Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Проблемы и перспективы

Название: Проблемы и перспективы
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 08:12:38 22 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 255 Комментариев: 11 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

РОССИЯ И АРМЕНИЯ

В МИРОВОЙ И РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Аналитический доклад

Москва - 2010

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.. 5

Раздел 1. СОТРУДНИЧЕСТВО В ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ВОЕННОЙ СФЕРЕ.. 8

Двигаться вперед, опираясь на достигнутое. 8

Армения как часть Кавказского региона во внешней политике западных стран. 13

Карабахская проблема в региональном контексте: «плюсы» и «минусы» статус-кво. 17

Раздел 2. РОССИЙСКО-АРМЯНСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ 21

Трудный путь к новому формату экономических отношений. 21

Преодолевая кризис: новые возможности и факторы риска. 30

Раздел 3. СОТРУДНИЧЕСТВО В ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЕ.. 33

От стагнации – к положительной динамике. 34

О русском языке в Республике Армения. 36

Западный опыт и российский ответ. 38

Раздел 4. АРМЯНСКАЯ ДИАСПОРА В РОССИИ – СВЯЗУЮЩЕЕ ЗВЕНО МЕЖДУ ГОСУДАРСТВАМИ.. 44

Роль и место диаспоры в России и мире. 44

Фактор диаспоры в укреплении двусторонних отношений. 48

Раздел 5. ПЕРСПЕКТИВНЫЕ СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ.. 50

Оптимистичный сценарий. 51

Инерционный сценарий. 54

Пессемистичный сценарий. 55

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 56


Авторы:

Арешев Андрей Григорьевич – заместитель Генерального директора Фонда стратегической культуры

Абрамян Эдуард Александрович – к.и.н., лидер Национального Неконсервативного движения Армении.

Крылов Александр Борисович – д.и.н., в.н.с. ИМЭМО РАН

Мелик-Шахназарян Левон Грантович – политолог (Ереван)

Навоян Юрий Людвигович – президент организации «Русско-армянское содружество»

Аннотация

В аналитическом докладе «Армения и Россия в мировой и региональной политике: проблемы и перспективы», подготовленном авторским коллективом из Москвы и Еревана, оценивается динамично развивающаяся ситуация в регионе Южного Кавказа в региональном и глобальном контексте. Углубление российско-армянского сотрудничества играет важную стабилизирующую роль на Кавказе, имеет позитивное значение для находящейся в процессе становления системы региональной и глобальной безопасности. Обобщенное рассмотрение основных этапов российско-армянских отношений зачастую создает впечатление практически полного взаимопонимания, в то время как при более глубоком и всестороннем их изучении возникают вопросы политико-экономического, военно-технического, социально-культурного характера, оказывавшие на разных этапах существенное влияние на двусторонние взаимосвязи. В докладе рассматриваются как достижения, так и проблемные моменты отношений Российской Федерации и Республики Армения в военно-политической, экономической и гуманитарной сферах. Предлагаются пути совершенствования двусторонних взаимосвязей на различных уровнях, представлены основные прогнозные сценарии их развития, высказываются некоторые рекомендации, направленные на придание различным формам двустороннего сотрудничества большей динамики

Доклад адресован представителям научного и экспертного сообщества, органов государственной власти Российской Федерации и Республики Армения, а также широкому кругу лиц, интересующихся вопросами мировой и региональной политики, а также роли и месту в них России и Армении.

ВВЕДЕНИЕ

Современная система международных отношений характеризуется нестабильностью и серьезным конфликтогенным потенциалом. Геополитические противоречия в кавказском регионе чреваты серьезными вызовами. Динамика событий, происходящих на Южном Кавказе, оказывает влияние на интересы обеспечения национальной безопасности России, воздействуя на ее политику на постсоветском пространстве, корректируя характер взаимоотношений со странами ближне- и средневосточного региона.

Российско-армянские отношения развиваются и трансформируются в условиях продолжающегося геополитического передела мира. Изменения, происходящие в мировой политике, в настоящее время по своим возможным последствиям представляются не менее важными, нежели события двух мировых войн XX века. Постепенное формирование общеевропейской системы безопасности, существенным компонентом которой является углубление эффективного взаимодействия России с государствами Южного Кавказа, положительно скажется на мире и стабильности в Черноморско-Каспийском регионе. В условиях неутихающей борьбы за глобальный передел мира (и за контроль над энергоресурсами и путями их транспортировки как часть этого передела), сопровождаемого попытками и некоторых игроков переформатировать карту региона, роста рисков внешних угроз и внутренней нестабильности, роль Кавказа и, в частности, Армении, существенно возрастает. Армения является государством, оказывающим серьезное влияние на геополитическую ориентацию всего южно-кавказского региона.

Геополитические факторы оказывают все более серьезное воздействие на реализацию транзитных преимуществ стран бывшего СССР. С появлением на месте бывшего российско-советского Закавказья новых независимых государств США и НАТО стремятся получить удобный плацдарм на границах России и Ирана, а также обеспечить доступ к энергетическим ресурсам Каспия, на которые приходится около 10% мировых запасов нефти и газа. Для США и ЕС Южный Кавказ представляет интерес не только как поставщик энергоносителей, но и в качестве транзитного региона, который позволит обеспечить поступление на мировые рынки значительных объемов энергоресурсов из Центральной Азии в обход России и Ирана.

Сокращение военного и экономического присутствия РФ в 1990-х гг., сопровождавшееся активным проникновением в Кавказский регион внешних сил, могли изменить сложившийся баланс различных политических сил в неблагоприятном для России направлении. Очевидно, что в случае дальнейшего ослабления российских позиций в регионе опасность дестабилизации ситуации на всем Кавказе возрастает. По признанию некоторых американских политиков, их страна прошла путь от полного незнания Кавказа до прямой вовлеченности в его проблемы. В стратегическом плане аналитики США до сих пор не считают нужным разделять регион по Большому Кавказскому хребту, полагая, что с точки зрения всеобщей и региональной безопасности невозможно отделить Северный Кавказ от Южного. Таким образом, возрастающая вовлеченность США в дела Кавказа непосредственно затрагивает вопросы внутренней политики России.

Армения и Кавказский регион (включающий как государства, образовавшиеся на территории бывшего советского Закавказья, так и Северный Кавказ) традиционно находятся в центре внимания держав, позиционирующих себя в качестве глобальных и региональных игроков. Среди основных трендов предшествующего периода, которые еще долго не потеряют своей актуальности, можно выделить следующие:

- мировой экономический кризис, оказывающий системное воздействие на мировые и региональные общественно-политические и экономические процессы;

- усиление напряженности вокруг Нагорного Карабаха на фоне предпринимавшихся с подачи США шагов по нормализации армяно-турецких отношений[1] ;

- динамика развития события вокруг Ирана, включающая не только элементы усиления общей напряженности и воинственную риторику, но и возможные элементы американо-иранского диалога относительно процессов на Южном Кавказе в будущем;

- серьезное повышение внимания со стороны Турции и Ирана к происходящему у их, соответственно, восточных и северных границ;

- восстановление военного потенциала Грузии (в том числе и с использованием возможностей третьих стран), происходящее под аккомпанемент риторики о «перезагрузке» российско-американских отношений;

- обсуждение различных вариантов территориальных перекроек в кавказском регионе;

- новые информационные вызовы для российской политики на Кавказе.

Республика Армения является традиционным партнером и союзником России, прежде всего – в военно-политической и военно-технологической сфере. На протяжении последних 15 лет Армения выступает в качестве стабилизирующего и сдерживающего фактора во взаимоотношениях стран региона и их непосредственных соседей. Усиление позиций России на Кавказе наиболее выгодно ее стратегическому союзнику – Армении. Не менее важно, что это усиление носит комплексный и общерегиональный характер (включая и продление аренды на достаточно серьезных условиях военно-морской базы в Севастополе), способствуя позитивным трансформациям формирующейся системы региональной безопасности. Активное участие в крупных инфраструктурных проектах, расширение возможностей России в энергетической сфере во многом связаны с ее способностью укрепить позиции (включая и обеспечение надежной коммуникационной связи), прежде всего, на Кавказе, на Ближнем и Среднем Востоке и в Центральной Азии, используя для этого весь спектр имеющихся средств и возможностей.

Аналитический доклад «Россия и Армения в мировой и региональной политике: проблемы и перспективы», подготовленный группой российских и армянских авторов, призван комплексно рассмотреть различные аспекты двусторонних взаимоотношений в меняющемся мире, выявить как достижения, так и проблемные моменты, определить вероятные прогнозные сценарии, а также сформулировать ряд рекомендаций, направленных на придание российско-армянским взаимосвязям дополнительной позитивной динамики.

Раздел 1.
СОТРУДНИЧЕСТВО В ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ВОЕННОЙ СФЕРЕ

Перспективы развития российско-армянского сотрудничества в политической сфере и в вопросах, связанных с обеспечением безопасности, его конкретные формы и механизмы существенным образом связаны с общей военно-политической ситуацией, наличием серьезных внешних вызовов и угроз. Россия и Армения, помимо сложных экономических взаимоотношений, связаны между собой договорами и обязательствами, фиксирующими их стремление в сфере обороны и безопасности, установления мира и стабильности на всем Кавказе. Представляется, что важнее этих целей на сегодняшний день ни у Армении, ни у России ничего нет. Оба государства выступают за мирное урегулирование региональных проблем, будучи обеспокоенными угрозами дестабилизации обстановки вследствие возможного обострения имеющихся конфликтов. Попытки решать имеющиеся проблемы военными средствами способны нанести существенный ущерб не только региональной безопасности, но и системе международных отношений в целом, что наглядно показали события августа 2008 года вокруг Южной Осетии. Несмотря на важность экономических инструментов, без четких механизмов в сфере обороны и безопасности динамика происходящего в регионе чревата серьезными рисками и угрозами. Именно это предопределяет высокую степень двустороннего военно-политического взаимодействия.

Двигаться вперед, опираясь на достигнутое

Фактор союзнических отношений между Россией и Арменией имеет принципиально важное значение для Еревана и Москвы. Россия стремится сохранить свое политическое, экономическое и военное присутствие на Южном Кавказе, для нее Армения - одно из важнейших звеньев безопасности и ценный региональный союзник. Для находящейся в недружественном окружении Армении Россия продолжает оставаться главным гарантом национальной безопасности.

Изначально новая армянская элита состояла во многом из диссидентов и выходцев из боровшейся за независимость националистической среды. Несмотря на это, в первые годы после распада СССР отношения между двумя государствами постепенно приобретают особый характер. Даже в чрезвычайно сложной для республики ситуации ее руководство принимало решения, стратегически ориентированные на историческую перспективу.

В августе 1992 года в Москве были подписаны первые армяно-российские документы: Договор о статусе российских войск в Армении и Соглашение о политических консультациях. В последующие годы тесные российско-армянские отношения сыграли определяющую роль для всего Южного Кавказа. В наиболее сложные для России 1990-е годы в значительной степени благодаря тесным взаимосвязям между Москвой и Ереваном удалось не допустить полного включения Южного Кавказа в систему безопасности под эгидой НАТО. В итоге Россия не была вытеснена с Кавказа, а затем, по мере укрепления своей государственности, стала усиливать своё присутствие в этом важнейшем с точки зрения интересов ее национальной безопасности регионе. В соответствии с Военной доктриной Российской Федерации, стремление наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора (НАТО) глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приблизить военную инфраструктуру стран – членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем расширения блока, отнесен к числу основных внешних военных опасностей[2] .

Российско-армянские отношения строятся на прочном правовом фундаменте. В 1995 г. в районе города Гюмри в соответствии с межгосударственными договорами была развернута 102-я российская военная база, которая несет боевое дежурство в рамках Объединенной системы ПВО СНГ. База подчинена Группе российских войск в Закавказье Северо-Кавказского военного округа РФ. Помимо мотострелковых, танковых и артиллерийских подразделений в состав базы включены авиагруппа из 18 истребителей МиГ-29 и батарея зенитно-ракетных систем С-300В (четыре пусковые установки). Численность личного состава базы составляет около пяти тысяч человек. Кроме того, российские военные принимают участие в подготовке военных кадров для национальной армии Армении. В сентябре 2003 г. парламент республики ратифицировал армяно-российское соглашение, регулирующее вопросы совместного использования военных объектов и дополняющее соглашение между Арменией и Россией «О вопросах совместного планирования применения войск в целях совместной безопасности». Арендная плата за пребывание российской военной базы на территории республики Армения не взимается, кроме того, компенсируется 30% затрат объектов базы на содержание инфраструктуры энерго- и водоснабжения.

В соответствии с Соглашением об основных принципах военно-технического сотрудничества между государствами - участниками Договора о коллективной безопасности от 15 мая 1992 г. (и последующими дополнениями) льготные условия поставок продукции военного назначения распространяются на национальные вооруженные силы государств-членов ОДКБ и на иные войска, воинские формирования, правоохранительные органы и специальные службы. Под льготными условиями подразумеваются поставки по ценам, предназначенным для закупок национальными вооруженными формированиями для собственных нужд[3] . Важным этапом развития стратегического партнерства между Россией и Арменией стала договоренность о создании в рамках ОДКБ объединенной системы ПВО, достигнутая в феврале 2009 г.

По итогам состоявшегося в августе 2010 года официального визита в Армению Президента Российской Федерации Д.А. Медведева был подписан протокол о продлении сроков пребывания российской военной базе в Гюмри до 49 лет, а также заключен меморандум о взаимопонимании между Федеральной службой по военно-техническому сотрудничеству РФ и Минобороны Армении. Согласно новой редакции Договора о российской военной базе на территории Республики Армения, «российская военная база в период ее пребывания на территории Республики Армения кроме осуществления функций по защите интересов Российской Федерации обеспечивает совместно с Вооруженными Силами Республики Армения безопасность Республики Армения. Для достижения указанных целей Российская Сторона осуществляет содействие в обеспечении Республики Армения современным и совместимым вооружением, военной (специальной) техникой»[4] . Президентом Армении С. Саргсян уточнил, что «раньше функционирование базы ограничивалось внешними границами бывшего СССР, а теперь это ограничение извлечено из текста соглашения»[5] .

Все это мало согласуется с высказываниями о том, что российско-армянское сотрудничество носит якобы инерционный характер, будучи связанным исключительно с желанием Москвы сохранять остаточное влияние в регионе. Возможно, идея о диверсификации форм военного присутствия российской армии на территории Республики Армения в направлении придания им большей мобильности, модернизации имеющейся ремонтной базы (параллельно с оптимизацией расходов и снижением зависимости от грузинского или турецкого транзита) и при учете стабилизирующего фактора подобного присутствия, заслуживала бы дополнительного рассмотрения.

В настоящее время нерешенным остается ряд проблем, связанных с юридической проработкой «технических» вопросов военного сотрудничества. Представляется, что замалчивание проблемных вопросов не позволяет в ряде случаев сторонам быть до конца откровенными друг с другом, что не может не влиять на динамику и перспективы двухсторонних отношений. Будучи вырванными из общего контекста, некоторые темы становятся удобным поводом для политических спекуляций в угоду определенным внутриполитическим группам, а чаще – в интересах международных акторов, не заинтересованных в усилении российско-армянского взаимодействия[6] . Общий смысл возникающих порой недопониманий можно сформулировать следующим образом: существует ли тот предел, за которым развитие и углубление армяно-российского стратегического партнерства вступает в противоречие с объективно и субъективно понимаемыми национальными интересами наших государств. И если существует – насколько реально достижение этого предела?

Некоторые наблюдатели полагают, что в свое время громкие декларации о стратегическом партнерстве не были подкреплены механизмом согласования политических интересов. Ситуация начала коренным образом меняться с налаживанием регулярного политического диалога лидеров двух стран, который принял системный характер. В центре внимания президентов, глав внешнеполитических ведомств, представителей экспертного сообщества России и Армении неизменно оказываются как вопросы двусторонних межгосударственных отношений, так и широкий спектр региональных проблем.

Практика международных отношений показывает, что разногласия, и порой достаточно острые, возникают даже между такими стратегическими союзниками, как США и Израиль, и эти разногласия являются следствием целого ряда как объективных, так и субъективных факторов. Применительно к российско-армянским отношениям, узловыми и потенциально конфликтогенными факторами, существенно влияющими на среднесрочную и долгосрочную перспективу, является динамика кавказской политики США (органичной частью которых является гипотетическая нормализация армяно-турецких отношений и нарастающий прессинг в отношении Ирана) и неопределенность вокруг Нагорного Карабаха.

Армения как часть Кавказского региона во внешней политике западных стран

В списке американских внешнеполитических приоритетов Кавказу уделяется существенное внимание, а его коренное переустройство непосредственно связано с амбициозными планами и проектами, условно объединяемыми термином «Большой Ближний Восток». Амбициозные цели и задачи НАТО, все более позиционирующего себя в качестве глобального альянса, де-факто корректируют значение и формат альтернативных проектов в сфере безопасности, в том числе и на пространстве СНГ.

После распада СССР главной задачей США и их союзников по НАТО стала интеграция трех республик с евроатлантическим сообществом и, таким образом, полное прекращение сохраняющихся рудиментов «российской монополии» на Кавказе. При этом вступление государств бывшего советского Закавказья в состав Европейского Союза если и рассматривалось, то исключительно в рамках «подготовительного этапа» на пути к полномасштабной интеграции в военно-политические структуры Североатлантического Альянса.

По мнению чиновников администрации Дж. Буша, наилучшим вариантом считалось одновременное вступление в НАТО Азербайджана, Армении и Грузии. Политический стиль его преемника характеризуется широковещательными обещаниями перемен, порождающими радужные надежды, вслед за которыми следуют достаточно скромные реальные дела, мало что меняющие в сути американской внешней политики, формирующейся на основе известного двухпартийного консенсуса. По мнению ряда американских политиков и экспертов, решение имеющихся проблем Южного Кавказа при посредничестве Российской Федерации невозможно в принципе, так как она все еще якобы «больна авторитаризмом и имперскими амбициями». Подобная позиция диктуется не заботой о «демократии», а негативным отношением некоторых западных партнеров к нежелательному с их точки зрения усилению России.

Внешняя политика современной Армении учитывает сложное геополитическое положение небольшой страны, оказавшейся после распада СССР в эпицентре многих противоречий. Она основана на принципе комплементаризма, то есть стремлении уравновешивать свои международные связи, строить их на основе взаимодополнительности, на обеспечении «равновесия» между различными военно-политическими блоками, чьи интересы непосредственно касаются кавказского региона. Наиболее эффективно эта модель работала в первые годы независимости, постепенно получив после окончания вооруженной фазы карабахского конфликта в 1994 году доктринальное оформление.

В настоящее время у Еревана имеется ряд партнерских программ с НАТО, включая участие американских и британских экспертов в процессе трансформации первой в истории армянской государственности «Стратегии национальной безопасности»[7] . Основные структурообразующие компоненты национальной безопасности Республики Армения ориентированы на Россию и систему коллективной безопасности, центральным звеном которой является Россия. В то же время, иные компоненты имеют евроатлантическую направленность, определяя политику вовлеченности страны в процессы формирования новой архитектуры европейской безопасности, которые, как известно, имеют непростой и крайне противоречивый характер. На сегодняшний момент официальный Ереван обязан не отставать, а идти, насколько это возможно, в унисон с динамикой развивающегося военно-политического сотрудничества между Россией, НАТО и США, постоянно анализируя этот развивающийся в динамике, не свободный от проблем, противоречий и недопониманий процесс. Особо чувствительным вопросом для внешней политики Республики Армения продолжает оставаться вопрос о нормализации отношений с соседней Турцией. Вероятность ратификации протоколов о нормализации двусторонних отношений турецким парламентом с последующим открытием границы с Арменией является на сегодня практически нулевой, несмотря на то, что процесс этот довольно плотно патронируется США[8] .

Некоторые представители политического класса Армении рассматривают сотрудничество с НАТО как способ преодоления коммуникационной и институциональной блокады, не имея, однако, четких представлений о том, каким образом эта проблема будет решаться на практике. Предположение о возможной в будущем форсированной евроалтантической интеграции Армении как процессе, противоположном по сути российско-армянскому сотрудничеству обретет реальную основу только в случае трансформации преимущественно экономических интересов России в Азербайджане и Турции в кардинально иные внешнеполитические приоритеты, включая радикальный пересмотр позиций относительно путей урегулирования карабахского конфликта. Вероятность подобных трансформаций представляется в настоящее время крайне незначительной. Любые изменения в этом направлении (несмотря на кажущиеся заманчивыми дивиденды сотрудничества в отдельных отраслях, которые на поверку могут обернуться сугубо тактическими преимуществами) имели бы крайне неблагоприятные последствия не только для стабильности на Южном Кавказе, но и для сохранения российского влияния в этом регионе.

В случае включения образующих государств Южного Кавказа в создаваемую сейчас систему безопасности НАТО, военное присутствие России в Армении будет приостановлено, Ереван и Баку начнут проводить по отношению к Российской Федерации схожую с Тбилиси политику. Нельзя исключить, что ради достижения этой цели в Азербайджане и Армении будет создана ситуация «управляемого хаоса» и приведены к власти такие же режимы, как в Тбилиси[9] .

Отказ официального Еревана свернуть военно-политическое партнерство с Россией (равно как и реализация масштабных коммуникационных проектов с Ираном) не может не вызывать реакции со стороны других игроков, включающей и элементы откровенного прессинга. Следует признать, что США и другие западные страны (среди которых следует особо выделить Великобританию) работают с общественными мнением государств постсоветского пространства достаточно тонко и умело, чему существует немало конкретных примеров. Это касается и образовательных программ, и вопросов подготовки кадров, исключительно важных для любой страны, и пропаганды «евроатлантических ценностей» и навязывания специфических моделей так называемых «либеральных реформ», которые делают страну в гораздо большей степени подверженной внешним влияниям (в частности, посредством наращивания разнообразных долгов). Умело используются отдельные промахи и недостатки, допущенные как Ереваном, так и Москвой при подготовке и оформлении отдельных сделок. Порой проблемы создаются буквально на пустом месте - впрочем, Армения здесь также не является исключением. Не стоит забывать, что противодействие интеграционным процессам на постсоветском пространстве носит комплексный и системный характер, и преодоление негативных тенденций вовсе не является простой задачей, решаемой в обозримой перспективе.

Очевидно, что в своей политике на Южном Кавказе Россия куда более сдержанна в своих обещаниях и лучше соизмеряет свои возможности с реальной региональной обстановкой. Впрочем, подобная сдержанность не может исключать активных действий в случае обострения существующих региональных конфликтов, что продемонстрировали, в частности, августовские события 2008 года вокруг Южной Осетии. Общая с кавказскими народами история на протяжении последних нескольких столетий и принадлежность к единому цивилизационному пространству создает необходимые предпосылки для ее эффективного участия в решении долгосрочных региональных проблем.

Карабахская проблема в региональном контексте: «плюсы» и «минусы» статус-кво

Становление новых независимых государств происходило на Кавказе в особенно драматичных формах и регион до сих пор сохраняет высокий потенциал конфликтности. На рубеже 1980 - 1990-х годов существовавшие в регионе межэтнические противоречия, не сдерживаемые больше союзным центром, вылились в крупномасштабные войны. В результате на Южном Кавказе появились три признанные мировым сообществом республики (Азербайджан, Армения и Грузия). Наряду с ними в регионе существует непризнанная до сих пор Нагорно-Карабахская республика, а также Абхазия и Южная Осетия, получившие в августе 2008 года признание со стороны Российской Федерации.

События вокруг Южной Осетии не привели к коренному пересмотру политики Москвы по отношению к карабахской проблеме. Российское руководство продолжило прежнюю политику поддержания союзнических отношений с Арменией и тесных двусторонних отношений с Азербайджаном. Такой курс не всегда вызывает понимание в Армении. Однако в Ереване вряд ли могут всерьез рассчитывать, что Россия (как и США, Турция или ЕС) однозначно поддержит Армению и продиктуют решение карабахской проблемы исключительно в ее пользу. Аналогичным образом на подобное развитие событий не может рассчитывать и Баку.

В 2010 г. сопредседатели Минской группы продолжили обсуждение с властями Азербайджана и Армении нового отредактированного варианта Мадридских принципов. Этот документ содержит базовые подходы по решению карабахской проблемы. В нем предусматривается передача Азербайджану территорий, подконтрольных Нагорному Карабаху, наделение Нагорного Карабаха промежуточным статусом, обеспечение гарантий безопасности и самоуправления, сохранение коридора между Арменией и Нагорным Карабахом, определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязательного волеизъявления, обеспечение права всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания и, наконец, международные гарантии безопасности и проведение операции по поддержанию мира.

Реализация предлагаемого Мадридскими принципами варианта компромисса представляется весьма сложной, так как ни общество, ни политическая элита в Азербайджане и Армении к предлагаемым «взаимным уступкам» совершенно не готовы, ожидая не соглашения, а капитуляции противоположной стороны. Между ними нет даже минимального уровня доверия, а без этого достижение компромисса представляется невозможным. Поэтому ключевым фактором становится внешнее давление на власти обоих государств, пункт о международных гарантиях безопасности и о проведении так называемой «операции по поддержанию мира». При этом совершенно очевидно, что размещение воинских контингентов в зоне карабахского конфликта резко ограничит суверенитет Азербайджана и Армении. После этого решение проблем региона будет вырабатываться и проводиться в жизнь не сторонами конфликта, а другими государствами, что собственно, и происходит на Балканах, Ираке, Афганистане и других конфликтных регионах.

Позиция США по отношению к карабахской проблеме определяется несколькими обстоятельствами. Первое - наличие многочисленной и политически активной армянской общины в США. В ее поддержке заинтересованы все кандидаты на федеральном и местном уровне. Второе - заинтересованностью в наращивании своего политического, экономического и военного присутствия на Южном Кавказе. Третье – особой ценностью Турции как регионального союзника США. Необходимо также отметить, что периодическая активизация со стороны Запада вопросов, связанных с карабахским урегулированием, также имеет цель вытеснить Россию из политической орбиты Армении. Очевидно, что эти базовые факторы оказывают разнонаправленное влияние на политику администрации США независимо от того, какая партия победила на президентских выборах и кто в данный момент возглавляет Белый дом.

В наступившем десятилетии речь идет о том, сумеют ли Азербайджан и Армения сохраниться в качестве независимых субъектов международных отношений или их суверенитет будет сильно ограничен. Причем, очень возможно, что без какого-либо выигрыша в виде решения карабахской проблемы, улучшения социально-экономической ситуации, демократизации общества и т.п. В этой ситуации интересы Азербайджана и Армении могут совпадать, ведь обе страны в одинаковой степени заинтересованы в том, чтобы не превратиться в игрушку в руках внешних сил, в сохранении собственной независимости и суверенитета.

Самым действенным путем решения карабахской проблемы был бы серьезный и систематический диалог между Азербайджаном и Арменией с целью поиска взаимоприемлемого компромисса. Такой компромисс потребует взаимных уступок, долгой и упорной работы по улучшению социально-экономической ситуации и по изменению общественных настроений. Только это позволит подготовить стороны (элиту и население) к компромиссу, создаст атмосферу взаимной терпимости и доверия. И, конечно, необходимо желание сторон выработать взаимоприемлемый и взаимовыгодный компромисс на основе понимания их общих интересов. А такие интересы есть, они имеют объективный характер, ведь Баку и Ереван в равной мере заинтересованы в том, чтобы Азербайджан и Армения сохранились в качестве независимых государств, сумев адекватно ответить на вызовы, создаваемые как возрастающими сложностями геополитического характера, так и глобальными экономическими трендами.

* * *

Тенденции, наблюдаемые в процессе становления новой системы международных отношений, свидетельствуют о том, что военное сотрудничество продолжает оставаться важным инструментом обеспечения безопасности государств. Краеугольным камнем для стабильности и безопасности на Южном Кавказе является развитие добрососедских отношений государств данного региона с Россией. Россия и Армения продолжают развивать многосторонние и двусторонние связи в рамках СНГ, Организации Договора о коллективной безопасности и в Евразийском экономическом сообществе (в этой организации РА имеет статус наблюдателя). Резкая критика со стороны отдельных представителей армянской оппозиции нынешнего двустороннего сотрудничества направлена в первую очередь не против России, а против президента и правительства Армении. Таким путем оппозиционеры стремятся получить финансовую поддержку Запада и убедить местное население, что только их приход к власти может обеспечить подлинную независимость и успешное развитие армянского государства.

В отличие от оппозиции, большинство населения Армении склонно связывать свои надежды на гарантированную безопасность и улучшение социально-экономического положения с дальнейшим развитием российско-армянского сотрудничества. Возможно, что на массовом уровне оценка экономического потенциала России даже превосходит ее реальные возможности. Подобные слишком завышенные ожидания сами по себе чреваты опасностью разочарований.

Развивая сотрудничество с другими государствами и военно-политическими блоками, в Армении не могут не учитывать широкого спектра российских интересов, в том числе связанных с усилением влияния третьих сил на региональные процессы. В этой связи важно подчеркнуть регулярный и системный характер выработанных Москвой и Ереваном механизмов координации внешнеполитической деятельности. Механизмы, формы и конкретные методы реализации российских интересов не могут не соответствовать долгосрочным национальным интересам России, направленных на формирование «пояса добрососедства» по периметру российских границ.

В настоящее время в Армении отсутствуют предпосылки для изменения характера сложившихся отношений с Россией. Вместе с тем, необходимо учитывать, что нынешняя пророссийская ориентация Армении не является раз и навсегда заданной и имеется ряд факторов, которые могут привести к уменьшению симпатий к России на массовом уровне и в среде политической элиты. В этих условиях российской дипломатии необходимо уделять особое внимание тому, чтобы отвечающее российским интересам успешное развитие отношений с Азербайджаном и Турцией проходило одновременно с наращиванием связей с Арменией и таким образом не превратилось в фактор, который может осложнить союзные отношения между Россией и Арменией.

Раздел 2.
РОССИЙСКО-АРМЯНСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ

За последние 20 лет двусторонние взаимосвязи в экономической сфере проделали непростой путь. Постепенно складываются более оптимальные формы российско-армянских экономических контактов, способствующих, которые, с одной стороны, способствуют усилению экономических позиций Республики Армения, что весьма важно для сохранения регионального баланса сил, а с другой стороны, способствуют продвижению интересов крупных российских компаний на рынки Ближнего и Среднего Востока.

Трудный путь к новому формату экономических отношений

В Программе эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития Российской Федерации применительно к российско-армянскому сотрудничеству предполагаются следующие направления совместной деятельности:

- углубление вовлеченности Армении в интеграционные и военно-политические структуры с участием России - СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, Таможенный союз;

- содействие использованию опыта и наработок технического, технологического и организационного характера, вытекающих из участия Армении в реализации планов партнерства с ЕС и НАТО;

- учет готовности армянской стороны к углубленному информационному, в том числе доверительному, обмену с Россией, максимальное использование потенциал и каналы получения армянскими партнерами важной западной технической и технологической информации;

- создание российско-армянского центра передачи технологий с постепенным приданием ему многостороннего статуса[10] .

Успешная деятельность по решению преимущественно экономических задач, тесно увязанных с комплексом вопросов военно-политического и гуманитарного характера, подразумевает совершенствование механизмов двустороннего взаимодействия с учетом как специализации Армянской ССР в рамках единого хозяйственного комплекса СССР, так и глубины последующих трансформаций.

К концу 1980-х годов Армянская ССР обладала одним из наиболее высоких весов участия (по совокупности) во внутрисоюзном и международном разделении труда (по отношению к общему объему производства) – 26 % по вывозу и экспорту, 31 % к объему потребления по ввозу и импорту[11] . Не менее красноречивы и данные, касающиеся внешнеторгового оборота.

Торговля республик СССР друг с другом и с остальным миром (данные 1988 г.), %[12]

Республика

Импорт

Экспорт

Между

Республиками

С остальным миром

Между

Республиками

С остальным миром

Армения

81,6

18,4

97,4

2,6

Азербайджан

75,4

24,6

94,1

5,9

Грузия

80,1

19,9

93,2

6,8

РСФСР

50,8

49,2

67,5

32,5

Распад СССР привел к распаду внутрисоюзной системы разделения труда, серьезные позиции в которой занимали химическая промышленность, цветная металлургия Армении, некоторые отрасли машиностроения, энергетика, тесктильно-трикотажное производство, промышленность переработки продуктов сельскохозяйственного производства. Другим характерным трендом данного периода было снижение товарооборота со странами СНГ. Попытки переориентировать экспортные потоки на страны дальнего зарубежья при отсутствии необходимой научно-технической и правовой базы и при активном противодействии зарубежных конкурентов закономерным образом привели к ухудшению их товарной структуры (значительное снижение удельного веса машиностроения, особенно – наукоемких отраслей). В свою очередь, разрыв интеграционных и кооперационных связей с республиками СНГ стал одной из причин сохраняющейся моноэкспортной внешнеэкономической специализации России (доля топлива, сырья и полуфабрикатов составляет более 90% экспорта при отсутствии тенденции к снижению)[13] .

Многие производственные мощности и технологии были за прошедшее время утеряны безвозвратно, и в настоящее время актуальной является задача формирования эффективного российско-армянского экспортного потенциала на базе развития пищевой промышленности, предприятий горно-обогатительной сферы (медь, молибден), производства полимерных материалов, пластмасс, каучука, резины, ряда видов машиностроительной продукции. Для реализации этих задач необходимо выстраивание эффективных производственных цепочек, что будет затруднительно при отсутствии необходимой нормативно-правовой базы, прежде всего – в виде унифицированных таможенных пошлин. В этом контексте подключение, в перспективе, к нему Республики Армения к создаваемому Таможенному Союзу России, Казахстана и Беларуси приобретает дополнительную актуальность. По некоторым данным, речь может идти о создании в Армении особой экономической зоны, где действовали бы особые правила транзита и таможенного досмотра, аналогичные тем, что есть в Калининградской области России. Конечно, настоящее время данный проект представляется малореализуемым: Армения, не имеющая границ с входящими в Таможенный Союз странами, является членом ВТО. Конкретные механизмы внешнеторговой политики призваны реализовывать конкурентные преимущества страны; в случае Армении (как и для других малых экономик) это – преимущественное развитие ряда экспортноориентированных отраслей. При этом надо иметь в виду, что западные демократии нацеливают так называемые «опоздавшие нации» не на будущее и даже не на настоящее состояние собственной государственности, а на состояние, которое они давно уже прошли, что справедливо и применительно к экономической сфере. Обратившись к рекомендациям МВФ о необходимости проведения жесткой монетарной политики в постсоветских странах или же о роли инфляции в их экономиках, можно, по крайней мере, задуматься об эффективности подобных советов, обернувшихся крахом экономик целого ряда стран, далеких от социалистических экспериментов[14] .

Начиная с 1997 года последующие 10 лет в Армении наблюдется экономический рост порядка 10 %, «локомотивами» которого в разные периоды выступаили разные отрасли. Обозначается относительно новый фактор экономического роста: импортозамещение и повышение уровня инвестиций в реальный сектор экономики. Однако развитие страны было отягощено следующими негативными факторами:

- высокая доля крайне монополизированных секторов;

- низкий платежеспособный спрос населения;

- слабая связь рыночной динамики с институциональной и инфраструктурной средой;

- существенные объемы теневого сектора, составляющего, по некоторым оценкам, более половины ВВП;

- слабое использование сравнительных преимуществ страны в ряде отраслей (например, IT-сфера, некоторые перспективные технологии, коммерческая аквакультура, шелководство и др.)

- высокие расходы на оборону.

Развитие и укрепление двусторонних экономических связей имеет значительное позитивное влияние с точки зрения обеспечения политической стабильности в регионе. Хорошим примером являются здесь экономические связи Армении и Ирана, на поступательном развитии которых не сказываются ни конфессиональные различия, ни разница в общественном укладе. Доминируют, как известно, политические подходы: обе страны рассчитывают, что укрепив отношения между собой, они смогут усилить свое влияние на происходящие в кавказско-ближневосточном регионе процессы. Как известно, интенсификация армяно-иранских отношений не соответствует интересам некоторых ближних и дальних кавказских игроков, однако две страны, в целом, успешно воплощают в жизнь намеченные планы. Так, налаживание железнодорожного с Ираном (переговоры о строительстве магистрали Армения – Иран ведутся с участием представителей ОАО «РЖД»)[15] создаст условия для строительства полноценного транспортного коридора из Армении в Россию и далее в Европу. В этом случае проблема транспортной зависимости от Грузии[16] и отсутствия у Армении надежных коммуникаций с внешним миром утратит свою нынешнюю остроту.

Однако для Республики Армения в силу целого комплекса причин успешное экономическое сотрудничество связано прежде всего с российским направлением. Политическое руководство Армении рассматривает успешное развитие армяно-российских отношений в качестве одного из своих основных достижений. Обе страны активно развивают многосторонние и двусторонние связи в рамках СНГ и ЕврАзЭС (в этой организации РА имеет статус наблюдателя). В экономической сфере, несмотря на проблему изолированности Армении от внешнего мира, был достигнут значительный прогресс, в первую очередь в области энергетики и банковских технологий. Руководству Армении и России удалось снять налоговые барьеры во взаимной торговле. Тенденцию стабильного роста объема взаимной торговли подтверждает его показатель за 2007 г. - 822,1 млн. долл., возросший по сравнению с 2006 г. примерно на 2/3. В 2008 г. товарообмен достиг 899,9 млн. долл., показав рост по сравнению с 2007 г. на 9,5%. Российский экспорт составил 695,8 млн. долл. (+ 6,1%), импорт - 204,1 млн. долл. (+ 22,6%). Сальдо торгового баланса в течение 8 лет остается для российской стороны положительным. Однако вопрос о необходимости оптимизации структуры взаимного товарооборота остается открытым.

В настоящее время Россия является крупным торговым партнером Армении: внешняя торговля страны на одну пятую (20%) ориентирована на Россию.

Экспорт и импорт Республики Армения по странам, тыс. долл. США[17]

Страны / группы стран

2006

2007

2008

Экспорт

Импорт

Экспорт

Импорт

Экспорт

Импорт

Всего

985108.2

2191612.6

1152300.8

3267788.0

1057161.4

4426129.3

Страны СНГ

212487.3

696236.4

355344.4

1078699.1

331029.1

1312150.9

Россия

121155.6

304170.8

201542.5

720440.4

208174.9

851172.5

Страны ЕС[18]

473483.9

746020.4

562808.4

1135330.0

572976.6

1359935.8

Иран

29642.9

114399.5

38507.4

141663.0

25056.3

202991.2

США

65055.7

106271.3

51400.3

144995.7

52831.1

218755.4

Начиная с четвертого квартала 2008 года, на торговле России и Армении начал сказываться мировой кризис. В январе-апреле 2009 года товарооборот составил 213,8 млн. долл. и сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 24,6%. Российский экспорт в Армению уменьшился на 18% и составил 182,3 млн. долл., импорт – 31,5 млн. долл. (падение почти наполовину, на 48,7%).

Помимо положительной, в целом, динамики товарооборота, немаловажное значение имеет инвестиционное сотрудничество, которое необходимо рассматривать в общей системе разнообразных форм внешнеэкономических связей (включая сюда также научно-техническую, культурную, гуманитарную и иные формы сотрудничества). Россия уверенно вышла на позиции главного иностранного инвестора в экономику Армении. Накопленный с 1991 г. объем капиталовложений оценивается в сумму, превышающую 1,8 млрд. долл. Основные российские инвестиции, отличающиеся диверсифицированной структурой, направляются в энергетический, банковский, горно-металлургический и строительный сектора, отрасли связи и информационных технологий. В числе крупнейших инвестиционных проектов - строительство с участием ОАО «Газпром» газоэнергетических объектов. В соответствии с достигнутыми в 2006 году договоренностями в последующие три года российский газовый концерн направил на финансирование выполнения газоэнергетических проектов на территории страны около 550 млн. долл. капиталовложений (включая завершение строительства 5-го энергоблока Разданской ТЭС, участие в сооружении газопровода Иран – Армения). В 2009-2011 гг. цены на поставляемый Россией в Армению газ будут доведены до рыночного уровня согласованными темпами.

В конце 2006 - начале 2007 гг. ОАО «Вымпелком» (торговая марка «Билайн») выкупило у греческого коммуникационного холдинга «ОТЕ» и правительства Армении полный пакет акций компании «Арментел». В сентябре 2007 г. ОАО «Мобильные ТелеСистемы» приобрело 80% акций компании - владельца армянского оператора сотовой связи «К-Телеком» (торговая марка «Вива Селл»).

Несмотря на известные ограничения коммуникационного характера, серьезные перспективы имеет и сотрудничество в сфере ядерной энергетики. Наряду с продолжением содействия в обеспечении безопасной эксплуатации Армянской АЭС российская сторона готова участвовать в разведке запасов и добыче урановых руд в Армении, строительстве в стране нового атомного энергоблока. В июле 2008 г. создано совместное предприятие по геологоразведке и добыче урановых руд и других полезных ископаемых на территории республики ЗАО «Армяно-российская горнорудная компания». Не все из намеченных планов были реализованы, главным образом, в силу объективных причин, однако «армянский» опыт, как представляется, будет внимательно анализироваться в странах, задумывающихся о кооперации с Россией в сфере строительства и совместного управления атомными электростанциями. В соответствии с двусторонним соглашением в атомной сфере, подписанным в Ереване в августе 2010 года, правительства РФ и Армении будут сотрудничать в строительстве на армянской территории новых ядерных энергоблоков с водо-водяным ядерным реактором мощностью 1060 МВт, сроком эксплуатации в 60 лет и соответствующими европейским стандартам. По данным Минэнерго Армении, проект может обойтись приблизительно в 5 миллиардов долларов[19] .

В 2004 г. Внешторгбанк (сейчас ОАО «Банк ВТБ») приобрел 70% акций Армсбербанка (с 2006 г. - ЗАО «Банк ВТБ (Армения)»), в июле 2007 г. – оставшиеся 30% акций. Банк финансирует реализацию крупных проектов в ряде отраслей. В 2007 г. ОАО «Газпромбанк» приобрело контрольный пакет акций Арэксимбанка, российская инвестиционная компания «Тройка Диалог» – Армимпэксбанка. В августе 2007 года между АК «Алроса» и правительством Армении было подписано соглашение о сотрудничестве в гранильной и ювелирной отраслях, осуществлении инвестиционных программ.

13 февраля 2008 г. после победы на международном конкурсе ОАО «РЖД» подписало договор о концессионном управлении армянской железной дорогой. На основе концессионного договора с 1 июня 2008 г. начала работу дочерняя компания ОАО «РЖД» по управлению ею – ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога». В настоящее время осуществляется приобретение нового и модернизация действующего подвижного состава, ремонтируются станции, внедряются информационные технологии, рассматриваются модели эффективного использования вагонного парка, планируется проведение работ по восстановлению локомотивных депо в Ереване и Гюмри[20] . Становление ЮКЖД в качестве важного звена транспортного коридора Европа – Кавказ – Азия будет способствовать более эффективному использованию транзитного потенциала Армении, повышению ее экономической и политической конкурентоспособности на региональном и международном уровнях. Нормализация коммуникационных связей в регионе является серьезным резервом расширения внешнеэкономических связей Армении, в том числе с Россией.

Хозяйственные связи двух государств традиционно выступают одним из наиболее значимых факторов социально-экономического прогресса республики. Например, они обеспечивают гарантированное энергоснабжение Армении, пережившей ранее тотальный энергетический кризис, а также определенное повышение занятости населения, значительную долю переводов физическими лицами финансовых средств из-за рубежа в страну. Приход в Армению известных российских корпораций, в числе которых также ОАО «РЖД», компании группы ОАО «АФК «Система», способствует решению ключевой, по определению руководства страны, задачи повышения ее инвестиционной привлекательности. Более того, это позволило достичь настоящего прорыва в ряде отраслей. Так, были радикально понижены цены на услуги мобильной связи, запредельно высокие до прихода в Армению российских операторов. Вместе с тем, по отдельным направлениям продвинуться пока не удалось. Заключенное 17 июля 2002 года соглашение, имеющее общеупотребительное звучание «долг в обмен на акции», было призвано избавить Армению от наиболее обременительной части внешнего долга и превратить Россию из стратегического союзника в инвестора и заметного игрока на экономическом поле республики. Переданные России предприятия пока не удалось подключить к планам модернизации Вооруженных Сил РФ, что делает возможные планы хотя бы частичного восстановления технологических цепочек, существовавших в рамках сектора электронной промышленности, малореализуемыми.

Предприятия, неспособные завоевать своей продукцией внутренний рынок и не пользующиеся поддержкой внешних партнеров, без серьезной модернизации вряд ли способны успешно развиваться даже в случае серьезных финансовых вливаний. Больше шансов на успешное развитие имеют отрасли, способные давать существенный доход при сравнительно небольших капитальных вложениях: черная и цветная металлургия, энергетика, производство стройматериалов, легкая и пищевая промышленность. Вызванное рядом объективных и субъективных факторов недофинансирование реального сектора способствовало стагнации производства, негативно влияло на развитие армянской экономики, одним из существенных факторов роста которой в предкризисные годы стало внешнее финансирование совокупного спроса.

Повышение заинтересованности российского бизнеса к участию в экономических проектах в Армении способствует углублению влияния России и ее участия в экономической жизни Кавказа, что особенно важно в условиях снижения частных и ряда иностранных инвесторов к инвестициям в регион вследствие кризиса и нестабильного внутриполитического положения в ряде государств.

Преодолевая кризис: новые возможности и факторы риска

Сегодня Республика Армения, волей ряда как объективных, так и субъективных факторов, попала в достаточно сложную ситуацию. Например, около половины экспорта Армении составляют цветные металлы (медь, молибден, алюминий). В последние годы ценовая конъюнктура складывалась благоприятно и поступления от экспорта заметно выросли. Но было ясно, что кризис грозит сокращением потребления и обвалом цен, особенно на медь, которая в больших количествах используется в строительстве. Мировые цены на молибден и медь упали вдвое уже к концу 2008 года (по сравнению с его началом)[21] .

Сегодня по причине спада спроса на внешних рынках на промышленную продукцию и упадка цен на сырьё практически остановилась работа крупных предприятий Армении. В частности, не работают Ванадзорский химкомбинат, Алавердинский медно-молибденовый комбинат, каучуковый гигант «Наирит», с перебоями работает Зангезурский медно-молибденовый комбинат. Остановился завод по производству вод «Ной» и «Бжни»[22] .

Начиная с волны массовой эмиграции в 1992-1994 годах одним из значительных факторов развития экономики Армении стали денежные трансферты, присылаемые из-за рубежа эмигрантами или трудовыми мигрантами. Около 90% трудовых мигрантов из Армении приходится на Россию. В среднем один мигрант переводит в страну до 2000 долл. в год, а в общем это число в 2007 году составило 1.32 млрд. долл., то есть, примерно 4/5 от доходной части всего гос. бюджета, или 14% от ВВП. Этот фактор экономически привязывает Армению к внешнему миру, в первую очередь, к России[23] .

Внутренняя экономическая политика, которая с момента обретения независимости характеризуется стремлением к целенаправленной трансформации в направлении рыночной экономики, что оказывает значительное и не всегда позитивное влияние на внешнеторговые связи. Существующие здесь диспропорции не остаются незамеченными со стороны населения, и, как и в любой другой стране, экономические неурядицы будут использоваться, в том числе в политических целях.

Значительная часть населения Армении склонна связывать свои надежды на улучшение социально-экономического положения с дальнейшим развитием российско-армянского сотрудничества. Дальнейшее развитие взаимного инвестиционного сотрудничества России и Армении, при условии придания им все более системного и долгосрочного характера, будет способствовать скорейшему преодолению Арменией серьезных экономических трудностей и общему укреплению позиций России на Кавказе. При этом необходимо иметь в виду, что для реальных и потенциальных инвесторов принципиальное значение имеют политический уровень двусторонних связей, их стабильное состояние или, что гораздо лучше, регулярный характер политических контактов. Общее ухудшение или ослабление двусторонних связей может стать серьезным фактором падения инвестиционной активности. При этом, помимо политических, существуют еще и риски организационно-технологического, а также социально-культурного характера. Модернизация экономики, заявленная в качестве приоритетного направления развития страны на уровне высшего политического руководства России, имеет немалое значение и в контексте экономического сотрудничества на постсоветском пространстве.

Что же касается рисков социально-культурного характера, речь идет об акцентированном восприятии населением принимающей страны части иностранных инвесторов. Формирование негативного образа России ангажированными силами в Армении, разумеется, не носит тотального характера, однако из этого вовсе не следует, что в будущем ситуация не примет более негативный оборот. Присутствие иностранных инвесторов в ряде естественных монополий (связь, энергораспределительные сети) и традиционных отраслей (коньячное производство) вызывает негативные оценки со стороны части населения республики. Подобные оценки (как в Армении, так и в ряде других государств) к российскому капиталу имеют абсолютно тот же характер, что и к капиталу западному. Отдельные эпизоды, связанные с новыми условиями хозяйствования, в которых оказались бывшие советские республики после 1991 года и не несущие ничего специфически «антиармянского», тем не менее могут умело разыгрываться заинтересованными силами в целях актуализации конфликтной «повести дня» в двусторонних отношениях. Акцентирование внимания на социокультурных, образовательных и языковых механизмах российского влияния на постсоветском пространстве в целом (и в Армении в частности) может нивелироваться тем, что будет справедливо или несправедливо рассматриваться как «экономический империализм» или «шантаж». Проблема асимметрии восприятия проявляется и в том, что для большой России высказывания того или иного губернатора (равно как и не совсем продуманные образы, тиражируемые некоторыми журналистами и экспертами) не играют такой роли, как для маленькой Армении, где они, как правило, переоцениваются и рассматриваются чрезвычайно эмоционально и воспринимаются чуть ли не как официальная точка зрения[24] .

Одним из факторов, способствующих уменьшению социальных, культурных и политических рисков при осуществлении внешних инвестиций, призвано стать их грамотное информационное сопровождение и, в более широком плане, новое качество гуманитарных контактов.

* * *

Мировой экономический кризис, выявивший несбалансированный характер экономик многих государств, в том числе и на постсоветском пространстве, придает дополнительную актуальность задаче построения экономики «нового типа», предусматривающей приоритетное развитие высокотехнологичных отраслей. Российско-армянская кооперация в научной сфере, включая продвижение имеющихся перспективных наработок на региональном и мировом рынке, способна дать положительный результат уже в ближайшем будущем. Наиболее перспективными отраслями, способными раскрыть потенциал двустороннего взаимодействия с выходом на региональный уровень, являются ядерная энергетика, топливно-энергетический комплекс, развитие транспортных коммуникаций и телекоммуникаций.

Раздел 3.
СОТРУДНИЧЕСТВО В ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЕ

В современном мире успех страны и её международная репутация во многом зависит не только от ее военной силы или привлекательности предлагаемых моделей экономического сотрудничества, но и от комплекса факторов социального, гуманитарного и информационного характера, включая интенсивность и системность соответствующих контактов.

От стагнации – к положительной динамике

С формальной стороны дела на гуманитарном направлении, исключительно важном не только для Армении, но и для всего постсоветского пространства обстоят достаточно благополучно. Взаимодействие в гуманитарной сфере опирается на достаточно обширную договорно-правовую основу, насчитывающую более 20 договорных и организационных документов. В их числе российско-армянские межправительственные соглашения о научно-техническом сотрудничестве от 11 января 1993 г., сотрудничестве в области высшего образования от 11 января 1993 г., сотрудничестве в области культуры, науки и образования от 13 ноября 1995 г., порядке и условиях приема и распространения программ российских телерадиовещательных организаций на территории Республики Армения от 1 июля 1997 г., учреждении и условиях деятельности информационно-культурных центров от 29 августа 1997 г., сотрудничестве в области информации от 25 сентября 2000 г., взаимном признании документов об образовании, ученых степенях и ученых званиях от 15 сентября 2001 г., ряд межведомственных документов.

Вместе с тем, имеющийся уровень российско-армянского военно-политического и экономического взаимодействия зачастую не подкрепляется системностью осуществляемых гуманитарных контактов и их четким целеполаганием. Шаги, предпринимаемые в целях сохранения нашего общего культурного и цивилизационного пространства, носят зачастую разрозненный и несистемный характер, что в значительной степени связано с коренными трансформациями и российского, и армянского общества за десятилетия раздельного существования в мировой глобализирующейся стихии.

Некоторые положения подписанных договоров и соглашений на практике так и не заработали. Так, в 2000 году вступил в силу Договор между Российской Федерацией и Республикой Армения о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Армения, и граждан Республики Армения, постоянно проживающих на территории Российской Федерации[25] . Ряд положений данного документа не был реализован вследствие отсутствия соответствующих механизмов. Подписанный в 1997 году, сам этот договор устарел в ситуации существенно возросшего объема гуманитарных связей и миграционных потоков. Возможно, стоит подумать о заключении нового договора, в большей степени отвечающего современным условиям. Жителей наших стран мало волнуют декларации о партнерстве и сотрудничестве, если они не улучшают и не облегчают повседневной жизни. Взаимоотношения сторон не могут не иметь «человеческого» измерения, положительно отражаясь на уровне и качестве социально-бытовых, научных, культурных и иных контактов гуманитарного характера.

В последний период российско-армянское взаимодействие в гуманитарной сфере заметно активизировалось. С 2002 г. в Ереване действует представительство Росзарубежцентра, в настоящее время – Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество). С 2008 г. в Ереване начал практическую работу Российский центр науки и культуры (РЦНК). При поддержке государственных и общественных структур проводятся мероприятия в рамках гуманитарного и культурного обмена, детальное перечисление которых не является задачей авторов данного доклада[26] . Однако здесь есть и значительные неиспользованные резервы. Структура информационного обмена между нашими странами отражает преимущественно официальные события, обусловленные возросшей внешнеполитической активностью Республики Армения, важной ролью России в деле урегулирования карабахского конфликта, реализацией двусторонних экономических проектов при дефиците информации социального характера[27] .

Особо следует сказать о том, что в Армении не ведется ожесточенной «войны за историю», столь характерной для некоторых государств постсоветского пространства. Стремление «вернуться в Европу», подкрепляемое ссылками на некоторые эпизоды армянской истории (например, существование Киликийского армянского царства, имевшего родство с европейскими королевскими династиями, или тесные связи стамбульской элиты с Западом) не противопоставляется роли России в истории армянского народа. События 1941-1945 гг. именуются в учебниках истории не иначе как Великая Отечественная война; в других же странах СНГ ее не только рассматривают как всего лишь часть Второй Мировой войны, обвиняя СССР в «оккупации» своих территорий. В армянских учебниках прослеживается стремление авторов к выработке взвешенных и всесторонних оценок. Отмечается негативная роль иранского и турецкого владычества, и в противоположность — положительное влияние России на экономическое и культурное развитие Восточной Армении. При констатации факта отсутствия у национальных меньшинств Российской империи права самостоятельно устраивать свою внутреннюю жизнь, подчеркивается, что именно с помощью русских армяне смогли познакомиться с достижениями современной цивилизации[28] .

О русском языке в Республике Армения

Ситуацию с русским языком в Республике Армения можно охарактеризовать как двойственную. Несмотря на определенные успехи, у русского языка в республике немало проблем. Действующий закон «О языке» был принят в 1993 году и во многом перестал сответствовать современным реалиям. Русский язык продолжает выполнять в республике функции языка межгосударственного, межнационального и частично межличностного общения, языка, свидетельствующего о цивилизационном единстве наших стран. Вместе с тем, нарушение непрерывности знакомства с языком (дошкольное учреждение – школа – высшее образование), сокращение количества часов русского языка, появление некачественных программ и учебников приводит, в частности, к кадровому дефициту в сферах, приоритетных с точки зрения как гуманитарного сотрудничества, так и развития самого армянского общества и государства. Многие студенты уже с трудом читают учебники на русском, предпочитая либо литературу на армянском (с которым также далеко не все благополучно), либо на языке, который последовательно позиционируется в качестве основного инструмента межгосударственного научного и информационного обмена. Здесь стоит отметить недостаток качественных переводов на русский язык книг по актуальным проблемам современного знания, которые могли бы оказаться актуальными и в Армении.

Невозможно не учитывать и того, что востребованность того или иного языка определяется не столько благими пожеланиями, сколько степенью интенсивности двусторонних политических, экономических, культурных, научно-образовательных связей. Количество поступающих на факультеты русского языка и литературы ереванских вузов год от года сокращается, причем это является во многом волей абитуриента, выбирающего специальность исходя из перспектив ее дальнейшего применения. Научная школа, существовавшая в рамках СССР, была достаточно сильна, и для полноценного информационного обмена можно было, в принципе, обходиться изучением русского. Но сейчас ситуация изменилась в пользу английского языка, причем с каждым годом разрыв только увеличивается.

Поправки к законам «О языке» и «Об общем образовании», предусматривающие создание в Армении школ на базовом иноязычном образовании, вряд ли отвечают интересам России, так как, будучи в действительности направленными на стимулирование вовсе не русскоязычного образования, создают негативный общественный настрой именно по отношению к России. Как представляется, вопрос о сохранении и воспроизводстве русского языка в Армении нельзя решить с помощью создания нескольких привилегированных учебных заведений, которые уже имеют неоднозначную общественную оценку. В качестве возможных шагов в данном направлении можно назвать следующие меры:

- увеличение числа часов по изучению русского языка и литературы до объемов школьной программы, существовавшей в Армянской ССР (как известно, все выпускники армянских школ в советское время хорошо владели русским языком);

- поддержка школ с углубленным изучением русского языка;

- подготовка новых учебников, нацеленных на изучение классиков русской литературы, включая выпуск соответствующих хрестоматий;

- открытие крупных методических центров русского языка и литературы;

- поддержка гуманитарных проектов, связанных с распространением русского языка.

Западный опыт и российский ответ

Ситуация с законопроектом о иноязычных школах, который, согласно некоторым оценкам, специально связывают с Россией, чтобы нанести вред армяно-российским отношениям, представляет собой характерный пример общей тревожной тенденции, связанной с недостаточным интеллектуальным подкреплением лозунгов о дружбе и братстве с Россией вкупе с интенсивной работой западных аналитических центров.

Наблюдающаяся в последнее время в республике корректировка общественных настроений по отношению к России обусловлена, в большинстве случаев, некоторыми взаимными необдуманными заявлениями, постоянно звучащей обеспокоенностью имеющим в том числе и весьма специфические причины ростом националистических настроений в России, а также наивными надеждами отдельных слоев армянского общества, на то, что отказавшись от союза с Россией, республика очень быстро сможет интегрироваться в европейские структуры. Неотъемлемой частью этого процесса являются гуманитарные проекты, направленные на создание общественного фона, необходимого для скорейшей нормализации армяно-турецких отношений (что может повлечь и качественные сдвиги политического характера)[29] . Продолжают оставаться тяжелейшей морально-психологической травмой также трагические события марта 2008 года.

Гуманитарные науки выступают, с одной стороны, эффективным инструментом самосознания и самовыражения гражданского общества, а с другой – являются неотъемлемой частью усиливающегося мирового геополитического, экономического, культурно-цивилизационного соперничества. Деструктивные мифы и образы, будучи основательно внедренными в подсознание жителей Армении, могут постепенно стать определенными «психологическими якорями», использовав которые в нужный момент, можно актуализировать эмоциональное состояние подавленности, покинутости, ненужности и брошенности «стратегическим союзником», который может перепозиционироваться чуть ли не в качестве основного источника и несчастий. США, Великобритания, некоторые другие государства, использующие свои социально-гуманитарные программы в качестве рычага политического давления (можно упомянуть «Вызовы тысячелетия») добиваются, благодаря четкой и скоординированной деятельности государственных и многочисленных квазигосударственных акторов, едва ли не подавляющего доминирования в информационном поле страны. В республике зарегистрировано и действует немало неправительственных организаций, аналитических центров и групп, получающих, преимущественно американское или европейское финансирование, имеющих достаточно высокий уровень институциализации.

Особую категорию действующих в Армении донорских организаций составляют немецкие партийные фонды, такие как Фонд Фридриха Эберта, Фонд Генриха Белля, Фонд Фридриха Науманна и др. В силу уникальности их статуса и системы финансирования их деятельность за рубежом, в частности в Армении, концентрируется почти исключительно в общественно-политической сфере. Немецкие фонды в Армении финансируют организацию научно-практических конференций, мероприятия по повышению квалификации активистов политических партий, поддержку избирательных процессов, проведение мониторингов и т.д.[30] На этом фоне сотрудничество ведущих армянских и российских политических партий носит во многом формально-протокольный характер. Можно выделить также негосударственные аналитические центры и исследовательские организации (think tanks)[31] .

Реализуемые в Армении схемы имеют более тонкий и менее очевидный характер, нежели те, которые применялись в Грузии и на Украине. Из публичных действий заметный резонанс имеют совместные заявления правозащитных организаций, песенные фестивали, концерты, кинематографические проекты, турецко-армянские переводы отдельных литературных произведений, диалог молодежных активистов (очный, блогосфера, социальные сети различного уровня), издательская деятельность, семинары, экспертные обсуждения, круглые столы, лекции, выставки, фотоконкурсы. С другой стороны, интенсивное насаждение «западных ценностей», включая активную деятельность деструктивных культов и сект (в том числе в приграничных районах), осуществляемое различными, подчас весьма изощренными способами, крайне негативно воспринимается современно мыслящими людьми, ориентированными при этом на традиционное восприятие армянской истории, национальных и культурных ценностей.

Ресурсы воздействия прозападных группировок на принятие решений различного уровня в Армении достаточно широки и до некоторой степени не соотносятся с их реальной общественной поддержкой. Тем более неадекватной представляется ситуация, при которой жители Армении начинают, по сути, жить интересами Америки, гадая о том, употребить или не употребит американский президент термин «геноцид» в своём очередном обращении к американским армянам 24 апреля.

Разумеется, западный опыт следует внимательно анализировать, не копируя, однако всех его внешних проявлений. Например, существует возможность, не покидая пределов Армении, поступить в престижные американские или еврпопейские вузы, предлагающие привлекательные программы для перспективных абитуриентов, особенно в сфере естественно-научных специализаций и программирования. Под эгидой французского посольства создан «Французско-армянский профессиональный центр», есть и другие примеры. Таким образом, речь идет о подготовке кадров в том числе и для так называемого «золотого миллиарда», при том, что кадровая проблема является весьма существенной при оценке перспектив как армянской, так и российской экономики. Очевидно, что двусторонняя кооперация в рамках отдельных образовательных программ и взаимодействия научных школ, должна иметь более системный и долгосрочный характер.

Российско-армянские отношения насчитывают не одно столетие, при этом далеко не всегда они были безоблачными и безконфликтными. Однако даже те грани двустороннего взаимодействия, которые могут быть охарактеризованы как конфликтные, являются, по мнению некоторых исследователей, проявлениями не межэтнического, межкультурного, а внутрикультурного конфликта, обусловленного некоторыми различиями поведенческих стереотипов народов, достаточно эффективно преодолеваемыми в условиях единого цивилизационного пространства. Армянский элемент является позитивным ‎фактором в российской истории, не имея политических и других противоречий с Российским государством. С образом России могли быть связаны разные, в том числе и противоречащие друг другу ценностные системы. Образ России стал устойчивым компонентом самых различных реализаций адаптационно-деятельностной модели армян - модели, позволявшей выживать народу в самых экстраординарных обстоятельствах в течение веков и тысячелетий, а значит предполагающей возможность психологического уравновешивания позиций в крайне неблагоприятных обстоятельствах[32] .

Почти два десятилетия существования в рамках самостоятельных государств, кардинальные политические, социальные и культурные трансформации не могли не отразиться на трансформации «коллективных образов» наших народов в глазах друг друга. Активизацию Армении на ведущих российских медиа-площадках необходимо подкреплять адекватным информационным обменом на всех уровнях публичного диалога: общественном, экспертном, государственном. Это способствовало бы более конструктивному обсуждению актуальных вопросов двусторонних отношений и региональной безопасности, позволило бы принимать решения упреждающего характера, а не плестись в хвосте событий, как это зачастую можно было наблюдать в последние годы[33] .

Попытки осмысления новых геополитических реалий динамично развивающихся региональных процессов активно завоевывают умы интересующихся политикой людей. Функционирование в Ереване российско-армянского политологического центра способствовало бы постепенной переориентации элит и политически активной молодежи на Россию, дало бы армянскому обществу ответы на те вопросы, которые сегодня подчас «повисают в воздухе», способствуя одновременно деградации и примитивизации публичного дискурса. Возможно, следовало бы подумать о некоем аналоге «Валдайского клуба», на первом этапе – с участием представителей органов государственной власти и структур гражданского общества стран, являющихся членами ОДКБ.

Совместные российско-армянские информационно-аналитические проекты, опирающиеся на корреспондентскую сеть во всем кавказском регионе, регулярный информационный обмен, включая переводы турецкой, иранской, арабской прессы на русский язык способствовали бы формированию круга экспертов, молодых журналистов и политиков, заинтересованных в неослаблении российского влияния на регион в целом. Необходимо ставить вопрос о том, чтобы Россия и Армения, постепенно преодолевая вакуум идей, определяли актуальную политическую и информационную повестку дня кавказского и ближневосточного региона (или, по меньшей мере, участвовали бы в ее активном обсуждении). В Армении имеются организационные и интеллектуальные ресурсы, необходимые для того, чтобы превратить эту страну в площадку активного влияния России не только на Кавказе, но и в регионе Ближнего и Среднего Востока (Турция, Иран, Европейский Союз, арабские страны и др.)[34] .

Данная идея может оказаться продуктивной не только в сфере интеллектуального обеспечения максимально согласованного внешнеполитического курса двух стран. Чрезмерное доверие к западным рецептам и недоверие к собственным научным кадрам обусловили почти полное отлучение армянской науки от процессов модернизации общества[35] . Задача построения демократически ориентированной модернизационной модели на основе собственных базовых культурных ценностей, традиционной экономики и экономического сознания одинаково актуальна и для Армении, и для России. Современные изменения политической, экономической, социальной обстановки требуют изменений и в государственном строительстве, и в кадровой политике. Имеющиеся механизмы интеллектуального и материального обмена, зачастую стихийные и разнонаправленные, необходимо оснастить инфраструктурой долгосрочных совместных проектов в различных областях гуманитарного сотрудничества, способствующих повышению эффективности межгосударственного обмена знаниями, технологиями, интеллектуальным и материальным капиталом (см. схему).

Общая схема организации российско-армянского взаимодействия

* * *

Отсутствие четкого, яркого образа России, равно как и привлекательного современного интеграционного проекта, является одной из причин дезинтеграции и архаизации социумов государств, образовавшихся в результате распада Советского Союза, а это, в свою очередь, является прямой дорогой к кровопролитным конфликтам и войнам за сжимающиеся ресурсы и просто за выживание. Пренебрежительное отношение к гуманитарной сфере может аукнуться самыми серьезными последствиями.

Раздел 4.
АРМЯНСКАЯ ДИАСПОРА В РОССИИ – СВЯЗУЮЩЕЕ ЗВЕНО МЕЖДУ ГОСУДАРСТВАМИ

Роль и место диаспоры в России и мире

Мировые интеграционные процессы в различных областях человеческой деятельности являются неотъемлемой частью феномена глобализации. Несмотря на это, этническая идентификация индивида по-прежнему имеет колоссальное значение и сохранит его на длительную перспективу. В последние годы для России актуализировалась задача собирания и консолидации «Русского мира», превращения его в эффективный инструмент реализации внешнеполитической стратегии государства и укрепления его международных позиций. Как известно, многочисленные армянские и русские общины проживают во многих государствах Европы, Америки, Ближнего и Среднего Востока – как в тех, которые известны своими практиками политического лоббинга (например, США), так и в странах, не имеющих подобных традиций (Франция и др.). В ряде случаев обе диаспоры формировались примерно в один и тот же исторический период, причем отсутствие традиций этнического лоббирования отнюдь не означает отсутствия почвы для многостороннего конструктивного взаимодействия.

Задачей армянской и русской диаспор в ряде стран Европы, а также в США и Латинской Америке может стать не только укрепление существующих связей на новой основе, но и передача армянскими общинами опыта этнической интеграции и «врастания» в существующие политические институты и структуры, а также освоение рычагов экономического влияния. Очевидны корреляции между числом иностранных инвесторов в Республику Армения происхождением из конкретной страны с численностью армянского населения в этой стране. Тесные взаимосвязи армянской диаспоры различных стран с Арменией делают ее значимым фактором поступательного развития российско-армянских отношений – при наличии здесь значительного неиспользованного ресурса. Потенциально диаспора, интерес к возможностям которой проявляют самые разнообразные субъекты региональной и мировой политики, является существенным конкурентным преимуществом Армении в сфере международной политики, что на отдельных направлениях могло бы стать предметом конструктивного диалога с российской дипломатией. Залогом тому – огромный интерес к России и российской армянской диаспоре со стороны «армянского мира».

Представляется, что на межгосударственном уровне потенциал армянской диаспоры России как связующего «моста» между двумя странами, инструмента лоббирования интересов Армении в России и России в Армении востребован не в полной мере, и уж во всяком случае, используется гораздо менее эффективно, чем лоббистский потенциал армянских общин в западных странах, особенно в США[36] . И это несмотря на то, что в России проживает наиболее крупная армянская община в мире (около 2 млн. чел., что в несколько раз превышает данные переписи 1989 года). Именно в России, как близком по духу христианском государстве, уже в X – XI веках стали создаваться первые армянские поселения (первое упоминание об армянском дворе в Москве относится к 1390 году), а с начала XIX века жизнь восточных армян была уже непосредственно связана с судьбой России. Новый этап вынужденной эмиграции армян пришелся на конец 1980-х – начало 1990-х годов и был обусловлен тяжелейшим положением в Армении в связи с разрушительным землетрясением 7 декабря 1988 года, глубоким экономическим кризисом, армяно-азербайджанским конфликтом и многолетней транспортной и энергетической блокадой со стороны Азербайджана и Турции.

История возникновения армянских поселений на территории субъектов федерации, входящих в Южный и Северо-Кавказский федеральные округа, насчитывает не одно столетие. В Ставропольском крае по численности населения армяне занимают второе место, а в Краснодарском крае и Ростовской области, где их количество сравнимо с численностью украинцев – третье.

Значительную часть армянского населения в республиках Северного Кавказа составляют выходцы из Нагорного Карабаха, Баку и ряда районов бывшей Азербайджанской ССР. Традиционно эта часть многонационального и многонационального населения Северного Кавказа ориентирована на российские культурные и цивилизационные ценности, являясь при этом весьма активной и сохраняющей многочисленные связи с местами прежнего проживания. Представляется, что в контексте сложных общественно-политических, социально-экономических и этнодемографических процессов на юге России (например, речь идет о сокращении численности славянского населения в соответствующих субъектах федерации, расширении так называемой «этнической дистанции» и т.д.) этот фактор является весьма важным для сохранения межнационального мира и стабильности. Развязывание боевых действий против Нагорного Карабаха и Армении неминуемо приведет к негативным изменениям в умонастроениях внутри тех стран и регионов, на территории которых проживают армянские общины.

Армянская диаспора России весьма неоднородна как в социальном, так и в этнокультурном плане. Так, большая часть армян, обосновавшихся в России советское время, адаптирована в правовом и социально-экономическом плане. Значительную же часть тех, кто приехал в РФ в конце 80-х - в 90-е годы, составляли люди с неопределенным гражданским статусом, испытывающие затруднения в трудоустройстве и другие социально-экономические проблемы. Как следствие, создаваемые ими объединения носили характер адаптационных центров, в которых этнокультурные и политические задачи отходили на второй план. В то же время именно среди армянских эмигрантов 90-х гг. было немало тех, кто сумел создать финансовые, коммерческие структуры и активно участвует в лоббировании экономических интересов, правда, не столько Армении, сколько отдельных групп из числа армянской диаспоры.

В настоящее время качественную трансформацию переживает армянская диаспора Москвы, и это потенциально делает ее роль в сложной системе армянских организаций на территории Российской Федерации более значимой. В то же время, для того чтобы создать полноценные механизмы комплексной реализации своих целей, действующим организациям очень часто многого не хватает. Речь идет о недостаточной консолидированности организаций, об отсутствии необходимого организационного и экспертного сопровождения их деятельности, которое имело бы системный характер. Встречаются и факты конфронтации между организациями (что, заметим, характерно и для различных организаций диаспор других народов, проживающих на территории России). Особого внимания требуют вопросы улучшения информационного обеспечения и обмена, эффективного функционирования в этих целях единой площадки, которая при этом не подменяла бы собой какую-либо организацию. Общая консолидация при сохранении многообразия форм и методов деятельности является необходимой предпосылкой к укреплению объединений, усилению их позитивного влияния армянских организаций в жизни российского общества, упрочит взаимоотношения с Арменией и армянскими общинами других стран. Создание реально действующего армянского центра в Москве (например, в виде Армянского культурного центра, станет связующим звеном с дружественно настроенной армянской диаспорой).

Фактор диаспоры в укреплении двусторонних отношений

В фундаменте армяно-российских отношений лежат не только многовековые традиции дружбы двух народов, но и потенциал армянской общины России. Это обстоятельство не может недооцениваться политической элитой обеих стран. Позиция руководства Армении во внешней политике не может не учитывать интересы всего мирового армянства, весомой частью которого является российская армянская диаспора. Укрепление взаимодействия между представителями армянской молодежи и русских национальных организаций стало бы серьезной предпосылкой для сохранения межнационального мира и гражданского согласия в Российской Федерации. Необходимо стремиться к тому, чтобы каждый активный представитель армянской или русской общины, в той или иной стране, несмотря на политические воззрения или идеологические пристрастия, отдавал бы свое умение мыслить и трудиться не только государству, гражданином которого он является, но и своей исторической родине, создавая для этого все необходимые условия. В этом случае позиции и Армении, и России будут усиливаться в различных регионах мира. Этот фактор важен еще и потому, что при постоянном внимании государства к судьбе диаспоры этот ресурс не только не утрачивается, а, наоборот, становится постоянным резервом нации, причем в странах, имеющих высокий научный и технологический потенциал[37] .

Проживающие в США, государствах Западной Европы, Ближнего Востока и Латинской Америки армянские общины, в ряде случаев достаточно политически активные, разделены по партийному, конфессиональному, земляческому признакам. Это необходимо в полной мере учитывать при выстраивании отношений с различными составляющими «армянского мира», имеющими соответствующую партийно-политическую, региональную, конфессиональную специфику. Представляется, что здесь также имеется серьезный потенциал для взаимодействия и налаживания взаимовыгодных связей.

Армяне являются одним из наиболее расселенных народов мира (около 7 млн. человек более чем в ста странах мира). Некоторые авторы говорят об армянах как о «сетевом народе», что представляется достаточно спорным. Армянская диаспора приобрела нынешний вид в основном после массового исхода на чужбину сотен тысяч беженцев, произошедшего вследствие геноцида армян, она организована вокруг идеи международного признания геноцида и восстановления Армении. Факт существования независимого армянского государства является стержневым с точки зрения этнической самоидентификации и сдерживания ассимиляционных процессов. Однако сетевые, территориально распределенные сообщества, для которых не важны государственные границы, в процессе самоорганизации социумов начинают занимать все более важное место, оказывая определенное влияние и на принятие тех или иных решений, в том числе политического характера. Конечно, сетевой характер армянских (и не только армянских) сообществ на сегодняшний день больше напоминает некую виртуальную «феодальную раздробленность»: отдельные «ячейки» сети взаимодействуют друг с другом в течение короткого срока, реагируя на определенные информационные поводы, а в остальное время по большей части конкурируют друг с другом. Однако любая сеть потенциально способна превратиться в достаточно жесткую работоспособную иерархию, пригодную, в том числе, и для решения амбициозных политических задач, о чем достаточно ярко свидетельствует, в частности, информационное сопровождение операции «Литой свинец» и некоторых других акций Армии обороны Израиля. Наличие значительного количества политически активных, технологически грамотных и патриотически настроенных граждан, объединенных в рамках общественных структур либо неформальных связей, и при этом четко осознающих свою ответственность за укрепление российско-армянского сотрудничества, позволяет значительно сократить и человеческие, и материальные ресурсы при организации различного рода информационных кампаний и Арменией, и Россией[38] .

* * *

В современных международных отношениях диаспору можно назвать ресурсной базой для эффективной политики, проявляющей мощь государства. В этом смысле мировая армянская диаспора является силой, способной оказывать влияние на международные процессы. Армения рассматривает диаспору за рубежом в качестве фактора, способного не только помочь развитию государства и позитивных тенденций в его экономике, но и ощутимо укрепить позиции Армении на международной арене. Наличие достаточно многочисленных и авторитетных армянских общин в разных странах помогает укреплению двусторонних отношений между Арменией и другими государствами. Имеющийся позитивный опыт и российско-армянские стратегические отношения позволяют воспринимать Россию как близкое армянам государство.

Раздел 5.
ПЕРСПЕКТИВНЫЕ СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ

Выстраивание кавказского направления на протяжении нескольких столетий было важнейшей составляющей восточной политики России, направленной в качестве упреждающей и ответной меры на перманентно возникающие экспансионистские планы мировых держав по расчленению и отторжению от России ее территорий. Сегодняшняя международная обстановка требует от России восстановления внимания к вышедшему на первый план международных интересов «южному» вектору внешней политики.

При анализе будущих перспектив отношений российско-армянских отношений необходимо учитывать сложный комплекс тесно взаимосвязанных между собой факторов внешнего и внутреннего характера, учитывать особенности сложившегося в наших странах механизма принятия важных государственных решений, каналов мобильности в элитных группах. Обобщенно можно выделить оптимистичный , инерционный и пессимистичный сценарии.

Оптимистичный сценарий

При реализации данного сценария двустороннее взаимодействие укрепляется и принимает все более разнообразные формы, включая интенсивный общественный диалог. Политические консультации носят регулярный и доверительный характер, достаточно откровенно обсуждаются и тревожащие моменты. Стороны выступают с единых позиций относительно создания эффективной системы региональной безопасности и необходимости урегулирования конфликтов исключительно в рамках политического диалога. Внешнеполитические консультации затрагивают актуальные проблемы не только региональной, но и мировой политики, две страны выступают с единых позиций на ключевых международных и европейских форумах. Интенсифицируется гуманитарное сотрудничество, переданные России предприятия модернизируются и загружаются соответствующими заказами. Объективные слабости и геополитическая уязвимость страны могут стать, при наличии соответствующих предпосылок, источником определенных возможностей. Армения обретает перспективы стать незаменимым коммуникационным узлом в региональной газово-энергетической политике России благодаря наличию на своей территории единственной в регионе АЭС и крупного подземного газового хранилища, а также развитой энергосистемы. Она могла стать связующим звеном для российских компаний не только с соседними по бывшему Союзу республиками, но и с Ираном и Турцией, и в перспективе – со странами Европейского Союза.

Имеющийся газопровод из Ирана и планы налаживания иных коммуникационных связей позволяют в значительной мере нейтрализовать фактор транспортной изолированности. Возможное участие Китая в строительстве железной дороги из Армении в Иран создает дополнительные возможности для расширения экономических связей Армении, России, Ирана и Китая, создавая необходимые предпосылки и для формирования новых механизмов координации внешнеполитических усилий[39] . Транзитная функция Армении повысила бы стабильность в регионе, существенно снизив риски возникновения крупномасштабных конфликтов.

Российско-турецкое сближение (являющееся серьезным экономическим фактором при сохранении ряда политических разногласий) не может быть полноценным без вовлечения в него всех государств Южного Кавказа, а следовательно, оно повышает экономическую значимость Армении для России. Российско-турецкий диалог мог бы пойти на пользу российско-армянским взаимоотношениям, укрепив их экономическую составляющую. Реабилитация железнодорожной ветки Карс – Гюмри (вкупе с возобновлением нормального функционирования Абхазской железной дороги) закрепило бы за Арменией роль транзитного государства, что отвечало бы интересам как Турции, так и России. С другой стороны, возможное потепление в турецко-армянских отношениях не должно достигаться за счет российско-армянского сотрудничества в военной сфере – российское военное присутствие в Армении вряд ли можно нейтрализовать гипотетическими транспортно-энергетическими проектами, эффективность которых ставится под вопрос многими экономистами и экспертами. Не столь очевиден вопрос и с обсуждаемой перспективой открытия турецко-армянской границы, вреда от которой (экономического, но не только) может отказаться больше, чем пользы.

Внешняя политика Грузии в случае четко сформулированного совместного предложения Еревана и Москвы приобретает более предсказуемый характер. Обеспечение устойчивого транспортного сообщения между Арменией и Россией не только является залогом долгосрочной стабильности, но и создаст предпосылки для уменьшения остроты многих (в том числе латентных) этнополитических конфликтов, будет способствовать смягчению противоречий, порождаемых внешнеполитической «разновекторностью» и используемых в своих интересах заинтересованными силами, постепенно формируя адекватный мирному будущему Кавказа политический ландшафт. На основе совместного политического проекта, ориентированного на мирное будущее и привлекательного для других народов, Москва и Ереван могли бы совместно и равноправно действовать в регионе, формулируя опережающие ответы на вызовы порождаемые действиями внерегиональных сил. Южный Кавказ способен стать регионом мирного сосуществования многих народов, создающего предпосылки для решения вопроса о долговременном обеспечении присутствия России на Кавказе (с выходом на Ближний и Средний Восток), которое отнюдь не противоречит интересам таких ее крупных торгово-экономических партнеров, как, например, Евросоюз. Тесные связи в «треугольнике» Россия – ЕС – СНГ могут способствовать региональной экономической интеграции на Южном Кавказе, вовлекая Армению в некоторые региональные проекты соседних государств. Характер взаимоотношений Москвы и Брюсселя создает определенные возможности для интенсификации их взаимодействия на постсоветском пространстве, и в частности, на Южном Кавказе. Потенциальные противоречия здесь могут нивелироваться за счет согласованной модели политической активности, при которой ЕС создает общий фон для стабильного развития, а Москва задействует традиционные и понятные для региона внешнеполитические средства «замораживания» конфликтов при сохранении необходимого уровня политического диалога.

Позиция армянского руководства по Карабаху была достаточно четко сформулирована в ряде публичных заявлений и документов, принятых органами законодательной и исполнительной власти страны. Не отрицая возможного использования так называемых «Мадридских принципов» в качестве отправной точки на переговорах, нельзя не видеть ряда крайне трудноразрешимых проблем на пути их возможной практической реализации.

Россия успешно адаптирует к новым условиям и акцентирует внимание на собственном опыте и потенциале развития. Например, можно говорить о многовековом опыте регулирования межэтнических и межконфессиональных отношений, о российской модели обеспечения гражданского согласия, гармонизации межэтнических отношений на огромных территориях[40] (без нивелирования национальных особенностей с целью создания более космополитичной среды, что характерно для западных подходов). Армения также имеет значительный не используемый в полной мере потенциал для наращивания своего политического имиджа. Выявление и задействование указанного потенциала при грамотной внешней политике укрепит двусторонние связи. Стратегические интересы в регионе (несмотря на неизбежные корректировки) необходимо выстраивать на долгосрочную перспективу. Это предполагает тесную увязку военного и экономического присутствия с целенаправленной работой по формированию благоприятного для России общественно-политического и социально-экономического климата. Подобную работу трудно сочетать с порой трудно взаимно согласуемыми обещаниями, адресованными как глобальным центрам силы, так и различным внутриполитическим группам – политический ресурс этих обещаний может оказаться отнюдь не бесконечным. Очевидно, что улучшению ситуации на этом направлении будет способствовать активизация неправительственных организаций и подключение к реализуемым проектам заинтересованных бизнес-структур.

Инерционный сценарий

Данный вариант подразумевает сохранение, в целом, существующих тенденций, без особых прорывов. Несмотря на ряд имеющихся соглашений в сфере обороны, взаимопомощи, экономики, заявлений о союзнических взаимоотношениях, реальными делами подкрепляются они не в полной мере. Простое сохранение статус-кво без ощутимого продвижения веред лишает двусторонние отношения необходимой динамики. Ставка на эксплуатацию остаточного потенциала будет в новых условиях заведомо проигрышной как в силу противоречивости социально-экономической и общественно-политической модели, демонстрируемой новой Россией, так и в силу смены поколений: молодые граждане свободны от воспоминаний о совместной жизни в составе единого государства со всеми ее позитивными и негативными сторонами. Отсутствие достижений и прорывов в выстраивании ключевых элементов такого взаимодействия, чреватое дальнейшим ростом взаимного непонимания, способно негативно отразиться на безопасности Республики Армения, одновременно ставя под сомнение претензии Российской Федерации на статус региональной и мировой державы.

Пессемистичный сценарий

Прогнозный вариант, включающий, в частности, сворачивание экономического и гуманитарного сотрудничества с Арменией и потерю интереса России к урегулированию ситуации вокруг Нагорного Карабаха, является на сегодняшний момент достаточно маловероятным. Однако, учитывая некоторые тенденции современной мировой политики, его, к сожалению, не стоит сбрасывать со счетов. Понимая, что при его рассмотрении следует учитывать некоторые факторы субъективного характера, следует иметь в виду, что для России «альтернативой» русско-армянскому союзу может стать забвение страны, которая с XIX века была ее, России, частью. «Альтернативой» для Армении (или для того, что от нее останется) является полная переориентация на Запад с последующим подчинением курсу Вашингтона. Потеря внешнеполитической субъектности Армении с небольшими шансами на выживание представляется в этом случае неизбежной вследствие расклада сил по периметру границ Ирана, включая кавказский регион, южный (турецкий) фланг НАТО и соседний Ирак.

* * *

В настоящее время российско-армянские отношения во многих областях интенсифицируются, диалог по широкому кругу региональных и международных проблем приобрел системный характер. Роль России как беспристрастного посредника, способствующего решению карабахского конфликта путем переговоров на основе взаимных компромиссов, а также активное развитие двустороннего военно-политического, экономического и гуманитарного взаимодействия свидетельствуют в пользу оптимистичного сценария, а также способствуют преодолению негативной «повестки дня», являющейся, во многом, следствием ведущейся вокруг Южного Кавказа сложной политико-дипломатической игры.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

После Пятидневной войны 2008 г. и подписания российско-украинского Соглашения о статусе Черноморского флота ситуация в кавказском регионе коренным образом меняется. Западные политики и проектанты вынуждены считаться с тем, что рассчитывать на «уход России с Кавказа» больше не приходится. Глобальный экономический кризис отодвинул «грузинские» проблемы на дальнюю периферию мировой политики. Одной из причин, сдерживающих развитие российско-армянских отношений в сфере экономики, является неурегулированность российско-грузинских отношений вследствие политики действующего грузинского руководства, создающего разделительные линии в регионе. Резкая активизация дипломатической активности вокруг проблемы нормализации отношений между Арменией и Турцией, а также вокруг урегулирования карабахской проблемы свидетельствует о возросшей роли Армении, как и Азербайджана, в международной и региональной политике.

Сохраняющиеся межгосударственные противоречия различного уровня, проецируемые на кавказский регион, таят в себе большую потенциальную опасность. На фоне политической, межэтнической и социально-экономической напряженности на Кавказе, а также меняющейся динамики внешнеполитических предпочтений региональных и мировых центров силы, задача его общей или частичной дестабилизации может быть осуществлена разными силами и с минимальными затратами.

Географическая близость Южного Кавказа к Ираку и Ближнему Востоку благоприятствует превращению региона в зону действий радикальных исламских и международных террористических организаций, являющихся в ряде случаев инструментами большой геополитики. Объективно Россия, США и Евросоюз куда больше заинтересованы не в усилении соперничества, а в возможно более тесной координации своей политики в регионе. Выработка сбалансированной политики держав, имеющих свои интересы на Южном Кавказе, могла бы стать действенным средством его демилитаризации, стабилизации, успешного социально-экономического развития и создания плодотворной основы для решения региональных проблем. Роль Армении при выстраивании подобной модели взаимодействия представляется весьма важной.

Переживаемые кавказским регионом радикальные трансформации не являются по своим последствиям однонаправленными. Они содержат в себе, наряду с новыми угрозами безопасности (либо актуализацией прежних), также и новые формы конструктивного сотрудничества, направленного на преодоление внешних и внутренних противоречий, способных придать дополнительный импульс общественно-политическому и социально-экономическому развитию всего региона и, в частности, Республики Армения.

В соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации, на обозримую перспективу в качестве основной задачи выступает обретение Россией статуса мировой державы с глобальными интересами. Всемерное укрепление интеграционных процессов на постсоветском пространстве остается одним из приоритетов внешнеполитической деятельности[41] . Динамика и особенности взаимоотношений России – одной из ключевых держав евразийского континента – и сравнительно небольшого кавказского государства, каковым является Армения, не могут быть извлечены из более широкого регионального и глобального контекста. Поиск новых и совершенствование имеющихся механизмов эффективного двустороннего взаимодействия, исходя из общих целей совместного развития и модернизации, будет содействовать укреплению мира и стабильности в кавказском регионе.

* * *

Данная работа подготовлена авторским коллективом в расчете на заинтересованное мнение со стороны экспертного сообщества, органов власти России и Армении, общественных организаций – всех тех, кто заинтересован в поступательном развитии двусторонних отношений, в укреплении политических, экономических и гуманитарных связей между нашими странами и народами. Авторы доклада выражают надежду, что изложенные в докладе выводы и рекомендации, будут способствовать дальнейшему укреплению двусторонних отношений, стабилизации ситуации на Кавказе, а также станут предметом заинтересованной и конструктивной дискуссии.


[1] В аналитическом документе RAND, посвященном политике США по отношению к Турции, отмечается, что этот процесс способствовал бы укреплению мира и стабильности в Кавказе, а также позволил бы Армении уменьшить свою экономическую и политическую зависимость от России и Ирана, а следовательно, решительно отвечает интересам США - см.: Larrabee St. U.S.-Turkish Relations in an Era of Global Geopolitical Change // http://www.rand.org/pubs/monographs/2009/RAND_MG899.pdf

[2] Военная доктрина Российской Федерации // http://news.kremlin.ru/ref_notes/461

[3] Льготы на поставки вооружений // Военно-промышленный курьер. – 2010. – 3 март.

[4] См.: Постановление Правительства РФ от 26.07.2010 N 562 // Справочно-правовая система «Консультант+».

[5] Итоги переговоров РФ и Армении: военная база, мирный атом и инвестиции // http://rian.ru/politics/20100820/267238963.html

[6] Например, в августе 2008 г. реакция армянских властей на события в Южной Осетии была подчеркнуто осторожной. Это вызвало критику в российских СМИ и со стороны многих политиков и экспертов. Однако необходимо понимать, что позиция Армении была обусловлена сохраняющейся до сих пор зависимостью республики от транзита через грузинскую территорию, а также нежеланием ставить под удар армянское население Грузии. Опасность репрессий против армян была реальной: перед началом операции в Южной Осетии грузинские власти арестовали лидеров армян Джавахетии (Джавахка), блокировали дороги и фактически полностью изолировали этот регион от внешнего мира.

[7] Нечай М. В армиях СНГ // Красная Звезда. – 2010. – 5 март.

[8] Авторы статьи, опубликованной на сайте американского Центра Карнеги, косвенно признавая неопределенные перспективы нынешнего формата армяно-турецкого диалога, предлагают Армении предпринять определенные шаги для выхода из сложившейся патовой ситуации, причем сделать их именно в коммуникационной сфере. У Азербайджана, напоминают авторы статьи, опубликованной на сайте Центра Карнеги, также есть изолированная территория, которая несет экономический ущерб – Нахичаванская автономия, отделенная от остальной части Азербайджана недружественной Арменией, железнодорожное сообщение с которой блокировано. В качестве жеста доброй воли армянскому правительству предлагается предпринять шаги, направленные на то, чтобы параллельно с открытием армяно-турецкой границы ослабить блокаду Нахичевани. Речь идет о реабилитации не функционирующей железнодорожной линии, которая когда-то соединила Азербайджан, Армению, Нахичеван и Турцию // Barkey H., de Waal Th. Armenia and Turkey: The Truce in Need of a Rescue // http://www.carnegieendowment.org/publications/index.cfm?fa=view&id=24813. Вполне возможно, что данная инициатива имеет под собой не только экономическую, но и, учитывая территориальную близость Исламской Республики Иран, иную подоплеку.

[9] См.: Крылов А.Б. Удержится ли Россия на Южном Кавказе // Аналитические записки. М., 2007. № 21. С. 125-134.

[10] См.: О Программе эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития Российской Федерации // http://www.runewsweek.ru/country/34184/

[11] Экономическая стратегия стран СНГ и России // М.: Изд-во РУДН, 2003, с. 74 – 77.

[12] Торговля республик СССР друг с другом и с остальным миром // http://www.rau.su/observer/N01_99/T-1-4.HTM

[13] Лукьянович Н. Проблемы совершенствования внешней торговли России при переходе к инновационной модели развития экономики // Аналитические записки. М. 2010. Январь - Март. – С. 78 – 85.

[14] См.: Южный Кавказ: перспективы интеграции // Arац Агентство. - С.14

[15] РЖД и власти Армении договорились подготовить ТЭО железной дороги в Иран // http://www.rzd-partner.ru/news/2010/07/02/355596.html

[16] Например, после начала «пятидневной войны» Армения недополучила 30% объемов российского газа, который идет транзитом через Грузию. Это было недвусмысленным сигналом, что М. Саакашвили готов ввести полную транспортную блокаду и прекратить транзит энергоресурсов в Армению, если действия Еревана покажутся ему «недостаточно дружественными».

[17] См.: Статистический ежегодник Армении – Ереван, 2009.

[18] Важными торговыми партнерами Армении среди государств ЕС являются Бельгия и Нидерланды.

[19] Итоги переговоров РФ и Армении: военная база, мирный атом и инвестиции // http://rian.ru/politics/20100820/267238963.html

[20] Развитие потенциала российско-армянских торгово-экономических связей в условиях мирового финансово-экономического кризиса. Тезисы выступления директора Департамента экономического сотрудничества со странами СНГ С.В. Чернышева на международной конференции «Армения на пересечении коммуникаций» (г. Цахкадзор, Армения, 22 июня 2009 г.) // http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/foreignEconomicActivity/cooperation/doc1245858030622

[21] Хачатрян А. Армения: кризис и фундаментальные проблемы экономики // Центральная Азия и Кавказ. – 2009. - № 6.

[22] Дурнев А. Экономический спад в Армении: факторы и возможные последствия // Мировой финансовый кризис в постсоветских странах: национальные особенности и экономические последствия. М.: Институт Экономики РАН. 2009. – с. 124.

[23] Микаелян Г. Влияние мирового кризиса на Армению // http://www.mitq.org/print/?l=rus&dir=2&news=2360

[24] См.: Маркедонов С. Россия – Армения: к прагматизму в двусторонних отношениях // http://www.noravank.am/ru/?page=analitics&nid=1522

[25] Собрание законодательства РФ. 25 февраля 2002 г. N 8. Ст. 747

[26] Подробнее см.: Российско-армянское сотрудничество в гуманитарной сфере. Справка ДИП МИД РФ, 18 февраля 2009 г.

[27] Сагателян А. Влияние СМИ на развитие российско-армянских отношений // Выступление в ходе конференции «Россия - Армения: преспективы углубления стратегического партнёрства». РИСИ, 12 марта 2010 г.

[28] Освещение общей истории России и народов постсоветских стран в школьных учебниках истории новых независимых государств. Доклад [Ред.: А.А. Данилов, А.В. Филиппов]. М.: 2009. – с. 87.

[29] Петросян Д. Как Россия Армению в НАТО загоняла // «The Noyan Tapan Highlights». – 2007. N 20 (на англ яз.)

[30] Обзор деятельности неправительственных организаций в Республике Армения // http://www.ea-studies.ru/news/157.html

[31] Ведущими организациями в этой сфере являются Международный центр человеческого развития (ICHD), Армянская международная группа исследования политики (AIPRG), Институт гражданского общества и регионального развития (ICSRD), Институт Кавказа (CI), Аналитический центр по проблемам глобализации и регионального сотрудничества (ACGRC), НПО «Европейская интеграция», Центр «Спектрум», CRRC-Armenia и некоторые другие // Там же.

[32] См.: Лурье С. «Россия, я верю в твою силу...» Образ России и русских в современном массовом сознании армян // http://ethnopsyhology.narod.ru/svlourie/articles/rossia.htm

[33] Вспомним хотя бы реакцию стран СНГ на события вокруг Южной Осетии, необратимость перерастания которых в острую вооруженную фазу была очевидна, как минимум, за несколько месяцев до августа 2008 года

[34] В настоящее время ситуация складывается зачастую не самым благоприятным образом. Так, информационные структуры Турции достаточно активно воздействует на информационное поле Армении, способствуя расколу общества на основании активно формируемых и во многом вымышленных противоречий. В свою очередь, фальсификация итогов Великой Отечественной войны, исторической роли российского государства может иметь неблагоприятные последствия с точки зрения общественного «самочувствия» народов России, не исключая армянский.

[35] Погосян Г. Современное армянское общество: особенности трансформации. М. Academia. 2005. – с. 322.

[36] В то же время этот потенциал далеко не безграничен. Существует, например, организация American Turkish Council, партнерами которой являются крупнейшие американские корпорации. Кроме того, ряд армянских лоббистских организаций так или иначе аффилирован с властными институтами страны пребывания, и, таким образом, вынужден учитывать их точку зрения по тем или иным вопросам, связанным с Арменией и нагорным Карабахом.

[37] Петросян Д. Некоторые аспекты стратегического сотрудничества между великой державой и ее малым союзником. М. ИНБСИ. 1993 - c. 27

[38] Армянский пользователь Интернета, в целом владеет русским языком в большей степени, нежели английским, активно осваивая и англоязычные социальные сети (Facebook, Twitter). Однако проникновение в эти сети существенно меньше, чем в русскоязычные сервисы (Odnoklassniki.ru, VKontakte.ru) – см.: Маритросян С. увеличение роли социальных сетей в информационном поле // http://www.noravank.am/ru/?page=analitics&nid=2421

[39] См.: Кезик И. Не шелковый путь. Китай будет строить железную дорогу Армения – Иран // Известия. – 2010. – 6 мая.

[40] См.: Соловьев Э. Дефицит «мягкой силы» в российской политике на постсоветском пространстве // http://www.perspectivy.info/rus/gos/deficit_magkoj_sily_v_rossijskoj_politike_na_postsovetskom_prostranstve_2009-11-03.htm

[41] См.: Концепция внешней политики Российской Федерации // http://archive.kremlin.ru/text/docs/2008/07/204108.shtml

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya16:59:54 01 сентября 2019
.
.16:59:54 01 сентября 2019
.
.16:59:53 01 сентября 2019
.
.16:59:52 01 сентября 2019
.
.16:59:51 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (11)
Работы, похожие на Реферат: Проблемы и перспективы

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(266023)
Комментарии (3598)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru