Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Вчем проблема генной инженерии

Название: Вчем проблема генной инженерии
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 04:05:52 03 октября 2011 Похожие работы
Просмотров: 137 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Часть I Введение

Структура клетки......................................................................................3

Регуляция работы генов.........................................................................5

Генная инженерия...................................................................................6

В чем проблема генной инженерии........................................................8

Корпорации, цифры, факты....................................................................9

Часть II Области применения и опасности

Влияние на здоровье, общие характеристики......................................15

Влияние на окружающую среду............................................................ 21

Генетическая инженерия в лесоводстве..............................................28

Генная инженерия на людях и клонирование.....................................31

Рекомбинантный гормон роста (RBGH/BST)........................................36

Подсластитель аспартам (E-951)............................................................38

Часть III Ловкость рук и мошенничество

Эффект “вертушки” и лоббирование....................................................40

Зеленый камуфляж................................................................................45

Биопиратство..........................................................................................54

Часть IV Ситуация в Евросоюзе и СНГ

Европейское законодательство и ГМ-культуры....................................59

ГМО в России, Грузии и на Украине.......................................................65

Часть V Международные соглашения

Протокол по биобезопасности................................................................74

Соглашение об использовании права на интеллектуальную

собственность в сфере торговли...........................................................81

О королях и капусте

Популярно о генной инженерии

Эта книга написана не генетиками, а профессиональными журналистами, одновременно являющимися активистами зеленого движения.

Мы более трех лет собираем и публикуем информацию по генетически модифицированным организмам и вопросам, связанным с их распространением. К сожалению, эти проблемы ускользнули из поля зрения многих людей. Между тем, генетически модифицированная пища уже продается в наших магазинах, в разных странах уже ведутся разработки в области трансгенного лесоводства, делаются попытки клонирования животных и человека.

Задача, которую мы ставили перед собой, работая над книгой – собрать и опубликовать до настоящего времени мало известную информацию по проблеме, актуальность которой для общества очевидна.

Эта книга адресована, прежде всего, тем, кто намерен участвовать в защите прав людей и природы в условиях стремительного развития так называемых “современных биотехнологий”.

В издании дается основная информация о проблемах, связанных с генной инженерией, необходимая для работы с данной темой. Частично это переложение на русский язык брошюры известной европейской экологической сети A SEED “Cabbages and Kings”, частично – информация, собранная нами, а также наиболее яркие публикации центральных российских газет. Материалы, представленные в книге, охватывают широкий круг вопросов, но ни в коей мере не исчерпывают всех проблем, связанных с развитием биотехнологий.

Мы выражаем особую благодарность Алексею Владимировичу Яблокову за моральную и финансовую поддержку нашего проекта.


ЧАСТЬ 1

ВВЕДЕНИЕ

Структура клетки

Клетка – это самая маленькая живая единица, основная структурная и функциональная единица всего живого, будь то растение, или животное, или гриб. Некоторые организмы, такие как: амеба, бактерия, некоторые водоросли и грибы состоят из одной клетки – весь организм заключен в эту одну клетку. Человеческий организм сильно отличается от этих простейших и состоит из примерно 3 000 000 000 000 клеток.

Клетки могут быть различной формы в зависимости от исполняемой функции. Клетки объединяются в ткани, органы, целые структуры (мозг, печень, кости, кожу, листья, фрукты и т.д.).

В организме клетки связаны друг с другом для выполнения различных функций и задач: одни синтезируют ферменты, другие накапливают сахар или жир, составляют скелет или отвечают за связь (например, нервные клетки), на каких-то клетках лежит ответственность за защиту организма (белые кровяные тельца или стрекательные клетки медузы и растений).

Чтобы быть полноценной частичкой целого организма, большинство клеток обладают одинаковой наследственной информацией, сходными ресурсами и сходным внутриклеточным аппаратом.

Клетка высших организмов (растений или животных) состоит из следующих частей:

- Клеточная мембрана, которая охватывает всю клетку. (Для прочности у растительных клеток есть еще дополнительная стенка из целлюлозы, придающая устойчивость.)

- Цитоплазма - внутренняя среда клетки (за пределами ядра).

- Большое количество органелл. Это функциональные компоненты, напоминающие необходимые для пищеварения, накопления и выделения органы.

- Ядро - командный центр клетки. Ядро содержит всю жизненно важную информацию, которая необходима клетке или целому организму, чтобы нормально функционировать, развиваться и воспроизводиться. Эта информация хранится в форме набора генов в хромосомах , которые находятся внутри ядра.

Белки

Белки – это основной строительный материал клетки, который синтезируется самой клеткой. Если взглянуть на них поближе, то мы увидим, что состоят белки из аминокислот , особых небольших кирпичиков, которые легко выстраиваются в цепочки.

В процессе синтеза белков из аминокислот получаются линейные структуры, которые затем могут изгибаться и свиваться, образуя более сложные структуры. У разных белков различные функции.

Они могут быть транспортными молекулами (например, переносящий кислород гемоглобин красных кровяных клеток); могут быть антителами, переносчиками информации, ферментами (например, пищеварительными ферментами) или гормонами (гормоны роста или инсулин). Другая группа белков – это структурные белки, которые создают перегородки и способствуют движению, эластичности и способности сокращаться. Мышечные волокна, например, в основном состоят из белков. Таким образом, мы видим, что белки – это важный базовый элемент в строении клеток, они дают им возможность правильно функционировать.

Хромосомы

Хромосома означает “окрашенное тельце”. Хромосомы можно увидеть под простым микроскопом. Они выглядят как пучки узелков и петелек длинных тонких ниток. Хромосомы – это хранилища всей генетической, т.е. наследственной, информации. Информация записана в тонкой нити, которая называется ДНК. Эта аббревиатура расшифровывается как дезоксирибонуклеиновая кислота , особая кислота, которая находится в ядре . Генетическая информация записана в виде кода, примерно как ноты. Чтобы обеспечить информацию защитой, используется двойная нить – знаменитая двойная спираль. Когда клетка делится, она так же копирует всю ДНК и передает ее дочерней клетке. Вся совокупность генетической информации организма называется геном .

Человеческие клетки, например, содержат два набора по 23 хромосомы – один набор, получаемый от матери, другой – от отца. Если растянуть одну цепочку ДНК человеческой клетки, то в длину она составит два метра. Длина ДНК в человеческом организме составляет примерно 60 000 000 000 км. Это все равно, что 8000 раз слетать на Луну и обратно!

Информация, хранящаяся на хромосомах в ДНК, записана в таком виде, что код может быть расшифрован в организме почти всех живущих на Земле существ. И называется этот код универсальный код жизни .

Клетке для шифра требуется всего четыре знака (называемых нуклеотиды ) для того, чтобы записать все необходимые инструкции по созданию любого белка . Нуклеотиды – это те единицы, из которых состоит ДНК, их названия обычно сокращают до первой буквы А, Г, Т и Ц. Эти буквы располагаются в слова, которые в свою очередь образуют код определенной аминокислоты , как показано выше. Информация о том, как строится клетка или как она функционирует, вся заключена в один определенный ген. Ген – это определенный сегмент (участок) ДНК с особыми инструкциями о том, как должен в среднем быть синтезирован один определенный белок. Шифрованная цепочка гена составляет обычно около 1000 букв. Гены кодируют, например, инсулин, пищеварительные ферменты, протеины свертываемости крови или пигменты.

Регуляция работы генов

Откуда клетка знает, какой белок производить и в каком количестве?

В начале каждого гена расположен сегмент ДНК, который содержит контролирующие элементы именно этого гена. Этот сегмент называется промотор. Он выполняет функции “сторожевой башни”, поднимая “флаг”, то есть, подавая сигнал контролируемому им гену. Возьмем, например, выработку инсулина (который мы производим, чтобы обеспечить сжигание сахара в крови). Когда в клетке появляется информационная молекула с сообщением “больше инсулина”, вырабатывается молекула-посредник, которая связывается с инсулиновой сторожевой башней. После этого “рычажок” сторожевой башни перемещается и открывает путь считыванию инсулинового гена.

Как информация, содержащаяся в ДНК, превращается в белки в нужное время?

Каждый ген состоит из трех основных компонентов: “сторожевой башни” (промотор), информационного блока и поли-А сигнального элемента.

Если в клетке недостаточно какого-то протеина, то ядру направляется сообщение найти соответствующий ген. Если сторожевая башня признает полученное сообщение, то будет послан сигнал открыть “ворота” информационному блоку. Информация тут же копируется – или считывается (транскрибируется) – в нитевидную молекулу, которая называется РНК. РНК очень похожа на ДНК, только она представляет собой одну цепочку, а не две. После того, как информация была скопирована, к концу молекулы прикрепляется хвост в 200 нуклидов типа А. Этот процесс называется полиаденилированием, а начинает его поли-А сигнал, расположенный в конце гена. Поли-А хвост помогает сохранить информационные РНК в ядре на ограниченное время. После этого копии гена (РНК) выходят из ядра в цитоплазму и связываются с мини-органеллами - рибосомами, выполняющими функцию синтеза белков из аминокислот. Рибосомы считывают код с РНК и связывают аминокислоты в полипептидную цепочку белковой молекулы.

Ни одна клетка никогда не сможет использовать всю информацию, содержащуюся в ДНК. Клетки разделяют работу между собой - они специализируются. Клетки мозга не станут вырабатывать инсулин, клетки печени не будут производить слюну, так же как и кожные клетки не станут строить костную ткань.

То же происходит и с растениями: корневые клетки не вырабатывают зеленый хлорофилл, так же как и листья не производят пыльцу или нектар. Более того, процесс проявления генов (реализации заложенной в них информации, выражающейся в синтезе соответствующих белков) зависит от возраста: в молодых побегах не проявляются гены, связанные с созреванием плодов, и у взрослых людей обычно не вырастают новые зубы (хотя известны и исключения из этого правила).

В целом, регуляция генов во многом зависит от среды, в которой находится клетка, а также связана со стадиями развития организма. Так что, если бы мы захотели, чтобы листья мака выработали красный цвет лепестков, нам бы не удалось достичь этого традиционными методами селекции, несмотря, на то, что у листьев есть вся необходимая “генная” информация. Существует барьер, предотвращающий покраснение листьев. Этот барьер может быть обусловлен двумя причинами:

- “Красный” ген во всех клетках листьев недоступен для сигнальных активирующих молекул.

- Клеткам листьев не требуется красный цвет, и они не посылают сигнал РНК копировать информацию. Поэтому сигнальная молекула с запросом не причаливает к “красной” сторожевой башне, чтобы активировать ген.

Нетрудно догадаться, что существует способ обманывать растение и заставлять его краснеть, даже против собственной воли. Мы можем активировать красный ген, как Троянского коня, спрятанного за сторожевой башней другого гена. Но для того, чтобы достичь этого, нам придется разрезать гены и склеивать их по-иному. Вот здесь и прекращается селекция – и начинается генная инженерия.

Генная инженерия

Генная инженерия (ГИ) занимается тем, что берет гены и части ДНК одного вида, например, рыбы, и пересаживает их в клетки другого, например, помидора. Для этого ГИ располагает набором различных технологий для того, чтобы разрезать ДНК произвольно или в определенных участках гена. Выделив сегмент ДНК, можно его изучать, размножать или склеивать с ДНК иных клеток и организмов. ГИ позволяет преодолеть межвидовые барьеры и перемешивать информацию между абсолютно не связанными между собой видами: например, можно переселить в клетки помидоров ген, кодирующий белок, препятствующий замерзанию тканей рыбы, или в клетки клубники - ген бактерий, кодирующий смертельный для насекомых токсин, можно гены человека пересадить свинье, чтобы она лучше росла.

Однако тут генетики сталкиваются с проблемой: ген рыбы не будет работать в помидоре до тех пор, пока он не будет снабжен промотором с сигнальным флажком, который бы узнали сигнальные молекулы и ферменты клеток помидора. И эта контрольная последовательность генов должна быть либо цепочкой помидора, либо - очень схожа с ней. Многие ученые и компании не уделяют этому большого внимания и даже не задумываются о необходимости найти нужный томату промотор, так как потребовались бы годы, чтобы понять внутренние связи в клетке и процесс внутриклеточной регуляции. Чтобы избежать многих экспериментов и корректировки, большая часть ГИ-растений производится с помощью вирусных промоторов . Как известно, вирусы – очень активные элементы. Ничего, или почти ничего, не может остановить их, стоит им найти новую жертву, вернее, хозяина . Они тут же встраивают свою генетическую информацию в ДНК клетки хозяина (например, человека), размножаются, заражают соседнюю клетку и множатся снова. Это возможно, поскольку вирусы выработали очень сильные промоторы, которые заставляют клетку-хозяйку постоянно “читать” эти промоторы и производить белки вируса. Если просто взять сигнальный элемент (промотор) вируса растения и поместить его в начало информационного блока гена рыбы, то получится комбинированный ген рыбы и вируса (генно-инженерная конструкция), который можно заставить работать в растении, когда (и если) будет нужно.

Быть может, все это звучит просто великолепно, да вот только остановить это процесс абсолютно невозможно – его не выключить.

Само растение больше не имеет права голоса в процессе работы нового гена, даже когда это постоянное принудительное производство “нового” продукта и ослабляет растение и ухудшает его рост и развитие.

К тому же теория расходится с реальностью. Довольно часто, без видимых причин, новый ген активно действует только какое-то время, а потом вдруг “замолкает”. Но предугадать это совершенно невозможно.

Хотя последняя стадия пересадки нового гена в высший организм часто и провозглашается очень точной и тонкой, она довольно плохо разработана, и ей явно недостает точности и предсказуемости. “Новый” ген может оказаться где угодно, рядом с любым геном или даже внутри него, мешая его функционированию и регуляции. Если же “новичок” попадает в несчитываемые участки ДНК, он может помешать регуляции работы целого блока генов.

Он также может заставить активно работать несчитываемые участки ДНК.

Часто ГИ не только использует информацию одного гена и помещает ее за промотором другого гена, но также берет кусочки других генов и других видов. Хотя весь процесс нацелен на улучшение воспроизводства и функционирования “нового” гена, он является вмешательством в ход нормальной жизнедеятельности клеток, последствия которого трудно предсказать.

В чем проблема генной инженерии?

ГИ – это наука из пробирки и в основном применяется для производства продуктов питания. Ген, исследуемый в пробирке, может показать лишь, за что он отвечает и как ведет себя именно в этой пробирке. Он не расскажет нам о своей роли и поведении в организме, из которого мы его извлекли, или о том, как он поведет себя там, куда мы намереваемся его пересадить. Гены красного цвета, переселенные в цветки петунии, не просто вызвали изменение цвета лепестков, но вызвали снижение плодородности и изменили рост корней и листьев растения. Лосось, в которого поместили ген гормона роста, не только вырос слишком большого размера и слишком быстро, но и стал зеленым, а также имел проблемы со здоровьем. Это непредсказуемые побочные эффекты, называемые в научной терминологии плейотропными (то есть эффекты действия одного и того же гена на разные признаки).

Мы также очень мало знаем о том, что ген (или в данном случае любая из его цепочек ДНК) может вызвать или чему помешать, в зависимости от места проникновения в нового хозяина (растение или животное). Это открытые вопросы, касающиеся эффектов положения. Так же нет ответа и на вопросы о замолкании и неустойчивости гена.

Как мы можем быть уверены в том, что генетически модифицированное растение, употребляемое нами в пищу, не станет вдруг производить новые токсины и аллергены или не повысит уровень скрытых токсинов? А что же с пищевой ценностью? И каково будет воздействие на окружающую среду и дикую природу? Все эти вопросы крайне важны, но ответа на них до сих пор нет.

Каким образом ген можно переселить в другую клетку

Существует несколько способов переместить ген из А в Б или изменить растение с помощью “нового” гена. ВЕКТОР – это транспорт, который может переместить ген в нового хозяина, или скорее в ядро клетки-хозяйки. В роли векторов обычно выступают плазмиды бактерий или вирусы. Другой способ – это так называемая технология стрельбы, или “био-баллистика”, когда группу растительных клеток слепо бомбят большим количеством крошечных частиц в генной оболочке в надежде, что удар попадет в цель где-то в районе ДНК клетки.

Корпорации, цифры, факты

Консолидация индустрии “наук о жизни”

В девяностые годы нашего века фармакологические и сельскохозяйственные компании слились и объединились в так называемую промышленную консолидацию. В результате появилась “Индустрия жизни”, в которой эти огромные транснациональные компании имеют самые большие объемы продаж пестицидов, медицинских препаратов, семян, продуктов питания.

Капитал, образовавшийся в результате слияний и приобретений этой индустрии, в 1998 году составил два триллиона долларов, на 50% больше, чем в 1997 году. Сейчас транснациональные компании владеют, по крайней мере, двумя третями мирового рынка.

По данным на 1995 год, из ста наиболее мощных мировых экономических систем 48 являются транснациональными корпорациями, 52 - национальными экономиками.

Химическая история

Многие корпорации, занимающиеся сейчас биотехнологиями, изначально были крупными химическими компаниями. Например, Monsanto была четвертой крупной химической компанией в США. Hoechst (Германия) открыла свой химический филиал Celanese в 1998 году, объявив в конце того же года об объединении с Rhone Poulenc. В результате появилась компания Aventis, самая крупная компания, занимающаяся “наукой о жизни”. DuPont (США), до последнего времени самый крупный производитель химии, объединился в 1998 году с Pioneer Hi-Breed (США), самой крупной в мире компанией по производству семян.

Выбор не в пользу химии – это стратегический шаг, сделанный для того, чтобы избежать нестабильности. Транснациональные компании представляют этот свой шаг как действия во спасение окружающей среды, говорят о решении проблемы голода в странах третьего мира и увеличивающейся заболеваемости людей, используя красивый термин “наука о жизни”. Однако, по сути, эти компании продолжают производить различную “химию”, включая растения, которые вырабатывают пестициды внутри собственных клеток. Видимо, слово “биотехнология”, более точно характеризующее род занятий этих компаний, звучало отпугивающе.

Корпорации, переориентировавшись в 1990 году на работу в сфере “наук о жизни”, не изменили схемы, по которой они привыкли работать, сохранив прежнюю технологическую базу, продолжая работать в том же производственном секторе: с сельскохозяйственными и фармацевтическими предприятиями.

“То, что происходит, это не просто консолидация компаний по производству семян, на самом деле, это объединение всей пищевой цепи”, – Роберт Фрейли, Monsanto.

“В двадцатом веке химические компании выпускали большинство своей продукции, используя неживую природу. В следующем веке наш товар будет делаться в основном из живой природы”, – Джек Крол, председатель совета директоров, DuPont.

“Самое расхожее название бизнеса, которым мы занимаемся – это биология. Наши исследования и технологии направлены на разработку и продажу продукции, которая оказывает влияние на биосистемы, будь то люди, растения или животные”, – Даниель Васелла, Novartis.

Генетические изменения семян

Индустрия “наук о жизни” изменяет генную структуру семян для того, чтобы наделить их определенными чертами. Устойчивость к гербицидам и пестицидам – это два главных качества, которые компании стремятся внести в растения (в основном в кукурузу и сою), хотя испытания и опыты все еще продолжаются.

Рынок генетически измененных семян сейчас поделен в основном между компаниями Monsanto, Aventis, DuPont, AstraZeneca.

Площадь земель, засаженных генетически измененными семенами, быстро увеличивается (на 60% в год).

Современное состояние рынка трансгенных семян

Трансгенное зерно рассматривалось до последнего времени как многообещающая и быстро растущая часть рынка. Аналитики предрекали доход в этом секторе до 3 миллиардов долларов в 2000 году, а в 2010-ом составил бы 25 миллиардов американских долларов.

Между тем, на пороге 2000 года с/х сектор не в лучшем состоянии. Аналитики усматривают различные причины сложившейся ситуации, среди них и цены на товары широкого потребления, и уменьшение размеров субсидий фермерам, и сокращение по всему миру площади земель, используемых под выращивание с/х культур. Спор вокруг использования продуктов, произведенных на основе генетически модифицированных растений, тоже оказал немалое влияние. Протест общественности, различные протесты экологических организаций заставили задуматься политиков, инвесторов и работников данной индустрии.

- Компания Novartis объявила, что она временно уволит 1100 рабочих из с/х сферы, таким образом сэкономив 66 миллионов долларов в год

- DuPont сократил количество рабочих агрохимической сферы на 15%

- И AstraZeneca и Novartis заявили, что могут продать свой с/х бизнес или найти другие варианты.

- Курс акций компании Monsanto упал с $67 до $37 c конца 1998 года

Согласно публикации в британской газете “Guardian”, “аналитики все больше убеждаются в том, что исследования ГМ-пищи могут нанести серьезный ущерб доходам фармацевтических компаний, и предвидят новые споры вокруг этой проблемы”. У компании Novartis уже есть веские причины для беспокойства, поскольку медики Германии пригрозили ей бойкотом.

Агрокомпании представляют ситуацию в розовом свете и даже продолжают исследования и производство генетически модифицированной продукции, включая различные проекты по выработке продуктов питания, такие как, например, соя компании DuPont, понижающая уровень холестерина. Между тем, инвесторы уже не так оптимистичны, как раньше. Швейцарский банк Credit Suisse заявил, что не будет финансировать трансгенную инженерию, а аналитики Duetsche Bank советуют корпорациями ликвидировать свои отделения агробиотехнологий, а инвесторам – продать акции. “Мы предполагаем, что эти организации, ранее воспринимавшиеся как флагман этой области, теперь стали настоящим бичом… Мы бы советовали продажу всего этого сектора”.

“Горячая пятерка” мировых корпораций “наук о жизни”

Пять первых в мире “Генетических гигантов” (компании AstraZeneca, Novartis, DuPont, Monsanto и Aventis) владеют примерно двумя третями рынка пестицидов (60%), почти четвертью (23%) мирового рынка посевных культур и всей сотней процентов рынка трансгенных семян.

AstraZeneca

· Шестая крупнейшая компания посевных культур

DuPont

· Пятая крупнейшая компания по агрохимии

· Пятая крупнейшая фармацевтическая компания

· Крупнейшая компания посевных культур (посредством присоединения “Pioneer Hi-Bred”)

· Четвертая крупнейшая компания по агрохимии

Monsanto

· Третья крупнейшая компания по агрохимии

· Вторая крупнейшая компания посевных культур

· 88% всех ГМ-культур, произведенных в США в 1998, были семенами этой компании

Novartis

· Третья крупнейшая компания посевных культур

· Втораякрупнейшая компания по агрохимии

· Четвертая крупнейшая фармацевтическая компания

· Девятая крупнейшая компания по производству лекарств для животных

Aventis

· Крупнейшая компания по агрохимии, медицинским препаратам для животных и фармацевтике

Примечание: в 2000 году Monsanto изменила название. Новый лэйбл корпорации: Farmacia. Старое имя - Monsanto - остается только у с/х подразделения компании.

ЧАСТЬ II

ОБЛАСТИ ПРИМЕНЕНИЯ И ОПАСНОСТИ

Влияние на здоровье, общие характеристики

Проблемы здоровья и безопасности пищи связаны с индустриальным ведением сельского хозяйства (объединение мелких ферм в крупные хозяйства, усиление использования антибиотиков в кормах, механизация). Они стали проявляться, начиная с 1960-х годов, когда сельское хозяйство и производство пищевых продуктов стало все более связано с пестицидами, гербицидами, инсектицидами и химическими удобрениями. Были установлены явные связи между некоторыми болезнями и индустриальным животноводством – кризис BSE (болезнь бешенства коров) в конце 1980-х и 1990-х годов стал наиболее явным примером из серии скандалов, связанных с безопасностью пищи. Сальмонеллез был практически неизвестен в 1940-х годах, однако, теперь это повсеместная проблема. Пищевые отравления увеличились на 400% за последние 10 лет, ущерб налогоплательщикам оценивается от 1 до 3 миллионов фунтов стерлингов в год. Всем памятен скандал в связи с диоксинами, обнаруженными в мясе и яйцах бельгийских кур. Использование пестицидов и гербицидов, а также ГМ-культуры – последние проявления индустриализации сельского хозяйства.

Идя на ухищрения, прикрываясь мифом о полной равноценности пищевых субстанций, ТНК могут проскочить строгий контроль безопасности и соответствующие тесты.

Миф о равноценности пищевых субстанций.

Концепция “эквивалентности пищевых субстанций” используется в Европе, Северной Америке и повсюду в мире как основа для системы регулирования. Она была создана специально для облегчения коммерциализации ГМ-пищи. Например, Правила ЕС о ГМ-продуктах и ингредиентах используют концепцию равноценности пищевых субстанций. При тестировании или маркировке ГМ-продукты классифицируются как равноценные обычным, проходят простые, такие же, как и для обычных продуктов, а не усиленные тесты, на основе тезиса, что ГМ-продукты опасны не более всех прочих. Равноценность подразумевает, что оба типа продуктов одинаковы по всем характеристикам, важным для потребителей – безопасности, питательности, внешнему виду.

В настоящее время процедуры тестирования, принятые в Европе, США и всем остальном мире, состоят практически исключительно из специальных химических и биохимических процедур, призванных качественно определить специфическое питательное вещество, токсин или аллерген. Эти тесты фокусируются на компонентах, которые могут повести себя как-либо иначе в каждом конкретном ГМ-продукте и основаны на известных свойствах этих же веществ, проявленных в их не-ГМ-аналогах, а также на характеристиках самих по себе генов, привнесенных в ГМ-организм. Такие исследования не могут обнаружить опасность, таящуюся в ГМ-продуктах, так как они могут не выявить неожиданные побочные эффекты.

Учитывая то, что генная инженерия может привнести в продукты ранее неизвестные опасные свойства, каждый ГМ-продукт должен быть подвергнут обследованию, способному выявлять самый широкий спектр возможных опасностей. Но в настоящее время использование концепции эквивалентности позволяет обойти необходимость такого тестирования. Только клинические испытания способны выявить все возможные опасности и непредвиденные побочные эффекты, которые могут таиться в продуктах генноинженерного процесса.

Аллергии

Пищевые аллергии стали массово проявляться с 1960-х годов, когда в промышленности начали применять искусственные ферменты и стиральные порошки. Промышленные ферменты используются в различных пищевых продуктах для улучшения качества, товарного вида, вкуса, технологичности производства и других свойств. Применяют их в таких продуктах, как мука, крахмал, газированная вода, фруктовые соки, масла, пиво, вина, сыры и мясо.

Эти ферменты не подлежат обязательному указанию на этикетках, поэтому их употребления трудно избежать. ГМ-организм, обычно плесневый грибок или бактерия, производят эти ферменты тоннами. Как только произведенный фермент отделен от производящего его организма, использование ГМО можно не декларировать. Однако разделение фермента и производящих его организмов происходит не полностью, поэтому остатки культур грибов и бактерий становятся основной причиной аллергий.

Промышленные ферменты - широчайший бизнес. Novo Nordisk, лидер датского рынка, зарабатывает с помощью промышленных ферментов примерно 500 миллионов долларов в год. Прибыли пищевой индустрии от использования таких ферментов и от рынка антиаллергенов даже еще большие - порядка миллиардов долларов. Пищевые компании и работающие на них аллергологи отказываются от обмена информацией и сотрудничества с новым швейцарским Федеральным институтом технологии, доказавшим, что эти ферменты - главные виновники аллергий и астмы.

ГМ-соя: новый виновник аллергии

Новые опасения по поводу безопасности ГМ-продуктов появились в марте 1999 года после исследований Йоркской лаборатории питания (Великобритания), когда выяснилось, что число случаев пищевой аллергии, связанных с соей, увеличилось в 1998 году на 50%.

Открытие, сделанное в Йорке, дает реальные сведения о том, что ГМ-продукты могут иметь явное негативное влияние на человека. Это первый случай за 17 лет, когда соя оказалась в первой десятке продуктов, способных вызывать аллергию. Среди хронических болезней, которые может вызывать соя, присутствуют синдром раздражения кишечника, болезни кожи, включая угревую сыпь и экзему, а также проблемы пищеварения. Люди могут также страдать от хронической усталости, неврологических проблем, головных болей.

Одна из катастроф, связанных с ГМ-пищей, уже была предотвращена. Ведущий генный инженер-исследователь для повышения количества белка ввел в сою ген бразильского ореха. При тестировании на животных не было замечено никаких признаков аллергенности. По счастью, у ученых под рукой оказалась сыворотка крови людей-аллергиков на бразильский орех.

Когда ГМ-сою протестировали с помощью этой сыворотки, аллергенность была обнаружена. Это могло быть смертельно опасно для многих людей, имеющих аллергию на орехи. В большинстве случаев сыворотки крови аллергиков не применяются при тестировании, так как люди раньше никогда не потребляли большинство “чужих” белков, внедряемых теперь в пищевые продукты. Британский ученый, доктор Мэй-Ван Хо заметила: “Нет никаких известных способов предсказать аллергию на ГМ-пищу. Аллергическая реакция обычно возникает спустя некоторое время после проявления и развития чувствительности к аллергену”.

Токсичность

ГМ-продукты явно могут быть токсичными и опасными для здоровья людей. В 1989 г. генно-инженерная модификация L-триптофана, обычного компонента рациона, вызвала смерть 37 американцев и сделала инвалидами еще 5000 человек из-за приносящей большие страдания и потенциально смертельной болезни крови – синдрома эозинофильной миалгии (EMS). Лишь после этого продукт был отозван Управлением питания и лекарственных препаратов США (FDA). Производитель – Showa Denko, третья по величине японская компания, специализирующаяся на химических технологиях, впервые использовала ГМ-бактерии для производства гена. Полагают, что бактерии каким-то образом становятся заразными в процессе трансформации при рекомбинации ДНК. Согласно проведенным исследованиям, ГМ-Lтриптофан был столь же чистым и равнозначным предыдущим препаратам, которые производились с помощью бактерий природного типа. Однако же он совершенно не соответствовал этим препаратам по показателям безопасности. Если бы проводились другие тесты, которые могут широко охватить возможные негативные эффекты, например тест на усваивание животными и людьми, факт, что этот продукт не является безопасным, сразу стал бы очевиден. Но таких тестов не было. Showa Denko уже выплатила компенсации жертвам на сумму, превышающую два миллиарда.

Еще одна проблема заключается в токсинах замедленного действия. Известно, что время проявления токсичного действия белка может занимать более 30 лет. ГМ-соя отличается от обычной по белкам на 74%. Поскольку эти белки – гибриды бактериальных и растительных организмов, они действительно принципиально новые, поэтому не могут приравниваться к растительным или бактериальным. Превращение белка из полезного в болезнетворный может зависеть от малейшего изменения аминокислотного состава. (Подробнее смотри в статье об аспартаме).

“Уловка-22”

Учитывая, что тесты, которые проводятся сейчас на государственном уровне неадекватны из-за неоправданного применения “принципа эквивалентности”, блюстители безопасности полагаются на исследования транснациональных компаний, и кое-где существует тенденция принимать сомнительные результаты этих тестов за научный факт. Вряд ли следует ожидать от чиновников чего-то лучшего в плане защиты потребителя на международном уровне. Международные чиновники не изменят этой ситуации. Согласно правилам ВТО обязанность доказать, что продукт небезопасен, лежит на импортирующей стране. Однако, когда страны пытаются поступать согласно обязанностям и защищать своих граждан, экспортеры ГМ-продукции используют другое правило ВТО - о применении санкций, если импортер сопротивляется “свободной торговле”. “По всему миру потребители убеждаются в том, что торговые санкции применяются в ущерб безопасности и в пользу корпораций” – считает Consumer International (самая известная в мире потребительская сеть).

Возникновение устойчивости к антибиотикам

Антибиотики – это фармацевтический продукт грибов, бактерий и других организмов, который подавляет рост микрооорганизмов или разрушает их. Они широко используются для предотвращения или лечения болезней. Возможно, пенициллин – самый известный препарат из этого класса и первый в длинном ряду лекарств, провозглашенный “чудо-средством”. Обычные антибиотики, как например, ампициллин (из группы пенициллина, используется для лечения инфекций дыхательных путей, синуситов и инфекций мочевыводящих путей) и канамицин (используемый для лечения туберкулеза, инфекций верхних и нижних дыхательных путей и при промывании ран) все больше используются в производстве пищи, что может привести к катастрофическим последствиям. Маркерные гены устойчивости к антибиотикам используются при выращивании всех коммерческих ГМ-культур. Например, компания Calgene использует канамицин при выращивании томатов FlavrSavr. Присутствие этих маркеров в культурах и продуктах вызвало общественную обеспокоенность. Возможность возрастания устойчивости к антибиотикам вынудила некоторые страны ЕС ввести запрет на импорт нескольких ГМ-продуктов, как, например, Bt-кукурузы фирмы Novartis.

Из-за того, что медики прописывают нам антибиотики слишком часто, а также из-за огромного количества антибиотиков в пище, устойчивость к антибиотикам породила страхи о “супер-микробах” и болезнях, которые невозможно вылечить. Ученые и врачи озабочены тем, что надо искать новые лекарства. Из-за антибиотиков в нашей пище устойчивость человека к ним стала уже такой сильной, что многие лекарства теперь не помогут от черной (легочной) чумы. В 1995 г. мальчик с Мадагаскара, заболевший бубонной чумой, оказался устойчив к первым 8 антибиотикам, обычно используемым для лечения, включая тетрациклин, стрептомицин и спектромицин. В период 1990-1994 было зарегистрировано 19000 случаев бубонной чумы, из них 229 в США. Это “еще одно мрачное напоминание, что проявись в одном месте одновременно и инфекционная болезнь, и устойчивость к антибиотикам, и проблемы могут возникнуть у всего мира”, как сказали доктора Дэннис и Хьюгес из американского Центра по контролю и предотвращению заболеваний.

Бактерии туберкулеза и стрептококка становятся одинаково устойчивыми к лучшим имеющимся лекарствам. Антибиотики, используемые для лечения людей, заразившихся от домашней птицы (кампилобактериальная инфекция поражает 70-90% кур в США, что является причиной 2-8 миллионов случаев заражения людей каждый год), тоже теряют эффективность. Устойчивость к группе антибиотиков, которые используются для лечения легочных хламидиозов и инфекций мочевыводящих путей в Испании, Нидерландах и Великобритании достигла 82%. Даже ванкомицин, “антибиотик последнего поколения”, теперь бессилен против некоторых микробов.

Более пугающим является факт кросс-резистентности, который наблюдается в случае канамицина, стрептомицина, неомицина, гентомицина и аминогликозидных (противомикробных и противопаразитных) антибиотиков, которые очень важны при лечении смертельно опасных болезней. Они не разрушают клеточную стенку и не высвобождают токсины в кровь. В этой ситуации медики должны согласиться с тем, что сейчас они могут скорее сдерживать болезнь, нежели лечить ее. FDA теперь “не должна лишь стоять у изголовья пациента находящегося в критическом состоянии, надеясь, что антибиотики подействуют и смиряться с тем, что они бессильны”, – говорит доктор Дэвид Бэлл из Центра по контролю и предотвращению заболеваний США.

Антибиотики также широко используются для предотвращения и лечения болезней животных. Существует множество действительно больных животных, чье состояние ухудшилось из-за современной практики, принятой в индустриальном животноводстве, например, из-за использования бычьих гормонов роста, таких как BST (подробнее смотри в статье об этом гармоне). Но, помимо лечения больных животных, антибиотики скармливают и здоровым - около 50% из 50 миллионов фунтов антибиотиков, используемых в США, применяются именно как пищевая добавка для улучшения роста! Согласно первому докладу экспертов Консультационного комитета по бактериальной безопасности продуктов относительно 30-летнего использования антибиотиков в британском сельском хозяйстве, “четыре главных источника заражения пищи – сальмонелла, кишечные палочки, кампилобактерии и энтерококки – напрямую связаны с переизбытком антибиотиков в сельском хозяйстве”. Доклад “окончательно доказывает, что антибиотики, добавляемые в пищу животным, могут спровоцировать заражение человека устойчивыми к ним бактериями”, инфекции, которые могут стать устойчивыми к лечению, включают сальмонеллу и кишечную палочку. Для того, чтобы обеспечить эффективность антибиотиков в будущем и сохранить их способность спасать жизнь, предотвратить страдания человека и животных, использование антибиотиков должно строго регулироваться и быть ограничено. А основной путь решения проблемы – разводить животных в более естественных условиях.

Сейчас ТНК используют гены устойчивости к антибиотикам в генной инженерии в качестве маркеров, для того, чтобы можно было проверить, произошел ли на самом деле перенос гена в семена. Ген-маркер присутствует в каждой клетке организма. То есть, в отличие от случая, когда вы глотаете пилюлю, съедая Roundup Ready-сою, вы с каждой клеткой этого растения получаете ген устойчивости к ампициллину. Таким образом, помимо того, что люди употребляют антибиотики согласно предписаниям врачей и получают их с мясом животных, которых ими кормили и кололи, они еще поставлены в ситуацию (с помощью большинства производителей семян, химических и фармацевтических компаний), когда они вынуждены потребляять пищу, напичканную специально встроенными генами устойчивости к лекарствам.

Исследования 1994 года показали, что перенос генов может осуществляться между растениями и бактериями и что он может включать и включает гены устойчивости во всех экспериментах. Кроме того, нидерландские исследователи в 1999 году обнаружили, что “живые” и целые гены устойчивости могут “перепрыгивать” из ГМ-продукта в кишечник человека и выживать там до нескольких минут. Получается, что потребители ГМ-продуктов “воспитывают” в себе устойчивость к антибиотикам.

Влияние на окружающую среду: урон биологическому и сельскохозяйственному разнообразию

Только 20 видов растений (из 220 000) составляют более 90% рациона человечества. За последние 80 лет 97% всего разнообразия овощей в США (где такие процессы наиболее интенсивны) исчезло. Из 7000 сортов яблок осталось 900. Теперь существует 330 разновидностей груш, тогда как было 2600. Даже в Индии, где 50 лет назад было 30000 сортов риса, сейчас 75% культуры представлено 10 сортами.

Понятие биоразнообразия охватывает все живые организмы, их генетический материал и экосистемы, частью которых они являются. Обычно оно описывается на трех уровнях: генетическое, видовое, и экосистемное. Генетическое разнообразие подразумевает генетические вариации внутри вида и между видами. Это вся генетическая информация, которая содержится во всех растениях, животных и микроорганизмах на Земле. Генетическое разнообразие внутри вида помогает приспособиться к новым вредителям и болезням, и изменениям среды обитания, климата и сельскохозяйственных методов. Видовое разнообразие – общее число видов, обитающих на данной территории. Экосистемное разнообразие – общее число экосистем и независимых сообществ и их физическая окружающая среда. Экосистемы могут занимать очень большие или очень маленькие участки. Они включают такие естественные сообщества, как травянистые экосистемы, мангры, коралловые рифы, болота, тропические леса, а также сельскохозяйственные экосистемы, которые зависят от человека и содержат определенный набор животных и растений.

Монокультуры: почему это плохо

Генная инженерия представляет большую опасность для экосистем и биоразнообразия, в том числе увеличение риска заболеваний растений и появления новых вредителей, суперсорняков, генетическое загрязнение, перекрестное опыление ГМ-культур и обычных, а также принуждение фермеров к ведению химически интенсивного сельского хозяйства. Похоже, скоро везде будет расти только то, что хотят видеть ТНК. Это можно хорошо проиллюстрировать примером компании McDonald`s, которая заявляет, что использует везде только один вид картофеля, который, в большинстве мест уступает местным видам в устойчивости к болезням и вредителям, поэтому требует много химии при выращивании. Если бы ТНК не поддерживали такие сорта, фермеры их не сажали бы. В случае ГМ-пищи, ТНК быстро перекрывают доступ к немодифицированным аналогам. В Ирландии из-за перспективы уничтожения культур, совместный проект Monsanto-Novartis по выращиванию сахарной свеклы Roundup Ready встретил сопротивление со стороны природоохранников-активистов. В ответ на это Monsanto угрожала, что Novartis может в дальнейшем решить, что поставка на ирландский рынок традиционых (обычных) семян “невыгодна”.

Суперсорняки, супервредители и негативное воздействие на полезные виды

Генетическое загрязнение путем перекрестного опыления полей с ГМ-культурами уже начинает перерастать в экологический кризис. Пчелы и другие насекомые-опылители, ветер, дождь, птицы, перенося пыльцу модифицированных растений на соседние поля, заражают посевы в хозяйствах, где применяются классические и “органические” технологии. Фермеры по всей Северной Америке подвергаются санкциям от Monsanto, якобы за нарушения контрактов на выращивание и продажу ГМ-семян третьим лицам, тогда как многие фермеры заявляют, что не занимаются ничем подобным, просто пыльца распространяется естественным путем. В Швейцарии компания Novartis признала, что возможная причина генетического загрязнения импортной немодифицированной кукурузы летом 1999 – соседство с полями, занятыми ГМ-культурой. Это же может быть причиной появления суперсорняков, растений, исходно не являвшихся мишенью генной инженерии, но путем перекрестного опыления получивших устойчивость к антибиотикам, гербицидам (пестицидам) и “терминаторные” гены. В случае прекрестного опыления устойчивые сорняки расплодятся на полях. Генетическое загрязнение более непредсказуемо, нежели химическое, так как оно переносится живым материалом, который может плодиться, мигрировать и мутировать. Однажды выпустив, уже невозможно будет загнать ГМО обратно в лабораторию или на поле.

Возможно, возникнут пестицидо- и гербицидо-устойчивые виды сорняков и вредителей, и тогда понадобятся более сильные химикаты для их подавления. Первые такие сорняки уже появились. Гербицидоустойчивый ГМ-рапс распространил ген устойчивости на родственные виды, такие как дикая горчица.

Супервредители тоже скоро появятся, как видно по быстрому приобретению устойчивости коробочным (хлопковым) червем, живущим на Вt-вариантах кукурузы и хлопка. Некоторые ГМ-виды, как только оказываются на свободе, тут же выживают немодифицированных конкурентов, как, например, недавно выведенный экзотический ГМ-карп, вдвое больший и вдвойне прожорливый по сравнению с диким видом, который вскоре встал на вершину пищевой цепи, поставив своих конкурентов под угрозу вымирания.

В 1999 году исследователи университета Корнелл открыли, что пыльца Bt-кукурузы ядовита для бабочек-монархов. Растет количество свидетельств того, что ГМ-культуры плохо воздействуют на полезных насекомых, включая божьих коровок и златоглазок, а также полезных микроорганизмов, пчел и, возможно, птиц.

Альтернатива есть

При органическом методе хозяйствования при производстве продукции не используются искусственные пестициды, гербициды, химические удобрения, отходы, техническая грязь (ил из отстойников, сточные воды и т.п.), ГМ-организмы, облучение радиацией, антибиотики. В каждой стране сложились свои собственные стандарты и процедуры сертификации, однако существуют также общие стандарты на уровне ЕС и Кодекса Питания (Codex Alimentarius). Как крупные, так и небольшие фермы, практикующие органическое земледелие, успешно демонстрируют возможность существования альтернативы химическому и индустриальному земледелию.

Многие поддерживают органическое земледелие, так как оно позволяет избежать употребления канцерогенов, попадающих в пищу вместе с пестицидами. Органическое земледелие, в отличие от агрохимического, не приносит вреда людям и биологическому разнообразию. Людям, имеющим предрасположенность к раковым заболеваниям, советуют есть продукты органического земледелия. Органическое земледелие производит более здоровые продукты питания и при этом наносит меньше вреда окружающей среде.

Агрохимикаты вредят не только тем, кому они предназначены, но и тем, кто непосредственно вносит их на поля. Например, глифосат, главный компонент средства Roundup, является одним из 13 наиболее вредных веществ, действию которого подвержены рабочие на полях Калифорнии. В Европе воды, попадающие в открытые водоемы с полей, содержат остаточное количество пестицидов, во много раз превышающее допустимые пределы для питьевой воды. Исследованиями Лундского университета в прошлом году была установлена прямая зависимость между уровнем пестицидов в пище и некоторыми видами раковых заболеваний. Было установлено увеличение с 1973 года на 73% количества случаев (рака), что, возможно, связано с широко применяемыми ныне пестицидами – MCPA (Target, препарат Novartis) и глифосатом (Roundup, препарат Monsanto). Эти химикаты, попадая в нашу пищу, ослабляют иммунную систему, при этом риск заразиться вирусом, например, Эпштейна-Барра, и заболеть раковым заболеванием возрастает. Повреждение нервной системы, дефекты развития и рождения, дефекты поведения и гиперактивность детей, изменения гормональной деятельности щитовидной железы, рак молочной и предстательной железы, импотенция, находятся в зависимости от наличия и времени воздействия пестицидов на организм. Дети также подвергаются повышенному риску лейкемии. Правительство Великобритании даже рекомендует очищать фрукты и овощи, так как на их поверхности могут присутствовать несмываемые остатки пестицидов. Ребенок с вероятностью 1 к 4 имеет шансы съесть персик, в котором превышены допустимые нормы содержания вредных веществ. Это еще без учета опасного набора вредных веществ, содержащегося в питьевой воде и в домах. При последних исследованиях Агентства по охране окружающей среды США (EPA) было обнаружено 23 вида пестицидов, присутствовавших в домашней пыли. Агрохимикаты присутствуют в нашей воде, земле, пище. Однако всему этому есть альтернатива.

Развитие органического земледелия в мире

30% сельскохозяйственных земель в Европе к 2010 году будут использоваться под органическое земледелие. В настоящее время, 10% австрийского сельского хозяйства – органическое, к 2005 г. государство намерено добиться увеличения его доли до 20% (в некоторых землях она уже составляет 50%). Дания задалась целью прийти к такому же проценту в 2010 году. Органическое сельское хозяйство – наиболее быстрорастущий сектор в австрийской экономике, и ЕДИНСТВЕННЫЙ растущий сектор в экономике Великобритании. В Великобритании уже существует 445 органических ферм (в Англии и Уэльсе). В швейцарском сельском хозяйстве доля органического земледелия составляет 7,8%. Мировой объем продаж продуктов органического земледелия составляет 11 миллиардов долларов в год. И дело идет к тому, что в 2006 году эта цифра будет составлять 100 миллиардов долларов в год. В Великобритании в 1998 году объем продаж продукции органического земледелия оценивался в 300 миллионов долларов, предполагается, что эта цифра достигнет 1,2 миллиарда в 2000 году. В Новой Зеландии эта величина составляет 25 миллионов, предполагается увеличение до 65 миллионов за 2 года. Некоторые продукты органического земледелия захватили в Дании практически весь объем рынка по этим видам продуктов, общий их объем на рынках составляет около 50%. Побывав во многих уголках мира, Жюль Притти из Эссекского университета, Великобритания, собрал документальные подтверждения того, что фермеры, придерживающиеся органических методов хозяйствования, удваивают или утраивают урожаи с помощью современных органических технологий. “Им требуется много рабочих рук, не требуется кредитов или помощи от хищных корпораций. Только таким образом небогатые фермеры могут осуществлять контроль над тем, что они выращивают, и защитить себя от ГИ-технологий”, - отмечает Притти.

При органическом земледелии прибыли увеличиваются. На Среднем Западе США при применении органических технологий прибыли фермеров могут оказаться равными или даже большими, чем в обычных хозяйствах. Таковы результаты исследований, проведенных Институтом альтернативного сельского хозяйства Генри А. Уоллеса. Органические системы земледелия могут быть более прибыльными за счет следующих факторов: меньшая доля отходов, большие урожаи, большая засухоустойчивость. Более того, исследования выявили, что потребители по всему миру готовы платить большую цену за продукцию органического земледелия. Например, цены на “органическую” кукурузу в США в 1995 году были на 35% выше, чем на обыкновенную, в 1996 году на 44% выше, в 1997 году на 77% выше. Цены на “органическую” чистую сою Clean Hilum (этот тип сои используется японцами для приготовления tofu - соевого творога) более чем в 2 раза превышали стоимость остальной сои в 1995 и 1997 году. Однако это не означает, что органическое земледелие не прибыльно.

Органическое земледелие находится под постоянным давлением корпораций и государственных чиновников и является предметом общественного беспокойства. Когда Министерство сельского хозяйства США попыталось изменить систему сертификации органического земледелия, для того, чтобы позволить использование облучения, генной инженерии, промышленных илов и отходов, оно за месяц получило более 300000 писем протеста.

Органические земледельцы постоянно сталкиваются с опасностью, исходящей от Bt-культур, т. е. от растений в которых “встроены” гены бактерии Bacillus thuringiensis (Bt), которые быстро делают насекомых устойчивыми к единственному разрешенному в органическом земледелии пестициду Bt. Еще больший вред приносит генетическое загрязнение посредством пыльцы, микробов и насекомых. Генетически измененная пыльца может переноситься на сотни километров с помощью ветра и на десятки километров с помощью пчел. ГМ семена также могут теряться при перевозках, что приведет к появлению “бездомных” растений. Почвенная ассоциация (Великобритания) заявила, что 9-ти километровый барьер – это минимум, который может гарантировать, что органические культуры не будут заражены. Исследования Центра Джона Иннеса, заказанные правительством Великобритании, подтверждают, что генетическое заражение органических культур необратимо, если ГМ-культуры выращивать в коммерческих масштабах.

Даже полевые испытания ГМ-растений отражаются на качестве продукции органических фермеров, которые выращивают свою продукцию на соседних участках. В США был отозван продукт успешного органического земледелия – кукуруза, после того как в нем нашли ГМ-загрязнение. В прошлом году в Великобритании фермер Гай Уотсон безуспешно пытался засудить своего соседа, расположившего свои пробные плантации ГМ-кукурузы в непосредственной близости от его фермы органического земледелия. Эти пробные площади были затем “изъяты” обеспокоенными местными жителями, судебное преследование которых было прекращено правительством, когда удалось доказать, что они действовали в интересах окружающей среды и оберегали свое жизненное пространство.

Генетически модифицированная сельхозпродукция: Bt-хлопок, кукуруза и картофель

Токсин Bt (эндотоксин CrylA(b)) бактерии Bacillus thuringiensis, которая является нормальным обитателем почвы, проявил себя как естественный инсектицид, используемый фермерами, занимающимися экологичным сельским хозяйством.

ТНК (транснациональные корпорации), такие как Monsanto, Pioneer Hi-Breed вывели новые сорта картофеля, маиса и хлопка, содержащие этот пестицид в своих семенах (картофель “New Leaf”, хлопок “Bollard”). В отличие от Bt-токсина, вырабатываемого бактериями, генными инженерами этих компаний пестицид включен в каждую клетку семени, и, следовательно, распространен по всему взрослому растению, продукты из которого потом потребляются человеком. Использование Bt-культур встретило активное противодействие из-за опасности передачи устойчивости к антибиотикам и устойчивости к Bt, а также угрозы Bt здоровью.

Хотя несколько тестов на безопасность Bt-кукурузы были проведены технически некорректно, Агентство по охране окружающей среды США (EPA) одобрило продукцию из Bt-кукурузы, как безопасную для человека. На самом деле, тесты на потребление Bt-кукурузы проводились не на людях, а на крысах, и не с Bt-токсином кукурузы, а с Bt-токсином вырабатываемым кишечной палочкой. Исследование, проведенное в 1999 году в Голландии, показало, что возможен перенос токсина через стенку кишечника. Это означает, что потребление Bt-кукурузы, геном которого содержит гены устойчивости к антибиотиками, может привести к передаче этих генов животным и людям, потребляющим кукурузу.

Правительство США и ТНК признали, что насекомые очень быстро приобретают устойчивость к Bt. Поэтому единственный одобренный фермерами, занимающимися экологичным сельским хозяйством пестицид потенциально уже потерял свою эффективность!

Bt-посевы скорее опасны не для насекомых-вредителей, таких как колорадский жук, сверлильщик, американский хлопковый червь, а, например, для обычных божьих коровок. Исследование, проведенное университетом Корнелла в 1999 г., показало, что Bt-кукуруза Monsanto также смертельна для бабочек-данаид.

В Индии у американского хлопкового червя на хлопковом поле насчитывается 28 естественных врагов. Изобилие насекомых обеспечивает природную защиту хлопку. Но отнюдь не вредные насекомые первыми страдают при применении пестицидов. Избавленный от естественных врагов американский хлопковый червь чувствует себя лучше на плантациях. Когда начинают применяться пестициды, вредители, раньше стоявшие на второстепенных позициях, становятся основными вредителями.

Данные, предоставленные EPA Национальной ассоциацией производителей кукурузы и биотехнологическими компаниями (включая Monsanto и Novartis) показывают, что площадь посевов кукурузы, опрысканных пестицидами, уничтожающими сверлильщика (основная цель для Bt-токсина) увеличилась на 45 процентов за последние 2 года (1996-1997) использования этого пестицида. Это опровергает основной аргумент сторонников ГМ-продуктов: уменьшение количества используемых пестицидов.

В 1998 г. 46 % хлопковых посевов США являлись генетически модифицированными. Из Bt-хлопка получают масла, добавляемые в корма для животных, мясом и молоком которых мы питаемся. Американские фермеры возбудили ряд судебных исков против Monsanto, обвинив ее в низких урожаях Bt-хлопка. Monsanto, в свою очередь, обвиняет фермеров в том, что они неправильно используют семена и пытаются выращивать хлопок в неподходящем климате. В Индии опасаются, что использование Bt-хлопка может привести к большему росту площадей посевов экспортированных культур по сравнению с местными сельхозкультурами, необходимыми для производства продовольствия. В 1997 Bt-хлопок также был запрещен в Египте, но через 3 месяца США принудили его отменить запрет. В настоящее время Европейское сообщество также запретило импорт Bt-хлопка.

В то время как западные рынки закрылись, рынки СНГ, стран Восточной и Центральной Европы открываются.

Monsanto, в ответ на ограничения ЕС, организовала незаконные полевые испытания Bt-картофеля в Грузии в 1996-1998. После того как “Элкана” (грузинская организация - член СоЭС) и Гринпис подняли шум, попытки были прекращены, но уже после того, как семена ГМ-картофеля были распространены для использования в Грузии и на Украине. В апреле 1999 года “Друзья Земли” Германии обнаружили, что Bt-кукруза Pioneer Hi-Breed была нелегально импортирована и посажена на территории Германии.

Хотя доказано, что Bt-культуры участвуют в переносе гена устойчивости к антибиотикам и Bt, и, возможно, вредно влияют на здоровье, их статус в ЕС до конца не прояснен, а их потребление продолжается в ЕС, США и других странах.

Генетическая инженерия в лесоводстве

Пока всеобщее внимание заострялось на ГМ-пище и зерновых, генная инженерия обратилась к лесам и садам. Лесные институты и биотехнологические компании создавали деревья и леса для нужд и выгод промышленности. Сотрудничество биотехнологов и бумажных, дереводобывающих, пищевых, фармацевтических, нефтяных и автомобильных производств продолжает развиваться.

У деревьев существует множество возможностей передавать генетическую информацию. Среди них – распространение семян, пыльцы или возобновление корневыми отпрысками. Многие ученые рассматривают изъятие или добавление генов в генотип коммерчески выращиваемых ГМ-деревьев как неизбежность. Между тем в короткие сроки произвести оценку риска технологий невозможно, так как деревья живут долго, а знания об их экологии у экспертов зачастую весьма скудные.

Введение ГМ-деревьев в открытую культуру - это спекуляция на будущем наших лесов. Леса – важная часть экосистем суши. Именно они регулируют климат на планете. Большая часть разнообразия живых организмов в наземных экосистемах также сосредоточена в лесах. Они также являются важнейшим ресурсом для человечества.

Потребление лесных ресурсов

Кроме этого, леса еще вырубаются и перемалываются на блестящие почтовые открытки, подгузники и туалетную бумагу. Пока потребителей успокаивают тем, что на месте каждого срубленного дерева будет посажено новое, возникают питомники однообразных деревьев. Такие посадки экологически неустойчивы и никак не могут заменить нормальный лес. Хотя начинает увеличиваться использование вторичной бумаги и упаковки, это не дает снижения потребления. Наш спрос на древесину и бумагу открывает естественые леса для рубок, а освободившиеся площади используются для горных разработок, посевов промышленных культур и пастбищ. Коренные народы лишаются собственности и средств к существованию.

Промышленность пытается внушить нам, что лес - это не более чем возобновляемый ресурс для производства потребительских товаров.

Лесная и биотехнологическая индустрия обещают:

Быстрорастущие ГМ-деревья для абсорбции излишков углекислоты будут выращиваться на плантациях, и, таким образом, одновременно будут созданы практичеки бесконечные ресурсы для производства бумаги и целлюлозы. Это в дальнейшем позволит отказаться от рубок в естественных лесах.

Деревья с изменяемой структурой волокон могут быть легко и дешево переработаны в высококачественную бумагу без химических отходов, сопровождающих современный процесс производства целлюлозы.

Может ли генная инженерия реально решить наши экологические проблемы? Или она является угрозой для наших деревьев, лесов, и всего, что с ними связано?

Откуда возникла идея генетического изменения лесов

Производство древесины, целлюлозы и бумаги очень выгодно экономически. Существует устойчивая гарантия сбыта этих продуктов на мировых рынках. Спрос на бумагу постоянно растет, несмотря на то, что уже давно существуют компьютеры.

Промышленность более охотно вкладывает деньги в создание ГМ-деревьев, чем в развитие технологий, позволяющих использовать другое сырье – такое как солома, пенька и хлопок. Это позволяет производителям извлекать дополнительные выгоды, все более контролируя рынок и патентные права. Вместо того чтобы содействовать снижению потребления бумаги, получаемой из деревьев, промышленность наращивает темпы производства бумаги и поддерживает необходимость в древесной продукции.

Свойства деревьев, которые промышленность и биотехнологические компании намерены изменить, чтобы увеличить продуктивность и снизить себестоимость продукции:

Темпы роста. Это позволит снизить возраст и оборот рубки деревьев.

Устойчивость к пестицидам и болезням для уменьшения убытков.

Устойчивость к гербицидам для увеличения урожая.

Солеустойчивость - позволит деревьям (например, эвкалиптам) расти на почвах, засоленных при ирригации древесных плантаций.

Химические композиции древесных волокон, особенно лигнина. Это позволит снизить цену и упростить технологию создания бумаги.

Чувствительность к длине светового дня. Это увеличит количество регионов, пригодных для выращивания таких деревьев.

Озоновая и стрессовая устойчивость.

Однако рекламируемые выгоды генетической модификации деревьев стоит рассматривать с осторожностью и не заблуждаться насчет их действительной необходимости, безопасности или других возможностей.

ГМ-деревья - опасность для окружающей среды

ГМ-деревья создаются, для выращивания на плантациях, а не в естественных лесах. Однако их потомство и гены могут ускользнуть в соседние искусственные или естественные леса, фруктовые сады или другие растительные сообщества. Никому точно неизвестно, что при этом может случиться. Но очень велика вероятность страшных разрушений и опустошения этих сообществ.

Деревья могут также модифицироваться для борьбы с насекомыми, которые кормятся на них. Это нарушает динамику популяций насекомых, включая хищников, и вызывает их миграции в соседние леса. Хозяйственно бесполезным или полезным насекомым также наносится вред.

Быстрорастущие ГМ-деревья способны конкурировать с обычными видами в борьбе за свет, что увеличит скорость внедрения чуждых деревьев в лесные системы и разрушение лесов. Быстрорастущие деревья истощают почву, нарушают ее структуру. Они крайне влаголюбивы и вызывают быстрое засоление почв. Это уже происходит на плантациях ГМ-эвкалиптов. Промышленность в ответ разрабатывает деревья одновременно с признаками быстрого роста и солеустойчивости.

В отличие от остальных ГМ-растений, деревья необходимо в наибольшей степени оценивать с точки зрения безопасности для окружающей среды и риска для человека и животных. Многие ученые утверждают, что невозможно надежно предсказать безопасность, вероятность и последствия утечки генов, пригодность деревьев для промышленности или стабильность искусственных видов.

Самая серьезная проблема для оценки риска – время.

Существуют и другие факторы, снижающие точность оценки риска:

1. В течение всей жизни деревья подвергаются напряженным природным воздействиям и регулярным сезонным изменениям, таким как вспышки численности насекомых и болезни. Существует много способов, которые могут изменить способность деревьев реагировать на стрессы, включая генную модификацию. Невозможно предсказать который из них, если не все, делает это. Один из типов ответа на стресс – затихание изменяемого гена, другой – влияние на его стабильность. ГМ-семена уже продемонстрировали неспособность выдерживать стрессы. Например, известны случаи раннего опадания коробочек ГМ-хлопчатника.

2. Комплекс взаимодействий между деревьями и другими организмами, включая почвенные микроорганизмы, мало изучен. Небольшие изменения в их жизненном цикле могут иметь серьезные побочные эффекты в других местах экосистемы.

Временной фактор в сочетании со всеми остальными делает невозможной достоверную оценку риска от ГМ-деревьев. Оценка риска имеет смысл только тогда, когда имеется достаточно знаний, чтобы определить и охарактеризовать опасности. В случае с ГМ-деревьями это нереально.

Генная инженерия на людях и клонирование

Клонирование - это процесс, в ходе которого живое существо производится от единственной клетки, взятой от другого живого существа. Согласно опросам Time/CNN, 93% американцев выступают против клонирования людей, и 66% - против клонирования животных.

Этика клонирования

Человек есть тот, кто он есть, и должен приниматься только так. Он не может становиться объектом изменения ни из каких благих намерений. Иначе пропадет основное различие между людьми как субъектами и предметами для искусственного манипулирования. Это будет иметь горчайшие последствия для человеческого достоинства. Социальные последствия такого изменения глубоки. Это будет новая эра человеческой истории, в которой генетическая конституция человечества в целом станет предметом воздействия рыночных стихий. Одним из возможных последствий, судя по дороговизне технологии, будет то, что богатые смогут получить дополнительные преимущества для своих детей, ведущие к генетическому улучшению правящей элиты. Ли Сильвер, биолог из Принстонского университета, сказала, что элита может стать практически отдельным видом. Учитывая могущество технологии и недавние примеры геноцида в XX столетии, есть основания опасаться использования генной инженерии в евгенических целях.Справедливое опасение вызвало создание безголового клона лягушки в 1997 г. Этот опыт породил страх создания безголовых людей, как “фабрик органов”, и “научного фашизма”. Тогда станет возможным создание других существ, основным назначением которых будет обслуживание доминирующей группы.

Президент Клинтон сказал, что клонирование людей морально неприемлемо, и предложил 5-летний запрет на него. Однако его волеизъявление ограничилось просьбой к промышленности достичь добровольного соглашения об этом. Он не счел возможным ввести полный запрет на эту сферу. Конгресс отверг предложенный им законопроект. Таким образом, в этой области до сих пор царит законодательный вакуум. Тем временем управление патентов США постановило, что клиники могут патентовать их собственные линии эмбрионов, и таким образом открыло вопрос о “дизайне эмбрионов” в исследовательских целях. С другой стороны, ВОЗ и Совет Европы призвали к запрещению клонирования людей. При запрещении клонирования некоторые научные вопросы будет сложнее разрешить. Но удобство научных исследований не может оправдать унижение человеческого достоинства, подобно тому как это было в нацистских концлагерях. Сложность получения медицинской информации определенного сорта не может быть достаточным оправданием для исследований, требующих использования человека как вещи.

Сообщение о том, что ученый из университета Кьюнджи (Южная Корея) создал человеческий клон, вырастил его до 4 клеток и только потом уничтожил, вызвало крайне негативную реакцию общественности. Однако на самом деле, такие эксперименты продолжаются уже много лет. В 1993 в Университете Дж. Вашингтона (США) 17 человеческих эмбрионов расклонировали в 42. Имплантация генетически модифицированных человеческих эмбрионов была запрещена в Южной Корее с 1993 года. Но новая технология не требует спермы для оплодотворения. Через два дня после потрясшего всех объявления, южнокорейское правительство запретило финансирование клонирования людей, но не сумело объявить еще и законодательный запрет. В своем решении правительство ясно признало, что частную индустрию и ученых-отщепенцев не остановит отсутствие правительственного финансирования.

Ученые также исследуют возможность создания “наборов для ремонта тела”: новорожденные дети дадут запас клонированных клеток, замороженных в национальном банке тканей. Эти наборы позволят получать неограниченные запасы человеческих тканей, которые могут быть созданы для трансплантации и лечения неизлечимых болезней. Пробы тканей будут браться у новорожденных, и храниться до возникновения потребности в них. Органы могут быть клонированы из клеток тела того же человека. Таким образом, исключается риск трансплантационного отторжения. Институт Рослин (Великобритания) и Висконсинский университет (США) работают над этой концепцией. Ученые выступают за то, чтобы правила позволяли терапевтическое человеческое клонирование для создания клеток, которые могут быть использованы, чтобы вырастить, например, новое сердце.

Зародышевая терапия

ЗТ-процесс, в котором генами манипулируют на ранних стадиях эмбрионального развития или в оплодотворенном яйце, сейчас рассматривается как источник больших коммерческих возможностей. Ядро клетки взрослого индивидуума с известными генетическими характеристиками может рассматриваться как сырье для включения дополнительных или измененных генов. После такого вмешательства из эмбриона развивается существо, все клетки которого изменены. Однако в этом случае одна ошибка значит, что каждое последующее поколение будет иметь тот же дефект. Что мы будем делать с этими ошибками? Как мы будем их исправлять? Существует и ряд вопросов о “генетическом улучшении” и дизайне детей. “Да, Ваш ребенок тоже может иметь руки Моцарта и выглядеть как Ньют Грингрич всего за 29.95 долларов”. Это крайне сомнительное предприятие, теперь технически выполнимое, создает возможность для буквально бесконечного потока евгенических попыток улучшить будущего ребенка с точки зрения каких-либо культурных предрассудков и произвольно выбранных позиций.

Будучи разрешена однажды в медицинских целях, терапия не будет подвластна контролю при ее использовании для “совершенствования” точно так же, как это было с хирургией и многими лекарствами. Хотя адвокаты зародышевой инженерии твердят о ее медицинских преимуществах и пользе, существует очень немного случаев, когда избежать рождения генетически ущербных детей другими способами (такими как донорство гамет, преимплантационная диагностика, усыновление, стерилизация и пр.) невозможно. Эта терапия не может быть приемлема из-за вышеуказанных этических и социальных последствий, которыми предлагается рисковать во имя чаяний некоторого числа людей.

Банки данных ДНК

Сбор, хранение и использование человеческой генетической информации имеет поддержку в кругах медицинских чиновников и исследовательского сообщества. Однако опасения вызывают возможности использования этой информации для отказа кому-нибудь в страховке, биопиратства, криминальной идентификации. Американские штаты: Вирджиния, Вайоминг, Нью-Мексико и Алабама требуют ото всех осужденных сдавать образцы ДНК для содействия в создании баз данных по генетической идентификации. Похоронные конторы и кладбища тоже собирают образцы ДНК. Британским страхователям жизни было временно запрещено использовать генное тестирование для установления премий при страховании жизни и здоровья. Лорд Сейнсбери из государственной комиссии по регулированию биотехнологий сказал, что необходимо применять надежные методы тестирования до того, как людей заставят платить большие взносы или откажут им в страховании на основе генетических тестов.

Проект “человеческий геном”

Правительство США ежегодно вкладывает 35 миллионов долларов в год в картирование генов человеческого тела. Более того, проект разнообразия человеческого генома планирует собрать образцы из 700 общин по всему миру. С этими общинами никто не консультировался, никто им даже не сказал, что их ДНК имеет большую потенциальную коммерческую ценность и может быть запатентована. Истинная цель проекта не пояснена и адекватная защита участникам не предоставлена.

В этом случае необходимо ответить на вопрос о том, почему правительство вкладывает огромные ресурсы в сохранение человеческого разнообразия путем генетической инженерии вместо того, чтобы достигнуть тех же целей, улучшая условия человеческого существования, инвестируя в соответствующие социальные, экономические и экологические проекты.

Клонирование животных

Овечка Долли, клонированная из клеток вымени другой, мертвой особи, заполонила газеты в 1997 г. Исследователи Университета Рослин (США) раззвонили об успехах, не акцентируя внимание публики на сотнях неудач, которые были до этого. Долли не была первым клоном животного, но была самой знаменитой. В действительности, в мире клонированием животных занимаются уже все последнее десятилетие. В Рослине держали успех в секрете, пока им не удалось запатентовать не только Долли, но и весь процесс ее создания. ВИПО (Всемирная организация по охране интеллектуальной собственности) выдала Университету Рослин эксклюзивные патентные права на клонирование всех животных, не исключая людей, до 2017 года. Успех Долли вдохновил ученых по всему земному шару барахтаться в создательстве и играть в господа Бога, несмотря на негативные последствия для животных и окружающей среды.

В Таиланде ученые пытаются клонировать знаменитого белого слона короля Рамы -III, умершего 100 лет назад. Из 50 тыс. диких слонов, живших в 60-х, в Таиланде осталось только 2000. Тайцы хотят возродить стадо. Но вместе с тем не понимают, что если современные антропогенные нарушения и уничтожение местообитаний не прекратится, та же судьба ожидает клоны. Клонирование, как и вся генная инженерия в целом – это жалкая попытка решить проблемы, игнорируя их коренные причины.

Музеи, вдохновленные фильмами про парк Юрского периода, успехами технологии клонирования в реальном мире, обследуют свои коллекции в поисках образцов ДНК вымерших животных. Существует план попробовать клонировать мамонта, чьи ткани хорошо сохранились в арктических льдах. Вскоре после Долли, Рослин породил Полли – клонированного ягненка, несущего ген человеческого белка в каждой клетке тела. Это рассматривалось как шаг к массовой продукции человеческих белков в животных для лечения таких человеческих болезней как тромбоз. Как и в случае с Долли, особо не афишировался тот факт, что успеху предшествовало множество неудач - в рождении очень крупных детенышей, вдвое больше нормального размера - до 9 кг при норме 4,75 кг. Это не может являться нормой даже в случаях, когда наука о клонировании развивается быстрыми темпами. В 1998 г. исследователи США и Франции сумели клонировать телят голштинской породы из клеток плода. Если раньше процесс создания клона требовал 3 года, то теперь он занимает всего 9 месяцев. С другой стороны, каждый девятый клон был неудачным и умирал или уничтожался.

Клонирование – это серьезный риск для здоровья. Исследователи столкнулись со множеством случаев гибели плода, послеродовых смертей, плацентарных абнормальностей, абнормальных отечностей, втрое и вчетверо большую частоту проблем с пуповиной и серьезную иммунологическую недостаточность. У крупных млекопитающих, таких как овцы и коровы, исследователи находят, что примерно половина клонов содержит серьезные нарушения, включая специфические дефекты сердца, легких и других органов, ведущие к перинатальной смертности. Аккумулированные генетические ошибки инфицируют и влияют на поколения клонов. Но ведь невозможно отдать в починку дефектный клон как ломанную машину.

Клонирование и биоразнообразие

Уже сейчас ежегодно уменьшающееся биоразнообразие подвергается еще большей угрозе из-за клонирования животных. Восприимчивость скота к болезням также серьезно увеличивается благодаря монокультурам. Генетическое разнообразие лежит в основе высокой жизнеспособности естественных популяций, включая их гибкую реакцию на изменение условий. Это свойство будет полностью уничтожено в популяции клонов. В 70-х годах в США погиб почти весь урожай кукурузы. Это произошло в результате повсеместного использования монокультуры клонированных семян с ограниченным генотипом. То же самое может случиться с клонированным скотом.

Ксенотрансплантация

Компании и отдельные лица исторически “владели” коровами и стадами животных. Но никогда - видом в целом, и никогда прежде им не было дано право запрещать выращивание этих животных другими. То, свидетелями чего мы являемся – это конверсия животных организмов в корпоративную собственность. Несмотря на то, что в США с конца XVIII в. живые организмы исключены из патентования, сотни таких организмов и их частей были запатентованы. Приведем список некоторых наиболее активных компаний, работающих в области ксенотрансплантации. Это American Home Products (США), PPL (США/Великобритания), Novo Nordisk (Дания), Boehringer Indelheim (Германия), Genzyme Transgenics и Advanced Cell Technology (США), Novartis (Швейцария), а также уже упоминавшийся британский институт Рослин.

Novartis (через Ciba Geigy and Sandoz) ведет исследования по трансплантации последние 20 лет. Совсем недавно открылось новое направление в области ксенотрансплантации с приобретением Британской биотехнологической компании Imutran. Она разводит свиней для использования в человеческой трансплантации. Несколько лет назад компания оказалась в центре скандала, отправив самолетом свиней в голландский центр изучения приматов для вызвавших противоречивую реакцию экспериментов по трансплантации свиных тканей обезьянам. Imutran был предъявлен обвинен в том, что нарушал строгие правила экспериментов с ГМ-животными, посылая свиней за пределы страны. За 2 года до этого Королевское общество защиты животных обвинило голландский центр по исследованию приматов в содержании обезьян в неприемлемых условиях, и нашло, что их благополучие находится под большой угрозой.

Несмотря на риск, к концу 1997 года 20 человек получили трансплантаты свиной печени. (А всего трансплантаты свиной ткани получили 150 пациентов во всем мире). Многие диабетики были посажены на свиную печень и почки в машинах временного диализа. В июне 1998 года плодовые мушки были изменены человеческими генами, которые усиливали способности их клеток выводить шлаки и удлиняли их жизнь на 40%. Но очевидно, что исследователи видят в этом начало пути к замедлению человеческого старения. Проект компании PPL (США) включает создание стада коров, вырабатывающих человеческие белки, и кроликов с человеческим кальцитонином, который помогает замещать кость. Компания Pharmino (Нидерланды) производит в коровах человеческий лактоферин, который активизирует иммунную систему. Корпорации Genzyme Transgenics и Advanced Cell Technology сотрудничают, чтобы создать стада скота, который будет носителем человеческих протеинов в крови и мясе, например, таких как альбуминовая сыворотка, используемая, чтобы поддерживать жидкостной баланс крови у жертв ожогов.

Одна из главных проблем в межвидовой трансплантации – фактор отторжения. Но было открыто, что в организме свиней за это отвечает одна молекула сахара, и исследователи пытаются удалить ее методами генной инженерии. С другой стороны, ученые генетически модифицируют свиней с человеческими протеинами, которые служат как идентификационный сигнал для человеческой иммунной системы. Это принимается системой защиты человеческого тела, таким образом, орган не отторгается.

Независимо от выгод и риска Совет Европы проголосовал за мораторий на клиническое тестирование трансплантатов из органов животных на людях в январе 1999 г.

Патогены (например, свиные) могут прижиться в людях. Несколько животных вирусов очень похожи на человеческие: вирус коровьего бешенства в форме CG, коровья лейкемия, псевдобешенство свиней и коровий вирус иммунодефицита, похожий на СПИД. Последний не существовал ранее, а теперь заражает 10-20% коров. Животные могут быть использованы как запасные части для людей. Каковы последствия наличия свиных клеток в вашем теле?

Новые виды-рабы могут появиться для специальных целей поставки органов или медицинских препаратов для людей.

Клонирование животных для использования их как фабрик гормонов для людей развивается усиленными темпами. Эта технология интересует ученых и компании из-за количества органов, гормонов и фармацевтических препаратов, которые могут быть произведены. То, что началось как использование обезьяньих и свиных органов для создания человеческих трансплантатов, теперь стало настоящим театром абсурда. Королевский женский госпиталь в Мельбурне (Австралия) создает мышь, которая производит человеческую сперму, трансплантируя ей клетки человеческих яичек. В Японии университет Тоттори достиг тех же результатов, и теперь они хотят попробовать оплодотворить человеческую яйцеклетку спермой, произведенной мышью. Грудное молоко производится в коровах и козах. Техасский университет A&M получил 2,3 миллиона долларов на клонирование сдохшей собаки – любимицы одной пары.

Рекомбинантный бычий гормон роста (RBGH/BST)

Рекомбинантный бычий гормон роста (RBGH), также известный как BST (бычий соматотропин), и под торговой маркой Posilac (среди прочих других) - это генетически модифицированный гормон, производимый фирмой Monsanto (США). Гормон был создан следующим образом: ген BST был имплантирован в кишечную паочку, в результате чего произошло объединение генетического материала коровы и бактерии. Так была создана новая форма бактерии, производящая гормон дешево и в больших количествах. Когда ученым нужно “собрать урожай”, они просто берут часть бактерии из пробирки и выделяют гормон. BST - это только один из гормонов роста, применяемых в мясомолочном комплексе США.

Фермеры используют BST, поскольку этот гормон, “подражая” гормонам, вырабатываемым во время беременности, может увеличивать объем удоев на 30% в период лактации. Однако есть доказательства того, что гормон вреден для здоровья, окружающей среды, да и с моральной точки зрения эксперименты над коровами весьма сомнительны.

Использование гормона было запрещено в Европейском Союзе (ЕС). Он разрешен только в США, где власти настаивают на том, что BST безопасен, обвиняя ЕС в установлении торговых барьеров через запрет BST.

Увеличение объемов производства по низким ценам?

Самым сомнительным доводом разработчиков “гормональной технологии” является то, что молочная промышленность нуждается в увеличении надоев, в то время как в этой отрасли как раз наблюдается перепроизводство. Промышленные предприятия (в первую очередь Monsanto) утверждают, что применение BST приведет к снижению цен на молочные продукты, так как надои увеличатся на 30% от того же поголовья скота, что и раньше. Но на самом деле с момента одобрения BST цены на молоко в США повысились. Молокопроизводители добились от правительства США отмены фиксированных цен на молоко одновременно с одобрением BST. Цены на молоко и не могли снизиться, поскольку правительство США не только предоставило налоговые льготы Monsanto, но и тратило миллиарды долларов ежегодно, выкупая у производителей излишки молока.

Коровы с гормоном BST растут гораздо быстрее и им необходимо гораздо больше корма, поскольку их организм химически простимулирован производить на 30% больше молока. Дополнительные затраты на корм компенсируются добавками животной пищи с останками животных, превращающими травоядных в хищников и каннибалов с серьезным риском для здоровья общества. Эти корма связывают с болезнью “бешеных коров” (BSE) и новой формой подобного человеческого заболевания - болезнью Кройцфелда-Якоба. Из-за риска распространения этих болезней британскую говядину не допускали на рынок ЕС с 1997 по 1999 год.

Угроза здоровью животных

Для коров побочным эффектом применения BST - по словам Monsanto - является вздутие, диарея, заболевания колен и ног, пищевые расстройства, жар, пониженный уровень гемоглобина в крови, заболевания репродуктивных органов, уменьшенный срок беременности, меньший отел и маститы - инфекции вымени, которые могут привести к заметному изменению состава молока. Лечение маститов в свою очередь может привести к появлению в молоке антибиотиков, возможному ускорению распространения сопротивляемости антибиотикам среди бактерий, которые вызывают различные заболевания у людей. 14 января 1999 года Канадское управление охраны здоровья, объявило, что оно не может разрешить продажу BST-продукции в Канаде. В заявлении говорилось, что BST “несет неприемлемую угрозу для здоровья дойных коров”. И в то время как FDA США уверяет в отсутствии побочных эффектов, канадские ученые описали несколько различных случаев возникновения рака, в том числе рака толстой кишки и предстательной железы, вызванных использованием BST.

Здоровье людей

В процессе создания рекомбинантного BST получилось так, что в него оказалась встроенной необычная, неподходящая аминокислота. Monsanto замолчала этот факт. А ведь в случае, если хотя бы одна аминокислота в гормоне или протеине отличается от нормального генетического кода, то возможны страшные последствия. Один из примеров – серповидноклеточная анемия (заболевание крови). Другой пример - болезнь Альцгеймера, когда замещение лишь одной аминокислоты – фенилаланина становится основой для одной из разновидностей заболевания. Эксперименты с BST привели к получению продукта с “ошибочной” структурой генов. Но это стало ясно уже после того, как исследования были представлены и утверждены в FDA.

Помимо человеческих и животных гормонов роста в молоке были обнаружены следы 52 антибиотиков, аллергены, кровь и кал. В 1 чайной ложке BST-молока содержится 3696691 гнойная клетка, в том числе 60000 живых бактерий, что превышает даже американские нормы. Из 59 биоактивных гормонов, обнаруженных в молоке, возможно, наиболее опасным является IGF-1, который является инсулиноподобным фактором роста и имеет одинаковые параметры у коров и людей. IGF-1 был введен в грудную железу и желудочно-кишечные раковые клетки, и был признан ключевым фактором стимуляции любого вида рака у человека. В молоке коров, инъецированных BST, уровень IGF-1 неуклонно растет. Повышенный уровень этого гормона вполне можно считать “горючим” для раковых клеток. При пастеризации с IGF-1 ничего не происходит.

Для получения 0,5 кг сыра в среднем требуется около 5 кг молока. Для получения 0,5 кг масла - более 10 кг молока. Вместе с BST-сыром или маслом мы потребляем слишком большое количество гормонов.

Сельское хозяйство и BST

Возможно, широкое распространение BST отобьет у владельцев небольших молочных ферм желание продолжать свой бизнес, так как лишь крупные фермы смогут позволить себе дополнительные затраты на приобретение новых дорогих кормов, высокотехнологичную систему кормового менеджмента и дополнительную ветеринарную помощь.

Вопреки утверждениям Monsanto и FDA, доходы отдельных фермеров, использующих BST, вряд ли увеличатся, так как применение BST не благоприятствует увеличению поголовья. 500 американских фермеров сообщили о том, что у 9500 животных в их хозяйствах обнаружился мастит. Это привело к попаданию гноя в молоко, что увеличило допустимое количество бактерий в нем. Когда это выяснилось, многих животных пришлось отправить на бойню.

Генетически модифцированный подсластитель: Nutrasweet/Aspartame

Краткая история аспартама

FDA официально объявил генетически модифицированный нейротоксин - аспартам, широко известный как Nutrasweet, “искусственным подсластителем”. Аспартам (E-951) не просто генетически модифицированное вещество, а генетически созданный химический препарат, распространяемый и используемый на рынке как пищевая добавка. Выпускаемый под различными торговыми марками (например, Equal, Spoonful), аспартам объявлен альтернативой сахару, позволяющей не набирать вес и не являющейся канцерогеном, как используемый ранее искусственный подсластитель - сахарин. В отличие от других токсинов, часто встречающихся в повседневной жизни, потенциальный риск от аспартама гораздо более велик, поскольку он присутствует в более чем 6000 наименованиях продуктов, таких как детские витамины, лекарства, диетические напитки, и практически в любом ресторанном блюде. Впервые этот продукт был разработан компанией G. D. Searle, позднее купленной Monsanto.

После потери 28 миллионов долларов за год, а также после предъявления иска 780 женщинами, утверждавшими, что продукт G. D. Searl вызвал у них внутриутробный воспалительный процесс, компания распродала 30 дочерних фирм. В конце концов Monsanto купила G. D. Searl, а затем создала компанию NutraSweet, в качестве дочерней компании, отделившейся от G. D. Searl.

По словам Бетти Мартини из общественной организации Mission Possible, “Аспартам - это единственный генетически модифицированный продукт, имеющий относительно большое количество явных подтверждений опасности для здоровья и смертельных исходов, связанных с ним. Это пока единственный генетически модифицированный пищевой продукт на американском рынке, имеющий четкую маркировку. Это уникальный случай, поскольку официальный Вашингтон считает, что маркировка ГМ-продукции не нужна, так как она может являться препятствием для свободной торговли. Продукт содержит аспартам, если на упаковке есть предупреждение FDA: “PHENYLKETONURICS: Contains phenilalanine (содержит фенилаланин )” или если на упаковке упоминается phenylketonuria (фенилкетонурия ), то есть продукт противопоказан тем, кто страдает фенилкетонурией, врожденным нарушением обмена фенилаланина в организме, приводящим к умственной отсталости.

Аспартам: диетический заменитель сахара или токсичное вещество?

Национальная ассоциация безалкогольных напитков (NSDA), представляющая 95% компаний по производству безалкогольных напитков в США, составила протест, опубликованный в Отчете Конгресса США 7 мая 1985 года, описывающий химическую нестабильность аспартама. После нескольких недель в жарком климате (или будучи нагретым до 30 градусов по Цельсию/ 86 градусов по Фаренгейту), основное количество аспартама в газированной воде распадается на формальдегид, метанол и фенилаланин и пр. Проглоченный, метанол (метиловый или древесный спирт, убивший или ослепивший тысячи любителей выпить) преобразуется в формальдегид, затем в муравьиную кислоту (яд от муравьиного укуса). Формальдегид – это вещество с резким запахом, канцероген класса А. Фенилаланин же становится токсичным в сочетании с другими аминокислотами и белками.

При беременности аспартам может воздействовать непосредственно на плод, даже при употреблении в очень малых дозах.

FDA получило более 10000 жалоб на аспартам от потребителей, что составляет 80% всех жалоб на пищевые добавки. FDA молчит, общественность в основном ничего не подозревает, полагая, что раз продукт так широко разрекламирован, он должен быть безопасен.

В распоряжении FDA есть 92 документально подтвержденных случая отравления аспартамом, включая следующие: потеря осязания, головные боли, усталость, головокружение, тошнота, сильное сердцебиение, увеличение веса, раздражительность, тревожное состояние, потеря памяти, туманное зрение, сыпь, припадки, потеря зрения, боли в суставах, депрессии, спазмы, заболевания детородных органов, слабость и потеря слуха. Также аспартам может провоцировать: опухоль мозга, множественный склероз, эпилепсию, базедову болезнь, хроническую усталость, болезни Паркинсона и Альцгеймера, диабет, умственную отсталость, туберкулез, он может вызвать даже смертельный исход.

ЧАСТЬ III

Ловкость рук и мошенничество

Корпорации в правительстве - “такая вот рокировочка”. Эффект “вертушки” и лоббирование

Еще бывший президент США Эйзенхауэр предвидел “опасность укрепления криминальных связей между правительством и промышленностью”. Взаимоотношения Monsanto и правительства США лишь подтверждают этот факт.

Деятельность правительства США по защите прав потребителей, EPA (Агенство по охране окружающей среды) и FDA (Управление питания и лекарственных препаратов), сегодня во многом зависит от политики корпораций.

Чиновники уже дали “добро” на коммерческое внедрение целого ряда скандальных разработок биотехнологических гигантов. Разрешены к употреблению ГМ-злаки, искусственный подсластитель Nutrasweet и пр. Принимая эти решения, ответственные лица руководствовались не заботой о здоровье людей и окружающей среды, а желанием побыстрее продать новую продукцию потребителю в Европейском Союзе.

Не секрет, что тесные контакты между правительством и корпоративными гигантами налажены не только в США, но и в большинстве стран мира. Однако мы хотим подчеркнуть, что именно биотехнологические фирмы сегодня пользуются особым расположением властных структур в США и ряде других стран. Например, сотрудники правительства США часто устраиваются на работу в корпорации, и наоборот – наиболее опытные работники корпораций получают место в правительстве, когда необходимо пролоббировать очередной проект. Практика подобных взаимоотношений получила название “вращающаяся дверь” или попросту - “вертушка”. Помните, раньше на проходных предприятий устанавливались специальные турникеты, через которые, показав специальное удостоверение, одновременно с разных сторон могли входить и выходить люди.

Когда Monsanto в 1998 году столкнулась с опасностью запрета на свою продукцию в Европе, компания пригласила в США группу европейских журналистов, в план пребывания входила “экскурсия” в Овальный кабинет. Высокопоставленные помощники президента Клинтона (Мадлен Олбрайт, Билл Дэли, Дэн Гликман) делали все, чтобы защитить Monsanto. Чуть позже Франция и Ирландия, ранее выступавшие против выращивания на территории стран ЕС трансгенных культур, выдали разрешение на посадку ГМ-кукурузы. Тоби Мофет, один из разработчиков рыночной стратегии Monsanto, прокомментировал это так: “В жизни я часто попадал в трудные ситуации, но эта была самая тяжелая из всех, что я помню”.

Одобрение BST

Маргарет Миллер, бывший исследователь Monsanto, работая над BST, перешла в FDA, где проверяла плоды своих собственных исследований. Она выдала разрешение на увеличение нормы содержания антибиотика в молоке американских коров. Дело в том, что если коровам вводится BST, им требуется больше антибиотиков, когда они болеют, поэтому их молоко содержит антибиотики. Теперь Миллер является исполнительным директором Центра ветеринарной медицины в FDA.

Нововведение не осталось незамеченным, против FDA были поданы иски. Для успеха дела Управление наняло Майкла Тэйлора опытного адвоката из фирмы King&Spaulding, постоянным клиентом которой являлась Monsanto, следившего за ходом процесса по защите BST. Тейлор разработал знаменитое Руководство по BST. В нем говорится, что производители молочных продуктов, не содержащих BST, должны указывать на этикетке, что между гормонами, попадающими в молоко естественным путем, и BST нет никакой разницы. При этом FDA само продолжало активно рекламировать BST, убеждая в том, что он безопасен для здоровья.

Monsanto много лет выступает против Федерального закона 1958 года, запрещающего введение известных канцерогенов в пищевые продукты. Когда Тейлор ушел из FDA обратно в King&Spaulding, он продолжал настаивать на отмене этого закона. Что и было сделано президентом Клинтоном.

В 1994 году расследованием деятельности Миллер и Тейлора занималась Главная счетная палата США, которая пришла к выводу о том, что при одобрении BST не произошло ущемления чьих-либо финансовых интересов, и усмотрела лишь одно небольшое отклонение от правил FDA.

Как и при одобрении FDA другого продукта Monsanto, аспартама, теснейшее взаимодействие между правительством и торговыми предприятиями на этапе получения официального разрешения на производство и продажу BST было совершенно очевидно. Весной 1999 года Центр безопасности пищи США направил петицию с требованием запретить использование гормона Monsanto для производства пищевых продуктов. Тогда же два сенатора штата Вермонт также обратились с требованием к министру здравоохранения о пересмотре подложного дела, приведшего к одобрению BST.

Одобрение Aspartam/Nutrasweet

В 1977 году государственные обвинители из Министерства юстиции Сэм Скиннер и Вильям Конлон получили задание возбудить иск против фирмы G. D. Searle за недобросовестность при проведении тестов искусственного подсластителя Nutrasweet, также известного как аспартам. Скиннер и Конлон начали работать на защиту, и дело “умерло” за истечением срока давности.

Почти через десять лет, в 1986 году, “Wall Street Journal” опубликовал статью о результатах расследования по делу бывших государственных обвинителей. Но за 4 года до этого аспартам уже успел получить официальное одобрение, сейчас этот “чудо”-подсластитель содержится в более чем 6000 видах пищевых продуктов, выпускаемых во всем мире.

Путевку в жизнь аспартаму выдал бывший уполномоченный специалист FDA Артур Хэйс, проигнорировав рекомендации возглавляемой им рабочей группы. Впоследствии Хэйс был нанят известной PR-фирмой Burson-Marsteller и консультировал фирму G. D. Searl по связям с общественностью. Расследование его деятельности было проведено уже после того, как он покинул FDA.

В 1980 году Общественный совет по расследованиям проголосовал за отказ от использования аспартама до тех пор, пока не будут проведены дополнительные исследования способности аспартама вызывать опухоль мозга. Однако в июле 1981 году назначенный Рональдом Рейганом новый глава FDA Артур Хэйс принудил свой новый Совет по расследованиям одобрить аспартам для использования в сухой пище. В 1982 году G. D. Searl обратилась в FDA с просьбой разрешить использование аспартама в напитках и детских витаминах. В 1992 году Nutrasweet подписала соглашение с компаниями Coca-Cola и Pepsi, став основным поставщиком аспартама для этих фирм. В этом же году FDA одобрила заявку компании Nutrasweet на распространение на рынке аспартама в большом количестве. Наконец, в июне 1996 года сотрудник FDA доктор Кеслер без уведомления общественности убрал все ограничения на использование аспартама и разрешил его применение во всех продуктах, в том числе подлежащих нагреванию и запеканию. Как и в случае с другим генетически модифицированным продуктом Monsanto, BST/rBGH (бычьим гормоном роста). Однако и тут не обошлось без неувязок:

· В 1977 году сразу после того, как появились подозрения, что прокурора Сэма Скиннэра заставили выдвинуть ложное обвинение против G. D. Searl, он заявил, что начал предварительные собеседования о работе в юридической фирме Sidley&Austin, принадлежащей G. D. Searl. Скиннэр отозвал дело G. D. Searl и ответственным за расследование Большого Жюри был назначен помощник прокурора Вильям Конлон. В том же году Скиннэр оставил свою работу и перешел в Sidley&Austin. Вильям Конлон созвал Большое Жюри, но не коснулся негласного снятия ограничений на использование аспартама. Через пятнадцать месяцев Конлон также был принят на работу в Sidley&Austin.

· Между 1979 и 1982 годами, четыре представителя FDA, принимавшие участие в процессе одобрения аспартама, прошли через “вращающуюся дверь” FDA и получили работу на предприятиях, тесно связанных с использованием или продвижением аспартама.

· Скоро после одобрения FDA аспартама в напитках с углекислотой в 1983 году, член FDA Артур Хэйс оставил FDA из-за обвинений в профессиональном несоответствии и был принят на работу в качестве консультанта по связям с общественностью для G. D. Searl от PR-фирмы Burson Marsteller.

Другие примеры удачных “рокировок”

Майкл Кантор, бывший министр торговли США, в 1997 году стал членом правления Monsanto. Ранее так же поступили Вильям Руклесхаус, бывший директор Агентства по охране окружающей среды США, и Гвендолен Кинг, глава Управления по общественной безопасности. Сейчас Кантор работает в новой юридической фирме, представляя интересы Monsanto в области международной торговли.

Кэрол Тукер Форман, одна из наиболее активных лоббистов BST в Monsanto, сейчас работает в Федерации потребителей.

Политические покупки и лоббирование

Monsanto способна покупать политическое влияние. Фирма ежегодно жертвует около 200 тысяч долларов кандидатам и политическим партиям. В 1996 году она спонсировала избирательную кампанию Клинтона. Она также пожертвовала около 18 тысяч долларов Демократической партии во время предвыборной кампании 1997-98 годов. Кстати, выбор демократов был обусловлен не только партийной принадлежностью президента. Традиционно именно эта партия больше заботится о вопросах экологии и здоровья, поэтому для компании выгодно “сгладить” все острые углы заранее.

В 1997 году Monsanto потратила 4 млн. долларов на кампанию по продвижению своих интересов в Конгрессе и Белом Доме по целому ряду вопросов: от налогового кодекса до законов об опасных отходах и безопасности пищи.

Другие биотехнологические фирмы в США тоже удачно используют “вращающуюся дверь”. Дэвид В. Байер, бывший глава правительственного комитета по генной инженерии стал вице-президентом Организации биотехнологической промышленности (BIO). Терри Медли, в прошлом глава одного из отделов Министерства сельского хозяйства США и чиновник FDA, сейчас является директором по международным связям сельскохозяйственного подразделения DuPont.

Однако основным наладчиком и пользователем “вертушки” является Monsanto. Она вне конкуренции.

В нашей книге мы перечислили далеко не все примеры ловкой кадровой политики корпорации в США.

Кстати, она активно “работает” и с правительствами других стран. Правда, информация об этом не всегда открыта. Например, канадское правительство отказалось выдать информацию о своих отношениях с Monsanto. Оно предпочитает не распространяться о том, как Monsanto “помогает” государственным исследованиям, сколько денег она выделяет правительству.

Бывший глава лейбористской партии Великобритании Дэвид Хилл, который имеет возможность в любое время связаться с любым министром, работает консультантом Monsanto по работе с прессой. С Monsanto работают и другие члены лейбористской партии. Шестнадцать фирм, имеющих отношение к ГМ-продукции, успели провести более 80 встреч с представителями правительства, в основном с лейбористами, за то недолгое время, которое прошло с момента избрания команды Тони Блэра.

Запрещение BST в странах Европейского Союза

В январе 1994 Белый Дом издал отчет о первом генетически модифицированном гормоне и использовании его в пищевых целях. Европейский Союз объявил семилетний мораторий на использование BST в своих странах (до 2002 года). Запрет Европейского Союза на всю американскую говядину с гормонами роста и антибиотиками привел к полемике в ВТО. Организация объявила о том, что запрет Европейского Союза на говядину с высоким содержанием гормонов был нарушением правил свободной торговли. Однако пока США является единственной страной в мире, которая поддерживает использование BST. Но, питаясь американской говядиной и молочными продуктами, мы все рискуем своим здоровьем.

С 1995 года Америка оказывала давление на Кодекс питания (Codex Alimentarius), добиваясь принятия стандарта, основанного на терпимости или максимально сниженных ограничениях в отношении наличия определенной доли BST в молоке. США упорно доказывали его безвредность, желая поскорее выпустить его на мировой рынок. Кодекс – это орган ООН, членами которого являются 165 стран, он разрабатывает международные стандарты качества пищи и ее безопасности для здоровья. На встрече 30 июня 1999 года члены Кодекса заявили о прекращении дальнейшего обсуждения данного предложения с американской стороны, особенно после выдвинутого Канадой запрета и недавно представленных в Европейскую комиссию отчетов двух экспертных комитетов о риске заболевания раком и другими болезнями из-за наличия BST в молоке. Кодекс постановил, что правительства государств имеют абсолютное право на разрешение или запрещение импортирования BST-молока, ввиду повышенной обеспокоенности общества вопросами здоровья.

Зеленый камуфляж предприятий и корпораций: продажа ГМО Европе

ГИ впервые попала под пристальное внимание общественности Европейского союза в 1996 году с первым ввозом транснациональной корпорацией Monsanto из США генетически измененной сои. Вслед за протестами активистов и возрастающим интересом общественности, склонявшейся (так же как и европейские правительства) в пользу специальных пометок на этикетках и выделения трансгенов из других видов продукции, индустрия ГИ поняла, что нельзя сидеть сложа руки.

Продажа продукта

Большинство компаний осуществляет процесс торговли через отдельные виды продукции и названия, посредством которых также формируется нужный имидж фирмы. Это называется маркетинг, который основывается на понятиях спроса и предложения товара. Защитники маркетинга заявляют, что потребитель будет покупать лишь то, что он хочет или то, в чем он нуждается, а критики указывают на психологические технологии, используемые в маркетинге, когда потребительский спрос формируется искусственно для того, чтобы дать компаниям возможность разрабатывать новые продукты и рынки сбыта. Эти технологии обращают больше внимания на то, что заставляет человека принимать то или иное решение, и переносят это в сферу потребления.

Маркетинг и технология продаж выступают главным двигателем массового потребления. Например, группа экспертов здравоохранения, созданная правительством Франции для оценки эффективности медицинских препаратов на французском рынке, обнаружила, что четверть представленных лекарств не дает реального эффекта. Это произошло из-за того, что фармацевтические компании (многие из которых используют методы ГИ) долго и упорно продвигали свои идеи с помощью маркетинга и таким образом выработали механизм ложного положительного заключения, который процветал долгие годы и привел к тому, что врачи стали выписывать рецепты на эти неэффективные препараты.

Продажа имижда

Паблик рилэйшнз (PR) – это способ продать общий имидж компании. Как пишет британский журнал “Экономист”, корпорации развивают службы PR из-за уверенности в том, что хорошо оплаченная реклама представит их корпорации как богатые и необходимые компании. PR рассматривается, как хороший способ оказывать влияние сразу на всех, кто формирует мнение о корпорации (журналисты, политики, активисты, общественность). В частности, механизм PR разработан для того, чтобы обезопасить компании от обвинений в разрушении окружающей среды или оказывании отрицательного влияния на человека. Отследить PR очень сложно, т.к. проявляться он может во всевозможных видах: от выделения средств на благотворительные акции до выпуска для школьников бесплатных брошюр и буклетов в поддержку, например, ГИ.

Бизнес PR – это один из самых быстро растущих видов бизнеса в мировой экономике. Для того, чтобы противостоять таким трудностям, как профсоюзы, группы потребителей-активистов и экологические организации, правительства и корпорации разработали методику “скользких” PR-кампаний.

Нельзя недооценивать ту опасность, которую представляют собой PR фирмы. С помощью новейших коммуникационных технологий и разветвленной сети политических связей, работники сферы PR постепенно обрабатывают темы для правительства и клиентов компаний и красиво упаковывают их для общественности. В результате мы получили демократию, в которой граждане превратились в пассивных потребителей дезинформации, а критика статуса кво расценивается как невежественное вмешательство и/или опасные веяния со стороны.

Зеленый камуфляж – типичная практика PR-компаний, чья деятельность пагубно влияет на окружающую среду, но эти компании стараются выглядеть дружественными по отношению к природе с помощью использования языка зеленого движения. “Камуфляж и схожие политические технологии призваны менять отношение к политике (корпорации, потреблению и т.п.) путем облечения ее в такую форму, которая нам уже и так близка и дорога.” Примененный впервые десять лет назад, термин “зеленый камуфляж” (greenwash) теперь помещен в Оксфордский словарь со значением “дезинформирование компаниями с целью создания имиджа ответственного отношения к окружающей среде”.

Награды за достижения в области охраны природы тоже помогают делу. В мае 1998 компания Monsanto получила за свои экологические программы награду “Наследство Земли” от колледжа штата Коннектикут. Ежегодная награда присуждается компаниям, которые “соединяют экологию с рабочими местами, производительностью и доходами”. Monsanto получила награду за свою программу получения больших урожаев, которая “дает возможность получить необходимые продукты, сохраняя при этом естественное биоразнообразие”. Президент колледжа поблагодарил Monsanto, сказав: “Усилия 22 тысяч человек этой компании показали вовлеченность в проблему экологического движения”. “Подобные награды помогают привлечь внимание к тому, куда мы идем”, – сказал на церемонии Тоби Моффит, вице-президент отдела Monsanto по работе с зарубежными странами и правительственными структурами. “Мы боремся за то, чтобы достичь каких-то ценностей на верном поприще. Необходимо сделать людей самодостаточными, и достичь этого мы должны путем бережного отношения к окружающей среде”.

Камуфляж так “эволюционировал” что уже включает в себя и “диалог” с оппонентами, дабы избежать нежелательной критики со стороны СМИ. Камуфляж теперь является “превентивным” методом, тогда как во время кризиса – который следует после критики корпораций со стороны СМИ –- выступает уже как “лечебное” средство. Тактика, на которой основывается такой диалог, представляется PR-компаниями как средство нейтрализации активистов путем “изолирования” радикально настроенных, “культивирования” идеалистов и “образовывания” и тех и других в реалистов, с которыми вполне можно сотрудничать, превратив их в своих сторонников.

Миф о борьбе с голодом

Компания Monsanto, долгое время занимавшаяся химической промышленностью и загрязнявшая окружающую среду, переродилась из “Химическеой компании Monsanto” в просто “Компанию Monsanto”, а потом, совсем недавно, в “Monsanto – Пища, Здоровье, Надежда”.

В течение лета 1998 года компания развернула крупные рекламные акции в Великобритании и Франции, в тех двух странах, где общественное мнение особо отрицательно влияло на рынок сбыта корпорации. В целом Monsanto вложила миллион фунтов в рекламу в Великобритании и полтора миллиона во Франции. Компания сделала следующие заявления:

1. Monsanto: “Одно лишь беспокойство о голодающих поколениях в будущем не сможет накормить их, а биотехнологии смогут”.

Это утверждение напрямую связано с проблемой нехватки продуктов питания, проблемой, которую многие считают непосредственно связанной с пищевой политикой и распределением продуктов питания. Корпорация пошла дальше, выпустив обращение к лидерам стран юга под названием “Давайте начнем жатву”. Это обращение, которое было предложено подписать, рассказывало о преимуществах, предоставляемых биотехнологиями для достижения высоких урожаев и повышение качества пищи. Все африканские страны (за ислючением ЮАР) ответили на это письмо:

“НЕТ – пусть продолжается природная жатва! Мы, нижеподписавшиеся представители африканских стран… решительно протестуем против того, что представление о бедных и голодных жителях наших стран используется крупными транснациональными корпорациями с целью провести технологии, которые не являются ни безопасными, ни экономически эффективными для нас… Мы не поддерживаем идею, что генные технологии или эти корпорации помогут нашим фермерам производить продукты питания XXI века. Напротив, мы полагаем, что они несут уничтожение биоразнообразия, местных технологий и действующей сельскохозяйственной системы, которую наши фермеры разрабатывали на протяжении тысячелетий, и таким образом они могут сократить наш собственные возможности накормить себя”.

“Monsanto не нужно доказывать безопасность генноинженерной пищи. МЫ заинтересованы лишь в продаже как можно большего ее количества”, – Фил Энджелл, глава отдела по связям с корпорациями, Monsanto.

2. Monsanto: “Биотехнологии и продукты питания – все дело во мнении. Monsanto считает, что у вас есть право знать все мнения по этому вопросу”.

Вся рекламные акции Monsanto содержали ссылки на экологические группы (такие как “Друзья Земли” и Гринпис) и информацию о том, как с ними можно связаться, таким образом создавалось впечатление, что диалог начат именно Monsanto и идет все время. Между тем, группы, указанные в рекламе, никогда и не слышали никаких предложений со стороны корпорации и не давали никаких разрешений на использование этих ссылок в рекламе. “Диалог” также включал и проведение открытых для широкой публики встреч и конференций, таких как “Генетически модифицированные организмы: поиски баланса”, проведенная в марте 1999 года в Брюсселе. Взнос за одного участника составлял почти 640 долларов, что делало просто невозможным участие большинства общественных оппонентов и групп.

3. Monsanto: “В течение 20 лет внедрения биотехнологии компанией Monsanto проводились серьезные исследования, подтверждающие большую безопасность и питательность наших продуктов по сравнению с их стандартными аналогами. Они (в отношении генетически измененного картофеля) были одобрены правительственными агентствами более чем в 20 странах”.

Эти заявления были оспорены Британским агентством по рекламным стандартам (ASA), которое выступило против некоторых положений в рекламе корпорации, выпущенной в сентябре 1999. В отчете ASA написано, что корпорация неверно заявила в рекламе, что генетически измененный картофель и помидоры были проверены и одобрены для продажи в Великобритании. ASA также опровергла бездоказательное утверждение корпорации том, что генетически измененные урожаи выращивались в “более подходящей и благоприятной окружающей среде”, чем обычные культуры. Корпорации Monsanto было указано в будущем не использовать эти заявления. Также было запрещено заявлять, что переселение генов различных организмов является лишь ответвлением традиционной селекции и что положительный эффект от употребления генетически измененных помидоров был уже доказан. ASA осудила Monsanto за распространение “ложных, недоказанных, вносящих неразбериху” заявлений.

4. Monsanto: “Специальная маркировка? Monsanto всецело поддерживает это”.

Monsanto была первой компанией, которая попыталась импортировать в ЕС генетически измененную продукцию без специальной маркировки.

Спор вокруг генетически измененной продукции разгорелся в ЕС в 1999 году, особенно сильно в Великобритании. Он был вызван, по крайней мере отчасти, мощной PR-кампанией Monsanto.

Однако то количество средств, которые корпорации вложили в ГИ, значит, что так просто они не сдадутся. Давление с их стороны все усиливается, а PR-службы разрабатывают новые методы, в то время как спор в основном нацеливается на принятие или непринятие ГИ в Европе.

DuPont, до недавнего времени крупнейшая в мире химическая компания, развернула на телевидении акцию “Составим список для планеты” по рекламе продукции, выработанной на основе генетически измененной сои. Другая крупная химическая компания Hoechst, в настоящее время часть корпорации Aventis, проводит политику защиты окружающей среды на своих сайтах в интернете. Novartis, основанная в Швейцарии, выступает за более тонкий подход паблик рилэйшнз к рекламированию своей деятельности, включая финансовую поддержку “Фонда устойчивого развития” и широкое освещение его деятельности.

Попытки ограничить распространение оппозиционных мнений

Для этих европейских транснациональных компаний, гигантов с лучшим пониманием европейской общественности, и для американских корпораций сдержанность может неплохо окупиться с появлением ГИ второго поколения, продукты которой будут более привлекательны для общества.

К тому же структуры по выработке политики (как, например, Европейская комиссия) вкладывает средства в новые школьные программы, поддерживающие биотехнологии, и в учебные семинары по паблик рилэйшнз для ГИ-ученых (обучение наиболее понятным и привлекательным способам представления информации о ГИ).

В США предпринимаются шаги по предотвращению самого начала спора вокруг ГИ. Пищевые и фармацевтические компании готовят широкомасштабную PR-акцию, чтобы представить все “выгоды” ГИ еще до того, как “грянет возможный кризис”. “Производители Америки” (GMA), включающие в себя 132 фирмы, среди которых такие гиганты, как Heinz, Craft и Procter & Gamble, уже готовят образовательную программу в защиту генетически измененных продуктов питания (кукуруза, помидоры, картофель и рапс). Фирмы по паблик рилэйшнз, такие, как BSMG, Fleischmann-Hillard и Novelli участвовали в конкурсе на контракт в один миллион долларов.

В Центральной и Восточной Европе попытки компаний “изолировать” рынок и общественное мнение от ситуации в ЕС тоже не за горами. Как сообщает региональный отдел менеджмента компании Monsanto по Чехии, Венгрии и Украине, эти государства уже попали в “черный список” корпораций как страны с высоким уровнем знаний по проблеме ГИ.

В целом же попытки изоляции не везде достигли успеха. Компании “Novartis” недавно пришлось уступить давлению американской общественности и перейти на натуральные ингредиенты при производстве детского питания.

Очевидно то, что обличение методов PR корпораций остается важным направлением деятельности активистов. Когда представителя американской компании Gerber, владельцем которой является Novartis, спросили, будут ли в США так же, как и в Европе, подняты вопросы ГИ, он сказал: “Мы не можем гадать. Мы –- планируем. Если это станет проблемой, мы будем к ней готовы”.

Корпорации и страны третьего мира

Около 24 тысяч человек ежедневно умирают от голода или связанных с ним причин. Три четверти из них – дети в возрасте до 5 лет. Примерно 800 миллионов жителей Земли страдают от голода и недоедания, что почти в 100 раз превышает количество умирающих от голода в течение года. Сейчас в возрасте до 5 лет умирает 10% детского населения развивающихся стран. При этом лишь 10% голодных смертей приходится на смерть собственно от голода (вызванного, как правило, вооруженными конфликтами), остальное – это смерть от хронического недоедания. Многие семьи попросту не в состоянии обеспечивать себя достаточным количеством пищи в силу своей крайней нищеты. По данным международных агентств, люди голодают не из-за абсолютного недостатка продуктов питания (их в мире производится больше, чем необходимо), а из-за того, что эти продукты и средства их производства сконцентрированы в руках богатых и могущественных монополий и непропорционально распределяются по миру. Сейчас корпорации при помощи генетической инженерии планируют поставить под свой контроль всю пищевую цепочку, что грозит еще большим ухудшением ситуации.

Декларации о благих намерениях ТНК накормить бедных при помощи генной инженерии смехотворны, когда эти ТНК патентуют и ставят под свой контроль продукты, составляющие основу рациона жителей развивающихся стран (такие, как рис “басмати” или кукуруза). Страны третьего мира зависели от этих растений тысячелетиями, и теперь они вынуждены покупать их семена у западных корпораций. Как указывает соавтор книги “Пределы роста” Донелла Медоуз, “заявления о том, что генная инженерия необходима, чтобы накормить голодных, основываются на двух допущениях: первое – что в итоге голодающие получат больше пищи, второе – что генная инженерия является единственным способом получать более высокие урожаи. Однако, по моему мнению, рост производства пищи вряд ли поможет тому, кто не может позволить себе покупать или выращивать ее, особенно при помощи дорогих запатентованных модифицированных семян”.

ТНК говорят, что мировой голод и стремительный рост населения планеты, особенно в странах третьего мира, могут быть существенно смягчены при помощи чудес биотехнологии и ГМ-пищи. В печально знаменитой рекламной кампании фирмы Monsanto в Великобритании был выдвинут лозунг: “Беспокойство о голодающих будущих поколениях не накормит их. Биотехнология сделает это”. Конечно, мировой голод в настоящее время является серьезной проблемой, более того, это подлинное преступление против человечества. Причина мирового голода – не в недостатке пищи и не в недостатке земли для ее выращивания, а в установившейся на национальном и общеевропейском уровне политике и практике, которая только способствует распространению этого бедствия и продлению человеческих страданий. Генная инженерия не накормит и не спасет голодающие массы – как раз наоборот. По мнению организации Christian Aid (Великобритания), “ГМ-культуры создают классические предпосылки для возникновения голода. Пищевой рацион, основу которого составляют несколько патентованных растений, создает серьезнейшую угрозу продовольственной безопасности. Перед беднейшими слоями населения маячит перспектива усиления зависимости и ускорения процессов маргинализации”.

Учтите, что ЕС и правительство США платят своим фермерам примерно по 1 миллиарду экю ежегодно, чтобы они не выращивали продуктов свыше определенного лимита. Они платят еще примерно по 1 миллиарду, чтобы выкупить излишки пищи и поместить ее на склады, где она потом благополучно гниет. Это позволяет поддерживать искусственно высокие цены на продовольствие. Таким образом, продуктов и земель для выращивания продуктов хватает – недостаточно политической воли для того, чтобы справедливо распределять эти продукты и согласиться с их реальными ценами. Проблема усугубляется еще и тем, что экспортно-зависимая экономика развивающихся стран находится под бременем огромных долгов, что в историческом пост-колониальном контексте должно рассматриваться в качестве основной причины мирового голода. Есть опасения, что, например, посевы Bt-хлопка в Индии в еще большей степени ориентируют местных фермеров на выращивание продукции на экспорт, вместо того чтобы обеспечивать потребности внутреннего рынка.

“Вместо того чтобы снизить остроту проблемы мирового голода, ГМ-продукты, скорее всего, лишь усугубят эту проблему. Фермеры окажутся в заколдованном круге, и их зависимость от кучки ТНК, таких как Monsanto, будет постоянно возрастать. В течение 25 лет своего существования наша организация прислушивалась к мнению бедных фермеров и помогала им развивать устойчивый тип хозяйствования. Мы знаем, что несмотря на рост населения планеты, производимой пищи вполне достаточно для всех – горы гниющей еды красноречиво свидетельствуют об этом. Причина того, что миллионы людей в мире голодают, в непропорциональном ее распределении. ГМ-культуры в самом деле помогут “расчистить дорогу вперед” (для прибылей Monsanto), но станут большим шагом назад для бедных всего мира”, - говорит Салил Шетти, прзидент организации Action Aid (Великобритания)

Все это уже было

Заявления о революционной технологии, которая победит мировой голод, раздавались и ранее. Согласно докладу ООН о питании (1992), “повсеместное стремление внедрить высокоурожайные злаки и западные сельскохозяйственные технологии в Азии, Африке и Южной Америке, замена местных фруктов и овощей рисом, пшеницей и кукурузой с низким содержанием минералов и витаминов привели к катастрофическому падению питательной ценности пищи в развивающихся странах”. В результате латиноамериканской “зеленой революции”, как указывает организация Christian Aid, производство продуктов питания на человека увеличилось на 8%, однако количество голодающих при этом возросло на 19%. “Зеленая революция”, призванная повысить урожайность и уровень продовольственной безопасности в короткий срок, на самом деле породила долгосрочные социальные и экологические проблемы. Привязывание бедных фермеров к пестицидам, минеральным удобрениям и использованию монокультур гибридных сортов зачастую приводило к росту нищеты, утрате продовольственной безопасности, разрушению местных экосистем. Более того, насекомые, сорняки, паразиты и болезнетворные организмы, как правило, приспосабливались даже к самым сильным пестицидам, в результате чего проблемы, которые была призвана решить “зеленая революция”, только обострялись.

Джордж Монбио из британской газеты The Guardian констатитрует: “Мир оказался трагически разделенным в результате краха всех этих надежд. Современные эфиопские агропромышленники продолжали поставлять в Европу корм для скота, в то время как их страна переживала страшный голод. В индийской местности Калаханди голод вообще стал постоянным явлением, несмотря на ежегодное производство излишков продовольствия. Основная причина мирового голода – нарушение нормальных связей внутри пищевой цепи”.

Сфера применения двойных стандартов также постоянно увеличивается. В то время как потребители в Европе отказываются от ГМ-пищи, Юг и Восток превращаются в свалку для небезопасных и никому не нужных технологий, отвергнутых западными рынками (как это было и ранее в отношении ядерной энергии, ДДТ и мусоросжигательных заводов).

Те самые страны, которые много лет служили для Запада примером массовых страданий людей от голода и которые, по утверждениям ТНК, должны получить наибольшую выгоду от внедрения ГМ-культур, отказываются от них. После срыва переговоров по Протоколу по биобезопасности в Картахене делегация Эфиопии заявила, что ее страна, несмотря на свою бедность, никогда не стремилась выращивать у себя ГМ-пищу и не нуждалась в ней.

“Мы решительно протестуем против того, чтобы представление о бедных и голодных из наших стран использовалось гигантскими транснациональными корпорациями для продвижения своих технологий, которые не являются ни экологически безопасными, ни экономически выгодными для нас. Мы не верим в то, что эти компании или их технологии помогут нашим фермерам производить пищу, необходимую в XXI веке. Напротив, мы полагаем, что они разрушат биоразнообразие, местные технологии и устойчивые сельскохозяйственные системы, которые наши фермеры развивали тысячелетиями, и лишат нас способности прокормить себя”.

Заявление, направленное делегатами 24 африканских стран в Организацию объединенных наций по продовольствию и сельскому хозяйству (FAO).

Исследования показали, что урожаи в Индии могут быть увеличены на 50% при условии проведения земельной реформы и элементарных ирригационных мероприятий, в то время как использование ГМ-культур позволяет повысить урожаи максимум на 10%. Зачастую требуется не так много для того, чтобы беднейшие слои населения смогли выращивать достаточное для самообеспечения количество пищи. Им необходимы качественные семена, соответствующая сельскохозяйственная техника и доступ к водным ресурсам. Небольшие усовершенствования технологий выращивания и хранения, сводящие к минимуму потери урожая при сборе, транспортировке и складировании, прекращение локальных и региональных конфликтов также позволят продвинуться вперед в решении проблемы голода. Жюль Притти из Эссекского университета доказал, что в развивающемся мире уже совершается тихая революция, когда фермеры увеличивают урожаи вдвое, а то и втрое, используя современные техники органического земледелия. Условиями для развития и закрепления этих успехов являются напряженная работа, избавление от долговых обязательств и невмешательство транснациональных корпораций. Многие эксперты полагают, что наилучшим средством борьбы с голодом является образование. Просвещенные люди смогут разорвать порочный круг нищеты, порождающей голод.

БИОПИРАТСТВО

Согласно статье 1 Конвенции ООН о биологическом разнообразии, её целями являются “сохранение биологического разнообразия, устойчивое использование его компонентов и справедливое и равное разделение выгод, возникающих в результате использования генетических ресурсов, и, соответственно, передачу необходимых технологий, принимая во внимание все права в отношении этих ресурсов, технологий и их финансового их обеспечения”. В статье 3 определено, что “государства имеют суверенное право эксплуатировать свои природные ресурсы в соответствии с собственной природоохранной политикой”. В статье 15, параграф 1 говорится, что “право регулировать доступ к генетическим ресурсам является прерогативой национальных правительств и регулируется национальными законодательствами”. Статья 15, параграф 7 предусматривает также принцип возмездности. Акт биопиратства нарушает принципы, защищаемые данным документом. В то время как Конвенция по биоразнообразию предоставляет странам суверенное право владения биоресурсами, Соглашение об использовании права на интеллектуальную собственность в сфере торговли и Директива ЕС о патентовании живых организмов позволяют частным компаниям похищать и патентовать эти ресурсы.

Биопиратство связано с происходящим в последнее время процессом лишения аборигенных обществ права на генетические ресурсы и собственные знания и замены этого права правом монополий на эксплуатацию биологического разнообразия. Это означает, что лживые заявления о “изобретении” того или иного нового метода, на самом деле известного с глубокой древности, позволяют лишать подлинных изобретателей по праву причитающейся им доли местного и мирового рынка. Это, по сути – патентование нашей обыденной жизни, застающее многих людей врасплох. Но даже если то или иное общество знает о существовании спроса на принадлежащие ему биологические ресурсы на мировом рынке, цена патентов оказывается для него чрезмерной. Для того, чтобы получить один международный патент, требуется заплатить около 1 миллиона долларов, в то время как для получения патента на живой организм в США требуется лишь продемонстрировать изолят гена и описать его свойства. А Директива ЕС о патентовании живых организмов даже поощряет биопиратство, отвергая принцип “заранее объявленного согласия” и не требуя не только получения патентуемых образцов законным путем, но и указания на их происхождение. Чтобы проиллюстрировать масштабы этого явления, скажем, что Бразилия оценивает свои ежегодные потери от биопиратов в 9 миллионов долларов.

Биологические изыскания, несколько более легитимная форма биопиратства, являются еще одним примером хищнической эксплуатации странами Севера природных ресурсов Юга. Биоисследователи, как и биопираты, прочесывают тропические дождевые леса и другие территории в поисках образцов флоры и фауны, привлекая на свою сторону местных врачей и зачастую не предупреждая их о своих планах запатентовать основные продукты питания или травы и затем перепродавать их им же. Кончается это, как правило, тем, что искусственно синтезированные продукты, производимые на Севере промышленно с использованием технологий и материалов Юга, разрушают его экономику. Примером здесь могут служить резина и инсулин. Рынок для оригинальных, натуральных форм этих продуктов из развивающихся стран исчез, и эти страны не получили никакой выгоды от использования своих украденных технологий Севером. Образцы же ДНК несложно провезти и в дамской сумочке. В настоящий момент практически не существует контроля за трансграничным перемещением биологических форм. Истинные “владельцы” биологического материала не только вынуждены приобретать сейчас свои семена у различных ТНК, но еще и лишены своей доли прибыли от использования их технологий. Это похоже на ситуацию, когда цистерны наполняются апельсиновым соком, а производители апельсинов не получают за это ни цента. К тому же погоня за знаниями и “зеленым золотом” приводит к опустошению национальных парков и охраняемых территорий.

ОПЫТ ГОСУДАРСТВ

США

Жертвами биопиратства становятся не только развивающиеся страны. В далеком 1966 году швейцарская компания Hoffman-Laroche запатентовала устойчивый к высоким температурам фермент, найденный в одном из гейзеров Йеллоустонского национального парка. Этот фермент, необходимый для репликации ДНК, принес компании уже 100 миллионов долларов, а парк не получил ничего. Биологические изыскания на государственных землях возобновились в мае 1999 года, когда корпорация Diversa (США) заключила с Йеллоустонским парком контракт на исследования гейзеров с целью поиска коммерчески значимых микроорганизмов. Парку будет выплачено 100 тысяч долларов в течение 5 лет плюс 10% “роялти”. Это, конечно, лучше чем то, что получают индейцы, однако вопросы законности и получения реальной выгоды по-прежнему остаются. Американский суд недавно постановил, что вступление контракта в силу должно быть отложено до выполнения работ по оценке воздействия на окружающую среду.

ИНДИЯ И ШРИ-ЛАНКА

Щупальца “биоколониализма” протянулись по всему миру, но больше других стран пострадала Индия: уже 22 растения, произрастающие на ее территории, включая гранат, индийский крыжовник (используемый для лечения кашля, астмы, желтухи и ран), горчицу (средство против бронхиальных и ревматических заболеваний), хайди и амальтас, незаконно запатентованы иностранными фирмами. В 1996 году компания Sabinsa Piscataway (США) запатентовала индийский черный перец и эксклюзивные права на его экстракт. В 1997 были запатентованы куркума и нимовое дерево (известное своими пестицидными, дерматологическими, антибактериальными и другими свойствами). Однако в 1999 году был создан важный прецедент – заявителю было отказано в выдаче патента на нимовое масло на основании того, что антигрибковые свойства последнего были известны на протяжении многих столетий и препараты из этого нимового дерева и сейчас регулярно используются в индийских селах.

В 1998 году компания Rice Tech запатентовала рис “басмати”. Позже Rice Tech запатентовала также тайский жасминовый рис, основной продукт для 5 миллионов беднейших фермеров. Рис “басмати” является одним из основных экспортных товаров Индии: страна поставляет его на мировые рынки в количестве до полумиллиона тонн в год. Nestle-Индия в настоящий момент подала заявку на патент на овощ пулао, перекаленный рис и обжаренные злаки. Как говорит юрист-эколог Джагат Гунавардене, “хотя закон и гласит, что патенты могут выдаваться лишь на экономически значимые изобретения, созданные при помощи новых методов, многие транснациональные корпорации уже получили патенты на продукты, использумые в нашей стране на протяжении тысячелетий”.

Институт Рослин (Шотландия), известный клонированной овечкой Долли, подал заявку на патент на Bos indicus (таково общее латинское название всех индийских коров). Институт, однако, интересует лишь одна порода – “вегурова корова”. Сейчас она находится на грани вымирания, однако в индуистской мифологии эта корова известна с древнейших времен. Интерес института к этой породе понятен – вегуровы коровы потребляют гораздо меньше пищи, но при этом дают больше богатого жиром молока, чем другие породы.

В июле 1999 года компания Cromak Research запатентовала сбор из трех растений – горькой тыквы, баклажана и розового яблока – хорошо известный в Индии как средство против диабета. “Американцы занимаются в нашей стране безнаказанным воровством, лишая индийцев того, чем они по праву владели. Это все равно что украсть формулу кока-колы и удрать с ней”, – считает активист организации “Генетическая кампания” Суман Сахай.

Древняя медицинская система аюрведа, использующая местные лекарственные растения, которая широко распространена в Азии и секреты которой ревностно охраняются, тоже находится под угрозой биопиратов. Применяемые в аюрведе лекарства – местного происхождения, и поэтому обходятся пациентам дешево. Однако это положение начинает меняться под натиском американских, европейских и японских фирм, ринувшихся в такие страны как Шри-Ланка, где они похищают местные растения, чтобы затем запатентовать их за границей. Сорок процентов фармацевтической продукции западных фирм содержат экстракты азиатских растений, но это не приносит никакой прибыли странам их произрастания. Например, растение salacil reticulata, используемое в аюрведе для облегчения участи больных диабетом, было запатентовано одной из японских фирм в Американском химическом обществе. Законы Шри-Ланки запрещают экспорт лекарственных растений и их экстрактов, однако это не останавливает биопиратов.

БИОПИРАТЫ И ООН

Расположенный в Сирии Международный центр сельскохозяйственных исследований в засушливых зонах (ИКАРДА) превысил свои полномочия в отношении зародышей семян, которые были переданы ему ООН в доверительное управление. Центр позволил нескольким австралийским институтам подать заявку на разновидность патента, известного как “Право растениевода”, в отношении сортов, которые хранились в ИКАРДА на основании соглашения с Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО). Подписанное в 1994 году трастовое соглашение прямо запрещало сирийскому центру и его подразделениям допускать какое-либо оформление прав интеллектуальной собственности на зародыши семян. Несмотря на это, уже в 1995 году ИКАРДА подписал соглашение с австралийскими институтами и представителями агробизнеса, которое позволило им претендовать на монопольное владение переданными центру сортами растений и семян.

БИОПИРАТСТВО И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗЫСКАНИЯ В ОТНОШЕНИИ ГЕНЕТИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ ЧЕЛОВЕКА

Проекты, связанные с изучением генетических ресурсов человека, также касаются в основном аборигенных народов – предметом исследования, как правило, становится их естественный иммунитет к определенным заболеваниям. Взятые у них образцы крови используются затем для приготовления лекарств, зачастую без согласия на то донора и, конечно, без выплаты ему какой-либо компенсации. Впрочем, подобное имеет место и в развитых странах. Так, американский врач Гоулд, обследуя нуждавшегося в операции на селезенке жителя Сиэтла Джона Мура, обнаружил в его крови важный стимулирующий белок. Гоулд запатентовал этот белок под названием “Мо лайн”, продал его одной из швейцарских фирм и положил себе в карман 15 миллионов долларов, а объем продаж этого белка составил 3 миллиарда долларов. Мур не давал на это согласия, однако суд решил, что он не имеет прав собственности в отношении тканей своего тела!

Доктор Спенсер Уэллс со своими коллегами намерен отправиться по Великому шелковому пути, чтобы собрать образцы ДНК у людей, проживающих в труднодоступных местностях Средней Азии. Стэндфордский университет (США) планирует собрать образцы крови у представителей 5000 различных народностей (критики уже назвали этот план “вампирским проектом”). А некий бывший профессор Гарвардского университета, основавший фирму deCode Genetics Ltd., получил доступ к медицинским архивам Исландии и образцам тканей, собиравшимся в этой стране на протяжении десятилетий. Он намерен использовать архивы этой этнически однородной страны для поиска причин возникновения наследственных заболеваний совместно с корпорацей Hoffman-LaRoche. Некоторые жители опасаются, что страховые компании начнут использовать известные им врачебные тайны против них, и люди с самых разных уголков земли станут рассматриваться лишь как источники ДНК. Так, венесуэльцы, возможно, станут ключом к разгадке тайн болезни Хантингтона, а жители островов Тристан-да-Кунья в Южной Атлантике – к лечению астмы. Однако многие нации и народности уже не хотят пассивно наблюдать за этим процессом.

ПОПЫТКИ РЕГУЛИРОВАНИЯ

В апреле 1998 года Организация африканского единства (ОАЕ) предложила проект документа, призванного гармонизировать законодательство африканских стран в отношении биологических изысканий. Она призвала своих членов принять законы, по которым не признавались бы никакие патенты на лекарства, изготовленные из натуральных продуктов, найденных в Африке, до тех пор, пока не будет признан вклад той или иной африканской народности в создание такого лекарства и право этой народности на владение им. Проект документа, составленный комитетом ОАЕ, устанавливает, что право владения соответствующими новыми препаратами должно оставаться за аборигенными сообществами “постоянно и навечно” , и призывает государства выработать законы, гарантирующие соблюдение этого права. Этот проект является настоящим вызовом Соглашению по использованию права на интелектуальную собственность в сфере торговли, которое, по мнению ОАЕ, нарушает положения Конвенции по биоразнообразию. Согласно Конвенции, “одобрение и участие” коренного населения является непременным предварительным условием разработки и производства какого-либо препарата, основанного на натуральных компонентах. Как полагает ОАЕ, “подход к этой проблеме ВТО является хищническим и противоречит устремлениям коренных народов, главных хранителей биоразнообразия, столь необходимого для продолжения жизни на нашей планете”.

ЧАСТЬ IV

Ситуация в Евросоюзе и СНГ

Европейское законодательство и ГМ-культуры

Законодательство ЕС в отношении трансгенных продуктов – сложное и непрерывно меняющееся. Оно было создано параллельно с открытием рынка для ГМ-пищи. Эта глава рассказывает об основах европейского законодательства в отношении ГМ-организмов и о ситуации с ГМ-культурами в странах ЕС.

В изданной в 1993 году Белой книге ЕС по вопросам развития, конкуренции и занятости в биотехнологической отрасли говорилось: “Биотехнология является одной из наиболее многообещающих технологий для обеспечения устойчивого развития в следующем столетии”. Далее сообщалось, что ЕС “финансирует исследования, направленные на развитие этой отрасли и стремится к созданию основ биотехнологического законодательства”. В условиях конкуренции европейцы испытывают тревогу в связи с тем, что на рынке биотехнологий лидируют США: “Если измерять инновационную активность количеством поданных на патенты заявок, то в 1980 году ЕС прочно удерживало лидирующие позиции, тогда как в 1990 американскими компаниями было подано заявок на 50% больше, чем европейскими”, при этом большинство заявок, поданных в соответствующие органы ЕС, исходило от компаний США.

В 1996 году первые ГМ-семена прибыли из-за океана в Европу. Первые разрешения от Еврокомиссии (административного органа ЕС) были получены на сою RoundUp Ready фирмы Monsanto и на Bt-кукурузу фирмы Novartis.

Процедура регистрации культур

Процедура регистрации ГМ-культур предусматривает принятие на рассмотрение соответствующей заявки, поступившей от ТНК, одной из стран-членов ЕС. Например, Великобритания от своего имени подает документы на сою фирмы Monsanto на рассмотрение Еврокомиссии. Комиссия изучает эти документы (данный этап включает в себя также экспертизу научного комитета). Если документ одобрен Еврокомиссией, он представляется на рассмотрение всех 15 стран-членов, которые голосуют за или против выдачи разрешения. Только неодобрение всех членов ЕС может послужить основанием для отказа в регистрации, однако такая ситуация практически невозможна, так как по меньшей мере одна страна, от имени которой представляется документ, заинтересована в его успешном прохождении. Например, Bt-кукуруза фирмы Novartis была одобрена несмотря на то, что 13 из 15 членов ЕС проголосовали против такого решения или воздержались.

Директива 90/220/ЕЕС

В 1996 году коммерческое производство ГМ-культур и их испытания в Европе регулировались постановлением 90/220/ЕЕС. Существовало также постановление 90/129/ЕЕС, регулировавшее исследования трансгенных организмов в лабораториях. Постановление 90/220 не давало ответа на многие вопросы, в частности, не способствовало снижению рисков для здоровья и окружающей среды и предоставлению потребителю возможности выбора. Оно не устраивало также и представителей индустрии из-за слишком большой длительности предусмотренных в нем процедур. В результате постановление было пересмотрено после начала импорта первых ГМ-культур.

Пересмотр 90/220/ЕЕС

Целью пересмотра постановления было обеспечение научно обоснованного и демократического подхода к процедуре выдачи разрешений на ГМ-культуры. Предусматривалось также ограничить срок процедуры 7 годами (ранее она могла растянуться на неопределенный период). Опасения вызывает лишь то, что необходимость этих изменений была осознана уже после регистрации трансгенных сои и кукурузы. Хотя они и попадают под действие измененного постановления, не факт, что итоги их регистрации будут в ближайшее время пересмотрены.

Хотя инициатива пересмотра постановления является весьма позитивной, предложенные Еврокомиссией конкретные изменения вызвали острую критику со стороны комитета по окружающей среде Европейского парламента и экологических активистов. В новый проект не были включены положения о гражданской ответственности за возможный ущерб здоровью человека и окружающей среде и о необходимости заранее объявленного согласия страны на импорт ГМ-организмов. Зато там появились статьи, предусматривающие возможность процедуры ускоренной регистрации трансгенов. Новая версия будет проходить второе чтение в Европарламенте в августе 1999 года, однако не исключен перенос ее обсуждения на более поздний срок.

Новое законодательство в отношении ГМ-пищи и ее маркировки

В 1997 году в дополнение к вышеупомянутой директиве вступило в действие положение 258/97 о “новых продуктах питания”, под которыми подразумевалась пища, изготовленная из компонентов, отличающихся от натуральных. Оно отменяло часть статей 90/220/ЕЕС, относящихся к допуску на рынок ГМ-продуктов, и вводило их маркировку. Положение предусматривает ряд процедур безопасности в отношении ГМ-культур, в том числе долгосрочный мониторинг, оценку “существенной эквивалентности”, аллергического потенциала, воздействия генов-маркеров, определение допустимого процента содержания ГМ-компонентов в обычной пище и т.д. Хотя новое положение является несомненным шагом вперед на пути уменьшения риска для здоровья и окружающей среды, исходящего от ГМ-организмов, допустимый уровень содержания ГМ-компонентов в обычных продуктах еще находится в процессе обсуждения. К тому же, по мнению экологов, новая процедура не отличается прозрачностью.

Поскольку маркировка не предусмотрена постановлением 90/220/ЕЕС, а положение 258/97 не имеет обратной силы, ЕС издал в 1998 году специальное положение 1139/98, обязывающее маркировать ГМ-сою и ГМ-кукурузу.

Положения ЕС о маркировке являются важными, но недостаточными. В частности, они не касаются полученных из этих культур ГМ-продуктов, в которых ДНК невозможно обнаружить: масел, жиров, крахмала и кормов для скота. Из-под действия этих положений также выведены продукты, в которых ГМ-компоненты заявлены как добавки: например, шоколад и другие продукты, содержащие лецитин. На практике получается, что не маркируются продукты, содержание ГМ-компонентов в которых – менее 10%.

Таким образом, испытания и коммерческое производство ГМ-культур в настоящее время регулируется совместно документами ЕС 90/220, 258/97 и 1139/98.

Постановление Европейского Союза о патентовании жизни

Патент – временная легальная монополия на коммерческую эксплуатацию изобретения. Под это понятие сегодня попадают многие вещи, в том числе различные формы жизни. Чтобы что-либо запатентовать, необходимо, чтобы патентуемый процесс или продукт соответствовал четырем принципам. Нужно, чтобы это было чем-либо новым, новаторским, пригодным для промышленного производства, необходимым. Патент – эксклюзивная легальная защита на 17-25 лет. Чтобы использовать запатентованное изобретение, необходимо иметь разрешение от владельца патента.

С 1985 года (года выдачи первого патента в США на ГМ-продукт), выдано уже 10778 патентов на ГМ-растения в США, и 200 на ГМ-животных. В Европе ГМ-продукцию патентуют с 1997 года. К примеру, Monsanto запатентовала ГМ-сою, а Zeneca - все ГМ-помидоры.

В мае 1998 года Европейский парламент разрешил компаниям патентовать живые организмы (“элементы, выделенные из человеческого организма”).

Это постановление фактически идентично тому, которое выставлялось на голосование в 1995 году. Тогда оно было признано неэтичным.

В октябре 1998 года голландское правительство заявило отвод этому постановлению. В 1999 году к нему присоединилось правительство Италии. Эти страны обеспокоены тем, что: в постановлении есть целый ряд пунктов, ущемляющих экологическое законодательство стран и права потребителей; процедура принятия документа содержала ряд нарушений; постановление в дальнейшем может повлиять на благополучие развивающихся стран; оно может затруднить доступ к качественному медицинскому обслуживанию граждан Евросоюза; подрывает социально-экономическую и экологическую безопасность стран-членов союза.

Евразийская патентная конвенция, принятая в 1973 году, запрещает патентование растений и животных. А данное постановление обошло этот запрет, разрешив монополизировать целые урожаи.

Эти патенты не имеют ничего общего с патентами на изобретения, это всего лишь средство завоевать рынок.

Те, кто поддерживает патентование жизни, утверждают, что постановление - не что иное как улучшение европейского патентного законодательства, которое необходимо для повышения конкурентоспособности европейской продукции на мировом рынке. Они также настаивают на том, что документ необходим для выполнения обязательств стран ЕС перед Всемирной торговой организацией. (Подробнее об этом читайте в главе, посвященной Соглашению об использовании права на интеллектуальную собственность в сфере торговли - TRIPS).

Постановление нарушает целый ряд международных соглашений, подписанных членами ЕС во время саммита 1992 года в Рио-де-Жанейро, особенно это касается ограничений по Конвенции о биоразнообразии.

Ратификация Конвенции налагает на страну обязанность обеспечивать в биотехнологической патентной системе “честное” и “равное” распределение выгод, учитывая интересы развивающихся стран, где в основном и сохранилось разнообразие видов. Несмотря на то, что во время 4-й конференции сторон Конвенции в 1998 году 49 делегатов высказались за включение этого тезиса в текст постановления, так как в противном случае документ попросту легализует биопиратство, члены Европарламента к этому не прислушались и не изменили текст.

Напротив, Комиссия ЕС убрала 76 поправок, которые ограничивали биопиратство. Тем временем, когда было подано прошение о патенте на человеческий материал, прошение должно содержать доказательство информированности человека, который первым приобрел патент.

Другой аргумент, выдвинутый сторонниками патентования жизни, говорит, что мы нуждаемся в постановлении, чтобы европейские компании могли соперничать с Японией и США. Это полное недоразумение или чистая ложь! В тексте нигде не оговорено, что владелец патента обязан проводить исследования или организовывать производство только в тех регионах, где есть соответствующая законодательная база.

Теперь человеческие гены, клетки и органы могут стать чьей-то собственностью, та или иная фирма может получить эксклюзивные права на использование человеческих генов. Например, Евросоюз в 1998 году даровал компании Biocyte патент на все кровяные клетки пуповины новорожденных.

Патентуя человеческий биологический материал, компания не обязана информировать об этом владельца ресурса, то есть самого человека.

Статья о клонировании в этом постановлении тоже оставляет желать лучшего.

В ней не проговорен четкий запрет на патентование продуктов клонирования человека и эмбрионов. Хотя в нем и признается недопустимость патентования на клонирование людей, непонятно, относится ли это к клонированию отдельных частей организма и гибридов человека и животных.

Европейский парламент сначала принял поправку к постановлению, в которой говорится о необходимости изучения этической стороны при выдаче каждого патента, но недавно она была убрана. Специальная рабочая группа Европарламента по этике в науке и новых технологиях будет осуществлять надзор над всеми новыми технологиями, не только генной инженерией. Никакой специальной работы по патентам вестись не будет.

К тому же, в 1997 году на Европейском саммите, проходившем в Амстердаме, было подписано новое соглашение “О защите и уважении животных как научных объектов”. В тексте говорится, что страдание животных оправдано, если есть “медицинская польза”.

Однако мы считаем, что Европа не может по своему усмотрению разрешать приватизацию и коммерциализацию жизни, изменяя патентную систему и разрешая корпорациям получать единоличный контроль над живым материалом. Странам-членам Евросоюза не следует брать на себя ответственность за решение вопроса такого уровня, от которого зависит благополучие общества в целом.

1485 ГМ-культур

Из-за оппозиции общества в отношении ГМ-продуктов их выращивание в ЕС ограничено. Коммерческое выращивание Bt-кукурузы временно запрещено правительством Франции. В настоящее время в ЕС ГМ-культуры на продажу выращиваются только в Испании.

В то время как исполняются меняющиеся основы законодательства, что называется, “со скрипом”, на территории стран ЕС уже высажено 1485 ГМ-культур (имеется в виду не количество полей, где зарегистрированы такие посадки, а количество сортов трансгенных растений). Доступность информации о местах посадок ГМ-культур в разных странах весьма различна. Различается также и размер опытных полей, на которых высаживаются эти культуры.

Недовольство стран-членов ЕС и призывы к мораторию

Мнение общественности и опасения ученых в некоторых государствах привели к росту числа стран-членов ЕС, недовольных европейской законодательной системой в отношении ГМ-организмов и призывающих к запрету или мораторию на продажу, коммерческое использование (в т.ч. импорт) и выращивание всех или некоторых ГМ-культур. Такой запрет или мораторий требуют ввести Австрия, Люксембург, Италия, Греция, Франция, Великобритания и Норвегия.

В октябре 1998 года комитет по окружающей среде Европарламента созвал комиссию по введению моратория на новые посадки ГМ-культур. В том же самом месяце газета The European Voice процитировала заявление Еврокомиссии, которое гласило, что этот орган “пересмотрел свой подход к использованию ГМ-культур”. Еврокомиссия предложила профинансировать только 2 из 55 предусмотренных Пятой биотехнологической программой долгосрочных полевых испытаний ГМ-растений (предыдущей программой 4 года назад было профинансировано 44 ГМ-проекта).

В июне 1999 года на встрече министров окружающей среды стран ЕС треть членов Евросоюза – Дания, Франция, Греция, Италия и Люксембург – поддержали введение моратория на выдачу новых разрешений на трансгенные культуры до принятия нового соответствующего законодательства. Сейчас министры готовятся принять политическое решение, которое позволило бы Евросоюзу в целом или отдельным его членам замораживать выдачу новых разрешений на коммерческое использование ГМ-культур.

Члены ЕС запрещают посевы Bt-хлопка

В январе 1997 года Европейская комиссия одобрила использование Bt-хлопка Novartis, несмотря на позицию 13 членов Европейского союза. Экономические и коммерческие интересы были поставлены Европейской комиссией над вопросами о здоровье и защите окружающей среды. В феврале 1997 года Австрия и Люксембург (к которым с тех пор присоединились Италия и Франция) запретили импорт Bt-кукурузы Novartis. В ноябре 1999 года Норвегия запретила импорт ГМ-культур, содержащих гены устойчивости к антибиотикам (включая Bt-кукурузу), Франция, в свою очередь заявила, что не будет выращивать Bt-кукурузу Novartis. Запрет на маркетинговую кампанию Bt-кукурузы Pioneer Hi-Breed действует с 1996.

В апреле 1998 года, Европейская комиссия дала зеленый свет выращиванию Bt-кукурузы Monsanto в Европе.

Два месяца спустя французская парламентская комиссия рекомендовала не допускать включение выращенных или импортированных ГМ-культур в пищу, если существует малейший риск для здоровья. Она также рекомендовала не допускать в будущем использование ГМ-культур, содержащих гены устойчивости к антибиотикам, которые могут потом передаваться бактериям. В то же время комиссия рекомендовала содействовать продвижению на рынок Bt-кукурузы Novartis. По рекомендациям Экономического и социального комитета Европейского сообщества (сентябрь 1998) “в качестве превентивной меры для защиты здоровья и окружающей среды,…при намеренном внесении в окружающую среду ГМ-организмов в них не должны использоваться гены, ответственные за устойчивость к антибиотикам”. Тогда же Европейский совет министров не смог вынести решения касательно запрета импорта Bt-кукурузы Novartis Австрией и Люксембургом. Чуть позже изменила позицию и Франция. Французский суд, принял решение приостановить действие разрешения на выращивание кукурузы Novartis во Франции. Объяснением такого поспешного изменения позиции стало отсутствие ответа на вопрос о долгосрочном влиянии гена устойчивости к антибиотикам на здоровье человека. Французское правительство постановило изолировать все посевы маиса Novartis до следующего постановления суда. В октябре 1998 года Комиссия по окружающей среде Европейского парламента послала письмо в Европейскую комиссию, призвав отменить предложенные меры против запрета Австрии и Люксембурга и объявить мораторий на все ГМ-продукты. ЕС заморозило процесс лицензирования Bt-пестицидов, а в кабинете министров ЕС обсуждаются меры против использования Bt-культур.

События в Европе повлияли на ситуацию в Северной Америке: основные производители продуктов питания - Archer Daniels, Midland и Cargill решили отделить посевы ГМ-культур от нормальных и отказались покупать ГМ-культуры, не разрешенные к ввозу в Европу.

Новое агентство и новые рынки?

В связи с разгоревшейся из-за ГМ-культур “торговой войной” между США и ЕС американцы лоббируют создание особого продовольственного агентства наподобие своего Управления питания и лекарственных препаратов (FDA). Агитируя за новую структуру, заместитель министра торговли США Дэвид Аарон заявил: “Я здесь для того, чтобы убедить европейцев в массовом порядке раскупать ГМ-продукты”.

Сильная общественная оппозиция “чудесам науки”, процедуры европейского законодательства, возможность введения запретов на ГМ-пищу привели к тому, что представители биоиндустрии начали поиск новых рынков. В результате Восточная Европа, где общественность менее информирована о ГМ-продуктах, а законодательство не подготовлено к вторжению ТНК, стала удобной мишенью для последних. Следовательно, они не считают западноевропейский рынок перспективным. Поэтому нам необходим паневропейский подход, чтобы быть уверенными в том, что более уязвимые регионы нашего континента не превратятся в “мусорную свалку” для никому не нужных технологий.

ГМО в России, Грузии и на Украине

Россия

С 1996 года в России существует закон, регулирующий деятельность в области генной инженерии. Согласно этому документу, импортные продукты, содержащие генетически измененные компоненты, должны проходить сертификацию и тесты на безопасность в российских научных институтах. После этого они могут вводится в широкое потребление. Ученые гарантируют безвредность. Однако, согласно мнению ученых, находящихся в оппозиционном лагере, тестов, гарантирующих безопасность внедрения чужеродного гена в живой организм и последующего употребления его в пищу человеком, просто НЕ существует.

Согласно закону, летом 1999 года Минздрав РФ выдал первую лицензию на импорт генетически модифицированных продуктов. Первой ласточкой стала соя от фирмы Monsanto. Непонятно, почему эта лицензия была названа первой, ведь российский рынок уcпешно завоевывают компании, имеющие в своей продукции ГМ-организмы: Procter&Gamble, McDonalds, Danone, Nestle и другие. Они не просто продают свой товар, но и активно инвестируют в российское производство. Например, знаменитая кондитерская фабрика “Россия” несколько лет назад была продана Nestle. Знал ли кто-нибудь из тех, кто принимал решение о продаже “гордости России”, какую репутацию имеет компания среди многих потребителей на Западе? Знают ли российские любители Danone, что “полезность” его продукции ставится под сомнение многими экспертами. Известно ли тем, кто ежедневно покупает товары этих фирм, ЧТО они покупают и какие последствия может иметь их потребление?

Почему большинство генетиков в России поддерживает новые технологии, понятно: гигантские корпорации, такие как Monsanto, Novartis и другие предоставляют финансирование тем, кто работает на их стороне. Безусловно, есть и те, кто влюблен в свое дело. Но почему общество призывают доверять этим людям? Ученые не раз уверяли и продолжают уверять нас в безопасности и необходимости для общества развития атомной энергетики. О нужности “мирного атома” спор идет до сих пор, а люди уже пострадали от множества больших и маленьких чернобылей.

В сентябре 1999 года вышло постановление Правительства, согласно которому с июля 2000 года все продукты, содержащие ГМ-компоненты, должны иметь маркировку. Однако механизмов контроля за выполнением постановления пока не существует. Есть опасения, что оно станет очередным декларативным документом.

Сегодня открытой информации о ГМ-продуктах в России немного. Это вполне понятно, ведь Закон о генной инженерии обязывает предоставлять далеко не все сведения, касающиеся этого вопроса. В статье 10 Закона сказано, что общедоступными являются “сведения о безопасности генно-инженерной деятельности”. Значит ли это, что информация о рисках, связанных с генной инженерией, НЕ является общедоступной? В этой же статье говорится, что “сведения о генно-инженерной деятельности, составляющие государственную, служебную или коммерческую тайну, предоставляются в установленном порядке”. Формулировка весьма расплывчатая. Трудно не согласиться с тем, что информация о генно-инженерной деятельности касается здоровья и окружающей среды, так как результаты этой деятельности внедряются в нашу жизнь. Однако, используя этот закон, производитель или исследователь всегда может сослаться на секретность информации, которую ему по тем или иным причинам невыгодно обнародовать.

А любопытная информация есть. В 1998 году под Москвой генетики из Академии Наук России проводили полевые испытания картофеля от Monsanto “Новый лист”, устойчивого к колорадскому жуку. Затем по предписанию Госкомэкологии РФ “картофельные учения” были остановлены. Сейчас научные институты в России работают над изучением новой технологии. Официально трансгенной картошки в России пока нет. Однако никто не может гарантировать, что под видом обычного картофеля, используя прозрачность границ, в Россию не был завезен генетически модифицированный, например, из Грузии, где недавно был введен официальный запрет на дальнейшее выращивание и потребление “чудо-картошки”.

Ситуация с соей тоже неясна. Периодически в прессу просачивается информация о том, что только в Москве более 60 процентов рынка этих бобовых составляет ГМ-соя. Наша попытка уточнить эти сведения закончилась неудачей. Наблюдая все нарастающий поток импортных соевых продуктов в Россию, можно предположить, что в страну поступает “отказная” ГМ-соя, так как большинство потребителей в Европе отдают предпочтение натуральным продуктам.

Грузия

Ассоциация Зеленых Грузии и Ассоциация биофермерства “Элкана”, член СоЭС ведут кампанию против генно-инженерных растений и продуктов с 1997 года.

Она направлена на увеличение осведомленности общественности о проблеме и на полное запрещение на ввоз, выращивание и использование генно-инженерных растений и продуктов. Зеленые Грузии также работают над подготовкой и принятием закона по генетически модифицированным организмам.

В июне 1995 в результате недостатка семенного картофеля Министерство сельского хозяйства Грузии приняло проект производства семенного картофеля, подготовленный Институтом сельскохозяйственных биотехнологий Грузии. Партнерами по пректу были Министерство сельского хозяйства, корпорация Monsanto и американская организация по развитию сельскохозяйственного сотрудничества. Частично финансирование проекта было предоставлено программой ТАСИС, при этом Министерство сельского хозяйства не проинформировало Министерство экологии Грузии, а также Комитеты по сельскому хозяйству и окружающей среде о решении импортировать генно-инженерный картофель.

Зеленым удалось получить письмо от министра сельского хозяйства и пищевых продуктов руководителям Monsanto, в котором было сказано: “Грузия согласна на посев генетически улучшенного картофеля для получения семян, а также не будет создавать никаких препятствий использованию этого картофеля в качестве семенного материала и пищевого продукта”.

В июне 1996 года в Грузию был ввезен и посажен картофель Monsanto “Новый лист”.

В 1997 году ГМ-картофель опять был посажен, несмотря на решение Комитетов Парламента по сельскому хозяйству и окружающей среде о запрещении импорта и посадок генно-инженерных культур до ввода в действие соответствующего законодательства.

К счастью, урожай ГМ-картофеля 1997 года практически весь погиб, пораженный грибком и не выдержавший климатических условий Грузии.

В совместном докладе Ассоциации Зеленых Грузии, “Элканы” и Гринпис Интернешнл также отмечен факт получения Министерством сельского хозяйства Грузии от программы ТАСИС 350 000 долларов США, при этом Евросоюз не был проинформирован о том, что эти деньги пошли на ввоз и выращивание генетически модифицированного картофеля.

В настоящий момент в Грузии, в соответствии с решением Парламентского Комитета по экологии (1997 г.), импорт, экспорт и использование трансгенных организмов запрещается до принятия специального положения по генной инженерии. Министерство экологии и НПО совместно разработали проект закона по новейшей биотехнологии, включающий вопросы генной инженерии. По этому закону запрещается не только проведение на опытных полях экспериментов с трансгенными организмами и выращивание их в коммерческих целях, но также и импорт ГМ-продуктов и продуктов, содержащих ГМ-компоненты.

По информации “Элканы”, в Грузии на сегодня нет опытных полей по выращиванию трансгенных культур. Что касается импорта, то пока не представляется возможным отслеживать, ввозятся ли в страну продукты, содержащие ГМО.

Когда фирма Monsanto проводила испытания трансгенного картофеля, в Грузии активизировалась мощная кампания протеста. Люди были настроены резко против ГМ-продуктов и производящих их фирм. Министерство экологии также выступает против. Тем не менее, Министерство продовольствия и сельского хозяйства продолжает поддерживать производство ГМ-продуктов.

Ассоциация “Элкана” – единственная в Грузии организация, которая работает по повышению информированности населения по вопросам генной инженерии. Через собственные и переводные материалы, пресс-конференции она рассказывает людям об опасности ГМ-продуктов. Эта работа – часть кампании по биологическому сельскому хозяйству. “Элкана” разработала стандарты органического сельского хозяйства для Грузии и сейчас планирует организовать систему независимой сертификации и маркетинговых услуг для органической продукции. Ассоциация была инициатором сохранения и устойчивого использования агробиоразнообразия.

ГЛАВНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ САНИТАРНЫЙ ВРАЧ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Москва

№ 12

26.09.99

О совершенствовании системы контроля за реализацией сельскохозяйственной продукции и медицинских препаратов, полученных на основе генетически модифицированных источников

В целях реализации положений Федеральных законов “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения” и “О защите прав потребителей” в части правил маркировки и реализации продуктов питания и медицинских препаратов, улучшения информированности населения о качестве и безопасности продукции и с учетом увеличивающихся объемов производства и поставки продукции, полученной на основе генетически модифицированных источников

ПОСТАНОВЛЯЮ:

1. Ввести маркировку пищевой продукции и медицинских препаратов, полученных из генетически модифицированных источников (ГМИ), посредством нанесения на потребительскую упаковку товара (этикетку, лист-вкладыш, ярлык) информации в соответствии с приложением 1 к настоящему постановлению.

2. Установить, что пищевая продукция, полученная из генетически модифицированных источников, не содержащих ДНК и белка (пищевые и ароматические добавки, рафинированные масла, модифицированные крахмалы, мальтодекстрин, сиропы глюкозы, декстрозы, изоглюкозы и др.), маркировке не подлежит.

3. Запретить с 01.07.2000 реализацию населению пищевой продукции и медицинских препаратов, полученных из генетически модифицированных источников, без соответствующей маркировки потребительской упаковки согласно приложению 1 к настоящему постановлению.

4. Организациям, предприятиям, юридическим и физическим лицам, осуществляющим закупку за рубежом, поставку, производство и реализацию пищевой продукции и медицинских препаратов из генетически модифицированных источников, обеспечить с 01.01.2000 включение информации о наличии сырья и компонентов из ГМИ в товарно-транспортные документы на конкретные партии грузов.

5. Институту питания РАМН (по согласованию) до 01.12.99 разработать и представить на утверждение в Минздрав России дополнение к Санитарным правилам “Гигиенические требования к качеству и безопасности продовольственного сырья и пищевых продуктов” (СанПиН 2.3.2.560-96), касающееся маркировки потребительской упаковки продовольствия, полученного на основе генетически модифицированных источников.

6. Заместителю Министра здравоохранения Российской Федерации Бударину С.С.:

организовать разработку и утвердить систему государственной регистрации, ведомственного контроля, маркировки, критерии оценки и безопасности медицинских препаратов и их компонентов, полученных из генетически модифицированных источников;

внести дополнения в Методические указания “Графическое оформление лекарственных средств. Общие требования” (МУ 9467-015-05749470-98), касающиеся маркировки препаратов на основе ГМИ.

7. Главным государственным санитарным врачам по субъектам Российской Федерации и регионам на транспорте

довести текст настоящего постановления до сведения всех предприятий, организаций, юридических и физических лиц, осуществляющих закупку за рубежом, поставку, производство и реализацию продукции на основе генетически модифицированных источников;

потребовать от руководителей вышеназванных организаций и предприятий соблюдения установленного порядка информирования населения, маркировки и этикетирования генетически модифицированной продукции, обеспечив действенную систему государственного надзора в этой области.

8. Настоящее постановление является обязательным для исполнения организациями, предприятиями, юридическими и физическими лицами, осуществляющими закупку, поставку, производство и реализацию пищевой продукции и медицинских препаратов, полученных на основе генетически модифицированных источников.

9. Контроль за выполнением настоящего постановления оставляю за собой.

Приложение 1
к постановлению Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 26 сентября 1999 года № 12

Виды маркировки продовольственного сырья и пищевых продуктов, полученных на основе генетически модифицированных источников

1. Генетически модифицированная продукция “………………………………………….”

(наименование продукции)

2. “………………………………..”, полученная на основе генетически модифицированных источников

3. “………………………………..”, содержит компоненты, полученные из генетически модифицированных источников

Украина

Первым из биотехнологических гигантов, которого привлекли плодовитые украинские черноземы, стала американская компания Monsanto. В 1997 году ею был импортирован из Канады первый груз – картофель “Новый лист”, устойчивый к колорадскому жуку. Три сорта этого заморского корнеплода - Atlantic, Superior и Russet Burbank - со встроенным геном почвенной бактерии Bacillus thuringiensis (Bt) в итоге появились на нескольких испытательных площадках. Ведь для того, чтобы запустить трансгенный сорт в коммерческий круг, необходимо доказать его привлекательность разнообразным аграрным, научным, экологическим и здравоохранительным ведомствам. Для аграрной страны Украины, где 40% урожая картофеля уходит на пропитание колорадскому жуку, трудно переоценить значение чудо-картошки, смертельной для ненавистного паразита. Более того, по результатам опроса, проведенного компанией Socis-Gallup, в Украине 81% опрошенных дачников не прочь поэкспериментировать с диковинкой, а ведь именно они – основная ударная сила по сбору картофельных урожаев.

Однако дело стало за отсутствием на Украине законодательной базы, которая бы регулировала биотехнологии и их ввоз в страну. Вдогонку неминуемому и уже состоявшемуся трансгенному пришествию вышло Постановление Кабинета Министров о “Временном порядке ввоза, государственного испытания, регистрации и использования трансгенных сортов растений в Украине” (18 августа 1998 года). Этим документом Министерство экобезопасности осталось недовольно, считая что в нем недостаточно предусмотрена “экологическая экспертиза”. И неудивительно, ведь документ принимался без участия министерства, которое могло усложнить его различными предосторожностями. А Bt-картошка тем временем превратилась в “сладкую песню” многих уважаемых на Украине ученых. Межведомственные комиссии по трансгенам были уже готовы к её регистрации. Но неожиданно, в мае компания Monsanto была извещена о приостановлении этого процесса до введения в действие Закона “Об использовании трансгенных сортов растений в Украине”. Компании было рекомендовано (!) направить выращенный урожай на техническую переработку. Итак, регистрация - первый шаг на пути к коммерческому использованию - отменилась: 1300 тонн картофеля были захоронены в землю. Главной причиной отсрочки считается письмо из Министерства здравоохранения, в котором, якобы, высказывались опасения по поводу безопасности трансгенных растений. Как ни странно, при последующих обращениях членов межведомственной комиссии в Минздрав не удалось выяснить его непосредственных авторов.

Захоронение картофеля стало одним из поводов для написания исследовательского отчета Гринпис относительно деятельности Monsanto на Украине. Его автор пишет, что на Украине компания использовала в своих интересах недостаточную изученность влияния трансгенного картофеля на окружающую среду, здоровье и сельское хозяйство, а также слабый государственный контроль над продуктами генной инженерии. В отчете содержатся ссылки на проведенные зарубежными учеными исследования об опасности растений со встроенным геном Bt.

Историю с трансгенами не обошла вниманием пресса, которая также сыграла свою роль в первом провале Monsanto. Среди общей растерянности журналистов все-таки появлялись вполне рациональные вопросы: насколько изучена продукция, какова реакция на нее в других странах, кому выгодно распространять ее на украинском рынке. Правда, почти никто не вспоминал о значении культивирования трансгенов для эволюции живого на планете; не интересовался историей компании, которая первой предложила Украине, как ни крути, а скандальную продукцию. И уж очень далеки были журналисты от анализа экономических и политических игр на биотехнологическом поле, как то тихая война между Всемирной торговой организацией и сторонниками подписания международного Протокола по биобезопасности, который Украина активно поддерживает. Населению Украины было предоставлено мало информации о том, какие именно гербициды предлагаются “в наборе” к трансгенам. Возможно, такой “отрывочный тип информирования” и послужил причиной того, что 80% огородников в порыве первой радости высказались за новую технологию. Если на Западе практически не проходит и дня без дискуссий по поводу обязательной маркировки продуктов питания, содержащих генетически модифицированные ингредиенты, то на Украине об этом речь пока не идет. Хотя поразмыслить есть над чем, ведь компании-производители, известные использованием ГМ-составляющих, на нашем рынке представлены очень широко. А недавние расследования, связанные с диоксиновыми окорочками, показали, что украинские границы достаточно “прозрачны”, и поток трансгеносодержащих продуктов может беспрепятственно проникать в страну. Да и официального положения об этом не существует.

Транснациональные компании, которые занимаются биотехнологиями, имеют богатый опыт работы с общественностью, недаром их маркетинговые программы создаются совместно с крупнейшими пиаровскими фирмами мира. Более того, они “высаживаются” на национальные рынки, как правило, с высокого государственного уровня в рамках межправительственных соглашений. В июле этого года Министерство агропромышленного комплекса Украины подписало рамочное соглашение о научно-техническом и коммерческом сотрудничестве с еще одной биотехнологической корпорацией -AgrEvo. Компания имеет серьезные намерения “поселить” на Украине ГМ-растения, стойкие к насекомым и небезызвестному гербициду Liberty. Но сегодня все “затаились” в ожидании законодательства в области биотехнологий, а именно Закона “О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности”, который уже почти доработан Комиссией по вопросам биоразнообразия и скоро попадет в парламенский зал. Сейчас три зарубежные фирмы - Monsanto, AgrEvo и Novartis - занимаются испытаниями трансгенов на Украине.

Наиболее активную оппозицию среди официальных ведомств выражает Министерство экобезопасности, которое настаивает на чуть ли не десятилетнем запрете на распространение трансгенных сортов на Украине - до тех пор, пока не будет доказана полная безопасность генноинженерных детищ для природы и человека. А у человечества уже накопился богатый опыт создания технологических новинок лишь с целью исправить или уменьшить вред, нанесенный более ранними технологиями. Теперь от многочисленных заинтересованных участников зависит, произойдет ли “зеленая революция” на украинских полях.

Украина: Орхусская конвенция и ГМО

Говорят, колорадский жук в датском городе Орхусе не бывал никогда. Специалисты из компании Monsanto, все знающие про известного американского вредителя, утверждают, что эта проблема существует почему-то только в странах Восточной Европы, а на западе и севере континента от такого несчастья не страдают.

Правда, у них на Западе есть немало своих неприятностей, которые, в свою очередь, абсолютно чужды нашим, постсоветским людям. К примеру, немало копий сломано вокруг проблемы трансгенного маиса или сои. Мы же, читая и даже иногда участвуя в их кампаниях по поводу трансгенных продуктов, как-то до определенного времени не очень отождествляли их маис с нашей кукурузой…

Конечно, ни в Орхусе, где проходила летом прошлого года четвертая конференция министров “Окружающая среда для Европы”, ни в многочисленных многонациональных дискуссиях до и после Орхуса о жуке не было сказано ни слова. Общественные организации из разных стран на протяжении всего периода подготовки конвенции “О доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды” спорили о конкретных пунктах и положениях этого важного документа, периодически возвращаясь к теме ГМО (генетически модифицированных организмов). Звучали предложения ввести все-таки проблему ГМО отдельным пунктом в конвенцию, предлагалось принять специальное решение конференции министров о трансгенных продуктах. И хотя подобные заявления были очень настойчивыми и повторялись неоднократно, в окончательном тексте конвенции проблема отражена лишь маленьким штрихом в 11 пункте 6-й статьи об участии общественности в принятии решений по конкретным видам деятельности. “Каждая Сторона в рамках своего национального законодательства применяет в возможной степени и надлежащим образом положения настоящей статьи к решениям, относящимся к выдаче разрешений на преднамеренное высвобождение генетически измененных организмов в окружающую среду”.

Надо заметить, что все требования по поводу ГМО исходили от западноевропейских экологических организаций. А где, собственно, зафиксировано право человека знать, что его кормят небезопасными продуктами, имеющими в своем составе генетически модифицированные организмы? Каким образом должно осуществляться это право, кто выступит его гарантом и что именно людям надо знать? Ведь даже отмаркировать продукты, имеющие в своем составе трансгены, невозможно. Ну как ты пометишь каждую картофелину с Bt -геном? Как опишешь, что шоколадные или какао-продукты имеют в составе частички трансгенной сои? – спрашивали представители общественности в том же Орхусе. “Министры всех стран очень долго спорили по этому поводу, - признавались представители еврокомиссии, - и решили все-таки остановиться на обтекаемой формулировке”.

В общем, вопросы зависли. Единственное, что смогли сказать в утешение общественности представители официальных делегаций: конвенцию надо совершенствовать в будущем. А пока – хотя бы добиться ее ратификации 16 государствами, чтобы она стала законом для всех стран.

Баталии по поводу ГМО вели тогда в основном представители западных стран, мы в дискуссии на эту тему практически не участвовали. Оно и понятно: колорадский жук к тому времени еще не сказал свое веское слово, а маис был пока не нашей кукурузой, а их продуктом из переводной литературы.

Но вот прошло всего полтора года, и на Украине разразился скандал по поводу картошки фирмы Monsanto, устойчивой к колорадскому жуку. Ни в коей мере не хочется защищать самого жука: хоть он и живая тварь, да очень уж вредная. Но, куда от фактов деться, именно в связи с ним не заговорили - закричали по всей Украине, испугавшись, что вместо привычного сельскохозяйственного вредителя нам подсовывают неизвестно что, грозящее неизвестно чем. А мы-то здесь после Чернобыля слишком хорошо знаем, как вдруг может обернуться для простого человека и внешне мирное, и невидимое, и не сиюсекундноопасное. И вспомнили о праве граждан на информацию, и о том, что надо бы с нами посоветоваться перед принятием решений, и даже о том, что мы можем в суде защищать свои права.

На Украине в последнее время люди больше стали интересоваться своими экологическими правами. Наверное, в том числе и благодаря всплывшей теме с трансгенной картошкой и колорадским жуком. Сложные для понимания обычного человека теоретические положения важного международного документа “приземлились” на наши поля и огороды и стали вдруг касаться каждого гражданина. Украина - вторая страна, ратифицировавшая Орхусскую конвенцию. Ради этого потрудилось немало профессионалов и энтузиастов как из официальных структур, так и из НПО. Есть тут заслуга и колорадского жука, как ни парадоксально.

Всего за каких-то полтора-два года неправительственные организации Украины оказались в первых рядах борцов против генетически модифицированных организмов. Уже в апреле 1999 года мы активно настаивали на внесении отдельного пункта о ГМО в декларацию Экофорума НПО к первой встрече стран, подписавших Орхусскую конвенцию. И действительно, представители пан-Европейского Экофорума обратились к собравшимся в Кишиневе министрам с декларацией, в которой, в частности, говорится, что в пункте 11 статьи 6 надо сказать и о продуктах, имеющих в своем составе ГМО, а в приложение с перечислением тех видов деятельности, в принятии решений по которым необходимо участие общественности, надо ввести производство трансгенов. Напомним, что, как нам было сказано в Орхусе, - конвенцию надо совершенствовать.

Как сложится все дальше, - поживем-увидим. Комитет кампаний по участию общественности Экофорума НПО на последней своей встрече (Копенгаген, октябрь 1999 года) решил организовать в рамках основной деятельности пан-Европейской коалиции отдельную группу по ГМО. Есть надежда, что граждане стран, подписавших (а тем более ратифицировавших) Орхусскую конвенцию, могут расчитывать на достаточно серьезное отношение к мнению общественности у себя дома, к проблемам информированности населения и его участия в процессе принятия решений. Что же касается тех стран, которые пока еще не решаются присоединиться к конвенции и являются в то же время хорошим рынком сбыта трансгенной продукции, то им завидовать не стоит. Ведь обширные просторы матушки-России, например, легко скушают, сами того не зная, все трансгенные товары, которые откажутся потреблять разборчивая и сытая общественность Запада и подозрительные, с правом знать и вмешиваться, осторожные украинцы.

ЧАСТЬ V

Международные соглашения

Протокол по биобезопасности

С 19 по 29 января 2000 года в Монреале (Канада) под эгидой ООН проходила встреча сторон Конвенции по сохранению биоразнообразия, посвященная доработке и принятию Протокола по биобезопасности. 29 января, после бессонной ночи, Протокол был принят. Этот природоохранный документ призван регулировать трансграничное перемещение генетически модифицированных организмов, устанавливая права и обязанности сторон импорта и экспорта в этом вопросе.

Окончательный вариант протокола содержит статьи, позволяющие на государственном уровне вводить запрет на ввоз в ту или иную страну живых ГМ-организмов, предназначенных для интродукции в окружающую среду (бактерии, семена растений, животных и т.д.), на основе так называемого “принципа предосторожности”, то есть до тех пор, пока не будет со всей очевидностью доказана их безопасность. Протокол также требует от экспортеров ГМ-организмов предварительно объявлять обо всех трансграничных перемещениях их продукции и не начинать таких перемещений до тех пор, пока не будет получено согласие принимающей стороны.

Необходимость в таком документе была установлена еще в 1992 году на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио. Уже тогда была ясна опасность, исходящая от живых организмов, полученных с помощью генной инженерии, хотя в то время ГМО не имели такого широкого применения.

В сферу действия протокола попадают ЖИВЫЕ МОДИФИЦИРОВАННЫЕ ОРГАНИЗМЫ - то есть культуры, предназаначенные к посадке или исследованиям, или культуры, предназначенные в пищу или переработку, но потенциально способные к передаче генетического материала – то есть к выживанию, прорастанию и производству потомства.

Вот определение, которое дает ГМО Федеральный закон Российской Федерации “О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности”:

* генно-инженерно-модифицированный организм - организм или несколько организмов, любое неклеточное, одноклеточное или многоклеточное образование, способные к воспроизводству или к передаче наследственного генетического материала, отличные от природных организмов, полученные с применением методов генной инженерии и содержащие генно-инженерный материал, в том числе гены, их фрагменты или комбинации генов;

Из определения ясно, что живой ГМ-организм, попавший в окружающую среду, способен при скрещивании с родственными природными организмами передать потомству измененный ген. К чему может привести подобное, видно из опыта с рыбами, описанного доктором Энн Капучински.

Генетически модифицированные рыбы со встроенным гормоном роста росли быстрее, как и предполагалось. Она также активнее размножались, однако выживаемость их потомства была ниже. Компьютерное моделирование показало, что сначала модифицированные особи вытеснят “нормальных” собратьев, а затем популяция исчезнет.

Опыты с растениями показали, что у трансгенных растений при перекрестном опылении с их “дикими родственниками” передача генов происходит в 20 (!) раз эффективней, чем между нормальными культурными и дикими растениями.

Опасения по поводу воздействия ГМ-культур на окружающую среду не ограничиваются “генетическим загрязнением”. Например, ГМ-растения, модифицированные для производства собственного токсина для уничтожения вредителей, заодно уничтожают полезных обитателей почвы.

Необходим был такой вариант Протокола, который смог бы эффективно защитить окружающую среду от генетического загрязнения.

Однако со времен Рио прошло около 8 лет. Родина трансгенных чудес - США и их ближайший союзник - Канада - сделали все, чтобы трансгены попали на поля и на тарелки потребителей. “Пришельцы” из корпоративных лабораторий уже находятся в окружающей среде, уже ее изменяют. Протокол же был принят только сейчас. Процесс принятия природоохранного документа тормозили США - страна, которая даже не подписала Конвенцию по биоразнообразию, и, соответственно, имела право участвовать в переговорах только на правах наблюдателя.

Справка по раскладу интересов

Монреальский раунд переговоров превратился, по сути, в жесткую конфронтацию между блоками стран. Друг другу противостояли “группа Майами”, объединяющая шесть стран-экспортеров генетически модифицированной продукции (Австралия, Аргентина, Канада, США, Уругвай, Чили), и “группа единомышленников” (в которую входят свыше 100 развивающихся стран и Китай). Позицию последних в той или иной мере разделяли группа Европейского Союза, “группа компромисса” (возглавляемая Швейцарией и Новой Зеландией) и восточноевропейская группа, куда входили, в том числе, Россия, Украина, Молдавия, Армения, Киргизия, Белоруссия.

Страны “группы Майами” выступали за то, чтобы действие Протокола ограничивалось лишь “живыми модифицированными организмами, предназначенными для интродукции в окружающую среду”. ЕС же требовали распространить действие Протокола ещё и на “сельскохозяйственную продукцию, используемую в общественном питании, животноводстве и приготовлении пищи”. Американцев не устраивал также пункт о необходимости заблаговременного оповещения о всех экспортно-импортных операциях с генетически модифицированными продуктами и организмами. Кроме того, США надеялись, что положения Протокола не будут иметь преимущества перед ранее принятыми международными обязательствами, например, правилами Всемирной торговой организации.

Российская делегация, по мнению наблюдателей от неправительственных организаций, испытывала сильное давление со стороны так называемой “группы Майами” и представителей фирмы Monsanto, в интересах которых было если не сорвать подписание Протокола, то, по крайней мере, превратить его в декларативный документ, не обеспеченный действенными механизмами реализации...

О протоколе

Сам факт принятия Протокола разрушает миф биотехнологической индустрии о том, что трансгены ничем не отличаются от своих собратьев, выведенных методами традиционной селекции. Протокол устанавливает особые процедуры экспорта и импорта ГМО - например, страна может запретить импорт ГМО, считая, что предоставленных научных докзательств безопасности данного организма стороной экспорта недостаточно. Страна также имеет право запретить ввоз ГМО по социально-экономическим соображениям. И, самое важное - Протокол не ниже по статусу, чем другие международные соглашения, это ясно сказано в преамбуле. В том числе - он равен по статусу соглашениям Всемирной торговой организации.

Именно в этом кроется причина, почему так тормозилось принятие Протокола. США, доминирующая держава ВТО, раньше с помощью соглашений ВТО пыталась навязывать свои сельскохозяйственные ГМ-культуры другим странам. В соответствии с правилами ВТО, любой запрет или ограничения торговли должны иметь под собой научое обоснование. В противном случае это ограничение считается нетарифным барьером, нарушающим свободу торговли. Такова история конфликта Америки (США и Канады) и Евросоюза - под давлением потребителей Евросоюз заблокировал большинство трансгенов.

Принятие сильного Протокола было особенно необходимо “группе единомышленников” - развивающимся странам. Именно на них направлена основная атака корпораций. В отстутствие внутреннего законодательства страны в отношении ГМО будут руководствоваться Протоколом.

Несмотря на то, что “группе Майами” удалось в последний момент добиться смягченного варианта маркировочной надписи (“может содержать живые модифицированные организмы”), подписание Протокола можно считать в целом победой международной экологической общественности.

Итак, основные успехи Монреаля, по мнению “зеленых”:

- страны - экономические диктаторы - США и Канада - были на перговорах изолированы, им пришлось пойти практически на капитуляцию под давлением других стран;

- принцип предосторожности четко прописан в Протоколе, страна имеет право отказать в импорте ГМО, опасаясь вредных последствий для окружающей среды и здоровья людей;

- при принятии решений об импорте ГМО страны могут/должны принимать во внимание не только научные, но и социально-экономические аспекты проблемы;

- Протокол по своему статусу не ниже других международных соглашений и, соответственно, не ниже по статусу, чем соглашения Всемирной торговой организации;

- под действие Протокола попадают ГМО, предназначенные для переработки и производства продуктов;

- размытая формулировка для маркировки “может содержать ГМО” будет действовать только 2 года, пока будут идти переговоры;

- особенно важно - само по себе принятие Протокола развеяло миф биотехнологической индустрии о том, что ГМО ничем не отличаются от видов, выведенных с помощью обычной селекции.

Заметки со встречи

Несмотря на холод - с ветром до -45, каждый день у здания, где проходили переговоры, проводились пикеты общественных организаций, в основном из стран “группы Майами”, которые требовали от своих представителей подписания Протокола и прекращения лоббирования интересов корпораций. Представители известного международного движения “Друзья Земли” провели акцию у ресторана, в котором ужинала официальная делегация, предложив ее участникам свой вариант меню, состоящий из продуктов-мутантов.

Члены канадской делегации, ставшие рупором США, не решались подходить близко к своим согражданам, устроившим демонстрацию протеста под стенами штаб-квартиры Международной организации гражданской авиации, которая стала местом переговоров. Канадцев не удовлетворяли заявления о том, что активность европейцев в деле подписания Протокола объясняется лишь нежеланием допускать на свои рынки продукты из Нового Света.

Протестовали не только “бешеные зеленые”, как это пыталась представить индустрия, но и простые граждане.

На гражданский форум, который проходил в субботу, 22 января, в здании одного из университетов Монреаля, люди приходили толпами, в больших аудиториях все места были заняты. Люди стояли и сидели на полу.

В последние дни протестующие разбили лагерь прямо перед зданием и кормили всех желающих горячим супом.

...Последняя ночь перед принятием Протокола – 600 человек ждут приговора. Пикетчики кричат на улице без остановки и в барабаны бьют.

Глазами очевидца - мнение участника

Принятие Протокола вызвало небывалую бурю оптимизма среди “зеленой” общественности. Текст Протокола стал строже, чем изначальный картахенский. По прикидкам зеленых, удалось “выиграть” до 80% требований…

Интересно, что термин “игра” по отношению к монреальским переговорам употреблялся не один раз – и теми, кто вел переговоры, и журналистами, которые освещали эти события. Корреспондент The Washington Post назвал эти переговоры игрой в покер, в которой игроки блефуют и хитрят.

Похоже, правда, многие игроки сами не совсем понимали, какова ставка этой торговой и дипломатической игры. Именно торговой и дипломатической, несмотря на то, что переговоры шли об экологическом соглашении, которое касалось общей среды обитания и общей безопасности.

Такое впечатление, что некоторые делегаты просто приехали хорошо провести время в Канаде.

Зачастую представители общественных организаций лучше разбирались в тексте Протокола и формулировках, чем многие делегаты. Это давало возможность как общественности выставлять четкие и понятные требования по статьям Протокола, так и представителям индустрии пытаться манипулировать “игроками”, добиваясь “небольших смягчений формулировок и уступок”. Вообще, англоязычные “майамцы” часто пытались воспользоваться языковым преимуществом перед “группой единомышленников” для проведения нужных формулировок.

Похоже, промышленники надеялись на более успешный для себя исход переговоров, судя по весьма злобным и мрачным лицам представителей Мonsanto, Novartis и других, прячущихся за названием Глобальный биотехнологический альянс. В день принятия Протокола некоторых представителей биотеха удалось застать сидящими едва ли не с калькуляторами над редакцией Протокола и подсчитывающими убытки буквально от каждой статьи. Активность общественных организаций явно нарушила их планы. Промышленники и многие делегаты, привыкшие к респектабельному “междусобойчику” и заключению сделок за закрытыми дверями, чувствовали себя весьма неуютно под постоянным вниманием и даже контролем “зеленых”.

Роль общественности из Центральной и Восточной Европы отметил в официальном выступлении перед делегатами и спикер восточноевропейской группы Габор Нехай (Венгрия). Он выразил благодарность неправительственным организациям за совместное заявление по Протоколу, подписанное представителями Социально-экологического союза, “Зеленого досье” (Украина) и Гринпис-Чехия.

Что дальше

Протокол еще только должен быть подписан в мае в Найроби (Кения). Он вступит в силу, когда его подпишут 50 стран. На сколько растянется эта процедура, не знает никто. Страны так называемой “группы Майами” подсчитывают возможные убытки от подписания Протокола. Например, представители Канады уже заявили, что необходимо провести тщательную оценку Протокола до подписания и ратификации.

Работа в рамках Протокола будет продолжена. В частности, должна быть выработана процедура ответственности за возврат трансгенного груза, о котором стороне импорта не было сообщено заранее и на ввоз которого не было получено разрешения. В этот же блок работы попадает ответственность за незаконный ввоз такого груза.

Кроме того, регионы должны будут выбрать представителей в экспертную комиссию Протокола.

Должны быть выработаны стандарты и принципы оценки риска и воздействия ГМО на окружающую среду.

Пока порядок всех этих мероприятий и способы участия в них общественности не определен.

В наших странах

Ясно одно - Протокол возлагает очень большую ответственность на страны. Им дается право защищиать своих граждан и свою окружающую среду. Однако, власть предержащие страны должны еще хотеть это сделать. К сожалению, во многих странах СНГ ситуация весьма и весьма непростая. Отстутсвует широкое информирование общественности о принимаемых решениях и процессах, а биотехнологические компании, по большому счету проигравшие информационную войну за сельское хозяйство на Западе, сейчас пытаются внедрить свои “чудеса” в наших странах.

Главный адепт биотехнологии в России директор центра “Биоинженерия” РАН академик Константин Скрябин требует возведения развития генно-инженерных технологий в ранг государственной политики: “Мы ядерная держава. Мы космическая держава. Вот если мы будем еще и биотехнологической державой - мы будем классной державой!” - заявил он.

В ход идут очень большие деньги, в том числе, на пропаганду.

Корпорации проиграли пропагандистскую войну на Западе. Их стратегия - преподнесение ГМ-продуктов как великого чуда и подарка науки - полностью провалилась, потребителям эти чудеса оказались не нужны. Смена стратегии - все равно ГМО будут везде, во всех продуктах - также не сработала - европейские потребители фактически изгнали ГМ-продукты с полок своих магазинов. В СНГ PR-стратегия несколько другая - с учетом менталитета граждан бывшего СССР, ориентированных на примат науки и выросших на советской научной фантастике. Прикрывая главного заказчика - зарубежные ТНК, в первую очередь, Monsanto, PR-фирмы заказывают материалы, воспевающие научный прогресс и развитие отечественной науки - и походя - об уже доступных широкому потребителю продуктах от такой-то корпорации. При этом потребитель не получает независимой информации - только заверения заинтересованных фирм и ученых в полезности и полной безопасности их продукции.

Почему-то доказательство опасности продукта должно быть 100%, при этом о приемлемости продукта промышленники говорят с точки зрения оценки риска (проведенной ими самими, конечно же).

Биотеховцы прикрываются наукой, причем во многих случаях лже-наукой, передергивая очевидные факты (например, отрицая возможность перекрестного опыления или скрещивания рыб и при этом передачи измененных генов). Индустрия очень любит обвинять оппонентов в неточности и передергивании, скромно умалчивая о подвигах в области ловкости рук собственных лабораторий.

Попытка перевести спор в научную плоскость – любимый прием индустрии, при этом достойны доверия почему-то оказываются только “их” ученые. На самом деле, “их” ученые имеют весьма своеобразный послужной список.

В этом так называемом научном обществе учеными считаются те, кто имеет про-биотеховское мнение. Те, кто хотя бы заикнулся о предосторожности, автоматически перестают быть учеными.

Выход этих так называемых научных работ и дискуссий далеко не научный, а весьма торговый и коммерческий. “Коммерциализация и коррупция науки сегодня представляет самую большую угрозу человечеству”, - говорит доктор Мэй Ван Хо, одна из ученых - видных оппонентов ГИ-индустрии.

В СНГ научных оппонетов пока очень мало, и биотеховцы чувствуют себя практически безнаказанно.

А мы переждем?

Биотехнологическая индустрия сумела подстраховаться и обеспечить для себя лазейку. Недаром индустрия через “своих” делегатов активно лоббировала выведение из-под действия Протокола генноинженерных фармацевтических препаратов для человека. “Зеленые” неоднократно подчеркивали, что эти препараты могут нанести столько же, если не больше, вреда окружающей среде и здоровью человека. Тем не менее, генноинженерные фармацевтические препараты не были включены в сферу действия Протокола. По формулировке Протокола, эту часть ГМО должны регулировать другие международные соглашения.

Известно, что многие биотехнологические компании (Novartis, например) имеют крупные фармацевтические подразделения, и в кризисной ситуации они готовы перевести свои основные капиталы из сельского хозяйства в фармацевтику.


СОГЛАШЕНИЕ ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПРАВА НА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ В СФЕРЕ ТОРГОВЛИ (TRIPS)

TRIPS было предложено Всемирной торговой организацией (ВТО). Согласно ему, правительства должны гарантировать патентную защиту использования микроорганизмов, биологических процессов с участием микроорганизмов, методов генетической инженерии, ГМ-растений и животных и сортов растений. США и ТНК пытаются навязать идею о том, что сильное право в области интеллектуальной собственности должно иметь место в менее развитых странах, что поможет им привлечь инвестиции корпораций Севера (европейских, американских и японских), а это, в свою очередь, позволит странам третьего мира включиться в набирающий обороты процесс глобализации. TRIPS как раз и задумано для того, чтобы заставить страны мира двигаться именно в этом направлении.

TRIPS базируется на Парижской конвенции 1883 года о патентах и торговых марках, Бернской конвенции 1886 года об авторском праве и американском патентном законодательстве. Статья 102 закона о патентах США, определяющая понятие “известных методов”, не признает в качестве таковых технологии и методы, используемые в обычной практике других стран. Концепция “известного метода” базируется на двух необходимых для выдачи патента условиях: патентуемое должно быть новым и не известным ранее и являться изобретением патентователя. “Известные методы” других стран законодательством США систематически игнорируются. Раздел 102 Акта о патентах от 1952 года в качестве “известных методов” признает методы, опубликованные или известные в обычной практике США или опубликованные в других странах. Технологии, используемые в обычной практике других стран, не признаются “известными методами”! С тех пор как патенты стали выдаваться на изобретения, отрицание или непризнание известной практики, существующей за пределами США, позволяет патентовать технологии, уже используемые в других странах. Однажды запатентованные, украденные знания защищаются затем как “интеллектуальная собственность”. Это и есть основа биопиратства, и биопиратство, благодаря использованию TRIPS принципов американского патентного законодательства, уже стало поощряться на глобальном уровне.

Приватизация знания

Оппоненты TRIPS заявляют, что этот документ приведет к приватизации знания, которым уже владеют народы развивающегося Юга. К тому же то, что TRIPS подразумевает патентование живых организмов (растений, животных…) с целью их коммерциализации и монополизации, порождает множество этических и экологических вопросов. До сих пор эти вопросы всерьез никем не рассматриваются, а TRIPS между тем становится одним из оплотов современной торговли и экономики в целом.

Опасность TRIPS заключается в том, что корпорации получат больше выгод, чем те народы, у которых они позаимствовали знания. Юг скорее всего не сможет покупать дорогие биотехнологические продукты этих корпораций, полученные с использованием их собственных методов. Ни одному правительству не следовало бы поддерживать приватизацию знания, уже используемого обществом. Кроме того, коммерциализация и монополизация живого материала базируется на неустойчивой с этической и экологической точек зрения основе.

“Создается ощущение, что западные державы до сих пор движимы колонизаторским стремлением захватывать, завоевывать, присваивать и завладевать всем – любыми обществами, любой культурой. Современные колонии расширились и проникли внутрь генетических кодов живых форм, от микробов и растений до животных и людей” (Вандана Шива).

США упорно продвигают данное соглашение, несмотря на то, что оно является грубым вмешательством в дела других стран, заставляя их вносить изменения в свои законы об интеллектуальной собственности. Оно также грубо противоречит другим международным конвенциям, которые защищают окружающую среду и авторские права.

Пользуясь TRIPS, США задержали выплату 260 миллионов долларов прибыли по торговым сделкам Аргентине до тех пор, пока ее национальное законодательство об использовании интеллектуальной собственности не было изменено в соответствии с американскими требованиями; подали жалобу в ВТО на патентные законодательства Индии и Пакистана в сфере фармакологии и химических продуктов для сельского хозяйства; пригрозили приостановить 130 совместных научных проектов. Следующими в “черном списке” могут оказаться Дания, Эфиопия, Панама и Парагвай.

Миф о передаче технологий

TRIPS усиленно рекламируется ТНК как средство “передачи технологий”, то есть он якобы дает возможность Югу получить посредством инвестиций с Севера жизненно важные для экономического развития технологии. В то время как на самом деле горстка ТНК уже контролирует большинство запатентованных технологий, передача которых, как правило, совершается сейчас путем слияния или покупки компаний, а не путем лицензирования. В этом контексте законодательство об интеллектуальной собственности стимулирует скорее не передачу технологий Севера развивающемуся Югу, а создание более мощных империй ТНК.

Мнение, что сильное законодательство об интеллектуальной собственности является необходимым условием для внедрения технологических инноваций в развивающихся странах, выглядит также довольно сомнительным. Множество инноваций, включая ряд последних достижений биотехнологии, внедряются при отсутствии такого законодательства. Опыт показывает, что стимулом для научно-исследовательской деятельности и экономического развития является скорее продуманная политика национальных правительств, например, выделяемые ученым средства, налоговые льготы и другие фискальные меры.

Точка зрения ТНК и правительств индустриально развитых стран, что сильные законы об интеллектуальной собственности создают благоприятный климат для прямых иностранных инвестиций, также может быть оспорена на основании статистических данных, показывающих отсутствие зависимости таких инвестиций от строгости патентного законодательства. Инвесторы в большей степени руководствуются краткосрочными экономическими показателями (такими как биржевой курс) чем долгосрочной политикой правительств.

Дорога к Сиэтлу: пересмотр TRIPS

С целью привести TRIPS в соответствие с долгосрочными документами об охране окружающей среды, такими, как Конвенция ООН по биоразнообразию, и сделать его в большей степени отвечающим целям развития, Индия внесла предложение о пересмотре соглашения на сессии ВТО в Сиэтле. Индия, в частности, пала жертвой биопиратства и нерегулируемых биологических изысканий. При поддержке других развивающихся стран, таких как Бразилия, Коста-Рика, Египет, Гондурас, Индонезия, Пакистан и Филиппины, Индия призвала к пересмотру статьи 27.3 (b) соглашения. Статья 27.3 (b) призвана установить правила, которые позволяют участникам соглашения вывести растения и животных, за исключением микроорганизмов и биологических процессов для производства растений и животных, из сферы патентования. Она также требует дополнительной защиты для мест происхождения биологических видов, что позволяет избежать патентования таких товаров, как рис “басмати!”, определенные сорта чая, некоторые виды тканей, продукты кустарных промыслов – то есть главные статьи экспорта развивающихся стран. Предлагается в дальнейшем осуществлять передачу таких технологий только на разрешительной основе. Позиция Индии заключается в том, что TRIPS – это не документ, призванный гармонизировать законы или регулировать конкурентные взаимоотношения, а документ, устанавливающий минимальные стандарты законодательства об интеллектуальной собственности. Чтобы соглашение не вступало в противоречие с Конвенцией по биоразнообразию, Индия призвала внести поправку, требующую ясного указания на биологическое происхождение материала и страну его произрастания или обитания при подаче заявок на патенты в соответствии со статьей 29. Это приведет к тому, что такие заявки будут открыты для коммерческого контроля сразу после подачи, и позволит странам, имеющим к заявителю какие-либо претензии, заявить о них вовремя.

Африканские страны-члены ВТО призывают сделать TRIPS инструментом, обеспечивающим непрерывность традиционной практики ведения сельского хозяйства, включая право фермеров сохранять и менять семенной материал и продавать полученный урожай, и защищающим продовольственную безопасность государств (статья 31). Африканская группа присоединилась к другим развивающимся странам, считающим, что TRIPS должен соответствовать Конвенции по биоразнообразию и другим международным соглашениям. Конвенция по биоразнообразию призвана защищать разнообразие видов, содействовать их устойчивому использованию и гарантировать равную долю прибыли как распространителям, так и пользователям биотехнологий. К сожалению, Конвенция по биоразнообразию, дающая государствам неограниченное право распоряжаться биологическими ресурсами, немногим лучше, чем TRIPS, позволяющий получать патенты на эти ресурсы частным корпорациям.

Английские аббревиатуры, упомянутые в книге:

ASA - Британское агентство по рекламным стандартам

BSE - бешенство коров

BST/rBGH - генетически модифицированный бычий гормон роста

CJD - болезнь Крейцфильда Якоба

EMS - синдром эозинофильной миалгии

EPA - Управление по охране окружающей среды США

FDA - Управление питания и лекарственных препаратов США

IGF-1 - название одного из биоактивных гормонов

MCPA - пестицид фирмы Novartis

NSDA - Национальная ассоциация безалкогольных напитков

PR - связи с общественностью

rBGH/BST - генетически модифицированный бычий гормон роста

TRIPS - Соглашение об использовании права на интеллектуальную собственность в сфере торговли

Перечень некоторых известных в СНГ фирм, продукция которых может содержать ГМО:

Coca-Cola

Danone

Heinz

Hipp

MacDonalds

Nestle

Pepsi

Procter&Gamble

Stimorol

Uniliever

Wrigley’s

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya17:05:21 01 сентября 2019
.
.17:05:20 01 сентября 2019
.
.17:05:19 01 сентября 2019
.
.17:05:19 01 сентября 2019
.
.17:05:18 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Вчем проблема генной инженерии

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(265791)
Комментарии (3595)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru