Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: План Барбаросса 5 Первый этап битвы за Москву 6 Наступательные действия Советской армии летом 1941 года 8

Название: План Барбаросса 5 Первый этап битвы за Москву 6 Наступательные действия Советской армии летом 1941 года 8
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 18:59:41 14 февраля 2012 Похожие работы
Просмотров: 499 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ

МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ)

МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МЕЖДУНАРОДНОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

БИТВЫ ПОД МОСКВОЙ

Реферат по курсу военный перевод

Выполнил:

Студент 3 курса Ф.П.

Я.А.Чижевский

Научный руководитель:

к. филол. н., доцент

В.Н. Куряков

Москва

2010


Содержание

Введение . 3

1. План Барбаросса . 4

2. Первый этап битвы за Москву . 5

3. Наступательные действия Советской армии летом 1941 года . 7

4. Операция "Тайфун" . 11

5. Войска в окружении. Организация защиты Москвы .. 13

6. Перелом в операции. Парад на красной площади . 15

7. Контрнаступление Советских войск . 18

8. Первые победы Советской армии . 22

9. Итоги контрнаступления под Москвой . 25

Заключение. Значение битвы под Москвой . 26

Библиография . 28

Приложения . 29

Введение

Представленная работа посвящена историческому событию хронологические рамки, которого обозначаются с 30.09.41 г. по 20.04.42 г., название которого «Битва за Москву».

Битва за Москву была важнейшим этапом в полководческой деятельности Г.К. Жукова.

Московская битва включала оборонительные (с 30.09.41 г. по 5.12.41 г.) и наступательные (с 5.12.41 г. по 20.04.42 г.) операции, проведенные советскими войсками с целью обороны Москвы и разгрома наступавших на нее группировок немецко-фашистских войск. В проведении этих операций участвовали войска Калининского, Западного, Резервного, Брянского фронтов, Московской зоны ПВО, общевойсковые, артиллерийские и авиационные соединения резерва ВГК при огромной помощи и поддержке всего населения Москвы и Московской области. Эта была битва огромной исторической важности как с политической и стратегической точек зрения, так и по своему размаху.

О размахе битвы может свидетельствовать хотя бы то, чток началу декабря 1941 г. группа армий “Центр” имела в своем составе 1708 тыс. чел., около 13500 орудий и минометов, 1170 танков, 615 самолетов.

Советские войска насчитывали около 1100 тыс. чел., 7652 орудия и миномета, 774 танка, 1000 самолетов.

Великая победа под Москвой — первая крупная победа Советской Армии над агрессором. Она явилась важным военно-политическим событием, предопределившим коренные изменения в дальнейшем ходе Великой Отечественной и второй мировой войны в целом.

Теперь, по истечению достаточно долгого периода времени с того тревожного военного времени, все отчетливее проявляются детали той кровопролитной борьбы, ее масштабы, размах, контуры. В результате можно углубленнее, а следовательно, вернее оценивать значение одержанной победы. Историческая победа под Москвой вдохновила советских людей на новые подвиги, укрепила их уверенность в том, что враг неминуемо будет разбит.

Представленная работа посвящена анализу битвы за Москву и ее историческому международному значению.

В соответствии с представленной целью работы, необходимо рассмотреть планы гитлеровских войск по захвату столицы Советской России, основные этапы событий, а так же историческое значение итогов битвы за Москву.

1. План Барбаросса

При разработке планов войны против СССР, политики и стратеги фашистской Германии придавали первостепенное значение западному (Московскому) направлению и захвату столицы Советского Союза — Москвы, важнейшего политического, экономического и культурного центра страны. Согласно плану «Барбаросса», «Захват этого города означает как с политической, так и с экономической стороны решающий успех».

В первые дни разработки плана войны против СССР Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Ф. Гальдер заключил, что «наибольшие возможности успеха в операции сулит наступление на Москву». Фельдмаршал Клюге, ярый сторонник концентрации главных сил на Московском направлении, высказал свою мысль образной фразой, интерпретация которой получила широкое распространение в учебниках истории, : «Ударом на Москву мы поразим голову и сердце советской системы». Гитлеровцы рассчитывали, что с падением Москвы будет решена судьба войны — СССР долго не устоит перед Германией и война быстро закончится. С овладением Москвой Гитлер связывал достижение основной цели плана «Барбаросса».

«Барбаросса» - кодовое наименование плана агрессивной войны фашистской Германии против СССР.

Идея о первостепенном овладении Москвой была зафиксирована и в доктрине блицкрига. Она заключалась в том, чтобы, внезапно вторгшись на территорию СССР, нанося рассекающие удары на трех избранных стратегических направлениях — в центре, на севере и на юге, быстро прорваться к политическим и экономическим центрам страны — Москве, Ленинграду, Киеву — и закончить всю войну одной кратковременной кампанией[1] .

Подписывая 18 декабря 1940 года директиву № 21 (план «Барбаросса»), Гитлер был твердо убежден в том, что доктрина блицкрига — это гарантированное средство, которое должно было обеспечить успех всей кампании. Гитлер считал, что к 15 августа Москва падет, а до 1 октября будет закончена война, то есть за два-три месяца с Советским Союзом будет покончено.

Таким образом, в быстрейшем овладении Москвой Гитлер видел ключ к наиболее быстрому достижению победы в войне с Советским Союзом. Вот почему Москва, подобно огромному магниту, притягивала основные силы вермахта. И какие бы ни были отклонения в ходе вооруженной борьбы, в 1941 году Московское направление было центром концентрации усилий немецко-фашистского командования на Восточном фронте. Гитлер всегда держал в «уме» Москву как главнейшую цель войны.

Концентрируя на Московском направлении основные силы, Гитлер и его генералитет стремились сломить сопротивление советских войск, уничтожить их и открыть путь на Москву. Фашистские главари планировали окружить столицу СССР с тем, чтобы ни один человек не смог ее покинуть. Гитлер распорядился произвести специальные приготовления, чтобы с помощью огромных сооружений Москва и ее окрестности были затоплены водой. Там, где стоит Москва, заявлял он, должно появиться огромное море, которое навсегда скроет от цивилизации столицу русского народа.

Кроме того, планом Гитлера определялось первоначальное разрушение Москвы артиллерийским огнем и бомбовыми ударами. Докладывая Гитлеру о планах окружения Москвы, начальник генерального штаба Гальдер писал: «Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет народное бедствие, которое лишит центров не только большевизм, но и московитов (русских) вообще»[2] .

То спокойствие, которое читается в этих строчках, не может не вызывать «благородной ярости». «Непоколебимым решением фюреpa» должны были быть решены судьбы 2,5 млн. жителей крупнейшего города мира, с его многовековой культурой.

2. Первый этап битвы за Москву

Первые успехи немецко-фашистских войск в войне были расценены гитлеровским руководством как выигрыш войны против Советского Союза. Нацистское командование считало, что важнейшая часть плана «Барбаросса» — разгром главных сил советских войск в приграничных районах — достигнута. Как писал начальник генерального штаба германских сухопутных войск генерал Гальдер: «Задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена. Поэтому не будет преувеличением, если я скажу, что кампания против России была выиграна в течение 14 дней». Еще более определенно 4 июля заявил Гитлер: «Я все время стараюсь поставить себя в положение противника. Практически он войну уже проиграл. Хорошо, что мы разгромили танковые и военно-воздушные силы русских в самом начале. Русские не смогут их больше восстановить».

На совещании в ставке Гитлер утверждал, что война в ближайшее время из фазы борьбы с Советской Армией перейдет в фазу «экономического подавления» СССР. По подсчетам Гитлеровского главнокомандования, на всем фронте у СССР, за исключением финского участка, оставалось не более 66 боеспособных дивизий. Это давало основания полагать, что 180 немецких дивизий первого эшелона легко преодолеют «последнее» сопротивление остатков «деморализованных» советских войск. Гитлеровские стратеги приняли на этом совещании решение продолжать вести с неослабевающей силой наступление на трех направлениях: ленинградском, смоленско-московском и киевском. Группа армий «Север» должна была овладеть Ленинградом, группа армий «Центр» — двусторонним охватом окружить и ликвидировать советские войска и, «сломив последнее организованное сопротивление Советской Армии на растянутом фронте, открыть себе путь на Москву». Задача группы армий «Юг» оставалась прежней — захват Киева и создание условий для разгрома советских войск на Украине и последующего овладения Донбассом и базами Черноморского флота.

Уверенность в быстром окончании войны против Советского Союза была столь твердой, что нацисты рассчитывали вскоре приступить к решению задач, предусмотренных директивой германского верховного командования (ОКВ) № 32 от 19 июня 1941 г., где речь шла о завоевании Средиземного моря, Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока при одновременном возобновлении «осады Англии». Вслед за этим гитлеровским руководством рассматривалась перспектива завоевания Индии и перенесения боевых действий на территорию США. Это были далеко идущие замыслы по завоеванию мирового господства. 14—27 июля фашистскими генералами были разработаны планы наступления через Кавказ и Иран на Багдад и операции «против промышленной области Урала».

Однако «покорители мира» не учли, что за долгую историю Русского государства многие стремились его покорить или стереть с лица земли, но никому это не удалось. Сражения на дальних подступах к Ленинграду, на полях Смоленщины и на Правобережной Украине показали, что умозаключения гитлеровских стратегов о «решающем» успехе фашистских войск на советско-германском фронте всего лишь иллюзия[3] .

К середине июля 1941 г. вооруженная борьба с фашистскими агрессорами, масштабы которой резко возросли, стала еще более ожесточенной. Общая протяжённость активного фронта после перехода в наступление немецкой армии «Норвегия» и финских войск увеличилась на 1200 км. Группа армий «Центр» наступала на широком фронте от среднего течения Западной Двины до Жлобина на Днепре. Сосредоточив главную ударную силу (3-ю и 2-ю танковые группы) на витебском, смоленском и рославльском направлениях, группа армий «Центр» хотела быстро прорваться через Смоленск и Вязьму на Москву.

Общие условия борьбы для советских войск оставались крайне тяжелыми. Соотношение сил на всем фронте было по-прежнему в пользу противника. Он удерживал инициативу в своих руках и имел возможность создавать мощные группировки из танковых и моторизованных войск на избранных им направлениях ударов.

Особенностью вооруженной борьбы летом 1941 г. являлось то, что на трех направлениях: ленинградском, московском и киевском — советские войска вели одновременно оборонительные и наступательные операции. Вопрос стоял ребром либо Советская Армия сдержит напор нацистских завоевателей и выиграет время, необходимое для завершения мобилизации людских и материальных ресурсов государства, либо врагу удастся добиться своих целей плана «Барбаросса».

Сопротивление советских войск нарастало с каждым днем. Если в начале наступления врагу удалось прорвать фронт Советской Армии на всех трех главных направлениях, то уже в середине июля 1941 г. нацисты почувствовали, что сила советских войск растет с каждым днем и что с надеждами на дальнейшее безостановочное наступление придется расстаться.

На кратчайших путях к Москве — в междуречье Западной Двины и Днепра и на широких просторах Смоленщины — войска Западного фронта в кровопролитных боях изматывали самую сильную группировку врага — группу армий «Центр». Это по-прежнему была неравная борьба, и в первые дни Смоленского сражения противник добился серьезного успеха. На великолукском направлении он расчленил 22-ю армию генерала Ф. А. Ершакова, войскам которой пришлось драться в окружении. На витебском направлении немецко-фашистские войска сломили сопротивление не успевшей развернуться 19-й армии, которой командовал генерал И. С. Конев, и, развивая успех в наступлении, к 20 июля продвинулись на 150 км. Противник нанес два удара в обход Могилева с севера и юга прямо на Смоленск и на Кричев. Здесь он продвинулся на 200 км, окружил Могилев и захватил Оршу, Смоленск, Кричев. В центре фронта 20-я армия под командованием генерала П. А. Курочкина вела борьбу на своих флангах, а 16-я армия генерала М. Ф. Лунина билась за Смоленск. 13-я армия силами 172-й стрелковой дивизии генерала М. Т. Романова удерживала плацдарм на западном берегу Днепра. Левофланговая 21-я армия Западного фронта, возглавляемая генералом Ф. И. Кузнецовым, с 13 июля наступала на бобруйском направлении.

3. Наступательные действия Советской армии летом 1941 года

В целом главным силам Западного фронта, несмотря на героизм, проявленный в схватках с немецкими танковыми войсками, пришлось отступить. Но это было не простое отступление, а упорная, самоотверженная, изнуряющая обе стороны борьба. Наступательные действия 21-й армии при незначительных территориальных успехах привели к значительным результатам. Они сковали до 15 дивизий 2-й немецкой армии, сорвали ее наступление на Гомель и задержали продвижение моторизованных войск на рославльском направлении. 21-я армия совершила охват противника с юга и постоянно угрожала ударом в тыл. В наступательных боях этой армии отличились войска 63-го стрелкового корпуса под командованием комкора Л. Г. Петровского. Они освободили Жлобин и Рогачев.

В тяжелой обстановке, вызванной глубоким вклинением вражеских танковых войск, Ставкой Верховного командования были приняты срочные меры по выдвижению на смоленско-московское направление свежих сил, созданию глубины обороны и строительству оборонительных рубежей. На линии Старая Русса — Оленино были развернуты две новые армии. 14 июля все войска, находившиеся в тылу Западного фронта от Старой Руссы до Брянска, были объединены во Фронт резервных армий.

Перед войсками западного направления были поставлены наступательные задачи. 20 июля И. В. Сталин в переговорах с С.К. Тимошенко сказал: «Я думаю, что пришло время перейти нам... к действиям большими группами». Он приказал для разгрома противника создать ударные группы за счет Фронта резервных армий, овладеть районом Смоленска и отбросить гитлеровцев за Оршу.

Для удобства управления войсками левофланговые 13-я и 21-я армии Западного фронта были выделены в самостоятельный Центральный фронт под командованием генерал-полковника Ф. И. Кузнецова. Членом военного совета фронта был назначен П. К. Пономаренко, начальником штаба — полковник Л. М. Сандалов.

В конце июля на Смоленщине с новой силой развернулись наступательные и оборонительные бои. Примером решительности и мужества советских войск служат их действия в районе Ярцева. В эти дни немногочисленная группа войск под командованием генерала К. К. Рокоссовского внезапно для врага перешла в наступление, освободила этот город, форсировала реку Вопь и заняла на ее западном берегу выгодные позиции, где и закрепилась. Все попытки врага отбросить советских воинов за реку и вернуть Ярцево были успешно отбиты.

К. К. Рокоссовский вспоминал: «В бою за овладение Ярцево самым чувствительным были для нас удары с воздуха. И то, что мы, несмотря на это, добились успеха, говорило о мужестве и героизме войск».

В начале августа на фронте установилось состояние между сторонами, которое получило название: августовское равновесие сил на фронте. И хотя ни советские войска, ни противник не осуществили намеченного, общие результаты боевых действий войск западного направления следует оценить как положительные для СССР. Советские войска сорвали наступление 3-й танковой группы в сторону Валдайской возвышенности, намечавшееся гитлеровским командованием для оказания помощи группе армий «Север», разорвали кольцо окружения вокруг 20-й и 16-й армий и помогли их главным силам отойти за Днепр. При этом были нанесены тяжелые потери танковым дивизиям противника, которые лишились прежней ударной мощи. 2-я и 3-я немецкие танковые группы потеряли до 60% своих танков и автомашин и более одной трети личного состава.

Таким образом, в первых числах августа, когда противник все еще не мог возобновить наступление войск группы армий «Север» на Ленинград, а главные силы группы армий «Юг» оказались скованными на киевском направлении, он вынужден был временно отказаться и от наступления на Москву, так как фланги самой сильной его группы армий «Центр» были охвачены советскими войсками. Гитлеровские планы на дальнейшее быстрое и беспрепятственное наступление, на проведение «быстротечной кампании» против СССР начали срываться. И если еще в период с 19 по 24 июля гитлеровские генералы считали возможным после улучшения обстановки в районе Смоленска и на южном фланге группы армий «Центр» разгромить наши войска в районе между Смоленском и Москвой и захватить столицу, то 30 июля Гитлеру пришлось дать приказ войскам о прекращении наступления на Москву.

В создавшейся обстановке группа армий «Центр» вынуждена была заняться прежде всего ликвидацией угрозы своим флангам со стороны советских войск на торопецком и гомельском направлениях, то есть решать не предусмотренные гитлеровскими планами задачи. В директиве германского верховного командования № 34 от 30 июля говорилось: «Группа армий «Центр» переходит к обороне... В интересах проведения последующих наступательных операций против 21-й советской армии (на гомельском направлении) следует занять выгодные исходные позиции, для чего можно осуществить наступательные действия с ограниченными целями».

Впервые с начала второй мировой войны Гитлер принял решение, продиктованное волей противоборствующей стороны, впервые гитлеровская армия была вынуждена перейти к обороне на главном стратегическом направлении фронта.

Решающую роль в достижении таких серьезных результатов во второй половине июля 1941 г. сыграла самоотверженная борьба советских войск. Каждый день рождались новые и новые герои. Героическая оборона Могилева воинами 172-й стрелковой дивизии и трудящимися города, смелость и активность боевых действий 20-й армии, упорство и настойчивость личного состава 16-й армии в боях на окраинах Смоленска, наступательный порыв войск 21-й армии при освобождении городов Жлобин и Рогачев, умелые и целеустремленные действия войск 5-й армии на северо-западных подступах к Киеву, героизм и самоотверженность защитников столицы Украины, остановивших врага,— это лишь отдельные примеры массового героизма советских воинов, стремившихся во что бы то ни стало преградить путь агрессору.

4 августа Гитлер, находясь в штабе группы армий «Центр», подтвердил очередные задачи войск этой группы, изложенные в директиве № 34 от 30 июля 1941 г. 8 августа 2-я полевая армия и 2-я танковая группа перешли в наступление в южном направлении против войск Центрального фронта. Тем самым они приступили к решению задач по ликвидации фланговых позиций советских войск, вклинившихся на запад и сковывавших крупные силы группы армий «Центр».

К 21 августа, несмотря на упорное сопротивление советских войск, противнику удалось прорваться в полосе Центрального, а затем и Брянского фронтов на глубину 120—140 км до рубежа Новозыбков — Стародуб. В ожесточенных боях на гомельском направлении в августе геройски погиб на боевом посту командир 63-го стрелкового корпуса генерал Л. Г. Петровский.

Ставка Верховного Главнокомандования приняла ряд мер, направленных на срыв наступления противника в южном направлении. В ответ на донесение Г. К. Жукова о повороте ударных сил группы «Центр» против Центрального фронта И. В. Сталин и Б. М. Шапошников в телеграмме от 19 августа 1941 г. сообщили ему: «Ваши соображения насчет вероятного продвижения немцев в сторону Чернигов, Конотоп, Прилуки считаем правильными. Продвижение немцев в эту сторону будет означать обход нашей киевской группы с восточного берега Днепра и окружение наших 3-й и 21-й армий».

В это время войска Западного и Резервного фронтов вели наступление с целью разгрома духовщинской и ельнинской группировок противника. Территориальных успехов они не добились, но прочно сковали эти группировки, лишили их возможности маневрировать в сторону флангов группы «Центр».

С каждым днем становилось все более очевидно, что захватнический план «молниеносной» войны против СССР был построен на недооценке сил и возможностей Советского Союза и на переоценке сил Германии.

Задача разгрома наступавших в южном направлении войск противника была возложена на Брянский фронт. Чтобы облегчить ее решение, войска Западного и Резервного фронтов должны были наступать на Смоленск и Рославль.

В конце августа и начале сентября на огромном фронте от Торопца до Новгород-Северского развернулись ожесточенные бои. Противник нанес сильный танковый удар на правом крыле Западного фронта и 29 августа овладел городом Торопец. Вражеское наступление было остановлено на подступах к Андреаполю. Наступление на Смоленск и Рославль было возобновлено советскими войсками 1 сентября. 10 сентября Ставка приказала Западному фронту прекратить атаки и перейти к обороне на занимаемых рубежах.

24-я армия под командованием генерала К. И. Ракутина и часть сил 43-й армии Резервного фронта после ожесточенных схваток 6 сентября выбили противника из Ельни, разгромили здесь вражескую группировку и к 8 сентября ликвидировали опасный ельнинский выступ.

Так закончилось двухмесячное Смоленское сражение на путях к столице нашей Родины. Его значение определяется тем, что на главном, московском направлении враг впервые был вынужден перейти к обороне, которая продолжалась два месяца. Она явилась важным этапом срыва гитлеровского плана молниеносной войны против Советского Союза.

4. Операция "Тайфун"

В конце августа в полосе Брянского фронта по решению Ставки была организована и проведена крупная воздушная операция. В ней участвовало 460 боевых самолетов. Осуществлялась она при наличии у противника превосходства в воздухе. Советские летчики наносили удары по наиболее опасной танковой группировке врага. Но как удары с воздуха, так и наступательные действия Брянского фронта не смогли остановить вражеское наступление. 2-я танковая группа противника прорвалась за Десну и угрожала прорывом в тыл Юго-Западному фронту.

Чрезвычайно опасная ситуация сложилась в половине сентября в районе Остер, Чернигов, Шостка. Преследуя отводимые из-под Коростеня на Днепр войска 5-й армии, противник сумел форсировать Днепр и прорваться к Десне. Но самым значительным для противника, явился выход войск 2-й армии группы «Центр» и 6-й армии группы «Юг» в район Чернигова. Ликвидация разрыва во фронте, чего так долго добивался противник, и увеличение количества его войск в восточной части Полесья дали гитлеровскому командованию возможность создать на черниговском направлении подавляющее превосходство в силах и охватить 21, 5 и 37-ю армии Юго-Западного фронта в треугольнике Чернигов, Киев, Нежин.

Осложнилась обстановка и на левом фланге Юго-Западного фронта в районе Кременчуга, где в начале сентября 17-я немецкая армия сбила оборону 38-й армии на Днепре и захватила крупный плацдарм. На этот плацдарм были переправлены главные силы 1-й танковой группы Клейста, где 12 сентября противник перешел в наступление. Танковые дивизии Клейста устремились навстречу войскам Гудериана. 15 сентября они сомкнулись в районе Лохвицы, завершив тем самым окружение четырех армий Юго-Западного фронта. Это была одна из крупнейших неудач Советской Армии в 1941 г.

Гитлеровское руководство расценило эти события как очередную «решающую» победу, как создание предпосылок для возобновления наступления на всем фронте от Баренцева до Черного моря. Снова — в который раз,— воспрянув духом, гитлеровцы уверовали в успех плана «Барбаросса». Они строили свои дальнейшие расчеты так, будто у них в тылу не было героически сражавшейся Одессы, не существовало твердыни Ленинграда. Фашистское командование не приняло во внимание, что для достижения успехов под Киевом ему пришлось полтора месяца назад прекратить наступление на Москву, оно еще не осознавало, что то время, когда гитлеровские войска, используя внезапность нападения, могли добиваться успехов на всем фронте, прошло.

6 сентября Гитлер подписал директиву № 35, в которой, наряду с оставлением всех прежних задач, основное внимание отводилось уже «решающей операции» на московском направлении. Директива гласила: «В полосе группы армий «Центр» подготовить операцию против группы армии Тимошенко (войск Западного и Резервного фронтов) таким образом, чтобы по возможности быстрее (конец сентября) перейти в наступление и уничтожить противника, находящегося в районе восточнее Смоленска, посредством двойного окружения в общем направлении на Вязьму при наличии мощных танковых сил, сосредоточенных на флангах...» В директиве приводились все исходные данные, которые были положены в основу подготовки операции по овладению Москвой, получившей вскоре кодовое наименование «Тайфун»[4] .

Однако нацисты очень скоро поняли, что потерю времени, затраченного на Киевскую операцию, им не вернуть. При этом гитлеровские генералы оказались по-прежнему неспособными критически оценить и признать, что потеря времени была вынужденной, а не зависящей от желания или воли ни самого Гитлера или Кейтеля, ни главкома сухопутных войск Браухича или его начальника штаба Гальдера, ни любого другого военного руководителя вермахта. Пока советские войска удерживали Киев, пока существовал разрыв между группами армий «Центр» и «Юг», пока была угроза флангам центральной группировки на смоленско-московском направлении, немецко-фашистские войска не имели возможности продолжать наступление ни на юге — на Донбасс и Крым, ни в центре — на Москву.

Наступление на московском направлении нацисты готовили как «генеральное», решающее. Для нанесения сокрушительного удара по советским войскам, стоявшим на пути к Москве, фашистское командование сосредоточило в трех ударных группировках три полевые армии, три танковые группы и большое количество частей усиления — всего 77,5 дивизии (более I млн. человек), почти 14,5 тыс. орудий и минометов и 1700 танков. Поддержку сухопутных войск с воздуха осуществляли 2-й воздушный флот и 8-й авиационный корпус, имевшие 950 боевых самолетов. Войсками командовали генерал-фельдмаршалы Бок, Клюге, генералы Штраус, Гудериан, Гот к др.

К концу сентября немецко-фашистская группа армий «Центр» закончила все приготовления для операции. Гитлер в обращении к войскам 2 октября заявил: «За три с половиной месяца созданы наконец предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника еще до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена... Сегодня начинается последняя решающая битва этого года».

Мощной группировке врага советское командование могло противопоставить значительно меньшие силы и средства. Западный, Резервный и Брянский фронты, во главе которых стояли генерал И. С. Конев, маршал С. М. Буденный и генерал А. И. Еременко, имели 95 дивизий (около 850 тыс. человек), 780 танков, 545 самолетов и 6800 орудий и минометов.

Первой операцию «Тайфун» начала южная ударная группировка противника. 30 сентября она нанесла удар по войскам Брянского фронта из района Шостка, Глухов в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рославля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов. В первые дни наступление противника развивалось успешно. Ему удалось овладеть районами тыла 3-й и 13-й армий Брянского фронта, а западнее Вязьмы окружить 19-ю и 20-ю армии Западного и 24-ю и 32-ю армии Резервного фронтов.

Глубокие прорывы танковых группировок врага, окружение ими значительных сил трех фронтов, незаконченность строительства рубежей и отсутствие войск на Можайской линии обороны — все это создало угрозу выхода противника к Москве.

5. Войска в окружении. Организация защиты Москвы

В те страшные дни Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны и Ставка провели колоссальную работу по мобилизации всех сил на организацию защиты столицы.

В ночь на 5 октября Государственный Комитет Обороны принял решение о защите Москвы. Главным рубежом сопротивления была определена Можайская линия обороны, куда срочно направлялись все силы и средства. Тогда же было решено сосредоточить усилия всех партийных и советских органов, общественных организаций на быстрейшее создание новых стратегических резервов в глубине страны, их вооружение и подготовку для ввода в сражение.

Для уточнения фронтовой обстановки и оказания помощи штабам Западного и Резервного фронтов в создании новой группировки сил для отпора врагу в районы событий прибыли представители Государственного Комитета Обороны и Ставки В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Они направили на Можайскую линию из числа отходивших войск до пяти дивизий. Ставка приняла меры по переброске сил с других фронтов и из глубины страны. С Дальнего Востока к Москве спешили три стрелковые и две танковые дивизии.

10 октября Государственный Комитет Обороны по предложению группы своих представителей объединил управление войск Западного и Резервного фронтов в одних руках. Их войска были включены в Западный фронт, во главе которого был поставлен Г. К. Жуков, командовавший до этого Ленинградским фронтом. Тогда же было принято решение построить на непосредственных подступах к столице еще одну линию обороны — Московскую зону.

Войска, оказавшиеся в вяземском окружении, вели мужественную борьбу с врагом. Они наносили контрудары и прорывались из кольца окружения. Вот как рассказывают об этом участники выхода из окружения в составе 29-й стрелковой дивизии П. Лукин, Н. Охапкин и П. Силантьев. «Атаки наших войск следовали одна за другой, им предшествовала артподготовка. Особенно яростными были наши атаки 8—12 октября, когда в боевые действия дивизии включилась батарея «катюш» капитана Флерова... Для немцев наступление окруженных батальонов и полков советских войск было полной неожиданностью. Фашисты, видимо, считали, что раз наши части окружены и понесли значительные потери, то они уже неопасны, с ними покончено. И вдруг эти полки и батальоны нашли в себе силы и пошли вперед в восточном направлении. Немцам пришлось поспешно стягивать сюда крупные соединения, технику».

Активные боевые действия советских войск в окружении оказали серьезное влияние на развитие событий. Они сковали в районе Вязьмы 28 немецко-фашистеких дивизий, которые застряли здесь и не могли продолжать наступление на Москву.

Передовые танковые дивизии Гудериана, устремившиеся от Орла к Туле, натолкнулись в районе Мценска на сопротивление 1-го особого стрелкового корпуса генерала Д. Д. Лелюшенко. Здесь танкисты 4-й и 11-й танковых бригад, под руководством полковника М. Е. Катукова и подполковника В. А. Бондарева, впервые применили действия танков из засад, давшие большой эффект. Задержка противника у Мценска облегчила организацию обороны Тулы. За эти и последующие умелые действия в ходе оборонительных боев под Москвой 4-я бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду[5] .

17 октября Ставкой создается Калининский фронт под командованием генерала И. С. Конева. Членом военного совета был назначен корпусной комиссар Д. С. Леонов.

В борьбу на калининском направлении втянулись все силы 9-й немецкой армии, которая, таким образом, оказалась выключенной из наступления на Москву.

6. Перелом в операции. Парад на красной площади

Славная страница была вписана в военную историю защитниками Тулы. Этот героический город встал непреодолимой преградой на пути южной ударной группировки врага. Войска 50-й армии под командованием генерала А. Н. Ермакова, Тульского района ПВО при поддержке отрядов тульских рабочих отразили все атаки гитлеровцев. Неоценима роль в организации обороны Тулы городского комитета обороны, возглавляемого секретарем обкома партии В. Г. Жаворонковым. Особое мужество и стойкость в обороне Тулы проявили 258-я стрелковая дивизия, командиром которой был комбриг К. П. Трубников, Тульский рабочий полк во главе с командиром А. П. Горшковым, 732-й зенитный артиллерийский полк.

В грозные октябрьские дни, в связи с приближением фронта к Москве, ГКО принял и провел в жизнь решение об эвакуации из столицы правительственных учреждений, дипломатического корпуса, оборонных предприятий, научных и культурных учреждений. Но Политбюро ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны, Ставка и оперативная группа работников Генерального штаба оставались в Москве, откуда продолжали руководить страной и Вооруженными Силами. 19 октября в Москве и прилегающих к ней районах было введено осадное положение.

Советское командование нашло силы, чтобы преодолеть серьезное осложнение, случившееся в октябре на подступах к Москве. Западный фронт пополнился за счет резерва Ставки и других фронтов 11 стрелковыми дивизиями, 16 танковыми бригадами, более 40 артиллерийскими полками. Командование фронта использовало их для прикрытия важнейших направлений, ведущих к Москве,— волоколамского, можайского, малоярославецкого и калужского. К концу октября на фронте от Селижарова до Тулы действовало уже десять армий двух фронтов. Защитники Москвы, сражаясь за каждую пядь земли, сначала затормозили, а затем и остановили противника, создав сплошной фронт обороны[6] .

Противник за месяц наступления продвинулся на 230—250 км, захватил Калинин, Волоколамск, Можайск, вышел к Туле. Это был предел октябрьского наступления фашистов. Чтобы возобновить его, противнику пришлось провести двухнедельную подготовку. Эта пауза была использована советским командованием для дополнительного усиления фронтов и укрепления обороны на ближних подступах к столице.

К самым памятным событиям Московской битвы надо отнести парад войск на Красной площади, проведенный в ознаменование 24-й годовщины Великого Октября. По силе воздействия на ход событий его можно сравнить с успешной военной операцией.

Призывы Центрального Комитета Коммунистической партии отдать все силы для защиты Отечества и организации победы над врагом, широко развернутая партийно-политическая работа на фронте и в тылу укрепляли в сознании советских людей веру в свои силы, в непобедимость Советского государства.

Традиционное торжественное заседание Московского Совета депутатов трудящихся 6 ноября 1941 г., посвященное 24-й годовщине Октября, и парад войск на Красной площади 7 ноября явились выражением уверенности советских руководителей в судьбе столицы. 7 ноября с трибуны Мавзолея В. И. Ленина прозвучали вдохновляющие слова И. В. Сталина, обращенные к участникам парада: «На вас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!»

Если бы в том году не было парада, это никого не удивило бы, ведь враг подошел к городу чуть ли не на пушечный выстрел. Но ничто, кроме традиционного праздника, к которому все привыкли за годы мирной жизни, не могло так укрепить веру советских людей в победу. И ничто, кроме парада, не могло так ошеломляюще обескуражить врага.

Подготовка к торжеству на Красной площади велась в строжайшей тайне. Ведь даже один прорвавшийся вражеский самолет мог нанести всему делу катастрофический вред. Возникает вопрос, была опасность такого прорыва. Ответ, на который очевиден: была. Немецкое командование, не сумев наладить массированные бомбардировки Москвы, посылало одиночек-асов для бомбежки правительственных зданий, электростанций, водопровода и других особо важных объектов. Так три тысячекилограммовые бомбы взорвались около штаба военного округа. Огромная бомба взорвалась во дворе ЦК партии. Их сбросили самолеты-одиночки, пробравшиеся к городу на большой высоте.

Успех праздника, конечно же, во многом зависел от состояния дел на фронте. В эти дни в Ставке Верховного Главнокомандования все согласились с мнением командующего фронтом Жукова: «В ближайшие дни враг не начнет большого наступления. Он понес в предыдущих сражениях серьезные потери и вынужден пополнять и перегруппировывать войска». И все же фашисты, вдруг узнав о параде, попытались бы помешать празднику не только авиацией, но и ударами наземных частей. О том, каким образом немецкие силы попытались бы это сделать, сейчас остается только догадываться. Однако то, что парад на Красной площади должен привести немецкое командование в бешенство вполне очевидно.

Чтобы воспретить противнику принятие каких-либо действий, против проведения парада, было решено на ряде участков фронта утром праздничного дня и накануне вечером завязать бои — заставить немецкое командование, штабы и разведку заниматься только этими боями.

Далее следовало прикрыть парад от нападения с воздуха. Для усиления имевшихся истребительных частей были взяты на время самолеты с ближайших фронтов. 550 истребителей стояли на аэродромах, готовые взмыть навстречу врагу.

И фронтовые части, и летчики готовились к защите парада, ничего не зная о нем. Труднее было сохранить тайну от тех, кто пойдет в парадном марше по Красной площади. Это были, конечно, преданные Родине люди. Но тайна есть тайна. До самого крайнего часа ее может знать только узкий круг людей. Генерал Константин Федорович Телегин рассказывает о правдоподобной хитрости, на которую пришлось пойти командующему парадом генералу Павлу Артемьевичу Артемьеву: «Без широкой огласки, по одному вызывал командующий командиров и комиссаров частей и училищ, которые должны принять участие в параде. Не раскрывая планов, он сообщил им, что москвичи хотят посмотреть части, отправляющиеся на фронт. С этой целью Военный Совет предполагает примерно в середине ноября в районе Крымского моста провести смотр-парад не только тех частей, которые уйдут на фронт, но и некоторых остающихся в Москве и на ее рубежах. Они должны своим участием как бы скрепить боевое братство и решимость в любую минуту прийти на помощь уходящим. Было предложено в порядке обычных учебных занятий на закрытых территориях усилить строевую подготовку выделенных для смотра-парада частей». О настоящем параде командиры узнают лишь поздно ночью 6 ноября.

На мощь парада на Красной площади должны были смотреть москвичи, и иностранные корреспонденты, и, конечно, немецкие лазутчики. Войск в городе было мало; те, что были, несли серьезную службу. Артиллерию для парада пришлось снять с огневых позиций. Танковые батальоны пошли на парад прямо с железнодорожной станции, куда они прибыли из Архангельска.

Наступило 7 ноября. Еще затемно потянулись к Красной площади колонны войск. Небо над Москвой было в низких тучах. Шел снег. Зима в том году приближалась быстро, суля большие холода.

Войска шли к площади, а из Московского комитета партии во все концы города спешили посыльные на автомашинах с пригласительными билетами на парад. Одним билеты вручались у станков, другим, кто работал в ночную смену, дома. И люди не верили в такое чудо, а поверив, как в былые годы, спешили на трибуны у Мавзолея.

В те дни, полные опасности, никто не выключал на ночь репродукторы — по радиосети передавались важные сообщения, а также сигналы воздушной тревоги и отбоя. Поэтому во всех домах, на всех заводах и фабриках около восьми утра прозвучали привычные по прежним праздникам и такие неожиданные теперь слова: «Говорят все радиостанции Советского Союза. Центральная радиостанция Москвы начинает передачу с Красной площади парада частей Красной Армии, посвященного 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции...»

В 8.00 из ворот Спасской башни выехал на коне принимающий парад маршал Семен Михайлович Буденный. Войска на его здравицу ответили громогласным "Ура!" и парад начался...

В тот день в мире не было важнее новости, чем новость о параде. Москва стояла крепко, правительство не бежало на Урал, как об этом твердили вражеские распространители слухов, оно было в столице и твердо руководило обороной страны. Это несказанно радовало советских людей и людей во всем мире. В стане врага царили полное замешательство и тревога. Германия в ноябрьские дни жила ожиданием своего парада на Красной площади. Гитлеровские газеты и радио заранее оповестили, что немецко-фашистские войска именно 7 числа пройдут церемониальным маршем по еще одной покоренной столице Европы.

7. Контрнаступление Советских войск

Командующим фронтам отданы указания «представить соображения» о переходе в контрнаступление под Москвой. 30 ноября в Ставе рассматривались предложения военного совета Западного фронта с идеей одновременного разгрома наиболее опасных, угрожавших Москве северной и южной ударных группировок противника. Центральные армии фронта должны были наступлением с ограниченными целями сковать противника и не позволить ему перебрасывать силы на фланги. Ставка утвердила план, разработанный военным советом Западного фронта. 1 декабря она поставила Калининскому фронту задачу «выходом на тылы клинской группировки противника содействовать уничтожению последней войсками Западного фронта».

Готовились к наступлению и войска Юго-Западного фронта. Его правофланговые 3-я и 13-я армии должны были создать угрозу выхода на тылы подвижной группы Гудериана, содействуя тем самым ее разгрому силами Западного фронта.

Необходимость быстрейшего перехода от обороны к наступлению была продиктована условиями обстановки. Это ясно отражено в разговоре заместителя начальника Генерального штаба генерала А. М. Василевского с командующим Калининским фронтом генералом И. С. Коневым 1 декабря: «Сорвать наступление немцев на Москву и тем самым не только спасти Москву, но и положить начало серьезному разгрому противника можно лишь активными действиями с решительной целью. Если мы этого не сделаем в ближайшие дни, то будет поздно».

Подготовка контрнаступления под Москвой проводилась одновременно с организацией отпора врагу на подступах к Москве, что было еще тяжелее. Это нашло свое выражение как в использовании резервов, так и в перегруппировке войск на фронтах. Подготовка и выдвижение 1-й ударной и 10-й армий на наиболее ответственные направления севернее и южнее Москвы, переброска 2-го (1-го гвардейского) кавалерийского корпуса и других соединений под Каширу, то есть сосредоточение усилий на флангах Западного фронта, где создалась наиболее угрожающая обстановка, совпадали с общим замыслом организации контрнаступления. Именно на этих направлениях намечались главные удары фронтов, и именно эти силы в конце ноября начали наносить противнику сокрушительные контрудары, которые переросли в контрнаступление. Формирование 20-й армии севернее Москвы из действовавших здесь и прибывших на усиление частей и соединений, 61-й резервной армии за правым крылом Юго-Западного фронта и 26-й резервной армии восточнее Москвы проводилось с двоякой целью: использовать их в случае надобности в обороне, а если этого не потребуется, для развития контрнаступления.

К началу декабря 1941 г. в составе войск трех фронтов, которые через несколько дней перешли в контрнаступление, после усиления их резервами Ставки имелось около 760 тыс. человек, 5200 орудий и минометов, 415 установок реактивной артиллерии, около 670 танков и 860 самолетов. Противник имел более 800 тыс. человек (только в дивизиях), 10400 орудий и минометов, 1000 танков и более 600самолетов. Таким образом, общее превосходство в силах и средствах над противником не было обеспечено. Советские войска при некотором превосходстве в самолетах имели почти вдвое меньше артиллерии, на одну треть — танков и уступали в количестве людей. Не удалось создать численного превосходства и на направлениях главных ударов Западного фронта. Небольшой перевес в силах создавался на узких участках в полосе наступления армий на направлениях их главных ударов за счет ослабления соседних участков. Такое соотношение сил характеризует и наряду с другими обстоятельствами объясняет трудности в проведении контрнаступления.

В сложной обстановке, создавшейся в первых числах декабря, очень важно было верно определить нужный момент для перехода от обороны к контрнаступлению. Советское командование сделало это умело и весьма точно. Ставка внимательно и постоянно следила за событиями на фронте. И. В. Сталин ежедневно и по нескольку раз в день запрашивал командующего Западным фронтом о ходе боев и обстановке на полях сражений и не разрешал расходовать резервы. Об изменении обстановки на Западном фронте Г. К. Жуков пишет: «В последних числах ноября допросы пленных, данные разведки и особенно информация партизанских отрядов, действовавших в Подмосковье, дали нам возможность установить, что в тылу врага больше нет резервных войск. В первых числах декабря мы ощутили, что враг выдыхается и что для ведения серьезных наступательных действий на московском направлении у него не хватает сил».

При подведении итогов первых дней контрнаступления, командования фронтов разработали рекомендации по ускорению темпов контрнаступления и повышению эффективности боев.

Среди этих причин отмечались фронтальность наступления и недостаточное применение охватов и обходов. В директиве военного совета Западного фронта от 9 декабря 1941 г. говорилось: «Некоторые наши части вместо обходов и окружения противника выталкивают его с фронта лобовым наступлением, вместо просачивания между укреплениями противника топчутся на месте перед этими укреплениями, жалуясь на трудности ведения боя и большие потери. Все эти отрицательные способы ведения боя играют на руку врагу, давая ему возможность планомерно отходить на новые рубежи, приводить себя в порядок и вновь организовывать сопротивление нашим частям». Войска получили указание создавать сильные ударные группы с танками, конницей, автоматчиками, средствами противотанковой обороны для действия их в тылу войск противника и лишения их возможности маневрировать. В первую очередь они должны были уничтожать горючее и средства артиллерийской тяги врага. Действия таких групп обязательно нужно было обеспечивать разведкой и охранением.

Советским войскам, не владевшим еще опытом проведения наступления большого масштаба, пришлось учиться в ходе боев. Обучение было трудным: войска не имели количественного превосходства над врагом. Но даже и в этих условиях результаты обучения были значительны. И. С. Конев писал об этом: «Эти бои нас многому научили. Они показали стойкость и героизм наших войск, дали большой опыт командованию и штабам, показали, как нужно бить врага не числом, а умением. Высокий боевой дух наших войск, их стойкость, их воля к победе — все это компенсировало недостатки в вооружении и боевой технике, которые мы тогда испытывали».

Указание о создании подвижных ударных групп было проведено в жизнь. Во многих армиях начали действовать подвижные группы. Темпы наступления фронтов увеличились.

12 декабря был освобожден Солнечногорск. 11 декабря группа войск генерала А. П. Белобородова освободила город Истру. Подвижные группы генералов Ф. Т. Ремизова и М. Е. Катукова обошли истринский водный рубеж с севера и юга, и 15 декабря сильный оборонительный рубеж противника был преодолен 16-й армией. Это позволило войскам армии развивать наступление на Волоколамск. В ночь на 15 декабря 1941 г. войска 30-й и 1-й ударной армий выбили упорно сопротивлявшегося врага из Клина и освободили город.

Страна радостно встретила сообщение Совинформбюро 13 декабря о первых итогах победы под Москвой.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин, посетивший в связи с освобождением Клина 1-ю ударную армию, в речи на митинге высоко оценил успехи армии. Он сказал, что они измеряются не только отвоеванной к тому времени советской землей. Как подчеркнул Михаил Иванович, «Главное заключается в том, что вы приучаете немцев быть битыми».

Немецко-фашистскому командованию после первых же поражений в битве под Москвой пришлось срочно пересмотреть план ведения войны. 8 декабря 1941 г. Гитлер издал директиву № 39 о переходе германских вооруженных сил к обороне на всем советско-германском фронте. Главной причиной перехода к обороне Гитлер лживо назвал «преждевременное наступление холодной зимы на Восточном фронте и возникшие в связи с этим затруднения в подвозе снабжения».

Дело, конечно, было не в холодах, хотя гитлеровцы и плохо подготовились к ним, оставив свою армию без зимнего обмундирования. Причиной вынужденного перехода к обороне явились просчеты нацистского руководства в отношении преданности советских людей своему Отечеству, их морального единства и сплоченности, в отношении могущества Вооруженных Сил и гибкости советского стратегического руководства. Переход врага к стратегической обороне означал полный провал нацистского «блицкрига» — плана молниеносной» войны против СССР.

Однако одно дело принять решение о переходе к обороне, а другое — провести его в жизнь. Удары советских войск не давали врагу возможности остановиться, создать оборонительные рубежи. Фашистам приходилось отступать, оставляя одну позицию за другой. Гитлеру и его окружению стало ясно, что начавшийся отход немецких армий может перерасти в бегство, деморализовать войска и от престижа «непобедимой» доселе фашистской армии не останется и следа.

16 декабря Гитлер издал строгий приказ, в котором потребовал от группы армий «Север» после отхода ее войск на рубеж реки Волхов «оборонять указанный рубеж до последнего солдата, не отступать больше ни на шаг и тем самым продолжать блокаду Ленинграда». В адрес группы армий «Центр» говорилось: «Недопустимо никакое значительное отступление, так как оно приведет к полной потере тяжелого оружия и материальной части». Гитлер требовал, чтобы командующие армиями, командиры соединений и все офицеры «своим личным примером заставили войска с фанатичным упорством оборонять занимаемые позиции, не обращая внимания на противника, прорывающегося на флангах и в тыл». Только в таком способе ведения боевых действий Гитлер видел возможность выигрыша времени для переброски подкреплений из Германии и с Запада. От группы армий «Юг» он также требовал удержания занимаемых ее войсками рубежей.

Однако удары советских войск вынуждали немецкие армии нарушать приказы командования, оставлять в ходе боя один рубеж за другим. Гитлеровскими захватчиками все чаще «снились» устрашающие картины зимнего отступления французских захватчиков 1812г.

8. Первые победы Советской армии

За Красную Поляну и Белый Раст более суток бились Войска 20-й армии. Сломив здесь сопротивление врага, они продвинулись на северо-запад и 10 декабря завязали бои за Солнечногорск.

Не менее упорные бои вела 16-я армия генерала К. К. Рокоссовского. Лишь 8 декабря ее войскам удалось захватить сильный опорный пункт противника — поселок Крюково. После этого гитлеровцы начали с боями отступать в направлении Истры и Истринского водохранилища.

На левом крыле Западного фронта, на тульском направлении, удар 10-й армии явился для врага полной неожиданностью. Эта армия вступала в сражение с марша, по мере прибытия ее дивизий. 7 декабря она освободила Михайлов и Серебряные Пруды и, развивая наступление на Сталиногорск, на второй день перерезала железную дорогу Кашира — Павелец.

Во главе 10-й армии стоял генерал Ф. И. Голиков. Филипп Иванович, командир полка времен гражданской войны, член КПСС с 1918 г., Великую Отечественную войну встретил в должности заместителя начальника Генерального штаба.

Успех 10-й армии улучшил обстановку в районе Тулы. Продолжал развивать успех и 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала П. А. Белова. Совместно с войсками 49-й и 50-й армий, которыми командовали генералы И. Г. Захаркин и И. В. Болдин, он разгромил противника в районе Лаптеве. Было очищено от врага шоссе Тула — Москва и восстановлено сообщение с Тулой.

Командование 2-й немецкой танковой армии, боясь полного окружения своих войск восточнее Тулы, поспешило отдать приказ об отходе их из «мешка», в котором они оказались. Войска 2-й танковой армии Гудериана покатились на запад, бросая боевую технику и снаряжение.

6 декабря перешла в контрнаступление 13-я армия под командованием генерала А. М. Городнянского, главный удар которой был направлен на Елец. На второй день в контрнаступление включилась главная ударная группировка правого крыла Юго-Западного фронта, которую возглавлял генерал Ф. Я. Костенко. Она наносила удар с юга, стремясь глубоко охватить елецкую группировку противника с запада и совместно с 13-й армией окружить ее. В прорыв фронтовой группы был введен 5-й кавалерийский корпус генерала В. Д. Крюченкина, который вначале имел успех, но затем, как и другие войска, понадеявшись на лобовые атаки на вражеские позиции и боями за населенные пункты, замедлил темп продвижения. Тем не менее противник, теснимый советскими войсками с востока и юга, вынужден был принимать меры по отводу войск из «мешка».

16 декабря группа генерала Ф. Я. Костенко, выйдя в район Орево-Петровское (70 км северо-западнее Ельца), перехватила железную дорогу Елец — Орел и перерезала пути отступления елецкой группировке противника. 34-й армейский корпус противника при отходе попал под удар 5-го кавалерийского корпуса. 3-я армия генерала Ч. Г. Крейзера перешла в наступление 11 декабря. На следующий день ее части окружили в районе Ефремова пехотный полк 293-й немецкой дивизии и в тот же день освободили этот город. Для легализации прорыва советских войск противник снял из-под Тулы 17-ю танковую дивизию. В связи с поражением фашистских войск южнее Тулы и в районе Ельца Гальдер в своем дневнике записал: «134-я и 45-я пехотные дивизии вообще более не боеспособны. Снабжение отсутствует. Командование войск на участке фронта между Тулой и Курском потерпело полное банкротство».

К середине декабря войска правого крыла Юго-Западного фронта завершили разгром 34-го немецкого армейского корпуса (45, 95 и 134-я пехотные дивизии) в районе между Ельцом и Ливнами. На этом Елецкая операция закончилась. 16 декабря между 10-й и 3-й армиями была введена в сражение 61-я армия. В результате разгрома елецкой группировки врага советские войска получили возможность наступать на Орел.

Продвигаясь на запад, советские воины освобождали все новые и новые населенные пункты. Они увидели, что принесли захватчики советским людям. Сожженные города и села, виселицы, уничтоженные культурные ценности, взорванные памятники старины, зверские расправы с мирным населением, рабский труд — все это вызывало ненависть к фашизму. Желание как можно скорее очистить от него советскую землю повышало наступательный дух бойцов.

В середине и в конце декабря 1941 г. контрнаступление войск Калининского, Западного и Брянского фронтов продолжалось. Темпы продвижения не снижались. В контрнаступление с 18 декабря включились войска центра Западного фронта.

Войска правого крыла Западного фронта, после того как они нанесли поражение 3-й и 4-й танковым группам в районах Клина, Солнечногорска и Истринского водохранилища, продолжали преследовать отходившего противника. Немецко-фашистское командование отводило главные силы танковых групп на подготовленный рубеж рек Лама и Руза. Отступление вражеских войск прикрывалось сильными арьергардами и заграждениями, которые противник устраивал в населенных пунктах и в узлах дорог. Ломая сопротивление гитлеровцев, советские войска 20 декабря вышли к рекам Лама и Руза на фронте от Лотошина до Рузы. В тот же день группы Ремизова и Катукова совместными усилиями освободили Волоколамск. Попытка прорвать оборону противника на укрепленном рубеже успеха не имела. Наступление здесь пришлось приостановить.[7]

18 декабря армии правого крыла Юго-Западного фронта и прибывшие из резерва Ставки в район южнее Тулы были объединены в Брянский фронт, командующим которого был назначен генерал-полковник Я. Т. Черевиченко.

На левом крыле Западного фронта обстановка сложилась более благоприятно. Силы противника на елецком и тульском направлениях были растянуты на широком фронте. Западный фронт во взаимодействии с правым крылом Юго-Западного фронта глубоко охватил две немецкие армии. Естественных рубежей, за которые мог бы ухватиться противник, до Оки на участке от Алексина до Орла не было. Попытки создать оборонительную группировку противнику никак не удавались. 18 декабря для закрытия прорыва 50-й армии Гудериан начал перебрасывать наспех созданные сборные команды, железнодорожные и саперные подразделения.

В период с 20 декабря 1941 г. по 7 января 1942 г. войска левого крыла Западного фронта, продолжая успешное наступление, преодолели рубеж реки Ока и продвинулись на запад более чем на 100 км. Они освободили ряд городов и узлов дорог, в том числе Калугу, Белев, Мосальск, Мещовск, Козельск, и заняли выгодное положение для наступления на Вязьму с юга. Центральные армии Западного фронта — 33-я и 43-я — перешли в контрнаступление 18 декабря. Против них противник успел создать надежную глубокую оборону. Прорвать ее в первую неделю наступления советские войска не смогли. В полосе 33-й армии упорные бои развернулись в районе Наро-Фоминска, который был освобожден 26 декабря. К концу декабря войска 43-й армии форсировали реки Протва и Лужа, 2 января 1942 г. они освободили Малоярославец и 4 января — Боровск. К 8 января дивизии 33-й и 43-й армий продвинулись с боями еще на 10— 25 км.

9. Итоги контрнаступления под Москвой

В ходе контрнаступления советских войск немецко-фашистские войска потерпели серьезное поражение: 11 танковых, 4 моторизованные и 23 пехотные дивизии были разбиты, остальные дивизии группы армий «Центр» понесли большие потери. Общий урон противника, включая раненых и больных, составил не менее 300 тыс. человек. Пронивник потерял тысячи орудий и минометов, пулеметов, автоматов, автомашин, сотни самолетов. Поля Подмосковья были загромождены вооружением, брошенным противником. С начала войны, по свидетельству Гальдера, гитлеровцы потеряли около 1 млн. человек.

В ходе контрнаступления враг был отброшен от Москвы на 100— 250 км. Наибольшему разгрому подверглись фланговые, самые сильные и опасные ударные группировки противника, подошедшие ближе всего к Москве. Их разгром снял непосредственную угрозу столице Советского государства.

Это была первая крупная победа над зарвавшимися фашистскими захватчиками. Это было первое крупное поражение нацистской Германии во второй мировой войне, за которым с восхищением и надеждой следил весь мир.

Победа под Москвой была завоевана совместными усилиями всех видов Вооруженных Сил при решающей роли сухопутных войск.

Первая крупная победа Советской Армии сыграла огромную роль в дальнейшем укреплении веры советских людей в успех своей борьбы, в окончательную и полную победу над фашистской Германией. Она еще больше укрепила их моральный дух и готовность довести начатое дело до конца, а также, развеяв миф о непобедимости гитлеровских войск, показала пример всему миру. Весь народ, все воины убедились, что их усилия и жертвы не пропали даром. Отцы и матери, братья и сестры, дети погибших в первые месяцы войны сознавали, что их утраты не напрасны, что их сыновья и дочери, их родные незримо участвовали в долгожданной победе над фашистскими извергами, что и они внесли свой вклад в подготовку этой победы.

Заключение. Значение битвы под Москвой

Разгром гитлеровских войск под Москвой потряс фашистскую Германию. Сразу же после поражения под Москвой остро встала проблема мобилизации новых людских контингентов, увеличения производства военной техники и вооружения, переориентировки всей экономики на длительную войну на советско-германском фронте - решающем фронте второй мировой войны, что дало войскам союзников СССР на Западном фронте собраться с силами.

В этих условиях, по словам немецкого генерала Фрома, «для обеспечения Восточного фронта производство должно быть повернуто на 180 градусов». Стремясь стабилизировать положение на Восточном фронте, германское командование вынуждено было перебрасывать с других театров военных действий крупные контингенты войск.

Важнейшим итогом военных действий на советско-германском фронте в 1941 году явился срыв плана «молниеносной войны» против СССР. Провал фашистского блицкрига поставил фашистскую Германию перед перспективой ведения длительной войны на два фронта, к которой не были подготовлены ни ее вооруженные силы, ни ее экономика. Высшее политическое и военное руководство после поражения под Москвой было обеспокоено тем, как восстановить резко пошатнувшийся политический и военный престиж, как приспособить к затяжной войне все то, что предназначалось для блицкрига. Гитлеровские генштабисты вынуждены были пересматривать свои планы дальнейшего ведения войны, стремясь подправить и подштопать расползавшийся по всем швам стратегический план войны против СССР.

Но из этого, как известно, ничего не вышло. Фашистская доктрина блицкрига, рассчитанная на единоборство армий воюющих государств, главным образом на единоборство с более слабыми армиями, противостоящими немецко-фашистскому вермахту, встретила в СССР противодействие не только сильных Вооруженных Сил, но и духа русского народа. В этом заключалась основная причина несостоятельности доктрины блицкрига и ее провала в 1941 году в войне против Советского Союза. «Планы Гитлера,— пишет западногерманский историк К. Рейнгардт, - вместе с ними шансы на успешное ведение войны Германией потерпели провал уже в октябре и самое позднее в декабре 1941 года, с началом контрнаступления русских под Москвой. Стратегия блицкрига после поражения группы армий «Центр» под Москвой была развеяна в прах. Германия уже не могла восполнять всевозрастающий недостаток в людских ресурсах, что все больше и больше ограничивало ее военный и военно-экономический потенциал».

Под Москвой был не только прегражден путь агрессору к столице. Здесь закладывался фундамент для будущих решающих побед. Под Москвой загоралась заря победы над фашизмом, победы, путь которой лежал через Сталинград и Курск, Кавказ и Карпаты, через Белоруссию и Польшу и закончился в Берлине.

В битве под Москвой шло единоборство двух политик и двух стратегий: с одной стороны - политики агрессии и стратегии блицкрига, а с другой - политики и стратегии защиты завоеваний социализма. Победа под Москвой была достигнута благодаря превосходству советского военного искусства над военным искусством противника. Советское Верховное командование, командующие фронтами, штабы, командно-политический состав Советской Армии проявили умение, организованность, искусство в решении сложнейшей проблемы - достижении победы в невыгодно сложившейся стратегической обстановке начального периода войны. Советская военная стратегия одержала верх в этом серьезном испытании. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой привел к коренному изменению всего дальнейшего хода второй мировой войны, оказал серьезное влияние на другие театры военных действий, способствовал подъему освободительной борьбы в странах Европы, укреплению антигитлеровской коалиции, не дал фашистам установить новый мировой порядок.

Московская партийная организация с самых первых дней войны всю свою деятельность переключила с мирного строительства на создание условий для разгрома врага. Только за пять месяцев войны на фронт ушло около 110 тыс. коммунистов, в том числе большая часть партийного актива столицы и области, а также свыше 260 тыс. московских комсомольцев.

Историческое значение победы под Москвой состоит и в том, что она изменила международную обстановку: способствовала укреплению антигитлеровской коалиции, вселяла уверенность народных масс порабощенных стран в победе над фашизмом, ослабляла коалицию агрессивных стран, подорвала экономические, военные и моральные силы германского фашизма. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой явился началом гибели гитлеровского вермахта, начало крушения фашистской Германии.

Библиография

  1. Лобов В.Н. Военная хитрость.: Москва, Военное издательство, 1992 г.
  2. Великая Отечественная Война.: Москва, 1973 г.
  3. Самсонов А.М. Москва, 1941 год: от трагедии поражений - к великой победе.: Москва, Московский рабочий, 1991 г.
  4. Битва за Москву.: Москва, "Современник", 1984 г.
  5. Москва военная.: Москва, "Россия молодая", 1995 г.
  6. Верст Н. История Советского государства. – М., 2000г.

7. История России/под ред.Сахарова А.Н. – М., - 2003г.

Приложени


[1] История России/под ред.Сахарова А.Н. – М., - 2003г.

[2] Лобов В.Н. Военная хитрость. - Москва, Военное издательство, - 1992 г.

[3] Верст Н. История Советского государства. – М., 2000г.

[4] Отечественная история ХХ век/ под ред Введенкого Р.М. – 1998г.

[5] Самсонов А.М. Москва, 1941 год: от трагедии поражений - к великой победе.: Москва, Московский рабочий, 1991 г.

[6] Самсонов А.М. Москва, 1941 год: от трагедии поражений - к великой победе.: Москва, Московский рабочий, 1991 г.

[7] Самсонов А.М. Москва, 1941 год: от трагедии поражений - к великой победе.: Москва, Московский рабочий, 1991 г.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:23:40 01 сентября 2019
.
.17:23:39 01 сентября 2019
.
.17:23:38 01 сентября 2019
.
.17:23:37 01 сентября 2019
.
.17:23:36 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: План Барбаросса 5 Первый этап битвы за Москву 6 Наступательные действия Советской армии летом 1941 года 8

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258774)
Комментарии (3487)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru