё и через которого всё. И вотрая: Августина-учителя о человеке-ученике («не мечтайте о себе»). Так словами апостола Павла определено личное сознание Августина: сказано о слитности индивида со всеобщими и личными началами. Личное Августина не существует как личное, оно встроено в Путь. И в итоге оно преодолевается им как личное. «Индивид, брошенный античностью и ещё не подобранный Средневековьем, предоставленный вдруг самому себе». Августин не подозревает, что он – один из отцов церкви, искатель истины и спасения, один из создателей нормы. Августин, Боэций, Иероним, Кассиадор делали не только догматический выбор, но и биографический и создавали будущую норму, этим объясняется, почему в средневековом мире никто не решился подражать Августину в полном объёме. Его исповедь стала одной из канонических книг патристики. Подражать ему было бы немыслимой гордыней.

Вторая трагическая, проблемная исповедь была бы невозможно и излишня. Этот жанр оказался представлен одной полной парадигмой и несколькими боковыми примерами. А вот жажда поучительности переместилась из жанра исповеди в примеры того, что случилось с другими, в новый жанр, который займёт максимальное пространство в литературе Средневековья, в жития, рассмотренные не изнутри, а извне.

Принято различать 2 типа житий:

  1. Житие язычника, грешника, однажды узнающего истину, испытывающего обращения: «Житие Марии Египетской», известное с 7 века, житие блудницы, которую Богоматерь пустила в церковь, и та раскаялась.
  2. Житие христианина с самого рождение: «Житие Алексея, человека божьего». Бахтин называет первый тип жития кризисным, именно в нём он видит исток авантюрно бытового романа нового мира: греховная жизнь, наполненная соблазном, перенесенные испытания.

Написанная семь веков спустя после исповеди Августина «История моих бедствий» Пьера Абеляра ближе к жанру биографии, чем исповеди. Исповедь Августина – своего рода марелете о смысле пути земной жизни всякого человека: собственная биография у него – лишь повод для размышления, а у Абеляра – это пример жизни индивида со всей исключительностью. Вот почему жанр исповеди стоит особняком. В центре повествования не Я, автора нет в исповеди, а есть ОН, а всё значимое в этой исповеди именно от НЕГО.

Изобразительно-выразительные средства. Топосы.

От литературы нового времени её отличает то, что это литература традиционалистского типа. Средневековая литература функционировала, постоянно воспроизводя сравнительно ограниченный набор идеологических, жанровых и прочих структур. При чём эти структуры могли оставаться неизменными на протяжении очень долгого времени. Такие структуры называются топосом. Виды топосов:

- лексического или лексико-семантического характера (постоянные эпитеты, эпические формулы)цветовые решения героического эпоса очень сходны с работами средневековых художников-минитатюристов.

- изобразительные топосы (описания романтических свиданий).

- устойчивые мотивы и темы (гибель героя в результате предательства, суд над злодеем в форме поединка сторон, то есть божий суд, сатирические топосы, которые возникли на основе постоянных мотивов: коварство женщин, скупость ростовщиков).

- образные топосов – набор черт и деталей, которые способствуют возникновению устойчивого канона в изображении какого-нибудь сословия.

- жанровые топосы, которые формировались за счёт всех вышеперечисленных (жанр рыцарского романа и прочее).

Средневековые топосы часто восходят к священному писанию, но не всегда. Топосы обладали большой намекающей силой для слушателя: плавание – перемена судьбы, замок – средоточие злобных сил. Это был готовый культурный код. Тяготение к канону, индивидуальность мастерства.

Итог: многозначность слова и образа неизмеримо возрастает в эту эпоху. Одним из ведущих признаков становится аллегоричность, она вся исполнена иносказаниями и прочим.

Общая характеристика Возрождения.

Сложный для понимания этап, по отношению к которому до сих пор не выработана единая точка зрения. Деление на раннее, зрелое и позднее средневековье. Если 16 век является поздним средневековья, что такое Возрождение?

Эта полемика началась в конце 19 века. Теория Бурхорда.

В работах титанов Возрождения нет ничего нейтрального: антонимичность добра и зла. Свобода у Ренессансного человека допускается. В начале 16 века реформация подрывает авторитет католицизма и папства, но не авторитет христианства как такого: так или иначе, но Бог присутствует в философии самых радикально настроенных деятелей возрождения. От религиозной средневековой доктрины не отказался никто: они не отменяли понятии, они по-прежнему отличали.

Мир – как серия подобий. «Всё из частиц, а целого не стало» (с).

Возрождение от средних веков отрывать нельзя, так как иначе получается очень разорванная картина. Можно ли исчерпать 16 век Возрождения? Что возрождалось?

Название Возрожлдение условно, не точно, так как оно заслоняет другие важные течения мысли, эпохи.

Характерно: магия, натурфилософия, герметизм. Понятие реформация заслоняется понятием Возрождение. Поэтому он очень неоднородно, исчерпать решительно невозможно.

Реально возродили ренессансные мыслители и художники: античную культуру. «Возрождение античности – прямая цель и содержание Ренессанса» (с) Котиков. В итоге получился интересный синтез античности и христианства. Есть серьёзные основания считать, что Бурдхард тоже был прав, когда предполагал в качестве изначальной цели ранних гуманистов – возрождение подлинного первоначального христианства, то есть обновление религиозное.

Ренессансный гуманизм не претендовал на то, чтобы стать идеологией масс, он не пытался создать модель нового мирозданья. Он не привёл к образованию ренессансного государства. Создали теоретические модели идеального государства и государя, которые органично вписывали в августианскую модель. На практике реализованы не были. История показала, что уступать своё место Богу земнее кесари не пожелали, за одним исключением – отречение Карла 5го. Есть веские основания полагать, что одной из основных целей 16 века было именно создание в Средневековой Европе обновлённого христианского государства, то есть воплощение модели града Божьего в реальной жизни. Новое же время пошло в философии и политике по альтернативному пути с установкой на собственное вале человека: «На всякой службе я служу себе».

Лекция №4 (04.03.10)

К архаическому эпосу принято относить мифологические эпосы варвар. Ирландский, скандинавский и проч.

Формировались в рамках длительной устной традиции. До нас дошли записи 11 – 13 веков. Для всех архаических эпосов характерна такая примета как развитая формульная техника. Эпические формулы свидетельствуют о долгой традиции. Сохраняется связь с фольклором. Сказочный и мифологический элемент доминирует над историческим или нам так кажется, так как мы плохо знаем историю этих стран. Главный смысловой центр – не столько подвиги, сколько распад и крушение родовых отношений, родовая распря, которое трактуется как причина крушения мира и как само это крушение. На данном этапе эпос состоит из кратких песен или прозаических сказаний, саг, которые слагались исполнялись и сохранялись профессиональными сказителями (фелиды) и полупрофессиональными дружинными певцами. Курс обучения фелида длился 12 лет. На раннем формировании эти песни и былины подвергались циклизации. В одном древнеирландском памятнике: тот не филид, кто не согласовывает и не связывает между собой саги. Древнейший из средневековых эпосов: кельтский эпос. Феодальные наслоения на нём незаметны и несущественны. Принято относить бриттов, галлов и проч. Кельтская экспансия в Европе охватывает с 6 по 2 век до нашей эры. Затем в материковой Европе их потеснили римляне и местные племена варваров. Культура кельтов, высокоразвитая культура, лучше всего сохранилась на островах: Ирландии, Британии, горной Шотландии. Ирландия в средние века стала главным очагом кельтской культуры. Эту культуру не уничтожили ни нашествия викингов и норманнов ни довольно ранняя христианизация. По легенде сам Святой Патрик пожелал кельтам не забывать свои приданные, чтобы они могли и впредь поучать людей. Ирландские монахи сохранили их творчество.

Скела – повесть, история, сказание, былина.

Всё-таки небольшая христианизация там присутствует. Наиболее явное свидетельство: хронологическое соотнесение сроков жизни короля Конхобара с жизнью Христа. Даже такое соотнесение носит рамочный характер. В повести о смерти Конхабара, сказано, что он уверовал в Христа ещё до прихода истинной веры. Сказание о смерти Кухулина также обнаруживаются мотивы, относящиеся к смерти Христа, но это не даёт основания думать, что его смерть смоделирована со смертью Христа. Дошедшие до нас записи кельтских приданий относятся к 11-12 века, но созданы они были в первые века нашей эры, в рукописной традиции существовали минимум с 7 века.

Структура ирландской саги: это повесть прозаическая с включения поэзии, от части стихотворные ставки дублируют прозу, с так называемой риторикой, короткие фразы, которые в большинстве русских переводах опускаются (это пророчество, предсказания, связанные аллитерацией, содержание которых утрачены). В цветовой символике красный свет связан с тем миром, это и цвет богини раздора Мориган. Красный цвет для Кухулина – знак присутствия мощных потусторонних сил на стороне врага. Чуть далее будет упомянут кровавый меч самого Кухулина.

Структура скелы: проза + поэзия + риторика.

В поэзии, стихах часто есть рифма, через них передаются речи героев, диологи в момент решающий для героя. В прозе – преимущественно описания и иногда диологи. Прлоза – наиболее древний слой.

Принято выделять три типа сказаний: о богах (крайне немногочисленные), сказания о героях (Уладский цикл и цикл Финна, вождя Афениев и есть ещё королевский цикл), сказачнофантастические саги. Это деление современное

Сюжетное деление: плавание, похищения, сватовства, разрушения.

Иерархический признак: главное сказание, предваряющее сказание.

Деление по сюжетам открывает путь религиозно-мистическому пониманию смысла истории, и проясняет жизнь человека (женитьба, рождение, охота и прочее), с точки зрения функциональной. Фантазия кельтов бездонна. Особенно это проявилось в сказаниях о приобщениях мира смертных к миру бессмертных (таков сюжет имрам - плавания). Сюжет имрама – плавание смертного в страну вечного блаженства (плавание Брана, плавание Майльдуйна, которое создано под влиянием Гомеровской Одисеи). В плавании Брана содержится специфический мотив времени, который будет воспринят из кельтской традиции европейским рыцарским романом. В сказочных пространствах время для героев останавливается, а для других продолжает своё течение. Соприкосновение смертных с миром бессмертных всегда приносит печаль, несчастье, гибель. Такой устойчивый сюжет любви смертного и Сиды (сверхъестественные существа обоего пола, которые живут под холмами). Такова любовная связь Кухулина с Сидой Фран. Сиды считались создателями любовного напитка – ещё один распространённый мотив в европейской литературе. Кельтский эпос даёт своеобразную разработку любви: страстная любовь – наваждение, болезнь. У кельтов распространён мотив любовного пятнышка, кто его увидел, тот влюбился (в основном у женщин). Это объясняет веру в сверхъестественную силу любви. Мотив любви, которая сильнее смерти, впервые встречается именно в кельтском эпосе, от туда он попадает в рыцарский роман. Так в романе о Тристане и Изольде, который сложился в Британии 12 века, любовь в нём докуртуазна, она там плод магии, колждовства, и она не победима. В кельтском эпосе содержатся сразу два вероятных источника легенды о Тристане и Изольде, возможно, это две истории параллельного эпоса истории архетипа: сага «Изгнание сыновей Устных» (кровавая распря происходит из-за трепетной красавицы Дейдры), сага «Преследование Диармайда и Грайны» из цикла Финна. Активная роль женщин в кельтском эпосе, что является тесной связью с матриархатом.

Героические сказания сохранились в трёх версиях: «Бурые коровы» книга, самая древняя около1100 года; «Лейстерская книга» середина 12 века. События, о которых повествуются в сагах улацкого цикла, отнесены сказителями к рубежу нашей эры. Археологические сказания показывают, что она действительно соответствовала тому времени. Король уладов Кахабар, Кухулин и события саги о похищении быка довольно точно поставлены во времени в анналах. В то же время архаический эпос никогда не воспроизводит события истории как некую истину, цель – обобщающее осмысление событий. Существенное выявляется через поступки героев в перспективе большого времени, в этом причина наличия основного измерения эпоса (абсолютное эпическое прошлое). Абсолютное эпическое прошлое нуждается в идеальном эпическом герои, таки героем в ирландском эпосе предстаёт Кухулин (слишком молод, слишком смел, слишком прекрасен()оль уладов Кагосе предстаёт кается в идеальном эпическом герои, таки героем в ирландском эпосе предстаёт кухулин.я эпоса ()м ). Его гибель оказывается предопределена самыми его лучшими качествами. Саги о Кухулине тяготеют к образованию отдельного цикла. Главным деянием героя, придающим смысл всем прочим его подвигам, была несомненна защита величайшего сокровища уладов, священного быка. Этот подвиг соотносится с именем героя и всецело раскрывает образ идеального героя, соотносится с его именем (дело в том, что имя Кухулин было дано ему за то, что он в 6 лет убивает грозного пса кузнеца Кулина и даёт клятву защищать его земли до поры; Кухулин – пёс кулана, кузнеца). Имя становится судьбой Кухулина. Весь героизм и мужество, которых лишены другие войны, сосредоточены в одном Кухулине. Всю долгую землю он сражается у брода с войнами. Заклятье, установленное Кухулиным, позволяет переходить брод только поодиночке. Это называется ирландской «Илиады»: борьба за прекраснейшую женщину, борьба за прекраснейшего быка. Сама структура скорее противоположна Илиаде: там гнев Ахилла заставляет его уйти от битвы, здесь наоборот: один Кухулин бьётся до тех пор, пока не поможет другим войнам. «Борьба Кухулина с Фердиадом». В целом ряде сказаний раскрывается человечность Кухулина, в образе которого содержатся и черты мифического демонизма. По одной из версий, он является сыном бога. Описание Кухулина противоречиво: он то прекрасный юноша, то маленький чёрный человек. Он то дивный и кроткий, каким он предстаёт перед женщинами, второй – тёмный, магический, искаженный облик, который он не почитал. Искажение Кухулина перед битвой – пластическое выражение воинской отваги и ярости, внутренне, психологическое изменение персонажа, настройка на бой. Множество черт классического богатыря. Фантастика фольклора – реалистическая фантастика.

Эпос не умеет раскрывать внутреннее изменение души человека, иначе как во внешних проявлениях. Сага «о смерти Кухулина». В ней обнаруживается познавательный элемент, который сходен с внутренним монологом. Принято считать, что внутренний монолог появляется лишь в 19 веке в романе, современные авторы стремятся максимально точно зафиксировать поток сознания героев, принято связывать с современным уровнем развития психологии. Архаический эпос по определению не должен знать внутреннего монолога, но в эпизоде гибели верного возничего Кухулина есть слова, оторванные от обычных слов. С точки зрения семантики и структуры мы наблюдаем поток сознания человека или монолог души. Как минимум две последние строки внутренней речи Лаэка, возничего, - более поздние вставки, сделанные монахом. Лаэк умирает как христианин в день смерти эпического героя Кухулина. Эпосы свойственны анахронизмы: персонаж эпического эпоса умирает как истинный христианин во время жизни Христа и до его смерти. Этот анахронизм вполне естественен для эпоса. Кельтские героические сказания станут основным арсеналом цикла Бритонского цикла рыцарского романа и Французского романа.

Лекция №5 (11.03.10)

Скандинавский эпос. Старшая Эдда.

Часто скандинавский эпос называют исландский, кроме того, в его сюжетах много общего с героическим эпосом, циклом Нибелунгов.

Скандинавский эпос был записан в Исландии, там он и сохранился в наиболее чистом виде. Существенная изолированность – причина того, что придания сохранились очень хорошо. Исландия была заселена выходцами из Норвегии на рубеже 9-10 веков. При чём, уплывая из Норвегии, переселенцы уплывали от политики. Первый догосударственный институт – тинк, народное собрание. Боги скандинавской мифологии тоже сходятся на тинк. Один тоже поучает, в каком виде человеку следует появляться на тинк.

Родовой строй долго сохранился. Принятое в 1000 году христианство долго существовало параллельно с язычеством. Путь сказания вероятно был таким: от континентальным германцев к скандинавам (5-7 века) в устной форме; со скандинавами предания переносятся в Исландию, где они в 12-13 веках записываются; из Исландии сказания вохзвращаются в Новегию, от туда назад к континентальным германцами, и мужи немецкие в начала 13 века создают Песнь о нибелунгах. Передача знаний (путь сказаний) – не всегда прямая дорога, но и тропинками они находили выход в преобразование в эпическую форму.

Три вида:

  1. Старшая Эдда – анонимный рукописный мифический сборник (мифологических и эпических песен).
  2. Младшая Эдда – авторский сборник (написан около 1225 года) или трактат о поэтическом искусстве скальтов. Автор – известный норвежский историк и поэт Снори Стурлуса, который жил на рубеже 12-13 веков.
  3. Исландские саги – прозаические по преимуществу, несколько моложе старшей Эдды, также анонимны (известно множество видов саг).

Сага об «Орвер Одде», она близка к нашему сказанию о вещем Олеге.

Основные события саг исландских – распри в век саг (10-11 века). Там описано много преступлений, смертей, много говорится о кровной мести. Среди исландских саг есть сага об Амбале, прозванном Амбали: само это предание гораздо древнее, чем его саговая обработка на рубеже 12-13 веков. Это древнейшая европейская версия сюжета о Гамлете.

Старшая Эдда представляет собой рукописный поэтический сборник, состоящий из 29 песен, он дошёл до нас в виде рукописного списке. Обнаружен был лишь в 17 веке епископом, он назвал её Эддой, по аналогии с Младшей Эддой. Эдда – прабабка или поэзия. Песни эти датируются – 9-11 веками, сама рукопись 13 века. Песни тщательно подобраны и расположены в интересном порядке: 10 мифологических и 19 героических песен. Позднее вставлены 25 эддические песни.

Открывает старшую Эдду величественная Волуспа, прорицание Вёльвы. Принято считать, что она возникла в Исландии в эпоху перехода от язычества к христианства в 10 веке. По своему материалу песнь языческая, но между тем она обнаруживает христианское влияние. Жанр пророчества воспринимается как распространённая форма систематизация мифов. Главный смысл пророчества в самом пророчестве. Пророчицу Вёльву посещает в царстве мёртвых Один, верховный бог, чтобы узнать от неё о прошлом и будущем мира. Боги скандинавского пантеона не бессмертны и не всеведущи. С образом Одина связан мотив жажды знаний, эта тема и открывает песню. Встаёт вопрос, не эта ли жажда знаний является исходной причиной катаклизмов, которые будут потом. Один, согласно Эдде, неистово жаден до знаний. Его ничего не пугает. Получив знания от Вёльвы, Один отправится к великану узнать у него о будущем. Один характеризует сам себя как много странствующего, беседующего, много сведущего. И в итоге в состязании с Йотом, великаном, он признает его мудрейшим. Один всегда с посохом – признаком странствующего человека, и воронами – соколы Одина и гусята валькирии. Они так зовутся в Кенингах (вороны) – это мифологические иносказания, они могут быть двусоставными (ясен сечи - воин) и трёхсоставными (клён тинга кольчуг - воин). Одно и тоже понятие может обозначаться разными кенингами. Наличие кенинга отображает переход от фольклора к литературе. Во многом кенинги – это продолжение эпических формул устной традиции, но от постоянного эпитета он отличен как небо от земли, так как это искусственное образование.

Один одноглаз – по одной из версии он отдал свой глаз великану Мимену в обмен на знания, по другой версии он провисел 9 дней на ясене Идросиль (конь Одина) ради получения знаний, за что отдал свой глаз. Один странствует по всем мирам скандинавского мироздания.

Как устроено скандинавское мироздание: 9 миров. Из них главных три мира: Асгард, Мидгард и Хель. Это миры-усадьбы. Всё мироздание смоделировано по принципу миров-усадеб. Устройство мира в скандинавской мифологии двойственно: он строится одновременно и по вертикале и по горизонтали, приобладает вертикальная характеристика. Усадьба Асов наверху, царство смерти Халь – внизу и средняя земля, земля людей. Эта вертикаль скреплена по средствам мирового дерева. Некоторые усадьбы ориентированы по сторонам света (Хель находится на севере).

Один странствует по всем мирам мироздания, отдавая и принимая знания. Речи Высокого – поучения, наставления людям. В речах высокого не одна лишь хитрость воина, в том числе среди его наставлений Одина есть речи о мудрости, муже и проч. Один жертвует беззаботностью ради знаний.

Носители судьбы в скандинавской мифологии – три девы, норны, которые родились из источника Норн, который находится у истока ясеня. Прошлое и будущее мира известно также великанам Йотунам и пророчествам: вёльва – порождение исполин. Вёльва говорит о себе то в первом то в третьем лице: настоящее время она использует в рассказе о прошлом и прошлое – в рассказах о будущем.

Рассказ вёльвы имеет характер потока ясновидения, в котором быстро сменяются кадры. Чередование времён – дополнительный способ выделения смысловых частей пророчества (рождение мира, создание карликов и людей, первая война, видение ада, конец мира, начало нового мира). Ад в скандинавской поэзии – дом, сплетённый из змей. Причинв гибели мира согласно логике прорицания вельвы – вовсе не жребий, уготовленный нормами, а вечная война за власть, распри между ваннами и асами. Причины – проклятое золото, нарушение клятв, предательства Локки и зло, заполнившее мир после убийства светлого бога Бальтора. Таким образом, всё это составляет то зло, которое делает неизбежным гибель мира.

Бальтор – единственный светлый бог скандинавского пантеона. Бог солнечных лучей и искусства, сын Одина и фрид. Он улыбается всем и всегда. Скандинавская мифология окрашена в другие тона, ниже мифология античная. Это связано предле всего с климатом: холод, туман, тёмный песок. Частый эпитет к воле здесь – мутная. Из ярких цветов присутствует только зелёный и красный. Мир скандинавской мифологии – ночной мир по преимуществу. Ночь – главное время суток, всё остальное – отпрыски ночи. Свет вторичен. Параллель с Библией: в обоих случаях сначала бездна сияет. Мир библейский, по преимуществу, дневной.

Однажды на светлое лицо Бальтора упала тень, его начали мучать сны о том, что он умрёт. Его мать Фрид берёт клятву со всего мира, кроме амелы, из которой Локки сделает копьё.

Локки – третий скандинавский персонаж (первый Один, второй Тор, бог громовик, очень сильный, но не очень воинственный, это бог-кузнец, покровитель земледелия, его происхождение не совсем ясно, он побратим Одина). В гибели мира Локки будет на стороне великанов. Две стороны образа Локки: лжец, коварен, лжив, но, кроме того, он – злой язычник. Оба образа уживаются в песне «Перебранка Локки». В «Песне о трюме» Локки помогает Тору вернуть свой молот, но в целом в эддической поэзии он – антигерой: он втягивает богов в распри, убивает Бальтора. Учитывая христианизации в гибели мира, в образе Локки заметны черты Антихриста: он правит ладьёй, на которой плывут люди на Страшный суд.

Кажется, что ничто в мире не грозит Бальтору. Боги пошли играть с Бальтором на священный луг, на котором нельзя было проливать кровь. Его поставили в центре и стали кидать в него играя (скалы, деревья). Пришёл Локки и вложил в руку слепого бога Хельтора, и он убил его. Боги просили вернуть Бальтора, его разрешили отпускать на три месяца. Его образ связан с культом плодородием, силы (Озирис, Дионис).

Сама катострфа последовательно затрагивает: людей, богов и саму землю.

Первый этап: люди.

Век бурь и секир, мечей: люди щадить друг друга не станут.

Второй этап: боги.

Трубит рог стражей рогов, гудит ствол ясеня, лает пёс, начинает схватка Богов и великанов. Мотив вселенского пожара. Один вступает в схватку с волком, Тор – со Змеем. Оба сражены.

Третий этап: конец света.

Солнце померкло, земля тонет в море, жар нестерпимый до мира доходит.

Далее идёт более поздняя концовка: жизнь возрождается. Из моря появляется земля. Нисходит мира владыка, властелин могучий. Обновлённая земля, чудесный чертог, новый владыка мира. Эта образность отсылает к откровением Иоанна. Она чередуется с языческими представлениями.

Не исключено, что вторая часть пророчества была создана около 1000 года, года принятия христианства. На рубеже веков ожидание конца света значительно усиливается. Если сопоставит финалы в откровении Иоанна и прорицания вёльвы: в библейском тексте всё происходит по воле бога и утверждается победы света над тьмой, в вёльве – такого нет.

Героические песни Старшой Эдды.

Они имеют в своей основе совсем другие сюжеты: здесь в основе воспоминания о событиях эпохи великого переселения народов (437 год – под напором гуннов Атиллы гибнет государство великого племени Бурбундов, весь род короля Гундихария погибает, в Старшой Эдде король Гундихарий предстаёт под именем Гундар; Атилла в текстах старшой Эдды присутсвует под именем Атли , вскоре также умер в 435 году от руки Ильдико (Гудрун, Кримхильда) пленницы, которая по приданию отомстила ему за убийство своих сородичей; второе событие – связано с именем Теодориха вождя ост-готов, который в 493 году создал новое обширное государство, которое простирался ло придунайских земель). Эти исторические события соединяются с мотивами проклятого золота и кольца, клада, связанного с гибелью богов и людей, соединяются с мифологическим мотивом любви воина и девы валькирии, с мотивом двойничесва, перемены обличий и проч.

Большая часть из 19 героических песен Эдде связана с циклом Нибелунгов, они же Нифмунги (в исландской мифологии). Главные персонажи цикла мифов:

Сигурд – добывает клад, съедает сердце и пьёт кровь убитого им дракона, будет валькирию (мотив «спящей красавицы»), обручается с ней, пьёт напиток забвения, берёт в жёны Гудру, добывает брату Гудры валькирию, в итоге он убит родственниками жены. Исторический прототип ему не найден.

Брюнхильд – главная героиня, валькирия, сестра Атли. Персонаж мифологический, который не имеет прототипа. Мотивы: любовь, обмен кольцами, обманом сосватана, мстит сигурду и потом сходит на его погребальный костёр (мотив смерти- соединение после смерти). Она главная героиня исландской версии сюжета о нибелунгах.

Гудрун (и её братья).

Атли – второй муж Гудрун. Он убивает её родных, так как они обрекли его сестру и из-за клада.

Гринхильд – мать Гудрун. Это именно она опоила Сигурда напитком забвения, уговорила на обманное сватовство. Козни от матери Конунгов. Она в горе повинна. Этого мотива, вины матери, не будет в песни о Нибелунгов.

Бьюкунги в стихах Старшей Эдды принимают имя Нифлунгов, когда они овладевают кладом Сигурда.

Героические песни Эдди начинаются с пророчества Гриберда Сигурду.

Принцип циклизации коротких героических песен Эдды типичен для так называемого генеалогического упорядочивания: затянута месть (принцип циклизации). Она может быть затянута на несколько поколений, которая потом ведёт к завершению рода. Модель: убийство – месть и т.д. В конце – гибель последнего человека и остающаяся в живых мстительница.

В Эддических песнях мстят по крови: Атли мтстит за сестёр, Гудрун – за братьев. В немецкой версии этого сюжета генеалогическая упорядоченность будет нарушена: последняя мстительница погибнет.

Лекция №6 (18.03.10)

Героический эпос.

Устная стадия развития. У «Песни у моём Сиде» устная традиция была очень короткая стадия устного развития – 100 лет. В героическом эпосе Средневековья можно обнаружить признаки:

1. История уверенно отвоёвывает первый план у мифологии. Национальная история либо доминирует, либо полностью его вытесняет. В наиболее чистом виде это проявляется в испанском эпосе (целиком лишь «Песня о моём Сиде» 1140г) – он рождён на позднем материале. Его сюжет датируется серединой 11 века.

2. существенно возрастает значение религиозных христианских мотивов.

3. Усиливается патриотическая мотивировка. И материальная мотивировка у персонажей («Песня о Сиде» - впервые в эпосе появляются цифры бухгалтерского учёта: чтобы совершать подвиги нужно иметь деньги).

4. Всё более отчётливое влияние рыцарской идеологии и культуры (именно этим объясняется трансформация).

5. Признаки удаления этих произведений от фольклора становится более очевидно: усиливается драматизм (вырастающий до трагизма), этим эпосам свойственна более стройная композиция, складывается большая эпическая форма, в которой до нас дошли эти произведения (принципы циклизации сохраняются, но родовая циклизация всё более вытесняется национально-этическая циклизацию, складываются в национальные циклы, родовые ценности замещаются ценностями феодальными, государственными и семейными).

Французский средневековый эпос – порождение молодого героического феодализма. Его предмет – строительство государства франков, затем – империи Карла Великого (742-814), при чём не только самого Карла, но и его предшественниками и его потомками.

Строительство христианской империи. Это существенно, учитывая сохранение языческих племен в центральной Европе и учитывая мощную арабскую экспансию в южную Европу: борьба между религиями становится важнейшей теме.

Французский эпос – политический эпос. В архаических эпосах политики нет вообще. Испанский эпос – тоже политический. У него одна двуединая тема: реконкиста (освободительная народов против мавров) и объединение Испании.

Во французском эпосе до нас дошло более ста поэм, которое назывались «песни о деяниях». Они сохранились в записях 11-14 веков, но редакторы этих записей работали на старом материале (контилентов и устных преданий, хроник, недошедших до нас деяний франков). Вполне вероятно, что эти редакторы работали и на материале первоначальных поэм, которые сложились в дружинной среде, то есть в 8-9 веках (теория Менендоса Педаля). Первоначальные сюжеты на протяжении всего этого времени подвергались разным обработкам. В немецких обработках Роланда мы видим, как возрастает роль баварцах, в Оксфордских – нормандцев.

Архаические и героические эпосы средневековья предназначались для исполнения (артисты, игрецы, гистрионы, жонглёры). Не известно, предполагалось ли разыгрывание в полном смысле этого слова. Жонглёры были людьми разной степени образованности. Большая часть жестов – плод фантазии жонглёров. Часть была написана клириками,

Туроль аббат из Асбери – один из возможных авторов «Песни о Роланде».

Шансон де жест поделили на три цикла:

1 – жесты короля Франции или Королевский цикл.

2 – жеста добрых феодалов (Гельён Горандж – главный герой).

3 – жесты злых феодалов, мятежных баронов.

Самый древний – королевский цикл. Все его особенности свойственны и «Песне о Роланде». В центре – Карл Велики (в «Песне о Роланде» два героя Карл и Роланд).

В реальности Карл стал римским императором в 800 году, но все поэмы цикла изначально обозначают его императором, не спящим, вечно бодрствующим и мечтающим об отдыхе. Карл – первый среди равных (примус интер парэс). Слово «пэр» происходит от парес – равный. Ни одного вопроса Карла не решает без своих пэров. Его приказания обращены в форме просьбе. Его цель – служение милой, сладкой Франции и вере христово. Родина и вера – два императива, которые управляют его деятельность. Не родственные чувства определяют его деятельность. Тоже будет и с Роландом.

Перед смертью Роланд не вспоминает свою невесту Айльду, у него другая возлюбленная, которой он померяет свои радости – Дюрондаль Спата (меч Роланда). Её он будет тщетно пытаться разбить о скалу. Нельзя скрыть, что в имени меча заключено имя невесты.

«Песнь о Роланде».

Самая знаменитая и самая древнейшая в этом цикле.

Ядро сюжета: арьергард франков под предводительством Рональда атакован полчищем с сарацин. Вероломное нападение – плод мести отчима Роланда.

Время создания поэмы точно не известно. Сохранилось около десяти версий редакций, которые датируются 14 веком. Из них наиболее древний – Оксфордский список (1170г). Между тем, согласно версии Менендеса Педаля, первоначальная поэма и основная политическая концепция песни относится к концу 8 – началу 9 века. Таким образом, испанский учёный очень сильно пошатнул точку зрения, согласно которой «Песнь о Роланде» - это непосредственный продукт пропаганды первых крестовых походов рубежа 11-12 веков (длились они с 1095 года до 1291 года). Менендес вёл к тому, что идеология креста сложилась гораздо раньше. В учебниках время создания «Песни» около 1100 года. Древнейший рассказ о Ронсивальском сражении, которое состоялось в августе 778 года, содержится в древнейшем жизнеописании Карла Великого от 878 года (Эйнхард). По этому описанию написали баски.

Хронист сына Карла Великого в середине 9 века не считает нужным называть имена погибших в сражении, мотивируя их общей известностью. Роланд согласно версии (Саге о Карле) был не только его племянником, но и сыном от сестры Карла – Гислы, одной из самой известгных женщин, которая потом постриглась в монахини. Карл получил отпущения своего страшного греха в результате заступничесва.

Гибель Роланда может пониматься в этом контексте как искупительная жертва за грех Карла Великого. Таким образом без предательства Ганилона, мести Карла в этой песни улавливается влияние житийной традиции с главным героем Карлом: грех, искупление, покаяние. Но оценка народа распорядилась иначе: он выбрал Роланда выбрал своим героем, несмотря на греховность его происхождения. В прочем, Оксфордская версия содержит только один намёк (упоминание святого Эгидия).

В испанском эпосе любимым героем становится Сид, весёлый, находчивый, немного нечистого на руку.

Первый документ, в котором упоминается этот сюжет – Эйнхорд, затем латинская рукопись 11 века, содержащая пересказ «Песни о Роланде». В этом пересказе нет ни посольства, ни предательства, есть Трубин, Оливье, Роланд погибает, а месть за этим не следует. Перед битвой пред Гастингсе 1066 году норманнский жонглёр исполнял песнь о Роланде: к середине 11 века, за сто с лишнем лет до Оксфордского списка песнь о Роланде уже существовала, это говорит о её раннем зарождении.

Две сюжетные линии:

- борьба двух миров: мусульманского и христианского (борьба карла с королём Марсирием). Итог: крещение царицы, победа над царём всего востока Болигамдом (напоминает позднюю вставку).

- месть Ганилона пасынку Роланду. Между ними есть вражда еще до посольства. Смерть Роланда, казнь.

Первый сюжет масштабнее и имеет общее значение. Второй сюжет наполняет жизненными подробностями, он же связывает «Песнь о Роланде» с циклом злых феодалов. Давая совет Карлу Ганилон советует назначить Роланда.

Ганилона нет в самых древних сюжетах. Сама линия Ганилона, вероятно, вошла в сюжет о Роланде не раньше 860 годов, так как Ганилона современная наука ассоциирует с санского архиепископа Винила, который изменил Карлу Лысому, суд над ним состоялся в 859 году, казни над ним не было.

Двум сюжетам соответствуют в песне два конфликта:

- между христианским и мусульманским миром, который развивается с точки зрения монологического сказания: «нехристь не прав, а христианин прав». Доблесть сарацинов равна доблести христиан, чей мир равен миру христиан, они, предполагается, знаю, что не правы.

Мотив религиозной нетерпимости и борьбы двух миров следует сравнить с «Песней о Сиде». В испанском эпосе нет мотива поганых нехристей, им была известна заслуга мавров. Там борются не против чужой религии, а за освобождение своей земли. «Песнь о Сиде» очень деликатна в этом вопросе: это терпимость в самом прямом смысле этого слова.

«Песнь о Роланде» второй конфликт:

- между вассальной верностью и феодальным правом на распрю, которое влечёт к предательству. Декларация вассалов вложен в уста Роланда: вассал должен пострадать за сеньора.

Знатный феодал Ганилон не считает себя изменником, он прямо и прилюдно объявил в начале песни о своей вражде с Роландом: право на распрю – его законное право. Пэры Карла в сцене суда не видят в нём предателя, они оправдывают Ганилона. Лишь с помощью божьего суда, поединка сторон, оказывается возможно для Карла наказать Ганилона. Божий суд ставит точку об отношении вассала и королём и о праве вассала на медждуусобную распрю (в «Песне о Сиде» тоже только с помощью божьего суда).

Оба конфликта разрешаются в пользу Карла – олицетворения христианизации Европы.

Побочный сюжет: линия Роланд – Оливье.

В первоначальной версии её не было, появился только в 11 веке. Конфликт сюжета: «мудр Оливье, а наш Роланд отважен» или «Роланд горяч, а Оливье разумен». Роланд трижды отказывается протрубить в рог. Конец их спору положит архиепископ Трубин. Роланд отказывается трубить в рог, так как его эпическая безмерность вступает в противоречие с вассальным долгом, этим и определяется трагическая вина героя: он не может допустит, чтобы его и воинов достигла дома политическая хула, что он испугался мавров. Он не может изменить своему эпическому героическому характеру. «Роланд гибнет не столько под ударами врагов, сколько под тяжестью своего героического характера». Оливье, предлагая протрубить в рог, предполагает такую развязку: он считает причиной поражения воинов гордыню Роландов. Сам Роланд тоже осознает свою вину. Вновь уместно сравнить Роланда с Сидом: подвиг ради подвига Сид не совершает.

Сид – отличный стратег и тактик. Роланд – героический индивидуалист, Сид – лидер коллектива, родной отец своим войнам, рачительный хозяин своей территории.

Эпический герой в «Песне о Роланде» не умещается в рамки рыцарского и даже феодального идеала, несмотря на то, что он сам провозглашает. Роланд и пэры – партия войны, пока Карлу они милы, война не закончится.

Конфликт Роланда и Оливье имеет важное значение.

В основу идеала рыцарства будет положена доблесть, оснащённая мудростью и добродетелью, доблесть, подчиненная христианскому канону.

«Песнь о Роланде» - песнь о поражении. Тема о поражении избирается так как панегирик не обладает такими возможностью: нельзя было лучше показать идеального архипастора и идеального монаха, силу духа самого Роланда иначе чем через такую жертву.

Сцена смерти Роланда описана как обряд, ритуал смерти идеального христианского война: он не ранен, но страшно болит голова (трубя, порвал он жилы на висках). Роланд несколько раз падает в обморок, он плачет, на его руках умирает архипастор, идёт умирать.

Роланд входит в глубь сарацинской земли, поднимается на холм, трижды ударяет мечом, ложится на траву, под сосну, головой к Испании, чуя, как умирает, вспоминает битву, подвигу, родню и короля, но и душу свою не забывает: исповедь, покаяние и обряд перчатки (сюзерен вручал своему вассалу перчатку, сослужил службу – возвращает перчатку) – перед смертью Роланд протягивает перчатку вверх, передавая её богу, и архангел Михаил передаёт душу Роланда в рай.

Лекция №7 (01.04.10)

Карл у Данте в раю. Но в его время (Карла) в дружинной среде начинается героическая идеализация императора в дружинной среде, но в монашеской среде заметна другая тенденция. В стихотворной обработке 24 году он обнаруживается в Чистилище («Введение Витина»). Хроника 12 века, которая содержится в сказание о Роланде, осуждает жизнь Карла. Наша хроника не осуждает его, а последовательно героизирует. К монахам Оксфордская версия относится к нему довольно терпимо.

Турпин олицетворяет тот идеал креста и меча, над которым доминирует меч. Именно в его певца вложена антитеза: традиционное сочетание геройства и иронии. В целом она выдержана в геройских тонах, но и комическое начало ей не чуждо.

В испанской песне «О моём Сиде» есть персонаж, аналогичный Турпину, клиник Жиром. Это не заимствование и не моделирование: Жиром в песне ещё более исторический персонаж, чем Турпин, который не принимал участие в походах Карла.

В героическом эпосе историческая судьба монашества того времени существенно идеализирована: идеализированный народом монах-воин.

Композиция в песне о Роланде очень продумана: симметрия, параллелизм частей, две мести карла (сарацинам и Ганилону, суд над ним), не механическое соединение частей, а видимая работа редактора. Вопрос об авторстве смотри в комментариях (он до сих пор остаётся не решённым).

Литература Средневекового замка (куртуазная литература).

Куртуазная литература развивается при феодальных дворах, её создают профессиональные авторы, она не анонимна: осталось около 500 имён авторов. Её творцами были преимущественно рыцари, есть небольшой процент клириков и горожан. Исполнители этих произведений – жонглёры (жонглёр-оруженосец при рыцаре-поэте).

Она зарождается в конце 11 века на юге Прованса. Зарождается она как лирика трубадуров, к началу 14 века, с переходом в город она быстро перерождается и перестаёт существовать. Это первая, светская литература Средневековья. Она существует на национальных языках, но её характер и материалы интернациональны (это её отличие от героического эпоса). Вероятно, это связано с тесной коммуникации феодальных дворов средневековой Европы. Самому феномену этой литературы на Руси аналога нет. Позднее, правда, в 16 веке у славян появляются первые переводные романы.

Куртуазная литература знает 2 жанра: лирику и эпос, драму она не породила. Потребность в зрелищах удовлетворялась в форме придворных ритуалов: танцы, маскарады, турниры (игра в сражении). Культ любви характерен для куртуазной литературы во всех жанрах, зарождается он в лирике.

Куртуазная лирика зарождается в Провансе в конце 11 века. После разорения Прованса под видом уничтожения еретиков, центр перемещается во Францию (труверы = трубадуры) и в Германию (мини зингеры = певцы любви) и в Италию, где начнёт складываться стиль любви.

Трубадуры и труверы разработали особую теорию любви. Она строится на антитезе 2 видов любви: высокая, истинная любовь (фин амор) – источник всего лучшего в жизни рыцаря, такая любовь радостна; чувственная, плотская любовь (фалс амор) – грубая, глупая, мнимая, ложная любовь. Высока та любовь, катарая воплощает и подчинение и преклонение. Такая любовь не ведет к браку. Она была строго регламентирована трубадурами. Выделены 4 стадии, 4 состояния влюблённых:

- одинокие вздохи (колеблющийся),

- робкое признание (молящий),

- разрешение дамы исповедовать любовь открыто (услышанный),

- позволение оказывать даме услуги (друг), высшая награда - поцелуй.

Процедура куртуазной любви стала церемониала. Смерть не оправдывала невыполнение долга. Итогом развития фин амор становится уподобление ее культу девы, то есть христианизация любви считается поздним явлением: слияние культа дамы с культом Богоматери, девы. Есть не меньшее основание полагать, что развитие было обратно: культ дамы возник из культа Девы.

Христианская идея с самого начала рассматривает любовь, как свободный выбор подчинения. Идея любви, как приобщения к богу, восходит к Евангелие и апостольским посланиям.

Куртуазный культ любви имел долгую жизнь в литературе.

Для куртуазной лирике характерна разработанная система жанров, которые находятся в строгой тематической и временной рамке: высшей является кансона, песнь о любви как таковой. У ранних трубадуров был принят термин вер, который восходит к латинскому версус – литургия. Последней альбой является сцена расставания Шекспировских Ромео и Джульетты.

Сервента (жанр), который был изобретен влюблёнными в войну рыцарями – не только военная песня. Её пел очень воинственный трубадур (Бертрод де Бор), который под конец жизни принял монашество.

Куртуазная поэзия знает два стиля:

- тёмный (клос) – отличается аллегоризмом,

- светлый, ясный (клар).

Второй хронологический жанр куртуазных произведений – рыцарский роман. Он возникает в 12 веке и в 12-13 веках существует в стихотворной форме, затем возобладала проза.

Роман – первый тип повествоания, не претендующий на историческую или мифологическую достоверность, продукт поэтического вымысла. Сказочно-авантюрная стихия роднит его со сказкой, в нём никакой житейской прозы. Всё дополняется в нем изображением душевных переживаний героя, что роднит её с романтизмом. Разрешение конфликта весьма определёно, для него не мыслим открытый финал. Но в нём уже ставится вопрос о соотношении личных чувств и социальных обязанностей, встаёт проблема отношения личности и социума. «Внутренний человек» в романе осознаёт проблему взаимоотношения личности и социума: эта проблема рождает основную коллизию романа.

Три потока: античный, бритонский и восточный. Каждый из этих циклов распадается на под циклы или романы. Внутри бритонского цикла выделяют: романы о Тристане и Изольде, о короле Артуре и рыцарях круглого стола и о рыцарях Грааля.

Фигура короля Артура связывает все романы бритонского цикла. Сама фигура Артура выдвигается на передний план, только в 12 веке. Именно в рыцарском романе, который постепенно вытесняет героический эпос. А легендарный Артур во многом замещает эпическую фигуру Карла Великого. Происходит смена жанров и смена героев. Не известно, что было первичным: смена героев или жанров. Итог: существенная смена культурной парадигмы. Далеко не первостепенный герой кельтов, король Артуриус, выдвигается в 12 веке в протагонисты легендарной европейской истории. Это происходит после появления латинской хроники Гальфреда Монувского. В 1136 году появляется его хроника «история королей Британии». Эта хроника переводится на французский язык трувером Васом, под названием «Брут» (1155 год). В эти года на первый план выдвигается некий король Артур. В этих произведении разработана легенда о короле бриттов Артуре, которую можно рассматривать, как предысторию Британской короны. Английская корона только только перешла к Тонкогиетам, которые интригуют против французского короля, и нуждались в собственной истории. Пропагандийская версия не объясняет всей специфики. К романе о Тристане и Изольде эта теория наименее применим: артуровский фон минимален, это очень строптивый архаический сюжет, который сопротивляется политическим, пропагандийским и даже куртуазным обработкам.

Куртуазные романы носят циклический характер. Берётся общеизвестный сюжет, и каждый из романов разрабатывает отдельную сторону этого сюжета. Природа сюжета и героев романа принципиально иные, чем в эпосе: это не история, а сказка, миф, легенда, нет исторического прототипа у Тристана, Персиваля, Эвейна, как нет прототипа у Артура. Рыцарский роман – это средневековая утопия, а не воспоминание о некотором эпическом деянии. Основная идея средневекового рыцарского романа: мечта о прекрасном социуме, который основан на идеалах чести и благородства. Наилучшее подтверждение – романы артуровского цикла. Чтобы получить представление о самой жизни героев, нужно было прочитать несколько книг. Для главных сюжетов и героев романа составляются в современной литературе сводки (полностью – роман о «Тристане и Изольде»).

Стихотворный рыцарский роман о Тристане и Изольде сохранился в виде 2 неполных вариантов, принадлежащих к перу Беруля и Тома (Томаса). Эти романы были созданы в последнюю треть 12 века. Вариант Беруля более архаичен, его принято считать общей версией. Вариант Тома – куртуазная версия. Роман о Тристане и Изольде в обоих вариантов – раннее, традиционный сюжет не подвержен куртуазной доктрине: любовь высока, но очень чувственна. Для куртуазного поэта любовь радостна, поскольку она ведёт его к совершенству, здесь же любовь скорее трагична, она несёт любящим боль и болезнь. Полюбив, Тристан перестаёт совершать подвиги, подчиняя страсти все свои возможности. Современникам была видна акуртуазная сущность.

Источник романа о Тристане и Изольде – кельтские сказания, хотя основа сюжета, скорее всего намного древнее. Существовали древние валлийские сказания с именами Друстан и Есил.

Что объединяет роман о Тристане и Изольде с кельтскими источниками: они построены на традиционных мотивов, которые восходят к трём жанрам ирландских саг:

- жанр чудесного плавания, имрам, преобразуется в ведущий мотив Тристатновского цикла, как перемена судьбы героя: море играет огромную роль в судьбе Тристана, море – второе после имени, главное олицетворение судьбы Тристана.

- жанр похищения, айтхеда, преобразуется в мотив бегства любовников в лес и их жизнь в лесу; характерно – лесное счастье, конец любовного зелья, встреча с отшельником, благородство Марка и перелом в судьбе героев.

- к жанру имрама примыкает жанр эхтра, жанр посещения иных миров; в романе с иным миром соотносятся опустошенная выжженная Британь, в которой Тристан находит белорукую, вторую, Изольду; иной мир – поэтический образ зачарованного замка, который придумала Изольда, поэтическая блаженная страна живых, в которую, Тристан обещает привести Изольду. Тема небесной жизни, нового Иерусалима.

- из конкретных кельтских мотивов важен мотив гейса, заклятья и мотив оков любви: в романе этот мотив преобразуется в мотив любовного напитка, который выпивают на корабле Тристан и Изольда.

Лекция №8 (02.04.10).

Есть и более частные мотивы: мотивы, связанные с двумя ласточками. Сказочные мотивы: добывание красавицы, чёрный и белый парус, битва с драконом. Следует обратить особое внимание: попытка умаления роли женщин в сравнении с кельтскими сагами (многие назвали роман романом «О Тристане», потому что должен быть один протагонист - рыцарь).

Композиционно роман о Тристане выстроен как его жизнь: от рождения и до смерти. Рождение любви к Изольде – переломная точка в этой истории жизни героя. В житийной традиции и таким пунктом перелома было откровение, которое наступало после испытаний. Жизнь Тристана можно представить графически в виде своеобразной параболы. Имя, данное ему при рождении (печаль, грусть), – судьба героя и бескорыстие – две постоянные. Восходящая линия: он герой – идеальный рыцарь (зодчий, чародей, корабельщик). В этой линии он совершает три подвига в форме поединка. Они имеют символическое значение: он отвоёвывает землю, возвращая долг отцу, побеждает великана Ворхольда, возвращая долг королю Марку, убивает дракона, отдавая долг семье Изольды, у которой убил родича, + добывает красавицу. Как рыцарь, он всецело реализовался к этому моменту, чем большинство судеб фольклорных героев и героев рыцарских романов заканчивается. В житийной традиции в таком состоянии предстают перед всевышним. В нашем сюжете встреча с богом замещается встречей с любовью. В нисходящей линии Тристаном властвует любовь: ему и Изольде чуждо раскаяние, они безгрешны, хотя они знают, что виновны перед Марком. Затем они расстаются, чтобы соединиться в смерти. Первая ошибка – напиток, вторая ошибка-обман с цветом парусов. В каком-то плане она исправляет первую. Первый, напиток, дала им любовь, но не дала права быть вместе, вторая позволяет им соединиться в смерти.

Мотив любовного напитка присутствует во всех средневековых версиях романа. Нередко современному человеку он кажется снижающим. Но он появляется не как оправдания этой страсти, а чтобы объяснить два чуда: феномен взаимности любви и незаменимости человека в любви. Такая любовь – редкость, такие чудеса каждая эпоха постигает заново. Только у открытого в романе человека рождается открытие, что всё в сфере земли может меняться. Кроме любви, которая является единичной, незаменимой. Финал романа парадоксально светел, он рождает веру в торжество любви, символом чего становятся зеленеющие побеги жимолости. В 19 веке на могиле Элаизы и Абиляр появилась арка из жимолости, которую возвели потомки.

«Песнь о нибелунгах».

Это продукт весьма зрелого феодализма. Эпическое творчество тогда уходило в прошлое: на смену уже пришёл рыцарский роман. Поэма, в том виде, котором она дошла до нас, была создана в Придунайских землях на территории современной Австрии на рубеже 12-13 веков. Автором был либо талантливый певец-шпильман (потешник), либо переводчик рыцарских романов, либо духовное лицо из окружения епископа Пильгрома. Это был талантливый и опытный поэт. Она пережила столь сильное влияние куртуазного романа, что многие отрицают её отношение к героическому эпосу.

Внгешняя форма поэмы близка к роману, но характер материала не свойственен роману, особенно это касается второй части «Песни» с её мощной эпической стихией. Очевидно, что автор работал на материале древних эпических песен. Принято считать, что в её основе лежат две германские поэмы: о гибели Зигфрида и гибели бургунов.

Две части «Песни»:

- в первой преобладает атмосфера рыцарского романа, эпическая основа улавливается с трудом (ему пытались найти исторический прототип, например, как Миромин). Но всё же он сказочный герой, а не исторический. Первая часть (до гибели Зигфрида): все персонажи куртуазны и утончены. Там же на пиры и увеселения гости приходят без оружия: в героическом эпосе это исключено, там с оружием не расстаются.

- во второй части преобладает атмосфера героической дружинной песни, ещё одной великой песни о поражении, здесь нет победителей: погибают дружины всех королей и весь род правителей бургундов.

В сравнении с версией «Старшей Эддой»: история отвоёвывает значительное место у мифологии, но при этом оба главные события получают новую мифологически-мистическую окраску (мотив солнцеворота). Обе трагедии (гибель Зигфрида и бургундов) оказываются увязаны с культом природы, который воспринимался мистически. 2 солнцеворота как и два пира (у бургундов и в королевстве гуннов): эта симметрия говорят о высоком мастерстве автора поэмы.

Историческим зерном песни является действительное событие: 437год – падение королевства бургундов на Рейне под натиском гуннов. В этой «Песне» они будут погибать за Дунаем. Очень большой промежуток времени отделяет историческое событие от его фиксации: событие и фиксацию разделяют семь веков. Такой дистанции не было ни у песни о Сиде, ни о песни о Роланде.

+ статья Гуревича «Пространственно временной континуум Песни о нибелунгах».

Три хронотопа: сказочная древность, героическая эпоха переселения народов и современность куртуазная. Отсутствие у «Песни» исторического прошлого.

Ранней стадии складывания сюжета на германской почве складывается с трудом. В германии разноплеменной, мучительно христианизированной. Песни не могли быть записаны, никто об этом не думал.

Песнь о нибелунгах – центробежный эпос.

Ранние стадии сюжета нибелунгов реконструируются по скандинавским эпосам (Старшая Эдда, сага о вёльсунгах и сага о Тидрихе).

Время действия озхватывает примерно 40 лет: герои не стареют, не изменяются. Действие первой части происходит в Вормсе при дворе бургонских королей Гунтор и братья. Кремхильда, их сестра, видет вещий сон о суженом: сокол, заклёванный орлами. Нибелунги – этого автор не вполне понимает. Изначально нифлунги – сторожа земных недр. Нифлунги владельцы клада, обреченные на смерть. Так в Эдде. Этого автор песни о нибелунгах уже не знает. В песни нибелунги - наименование того, кому принадлежит клад.

В нибелунгах мотив проклятия уходит: клад – символ власти, господства, богатства. Уходит в песне и мотив кольца (в Эдде он невероятно значим: клад был проклят из-за похищенного кольца). Нет кольца, валькирии, любви Брюнхильды и Зигфрида, нет ревности. В линии Брюнхильды-Зингфрида сохранилась их принадлежность к сказочному миру, месть, ненависть.

Зингфрид влюбляется в Кремхильду по слухам о её красоте (куртуазный мотив). Героическому эпосу этот мотив чужд: равный королям Зингфрид готов служить Гунтору. Зигфрид долго живет при дворе бургунов: он добывает Гунтору жену и проч. Получает жену.

Обманное сватовство становится роковым для многих героев, прежде всего для самого Зингфрида. Вместо Гунтора Зигфрид проходит три сказочные испытания. Появляется сказочный элемент: плащ-невидимка, который заменяет мифологический мотив двойничества.

Обман невесты состоялся, но остался в тайне. Она согласна стать женой сильнейшего. Уже в Ворксе Зигфрид поможет Гунтору на брачном ложе.

Ссора королев – фактическое начало трагедии (в старшей Эдде ссора не требовалась: Брюнхильд любила Сигурда). Сцена у храма и спор: чисто куртуазная мотивировка соперничества королев. Перебранка женщин: показывает Кремхильда перстень и пояс.

Мотив убийства Зигфрида в песне о нибелунгах снижен. В Старшей Эдде это обусловлено гораздо глубже. Происходит перенос в сословное оскорбление: почему моего мужа вышла замуж за вассала, унизила мою честь и честь бургундов.

Гибель Зигфрида – не главное содержание, а главная перипетия на пути к главной трагедии, гибели народов. Верный вассал Хаген берется убить Зигфрида.

Раны убитого Зигфрида будут кровоточить при приближении убийц. Нарушение клятв бургундами, убийство в спину.

Сказочный мотив: неуязвимость героя (между лопатками), в Старшой Эдде нет такого мотива.

Первая часть строилась как рыцарский роман: там Хаген – вассал + верность, Кремхильда – заботливая супруга, совершившая фатальную ошибку. Персонажи двоятся: в основе лежат две песни, возникшие в разное время.

Лекция №10 (15.04.10)

В жанровом отношении комедия Данте – вершина зрелого средневековья, поскольку она синтезирует все известные жанры средневековой словесности.

Жанры:

- комедия – путешествие в потусторонний мир, данное через видении (традиция визионерского жанра очень существенна). Трагизм сочетался с комедией, религиозный экстаз – Путешествие Витина. Его ангел-хранитель пускается с ним в путешествие с назидательной целью. Та же цель у Вергилия: узнать зло в лицо, увидеть наказание в лицо, чтобы вернее избежать зла.

- комедия Данте – энциклопедия, сумма всевозможных знаний в разных областях. Данте опирался на отдельный произведения: Фома Аквинский «Сумма теологии».

- житие кризисного типа, его центральный эпизод, в котором запечатлен кризис, испытание, откровение и очищение крестьянского героя.

Все три жанра – традиционные жанры средневековой латинской литературы средневекового монастыря. Есть черты: исповеди, литургической драмы и проповеди, которые носят подчиненный характер. Не в последнюю очередь комедия – гимн Любви (Бог = Любовь). Конфликт комедии произрастает из сюжета куртуазной концовке – песнь о дальней любви. Путь к возлюбленной, Беатриче, сливается для поэта с восхождением к истинной Любви, Богу.

А была ли Беатриче?

Предполагают, что она – божественное откровение, небесная мудрость, теология. Конечно, она была. Без земной женщины не было бы божественной комедии. Данте полюбил Беатриче, когда ему было 9 лет. Эту по-детки робкую любовь он пронес через всю жизнь. Беатриче умерла, когда ей было 25 лет. Ее памяти он посвятил свою первую книгу: Вита Нола.

В Царстве вечности он находит свою Беатриче и говорит с ней. Как итог – огромная психологическая правда.

Данте назвал своё произведение «комедией». Надо полагать, что причиной тому стала смиренная точность – сам дух смирения. В письме к Ангранду де Ласкалы, сеньору Вероны, он пояснял средневековое понятие комедии: так называется всякое произведение среднего стиля с устрашающим началом и благополучным концом, написанное на народном языке. Современников название «комедия» нисколько не смутило, они лишь добавили «божественная». Первым это сделал Джованни Боккаччо в своей биографии, но закрепилось это название только в 16 веке.

Язык. За него его критиковали: почему не латынь, коей достоин предмет? Так как задачи автора были иные: он писал на народном языке, так как он писал для всех, массовой аудитории. По словам Данте язык комедии сдержан и смиренен, ибо это вульгарное наречие, на котором говорят произведение. Язык комедии скоро стал общенациональным языком Италии (тосканский диалект). Расширение аудитории было достигнуто с помощью языка. Объем возрастает существенно за счёт «многосмыслия». Это значит. Текс Библии предполагает толкование на 4 уровнях (буквальном и три аллегорических: собственно аллегорический, нравственный и анногогический (духовные, возводящий к идеалу)). Высшим и максимальным полным является постижение анногогического смысла слова. Коротко значение 4 уровней осмысления объясняет стишок:

О бывшем учит буква, о вере – аллегория, о действии – мораль, о цели – анногогия.

Данте создает символическое произведение: образы следует понимать при помощи этих всех смыслах. 7 столетий трудятся над растолковании его аллегорий.

Цель поэмы по Данте: «вывести живущих в этой жизни из состояния бедствия и привести к состоянию блаженства, к спасению». Терапевтическая цель. Она огромна и немного утопична, но она была продиктована не дерзостью и не гордыней, так как она нормативная для всякого средневекового проповедника. Кроме того, его цель – пройти личный путь покаяния, запечатлеть откровения, подвести некий итог.

Выбор времени путешествия: весна 1300 года.

Он не случаен. Мало того, что время в поэме соотносится с днями страстной и пасхальной недели и с днями творения, так ещё 1300 год понимался Данте, как особая точка в истории мира. Итальянский учены Бернини, специалист по Данте, доказывает, что Данте делил историю на две части: 6500 лет от Адама до 1300 года и 6500 лет после 1300 года до страшного суда. Это памятник истории центрального события мира. Изучение Данте священного писания, а также диалогов Платона, его идей, учение Иоахима Флорского, известного средневекового богослова. Иоахим делил историю на три эпохи, рассматривая ее, как «восхождение от состояния рабства до состояния свободы»: эпоха ветхого завета, эпоха Нового Завета, эпоха Святого Духа (Милосердия), которая должна была наступить после 1260 года.

Данте тревожит и заботит судьба человека, Италии и всего человечества. Это свойство крупных средневековых мыслителей: не о себе, а о мире, о всех. В комедии не могла не отразиться эта философско-политическая программа, которая изложена в латинском трактате о Монархии (1311 – 1313 года). Голенищев Кутузов называет эту программу Данте «этической утопией». В основе - идея единства человечества и единства цели, этого единого человечества. Суть его программы: не национальное государство, а вселенская монархия. Посокльку перед человечеством стоит двуединая цель, то и руководство людьми должно быть двояким и двуединым: верховные Первосвященник ведет людей к спасению, а вселенский император (миротворец) – к земному царству. Данте отсматривает автономию светской власти, бережёт чистоту церкви. Чёткое разграничение духовной и политической власти позволит «уберечься от злоупотреблений».

Константинов дар (документ о передачи византийского императора Константина о передаче светской власти Рима), по мысли Данте, - огромное зло. Именно из-за этого церковь погрязла в сребролюбии и властолюбии. Данте не знал, что эта грамота была составлена не в 4 веке, а только в 8 веке папской конференцией. Целый ряд пап и кардиналов попадут у него в ад. Папы повинны в грехе симонии (продаже церковных должностей), они будут казниться в восьмом круге Ада.

Образ мирового монарха не похож на реальных европейских правителей его времени, ещё менее он похож на того императора, который потом будет сконструирован в произведении Макиовелли. Данте жаждал при жизни увидеть такого монарха. Идеал монарха: его идеальный государь – воплощение Евангелиевских заповедей блаженства (бескорыстен, миротворец, чист сердцем, узрит Бога). Тогда враждовали гвельфы (сторонники папы) и гибеллины (сторонники монарха), магнаты и пополаны (горожане).

Данте, принадлежащий по рождению белыми гвельфами, изгнан в 1302 году. В итоге в ад он помещает всех (и своих противников), выработал свою политическую программу, предпочёл одиночество и независимость поэта-творца.

Философия композиции комедии опирается на два принципа соразмерность и вертикальность. Основа гармонии – соразмерность (числовая, геометрическая и этическая). Наказания соразмерны греху, скорбь и радость – делам человека.

Кристалл – форма поэмы, по Мандельштаму: «вся поэма есть единая и не дробимая строфа, точнее кристаллографическое тело», «чудовищный по своей правильности 13 тысячный гранник». Числовая структура поэма основана на цифрах 3 и 9.

Божественная комедия – это триптих (три кантики, три этапа пути Данте). По 33 песни в каждой граннике + 1 вступительная (пролог к Аду – так как ад – неправильный элемент целого). Итого: 100 песен. Стих – самый длинный и самый просторный стих в Итальянской поэзии силлабический одиннадцати строчник.

Помимо числового каркаса в поэме есть образный каркас, идейный, символический, теологический. В странствии Данте отображается путь человечества в прошлом настоящем и будущем: речь идёт об индивидуальной жизни, об общественной жизни и об строении природы. Натурфилософские знания распределены очень чётко: Ад – рассказ о мертвой, неорганической материи, Чистилище – образы живой природы, Рай – небесная природа. Геологический Ад, биологическое Чистилище, астрономический Рай.

Хронотоп.

В целом, он мистериальный. Три уровня, выстроенные в пространстве по вертикале, и символическое время, которое стремится к антерпроральности, вечности, вне временности, вечно повторяющееся. Вертикаль с вырывающимися из нее горизонталями, отдельными историями. Вертикаль – мистерия. Ее сюжет – восхождение к истине. Горизонталь – экземплур, назидательный пример, часто публицистический.

Герой комедии, он же рассказчик, - поэт (его даже по имени называют - Данте), паломник, всякий человек. Он же и вестник и свидетель и проповедник, то есть необходимое звено в картине мира.

Персонажи: мифологические, легендарные, исторические, литературные, недавние предшественников и современников Данте.

Богословская основа:

- Библия: книга Бытия, книги пророков Ветхого Завета, Песня Песни царя Соломона, Евангелие, откровение Иоанна Богослова, сочинения ранних отцов церкви (Августин, Боэций), схаластика (Фома Аквинский) и Аристотель, на которого ориентировался Фома, Иохим Флорский, св. Франциск. Оба последних а также святой Доминик выступали за обновление духовной жизни перед лицом перемен, которое несла новая экономика.

Единственным правильным источником дохода Данте считал награду за труд, в трактате Пир он создаёт идеальный образ мировой системы распределения наград, прекрасную утопию, так как уже во времена Данте она не находит поддержки.

АД. (ИНФЕРНО).

Наиболее скульптурная часть комедии и наиболее собственно комедийная, не только в смысле изображения человеческих пороков и недостатков и не только по причине создания карикатуры, непристойно исковерканные тела, но и в смысле последовательного приближения к абсолютному комизму, исключающему всякий юмор: движение человека прочь от человеческого облика, растворения в животной стихии, неорганике.

Ад, с точки зрения Данте, - царство торжества справедливости. В нем царствует равномерное воздаяние. Ад создан Троицей (надпись при входе в ад). Ад – совершенное создание, это механизм соразмерного наказания преступления: «скорбь да соразмерится делам».

Строгая архитектоника ада исполнена глубокого смысла, этот смысл герой воздает в процессе своего пути, а также благодаря рассказу проводника.

Лекция №12. (29.04.10)

Петрарка – человек странствующий, писатель путешествующий. Из Арецо под Флоренцией. Сын изгнанника-юриста. Данте переживал своё изгнание. Петрарка своим изгнанием сильно не переживает. Гражданин мира – его естественное самоощущение. Петрарка – Дантев улис, путешествующий по горизонтали, открывающий природу и человека.

География путешествий: Франция, Италия, Чехия, Испания. Он исполнял в поездках поручения своих покровителей (Коллонно, тиранов Висконтии). Вместе с этим он – человек уединенный, но это не монашеское уединение, его уединение не требует отречения от мира. Петрарка – созерцатель, убегающий из Авиньёна в Аклюз. Гражданином рощи он назвал себя: «города – враги моим мыслям, леса - друзья». Появляется недовольство собой, если это не происходит. Петрарка со своим живым интересом и к миром живого – человек раздвоенный, ему свойственна раздвоенность духа, сомнения в верности избранного пути, которое он пронесёт через всю жизнь.

Он советуется с Августином, любимым христианским автором: он открывает исповеди и воспринимает, как укор себе: «отправляются люди дивится и оставляют сами себя».

После увенчания в Риме Петрарку постигнет душевный кризис. После обнаружения писем Цицерона, Петрарка станет редактировать свои старые письма, предназначая их читателям. Ему будет свойственна ритуализация отдельных моментов своей жизни, придать своей жизни модельный характер. Делом своей жизни Петрарка избрал углубленное изучение античных авторов. Цель его жизни – создание собственного стиля. Петрарка – не только поэт, но и гуманист, хотя само это понятие ещё не употребляется (в начале 15 века его впервые употребил Леонардо Брум в значении «учёность + воспитанность + нравственное достоинство»). При этом друг Петрарки Колюче Солитате употреблял слово «гуманитос», как добродетель и учёность. Гуманитарные науки – познание тех вещей, которые совершенствуют и украшают человека. Всё, что составляет цельность человеческого духа. Слово ренессанс мы впервые встречаем в смысле «отлично от религиозного направления» в середине 16 века у Джорджа Вазари.

Таким образом, Петрарка – человек, чья основная сфера деятельность поэзия и гуманитарные студии (изучения гуманитарного тривиума: грамматика, риторика, диалектика). Многие люди средневековья знали античных авторов и совершенствовали на их сочинениях свою латынь. Только в том культурном движением, которое мы называем гуманизмом, знание и подражание античным авторам выступает как программа нового понимания и формирования жизни. Изучение античных авторов – источник духовного обогащения и совершенствования жизни. Гуманизм создает третью власти, которую в последствии назовут «аполоническая духовная империя». Своей целью эта империя провозглашает господство идеала образованности во всех областях. Из этого идеала возникнет идеал просвещённого монарха.

Между тем, пережив душевный кризис, начинает придавать всё большее значение священному писанию. «Моя тайна» - спустя 16 лет будет готова. Диалог поэта с Августином. Очень скоро это станет очень распространённой формой. Душевная чума – раздвоенность по мнению Августину. Причина – ложные цели (земная любовь и слава). Честолюбивый поэт знает за собой грех тщеславия, но не отказывается от этих целей. Его идеал: совершенное творчество и …

Вскоре после увенчания в Риме и восстания Колла Диривенсо пришла чума (1348-150 года) во всю Европу (более 1/3 населения выкосила чума). Между тем, чума наряду с ещё некоторыми значительными факторами сыграла важную роль. Ожидание скорого наступления Царства святого духа, эры милосердия. Наряду с авиньонским пленением пап (1305-1377 года), которых контролировали короли. Ещё один фактор, который был названо Петраркой «двойным вдовством Рима», нет папы и короля. Это сыграло основную рольв возникновении ренессанса. Чума уносит покровителя Петрарки и его любовь, донью Лауру, предмет его любви и песен. Но свои песни, посвященные ей, он будет редактировать до конца своих дней. Всё это время его будут преследовать сомнения в избранном пути, пути земной мудрости. Всё время своей жизни он не свернёт с этого пути.

Кансоньеры прославили Петрарку в веках. Она создавалась почти сорок лет с 1336 года: 366 песен. Из них 317 сонет, около 30 консон и немногочисленные произведения в других жанрах. Структура сонета Петрарки : 4, 4, 3, 3. Сонет существовал, но именно Петрарка сделал его популярным. Это сравнительно новый жанр, которому суждено было стать одним из основных лирических жанров возрождения. Сонет встречается у Данте, а каноническую форму обретает под пером Петрарки.

В 1327 году – встреча с доньей Лаурой. Существовала ли в реальности эта женщина?

Сомнения высказывали ещё при жизни Петрарки, что его очень разочаровывали: Лауру считали поэтической аллегорией. Поразительно удачное имя – в нём сосредоточие смыслов и источник метафор Петрарки (заря, время, час, золото и другие значения, которые в том или ином виде будут использованы). Консоньеры – поэтическая исповедь Петрарки, каждодневная исповедь, равно поэтическая и поэтическая исповедь смятённого духа.

В этом неустойчивом внутреннем и внешнем мире поэта есть одна постоянная – любовь. Она не разделёна, грустна, приносит боль и страдание, придаёт устойчивость этому шаткому миру. Любовь к земной женщины перерастает в принятие земного мира, смерть возлюбленной (книга распадается на две части) не изменяет статуса любви, как опоры для поэта в его земной жизни. Он не отправляется за ней на небеса, он утешается, размышляя здесь о её жизни там.

Противоречие – мучительное переживание им между вечным величием бога и сиюминутным, приходящим величием человека: жизнь человека и его счастье короче взмаха ресницы бога. Осознание и поэтизация земной жизни человека, осознание земной жизни – цель творчества Петрарки. Появление ренессанса говорит о сдвиге от бога к человеку: творцами раннего возрождения предполагался сдвиг от бога ветхого завета к богу нового завета и новому человеку, возрождённому и обновлённому словом Христа. Эта идея будет подхвачена и разви Эразмом Ротердамским в его «Религии Христа».

Джованни Боккаччо.

Много, сказанное о Петрарке применимо к Джованни Боккаччо (1313-1375), сына купца, финансистом, связанного с банкирским домом Барди. Он тоже профессиональный писатель: «занятием его жизни была благая поэзия». Он также человек, мифологизирующий свою жизнь, учённый занимающийся античными авторами, комментатор, биограф своих старших современников: Данте, Петрарки. Он фиксирует уже созданное в духовной империи, нарождающейся третей власти. Вокруг стареющего Боккаччо возникает первое во Флоренции первое гуманистическое сообщество: Салютари, Мирсилье, Траверсали. Ему также знакома раздвоенность, сомнения, а его последнее произведение «Ворон» считается своеобразным покаянием человека, который осознал нравственною недопустимость своих прежних произведений. Если Данте создаёт величественную сумму всех средневековых знаний в форме не временной потусторонней вертикали придает ей вектор религиозного обновления, то Боккаччо в своих 100 новеллах снимает другой срез, живой, человеческий. Это первая человеческая комедия в истории европейской литературы.

«Декамерон» (1348-1351).

Это тоже сумма посюсторонняя, погруженная в свое историческое время и имеющая свою чёткую авторскую цель: «развлечь, поддержать, утешить читательниц и преподать полезный урок, они узнаю, чего им надлежит избегать, а к чему стремиться». Полу дидактическая цель, но дидактики в чистом виде Боккаччо избегает. Кроме того, цель автора – пробудить сочувствие, участие в людях: «соболезновать страждущим – черта чисто человеческая». Она пишется для человека, переживающего или пережившего чуму. Из вступлению к Декамерону следует, что «воцарился невиданный упадок нравов».Боккаччо с помощью 10 своих рассказчиков рисует объективную картину современных нравов. Примерно 1\3 новел из 100 посвящена предметам серьёзным и людям, каковы они должны быть. Остальное – каталог грехов и пороков.

Боккаччо в след народной молве называет свою книгу «Принцем Галиота».

«виновна не книга, она лишь точно и нелицемерно воспроизводит действительности. Всё на самом деле происходило так, как об этом повествуют». Его рассказчики знают, что в их городе «царит роман, а не любовь и верность».

В основе жанра новеллы лежит новость.

Декамерон – широчайшее критическое обозрение на злобу дня в средневековой литературе в форме сборника отдельных новелл, вести Средиземноморского мира. Викторио Бранно, наиболее известный исследователь Боккаччо, назвал эту книгу «купеческой эпопей». Всем в Декамероне правит пополанский (народный) дух. Критическое обозрение такой ширины встретится лишь 2 века спустя.

Источники сюжетов: городской анекдот, религиозно-дидактический пример, сюжеты куртуазной поэзии и рыцарского романа, сюжеты античной литературы, устные рассказы флорентийских сюжетов. Происходит из многих жанров повествовательной позиции.

Композиция: значение рамы, сюжет чумы, значение 101 новеллы. Общество рассказчиков в раме – утопия, выборные короли и королевы, установление распорядка жизни, удовольствия рассказчиков разумны. Земной рай противопоставлен земному аду чумы, хаосу, разрушению всех связей, выявление человеческих пороков.

Декамерон – попытка силой разумного порядка преодолеть хаос. Десятиднев Боккаччо имеет в качестве непосредственно модели средневековый шестоднев, первые 6 дней сотворения мира.

Движение новелл: из глубины падение к вершине добродетели: от духовного отступничества к высокой смиренной любви. Но эта обрамляющая вертикаль не так явственна как у Данте. Земной мир и человек – забота Боккаччо. Не многие современники поняли его. Эту книгу моментально перевели почти на все европейские языки.

Вопросы на зачет:

  1. Значение принципа сословности в литературе средневековой Европы.
  2. Основные жанры литературы средневекового монастыря и их влияние на литературу эпохи.
  3. Пространственные и временные представления в литературе средних веков.
  4. Основные литературные потоки в средние века.
  5. Священная пародия и её развитие в творчестве Франсуа Рабле и Эразма Ротердамского.
  6. Влияние житийной традиции на жанры героического эпоса и рыцарского романа.
  7. Аллегоризм как один из ведущих признаков литература (примеры).
  8. Публицистичность и злободневность средневековой литературы (примеры).
  9. Особенности средневековых архаических эпосов.
  10. Особенности героических эпосов.
  11. особенности и основные жанры куртуазной культуры.
  12. Жанровый синтез в комедии Данте Алигьере.
  13. Основные черты европейского ренессанса.
  14. Специфика гуманизма раннего итальянского ренессанса.
  15. Традиции средневекового карнавала и священной пародии в романе Рабле.
  16. Преобразование канона трагедии мести в «Гамлете» Шекспира.
  17. Мотив мудрого безумия в «Короле Лире» Шекспира и «Дон Кихоте» Сервантеса.

Лекция №14 (13.05.10)

Гамлет Шекспира.

Англия, рубеж 15-16 веков. Елизаветинский театр: на подмостках публичных театров идут пьесы в трёх жанрах (хроники, трагедии, комедии). В жанре трагедии выделяется кровавая трагедия мести. В театрах постоянно возобновляется испанская трагедия (Томас Кит) – отец кроваво мстит за предательски убитого сына, Ииронимо – другое название. Да и «Гамлеты» не были чужды английской истории. Поэтому, отправляясь смотреть нового Гамлета, английский зритель знал, что будет в трагедии. Сказалось влияние Сенеки.

Гарбадук (трагедия 1561 года) трактовала акт мщения, как восстановление мировой гармонии, побранной проникшим в мире злом. Кровь за кровь. Это представление, как видно, вполне согласуется с законом Ветхого Завета, законом Моисея. С проповодью Христа оно не согласно.

Закон возмездия царит в Аду, но на земле должен царствовать закон милости, то есть благодать.

Около 1601 года Шекспир создает для сцены публичного театра (около 3 3,5 тысячи человек) свою трагедию «Гамлет». К этому моменту он – автор «Тита Андроника», теперь он зрелый, опытный драматург. Единственный раз он обращается к трагедии мести, чтобы никогда не вернуться. На протяжении 3 столетий специалисты пытались понять, как соотносится Гамлет с героем классической трагедии мести: большинство ценителей понимали, что с этим мстителем что-то не так.

Гамлетовский вопрос, проблема медлительности Гамлета.

В попытках решения критики разделились на два лагеря:

- субъективисты, сторонники слабого Гамлета;

- объективисты, которые считают, что Гамлету мешают совершить мести субъективные обстоятельства (недостаточность доказательств и проч).

Непосредственно причины повторного обращения Шекспира к жанру трагедии мести стал вызов, брошенный современным поэтом Бэном Джонсом в комедии «Всяк всяким». Старая испанская трагедия, модельная трагедия мести. Именно Иеронимо дала Шекспиру толчок для переосмысления сюжета трагедии. Прежде всего – отсутствие книги прагамлета, дошекспировской; об очень невысоком влияние оказала Иеронимо и Тит Андроник.

На рубеже веков, как минимо, три Елизаветинских драматурга работают с испанской трагедией: Джон Марстон «Месть Антонимо», Бен Джонсон, который обновляет испанскую трагедию, сам Шекспир в «Гамлете».

Они работают над трагедией мести для того, чтобы создать театральный шедевр, который затмил бы славу Иеронимо, и позволил бы изменить жанр кровавой мести.

В своём Гамлете Шекспир полностью опрокидывает канон Елизаветинской трагедии мести, переосмысливает его с позиции христианина. В своей трагедии на хорошо известный сюжет Шекспир демонстрирует, что, не лишая театр развлекательного элемента, и не превращая его в дидактическое пособие, возможно …

Шекспир стремится излечить больных, а не здоровых, об этом свидетельствует трагедия.

Трагедия мести. Элементы конструкции:

  1. Тайно совершённое злодейское убийство
  2. Дух убитого, жаждущий отмщения
  3. Мотив безумства мстителя
  4. Поиск доказательств
  5. Приём сцены на сцене
  6. Государственный и политический фон происходящего
  7. Коварство злодея
  8. Театральное мастерство героя-мстителя.

Все эти элементы введены в испанской трагедии. Ко времени создания Шекспировского Гамлета обрели статус канона. Основываясь на применении Шекспиром этих методов многие исследователи относят Гамлета к классическим образцам трагедии мести.

Шекспир применяет формульную технику, которые поддерживают жанровый топос. В Гамлете все параллели с классической трагедией мести выстроены по принципу контраста. Это заставляет предположить наличие у Шекспира неких намерений, которые гораздо серьёзней: полное преобразование, переосмысление, реформирование трагедии мести, как таковой, радикальный пересмотр всех обязательных структурных элементов.

  1. Мотив безумия даже усилен Шекспиром, по сравнению с Кидом. Безумие Гамлета играет огромную роль в трагедии. Притворство Гамлета сродни мудрому безумию скоморохов и шутов: «Господи, всего лишь твой скоморох». Гамлет рассматривает очищение смехом, как одно из самого средств к пробуждению. Качество шутовства, божье скоморошничество. Он сознательно выбирает шутовство, как средство, дающего ему возможность отложить месть. Помимо этого шутовской колпак даёт ему возможность говорить правду, то есть оставаться честным, правда шутовского слова. Именно в этом главное отличие безумия Гамлета, от маниакального безумия Иеронимо.
  2. Сцена на сцене. Ещё более очевидна разница в применении Шекспиром этого приёма. В испанской трагедии сцена на сцене служил механизмом для осуществления мести, это был спектакль месть, публичная казнь. У Шекспира иная цель: надежда на воздействие сценического слова («Что совершил бы он, будь у него такой же повод и подсказ для страсти, как у меня…»). Для Гамлета его спектакль – не средство отмщения и поиска верных доказательств Клавдия, это попытка вынудить короля сознаться в содеянном преступлении под воздействием пробудившейся совести. Это его главная цель: «Зрелище – петля, чтобы заарканить совесть короля». Это попытка очищения и лечения души по средствам театра.
  3. Даже получив доказательства короля, не дождавшись раскаяния Шекспировский герой так и не осуществит свою месть. Классическая схема мести: клятва – замысел – его исполнение. Личная месть убийства – умышленное преступление, реализация человеком некоего умысла. В этом даже разбираются шекспировские клоуны, могильщики. Первая сцена пятого акта. Сцена с могильщиками – экскурс в область прав, который касается не только смерти Офелии. Несколько казусов, связанных с ситуацией смерти. Что подлежит оправдания: причинение смерти в результате самозащите, непреднамеренное убийствое. Первое затрагивает Гамлета и плывущих Розенкрафта и …. Второй затрагивает смерть Офелии и убийство Гамлетом Полония, который было совершенно в состоянии аффекта. Драматург и устами самого героя старается разъяснить своему зрителю глубокие метафизические основания: «Нас безрассудство иной раз выручает там, где гибнет замысел…» (нашей судьбой правит Бог, который ведёт нас к своей цели, руководимой божьим промыслом: и в гибели воробья есть особый промысел). Драматург настойчиво возвращается к одной и той же мысли, чтобы подготовить публику к финалу трагедии. Сцена придворного состязания представляется случайных, на первый взгляд, обстоятельств. Замысел Клавдия неожиданно уходит из-под его контроля, замысел злодея начинает развиваться по своей логике и в итоге уничтожает всех. В финале не герои руководят действием, и им управляет не слепой случай, а божий промысел. Слова Горация, также, как у Кида, построен на перечислении трупов и событий. Он не упоминает факт мести. Лаэрт. О том, что произошло, мудрый Гораций не видет событий мести. Перед состязанием на рапирах Гамлет торжественно произносит формулу отречения от умышленного зла. Всё последующее – седствие чужого, умышленного зла, которое принадлежит Клавдию и Лаэртом. К ним переходит само слово месть. Коварные козни упадут на голову зачинщиков. Умирающий Гамлет заколет короля за смерть мать. Отречение от умышленного зла – истинная развязка Гамлета, как потенциальной, но не состоявшейся трагедии мести. Божье воздаяние – развязка другой мести. Гамлет шекпира не только отказ от мести, но и идея отказа от умышленного зла, которое возвращается к тому, кто его породил. Розенкранц и Гельденстрер, обладатели слишком искусной совестью, плывут на смерть. Полоний сам ведёт себя к своей собственной гибели. Лаэрт сам наказан своим вероломством. На голову Клавдия падает его собственное зло. Предпринятое Шекспиром преобразование было мотивировано религиозно-этическими соображениями, более, чем эстетическими. Он любил испанскую трагедию, сочувствовал герою Кида, не к герою убивающему, а отношение к наследию старшим товарищам по перу не означало поддержки их мировоззрений.

Противоположность к Иеронимо: с книгой, финалом, спектаклем.

В руках у Гамлета зритель театра «глобус» видел испанскую трагедию (в испанской – трагедия Сенеки). Созданная Шекспиром картинка дополнена множеством параллельных ситуаций должна была вызывать аналогию с самим Гамлетом. Именно с ней он спорит и старается внести свою правду.

Испанская трагедия заключала в себе несколько линий мести, которые носили соподчиненный характер, частные мести персонажей. Джон Марстон на рубеже 16-17 столетий пишет чёрную трагедию и удваивает линию мести, но одинаково и с равной кровожадностью описывает факт мести. У Шекспира выявляются существенные расхождения: сюжет его Гамлета построен на параллельных сюжетах мести, которые дали ему возможность показать разные варианты решения этой проблемы мести. Линия Гамлета, мстить за отца, Лаэрт, Фортенбрас и Офелия – 4 внутренние параллельные линии, которые содержат сюжет мести за отца. Через эти линии драматург также реализует свои замыслы. Лаэрт – классический мститель, для которого должно, чтобы всё было по обряду. Его первые слова после смерти Полония говорят о том, что ему свойственна горячность, отсутствие благочестия. В итоге Лаэрт сам наказан своим вероломством. Иное дело Фортенбрас – его линия лишь намечена. Но Шекспиру этого достаточно. У этого воинственного принца нет оснований для мести своего отца, так как его отец погиб в эпически честном поединке с отцом Гамлета. Шекспир позволяет ему сохранить ему рыцарский облик мстителя. Именно он получает датское королевство, которое ему отдает Гамлет.

Помимо этого в трагедии есть много вариантов сюжета мести: воспоминание об убийстве Пирра Приамом, убийство Гонзара, первый убийца на земле, Каин, ряд отсылок к Иеронимо, аллюзия к древнейшему мифу об Озирисе и Горе. Гамлет – это трагедия, анализирующая саму парадигму мести. В этом смысле Гамлет близок к жанру проблемной пьесе, так кА она анализирует проблему мести. Гамлет говорит о необходимости различать света и тьмы. Это и итог размышления о человеке. При появлении актёров Гамлет вспомнит историю Пирра. Оппозиция крови и слёз в эпизоде второго появления призрака: «О не смотри, твой скорбный лик…»

Убийство Полония, непреднамеренное, совершенное в состоянии аффекта, - первый стоп-сигнал для Гамлета, за который он готов ответить. В сцене на кладбище вспоминает о первом убийце, каине.

Линия Офелии – альтернативный сюжет отказа от мести: подлинные слёзы вместо крови, искренняя молитва и прощение. После ее похорон в финальной сцене сам Гамлет отрекается от умышленного зла.

Зритель ожидал традиционной разработки сюжета мести, который вытесняется сюжетом об отказе от мести, который связан с образами Офелии и самого Гамлета. Необходимо найти иной путь. В каждом из всплывающих прецедентах мести свои исходные условия, своя мера допустимого, жертв невольных, самой мести. Трагизм положения героя обусловлено двойственностью восприятия мести. Поиск героем целостности обретает трагический мотив, это поиск иного выхода, не умножающего количества зла в мире. В том и состоит медлительности Гамлета: он медлит быть разрушителем.

Офелия подсказывает Гамлету границы дозволенности в границах его души. Он знает, что развязка близка и он вверяет себя божьей воле.

В трагедии Шекспира можно обнаружить неисчерпаемые пласты смысла. Они заложены в сюжете архетипа об отце и сыне. Отец – идеал, наставник, жертва. Сын – подобие, ученик, потенциальный мститель, жертва, носитель нового видения, творчески преобразующий мотив мести, который приносит новые установления: от закона к благодати, такой должное развитие событий. Гамлет существенно отличается от своих предшественников, так и от шекспировских Героев. Отличается, так как ставит вопрос гораздо шире: о добродетели и пороке, о границах того, что даровано богом. Это качественно отличает его от других мстителей.

В конечном итоге Гамлет – пьеса о добродетели, который отрекается от умышленного зла и вверяет себя божьей воле. Гамлет приходить к этому во время пьесы, а не входит в неё таким. Гамлет остается героем познающим себя и мир во время всей трагедии. Именно это делает его героем на все времена, который пытается понять в первую очередь себя.

Главным мотивом Шекспиром в преобразовании был мотив религиозно-этический. Разрушая канон, Шекспир в конечном счёте противопоставляет ему другу концепцию трагического, окрашенную христианскими мотивами. Терапевтический и очищающий мотив основан на сострадании и преклонении перед человеком, который выстрадал эту идею.

Английский театр века Шекспира и без давления критики пуритан был склонен к самоочищению от крайностей, так как этот театр создавали люди, дорожившие своей репутации, знавшие силу произнесенного с подмостков слова. Драматурги знали этическое несовершенства героя-мстителя. Шекспир был первым, кто попытался преобразовать жанр. Гамлет не слышал последних, благословляющих, слов Офелии, но в последней сцене перед своим уходом он говорит о том же. Его слова – продолжение слов апостола Павла.

Шекспир и его аудитория, разумеется, знали апостольские строки послания. Такое преобразование указывает ясное анагогическое намерение драматурга: очищение. Шекспировский Гамлет стал чистилищем, через которое прошла Елизаветинская трагедия.

Лекция №15 (20.05.10)

«Король Лир». Шекспир.

1606 год. Абсолютная вершина творчества. Сюжет заимствованный – свидетельство обще средневековой традиции. Те сюжетные основы, которые он вбирает, радикально переосмыслены: существенно то, в каком направлении переосмыслен сюжет и конфликт. Это одна из древнейших легенд Британии. Она была включена в хроники Колиншера, которыми пользовался Шекспир. Была также и анонимная пьеса, которая за 10 лет до этого шла в Британии, за год она была опубликована. Возможно, именно это издание привлекло его внимание. Четыре главных изменения внес Шекспир в старый сюжет:

1. Безумия Лира и сцена в степи.

2. Фигура шута.

3. Финал, в котором гибнет Лир и Корделия.

4. Параллельная линия Глостера и сыновей.

В исходном сюжете и в старой пьесе этого нет. Получается совершенно другая трагедия и новый герой.

Лир.

В своём Лире Шекспир находит героя, с которым теряет всю свою сдержанность: это его собственное мировоззрение, в котором он теряет своё самообладание. Он проходит высшее и труднейшее испытание: испытание милосердием (это и есть его главная тема).

Завязка конфликта: раздел королевства Лиром и его отречение от Корделии – направление развития сюжета, разрыв связи отца и дочери. Исходя из законов Великого порядка, зритель уже должен был понимать, какая кара за это ждёт героя. В любом случае для этой «крепости гордыни» Лира (80 лет) нет другого пути, кроме как пути вниз.

Путь Лира: от духовной агонии к духовному воскресению.

После предательства Лиром Гонерией в нём начинает зарождаться хаос. Лир должен оставить личную обиду. Шекспир осуществляет переход героя от гордыни, злоязычия к мученичеству настолько искусно, что нигде его Лир не превращается в этический тезис. Всё это происходит в соответствии с драмой.

Трогательная тяга любви до сих пор проглядывает через безумие Лира. Худшие его ошибки произошли от благородства: он презрел политику. Он возложит на сеья всю ответственность, отречётся от проклятий, пока не достигнет дна. Он сравнит себя с самыми худшими из людей. Нужда в терпении, по его мнению. Принятие несчастья – поворотный пункт трагедии, важный пункт развития его характера. Отныне в центре событий собственное развитие Лира.

Это трагедия избавление от иллюзий и глобальное переоценки ценностей.

Конфликт.

Между кажущимся и истинным, иллюзиями и действительностью, между слепотой и зрячестью. Он всегда реализуется в форме узнавания. Во всей эпохи существования драмы были необходимы 2 условия:

- ошибка, совершить которую способен только герой действующий (в первой сцене – разрыв связи двух любящих людей, обусловленный гордыней: это вина и Лира и Кордении);

- катастрофа, то есть обстоятельство, помогающее героем осознать себя незнающим: мы слепы в благоденствии в беде мы прозреваем» (Глостер).

В сценах бури в степи Лир проходит свой путь по дороги терпения, человечности. В этой сцене он испытывает благодарность к небу. Наступает срок штриху, который венчает всё: «Я помолюсь и тоже лягу спать». В суровом мраке ночи король преклоняет колени, чтобы помолиться. Эпизод в буре – это начало кульминации и вершина трагедии. Здесь берет начало драма его отчаянного прозрения.

Три сцены безумия дал Шекспир своему герою, которые некоторые критики считают сюжетно избыточными. Они нужны для обобщения. Бедный Том, оклеветанный Эдгар, - живое воплощение всех отверженных. Здесь зарождается новое видение Лира самого себя, человеческой наготы, то есть подлинности. Вторая сцена безумия – суд. Старый король ставит две скамейки, а шут и бродяга вершат суд. Главное назначение – наглядность. Лир требует медицинское вскрытие Реганы, чтобы узнать, почему у нее каменное сердце. Лир ума лишился, Кент был прав, говоря, что не в силах человеческих вынести столько горя.

Невозможно развивать характер протагониста в силу безумия: безумец не может вести действия. Шекспир откладывает сцену безумия на некоторый момент, вставляя сцену с Глостером, который с помощью Эдгара примет свою судьбу. Третья сцена: сцена встречи слепого Глостера и безумного Лира. Сладострастника, у которого отняли зрение, и деспота, у которого слеп разум. У этой трагедии затянутая кульминация, так как все три сцены безумия – кульминации. Логика безумия согласно этой сцены: человек должен освободиться от тирании плоти, чтобы ясно увидеть свет. Ещё одна картина пародийного суда, озвученная в словах, но существенным отличием: Лир не призывает к наказанию, так как мы никто, чтобы судить людей. Шекспир научил своего Лира сострадать греху также как страданию, он привёл его безумного туда, куда не мог привести здорового: целесообразность не дает ему последовать. Виновных нет. Никто не совершает преступлений. Привёл к глубокому переживанию человечеству вообще. Последний эпизод возносит конфликт безумия пьесы на недосягаемую высоту. Это близко к Донки Хоту. Полное милосердие.

Шекспировский Лир был поставлен на день святого Стефана, праздник, почитающий Евангельский закон милосердия, тех, кто выстрадал его и пострадал за Новый Завет. Вскоре после крестной смерти Христа Стефан был казнён по приказу Синадриона, так как отстаивал Евангельские законы над Ветхими законами. Этот театр не утратил связи со средневековым театром, чьи действия были приурочены к религиозным праздникам. Само наполнение пьес соотносились с метафизикой праздника.

Милосердие – сквозная тема творчества Шекспира, начиная с Тита Андроника.

Гамлет – середина пути от закона к благодати, через который он провёл кровавую трагедию мести.

«Мера за меру» пишется за два года до создания Лира, которая ещё более близкое идейный набросок Лира. Она тоже была поставлена на день святого Стефана. Он прямо показывал в ней Евангельский принцип милосердия, продвигая его через небесное в сферу общественного, земной жизни. Там он прямо сталкивал две формулы, сосуществующие в писании: равномерное воздаяние и милость. В этой пьесе принцип милосердия формулирует Изабелла: «Но люди были все осуждены…» Зритель этой трагедии не видел, как это назревает.

Герцог в финале Мера за меру тоже начинал чувствовать потребность прощать. Но та сцена с настигшей любовью упрощала финал: это переводило из сцены всеобщего в сцену индивидуального. Это было неспособно переубедить человека.

В Лире. Его герои, пройдя через безумие, страдание и покаяние, приобрел способность прощать: «Виновных нет…» Но это ещё не конец его личного пути: у трагедии есть финал.

В старой пьесе Лир вместе с дочерьми соединяется. У Шекспира: почти зеркальное отражение завязки в финале. Все ждут волеизъявления отца, даже Регана и Гонерилья. Весь этот мир духа, который наконец разум Лира постиг, сузился до Корделии.

«Ключ к пониманию финальной сцене состоит в этой ужасной сосредоточенности отца на мёртвой дочери. Трагедия сведена к тому, что она «ушла на веки»». (Бредли)

Бредли замечает, что лир умирает счастливым, думая, что его дочь жива.

Корделия.

Не стоит обманываться её кровностью. Могущественный старик и хрупкая девушка сталкиваются. Они непреклонны и оба имеют на это право. Шекспир выполняет первоочередную потребность: в ошибке и столкновении характеров. Неожиданность и красоты он добавил, поместив эти души-близнецы в совершенно разные оболочки. Эта гордыня их общий грех. В Корделии почти ничто не нуждается в объяснении, поэтому она крайне немногословна, будто речь – недостаточна для того, чтобы выразить её сердце. Секрет характера Корделии в том, что она не смотрит на вещи с точки зрения выгоды. Ей не требуется прилагать усилия, чтобы любить отца. И всё ее эта высшая добродетель ничем ему не помогает. Мудрость сердца Корделии показывает ей настоящих Гонерилию и Регану, но она об этом ничего не говорит. Молчаливая любовь – её главная черта.

Корделия и Кент создают образ надёжной опоры для страдающего человечества, которая искупает всё, чем запятнали природу злодеяния людей.

Гонерилия и Регалия – практичные и циничные реалистки. Если допустить, что в мире есть злые люди, то эти два экземпляра наиболее непривлекательны. Они бесстрастно оценивают зло. В пьесе Шекспира они одержимы демоном жестокости, который потом уступает место похоти. Правда в них открывается не сразу. В них мы видим зло торжествующее, разлагающееся и уничтожающимся. Шекспир не делает большого различия между плотскими желаниями и каменным сердцем.

Шут.

Это посредник между пьесой и публикой, он создает атмосферу доверительного общения, предтеча резонёров в будущих драмах. И в Эдгаре под маской бедгного Тома. Но они сами настолько вплетены в моральную сцену трагедии. Что им не позволено дидактикой снизить эмоциональный накал. Шут с одной стороны – классический придворный дурачок, но он и горький дурачок. Это заметно и в Гамлете. В Лире он не придерживает практического деления не благоразумие и неблагоразумие. Лир ласкает его, как ласкают собачек. Профессиональный клоун находится на сцене, чтобы не отражать собственное чувство. Он полон песен, а его шутки становятся горше вместе с положением Лира. Именно у него Лир учится мудрому безумию.

Параллельно с Шекспиром Серванте создал мудрого безумца, воплощение идеала.

После изгнания Корделии и Кента, кто-то должен говорить ему правду. Это и стал шут. Суть Лира проявляется в заботе о шута. Когда Лир, погружается в сон, шут становится ненужным. Это вполне отвечает образу шутов. Шута и Корделию в Шекспировской труппе играл один актер. Они были близки функционально.

Сцена бури должна позволить нам увидеть Лира на физически смехотворным, но наделенным динамическими качествами стихии. Они же должны помочь нам почувствовать грандиозность космических сил. Фон, на котором разыгрывается эта трагедия. Буря – отражение ещё большего урагана, разыгрывающегося в сознании Лира. Драматический и духовный пути Лира лежит через утрату эгоизма к предельной потери себя в безумии. Шекспир хочет, чтобы мы ощутили к нему нечто большее, чем простую симпатию и понимание. Мы должны пережить вместе с ним эту трагедию.

Эта пбеса написана для зрителя, который готов и способен стать Лиром. Для того чтобы у зрителя не возник разрыв между Лиром титаном, стариком и простым человеком, Шекспир использует два средства: резонеров (шут и Том) и особый принцип построения речи героя (мгновенные переходы от высокой патетики к неожиданной простоте, от бунта к истине).

Двойной сюжет. Только король Лир содержит полноценную дополнительную сюжетную линию: сюжет о неблагодарных дочерях подкрепляется сюжетом сыновнего предательства. Это сделано Шекспиром из соображений доброты: изображение над духом Лира требовало дополнения, изображение насилия над телом, плотью Глостера. Глостер – обыкновенный человек, который отличается очень легковерен. Шекспир сразу изображает его человеком, способным увлечься любой сказкой. Ему свойственно непонимание себя. Худшее наказание судьбы для него в том, что ослеплённый, он, наконец, ясно видит себя таким, каков он есть и в мире открывает нравственный хаос. Единственная вещь, которую плотский человек не может стерпеть, - правда.

Эдмонд – «сводный брат Яго, но меньше его». Он снижает своего антагониста, дав ему очень маленький повод.

Эдгар столь же доверчив, как и его отец. Он также в ходе действия трагедии существенно преображается. Ему и Лиру приходится пройти почти один путь. Опыт бедного Тома, картина несчастья короля и отца многое дали ему: он становится философом сострадания терпения и равнодушия. Именно его философия начинает доминировать в трагедии: человек не властен в час своего уходе и в срок своего прихода. Параллель с Гамлетом.

Главная тема пьесы: испытание милосердием. Самое тяжкое испытание выпало на долю Лира. Не менее тяжкое испытание должно было, наверное, одолеть и самого Шекспира. Даже побежденного Эдгара врага, Эдмонда, он даёт капельку раскаяния («Пред смертью я хочу сделать добро»). Это считается «темными местами пьесы». Скорее всего, это из-за того, что драматург учился вместе со своим героем милосердию.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:26:17 01 сентября 2019
.
.17:26:16 01 сентября 2019
.
.17:26:16 01 сентября 2019
.
.17:26:15 01 сентября 2019
.
.17:26:14 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Темы для ов в Интернете. Зачёт в устной форме (теоретический материал + произведения)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258812)
Комментарии (3488)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru