Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Содержательные основы и «белые пятна» Великой Отечественной войны в контексте истории России и всеобщей истории

Название: Содержательные основы и «белые пятна» Великой Отечественной войны в контексте истории России и всеобщей истории
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 07:48:13 15 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 262 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РФ

Краснодарский институт дополнительного

профессионального педагогического образования

Содержательные основы и «белые пятна» Великой Отечественной войны в контексте истории России и всеобщей истории

Васильев С.С.

к.и.н., доцент кафедры обществоведческих дисциплин

ККИДППО

План

ВВЕДЕНИЕ............................................................................................................

1. СООТНОШЕНИЕ СИЛ ВЕРМАХТА И КРАСНОЙ АРМИИ ДО НАЧАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ И ЛЕТНЕЕ ПОРАЖЕНИЕ 1941 ГОДА..........................

2. ОПЕРАЦИЯ «ТАЙФУН»....................................................................................

3. «10 СТАЛИНСКИХ УДАРОВ» (ОПЕРАЦИЯ БАГРАТИОН)........................

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.........................................................................................................

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ......................................................

ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

СУЩНОСТЬ ПРОБЛЕМАТИКИ

Изначально это был лекционный спецкурс, который читался мной на историческом факультете КубГУ и назывался «Причины поражений и побед Красной Армии в 1941 – 1945 гг.». Накануне шестидесятилетия Великой Победы была сформирована лекция научно-популярного характера под заголовком «Причины поражений и побед Красной Армии в начальном и заключительном этапах Великой Отечественной войны».

Затем этот спецкурс был несколько упрощен – сокращены данные, посвященные историографии и источниковедению, подняты вопросы методического характера, определенно трансформировано содержание курса, а также название, он теперь называется «Содержательные основы и «белые пятна» Великой Отечественной войны в контексте истории России и всеобщей истории».

Так как в выделяемое мне на этот курс время (в 1-2 пары) осветить тот объем, на который у меня раньше уходил семестр невозможно, я взял для рассмотрения три основных вопроса

С сегодняшним изменением политического устройства и идеологической конъюнктуры в России появилось большое количество новых публикаций, в которых авторы дают свою оригинальную оценку событиям Великой Отечественной войны, поэтому возникает вполне объяснимое желание разобраться в многообразии позиций историков и получить объективную оценку происходившим в годы Великой Отечественной войны событиям.

Данная тематика весьма неоднозначно трактуется и в учебной литературе, поэтому будет совсем не лишним рассмотреть хотя-бы основные подходы и оценки главных вех Великой Отечественной войны.

Изучая доступную на сегодняшний день литературу, удалось обнаружить общность взглядов ряда историков и публицистов.

Здесь можно выделить две больших группы:

Так, первая группа, в которую входят следующие историки: Н.К. Попель, С.А. Костюченко, А.Ф. Корольченко поддерживают официальную точку зрения о том, что СССР не был готов к войне и не готовился первым напасть, что боевой потенциал у СССР накануне войны был ниже, и тактика и орудия бесполезно устарели.

Другие - В. Суворов, В. Бешанов, И. Бунич, Б. Соколов отстаивают версию о полной готовности СССР к войне, о неправильном ведении боевых действий и даже считают СССР развязчиком Второй Мировой войны. Вы наверное помните в 90-х годах среди историков ходила гипотеза «войны малой кровью на чужой территории». Но до сих пор она так и не приобрела форму полновесной исторической концепции.

Возвращаясь к основному вопросу лекции, скажу лишь, что каждая версия имеет право на жизнь.

И данные факты будут появляться вновь, пока не будет создана официальная история СССР во Второй Мировой войне, как это сделано в остальных странах участниках.

Например, в Германии она написана в 38 томах, в Японии - в 96, в России остается 12-томная Советская версия, которая не выдерживает никакой критики.

Цель данной лекции: описать причины победы и поражений Советских войск в начальный и заключительный периоды войны.

Согласно поставленной цели реализуются следующие задачи:

- охарактеризовать соотношение военных сил Германии и СССР накануне войны;

- раскрыть операцию германского командования «Тайфун»;

- описать так называемый «5-ый Сталинский удар».

1. СООТНОШЕНИЕ СИЛ ВЕРМАХТА И КРАСНОЙ АРМИИ ДО НАЧАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ И ЛЕТНЕЕ ПОРАЖЕНИЕ

1941 ГОДА

До сих пор считается, что Красная Армия хотя и имела преимущество в количестве, но уступала в качестве танковым и авиационным силам Вермахта. Официальной историей в учет берутся только танки Т-34 и КВ, которых в западных округах на 22 июня 1941 г. было 1861 машин (636 KB и 1225 Т-34). Остальные 24 тысячи танков назывались легкими и устаревшими или вообще никому ненужным хламом.

Чтобы оценить ТТХ основных боевых машин Вермахта и Красной Армии, рассмотрим танки обеих сторон с указанием их ТТХ. На момент нападения на СССР Германская Армия имела следующие типы танков: T-I, Т-II, Т-Ш, T-IV, 38(t) и 35(t) выпускавшиеся фирмой «Шкода» и САУ, которые к танковым войскам не относились и входили в состав пехотных частей.

Основными танками СССР были танки: Т-26, БТ - различных модификаций, Т-28, Т-35, единственные в то время плавающие танки в мире Т-37 и Т-38, Т-40, Т-34 и КВ, лобовую броню которых не мог пробить ни один танк Вермахта.

Если сравнить данные танки СССР с танками Вермахта, то окажется что, так называемые, устаревшие машины хотя и уступали по бронированию и защите танкам Т-Ш и T-IV, но превосходили их по маневренности и скорости, а по вооружению БТ-7 превосходил основной танк Вермахта Т-Ш. Установленная на танках СССР Т-26, БТ-27 45 мм пушка могла эффективно бороться с любым танком Вермахта того периода.

К безнадежно устаревшим отнесли советский средний танк Т-28, выпуск которого был прекращен только в 1940 г.

Снаряд 76 мм пушки Т-28, мог эффективно поражать танки Вермахта с любой дистанции боя.

При этом с 1933 года СССР выпускал по настоящему тяжелый танк пятибашенный Т-35, массой = 50 т (для сравнения «Пантера» весила 46,5 т). Танк Т-35 был вооружен 172 мм пушкой, двумя 45 мм пушками и 6 пулеметами.

Были на вооружении СССР также и плавающие танки Т-37А. Можно было бы сказать, что этот танк, как и аналогичные танки Т-38 и Т-40 являются легкими и слабыми, так же как и немецкий T-I. Но в отличие от немецкого танка они могли плавать. В то время СССР был единственной страной в мире, которая выпускала плавающие танки, которые очень эффективны при проведении наступательных операций, при форсировании рек и других водных преград.

Допустим, если мы поплывем через Кубань на тяжелом танке, то редкий «Тигр» доплывет до середины реки.

Также на вооружении Красной Армии состояло около 5 тысяч бронеавтомобилей. Наиболее распространенными были БА-10 и БА-11, вооруженные 45 мм противотанковой пушкой.

В послевоенных мемуарах советских военачальников наши танки назывались страшно огнеопасными и горели как свечки, но я не думаю, что бензиновый двигатель «Майбах», установленный на немецких танках был не очень огнеопасным и горел как-то особеннее, чем бензиновый двигатель на советских танках. А ведь на всех немецких танках вплоть до конца войны устанавливались бензиновые двигатели.

Отдельно я хотел бы остановиться на описании танков Т-34 и КВ. Танк Т-34 считается базой для всех современных танков, так как на тот момент нес все признаки современного боевого танка, а именно противоснарядное бронирование с рациональными углами брони, длинноствольную противотанковую пушку, мощный дизельный двигатель, широкую гусеницу и передовую по тем временам компоновку, которая заключалась в следующем: на всех танках западных стран (Германии, Великобритании, Франции, США), которые занимались самостоятельным танкостроением, двигатель располагался в задней части, а силовая передача и ведущий в передней. Для соединения с двигателем, через весь корпус проходил карданный вал, это приводило к следующему: чем мощнее двигатель, тем больше карданный вал, тем больше места он занимал в боевом отделении, в связи с этим увеличивались высота и размеры танка. Соответственно, чем больше высота и размеры, тем на большей площади приходится располагать бронирование, что увеличивает вес танка.

Образуется замкнутый круг. Мощнее двигатель, более крупный карданный вал, увеличиваются размеры танка, становится тяжелее броня и вес машины.

Компоновка советских танков была следующей: двигатель и силовая передача размещались сзади, в связи с этим карданный вал не требовался, при этом, танк обладал таким новшеством, как широкая гусеница, что позволяло советской машине свободно передвигаться по целине и снегу. Это особенно актуально в условиях российского ландшафта.

В ходе испытаний с расстояния 1500 м снаряд советского тяжелого танка ИС-2 пробил лобовую броню, прошел все боевое отделение и застрял в двигателе «Пантеры», с той же дистанции ни «Пантера» ни еще более тяжелый «Тигр» броню ИС-2 не пробивали.

Так, советским танкам, находясь в одинаковой весовой категории с немецкими, удавалось быть лучше бронированными и вооруженными.

При этом удельное давление на грунт танка Т-34 было меньше, чем у немецкого Т-П. Результаты боев немецких танков против танков Т-34 показали, что Германские Т-Ш и T-IV имели шансы на победу, только при благоприятных условиях: засада, близкая дистанция, захват врасплох.

Тяжелые танки КВ-1 и особенно КВ-2 весом 40-45 тонн, создавались, в основном, для борьбы с Дотами и укрепленными точками противника

До июня 1944 года было выпущено 1225 танков Т-34 и 636 танков КВ. при этом в приграничных округах находилось 967 танков Т-34 и 508 танков КВ.

Таким образом, летом 1941 года немецкий Вермахт действительно был сильнейшей армией мира, что делало его серьезным противником, но не количественного, ни качественного превосходства в боевой технике по сравнением с Красной Армией он не имел.

Однако подготовка личного состава танковых войск в СССР оставляла желать лучшего, в предвоенный период на подготовку механика-водителя отводилось всего 15 часов, а в войсках Вермахта не менее 50 часов.

Сроки обучения в советских танковых училищах сокращены до двух лет. Из-за большого количества техники и нехватки квалифицированных кадров все это плачевно сказалось в первые месяцы боевых действий.

Далее рассмотрим расположение войск Вермахта и Красной Армии, перед началом боевых действий.

Немецкие войска состояли из 3 основных групп.

1. Группа армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршала Вельгельма фон Лееб, развернутая в Восточной Пруссии.

Здесь Вермахт имел более чем двукратное превосходство в живой силе, но в остальном же уступал войскам округа в танках и авиации.

2. Группа армий «Центр» под командованием генерала-фельдмаршала фон Бока. В группировку входили 9-я и 4-я армии, 2 и 3 танковые группы. Всего 50 дивизий и 2 моторизованные бригады. Наступление группы армий «Центр» поддерживал 2-ой воздушный флот.

Им противостоял Западный особый военный округ под командованием генерала армии Г.Д. Павлова. На нем необходимо остановиться подробней. В составе 3, 4, 10 и 13 армий. Всего 44 дивизии, в том числе 12 танковых, 6 механизированных, 2 кавалерийские. Третья армия была развернута в районе Гродно. В составе 3-ей армии входит 11-ый механизированный корпус. Самая мощная армия центрального фронта располагалась в Белостокском выступе, который в мирное время с трех сторон был окружен вражеской территорией. В ее состав входил 6 и 13 механизированный корпус. 13-ый корпус был не полностью укомплектован и имел в своем составе 282 танка и в состав 6 механизированного корпуса входил 1131 танк, в том числе 452 тяжелых KB и 288 Т-34. Данную армию прикрывала 9-я смешанная авиационная дивизия в составе 469 боевых самолетов, в том числе 176 новейших МИГ-3.

На левом фланге Брестско-Минское направление прикрывала 4 армия, в состав которой входил 14 механизированный корпус около 600 танков. Воздушное прикрытие обеспечивала 10 смешанная авиадивизия в составе 241 самолета.

Таким образом, на 22 июня советская группировка не имела ни наступательной, ни оборонительной конфигурации, в тоже время Вермахт определив в развертывании и сконцентрировав на направлении Бреста в полосе 4 армии и Гродно в полосе 3 армии ударные группировки, сумел добиться существенного превосходства на этих направлениях.

3. На южном направлении была сосредоточена группа армий «Юг». Под командованием генерал-фельдмаршала Герда фон Рундштедта и была готова к наступлению на рубеже от Люблина до устья Дуная. В ее состав входили 6-я, 17-я, 11-я немецкие 3-я и 4-я румынские армии и венгерский корпус.

Румынские войска должны были взаимодействовать с немцами и оказывать помощь в организации тыла. По мнению Гитлера: «От румын вообще ничего нельзя ожидать. Возможно, они будут в состоянии лишь обороняться под прикрытием сильной бригады».

Резерв группы армий «Юг» составляла 1 пехотная и 1 горнострелковая дивизия.

Немецкой группе армий «Юг» противостояло 80 дивизий Киевского и Одесского военного округов.

4. Наступление на Мурманск и Ленинград со стороны Финляндии и Норвегии входило в задачу относительно небольшой немецко-финской группировки, имевшей в своем составе 407.400 человек.

Им противостояли войска Ленинградского особого округа (Северного фронта), развернутого от Корельского перешейка до Мурманска, имевшего в своем составе 426.230 человек.

Соотношение сил на западной границе СССР на 22 июня 1941 года выглядела следующим образом:

РККА Вермахта и его союзников

личный состав (чел.) 3.289.851 4.306.800

орудий и минометов 59.789 42.601

танков и штурмовых 15.687 4.131

орудий

самолеты 10.743 4.826

Таким образом, группировка Советских войск на западных границах была достаточно мощной.

Противник превосходил РККА лишь по численности личного состава, так как был полностью отмобилизован.

Можно сделать вывод, что Германское командование развернуло на Восточном фронте основную часть Вермахта и не смогло добиться подавляющего превосходства в силах, не только в полосе всего будущего фронта, но и в полосах отдельных групп армии.

В резерве у главного командования Германских сухопутных войск имелась еще 2-ая армия, в составе 21 пехотной, 2 танковых и 1 моторизованной дивизии.

Однако Красная Армия не была отмобилизована и не закончила процесс стратегического развертывания, т.е. не имела ни оборонительной, ни наступательной конфигурации.

Вследствие этого части 1 эшелона войск прикрытия значительно уступали противнику, части которого непосредственно были развернуты возле границы.

Подобное расположение Советских войск позволило громить их по частям.

Наиболее благоприятное для немцев расположение сил сложилось в полосе Армии «Центр», поскольку именно на этом направлении наносился главный удар всей Восточной компании. Здесь же наблюдалось небольшое немецкое превосходство в танках. На остальных направлениях, даже в полосах армии прикрытия имело место Советское превосходство в танках.

Но 22 июня застигнутые врасплох Советские войска не были мобилизованы, не имели развернутых танковых структур и лишь завершали создание органов управления. Из дивизий прикрытия только 38 не полностью отмобилизованных дивизий могли оказать отпор врагу, остальные войска либо находились в местах постоянной дислокации, либо в лагерях, либо на марше.

И вот, обеспечив внезапность нападения, создав мощные оперативные группировки своих полностью боеготовных сил на нанесении основных ударов, германское командование создало благоприятные условия для захвата стратегической инициативы и успешного проведения первых наступательных операций. Если рассмотреть карту территорий Белоруссии и Украины на 1941 год, то получится, что самые мощные группировки Советских войск находились в двух выступах Белостокском и Львовском.

При этом немецкие войска уже в мирное время с трех сторон окружали данные выступы. Для обороны данные выступы явно не были пригодны. Ни Советская, ни Российская современная история не отрицают тех фактов, что Советские войска были очень близко расположены к границе, аэродромы также были выдвинуты к пограничной зоне.

Например, аэродром 10 смешанной авиадивизии 4 армии Западного фронта в районе Бреста находился в 2-х километрах от западной границы. Что фактически позволило в первый день войны практически уничтожить все авиационное прикрытие данной армии. Фактически конфигурация Советских войск на границе с точки зрения обороны была явно неудачна. Войска выдвинуты вплотную к границе, склады, базы снабжения и ремонтные части находятся в приграничной зоне.

В результате первого немецкого удара войска вынуждены были начать отход, в результате чего немцам удалось захватить огромное количество запасов Красной Армии. Только западный фронт потерял 4 тысячи 216 вагонов с боеприпасами, а вся Красная Армия в течение 1 периода войны около 500 тысяч тонн снарядов.

Уже на 10 день войны 1/3 расходов горючего Германская армия использовала за счет трофейных запасов. То же самое можно сказать о запасах продовольствия, обмундирования и медикаментов.

За первые месяцы войны было потеряно 303 пороховых и снарядных заводов, что составляет 85% от общего числа. Эти предприятия также располагались в основном в западных участках страны.

В результате того, что основные группировки были расположены в выступах Львовском и Белостокском они были окружены и уничтожены наступающими войсками. В некоторых источниках считается, что СССР готовил нападение на Германию.

Нам, гражданским историкам, трудно судить об этом, потому, что нет соответствующего исторического материала, подтверждающий этот факт. В то же время, я считаю, и есть большой исторический материал, который доказывает это, что Красная Армия к оборонительным боевым действиям не готовилась. Основной доктриной Красной Армии считалась наступательная.

Именно в СССР в 1932 году под руководством генерала В.К. Триандофилова была разработана теория глубокой наступательной операции. Которая полностью соответствовала господствующей в те годы идеологии и была выдержана в духе своего времени.

Ее сущность заключалась в одновременном массированном применении войск для атаки на всю глубину боевого порядка, с целью его окружения и уничтожения. Одновременное подавление всей глубины вражеской обороны достигались непрерывными воздействием авиации на резервы и тылы обороняющихся войск, решительное продвижение пехоты с танками непосредственной поддержки, а также стремительные действия механизированных и кавалерийских бригад в тылу противника.

Вопросы обороны рассматривались эпизодически, считалось, что она может вестись на отдельных направлениях, но в рамках общего стратегического наступления. Проблема же вывода крупных сил из-под ударов противника не разрабатывалась вовсе.

В соответствии с этой доктриной велось и военное строительство.

Именно поэтому на границе существовала такая конфигурация войск. Наступательная доктрина полностью поддерживалась руководством СССР.

В связи с этим, после тяжелейшего поражения в первые месяцы войны, одной из причин которой стала не готовность Красной Армии к оборонительным сражениям и неправильное расположение войск с точки зрения обороны, не понесли наказания ни нарком обороны СССР Тимошенко, ни начальник генерального штаба Жуков Г.К., по указанию которых войска и все боеприпасы были выдвинуты к приграничной зоне.

Теперь, я бы хотел перейти к вопросу боевых действий в первый период войны. Как мы понимаем, каждая армия имеет соответствующие планы в случае нападения со стороны вероятного противника, в которых должны храниться действия всех должностных лиц - от командующего округом до командующего армиями дивизиями и корпусами.

Перед началом войны генеральный штаб под руководством Жукова отдал достаточно приказов, чтобы парализовать Красную Армию. Самолетов противников не сбивать, патроны и снаряды у передовых полков и дивизий изъять, чтобы не было случайной артиллерийской стрельбы, пограничные мосты разминировать, на провокации не поддаваться, за попытки стрелять по немецким самолетам-нарушителям всех виновных судить военным трибуналом.

За выполнением данных приказов бдительно следили подразделения НКВД (особые отделы воинских частей). В марте 1941 года все руководство Балтийского флота чуть не пошло под суд, за то, что флотские зенитчики открывали огонь по немецким самолетам нарушителям.

Даже 22 июня 1941 года, в четверть первого ночи, войскам была передана директива №1, которая начиналась так: «Задача наших войск, не поддаваться ни на какие провокации» и завершилась она также категорически: «Никаких других мероприятий без особых распоряжений не проводить».

Данную директиву подписали Тимошенко, и Жуков. Когда данная директива дошла до войск, уже давно горели аэродромы и германские танки прорвали обороны передовых советских дивизий.

Директива №1 была по существу смертным приговором Красной Армии. Обязанностью любого командира от командующего фронта до командира взвода выполнять указания выше стоящего руководства. Это и подразумевает под собой понятие дисциплина.

Поэтому, не имея команды из Москвы, командующий западным фронтом Генерал Армии Павлов на свой страх и риск в 5 ч. 25 мин. отдает приказ: «Ввиду обозначившихся со стороны немцев военных действий приказываю поднять войска и действовать по-боевому».

Что обозначало действовать по-боевому наступать или обороняться, взрывать мосты или захватывать их указано не было, так как никаких указаний из генерального штаба на поступило. Приказ действовать по-боевому означал, что каждый может действовать как найдет нужным.

Такая ситуация именуется термином «потеря управления».

Это происходило не только на Западном округе, но и в других военных округах. Одни войска начали отход, другие встали в глухую оборону, третьи перешли в решительное наступление. Ничего хорошего из этого выйти не могло.

Директива №2 была передана в войска, вернее начала составляться в 7 часов 15 минут 22 июня. И была передана только к 12 часам дня, а первым днем мобилизации объявлено 23 июня.

Директивой №3 предусматривались только наступательные действия по отношению к частям Вермахта.

Немцы довольно быстро прорвали обороны передовых частей Красной Армии. Это не удивительно, так как плотность противотанковой обороны составляла всего три орудия на один километр фронта. Войска Красной Армии были слабо прикрыты с воздуха, а зенитные дивизионы не успели полностью развернуться. Под непрерывными бомбежками войска непрерывно откатывались назад. В первый же день наступления немцы добились высоких результатов.

Корпус Манштейна продвинулся на 80 км и захватил большой мост через реку Дубиса. Рубеж этой реки представлял собой глубокую речную долину с крутыми не доступными для танков склонами. Если бы мост был взорван, это бы стало сильной проблемой.

На Вильнюсском направлении наступали части 3-ей танковой группы. Немецкие танковые части быстро продвинулись в глубь территории и с ходу захватили мосты через Неман. Попытки 5-ой советской танковой дивизии предотвратить переправу через Неман успехом не увенчалась. Танки Т-34 впервые показали здесь свое превосходство над немцами, но ничего не смогли поделать против непрерывно штурмующей немецкой авиации.

На других участках фронта под давлением немецких войск русские войска отступили на 15-20 км. Оценивая сложившуюся обстановку и получив указания из генерального штаба, военным советом Северо-Западного фронта было принято решение о нанесении силами 12-ого и 3-его механизированного корпуса удара. Попытка данного контрудара была плохо организована. Полки и дивизии наступали по одиночке в разных направлениях без связи между собой. Работа тыла была организована плохо или вовсе дезорганизована. В результате 28-ая дивизия в течение всего дня оставалась без горючего, в то время как 23-я дивизия вела бой.

Это сильно ослабило силу удара корпуса и дало возможность противнику бить Советские войска по частям. Ударные силы фронта были безудержно потеряны. И дело не только в достигнутой немцами внезапности, но и в постоянном стремлении советских танкистов наступать во чтобы то ни стало, в проявлении тактической безграмотности.

Попытки остановить немцев на оборонительном рубеже, организовать новый рубеж обороны и не допустить их выхода к Двине, успеха тоже не имели. Немецкие танковые части воспользовались слабостью обороны войск Северо-Западного фронта 25 июня расколов его на 2 части, при этом 8-ая советская армия отступала к Риге, а 11-ая армия к Десне.

1 июля немцы захватили Ригу. С 29 июня по 1 июля группа армий «Север» не вела активных действий. Однако советское командование не воспользовалось данной оперативной паузой и вместо организации обороны 30 июня приняло решение о нанесении удара на Даугавпилс.

Сам приказ был отдан в 1 час ночи 2 июля. Исходное положение войска должны были занять к десяти часам утра. При этом, как и предыдущий контрудар он проводился без подготовки, без разведки, без взаимодействия. В этот же день 2 июля в 5 часов утра немцы возобновили наступление. При этом 8-ая армия была разрезана на части, 10 корпус откатывался к Таллину, а одиннадцатый на Лугу. Таким образом, 3 июля Северо-Западный фронт перестал существовать.

9 июля силами 41-ого моторизованного корпуса немцы обошли Псков с востока и разбили 41-ый советский пехотный корпус и стали развивать наступление на Лугу.

10 июля войска фронта вели тяжелые оборонительные бои. 3-я немецкая мотодивизия взяла Порхов, 8-ая танковая двигалась на Сольци, 22-ой советский корпус, состоявший в основном из эстонцев, большей частью перешел на сторону немцев. Советский фронт снова был разгромлен, возникла опасность захвата Ленинграда немцами сходу.

В этой обстановке Ставка приняла решение о создании глубокоэшелонированной обороны на рубеже Нарва, Луга, Староруса, Боровичи.

Немцы с ходу не смогли захватить Лугу, 14 июля обошли Лужский укрепленный район с юго-востока и захватили плацдарм на реке, но развить наступление не смогли из-за упорного сопротивления. В результате этих маневров части 56-ого мотокорпуса Манштейна оказались изолированными от танков Хепнера и 16-ой немецкой армии, между ними образовался разрыв в 200 км.

Воспользовавшись этим, с 14 по 18 июля силами соединений 11 армии был организован и подготовлен удар с севера-востока, в районе Сольци по 56-ому мотокорпусу Манштейна. Немецкий мотокорпус был окружен и понес существенные потери. Опасность прорыва к Новгороду была временно ликвидирована.

19 июля немецкое командование группы армии «Север» приказало прекратить наступление на Ленинград. 4-ая танковая группа к этому моменту потеряла 50% материальной части, примерно 350-400 танков.

Потери советских войск были более трагичными. В неорганизованных ударах было потеряно более 2000 танков. Войска западного округа оказались в еще более тяжелом положении. Авиация округа в первый же день войны потеряла 738 самолетов, из них 528 на земле.

Советские соединения спешно выдвигались к границе и вступали в сражения, которые из-за их неготовности к оборонительным действиям складывались неудачно.

Особенно тяжелое положение сложилось на флангах западного фронта, войска 3-ей армии развернутые в районе Гродно оказались в сложном положении из-за удара 3-ей немецкой танковой группы.

Немцы беспрерывно громили Гродно. Все узлы связи были разрушены. Штаб армии не имел никакой связи со штабом фронта в течение двух суток.

Основные бои развернулись в районе Августа и Гродно.

Соединения и части советских танковых войск вступали в бой по мере прибытия, но добиться особых результатов не смогли из-за отсутствия артиллерийской и авиационной поддержки.

Потеряв много машин, советские танкисты вынуждены были отступить. Уже к 24 июня разрыв между одиннадцатой и 3-ей армией составлял 120 км. Поэтому танковая группа генерала Гота, обошла войска 3-ей армии с фланга, и стала развивать наступление на Минск.

Левый фланг Западного фронта прикрывала 4-ая армия. Против ее семи дивизий немцы сосредоточили 20 своих. Немецкие части с ходу захватили переправу через Буг.

Практически полностью были уничтожены немцами части, собранные на полигоне для проведения учений. Здесь находились 2 батальона 6-ой стрелковой дивизии, танковая, артиллерийская и другая техника 455-го полка корпусной артиллерии.

Начало артподготовки противника были приняты за начало учений. 204 гаубичный полк сумел увести из своего города 33 орудия, но переправиться через Муховец не смог, так как мосты были забиты переправляющейся 22-ой танковой дивизией. При этом он понес потери от ударов авиации, которая постоянно бомбила переправу.

К 7 часам утра немцы заняли Брест. Во время бомбежек и обстрелов военные советские штабы потеряли почти все средства связи и документы. Уцелел лишь узел связи штаба армии, расположенный в городе Кобрин. Командование армии, в первые два часа войны никаких самостоятельных решений не приняло.

К 10 часам утра в полосе армии создалась напряженная обстановка. Но понять ее реально и оценить никто не смог. Только к полудню в адрес командования поступило несколько донесений о боевых действиях войск. После чего генерал Коробков, командующий 4 танковой армией, отдал первые распоряжения: 28 стрелковому корпусу не допустить дальнейшее продвижение войск противника, а 14 механизированному корпусу атаковать противника в Брестском направлении. Таким образом, войскам ставилась заведомо не выполнимая задача.

Так как 30-ая танковая дивизия советских войск должна была преодолеть 60 км под ударами авиации, ее совместные действия с 22-ой танковой дивизией исключались. Также ее части были разделены и понесли большие потери. При этом 28 стрелковый корпус не мог выполнить поставленную задачу, так как ее 6 дивизия отходила разрозненными группами от Бреста.

В целом же в 1 день войны большая часть 4-ой армии потерпела серьезное поражение. Войска оставили линию укрепленного района и не имея в тылу подготовленных рубежей вынуждены были вести бой в невыгодных условиях.

К концу дня была получена директива №2, которая требовала от войск, всеми силами обрушится на вражеские силы и уничтожить их. Поэтому в приказе, отданном войскам в 18.30, ни слова не говорилось об организации обороны. На 23 июня была поставлена задача - уничтожить немецкие войска и занять Брест.

Из всех изложенных выше фактов видно, что командование механически выполняло приказание вышестоящего руководства, без учета сложившейся обстановки.

Не было налажено взаимодействие и отсутствие организации связи. В 6 часов утра 23 июня Советские войска начали контратаки против немецких частей. Никакого успеха добиться не удалось. При этом немцы, поддерживаемые огнем артиллерии и авиации, перешли в атаку и начали быстро продвигаться в направлении Кобрина и Пружаны. 22-ая и 30-ая танковые дивизии понесли тяжелые потери, в бою погиб командир 22-ой дивизии генерал Пуганов. 30-ая танковая дивизия стала откатываться к Пружанам.

Примерно в 7.30 они вступили здесь в бой с 4-ой и 18-ой танковыми дивизиями немцев. Этот бой был показателен для первых дней войны. Советские командиры считали, что танковые войска не могут вести оборонительные действия на определенном рубеже. Первоначальными считались лишь танковые атаки. Такие атаки превращались во встречный танковый бой, дуэли танковых экипажей. Немцы здесь были сильнее из-за лучшей подготовки. Вступать во встречный бой на равнинной местности при господстве противника в воздухе было, конечно, героично, но тактически неграмотно и нецелесообразно.

Тактика немцев

Немецкие части при наступлении действовали следующим образом. Силой не более батальона легких и средних танков, батальона мотопехоты при поддержке дивизионного артиллерийского полка среднего калибра и авиации, сходу пытались преодолеть соединения противника.

Впереди, как правило, наступали более маневренные легкие танки и мотопехота, с целью выявления системы огня советской обороны. В случае неудачи выдвигалась группа из 10 средних танков, которые своим огнем подавляли противотанковую артиллерию, огневые средства и живую силу обороняющихся.

Затем на больших скоростях танки атаковали совместно с мотопехотой.

При встрече с более подготовленной обороной проводилась артподготовка, продолжительностью 45 и более минут, огонь концентрировался с самолетов.

При отсутствии открытых флангов немцы для выявления слабых средств наступали малыми силами на широком фронте, и затем главными силами наносили удар в установленном слабом пункте.

При достаточно хорошо организованной обороне германские части действовали очень осторожно и, даже понеся незначительные потери, отходили в исходное положение.

Надо сказать, что задолго до войны и в РККА была разработана тактика подвижной обороны против ударных группировок противника. Суть ее изложил комдив С.Н. Амосов в 1932 году. Но к 1941 году все эти рекомендации были изъяты из употребления Красной Армией. Оборонительные идеи были выжжены каленым железом. Многие их инициаторы обвинены во вредительстве и репрессированы.

С самого начала войны продвижение советских танков часто останавливали бомбардировки с воздуха. Танковые и артиллерийские части несли большие потери, не был организован подвоз горючего и боеприпасов.

Советские танкисты, попав в окружение, часто взрывали и сжигали свои машины из-за отсутствия боеприпасов и горючего.

Так, 23 июня Гудериан, пройдя 200-250 км, прорвался в район Барановичей. На следующий день 41-ый моторизованный корпус с танковой дивизией устремился к Минску. Пограничное сражение было проиграно Западным фронтом на 4-ый день войны. Сами Барановичи оборонялись, там были уже разбитые 121 и 125 стрелковые дивизии, точнее то, что от них осталось.

Для обороны города решили использовать 17 механизированный корпус. Корпус был полностью укомплектован рядовым составом, располагал значительным количеством артиллерии и имел 63 танка. Но личный состав не имел необходимой подготовки, в дивизиях не было штабов, отсутствовали средства связи и снаряды.

На 30 тысяч человек в наличие было 10 тысяч винтовок. В результате 26 июня эти 30 тысяч практически безоружных бойцов были брошены под танки Гудериана. Корпус натиска механизированных частей не выдержал и начал отступать. Невооруженные красноармейцы подверглись нападению немецких моторизованных и механизированных частей. Частью они были уничтожены, а частью рассеяны по лесам.

Выход 3-ей танковой группы немцев в район Минска, и группы Гудериана к Барановичам поставили под угрозу окружения основные силы Западного фронта.

Наконец Ставка главного верховного командования разрешила отвод войск. Однако решение отвода войск безнадежно запоздало. Для отхода остался коридор не более 60 км, который постоянно обстреливался и подвергался налетам авиации.

28 июня Немецкие войска объединились в районе Слонима, чем окончательно отрезали пути отхода 3-ей и 10-ой армий. Части 13-ой армии оборонялись в районе Минска. Но к 28 июня, сопротивление Советских войск, которые были сильно растянуты и не имели достаточных средств противотанковой обороны, было практически подавлено немцами. Во многих частях не было противотанковых гранат.

В это же время танковая группа генерала Гота штурмом ворвалась в Минск. Еще более положение ухудшилось из-за прорыва передовых частей 47 моторизованного корпуса группы Гудериана.

Командующий группы армии «Центр» генерал-фельдмаршал Бок поставил задачу Готу и Гудериану захватить переправы на реках Березина, Западной Двине и Днепр.

Командующий Западным фронтом генерал Павлов стал организовывать оборону силами 4-ого воздушного десантного корпуса, Лепельского гарнизона, Лепельского минометного училища, Вильнюсского пехотного училища и 103-ей отдельной противотанковой дивизии. Но для выполнения этих задач фронт силами уже не располагал. Западный фронт был разгромлен.

В распоряжение Павлова оставалось всего 16 дивизий, да и то лишь 8 из них сохранили от 30 до 50% боевого состава, другие значительно меньше. От 14 механизированного корпуса осталось 1825 человек и 2 танка. Германское командование надеялось, что теперь сходу сможет форсировать Западную Двину и Днепр и продолжить наступление на Смоленск, с целью ликвидации Советских войск и открытия беспрепятственного пути на Москву.

Однако немцев ждало некоторое разочарование. Из глубины страны в это время выдвигалась 7 армия 2 стратегического эшелона. В ней было 77 дивизии, около 1 миллиона человек и более 3 тысяч танков.

30 июня части 18-ой танковой дивизии Неринга захватили мост и ворвались в Старо-Борисов. В связи с обозначившимся обходом правого крыла фронта, командующий приказал перебросить севернее Борисова 1-ую Московскую мотострелковую дивизию. Данное подразделение было элитным в Красной Армии. Ее подразделения были полностью укомплектованы и полностью обучены. Дивизия была оснащена танками, в том числе Т-34 и КВ. дивизией командовал полковник Я.Г. Крейзер. 2 июля она нанесла контрудар в районе дороги на Борисов.

Генерал Гудериан написал об этом бое: «18 танковая дивизия получила достаточно полное представление о силе русских, ибо они впервые полноценно применили свои танки Т-34, против которых наши пушки в то время были слишком слабы». Москвичи потеснили немцев на Запад, но выбить их с плацдарма не смогли из-за господства немецкой авиации. В ночь на 4 июля части первой мотострелковой отступили за реку Нача и заняли оборону в районе Крупке.

Перед полковником Крейзером стояла задача задержать продвижение немецких танков к Орше. И он решил эту задачу, применив тактику подвижной обороны. Крейзер развернул дивизию на 25 км фронта, занял выгодные военные рубежи и важнейшие дороги. На подходившие колонны противника москвичи открывали сильнейший огонь, вынуждая немцев развертываться и организовывать бой.

При этом изматывались силы врага, тормозилось его движение, выигрывалось дорогое время. 18-ая танковая дивизия немцев шла к Днепру 9 дней, потеряв половину своих танков и почти всю мотопехоту.

Эффективность работы подразделения полковника Крейзера мы можем оценить по сохранившемуся приказу Неринга по 18-ой танковой дивизии: «Потери снаряжением, окружением и машинами необычайно сильны. Это положение нетерпимо, иначе напобеждаемся до собственной гибели».

1 июля от командования Западного фронта был отстранен генерал Павлов, и назначен нарком обороны маршал Тимошенко. В его распоряжение были переданы 22, 20, 10, 21 армии, а также 5 и 25 механизированные корпуса.

В это время немецкие войска нанесли новый удар и к седьмому июля прорвали оборону 22 армии генерала Ершакова. На севере Готу развить успех не удалось, зато 9 июля части Гудериана форсировали Западную Двину. Для того, чтобы ликвидировать угрозу прорыва на Витебско-Оршанском направлении, Советское командование решило нанести удары по флангам 30 моторизованного корпуса. Для решения этой задачи были применены 5 и 7 механизированные корпуса.

Седьмым механизированным корпусом командовал генерал-майор В.И. Виноградов, имевший свыше 700 танков. В нем служил сын Сталина, Яков Джугашвили. 5 механизированный корпус под командованием генерал-майора И.П. Алишенко имел 1070 танков.

Наступление началось в 10 часов 6 июля. В первый день оно развилось успешно, Советские механизированные корпуса продвинулись на 50-60 км, затем 7 механизированный корпус был остановлен на северо-восточных подступах к г. Сенно седьмой танковой дивизией фон Функа, имевшей в своем составе около 200 танков, половина из которых были чешскими машинами. Во втором дневном бою части Виноградова были разбиты. Хотя трудно представить, как немецкие войска смогли разгромить части превосходящие их в два раза.

6 июля пришло подтверждение из штаба продолжить наступление 7 июля с рубежа реки Черногостица.

О лучшем подарке от Советского командования генерал фон Функ не мог и мечтать, так как его войска находились на западном берегу, который был высокий и обрывистый. Весь вечер и ночь наши танкисты готовили переправу из бревен, а немцы им не мешали.

Они в это время на западном берегу окапывали танки и устанавливали противотанковые батареи. Командующие танковых соединений, видя приготовления немца, посчитали, что наступать придется в явно невыгодных условиях, о чем и сообщили командиру корпуса Виноградову. Однако Виноградов подтвердил приказ.

Утром 7 июля 14-ая танковая дивизия начала фронтальное наступление на хорошо оборудованную оборону немцев. Советские танки, перейдя водный рубеж, поднимались на противоположный берег и падали вниз, сбиваемые перекрестным огнем противника, над переправой все время висели немецкие самолеты.

В одной этой атаке, которая провалилась, дивизия потеряла половину танков. Погибли командир 7-го танкового полка и 3 командира батальона. Теперь поняв бессмысленность происходящего, Виноградов приказал нанести удар в другом направлении.

Проплутав по лесным чащобам еще двое суток, потеряв часть машин на марше, из-за отсутствия технического обеспечения, утром 9 июля оставшееся количество пробилось в район Сенно, отбросила передовые части 17-ой немецкой танковой дивизии за реку, но в это же время немцы ворвались в Витебск, разбили 18-ую танковую дивизию генерала Ремизова, в результате чего 14-я дивизия оказалась без поддержки и под угрозой окружения.

Отойдя на магистраль Витебск-Смоленск, 14-ая дивизия организовала жесткую оборону, закопав танки в землю, что позволило им успешно отразить натиск 12-ой немецкой танковой дивизии.

Но уже 11-го июля дивизия вновь получила приказ наступать на Витебск. Аналогично бестолково было организовано действие и 5-го механизированного корпуса. В ее полосе действовали немецкие войска и только одна семнадцатая танковая дивизия генерала Вебера, имевшая в своем составе не более ста танков.

К 10-му июлю весь 5-ый корпус был окружен и практически уничтожен. В плен попал и сын Сталина Яков Джугашвили. Таким образом, контрнаступление полностью провалилось. Обстановка для советских войск ухудшилась.

Гибель двух механизированных корпусов облегчила немцам прорыв обороны в районе Смоленска. К 9-му июля пограничное сражение в районе Белосток-Минск закончилось. Немцы захватили в плен 287000 пленных, уничтожили или захватили 2,5 тысячи танков, были полностью разгромлены 32 дивизии Красной армии.

Поражение Советских танковых соединений во многом объясняется отсутствием взаимодействия между различными родами войск, стремлением наступать, во что бы то ни стало в условиях, когда наступление практически невозможно, без поддержки артиллерии и авиации, а иногда пехотных частей.

Удары не готовились, разведка не проводилась, при этом противник полностью господствовал в воздухе, штабы дивизий, корпусов и армий медленно планировали быстро меняющуюся обстановку на фронте.

Между частями одного соединения была слабо развита связь. Если в каждом немецком танке и самолете находилась радиостанция, штабы немецких боевых соединений постоянно контролировали передвижения войск, имели постоянную связь с авиацией. Поэтому немецкие самолеты появлялись в нужном месте в нужное время.

В Советских войсках радиостанции в танках и самолетах стали устанавливаться только в конце 1941- начале 1942 гг. А взаимодействие танковых и авиачастей было отлажено только к концу 1943 года.

Так немецкие войска постоянно вели воздушную и наземную разведку, им удавалось небольшими силами сдерживать наступающие Советские части, которые в большинстве случаев даже не знали о том, какие силы перед ними находятся и при этом немецкие части, успешно маневрируя, выходили в тыл и фланг наступающих Советских частей и наносили удар.

Не лучшим образом обстояли дела и в Киевском особом военном округе, с начала войны переименованном в Юго-западный фронт.

Войска данного фронта представляли собой одну из самых мощнейших группировок Советских войск на Западной границе. С первых же дней войны действия Юго-западного фронта координировал начальник генерального штаба Жуков Г.К., руководил фронтом генерал армии Кирпонос.

Руководством фронта было принято решение о нанесении утром 23 июня удара в общем направлении на Люблин. С этой целью привлекалось 6 механизированных корпусов и 2 общевойсковые армии, имевшие в составе более 4000 танков.

Начальник штаба фронта генерал Пуркаев предложил перейти к обороне и подготовить контрудары. Его поддержал и Кирпонос, но им было предложено не впадать в панику и действовать согласно указаниям, сосредоточиться для нанесения мощного концентрированного удара, но войска вводились в бой по частям. При этом разведка не проводилась, материально-техническая часть находилась на очень низком уровне.

Сломанные танки часто просто бросались и не ремонтировались. Часто танковые части бросались в атаку по танконепроходимой местности на хорошо организованную противотанковую оборону противника.

Немцы, повсеместно ведя воздушную разведку, сдерживали напор Советских частей, и продолжали наступать на неприкрытых направлениях.

2-го июля 1941 г. контрудары с советской стороны были прекращены. Общие потери составили около 2,5 тысяч танков. В Советской военной литературе данные действия командования Юго-западного фронта оцениваются с положительной стороны, указывая на то, что противник был остановлен на 8 дней.

Маршал Жуков положительно оценил результаты ударов Юго-западного фронта, вот что он говорит: «... В результате именно этих действий наших войск на Украине был сорван в самом начале вражеский план стремительного прорыва к Киеву. Противник понес большие потери и убедился в стойкости Советских войск готовых драться до последней капли крови».

Фактически последствия контрудара для Юго-западного фронта оказались не столь катастрофичными, и фронт избежал полного разгрома, только из-за подавляющего превосходства в боевой технике.

К 15 июля немецкие войска вышли на подступы к Киеву. Но, к этому времени в первой танковой группе Клейста осталось 350 танков, и втянутые в тяжелые бои немецкие танковые и пехотные части были остановлены на Коростеноском и Киевском направлениях.

Советские части в окружение не попали и в основном сохранили свою боеспособность.

Потери Вермахта к 10 июля составили 79 тысяч убитых, 826 самолетов и 356 танков, такие незначительные потери в технике объясняются тем, что поля сражений оставались за Вермахтом и немцы обеспечивали эвакуацию и ремонт техники, наши же потери были безвозвратны.

10 июля Советско-Германский фронт на некоторое время стабилизировался в полосе Западного фронта, не дожидаясь ликвидации окруженных Советских войск западнее Минска.

Немецкие танковые и моторизованные дивизии в количестве 16 групп Гудериана и Гота перешли в наступление, им противостояло 5 Советских армий. Правда, к началу сражения оборону успели занять только 37 из 48 дивизий.

В тылу из-за несдержанных контрударов Советские войска потеряли большую часть танков. Оборона строилась по линейному принципу и не была оборудована в линейном отношении. Особенно плохо обстояло дело с обеспечением стыков между армиями. Средства радиосвязи почти отсутствовали, поэтому неизбежно возникала проблема оперативного управления войсками.

Наступление немецких войск развивалось успешно. К 27 июня немецкие части понесли тяжелые потери, окружив в районе Смоленска 12-ую Советскую дивизию. Ликвидация окружённых продолжалась до 5 августа. Немцы захватили 350.000 пленных.

23 июля Советские войска нанесли контрудар по группе армии «Центр», в результате завязались тяжелые бои. Немецкое командование вынуждено было изменить планы. Группе армии «Центр» ставилась задача перейти к обороне и подготовиться к операции по поддержки группы армии «Юг», с целью захвата правобережной Украины и ликвидации Советского Юго-западного фронта.

29 августа Сталин потребовал от войск Западного фронта организовать наступление северо-восточнее Смоленска, во взаимодействии с войсками резервного фронда разгромить вражескую группировку и к 8 сентября выйти на рубеж Вележ-Демидов-Смоленск.

Войскам резервного фронта необходимо было ударить по Ельненской группировке противника и разгромить его. За 8 дней боев войска не достигли никакого результата из-за хорошо организованной обороны немцев. И советские войска вынуждены были перейти к обороне.

Жуков бросал войска резервного фронта на Ельненский выступ весь август, но немцы методично отбивали атаки. В конце месяца войска 24 Армии были усилены войсками 43 армии и 30 августа вновь перешли в наступление. 10 советская дивизия противостояла 4 немецкой. Ценой больших потерь войска фронта вытеснили противника с Ельненского выступа.

Потери фронта составили 80 тысяч убитыми, раненными и пропавшими без вести. Немецкие потери составили 7 тысяч убитыми, раненными и пропавшими без вести.

В оперативно-стратегическом отношении наступления на Ельню принесло не пользу, а вред. Пока Жуков штурмовал Ельню, войска Гудериана разгромили войска центрального Юго-Западного фронта. С большей пользой дивизии резервного фронта могли помочь войску Кирпоноса. Для них выступ имел второстепенное значение, и они не стали удерживать его любой ценой.

Через месяцы после начала операции «Тайфун» они обошлись бы и без Ельницкого выступа. В то же время войскам Юго-Западного фронта было нанесено тяжелое поражение. 15 сентября войска Клейста и Гудериана соединились в районе Лохвицы и окружили войска Юго-Западного фронта, охранявшие киевское направление.

Приказ об отводе войск за Днепр поступил слишком поздно - 20 сентября, когда фронт был уже рассечен. В боях погиб и командующий фронтом генерал Кирпонос. В плен попало 665 тысяч советских солдат.

2. ОПЕРАЦИЯ «ТАЙФУН»

С целью наступления и захвата Москвы немцы подготовили операцию «Тайфун». В проведении операции принимала участие 77 дивизия, всего около 1 миллиона человек, 14 тысяч орудий и минометов, 1700 танков, 950 самолетов.

Им противостояли войска трех советских фронтов в составе 95 дивизий. В них насчитывалось 1 миллион 250 тысяч солдат, 9600 орудий и минометов, 1400 танков и 686 самолетов.

При создании группировок всех фронтов советское командование исходило из своих собственных соображений о важности районной обороны, не имея понятия о наступлениях и группировках противника. Весь август и сентябрь войска фронтов занимались не совершенствованием обороны, а проводили частные наступательные операции, которые приводили к неопределенным потерям и не дали никаких положительных результатов.

30 сентября началась операция «Тайфун». Немцы довольно легко прорвали оборону Советских войск, так как она была не плотной. В результате 2 октября перешла в наступление вся группа армии «Центр». Уже 6 октября был окружен Брянский фронт, а к 17 октября окруженная советская группировка была ликвидирована. В плен попало 50 тысяч человек.

В это же время на северном крыле немецкого наступления из-за просчетов в обороне 6 октября были окружены войска резервного и Западного фронта. В плен попало 660 тысяч советских солдат и офицеров.

В результате окружения войск Западного и резервного фронта в Советской обороне образовалась 230 км брешь.

В связи с этим с Дальнего Востока и Средней Азии началась переброска боевых соединений. С 13-го по 18-ое октября на московском направлении разгорелись ожесточенные оборонительные бои.

Здесь Красная Армия применила многоэшелонированную противотанковую оборону, поэтому немцы с ходу не смогли взять Волокаламск.

Но 23 октября после оперативной паузы немцам удалось захватить Волокаламск из-за неумелого руководства обороной советским командованием. Еще ранее, 18 октября, после ожесточенных боев пал Можайск. Попытка остановить немецкое наступление и не дать ему захватить Малоярославец не удалась, так как не было налажено взаимодействие между обороняющимися.

Советские войска отошли к Наро-Фоминску. Войска 43 армии из-за больших потерь не смогли удержать Калугу. В это же время войска фронта наносили контрудары в районе Скирминово - Дорохова - Наро-Фоминска.

Жуков при малейшей возможности старался проводить контратаки и контрудары, что приводило к неоправданно большим потерям, в результате части бросались в бой неподготовленными, теряли много людей и техники, но поставленной цели не достигали.

Любую прибывшую свежую часть тут же бросали на штурм какой-нибудь высоты и укрепленного пункта. Часто имели место лобовые атаки, при которых немцы, как правило, занимали господствующие высоты, с которых буквально расстреливали атаковавшие их части. Потери в 35-50% в советских танковых частях были весьма распространенным явлением.

К середине ноября фронт стабилизировался на линии Осташково - Наро-Фоминск. В полосе Брянского фронта из-за больших потерь танков при прорыве в районе Мценска и упорной обороны все попытки Гудериана захватить Тулу провалились.

Для нового наступления на Москву немцами была подготовлена 51 дивизия: около 1 тысячи танков 100 тысяч орудий, 600 самолетов. К началу нового наступления группа армии «Центр» понесла большие потери в личном составе - 316 тысяч убитых, раненых и пропавших без вести.

К тому же возникли большие проблемы со снабжением, которые не были устранены. Общие потери Вермахта в танках составили 200 машин.

15 ноября немцы начали новое наступление, несмотря на упорное сопротивление, немцы прорвали 17 ноября фронт в полосе 30 Армии южнее Волжского водохранилища. Упорные танковые бои развернулись на Истринском направлении.

Здесь в распоряжении Рокоссовского имелось 4 пехотных, 6 кавалерийских дивизий, и 5 отдельных танковых бригад. Всего 218 танков, из них 172 легких и 748 орудий. Противник противопоставил 400 танков и 1300 орудий. Оборона была организована очень грамотно, состояла из системы эшелонированных танковых засад, имевших связь между собой, и так же были созданы 12 противотанковых районов, которые включали артбатареи, отдельные танки и противотанковые заграждения.

Однако перед самым началом немецкого наступления по приказу командующего западным фронтом Жукова 15 ноября войска Рокоссовского нанесли удар по вражеской группировке в районе Волоколамска. В результате отсутствия разведки бросили в атаку 58 танковую дивизию, которая к концу дня из 195 танков потеряла 157, на следующий день была брошена 7 танковая дивизия, 44 и 17 кавалерийские дивизии на окопавшуюся пехоту и танки немцев.

Атаки продолжались в лоб до полного истребления 44-ой дивизии, где из 6 тысяч человек остался только штаб, а от 17 дивизии - 800 человек.

Рокоссовский, видя такое положение дел, решил отвести войска за водную преграду и занять оборонительные позиции у Солнечногорска. Но Жуков отверг его предложение и потребовал обороняться до последнего человека. Затем Рокоссовский обратился в генеральный штаб, который и инсценировал ему отход, однако Жуков приказал 24 ноября нанести удар в тыл Солнечногорской группировки противника.

Удар успеха не имел, и 25 ноября немцы на плечах отступающих форсировали Истринское водохранилище и захватили Солнечногорск, 2 декабря немцы захватили Белую и Красную поляну. На Тульском направлении немцы прорвались к окраине Каширы, но через 2 дня 27 ноября под давлением оперативной группы Белова, противник был отброшен в район Мордвеса, а под натиском 32 танковой бригады, Гудериан вынужден был отойти на 20 км. И 28 ноября командующий группы армии «Центр» фон Бок разрешил Гудериану перейти к обороне.

К 5 декабря 1941 немецкое наступление выдохлось. Например, в 3-ей танковой группе Гота оставалось всего 77 машин, потери в личном составе так же были колоссальными, и резервов у наступающих войск противника не осталось.

В тоже время в тылу у Жукова сосредотачивались вновь сформированные советские соединения: 1-ая ударная, 20, 10, 61 армии. На подходе встали 24 и 60.

Также Западный фронт получил 15 отдельных танковых батальонов, все же на это время Советские войска располагали около 1068 танков, потери немцев на этот момент составили 1478 танков, Германия оказалась на пороге крупнейшего военно-экономического кризиса.

Уже 29 ноября 1941 г. Министр по делам вооружений и боеприпасов Ф. Тодт заявил Гитлеру, что в военно-экономическом отношении война уже проиграна. В это же время выяснилось, что у германского командования никаких планов в связи с возникшей ситуацией не существует. Вариант, что наступление будет окончено неудачно, даже не рассматривался.

5 и 6 декабря 1941 г. войска Западного, Юго-Западного и Калининского фронта перешли в контрнаступление.

Здесь мне бы хотелось подвести итоги самого тяжелого года войны. Вермахт захватил все западные области СССР, блокировал Ленинград. Потери Советской стороны убитыми, ранеными и пленными составили около 8 миллионов человек, из них 3,9 миллиона человек военнослужащих. Потери в танках 28 тысяч, потери в авиации 10 тысяч, уничтожено и захвачено 101 тыс. орудий и минометов.

Потери Вермахта к концу года составили 831 тысяча убитых, раненых и пленных, 3730 танков и 643 самолета. Более катастрофическую ситуацию трудно себе представить.

Здесь налицо не только отсутствие у командования войсками и соединениями опыта ведения боевых действий, сказывалось недостаточная подготовленность по организации взаимодействия между различными родами войск и порочная практика Советского командования вводить воинские соединения по частям. Данная практика практически сохранилась до конца войны.

Еще одним порочным фактором в действии Советского командования было использование танковых и пехотных частей до предела, когда потери личного состава и техники превосходили 80% от начального. В результате в частях практически не оставалось опытных солдат, которые могли бы обучить поступающие в войска пополнения.

До конца войны существенно отличалась и подготовка войск Вермахта и Красной Армии.

Если в Вермахте на подготовку танкового экипажа уходило около 3 месяцев до 1944 года, то в Красной Армии не более двух недель. Поэтому немецкий танкист ходил в бой минимум 7 раз, советский - 3 раза.

Для немцев тактика русского наступления была за гранью понимания, поэтому русские атаки врезались в память каждому выжившему, немецкие военачальники в своих мемуарах говорили об этом так: «Ведение боевых действий русскими, особенно в наступлении характеризуются использованием большого количества силы и техники, которое командование части вводит в бой безрассудно и упрямо, однако добиваясь успеха. Русские всегда славились своим презрением к смерти, дважды предпринятая атака, потери в которой иногда достигали 80%, будет повторена 3 и 4 раза, не взирая на понесенные потери...».

Данная тактика, а также широкое использование штрафбатов приводило к неоправданно большим потерям в личном составе. Такое положение вещей не изменилось и в 1942 г., который ознаменовался не менее тяжелыми поражениями, гибелью Крымского фронта, потери составили 150 тысяч человек.

Гибель Юго-Западного фронта, потери пленными составили 250 тысяч человек. Неудачно проведенная Жуковым Ржевско-Сычевская операция, которая привела к окружению и гибели 33-ей армии и гибель 2-ой ударной армии Власова под Новгородом. Генерал Власов, как известно, перешел на сторону немцев и стал самым крупным коллаборационистом за всю историю ВОВ.

К 1943 году после поражения немцев под Сталинградом положение на фронте стабилизировалось. Летом 1943 года произошло Курское сражение, которое привело к гибели костяка немецких танковых войск.

3. «10 СТАЛИНСКИХ УДАРОВ» (ОПЕРАЦИЯ БАГРАТИОН)

После этого Советские войска перешли в стратегическое наступление, и больше инициативу из рук не выпускали, особенно это видно в 1944 году, когда были нанесены так называемые «Сталинские удары».

Почему я хочу перейти сразу к 1944 году? Чтобы рассмотреть, как изменилась тактика при проведении крупных наступательных операций Красной Армии.

Из «Десяти Сталинских ударов» я бы хотел выделить два. Это Ясско-Кишеневская операция, проведенная войсками 2 и 3-го Украинского фронта под командованием генералов Малиновского и Толбухина, в результате которой были разгромлены и уничтожены 22 немецких дивизии. Только пленными Советские войска взяли 102 тысячи солдат и 25 генералов, при этом потери Советских войск за время проведения операции составили 13 тысяч 197 человек убитыми, 150 танков и САУ и 111 самолетов. Так же фактически рухнул весь Южный фланг немецкой обороны. Из войны вышли Румыния и Болгария.

Но конечно, одной из более примечательных все-таки считается операция «Багратион», проведенная войсками 1, 2 и 3 Белорусского фронтов и 1 Прибалтийского фронта с целью ликвидации группы армии «Центр».

Операция началась в ночь с 22 на 23 июня 1944 года.

На краевом фланге 1 Прибалтийский фронт под командованием генерала армии Баграмяна и 3 Белорусский фронт под командованием Черняховского проводили Витебско-Оршанскую операцию.

Наступление началось довольно удачно. 39-ая армия 3 Белорусского фронта к 12 часам дня 23 июня прорвала немецкую оборону, захватила мосты через реку Лучеса и продвинулась на 14 км. К концу дня подвижные части 5 и 39 армии окружили 53 армейский корпус немцев в районе Витебска, при этом город не штурмовали, а продвинулись дальше в глубь немецкой обороны.

Также успешно действовали войска 1-го Прибалтийского фронта. 24 июня, несмотря на сопротивление противника, войска продвинулись на 30 км вглубь обороны немцев, захватив плацдармы на реке Западная Двина. При этом 6-ая гвардейская армия опережала график наступления на сутки. 25 июня 6-ая гвардейская армия встретилась в районе Гнездиловичей с войсками 39 армии 3 Белорусского фронта.

В результате всего Витебская группировка противника была окончательно окружена, и 26 июня эта группировка была ликвидирована. Пять немецких дивизий было уничтожено. Немецкие потери составили около 20 тысяч убитых и 10 тысяч пленных.

24 июня в полосе 5 армии 3 Белорусского фронта была введена конномеханизированная группа, и 25 июня данная группа ворвалась в Сено и перерезала дорогу Орша-Лепель. Командование группы армии «Центр» пыталось сдержать Минскую автомагистраль и укрепить фланги 4 полевой армии, но было уже поздно, так как 26 июня в прорыве боя был введен 2 гвардейский танковый корпус, который обошел Оршу с северо-запада и вышел на Минскую автомагистраль.

В результате противник начал отвод войск от города, во избежания их окружения. 27 июня Советские войска освободили Оршу, 28 июня достигли реки Березина и в ожесточенном бою взяли Лепель. В результате за 6 дней боев войска Баграмяна и Черняховского разграничили левое крыло группы армии «Центр», продвинулись на 80-150 км. Фронт прорыва достиг 200 км.

В это же время силами 2 Белорусского фронта была проведена Могилевская наступательная операция. В результате ее к 28 июня войска вышли на восточный берег Днепра, освободили Могилев, Шилов и Быхов.

В районе Могилева уничтожили 12 пехотную дивизию, в плен попали начальник Могилевского укрепрайона генерал фон Эрмансдорф и генерал Балнер. В это же время войсками 1 Белорусского фронта под командованием генерала армии Рокоссовского силами 8 полевых армий проводилась наступательная операция.

Для нанесения удара была создана северная ударная группировка в составе 3 и 46 армии, 9 танкового корпуса и южная группировка, в составе 65 и 45 армии и 1 гвардейского танкового корпуса, в месте прорыва была создана плотность 225 минометов на 1 км фронта.

Им противостояла 9-ая армия генерала Ганса Йордена и две дивизии 4 армии. Главная мощность наступления заключалась в том, что войскам предстояло действовать в трудно преодолимой лесистой и заболоченной местности. Германское командование меньше всего ожидало удара в этом районе, так как считало, что здесь невозможно действовать крупными подвижными соединениями.

24 июня в 4 часа 5 минут началась артподготовка, которая потрясла противника до основания. Особенно на направлении действия Южной ударной группировки. В 7 часов утра войска при поддержке артиллерии и штурмовой авиации перешли в наступление. И к концу дня, прорвав оборону, продвинулись на 10 км.

Соединения Северной ударной группировки смогли вклиниться в оборону противника только на 3-4 км. Поэтому с утра 25 июня в полосе 3 армии вели бои 9 танковый корпус при поддержке 3 авиационных корпусов и 28 конномеханизированной группы генерала Плиева.

В результате к 27 июня 9 и 1 гвардейские танковые корпуса замкнули кольцо вокруг Бобруйской танковой группировки. В окружении попало 40 тысяч солдат и офицеров.

Воздушная разведка обнаружила, что противник стягивает бронетехнику, машины и артиллерию на дорогу Жлобин - Бобруйск, чтобы сорвать возможность окружения. 526 самолетов (бомбардировщиков и штурмовиков) в течение 16 часов наносили удар по окруженным войскам.

Немцы бросив всю технику пытались пробиться к Бобруйску, но попав под фланговый удар частей 48 и 65 армии были в основном уничтожены. В плен попал командир немецкого армейского корпуса генерал фон Лютцев.

Одновременно шли бои за сам Бобруйск, в котором размешался 10 тысячный гарнизон. В течение 27-29 июня в результате кровопролитных боев Бобруйск был освобожден. Из города удалось вырваться небольшой группе, численностью около 5 тысяч человек и 1 танковому корпусу под командованием генерала Гофф-Майера, но в районе Осиповичей группа была уничтожена, и генерал пополнил немецких пленников.

В ходе боев на Бобруйском направлении немцы потеряли 74 тысяч солдат и офицеров пленными и убитыми. К исходу 28 июня 1 Прибалтийский фронт вел бои на подступах к Полоцку. Войска 3-го Белорусского подошли к реке Березина.

Действия Советских войск сорвали попытки немецкого командования отвести свои войска за Березину. Гитлер 28 июня сместил фельдмаршала Буши с поста командующего группы армии «Центр», вместо него прибыл «пожарный фюрера» фельдмаршал Вальтер Модель.

28 июня Ставка Советского верховного главнокомандования приказала войскам 143 Белорусского фронта замкнуть кольцо окружения в районе Минска.

Фронты без паузы начали выполнение задачи. 30 июня Черняховский вышел к Березине и форсировал ее. Не сумев задержать Советские части на Березине, Модель попытался организовать оборону восточнее Минска. Однако сделать этого не удалось.

Советские войска обходили опорные пункты противника через леса и болота при помощи проводников-партизан. 2 июля части 2 гвардейского танкового корпуса, совершив почти 60 км бросок через партизанский район под Смоленском, обрушились на немцев под Минском. В ночном бою 3 пехотных и 5-ая танковая дивизия фон Заукина были разгромлены. А утром 3 июня танкисты ворвались в Минск. К концу дня город был освобожден.

В результате параллельного преследования подвижными войсками 1 и 3 Белорусского фронта и фронтального преследования войсками 2 Белорусского фронта в районе восточнее Минска, к 4 июля были окружены части 12, 27 и 37 армейских корпусов, 39 и 41 немецкие танковые корпуса. Всего около 100 тысяч человек.

В течение 5-11 июля немцы пытались прорваться в районе Барановичей, но были или уничтожены или взяты в плен. Немцы потеряли свыше 70 тысяч убитых и около 35 тысяч пленных. 4-ая немецкая армия перестала существовать.

Всего же данная наступательная операция продолжалась до 20 августа 1944 года. В ходе ее проведения войсками четырех фронтов были осуществлены следующие операции: Шауляйская, Вильнюсская, Белостотская, Люблин-Брестская, Каунасская. К этому времени войска вышли к Варшаве, дальнейшее продвижение было невозможно из-за больших потерь в отстаивании тылов. Всего Советские войска продвинулись на 600 км, было разгромлено 38 дивизий противника, потери 400 тысяч убитых, раненых и пленных, в плен попали 22 немецких генерала и 10 погибло.

Данная операция показала, как резко изменилось в лучшую сторону оперативно-тактические управление и планирование боевых действий войсками Красной Армии, улучшилось взаимодействие между наземными и авиационными подразделениями. Офицеры авиации находились в наземных войсках и подвижных соединениях, держали непрерывно связь с ними группы бомбардировщиков и штурмовиков и быстро перестраивали их на нужные цели.

За всю наступательную операцию потери 4 Советских фронтов и 1-й армии Войска Польского с 23 июня по 29 августа составили 770 тысяч человек, 2957 танков и САУ, 2447 орудий и минометов, 822 самолета. По признанию генерала Бутлара «разгром группы армии «Центр» положил конец организованному сопротивлению немцев на Востоке».

Таким образом, операция «Багратион», приведшая к окружению группы армии «Центр», оказалась катастрофической для немецкого командования, и немцы уже сейчас поняли, что войну они проиграли - это был конец немецкой армии, которая потеряла лучшие кадры.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В истории, преподаваемой в школе, причинами поражения называется отсутствие навыков ведения боевых действий командным составом Красной Армии, оснащенность войск устаревшими образцами боевой техники и наивность высшего руководства. Все эти доводы при объективном рассмотрении оказываются не жизнеспособными.

В официальных источниках считается, что война с Финляндией показала военную слабость Советского Союза и, как бы приблизило Германское руководство к решению вопроса о нападении на СССР. Мне кажется, что немецкое командование не увидело самое главное, это то, что ни одна армия в мире, кроме советской не имела опыта прорыва глубоко эшелонированной обороны, которой и являлась линия «Маннергейма», и опыта ведения боевых действий в зимних условиях, которого так не доставало немецкой армии, в ходе боевых действий на территории СССР.

Дополнительной проблемой являлось отсутствие ГСМ и топлива, пригодного для зимних условий. В немецких танках оно кристаллизировалось при -5°С, отсутствие приемлемого зимнего обслуживания и транспортных средств, способных производить обеспечение войск в зимних условиях. Именно эта неправильная оценка немецким командованием сил СССР привели к краху Немецкой армии и государства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Н. К. Попель «Танки повернули на Запад»,

2. С. А. Костюченко, «Как создавалась танковая мощь Советского Союза».

3. А. Ф. Корольченко «Жуков приказал»,

4. Жуков Г. К. «Воспоминания и размышления»

5. В.Суворов «Ледокол», «Последняя республика», «Тень победы», «Самоубийство»,

6. Владимир Бешанов «Танковый погром 1941 года», «10 Сталинских ударов»,

7. И. Бунич «Таллинский переход».

8. В. Соколов «Георгий Жуков».

9. Алан Булок «Гитлер и Сталин»,

10. Воспоминания генерал-майора Вермахта фон Бутлара из книги «Мировая Война 1939-1945.Взгляд побеждённых»,

11. Справочник «Бронетанковая техника Германии 1934-1945 гг.».

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:06:45 01 сентября 2019
.
.17:06:44 01 сентября 2019
.
.17:06:44 01 сентября 2019
.
.17:06:43 01 сентября 2019
.
.17:06:42 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Содержательные основы и «белые пятна» Великой Отечественной войны в контексте истории России и всеобщей истории

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258743)
Комментарии (3486)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru