Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: План и предвидение 567 Основные положения по разработке плана восстановления и развития сельского хозяйства 615 Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства 625

Название: План и предвидение 567 Основные положения по разработке плана восстановления и развития сельского хозяйства 615 Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства 625
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 04:25:20 15 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 295 Комментариев: 1 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Кондратьев Н.Д.,

Яковец Ю.В.,

Абалкин Л. И.

Большие циклы конъюнктуры

и теория предвидения.

Избранные труды

М. : Экономика, 2002

Содержание

Введение - Абалкин Л.И. 5

Часть 1. Большие циклы конъюнктуры

К вопросу о понятиях экономической статики, динамики и конъюнктуры 9

Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны.

Предисловие 40

Введение 44

Глава I. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во время войны 1914-1918 гг. 47

Глава II. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства после войны до мирового кризиса 123

Глава III. Мировой экономический кризис 1920-1921 гг., его характер и причины 189

Глава IV. Современные конъюнктуры мирового хозяйства 283

Глава V. Кризис 1920-1921 гг. в системе общего движения конъюнктур 322

Большие циклы экономической конъюнктуры 341

Динамика цен промышленных и сельскохозяйственных товаров

I. Предварительные замечания 401

II. К вопросу о понятии относительной динамики и конъюнктуры 402

III. Динамика и колебание абсолютного уровня цен сельскохозяйственных и промышленных товаров 418

IV. Динамика относительного уровня цен и его колебания 462

V. Современное состояние конъюнктуры сельского хозяйства и промышленности 501

Модель экономической динамики капиталистического хозяйства 503

Часть 2. Теория предвидения и методология перспективного планирования

Проблема предвидения 509

План и предвидение 567

Основные положения по разработке плана восстановления и развития сельского хозяйства 615

Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства 625

Критические заметки о плане развития народного хозяйства 669

Наследие Н.Д. Кондратьева: взгляд из XXI века (Ю.В. Яковец) 708

Первая книга Н.Д. Кондратьева о конъюнктуре и некоторые проблемы исследования экономического цикла (Н.А. Макашева) 737

Библиография 751

Именной указатель 764


ВВЕДЕНИЕ

Николай Дмитриевич Кондратьев - один из выдающихся представителей российской школы экономической мысли конца XIX и начала XX вв. С его именем связаны капитальные исследования в области теории конъюнктуры, закономерностей и показателей се динамики, обосновании длинных воли экономической конъюнктуры. Он опубликовал ряд серьезных работ по вопросам прогнозирования и перспективного планирования, по аграрным проблемам и статистике.

Однако жизнь жестоко обошлась с судьбой ученого. После разгрома российской экономической школы в 1929 г. труды Н.Д. Кондратьева почти на полвека были изъяты из научной жизни страны. Его имя упоминалось лишь в связи с критикой якобы присущих ему ошибок. И хотя приговор смертной казни был отменен в 1962 г., решение по "делу" Трудовой крестьянской партии было принято спустя лишь 25 лет - в 1987 г. Восстановление памяти о Николае Дмитриевиче стало результатом начавшейся в стране перестройки.

В 1992 г. в связи с празднованием 100-летия со дня рождения Н.Д. Кондратьева был создан Международный фонд его имени. К этому времени па основании постановления бюро Отделения экономики АН СССР о создании Комиссии по научному наследию великого ученого была проделана большая работа по изданию его трудов. В течение 1989-1991 гг. были изданы книги "Проблемы экономической динамики", "Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции" и "Основные проблемы экономической статики и динамики".

За десять лет работы Международного фонда Н.Д. Кондратьева регулярно проводятся Кондратьевские чтения, переведены и изданы многие его труды, а также работы по анализу его вклада в развитие отечественной и мировой науки. Регулярно, раз в три года известным ученым России и других стран вручаются золотая, серебряная и бронзовая медали имени Кондратьева за вклад в развитие общественных паук.

И.Д. Кондратьев не был ученым-одиночкой. Он жил, работал и творил вместе с теми, кто составил честь и славу российской школы экономической мысли. Одновременно с изданием его трудов проводится огромная работа по восстановлению памяти о выдающихся отечественных ученых-экономистах. В

5

серии работ, осуществляемых по программе "Экономическое наследие", вышли многочисленные издания трудов его учителя - М.И. Туган-Барановского, работы С.Н. Булгакова, А.А. Богданова, П.Б. Струве, Л.Н. Юровского, А.В. Чаянова. Широкое внимание привлечено и к изучению деятельности Конъюнктурного института, который создал в 1920 г. и возглавлял до 1928 г. Н.Д. Кондратьев. Общественная атмосфера тех лет, творческое взаимодействие ученых-исследователей, сочетание теоретического анализа с обобщением огромного эмпирического материала были одним из главных факторов формирования интеллектуальной элиты российской экономической мысли.

К настоящему времени много сделано по изучению научного наследия Н.Д. Кондратьева. Однако эта работа вряд ли может считаться законченной, поскольку многие нити и связи соединяют высказанные им идеи с тем, что делается сегодня по дальнейшему стимулированию экономического роста России, подъему ее научного, духовного и нравственного потенциала.

В предлагаемой вниманию читателей книге собраны работы автора по большим циклам конъюнктуры и теории предвидения. Среди них находится изданная в 1922 г. в Вологде и ставшая библиографической редкостью книга "Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны". Ее переиздание позволяет уточнить время создания теории длинных волн в экономической динамике. Сегодня ясно, что он сделал это существенно раньше, чем это было принято считать.

Большие циклы конъюнктуры были и остаются до сих пор предметом широкой дискуссии между учеными. И это вполне понятно, если рассматривать их не как некую заданную догму, а как реальный объект научного анализа. Было бы ошибочно считать, что Н.Д. Кондратьев предугадал ход событий с момента создания своей теории до наших дней. Такого предвидения не было ни у А. Смита, ни у К. Маркса, ни у Д. Кейнса. Великие ученые не нуждаются в присвоении им образа пророка.

Переиздание трудов Н.Д. Кондратьева к 110-летию со дня рождения - хороший подарок для исследователей его наследия и для тех, кто искренне увлечен удивительно яркой и многоцветной историей современной экономической мысли.

Л. Абалкин, академик, директор

Института экономики Российской академии наук,

президент Международного фонда

Н.Д. Кондратьева

6

Часть 1

БОЛЬШИЕ ЦИКЛЫ

КОНЪЮНКТУРЫ

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИЯХ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТАТИКИ,

ДИНАМИКИ И КОНЪЮНКТУРЫ*

1. Термин конъюнктура принадлежит в настоящее время к числу наиболее популярных и употребляется очень часто. Однако необходимо признать, что понятие, обозначаемое этим термином, до сих пор сколько-нибудь точно не определено. Такое положение с термином "конъюнктура" ненормально. Необходимо или установить, что не существует понятия, которое можно обозначать этим термином, и тогда исключить последний из научного употребления, или установить, что такое понятие существует, и тогда достаточно ясно определить его. Мы полагаем, что понятие, которое следует обозначать термином "конъюнктура", существует, и в данной работе делаем попытку определить это понятие.

Однако, как будет ясно из дальнейшего, понятие конъюнктуры представляет из себя видовое понятие по отношению к более общему, родовому понятию экономической динамики. Поэтому определение понятия конъюнктуры предполагает уже определение понятия экономической динамики. Но понятие экономической динамики в свою очередь можно установить лишь в связи с понятием экономической статики. В силу сказанного в целом задача настоящей работы сводится к попытке установить три понятия: экономической статики, динамики и конъюнктуры.

2. Конкретная социально-экономическая действительность, как она дана нам в опыте, изменчива, многообразна и сложна. Эти свойства экономической действительности являются основными причинами трудности научного познания ее. И если тем не менее научное познание этой действительности все же возможно и обнаруживает известные успехи, то лишь потому, что наука аналитически разлагает конкретную действительность на более простые и однородные элементы и лишь затем дает их синтез. Всякая научная теория неизбежно связана с указанным упрощением конкретной действительности. То же самое мы

9

должны, конечно, сказать и относительно статической и динамической теории экономической действительности.

Ниже мы займемся более подробной и точной характеристикой этих двух видов теоретического подхода к изучению экономической действительности. Пока же дадим самое общее и предварительное представление о них.

Под статической мы понимаем теорию, которая рассматривает экономические явления но существу, вне категории изменения их во времени. Наоборот, под динамической мы понимаем ту теорию, которая изучает экономические явления в процессе их изменения во времени. В соответствии с этим для статической точки зрения на экономическую действительность особенно характерной является концепция равновесия взаимно связанных между собою элементов этой действительности. Наоборот, для динамической точки зрения наиболее характерной будет концепция процесса изменений экономических элементов и их связей.

3. Руководясь такими предварительными понятиями экономической статики и динамики, мы можем теперь показать, что, с одной стороны, современная экономическая наука имеет по преимуществу статический характер, с другой стороны, она все более приходит к осознанию необходимости развития динамической теории. Краткая характеристика основных направлений экономической науки даст необходимое и достаточное подтверждение выставленному тезису,

Остановимся прежде всего на физиократах. Школа физиократов полагала, что существует неизменный естественный порядок явлений мира, как физического, так и социального (Border naturel), и она стремилась найти те постоянные связи и зависимости между элементами социально-экономической действительности, которые свойственны этому естественному порядку. Идея естественного порядка, занимающая такое видное место в учении физиократов, как известно, имела глубокие исторические корни и восходит к стоикам древнего мира. Идея эта имеет явно выраженный статический характер. Правда, физиократы утверждали, что наряду с естественным порядком существует позитивный порядок общественно-экономической жизни (L'order positif). Но они рассматривали этот позитивный порядок лишь как ненормальное уклонение от естественного порядка. В центре внимания их учения стоит все же статическая концепция естественного порядка с его элементами и их связями.

10

Перейдем к классической школе. Достаточно присмотреться к учению этой школы, чтобы прежде всего увидеть, что и она не чужда идеи естественного порядка. Правда, мы не находим у нее столь целостного и ясного представления об этом порядке, как у физиократов, но тем не менее и классическая школа сравнительно мало внимания уделяет повседневным меняющимся явлениям экономической действительности. За пеленой их она стремится найти более устойчивые элементы и соотношения их. В центре своего внимания она ставит учение не о конкретной рыночной цене, а о ценности, о естественной цене, о естественном уровне заработной платы, прибыли, ренты и т.п. Этот явный отзвук идеи естественного порядка придает и учению классической школы преимущественно характер статической теории.

Действительно, как подходит классическая школа к исследованию тех основных элементов, о которых мы упоминали? Возьмем за образец построения Д. Рикардо. Он исходит из предпосылки свободы конкуренции и свободы передвижения труда и капитала из одной области народного хозяйства в другую. Он знает, что конкретная цена, действительный уровень заработной платы и прибыли изменчивы. Но его не интересует процесс изменения их, процесс передвижения капитала и труда. Он убежден, что уровень цен, прибыли, заработной платы и т.д. имеет тенденцию к естественному уровню. Он не исследует самого процесса проявления этих тенденций, а исследует народное хозяйство как бы в предположении, что эти тенденции уже завершились и элементы экономической действительности находятся в состоянии естественного уровня и равновесия. Иначе говоря, для его системы является характерной именно концепция равновесия основных элементов.

Вот почему можно считать систему Рикардо в существе статической. Утверждая это, мы не отрицаем, что в учении классической школы и, в частности в учении Рикардо, имеются элементы и динамической теории. Сюда нужно отнести учение о народонаселении Мальтуса, учение Рикардо о влиянии возрастания народонаселения и богатства на уровень ренты, прибыли и т.п. Но тем не менее основной тон классической экономики остается, несомненно, тоном статической экономики.

Обратимся к школе предельной полезности. Все основные построения ее носят явно выраженный статический характер. Выдвинув идею предельной полезности, школа утверждает, что цены благ первого порядка будут соответствовать предельным

11

полезностям их, а цены благ высшего порядка будут определяться ценами благ первого порядка. Она утверждает, что средства производства распределяются по отраслям в соответствии с принципом равенства предельных полезностей тех продуктов, которые производятся в разных отраслях при помощи этих средств производства. Достаточно принять во внимание эти основные положения школы, чтобы видеть, что она вращается преимущественно в плоскости исследования равновесия элементов экономической действительности и совершенно не исследует динамических процессов изменения этих элементов.

Статический характер построения, лежащий в основе учений австрийской школы предельной полезности, еще более наглядно выявляется в учениях математического направления теоретической экономики. Математическое направление, руководствуясь по существу теми же идеями, что и австрийская школа, но пользуясь математическим методом изложения, еще более отчетливо и совершенно открыто показало, что оно исследует явления в условиях статического равновесия экономической действительности и почти не исследует динамических процессов этой действительности. Работы У. Джевонса, Л. Вальраса, В. Паретоидр. служат ясным подтверждением этого положения. То же по существу надо сказать и о том новейшем направлении теоретической экономики, которое известно под именем англо-американского направления и опирается на маргинальный принцип в широком смысле. Работы Дж.Б. Кларка, А. Маршалла, К. Викселля и др. с ясностью свидетельствуют в пользу этого мнения.

Необходимо заметить, что авторы математического и англоамериканского направлений не только исследуют по преимуществу явления статического равновесия, но они и методологически осознают статический характер своих исследований. Они сознательно исследуют экономическую действительность со статической точки зрения, с точки зрения равновесия элементов этой действительности, зная, что наряду с этой точкой зрения существует и другая, динамическая точка зрения.

В ряду учений современной экономики гораздо больше внимания уделено проблемам динамики исторической школой. Однако историческая школа по самому существу своему не могла дать и не дает теории динамики, замкнувшись по преимуществу в сферу описательного исторического изучения явлений хозяйственной жизни.

Весьма большое место отведено проблемам динамики также и в школе К. Маркса. Его учение о законе концентрации

12

капитала и производства, о тенденции нормы прибыли к понижению, учение об относительном обнищании рабочего класса, о процессе расширенного воспроизводства, о кризисах и др. носят явно выраженный динамический характер. Однако и в школе К. Маркса теория динамики не получила систематического завершения.

Предыдущий беглый обзор позволяет утверждать, что современная теоретическая экономика действительно имеет по преимуществу, хотя и не исключительно, статический характер. Правда, отдельные проблемы динамики, главным образом в связи с проблемой кризисов в экономике второй половины XIX в. и в начале XX в., разрабатывались довольно интенсивно. Достаточно указать на работы К. Жюглара, М.И. Тугай-Барановского, А. Шпитгофа, Л. Поле, Ж. Лескюра, А. Афталиона, У. Митчеля и др. Но это были все же отдельные проблемы, и разработка их стоит как бы особняком от общего развития системы экономической теории.

4. Однако, констатируя преимущественно статический характер современной экономической теории, вместе с тем мы должны отметить, что чем дальше, тем определеннее проявляется у экономистов неудовлетворенность одной статической концепцией, тем яснее осознается ими различие между статикой и динамикой и тем единодуишее признается необходимость и возможность динамической теории. Действительно, уже у классиков мы обнаруживали присутствие элементов динамической теории. И если у основоположников классической школы мы не находим сознательного разграничения статики и динамики, то у Милля, давшего синтез построений классической школы, мы находим уже сознательное противопоставление статики и динамики и отдельное рассмотрение той и другой1 . Но и у Милля нет достаточно ясного и полного разграничения экономической статики и динамики.

Позднее, с 70-х гг. прошлого века, проблема статики и динамики начинает выдвигаться все настойчивее и настойчивее. Прежде всего у К. Маркса, а затем и у экономистов других школ. Работая преимущественно над построением статической теории, последовательно останавливаются па проблеме разграничения статики и динамики Джевонс и Вальрас, Кларк, Парето и др. За последнее время еще более настойчиво эту проблему

13

ставят И. Шумпетер, А. Амонн, Г. Кассель, у нас Л.Н. Юровский. Делаются попытки не только показать недостаточность одной статической концепции, но положить начала самой теории динамики, как у Шумистера и Касселя. В самое последнее время такие экономисты, как II. Струве, идут так далеко, что склонны совершенно отказаться от статической концепции как "научной картины экономического мира"1 .

В чем лежат причины этого усиливающегося тяготения экономической мысли от статики к динамике или наряду со статикой и к динамике?

Причины этого нужно видеть прежде всего в природе самой экономической действительности. Она, как мы уже говорили, изменчива и текуча. В силу этого статическая теория, как бы она ни была совершенна, бессильна дать достаточное удовлетворение познавательному интересу к экономической действительности и достаточно полно объяснить явления этой действительности. Статическая концепция проще. Поэтому понятно, почему прежде всего именно она получила развитие. Но когда она достигла известного развития, стали яснее границы и пределы статического исследования. Вместе с тем выяснилась необходимость динамической концепции, которая могла бы восполнить концепцию статическую. Причины этого нужно видеть также в том, что по мере роста культуры и техники темп и значение изменений экономической жизни возрастают. За последнее же десятилетие изменчивость и превратность условий экономической жизни приобрели совершенно исключительную стремительность. Тем самым до последней степени обострилась и практическая потребность ориентироваться в ходе изменений экономической действительности. Потребность эта не могла не передаться и экономической науке и не могла не обострить в ней интерес и к вопросам динамики. Действительно, уже до войны возникает ряд специальных научных институтов, имеющих своей задачей исследование экономической динамики и конъюнктур. За последнее время число таких учреждений значительно возросло. Из существующих в настоящее время укажем на обсерваторию Бебсона, на институт Кальвера, на специальную комиссию при французском министерстве труда, на институт при Кильском университете, на Гарвардский институт, Брюссельский,

14

Женевский институты труда, Римский сельскохозяйственный институт, у нас в России - на Конъюнктурный институт.

5. Итак, потребность выяснения природы и построения экономической динамики в отличие от статики бесспорна и осознана. Но как теоретически провести разграничение между статикой и динамикой? Выше мы наметили предварительное понятие о статике и динамике. Попытаемся теперь в связи с предыдущим беглым обзором построений современной экономики провести это разграничение несколько полнее и глубже и притом но возможности учесть уже высказанные по этому вопросу взгляды авторов. Прежде всего поставим вопрос: можно ли противополагать статику явлений их динамике или можно противополагать лишь статическую и динамическую точки зрения на явления?

Экономическая действительность динамична по самому своему существу. Мир хозяйственных явлений, говорили мы, текуч и изменчив. Явления хозяйственной жизни могут иногда быть более или менее устойчивыми и как бы приближаться к статическому состоянию. Но, строго говоря, они никогда не бывают в таком состоянии, как нет абсолютного покоя в мире физическом. Отсюда - в действительности существует, в сущности, только динамика явлений. Эта точка зрения является наиболее распространенной, если не общепризнанной. Ее в одинаковой мере принимают и Вальрас, и Джевонс, и Кларк, и Парето, и Шумпетер, и Юровский. И ее следует признать единственно верной. Но если это так, то очевидно, что нельзя серьезно говорить о статических явлениях и нельзя противополагать статику явлений их динамике. Если и можно что противополагать друг другу, то не статику и динамику явлений, а статическую точку зрения на явления и динамическую, или статику и динамику как теории. В целях исследования экономической действительности к ней можно методологически подходить со статической точки зрения, т.е. рассматривать ее как бы в условиях неизменного статического состояния и искать закономерные связи между ее элементами. Открытие этих связей, несомненно, дает весьма многое для понимания действительности, в особенности если принять во внимание высказанное выше замечание, что при всей изменчивости экономической жизни ее элементы, не находясь никогда в статическом состоянии, все же обнаруживают известную устойчивость. Однако статическая теория бессильна выяснить изменение уровня экономических элементов, а также механизм и направление их изменения. Вот

15

почему наряду с ней к экономической жизни можно и должно подходить и с динамической точки зрения, т.е. мыслить ее в условиях процесса изменений.

Выставленный тезис о противоположении статики и динамики ясен, и, как мы сказали, он почти общепризнан. Однако, нам кажется, из него не делается надлежащих выводов, и он не проводится с полной ясностью через построения отдельных авторов. Некоторые из них, как, например, Шумпетер, Парето, Юровский и др., принимая по существу статику как условный методологический прием исследования экономической действительности, в то же время высказывают суждения, которые легко могут дать повод думать, что они считают статические явления за реальность и противополагают статику явлений их динамике. Некоторые из них, как, например, в первых своих работах Шумпетер, далее Парето и др., утверждают, что статика явлений есть фотография экономической действительности в определенный момент. Но о каком и сколь длительном моменте можно в данном случае говорить? Самая неопределенность понятия момента делает неопределенным и такое понятие о статике. Те же авторы, как Парето, Юровский, указывают далее, что в действительности те или иные экономические явления иногда приближаются к статическому состоянию. Как на пример указывается на единый курс фондовой биржи и на другие явления. Эти указания, как ясно из предыдущего, сами по себе верны, но их необходимо толковать весьма осторожно. Сами эти авторы признают, что устойчивость цены бумаг и других явлений всегда относительна и что она все же подвержена более или менее быстрой, заметной изменчивости. Явления эти только напоминают картину статического состояния их. Но для того чтобы действительно рассматривать цену и другие явления как явления статические, необходимо было бы совершенно отвлечься от их изменений, которые могут последовать или уже последовали, и, таким образом, перейти в методологических целях от действительности, как она дана, к мыслимому подлинно статическому состоянию ее. Мы считаем необходимым последовательно проводить выставленное выше положение, что можно говорить и противополагать не статику и динамику явлений, а статическую и динамическую точки зрения на них.

Чем же отличается первая точка зрения от второй? Статическая точка зрения, как мы уже говорили в начале, исследует явления экономической действительности вне процесса их изменений и берет действительность как бы в застывшем состоянии

16

равновесия элементов. Правда, для того чтобы подойти, к выяснению этого состояния равновесия неизменяющихся элементов и их связей, статическая точка зрения может методологически оперировать с колебаниями, вариациями элементов. Но она может оперировать этими вариациями не для того, чтобы исследовать реально происходящие динамические процессы и их закономерности по существу, а лишь для того, чтобы показать, что эти вариации и колебания элементов при взятых исходных предпосылках неизбежно ведут к состоянию равновесия, которое фактически только и исследуется. Так поступает Рикардо, когда он, например, заявляет, что норма прибыли стремится к равновесию, а уровень рыночных цен неизбежно колеблется около естественного уровня их, и фактически подвергает исследованию народное хозяйство уже при условии равенства нормы прибыли и соответствия цен их естественному уровню. Так поступает австрийская школа, когда она объясняет механизм ценообразования и представляет, что в конечном счете игры спроса и предложения па рынке установится цена равновесия, которая только и подвергается исследованию. Таким образом, здесь нет исследования процессов изменения, как таковых. Изменения и вариации элементов привлекаются здесь в чисто служебных целях для уяснения понятия равновесия, привлекаются в методологических целях.

Наоборот, динамическая точка зрения рассматривает экономические явления в процессе изменения экономических элементов и их соотношений и ищет закономерности в ходе самих изменений. Динамическая теория может и неизбежно будет при этом пользоваться выводами статической теории, представлением о неизменяющемся, постоянном уровне экономических элементов и их равновесии. Но эти представления будут для нес методологически служебными, как для статической точки зрения являются служебными понятия об изменении и вариации элементов.

Отсюда, если для статики основной категорией анализа объекта служит категория неизменяемости, тождественности и в связи с этим концепции статического равновесия и standard'а элементов, то для динамики основной категорией будет категория изменения, различия и в связи с этим концепции процесса изменения элементов и их связи. Динамика может пользоваться и концепцией динамического равновесия, т.е. концепцией равновесия изменяющихся элементов.

17

6. Изложенное понимание статики и динамики далеко не общепринято. Некоторые авторы характеризуют статическую и динамическую точки зрения тем, что первая будто бы рассматривает явления в состоянии покоя, а вторая в состоянии движения. Мы считаем, что категории покоя и движения не могут быть, строго говоря, применены для характеристики экономической статики и динамики. Верно, что всякое движение есть изменение. Но не верно, что всякое изменение есть движение. Понятие изменения шире, чем понятие движения. Движение является тем изменением, которое связано не только с категорией времени, но и пространства. В отношении экономических явлений в данном случае можно говорить лишь об изменениях, которые связаны со временем. Между тем характеристика статики и динамики категориями покоя и движения влечет за собою с экономической точки зрения ряд ошибочных построений. Рассмотрим одно из наиболее важных.

Некоторые авторы, например Юровский, особенно отчетливо различают статическое состояние хозяйства и стационарное хозяйство. Первое, по их мнению, характеризуется полным покоем, а второе находится в состоянии движения, но установившегося движения, Первое они относят к сфере проблем статики, второе - к области проблем динамики. Такое разграничение нам представляется научно нецелесообразным по следующим соображениям.

Что, собственно, нового представляет из себя стационарное хозяйство в отличие от статического его состояния? В случае стационарного хозяйства объем производства, организация и техника производства, количество и качество потребностей, количество, распределение и состав капиталов и т.д. остаются экономически неизменными. Поэтому если мы возьмем для примера фактически данное народное хозяйство в течение года, то оно не будет стационарным уже по одному тому, что здесь имеют место сезонные виды производства, сезонные колебания цен и т.д. Хозяйство в течение года было бы стационарным лишь при неизменности, непрерывности и устойчивости всех его элементов. Если теперь мысленно мы представим себе такое хозяйство, то будет верно, что оно не знает покоя, потому что процесс хозяйствования, процесс производства, обмена, потребления и др. - все же здесь течет, совершается. В связи с этим в вещном отношении здесь, несомненно, происходит процесс изменений. Сегодня перерабатывается одна партия хлопка, завтра другая, третья и т.д. Но какое значение имеет это вещное изменение для

18

экономического исследования? Разве последнее занимается тем, какие именно партии хлопка перерабатываются и какие партии хлеба потребляются? Его интересует не вещный состав хозяйства, а объем и организация производства, характер потребления и спроса, цены и т.д. Но как раз все эти элементы именно с экономической точки зрения в стационарном хозяйстве согласно условию предполагаются неизменными. В таком случае, какие же новые выводы молсет дать теория стационарного хозяйства по сравнению с теорией статического хозяйства? Нам кажется, ровно никаких. Нам кажется, что с экономической точки зрения теории статического и стационарного хозяйства неизбежно совпадают. Понятие стационарного хозяйства в отличие от статического есть поэтому плод смешения экономической и технической точек зрения. И вполне прав Кларк, когда он дает образ хозяйства, которое критикуемыми авторами было сочтено стационарным, но которое самим Кларком обозначается как статическое. Вот почему мы вместе с Кларком склонны приравнять теорию стационарного хозяйства к теории чисто статического хозяйства. Таким образом, мы должны отвергнуть попытки характеристики, статики и динамики категориями движения и покоя.

Другие авторы, как Шумпетер в своей последней крупной работе "Теория хозяйственного развития", дают также ошибочное разграничение статики и динамики. Он усматривает место для динамики только там, где есть творческая предпринимательская деятельность, дающая новые комбинации элементов экономической действительности, а место для статики там, где наблюдается господство традиции. Ошибочность такого разграничения состоит прежде всего в том, что здесь Шумпетер -противополагает собственно не статическую и динамическую точки зрения, а уже статику и динамику явлений, в отличие от того, что он делал в своих первых работах. Ошибочность его, далее, состоит в том, что Шумпетер слишком узко определяет сферу приложения динамической точки зрения. По существу для него динамическая точка зрения приложима только там, где имеются некоторые виды качественных изменений в экономической действительности, а именно виды, связанные с инициативой предпринимателей. Но не ясно, почему же мы не можем говорить о динамике там, где наблюдается процесс количественных изменений. Наконец, точка зрения Шумпетера теоретически не плодотворна, ибо, связывая сферу динамики с творческой предпринимательской деятельностью, она тем самым заведомо лишает

19

нас возможности строить теорию динамики. Возможность теории дана лишь там, где есть в каком-либо отношении, в отношении состояния или изменения явлений, их единообразие. Между тем определение Шумпетера как раз исключает это единообразие в области динамики.

7. Разграничив статическую и динамическую точки зрения и выяснив отношение нашего разграничения к другим попыткам, нам необходимо для последующего определения понятия конъюнктуры охарактеризовать виды динамических процессов.

Мы делим их прежде всего на процессы качественных и количественных изменений. В тех случаях, когда элементы экономической жизни или их связи подвергаются изменениям, не исчерпывающимся изменением их числа, объема и вообще не сводимым к количественным изменениям, мы говорим о наличии качественных изменений. Сюда относятся, например, изменения в технике производства, в организации хозяйства, в составе и характере общественных потребностей и т.д. Возможно, что в конечном счете все качественные изменения могут быть сведены к изменениям количественным. Но пока мы не в состоянии этого сделать, нет основания отказываться от предложенного разграничения качественных и количественных изменений.

Наряду с этим разграничением нам представляется научно целесообразным установить по другому основанию разграничение динамических процессов на эволюционные (иначе неповторимые, или необратимые) и волнообразные (повторимые, или обратимые)1 . Под эволюционными, или необратимыми, процессами мы понимаем те изменения, которые при отсутствии резких посторонних пертурбационных воздействий протекают в определенном и в одном и том же направлении. Как на пример их можно указать на постоянную тенденцию роста населения, увеличение общего объема производства и др.

Заметим, что, называя некоторые динамические процессы эволюционными, неповторимыми или необратимыми, а другие обратимыми, мы совершенно не имеем здесь в виду известного противопоставления идиографической и номографической точек зрения. Все наши построения находятся в плоскости общей теории и не имеют ничего общего с идиографией. Идиографическая точка зрения исключает возможность установления закономерностей. Но когда мы говорим об эволюционном, или

20

неповторимом, процессе, то мы не отрицаем возможности установления общей закономерности этого процесса. Процесс этот неповторяем лишь в том смысле, что он, имея определенное направление, не может иметь двух или более звеньев, стоящих на одном и том же уровне или находящихся в одном и том же состоянии. Но это не значит, что не может быть найдена формула, выражающая закон перехода его от одного звена к другому. Примером такой формулы могла бы служить известная формула развертывающегося ряда 1, 2, 4, 8, ..., 2n или какая-либо другая. Это не значит также, что процесс этот, сам по себе неповторимый в данном месте и времени, не может с номографической точки зрения повториться в другом месте или в другое время.

Под волнообразными (повторимыми, или обратимыми) процессами мы понимаем те процессы изменений, которые в каждый данный момент имеют свое направление и, следовательно, постоянно меняют его, при которых явление, находясь в данный момент в данном состоянии и затем меняя его, рано или поздно молсет вновь вернуться к исходному состоянию. Примером таких процессов могут служить процессы изменения товарных цеп, процента на капитал, процента безработных и т.д. Действительно, указанные элементы экономической жизни могут изменяться в различных направлениях. Если рассматривать их изменения как непрерывные, то процесс этих изменений можно изобразить в виде кривой, направление которой в различные моменты будет различно. Рассматривая такую кривую, легко видеть, что, отправляясь от точки, стоящей на определенной высоте, через некоторое время она молсет пройти через точку, стоящую на той же высоте. Правда, это будет не та же точка в строгом смысле слова: вторая точка, стоящая на том же уровне, что и первая, будет, однако, отвечать другому моменту времени и, конечно, другой комбинации общих экономических условий в производстве, распределении, спросе, предложении и т.д. Для того чтобы вторая точка в полном смысле совпала с первой, необходимо было бы, чтобы все процессы изменений экономической действительности были обратимы, чтобы они все могли так же развиваться вперед, как и развертываться назад, - иначе говоря, чтобы к ним была неприложима категория времени. Совершенно очевидно, что такой абсолютной обратимости в экономической жизни нет, что в ней есть по крайней мере некоторые заведомо необратимые процессы. И поскольку все процессы ее взаимно связаны между собой, поскольку мы будем брать каждый отдельный процесс по связи с другими, и в том числе необратимыми, постольку в каждый новый момент времени мы будем

21

иметь в том или ином отношении новую комбинацию условий, постольку мы должны были бы признать, что все процессы экономической жизни необратимы. Но в таком случае мы должны были бы на тех же основаниях признать, что необратимы и все процессы изменений природы. Однако предыдущие замечания позволяют отвергнуть лишь мысль об абсолютной и всеобщей обратимости. Действительно, как бы то ни было, мы не можем отрицать существенного различия между теми процессами, при которых явления без вмешательства пертурбационных факторов, хотя бы и в другой момент времени и при иных общих условиях, могут оказаться на прежнем уровне, и теми процессами, при которых явления не могут оказаться на том же уровне.

Если первую серию процессов мы возьмем как таковую, отвлекаясь от второй серии процессов, то первая серия их может быть названа обратимыми процессами. Говоря об отвлечении от второй серии, мы, конечно, не утверждаем, что в действительности те и другие процессы протекают раздельно и независимо. Мы признаем лишь их принципиальное различие и говорим о разделении в порядке научного анализа. Чтобы подчеркнуть эту мысль, было бы правильно поэтому говорить не об абсолютно, а об относительно обратимых процессах в экономической жизни.

Итак, в относительном смысле мы можем говорить об обратимых процессах изменений элементов экономической жизни.

8. Идеи необратимых и обратимых процессов, так же как и идеи статики и динамики, принадлежат, в сущности говоря, естествознанию в узком смысле слова, физике1 и химии2 ; идеи эти имеют в них очень большое значение.

Возникает вопрос: правомерно ли перенесение этих идей в экономику, и переносятся ли здесь только термины или и самые понятия? На первый вопрос при вдумчивом отношении едва ли можно дать иной ответ, кроме положительного3 . Перенесение

22

той или иной идеи из одной науки в другую не может оспариваться, если оно научно плодотворно. Раз оно плодотворно, значит, оно и правомерно, так как никакого иного критерия для решения этого вопроса нет и быть не может. Факты такого перенесения имеются, и они подтверждают высказанную мысль. И притом особенно многочисленны случаи перенесения идей из области общественной жизни и обществоведения в область естественных наук. Вспомним об идеях и терминах: закон, сила, принцип экономии, ценность и др. Мы знаем, что эти заимствования, если не всегда, то в большинстве случаев, были научно плодотворны. Поэтому едва ли кто будет возражать против их правомерности. И если в экономике мы еще со времен Милля пошли на заимствование идей статики и динамики, то непонятно, почему нельзя было бы расширить и сферу применения идей обратимых и необратимых процессов.

Обращаемся ко второму вопросу. Чтобы правильно ответить на него, необходимо помнить, что заимствование терминов из других наук почти всегда сопровождается большей или меньшей модификацией понятий: или их расширением, или уточнением, или радикальным изменением. В данном случае мы переносим не только термины, но и понятия, расширяя их, но не лишая обычного общего смысла. Действительно, согласно сказанному выше мы также не можем говорить об абсолютно обратимых процессах в природе, как и в экономической жизни. Там и здесь речь идет лишь об относительно обратимых процессах. Далее, там и здесь обратимый процесс в чистом виде, хоть бы и в относительном смысле, фактически дан лишь в большей или в меньшей степени приближения1 . Там и здесь, наконец, с идеей необратимых и обратимых процессов связано представление о возможности или невозможности повторения раз бывшего состояния тел, элементов или их системы. И все различие в том и другом случае принципиально сводится лишь к тому, что в физике и химии мы имеем дело с состоянием одного и того же субъекта в вещном смысле, чего нет в экономике. Если мы говорим, что качание маятника - процесс обратимый, то речь идет в каждом случае об одном и том же в вещном смысле маятнике, хотя, строго говоря, это и не совсем точно. Такого тождества вещного субстрата, о состоянии которого идет речь, нет в экономике. Если мы говорим, что изменение цен есть процесс относительно обратимый, то мы утверждаем только, что

23

уровень цен, равный в известный момент А, через известный промежуток времени может оказаться тем же или приблизительно тем же. Мы знаем, что во второй момент по этой цене покупаются экономически те же, но вещно иные товары, что эта цена выплачивается персонально иным лицам, и т.д. Однако это отсутствие тождества вещного субстрата, о состоянии которого идет речь, не может служить достаточным аргументом против применимости понятий обратимых и необратимых процессов в экономике. Если здесь нет тождества вещных субстратов, то есть тождество экономических явлений цены, процента и т.д. И так же, как различие физических и химических наук не мешает распространять понятие обратимых и необратимых процессов на обе изучаемые ими категории явлений, различие объекта физико-химических и экономических наук не может служить препятствием для расширения этого понятия до применения его к явлениям социально-экономическим. Иначе говоря, понятие обратимых и необратимых процессов в экономике мы можем рассматривать как частный случай более общего понятия о них.

9. Мы рассмотрели основные виды динамических процессов. Возьмем теперь экономическую действительность товарно-капиталистического общества и ее элементы и посмотрим, каким из указанных процессов изменений какие ее элементы подвержены? Почти все экономические элементы, взятые в отдельности, а следовательно, и в целом, подвержены как качественным, так и количественным изменениям. Но в то время как для одних элементов, например для организации хозяйства, техники производства, потребностей и др., качественные изменения будут иметь столь же большое значение, как и количественные изменения, для других элементов, как цепа, учетный процент, рейта и т.д., основное значение будут иметь количественные изменения. Значение качественных изменений здесь выступает преимущественно лишь тогда, когда меняется сама природа этих элементов, например когда цена из вольной становится установленной или из рыночной - монопольной.

Выясняя далее отношение экономических элементов и их совокупности, к необратимым и обратимым процессам, необходимо иметь в виду следующее. Взятая в целом экономическая действительность представляет из себя как бы целый поток непрерывных и многообразных качественных и количественных изменений. Так как в ней имеются хотя бы некоторые элементы, описывающие кривую необратимого процесса изменений, то и в целом процесс экономического развития представляется процессом необратимым. Мы можем утверждать, что процесс развития

24

всякого данного народного хозяйства, протекая во времени, никогда не бывает более одного раза на одном и том же уровне, или на одной и той же стадии. Народнохозяйственный процесс в целом представляется необратимым процессом перехода с одной ступени или стадии на другую. Поэтому и проблема изменений народного хозяйства в целом есть прежде всего проблема ступеней его развития.

Но раз в целом народнохозяйственный процесс развития есть процесс необратимый, то, значит, непрерывно и необратимо меняются общие народнохозяйственные условия для хода изменений и каждого отдельного элемента народного хозяйства. Поэтому, как мы и говорили, в абсолютном смысле ни один элемент народного хозяйства, рассматриваемый по связи со всей совокупностью хозяйственных условий, не может обнаруживать обратимого процесса.

Однако нетрудно видеть и понять, что характер изменений отдельных элементов, как таковых, или элементарные процессы изменений экономической среды настолько различны, что представляется научно целесообразным разбить элементы во всяком случае на две группы. Если рассматриваемые но связи со всей совокупностью народнохозяйственных условий в абсолютном смысле все элементы проходят необратимый процесс, то рассматриваемые аналитически в отдельности, они не могут быта все отнесены к числу способных лишь к необратимым изменениям. Если отвлечься от мысли о необратимости народнохозяйственного процесса в целом, то легко видеть, что целая группа экономических элементов, прежде всего ценностных, как, например, товарные цены, процент на капитал, заработная плата и др., и натуральных, как процент безработных, количество банкротств и т.д., обнаруживают волнообразные, обратимые процессы изменений.

Изменения других элементов, как количества населения, размеров производства, объема товарооборота, запасов капиталов, уровня потребностей, уровня техники и др., имеют сложное строение, они во всяком случае состоят из двух компонентов. Первый компонент - это их общий рост и развитие, второй - скорость или темп этого роста и развития. При ближайшем рассмотрении имеющегося фактического материала оказывается, что тенденция общего роста и развития их представляет из себя - по крайней мере в доступный нашему анализу период времени - необратимый процесс, который может оборваться или сделать зигзаг лишь под влиянием пертурбационных факторов и катаклизмов космического или социального характера.

25

Наоборот, темп этого роста и развития описывает волнообразную кривую и является сам по себе процессом обратимым.

Это различие природы изменений отдельных элементов хозяйственной жизни бесспорно и вместе с тем оно настолько существенно, что только при учете его можно понять характер динамики экономической жизни. Действительно, наличие элементов, подверженных необратимым тенденциям, вполне объясняет, почему народнохозяйственный процесс в целом необратим, неповторим и дает картину непрерывной эволюции. С другой стороны, констатирование элементов и их компонентов, подверженных волнообразным, обратимым изменениям, дает возможность понять колебания, которым подвержено народное хозяйство в целом в процессе его эволюции. Народнохозяйственный процесс эволюции в конкретном виде, конечно, един. Но отказаться от предложенного разграничения элементарных процессов изменения и классификации элементов в связи с их отношением к этим процессам значило бы отказаться от научного анализа конкретной действительности и от ее понимания. Наука тем и отличается от обыденного некритического и конкретного познания, что она, разлагая сложную действительность на более простые составные части, находит закономерные связи и правильности течения явлений, недоступные для обыденного мышления. Мы сознаем сложность конкретной изменяющейся экономической действительности. Но, желая глубже попять ее, мы можем сделать предметом изучения в теории динамики специально обратимые или необратимые процессы или те и другие вместе, но без смешения их. Несомненно, что при изучении и объяснении обратимых процессов мы должны учитывать наличие и свойства процессов необратимых, и наоборот. Но это нисколько не колеблет необходимости их разграничения. Исследуя превращение различных видов энергии, физик должен иметь в виду второй закон термодинамики. Но из существования закона энтропии вовсе не вытекает, что не существует проблемы превращения энергии.

10. Мы не имеем в виду заниматься здесь изучением необратимых процессов, как таковых. Однако заметим, что изучение их представляет из себя весьма интересную и плодотворную задачу. Оно будет изучением эволюции народного хозяйства в целом и отдельных его элементов с одной стадии на другую. Оно будет изучением изменения организации хозяйства, его качественного развития и количественного роста. Такое изучение может вестись как при помощи конкретного описательного

26

метода, так и при помощи абстрактного метода. Примером такого абстрактного исследования необратимых процессов нужно признать, например, построение хозяйства с расширяющимся воспроизводством, какое мы находим в схемах К. Маркса, Туган-Барановского, или равномерно развивающегося хозяйства у Кассе ля.

И. Наше преимущественное внимание в дайной работе привлекают обратимые процессы, так как только по связи с ними мы можем определить понятие конъюнктуры. Как мы уже указывали, термин "конъюнктура" пользуется в настоящее время широким распространением. Он широко употребляется в германской экономической литературе, но встречается и в английской, и в американской.

Переходя к определению понятия конъюнктуры, интересно прежде всего кратко остановиться па имеющихся главнейших попытках определения его. Впервые термин "конъюнктура"1 а был брошен, по-видимому, Ф. Лассалем в его полемической работе против Ф. Шульце-Делима. Говоря об общественных взаимоотношениях, сближая их с мифической цепью Орфея, о которой пели древние последователи Орфея, Лассаль комментирует далее, как преломляется понимание этих общественных взаимоотношений у людей современного меркантильного мира. "Эта связь взаимоотношений, эта цепь, связывающая воедино все существующие неизвестные обстоятельства, - пишет он, - называется в нашем меркантильном мире конъюнктура (Konjunktur - сочетание обстоятельств)"2 . Таким образом, понятие конъюнктуры отождествляется здесь с представлением о связной совокупности всех существующих неизвестных общественных обстоятельств, окружающих человека меркантильного мира. Лассаль довольно удачно схватил в своей формуле некоторые черты ПОРШТИЯ конъюнктуры. Однако он придал ему совершенно растяжимое и негодное для научного употребления определение. Он придал ему слишком широкий и неопределенный смысл.

Так же широко и неудовлетворительно определено оно и у А. Шеффле. Он отождествляет конъюнктуру с совокупностью непредвидимых и независимых внешних воздействий, которым подвергается действующий субъект в каждый данный момент.

27

Не можем мы признать удовлетворительным и то представление о конъюнктуре, которое дает А. Вагнер. Он понимает под конъюнктурой совокупность технических, экономических, социальных и правовых условий, которые в народном хозяйстве, основанном па разделении труда и частной собственности в отношении вещных средств производства, определяют собою производство благ для обмена, определяют их спрос и предложение, а вследствие этого и их ценность, в особенности меновую ценность и цену, и при этом определяют их, как правило, совершенно независимо от воли и усилий хозяйствующего субъекта и независимо от индивидуальных издержек, требующихся для создания каждого конкретного блага. Достаточно привести это длинное и неуклюжее определение, чтобы видеть, что оно непригодно для научного употребления в силу крайней расплывчатости, неясности и широты.

Гораздо более удовлетворительным нам представляется понимание конъюнктуры В. Зомбартом. В работе, посвященной классификации хозяйственных кризисов, Зомбарт пришел к выводу, что кризис, как таковой, не может быть предметом особой теории1 . Теория кризисов, по его мнению, должна замениться более общей теорией - теорией конъюнктуры. Под конъюнктурой же он понимает ту форму движения капиталистической экономической действительности, которая выражается в смене состояния экспансии и упадка. Однако несмотря на значительный шаг вперед, который делает Зомбарт, его определение все же нельзя принять. Во-первых, потому, что понятия экспансии и упадка сами по себе неопределенны и не могут служить признаком понятия конъюнктуры. Во-вторых, потому, что понятие конъюнктуры у Зомбарта охватывает лишь частный случай явлений конъюнктуры, а именно: случай промышленно-капиталистического цикла. Между тем принципиально такое сужение понятия, как будет ясно ниже, обосновать нельзя.

В самое последнее время В. Репке в специальной работе2 определил конъюнктуру как отношение спроса и предложения на рынке, которое подвержено постоянным изменениям и трудно поддается учету и воздействию. Это представление о конъюнктуре гораздо более узко и определенно, чем все предшествующие. Однако едва ли и оно удовлетворительно с научной точки

28

зрения. В самом деле, что значит изменчивые соотношения спроса и предложения? Это будет просто другое выражение изменчивости цены. В таком случае понятие о конъюнктуре вполне сводится к понятию об изменении цены. Но если это так, то мы не видим никакого основания для введения нового понятия конъюнктуры, когда существует другое, уже установившееся и удовлетворительное понятие цены и ее изменения1 . Это во-первых. Во-вторых, не ясно, почему автор ограничивает сферу конъюнктурных явлений только соотношением спроса и предложения. Такое ограничение совершенно не соответствует данным учения о конъюнктуре, как оно сложилось в науке фактически. Между тем изучение конъюнктуры в некоторых частях получило значительное развитие, и не считаться с ним нельзя.

Мы не имеем в виду дать исчерпывающий обзор попыток определить понятие конъюнктуры. И в заключение отметим еще лишь одну, явно скороспелую попытку разрешить вопрос о понятии конъюнктуры. Н. Осинский в двух статьях дает два определения конъюнктуры, в более широком и в более узком смысле. В первом смысле он утверждает, что "конъюнктура есть повседневная пульсация капиталистического организма". Говоря о ней во втором смысле, он определяет ее как "колебание, пульсацию внешней оболочки капиталистического аппарата"2 . Мы полагаем, что в данном случае перед нами пример, как вообще не следует определять понятия в науке. Действительно, что, собственно, поясняют обывательские термины "пульсация" и "внешняя оболочка"? Ровно ничего. Н. Осинский понимает под "оболочкой" сферу рынка. Но эти выражения "оболочка" и "пульсация" не более чем метафора. Оба они совершенно негодны как определяющие термины. Почему бы в таком случае нам не удовлетвориться в определении капитала, например, выражением: капитал - это курица, несущая золотые яйца, а в определении металлических денег - выражением "золотой телец" и т.п. Определение Н. Осииского напоминает выражение

29

Зомбарта, но стоит неизмеримо ниже его по своей научной ясности и годности.

Итак, предыдущий обзор приводит нас к заключению, что пока у нас нет удовлетворительного определения понятия конъюнктуры. Поэтому приходится еще раз повторить: или мы должны вложить в это понятие достаточно определенное содержание, или должны отказаться от этого термина и признать его обывательским. Мы полагаем, что понятие конъюнктуры может быть наполнено, определенным содержанием и потому должно быть сохранено в экономической науке.

12. Подходя к его выяснению, необходимо иметь в виду, что речь идет о народном хозяйстве, построенном на началах рыночного обмена. В этих условиях рынок с его системой цен выступает в качестве центрального узла, связывающего между собою отдельные хозяйствующие единицы. Рынок определяет успех и неуспех хозяйственной деятельности этих единиц. Легко далее видеть, что бывают периоды в экономической жизни, которые оказываются благоприятными для развития предпринимательской и вообще хозяйственной деятельности. Выбрасываемые на рынок товары находят сбыт на основе повышающихся цен. В эти периоды хозяйственная деятельность получает особое напряжение. Напряжение это выражается в расширении производства и усилении торгового оборота, в укреплении положения отдельных предприятий и т.д. Усиление напряжения хозяйственной жизни можно наблюдать как на отдельных хозяйствах, так и на всем народном хозяйстве.

Бывают, наоборот, периоды, когда хозяйственная деятельность встречает объективные препятствия для своего развития. Сбыт товаров затрудняется, доходы понижаются, напряжение хозяйственно-предпринимательской деятельности ослабевает. Это ослабление напряжения опять-таки легко обнаруживается как в жизни единичных хозяйств, так и во всем народном хозяйстве. Короче говоря, бывают периоды, когда "стечение обстоятельств" благоприятно для развития хозяйственной жизни и наоборот, когда оно бывает неблагоприятно. Это указание на смену более или менее благоприятного "истечения обстоятельств" приводит нас вплотную к понятию конъюнктуры. Мы склонны видеть экономическое содержание понятия конъюнктуры не в чем ином, как в той совокупности обстоятельств, которая обнаруживается благодаря рынку, от которой зависит и в которой выражается подъем или упадок напряжения частно- и народнохозяйственной жизни. Так же как понятие констелляции в астрономии и других науках указывает на

30

стечение объективно данных условий, так и понятие конъюнктуры указывает на стечение обстоятельств, от которых зависит и в которых проявляется успех хозяйственной деятельности. И весь вопрос заключается в том, чтобы возможно точно указать, о каких обстоятельствах идет здесь речь, и как определить благоприятность и неблагоприятность их стечения,

Мы говорили выше, что в благоприятный период хозяйственной жизни наблюдается повышение цен, расширение производства, расширение товарных оборотов, повышение доходов и т.д. Наоборот, в неблагоприятный период наблюдается как раз обратное изменение этих элементов. Эти положения вполне основаны на данных и выводах современного эмпирического учения о ходе изменений хозяйственной жизни. Указанное согласованное колебание изменений экономических элементов не является случайностью. По всем данным нашего современного экономического знания они обусловливаются тесной связью соответствия этих элементов. Многочисленными работами по теории кризисов установлено, что между колебательными изменениями отдельных элементов существует тесная прямая или обратная связь. Когда наблюдается повышательная тенденция одних элементов, то обязательно наблюдается повышательная или понижательная тенденция других. Эта закономерная связь изменения элементов осуществляется благодаря рынку. При этом отмеченную обратную связь элементов легко методологически превратить в прямую.

Исходя из сказанного, мы можем утверждать, что объективно смена благоприятного и неблагоприятного стечении обстоятельств есть в то же время неизбежно и колебательное изменение совокупности элементов хозяйственной жизни. Это колебательное изменение элементов представляет из себя лишь иную объективную форму выражения смены благоприятных и неблагоприятных условий хозяйственной жизни и деятельности. Но выше мы видели, что это колебательное изменение их есть, с другой стороны, не что иное, как проявление обратимых динамических процессов изменения этих элементов. Таким образом, в поисках определения понятия конъюнктуры мы наталкиваемся на естественную связь его с обратимыми процессами.

Для более ясного выражения сказанного возьмем два момента времени. В каждом из них возьмем все те элементы народнохозяйственной жизни, которые являются конститутивными и потому характерными для хода этой жизни, причем мы можем брать элементы как в их количественной, так и в качественной характеристике. Возьмем элементы последующего момента в

31

отношении или в сравнении их с положением тех же элементов в предшествующий момент. Ясно, что это отношение или сравнение выразит мам направление изменения элементов и их совокупности за интересующий нас промежуток времени. Путем простых выкладок мы можем придать всем отношениям и сравнениям однозначное выражение, т.е. обратные показатели превратить в прямые. Если направление в итоге будет характеризоваться как повышательное, мы можем экономически утверждать, что наблюдается улучшение стечения обстоятельств. Наоборот, если это отношение или сравнение будет указывать на понижательное направление изменения элементов, в таком случае мы можем говорить об ухудшающемся стечении обстоятельств. Отсюда видно, что в каждый данный момент отношение состояния элементов экономической жизни к их состоянию в предшествующий момент будет совершенно объективно и точно характеризовать стечение обстоятельств, благоприятных или неблагоприятных для хозяйственной жизни.

Изложенное можно иллюстрировать следующей схемой1 .

И т.д.

* Показатель обращенный.

32

Учитывая направление изменения отдельных показателей и их совокупности и принимая во внимание экономический смысл каждого изменения, из приведенной схемы легко заключить, что наблюдается улучшение условий хозяйственной жизни и деятельности.

Фактически при анализе подобных схем мы можем, конечно, столкнуться с более сложными случаями - со случаями, когда, например, одни показатели будут говорить о значительном улучшении, а другие - об очень слабом и т.д. Однако было бы ошибкой думать, что такие случаи будут свидетельствовать о невозможности сделать какое-либо умозаключение о направлении изменения условий хозяйственной жизни. Они говорят лишь о том, что при анализе данных мы должны обращать внимание не только па знак изменения показателей, по и на степень и солидарность их изменения. Каждому сочетанию всех этих признаков происходящего процесса будут отвечать определенное состояние условий хозяйственной жизни и характеристика их. В целях упрощения анализа данных мы не видели бы принципиальных препятствий при соответствующих методологических предосторожностях для сведения количественных показателей в единый показатель конъюнктуры. Действительно, если при отсутствии внешних исключительных пертурбационных воздействий мы можем исходить из идеи взаимной и однозначной связи изменений элементов, то мы должны считать изменения их за соизмеримые. В таком случае в каждый данный момент они могут быть сведены к их средней величине. Однако не будем входить здесь в разбор вопроса о таком показателе по существу. Заметим лишь, что положительное или отрицательное решение вопроса о возможности построения его не колеблет значения предлагаемых положений.

Теперь мы можем дать общее определение конъюнктуры. Под экономической конъюнктурой каждого данного момента мы понимаем направление и степень изменения совокупности элементов народнохозяйственной жизни по сравнению с предшествующим моментом, Совершенно ясно, что для каждого момента будет более или менее своя конъюнктура. Если мы возьмем последовательный ряд таких моментов, сравнивая каждый последующий с предыдущим или каждый последующий с одним исходным предыдущим, то получим ряд отношений для каждого элемента, или, иначе, получим систему кривых. Совокупность этих кривых в их взаимной связи и будет характеризовать собою кривую хода конъюнктуры.

33

Таким образом, понятие конъюнктуры построено нами в связи с колебательным изменением элементов хозяйства и их совокупности. Ясно поэтому, что кривая конъюнктуры будет кривой обратимых процессов и совпадает с ней. Поэтому исследование кривой конъюнктуры есть исследование процессов в их взаимной связи. Итак, мы получаем для понятия конъюнктуры и процесса ее изменения, или для ее кривой, определенное содержание и объективно точное выражение.

Нам могут лишь поставить вопрос: какие же и сколько элементов мы имеем в виду учитывать, когда говорим о конъюнктуре? Строго говоря, речь должна идти о всех элементах экономической действительности, которые являются объектом экономической науки и которые так или иначе подвержены обратимым процессам. Но фактически некоторые элементы в их изменении настолько близки, что нет никакой необходимости брать их все, - достаточно взять лишь наиболее репрезентативные или конструктивные элементы. Какие именно, - это вопрос не существа понятия конъюнктуры, а вопрос метода и практики ее исследования.

13. Данное выше понятие конъюнктуры мы можем считать общим. Далее следует установить видовые понятия ее. Наиболее существенно отметить здесь следующее. Мы можем говорить о конъюнктуре мирового хозяйства, данного народного хозяйства или его района. Далее, мы можем говорить или о народнохозяйственной конъюнктуре в целом, или о конъюнктуре специально той или иной отрасли хозяйственной жизни. Последнее подразделение требует пояснений. В том случае, когда речь идет о конъюнктуре народного хозяйства в целом, мы обязаны, строго говоря, иметь в виду направление изменения конститутивных элементов экономической действительности по всем различным отраслям ее. В том случае, когда речь идет о конъюнктуре специальной отрасли народного хозяйства, мы должны подвергнуть исследованию направление изменения элементов именно этой отрасли. Когда мы говорим о специальной конъюнктуре, то мы можем в свою очередь различать специальную конъюнктуру двоякого вида. Назовем условно первый вид ее простой, а второй - дифференциальной конъюнктурой. Под простой специальной конъюнктурой мы понимаем направление и степень изменения совокупности конститутивных элементов данной отрасли в данный момент по сравнению с предшествующими моментами. Так, мы можем констатировать, что все или большинство элементов, характерных, например, для угольной промышленности, обнаруживают повышательное направление

34

изменений. В этом случае мы можем говорить о повышательной конъюнктуре угольной промышленности. Таким образом, формула простой специальной конъюнктуры совершенно аналогична формуле общего понятия конъюнктуры. Все различие сводится к различию сферы или области, к которой относится понятие в первом и во втором случае. Соответственно, конечно, меняется и состав элементов, изменение которых выражает конъюнктуру. Несколько сложнее понятие специальной дифференциальной конъюнктуры. Повышательная (или понижательная) простая специальная конъюнктура может наблюдаться одновременно не только в угольной, но и в текстильной, и в металлургической промышленности, и в других отраслях. Однако степень и напряжение повышательных или понижательных тенденций конъюнктуры в этих различных отраслях хозяйства могут быть различны. Цены, производство, торговый оборот и т.д. угольной промышленности могут, например, повышаться или понижаться в меньшей степени, чем те же элементы в текстильной, металлургической и других отраслях промышленности. И если напряжение повышательной или понижательной конъюнктуры угольной промышленности мы сопоставим с напряжением повышательной или понижательной конъюнктуры в других отраслях, то мы получим представление о специальной конъюнктуре угольной промышленности по сравнению или в отличие от конъюнктуры других отраслей. Мы получим, иначе говоря, представление о дифференциальной конъюнктуре. Таким образом, под дифференциальной конъюнктурой мы понимаем простую конъюнктуру данной отрасли, но взятую в отношении или по сравнению с конъюнктурой других отраслей, с которыми в данном случае возможно и целесообразно сопоставление. Схема дифференциальной конъюнктуры для угольной промышленности будет, примерно, такова:

Элементы1

Простая конъюнктура угольной промышленности (отношение показателей 11 момента к 1 моменту)

Дифференциальная конъюнктура угольной промышленности (отношение показателей простой конъюнктуры угольной промышленности к показателям простой конъюнктуры металлургической промышленности)

Цены угля

Продукция

Торговый оборот

% безработных и т.д

120

110

115

1162

95

90

98

97

1 Для упрощения мы берем здесь лишь количестненно-выражательные элементы.

2 Показатель обращенный.

35

Мы определили дифференциальную конъюнктуру угольной промышленности в отношении к конъюнктуре металлургической промышленности. И это сопоставление показало, что, хотя простая конъюнктура угольной промышленности повышается, но она повышается в меньшей степени, чем конъюнктура металлургической промышленности. Иначе говоря, конъюнктура первой падает относительно второй. Ясно, что конъюнктуру угольной промышленности мы могли бы таким же образом сопоставить и с конъюнктурой химической, текстильной и других отраслей промышленности. Мы могли бы ее сопоставить так или иначе и с общей народнохозяйственной конъюнктурой. И если понятие простой специальной конъюнктуры угольной промышленности выражает стечение благоприятных обстоятельств существования и развития угольной промышленности как таковой, то понятие дифференциальной конъюнктуры выражает относительное положение этой отрасли среди других, оно указывает, в каких отраслях имеется наиболее благоприятное стечение обстоятельств и какие отрасли в силу этого будут служить более сильными центрами притяжения капитала и труда, какие отрасли будут центрами накопления экономической мощи и богатства.

Легко видеть, что научное значение этого понятия огромно. Без определенной системы, без достаточного методического сознания, но в сущности этим понятием постоянно пользуются. Им пользуются, когда сопоставляют между собой рост цен, продукции, торговых оборотов, доходов и т.д. различных отраслей хозяйства. Правда, при этом технически это сравнение делается в большинстве случаев проще, чем сделали в схеме мы: часто не берутся показатели в системе, не определяется предварительно простая конъюнктура отраслей, не берется соотношение конъюнктур. В большинстве случаев просто сопоставляется темп изменения того или иного показателя одной отрасли с изменением показателя другой. Но ясно, что все относится к области техники метода. Логически же и экономически во всех этих случаях мы имеем дело с неосознанным употреблением понятия дифференциальной конъюнктуры.

14. В предшествующем изложении понятие конъюнктуры с экономической точки зрения определено достаточно полно. Намечены и основные черты метода, подхода к выяснению конъюнктуры. Однако мы сознаем, что нами не выяснены многие методологические трудности и детали, какие могут встретиться при пользовании установленными понятиями. Между тем они могут быть весьма велики. Они могут быть особенно велики в

36

том случае, если изменения отдельных элементов хозяйственной жизни подвергаются пертурбационным воздействиям. Это часто наблюдается в период расстройства тех или иных отраслей народного хозяйства или всего народнохозяйственного организма в целом. Однако такие пертурбационные воздействия вносят лишь осложнения в самый процесс исследования конъюнктур, заставляют критически относиться к изменениям отдельных элементов и подвергать их предварительному анализу, прежде чем по их изменению судить об изменении конъюнктуры. Так, например, в случаях расстройства денежного обращения и резких процессов обесценения валюты изменение товарных цен от одного момента к другому лишается того показательного значения, какое оно имеет при нормальных условиях денежного обращения.

В таком случае этот элемент, т.е. товарная цена в бумажной валюте, или должна быть исключена из совокупности элементов, по изменению которых мы судим о состоянии конъюнктуры, или этот показатель должен быть взят с исключением влияния обесценивающейся валюты. То же следует сказать и о других элементах, подвергшихся пертурбационным воздействиям. Поэтому ясно, что случаи пертурбационного воздействия па различные элементы экономической жизни вносят лишь осложнение в метод изучения, не разрушая самого метода.

15. Уяснив понятие конъюнктуры и ее основных видов, остановимся совсем коротко на вопросе о задачах изучения конъюнктуры. Эти задачи мы можем свести к трем основным. Первая задача состоит в описании и установлении фактического состояния и изменения конъюнктуры. Работы, преследующие эту задачу, как известно, имеются в большом количестве. И поскольку они существуют, они говорят о том, что в действительности мы имеем дело или с иррегулярными колебаниями конъюнктуры, или с регулярными. Регулярные колебания конъюнктуры в свою очередь могут быть или сезонными, или циклическими. При этом мы считаем необходимым различать малые циклы (подъем, кризис, депрессия), захватывающие около 7-11 лет, и большие циклы, захватывающие от 40 до 50 лет.

Экономисты сосредоточили преимущественное внимание на изучении малых циклов конъюнктуры и отчасти на сезонных колебаниях. С развитой выше точки зрения мы не видим принципиально никаких оснований для того, чтобы ограничивать задачу изучения конъюнктуры только двумя упомянутыми видами колебания ее. Необходимо подвергнуть тщательному

37

анализу также и большие циклы. Мы не говорим, что большие циклы имеют ту же природу, что и малые циклы. Мы утверждаем лишь, что и эти колебания конъюнктуры должны быть изучаемы.

Вторая задача изучения конъюнктуры сводится к объяснению ее хода и к построению теории конъюнктуры. Необходимо иметь в виду, что при объяснении конъюнктуры исследователю, несомненно, придется в должной степени учесть значение и роль необратимых эволюционных процессов. Не следует забывать, что реально мы имеем единый динамический процесс народнохозяйственной жизни, и лишь в процессе научного анализа мы можем разложить его на необратимые тенденции и обратимые колебательные процессы. Но сказанное не означает, что эти обратимые процессы не могут быть объектами специального изучения.

Наконец, третья задача в изучении конъюнктуры сводится к постановке и решению проблемы прогноза ее изменения. Разрешение проблемы прогноза совершенно очевидно предполагает уже решение двух предыдущих задач и возможно только на основе такого решения.

16. В заключение скажем несколько слов о самом методе изучения конъюнктуры. При описании движения конъюнктуры мы неизбежно должны пользоваться конкретно-эмпирическим методом, и в частности статистическим. Но при объяснении движения конъюнктур, при построении теории их мы отводим наряду с конкретно-эмпирическим методом значительное место и методу абстрактному. В частности, для построения теории конъюнктуры имеет огромное значение метод абстрактного построения схемы равномерно эволюционирующего хозяйства. Действительно, допустим, что хозяйство непрерывно, необратимо, равномерно и, следовательно, без потрясений развивается. Построим абстрактную схему такого хозяйства. Попытки построения схемы равномерно и необратимо развивающегося хозяйства мы находим у К. Маркса, Туган-Барановского, Гиль-фердинга, Касселя и др. Построив такую схему, мы будем иметь хозяйство, находящееся в динамическом равновесии. Оно будет необратимо эволюционировать без всяких колебательных или обратимых конъюнктурных динамических процессов. Мы можем вскрыть далее условия такого динамического равновесия. Но мы знаем, что в действительности необратимый процесс развития народного хозяйства сопровождается обратимыми конъюнктурными колебаниями. Очевидно, потому, что условия

38

динамического равновесия в действительности нарушаются. И если мы строим теорию конъюнктурных колебании, то ясно, что абстрактно построенная схема народного хозяйства в условиях динамического равновесия дает нам весьма многое для того, чтобы вскрыть механизм и причины конъюнктурных колебаний, механизм и причины отклонений от линии равномерной эволюции хозяйства, для того, чтобы таким путем построить абстрактную теорию конъюнктур. Путем эмпирического исследования динамического процесса и хода конъюнктур мы можем далее проверить эту абстрактную теорию. Мы полагали бы, что такая эмпирическая проверка для исследователя обязательна. Сказанным, с одной стороны, определяются возможное место и роль абстрактного метода в построении теории конъюнктур, с другой - достаточно подчеркивается необходимая тесная связь мелсду изучением необратимых эволюционных и обратимых конъюнктурных динамических процессов.

* * *

Мы хорошо сознаем, что сказанное о задачах и методах изучения конъюнктуры слишком обще и носит эскизный характер. Еще более мы сознаем, что в нашей работе пет исследования динамики и, в частности, конъюнктуры по существу. Но все это и не входило в задачи данной работы.

39

* Доклад и Институте экономики факультета общественных наук I МГУ. Впервые опубликован и журнале "Социалистическое хозяйство". Кн. 2. 1921. С. 349-372. Публикуется по тексту книги: Н.Д. Кондратьев. Проблемы экономической динамики. М.: Экономика. 1989. С. 48-76. (Прим. сост.)

1 Милль Дж.С. Основы политической экономии. Т, 3, М,: Прогресс, 1981. - Ред.

1 Струве II. Научная картина экономического мира и понятие равновесия//Экономический вестник. Берлин. 1923. № 1. С. 5-26. - Ред.

1 Хотя, как мы уиидим ниже, о существовании обратимых процессов можно говорить лишь в относительном смысле.

1 Хвольсон О. Курс физики. В 5-ти томах. Т. III. 3-е изд. Гл. VII. Термодинамики. С. 384. и след.; Plank Μ. Physikalische Rundblicke. Leipzig, 1922. S. 1-21, 40-43, 125-126.

2 Ср.: Оствальд В. Принципы химии. Пер. с нем. А. Геперозова, Н. Ряховского. М., 1910. С. 38, 156-158.

3 И если некоторые авторы, как, например, Н. Осииский (ср. его статью, направленную против нас: Мировое хозяйство и кризисы//Социалистическое хозяйство, 1923. № 6-8), в пылу полемики категорически отрицают это, то во всяком случае без серьезных основании. Вся критика Н. Осинского в этой части основана на каком-то сплошном недоразумении, непонимании вопроса и терминологических придирках. К сожалению, мы не можем останавливаться на критике Осинского здесь, тем более что статья его еще не окончена.

1 Ср.: Хвольсон. О. Цит. соч. С. 389.

1 Röpkc W. Die Konjunktur. Ein systematischcr Vcrsuch als Bcitrag xur Morphologic dcr Vcrkchrscwirtschaft. Jena: Fischer, 1922. S. 1.

2 Лассаль Ф. Капитал и труд. Спб., 1906. С. 31-32.

1 Sombart W. Vcrsuch einer Systcrnatik clcr Wirtschaftskrisen//Archiv für So'/Jal wissenschaft uncl SoxialpoiiLik. Türingcn - Leipzig. 1904. N 1. S. 1-21.

2 Röpke W. Op. cit. S. 9.

1 Заметим, что в работе М.Л. 15уиятяна "Экономические кризисы. Опыт морфологии и теории периодических экономических кризисов и теории конъюнктуры" (М., 1915) мы находим открытое отождествление понятия конъюнктуры с понятием общего движения пен. Ясно, что по существу автор тем самым упраздняет понятие конъюнктуры.

2 Осинский Н. Миронов хозяйство и кризисы//Социалистическое хозяйство. 1923. № 6-8; Мироиос хозяйство и оценке наших экономисте)"//Красная июнь. 1923. Кн. II. С. 192-193.

1 Цифры взяты совершенно условно. Мы даем элементы как в количественном, так и в качественном выражении, чтобы подчеркнуть, что конъюнктура характеризуется как количественными, так и качественными признаками. Практически и большинстве случаев общее представление о состоянии конъюнктуры можно получить и на основе одной количественной характеристики.

МИРОВОЕ ХОЗЯЙСТВО

И ЕГО КОНЪЮНКТУРЫ

ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ ВОЙНЫ*

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемая работа посвящена изучению важнейших показателей состояния мирового хозяйства и его конъюнктур за пережитый военный и переживаемый послевоенный период.

Едва ли можно сомневаться в глубоком и общем интересе избранного предмета изучения. Интерес этот одновременно имеет и теоретический и практический характер.

С теоретической точки зрения избранный предмет представляет огромный интерес для исследователя в силу необыкновенной сложности явлений, богатства небывалых и на первый взгляд причудливых сочетаний элементов социально-экономической действительности. Открывающуюся здесь "картину" исследователю приходится наблюдать не часто. Вот почему, естественно, она привлекает его к себе.

С практической точки зрения взятый предмет имеет глубокий интерес, бесспорно, потому, что пережитый и переживаемый период мировых социально-экономических катаклизмов является периодом, определяющим судьбы целых народов. И поскольку людям свойственно пытливо всматриваться в горизонты грядущего, изучение указанного исключительного исторического периода приковывает внимание к себе, как к отправному этапу и определяющему фактору этого грядущего.

Для нас в настоящей работе основное и руководящее значение имеет, впрочем, первая теоретическая точка зрения. Менее всего мы занимаемся, точнее, вовсе не занимаемся построением каких-либо практических выводов.

При бесспорном интересе, исследование мирового хозяйства периода войны и после нее представляет и огромные, можно сказать, исключительные трудности. Трудности эти коренятся в отмеченной необыкновенной сложности и грандиозности

40

явлений с одной стороны; в близости и современности их нам, иначе говоря, в отсутствии исторической перспективы, с другой; и, наконец, с третьей - в крайнем недостатке и скудости точных и полных материалов у нас в России. Трудно вообразить, какие невероятные усилия требуются со стороны изучающего, чтобы по обрывкам, и к тому же малодоступных, материалов восстановить и понять движение и ход явлений... и тем не менее, заканчивая работу, не имеешь, нельзя иметь твердой уверенности, что в ней учтено все или по крайней мере все основное в объекте исследования, т.е. в экономике мирового хозяйства последнего периода. Во всяком случае мы принимаем свои построения cum grano sails и готовы их пересмотреть всякий раз, если нам будут указаны или встретятся данные о значительных фактах и явлениях, нами не учтенных или учтенных недостаточно.

Эту оговорку мы просили бы читателя иметь в виду,

Но с другой стороны, именно оторванность России от остальных стран и наша общая малая осведомленность о развитии мирового хозяйства последнего времени делает особенно настоятельной нужду в синтетических работах, подобных настоящей. Это обстоятельство увеличивает смелость предложить ее читателю, несмотря на все ее недостатки.

Впрочем, наша работа, посвященная изучению мирового хозяйства и его конъюнктур, не является в русской литературе первой в этой области. У нас уже появились работы Фиина-Енотаевского, проф. М.И. Боголепова, С.А. Фалькнера, Варга, проф. С.А. Первушина, З.С. Каценеленбаума, Л.Б. Кафеигауза и др. Появился также небольшой сборник статистических материалов об экономическом положении важнейших иностранных государств под редакцией проф. Л.Н. Юровского. Эти работы различной полноты, общности и достоинства нами изучены, использованы и приняты во внимание в их выводах, Они весьма облегчили, конечно, наш труд.

Однако, мы не думаем, чтобы предлагаемая книжка являлась простым повторением или суммированием уже появившихся. Во-первых, нами привлечены и использованы различные новые материалы. Во-вторых, мы стремились при уяснении состояния и конъюнктур мирового хозяйства принять во внимание все важнейшие факторы и силы его, в частности, в отличие от большинства предшественников, мы уделили очень большое внимание не только индустрии, но и сельскому хозяйству. В-третьих, мы рассматриваем пережитый период в развитии

41

мирового хозяйства в его целом, а не в какой-либо отдельный момент. Наконец, в своих выводах мы далеко не во всем согласны со своими предшественниками.

Что касается метода, примененного в работе, то он является методом конкретно-эмпирическим. В соответствии с характером предмета, его исключительной сложностью, эпизодичностью материала мы стремились, по возможности, менее конструировать и отвлеченно рассуждать, и более изображать и притом, в меру возможности, изображать при помощи статистических данных. Тем самым мы, конечно, проигрываем в краткости и легкости изложения. Но задача объективного анализа, изображения и уяснения действительности нами была выдвинута на первый план сознательно. Давая как можно более фактического материала, указывая его источники, мы тем самым хотели бы сохранить у читателя свободу в отношении к нашим выводам и предоставить ему большую возможность критически отнестись к ним. Но при таком методе, не желая делать работу слишком громоздкой, учитывая также состояние источников и материалов, мы не могли исследовать состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во всех подробностях с исчерпывающей полнотой. Мы сознательно ограничились анализом лишь важнейших показателей и факторов состояния мирового хозяйства и его конъюнктур.

Самое изучение этих показателей и факторов ведется нами по следующему плану. Сначала мы исследуем состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во время войны, сравнительно с довоенным. Далее, мы подвергаем изучению послевоенный период 1919-1920 гг. Затем, исследуем отдельно период перелома и понижения конъюнктур или мировой экономический кризис, т.е. период главным образом с весны 1920 г. до середины 1921 г. Наконец, отдельно мы рассматриваем период ликвидации кризиса с лета 1921 г., причем стремимся свой анализ хронологически довести, поскольку позволяют данные, до апреля 1922 г. Иногда в некоторых частях работы точного хронологического разграничения изучаемых явлений согласно изложенного плана нам провести не удается. Это особенно относится к явлениям сельского хозяйства. Но мы не видим в этом особого упущения.

Настоящая работа была начата в связи с изучением конъюнктур русского и мирового хозяйства, организованным в Конъюнктурном Институте при Петровской сельскохозяйственной академии. Отдельными частями она докладывалась в различных

42

научных и научно-практических заседаниях, частично излагаемых автором также в публичных лекциях. Работа была окончена еще осенью 1921 г. Но затем она по крайней и ничем не оправдываемой небрежности была потеряна издателем. По сохранившимся черновикам она была вновь восстановлена. В связи с истекшим временем ее пришлось дополнить и расширить. И теперь она издается уже новым издателем.

Считаю приятным долгом выразить свою признательность профессорам В.Я. Железнову, С.А. Первушину, З.С. Каценеленбауму, С.Н. Прокоповичу, П,А. Вихляеву, Н.Н. Шапошникову, Л.Н. Юровскому, Л.Н, Литошенко и др. за их указания в личных беседах и в научных собраниях, а также за предоставление различных материалов. Особую благодарность выражаю своей ближайшей помощнице и сотруднице по Конъюнктурному Институту - Л.М. Ковальской и своему ближайшему другу в жизни - жене за их постоянную и исключительно внимательную помощь в работе.

Автор

Москва, 1 мая 1922 г.

43

* Монография Н.Д. Кондратьева "Миронос хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны". Вологда: Обл. отделение Государственного издательства, 1922. 258, III с. С 1922 г. книга не переиздавалась. Публикуется но тексту первоначального издания. (Прим, сост.)

ВВЕДЕНИЕ

С абстрактной точки зрения народное и мировое хозяйство представляет собою непрерывный динамический процесс взаимоотношений и связей системы элементов.

Методологически возможны и законны две точки зрения на него: статическая и динамическая. Хотя и можно утверждать, что in natura rerum статики, собственно, нет, тем не менее в порядке первоначального упрощения в целях последующего и все большего усложнения научных построений, мы можем подходить к хозяйственным явлениям по статической точки зрения и исследовать взаимозависимости и взаимоотношения элементов системы, предполагая, что условия существования этой системы в общем остаются теми же.

Но если возможна и законна теория экономической статики, то тем более законна и необходима теория экономической динамики, которая позволяет нам ближе подойти к уяснению природы хозяйственных явлений и вскрыть их закономерное течение.

Одной из самых сложных частей теории экономической динамики является теория конъюнктур, т.е. теория экономических циклов различных типов, каковые, как позволяет думать современное состояние теории динамики, существуют. Раз существует различных типов циклическое колебание экономической жизни и ее элементов, раз между этими элементами, как элементами системы, существует и может быть найдена закономерная связь, то теоретически может и должна быть найдена закономерность и в динамике этих элементов, могут быть и частью уже найдены и показатели состояния или моментов динамики конъюнктур. Это положение является исходным для теории конъюнктур. Совершенно ясно, что отправляясь от него, теория конъюнктур теснейшим образом соприкасается с проблемой экономического прогноза.

Проблемы экономической динамики привлекают к себе все большее и большее внимание теоретиков. Трудами Курно, Джевонса, Вальраса, Парето, Кларка, Маршалла, Шумпетера и др. сделано уже многое как для более точного разграничения динамической точки зрения от статической, так и по установлению некоторых общих положений теории экономической динамики. Работы Жюгляра, Туган-Барановского, Шпитгофа, Поле, Эйленбурга, Лескюра, Афталиона, Бунятяна, Митчеля и др. подошли на основе эмпирических данных вплотную к проблеме экономических циклов и многое здесь осветили.

44

Но несмотря на все это, теория динамики даже в основных ее контурах еще далека от сколько-нибудь завершенного состояния. В этой области все еще стоит целый ряд основных спорных и невыясненных вопросов.

Не ясна еще сама постановка экономических проблем под углом зрения динамики и та сфера вопросов, которая может и должна быть изучаема именно под таким углом зрения1 . Не решен вопрос, какие же именно элементы системы экономической жизни должна иметь в виду теория динамики и какие из них она могла бы брать как показатели состояния и моментов конъюнктур. Всматриваясь в совокупность этих элементов, их можно было бы подразделить на натуралистические, как например количество благ, населения и др. и ценностные или валеристические, как цены, уровень заработных плат, норма прибыли и т.п. Современная теория динамики оперирует и с первыми и со вторыми. Но вопрос о натурализме и валеризме, о соотношении натуралистических и валеристических элементов и показателей и их принципиальном значении, нам кажется, еще даже и не поставлен во всей ясности и полноте, хотя с ним сталкиваются и к нему подходят все более и более2 . Спорным остается вопрос и о типах циклов конъюнктур и их природе. Наконец, для всей экономической теории и в особенности для теории динамики стоит настоятельный и неотложный вопрос о применении метода точного количественного учета. Существует и целый ряд иных весьма важных частью поставленных, частью еще не поставленных проблем.

Постановка и решение всех этих проблем потребует больших усилий абстрактно-теоретической мысли. Но, нам кажется, решение их не может быть успешным и плодотворным без одновременной эмпирической разработки их. С этой точки зрения представляет особую научную ценность освещение тех моментов и периодов фактической динамики хозяйственной жизни, где изменения экономических элементов особенно рельефны, сочетания их совсем не обычны, где мы имеем перед собой как бы стихийный эксперимент.

В этом отношении огромный интерес представляет период мировой войны и после нее.

Действительно, все важнейшие элементы системы экономической жизни - число и состав населения, потребности, техника

45

и организация хозяйства, запасы капиталов, наличное количество благ, их распределение, цены и др. за время войны подверглись самым резким и порой причудливым изменениям; комбинации их на первый взгляд представляются часто непонятными и неестественными. Одним словом, мы имеем перед собой как бы грандиозный стихийный социально-экономический эксперимент.

Сказанным определяется основная задача и характер предлагаемого этюда. В нем мы не имеем в виду дать детальное и всестороннее описание состояния мирового хозяйства за время и после войны. Основная задача наша лежит в другой плоскости. Опираясь на достигнутые результаты теории динамики и в частности теории конъюнктур, мы хотели бы остановиться лишь на том круге явлений мирового хозяйства последнего периода, которые наиболее характерны и показательны в отношении динамики конъюнктур; мы хотели бы посмотреть на характер их взаимоотношений за взятый период и попытаться уяснить, в какой мере эти взаимоотношения и комбинации взятых экономических элементов укладываются в рамки современной теории динамики. Тем самым, нам кажется, можно было бы способствовать дальнейшей постановке некоторых основных очередных задач теории динамики и конъюнктур. Наряду с этой основной задачей даваемая ниже характеристика изменений мирового хозяйства хотя бы и схематическая и суммарная может иметь, конечно, и некоторый самостоятельный интерес.

В зависимости от своего характера наша работа естественно распадается на следующие составные части:

1. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во время войны 1914-1918 гг. Периоду перед войной мы не посвящаем особого раздела работы. Однако, рассматривая военный период, мы всюду проводим сравнение его с довоенным. Такое сопоставление, конечно, необходимо, так как только на фоне "нормального" периода можно рельефнее оттенить особенности и своеобразие последующего периода.

2. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства послевоенного периода 1918-1920 гг. до перелома и начала понижательной конъюнктуры, т.е. главным образом до весны 1920 г.

3. Период падения конъюнктур и мировой экономический кризис 1920-1921 гг.

4. Период выхода из кризиса, т.е. период с половины 1921 г. Ввиду своеобразных экономических условий России и не имея возможности слишком увеличивать объем работы, в последующем изложении мы сознательно совершенно не касаемся состояния конъюнктур русского народного хозяйства.

46

1 Ср, Schumpeter - Das wesen und cler Hauptinhalt dcr Thcoretischen Nationalo konomie, 1908. Л,Н. Юровский, Очерки но теории цены, Саратов, 1919 г.

2 Ср. Петр Струве - Хозяйство и цена. Ч. II, вып. I. M., 1916 г. Гл. 1.

ВВЕДЕНИЕ

С абстрактной точки зрения народное и мировое хозяйство представляет собою непрерывный динамический процесс взаимоотношений и связей системы элементов.

Методологически возможны и законны две точки зрения на него: статическая и динамическая. Хотя и можно утверждать, что in natura rerum статики, собственно, нет, тем не менее в порядке первоначального упрощения в целях последующего и все большего усложнения научных построений, мы можем подходить к хозяйственным явлениям по статической точки зрения и исследовать взаимозависимости и взаимоотношения элементов системы, предполагая, что условия существования этой системы в общем остаются теми же.

Но если возможна и законна теория экономической статики, то тем более законна и необходима теория экономической динамики, которая позволяет нам ближе подойти к уяснению природы хозяйственных явлений и вскрыть их закономерное течение.

Одной из самых сложных частей теории экономической динамики является теория конъюнктур, т.е. теория экономических циклов различных типов, каковые, как позволяет думать современное состояние теории динамики, существуют. Раз существует различных типов циклическое колебание экономической жизни и ее элементов, раз между этими элементами, как элементами системы, существует и может быть найдена закономерная связь, то теоретически может и должна быть найдена закономерность и в динамике этих элементов, могут быть и частью уже найдены и показатели состояния или моментов динамики конъюнктур. Это положение является исходным для теории конъюнктур. Совершенно ясно, что отправляясь от него, теория конъюнктур теснейшим образом соприкасается с проблемой экономического прогноза.

Проблемы экономической динамики привлекают к себе все большее и большее внимание теоретиков. Трудами Курно, Джевонса, Вальраса, Парето, Кларка, Маршалла, Шумпетера и др. сделано уже многое как для более точного разграничения динамической точки зрения от статической, так и по установлению некоторых общих положений теории экономической динамики. Работы Жюгляра, Туган-Барановского, Шпитгофа, Поле, Эйленбурга, Лескюра, Афталиона, Бунятяна, Митчеля и др. подошли на основе эмпирических данных вплотную к проблеме экономических циклов и многое здесь осветили.

44

Но несмотря на все это, теория динамики даже в основных ее контурах еще далека от сколько-нибудь завершенного состояния. В этой области все еще стоит целый ряд основных спорных и невыясненных вопросов.

Не ясна еще сама постановка экономических проблем под углом зрения динамики и та сфера вопросов, которая может и должна быть изучаема именно под таким углом зрения1 . Не решен вопрос, какие же именно элементы системы экономической жизни должна иметь в виду теория динамики и какие из них она могла бы брать как показатели состояния и моментов конъюнктур. Всматриваясь в совокупность этих элементов, их можно было бы подразделить на натуралистические, как например количество благ, населения и др. и ценностные или валеристические, как цены, уровень заработных плат, норма прибыли и т.п. Современная теория динамики оперирует и с первыми и со вторыми. Но вопрос о натурализме и валеризме, о соотношении натуралистических и валеристических элементов и показателей и их принципиальном значении, нам кажется, еще даже и не поставлен во всей ясности и полноте, хотя с ним сталкиваются и к нему подходят все более и более2 . Спорным остается вопрос и о типах циклов конъюнктур и их природе. Наконец, для всей экономической теории и в особенности для теории динамики стоит настоятельный и неотложный вопрос о применении метода точного количественного учета. Существует и целый ряд иных весьма важных частью поставленных, частью еще не поставленных проблем.

Постановка и решение всех этих проблем потребует больших усилий абстрактно-теоретической мысли. Но, нам кажется, решение их не может быть успешным и плодотворным без одновременной эмпирической разработки их. С этой точки зрения представляет особую научную ценность освещение тех моментов и периодов фактической динамики хозяйственной жизни, где изменения экономических элементов особенно рельефны, сочетания их совсем не обычны, где мы имеем перед собой как бы стихийный эксперимент.

В этом отношении огромный интерес представляет период мировой войны и после нее.

Действительно, все важнейшие элементы системы экономической жизни - число и состав населения, потребности, техника

45

и организация хозяйства, запасы капиталов, наличное количество благ, их распределение, цены и др. за время войны подверглись самым резким и порой причудливым изменениям; комбинации их на первый взгляд представляются часто непонятными и неестественными. Одним словом, мы имеем перед собой как бы грандиозный стихийный социально-экономический эксперимент.

Сказанным определяется основная задача и характер предлагаемого этюда. В нем мы не имеем в виду дать детальное и всестороннее описание состояния мирового хозяйства за время и после войны. Основная задача наша лежит в другой плоскости. Опираясь на достигнутые результаты теории динамики и в частности теории конъюнктур, мы хотели бы остановиться лишь на том круге явлений мирового хозяйства последнего периода, которые наиболее характерны и показательны в отношении динамики конъюнктур; мы хотели бы посмотреть на характер их взаимоотношений за взятый период и попытаться уяснить, в какой мере эти взаимоотношения и комбинации взятых экономических элементов укладываются в рамки современной теории динамики. Тем самым, нам кажется, можно было бы способствовать дальнейшей постановке некоторых основных очередных задач теории динамики и конъюнктур. Наряду с этой основной задачей даваемая ниже характеристика изменений мирового хозяйства хотя бы и схематическая и суммарная может иметь, конечно, и некоторый самостоятельный интерес.

В зависимости от своего характера наша работа естественно распадается на следующие составные части:

1. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во время войны 1914-1918 гг. Периоду перед войной мы не посвящаем особого раздела работы. Однако, рассматривая военный период, мы всюду проводим сравнение его с довоенным. Такое сопоставление, конечно, необходимо, так как только на фоне "нормального" периода можно рельефнее оттенить особенности и своеобразие последующего периода.

2. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства послевоенного периода 1918-1920 гг. до перелома и начала понижательной конъюнктуры, т.е. главным образом до весны 1920 г.

3. Период падения конъюнктур и мировой экономический кризис 1920-1921 гг.

4. Период выхода из кризиса, т.е. период с половины 1921 г. Ввиду своеобразных экономических условий России и не имея возможности слишком увеличивать объем работы, в последующем изложении мы сознательно совершенно не касаемся состояния конъюнктур русского народного хозяйства.

46

1 Ср, Schumpeter - Das wesen und cler Hauptinhalt dcr Thcoretischen Nationalo konomie, 1908. Л,Н. Юровский, Очерки но теории цены, Саратов, 1919 г.

2 Ср. Петр Струве - Хозяйство и цена. Ч. II, вып. I. M., 1916 г. Гл. 1.

Глава I

СОСТОЯНИЕ И КОНЪЮНКТУРЫ

МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА

ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ 1914-1918 гг.

1. Влияние войны на хозяйство, в особенности войны мирового характера, не может не быть весьма значительным. Влияние это в то же время весьма сложно. Нам кажется при изучении его необходимо иметь в виду следующие замечания. Можно говорить о непосредственном влиянии войны, как вооруженных действий армий, на народное хозяйство. Это влияние выражается в разрушении и уничтожении того или иного имущества, тех или иных имеющих для народного хозяйства значение сил и средств, в прямых препятствиях ведению хозяйственной деятельности. Однако основное значение имеет косвенное влияние войны, которое выражается в изменении условий жизни и развития народного хозяйства в силу факта войны1 .

При учете влияния войны и анализе конъюнктур в дальнейшем необходимо наряду с этим иметь в виду строгое разграничение народнохозяйственной и частно-хозяйственной точки зрения. Богатство, капитал, доход с той и другой точки зрения далеко не совпадают. Не входя в глубину этого вопроса2 , отметим, что упадок народного хозяйства под влиянием войны вовсе не означает упадка всех входящих в него единичных хозяйств или их групп. И это легко понять. Когда мы говорим о богатстве, капитале, доходе с народнохозяйственной точки зрения, мы имеем в виду, собственно, преимущественно реальные хозяйственные блага, стоим на точке зрения производительных сил и производительной мощи страны. Когда мы говорим о богатстве, капитале и доходе с частно-хозяйственной точки зрения, для нас имеет значение не только различные реальные блага, но и блага символические, различные кредитные документы и т.п.; мы учитываем различные колебания ценностных показателей,

47

выражающих процесс перераспределения экономических ценностей между единичными хозяйствами и их группами.

Отсюда, влияние войны с народнохозяйственной точки зрения, если не вполне совершенно, то ближе и точнее всего может быть выражено в натуралистических терминах. Можно, конечно, перевести их и на язык ценностных терминов. Но при этом нужно было бы, прибегая к неизбежным сопоставлениям с нормальным временем, устранить колебание цен и денежной единицы1 .

Поэтому в существе концепция осталась бы натуралистической. Наоборот, для учета положения единичных хозяйств пришлось бы принять во внимание не только и может быть не столько изменения в натуралистических условиях, но и, главным образом, колебания валеристических показателей конъюнктуры.

В общем и целом народное хозяйство под влиянием войны может, скажем, деградировать. Однако судьбы различных единичных хозяйств при этом могут быть весьма различны, ибо создавшаяся натуралистическо-валеристическая конъюнктура будет в различной мере неблагоприятна для отдельных групп их.

Некоторые из них в связи с возникновением военно-потребительского рынка становятся особенно необходимыми и в силу этого особенно рентабельными. Валеристические показатели (цены, заработная плата, прибыль) в отношении этих групп на фоне общего подъема их поднимаются наиболее сильно. Они становятся тем самым в относительно экономически-привилегированное положение, становятся центром притяжения и рабочей силы и капиталов. И на фоне общего падения производительности народного хозяйства in natura они могут не показать такого падения, могут обнаружить далее тенденцию роста.

Поэтому, натуралистический упадок сил народного хозяйства, как целого, во время войны может идти и действительно идет

48

главным образом за счет одних отраслей, в то время как другие обнаруживают значительно меньший упадок, вовсе его не обнаруживают или даже дают возрастание. Соответственно, повышение ценностных показателей военного времени используется, как повышающаяся конъюнктура, преимущественно последними1 .

Наконец, необходимо иметь в виду, что влияние войны на народное хозяйство отдельных стран будет различно. Изучение фактов показывает, что для степени и характера влияния мировой войны решающее значение имели следующие моменты: а) прежде всего близость страны к театру войны и степень связанности народнохозяйственной жизни страны с ходом войны; в этом отношении народно-хозяйственная жизнь нейтральной Дании или Голландии оказывается гораздо более затронутой и потрясенной войной, чем воевавших Японии и Соединенных Штатов. В виду сказанного необходимо прежде всего выделить в особую группу страны внеевропейские, как наименее затронутые и потрясенные войной. Причем, как показывают факты, не имеет особого значения деление этих стран на воевавшие и нейтральные. Наоборот, для стран европейских имел огромное значение факт их участия или неучастия в войне, Расположенные все поблизости к основному театру военных действий и глубоко затронутые войной, тем не менее они не все были затронуты ею в равной мере. Сильнее затронуты и потрясены, как правило, конечно, воевавшие страны, б) вторым важным моментом приходится признать тип и строение народного хозяйства данной страны, т.е. является ли страна аграрной, индустриальной или аграрно-индустриальной, и соответственно степень его зависимости от связи с мировым рынком; в) наконец, для воевавших стран имеет значение благоприятность или наоборот неблагоприятность хода самой войны. В этом отношении они распадаются на страны побежденные, которые в течение, всей войны были к тому же сильно блокированы, и страны победительницы, блокированность которых была меньшей.

В итоге, следовательно, можно дать следующую группировку стран, каковой мы и будем пользоваться ниже2 .

49

I. Группа: Европейские воевавшие страны:

a) Побежденные:

Индустриальные - Германия

Индустриально-аграрные - Австро-Венгрия

Аграрные - Болгария

б) Победители:

Индустриальные - Бельгия, Англия

Индустриально-аграрные - Франция, Италия

Аграрные - Румыния, Сербия, Греция,

II. Группа: Европейские нейтральные страны:

Аграрно-индустриальные: Дания, Голландия, Швеция,

Норвегия, Швейцария, Испания.

III. Группа: Заокеанские страны:

1) Индустриально-аграрные - Соединенные Штаты

Америки, Япония.

2) Аграрные - Канада, Новая Зеландия, Австралия,

Индия, Аргентина, Бразилия, Уругвай.

Обратимся теперь к рассмотрению фактического положения мирового хозяйства во время войны.

2. Как прямое, так и косвенное влияние войны было весьма глубоко прежде всего на основные факторы производства: на труд, капитал и землю. Мы не можем, к сожалению, точно определить размеры этих влияний. Ограничимся, поэтому, лишь некоторыми общими указаниями.

Влияние войны на труд выразилось не только в том, что значительная масса людей лучшего рабочего возраста была мобилизована, но и во многих других отношениях. Прежде всего среднее качество и, соответственно, производительность оставшегося в работе труда должна была по мере призывов в армию, в связи с изменением состава населения, понижаться. Наряду с этим влиянием, совпадающим во времени с войной, нужно иметь в виду и влияния, которые должны сказываться лишь с течением времени. Сюда относятся повышение заболеваемости и смертности и падение рождаемости населения.

По вычислениям Doring'a призывы по мобилизации круглым счетом составляли1 :

50

По данным Tardieu общая сумма мобилизованных во всех странах во время войны достигала 70 млн. человек1 .

Движение рождаемости и смертности характеризуется следующими данными по странам2 .

Смертность (не включая потерь на войне)

51

Смертность (не включая потерь на войне)

Отсюда ясно, что рождаемость в странах сильно сократилась, а смертность повысилась.

Общие итоги потерь в составе населения от понижения рождаемости, повышения смертности и гибели на войне Doring'oM определяются в следующих величинах1 .

Вся же Европа по данным Doring'a потеряла за время войны более 35 млн. человек2 .

Как видно из приведенных данных, потери в населении чрезвычайно значительны. Для уяснения влияния войны на труд, как фактор народнохозяйственной жизни, теперь на основе предыдущего важно уяснить, каково же было за время войны движение общего количества населения и соответственно запасы труда.

Некоторый ответ на вопрос дает следующая суммарная табличка3 .

52

Численность населения:

Отсюда видно, что Германия, Австро-Венгрия и Франция дает убыль населения. Соединенное Королевство дает весьма слабый прирост. Если же принять во внимание, что за время 1914-1919 гг. из Соединенного Королевства эмигрировало 512,3 тыс. человек1 , то прирост этот исчезнет совершенно. В отношении всей Европы Doring дает следующие цифры о движении населения2 :

В конце 1913 г. Европа насчитывала 401 млн. человек, к середине 1919 г. при нормальных условиях движения населения она имела бы 424,5 млн. человек; фактически же она имела 389 млн., т.е. всего 97% населения 1913 г.

Для всего последующего изложения представляет огромный интерес сопоставить с движением населения в указанных Европейских странах движение его в Соединенных Штатах Северной Америки и нейтральных странах Европы. Прежде приведем параллельно погодовые данные о количестве населения по Соединенным Штатам и по Англии с Уэльсом.

3 По данным Statesman's jear book за 1918 г. и 1920 г. Население взято, не считая армию, флот и находящихся за границей.

4 По данным Statistical abstract of Un. St. за 1918 г.

Эта таблица весьма характерна и важна. В Соединенных Штатах прирост населения идет очень быстро. В Англии с

53

Уэльсом население уменьшается, прироста нет. В предыдущей таблице по Соединенному Королевству мы не видели убыли населения. Разногласие таблиц объясняется следующими причинами. В первой таблице учтены также Ирландия и Шотландия; кроме того, первая таблица берет население к середине 1919 г., когда некоторая масса его уже вернулась с фронта, а вторая берет его до окончания войны.

Как бы то ни было в Англии и Уэльсе, а тем более в других воевавших странах Европы, прироста населения нет.

Это ясно из приведенных выше данных относительно убыли населения, а также из последней таблицы. Но положение это можно подтвердить еще и следующими прямыми данными об естественном приросте населения.

Естественный ежегодный прирост (+) или убыль (-) населения, в тыс. человек1 .

2 По 77 департаментам.

3 По 8100 коммунам из 8344.

4 По 8076 коммунам из 8344.

5 Без Эльзас-Лотарингии

Отсюда видно, что в Соединенном Королевстве естественный прирост становится в 1918 г. весьма незначительным, во всех других воевавших странах он с ходом войны исчезает и заменяется убылью населения, особенно в Италии, Германии и Франции. Если даже учесть, что Соединенное Королевство и другие страны дали относительно большее количество людей в армию, что присоединение мобилизованных (находящихся в живых) к общей массе населения несколько изменило бы картину, тем не менее существо явления как ясно из предыдущего осталось бы, изменилось бы лишь количественное его выражение. Во всяком случае за все время войны Соединенные Штаты в отношении населения, в отношении основного фактора хозяйства - труда - были потрясены значительно менее. Этот вывод можно смело распространить на целый ряд стран, которые были столь же слабо затронуты войной, как и Америка, например на Японию, Канаду, Австралию и др.

54

Действительно, с 1913 г. до 1920 г. население выросло1 в Японии с 53,7 млн. человек до 56,0 млн., в Австралии с 6,55 до 7,12, в Аргентине с 7,47 до 8,53.

Обращаясь теперь к нейтральным странам Европы, мы должны сказать, что естественный прирост населения в них, как правило, не прекратился, но он замедлился весьма заметным образом. Подтверждением могут служить следующие данные:

Естественный прирост (+) или убыль (-) населения в тыс. человек.

Годы

Голландия

Швеция

Швейцария

1913

1917

1918

+97,7

+85,8

+74,8

+53,0

+43,3

+13,5

+38,1

+18,7

-2,4

Констатированному факту различия в движении населения по странам и их группам мы придаем огромное значение для уяснения различия в жизни и движении экономических конъюнктур этих стран. В этом факте лежит одно из основных натуральных оснований различной производительной мощи народного хозяйства отдельных стран со всеми проистекающими отсюда последствиями. И этот факт необходимо все время иметь в виду при дальнейшем анализе.

Итак, потрясение труда, как фактора производства, по ряду более или менее серьезно затронутых войной европейских стран, представляется значительным2 . Оно или очень незначительно или совершенно незаметно по странам, слабо затронутым войной и нейтральным европейским.

3. Нужно думать, что потрясения эти велики и в отношении капитала. Сюда относятся отвлечение от производительного труда и гибель миллионов голов живого инвентаря, прежде всего лошадей. Далее нужно отметить отвлечение уже существующих капиталов в виде орудий и средств производства (машин, зданий, парового транспорта) от служения непосредственно хозяйственным нуждам для служения чисто военным целям. Нужно указать, также, на последовавшее под влиянием этого и под влиянием потрясений труда сокращение или задержку воспроизводства капиталов. Наконец, имело место непосредственное разрушение капиталов на театре военных действий3 .

55

Мы не имеем возможности дать прямых исчислений для потрясений в области капитала. Однако некоторое представление о них в этой области будет дано косвенно через анализ состояния сельского хозяйства и промышленности, а также размеров их продукции.

Все указанные потрясения капитала суть потрясения in natura. С народнохозяйственной точки зрения только об этих влияниях на капитал следует и говорить. Понижение ценности капитала в силу падения его доходности имеет значение преимущественно лишь с той или иной частно-хозяйственной точки зрения.

4. Что касается влияния на третий фактор - на землю, то здесь приходится иметь в виду главным образом непосредственные опустошения, порчу почв и вообще создание условий, делающих невозможным или затруднительным использование земли. В этом отношении особенно пострадали Франция, Бельгия, Галиция, Польша, Россия, Восточная Пруссия, одним словом территории, на которых происходили военные действия1 .

Учитывая изложенное о влиянии войны на факторы производства, мы могли бы сказать: в общем и целом производительные силы мирового хозяйства в целом за время войны in natura имеют тенденцию к замедленному росту, если не к сокращению, по сравнению с нормальным временем. Эта тенденция по странам может проявляться так: в одних странах они определенно сокращаются, в других или стационарны или даже развиваются.

5. Обратимся теперь к рассмотрению фактического положения отдельных отраслей мирового хозяйства. Начнем обзор со скотоводства. Динамика этой отрасли тесно примыкает к предыдущему изложению и, между прочим, косвенно покажет нам изменения капитала в виде живого инвентаря, о котором мы

56

не приводим данных выше, когда говорили о влиянии войны на капитал.

Рассмотрим следующую таблицу о движении скотоводства:

1 По данным Statistisches jagrbuch fur das Deutsche Reich за 1919 г. Исключая милитаризированных лошадей.

2 По данным Сборника статистических сведений о современном экономическом положении важнейших иностранных государств.

3 По данным The Statesman's year-book за 1915 и 1920 гг.

57

1 По данным Сборника статистико-экономических сведений за 1915 г. Изд. Отдела Сел. Экон. и Statistical abstract of the United St. за 1918 г.

2 По данным Сборника статистическо-экономических сведений за 1915 г. и Zentralblatt der Preussischen Landwirtschafts Kammer.

Из таблицы ясно, что в Германии сильному сокращению подверглись коневодство3 , крупнорогатое скотоводство, но

58

особенно свиноводство. Овцеводство сокращается до 1917 г., но в 1918 г. дает сильный прирост.

Во Франции сократились все отрасли скотоводства. Особенно значительно сокращение овцеводства и свиноводства. Необходимо отметить, что за исключением свиноводства сокращение всех других отраслей скотоводства Франции более значительно, чем скотоводство Германии.

В Англии скотоводство количественно более устойчиво. Слабое сокращение дает лишь овцеводство, более сильное свиноводство.

В Соединенных Штатах все отрасли скотоводства, за исключением овцеводства, дают сильный прирост.

Картина по Дании в значительной мере напоминает Германию. Особенно сильному разгрому подверглось здесь свиноводство.

Итак, наиболее чувствительными отраслями скотоводства оказались свиноводство, т.е. одна из наиболее интенсивных отраслей скотоводства, и овцеводство. В общем и целом, разрушительное влияние войны сильнее сказалось в Европейских странах интенсивного животноводства, глубоко затронутых войной или хотя бы и нейтральных, но блокированных, раз эти страны базировали животноводство на привозных интенсивных кормах, как, например, Дания. В прочих странах скотоводство было относительно слабо затронуто войной, или вовсе не затронуто и даже укрепилось. К числу последних нужно отнести Соединенные Штаты Северной Америки, как уже и отмечалось. То же самое можно было бы наблюдать в отношении и таких заокеанских стран, как Австралия, Канада, Аргентина1 .

Из сказанного видно, что капитал народного хозяйства в виде живого инвентаря подвергся более или менее значительному потрясению в глубоко затронутых войною воевавших странах Европы и частью в нейтральных странах ее.

6. Остановимся теперь на производстве сельскохозяйственных продуктов, и в первую очередь рассмотрим его в Германии, которая отнесена нами к странам первой группы, т.е. сильно затронутых войной и вышедших из нее с поражением.

Движение посевных площадей главнейших культур и сборов с них характеризуется в ней следующими данными2 .

59

1 Яровой и озимый вместе.

Отсюда видно, что общая посевная площадь Германии до 1918 г. сокращается почти неуклонно. Наиболее быстро сокращение идет в отношении овса, пшеницы и картофеля. Ячмень и особенно рожь устойчивее.

Падение сборов дает значительно большую величину, чем посевы: сокращение сборов доходит в 1917 г. до 50 %. Более сильное сокращение сборов, чем посевов, нужно отнести за счет падения урожайности за военные годы.

Действительно, факт падения урожайности с гектара в Германии подтверждается следующими цифрами2 .

60

Урожай с гектара в квинталах.

В среднем за годы

Рожь

Пшеница

Ячмень

Овес

Картофель

1909-13

1914-18

18,2

14,5

21,4

18,1

20,7

16,3

19,7

15,6

137,0

124,2

7. Обратимся теперь к производству хлебных продуктов во Франции. Представление о его изменении дает следующая таблица1 :

Сокращение посевных площадей во Франции еще более значительно, чем в Германии. В значительной мере это, конечно, зависит от того, что северные территории Франции были заняты

61

и разорены германцами и не вошли в подсчет. Во Франции, однако, наименее устойчивой культурой оказывается рожь.

Сбор во Франции также падает быстрее посевов, хотя и не в такой степени, как в Германии. Особенно сильно падение сборов картофеля, овса и ячменя.

Более сильное сокращение сборов, чем посевов, во Франции объясняется, как и в Германии, понижением урожайности. Это понижение доказывается следующими данными1 .

Урожайность на 1 гектар в квинталах.

В среднем за

Рожь

Пшеница

Ячмень

Овес

Картофель

1909-13

1914-18

10,4

9,7

13,2

11,0

13,9

12,1

13,0

17,4

85,0

68,0

Урожайность за годы войны в среднем стоит ниже довоенной по всем культурам, кроме овса.

8. Переходит к Англии, которая была затронута войной, хотя и сильно, но уже значительно слабее, чем Германия и Франция.

Посевная площадь в тыс. акров2

Годы

Пшеница

Ячмень

Овес

Итого 3 зерноз.

Картофель

1913

1914

1915

1916

1917

1918

1.790

1.903

2.330

2.051

2.107

2.793

1.930

1.871

1.523

1.652

1.796

1.839

3.962

3.874

4.155

4.147

4.764

5.604

7.682

7.648

8.008

7.850

8.663

10.236

1.173

1.196

1.201

1.144

1.365

1.505

В относительных к 1913 г.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

106,3

130,2

114,6

123,1

156,0

100,0

96,9

78,9

85,6

93,1

95,3

100,0

97,8

104,9

104,7

120,2

141,5

100,0

99,6

104,1

102,2

112,8

133,5

100,0

101,9

102,3

97,5

116,4

128,3

Сбор в тыс. квартеров В тыс. т

1913

1914

1915

1916

1917

1918

7.087

7.566

8.874

7.472

8.041

11.643

8.204

8.800

5.873

6.612

7.185

7.760

20.660

21.168

23.087

21.334

26.021

31.196

35.951

37.534

37.834

35.418

41.247

50.599

7.605

7.605

7.670

5.469

8.604

9.223

2 По Staesman's year-book за 1915 и 1920 г.

62

Сбор в относительных к 1913 г.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

106,7

125,2

105,4

113,4

164,3

100,0

107,2

71,6

80,6

87,6

94,6

100,0

102,5

111,7

103,3

125,9

151,0

100,0

104,4

105,2

98,5

114,7

140,7

100,0

100,0

100,8

71,9

126,3

121,3

Отсюда ясно, что в Англии мы находим существенно иную картину, чем в предыдущих странах. В общем посевная площадь в Англии увеличилась и весьма сильно. Увеличение идет за счет пшеницы, овса и картофеля. Ячмень дает незначительное падение.

Те же тенденции с некоторыми колебаниями обнаруживает и сбор.

Это увеличение сельскохозяйственной полевой продукции в Англии стоит, несомненно, в зависимости от затруднений импорта сельскохозяйственных продуктов и от относительно высоких цен на них.

Интересно отметить, что в Англии не наблюдается и того падения урожайности, которое было констатировано в отношении Германии и Франции. Урожайность в Англии по одним культурам понизилась весьма слабо, по другим не изменилась или даже повысилась. Сказанное подтверждается следующими данными об урожайности в квинталах на гектар1 .

В среднем за

Пшеница

Ячмень

Овес

Картофель

1909-13 гг.

1914-18 гг.

21.3

21,2

19,0

18,3

18,3

18,8

146,8

149,3

9. Посмотрим, далее, как изменяется сельскохозяйственная продукция в Северо-Американских Соединенных Штатах, которых война коснулась своими разрушительными влияниями весьма слабо2 .

Посевная площадь в тыс. акров

Годы

Пшеница

Рожь

Ячмень

Овес

Кукуруза

Итого

1913

1914

1915

50.184

53.541

60.469

2.557

2.541

3.129

7.499

7.565

7.148

38.399

38.442

40.996

105.820

103.435

106.197

204.459

205.524

217.939

63

1916

1917

1918

52.316

45.089

59.110

3.213

4.317

6.185

7.757

8.933

9.679

41.527

43.533

44.400

105.296

116.730

107.494

210.109

218.602

226.868

В относительных к 1913 г.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

106,7

120,5

104,2

88,9

117,8

100,0

99,4

122,3

125,6

168,8

241,9

100,0

100,9

95,3

103,4

119,1

129,1

100,0

100,1

106,8

108,1

113,4

115,6

100,0

97,7

100,3

99,5

110,3

101,5

100,0

100,5

106,6

102,7

106,9

110,9

Сбор в тыс. бушелей

1913

1914

1915

1916

1917

1918

763.380

891.017

1.025.801

636.318

636.655

917.100

41.381

42.779

54.050

48.862

42.933

89.103

178.189

194.955

228.851

182.309

211.759

256.375

1.121.768

1.141.060

1.549.030

1.251.837

1.592.740

1.538.359

2.446.988

2.672.804

2.994.793

2.566.927

3.065.233

2.582.814

4.551.706

4.942.615

5.852.525

4.686.253

5.549.320

5.383.751

В относительных к 1913 г.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

116,6

134,4

83,3

83,4

120,1

100,0

103,4

130,6

118,1

103,7

215,3

100,0

109,4

128,4

102,3

118,8

143,9

100,0

101,7

138,1

111,6

142,0

137,1

100,0

109,2

122,4

104,9

125,3

105,5

100,0

108,6

128,5

102,9

121,9

118,3

Посевы и сбор хлебов в Северо-Американских Соединенных Штатах значительно возросли. Особенно значительное возрастание дают рожь, ячмень, пшеница, овес. Этот вывод относится ко всем взятым культурам. Только кукуруза более или менее стационарна.

Урожайность в Соединенных Штатах, точно также, скорей повысилась, чем упала. Подтверждением тому служат следующие данные1 .

Урожайность в квинталах на гектар.

В среднем за

Пшеница

Рожь

Ячмень

Овес

Кукуруза

Картофель

1909-13 гг.

1914-18 гг.

9,8

10,1

9,8

7,8

12,9

14,2

10,9

12,1

16,3

16,2

65,2

65,0

10. В общем картину возрастания дает и другая Заокеанская страна - Австралия2 .

64

Площадь посевов

Годы

Пшеница

Овес

Кукуруза

Итого

в млн. акров

в %

в млн. акров

в %

в млн. акров

в %

в млн. акров

в %

1913-14

1914-15

1915-16

1916-17

1917-18

9,3

9,7

12,5

11,5

9,8

100,0

104,3

134,4

123,7

105,4

0,86

0,77

0,72

0,84

0,62

100,0

89,5

83,7

97,6

72,1

0,3

0,3

0,3

0,4

0,3

100,0

100,0

100,0

133,3

100,0

10,46

10,77

13,52

12,74

10,72

100,0

102,9

129,2

121,8

102,5

Сбор хлебов

Годы

в млн. бушелей

в %

в млн. бушелей

в %

в млн. бушелей

в %

в млн. бушелей

в %

1913-14

1914-15

1915-16

1916-17

1917-18

103,3

24,9

179,1

152,4

114,7

100,0

24,1

173,3

147,5

111,0

15,2

4,3

16,5

14,0

10,4

100,0

28,3

108,5

92,1

68,4

9,2

8,5

6,8

8,5

8,8

100,0

92,4

73,9

92,4

95,6

127,7

37,7

202,4

174,9

133,9

100,0

29,5

158,5

136,9

104,9

Наиболее важная культура пшеницы до 1917-18 г. дает весьма сильное возрастание, в 1917-18 г. она дает падение, но уровень посевов и сборов все же остается выше, чем в 1913-14 г. Общая посевная площадь и сбор к 1916-17 г. также сильно возросли, обнаруживая, однако, в 1917-18 г. упадок. Мало влиятельная культура овса до 1917-18 г. дает возрастание, в 1917-18 г., наоборот, упадок. Посевы кукурузы в общем стационарны.

11. Из заокеанских стран представляет далее огромный интерес остановиться на продукции Канады. Следующие цифры рисуют нам картину движения ее хлебной продукции1 .

Посевная площадь в тыс. гектаров

Годы

Пшеница

Рожь

Ячмень

Овес

Кукуруза

Итого зерн

Картофель

1913

1914

1915

1916

1917

1918

4.457

4.166

5.939

6.220

5.971

7.023

48

45

45

60

86

225

653

605

691

730

968

1.276

4222

4072

4623

4450

5388

5985

112

103

102

70

95

102

9.492

8.991

11.400

11.530

12.508

14.611

192

192

194

191

266

277

и относительных к 1913 г.

1913

1914

1915

100,0

93,5

133,3

100,0

93,7

93,7

100,0

92,5

105,8

100,0

96,4

109,5

100,0

91,9

91,0

100,0

93,7

120,1

100,0

100,0

101,0

65

1916

1917

1918

139,6

133,9

157,5

125,0

179,2

468,7

111,8

148,2

195,4

105,4

127,6

141,7

62,5

84,8

91,0

121,4

131,7

153,9

99,5

138,6

149,5

Сбор в тыс. квинтал

1913

1914

1915

1916

1917

1918

63.064

43.894

116.143

71.518

63.615

51.459

584

512

608

731

980

2.160

10.520

7.881

13.215

9.312

11.987

16.827

62.408

48.283

80.763

63.263

62.152

65.746

42.604

35.36

836.496

15.957

19.718

36.105

179.180

135.938

247.225

160.781

158.452

172.297

21.376

23.316

17.038

17.227

21.743

28.404

в относительных к 1913 г.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

69,6

184,2

113,4

100,9

81,6

100,0

87,7

104,1

125,2

167,8

369,9

100,0

74,9

125,6

88,5

113,9

159,9

100,0

77,3

129,4

101,4

99,5

105,3

100,0

83,0

85,7

37,4

46,3

84,8

100,0

75,9

132,4

89,4

88,4

96,2

100,0

109,1

79,7

80,5

101,7

132,8

Отсюда ясно, что посевные площади Канады значительно расширились, в особенности площади пшеницы, ржи, ячменя и картофеля. Несколько сократилась площадь кукурузы. Общий сбор Канады дает колеблющуюся кривую, очевидно, в зависимости от колебания урожайности столь характерного для страны экстенсивного хозяйства, и в сумме для зерновых не дает прироста. Значительный прирост дают рожь, ячмень и картофель. В отношении сбора выдающимся годом является 1915 г., главным образом благодаря исключительно хорошему урожаю.

Вообще же урожайность хлебов и картофеля за время войны в Канаде несколько понизилась. Исключение представляет рожь. Сказанное подтверждается следующими данными1 .

Сбор в квинталах с гектара

В среднем за

Пшеница

Рожь

Ячмень

Овес

Кукуруза

Картофель

1909-13 гг.

1914-18 гг.

13,3

11,9

11,2

11,6

15,3

14,1

13,9

13,2

35,2

29,8

107,9

95,3

12. Остановимся теперь кратко на сельскохозяйственной продукции некоторых нейтральных европейских стран. Возьмем Голландию и Швецию. Суммарные цифры по этим странам дают следующую картину.

66

Голландия

Посевные площади в тыс. гектаров1

Года

Рожь

Пшеница

Ячмень

Овес

Итого зерн

Картофель

1913

1916

1918

228

199

191

57

54

60

27

24

24

141

139

159

453

416

434

70

171

178

в относительных к 1913 г.

1913

1916

1918

100,0

87,3

83,8

100,0

94,7

105,3

100,0

88,9

88,9

100,0

98,7

112,8

100,0

91,8

95,8

100,0

244,3

254,3

Сбор в тыс. квинталов

1913

1916

1918

4.227

2.914

3.258

1.383

1.282

1.454

679

516

572

3.065

2.906

3.080

9.354

7.618

8.364

2.503

2.408

2.985

в относительных к 1913 г.

1913

1916

1918

100,0

68,9

77,1

100,0

92,7

105,1

100,0

76,0

84,2

100,0

94,8

100,5

100,0

81,4

89,4

100,0

96,2

119,3

Швеция

Посевная площадь в тыс. гектаров2

1913

1916

1918

371

369

384

117

129

154

182

167

185

789

776

733

1.459

1.441

1.456

152

148

169

в относительных к 1913 г.

1913

1916

1918

100,0

99,5

103,5

100,0

110,3

131,6

100,0

91,8

101,6

100,0

98,3

92,9

100,0

98,8

99,8

100,0

97,4

111,2

Сбор в тыс. квинталов

1913

1916

1918

5.845

5.419

5.028

2.586

2.460

2.450

3.687

2.983

2.541

14.014

12.384

8.401

26.132

23.246

18.420

19.691

14.973

19.358

в относительных к 1913 г.

1913

1916

1918

100,0

92,7

86,0

100,0

95,1

94,7

100,0

80,9

68,9

100,0

88,4

59,9

100,0

89,0

70,5

100,0

76,0

98,3

1 По данным Annuaire international de statistiquc agricolc 1917 et. 1918.

2 По данным Сборп. статист, свед. о соврем, экономии, положении важнейших иностранных государств. Изд. ЦСУ.

Из рассмотрения приведенной таблицы можно заключить, что в нейтральных европейских странах эволюция производства основных хлебов не обнаруживает единой тенденции. Посевные

67

площади некоторых культур, как пшеница, и особенно картофель, расширились. Посевные площади ржи и ячменя сократились в Голландии и несколько расширились в Швеции. Движение сбора аналогично движению площадей. Однако, сбор или не возрастает или возрастает медленнее, чем посевные площади, в случае роста последних; и он падает быстрее площадей в случае их падения. Такое соотношение посевных площадей и сборов объясняется понижением урожайности и в этих странах.

В общем и среднем посевные площади нейтральных стран, взятые в сумме, почти стационарны. Сбор понижается в силу падения урожайности.

13. До сих пор мы анализировали хлебную продукцию отдельных стран различных групп. Чтобы придти теперь к общим выводам и чтобы получить более полную картину изменения в мировой хлебной продукции за время войны, возьмем следующую итоговую таблицу, в которой учтены почти все важнейшие страны мира и приводится сравнение хлебной продукции перед войной за 1913 г. и в конце войны за 1918 г.

Мировая продукция хлебов перед войной и в конце ее1 .

Посевные площади в тыс. гектаров

группа стран: воевавшие страны Европы2 .

Годы

Рожь

Пшеница

Ячмень

Овес

Кукуруза

Итого зерн.

Картофель

1913

1918

1918

в % к

1913

9.843

7.386

75,0

18.968

14.211

74,5

4.251

3.373

79,3

11.473

9.312

81,2

4.982

4.129

82,9

49.517

38.411

77,6

5.911

5.163

87,3

II группа стран: нейтральные страны Европы3 .

1913

1918

1918

в % к

1913

1660

1574

94,8

4175

4509

108,0

2075

2208

107,4

2044

2054

100,5

447

473

105,8

10383

10818

104,2

170

830

123,9

2 В первую группу вошли следующие страны: Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Италия, Франция, Болгария, Румыния.

3 Во вторую группу вошли: Голландия, Дания, Испания, Норвегия, Швейцария и Швеция.

68

III группа стран: заокеанские страны1 .

1913

1918

1918

в % к

1913

1083

2728

251,9

50881

59401

116,9

5844

7283

124,6

21285

25183

118,3

48326

48343

100,0

127418

142938

112,2

1676

2001

120,0

IV группа: вес страны

1913

1918

1918

в % к

1913

12586

11688

92,9

74024

78121

105,5

12152

12864

105,9

34802

36559

105,0

53754

52945

98,5

187318

192167

102,6

8257

7995

96,8

Сбор в тыс. квинталов

I группа стран

1913

1918

1918

в % к

1913

172099

96167

55,9

262115

177057

67,5

73759

45654

61,9

198314

129663

65,4

74279

30650

41,3

780566

479191

61,0

798521

485440

60,8

II группа стран

1913

1918

1918

в % к

1913

22179

19979

90,1

37495

44789

119,5

26128

28859

110,5

31784

25036

78,8

6386

6132

96,0

123973

124796

100,7

90576

103496

114,3

III группа стран

1913

1918

1918

в % к

1913

11095

24793

223,5

457984

522060

114,0

66702

92602

138,8

234549

301079

128,4

713833

723944

101,4

1484164

1664479

112,1

111604

137297

123,0

IV группа: вес страны

1913

1918

1918

в % к

1913

205373

140940

68,6

757594

743906

98,2

166590

167115

100,3

464648

455778

98,1

794498

760726

95,7

2388703

2268465

95,0

1000701

726232

72,6

1 В третью группу вошли: Австралия, Аргентина, Алжир, Тунис, Южная Африка, Индия, Канада, Соединенные Штаты Северной Америки, Уругвай, Чили и Египет.

69

Из приведенной таблицы о полевой продукции мы позволим себе сделать следующие общие выводы:

а) Посевные площади и производство хлебов Европейских стран, глубоко затронутых и потрясенных войной, в общем сокращается весьма значительно. Площади сокращаются по отдельным культурам от 13 до 25 %. Сбор по культурам от 33 до 59 %.

б) Посевные площади нейтральных европейских стран обнаруживают почти стационарное состояние, скорее с тенденцией к повышению, которая для всех зерновых выражается в 4,2 %, а для картофеля в 23,4 %. Сбор, в силу падения урожайности, дает стационарное состояние для зерновых в сумме и прирост для картофеля в 14,3 %.

в) Посевные площади и производство заокеанских стран расширились. По культурам расширение площадей выражается от 0,0 до 150%; увеличение сбора от 1,4 до 123,5 %.

г) Так как европейские страны, одинаково пораженные и победившие, воевавшие и нейтральные относятся к числу ввозящих хлебные продукты, так как доля их участия в мировой хлебной продукции составляла несколько более половины, то в масштабах мирового хозяйства уменьшение посевных площадей и сборов хлеба европейских стран за время войны почти компенсируется расширением продукции заокеанских стран. В отношении площадей по культурам для всех стран в целом мы имеем максимальное падение в 7,1 % (для ржи), максимальный подъем 5,9 % (для ячменя). В сумме для площадей зерновых наблюдается подъем в 2,6 %. В отношении сбора благодаря понижению урожайности картина несколько иная. Здесь имеется в мировом масштабе по культурам колебание от упадка в 31,4 % (рожь) до подъема в 0,3 % (ячмень). В сумме для зерновых имеется упадок в 5 %, для картофеля в 17,4 %. Следовательно, в отношении основной зерновой хлебной продукции в мировом масштабе (без России) мы имеем в конце войны почти те же размеры ее, что и перед войной.

д) Из предыдущего с очевидностью вытекает, однако, что за время войны произошло значительное перераспределение производительных сил и производительной мощи мирового сельского хозяйства за счет одних стран в пользу других. Чтобы сделать более ясным и наглядным это перемещение, хотя бы в отношении важнейшей сельскохозяйственной продукции - зерновой, приведем в заключение следующие данные. Принимая мировую продукцию важнейших хлебов за 100, мы получаем следующую

70

долю участия в этой продукции для отдельных стран и частей света перед войной и за время войны1 .

Страны и части света

Пшеница

Рожь

Ячмень

Овес

Годы

1909-13

1914-18

1909-13

1914-18

1909-13

1914-18

1909-13

1914-18

Важнейшие страны Европы:

Германия

Австрия

Дания

Испания

Франция

Англия

Италия

Голландия

Румыния

Вся Европа

3,4

1,4

0,1

2,9

7,1

1,3

4,1

0,1

1,9

43,6

2,6

0,7

0,1

3,1

4,9

1,6

3,8

0,1

1,3

35,5

25,1

6,2

1,0

1,6

2,7

0,0

0,3

0,9

0,3

95,3

22,8

4,8

0,8

1,8

2,2

0,0

0,3

0,9

0,1

92,1

8,2

4,1

1,3

4,0

2,6

3,5

0,5

0,2

1,3

57,8

6,5

2,6

1,3

4,8

2,1

3,4

0,5

0,2

1,2

51,3

13,2

3,7

1,2

0,7

7,9

4,6

0,8

0,4

0,6

60,9

9,6

2,3

1,8

0,7

5,7

5,5

0,7

0,5

0,5

50,2

Важные страны Америки:

Канада

Соединенные Штаты

Аргентина

Вся Америка

4,4

15,2

3,3

23,9

5,8

18,7

3,7

28,2

0,1

2,0

0,1

2,2

0,2

4,0

0,1

4,3

2,4

9,7

0,2

13,1

3,2

12,4

0,3

16,9

8,3

25,1

1,2

34,7

10,2

32,7

1,3

44,4

Важные страны Азии:

Китай

Индия

Япония

Вся Азия

Вся Африка

Вся Океания

13,1

7,8

0,5

28,1

2,2

2,2

13,4

8,1

0,6

30,4

2,3

2,6

-

-

-

2,5

0,0

0,0

-

-

-

3,5

0,0

0,0

9,1

-

5,2

23,7

5,1

0,3

9,8

-

5,8

26,1

5,4

0,2

0,0

-

0,1

3,0

0,4

2,3

0,0

-

0,1

4,3

0,4

2,2

Из этой таблицы очень хорошо видны утраты Европы и отдельных стран ее и возвышение Америки, отчасти Азии.

14. От обзора сельского хозяйства в собственном смысле слова обратимся к промышленности, связанной с сельским

71

хозяйством, перерабатывающей продукты сельского хозяйства. Остановимся прежде всего на сахарной промышленности.

Производство свекловичного и тростникового сахара характеризуется следующими данными1 .

Из приведенных данных рисуется весьма интересная картина конъюнктур сахарного рынка. Свекловичный сахар, поставляемый преимущественно Европой, дает резкое и неуклонное падение. Продукция его в Америке возрастает. Но продукция его там весьма незначительна и ее возрастание не компенсирует упадок Европейской продукции. Вот почему и общий размер производства свекловичного сахара падает.

Этот упадок, несомненно, стоит в связи с упадком земледелия на континенте Европы в особенности по отношению к таким интенсивным культурам, как сахарная свекла. Действительно, важнейшей страной Европы по производству и переработке сахарной свеклы в Западной Европе была Германия. Между тем

72

количество посевов и сбор свеклы в ней за время войны резко упали1 .

Из предыдущей таблицы, далее, видно, что, напротив, продукция тростникового сахара неуклонно и быстро возрастает, особенно в Америке. Таким образом за время войны тростниковый сахар постепенно замещает сахар свекловичный.

Однако, мы должны констатировать, что общая мировая продукция сахара сильно сократилась, сократилась, приблизительно, на 13,5 %.

15. Посмотрим теперь, в каком состоянии находилось производство хлопка и хлопчатобумажная промышленность. Изменение посевных площадей под хлопком в Соединенных Штатах Америки, Египте и Индии рисуется следующими цифрами:

Годы

Соединенные Штаты2

Египет3

Ост-Индия4

в тыс. акров

в %

а тыс. гект.

в %

в тыс. гект.

в %

1913-14

1914-15

1915-16

1916-17

1917-18

1918-19

37.458

36.833

31.412

34.983

33.841

36.007

100,0

98,3

83,9

93,4

90,3

96,1

724

737

498

695

705

553

100,0

101,7

68,8

96,0

97,4

76,3

10.125

9.968

7.181

8.800

10.193

8.514

100,0

98,4

70,9

86,9

100,6

84,1

2 По данным Statesman's year-book за 1920 г. и "Нар. Хоз." Изд. Минфин за 1915 г.

3 Поданным Римского с-х. института. См. Annuaire Internationale 1917 et 1918 гг.

4 По данным Annuaire Internationale 1917 et 1918 гг.

Отсюда ясно, что посевы хлопка в общем подверглись сильному сокращению. Некоторый подъем их дает 1918 г. в Соединенных Штатах.

О сборе хлопка данные различных источников не вполне совпадают. Однако, после тщательной проверки и сопоставления их, мы пришли к убеждению, что эти несовпадения имеют лишь частичное, хотя иногда и существенное значение, что они обусловлены отчасти растяжимостью и приблизительностью

73

единицы измерения урожаев хлопка, какой является балл1 или кипа. Во всяком случае эти несовпадения не меняют общего направления динамики сборов хлопка. Представление о динамике их дает следующая таблица:

Годы

Соединенные Штаты5

Ост-Индия2

Египет3

Прочие страны4

Мировой сбор

в тысячах баллон но 500 английских фунтов

1913-14

1914-15

1915-16

1916-17

1917-18

1918-19

14.677

15.135

11.192

11.450

11.302

12.041

4.048

4.182

2.987

1.826

3.197

3.180

1.455

1.248

1.092

0.946

1.020

0.9645

4.682

4.195

4.598

4.054

3.867

3.9166

25.733

25.380

21.213

20.312

19.418

20.101

в относительных величинах:

1913-14

1914-15

1915-16

1916-17

1917-18

1918-19

100,0

109,9

76,3

78,0

77,0

82,0

100,0

103,3

73,7

45,1

79,1

78,5

100,0

85,8

75,0

65,0

70,1

66,2

100,0

89,6

98,2

86,6

82,6

83,6

100,0

98,6

82,4

78,9

75,5

78,1

2 По данным Statesman's year-book за 1915 et 1920 г.

3 По данным Римского с-х института. См. Annuaire за 1917 и 1918 г.

4 По данным Statistisches Jahrbuch 1919. International ubersicht, стр. 15.

5 По данным проф. J.A. Todd. См. The Economist от 18 февраля 1922 г. стр. 308. В этом же номере Economist'a приведены данные проф. Todd'a по важнейшим странам и о мировом сборе за годы с 1915 г. но 1921 г. включительно. Приведенные данные частично не совпадают с приводимыми в тексте. Однако и они рисуют в общем ту же тенденцию, что и в тексте. Поэтому мы не нашли необходимым менять цифры нашей таблицы целиком, хотя она и была составлена на основании более ранних публикаций.

6 Взята цифра по данным проф. Тодда. См. предыд. примечание.

Из приведенных данных с несомненностью вытекает, что сборы хлопка за время войны сильно сократились. Причины этого понижения сборов сводятся к следующим факторам. Прежде всего нужно отметить, что после рекордных урожаев 1913-14 и 1914-15 г. мир вступил в полосу пониженных сборов хлопка в силу естественно-климатических условий.

Далее падение хлопковой культуры было обусловлено констатированным выше сокращением хлопковых плантаций, и, наконец, понижением качества их обработки и в частности

74

ухудшением в удобрении1 , что вело за собой понижение урожайности. Действительно, урожайность хлопка до войны и во время войны в квинталах на гектар выражается такими цифрами2 :

В среднем за:

Соединенные Штаты

Египет

Ост-Индия

1909-13 гг.

1914-18 гг.

2,0

1,9

4,5

3,8

0,9

0,9

Падение урожайности в среднем за военные годы цифры не показывают только по Индии.

Первоначальным толчком к движению в сторону сокращения хлопковых плантаций и ухудшению их обработки явилось, по-видимому, понижение расценок хлопка, которое было в начале войны, главным образом, в силу замешательства на мировом рынке, расстройства прежних торговых путей и выпадения некоторых весьма сильных рынков, как Германия, Австрия. В силу этих обстоятельств спрос на хлопок упал, напряженный же военный спрос не успел сказаться3 . Когда же влияние военного спроса с 1915 г. стало возрастать и возросло до небывалых размеров, хлопковая культура, как культура интенсивная, уже не могла подняться до прежнего уровня в силу натуральных факторов и прежде всего в силу отвлечения из сельского хозяйства рабочих рук.

Как бы то ни было, продукция хлопка сократилась. В силу этого было весьма сильно нарушено обычное соотношение элементов хлопкового рынка.

Нормальное мировое потребление хлопка, год за годом увеличивавшееся, характеризуется следующими цифрами4 :

Годы

Потребление в тыс. балл.

1909

1910

1911

1912

1913

1909-13

16.667

17.031

17.819

19.831

20.400

18.349,6

75

Сопоставляя эти данные с мировым сбором хлопка во время войны мы видим, что в мировом масштабе счетный баланс производства и потребления вполне сводится, что, следовательно, о мировом хлопковом голоде в собственном смысле слова говорить нельзя. Однако, при анализе рынка таким простым счетным балансом удовлетвориться нельзя: он говорит слишком мало.

Если общее производство хлопка и превышает еще потребление его, то размер этого превышения за время войны должен был постепенно, как в силу понижения сбора, о чем была речь выше, так и в силу увеличения потребления понижаться.

Действительно, в связи с все возраставшим спросом на одежду для армии и на взывчатые вещества потребление хлопка быстро возросло.

В 1914-15 г. оно исчислялось в 18.735 тыс. баллов1 .

в 1915-16

в 1916-17

19.5732

21.0003

Падение сборов при растущем потреблении должно было отразиться на размерах запасов хлопка в смысле их уменьшения уже в первые годы войны.

К концу 1914-15 г. запасы видим и другие исчисления в 8.363 тыс, баллов.

В 1915-16

6.040

2 Народное хозяйство" в 1916 г., вып. 1, изд. Инст. Эконом. Исслсд. при Нар. Комисс. Фин. Петрогр. 1919, стр. 42.

3 "Народное хозяйство" в 1915 г., стр. 127.

Это во-первых. Во-вторых, при уяснении баланса производства-потребления необходимо принять во внимание совершенно различное положение отдельных стран в отношении снабжения хлопком. Для уяснения этого различия многое дает следующая таблица:

Потребление хлопка по видам его за 1912-13 г. в % к общей сумме его потребления по странам:

76

Отсюда прекрасно видно, что Соединенные Штаты и Британская Индия во время войны могли находиться и находились в весьма благоприятных условиях хлопкового снабжения благодаря базированию их хлопчатобумажной промышленности на собственном сырье. В относительно благоприятных условиях находилась и Япония, которая, базируя свое снабжение на Индийском хлопке, находилась в сравнительной близости от источника сырья и не испытывала сколько-нибудь заметного влияния блокады.

В чрезвычайно тяжелом положении оказалась Германия, почти всецело зависящая от Америки и отрезанная от источников снабжения. Промышленность ее безусловно должна была сильно сжаться.

Но и Соединенное Королевство и значительная часть прочих, главным образом Европейских, стран, завися в сильнейшей мере от Америки, должны были испытывать значительные затруднения в снабжении своей промышленности сырьем. Помимо влияния блокады и вообще расстройства мировой торговли, исходным уясняющим моментом является здесь положение самого Американского рынка, как основного.

Обращаясь к Америке, мы видим, что за время войны Соединенные Штаты весьма сильно развивают внутреннее потребление хлопка и соответственно все менее его экспортируют, в особенности в связи с падением сборов. Это хорошо видно из нижеследующих данных.

Потребление хлопка в Северо-Американских Соединенных Штатах

Годы1

Всего

В том числе своего

Потребление своего хлопка в % к продукции

Экспорт своего хлопка в тыс. балл.

В тыс. баллах

1913-14

1914-15

1915-16

1916-17

1917-18

1918-19

5.499

5,598

5.614

6/115

6.808

6.580

5.196

5.301

5.296

5.928

6.375

6.297

35,4

32,9

47,3

52,4

56,4

52,3

8.125

9.522

8.807

6.168

6.176

4.641

1 По данным Statistical abstract of Un. S. за 1.919 г.

Сокращение мировой продукции хлопка, увеличение внутреннего потребления его в Америке и падение экспорта его отсюда - вот те обстоятельства, которые позволяют прийти к заключению, что передовые текстильно-индустриальные

77

страны, как Англия, должны были испытывать действительно подобие хлопкового голода. Лучшим подтверждением этого служит факт сжатия английской хлопчатобумажной промышленности, если судить о нем по размерам потребления хлопка в Англии1 .

В 1912-13 г. было потреблено 2074 млн. фунт.

В 1914-16 г.

В 1917-19 г.

1854

1623

Таковы основные черты в состоянии хлопковой продукции военного времени, в соотношении производства и потребления хлопка и в положении основных рынков его. Эти черты достаточно хорошо уясняют нам натуральные элементы и факторы конъюнктур мирового хлопкового рынка, на базе которых нам легко будет впоследствии понять ценностные показатели этих конъюнктур. Но прежде чем перейти к ценностным показателям конъюнктур мирового хозяйства, нам необходимо еще рассмотреть натуральные элементы рынков различных иных товаров. По связи с хлопком остановимся на льняном рынке.

16. По мере развития войны положение льняного рынка становится все более напряженным. Ом приходит к состоянию все большего оскудения. Причинами этого являются с одной стороны, сильнейшая зависимость мирового льняного рынка от России и постепенное выпадение России - этого главного поставщика льна - из орбиты мирового хозяйства, с другой стороны, бессилие прочих стран расширить продукцию льна в такой мере, чтобы сколько-нибудь значительно покрыть потребности мирового льняного рынка. Как известно, посевная площадь под льном на волокно в России перед войной составляла до 80-85 % мировой посевной площади, а сбор волокна от 70 до 75 % мирового сбора2 . На 3 /4 мировой рынок льняного волокна снабжался Россией. Во время войны, однако, постепенно сокращается русское льноводство, а главное резко падает русский экспорт льна и с 1918 г. даже почти прекращается.

Движение русского экспорта льна характеризуется следующими цифрами3 .

78

Годы

В тыс. пуд.

В среднем за 1909-13

1914

1915

1916

1-я половина 1917

19181 около

14.094

12.485

3.804

6.321

1.182

1.150

1 См. Масло" С.Л. Льняная кооперация. М., 1918, стр. 47.

Это резкое и колоссальное сокращение русского экспорта льна одновременно никем не компенсировалось. Достаточно посмотреть на продукцию льна в двух главнейших странах, чтобы убедиться в этом. Приведем следующие данные о посевных площадях и сборе льна в этих странах2 .

В среднем за

Австрия

Франция

Великобритания

Италия

Япония

Итого

Посевная площадь в тыс. гектаров

1909-13 гг.

1914-18 гг.

39

21

25

11

22

39

8,9

8,5

4,2

18,8

99,8

97,3

Сбор волокна в тысячах квинталов

1909-13 гг.

1914-18 гг.

241

138

184

62

107

129

29

24

136

331

697

686

Отсюда ясно, что за время войны посевные площади и сбор льняного волокна важнейших стран в сумме даже сократились. Некоторое возрастание их дают лишь Великобритания и Япония. Но этот прирост, во-первых, в масштабах довоенного рынка ничтожен, во-вторых, он не компенсирует упадка продукции других стран.

При таком положении русского экспорта и движении продукции прочих стран естественно, что в основных потребляющих леи странах, как Англия, Франция, Бельгия, должен был создаться сильнейший льняной голод.

Отсюда понятно, что и льняная промышленность этих стран должна была испытывать значительные затруднения. Однако, промышленность таких стран, как Бельгия и Франция пострадали в гораздо более сильной степени не от льняного голода, а от войны, как таковой. Достаточно указать, что льняная промышленность Бельгии за все время войны благодаря оккупации совершенно бездействовала, не будучи разрушена3 .

79

Что касается Франции, то из 577.350 веретен, бывших до войны, 483.701 оказалось в полосе оккупации и бездействовали. 56.856 были парализованы в силу близости к фронту. Таким образом осталось в действии всего 36.793 веретена. Благодаря переводу части веретен из района, близкого к фронту вглубь страны и благодаря постановке новых, число их было довольно скоро доведено до 65 тыс., или до 11,5% довоенного числа. Но при таком количестве веретен Франция уже испытывала сырьевой голод. Мы видели, как упала ее собственная продукция волокна. В то же время резко сократился и импорт волокна в нее. В 1913 г. он составлял 112,9 тыс. тонн, в 1914 г. - 75 тыс., в 1915 г. - 2 тыс., в 1917 г. - 7 тыс. тонн1 .

Англия находилась в лучшем положении, чем Франция. Находясь на больших мировых морских путях, она получала сырье из других стран и из России в первую очередь. Вот почему в первые годы войны она не сокращает числа веретен, а даже расширяет его, перерабатывая, как туземное, так и привозное сырье. Но с упадком русского экспорта льна положение английской льняной промышленности становится критическим. В 1918 г. потребление льна в ней упало до 53% нормального2 . Потребление льняного сырья в Англии составляло3 :

В 1911-13

1914-16

1917-19

237

225

121

млн. фунтов

Ocoбoe положение занимает Германия, изолированная от других стран. По количеству веретен в льняной промышленности она занимала пятое место, имея 300 тыс. веретен. Она перерабатывала около 56,5 тыс. тонн волокна. При посевной площади в 16,7 тыс. гектаров (1913 г.) она имела собственного сырья всего около 4,7 тыс. тонн. Отсюда ясно, что ее положение во время войны должно было стать особенно критическим. Однако, благодаря ряду энергичных мер, Германии удалось сильно развить собственную продукцию льна. Посевы ее в 1916 г. составляли уже 22 тыс. гектаров, в 1917 г. - 35 тыс., в 1918 г. - 50 тыс. Иначе говоря, они утроились против довоенных. Соответственно, возросла и продукция волокна. Этим

80

Германии удалось несколько смягчить, хотя далеко не уничтожить, льняной голод1 .

Таким образом все важнейшие страны по мере сокращения экспорта льна из России в течение войны все более испытывают льняной голод.

17. Война изменила и положение шерстяного мирового рынка. Она прежде всего чрезвычайно обострила потребность в шерсти. Между тем в связи с сокращением шерстяного овцеводства продукции шерсти, хотя и не особенно резко, сократилась, что видно из нижеследующей таблицы:

Мировое производство шерсти

Перед войной2 В тыс. тонн

В 1918 г.3

Всего

1.292

1.254

в том числе:

Австралии

Южной Америке

Северной Америке

Африке

Соединенном Королевстве

Франции

Германии

400

210

150

90

60

37

12

331

210

142

93

56

29

11

2 По данным Кертеша, См. Бюллетень Берлинского представительства от 18 января 1921 г., стр. 4.

3 По данным Ассоциации Шерстяных мануфактуристов Соединенных Штатов. См. Вестник Объединенного Комитета кооперативной организации в Лондоне. 1920 г. № 10. Стр. 28.См. Лазаркевич, op. cit., 190 и см, 229-230.

Из этой таблицы видны не только размеры сокращения продукции шерсти, но также ясно, что главнейшими производящими странами являются страны колониальные, большею частью связанные с Англией. Перед войной поэтому более половины сырья мирового шерстяного рынка находилось под контролем Англии. Как главная потребительница шерсти, и учитывая военный спрос, Англия широко использовала свое полу монопольное положение в деле распределения шерстяного сырья. Английское правительство добилось от Австралии и Новой Зеландии запрета вывоза шерсти не только во враждебные, но и в нейтральные и даже в союзные страны. В 1916 г. оно реквизировало запасы шерсти в этих колониях. Таких мероприятий Англии не удалось провести однако в Южной Африке. Этими мероприятиями Англия, улучшив свое положение, несомненно

81

обострила недостаток сырья в большинстве других стран, которые были лишены самостоятельной широкой продукции шерсти. Недостаток тоннажа и небывалое вздорожание фрахтов еще более способствовали недостаточному предложению шерсти.

Под влиянием всей совокупности последних обстоятельств, однако, даже и сама Англия, которая из всех потребляющих стран находилась в наилучших условиях, испытывает со второй половины войны стеснения в снабжении своей промышленности привозным шерстяным сырьем.

Импорт шерсти в нее с 1916 г. резко падает. И Англии приходится еще более сильно понизить экспорт шерсти, чтобы удовлетворить собственное потребление.

Годы

Ввоз шерсти в Англию

Вывоз из Англии

Ввоз превышает вывоз

В тыс. тонн но 300 англ. фунтов1

1913

1914

1915

1916

1917

1918

2.426

2.159

2.807

1.876

1.890

1 .253

929

894

372

137

88

62

1 .497

1.265

2.435

1.740

1.808

1.191

1 См. Шерстяная промышленность после заключения мира. Нюллет. Берл. предст. от 16 января 1921 г.

Благодаря охарактеризованному общему положению Англии на шерстяном мировом рынке и ее энергичным мерам, в частности, благодаря сильному сокращению экспорта шерсти объем шерстяной промышленности ее, если судить о ней по размерам потребления сырья за время войны, даже вырос.

Это видно из следующих данных о фактическом потреблении шерсти.

В 1911-13 г. было потреблено

1914-16 гг.

1917-19 гг.

761 млн. фунтов шерсти.

815

835

В столь же благоприятном положении, как и Англия, была, быть может, еще только одна крупная ввозящая страна - это Соединенные Штаты Америки, хотя и по другим причинам, Соединенные Штаты, обладая широким собственным производством шерсти, в то же время благодаря общему благоприятному экономическому положению в отношении тоннажа и покупательной силы могли также и усиливать свой ввоз шерсти. Но

82

положение других крупных потребляющих стран было уже затруднительно.

Сказанное отчасти иллюстрируется следующей сравнительной таблицей1 :

Потребление шерсти и тыс. кип.

Годы

Англия

Прочие страны Европы

Америка

1913

1914

1915

1916

1.043

968

1.923

1 .385

1.670

1.689

312

273

54

169

551

720

Отсюда ясно, что шерстяная промышленность расширилась лишь в Англии и особенно в Америке. Промышленность Европейских стран упала в 6-7 раз.

Итак, благоприятным шерстяной рынок оказывается лишь для стран, обладающих или чрезвычайным влиянием на него, как Англия, или располагающих, с одной стороны, значительным собственным производством шерсти, с другой - большой экономической мощью и транспортными возможностями, как Америка. Все другие потребляющие страны должны были испытывать острый серьезный сырьевой голод и сокращать промышленность.

18. Мы несколько подробнее задержались на выяснении рынка текстильных продуктов и состояния текстильной промышленности, так как именно этот рынок будет играть весьма важную роль в послевоенном переломе мировой конъюнктуры и мировом кризисе 1920-21 гг. Общий вывод, к которому мы приходим, следующий.

Резкое возрастание спроса, понижение продукции, расстройство тоннажа и торговых связей приводят основные индустриальные потребляющие страны к хлопковому и льняному кризису и сжатию соответствующих отраслей промышленности. В отношении шерсти этой участи из крупных индустриально-потребляющих стран избегают Англия и Америка.

Таким образом Америка и в этой области представляет картину расцвета.

У нас нет достаточных данных, чтобы судить о развитии текстильной промышленности Японии. Но по общему положению представляется весьма вероятным, что развитие это шло аналогично американскому и столь же быстрым темпом, как и до войны, если не быстрее.

83

Во всяком случае для Японии показательны следующие данные1 .

Годы

Число веретен о хлопчатобумажной промышленности

Число станков в хлопчатобумажной промышленности

Переработка хлопка в тыс. кип.

1910

1914

1915

1.897

2.204

2.657

10.357

20.634

25.443

881

1.357

1 .554

19. Обратимся теперь к положению производства в области тяжелой индустрии и к ее конъюнктурам за время войны. Остановимся прежде всего на каменно-угольной промышленности. В целях наглядности и более точного уяснения движения производства в данной отрасли промышленности, приведем следующую суммарную таблицу добычи угля2 .

Годы

Германия3

Франция

Италия

Англия

Северо-Американские Соединенные Штаты

Канада

Итого

В тыс. метров топи в среднем за месяц

1913

1914

1915

1916

1917

1918

14.383

12.331

11.340

12.281

12.822

12.301

3.404

2.294

1.628

1.776

2.410

2.188

58

65

79

109

144

181

24.344

22.500

21.445

21.714

21.047

19.289

43.100

38.833

40.201

44.623

49.259

51.778

1.135

1.031

1.003

1.095

1.062

1.133

86.424

77.054

75.696

81.598

86.744

86.870

В относительных к 1913 г.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

85,7

78,9

85,3

89,1

85,5

100,0

67,4

47,8

52,2

70,8

64,3

100,0

112,1

136,2

187,9

248,3

312,1

100,0

92,4

88,1

89,2

86,5

79,2

100,0

90,1

93,3

103,5

114,3

120,1

100,0

90,9

88,4

96,5

93,6

99,8

100,0

90,1

87,6

94,4

100,4

100,5

3 Для Германии по Рурскому, Верхне и Нижне-Силезскому, Саксонскому и Ахемскому бассейнам. Взята добыча каменного угля.

В приведенной таблице взяты все основные страны в области угольной промышленности. Приведенные цифры достаточно хорошо отражают состояние этой отрасли тяжелой индустрии в мировом хозяйстве. Проанализируем же таблицу.

84

Производство угля подверглось весьма значительному упадку во Франции, Германии и Англии. Наиболее серьезно сокращение во Франции, достигающее в 1915 г. - 52,2%, а к концу войны 35,7% и обусловленное в значительной мере разрушением северных департаментов страны. В Канаде за первые годы войны производство угля сокращается, но с 1916 г. начинается его рост и оно достигает довоенного уровня. Непрерывно возрастает производство в Италии, но оно по своим абсолютным размерам существенного значения не имеет. Центром внимания, естественно, являются Соединенные Штаты. Их производство упало в 1914 и 1915 гг. Возможно, что этот упадок явился реакцией на замешательство, внесенное в мировой рынок войной. Однако с 1916 г., когда в европейских странах угольная промышленность продолжает переживать in natura полосу упадка, продукция угля в Соединенных Штатах начинает быстро расти и в 1918 г. далеко, на 20,1%, превосходит довоенный уровень. Обращаясь теперь к общему итогу продукции угля по странам, мы видим, что производство его падает до 1915 г., а затем поднимается, достигая довоенного уровня в полной мере.

По другим данным мы получим аналогичную описанной картину производства угля по главнейшим странам и во всем мире. Так, по данным "Союза угольных предприятий в Англии" можно привести следующие цифры1 :

Годовое производство каменного и бурого угля в 1000 тонн.

Годы

Германия

Великобритания

Соединенные Штаты

Мировое

1913

1914

1915

1916

1917

1918

305.715

270.595

258.590

234.000

247.000

241.000

321.922

247.699

283.561

287.118

278.290

255.024

570.648

513.525

531.619

590.098

651.402

685.350

1.443.393

1,346.000

1.340.000

1.390.000

1.430.000

1.431.000

Из всего изложенного ясно, что в мировом масштабе едва ли можно говорить об угольном голоде за период войны. Мировая продукция угля за время войны стоит даже в упадочные годы значительно выше, чем за несколько лет до войны. Мировое производство в 1900 г. было всего 846.042 тыс. тонн, в 1910 г. - 1.279.021 тыс. тони. Можно говорить о напряженном состоянии угольного рынка лишь в странах, ввозивших уголь. И причина

85

этого обострения лежит, с одной стороны, в падении их собственного производства, с другой - в расстройстве импорта. Сюда нужно отнести Францию, Бельгию, Испанию, Голландию, Италию, Австро-Венгрию и др.

Для уяснения различия в положении угольного вопроса отдельных стран весьма многое может дать следующая таблица1 .

Страны

Добыча угля

ввоз угля

Вывоз угля

Вывоз больше (+) меньше (-) ввоза

Разница вывоза-ввоза в % к добыче

Сред, подъем (+) или упадок (-) добычи во время войны в % к довоенной добыче2

В млн. пудов в среднем за 1909-11 г.

Франция

Германия

Великобритания

Соединенные Штаты

2.348

12.634

16.532

26.275

1.205

1.113

1

105

101

2.011

5.315

958

-1.104

+898

+5.314

+880

-47,0

+7,1

+32,1

+3,3

-39,5

-15,1

-12,9

+4,3

2 Средний подъем или упадок вычислены на основании выше приведенной основной таблицы за годы 1914-1918.

Сопоставляя в этой таблице два последних столбца, легко видеть, что Франция, жившая наполовину ввозом угля и понесшая чрезвычайно сильный средний урон собственной производительности несомненно находилась в весьма затруднительном положении и всякие осложнения и задержки ввоза угля должны были вызывать в ней подлинный угольный голод.

Урон продукции в Германии точно также перешел ту границу, на которой, при прекращении ввоза и вывоза, она смогла бы сводить без дефицита угольной баланс. Ее положение, с одной стороны, лучше, чем во Франции, так как дефицит ее продукции меньше, с другой хуже, так как она лишена была возможности подвоза угля. Положение Великобритании достаточно прочно и путем сокращения экспорта она могла легко восстановить равновесие производства и потребления угля,

В Соединенных Штатах, наоборот, должны были возрастать избытки угля. Производительные силы страны и в этой области быстро развиваются далее.

86

Соответственно, эти заключения можно было бы распространить и на другие страны в зависимости от их объективного положения во время войны1 .

20. Остановимся теперь на металлургической промышленности. Фактический ход производства рисует следующая таблица2 .

Годы

Германия

Франция

Италия

Англия

Северо-Американские Соединенные Штаты

Канада

Итого

I. Чугун

тыс. метрич. тонн в среднем за месяц

1913

1914

1915

1916

1917

1918

1.0743

843

698

772

729

765

434

228

49

109

117

108

36

32

31

39

39

26

869

756

739

755

790

768

2.623

1.976

2.534

3.340

3.273

3.307

85

59

69

88

89

90

5.121

3.894

4.120

5.130

5.037

5.064

в относительных к 1913 г.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

78,5

65,0

71,9

67,9

71,2

100,0

52,5

11,3

25,1

26,9

24,9

100,0

89,9

86,1

108,3

108,3

72,2

100,0

87,0

85,0

86,9

90,9

88,4

100,0

75,3

96,6

127,3

124,8

126,1

100,0

69,4

81,2

103,5

104,7

105,9

100,0

76,0

80,5

99,6

96,5

98,9

II. Сталь

тыс. метрич. тонн о среднем за месяц

1913

1914

1915

1916

1917

1918

12.763

1.025

925

1.118

1.163

1.075

368

233

93

149

166

150

78

76

84

106

108

83

649

663

724

778

830

812

2.651

1.991

2.723

3.623

3.816

3.766

88

63

77

96

132

142

5.110

4.051

4.626

5.870

6.215

6.018

в относительных к 1913 г.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

80,3

72,5

87,6

91,1

84,2

100,0

63,3

25,3

40,5

45,1

40,8

100,0

97,4

107,7

135,9

138,4

106,4

100,0

102,1

111,5

119,9

127,9

125,1

100,0

75,1

102,7

136,7

143,9

142,1

100,0

71,6

87,5

109,1

150,0

161,4

100,0

79,3

90,4

114,9

121,6

117,7

3 Без Эльзас-Лотарингии и Люксембурга.

87

В отношении чугуна сильнейший упадок дает прежде всего Франция, в которой производство его падает в 1915 г. на 88,7 %, а к концу войны на 65,1 %. Далее следует Германия, Италия, наконец Англия. Возрастание с 1916 г. наблюдается в Соединенных Штатах и Канаде. Причем обе эти страны, особенно первая, превосходят довоенное производство, первая на 26,1 %, вторая на 5,9%.

Мировая продукция с 1916 г. держится весьма близко к довоенной норме, оставаясь ниже ее на 1-3%.

В отношении стали на первом месте по степени упадка стоит опять Франция. Значительно меньший упадок обнаруживает Германия. Все прочие страны, в том числе и Англия, начиная с 1915 г. дают сильнейший подъем, далеко превосходя довоенное производство.

Мировая продукция стали с 1916 г. стоит выше довоенной нормы на 14,9-21,6 %%.

Отсюда следует, что в мировом масштабе опять-таки нельзя говорить о железном голоде, как таковом. Перед нами даже картина сильнейшего подъема, например, стальной промышленности, что стоит, конечно, в теснейшей связи с требованиями военного рынка.

Но отдельные страны, живущие импортом железа из других стран в силу расстройства мировой торговли, с одной стороны, и в силу усиленного потребления железа в самих экспортирующих странах в связи с развитием их национальной металлообрабатывающей промышленности могли и должны были испытывать острую нужду в железе. Сюда относятся кроме воюющих стран и различные нейтральные страны Европы.

Чтобы выявить различие в объективном положении железного рынка отдельных стран, приведем следующую таблицу1 .

88

1 В ввозе и вывозе учтены также железо и сталь в переводе на чугун.

2 Средний процент подъема - упадка определен на основании данных предыдущей таблицы о производстве чугуна.

Отсюда ясно, что наиболее тяжелым и зависящим от условий импорта представляется положение Франции: самые легкие неудачи импорта железа во Францию должны были бы в ней вызывать крайнее обострение железного голода. Положение Германии представляется значительно более устойчивым: упадок выплавки чугуна вынуждал бы ее при условии открытых границ лишь к резкому сокращению экспорта железа и стали, а также изделий из них. Поддержанию железной промышленности Германии на прежнем уровне, а тем более расширению ее, однако, должен был оказать препятствие объективный факт недостаточной национальной добычи руды. Добыча руды в Германии в 1912 г. определялась3 суммой 2059 млн. пудов; вывоз ее - 141 млн. пудов; ввоз - 748 млн. пудов; следовательно, ввоз превышал вывоз на 599 млн. пудов, что составляло 20,1% добычи руды.

Положение Англии рисуется более благоприятно, чем положение Германии. Экспорт ее относительно производства стоял выше, а падение продукции чугуна получилось меньшее. Правда, она в большой зависимости стояла от привоза руды. При ничтожном вывозе руды ввоз ее в Англию в 1911 г. равнялся 409 млн. пуд., что составляло 47,8 % национального производства руды. Но Англия располагала и большими возможностями ввоза ее. Все же по причине падения продукции чугуна и в связи

89

с ростом собственного потребления его на военные цели, Англия должна была неизбежно сократить свой экспорт железа и продуктов его переработки, что и было в действительности.

Так, вывоз чугунных изделий из Англии даже в фунтах стерлингов и несмотря на рост цен дает сильное понижение. В 1913 г. он равен 55,3 млн. ф. ст., в 1917 г. - 48,8 млн. ф. ст., а в 1918 г. уже только 36,8 млн. ф. ст.

Что касается Соединенных Штатов, то в области железной промышленности, как и в других, они шли по пути все больших возможностей или экспорта или развития внутреннего потребления и расширения металлообрабатывающей промышленности, или тем и другим одновременно.

Действительно, наряду с ростом производства, например чугуна, в Соединенных Штатах растет за время войны еще более сильно его потребление. Это видно из следующих данных1 .

Годы

Число доменных печей

Производство чугуна, в тыс. т

Потребление чугуна по 2240 фунтов

1915

1916

1917

1918

310

333

340

359

29.916

39.435

38.647

39.052

23.309

29.747

38.718

38.324

Не приводя фактических данных, чтобы не загромождать изложения, заметим, что с незначительными отклонениями тенденции, констатированные нами по отношению к чугуну и стали, наблюдаются и в области производства цинка, свинца, меди2 . Медь, в частности, дает возрастание по всем странам, в том числе и по Германии3 .

21. В итоге обзора каменноугольной промышленности и основных отраслей металлургической мы приходим к следующим заключениям.

В мировом масштабе все эти отрасли по размерам продукции или стационарны или возрастают.

В отдельных странах движение продукции их различно. Как правило, в европейских странах побежденных и в сильно затронутых войной странах-победительницах она падает. В странах заокеанских, мало затронутых войной, располагающих

90

болыними естественными богатствами, она сильно возросла. О европейских нейтральных странах мы не говорим, ввиду относительно малого развития в них рассматриваемых отраслей индустрии.

В масштабах мирового хозяйства, как мы уже сказали, продукция угля и железа против довоенной не понижается и потому едва ли есть основание говорить об угольном или железном голоде, как всеобщем явлении. В масштабах мирового хозяйства, учитывая возрастание потребностей в угле и особенно в железе под влиянием войны, можно говорить, как о несомненном явлении, лишь о напряженном спросе при недостаточно обильном предложении.

Об угольном же и железном голоде можно говорить лишь в отношении тех стран, которые опирались вместо собственного производства или наряду с ним в значительной мере на импорт угля и железа.

Поэтому кризис угле- и железоснабжения европейских стран периода войны представляется нам прежде всего, как кризис международно-торговых связей, который объясняется расстройством валютных отношений, международно-торгового транспорта, крайним вздорожанием фрахтов и ростом потребления угля и железа в странах экспортирующих в силу развития их отечественной промышленности. Последнее обстоятельство является одновременно фактором и следствием расстройства нормальных международно-экономических связей.

На этом мы закончим анализ состояния производства и обратимся к изучению мировой торговли.

22. Мировая торговля за время войны находилась в весьма тяжелых условиях. Ряд стран был совершенно или почти совершенно изолирован. Но и прочие страны поставлены были перед значительными затруднениями, прежде всего в отношении тоннажа.

Все страны прекрасно отдавали себе отчет, какое огромное значение во время войны призван играть торговый флот, и потому напряженно стремились к его расширению1 .

Но, с одной стороны, значительная часть флота отвлекалась для перевозок воинских грузов. С другой, подводная война сильно повышала коммерческий риск и действовала весьма истребительно на самый торговый флот, К 1 мая 1917 г. было потоплено судов, не считая парусников, вместимостью в 5582 тыс.

91

тонн, что составляет 21,1 % мирового тоннажа 1914 г.1 . С третьей, и самое судостроение в первые годы войны упало и начало резко подниматься лишь с 1916 г. Действительно, во всех важнейших странах мира в сумме было спущено с верфей новых судов с тоннажем в тыс. тонн2 .

За 1913 г.

1914 г.

1915 г.

1916 г.

1917 г.

1918 г.

3333

2853

1202

1688

2928

5447

Все это скоро после начала войны создало острый недостаток в тоннаже для торговых целей, увеличило торговый риск и повело к крайнему вздорожанию фрахтов, которое шло непрерывно в течение всей войны. Вздорожание фрахтов видно из последующих данных3 .

Само собой разумеется, что указанные явления означают сильное расстройство нормальных мировых экономических связей и должны были тормозить мировую торговлю.

В том же направлении действовало расстройство валютных взаимоотношений, с чем мы познакомимся ниже.

23. Однако и в этих тяжелых условиях мировая торговля продолжала жить. В отношении ее представляются особенно интересными два основных вопроса: первый - об изменениях в объеме торгового оборота in natura; второй - об изменениях в направлении торговли.

92

Ввиду сильного изменения в ценах товаров, объем торговли не может быть достаточно точно и правильно выражен в ценностных единицах. Его можно выразить лишь в натуральных величинах. К сожалению, сколько-нибудь полные данные о торговом обороте в натуральных величинах мы имеем лишь для товаров сельскохозяйственного производства. Приведем следующую таблицу оборотов торговли сельскохозяйственными продуктами по важнейшим странам1 .

Страны:

Годы

Пшеница

Пш. мука

Ячмень

Овес

Итого в переводе на зерно

Страны вывоза:

Вывоз в тыс. квинталов

Австралия

1909-13

1914-18

11430

9198

1516

2048

1

53

7

11

12.812

11.095

Аргентина

1909-13

1914-18

24250

19288

1213

1167

166

368

6179

5095

31.687

25.801

Канада

1909-13

1914-18

20207

33494

3284

6579

1047

1415

1816

6117

26.026

46.947

Соединенные

1909-13

14510

9284

1628

1189

25.683

Штаты

1914-18

1909-13

40890

70397

13948

15297

4524

2841

1318

9184

59.285

96.208

Итого

1914-18

102870

23742

6307

12530

143.129

Страны ввоза:

Ввоз в тыс. квинталов

Великобритания

1909-13

1914-18

52488

44914

7427

7234

10866

5925

9151

6696

79.189

64.046

Голландия

1909-13

1914-18

18206

6274

1928

652

7972

1484

5497

927

33.410

9272

Франция

1909-13

1914-18

10389

16969

104

3840

1377

1697

3972

6982

15.832

29.104

Италия

1909-13

1914-18

15531

17113

18

1429

176

399

1193

3181

16.918

21.974

Итого

1909-13

1914-18

96614

85270

9477

13155

20391

9500

17786

17786

145.347

124,396

Из приведенной таблицы видно, что изменение вывоза-ввоза отдельных хлебов но отдельным странам различно. В одних странах вывоз увеличился, в других сократился; в одних увеличился вывоз таких хлебов, вывоз которых из других сократился. То же можно сказать и относительно ввоза. Но в общем торговый оборот по вывозу и ввозу хлебов сократился весьма незначительно.

93

Однако торговый оборот хлебных продуктов является, естественно, наиболее устойчивым. Гораздо менее устойчивым представляется торговый оборот различного рода сырья и изделий. Здесь мы имеем, как правило, сокращение торгового оборота. Так, например, вывоз хлопка с 1909-13 гг. к 1914-18 гг. в тыс. квинталов упал: из Соединенных Штатов с 20.009 до 14.413, из Индии с 4254 до 4110 и из Египта с 3134 до 2445. Ввоз его за то же время упал в Англию с 10.295 до 8886, во Францию с 3110 до 2010, в Голландию с 599 до 3611 .

Вывоз угля из Англии упал с 57 млн. тонн в 1913 г. до 28 млн. тонн в 1919 г.2 , т.е. несколько более, чем вдвое. Общий объем английского вывоза упал с 91 млн. тонн в 1913 г. до 46,1 млн. тони в 1919 г., или он сократился на 49,6%. За то же время общий ввоз Англии упал с 54 до 39 млн. топи, или па 28,4%3 .

Таким образом общий объем мировой торговли in natira, несомненно, за время войны сократился. То же самое, что мы видели по Англии, можно было бы наблюдать и в других странах, причем в различных странах это сокращение наблюдается в различной мере,

Сделанные выводы можно обосновать еще и другим путем, путем рассмотрения изменений в размере тоннажа торговых судов, прибывших в порты и отбывших отсюда4 .

Годы

Франция5

Англия5

Голландия5

Соединенные Штаты6

Япония6

Тоннаж судов, прибывших в портов в тыс. топи

1913

1915

1918

1918 в % к 1913

2.876

1.996

1.654

57,5

4.089

2.810

1.936

47,3

1.429

532

114

8,0

4.440

4.100

3.659

82,4

2.060

1.636

1.487

72,2

Тоннаж судов, отбывших из портов в тыс. тонн

1913

1915

1918

1918 и % к 1913

2.174

827

438

20,1

5.652

3.294

1.895

33,5

918

302

75

8,2

4.483

4.164

3.748

83,6

2.075

1.654

1 .524

73,4

5 С грузом.

6 С грузом и балластом.

94

Отсюда ясно, что движение торговых судов во всех странах упало. Причем, в странах европейских, воевавших сильнее, упал тоннаж отбывающих, следовательно, как правило, экспортирующих судов, в странах заокеанских, наоборот, сильнее сократился тоннаж прибывающих, следовательно, импортирующих судов. В центрально-европейских, по-видимому, сокращения в той и другой группе близки друг к другу. В этих особенностях сокращения тоннажа прибывающих и отбывающих судов, несомненно, сказалось изменение в направлении мировой торговли, а именно, относительно более сильный упадок экспортной деятельности стран первой группы, и относительное усиление ее в странах второй группы. К рассмотрению изменений в направлении мировой торговли мы и переходим.

24. Что касается тенденций и сдвигов в направлении мировой торговли, то после всего изложенного в динамике производства различных стран и при учете спроса на товары, под влиянием между прочим и войны, они должны стать весьма понятными. Эволюцию внешней торговли военного времени характеризует следующая таблица1 .

95

96

Приведенная таблица весьма показательна. Все страны делятся определенно на три группы. В первых трех, сильно затронутых войной странах Европы, мы видим неуклонное падение отношения экспорта к импорту. Но это и есть как раз страны, в которых продукция была наиболее потрясена и спрос сильно возрос, страны, которые имели все меньшую возможность вывозить и весьма нуждавшиеся в ввозе. Естественно, что их торговый баланс носит и чем далее, тем более резко выраженный отрицательный характер.

Далее идут заокеанские страны, весьма мало затронутые войной. Их производительные силы или в общем остались на прежнем уровне или далее, выросли, Отсюда в большинстве случаев их торговый баланс носит все более положительный характер, где он был положительным и перед войной, или даже превращается из отрицательного в положительный, где он был отрицательным, например в Канаде, Н. Зеландии, Японии. Во

97

всех этих странах % отношение экспорта к импорту возрастает1 . Наконец в нейтральных странах Европы, где торговый баланс перед войной имеет отрицательную характеристику, он или превращается в положительный или ослабляет свою отрицательную характеристику (например, Дания) или остается в стационарном положении.

Отсюда вытекает другая тенденция в развитии мировой торговли. Богатейшие страны Европы, когда-то беспредельно владычествовавшие над мировыми рынками, за время войны, шаг за шагом вытесняются новыми странами-экспортерами, чрезвычайно усилившимися во время войны, и в первую очередь и больше всего Соединенными Штатами и Японией2 . Приведем некоторые иллюстрации этого положения.

Прежде всего Европейские страны были вытеснены в сильной степени с рынка Соединенных Штатов.

Ввоз из Европы в Америку составлял3 .

В 1913 г.

1918 г. -

49,2% всего ввоза туда

13,9%

Вытесняются они, и прежде всего Англия, как имевшая здесь значительный вес, с рынка Японии. Так ввоз в Японию составлял в млн. иен4 .

Годы

Из Англии

Из Соединенных Штатов

1913

1918

122,7

66,1

122,4

626,0

Вытесняются они и с собственных колониальных рынков. Например в общем ввозе в Британскую Индию приходилось в процентах на долю5 :

За годы

Соединенных Штатов

Японии

1913-1914

1918-1919

6,2

11,7

6,4

14,9

98

Итак, перераспределение производственной мощи в мировом хозяйстве сопровождается соответствующим перераспределением и торговой мощи отдельных стран. Военный кризис хозяйства, коснувшийся преимущественно втянутых в войну европейских стран, привел их к резко неблагоприятному торговому балансу и к значительной утрате своего влияния на мировом рынке. Экономически благоприятной оказалась здесь война все для тех же Соединенных Штатов, Японии, Канады и других мало затронутых войной стран.

25. Чтобы пойти теперь в нашем анализе конъюнктур мирового хозяйства дальше и ближе подойти к наиболее чувствительным валеристическим показателям этих конъюнктур - к денежному обращению, ценам, прибылям и т.д., совершенно необходимо прежде остановиться на состоянии государственного хозяйства, которое явилось исключительно мощным фактором динамики мирового хозяйства за время войны.

Война поставила перед всеми воюющими странами весьма трудные хозяйственные задачи. Снабжение грандиозных армий потребовало от государства небывалых по своим размерам расходов. По вычислениям проф. Bogart'a непосредственные расходы на войну со стороны всех стран, не считая, следовательно, косвенных в виде упадка производительности, разрушений и т.п., составили 186 млрд. фунтов стерлингов1 . Так и другие цифры весьма близки друг к другу. В среднем на год войны, следовательно, приходится около 10 млрд. фунтов стерлингов прямых расходов всех стран. Насколько значительна эта сумма, видно, хотя бы, из такого сопоставления: национальный доход важнейших европейских стран, вычисленный в близкие к войне годы, составлял в Германии 2,1 млрд. ф.ст., в Англии - 1,7 млн. ф.ст., во Франции около 1 млн. ф.ст.2 .

Грандиозный размер военных расходов нашел свое отражение прежде всего в строении бюджетов отдельных стран. Приведем данные о доходах и расходах главнейших из них.

Бюджет Германии представляется в следующем виде3 :

99

Доход в млн. марок

Годы (конч. 31 марта)

Обыкновенные

Экстрао рдинарн.

Итого дохода

Весь

В т.ч. от займов

1914

1915

1916

19171

19181

3.343,9

2.711,5

3.063,4

4.941,9

7.332,7

4.805,5

20.495,1

19.752,0

45.093,2

40.726,1

4.435,3

20.382,0

19.658,9

45.007,3

40.618,0

8.149,4

23.206,5

22.815,4

50.035,1

48.058,8

Расход в млн. марок

Годы (конч. 31 марта)

Обыкновенные

Экстрао рдинарн.

Итого расхода

Весь

В т.ч. военные

1914

1915

1916

19171

19181

2.646,3

2.761,9

4.007,9

4.941,9

7.332,7

7.004,3

23.927,1

24.771,7

45.093,2

40.726,1

6.935,7

23.908,9

24.739,3

45.000,0

40.000,0

9.650,6

26.689,0

28,779,6

50.035,1

48.058,8

1 Данные сметного порядка.

Из этой таблицы ясно видно, что доходы и расходы Империи за время войны растут с чрезвычайной быстротой. Расходы увеличиваются преимущественно за счет экстраординарных и притом почти исключительно военно-экстраординарных расходов.

Доходы увеличиваются точно также преимущественно за счет экстраординарных и среди последних почти исключительно за счет займов. Это значит, что обычные источники доходов очень быстро оказались недостаточными и в целях покрытия военных расходов государство было принуждено в исключительно широких размерах прибегать к займам. Балансируя бюджет, немцы включают в доход и займы. Ио и этого источника оказывается недостаточно. И мы видим, что фактически бюджет выполняется с дефицитом и притом размеры дефицита быстро растут. Действительно, если мы исключим займы из состава дохода и сбалансируем по всем годам фактический расход и доход, то получим следующую картину2 .

Годы

Общий расход

Чистый доход в млрд. марок

Дефицит

1914

1915

1916

1917

1918

9,6

26,7

28,8

52,0

44,0

3,7

2,8

3,2

7,8

6,8

-5,9

-23,9

-25,6

-44,2

-37,2

100

Аналогичную, хотя и менее печальную, картину наблюдаем мы в Англии1 .

Доходы в тыс. ф.ст.

Годы (конч. 31 марта)

Сметные

Фактические

Фактический бол. (+) мен. (-) сметных

1914

1917

1918

194.825

499.275

638.600

198.242

573.427

707.234

+3.417

+74.152

+68.634

Расходы в тыс. ф.ст.

Годы

Сметные

Фактические

Фактический бол. (+) мен. (-) сметных

Фактический доход бол. (-г), мен. (-) факт, расхода β тыс. ф.ст.

1914

1917

1918

199.011

1.825.380

2.767.631

197.492

2.198.112

2.696.221

-1.519

+372.732

-71.410

+750

-1.624.685

-1.988.987

Отсюда ясно, что фактически и бюджет Англии за время войны сводится со все возрастающим дефицитом.

Возьмем, наконец, доходы-расходы Соединенных Штатов2 :

Годы (конч. 30 июня)

Доход

Расход

Доход больше (+) меньше (-) расхода

В тыс. долларов

1913

1914

1915

1917

1918

724.111

734.673

692.487

1.118.174

4.172.635

682,771

700.254

776.544

1.147.898

8.966.532

+41.340

+34.419

-84.057

-29.724

-4.793.897

Отсюда видно, что и бюджет Соединенных Штатов начиная с 1915 г. сводится с дефицитом, который особенно увеличивается в 1918 г.

Даже в нейтральных странах, вынужденных если не воевать, то быть готовыми к войне и содержать значительные армии, бюджеты становятся менее благоприятными. Так например, по Швейцарии мы наблюдаем рост дефицитов3 .

Годы

Доход

Расход

Дефицит

В тыс. франков

1913

1916

1917

186.509

176.582

185.656

191.222

193.227

236.534

-5.353

-16.645

-50.747

101

26. При таком колоссальном росте расходов и дефицитов для отдельных стран создавалась невозможность свести бюджет на основе обложения. Эта невозможность вынуждала государства искать иных источников дохода. Такими источниками явились с одной стороны займы, с другой эмиссия бумажных денег. Широкая практика займов и эмиссий бумажных денег имели чрезвычайное значение для дохода конъюнктур всей народнохозяйственной жизни, и на этой практике необходимо остановиться.

Из приведенной выше таблицы о Германии уже можно видеть, в какой сильной степени она прибегала к помощи займов. Отсюда становится понятным и рост государственной задолженности Германии во время войны, что иллюстрируется следующими цифрами1 :

1913 г.

1914 г.

1915 г.

1916 г.

1917 г.

1918 г.

Общая задолженность в тыс. марок

5.017.225

5.157.898

12.835.761

56.421.361

79.384.024

102.987.974

Рост национального долга Англии и Соединенных Штатов видны из нижеследующей таблицы:

Годы

Англия (год конч. 31 марта)

Соединенные Штаты4 (год конч. 30 июня)

% покрытия расхода во время войны займами2

Национальный долг в млн. ф.ст.3

Весь долг

Чистый долг5

в млн. долларов

1914

1915

1916

1917

1918

-

59,6

77,9

73,9

73,8

707,6

1.165,6

2.196,6

3.919,6

5.921,0

2.653

3.058

3.609

5.718

12.244

1.027

1.090

1.006

1.969

10.924

2 По дани. "Белой книги". См. Эконом, жизнь, 1921. Mb 51.

3 По дани. Statesman's year-book за 1915 г. и Economist'a от 5 мая 1917 года и 15 января 1921 года.

4 По данн. Statistical abstract of the Un. St. за 1918 г.

5 Tota debt, less cach in Treasury.

Возрастание национального долга можно было бы констатировать и в других странах.

Государственный долг может быть внутренним и внешним,

На почве роста последнего должна была создаваться взаимная задолженность стран. Для уяснения экономического положения отдельных стран и степени их действительной задолженности

102

необходимо учесть, сколько данной страной было выдано другим странам в долг и сколько получено от них. Платежи по долгам, как известно, составляют главнейшую статью расчетного баланса. Вот почему выяснение взаимной задолженности стран даст нам возможность ближе подойти к расчетному балансу отдельных стран наряду с их торговым балансом, о чем была речь выше. По данным Кэйнса к половине 1919 г. взаимная задолженность воевавших союзных стран, возникшая за время войны, в млн, фунтов стерлингов выражалась так1 .

Страны

Было выдано

Было взято

Выдано больше (+) меньше (-)

Соединенными Штатами

Англией

Францией

Италией

Россией

Бельгией

Сербией и Югославией

Прочими союзниками

1.900

1.740

355

-

-

-

-

-

-

842

1.058

827

766

268

60

164

+1.900

+898

-708

-827

-766

-268

-60

-164

Отсюда ясно, что роль главного кредитора играли Соединенные Штаты, в меньшем объеме Англия и еще менее Франция. Франция, ранее всегда игравшая роль кредитора, за время войны больше получала сама в долг, чем давала. Остальные союзные страны выступают исключительно, как должники. Таким образом, можно утверждать, что Соединенные Штаты, имея положительный торговый, имеют весьма положительный и расчетный баланс. Англия, имея резко выраженный отрицательный торговый баланс, обладает еще положительным расчетным балансом. Прочие союзные страны имеют несомненно отрицательный расчетный баланс.

Характер расчетного баланса стран наряду с их торговым балансом нужно иметь в виду, чтобы ниже лучше уяснить движение их вексельных курсов и степень обесценения валют.

27. Движение вексельных курсов и степень обесценения валют отдельных стран за время войны, к рассмотрению чего

103

нам придется скоро обратиться, коренятся впрочем не только в строении торгового и расчетного балансов стран. Они, как мы увидим, в значительной мере зависят и от состояния денежного обращения. Состояние же денежного обращения большинства стран в период войны характеризуется небывалым ростом бумажно-денежной инфляции. Причины этой инфляции из предыдущего изложения совершенно ясны. Они коренятся в чрезвычайной дефицитности бюджетов стран. Не только обычные налоговые поступления доходов, но и обильные займы внутренние и внешние, как правило, не в состоянии покрыть грандиозных государственных расходов. Все страны, хотя и в различной мере, вынуждены широко использовать эмиссию бумажных денег. Посмотрим, какие размеры приняла эмиссия в главнейших странах и как изменилось строение их денежного обращения.

Возьмем следующую таблицу данных по важнейшим странам.

Германия1

Годы к концу

Золотой запас

Банкноты в обращении

Билеты ссудных касс

Итого бумажных денежных банкнот

Золотое покрытие

банкнот

всех бумажных денег

В млн. марок

1913

1914

1915

1916

1917

1918

1.209,0

2.092,8

2,445,2

2.520,5

2.406,6

2.262,2

2.593,4

5.045,9

6.917,9

8.054,6

11.467,7

22.187,8

445,8

972,2

2.872,9

6.264,5

10.109,2

2.593,4

5.491,7

7.890,1

10.927,5

17.732,2

32.297,0

46,6

41,5

35,3

31,3

21,0

10,2

46,6

38,1

31,0

23,0

13,6

7,0

Франция2

Годы к концу

Золотой запас

Банкноты о обращении

Золотое покрытие

В млн. франков

1913

1914

1915

1916

1917

1918

3.525,0

4.158,5

5.015,3

5.075,9

5.351,5

5.477,6

5.697,0

10.072,7

13.309,8

16.678,8

22.336,8

30.249,6

61,9

41,4

37,7

30,4

23,9

18,1

1 По данным Statistisches Jahrbuch, 1919. Золотой запас Rcichsbank'a.

2 Ibid, и Народное хозяйство в 1913 г.

104

Англия1

Годы к концу

Золотой запас

Банкноты в обращении

Казнам. знаки2 в обращении

Всего бумажных денежных

Покр ытие

банкнот

всех бумажных денег

ц млн. ф.ст.

1914

1915

1916

1917

1918

69,5

51,5

54,3

58,3

79,1

36,1

35,3

39,7

45,9

70,3

38,5

103,1

150,1

212,8

,323,2

74,6

138,4

189,8

258,7

393,5

192,6

145,9

136,8

127,0

112,5

93,2

37,2

28,6

22,5

20,1

Соединенные Штаты Америки3

Годы

Золотой запас

Банкноты

Золотое покрытие

В млн. долларов

1914

1915

1916

1917

1918

1.024,7

1.028,4

1.101,8

2.254,0

2.503,3

2.717,6

3.101,6

3.546,8

3.906,4

3.323,9

37,7

33,1

31,1

57,7

75,3

1 По данным Statesman's year-book за 1920 г., Statistisches Jahrbuch 1919 и Economist'a от 15 января 1921 г.

2 Currency-notes.

3 По данным Statistical abstract 1918 г. и Monthly Bulletin of Statistics. Золотой запас взят по национальным банкам и но федеральному резервному банку. В состав бумажных денег включены федеральные резервные билеты, билеты федерального резервного байка, национальных банков и др. Как известно, в Соединенных Штатах не золото, а государственные фонды служат покрытием банковских билетов. Однако соотношение золота и банковских билетов все же является важным и для Соединенных Штатов. Оно резко изменилось за время войны и мы сочли интересным привести соответствующие данные.

Для характеристики некоторых других стран приведем лишь суммарные сведения4 :

Страны

Даты

Золотой запас

Бумажные деньги

Золотое покрытие5

В тыс. ф.ст.

Япония

30 мая 1914 г.

30 ноября 1918 г.

22.132

72.051

36.227

43.794

61,1

164,5

Дания

30 мая 1914 г.

31 декабря 1918 г.

4.258

10.812

8.737

25.002

48,7

43,2

Швейцария

31 января 1914 г.

7 января 1919 г.

6.847

16.762

11.037

36.434

62,0

46,0

5 Золото и серебро вместе.

105

Страны

Даты

Золотой запас

Бумажные деньги

Золотое покрытие

В тыс. ф.ст.

Голландия

Италия

Австрия

30 мая 1914 г.

11 января 1919 г.

1 мая 1914 г.

30 сентября 1918 г.

30 мая 1914 г.

15 декабря 1918 г.

13.591

51.535

48.875

41.639

52.326

10.057

26.386

33.252

62.277

342.183

95.417

2.169.177

51,5

173,0

78,5

12,2

54,8

0,5

Из приведенных выше данных и материалов ясно видно, что наибольшей бумажно-денежной инфляции подверглись, как и нужно было ожидать, страны первой группы, т.е. большинство Европейских воевавших стран, сильно затронутых войной - это Австрия, Германия, Франция, Италия. В Австрии мы имеем не только рост бумажных денег, но и сильнейшее уменьшение золотого запаса. В Италии золотой запас также сократился, но менее сильно.

В остальных странах, особенно в Соединенных Штатах, золотой запас за время войны стоит выше довоенного. Но увеличение количества бумажных денег различно. Оно более в Германии и Франции, менее в Англии, нейтральных, Японии и в Соединенных Штатах. Из анализа степени покрытия ясно, что наиболее устойчивой представляется денежная система Японии, Голландии, Соединенных Штатов, Швейцарии, Дании. Золотое покрытие в Японии, Голландии, Соединенных Штатах и Швейцарии сильно поднялось. В Дании оно не поднялось, но стоит достаточно высоко. В прочих странах оно упало, особенно в Германии и Австрии.

Усиление бумажно-денежной инфляции и падение степени золотого обеспечения находится в связи, по-видимому, не только с ростом эмиссии, но и падением добычи золота. Последнее видно из следующих данных1 .

Годы

Трансвааль

Остальные части Британской Империи

Прочие страны

Мировое производство

в млн. ф.ст.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

37,4

35,3

38,6

39,5

48,3

35,8

19,6

19,6

20,1

20,1

17,8

16,5

57,7

37,4

34,1

33,9

30,9u

26,7

94,7

92,6

96,8

93,5

87,0

79,0

106

28. Рассмотрев, как сложились во время войны и под ее воздействием динамика производства, международная торговля, и дав характеристику государственных финансов в их влиянии на денежное обращение, мы тем самым подготовили почву для уяснения более сложных валеристических факторов и показателей конъюнктуры мирового хозяйства: это состояния денежного рынка в узком смысле слова и рынка капиталов, товарного рынка, и рынка труда.

Обращаясь к анализу товарного рынка, мы остановимся на движении товарных цен, как наиболее объективного, чуткого и точного валеристического показателя конъюнктуры этого рынка.

Движение товарных цен за время войны, как ясно из всего предыдущего, складывается под влиянием следующих основных условий рынка: 1) повышенный военный спрос на товары, размеры которого с течением времени все увеличиваются; 2) товарное оскудение ряда стран и особенно главнейших европейских в силу сокращения производства; 3) понижение ценности денежной единицы в силу бумажной инфляции. Ясно, что эти факторы все вместе и каждый в отдельности являются факторами повышательного движения цен. Ясно также, что повышение цен должно служить показателем с одной стороны вздорожания товаров, с другой - обесценения денег.

В отдельных странах мы должны ожидать различной степени повышения цен, так как в различной полноте и силе по странам даны упомянутые основные факторы движения цен.

Общие индексы движения оптовых цен в отношении к уровню их в 1913 г. по 7 главнейшим странам представляются в следующем виде1 .

Годы

Англия

Франция

Италия

Соединенные Штаты

Япония

Швеция

Канада

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

98,7

123,1

160,5

204,1

224,3

100,0

102,6

140,9

189,6

262,6

340,9

100,0

95,1

132,7

199,7

306,3

409,1

100,0

96,7

107,0

128,4

169,8

203,1

100,0

95,5

96,7

117,2

148,5

195,9

100,0

116,0

145,0

185,0

244,0

339,0

100,0

101,0

110,2

136,0

176,6

205,1

107

Отсюда ясно, что в общем и в целом тенденция общего повышения цен носит международный характер1 . За исключением Франции, Швеции и Канады 1914 г. дает более низкие цены, чем 1913 г. Это понижение цен 1914 г. является отражением, с одной стороны факта перелома конъюнктуры и понижению с лета 1913 г., продолжавшегося короткое время и после начала войны, с другой экономического замешательства, вызванного самой войной. Что касается Франции, Италии и Канады, то здесь наступившее вскоре с началом войны повышение цен по-видимому с избытком компенсировало их наметившееся понижение, и в средних годичных ценах 1914 г. мы не находим признаков депрессии.

Начиная с 1915 г. цены всех стран идут неуклонно вверх. Наибольшего повышения они достигли, естественно, в странах сильнейшего оскудения и бумажной инфляции, в Италии и Франции, а также в Швеции, благодаря ее сильной хозяйственной зависимости от стран, втянутых в войну. На втором месте стоит Англия и на третьем Канада, Соединенные Штаты и Япония.

Рассмотрим теперь движение цен на главнейшие группы товаров во Франции, Англии и Соединенных Штатах.

Оптовые цены Франции, Англии и Соединенных Штатов в 1918 г. по отношению к 1913 г.

Страны

Растит, пищев. продукт.

Животн. пищев. продукт.

Сахар, кофе, какао

Металлы, минералы

Текстил. матер.

Ост. различные товары

Все пищевые прод.

Все материалы

Франция2

Англия3

298,3

299,4

286,4

211,5

219,6

236, 14

283,3

165,8

459,8

266,8

419,1

244,7

280,2

229,1

387,8

224,4

Соединенные Штаты5

Зерновые хлеба

Жизненные припасы

Остальные пищевые продукты

Фрукты

Шкура и кожа

Текстильные материалы

Металлы

237,6

157,4

184,5

173,0

168,8

227,6

175,5

Уголь и кокс

Нефть

Корабельное снаряжение

Строительные материалы

Химич. и аптек, товары

Разные

Все пищевые

Все материалы

171,4

330,9

145,8

231,9

250,2

184,1

188,1

207,6

2 По Index'ам Statist, generale de la France.

3 По данным Statist'a от 10 января 1920 г. Мы взяли данные Statist'a, а не Economist'a и виду близости группировок товаров первого с таковыми французской статистики.

4 Для Англии сахар, кофе и чай.

5 По данным индекса Bradstreet'a.

108

Из экономии места мы отказались от анализа годичного движения цен на различные группы товаров по странам. Каждая взятая страна дает, в силу своеобразия ее внутреннего и внешнего положения, в известных отношениях различную картину движения цен по группам товаров.

Во Франции и Соединенных Штатах сильнее вздорожали материалы, чем пищевые продукты; в Англии, наоборот, вздорожание их довольно равномерно с уклоном к более сильному вздорожанию пищевых продуктов. В этом, несомненно, сказались относительно малая обеспеченность собственным сырьем Франции и сильный рост спроса на сырье благодаря исключительно быстрому развитию национальной промышленности Соединенных Штатов с одной стороны, с другой, относительное равенство положения Англии в отношении снабжения ее как пищевыми продуктами, так и сырьем.

Во Франции и Англии, далее, наиболее вздорожало текстильное сырье, что вполне согласуется с данной выше характеристикой их текстильного рынка. Наоборот, в Соединенных Штатах более всего вздорожала нефть. Сильное вздорожание нефти в Соединенных Штатах произошло, собственно, главным образом в 1918 г., когда относительная к 1913 г. цена ее вдруг поднялась с 210,9 до 380,9. Это объясняется тем, что при колоссальной добыче нефти, добыча ее и импорт за время войны не успевали за внутренним потреблением и страна жила за счет запасов1 .

Наименее вздорожали во Франции сахар, кофе, какао, в Англии металлы и минералы, в Соединенных Штатах корабельное снаряжение и жизненные припасы. Такова в самых общих и кратких чертах характеристика движения цен по группам товаров.

29. В отношении денежного рынка мы точно также остановимся лишь на некоторых важнейших вопросах. Прежде всего исследуем вексельные курсы.

Движение вексельных курсов дано в следующей таблице, где приведен курс валют различных стран в процентном отношении к доллару2 .

109

Годы

Берлин 100 мар. = 23,27 долл.

Париж 100 фр. = 19,3 долл.

Лондон 1.ф. = 4,86 долл.

Амстердам 100 гул. = 40,2 долл.

Копенгаген 3,73 кр. = 1 долл.

Цюрих 100 фр. = 19,3 долл.

Стокгольм 3,73 кр. = 1 долл.

1914

1915

1916

1917

1918

100,5

88,5

76,4

76,21

70,15

100,4

88,5

88,7

90,9

93,4

99,8

97,0

97,6

97,0

97,6

115,4

126,1

116,8

122,8

120,8

-

99,7

101,0

113,7

100,4

96,6

98,7

102,1

118,2

107,5

-

103,1

108,4

122,7

08,4

1 В марте.

Вексельные курсы своим движением отражают в обычное время отношение и степень общей взаимной задолженности отдельных стран. В виду этого при металлической валюте вексельные курсы определяются характером платежного баланса страны и в его составе торговым и расчетным балансом2 . Торговый и расчетный баланс в каждый данный момент определяется ходом и уровнем внутренней экономической конъюнктуры страны в отношении натуралистических и валеристических показателей ее. Высокая конъюнктура, как правило, совпадает и с благоприятными вексельными курсами3 . Однако при нормальных условиях вексельные курсы колеблются в довольно узких пределах, так называемых золотых точек. При бумажно-денежном обращении таких пределов не существует и, помимо платежного баланса, на уровень вексельных курсов оказывает влияние обесценение бумажных денег или размер лажа на золото4 .

Отсюда понятно, почему в приведенной таблице колебания курсов столь значительны: в основе этого лежит инфляция денежного обращения и обесценение валют5 .

Из таблицы также видно, что наиболее неблагоприятны курсы для Германии; далее, что валюты Франции и Англии, хотя и в меньшей степени, но обесценились против Американской;

110

наконец, что сама американская валюта упала против валют нейтральных стран, в особенности против валюты Голландии.

Такое состояние взаимной расценки валют в общем и целом отражает различную степень благоприятности экономического положения отдельных стран. Но при этом необходимо иметь в виду следующее. В сущности во время войны валеристические показатели, например цены, указывают во всех странах на повышательную конъюнктуру и особенно в странах глубоко затронутых войной. Натуралистические показатели, наоборот, говорят в последних странах об упадке. Поэтому, как бы ни было благоприятно повышение валеристических показателей этих стран с частно-хозяйственной точки зрения, в народнохозяйственном смысле внутренняя и международная конъюнктура этих стран упала: они меньше производят, меньше вывозят, больше ввозят, больше занимают, их денежная единица сильнее обесценена. Все это и нашло отражение в падении их вексельных курсов.

Германия была наиболее изолирована, экономически положение ее было наиболее одиноко и потому тяжело, инфляция достигла в ней чрезвычайных размеров и отсюда наибольшее падение ее вексельных курсов. Далее по степени неблагоприятности на мировом рынке следуют союзно-европейские страны и потому падение их вексельных курсов по степени занимает второе место. Правда, из обзора динамики производства, торговли и т.д. мы видели, что во многих отношениях потрясение, например Франции, было даже более значительно, чем Германии, Однако Франция пользовалась финансовой поддержкой союзников, особенно Англии и Америки, она не была так изолирована и потому ее вексельные курсы благоприятнее германских. Положение Севере-Американских Соединенных Штатов, как мы видели, из всех воюющих стран было наиболее благоприятно и потому вексельные курсы их стоят значительно выше, чем в предыдущих странах. Наконец, вексельные курсы нейтральных благоприятны, благоприятнее даже американского в силу того, что эти страны, как не втянутые в войну, естественно используют выгоды своего положения на мировом рынке. Многие из них из должников превращаются в кредиторов, многие исправляют свой торговый баланс из отрицательного на положительный, получают дорогие заказы воюющих стран1 .

С развитой точки зрения однако несколько загадочным представляется относительно слабое падение союзно-евронейских

111

валют против американской, при весьма сильном падении американской валюты против нейтральных, когда конъюнктура сложилась для Америки во всех отношениях благоприятно.

Объяснение этого явления нужно видеть, во-первых, в строении расчетного и торгового баланса Соединенных Штатов и нейтральных стран, в частности в ограничении Американского экспорта в эти страны, между прочим, из опасения проникновения товаров в Германию1 , во-вторых, в факте тесной военной и финансовой связи Америки с союзными странами, наконец в девизной политике союзно-европейских правительств. Английскому и Французскому правительству было чрезвычайно важно удержать лаж на доллар на низком уровне, так как при низком лаже и подъеме товарных цен были стимулы к импорту иностранных товаров, а в этом воюющие страны были весьма и жизненно заинтересованы. Наоборот, об этом могла гораздо менее заботиться Америка. При таких условиях неблагоприятные для Америки вексельные курсы ничего не говорят о неблагоприятности внутренних и международных конъюнктур для нее.

30. Посмотрим теперь на положение денежного рынка с точки зрения его богатства деньгами в качестве оборотных средств и в качестве капиталов. В этом отношении показательными могли бы служить, как известно, данные об эмиссии ценных бумаг.

Возьмем те данные об эмиссии ценных бумаг по некоторым странам, по которым в нашем распоряжении имеются данные.

Годы

Германия1

Общий выпуск ценн. бум. (акции) в млн. марок

Голландия2

Общий выпуск ценн. бумаг (акции и рента)

в млн.

гульденов

Общий выпуск ценн. бумаг2

Англия

Мирная эмиссия в % к общ.

Исключ. займы Британ. правит.3

В том числе индустр. предпр. всяк, рода3

в млн. ф. ст.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

635

874

314

360

984

1.043

194,9

128,5

529,7

455,4

463,8

654,0

196,5

512,5

685,2

585,4

1.318,5

1.193,3

-

199,6

82,9

34,7

26,4

65,3

-

59,5

5,2

5,2

11,3

39,6

-

38,9

12,1

5,9

2,0

5,5

1 См. Диль К. Золото и валюта. С. 54-55.

2 По данным Economist'a и работы Ernst'a Kahn'a, - Die Indexzahlen der Frankfurter Zeitung. Marz-april, 1921. P. 63.

3 По данным The Board of trade journal, October 28, 1920. Нужно заметить, что данные Board of trade journ. представляют сумму эмиссий без займов Британского правительства и они не вполне совпадают с данными Economist'a, показывая несколько большие цифры.

112

Отсюда ясно, что размеры эмиссий за время войны достигли небывалых размеров во всех взятых странах. Однако, до 1917 г. включительно подавляющая и прогрессивно возрастающая часть капиталов, как показывают английские данные, снимается с рынка правительственными военными займами. В силу этого на долю мирных эмиссий приходится относительно и абсолютно очень незначительная часть.

Едва ли можно сомневаться, что положение английского денежно-капитального рынка является весьма характерным почти для всего мирового хозяйства и во всяком для всех важнейших стран. Положение денежно-капитального рынка характеризуется, следовательно, уменьшением его насыщенности, нарастающим оскудением, недостатком т.н. свободного капитала, ищущего помещения в частных предприятиях. Объяснение этого лежит в том грандиозном спросе на денежный капитал, какой предъявляло государство.

Отсюда легко понять, почему государство с начала войны относится с особым вниманием к эмиссии капитала, ставя ее всюду под свой контроль.

31. Показателем напряженного состояния рынка капиталов является также уровень учетного процента. Движение уровня учетного процента характеризуется следующей таолией1 :

Годы

Германия

Франция

Италия

Англия

Соединенные Штаты2

Нидерланды

Швеция

Средний официальный учетный процент

1914

1915

1916

1917

1918

4,89

5,00

5,00

5,00

5,00

4,22

5,00

5,00

5,00

5,00

5,42

5,50

5,21

5,08

5,01

4,04

5,00

5,47

5,15

5,00

2,04

1,83

2,41

3,16

4,92

4,43

4,75

4,50

4,50

4,50

5,27

5,51

5,24

5,68

6,93

2 Взяты рыночные курсы Geld on call. В 1914 г, взят средн. за 7 мес. янвиарь-июль

Из таблицы видно, что в большинстве стран учетный процент во время войны достиг весьма высокого уровня и устойчиво держится на нем. Достаточно указать на то, что с 70-х годов Англия не помнит 5%-ной ставки, во Франции она была лишь накануне кризиса 1873 г.

Из таблицы далее ясно, что в ряде стран уже с 1915-16 гг. намечается, правда весьма слабо, тенденция процента к

113

понижешло1 , в ряде других стран - процент продолжает повышаться или оставаться стационарным. Но в общем он весьма устойчиво держится на высокой норме.

В том, что военный период в общем и целом нужно представлять себе как период напряженного военного спроса на капитал при соответственно недостаточном предложении его, можно убедиться также из движения курсов твердо-доходных бумаг.

Годы2

3% французская рента в Париже

2½ % Англ. консоли в Лондоне

Средний курс

Рентабельность

Средний курс

Рентабельность

19143

1915

1916

1917

1918

85,72

69,41

62,38

61,17

60,44

3,51%

4,32%

4,81%

4,90%

4,96%

74,8

65,50

58,03

54,73

56,94

3,34%

3,82%

4,30%

4,57%

4,39%

2 Поданным Statistisches Jahrbuch 1919.

3 С яиваря но июль 1911 г.

Мы видим, что курс твердо-процентных бумаг непрерывно и сильно понижается, рентабельность же их, соответственно, повышается. То есть одновременно с повышением учетного процента, мы можем говорить о повышательной тенденции и заемного процента. Это повышение заемного процента, определяясь соотношением спроса-предложения на капитал, выражает собой в то же время повышение частно-хозяйственной доходности помещенного капитала.

32. Все изложенное о движении цен, учетного и заемного процентов позволяет нам придти к следующему выводу: валеристические показатели обнаруживают за время войны повышательную конъюнктуру. Иначе говоря, мировой рынок импульсирует частно-хозяйственную предпринимательскую деятельность.

Повышательный характер конъюнктуры в этом смысле и благоприятность рынка для частно-хозяйственной предприимчивости подтверждается и движением таких показателей, как количество банкротств и образование новых предприятий.

Годы

В Англии4 (за первые 50 недель) банкротств

Годы

В Англии (за первые 50 недель) банкротств

В соединенных Штатах5

число банкротств

В % к числу предприятий

1993

1914

1915

6.872

5.261

4.788

1916 1917 1918

3.142

2.200

1.020

16.993

13.855

9.982

0,99

0,80

0,58

4 По данным Times'а от 23 сентября 1920 г.

5 По данным Statistical abstract of the Un. St., 1918.

114

Отсюда ясно, что число банкротств падает за весь взятый военный период.

Наоборот, предпринимательство растет. Здесь приведем лишь некоторые имеющиеся интересные данные по Японии1 .

Годы

Возникло новых предпр. с капит. в млн. иен

Капиталы существ, предпр. увеличил, на млн. иен

1914

1915

1916

1917

1918

190,7

177,4

611,4

1.222,1

2.004,8

161,7

323,8

479,3

885,2

1.715,2

33. К тем же выводам должен привести нас и анализ рынка труда. Обращаясь к нему, прежде всего интересно рассмотреть движение безработицы.

Годы

Германия

Великобритания

Нидерланды

Дания

Норвегия

Швеция

На 100 организованных рабочих приходится безработных2

1913

1914

1915

1916

1917

1918

2,9

7,2

3,2

2,4

1,0

1,2

2,1

3,3

1,1

0,4

0,6

0,8

5,2

15,8

14,9

5,9

9,7

10,0

7,3

9,6

7,8

4,9

9,1

-

2,0

2,6

2,8

1,1

1,2

1,73

4,4

7,3

7,2

4,0

4,0

4,4

2 См. Statistisches Jahrbuch за 1919 г.

3 3а 8 месяцев.

Из приведенной таблицы ясно, что после временного, приходящегося на первые месяцы после начала войны, подъем безработицы (1914 г.) процент безработных резко пошел на убыль. Это особенно определенно проявилось в Германии, Великобритании, Норвегии и Швеции. Минимум приходится в этих странах на 1916-1917 гг. 1918 г. дает слабое повышение процента безработных. Несколько иное движение процента безработных в Нидерландах и Дании, где он начинает повышаться уже с 1917 г.

Показательным для рынка труда является и колебание кривой забастовок, которая характеризуется следующей таблицей4 .

115

Годы

Число бастовавших предприятий

Германия

Число забастовщиков

% забастовок, успеш. вполне или частично

Число бастовавших предприятий

Франция

Число забастовщиков

% забастовок успешных вполне или частично

в тыс.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

13.586

6.046

185

437

3.399

7.3961

311,0

95,1

12,9

124,2

651,5

1.304,21

59,0

55,1

44,5

65,4

68,8

66,72

.479

3.654

304

938

-

-

220,4

160,6

9,4

41,1

-

-

51,6

51,6

55,2

59,8

-

-

Годы

Великобритания

Нидерланды

Число забастовщиков

Число бастующих предприятий

Число забастовщиков

в тыс.

1913

1914

1915

1916

1917

1918

516,0

327,0

452,6

284,4

860,7

1.086,8

2.282

1.138

953

1.174

1.719

1.706

30,2

15,6

15,2

18,1

31,3

38,3

1 Экономические и политические стачки.

2 Процент успешных стачек относится только к экономическим стачкам. Об успехе политических стачек сведений не имеется.

Количество стачек и число забастовщиков резко упало с началом войны и под влиянием ее. Но с 1916-1917 гг. забастовочное движение оживает. Оживление забастовочного движения, как известно, является довольно постоянным спутником повышающейся конъюнктуры. Еще более показательным в этом отношении является успешность стачек. Данные по Германии и Франции показывают, что процент успешных забастовок с 1914-1915 гг. повышается. Исключительно сильный рост стачек в 1918 г. в Германии объясняется значительным числом стачек политического характера. Из общего числа бастовавших предприятий на долю политических стачек в 1918 г. в Германии приходится 6302, из общего числа бастовавших рабочих на долю бастовавших по политическим причинам приходится 925 тыс. человек. Иначе говоря, большая часть стачек в 1918 г. в Германии носит политический характер3 .

116

Можно было бы показать, что за время войны упало и число локаутов. Причем, в связи с повышающейся конъюнктурой до 1919 г. число локаутов не увеличивается1 .

34. Предыдущее изложение позволяет нам сделать несколько общих выводов.

Конъюнктуры мирового хозяйства, рассматриваемые с натуралистической точки зрения, представляются совершенно разнородными по различным группам стран. В странах, глубоко затронутых войной, они падают; в странах, мало затронутых войной и нейтральных, они, как правило, повышаются или по меньшей мере стационарны. По значительному количеству отраслей мировой хозяйственной жизни эти упадок и подъем балансируются, по некоторым дают прирост, по некоторым дефицит. Во всяком случае, нет оснований говорить о мировом хозяйственном оскудении в собственном смысле слова. Оскудение чувствуется и наблюдалось лишь в тех странах, которые зависели в сильной степени от импорта. Это оскудение наступает и обостряется здесь как под влиянием падения национальных производительных сил, так и под влиянием расстройства нормальных условий международной торговли.

Конъюнктуры, рассматриваемые с валеристической точки зрения, дают всюду сильное повышение. Это повышение обусловлено, во-первых, сильным военным спросом, местами при недостаточном предложении; во-вторых, инфляцией денежного обращения, понижением ценности денег, выражающемся в росте цен, и обесценением денег, нашедшем отражение в значительном лаже на золото и колебаниях вексельных курсов.

Повышательная тенденция конъюнктур является основанием и фактором интенсивной и рентабельной частно-хозяйственной предприимчивости. Спрос на капитал весьма напряжен, что отражается на повышении учетного и заемного процента. Сбыт товаров обеспечен и количество банкротств сильно упало. Собственно понизился процент безработных и повысился процент стачек и в частности успешных стачек.

Эти благоприятные с частно-хозяйственной точки зрения валеристические конъюнктурные условия таким образом в одних странах развертываются на фоне благоприятных и прогрессивных условий натуралистического народнохозяйственного порядка; в других они наблюдаются при падающем народном хозяйстве и естественно носят во многом характер

117

спекулятивной и порой азартной борьбы за перераспределение уменьшающегося национального дохода1 .

35. В заключение этой части нашей работы остановимся в двух словах на вопросе о тенденциях в распределении дохода за время войны.

Что касается этих тенденций в масштабах мирового хозяйства между странами, то они ясны сами собой из предыдущего. Ход конъюнктур приводил к обогащению нейтральных стран и особенно слабо затронутых войной заокеанских стран, как Соединенные Штаты, Япония, Канада, Австралия. Он приводил к сильному истощению европейских, особенно континеиталыю-европейских воевавших стран и к падению их покупательных сил. Мы достаточно осветили это положение уже в предшествующем изложении.

Что касается тенденций распределения дохода в рамках национальных единств, то на этом вопросе следует остановиться особо.

По-видимому, период войны, когда все валеристические показатели дают сильнейшее повышение, в общем был периодом прежде всего тенденций нормы прибыли к повышению. В этом отношении будет интересно остановиться хотя бы на следующих отрывочных данных, характеризующих эволюцию прибыли за время войны.

Годы2

Число банков

Капитал

Сумма дивидендов

Чистое сбережение

% отношение

дивидендов к капиталу

чистого сбережен, к капиталу

1913 к 1 июля

1914

1915

1916

1917

1918 к 30 июня

7.404

7.453

7.560

7.579

7.589

7.691

1.051.721

1.063.978

1.068.577

1.062.209

1.081.670

1.098.264

119.906

121.147

113.639

114.724

-

129.778

160.980

149.270

127.053

157.543

194.321

212.332

9,06

11,39

10,63

10,76

11,61

11,81

15,3

14,0

11,9

14,8

17,9

19,8

2 По данным Statistical abstract of the Un. St. за 1918.

Повышательная тенденция доходности капитала, начиная с 1914 г., из этой таблицы совершенно ясна.

Аналогичную картину находим мы и в промышленности.

Так, по данным угольного комиссара парламентской комиссии, доходы предпринимателей в угольной промышленности Англии представляются в следующем виде3 :

118

Прибыли и рента предпринимателей

Годы

Общая сумма, млн. ф.ст.

На тонну добытого угля

шилл.

пенсов

1909-13

1914

1915

1916

1917

1918 (январь-июнь)1

1918 (июль-сентябрь)1

19,1

21,5

27,4

43,8

33,7

26,0

48,0

1

1

2

3

2

2

4

2

5

½

1 По расчету на весь год.

Приведем также данные о чистых прибылях английских компаний, обязанных публичной отчетностью2 .

Годы

Число компаний

Чистая прибыль в тыс. ф.ст.

Прирост против предыдущего года в %

1915

1916

19163

19173

932

"

253

"

67.930

86.588

21.074

23.617

-

28,6

-

12,0

3 Только за первую четверть года.

Наконец, по Германии укажем, хотя бы на данные о доходности "Всеобщей Электрической Компании".

Годы

Основн. капитал

Чистый доход

Дивиденды, в %

В млн. марок

1914-15

1916-17

115

184

21,3

30,4

11,0

12,5

Итак, тенденция к повышению нормы прибыли предыдущими данными выявляется довольно определенно. Однако, нужно заметить, что в различных отраслях промышленно-экономической жизни она обнаруживается весьма неравномерно. Существует ряд отраслей промышленной и торговой жизни, где размеры чистых прибылей, наоборот, имеют тенденцию к сокращению. Например по некоторым "Investement Trust Companies" в Англии мы имеем следующую картину4 :

119

Компании

Чистый доход в тыс. ф.ст.

Дивиденды в %

1913 г.

1918 г.

1913 г.

1918 г.

Foreign and Colonial

Government stock and other securities

Metropolitan

Omnium

Premier

146

69

63

38

42

96

40

52

37

38

8

7

13

7

6

5

12

5

4

Изучение материалов приводит к заключению, что в наиболее благоприятном положении в каждой стране находились крупные предприятия в тех отраслях, рынок спроса на продукты которых был особенно настоятелен и емок.

В общем и целом в этом отношении особенно благоприятное положение занимают отрасли индустрии, тесно связанные с военным рынком. Сюда относится текстильная промышленность, металлургическая, угольная, химическая и др.1 . В различных странах относительная рентабельность этих отраслей, конечно, была различна. В основе этого лежало различие в движении цен, различие степени подъема цен на отдельные товары. На это различие мы уже указывали выше.

Но во всяком случае при таких условиях различия в движении прибылей отдельных отраслей хозяйственной жизни естественно, что довоенное соотношение между отдельными отраслями народнохозяйственной жизни в смысле их объема и мощи должно было с ходом войны изменяться и все более приспособляться к структуре рынка военного времени.

36. Посмотрим теперь, какую тенденцию имела другая важная категория доходов - заработная плата. По Германии мы имеем следующую картину.

Беря изменение заработной платы в горной промышленности и сопоставляя ее с изменением стоимости питания семьи из 4-х человек по данным Кальвера, мы получаем2 :

Даты

Средняя номинальная заработная плата

Стоимость питания семьи из 4 человек

Реальная заработная плата

в % к данным 1-й четверти 1914 г.

1 четв. 1915 г.

1 четв. 1916 г.

1 четв. 1917 г.

1 четв. 1918 г.

98,9

114,0

136,2

181,0

122,5

175,3

214,0

223,8

80,8

65,0

63,6

80,8

120

Иначе говоря, с самого начала войны номинальная заработная плата отстает от роста стоимости жизни. В силу этого реальная заработная плата падает. Падение ее особенно значительно во второй год войны. В дальнейшем она несколько поднимается, не достигая, однако, довоенного уровня. К тем же выводам приходит в общем в своих расчетах и известный д-р Кучинский1 .

По Англии к началу 1919г. в %% к довоенному времени мы имеем следующее изменение заработной платы и стоимости жизни2 .

Даты

Средняя номинальная заработная плата

Стоимость жизни (пища, одежда, жилище и т.д.)

Реальная заработная плата

Перед войной

Январь 1919 г.

100

206

100

220

100

93,6

Таким образом и в Англии реальная заработная плата понизилась, хотя, по-видимому, и менее значительно, чем в Германии.

Весьма интересны, далее, данные Japan Chronicle по Японии3 .

Даты

Номинальная заработная плата

Цены

Реальная заработная плата

в % к данным 1914 г.

1915 январь

1916 январь

1917 январь

1918 январь

99

104

112

132

102

144

153

215

97,0

72,2

72,9

61,4

Таким образом и по Японии реальная заработная плата за время войны упала и притом весьма значительно.

Обратимся к Соединенным Штатам Северной Америки.

Сопоставляя движение заработной платы по 70 основным профессиям рабочих и движение розничных цен на 22 пищевых продукта, мы получаем следующую картину движения реальной заработной платы в Соединенных Штатах4 .

121

Годы

Индексы недельн, Денеж. платы по 70 профессиям

Индексы различных цен на 22 пищевых продукта

Индексы реальной заработной платы

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100,0

10.1,6

102,3

106,7

111,7

127,3

100

98

100

107

151

158

100

104

102

98

74

81

Только в самом начале войны доходы рабочих реально повысились. Затем они непрерывно падают. Этого падения мы не видим лишь в последний год войны.

К сказанному нужно присоединить, что не только в различных странах различно движение реальной заработной платы, но оно различно в одной и той же стране по отраслям промышленности.

Так, например в Северных Американских Соединенных Штатах по некоторым отраслям промышленности мы имеем следующее движение реальной заработной платы за время войны1 .

Годы

Металлическая промышленность

Строительная промышленность

Полиграфическая промышленность (газетное дело)

1913

1914

1915

1916

1917

1918

100

112,7

101,3

97,8

77,4

95,9

100

103,8

102,2

95,6

72,3

75,9

100

102,9

100,9

93,1

68,9

69,6

Хотя за вторую половину войны реальная заработная плата и понизилась по всем взятым отраслям, но степень ее понижения совершенно различна. Наименее понизилась она у металлистов, наиболее у рабочих полиграфической промышленности.

Исходя из всего изложенного о тенденциях в области распределения дохода, мы приходим к таким выводам: в масштабах мирового хозяйства происходит обогащение одних стран при обнищании других. В пределах каждого национального хозяйства капиталистические доходы, по-видимому, имеют определенную тенденцию относительно повышаться, а заработная плата падать. Одновременно прибыли и заработные платы разных отраслей промышленности испытывают весьма различную судьбу.

122

1 Ср. Эли Гекшер. Экономика мировой войны. Петроград, 1917 г., стр. 8 и ел.

2 См. об этом хотя бы A. Marshall, Principles of Economics, London, 1890, book П. См. Otto Efferz - Arbeit und Boden. Berlin, 1889. 4. 1 и 2.

1 Ср., например "Опыт исчисления народного дохода 50 губерний Европейской России" под ред. С.И. Прокоповича. М., 1918 г., стр. 54-56, Правда, общее повышение или понижение цен с народнохозяйственной т. зр. может быть можно было бы рассматривать, как показатель колебания предельной полезности благ для всего народного хозяйства, если при этом исключить колебание ценности денег. Но это спорно в требует специального исследования. Не входя здесь в существо этого спорного вопроса, мы поэтому и говорим в тексте о натуралистической концепции учета осторожно указав, что она лишь ближе и точнее выражает изменение народного хозяйства как целого.

1 О связи некоторых отраслей народного хозяйства с поенным рынком см. некоторые данные в публицистических работах М.П. Павловича - Великие железнодорожные и морские пути будущего. Санкт-Петербург, 1918 г.; Его же - Милитаризм и маринизм и война 1914-1918 гг.

2 Конечно, классификация эта во многих отношениях условна.

1 См. С. During, - Великая война и естественное движение населения. Напечатано в Вестнике Статистики № 5-8 за 1920 г., стр. 28-30.

1 См. А. Финн-Енотаевский. - Современное положение миропого хозяйства. Петербург, 1920 г., стр. 1.

2 Döring, op. cit. 31-42, а также "Сборник статистических сведений о современном экономическом положении важнейших иностранных государств". Изд. Ц. Ст, Управления.

1 Op. cit. стр. 41.

2 См. Фиин-Енотаевский, op. cit., стр. 2.

3 Ibid. Стр. 42. Данные приблизительны, так как здесь нет достаточных данных об эмиграции и иммиграции. В особенности нужно отметить, что не учтена эмиграция из Соединенного Королевства. Более детальные, а также более поздние данные см. в "Сборнике статистических сведений о современном экономическом положении важнейших иностранных государств". Изд. Центр. Стат. Управления, Москва, 1922.

1 См. Сборник статистических сведений о современном экономическом положении важнейших иностранных государств. Изд. ЦСУ, стр. 10.

2 См. Финн-Енотаевский. Op. cit., стр. 2.

1 Пo данным, приведенным и сборнике статистических сведений об экономическом положении важнейших иностранных государств, изд. ЦСУ.

1 По данным Сборн. ЦСУ.

2 Ср. Эли Гекшер op. cit., стр. 12 и след. С.Н. Прокопович. Война и народное хозяйство. М., 1918, стр. 150 и след.

3 Ср. Гекшер. op. cit.

1 Разрушение капитала и территорий, например, в 10 северных департаментах Франции были чрезвычайно велики, Президент комитета разрушенных областей - A. Tardieu определяет их приблизительно так. Число коммун, полностью или частью разрушенных - 3720. Число домой, разрушенных совершенно - 319.269, частью - 313.675. Разрушено железнодорожной сети - 5.534 километра, каналов - 1596 километров, дорог - 39.000 километров, мостов, насыпей и т.п. - 4785 километров, разорено пашни 3,2 млн. гектаров; заведений и мастерских - 11.500. Было уведено скота около 2 млн. голов. Потоплено было французских судов вместимостью около 900с. тони

К этому надо прибавить, что разрушенные области производили 94% шерстяных продуктов, 90 льняных, 90 руды, 83% литейного железа, 70 сахара, 60 хлопчатобумажных продуктов, 55 угля, 45% электрической энергии. (См. Финн-Енотаевский. Op. cit. стр. 48).

3 Между прочим по Германии можно установить приблизительную цифру милитаризированных лошадей из следующих данных. В 1912 г, лошадей было 4.523 тыс., в 1914 г. (без призв. в армию) 3.435. Следовательно в армию было призвано в 1914 г. свыше 1.088 тыс. лошадей.

1 Ср. Сборник статистических сведений о современном экономическом положении важнейших иностранных государств. Изд. Ц. Ст. Упр. стр. 24-25.

2 Составл. по данным Statistiches jahrbuch fur das Deutsche Reich за 1919 г. территория Германии взята без Эльзас-Лотарингии.

2 По данным Anuuaire international de statistique agricole 1917 et. 1918. Rome 1920.

1 По данным Сборника стат. экой, сведений за 1915 г., Statistisches Jahrbuch за 1915 г. и Statesman's year-book за 1920 г.

1 По данным Annuaire International dc statistique agricole 1917 et 1918. Rome 1920,

1 По данным Римского сельскохозяйственного института. См. Annuairc Internal, dc statistique agricole. 1917-18.

2 По данным Statistical abstract of the Un. St. за 1918 г.

1 По данным Римского сельскохозяйственного института. Op. cit.

2 См. Statist за ноябрь и декабрь 1919 г.

1 По данным Annuaire internal, de statist, agricolc. за 1917-18 гг.

1 По данным Aimuaire international de statistique agricole 1917 et. 1918.

1 Составлено но данным Annuaire Internationale. 1917 и 1918 г. и Сборника ЦСУ, упом. выше. В некоторых немногих случаях, когда за 1918 г. не имелось по той или иной стране данных о площадях и сборах, брались данные за 1917 г. или 1919 г.

1 По данным Annuaire Internationale cle statistique agricolc 1917 et. 1918, стр. 172 и ел, В таблице учтена и составе мировой продукции и продукция России. Средние по пятилетиям для некоторых стран выведены на основании не полных пяти лет.

1 По данным Магдебург. Статист. Бюро и торгового дома Willot and Gray в Нью-Йорке. См. "Народное хозяйство" за 1915 г. и Бюллетень Берлинского представительства от 18 января 1921 г. Трости, сахар и общ. итог без Испании.

Значительное количество статистических материалов о мировой сахарной промышленности читатель может найти в "Вестнике сахарной промышленности" Державне Видовничество. Кыiв, 1921 г. 1-3.

Цифры, приведенные там, базированы в значительной мере как на первоисточнике на данных торг, дома Willot and Gray и в существе почти совпадают с приводимыми ниже. Из "Βiстника" в таблице нами заимствованы данные о 1916-1917 и 1917-1918 гг.

1 Statistischcs jnhrbuch за 1919 г.

1 Балл американского хлопка обычно ранен около 230 кг, или около 500 английских фунтов, ост-индского 180 кг или около 400 фунт., египетск. - 340 кг, или 750 фунтов, прочих стран - 135 кг., или 300 фунтов, См. Statistisches Jahrbuch за 1919 г. Internation. ubersicht, стр. 15.

1 См. "Народное Хозяйство" за 1915 г., стр. 127. Изд. Минфин.

2 По данным Annuaire Риского института за 1917 и 1918 г.

3 См, "Народное хозяйство" за 1915 г. и статью "Хлопчатобумажная промышленность после заключения мира" и Экономическом бюллетене берлинского представительства от 24 декабря 1920 г.

4 По данным International cotton statistics изд. International Federation of Master Cotton Spinners and Menufacturers, Associations. March oth 1921, Manchester.

1 "Народное хозяйство" в 1915 г., стр. 127.

1 См. Statesman's year-book за 1920 г.

2 См. Annuaire International 1917-1918 гг. Изд. римского с-х института, См. Α.Л. Рыбников "Промышленное льноводство, условия и формы его развитня", ст. в "Сборнике лекции", читан. на курсах по льняному делу. М., 1915.

3 По данным сборника статистико-эконоиомических сведений. Изд. Отдела Сельской Экономии Министерства Земледелия за 1915 г. и работы С.Н. Ироконовича, "Воина и народное хозяйство", стр.48.

2 По данным Annuaire International. Римского института. По Австрии цифры 1914-18 гг. выведена за неполное пятилетие.

3 См. Лазаркевич Н.А. Льняное дело в Западной Европе. Изд. центр, т-ва льноводов. Лондон. 1921. Стр. 225.

1 См. Ibid., стр. 217 и Вестник объединенного коопер. организ. в Лондоне. 1920.№ 11.

2 См. Лазаркевич Η.A., Op. cit., стр. 216.

3 По данным Statesman's year-book за 1920.

1 См. Лазаркевич Η.А., op. cit. 190 и стр. 229-230.

1 См. Народное хозяйство в 1916 г., вып. 1, Стр. 45.

1 См. "Народное хозяйство" в 1915 году, стр. 134-135.

2 Таблица составлена но изданию Supreme Economic Council: Monthly Bulletin of statistics/Vol. II. № 1.

1 См. Экон. Бюллет. Берл. предст. от 9 октября 1921 г. № 22. Заметим, что данные эти но сравнению с приведенными только что дают, как правило, более высокие цифры.

1 Поданным Каменноугольной промышленности России в 1911 г, вып. IV. Изд. Стат. Бюро Совета Съездов горнопром. юга России. Харьков, 1913 г. Приняты во внимание кам. уголь, антрацит, бурый голь, кокс, брикеты - все в переводе на каменный уголь.

1 Любопытно, в частности, отмстить рост добычи угля в Японии. В 1914 г. добыча каменного угля составляла 22,3 млн. тони, в 1917 - 26,5 млн. тонн, и 1918 - 28,2 млн. тонн. По данным Американского Геологического института. См. Экономический Бюллетень Берлинского представительства от 3 ноября 1920 г.

2 По тем же данным, что и таблица о продукции угля.

1 Поданным "Железн. Промышл. Южной России и 1912 г." Изд. Статист. Бюро Совета Съезда горнопромышленников Юга России. Харьков, 1913 г.

3 По данным Железн. промышл. Южной России 1912 г. Изд. Статист. Бюро Совета Съезда Горнопромышленников Юга России, Харьков, 1913 г. стр. XXI.

1 См. Statistical abstract of the Un. St. за 1918.

2 См. Statistischcs Jahrbuch für d. Deut. Reich за 1919. Inteniation. Ubersichten, стр. 21.

3 См. Нар. Хоз. за сентябрь 1919 г. № 8-9. По данн. Enginering and Mining Journal.

1 См. Нар. Хоз. за сентябрь 1918 г. № 8-9. Стр. 27.

1 См. Нар. хоз. за сентябрь 1918 г. № 8-9, стр. 31.

2 См. Сборник статнстпчсск. соедси. об экономим, положении важнейших иностранных госуд. Изд. ЦСУ, стр. 28-29.

3 По данным, привод. Deutsche Allg. Ztg. от 15 июля 1920 г. См. так же A. Султан-Заде. Кризис мирового хозяйства и новая военная гроза. Госуд. изд. 1920 г., стр. 15. См. также некоторые указания в Экономич. Бюллет. Берлинск. представ. от 16 сентября 1920 г. № 3. Заметка: Мировой торговый флот до и после войны.

1 По данным Annuairc Internationale dc statisliquc agricole, 1917 et 1918.

1 По данным Aunuaire Internationale de statistique agricole, 1917 et 1918,

2 Ср. В. Дитякин. Мпроиая торговля в эпоху великого экономического кризиса 1917-21 гг. Казань, 1921, стр. 9.

3 Op. cit., стр. 5.

4 По дани. Monthly Bulletin of statistics и The Statesman's year-book, 1920.

1 По данным Monthly Bulletin of Statistics. Vol. II. № 1. 1920-1921 изд. Supremo Economic Council. О внешней торговле Германии за эти годы, естественно, мы здесь не говорим.

1 Совершенно аналогичную картину видим мы в большинстве центральных внеевропейских стран, особенно в странах молодых и колониальных, как Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай, Чили, Колумбия, См. Эконом. Положение Южн. Америки в 1919 г. в Бюллет. белни. прсдст. от 18 января 1921 г. № 16. См. также бюлл. от 19 октября 1920 г. №7.

2 О соперничестве Англии и Соединенных Штатов, см. Я.М. Букшпан. - Англо-американское соперничество и Европейские дела. В сборнике "Международные проблемы". М., 1922. Об усилении Японии см. некоторые данные в работе А. Деманжон. - Экономический упадок Европы. М. 1922. Изд. Версг.

3 По Statistical abstract of the Un. St. за 1918.

4 По дайн. Wirtschaftliche Nachrichten от 15 апреля 1918.

5 См. Economist от 15 января 1921 г.

1 См. Фиип-Епотаеиский op. cit, стр. 1 и 2.

2 См. Гельфермх. Развитие народи, хозяйства Германии. М. 1920, стр. 79-80,

3 По данным Statistisches Jahrbuch fur das Deutsche Reich за 1919 г.

2 По данным предыдущей таблицы и статьи Sp. в Вестнике Нар. Ком. Ви. Торг, № 4-5. "Положение германских финансов".

1 Statesman's year-book па 1920 г.

2 Statesman's year-book за 1915 и 1920 г.

3 См. Экон. Бюллет. Берлинск. предст. от 9 февраля 1921 г. № 18.

1 Statistisches Jahrbuch за 1919.

1 См. Дж.М. Кейнс. Экономические последствия версальского мирного договора. М, 1922 г. Стр. 125; см. также 3. Каценеленбаум. Финансовое положение Европы. Вести. Народи. Комисс. Висит. Торговли. 1921. № 1. Стр. 15.

4 По данным Economist'a от 17 января 1920 г. См. Народное хозяйство, 1920. № 13-14. Национ. денежн. единицы переведены в фунты стерлингов по довоенному курсу.

1 Timaes № от 28 января 1921 г, Приложения. 1 унция золота приравнена 84 шиллингам 11¾ пенса.

1 В основу положены: для Англии - данные Economist'a, для Франции Statistique generate de la France, для Италии - данные prof. Ricardo Bachi, для С. Америки - индекс Bradstreet'a, для Японии - индекс Токийского Bank of Japon, для Швеции - индексы газеты Svcnsk Handelstidning и для Канады - индекс официальной статистики.

1 р. Fr. Eulenburg, Die Preisrevolution seit dem Kriege, Jahrbucher für Nationalokonomie und Statistik III-te Folge 60 b. 1920.

1 См. подробнее и цифры и статье "Жидкое топливо". Эконом. Бюллетень Берлинск. представительства от 17 декабря 1920 г. № 13.

2 По данным Statistischcs Jahrbuch за 1919 г. и the Economist, различные номера.

2 Ср. Мануйлов Α.A. Учение о деньгах. М., 1918, стр. 83 и cл. Витгерс. Денежный рынок, Одесса, 1914 г., стр. 163-185 и др. работы.

3 Ср. Туган-Барановский. Промышленные периодические кризисы. Изд. 3, passim Лескюр. Общие и периодические промышленные кризисы, 1908.

4 Ср. Туган-Барановский М.И. Бумажные деньги и металл. Петроград, 1917 г., гл. V и VI. Мануилон, op. cit.

5 Вопрос о вексельных курсах и колебании ценности валют различных стран за время войны и после нее подвергся исследованию в работах различных авторов. Огромное значение для уровня вексельных курсов степени инфляции, степени обесценения бумажных денег па внутреннем рынке было выдвинуло проф. Д. Касселем. См. его - Deutschlancls wirtschaftliche Widerstandskraft. Berlin. 1916. Значение того же фактора признает и Лифман. См. его - Die Gelclvermehrung im Weltkriege, Stuttgart. 1918. Гораздо более осторожно и в качестве лишь вторичного фактора признает его и К. Диль. См. его Золото и валюта. Петербург, 1918 г.

1 См. Боголенов М.И. Европа после войны. С.-Петерб. 1921.

1 См. Диль К. Золото и валюта. С. 54-55.

1 По данным Statistisches Jahrbuch за 1919 г.

1 Возможно, что под влиянием скопления свободного бумажного денежного капитала. Ср. Вопросы денежного обращения. Петр. 1914, стр. 200-223.

1 См. Султан-Заде, op. cit.

4 По данным Statistisches Jahrbuch.

3 См. Сборник статистических сведений об экономическом положении важнейших иностранных государств. Изд. ЦСУ, стр. 32-33.

1 См. Сборник статистических сведений об экономическом положении важнейших иностранных государств. Изд. ЦСУ, стр. 32-33.

1 Ср. Финн-Енотаевский, op. cit. стр. 12 и сл.

3 См. Экономим. Бюллетень Берлинск. представ, от 9 апреля 1921 г.

2 The Economist april 1917. Сюда не входят компании в области горного, железнодорожного, страхового и банковского деда.

4 См, The Economist, от 30 апреля 1921 г.

1 См. отчетные данные, публикуемые в Economist'e и Statist'e за 1914-18 гг,

2 По данным Verband der Bergarbeiter Deutschland, Jahrbuch 1920.

1 См. Смолянский Г. Заработная плата и дороговизна жизни, Статья в сборн. Мировое наступление капитала. С. 97.

2 По данным Manchester Guardian Commercial от 20 апреля 1922 г. Der Wiederaufban in Europa. Erste Nummer. Seite 59. Заработная плата взята по 7 важнейшим профессиям.

3 См. Смолянски и, ор. сit. С. 95-96.

4 По данным Statistical abstract of the Un. St. 1919 г, См. также С.A. Фалькнeр. "Мировое движение заработной платы". Статья в материалах по статистике труда. Вып. 11. 1920 г. Изд. Всеросс. Центр. Сов. профсоюзов.

1 По тем же данным, которые указаны в примечании 4-м ла стр, 74.

Глава II

СОСТОЯНИЕ И КОНЪЮНКТУРЫ

МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА ПОСЛЕ

ВОЙНЫ ДО МИРОВОГО КРИЗИСА

1. Война фактически прекратилась в конце 1918 г.

Окончание войны с экономической точки зрения было, конечно, грандиозным событием. Те факторы, которые в силу войны взаимодействовали на мировое хозяйство и о которых мы говорили раньше, частью исчезают, частью быстро ослабевают. Начинается демобилизация, приток рабочих сил к хозяйству; исчезает или сильно сжимается военный рынок; открываются постепенно государственные границы и т.д. Начинают ослабевать и отпадать регулирующие мероприятия государства, запреты, нормировки и т.п. стеснения частно-хозяйственной свободы1 ,

За длительное время войны мировое и национальные хозяйства, как мы видели, глубоко изменились, приспособились к новой обстановке, созданной войной. Поэтому, так же как в свое время начало войны, ее окончание, вновь видоизменяя условия и обстановку, должно было внести некоторое замешательство и расстройство в мировое хозяйство. Это замешательство и было внесено. Но мировое хозяйство вступило в полосу подлинного экономического кризиса, как мы увидим дальше, не тотчас после прекращения войны. После окончания войны оно испытало лишь некоторую депрессию, которая была кратковременна, затронула заметно валеристические показатели, в частности цены, и лишь некоторые наиболее подвижные натуралистические элементы хозяйства, например, уровень безработицы. Это замешательство в значительной мере подобно тому кратковременному замешательству, которое мы наблюдали в первые месяцы войны. Глубокий же перелом конъюнктур и кризис мировое хозяйство пережило спустя более чем полтора года после окончания войны. В последующем изложении нам и предстоит прежде всего подойти к выяснению хода мировых экономических конъюнктур до кризиса. В ходе этого изложения удастся уяснить, подготовить также почву для уяснения природы и роли этого кризиса.

123

При изложении мы сохраним тот же план, что и в первой части и начнем анализ со скотоводства.

2. Состояние и движение скотоводства в послевоенный период по некоторым важнейшим странам разных групп и типов характеризуется следующими данными:

Годы

Лошади

Крупный рогатый скот

Овцы

Свиньи

В тыс. голов

Германия1

1918 на 1 марта

1919

1920

1920 на 1 июля

2.929

3.761

3.523

3.503

16.803

17.056

16.445

16.996

5.476

6.083

6.242

7.037

9.623

7.372

9.430

11.690

в относительных к 1918 г.

1919

1920

1920 на 1 июля

128,4

120,3

119,6

101,5

97,9

101,1

111,1

114,2

128,5

76,6

98,0

121,5

в тыс. голов

Франция2

1918

1919

1920

2.239

2.413

2.635

12.251

12.374

13.217

9.061

8.991

4.377

4.080

4.942

-

в относительных к 1918 г.

1919

1920

107,0

117,8

101,7

07,6

99,3

-

93,2

112,9

в тыс. голов

Соединенное Королевство3

1918

1919

1920

2.213

1.915

1.885

12.311

12.491

11.770

27.063

25.119

23.407

2.809

2.925

3.113

в относительных к 1918 г.

1919

1920

86,5

85,2

101,5

95,6

92,8

86,5

104,1

110,8

в тыс. голов

Соединенные Штаты4

1918

1919

1920

1919

1920

21.555

21.482

21.109

99,7

97,9

67.422

68.560

68.132

101,7

101,1

48.603

48.866

48.615

100,5

100,0

70.978

74.584

72.909

105,1

102,7

1 По официальным данным без Эльзас-Лотарингии.

2 См. Сборник ЦСУ, стр. 25.

3 Поданным Statesman's year-book за 1920 г.

4 По официальным сведениям. См. Бюллетень Берлинск. представ, от 19 октября 1920 г.

124

Годы

Лошади

Крупный рогатый скот

Овцы

Свиньи

в тыс. голов

Дания1

1918 в июле

1919

1920

545

556

563

2.124

2.188

2.286

470

509

504

621

716

1.007

в относительных к 1918 г.

1919

1920

102,0

103,3

103,0

107,6

108,3

107,2

115,3

162,1

1 См. сборник ЦСУ.

Из приведенных данных видно, что в Германии с 1919 г. начался прирост лошадей, овец и в очень слабой степени крупнорогатого скота. Свиноводство в 1919 г. продолжает разрушаться. В 1920 г. замечается некоторая убыль лошадей. Крупнорогатое скотоводство деградирует на 2,1%, хотя июльская цифра его дает уже некоторое повышение даже сверх уровня 1918 г. Заметим при этом, что Германия была обязана поставить Антанте между прочим и 800 тыс. голов крупиорогатого скота. По 1 июня 1920 г. она поставила его 84 тыс, голов2 . Овцеводство в 1920 г. продолжает расти. Но особенно сильный прирост обнаруживает свиноводство. Оно далеко превосходит цифру 1918 г. и этот прирост нельзя объяснить сезоном регистрации.

В общем, после войны скотоводство Германии несомненно обнаруживает тенденцию возрождения. Оно не достигло уровня 1913 г, в отношении крупнорогатого скотоводства и свиноводства. В отношении коневодства и овцеводства, которые сильно возросли, довоенный уровень уже достигнут и даже превзойден,

Тенденцию возрождения еще более наглядно обнаруживает скотоводство Франции но всем отраслям за исключением овцеводства, по которому, впрочем, у нас нет данных за 1920 г. Но оно еще не достигло довоенной нормы.

Скотоводство Англии, давшее за время войны прирост лошадей и крупного скота при упадке овцеводства и свиноводства, теперь обнаруживает упадок коневодства, дальнейший упадок овцеводства и в 1920 г. крупнорогатого скотоводства. Наоборот, свиньи дают сильный прирост и число их приближается к довоенному. Близко к довоенному и количество крупнорогатого скота.

125

Скотоводство Соединенных Штатов после войны обнаруживает легкое сокращение лошадей и лишь замедление темпа прироста в других отраслях.

Скотоводство Дании представляет яркую картину возрождения, особенно наиболее сильно пострадавшей отрасли - свиноводства. Скотоводство Дании быстро идет к довоенному уровню.

В итоге, мы можем сказать, что скотоводство в странах, где оно подверглось сильному военному потрясению, как Германия, Франция, Дания, обнаруживает признаки возрождения; в странах, где, как в Англии, оно подверглось меньшему сокращению, судьбы различных отраслей скотоводства различны; в странах заокеанских мы наблюдаем лишь замедление темпа прироста скота. Однако общий мировой количественный уровень скота стоит пока, безусловно, ниже довоенного. Исключением является может быть лишь крупнорогатое скотоводство.

3. Чтобы в заключение дать общую картину положения мирового скотоводства после войны по сравнению с довоенным и тем подкрепить наши последние обобщения, приведем следующую итоговую таблицу.

Состояние мирового скотоводства до и после войны1

1 См. "Новый мир" № 108 от 1921 г. Данные довоенные относятся но взятым странам к годам, близким к 1913 г.; послевоенные к 1918-1920 гг.

2 Сюда вошли: Англия, Франция, Италия, Бельгия, Германия, Австрия, Румыния.

3 Сюда вошли: Испания, Португалия, которая фактически не принимала участия в войне, Швейцария, Голландия, Дания, Норвегия, Швеция.

126

1 Cюда вошли: Канада, Соединенные Штаты, Аргентина, Бразилия, Уругвай, Индия, Япония, Южная Африка, Новая Зеландия.

Таким образом, в мировом масштабе наблюдается прирост лишь круппорогатого скота. Овцеводство и особенно свиноводство дают убыль. Общий и сильный упадок скотоводства наблюдается в Европейских воевавших странах. Частичный упадок (крупнорогатое скотоводство и свиноводство) и частичный прирост (овцеводство) - в нейтрально-европейских странах. Общий подъем - в заокеанских странах.

4. Охарактеризуем теперь хлебную продукцию. В этих целях приведем прежде следующую общую таблицу:

Страны

Годы

Пшеница

Рожь

Ячмень

Овес

Итого зерновых

Картофель

Посевная площадь и тыс. гектаров

Германия2

1918

1919

1920

1.435

1.299

1.381

5.746

4.403

4.325

1.365

1.126

1.198

3.266

2.993

3.244

11.812

9.821

10.148

2.727

2.182

2.460

В относительных данных к 1918 г.

1919

1920

90,5

96,2

76,6

75,3

82,5

87,8

91,6

99,3

83,1

85,9

80,0

90,2

2 По данным римского с-х института. См. Annuairc Internationale do statisique agricol. 1917 et 1918 гг. и Bulletin de statistique agricole et commerciale за 1920 и 1921 гг. В 1918 г. Германия взята без Эльзас-Лотарингии, в 1919-1920 гг. в новых границах. Следовательно, данные 1919-1920 гг. относятся к несколько меньшей территории, чем данные 1918 г. Это необходимо иметь в виду при анализе таблицы. О хлебной продукции Германии см. также данные Германского Государственного Статистического Бюро в Бюллетене Берлинского представительства от 20 ноября 1920 г.

127

Страны

Годы

Пшеница

Рожь

Ячмень

Овес

Итого зерновых

Картофель

Сбор в тысячах квинталов

1918

1919

1920

24.384

21.691

22.550

80.091

60.994

49.718

20.646

16.699

17.997

46.807

44.936

48.701

171.928

144.320

138.996

294.697

214.790

282.488

Посевная площадь в тыс. гектаров

Франция1

1918

1919

1920

4.390

4.604

4.854

702

772

809

549

561

605

2.688

2.855

3.264

8.329

8.792

9.532

1.383

1.256

1.352

В относительных к 1918 г.

1919

1920

104,9

110,6

110,0

115,2

102,2

110,2

106,2

121,4

105,5

114,4

90,8

97,8

Сбор и тысячах квинталов

1918

1919

1920

61.435

49.654

62.706

7.591

7.299

8.427

5.982

5.000

7.707

25.620

24.936

42.228

100.628

86.889

121.068

62.170

77.306

103.156

Посевная площадь в тыс. акров

Соединенное Королевство2

1918

1919

1920

2.793

2.371

1.979

-

-

-

1.839

1.870

2.048

5.604

5.124

4.628

10.236

9.365

8.655

1.505

1.220

1.292

В относительных к 1918 г.

1919

1920

84,9

70,8

-

-

101,7

111,3

91,4

82,6

91,5

84,5

81,1

85,8

Сбор в тыс. квинталов

1918

1919

1920

25.350

18.867

15.485

-

-

-

14.101

13.087

14.900

44.149

36.081

32.017

81.590

68.035

62.402

93.703

64.129

64.620

Посевная площадь в тыс.. гектаров

Дания3

1918

1919

1920

60

68

63

191

201

198

24

23

23

159

158

159

434

450

443

180

180

170

В относительных к 1918 г.

1919

1920

113,3

105,0

105,4

103,6

95,6

95,6

99,4

100,0

103,7

102,1

100,0

98,4

Сбор в тыс. квинталов

1918

1919

1920

1.455

1.568

1.817

3.258

3.681

3.613

5.72

5.17

6.20

3.018

2.999 3.525

8.303

8.765

9.575

29.843

28.663

24.849

1 По данным Римского института. За 1919-1920 гг. приняты во внимание и северные департаменты Франции.

2 Statesman's year-book за 1920 г. Римского с.-х. инстит., op. cit.

3 По данным Римского института, указ. выше.

128

Страны

Годы

Пшеница

Рожь

Ячмень

Овес

Кукуруза

Итого зерновых

Картофель

Посевная площадь в млн. акров

Соединенные Штаты1

1918

1919

1920

59,18

73,23

57,41

6,18

7,42

5,04

9,67

7,06

8,08

44,40

42,40

43,32

107,50

102,07

104,60

226,93

232,68

218,45

4.209

3.520

3.927

В относительных к 1918 г.

1919

1920

123,7

97,1

120,1

81,6

73,0

83,6

95,5

97,6

94,9

97,3

102,3

96,3

83,6

93,3

Сбор в млн. бушелей

1918

1919

1920

921

941

790

91

88

69

256

166

202

1.538

1.248

1.524

2.503

2.917

3.232

5.309

5.360

5.817

108.8932

96.827

117.153

1 По официальным данным. См. указ, изд. Римского с.-х. института См. Эконом. Бюллет. Берлинск. представит, от 18 января 1921 г. № 16.

2 Картофель и тыс. квинталов. См. Сборник ЦСУ, стр. 20-21.

Из приведенных данных по сильно потрясенным войной странам, как Германия и Франция, после войны обнаруживается явственно возрождение полеводства.

В Германии этот процесс возрождения в приведенных цифрах несколько скрывается и уменьшается тем обстоятельством, что в 1919 и 1920 гг. страна взята в меньшем объеме (см. примечание на предыдущей странице), тем не менее и по приведенным цифрам посевная площадь почти всех культур, за исключением ржи, достигнув своего минимума в 1919 г., в 1920 г. расширяется, что является, несомненно, показателем начавшегося возрождения вообще сельского хозяйства страны. Увеличиваются в 1920 г. и сборы хлебов Германии за исключением культуры ржи.

Во Франции посевные площади всех культур дают сильное расширение уже с 1919 г. Этот процесс несколько усиливается в цифрах благодаря включению в подсчет с 1919 г. площадей северных департаментов. Однако этим процесс лишь ускоряется, а не создается. В последнем легко убедиться, сравнив данные 1919 и 1920 гг. Территория страны за оба последние года одинакова, однако 1920 г. дает значительный прирост площадей посева. Сбор хлебов во Франции также быстро возрастает.

Посевная площадь Соединенного Королевства почти по всем культурам сокращается. Но как мы знаем, она сильно возросла на время войны. Этот рост был порождением войны и был ненормальным явлением в эволюции сельского хозяйства

129

Англии. По окончании войны отпали мотивы, которые форсировали посевы, необеспеченной в продовольственном отношении собственным производством Англии. Поэтому сокращение посевов в Англии и тенденция их к довоенному уровню является показателем, что мировой рынок хлебов начинает функционировать все более достаточно планомерно. Однако, посевы Англии пока стоят выше довоенных. Сбор хлебов в Англии соответственно с посевами также понижается.

Из нейтральных Европейских стран мы взяли здесь Голландию. Из приведенной таблицы видно, что ее посевные площади не обнаруживают существенных изменений. Сборы хлебов Голландии имеют тенденцию увеличиваться.

В Соединенных Штатах, которые представляют здесь тип стран, развившихся за время войны, посевные площади, чрезвычайно выросшие в течение войны и продолжавшие весьма сильно возрастать даже в 1919 г., в 1920 г. обнаруживают некоторое сокращение. Впрочем, это сокращение происходит исключительно за счет пшеницы и ржи, посевы которых в 1919 г. достигли небывало высоких размеров. Для такого расширения продовольственных культур было основание в нараставшем за время войны напряженном состоянии мировых рынков предметов продовольствия. Теперь этот стимул расширения посевов, очевидно, понижается; понижаются и посевы упомянутых хлебов: в силу вступает конкуренция на мировом хлебном рынке. Остальные культуры в 1920 г. расширяются по сравнению с 1919 г. Однако, общий сбор хлебов в Америке непрерывно растет, что стоит в связи с относительно хорошими урожаями последних лет.

Таким образом, взятые нами страны своей динамикой сельского хозяйства показывают, что каждая страна по-своему находится в полосе ликвидации последствий войны, что па этой динамике сказывается влияние крепнущего мирового хлебного рынка и мировой конкуренции. В каком же состоянии находится мировой хлебный рынок в целом? На этот вопрос не отвечают, а лишь наводят на него, данные по отдельным взятым нами странам.

5. Чтобы представить себе состояние производства хлебов в действительно мировых масштабах, приведем следующие интересные общие данные1 .

130

1 Без России, Полыни и Греции.

131

Отсюда видно, что за время войны сократили продукции хлебов лишь воевавшие страны Европы. Продукция нейтраль но-европейских стран незначительно возросла, а продукции внеевропейских стран возросла весьма сильно. В мировых маc штабах хлебная продукция в среднем стоит на довоенном уровне. Сократилась продукция лишь ржи, как культуры преимущественно европейской, несколько сократилась продукция ячменя и пшеницы; выросла продукция овса и кукурузы. Сделанны) вывод не дает оснований утверждать, что человечество снабжено хлебом теперь лучше или даже в той же мере, что и до войны Но он позволяет утверждать, что производительные силы мирового сельского хозяйства после военного упадка быстро восстанавливаются. Это положение станет особенно очевидным, если мы примем во внимание следующие дополнительные данные.

Приведенная таблица дала нам весьма интересную картин; состояния мирового сельского хозяйства, но она еще не дает достаточного представления о характере военной и послевоенной динамики его, так как сопоставляет 1920 г. просто с довоенной средней за 1909-13 гг. Чтобы восполнить этот пробел подкрепить и обобщить наши выводы, полученные выше о анализа отдельных стран и всего мирового сельского хозяйства возьмем еще следующие данные1 .

132

Мировое хозяйство хлебов в млн. тонн

С.-х. годы

Пшеницы

Ржи

Ячменя

Овса

Кукурузы1

Всего

в среднем за

1914-19

1919-20

1920-21

72,7

69,4

72,1

13,7

12,2

10,7

18,5

15,8

17,9

45,8

40,7

48,9

77,8

79,7

88,5

228,5

217,8

238,1

1 Северное полушарие.

Отсюда ясно, что начиная с 1919 г. мы имеем несомненный подъем хлебной продукции по сравнению с военным периодом. Продукция 1920-1921 сельскохозяйственного года по всем хлебам превосходит не только продукцию 1919-20 сельскохозяйственного года, но и средн. за 1914-19 гг. Особенный рост дает кукуруза и овес. Медленнее поднимается пшеница и ячмень. Только рожь сокращается в размерах производства.

6. В заключение анализа хлебной продукции следует указать, что, благодаря колоссальному подъему сельского хозяйства во внеевропейских странах, несмотря на выпадение такого серьезного поставщика хлебных продуктов на мировом рынке, как Россия, возможность сведения мирового баланса производства-потребления хлебов представляется почти достигнутой, если уже не достигнутой. Так в 1919-20 гг. избытки ржи и пшеницы в производящих странах определялись в 20.290 тыс. т, недостатки в странах потребления в 20.200 тыс. т2 . В 1921 г. европейские государства должны были ввезти около 20 млн. т пшеницы и это количество могло быть вполне покрыто ресурсами производящих стран3 . Причем, размеры ресурсов пшеницы производящих стран в 1920-21 гг. уже значительно больше, чем в 1919-1920 гг. Римский Сельскохозяйственный институт определяет их в 18,5 млн. т для 1919-20 гг. и в 19,5 млн. т для 1920-21 гг.4 Некоторым показателем увеличивающегося расширения мирового предложения хлеба могло бы служить еще и то, что такие крупные производящие страны, как Соединенные Штаты, за последние годы располагают все большими и большими запасами хлеба.

Это обстоятельство чрезвычайно важно для уяснения последующего изложения и потому его необходимо отметить особо. Вот цифры, подтверждающие эту мысль.

133

Таким образом, для пшеницы и кукурузы мы имеем непрерывное нарастание запасов, для ячменя и овса с понижением лишь в 1920 г. В 1920-21 гг. значительное возрастание запасов должна дать также Канада, в силу небывалого по размерам урожая там1 .

7. В послевоенный период остановилось, наконец, и падение продукции сахара, наблюдавшееся, как мы помним, во время войны и началось ее расширение. Цифры рисуют следующую картину2 .

Максимум упадка добычи сахарного сырья и выработки сахара приходится на 1919-20 гг. После этого начинается их сильный подъем и продукция приближается к довоенной, которая для 1913-14 гг. определялась в 18,70 млн. т. Причем, увеличивается производство как тростникового, так и свекловичного сахара. Главной страной, производящей последний, как мы знаем, является Германия. Посевы сахарной свеклы в ней, упавшие в 1919 г. до 301 тыс. гектаров, в 1920 г. уже поднялись до 453 тыс. гектаров3 . Таким образом ясно, что с 1919 г. начинается ослабление того напряженного состояния недопроизводства, которое создалось за время войны на мировом сахарном рынке.

134

8. Сбор хлопка в послевоенный период характеризуется следующими данными.

Годы

Соединенные Штаты1

Индия2

Египет3

Посевная площадь а тыс. акр.

Сбор в тыс. бал

Посевная площадь в тыс. акр.

Сбор в тыс. бал

Посевная площадь в тыс. акр.

Сбор в тыс. бал

1918-19

1919-20

1920-21

36.008

33.344

35.654

12.041

11.030

12.987

21.038

23.063

19.704

3.180

4.676

2.897

1.365

1.635

1.894

960

1.104

1.196

По всем трем странам

Годы

Посевная площадь

Сбор

в тыс. акров

а % к 1918-19

в тыс. балл.

в % к 1918-19

1918-19

1919-20

1920-21

58.411

58.042

57.252

100,0

99,3

98,0

16.181

16.806

17.080

100,0

103,9

105,5

1 Пο данным Statesman's year-book за 1920 г., International Cotton Statistics, March 1921. стр. 8 и Economist'a от 18 декабря 1920 г.

2 По данным Economist'a от 15 января 1921 г.

3 См. Сборник статистических сисденпй об экономическом положении важнейшиx иностранных государств. Изд. ЦСУ.

Отсюда ясно, что продукция хлопка в мировом масштабе по окончании войны возрастает, хотя посевные площади и сократились на 2%. Продукция хлопка по странам изменяется так: в Соединенных Штатах она дает некоторое понижение в 1919-20 гг., но в следующем году она значительно поднимается; в Индии, после колоссального сбора в 1919-20 гг. она сильно упала в 1920-21 гг.; в Египте продукция год за годом увеличивается. Однако, несмотря на увеличение мировой продукции хлопка после войны, она еще не достигла довоенного уровня, который в 1913-14 г. для тех же трех стран равнялся 22.180 тыс. балл.

Однако, наряду с увеличением сбора по окончании войны должны были довольно резко сокращаться прежние напряженные потребности в хлопке и хлопковых изделиях на мировом рынке, благодаря прекращению войны и роспуску армий. В связи с этим мы наблюдаем тенденцию к увеличению запасов хлопка на рынках и к повышению предложения хлопка. Это прежде всего можно проследить на Соединенных Штатах Америки, о преобладающей роли которых на мировом хлопковом рынке мы уже достаточно говорили выше.

135

Наличие хлопка, его распределение и запасы к концу сезона в Соединенных Штатах характеризуются следующими интересными данными1 .

Сельскохозяйственные годы

Наличие хлопка

Распределение хлопка

Сезоны с 31 августа по 31 января

Запасы к началу сезона

Сбор

Итого

Считая и импорт

Экспорт в течение сезона

Потребление в течение сезона

Итого

Остается к концу сезона

в тыс. баллов

1917-18

1918-19

1919-20

1920-21

2.720

3.450

4.287

3.563

11.248

11.906

11.326

12.987

13.968

15.356

15.613

16.550

14.056

15.423

15.921

16.678

2.689

2.572

3.776

3.021

3.308

2.951

3.139

2.334

5.996

5.522

6.915

5.354

8.059

9.906

9.006

11.324

Из этой таблицы ясно видно, что каждый послевоенный год начинается все с большей и большей наличностью хлопка. Соответственно, начиная с 1918-19 гг. экспорт поднимается. Внутреннее потребление хлопка, несколько упавшее сейчас же после войны в 1918-19 гг., вновь поднимается в 1919-20 гг. Мы видим также, что остатки к концу сезона в послевоенный период сильно превосходят таковые в военное время. Два последние года и цифры остатков хлопка по ним требуют особых пояснений. 1920-21 гг. - год мирового экономического кризиса, который глубоко затронул и потряс текстильную промышленность (см. ниже III главу). Год перед кризисом - 1919-20 гг., наоборот, - год подъема. Вот почему следующий после него 1920-21 гг. начинается с несколько понизившимся запасом хлопка. Но благодаря повышенному урожаю, благодаря кризису и сокращению внутреннего потребления и экспорта сезон 1920-21 гг. кончается с небывало большими остатками запасов в 11.324 тыс. балл.

Если теперь мы возьмем данные о видимых запасах хлопка в мировом масштабе, то получим с экономической точки зрения еще более яркую картину2 .

136

Даты

Видимые запасы хлопка

Америк.

Египетск.

Индийск.

Прочего

Всего

в тыс. баллов

1 февраля 1918

7 февраля 1919

8 февраля 1 920

3.337

3.743

4.797

488

487

420

151

87

168

79

132

151

4.055

4.499

5.537

Отсюда ясно, что снабжеиность рынка хлопком после войны быстро поднималась и 1920 г. начинается при весьма крупных видимых запасах хлопка на рынке.

Чтобы еще несколько глубже проникнуть в состояние хлопкового рынка и одновременно осветить положение хлопчатобумажной промышленности, приведем следующие данные, хотя бы по главнейшим странам, о количестве веретен, запасов хлопка на фабриках и переработанного хлопка до войны и в 1920 г.1 .

Страны

Даты

Количество веретен в тыс.

Размеры запасов хлопка у прядильщиков, о предприятиях которых получены сведения в тыс. балл.

Количество переработанного хлопка за год, в тыс. бал.

Всего

О которых получены сведения

Германия

31 августа 1913 г.

31 июня 1920 г.

11.186

9.400

11.022

5.231

284

149

1.702

485

Франция

1 марта 1914 г.

1 февраля 1920 г.

7.400

9.400

7.240

5.365

224

95

987

630

Италия

1 марта 1914 г.

1 февраля 1920 г.

4.600

4.775

3.881

4.184

180

173

744

671

Бельгия

1 марта 1914 г.

1 февраля 1920 г.

1.518

1 .538

1.518

1.310

73

38

257

235

Великобритания

1 марта 1914 г.

1 февраля 1920 г.

55.971

57.332

50.569

51.441

465

455

3.725

3.185

Швеция

1 марта 1914 г.

1 февраля 1920 г.

550

650

380

453

22

21

82

71

Голландия

1 марта 1914 г.

1 февраля 1920 г.

500

547

500

542

16

29

85

108

Индия

1 марта 1914 г.

1 февраля 1920 г.

6.397

6.690

5.132

5.147

410

575

1.698

1.695

Канада

1 марта 1914 г.

1 февраля 1920 г.

860

1.168

855

935

48

58

108

118

137

Страны

Даты

Количество веретен в тыс.

Размеры запасов хлопка у прядильщиков, о предприятиях которых получены сведения в тыс. балл.

Количество переработанного хлопка за год, в тыс. бал.

Всего

о которых получены сведения

Япония

Соединенные

Штаты

По всем странам

1 марта 1914 г.

1 февраля 1920 г.

1 марта 1914 г.

1 февраля 1919 г.

1 февраля 1920 г.

19141 г.

1920 г.

2.415

3.388

31.520

34.700

35.500

122.917

130.438

2.415

3.329

31.520

-

34.739

115.032

112.676

454

560

1.747

1.673

1.988

3.923

4.141

1.581

2.083

5.598

5.780

6.425

16.667

15.706

1 Германия - за 1913 г.

Всматриваясь в эту таблицу, легко заметить, что страны распадаются по положению хлопчатобумажной промышленности на несколько групп. Первая группа, куда относится Германия, и в которой сократилось как число действующих веретен, так и размер запасов и переработки. Вторая группа - это страны, начиная с Франции и кончая Швецией, в которых число веретен возросло, но размер запасов и переработки более или менее сократился. Наконец, в остальных странах, частью нейтрально-европейских, но особенно заокеанских, из них же в первую очередь в Японии и Соединенных Штатах, увеличилось количество веретен (исключение - Индия), размеры запасов и значительно расширилась переработка хлопка.

В мировом масштабе количество веретен увеличилось, запасы сырья у прядильщиков дают большие суммы, чем до войны, размеры переработки хлопка несколько сократились.

Таким образом, из обзора хлопкового рынка и хлопчатобумажной промышленности в послевоенный период, мы можем сделать следующие общие выводы.

При несомненном понижении спроса на хлопок и хлопковые изделия продукция хлопка и его предложение возрастают. Размеры запасов хлопка увеличиваются. В течение 1919 и 1920 гг. обнаруживаются условия, которые рано или поздно должны были смягчить и уничтожить напряженность хлопкового рынка и рынка изделий из хлопка. Наиболее определенно и бесспорно эти условия выявляются в прогрессирующих за время войны

138

странах, особенно в Японии и Соединенных Штатах, текстильная промышленность которых получила значительное развитие. Это и есть именно те страны, в которых, как мы увидим ниже, прежде всего разражается кризис перепроизводства и в первую очередь хлопковой промышленности.

9. Положение и конъюнктуры рынка другого текстильного товара - льна в послевоенный период не могли измениться в такой же степени, как положение и конъюнктуры хлопкового рынка. Главный поставщик льняного сырья Россия остается в изоляции, вне мирового рынка. Прочие страны - страны преимущественно ввозящие лен - при всем напряжении своего производства льна - не в состоянии покрыть сколько-нибудь полно дефицит в снабжении льняного рынка.

Правда, под влиянием именно этого дефицита, напряженной потребности в льне и высокой рыночной конъюнктуры, производство льна в некоторых важнейших странах расширяется по масштабам их прежней продукции весьма значительно. Нижеследующая таблица иллюстрирует эту мысль1 .

Годы

Бельгия

Франция

Италия

Англия

Голландия

Япония

Итого

Посевная площадь в тыс. гектаров

1913

1918

1919

1920

26,1

-

19,4

48,9

28,6

11,3

21,2

28,2

18,0

19,5

19,2

18,2

24,0

58,0

38,7

51,5

14,6

5,9

9,8

21,6

7,5

35,2

27,5

(27,5)2

119,5

129.92

135,8

195,9

Сбор волокна в тыс. квинталов

1913

1918

1919

1920

179

-

136

348

220

68

160

376

26

24

24

25

128,5

159,5

139,4

(185,4)4

75,3

34,8

51,5

122,1

206,1

111,2

83,0

(83.0)2

834,9

397, 53

593,9

1139,5

2 Взяты посевные площади и сборы предыдущего года.

3 Без Бельгии.

4 Сбор вычислен, исходя из предположения урожайности, равной предыдущему году.

Из таблицы видно, что в Бельгии, Англии, Голландии, Японии посевные площади 1920 г. превосходят даже довоенные размеры их; во Франции и Италии они равны довоенным. Сумма посевных площадей льна взятых стран после войны непрерывно повышается. Увеличивается и сбор волокна.

К сказанному нужно присоединить, что и по некоторым другим странам посевы волокнистого льна возросли. Например

139

в Германии с 16,7 тыс. гектаров в 1913 г. они увеличились до 50,0 в 1918 г., до 65,0 в 1919 и до 80,0 тыс. в 1920 г.1

Указанный рост продукции льна несомненно должен был улучшить несколько положение снабжения сырьем льняной промышленности всех стран. Положение ее должно было в отношении снабжения улучшиться еще и потому, что увеличился импорт льна из Балтийских государств, возникших из провинций, отошедших от России, если не считать, в силу незначительности, импорт из самой России. Действительно импорт льна в важнейшие страны растет так2 :

Годы

В Англию 13 тыс. тонн

Во Францию

В тыс. тон

1919

1920

11,1

18,4

2,6

9,2

Некоторое улучшение положения в деле снабжения сырьем, а для некоторых стран, как Франция, Бельгия, также самый факт прекращения войны, позволяет странам, льняная промышленность которых сильно упала за время войны, начать ее восстановление. Так во Франции число веретен с 65 тыс. в 1918 г. доводится до 100 тыс. годных к работе, в апреле 1920 г. там уже работало 150 тыс., а в начале 1921 г. - 200 тыс. веретен. В Бельгии восстановление промышленности начинается с лета 1919 г. Пущенное в ход незначительное число веретен начинает быстро расти и доходит до 280,4 тыс. готовых к работе в апреле 1920 г.; в 1921 г. их было уже 300 тыс.3 .

Однако в странах, как Англия, где промышленность во время войны не подверглась разгрому, прекращение войны вызвало и затруднения, до известной степени обратные затруднения военного времени. С 1920 г, начинают чувствоваться и постепенно нарастать затруднения сбыта в связи с назревающим экономическим кризисом4 .

Но тем не менее основной чертой льняного рынка и послевоенного периода является недостаток сырья и крайне высокие цены на него. Поэтому, а также в силу нарастающих в 1920 г.

140

затруднений сбыта, льняная промышленность, в особенности промышленность Англии, не расширяет, а продолжает уменьшать производство. Так, потребление льна в Англии в 1917-1919 гг. составляло 121 млн. фунтов, а в 1920 г. всего 67 млн. фунтов1 . При всем расширении продукции льна за границей выпадение русского льна не заполнено и не замещено. Если далее принять во внимание отход от России прибалтийских провинций, то и тогда мировой рынок еще процентов на 40-50 не дополучает сырья до довоенной нормы. Вот почему расчеты всех стран с развитой льняной промышленностью строятся в будущем в значительной мере и на русский лен.

10. На основании имеющихся данных мы, к сожалению, не можем установить более или менее точно послевоенную продукцию шерсти. По-видимому в общем и целом она во всяком случае не подверглась дальнейшему сокращению против тех размеров, которые были отмечены к концу войны (см. выше). Несомненным является, однако, тот факт, что в 1920 г. мировой рынок располагал небывалыми запасами шерсти, которые составились из невывезенных, в силу изложенных выше причин, старых запасов колониальной шерсти и из нового сбора ее. Так, к концу июня 1920 г., когда закончился срок соглашения о монопольном регулировании вывоза шерсти между английским правительством и фермерами Австралии и Новой Зеландии, запасы старой шерсти определялись здесь в 1300 тыс. тюков, что считается по размерам совершенно необычным явлением. Кроме того, новый сбор шерсти составил около 742 млн. английских фунтов или 2.250 тыс. тюков. В Южной Африке точно также старые запасы определяются примерно в 130 тыс. тюков. В Аргентине старые запасы определяются в 35 тыс. т. Сбор 1919-20 гг. в 155 тыс. т, что вместе, за вычетом вывоза и внутреннего потребления, дает к осени 1920 г. запасов 100 тыс. т или 225-230 тыс. тюков по 440 килограммов2 . Таким образом несомненно, что послевоенный период проходит под знаком увеличения запасов шерстяного сырья на мировом рынке. Вместе с тем увеличивается, по-видимому, и переработка его. О динамике переработки шерсти

141

можно до известной степени, для высокоиндустриальной импортирующей сырье страны, как Англия, судить по размерам превышения ввоза над вывозом сырья. По Англии мы имеем следующие данные об этом превышении1 .

Годы

Ввоз

Вывоз

Количество остающ. в стране

Тыс. тюков шерсти по 300 англ. фунтов

1918

1919

1920

1.253

3.158

2.781

62

236

241

1.191

2.922

2.520

Отсюда видно, что количество остающейся в стране шерсти в результате баланса ввоза-вывоза после войны значительно возросло. О динамике переработки шерсти в Англии можно судить также и по прямым цифровым данным. Потребление шерсти в Англии составляло в 1917-1919 гг. - 835 млн. фунтов, а в 1920 г. - 865 млн. фунтов, т.е. потребление увеличилось2 .

11. В итоге обзора продукции текстильного сырья и его переработки мы можем сказать: текстильный рынок, испытавший на себе огромную экспансию повышения военного спроса, переживший период малой насыщенности сырьем под влиянием упадка продукции, период, характеризовавшийся для некоторых стран, как состояние текстильного голода, после войны представляет в отношении хлопка и шерсти картину повышения продукции и предложения, увеличения запасов при сильном понижении спроса на изделия из них.

Эти явления обнаруживаются в неизмеримо меньшей степени, как мы видели, на льняном рынке, который продолжает испытывать недостаток сырья.

12. От обзора рынков текстильного сырья и текстильной промышленности перейдем к изучению состояния и конъюнктур тяжелой индустрии. По принятому порядку ознакомимся прежде с добычей угля. Динамику его добычи характеризует следующая таблица3 .

142

Годы

Германия1

Бельгия

Франция

Италия

Англия

Голландия

Соединенные Штаты

Канада

Итого

в тыс. метрнч. тонн в среднем за месяц

1913

1918

1919

1920

14.468

12.349

8.974

10.946

1.911

1.152

1 .547

1.868

3.404

2.188

1.822

2.500

58

181

97

129

24.342

19.286

19.458

20.667

156

283

283

328

43.100

51.778

41.157

48.825

1.135

1.138

1 .035

12572

88.574

88.350

74.373

86.520

1 Добыча каменного угля в бассейнах Рурском, Верхне- и Нижние-Силезском, Саксонском, Аахенском

Из приведенной таблицы ясно видно, что по большинству стран и в мировом масштабе годом максимального упадка добычи угля является 1919 г, Наиболее значителен упадок этот в Германии и Соединенных Штатах. Причем, в Германии упадок добычи угля обусловливается преимущественно политическими условиями, а в Соединенных Штатах разразившейся стачкой углекопов3 . 1920 г. по всем странам дает сильный подъем добычи угля. Мировая продукция угля в 1920 г. резко превосходит добычу 1919 г. и близка к добыче 1918 г. и к довоенной норме ее.

При этом нужно принять во внимание, что потребление угля, благодаря сокращению в ряде стран металлургии и других отраслей промышленности, после войны сильно понизилось. Степень этого понижения измеряется десятками процентов4 . Исходя из этого, можно признать, что 1920 г. должен был проходить в общем под знаком перепроизводства угля в таких странах, как Соединенные Штаты. Это не мешает, однако, странам, быстро оправляющимся от войны и следовательно предъявляющим относительно повышенный спрос на уголь, как Англия, испытывать острую потребность в нем5 . В связи с этим испытывают нужду в угле и ряд импортирующих европейских стран с низкой валютой, как Франция, Италия.

Мы констатировали выше, что мировая добыча угля начинает подниматься с 1919 г. Представляет значительный интерес точнее определить момент перелома в угольной промышленности и ход кривой продукции угля. Это мы и сделаем путем рассмотрения средней добычи угля но месяцам в главнейших странах6 .

143

Даты

Германия

Франция

Англия1

Соединенные Штаты

Средняя месячная добыча и тыс. метр, тонн

1918

1919 май

июнь

июль

август

сентябрь

декабрь

1920 март

12.301

8.824

9.109

9.918

8.907

9.962

10.458

10.146

2.188

1.733

8.58

1.430

1.782

1.838

2.066

2.380

4.821

4.922

4.315

4.821

3.763

4.588

4.441

4.982

51.788

40.754

40.199

45.827

46.103

49.669

40.406

49.031

1 Средняя недельная за месяц.

Отсюда ясно, что начало 1919 г. в угольной промышленности проходит под знаком депрессии. Эту депрессию приходится и нужно рассматривать как реакцию на резкое изменение условий хозяйственной жизни вследствие прекращения войны. В силу неизбежного замешательства, вследствие окончания войны, промышленность начинает возрождаться не тотчас по окончании война, а с запозданием, продолжая таким образом некоторое время свою деградацию, которой она была охвачена во время войны. Перелом наступает в мае-августе 1919 г.

13. Обращаясь к динамике производства чугуна и стали, приведем следующие статистические данные2 .

Годы

Германия3

Бельгия

Франция4

Италия

Англия

Соединенные Штаты

Канада

Итого

Производство чугуна в тыс. метрических томи в среднем за месяц

1913

1918

1919

1920

1.074

765

525

550

207

(11)

21

94

434

108

201

276

36

26

20

(20)

869

768

627

678

2.623

3.308

2.627

3.084

85

90

69

82

5.328

5.076

4.090

4.784

Производство стали в тыс. метр, топи в среднем за месяц

1913

1918

1919

1920

1276

1075

708

773

206

(14)

28

103

368

150

182

245

78

83

61

(61)

959

812

669

767

2651

3766

2936

3430

83

142

78

94

5.626

6.042

4.662

5.463

3 Без Эльзас-Лотарингии и Люксембурга.

4 С 1919 г. включая Эльзас-Лотарингию.

144

Выплавка чугуна в Бельгии и Франции достигает своего minimum'а в 1918 г. В 1919 г. и особенно в 1920 г. она поднимается.

Выплавка чугуна в Германии, Англии, Соединенных Штатах и Канаде достигает minimun'a в 1919 г. В 1920 г. она расширяется и здесь. Мировая выплавка чугуна дает minimun в 1919 г. и значительный подъем в 1920 г.

Динамика продукции стали аналогична динамике производства чугуна. Мировая продукция стали в 1918 г., как мы уже знаем, выше довоенной. В 1920 г. она дает весьма значительный подъем против 1919 г., однако, стоит несколько ниже довоенной нормы.

Для уяснения конъюнктур мирового рынка железа на фоне охарактеризованной продукции его необходимо принять во внимание также, что после прекращения войны спрос на железо, безусловно, несколько сократился и потерял прежнюю напряженность.

Подобно тому, как мы это сделали в отношении угольной промышленности, установим и для металлургической промышленности несколько точнее момент перелома к возрождению. Возьмем выплавку чугуна.

Даты

Германия

Англия

Соединенные Штаты

в среднем за месяц в тыс. метр, топи

1918 г.

1919 г. май

август

декабрь

март

765

525

569

528

-

768

682

530

642

710

3.307

2.142

2.788

2.676

3.431

Отсюда ясно, что только спустя несколько месяцев после окончания войны с весны-лета 1919 г. металлургическая промышленность переходит в стадию подъема. Первые месяцы по окончании войны она продолжает находиться в состоянии деградации, переживая послевоенную депрессию.

14. Из обзора динамики производства в области сельского хозяйства и промышленности мы получаем некоторые общие выводы. Первый послевоенный 1919 г. в общем дает картину продолжающегося упадка, хотя и не во всех, но во многих странах. Однако первые месяцы по окончании войны, начало 1919 г. проходит под знаком депрессии во всех странах. Эта депрессия является следствием перехода от военных условий к мирным. В течение ее происходит, несомненно, процесс первого

145

приспособления хозяйственной жизни к новым условиям. Депрессия заканчивается весной-летом 1919 г. После нее начинается подъем производства. В 1920 г. сильный подъем обнаруживают все отрасли хозяйства во всех странах. Мировое хозяйство в отношении натуральной продукции в 1920 г. становится или в уровень, или близко, с довоенным периодом. Однако оно дает очень редко продукцию, превосходящую довоенные размеры ее. С 1919 г. и особенно с 1920 г. мировое хозяйство безусловно вступает в полосу интенсивного возрождения. Между прочим этот процесс хорошо иллюстрируется быстротой восстановления разрушенных областей Франции.

Председатель комитета разрушенных областей Тардье приводит следующие данные: восстановлено к весне 1920 г. железных дорог общего значения 99,6%, каналов и речных путей сообщения - 93, шоссе 70; из разрушенных 1757 тыс. гектар пахотной земли выровнено 95%, обработано 79,9%1 . Промышленность восстановлена в 77%2 .

Исходя из предыдущего анализа теперь мы легко уясним себе серьезные изменения в структуре мировой торговли. Но переходя к торговле, остановимся прежде на условиях ее.

15. Условия мировой торговли с окончанием войны резко изменились и притом к лучшему. Прежде всего недостаток тоннажа быстро сменился его избытком. Факторами такого изменения в положении дел с тоннажем служат прежде всего сокращение, а затем и прекращение воинских перевозок и прекращение подводной истребительной войны.

Далее, необходимо отметить, исключительное усиление судостроительства после войны3 . Действительно, было спущено с верфей судов вместимостью свыше 100 т каждое в 1913 г, - 3,3 млн. т, в 1917 г. - 2,9 млн. т, в 1918 г. - 5,4 млн. т, в 1919 г. - 7,1 млн. т, в 1920 г. - 5,9 млн. т4 . Все эти факторы привели к тому, что мировой торговый флот уже в марте 1919 г. достиг довоенных размеров, а в 1920 г. уже сильно оставил за собой эти размеры. К июлю 1914 г, насчитывалось пароходов, вместимостью свыше 100 т, с общим тоннажем 49.090 тыс. т, а к июлю 1920 г. - 57.301 тыс. т.

146

Весьма интересно их распределение по важнейшим странам для характеристики сравнительной мощи торгового флота отдельных стран1 .

% участия и мировом торговом флоте

Страны

30 июня 1914 г.

30 июня 1920 г.

Англия

Германия

Соединенные Штаты

Франция

Япония

Голландия

Италия

Анстро-Веигрия

Швеция

Греция

Дания

41,61

11,31

9,35

4,23

3,76

3,24

3,15

2,28

2,24

1,81

1,20

33,59

0,78

26,94

5,50

5,56

3,28

3,93

0,00

1.35

0,93

1,34

Следовательно и в отношении торгового флота за пережитый период войны и после ее чрезвычайно усилились Соединенные Штаты и Япония. Потеряла всю свою былую мощь в силу Версальского договора Германия. Англия занимает по-прежнему первое место. Но процент флота, приходящийся на ее долю, сильно понизился.

Общий рост мирового тоннажа и падение риска повлекли за собой по окончании войны и резкое понижение фрахтов2 .

Фрахты на зерно

Март 1918 г,

Март 1919 г.

шилл.

пенс.

шилл.

пенс.

Соединенные Штаты - Англия

Соединенные Штаты - Франция

Индия - Англия

Фрахты на уголь

Уэльс - Гибралтар

Уэльс - Ла-Плата

50

56

275

100

55

0

0

0

0

0

8

10

75

36

50

4

0

0

0

0

Понижение фрахтов шло непрерывно и далее. Так, фрахты на пшеницу, маис и рис Нью-Йорк - Ливерпуль в франках за метрическую тонн стоили3 :

147

28 мая

27 августа

10 декабря

1920 г.

1920 г.

1 920 г.

-

-

-

55,03

52,13

43,44

Вместе с тем падали цены на суда. И в конце 1920 - в начале 1921 г. на этой почве разражается даже тяжелый кризис судостроительства1 .

16. Несомненно, прекращение подводной войны, увеличение тоннажа, понижение фрахтов и раскрытие государственных границ должны были явиться факторами расширения мировой торговли. Что по ценности размер ввоза и вывоза действительно возрос - это мы увидим ниже. Но возрастание ценности ввоза-вывоза обусловливается в значительной мере также понижением ценности денег и ростом товарных цен. Поэтому весьма интересно посмотреть на объем торговли натуралистически. Следующие данные отчасти отвечают на этот вопрос. Объем внешней торговли Англии, Франции, Италии и Нидерландов в миллион тонн равнялся2 :

Даты

Импорт

Экспорт

1913 г.

1919 г. первая четв.

1919 г. вторая

1919 г. третья

1919 г. четвертая

1920 г. первая

40,3

18,2

21,8

27,0

25,8

24,0

36,9

12,3

14,3

13,4

14,7

15,0

Тенденция расширения торговли даже в этих частью весьма истощенных странах достаточно ясна. На нее указывают также данные о движении торговых судов.

Приведем следующие цифры3 :

Годы

Германия4

Франция5

Англия5

Голландия5

Соединенные Штаты6

Япония6

тоннаж судов, прибывших в порты, в тыс. топи

1913

1918

1919

1920

14.242

-

1.570

4,486

2.876

1.654

1.903

2.399

4.089

1.936

2.464

3.043

1.429

114

480

725

4.440

3.659

3.892

5.344

2.060

1.487

1.902

2.178

4 Гамбургская гавань. См. Экон. Бюлл. Берлин, представит, от 9 апреля 1921 г. и Эконом, жизнь от 19 февраля 1921 г.

5 С грузом.

6 С грузом и балластом.

148

Годы

Германия

Франция

Англия

Голландия

Соединенные Штаты

Япония6

тоннаж судов, отбывших из портов в тыс. тонн

1913

1918

1919

1920

14.496

-

1 .477

4.352

2.176

438

782

1.412

5.652

1.895

2.880

3.049

918

75

286

527

4.483

3.748

4.271

5.652

2.075

1.524

1.927

2.216

Из этой таблицы видно, что по всем странам, начиная с 1919 г., тоннаж судов, прибывающих в порты и уходящих из них, возрастает. В Соединенных Штатах и Японии в 1920 г. он уже превышает довоенный уровень. Приведенная таблица служит неоспоримым доказательством расширения мировой торговли in natura после войны.

Наконец, для подтверждения того же тезиса приведем данные о международной торговле Соединенных Штатов и Англии пшеницей - этим основным предметом продовольствия Европы и Америки.

Годы

Соединенные Штаты

Англия

Вывоз

Ввоз

Вывоз

Ввоз

в тыс. квинталов

1914-18

1919

1920

40.890

40.404

59.365

3.536

2.153

9.756

347

-

-

44.814

36.294

55.579

Отсюда также видно, что после сокращения экспортно-импортной деятельности в 1919 г. против средней за 1914-18 гг. деятельность эта необыкновенно расширяется в 1920 г.

Итак, мы можем сказать, что послевоенный период характеризуется тенденцией международной торговли in natura к расширению.

17. Что касается теперь направления мировой торговли, то характер ее с очевидностью вытекает из предыдущего изложения. В этом отношении необходимо учесть два обстоятельства. Во-первых, прекращение войны и, соответственно, резкое сокращение потребностей во ввозимых товарах со стороны стран, серьезно ввязанных в войну; во-вторых, факт некоторого большего или меньшего подъема собственной продукции в этих странах. Отсюда за послевоенный период мы наблюдаем любопытную тенденцию, в известном смысле обратную той, какая была во время войны: неблагоприятность торгового баланса стран, глубоко затронутых войной, уменьшается; и,

149

соответственно, уменьшается благоприятность баланса прочих стран. Это положение обосновывается следующими данными1 :

2 См. Conference international financ. Bruxel. 1920. Proceedings of the conference. Vol. III.

3 См. Вакс Б. Международное положение Италии (Народное хозяйство за январь-февраль 1921 г., стр. 270 и Вестник Нар. Ком. Вн. Торг. № 1(6), 1922.

4 По данным Monthly Bulletin и Economist'a.

5 По данным Сборника ЦСУ.

6 По данным Сборника ЦСУ.

150

1 По данным Monthly Bulletin л Сборника ЦСУ, 1920 г. для Новой Зеландии и среднем но 5 месяцам.

2 По данным Monthly Bulletin и Economist'a.

3 По данным Monthly Bulletin и Сборника ЦСУ, 1920 г. для Ноной Зеландии в среднем но 5 месяцам.

4 По данным Monthly Bulletin. За 1920 г. взяты данные в среднем по 5 месяцам.

5 См. Экономический бюллетень от 11 мая 1921 г.

6 По данным Monthly Bulletin и Сборника ЦСУ.

151

Из приведенных данных охарактеризованная выше тенденция вытекает с очевидностью. Мы видим, что торговый баланс Франции, Италии, особенно Англии и даже Германии улучшается. Торговый баланс других стран, нейтральных и заокеанских, наоборот, относительно ухудшается. В Канаде, Японии и Британской Индии баланс становится из положительного даже отрицательным.

18. В области мировой торговли перед потрясенными и ослабленными войной европейскими странами стояла трудная экономическая задача. За время войны они были в значительной мере вытеснены с иностранных индустриальных рынков; они сами стали исключительно и преимущественно емким рынком иностранных товаров. Теперь им предстояла борьба за восстановление потерянного равновесия на этих рынках. И они ее начинают. Текущая иностранная пресса послевоенного периода изобилует сообщениями о фактах борьбы между странами старого и нового мира за индустриальные рынки сбыта и сырья. Европейские страны стремятся укрепить свою связь с колониями, как рынками сбыта и сырья. В этом отношении в особенности лихорадочную деятельность проявляет Англия. Европейские страны пытаются укрепить свое положение также во вновь образовавшихся государствах, как Чехословакия, Польша, Эстония и в наиболее потрясенных прежних государствах. Они скупают здесь предприятия, добиваются различных преимуществ подобно, например, английской монополии на лен в Литве, ее торговым договорам с Эстонией и Латвией. С другой стороны, стоят страны, которые экономически преуспели за время войны, особенно Америка. В Америке раздаются тревожные ноты по адресу стремлений и некоторых успехов нового мирного завоевания Европой, особенно Англией, чрезвычайно влиятельного положения на мировом рынке.

Неспокойный, ищущий предпринимательский дух капиталистического строя оживает все более и более по мере того, как мы отходим от момента окончания войны. Но в какой мере стремления Европы успешны? Есть ли хотя бы тенденции к такому успеху? Для ответа на этот вопрос представляет глубочайший интерес проследить на нескольких цифрах положение на мировом рынке основного конкурента Европы - Соединенных Штатов и остановиться на борьбе хотя бы двух крупнейших конкурентов мира - Соединенных Штатов и Англии.

Прежде всего после войны произошло существенное изменение в составе экспорта и импорта Соединенных Штатов.

152

По группам товаров экспорт-импорт Соединенных Штатов в процентном соотношении с общим экспортом-импортом изменился следующим образом1 .

Годы

Необработанные пищевые продукты

Обработанные пищевые продукты

Сырье

вывоз

ввоз

вывоз

ввоз

вывоз

ввоз

1914

1918

1919

1920

13,3

9,1

9,8

11,2

13,1

11,4

14,0

10,9

14,9

23,2

25,3

13,8

14,3

13,1

14,2

23,5

23,7

15,8

20,8

23,2

33,4

40,3

41,9

33,2

Полуфабрикаты

Готовые товары

вывоз

ввоз

вывоз

ввоз

1914

1918

1919

1920

16,7

17,4

11,9

11,9

15,4

21,4

15,6

15,2

30,4

34,2

33,1

39,7

22,8

13,4

12,6

16,6

Из приведенной таблицы видно, что за время войны с 1914 по 1918 гг. Америка чрезвычайно развила вывоз обработанных пищевых и готовых товаров, сократив вывоз необработанных пищевых продуктов и сырья. Одновременно в отношении ввоза она увеличила ввоз сырья и полуфабрикатов, сократив ввоз обработанных пищевых и готовых товаров. Америка становится все более мощной перерабатывающей фабрикой. После войны господствует почти прямо обратная тенденция. Сокращается вывоз обработанных пищевых, увеличивается вывоз необработанных пищевых продуктов и сырья; сокращается ввоз сырья и полуфабрикатов, увеличивается ввоз обработанных пищевых продуктов и готовых товаров. Исключением из этой возвратной тенденции является лишь дальнейшее увеличение вывоза готовых товаров. Эта общая возвратная тенденция в отношении внешней торговли Соединенных Штатов Америки не случайна, и стоит в теснейшей связи с ее взаимоотношениями с воюющими странами Европы. Снабжая их за время войны все более своими готовыми изделиями и обработанными продуктами, она притягивает к себе сырье из менее индустриальных колониальных стран. Соответственно, за время войны она процентуально все более вывозит в Европу и ввозит из других внеевропейских стран. После войны в связи с процессом возрождения Европы, в связи с изменением европейского спроса эта тенденция

153

исчезает. Возьмем следующие цифры о торговле Соединенных Штатов с Европой и др. частями света1 .

Годы

Европа

Северная Америка

Южная Америка

ввоз в С.Шт.

вывоз из С.Шт.

ввоз в С.Шт.

вывоз из С.Шт.

ввоз

вывоз

в % к общему ввозу-вывозу Соединенных Штатов

1914

1918

1919

1920

43,8

10,5

19,2

23,3

63,4

62,7

65,5

54,3

24,7

32,3

29,6

31,5

22,8

21,6

16,4

23,4

12,8

20,2

17,6

14,4

4,3

4,9

5,6

7,6

Годы

Азия

Австралия

Африка2

ввоз в С.Шт.

вывоз из С.Шт.

ввоз в С.Шт.

вывоз из С.Шт.

ввоз в С.Шт.

вывоз из С.Шт.

в % к общему ввозу-вывозу Соединенных Штатов

1917

1918

1919

1920

14,9

28,2

26,7

24,3

4,7

7,2

8,8

9,4

2,7

6,2

4,0

3,7

3,6

2,6

2,5

3,3

1,1

2,8

2,9

2,8

1,2

1,0

1,2

2,0

2 О торговых отношениях Африки см. значительные материалы в издании: British South Africa. Fifteenth Annual Statement of the Trade and Shipping of the Union of South Africa. Southern and Northern Rhodesia and South-West Africa, 1920,

Отсюда совершенно ясно, что Соединенные Штаты за время войны относительно резко сокращают свой импорт из Европы, увеличив импорт из всех других частей света, особенно из Азии, Австралии и Северной и Южной Америки. Вместе с тем, они не сокращают экспорта в Европу и увеличивают его в Азию.

После войны особенно увеличивается доля импорта в Соединенные Штаты именно из Европы. Импорт из других частей света не увеличивается. Наоборот, экспорт Соединенных Штатов в Европу относительно сокращается, экспорт на внеевропейских рынках относительно возрастает, хотя и незначительно.

Эта таблица подтверждает не только сказанное только что, но одновременно указывает, что за время войны Соединенные Штаты весьма тесно связались с некоторыми из внеевропейских частей света, и связь эта и после войны остается относительно прочной, чем до войны. Сюда относится в особенности Азия и Африка, вес которых в торговле Соединенных Штатов возрос вдвое и более против довоенного.

Но некоторыми своими приобретенными связями Соединенным Штатам уже пришлось поступиться в пользу оправляющихся европейских стран и особенно Англии. Действительно, в то

154

время, как вывоз Соединенных Штатов например в Азию, после войны относительно в своем значении почти не возрастает, в общем вывозе Англии значение вывоза в Азию растет чрезвычайно быстро. В 1913 г. этот вывоз составлял 24,1% всего вывоза Англии, в 1918 г. он упал до 16,7%, а в первую половину 1920 г. возрос уже до 24,0%1 . Этот процесс обратного отвоевывания рынков, хотя и очень постепенного, еще лучше виден из следующих данных2 .

Годы

Ввоз в Японию в млн. иен

Вывоз в Финляндию в млн. мар.

из С.Шт.

из Англии

из С.Шт.

из Англии

из Германии

1919

1920

579,1

752,3

79,4

172,5

638,8

794,8

676,5

1.000,8

157,0

611,2

Отсюда ясно, что как на Японском, так и на Финляндском рынке размеры экспорта Соединенных Штатов возрастают после войны значительно более медленно, чем экспорт Англии, а в Финляндии даже и Германии.

Можно было бы умножать иллюстрации и доказательства. Но основная мысль ясна. По окончании войны с повышением производительных сил европейских потрясенных стран и в меру этого повышения, Соединенные Штаты и, конечно, другие усилившиеся за время войны страны, встречают все большую конкуренцию стран старой европейской культуры и шаг за шагом вынуждены частично отступать. Это впрочем не значит, что роль и вес Соединенных Штатов и подобных стран абсолютно уменьшается: она остается, как правило, пока доминирующей.

Пока еще трудно окончательно высказаться об исходе конкурентной борьбы между Соединенными Штатами и странами старой культуры, в частности Англии. Несомненны, по-видимому, лишь два положения: 1) Соединенные Штаты не удержат всех позиций, которые они заняли во время войны. 2) Но в тех областях экономической жизни, в которых они располагают значительными естественными богатствами и на тех мировых рынках, в отношении которых их положение относительно благоприятно, они сохранят за собой значительно большее влияние, чем имели ранее. Сюда относятся Южная Америка, Африка, Азия. Это видно из приведенных выше цифр о торговых связях Соединенных Штатов с различными частями света. Это можно

155

иллюстрировать еще на данных хотя бы экспорта угля, значительными запасами которого располагают Соединенные Штаты.

Вывоз угля до войны из Соединенных Штатов был незначителен. Основное влияние на мировом угольном рынке имела Англия. Картина меняется во время и после войны. Американский уголь прокладывает себе широкий путь на мировые рынки. Он появляется на европейских рынках Франции, Италии, Голландии, Швеции и др. стран. Однако в 1920 г. Англия начинает теснить Соединенные Штаты на европейских угольных рынках.

Это видно из следующих данных об импорте угля.

Годы

В Аргентину

В Бразилию

В Уругвай

из Англии

из С.Шт.

из Англии

из С. Шт.

из Англии

из С. Шт.

в тыс. тони

1919

1920

639

274

483

1.718

181

158

634

955

185

118

195

268

Борьба клонится явно в пользу Соединенных Штатов1 .

Ту же картину борьбы за мировые рынки, которую европейским странам приходится теперь вести на западе с Соединенными Штатами, мы могли бы наблюдать на востоке в отношении прежде всего Японии2 , но мы не будем на ней останавливаться.

Охарактеризованное здесь обострение борьбы за рынки необходимо очень подчеркнуть: оно весьма важно для уяснения сущности и характера кризиса мирового хозяйства, который разразился в 1920 г. Но прежде чем остановиться на характеристике мирового кризиса 1920 г., нам необходимо присоединить к анализу натуралистических элементов мирового хозяйства послевоенного периода анализ его ценностных моментов. Однако динамика ценностных моментов, как мы уже видели, особенно в пережитый военный период, в сильнейшей мере зависит и от состояния государственного хозяйства. В виду этого нам необходимо прежде кратко остановиться на состоянии государственного хозяйства после войны.

19. Подходя к этому вопросу, необходимо иметь в виду, что состояние государственного хозяйства отражает собой состояние народного хозяйства и при том отражает его в хронологическом отношении, если так можно выразиться, с запаздыванием.

156

Улучшение и развитие народнохозяйственных условий отражается спустя некоторое время улучшениями и на государственном хозяйстве и на государственных финансах. Исходя из этого, мы должны ожидать, что констатированные нами тенденции возрождения в мировом хозяйстве дадут рано или поздно аналогичные тенденции и в государственных финансах. С другой стороны, нет ничего удивительного, что непосредственно послевоенное состояние финансов всех стран весьма тяжелое.

С окончанием войны далеко не кончились расходы государства на нужды, вызванные войной. Оставались расходы по демобилизации, по оказанию поддержки пострадавшим на войне, по оплате процентов государственных военных долгов, восстановлению разрушенных областей и т.д. Последняя категория расходов имела особенное значение для таких стран, как Франция, Бельгия. Расходы по восстановлению составили во Франции только после 31 июня по осень 1920 г. 20 млн. франков1 .

В силу только что указанного, государственные бюджеты еще остаются полувоенными, гипертрофированными. Однако бюджеты большинства даже наиболее потрясенных стран в послевоенный период, на базе начавшегося экономического возрождения, обнаруживают шаг за шагом тенденцию к улучшению. Приведем следующую таблицу2 :

157

1 Предположительные величины к концу бюджетного года.

Отсюда ясно, что расходы почти всех стран уменьшаются. Исключение Германия и в 1921 г. Франция. Доходы воевавших стран увеличиваются. Доходы нейтральных, наоборот, уменьшаются, хотя и медленнее, чем расходы. Впрочем, по ряду нейтральных, как Голландия и Дания, в 1921 г. при сильном сокращении доходов расходы или не сокращаются или даже

158

увеличиваются. В силу указанных тенденций изменения расходов и доходов, по большинству стран дефицитность бюджетов, оставаясь весьма значительной, тем не менее сильно сокращается. Отношение доходов к расходам, как правило, возрастает, Англия построила свой бюджет 1920-21 гг. и 1921-22 гг., даже с превышением доходов, То же самое наблюдается в 1921-22 гг. в Соединенных Штатах. Положение их бюджета вполне благоприятно.

Благоприятно, в общем, положение Японии и нейтральных. В 1921 г. из них несколько ухудшилось положение Голландии и Дании.

Даже положение Бельгии в 1921-22 гг. дает основание говорить о крупных успехах и улучшениях бюджета, хотя бы речь и шла только о сметных предположениях и хотя бы осуществление их отклонилось от принятого плана. Положение французских финансов за последний год ухудшилось. Относительно весьма тяжело положение Германии. Хотя отношение доходов к расходам в ней и не падает, однако абсолютные суммы дефицита стремительно увеличиваются.

В общем нужно признать, что состояние мировых финансов рассматриваемых статически, за рядом исключений, представляется тяжелым. Оно тяжело не только в силу значительности расходов и дефицитов, но и потому еще, что значительная часть этих расходов идет на непроизводительные нужды по ликвидации последствий войны и особенно на уплату долгов по займам. Но рассматривая финансы динамически, а мы исследуем именно динамику мирового хозяйства, мы констатируем их улучшение.

20. Тем не менее, непосредственно после окончания войны расходы значительной части стран еще так велики, что страны эти не в состоянии покрывать их нормальными налоговыми поступлениями и вынуждены прибегать к займам и эмиссии. Отсюда задолженность государства и инфляция их денежного обращения первое время после войны продолжает возрастать. Для уяснения состояния современной задолженности государств и ее тенденций роста приведем следующую таблицу1 .

159

1 На 31 марта 1920 г. но Германии не считая возмещений по мирному договору.

2 На 31 августа 1920 г.

3 На 31 июля 1920 г.

4 На 30 июня 1920 г.

5 На 21 апреля 1921 г.

6 На 30 января 1920 г.

7 На 31 марта 1920 г.

8 На 1 июля 1920 г.

Отсюда ясно, что задолженность почти всех стран, выросшая за время войны, представляется и в послевоенный период чрезвычайно высокой. Наиболее задолженными странами являются Германия, Франция, Италия, Англия. Чрезвычайно возросла задолженность и Соединенных Штатов, почти исключительно, правда, внутренняя. В первых трех размерах задолженности

160

продолжает возрастать и после 1919 г. В Англии рост ее приостановился и началось сокращение1 . Это вполне соответствует и объясняется ее бюджетной устойчивостью. Нужно заметить, что если во время войны Англия широко практиковала для покрытия расходов займы, то сейчас же после войны она переместила центр тяжести доходов на налоговые поступления. По данным Белой Книги еще в 1918-19 гг. Англия покрыла из своих расходов путем займов 1690 млн. ф. ст., а путем налоговых поступлений всего 889 млн, ф. ст. В 1919-20 гг. займами уже только 326 млн., а налоговыми поступлениями 1339 млн.2 Правда, упомянутый рост задолженности по ряду стран идет теперь, по-видимому, медленнее и уже относительно на более производительные задачи, чем во время войны, например на восстановление разрушенных областей. Но тем не менее именно рост государственного долга, вызываемый нуждами и издержками государства, в то же время, в связи оплатой процентов по долгам, является в свою очередь фактором бюджетных затруднений; на что мы указывали и выше3 .

Из приведенной таблицы ясно, далее, что сильно возросли долги нейтральных и мало затронутых войной стран.

Основной фонд долгов стран - это долги внутренние. Но и внешняя задолженность их значительна, особенно по отношению к Северо-Американским Соединенным Штатам,

Ко второй половине 1919 г. долг Америке составлял 9102 млн. долл. Ко второй половине 1920 г. он возрос до 11.039 млн. долл. Из них на долю Англии приходится 5049 млн. долл., Франции - 3247, Италии - 1656, Бельгии - 414, Японии - 102, Канады - 152 млн. долл. Америка является основным кредитором мира. Главный должник ее - Англия. Но своеобразие создавшегося положения состоит в том, что Англия, являясь крупнейшим должником Соединенных Штатов, в то же время выступает крупнейшим кредитором ряда европейских и внеевропейских стран. На 31 марта 1921 г. сумма ее кредитов исчислялась в 1803,6 тыс. ф.ст., в том числе колониям и доминиям - 144 тыс. ф.ст., Франции - 557 тыс., Италии - 476 тыс., Бельгии - 1034 тыс. ф.ст. Сумма кредитов Англии превосходит сумму ее

161

долгов. Из других стран, внешняя задолженность которых менее сумм, отданных в кредит, нужно указать Голландию, Швейцарию.

Таким образом ясно, что если торговый баланс потрясенных войной стран обнаруживает определенную тенденцию к улучшению, то расчетный баланс под влиянием внешней задолженности для большинства их пока имеет тенденцию скорей к ухудшению. В этом отношении исключение представляет Англия. Соответственно и платежный баланс в целом у пострадавших стран должен стоять и пока стоит отрицательный. Это положение необходимо подчеркнуть, так как нам придется ссылаться на него ниже. Равно необходимо подчеркнуть и рост задолженности нейтральных и других стран наряду с ухудшением их торгового баланса, отмеченным выше.

Нужно заметить далее, что большинство заключенного долга европейских сильно задолженных стран находится в форме неконсолидированного, в форме краткосрочных обязательств и векселей. Но последняя форма долга всегда в той или иной мере требует переучета из позаимствований в эмиссионных банках. Следовательно, господствующая форма долга в этих странах является и фактором эмиссий. Эмиссии после войны вызываются, как и во время войны также и необходимостью производить различные иные государственные расходы, которые не удается покрыть нормальным путем. Это приводит нас к вопросу о состоянии денежного обращения после войны.

21. Состояние денежного обращения и его послевоенная динамика может быть уяснена из следующей таблицы1 .

Страны

Даты

Золото

Бумажные деньги

Покрытие, в %

13 млн. ф.ст.

Германия

1918

1919

1920

112,2

54,6

54,0

1.588.02

2.428,2

3.971,8

7,1

2,3

1,3

Италия

1918

1919

1920

93,4

81,8

83,1

470,03

651,2

789,2

19,9

12,5

10,5

2 Банкноты и свидетельства ссудных касс.

3 Итальянские, сицилийские и неаполитанские банки. Бумажные деньги - банкноты и билеты государственного казначейства.

162

Страны

Даты

Золото

Бумажные деньги

Покрытие, в %

в млн. ф.ст.

Франция

1918

1919

1920

231,81

233,8

230,7

1.210,0

1.491,0

1.516,0

19,1

15,7

15,2

Англия

1918

1919

1920

80,0

91,3

128,2

393 ,42

443,4

481,0

20,4

20,6

26,6

Соединенные Штаты

1918

1919

1920

435, 83

429,8

429,0

683, 13

957,0

1.065,1

63,8

44,4

40,2

Япония

1918

1919

1920

73,01

97,5

127,7

117,2

159,2

147,4

62,3

61,2

86,6

Голландия

1918

1919

1920

58,21

53,6

54,8

89,0

86,0

89,3

65,4

62,3

61,2

Швеция

1918

1919

1920

15,9

15,6

15,7

45,1

41,6

42,2

35,3

37,5

37,2

Дания

1918

1919

1920

10,8

12,6

12,6

25,0

27,1

31,0

43,2

50,4

42,0

1 Золото и серебро.

2 Банкноты и расчетные знаки.

3 3олото федерального резервного банка. Бумажные деньги - федеральные резервные билеты и прочие бумажные деньги.

Данная таблица позволяет установить, что положение денежного обращения в ряде стран, как Германия, Италия, Франция остается весьма тяжелым, инфляция огромной. Однако положение резко ухудшается лишь в Германии, где при стационарном состоянии золотого запаса, количество бумажных денег растет исключительно быстро и в Италии, где покрытие также сокращается. Во Франции положение перестает с 1919 г. по крайней мере ухудшаться. Положение прочих стран представляется в общем весьма удовлетворительным, частью хорошим. Золотой запас быстро возрастает в Англии и Японии при сокращении бумажных денег или при очень медленном их росте. Степень покрытия бумажных денег в этих странах возрастает, в Японии она достигла до чрезвычайно высокого уровня, что сообщает ее денежному обращению высокую устойчивость.

163

По Соединенным Штатам нами взят золотой запас лишь федерального резервного банка и он отнесен ко всем бумажным деньгам. Золотой запас этот, стремительно возраставший до 1918 г., после 1918 г. даже несколько уменьшается. При росте бумажно-денежной массы покрытие должно было сократиться. Однако, положение денежной системы страны остается вполне прочным.

Несколько ухудшилось в отношении уровня покрытия золотом в нейтральных: в Голландии, Дании.

Этот момент ухудшения в положении денежного обращения нейтрально-европейских стран мы подчеркиваем наряду с отмеченными выше признаками изменения их экономического состояния.

В общем и целом нужно признать, что состояние денежного обращения скорей несколько улучшилось против того, каким оно было в конце войны и продолжает улучшаться. Однако за рассматриваемый период улучшение идет медленно. Инфляция денежного обращения остается во всей силе.

22. Переходя далее, подведем некоторые общие итоги предшествующего анализа конъюнктур мирового хозяйства после войны:

a) Сельское хозяйство и промышленность воевавших и сильно потрясенных европейских стран обнаруживает тенденцию возрождения. Темп развития заокеанских стран, скорей, не сколько замедляется. Положение нейтральных европейских стран не обнаруживает существенных изменений. Однако пострадавшие отрасли производства улучшаются и в них.

b) Объем мировой торговли увеличивается во всех странах, В основном направлении ее обнаруживается существенное изменение. Торговый баланс потрясенных стран Европы начинает улучшаться. Наоборот, степень благоприятности торгового баланса всех прочих стран понижается.

c) Государственные финансы большинства стран находятся в тяжелом и расстроенном состоянии. Однако и в них мы обнаруживаем тенденции улучшения. Дефицитность бюджетов стран, потрясенных войной или участвовавших в ней, дефицитность бюджетов вообще тех стран, где дефицитность эта была, уменьшается или даже исчезает. Исключение - Германия (и конечно другие побежденные страны, как Австрия), финансы которой находятся в крайнем расстройстве. В 1921-22 гг. ухудшается бюджетное положение ряда нейтральных европейских стран.

164

d) Государственная задолженность стран огромна и в большинстве , особенно континентально-европейских, воевавших стран она увеличивается. Основным кредитором мира является Америка, Основным должником ее - Англия. С другой стороны - Англия является крупнейшим кредитором европейских стран и ее колоний.

e) Денежное обращение испытывает дальнейшее ухудшение в Германии. Ухудшение его прекратилось в Италии и Франции. В остальных странах оно более или менее и в относительном смысле (бумажная валюта почти во всех странах!) благоприятно. Относительно понизилась степень золотого обеспечения в нейтральных европейских странах.

23. После предыдущего изложения мы можем перейти к рассмотрению товарного рынка со стороны движения товарных цен. Останавливаясь на товарных ценах, мы должны прежде заметить, что согласно предыдущему изучению натуралистических и ценностных элементов экономических конъюнктур, цены в послевоенный период в общем и целом находились под влиянием перекрещивающихся и действующих в различном направлении факторов. Факт прекращения войны и резкого сокращения спроса, падения фрахтов и расширения мировой торговли и конкуренции - все это способствовало понижательным тенденциям товарных цен. Наоборот, факт неудовлетворенности за время войны ряда нужд и потребностей населения и вытекающий отсюда, при наличии покупательной силы, спрос, наступившее оживление промышленно-экономической деятельности, продолжающаяся инфляция и понижение ценности денег должны были действовать на цены повышательно. Каково же было фактическое движение цен?

Перед окончанием войны и особенно сейчас же после ее окончания наступила депрессия в движении цен.

Возьмем следующие данные о движении товарных цен в Англии по Index' ам Statista1 .

Даты

Растит, пищевые

Животн. пищевые

Сахар, кофе, чай

Пищевые вообще

Минералы

1918 июль

август

сентябрь

173,0

178,0

173,8

200,5

200,5

218,8

124,2

123,4

124,1

172,8

174,8

180,0

193,3

191,6

190,6

165

Мы подчеркнули в каждой группе товаров одной чертой показатель уровня цены за тот месяц, с которого начинается более или менее систематическое понижение цен, а двумя чертами за тот месяц, где оно кончается. Из приведенных данных ясно, что, действительно, в конце 1918 и в начале 1919 г. наблюдается депрессия цен. Она глубже захватила группу материалов, чем группу пищевых. Начало депрессии цен отнюдь не датируется моментом прекращения военных действий, т.е. ноябрем 1918 г. В большинстве случаев она начинается ранее. В двух случаях начало ее совпадает с ноябрем, а в двух следует после ноября. Аналогичную картину с совершенно несущественными отклонениями рисует по Англии и Index Economist'a. Отмеченная депрессия цен, далее, носит отнюдь не местно-английский, а более или менее мировой характер. (См. ниже). Но она оказалась весьма кратковременной и мало интенсивной. К концу весны 1919 г. она уже прекратилась.

Причины ее приходится видеть в обстоятельствах двух родов. То, что начало ее, по крайней мере по некоторым группам товаров, относится к моменту до окончания военных действий, показывает, что в порождении ее сказалось влияние как бы

166

антиципации близкого окончания войны и сокращения военного спроса. Наряду с этим и позднее оказало воздействие уже самое прекращение войны, самое сокращение спроса, наступившее замешательство, вспышка стачечного движения и частичная переорганизация рыночных отношений. Наступившее замешательство, по-видимому, сказалось не только на ценностных показателях и в частности на ценах. Оно сказалось и на натуралистических показателях конъюнктуры: мы уже знаем из предыдущего, что именно 1919 г. дает наиболее сильное падение промышленного производства и мы увидим еще ниже, что именно конец 1918 и первая половина 1919 г. дает повышенный процент безработицы. Очевидно, что именно на конец 1918 г. - на начало 1919 г. приходится первоначальная и наиболее неотложная реорганизация военного строя промышленно-экономической жизни стран на мирный строй.

Как всякая реорганизация и реорганизация военно-хозяйственного режима сопровождается кризисом установившихся экономических отношений и движения системы элементов хозяйственной жизни. Этот кризис или точнее депрессия является, таким образом, реакцией военно-хозяйственного строя на последовавшее изменение условий его существования. В силу изменившихся условий равновесие сложившейся системы элементов хозяйственной жизни было нарушено. Однако этот первый кризис, кризис чисто военно-реорганизационного типа, быстро миновал. Довольно быстро потерянное равновесие элементов хозяйства было вновь приобретено.

Отсюда понятно, что и депрессия цен оказалась кратковременной и скоро сменилась вновь сильно повышательной конъюнктурой цен. Причины этого дальнейшего повышательного движения товарных цен не трудно понять.

Влияние войны было длительным и значительным. За четыре военных года мировая экономическая жизнь глубоко видоизменилась и сжилась с военными условиями и военным рынком. Прекращение военных действий еще не было фактом, мгновенно прекращающим все созданные и во многом устойчивые военные условия. В частности, и напряженный государственно-военный спрос на товары прекращался, несомненно, постепенно1 . Это с одной стороны. С другой, материальное оскудение за время войны по крайней мере в ряде стран было, как мы видели,

167

значительно. Оно должно было выразиться в недостаточном предложении товаров и в наличии значительных, ждущих удовлетворения, потребностей населения. Наконец, бумажно-денежная инфляция продолжалась. Все это вместе взятое создавало объективные условия для дальнейшего роста цен. И мы видим, что рассмотренная выше депрессия цен к середине 1919 г. изживается и начинается вновь повышательная волна товарных цен, которая длится до весны 1920 г. Эта волна носит ярко выраженный мировой характер, что хорошо видно из следующей таблицы.

Общие индексы цен в % к 1913 г., прин. за 1001

Даты

Франция

Италия

Англия

Соединенные Штаты

Япония

Канада

Швеция

1918

1919 июль

октябрь

1920 январь

февраль

март

апрель

май

июнь

340,9

348,6

383,8

489,3

524,6

557,4

590.6

553,0

494,0

409,8

362,4

390,5

503,7

556,3

619,0

679.1

659,0

613,9

224,3

239,6

252,4

288,5

303,1

319.2

305,7

304,5

291,4

203,1

205,1

211,9

227.2

226,4

225,5

225,7

216,4

210,7

195,9

247,2

266,3

301,3

313,6

321.6

300,5

272,1

248,0

205,1

216,7

220,8

248,3

253,5

257,6

260,6

260.2

258,0

339

320

307

319

342

354

354

361

366

1 Взяты те же индексы, что и в предыдущей главе. О движении цен рассматриваемого периода см. между прочим С.А. Фалькнер. Мировое движение цен. Статья в Вестнике Народного Комиссариата Внешней торговли, 1920 г. № 1.

С методологической точки зрения сравнение движения цен отдельных стран по индексам не представляется вполне бесспорным и безупречным. Различие товарных групп, учитываемых индексами отдельных стран, и различие методов самого построения индексов и др. соображения являются бесспорно, аргументами против возможности такого сравнения. Однако, мы не считаем эти аргументы решающими. Они убеждают нас лишь в том, что при сравнении индексов мы должны обращать внимание не на мелкие детали движения рядов, а на общие тенденции их, что индексы для этой цели являются не вполне совершенным, хотя и единственным пока методом2 .

168

Обращаясь теперь к таблице, мы видим, что со второй половины 1919 г. когда была изжита послевоенная депрессия цен до весны-лета 1920 г. на мировом рынке господствует повышательная конъюнктура цен. Она дает перелом к понижению в разных странах в различное время. Наиболее ранний перелом обнаруживают Соединенные Штаты - в январе 1920 г. В Швеции, наоборот, она не изменилась до июня включительно. Моменты перелома, отмеченные нами двумя чертами, указывают в то же время кульминационные высшие пункты общего уровня средних цен за весь военный и последующий период.

Таким образом, бесспорно, что после кратковременной послевоенной депрессии цен среди факторов, определяющих движение товарных цен, возобладали факторы повышения их, и к весне 1920 г. цены достигли кульминационного пункта подъема.

Представляется с научной точки зрения важным отметить, какие же из этих факторов повышения играют преобладающую роль. Подходя к этому вопросу, можно утверждать, что исключительно большую роль в подъеме общего среднего уровня цен играет инфляция денежного обращения1 .

На втором месте стоят общие условия спроса-предложения товаров, напряженность спроса, относительное оскудение рынков и т.д.

Для обоснования этого положения приведем следующую таблицу, заимствованную нами из статьи Эйленбурга2 , и дающую по странам сопоставление подъема товарных цен и увеличения инфляции к концу 1919 г. в % к 1913 г.

Страны

Общие индексы тов. цен.

Колич. средств обращен, (золото + банкноты)

Золотое покрытие к концу 1919 г.

К конце 1919 г. в % к 1913 г.

Соединенные Штаты

Япония

Англия

Швеция

Франция

Италия

Германия

220

280

288

317

425

457

(680)

225

338

846

295

469

435

1336

40,6

75,3

35,0

40,8

14,8

11,0.

2,2

169

Страны расположены в таблице в восходящем порядке степени подъема товарных цен. Второй столбец таблицы показывает степень инфляции денежного обращения. В общем он дает нарастание инфляции. Сопоставление первого и второго ряда с очевидностью убеждает в теснейшей связи между уровнем подъема цен и размерами инфляции.

Параллелизм этот еще нагляднее выступает в следующих данных, где в % к 1913 г. взяты, с одной стороны, индексы товарных цен, с другой, количество выпущенных банкнот по годам1 .

Годы

Соединенные Штаты

Канада

Япония

Швеция

Франция

Италия

Цены

Банкноты

Цены

Банкноты

Цены

Банкноты

Цены

Банкноты

Цены

Банкноты

Цены

Банкноты

в % к 1913 году

1914

1916

1918

1919

100

124

196

214

101

124

157

172

100

151

211

236

118

155

239

251

91

131

214

289

90

141

256

296

116

185

339

330

131

190

360

329

116

206

358

429

117

292

530

652

101

234

437

457

129

227

499

667

Отсюда с очевидностью ясно, что по мере роста бумажно-денежной инфляции растут и цены. В общем, чем больше в стране инфляция, тем выше уровень цен.

Однако полного параллелизма в рядах цен и эмиссии в этой таблице все же пет. В одних странах цены растут быстрее эмиссии, в других, наоборот, медленнее.

Равно и в первой таблице между первым и вторым рядом нет полного параллелизма. Это значит, что инфляция не является единственным фактором подъема товарных цен.

Действие ее осложняется еще другими факторами. Основными из них, по-видимому, являются два. Первый - это степень насыщенности рынков страны товарами. В зависимости от него прежде всего нужно выделить Соединенные Штаты и Японию, положение которых весьма благоприятно. Далее следует Англия, еще далее Швеция, Франция, Италия, наконец, Германия. Второй фактор - это характер самой инфляции, степень, в какой инфляция эта является бумажно-денежной инфляцией. Характер инфляции рисуется третьим столбцом первой таблицы, дающим процент золотого покрытия. Из него видно, что страны распадаются по меньшей мере на три группы: в

170

Соединенных Штатах, Японии, Англии и Швеции золотое покрытие значительно, в Италии и Франции оно низко, в Германии ничтожно.

Принимая во внимание теперь степень инфляции, ее характер и насыщенность товарных рынков, мы можем сделать следующие заключения.

а) В странах наименьшей инфляции, относительной насыщенности рынков и высокого золотого обеспечения подъем цен наименьший. Сюда относятся Соединенные Штаты, Канада и Япония.

в) В странах большей инфляции, меньшей насыщенности рынков и высокого золотого обеспечения, как Англия, подъем цен больший, но он и здесь стоит ниже уровня инфляции,

с) В странах такой же инфляции, но еще меньшей насыщенности рынков, хотя и с высоким золотым покрытием, как Швеция, подъем цен еще более значителен.

д) В странах весьма значительной инфляции, столь же малой насыщенности рынков, но с низким золотым покрытием, как Франция, Италия, подъем цен гораздо значительнее, чем в предыдущих странах.

е) В странах с наибольшей инфляцией, с наибольшим товарным оскудением и наименьшим золотым покрытием, подъем цен максимальный. Сюда относится Германия.

Таким образом ясно, что основным фактором исключительного подъема цен является инфляция денежного обращения и соответственно понижение ценности денег. Этот основной фактор, однако, не все и не объясняет всего. Есть другие факторы, лежащие на стороне товаров, т.е. факторы в ввиде соотношения спроса - предложения самих товаров. Разумеется, однако, что все эти факторы - лишь факторы основные и главнейшие. В действительности действие их осложнялось рядом иных условий, дополнительное выяснение которых было бы необходимо для окончательного истолкования движения цен отдельных стран и особенностей этого движения.

Мы не считаем необходимым заниматься таким выяснением здесь и обратимся к следующему вопросу. Покажем, на какие же группы товаров цены достигли наибольшего подъема в первой половине 1920 г, Следующая таблица дает ответ на этот вопрос для главнейших стран,

171

Уровень высших цен в 1920 г. в %-ном отношении к ценам 1913 г.1

Раст. пищевые

Животн. продукты

Сахар, кофе, какао

Все пищ. прод.

Металл и минералы

Текст, матер.

Остал. товар

Все материалы

Франция

Месяц вые. цен.

Март

Апрель

Апрель

Апрель

Апрель

Апрель

Май

Апрель

Уровень вые. цен

517

522

447

505

507

953

601

655

Хлеб и мясо

Остал. пищ. прод.

Текст, мат.

Минер, и метал.

Остал. товар

Италия

Месяц высш. цен

Июнь

Июнь

Апрель

Май

Апрель

Уровень высш. цен

487

508

1064

1089

535

Англия2

Месяц высш. цен

Март

Март

Март

Февраль

Март

Уровень высш. цен

258

257

465

240

290

Зерн. хлеба

Жизнен, припасы

Остал, пищ, прод.3

Фрукты

Шкуры и кожи3

Текст, матер.

Металлы

Северо-Американские Соединенные Штаты

Месяц вые, цен.

Май

Апрель

Октябрь

Январь

Октябрь

Апрель

Март

Уровень вые. цен

290,3

155,4

196,3

219,6

225,4

282,3

152,3

Уголь и кокс

Нефть

Кораб. снаряж.

Строит, материал

Химич, и аптек, товары

Разные

Месц высш. цен

Август

Апрель

Март

Июль

Июнь

Январь

Уровень высш. цен

314,3

300,0

529,2

282,6

204,2

351,3

1 Франция но индексу Statistique Generale de la France. Италия по индексам Ricardo Bachi, Англия по индексам Economista, Соединенные Штаты - Bradsteet's.

2 Наименование групп те же, что и по Италии.

3 Высший уровень цен был достигнут в октябре 1919 г.

172

Возражения против сопоставления движения цен различных стран по отдельным группам товаров, разумеется, еще больше, чем при сопоставлении общих индексов. Однако и такие сопоставления в общих чертах мы считаем методологически допустимыми. Конечно, при этом необходимо соблюдать достаточную осторожность и сопоставлять лишь индексы групп достаточно однородных товаров. Впрочем в данном случае мы имеем в виду не столько сопоставление степени вздорожания групп по разным странам, сколько выяснение и описание различий подъема цен по разным группам в каждой стране.

Переходя к анализу приведенной таблицы, необходимо заметить: если общий подъем цен, как мы видели, обусловлен прежде всего инфляцией, то в различии движения цен по группам товаров различных стран находят свое отражение прежде всего условия спроса - предложения данной группы товаров в каждой стране.

Из таблицы видно, что в общем всюду более сильно вздорожали материалы, чем пищевые продукты. И материалы сильнее всего вздорожали в Италии, далее во Франции. Из материалов в европейских странах наиболее поднялись в цене текстильные, в Италии, наоборот, минералы и металл. Подъем текстильных во Франции и Англии, собственно, и обусловливает собой более сильное вздорожание материалов, чем пищевых, так как другие материалы вздорожали в них менее, чем пищевые. Далее следуют во Франции и Англии группы "остальных товаров" и еще далее металлы и минералы. В Италии из материалов на втором месте стоят текстильные и лишь далее смешанные группы остальных. В Америке мы имеем такую последовательность в группе материалов: корабельное снаряжение, разные, уголь и кокс, нефть. Текстильные и металлы занимают, относительно скромное место.

Из пищевых продуктов во Франции сильнее вздорожали животные; в Италии хлеб и мясо, которые объединены в одну группу, вздорожали менее сильно, чем остальные пищевые. В Англии возрастание той и др. группы довольно равномерно. В Америке зерновые продукты поднялись относительно более, чем прочие пищевые.

В отмеченных особенностях движения групповых цен по странам легко было бы видеть отражение национально-хозяйственных условий этих стран, разную степень нужды и обеспечения этих стран различными товарами. И предыдущее изложение о динамике производства дает некоторые материалы для

173

суждения об этом. Мы не будем специально останавливаться на этом вопросе и перейдем к рассмотрению денежного рынка и в первую очередь вексельных курсов.

24. Движение вексельных курсов после войны отражается следующей таблицей, где дано процентуальное отношение валют к паритету с долларом1 .

Страны

Паритет

Годы

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

сентябрь

октябрь

1918

1919

1920 г.

Германия

Франция

Италия

Англия

Швейцария

Дания

Голландия

Швеция

Япония2

100

100

100

100

100

100

100

100

100

70,1

93,4

65,9

97,6

107,5

100,4

120,8

108,4

106,1

20,9

47,1

62,2

78,7

92,1

71,7

106,8

80,1

103,8

4,3

37,0

28,1

69,2

90,0

56,0

93,0

83,1

97,8

5,3

36,1

26,4

78,7

88,7

67,7

91,4

78,6

96,3

7,3

31,2

23,6

79,1

91,7

64,1

90,9

79,2

99,8

8,6

34,0

30,7

78,6

91,0

62,5

90,6

78,3

104,3

10,5

42,5

32,1

81,4

94,2

61,3

88,2

82,0

102,9

9,6

40,2

27,6

76,5

88,2

58,7

85,2

78,8

103,1

6,7

35,0

21,5

71,0

82,4

51,5

88,5

75,3

103,3

5,2

33,0

19,4

71,0

80,2

51,2

75,4

72,7

102,8

2 См. Gregory Т.Е. Foreign exchenge before, during, and after the war, 1921. Стр. 119-111, В 1918 и 1919 гг. взяты данные за июнь, Всюду учтены высише показатели котировок,

Германская марка после окончания войны катастрофически понизилась. Это явление вряд ли требует объяснений: катастрофическое понижение марки вполне отвечало характеру исхода войны и внутреннему экономическому и политическому потрясению страны.

Далее подверглись резкому обесценению валюты Франции и Италии, в меньшей степени и Англии. Это обстоятельство нужно поставить в связь с двумя факторами. Первое - это то, что по окончании войны прежняя тесная союзная связь между европейскими странами Антанты и Соединенными Штатами Америки ослабела, ослабела и заинтересованность Америки в экономическом состоянии союзников; в силу этого фунт и франк лишились той поддержки, которой они пользовались со стороны доллара, и расценки валют Англии и Франции устремились к уровню, соответствующему состоянию платежного баланса этих стран и их реальной экономической мощи. Другой момент - следующий. Во время войны уровень лажа в Англии, Франции и

174

вообще в союзных странах, как мы отмечали, стоит низко. Наоборот, цены весьма сильно повышаются. Но низкий лаж при высоких ценах является стимулом для импорта и препятствием для развития экспорта1 . Это было в интересах союзных стран, поскольку они нуждались в снабжении во что бы то ни стало. И своей девизной политикой правительства их несомненно поддерживали лаж на низком уровне. По окончании войны в интересах выправления платежного и, в частности, торгового баланса европейским союзным странам нужно было больше экспортировать и они это делали. Но экспорт мог развиваться только при повышении лажа, ибо повышенный лаж действует, как экспортная премия. В связи с этим союзным странам нужно было изменить направление своей девизной политики.

Наконец из таблицы видно, что курсы нейтральных также упали. Это объясняется констатированной выше тенденцией их торгового и расчетного баланса в неблагоприятную сторону утратой ими после войны благоприятного положения поставщика и выполните ля заказов воюющих стран Европы2 . Более устойчиво, относительно, состояние Швейцарской и Голландской валют легко объясняется отмеченным выше лучшим состоянием их расчетного баланса. Устойчиво и положение японской валюты, хотя она и обнаруживает некоторое падение в 1920 г.

Таким образом ясно, что после войны валюты почти всех стран и особенно стран Европы обесцениваются в отношении доллара. Это обстоятельство чрезвычайно важно учесть. Если выше мы отмечали, что Америка была вынуждена уступить старой Европе целый ряд завоеванных ею за время войны позиций на мировом рынке, если торговый баланс ее и ряда других развивающихся стран понижает степень своей благоприятности, то одна из влиятельных причин этого кроется в характере интервалютарных послевоенных отношений. Высока ценность американской валюты и падение ценности европейских валют означало, что американские товары стали слишком дороги для Европы, что их конкурентная способность понизилась. Наоборот, низкий курс европейских валют действовал как экспортная премия.

Для большего осознания и уяснения позиций отдельных стран на мировом рынке в связи с валютными отношениями

175

укажем на сильное повышение ценности серебра и серебряных валют востока и особенно сейчас же после войны. По данным Journal of the Royal Statistical Society мы имеем следующую расценку серебра1 .

Годы

Средняя цена за унцию в пенсах

Index numbers отношения ценности золота к серебру, равное 15,5:1 прин. за 100

1873

1913

1918

1919

1920

59¼

279 /16

47½

57

619 /16

97,4

45,3

78,0

93,6

101,2

Повышение ценности серебра и серебряных валют поднимало покупательные силы Востока. Восток был рынком сбыта для стран передовой культуры и особенно европейских. И теперь при высокой ценности доллара, при низкой ценности своих валют Европа получила благоприятную возможность использовать возросшую покупательную силу Востока и вновь завоевывать его рынки, на что мы и указывали выше.

Но если относительно низкий курс европейских валют форсировал их экспортную деятельность, то с другой стороны, в интервалютарных взаимоотношениях кроется одно из крупных препятствий для нормализации жизни мирового хозяйства и развития мировой торговли.

Разницы курсов валют благодаря расстройству народных хозяйств и денежного обращения остаются необычайно большими. И эти разницы действуют, что ясно из предыдущего, как высокие экспортные премии для одних стран и как высокие ввозные пошлины для других. Это обстоятельство, конечно, противодействует нормальным торговым отношениям, разбивая мировое хозяйство на более или менее замкнутые национально-хозяйственные единства, лишенные возможности целиком стать на позицию взаимности услуг.

Если выше мы отметили влияние интервалютарных взаимоотношений на положение и отношение Европы с Америкой и Востоком, если эти интервалютарные взаимоотношения способствуют укреплению позиции Европы на мировом рынке, то с другой стороны, интервалютарные взаимоотношения внутри самой Европы разбивают ее на целый ряд относительно мелких

176

единств, затрудняя их взаимные экономические связи. Действительно, внутри самой Европы валютные отношения находятся в состоянии крайней неурегулированности и дают картину резких колебаний и уступов от паритета. Так, сравнивая валюты отдельных стран с фунтом стерлингов, мы видим, что в одной группе стран фунт имеет значительный лаж, в других не менее значительное дизажио.

Для иллюстрации мысли о том, как разрушительно действует неустойчивость и резкость отклонений вексельных курсов на единство и связность мирового и европейского рынков, приведем следующую интересную таблицу1 .

Курс до войны

Курс на 31 декабря 1920 г.

Лаж (+) дизажио (-) на 31 декабря 1920 г. в %

Покупательная сила одного фунта стерлингов в данной стране по сравнению с нормальной

фунт

шиллинг

пенс

I. Страны, а которых фунт имеет лаж

Франция

Италия

Норвегия

Дания

Германия

Австрия

Испания

Бразилия

25,20

25,20

18,13

18,13

20,41

24,02

25,20 16 пенс.

59,70

101¼

23,05

23,125

258,00

1525

26,48

9 13 /16 п.

+136¾

+302¾

+27

+271 /3

+1163½

+6249

+5

+63

2

4

1

1

12

63

1

1

7

0

5

5

12

9

1

12

1

6

5

6

8

9

0

8

II. Страны, в которых фунт имеет дизажио

Соединенные Штаты Америки

Голландия

Швеция

Швейцария

Аргентина

Япония

Индия

4,87

12,08

18,13

25,20

47,5 /8 п.

2 ш. 4 /16 п.

1 ш. 4 п.

3,54½

11,26

17,66

23,16

511 /16 п.

2 ш. 81 /8 п.

1ш. 51 /16 п.

-27¼

-6¾

-2½

-8

-6¾

-23½

-9½

14

18

19

18

18

15

18

6

8

6

5

8

4

2

Отсюда ясно, что более или менее единого фунта, как определенной экономической единицы и покупательной силы, не существует.

В Австрии фунт обладает такой покупательной силой, какой ранее здесь обладали бы 63 и даже более фунтов. Наоборот, в

177

Соединенных Штатах, Голландии, Японии фунт равен 2 /3 - 3 /4 покупательной силы его в нормальное время.

Таким образом, иитервалютарные отношения различных стран и после войны остаются глубоко ненормальными. Но если разное отклонение их от паритета является препятствием для развития и объема экономических взаимоотношений отдельных стран, то с другой стороны, мы дол лены признать, что создавшийся строй валютных отношений, поскольку он воздействует на строение торгового баланса отдельных стран, он является в перспективе фактором восстановления более или менее довоенных позиций этих стран на мировом рынке.

25. Обращаясь к денежно-капитальному рынку, укажем на то, что после войны рынок этот, естественно, испытал значительное облегчение в силу резкого сокращения требований со стороны государства через его займы. С другой стороны, мирная эмиссия ценных бумаг значительно расширилась. Так по Англии, Германии и Голландии мы имеем следующие данные в сопоставлении с довоенной эмиссией.

Эмиссия ценных бумаг:

Годы

Англия1

Германия2

Голландия2

Всего, в млн. ф. ст.

Частная эмиссия .

Всего в млн. марок

Всего в млн. гульдеров

1913

1918

1919

1920

195,5

1193,3

1036,0

367,5

195,5

65,3

211,4

330,0

635

1.043

1.654

7.520

193,9

654,0

1.176,3

1.151,4

1 По данным Economist'a от 1 января 1921. The Board of Trade Journal от 28 октября 1920 г, и Народное хозяйство в 1913 г.

2 Ernst Kalm, op. cit., стр. 63. По Голландии взяты акции и рента. По Германии - акции.

Из приведенных данных действительно видно увеличение общей и частной эмиссии, хотя абсолютно эмиссионная деятельность в Англии упала. Частная эмиссия в таблице выделена лишь по Англии. Однако, нужно думать, что ее движение аналогично и в других странах, в частности и в Голландии и Германии. Действительно, по другим данным, например, для Германии, мы имеем такой рост частной эмиссии: в 1919 г. она составляла 408 млн, марок, а в 1920 г. - 3499. Таким образом, мы можем думать, что послевоенный период приносит всюду увеличение эмиссии на нужды частно-предпринимательского

178

хозяйства. Характерной чертой послевоенной эмиссии является то, что она на 90% предназначается для предприятий внутри страны. Между тем перед войной для этой цели шло всего около 15%,

Хотя мирная эмиссия ценных бумаг номинально и возросла весьма значительно, но условия повышательной конъюнктуры, обширность задач, вставших перед предпринимательской энергией после войны, не понизили, а повысили спрос на капитал. Вот почему учетный процент устойчиво держится в 1919 и 1920 гг., как и во время войны, во всех странах на высоком уровне 4½-5 %,

Одновременно повышается и заемный процент, повышение которого связано с повышением доходности помещаемого капитала. Это хорошо видно на движении курса и уровне рентабельности таких твердо-доходных бумаг как английские 2½ % консоли, курс которых в силу повышения рентабельности непрерывно понижается.

Даты

Курс консолей

Рентабельность

1918 сентябрь 15

1919 сентябрь 21

1920 сентябрь 15

585 /8

577 /16

461 /8

4,26

4,35

5,42

Таким образом последние данные определенно указывают на повышательную волну послевоенных конъюнктур капитального рынка.

26. О том же говорят и иные данные. Прежде всего факт оживления и подъема учредительства. Его мы наблюдаем в Соединенных Штатах, Японии, Англии, Италии и др. странах. Даже в Германии наблюдается та же картина. Так в Германии было.

Годы

Число акционерных обществ

Капитал в млн. марок

1918

1919

1920

5.553

5.609

5.714

18.902,2

19.743,3

21.035,8

Не менее характерным является движение числа банкротств. По Германии и Соединенным Штатам мы имеем следующие данные1 :

179

Даты

Германия

Соединенные Штаты

Число банкрот.

Число банкрот.

Сумма обязат. обанкр. предприятий в тыс. долл.

1919 январь

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

1920 январь

февраль

90

104

91

67

102

94

-

70

-

92

81

85

76

66

673

602

620

543

531

485

452

468

473

463

551

581

569

492

10.736

11.489

13.593

11.459

11.957

9.483

5.507

5.932

5.791

5.573

9.177

8.300

7.240

9.763

Отсюда видно, что число банкротств, хотя и с колебаниями, в течение 1919 г. и в начале 1920 г. продолжает падать. В особенности же сильно понижается сумма обязательств обанкротившихся предприятий по Соединенным Штатам.

Итак, состояние капитального рынка и предпринимательства после войны и до весны 1920 г. характеризуется несомненными чертами подъема и оживления, что вполне соответствует описанным выше тенденциям в области производства, торговли и цен.

27. Состояние рынка труда в свою очередь отражает собой уже охарактеризованные движения конъюнктуры товарного рынка и рынка капиталов. Приведем следующие данные о проценте безработных среди организованных рабочих.

Процент безработных членов профессиональных союзов1

Даты

Германия

Англия

Голландия

Швеция

Канаде

1918 г.

1919 г.

1920 г. январь

февраль

март

апрель

1,3

3,3

3,4

2,9

1,9

2,0

0,8

2,4

2,9

1,6

1,1

0,9

10,0

8,9

10,9

8,7

7,9

8,2

4,4

5,4

7,6

7,5

4,5

3,5

1,4

3,6

4,3

4,3

3,4

2,8

1 См. Сборник ЦСУ, стр. 30.

180

Из приведенных данных видно, что низкий процент безработных, который установился в течение войны и к ее концу, повышается в 1919 г. Это повышение обязано той же послевоенной депрессии, которая наблюдалась с конца войны до весны, в некоторых странах до лета 1919 г., о которой мы уже говорили выше и которая явилась результатом первой самой неотложной реорганизации военного строя промышленности и, конечно, не могла не вызвать некоторого замешательства не только в ценах, но и в области производства и на рабочем рынке. С точки зрения движения цен мы рассматривали ее выше. Теперь мы указываем ее отражение на рабочем рынке,

Из таблицы далее видно, что 1920 г. по всем странам вновь дает понижение процента безработных, что связано с повышательным ходом промышленных конъюнктур. Однако процент безработных в воевавших странах, как Германия и Англия, уже не падает до уровня 1918 г. Это, впрочем, понятно и связано, несомненно, с фактом демобилизации армии.

Чтобы проследить полнее из месяца в месяц движение безработицы послевоенного периода, приведем по Англии и Германии более детальные данные.

1918 г.

Ноябрь

Декабрь

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

1918 г.

1919 г.

Англия1

Германия1

0,7

1,2

0,5

1,8

1,2

5,1

2,4

6,6

2,8

6,0

2,9

3,9

2,8

5,2

2,1

3,9

1,7

2,5

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

Январь

Февраль

Март

1919 г.

1920 г.

Англия

Германия

2,0

3,1

2,2

3,1

1,6

2,2

2,6

2,6

2,9

2,9

3,2

2,9

2,9

3,4

1,6

2,9

1,1

1,9

1 Cм. The Economist.

Отсюда видно, что безработица возрастает с декабря 1918 г., т.е. в период депрессии, которая наметилась перед окончанием войны и последовала после ее окончания. Но высокий процент безработных держится весьма недолго. С весны 1919 г, процент безработных падает и низкий уровень его, правда с колебаниями, держится на протяжении всего периода повышательной конъюнктуры.

28. Мы рассмотрели послевоенную динамику основных элементов мирового хозяйства и показатели его конъюнктур,

181

натуральные и ценностные. И мы приходим к следующим общим выводам.

а. Несмотря на значительное военное потрясение и тяжелые последствия его, частью не изжитые и в 1920 г., мировое хозяйство с 1919 г. обнаруживает определенные тенденции возрождения. Это особенно наглядно видно на изменениях народного хозяйства большинства воевавших стран.

б. В связи с этим после кратковременной депрессии, связанной с окончанием войны, все основные показатели конъюнктур, как натуральные, так и ценностные согласно говорят о повышательной тенденции конъюнктур.

в. Если за время войны ценностные показатели, например цены, учетный процент, показывали на повышающиеся конъюнктуры, то, наоборот, натуральные показатели, например продукция, объем торговли говорили о тенденциях упадка хозяйственной жизни ряда основных стран. Иначе говоря, за время войны конъюнктуры представляются повышательными прежде всего с частно-хозяйственной точки зрения. Теперь, после войны, особенно за 1920 г. натуральные показатели указывают на повышательные тенденции, так же как и ценностные. Иначе говоря, конъюнктуры рисуются благоприятными не только с частно-хозяйственной, но и с народнохозяйственной точки зрения.

Таким образом период, начиная примерно с лета 1919 г. и до половины 1920 г. мы определенно можем рассматривать, как период экономического подъема. В пользу этого тезиса говорят все основные показатели коньюнктур. Однако на пути этого подъема стоят серьезные препятствия. Одним из важнейших препятствий экономического характера является неустойчивость и совершенно исключительная неупорядоченность денежного обращения, в частности интервалютарных отношений.

29. В заключение изучения послевоенного периода, частью кончая 1920 г. (продукция, торговля и др.), частью до момента перелома конъюнктуры к понижению (цены, безработица) остановимся на вопросе о тенденциях в распределении доходов. Эта проблема, уже затронутая нами в связи с периодом войны, опять интересует нас с одной стороны, в плоскости перераспределения доходов, соответственно и производительных сил между нациями, с другой, в плоскости распределения национального дохода между социальными группами.

Что касается первой стороны вопроса, то из предыдущего изложения ответ на него вытекает сам собой. Бесспорно, что опустошенные войной страны обнаружили за послевоенный период тенденцию возрождения, одни в очень ясных формах,

182

другие в менее и иногда едва заметных. Однако производственная мощь и международно-экономическое положение отдельных стран после войны представляется весьма различным. Оно глубоко видоизменилось по сравнению с довоенным. Чтобы подойти к выяснению относительной мощи и степени благоприятности экономического положения отдельных стран и уровня их доходов статистически, приведем следующую таблицу, которая в общем, и приблизительно по-видимому, отражает существо вопроса1 .

Страны

До войны

После войны

Послевоенный доход в % к довоенному

Германия

Франция

Италия

Англия

Соединенные Штаты

Япония

Канада

Австралия

В среднем

149

105

112

243

350

30

195

263

191,00

103

265

130

445

700

82

351

374

306,25

60,1

143,2

116,1

183,1

200,0

273,0

180,0

142,2

160,3

Отсюда видно, что Германия, имевшая до войны значительный уровень дохода надушу населения, обнаружила его падение за истекший период. Наиболее сильный прирост дохода дают Япония, Соединенные Штаты, Канада, Англия. Менее сильный Франция.

В общем и целом приведенная таблица подтверждает и резюмирует данное выше изложение относительно продукции, торговли и т.д. Она также в связи с предыдущим изложением позволяет утверждать, что относительно экономическая мощь и покупательная способность заокеанских стран возросла, а в некоторых весьма важных европейских странах, как Франция, Италия, относительно упала. В Германии (несомненно также и в целом ряде других стран, как Австрия, Венгрия, Сербия, Болгария и т.д.) она упала даже абсолютно.

Таким образом, мы можем утверждать, что в результате войны и первого послевоенного периода (до кризиса 1920 г.) производительная мощь, а соответственно и уровень доходов per capita и уровень покупательных сил заокеанских стран и лишь некоторых европейских (Англия) относительно возросли.

183

Производительная мощь, уровень доходов per capita и соответственно покупательные силы большинства европейских воевавших и в том числе крупнейших стран, как Германия, Италия, Франция и ряд других, относительно упали. В этом перераспределении производительных и покупательных сил в рамках мирового хозяйства лежит, как мы увидим ниже, одно из глубочайших оснований разразившегося в 1920 г. мирового экономического кризиса.

30. В нашем распоряжении не имеется сколько-нибудь полных и точных данных о тенденциях движения доходов в рамках национального хозяйства различных стран. И мы принуждены ограничиться лишь самыми общими и отрывочными сведениями.

Что касается прибылей на капитал, то в общем они обнаруживают в послевоенный период несомненно и сильно повышательную тенденцию. Так, абсолютные размеры прибыли некоторых крупнейших предприятий разных отраслей Соединенных Штатов поднялись в 1919 г. по сравнению с 1914 г. в 20 раз, а высший процент на капитал поднялся с 23,5 до 60 %1 .

Прибыли 334 крупных английских компаний представляются в следующем виде2 :

Годы

Прибыль в млн. ф. ст.

1918-19

1919-20

Увелич. в %

21,7

27,6

27,1%

По Германии до известной степени показательными являются данные отчета "Всеобщей электрической Компании"3 .

Годы

Чистый доход а млн. марок

Дивиденды, в %

1916-17

1918-19

1919-20

30,4

27,0

45,7

12,5

10,0

14,0

В 1918-19 гг. прибыли и процент дивиденда понизились по сравнению с предшествующим годом. Здесь, очевидно, сказались депрессия 1918-1919 гг. и общие социально-политические тяжелые условия Германии. Прибыли и дивиденд 1919-1920 гг., наоборот, резко повысились.

184

Не следует думать, что все отрасли промышленности находились за послевоенный период в одинаковой степени подъема. Различие положения отдельных отраслей хорошо характеризуется следующей таблицей дивидендов в % по Англии для 1100 предприятий1 .

Годы

Текст, пром.

Уголь, сталь и железо

Резина

Керосин

Различи, производ.

Пароходство

Среднее для всех

1919

1920

20,4

16,5

14,6

11,4

9,1

16,1

9,5

33,9

11,1

9,9

10,8

14,2

31. По вопросу о движении заработной платы мы точно также не располагаем исчерпывающим материалом. Но некоторые данные все же представляет интерес привести. Причем для сравнимости мы приведем данные, полученные почти в точности теми же методами и на основании тех же источников, что и в предыдущей главе. Цифровые данные будут следующие:

2 По тем же данным, что и в предыдущей главе.

3 По официальным данным. Заработная плата в штате Нью-Йорк. При вычислении реальной заработной платы взяты цены предметов продовольствия на всей территории Соединенных Штатов. В силу последнего обстоятельства приводимые данные нужно рассматривать лишь в качестве ориентирующих и указывающих общие тенденции движения реальной заработной платы.

185

Отсюда видно, что весьма повысилась заработная плата как номинальная, так и реальная по сравнению с периодом войны в Германии. Тенденция к повышению здесь наметилась, как мы видели в предыдущей главе, уже с 1917 г. Но столь быстрый рост заработной платы и особенно реальной заработной платы можно объяснить лишь влиянием революции. Впрочем, уже в 1920 г. в связи с общим тяжелым положением страны и ростом цен замечается вновь, правда слабее, падение реальной заработной платы.

Все другие страны точно также обнаруживают факт подъема заработной платы, но в меньшей степени.

Из приведенных данных можно заключить, что за рассматриваемый период подъема конъюнктуры идет и возрастание уровня заработной платы как номинальной, так и реальной. Конечно, подъем ее среди различных групп рабочего класса неизбежно различен. Поэтому и за рассматриваемый период как в среде доходов имущих классов, так и в среде доходов малоимущих классов происходило также значительное внутреннее перераспределение в силу различной степени благоприятности экономических конъюнктур для различных отраслей промышленности и труда.

32. Заканчивая эти замечания, отметим, что характер формации и распределения доходов за время войны и особенно после нее находился под сильным воздействием внутриоргаиизационных процессов как на стороне предприятий, так и на стороне рабочих. Мы замечаем усиленную концентрацию капиталов и предприятий, с одной стороны, и рост профессиональных рабочих организаций, с другой1 .

Если процесс концентрации капиталов охарактеризовать статистически точно представляется пока затруднительным, то рост профессиональных организаций рабочих охарактеризовать таким путем можно. Он виден из следующих цифр о числе членов профессиональных союзов в тыс. человек2 .

Годы

Германия

Англия

Швеция

Канада

1913

1918

1919

1920

1.928

1.248

3.343

5.247

927

1.108

1.338

1.563

54

105

122

130

-

164

177

192

186

Отсюда видно, что количество членов профессиональных союзов после войны быстро возрастает во всех странах.

Этот организационный процесс, как и процесс концентрации капиталов, являясь следствием экономических конъюнктур, благоприятствовавших крупным и сильным предприятиям и организациям, был с другой стороны и фактором их. Достаточно напомнить сильную зависимость размеров продукции от напряжения стачечного движения, что в свою очередь теснейшим образом связано с уровнем организованности рабочих. Рассматриваемый период, особенно 1919 г., весьма богат промышленными конфликтами. Причем стачки, как правило, имеют наступательный характер и часто принимают политическую окраску, особенно в странах социально-потрясенных, как Германия1 . Однако по недостатку места мы должны отказаться от рассмотрения данной темы, не использовав имеющихся материалов и ограничившись простым указанием на факт усиленных процессов концентрации капитала и организации рабочего класса в период повышательных конъюнктур после войны.

33, Мы закончили изучение двух последовательных периодов состояния мирового хозяйства и движения его конъюнктур: военного и послевоенного. Основной чертой первого периода является мировой подъем ценностных показателей конъюнктур и лишь частичный подъем натуралистических показателей их, преимущественно в заокеанских странах. В большинстве же стран старой капиталистической культуры наблюдается упадок народного хозяйства in natura. Поэтому первый период проходит в общем и целом под знаком обнищания мира, хотя растущая нужда и поражает в действительности и с особой силой лишь европейский континент.

По окончании войны, частью в силу социально-экономической инерции, частью в силу реакции на изменение условий, наступившего замешательства и необходимости некоторых реорганизаций, наблюдается мировая депрессия как натуральных, так и ценностных показателей конъюнктур мирового хозяйства. Эта первая чисто военно-хозяйственная депрессия заканчивается к весне-лету 1919 г. С этого момента мировое хозяйство вступает во вторую часть послевоенного периода, в полосу подъема. Подъем мирового хозяйства с 1919 г. согласно отмечают как ценностные, так и натуралистические показатели. Вот

187

почему этот период проходит под знаком увеличения материального благополучия. Несмотря на все препятствия, несмотря на все тяжелые последствия войны - подъем длится до весны-лета 1920 г.

В основе этого подъема лежит наличие напряженных и неудовлетворенных хозяйственных и личных потребностей, с одной стороны, и высвобождение хозяйственных сил из-под гнета военных условий, с другой. С окончанием войны хозяйственная инициатива и энергия поспешила использовать открывшиеся возможности. Подъем начался. Но мировое хозяйство за время войны слишком серьезно и глубоко деформировалось. В недрах его произошли значительные процессы перераспределения сил.

В процессе первой послевоенной депрессии это наследие войны не было преодолено, а была произведена лишь самая необходимая и неотложная реорганизация экономических сил. От военного строя мировое хозяйство перешло лишь к полувоенному. Вот почему налицо не было необходимых условий нормального развития, почему в процессе наступившего в 1919-1920 гг. подъема мировое хозяйство очень скоро натолкнулось на глубокие препятствия дальнейшему развитию и от состояния относительного равновесия неизбежно должно было перейти к состоянию острого мирового кризиса. Изучению кризиса мы и посвятим следующую главу.

188

1 За недостатком места мы, к сожалению, принуждены обойти молчанием развитие и действие государственно-регулирующей деятельности.

2 См. Экономим. Бюллст. Берлинск, предст. 1920 г. № 7.

1 По данным Международи. с.-х. института и Риме. В тех случаях, когда не было данных за 1920 г., были взяты данные за 1919 г.

1 По данным Международного сельскохозяйственного института а Риме. Взяты страны, о которых есть сравнительные данные за все годы.

2 См. Statesman's year-book за 1920.

3 Поданным С.Х. Бюро. См. Экономич. жизнь от 21 января 1921 г. "Об остатках от предыдущих урожаев в Соединенных Штатах". См. также Бюллетень Map. Ком. Ин. Дел № 44, 1920 г., стр. 46.

4 См. Deutsch. Allg. Zeit. от 12 ноября 1920 г.

1 См. Times от 8 ноября 1920 г.

2 По оценке Статистнч. Бюро Магдебурга и Торг. Дома Willet and Grey в Ньюмарке. См. Эконом. Бюллет. Берлинск. представит, от 18 января 1921 г.

3 По данным Государственного статистического бюро.

1 Поданным International Cotton Statistics. Изд. international Federation of Master Cotton Spinners and Manufacturers Associations. March, 1921 г. Заметим, что сборы хлопка по данному источнику, хотя и очень незначительно, частично раcходятся с приведенными выше.

2 См. предыдущее примечание. Стр. 6.

1 См. предыдущее примечание. Стр. 9-29.

1 По данным римского института. См. также "Сборник" ЦСУ.

1 Industrie und Handels-Zeitung от 28 декабря 1920 г., а также Бюллетень Нар. Ком. Вн. Торг. (литографирован) от 30 октября 1920 г. См. также Н.А. Лазаркевич. op. cit., стр. 194.

2 См. Лазаркевич Н.A., op. cit., стр. 213 и сл.

3 Ibid., стр. 220 и cл.

4 Ibid., стр. 217.

1 См. The Statesman's year-book. 1921. Стр. 69.

2 См. Шерстяная промышленность после мира. Эконом. Бюллет. Берлинск. представ, от 18 января 1921 г.

1 См. Ibidem. Данные :за 1920 определены на основании 10 месяцев.

2 См. The Statesman's year-book 1921. Стр. 69.

3 По данным Monthly Bulletin of Statistics, The Manchester Guardian Commercial, Statistisches Jahrbuch fur das Deutsche Reich, Neue Freie Presse, Геологического института Севсро-Американских Соединенных Штатов (см. Эконом. Бюллет. Берлинского представительства, от 2 ноября 1920 г.) и Сборника ЦСУ.

3 См. Бюллетень Нар. Ком. Ин. Дел. 1920. № 52. Стр. 42.

4 См. Экономическая жизнь от 31 мая 1921 г. Отд.: "Иностранная жизнь".

5 Ср. Горн, промышл. Статья в Эконом. Бюлл, Берл. Предст. от 31 января 1921 г.

6 По данным Monthly Bulletin.

2 По данным Monthly Bulletin of Statistics, The Statist, The Manchester Guardian Commercial, Welwirtschai'tlicheNachrichtcn, Mining Journal, Stahl und Eisen, 9 Febr. 1922 г. The Iron Trade Review, 5 Jan. 1922 г. и сборника ЦСУ. Цифры, заключенные в скобки, означают, что они интерполированы по двум соседним годам, для 1920 г., что они взяты в размере предшествующего 1919 г.

1 См. Deutsche Allgemeine Zeitung от 5 мая 1920 г.

2 См. Internal, financial Conference. Procedings of the conference. Voll. III. P. 19,

3 См. Information от 26 фенраля 1920 г. и Экон. жизнь от 9 февраля 1921 г.

4 См. Сборник ЦСУ, стр. 28-29.

1 См. Эконом. Бюллет. берлинск. предст. от 16 сентября 1920 г.

2 Более детальные данные о фрахтах см. и Bulletin de statistique agricolc el commerciale Римского с.-х. института за 1918, 1919 и 1920 гг.

3 См. Bulletin de statistique agricole за 1920 г. № б, 9, 10. См. также Мировой торговый флот до и после войны. Эконом. Бюллет. берлинск. предст. от 16 сентября 1920 г. См. также Эконом, жизнь от 6 апреля 1921 г.

1 См. Экономическая жизнь от 18 февраля 1921 г. См. Vossische Zeitimg от 19 июля 1920 г.

2 См. Conference financiere Internationale. Rapport V Commerce Internationale.

3 См. сборник ЦСУ, стр. 50.

1 По данным главным образом Monthly Bulletin of Statistics, но данным Economist'a (различные номера), Economic Revew, Сборника ЦСУ.

1 См. Statistical abstract of the Un. St.

1 См. примечание предыдущей стр.

1 См. Эконом. Бюллет. Берл. предст. от 18 января 1921 г.

2 По данным Economist'a.

1 Ср. Букшнаи Я.М. Англо-Американское соперничество и европейские дела. Стат. в сборнике Международные проблемы.

2 Ср. Демонтон. Экономический упадок Европы. Перев. с франц. под ред. проф. Л.Н. Юровского.

1 См. Brussels Internation. Financial Conference. Proceedings of the Conference. Стр. 19.

2 Таблица построена по данным изд. Conference financiere Internationale. Rappor № IV. Finances publiques; The Economist от 31 апреля 1921 г., экон. бюлл. от 11 мая 1921 г., Эконом, жизни и от 5 мая 1921 г. Ст. З.С. Каценеленбаума в Вестн. Нар. Ком. Вн. торг. № 4-5, 1921 и сборника ЦСУ. Данные за 1919 и 1920 гг. учитывают сметные или фактические доходы-расходы. Данные за 1921 г. в некоторых случаях сметные.

1 Таблица составлена но данным след. изд. Brussel. Internation. Financial Conference Proceedings on the Conference. Vol. III, а также Rapport № IV. Finances publ, и по данным The Economist. Большинство довоенных данных относятся к 31 декабря 1913 г.; но Германии, Англии и Дании к 31 марта 1914 г., но Соединенным Штатам к 30 июня 1913 г.

1 См. Известия Нар. Ком. Финансов № 18 за 1921 г., стр. 38 и cл.

2 См. Эконом. жизнь от 8 марта 1921 г.

3 Ср. Каценеленбаум З.С. Финансовое положение Европы (Вестн. Нар. Ком. Вн. торг. № 1, 1920 г.).

4 Ср. Проф. М.И. Боголенов. Европа после войны. С.-Петербург, 1921. Стр. 59-60.

1 По данным Monthly Bulletin of Statistics.

1 См. Statist or 10 января 1920 г. Цены за 1867-77 гг. принимаются Statist' ом за 100.

1 Ср. Силин Н.Д. Валютный вопрос перед Генуэзской конференцией. Стр. 88 и сл. В сборнике "Международные проблемы".

2 См. по вопросу о возможности сопоставления индексов, Wesley Clair Mitchell Business cycles. Memoires of the University of California. Vol. 3. 1913. Стр. 112 и след. См. также Mr. R.M. Hooker. - The Course of Prices of Home and B. Abroad, 1890-1910 и Journal of the Royal Statisticol Society. December 1911. О различиях и методах построения индексов различных стран см. Е. Hoffman. - Indexziffern im Inland und im Ausland. Karlsruhe, 1921.

1 Ср. Cassel G. Memorandum on the "Worlds monetary problems" Financial. Brussel 1920, Paper XIII.

2 См. Eulenburg Fr. Die Preisrevolution seit dem Kriege. Iahrbucher für Nationalo: konomie. III Folge. 60 Band. 1920. II p. 335.

1 См. Brussels international Financial Conference. Table С., р. 99. Paper № III.

1 По данным Monthly Bulletin of Statistics, The Economist, The Statist, Экон. Бюлл. от 19 октября 1920 г. и Сборника ЦСУ. В 1920 г. курсы взяты преимущественно к концу каждого месяца.

1 Ср. Туган-Барановский М.И. Бумажные деньги и металл. Гл. V и VI.

2 См. Проф. Боголепов М.И., op. cit, стр. 51 и cл.

1 См. Journal of the Royal Stat. Society за март 1921 г.

1 Таблица взята из работы проф. Боголенова. - цит. выше, стр. 55-56.

1 По данным The Economic World, Vol. XX от 11 декабря 1920 г. См. С.А. Фалькнер, Поcлевоенный кризис относительно перепроизводства. Эконом, Жизнь от 11 февраля 1921 г,, См, Ernst Kalin, Indexzahlen der Frankfuter-Zeitung. Marx-April, 1921, Стр. 63,

1 По данным Statist'a.

1 См. New-York American от 16 февраля 1920 г,

2 См. The Economist от 8 января 1921 г.

3 См. Экон. Бюллет. от 18 января 1921 г.

1 The Economist от 16 октября 1920 г. за 9 первых месяцев.

1 См. Эконом, бюлл. Берлинского представительства. Различные номера. См.Султан-Заде, op. cit. См. В. Громам. Некоторые черты современного положительного мирового хозяйства. Стат. в Вестнике Ком. Внешп. Торг. № 1. См. статьи в сборнике Мировое наступление капитала. Москва, 1922.

2 См. Сборник ЦСУ.

1 См. Сборник ЦСУ.

Глава III

МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС

1920-1921 ГГ., ЕГО ХАРАКТЕР

И ПРИЧИНЫ

1. Предыдущий анализ убеждает нас в том, что за исключением отдельных моментов в течение всей войны и после нее ценностные показатели народнохозяйственных конъюнктур отмечают повышательные тенденции последних. Цены почти непрерывно повышаются, повышается и держится весьма устойчиво учетный процент, повышается заемный процент на капитал, повышается рентабельность твердо-процентных бумаг, норма прибыли и номинальная заработная плата точно также имеют тенденцию к повышению. Чем бы ни объяснялось это повышательное движение ценностных показателей, какую бы роль ни играла при этом растущая инфляция денежного обращения и вызываемое ею обесценение денег, для частного хозяйства рассмотренный период представляется, как период повышения конъюнктур.

В обычное время повышательное движение ценностных показателей сопровождается одновременным и более или менее параллельным движением и натуралистических показателей конъюнктур. Иную картину видим мы в течение войны. Из натуралистических показателей в сущности лишь процент работающих рабочих или, обратно, процент безработных всюду имеет обычное соотношение с движением ценностных показателей: процент работающих повышается, или, наоборот, процент безработных падает. Такое движение процента работающих или, обратно, безработных легко понять: оно стоит в связи с отвлечением массового труда от производительной работы, с оскудением рынка труда и напряженностью спроса на труд.

Что касается всех других натуралистических показателей и факторов конъюнктур, то в главнейших европейских странах они дают картину понижения. Натуралистически народное хозяйство европейских стран сжимается, Падает продукция сельского хозяйства, производство угля, железа и т.д. Сокращается объем торговли.

189

Иную картину наблюдали мы в заокеанских странах: здесь почти все натуралистические показатели и факторы конъюнктур повышаются. Взятое в целом народное хозяйство заокеанских стран расширяется.

По окончании войны и особенно с 1920 г. во всех странах, в том числе и в потрясенных странах Европы, в силу начавшегося экономического возрождения, соотношение ценностных и натуралистических показателей становится обычным и соответственным.

В отмеченном соотношении ценностных и натуралистических показателей конъюнктур, в различии этих соотношений по европейским странам, потрясенным войной, и странам заокеанским, в различии этих соотношений по странам Европы за время войны и после нее - одна из своеобразных и характерных черт движения конъюнктур пережитого периода.

Учитывая ее, можно формулировать следующие положения.

В странах, потрясенных войной, за время войны мы имеем повышающуюся конъюнктуру с точки зрения частно-хозяйственной деятельности при сокращении и упадке народного хозяйства и национального дохода in natura.

В странах, не потрясенных войной, мы имеет повышающуюся конъюнктуру с точки зрения частно-хозяйственной деятельности при одновременном расширении и развитии народного хозяйства и национального дохода in natura.

Последнее наблюдается и в странах Европы после войны.

Таким образом после окончания войны соотношение всех показателей конъюнктур принимает более или менее обычный характер. Конъюнктуры мирового хозяйства, как с ценностной, так и с натуралистической точки зрения в общем за исключением отдельных моментов (см. выше) повышаются.

Повышение конъюнктур продолжается до 1920 г. В 1920 г. в различных странах и в различных отраслях народнохозяйственной жизни в различное время наступает перелом конъюнктур к понижению. Начавшееся понижение конъюнктур очень скоро превращается в подлинный и грандиозный мировой экономический кризис.

Каковы характерные черты понижающихся конъюнктур и последовавшего затем кризиса? В чем причины кризиса и какова его природа? Какое влияние имел мировой кризис на мировое хозяйство и каково современное состояние последнего? Вот те основные вопросы, на которые мы попытаемся дать ответ в дальнейшем изложении.

190

2. Удобнее всего начать характеристику периода понижательных конъюнктур с рассмотрения товарных цен.

Перелом цеп к понижению в 1920 г. носит мировой характер; он наметился в различных странах в различные моменты.

В подтверждение и развитие этого положения рассмотрим следующие данные общих index'ов товарных цен1 .


Дата

Соединенные Штаты2

Япония3

Англия4

Франция5

Италия6

Швеция7

Канада8

Голландия8

Германия9

цены 1913 г. приняты за 100

1920 г. Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1921 г. Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

227,2

226,4

225,5

225,7

216,4

210,7

205,0

195,7

184,0

170,2

147,9

137,5

134,3

128,8

123,5

117,5

115,3

116,5

120,1

120,3

301,1

313,6

321,6

300,5

272,1

248,0

239,0

235,0

230,7

225,8

221,4

205,7

201,2

195,1

191,0

189,9

190,6

192,1

196,5

199,3

288,5

303,9

310,2

305,7

304,5

291,4

292.5

287,6

283,9

266,4

244,9

220,0

208,6

192,2

189,3

183,1

182,3

178,6

178,2

178,7

486,9

521,9

554,5

587,5

553,0

492,7

495.6

501.3

525,7

504,0

460,2

434,3

408,5

375,7

359,9

347,0

329,4

324,9

339,1

331,3

503,7

556,3

619,0

679,1

565,0

613,9

632.0

661.0

660,5

662.1

658,0

635,4

624,4

613,3

603,3

583,9

546,9

509,1

519,9

541,8

319

342

354

354

361

366

363

365

362

346

331

299

267

250

237

229

218

218

211

198

248,3

253,5

257,6

260,6

263,2

258,0

256,0

244,0

241,0

234,4

224,6

214,4

207,6

199,3

194,1

187,2

188,0

179,1

176,1

174,5

295

290

294

300

301

302

304

296

293

289

268

240

213

197

188

176

182

183

176

180

1419

1592

1582

1690

1452

1473

1528

1561

1582

1646

1658

1603

1473

1419

1408

1430

1387

1463

1690

1777


2 Index Вradstreet's.

3 Index Bank of Japon.

4 Index Economista.

5 Index Statistique generate de la Franse.

6 lndex Bachi.

7 lndex Svensk Handelstidning.

8 Официальные индексы.

9 Index Francfurter Zeitung.

Нами подчеркнуты одной тонкой чертой месяцы перелома общего индекса цен к понижению. Из таблицы ясно, что начавшись в Соединенных Штатах, депрессия цен распространяется на все страны. В Соединенных Штатах перелом по индексу Dradstreet's датируется январем 1920 г. Но до мая понижение цен остается весьма слабым.

191

С мая оно начинает прогрессивно усиливаться. Нужно отметить, что американский индекс Бюро Труда датирует перелом цен именно маем. За Соединенными Штатами следуют Япония и Англия, где понижение цен начинается в марте. Однако необходимо указать, что по индексу Statist'а перелом в Англии датируется апрелем, а по индексу Times'а даже маем. Такое разногласие индексов, не меняющее, впрочем существа картины, объясняется, конечно, различием числа и вида товаров, цены на которые включаются в отдельные индексы.

В апреле наступает перелом цен во Франции, Италии и Германии. В мае - в Канаде. В Швеции понижение цен по приведенному индексу Svensk Handelstidning начинается с июня, а по индексу Скандинавского кредитного обязательства в июле. В Голландии критическим месяцем является июль.

Таким образом, перелом и движение цеп к понижению в течение первой половины 1920 г. распространяется па все значительные страны и приобретает мировой характер.

В приведенной таблице двумя чертами мы подчеркиваем те месяцы, в которые цены обнаруживают тенденцию возвратного повышательного движения. Такие возвратные движения имеются не во всех странах. Их нет в Соединенных Штатах, в Японии, в Канаде, в Голландии, т.е. в странах, не пострадавших или пострадавших очень мало за время войны и не оскудевших, в странах с устойчивой валютой. Их очень мало в Англии, Швеции, т.е. в странах, относительно также благополучных и с достаточной устойчивой валютой. Их много во Франции и Италии, т.е. в странах весьма потрясенных и с сильно расстроенной валютой. Что касается Германии, то в ней после довольно сильной депрессии цен в мае 1920 г. наступает длительное возвратно-повышательное движение цен, которое кончается лишь в ноябре 1920 г. Но именно Германия была наиболее потрясена войной и затем условиями мира; именно в Германии денежная система наиболее расстроена из всех стран, взятых в таблице. Из высказанных только что замечаний, как будто можно заключить, что наличие и характер возвратных движений стоит прежде всего в зависимости от степени расстройства и оскудения народного хозяйства страны, а также от действия денежного фактора, т.е. обесценения денег.

Из таблицы далее видно, что падение уровня товарных цен, начавшееся в 1920 г., продолжается весь 1920 г. и первую половину 1921 г. В 1921 г. в мае намечается приостановка падения цен по некоторым из взятых нами стран. Приостановка отмечена нами одной толстой чертой. Она имеет в различных

192

странах различную устойчивость. Так, с мая-июня 1921 г. приостановка падения цен наблюдается в Соединенных Штатах, Японии и Голландии. Но в Голландии июль дает снова понижение. В дальнейшем мы имеем для нее повышающийся ряд, а именно в июле 176, в августе 180, в сентябре 180. Однако не приведенный в таблице октябрь дает снова понижение до 169. В Англии с июня 1921 г. темп падения цен замедляется, хотя падение и не прекращается. В Италии и Франции приостановка падения цен обнаруживается в июле 1921 г. Но эта тенденция и здесь не вполне устойчива, так как позднее наблюдаются, как мы увидим ниже, рецидивы их падения. В прочих странах до августа 1921 г. включительно цены продолжают понижаться. Отмеченные факты приостановки понижения цен не во всех странах имеют одинаковую силу и одинаковое значение. Однако, пока мы не будем останавливаться подробно на этом вопросе нового перелома в движении цен. Констатируем пока лишь факт, что в движении цен с мая 1921 г. начинает намечаться тенденция к новому перелому, к приостановке падения, а в некоторых странах и к повышению цен.

Наконец из таблицы видно, что степень падения цен и приближение их к довоенному уровню в различных странах - различна. Сопоставим степень повышения их в % к 1913 г. за месяцы высшего уровня цен в 1920 г. с достигнутою степенью падения их в 1921 г. за время, отмеченное в таблице.

Максимальный подъем цен в 1920 г. в % к 1913 г.

Минимальный достигнутый уровень в 1921 г. 8 % к1913 г.

Падение цен до августа 1921 г. в % к высшему уровню их в 1920 г.

1 . Северо-Америкаиские

Соединенные Штаты

2. Канада

3, Голландия

4. Англия

5. Япония

6. Швеция

7. Франция

8. Италия

9. Германия

227,2

268,2

304

310,2

321,6

366

587,5

679,1

1.690

115,3

174,5

176

178,2

189,9

198

324,9

503,1

1.387

49,3

53,7

42,1

42,6

41,0

45,9

44,7

25,0

16,7

В таблице страны расположены по степени приближения их цен к довоенному уровню. Отсюда ясно, что Соединенные Штаты, давая наименьший подъем цен, дают в то же время относительно наибольшее падение их. Далее следует группа стран, как Швеция, Англия, Голландия, Япония, Канада, где

193

повышение цен более значительно, а падение их относительно меньше. Затем следуют страны, как Франция и Италия, где повышение цен было весьма значительно, понижение же значительно во Франции и менее значительно в Италии. В этих странах цены стоят, относительно, значительно выше довоенных.

Наконец идет Германия, где подъем цен был колоссален, а падение относительно незначительно.

Из приведенного анализа не трудно видеть, что особенности как в степени подъема, так и в степени близости уровня цен к довоенному уровню по указанным четырем группам стран стоят в зависимости от глубины потрясения их народного хозяйства и в частности их денежной системы. Как правило, чем меньше эти потрясения, чем более благополучно положение народного хозяйства страны, тем менее подъем товарных цен, тем более значительно происшедшее относительное падение их, приближает этих цены к довоенному уровню их.

3. Исследуем теперь вопрос о характере падения цен по отдельным группам товаров. Падение цеп по отдельным группам товаров в различных странах наряду с чертами некоторого сходства, обнаруживает и черты различия. Приведем прежде всего подробные данные о движении цен по группам на основании индексов Бюро Труда по Соединенным Штатам Северной Америки1 .


Даты

Продукты фермы

Пища

Ткани и одежда

Отопительные и осветительные

Металлы и металлические изделия

Поделочный лес и строительные материалы

Химические и аптекарские материалы

Предметы домашнего обихода

Различные

в % отношении к данным 1913 г.

1920 г. Январь

Февраль

Март

Апрель

Maй

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

240

237

239

246

244

243

236

222

210

182

253

244

246

270

287

279

268

235

223

204

350

356

356

353

347

335

317

299

278

257

184

187

192

213

235

246

252

268

284

282

177

189

192

195

193

190

191

193

192

184

268

300

325

341

341

337

333

328

318

313

189

197

205

212

215

218

217

216

222

216

324

329

329

331

339

362

362

363

371

371

227

227

230

238

246

247

243

240

239

229

194

Даты

Продукты фермы

Пища

Ткани и одежда

Отопительные и осветительные

Металлы и металлические изделия

Поделочный лес и строительные материалы

Химические и аптекарские материалы

Предметы домашнего обихода

Различные

в % отношении к данным 1913 г.

1921 г. Январь

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

136

125

115

117

113

115

118

162

150

141

133

132

134

152

208

192

186

181

180

179

179

228

207

199

194

187

184

182

152

139

138

138

132

125

120

239

208

203

202

202

200

198

182

171

168

166

166

163

161

283

275

274

262

250

235

230

190

167

154

151

150

149

147


Отсюда видно, что падение цен по отдельным группам товаров начинается в Соединенных Штатах в разное время1 . Ранее всего, с марта-апреля, начинают падать цены ткани и одежды, строительных материалов, металлов2 и металлических изделий и продуктов фермерского производства, куда входит в текстильное сырье в виде хлопка, Далее в сентябре-октябре дают понижение отопительные и осветительные, химические и аптекарские товары и предметы домашнего обихода3 . По продолжительности периода падения, на первом месте - строительные материалы и металлы, падение которых не кончилось еще и до августа 1921 г. (конец падения отмечен нами двумя чертами). Далее следуют одежда и ткани, группа различных товаров, предметы домашнего обихода, продукты фермы и пищевые. На последнем месте стоят отопительные и осветительные.

По степени падения выделяются продукты ферм, пищевые, ткани и одежда. Далее следуют строительные материалы, металлы, отопительные и осветительные и группа различных. Иначе говоря, как правило, сильнее падают наиболее вздорожавшие товары.

Рассмотрим, далее, движение групповых индексов Economist'a по Англии.

195

Даты

Хлеб и мясо

Остальные пищевые продукты (чай, сахар и пр.)

Текстильные материалы

Минералы

Разные: каучук, нефть, лес и пр.

Данные 1913 года приняты за 100

1920 г. Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1921 г. Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

241,7

248,5

257,8

256,1

253,7

258.3

256,2

245,8

257,1

266.7

252,6

229,7

221,4

201,2

207,2

204,4

204,3

200,9

199,2

190,5

241,4

249,6

257,5

255,8

276.3

261,7

263.1

261,1

261,1

253,5

244,8

226,8

224,5

217,0

204,8

203,7

194,4

187,3

199,1

201.6

422,2

461,1

464,7

459,1

440,5

400,3

405.3

393,3

359,1

304,8

257,9

200,6

185,5

162,2

160,9

161,6

155,6

152,1

149,8

154.7

232,0

240,0

238,7

236,0

248.8

246,9

250.6

249,4

251,1

252,1

241,2

232,9

216,1

201,5

192,1

179,3

184.3

186.2

179,3

176,2

260,2

273,6

289,7

280,8

274,4

263,6

261,2

263.4

260,8

245,1

226,4

216,1

204,9

192,8

190,7

176,8

180,5

173,5

174,6

169,5

В приведенной таблице одной чертой подчеркнуты, как и выше, месяцы перелома цен к понижению, двумя чертами - месяца возвратного движения цен.

Анализируя таблицу, видим, что перелом движения цен к понижению по группам товаров наступает в Англии почти одновременно в феврале-марте 1920 г. Однако, дальнейшее движение их весьма различно. Группа основных питательных товаров, зерновых и мясных, дает целый ряд возвратных движений и относительно незначительное понижение, Но именно эта группа дала и относительно наименьшее повышение. То же нужно сказать о группе прочих пищевых продуктов. Группа текстильных материалов дает почти неуклонные и весьма сильные понижения. К августу 1921 г. она достигает уровня наиболее близкого к довоенному. Но именно эта группа дала в 1920 г. и наивысший подъем. Группа минералов, т.е. главным образом угля и металлов до января 1921 г., обнаруживает слабое падение, давая ряд возвратных движений, превосходящих по уровню даже точку перелома, т.е. в сущности не обнаруживая падения. С января 1921 г. начинается подлинное падение цен на

196

минералы, но по степени оно уступает падению цеп на текстильные товары; с мая 1921 г. эти цены снова дают возвратные движения и в августе 1921 г. цены минералов стоят относительно довоенного уровня значительно выше, чем в группе текстильных, хотя и ниже, чем в группах пищевых. Нужно заметить, что и максимальный подъем цен товаров группы минералов был относительно наименьшим. Группа "разных", подъем цен в которой был довольно значителен, дает почти неуклонное и сильное понижение и значительное приближение к довоенному уровню.

Таким образом, мы видим, что сильнее и неуклоннее всего падают цены тех товарных групп данной страны, в которых за время повышательных конъюнктур обнаружился наибольший подъем. В этом смысле можно утверждать, что после перелома цен к понижению они имеют тенденцию приблизиться к довоенному соотношению1 ,

Можно ли констатировать ту же тенденцию по другим странам? Не будем приводить детальных данных по этим другим странам и ограничимся здесь более общими данными об отправных моментах перелома к понижению и конечных результатах падения цен, выбирая по странам соответствующие даты начала перелома по группам и беря, конечной датой по возможности момент нового перелома общего индекса в 1921 г.

Обратимся к Франции и приведем следующие данные индекса Statistique generale de la France.

Дата

Растительные продукты

Животные продукты

Сахар, кофе, какао

Все пищевые

Металлы и минералы

Текстильные продукты

Прочие товары

Все материалы

в процентах к ценам 1913 г.

Март 1920 г.

Апрель

Август 1921 г.

516,3

510,0

337,2

500,0

522,3

370,8

439,0

447,0

352,4

497,3

505,6

354,8

459,8

506,7

244,8

884,5

952,7

321,1

548,2

397,9

355,6

602,0

655,1

313,2

Движение цен по группам во Франции представляет ту же самую картину, Перелом цен почти по всем группам падает на апрель 1920 г. Исключение - растительно-пищевые продукты, где перелом наступает в марте, и "группа прочих товаров", где перелом наступает в мае, в таблице не приведенный. Наименьшее падение дают группы пищевых продуктов. Наибольшее

197

падение дает группа текстильных. Металлы и минералы занимают среднее положение. Возьмем далее Италию.

Даты

Зерно и мясо

Другие пищевые

Текстильные продукты

Минералы и металлы

Прочие товары

в процентах к ценам 1913 г.

Апрель 1920 г.

Май

Июнь

Декабрь

395,3

441,1

445,1

480,7

487,7

498,0

511,1

530,9

1064.6

839,8

742,4

674,8

1076,5

1088.7

917,2

928,2

535,2

525,3

532,9

623,0

В Италии перелом цен текстильных товаров и групп прочих приходится на апрель, минералов и металлов на май, зерновых, мяса и прочих пищевых на июнь. Наиболее сильное падение наблюдается в группе текстильных. Пищевые дают целый ряд возвратных движений, не отмеченных в таблице, и к концу 1920 г. обнаруживают даже весьма сильное повышение. В группе минералов и металлов понижение весьма незначительно.

Декабрь 1920 г. далеко не является критическим моментом падения цен в Италии. Таковым моментом является, по-видимому (см. ниже) июнь 1921 г. Мы не довели таблицу до июня только потому, что в нашем распоряжении имеется за 1921 г. лишь новый расширенный индекс проф. Bachi, базирующийся на 76 товарах вместо 38 товаров прежнего индекса. Так как оба индекса непосредственно не сравнимы, то представляется целесообразным привести данные нового индекса самостоятельно. Принимая цены 1920 г. за 100 для июня 1921 г., мы получаем следующие показатели уровня цен по группам1 .

Группы

Индекс цен в июне 1921 г. в % к сред. цен. 1920 г.

Растительно-пищевые товары

Животно-пищевые

Химические

Текстильные

Минералы и металлы

Строительные материалы

Другие растительные товары

Прочие

97,0

100,5

63,4

45,8

60,4

101,6

95,0

90,4

Отсюда видно, что и к июню 1921 г. сильнее всего упали цены текстильных, минералов и металлов, химических товаров.

198

Остальные товары в 1921 г. по сравнению со средней за 1920 г. или понизились весьма незначительно, или не понизились вовсе, Последняя таблица таким образом лишь подтверждает и продолжает предыдущую.

Обращаясь к Германии, на основании индексов Frankfurter Zeitung получаем следующую картину перелома цен по группам1 .

Даты

Продукты питания

Текстильные товары, кожа и т.п.

Минералы

Разные

в % к ценам января 1920 г.

На 1 февраля 1920 г.

На 1 июня 1920 г.

На 1 ноября 1920 г.

На 4 июня 1921 г.

119

128

165

127

152

98

111

70

145

110

120

109

123

197

122

196

Отсюда видно, что перелом цен наступает прежде всего в феврале 1920 г. в группе текстильных и минералов. Правда затем он сменяется возвратными движениями, лишь отчасти показанными в таблице. Но все же падение цен по группе текстильных весьма значительно. Далее в июне дает перелом группа разных, дающих затем также возвратные движения. Пищевые продукты обнаруживают падение лишь с ноября 1920 г.

В общем, наиболее значительно падение обнаруживают текстильные и минералы.

Из предыдущего обзора можно сделать следующие обобщающие выводы,

Определенной правильности и последовательности вступления цен различных групп товаров в полосу понижения отметить нельзя. Теория конъюнктур полагает, что толчок к понижению цен, как правило, исходит от группы готовых изделий, идущих в непосредственное потребление. Однако она допускает и иную последовательность движения цен2 . В данном случае мы наблюдаем именно эту иную и по отдельным странам различную последовательность в понижательном движении цен. С известным основанием можно лишь утверждать, что в странах менее пострадавших или вовсе не пострадавших от войны, как

199

Соединенные Штаты и др., ранее начинается понижение цен строительных материалов, тканей и одежды, сельскохозяйственных товаров и продуктов питания. В странах, сильно потрясенных войной, как Германия, Италия, наоборот, ранее вступают в полосу понижения цен преимущественно товары промышленного характера. В странах, которые в отношении потрясений и хозяйственной разрухи занимают среднее положение, как Англия, понижение цен на все товары наступает почти одновременно и весьма дружно. Это различие движения групповых цен по странам вытекает из характера и строения общественного спроса. Так, например, в странах, потрясенных войной и недостаточно обеспеченных в продовольственном отношении, спрос на продукты сельскохозяйственного производства пищевого значения естественно должен быть особенно напряженным.

Второй вывод тесно примыкает к первому. По всем странам наиболее резкое падение дают текстильные товары, цены на которые поднялись к 1920 г. исключительно высоко. Группа металлов обнаруживает значительно меньшее понижение. Группы пищевых обнаруживают сильное понижение лишь в странах благополучных. В прочих странах они дают незначительное понижение с рядом возвратных движений. Этот характер понижательного движения цен по группам вполне объясняется законами эластичности потребления различных товаров. Цены на продукты малоэластичного потребления, как пищевые, должны были падать и действительно падают в странах обеспеченных и держатся высоко в странах необеспеченных. Цены на продукты также относительно незначительной, хотя и большей, эластичности, как текстильные, должны были сильно понизиться, как только военный спрос на них упал, а продукция их начала увеличиваться. И это падение тем более заметно и понятно, что ранее цены на эти товары достигли неимоверной высоты.

Третий вывод, который можно сделать из предшествующего анализа, следующий: лишь осенью и даже к концу 1920 г. падение цен охватывает все более или менее значительные группы товаров.

4. Из предыдущего изложения мы видим резкие особенности движения цен на пищевые продукты и особенно большую стремительность падения цен на текстильные товары.

В то же время теория признает особенно показательным для движения конъюнктур движение цен на продукты тяжелой индустрии и в частности на железо.

200

Это побуждает нас для уяснения природы и особенностей развернувшегося в 1920 г. кризиса остановиться отдельно на движении цен основных пищевых продуктов, текстильных товаров и продуктов тяжелой индустрии. Из текстильных мы остановимся, как на важнейшем товаре, на хлопке, а из продуктов тяжелой индустрии па железе и каменном угле.

Обращаясь к ценам пищевых продуктов возьмем для анализа цены основного хлеба - пшеницы по важнейшим рынкам экспортным и импортным.

Даты

Соединенные Штаты1 Нью-Йорк № 2 Red Winter центов за 60 ф.

Аргентина1 Буэнос-Айрес Barletta бумажн. и песо за квинтал

Англия2 № 1 Northerr. manitoba шилл. и пенс, за квартер

шиллинг

пенс

26 июня 1914 г.

2 января 1920 г.

26 марта

14 мая

28 мая

25 июня

24 сентября

29 октября

31 декабря

28 января 1921 г.

25 февраля

24 марта

29 апреля

27 мая

24 июня

29 июля

26 августа

84

275

282

338

322

310

251

239½

206¾

197½

195½

174¾

164½

182½

161

142

136½

8,35

13,90

18,10

24,50

27,60

26,50

24,80

27,50

-

17,45

16,95

17,06

15,95

17,35

16,75

-

17,70

37

60

95

95

-

-

94

-

102

97

76

96

81

86

84

88

91

0

0

0

-

-

0

0

-

0

0

1

1

0

0

0

9

0

1 Пo данным Bulletin de Statistiquc agricole et commerciale (Institut Intelnation, dAgriculture. Rome), различные номера за 1921 г.

2 По данным The Economist от 18 февраля 1922 г., стр. 341.

Отсюда ясно, что цены на пшеницу в Соединенных Штатах начинают систематически и весьма интенсивно падать со средины мая 1920 г. Некоторая задержка их падения наблюдается весной 1921 г. Однако она по-видимому, носит сезонный характер. С мая 1921 г. цены продолжают падать. В конце августа уровень их стоит в 2½ раза ниже максимального подъема в мае 1920 г. Цены в Аргентине, поднявшиеся несколько менее, чем в Соединенных Штатах, начинают падать с конца мая 1920 г.

201

Падение их менее значительно и менее систематично, чем в Соединенных Штатах. В конце августа они упали несколько более чем в полтора раза, против максимума.

Возрастание цен в Англии продолжается до конца 1920 г. С декабря 1920 г. С декабря 1920 г. цены падают и здесь. Однако, падение их относительно очень незначительно и носит прерывистый характер.

Обращаясь теперь к ценам на другую группу пищевых продуктов, а именно продуктов животноводства, нужно признать, что здесь мы не располагаем столь систематическими и полными данными, как о ценах на хлеба. Однако, некоторые данные все же представляют огромный интерес и их необходимо привести.

Прежде всего приведем следующие интересные данные индексов Североамериканских Соединенных Штатов на мясные продукты1 .

Даты

1919 г.

1920 г.

Index

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

За год

13,46

13,51

14,06

15,01

15,34

14,98

15,61

15,56

13,44

12,22

11,88

11,54

13,59

12.14

12.43

12.53

12.72

12,41

12,31

12.40

12,12

12.22

11,67

10,34

8,48

11,69

Отсюда видно, что более или менее систематическое падение цен на мясо, индекс показывает, начиная еще с июля 1919 г. Однако это падение прерывается сильными возвратными движениями с начала 1920 г. Неуклонным и очень сильным падение становится лишь с сентября 1920 г.

Однако приведенный индекс обрывается слишком рано. Чтобы видеть движение цен на продукты животноводства в Америке за более длительный период и чтобы сопоставить их

202

движение с движением цен на эти продукты в импортирующей стране - Англии, возьмем следующие данные.

Даты

Соединенные

Штаты1 Чикаго быки

отборные за

100 ф.

Англия2

Говядина хорошая

Свинина

за 8 фунтов

долл.

шиллинг

пенс

шиллинг

пенс

1913 г.3

1920 г. июль

1920 г. октябрь

1921 г. январь

1921 г. апрель

1921 г. июль

1921 г. октябрь

7,85

15,50

14,70

9,06

8,15

8,10

8,10

5

9

9

9

9

8

7

0

4

5

5

0

4

5

4

10

10

10

11

9

7

4

6

10

0

0

4

10

1 По данным Commerce Monthly № 11, 1922.

2 По данным Economist'a от 18 февраля 1922.

3 Для соединенных Штатов взято начало, а для Англии конец 1913 г,

Из приведенных данных видно, что как в Соединенных Штатах, так и в Англии, мясные продукты вздорожали к июлю 1920 г., приблизительно вдвое, а свинина даже более чем вдвое. Цены на продукты животноводства в Соединенных Штатах, начавшие падать еще в 1919 г., продолжают определенно понижаться до половины 1921 г., и, как можно было бы показать, даже до конца 1921 г. Но уже в половине 1921 г. они весьма близки к довоенному уровню цен. Цены в Англии начинают понижаться значительно позднее, в сущности лишь с конца 1920 г. - с начала 1921 г., и падают они медленнее. Падение их продолжается, как можно было бы видеть, весь 1921 г. и даже долее. Тем не менее уровень их дальше от довоенного, чем в Соединенных Штатах.

Таким образом движение цен на продукты животноводства в общем списывает ту же кривую, что и на растительно-пищевые продукты. Страны большей обеспеченности этими продуктами дают и более раннее и более сильное падение цен. Иначе говоря, исследование конкретных цен на конкретные товары пищевого значения приводит к тем же выводам, что и анализ групповых индексов.

5. Рассмотрим далее конкретные цены текстильных товаров.

Все текстильные товары, за время войны и после нее, до перелома цен вздорожали чрезвычайно. Сравнительное

203

вздорожание их, а затем падение характеризуется хотя бы следующими данными о движении оптовых цен на важнейших французских и английских рынках.

I. Франция1

Даты

Лен в франках

Июль 1914 г.

Апрель 1920 г.

Ноябрь 1920 г.

Март 1921 г.

110

2600

900

450

87

805

285

220

56

470

250

155

223

1550

890

550

в относительных к июлю 1914 г, прин. за 100

Апрель 1920 г.

Ноябрь 1920 г.

Март 1921 г.

2363,6

818,2

409,1

925,2

327,6

252,9

839,3

446,4

276,8

665,2

382,0

236,1

II. Англия2

Даты

Лен Рига. Z. К. ф. ст. за тонну

Хлопок Middling Amerlkan пенс за фунт

Шел кантонский пенсов за фунт

Шерсть австрийская пенсов за фунт

Конец июня 1914 г.

марта 1920 г.

сентября

января 1921 г.

марта

июня

29,5

362,5

382,5

100,0

90,0

100,0

7,63

29,01

20,90

9,83

8,02

7,85

156

747

409

312

292

318

24,5

98,0

72,0

46,0

39,0

36,0

в относительных к ценам июня 1914 г., прин. за 100

Конец июня 1914 г.

марта 1920 г.

сентября 1920 г.

января 1921 г.

марта 1921 г.

июня 1921 г.

100,0

1228,8

1296,6

339,0

305,1

339,0

100,0

380,2

273,9

128,8

105,1

103,9

100,0

478,8

262,2

200,0

187,2

203,8

100,0

400,0

293,9

187,7

159,2

146,9

1 См. Проф. М.И. Боголепов. Европа после войны. Стр. 29.

2 Ekonomist от 18 февраля 1922 г.

Отсюда видно, что наибольшее вздорожание дает во Франции и Англии лен, затем во Франции следует хлопок, в Англии шелк. Шерсть стоит во Франции на четвертом, в Англии на третьем месте. Наиболее понизились цены льна, затем хлопка. Менее упали цены шелка и наконец шерсти. Ближе всего к довоенным, во Франции в марте, в Англии в июне 1921 г. стояли цены хлопка и шерсти. Дальше всего цены льна.

204

Обратимся теперь специально к более детальному анализу цен хлопка по важнейшим странам1 .

Даты

Соединенные Штаты Нью-Йорк upland Middling cents par livre

Англия Ливерпуль ypland Middling denlers par livre

Франция Гавр ypl. Middling francs par 50 kgs.

Египет Александрия Nubarl f. g. f. talaris par kantar.

12 июня 1914 г.

17 октября 1919 г.

26 марта 1920 г.

23 апреля

21 мая

18 июня

9 июля

20 августа

17 августа

22 октября

19 ноября

10 декабря

28 января 1921 г.

18 февраля

24 марта

29 апреля

20 мая

24 июня

12 августа

13,94

34,75

41,50

41 ,65

41,00

39,25

40,55

33,50

31,00

21,00

17,55

16,25

14,75

13,40

12,35

12,35

12,65

11,05

13,25

7,87

22,17

28,88

26,18

26,18

26,64

25,12

24,82

21,68

15,73

12,41

11,42

9,04

8,27

8,05

7,34

7,42

7,00

8,46

91,50

406

775

927

760

597

615

610

556

381

335

305

279

225

237

194

175

162

217

18,31

51,00

131.50

130,50

107,50

103,50

91,00

92,00

82,00

51,50

41,50

34,50

32,75

25,00

32,75

18,25

16,50

-

-

Из приведенной таблицы видно, что начиная с марта-апреля 1920 г. цены на хлопок во всех взятых странах непрерывно падают. До августа-сентября 1920 г. падение цен на хлопок идет относительно медленно, с августа-сентября оно идет чрезвычайно быстро. В мае 1921 г. цены на хлопок на основных рынках стоят уже ниже довоенного уровня их. Падение хлопковых цен достигает максимума в июне 1921 г. С этого момента замечается тенденция их к некоторому повышению.

Посмотрим, как идет движение цен на хлопковое сырье, по сравнению с ценами на полуфабрикат и готовую ткань. Приведем следующие данные по Англии2 .

205

Даты

Хлопок американский Middl. за англ. фунт

Пряжа № 32 Twist за англ. фунт

Ткань из пряжи №39, 16-15 за 8*/2 фунт.

пенс

пенс

шиллинг

пенс

1920 г. 5 марта

1 апреля

7 мая

1 июля

2 сентября

1 октября

5 ноября

23 ноября

1921 г. конец января

конец февраля

конец марта

конец апреля

конец мая

конец июня

конец июля

30,15

28,76

27,88

26,62

22,46

20,90

16,80

13,43

9,83

8,33

8,02

8,28

8,25

7,85

8,34

62,5

61,5

60,0

54,5

50,5

47,0

37,0

33,0

23,0

19,0

17,7

18,2

18,0

17.2

17,5

44

44

46

42

36

32

28

26

21

19

18

18

17

16

16

6

6

0

6

0

0

0

0

0

0

6

6

0

6

9

Отсюда видим, что цены на сырье и пряжу начинают падать ранее, чем на ткань. Причем, цены на сырье падают быстрее, чем цены на пряжу, и цены на пряжу сильнее цен на ткань1 .

Это обстоятельство чрезвычайно интересно в движении конъюнктур. Оно показывает, что перелом конъюнктур поразил в первую очередь сферу сырья и полуфабриката, а не готовых изделий. Вместе с тем несомненно несколько облегчая положение текстильной ткацкой промышленности, оно резко ухудшает положение прядильной промышленности и особенно хлопководства.

Аналогичное, хотя и более сложное движение цен находим мы в Германии2 .

Даты

Хлопок за 1 кг

Пряжа за 1 кг № 36

Ткань за 1 м 92 см 36/42

в марках

1 января 1920 г.

1 марта

30 июля

30 октября

53,5

65,0

44,0

49,0

94,0

172,5

74,5

87,5

9,00

18,0

9,75

11,50

206

Даты

Хлопок за 1 кг

Пряжа за 1 кг № 36

Ткань за 1 м 92 см 36/42

в марках

27 ноября 1920 г.

4 декабря

15 января 1921 г.

12 февраля

12 марта

9 апреля

14 мая

4 июня

2 июля

34,5

33,0

28,0

20,7

18,7

17,2

20,5

17,8

21,1

87,5

77,5

67,5

56,5

53,5

49,0

46,5

46,5

49,5

11 ,50

10,50

8,75

7,50

7,20

6,75

6,45

6,45

6,65

Из таблицы видно прежде всего, что по март 1920 г. в Германии продолжается резкое вздорожание текстильных товаров. Затем началось падение текстильных цен.

Однако, упав к июлю, цены на хлопок, пряжу и ткань вновь поднялись к октябрю и только затем началось их непрерывное падение. Это падение весьма значительно для хлопка и более умеренно для пряжи. Падение продолжается вплоть до мая-июля 1921 г., когда намечается некоторая задержка его. Цены ткани падают лишь с ноября 1920 г. Их падение до января 1921 г. значительно меньшее, чем пряжи; только с января они начинают понижаться значительно, хотя все же менее, чем цены хлопка и пряжи.

Итак, мы констатируем более резкое понижение цен на текстильное сырье, чем на полуфабрикат и на полуфабрикат более, чем на ткань.

6. Для характеристики движения конъюнктур, как мы уже отмечали, экономическая теория признает особенно показательным движение цен на продукты тяжелой индустрии, как железо и уголь. Остановимся на этих ценах,

Движение их в рассматриваемый нами период понижения цен представляет ту особенность, что цены эти держатся устойчиво, обнаруживая скорее тенденцию к повышению, почти до конца 1920 г. и вовлекаются в общее понижательное движение, таким образом, с большим запозданием, с конца 1920 г. - с начала 1921 г.

Для характеристики движения цен на железо приведем следующие данные1 .

207

Даты

Соединенные Штаты1 Чугун литейн. Phil 2; доллар за тонну = 2240 фунт.

Англия2 Чугун литейный III шиллингов за тонну = 2240 фунт.

Франция2 Чугун литейный III

Германия2 Чугун литейный III

1914 г. в среднем

1920 г. январь

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

1921 г. январь

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

14,74

48,00

52,50

60,00

60,00

60,00

60,00

65,00

65,00

60,00

55,00

55.00

43,50

43,50

43,50

38,50

38,00

37,00

37,00

33,00

30,00

51/6

175

175

175

200

200

217/6

217/6

217/6

225

225

225

225

225.

195

150

120

130

130

135

140

81

375

413

525

525

625

625

625

625

625

625

475

475

375

355

334

270

260

225

231

220

71,25

1324

1625

1665

1775

1790

1740

1740

1659

1659

1659

1659

1659

1659

1659

1659

1509

1484

1484

1484

1484

1 О цепах па железо в Соединенных Штатах см. также Weltwirtschaftliche Nachrichten, № 290, 1921 и журнал Stahl und Eisen, № 33, 1921.

2 В ценах на железо Б Англии, Франции и Германии см. также различные номера журнала Stahl und Eisen.

Отсюда видно, что перелом цен на железо в Соединенных Штатах происходит с августа 1920 г. Перелом цен в Англии начинается с января 1921 г. Впрочем, необходимо иметь в виду, во-первых, что не для всех сортов железа перелом этот приходится здесь именно на январь 1921 г. Для некоторых сортов, например для стальных болванок, заготовок, черной листовой стали и др., перелом этот наметился еще в августе-сентябре 1920 г. и даже ранее3 . Действительно, например, стальные болванки, непрерывно повышаясь в цене, достигают к 3 июня 530 шилл. за тонну, а с 5 августа уже падают до 460. Черная листовая сталь 5 августа дает 890 шилл., а 9 сентября уже

208

810 шил л.1 . Во-вторых, нужно иметь в виду, что с сентября 1920 г. цены на железо включают в себя повышенный железнодорожный тариф, что при стационарности номинальных цен (см. таблицу) в сентябре-декабре 1920 г. равносильно понижению реальных цен. Следовательно, понижение цен на железо в Англии нужно отнести, собственно, к августу-сентябрю 1920 г. Но весьма сильным и резким оно становится лишь с января 1921 г.

Падение цен во Франции начинается с октября 1920 г., в Германии же первое понижение падает на июнь 1920 г.; второе и более значительное на август 1920 г. Новое и еще более значительное падение цен начинается с апреля 1921 г.2 .

7. Обратимся, наконец, к ценам на каменный уголь. Данные о них говорят следующее3 :

Из приведенных данных видно, что только по Германии цены на уголь не обнаруживают кризис, не падают в течение всего 1920 г. и взятой половины 1921 г. В прочих странах они обнаруживают определенную тенденцию падения. Во Франции к 1920 г. они поднялись значительно сильнее, чем в Англии и

209

Соединенных Штатах. С января 1920 г. по октябрь они несколько понижаются. Но это понижение необходимо рассматривать скорее как местный эпизод. Он является результатом, с одной стороны, улучшившихся условий снабжения Франции углем, с другой, реакции на неимоверное повышение цен угля до 1920 г. С ноября 1920 г. цены угля идут снова вверх и лишь с января 1921 г. начинают стремительно падать. Именно это падение цен во Франции является показателем того всеобщего и глубокого понижения цен, которое мы характеризуем. С января 1921 г. падают цены и в Англии. Цены в Соединенных Штатах начинают падать ранее, с сентября 1920 г. Но в общем депрессия угольного рынка выражена значительно менее рельефно, чем рынка железного. Наиболее значительна она в Соединенных Штатах. Ее вовсе нет в Германии. Основную причину таких различий нужно видеть в различной степени насыщенности национальных угольных рынков. Начало депрессии угольного рынка наступает несколько позднее, а кончается ранее, чем депрессия железного рынка. Уже весной 1921 г. появляются признаки прекращения падения цен: цены начинают или повышаться, или колебаться около одного уровня.

Из предыдущего ясно, что цены на продукты тяжелой индустрии, в частности камменноугольной и железоделательной, вовлекаются в понижательное движение относительно поздно. Устойчивость повышательного движения и конъюнктур на эти продукты коренится в общих условиях мирового хозяйства после войны. Если с роспуском армий резко упал спрос на продукты текстильной промышленности, то этого не могло быть в отношении тяжелой индустрии. По окончании войны перед всеми потрясенными странами встали огромные задачи по ликвидации разрушений и восстановлению основных капиталов хозяйства, транспорта, инвентаря и т.д. Эти задачи создавали спрос, а спрос создавал емкий рынок прежде всего для металлургической промышленности, которая в свою очередь стимулировала спрос на уголь: мы видели, что рынок последнего все время находится далее в большем напряжении, чем железный рынок. Вот почему повышательные конъюнктуры на продукты тяжелой индустрии держатся относительно долгое время устойчиво1 .

210

8. Подведем итоги произведенному анализу движения цен: а) В 1920 г. товарные цены, достигнув высшего предела своего подъема, обнаруживают перелом к понижению. Этот перелом, начавшись в Соединенных Штатах еще с января 1920 г. в течение весны-лета 1920 г. распространяется почти на все страны мира. b) Степень понижения цен в отдельных странах различна, с) Время, последовательность и степень падения цен по группам товаров в отдельных странах точно также различны, d) Но почти во всех странах, особенно в импортирующих и потрясенных войной, пищевые продукты падают относительно менее сильно и менее последовательно, е) Почти во всех странах наиболее сильное и относительно раннее падение обнаруживает группа текстильных товаров. Цены некоторых текстильных, как хлопок, уже весной 1921 г, достигли довоенного уровня. Цены на текстильное сырье падают более сильно, чем на полуфабрикат, и на полуфабрикат более, чем на фабрикат. Падение цен на текстильные товары, начавшееся по различным странам весной-летом 1920 г., затем особенно усиливается осенью 1920 г. f) Как показывают данные по Соединенным Штатам довольно раннее и сильное падение обнаруживают строительные материалы, g) Цены на продукты железной индустрии держатся устойчиво до осени 1920 г. Осенью с сентября обнаруживается их тенденция к понижению. Наиболее явственно она сказывается в Соединенных Штатах. Весьма сильным и в тоже время всеобщим падение их становится с января 1921 г. h) Аналогично движение цен и на продукты каменноугольной промышленности. Однако, депрессия цен на уголь наступает несколько позднее, чем на железо и она сравнительно слабо выражена в большинстве европейских стран. В Германии мы даже не находим ее. i) Факт вовлечения в полосу понижения цен на продукты тяжелой инструкции с осени 1920 г. - начала 1921 г. должен был повести за собой особенно резкое падение общего и среднего уровня товарных цен, во-первых, осенью 1920 г., во-вторых, и с начала 1921 г.

9. Мы довольно подробно рассмотрели цены. Цены очень важный показатель состояния конъюнктур, но не единственный. По одним ценам еще невозможно достаточно точно судить о состоянии и движении конъюнктур в целом. Нам необходимо поэтому обратиться к другим важнейшим показателям движения их.

Из валеристических показателей наряду с ценами и товарным рынком наше внимание привлекает прежде всего денежный

211

рынок и биржа - эти чувствительнейшие ценностные показатели конъюнктуры капиталистического хозяйства.

Подъем конъюнктур с весны 1919 г., который непрерывно тянется по весну 1920 г., должен был породить и, как мы видели, породил и подъем предпринимательства. Это должно было повысить спрос на капитал, и притом в связи с послевоенными условиями и задачами восстановления народного хозяйства, главным образом внутренний спрос.

Напряженность этого спроса на капитал, как мы уже отмечали, проявилась между прочим и в том, что крайне резко сократился экспорт капиталов. Начиная с весны 1919 г. предложение на рынке капиталов, как будто, обнаруживает тенденцию увеличения. Но, во-первых, учитывая пониженную ценность денег, нужно признать, что реально эмиссия ценных бумаг возрастает не так сильно, как говорит о том номинальная ценность выпущенных бумаг, а, во-вторых, с лета 1920 г. эмиссия даже начинает сильно понижаться.

Так эмиссия ценных бумаг в Англии по месяцам составляла в млн. тыс. ф. ст.1 .

Даты

Всего выпущено ценных бумаг

В том числе ценностей частных предприятий

Даты

Всего выпущено ценных бумаг

В том числе ценностей частных предприятий

в тыс. ф. ст.

в тыс. ф. ст.

июнь 1919 г.

декабрь

январь 1920 г.

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

29.676

58.611

62.960

95.440

79.828

31.080

40.008

39.622

23.393

7.204

20.882

27.922

38.789

14.070

15.170

36.041

39.651

38.606

55.964

17.882

28.057

29.804

18.266

4.461

14.286

17.746

27.472

7.877

январь 1921 г.

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

21.375

14.180

28.602

18.998

19.060

33.369

15.174

10.343

9.620

2.566

15.556

9.688

12.719

13.199

6.907

1.753

212

Отсюда ясно, что начиная с весны 1920 г. эмиссия ценных бумаг как общая, так и особенно частных предприятий обнаруживает несомненную тенденцию уменьшения, хотя и с колебаниями.

Аналогичную картину наблюдаем мы и в отношении эмиссии ценностей в других странах. Это хорошо видно из нижеследующих данных1 .

Даты

Соединененные Штаты, млн, долл.2

Франция, млн. франк.

Италия, млн. лир3

Голландия, млн. гульд.

Дания, млн. крон

Британская Индия, млн. рупий

В среднем за

месяц 1920 г,

Январь 1921 г.

Февраль 1921 г.

Март 1921 г,

Апрель 1921 г.

Май 1921 г.

Июнь 1921 г.

Июль 1921 г.

Август 1921 г.

В среднем за месяц в январе-августе 1921 г.

259

257

299

139

391

178

179

170

139

219

4.654

1.010

1.879

1.651

2.773

2.493

2.345

-

1.025

1882,3

413

571

227

274

444

400

162

94

68

280

94

52

30

55

19

34

49

106

17

45,2

3,4

1,3

2,5

2,4

9,0

0,0

0,4

0,2

0,5

2,04

122

76

92

27

73

32

237

27

45

75,8

2 Данные Journal of commerce.

3 Данные Rivista Bancaria.

Из приведенной таблицы ясно видно, что эмиссия капиталов из месяца в месяц резко колеблется. Но тем не менее очевидна понижательная тенденция эмиссий в 1921 г. Средняя месячная эмиссия 1920 г. стоит выше средней месячной эмиссии за полугодие 1921 г. и притом в 1921 г. эмиссия первых месяцев как правило выше эмиссии последующих месяцев. Как показали, однако, данные по Англии, сокращение эмиссии капиталов наметилось еще с весны-лета 1920 г.

10. Растущее повышение спроса на капитал при первых признаках понижения его предложения, наметившегося еще с весны 1920 г., естественно, повело к новому подъему и без того необычно высоких ставок учетного процента, этого нового важного показателя состояния конъюнктур. Возьмем следующие данные.

213

Страны1

Предшествующая ставка

Момент изменения

Новая ставка

%

1920 г.

%

Англия

Франция

Бельгия

Дания

Норвегия

Италия

Соединенные Штаты

Швеция

5

5

4

5

6

5

6

7

14 апреля

8 апреля

28 апреля

16 апреля

25 апреля

12 мая

1 июня

16 сентября

7

6

5½ БУ 3 = 13 =

1 По данным The Economist.

Отсюда видно, что начиная с весны 1920 г. по всем странам прокатывается волна повышения ставок учетного процента. Это повышение ставок означало вместе с тем и величайшее напряжение кредита.

Напряжение кредита и как символ этого - повышение учетных ставок - это обычный признак приближающегося перелома конъюнктур и надвигающегося кризиса2 .

Напряжение кредита органически связано с повышательными тенденциями конъюнктур. Повышение конъюнктур, промышленный подъем, подъем предпринимательства рано или поздно приводят к исчерпанию предложения к напряжению и затруднениям на рынке капиталов и повышению учетного процента.

Эта тенденция усиливается в это время еще движением товарных цен. Идущее в период подъема все далее и далее повышение товарных цен рано или поздно приводит к затруднениям в сбыте. Затруднение в сбыте по высоким ценам, нежелание по мотивам хозяйственного расчета перейти к реализации товаров по пониженным ценам и в то же время необходимость производства срочных платежей толкает предпринимателей и посредников к усиленному использованию кредита, что в свою очередь толкает ставки учета к повышению3 . Вот почему мы обычно наблюдаем, что максимальное повышение уровня товарных цен и повышение учетного процента перед кризисом более или менее совпадает во времени.

214

То же видим мы и весной-летом 1920 г.

Итак, с одной стороны - усиленный спрос на денежный капитал, с другой, прокатившееся широкой волной повышение учетных ставок; с одной стороны, крайне высокий уровень цен и обострение спроса на оборотные средства, с другой - крайняя дороговизна кредита, исчерпанность денежного рынка. Все это создает объективные препятствия для прежнего успешного ведения предпринимательства.

И. Указанное напряжение кредита означало при данном спросе недостаточный и ослабленный приток капитала на фондовую биржу. Это должно было понизить спрос на биржевые бумаги, т.е. вызвать биржевой кризис, или по меньшей мере биржевую депрессию. Биржевой кризис и биржевая депрессия очень часто являются предвестниками общего экономического кризиса. По-видимому, так было и в 1920 г. Незадолго до начала общего кризиса наблюдается биржевая депрессия.

Факты вполне подтверждают эту мысль.

Возьмем индекс общей стоимости ценных бумаг на бирже:

Даты

Англия1

Даты

Германия2

378 цен. бум.

Акции Займы

Конец декабря 1919 г.

Конец января 1920 г.

Конец февраля 1920 г.

Конец марта 1920 г.

Конец апреля 1920 г.

Конец мая 1920 г.

Конец июня 1920 г.

Конец июля 1920 г.

Конец августа 1920 г,

Конец сентября 1920 г.

Конец октября 1920 г.

Конец ноября 1920 г.

Конец декабря 1920 г.

Конец января 1921 г.

Конец марта 1921 г.

Конец апреля 1921 г.

Конец мая 1921 г.

Конец июня 1921 г.

Конец июля 1921 г.

2.634

2.670

2,654

2,580

2,433

2,433

2,374

2.395

2.389

2.426

2.439

2.405

2.320

2.336

2.289

2.285

2.308

2.291

2.345

1 сентября 1919 г.

2 января 1920 г.

1 февраля 1920 г,

1 марта 1920 г.

15 апреля 1920 г.

3 мая 1920 г.

1 июня 1920 г.

1 июля 1920 г.

7 августа 1920 г.

11 сентября 1920 г.

9 октября 1920 г.

27 ноября 1920 г.

18 декабря 1920 г.

5 марта 1921 г.

2 апреля 1921 г.

8 мая 1921 г.

28 мая 1921 г.

5.424

7.792

10.820

12.311

11.005

10.557

8,533

9.211

11.488

12.139

12.589

14.360

14.179

12.286

13.009

12.914

13.346

963

975

1.173

1.411

1.169

1.112

1.024

1.030

1.052

1.238

1.221

1.304

1.272

1.152

1.143

1.175

1.166

1 По данным Bankefs Magazine.

2 По данным Frankf. Zeitung (различные номера) и цитир. работы Ernst'a Kahn'a Die Indexzahlen der Frankfurter Zeitung, стр. 33. Индексы составл, но 10 акциям и 25 облигациям.

215

Отсюда ясно, что Англия несколько раньше, Германия, в соответствии с более поздним наступлением в ней перелома конъюнктур к понижению, позднее переживает биржевой кризис или биржевую депрессию, которые выразились в весьма сильном понижении ценности биржевых бумаг (соответствующие месяцы в таблице подчеркнуты). Причем этой биржевой депрессии, судя по курсу биржевых бумаг, предшествовала, особенно в Германии, достаточно сильная биржевая спекулятивная игра1 . Летом 1920 г. острота биржевой депрессии уже кончилась. Ценные бумаги пошли в общем вверх. Подъему их, особенно в Германии, несомненно сильно способствует также понижение ценности денег под влиянием инфляции.

Этим, а также тем, что экономический кризис в Англии оказался значительно глубже и серьезнее, чем в Германии, нужно объяснить, почему индекс по Англии дает меньший подъем: там он в течение всего 1920 г. после депрессии на бирже не поднимается до уровня января-февраля 1920 г. Биржа остается в состоянии относительного угнетения. Аналогичную кривую пережила, очевидно, и Нью-Йоркская биржа2 .

12. Из предыдущего анализа мы видим, что все рассмотренные ценностные показатели состояния народнохозяйственных конъюнктур - товарные цены, эмиссия ценных бумаг, высота учетного процента и ценность биржевых бумаг, в точном согласии между собой указывают на перелом этих конъюнктур к понижению весной-летом 1920 г. Причем, взаимная связь и последовательность движения этих показателей в основных чертах также, которую можно было наблюдать в соответствующие периоды развития вообще кризисов капиталистического народного хозяйства.

Однако, перелом ценностных показателей к понижению еще не есть кризис во всем объеме. Нам необходимо теперь продолжить анализ и посмотреть на другие важнейшие элементы народного хозяйства, посмотреть, в частности, обнаруживают ли перелом конъюнктур к понижению натуралистические показатели их и если да, то с какого времени и в каких масштабах.

13. Остановимся прежде всего на внешней торговле. Понижение товарных цен и вздорожание кредита означало, несомненно,

216

затруднения в сбыте товаров. Объем торговли и в частности внешней, должен был сократиться. Посмотрим, так ли это.

Собственно, при неустойчивости цен и колебании вексельных курсов следовало бы анализировать движение торговли в натуралистических терминах или по меньшей мере, наряду с ценностным выражением ее объема, необходимо было бы дать в той или иной мере и натуралистическую характеристику его.

Ведя анализ в духе последнего замечания, возьмем прежде данные о размерах оборотов внешней торговли в ценностном выражении1 .

2 Для сокращения объема таблицы по Японии и Голландии мы даем лишь относительные данные. Исходные величины оборотов за январь 1920 г., принятые за 100, равны в тыс. ф. ст. для Японии 38.616, для Голландии - 32.679.

Из таблицы видно, что даже выраженные в ценностных единицах обороты внешней торговли взятых стран сокращаются. То же можно было бы констатировать и по другим странам3 .

217

Сокращение оборотов раньше всего начинается в Соединенных Штатах - с января 1920 г. Во Франции сокращение также начинается с января, но затем обороты вновь расширяются к августу и лишь после августа систематически падают. В Англии сокращение начинается с июля.

Во всех странах сокращение идет особенно заметно с осени с октября-ноября 1920 г. В таблице это отмечается двумя чертами.

Спрашивается, не проистекает ли отмеченное сокращение оборотов торговли из простого факта падения цен? Несомненно, этот фактор имеет в данном случае огромное значение. В частности, несомненно, что именно благодаря более слабому падению цен во Франции обороты ее торговли сокращаются весьма незначительно. Но тем не менее сокращение оборотов обязано не только понижению цен, а также и сжатию торговых оборотов in natura.

Чтобы сделать это положение бесспорным, необходимо привести данные о размерах торговли in natura.

14. Сокращение торговых оборотов in natura в различных странах можно видеть хотя бы из следующих данных о движении импорта по весу1 .

Из приведенных данных видно, что in natura мировая торговля в 1920-21 гг. подвергается точно также значительному сокращению. Начало сокращения торговли по последней

218

таблице падает с некоторым запозданием, приблизительно на те же моменты, что и по предыдущей таблице: во Франции на конце 1920 г., в Англии на конец лета 1920 г., в Голландии и Бразилии на осень 1920 г. Интересно отметить, что по предыдущей таблице обороты Англии сократились значительно сильнее, чем обороты Франции. Наоборот, по последней таблице сокращение импорта Франции, несколько значительнее, чем Англии. Это объясняется, во-первых, тем, что предыдущая таблица учитывает импорт и экспорт вместе, между тем экспорт Франции, в связи отчасти с ее низкой валютой, если и сократился, то очень незначительно; во-вторых, относительно меньшим понижением цен во Франции. 15. Посмотрим, проявилась ли депрессия и если да, то как на соотношении импорта-экспорта отдельных стран и тем самым на торговом балансе. Для этого приведем следующие данные, выражающие процентное отношение экспорта к импорту1 .

Месяцы

Франция

Англия

Япония

Соединенные Штаты

Годы

1920

1921

1920

1921

1920

1921

1920

1921

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

40,5

55,4

46,8

51,5

50,7

69,9

-

85,7

81,9

89,9

70,5

56,3

94,9

117,1

96,7

108,6

105,3

101,5

107,0

67,1

58,1

69,3

72,6

81,6

77,4

94,4

82,1

84,3

83,9

91,0

74,3

86,6

76,7

78,8

73,4

54,5

47,0

60,4

86,4

64,5

58,6

73,1

65,3

83,4

98,5

143,7

132,7

124,8

96,8

83,3

71,3

63,9

68,1

82,5

69,9

71,7

89,2

153,9

139,2

158,2

188,9

176,0

114,2

121,7

112,9

168,3

226,1

214,2

273,6

326,4

237,3

157,9

135,1

163,2

184,7

188,5

Из таблицы видно, что отношение экспорта к импорту меняется зигзагообразно. Но тем не менее в этом изменении проявляются и некоторые общие тенденции.

В странах, сильно потрясенных войной и с низким курсом валюты, отношение экспорта к импорту увеличивается, торговый баланс улучшается и в 1921 г. в некоторых из них, например, во Франции, становится далее положительным. Очевидно,

219

что во Франции импорт сжимается в течение депрессии сильнее экспорта.

Изменение отношения в Англии и Японии, в которых депрессия и кризис проявились весьма резко, более или менее сходно. До октября-ноября 1920 г., т.е. до времени, когда депрессия экономической жизни стала особенно глубокой, отношение увеличивается. Затем оно падает. Очевидно, что в период наибольшего размаха депрессии сжимает здесь в большей степени экспорт, чем импорт. Иначе говоря, эти страны не находят достаточного внешнего рынка.

В Соединенных Штатах, где депрессия торговли наступила ранее других стран и где торговый баланс носит особенно ярко выраженный положительный характер, наоборот, до сентября отношение падает, т.е. резко сжимается экспорт, в августе он почти равен импорту. Далее с сентября по январь 1921 г. отношение экспорта к импорту резко повышается, частью в силу уменьшения импорта, частью в силу увеличения экспорта. С января 1921 г. оно падает, повышаясь несколько в июне-июле.

Изложенное позволяет утверждать, что в странах, наименее потрясенных войной, но и более затронутых экономической депрессией и кризисом, депрессия поражает во внешней торговле прежде всего экспорт. Так случилось с Соединенными Штатами. И в то время, как с весны 1920 г. экспорт Соединенных Штатов уже подвергся резкому сжатию, этого мы не наблюдаем пока еще в странах, подобных Англии и Японии. С середины лета депрессия перекидывается на эти страны и здесь мы видим в свою очередь резкое понижение отношения экспорта к импорту. В то же время, за счет несомненно усиленного экспорта итогов урожая, повышается отношение экспорта к импорту в Соединенных Штатах. В странах, сильно потрясенных войной, как Франция, депрессия внешней торговли глубже поражает импорт и тем способствует выправлению торгового баланса.

16. Указание, сделанное выше на то, что подъем отношения экспорта к импорту осенью 1920 г. в Соединенных Штатах обязан усилению экспорта продуктов урожая верно лишь в том случае, если разразившаяся депрессия внешней торговли вообще слабо поражает основную массу продуктов сельского хозяйства, а именно, продукты питания, и главной тяжестью ложится на сырье, идущее на фабрики, и готовые изделия. Факты вполне подтверждают это предположение, что видно хотя бы из следующих данных по Англии за первую треть 1921 и 1920 г.

220

Товары

Ввоз

Вывоз

1920 г.

1921 г.

1920 г.

1921 г.

в млн. ф. ст.

Сырье

Готовые изделия

Пищевые продукты

Животные продукты

305,9

140,8

249,4

0,1

96,8

99,2

200,5

0,1

57,2

321,9

17,0

1,3

22,3

246,9

13,6

1,4

Наиболее сильной депрессии подверглась торговля именно сырьем. Далее следуют готовые фабричные изделия. Гораздо меньший ущерб понесли пищевые и животные продукты как в отношении экспорта, так и в отношении импорта. То же самое, в общем, можно было бы обнаружить и по другим странам.

Таким образом, высказанное предположение о сравнительно малой депрессии торговли сельскохозяйственными продуктами питания, как будто, подтверждается. Но чтобы сделать его более наглядным и чтобы тщательнее исследовать проявление сжатия внешней торговли, нам необходимо, очевидно, остановиться на торговле отдельными важнейшими товарами.

17. Прежде всего покажем, что сокращение торговли, по-видимому, действительно существенно не коснулось сельскохозяйственных продуктов питания. Так, экспорт и импорт пшеницы и пшеничной муки по важнейшим странам выражается следующими величинами1 .

1919-1920 г.

1920-1921 г.

в тыс. квинталов

Экспорт из главных стран2 за август-март

Импорт в главные страны3 за август-март

117.719,5

66.249,0

123.963,8

65.575,7

2 Взяты страны: Канада, Соединенные Штаты, Британская Индия, Аргентина, Австралия.

3 Взяты страны: Франция, Англия, Италия.

Отсюда ясно, что главнейшие страны за период август-март 1920-1921 гг. сильно увеличили экспорт пшеницы и пшеничной муки, по сравнению с соответствующим периодом 1919-20 гг. Три главнейшие страны импорта не увеличили, но и не уменьшили своего импорта за то же время. Конечно, положение экспорта-импорта различных сельскохозяйственных продуктов питания в различных странах и за взятый нами период неодинаково. Но общая картина изображается приведенными цифрами о пшенице и пшеничной муке достаточно хорошо. Имея ввиду

221

ее, можно утверждать, что во всяком случае торговля сельскохозяйственными продуктами питания не подверглась заметному сокращению. И следовательно депрессия здесь коснулась не общего объема торговли, а лишь цен сбыта и может быть соотношения отдельных товаров сбыта.

18. Остановимся далее кратко на торговле продуктами угольной и железной промышленности.

В той и другой отрасли депрессия нашла самое сильное выражение.

Так, в области торговли углем мы видим следующую картину экспорта1 .

1920 г.

1921 г.

в млн. тонн

Соединенные Штаты; всего за январь-октябрь

Англия; всего за январь-октябрь

Англия; кроме того уголь, проданный на корабли

Бельгия; всего за январь-август

Германия; всего за май-ноябрь

32,8

20,3

11,7

1,5

3,2

22,6

16,8

8,3

6,2

3,7

Отсюда ясно, что экспорт Соединенных Штатов и Англии резко сокращается. Этого мы не наблюдаем в Бельгии и Германии. Здесь экспорт далее увеличивается. Но Бельгия и Германия, как страны в сильной степени потрясенные войной, находятся в состоянии трудного процесса послевоенного восстановления и в констатированном увеличении их экспорта угля нашел свое отражение, прежде всего именно факт восстановления угольной промышленности ненормально сжатой, например, в Бельгии войной. С другой стороны, здесь нашло отражение и другое обстоятельство, которое нам приходилось уже и придется отмечать далее, а именно, что характеризуемая депрессия и кризис вообще коснулись их относительно слабо, в особенности Германии. В рассматриваемой же отрасли торговли, очевидно, мы не наблюдаем депрессии в этих странах совершенно.

19. Рассмотрим затем данные об экспорте из Англии и Соединенных Штатов железа в различных главнейших видах его2 .

222

Виды материалов

Англия

Соединенные Штаты

1920 г.

1921 г.

1920 г.

1921 г.

За 7 перв. месяцев

За 12 месяцев

в тыс. тонн

Чугун

Полосы и брусья железные

стальные

Рельсы

424,3

35,5

220,2

1,9

87,9

17,9

60,3

4,2

245,4

36,5

583,4

553,9

125,6

38,7

469,0

541,5

Из приведенных данных достаточно ясно, что и в области экспорта железа и железных изделий по двум главнейшим странам наблюдается резкое сокращение во всех важнейших частях экспорта этих товаров.

20. Обратимся, наконец к более подробному рассмотрению торговли текстильными товарами и в частности хлопчатобумажными.

Возьмем прежде всего торговлю хлопком по главнейшим странам1 .

Страны

1919-1920 гг.

1920-1921 гг.

Экспорт хлопка в тыс. квинталов

Соединенные Штаты за сентябрь-август

Британская Индия за ноябрь-август

Египет за октябрь-август

14.572,4

4.262,6

2.411,9

14.308,5

3.648,7

1.489,8

Импорт хлопка в тыс. квинталов

Англия за сентябрь-август

Франция за сентябрь-февраль

Италия за сентябрь-июнь

Япония за сентябрь-август

9.918,7

2.318,3

1.770,8

5.688,4

5.259,8

1.748,8

1.512,8

3.421,1

Отсюда ясно колоссальное сокращение как экспорта, так и импорта хлопка, приходящееся на 1920-1921 сельскохозяйственный год по сравнению с предшествующим 1919-1920 сельскохозяйственным годом. Наиболее сильное сокращение экспорта приходится на Индию и Египет. Сильнейшее сокращение импорта наблюдается в Англии и Японии.

Если мы обратимся теперь к экспорту хлопчатобумажных тканей, то по Англии получим следующую картину2 :

223

Даты

Экспорт ткани в млн. кв. ярдов

Даты

Экспорт ткани в млн. кв. ярдов

в абсолютной величине

в % к январю 1920 г.

в абсолютной величине

в % к январю 1920 г.

Март 1920 г.

Апрель 1920 г.

Май 1920 г.

Июнь 1920 г.

Июль 1920 г.

Август 1920 г.

Сентябрь 1920 г.

Октябрь 1920 г.

397,1

423,6

443,2

405,8

395,2

366,5

382.1

304,2

95,8

102,2

106,9

97,9

95,3

88,4

92.1

73,4

Ноябрь 1920 г.

Декабрь 1920 г.

Январь 1921 г.

Февраль 1921 г.

Март 1921 г.

Апрель 1921 г.

Май 1921 г.

Июнь 1921 г.

282,0

263,0

249,2

244,7

231,9

186,7

145,6

152.6

68,0

63,4

60,1

59,0

55,9

45,0

35,1

36.8

Из таблицы видно, что экспорт хлопчатобумажных тканей в Англии даже начинается сокращаться с мая 1920 г. С сентября его сокращение становится особенно значительным. Сокращение продолжается до июня 1921 г. Очень важно на основании этого отметить, что в то время, как общие обороты английской внешней торговли начинают падать с июля 1920 г. (см. выше), экспорт тканей падает уже с мая. Это лишний раз указывает, что текстильная промышленность была вовлечена в кризис одной из первых.

21. Депрессия торговли, затруднения в сбыте, естественно, в странах значительной экономической мощи, в странах, мало или вовсе не истощенных войной, должны были привести к относительному переполнению товарных рынков. Переполнение же рынков выражается в росте товарных запасов. Рост товарных запасов мы уже отмечали выше в отношении 1920 г. Рассмотрим здесь этот вопрос несколько подробнее хотя бы для хлопка, т.е. для отрасли сбыта, которая весьма серьезно была затронута экономической депрессией и кризисом в 1920-1921 г.

Возьмем данные о запасах хлопка по Соединенным Штатам и сопоставим их для ясности с экспортом хлопка из данной страны1 .

Годы

Экспорт

Запасы

за период с 1 августа по 17 марта в тыс, баллов

на 17 марта в тыс. баллов

В Британии

На континенте

Всего

В портах

Внутри

Всего

1919-20 г.

1920-21 г.

2459

1219

1740

2062

4199

3271

1325

1390

1166

1804

2491

3194

224

Эта табличка весьма показательна. Общий размер экспорта в связи с депрессией 1920-1921 г. падает. Наоборот, под влиянием падения экспорта, а также хорошего урожая, общие размеры запасов сырья растут. Но падение экспорта идет исключительно за счет сильно пораженной кризисом страны - Британии. Наоборот, экспорт на континент слабее затронутый депрессией, даже увеличивается.

Обращаясь к цифрам о запасах, мы должны отметить, что рост их идет преимущественно за счет запасов внутри страны. Для того, чтобы вскрыть точнее характер этих запасов, приведем еще следующие цифры о запасах хлопка в Соединенных Штатах на 1 января1 .

Годы

На фабриках

На складах

В прочих местах

Итого

в тыс. баллов

1920

1921

1.952

1.273

3.758

5.645

3.295

4.405

9.006

11.323

Отсюда видно не только общее возрастание запасов к январю 1921 г., но и особенно сильное возрастание их "на складах", с одной стороны, и "в прочих местах", с другой. "В прочих местах" это в сущности на руках у производителей хлопка. Запасы па фабриках даже сокращаются. Причем, запасы хлопка на прядильных фабриках сократились не только в Соединенных Штатах. Это более или менее общая тенденция для всех крупных индустриально-текстильных стран, что видно из следующих данных2 .

На 1 февраля

Соединенные Штаты

Британия

Франция

Бельгия

Италия

Индия

Канада

Япония

в тыс. баллов

1920

1921

1988

1257

456

318

95

114

38

71

173

170

575

498

58

37

560

641

Отсюда ясно, что более или менее крупное исключение из правила представляет лишь Япония. Прочие исключения, как Франция, Бельгия, Канада не являются крупными. Кроме того, возрастание запасов на фабриках Франции и Бельгии в связи с процессом восстановления их разрушенной промышленности - вполне понятно. Вообще же в крупнейших странах фабрики поспешили сократить заготовки сырья и сократить его запасы.

225

Здесь сказалась депрессия самой текстильной промышленности, ее сжатие и стремление сбросить возможно большую часть неизбежных хозяйственных потерь на плечи торговых кругов и производителей. Из данного выше анализа цен мы уже видели, что в действительности так и было.

Отсюда ясно, что депрессия сбыта хлопка должна была серьезно затронуть не только торговую среду, но и производителя сырья. Доходная хлопковая культура в силу охарактеризованного выше наиболее резкого падения цен именно на сырье и в силу затруднений в сбыту стала для него культурой, продукт которой он не знал как благоприятно реализовать. Из прессы известно, что положение в частности для американских хлопководов создалось весьма серьезное. И еще летом 1921 г. английский Economist сообщал, что в 1921-22 сельскохозяйственному году можно ожидать в Америке сокращения посевов хлопка приблизительно на 30%.

Приведем в заключение еще данные о видимых запасах американского, английского, индийского и прочего хлопка, находящегося в складах и в пути1 .

Даты

Американский

Египетский

Ост-Индийский

Прочий

Итого

в тыс. баллов

Февраль 7 1919 г.

б 1920 г.

5 1921 г.

3743

4798

4688

487

420

303

87

168

186

132

152

317

4449

5537

5494

Хотя в 1921 г. мы и не находим прироста видимых запасов против 1920 г., но нет и сколько-нибудь значительного сокращения их. Но совершенно ясно, что запасы 1920 и 1921 гг. значительно выше запасов 1919 г. Исключение - запасы Египетского хлопка, что стоит в связи с низким урожаем его там.

Описанные затруднения на рынках хлопка можно признать более или менее характерными, прежде всего для большинства текстильных товаров. Но с теми или иными изменениями их можно констатировать и в других отраслях сбыта2 . Правда, быть может, в кризисе 1920-1921 гг. ни одна отрасль народного хозяйства не была так потрясена и не находилась в столь драматическом положении, как хлопководство и хлопчатобумажная промышленность. Поэтому, быть может, пи в одной

226

отрасли мы не нашли бы столь ярких проявлений кризиса. Но все же их можно найти. Их можно было бы до известной степени найти даже в отношении сбыта хлебных продуктов в некоторых странах, например, в таких странах, как Соединенные Штаты, Канада. Хотя торговля сельскохозяйственными продуктами литания и не подверглась сильному сокращению, по на почве хорошего урожая в 1921 г., на почве восстановления потрясенного сельского хозяйства различных стран Европы, на почве стремительного падения цен и в области хлебной торговли, как мы отмечали в предшествующей главе, идет рост хлебных запасов, что еще более форсирует падение хлебных цен. В прессе были сведения о стихийном недовольстве американских производителей пшеницы падением цен, об их отчаянии и нежелании сбывать хлеб по низким ценам, об их уклонении платить в срок взятые из банков ссуды и о крахах многих банков1 .

Однако, не будем загромождать изложение новыми иллюстрациями и фактами. Мы достаточно подробно рассмотрели изменения в мировой торговле и могли убедиться, что движение торговли с лета 1920 г. вступает в полосу сжимания, депрессии, кризиса. Депрессия эта особенно усиливается с осени 1920 г. Сильнее всего депрессия торговли сказывается на странах наибольшей экономической мощи, как Соединенные Штаты, Япония, Англия; во Франции она проявляется слабее. В Бельгии, Германии ее проявление еще менее заметно.

Но депрессия цен и затруднения сбыта не могли не отразиться на самом производстве. Априори можно ожидать, что производство должно было сократиться. Сокращалось ли оно и если да, то главным образом в каких отраслях и размерах? Вот вопрос, который нам необходимо теперь исследовать.

22. Подходя к изучению влияния кризиса на производство необходимо иметь в виду различие самых типов производства2 . Теоретически следует при этом различать производство: а) предметов, служащих в процессе хозяйственной жизни основным капиталом (здания, медицины, транспортные средства, поскольку они служат промышленным и торговым задачам и т.п.), b) предметов непосредственного потребления и с) предметов, служащих в процессе хозяйственной жизни оборотным капиталом (различное сырье, полуфабрикаты и т.п.), причем, производство оборотного капитала служит в конечном счете

227

необходимым звеном преимущественно или для производства основного капитала (например, металлургическая промышленность) или преимущественно для производства предметов потребления (например, мукомольная, сахарная промышленность).

В силу этого производство оборотного капитала может быть теснее связано или с производством основного капитала или с производством предметов потребления.

Эти различия приходится иметь в виду потому, что влияние кризиса на различные типы производства далеко не одинаково. Предпринимающиеся исследования капиталистических кризисов показывают, что кризис влияет сильнее всего на производство основного капитала и значительно слабее на производство предметов потребления.

Его влияние на производство оборотного капитала тем сильнее, чем теснее последнее связано с производством основного капитала, а не предметов потребления, и наоборот.

Однако, если указанные подразделения и можно установить теоретически довольно точно, то приложение их к реально существующим отраслям производства наталкивается при изучении на значительные трудности. Очень редко та или иная отрасль производства продуцирует резко выраженные предметы одной из трех установленных категорий. В большинстве случаев мы имеем дело со смешанными случаями, Поэтому, при конкретном изучении и уяснении влияния кризиса установленные разграничения необходимо иметь в виду, лишь как руководящую точку зрения. Необходимо иметь в виду, что чем в большей степени данная отрасль производства или ее ступень будет производством предметов непосредственного потребления, или чем теснее она будет связана с производством последних, тем вероятнее, что влияние кризиса на нее будет меньшим, и наоборот.

Наряду с установленными разграничениями, необходимо так же иметь в виду подразделение всего производства на сельскохозяйственное и промышленное. В силу технических особенностей и зависимости от климатических, почвенных и др. вегетационных условий, сельскохозяйственное производство в целом подвержено меньшим влияниям экономических потрясений во время кризиса. Однако, не все отрасли занимают в этом отношении равное положение. Сельскохозяйственное производство предметов питания будет подвержено минимальным влияниям. Сельскохозяйственное производство высоко рыночного сырья подвержено уже большим влияниям.

В соответствии с изложенным, чтобы дать возможно более всестороннюю картину влияния кризиса на производство, мы рассмотрим состояние следующих отраслей его:

228

а) сельскохозяйственное производство зерна и картофеля, как производство преимущественно предметов потребления и как производство, находящееся под сильнейшим влиянием природных условий;

б) сельскохозяйственное производство сахарной свеклы, как производство сырья исключительно для предметов личного потребления;

в) сельскохозяйственное производство хлопка, как производство высоко-рыночного сырья, идущего в значительной мере, через ряд промежуточных ступеней, на предметы личного потребления, а частью для хозяйственно-технических нужд;

г) текстильное производство, как производство полуфабриката и фабриката, идущих главным образом на предметы личного, а частью хозяйственно-технического потребления;

д) производство угля, служащего, с одной стороны предметом личного потребления, а с другой, средством производства и притом средством производства, как основного капитала, так и предметов непосредственного потребления;

е) железа и стали, как производства сырья и полуфабриката преимущественно для основного капитала;

ж) строительную промышленность, как производство основного капитала по преимуществу.

Не трудно видеть, что данный ряд отраслей производства, с теми или иными изъятиями, должен быть и рядом нарастающей глубины влияния на них кризиса.

23. Периоды экономических кризисов, как мы уже отметили, обычно не находят сколько-нибудь яркого отражения и проявления в области сельскохозяйственного производства вообще и предметов потребления в особенности. В сущности, за некоторыми исключениями, на которые мы укажем ниже, и кризис 1920-21 года не вызвал заметного сокращения сельскохозяйственного производства. Быть может этот тезис не требовал бы и доказательств. Но тем не менее мы считаем необходимым привести имеющиеся цифровые данные о состоянии сельского хозяйства в 1921 г. сравнительно с 1920 г. И не только и даже не столько для доказательства высказанного положения, но вместе с тем и для уяснения состояния сельского хозяйства самого по себе, что важно и для последующего уяснения общего состояния мирового хозяйства и его перспектив. Приведем следующую таблицу1 .

229

230

1 Не только по тем, которые помещены в таблице; пшеница по 28 важнейшим странам, рожь по 18 странам, ячмень по 24 странам, овес по 22 странам, кукуруза по 13 странам, картофель по 20 странам.

231

Обратимся к анализу приведенных данных.

В отношении площадей пшеницы все европейские страны, а также Канада, Австралия и Алжир дают в 1921 г. прирост. Наоборот, Соединенные Штаты и особенно Британская Индия дают значительную убыль. Но в итоге получается приращение площадей на 1776,1 тыс. гектаров, или на 1,1%.

В отношении ржи из всех взятых стран дают убыль только Германия и особенно Соединенные Штаты, где за время войны культура ржи, как мы знаем, чрезвычайно возросла. В итоге получается прирост площадей па 323,6 тыс. гектаров или на 3,2%.

В отношении ячменя дают убыль Германия, Канада, особенно же Соединенные Штаты. В итоге получается убыль на 280,5 тыс. гектаров, или на 2,3%.

В отношении овса убыль дают Германия, Франция, Голландия, особенно Канада и незначительную - Алжир. Значительный прирост наблюдается в Соединенных Штатах. В итоге мы имеем прирост на 928,6 тыс. гектаров, или на 0,6%.

В отношении кукурузы, благодаря огромному приросту площадей Соединенных Штатов в итоге получается значительный прирост па 1686,5 тыс. гектаров, или на 3,7%.

По пяти зерновым получается прирост площадей на 3434,3 тыс. гектаров, или на 1,9% за счет, как ясно из предыдущего, прироста площадей пшеницы, ржи, кукурузы и овса.

Отсюда ясно, что в общем мировая посевная площадь зерновых скорее увеличилась, чем уменьшилась против площадей 1920 г.

В отношении картофеля наблюдается прирост по всем взятым странам за исключением Италии и Канады. Особенно значителен прирост площадей Германии и Соединенных Штатов. В итоге имеется прирост на 314,5 тыс. гектаров, или 3,5%.

Из таблицы, с другой стороны, видно прежде всего, дальнейшее увеличение посевных площадей под хлебами и картофелем вообще в европейских странах. Единственная европейская страна, которая сокращает площади зерновых - это Германия. Но она компенсирует утрату увеличением площадей под трудоин-тенсивной культурой картофеля. Далее, заметно некоторое увеличение площадей из заокеанских стран в Канаде, Австралии и Алжире главным образом за счет пшеницы. Затем обнаруживается сильное увеличение площадей Соединенных Штатов преимущественно за счет кукурузы и овса при некотором

232

сокращении площадей пшеницы, ржи и ячменя. Наконец обнаруживается сильнейший упадок площадей пшеницы в Британской Индии.

В какой мере происшедшее изменение в посевных площадях обязано охарактеризованной выше депрессии рынка и цен? На этот вопрос трудно дать определенный ответ, Продолжающийся прирост посевов в Европе и упадок площадей пшеницы, ржи, ячменя в Соединенных Штатах и пшеницы в Индии, как будто бы говорит за то, что кризис и депрессия сбыта и цен оказали влияние: площади сократились в странах экспорта, в странах обладавших избытками и запасами хлебов. Но тогда не ясно, почему не сократились площади Канады и Австралии, почему в Канаде сократились только площади овса и картофеля, и почему, наоборот, в Соединенных Штатах выросли именно площади овса и картофеля, а также кукурузы.

Ввиду этого будет осторожнее и правильнее формулировать ответ на поставленный вопрос так. Если депрессия сбыта и цеп и оказала влияние, то она явилась лишь одним из сложной совокупности факторов, определивших размеры площадей. Если влияние ее далее и сказалось, то оно оказалось в странах избытков, как Соединенные Штаты, Канада, Британская Индия. Причем, влияние депрессии, если оно и было, то по-видимому, сказалось здесь не столько в смысле абсолютного упадка площадей, сколько в смысле перераспределения их и изменения пропорции культур.

Действительно, в общем размеры мировых посевов зерновых и картофеля в 1921 сельскохозяйственном году не подверглись существенным изменениям. Произошло лишь перераспределение посевов между культурами в каждой стране и между странами. Причем, заокеанские страны пока не утрачивают занятых ими прочных позиций в общей продукции зерновых.

Обращаясь теперь к сбору хлебов, мы видим, что в итоге по всем странам, по которым имеются сведения, сбор 1921 г. значительно выше и благоприятнее сбора 1920 г. в отношении пяти зерновых вместе. По отдельным хлебам он выше для пшеницы и ржи, ниже для ячменя, овса, кукурузы и картофеля. Несмотря па повышение площадей овса, кукурузы и картофеля, мы имеем сокращение их сбора. Это сокращение идет преимущественно за счет недобора в Соединенных Штатах, где урожай 1921 г. для овса, кукурузы и картофеля ниже урожая 1920 г., и Германии, где урожай картофеля в 1921 г. составляет лишь 94,9% урожая 1920 г.

233

Очевидно, что в движении сбора этих хлебов значительная роль падает на изменение урожайности с единицы площади. 1921 г. является неурожайным в отношении овса, кукурузы и картофеля, являясь вполне благоприятным для пшеницы, ржи и ячменя.

24. Не находим мы потрясения в период развития кризиса и в области производства сахарного сырья.

Наоборот, в 1921 г. мы наблюдаем процесс дальнейшего восстановления площадей под сахарной свеклой и при том особенно в Европе. Это видно из следующей таблицы1 .

Страны

Посевная площадь свеклы в 1000 гектаров

Сбор в тыс. квинталов

1920 г.

1921 г.

1921 г. в % к 1920 г.

1920 г.

1921 Г.

1921 г. 0% к 1920 г.

Германия

Бельгия

Франция

Испания

Голландия

Соединенные Штаты

По всем странам, о которых

имеются сведения2

327,0

53,1

89,6

71,4

65,5

353,0

883,3

389,7

57,5

101,4

54,2

70,5

356,9

1.057,5

119,3

108,4

118,2

75,9

105,9

101,1

106,5

79.640,2

14.383,5

-

12.266,0

19.055,5

77.529,8

232.043,9

75.528,8

16.528,8

-

14.318,4

23.414,6

67.857,4

231.242,7

94,8

108,0

-

116,7

122,9

87,5

99,7

2 В итог вошли, кроме означенных стран, без Франции, следующие страны: Австрия, Болгария, Финляндия, Эльзас-Лотарингия, Италия, Швеция, Канада.

Наиболее интенсивный прирост площадей дает Германия. Упадок из европейских стран обнаруживает Испания. Общие площади под свеклой возросли на 6,8%. Сбор свеклы, очевидно в зависимости от урожайности, несколько понизился правда всего на 0,3%.

25. Наоборот, когда мы обращаемся к тем отраслям сельского хозяйства, которые, поставляя высоко-рыночной сырье, теснейшим образом связаны с крупной промышленностью, на рынке продуктов которых нами была констатирована особенно глубокая депрессия, как, например, хлопководство, то здесь мы обнаруживаем чрезвычайно сильное потрясение производства.

234

Иллюстрируем и покажем это на следующих данных1 .

Даты

Соединенные Штаты

Британия Индия

Египет

Итого

посевная площадь хлопка в 1000 гектаров

1920

1921

1921

в % к 1920 г.

14.990,0

10.732,0

71,5

7.396,3

6.516,6

88,1

767,9

542,7

70,7

23.155,1

17.791,3

76,8

Сбор хлопка в 1000 квинталов по 1000 килограммов

1920

1921

1921

в % к 1 920 г.

29.139,3

18.082,5

62,1

6.451,9

8.128,4

125,9

2.711,4

1.482,6

61,3

38.302,6

23.964,0

72,3

Отсюда ясно, насколько резко сократились площади под хлопком в 1921 г. И здесь роль депрессии на рынке хлопка уже не подлежит сомнению. Еще сильнее сократился сбор хлопка. Очевидно, что известную роль в этом сыграли и неблагоприятные климатические условия, понизившие урожайность. Увеличился сбор, по предварительным данным, лишь в Индии.

26. Если лишь в некоторых отраслях сельского хозяйства нам удалось выявить депрессию производства в связи с общей экономической депрессией цен, сбыта и т.д., то гораздо более рельефно понижение конъюнктур и связанное с ним сокращение производства проявляется в области промышленности. Мы остановимся на важнейших отраслях се и в первую очередь на наиболее рано и наиболее сильно пострадавшей от кризиса - на текстильной, в особенности, на хлопчатобумажной промышленности.

Сокращение производства хлопчатобумажной промышленности можно достаточно хорошо охарактеризовать прежде всего данными о потреблении хлопка. Приведем данные о потреблении хлопка в Соединенных Штатах, Японии и Англии2 .

Даты

Соединенные Штаты

Япония

Англия

потребление в тыс. баллов

С августа 1919 но февраль 1920 г.

С февраля 1920 но август 1920 г.

С августа 1920 по февраль 1921 г.

3.139

3.286

2.334

1.015

1.069

901

1.262

1.923

1.197

235

Отсюда видно, что до первой половины 1920 г. потребление хлопка по всем трем странам возрастает. Начиная с этого периода оно резко сокращается. Очевидно, что в 1920 г. в первой половине и особенно во второй наступает депрессия и сокращение текстильной промышленности.

Сокращение текстильной промышленности именно 1920 г. можно обнаружить и по другим признакам. Так, по Японии мы имеем следующие характерные и всесторонние цифры для хлопчатобумажной промышленности за 1920 г.1 .

в 1 половину

во 2 половину

Среднее количество веретен в действии в тыс.

Среднее количество рабочих мужчин

женщин

Число рабочих дней

Среднее число рабочих часов в сутки

Потребление угля в млн. анг. фунт.

Производство пряжи в млн. англ. фунт.

Чистая прибыль в млн. иен

Дивиденд в млн. йен

Дивиденд в %

3.343,0

34.600

112.902

160,2

21.23

881,5

402,1

102,5

59,5

48,4

3040,5

33.831

106.661

155,8

19,31

644,8

341,8

39,1

86,2

26,5

Приведенные цифры весьма наглядно иллюстрируют силу депрессии в Японской хлопчатобумажной промышленности.

Сокращается количество действующих веретен и число рабочих, сокращается число рабочих дней и количество рабочих часов, падает потребление угля и выработка пряжи. Резко понижается и рентабельность промышленности. Одним словом, на лицо все признаки острого кризиса.

Чтобы проследить депрессию текстильного производства во времени более систематично и точнее определить момент его перелома, приведем данные о ежемесячной переработке хлопка и шерсти, а также о % бездействующих станков и веретен в текстильной промышленности Соединенных Штатов2 .

236

Даты

Переработка хлопка

Число прядильных веретен в работе

Переработка шерсти в млн. фунтов

% бездейст. станков о шерстяной промышленности

% безд. прядильных веретен шерст.

в тыс. кип

в % к январю 1920 г.

в тыс. шт.

в % к январю 1920 г.

ткацких (Wide looms)

чесальных Sets of cards.

1920 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1921 г.

Январь

Февраль

592

516

576

567

541

551

526

488

458

400

332

295

366

396

100,0

87,2

97,3

95,8

91,4

93,8

88,3

82,4

77,4

67,7

56,1

49.8

61,9

66,9

34.739

34.669

34,668

34.347

34.066

34.504

34.667

34.472

34.041

33.670

31.654

29.879

31.509

32.459

100,0

99,8

99,8

98,9

98,6

99,3

99,8

99,2

97,8

96,9

91,1

86.0

90,7

93,5

63,1

55,2

58,3

57,9

50,6

40,7

32,4

32,8

30,9

33,7

24,2

20,0

26,3

31,4

14,5

12,2

14,9

13,1

15,2

26,8

42,5

49,5

51,8

49,0

46,9

51,2

57.0

53,9

8,8

7,6

9,8

9,6

10,6

21,1

38,0

39,6

39,6

38,3

39,5

50,3

58.1

56,5

9,1

7,1

10,3

9,5

11,5

23,1

42,0

45,5

44,6

43,2

42,8

51,7

59.4

58,9

Из приведенных данных ясно видно, что как в хлопчатобумажной, так и в шерстеобрабатывающей промышленности перелом производства к сокращению обнаруживается в марте-апреле 1920 г. Сокращается переработка хлопка и шерсти и число действующих в хлопчатобумажной промышленности веретен. Увеличивается процент бездействующих станков и веретен в шерстеобрабатывающей промышленности. Наступивший кризис затем резко усиливается с июля-августа 1920 г. и достигает кульминационного пункта в декабре 1920 г. - январе 1921 г. С этого момента кризис текстильного производства в Соединенных Штатах начинает идти на убыль. Таким образом он длится 9-10 месяцев. То же самое с теми или иными отклонениями можно было бы наблюдать и в других странах, захваченных кризисом.

27. Обращаясь к тяжелой индустрии и прежде всего к каменноугольной промышленности, мы обнаруживаем ту же картину сокращения производства, хотя и не по всем странам. Это видно из следующих данных.

237

Производство угля в тыс. метр, тони1

2 Добыча каменного угля в Рурском бассейне, Верхней и Нижней Силезии, в Саксонии и Ахейском округе.

3 С Лотарингией.

4 Недельная средняя каждого месяца.

5 Битуминозный уголь.

Анализируя цены на уголь, мы отмечали, что глубокой депрессии их в Германии, собственно, не было. Не видим мы здесь и резко выраженной депрессии в области добычи угля. Однако, депрессия добычи в Германии все же наблюдается с января по июнь 1921 г. Особенно резкое падение добычи в мае, объясняется, впрочем, конкретно волнениями в Верхней Силезии6 .

Во Франции за весь 1920 г. мы наблюдаем резкое колебание добычи угля. Норма добычи падает до 70,0% в марте 1920 г. и вновь поднимается до 104,5% в июне и повышение идет до ноября, с декабря же начинается вновь падение. В этих колебаниях отразилась вся неспокойная и полная волнений социально-политическая обстановка Европы 1920 г. Только с декабря

238

1920 г. норма добычи резко и систематически падает. И так как именно этот период падения совпадает с депрессией на рынке угля (см. выше), то его правильнее всего и рассматривать, как выражение кризиса производства угольной промышленности. Однако, из сказанного ясно, что кризис угольной промышленности во Франции не нашел яркого выражения. Это обусловлено тем напряжением угольного рынка Франции, которое наблюдалось во время войны и первое время после нее. Французский угольный кризис далее весьма непродолжителен. Уже июнь

1921 г. дает новый подъем добычи.

В Бельгии кризис угольной промышленности выражен более резко и приходится на декабрь 1920 г. - май 1921 г.

В Англии с января по декабрь 1920 г. добыча колеблется весьма разнообразно. Но в декабре 1920 г. она достигает максимума и затем непрерывно падает. В апреле-июне 1921 г. она почти прекращается в силу стачки углекопов. Итак, кризис производства в Англии наступает точно также с декабря 1920 г. и он выражен весьма заметно. В сущности и сама стачка углекопов органически и причинно связана с экономическим кризисом страны.

С декабря же 1920 г. кризис наступил и в Соединенных Штатах. Здесь добыча, упавши весьма заметно в феврале и особенно апреле 1920 года, затем непрерывно повышается, достигает максимума в декабре 1920 г. и после этого вступает в полосу сильнейшего упадка, максимум которого приходится на апрель 1921 г.

Начало упадка в таблице всюду отмечено одной чертой, а конец - двумя.

Итак, мы видим, что по всем взятым странам начало кризиса добычи угля приходится с большей или меньшей определенностью на декабрь 1920 г. - январь 1921 г,, а максимум его приходится на апрель-май 1921 г. Он длится, следовательно, 5-6 месяцев и по своей продолжительности несомненно уступает кризису текстильной промышленности. Наиболее сильно он выражен в Соединенных Штатах и Англии.

Из предыдущего ясно, что кризис нашел относительно слабое отражение в угольной промышленности. Это является следствием причин двух рядов. С одной стороны, следствием сильного упадка угольной промышленности за время войны и вытекающего отсюда напряжения угольного рынка. С другой стороны, следствием того, что уголь лишь до известной степени связан с производством основного капитала. Он служит предметом непосредственного потребления (отопление жилищ, транспорта,

239

обслуживающего личные потребности и т.д.), он служит также средством производства предметов личного потребления (употребление угля в производстве готовых предметов личного потребления). В отношении связи с личным потреблением угольное производство превосходит даже текстильную промышленность и во всяком случае те отрасли ее, которые вырабатывают полуфабрикат (пряжа и т.п.) или предметы хозяйственно технического потребления (канаты, веревки, брезенты и т.п.).

Поэтому нет ничего удивительного, что текстильная промышленность потрясена кризисом не менее, а даже более, чем угольная.

28. Перейдем теперь к металлургической промышленности и приведем прежде данные о выплавке чугуна.

1 По данным Monthly Bulletin of statistics; Economic Review (различные номера); The Review of economic statistics и др. источников.

240

Из приведенных данных ясно, что с осени 1920 г. депрессия захватывает и металлургическую промышленность взятых стран, сначала с августа 1920 г. - Англию, затем с октября - Соединенные Штаты и Францию, далее с декабря - Бельгию. В Англии и Соединенных Штатах сокращение выплавки чугуна особенно усиливается с января 1921 г. Но это, как мы знаем, и есть отправной момент особенно резкого понижения цен на железо. Из таблицы ясно также, что депрессия в сфере чугунноделателбной промышленности достигает максимума в июне-сентябре 1921 г. Следовательно кризис продолжается здесь 9-10 месяцев. В то же время кризис в этой отрасли промышленности выявлен значительно сильнее, чем в области каменноугольной промышленности. Наиболее глубоко он поразил Соединенные Штаты и Англию. В Англии с марта 1921 г. выплавка чугуна катастрофически падает, сходя почти на нет, под влиянием стачки углекопов, возникновение которой, однако, в свою очередь связано с фактом кризиса.

Аналогичные явления и сдвиги наблюдаются и в области производства стали. Рассмотрим следующую таблицу.

Производство стали в тыс. метр, тонн1

Даты

Бельгия

Франция

Англия

Соединенные Штаты

абс.

в % к

абс.

в % к

абс.

в % к

абс.

в % к

январю 1920 г.

январю 1920 г.

январю 1920 г.

январю 1920 г.

1920 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

57

72

79

100

99

113

119

123

111

122

120

121

100,0

126,3

138,6

175,4

173,9

198,2

208,8

215,8

194,7

214,0

210,5

212,0

195

194

188

186

172

244

255

277

300

324

314

312

100,0

99,5

96,4

95,4

83,1

125,1

130,7

242,0

153,8

166,2

161,1

160,0

754

798

840

794

846

845

790

709

885

554

505

747

100,0

105,8

111,4

105,3

112,2

112,1

104,8

94,0

117,4

73,5

67,0

99,1

3582

3458

3982

3185

3480

3597

3383

3621

3620

3640

3185

2825

100,0

96,5

111,2

88,9

97,2

100,4

94,4

101,1

101,1

101,6

88,9

78,9

241

Даты

Бельгия

Франция

Англия

Соединенные Штаты

абс.

в % к январю 1920 г.

абс.

в % к

январю

1920 г.

абс.

в % к

январю

1920 г.

абс.

в % к

январю

1920 г.

1921 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

121

100

98

110

64

55

27

28

212,3

175,4

171,9

193,0

112,3

96,5

47.4

49,1

268

264

251

268

264

251

257

244

137,4

135,4

128,7

137,4

135,4

128,7

131,2

125.1

493

483

359

68

6

2

117

434

65,4

64,1

47,6

9,0

0,8

0,3

15,5

57,6

2659

2111

1896

1467

1504

1210

969

1373

74,2

58,9

52,9

40,1

44,7

33,8

27.2

38,3

Кризис стальной промышленности развивается почти совершенно также, как и кризис промышленности по выплавке чугуна. Он начинается с сентября 1920 г. в Англии, с октября в Соединенных Штатах и Франции, с декабря в Бельгии. Высшего предела он достигает в июне-августе 1921 г. Иначе говоря, он длится 9-10 месяцев. Он глубже всего поразил Соединенные Штаты и Англию.

29. Согласно намеченного плана, мы должны остановиться на производстве основного капитала, т.е. мы должны были бы рассмотреть производство машин, зданий и транспортных средств. Однако, имеющиеся материалы заставляют весьма ограничить задачу. Во-первых, в нашем распоряжении имеются некоторые данные лишь по Соединенным Штатам Северной Америки; во-вторых, имеются лишь данные о движении строительной промышленности. Данные эти следующие: о контрактах на постройки (о площадях под постройки и о ценности сделок по этим контрактам), о ценности разрешенных к постройке зданий (данные Bradstreet'a), о количестве проданных или произведенных важнейших строительных материалов. Отсюда видно, что данные эти частью прямого, частью косвенного характера. Наконец, необходимо учесть, что не все постройки предназначаются служить основным капиталом; некоторая часть их предназначается, конечно, для удовлетворения непосредственных нужд в жилище. Но и при всех этих оговорках имеющийся материал в общем достаточно хорошо характеризует состояние производства основного капитала в строительной промышленности.

242

Приведем имеющиеся данные1

Даты

Новые постройки2 Заключенные контракты

Ценность разрешенных построек в млн. долл.3

Производство строительных материалов

площади в млн. кв. футов

ценность млн. долл.

стр. сталь продан. 1000 бол. т.

кирпичи 1.000.000 шт.

1920 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1921 г.

Январь

Февраль

42,0

34,9

54,5

51,0

41,3

37,0

27,7

28,2

25,8

25,5

18,8

13,9

15,4

16,8

226,1

200,8

302,1

305,0

246,9

260,1

204,5

202,7

178,2

177,8

129,0

100.1

111,6

100,7

126,1

111,1

151,8

185,9

129,3

128,3

118,0

115,9

96,8

94,0

74,1

79,5

59.0

82.6

134,6

171,1

150,4

122,2

110,5

90,4

90,5

72,2

77,7

45,6

49,2

47,0

32,1

25.6

18,27

14,61

18,05

15,29

15,13

13,71

12,42

13,60

12,34

15,46

16,36

13,65

11,66

9,99

2 F.W. Dodge.

3 Данные Bradsteree's no 163 городам.

Отсюда ясно, что в строительной промышленности кризис нашел чрезвычайно сильное отражение. По времени возникновения он проявляется здесь почти одновременно и даже частично ранее, чем в текстильной промышленности, начиная с марта и даже с января-февраля 1920 г. Он продолжается, смотря по отрасли, 10-16 месяцев, т.е. является весьма длительным и в этом отношении нисколько не уступает длительности кризиса металлургической индустрии.

30. Из сделанного обзора ясно видно, что и по продолжительности и по степени интенсивности кризис текстильной, металлургической и строительной промышленности сходны и превосходя кризис угольной промышленности. Но в то же время видно, что хронологически кризис текстильной, строительной и металлургической промышленности не совпадают между собой вполне, а совпадают лишь частично, частично же примыкают один к другому. Кризис текстильной и строительной промышленности, начинаясь с апреля 1920 г., и даже ранее, тянется

243

примерно, до января 1921 г. Кризис же металлургической промышленности, начинаясь с октября-декабря 1920 г., тянется до июня-августа 1921 г. Это обстоятельство чрезвычайно интересно для рассматриваемого мирового кризиса и служит одним из основных факторов общего затяжного характера его.

Чтобы излишне не усложнять изложения, не будем рассматривать еще новых отраслей производства и перейдем к анализу других натуралистических показателей конъюнктур.

31. Сокращение промышленного производства осуществляется различными путями: уменьшением числа рабочих часов, сокращением количества рабочих или даже закрытием предприятий. Отсюда ясно, что сокращение производства органически связано с возрастанием безработицы.

Посмотрим же на фактическое положение мирового рынка труда. Оно освещается следующем таблице.

Даты

Германия1

Бельгия2

Англия3

Швеция1

Дания4

Канада1

Процент безработных среди организованных рабочих

1920 г.

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1921 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

1,9

1,9

2,7

3,9

6,0

5,9

4,5

4,2

3,9

4,1

4,4

4,7

3,6

3,9

3,7

3,0

2,6

-

-

-

-

-

-

-

7,2

6,4

17,4

19,3

22,7

31,5

31,2

32,3

22,9

21,4

1,1

0,9

1,1

1,2

1,4

1,6

2,2

5,35

3,75

6,1

6,9

8,5

10,0

17,65

22,25

23,45

16,7

4,5

3,5

2,9

3,4

2,8

3,0

2,9

4,3

7,0

15.8

20,2

20,8

24,6

24,2

25,3

27,9

27,8

6,7

3,5

2,8

2,1

2,1

2,4

2,8

3,6

6,1

15,1

19,7

23,2

23,6

21,7

18,6

16,8

16,7

3,4

2,8

2,9

2,5

2,6

4,0

3,3

6,0

10.0

13,4

13,1

16,1

16,5

16,3

15,5

13,1

9,1

1 По данным "Сборника стат. сведений" изд. ЦСУ и сборника Мировое хозяйство изд. Ц.С.II. О-в.

2 См. сборник Мировое хозяйство. Данные относятся к участникам касс безработных и охватывают не только совершенно, но и частично безработных.

3 По данным Economist'a. Различные номера.

4 Данные взяты из указанного Сборника Мировое хозяйство.

5 Без бастующих углекопов.

244

Одной чертой мы подчеркнули месяцы, с которых начинается регулярное возрастание безработицы. Двумя чертами месяцы, с которых начинается катастрофическое возрастание безработицы. Тремя чертами - даты максимума безработицы.

Из таблицы видно, что возрастание безработицы в Германии начинается с мая 1920 г.; % безработных быстро повышается, достигая максимума в июле 1920 г. С июля он начинает несколько понижаться, оставаясь, впрочем, значительно выше весеннего.

С декабря он вновь несколько повышается и систематически падает лишь с апреля 1921 года. Однако германский рынок труда мало показателен. Движение процента безработных в Германии значительно отличается от движения его в других странах.

В то время, как в этих странах идет непрерывное нарастание безработицы до половины 1921 г., в Германии максимум падает на июль 1920 г. Нерегулярность движения процента безработных здесь и отличие этого движения в 1920 г. от движения в других странах в значительной степени обязано политическим осложнениям, которыми так богата была жизнь Германии летом 1920 г.

Другая причина особого движения безработицы Германии лежит в том, что германский кризис отличается вообще относительно слабо выраженными формами. Германия, как страна жестоко истощенная и обязанная платить громадную контрибуцию, самим ходом вещей вынуждалась к напряженной работе, что она и делает. Некоторое новое повышение безработицы в ней в декабре 1920 г. по апрель 1921 г. объясняется, отмеченными выше, наступлением кризиса в тяжелой индустрии.

В Англии процент безработных начинает регулярно подниматься с мая 1920 г. Но до октября он стоит все же относительно низко. С октября он поднимается катастрофически и в июне 1921 г. достигает невиданного уровня в 23,4%. Это означало, что свыше 1500 тыс. человек организованных рабочих было без работы.

В Швеции, где перелом в движении цен мы констатировали позднее, подъем безработицы начинается лишь с октября, а затем делает неимоверный скачок вверх с декабря 1920 г., достигая в мае 1921 г. - 25,3%. Для Швеции это означало, что без работы оказалось свыше 150 тыс. организованных рабочих.

В Дании первый подъем падает на август, новый и весьма сильный па ноябрь 1920 г. Максимум безработицы приходится

245

на март 1921 г. Те же даты и того же характера движение безработицы наблюдаем мы и в Канаде.

В Соединенных Штатах систематической регистрации безработных нет. Но по имеющимся сведениям безработица достигла там чудовищных размеров. Гувер оценивает число безработных осенью 1921 г. в 3500 тыс. человек, а министр труда Девис в августе 1921 г. определял это число даже в 5735 тыс. человек. Которая из этих цифр точна - сказать трудно. Большинство авторов считает более вероятной первую цифру. Но и она достаточно внушительна.

Что касается безработицы Франции, то о ней можно судить лишь по числу безработных, получающих государственное пособие из фондов на безработицу. Это число 8 января 1921 г. составляло 33.363 человека, к 25 февраля оно достигло 61.315 человек, 16 апреля 84.309. Затем оно систематически понижается и 29 июля составляет лишь 39.938 человек1 .

Из сделанного обзора мирового рынка труда мы видим, что кризис этого рынка начинается с мая-августа 1920 г., чрезвычайно усиливается в октябре-декабре 1920 г. и достигает максимума в марте-июне 1921 г. Таким образом, наибольшая его длительность в общей сложности около 10-12 месяцев. Сопоставляя только что сказанное с изложенным выше о кризисе промышленного производства, не трудно видеть, что начало кризиса рынка труда совпадает с некоторым запозданием на месяц - на два с началом кризиса в текстильной промышленности. Его максимум совпадает с периодом максимума кризиса тяжелой и особенно металлургической промышленности.

Таким образом, возрастание безработицы носит мировой характер. Начиная возрастать с весны-лета 1920 г., смотря по стране, с осени 1920 г. она во всех странах усиливается и к концу весны 1921 г. приобретает грандиозные размеры и максимальное напряжение.

32. Резкое сокращение производства и рост безработицы, которые были освещены только что, падение цен и затруднения в сбыте, о чем была речь выше - все это достаточно убедительно говорит за то, что со времени перелома конъюнктур весной-летом 1920 г. положение торговых и промышленных предприятий, как и всегда в период падающих конъюнктур, систематически ухудшается, становится менее устойчивым. Ярким

246

выразителем этой неустойчивости в положении капиталистических предприятий и новым показателем состояния конъюнктур является движение количества банкротств, рост которых служит одним из самых верных и чувствительных показателей падающих конъюнктур.

И вот, анализируя данные, мы прежде всего должны констатировать, что количество и размер банкротств в 1920 г. непрерывно возрастает. Так, данные по Германии и Соединенным Штатам говорят следующее:

В Германии количество банкротств начинает расти со второй четверти 1920 г. или точнее, как показывают месячные данные, - с апреля 1920 г., а в Соединенных Штатах начало роста их относится даже к 4-й четверти 1919 г. Третья четверть 1919 г. дает в них 1393 банкротства с 20.231 тыс. долларов обязательств обанкротившихся предприятий, а 4-я четверть 1919 г. - 1595 банкротств с 24.350 тыс. долларов обязательств. Ранний рост банкротств в Соединенных Штатах вполне отвечает и наиболее раннему наступлению заминки в конъюнктурах ее экономической жизни. Ранее наступление перелома конъюнктур в Соединенных Штатах мы неоднократно отмечали выше.

Однако, особенно сильный рост банкротств и в Германии, и в Соединенных Штатах, наблюдается со второй половины 1920 г., когда начал развиваться подлинный кризис.

Движение банкротств по большему количеству стран и за более длительный период говорит о том же и характеризуется следующей таблицей.

Даты

Германия1

Соединенные Штаты2

Число банкротств

Число банкротств

Сумма обязательств обанкротившихся предприятий в тыс. долл.

3-я четверть 1919 г.

4-я

1-я четверть 1920 г.

2-я

3-я

4-я

209

258

207

240

422

455

1393

1 595

1627

1728

2031

3498

20.231

24.350

29.702

57.041

79.834

128.544

1 Ernst Kahn. Die Indexzahlen der Frankfurter Zeitung. Marx-April, 1921, стр. 63.

2 См. Сборн. Мировое хозяйство за время с 1913 по 1921 г., стр. 247.

247

Число банкротств по странам1

Даты

Германия

Голландия

Швейцария

Швеция

Норвегия

Соединенные Штаты

Канада

В среднем за месяц 1919 г.

83

91

29

175

16

460

52

1920 г.

За январь 1921 г.

За февраль

За март

За апрель

За май

За июнь

За июль

За август

За сентябрь

109

195

236

308

267

300

323

301

290

256

127

130

192

208

160

175

211

182

176

244

36

46

58

64

59

50

61

59

50

52

196

301

381

390

444

454

483

413

353

493

32

71

56

74

93

75

116

96

105

101

716

1998

1435

1500

1410

1338

1329

1483

1629

1539

81

228

172

171

143

164

-

151

190

213

Из приведенной таблицы с ясностью видно, что число банкротств в 1920 г. нарастает против 1919 г. и в 1921 г. против 1920 г., несмотря на месячные колебания, порой весьма резкие. Наиболее интенсивный рост их наблюдается в Соединенных Штатах, Канаде, Швеции и Германии.

Из таблицы видно также, что наиболее сильное развитие банкротства приходится на первую-вторую четверть 1921 г. или точнее на март-июнь месяцы, т.е, на время максимального напряжения кризиса. Эти месяцы максимума банкротств отмечены двумя чертами. С июня намечается перелом банкротства к понижению бесспорно в Германии, Голландии, Швейцарии, Швеции и Норвегии, Однако, сентябрь 1921 г. в этих странах дает новую вспышку банкротств, превосходящую по некоторым из них даже отмеченный момент перелома. Тем не менее общая тенденция банкротств к падению остается. Существование той же тенденции по существу нужно признать с марта 1921 г. и в Канаде, и Соединенных Штатах, хотя июль и сентябрь дают и здесь эпизодические повышения и нарушают регулярность движения числа их. Но это лишь нарушение наметившейся тенденции затихания банкротств. Действительно, хотя число банкротств в Соединенных Штатах за июнь-сентябрь 1921 г. вновь и поднялось, сумма обязательств обанкротившихся предприятий падает здесь непрерывно, начиная со второй четверти 1921 г. В

248

первую четверть она составляла 180.399 тыс. долл., во 2-ю 130.273 тыс. долл. и в 3-ю 122.699 тыс. долл. Иначе говоря, экономический размах и значение банкротств падает.

Таким образом и анализ движения банкротств рисует ту же кривую общего движения конъюнктур: в 1920 г. в одних странах ранее (Соединенные Штаты), в других позднее конъюнктуры падают, банкротства растут, развивается кризис; кризис достигает максимума развития в конце весны - летом 1921 г. С этого времени и банкротства идут на убыль.

33. Чтобы закончить описание и характеристику кризиса 1920-1921 гг. необходимо хотя бы кратко остановиться еще на изучении изменений в движении различных категорий доходов.

Теоретически и априори можно ожидать, что вместе с развитием и углублением кризиса уровень доходов большинства общественных групп понижается. Статистическое выявление характера движения доходов, как известно, представляется задачей весьма трудной. Однако, некоторые данные и по этому вопросу все же привести можно. Так, останавливаясь на характеристике движения прибыли, можно было бы воспользоваться отчетными данными акционерных компаний хотя бы по Англии. Сопоставляя данные отчетов за 1920 и 1921 г., мы получаем следующую картину1 :

Даты

Число компаний, к которым относятся данные отчетов

Общая сумма прибыли после уплаты процентов на занят, капитал

Прирост (+) или падение (-) в 1921 г. в процентах

в 1920г.

в 1921 г.

в фунтах стерлингов

1-я четверть

2-я

3-я

4-я

За год

412

355

232

311

1310

41.915.998

44.173.294

24.157.772

30.272.382

140.519.446

43.387.538

40.467.496

13.912.771

14.268.278

112.036.083

+3,5

-8,4

-42,4

-52,9

-20,1

Чтобы быть точным в сравнениях, необходимо, конечно, в виду меняющегося от четверти к четверти количества компаний, по которым есть отчеты, делать сопоставления лишь в горизонтальном направлении по соответствующим четвертям 1920 и 1921 гг.

Беглого взгляда достаточно, чтобы убедиться в чрезвычайно резком падении прибылей по четвертям 1921 г. Если уже

249

1920 г. является годом начала развития кризиса, то в 1921 г. кризис достиг своего апогея. Соответственно прибыли 1921 г. сильно понижаются даже против прибылей 1920 г. Степень понижения усиливается вплоть до 4-й четверти 1921 г., что видно из последнего столбца таблицы. В целом 1921 г. дает понижение прибылей против 1920 г. на 20,1 %.

Чтобы осветить теперь последовательно-хронологический процесс падения прибылей, приведем еще следующие данные о проценте прибыли на капитал по тем же компаниям, обязанным публичной отчетностью1 .

Годы

Дивиденд на капитал, в %

1918

1919

1920

1921

11,1

10,7

12,6

10,2

Из приведенной таблички очень хорошо видно, что норма процента сильно поднялась в период повышения конъюнктур от 1919 г. и 1920 г. и еще более сильно упала в период кризиса 1920-1921 гг.

Необходимо отметить, что степень падения норм прибыли в различных отраслях промышленности весьма различна. Наиболее сильно это падение в металлургической промышленности, текстильной, в промышленности по производству моторов, резины и др.2

Аналогичную картину можно было бы обнаружить и в других странах3 . Однако мы не будем здесь увеличивать количество фактических данных.

34. Остановимся далее на некоторых данных о движении заработной платы.

Изучение экономических кризисов прошлого показывает, что номинальная заработная плата в эпохи кризисов подчиняется общей понижательной тенденции конъюнктур и падает. При этом, падение ее начинается всегда несколько позднее, чем падение оптовых цен. Мы увидим ниже, что так было и в период кризиса 1920-1921 гг.

250

Однако, нас интересует движение не только поминальной, по и реальной заработной платы. Движение реальной заработной платы зависит, с одной стороны, от изменения поминальной заработной платы, с другой - от изменения стоимости жизни и следовательно в значительной мере розничных цен на предметы личного широкого потребления. Если номинальная заработная плата по сравнению с оптовыми ценами начинает падать с опозданием, то и розничные цены точно также запаздывают в своем падении и отстают от оптовых. Это отставание в падении розничных цен действует, конечно, не благоприятно на реальную заработную плату. Однако, отставание в падении розничных цен всегда меньше, чем отставание в падении заработной платы. В силу этого в первый период кризиса реальная заработная плата имеет тенденцию скорей к повышению Это позволяет утверждать, что в первое время кризиса доходы удержавшихся в работе слоев рабочих скорей повышаются. Но если принять во внимание пролетариат, как целый класс, если учесть в связи с этим его потери во время кризиса в силу наступающей массовой безработицы, если принять во внимание, что наступающее с заиаздаиием падение заработной платы по инерции и продолжается долее, чем падение цен, то придется отвергнуть предложение, что в период кризисов общий уровень дохода рабочего класса повышается.

Обратимся к имеющимся фактам.

По Соединенным Штатам движение номинальной и реальной заработной платы достаточно хорошо характеризуется следующими индексами, составленными на основании официальных данных.

Месяцы

Недельн. номин. зарплата в штате Нью-Йорка

Цены предметов продовольствия в Соединенных Штатах

Реальная заработная плата

в % к данным июня 1914 г.

В среднем 1919 г.

Январь 1920 г.

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

185

209

209

219

219

224

226

224

226

226

228

188

203

202

202

213

218

221

221

209

205

206

98,4

102,9

103,4

108,4

102,8

102,8

102,3

101,3

108,1

110,2

110,7

251

Месяцы

Недельн. номин. зарплата в штате Нью-Йорка

Цены предметов продовольствия в Соединенных Штатах

Реальная заработная плата

в % к данным июня 1914 г.

Ноябрь

Декабрь

Январь 1921

Март

Февраль

Апрель

226

223

217

211

212

206

195

180

174

160

158

152

115,9

123,9

124,7

131,2

134,1

135,5

Отсюда видно, что номинальная заработная плата начинает падать лишь с октября 1920 г. Мы знаем, что падение оптовых цен и развитие кризиса в Соединенных Штатах началось в январе-марте 1920 г.

Что касается выводов, относительно изменения реальной заработной платы, то на основании приведенных данных их нужно делать с осторожностью. Т.к. сопоставление заработной платы и цеп в таблице производится по различным территориям, т.к. приведены цены только на предметы продовольствия, а не на все предметы широкого потребления, то в приведенных данных следует и можно обращать внимание преимущественно лишь на тенденцию движения реальной заработной платы, а не на ее уровень. Подходя теперь к сопоставлению ряда цен и ряда заработных плат, мы видим, что цены предметов продовольствия в свою очередь повышаются до июля 1920 г. Соответственно до этого времени реальная заработная плата не обнаруживает тенденции роста. С июля 1920 г. цены быстро падают, номинальная же заработная плата продолжает расти. Далее с октября она падает, но падает медленнее цен. В апреле в процентах к высшему уровню заработная плата упала всего на 9,7%, а цены на 31,2%. В силу всего этого с июля 1920 г. реальная заработная плата вплоть до начала ликвидации кризиса в Соединенных Штатах имеет повышательную тенденцию.

Выше мы отметили, что номинальная заработная плата в 1920-21 гг. понизилась. Понижение заработной платы коснулось всех отраслей промышленности. Hо так как это понижение в различных отраслях и профессиях обнаружилось в различной степени, то и реальное положение рабочих различных профессий должно было измениться весьма различно. Различие в движении номинальной заработной платы хорошо иллюстрируется следующими данными1 .

252

Профессия

Недельная заработная плата в долл. в июнь 1920 г.

Недельная заработная плата в долл. в июнь 1921 г.

Понижение против июня 1920 г. в %

Каменщики

Металлисты

Деревообдел.

Кожевники

Химики

Рабочие бумажной промышленности

Печатники

30,45

31,92

28,16

26,90

27,91

32,33

29,66

26,04

27,79

24,85

25,22

26,61

26,47

30,33

-14,48

-12,94

-11,75

-6,25

-4,66

-18,13

+2,21

Таким образом только в области печатного дела заработная плата в 1920-21 гг. повысилась. Во всех других отраслях она упала и притом сильнее всего в области бумажной промышленности, каменно-строительного дела и металлургической промышленности.

По Японии движение заработной платы характеризуется следующими данными1 :

Даты

Средние цены

Средняя заработная плата

в % к уровню июля 1914 г.

В среднем за 1919 г.

Декабрь

Март 1920 г.

Июнь

237

317

345

270

171

250

273

293

Отсюда ясно, что и в Японии, когда кризис в 1920 г. уже начался и цепы падали, номинальная заработная плата до июня 1920 г. растет. Конечно за этот начальный период кризиса должна была увеличиваться и реальная заработная плата.

Однако в последующие месяцы и в Японии номинальная заработная плата резко упала, правда, в различных профессиях в различной мере. Это видно из следующей таблицы, относящейся к г. Иокогама2 .

Профессия

Ставки дневной заработной платы в иенах

Падение а %

май 1920 г.

май 1921 г.

Плотники

Каменщики

Наборщики

Портные

Сапожники

Кузнецы

2,95

3,50

2,58

2,55

2,80

3,30

2,80

3,00

2,70

2,30

2,70

2,50

-5,1

-14,3

+4,6

-9,8

-3,6

-24,2

253

Характерно, что и в Японии, как и в Соединенных Штатах, заработная плата рабочих печатного дела не упала. Таким образом, характер движения номинальной заработной платы и цен, а следовательно и реальной заработной платы в Японии аналогичен движению их в Соединенных Штатах.

В Англии индексы, выражающие стоимость жизни (построенные на данных о ценах пищи, одежды, жилища, отопления, освещения и др.), повышаются вплоть до октября 1920 г., когда в % к июлю 1914 г., они показывают 276. После ноября начинается неуклонное падение этих индексов.

Между тем заработная плата до начала 1921 г. продолжает повышаться. В силу этого с развитием кризиса, особенно с момента падения стоимости жизни и здесь реальная заработная плата имеет тенденцию повышаться.

Однако в дальнейшем с момента начала ликвидации кризиса, когда цены и стоимость жизни замедляют свой темп падения, а номинальная заработная плата по инерции продолжает падать, понижается и реальная заработная плата. Сказанное весьма наглядно иллюстрируется следующей таблицей1 .

Даты

Индекс стоимости жизни2

Индекс средней номинальной зарплаты3

Индекс реальной зарплаты

в процентах к июлю 1914 г.

1920 г.

Январь

Июль

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1921 г.

Январь

Май

Июнь

Август

Декабрь

Февраль 1922 г.

230

255

264

276

269

265

251

219

219

220

192

186

229

264

270

270

274

276

277

(269)

(264)

243

223

214

99,6

103,5

102,3

97,8

101,9

104,1

110,4

122,9

121,5

110,5

116,1

115,1

2 Числа показателя к началу месяца отнесены к предыдущему месяцу.

3 Заработная плата по важнейшим профессиям: каменщиков, механиков, печатников, доковых рабочих, железнодорожников, текстильщиков.

254

Таким образом временное повышение реальной заработной платы вместе с ликвидацией кризиса благодаря продолжающемуся быстрому темпу падения номинальной заработной платы сменяется тенденцией к понижению.

Неуклонность и сила понижения номинальной заработной платы в 1921 г. хорошо иллюстрируется следующими цифрами.

Даты

Повышение заработной платы

Понижение заработной платы

Суммарное уменьшение заработной платы превосх. повыш. на числ. ф. ст.

Число рабочих, которых оно коснулось

Суммарное изменение недел. зарплаты, о ф. ст.

Число рабочих, которых оно коснулось

Сумма измен, недел. зарплаты в ф. ст.

1921 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

692.000

70.000

11.400

18.500

235.000

13.800

4500

87.000

363.000

408.000

-

54.200

8700

2850

2700

55.200

3400

600

7000

25.300

86.400

-

1.459.000

1.556.000

352.000

1.147.000

1.335.000

1.060.000

3.619.000

3.071.000

1.677.000

1.735.000

3.454.000

167.800

449.700

60.200

271.000

407.500

422.800

1.070.600

696.500

206.000

521.300

1.163.000

-113.600

-441.000

-67.350

-268.300

-352.300

-419.400

-1.070.000

-689.500

-180.700

-434.900

-

Отсюда прекрасно видно, что понижение заработной платы в течение 1921 г. особенно до августа захватывает все большие массы рабочих и выражается все более крупными суммарными величинами. Наоборот до августа 1921 г. повышение заработных плат касается все меньших масс рабочих и выражается в общем все меньшими суммарными величинами. Видно также, что инерция понижательной волны заработных плат продолжается далеко за пределы тех месяцев, т.е. май, июнь, июль, когда кризис достиг высшего своего напряжения.

Глубже всего понижение заработной платы коснулось в Англии тяжелой индустрии и текстильной промышленности. Economist приводит следующие данные, которые подтверждают выставленное положение1 .

255

Отрасли промышленности

Количество рабочих, которых коснулось понижение зарплаты в 1921 г., в тыс.

Общая сумма понижения недельной зарплаты в тыс. ф. ст.

Понижение зарплаты на 1 рабочего

шиллинг

пенс

Горн, и горнозаводская промышленность

1.290

2.558

40

00

Обработка железа и стали

240

475

39

7

Машинная и судостроительная промышленность

1.730

1.054

12

2

Строительная промышленность и т.п.

450

304

13

6

Текстильная

1.010

651

12

11

Транспорт

910

388

8

6

Приведем, наконец, несколько данных д-ра Куминского по Германии.

Даты

Недельный прожиточный минимум семьи из мужа, жены и 2 детей, в марках

Недельная заработная плата, в марках

Реальная заработная плата

абсол.

в %%

абсол.

в %%

Август 1913 г.

Июль 1914 г.

Август 1919 г.

Февраль 1920 г.

Ноябрь 1920 г.

Декабрь 1921 г.

29

1301

254

316

557

100,0

448,3

875,9

1089,6

1920,8

около 35

" 100

" 170

" 240

" 4623

100,0

285,7

485,8

685,6

1320,0

100,0

63,7

55,5

62,4

68,6

1 Около 130.

2 Среднее по Берлину.

Отсюда ясно, что даже в Германии, где кризис проявился слабо и цены не падали в такой степени, как в других странах, реальная заработная плата, так резко упавшая к началу 1920 г., в течение 1920 и 1921 гг. несколько повышается.

Таким образом краткий обзор фактов приводит нас именно к тем заключениям, с которых мы начали анализ фактов.

В странах, где кризис выражен резко, номинальная заработная плата в первое время кризиса продолжает повышаться. А так как стоимость жизни, во-первых, начинает падать раньше и, во-вторых, она падает более быстро, чем заработная плата, когда последняя начинает падать, то реальная заработная плата во время кризиса несколько повышается.

256

Однако, поминальная заработная плата, начав падать, по инерции продолжает падать дольше, чем падает стоимость жизни. Это обусловливает последующее понижение реальной заработной платы. В силу этого, нельзя сказать, чтобы в конечном итоге уровень доходов рабочих заметно повысился.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что в силу роста безработицы доля национального дохода, приходящаяся промышленному пролетариату, как классу, за время кризиса, безусловно должна падать.

Как бы то ни было, кризис выбрасывает одну часть рабочих на улицу, а другой - дает временное повышение реальной заработной платы. То и другое обстоятельство должно ослаблять наступательную силу рабочего движения, уменьшать количество стачек, особенно наступательных, увеличивать относительное число оборонительных стачек и увеличивать число локаутов.

Факты подтверждают это и тем самым подтверждают и предыдущие положения. Так даже по Англии, столь богатой стачечным движением за последние годы, мы имеем следующие цифры1 .

Годы

Число стачек

Число бастовавших рабочих, в тыс.

1918

1919

1920

1921

1300

1413

1715

800

1142

2575

1937

1794

Стачечное движение, достигшее высшего напряжение в 1919-1920 гг., в 1921 г. резко упало.

35. Мы не можем сколько-нибудь детально выяснить, как отразился кризис на уровне доходов групп населения, ведущих сельское хозяйство. Однако, представляется не безынтересным привести некоторые имеющиеся данные по Соединенным Штатам, где падение цен на сельскохозяйственные продукты и влияние кризиса на сельское хозяйство было особенно ощутительно. Данные эти касаются, с одной стороны, изменения общей ценности продуктов производства фермеров, с другой, покупательной силы сбора с одного акра земли2 .

257

1919 г.

1920 г.

в % к 1914 г.

Ценность общего сбора продуктов полеводства

Ценность скота и продуктов скотоводства

Итого

Покупательная сила сбора с 1 акра земли (в зависимости от цен на продукты, покупаемые и продаваемые

фермерами)

262

237

252

111

182

230

201

67

Отсюда ясно, что даже признавая всю неточность исчислений, тенденцию доходов фермеров к резкому понижению в 1920 г., когда наметилось глубокое понижение цеп на сельскохозяйственные товары в Соединенных Штатах, приходится признать бесспорной.

Этими краткими замечаниями мы и ограничимся в анализе влияния кризиса на движение уровня различных доходов.

36. Мы рассмотрели динамику целого ряда наиболее существенных элементов хозяйственной жизни, служащих показателями состояния ее конъюнктур. И теперь можно подвести итоги анализа фактов.

a) Все показатели свидетельствуют, что в 1920 г. произошел глубокий перелом конъюнктур мирового хозяйства к понижению.

b) Перелом конъюнктур начинается с затруднений сбыта и падения цен. Цены падают с начала 1920 г. в Соединенных Штатах; весной 1920 г. понижательная волна в движении цен захватывает целый ряд крупных стран, как Англия, Япония, Франция, Италия, Голландия и др. В течение лета понижательная волна охватывает все страны мира, находящиеся в орбите мирового хозяйства. Однако, степень падения цен в различных странах весьма различна. Она сильнее, как правило, в странах менее или вовсе не потрясенных войной и слабее в разоренных странах.

c) Понижательное движение цен характеризуется также разной степенью падения и разным временем начала падения в отношении отдельных групп товаров. В первое время перелома конъюнктур наиболее резкому понижению подвергаются цены текстильных, в частности хлопчатобумажных товаров, а среди них особенно интенсивно падают цены самого хлопка, опускаясь весной 1921 г. ниже довоенного уровня. Далее в то же примерно время, по крайней мере в заокеанских странах, падают весьма сильно цены строительных материалов. Наоборот, цены продуктов тяжелой индустрии начинают понижаться значительно

258

позднее, на железо-с осени, особенно же сильно с декабря 1920 г. С декабря-января начинают падать и цены на уголь. Цепы на сельскохозяйственные продукты питания падают ранее всего, а именно, с мая, в Соединенных Штатах; в прочих же странах они начинают падать позднее - летом 1920 г. и зимой 1920-21 г.

d) Момент высшего напряжения цен и начала их падения - весна 1920 г. характеризуется также затруднениями на рынке капиталов: кредит дорожает, что отражается в волне повышений учетных ставок, эмиссия ценных бумаг падает весьма низко. Крайнее напряжение кредита и ослабление эмиссии ценностей весной 1920 г. сопровождается биржевой депрессией.

e) Начиная с весны, особенно же с осени 1920 г. падает объем внешней торговли различных стран, Его падение можно констатировать как в ценностных, так и в натуральных единицах. Он интенсивнее всего сказывается в экономически мощных странах, как Соединенные Штаты, Англия, Япония. Здесь он поражает в более сильной степени экспорт, чем импорт, и прежде всего по времени отражается на экспорте сырья и продуктов легкой индустрии, например хлопчатобумажной. В прочих странах, потрясенных войной, как Франция, депрессия сильнее поражает импорт, чем экспорт.

О Сокращение экспорта не наблюдается или почти не наблюдается в мировой торговле сельскохозяйственными продуктами питания. Наоборот, оно весьма значительно в области экспорта-импорта хлопка, железа, угля и других видов промышленного сырья и готовых изделий.

g) В связи с затруднениями торговли и, в частности, внешней торговли и в связи с падением цен стоит рост товарных запасов, особенно в странах экспорта. Это хорошо видно на примере хлопка и отчасти хлебных и др. сельскохозяйственных продуктов. Росту запасов указанных и др. сельскохозяйственных продуктов в значительной степени способствует также относительно хороший урожай 1920 г.

h) Наряду с указанными элементами общей экономической депрессии мы наблюдаем и падение продукции.

j) В области сельскохозяйственной продукции, как о неоспоримом показателе общей экономической депрессии, можно говорить, собственно, прежде всего о сокращении производства хлопка, которое за один год выразилось в весьма значительных размерах.

i) Точно также значительно и сокращение промышленного производства. Ранее всего оно обнаруживается в текстильной

259

промышленности, а именно в конце войны - в начале лета 1920 г. в таких странах, как Соединенные Штаты, Англия, Япония. В сфере тяжелой индустрии оно проявляется с конца лета, с осени 1920 г. и особенно с начала 1921 г.

к) Другой стороной процесса сокращения производства в промышленности служит рост безработицы. Начиная медленно нарастать с лета 1920 г., она чрезвычайно резко поднимается осенью 1920 г. и продолжает расти, достигая огромных размеров, до июня-июля 1921 г.

1) Далее, понижение экономических конъюнктур и создавшееся на этой почве малоустойчивое положение предприятий выражается и в росте банкротств, число которых становится особенно значительно в 1921 г.

т) Наконец в 1920 г. и особенно в 1921 г., мы наблюдаем характерные изменения в уровне доходов различных категорий прибыли и доходы сельского хозяйства резко понижаются. Уровень реальной заработной платы в силу рассмотренных особенностей движения номинальной заработной платы и стоимости жизни в течение кризиса скорей несколько повышается. Это повышение в силу тех же причин является, однако, преходящим и временным.

37. Таковы общие итоги. Мы видим, что с весны 1920 г. ценностные и натуральные показатели с полной последовательностью и строгой закономерностью говорят о переломе и о понижении экономических конъюнктур. После всего предыдущего анализа едва ли можно утверждать, что все описанное сочетание и взаимодействие важнейших элементов мировой конъюнктуры случайно. Перед нами развертывается огромное и в высшей степени сложное социально-экономическое явление, развивающееся неуклонно и с глубокой внутренней логикой. Депрессия постепенно охватила все основные стороны жизни и функционирования народных хозяйств и мирового хозяйства в целом. Все силы хозяйства переживают полосу интенсивного перелома в сторону понижения напряженности и эффективности хозяйственной деятельности. Такие периоды перелома в хозяйственной жизни экономическая теория обозначает понятием кризиса.

Выше мы пользовались при рассмотрении отдельных элементов хозяйственной жизни понятиями, как кризиса, так и депрессии более или менее безразлично. Но теперь, когда перед нами развернулось все явление в его целом и во всем масштабе, мы вправе выдвинуть для его обозначения именно понятие кризиса.

260

В самой общей своей форме существо экономического кризиса сводится к тому, что народное хозяйство отдельных стран и мировое хозяйство в целом, как подвижная система элементов, теряет равновесие и переживает острый, болезненный процесс перехода к состоянию нового подвижного равновесия.

С экономической точки зрения кризис является всегда лишь острым и болезненным процессом ликвидации создавшихся в строе народного хозяйства несоответствий, нарушающих равновесие его элементов, процессом установления нового равновесия в этих элементах взамен нарушенного прежнего. В сущности говоря, какого-то застывшего и статического равновесия в народном хозяйстве, как явлении по природе своей динамическом, нет никогда. Можно говорить лишь о подвижном равновесии его, т.е. о таком равновесии его, когда элементы народнохозяйственной системы постоянно более или менее варьируют и колеблются. Но если колебания и отклонения их происходят в известных, количественно трудно определимых, но для каждой данной совокупности условий вполне определенных границах, система элементов взаимоприспособляется без резких потрясений. Тогда мы говорим, что народное хозяйство находится в состоянии подвижного равновесия. Наоборот, когда колебания и отклонения элементов выходят за эти границы, наступает процесс кризиса, процесс болезненного установления новой системы подвижного равновесия.

Так было и в 1920-21 г. Причем не трудно видеть, что по своему основному содержанию и по общей схеме развития кризис 1920-21 г, является кризисом капиталистического народного и мирового хозяйства и бесспорно по природе своей стоит в одном ряду с общими периодическими промышленными кризисами перепроизводства, которыми так богата экойомическая история передовых стран в XIX и начале XX в.1 .

261

Конечно, нет никаких оснований утверждать, что кризис 1920-1921 г. совершенно тождественен с каким-либо из своих предшественников. Уже одно то, что ему предшествовала грандиозная война, говорит, что изучаемый кризис обладает целым рядом особенностей. Но тождества искать нельзя и в отношении любых из кризисов прошлого. Все они обладают целым рядом конкретных особенностей в силу особенностей среды и условий, в которых они возникают и развиваются1 . Можно говорить лишь об однородности их природы, о подобии общей схемы их развития и общих причин, их вызывающих. И в данном случае мы говорим только об этом, не отрицая конкретных особенностей кризиса 1920-21 г.

Итак, перед нами капиталистический кризис перепроизводства, возникающий в определенных конкретно-исторических условиях.

Выше мы достаточно подробно рассмотрели основные элементы, из которых слагается этот кризис. Теперь, прежде чем перейти к его объяснению, отметим прежде его важнейшие характерные черты и особенности, как целого явления.

а) Прежде всего кризис 1920-21 гг. является кризисом послевоенного капиталистического хозяйства.

в) Далее, из всего предыдущего изложения ясно, что в развитии кризиса выделяются три этапа или момента: весна 1920 г., когда начинается депрессия некоторых элементов хозяйственной жизни отдельных важнейших стран мира (Соединенные Штаты, Англия, Япония), осень 1920 г., когда депрессия этих элементов резко усиливается, осложняется депрессией целого ряда иных элементов и перебрасывается на ряд новых стран (Франция, Италия, Голландия, Швеция и т.д.), конец 1920 г. - начало 1921 г., когда депрессия охватывает большинство элементов мирового хозяйства, большинство стран и принимает особенно глубокий и острый характер.

262

с) В этом процессе развития кризиса трудно сказать, где и когда кончается начальная депрессия и когда она превращается в подлинный кризис. Некоторые авторы полагают, что депрессия превратилась в кризис осенью в сентябре-ноябре 1920 г.1

Это верно, если иметь в виду, что падение конъюнктур осенью стало и более интенсивным и более всеобщим. Но в конце 1920 г. - начале 1921 г. оно стало в целом еще более интенсивным и общим. Почему в таком случае не считать, что кризис, как кризис, развернулся именно в начале 1921 г.? Нам кажется, что различие между кризисом и вообще перелом конъюнктур к понижению или депрессией скорей количественного, чем качественного характера. Современная теория экономической динамики считает кризис обычным, по не необходимым моментом в смене конъюнктур из повышательных к понижательным2 . Может быть общий перелом конъюнктур к понижению относительно спокойный.

За последние десятилетия перед войной, особенно в Англии, такие переломы, как известно, потеряли былую остроту, лишились тех элементов паники, катастрофичности в движении конъюнктур, какими были так богаты переломы первой половины XIX столетия3 . В сущности и в кризисе 1920-1921 г. мы не имеем этих ярких моментов паники, стремительности, катастрофичности. Падение конъюнктуры было грандиозно, но оно развивалось довольно плавно и относительно медленно. В силу сказанного, если перелом конъюнктур 1920-21 г. по его размерам и глубине мы принимаем за кризис, то правильнее рассматривать его, в отношении времени, как нечто целое. В таком случае осеннее и январское углубление в падении конъюнктур нужно считать лишь за проявление дальнейшего развития возникшего ранее кризиса.

d) Дальнейшей существенной чертой кризиса является его исключительный территориально-широкий, подлинно-мировой характер. Кризисом затронуты почти все страны, входящие в мировую экономическую связь. Особенно следует подчеркнуть, что в кризис вовлечены даже и такие страны, как Канада, Австралия.

263

е) Однако, интенсивность кризиса по странам различна. Предыдущее изложение позволяет утверждать, что наиболее интенсивно кризис поразил Англию. Мы не решились бы утверждать что-либо категорически о степени его интенсивности в Японии. Но, по-видимому, и там он достаточно глубок. Весьма интенсивный характер носит, далее, он в Соединенных Штатах. Затем следуют нейтральные европейские страны, затем Италия, Франция, Бельгия. Из крупных европейских стран слабо затронута кризисом Германия. Одним словом, кризис сильнее поражает экономически мощные и мало или вовсе не истощенные страны. Из них он глубже всего поражает, естественно, страны наиболее индустриальные, с глубоко развитой системой внешней торговли и находящиеся поэтому в сложной зависимости от внешних рынков, как Англия. Поэтому, Соединенные Штаты, несмотря на исключительное "экономическое полнокровие", как страна полу индустриальная, с преобладающим значением внутреннего рынка, вопреки ожиданиям, поражены кризисом не сильнее Англии.

Положение о различной степени интенсивности кризиса можно довольно хорошо иллюстрировать следующими данными общеконъюнктурных индексов по трем важнейшим странам.

Движение общеконъюиктурных индексов1

Даты

Соединенные Штаты2

Англия3

Франция4

Данные января 1920 г. приняты за 100

1920 г.

январь

март

август

100,0

99,2

94,4

100,0

108,1

96,4

100,0

112,2

124,2

1 См. цитир. выше статью проф. С.А. Пернушина: Конъюнктуры современного мирового хозяйства.

2 Общий конъюнктурный индекс но Соединенным Штатам состаилен на основании 7 показателей или индивидуальных индексов: цен, добычи угля, производства чугуна, производства стали, переработки хлопка и оборотов внешней торговли. Причем индексам добычи угля, производства чугуна и стали всем вместе придан вес равный единице или каждому из них вес в 1 /3 .

3 Общий конъюнктурный индекс по Англии составлен по тому же методу, что и но Соединенным Штатам, на основании 8 индивидуальных индексов: общего уровня цен, добычи угля, производства чугуна и стали, экспорта хлопчатобумажной ткани, оборотов внешней торговли и % работающих членов тред-юнионов.

4 Общий конъюнктурный индекс но тому же методу составлен па основе 4 индивидуальных индексов: общего уровня цен, добычи угля, выплавки чугуна и оборотов внешней торговли.

264

Даты

Соединенные Штаты

Англия

Франция

Данные января 1920 г. приняты за 100

1921 г.

январь

май

июнь

июль

август

72,1

54,0

52,2

47,4

53,0

78,8

38,0

36,8

47,0

57,9

110,2

10,4

101,7

95,3

98,1

Заметим прежде, что общий конъюнктурный индекс, безусловно, скрадывает и маскирует движение индивидуальных индексов. Если кризисом поражены лишь некоторые и меньшинство отраслей народного хозяйства, учитываемых этим индексом, в то время как другие отрасли находятся еще в состоянии подъема, то общий индекс не обнаружит и не покажет начала кризиса. То же самое верно и в отношении начала ликвидации кризиса. В силу этого по самому существу своему общий конъюнктурный индекс будет всегда как начало кризиса, так и начало его ликвидации показывать с некоторым опозданием. Эта черта его может усилиться еще подбором учитываемых индивидуальных индексов. Если, например, индексы в отношении текстильной промышленности сами по себе дают наиболее раннее указание на кризис, но они весьма слабо учтены или вовсе не учтены общим индексом, то последний покажет наступление кризиса с особенно значительным запозданием. Последнее мы имеем в приведенной таблице в отношении Франции.

В силу сказанного мы считаем общий конъюнктурный индекс мало чутким методом распознания начала и конца кризиса. Но он представляется весьма удобньш методом характеристики интенсивности кризиса в стране.

Конечно, для точного сравнения интенсивности кризиса в различных странах методом общего индекса требовалось бы построение его по каждой стране на основе, в общем, одних и тех же индивидуальных индексов. Этого мы не имеем в приведенных данных. Но с этой оговоркой и в целях грубого сравнения мы можем воспользоваться и этими данными: в общем они отражают глубину кризиса по странам.

Из приведенных же индексов мы видим, что наиболее остро и глубоко кризис выражен в Англии, затем в Соединенных Штатах и, наконец, во Франции.

f) Следующей характерной чертой кризиса нужно признать его исключительно большую продолжительность. От момента зарождения, т.е. с весны 1920 г. до появления первых признаков

265

его ликвидации, т.е. до мая-июня 1921 г. проходит более года. История едва ли знает кризис, как кризис такой длительности. Мы уже отмечали, что такая продолжительность кризиса органически связана с весьма недружным, а, наоборот, последовательным вступлением в полосу кризиса важнейших отраслей народного хозяйства.

g) Обращаясь к этой последовательности, мы должны отметить, что первыми вступают в полосу кризиса отрасли промышленности и торговли, имеющие дело с предметами потребления, в частности и конкретно - текстильная и особенно хлопчатобумажная промышленность. И лить в то время, когда кризис текстильной промышленности достиг апогея, начинают медленно вовлекаться в кризис отрасли тяжелой индустрии, т.е. осенью 1920 г. Когда кризис текстильной промышленности в начале 1921 г. уже ослабевает, кризис тяжелой индустрии, наоборот, приобретает особую остроту. Такое недружное развитие кризиса и соответственно его продолжительность проистекает, как мы видели, из отмеченных выше особенностей в условиях послевоенного железно-угольного рынка, создававших в связи с задачами восстановления разрушенного войной народного хозяйства необходимые предпосылки для повышательных конъюнктур этого рынка на продолжительное время.

В силу только что изложенного первый период кризиса можно в значительной мере назвать кризисом промышленности (соответственно и торговли), имеющей дело с производством предметов главным образом личного потребления, в особенности текстильной, в частности - хлопчатобумажной. Второй период кризиса можно обозначить, как период кризиса тяжелой индустрии.

h) Наконец, необходимо отметить, что мировой кризис 1920-21 г. возникает и развивается в условиях бумажной валюты, господствующей почти во всех странах. Это обстоятельство, нам кажется, весьма важно иметь в виду для уяснения форм, в которых протекает кризис. Существование именно бумажной валюты должно было смягчать моменты массовой паники, часто присущие кризисам.

Действительно, в периоды обычных кризисов почти всегда наблюдается уменьшение золотого запаса банков1 .

266

Уменьшение золотого запаса вызывается различными причинами: неблагоприятностыо торгового баланса, расширением учетных операций и массовым истребованием вкладов золотом. И как раз это массовое истребование вкладов носит, обычно, панический характер.

Побуждаемая падением цен, затруднением в кредите и вообще симптомами депрессии и кризиса публика перестает верить в устойчивость банков и устремляется брать свои вклады. Убыль золотого резерва побуждает банки принимать иногда героические меры против дальнейшего отлива золота. Но часто эти меры лишь усиливают панику среди публики и ускоряют прекращение размена и даже банкротство банков. В условиях бумажной валюты все эти явления неизбежно принимают смягченный характер. Отсутствие размена на золото устранят стимул к истребованию золота, исключает возможность объявления банком о прекращении размена на золото. Все это безусловно должно смягчать панический характер поведения публики. Истребование вкладов, расширение учета, конечно, имеют место и при этих условиях, но они не могут носить тех лихорадочных черт, какие присущи им в обычное время.

Вот почему, а также, конечно, в силу различных мер банковской политики в течение кризиса 1920-21 г. золотая наличность банков вопреки обыкновению не уменьшается, а или остается неизменной, или даже увеличивается. Это видно из нижеследующей таблицы1 .

Даты

Германия, млн. мар

Франция, млн, фр.

Англия, млн. ф. ст.

Соединенные Штаты, млн. долл.

Япония, млн. иен

Конец 1913 г.

1919 г.

1920 г.

Январь 1921 г.

Апрель

Июль

1170,0

1090,3

1092,0

1092,0

1091,0

1092,0

3517,0

5577,9

5500,0

5502,0

5515,0

5521,0

35

91,3

128,3

128,3

128,4

128,0

792,62

1914.63

2059,0

2106,0

2318,0

2531,0

224

814,5

1.247

1.269

1.281

1.276

2 Июиь 1914 г.

3 Май 1920 г.

Только во Франции за 1919-20 г. размер золотого запаса несколько падает. Но и здесь и в других странах за весь

267

период кризиса золотой запас или стационарен (Германия) или возрастает,

38. Таковы важнейшие характерные черты кризиса 1920-21 г.

Какими же причинами вызван этот кризис? Вот вопрос, к рассмотрению которого нам следует, наконец, перейти после общей характеристики кризиса. Вопрос этот является, конечно, значительно более трудным, чем предыдущий вопрос о характерных чертах кризиса.

Вопрос о причинах, вызвавших кризис, методологически можно поставить двояко. Можно искать те конкретные условия, которые породили данный конкретный кризис. Это будет относительно идиографической постановкой проблемы и исканием своего рода индивидуальных каузальных зависимостей. Но можно стремиться абстрагироваться от этих конкретных условий, о тех признаков и черт их, которые и делают эти условия индивидуальными и конкретными. Можно, иначе говоря, подводить эти условия под общие понятия. Это будет относительно естественнонаучная или номографическая постановка проблемы1 . Возможность второй постановки обосновывается следующим положением. Хотя перед нами и конкретный исторически данный кризис, хотя он и обусловлен совершенно конкретными факторами, но он имеет в тех или иных существенных чертах родство, подобие, сходство с другими бывшими капиталистическими кризисами. Соответственно и условия, порождающие эти кризисы, могут иметь в каждом отдельном случае различные конкретные выражения, но в основных чертах они будут подобны или сходны. Найти эти подобные или сходные факторы и значит отвлечься от конкретных индивидуальных черт и причин каждого кризиса, и значит подвести их под более общие понятия.

С точки зрения познавательного интереса целесообразно подойти к вопросу как с первой, так и со второй точки зрения. Причем, из предыдущих кратких замечаний ясно, что сначала правильнее рассмотреть вопрос с первой точки зрения, а затем путем генерализации или обобщения подойти к нему и со второй точки зрения.

268

В чем же основные конкретные причины кризиса 1920-21 года?

Прежде всего необходимо выставить одно отрицательное положение, - где не следует искать причин кризиса. Рассматриваемый кризис, как мы отмечали, есть капиталистический кризис относительного перепроизводства. Но это положение не следует понимать в том смысле, что мы имеем дело с перепроизводством в натуралистическом и следовательно абсолютном смысле, что кризис обусловливается и вызывается избытком производства в смысле натурального "избытка". Несмотря на огромный подъем производительности заокеанских стран с 1914 г., конечно, нельзя говорить, что даже в них экономических благ производится так много, что они с избытком покрывают наличные потребности населения. В сущности, удовлетворение потребностей в целом не имеет границ. Во всяком случае о таких границах мы не можем говорить, как о чем-то реально имеющем место когда-либо в прошлом или в настоящем. Тем не менее можно говорить в рассматриваемую эпоху о насыщении потребностей в масштабе мирового хозяйства. Европейские страны в большинстве своем за время войны реально обнищали. И в целом после войны мир стал не богаче, а скорей беднее.

О перепроизводстве поэтому приходится и можно говорить не в натуралистическом, и следовательно не в абсолютном, а в относительном смысле.

Если мы имеем народное хозяйство в виде системы взаимодействующих частных хозяйств, то как правило, при таких условиях, момент потребления отделен от момента производства рыночными отношениями. Экономическое благо выступает перед нами как товар. Прежде чем попасть к потребителю от производителя, оно проходит через рынок. Производитель должен найти рынок сбыта, а потребитель рынок приобретения. Но каждый производитель и потребитель действуют в своих собственных частно-хозяйственных интересах без какого-либо единого для всех согласованного плана. Единственным регулятором, устанавливающим то или иное соответствие между действиями массы производителей и массы потребителей, между производством и потреблением, устанавливающим между ними состояние некоторого подвижного равновесия, является в этих условиях рынок.

Под вышеупомянутым относительным перепроизводством или что тоже относительным недопотреблением, мы и понимаем такое состояние народного хозяйства, когда произведенные и

269

выброшенные на рынок товары с частно-хозяйственной точки зрения не находят достаточного рентабельного сбыта, обеспечивающего их дальнейшее воспроизводство по меньшей мере в прежних размерах.

Но если так, то очевидно, что факторы кризиса необходимо искать не в натуральных размерах производства и натуральных размерах потребностей, а в условиях соотношения предложения и спроса экономических ценностей, каковы бы эти ценности ни были. Иначе говоря, объяснение кризиса нельзя дать без привлечения ценностных явлений и категорий.

Только что сказанным дается общее направление в установлении причин кризиса. Причины кризиса необходимо искать в той совокупности факторов, которые своим совместным действием резко нарушили прежнее подвижное равновесие предложения-спроса и притом нарушили в том смысле, что предложение товаров при имевшемся распределении производительных сил и доходов относительно превысило эффективный спрос экономических ценностей. Какие же эти факторы и явления? Все предыдущее изложение позволяет нам указать главнейшие из них.

a) Прежде всего нужно отметить происшедшее с 1914 г. колоссальное перераспределение производительной мощи в масштабах мирового хозяйства. С одной стороны, мы имеем небывалое увеличение производительной мощи заокеанских стран, в особенности Соединенных Штатов, Японии, далее Канады, Аргентины и др., с другой, в общем по сравнению с довоенным уровнем упадок ее в центральных европейских странах, как Франция, Бельгия, Италия, Германия, Австрия, а также в меньшей степени в Англии. Между этими двумя полюсами стоят нейтрально-европейские страны, положение которых в этом отношении существенно не изменилось. Такое перераспределение производительной мощи вело в странах первой группы, с одной стороны, к все большему насыщению внутренних рынков сбыта, с другой, к обострению нужды во внешних рынках сбыта. Последнее нашло отражение в констатированном выше росте экспорта этих стран, в их стремлении проникнуть и в проникновении их на новые мировые рынки. В странах же второй группы это обусловило, как мы видели, с одной стороны, относительное оскудение внутренних рынков, и с другой, рост их импорта извне.

b) Однако емкость рынков потрясенных стран Европы была значительна, можно сказать безгранична лишь во время войны,

270

когда эти страны были вынуждены ввозить товары во чтобы то ни стало, и в то же время могли это делать, пользуясь финансовой поддержкой стран первой группы и прежде всего Соединенных Штатов. По окончании воины то и другое обстоятельство отпало вовсе или резко ослабело. Поэтому констатируя отмеченное перераспределение производительной мощи, в то же время необходимо констатировать и другое условие - это понижение покупательной способности главнейших стран Европы, вскрывшееся по окончании войны со всей силой. Это понижение их покупательной способности органически связано, является обратной стороной падения их производительной мощи. Производя относительно меньшее количество реальных ценностей, они могли и меньше покупать. При этом нужно подчеркнуть, что речь идет о понижении покупательной способности потрясенных войной европейских стран не только в том смысле, что понизился лично-массовой потребительный эффективный спрос европейских масс населения. Это верно, что в силу общего массового относительного обнищания он понизился, и европейские массы, обладая значительными недостаточно-насыщенными потребностями, не обладали достаточным уровнем доходов, а потому и эффективной покупательной силой для их удовлетворения. Но вместе с тем речь идет и о понижении спроса европейских стран для удовлетворения хозяйственных нужд. Действительно, падение производительной мощи, падение промышленности европейских стран означало вместе с тем, что они могли относительно меньше покупать также и орудий и средств производства1 .

с) Комбинация этих двух отмеченных условий приводила в мировых масштабах к тому, что первая группа стран нуждалась в расширении экспорта, по не могла расширять его в нужной мере, так как покупательная способность воевавших и частью нейтральных стран Европы относительно сильно сократились, несмотря на наличие большого числа неудовлетворенных потребностей. Между тем именно основные европейские страны являются и являлись главным рынком сбыта для стран первой категории.

271

d) Действие этих условий усиливается еще констатированными выше тенденциями пострадавших от войны стран к возрождению. Правда, возрождение Англии, Франции и т.д. приводило, несомненно, к повышению их среднего благосостояния и покупательной способности. Однако, при наличных условиях это должно было создавать не расширение европейского рынка для заокеанских стран, а наоборот даже сужение его. В силу колоссальной своей задолженности и крайне отрицательного торгового баланса они, пользуясь возрождением своего хозяйства, начинают удовлетворять свой спрос все в большей мере силами национального производства. Наряду с этим они сознательно стремятся к все большему относительному сокращению импорта и в то же время к расширению своего экспорта, т.е. выступают вновь все более сильными конкурентами стран первой группы на мировом рынке. В этом отношении особенно далеко идет Англия, что мы и видели выше. Англия, которая менее других воевавших стран Европы была разорена и умела скорее других восстановить свои производительные силы, с течением времени становилась в отношении европейских стран в то же положение, какое заокеанские страны занимали по отношению к ней. И потому к ней mutatis mutandis приложимы все предыдущие тезисы.

e) Последнее отмеченное условие усиливается и обостряется далее неблагоприятным для стран второй и частью третьей группы вексельным курсом, который, тормозя импорт, стимулирует экспорт этих стран.

О движении и колебаниях вексельных курсов до 1920 г. включительно мы достаточно говорили выше. И мы видели, что курс доллара стоит значительно выше курса валют всех основных европейских стран в том числе и Англии. С другой стороны, что курс фунта стоит значительно выше валют важнейших стран европейского континента. Но известно, что низкий вексельный курс действует как экспортная премия, а высокий, как ввозные пошлины. Ясно, что движение вексельных курсов еще более понижало емкость внешнего рынка для всех мощных экономических стран с высокой валютой, т.е. в особенности для Соединенных Штатов, Японии, далее Англии и др.

Изменилось ли это положение в течение кризиса? Ответ дает следующая таблица.

272

Движение вексельных курсов в Нью-Йорке1

Даты

Лондон долл. за ф. ст.

Париж центов за франк

Италия центов за лиру

Берлин центов за марку

Амстердам центов за гульден

Токио центов за иену

Паритет

8 января 1920 г.

13 января 1921 г.

3 февраля 1921 г.

10 марта 1921 г.

9 мая 1921 г.

2 июня 1921 г.

7 июля 1921 г.

4 августа 1921 г.

4,87

3,75

3,74

3,84

3,90

4,0

3,87

3,71

3,59

19,30

8,93

6,04

7,03

7,16

8,76

8,26

7,96

7,75

19,30

15,72

3,47

3,63

3,68

5,57

5,23

4,82

4,31

23,80

2,00

1,46

1,60

1,58

1,65

1,54

1,33

1,23

40,195

37,50

33,10

34,03

34,35

36,04

34,30

32,65

30,55

49,85

49,85

47,60

48,35

48,10

48,15

47,85

47,90

48,35

Отсюда видно, что в течение 1920 г. курс всех валют, включая далее и японскую, обесценился в отношении доллара. В особенности упали марка, лира, франк и гульден.

В течение 1921 г. до мая идет слабое повышение ценности фунта, франка, марки, гульдена, иены. С мая наступает полоса нового понижения валют против доллара. В общем, обесцеиенность валют остается весьма значительной и в течение первой половины 1921 г. Следовательно, установленные выше положения о влиянии вексельных курсов остаются в силе. Из таблицы ясно также, что фунт стерлингов стоит значительно выше, чем валюты Франции, Италии, Германии. Следовательно и Англия подпадает в отношении экспорта под неблагоприятное действие относительно высокого уровня вексельных курсов.

Указанная роль соотношения вексельных курсов в отношениях с восточными странами серебряной валюты обострялась особенно под влиянием исключительно резкого падения ценности серебра и серебряной валюты против 1919 г. и начала 1920 г.

Сказанное видно из следующих немногих цифр.

Даты

Средняя цена за унцию в пенсах2

1913 г.

1919 г. апрель 11

1920 г. апрель 9

март

июль 28

декабрь 28

1921 г. апрель 8

279 /16

489 /16

697 /8

66,5

57

42

333 /8

2 Но данным Ectmomist'a.

273

Соответственно, вексельные курсы на страны с серебряной валютой изменяются в Лондоне так1 :

Валюты

Паритет

Курс в декабре 1919 г.

23 декабря 1920 г.

В июле 1921 г.

Индийская рупия

Китайская та:оль

1 шил. 4 пен.

2 ш. 8½ н.

2 шил.4½ пен.

7 ш. 10 н.

1 ш. 5 н.

3 ш. - н.

1 Ш. 3½ н.

3 ш. 81 /8 н.

Сильный подъем ценности серебра и курса серебряных валют в 1919 г. и первой половине 1920 г. чрезвычайно повысил покупательную силу восточных стран. Наоборот, резкое обесценение серебра и падение курса серебряных валют со второй половины 1920 г. уронил покупательную способность восточных стран серебряной валюты. Тем самым Англия, Япония, Соединенные Штаты лишились весьма значительной доли емкости рынка восточных стран2 . Это также не могло не способствовать развитию и обострению кризиса относительного перепроизводства.

f) Покупательная сила массового населения и соответственно емкость рынков товаров массового характера была понижена особенно в европейских странах также благодаря чрезвычайно возросшим налогам. Невероятное увеличение налогов на душу населения можно видеть хотя бы из нижеследующих данных3 .

4 Предварительные данные.

274

1 Estimated.

2 Включая 37,50 марок, равных ежегодному сбережению для уплаты процента но государственным долгам.

Отсюда ясно, что обложение во всех странах сильно увеличилось.

Особенно значительно увеличение его в Германии, далее в Англии. За Англией следуют Соединенные Штаты и Франция.

g) Наряду с изложенным расстройство международного кредита мешает потрясенным странам преодолеть хотя бы частично слабость своих покупательных сил.

h) Далее, необходимо указать, что сжимание рынка сбыта увеличивается тяжелыми условиями репарационной системы, в которые была поставлена Германия3 . Вынужденная платить грандиозные суммы, Германия сжала свой внутренний рынок для иностранных товаров до минимума и, наоборот, напрягает все усилия к продукции и экспорту своих товаров, чтобы иметь возможность выполнения обязательств. Но тем самым она лишь увеличивает конкуренцию товаров на мировом рынке.

i) Наконец, мировой рынок сбыта и особенно индустриальных товаров сильно сузился благодаря тому, что восточная часть Европы и прежде всего Россия, а также долгое время часть Малой Азии (Персия, Турция) находятся вне нормальных связей мирового хозяйства.

Итак, увеличение производительной мощи на одном полюсе мирового хозяйства и падение ее на другом, соответственно, увеличение продажной и покупательной способности на первом и падение на втором, характер интервалютарных отношений,

275

рост налогов, упадок международного кредита, условия Версальского мира, изоляция России и отчасти стран Малой Азии - вот те конкретные условия, которые способствовали кризису относительного перепроизводства.

Но это именно те конкретные условия, которые способствовали возникновению кризиса 1920-21 г. Однако, их не трудно обобщить. Не трудно видеть, что и падение валют большинства воевавших европейских стран и части нейтральных, и сильный рост налогов, и недостаток кредита, и условия Версальского мира, и выпадение из оборота мирового хозяйства России и некоторых других стран - все эти факторы вместе являются лишь факторами, усиливающими общее понижение покупательной способности большинства стран Европы (см. выше пункт b). Но если это так, то в итоге и в обобщении, следовательно, мы имеем: возрастание производительной мощи и предложения на одном полюсе мирового хозяйства и падение производительной мощи и покупательной способности на другом - в странах Европы и частью Азии; причем, указанное понижение покупательной способности частью обусловливается падением производительной мощи последних стран, частью иными факторами, указанными выше; иначе говоря, мы имеем диспропорциональности и несоответствия в распределении производительной мощи и покупательной способности. Отсюда мы можем сказать, что кризис относительного перепроизводства 1920-21 г. номографически является прежде всего следствием создавшихся под влиянием различных конкретных условий диспропорциональностей в распределении производительной мощи и покупательной способности в рамках мирового хозяйства.

Однако указанные диспропорциональности, являясь необходимыми, не являются достаточными условиями возникновения и развития кризиса. Они учитывают лишь диспропорциональности в масштабах мирового хозяйства и объясняют, почему кризис ранее всего начался и носил наиболее серьезный характер в заокеанских странах, как Соединенные Штаты, Япония, а также в быстро восстановившей свои силы Англии, и менее серьезный и глубокий характер в остальных странах. Но чтобы понять кризис полностью, чтобы понять, почему он все же захватил и потрясенные страны Европы, и почему в мало потрясенной Англии он носит даже более острый характер, чем

276

в Соединенных Штатах, наряду с указанными мировыми диспропорциональностями необходимо учесть также условия и строение национальных народных хозяйств. Переходя к этим условиям необходимо отметить следующее.

а) В рамках национальных хозяйств, подобно тому, как и в масштабах мирового хозяйства, имеется прежде всего своя диспропорциональность в распределении производства. Чем более страна была вовлечена в войну или в поставки на военный рынок, тем более в ней расширились или относительно менее упали, а потому, тем более, относительно гипертрофированы в ней те отрасли промышленности, которые связаны с военным рынком, как например, текстильная индустрия, металлургическая, угольная, химическая, кораблестроительная и др.

Ввиду сказанного, эти страны вышли из войны в состоянии диспропорционального распределения их внутренней производительной мощи. Но такое диспропорциональное распределение производительной мощи одновременно означает и диспропорциональность покупательной силы. При наличии той и другой диспропорциональности национальное народное хозяйство, как единство, неизбежно сталкивается с затруднениями в реализации и размещении товаров на своем рынке. И чем острее это затруднение, тем настойчивее ищет оно внешний рынок.

Вот почему мы видим, что европейские страны, как Англия, Бельгия, после войны стремятся повысить и резко повышают экспорт угля, железа, текстильных товаров. Они усиленно борются за внешний рынок. И борьба эта еще обостряется общим процессом начавшегося возрождения их народного хозяйства. Нетрудно видеть, что эти внутренние несоответствия и диспропорциональности тем самым подчеркивают диспропорциональности в рамках всего мирового хозяйства.

Прекращение войны для одних относительно гипертрофированных или точнее лучше сохранившихся отраслей промышленности, как текстильная, сократило внутренние рынки чрезвычайно резко. И мы знаем, что в этих отраслях кризис относительного перепроизводства начался ранее всего. Рынок других отраслей, как металлургии, угольной промышленности и др. не сжался столь стремительно. Чисто военный спрос заменился здесь в значительной мере спросом гражданским, вызванным войной и связанным с задачей восстановления военных

277

разрушений. И мы знаем, что именно эти отрасли долее других не выявляют своего относительно-гипертрофированного состояния и долее других не вступают в полосу кризиса.

b) Наряду с указанными внутренними национально-хозяйственными диспропорциональностями производительной мощи и покупательной способности отдельных отраслей промышленности, необходимо указать, что упала в различных странах в различной мере и покупательная способность массового населения и, следовательно, сократился потребительный спрос. Он упал или в силу увеличения налогового бремени (Соединенные Штаты и т.п.) или в силу увеличения налогового бремени и общего обнищания и понижения уровня доходов (Англия, особенно Франция, Италия) или в силу этих двух причин и кроме того военных контрибуций (Германия). Это падение покупательной способности, имея значение, как уже отмечалось, в отношении всего мирового хозяйства, проявляет свое действие и внутри каждого национального хозяйства. Оно должно было форсировать и еще более обострить критическое положение отраслей промышленности, работающих на удовлетворение массового спроса, например той же текстильной промышленности, которая, таким образом, оказалась вдвойне в неблагоприятном положении.

В степени падения массовой покупательной способности мы должны видеть одну из причин разной остроты кризиса в отдельных странах. Именно здесь нужно видеть одну из причин, почему кризис Англии был по существу даже более острым, чем в Соединенных Штатах. Англия, находясь под воздействием диспропорциональностей мирового хозяйства, под воздействием диспропорциональностей внутреннего производства находилась и под влиянием сильнейшего упадка внутреннего массового спроса. К тому же она является страной индустриально-торговой и при том индустриально-текстильной.

Соединенные Штаты, наоборот, были менее потрясены войной, и как страна с сильным развитием сельского хозяйства, они не испытали такого резкого падения спроса на товары промышленного производства.

В связи с последним уместно указать на значение привходящего момента, с которым по времени совпал кризис 1920-21 г. - это благоприятный урожай 1919-20 г. в странах Нового Света

278

и, в частности, в Соединенных Штатах. Это обстоятельство должно было иметь двоякое действие. С одной стороны, оно в национально-хозяйственном отношении должно было несколько повысить емкость внутреннего рынка индустриальных товаров этих стран. С другой, в международном отношении это должно было еще более подчеркнуть диспропорциональности стран первой и прочих групп в отношении производительной мощи и покупательной способности. Отсюда становится еще более понятным, почему промышленный кризис в Англии был далее более глубок, чем в Соединенных Штатах и почему так сильно, наоборот, пострадали американские хлопководы.

Таким образом, и в недрах национально-хозяйственных единств были конкретные факторы возникновения кризиса относительного перепроизводства.

Сюда относятся: несоответственное и неравномерное развитие производительной мощи различных отраслей промышленности, падение покупательной способности, вытекающее из относительного упадка отдельных отраслей хозяйства (упадок хозяйственного спроса) и обнищания массового населения (упадок массового потребительного спроса), связанного с военным потрясением, налогами и т.п.

Обобщая эти конкретные внутренние национально-хозяйственные условия возникновения кризиса относительного перепроизводства, мы можем сказать, что и они сводятся в общем к диспропорциональности и несоответствию производительной мощи и покупательной способности.

Не трудно понять, что эти национально-хозяйственные причины возникновения и развития кризиса относительного перепроизводства могут быть изолированы от причин, лежащих в условиях мирового хозяйства, как целого, лишь чисто условно. Фактически они находятся в самой тесной связи и взаимодействии, усиливая действие друг друга. С другой стороны, экономическая природа тех и других по существу одна и та же.

Таким образом, отметив выше идиографические причины кризиса, мы можем теперь дать и общую номографическую формулировку причин кризиса. Причины эти лежат в создавшихся несоответствиях и диспропорциональном распределении производительной мощи и покупательных способностей, иначе

279

говоря, в несоответствии и диспропорциональном распределении предложения и эффективного спроса всех видов1 .

Таковы причины кризиса. Но если так, то становится еще более очевидным положение, выдвинутое выше, что самый процесс кризиса, действительно, есть болезненный процесс ликвидации создавшихся под влиянием· определенных условий несоответствий и диспропорциональностей производства и

280

деления, предложения и спроса, процесс перехода от одного подвижного равновесия народного и мирового хозяйства, для дальнейшего существования которого нет необходимых и достаточных условий, к другому. Таким образом, после анализа факторов кризиса мы вновь подходим к определению его существа и притом именно в том смысле, в каком дали его выше, приступая к анализу.

С точки зрения данного объяснения становятся понятными те характерные черты кризиса, как целого явления, которые были отмечены выше. Кризис носит ярко выраженный мировой характер, говорили мы. Теперь ясно почему это так: в сущности и порожден он в значительной степени диспропорциональностями мирового порядка. Понятна также степень глубины его по странам, внутренняя последовательность развития и др. черты.

Неясным быть может остается лишь время возникновения кризиса. Почему кризис не начался сейчас же после войны и почему обнаружившаяся сейчас же после конца войны депрессия не оказалась подлинным кризисом?

Однако и на этот вопрос ответ в сущности можно найти из предыдущего изложения. Голый факт окончания войны еще не уничтожал всех военных условий и главное не сжимал катастрофически исключительного по емкости военно-государственного рынка. Отпала нужда делать снаряды, пушки и т.п., но появилась столь же неотложная и грандиозная нужда восстановления разрушений, ремонта транспорта и т.п. И промышленность, обслуживавшая чисто военный рынок, в особенности тяжелая, не потеряла рынка, неизвестно даже, насколько рынок ее сократился. Столь же быстро, как после легкого замешательства она реорганизовалась в начале войны, после такого же кратковременного замешательства после окончания войны она использовала послевоенный емкий рынок. Это во-первых. Во-вторых, 1919 г., как мы знаем, в отношении продукции был годом продолжающегося упадка. В-третьих, 1919 г. - это год, когда за политическими осложнениями мировая конкуренция еще не успела выявиться и определиться со всей силой. В 1919 г. слово кризис пестрило в печати. Но тогда еще говорили о кризисе в совершенно ином смысле слова, говорили о кризисе оскудения и недопроизводства. (Ср. замечания, сделанные выше). Кризис же относительного перепроизводства мог проявиться лишь тогда, когда мировые экономические связи окрепли, когда первые раны войны были залечены и началось возрождение хозяйственной жизни потрясенных войной стран. Когда мировая

281

конкуренция начала все более вступать в свои права, тогда вскрылось влияние созданных за истекшее время войны несоответствий и диспропорциональностей. Тогда обнаружились затруднения сбыта и размещения товаров на базе достигнутого высокого уровня цен, И они начали понижательную волну. Вместе с тем началось вообще понижательное движение конъюнктур.

В этом отношении и вообще по своему характеру, но не по размерам и пространственно-временным чертам, изучаемый кризис весьма напоминает послевоенный кризис 1815 г., который точно также наступил спустя некоторое, примерно, в то же время после окончания войны и порожден был в значительной мере аналогичными условиями1 .

Предыдущий анализ кризиса показывает, что с номографической точки зрения он по своей природе, внутренней механике и причинам является бесспорно капиталистическим кризисом относительного перепроизводства. То обстоятельство, что он возникает после грандиозной войны, не меняет его природы, а лишь придает ему с идиографической точки зрения ряд особых индивидуальных черт. Иначе говоря, мы отрицаем взгляд, что перед нами какой-то особый, исключительный, неукладывающийся в категории экономической теории кризис. Конечно, особенно велики его размеры, грандиозна широта, длительность, особенны те конкретные условия, при которых он возникает. Но существо его развития и течения в основных чертах родственно вообще кризису относительного перепроизводства.

Это положение чрезвычайно важно. От принятия или отклонения его зависит понимание перспектив дальнейшего развития мировой хозяйственной жизни. Наш анализ привел нас к определенному заключению. Мы не имеем достаточно убедительных аргументов, чтобы признать это заключение неверным.

282

1 Таблица составлена по данным "Monthly Bulletin of Statistics", различных номеров "The Economist", "The Statist", "Labour Gazette".

1 См. The Review of economic statistics. Supplement 1 April, 1922. Statistical Record. Edited by Edmund E. Day. Harvard Economic service.

1 Заметим, что по индексам Braclstreet's последовательность несколько иная. См. предыд. главу.

2 Основное значение в раннем падении цен па металлы имеют цены не железа, а др. металлов, как медь, цинк, свинец. Цены на железо, как увидим ниже, начинают падать значительно позднее,

3 Заметим, что но индексам Bradstreet's последовательность несколько иная. См. предыд. главу.

1 Ср. Фалькнер "Мировое движение цен". Вестник Нар. Ком. Вн. Торг № 1 за 1921 г., стр. 33 и cл.

1 См. The Statist от 18 февраля 1922 г.

1 См. Ernst Kahn. Die Indexzahlen der Frankfurter Zeitung. Vierte auflage marz-april, 1921. Стр. 17. См. также Вести. Нар. Ком. Вн. Торг № 4-5, 1921. Стр. 100.

2 Ср. A. Aftalion. Les crises periodiques de surdroduction, в особенности, т. II, книга III.

1 По данным year-book, 1920, United States. Departament of agriculture, стр. 825.

1 По данным Bulletin do statistiquc agricole et commercial за 1919, 1920 и 1921 г. Edition dc Institut intarnational dagriculture Rome.

2 По данным различных номеров The Times Trade Supplement и Economist'a от 18 февраля 1922 г. См. также 3. Кацепеленбаум. - Текстильный рынок в Вестнике Нар. Ком. Вн. Торг. № 2.

1 Ср. Neue Zuricher Zeitung от 9 декабря 1920 г.

2 См. Эконом, Бюлл. Берлин, Предст. от 17 декабря 1920 г., от 17 июня и 22 июля 1921 г., а также Ernst Kahn., цитиров. работа, Die Indexzahlen der Frankfurter Zeitung. Стр. 22-23.

1 См. Wirtschaft und Statistik 1921. № 10,

3 Ср. Кафснгауз Л. Металлургическая промышленность в 1920 г. Вести. Нар. Ком. Внешн. Торговли № 2. Стр. 106-107.

1 Ср. Кафенгауз Л. Металлургическая промышленность в 1920 г. Вести. Нар. Ком. Внешн. Торговли № 2. Стр. 107.

2 В таблице момент первого понижения цен отмечен одной чертой, момент усиления падения цен - двумя чертами.

3 По данным StahI uncl Eiscn, September, 1921. № 35.

1 См. Кафеигауз Л. Металлургическая промышленность и 1920 г. цитир. статья. См. ст. С.А. Фалькнера. Пути развития мирового кризиса. Вести. Нар. Ком. Вн. Торговли № 1(6), 1922 г.

1 См. Мировое хозяйство за время с 1913 г. но 1921 г. Статистический Ежегодник Изд. Всеросс. Центра Союза потреб, об-в. М., 1922 (К сожалению это весьма цепное издание материалов мы получили лишь при просмотре корректуры своей работы). Ср. также Statist от4 марта 1922 г.

1 См. сводную таблицу в Вести. Нар. Ком. Внешн. Торговли № 1(6) 1922. Стр. 77.

2 Ср. Туган-Барановский М.И. Периодич. промышл. кризисы. 3-е изд. passim и частности, стр. 297 и сл.

3 См. Cl. Juglar. Des crises commerciales et de Ieur retour periodique. Paris. 1889, стр. 19 и cл.

1 См. Финн-Енотаевский, op. cit., стр. 22 и cл.

2 Там же. Стр. 24-25.

1 Данные для таблицы заимствованы из сводки проф. С.А. Первушина, приложенной к его статье "Конъюнктура современного мирового хозяйства" (Вестник статистики № 5-8. 1921), Сборника ЦСУ, упоминавшегося неоднократно выше, и Economic Review от 13 января 1922.

3 См. Мировое хозяйство за время с 1913 но 1921 г. Изд. Центр. Союза потреб, обществ.

1 По данным Bulletin Mensuel de statistique № 9. См. Вестник Нар. Ком. Вн. Торговли .№ 4-5. 1921.

1 Вычислено но данным The Economic Review, January 13, 1922 и Сборника ЦСУ.

1 По данным Bulletin de Statistique agricole за 1921 г.

1 См. статью Sp. "Угольный рынок" в Вестнике Нар. Ком. Внешней торговли № 1(6), 1922 г.

2 По данным Iron and Steel.

1 По данным Bulletin de Statistique agricole за 1921 г. См. также Вестник Нар. Ком. Внешн. торговли № 4-5, 1922.

2 См. приложение к упом. статье С.А. Первушина.

1 По данным The Manchester Guardian, March 23, 1922 г.

1 См. International Cotton Statistics. Изд. Internation. Federation of Master Cotton Spinbersand Manufacturers, Associations. March 10-th, 1921.

2 См. Указанн. изд. Internation. Cotton Statistics.

1 См. указал, изд. Internalion. Cotton Statistics, стр. 7.

2 См. В. Громан. Некоторые черты современного положения мироного хозяйства. Вестник Нар. Ком. Внешней торговли № 1, 1921 г.

1 См. Громан В. Некоторые черты современного положения мироиого хозяйства. Вестник Нар. Ком. Внешней торговли № 1, 1921 г. Стр. 81 и cл.

2 Ср. Pohie L. uncl Cassel G. Lehrbuch der Allgemeinen Volkswirtschaftslchre. Zweite abteijung. Theoretische Socialokonomik von G. Cassel, 472 и cл.

1 По данным Bulletin de Statistique agricole, decembere 1921. Изд. Мeждунар. с.-хоз. института в Риме.

1 Bulletin de slatistique agricole et commerciale. Decembere 1821. Rome.

1 По данным Bulletin de statistique agricole et commerciale Римского с.-х. института за декабрь 1921 г. См. также Economist от 11 марта 1922.

2 Исчисл. но данным уномин. International Cotton statistics, далее Manchester Guardian от 9 июня 1921 р. и The Statesmans' year-book за 1921 г. При исчислении принято но внимание различие веса балла отдельных сортов хлопка.

1 См. Экономический бюллетень Берлинск. Представит, от 22 июня 1921 года № 28, стр. 86.

2 По данным The Review of economic statistic Supplement № lю April 1922. Statistica Record: 1921 Monthly data. Edited by Edmund E. Day. Harvard Economic service. А также по данным Мировое хозяйство, изд. Всеросс. центр Союза потреб, об-в.

1 По данным Monthly Bulletin of statistics. Vol. II. Μ" 1, Economic Review за январь и февраль 1922 г., The Review of economics. Supplement 1. april 1922. Мировое хозяйство изд. Ц. Союза потреб, об-в и упомянутой статьи С.А. Первушина. Данные отдельных источников частично не совпадают. Но общая картина динамики освещается ими одинаково.

6 См. Вестник Народного Ком. Внешней торговли. № 4-5 за 1921 г., стр. 91.

1 По данным Monthly Bulletin of statistics и сборника Мировое хозяйство за время с 1913 по 1921 г. Изд. Ц. С. Потр. Об-в.

1 См. Harvard Economie Service. The Review of econom. statist. Supplement 1. Pp. 99.

1 См. Фалькнер. Перелом и развитии кризиса.

1 См. Вести. Нар. Ком. внешней торговли № 1(6), 1922, стр. 77. Нужно отметить для точности, что использонанные данные последней и предыдущей таблицы и деталях не совпадают. Однако это не меняет общей картины явления.

1 По данным Economist'a от 15 апреля 1922.

1 См. Economist., 18 февраля, стр. 292.

2 Ibidem. См. также Economist от 13 мая 1922, стр. 894-895.

3 См. Economist, май 13, 1922; в частности для Соединенных Штатов, стр. 902.

1 См. Wirtschaft und Statistik or 25 сентября 1921 г.

1 По данным Japan Chronicle.

2 По данным Labour Gazette.

1 См. Statist от 8 октября 1921 г. и Labour Gazette, различные номера. См. также и особенно Manchester Guardian Commercial спец. изд. под общей редакцией Keynes'a. Специальное издание под названием Der Wiederaufban in Europa от 20 апреля 1922 г.

1 Economist от 21 января 1922 г.

1 См стат. Д-ко в Сборнике "Мировое наступление капитала", издание Профинтерна, Москна, 1922, стр. 76.

2 Таблица построена по данным Jear-book of the Departament of Agriculture of Unit. States. 1920, стр. 806 и 818.

1 Интересно отметить, что после войны полнилось между прочим немало работ, говорящих о кризисе мирового хозяйства. Из иностранных, в частности, нам известны, например, работы Paisha - The World Crisis, Andre, - La Crise economique en Angleterre (1919-1920) Paris. Но написанные еще до того, как разразился текущий и подлинный капиталистический кризис, они собственно говорят о кризисе совершенно иного порядка. Они говорят о кризисе производительности, о понижении производительных способностей труда (привычка "лени"), о расстройстве финансов и т.д. Одним словом - о кризисе в смысле тяжести военных разрух. Об этом весьма определенно говорили и Гувер, и Кейнс и др. Читая подобные работы, проникаешься скорей настроением, что мир вступил в полосу длительного материального и даже духовного оскудения. Может быть такие характеристики и имели некоторое значение и основание для первого времени после войны. Но едва ли есть нужда доказывать теперь, что впоследствии действительность залось иной.

Из русских работ весьма близко к упомянутым стоит работа Фиии-Енотаевского, - Мировое хозяйство. Правда, он упоминает и пытается проводить мысль, что мировое хозяйство вступило в полосу кризиса относительного перепроизводства. Но необходимо признать, что эта мысль совершенно не вытекает из его книги. Основанная почти исключительно на весьма отрывочных и неполных данных до и за 1920 г., она всюду констатирует лишь крайне сильное материальное оскудение и не дает никаких оснований для суждения о кризисе перепроизводства, не вскрывает его оснований. Кроме того, более или менее верные для своего времени положения о материальном оскудении - эти положения автора - утратили почти всякую почву теперь. Поэтому и его общие выводы представляются нам более, чем спорными.

1 Ср. М. Вирт. История торговых кризисов; Туган-Барановский - Периодические промышленые кризисы, 3, изд. т. 1. Bouniatian - Studien zur Theorie und Ceschichte der Wietschaftskrisen. 1908 и др. работы о кризисах.

1 Ср. Фалькнср, статьи "Послевоенные конъюнктуры мирового хозяйства" в Экономической жизни, № 113 и 114 за 1920 г.

2 См. W. Lexis. Les crises economiques (Bulletin de Iinstitut International de Statistique, t, XVIII, p. 173 etc). См. Aftalion Les crises periodiques de Surproduction. T.I.

3 Cp., например, яркие описания их и 1-м Социальном письме Родбертуса.

1 Ср. Туган-Барановский. Периодические промышленные кризисы, изд. 3-е; Жан Лескюр "Общие и периодические кризисы", Passim: Juglar Des crises commerciales et de leur retour periodique, passim.

1 Monthly Bulletin of Statistics, Mb 9. См. Вести. Н.К.Вн. Т. № 4-5, стр. 95 и разл. номера Economist'a.

1 По вопросу об идиографической и номографической точке зрения см. Риккерт "Границы естественнонаучного образования понятий", 1903; Его же "Науки о природе и науки о культуре", перевод С. Гессена со 2-го нем. издания; S. Hesser, Individuelle Kausalitat; А.А. Чупров "Очерки по теории статистики" изд. 2 и др. работы.

1 В своих статьях, весьма интересных и много способствовавших освещению мировых послевоенных конъюнктур, С.А. Фалькнер, нам кажется, ошибочно и односторонне выдвигает лишь падение покупательной способности "широких масс". Ср. его "Перелом в развитии мирового промышленного кризиса", Москва, 1922. Стр. 12.

1 По данным Economist'а за различные месяцы.

1 По данным Economist'a.

2 Ср. Проф. М.И. Боголепов: Европа после войны, стр. 51 и cл.

3 См. The Statesman year-book. 1921. Introductory, p. XXIII.

3 См. Кейнс. The economic consequences of the war, См. также З.С. Каценеленбаум "Финансовое положение Европы", Вестник Н.К.В. торг, № 1(6), 1922.

1 Отметим, что в литературе уже высказаны интересные мнения о причинах и условиях кризиса. Г. Кунов в статье Weltwirtschaftliche Krisis (Neue Zerit от 5 февраля 1921 г.) пилит причины его и перепроизводстве стран Нового Света и особенно Соединенных Штатов. Из предыдущего ясно, однако, что причины кризиса кроются не здесь, точнее, не только здесь, что о таком перепроизнодстве можно говорить лишь постольку, поскольку существует недостаточный спрос на внутреннем американском и внешнем рынке, что перепроизводство это явление относительное и вытекает из общий диспропорциональностей распределения предложения и спроса. С.А. Фалькнер в своих статьях "Послевоенный кризис относительного перепроизводства" (Экономическая жизнь за 1921 год № 17, 25, 28 и 30) и и брошюре "Перелом и развитии мирового кризиса" (стр. 10-13), давая весьма интересные характеристики кризиса, основную причину его видит в падении покупательной способности массового населения европейских стран и в выпадении некоторых из них из мирового хозяйства. Однако, и эти факторы не дают всего объяснения. Во-первых, покупательная способность масс есть лишь одна составная часть общего спроса па рынке. Во-вторых, покупательные способности и вообще рынок сбыта будет недостаточен лишь в том случае, если мет соответствия в распределении предложения и спроса. Доводя объяснения С.А. Фалькнера до логического конца, мы должны были бы придти к теории, в обнищании и недопотреблении масс, видящей причины кризисов. Однако, эта теория является чрезвычайно спорной, если не опровергнутой. Е. Варга в брошюре "Кризис мирового капитализма" (стр. 25-28) видит причины кризиса в относительном перепроизводстве одних стран, таких как Соединенные Штаты, Япония и Англия, имеющем место благодаря абсолютному непроизводству в прочих странах, и устранению с мирового рынка России, т.е. в конечном счете, он видит причины кризиса в абсолютном недопроизводстве стран Западной и Восточной Европы. Едва ли правильно относительное перепроизводство противополагать абсолютному недопроизводству. Одно из двух, или можно говорить об абсолютном недопроизводстве и тогда необходимо говорить и об абсолютном перепроизводстве, или наоборот. Это, во-первых. Во-вторых, в своих объяснениях он учитывает лишь факторы мирового порядка. А это, как мы видели, недостаточно для понимания кризиса. С.А. Первушин в статье "Конъюнктура современного мирового хозяйства" указывает пять условий кризиса: 1) Диспропорциональность отраслей производства. 2) Падение потребления и покупательной способности. 3) Расстройство валютарных отношений и отсутствие кредита. 4) Увеличение налогов. 5) Система возмещения убытков но Версальскому миру. Это одно из наиболее полных объяснений кризиса. Однако оно представляет собой лишь одну часть объяснения - указание идиографических конкретных условий его. И в этом перечне условий, во-первых, не все учтено, например не отмечено устранение целых стран из мирового хозяйства; во-вторых, по нашему мнению, включены неправильно некоторые факторы, например, потребление; потребление если и понизилось, то в силу понижения покупательной способности, а потому его нельзя ставить наряду с последним фактором, как фактор самостоятельный. Кроме того, представлялось бы теоретически необходимым обобщить эти конкретные условия, а не ограничиться их перечнем. Последнее мы и пытались сделать в тексте.

1 См. Took and Neuemarch "Die Geschichte und Bestimmung der Preise" Band i Dresden 1858. Гл. VI. См. Вирт. История торговых кризисов и Европе и Америке. СПБ, 1877, стр. 65 и сл.

Глава IV

СОВРЕМЕННЫЕ КОНЪЮНКТУРЫ

МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА

1. Предыдущую главу мы посвятили характеристике и объяснению грандиозного мирового экономического кризиса, который разразился в 1920-21 гг. Поставим и рассмотрим теперь следующий вопрос: продолжает ли кризис углубляться и усиливаться, или, наоборот, он вступил в полосу ликвидации? Короче, каковы современные конъюнктуры мирового хозяйства?

Анализируя кризис, мы доводим анализ в отношении времени, как правило, до июня-августа 1921 г. Мы поступили так не случайно. Внимательное изучение имеющихся материалов приводит к заключению, что именно с июня-августа 1921 г. в движении мировых экономических конъюнктур намечается определенно новый перелом: развитие и углубление кризиса в общем и целом прекращается, появляются симптомы начала его ликвидации.

В чем эти симптомы, и в какой мере они позволяют поддерживать выставленное утверждение о вступлении мирового хозяйства в полосу ликвидации кризиса? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к характеристике важнейших показателей мировых конъюнктур последнего времени.

2. Прежде всего остановимся на одном из самых чувствительных показателей конъюнктур, на движении учетного процента. Теория конъюнктур и кризисов показывает1 , что перед самым кризисом рынок капиталов и кредит достигают максимального напряжения. Кредит становится чрезмерно дорогим, ставки дисконта резко поднимаются. Следующий, затем кризис, вызывая паралич одной отрасли хозяйства за другой, изменяет создавшееся напряженное соотношение спроса на денежный капитал и его предложения в сторону пониженного спроса. С другой стороны, наличие в капиталистическом обществе значительных категорий доходов, не связанных или мало связанных с

283

торгово-промышленной деятельностью и следовательно не подверженных или почти не подверженных резким периодическим потрясениям, обусловливает своим существованием, на фоне паралича торгово-промышленной деятельности и понижения спроса на капитал, постепенное насыщение и пополнение денежного и капитального рынка. Сокращение спроса при возрастании предложения рано или поздно приводит к удешевлению денег и капитала. Вот почему, спустя известное время после начала кризиса мы всегда наблюдаем понижение дисконта. Правда, понижающийся дисконт продолжает стоять низко и тогда, когда кризис, как таковой, кончился, но когда экономическая жизнь находится еще некоторое время в состоянии вялости и застоя. Дисконт вступает в новую полосу повышения лишь тогда, когда начинается вновь период оживления и подъема.

Отсюда ясно, что понижение дисконта, не являясь показателем скорого подъема, безусловно является показателем окончания или скорого окончания кризиса, показателем перехода или скорого перехода народного хозяйства из состояния кризиса к состоянию его изживания и депрессии. Вместе с тем понижение дисконта служит предвестником будущего подъема конъюнктур.

Как же изменяется дисконт в течение кризиса 1920-21 г.? Ответ на этот вопрос мы находим в следующей таблице1 .

Отсюда ясно видно, что высшего напряжения дисконт достигает в 1920 г. В ряде стран и в том числе важнейших, как Англия, Соединенные Штаты, Франция, Дания этот максимум приходится на весну-лето 1920 г., в других, как Швеция - на начало осени. Иначе говоря, максимум приходится по странам именно на период начала кризиса. Высокий учетный процент держится на одном уровне до апреля-мая 1921 г., т.е. почти год, когда кризис углублялся и приобретал все большие размеры. Но с апреля-мая 1921 г. начинается систематическое понижение дисконта. Из взятых стран, лишь Германия не обнаруживает

284

полижения ставки, которая держится в ней на одном уровне с первого года войны. Но это не нарушает общей тенденции. Падение дисконта в Соединенных Штатах и Дании по-видимому уже приостановилось с осени 1921 г. В Англии, Франции, Швеции оно еще продолжается и в 1922 г. В частности в Англии и ставка в 4½% не удержалась 13 апреля 1922 г. дисконт был понижен до 4%. 15-го июня до 3½%, а в самое последнее время до 3%1 . Иначе говоря, ставка дисконта дошла до довоенного уровня.

Опираясь на приведенные выше положения и данные о фактическом движении дисконта, можно полагать, что уже с весны 1921 г. в состоянии конъюнктур намечается перелом. Денежный и капитальный рынок начинает постепенно терять прежнюю напряженность, и в этом нельзя не видеть показателя приближающегося вступления мирового хозяйства в стадию ликвидации кризиса. Причем из таблицы ясно, что движение дисконта в некоторых странах, как Соединенные Штаты, своей устойчивостью с осени 1921 г. говорит даже о том, что эти страны приближаются к моменту перехода от состояния угнетения экономической деятельности, совершенно неизбежной после кризиса, к состоянию нового подъема ее.

3. Но если дисконт упал, то он упал, как ясно из предыдущего, с одной стороны, под влиянием сократившегося спроса на денежный капитал по причинам кризиса, с другой, под влиянием возрастающего предложения по причинам наличия источников регулярного накопления капиталов. Наблюдается ли в действительности увеличение этого предложения? Этого можно ожидать теоретически. Посмотрим однако на факты. Наиболее подробными данными мы располагаем но Англии. Возьмем для нее следующие данные.

Эмиссия капиталов в Англии2

Даты

Ценные бумаги правительственных и муниципальных предприятий

Ценные бумаги частных предприятий

Итого

в млн. ф. ст.

1920 г. в среднем за месяц

1921 г. январь

15,3

11,8

24,8

9,6

40,1

21,4

285

Анализируя приведенные данные, нельзя не отметить весьма резких колебаний рядов. Но тем не менее общие тенденции эмиссии капиталов из них ясны. Ясно, что общая сумма эмиссий в течение первой половины 1921 г. по сравнению с размерами ее в 1920 г. понижается. При помесячном анализе видно, что эмиссия достигает минимума в июле-августе 1921 г., а затем сильно поднимается. При почетвертном анализе минимум эмиссии падает на первую четверть 1921 г. и подъем начинается со 2-й четверти, правда с колебаниями, так как 3-я четверть дает несколько меньшую сумму эмиссий, чем 2-я. Это объясняется резкими помесячными колебаниями эмиссии. Соответственно сказанному и падение дисконта весной 1921 г. нужно приписать преимущественно понижению спроса на денежный капитал. Лишь с лета-осени 1921 г. на его понижательное движение, очевидно, давит и растущее предложение капиталов.

286

Из приведенных данных видно также, что к 1921 г. особенно сильно сократилась частная эмиссия. Это и понятно, ибо именно частно-хозяйственная жизнь наиболее пострадала от кризиса. Минимум частной эмиссии приходится также на август. Далее она, хотя и с колебаниями, поднимается. Особенно усиливается ома с начала 1922 г.

В интересах большей убедительности развитого выше положения об увеличении во второй половине 1921 г. эмиссии капиталов, отметим, что такое увеличение наблюдается не только в Англии, но и в других важнейших странах. Это видно из следующих данных об эмиссии капиталов1 .

Даты

Германия, млн. марок

Франция2 , млн. франков

Голландия, млн. гульденов

Швейцария3 , млн. франков

Соединенные Штаты, млн. долларов

Британская Индия, млн. рупий

В среднем за месяц, всего 1920 г.

781

4.654

94

68

259

122

1-й ч сто. 1921 г.

2-й четв. 1921 г.

3-й четв. 1921 г.

4-й четв. 1921 г.

весь 1921 г.

2.315

1.838

1,834

3.009

2.249

1,513

2.635

1.719

1.876

1.860

46

34

45

45

42

93

89

23

51

63

232

249

172

236

220

65

116

24

44

63

2 Вторая четверть без июня, четвертая - лишь по данным за ноябрь.

3 Четвертая четверть без декабря.

Отсюда видно, в большинстве стран эмиссия капиталов в 1921 г. стоит ниже, чем в 1920 г. Исключение Германия. Но это исключение проистекает, вероятно, из сильного падения марки. Далее, во всех странах в 1921 г. намечается перелом эмиссии в сторону повышения. В большинстве стран minimum эмиссии падает на третью четверть года, во Франции на 1-ю и в Голландии на 2-ю. Хотя эмиссия капиталов и колеблется довольно резко, но несомненно приведенные данные дают в общем те же выводы, что и данные по Англии.

Анализ эмиссии капиталов приводит нас к выводу: если начало падения дисконта предвещало близость наступления конца кризиса, то усиление эмиссии капитала со второй и третьей четверти 1921 г. положительно свидетельствует о наступившем переломе в сторону ликвидации кризиса и в свою очередь служит симптомом более или менее скорого последующего перелома конъюнктур в смысле нового подъема их.

287

4. Обратимся теперь к движению товарных цен. Движение общих индексов товарных цен по странам представляется в следующем виде1 :


Даты

Соединенные Штаты2

Япония3

Англия4

Франция5

Италия6

Германия7

Дания8

Швеция9

Голландия10

Канада10

в процентном отношении к ценам 1913 г.

1921 г.

март

апрель

май

июль

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

1922 г.

январь

февраль

март

123

117

115

116

120

120

121

123

123

124

124

126

125

191,0

189,9

190,6

192,1

196,5

199,3

206,9

219,2

214,3

209,5

206,1

204,0

200,8

189

183

182

179

178

179

183

170

166

162

159

158

160

360

347

329

325

330

331

344

331

332

326

314

306

307

603

584

547

509

520

542

580

599

595

594

577

563

534

1408

1430

1387

1463

1690

1777

1993

2687

3269

3452

3955

4888

5899

270

257

254

253

254

224

202

186

188

178

177

182

178

237

229

218

218

211

198

182

175

174

172

170

166

164

183

176

182

183

176

180

180

169

165

165

161

162

161

194,2

187,2

183,0

179,1

176,1

174,5

171,7

169,2

167,7

170,3

168,0

169,4

166,5


2 Index Bradstreet's.

3 Ind. Японского банка.

4 Ind. Economist'a.

5 Ind. Statist, gener. de la France.

6 Ind. Bachi.

7 Ind. Frankfurt Zeit.

8 Index Finanstidende.

9 Svensk Handelstidning.

10 Официальный.

Из приведенной таблицы можно установить три основные типа движения цен по группам стран. 1) В Соединенных Штатах с мая 1921 г., в Японии с апреля, в Германии также с мая падение цен прекращается. Понижательное движение их сменяется повышательным. Правда в первых двух странах повышение цен идет с колебаниями. Но в своих эпизодических понижениях цены уже далеко не падают до уровня исходного минимума.

2) Цены Англии, Дании, Швеции, Голландии и Канады продолжают понижаться. Только в конце 1921 г. в начале 1922 г. появляются признаки их стабилизации и даже повышения.

3) Наконец цены Франции и Италии описывают своеобразную кривую. Они падают до июня 1921 г. С июня повышаются во

288

Франции до сентября, в Италии - до октября. После сентября-октября начинается новое понижение цен. Причем во Франции в начале 1922 г. появляются признаки приостановки падения цен.

Несмотря на различие указанных трех типов движения цен, мы склонны утверждать, что в основе мирового движения товарных цен с весны-лета 1921 г. проявляется более глубокая и общая тенденция приостановки падения цен и даже некоторого повышения их. Иначе говоря, мы утверждаем, что с весны-лета 1921 г. наметился новый перелом движения цен.

Однако высказанному положению как будто противоречит характер движения цен в Англии и Швеции, Голландии и Канаде, где они продолжают понижаться, обнаруживая лишь самые первые признаки стабилизации, во Франции и Италии, где они после сентября-октября начали вновь падать, и даже в Соединенных Штатах и Японии, где они или повышаются с колебаниями и очень мало, или даже совсем не повышаются, а лишь прекратили падение. И тем не менее выставленный тезис остается верным. В таком случае, чему же приписать только что отмеченные, как будто, противоречия?

5. Объяснения нужно искать прежде всего в условиях денежного обращения. Конец 1920 г., первая и в особенности вторая половина 1921 г. проходят под знаком дефляции бумажно-денежного обращения. В одних странах процесс дефляции выражен сильнее, в других слабее. Но он наблюдается почти во всех странах.

Обратимся к следующим фактам денежного обращения1 .

2 Взяты Federal Reserve Notes in actial circulation. 3 Взяты bank-notes and currency notes.

289

1 Банкноты.

Анализируя эту таблицу, мы видим, что только в Германии бумажно-денежная масса растет. В Соединенных Штатах, Японии, Англии, Франции она уменьшается. То же можно наблюдать и в Италии, данные по которой для краткости не приводим. В Голландии она более или менее стационарна. Золотой запас быстрым темпом увеличивается в Соединенных Штатах. В Японии он растет до лета 1922 г., а затем медленно уменьшается. В Англии золотой запас стационарен. Во Франции постепенно растет. В Германии и Голландии уменьшается.

Обращаясь теперь к проценту покрытия, легко видеть, что он выше всего в Соединенных Штатах и Японии. Причем, в Соединенных Штатах он непрерывно возрастает и с ноября 1921 г. превышает процент по Японии. В Японии, достигнув

290

чрезвычайно высокого уровня в июле 1921 г., он держится более или менее стационарно, давая колебания по отдельным месяцам. Процент покрытия в Англии неуклонно повышается. Во Франции его повышение бесспорно, но крайне медленно, в Голландии он скорей стационарен, и в Германии падает.

Итак, по важнейшим странам бумажно-денежная масса уменьшается, а покрытие растет хотя и различным темпом. Иначе говоря, наблюдается процесс дефляции денежного обращения на внутреннем рынке почти во всех странах, в том числе и в Соединенных Штатах. Его следствием должно было явиться большее или меньшее повышение ценности денег на внутреннем рынке.

Но ценность денег на внутреннем рынке и соответственно средний уровень товарных цен в конце концов органически связаны и обусловливают ценность их на внешнем рынке1 . И если верно выставленное нами положение о повышении ценности денег на внутреннем рынке, то мы должны ожидать, что и вексельные курсы соответствующих стран должны улучшиться. Посмотрим, так ли это в действительности. Возьмем вексельные курсы на Нью-Йоркской бирже, ибо доллар является в настоящее время наиболее устойчивой валютой.

Мы отметили уже, что и ценность доллара в 1921 г. должна была повыситься. И если мы обнаружим теперь улучшение вексельных курсов других стран в отношении доллара, то должны будем тем более признать повышение ценности денег этих стран. Данные о вексельных курсах говорят следующее2 .

Даты

Лондон, доллар за фунт

Париж, цент за франк

Италия, цент за лиру

Германия, цент за марку

Швеция, цент за крону

Амстердам, цент за гульден

Токио, цент за иену

Паритет

8 января 1920 г.

30 декабря 1920 г.

13 января 1921 г.

6 октября 1921 г.

3 ноября 1921 г.

2 декабря 1921 г.

5 января 1922 г.

2 февраля 1922 г.

2 марта 1922 г.

4,87

3,75

3,54

3,74

3,78

3,95

4,07

4,19

4,31

4,43

19,30

8,93

5,93

6,04

7,23

7,40

7,36

7,96

8,33

9,12

19,30

15,72

3,48

3,47

4,01

4,08

4,37

4,28

4,66

5,32

28,83

2,00

1,38

1,46

0,82

0,48

0,55

0,50

0,49

0,41

28,80

21,10

19,98

21,45

22,74

22,95

23,80

24,72

25,48

26,41

40,195

37,50

31,45

33,10

32,30

34,65

35,70

36,60

37,00

38,30

49,85

49,85

47,20

47,60

47,50

47,95

38,00

47,55

47,35

47,10

291

Отсюда ясно, что фунт, крона и гульден, относительно менее обеспеченные, достигнув максимального падения в 1920 г., в течение всего 1921 г. и начала 1922 г. дают сильный подъем. Сильно обесцененные франк и лира точно также с 1921 г. повышаются в расценке. Но все же они бесконечно далеки от паритета. Марка продолжает обесцениваться. Иена, несколько упавши в течение 1920 г., в 1921-22 гг. повышается, при этом она колеблется и дает ряд возвратных понижательных движений, особенно за последние три месяца.

В общем же замечается бесспорное улучшение вексельных курсов всех важнейших стран.

Последнее весьма интересное и важное положение можно сделать еще более наглядным, если взять курсы валют в процентном отношении к золотому паритету с долларом. Картина получается следующая1 :

Даты

Лондон, ф. ст.

Париж, франк

Брюссель, франк

Италия, лира

Голландия, гульден

Швеция, крона

Дания, крона

в % к паритету с долларом

2 июля 1921 г.

30 июля

6 августа

24 сентября

22 октября

26 ноября

24 декабря

28 января 1922 г.

25 февраля

25 марта

77,0

73,5

73,7

76,6

80,8

82,1

86,3

86,9

90,4

90,1

41,6

39,9

39,9

36,8

37,7

36.5

41,4

42,1

47,1

46,8

41,4

38,7

39,4

36,5

37,0

35,0

39,7

40,4

44,8

43,8

25,5

21,9

22,0

21,6

20,4

21,2

23,4

22,8

26,1

26,4

82,1

77,0

76,1

78,8

85,2

88,4

91,3

91,1

94,9

94,1

82,7

76,3

76,3

81,5

86,5

87,5

93,0

93,4

99,2

97,7

63,1

56,7

57,1

66,3

71,7

68,9

76,1

74,9

78,0

79,3

Приведенная таблица построена так, что указаны моменты minimim'a всех взятых валют за период кризиса. Эти моменты отмечены чертой. Они приходятся на конец июля в отношении фунта, шведской и датской кроны, на начало августа в отношении гульдена, на конец октября в отношении лиры и на конец ноября в отношении франка. После отмеченных моментов наблюдается бесспорное и довольно значительное повышение взятых валют в отношении доллара. Особенно резко проявляет это повышение фунт, гульден и крона.

292

Приведенные факты из области денежного обращения позволяют сделать следующие выводы. Денежное обращение Соединенных Штатов и Японии можно считать вполне устойчивым. В денежном обращении Англии, Швеции, Голландии и некоторых других нейтральных - наблюдается изменение в сторону уменьшения бумажной инфляции, улучшения вексельных курсов и следовательно повышения ценности денежной единицы. Этот процесс наблюдается и во Франции и Италии, хотя выявлен здесь значительно слабее. Ценность марки продолжает падать.

Итак, в большинстве стран денежная единица повысилась в ценности, в одних сильнее, в других менее сильно. Но повышение ценности денежной единицы должно было действовать на товарные цены понижательно. Изменение действительного уровня цен и должно было определиться в результате столкновения факторов, имеющихся на стороне товаров и на стороне денег.

Здесь лежит одно из объяснений констатированного выше странного явления в несоответствии мирового движения товарных цен1 . Понижательное действие денежного фактора, в зависимости от его силы, должно было или ослаблять начавшийся подъем товарных цен, как в Японии и особенно в Соединенных Штатах, или держать цены на одном уровне, или даже понижать цены, как в Канаде, Голландии, Англии, Швеции, с осени 1921 г. во Франции и Италии. Сильное повышательное движение цен в Италии и Франции с июня объясняется повышательным действием факторов на стороне товаров, каковое при крайне медленном в общем улучшении валюты этих стран не парализуется в это летнее время понижательным действием денежного фактора. Повышательное движение цен в Германии обусловливается и внутренними условиями рынка и дальнейшим падением марки.

Изложенное позволяет заметить, что отмеченное выше несоответствие в движении цен по странам в значительной мере устраняется. И мы можем утверждать, что с конца весны - начала лета 1921 г. действительно наметился перелом в движении конъюнктуры цен в сторону повышения. Если он слабо или иногда вовсе не выявлен положительно, то здесь сказывается

293

прежде всего действие факторов со стороны денег. Оставайся денежная единица неизменной, мы наблюдали бы подъем цен значительно более ясно.

Последнюю мысль можно подтвердить некоторыми фактическими расчетами. Чтобы уяснить то значение изменения ценности денежной единицы, на которое мы обращали внимание выше, выразим индексы товарных цен каждой страны в золоте. В этих целях, установив размер лажа на доллар для валюты каждой страны и определив, во сколько раз обесценилась валюта каждой страны против золота (доллара), разделим по соответствующим месяцам общие индексы товарных цен каждой страны, выраженные в туземных валютах, на степени их обесценения. Таким путем мы получим уровень товарных цен в золоте. Итог получается следующий1 .

Даты

Соединенные Штаты (Index Bureau of Labour)

Англия (Index Statist's)

Франция (Ind. Stat. gener. de la France)

Германия (Ind. Stat, Reichamts)

В переводе на золото и в % к 1913 г.

1921 г.

январь

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

1922 г.

январь

февраль

178

167

162

154

151

148

148

152

152

150

149

149

148

151

176,2

170,8

167,6

161,2

156,0

142,3

138,8

136,7

134,6

129,5

131,4

134,3

135,5

140,3

188,4

115,2

119,0

138,7

149,5

131,9

123,0

120,7

127,2

122,7

126,7

136,5

131,0

145,0

93,4

94,0

89,4

87,3

88,6

82,5

77,5

95,7

83,1

71,1

57,4

78,8

80,6

82,5

Из этой таблицы прежде всего видно, что золотые цены и в Англии и во Франции прекращают падение с октября 1921 г., в Германии с ноября. Иначе говоря, констатированное выше продолжение падения английских и французских цен в туземных валютах оказывается действительно прежде всего следствием дефляции денежного обращения, Из таблицы видно также, между прочим, что наиболее дорого страной в настоящее время

294

является Америка. Золотые цепы Германии даже ниже допоенных.

Предыдущим достаточно выяснена роль денежного фактора в отношении общего движения товарных цен. Вместе с тем нужно подчеркнуть и признать, что это действие денежного фактора лишь маскирует и осложняет явление действительного движения товарных цен, не уничтожая наметившегося факта перелома конъюнктуры их от понижения к стабилизации и даже к повышению.

6. Другой причиной, маскирующей подъем товарных цен, замедляющей рост их в одних странах и скрывающей его в других, нужно признать влияние осеннего сезона на цены сельскохозяйственных товаров. Момент перелома в кризисе и ценах в значительной мере и близко совпал с периодом реализации урожая. И если мы обратимся к товарным ценам по группам товаров, то увидим, что именно цены сельскохозяйственных товаров падают осенью 1921 г. и своим падением оказывают сдерживающее или даже понижательное влияние на общие индексы.

Приведем фактические данные по некоторым странам:

Индексы товарных цен по группам в Англии1 .

Даты

Хлеб и мясо

Другое продовольствие (чай, сахар и пр.)

Текстильные продукты

Минералы

Различные

в % к ценам за 1913 г.

1921 г.

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1922 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

204,3

200,9

199,2

190,5

191,5

163,5

162,1

157,6

155,2

162,1

167,6

172,5

194,4

187,3

199,1

201,6

193,6

192,8

189,1

178,9

184,2

180,3

193,3

187,8

155,6

152,1

149,8

154,7

196,6

182,9

174,5

172,8

166,6

162,1

162,2

157,8

184,3

186,2

179,3

176,2

166,6

156,1

148,3

145,9

139,7

133,3

133,9

135,8

180,5

173,5

174,6

169,5

174,2

162,8

159,9

157,8

156,9

159,8

151,2

150,9

295

Отсюда ясно видно, что именно первая группа хлебных и мясных сельскохозяйственных товаров дает наиболее сильное падение и падение это начинается в особенности с сентября 1921 г., когда выяснилась благоприятная картина мирового урожая 1921-22 г. Падение хлебных и мясных цен продолжается до 1922 г. С февраля 1922 г. они идут уже вверх. Характерно, что как раз с сентября группа текстильных дает резкий подъем. Группа текстильных единственная, по которой, несмотря на новую тенденцию цен к понижению осенью-зимой 1921 г., цены стоят значительно выше весенних. Подъем цен на текстильные товары стоит бесспорно в зависимости с одной стороны, от выяснившегося неурожая хлопка (см. выше), с другой - от быстрого темпа ликвидации кризиса именно в сфере текстильной промышленности. Интересно отметить непрерывное понижение цен по группе минералов. Правда, начиная с сентября падение это замедляется. С февраля 1922 г. цены по этой группе стабилизируются и даже обнаруживают тенденцию роста.

Если мы теперь обратимся к движению цен по группам товаров во Франции, то увидим следующую картину.

Даты

Продукты питания

Продукты промышленности

Растительная пища

Животная пища

Сахар, кофе, какао

Все пищевые

Металл и минералы

Текстильные продукты

Прочие

Все материалы

в % к 1913 г.

1921 г.

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1922 г.

Март

Апрель

345,6

368,0

363,7

336,7

311,3

305,3

305,7

302,5

285,3

310,3

378,9

349,6

352,7

370,8

372,7

344,6

331,2

324,3

340,9

362,0

316,5

337,5

393,0

352,4

388,7

399,6

324,0

30,1

325,7

366,7

355,0

356,1

365,9

354,8

351,6

322,4

320,4

312,0

316,3

334,1

266,3

261,2

253,4

244,8

253,3

261,8

277,2

269,3

241,8

244,2

282,3

278,5

289,7

321,1

388,2

390,5

387,7

374,8

326,3

319,4

354,8

340,6

342,8

355,6

370,5

364,5

361,8

364,5

328,5

323,6

309,7

300,7

302,2

313,2

338,9

339,2

341,7

337,6

301,1

298,1

Анализируя приведенную таблицу, легко видеть, что все обнаруженное выше падение среднего уровня цен во Франции объясняется преимущественно падением их по группам сельскохозяйственных товаров растительных и животных. По группам минералов и текстильных, а также по смешанной группе, падения цен не наблюдается. Наоборот, текстильные обнаруживают даже резко повышательную тенденцию. Такую же тенденцию,

296

хотя и менее определенно выраженную, дают и товары смешанной группы.

Приведенных данных достаточно, чтобы видеть, что по странам, по которым не наблюдается подъема цен, а наоборот наблюдается продолжающееся падение их, падение это вызывается в значительной мере влиянием сезонно-осеннего понижения цен сельскохозяйственных товаров, производство которых в 1921-22 г. оказалось удовлетворительным. Наоборот цены не сельскохозяйственных товаров, а также те из сельскохозяйственных, которые, как текстильные, в особенности хлопок, дали плохой урожай, обнаруживают или ничтожное понижение или даже повышение,

Итак, процесс начавшейся дефляции с одной стороны, и влияние сезонного фактора на некоторые группы сельскохозяйственных товаров - вот те привходящие моменты, которые видоизменяют, сдерживают или даже скрывают общую тенденцию повышения товарных цен.

7. Чтобы закончить анализ движения товарных цен, остановимся еще на изменения конкретных цен некоторых важнейших товаров. Для кратности ограничимся ценами североамериканского и английского рынков.

Движение конкретных цен на американском рынке (в долларах) характеризуется следующими данными1 .

Даты

Пшеница № 2 Red Winter Чикаго за бушель

Быки молодые отборные Чикаго за 100 фунт.

Хлопок Middling Upland. Spat New lork за фунт

Ткань набивная 27-inch. 64 × 60 за ярд

Чугун Basic Velley furnace за бол. тонн

Сталь billett, open hearth Питтсбург за бол. тонн

Уголь Bituminous, run of mine Питтсбург за м. тонн

1921 г.

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1,248

1,545

1,400

1,315

1,255

1,278

1,226

1,150

1,140

8,15

8,45

7,95

8,10

8,80

8,35

8,10

7,30

7,20

0,123

0,125

0,122

0,127

0,130

0,197

0,196

0,170

0,180

0,045

0,042

0,042

0,042

0,047

0,060

0,065

0,60

0,057

22,88

22,00

20,75

19,38

18,20

19,13

19,19

19,00

18,63

37

37

37

33

30

30

30

30

29

2,75

2,75

2,35

2,50

2,50

2,25

2,25

2,25

2,20

297

Даты

Пшеница № 2 Red Winter Чикаго за бушель

Быки молодые отборные Чикаго за 100 фунт.

Хлопок Middling Upland. Spat New lork за фунт

Ткань набивная 27-inch. 64 × 60 за ярд

Чугун Basic Velley furnace за бол. тонну

Сталь blllett, open hearth Питтсбург за бол. тонн

Уголь Bituminous, run of mine Питтсбург за м. тонн

1922 г.

Январь

Февраль

Март

1,174

1,380

1,312

7,00

7,45

8,15

0,183

0,182

0,182

0,059

0,055

0,060

18,15

17,75

17,94

28

28

28

2,00

2,00

2,00

Отсюда видно, что и на американском рынке проявляется сезонное понижение цен па хлеба и отчасти на скот. Цены на пшеницу понижаются с мая, цены на скот с августа. С начала 1922 г. те и другие повышаются. В то время, как цены на пшеницу с мая месяца идут вниз, цены на хлопок, наоборот, с июня повышаются. Повышение это особенно рельефно обнаруживается с сентября. С конца 1921 г. хлопковые цены стабилизируются. Аналогично хлопковым изменяются и цены на ткань. Угольный и железный рынок до конца 1921 г. стоит под знаком понижательных тенденций. Лишь с начала 1922 г. здесь наступает стабилизация цен. Таким образом, если мы, анализируя общие индексы цен, нашли, что американские индексы уже с мая-июня обнаруживают перелом цен от понижения к стабилизации и даже к слабому повышению, то это происходит, очевидно и прежде всего в значительной мере за счет цен текстильных товаров и некоторых других, как кожа, каучук, некоторые второстепенные металлы.

Обратимся к английскому рынку1 (см. табл. с. 299).

На английском рынке в общих чертах открывается та же картина. Резкое падение с осени цен на хлебные и мясные продукты, сильный подъем на текстильные, в частности и особенно на хлопчатобумажные товары, последующее некоторое их понижение, не достигающее, однако, летнего минимума, и стабилизация в 1922 г. Наряду с этим мы наблюдаем продолжающееся до конца 1921 г. падение цен на железо и стабилизацию их с конца 1921 г.

Цены на уголь понижаются до 1922 г. С начала 1922 г. они несколько повышаются.

298


Даты

Пшеница № 1 Northern Monitoba

Говядина Mean of Midding and Prime

Хлопок Midding American

Хлопчатобумажная пряжа 32,5 Twist

Хлопчатобумажная ткань 39 дюйм. Schirtings

Чугун Cleveland

G. Μ. Β. №3

Стальные рельсы Middies brough

Уголь Best sleant. Нью-нестль

за кварт, шил. пенс.

за 8 фунт. шил. пенс

за ф. пенс.

за ф. пенс.

за 8½ ф. шил. пенс.

за тонну шил.

за тонну ф. ст.

за тонну шил. пенс.

конец апреля 1921 г.

мая

июня

июля

августа

сентября

октября

ноября

декабря

конец января 1922 г.

февраля

марта

апреля

81

86

84

88

91

82

58

54

55

57

56

57

58

0

0

0

9

0

0

0

0

6

0

0

11

0

9

8

8

8

8

7

7

7

7

7

6

7

-

0

10

4

4

3

8

6

0

10

6

8

½

-

8,28

8,25

7,85

8,34

9,68

15,71

12,55

12,18

11,81

10,07

10,56

10,73

10,46

18,25

18,00

17,25

17,50

17,25

23,00

21.50

19,50

18,50

17,25

17,50

17,75

17,75

18

17

16

16

16

21

20

19

18

17

16

16

17

6

0

6

9

3

6

0

-

0

0

9

9

0

120

130

135

135

135

120

120

110

100

90

90

87

90

15

15

15

14

14

14

10¼

10

42

42

42

42

40

38

34

30

30

28

30

32

33

0

0

0

0

6

0

0

0

0

0

0

6

9


299

8. Сделаем некоторые общие выводы из анализа цен.

а) Общие индексы товарных цен с мая-июня 1921 г. по ряду стран обнаруживают или тенденцию к подъему, или приостановку планомерного падения. По другим странам падение продолжается, хотя безусловно замедленным темпом.

б) Анализ, однако, показывает, что с мая-июня намечается не случайная и частичная, а общая тенденция товарных цен к подъему или по меньшей мере к стабилизации. И если эта тенденция не всегда достаточно рельефна, то лишь потому, что она маскируется и тормозится рядом привходящих факторов.

в) В числе этих факторов мы отмечаем прежде всего начавшийся сильный процесс дефляции денежного обращения и соответственно повышения ценности денежных единиц.

г) Далее, анализ движения цен по группам товаров и по отдельным товарам показал, что наблюдающаяся медленность и неустойчивость подъема цеп, а в некоторых странах даже продолжающееся падение общих индексов до некоторой степени обусловлены осенним сезоном и связанным с ним понижением цен на некоторые сельскохозяйственные товары.

д) Отмеченная же хотя и не яркая общая тенденция товарных цен к повышению или стабилизации идет за счет цеп на кожу и другие товары, но прежде всего за счет группы текстильных товаров, цены на которые, как мы знаем, и падать начали одни из первых и наиболее резким темпом.

Несомненное повышение цен на текстильные, особенно на хлопок, хотя и сопровождаемое возвратными движениями, объясняется, с одной стороны, наступающим оживлением этого рынка, с другой, неурожаем 1921 г.

е) Падение цен на угольном и особенно на железном рынке продолжается. Но самые последние месяцы позволяют и здесь констатировать наступление по крайней мере стабилизации цен.

9. Рассмотрев достаточно внимательно движение товарных цен, мы видим, что со второй половины 1921 г. и затем еще более с 1922 г. рыночные конъюнктуры обнаруживают в отдельных странах в различной степени симптомы приостановки понижения и наступающего улучшения.

Если это верно, то мы должны ожидать одновременного расширения торгового оборота. Чтобы исследовать, так ли это в действительности, рассмотрим изменения в размерах оборотов по внешней торговле некоторых наиболее показательных и достаточно разнородных стран. Обороты внешней торговли

300

(экспорт + импорт) по пяти взятым нами странам характеризуются следующими данными1 .

2 Импорт - по декларированной ценности, Экспорт - по таможенным стайкам 1919 г.

Из приведенных данных видно, что размеры импорта-экспорта Германии хотя и с колебаниями обнаруживают уже с мая 1921 г. определенную тенденцию увеличения. Впрочем, некоторая доля этого увеличения падает, несомненно, на рост товарных цен Германии. В остальных странах минимум торговых оборотов падает на июнь-июль 1921 г. С июля-августа они увеличиваются, правда очень медленно и с резкими колебаниями в сторону падения. Особенно резкое падение наблюдается в январе-феврале 1922 г. во Франции и Швеции. Однако общая тенденция расширения оборотов все же остается. Из таблицы заметно, что расширение оборотов внешней торговли идет более интенсивно в Германии и Франции, чем в Англии, и в Англии более интенсивно, чем в Соединенных Штатах. Это обстоятельство объясняется двумя факторами. Во-первых, уровнем курса валют, во-вторых, степенью связи страны с внешним рынком. Рост оборотов внешней торговли тормозится высоким курсом валюты. В том же направлении действует и меньшая

301

относительная зависимость страны от связей с внешним рынком. То и другое мы встречаем именно в Соединенных Штатах.

10. Однако, анализируя приведенные цифры, необходимо иметь в виду, что отмеченное выше падение цен в Англии и других странах, а с сентября и во Франции безусловно маскирует истинное движение оборотов внешней торговли в сторону уменьшения их. Наоборот, подъем цен в Германии маскирует подлинное изменение оборотов в сторону преувеличения их. В виду этого, представляется необходимым привести некоторые данные о внешней торговле in natura. В этом отношении весьма показательными являются, бесспорно прежде всего, следующие данные об экспорте-импорте товаров в весовых единицах частью по тем же, частью по другим странам.

Даты

Германия1

Франция2

Англия2

Голландия4

Ввоз

Вывоз

Ввоз

Вывоз

Ввоз

Вывоз

Ввоз

Вывоз

в 1000 до. цент.

в млн. мет. тонн

в млн. мет. тонн

в млн. мет. тонн

Май 1921 г.

Август

Ноябрь

Март 1922 г.

15.340

21.109

25.346

26.446

11.452

18.277

19.080

21.526

2,25

2,59

5,16

4,43

1,17

1,04

1,52

1,57

2,89

3,39

3,34

3,083

0,50

3,77

4,55

5,243

1,46

1,65

1,57

1,573

0,53

0,50

0,63

0,533

1 См. Wirtschaft und Statistik различные номера за 1921 и 1922 г.

2 См. цнт. выше Manchester Guardian Commercial. Erste Num. Wieceraufban in Europa. Erste Number, а также второй номер от 18 мая (Reconstruction in Europa).

3 3a декабрь 1921 г.

Отсюда видно, что и по весу экспорт-импорт важнейших стран во второй половине 1921 г. и в начале 1922 г. возрастает.

Ввиду крайней разнородности импортируемых и экспортируемых товаров и совершенно различного экономического значения их, чтобы точнее выяснить физический объем внешней торговли, необходимо остановиться на экспорте-импорте отдельных важнейших товаров. В этих целях остановимся несколько подробнее хотя бы на Соединенных Штатах и Англии.

11. Обращаясь к импорту-экспорту отдельных товаров по Соединенным Штатам Северной Америки, приведем следующие цифровые данные4 .

302

Даты

Импорт

Экспорт

Кофе

Сахар

Шерсть

Хлопок млн. ф.

Хлопчатобумажные ткани млн. ярд.

Уголь битуминозн. млн. тонн

Железо и сталь млн. ф.

в млн. фунтов

1921 г.

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1922 г.

Январь

Февраль

123,2

76,8

83,7

94,9

63,6

78,2

125,0

152,8

119,4

106,8

654,9

377,8

277,3

570,8

316,0

362,0

463,0

395,0

705,3

1004,1

14,74

6,95

9,40

15,87

14,59

9,02

10,95

12,52

22,15

27,83

248,3

251,5

271,5

254,7

267,3

452,0

333,6

327,3

243,1

173,3

39,77

48,40

49,67

56,38

62,29

64,49

53,42

39,84

31,04

32,71

2,50

3,31

2,65

1,70

1,21

1,31

1,08

0,77

0,64

0,81

58,7

40,5

29,2

52,8

59,6

81,4

102,6

95,7

103,1

70,8

Из приведенной таблицы не трудно видеть, что размеры импорта взятых товаров с августа-сентября хотя и с колебаниями начинают определенно возрастать. Что касается экспорта, то здесь положение отдельных товаров неодинаково. Экспорт хлопка и тканей с весны начинает сильно расширяться. Это стоит в безусловной связи с улучшением конъюнктур текстильного рынка и началом выхода промышленности из полосы кризиса. Однако с октября начинается падение экспорта и хлопка и тканей. Это падение, однако, объясняется не ухудшением рыночных конъюнктур, а выяснившимся низким урожаем хлопка в 1921 г. Экспорт угля продолжает падать до февраля 1922 г. и падение его несомненно связано с констатированным продолжением падения рыночных конъюнктур вплоть до 1922 г. и обостряющейся конкуренцией на мировом угольном рынке (см. гл. 3). Иначе говоря, экспортная деятельность Штатов по углю в течение всего 1921 г. еще не дала признаков выхода из критического состояния. Наоборот, экспорт железа и стали с середины лета повышается, хотя и с резкими колебаниями.

Таким образом, анализ физического объема экспорта-импорта отдельных товаров позволяет утверждать, что хотя и не все еще и не в одинаковой мере отдельные отрасли внешней торговли Соединенных Штатов обнаруживают признаки расширения. В отношении таких отраслей, как торговля хлопком и тканями, сокращение объема торговли с половины осени 1921 г. объясняется не ухудшением рыночных конъюнктур, а низким сбором хлопка.

303

Для Англии представляются характерными прежде всего следующие данные1 .

2 Стачка углекопов.

Рост экспорта, как ясно из таблицы, бесспорный. Он начинается уже с июня-июля, но особенно интенсивным становится с августа-сентября 1921 г.

Некоторое понижение дает лишь в 1922 г. импорт железа всех видов. Но при сильном росте экспорта его - это явление вполне нормальное и понятное.

Следующие данные иллюстрируют расширение внешней торговли Англии в отношении большого количества товаров и большого промежутка времени.

Экспорт из Англии3 .

Товары

Январь 1913 г.

Январь 1920 г.

Январь 1921 г.

Январь 1922 г.

в млн. тонн

Уголь

Железо и сталь

Прочие металлы

6,07

4,37

14¼

3,36

257

16¼

1,70

232

4,23

261

121 /3

304

Товары

Январь 1913 г.

Январь 1920 г.

Январь 1921 г.

Январь 1922 г.

в млн. кв. ярдов

Хлопчатобумажные изделия

Хлопчатобумажная пряжа

Джутовые изделия

Льняные изделия

Шерстяные ткани

Круг, шерсть

649

19

15,7

20,8

11,6

8,1

415

16½

15,6

14,5

18,5

5,9

249

7,2

5,1

2,3

9,8

4,0

339

14,8

8,6

7,8

8,9

5,7

Отсюда ясно, что почти по всем важнейшим предметам вывоза от января 1921 г. к январю 1922 г. заметно значительное увеличение. Из приведенных товаров ничтожное исключение дает шерстяная ткань. По целому ряду товаров, экспорт января 1922 г. имеет тенденцию приближаться к экспорту января 1920 г., а иногда, как экспорт угля, даже января 1913 г. Аналогичные тенденции расширения торговли можно было бы обнаружить и по другим странам.

12. Чтобы лучше обосновать выставленный тезис о намечающихся тенденциях расширения торгового оборота, приведем еще некоторые цифровые данные о движении судов торгового флота и товарном грузообороте железных дорог.

Данные эти следующие:

1 По данным Harvard's Econ. Service. The Review of econ. statist. Supplem. 1. April. 1922.

2 Manchcster Guardian Commercial. May 18, 1922. Reconstruction in Europe. Взята графа общего грузооборота.

3 Недельн. средн. за месяц.

4 С грузом.

5 За февраль.

305

Отсюда видно, что в течение 1921 г. и начала 1922 г. оборот судов торгового флота, а также грузооборот железных дорог возрастает. Это положение приложимо ко всем трем взятым странам. Правда, цифры обнаруживают значительные колебания. В частности, тоннаж очищенных судов в Соединенных Штатах в январе-марте даже значительно понизился, но грузооборот ж.д. значительно расширился. Упомянутые колебания явление обычное и не разрушают общей тенденции расширения торгового оборота. Мы можем привести в доказательство существования этой тенденции еще и иные данные.

13. Торговый товарный оборот является лишь органической частью общего экономического оборота. Если верно, что товарный оборот имеет тенденции со второй половины 1921 г. расширяться, то одновременно мы должны ожидать расширения и других частей и видов экономического оборота, в частности, кредитного. Довольно хорошим показателем объема кредитного оборота и вместе с тем вообще состояния экономических конъюнктур служат размеры операций расчетных палат. Данные об этих операциях по Соединенным Штатам и Англии таковы:

Обороты расчетных палат

Дата

Соединенные Штаты1 Нью-Йорк

Англия2 , Лондон

в билл. долл.

Городок.

Провинция

в млн. ф. ст.

1921 г.

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1922 г.

Январь

Февраль

Март

14,56

15,08

16,03

16,82

18,48

17,30

15,34

18,72

1570

1690

1760

1910

1750

2120

2100

2180

205

200

228

223

209

240

220

221

1 Пo данным цитир. The Review of economic statistics.

2 По данным специальн. изд. Manchester Guardian под ред. Кейнса - Reconstr. in Europe от 18 мая 1922 г.

Отсюда ясно видно, что обороты расчетных палат за вторую половину 1921 г. и за первую четверть 1922 г. определенно расширяются, хотя и с колебаниями из месяца в месяц. Факт расширения кредитного оборота служил лишним доводом в

306

пользу выставленного выше тезиса о расширении торгового оборота.

14. И однако, несмотря па констатированный подъем торговли вообще и внешней торговли в частности, последняя расширяется, как мы уже отмечали, весьма медленно. Является ли это показателем, что мировой кризис не находится в стадии ликвидации? Нам кажется, нет. При данных условиях расширение мировой торговли и не может идти более быстрым темпом, ибо условия торговли все же остаются крайне неблагоприятными. Чрезвычайно сильным тормозом ее до сих пор служит глубокая разница в курсе валют и неустойчивость самих курсов.

Далее, развитие мировой торговли бесспорно тормозится новым фактором - послевоенным протекционизмом различных видов1 . Усиление протекционизма мы наблюдаем в Соединенных Штатах, Франции. Резко выраженные формы его мы встречаем даже в Англии. Усиление протекционизма является следствием начавшейся послевоенной мировой конкуренции и стремления отдельных стран создать защиту для отраслей своей национальной промышленности, зародившихся или развившихся в период военной относительной изоляции, отраслей, мало приспособленных в каждой данной стране к открытой мировой конкуренции. Возможно, что эти вспышки протекционизма имеют временный характер. Но протекционизм пока что факт и он бесспорно тормозит развитие мировой торговли.

Эти и подобные осложняющие факторы могут сделать процесс ликвидации кризиса особенно затяжным. Они не могут, однако, ни уничтожить, пи даже скрыть основной тенденции конъюнктур мирового хозяйства к подъему. И мир практических хозяйственных и государственных деятелей уже отмечает, что тяжелое время кризиса пережито, что впереди появились проблески улучшения конъюнктур2 .

Если таковы изменения в сфере торговли, то какие изменения намечаются в области производства?

15. Оставляя без рассмотрения сельскохозяйственное производство за 1921-22 г., согласно плана, принятого в предыдущей .главе, остановимся прежде всего на текстильной промышленности.

307

Обращаясь к текстильной промышленности, приведем имеющиеся помесячные данные по Соединенным Штатам Северной Америки1 .

Месяцы

Переработка хлопка (без липтера), в тыс. балов

Переработка шерсти, в млн. фунт.

Процент час. бездействия станков

Процент, час. безд. пряд. шерст веретен

ткацких (wide looms)

чесальных (sets of cards)

1921 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1922 г.

Январь

Февраль

Март

366

395

438

409

441

462

410

467

485

495

527

512

527

473

518

26,3

31,4

40,8

46,3

50,1

52,4

46,4

51,2

54,6

59,8

58,3

55,0

54,6

55,9

-

66,7

60,0

45,3

38,3

26,6

19,9

17,5

20,8

23,3

25,8

24,9

28,7

32,9

35,2

34,1

66,1

64,3

50,6

35,8

25,0

19,8

17,9

20,6

21,1

21,0

18,0

21,2

27,1

24,6

15,6

68,4

64,5

50,5

34,1

22,9

18,6

18,2

20,0

21,2

20,9

18,3

21,9

25,6

25,4

18,4

Отсюда ясно, что перелом размеров производства в сторону расширения в текстильной промышленности Соединенных Штатов наметился еще в начале 1921 года. Уже с начала 1921 г. текстильная промышленность вступила в полосу ликвидации кризиса.

По английской текстильной промышленности не существует таких подробных статистических данных. Однако по имеющимся данным можно определенно полагать, что и она с весны 1921 г. вступила в полосу ликвидации кризиса и расширения производства. В этом отношении прежде всего показательными являются предельные нормы количества рабочих часов, устанавливаемые организацией английских промышленников Lancashir Master Spinner Association. В октябре 1920 г. постановлением этой ассоциации нормальная неделя для всех фабрик, работающих на египетском хлопке, была сокращена с 48 часов до 35. В ноябре 1920 г. аналогичный вопрос был поставлен относительно

308

фабрик, работающих на американском хлопке, но не получил тогда категорического и обязательного решения, ввиду не оказавшегося требуемого положением большинства в 80%. Однако в декабре 1920 г. вопрос был решен положительно и нормы рабочих часов были сокращены с 48 даже до 24 часов в педелю.

В этих решениях, конечно, нашло отражение, с некоторым запозданием, развитие и углубление кризиса текстильной промышленности. Указанные решения остаются в силе до июля 1921 г., когда голосованием ассоциации промышленников было решено отменить ограничения числа рабочих часов совсем для фабрик, работающих на египетском хлопке, и поднять с 24 до 35 часов для фабрик, работающих па американском хлопке. К октябрю 1921 г. положение на рынке текстильных материалов улучшилось уже настолько, что ткацкие и прядильные фабрики начинают вводить сверхурочные работы1 .

Из сказанного ясно, что к июлю 1921 г. английская текстильная промышленность уже определенно вышла на путь ликвидации кризиса, но так как решения ассоциации промышленников несомненно отражали с запозданием факт улучшения положения на рынке, то самый перелом датируется более ранним моментом, по-видимому, маем 1921 г. Количественным показателем этого служит констатированное выше расширение экспорта из Англии хлопчатобумажной пряжи и ткани, начинающееся именно с мая.

Из прочих стран остановимся на Германии. Для нее в высшей степени показательными являются следующие данные статистики труда, по отметкам для 237 типических предприятий текстильной промышленности с 127.000 рабочих, о занятости рабочих текстильщиков с процентным подразделением этих отметок2 .

Даты

Хорошая и очень хорошая занятость

Удовлетворительная занятость в процентах

Плохая и очень плохая занятость

1921 г.

июнь

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

35

48

61

72

71

80

44

35

30

22

24

17

21

17

7

4

5

3

309

Из этих данных ясно, что и Германская текстильная промышленность находится в полосе улучшения положения и развития производства.

Чтобы показать, что констатированный подъем текстильной промышленности носит не местный и случайный, а мировой характер, приведем еще данные по большинству стран о потреблении хлопка за сезон с 1 августа 1921 г. по 31 января 1922 г. по сравнению с сезоном с 1 августа 1920 г. по 31 января 1921 года1 .

Страны

С 1 августа 1920 г. по 31 января 1921 г.

С 1 августа 1921 г. по 31 января 1922 г.

Увеличение (+) или уменьшение (-)

потребление хлопка в тыс. балл.

Великобритания

Франция

Германия

Италия

Чехословакия

Испания

Бельгия

Швейцария

Швеция

Голландия

Дания

Норвегия

Индия

Япония

Соединенные Штаты

Канада

Мексика

1.197

316

393

394

95

181

114

42

33

53

8

4

935

901

2.320

71

18

1.247

326

535

336

158

136

121

42

33

56

10

3

946

1.020

3.003

69

20

+50

+10

+142

-58

+63

-45

+7

0

0

+3

+2

-1

+11

+119

+683

-2

+2

Итого по взятым странам

7.075

8.161

+1.086

Из приведенной таблицы ясно видно, что по большинству стран и по всем основным странам наблюдается расширение и подъем хлопчатобумажной промышленности. Особенно рельефно подъем выражен в Соединенных Штатах, Японии, Германии, Англии. Значительный упадок пока дает Италия и Испания.

310

Чтобы томнее и лучше проследить эволюцию потребления хлопка, возьмем это потребление хотя и в более суммарном виде, но по трем последовательным сезонам1 .

Даты

Англия

Вся Европа

Соединенные Штаты

Япония

Всего

абс.

относ.

абс.

относ.

абс.

относ.

абс.

относ.

абс.

относ.

Потребление хлопка в тыс. кип

С 1 августа 1920 г. по 1 февраля 1921 г.

С 1 февраля 1921 г. по 1 августа 1921 г.

С 1 августа 1921 г. по 1 февраля 1922 г.

1.197

630

1.247

100,0

53,1

103,5

3.417

2.157

3.498

100,0

63,2

102,8

2.320

2.540

3.003

100,0

109,5

128,3

901

971

1.020

100,0

107,1

117,2

6.638

6.669

7.521

100,0

85,3

114,6

Из приведенных данных ясно, что кризис хлопчатобумажной промышленности, достигнув максимума в первой половине 1921 г., затем сменяется некоторым расширением промышленности. Ясно также, что кризис ранее всего вступил в полосу ликвидации в Соединенных Штатах и Японии. В них уже за февраль-август 1921 г. потребление хлопка стоит выше, чем за предшествующее полугодие. Это вполне согласуется с приведенными выше данными о состоянии текстильной промышленности в Соединенных Штатах. Кризис в Европе и особенно в Англии в отношении текстильной промышленности был глубже и вступил в стадию ликвидации позднее. Здесь лишь за сезон август 1921 г. - январь 1922 г. мы имеем заметное повышение потребления хлопка. Это не мешает, одиако, тому, что при помесячном рассмотрении мы констатировали начало улучшения дел этой отрасли промышленности в более ранние месяцы.

Наконец, приведем еще данные о том, сколько недель в общей сложности бездействовала текстильная промышленность, если принять во внимание все случаи бездействия предприятий и отнести их ко всей промышленности по странам2 .

Даты

Германия

Франция

Англия

С 1 августа 1920 г. по 1 февраля 1921 г.

С 1 февраля по 1 августа 1921 г.

С 1 августа 1921 г. по 1 февраля 1922 г.

7,50

5,48

3,20

2,30

6,92

2,87

6,04

12,92

6,03

311

Эта таблица с новой стороны указывает нам на бесспорность процесса ликвидации кризиса текстильной промышленности. Причем из европейских стран, ранее всего этот процесс проявляется в Германии, что вполне согласуется с нашими замечаниями по адресу этой страны, сделанными выше.

16. Наблюдается ли такой же перелом в областях тяжелой индустрии и в частности в угольной? Добыча каменного угля по важнейшим странам характеризуется следующими данными1 .

2 Средняя недельная добыча на месяц.

3 С Эльзас-Лотарингией.

4 В новых границах.

Из приведенной таблицы ясно видно, что в апреле-мае 1921 г, по всем странам добыча угля достигает минимума. Далее наступает перелом ее в сторону повышения. Правда, повышение идет с колебаниями. Но все же оно является несомненным фактом. И мы можем уверенно говорить о переломе в конъюнктурах угольной промышленности к повышению, начиная с мая-июня 1921 г. Было бы ошибкой полагать, что здесь в этом начавшемся увеличении продукции сказывается влияние сезона. Если бы действительно здесь сказывалось простое влияние сезона, тогда

312

и в 1920 г. за соответствующие месяцы мы наблюдали бы аналогичное движение продукции. Однако этого мы не видели. Если теперь принять во внимание, что месячная добыча угля в довоенное время в 1913 г. была в Соединенных Штатах 43.800 тонн, в Великобритании 5620 тыс. топи, во Франции 3404 тыс. тонн, в Бельгии 1911 тыс. тонн, в Германии 14.468 тыс. тонн, то можно утверждать, что в настоящее время добыча Соединенных Штатов и Бельгии стоит выше или в уровень с довоенной. Добыча Англии, Франции и Германии продолжает стоять ниже довоенной нормы.

17. Возьмем далее металлургическую промышленность. Состояние ее охарактеризуется следующими данными.

1 По тем же данным, что таблица о добыче угля.

2 Период забастовки углекопов.

313

Приведенные данные показывают, что в Англии с июля, в Соединенных Штатах с августа, во Франции и Бельгии с августа-октября, металлургическая промышленность переходит из состояния кризиса к состоянию оживления и обнаруживает признаки расширения. Моменты начала подъема нами обозначены одной чертой. Правда, подъем не представляет собой непрерывно восходящей кривой. Кривая эта имеет свои упадки. Но подъем никогда не бывает непрерывным и в периоды исхода из обычных кризисов. Тем более он не может быть непрерывным в данном случае исключительно тяжелого потрясения и неблагоприятных условий.

Для большей наглядности характеристики движения производства чугуна и стали и подтверждения высказанных положений приведем еще более суммарные данные по четвертям 1921 г.1

Четверти 1921 г.

Соединенные Штаты

Англия

Франция

Бельгия

Люксембург

Чугун

Сталь

Чугун

Сталь

Чугун

Сталь

Чугун

Сталь

Чугун

Сталь

в тыс. тонн.

Первая

Вторая

Третья

Четвертая

6.047

3.532

2.850

4.373

6.666

4.204

3.761

5.676

1.516

76

267

794

1.357

77

996

1249

885

860

766

852

783

746

691

839

323

241

130

182

319

229

90

154

206

235

233

296

205

177

191

236

Из приведенных данных ясно, что улучшение положения металлургической промышленности уже за четвертую четверть 1921 г. совершенно бесспорно.

В соответствии с начавшимся выходом металлургической промышленности из состояния кризиса, оживают вновь доменные печи. Число действующих доменных печей с лета-осени 1921 г. непрерывно увеличивается, что видно из нижеследующих цифр, относящихся к различным странам2 .

Даты

Соединенные Штаты

Англия

Бельгия

Число действующих доменных печей

1921 г.

Июль

Октябрь

62

95

15

82

13

11

314

Даты

Соединенные Штаты

Англия

Бельгия

Число действующих доменных печей

1922 г.

Январь

Февраль

Март

127

139

155

90

101

107

17

18

22

В апреле число действующих печей в Соединенных Штатах достигло уже 1621 .

18. Нам остается коснуться вкратце строительной промышленности, как промышленности, представляющей собой непосредственное производство основного капитала. В предыдущей главе мы уже характеризовали имеющиеся по этому вопросу материалы и сделали все необходимые оговорки. Приведем же имеющиеся данные о состоянии строительной промышленности по Северо-Американским Соединенным Штатам2 .

Дата

Новые постройки. Заключенные договоры

Производство строительных материалов

Площадь в млн. кв. футов

Ценность в млн. долларов

Ценность разрешенных построек в млн. долл.

Строительная сталь (продан.) в тыс. больш. тонн

Кирпичи (Silica) в млн. штук

1920 г.

Декабрь

1921 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1922 г.

Январь

Февраль

Март

13.9

15,4

16,8

26,7

34,5

35,7

35,7

31,7

35,2

41,7

40,4

37,8

35,3

30,3

30,1

52,0

100,1

111,6

100,7

164,1

220,9

242,1

227,7

212,5

220,7

246,2

222,5

192,3

198,5

166,3

177,5

293,6

70,5

59,0

82,6

122,4

147,1

140,8

145,9

149,5

158,9

153,0

170,0

145,2

139,2

140,5

135,5

234,3

47,0

32,1

25,6

52,4

55,9

50,8

66,9

60,2

59,3

86,0

97,8

99,8

71,5

72,1

78,7

139,3

13,65

11,66

9,99

9,58

3,58

2,62

4,15

1,99

4,12

4,97

4,89

4,57

4,75

6,58

6,12

-

315

Данные об изменении объема строительного дела по тем же графам мы приводили уже в предыдущей главе. Последнюю таблицу мы начинаем с того момента, на который по таблице предшествующей главы падает maximum развития кризиса.

Этот maximum, отмеченный одной чертой, приходится на декабрь 1920 - январь 1921 г. (Только данные о производстве кирпича датируют его июлем 1921 г.), начиная с этого момента maximum'а, как показывает настоящая таблица, размеры строительной промышленности расширяются. До ноября 1921 г, Это расширение идет довольно регулярно и быстро. С ноября намечается некоторая задержка роста строительной промышленности и даже частичное сокращение ее. Лишь в марте 1922 г. она дает новое сильное расширение.

Таким образом, тенденция ликвидации кризиса в строительном деле за 1921 г. и начало 1922 г. бесспорный факт. Легкая депрессия с ноября 1921 г. не разрушает этого факта, а лишь показывает, что выход из состояния кризиса происходит при чрезвычайно тяжелых и малоустойчивых условиях. Кроме того, здесь возможно также неблагоприятное влияние сезона. Но главное, тяжесть общих экономических условий. Несмотря на все наметившееся улучшение дел промышленности, в марте 1922 г. она еще, в общем, не достигла уровня, на каком стояла перед кризисом в 1920 г. Депрессивное и угнетенное состояние строительной промышленности после кризиса оказывается весьма длительным. Некоторые отрасли строительного дела, как например, строительство морского транспорта вплоть до марта 1922 г., даже продолжают деградировать1 . Правда, строительство торгового флота находится в специфически тяжелых условиях на почве исключительно сильного перепроизводства судов за время войны и в первое время после нее. Но сказываются, конечно, здесь и общие тяжелые условия, созданные мировым экономическим кризисом.

Таким образом на основании всего предыдущего обзора промышленности мы можем утверждать, что по крайней мере со второй половины 1921 г. общей тенденцией, проявляющейся в жизни мировой промышленности, является тенденция выхода из состояния кризиса и ликвидации его последствий. Но предыдущее изложение убеждает нас также и в том, что мировая промышленность еще далеко не находится в состоянии подъема.

316

Она продолжает переживать, как необходимое наследие кризиса, в общем полосу угнетения и лишь стремится выйти из последней.

19. Тенденция ликвидации кризиса и некоторого улучшения в положении промышленности должна сказываться соответствующими улучшениями и на мировом рынке труда. Посмотрим, так ли это. Следующая таблица дает некоторые основания для суждения по этому вопросу.

% безработных среди организованных рабочих1 .

Даты

Англия

Германия

Бельгия

Дания

Швеция

Канада

1921 г.

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1922 г.

Январь

Февраль

Март

22,22

23,12

16,7

16,3

14,8

15,6

15,9

16,5

16,8

16,7

15,8

3,1

3,0

2,5

2,2

1,3

1,2

1,4

1,6

3,3

2,7

1,1

32.4

22,9

21,4

21,7

17,7

13,6

13,9

11,4

11,2

10,1

-

18,6

18,8

16,7

17,7

16,6

18,3

20,8

25,2

33,1

27,9

24,0

25,3

27,9

27,8

27,4

27,3

27,1

28,8

33,2

34,8

32,3

31,3

15,5

13,1

9,1

8,7

8,5

7,9

11,1

15,1

13,9

10,6

-

2 Не считая бастующих углекопов.

Из приведенных данных вырисовывается весьма интересная общая картина динамики рынка труда. В одной группе стран процент безработных падает уже с лета 1921 г. Сюда относятся Англия, Бельгия, Канада. Сюда же относятся Франция и Соединенные Штаты Северной Америки, по которым нет возможности дать процент безработных. Правда, во всех этих странах процент безработных падает с колебаниями, особенно в Канаде, и уровень его еще весьма высок. Но общая тенденция его к понижению совершенно ясна. Соответственно уменьшается и абсолютное число безработных. Так по Англии в момент высшего напряжения кризиса оно доходило до 2,5 млн. человек. В декабре 1921 г. оно упало уже до 1886 тыс. человек3 .

317

В другой группе стран, преимущественно в мелких нейтрально-европейских, как Дания, Швеция, процент безработных продолжает повышаться до начала 1922 г. и достигает невиданных норм. Позднее вступившие в кризис страны эти под давлением мировой конкуренции медленнее и выходят из него. Однако с 1922 г, и в них процент безработных идет на убыль.

Особняком стоит Германия. Процент безработных в пей относительно ничтожен. В сентябре-ноябре 1921 г. он не превышает процента нормального времени, когда промышленность работает с успехом. Во всяком случае Германия является страной с наименьшей безработицей1 .

Сделанный анализ позволяет утверждать, что хотя положение мирового рынка труда продолжает быть чрезвычайно тяжелым, признаки изменения этого положения в сторону уменьшения безработицы налицо. Постепенно процесс падения безработицы охватывает все страны.

20. Выше мы достаточно подробно, на основании имеющихся материалов, остановились на состоянии конъюнктур мирового хозяйства. За последний период 1921-1922 гг. мы проанализировали целый ряд валеристических и натуралистических показателей состояния конъюнктур и мы убедились, что все они обнаруживают новый перелом в ходе конъюнктур: понижательные коньюнктуры сменяются стационарными и в большинстве случаев - повышательными. Это значит, что мировое хозяйство вступило в полосу ликвидации кризиса.

Одной из первых выходит из состояния кризиса текстильная промышленность. Перелом в ней надает на начало и весну 1921 г. Далее следует угольная, а за ней, металлургическая промышленность. Начало ликвидации кризиса в строительной промышленности относится к самым ранним месяцам 1921 г. Но сама ликвидация протекает здесь весьма медленно и неуверенно.

Нужно признать, что и вообще ликвидация кризиса идет медленно. Мировая социально-экономическая жизнь далеко еще не улеглась в обычные русла течения и далека от нормального довоенного напряжения.

Выведенная из нормальных берегов грандиозной войной, рядом политических осложнений и потрясений, а также гигантским кризисом, она еще бурлит, ища новых нормальных путей

318

движения, отливаясь в новую систему равновесия составляющих ее элементов. Этот период формирования новой системы равновесия крайне тяжело отражается на судьбах, положении и поведении отдельных лиц и социальных групп, создавая атмосферу неуверенности и беспокойства, выдвигая неожиданные преграды и затруднения в жизни. Вот почему до сих пор почти во всех странах мы встречаем так много волнений, бедствий, блужданий людей, выбитых из обычной колеи профессиональной работы в поисках новых условий применения своего труда, почему наблюдаем с такой остротой несоответственное применение интеллигентных сил на поприще чисто физического или чисто технического труда1 . Но все эти явления неизбежные в эпохи социально-экономических потрясений, подобных пережитому кризису. Явления эти представляют следствие и отголосок их. Они являются симптомами происшедших и происходящих потрясений. Но поскольку в сфере основных элементов социально-экономической жизни мы констатируем перелом и выход из состояния кризиса, мы должны ожидать постепенного сокращения и симптомов потрясения и кризиса.

21. Мировой кризис вступил в полосу ликвидации. Но это не значит, что он сменился немедленно состоянием напряженного подъема. После кризисов и в прошлом следовал известный период депрессивного и угнетенного состояния экономической жизни.

Этот период тем более неизбежен после данного кризиса. И всего вероятнее, что он будет относительно длительным. В сущности такое состояние угнетения уже длится около 12 месяцев.

Есть целый ряд факторов, которые делают депрессивное состояние в данном случае относительно затяжным. Это прежде всего состояние денежного обращения, неустойчивость и разница в вексельных курсах, расстроенное состояние мирового кредита, волна протекционизма, продолжающаяся изоляция России, система возмещений, практикуемая в отношении Германии. Все эти факторы в большей или меньшей мере были и перед кризисом. В совокупности с иными более глубокими факторами и несоответствиями в мировом хозяйстве (см. выше), они способствовали развитию кризиса. Но именно то обстоятельство, что при наличии этих факторов кризис все же вступил в полосу

319

ликвидации, с несомненностью убеждает, что эти факторы были не основными факторами кризиса, а дополнительными к основным, осложняющими и углубляющими последние.

В данный же период эти дополнительные факторы выступают в роли препятствий быстрой ликвидации кризиса. Но поскольку всякий кризис, как мы говорили, является болезненной реакцией на вскрывшиеся в системе элементов народного и мирового хозяйства несоответствия спроса и предложения, поскольку кризис является болезненной формой формирования нового подвижного равновесия этих элементов взамен утратившего жизненность прежнего, постольку он всегда приводит к ликвидации породивших его упомянутых основных несоответствий.

Ликвидация же наиболее острых несоответствий и диспропорциональностей в рамках мирового и национальных хозяйств путем кризиса, приведение в относительное подвижное равновесие отдельных отраслей хозяйственной жизни и других ее элементов приводит к относительному равновесию и на рынке в самом широком смысле этого слова, точнее, приводит к относительному равновесию емкость отдельных рынков. А так как в условиях денежно-товарного и в частности капиталистического хозяйства каждая отрасль хозяйственной деятельности не только нуждается в рынке сбыта, но и сама является рынком сбыта, то создание относительного соответствия в емкости отдельных рынков является и условием возможности дальнейшего развития и подъема хозяйственной жизни.

Вот почему перечисленные выше факторы, тормозящие подъем, являются не более чем факторами, отдаляющими наступление подъема. Они не могут предотвратить его: сопротивление их рано или поздно будет преодолено прежде всего внутренними силами самого экономического режима. Благодаря кризису, благодаря приведению в относительное соответствие уровня цен с покупательной способностью масс, предположения капиталов со спросом на них, производительной мощи отдельных отраслей хозяйственной жизни с размерами их спроса на товары других отраслей, существующий режим в значительной степени и на некоторое время освобождается от дисгармоний и несоответствий, порождающих кризис.

Наряду с этим нужно отметить действие дополнительных факторов наступления и ускорения наступления экономического подъема. Мы видим их в продолжающемся возрождении сельского хозяйства и в благоприятном мировом урожае 1921-22 г. (см. выше). Восстановление сельского хозяйства Европы и

320

благоприятный урожай несомненно увеличивает покупательную способность сельского населения вообще и Европы в частности. Тем самым увеличивается емкость рынка для продуктов индустрии и создаются факторы ее подъема.

И тем не менее, мы не можем, конечно, сколько-нибудь точно фиксировать момент окончания угнетенного состояния мирового хозяйства и определить степень и напряжение его грядущего подъема. Можно сказать лишь, что установление прочного политического мира, расширение сферы мирового хозяйственного оборота и вовлечение в него выключенных стран, восстановление международного кредита и смягчение последствий Версальского договора могут значительно ускорить и усилить подъем конъюнктур мирового хозяйства.

22. Пережитый и изживаемый мировой экономический кризис на фоне военного истощения представляется особенно тяжелым. Но как бы он ни был тяжел, какими бы особыми индивидуальными чертами он ни обладал, он является лишь одним, хотя и сложным, звеном в ходе послевоенных конъюнктур. Мы рассмотрели с достаточной подробностью военные конъюнктуры. Это рассмотрение позволило нам дать затем систематический анализ конъюнктур послевоенного периода. Изучение движения конъюнктур послевоенного периода привело нас к характеристике и объяснению мирового кризиса.

Однако как самый период кризиса, так и весь рассмотренный период с начала войны и до начала ликвидации кризиса с точки зрения широких перспектив времени, является, хотя и важным и сложным, по только отрезком динамики мирового хозяйства. Это с одной стороны. С другой, хотя изучая кризис мы и оттеняли его своеобразные черты, но мы не могли не видеть, что в основных своих чертах он имеет родство вообще с капиталистическими кризисами относительного перепроизводства. Но если так, если верно как первое, так и второе положение, то ясно, что для окончательного и более глубокого понимания кризиса и его значения, представляется необходимым в заключение поставить его еще в связь с динамикой и тенденциями конъюнктур в перспективах более широкого времени, включающего в себе не только период кризиса, но и весь период с начала войны до ликвидации кризиса. Только выполнив эту задачу мы сможем яснее представить себе и возможные экономические перспективы мирового хозяйства.

321

1 Ср. М.И. Туган-Барановский. "Псриодич. промышленные кризисы". Изд. 3 passim, в частности, стр. 285 и сл. - Ср. Joseph Esslen. - Konjunktur und Celdmarkt 1902-1908 Stuttgart und Berlin, 1909. Главы V и VI. A. Aftalion, Les crises periodiques de'surproduction t.l. ob.VII.

1 Составлена по данным Economist'a. Различные номера.

1 См. Экономический бюллетень конъюнктурного института, № 3, 1922 г.

2 По данным Statist'a. March 4, 1922. стр. 322. См. также Экономический бюллетень конъюнктурного института, № 3, 1922.

1 См. Вести. Нар. Ком. внешн. торговли № 2(7), 1922, стр. 58.

1 Составлена по тем же данным, что и таблица общих индексе" в предыдущей главе, а также но данным Statist'a и Economist'a, различные № за 1922 г., Wirtschaft und Statistik, № 10, 1921 и The Review of economic Statistics. Supplement I. Harwards Economic service.

1 По данным различных номеров Economist'a.

1 Ср. цит. выше G. Cassel. Theoretiche Social-okonomik.

2 См. Вестник Н. К. Внеш. торг. № 1(6), 1922, стр. 76, а также Бюллетень Торгового Представительства и Германия № 6, 1922, см. также данные в The Review of economik Statistics, Supplement I. Harvard's economic service. April, 1922, p. 32.

1 См. Manchester Guardian Commercial. Der Wiederaufban in Europa. Erste Number. 20 apr. 1922. Seite 17. См. в этом издании но вопросу о валюте целый ряд интересных статей и ценных данных.

1 Понижательное действие дефляции денежного обращения па цепы отмечено проф. Касселем. См. статью в Economic Review от 10 фенраля 1922 г. Internationa) price level, стр. 269-270. Однако Кассель, но-видимому, переоценивает роль дефляции и ошибочно игнорирует факторы, лежащие на стороне токарного рынка. По этому поводу см. там же (стр. 270-271) изложение критики Касселя D-r'ом В. Dietek'oм.

1 См. Wirtschaft und statistik 1 апреля 1922 г., № 7, стр. 233 и cл.

1 Таблица построена но данным Economist'a от 18 февраля, от 22 апреля и 6 мая 1922 г.

1 Но данным Harvard's economic service. The Review of economic statistics. Supplement 1. April, 1922, pp. 36-37. См. также данные о ценах на американских рынках в Commerce Monthly, № 11, 1922.

1 По данным Economist'а от 18 февраля и 15 апреля 1922 г., а также и Wirtschaft und Statistik, № 8, 1922. См. также Еженедельник "Внешняя торговля" изд. Н. К. В. Т. М-1.

1 Данные взяты из Wirtschaft und Statistik различные номера за 1921 - 1922 гг. Economic Review, различные помора за 1922 г., Сборника Мировое хозяйство, цитир. выше, Сборника ЦСУ, Вестника И. К. Вн. торг. № 2(7), 1922 г.

4 См. Вести. Hup. Ком. Внешн. Торговли № 2 (7), 1922, стр. 57. По данным Harvard's Econom. Service. The Review of Economic Statistics. Цит. выше

1 По данным: Cotton Gazette, различные номера 1921 и 1922 г., Iron and Coal Trades Review, различные номера за 1921-1922 гг.

3 См. Economist от 18 февраля 1922 г., а также источн., по которым составлена предыдущая таблица.

1 См. Букшан Я.М., Англо-Американское соперничество и европейские дела. Сборник "Международные проблемы", стр. 42 и сл.

2 Ср. речи Мс. Kenna и Mr. Baldwin'a. См. The Economist от 14 мая 1922 г.

1 См. Harvard's Economic Service. The Review, цит. выше Supplement 1 April, 1922, p. 7. Данные о работе станков на первое число каждого месяца.

1 См. проф. С.Л. Фалькнер. Перелом и развитии мирового промышленного кризиса, стр. 26-28.

2 Ibid, стр. 30.

1 По данным International Cotton Statistics. Ed. Internation. Federation of Master Cotton Spinners and Manufacturers, Associations. March 10-th 1921, а также по данным того же источника, опубликованного в Manchester Guardian от 16 марта 1922.

1 См. цит. Manchester Guardian or 16 марта 1922 г.

2 Ibidem. См. прим. 1-е и 2-е на стр. 232.

1 По данным The Review of economic statistics. Supplement 1 April, 1922; Wirtschaft und Statistik № 8-10, 1922. Специальное издание Manchester Guardian под редакцией Keynes'a - Wiederaufban in Europa от 20 апреля и 18 мая 1922; Stahl und Eisen 15 Iuni 1922, Economic Review, March 3 and 10, 1922; Мировое хозяйство, изд. Всерос. Центр. Союза Потреб. Об-ва.

1 См. Wirtschaft und Statistik № 7, 1922, стр. 212-213.

2 Данные взяты из Wirtschaft und Statistik № 7-9, 1922, а также из статьи С.А. Первушина. - Конъюнктура мирового хозяйства в первую четверть 1922 г., любезно предоставленной нам автором в корректуре (статья печатается в Вестнике статистики).

1 См. Wirtschaft und Statistik M 10, 1922.

2 Источники и примечания см. в аналогичной таблице предыдущей главы.

1 См. данные и Manchester Guardian Commercial от 18 мая. Reconstruction in Europe. Статья D-r L. Isserlis. Shipping Statistic.

1 По данным различных номеров Economist'a и Reichsarbeitsblatt от 31 мая 1922 г.

3 По данным Англ. Министерства труда. См. ст. С.А. Первушина "Конъюнктура мирового хозяйства в первой четверти 1922 г."

1 См. Семенов Е. Общее промышленное положение Германии и октябре. Ст. в Вести. Н. Ком. Вн. торговли № 4-5, 1921 г. См. там же статью Л. Берга. Положение на мироном рынке труда.

1 См. Протопопов Д.Д. "Мировое хозяйство". Статья в Экономисте, № 1, Петроград, 1922 г.

Глава V

КРИЗИС 1920-1921 гг. В СИСТЕМЕ

ОБЩЕГО ДВИЖЕНИЯ КОНЪЮНКТУР

1. Динамика экономических конъюнктур ритмична. Период высоких конъюнктур сменяется более или менее резко периодом понижения конъюнктур. Приходится различать два главных типа циклов таких колебаний: большой цикл, обнимающий собой около пятидесяти лет, и малый промышлеино-капиталистический цикл, обнимающий обычно период в 8-11 лет1 .

Опираясь на имеющиеся данные2 , можно дать следующую схему конъюнктурных волн больших циклов. С 1789 г. начинается подъем конъюнктур. Он достигает максимума в 1809 г., т.е. через 20 лет. С 1809 г. наблюдается общее падение конъюнктур вплоть до 1849 г., т.е. 30 лет. Таким образом закапчивается большой цикл и весь он длится около 50 лет. С 1849 г. начинается новая повышательная волна, достигающая максимума в 1873 г., т.е. через 24 года. После глубокого кризиса 1873 г. начинается падение конъюнктур, продолжающееся до 1896 г., т.е. 23 года. Таким образом заканчивается второй большой цикл и весь он имеет продолжительность около 47 лет.

Перед войной с половины девяностых годов, точнее с 1896 г., мировое хозяйство вступило в новый блестящий период повышательных конъюнктур большого цикла. Оно вступило в период сильного повышения цен, быстрого роста продукции, в особенности в области тяжелой индустрии, расширения транспортных средств, в частности, торгового флота, и торговли, увеличения размеров эмиссии ценных бумаг, повышения уровня доходов и т.д.3 Этот блестящий подъем глубже всего отразился на

322

состоянии народного хозяйства Германии, Северо-Американских Соединенных Штатов, отчасти России и Японии1 .

Новая повышательная волна большого цикла, начавшись с 1896 г., продолжалась до войны. Теперь мы знаем, что она продолжалась и во время и после войны. Если считать ее повышение до кризиса 1920 г., то ее продолжительность измеряется 24 годами.

Итак, война началась и протекала на фоне повышающихся мировых экономических конъюнктур большого цикла.

На период большого цикла, обычно, приходится несколько малых циклов, в течение которых в свою очередь конъюнктура переходит от состояния подъема к состоянию депрессии; причем переход этот совершается обычно в резкой и острой форме кризиса или иногда более спокойно без кризиса2 .

Мы не будем указывать все малые циклы XIX и XX столетия. Характеристику их читатель найдет в указанной в примечаниях литературе. Отмстим лишь малые циклы, падающие па последнюю повышательную волну большого цикла.

На время повышательного периода большого предвоенного цикла приходится два законченных малых цикла и один незаконченный. Первый цикл приходится на период с 1896 по 1903 г. с кризисом в большинстве важнейших стран Европы в 1900 г. Второй - на период с 1903 но 1910 г. с кризисом в 1907 г.

С 1910 г. перед самой войной начался повышательный период нового малого цикла. И теперь есть все основания утверждать, что в 1913 г. появились совершенно определенные признаки нового экономического кризиса или депрессии этого малого цикла. Но в этот момент началась война.

Такова самая общая схема динамики экономической жизни и цикличности ее конъюнктур. В связи с этим задача, которую мы преследуем настоящей главой формулируется так: мы должны уяснить место мирового кризиса 1920-21 г. в системе малых и больших циклов движения экономических конъюнктур.

2. Из сказанного видно, что война началась, с одной стороны, когда повышательная волна большого цикла достигла

323

чрезвычайно высокого подъема, с другой, когда повышательная волна малого цикла, достигнув кульминационной точки, стала обнаруживать признаки надвинувшегося кризиса или по крайней мере депрессии.

Для уяснения природы мирового кризиса 1920-21 г., его значения и места в общей системе движения конъюнктур, представляется необходимым вникнуть в характер движения их перед войной. В этих целях рассмотрим прежде некоторые фактические данные. Не останавливаясь на всех или даже многих показателях состояния предвоенных народнохозяйственных конъюнктур, возьмем движение хотя бы некоторых из них: движение учетного процента, цен на железо, производство железа и безработицу. По Германии, Англии и Франции мы имеем следующую картину движения учетного процента1 .

Годы

Берлин

Лондон

Париж

Факт, ряд

Идеальный ряд

Факт, ряд

Идеальный ряд

Факт, ряд

Идеальный ряд

Рыночный учетный процент по кратковременным займам

1896

1897

1898

1899

1900

1901

1902

3,04

3,09

3,55

4,45

4,41

3,06

2,19

3,09

3,15

3,21

3,27

3,33

3,38

3,44

1,52

1,87

2,65

3,29

3,70

3,20

2,49

2,57

2,63

2,69

2,75

2,81

2,87

2,91

1,83

1,96

2,12

2,96

3,17

2,48

2,43

2,28

2,32

2,36

2,40

2,44

2,48

2,52

324

Годы

Берлин

Лондон

Париж

Факт, ряд

Идеальный ряд

Факт. ряд

Идеальный ряд

Факт, ряд

Идеальный ряд

Рыночный учетный процент по кратковременным займам

1903

1904

1905

1906

1907

1908

1909

1910

1911

1912

1913

В среднем за 1896-1904 гг.В среднем за 1905-1913 гг.

3.01

3,14

2.85

4,04

5.12

3,52

2,87

3,54

3,54

4,22

4,98

3,33

3,85

3,50

3,56

3,62

3,68

3,74

3,80

3,86

3,92

3,98

4,04

4,10

3,40

2,70

2,66

4,05

4,53

2,31

2,31

3,18

2,94

3,64

4,39

2,81

3,33

2,97

3,03

3,09

3,15

3,21

3,27

3,33

3,39

3,45

3,51

3,57

2,78

2,19

2,10

3,72

3,40

2,25

1,79

2,44

2,61

3.16

3.84

2,88

2,81

2,56

2,60

2,64

2,68

2,72

2,76

2,81

2,85

2,89

2,93

2,97

Из приведенных данных прежде всего хорошо видна общая повышательная тенденция большого цикла с 1896 г. Далее, из них, особенно из сопоставления фактического и идеального рядов, видны малые циклы. При чем ясно, что за год-два перед моментом кризиса фактический ряд с большой правильностью дает не только абсолютное повышение, но и превышение над идеальным рядом. С этой точки зрения становится ясным, что в 1913 г. конъюнктура мирового хозяйства стояла или в начале или накануне кризиса третьего малого цикла взятого большого периода.

3. Аналогичную картину увидим мы, если возьмем цены на железо, как наиболее показательные из цен для характеристики хода конъюнктуры.

Годы

Англия1

Германия2

цены шотландского чугуна в шилл. за тонну

цены литейн. Бреславльского чугуна в марках за тонну (1000 кг)

фактич.

идеальн.3

фактич.

идеальн.3

1896

1897

46,83

45,33

51,97

52,48

57,5

61,7

64,13

64,62

1 По даиным, опубликованным Sauerbrek'ом и продолжен. Statist'oм См. Journal of the Royal statistical society за 1905 и 1917 гг.

2 По данным Vierteijahrschefte zur Statistik des Deutschen Reiches 1915 и 1918 r. Erstes Heft.

3 См. примечание в параграфе 2 настоящей главы к таблице о движении учетного процента.

325

В этой таблице мы находим те же правильности, что и в предшествовавшей. Поэтому нет нужды останавливаться на ее детальном анализе.

4. Обратимся к производству железа:

Годы

Англия

Соединенные Штаты Северной Америки

Германия

фактич.

идеальн.

фактич.

идеальн.

фактич.

идеальн.

Производство чугуна в сотнях тыс. of long tons1

1896

1897

1898

1899

1900

1901

1902

1903

1904

1905

87

88

86

94

90

79

87

89

87

96

83,4

84,4

85,4

86,4

87,4

88,4

89,5

90,5

91,5

92,5

86

97

118

136

138

159

178

180

165

230

90,0

102,4

114,8

127,2

139,6

152,1

164,5

176,9

189,3

201,7

63

68

72

80

84

78

84

99

99

107

54,4

61,0

67,6

74,2

80,8

87,4

94,0

100,6

107,2

113,8

1 По данным Mitchell'a "Busineis cycles". Memoirs of the University of California vol. 3. p. 233 и The Statesmen's year-boock за 1915 г.

326

Годы

Англия

Соединенные Штаты Северной Америки

Германия

фактич.

идеальн.

фактич.

идеальн.

фактич.

идеальн.

Производство чугуна в сотнях тыс. of long tons

1906

1907

1908

1909

1910

1911

1912

1913

В среднем за 1896-1904 гг.

1905-1913 гг.

101

101

91

95

100

95

87

103

87,4

96,5

93,5

94,5

95,5

96,5

97,6

98,6

99,6

100,6

253

258

159

258

273

233

293

305

139,6

251,3

214,1

226,5

238,9

251,3

263,7

276,1

288,5

300,9

121

127

116

124

146

155

175

190

80,8

140,2

120,4

127,0

133,6

140,2

146,8

153,4

160,0

166,6

Только что приведенная таблица достаточно хорошо показывает, как тенденцию общего подъема производства чугуна в рамках большого цикла, так и особо сильные подъемы его перед кризисами или вообще переломами конъюнктуры к понижению в пределах малых циклов. Примерно за 3, иногда более года перед этим переломом фактический ряд продукции правильно поднимается выше идеального. Однако приведенная таблица обнаруживает две особенности, на которые следует указать. Во-первых, она обнаруживает некоторую непоследовательность продукции, как показателя конъюнктуры: так, фактический ряд Англии поднялся выше идеального уже в 1910 г. Но затем вновь упал ниже его и держится на этом уровне вплоть до 1913 г., когда снова превышает идеальный ряд. Это заставляет нас по меньшей мере полагать, что продукция чугуна не может сама по себе служить точным показателем конъюнктуры, а лишь по совокупности с другими показателями. Беря же ее по совокупности с другими показателями, как цены, учетный процент, мы видим, что в 1913 г. мировые хозяйственные конъюнктуры приблизились к моменту перелома и кризиса. Вторая особенность приведенной таблицы это Соединенные Штаты, по которым соотношение фактического и идеального ряда существенно иное, чем в других странах. Так, еще в 1903 г., когда Европа уже перенесла кризис, соотношение рядов для Соединенных Штатов показывает близость конца подъема. Затем, после понижения фактического ряда в 1904 г., с 1905 г. он вновь поднимается над идеальным. Однако означенные особенности не являются игрой цифр, а изображают собой реальную действительность. Исследователями уже давно было отмечено, что,

327

начиная с половины 90-х годов Соединенные Штаты находились в полосе как бы сплошного подъема, что они миновали кризис 900-х годов, пережили лишь депрессию и притом пережили ее не с 1900 г., а позднее, с 1903 г., что депрессия эта была кратковременной. Затем, пережив кризис 1907 г., они очень скоро вступили снова на путь подъема1 .

Отсюда ясно, что и в Соединенных Штатах ритм движения конъюнктур сохраняется. Здесь лишь депрессии и кризисы иногда запаздывают, и имеют относительно кратковременный характер.

Таким образом и приведенная таблица указывает на приближение мировых конъюнктур перед началом войны к перелому.

Было бы легко показать, что отмеченные правильности движения производства чугуна сохраняются и в том случае, когда мы берем производство его не абсолютно, а на голову населения2 . Было бы легко, далее, показать, что аналогичная правильность сохраняется и для потребления железа, как в абсолютных величинах, так и в особенности на душу и особенно при сравнении фактического ряда с теоретическим3 .

5. Не будем останавливаться на других признаках - показателях конъюнктуры. Предыдущее изложение достаточно ясно, чтобы сделать некоторые общие выводы и выводы относительно стадии динамического процесса хозяйственных явлений, который предшествовал войне.

Взятые нами признаки - показатели конъюнктуры вне всякого сомнения находятся между собой в определенной закономерной связи.

Их динамика в пределах повышательной волны взятого большого цикла обнаруживает цикличность малой продолжительности.

Что касается стадии движения конъюнктур, в которой и началась война, то учитывая движения основных показателей, мы можем теперь уже на основании факторов утверждать, что мировая война действительно началась в момент, когда мировое хозяйство и хозяйство важнейших стран находилось в полосе подъема большого цикла, с другой стороны, что война

328

началась в момент, когда мировое хозяйство находилось в полосе начинающегося кризиса или депрессии, когда были налицо все основные предвестники перелома в пределах малого цикла.

6. Чтобы конкретизировать и сделать более убедительной, ясной и точной последнюю мысль предыдущего тезиса, посмотрим кратко на некоторые показатели конъюнктур в ближайшие месяцы перед войной и непосредственно вслед за началом ее.

Возьмем прежде всего движение цен на основные и наиболее показательные для состояния конъюнктур товары1 .

Годы и месяцы

Железо (Глазго), в руб. за 1 пуд

Чугун (Глазго) Клевеленд

Каменный уголь (С. Петербург) Кардифский

Хлопчатобумажная пряжа Манчестер № 32 Twist, в руб. за пуд

полосовое

листовое

в коп. за пуд

1911 г.

1912 г.

1913 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1914 г. - I половина

1914 г. - II половина

1,04

1,23

1,28

1,28

1,28

1,22

1,20

1,20

1,20

1,20

1,20

1,09

1,09

1,09

1,04

1,11

1,31

1,44

1,52

1,52

1,52

1,52

1,52

1,52

1,52

1,52

1,37

1,37

1,26

1,26

1,23

1.26

36,2

44,7

50,0

47,3

49,6

51,5

49,5

42,1

42,0

42,1

41,2

39,1

37,6

37,6

38,8

39,2

26,7

31,0

33,3

33,5

33,5

32.7

29,5

30,5

31,4

29,4

29,4

31,0

31,0

31,0

31,0

52.5

14,37

13,85

14,50

14,43

14,55

14,48

14,77

14,28

14,12

14,48

15,37

15,41

14,94

14,54

14,37

12,05

Из таблицы видно, что растущие цены достигают своего максимума к концу первой половины 1913 г., как железо, чугун, каменный уголь, или в начале второй половины 1913 г., как хлопчатобумажная пряжа. В течение 1913 г. наступает их перелом и падение, обозначенные в таблице одной чертой. Этот перелом наступает ранее для железа, чугуна и угля в апреле-мае

329

1913 г. (только для полосового железа в сентябре), позднее для хлопчатобумажных изделий - в октябре. Начавшееся понижение цен для разных товаров идет с различной силой и последовательностью. Например, для каменного угля мы наблюдаем некоторые рецидивы повышения цен, хотя последние и не поднимаются уже до высоты первых месяцев 1913 г.

После начала войны во втором полугодии 1914 г. мы наблюдаем, однако, новое изменение в движении цен: цены на железо, чугун и уголь начинают подниматься, что обозначено в таблице двумя чертами. При этом мы не приводим помесячных данных о движении цен в 1914 г. Но рассмотрение этих данных показало бы, что повышение цен начинается с августа 1914 г. Цены на хлопчатобумажную пряжу, наоборот, усилено падают. Иначе говоря, война изменила нормальное течение и развитие начавшейся депрессии цен, оказывая на различные товары различное влияние.

7. К тем же выводам приводит и анализ рынка труда.

Процент безработных среди членов профессиональных союзов был по месяцам таков1 :

Время

Англия

Германия

Бельгия

Швеция

1913 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1914 г. I половина

II половина

1915 г. I половина

II половика

2,2

2,0

1,9

1,7

1,9

1,9

1,9

2,0

2,3

2,2

2,0

2,6

2,3

4,3

1,3

0,8

3,2

2,9

2,3

2,3

2,5

2,7

2,9

2,8

2,7

2,8

3,1

4,8

3,2

11,2

3,9

2,6

1,5

1,5

1,3

-2

2,4

1,6

1,9

2,4

2,6

2,3

2,1

2,5

-

-

-

-

8,4

8,9

7,1

5,7

4,0

2,6

2,7

2,5

2,3

2,2

2,6

4,4

6,7

6,7

11,3

4,3

2 Всеобщая стачка.

Из приведенных цифр ясно, что с конца первой половины 1913 г. в главнейших индустриальных странах, как Англия,

330

Германия и Бельгия, процент безработных обнаруживает тенденцию роста. Но это и есть именно тот момент, к которому уже определенно наметилась понижательная тенденция цен и общая депрессия. Во второстепенных странах, как Швеция, начало роста безработицы, как и обычно запаздывает.

Начавшаяся война резко обострила безработицу. Такое влияние войны нужно поставить в связь с тем, что она потребовала некоторой перестройки и перераспределения промышленных сил, каковая не могла обойтись без заминки в ходе производства и на рынке труда. Что это так, можно убедиться из последующих цифр, по которым процент безработных во всех странах, в одних ранее, со второй половины 1914 г. в Англии и Германии, в других, - как в Швеции, позднее, с первой половины 1915 г., резко понижается. Это означает, что промышленность уже приспособилась к новым военным условиям и получила возможность работать более или менее нормально.

8. Обратимся далее к движению рыночного учетного процента1 .

Даты

Англия

Германия

Франция

В среднем за 1912 г.

1913 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Мам

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1914 г.

Январь

Февраль

3,64

4,56

4.87

4,87

4,00

3,56

4,25

4,12

3,81

3,87

4,87

4,94

4,81

3,35

2,13

4,22

4,50

5,00

6,00

4,50

5,50

5,37

4,50

5,00

5,37

4,85

4,50

4,50

3,11

3,06

3,16

4,00

4,00

3,87

4,00

4,00

3,75

3,75

3,75

3,75

3,75

3,88

3,63

3,56

2,92

331

Даты

Англия

Германия

Франция

1914 г.

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

За весь 1913 г.

За весь 1914 г.

2,16

2,10

2,79

2,41

2,57

5,20

3,53

3,25

2,99

2,83

4,39

2,94

3,37

3,38

2,60

2,86

2,48

5,37

5,62

5,62

4,81

4.75

4,98

3,66

2,75

2,74

2,75

2,75

2,79

данные

не опуб-

ликованы

3,84

3,37

Учетный процент, особенно частный, представляет собой весьма чуткий показатель конъюнктур. Но именно в силу своей чуткости он реагирует не только на чисто экономические, но и политические условия. 1913 г. был полон международно-политических тревог. Он проходил под знаком военных событий на Балканах и опасений за возможность новых крупных военно-политических столкновений. Все это, конечно, маскирует влияние чисто экономических факторов и вносит в движение процента элемент иррегулярности. Но тем не менее ясно, что в начале 1913 г. учетный процент достигает величайшего напряжения. Его максимум в первую половину 1913 г. приходится на январь-март. Причем максимум 1913 г. имеет исторический характер. Учетный процент редко достигал такой высоты в прошлом. С другой стороны, мы знаем, что дисконт обычно достигает высшего напряжения именно накануне перелома конъюнктур к понижению. И мы видели, что депрессия на рынке товаров и труда началась как раз около апреля 1913 г.

С апреля месяца, когда начинает развиваться депрессия, дисконт понижается. Правда, он понижается не планомерно, давая рецидивы повышения. Но это отголосок политических и иных пертурбационных факторов.

Общая же тенденция дисконта, как показателя состояния конъюнктур к понижению бесспорна. Она чрезвычайно интенсивна и продолжается до мая 1914 г.

Далее понижательное движешь его прекращается, хотя мы не видим и сколько-нибудь значительного подъема его. Эта понижательная тенденция учетного процента, низкий абсолютный уровень ставки, на которой он держится до войны, являются

332

характерным признаком наступившей достаточно сильной экономической депрессии. Однако дисконт обычно падает, когда перелом конъюнктуры уже совершился, а не перед ним. Следовательно перелом конъюнктуры к понижению нужно отнести к более ранним месяцам 1913 г., в чем мы и убедились выше из анализа других показателей конъюнктуры.

Наступившая война резко изменила картину. В июле 1914 г. ставки учетного процента делают скачок вверх. Это особенно хорошо видно на нормах официального учетного процента1 .

Английским банком учетные ставки были повышены 17 июля 1914 г. с 3 по 4%; 18-го - с 4 до 8%; 19-го - с 8 до 10%; 24-го они были понижены с 10 до 6%, а позднее и еще более значительно. Аналогичную картину дают и другие страны. Итак, война вначале резко повысила учетные ставки. Однако ясно, что такое повышение диктовалось исключительно политическими условиями, неясностью перспектив, наступившим замешательством в нормальной работе денежного рынка, а не экономическими факторами. Вот почему, когда ход событий несколько определился, ставки быстро и значительно упали, хотя и не дошли до предвоенного уровня.

9. Прежде чем перейти к общим выводам, приведем еще свидетельство весьма чуткого показателя состояния конъюнктур из области денежно-капиталистического рынка - это данные о движении курсовой стоимости биржевых бумаг2 .

Дата

Англия Курс 387 бумаг в млн. ф. ст. к концу месяца

Германия Индекс Frankfurt Zeitung для стоимости главных бумаг на Берлинской бирже

1913 г.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

3,539

3.491

3.463

3.497

3.485

3.397

3.386

3.417

3.436

3.379

3.364

3.341

100.76

100,25

99,72

99,52

99,31

98,01

98,33

98,71

98,82

98,33

98,69

98,66

333

Курс биржевых ценностей, обычно, падает за некоторое время до перелома конъюнктур к понижению. И в данном случае мы наблюдаем падение его с начала 1913 г. как в Англии, так и в Германии. Между тем депрессия согласно вышеизложенному наступила около апреля-мая 1913 г.

10. Таким образом, основные показатели состояния конъюнктур, рассмотренные на фоне закономерности изменения их во времени, как при широком погодном, так и при помесячном анализе, единодушно говорят о том, что весной 1913 г. явственно наметилась общая экономическая депрессия - началось общее понижение конъюнктур. Перелом конъюнктур к понижению в 1913 г. не имеет резко выраженных черт экономического кризиса. Новейшее время вообще характеризовалось тенденцией смягчения кризисов: переломы конъюнктур к понижению все чаще протекают в более спокойных формах депрессии1 .

Но будет ли перед нами перелом конъюнктур в форме острого кризиса или более мягкой - депрессии, факт перелома остается. Остается по существу его природа - и основные условия - возникновения и развития.

Вот почему мы можем утверждать, что война началась в тот момент, когда шло развитие общеэкономической депрессии в рамках малого цикла конъюнктур.

Очевидно, что в недрах мирового хозяйства перед войной выявились и обнаружили влияние те несоответствия спроса-предложения, те несоответствия уровня цен и покупательной силы масс, те несоответствия в распределении производительной мощи по отдельным отраслям промышленности, которые и порождают кризисы перепроизводства или депрессии.

Война задержала развитие и углубление депрессии.

Породив своеобразный исключительной емкости военный рынок, война "сняла" вскрывшиеся противоречия рынка и изменила направление движения конъюнктур. Общая экономическая депрессия сменяется своеобразным движением конъюнктур военного периода, которая характеризуется непрерывным и повсеместным повышением ценностных показателей при повышении натуралистических показателей в одних странах и падении их в других (см. выше гл. I).

334

11. Все это краткое отступление в область прошлого движения экономических конъюнктур позволяет подойти к мировому кризису 1920-21 г., и наблюдающейся сейчас мировой депрессии с новых сторон, позволяет подойти к последнему кризису в перспективе общего движения конъюнктур за более значительное время, чем просто период с начала войны.

Изменив направление динамики мировых экономических конъюнктур, "сняв" обнаружившиеся противоречия мирового и национальных рынков, война, как мы видели, к моменту ее окончания глубоко деформировала мировое хозяйство.

Мировое хозяйство за время войны приспособилось к условиям военного рынка, достигло нового состояния подвижного равновесия в этих условиях.

Но когда война кончилась и отпали условия военного рынка, лишилось почвы и равновесие мирового хозяйства военного периода. В недрах мирового хозяйства с невероятной остротой вскрылись противоречия и несоответствия спроса-предложения, которые и вылились в форму бурного кризиса, в болезненный процесс искания и создания равновесия в новых условиях.

Конечно, было бы неправильно рассматривать кризис 1920-21 г., как продолжение и резкое углубление прерванного войной процесса депрессии 1913-1914 г.

Кризис 1920-21 г. и депрессия 1913-14 г. отделены событиями грандиозных размеров и значения - войной. Кризис и депрессия возникли в совершенно различных конкретных условиях.

Но как бы ни были различны эти конкретные условия, как бы ни отличались размеры и глубина депрессии 1913-1914 г. и кризиса 1920-21 г., природа их с номографической точки зрения одна и та же. В том и другом случае мы имеем перед собой перелом конъюнктур на почве относительного перепроизводства, на почве несоответствия, создавшихся на рынке. Уничтоженные войной диспропорциональности и несоответствия сменились иными, более глубокими и значительными диспропорциональностями и несоответствиями, созданными в свою очередь самой войной.

Война помешала развернуться депрессии, которая наметилась в 1913 г., и падающие конъюнктуры превратила в своеобразные повышающиеся конъюнктуры. Кризис 1920-21 г., являясь кризисом относительного перепроизводства, положил конец восходящей волне малого цикла, для которого война послужили исходной точкой и началом его нисходящей волны.

335

Но если все это так, то с точки зрения общего движения народнохозяйственных конъюнктур кризис 1920-21 г. представляется своеобразным, грандиозным, но лишь моментом этого общего движения конъюнктур. Не с него возникло циклическое движение конъюнктур и нет никаких оснований полагать, что им оно кончается. Этим мы вместе с тем говорим, что caetaris paribus, если условия этого грандиозного кризиса возникли, если кризис явился необходимой реакцией на эти условия, то в то же самое время, как всякий иной кризис относительного перепроизводства, кризис 1920-21 г. является и формой ликвидации этих условий, формой бесполезной, длительной, но по своим конечным результатам безусловно верной.

Капиталистический кризис относительного перепроизводства является всегда болезненным и тяжелым, но обычным и в этом смысле нормальным спутником капиталистического режима. Он является неизбежной данью страданиям, которую платит общество за то положительное, что имеет в себе кипучий, предпринимательский дух капитализма, реакцией против анормальных сдвигов, наростов и несоответствий во взаимоотношении элементов хозяйства и условий их развития. Кризис 1920-21 г. явился реакцией глубоко деформированного мирового хозяйства па изменение условий его существования и развития.

Caeteris paribus, повторяем, он должен привести к устранению или сильному смягчению тех несоответствий в системе элементов мирового хозяйства, которые были указаны выше, и при которых подвижное равновесие мирового хозяйства стало невозможно.

Таким образом, рассматривая кризис 1920-21 г. с номографической точки зрения на общее движение мировых конъюнктур в перспективах длительного времени, мы можем включить его, как определенное звено в цепь этого движения, как звено закономерно обусловленное - предшествующим состоянием конъюнктур и в свою очередь закономерно обусловливающее последующие звенья этой цепи.

Таковы выводы, которые мы можем сделать, оставаясь в плоскости теории малых капиталистических циклов.

12. Но если мы посмотрим теперь на кризис 1920-21 г. мод углом зрения больших циклов движения конъюнктур, то представятся весьма вероятными следующие положения.

336

Грандиозный кризис 1920-21 г., как мы видели и отмечали, разразился, когда повышательная волна последнего большого цикла достигла высочайших пределов. Со времени начала этой мировой повышательной волны, т.е. с 1896 г. до последнего кризиса прошло 24 года. Если верно, что в настоящее время кризис вступил в полосу ликвидации, если верно, что мировое хозяйство стоит накануне более или менее близкого нового подъема малого капиталистического цикла, то имеет ли шансы на дальнейшее продолжение повышательная волна большого цикла.

Нам кажется это маловероятным. Нам представляется гораздо более вероятным, что 1920 г. является годом перелома и в движении конъюнктур большого цикла, годом смены повышательной волны большого цикла - понижательной.

Иначе говоря, в этом общем смысле 1920 г. подобен 1873 и 1809 гг. Мы не можем входить в подробное обоснование этого положения и высказываем его только как вероятное.

Но аргументы в пользу его мы видим не только в простом признании и вере в существование строго-закономерной ритмичности движения конъюнктур больших циклов, но и в целом ряде иных фактических данных.

В свое время, в 70-х годах прошлого столетия, с одной стороны, усиленное предложение товаров, вызванное техническим прогрессом промышленности, развитием сельского хозяйства Северо-Америкаиских Штатов и действием парового транспорта, который быстро развивался в предшествовавший период еще с 50-х годов, с другой - уменьшение добычи драгоценных металлов и соответственно повышение ценности денежной единицы обусловили длительную депрессивную волну большого цикла с 1873 г. по 1896 г.1 Аналогичных явлений мы можем ожидать и теперь.

За время повышательной волны с 1896 г., как раз технический прогресс и строительство парового транспорта сделали новые, громадные успехи. Война бесспорно и как хороню известно во многих отношениях форсировала технический прогресс и развитие транспорта, в частности морского, в исключительных размерах. Так мировой торговый флот увеличился с июня 1914 г, по июнь 1921 г. с 42,5 млн. тони, до 54,2 млн. тонн

337

или на 27,5%. За время войны, как иногда, на арену мирового хозяйства и рынка выдвинулись новые страны, новые конкуренты: Соединенные Штаты, Япония, Канада, Аргентина, Индия, Австралия, Новая Зеландия и др. Правда, война нанесла тяжелое материальное потрясение ряду европейских стран. Но известно, что военные раны залечиваются быстро и мы видели, что это так и в данном случае мы стоим в начале длительного периода вообще относительно более сильного предложения товаров, подобно тому, как и в 70-х годах.

С другой стороны, весьма знаменательно движение продукции золота. Добыча золота быстро поднимается с половины девяностых годов. Она достигает максимума в 1915 г. и затем начинает непрерывно падать.

Сказанное видно из следующих данных.

Годы

Мировое производство золота1

ценность в млн. долл.

количество 1000 кг

В среднем за 1891-95 гг.

1896-1900 гг.

1905 г.

1910 г.

1913 г.

1914 г.

1915 г.

1916 г.

1917 г.

1918 г.

1919 г.

1920 г,

1921 г.

1922 г.2

163,0

257,3

380,3

455,2

459,9

439, 1

468,7

454,2

419,4

383,6

365,2

348,8

330,1

311,0

245,2

387,1

572,2

685,0

692,0

660,7

707,9

683,4

637,4

568,2

549,4

542,4

-

-

1 См. Wirtschaft und Statistik, № 2, 1922 г. и см. Manchester Guardian Commercial, цит. выше, от 20 апреля 1922 г. со специальным отделом Wiederaufban in Europa, стр. 49-50.

2 Предположительные данные.

Есть все основания ожидать, что продукция золота вступала в полосу длительной депрессии, что является в высшей степени знаменательным фактором наступающей эпохи3 .

Joseph Kitchin приводит следующий интересный расчет для производства золота в прошлом и будущем4 .

338

Годы

Общая .наличность добытого золота, в млн. ф. ст.

Средн. годичн. процент прироста за последующий взят, период

1810

1847

1868

1891

1918

1930

160

207

531

733

1.916

2.277

0,1%

5,6%

0,5%

4,1%

0,7%

-

Не трудно видеть, что взятые даты и периоды почти совпадают с моментами перелома и периодами понижательных и повышательных волн больших циклов. Ясно также, что периоды повышательных волн совпадают с периодами высокого среднего годичного прироста золота и наоборот. В таком случае, мы вступаем в полосу относительно низкого годичного процента прироста золота, что явится фактором понижательных конъюнктур большого цикла.

Наряду с указанным мы стоим в начале длительного процесса восстановления мирового денежного обращения и в силу этого повышения ценности денежной единицы, Это в свою очередь является фактором понижательной волны цеп и вообще конъюнктур большого цикла и опять таки подобно тому, как было в 70-х годах прошлого века.

Таким образом, вступление мирового хозяйства в понижательную фазу большого цикла нам представляется весьма вероятным. Это не значит, что в новой понижательной фазе не будет своих подъемов, своих кризисов и депрессий в смысле малых капиталистических циклов. Они были в аналогичных фазах больших циклов конъюнктур прошлого. Они, конечно, будут и в период понижательной фазы данного большого цикла. Но общий тон движения конъюнктур, всего вероятнее, будет сохранять понижательные тенденции. Вот почему подъемы малых циклов наступающего периода будут лишены той интенсивности, какой они обладают в период повышательной волны большого цикла. Наоборот, кризисы наступающего периода обещают быть относительно более резкими, а депрессии малых циклов более длительными.

И не здесь ли, не в наступающей ли общей понижательной волне большого цикла мы должны видеть основную причину, наряду с отмеченными выше различными частными факторами-причинами, почему кризис 1920-21 г. и депрессивное состояние мирового хозяйства после него так длительны? Наши замечания о характере движения цен во второй половине 1921 г. и в начале

339

1922 г., высказанные в предыдущей главе, делают эту мысль весьма правдоподобной.

Но если вероятно, что наступающая эпоха движения конъюнктур подобна той, которая наступила после кризиса 1873 г. и длилась до 1896 г., то она по всем данным будет во многом и отличаться от нее. Эпоха 1873-1896 гг. характеризуется особенно резко выраженным кризисом перепроизводства и падения цен на рынке сельскохозяйственных и особенно зерновых товаров. Это было связано с исключительно мощной конкуренцией Северо-Американских Соединенных Штатов1 . Эту эпоху обозначают эпохой острого кризиса европейского сельского и особенно зернового хозяйства.

Нам представляется, что наступающий период понижения мировых конъюнктур, если он будет, то будет периодом более сильного относительного перепроизводства и падения цен индустриальных товаров. Основания для этого утверждения весьма понятны. Их нужно видеть прежде всего в исключительном по своей быстроте процессе индустриализации заокеанских стран - Соединенных Штатов, Индии, даже Канады, и других, что не может не обострить конкуренции на мировом рынке индустриальных товаров. С другой стороны, их нужно видеть в небывалом упадке русского сельского хозяйства, в росте внутреннего рынка сельскохозяйственных товаров в заокеанских странах - производительницах этих товаров, в общем истощении почв и понижении производительности земли за время войны.

Таким образом, если верны эти выставленные и кратко мотивированные положения, то кризис 1920 г., рассматриваемый под углом зрения широких и общих перспектив движения мировых конъюнктур во времени, представляется не только определенным звеном малого капиталистического цикла, но и чрезвычайно знаменательным этапом в смене конъюнктурных волн большого цикла. Он является исходным моментом для новой и своеобразной эпохи экономического развития и социальных отношений.

340

1 В анализ характера, причин и взаимоотношений того и другого цикла в данном этюде мы входить не можем.

2 См. Jevons, Investigations in the Currency and Finances, 1884. Toon und Neymarch, Ceschighte des Preises: Jean Lescure, Hausses et baises generales des prix (Revue deconomic politique, № 4, 1910). Souerbeck, Prices of commodities and the precious metals. (Ежегодно в Journal of the Royal Statisticol Society); Aftalion, Les crises periodiques de surproduction t.t. I et II.

3 См.A. Aftalion, op. cit.; J. Lescure, op. cit.; Его же "Общие и периодические промышленные кризисы". С.-Петербург, 1908; Fr. Eulenburg. - Die Prcissteigerung des letzten Jahrzehnts, 1912 г. В. Мукосеев. Повышение товарных цен. С.-Петербург, 1914.

1 См. Гельферих. Развитие народного хозяйства Германии с 1883-1913 гг. М., 1920. Мукосеев, Экономические причины войны (в сборнике: Вопросы мироном войны, Петроград, 1915).

2 Что кризис, являясь обычным, не является необходимым звеном движения конъюнктуры малого цикла, см. W. Lexis. Les crises economiques (Bulletin de Linstitut Intarnatijnal de Statistique, t. XVIII, p. 173 etc,); Aftalion, op. cit, t. I.

1 Фактические данные взяты из книги Helferich'a-Celd und Banken, Leipzig 1916 г., стр. 614. Идеальный ряд вычислен так. Весь фактический ряд был разделен на 2 равные по числу годов части; для каждой части выведена средняя арифметическая; определена путем вычитания разница между первой и второй средней; разница эта была разделена па число лет, отделяющих середину первой части ряда, приходящейся на 1900 г. от середины второй части ряда, приходящейся на 1909 г, Частное принято за коэффициент годового возрастания дисконта, если бы нарастание совершалось плавно; далее, беря среднюю первой части ряда, приходящуюся на средний год этой части, т.е. па 1900 г. и, прибавляя последовательно коэффициент возрастания, мы получаем величину членов идеального ряда для 1901, 1902 и т.д. Путем вычитаний из первой средней упомянутого коэффициента, мы получаем аналогично идеальный ряд для 1899, 1898 и т.д. годов. Подобный прием вычислений и сопоставления фактического ряда с идеальным был употреблен Emil'ем Brezigar'ом в его "Vorboten einer Wirtschaftskrisis in Deutschland, Berlin, 1913. В виду того, что мы вели вычисления идеального ряда лишь с двумя десятичными знаками, в одном случае это вынудило нас к увеличению коэффициента возрастания на 0,01, чтобы полученный член идеального ряда совпал с приходящейся на этот год средней. Это по Франции при переходе от 1908 к 1909 г.

1 См. Лескюр. Общие и периодические промышленные кризисы. С П.-Б. 1903, стр. 240 и cл., 317 и cл. М.И. Туган-Барановский. Периодические промышленные кризисы, 3-е изд." стр. 168 и cл. Митчел, op. cit., стр. 63 и cл.

2 См. Mitchell, op. cit., ch. 5.

3 Cm. Brezigar, op. cit., pp. 23 и cл.

1 Таблица составлена по "Своду товарных цен" за 1913 и 1914 гг.

1 См. Народное хозяйство и 1913, 1914 и 1915 гг.

1 См. Народное хозяйство. Изд. Министерства финансов за 1913 и 1914 гг. Для Германии, начиная с августа 1914 г., данные взяты из книги В. Штейна - Финансы Германии и Австро-Венгрии за два года войны. Петрогр., 1917, стр. 116. Причем нами были выведены средние по указанным в последней работе minimumам и maximum'aм ставок.

1 См. Народное хозяйство в 1914 г., стр. 420-421.

2 См. Народное хозяйство в 1913 г., стр. 535.

1 См. Туган-Барановский М.И., op. cit., стр. 160 и сл.; Эд. Бернштейн "Социальные проблемы", Москиа, 1901, стр. 116 и сл., Лескюр "Общие и периодические кризисы", стр. 240 и сл.,494 и сл.

1 См. Hector Denis I.a Depression economique et socinle et I'histoire des prix Bruxelles 1895; De-Touille La theorie quantitative et les prix. (L economiste fransals, 2 мая 1896 г.). Lescure Hausscs ef baisses generates des prix.

3 См. цит. Manchest. Guardian, статья Losepha Kitchin'a, стр. 49-50.

4 Ibid.

1 Ср. Мукосеев В.А. Повышение товарных цен, стр. 30 и cл,

БОЛЬШИЕ ЦИКЛЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

КОНЪЮНКТУРЫ*

1

Тема моего доклада - вопрос о больших циклах конъюнктуры. С самого начала я должен указать, во-первых, на то, что мое исследование относится только к условиям капиталистического общества. Следовательно, я не распространяю свои выводы на какие-либо другие системы хозяйства. Во-вторых, на то, что в условиях капиталистической системы хозяйства динамика этого хозяйства вовсе не исчерпывается ни теми колебательными процессами, о которых я буду говорить, ни теми колебательными процессами, о которых существует уже обширная литература, т.е. торгово-промышленными циклами, сезонными колебаниями и т.д.1 Я знаю, что динамика этого хозяйства проявляется также в процессах эволюционного характера. Кажется, в прошлом году здесь же в институте мне пришлось делать доклад на тему "Понятие экономической статики, динамики и конъюнктуры". Тогда уже я пытался провести разграничение между процессами развития, обладающими известным направлением, и процессами колебательного конъюнктурного характера, не обнаруживающими какого-либо определенного направления.

В-третьих, я должен также оговорить, что в данном докладе я вовсе не рассматриваю вопрос о соотношении между указанными двумя типами процессов. Это не значит, будто я думаю, что процессы развития идут сами по себе, а колебательные процессы сами по себе, что они даны в действительности раздельно и независимо. Моя мысль иная. Процесс реальной

341

динамики один. Но он не прямолинеен, он не представляет из себя простой восходящей линии. Наоборот, он совершается неравномерно, толчками, колебаниями. Только в порядке исследования и анализа мы можем, идя по пути, обычному для науки (если она задается аналитической задачей), сосредоточить свое внимание или на процессах общего развития, на стадиях и формах этого развития, или, наоборот, на колебательных процессах. Став на этот методологический путь, в дальнейшем мы можем, уже не оговариваясь всякий раз о существовании эволюционных тенденций, исследовать колебательные процессы. Именно так я и поступаю в своем докладе. Я думаю, что эти оговорки в достаточной мере избавят меня от недоразумений в дальнейшем. Обращаюсь к процессам конъюнктурного характера.

2

Я уже указал, что эти процессы различны. До сих пор экономическая мысль, главным образом с начала XIX в., обращала внимание, и довольно пристальное, преимущественно на один тип таких процессов - на процессы колебательного характера, длительностью примерно в 7-11 лет, известные под именем "промышлемно-капиталистических циклов".

К вопросу об этих волнообразно-циклических колебаниях в динамике капиталистического народного хозяйства экономическая мысль пришла, отправляясь от изучения кризисов. Капиталистические кризисы с их разрушительным воздействием на хозяйство были слишком ярким явлением действительности, чтобы не привлечь к себе довольно рано внимание экономистов. Уже первые экономисты классической школы, а несколько позднее такие авторы, как Сисмонди, натолкнулись на явление экономических кризисов. Но это было время, когда капиталистические страны еще только вступали в полосу повторяющихся кризисов. Вот почему ни классики, ни Сисмонди не могли дать не только удовлетворительного объяснения, но даже достаточно точного описания кризисов.

Однако,начиная с конца 20-х гг. прошлого века, кризисы с редкой для социально-экономических явлений регулярностью, примерно через 7-11 лет, следуют один за другим и потрясают народное хозяйство. Естественно, что внимание к ним со стороны экономической мысли усиливается. В то же время она получает в распоряжение все более обширный фактический материал. И в 50-60-х гг. прошлого века в трудах Маркса,

342

Родбертуса и Жюгляра устанавливаются два положения, чрезвычайно важные для понимания природы кризисов: во-первых, что они периодичны, во-вторых, что они органически присущи капиталистическому строю.

В дальнейшем в специальных работах авторов различных направлений, как Туган-Барановский и Гильфердинг, Поле и Шпитгоф, Лескюр, Афталион, Митчел и др., кризисы подверглись подробному изучению и описанию.

Но чем дальше шло изучение повторяющихся капиталистических кризисов, тем более становилось очевидным, что кризис представляет собой лишь одну фазу целого капиталистического цикла, что целый цикл, как правило, слагается из трех основных фаз - подъем - кризис - депрессия и что понять кризисы можно лишь в результате изучения всех фаз цикла.

Этому нараставшему убеждению, по-видимому, впервые дал определенное выражение Зомбарт. В начале 900-х гг. он заявил, что теория кризисов должна превратиться в более общую теорию, в теорию конъюнктуры и ее колебаний в целом. Дальнейшее развитие теории пошло именно в этом направлении.

Таким образом, отправляясь от проблемы кризисов, экономическая мысль шаг за шагом пришла к теории циклов конъюнктуры. Проблема кризисов и ее значение от этого, конечно, не потеряли своей актуальности. Но она рассматривается в связи с проблемой хода циклов конъюнктуры в целом.

Однако эти 7-11-летние циклы, по-видимому, не являются единственным типом циклов конъюнктуры. В действительности динамика капиталистического хозяйства сложнее.

За последнее время ряд ученых указывает на то, что существуют более короткие, но несезонные колебания конъюнктуры. Я имею в виду, например, работы Кичина, который, не отрицая существования цикличности в 7-11 лет, указывает на существование более коротких периодов колебаний конъюнктуры, примерно в 3-3,5 года.

Указание на колебания конъюнктуры длительностью примерно в 3,5 года встречается и у других авторов, например у Лакомба. Далее, американские статистики и экономисты, объединяющиеся, в частности, около Гарвардского бюро, хотя они и отказываются от идеи строгой периодичности колебаний конъюнктуры, все же отмечают, что в Америке капиталистический цикл развертывается примерно в течение 3,5 года. Эти исследуемые ими циклы более или менее соответствуют тому, что в Европе исследовалось под именем 7-11-летнего цикла. Таким

343

образом, указания на существование более коротких циклов имеют, как мне кажется, двойственный характер. С одной стороны, этот короткий цикл выдвигается как особый тип колебаний конъюнктуры. С другой стороны, он выдвигается как тот же тип промышленно-торгового цикла, который был известен ранее, только более сжатый во времени. Я не имею в виду входить здесь в обсуждение вопроса о существовании этих коротких или малых циклов и об их природе. В своем докладе я имею в виду особый третий тип циклических колебаний, а именно - большие циклы.

3

Уже некоторое время тому назад при изучении динамики капиталистического общества я натолкнулся на явления, которые было трудно объяснить, не допустив существования длительных и очень глубоких и значительных по своему влиянию колебательных процессов в народнохозяйственной динамике.

Натолкнувшись на такие явления, уже в 1922 г. я высказал мысли о существовании больших циклов конъюнктуры в работе "Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны". Однако эта мысль была основана тогда лишь на некоторых довольно отрывочных данных.

Вопрос о больших циклах совершенно не разработан в литературе. Необходимо, однако, отметить, что мысль о существовании больших волн в динамике капиталистического хозяйства не является абсолютно новой.

Отдельные авторы, как Лескюр, Афталион, Мур, Шпитгоф, Лейтон, Кассель, Каутский и др., все же подходили к этому предмету, правда, в довольно отрывочной и случайной форме. Мнения их по вопросу о существовании больших циклов различны.

Одни из них, по-видимому, склонны признать вероятность существования больших циклов. Другие констатируют существование длительных периодов повышения и понижения конъюнктуры, но не дают определенного ответа на вопрос о цикличности в смене этих периодов. Третьи, отмечая большие периоды подъемов и понижений конъюнктуры, определенно отрицают их цикличность, рассматривая их как результат случайных факторов и сдвигов в хозяйственной жизни.

Но в общем мне неизвестно ни одного автора, который бы исследовал вопрос о больших циклах достаточно тщательно и

344

специально, ни одного автора, который бы признавал существование этих циклов вполне определенно и ясно.

У нас высказанная мною в 1922 г. мысль о существовании больших циклов конъюнктуры встретила в литературе скорее отрицательное отношение. Так, Л.Д. Троцкий в статье "О кривой капиталистического развития", не отрицая наличия больших волн конъюнктуры, отказался признать их закономерный и циклический характер и рассматривает их как следствие привходящих и в этом смысле случайных обстоятельств экономического и политического характера. Тем не менее он признал необходимым проверить эмпирически указанные мной периоды больших колебаний конъюнктуры. Больше того, его предшествующая работа "Новая экономическая политика России и перспективы мировой революции" давала основание думать, что он признает существование больших циклов. Определенно отрицательное отношение к идее больших циклов высказал Н. Осинский. Наоборот, их существование, по-видимому, признает В.Е. Моты лев.

Продолженные мною более детальные специальные работы по вопросу о больших циклах укрепили меня в мысли об их существовании. Ниже я имею в виду изложить основные результаты этих работ.

4

Исследование вопроса о больших циклах чрезвычайно затруднительно. Во-первых, потому, что оно по самому существу вопроса предполагает очень продолжительный период наблюдения динамики экономических конъюнктур. Между тем при всем желании пойти дальше в глубь истории по состоянию данных, а также по мотивам однородности и сравнимости изучаемых явлений мы не можем пойти слишком далеко, дальше конца XVIII в., т.е. до начала широкого развития промышленного капитализма. Во-вторых, потому, что с конца XVIII до середины XIX в. мы не имеем достаточно полных, непрерывных и удовлетворительных данных о динамике конъюнктуры.

Тем не менее я сделал попытку свести и обработать имеющиеся данные как статистического, так и описательного характера по Германии, Франции, Англии и САСШ за возможно более продолжительный период, но все более за период, однородный в отношении основных принципов организации хозяйства, а именно: за период с начала развития промышленного

345

капитализма, т.е. после промышленной революции. Так как до середины XIX в. наиболее систематический статистический материал имеется по Англии и Франции, то в основу доклада я положу данные именно по этим странам. Данные по другим странам, в частности по САСШ, я привлекаю лишь в некоторых отдельных случаях.

Прежде чем перейти к рассмотрению фактических колебаний конъюнктуры, укажу на метод обработки данных, который был применен при изучении отдельных экономических элементов. Я знаю, что все элементы капиталистического хозяйства органически связаны между собой. Поэтому если бы я изучал законы развития капиталистического общества в их целом, то, разумеется, я должен был бы иметь в виду синтетическую точку зрения. Однако ввиду сложности и новизны проблемы я должен на данной стадии работы отказаться от этой задачи и повести изложение путем анализа отдельных важнейших элементов капиталистического хозяйства.

Все подвергнутые изучению элементы экономической действительности по характеру своей динамики распадаются прежде всего на две группы. Элементы первой группы характеризуются тем, что наряду с колебательными процессами их динамика не обнаруживает какой-либо общей тенденции роста или падения (Secular trend) или эта тенденция их почти не заметна, по крайней мере за рассматриваемый период. Сюда относятся некоторые чисто ценностные элементы, например товарные цены. При обработке статистических данных о динамике элементов этой группы для выявления больших циклов я пользуюсь элементарными приемами анализа.

Элементы второй группы, каковых большинство, характеризуются тем, что в своей динамике они, будучи органически связаны с общим увеличением объема и размаха экономической жизни общества, наряду с колебательными процессами обнаруживают также тенденции определенного направления, как правило тенденции роста. К элементам этой группы относятся:

а) некоторые элементы чисто ценностного характера, например процент на капитал, заработная плата, вклады в банки и т.д.,

б) элементы смешанного характера, т.е. слагающиеся под влиянием изменения как ценностных, так и натуральных факторов, например объем внешней торговли в ценностном выражении, наконец, в) элементы чисто натурального характера, например данные о продукции различных отраслей промышленности и о потреблении различных товаров. Статистические данные, относящиеся к динамике элементов этой второй группы, взятые в

346

необработанном виде, не вскрывают циклов с достаточной ясностью. Причем они не вскрывают ясно иногда не только больших, но в случаях с чисто натуральными элементами и каких-либо других циклов. И для того чтобы выяснить наличие или отсутствие больших циклов, здесь было необходимо применить более сложные приемы обработки статистических рядов.

Прежде всего годовые величины этих рядов там, где это допускалось природой изучаемого явления, были разделены на количество населения страны. Это было сделано по двум соображениям: 1) делением ежегодных величин ряда на количество населения, прежде всего имелось в виду подойти к определению кривых, выражающих реальный рост хозяйства; 2) так как на протяжении времени территории стран, например Франции, менялись, то, деля первоначальные ряды данных на количество населения, мы делаем величины этого ряда до и после изменения территории, несомненно, более сравнимыми.

Ряды, полученные в результате деления первоначальных данных на количество населения, тем не менее представляют собой все же сложные величины. Они слагаются во всяком случае из двух основных компонентов: а) из общей тенденции (Secular trend) с ее скоростью и б) из ускорения этой основной тенденции. Общая тенденция обрабатываемых рядов развивается равномерно или неравномерно; но во всяком случае по самому существу своему она лишена цикличности. Я исключаю ее из рядов данных, деленных на население. В целях такого исключения по каждому эмпирическому ряду данных в соответствии с методами математической статистики я строю теоретическую кривую, которая достаточно точно отражала бы общее направление основной тенденции эмпирического ряда.

Конечно, за такой большой период, как 100 и более лет, нелегко найти эту теоретическую кривую. Поэтому на данный вопрос в работе обращалось большое внимание. Я избегал кривых очень высокого порядка, беря, за некоторыми исключениями, самое большее кривую второго порядка. Тем не менее пришлось несколько раз применить и параболу третьего порядка.

Далее, я всячески стремился избежать произвола при этой работе. И в этом огромную услугу оказали мне Н.С. Четвериков и О.Е. Пряхина. Непосредственно статистическую работу вела О.Е. Пряхина при консультации Н.С. Четверикова. Должен сказать, что оба они были достаточно критически настроены к работе и были всегда весьма щепетильны в отношении тщательности выбора кривой при выравнивании. Я думаю, что это

347

разделение труда в работе служит, несомненно, большой гарантией против субъективизма.

Еще одно замечание о природе теоретической кривой. Является ли она чисто статистическим построением или ей соответствуют какие-либо тенденции реального экономического развития? Это очень большой вопрос, и я не могу сейчас входить в его детальное освещение. Формулирую в качестве ответа следующий общий тезис.

Я полагаю, что принципиально теоретической кривой могут соответствовать реальные общеэволюционные тенденции развития хозяйства. Однако мы не можем сказать, что найденные нами теоретические кривые в точности отражают их. Пока мы не располагаем методом определения, насколько точно теоретическая кривая отражает реальные эволюционно-экономические тенденции. Мы в состоянии лишь сказать, достаточно ли хорошо найденная теоретическая кривая отражает тенденцию эмпирического ряда, который нам дай. Во всяком случае вопрос о природе теоретической кривой подлежит дальнейшей разработке. Не останавливаясь на нем, перехожу дальше.

Найдя теоретический ряд, я определяю, далее, для каждого года отклонение от него эмпирического ряда. Очевидно, что ежегодные колебания этого отклонения могут быть изображены в виде кривой, идущей горизонтально. Эта кривая и будет рисовать изменения в ускорении изменения данного ряда. Если общая тенденция изучаемых рядов, во всяком случае за данный период развития капитализма, имеет определенное направление, как правило направление подъема, и не дает циклов, то изменение темпа этого подъема или его ускорение, характеризуемое найденными отклонениями, представляет собой колеблющуюся величину и будет отображать собой смену экономических конъюнктур.

Отсюда ясно, что дальнейшая задача сводилась к тому, чтобы определить: имеются ли большие циклы в полученном ряду отклонений эмпирического ряда от теоретического.

Необходимо, однако, иметь в виду, что если в этом ряду большие циклы и имеются, то в нем имеются не одни эти циклы. Этот ряд должен отображать собой не только большие циклы, но и циклы средние и малые, если они есть, и случайные колебания. Чтобы выявить большие циклы в чистом виде, я делаю последний шаг в обработке данных и подвергаю полученные ряды отклонений выравниванию по методу подвижной средней. При этом чтобы в процессе выравнивания сгладить и

348

тем исключить влияние средних циклов, продолжительность которых равна в среднем приблизительно 9 годам, я беру подвижную среднюю за 9 лет. При помощи ее я, однако, удаляю одновременно влияние не только средних циклов, но и циклов малых, если таковые есть, а также и случайных колебаний. Но это и было для меня необходимо.

5

Таковы в кратком и общем освещении методы, примененные при обработке данных. Обратимся теперь к результатам и остановимся в первую очередь на изменении среднего уровня товарных цен. Средний уровень товарных цен измеряется при помощи Index numbers. По Франции индекс цен имеется лишь с конца 50-х гг., по Англии и САСШ он имеется с конца XVIII в.1 (см. диаграмму № 1).

349

Индексы товарных цен

1901-1910 гг. = 100

Диаграмма № 1

350

Индексы, нанесенные на диаграмму, не подвергались выравниванию и другой обработке. Тем не менее достаточно посмотреть на приведенную диаграмму, чтобы видеть, что, несмотря на все отклонения и неправильности движения, средний уровень товарных цен описывает ряд больших циклов.

Повышательная волна первого цикла охватывает период с 1789 по 1814 г., т.е. 25 лет1 . Понижательная волна первого цикла начинается с 1814 г. и кончается в 1849 г., т.е. длится 35 лет. Весь цикл движения цен завершается в 60 лет.

Повышательная волна второго цикла начинается с 1849 г. и кончается в 1873 г., т.е. длится 24 года. По САСШ максимум подъема цен приходится, правда, на 1866 г., однако этот подъем объясняется гражданской войной, и отмеченное несовпадение даты перелома цен в САСШ, с одной стороны, и в Англии и Франции - с другой, не нарушает общей картины развития цикла. Понижательная волна второго цикла начинается в 1873 г. и кончается в 1896 г., т.е. длится 23 года. Весь второй цикл завершается в течение 47 лет.

Повышательная волна третьего цикла начинается в 1896 г. и кончается в 1920 г., т.е. длится 24 года. Понижательная волна третьего цикла, по всем данным, начинается в 1920 г.

Таким образом, в движении среднего уровня цен мы констатируем с конца 80-х гг. XVIII в. наличие двух с половиной больших циклов. Продолжительность их не вполне совпадает и колеблется между 47 и 60 годами. Наиболее длительным является первый цикл.

6

Перехожу к проценту па капитал. О движении процента на капитал удобнее всего судить по данным о динамике: а) учетного процента и б) курсов твердодоходных фондовых бумаг. Так как курс твердодоходных бумаг менее подвержен случайным колебаниям и лучше отражает влияние длительно действующих факторов, то я воспользуюсь здесь лишь данными о курсе государственных фондовых бумаг, а именно: о курсе

351

французской ренты1 и английской консоли2 (см. диаграммы № 2 и 3). Эти диаграммы построены следующим образом. Курсы ренты и консоли за рассматриваемый период обнаруживают вековую тенденцию. В движении курса ренты она исключена при помощи прямой, и на диаграмму нанесены как эмпирические отклонения от прямой, так и отклонения, сглаженные по методу 9-летней подвижной средней. В движении курса консоли вековая тенденция исключена при помощи параболы третьего порядка, и на диаграмму нанесены как эмпирические отклонения, так и отклонения, сглаженные по тому же методу.

Природа курса твердодоходных бумаг, как известно, такова, что он поднимается в период падения и падает в период подъема конъюнктуры и процента на капитал. Отсюда ясно, что если в колебаниях процента большие циклы существуют, то движение курса бумаг должно быть обратным движению товарных цен. Это мы и наблюдаем на диаграмме. Из приведенной диаграммы ясно видно наличие больших циклов в движении курса, а следовательно, и процента на капитал. На диаграмму нанесены данные лишь после наполеоновских войн, т.е. приблизительно с момента, когда первый большой цикл товарных цен достиг своего максимума. На диаграмме поэтому не показан период восходящей волны первого цикла. Однако по имеющимся данным можно полагать, что эта волна имела место и в курсах государственных фондовых бумаг.

Действительно, курс английской консоли с 1792 по 1813 г. обнаруживает определенную понижательную тенденцию. В 1792 г. он стоит на уровне 90.04, а в 1813 г. - 58.81. И хотя курс консоли наиболее резко падает в 1797 и 1798 гг., тем не менее это падение эпизодично и общая понижательная тенденция курса с 1792 по 1813 г. выступает с полной отчетливостью.

Принимая во внимание сказанное, можно утверждать, что период с начала 90-х гг. XVIII в. до 1813 г. является периодом восходящей волны процента на капитал, что стоит в полной

352

Курс ренты (Франция)

1901-1910 = 100

Диаграмма № 2

353

Курс консоли (Англия)

Диаграмма № 3

354

аналогии с повышательной волной товарных цен за тот же период.

Начиная с 1813 г.1 , наблюдается повышательная волна курсов или понижательная волна процента, которая достигает предела к половине 40-х гг. По несглаженным данным максимум для консоли падает на 1844 г., а для ренты на 1845 г.

Так заканчивается первый большой цикл движения процента на капитал.

Понижательная волна курса или повышательная волна процента второго цикла идет от 1844-45 гг. до начала 70-х гг. до 1870-1874 гг.2 С этого времени до 1897 г. курс бумаг вновь повышается, следовательно, процент падает.

Так заканчивается второй большой цикл. С 1897 г. вновь идет падение курса бумаг и повышение процента до 1921 г. Таким образом, наличие больших циклов в движении процента на капитал выступает с полной ясностью. Периоды этих циклов весьма близко совпадают с соответствующими периодами движения товарных цен.

7

Перехожу к поминальной заработной плате. Я взял для исследования недельную заработную плату рабочих хлопчатобумажной промышленности с 1806 г.3 и сельскохозяйственных рабочих с 1789 г.4 по Англии. Так как данные о заработной плате сельскохозяйственных рабочих до 50-х гг. в сводке проф. А.Л. Боули имеются лишь в относительных величинах с базой на 1892 г., то и другие данные о заработной плате по Англии были переведены в форму индекса с базой на 1892 г. Все данные исчислены в золотой валюте (см. диаграммы № 4, 5).

355

Годовая заработная плата сельскохозяйственных рабочих (Англия)

1892 г. = 100

Диаграмма № 4

356

Недельная заработная плата рабочих

хлопчатобумажной промышленности (Англия)

1892 г. = 100

Диаграмма № 5

357

На диаграммы нанесены эмпирические ряды, вековые тенденции, эмпирические отклонения от теоретического ряда и те же отклонения, сглаженные по методу 9-летней подвижной средней. Из диаграммы видно, что с 90-х гг. XVIII в. [темп движения] заработной платы повышается и достигает максимума в период 1805-1817 гг.: причем по всем имеющимся данным вероятный действительный максимум его падает около периода 1812-1817 гг. Достигнув максимума, темп движения заработной платы понижается до конца 40-х - начала 50-х гг. XIX в. Здесь кончается первый большой цикл ее.

С конца 40-х - начала 50-х гг. наблюдается ускоренный рост заработной платы до 1873-1876 гг. Затем следует вновь ослабление темпа ее роста до 1888-1895 гг. Здесь кончается второй цикл.

Затем вновь обнаруживается ускорение роста заработной платы, продолжающееся, по имеющимся данным, до 1920-1921 гг.

Таким образом, несмотря на всю скудость материалов о заработной плате, в ее движении наблюдается несомненное существование больших циклов, причем их периоды достаточно близко совпадают с периодами циклов в товарных ценах и проценте на капитал.

8

Возьмем обороты внешней торговли. Для изучения больших циклов в области торговли мы берем сумму экспорта и импорта без реэкспорта по Англии1 и Франции2 . Первоначальные данные были разделены на количество населения. Вековое движение полученных рядов было исключено. Анализу подвергнуты отклонения от теоретических кривых. Первоначальные данные, теоретический уровень их, эмпирические отклонения от него и отклонения, сглаженные по методу 9-летней подвижной средней, нанесены на диаграммы № 6 и 7.

Из этих диаграмм мы не можем судить о характере движения кривой с конца XVIII в., т.е. о повышательной волне первого изучаемого большого цикла, так как приводимые данные начинаются лишь с начала XIX в.

358

Оборот внешней торговли (Франция)

па 1000 душ населения в 1000 франков

Диаграмма № 6

359

Оборот внешней торговли (Англия)

на 1000 душ населения в 1000 фунтов стерлингов

Диаграмма № 7

360

Но понижательная волна первого цикла на диаграммах выявлена вполне отчетливо. К сожалению, по той причине, что данные начинаются лишь с начала XIX в. в силу свойств применяемого метода1 , мы не можем точно судить о начальном моменте перелома кривой к понижению. По несглаженной кривой для Англии можно думать, что этот перелом приходится, по-видимому, на период 1810-1815 гг.

Конец понижательной и начало повышательной волны по Франции приходится по несглаженной кривой на 1848 г. По Англии этот конец выявлен менее рельефно. По несглаженной кривой здесь имеют место три минимума: один в 1837 г., другой в 1842 г. и третий в 1855 г. Между вторым и третьим из них, преимущественно с 1849 г., лежит период повышения кривой до 1853 г. Оно обязано, по-видимому, воздействию главным образом двух причин - отмене хлебных пошлин (1849 г.) и европейской революции на континенте. Равным образом резкое понижение кривой в 1853-1855 гг. связано с Крымской войной, в которой участвовала и Англия. Как бы то ни было, момент перелома этой понижательной волны в темпе развития внешней торговли Англии выявляется не вполне отчетливо.

Но во всяком случае из диаграмм ясно, что по Англии с конца 30-х или с начала 50-х гг., а по Франции с конца 40-х гг. в темпе роста внешней торговли идет повышательная волна, которая заканчивается по несглаженным данным в 1872-1873 гг. С этого момента в той и другой стране обнаруживается вторая понижательная волна, которая кончается в 1894-1896 гг. По ее окончании наблюдается новая повышательная волна до мировой войны.

Таким образом, и данные о внешней торговле достаточно убедительно обнаруживают два больших цикла, причем периоды этих циклов (за изъятием отмеченной особенности по Англии в 30-50-х гг. XIX в.) близко соответствуют периодам циклов, обнаруженных на других данных.

9

Перехожу теперь к анализу добычи и потребления угля, а также производства чугуна и свинца. До сих пор мы рассматривали динамику или чисто ценностных (цены, процент на

361

капитал, заработная плата), или смешанных показателей (торговля). Однако работа была бы лишена значительной доли убедительности, если бы я ограничился рассмотрением указанных элементов. Необходимо проанализировать динамику чисто натуральных элеметов.

Для анализа я беру добычу угля в Англии1 и потребление его во Франции2 , а также производство чугуна и свинца в Англии3 . При обработке первоначальные данные были разделены на количество населения. Вековое движение из полученных рядов было исключено.

Для анализа взяты отклонения от теоретических кривых, сглаженные по методу 9-летней подвижной средней. Все данные нанесены на диаграммы № 8 и 9.

К сожалению, непрерывные данные о продукции взятых товаров и о потреблении угля имеются лишь за период с 30-х гг. и даже с 50-х гг. XIX в. Поэтому они позволяют выявить не более чем полтора-два больших цикла. Но, обращаясь к диаграммам, мы видим, что все же большие циклы выявлены ими с полной отчетливостью.

До конца 40-х гг. наблюдается замедление в темпе роста потребления угля. С конца 40-х гг. темп этот повышается и достигает максимума по сглаженной кривой (на диаграмме) в 1865 г., а по несглаженной в 1873 г. В 1873 г. по несглаженной кривой дает максимум и добыча угля в Англии. Далее следует понижательная волна, заканчивающаяся в период 1890-1894 гг. Затем вновь наблюдается длительный подъем. Таким образом, на данных о динамике темпа добычи и потребления угля мы отчетливо наблюдаем почти два больших цикла. Периоды их вполне корреспондируют периодам таких же циклов в динамике других элементов, рассмотренных выше.

Равным образом достаточно отчетливо даны полтора больших цикла на диаграммах № 10 и 11, где нанесены кривые темпа производства чугуна и свинца в Англии, их уровень, эмпирические и сглаженные отклонения от уровня.

362

Добыча угля (Англия)

в тоннах на 1000 душ населения

Диаграмма № 8

363

Потребление минерального топлива (Франция)

на 1000 душ населения

Диаграмма № 9

364

Производство свинца (Англия)

в тоннах на 1000 душ населения

Диаграмма № 10

365

Производство чугуна (Англия)

в тоннах на 1000 душ населения

Диаграмма № 11

366

10

На этом в целях краткости я закончу систематический анализ больших циклов в динамике отдельных элементов. Отмечу, однако, что нами были изучены и некоторые другие данные. При этом ряд из них равным образом обнаруживает наличие больших циклов приблизительно по тем же периодам, какие были найдены в разобранных выше данных, хотя некоторые из них и не обнаруживают их с такой отчетливостью, как данные, рассмотренные выше.

Так, из ценностных элементов эти циклы обнаружили портфель Французского банка и вклады в сберегательные кассы Франции. Из элементов смешанного, ценностно-натурального характера эти циклы обнаружили взятые отдельно французский и английский импорт и экспорт. В динамике показателей натурального характера эти циклы констатированы для добычи угля в САСШ, Германии и для мировой, для производства чугуна - мирового и в САСШ, для производства свинца и стали в САСШ, для количества веретен хлопчатобумажной промышленности в САСШ, для посевных площадей хлопка в САСШ и овса во Франции.

Наоборот, больших циклов нам совершенно не удалось обнаружить в динамике потребления хлопка во Франции, в производстве шерсти и сахара в САСШ и в динамике некоторых других элементов.

11

Из предыдущего изложения можно сделать следующие выводы.

1. Динамика изученных элементов обнаруживает большие циклы.

2. В отношении тех элементов, динамика которых за рассмотренный период не обнаруживает определенной или резко выраженной тенденции роста или падения (Secular trend), как, например, цены, эти циклы проявляются в волнообразной смене их уровня. В отношении же тех элементов, динамика которых такую тенденцию обнаруживает, циклы эти проявляются в волнообразной смене темпа развития этой тенденции.

3. Большие циклы отдельных изученных элементов более или менее совпадают во времени, хотя и не вполне. Это наглядно

367

видно из сводной табл. 1, где нанесены результаты изучения не только рассмотренных выше элементов, но и некоторые другие1 .

I.

1. Повышательная волна первого цикла - с конца 80-х - начала 90-х гг. XVIII в. до периода 1810-1817 гг.

2. Понижательная волна первого цикла - с периода 1810-1817 гг. до периода 1844-1851 гг.

II.

1. Повышательная волна второго цикла - с периода 1844-1855 гг. до периода 1870-1875 гг.

2. Понижательная волна второго цикла - с периода 1870-1875 гг. до периода 1890-1896 гг.

III.

1. Повышательная волна третьего цикла - с периода 1891-1896 гг. до периода 1914-1920 гг.

2. Вероятная понижательная волна третьего цикла - с периода 1914-1920 гг.

Просмотр таблицы убеждает, что в циклах динамики приведенных элементов по отдельным странам, несмотря на всю трудность обработки этих данных, существует весьма близкое соответствие во времени. Отклонений от наиболее общего правила расположения циклов очень немного. И было бы, конечно, более удивительно и странно отсутствие этих исключений, чем их наличие.

4. Считая пока невозможным определить совершенно точно годы перелома в развитии больших циклов и учитывая неточность определения моментов таких переломов (на 5-7 лет), проистекающую из самого метода анализа данных, можно все же наметить следующие наиболее вероятные границы больших циклов,

5. Конечно, факт существования больших циклов в динамике изученных элементов еще не говорит с необходимостью о том, что такие циклы существуют и в динамике всех других здесь не рассмотренных элементов. Решение вопросов о том, какие из них обнаруживают эту цикличность, является задачей дальнейшего специального исследования. В своем исследовании, как отмечено выше, я обнаружил и такие элементы, в динамике

368

Таблица 1

1 Даты приблизительные.

2 Циклы обратные.

3 Другие минимумы в 1837 и 1855 гг.

4 Другой максимум в 1881 г.

5 Другой максимум в 1882 г.

6 При обработке мировых данных деление на количество населения не производилось.

369

которых больших циклов нет. Однако признание существования больших циклов вовсе не предполагает, что они абсолютно всеобщи и обнаруживаются в динамике всех элементов.

6. Установленные выше большие циклы важнейших элементов экономической жизни имеют международный характер, причем в отношении европейских капиталистических стран периоды этих циклов близко совпадают. На основании приведенных данных можно утверждать, что последнее положение имеет силу и для САСШ. Однако это не мешает думать, что в динамике развития капитализма этой страны, и в частности в периодах колебания ее динамики, имеются и свои особенности.

12

Предыдущие выводы получены на основании анализа статистических кривых, отображающих динамику отдельных элементов хозяйственно-капиталистической жизни. Мы хорошо сознаем, что рассмотрения только этих кривых недостаточно для того, чтобы вполне установить существование больших циклов. Чтобы сделать выводы из анализа кривых более убедительными, чтобы не стать при этом анализе жертвой какого-либо дефекта статистического метода, особенно за наиболее ранний период, необходимо также изучить развитие капитализма в его конкретных чертах и не только на основании цифр, но и на основании описательных данных. В меру возможности мы такую работу произвели, и она лишь укрепила наши выводы, изложенные выше. Однако в данном докладе я не могу входить в изложение этих дополнительных данных историко-описательного характера.

Не входя в изложение упомянутого дополнительного материала, мы считаем тем не менее необходимым отметить в развитии больших циклов четыре эмпирические правильности, которые можно установить при более или менее внимательном изучении конкретного хода развития экономической жизни и которые мы считаем чрезвычайно важными не только для характеристики больших циклов, но и для их понимания.

Первая эмпирическая правильность сводится к следующему. Перед началом повышательной волны каждого большого цикла, а иногда в самом начале ее наблюдаются значительные изменения в основных условиях хозяйственной жизни общества. Эти изменения обычно выражаются (в той или иной комбинации) в глубоких изменениях техники производства и обмена (которым

370

в свою очередь предшествуют значительные технические изобретения и открытия), в изменении условий денежного обращения, в усилении роли новых стран в мировой хозяйственной жизни и т.д.

Несомненно, что указанные изменения в той или иной степени совершаются непрерывно и их можно наблюдать на протяжении всей истории капитализма. Но, по-видимому, они протекают неравномерно и наиболее интенсивно выражены именно перед началом повышательных волн больших циклов и в начале их.

Так, обращаясь к первому циклу, нужно отметить, что повышательная волна его начинается в разгар промышленной революции и глубоких изменений в производственных отношениях, прежде всего Англии, в меньшей степени Франции и др. стран. Промышленная революция охватила почти все основные отрасли промышленности - прядильную и ткацкую, химическую и металлургическую и др. Она сказалась также и на технике путей сообщения.

Но промышленной революции предшествует и ей сопутствует ряд значительных технических изобретений, более многочисленных и важных, чем в обычное время. Этот период охватывает время приблизительно с 1764 по 1795 г. Многие из этих изобретений являются новыми. Некоторые из них являются значительным усовершенствованием более ранних.

В вопросе о технических изобретениях необходимо различать момент их появления и момент приложения их на практике. И если период значительных изобретений начинается с середины 60-х гг. XVIII в., то преимущественно после 70-х гг., в 80-х гг. и позже эти технические изобретения находят широкое практическое применение и производят действительную промышленную революцию.

До сих пор мы говорили об изменениях исключительно в сфере техники и условий производства.

Однако начало повышательной волны первого цикла сопровождается не только глубокими изменениями в условиях техники. С 90-х гг. XVIII в. наблюдается первый значительный шаг к выступлению САСШ на мировом рынке, следовательно, наблюдается значительное расширение его орбиты.

Началу повышательной волны второго большого цикла равным образом предшествует ряд крупнейших технических изобретений. Среди них можно указать: значительное усовершенствование паровоза (1824 г.), изобретение турбины (1824-1827), начало использования портлаидского цемента (1824),

371

начало добычи чилийской селитры (1830), конструирование жнейки (1831), построение первого автомобиля (1831), открытие индукции (Фарадей, 1832), открытие гальванопластики (Якоби, 1833), изобретение электрической лодки (1834), изобретение электромагнитного телеграфа (1832), телеграфа Морзе (1837), постройка первого колесного парохода (1836), изобретение обжигательных печей, действующих генераторным газом (1838), изобретение парового насоса (1840), парового молота (1842), изобретение ротационного пресса (1846), введение процесса бурения с постоянным током воды высокого давления (1846), изобретение швейной машины (1847), устройство кабеля (1848).

Многие указанные усовершенствования техники и новые технические изобретения с соответствующим запозданием были широко использованы промышленностью, После появления необходимых экономических условий они повели к формированию новых отраслей промышленности. В различных существующих отраслях они привели к улучшению методов производства. Особенно глубокую революцию они произвели в области средств сообщения. Как известно, в САСШ, Англии и Франции с 30-40-х гг. XIX в. мы наблюдаем бурный рост железнодорожного и водного транспорта.

Таким образом, и перед началом повышательной волны второго большого цикла мы наблюдаем полосу значительных изменений в области техники производства и транспорта.

Но эти изменения сопровождаются еще двумя крупными явлениями.

Во-первых, - и это стоит, несомненно, в связи с развитием морского транспорта, - с конца 30-х гг. намечается второй после конца XVIII в. этап в усилении роли САСШ на мировом рынке.

Во-вторых, с конца 40-х - начала 50-х гг. после открытия золотых россыпей в Калифорнии и Австралии (1847-1851) значительно возрастает добыча золота.

Таковы важнейшие изменения в условиях хозяйственной жизни перед началом повышательной волны второго цикла и в начале ее.

Повышательной волне третьего большого цикла равным образом предшествуют крупнейшие изменения в условиях хозяйственной жизни, и прежде всего в области техники.

В связи с бурным прогрессом естествознания с 70-х гг. XIX в. наблюдается полоса значительных изобретений в области

372

техники, особенно в области электротехники. Среди технических изобретений можно указать как главнейшие: динамомашину постоянного тока Грамма (1870), вакуум-насос Шпренгеля (1875), машину для получения аммиака (1875), сверлильный станок (1875), газовый мотор (1876), электропередачу с постоянным током (1877), электрический телефон (1877), Томасов метод производства стали (1878), воздушный тормоз Вестингауза (1879), электрический локомотив Сименса (1878), открытие азотисто-водородной кислоты (1880), электрическую железную дорогу (1880), электрическую сварку и ковку (1881-1889), электрический трамвай (1881), трансформаторы (1882), бездымный порох (1884), первый удачный дирижабль Ренара и Кредса (1884), бензиновые двигатели (1885), электрический подъемник (1887), электропередачу переменного тока (1891), электроплавку (1892), беспроволочный телеграф (1892), мотор Дизеля (1893), аэропланы (1895), сдвоенную паровую машину (1898 г.).

Эти успехи техники 70-90-х гг. прошлого века скоро нашли широкое применение в промышленной практике. Особенно глубокий переворот, своего рода новая промышленная революция, наблюдается в области химической и электрической промышленности. Применение электричества с 90-х гг. пошло быстрыми шагами вперед и привело к перевороту в моторной технике, в области силовых и рабочих машин, в области техники освещения и связи. И как широкое применение пара в первой половине XIX в. совпало с началом общего повышения темпа хозяйственной жизни, так широкое применение электричества и химических знаний совпало с началом нового периода повышение темпа хозяйствершого развития.

Однако начало повышательной волны 3-го большого цикла совпадает не только с указанными успехами естествознания и техники производства, а также еще с тремя крупными изменениями в условиях развития хозяйственной жизни.

Сюда относится, во-первых, увеличение добычи золота с середины 80-х и особенно с 90-х гг.

Во-вторых, установление в 70-х-90-х гг. золотого денежного обращения в целом ряде стран (Германия, Швеция, Норвегия, Нидерланды, Россия, Австро-Венгрия, Япония, САСШ).

Наконец, в-третьих, широкое вовлечение в мировые экономические отношения стран молодой культуры (Австралия, Аргентина, Чили, Канада и др.).

373

Таким образом, из приведенных выше данных можно заключить о существовании следующей эмпирической правильности. В течение примерно двух десятилетий перед началом повышательной волны большого цикла наблюдается оживление в сфере технических изобретений. Перед началом и в самом начале повышательной волны наблюдается широкое применение этих изобретений в сфере промышленной практики, связанное с реорганизацией производственных отношений. Начало больших циклов обычно совпадает с расширением орбиты мировых экономических связей. Началу двух последних циклов предшествуют, наконец, серьезные изменения в добыче драгоценных металлов и в денежном обращении.

Констатируя эту правильность, мы, однако, во-первых, подчеркиваем ее эмпирический характер: как таковая, она лишена точности и, несомненно, допускает исключения. Во-вторых, выдвигая ее, мы абсолютно не склонны думать, что здесь дано какое-либо объяснение причин больших циклов. Пока мы занимаемся вопросом не о причинах, а о характеристике хода больших циклов.

13

Обратимся ко второй эмпирической правильности. Эта правильность, по нашему мнению, сводится к следующему. Периоды повышательных волн больших циклов, как правило, значительно богаче крупными социальными потрясениями и переворотами в жизни общества (революции, войны), чем периоды понижательных волн. Для краткости подтвердим эту мысль следующим простым перечнем исторических событий, который, однако, не претендует на исчерпывающую полноту1 .

I. Период повышательной волны первого большого цикла:

1) Провозглашение независимости САСШ и установление их конституции - 1783-1789 гг.; 2) французская революция 1789-1804 гг.; 3) первая военная коалиция против Франции и первый период наступательных войн Французской республики - 1793-1797 гг.; 4) война Франции с Англией (с 1793 по 1797 г. Англия участвует в коалиции) - 1793-1802 гг.; 5) вторая коалиция против Франции и второй период ее наступательных войн - 1798-1802 гг.; 6) военно-политические революции и реформы в

374

Голландии, Италии, Швейцарии, Германии, Испании, Португалии и других странах под прямым воздействием Франции - 1794-1812 гг.; 7) война России с Турцией - 1806-1812 гг.; 8) второй раздел Польши - 1793 г.; 9) третий раздел Польши - 1795 г.; 10) третья коалиция против Франции - 1805 г.;

11) четвертая коалиция против Франции - 1806-1807 гг.;

12) континентальная блокада - 1807-1814 гг.; 13) восстания и войны в Испании и Италии с 1808 г.; 14) пятая коалиция против Франции - 1809-1810 гг; 15) поход на Россию и отступление - 1812-1813 гг.; 16) испанская конституция - 1812 г.; 17) шестая коалиция против Франции и крушение империи Наполеона - 1813-1814 гг.; 18) временное возвышение Наполеона и окончательное поражение его в 1815 г.

II. Период понижательной волны первого большого цикла:

1) революционное возбуждение в Испании и провозглашение конституции 1812 г. - в 1820 г.; 2) революционное возбуждение в Италии (Карбонары) и подавление его реакционной коалицией европейских держав - 1820-1823 гг.; 3) война с Турцией 1828-1829 гг. в связи с борьбой за независимость Греции; 4) Июльская революция во Франции в 1830 г. и ее рецидивы в последующие годы (Париж, Лион) - 1830-1834 гг.; 5) движение чартистов в Англии - 1838-1848 гг.

III. Период повышательной волны второго большого цикла:

1) Февральская революция во Франции 1848 г.; 2) революционное движение в Италии и вмешательство иностранных сил - 1848-1849 гг.; 3) революционное движение в Германии - 1848-1849 гг.; 4) революционное движение в Австрии и Венгрии и подавление его в последней иностранным вмешательством - 1848-1849 гг.; 5) бонапартистский переворот во Франции 1851 г.; 6) Крымская война 1853-1856 гг.; 7) образование Румынии - 1859 г.; 8) война Австрии с Италией и Францией - 1858-1859 гг.; 9) национальное движение в Италии за ее объединение - 1859-1870 гг.; 10) национальное движение в Германии за ее объединение - 1862-1870 гг.; И) гражданская война в Соединенных Штатах Северной Америки - 1861-1865 гг.; 12) восстание Герцеговины - 1861 г.; 13) война Пруссии и Австрии против Дании - 1864 г.; 14) война Австрии и южногерманских государств с Пруссией и Италией - 1866 г.; 15) освобождение Сербии - 1867 г.; 16) франко-прусская война 1870-1871 гг.; 17) революция в Париже, Парижская коммуна и ее подавление - 1870-1871 гг.; 18) образование Германской империи - 1870-1871 гг.

375

IV. Период понижательной волны второго большого цикла:

1) восстание Герцеговины против Турции - 1875 г.; 2) русско-турецкая война при вмешательстве Австрии - 1877-1878 гг.;

3) начало раздела Африки между европейскими империалистическими странами (Франция, Германия, Италия, Англия), сопровождающееся столкновениями с туземцами, - 1870-1890 гг.;

4) образование объединенной Болгарии - 1885 г.

V. Период повышательной волны третьего большого цикла:

1) столкновение Японии и Китая - 1895 г.; 2) война Турции с Грецией из-за Крита - 1897 г.; 3) испано-американская война 1898 г.; 4) англо-бурская война 1899-1902 гг.; 5) военная экспедиция великих держав в Китай - 1900 г.; 6) объявление Федерации Австралийской республики - 1901 г.; 7) русско-японская война - 1904-1905 гг.; 8) русская революция 1905 г.; 9) турецкая революция 1908 г.; 10) аннексия Боснии и Герцеговины - 1908 г.; 11) военная экспедиция Франции в Марокко и мароккский конфликт между Францией и Германией - 1907-1909 гг.; 12) военное столкновение Италии с Турцией из-за Триполи - 1911-1912 гг.; 13) первая Балканская война 1912-1913 г.; 14) вторая Балканская война 1913 г.; 15) новый переворот в Турции - 1913 г.; 16) китайская революция с 1911 г.; 17) мировая война 1914-1918 гг.; 18) русская революция в феврале 1917 г.; 19) Октябрьская революция в России, гражданская война и иностранная интервенция - 1917-1921 гг.; 20) революция в Германии - 1918-1919 гг.; 21) революция в Австро-Венгрии - 1918-1919 гг.; 22) переустройство карты Европы по Версальскому миру - 1918 г.

Из приведенного перечня видно, что на периоды повышательных волн больших циклов приходится наибольшее количество важнейших социальных потрясений, как революционных, так и военных. Но констатируя эту эмпирическую правильность, мы опять не устанавливаем какой-либо причинной зависимости явлений и не имеем в виду объяснения больших циклов.

14

Третья эмпирическая правильность, которая может быть констатирована в ходе больших циклов, заключается в том, что понижательные волны этих циклов сопровождаются длительной депрессией сельского хозяйства.

Факт сельскохозяйственной депрессии после наполеоновских войн, т.е. в период понижательной волны первого большого

376

цикла, исследован очень мало. Однако эта депрессия, несомненно, имела место. Во всяком случае в Англии она проявилась совершенно рельефно.

Сельскохозяйственная депрессия эта выразилась прежде всего в том, что абсолютный уровень цен сельскохозяйственных товаров резко понизился. Так, например, цена пшеницы, составлявшая за период 1796-1816 гг. в среднем 84 шилл. 4 пенса за квартер, несмотря на повышение защитительных ввозных пошлин, в среднем за период 1816-1845 гг. равнялась только 61 шилл. 2 пенсам за квартер. Аналогичное и даже более сильное падение наблюдается в ценах шерсти, льна, сахара и табака.

Но так как в этот период падали цены и промышленных товаров, то указанное понижение абсолютного уровня цен сельскохозяйственных товаров могло бы и не обозначать столь глубокой депрессии сельского хозяйства, если бы падение это не было более значительно, чем падение промышленных цен. Однако в действительности положение сельского хозяйства осложнялось именно тем, что цены важнейших сельскохозяйственных товаров падали относительно значительнее, и, следовательно, покупательная сила этих товаров понижалась.

Несмотря на то что период с 1815 по 1849 г. был периодом повышения ввозных хлебных пошлин, тем не менее покупательная сила пшеницы, повышавшаяся до половины 10-х годов (точнее - до 1817 г.) и стоявшая в 1816-1820 гг. на уровне 116,2, затем, хотя и с колебаниями, понижается. Покупательная же сила шерсти и льна, где не было влияния протекционизма, падает чрезвычайно [см. табл. 2].

Таблица 2

Движение цен в процентах к общему индексу

Годы

Пшеница

Шерсть

Лен

1816-1820

1821-1825

1826-1830

1831-1835

1836-1840

116,2

106,2

117,7

97,7

102,4

116,7

94,5

80,4

79,7

67,8

92,6

93,4

83,2

106,6

82,1

Факт существования сельскохозяйственной депрессии после наполеоновских войн доказывается также тенденциями

377

изменения земельной ренты. По исчислениям Томсона1 рента на акр с начала XVIII в. повышалась в Англии до 1818 г.; в 1818 г. она равнялась 19 шилл. 4 пенсам на акр; в дальнейшем рента, хотя и с колебаниями, понижается до 1840 г.; в 1839 г. она составляла уже 18 шилл. 5 пенсов.

Наконец, реальность этой сельскохозяйственной депрессии подчеркивается тем фактом, что в это время английский парламент избирает ряд специальных комиссий по определению состояния сельского хозяйства и выработке мер против депрессии его. Эти комиссии работали в 1820, 1821, 1822, 1833 и 1836 гг. Комиссии собрали богатейшие материалы, рисующие причины, формы и глубину сельскохозяйственной депрессии.

Но если сельскохозяйственная депрессия, приходящаяся на понижательный период первого цикла, мало исследована, то депрессия, приходящаяся на понижательный период второго большого цикла (с 70-х гг. прошлого века), исследована довольно подробно. Эта депрессия охватила почти все основные европейские страны и совершенно явственно сказалась в Северо-Американских Соединенных Штатах.

Факт этой депрессии выявляется также в падении как абсолютного уровня цен сельскохозяйственных товаров, преимущественно продуктов полеводства, так и в относительном падении их покупательной силы. По Англии это падение характеризуется следующими цифрами (см. табл. [3]).

Таблица 3

Годы

Пшеница

Лен

Шерсть

Индекс

В процентах к общему индексу

Индекс

В процентах к общему индексу

Индекс

В процентах к общему индексу

1869-1877

1878-1886

1887-1895

108

83

68

105

93

79

97

64

57

101

90

91

113

89

70

104

108

99

Факт рассматриваемой депрессии проявился также и в падении земельной ренты. По указанному выше исследованию

378

Томсона земельная рента с 28 шилл. 10 пенсов на акр в 1872-1874 гг. понизилась до 22 шилл. 10 пенсов к 1890-1892 гг.

Наконец, симптомом сельскохозяйственной депрессии и в данном случае является факт избрания в Англии специальных парламентских комиссий по выяснению причин депрессии и мер борьбы против нее. Первая комиссия (Richmond Commission) работала с 1879 по 1882 г. В 1893 г. была образована вторая комиссия по изучению сельскохозяйственной депрессии. В докладах, протоколах и других материалах этих комиссий собран подробнейший материал, выясняющий конкретные формы и условия возникновения и развития сельскохозяйственной депрессии.

Заканчивая данный раздел доклада, заметим, что после кризиса 1920 г., когда по всем данным капиталистический мир вступил в период понижательной волны третьего большого цикла, вновь обнаружились признаки длящейся сельскохозяйственной депрессии. Она имеет место в европейских странах, но острее всего дает себя знать на этот раз в САСШ. Любопытно отметить, что развитие сельскохозяйственной депрессии заставило и американцев, подобно в свое время англичанам, прибегнуть к образованию специальных комиссий по сельскохозяйственной депрессии. Первая комиссия была образована парламентом в 1921 г., вторая комиссия - в конце 1924 г.

15

Четвертая наблюдаемая правильность сводится к следующему. Большие циклы экономической конъюнктуры выявляются в том же едином процессе динамики экономического развития, в котором выявляются и средние циклы с их фазами подъема, кризиса и депрессии. Средние циклы поэтому как бы нанизываются на волны больших циклов. Но если это так, то ясно, что характер фазы большого цикла, на которую приходятся данные средние циклы, не может не отражаться на ходе средних циклов. Действительно, если мы возьмем средние циклы, падающие на понижательный период большого цикла, то очевидно, что все повышательные тенденции элементов, участвующих в средних циклах, будут ослабляться, а все понижательные тенденции их будут усиливаться общей понижательной волной большого цикла. Если, наоборот, мы возьмем средние циклы, падающие на повышательный период большого цикла, то будем наблюдать обратную картину. Отсюда - средние

379

циклы, приходящиеся на понижательный период большого цикла, должны характеризоваться особой длительностью и глубиной депрессий, краткостью и слабостью подъемов. Средние циклы, приходящиеся на повышательный период большого цикла, должны характеризоваться обратными чертами.

Факты вполне подтверждают выставленные положения. По данным Шпитгофа мы имеем следующую картину1 (см. табл. 4).

Таблица 4

Периоды

Число лет подъема

Число лет депрессии

Понижательная волна большого цикла с 1822 по 1843 г.

Понижательная волна большого цикла с 1843 по 1874 г,

Понижательная волна большого цикла с 1874 по 1895 г.

Понижательная волна большого цикла с 1895 по 1912 г.

9

21

6

15

12

10

15

4

Отсюда легко видеть, что в период понижательных волн большого цикла закономерно преобладают годы депрессий, а в период повышательных волн большого цикла - годы подъемов. Известно, что после кризиса 1920 г. наблюдается длительное депрессивное состояние мирового хозяйства и подъемы конъюнктуры имеют неустойчивый характер. Это явление получает новое освещение, если признать существование закономерности больших циклов и допустить, что с 1920 г. мир вступил в понижательную волну третьего большого цикла,

16

Можно ли на основании всего предыдущего изложения считать, что существование больших циклов в динамике капиталистического хозяйства доказано? Данные, которые мы могли привести для решения этого вопроса, охватывают в некоторых

380

случаях до 140 лет. На этот период приходится всего два с половиной закончившихся цикла. Очевидно, что если доступный нашему изучению отрезок времени и достаточен, чтобы решить вопрос о существовании больших волн конъюнктуры, то он не достаточен, чтобы с полной категоричностью признать и цикличность этих волн. Однако мы считаем имеющиеся данные достаточными, чтобы признать большую вероятность этой цикличности.

Основанием для такого утверждения являются не только рассмотренные выше фактические материалы, но и неубедительность возражений против признания цикличности больших волн в капиталистической динамике. Остановимся на этих возражениях.

Указывают, что большие волны конъюнктуры лишены той правильности, какую обнаруживают средние или промышлеыно-капиталистические циклы, связанные с кризисами. Однако это не так. Если, говоря о правильности, иметь в виду правильность повторения их во времени, то нужно признать, что большие волны до сих пор обнаруживались с неменьшей правильностью, чем средние волны. Строгой периодичности в социально-экономических явлениях вообще нет. Нет ее и в средних волнах. Продолжительность средней волны колеблется, по крайней мере, от 7 до 11 лет, т.е. амплитуда колебания доходит в них до 57 %. Продолжительность наблюдавшихся больших волн колеблется от 48 до 60 лет, т.е. дает амплитуду всего в 25%.

Если, говоря о правильности, иметь в виду солидарность и одновременность колебания различных элементов экономической жизни, то равным образом нужно признать, что у больших воли она имеется в той же степени, как и у средних волн.

Если, наконец, говоря о правильности, иметь в виду, что средние циклы проявляются в международном масштабе, то и в этом отношении большие волны не отличаются от средних циклов.

Таким образом, ясно, что в больших волнах имеет место не меньшая правильность, чем в средних волнах. И если последние мы согласны признать циклическими, то нет оснований не считать циклическими и большие волны.

Указывают, далее, иногда, что в то время как средние циклы вызываются внутренними причинами динамики капиталистического хозяйства, большие волны динамики вызываются случайными, привходящими условиями и событиями, например: 1) изменениями техники, 2) войнами и революциями, 3) вовлечением

381

новых территорий в орбиту мирового хозяйства и 4) колебаниями в добыче золота.

Эти соображения весьма существенны. Но тем не менее и они не состоятельны. Слабость их состоит в том, что они повертывают причинную связь и принимают следствие за причину, или видят случайность там, где имеет место закономерность. Мы сознательно остановились выше на установлении некоторых эмпирических правильностей в ходе больших циклов. Эти правильности помогут теперь критически разобраться в приведенных возражениях. Остановимся на них по пунктам.

1. Изменения в области техники, бесспорно, оказывают могущественное влияние на ход капиталистической динамики. Но никто не доказал, что эти изменения техники случайны и привходящи.

Изменения в области техники производства предполагают, как уже отмечалось выше, два условия: 1) наличие соответствующих научно-технических открытий и изобретений и 2) хозяйственные возможности применения этих открытий и изобретений на практике. Было бы, конечно, ошибкой отрицать в научно-технических открытиях и изобретениях элемент творчества. Но с научной точки зрения было бы еще большей ошибкой думать, что направление и интенсивность этих открытий и изобретений совершенно случайны. Неизмеримо вероятнее предположить, что направление и интенсивность научно-технических открытий и изобретений являются функцией запросов практической действительности и предшествующего развития науки и техники1 .

Однако чтобы имело место действительное изменение техники производства, наличия научно-технических изобретений еще недостаточно. Научно-технические изобретения могут быть, но могут оставаться недейственными, пока не появятся необходимые экономические условия для их применения. Пример тому - факт научно-технических изобретений в XVII в. и в начале XVIII в., нашедших широкое применение лишь в эпоху промышленной революции конца XVIII в. Но если так, то очевидно, что

382

исчезают основания думать о случайном и привходящем характере изменений техники. Мы видели, что самое развитие техники включено в ритмический процесс развития больших циклов.

2. Войны и революции равным образом не могут не иметь весьма глубокого влияния на ход хозяйственного развития. Но войны и революции не падают с неба и не родятся по произволу отдельных лиц. Они возникают на почве реальных, и прежде всего экономических, условий. Если думать, что войны и революции являются привходящими толчками, порождающими большие волны экономической динамики, то в силу каких обстоятельств они сами располагаются последовательными пятнами по определенным периодам и как раз по периодам восходящих волн больших циклов, что было отмечено выше? Представляется гораздо более правдоподобным допустить, что самые войны возникают на почве повышения темпа и напряжения хозяйственной жизни, обострения экономической борьбы за рынки и сырье. Но такое напряжение хозяйственной жизни свойственно в особенности периодам повышающейся конъюнктуры. Представляется более правдоподобным также допустить, что и социальные потрясения возникают легче всего именно в период бурного натиска новых хозяйственных сил.

Таким образом, и войны, и социальные потрясения включаются в ритмический процесс развития больших циклов и оказываются не исходными силами этого развития, а формой его проявления. Но раз возникнув, они, конечно, в свою очередь оказывают могущественное, иногда пертурбирующее влияние на темп и направление экономической динамики.

3. Что касается вовлечения новых территорий, то нам кажется совершенно очевидным, что это обстоятельство не может служить привходящим фактором, удовлетворительно объясняющим возникновение больших волн в динамике хозяйственного развития. Соединенные Штаты Северной Америки были известны относительно очень давно. Однако в орбиту мирового хозяйства они начинают вовлекаться особенно усиленно почему-то лишь с половины XIX в. Точно так же Аргентина и Канада, Австралия и Новая Зеландия были открыты не в конце XIX в. Однако в орбиту мирового хозяйства они вовлекаются особенно усиленно лишь с 90-х гг, прошлого века. Совершенно ясно, что при капитализме вовлечение в оборот новых территорий исторически происходит именно в периоды обострения нужды стран старой культуры в новых рынках сбыта и сырья. Совершенно ясно также, что пределы этого вовлечения определяются в меру указанной нужды. Но если так, то очевидно, что не при

383

вхождение новых стран является толчком для повышения конъюнктуры и начала больших волн ее, а, наоборот, повышение конъюнктуры, усиливая темп хозяйственной динамики капиталистических стран, приводит к необходимости и возможности использования новых стран, новых рынков сбыта и сырья.

4. Остается рассмотреть, можно ли считать привходящим случайным обстоятельством, обусловливающим наличие больших волн конъюнктуры, открытие новых россыпей золота, увеличение его добычи и в связи с этим увеличение количества денег.

Допустим, что увеличение добычи золота в конечном счете влияет на повышение цен и конъюнктуру. Но это ни в какой степени не обязывает признать верность тезиса, что изменения в добыче золота имеют привходящий случайный характер и, следовательно, такой же характер имеют порождаемые ими волны цен и конъюнктуры. Именно этот тезис мы считаем не только не доказанным, но и неверным.

В основе его лежит уверенность, во-первых, в том, что открытия золотых россыпей и усовершенствования техники добычи золота случайны, во-вторых, в том, что всякое открытие новых россыпей и всякие изобретения в технике золотопромышленности влекут за собой увеличение добычи золота.

Как бы ни был велик элемент творчества в технических изобретениях в области золотопромышленности и роль случая в открытии новых россыпей, все же и технические изобретения и открытие новых россыпей, как и всякие технические открытия, не являются вполне случайными. На это мы уже указывали выше и укажем еще ниже специально. Еще менее случайным - и это самое главное - является колебание в самой добыче золота. Колебания добычи золота вовсе не являются простой функцией технических изобретений в золотопромышленности и открытий новых россыпей. Наоборот, напряженность исканий в области улучшения техники золотопромышленности, практическое применение усовершенствований в ней, а также интенсивность искания нового золота и рост его добычи прежде всего зависят от иных, более общих причин. Зависимость же добычи золота от технических изобретений и открытий новых россыпей также имеет место, но она имеет производный характер и далеко не объясняет хода фактической добычи золота.

Хотя золото и является общепризнанным воплощением ценности, хотя оно поэтому и является предметом общего вожделения, но оно - все же товар. И как всякий товар, оно получается с издержками производства. Но если это так, то очевидно, что

384

добыча золота, хотя бы и на вновь открытых россыпях, может серьезно возрастать лишь при условии доходности этой добычи, при условии благоприятного соотношения ценности самого золота и высоты издержек по его добыче, т.е. в конечном счете высоты цен других товаров.

При неблагоприятном соотношении ценности золота и цен других товаров могут забрасываться и далеко не исчерпанные богатые рудники. Наоборот, при благоприятном соотношении их будут привлекаться к эксплуатации даже и относительно бедные россыпи и рудники.

Когда же имеет место наиболее благоприятное для добычи золота соотношение его ценности и цен других товаров? Мы знаем, что к концу понижательной волны большого цикла товарные цены достигают наиболее низкого уровня. Это значит, что к этому времени золото получает наиболее высокую покупательную силу и добыча его становится наиболее доходной. Наоборот, к концу повышательной волны большого цикла товарные цены достигают максимума, следовательно, золото имеет наиболее низкую покупательную силу и добыча золота становится наименее доходной.

Но если так, то ясно, что чем далее развивается понижательная волна большого цикла, тем более настоятельными должны становиться стимулы к увеличению добычи золота. В силу этого теоретически можно предполагать, что, вообще говоря, добыча золота наиболее значительно должна возрастать, начиная с периода, когда понижательная волна достигает низших точек, и наоборот. Наиболее ясно эта зависимость должна, конечно, проявляться в золотопромышленности, организованной на капиталистических началах. Но последняя и занимает доминирующее положение. Однако, хотя и с меньшей строгостью, указанная зависимость проявляется, несомненно, и в кустарной добыче золота.

Несомненно, такой простой зависимости в действительности нет. Она осложняется и как раз главным образом воздействием изменений в технике золотопромышленности и открытиями новых россыпей. Однако самые усовершенствования техники и открытия россыпей, нам кажется, должны располагаться во времени также более или менее закономерно в зависимости от той же указанной основной причины, что и добыча золота. Действительно, усовершенствования техники золотодобываиия и открытия новых россыпей со своей стороны являются факторами понижения издержек производства золота, факторами, влияющими на соотношение этих издержек с ценностью золота,

385

и, следовательно, факторами размеров его добычи. Но если так, то ясно, что именно в период, когда ценность золота в отношении к издержкам становится менее благоприятной, напряженность потребности в технических усовершенствованиях золотопромышленности и в нахождении более богатых россыпей должна резко повыситься и дать толчок инициативе исканий в этих областях. Проходит, конечно, время, когда эта осознанная острая потребность приводит к тем или иным положительным результатам.

Поэтому в действительности наиболее вероятным представляется положение, что наивысшее количество открытий новых россыпей и технических изобретений в золотопромышленности падает на период, когда максимум большого цикла уже пройден, т.е. примерно на середину понижательной волны. Имеющиеся факты подтверждают это предположение. Если взять период после 70-х гг. XIX в., то можно видеть, что новые россыпи были открыты: на Аляске - в 1881 г., в Трансваале - в 1884, в Индии - в 1884, в Западной Австралии - в 1887, в Колорадо - в 1890, в Мексике - в 1894, в Клондайке - в 1896 г. Технические изобретения в золотопромышленности, и в частности наиболее важные из них за этот период - изобретения в области способов обработки руды, как известно, приходятся также на 80-е гг. XIX в.

Нахождение новых россыпей и технические изобретения, раз они имеют место, должны, конечно, оказать влияние на добычу золота. Они могут вызвать начало роста добычи золота несколько ранее, чем будет достигнут предел понижательной волны большого цикла. Они также могут усилить размах добычи золота, когда указанный предел будет достигнут. Все это и наблюдается в действительности. В частности, после упадка в 70-х гг. XIX в. систематический, хотя и незначительный, рост добычи золота начинается уже с 1883 г.

Но каковы бы ни были эти пертурбирующие влияния открытий и изобретений, все же основной подъем в добыче золота начинается только после наступления периода наиболее высокой покупательной силы его; причем, как и нужно ожидать, он идет не только за счет новых россыпей, но в значительной мере и за счет старых месторождений. Это видно из следующих данных1 [см. табл. 5]:

386

Таблица 5

Год

Мировая

Трансвааль

САСШ

Австралия

Россия

Канада

Мексика

Индия

в тыс. унции

1890

1895

1899

5 749

9615

14838

440

2017

3638

1589

2255

3437

1588

2356

4461

1135

1388

1072

65

101

1029

37

290

411

97

230

412

Из предыдущего, нам кажется, позволительно заключить, что если увеличение добычи золота и может быть предпосылкой роста товарных цен и повышения конъюнктуры, то в свою очередь сама добыча золота подчинена ритму больших циклов конъюнктуры и, следовательно, не может рассматриваться как привходящий случайный фактор ее.

17

Таким образом, возражения против закономерно-циклического характера больших волн конъюнктуры нам представляются неубедительными.

Учитывая это и принимая во внимание те положительные доводы, которые были развиты выше, мы и приходим к следующему выводу: по имеющимся данным можно полагать, что существование больших циклов конъюнктуры весьма вероятно.

Вместе с тем на основе предыдущего изложения, нам кажется, мы вправе сказать, что если большие циклы существуют, то они являются весьма важным и существенным фактом экономической динамики, фактом, отражения которого встречаются во всех основных отраслях социально-экономической жизни.

Но если большие циклы существуют и если их нельзя объяснить случайными причинами, то чем же можно их объяснить? Иначе говоря, возникает вопрос о теории больших циклов. Я совершенно не претендую на то, чтобы сейчас же дать такую и вполне законченную теорию. Я не уверен, что мне уже удалось найти удовлетворительное объяснение их. Всякому ясно, что проблема объяснения больших циклов на данной ступени знаний представляется необычайно трудной. Если мы не располагаем вполне разработанными методами простого обнаружения циклов, то, конечно, еще труднее дать их объяснение. То, что я имею в виду кратко изложить ниже, представляет из себя только первую попытку, первую гипотезу объяснения этих циклов. И

387

я заранее должен сказать, что за все критические замечания, направленные против этой гипотезы, буду благодарен.

Мы знаем, что система элементов капиталистического хозяйства никогда не находится в состоянии идеального равновесия. Но то обстоятельство, что динамика этой системы, как отмечалось выше, подвержена волнообразным колебаниям, что эти волны то поднимаются вверх, то опускаются вниз, свидетельствует о том, что эта система имеет тенденцию к равновесию, что ее волнообразные колебания происходят в каждый данный период около какого-то уровня равновесия. Иначе говоря, взаимоотношение между колеблющимся конкретным количественным выражением всех отдельных элементов капиталистической системы хозяйства и их уровнем при условии ее равновесия аналогично тому, которое согласно общему мнению существует между рыночной ценой и ценой производства (или нормальной, естественной ценой), между индивидуальной и средней нормой прибыли и т.д.

С такой точки зрения волнообразные колебания или колебания конъюнктуры капиталистического хозяйства представляют из себя процессы то нарастающего, то ослабевающего нарушения равновесия капиталистической системы, то усиливающегося, то ослабевающего отклонения ее от уровня равновесия.

Но как мы представляем себе этот уровень равновесия и какие виды нарушения его возможны?

Капиталистическое хозяйство переживает не только волнообразные колебательные процессы. Оно вместе с тем непрерывно эволюционирует, меняется. В этом эволюционном процессе меняется и самый уровень его равновесия. Иначе говоря, уровень равновесия, к которому тяготеет система элементов капиталистического хозяйства, представляет из себя уровень подвижного равновесия, и, следовательно, для каждого данного момента существует свой уровень равновесия. Это - с одной стороны.

С другой стороны, как превосходно показал Альфред Маршалл, говоря об экономическом равновесии и его природе, необходимо выделять различные виды его в зависимости от длительности периода времени, который мы должны иметь в виду для того, чтобы понять явление равновесия.

Если мы имеем в виду настолько короткий период времени, что в течение его производство, а следовательно, и предложение товаров не могут существенно измениться, расшириться или сократиться, то спрос и предложение их можно рассматривать как величины данные и определенные. При этих условиях на

388

рынке между спросом и предложением установится равновесие, которому будет соответствовать определенный уровень и соотношение рыночных цен. Назовем условно это равновесие на рынке равновесием первого порядка.

Однако совершенно ясно, что этот установившийся уровень цен равновесия (спроса - предложения) может отклоняться от уровня цен производства. В таком случае он будет благоприятен для одних и неблагоприятен для других отраслей хозяйства. И он будет стимулировать расширение производства и потребления в первых и сокращение их во вторых. В течение известного периода времени такое изменение в производстве и потреблении неизбежно произойдет. И если мы возьмем период, достаточный для того, чтобы произошло изменение в размерах производства на базе имеющегося запаса основных капитальных благ, но не для того, чтобы произошли изменения в самом имеющемся запасе основных капитальных благ (основные и крупнейшие строительные сооружения, крупнейшие мелиорации, кадры квалифицированного труда и т.п.), вовлеченных в производство, то, конечно, в течение этого периода произойдет соответствующее изменение и в соотношении спроса-предложения. Между спросом и предложением в конечном счете установится новое равновесие, которому будут отвечать определенный уровень и соотношение рыночных цен. Но эти цены равновесия будут выражать уже не только равновесие спроса-предложения, но и равновесие рыночных цен с ценами производства, и равновесие в размерах производства-потребления в различных отраслях хозяйства, опирающегося, однако, на ту же массу основных вовлеченных в производственный процесс капитальных благ. Назовем это равновесие равновесием второго порядка.

Однако запас основных капитальных благ в свою очередь может меняться. И если иметь в виду достаточно длительный период, то он, конечно, меняется. Следствием этого изменения является изменение размеров производства-потребления по отраслям, изменение цен производства, изменение спроса-предложения и рыночных цен. В конечном счете в рамках этого длительного периода вновь установятся равновесие спроса и предложения и соответствующий ему уровень и соотношение рыночных цен. Но это будет равновесие не только спроса-предложения, не только размеров производства на основе данного уровня производительных сил, но и равновесие в распределении изменившегося запаса основных капитальных благ. Назовем это равновесие равновесием третьего порядка.

389

Конечно, приведенная схема только схема, и, как таковая, она упрощает действительность. В действительности мы не можем так просто изолировать экономические процессы по периодам различной длительности.

Однако для нас важно в данном случае выяснить самый принцип анализа и передать основную мысль в понимании равновесия. Кроме того, как бы ни была упрощена приведенная схема, тем не менее за ней имеется определенное материальное содержание, которое и позволяет перекинуть мост между схемой и вопросом о происхождении больших циклов.

В самом деле, мы должны констатировать факт, что имеющиеся в капиталистическом обществе различные товары и блага выполняют свои хозяйственные функции весьма различное время по длительности. Равным образом они требуют и весьма различного времени и средств для их создания. Одни из них функционируют без существенных трансформаций весьма короткое время. Как правило, они требуют сравнительно короткого времени и относительно небольших единовременных затрат и для своего производства. Сюда относятся значительные массы потребительских благ, многие виды сырья и других средств производства. Другие из них функционируют более длительное время, требуют более длительного времени и более значительных затрат для их производства. Сюда относится большая часть орудий производства. Третьи - основные капитальные блага функционируют десятки лет, требуют весьма значительного времени и огромных затрат на их производство. Сюда относятся такие капитальные блага, как крупнейшие постройки, сооружения значительных железнодорожных линий, проложеиие каналов, крупные мелиоративные сооружения и т.д. Сюда по существу нужно отнести и подготовку кадров квалифицированной рабочей силы.

Конечно, между этими группами товаров и благ нельзя установить точных и неподвижных границ. Это несомненно. Но столь же несомненно и то, что такие группы, хотя бы и с растяжимыми границами, существуют. И если К. Маркс утверждал, что материальной основой периодически повторяющихся в каждое десятилетие кризисов или средних циклов являются материальное изнашивание, смена и расширение массы орудий производства в виде машин, служащих в среднем в течение 10 лет, то можно полагать, что материальной основой больших циклов является изнашивание, смена и расширение основных капитальных благ, требующих длительного времени и огромных

390

затрат для своего производства. Смена и расширение фонда этих благ идут не плавно, а толчками, другим выражением чего и являются большие волны конъюнктуры. Период усиленного строительства этих основных капитальных благ является периодом подъема, периодом отклонения реального уровня экономических элементов вверх от существующего уровня равновесия (3-го порядка согласно приведенной схеме), является периодом длительного повышения конъюнктуры, хотя бы и прерываемого колебаниями более кратковременными. Период затишья в их строительстве является, наоборот, периодом движения реального уровня экономических элементов к уровню равновесия и ниже его. Подчеркнем, однако, еще раз, что в процессе развития цикла самый уровень равновесия, изменяясь, переходит на иную, как правило, на более высокую ступень.

Таким образом, большие циклы конъюнктуры представляют из себя процессы отклонений реального уровня элементов капиталистической системы от уровня равновесия (3-го и, может быть, более высокого порядка) этой системы, процессы, в течение которых сам уровень равновесия меняется.

Предыдущие замечания, не давая еще объяснения больших циклов, тем не менее дают основания для того, чтобы построить теоретическую модель развития фаз этих циклов. Если эта модель достаточно полно и хороню отобразит особенности развития больших циклов, как они были описаны выше эмпирически, то это даст возможность достаточно хорошо понять и объяснить эти циклы. Попытаемся же построить эту модель.

Из предыдущих предварительных замечаний ясно, что повышательная волна большого цикла связана с обновлением и расширением основных капитальных благ, с радикальными изменениями и перегруппировкой основных производительных сил общества. Но этот процесс предполагает огромные затраты капитала. И для того чтобы они могли осуществиться, очевидно, необходимо, чтобы этот капитал был. Это в свою очередь возможно лишь при наличии определенных предпосылок. Первая из них состоит в том, что накопление капитала достигло значительных размеров. Это накопление может иметь частью натуральную форму, частью денежную в самом широком смысле слова. Однако как бы не было значительно уже достигнутое накопление, мы никогда не имеем образования таких огромных фондов капитала, расходование которого затем могло бы продолжаться в течение десятилетия и больше. Вот почему возможность крупных и длительных вложений капитала предполагает

391

вторую предпосылку, состоящую в том, чтобы процесс накопления продолжался и притом таким темпом, чтобы его кривая шла выше, чем кривая текущего инвестирования. Но упомянутое накопление может идти в различных слоях капиталистического общества. И если бы накапливающийся капитал находился в распыленном и рассеянном состоянии, то это делало бы невозможным крупные затраты и радикальные реконструкции в хозяйстве. Поэтому третьей предпосылкой таких реконструкций является концентрация капитала в распоряжении мощных предпринимательских центров. Этой концентрации способствуют система кредита и фондовая биржа. Тот и другой институт аккумулирует и концентрирует накапливающийся и накопленный капитал и делает его чрезвычайно подвижным. Наконец, последним условием, являющимся по существу оборотной стороной предыдущих предпосылок, является относительно малая степень связанности капитала, обилие "свободного" капитала, и, следовательно, дешевизна его.

Возьмем теперь в качестве исходного момента положение, что в действительности в данный период указанные условия имеются налицо. Каким образом создаются эти условия, пока не будем выяснять: это выяснится позднее. Но раз эти условия имеют место, раз концентрирующийся в достаточных массах относительно свободный и дешевый капитал имеется налицо, то рано или поздно наступает момент, когда значительное инвестирование его в крупные сооружения, вызывающие радикальные изменения условий производства, становится достаточно рентабельным. Начинается полоса для каждого данного исторического периода относительно грандиозного нового строительства, когда находят свое широкое применение накопившиеся технические изобретения, когда создаются новые производительные силы. Это отражается на всей системе хозяйственной жизни. Начинается общая повышательная волна конъюнктуры. Повышательное движение конъюнктуры и рост производительных сил обусловливают обострение борьбы за новые рынки, в частности за рынки сырья. Это вызывает расширение орбиты мирового рынка и вовлечение в оборот новых стран и районов, с одной стороны, обострение международно-политических отношений, увеличение поводов к военным столкновениям и самые военные столкновения - с другой. В то же время бурный рост новых производительных сил, повышая активность заинтересованных в нем классов и групп внутри, создает предпосылки для обострения борьбы против устарелых и тормозящих развитие

392

социально-экономических отношений, создает предпосылки для внутренних крупных переворотов. Вот почему, как мы видели, в действительности период длительного повышения конъюнктуры связан с радикальными изменениями в области производства, с полосой частых войн и революционных потрясений.

Но если природа длительно-повышательной волны такова, то ясно, что во внутренних условиях ее развития лежат и основания, почему она не может продолжаться непрерывно и почему по истечении известного периода неизбежно наступает ее перелом и начинается понижательная волна. Действительно, инвестирование капитала в крупные и дорогие сооружения повышает спрос на капитал. Кривая этого спроса по своему уровню чем дальше, тем более начинает приближаться к уровню кривой накопления и затем превышать последний. Это порождает тенденцию к вздорожанию капитала и к повышению процента на него. В дальнейшем эта тенденция еще более усиливается. Причина этого лежит в развитии внешневоенных и внутренне-социальных потрясений. Эти потрясения, раз они возникают, с одной стороны, увеличивают непроизводительное потребление (войны), вызывают прямые разрушения и ослабляют темп накопления, с другой - повышают спрос на капитал. Очевидно, что эти дополнительные причины ведут к все более обостряющемуся недостатку капитала и его вздорожанию. Но если это так, то тем самым создаются необходимые предпосылки для общего перелома кривой конъюнктуры к понижению. Так как повышательная волна ее возникает на основе высокого напряжения накопления и долгосрочных помещений капитала в фундаментальные и дорогостоящие сооружения, то проходит весьма значительный период прежде, чем эта повышательная инерция преодолевается и начинается понижательная волна. Но тем не менее она начинается с неизбежностью. Прежний темп инвестирования в капитальные сооружения падает. Активность всей хозяйственной жизни сокращается, цены понижаются.

Депрессивное состояние хозяйственной жизни толкает к исканию путей удешевления производства, к исканию новых технических изобретений, способствующих этому удешевлению. И мы видели, что именно в течение этого периода, т.е. в течение длительно-понижательной волны конъюнктуры, технические открытия и изобретения особенно многочисленны. Приостанавливается и рост процента на капитал. Но этого мало. Создаются предпосылки для его понижения. Это понижение вызывается, во-первых, тем, что отпадают прежние причины превышения

393

спроса на капитал над его предложением, так как сокращаются размеры инвестиций и ослабевают причины, сдерживавшие накопление. Оно вызывается, во-вторых, тем, что появляются причины, которые способствуют усиленной аккумуляции капитала в руках банковских и торгово-промышленных предприятий. Эта аккумуляция идет, во-первых, за счет тех слоев и групп населения, которые имеют фиксированные доходы и выигрывают на понижательной тенденции цен. Она идет также за счет сельского хозяйства.

Дело в том, что понижательно-депрессивная волна, охватывая все народное хозяйство, охватывает его неравномерно. Как правило, она сильнее выражена в сельском хозяйстве, по крайней мере в известные части периода после перелома. Промышленность обладает меньшей косностью и меньшей инертностью, чем сельское хозяйство. Вместе с тем организация промышленности имеет более сложную и хрупкую природу, чем организация сельского хозяйства. Поэтому, во-первых, промышленность быстрее приспособляется к новым условиям после перелома конъюнктуры. Во-вторых, она подвергается большим потрясениям под влиянием военно-революционных столкновений в конце повышательной волны. Наоборот, сельское хозяйство реагирует на произошедшую смену конъюнктуры медленнее, и оно в меньшей степени подвергается разрушительным социальным и военным потрясениям. В силу этого, по крайней мере в первый период большой понижательной волны, сельское хозяйство испытывает более глубокую депрессию, сельскохозяйственные товары сильнее падают в цене, и их покупательная сила относительно понижается. Несомненно, это служит благоприятным условием для относительного усиления процессов накопления и аккумуляции капитала в руках промышленности, торговли и банков.

Таким образом, по мере развития понижательной тенденции все сильнее и сильнее начинают действовать факторы, усиливающие его накопление и аккумуляцию. Кривая темпа накопления все значительнее превосходит кривую его инвестирования. Капитал дешевеет. Тем самым вновь создаются условия, благоприятные для подъема. Они усиливаются обычно притоком нового золота. Действительно, по мере снижения общего уровня цен, как указывалось выше, добыча золота становится все более рентабельной, и к моменту наибольшего падения цен она начинает расти. Под влиянием растущего притока нового золота мощь давления накопляющегося дешевого капитала значительно

394

возрастает и, наконец, преодолев препятствия, вызывает новую длительно-повышательную волну.

Таким образом, мы подошли вновь к тому пункту, от которого отправлялись при построении модели цикла. Если там мы взяли как данное факт накопления и продолжающего накопляться дешевого капитала, то теперь мы видим, что сам этот факт закономерно обусловливается предшествующими фазами большого цикла.

Для того чтобы доказать, действительно ли такова последовательность усиленного и ослабленного накопления свободного капитала, как это показано выше, ну ясно было бы проанализировать эмпирические данные об эмиссии новых капиталов. К сожалению, таких данных за достаточно продолжительный период нет. Но в данном случае показательными до известной степени являются данные о движении вкладов в сберегательные кассы. По Франции колебание этих вкладов рисуется диаграммой № 12.

Данные, нанесенные на эту диаграмму, подвергались обработке по тому же методу, что и приведенные выше.

Диаграмма вскрывает удивительную закономерность. Из нее видно, что в движении вкладов большие циклы существуют, но они имеют обратный характер по сравнению с циклами в ценах, проценте на капитал и т.д. Периоды повышательных воли больших циклов, установленных выше, соответствуют периодам понижающейся волны в движении вкладов, и наоборот. Иначе говоря, действительно, к тому времени, когда понижательная волна больших циклов достигает низшего предела, к этому времени накопление свободного капитала достигает высшего напряжения. И наоборот.

Из предыдущего видно, что построенная модель больших циклов в достаточной степени схватывает процесс проявления большого цикла, как этот процесс был констатирован выше эмпирически. Построенная модель показывает, что динамика больших циклов обладает внутренней закономерностью. Поэтому, строго говоря, мы не можем то или другое звено этого цикла считать за причину всего цикла. Мы можем лишь сказать, что ритм больших циклов есть отражение ритма в процессе расширения основных капитальных благ общества. Но этот процесс расширения ритмичен не потому, что ему метафизически присуща ритмичность, а потому, что он, будучи связан с процессом накопления и инвестирования капитала и протекая в конкретных условиях капиталистического общества, в силу

395

Частные сберегательные кассы (Франция)

долг вкладчикам на 31/XII каждого года, млн. франков

Диаграмма № 12

396

проанализированного выше сцепления его элементов не может протекать непрерывно одним и тем же темпом.

Нам кажется в итоге, что изложенная гипотеза как первая попытка дает достаточно полное и удовлетворительное объяснение больших циклов.

В заключение считаю необходимым сделать две оговорки. Во-первых, согласно изложенной гипотезе каждая последующая фаза цикла есть следствие кумулятивно накапливающихся условий в течение предыдущего времени, и каждый новый цикл при сохранении принципов капиталистической организации хозяйства столь же закономерно следует за другим, как одна фаза одного и того же цикла за другой. Но при этом необходимо помнить, что каждый новый цикл протекает в новых конкретно-исторических условиях, на новом уровне развития производительных сил и потому вовсе не является простым повторением предыдущего цикла.

Во-вторых, при построении модели развития больших циклов мы игнорировали факт существования средних циклов и других колебаний конъюнктуры, которые значительно осложняют ход больших циклов. Для полного объяснения хода конъюнктуры было бы необходимо дать анализ и этих средних циклов, и других колебаний. Однако это не входит в задачу моего доклада.

ТЕЗИСЫ ДОКЛАДА Н.Д. КОНДРАТЬЕВА

"БОЛЬШИЕ ЦИКЛЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

КОНЪЮНКТУРЫ"

1. Современная экономическая теория знает лишь циклы продолжительностью в 7-11 лет. Однако в действительности наряду с этими циклами, по-видимому, существуют также иные циклы экономической динамики продолжительностью около 48-55 лет. Мы называем их большими экономическими циклами.

2. Чтобы установить, существуют ли эти большие циклы, мы изучили статистические данные по Англии: о ценах, проценте на капитал, заработной плате сельскохозяйственных и текстильных рабочих, о внешней торговле и производстве угля, чугуна и свинца и др.; по Франции: о ценах, проценте на капитал, внешней торговле, потреблении угля, о посевных площадях овса, о портфеле Французского банка, о вкладах в сберегательные кассы, потреблении хлопка, кофе, сахара и др.; по Германии: о производстве угля и чугуна; по САСШ: о ценах, производстве угля, чугуна и стали, о количестве веретен

397

хлопчатобумажной промышленности, о посевных площадях хлопка и др. Кроме того, были изучены данные о мировом производстве угля и чугуна.

Данные эти были взяты по возможности за более продолжительный период. Однако систематические статистические данные лишь о некоторых из указанных выше явлений имеются с конца XVIII в. Другие данные начинаются лишь с начала и даже с половины XIX в.

3. Перечисленные данные были подвергнуты исследованию при помощи методов математической статистики. Там, где это было по смыслу возможно, данные были прежде всего разделены на количество населения. Далее, для всех них были найдены теоретические кривые вековых тенденций (Secular trend). Затем были найдены отклонения эмпирического ряда от ряда теоретического. Найденные отклонения были сглажены при помощи 9-летней подвижной средней, благодаря чему были исключены как случайные колебания их, так и колебания циклические краткой и средней продолжительности. Сглаженные отклонения и были подвергнуты анализу в целях установления факта существования больших циклов.

Описанный метод был применен ко всем перечисленным выше данным, за исключением индексов товарных цен, каковые не требовали указанной сложной обработки.

4. Основные результаты изучения сводятся к следующему. Большинство взятых данных обнаруживают наличие циклических волн продолжительностью в 48-55 лет. Причем периоды колебаний отдельных данных совпадают между собой весьма близко. Расхождение точек перелома по отдельным кривым лишь в единичных случаях превосходит 5 лет. Если считать с конца XVIII в., то периоды больших циклов оказались приблизительно следующие:

I.

1. Повышательная волна: с конца 80-х - начала 90-х гг. XVIII в до 1810-1817 гг.

2. Понижательная волна: с 1810-1817 до 1844-1851 гг.

II.

1. Повышательная волна: с 1844-1851 до 1870-1875 гг.

2. Понижательная волна: с 1870-1875 до 1890-1896 гг.

III.

1. Повышательная волна: с 1890-1896 до 1914-1920 гг.

2. Вероятная понижательная волна: с 1914-1920 гг.

398

Наличия больших циклов из изученных данных не обнаружили главным образом данные о потреблении, например, пшеницы, кофе, сахара, хлопка по Франции. Их не удалось обнаружить также на данных о посевных площадях пшеницы во Франции и в производстве шерсти и сахара по САСШ.

5. Изучение данных, далее, позволило установить четыре важные эмпирические правильности в развитии больших экономических циклов:

а) перед началом и в начале повышательной волны каждого большого цикла наблюдаются глубокие изменения в условиях экономической жизни общества. Эти изменения выражаются в значительных изменениях техники (чему предшествуют в свою очередь значительные технические открытия и изобретения), в вовлечении в мировые экономические связи новых стран, в изменении добычи золота и денежного обращения;

б) на периоды повышательной волны каждого большого цикла приходится наибольшее количество социальных потрясений (войн и революций);

в) периоды понижательной волны каждого большого цикла сопровождаются длительной и особенно резко выявленной депрессией сельского хозяйства;

г) в период повышательной волны больших циклов средние капиталистические циклы характеризуются краткостью депрессий и интенсивностью подъемов; в период понижательной волны больших циклов наблюдается обратная картина.

6. Хотя изученный период, охватывающий максимально до 140 лет, и недостаточен для окончательных выводов, тем не менее существование больших циклов представляется, по меньшей мере, весьма вероятным.

7. Обнаруженные большие волны конъюнктуры не могут быть объяснены случайными, привходящими причинами. Объяснения их, по-видимому, необходимо искать в особенностях, присущих капиталистической системе хозяйства.

8. Построение такого объяснения, однако, встречает значительные затруднения. В качестве первой гипотезы для их объяснения может быть предложена следующая концепция.

Длительность функционирования различных созданных хозяйственных благ и производительных сил различна. Равным образом для их создания требуются различное время и различные средства. Как правило, наиболее длительный период функционирования имеют основные виды производительных сил. Они же требуют и наибольшего времени, и наибольших аккумулированных капиталов для их создания.

399

Отсюда необходимость для экономики понятия о различных видах равновесия применительно к различным периодам времени (ср. равновесие краткого и длительного периодов у Маршалла).

Большие циклы можно рассматривать как нарушение и восстановление экономического равновесия длительного периода. Основная причина их лежит в механизме накопления, аккумуляции и рассеяния капитала, достаточного для создания новых основных производительных сил. Однако действие этой основной причины усиливается действием вторичных факторов.

В соответствии с изложенным развитие большого цикла получает следующее освещение.

Начало подъема совпадает с моментом, когда накопление и аккумуляция капитала достигают такого напряжения, при котором становится возможным рентабельное инвестирование капитала в целях создания основных производительных сил и радикального переоборудования техники.

Начавшееся повышение темпа хозяйственной жизни, осложняющееся промышленио-капиталистическими циклами средней длительности, вызывает обострение социальной борьбы, борьбы за рынок и внешние конфликты.

В этом процессе темп накопления капитала ослабевает и усиливается процесс рассеяния свободного капитала. Усиление действия этих факторов вызывает перелом темпа экономического развития и его замедление. Так как действие указанных факторов сильнее в промышленности, то перелом совпадает обычно с началом длительной сельскохозяйственной депрессии.

Понижение темпа хозяйственной жизни обусловливает, с одной стороны, усиление поисков в области усовершенствования техники, с другой - восстановление процесса аккумуляции капитала в руках промышленно-финансовых и других групп в значительной мере за счет сельского хозяйства.

Все это создает предпосылки для нового подъема большого цикла, и он повторяется вновь, хотя и на новой ступени развития производительных сил.

400

* Доклад Н.Д. Кондратьева и феврале 1926 г. в Институте экономики Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН). Вместе с докладом основного оппонента, Д.И. Опарина, и изложением выступлений но докладам опубликован в книге: Н.Д. Кондратьев. Большие циклы конъюнктуры. Доклады и их обсуждение в Институте экономики. М.: 1928. Публикуется но тексту книги: Кондратьев Н,Д. Проблемы экономической динамики. М.: Экономика, 1989. С. 172-226 (Прим, сост.),

1 В последующем тексте я не делаю, за исключением самых необходимых случаев, ссылок на литературные и иные источники. Читатель может найти эти ссылки в моей статье "Большие циклы конъюнктуры", напечатанной в сборнике "Вопросы конъюнктуры" (М., 1925. Т. I. Вып. 1. С. 28-79).

1 Табличные прилож

я см. и конце.

Данные по Франции взяты: Annuaire Statistique [Vol. 38. 1922: Resume retrospectif: Divers pays. P., 1923; Ibid. Vol. 40. 1924: Resume retrospectif: Divers pays. P., 1925]. С 1914 г. индекс пересчитай па золото по курсу доллара. Но Англии с 1782 но 1865 г. имеется индекс Джевонса и с 1779 но 1850 г. новый индекс, исчисленный Зильберлипгом и. опубликованный: [Review of economic statistics. Vol. V. Oct. 1923. Suppl. 2]. C. 1846 г. имеется индекс Зауэрбека, продолжаемый в настоящее время: Statist [см., например, 1924. Vol. 104]. Считая, что индекс Зильбсрлиига основан ни более полных данных о ценах индивидуальных товаров, чем индекс Джевонса, мы взяли для периода 1780-1846 гг. именно этот индекс. С 1846 г. взят индекс Зауэрбека. При этом указанные индексы были приведены к одному уровню и сомкнуты на основе их соотношения за период 1846-1850 гг., когда они налегают один на другой. Полученная кривая затем была приведена к основанию за 1901-1910 гг. За период бумажного обращения в Англии 1801-1820 гг. и с 1914 г. индексы исчислены в золоте. Данные но Англии из работы Зильберлиига [Silbcrling N.G. British financial experience 1790-1830//Review of economic statistics. 1919. N 4. Oct.]; Annuairc Statistique за 1922 г. и Journal of the Royal Statistical Society [1886. Vol. 49].

По Соединенным Штатам взяты и сомкнуты: с 1791 по 1801 г. индекс Роэлса [Roelse Η. V. Wholesale prices in the United States, 1791-1801//Quarterly publications of the American Statistical Association. 1917. Vol. 15. N 120. P. 840-846]; с 1801 no 1825 г. индекс Ганссна [Hansen A. H. Wholesale prices for the United States, 1801-1840//Quarterly publications of the American Statistical Association. 1915. Vol. 14. N 112. P. 804-812); с 1825 пo 1839 г. индекс Юргенса [Jurgens С. Н. Movement of wholesale prices in New York City, 1825-1863//Quarterly publications of the American Statistical Association. 1911. Vol. 12. N 94. P. 544-557]; с 1840 пo 1890 г. индекс Фалькнера [Report by Mr. Aldrich from the Committee on finance, March 3, 1893, on wholesale prices, wages, and transportation. Wash., 1893]; с 1890 г. индекс Bureau of Labour Statistics [Monthly labour review. 1925. Vol. 20. N 2. P. 231. Индексы приведены к базе 1901-1910 гг. За период бумажного обращения 1862-1878 гг. они были перечислены па золото. Все данные по САСШ взяты из "Annuaire Statistique" за 1922 и за 1924 гг.

1 Отметим, что но Англии имеется несколько вершин крипом индекса, лежащих почти па той же высоте. Вершины эти приходятся на 1799, 1805, 1810 и 1814 гг.; но так как именно после 1814 г. наблюдается определенная тенденция понижения цен, то се я и беру как момент перелома. См. Silber-ling N.G. Op. cit. P. 231.

1 До 1825 г. взят курс 5% ренты, с 1825 г. - 3% ренты. Чтобы сомкнуть ряды данных о той и другой рейте, мы перевели их предварительно в относительные величины, взяв за базис для каждой период 1825-1830 гг., и затем сомкнули полученные индексы. Далее, для сравнимости с кривой цен сомкнутый ряд относительных величин курса ренты был перечислен к базе за 1901-1910 гг. Первоначальные данные взяты из "Annuaire Statistique" за 1922 г.

2 По данным: Page W. Commerce and industry//Statistical tables. Vol. II. L., 1919. P. 224-225 и "Annuaire Statistigue" за 1922 г. Данные приведены в относительных величинах. Базисом взяты данные за период 1901-1910 гг.

1 На диаграмме начальные годы исчезли в силу сглаживания по методу 9-летней подвижкой средней.

2 По первоначальным несглаженным данным минимальный курс консоли падает, собственно, на 1866 г., однако основная понижательная тенденция его сохраняется до 1874 г. Резкое падение курса в 1866 г. стоит в связи с повышением процента перед денежным кризисом 1866 г. и в связи с австро-прусской войной.

3 С 1806 по 1906 г. данные взяты из: Wood G.H. The History of Wages in the cotton trade. L., 1910. P. 127-128. С 1906 г. данные продолжены на основании "Abstract of Labour Statistics of the United Kingdom".

4 С 1789 по 1896 г. данные: Bowley A.L. The statistics of Wages in the United Kingdom during the last hundred years. Part IV. Agricultural Wages//Journal of the Royal Statistical Society. 1899. Vol. 62. Sept. P. 555, 556. С 1896 г. данные продолжены по работе: Page W. Op. cit. Данные относятся к Англии и Уэльсу.

1 Поданным, приведенным: Page W. Op. cit.; Bouniatian M. Geschichte der Handelskrisen in England und Zusammenhang mit der Entwicklung des englischen Wirtschaftslebens 16/10-1840. Munchen, 1908. S. 308, 309,

2 По данным "Annuaire Statistique".

1 Меньшая точность показаний кривой на ее концах.

1 По данным: Page W. Op. cit.

2 По данным: Annuaire Statistique. Vol. 28. 1908; Ibid. Vol. 38. 1922.

3 British and Foreign trade and Industry: Statistical tables and charts relating to British and forcing trade and industry (1854-1908). L., 1909: Statistical Abstract of the United States: 1923. N 45th. Wash., 1923.

3 Максимумы и минимумы указаны в таблице но несглаженному ряду. Однако вопрос о методе определения максимумов и минимумов заслуживал бы специального анализа. Но мы оставляем его пока открытым. В силу этого годы переломов, указанные в нижеприводимой таблице, мы считаем лишь наиболее вероятными и близкими к действительным.

1 Периоды циклов взяты в соответствии с периодами больших волн цен (см. выше).

1 Thomson R.J. An inquiry into the Rent of Agricultural Land in England and Wales during nineteenth Century//Journal of the Royal Statistical Society. 1907. Vol. LXX.

1 См. Spiethoff A. Krisen//Handwortcrbuch der Staatswissenschaften. Bd. 6, Jena, 1925. S. 8-91. Периоды циклов, которые берет Шпитгоф, не вполне совпадают с нашими. В частности, первая понижательная волна взята им не в полном объеме. Но все же периоды Шпитгофа весьма близки к нашим, и мы считаем возможным удовлетвориться его характеристикой.

1 Одним из лучших и бесспорных доводов и пользу того, что научные и научно-технические открытия и изобретения не случайны, а теснейшим образом связаны с запросами практики, в частности хозяйственной практики, служат многочисленные факты одновременного и независимого появления одних и тех же изобретений и открытии в различных местах. См. список таких случаев: Ogburn W.F. Social Change with Respect to Culture and Original Nature. N.Y., 1924.

1 Berridge W.A. The world's gold supply//Review of Economic Statistics. 1920. Vol. 2. № 7. P. 182.

ДИНАМИКА ЦЕН ПРОМЫШЛЕННЫХ

И СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ

ТОВАРОВ*

I. Предварительные замечания

В настоящей работе подвергнуты изучению материалы, характеризующие динамику уровня и соотношения цеп на промышленные и сельскохозяйственные товары. Уровень и соотношения этих цеп в каждый данный период в значительной мере характеризуют положение двух важнейших отраслей общественного производства - промышленности и сельского хозяйства. Достаточно этого указания, чтобы признать, что вопрос о динамике цен промышленных и сельскохозяйственных товаров имеет значительный и притом не только теоретический, но и практический интерес. Интерес этот особенно обострился после войны и мирового экономического кризиса 1920/21 г., когда во всех важнейших странах мира обнаружилось глубокое обесценение сельскохозяйственных товаров и когда вопрос о соотношении цен промышленных и сельскохозяйственных товаров стал одним из основных вопросов равновесия народного хозяйства отдельных стран и всего мирового хозяйства2 .

1 Настоящая работа в статистической части выполнена совместно с О.Е. Пряхиной, которой автор приносит свою глубокую признательность. Очень многим автор обязан помощи и пенным указаниям сотоварищей но Конъюнктурному институту: Н.С. Четверикову, Я.П. Герчуку, М.В. Игнатьеву, А.Л. Вайнштейну, Е.Е. Слуцкому, Н.Э. Ширинку, Т.И. Райнову и др.

С особой благодарностью автор должен отметить содействие путем предоставления материалов и литературными указаниями prof. W.M. Persons (Harvard University), prof. A.M. Hansen (University of Minnesota) и Dr. O.C. Stine (Department of Agriculture, Washington).

В статистической части работы принимала участие Н.И. Макашева. Диаграммы выполнены Г.Н. Холодковским.

401

Современное состояние цен сельскохозяйственных и промышленных товаров не является специальным предметом изучения данной работы. Она имеет в виду прежде всего па основе фактических данных за достаточно длительный период времени установить некоторые общие закономерности в динамике цен этих товаров. Но установление таких закономерностей проливает несомненно свет и на современное состояние рынка сельскохозяйственных и промышленных товаров. Однако динамика цен сельскохозяйственных и промышленных товаров исследуется здесь не только как самостоятельный экономический вопрос огромной теоретической и практической важности. В данной работе вопрос о динамике уровня и соотношения цен сельскохозяйственных и промышленных товаров рассматривается также под углом зрения постановки общей теоретической проблемы - относительной динамики конъюнктуры.

Это заставляет нас прежде, чем обратиться к изучению конкретных данных о движении цен сельскохозяйственных и промышленных товаров, остановиться кратко на выяснении понятий относительной динамики и конъюнктуры.

402

* Последняя опубликованная при жизни М.Д. Кондратьева статья но вопросам больших циклов конъюнктуры. Вышла в свет в сборнике "Вопросы конъюнктуры" (М.: Фипиздат НКФ СССР, 1928. Т. 4, вып. 1. С. 1-85). Публикуется по тексту книги: И.Д. Кондратьев. Особое мнение. Кн. 2. М.: Наука, 1993. С. 222-329. Приложения к статье не приводятся. (Прим, сост.)

2 Литература о современном кризисе сельского хозяйства и о ценах на с.-х. товары чрезвычайно разрослась. Среди этой литературы см., и частности: L'agriculture et la crise economique Internationale. Mémoire communique par M. Jules Gantier. Dr. Andreas Hermes et M.H.A.F. Lindsay (Societes des Nations. Conference Economique

Internationale. Geneve, 1927); Institut International d'Agriculture. Les questions agricoles au point de vue international. Rome. P. 511 et suiv. (Материалы к той же Женевской конференции); The agriculture crisis and its causes (Report of the joint commision of agricultural inquiry. Washington, 1922. Pt 1); National industrial conference board. The agricultural problem in the Un. States. N.Y., 1926; Warren G.F., Pearson F.A. The agricultural situation. N.Y.-L., 1924; Nourse E.G. American Agriculture and the European market, 1924; Enfield R.R. The agricultural crisis, 1924; prof. Sering M. Die Agrarkrisen und Agrarzolle, 1925; idem. International Price Movements and the Conditions of Agriculture in Non-tropical Countries, 1927; Осинский Я. Мировой кризис с.х. Μ., 1923; он же. Очерки мирового с.-х. рынка. М., 1925; Кондратьев Н.Д. К вопросу о тенденциях и современной фазе развития мирового сельского хозяйства и с.-х. рынка//Основные вопросы плана развития с.-х. М., 1928; Игнатьев М.В. К вопросу о расхождении цен промышленных и с.-х. товаров за границей//Экон. бюлл. Конъюнкт, ин-та, 1924. № 7; Крестьянские индексы. Сб. М., изд. Конъюнкт, ин-та, 1927.

Меньшее значение соотношению цен сельскохозяйственных и промышленных товаров в объяснении послевоенного кризиса сельского хозяйства придает prof. V. von Dietze (Die Bedeutung der Preisverhaltnisse fur die Lage der deutschуn Landwirtschaft//Berichte üiber Landwirtschaft. Berlin, 1926. Bd IV. H. 2).

II. К вопросу о понятии относительной

динамики и конъюнктуры

1. Исследование экономической динамики охватывает по меньшей мере две группы проблем: а) проблемы основных тенденций экономического развития в пределах данной системы

402

строения народного хозяйства и б) проблемы тех колебаний, которые обнаруживаются в процессе этого развития и обычно подводятся под понятие экономической конъюнктуры1 .

Вопросы экономической динамики, особенно за последнее время, привлекают к себе все большее внимание исследователей. Нетрудно, однако, убедиться, что в центре их внимания стоят по преимуществу вопросы не общих тенденций развития, а вопросы конъюнктуры. Каковы же наиболее характерные черты направления работ по изучению проблем конъюнктуры?

2. Одним из важнейших принципов организации современного общества и народного хозяйства служит принцип разделения труда, специализации народнохозяйственных функций и выделения их в отдельные отрасли или сферы хозяйственной жизни2 . Специализации народнохозяйственных функций соответствует большая или меньшая специализация и тех единичных хозяйств - предприятий, которыми эти функции выполняются3 .

Специализация народнохозяйственных функций и специализация хозяйств-предприятий, хотя последняя в новейшее время до известной степени и ограничивается комбинационно-монополистическими тенденциями4 , достигают в современном обществе чрезвычайного напряжения. Но при всем напряжении процесса специализации между отдельными отраслями народного хозяйства и соответственно между единичными предприятиями сохраняется тесная органическая связь, в силу которой народное хозяйство выступает как своеобразное целое. В условиях частно-хозяйственного строя связь эта поддерживается через рынок во всех его видах. В условиях планового хозяйства в основе она опирается на систему государственного регулирования и планирования.

403

При изучении проблем конъюнктуры предметом исследования является или общая конъюнктура народного хозяйства, или специально конъюнктура той или другой отрасли его1 .

Когда ставятся и разрабатываются проблемы общей конъюнктуры, то речь идет о поведении и изменениях всех или по крайней мере большинства основных дифференцировавшихся, но связанных между собой отраслей хозяйственной деятельности, как производство, торговля, транспорт, кредит, и вместе с тем об изменениях в состоянии всех основных связанных между собой видов рынка - товарного, денежно-капитального и рынка рабочей силы2 .

При этом современное изучение конъюнктуры, анализируя показатели состояния и динамики различных отраслей хозяйственной деятельности и различных сфер рынка с теми или иными отклонениями, стремится дать ответ на следующие основные вопросы: 1) наблюдаются ли циклы в динамике изучаемых показателей и какие именно, 2) насколько эти циклы синхронны, 3) в какой мере и как они связаны между собой и, наконец, 4) чем обусловлены циклические колебания конъюнктуры и кризисы народного хозяйства3 ?

Отсюда ясно, что современная теория конъюнктуры сосредоточивает свое внимание на проблеме общего ритма народнохозяйственной деятельности, на проблеме общих подъемов, кризисов и упадков народного хозяйства в процессе его развития4

404

Правда, выше уже отмечалось, что иногда предметом исследования теории конъюнктуры служит конъюнктура той или другой специальной отрасли или сферы народного хозяйства. Но ясно, что понять колебания специальной отрасли или сферы народного хозяйства вне связи ее с другими отраслями его невозможно. В силу этого, даже и в тех случаях, когда речь идет о специальной конъюнктуре, если задача не ограничивается простым описанием фактов, по существу исследуется та же проблема ритма общей конъюнктуры, но лишь сквозь призму данной специальной отрасли или сферы народного хозяйства1 .

Концентрация внимания на проблеме возникновения и хода общих колебаний конъюнктуры является поэтому основной характерной чертой современного направления теории конъюнктуры.

3. Реальность существования общих колебаний конъюнктуры, находящих свое отражение в поведении всех или большинства основных отраслей и сфер народного хозяйства, не подлежит никакому сомнению. Эти колебания эмпирически твердо установлены и описаны с большой полнотой2 . В силу этого не может быть сомнений и в том огромном значении, какое имеет изучение проблемы общих колебаний конъюнктуры. Но исчерпываются ли задачи теории конъюнктуры изучением только этой проблемы?

Основанием для общности и достаточной синхронности колебаний различных показателей состояния народного хозяйства служит тесная взаимная и солидарная связь отдельных отраслей и сфер народного хозяйства. Одна отрасль производства прямо или косвенно, в большей или меньшей степени служит рынком сбыта для другой и наоборот. И если наступают изменения, например оживление в одной отрасли производства, то одновременно или с небольшим запозданием оно наступает и в других. Оживление в сфере производства не может не сопровождаться соответствующими изменениями в торговле, в транспорте, на

405

рынке труда, в сфере денежного и кредитного обращения и наоборот.

Указанная выше солидарная связь различных отраслей и сфер народного хозяйства делает общность их изменений достаточно понятной. Однако эти общие колебания и изменения в состоянии различных отраслей и сфер народного хозяйства лишены строгого соответствия. Несоответствие изменений в их положении внешне возникает: 1) или в силу того, что эти изменения не вполне совпадают во времени, 2) или в силу того, что они имеют различный размах, 3) или в силу комбинации первого и второго условий.

Но что бы ни служило основой отсутствия полного соответствия изменений в положении различных отраслей и сфер народного хозяйства, самый факт некоторого несоответствия этих изменений не может быть оспорен1 . Действительно, если бы (за изъятием чисто случайных отступлений) изменения в положении различных отраслей и сфер народного хозяйства происходили, но были бы строго соответственны, тогда народное хозяйство находилось бы всегда в состоянии динамического равновесия. Это было бы изменяющееся народное хозяйство, но изменяющееся плавно, без потрясений. В таком случае оно более или менее воспроизводило бы идеальный случай развития в соответствии со схемами расширенного воспроизводства Маркса2 или приближалось бы к идеальному типу плавно и равномерно развивающегося народного хозяйства Касселя3 ,

Но не касаясь здесь специально вопроса о том, может ли народное хозяйство существовать и развиваться без колебаний конъюнктуры4 , мы констатируем, что в действительности колебания его конъюнктуры происходят. Это значит, что полного

406

соответствия в изменении различных отраслей и элементов народного хозяйства нет.

4. Таким образом, если мы наблюдаем колебания общей конъюнктуры, если они находят свое выражение в изменениях состояния отдельных отраслей и сфер народного хозяйства, то это одновременно значит, что указанные изменения их неизбежно различны. Это значит, что в процессе хозяйственного развития меняется не только общая конъюнктура, но и сравнительное или относительное положение различных отраслей и сфер народного хозяйства.

Отсюда мы приходим к понятию относительной конъюнктуры. Если под конъюнктурой мы понимаем колебания различных отраслей и элементов народного хозяйства около изменяющегося уровня их, соответствующего состоянию динамического равновесия народного хозяйства, то под относительной конъюнктурой мы понимаем колебания в состоянии данных отраслей и сфер народного хозяйства по сравнению с состоянием других отраслей и сфер его.

Но является ли проблема относительной конъюнктуры самостоятельной и реальной научной проблемой? Отвечая на этот вопрос, могут сказать: поскольку относительная конъюнктура представляет из себя процесс изменения сравнительного экономического положения различных отраслей и сфер народного хозяйства, поскольку изменение сравнительного положения этих отраслей и сфер народного хозяйства определяется характером изменения каждой из них, постольку проблема относительной конъюнктуры не имеет самостоятельного значения и представляет из себя мнимую проблему; достаточно знать состояние отдельных отраслей и сфер народного хозяйства, чтобы представление об их сравнительном состоянии получить уже в порядке простых аналитических и счетных операций.

Если бы изменение отдельных отраслей и сфер народного хозяйства было независимо друг от друга, если бы для самого процесса их изменения относительное положение их было безразлично, имело бы чисто пассивное значение, тогда изложенный ответ на вопрос можно было бы принять. Однако в действительности это не так. В действительности относительная конъюнктура выступает в качестве активного фактора хозяйственной динамики.

5. Выше мы пришли к заключению, что теоретически колебания общей конъюнктуры можно понять, лишь допустив известную солидарность связи различных отраслей и сфер

407

народного хозяйства и в то же время отсутствие строгого соответствия в их изменении. Но это несоответствие их изменений и значит, что меняется их относительное положение, меняется их относительная конъюнктура. Иначе говоря, существование колебаний общей конъюнктуры предполагает существование колебаний относительной конъюнктуры различных отраслей и сфер народного хозяйства. Но если это так, то очевидно, что относительная конъюнктура есть реальный факт, имеющий определенное и активное значение в процессе хозяйственного развития. Понять такое значение относительной конъюнктуры нетрудно.

Между различными отраслями и сферами народного хозяйства существует солидарная связь, но одновременно также и известный антагонизм. При наличии этого антагонизма относительная конъюнктура неизбежно приобретает значение активного звена хозяйственного развития. Не вдаваясь в детали, ограничимся при доказательстве этого тезиса следующими замечаниями.

а) Производство в каждой отрасли его требует тех или иных затрат реального капитала. Фонд реального капитала, которым располагает общество и который может быть помещен в производство, с течением времени меняется. Однако в каждый данный момент он представляет из себя определенную и притом ограниченную величину, выступающую в качестве основного лимита размеров производства1 .

Но если размеры общественного производства определяются фондом капитала, который при данном положении товарного рынка может быть использован в производственных целях, то сравнительный размер производства в отдельных отраслях определяется той долей этого фонда, которая может быть направлена именно в эти отрасли.

При таких условиях и при условии большей или меньшей свободы передвижения капитала вопрос о том, какая часть его находит применение в данной отрасли производства, определяется прежде всего относительной конъюнктурой этой отрасли. Действительно, допустим, что цены продуктов данной отрасли достигают по сравнению с ценами на другие продукты относительно более благоприятного уровня. Это может произойти или в случае более значительного подъема цен на данные товары при повышении цен других товаров, или в случае подъема их

408

при стабильности и даже падении цен на другие товары, или в случае менее значительного падения их при понижении цен других товаров, или в случае более значительного понижения издержек производства в данной отрасли при тех же ценах, или, наконец, в случае менее значительного повышения издержек их при тех же ценах. Одним словом, исходный толчок здесь может лежать в различных условиях. Но где бы он ни лежал, раз цепы продуктов данной отрасли достигли относительно более благоприятного уровня, эта отрасль оказывается более доходной, в нее начинает притекать относительно большее количество капитала и ее продукция абсолютно и относительно расширяется. Иначе говоря, относительно высокая конъюнктура данной отрасли, обнаружившись первоначально в силу тех или иных причин в соотношении цен, оказывает затем активное воздействие на ход изменений в соотношении всех показателей этой отрасли с соответствующими показателями других отраслей и в результате превращается в относительно высокую конъюнктуру данной отрасли, выражающуюся в повышенном уровне уже всех ее показателей. При обратном изменении соотношения цен получились бы и обратные результаты.

Таким образом, на фойе известного антагонизма отдельных отраслей производства активно регулирующая роль относительной конъюнктуры выясняется вполне отчетливо.

Признание именно такой активной роли относительной конъюнктуры лежит в основе всего учения классиков о равенстве норм прибыли по отраслям производства и о взаимоотношении естественной и рыночной цены. Именно в механизме изменения относительного уровня рыночных цен и в действии этого изменения на передвижение капиталов и на размеры производства они видели основание, почему рыночные цены колеблются всегда около уровня естественных цен и почему норма прибыли в различных отраслях производства имеет тенденцию к равенству1 . От классиков это учение перешло в той или иной форме и к последующим школам экономистов. Правда, классики не употребляли термина относительная конъюнктура, но это не меняет существа дела. Правда, анализируя народное хозяйство в условиях равновесия, т.е. при предпосылке, что рыночные цены совпадают с естественными и что нормы прибыли по отраслям равны, они рассматривали колебания относительной

409

туры (в указанном выше смысле) как чисто случайное явление. Однако последнее утверждение классиков не только не самоочевидно, а в значительной мере и прямо ошибочно. Если можно и должно допустить существование случайных колебаний относительной конъюнктуры, то не меньше оснований и для того, чтобы допустить существование также и закономерных колебаний ее. Поскольку, как было отмечено выше, существует тесная связь колебаний общей конъюнктуры с колебаниями конъюнктуры относительной и поскольку колебания общей конъюнктуры закономерны, постольку этот тезис имеет все необходимые основания.

в) Различные отрасли торговли являются более или менее прямым продолжением соответствующих отраслей производства. Поэтому все изложенное выше в пункте "a" mutatis mutandis приложимо и к вопросу об относительной конъюнктуре различных отраслей торговли.

c) Равным образом, в общем опираясь на те же основания, можно показать применимость и значение понятия относительной конъюнктуры в сфере взаимоотношений производства, с одной стороны, и торговли - с другой.

d) Но понятие относительной конъюнктуры приложимо не только к различным отраслям товарного производства и оборота, а и к различным сферам денежно-кредитного оборота. В современном народном хозяйстве кредит и соответственно денежно-капитальный рынок имеют совершенно исключительное значение1 . Количество ссудного капитала, который предлагается на этом рынке, с течением времени меняется. Но так же как и в случае с реальным капиталом, в каждый данный момент, при данном состоянии товарного рынка оно определенно. Ссудный капитал может иметь различное приложение. Он может идти в твердодоходные или в дивидендные бумаги, на длительные или более короткие сроки и т.д.2 В связи с этим между различными сферами спроса на ссудный капитал имеет место также своего рода борьба и антагонизм. И вопрос о том, куда и в каких размерах направляется ссудный капитал, решается в зависимости от степени относительной благоприятности условий его приложения в различных областях. Иначе говоря, вопрос решается

410

состоянием относительной конъюнктуры рынка твердо доходных и дивидендных ценных бумаг, рынка долгосрочных и краткосрочных помещений капитала и в конечном счете товарного и фондового рынка1 .

Таким образом, мы видим, что во всех основных областях хозяйственной жизни, всюду, где между ними имеет место не только солидарная, но и та или иная антагонистическая связь, явление относительной конъюнктуры выступает с полной отчетливостью и притом в качестве одного из решающих активных условий для процесса хозяйственного развития.

6. Но если это так, то вполне естественно, что хотя понятие относительной конъюнктуры открыто и не вошло в научный обиход, однако самое явление, обозначаемое этим понятием, должно было найти то или иное отражение в экономической теории. Действительность вполне подтверждает это положение.

Уже выше мы отмечали, что учение о соотношении рыночной и естественной (или нормальной) цены, а также о тенденции нормы прибыли к равенству формулируется классиками и последующими экономистами на основе явлений относительной конъюнктуры.

Однако наиболее часто к явлениям относительной конъюнктуры обращаются различные учения об экономических циклах и кризисах. Можно определенно сказать, что почти все теории, так или иначе связывающие циклы и кризисы с возникновением диспропорций в развитии различных отраслей и элементов народного хозяйства, логически неизбежно приводят к явлениям относительной конъюнктуры.

Это можно сказать прежде всего о тех теориях, которые в той или иной форме связывают существование экономических циклов с диспропорциональным развитием различных отраслей производства. Сюда, например, относится теория Тугап-Барановского, согласно которой кризисы при капиталистической системе народного хозяйства возникают на той основе, что пропорциональность развития различных отраслей производства под давлением внутренних сил этой системы нарушается2 . Сюда же нужно отнести теорию Маркса и его школы. Согласно этой теории, хотя важнейшая предпосылка кризисов и лежит в

411

противоречии между постоянной тенденцией капиталистического производства к экспансии и ограниченными возможностями при этой системе хозяйства для роста потребления, однако основной непосредственной причиной кризисов является диспропорционально большое развитие производства средств про-изводства1 .

Равным образом теория перекапитализации, развития Бунятяном, связывает возникновение кризисов с диспропорциональным ростом производства капитальных благ во время промышленного расцвета2 .

Теория циклов Афталиона базируется на особенностях капиталистической техники производства и прежде всего на длительности времени, необходимого для производства основного капитала. Однако органическим звеном и этой теории является тезис, что в период подъема наблюдается диспропорционально сильный рост тех отраслей, которые производят средства производства, и соответственно диспропорционально сильный рост цен на сырые материалы3 . Признание последнего тезиса находим мы и у Косселя4 . Шпитгоф в своем объяснении перелома конъюнктуры к понижению равным образом основное значение придает перепроизводству благ высшего порядка, т.е. средств производства5 .

Чтобы не увеличивать количества примеров, упомянем из числа теорий, связывающих циклы конъюнктуры с диспропорциональным развитием различных отраслей производства, еще лишь теорию Зомбарта. Зомбарт видит основную причину перелома конъюнктуры к понижению в диспропорции между ростом производства благ неорганического происхождения (благ длительного пользования и средств производства) и благ органического, т.е. по существу сельскохозяйственного происхождения6 .

412

Таким образом, основные теории, связывающие приостановку повышательной волны цикла и кризис с условиями производства, действительно оперируют с явлением дифференциальной или относительной конъюнктуры различных отраслей производства. Однако с явлением относительной конъюнктуры имеют дело не только эти теории общей конъюнктуры, но и многие другие.

Здесь прежде всего необходимо отметить те теории, которые связывают экономические циклы и кризисы с дифференциальным движением различных видов цен. Такова среди новейших теория Ледерера. Согласно этой теории во время подъема цены сырья растут наиболее значительно. Менее значительно растут цены готовых изделий, еще менее - цены рабочей силы (заработная плата), вознаграждение государственных служащих и цены за пользование капиталом, отданным в ссуду (процент). Выражаясь в терминах относительной конъюнктуры, можно сказать, что в период подъема относительная конъюнктура различных сфер товарного рынка, рынка труда и капитала изменяется. В результате происходит значительное перераспределение доходов, ведущее при росте производства к относительному уменьшению покупательной силы общества. Это и создает предпосылки для кризиса и депрессии1 .

Наконец, можно указать па те теории экономических циклов, которые связывают их специально с дифференциальным движением товарных цен и процента, т.е. в наших терминах с относительной конъюнктурой товарного рынка и рынка денежно-капитального. Среди этих теорий следует отметить, например, теорию Я. Фишера, развивавшуюся им до последнего времени2 .

Наряду с общими теориями экономических циклов понятием относительной конъюнктуры фактически иногда пользуются и специальные исследования отдельных вопросов конъюнктуры, в частности вопроса о динамике соотношения цен и о влиянии его на динамику производства.

413

Так, например, сравнительная устойчивость животноводства при явной деградации зернового хозяйства в Западной Европе во время длительной депрессии сельского хозяйства после 70-х годов связывается с относительно более благоприятным уровнем Цен на животноводческие продукты1 . Равным образом особенно тяжелое положение сельского хозяйства после кризиса 1920 г., и частности в Соединенных Штатах, связывается с относительным падением цен сельскохозяйственных товаров по сравнению с ценами промышленных товаров, с заработной платой, железнодорожными тарифами и т.д.2 Можно указать далее ряд работ, в которых колебания состояния отдельных отраслей производства и уровня цен на их продукты ставятся в зависимость от сравнительного положения других отраслей производства и относительного уровня цен на продукты этих отраслей (например, кукуруза и свиноводство, состояние зерпокормовой продукции (урожаи и неурожаи) и состояние скотоводства, льняная и хлопчатобумажная промышленность и др.)3 .

7. Из предыдущего видно, что фактически экономическая паука в различных случаях пользуется понятием относительной конъюнктуры. Однако она не формулирует этого понятия и не исследует проблемы относительной конъюнктуры последовательно и систематически подобно тому, как исследует проблему общей конъюнктуры. Между тем очевидно, что эта проблема имеет огромное значение, и есть все основания думать, что систематическое изучение ее может дать ряд плодотворных теоретических выводов, в частности углубить разработку вопросов общей конъюнктуры. Общую задачу систематического изучения относительной конъюнктуры можно свести к следующим частным задачам: 1) установление фактического хода относительной конъюнктуры в тех областях народного хозяйства, где это понятие может найти приложение; 2) выявление закономерности движения относительной конъюнктуры; 3) объяснение ее

414

хода; 4) определение влияния колебаний ее на ход динамических процессов в различных областях народного хозяйства и 5) в частности, установление связи между колебаниями общей (а также специальной) и относительной конъюнктуры.

8. Самое понятие относительной конъюнктуры, формулированное выше, в значительной мере определяет приемы ее изучения.

Так как понятие относительной конъюнктуры предполагает сопоставление изменений в состоянии различных отраслей и сфер народного хозяйства, то очевидно, что для такого сопоставления необходимо иметь сравнимые однозначные показатели их состояния на протяжении изучаемого периода. В зависимости от того, далее, о состоянии каких отраслей и сфер народного хозяйства идет речь, эти показатели и их число могут быть различны. Если, например, речь идет об относительной конъюнктуре различных отраслей производства, такими показателями могут служить: 1) показатели доходности этих отраслей; 2) цены на предметы их производства; 3) размеры производства; 4) в некоторых случаях (промышленность) количество занятых рабочих; 5) процент безработных; 6) количество банкротств и др. Если речь идет о состоянии различных отраслей торговли, то такими показателями могут служить цены сбыта и закупки, размеры сбыта, доходность, банкротства и т.д. Если, далее, речь идет о состоянии рынков товарного и денежно-капитального, то такими показателями могут служить уровень цен, с одной стороны, и уровень процента - с другой, доходность производственно-торговых и кредитных предприятий, количество банкротств среди тех и других предприятий и т.д.

Отсюда видно, что при выяснении изменений относительной конъюнктуры взятых отраслей народного хозяйства мы имеем возможность, как правило, пользоваться сравнением нескольких пар сопоставимых показателей. Но из того, что говорилось выше о регулирующем воздействии соотношения цен на передвижение капитала и размеры производства, ясно, что все показатели каждой данной отрасли органически связаны между собой. При этих условиях сопоставление каждой пары показателей анализируемых отраслей теоретически должно рисовать изменение относительной конъюнктуры последних в общем однозначно. В эмпирической действительности такой строгой связи между отдельными показателями каждой данной отрасли, конечно, нет. Следовательно, и однозначность выводов из сопоставления соответствующих пар показателей различных

415

отраслей народного хозяйства не может быть совершенно строгой и точной. Эту оговорку необходимо иметь в виду. Но она не подрывает общей правильности предыдущего положения.

При изучении относительной конъюнктуры двух или более взятых отраслей можно идти путем прямого сопоставления соответствующих пар их показателей. Для такого сопоставления достаточно было бы просто выписать ряды этих пар показателей параллельно и затем сравнивать их изменения. Однако этот простейший прием малоудобен, и при большом числе показателей при помощи его определенный вывод об изменении относительной конъюнктуры интересующих нас отраслей народного хозяйства получить было бы трудно.

Гораздо удобнее было бы перевести ряды показателей изучаемых отраслей в индексную форму на основе одного и того же базисного периода, определить отношение показателей одной отрасли к соответствующим показателям другой и затем уже строить выводы на основе полученных рядов отношений. Этот прием можно иллюстрировать следующей условной схемой, построенной применительно к двум отраслям производства.

Отношение показателей первой отрасли к соответствующим показателям второй отрасли (исходный период принят за базу):

Показатели

Даты

Доходность

Цены

Продукция

Количество замятых рабочих и т.д.

100

100

100

100

101

102

100

100

102

103

101

100

102

103

102

101

103

104

103

101

105

106

104

102

Отсюда видно, что хотя соотношение отдельных пар показателей двух взятых отраслей меняется и не строго соответственно, но оно меняется достаточно определенно и однозначно. Из схемы ясно видно, что относительная конъюнктура первой отрасли повышается, а второй - падает.

Однако к тем же выводам можно было бы прийти при помощи и третьего приема. Можно было бы определить отношение показателей той или другой отрасли, переведенных предварительно в индексную форму, не друг к другу, а к какому-либо третьему ряду соответствующих показателей, например индексы цен товаров данных отраслей к индексу общего уровня цен, индекс продукции данных отраслей к общему индексу продукции и т.д. По полученным новым рядам отношений равным образом можно было бы довольно ясно судить об относительной

416

конъюнктуре интересующих нас отраслей. Последний прием имеет преимущества особенно в тех случаях, когда ставится задача выяснить относительную конъюнктуру данной отрасли производства (торговли и т.д.) не столько по сравнению с конъюнктурой другой отрасли, сколько по сравнению с общим состоянием производства (или соответственно торговли и т.д.).

9. Но какой бы путь при изучении относительной конъюнктуры мы ни избрали, во всяком случае необходимо принять во внимание следующее. В предыдущем изложении ради ясности и простоты мы все время говорили только о понятии относительной конъюнктуры, т.е. о колебаниях в сравнительном экономическом положении различных отраслей и сфер народного хозяйства. Однако сравнительное положение их может обнаружить не только колебания, но одновременно также и определенную тенденцию изменения в том или ином направлении. Эту тенденцию изменения мы уже не можем подвести под понятие относительной конъюнктуры. Тенденцию изменения сравнительного положения изучаемых отраслей или сфер народного хозяйства, идущую в том или другом направлении, можно обозначить как относительную тенденцию их развития. Явления относительной конъюнктуры и относительных тенденций развития в совокупности составляют область явлений относительной динамики народного хозяйства. Основания, значение, задачи и приемы изучения относительных тенденций развития остаются, mutatis mutandis, те лее, которые были указаны выше в связи с понятием относительной конъюнктуры. Поэтому мы не будем повторяться. Подчеркнем лишь, что, сопоставляя тем или другим способом соответствующие пары показателей изучаемых отраслей народного хозяйства, в полученных после этого сопоставления рядах мы не должны смешивать процессы колебаний относительной конъюнктуры и тенденции относительного развития. В этих целях, получив ряды соотношений между соответствующими парами показателей, мы должны на основе этих рядов прежде всего определить тенденции относительного развития и по возможности исключить их. Лишь после этого можно утверждать, что полученные ряды соотношений (за изъятием случайных колебаний) отражают колебания относительной конъюнктуры.

10. Ограничимся в постановке проблемы относительной конъюнктуры и динамики изложенным. Систематическое исследование этой проблемы не входит в нашу задачу. Задачей дальнейшего изложения служит исследование динамики цен

417

сельскохозяйственных и промышленных товаров. Однако, как было уже указано выше, нами исследуется здесь и динамика соотношения этих цен. Иначе говоря, изучение динамики цен ведется нами также и под углом зрения проблемы относительной динамики и конъюнктуры. В этом смысле предлагаемая работа является конкретным опытом исследования проблемы относительной динамики и конъюнктуры в определенной области.

418

1 См.: Vogel E.H.193 Die Theorie des Volkswirtschaftlichen Entwicklungsprocesses und Krisenproblem. 1917. Toil II; Amonn A. Grundziügc der Volkswohlstandslehre. Jena, 1926. Dritter Abschnitt; Kondratieff N.D. The static and dynamic view of economies//Quarterly journal