Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Каплан Роберто Сознательное зрение. Глаза помогают нам изменить свою жизнь Перев с англ. К.: «София», 2003; М.: Ид «София», 2003. 272 с с вкл

Название: Каплан Роберто Сознательное зрение. Глаза помогают нам изменить свою жизнь Перев с англ. К.: «София», 2003; М.: Ид «София», 2003. 272 с с вкл
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 07:52:12 06 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 481 Комментариев: 11 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

УДК 615.8

ББК 53.58

К20

К20

Каплан Роберто

Сознательное зрение.

Глаза помогают нам изменить свою жизнь

Перев. с англ. —К.: «София», 2003; М.: ИД «София», 2003. — 272 с. с вкл.

В людях, упомянутых в этой книге, соединены черты моих прошлых и нынешних пациентов, с которыми мне довелось работать. Совпадения имен и прочих индивидуальных характе­ристик являются чистой случайностью.

Настоящая книга не направлена на ниспровержение тра­диционной профилактики и лечения заболеваний органов зре­ния. Техники, изложенные в рамках программы сознательного зрения, разработаны с образовательной целью, чтобы помочь читателям в их самосовершенствовании. Если у вас есть какие-то проблемы со зрением, обязательно обратитесь к окулисту или офтальмологу. Автор и издатель не несут ответственности за то, каким образом будет использован материал данной книги.

Оп§та11у риЪНвпес! ая Сошсюш 5еет§

Ьу Веуот! Могск РиЪН$Ып§, 1пс, НШзЬого, Оге§оп.

© 2002 1ех1 апс! рЬо1обгарЬ5 Ьу КоЬеПо Кар1ап

Исключительное право публикации книги на русском языке принадлежит издательству «София»

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена без письменного разрешения издательства «София»

I8ВN 5-9550-0248-0

© «София», 2003

СОДЕРЖАНИЕ

Благодарности ........................7

Введение .............................9

1. Анатомия зрения .................... 13

2. Глаз как метафора ................... 23

3. Видеть, а не смотреть ................ 47

4. Генетика и развитие личности .......... 75

5. Биография человека:

история «смотреть» и «видеть» .........103

7. Быть сознательным:

соединение мыслей и чувств .............145

8. Близорукость:

расширение поля зрения и фокусировка .....167

9. Дальнозоркость:

сосредоточение в одной точке

и прояснение зрения ..................191

10. Астигматизм:

от искажения к целостности ............211

11. Глазные болезни:

пробудись и узри! ....................235

12. Будущее и сознательное зрение ..........257

Рекомендуемая литература ..............263

Сознательное зрение и помощь другим .......265

Словарь терминов .....................267

Благодарности

ч^пасибо всем вам — моим читателям; спасибо моим родителям — Марку и Хилли; моим многочисленным учителям и преподавателям; моим детям Джулии, Саймону и Дэвиду; Габриэле, моей любимой и другу; моему американскому редактору и консультанту Галь Зине Бен-нетт; а также издательским группам Германии и Соединенных Штатов, оказавшим мне честь своим участием в создании этой книги. Удачи вам всем в этом путешествии в страну сознательного зрения.

Введение

1здавна поэтическая традиция называла глаза «зеркалом души». Эта метафора сохранялась на протяжении столетий, потому что в таком поэтическом образе явно присутствует нечто подлинное, реальное. Влюбленный смотрит в глаза своей возлюбленной — и вдруг, неизвес­тно почему, чувствует, что она делается ему ближе. Новорожденный младенец связан с матерью взглядом: эта связь, которая будет длиться всю жизнь, устанавливается мгновенно, так сказать, «подобно элект­рическому разряду». Если вдуматься в эти простые примеры, совер­шенно очевидно, что глаза дают нам возможность понять другого человека и самих себя. Более того, в глазах можно прочесть даже то, что мы хотели бы в себе изменить, чтобы сделать свою жизнь более напол­ненной.

Меня всегда поражало, что через глаза можно проникнуть в душу. Понятно, что мое особое отношение к глазам определяется еще и тем, что я окулист. Это моя профессия, и я имел дело буквально с десятками тысяч глаз. Именно поэтому я смог, вдоволь поразмыслив над тем, что выражают глаза, понять, чему они могут научить человека, если он захочет узнать побольше о своем внутреннем зрении. Кроме того, я понял, что глаза (как часть головного мозга, выведенная наружу) дают нам «внутреннее понимание», связанное с формирующимся восприя­тием жизни и окружающего мира. Эти, так сказать, поэтические сооб­ражения в соединении с моим профессиональным опытом и позволили мне сделать те открытия, о которых пойдет речь в этой книге. Я согласен с поэтами: глаза — это зеркало души, окно в душу. Я не буду говорить о том, что видят влюбленные в глазах друг друга и что из этого следует. Я хочу сказать, что глаза действительно дают нам объективную информа­цию о наших эмоциях, состоянии здоровья, о том, как мы воспринима-

Сознательное зрение

ем мир. Глаза — бесценный источник знаний, который до последнего времени почти совершенно игнорировался.

Как сказал Джордж Сантаяна, «Не в том ведь мудрость, чтоб лишь мудрым быть: / В себя взгляни, закрыв свои глаза...» («О мир, не выби­раешь ты», 1894). В предлагаемой вашему вниманию книге вы узнаете о том, что Сантаяна именует «внутренним зрением». Я предлагаю читате­лю погрузиться в изучение того, что наши глаза могут поведать нам о нашей жизни и как они могут нам помочь изменить ее. Возможно, вы хотите этих перемен, хотя и не подозреваете этого. Если вы пройдете тот путь, что я предлагаю вам, вы (многие из вас) обнаружат, что не только ваши глаза изменились, но и ваше восприятие внешнего мира стало отчетливее. Но главное — вы можете получить в награду мудрость, основанную на внутреннем видении.

Тридцать лет я исследовал механизм зрения не только как окулист и офтальмолог, но и как человек, стремящийся проникнуть в тайну внут­ренних механизмов восприятия окружающего мира. В начале я следо­вал традиционным методам врача-окулиста; и если пациент не видел что-то четко, я выписывал ему корректирующие очки или контактные линзы. Я был уверен, что таким образом можно решить все проблемы. В большинстве случаев так оно и было. Однако случалось, что это не помогало. И меня все больше интересовали такие случаи. Почему паци­енты вдруг обнаруживали, что они больше не могут носить свои кон­тактные линзы? Почему, достигнув сорока лет, они жаловались на то, что мелкий шрифт кажется им расплывчатым? Почему у некоторых возникала такая жесткая реакция на новые стекла, что иногда жизнь их превращалась в сущее мучение? Все эти «почему» заставили меня искать более глубокого подхода к проблеме зрения. Эта книга как раз и стала результатом моих попыток проникновения в эти сокровенные сферы: я старался заниматься ими как можно глубже и полнее, не ограничивая свои исследования традиционной коррекцией зрения.

В этой книге я описываю свой экскурс в науку умения видеть созна­тельно, в философию видения. Конечно, я прописываю очки, но к этому мне удалось добавить новые аспекты лечения. Модифицирован­ные линзы в сочетании с упражнениями для зрения, — вот что стало терапевтическим средством для моих пациентов. И это средство спо-

10

Введение

собно пробудить дремлющие в них истинные возможности — потен­циал сознательного зрения.

Глаз, помимо всего прочего, может служить идеальной моделью, помогающей понять особенности человеческого восприятия. Он спосо­бен стать ключом к трансформациям и переменам. Если мы тщательно проанализируем все, что известно о глазах как таковых, мы сможем более активно познавать и тот мир, что находится вне досягаемости нашего взгляда. Мы поймем, что в тумане и расплывчатости того, что называют «плохим зрением», могут открыться новые врата восприя­тия, обнажая те мысли и чувства, которые были бы нам неведомы, будь наше зрение острым и сфокусированным. Может показаться, что тут есть противоречие, но к концу книги вы поймете, что на самом деле никакого противоречия здесь нет.

В этой книге я соединил мой опыт фотографа, окулиста, шамана и человеческого существа, жаждущего познать все, стремящегося прожи­вать жизнь с полным сознанием того, что ты делаешь. Эти неоценимые открытия были бы невозможны без участия моих родителей, а также людей, посещавших мои мастер-классы: все становилось частью моего собственного опыта и понимания, даже когда я оказывал им помощь.

1

Анатомия зрения

Взгляни своими глазами на то, что есть, и на то, чего нет.

чьфред Норт Уайтхед, американский математик и философ, был одним из крупнейших исследователей сознания человека. В частности, он подчеркивал, что та красота, которую мы открываем в природе, в гораздо большей степени является следствием и продуктом особеннос­тей нашего восприятия, нежели следствием особенностей объекта как такового. Имея это в виду, сделаем первый шаг в нашем путешествии, цель которого —углубить понимание природы зрения и восприятия в целом. Д-р Уайтхед говорил: «Поэты решительно заблуждаются. Им следовало бы обратить свои стихи к самим себе, и тогда это были бы оды во славу прекрасного устройства человеческого сознания. Приро­да — это скучная штука, в ней нет ни звуков, ни запахов, ни цветов; в ней есть просто кружение материи, бесконечное и бессмысленное».

Если д-р Уайтхед прав (а по-моему, дело обстоит именно так), при­дется признать: то, о чем мы думаем как о чем-то, что мы видим, дает нам гораздо более достоверные сведения о нас самих, нежели об окру­жающем мире. И эта идея лежит в основе главнейших психологических и духовных учений мира. Но, спросите вы, каким образом связан с этой идеей глаз? Для начала давайте посмотрим, что нам вообще известно о зрении — о зрении с помощью глаз.

Когда ученые объясняют феномен зрения, они часто начинают срав­нивают глаз с фотоаппаратом. Свет, подобно тому как это происходит с линзами аппарата, попадает в глаз через небольшое отверстие —зра­чок, расположенный в центре радужной оболочки глаза. Зрачок может быть шире или уже: таким образом регулируется количество попадаю­щего света. Далее свет направляется на заднюю стенку глаза — сетчатку,

13

Сознательное зрение

в результате чего в мозгу возникает определенная картинка (образ, изображение). Точно так же, когда свет попадает на заднюю стенку фотоаппарата, изображение фиксируется на пленку. Однако анатомия зрения не сводится к этому. Чтобы понять процесс сознательного визу­ального восприятия, необходимо исследовать и то, как человек, чтобы видеть, одновременно использует и глаза, и мозг, а для этого недоста­точно простой аналогии с фотоаппаратом. Занимаясь изучением ана­томии человеческого зрения, мы быстро обнаружим, что свет, прони­кая в глаза, способствует возникновению целого ряда явлений и процес­сов в нашем сознании, естественно, влияя на нашу жизнь в целом. Более того: хорошо видеть — не значит просто иметь острое зрение. Зрение формирует саму нашу жизнь, определяя не только то, насколько точно и отчетливо мы можем воспринимать свет, различать цвета и видеть те образы, что проходят перед нами, но и то, как мы проживаем собствен­ную жизнь, что мы при этом испытываем и как взаимодействуем с окружающим миром. Генетика, наше детские воспоминания, наше по­ведение — все вносит вклад в то, как мы используем свои глаза и что при этом видим. Удивительнее всего, что, углубившись в изучение ана­томии зрения, вы обнаружите, что способны не только улучшить свое зрение, но и расширить возможности своего восприятия окружающего мира, а значит — повлиять на тот выбор, который вы делаете ежеднев­но и ежечасно, и даже изменить свою манеру общения с окружающими.

Теперь на минутку вернемся к аналогии с фотоаппаратом. Вы напра­вили объектив аппарата на тот объект, который вы хотите снять. Вы нажали на кнопку: в аппарат попадает свет, который отпечатывает на пленке снимаемый объект. Как только это произошло, вы уже не може­те влиять на тот образ, который на ней запечатлелся. То, что вы зафик­сировали на пленке, можно изменить только с помощью компьютера или ретуширования, но этот процесс, каким бы высокохудожествен­ным он ни был, — всего лишь ряд механических действий. Чем же отличается от фотографирования человеческое зрение?

Миллионы ощущений и нервных импульсов посылаются от ваших глаз в ваш мозг. Таким образом происходят сложные взаимодействия

14

Анатомия зрения

между мозгом и сознанием , в результате чего в сознании появляются образы, которые вы опознаёте как свой дом, свою машину, озеро, на берегу которого вы отдыхали прошлым летом, лицо матери, словом — то, что вы видели когда-то или видите сейчас. Свет, приняв форму этих узнаваемых образов, предстает своеобразным стимулятором для ваших воспоминаний о событиях прошлого. В этом смысле зрение выступает как пассивное восприятие, и ничего больше.

Особо подчеркнем, что практически все, что мы видим, — это то, что мы научились видеть. Ведь мы приходим в жизнь, не имея представ­ления о том, как добывать информацию из света, падающего на сетчат­ку. В младенчестве то, что мы видим, для нас не означает ничего или почти ничего. Стимулированные светом импульсы от сетчатки попада­ют в мозг, но они для малыша —только ощущения, лишенные смысла. По мере взросления и обучения человек начинает интерпретировать эти ощущения, пытается в них разобраться, понять, что они означают.

Представьте: миллионы разнообразных ощущений проходят через наш мозг на протяжении жизни. Разум призван управлять этим процес­сом, расшифровывая все эти бесчисленные нервные импульсы и извле­кая смысл из того, что иначе было бы просто хаотическим потоком света и цвета. Наш разум фильтрует и интерпретирует эти ощущения. Он даже выносит суждения, определяющие, что приемлемо, а что — нет: таким образом, он определяет, что нам положено видеть, а что отвергнуть, что надо принять, а чем пренебречь. Разум решает, какую поступающую информацию допустить в более глубокие области наше­го существа, и как раз этот процесс я и называю «сознательным зрением».

Мой друг Джерри недавно рассказал мне историю, прекрасно иллюс­трирующую этот тезис. В течение нескольких месяцев он проходил курс психотерапевтического лечения, в результате которого ему удалось вы­яснить, что имеющиеся у него трудности в общении связаны с событи­ями, произошедшими с ним в момент рождения или сразу после него.

Здесь и далее под «мозгом» подразумеваются те физиологические функции, которые выполняет мозг, а под «разумом» —те его функции, из которых слагается наш жизненный опыт, в том числе — наше личное восприятие жизни, наши жизненные ценности, воспо­минания, мысли и т. п.

15

Сознательное зрение

в результате чего в мозгу возникает определенная картинка (образ, изображение). Точно так же, когда свет попадает на заднюю стенку фотоаппарата, изображение фиксируется на пленку. Однако анатомия зрения не сводится к этому. Чтобы понять процесс сознательного визу­ального восприятия, необходимо исследовать и то, как человек, чтобы видеть, одновременно использует и глаза, и мозг, а для этого недоста­точно простой аналогии с фотоаппаратом. Занимаясь изучением ана­томии человеческого зрения, мы быстро обнаружим, что свет, прони­кая в глаза, способствует возникновению целого ряда явлений и процес­сов в нашем сознании, естественно, влияя на нашу жизнь в целом. Более того: хорошо видеть — не значит просто иметь острое зрение. Зрение формирует саму нашу жизнь, определяя не только то, насколько точно и отчетливо мы можем воспринимать свет, различать цвета и видеть те образы, что проходят перед нами, но и то, как мы проживаем собствен­ную жизнь, что мы при этом испытываем и как взаимодействуем с окружающим миром. Генетика, наше детские воспоминания, наше по­ведение — все вносит вклад в то, как мы используем свои глаза и что при этом видим. Удивительнее всего, что, углубившись в изучение ана­томии зрения, вы обнаружите, что способны не только улучшить свое зрение, но и расширить возможности своего восприятия окружающего мира, а значит — повлиять на тот выбор, который вы делаете ежеднев­но и ежечасно, и даже изменить свою манеру общения с окружающими.

Теперь на минутку вернемся к аналогии с фотоаппаратом. Вы напра­вили объектив аппарата на тот объект, который вы хотите снять. Вы нажали на кнопку: в аппарат попадает свет, который отпечатывает на пленке снимаемый объект. Как только это произошло, вы уже не може­те влиять на тот образ, который на ней запечатлелся. То, что вы зафик­сировали на пленке, можно изменить только с помощью компьютера или ретуширования, но этот процесс, каким бы высокохудожествен­ным он ни был, — всего лишь ряд механических действий. Чем же отличается от фотографирования человеческое зрение?

Миллионы ощущений и нервных импульсов посылаются от ваших глаз в ваш мозг. Таким образом происходят сложные взаимодействия

14

Анатомия зрения

между мозгом и сознанием , в результате чего в сознании появляются образы, которые вы опознаёте как свой дом, свою машину, озеро, на берегу которого вы отдыхали прошлым летом, лицо матери, словом — то, что вы видели когда-то или видите сейчас. Свет, приняв форму этих узнаваемых образов, предстает своеобразным стимулятором для ваших воспоминаний о событиях прошлого. В этом смысле зрение выступает как пассивное восприятие, и ничего больше.

Особо подчеркнем, что практически все, что мы видим, — это то, что мы научились видеть. Ведь мы приходим в жизнь, не имея представ­ления о том, как добывать информацию из света, падающего на сетчат­ку. В младенчестве то, что мы видим, для нас не означает ничего или почти ничего. Стимулированные светом импульсы от сетчатки попада­ют в мозг, но они для малыша —только ощущения, лишенные смысла. По мере взросления и обучения человек начинает интерпретировать эти ощущения, пытается в них разобраться, понять, что они означают.

Представьте: миллионы разнообразных ощущений проходят через наш мозг на протяжении жизни. Разум призван управлять этим процес­сом, расшифровывая все эти бесчисленные нервные импульсы и извле­кая смысл из того, что иначе было бы просто хаотическим потоком света и цвета. Наш разум фильтрует и интерпретирует эти ощущения. Он даже выносит суждения, определяющие, что приемлемо, а что — нет: таким образом, он определяет, что нам положено видеть, а что отвергнуть, что надо принять, а чем пренебречь. Разум решает, какую поступающую информацию допустить в более глубокие области наше­го существа, и как раз этот процесс я и называю «сознательным зрением».

Мой друг Джерри недавно рассказал мне историю, прекрасно иллюс­трирующую этот тезис. В течение нескольких месяцев он проходил курс психотерапевтического лечения, в результате которого ему удалось вы­яснить, что имеющиеся у него трудности в общении связаны с событи­ями, произошедшими с ним в момент рождения или сразу после него.

Здесь и далее под «мозгом» подразумеваются те физиологические функции, которые выполняет мозг, а под «разумом» —те его функции, из которых слагается наш жизненный опыт, в том числе — наше личное восприятие жизни, наши жизненные ценности, воспо­минания, мысли и т. п.

15

Сознательное зрение

Во время родов его мать была подвергнута анестезии и в момент его рождения находилась без сознания. Следующие два дня она оставалась в заторможенном состоянии, так что новорожденный не имел непос­редственного контакта с ней. В эти дни он был в больничных яслях, где его кормили из бутылочки и редко брали на руки. Мать смогла прижать его к груди только через три дня после его рождения. Джерри шутя замечал по этому поводу, что, вероятно, он чувствовал особую связь с флуоресцентными лампами под потолком.

В ходе дальнейшего проникновения в загадки человеческих контак­тов Джерри обнаружил, что людям, лишенным в детстве контактов с матерью, свойствен особый тип поведения, который зачастую может проявляться и во взрослом состоянии. Узнав все это, Джерри начал лучше понимать, почему близкие ему люди часто укоряли его в «отчуж­денности и отстраненности». Отметим, что Джерри обладал очень неза­висимым характером; кроме того, он был дальнозорким. С помощью психотерапевта он научился доверять своему настоящему и избавился от рамок, ограничивавших его поведение.

Однажды Джерри заглянул к своему приятелю, у которого много раз бывал и прежде. Войдя, он обратил внимание на большую фотографию в рамке, висевшую прямо напротив двери. Сюжет фотопортрета заста­вил его остановиться. Это была фотография его друга, державшего на руках свою новорожденную дочку. Они были запечатлены в момент установления зрительного контакта, который устанавливается между новорожденными и их родителями. Для Джерри это стало подлинным моментом истины. Он попросил позволения поближе рассмотреть снимок.

«Потрясающая фотография, — восхитился Джерри. — Когда ты ее раздобыл?»

«Да она висит на этой самой стене уже семь лет», — удивленно ответил друг.

Хотя Джерри проходил мимо этой фотографии множество раз, и фото, несомненно, постоянно попадало в поле его зрения, он никогда его прежде не видел. Что-то внутри его собственного сознания словно бы предохраняло его от того, чтобы увидеть эту фотографию и понять ее содержание. Но теперь, после полученных им откровений относи-

16

Анатомия зрения

тельно обстоятельств своего рождения, когда он осознал дефицит при­вязанностей в своей жизни, Джерри вдруг оказался способным увидеть то, что так часто оказывалось перед его глазами.

Этот и другие подобные примеры (с каждым наверняка случалось что-то похожее) показывает, что, сравнивая наши глаза с «глазом» фо­тоаппарата, легко обнаружить множество различий в функциях челове­ческого зрения и объектива камеры. В чем же состоят эти различия, и какие функциональные части наших глаз схожи с фотоаппаратом, а какие — нет? Как и наш глаз, фотоаппарат включает множество компо­нентов, которые, работая вместе, определяют, как будет распределяться поток света, образуя соответствующий образ (картинку) на пленке (или на сетчатке глаза).

Начнем с передней (внешней) части глаза, которую вы видите, глядя на себя в зеркало: внешняя прозрачная оболочка (роговица, роговая оболочка глаза), а внутри —радужная оболочка глаза и зрачок. Это — то, с чем каждый наверняка прекрасно знаком. Ведь вы все это видите в зеркале. Если же проникнуть вглубь зрачка («за него»), откроются отно­сительно неизвестные вещи. Там всегда темно, и без специального при­бора — офтальмоскопа — невозможно увидеть заднюю часть глаза (глазное дно). С помощью офтальмоскопа на этом дне можно разли­чить оранжево-красную сетчатку.

Для большинства людей невидимость ассоциируется с темнотой — или, по крайней мере, с неспособностью воспринимать, что там нахо­дится. То, чего мы не осознаем, остается за пределами нашего обыден­ного сознания. Вот это и произошло с моим другом Джерри. Начало осознания означает начать путь к сознательному зрению. Это — про­цесс восприятия неразличимого, когда мы открываем в себе возможнос­ти, лежащие вне поля нашего непосредственного визуального восприя­тия. Если мы хотим обрести сознательное зрение, необходимо отдавать себе отчет в том, что свет вызывает внутри нас, как и в том, что он рассказывает нам о том, что находится «снаружи» (вне нас).

Остановимся кратко на том, какой путь проделывает свет, направля­ясь из внешнего мира к нам внутрь. Прежде всего свет в форме волн энергии попадает на поверхность роговицы — внешней части глаза, начинающей фокусировку света. Радужная оболочка («вход») и склера

17

Сознательное зрение

(белок глаза) — видимые органы. Пройдя через зрачок, свет попадает на фокусирующую линзу (хрусталик) человеческого глаза. Таким обра­зом, роговица, радужная оболочка, белок и зрачок — это видимые час­ти глаза, тогда как хрусталик и сетчатка — органы, невидимые для внешнего глаза, который заглядывает снаружи.

В повседневной жизни мы встречаем множество аналогий для види­мого и невидимого, для света и тьмы. В течение дневных часов боль­шинство из нас бодрствует, так или иначе осуществляя свои жизни. Ночью этот бег жизни замедляется, и мы скорее просто существуем, чем делаем, по мере того как готовимся к тому невидимому, которое мы встречаем, когда спим. (Если смысл этой моей аналогии ускользает от вас и не особенно вам понятен, просто имейте их в виду и читайте дальше, обращая особое внимание на растущую роль невидимого в обретении сознательного зрения.)

Теперь обратимся к пространству, лежащему за глазной линзой, где находится стекловидное студенистое вещество (стекловидное тело) и наконец — сетчатка, орган, который вызывает подлинное восхищение своей структурой. Сетчатка покрывает обширную поверхность глазно­го дня. Это —уникальный орган со сложной структурой, не похожей ни на какую другую структуру тела. Сетчатая оболочка глаза состоит из сотни миллионов светочувствительных ячеек, называемых «палочка­ми» и «колбочками». Каждый из фоторецепторов отвечает за распозна­вание одной частицы сфокусированного или несфокусированного све­та. Палочки предназначены для того, чтобы видеть в темноте, и когда они задействованы, мы можем воспринимать невидимое. Фотопленка на такое не способна. Если же использовать пленку, предназначенную для съемок в полумраке, она не сможет запечатлеть картинку, видимую при ярком свете. Но человеческий глаз имеет только одну сетчатку, и она способна действовать в разных условиях. Пожалуй, ее можно наз­вать полифункциональной пленкой. Колбочки, в отличие от палочек, лучше всего работают при свете. Им нужен свет, чтобы обеспечивать четкий фокус и ясное зрение. Самая высокая концентрация колбо­чек — в той области сетчатки, которая называется макулой («пятном»). В центральной части этого пятна расположена {оуеа сепггаШ (глазная

18

Анатомия зрения

ямка, или фовея): именно эта область делает возможным наиболее острое зрение.

Лил Вертенбакер в своей книге «Глаз: окно в душу» утверждает:

«Каждую секунду (когда вы бодрствуете) глаз посылает в мозг около милли­арда единиц информации. Эти порции света превращаются в сознании в удивительно сложные образы. Глаза способны различать около десяти мил­лионов градаций интенсивности света и около семи миллионов оттенков цветов; через глаза мы получаем примерно 75 процентов всей воспринима­емой нами информации».

Представим себе поток света, струящийся от солнца рано утром. Свет этот идет через роговицу и попадает на сетчатку. (Чтобы вам было легче себе это представить, обратитесь к илл. 2.) Образ света, проходя­щего сквозь глаз, и лучей, помогающих создать четкий фокус, иллюст­рирует процесс преобразования, происходящий в человеческом глазу. Взаимодействие света со структурами глаза представляет собой процесс обмена энергией. Сначала свет получают видимые части глаза. Зрачок под действием света сужается. Это происходит потому, что одна из мышц радужной оболочки — сфинктер — чувствительна к свету и реа­гирует на него, расширяясь. Представьте себе круглое окошко, через которое струится свет; внезапно окно начинает делаться все уже и уже, пока не станет настолько узким, что сквозь него будет проходить лишь тоненький лучик света.

Такая реакция на свет присуща нам от рождения и происходит поч­ти постоянно в течение всей нашей жизни. Но такое поведение мышц несет и очень важное метафорическое послание. Сужение зрачка вызы­вается светом. Свет — форма энергии. Энергия способна вызывать изменения функционирования тех или иных частей тела. Когда часть тела начинает функционировать иначе, происходит своего рода транс­формация.

19

Сознательное зрение

«Это огнь очей позволяет нам видеть, а значит

воспринимать мир». Артур Заджонг. Охотясь за светом: история близнецов — света и сознания

Под влиянием света зрачок глаза сужается безо всяких усилий или контроля человека. Нам не приходится, как в случае с фотоаппаратом, устанавливать размер диафрагмы. Сужение зрачка происходит благода­ря автоматическому контролю нашего мозга. Современные самофоку­сирующиеся фотографические аппараты делают примерно то же самое: фотоэлектрический «глаз» регулирует диаметр входного отверстия по­зади линзы, дозируя таким образом количество попадающего света. Однако тот, кто снимает, должен лишь подобрать пленку с соответству­ющей светочувствительностью.

Меня всегда интересовало, почему зрачок сужается. Чтобы зрение было острым и четким, лучи должны освещать область макулы. Разме­ром зрачка управляют мышцы радужной оболочки, сжимающиеся или разжимающиеся.

Роговица, зрачок, хрусталик, стекловидное тело, как и размер глаз­ного яблока, — от всего этого зависит фокусировка света по мере его прохождения через те или иные структуры. Процесс изменения фокуса света называется рефракцией (преломлением). Свет, фокусированный более точно, попадает на фовею, тогда как менее фокусированный свет рассеивается на сетчатке. Осознание этой поразительной мудрости уст­ройства глаза, предусматривающей сетчаточное и фовеальное распре­деление света, совершенно необходимо для понимания принципов соз­нательного зрения.

Свет попадает в ваше существо через небольшой вход — ваш глаз; затем он погружается в безбрежную тьму внутреннего пространства. Вообразите себе две области этого пространства — внешнюю и внут­реннюю. Внешняя —то, что мы воспринимаем как существующее вне нас, по эту сторону видимой части наших глаз. Наше восприятие окру­жающего мира можно сравнить с просмотром кинофильма. Когда мы смотрим на экран, нам кажется, что все происходящее находится вне нас. Тем не менее содержание фильма затрагивает и то, что находится внутри нас; в нашем внутреннем пространстве мы воспринимаем кино

20

Анатомия зрения

с иной точки зрения. Те образы и ощущения, которые мы получаем, перекликаются с нашим прошлым, с нашим жизненным опытом и с многими другими вещами; при этом в нашем сознании уже есть что-то, с помощью чего (и благодаря чему) мы интерпретируем то, что прихо­дит в нас извне, и способны подвергаться влиянию этого «чего-то».

Представьте себе на минутку тьму внутри вашего глаза как некое невидимое пространство. Когда свет идет извне в темноту, он может потребовать от нас, чтобы мы в известном смысле переменились. То, что мы воспринимаем как нечто находящееся вне нас, — это преобра­зующая энергия, и чем глубже она погружается в невидимое, тем боль­ше влияние, которое она оказывает на нас. Можно было бы сравнить это путешествие света в более глубокие, невидимые области нашего существа со спуском в глубины неведомой пещеры или плаванием сре­ди неисследованных рифов. Подобные приключения дают энергию и дозу возбуждения. Чем глубже вы погружаетесь, тем больше вам удает­ся увидеть. Такое проникновение под поверхность внешней видимости и называется глубиной. Именно здесь мы познаем невидимое.

«Наш мир озаряют два света. Один дает нам солнце;

другим отвечает ему свет глаз. Мы можем, видеть

только благодаря их единению; мы будем, слепы, если не

станет одного из них».

Заджонг. Охота на свет

Интеграция нашей внутренней жизни происходит, когда мы соединяем видимое и невидимое. В этом движении к целостности мы наблюдаем и ощущаем. Человеческий глаз приспособлен и предназначен именно для такого интегрированного зрения, и этот процесс объединения я и назы­ваю сознательным зрением. Именно таким путем мы входим в мир, во вселенную, лежащую за пределами того, что может увидеть камера, — и именно так мы начинаем понимать, что преобразование света — далеко не все, что способен делать глаз.

21

Глаз как метафора

Глаз — это проектор

«Глаз» фотоаппарата не может служить к тому же и проектором. Про­ектору необходима информация — прозрачный слайд с картинкой или электронный видеоноситель данных, которые служат основой для све­тового сигнала. Линзы проектора передают изображение на экран, и зрители, расположившиеся перед ним, видят то, что проецируется: не­видимые данные с пленки или из компьютерных файлов становятся видимыми.

А проецирует ли что-то человеческий глаз? Разве это возможно? Этот вопрос был поднят еще во времена самых первых исследований в области психологии и науки о человеке в целом. И хотя было доказано, что так оно и есть, до сих пор некоторые люди не желают верить в способность глаза служить своеобразным проектором. Все знают, что все ваше поде восприятия — это то, что вы наблюдаете, то, что несом­ненным образом является видимым: достаточно вспомнить аналогию с объективом фотоаппарата. Но теперь нам предстоит попытаться по­нять, что человеческий глаз — это много больше, чем фотоаппарат. Чтобы уяснить, каким образом человеческий глаз является одновре­менно и проектором, надо использовать собственные глаза для того, чтобы заглянуть поглубже, за внешнюю видимость предметов.

Обучаясь оптометрии и офтальмологии, вместе со своими коллега­ми я осваивал прибор, называемый ретиноскопом. Это устройство со­стоит из линз, посылающих точно сфокусированный пучок света, на­правленный на пациента. Пациента просили смотреть вдаль, и врач наблюдал отражение света от сетчатки на поверхности зрачка. Эта ме­тодика должна была помочь измерить преломляющую способность глаза пациента: исходя из нее, мы определяли дополнительные измере-

23

Сознательное зрение

ния и процедуры, необходимые для того, чтобы прописать соответству­ющие корректирующие линзы.

Однажды один мой коллега рассказал нем об отражениях, возника­ющих в глазах людей, когда они думают о чем-то или что-то представ­ляют себе. Это меня поразило. Возможно ли, чтобы отражение, которое я вижу у кого-то в глазу, было вызвано мыслями или чувствами облада­теля этого глаза? И я стал задавать своим пациентам вопросы во время проведения сеансов ретиноскопии. Я просил их смотреть вдаль на два или три различных расстояния, варьируя степень фокусировки — от мягкой, расплывчатой, до четкой, —при этом измеряя и записывая то, что я наблюдал. Коллега, сообщавший об изменениях в отражении, был прав. Степень сдвига отражения (рефлекса) и те изменения в цвете сетчатки, которые я наблюдал, зависели от пациента, от его участия. Когда пациент пытался увидеть что-то или когда его взгляд не был сфокусирован, когда пациент терял концентрацию или сбивался с мыс­ли, переходя к другой, рефлекс сетчатки менялся. Если я просил паци­ента вызвать какое-нибудь приятное детское воспоминание, рефлекс становился ярче, его подвижность уменьшалась. Выявив эту зависи­мость, я установил, что мысли и чувства пациента влияют на присут­ствие света в его глазах. Взаимодействием сознания и мозга человека в буквальном смысле обусловлено то количество света, которое проходит через его глаза.

Видимые, физические изменения, происходящие с глазами, поража­ли физиологов на протяжении многих лет. При внимательном наблю­дении можно увидеть, как глаза и окружающие их лицевые структуры отображают разнообразные эмоции. У молодых людей яркие глаза. У пожилых они тусклы и туманны. Люди, испытывающие страстную лю­бовь, обладают более подвижными и живыми глазами, чем их равно­душные сверстники.

С интересным доказательством того, что глаз может работать как проектор, врачи столкнулись относительно недавно в клинической практике. Пациенты, страдавшие раздвоением личности, были подвер­гнуты ретиноскопии как раз во время перехода от одной «личности» к другой. Как вы уже догадались, рефлекс сетчатки физически менялся в зависимости от того, кем мнит себя пациент. Глаз отражает изменения,

24

Глаз как метафора

соответствующие различию его «личностей». Глаз становится проекци­ей образа сознания, свойственного той илии иной личности, находя­щейся «по ту сторону» глаза.

Несмотря на эти клинические открытия, часть которых удалось опубликовать в специальной научной литературе, во всем мире работа­ют сотни тысяч офтальмологов и окулистов, ограничивающихся рети-носкопом в своей повседневной практике, то есть рассматривающих зрение только под углом погрешностей отражения. Они смотрят на глаз сквозь ретиноскоп, как если бы исследователь океана ограничился ис­следованием его поверхности. Я не хочу сказать, что они заблуждаются: они просто лишают себя глубины восприятия. Новая стратегия науки о защите зрения требует взгляда в глубину, под покров очевидного, дабы обнаружить неведомое. Нужен акваланг, чтобы отважиться нырнуть в глубину океана. Там вас ждет целый новый мир, он ждет, чтобы его открыли, и для этого требуется только ваше желание познать его.

Обретя глубинное зрение, мы должны исследовать то, что я называю нашей «сконструированной» жизнью. Чтобы осознавать свою жизнь, видеть сознательно, необходимо глубоко вглядеться в то, кто мы есть. Конечно, проще и легче оставаться на поверхности. Если не нырять слишком глубоко, не встретишь в пучине вод акул, которых мы пока только воображаем. Но вряд ли мы боимся именно акул. Возможно, мы опасаемся глубины из-за страха обнаружить в себе неизведанное могу­щество.

Глаз —это принтер

К настоящему времени стало ясно, что глаз не функционирует незави­симо от мозга. Глаз можно уподобить Матери-Земле, которая плывет себе во внешнем пространстве. Земля находится под влиянием Луны, Солнца, планет, звезд, а также тех астрономических явлений, которые наука только начала изучать. Пусть глаз кажется чем-то изолирован­ным, отдельным внешним органом: его жизнь (в буквальном смысле — кровь, питающая его) зависит от мозга. Глаз — это, собственно, не что иное, как естественное продолжение мозга вовне и вперед, то есть бук­вально — специализированный мозговой придаток. Глаз связан со зри­тельной областью мозга через зрительный нерв, состоящий из переда-

25

Сознательное зрение

ющего вибрации сложного ансамбля нейронов: все это напоминает подсолнух, тянущийся к солнцу. Здоровая работа глаза напрямую зави­сит от нервов и крови, идущих от мозга. Представьте себе, что эта кровяная подпитка — жизнетворная энергия, которая дается глазам как пища и как повод для деятельности; собственно, так оно и есть.

Обратите-ка внимание на принтер, подключенный к вашему компь­ютеру. Он получает от компьютера инструкции, подобно тому как глаз ваш получает инструкции от мозга и в конечном счете — от вашего сознания. Глядя на то, что выходит из принтера, вы можете понять, что за информация содержится в компьютере. С глазом — похожая ситуа­ция: его структура (главным образом мы тут имеем в виду сетчатку и те факторы, которые определяют, почему человек близорук, дальнозорок и т. п.) может, как принтер, отражать инструкции, посылаемые от мозга (компьютера) к глазу (принтеру). В качестве практикующего врача я в течение тридцати лет исследовал глаза и наблюдал, какое влияние фак­торы, невидимые человеческим оком, оказывают на качество зрения человека. Иными словами, иногда причина проблем со зрением нахо­дится за сетчатой оболочкой, а не перед ней; наше зрение —плод наше­го сознания, а не только внешнего мира и глаза как такового.

Как только я убедился в том, что проблемы со зрением не всегда и не во всем зависят от того, что находится перед сетчаткой, мне стало ясно, что нет смысла ограничиваться диагностированием только собственно работы глаза, определяя, близорук или дальнозорок пациент и не стра­дает ли он какой-то иной патологией. И я получал все больше доказа­тельств того, что человеческий глаз подобен компьютерному принтеру, и это сказало мне кое-что о невидимых возможностях зрения. Для меня стало очевидным, что симптомы, которые я наблюдаю в глазах, суть послания от мозга и от его жизненного партнера — сознания.

Приведу несколько примеров из историй болезни моих пациентов: эти и подобные факты привели меня к изложенному выше выводу. Так, у одного из пациентов возникновение повышенного давления в глазу (называемое глаукомой) совпало по времени с повышенными требова­ниями и нагрузками в профессиональной и семейной жизни. У другого пациента появились симптомы катаракты (замутнения зрения вследс­твие уменьшения прозрачности хрусталика) в то время, когда пациент

26

Глаз как метафора

волновался относительно своего будущего. У некоторых пациентов возникала миопия (близорукость, затрудненное различение мелких де­талей на расстоянии) в периоды семейных неурядиц, когда пациенты оказывались неспособны выносить то, с чем им приходилось сталки­ваться дома. Правый глаз ребенка начал косить внутрь, когда его отец оставил семью. В глазу другого пациента началось отслоение сетчатки, когда он осознал, что «отслаивается» от былых пылких чувств к своей супруге.

Чем глубже я проникал в жизненные обстоятельства моих пациен­тов, страдавших зрительными расстройствами, тем более становилась очевидной тесная связь между состоянием глаз, мозгом и сознанием. Результаты других исследователей подтвердили необходимость даль­нейшего изучения этой связи. В своих первых работах в области бихе­виористской (буквально — «поведенческой») оптометрии американс­кий врач Скеффингтон, основоположник этой науки, сопоставил свои открытия в области зрения с исследованиями Ганса Селье, изучавшего стресс и его влияние на различные системы органов. Когда человек попадает под влияние стрессовых факторов, действующая на основе рефлексов и быстро реагирующая автономная нервная система вносит определенные изменения в функционирование организма, чтобы по­мочь ему справиться со стрессом. Такие изменения затрагивают не только глаза, но и многие другие органы. В своих клинических работах Скеффингтон показал, как оптометрические измерения глаз позволяют получить своеобразный отпечаток этих изменений, возникших благо­даря автономной нервной системе. Так, например, когда на человека обрушивается горе, фокусировка его ресничных мышц и хрусталика «замедляется»: так падает способность удерживать внимание при чтении книги или работе за компьютером. В результате может развить­ся близорукость. Способность человека поддерживать эффективную связь с повседневными событиями и рассматривать собственную жизнь Цельным, стереоскопическим образом, уменьшается в периоды, когда человек не справляется со стрессом.

Здесь я употребляю термин цельное (интегрированное) стереоскопическое, имея в виду восприятие жизни не простым линейным образом, но восприятие, при котором прини­маются во внимание все многообразные факторы, влияющие на то, как мы сами (точно так же как и другие люди) проживаем собственную жизнь.

27

Сознательное зрение

В ходе оказания современной первичной врачебной помощи при расстройствах зрения (и при обычных его проверках) окулисты обычно исследуют сетчатку при помощи офтальмоскопа — специального при­бора, позволяющего рассматривать сложную по структурному строе­нию сетчатку, устилающую глазное дно, чтобы обнаружить возможные заболевания на ранней стадии. Такие недуги, как, например, гиперто­ния или диабет, могут быть легко выявлены по состоянию кровеносных сосудов сетчатки. Состояние организма, «записанное» в мозгу, находит точное и подробное отражение в той информации, что предоставляет специалисту сетчатка глаза. Это — наглядная демонстрация единой природы глаза, мозга и сознания, то есть того, что организм человека функционирует интегрированно. Этот тезис — один из ключей к обре­тению сознательного зрения, и в последующих главах я его разовью.

Не только врачи-окулисты подметили, что состояние сетчатки поз­воляет предсказывать грядущие недуги других частей тела. Есть целая наука — иридология, — как раз и занимающаяся установлением связи между болезнями и тем, как они отражаются на состоянии радужной оболочки глаза. Многие врачи во всем мире используют иридологию как часть диагностических процедур. Природа подарила нам вместе с глазами еще и своеобразную хронику, хранящую отпечаток всего того, что происходит в организме.

Расширяя образ принтера/компьютера, можно сказать, что мы мо­жем узнать о себе массу нового, исследуя информацию, получаемую при изучении глаз. Можно сказать, что глаз дает нам ценнейшую неви­димую информацию — не только о таких расстройствах, как гиперто­ния или сердечно-сосудистые заболевания, но и о мозге, разуме и чело­веческом сознании как таковом.

Поначалу может показаться, что я разгуливаю по тонкому льду, по зыбкой границе, отделяющую спекуляцию от научно подтвержденных фактов. Тем не менее все, что я тут описываю, — результат моих соб­ственных клинических исследований, а также исследований, проводив­шихся другими врачами. Напомню читателю, что современные дисцип­лины, посвященные изучению зрения, которые теперь основательно развиты, в период своего зарождения рассматривались тогдашней нау­кой как «бредовые измышления докторишек». В этой своей работе,

28

Глаз как метафора

посвященной сознательному зрению, я представляю идеи, которые воз­можно обсуждать лишь с позиций видимого, реального и подходящего под современные научные стандарты. Повторяю, мне довелось стать одним из тех врачей, которые смогли глубоко и всесторонне проверить свои открытия в процессе многолетней практики, имея дело с тысячами пациентов. С точки зрения традиционного метода весь представленный материал можно оценить как профессиональную клиническую выбор­ку. Я пользуюсь возможностью представить читателю мои клинические находки, оставляя фундаментальное исследование моих идей и предло­жений на долю ученых, занимающихся проблемами зрения.

Мозг: компьютерный чип (микросхема)

В современном высокотехнологичном мире многие из нас пользуются чудесными свойствами компьютерных чипов. Информацию можно за­ложить в компьютерную память, и она будет там храниться. Затем к этой памяти можно обращаться, и она будет выполнять самые разные задачи: следить за временем, планировать деловые встречи, включать кофемолку, посылать факсы (пока мы спим), а также выполнять слож­ные математические расчеты.

Эти «внешние» примеры помогают составить представление о том, что происходит внутри вашего мозга. Ведь именно в человеческом мозгу, в разуме человека впервые родилась сама идея компьютерной микросхемы. «Внешние» открытия, такие, как сотовые телефоны, пор­тативные компьютеры размером с ладонь, а также разнообразные игро­вые устройства, сами представляют собой как бы компьютерную распе­чатку, дающую зримое доказательство творческих способностей чело­веческого мозга. Подобным же образом глаз может «вывести на печать» то, что происходит в мозгу. Моя персональная «цифровая видеокаме­ра» непосредственным путем передает мне образы, в живых красках, и помогает мне не сбиться с пути, когда я пытаюсь понять, как работает мой мозг. Когда я стараюсь сознательно увидеть то, что происходит вне меня, у меня появляется возможность понять, как действуют мои внут­ренние системы. Мозг можно рассматривать как «посадочную площад­ку» для сенсорной информации. По мере того как ощущения проника­ют в более глубокие слои мозга, ощущения эти структурируются и

29

Сознательное зрение

классифицируются все более глубоко и четко. Такая интеграция помо­гает разуму извлечь смысл из хаоса.

Приведу ближайший пример. Оптики могут сделать такую пару очков, что надевшему их покажется, будто мир растянут в стороны или по вертикали. Свет, попадающий в наши глаза, искажается призмами и зеркалами. На какое-то время в мозгу возникает большая путаница. Мозг получает эти новые световые ощущения, и, благодаря работе миллионов взаимодействующих «компьютерных сетей» нервных ком­плексов, чип внутри нашего мозга пытается рассортировать эту новую информацию и дать ее интерпретацию, понимание того, что действи­тельно происходит. Очень скоро все встает на свои места, и надевший эти очки вновь воспринимает мир так, как его всегда воспринимал. Чтобы правильным образом изменить восприятие мира, мозг и разум должны учитывать не только то, что видят глаза, но и множество других факторов, таких, как сила тяжести, тонус костно-мышечной системы, а также скорость наблюдателя и объектов, движущихся вокруг него, да и расстояние между ними.

Внешний слой мозга — поверхность, которую можно сравнить с кожей человеческого тела. На этом уровне кора головного мозга (так называемый неокортекс) —наш компьютерный чип —выполняет эле­ментарную работу. Ощущения здесь собираются и сохраняются. Элек­трические и химические сигналы, каждое мгновение поступающие от глаз и других органов чувств, методически откладываются в памяти. На более глубоких уровнях неокортекса данные становятся все более систе­матически организованными. Наподобие ткани под поверхностью ко­жи, более глубокие слои мозга имеют все возрастающую сложность, и именно здесь световые впечатления реорганизуются, принимая формы линий и очертаний. Первоначальный свет превращается в более слож­ные образы, которые затем будут интерпретированы мозгом и разумом.

Роль мозга состоит в том, чтобы понять происходящее внутри и вокруг вас, собирая визуально-моторные данные, получаемые благода­ря соотнесению визуальной информации с информацией, поступаю­щей от крупных мышц вашего тела (мышц ног и рук), а также с вашим откликом на силу тяжести, с размером и положением вашего тела, а

30

Глаз как метафора

также с положением каждой части тела относительно тела в целом. То, что вы видите, связано с движениями вашего тела: таким образом устанавливается связь между тем, что вы видите, и вашим физическим присутствием в мире.

Разум: суперкомпьютер

Процесс взаимодействия света с сетчаткой, на которую он попадает, можно уподобить тому, что происходит в видеокамере. Потоки образов поступают в мозг, где они структурируются в виде последовательно движущихся картинок, соответствующих течению времени. В послед­нем и состоит их отличие от моментального снимка, получаемого с помощью фотоаппарата. Наша способность получать эти картинки и извлекать смысл из их потока хотя бы частично зависит от состояния нашего разума и души. Так, если вы испуганы или встревожены, степень вашей восприимчивости снижается, а следовательно, уменьшается и способность интерпретировать сигналы, приносимые светом. Такое «подавление» света, испытываемое в состоянии страха, связано с реф­лексами выживания, прошедшими свой путь эволюции вместе с нерв­ной системой. Способность мозга регулировать то, что видит человек, отчасти определяется разумом человека, который эмоциональным об­разом реагирует на поступающий свет, помогая решить, сколько света пропустить внутрь. Если человек видит ситуацию, возбуждающую неп­риятные эмоции (возможно, ассоциирующуюся с каким-то аналогич­ным переживанием из его прошлого), он, скорее всего, «заблокирует» некоторую часть поступающих впечатлений. Это жизненно необходи­мо, поскольку человек стремится избежать опасной или мучительной ситуации, подобной той, с которой пришлось столкнуться в прошлом. К примеру, встретив тигра на тропе в джунглях, никому не придет в голову остановиться поизучать красивые полосы на его шкуре или пре­даться воспоминаниям о любимой кошке; напротив, каждый мобили­зует все свои силы и мчится со всех ног, чтобы оказаться как можно Дальше.

Расскажу одну историю, которая, возможно, поможет вам понять, как вы воспринимаете свет, и что такое глаз, а также каковы при этом

31

Сознательное зрение

функции мозга и разума, и какую эволюцию проходит сознание и визу­альное восприятие.

Тайна пещеры

Сара была студенткой третьего курса медицинского института. В про­цессе обучения она должна была детально ознакомиться с работой моз­га. Как известно, немало времени и усилий при этом требует запомина­ние названий различных частей мозга и изучение их взаимосвязей. Сару поразило обилие обрушившейся на нее информации, и она с жаром взялась за дело. Ее увлекали и шедшие в аудитории горячие дискуссии о функциях разума.

Многие из преподавателей считали, что ум, разум человека — это нечто отдельное и отличное от его мозга. Они были уверены, что разум как таковой находится в ведении психиатров, философов и священни­ков. Они рекомендовали студентам не уделять особого внимания умс­твенной и эмоциональной сторонам жизни пациентов. По их мнению, чтобы быть хорошим врачом, необходимо ограничиться знанием фи­зического организма и усвоить, что надо делать, чтобы его «починить», то есть выправить нарушение функций. «Не дайте себя вовлечь в проб­лемы пациента на эмоциональном уровне» — таков был девиз этих преподавателей.

И вот тут отец Сары, Дэвид, археолог по профессии, предложил ей съездить в Израиль. У него не было никаких особых целей в этом путешествии, он просто хотел провести время вместе с дочерью.

Вскоре по приезде в Израиль отец повел Сару на место археологичес­ких раскопок. Они бродили среди руин, оставшихся от древней цивили­зации, и отец показал Саре небольшой холмик —это был курган, назы­ваемый «телла». На первый взгляд Саре показалось, что это просто «маленькая горка». Пока они с отцом шли к телле, Дэвид, имевший за плечами годы раскопок, объяснял Саре разные подробности, стараясь научить ее непривычные глаза ориентироваться в очертаниях скал. Он указал ей на выдолбленные в камнях углубления, в которых собиралась дождевая вода. Отец объяснил, что в этих лужицах древние жители стирали одежду и промывали овощи для приготовления пищи. Сара

32

Глаз как метафора

вдруг поняла, что она ни за что не догадалась бы о назначении этих углублений, если бы отец не объяснил их применения.

Во время этой прогулки Саре пришла в голову мысль о том, как привычка скользить взглядом по поверхности того, что мы видим, лишает нас осознания всего, что мы видим. Она призадумалась над тем, как у нее развился столь поверхностный взгляд на мир. И тогда она позволила своей памяти совершить экскурсию в собственное прошлое.

В ее памяти возникло то время, когда ей было двенадцать лет. Это было не особенно счастливое время. Да и два предыдущих года были очень тяжелыми. Ее мать скончалась после долгой болезни, во время которой отец Сары целиком посвятил себя тому, чтобы облегчить жене ее последние годы, и Сара, их единственный ребенок, практически была предоставлена самой себе. В результате она стала типичным интра­вертом.

Сара вспомнила долгие часы, проведенные ею в своей комнате, когда она чувствовала себя такой заброшенной. Накрывшись с головой одея­лом, она читала при свете фонарика ночи напролет. Чтение помогало ей заглушить боль, которую она чувствовала, переживая болезнь матери и потом ее смерть. «Почему она покинула меня, когда я так в ней нужда­лась?» Она задавала себе этот вопрос, будучи совсем юной. Сара вспо­минала, как переменился в то время ее взгляд на мир. Ее совсем не интересовало происходящее вокруг нее. Взамен она глубоко погружа­лась в мир фантазии, грез и раздумий. Так она убегала от мучительных чувств. Она глотала книгу за книгой и никогда никому не говорила о своем внутреннем мире. Это была ее тайна.

Незадолго до тринадцатого дня рождения Сара надела свою первую пару очков, чтобы компенсировать близорукость и астигматизм.

Ближе к двадцати годам девушка приняла участие в сеансах по раз­витию личности, что научило ее справляться с эмоциями, которые она подавляла. К тридцати годам рецепты, прописываемые ей офтальмоло­гами, перестали меняться в худшую сторону. В дальнейшем она стала смотреть на мир через контактные линзы. Они дали ей ясное, направ­ленное зрение. Однако визуальное восприятие, существовавшее в ее уме, по ту сторону глаз, все еще во многом оставалось таким же, как в начале ее жизни: это было направленное внутрь восприятие, взгляд

33

2-1529

Сознательное зрение

молодой девушки, схоронившей себя в своем потаенном мире. Бродя с отцом среди телл, Сара поняла, что с двенадцатилетнего возраста она так и не переменила своей внутренней установки, ориентированной на мир книг и фантазий. Более того: глаза ее научились соответствовать такому поведению и, словно желая подстроиться под ее направленность внутрь, стали близорукими.

На протяжении многих лет Сара почти не думала о своих глазах. Она прекрасно жила и работала, нося контактные линзы или очки, и блестя­ще училась. Но с недавних пор она стала задавать себе вопросы о связи между своим внутренним миром, миром эмоций, — и своим зрением. «Что происходит с моим мозгом, когда я смотрю сквозь контактные линзы? — спрашивала она себя. — Может быть, то, что я полагаюсь на прописанные мне стекла, мешает мне, глядя на мир, воспринимать всю глубину того, что я вижу?» Сара подумала, что, возможно, поэтому она вначале так небрежно смотрела на те скалы, что показывал ей отец. Что это — близорукое, астигматическое восприятие? И можно ли расши­рить возможности визуального восприятия? Изучая человеческий мозг, Сара убедилась в том, что он обладает высокой степенью приспособля­емости; она знала, к примеру, что во многих случаях здоровая часть мозга берет на себя функции поврежденной его части, даже если раньше этой части мозга не приходилось выполнять таких функций. Может быть, то же самое верно и относительно зрения? Может ли ее мозг побудить глаза видеть иначе?

Сара взглянула вдаль, и ее глазам предстала Галилейская долина — пышная, зеленая, плодородная. Она была поражена контрастом между скалами в пустыне и этой роскошной долиной. В этот день она не надела контактные линзы. На минутку она сняла и солнечные очки, которые ей прописали. «Неужели я действительно могу видеть без всяких сте­кол?» — поразилась Сара. Детали долины она различить не могла. Лин­зы с диоптриями «-3» показывали ей эти детали в четком фокусе. Лучи света, проходя через эти линзы, четко фокусировались и направлялись на фовеальную область сетчатки глаз. Ее мозг воспринимал («записы­вал») этот свет. Сара не забыла, что вначале свет, достигающий моз­га, — это просто ощущение, «сырое» впечатление. Извлечь смысл из этого первоначального впечатления, интерпретировать его — задача

34

Глаз как метафора

мозга. Подобно компьютерному чипу, он интерпретирует миллионы световых микровпечатлений, наделяя их смыслом. Из хаотического ми­ра рождается нечто осмысленное. Но как на этот смысл влияют линзы, искусственно фокусирующие падающий свет?

В течение какого-то времени Сара продолжала исследовать собс­твенное зрение, не ограниченное никакими линзами перед глазами. Предметы, находящиеся ближе к ней, были видны яснее. Детали пейза­жа отдаленной долины напоминали поток красок, как на картине имп­рессиониста. Она отметила, что свет, приходящий к ее глазам издалека, был, когда она снимала линзы, просто чем-то бессмысленно-расплыв­чатым. Понятно, что ее мозгу требовалась определенная помощь для того, чтобы научиться обрабатывать эти световые ощущения, чтобы придать смысл тому, что она видела в удаленном от нее мире. И потом для нее стало реальностью чудо знания того, что истинно вне ее самой.

Сара задумалась над лекцией одного из своих преподавателей, теоре­тика, работавшего в области нейромедицины. «В мозгу существует от­дел, отвечающий за зрительное восприятие, — говорил он. — В мозгу есть своеобразный процессор впечатлений, связанный с другими меха­низмами мозга, и все это позволяет накопленным световым ощущени­ям становиться добычей разума. Эти ощущения вмещают в себя все те необходимые элементы, ингредиенты и компоненты, которые позволя­ют уму конструировать образы, что, в свою очередь, позволяет нам воспринимать содержание, которое эти образы несут».

Этот ученый и пришел к выводу о том, что опыт человека помогает его характеру налаживать сложные связи между мозгом и разумом и что сама структура опыта, приобретаемого разумом, является местом встречи того, что видится, и того, кто видит.

Сара с отцом прошли между тем дальше, и перед ними предстало какое-то подобие стены. Отец объяснил ей, что древние камни сложены заново, чтобы реконструировать часть поселения, находившегося здесь в древние времена. Эта непонятная непосвященному каменистая на­сыпь была некогда верхним слоем городка, известного под названием Иодфат. Проводя Сару по теллам, отец открывал перед ней более глубо­кий взгляд на, казалось бы, привычные явления жизни. Сара вдруг поняла: то, как мы взаимодействуем с окружающим миром с помощью

35

Сознательное зрение

собственных глаз, чем-то напоминает строение человеческого мозга. Ведь можно смотреть на мир и видеть лишь внешнее — так сказать, поверхность вещей. Пока мы живем на этом уровне видения, от нас ускользают те глубины опыта, которые иначе, возможно, оказались бы нам доступны. Сара стояла на пороге открытия: ей предстояло понять, что существует другое зрение и мир может восприниматься на другом, более глубоком уровне.

Отец и дочь подошли к наполовину засыпанному входу в пещеру. Отец поманил ее за собой, приглашая пройти за ним в эти таинствен­ные чертоги. Сначала ей показалось, что там очень темно. Палочки ее сетчатки стали активизироваться, переходя в режим ночного зрения. Через несколько секунд ей почудилось, будто вся пещера озарена сия­нием свечей. Замечательная способность глаз приспосабливаться к скудному свету заставила Сару преисполниться уважением к собствен­ному зрению. Она дала себе слово обращать как можно больше внима­ния на те чудеса, которые совершают ее глаза — каждый день, каждую минуту. Так ею был сделан важный шаг к сознательному зрению.

Спускаясь следом за отцом в глубину пещеры, Сара осматривала все вокруг. Стены, слой за слоем, покрывали цветные камни, как бы впле­тавшиеся в структуру стены. Она заметила эти камни уже у входа, когда была еще наверху, а спускаясь, следила, как уходит вниз кладка. Каждый камень хранил следы истории. Когда-то, в древности, здесь жили люди. Здесь происходили какие-то важные для них события. В древней общи­не, некогда обитавшей в этой пещере, постепенно накапливались зна­ния, мудрость. Отец обратил ее внимание на подобия каких-то бороз­док и рисунков на камнях, прорезанные временем.

Сара вновь вернулась к мыслям о своих глазах и мозге. Как медик, она знала, что структура мозга чем-то напоминает структуру стен пеще­ры. Каждым миллиметр продвижения в глубь мозга открывает способ­ность оперировать все более сложными комплексами зафиксирован­ных в мозгу световых впечатлений. Получение доступа к этому глубин­ному уровню дает возможность глубже воспринимать то, что мы видим. Можно прожить всю жизнь, никогда не заглядывая дальше поверхности, — но ведь можно и заглянуть поглубже в собственный мозг, чтобы получить возможность пользоваться всеми преимущества-

36

Глаз как метафора

ми мозгового «компьютерного чипа» — богатейшего источника зна­ний. Когда это случается, мы узнаем о самих себе и о своей потаенной внутренней жизни буквально все, чтобы затем сполна использовать в жизни накопленный нами уникальный собственный опыт.

Отец с дочерью углублялись все дальше в пещеру. Палочки их сетча­ток прилагали все усилия, чтобы приспособиться к почти полному мраку. Проход сужался. Запах, стоявший в пещере, тоже был храните­лем времени. Отец вел Сару за руку. Скоро они проникли в очень глубокую пещеру. Откуда-то сверху пробивался луч света. Он пронизы­вал темноту. Сара взглянула наверх и увидела маленькое, полузакрытое отверстие, сквозь которое струился солнечный свет. Они смогли под­робно разглядеть пещеру.

Запах пещеры, возбуждение от удивительного места, новые мыс­ли — от этого у Сары началось головокружение. Она сняла очки и оказалась в расплывчатом мире. Она глубоко дышала. Она опустилась на камень и прижалась к отцу. Но головокружение не проходило. Ей казалось, что стены пещеры двигаются. У нее было ощущение, что она едет на неуправляемой машине. Она легла на пол, сунув под голову свернутый свитер. Отец лег рядом. Вокруг воцарилось полное спокойс­твие. Полежав расслабленно, с закрытыми глазами, Сара вновь осмот­релась. Она чувствовала, что совершила долгое путешествие во време­ни. В ее голове всплыли вопросы: «Где я? Что со мной?» Приятный покой царил вокруг. Сара лежала, расслабившись, и позволяла своим мыслям течь, куда им вздумается, а себе самой — обретать этот новый опыт.

Она повернула голову к отцу. И была потрясена до глубины души. Лежавший рядом человек был не ее отец: неизвестный был длинново­лосым и длиннобородым. С висков у него спадали вьющиеся локоны, спускаясь по щекам и закрывая уши. Магия его глаз приковала ее. Сара была пленена, поражена.Человек говорил по-английски, но с каким-то странным акцентом.

«Посмотри на вход в пещеру», — приказал незнакомец. Не сомнева­ясь, будто находясь в трансе, Сара повиновалась и подняла взор на узкое отверстие над головой.

37

I

Сознательное зрение

«Внимай. Не говори, не задавай вопросов. Ты здесь для того, чтобы преобразиться. Ты должна быть сознательной. Слушай... Смотри... Будь тут — и ты будешь осознавать. И тогда обретешь подлинное зрение».

Путь зрения

Сара вступила в пространство, в котором она глубже осознавала себя. Пустота в ее груди пробудилась. Глубоко дыша, она вошла в этот мир. Теперь все было так, будто она попала внутрь собственных глаз и теперь выглядывала наружу. Узкий вход в пещеру — это был ее зрачок. Сара находилась внутри пещеры, внутри собственного глаза, и смотрела на то, что ее окружает. Понадобилось некоторое время, прежде чем она поняла всю значимость того, что с нею происходит. Эхо странного голоса незнакомца отдавалось от стен пещеры, пробуждая к жизни энергию камней и мудрость самой пещеры, ее сознания.

«Сознательное зрение —это когда ты научишься быть собственны­ми глазами», —услышала Сара, и ей показалось, что это —голос самой пещеры. У нее возникло ощущение, что она сидит на дне своего глаза и смотрит на свет, проникающий извне. Она была внутри своего левого глаза. Поток света шел прямо к ее наблюдательному пункту. Она сидела в центре своей сетчатки, в фовее. С этого места она могла сфокусиро­ваться на световом потоке напрямую. Она глубоко вздохнула и позво­лила свету войти. Сара проникла в ту часть своего сознания, где таилось глубокое, сокровенное понимание и откуда она могла черпать универ­сальное знание. Думать было легко. Все выстраивалось в логической последовательности. Это был упорядоченный, стройный поток ясных и точных мыслей.

Сара заметила, что свет падал и справа, на периферии ее зрения, наполняя сетчатку ее левого глаза. Свет, попадавший на внешнюю часть сетчатки, казалось, пробуждал к активности мыслящую сторону ее су­щества. Она приняла в себя этот свет, закрыла глаза, и дыхание стало более глубоким.

С открытыми глазами Сара начала осознавать свет, струящийся сле­ва от той точки, на которой были сосредоточены глаза. Это вызвало в

38

Глаз как метафора

ней всплеск эмоций. Внутри тела открылось ощущение пространства. Она почувствовала себя свободной. Время исчезло.

Странный голос зазвучал снова: «Каждый луч света, достигающий твоего глаза, несет послание универсального сознания. Пульсация све­та — одно из божественных творений. Благодаря свету в тебе пробуж­дается способность видеть. Оставайся тут —и ты увидишь больше».

Услышав звук этого голоса, Сара вздрогнула. Что случилось с ее отцом? Она чуть было не выкрикнула его имя, но тут вся пещера запол­нилась, казалось, настоящим взрывом света. Сара помнила, как в детс­тве отец держал ее за руку во время фейерверков. В памяти остался образ: отец стоял справа от нее, а мать держала ее за левую руку. Где-то в подсознании Сары возникли ее собственные слова: «Я чувствую себя целостной, когда мои родители любят меня, и мать, и отец». Сара дер­жала перед глазами этот образ, как если бы это была картинка, какое-то время остающаяся на сетчатке после яркой вспышки.

Потом ей показалось, что пещера пришла в движение. Она почувс­твовала, как ее, Сару, кто-то словно переносит в еще более глубокую часть ее левого глаза — того глаза, в котором она сидела. На краткий миг Сара открыла глаза. Справа от себя она увидела отца, и она поняла, что он сидит в ее правом глазу. Он помахал ей рукой, и это был жест приветственный и приглашающий.

Эхо вновь отразило голос пещеры. «Внутри себя ты хранишь память о единении, о союзе с родителями. Пусть же твой левый глаз сочетается божественным браком с правым. Это подготовит тебя к проникнове­нию на глубочайший уровень твоей целостности. Ты станешь своей собственной подлинной природой, сольешься с ней».

«Как все это может быть? — спросила себя Сара. — Я приехала в Израиль, вошла в пещеру, — и вот она говорит со мной! Не-ет, это все папины фокусы. Он проделывал что-то в этом роде, когда я была ма­ленькой. Наверняка это все от здешнего воздуха. Он — как наркотик, вот у меня и начались галлюцинации. Не знаю, насколько это безопас­но. Неплохо было бы вместо всего этого просто поглядеть, как там папа».

Она подобралась к отцу, и когда дотронулась до его руки, свет в пещере засиял ярче. Сара услышала нарастающий звук и ощутила, буд-

39

Сознательное зрение

то опять сидит в разгоняющемся автомобиле, потерявшем управление и очень быстро движущемся назад.

Этот кокон света нес ее по ее собственному зрительному нерву через сменявшие друг друга туннели. Голос пещеры вновь обратился к ней:

«Ты — свет. Научись получать свет, не реагируя на него. Теки вместе с входящим в тебя светом, как вода течет в реке. Каждый световой образ, достигающий твоего глаза, жаждет узнавания. Твой разум — вот что потом наделит каждый из этих образов смыслом. Будь здесь, с этим светом. Сотни миллионов твоих палочек и колбочек — чувствительные детекторы для фрагментов образа, сфокусированного твоей роговицей и хрусталиком. Именно этот электрический и химический сигнал несут зрительную инфор­мацию. Оставайся с этим светом как можно дольше. Каждый этап твоего путешествия дает тебе возможность все дальше преобразовывать себя. Свет, путешествуя в твоем глазу, подвергается подобной трансформации. По мере того как световые сигналы проходят дальше и дальше по зрительному пути, к зрительной области мозга, сложность информации возрастает. Интеграия, единение наступает в преддверии того момента, когда твой разум начнет интерпретировать эти сигналы. И тут тебе становятся доступны новые воз­можности понимания и ощущения целостности».

Строение разума

Голос умолк. Наступила тишина. Сара чувствовала себя так, как если бы все еще вращалась и кружилась. Она пребывала в невидимом простран­стве, это было что-то вроде черной дыры в космосе, вакуум. Она была внутри пустоты своего собственного разума. Она так много осознава­ла, — ив то же время была внутри этого осознавания. Она была там, в том месте своего разума, где световые сигналы превращаются в зри­тельный образ и где образы, организуясь в единое целое, наполняются содержанием. Благодаря жизненному опыту это содержание обретает границы, которые, уплотняясь, становятся границами объектов. Пере­тасовывая эти объекты так и сяк, разум вкладывает в них смысл. Сара поняла, что разум —это сила, организующая ее мозг. Она почувствова­ла, что находится в той части своего разума, которая придает смысл ее личной, профессиональной и общественной жизни.

40

Глаз как метафора

В следующую секунду Сара открыла глаза — и вновь очутилась в пещере. Она все ясно помнила. Ее отец был рядом, там же, где находил­ся во время ее путешествия в свой правый глаз. Сара вспомнила, как образы, получаемые каждым глазом, все больше соединялись друг с другом, проникая все дальше в мозг и разум, туда, куда она путешество­вала. Отец подошел к ней и крепко обнял ее. Он смотрел на нее всепо-нимающими глазами. Он знал по собственному опыту, через что сейчас прошла Сара. И оба знали, что все хорошо и пора выбираться из пеще­ры. Они вернулись к входу в пещеру, уселись на камни и несколько часов обсуждали, что им довелось испытать.

Расширение сознания

Ваш мозг процессор для обработки данных.

Он сообщает вам то, что воспринимает,

а не то, что есть на самом деле.

Нил Доналд Уолш, Бесет с Богом

Если говорить о сознательном зрении, которое открылось Саре, возни­кает вопрос: каким образом она обрела это расширенное зрение, где это произошло, в каком месте — в мозгу, в уме или, может быть, где-то по ту сторону рассудка? Если это произошло в мозгу, то как же она могла воспринимать то, что воспринимала, с наблюдательного пункта, кото­рый был не там, где находилось ее физическое тело? И еще вопросы: ограничено ли человеческое восприятие этим небольшим количеством серого вещества, которое находится у нас в черепе и которое называется мозгом? Мозг и разум — в каких они отношениях? И откуда берется сознание? Эти вопросы издавна интересуют не только ученых и фило­софов, но и, скажем, психологов-трансперсоналистов, а также ша­манов.

Я собираюсь просто представить ряд некоторых фактов наряду с наблюдениями из клинической практики и лично моими открытиями, чтобы у вас могло сложиться свое представление об этих вещах и вы смогли бы сделать на этот счет собственные выводы. Содержание этой книги ограничено ее объемом, к тому же она посвящена зрению с помощью глаз, а потому я не буду вдаваться в сложности природы человеческого сознания. Однако если уж сознательное зрение использу-

41

Сознательное зрение

ет сверхъестественные, трансцендентальное возможности сознания, нам приходится обратиться к этому поразительному аспекту человечес­кого опыта, хотя бы только для того, чтобь! показать связь сознания с улучшением зрением. Если вас волнуют проблемы мозга, разума и соз­нания, я рекомендую вам работы по данной тематике, перечисленные в конце книги.

Новое направление в науке, занимающееся исследованием сознания, возникло во многом благодаря открытиям биологии и нейромедици-ны. Примерно сто последних лет ученые стремились проникнуть в тай­ны человеческого разума, исследуя химические и электромагнитные явления, происходящие в том комке клеточной ткани, что находится внутри нашей черепной коробки. Но, хотя ученые и медики достигли большого прогресса в понимании строения и функционирования нер­вной системы, они все же не сумели успешно применить этот подход к человеческому сознанию.

Пошедшие дальше прочих исследователи полагают, что известная нам физическая структура мозга — это, возможно, лишь часть безб­режного нефизического феномена, называемого сознанием. Разум в таком понимании — вместилище сложных мыслей, чувств, эмоций. Разум — это то место, куда попадают сигЯалы от всех наших органов чувств, от глаз, ушей, носа, языка, кожи, --и все это вносит свой вклад в выполнение разумом, или сознанием, своих функций. Вся эта инфор­мация поступает единым потоком, и поэтому, например, мы можем узнать человека в лицо, что, в свою очередь, приводит в движения те чувства, которые связаны с ним. Более того, мы можем с помощью новейших электронных приборов следить за деятельностью мозга и фиксировать его активность в тот момент, когда мы испытываем опре­деленные чувства или когда нами владеют те или иные мысли. Но за эту деятельность отвечает наше сознание (например, когда мы видим зна­комое лицо), и именно благодаря ему происходит то, что может быть измерено приборами. Без нашего участия эти ментальные функции просто не существовали бы в мозгу и це выполнялись им. Если мы перестанем взаимодействовать с окружающим миром, мозг превратит­ся в груду переплетенных сосисок.

Исследование зрения требует от нас много большего, чем изучение физической структуры глаза и проведение соответствующих измере-

42

Глаз как метафора

ний. Сюда включается и человеческое сознание как таковое, а это озна­чает, что грубый механистический подход к зрению равноценен попыт­ке объяснить весь опыт человеческого бытия химическими и электро­магнитными процессами, происходящими в мозге. Более глубокий под­ход предполагает рассмотрение личности в целом, — личности, несущей в себе свое уникальное сознание в виде некоего плана. Поэтому сознательное зрение связано не только и не столько с тем, как именно свет попадает к вам в глаза. Для обретения сознательного зрения мы должны развить в себе глубокое понимание того, что я называю оком разума, или духовным оком. Когда часть этого ока разума становится частью мозга, мы можем проникнуть на другую сторону, в царство сознательного восприятия, существующего вне измеримого времени и пространства. В сознании содержится наше Я (сознание как бы обвола­кивает его), но одновременно оно позволяет нам ощущать себя как личность во вселенной благодаря оку разума. Со временем эти внешние достижения сознания могут изменить и форму, и состояние физическо­го глаза (я называю его глазом-фотоаппаратом), который одновремен­но служит для мозга своеобразным принтером, дающим ясную «распе­чатку» всех наших жизненных впечатлений.

Через око разума на ваше зрение способны влиять невидимые фак­торы, не знающие границ. Здесь, в том месте, которое многие назвали бы «неощутимым», зрение становится чувством, подобным интуиции или любви. Тот обмен энергией, те вибрации, которые при этом возни­кают, не поддаются рациональному объяснению. Именно здесь вам, возможно, откроется, как ваше собственное сознание способно воз­действовать на ваше внешнее зрение и направлять его.

Многие исследователи сознания отмечали прежде всего, что разум может наблюдать только его обладатель. Внешний наблюдатель просто не знает, что находится там, в сознании другого человека («чужая ду­ша — потемки»). Тем не менее трансперсональная психология, рас­сматривающая человеческий опыт, лежащий по ту сторону механисти­ческой модели описания сознания и мира, показывает не только то, что переживания, подобные переживаниям Сары, вполне могут испыты-ваться человеком. Трансперсональная психология утверждает, что та­кой опыт реален. Более того, она представляет весомые доказательства того, что сознание человека выходит за физические рамки. Один из

43

Сознательное зрение

ведущих ученых в этой области и один из ее наиболее активных пропо­ведников — Станислав Гроф, доктор медицины, автор книги под наз­ванием «Голотропный ум: три уровня человеческого сознания и как они формируют нашу жизнь». Он утверждает: «Мы — не просто стоящие на высокой ступени эволюции животные с биокомпьютерами в чере­пах: мы — еще и поля сознания без границ, и эти поля проникают сквозь время, пространство, вещество, они игнорируют причинно-следственную связь...» Далее он заявляет, что «...мир, который мы соз­даем из нашей личной мифологии и из информации, поступающей от органов чувств, то, что мы зовем своим внутренним миром, —это всего лишь пасынок этого безграничного сознания».

В последующих главах мы рассмотрим многочисленные причины, по которым наше зрение представляет собой нечто большее, чем то, что происходит в ваших глазах и голове. Мы сможем узнать, как наше индивидуальное сознание способно привести нас в соприкосновение не только с тем, что непосредственно окружает нас и что принадлежит нашему собственному прошлому, но и с тем, что почти недосягаемо для наших физических чувств. На самом деле сознание человека и око разума могут позволить заглянуть туда, где вас в данный момент нет физически, в том числе в другие исторические эпохи, в тайны природы и в безбрежность космоса.

Переживания Сары помогают понять, какие глубины таит в себе этот способ видения. Впереди нас ожидает еще множество историй и практик, которые позволят вам осознать, что ваше зрение —это гораз­до больше, чем то, что способен дать глаз-фотоаппарат. Готовьтесь сделать шаг за пределы того, что вы считаете своим сознанием, шаг в царство, описанное около столетия назад Уильямом Джеймсом: «Наше обыденное сознание, так называемое рациональное сознание — это не более чем один из типов сознания, тогда как возле него, за тончайшими перегородками, лежат совершенно иные формы сознания...» Созна­тельное зрение проложит для вас путь в это потаенное царство, где вы сможете видеть, жить и быть самим собой.

44

Глаз как метафора

упражнение

В течение месяца ежедневно по пять минут смотрите на илл. 3. Ощутите свет в вашем глазу и вокруг себя, как это сделала Сара. Каждый день на протяжении трех недель перечитывайте ее рассказ, чтобы лучше пред­ставить себе то, что с нею произошло, и затем повторить этот опыт наблюдателя, ощущающего в себе присутствие всех уровней сознания. Делая так, вы проторите для себя дорогу к сознательному зрению.

Видеть, а не смотреть

Смотреть: логика мыслей и поступков

Ваши первоначальные представления о зрении, скорее всего, не отлича­ются от тех, что раньше были и у меня. Как и большинство людей, вы, скорее всего, думаете о зрении как о чем-то, что связано с работой глаз: вот, мол, что позволяет вам видеть. В этом смысле зрение дано нам даром, и при этом мы принимаем на веру, что образы, воспринимаемые нашим мозгом, являются точным отображением того, на что мы смот­рим. Если эти образы кажутся нам расплывчатыми, мы предполагаем, что наши глаза не в порядке. На уровне обыденного ухода за глазами такой упрощенный подход к зрению, как правило, себя оправдывает. Если ваши глаза не позволяют вам видеть четко и ясно, вы идете к окулисту, который оказывает вам помощь, прописывая очки, назначая лекарства или рекомендуя хирургическое вмешательство. Но созна­тельное зрение — это следующий шаг, уводящий за пределы узкого подхода к глазным проблемам и призванный расширить сферу вашего визуального восприятия.

Давным-давно, когда мы, люди, еще добывали себе пищу охотой, большинству из нас было необходимо сохранять острое зрение как одно из необходимых охотничьих качеств. Способностью видеть добычу на большом расстоянии отличались хорошие охотники, и она играла боль­шую роль для выживания. В современном мире нам, понятно, не нужна такая острота зрения, и мы как цивилизация утратили способности, которыми некогда обладали наши далекие предки. Однако это не зна­чит, что мы не можем захотеть обрести эти способности вновь.

Я называю умение сохранять острое зрение (а это — одна из состав­ляющих сознательного зрения) умением смотреть, и я различаю уме­ние смотреть и умение видеть. Когда четкость нашего зрения обеспече­на фовеей централис (центральной областью макулярной зоны сетчат-

47

Сознательное зрение

ки), мы — хорошие наблюдатели, мы хорошо смотрим . Наше зрение сосредоточено на том, что рядом.

Но что же тогда значит «видеть»? Мы видим благодаря световым импульсам, попадающим на периферию сетчатки. В этом смысле зре­ние — это не столько ясность и острота, сколько стимулирование тех областей сознания, которые мы называем интуицией, «чувствованием», творческими способностями. Видеть означает чувствовать то, что мы воспринимаем, а не просто фиксировать присутствие или отсутствие предмета или человека. Видение — процесс активный, и он требует участия видящего на самых разных уровнях. Это —процесс, о котором говорил Уайтхед (см. начало главы 1), рассуждая о том, что природа — скучная штука, и только человеческий разум способен наделить ее кра­сотой. Чтобы видеть сознательно, мы должны соединить умение смот­реть с умением видеть. Именно это я назвал «интегрированным зрени­ем» в своей книге «Сила по ту сторону ваших глаз», посвященной уме­нию видеть объект, находящийся перед глазами, осознавая одновременно, что в наше восприятие этого объекта привносят наши мысли и чувства. Говоря проще, объединение умения смотреть и уме­ния видеть — сложный процесс, требующий глубокого самоосознания.

Представьте себе, как бы вы жили, если бы не соединяли способнос­тей «смотреть» и «видеть». Например, если вы —поверхностный наблю­датель (человек, которые больше времени смотрит, нежели видит), вы больше полагаетесь на фовеальное зрение. Поверхностный наблюда­тель уделяет главное внимание развитию рационального, логического, аналитического способа восприятия мира. Смотрение обычно приво­дит и к соответствующему выстраиванию жизни, с упором на сверше-

Замечание не совсем по теме: выражение «хорошо выглядеть» («хорошо смотреться») меня всегда удивляло. Цивилизация породила целую отрасль, занимающуюся поддержа­нием «хорошего облика», в пропаганду которого включились производители одежды и косметики, владельцы фитнес-клубов. Что это —просто очередная коммерческая ловуш­ка, эксплуатирующая наше чувство неполноценности? Или в ее основе лежит святая вера в то, что мы недостаточно хороши, если мы не носим определенную одежду, у нас нет подходящего макияжа, если наше тело не приобрело нужных форм или мы не ездим на соответствующей машине? Может быть, именно по этой причине вошла в моду лазерная хирургия хрусталика, призванная избавить человека от необходимости носить очки или контактные линзы? Только подумайте, насколько ваш образ подвержен внешним влия­ниям. Позже мы более подробно остановимся на этих вопросах, когда будем обсуждать историю проблемы глаза как рефракционного устройства.

48

Видеть, а не смотреть

ния и достижения, то есть на то, чтобы все было «сделано». Вы заняты своими жизненными планами, и мир вокруг вас словно бы выстроен вокруг вашего взгляда, и все вокруг этому взгляду подчинено. Это хорошее качество для того, чтобы делать карьеру или обустраивать дом, когда важны детали, требующие пристального внимания. Точность, внимание к деталям и способность сосредотачиваться в подобных слу­чаях просто необходимы. Но что произойдет с вашей жизнью, если смотрение и делание станут столь сильны, что вы будете жить исключи­тельно как поверхностный наблюдатель?

Подумайте о своей жизни с точки зрения этих двух аспектов. Снача­ла рассмотрите вашу работу и карьеру. Назовем это вашей профессио­нальной жизнью, а все остальное будем считать вашей личной, частной жизнью. Предположим далее, что вы бодрствуете около шестнадцати часов в сутки. Определите, сколько часов вы посвящаете своей профес­сиональной жизни, а сколько —личной. Теперь оцените, сколько часов из шестнадцати вы проводите как человек, который «смотрит и делает». Какую часть жизни вы проводите, скорее смотря, нежели видя? Вот несколько признаков, по которым можно убедиться, что вы проводите неоправданно большое количество времени как «человек смотрящий».

♦ Вы вскакиваете с постели в последнюю минуту.

♦ Вы воспринимаете пребывание в ванной как неприятную необхо­димость, потому что в это время ваш ум занят ненужными мыс­лями.

♦ Вы завтракаете на ходу.

♦ Встречаясь с людьми, вы ощущаете отсутствие настоящего кон­такта.

♦ Ваша работа и связанные с ней планы непрестанно вертятся у вас в голове.

♦ Вы пропускаете обед или едите торопливо, потому что слишком заняты.

♦ Вечером вы чувствуете себя вымотанным и хотите уйти от реаль­ности, сидя перед телевизором или читая.

♦ В компьютер вы тоже бежите от реальности.

♦ Ваше тело вы все время чувствуете уставшим.

49

Сознательное зрение

♦ Вам кажется, что у вас нет повода делать даже зарядку — или, наоборот, вы чрезмерно фанатично относитесь к физической форме.

Подобный «поверхностный» стиль жизни может означать еще и то, что для вас профессиональная жизнь имеет первостепенное значение по сравнению с личной. Вы можете добиться успехов в профессиональной жизни, тогда как личная жизнь будет представляться вам неполной. Возможно и обратное: не исключено, что вы уделяете настолько при­стальное внимание личной жизни, что ваша работа и карьера остаются где-то на обочине.

Что касается меня, то карьера и работа всегда имели для меня прио­ритет перед личной жизнью. Я действовал по классическому «смотря­щему» образцу. Так продолжалось примерно до тридцатипятилетнего возраста, когда я был в зените «делающей и смотрящей» жизни, будучи преуспевающим врачом, а также преподавателем университета. И в это время я понял, что ощущаю неполноту в своей личной жизни. Я напи­сал множество статей и опубликовал книгу. Но как отец я ощущал, что мне не хватает подлинности отцовства. Брак мой казался мне скучным. Я оставил любимое занятие — фотографию. Я делал свою жизнь, я слишком много смотрел на свою карьеру, не видя и не чувствуя ничего, что было внутри меня. Определенно я не был человеком видящим. Мое зрение было слишком узко и четко сосредоточено, пока я боролся за безопасное место под солнцем для моего хрупкого Я.

Как только я стал осознавать дисбаланс между «смотреть» и «ви­деть», я начал делать шаги, направленные на то, чтобы изменить поло­жение вещей, стремясь к тому, чтобы стать человеком видящим, то есть чувствующим, творческим, активно пользующимся интуицией. Далее я начал обнаруживать в себе самом зоны, которыми я пренебрегал преж­де. К моему изумлению, я нашел внутри себя множество областей, которые нуждались по крайней мере в не меньшем внимании, чем моя внешняя жизнь. Я начал более внимательно приглядываться к своей личной жизни. Я стал проводить больше времени со своими детьми. Я старался выкроить побольше времени для визуального контакта с близ­кими. Я научился говорить о своих чувствах и их определять. Я начал

50

Видеть, о не смотреть

ловить себя на том, что наблюдаю, существую, вижу — в противовес этой вечной ловушке, прежней «деятельной» жизни.

Видеть слишком много предполагает недостаточную сфокусирован­ность. Если вы —человек, который слишком много видит (а не слишком много смотрит), для вас, возможно, трудно сосредоточить внимание на каком-нибудь одном деле, дочитать книгу или, к примеру, свести концы с концами в расчете с банком. Видеть означает быть. Когда мы живем видя, мы подвижны и разговорчивы, мы стремимся занять более об­ширную область пространства, чем если бы мы вели жизнь человека смотрящего. Если вы проводите слишком много времени в режиме видения, вы можете казаться другим слегка забывчивым или рассеян­ным. Видение —черта творческая, и она подразумевает бытие, включа­ет его в себя. Многие люди, и я — из их числа, наделены прекрасным зрением, и они чувствуют себя ошеломленными всем тем, что они видят. Такая ошеломленность может иметь своей обратной стороной неспособность в течение достаточно долгого времени сосредотачивать­ся на одной вещи, неспособность довести до конца даже простейшее дело.

Многие дети не могут читать с достаточной эффективностью пото­му, что они — видящие, и им трудно задействовать свою способность смотреть. Вместо нее они почти исключительно пользуются способ­ностью видеть. Их внимание блуждает, обращаясь на что угодно, толь­ко не на страницу с текстом или на учителя. Родители таких детей часто обнаруживают, как трудно удержать детское внимание хоть на одну-две минуты. Бывает, что таким детям прописывают риталин, ставят им диагноз «расстройство, вызванное дефицитом внимания». Когда они подрастают, у них могут возникать проблемы, связанные с невозмож­ностью завершить начатые дела. Вписывание в социум также может проходить у них с трудностями.

В нашем обществе существует тенденция поощрять смотрящих за их особые способности четко сосредотачиваться на решаемых задачах и уметь, начав, довести их до конца. Таковы люди, добивающиеся боль­ших успехов. Визуальный стиль, в котором «смотреть» доминирует, люди склонны ассоциировать с жизненным успехом. В мире бизнеса Достижения обычно конвертируются в «раскрутку», зарабатывание

51

Сознательное зрение

большего количества денег и достижение большего успеха. Таковы весьма желанные награды, которые дает таким людям наша цивилиза­ция. Напротив, способность видеть — прерогатива художников, музы­кантов и разного рода маргиналов, людей, которых общество терпит, но которые не очень-то вписываются в него, ибо оно ориентировано в первую очередь на зримые достижения.

Умение видеть — интуитивное, и оно может приносит большую пользу в сочетании с умением смотреть. Так, Эйнштейн мог очень сильно сосредоточивать внимание и поддерживать эту резкую фокуси­ровку на протяжении дней и даже недель. Но он был также человеком видящим, одним из тех, чья сила воображения, творческая способность и интуиция приводят в восхищение научный мир. Баланс между умени­ем смотреть и умением видеть — цель сознательного зрения, которое сочетает в себе оба эти компонента зрения. Однако возникает вопрос: если интегрированное, целостное зрение столь желательно и драгоцен­но, почему люди, как правило, позволяют умению смотреть взять верх над искусством видеть? Почему наш мир стал цивилизацией смотря­щих? Когда и почему это началось? Это достаточно серьезные вопросы, и с них может начаться выбор нового жизненного пути.

Проанализируйте свою жизнь. Есть ли у вас какие-то проблемы со зрением, которые могут указывать на дисбаланс, выраженный в преоб­ладании смотрения? Или же смотрение и видение у вас уравновешивают друг друга? Если вы чувствуете, что равновесие нарушено, подумайте, нельзя ли найти больше времени на то, чтобы видеть, для того, чтобы просто быть.

Социальная миопия (близорукость): культурная тенденция «верхоглядства»

Роберт Келлум (Нью-йоркский университет, Бингхэмптон) в своей кан­дидатской диссертации (1996 г.) обращает внимание на проблему «ка­питализм и глаза». Он выдвигает следующий тезис: в древности люди, чтобы выжить, полагались на периферическое зрение. Они выходили в окружающий мир, чтобы добыть себе пропитание охотой или выискать (вырастить) съедобное растение. Тут мы имеем дело со взглядом, нап­равленным вовне. «Тогдашняя социальная система была построена на

52

Видеть, а не смотреть

принципе «каждый сам за себя», —пишет Келлум. В свете наук, изуча­ющих проблемы зрения, такие смотрящие особи обладали дальнозор­костью, то есть они видели отдаленные объекты лучше, чем объекты, находящиеся вблизи. Келлум доказывает, что за прошедшие семьсот лет в том, как мы смотрим на мир, произошли изменения: можно заметить сдвиг от направленного вовне, дальнозоркого взгляда к сосре­доточенному взгляду, направленному вовнутрь. Параллельно этому сдвигу восприятия происходил и сдвиг биологический. Как заявляет Келлум, «...поскольку взгляд направляется внутрь, на Я и на тело, разум начинает развивать типы восприятия, свойственные близорукому су­ществу. В центре мышления оказывается Я. Тело индивидуума теперь становится границей «внешнего» фокуса зрения. Глаза начинают ис­пользоваться для выполнения задач, требующих ближнего взгляда. Сознание становится близоруким, оно видит все так, как если бы весь мир существовал рядом, поблизости». Основываясь на этом утверж­дении, можно провести параллель между близорукостью и нашим об­ществом, все более сосредоточивающимся на Я. Ведь теперь сходят на нет былые устремления охотника и собирателя, чья дальнозоркость включала в себя понимание родства человека со своей семьей или пле­менем, зависимость от таких ресурсов природы, как животные или растения.

Близорукий способ восприятия начал появляться с развитием тор­говли, когда продовольствие и другие товары стали обменивать на день­ги. Теперь нам больше не нужно охотиться, используя свою дальнозор­кость: теперь мы смотрим на то, что у нас под рукой, например, на пищу и товары, разложенные на столе или на земле прямо у нас под ногами, или на того человека, с кем мы торгуемся, желая купить то, что он нам предлагает, или на деньги, переходящие из одних рук в другие. До этого зрение было направлено на выращивание или сбор пищи, или служило Целям охоты на животных, а потому человек был тесно связан с приро­дой, был ее частью, одновременно будучи и частью общины. Человек наблюдал за сменой времен года и видел перед собой широкую панора-М У> будь то неоглядный простор природы или социальные взаимоотно­шения, необходимые для функционирования нормальной общинной жизни. Люди дальнозоркие были более тесно связаны с природой, более

53

Сознательное зрение /- * ,ти я соответствии со сменой времен

ПОИСПОСОблеНЫ В ТОМу, ЧТОбЫ ЖИТЬ В 1-ОО1ВС V

р ' пбоаза жизни, когда люди тяжело

гола Умение видеть было частью оЩаоа ^

шд /-и полюбоваться красотой окружав-

паботали, но находили время, чтобы П"'""0 » г ^

раоотал ^ „ н ^шествеяное было важнее любых

шего их мира природы. Семейное и оо^

шс г г г ,, „ткпыло возможность почувство-

других достижений. Умение видеть открыло )

дру1ил ^ ом .„«роком смысле. И умение

вать, что человек — часть жизни в саМ ши ^ '

смотреть находилось в гармонии с умением в

ии<л^ г „мать- то, как мы используем свои

Таким образом, мы начинаем понимаю. ,

у „„ртцах, выходящих далеко за рамки,

глаза сказывается на самых разных веш >

1;ы ' „мттите буквы на этой странице. То,

скажем, того, насколько четко вы вид*1 у

скажем, й повседН евнои деятель-

как мы используем глаза, определяете

как мы у у пМ петь отдаленные предметы, тогда

ностью: охотнику необходимо ясно вид* , Т Г

нос 1 ьш. 1 видеть вблизи. Именно культу-

как физик или инженер должен хорошо видет ' *

^ ^ ■л'мчтти соответствующий таким

па Нормирует преобладающий образ жизни, ; ^

ра ц>иу1 п г * ч1 йлиздрукость или дальнозор-

видам деятельности, где «требуются» олизор; , ьидам /л г „яЯНИЯ глаз в буквальном смысле

кость- тот или иной способ использования /

и «пго сознания. Будучи приверже-

влияет на формирование общественного сода г ^

влияе1 ^ V к "^ ^„„иятия, люди ограничивали раз-

ны одному способу зрительного восприя1ия, ^ V

ны одн ' ' * ттС твует возможность хорошо вы-

витие собственного сознания. Но сушс1 - >

витие си „рства все же не позволять той

полняя свои функции в рамках оошь >

11ШШ ^' г пгпяничивать ваше внутреннее

деятельности, за которую вас ценят, "1 Р"П

ДСИ1СУ1С ^^ даННОИ КНИГИ И СОСТОИТ В

развитие. Наверное, вы уже поняли, что ц ^ ^^ том чтобы помочь вам достигнуть поДоОНОИ

том '4 „. идеями и подвергнем их провер-

Павайте поразмышляем над этими идеями V V у

дав рко ммерция только начинали разви-

кр Пяиным-давно, когда торговля и ко"» ?"•

ке. даьно м > « к вызвал изменение восприятия,

ваться этот новый жизненный уклад вызвал к

ьд ' „ мипя по принципу «мы—они»,

положив начало способу восприятия мира и к ч / 1Юли *в 7 у „я лягепя людей: «мы» голодны, а

Как же это было? Представьте себе Д^Се Денег как оптимадьно-«они» могут предложить нам пищу. ПР общей ^ ^

го средства обмена сместило фокус с п? Р Д

с общества, обеспечивавшего взаимна поддР^У

рамы - ощущения того, как все ча* Р что ^ ^

планеты, действуют сообща, — и ощу^^11 "

планехы, д / щ. > ивидуа листическии, эгоистичес-

тять Вместо этого сформировался инл «/

тать, ом^ " ч> к к междуЛ юдьми вышла на первый

кий взгляд, при котором конкуренция «/

54

Видеть, а не смотреть

план, затмив собой и общество, и природу, и всю панораму в целом. По мнению Келлума, «это привело к перестройке мозга и разума».

В древности люди жили «относительно изолированными и слабо связанными между собой группами». По мере развития обмена и тор­говли люди из различных регионов стали вступать в контакты. В усло­виях глобальной общественной интеграции, как считает Келлум, посте­пенно увеличивается роль присутствующих в мозгу, взаимодействую­щих между собой нервных клеткок, обеспечивающих фовеальное зрение. Это и положило начало растущему дисбалансу, уходу от «ви­деть»: теперь гораздо большее значение получало «смотреть».

Чем более значительное место в жизни людей занимало это «смот­реть», тем больше сужалась та картина, которая возникала у них в уме. Сужение восприятия означало, что люди теперь меньше делали и мень­ше видели. Одновременно с этим интуитивно-религиозное мировос­приятие и духовное целительство как культурные нормы своего време­ни стали вытеснять науки — физика и медицина, порожденные физи­ческим миром; они были сосредоточены на очень узкой области. Интуицию затмили когнитивные умозаключения. Вдруг оказалось, что если идею нельзя доказать научно, она имеет мало цены — или же ей вовсе не следует придавать значения. Натуральная магия и древние шаманские практики, посвященные зрению, были признаны нелепыми и недостойными внимания. В их основе лежала дальнозоркость, умение видеть широкую панораму, тогда как новый способ бытия предполагал близорукость и сосредоточенность на узком поле зрения прямо перед человеком.

Указанная физическая, познавательная (когнитивная) ориентация привела к тому, что врачей теперь учили находить лишь физические причины расстройств зрения. Если человек от рождения был дальнозо­рок, но ему для существования приходилось делать вещи, требовавшие ближнего зрения, ему прописывали корректирующие линзы, чтобы «исправить» этот «недостаток». Глаз при лечении рассматривался как отдельный орган, изолированный не только от человека как такового, но даже от его физического тела. Никто и не задумывался о том, что то, как мы видим, формирует наше сознание. Столетие назад окулисты все еще продолжали объяснять близорукость чрезмерным напряжением

55

Сознательное зрение

глаз и неправильным с ними обращением. В офтальмологической лите­ратуре приводятся упражнения, которые врачи прописывали пациен­там, чтобы помочь снять напряжение с глаз. В начале XX века очки не всегда были в моде. В те времена не считали, что очки могут украшать лицо.

Однако, как пишет Келлум, в 1936 году производители оправ и линз, оптовые торговцы, фармацевты и окулисты основали Институт улуч­шения зрения:

«Эта организация должна была «раскручивать» моду на ношение очков. Идея была в том, чтобы продвигать программу «глазной сознательности». Поддержка со стороны знаменитостей, соответствующие плакаты, радиопе­редачи — все было направлено на то, чтобы люди избавились от предубеж­дения против ношения очков. Одновременно вышла в свет книга «будьте привлекательны в очках». В результате этой пропаганды у потребителя сло­жилось представление, что человек в очках выглядит интеллектуальнее».

Келлум доказывает, что современное осознание действительности фор­мирует нашу физиологию и то, как функционируют наши глаза. Способ мышления, нашего взаимодействия с миром влияет на модель нашего зрения, как и наше восприятие влияет на то, как мы выстраиваем свою жизнь. Келлум полагает, что

«глаз откликается на то, как мы живем. Жизнь в сонном состоянии служит источником вибраций определенного типа. Такая «жизненная» волновая форма сначала проявляется на квантовом уровне в пространстве, известном как разум. Передача практических мыслей и чувств дает мозгу инструкции, а он, в свою очередь, задает программу организму, чтобы тот вел себя предсказуемым образом. Насколько сознательно или бессознательно мы себя ведем, зависит от разума».

Тело, ум и мозг функционируют как взаимосвязанные части человечес­кого существа в целом. Тело выражает те послания, которые берут начало в уме или в мозгу, и, в свою очередь, получает сигналы от окружающего мира, чтобы мозг интерпретировал их, а разум — ис­пользовал. Возьмем слова в этой книге. С помощью моего тела я смог выразить в письменном виде те наблюдения, которые получил благода-

56

Видеть, а не смотреть

ря своему мозгу и разуму. А вы, читая эти слова, интерпретируете их с помощью собственного мозга, и если бы мы с вами встретились, это была бы «встреча умов», разделяющих друг с другом мысли, идеи и ощущения, которые возникают по их поводу. Когда появляется соот­ветствующее сознательное намерение, разум дает телу указание изме­нить функционирование мозга. Глаза — это непосредственный вход в сознание, присущее мозгу, и в конечном счете — врата разума. Инфор­мация можете передаваться через глаза и сохраняться в мозгу, подобно новой программе, введенной в компьютер; благодаря этому мы можем иначе думать, иначе видеть, иначе жить.

Если обратиться к многовековой истории человеческого общества, можно заметить переход от ориентации на «видеть», от взгляда, обра­щенного вовне, к преобладанию «смотреть», с его направленным внутрь, узким фокусом. В результате такого перехода, по мнению Кел-лума, «мы потеряли какую-то часть сознания. Мы все более продвига­лись внутрь, и наши тела стали центром нашего внимания. Это привело к утрате способности видеть нашу связь с окружающим миром».

В результате сдвига в сторону «смотреть» и соответствующего ему логического, когнитивного взгляда профессия врача стала в основном ориентироваться на «физическое», сделавшись более прагматической в медицинских вопросах, в том числе и в лечении расстройств зрения. Более глубокая сознательность относительно зрения, подразумевавшая интуитивное понимание причин распространения близорукости, вы-теснилась физиологическим объяснением, сводимым к преломляющей способности глаза. Такое объяснение, с позиции «людей смотрящих», стало истиной в последней инстанции.

Сегодня в Северной Америке проживает более 70 миллионов близо­руких людей. Современной цивилизации свойствен близорукий взгляд на мир и чрезмерное выпячивание внутренней жизни, при этом взгляд особенно заострен на Я. Может быть, это попытка открыть что-то внутри себя, — что-то, требующее взгляда скорее внутрь, нежели вок­руг? Осваивая сознательное зрение, с его требованием обращать внима­ние на широкую панораму окружающего мира и осознавать ее, мы сможем ответить на этот вопрос. Вместо того чтобы оставаться «верхог­лядами», мы можем полностью обрести целостное зрение, практикуя

57

Сознательное зрение

сознательное зрение как часть своих повседневных зрительных привы­чек. Это поможет нам научиться видеть как видимое, так и невидимое. Поль Гоген, художник-импрессионист, предтеча экспрессионизма в живописи, хорошо знавший, о чем идет речь, сказал: «Я закрываю глаза, чтобы видеть». Если мы переменим наши зрительные привычки, то изменим восприятие как собственной жизни, так и окружающего мира. Мы станем более внимательными, более сознающими, и при этом нау­чимся сочетать чувства с мыслями.

Мысли, расплывчатость и бессознательность: состояние разобщенности

Огромное количество исследований посвящено структурам и процес­сам, обеспечивающим зрение. Нет сомнений, что каждый глаз посылает свою информацию по зрительным путям в оба полушария мозга. Чем глубже световые впечатления проникают в слои мозга, тем более целос­тным становится визуальное восприятие, соединяющееся с понимани­ем человеком себя самого и окружающего мира. Анатомия и физиоло­гия нашего зрения призваны облегчить нам этот процесс интеграции. Способность полностью соединять осознание того, что нас окружает, с осознанием своего Я, — это, конечно, желательное состояние. Такая

интеграция __основа достижения единства, целостности, ощущения

взаимосвязанности всех частей своего Я. В состоянии целостности мы способны проникнуть за пределы себя самих и налаживать сознатель­ную связь с миром посредством своих органов чувств. Что касается зрения, то, достигнув целостности, мы окажемся способны лучше раз­личать реальность с помощью глаз. Чем больше мы знаем о себе на внутреннем уровне, тем больше наши глаза откроют нам истин о том, что мы воспринимаем. Каждый может ощутить эту разницу — скажем, как различие между объективными данными, которые мы получаем через глаза, и теми мыслями и чувствами, которые могут возникнуть в уме по ассоциации с этими данными.

Сочетание «смотреть» и «видеть» в годы становления личности фор­мирует наше самовосприятие. Все это легко переплавляется в то, как мы видим окружающее: при этом формируются наши индивидуальные представления о мире. Свет входит в каждый глаз порознь. Когда это

58

Видеть, а не смотреть

происходит, зрительная система гармонизирует «смотреть» и «видеть» от каждого из двух глаз, позволяя нам воспринимать эту информацию как цельный образ. По-научному это называется «синтез», «слияние». Информация от левого и от правого глаза сливается и перемешивается. При этом происходит нечто большее, чем просто сложение одного фрагмента информации с другим. В данном случае «один плюс один» не равняется двум. Сумма — результат синтеза — скорее составляет три или даже пять. Слияние предоставляет нашему сознанию образ, ощу­щаемый как цельный, и он — гораздо объемнее, чем просто сумма отдельных его фрагментов. Процесс слияния можно уподобить успеш­ному сотрудничеству двух способных людей, работающих вместе и объединяющих свои таланты и навыки. Такая комбинация может дать некоторое совершенно новое «существо», неизмеримо более богатое, чем каждый из них по отдельности.

Великое преимущество слияния и объединения — стереоскопичес­кая глубина восприятия, то есть способность видеть в трех измерениях, вместо того чтобы видеть плоскую поверхность. В чисто физическом смысле это важно, скажем, для восприятия и оценки расстояния: нали­чие такого зрения особенно необходимо, когда вы ведете машину или занимаетесь спортом.

Осваивая сознательное зрение, мы изучим изнутри это восприятие глубины; мы исследуем тот уровень, на котором возникает оно в нашем уме. Умение видеть глубину позволяет нам обретать свой собственный опыт и знания и соотносить эти знания со всем, что нас окружает. Весь процесс осознания внутренней работы нашего разума и того, как разум влияет на внешний мир и как мир влияет на него, —это и есть то, что обычно называют «сознанием».

Теперь давайте вернемся к заданному ранее вопросу о том, почему в нашей цивилизации настолько чрезмерно привилось это «смотреть». Обычно, когда мы чрезмерны в чем-то (например, в «смотрении»), это происходит потому, что нам не хватает каких-то навыков, опыта, свя­занного с этим поведением. Мои исследования показали, что «смотре­ние» — это попытка компенсировать недостаток умения «видеть». Чего же здесь не хватает? Если вы не способны достичь фовеального зрения, то ваше зрение без очков (я называю его «голым зрением» — зрением

59

Сознательное зрение

невооруженными глазами) будет нечетким. Образы, которые вы на­блюдаете, будут расплывчатыми. Когда окружающий мир предстает перед вами размытым, возможно, причина этого — в том, что вы не сосредоточились пристально на каком-то из аспектов вашей внутрен­ней природы. Остановимся на этой мысли подробнее. Размытость, ко­торую вы ощущаете, объясняется не только неправильным функцио­нированием хрусталика, но и очень часто оказывается связанным с какой-то нерешенной эмоциональной проблемой в вашей жизни. Если вы не справитесь с внутренней расплывчатостью, то, вероятнее всего, она будет продолжать отражаться на вашем восприятии окружающего мира. Ваше «смотреть» может прийти в дисгармонию с вашим «ви­деть». Если вы носите очки, стремясь избавиться от расплывчатости, излишнее подчеркивание «смотреть» будет, скорее всего, только усили­ваться.

Если вы «смотровик» в смысле зрения, велика вероятность, что вы «смотровик» и в том, что касается ваших чувств. Когда вы блокируете («запираете») чувства, какая-то ваша частица становится бессознатель­ной. Эта ваша часть — важный элемент вашей подлинной натуры, и этот элемент необходимо пробудить. Часто эта составляющая, которую вы предпочитаете не замечать, связана с каким-то эпизодом из вашего прошлого, когда вы получили эмоциональную травму. В тот момент, когда вам была нанесена эта ранняя травма, вы, возможно, не были умственно или эмоционально подготовлены к тому, чтобы перенести такое сильное потрясение. В результате вы могли быть вынуждены заблокировать эти тяжелые воспоминания в своем сознании, чтобы продолжать жить.

В своей книге «О двух разумах» Фредерик Шиффер, психиатр из Гарвардской медицинской школы, пишет, что «каждое полушарие моз­га обладает автономной, ясно выраженной личностью со своим соб­ственным набором воспоминаний, мотиваций и поведений». Травми­рующее воспоминание может храниться в небольшом уголке одного из полушарий мозга. В нашем повседневном «не-чувствующем» состо­янии травма может дремать и оставаться невидимой: это — не более чем своего рода расплывчатость, о которой мы говорили выше. Шиф­фер помогает своим пациентам «проснуться» и высвободить воспоми-

60

Видеть, а не смотреть

нания об этих былых травмах, используя особую форму визуальной стимуляции, при которой пациенту надевают оправу с различными отверстиями: глаза при этом оказываются частично заслоненными. За­частую в результате самочувствие пациента резко улучшается.

Не так давно я занимался исследованием близоруких пациентов, привыкших носить корректирующие очки. Я измерял степень слияния («интеграции») между двумя глазами, когда пациенты носили пропи­санные им стекла. Линзы, дававшие им замечательную остроту зрения (как свидетельствовала глазная таблица), на самом деле мешали слия­нию. Компенсация расплывчатости с помощью линз вынуждала две фовеи вести себя подобно несчастливой паре, «разрывая» партнерскую связь, которая позволила бы им воспринимать мир стереоскопически. Линзы породили борьбу между двумя фовеями. Четкая фокусировка света на каждой фовее, казалось, на самом деле мешает двум глазам работать вместе, снижая их естественную склонность к интеграции. Почему? В течение нескольких лет я не мог понять причину.

Когда свет попадает в нормальный, здоровый, невооруженный глаз, часть его фокусируется на фовее, тогда как более рассеянная его доля попадает на сетчатку. Но когда свет входит в глазное яблоко через очки, линзы дают очень четкий фокус на фовее — чтобы смотреть — и су­щественно уменьшают количество света, достигающего сетчатки (нуж­ного для того, чтобы видеть). Когда точно сфокусированный свет сти­мулирует фовею, он возбуждает также определенную область мозга, где гнездятся мысли, относящиеся к нашей повседневной жизни и деятель­ности. Но при этом сетчатки достигает малое количество света, и та часть мозга, где обитают чувства, остается спящей. В присутствии света, сфокусированного линзами, сетчаточная стимуляция подавлена, чувс­тва похоронены, и мысли правят человеком безраздельно.

Быть погруженными в свои мысли при недостатке чувств или замут-нять осознание собственных чувств — это и значит проживать жизнь бессознательно. Привычка к очкам дает ложную ясность, которая зас­тит размытость нашей внутренней жизни. Точно так же как маска скрывает истинные чувства, отраженные на лице того, кто ее носит, линзы очков создают иллюзию, что расплывчатости внутренней жизни как будто не существует. Когда нечеткое зрение «корректируется» с

61

Сознательное зрение

II

помощью линз, наш ум погружается в иллюзию ясности. В конечном счете из нашего повседневного личного опыта исчезают чувства. На­против, если мы обращаем внимание на размытость, она сама ведет нас внутрь, где мы можем наконец увидеть и познать невидимое. Сетчаточ-ное видение призывает нас осознать: мы можем проникать в дух вещей. Дух жизни, невидимые силы творения откроются взору, когда мы осво­бодим себя от диктата «смотрения».

Мысли и фовеальное «смотреть» — как сестры-близнецы, и обе они обожают спрашивать и «понимать» все на свете. Когда мы не можем извлечь информацию непосредственно из окружающего мира, мы ищем ответы внутри, игнорируя широкую панораму и наше интуитив­ное восприятие мира. Это называют мышлением, и это —лучший путь не помнить или не видеть мучительных эпизодов, населяющих туман­ности нашего сознания. Фовеальный взгляд можно пояснить следую­щим образом. Представьте, что вы стоите на высоком холме и смотрите в телескоп, у которого очень узкое поле зрения; вы четко наводите фокус на ворону, сидящую на ветке отдаленного дерева, и поражаетесь: вы видите ее так ясно, что, кажется, можете пересчитать ее перья. Но при этом вы не можете видеть того, что окружает ворону. Размытые пятна сел, деревьев, животных, пасущихся в полях, холмов, крыш, лю­дей, работающих в поле, — все это для нас теряется. Мы видим только ворону и вот-вот уверуем, что ворона на ветке — это все, что там есть.

Видеть: искусство чувствовать

Новорожденные младенцы видят. Кроме того, они чувствуют. Факти­чески эмбрионы начинают испытывать эмоции, еще находясь в утробе. Растущий эмбрион полностью воспринимает звуки дыхания своей ма­тери. Его достигают даже звуки, раздающиеся за пределами тела матери и усиленные околоплодной жидкостью. Сходным образом и способ­ность видеть возникает в первые четыре месяца после зачатия. Откры­тые глаза развивающегося младенца могут воспринимать рассеянный свет. При рождении глазам предстает новый мир, и видение продолжа­ется. Однако свет не полностью сфокусирован, пока ребенок находится в утробе и даже когда он уже родился. Ум ребенка должен теперь нау­читься обрабатывать световые сигналы, поступающие в глаз и затем —

62

Видеть, а не смотреть

в мозг. Фовеальная ясность достигается лишь спустя несколько лет; такое зрение подразумевает и стимуляцию тех зон мозга, которые отве­чают за познавательную деятельность. Но в основе всего этого лежит способность принимать свет как рассеянный возбудитель сетчатки, то есть умение видеть. В раннем возрасте такая стимуляция кажется мла­денцу «удовольствием от рассеянного света». Если вам случалось много бывать с новорожденными, вы могли заметить это по их восторженно-возбужденной реакции на яркие или блестящие предметы, оказываю­щиеся перед ними, или на цветную движущуюся игрушку, подвешен­ную над их кроваткой, вне пределов досягаемости. Умение видеть при­носит с собой умение глубоко чувствовать, а из всего этого рождается интуиция.

Маленьким детям свойственно интуитивное знание вещей, и они видят то, чего не могут видеть взрослые. У детей эта способность не заслонена «смотрением», как это зачастую происходит с дядями и тетями. Может быть, когда мы становимся старше, мы не желаем приз­навать присутствие чего-то, на что мы не смотрим. Видеть подобно ребенку означает проецировать самих себя на невидимое. Когда вы видите, предметы (или ваша собственная, индивидуальная точка зре­ния) могут быть не совсем в фокусе. Вместо этого у вас может появиться смутное чувство «знания» или, как у ребенка, полнейшего восторга. Об этом говорят: «нутром чую». Это очень важная способность —умение видеть, осознавать свое внутреннее знание и быть к нему открытым.

Умение видеть —нечто очень интимное, поскольку оно затрагивает самые глубины нашей внутренней жизни. Ансель Адаме, известный своими замечательными черно-белыми фотографиями природы, от­лично понимал уникальность своего внутреннего зрения. Когда журна­листы спрашивали его, почему он сфотографировал именно это или что, по его мнению, должен извлечь из его фотографий зритель, Адаме отвечал, что то, что человек вынесет из его работ, — личное дело каж­дого. И прибавлял: «А то, что вижу я, — это мое личное дело». Умение видеть —способность личности, и эта способность может быть глубоко творческой, проявляясь, например, в форме искусства, как у Адамса. То, как вы видите, является отражением вашей чувствующей натуры. Антония Орфилд, специалист в области бихевиористской оптометрии,

63

Сознательное зрение

описывает видение как восприятие пространства: «Мир простран­ства — умственное представление о том, «как далеко», «насколько глу­боко» и «как широко». Все мы можем отмерить шесть метров одинако­во, но каждый из нас видит это отмеренное пространство по-своему». Когда зрение совершенно, когда «видеть» и «смотреть» полностью сли­ты друг с другом, у человека складывается уникальное впечатление о том, что он видит. Ваше представление о том, что вы видите, напрямую связано с вашим личным сознанием.

Чувствующая часть вас — отражение одной из сторон вашей нату­ры, один из аспектов вашей способности ощущать. Чувствовать озна­чает ощущать то, что происходит внутри вас. К сожалению, это не всегда приятно, поэтому мы иногда находим способы одурачить себя, чтобы не испытывать тех или иных тяжелых переживаний. Например, если вы склонны к «смотрению», вы можете спутать мышление и чувс­твование, то есть вы можете думать о чувствах и полагать, что вы их по-настоящему испытываете. Конечно, размышления о чувствах —это не обязательно плохо. Если проявлять должное внимание, мышление тоже может стать способом достучаться до собственных чувств. Напри­мер, в моей жизни, как я выяснил, так оно и было.

Чтобы глубже проникнуть в собственные чувства, мне сначала нуж­но исследовать их, думая и говоря о них. Это согласуется с моей склон­ностью давать преимущество смотрению перед видением. Я должен уметь объяснить свои чувства логическим путем, и уже тогда я буду ощущать себя в безопасности, «пребывая» с тем, что я чувствую. Это — очень важный пункт. Мне необходимо уверенно понять свои чувства на интеллектуальном уровне, а уже потом я буду готов полностью им отдаться. Мое «смотреть» помогает мне видеть и ощущать истину. Этот процесс вдумывания в собственные чувства является одной из цент­ральных составляющих объединительного процесса.

Освоение сознательного зрения предполагает исследование многих уровней зрения, подобно тому как мы можем исследовать много уров­ней чувствования. Чувства могут быть чистыми, спонтанно возникаю­щими изнутри. Они могут появляться как реакция на определенное событие, происходящее вне нас. Чувства, как кажется, в дружеских отношениях с эмоциями — с тем, что я называю «заряженными чувс-

64

Видеть, а не смотреть

твами». На этом уровне то, что вы чувствуете (и то, что вы видите), может быть связано с тем, что я описываю в книге «Сила по ту сторону ваших глаз» как состояние реакции. Эти эмоции могут быть взрывны­ми, как, например, вспышка гнева. Когда мы подстраиваемся к нашей способности видеть, мы способны к лучшему контакту с тем, что связа­но с нашими мыслями. Вот почему (как в моем случае) наши мысли иногда способны помочь углубить и наши чувства, и наше видение.

Есть и еще один аспект видения, который мы должны рассмотреть: что делать, если, когда вы обращаетесь преимущественно внутрь себя, вы чувствуете тоску и депрессию? На поверхность могут всплыть обра­зы и события прошлого, что, в свою очередь, может повлечь за собой сожаление и чувство вины. Но видение на этом уровне требует более пристального взгляда. Оставаясь наедине со своим Я, то есть осознавая собственные действия, вы можете направить свое поведение на дости­жение целостности. В частности, вы должны, так сказать, смотреть в лицо своим реактивным состояниям и научиться отвечать жизни, пог­ружаясь в свое Я целиком. Занимаясь этим, вы обнаружите, что в основе реактивных состояний бытия лежат скрытые чувства. Они могут быть связаны с травмами и ранами прошлого, до сих пор присутствующими в вашем сознании. Ответственное зрение, в отличие от реактивного, созидательно и направлено на движение к цельности и всеобщности. Ответственное зрение означает, что вы берете на себя ответственность за свои чувства, не показывая на других обвиняющим перстом.

Когда вы находитесь в состоянии реакции, вами управляет та часть вашего Я, которую вы можете ощущать и в своем теле, как если бы она действительно была там. Ваше тело создано для того, чтобы чувство­вать. Становясь более осознающим и постепенно все лучше настраива­ясь в унисон с собственным телом, вы прокладываете путь к тому, чтобы найти собственное Я. В связи с этим один из моих пациентов выразился так: «Когда я полагаюсь на свое Я, я выхожу за пределы тела. Я по-прежнему ощущаю свое тело, но мое присутствие настолько ост­ро, что я вибрирую на значительно более высоком уровне и моя связь с

На немецком языке она вышла под заглавием «О1е 1п1е§га11Уе 5еЬЙ1егар1е» — «Интегра-тивное самоврачевание».

65

3-1529

Сознательное зрение

собой и с жизнью намного сильнее». Вот вам пример соединения «смот­реть» и «видеть». Это и есть сознательное зрение.

Когда Я становится центром фокуса

Некоторые полагают, что целиком раствориться в собственном Я («быть» с ним) означает утратить чувства и эмоции. Может быть, это и так Первая ступень к растворению в Я включает в себя и «видеть», и «чувствовать». Смотрите, чтобы помочь объяснить то, что происходит с вашими чувствами (я описал это выше), но будьте осторожны, не перепутайте чувства с мыслями.

Вы не сможете потерять ощущение собственного Я, если будете остро осознавать собственное тело. Представьте, что вы находитесь в тесной близости с любимым человеком. Ощущение собственного тела в контакте с кожей партнера интенсивно в физическом смысле и вооб-ше чудесно Как отличается оно от ощущений, возникающих при фор­мальном рукопожатии! На уровне чувств такая телесная близость и соответствующая чувствительность затрагивают более глубокое прост­ранство внутри вас. Такую форму близости вы обычно не анализируете: вы реагируете спонтанно, испытывая все как «здесь и сейчас». Чувство­вание сквозь осязание выводит вас на более глубокий уровень сущест­вования, и ваше сердце, трепеща, откликается на это громким «Да!». Ваше физическое тело становится для вас средством достижения того приюта, что находится внутри вас. С помощью физической близости вы можете открыть окно в свое сознание. Вы становитесь человеком

осознающим.

Когда вы открываете для себя опыт сознательного зрения, вы вспо­минаете все, что вам нужно знать -о себе и о своем восприятии мира сейчас и в вашем прошлом. В тот момент вы становитесь своей соб­ственной истиной, истиной о себе. Вы - самая суть того, чем вы явля­етесь, и вы связаны со всем, что вас окружает.

66

Видеть, а не смотреть

Невозможно наблюдать свое Я. Я сам процесс наблюдения. Рикардо Рохас, перуанский нейролог-теоретик

улучшение способности видеть

Если вы признаете себя «смотровиком», есть много путей расширить и улучшить свою способность видеть. Прежде всего, если вы носите очки или контактные линзы, постепенно, в несколько этапов, уменьшайте свою зависимость от них, и пусть ваши глаза учатся видеть яснее без их помощи, сами по себе. Этого можно добиться, если носить очки или линзы все меньше времени, а также если носить более слабые очки по сравнению с теми, которые вам прописали.

Попробуйте следующее. Определите, сколько часов (из тех, что вы бодрствуете) вы носите очки. Если обычно они используются более 80% времени бодрствования, попытайтесь проводить больше времени с невооруженными глазами. Если вы, как правило, носите контактные линзы, попробуйте заменить их очками, чтобы их легче было снять. Делайте это дома, в комфортной обстановке, но, конечно, не вздумайте экспериментировать за рулем автомобиля или работая с потенциально опасным оборудованием.

Затем попросите своего окулиста выписать вам пару очков на 30% слабее. Скорее всего, очки, которые вам выписывали до этого, должны были давать вам стопроцентную коррекцию зрения. Более слабые очки позволят свету стимулировать вашу фовею и сетчатку более естествен­ным образом и в то же время побудят ваши глаза к тому, чтобы самос­тоятельно стремиться к здоровому зрению.

Если вы какое-то время носили очки или линзы, использование более слабых или попытка ориентироваться в мире с помощью нево­оруженных глаз поначалу могут приводить вас в некоторое замеша­тельство. Вот что вы можете испытывать в этом случае (один симптом, несколько или все сразу):

♦ Вам не нравится, что все расплывается.

♦ Вы ощущаете неудобство и беспокойство.

♦ Почти весь воспринимаемый мир кажется вам нечетким.

♦ Вы не можете действовать уверенно.

67

Сознательное зрение

♦ Вам надо замедлить шаг, сесть и предаться «бытию».

Вы больше чувствуете.

♦ Вы не можете дождаться момента, когда снова можно будет на­деть очки.

♦ Все кажется более смягченным и ощущается так же.

♦ Мир кажется вам импрессионистическим, и это вас радует.

♦ Вы чувствуете себя свободным.

Обращая внимание на то, что и как вы воспринимаете без очков, вы можете подготовить ваш мозг и разум к сознательному зрению. Вы будете каждый день учиться смотреть и видеть, нося более слабые очки или вообще обходясь без очков. Ведите дневник, занося в него все, что касается вашего зрения, а также то, что в ходе этой практики вы чувс­твуете в своем теле и в своем сердце. Вы обнаружите, что ваши глаза начинают посылать мозгу и уму всевозможные новые сообщения: в частности, вы можете более ярко видеть цвета, воспринимать новые измерения мира и расширить поле зрения.

При этом свет, попадающий на сетчатку и фовею, — более рассеян­ный. Поскольку он менее сфокусирован на фовеальной области, сетчат­ка вынуждена принимать большее участие в процессе. Когда в ходе исследования, упомянутого ранее, я прописывал пациентам более сла­бые очки, они сообщали о многих любопытных побочных эффектах. Прежде всего, по меньшей мере 85% из них сказали, что им очень понравилась та смягченность, которая появилась в их зрении и в их теле, когда они стали пользоваться более слабыми очками. Когда они их надели, я увидел: они тотчас же расслабились. Я записал на видео то, что отразилось на их лицах. Нет никаких сомнений: надбровные и лицевые мышцы у них стали менее напряженными. Эти лечебные линзы дейс­твовали как расслабляющее средство (релаксант). Поскольку большин­ство из наблюдаемых были близоруки, терапевтический эффект дости­гался ослаблением минусовых (вогнутых) линз. Общий эффект был сходен с воздействием плюсовых (выпуклых) линз. В фармакологичес­ких терминах этот эффект называется парасимпатическим стимулиро­ванием, при котором стимулятор становится сильным релаксантом.

68

Видеть, а не смотреть

Что же такое релаксация в обсуждаемом случае? В первую очередь это — уменьшение склонности к «смотрению». Усиливается сетчаточ-ное видение. В результате баланс между «смотреть» и «видеть» улучша­ется. Более 80% процентов принявших участие в эксперименте показы­вали более значительное слияние и интеграцию обоих глаз как резуль­тат ношения более слабых стекол. По мере развития интеграции сознательное зрение стало реальностью. Измерения, проведенные в хо­де опытов, показали усиливающиеся слияние и интеграцию; подобный эффект вы сможете проверить сами, установив, насколько успешно вы сумеете выполнить описанные в последующих главах упражнения с сериями фотографий.

Видеть означает смотреть мягко. Когда вы видите, вы меньше дума­ете о том, что вас окружает, и больше чувствуете это. Короче говоря, вы более полно вовлечены в процесс смотрения глазами.

Видеть —значит осознавать возможность того, что есть, без облече­ния этого «чего-то» в определенную форму. Это означает также, что вы встаете на путь, ведущий за пределы вашего обычного способа воспри­ятия. Подумайте об этом упражнении как о приглашающем быть более осознающим, более чувствующим. Не видя сознательно, вы подвергае­те себя опасности закостенеть во взгляде на мир, ограниченном пред­ставлениями, которые коренятся в вашем мышлении.

Начните сейчас

Я сделал фотоколлаж (илл. 4), чтобы помочь вам на пути к сознательно­му зрению. Снимите очки и посмотрите на картинку расслабленными, невооруженными глазами. Представьте себе, что на картинке — пламя свечи. На заднем плане есть и другие образы, призванные стимулиро­вать вашу способность видеть. Посмотрите прямо на огонь в центре картинки. Смотрите все время в одну точку. Обратите внимание, что вы лучше осознаете объект, на который смотрите прямо, чем то, что его окружает. Так происходит потому, что свет, отраженный центральным объектом, попадает в ваш глаз и возбуждает фовею — область в центре сетчатки, дающую четкий образ. Свет, отражаемый остальной частью Картинки и попадающий в ваш глаз, возбуждает область сетчатки, окру­жающую фовею, и служит пищей для периферического зрения —

69

Сознательное зрение

менее четкого, —давая соответствующий образ. Это не значит, что вы не можете видеть эту часть изображения. Вы можете ощущать то, что находится на периферии зрения, но ваши глаза не дадут вам четкой картины.

Дышите. Расслабьтесь. Замечайте все. Перестаньте пытаться уви­деть. Целостное зрение приходит без усилий. Поупражнявшись, вы начнете воспринимать и то, что в центре, и то, что находится на пери­ферии. Видеть целостно — это что-то вроде погружения в медитацию. Продолжайте фокусировать внимание на пламени, но наблюдайте так­же и то, что находится на коллаже вокруг огня. Это — первый шаг к тому, чтобы видеть глубоко. Заметили ли вы два глаза, глядящие на вас? Каково это — когда вас видят? Это — мои глаза, и они приглашают вас в страну СЗ.

Если бы каналы-, через кои наши чувства воспринимают

окружающий мир, были расчищены, то все сущее предстало бы перед человеком в своем истинном виде, то

есть как бесконечная субстанция. Днелг же человек уходит в себя все глубже и глубже, и весь сущий мир он может видеть лишь сквозь узкие щели в своей пещере. Уильям Блейк. Союз небес и преисподней

Реинтеграция

Рассматривание фотоколлажа в предыдущем упражнении — первый шаг к развитию сознательного зрения. Пусть этот опыт поможет вам начать движение по жизни с осознанием и центрального, и перифери­ческого зрения. Это —часть процесса реинтеграции. Если вы расслаби­тесь и просто ему отдадитесь, жизнь станет для вас своеобразной игро­вой площадкой, на которой можно в любое время практиковать этот целостный способ видения. Вам не нужно делать больше никаких уп­ражнений на фокусировку, кроме того, которым я уже с вами поделил­ся. Просто обращайте внимание на свою способность видеть с этим новым осознанием в различные моменты — дома, на работе, играя, отдыхая. Нижеследующий случай служит примером того, какого рода перемены происходят с людьми, ставшими открытыми для нового спо­соба видения благодаря лишь одному упомянутому упражнению. После

70

Видеть, о не смотреть

недель созерцания пламени свечи, видения того, что это пламя окружа­ет, и объединения этих восприятий, Мэтью записал в своем дневнике:

«Я ощущаю присутствие волн перемен в своем зрении. Я больше не хочу фокусироваться на своем мире. Я обнаруживаю, что мне трудно держать глаза открытыми. Я хочу почувствовать удовольствие от понимания того, кто я есть в собственном теле. Я чувствую, что становлюсь высоким и прямым. Сейчас мое зрение расплывчато, и я слышу голос моей любимой. Как только , я начал слышать ее, я ощутил свое реальное присутствие. Она движется ко мне. Я чувствую, как Джин, моя подруга, проникает под мою кожу. Это изумительное чувство единения ошеломляет меня. В этот момент, когда сердце открыто, я жажду ее полного присутствия во всем моем существе. Я провожу долгие минуты, входя в ее сияющие глаза. Я ощущаю полную открытость. Я говорю Джин, как сильно я ее люблю, и хочу, чтобы эта бли­зость длилась всегда Глаза Джин переносят меня в место, где царит любовь; я никогда не ощущал ничего подобного в своей сонной жизни. Я чувствую, как грудь моя расширяется, становясь шире плеч, и я переношусь в мир Адама и Евы — царство чистого блаженства и света.

Моя любимая выглядит очень молодо. Она говорт со мной, и я слышу ее без участия привычной обрабатывающей системы моего разума. Я прошу ее войти в мою жизнь, потому что в этом состоянии мы с ней — одно. Ее нужды — мои, и мои желания — это ее дар мне. Мы нераздельны. Все, чем мы можем в этот момент обладать, — это наши белозубые улыбки. Я чувс­твую, что от непрерывной улыбки у меня болит челюсть. Мягкость и юные черты ее лица уносят меня в то время, когда мы в детстве вместе играли. Мы были счастливы своей дружбой и многому научились друг от друга. На секунду мне кажется, будто я уношусь куда-то, что земля подо мной плывет. Я чувствую свет и свободу. Мое плотское существование освободилось от бремени моей кармы.

Я переношусь в Древнюю Грецию, и чистая любовь античных богов дождем проливается на мое существование. Я знаю только любовь, я вижу только свет. Мои глаза не знают, как реагировать на состояние, когда ты позволя­ешь всему происходить, и как выносить о нем суждения. Я хочу так жить — свободным и полным любви. Я помню это чувство. Я никогда не был спосо­бен испытывать его постоянно, но я могу вызвать его в себе, если позволю

71

I

Сознательное зрение

происходить тому, что происходит. Просто надо отвергнуть необходимость контролировать и редактировать то, что я вижу ясным взором. Я жажду видеть только любовь Исвет

Мои глаза устремляются на горящую свечу. Огонь кажется расплывчатым, и тут я понимаю, что это — ореол вокруг пламени. Яркое радужное кольцо окружает желто-оран#евое пламя. Я смотрю на вещи в комнате, и мне кажется, что они источают свет. Я вижу, что любовь и свет пропитывают все в этой комнате. Как и Д*ин < они Делятся со мной своей любовью. Я опять сажусь погруженный в транс тем, что кажется мне иллюзией. Кричу Джин, что у меня галлюцинации, что я вижу какие-то ауры. Она смеется и подходит ко мне Ее глаза струятся чистой любовью, полупрозрачным светом чистоты новорожденного младенца Понимаю, что я могу так видеть всегда, когда пожелаю Я помню лК>бовь - Чувствую ее в своих мышцах и сухожилиях. Ощущаю свет в своих К°стях 'в каж Д°й к^™6 моего существа. Ощущаю свет, когда встаю и иду. Не испытываю никакой тяжести, никакого бремени. Вижу только любовь и свет. Слышу лишь слова Джин —любовный зов. Я чувствую себя птицей, поющей любовную песню, обращенную к Джин.

В этот день мы проводи много час °в. не произнеся ни слова, лишь глядя в самую душу друг друге Джин может своб °Дно ввести меня в свой духовный мир Ее открытое серд^е окутывает мою сущность, и наши глаза продолжают ласкать лица друг ДрУга Я Ч УВСТВ УЮ себя беспредельно любимым. Мы улы­баемся и дышим вместе, и блаженствуем от перехода в новое измерение. П чему я боялся этого бесконечно прекрасного «видеть» и «любить», боялся стать самой любовью? я помню < что это ощущение у меня было, когда я впервые встретил Д*ин, но потом мой ум стал слишком загруженным жизнью и выживанием: я видел, что это же занимает большинство других людей, они основывси°тся на этом, строят на нем свою жизнь. Это мне напоминает, что я не *отел просыпаться. Но сейчас я проснулся. Я снова чувствую сердечный контакт, и я вышел за пределы владений испуганного эго Я вижу сознательно Я снова испытываю любовь. Мне трудно забыть этот новый способ зрения- Это слишком сильное воспоминание, чтобы оно ус­кользнуло в забвение. Я люблю тебя, мир. Я люблю жизнь и счастлив, что я живой».

72

Видеть, а не смотреть

Реинтеграция включает в себя вспоминание вашей сущности. Качества, свойственные вашей подлинной природе, могут быть достигнуты бла­годаря СЗ. Я считаю, что глаза даны нам именно для этого — чтобы видеть во всей чистоте то, что есть!

Начав погружаться в мир сознательного зрения, имейте в виду сле­дующие правила.

Говорите исходя из силы, а не из страха.

Не отдавайте свою силу никому.

Позвольте словам описывать любовь, которой вы стали.

Увидьте то, что есть, каждой ситуации.

Освободитесь от того, чего нет.

Сосредоточьтесь на том, что есть.

Разделите ощущение того, что есть.

То, что есть, призвано удалить вас от самобичевания и сожаления, от неестественной зависимости от своего прошлого, от жизни в прошлом.

То, что есть, избавит вас от склонности судить других.

То, что есть, — это понимание того, что вы уже способны достичь состояния совершенства здесь и сейчас.

Воспитывайте в себе то, что есть, каждого мгновения —всем сер­дцем, всей душой.

То, что есть: вас всегда ведет что-то, и вы знаете свою истину.

То, что есть, означает, что вы ощущаете ясность.

То, что есть, учит вас отгадывать свои собственные загадки и не

искать ответа за других. То, что есть, простирает на каждого, кого вы встречаете, дух вашего

глубинного сознания.

Генетика и развитие личности

Истоки личности

Мы выражаем себя через свою личность, а потому часто считаем ее источником своей индивидуальности. Но представьте, что эта лич­ность — всего лишь маска, которую вы надеваете, выходя на сцену жизни. Подобно актеру, каждый из нас создает о себе представление как о человеке, обладающем теми или иными чертами. Мы можем вести себя агрессивно или иметь мягкие манеры, говорить громко или тихо, демонстрировать свое превосходство, быть любезным, заинтересован­ным или доброжелательным. Личность отражается в вашем поведении, в том, как вы «показываете себя», и в том, как вы себя проявляете. Но как развилась в вас эта личность, устанавливающая, что вы — это вы? Имеется ли личность у новорожденного? Вскоре после рождения становится очевидно, что у младенца уже есть свои уникальные пове­денческие черты. Хотя крик большинства малышей означает: «накорми меня!», «перемени мне пеленки!» или «возьми меня на руки!», однако его личность диктует ему определенное поведение. Некоторые младен­цы шумны, крикливы, другие, напротив, ведут себя тихо. Одни очень подвижны — сучат ручками и ножками, тогда как другие очень спокой­ны. У них у всех одни и те же основные потребности — в пище, тепле, сухости и физическом контакте, но у каждого — свой собственный особый способ выражения этих потребностей. Поскольку проявление личности можно наблюдать уже в самом раннем возрасте, представля­ется наиболее вероятным, что на развитие личности влияет генетика.

Это — от мамы, а это — от папы

При зачатии вы получаете многие качества от своих родителей и от Других представителей вашего фамильного древа. Хотите вы этого или нет, в вас закладывается эта генетическая программа. Она может прояв-

75

Сознательное зрение

ляться в физическом сходстве — росте, телосложении, цвете глаз и волос. Ваш голос может напоминать голос одного из родителей. Но, что лучше (или хуже) всего, вы можете обнаружить, что поступаете так же как они. Двигаясь к сознательному зрению, мы займемся изучением того, как не только физическое строение ваших глаз, но и то, каким образом вы смотрите и видите, а также глубочайшие особенности его восприятия — может быть заложено в вас генетически.

Вы когда-нибудь задумывались над тем, почему вы произошли именно от этих родителей? и почему вы замечаете в себе какие-то их черточки каждый раз, когда смотритесь в зеркало или слышите соб­ственный голос? Возможно, вам неприятно обнаружить, что вы унасле­довали какие-то их недостатки. Скажем, как и ваш отец, легко впадаете в гнев. Или же, напротив, сдерживаете свои чувства, как это делает ваша мать. Или не полностью выражаете свои эмоции. Каждое такое наблю­дение может привести вас к пониманию, что ваша жизнь в какой-то степени напоминает жизнь ваших родителей. Возможно, даже ваше плохое зрение — как у них.

Испытывая некоторое недовольство по поводу этого, вы, возможно, критически или пренебрежительно относились к тому, чему вас учили родители. Мы нередко осуждаем своих родителей и их взгляды, клянем­ся никогда не повторять их ошибок при воспитании собственных детей. Но, несмотря на все наши усилия, мы частенько повторяем их.

Я наблюдал эти невольные повторения поведения своих родителей в собственной жизни и в жизни моих пациентов на протяжении многих лет. И это дало мне основание считать, что истоки формирования лич­ности играют особую роль в сознательном зрении. Поэтому рассмот­рим подробнее ранние этапы формирования личности.

Это у меня от рождения

Представьте себе ваших родителей. Путь перед вами возникнут их лица, увидьте их по-настоящему. Услышьте их голоса. Ощутите их объятия. Вспомните уют детской кроватки, их лица, склоненные к вам. Почувствуйте их запах, когда вы прижимались к ним. Воскресив в памяти воспоминания, связанные с ними, подумайте вот над чем: могло ли случиться, что эти люди, которых вы называете отцом и матерью, не стали бы вашими родителями? Или иначе: возможно ли, что вы имели

76

Генетика и развитие личности

право голоса при выборе собственных родителей? Что же касается по­зиций сознательного зрения, то вы даже помогли им решить, когда они должны вас зачать, чтобы ваш дух воплотился на Земле в определенное время. Ведь каждый из ваших родителей достиг той ступени развития сознания, чтобы вы смогли с ними встретиться. Я понимаю, что, воз­можно, это трудно вообразить, ведь все это обычному сознанию кажет­ся слишком невероятным, чтобы отнестись к этому серьезно. Но для того, чтобы обрести сознательное зрение, надо шагнуть за пределы обычного восприятия. Шагнув с помощью воображения за пределы привычного, повседневного понимания вещей, вы почувствуете, что та условная реальность, которую мы столь безоговорочно принимаем, нуждается лишь в самом поверхностном взгляде на жизнь. Сознатель­ное зрение требует, чтобы мы заглянули глубже.

Если бы вы действительно имели возможность получить слово при выборе родителей и если бы от вас зависел выбор момента появления на Земле вашей души, вам открылось бы много любопытного. Напри­мер, тогда вы поняли бы, что унаследованные от ваших родителей черты личности необходимы вам для приобретения определенного опыта. Иначе говоря, оказалось бы, что их хорошие и дурные черты интегрированы в ваше индивидуальное бытие как человеческого сущес­тва. Возможно, будучи ребенком, вы нуждались именно в этих поло­жительных и отрицательных чертах характера и в таких переживаниях, чтобы развиваться. Продолжим наши размышления. Ваши родители произошли от своих родителей, у каждого из которых была собственная уникальная схема бытия, внесшая свой вклад в эволюцию вашего рода. Пусть эти соображения хотя бы на какое-то время войдут в ваш ум, пока мы, пытаясь понять, как развивается сознательное зрение, задума­емся над тем, как все эти элементы могли сойтись вместе.

Много лет я поражался тому, что большинство традиционных оку­листов убеждены, что улучшить зрение невозможно. Одни указывали на деформированные по генетическим причинам глазные яблоки как на первопричину проблем со зрением. Последователи функционалист-ской и бихевиористской школ в офтальмологии винили во всем среду и образ жизни. Так, они считали, что чтение требует от глаз чрезмерной фокусировки, а плохое освещение —излишнего напряжения. Осваивая

77

Сознательное зрение

сознательное зрение, мы увидим, как все эти составляющие — духов­ная, генетическая и связанная со средой и образом жизни — вносят свой вклад в то, как вы видите, причем факторы среды часто оказыва­ются сильнее генетической предрасположенности.

Гибкая личность

Личность бывает гибкой или нет. В семье, где я вырос, сильную личность обычно понимали как несгибаемую, то есть именно негибкую. Сила характера ассоциировалась с выражением гнева, способностью вызывать страх и осуществлять контроль — с обузданием себя и окру­жающих. Только много позже, когда я стал видеть своих родителей более сознательно, я понял, что они, как и я, развиваются. Движение к сознательному состоянию происходит одновременно у всех поколений, хотя и с разной скоростью. Поколение ваших родителей, возможно, развивается не так быстро, как ваше, как и скорость вашего развития отстает от скорости развития ваших детей. Каждое последующее поко­ление, как мне кажется, быстрее совершенствует личность, становясь более сознательным.

Что до меня, то, когда я обнаружил, что мне необходимо преодолеть подавление своих чувств, поначалу это давалось мне с трудом. С юности я просто не давал воли своим чувствам, отвергая их или даже не осозна­вая. Если же я пробовал делиться тем, что чувствую, зачастую это сопро­вождалось глубоко скрытой злостью. Когда я начал сочетать интуицию с разумом, «быть» и «делать», «смотреть» и «видеть», мне стало легче выражать свои чувства без подспудного раздражения (во всяком случае, при общении с членами семьи).

В соответствии с теорией Шиффера (мы рассмотрели его идеи в главе 2), мое неполное понимание искажало мой взгляд на мир, воспри­ятие реальности с детства. Именно так, как отмечал Шиффер, мои негативные впечатления были записаны в глубинных слоях мозга. Пе­редо мной стояла задача вытащить их на поверхность, чтобы сделать их частью сознательной жизни. Я столкнулся при этом с полными страха и сопротивления частями своего Я, интуиция и самовыражение кото­рых были подавлены. Когда я это осуществил, в моей модели восприя­тия мира произошли серьезнейшие перемены.

78

Генетика и развитие личности

Как раз в то время моя дочь работала над способностью выносить свои глубочайшие чувства на поверхность своего сознания и достигла в этом больших успехов, чем я. В раннем детстве она направляла свою злость непосредственно на меня, причем довольно неумело. Когда она подросла, с помощью матери и других людей она сумела научиться справляться с дисгармонией своей личности и смотреть в лицо своим страхам. Теперь она могла общаться со мной от лица своей истинной природы. Она научилась рассказывать мне, что она чувствует, и ощу­щать при этом эффект осознания и присутствия, находясь рядом со мной. Она достигла этого раньше, чем мы с моим отцом. То, чего она добилась в двадцать один год, я едва начинал понимать в пятьдесят два, а мой отец — в восемьдесят два. В поколении моей дочери эволюция сознания шла с тридцатилетним опережением.

На протяжении почти всей своей жизни я получал и принимал как должное многие казавшиеся незыблемыми истины относительно моей личности. Сначала я верил, что я и есть моя личность. Я думал, что то, кем я являюсь, зиждется на том, насколько хорошо я выгляжу, на моей внешности, на том, насколько мое поведение оправдывает ожидания окружающих, и на том, каких карьерных успехов я добиваюсь.

Задумайтесь на минутку над тем, как вы воспринимаете связь между вашей личностью и тем, кто вы есть. Потратьте некоторое время на то, чтобы поглубже вглядеться в свою жизнь и в свое Я. Оцениваете ли вы собственную значительность исходя из своего материального успеха или внешних данных? Как вы оцениваете себя и свою жизнь?

Важнее ли для вас накопление материальных благ, чем искания, способные увеличить ваше знание о себе?

Когда вы ясным взором всматриваетесь в свое прошлое, обнаружи­ваете ли вы там переживания и чувства, которые не нашли себе выхода?

Пытаетесь ли вы доказать другим свой успех?

Пытаетесь ли вы контролировать других, потому что вам неудобно с самим собой, с какими-то частями себя?

Ощущаете ли вы к концу дня, будто вам чего-то не хватает, несмотря на то что вы удовлетворили все свои физические потребности?

79

Сознательное зрение

Видите ли вы себя в невыгодном свете по сравнению с другими, будь

то ваши коллеги или члены семьи? Можете ли вы честно сказать, что любите свое тело? Когда вы смотритесь в зеркало, проводите ли вы какое-то время,

думая, что вам нравится видеть в своих глазах свою сущность?

Если вы ответили «да» на все вопросы, кроме двух последних, постарай­тесь увидеть, как вам изменить ваше повседневное поведение, чтобы достичь состояния, когда вы больше не будете отвечать на эти вопросы положительно. Цель сознательного зрения — научиться быть с самим собой без рассуждений, целиком охватывая множество составляющих своего Я и испытывая жажду понимания того, что питает вашу сущ­ность.

Доминирующий стиль жизни нашей цивилизации — материалис­тический, капиталистический, —побуждает нас оценивать себя прежде всего исходя из критериев этой самой цивилизации и из того, насколько мы вписываемся в соответствующую модель общества. Вы должны хорошо выглядеть. Ездить в соответствующем автомобиле. Иметь са­мых достойных соседей. Зарабатывать кучу денег. Я думаю, что для многих людей этими ценностями может и ограничиваться их уровень осознания себя. Однако я знаю, что многие из моих клиентов, достиг­ших всех этих материальных целей, страдают от расстройств зрения. Состояние их глаз — индикатор дисгармонии в их восприятии самих себя. Личность у них ведет войну с их изначальной природой, и каждая бьется за доминирующую роль, за то, чтобы править их жизнью. В более идеальном мире изначальная натура призывает личность достичь большей гармонии и равновесия между требованиями цивилизации и уникальной личностью индивидуума. Если попытка найти гармонию между этими двумя составляющими сознательна, это может дать тол­чок серьезному объединительному процессу, а в результате личность станет более гибкой и более подлинной. Сознательное зрение может стать плодотворной отправной точкой этого процесса.

Хочется пояснить эту идею историей Сони. В ее точке зрения преоб­ладало восприятие личных амбиций в ее карьере. Когда она это поняла, перед ней открылся путь к новому зрению.

80

Генетика и развитие личности

Соня делала успешную карьеру, работая в лондонском акционерном обществе. Работа захватывала ее, давала возможность путешествовать, чувствовать себя нужной и общаться с людьми самых разных слоев. С глазами ее связывал только ежеутренний и ежевечерний ритуал, когда она вставляла и вынимала контактные линзы. Соня никогда не задумы­валась над тем, что ее зрение может представлять собой проблему или что нужно как-то по-иному обратить на него внимание.

И вот она влюбилась в Годфри, и они поженились. Свадебные тор­жества были обставлены очень стильно и прошли с большой помпой. Соня чувствовала себя окруженной нежной заботой мужа. Годфри дал ей чувство защищенности, роскошный дом и будущее, полное счастья. Она продолжала работать, но сократила рабочие часы ради удоволь­ствия проводить время дома. Соня думала, что у нее есть все.

Годфри часто ездил за границу, и во время его отсутствия Соня подолгу оставалась дома. Она стала замечать, что чувствует какую-то опустошенность. Она поняла, что забросила своих былых друзей, свои прежние увлечения. Ее перестал удовлетворять ее повседневный образ жизни. В это же самое время ей начали приносить неприятности кон­тактные линзы. Соня вынуждена была сократить время их ношения и прибегнуть к запасному варианту — очкам. Она познакомилась с идеей сознательного зрения, предполагавшей проведение определенного вре­мени без очков и пэтчинг («заслонение») глаз —терапевтическую про­цедуру, при которой часть глаза или весь глаз закрывается специальной линзой или же на глаз надевается повязка, что мешает ему видеть.

Заслоняя свой доминирующий «делающий» правый глаз (обычно ассоциируемый с влиянием отца), она обнаружила, как на поверхность всплывает чувство покинутости. Соня попробовала проводить разли­чие между восприятием, управляемым ее личностью, и тем восприяти­ем, которое исходило из ее подлинных нужд. Она стала дальше углуб­ляться в свою чувствующую и эмоциональную натуру. Она начала ви­деть, что затворническое пребывание в этом великолепном доме, когда ее муж уезжает, как раз и вызывает это чувство одиночества. Дом стал казаться ей мавзолеем, воздвигнутым в честь отсутствующего Годфри. Соня разрешила себе глубоко ощутить эту пустоту. Ее подлинная сер­дечная природа протестовала против предоставления эмоциональной

81

I

Сознательное зрение

власти мужу. Соню охватило желание попутешествовать и познако­миться с духовной жизнью других культур.

Глядя через менее сильные линзы очков и меньше нося контактные линзы, Соня сумела сосредоточиться на своих потаенных чувствах и вернуться к естественному пути видения себя и жизни. Теперь она много времени проводит в поездках с мужем, но путешествует и одна. Она опять общается со своими друзьями и находит, что это способству­ет сохранению внутреннего равновесия и радостному восприятию жизни.

«Выживающая» личность

В состоянии полного осознавания ваша личность приходит в гармо­нию с вашей подлинной сущностью. Это состояние можно назвать «душевным присутствием». Это — самая суть того, что именуется — быть, быть человеком. Джозеф, бывший моим пациентом долгое вре­мя, так описал это в своем дневнике.

«Когда я был очень молоя я умел видеть — физически — чистоту натуры другого. Эта способность — часть моего глубинного внутреннего устройства. Я люблю видеть так. Это дает мне сильное чувство связи с моим подлинней-шим Я. Эту часть моего существа воспитывало и лелеяло пребывание на природе, близ океана, среди деревьев, гор.

В юности я был озадачен, обнаружив, что другие люди ведут себя совершен­но не соответствуя тому, как я их вижу. Я видел их душевную природу. То, какой являлась передо мной их личность, было чем-то другим. Теперь я понимаю некоторые причины, по которым каждый из нас может иногда вести себя не так, как велит его истинная природа. Когда я стал стремиться к большему осознанию собственной жизни, я научился видеть такой тип поведения и у себя самого.

Когда я ощущаю полный эффект присутствия, я становлюсь очень любящим человеком, которому нужно много любви и ласки. Я буквально чувствую это в мышцах и на коже. Я чувствую открытость своего сердца просто оттого, что я этим с вами делюсь. Можно сказать, что моя личность несет в себе черты человека нежного, дающего и получающего мягкость и ласку. Действитель­но, в глубине моего существа есть место, к которому применимо такое

82

Генетика и развитие личности

определение. Но моя проблема в том, что я веду себя не так. Проявление нежности для меня — улица с односторонним движением. Я строю свою жизнь так, чтобы отдавать, чтобы быть ласковым человеком. Чего мне не хватало —так это способности принимать ласку. Я жаждал ее, но постоянно отталкивал ее, принимая разве что в сексе. Я развил ту часть личности, которая позволяла мне управлять женщинами, чтобы они давали мне то, чего я хочу, но лишь в форме сексуальной близости».

Джозеф говорил, что для него это стало наркотической зависи­мостью — не от кофеина или сигарет, а от секса.

«Близость с женщиной давала мне те прикосновения и ту страсть, без кото­рых я не мог жить. Но слишком часто для меня это оказывалось чем-то вроде случайного пропитания, которое позволяло мне просто какое-то время не умереть с голоду. Я начал подчинять свою жизнь этой зависимости. У меня с самим собой было что-то вроде договора: я жажду любви; я получаю лю­бовь, когда проявляю сексуальность; я буду вести себя так, чтобы получать сексуальные переживания. Чем больше я искал женщин для физического удовлетворения, тем больше моя личность идентифицировала себя с таким типом поведения. В конце концов я уверился в том, что это я и есть, что это и есть моя истинная натура.

В муках сексуальной зависимости я вел себя как стереотипный мужчина (согласно женской классификации). Я привлекал к себе женщин, чтобы они нашли любовь — в пределах моих тогдашних возможностей. Я развил в себе качества личности человека приятного во всех отношениях. Я сделал себя привлекательным для женщин, чтобы получать любовь. Некоторое вре­мя это действовало. Подобно наркоману, я, получив желаемое, в течение какого-то срока чувствовал себя лучше. Но когда я позволял себе ощутить то, что на самом деле происходило внутри меня, я понимал, что ищу чего-то богаче и глубже и что я не создаю никакой связи. Я стал осознавать внут­реннюю пустоту, вызванную моей ограниченной способностью соответство­вать своей истинной природе.

Я был как алкоголик, который ловит себя на том, что наливает очередной стакан, но не может остановиться. Во время самих этих ласк я чувствовал себя хорошо, по крайней мере пока они длились. Однако в глубине души я

83

Сознательное зрение

знал, что мое поведение не дает мне того, чего я на самом деле ищу, особенно когда это привело к неверности во время моего первого брака. Почему я выбрал такой путь? Чтобы вырваться из этого порочного (во всех смыслах) круга, мне необходимо было оглянуться назая на свою прошлую жизнь. Может быть, в этой предрасположенности моей личности сказались какие-то мои детские переживания? Был ли в моем прошлом какой-то эпизод, которого я не вижу? Если это так, то, может быть, настало время увидеть свою жизнь более сознательно? Какую часть моего существа я дол­жен был подавлять, чтобы выжить? Почему я вел себя как жертва, борющаяся за выживание, жаждущая ласки? И что я хотел увидеть сознательно?»

Спасибо вам, мама и папа

Джозеф стал внимательно изучать то, как жили его родители.

«Я обратился к своему раннему детству, ища в нем ответа на этот мучитель­ный вопрос. Хотя мои родители были женаты сорок пять лет, семейная гармония нарушилась, когда один из них начал заводить связи на стороне. Ребенком я видел разлад между родителями и чувствовал, что они несчаст­ны. Но я был неспособен справиться со своим глубинным эмоциональным страданием. Мне нужно было жить дальше, и я построил стену вокруг этих сильных чувств.

Когда я вырос, моя жизнь во многих отношениях повторила жизнь моих родителей. Я был недоверчив. Я лгал. У меня случались эмоциональные вспышки. Для меня сознательное зрение стало процессом наблюдения этих черт. К счастью, я был достаточно недоволен собой, чтобы захотеть делать все необходимое для того, чтобы достичь большего счастья в жизни. Мне нужно было стать сильнее интеллектуально и развить ту часть натуры, кото­рая связана с умением смотреть. Это стало для меня уроком. Я двигался от размытости и смутных страданий ранних лет жизни к более сфокусирован­ному и концентрированному бытию.

Для меня стало очевидным, что несовершенства моих родителей и их бес­сознательный взгляд на жизнь открывают передо мной возможность стать другим. Они были идеальными родителями в том смысле, что именно у них я получил исходную точку для своего нового развития. Увидев то, как негибки их личности, я понял, как важно быть гибким.

84

Генетика и развитие личности

Применяя эти сведения к своим зрительным привычкам и к своей повсед­невной жизни в целом, я обнаружил, что мой доминирующий глаз—левый. Этот глаз обычно считается отражающим влияние матери. В моем случае мне нужно было меньше бояться властных женщин и переплавить во что-то свое раздражение. Позже, когда эта часть моей гибкой личности слилась с моей натурой, я научился заводить здоровые партнерские отношения с сильными женщинами, с которыми вел себя на равных.

Я обнаружил также, что я либо подавляю зрение правым глазом, либо у меня проявляется двойное зрение. Это указало мне на то, что мужской стороне моей личности пора взрослеть. Я видел доказательства этому в своей живо реагирующей личности. Я легко впадал в раздражение. Я все время норовил занять оборонительную позицию, это стало моей второй натурой. Я сопротивлялся авторитетам. Лишь изредка я чувствовал себя способным принять отцовскую любовь.

Сначала я опасался, что обречен все время влачить такое существование — ни во что не вписываясь, восставая против всего, что говорят другие. И в то же время я понимал, что это поведение целиком коренится в моих детских попытках избежать пугающих чувств. Когда я взглянул в лицо своему сопро­тивлению, я сумел выйти на более глубокие уровни целостности. Я стал обращать внимание на различные типы сознания, которых я сумел достичь благодаря интеграции зрения правым и левым глазом. Когда я понял, что физическую ласку и эмоциональную близость можно получить от любимых людей, я научился строить на этом знании свои поступки. Я открылся неж­ности и принял ее — не только в сексе. В результате моя личность стала лучше отражать мою подлинную природу.

Я был поражен, обнаружив, что, пока я развивался, борясь с множеством собственных недостатков, мои родители тоже испытали существенные пе­ремены в своем образе жизни. Они развелись, каждый их них выстроил собственную жизнь. Они начали честнее обсуждать собственные чувства и даже вовлеклись в сознательное зрение. Я был очень рад увидев, что каж­дый из них обрел новое ощущение внутреннего спокойствия.

85

Сознательное зрение

Спасибо вам, мама и папа. Как и вы, я вынес свое суждение относительно боязливой личноаи и поборол ее. Ваше поведение привело меня к новой жизни, в которой я стал видеть более сознательно».

Радужная оболочка как карта вашей личности и сознания

Чем старше вы становитесь, тем в большей степени открытость вашей личности зависит от умения уравновешивать интеллектуальное понимание и интуитивное знание. Если преобладает интеллект или ин­туиция, ваше поведение будет отражать нехватку гармонии между ва­шей личностью и сознанием. Когда вы начнете движение в сторону большего баланса и целостности, не будет ничего необычного в том, что вы начнете выходить и на новый уровень сознания. Я полагаю, что ваша развивающаяся личность даст вам доступ к сознанию. Имейте в виду: ваше жизненное поведение в соответствующих областях фиксируется отметинками на вашей радужной оболочке.

Интересно заметить: с самого дня вашего появления на свет ваша радужная оболочка содержит физическую карту вашей личности. Она содержит огромную массу отметин, дающих громадное количество све­дений о вас, в том числе о возможных ограничениях, свойственных вашей личности, и отклонениях от сознательного бытия.

При рождении радужная оболочка первоначально состоит из двух типов структур. Эти зоны — удивительно ровные, как поверхность пруда или песчаный берег. На этой поверхности есть и углубления, похожие на маленькие дырочки, часто напоминающие по форме цве­точные лепестки. Эти два типа структур можно увидеть на илл. 5. На голубой радужной оболочке справа вы видите гладкую, ровную повер­хность. На коричневой радужке, изображенной вверху, вы видите уг­лубление, напоминающее по форме открытый цветок в положении «десять часов» и цветки поменьше в позиции «полдень». Образования такого типа обычно имеются уже при рождении; они почти не меняют­ся, когда мы становимся старше.

В течение первых семи лет жизни часто возникает тип образований, отличных от тех, что я только что описал. На поверхности радужной оболочки появляются небольшие круглые выступы, часто отличающи-

86

Генетика и развитие личности

еся от нее по цвету. Чаще всего эти «шишки» на радужке оказываются выступающими над поверхностью РО, обращенными к роговице (блес­тящей внешней оболочке глаза). Вновь посмотрим на илл. 5. На голубой радужной оболочке внизу слева вы можете видеть пример такой радуж-ковой шишки. На этом фото она имеет отчетливый коричневый цвет. Радужковые шишки часто придают голубым глазам светлый, туманный оттенок, а светло- и темно-карим —темно-коричневый, более темный, чем основной цвет радужной оболочки.

Каждый тип образований на поверхности радужной оболочки свя­зан с определенными чертами личности. Чтобы понять, как эти образо­вания связаны с сознательным зрением, рассмотрим три первичных свойства психики: мысли, чувства и эмоции.

На минуту закройте глаза. Давайте вместе мысленно прогуляемся по песчаному берегу. День начинает клониться к вечеру, и на белом совер­шенно гладком песке нет никаких следов. Солнце садится, и мы слы­шим звук ленивых волн прибоя. Местами песок оказывается твердым: он спекся под солнечными лучами. Корка песка прочна, и можно расха­живать по его поверхности, не рискуя провалиться. Если уподобить песок радужке, эта прочная, гладкая поверхность служит отражением ясных, незыблемых чувств, того, что вы знаете и чему можете доверять. Назовем их полезными чувствами.

В других местах наши босые ноги оставляют на песке отпечатки. Эти следы — как пустоты, утопающие в окружающей поверхности. Про­должая наше сравнение, можно сказать, что, переходя на более мягкий песок, мы погружаемся в область более глубокого зрения. Здесь, где наши чувства отделены от мыслей, наша способность чувствовать по своей тонкости и хрупкости подобна цветочному лепестку, но она мо­жет быть и яростной, как разбушевавшееся пламя. Это —эмоции.

Отпечатки наших ног могут иметь разную форму. Они могут быть мельче или глубже, меньше или больше. Если мы перенесем этот образ на структуры на поверхности радужной оболочки, мы увидим, что эти выступы могут быть достаточно велики, чтобы покрывать значитель­ную область поверхности радужной оболочки, — или же они могут быть небольшими по размеру, меньше миллиметра в длину. Кроме того, они могут быть полностью окружены подвижными границами, —

87

Сознательное зрение

или же открыты с одной или с нескольких сторон. Эти включения позволяют нам увидеть радужную оболочку на несколько более глубо­ком уровне, и их различная форма и размер показывают, какого рода эмоции мы, возможно, испытываем.

В конце нашей прогулки по песчаному берегу мы встречаем на пути камень, настолько твердый, что можно пораниться, если ступить на него босой ногой. Этот камень возвышается над ровной поверхностью, как гора. Когда подобное образование появляется на радужной оболоч­ке, она сообщает нам о тех чертах характера, которые, возможно, нам свойственны. В этих чертах есть нечто от камня: они сулят твердость, непреклонность и страдание.

Чтобы развить в себе сознательное зрение, попробуем исследовать три различных типа личности: думающий, чувствующий и эмоцио­нальный. Человек думающий полагается при решении проблем на ин­теллект и логику. Человек чувствующий полон сочувствия, он лелеет собственные чувства и умеет понимать чувства других. Человек эмоци­онального типа — актер, он любит быть на виду, быть центром внима­ния. В одном из этих трех типов большинство людей может найти некое внутреннее основание, на котором они прочно стоят. Разумеется, боль­шинство из нас — это комбинация всех трех типов поведения. Но ситуация, когда ни один из этих типов не превалирует над другими, все-таки встречается редко. Немного подумав, вы наверняка сможете назвать людей, явно проявляющих признаки того или иного типа лич­ности. Спросите себя, какой тип превалирует в вашей собственной личности. Вы чаще имеете дело с мыслями, чувствами или эмоциями?

Очень распространен неверный взгляд на собственный доминирую­щий тип поведения. Например, я считал себя принадлежащим к чув­ственно-эмоциональному типу, но когда посмотрел на свою радужку, то обнаружил на ней много выступающих, камнеподобных образова­ний, которые, насколько мне известно, указывают на то, что в основном я полагаюсь на мышление. В моих глазах эти структуры были наиболее отчетливы вокруг границы зрачка. Это указывало на то, что я исполь­зую мысли для решения каких-то задач, для обдумывания каких-то вещей, и только после этого разрешаю себе осознавать чувства и эмоции. В то же время мое самовосприятие было прямо противопо-

88

Генетика и развитие личности

ложным. Я мог бы описать себя как человека, слишком зацикленного на чувствах и не контролирующего эмоций. Я был поражен, увидев, что моя радужка рисует меня человеком, имеющим врожденную, генети­чески обусловленную склонность к интеллектуальной деятельности. Несколько позже, когда я пришел к большему единению со своей ис­тинной природой и своей личностью, эти штрихи вновь возникли на моей радужной оболочке.

Первый шаг к пониманию своей подлинной природы —узнать дан­ную вам от рождения личность, в основе которой лежат генетические факторы. Изучая свою радужную оболочку, вы можете обнаружить, что эти отметинки достались вам в наследство от родителей, и что-то может стать для вас неожиданностью. То знание, которое вы получите, может способствовать тому, что вы будете более внимательны к скрытым сторонам своей личности и в конечном счете усилите свой эффект присутствия перед лицом своей подлинной природы.

Поскольку я сейчас не сижу перед вами, я, понятно, не могу посмот­реть на вашу радужку и расшифровать для вас ее письмена. Поэтому позвольте мне помочь вам обнаружить следы вашей подлинной лич­ности с помощью упражнения. Ниже вы увидите слева список черт личности, которые могут быть выявлены путем осмотра радужной обо­лочки. Соответствующие утверждения справа — это то, что человек может ощущать на сознательном или бессознательном уровне. Обыч­но, если я называю человеку одну из черт, указанных в левой колонке, это вызывает в нем воспоминания, во многом сходные с тем, что опи­сано в правой колонке, и относящиеся к каким-то переживаниям, кото­рые он в жизни испытал.

Боязнь нападения Мне не нравится, когда отец кричит

на меня.

Неуверенность в ласке Я не уверен, что отец меня любит.

Подавление (какой-то эмоции) Когда моя мать разговаривает,

она слишком много выдумывает.

Более глубокое подавление Моя мать обижается на меня,

чувств

Низкая самооценка Мой брат способнее меня.

89

Сознательное зрение

Боязнь оскорбления действием Недостаток ласки

Недоверие к себе

Блокировка слуха Коммуникативная блокировка

Фальшивое, утрированное выражение своих чувств

Отец меня бьет.

Отец любит моего брата больше, чем меня.

Мои родители думают, что я недостаточно способен.

Я отключаюсь, когда говорят мои родители.

Я не могу по-настоящему поделиться с кем-то тем, что чувствую.

Я вру, чтобы привлечь внимание.

Черты поведения, указанные в правом столбце, можно рассматривать как то, что чувствует тот или иной человек при определенного рода взаимодействии с одним или с обоими родителями. Когда человек внут­ри себя осознает важность той или иной фразы, он начинает нуждаться в тихом месте, где он сможет пережить то, что с ним происходит, когда он существует вне своих родителей.

Степень цельности или разобщенности родительских личностей служит определяющим фактором в их отношениях с ребенком. Если дочка нуждается в защите от ощущения отчужденности от своих роди­телей или от каких-то неприятных впечатлений или поступков, кото­рые они на нее направляют, она развивает стратегию выживания. Ин­тенсивность работы этого механизма будет зависеть от того, насколько глубоким является сознание взаимодействия с ней ее родителей. Ины­ми словами, степень гибкости родительской личности и характеристи­ки выживания будут влиять на восприятие, свойственное дочери. Это, в свою очередь, повлияет на то, будет ли зрение ребенка сформировано как функция выживания с доминированием мозга или же оно в процес­се своего развития включит в себя более глубокие уровни интеграции ума. В случае стратегии выживания первичный зрительный канал доче­ри будет направлен по определенным путям в мозгу таким образом, чтобы помочь ей справиться с такой жизнью. Так, автономная нервная система известна как один из защитных механизмов при различных неурядицах. Случившееся влияет на глаза. С другой стороны, когда родители обладают гибкой личностью, дочери становятся доступны

90

Генетика и развитие личности

более глубокие интегративные стратегии разума. Ее мысли и чувства встречаются друг с другом. Когда это происходит, дочь готова получать впечатления через глаза — впечатления чистые и имеющие прямое отношение к ее бытию. Ее глаза — окна, через которые имеет шанс выглянуть сознание.

Чтобы показать, как все это работает, позвольте мне обратиться к случаю одной из моих пациенток, которую я назову Джун. Я попросил ее вспомнить свое детство и потом выбрать, какое из вышеприведен­ных утверждений ей подходит. Ответ был: «Мой брат способнее меня». Она вспомнила ситуацию, когда родители горячо хвалили брата за его отличные оценки в школе. Но по сходному поводу родители не сказали ни слова о ее собственной учебе; на самом деле она получала очень мало внимания какого бы то ни было рода. Позже ее обвиняли в лености и недостаточной живости. Легко понять, почему воспоминания Джун об этих эпизодах вызывали в ней ощущение неполноценности.

С точки зрения Джун, ее родители чрезмерно критически относи­лись к ней, отдавая преимущество ее брату. Таким образом они выра­жали какую-то неполноценность своей собственной натуры. Дочь буди­ла в них воспоминания о собственном внутреннем несовершенстве, которое они и проецировали на нее. Это — слабоинтегрированный способ существования. Родители проявляют меньшую сознательность, чем могли бы.

Джун чувствовала, что она отличается от брата и родителей. Ее вос­приятие того, как с ней обращаются родители, побудило ее усомниться в собственной значимости, в собственных способностях. «Насколько я способная в действительности?» — таким вопросом она могла бы за­даться. Если она живет по принципу выживания, то циркулирующий у нее в мозгу рефлекс получает стимул сходным образом вести себя в аналогичных ситуациях в будущем. Она реагирует на чисто «выжива-тельном» уровне и не проникает глубже в свои мысли или чувства. Она недостаточно осознает свои развивающиеся ум и сознание, чтобы по­нять, что должна обойтись с этими воспоминаниями по-иному.

Работая с Джун, я призвал ее провести логическую проверку того, насколько на самом деле она способна. Она занималась поисками внут­ри себя, чтобы найти то, в чем она одарена. Наконец на ее лице возникла

91

Сознательное зрение

широчайшая улыбка, и она произнесла: «Я талантлива на свой уникаль­ный манер!» Джун ощутила мудрость того, что сказала, и это побудило ее чувствовать глубже. Чем дальше она углублялась, тем больше совер­шенствовалось ее самовосприятие.

Вот вам упражнение: вспомните свое детство и определите, какие качества ваших родителей вам не нравились или были для вас неудоб­ны. Представьте себе, что вы вновь живете в том времени, воскрешая те эпизоды, когда вы чувствовали дискомфорт. Запишите их. Перестаньте читать и в течение десяти минут обдумывайте этот вопрос. Позволю себе привести в связи с этим пример из своего собственного опыта.

Я помню время, когда мне не нравилось, как дышит мой отец; я помню, как считал свою мать толстухой. Можно использовать эти дав­ние реакции при построении фраз, подобных тем, что даны в левом столбце вышеприведенной таблицы. Например, из моих собственных качеств я могу составить утверждения «мне не нравится, когда ты пьешь» или «терпеть не могу толстых женщин». Обратите внимание на то, куда приводит вас теперь каждая из этих реакций, которые вы вспомнили. Это вам как-то помогло? Для меня алкоголь ассоциировал­ся с тем, как мой отец на меня кричал. Кроме того, я смог победить в себе страх удушения рослой или толстой женщиной. Я обнаружил, что мне стало легче избавиться от этих предрассудков и страхов, используя эти утверждения, выраженные одной фразой.

Я предлагаю вам эти глубинные толкования как путь, посредством которого восприятия встраиваются либо в лишенные целостности сос­тояния личности, либо в сознательное зрение. Взбодрите свою память. Это — процесс обретения сознательности.

ДНК и восприятие

Выражаясь языком психологии, у Джун была заниженная самооценка. С этим связана определенная зона на поверхности радужной оболочки. В правом глазу она расположена на нижней части радужной оболочки, ближе к переносице, приблизительно в позиции «шесть часов», точ­нее — «половина шестого». Для левого глаза это тоже зона, лежащая ближе к переносице, но тут мы уже имеем «полседьмого».

92

Генетика и развитие личности

Денни Рэю Джонсону, автору книги «Что показывает ваш глаз», человеку с высоко развитой интуицией, спиритуалисту и учителю трансцендентального, случалось видеть отметинки многих глаз, и структуры эти были самых различных форм и видов. Кроме того, он опрашивал обладателей этих глаз, чтобы побольше узнать об их жизни. Затем он сопоставлял рассказанное людьми о себе с тем, что видел в их радужных оболочках. На протяжении нескольких лет он встречался с повторяющимися явлениями и понял, что радужная оболочка несет информацию о том, как устроена личность. Он назвал «камнем» («са­моцветом») мысли, «потоком» чувства и «цветком» эмоции. Он пред­положил, что РО — это генетическое выражение передачи ДНК при зачатии (эту тему я намерен обсудить позже). Он также заметил, что то, как с ребенком обращаются его родители и другие ухаживающие за ним люди, сказывается на развитии его мыслительных схем и, в свою оче­редь, на его РО в течение первых семи лет жизни.

Результатом исследований, проведенных Джонсоном, стала карта РО, с которой он начал знакомить врачей самых различных специаль­ностей. Среди них были остеопаты и целители классического и нетради­ционного направлений, окулисты (сам Джонсон врачом не был), педи­атры и другие. Джонсон говорил, что незнаком с другими методами чтения по радужке, такими, как иридология (иридодиагностика). Мне посчастливилось быть одним из тех врачей-практиков, которые встре­чались с Джонсоном в начале 90-х годов XX века; после этого мы с ним виделись регулярно. После встречи с ним все врачи согласились фото­графировать радужки своих пациентов, чтобы проверить, насколько верна составленная Джонсоном карта.

Как достаточно опытный клиницист и ученый вначале я скептичес­ки отнесся к идее Джонсона, изучая глаза своих пациентов при помощи Джонсоновой карты. Но, к моему удивлению, оказалось, что его трак­товки были верны в 80% случаев. Изучение радужной оболочки с этой точки зрения стало для меня волшебным инструментом, с помощью которого я стал помогать пациентам на более глубокой основе. Я начал проводить корреляции между отметинками на радужке пациентов с их восприятием себя самих и других людей, с их жизнью. Позднее я стал связывать эти данные с тем, какие линзы им прописывались. Сила линз,

93

Сознательное зрение

прописываемых мною каждому пациенту, была еще одним внешним отображением внутреннего восприятия, свойственного разуму пациен­та. Когда я изучал их глаза и проводил необходимые измерения, это было похоже на запись восприятия мира их индивидуальным разумом. Я стал вносить поправки в карту радужной оболочки, по мере того как находил более глубокую взаимосвязь между отметинами на радужке и путем к достижению более высоких уровней сознательного зрения.

Я не собираюсь давать здесь полный курс чтения по радужке: это не входит в задачу данной книги. Но я хочу поделиться той информацией, которая может быть реально полезна вам на вашем пути к сознательно­му зрению. Сегодня существует предположение, что при зачатии ДНК родителей передаются ребенку генетическим путем, служа наброском вашего личного развития. Их гибкие и/или ориентированные на выжи­вание личности становятся частью того, что кладет свой отпечаток на развитие вашего мозга.

Во взаимодействии со своими родителями вы можете проверить точность своего ДНК-наброска. Там, где ваши родители не проявляют поведения, ориентированного на выживание, вы можете изменить соб­ственные представления — а возможно, даже представления ваших ро­дителей. В тех сферах, где их личности гибки, вы можете пойти даже дальше. Радужковая информация может позволить нам заглянуть в «зыбучие пески», ожидающие тех, кем правит ориентированная на вы­живание натура. Мы можем сравнить это с гибкой личностью, в кото­рой вы можете найти «обезьяньи лианы»: по ним можно выбраться на свободу. Радужковая оболочка рассказывает вам, как углубить и расши­рить ваш жизненный опыт, выведя его за рамки проблем выживания, что создает особую полярность, освобождающую вас от состояния двойственности; иными словами, она позволяет вам начать жить более сознательно и целостно.

В случае с Джун, осмотрев радужки обоих ее глаз и не задав никаких вопросов, я сделал следующие комментарии (согласующиеся с тем, что указано в левой колонке на с. 89—90):

«Джун, мне кажется, вы боитесь, что вам причинят боль, в том числе и физическую. Вероятно, вы компенсируете это, сдерживая свои чувства. Воз­можно, вы испытывали нехватку родительской ласки. Это могло еще более

94

Генетика и развитие личности

снизить вашу самооценку; в результате — недоверчивость, буйность нрава, всякие небылицы, которые вы рассказываете о себе, чтобы привлечь внимание».

И потом я ее спросил: «Это так?» «Так», — ответила она. Можете себе представить, какое это на нее произвело впечатление —получить такую оценку. Это выглядело так, как будто я залез к ней внутрь и прочел ее мысли. Но, конечно, я этого не делал. Я был как лесоруб, который может определить возраст дерева по годовым кольцам на срезе ствола.

Понимание, которым я поделился с Джун, показывает, как радужко-вая информация может вывести человека на более глубокие уровни самовосприятия. Я рассказал ей о ней самой, почти ничего не зная об ее жизни. Она слушала меня, и у нее в памяти пробуждались воспомина­ния. Таким образом она сумела связать то, что я говорил, со своими потаеннейшими внутренними переживаниями.

Я говорю с Джун об ее заниженной самооценке. Ее разум отвечает на это мыслями, чувствами и/или эмоциями. Разум ухватывает то, что я говорю, и организует содержание того, что она воспринимает, теперь уже связывая это с ее былыми впечатлениями. В то время как она думает, чувствует и испытывает эмоции, разум Джун также увязывает эту информацию с зашифрованной в ДНК генетической памятью, пе­реданной ей родителями. В данном случае речь идет об ее матери, у которой была такая же низкая самооценка. Джун могла перенять эту ориентированную на выживание сторону личности от матери, но сей­час дочь изменила восприятие своих чувств и эмоций. Джун стала осоз­навать глубинную часть себя, то место внутри себя, где она могла «под­линно быть» наедине с своим Я. Изменение в восприятии выразилось в том, что она больше не была только человеком с низкой самооценкой. Неправильный образ себя самой был частью ее переживаний, но это не была ее настоящая сущность.

Джун нуждалась в проникновении на более глубокие уровни своего разума, где она могла открыть, как эта сдерживаемая, подавляемая часть натуры ограничивает ее возможность быть собой. Когда это про­изошло, она перестала воспринимать себя как отражение личности соб-с твенной матери и стала более гибкой на внутреннем уровне. Ей больше Не нужны были эти «выживательные» мысли, призванные выносить

95

Сознательное зрение

суждения и создавать негативное восприятие, дабы спрятать эти воспо­минания. Примерно одновременно с этим ее проясняющееся зрение отразило перемены в восприятии. Иными словами, она обнаружила, что видит яснее, несмотря на то, что ее минусовые диоптрии остались на тех же показателях. Изменения в восприятии оком разума происхо­дят быстрее, чем фиксируемые изменения в диоптриях глаза-фотоап­парата.

Изменение видения —это изменение сознания. Став человеком соз­нающим, вы открываете часть вашего сознания, которая иначе разви­валась бы (или оставалась) в состоянии разобщенности.

Видение, пространство и сознание

Брюс Липтон, кандидат биологических наук, ведущий специалист Стэн-фордского университета, разработал интересную теорию, посвящен­ную ДНК. Основываясь на исследованиях, проведенных в его собствен­ной лаборатории, а также на работах других ученых, Липтон пришел к выводу, что если мы сможем изменять свое восприятие, то получим и способность модифицировать собственный генетический код.

Это всего лишь гипотеза, но какая! Начав видеть по-иному, мы сможем повлиять на генетическую программу, полученную нами от нашего фамильного древа! Это кажется трудным делом. Будущие иссле­дования должны будут подтвердить или опровергнуть эту идею. Один из путей состоит в том, чтобы отслеживать изменения радужной обо­лочки глаза. Это возможно уже сейчас: ничто не мешает специалистам фотографировать радужки детей и отмечать, действительно ли какие-то образования на радужной оболочке родителей присутствуют у детей, возможно, менее выраженно. Это значит, что черты личности родите­лей, ориентированные на выживание, могут иметь меньшее влияние на ребенка. Научившись определять это по глазам, мы можем внести зна­чительный вклад в психотерапию. И в дальнейшем задаться вопросом, почему изменения в радужной оболочке служат отражением измене­ний ДНК.

Если мы изменим восприятие у целого поколения, то есть разовьем у него сознательное зрение, может быть, передаваемые генетически такие особенности глаз, как близорукость, будут с меньшей вероят-

96

Генетика и развитие личности

ностью передаваться по наследству? Любопытное предположение. Это означает, что если в основе глубинного восприятия, свойственного ро­дителям, была их личность, ориентированная на выживание, в результа­те чего возникли определенные особенности глаз и зрения, то их ребе­нок, возможно, не повторит эти особенности (пусть даже цель такого повторения —выживание или развитие).

Такая возможность способна серьезно повлиять на человеческое сознание. Даже внутри такой консервативной дисциплины, как наука о зрении, в последние тридцать лет появилось ответвление под названи­ем «поведенческая оптометрия». Офтальмологи-бихевиористы сделали большой шаг вперед в 1994 году, когда в «Журнале поведенческой опто-метрии» была опубликована статья окулиста Антонии Орфилд «Прос­транство зрения: перепрограммирование мозга уменьшает миопию».

Уже само название статьи привлекает внимание. Ведь «перепрограм­мирование мозга» подразумевает, что то, как мы видим (на уровне разума), способно внести изменения в то, как мозг обрабатывает визу­альную информацию. Это изменение влечет за собой изменение выра­женного в диоптриях состояния глаза, что видно при измерении его преломляющей способности. В статье А. Орфилд представлен подроб­ный обзор тех изменений, который автор наблюдала в жизни пациен­тов, подвергшихся визуальной терапии. В процессе лечения дефекты зрения сокращались примерно на четыре диоптрии. Напомним, что диоптрии — показатели медленно меняющейся преломляющей спо­собности глаза-фотоаппарата, тогда как улучшающееся зрение отража­ет изменения в оке разума, происходящие быстрее. В данном случае изменение количества диоптрий предполагает более значительные из­менения в зрении. Интересно то, что А. Орфилд начала обучаться спе­циальности окулиста уже после того, как ее программа визуальной терапии дала превосходные результаты.

Д-р А. Орфилд начинает свою статью с весьма смелого утверждения: «Функциональная миопия —это не просто аккомодативно-фокусиро-вочный спазм глаза, и это не просто увеличение размера глазных яблок. Она отражает также сужение мозгового пространства, происходящее вследствие того, что закрываются от взора периферические области,

97

"1529

Сознательное зрение

сначала — по причине стресса, потом — из-за ошибок в оценке прост­ранства, вызванных ношением минусовых линз».

Как видим, исходя из понятия «стресс», возможно перебросить мос­тик к личности, ориентированной на выживание. Кроме того, утверж­дая, что «сужение мозгового пространства происходит вследствие того, что закрываются от взора периферические области», Орфилд предпо­лагает, что неправильно переносимый стресс может вызвать уже не генетически обусловленную, а функциональную близорукость самого разного рода. Механизм, включающийся первым, — это закрытие пе­риферического зрения, и он может быть вызван не чем иным, как реакцией на окружающий нас мир.

Об этом явлении я говорил в главах 1 и 2, рассказывая о том, что может произойти подавление функционирования сетчатки. Орфилд связывает это с периферическим зрением. По моему мнению, сетчатка связана с чувствованием. Если вы не можете управиться со своим зри­тельным миром, самое простое решение — подавить активность сет­чатки, не чувствовать, — и это сузит ваш пространственный мир.

Тот факт, что разум может вызвать подавление периферической функции даже без измеримых структурных изменений, чрезвычайно важен. Он очень хорошо соотносится с одним из моих исследований детского поля зрения, посвященным вопросу о том, насколько детям доступно периферическое зрение. Эти исследования я проводил в Кол­ледже синтонной оптометрии (см. ссылку на мою статью 1983 года в разделе «Рекомендуемая литература»). Я осмотрел двадцать два ребен­ка, девять из которых читали так, как если бы учились на два класса ниже. Структурно их поле зрения было нормальным во всех отношени­ях. Но, измерив цветовые поля зрения (насколько развито перифери­ческое зрительное восприятие цветных таблиц по сравнению с воспри­ятием белых), я обнаружил, что параметры их функциональных полей зрения составляют не сорок, а меньше градусов (у некоторых только десять). Эти дети могли играть в мяч и не натыкаться на предметы, но читали с затруднением. Расстройство, выраженное в неспособности нормально учиться (особенно это касается чтения), ведет к ослаблению периферического зрения. После использования цветовых таблиц, по-

98

Генетика и развитие личности

мешавшихся перед их глазами, функциональные поля зрения расширя­лись, чему есть статистически достоверные подтверждения.

Из моих наблюдений также явствует, что если структурные измере­ния глаза свидетельствуют о таком состоянии, как близорукость, это состояние является отображением генетического влияния личности, ориентированной на выживание, одного или обоих родителей. Это мо­жет быть первичным влиянием. Затем это влияние дополняется жиз­ненными стрессовыми факторами. Если имеют место и генетический фактор, и стрессовый, состояние глаза, поддающееся измерению, ско­рее всего, будет более серьезным.

А. Орфилд особо подчеркивает искажения восприятия пространс­тва при ношении минусовых линз, обычно используемых для компен­сации близорукости. Когда зрение ухудшается, что выражается в нечет­ком зрении на расстоянии, это называют близорукостью. Такому чело­веку прописывают минусовые линзы. Ношение таких линз еще больше сужает восприятие пространства. А значит, человек становится менее мобильным. Ношение минусовых линз вызывает смещение акцента на «смотреть»; при этом уменьшается доля «видеть» и «чувствовать». Это, в свою очередь, приводит к тому, что человеку становится менее дос­тупно собственное сознание (он все реже туда заглядывает).

Как утверждает Орфилд, «сужение зрения с помощью линз — это настоящее мозговое перепрограммирование... У каждой минусовой линзы — свой собственный виртуальный мир, появляющийся при вза­имодействии человека с оптикой линзы, и когда ты прибегаешь к помо­щи линзы, ты заглядываешь в этот мир, и твой мозг учится новому восприятию пространства. Сузившееся поле зрения будет и дальше требовать, чтобы ты носил линзы».

Из этого следует, что минусовые линзы, сужающие поле зрения, влияют на то, как мозг откликается на зрительные сигналы. Это — процесс перепрограммирования мозга. Более слабые линзы способству­ют тому, что вы начинаете больше видеть и меньше смотреть. В резуль­тате ваш разум вынужден перестроиться и соединять восприятия более тонко. Старые взгляды должны будут обрести новый смысл. Прежние убеждения нужно будет развенчать. В этом процессе, когда вы отпуска-

99

Сознательное зрение

ете все на волю, составляющие разума освобождаются, а вы при этом без усилий вплываете в страну сознательного зрения.

Подбор линз и построение личности

В оптометрии и офтальмологии корректирующие линзы используются во многом так же, как медикаменты в аллопатической медицине. Паци­ент приходит с жалобами на расстройство зрения и уходит с рецептом, прописывающим ему очки, — точно так же как в других случаях он уносит с собой рецепт на лекарство. Но это — не идеальное и даже, может быть, опасное решение. В обоих случаях есть риск наложить временную легкую повязку на пулевое ранение. Почему? Да потому, что и там, и тут мы лечим симптомы, игнорируя то, что лежит в их основе. Плохое зрение, как и головная боль, может быть симптомом проблемы более глубокой. Традиционная медицина, в том числе и занимающаяся проблемами зрения, ориентирована на симптомы. Дайте пациенту аспирин, и головная боль у него пройдет. Линзы с такой же легкостью избавят пациента от расплывчатости зрения. Пациент счастлив. Боль­шинство людей спокойно носят очки и верят, когда доктор говорит им, что «это решит вашу проблему».

Но, по моему собственному опыту и по опыту тысяч офтальмоло-гов-бихевиористов, куда более верно как раз обратное. Ношение боль­шинства линз, прописанных пациентам, загоняет внутрь более глубо­кую, внутреннюю причину расстройства, что на самом деле только ухудшает симптомы. Вот почему большинство людей, носящих очки, через год или два меняют их на более сильные. Симптом ненадолго исчезает, но за настоящую проблему так никто и не берется, и поэтому она так и остается нерешенной.

Один из главных секретов науки о зрении — в том, что смена при­вычных линз может оказать терапевтический эффект на сетчатку, фо-вею, мозг и разум. Я исследовал соответствующие характеристики линз и глаз в течение тридцати лет. И я получил факты, доказывающие, что использование терапевтических линз может вносить такой же вклад в медицину, как и другие методы лечения. (Терапевтические линзы более подробно обсуждаются не только в этой главе, но и в главах 7, 8 и 9.)

100

Генетика и развитие личности

Гибкая личность на практике

Допустив, что все это так, вы спросите: «Как же мне применить все это в собственной жизни?» Если вы носите очки, начните снимать их, зани­маясь повседневными делами. Начните видеть. Беседуйте с расплывча­тостью. Растворитесь в ней. Вы увидите, как ваши родители принесут вам дар своего присутствия. Повторите приведенные выше упражне­ния, активизирующие взгляд в прошлое: тогда вы вспоминали, что вам не нравилось в своих родителях, теперь же подумайте о тех их качествах, которые вам по душе.

Вот пример, основанный на моих личных воспоминаниях.

Я люблю отца, когда он пахнет трубочным дымом. Отец мой пребы­вал обычно в добродушном расположении духа, когда курил трубку. Моя мать слушает, когда я делюсь с ней своими чувствами. Я ощущал любовь, когда мать выслушала мой рассказ о том, что я чувствую. Это — позитивные воспоминания о моих родителях, которые я храню. Воспоминания эти согревают мне душу, я их лелею. Активизируя их, я могу легко избавиться от своего ощущения нехватки любви. Я чувствую радость от того, что у меня есть отец и мать, которые для меня действи­тельно присутствуют, несмотря на свои недостатки. Теперь я понимаю, что они тоже развивались, пока я рос.

Приглашаю читателя потратить некоторое время на разглядывание (подразумевающее как «смотреть», так и «видеть») илл. 6. Это упражне­ние — разновидность визуального созерцания. Сначала сосредоточь­тесь на пламени, как вы это делали в главе 3. Затем разрешите своим глазам блуждать вокруг, давая менее различимым деталям фотографии проникнуть в ваше сознание. Вы можете обнаружить, что вспоминаете что-то, связанное с вашими близкими и дальними родственниками. Изображения радужной оболочки помогут вам развить гибкость лич­ности. Глядя на картинку, вы начнете видеть, как ваше физическое Я отражается через ваши глаза как часть всего вашего Я. Гибкость имеет отношение к составляющей вашего Я, называемой вашим «бытием».

По-настоящему воспринимать, что собой представляет материаль­ный мир, означает видеть в нем те световые образы, что лежат в его основе. Свет состоит из геометрических фигур. Они подобны волнам. Это — музыка для глаз. Сознательное зрение —это когда вы позволяе-

101

Сознательное зрение

те себе на какое-то время остановиться, чтобы заметить эти узоры, чтобы осознать невидимое. Осознание того, на что вы не смотрите, позволяет вам глубже чувствовать и видеть, проникнув в неведомые стороны существования.

Начав упражняться с фотографией 6 сеансами по десять-пятнадцать минут, вы обнаружите, что освобождаетесь от своего прошлого. Пона­чалу это может принести трудности. Проявите терпение. На всем пути к сознательному зрения записывайте свои открытия в дневнике.

Биография человека: история «смотреть» и «видеть»

Кто же я такой?

Наиболее важное внешнее влияние на нашу жизнь идет обычно от наших родителей. Их личности, а также то, как они взаимодействуют между собой и с нами, играют свою роль в развитии нашей личности, отбрасывая тень и на нашу взрослую жизнь. В этой главе мы проанали­зируем родительский вклад — как положительный, ак и отрицатель­ный — в то, какие мы сейчас. Мы поразмышляем над тем, как нам использовать эту информацию для того, чтобы стать более целостными человеческими существами и в то же время сделать важный шаг к достижению сознательного зрения.

Однажды один из моих детей в момент раздражения сказал мне: «Если бы у меня был другой родитель!» Возможно, вы вспомните, как говорили что-то подобное своему отцу или матери. По-моему, я тоже это говорил много раз, пока рос, особенно когда меня смущали мысли о том, кто я и как я вписываюсь в то, что меня окружает. Когда я услышал такую фразу от своего сына, я ему напомнил, что «другой родитель» у него как раз есть, и это — его мать. Это, в свою очередь, напомнило мне, что, становясь родителями, мы, возможно, вступаем на путь своеобразного синергизма; иными словами, наше «родитель-ство» — результат наших детских отношений с одним или обоими ро­дителями и с другими людьми, которые приложили руку к нашему воспитанию.

Даже самые любящие и благоразумные родители могут иногда ос­тавлять в нас мучительные детские воспоминания. Разум наш может попытаться защитить, оградить нас от этих неприятных подробностей прошлого, как бы затемняя чувства, — даже если умом мы осознаем и

103

Сознательное зрение

сами эти чувства, и их причины. Но чем больше мы будем открыты тем переживаниям, которые наложили свой отпечаток на наше развитие в детстве (особенно на эмоции, связанные с этими переживаниями), тем успешнее мы сумеем сделать выбор и понять, как эти эпизоды могут влиять на нашу нынешнюю жизнь.

Есть разные пути достучаться до собственных воспоминаний, и для разных типов личности нужен различный подход. Например, для дума­ющих натур, таких, как я, главное — визуальная составляющая. Я могу увидеть событие, случившееся в июле 1979 года, как если бы это был фильм, идущий перед моими глазами. Со своей стороны, натуры эмо­циональные — обычно хорошие слушатели, и они могут лучше и живее всего воскрешать воспоминания в звуке. Иногда разговоры, происхо­дившие много лет назад, всплывают в их памяти почти дословно. Нату­ры же чувствующие кинестетичны. Испытывая то, что с ними происхо­дит, они запоминают это через прикосновения и движения, иногда на глубинном, «нутряном» уровне: отсюда и идет знаменитое «нутром чую». Как работает ваша память? Обратите внимание на ваш собствен­ный способ воскрешения воспоминаний. Что вы запоминаете лучше и ярче —зрительные образы, звуки или прикосновения? Поразмышляй­те немного над тем, какую форму принимают ваши наиболее живые воспоминания. Ясное осознание того, как вы вспоминаете былые собы­тия, поможет вам понять, что могут сообщить вам ваши воспоми­нания.

Свою жизнь до восьми лет я могу воссоздать только по фотографи­ям да по семейным рассказам. Готовя материал для автобиографии, я стал делать одно несложное упражнение и нашел, что оно помогает открыть массу интересного. Мне хотелось бы и вам рассказать об этом упражнении, потому что оно очень повлияло на мою способность обна­жать корни собственной личности, выявляя, какие составляющие мое­го Я перешли ко мне по наследству.

Возьмите чистый лист бумаги. В левой колонке ставьте свой возраст, начиная с самого раннего времени, которое только можете вспомнить. Начните с того года, к которому вы можете отнести свое первое детское воспоминание, будь то зрительный или звуковой образ или же чувство. Справа пишите по нескольку слов о каждом таком эпизоде и, что важ-

104

Биография человека: история «смотреть» и «видеть»

нее всего, о чувстве, с которым он теперь у вас связывается. Для каждого года записывайте первое относящееся к нему событие, которое прихо­дит вам в голову, и фиксируйтесь на этом воспоминании, пока на поверхность не всплывут соответствующие чувства или эмоции. Срав­ните ваши теперешние чувства с тем, что происходило тогда у вас в семье. Двигайтесь от года к году, пока не дойдете до того времени, когда вы перестали жить с родителями.

Вот несколько примеров воспоминаний, пришедших мне на ум при выполнении этого упражнения:

Возраст Воспоминание (событие, эпизод)

(лет) и соответствующее чувство

4 Я ощущаю заброшенность: любовь моей матери на-

правлена на моего младшего братишку.

7 Очень тяжелое время: я начал ходить в школу. Я не

могу общаться. Я чувствую, что меня толкают к тому, чтобы во всем превосходить других.

8 Мы вместе с отцом, и он несет меня. С нами наша

собака, и мы идем по жаркому песчаному берегу. Я чувствую себя таким любимым.

9 Мне делают выговор за то, что я не хочу делать плава-

тельные упражнения. Я презираю отца, не желаю находиться с ним рядом.

12 Родители не понимают меня. Чувствую себя другим.

Чувство потерянности.

13 Школа — еще один вызов для меня. Чувствую себя

бессловесным, нелюбимым, находящимся под пос­тоянным контролем.

14 Помню физическое наказание за мои вопросы о сексе.

Я закрываю свое сердце.

105

Сознательное зрение

16 Ощущаю, что родители несчастны. Почему они ниче-

го не предпринимают? Я бы помог им. Чувствую разочарование и безысходность.

17 Родители наталкивают меня на выбор профессии. Я

их еще поблагодарю.

Ваши родители и связанные с ними события вашей жизни — часть вашего прошлого, и этому есть удачное объяснение. Все эти эпизоды помогли вам сформироваться, стать тем, кто вы сейчас: ваши генети­ческие и эмоциональные составляющие, мышление и чувства должны были сложиться в некую систему, и эта работа во многом была проде­лана благодаря вашим родителям. Даже самые тяжелые переживания в конце концов помогают стать сильнее и узнать о себе много ценных вещей, ведь иначе вы были бы лишены этой информации. Не исключе­но, что вам помогут мысли о том, что вам, скорее всего, был просто необходим этот опыт, чтобы слить воедино разные грани вашей лич­ности. Используйте этот опыт, и перед вами яснее предстанут эмоцио­нально напряженные периоды вашей жизни и то, что вы сейчас чувс­твуете, думая о них. По-прежнему пытайтесь вычленить те компоненты вашей личности, которые все еще бьются за выживание, то есть те зоны, где вы избегаете испытывать тяжелые или пугающие эмоции. Это осоз­нание поможет вам достичь сознательного зрения.

История жизни Джулианы послужит иллюстрацией того, какую важную роль играют наши детские переживания в эволюции многих составляющих личности. Этот рассказ поможет вам понять, насколько сильно влияют эти переживания на механизмы нашего «смотреть» и «видеть».

«По происхождению я итальянка. Семья моего отца была родом с Сицилии. Мы жили очень просто. Я чувствовала, что моя мать несчастна. Ее мучило, что у нее пять детей, о которых она должна заботиться. Отец был рыбаком, но несчастный случай сделал его инвалидом. Он был прикован к постели. Казалось, он чувствует себя потерянным в собственном доме. Я ощущала его неудовлетворенность.

106

Биография человека: история «смотреть» и «видеть»

Моя мать носила очки. Сама я надела очки в восьмилетнем возрасте, чтобы .,. исправить близорукость и астигматизм. Нам семерым никогда не хватало еды. Я была самой старшей, и мне доставалось меньше всего подарков и любви. С ранних лет я была непослушной. Мать устроила в нашем доме небольшой магазинчик. Я частенько воровала сладости и напитки. Семья говорила по-итальянски. Я пошла в католическую школу, где преподавание велось на английском. Я научилась говорить по-английски настолько хоро­шо, что, в отличие от своей семьи, сумела избавиться от итальянского ак­цента.

У моего отца была сложная личная жизнь. Он флиртовал с другими женщи­нами. Я об этом знала, знали мои братья и сестры, знала и мать. Она никогда ничего не говорила. Это приводило меня в ярость. Почему она позволяет ему делать все, что ему вздумается? Она боялась ему противоре­чить. Я злилась. Я хотела бороться. Позже я обнаружила, что он пристает и к моим младшим сестрам. Однажды он и до меня попробовал добраться. Я думала, что позволить мужчине себя трогать — это один из способов стать любимой».

История Джулианы показывает: даже в детском возрасте ее жизнь (как и ваша, как и моя) несла в себе черты будущего развития. Когда мы выявляем недостатки, свойственные личности наших родителей, это служит стимулом к нашему собственному развитию. Вначале вы може­те выбрать для себя реактивное поведение, непослушание. Это —часть процесса взросления. Позднее ваше реактивное поведение может на­чать переходить в другой возможный тип поведения — отклик, отзыв. Имейте в виду, читая это, что, когда я употребляю термин «реактив­ный», я имею в виду переживание какого-то эпизода исходя из ваших собственных посылок, то есть вы при этом находитесь под воздействи­ем всевозможных эмоциональных нагрузок, которые делаете частью собственного опыта. Напротив, «отзывчивость» предполагает пережи­вание того или иного эпизода более непосредственно — как нового опыта. При реактивной модели поведения мы лучше можем оборо­няться; при отзывчивой мы способны быть более открытыми.

Сдвиг от реактивного к отзывчивому требует сдвига восприятия. Это — часть процесса лечения. Если ваши родители, как у Джулианы,

107

Сознательное зрение

не осознавали своего поведения, вы можете использовать то знание их поступков, которое теперь у вас есть, чтобы помочь себе стать более сознательным человеком. Это требует нового взгляда на ваше генети­ческое Я и на ваше прошлое, что, в свою очередь, поможет вам лучше осознавать особенности ваших мыслей и чувств, направленных на себя, и то, как вы выражаете эмоции.

Начав осознавать глубины собственной натуры, вы должны быть собой — быть всеми теми людьми, которыми вы являетесь. Чтобы этого добиться, позвольте себе более полно осознавать свои грезы и мечты, думайте о человеке, которым вы больше всего в жизни хотели бы быть. Сделайте шаг за пределы вашего запертого, запретного прош­лого. Найдите в себе области, которые только и ждут возможности вырваться наружу, будут ли они связаны с чувством родства, с творчес­кими порывами или с какой-то другой сферой жизни, которая, как вы чувствуете, принесла бы вам ощущение наибольшей полноты. Это — путь к изменению сдерживающих начал вашей генетики. Мой опыт велит мне сделать это — принять мой собственный взгляд на то, кем я хочу быть. Я пришел на эту планету, чтобы развиваться. Когда я сопро­тивляюсь происходящему во мне процессу достижения целостности, мир подбрасывает мне очередной пример из моего прошлого. Наши размышления о собственной жизни способны вырвать нас из генети­ческой дремы. Начните сознательно видеть, какие поведенческие и бы­тийные модели присутствуют в вашей жизни и в жизни ваших родите­лей, и вы начнете менять свою жизнь.

Думающее Я

Джулиана продолжает свой рассказ:

«В юности я поняла, что самый безопасный путь существования — это когда ты прячешь свои чувства. Я ела сладости, а когда достаточно подросла, стала курить сигареты. Во мне накопилось столько злобы по отношению к семье, что в четырнадцать лет я убежала из дому. Оглядываясь назад, я понимаю, что я попросту не видела реальности. Во мне развилась думаю­щая сторона, и она должна была защитить меня от обид и боли, приноси­мых сонностью моей семьи. Я читала книги и хотела путешествовать. В четырнадцать лет я нашла мужчину, который меня увез. Я рано узнала, что

I

108

Биография человека: история «смотреть» и «видеть»

такое сексуальность. Этот мужчина воспользовался мной: потом это отозва­лась в моей взрослой жизни. Я отдавала свое тело, чтобы меня любили.

Я совершенствовалась в умственной деятельности. Я узнала все о компьюте­рах, еще когда они только-только появились. Желая убежать от семьи, я долгие годы путешествовала по всему миру. Теперь я вижу, что я бежала от какой-то частицы себя. Я спасалась бегством от своего страха оказаться лицом к лицу со своей обидой и болью. Мы с приятелем продолжали колесить по свету, и я сумела найти работу наборщика. Мой думающий разум стал очень быстрым.

Когда мне еще не было двадцати, я начала принимать сильнодействующие лекарства, чтобы и дальше подавлять свои чувства. Для меня это стало хорошим способом развязаться с эмоциональной болью той семьи, что дала мне свои гены. Более глубокие чувства моего эмоционального тела спали. Я была поражена, когда подруга рассказала мне о том, какой вагинальный оргазм она испытывает. Я никогда ничего такого не могла ощутить. Эта чувствующая часть меня была как мертвая. В моей натуре были какие-то стороны, связанные с моей прошлой жизнью, которые я не была готова видеть. Контактные линзы были для меня частью моей личности, подвер­женной наркотической зависимости и все время обороняющейся: линзы скрывали от меня то, что я не готова была увидеть».

Джулиана эффективно использовала думающую составляющую своей личности для того, чтобы защитить чувствующую и эмоциональную стороны. Это —пример процесса разобщения, обсуждавшегося нами в главе 2. Пока она не осознала разъединенность своего думающего, чув­ствующего и эмоционального Я, она продолжала выталкивать из себя свое печальное прошлое и чувствовать неудовлетворенность. Ее даль­нейший рассказ покажет нам, как жизнь в конце концов подкинула ей опыт, в котором Джулиана нуждалась для того, чтобы очнуться от своей наркотической спячки. Удивительную — ключевую — роль сыграло в этом процессе ее зрение — то, как она смотрела через глаза.

«Я продолжала привлекать мужчин, которым ничего не стоило меня бро­сить. Они норовили удрать с другой женщиной, когда я уже была готова начать стабильную жизнь. Мне кажется, я никогда по-настоящему не откры-

109

Сознательное зрение

16 Ощущаю, что родители несчастны. Почему они ниче-

го не предпринимают? Я бы помог им. Чувствую разочарование и безысходность.

17 Родители наталкивают меня на выбор профессии. Я

их еще поблагодарю.

Ваши родители и связанные с ними события вашей жизни — часть вашего прошлого, и этому есть удачное объяснение. Все эти эпизода помогли вам сформироваться, стать тем, кто вы сейчас: ваши генети­ческие и эмоциональные составляющие, мышление и чувства должны были сложиться в некую систему, и эта работа во многом была проде­лана благодаря вашим родителям. Даже самые тяжелые переживания в конце концов помогают стать сильнее и узнать о себе много ценных вещей, ведь иначе вы были бы лишены этой информации. Не исключе­но, что вам помогут мысли о том, что вам, скорее всего, был просто необходим этот опыт, чтобы слить воедино разные грани вашей лич­ности. Используйте этот опыт, и перед вами яснее предстанут эмоцио­нально напряженные периоды вашей жизни и то, что вы сейчас чувс­твуете, думая о них. По-прежнему пытайтесь вычленить те компоненты вашей личности, которые все еще бьются за выживание, то есть те зоны, где вы избегаете испытывать тяжелые или пугающие эмоции. Это осоз­нание поможет вам достичь сознательного зрения.

История жизни Джулианы послужит иллюстрацией того, какую важную роль играют наши детские переживания в эволюции многих составляющих личности. Этот рассказ поможет вам понять, насколько сильно влияют эти переживания на механизмы нашего «смотреть» и «видеть».

«По происхождению я итальянка. Семья моего отца была родом с Сицилии. Мы жили очень просто. Я чувствовала, что моя мать несчастна. Ее мучило, что у нее пять детей, о которых она должна заботиться. Отец был рыбаком, но несчастный случай сделал его инвалидом. Он был прикован к постели. Казалось, он чувствует себя потерянным в собственном доме. Я ощущала его неудовлетворенность.

106

Биография человека: история «смотреть» и «видеть»

Моя мать носила очки. Сама я надела очки в восьмилетнем возрасте, чтобы исправить близорукость и астигматизм. Нам семерым никогда не хватало еды. Я была самой старшей, и мне доставалось меньше всего подарков и любви. С ранних лет я была непослушной. Мать устроила в нашем доме небольшой магазинчик. Я частенько воровала сладости и напитки. Семья говорила по-итальянски. Я пошла в католическую школу, где преподавание велось на английском. Я научилась говорить по-английски настолько хоро­шо, что, в отличие от своей семьи, сумела избавиться от итальянского ак­цента.

У моего отца была сложная личная жизнь. Он флиртовал с другими женщи­нами. Я об этом знала, знали мои братья и сестры, знала и мать. Она никогда ничего не говорила. Это приводило меня в ярость. Почему она позволяет ему делать все, что ему вздумается? Она боялась ему противоре­чить. Я злилась. Я хотела бороться. Позже я обнаружила, что он пристает и к моим младшим сестрам. Однажды он и до меня попробовал добраться. Я думала, что позволить мужчине себя трогать — это один из способов стать любимой».

История Джулианы показывает: даже в детском возрасте ее жизнь (как и ваша, как и моя) несла в себе черты будущего развития. Когда мы выявляем недостатки, свойственные личности наших родителей, это служит стимулом к нашему собственному развитию. Вначале вы може­те выбрать для себя реактивное поведение, непослушание. Это —часть процесса взросления. Позднее ваше реактивное поведение может на­чать переходить в другой возможный тип поведения — отклик, отзыв. Имейте в виду, читая это, что, когда я употребляю термин «реактив­ный», я имею в виду переживание какого-то эпизода исходя из ваших собственных посылок, то есть вы при этом находитесь под воздействи­ем всевозможных эмоциональных нагрузок, которые делаете частью собственного опыта. Напротив, «отзывчивость» предполагает пережи­вание того или иного эпизода более непосредственно — как нового опыта. При реактивной модели поведения мы лучше можем оборо­няться; при отзывчивой мы способны быть более открытыми.

Сдвиг от реактивного к отзывчивому требует сдвига восприятия. Это — часть процесса лечения. Если ваши родители, как у Джулианы,

107

Сознательное зрение

вала сердца мужчине, пока не вышла замуж. До замужества я начала уп­ражнения по освоению сознательного зрения. Я прочла «Силу по ту сторону ваших глаз» и перестала носить контактные линзы. Я помню день, когда я шла по Пардове в своих старых очках. Глаза у меня стали болеть. Я вынуж­дена была остановиться и прикрыть их ладонями. Приятелю пришлось меня поддерживать, такой мучительной была боль. У меня в глазах копились напряжение и злоба — все эти годы.

Я страстно любила своего будущего мужа. Я чувствовала, как он ко мне привязан, и не боялась, что он меня оставит. Мое зрение прояснялось. Мой растущий живот позволил подняться на поверхность многим глубинным чувствам. Я родила сына. Я всем своим существом любила этого ребенка. Я не была подготовлена к тому, что былые переживания появятся во мне вновь. Джорджио был прелестным ребенком. Его длинные вьющиеся волосы и яркие глаза заставили меня взглянуть на жизнь более глубоко. Первый случай, начавший менять мое восприятие, произошел как-то утром на кухне. Джорджио было около пятнадцати месяцев. У кухни был кафельный пол. Я дотянулась до верхней полки буфета, чтобы достать стеклянную бутылочку с соком. Когда я возвращалась к столу, бутылка упала на кафельный пол и рассыпалась на миллионы маленьких осколков. Несмотря на то, что Джор­джио был на безопасном расстоянии, мои чувства и эмоции автоматически пришли в состояние паники. Раздавшийся звук взрыва был громче и мощ­нее, чем просто от разбивающегося стекла. Я закричала, я хотела защитить своего маленького сына. Я впала в панику. Я перевернула все вверх дном. Мое тело и ум реагировали на это, хотя ни одно стеклышко не коснулось Джорджио. Мой муж Фредерико схватил сына в охапку и унес. Но еще в течение минуты или двух я продолжала вести себя как безумная,

Этот случай показал мне, что внутри меня скрыто много эмоций и чувств. Моя реакция была неадекватна моим действиям, она вышла за их пределы. И ведь я смотрела через свои глаза, испытывая подобные эмоции. Мне нужно было проанализировать свое зрительное восприятие. Мое зрение было несовершенным. Неужели я слишком много думала, и это удерживало меня от чувствования? Мешало ли мое «думание» умению в полной мере видеть? Может быть, недостаток удовольствия, получаемого от жизни, и творческого самовыражения были заблокированы этим механизмом, направленным на

110

Биография человека: история «смотреть» и «видеть»

выживание? Может ли мое тело когда-нибудь испытать более полное сек­суальное переживание? Влияет ли былое увлечение сильнодействующими лекарствами на мою способность вытаскивать на поверхность свои чувства? Я знала, что мой нежный муж стал для меня катализатором, который помог мне открыть в себе неведомую раньше силу. Что произойдет, если я овла­дею той силой, которая вопила из самой глубины моей существа? Я гадала: может быть, это — скрытая форма страсти?»

Начав носить все более слабые линзы, Джулиана добилась более точно­го зрения, что позволило ей стать менее реактивной и более отзывчи­вой. Этот процесс шел постепенно, и в нем играли важную роль ее сын и муж, их любовь и поддержка. Когда Джорджио было три года, Джу­лиана надела свои первые терапевтические линзы, которые должны были помочь ей преодолеть астигматизм. Устройство линз помогло ей бросить свет на те части ее самой, которые были искажены из-за астиг­матизма: на то, как она отвергала собственные глубокие сексуальные ощущения, на кипучий гнев, ждавший момента, чтобы вырваться нару­жу, на ее страстное, словно бы приплясывающее тело, ожидавшее воз­можности проявить себя. Когда она носила эти очки, ее восприятие внешнего мира была неясным. Джулиана должна была пользоваться сетчаточным зрением. Вот что помогло выйти на поверхность подав­ленным чувствам и эмоциям. Линзы изменили свет, падавший на пери­ферию ее глаз, и волокна сетчатки передавали свое послание этим рас­плывчатым, скрытым чувствам и воспоминаниям, все еще несшим для нее заряд страха, гнева и смущения. Этот измененный свет помог ей обратиться к собственному сознанию, позволив более внимательно от­нестись к мучительному прошлому, с тем чтобы исцелиться от бремени тяжелых эмоций и чтобы оно смогло в конце концов исчезнуть. Ее поле зрения расширилось, позволив ей проникнуть за тлевшие в сознании ограничения, связанные с ее генетикой и с ее прошлым. Этот новый путь зрения заставил ее осознавать те составляющие себя самой, кото­рых она не видела прежде.

Методика использования терапевтических линз для осознания по­давленных областей нашего Я нашла отражение в работе Фредерика Шиффера. Он назвал свой подход «двойной терапией мозга». Вместо линз Шиффер придумал специальные очки, закрывающие ту или иную

111

Сознательное зрение

область зрения. Когда пациент надевает это приспособление, свет сти­мулирует определенную зону сетчатки одного или обоих глаз. Свет активирует одно из полушарий мозга. Шиффер пишет: «Цель двойной мозговой терапии — уход за разумом, населяющим более проблемное полушарие, просвещение этого разума. Пораженная сторона часто по­добна человеку, получившему травму. Травма может продолжать скры­то присутствовать, потому что поврежденное полушарие не может ее заметить и принять меры по ее лечению».

Эмоциональное Я

Джулиана продолжает свою историю. Мы увидим, как терапевтические линзы могут повлиять на сознательное восприятие: это поистине пора­зительная картина.

«Мои новые очки были потрясающими. Раньше я не знала, каким глазом смотрю. Надев эти очки, я почувствовала, что вся энергия направляется в правый глаз. Это было странно ощущать, потому что обычно я чувствовала себя человеком, у которого доминирует левый. Каждый день я носила эти очки на несколько минут дольше. Я начала с двадцати минут и дове/та это время до нескольких часов. Когда я дошла до третьего часа, я ощутила, как во мне поднимается волна силы. Это чувство было не похоже ни на что испытанное мною прежде. Из меня исходила энергия. Ощущение было мягким — и одновременно оно было сильнее, чем какое бы то ни было другое знакомое мне чувство. Эта сила позволяла мне быть отзывчивой к жизни, а не вести себя реактивно. Я наблюдала. Я почувствовала эффект своего собственного сознательного присутствия. Я видела больше, чем ког­да-либо в жизни, хотя прежде мне на многое доводилось смотреть.

Вскоре после этого со мной случились еще два «пробуждающих» события-сигнала. Я стала глубоко осознавать свое внутреннее Я. Однажды я наорала на моего любимого мужа Фредерико. Обычно я довольно спокойна. Этот поразивший меня саму гнев был как извержение вулкана. Я вела себя необъяснимо. Я была как маленькая девочка, выплескивающая наружу свои горести. На самом деле во время этого театрального эпизода я обрушива­лась на своего отца. К мужу я в действительности никакой злобы не чувство­вала. Я проецировала злость против отца на Фредерико. Очки активизиро-

112

Биография человека: история «смотреть» и «видеть»

вали эту потаенную частицу меня. В самом разгаре этого гневного представ­ления я остановилась и какое-то время переживала то, что мне открылось. Я выглянула из окна, и мое зрение оказалось совершенно ясным, я все ясно видела через свои терапевтические линзы. [Вы помните, что эти стекла обычно делают предметы довольно расплывчатыми, так что вы легко можете заметить произошедшие с Джулианой изменения.] Я помню это ощущение. Мое тело вибрировало от удовольствия такого эффекта присутствия».

Эмоции подобны бушующему океану. Если вы в маленькой лодчонке, вам нужно двигаться вместе с волнами, пока шторм не кончится. Джу­лиана пережила что-то в этом роде, когда она столкнулась с теми мощ­ными чувствами, которые она обнаружила в себе, когда стала исследо­вать свои отношения с семьей. Это был решающий шаг в ее эмоцио­нальном росте.

Переживания Джулианы иллюстрируют еще одно любопытное яв­ление. Занимаясь развитием в людях сознательного зрения, я обнару­жил, что жизнь каждого человека состоит из двадцатилетних циклов. После двадцати лет текущий возраст нашего сознания соответствует нашему хронологическому возрасту двадцатилетней давности. Иными словами, в двадцать пять ваш текущий возраст сознания будет равен пяти, и вы сможете воскресить в памяти те эмоциональные пережива­ния, которые испытывали в ту пору. В случае Джулианы ее возраст в то время, когда она вспоминала тяжелые эмоции своего детства, соответс­твовал тому, в котором она впервые испытала то, что послужило при­чиной этих эмоций. К примеру, Джорджио родился, когда ей было тридцать пять. Таким образом текущий возраст сознания Джулианы составлял тогда пятнадцать лет. Циклы повторяются. В пятьдесят пять Джулиана в третий раз вернется к себе — пятнадцатилетней.

Почему это так важно? Я предсказываю, что с каждым новым воз­вращением к определенному своему возрасту вы будете лучше осозна­вать то, как событийная составляющая вашей прошлой жизни влияет на ваше нынешнее зрение. Я отмечал это и у своих пациентов, и в своей собственной жизни, — и соответствие было удивительно точным. У Джулианы злость и подростковое непослушание вернулись в тридцать пять. К счастью, она сделала шаг к большей сознательности и не стала следовать реактивному стилю поведения и обвинять других в своих

113

Сознательное зрение

собственных несчастьях. Джулиане суждено было освободиться от сво­ей саморазрушающей личности, ориентированной на выживание. Она освобождала от этого и свою семью, хотя и не понимала этого. Наша личная эволюция по энергетическим каналам передается тем членам нашей семьи, которые открыты к этому. Мы увидим это на примере истории Джулианы, в которой далее говорится вот что:

«Занятия Фредерико требовали большой бумажной работы, и я ему помо­гала. Это дало мне возможность чем-то себя занять. Я так сильно любила этого человека, я хотела его поддержать. Мы могли бы сэкономить деньги, не нанимая помощника. Я никогда не думала, что это мое — работать на компьютере и производить какие-то вычисления. В то же время во мне проснулась страсть к движениям, таким, как танец живота или игра на барабане. Однажды, когда я была в терапевтических линзах, меня посетило видение. Я даже слышала музыку. Как в кино, я увидела себя играющей на африканском барабане в какой-то музыкальной группе. Потом я стала тан­цевать, вращая бедрами. Это видение помогло мне сдуть воображаемую вуаль, застилавшую мне глаза и мешавшую увидеть многие вещи. Моя «де­ятельная» работа на мужа действительно поддерживала мою семью) но не меня. Я отвергала какую-то частицу себя. Я делала это во имя любви и брака. Но как же я сама? Джорджио подрос, стал ходить в детский сад, и у меня освободилось время для самой себя. Я хотела разбудить в себе более глу­бокие творческие способности, запертые в темнице, которую я сама для себя выстроила.

Жизнь иногда преподносит нам сюрпризы. Фредерико отреагировал на мое поведение, став более замкнутым, почувствовав себя обделенным, по­кинутым и расстроенным тем, что я перестала ему помогать. Я познакоми­лась с женщиной, ставшей моей очень близкой подругой. Это произошло примерно в то время, когда мой способ видения потребовал от меня, чтобы я посмотрела в лицо своей женской сущности и своим заблокированным сексуальным чувствам. Фредерико был замечательным, терпеливым любов­ником. Но мне нужно было проникнуть в более глубокие сферы себя самой. Я знала, что моя подруга —лесбиянка. Это меня не волновало. Однажды в сауне мы стали трогать друг друга. Я знала, что это — рискованное занятие. Но я чувствовала, что поступаю совершенно правильно. Я рассказала об

114

Биография человека: история «смотреть» и «видеть»

этом Фредерико, поскольку мы всегда были с ним очень откровенны. Как я и предполагала, он этого от меня не ожидал, он хотел для меня чего-то лучшего. До этого случая мужу очень нравилась наша с ним сексуальная жизнь. Если бы мои приключения с подругой дейавительно помогли мне открыться и в большей степени стать собой, это было бы вполне в его интересах. Во время этой любовной сцены я очень глубоко ощутила свою тазовую область. Вагинальные ощущения были как эмоциональные взрывы. Сквозь меня понеслись детские воспоминания. Зрение мое словно бы мер­цало. Я чувствовала себя так, будто рождаюсь заново. Несколько дней я могла ходить по улице без очков и видеть все четко и ясно. В другое время я носила линзы в три или четыре диоптрии. [Это значит, что зрение Джули­ аны стало существенно острее, и ее глаз-фотоаппарат зафиксировал эти изменения.]

Чувствующее Я

На этом этапе путешествия Джулианы в страну сознательного зрения они с Фредерико решили завести второго ребенка, но у них ничего не вышло. Мне кажется, в их общей эволюции появилось некое препят­ствие, мешавшее возникновению этого нового ребенка, вдыханию жиз­ни в его тело. Если вы помните, я уже предлагал вам представить себе, что было бы, если бы мы имели право голоса в выборе того момента, когда наши родители смогут зачать нас. Возможно, Джулиане и ее мужу нужно было увидеть то, к чему они были слепы, и правильно к этому подойти. Их неспособность зачать нового младенца могла быть мягким указанием на то, что им нужно заглянуть поглубже. Вот как говорит об этом Джулиана:

«Одна из черт моей личности — никогда толком не говорить о том, чего я хочу. Мне трудно принимать решения спокойно. Если меня подтолкнут, я могу действовать по-настоящему быстро. Если бы это был вопрос выживания, я бы смогла за несколько дней, скажем, организовать роскошный банкет где-нибудь в Тоскане. В момент, когда я видела все особенно ясно, я поняла, что предоставляла мужу право принимать решения: точно так же я поступа­ла по отношению к отцу. Я необоснованно считала, что он обладает властью и что я должна подчиняться. Только потом, когда я прошла через разочаро­вание и обиду, я смогла высказать собственные потребности. Для меня и

115

Сознательное зрение

Фредерико это был очень важный шаг. Нам нужно было встретиться друг с другом — сердце к сердцу, и сделать так, чтобы все было в нашей власти. И мы это сделали.

Однажды ночью мы были друг с другом, и все было именно так. Джорджио не было дома, он проводил время с приятелем. Фредерико был мягок. Я была сильной и полной страсти. Я видела в своем мужчине равного себе. Не нужно было бороться с этим человеком, ведь я его любила. Мы поставили негромкую музыку и после сауны поели вкусных макарон, зажгли свечу и смотрели друг другу в глаза в течение долгих минут тишины. Это было бытие. Я увидела Фредерико новыми глазами. Я словно впервые смогла по-насто­ящему увидеть его красоту, не отфильтрованную моим прошлым. Ко мне вернулось множество воспоминаний. Моя воля сталкивалась с родитель­ской. Я перенесла этот способ поведения на свои отношения с мужчинами. Теперь я проявляла его со своими мужем и сыном. Я поняла, что пока я не смогу признаться себе в этом чувстве приниженности перед мужчинами, я не откроюсь своим подлинным возможностям. Когда я размышляла над этим, я заметила, что глаза Фредерико попали в четкий фокус. Я смотрела невооруженными глазами, без очков. В этот момент я чувствовала настоя­щую любовь. Я придвинулась к нему, и мы заключили друг друга в объятия. Я позволила себе чувствовать эту любовь. Я открыла сердце и глаза, чтобы видеть и чувствовать. Чем больше я предавалась этим чувствам, тем больше я чувстовала нежнейшую ласку в своей душе. Что-то внутри меня возроди­лось к жизни. Я стала осознавать себя».

То, как Джулиана закрывала от себя составляющие своего Я, сказалось на развитии у нее близорукости и астигматизма. Ее зрение было подав­лено, и оно отражало ее запертые и подавленные чувства, что, в свою очередь, защищало ее эмоции. Она стала выражать свою истинную сущность, испытывая значительные трудности, со страстью спрашивая, чего же она хочет, и делая шаг к тому, чтобы обрести силу. Когда она сделала это, она наконец-то обнаружила, что делает успехи в профессии, которую выбрала сама.

Подавленные творческие способности Джулианы служат еще одним примером того, как ее заблокированные эмоции и не выходящая за определенные рамки сексуальность ограничивали способность к само-

116

Биография человека: история «смотреть» и «видеть»

выражению. Джулиана начала становиться более открытой к своим чувствам во время сексуального контакта. Со временем ей стали доступ­ны новые, удивительные ощущения. Она посмотрела в глаза реальнос­ти своего прошлого и обсудила свое детство с отцом; с сестрами она поговорила на тему сексуального насилия, вытаскивая наружу чувства, ассоциировавшиеся с тем, что она испытывала в детстве. Все это облег­чило всеобъемлющий процесс исцеления, воскресивший в Джулиане ощущение силы. Начав жить более сознательно, она свободнее выража­ла себя, проявляя все меньше и меньше раздражения. Ее личность стала более целостной. Это помогло и движению потока эмоций, что, в свою очередь, пробудило в ней творческое начало. Она увлеклась африкан­скими искусствами — игрой на барабане, пением, вышивкой, а также ближневосточным танцем живота.

Пришло время, и Джулиана обнаружила, что самым главным чувс­твом любви, которое она испытывала, была та любовь, которую она нашла внутри себя. Это — источник всей любви. Долгая дорога к созна­тельному зрению привела к тому, что теперь Джулиана может поде­литься с людьми гораздо большим.

Домашнее задание

Чувствующее Я требует понимания от своего носителя. Чувствова­ние — это воспитание и ласка. Чувствовать означает остановиться, от­крыться и увидеть все незамутненными, невинными глазами. Все мы, подобно Джулиане, нуждаемся в том, чтобы увидеть жизнь глазами, глядящими из сердца сознания. Приведем несколько упражнений, ко­торые помогут вам восстановить связь с собственным прошлым, сое­диняя в одно целое разобщенные частицы вашей личности и углубляя ваше сознательное зрение.

Если у вас есть фотографии ваших бабушек и дедушек, положите их на видное место, например, укрепите вокруг зеркала в ванной. Каждый День подходите к этим лицам и смотрите на них в течение трех-пяти минут. Делайте так по меньшей мере в течение двадцати одного дня. Повторите то же самое с фотографиями родителей и с вашей собствен­ной. Если у вас есть партнерша или партнер, проделайте то же самое с ее

117

Сознательное зрение

или его фотографией. Отмечайте все мысли, чувства и эмоции, которые всплывают на поверхность, пока вы созерцаете эти изображения.

Я не так давно выполнял это упражнение перед фотографией дедуш­ки по материнской линии. Это был бодрящий эмоциональный опыт. Дедушка мой был человеком властным и весьма одухотворенным. Он знал, чего хочет, и, как правило, достигал своих целей. Несмотря на то, что он покинул мир много лет назад, я, глядя на его фото, чувствовал, как его присутствие направляет меня. Вдруг я ощутил, как по моему телу проходит дрожь. Передо мной возникло лицо моего младшего сына. Я ощутил крепкую связь между сыном, мною и дедом. Это было так, как будто мы —одно. Это привело меня к новому осознанию моего призвания — и профессионального, и как отца. Я стал человеком соз­нающим. Я достиг глубинного уровня своей души, и это помогло мне открыться сознанию того, что я воспитываю сына с помощью своего деда. Я открыл внутри себя новый источник силы. Я был вдохновлен этим.

Наконец, рассматривание илл. 7 поможет вам слить в единое целое различные фрагменты ваших собственных радужечных структур и узо­ров. Проводите перед этой картинкой по три-четыре минуты в день.

Глядя на изображения радужек на этой картинке, добейтесь понима­ния того, что у вас внутри — целая вселенная вашего фамильного древа; она содержится в вашей личности, переданной вам генетически. Пред­ставьте себе, что вы обретете подлинное сознательное зрение, когда полностью сольете свою гибкую личность с собственной душой. Позна­комьтесь поближе с различными радужками, то есть с мыслями, чувс­твами и эмоциями. Пусть эти ваши составляющие пробудятся. Поз­вольте им соединиться. Пусть лучи света, соединяющие три радужки, станут метафорой связи межу различными составляющими вашего Я.

Запишите все, что вы при этом испытываете.

Восприятие и постигающее око

Неважно, что ты видишь. Ты сам — вот что важно.

Рикардо Рохас

Человеческий глаз в развитии

В главе 1 я противопоставил фотоаппарат человеческому глазу. Глаз сам по себе может рассматриваться как работающий подобно фотоаппара­ту. Я назвал это глазом-фотоаппаратом. За сетчаткой — человек, и он действует исходя из указаний мозга и разума. Я описал эту систему как человеческий глаз.

Я проиллюстрировал модель разума, существующую на уровнях раз­ной глубины. Каждый более глубокий слой разума предназначен для того, чтобы смешивать мысли, вызываемые фовеальным зрением, с элементами зрения периферического. Этот процесс объединения вклю­чает в себя различные компоненты нашего сознания — его «делать» и «быть», — готовя нас к более глубокому взгляду на жизнь. Наука, зани­мающаяся зрением, считает, что интеграция восприятия правым и ле­вым глазом нужна для того, чтобы видеть мир в трех измерениях. Но с точки зрения сознательного зрения эта интеграция — более глубокое явление.

Мой опыт показывает, что мы, человеческие существа, обладаем способностью к так называемому четырехмерному зрению. У шаманов одной из древних тибетских школ этот тип зрения назывался «благо­приятным». Человек способен проникнуть взглядом в невидимые глу­бины физической материи, вещей. Эта способность может принять форму видения волн энергии или окраски света. Достигшие благопри­ятного зрения видят не только то, что на поверхности, но и многое Другое. Благоприятное зрение требует, чтобы ваша способность к наб-

119

Сознательное зрение

людению достигла такого высокого уровня, как у Сары, чьи пережива­ния описаны в главе 1.

Око разума

Сознательное зрение может привести нас к более глубокому восприя­тию окружающего мира. Чтобы проникнуть глубже, необходимо разде­лить функции человеческого глаза на две составляющие. Выходя из глаза-фотоаппарата, свет сначала обрабатывается мозгом. Затем в дело вступает разум, наделяющий световые ощущения смыслом. Я называю эту часть глаза оком разума или духовным оком. Именно здесь сплетают­ся воедино мысли, чувства и эмоции, создавая смысл, которой мы при­даем тому, что видим.

В оке разума у нас формируются впечатления и конструируется воспринимаемая реальность, какой мы ее видим. Многие из нас увере­ны, что та реальность, которую вы видим оком разума, единственно истинна. Я считаю, что восприятие оком разума может быть целиком или частично связано с теми впечатлениями, что связаны с нашей лич­ностью, ориентированной на выживание. Это значит, что воспринима­емое нами с помощью ока разума мы видим обычно сквозь пелену — сквозь фильтры страхов, гнева и других эмоций, которые мы накопили, проходя через состояния, вызванные теми или иными душевными травмами. Когда эти ощущения накрепко запечатлеваются в матрице ока разума, их своего рода компьютерные послания могут, так сказать, перепрограммировать глаз-фотоаппарат. Иными словами, наши глаза, действуя на физическом уровне, передают нам наше прошлое посред­ством соответствующих симптомов и состояний глаз. Кроме того, око разума не освобождает нас от влияния нашего обычного способа взаи­модействия с временем и пространством, с нашими представлениями о них. Когда на ментальном уровне искажается наш взгляд, наше чувство пространства внутри нас и снаружи, это может привести к таким откло­нениям в функции преломления, как астигматизм. Со временем это состояние ока разума скажется на состоянии глаза-фотоаппарата, или физического глаза. Иными словами, то, что начинается на уровне мыс­ли и чувства, может перерасти в проявление физических изменений структуры глаза-фотоаппарата. Мы находимся в рамках времени, когда

120

Восприятие и постигающее око

видим жизнь в понятиях «вчера-сегодня-завтра». Осваивая сознатель­ное зрение, вы сможете использовать информацию, поступающую от глаза-фотоаппарата, чтобы более полно осознавать «программирова­ние», задаваемое вашим оком разума.

Глаз вивенции

Вы можете проникнуть на тот уровень своей души, на котором вы больше заняты «бытием», чем «деланием» чего-то. Это ощущение бы­тия на глубоком душевном уровне называется основанием бытия. Это последнее понятие можно представить как не поддающееся количест­венному описанию квантовое пространство, место, где не от чего отсчи­тывать время. Если вы продвинетесь еще глубже (то есть в подоснову), вы проникнете в то место, где обитает всеобщее сознание как таковое. Над основанием существуют различные душевные уровни, на кото­рых мы имеем дело с мыслями и чувствами, проистекающими из фове-альных и сетчаточных сигналов, приходящих через глаз. Чтобы мысли и чувства смогли полностью слиться в единое целое, вам нужно «быть» со своим собственным сознанием. Глубоко увидеть это означает выйти за пределы обычного понимания и достичь вивенции. Вивенция —мес­то, где вы —не ваша личность, не мысли, не чувства и даже не эмоции. Вивенция — это место, где вы остаетесь наедине со своей истинной природой и действуете с ней заодно. Все маски сорваны. Вы —это ваше аутентичное, изначальное Я.

Избавьтесь от контроля думающего разума, и время исчезнет. Будьте с тем, кого вы любите, и дни

покажутся вам часами.

Видеть глазом вивенции — это значит воспринимать все с позиций чистого сознания. Это — своего рода наблюдательный пункт, где вы оказываетесь наедине с «тем, что есть». Мимолетные впечатления не задевают вас, они — как проплывающие облака. Здесь ваше зрение больше не замутняется восприятиями, связанными с ориентацией на выживание. Вы позволяете им течь сквозь вас. Вы продолжаете созер­цать то, что есть. Поскольку вам достаточно понятно то влияние, кото-Рое может оказать на вас око разума, вы можете проникнуть в вивен-тивное око.

121

Сознательное зрение

Все мы испытывали в своей жизни такие исключительные моменты потери себя — в самозабвенном увлечении, в работе, в любви. Время пролетает незаметно, и наше чувство пространства исчезает. Это — сознательное зрение. В таком состоянии вы способны улавливать раз­ницу между ощущениями, ориентированными на выживание, и уров­нями восприятия, в основе которых лежит чистое сознание, потому что вы начинаете осознавать реальность визуально, уходя из-под власти иллюзорных состояний.

Когда вы видите, находясь под влиянием иллюзии, вы, как тонкой занавеской, заслоняете какими-то вашими нуждами то, на что вы смот­рите, проецируя на это свои потребности. Вы можете видеть только то, что хотите, а не то, что есть! Такое слишком часто происходит между партнерами, когда один видит другого так, как он хочет, не видя того, кем является его партнер на самом деле.

Исследование пространства ока разума

На уровне ока разума ваше зрение опирается на нормальное понимание пространственно-временных отношений. Вы замечаете различную сте­пень ясности объектов и то, насколько они меньше или больше, ближе или дальше от вас. Важно точно использовать то, что вы воспринимаете с помощью глаза-фотоаппарата, в целях обдуманного перепрограмми­рования ока разума. Сознательное зрение требует от вас физического наблюдения за вашим восприятием реальности или иллюзии.

Ознакомившись с материалом этой главы, вы сможете по-новому осознать то, как дыхание и использование ваших глаз для того, чтобы глядеть определенным образом, помогают снятию этих искажений вос­приятия. Вы уже к этому подготовлены упражнениями из четырех пре­дыдущих глав. Предлагаемый метод созерцания включает в себя сле­дующее:

♦ вы получаете попадающий в глаза свет и «программируете» его;

♦ вы знаете, что радужная оболочка вашего глаза несет послания от вашего генетического прошлого;

♦ вы наблюдаете, насколько по-разному вы видите левым и пра­вым глазом;

122

Восприятие и постигающее око

♦ вы знаете, как влияют на ваше восприятие различные линзы, помещаемые перед глазами;

♦ вы практикуетесь в зрении невооруженными глазами и ведете дневник, записывая в него все, что испытываете.

Чем ближе вы подходите к тому, чтобы одинаково воспринимать реаль­ность каждым глазом по отдельности и затем быстро интегрировать эту информацию, тем глубже вы освоите трехмерное восприятие. Все эти упражнения готовят вас к обретению четырехмерного зрения.

Из этой главы вам предстоит узнать, что могут поведать о вашем ориентированном на выживание восприятии такие расстройства глаза-фотоаппарата, как преломительные погрешности при близорукости и дальнозоркости, астигматизме и других глазных недугах. Описание этих расстройств выведет вас на вопросы, которые вы должны будете себе задать, что поможет вам лучше понять свой индивидуальный способ зрения. Это, в свою очередь, снабдит вас опытом и знанием, которые пригодятся вам в вашем путешествии к вивентивному оку.

Глубже вглядеться в себя

Перестаньте читать и, посмотрев в увеличительное зеркало, поймайте собственный взгляд. Вспомните, как вы рассматривали фотографии: здесь вы видите то же самое, только в пропорции один к семи. Так вы сможете сознательно оценить собственные глаза. Они и вправду необы­чайно прекрасны. Их цвет и отметинки на них —визуальное отражение динамизма, пульсирующей энергии. Отражение света от роговицы, окутывающей глаз снаружи, напоминает отражение солнца от атмосфе­ры, окутывающей матушку-Землю. Глядя себе в глаза, представьте, что вы плывете в космосе и видите планеты солнечной системы.

Эта упражнение готовит вас к тому, чтобы расширить собственное ощущение пространства за пределы обычного взгляда на окружающий нас физический мир. То, что вы наблюдаете вокруг себя, —отображе­ние вашей собственной натуры, где записано прошлое, история времен; иными словами, ваше восприятие несет в себе историческое послание, как письмо с записью голоса, и это послание влияет на то, что вы видите в Данный момент. Ваши прошлые впечатления могут маскировать то, что вы видите сейчас.

123

Сознательное зрение

Все находящееся вне нас влияет на наше присутствие на земле подоб­но тому как солнце влияет на все живое. Взгляните в свои глаза и представьте себе, какие тайны фамильного древа они хранят. Пораз­мыслите над тем, что внешний мир подобен внутреннему пространству вашего глаза. Продолжайте смотреть себе в глаза, пока эти идеи обду­мывает ваш ум.

Пусть каждая отметинка, впадинка или горка, каждое образование на поверхности радужной оболочки громко заговорит о том новом свете, в котором вы можете себя увидеть. Это откроет ваш ум к приня­тию возможности воспринимать самих себя по-иному, и это —первый шаг к тому, чтобы включить это новое восприятие в ваш взгляд, на­правленный вовне. Когда вы рассматриваете различные цветовые пят­нышки, пусть расцветка вашей радужки скажет вам о влиянии прошло­го, мешающем вам открыть в себе потенциал сознательного зрения. Подумайте над тем, насколько отличаются образования на вашей ра­дужной оболочке от таковых на радужных оболочках ваших родителей. Какие недостатки их поколения усилились в вас и в ваших братьях и сестрах?

После двухминутного сеанса вглядывания в свои глаза ответьте на следующие вопросы:

♦ Что вы чувствуете, глядя себе в глаза с близкого расстояния?

♦ Есть ли зоны в ваших глазах, куда вы избегаете смотреть? Какие переживания из прошлого воскрешает в вас это сопротивление?

♦ Напоминают ли ваши глаза родительские —притом скорее глаза одного родителя, чем другого? Что вы чувствуете, видя это?

♦ Можете ли вы достигнуть состояния, когда, глядя в собственные глаза, вы оцените красоту того, что видите, и ощутите, что люби­те себя? Можете ли вы распространить это чувство любви на других? Что открывает вам такой опыт?

После того, как вы ответили на эти вопросы, посмотрите, насколько двадцатилетние циклы (см. главу 5) соответствуют вашему текущему возрасту сознания, и используйте их для того, чтобы проследить в ре­троспективе, как определенные события вашей жизни повлияли на состояние ваших глаз. Выберите упражнение из глав 1—4 и сосредо-

124

Восприятие и постигающее око

точьтесь на нем. Например, вы можете выбрать уменьшение времени ношения очков или совершенствование своего зрения невооруженны­ми глазами, или исследование восприятия, ориентированного на выжи­вание, или прощение одного или обоих ваших родителей, братьев-сес­тер или учителя, или реинтеграцию мужского и женского начал в том, как вы себя видите. Каждый раз, возвращаясь в прошлое, попытайтесь проникнуть за пределы того ориентированного на выживание подхода, с помощью которого вы раньше видели свою жизнь и мир вокруг вас. Не забывайте о том, чтобы видеть все исходя из новой перспективы. Используйте эту возможность для того, чтобы очиститься и начать видеть сознательно.

Универсальное пространство

Способность видеть вивентивным оком требует того, чтобы вы рас­сматривали себя как существо сознательное. Иными словами, глаза должны помогать вам испытывать присутствие. Вы можете достичь состояния присутствия, достаточно долго пребывая в состоянии трех­мерного зрения, когда вы вдруг поймаете себя на том, что ваше воспри­ятие расширяется, выходя за границы вашей обычной зрительной мо­дели. В ваше сознание может войти что-то еще, что-то, чего вы раньше не видели. Вот несколько ингредиентов, как в рецепте, которые будут для вас полезны при достижении этого усовершенствованного состоя­ния бытия и видения.

Как дышать. Начнем с дыхания. Здесь ваша цель — использовать дыха­ние, чтобы поменьше думать. Дыхание активизирует энергетические потоки. Изнутри в вас возникает чувство, побуждающее вас видеть. Концентрируясь на вслушивании и «вчувствовании» в собственное ды­хание, вы сможете обратить больше внимания на свое тело — средото­чие ваших наиболее глубоких чувств. Сознательное дыхание замедляет телесные функции; эта глубокая релаксация позволяет вам глубже за­глянуть в собственную душу. Вот секрет сознательного дыхания: удли­няйте выдох с каждым следующим вдохом. И пусть паузы между выдо­хом и вдохом тоже увеличиваются.

Как смотреть. Когда вы научитесь замедлять мыслительную деятель­ность, дыша расслабленно и закрыв глаза, вы можете открыть глаза и

125

Сознательное зрение

начать зрительные упражнения. В главе 2 я просил вас смотреть на пламя свечи, изображенное на илл. 4. Теперь же возьмите настоящую свечу. Продолжайте дышать, как сказано, и пусть ваше внимание без напряжения сосредоточится на пламени. Смотрите невооруженными глазами, без очков и контактных линз. Пламя не обязательно должно быть точно в фокусе. Отмечайте все, что окружает пламя. Где именно в пространстве расположена свеча? Что находится позади нее, слева, справа, спереди? Не думайте о том, что вы видите: просто погрузитесь внутрь переживания, связанного с тем, что несут свече ваши глаза.

При этом созерцательном упражнении вы можете выйти за те пре­делы, когда ваши глаза контролируются мозгом. Такого рода созерца­ние свечи поможет вам не забывать видеть глазами. Благодаря этому созерцательному упражнению вы начнете выходить за пределы, уста­новленные вашим оком разума. Сознательное зрение развивается в вас, когда вы сами начинаете видеть вивентивным оком. Вас вдохновляют на это ощущения, которые вы получаете от своих глаз. Когда вы войдете в эту форму видения, примете ее, вам, может быть, покажется, что вы возвращаетесь в собственную голову или в свое Я, как это случилось с Сарой (глава 1).

Вы можете закрепить это упражнение, используя илл. 7. Это —соче­тание многих сторон внешнего и внутреннего пространств. Пусть ра­дужная оболочка напоминает вам о вашем генетическом Я. Посмотрите на три радужки вивентивным оком. Позвольте себе чувствовать, из­бавьтесь от своей личности, ориентированной на выживание, насколь­ко можете. Встаньте над своим прошлым, выйдите за его пределы. Посмотрите, как ваше прошлое уходит во тьму внешнего пространства. Представьте себе, как вы получаете потоки света от солнца и соединяете мировое сознание с вашим личным. Пусть Юпитер, изображенный на заднем плане, напоминает вам о том, что сознательное зрение бесконеч­но и беспредельно.

Еще некоторое время созерцайте эту фотографию Проникните глуб­же. Представьте себе Юпитер как что-то вроде вашего глазного дна. Осознайте одновременное восприятие внутреннего и внешнего прост­ранств. Вы связаны со всем на свете. Созерцая, вы достигли целостности и единства. Вы овладеваете искусством быть в квантовом пространстве

126

Восприятие и постигающее око

вивентивного ока. Поупражняйтесь в созерцании этой картины, пере­водя взор с одних деталей пространства на другие, ежедневно в течение нескольких минут. Со временем ваше внутреннее пространство сольет­ся с внешним, и вам откроются новые измерения восприятия.

Око разума и восприятие, ориентированное на выживание

Я всегда отмечал, что состояние глаз моих пациентов соотносится с определенными эпизодами из их жизни. Эти истории показывают, что в основе каждого глазного расстройства лежит своя ориентированная на выживание проблема, служащая отображением состояния ока разума.

Каждый из нас пришел в этот мир, чтобы, развиваясь, стать челове­ком сознающим. Состояние глаза пациента указывает мне на те пути, какими пациент может достичь сознательного зрения. Прежде всего вы должны понять свое восприятие, ориентированное на выживание, и ослабить его контроль над тем, как вы видите мир. Умение сделать это позволит вам понять границу, которую пытается провести ваше око разума, погружая вас в убежденность, будто то, что вы видите, и есть реальность. Когда вы видите вивентивным оком, вы можете распоз­нать, что в вашем восприятии определяется вашей ориентированной на выживание природой, а что проистекает из чистого сознания как тако­вого. Сознательное зрение — это свобода от восприятия себя просто как жертвы обстоятельств.

В жизни Марио было много впечатлений, ориентированных на вы­живание. Даже когда он стал взрослым, его око разума показывало ему картинки прошлого, как навязчивый видеофильм. Один из таких эпи­зодов случился с ним в восьмилетнем возрасте. Однажды он был в гостях у своей кузины Джины, девочки на пять лет старше его. Он ее обожал. В тот день она вовлекла его в детскую сексуальную игру. Марио был потрясен замечательными ощущениями. Его обожание переросло в безрассудную страсть, хотя это был единственный раз, когда кузина проявила к нему интерес и он выразил перед ней свои чувства. Свою любовь к Джине он запрятал в глубь себя на все годы своего взросления. Он был дальнозорким. Его потаенные воспоминания об этом любов-

127

Сознательное зрение

ном эпизоде подверглись испытанию через несколько лет, когда Джина, с которой он заговорил об этом, просто стала отрицать, что такое когда-либо было. Когда Марио извлек на поверхность памяти этот разговор, ему стало ясно, что Джина не хочет с ним общаться — и уж конечно, не желает обсуждать тот давний эпизод.

С точки зрения ока разума Марио, он все старался повторить эти детские сексуальные переживания, ища утешения у других женщин. Он даже старался находить женщин, которые внешне напоминали Джину. Сексуальность Марио пыталась воссоздать этот ранний опыт. Иными словами, его направленное на выживание восприятие того дня, прове­денного с Джиной, продолжало властвовать над его настоящим и бу­дущим.

После недолгого периода раздумий Марио вернулся к эпизоду с Джиной. Ему сказали, что случившееся называется сексуальным наси­лием и что с точки зрения психотерапевта это проблема, от которой следует избавиться, болезнь, от которой надо излечиться. Это лечение имело для Марио самый опустошающий результат. Как раз в это время Марио заметил растущий дисбаланс между своим левым и правым глазом: случалось, что у него все двоилось в глазах, и он терял концент­рацию. Еще более глубокий разлом произошел между его мужской и женской составляющими. Новое, ориентированное на выживание представление о том, что он — жертва сексуального насилия, грубо впечаталось в его око разума. Марио с большим трудом мог сосредото­чиваться на своих личных потребностях. Он стал проявлять в жизни все большую рассеянность, стал хуже вести дела, не мог завершить начатое и поддерживать с кем-либо длительные отношения.

Тем не менее Марио по-прежнему искал и привлекал к себе женщин, с кем снова мог бы воссоздать ощущения из своего прошлого. Проис­ходило все это поверхностным образом, так что у Марио не было ясного осознания каких бы то ни было потаенных эмоций. Но поскольку идея сексуального насилия запала ему в душу, он начал испытывать более глубокие эмоции. Разница была в том, что теперь вышел на поверх­ность его гнев против женщин. Он находил женщин, чьи эмоции были подавлены: таким женщинам могли понравиться его ласки, его внима­тельность. Более того: во время любовного акта он мог проявить свое

128

Восприятие и постигающее око

раздражение против женщин вообще. Эта история может служить от­личным примером того, как скрытые генетические схемы поведения и жизненные переживания могут влиять на зрение, свойственное нашему оку разума, и на то, как это зрение сказывается на нашем поведении. Любовь, которую Марио испытывал к той или иной выбранной им женщине, лишь в небольшой степени была направлена на сексуальное слияние: она была как бы профильтрована сквозь неправильно воспри­нятые гневные эмоции и потребность в воссоздании прошлого, которая его не оставляла. Марио по-настоящему не воспринимал своих возлюб­ленных в текущий момент времени: он по-прежнему пытался увидеть Джину. Дальше в этой главе мы продолжим рассказ о Марио: путешес­твие в Перу помогло ему начать видеть, начать отделять зрение оком разума от зрения вивентивным оком.

Око разума и его запись-отображение в глазу-фотоаппарате

В разделах, с которыми вы познакомитесь дальше, обсуждаются раз­личные отклонения зрения, с которыми мне приходилось сталкиваться в моей практике, а также то, как, по моему мнению, связаны эти рас­стройства с ориентированным на выживание восприятием, свойствен­ным оку разума. Я включил в каждый раздел по крайней мере один вопрос или наблюдение, которые могут относиться к тому, от чего вы сами страдаете. Эти вопросы помогут вам не сходя с места начать ис­пользовать состояние своих глаз для более глубокого исследования сво­его восприятия, ориентированного на выживание. Посмотрим, сможе­те ли вы превратить твердые «выживательные» составляющие воспри­ятия в восприятие более гибкое, которое расширит возможности ваше­го зрения —и вашей жизни в целом.

Близорукость

Люди с этим отклонением с трудом различают на расстоянии мел­кую печать и предметы. Для них зримый мир спроецирован внутрь. Им больше знакомо ощущение собственного Я, чем восприятие окружаю­щего мира. Их модель зрения должна быть логической. Хорошие мыс­лители, близорукие люди предпочитают чтение. Они обожают разгова­ривать об интеллектуальных материях. Они ведут себя так, словно не

129

5.-1529

Сознательное зрение

замечают ничего, что находится вне их «сферы влияния». Близорукое поведение может соответствовать «смотровому» типу личности. Цель жизни многих близоруких людей — все понять, всему найти объясне­ние, да еще и поговорить о том, что они видят. Такой взгляд служит причиной ослабленной «способности смотреть». Они воспринимают собственную личность, постигая мир умом. Если вы близоруки, для вас может оказаться полезным спросить себя, испытываете ли вы какие-ни­будь страхи в общем? или страх увидеть что-то? Близорукость более подробно обсуждается в главе 8.

Вопрос: Чего я продолжаю бояться?

Астигматизм

Это — искаженное зрение. Люди, страдающие астигматизмом, ви­дят предметы искривленными, неясными или же раздвоенными (когда они смотрят одним глазом). Астигматизм связан с механизмом, при котором ОР человека избегает воспринимать что-то хранящееся под спудом, то есть бессознательную информацию. Зрение искажается, что­бы, искривляя реальность, не увидеть того, что есть. Это расстройство может сопровождаться ненормальным положением головы и шеи. Сильно выраженные близорукость или дальнозоркость могут сочетать­ся с астигматизмом.

Время начала развития астигматизма — ключ к пониманию того, какие именно неприятные ситуации жизни связаны с подавляемыми чувствами и эмоциями. Например, развитие астигматизма может быть связано с неразрешенными сексуальными проблемами, особенно очень раннего возраста, как это произошло с Марио. Астигматизм мы рас­смотрим в главе 10.

Вопросы: Какие сферы моей жизни искажены? Может быть, какая-либо часть моего тела искривлена или принимает какое-то ненормаль­ное положение?

Дальнозоркость

Это —расстройство, особенно сказывающееся на способности чело­века видеть вблизи. Также оно может влиять на зрение на большие растояния. Зрительный мир при дальнозоркости обращен вовне. Стра­дающий дальнозоркостью ощущает себя намного дальше точки наблю-

130

Восприятие и постигающее око

дения. Дальнозорким требуются усилия, чтобы оставаться «здесь», в том, что происходит сейчас в их непосредственном зрительном мире и восприятии. В своих грезах они часто уносятся за грань настоящего момента. Им трудно подолгу концентрироваться на «здесь и сейчас», чтобы предвидеть последствия своих действий. Дальнозоркость можно сопоставить с пророческим гением; иными словами, дальнозоркие мо­гут обладать хорошо развитой способностью к интуитивному знанию того, что произойдет в будущем. Дальнозоркий человек должен стре­миться к бытию, основанному на «здесь и сейчас», но для этого он должен научиться терпению. Дальнозоркости мы коснемся в главе 9.

Вопрос: Где во мне живет чувство обиды и не находящая выхода злоба?

Дальнозоркость после сорока лет

После сорока у многих людей снижается упругость хрусталика и ослабляются фокусировочные мышцы, так что мелкие детали кажутся расплывчатыми. Это нарушение известно как пресбиопия (старческая дальнозоркость). Дальнозоркость часто наблюдается у людей, которые стремятся заявить собственную независимость. Это — время жизни, когда люди начинают освобождаться от тех элементов воспитания, что заложены в них родителями, и решают провести остаток жизни соглас­но своим собственным, индивидуальным ценностям. Прежние взгляды и убеждения, в частности, религиозные или карьерные, теперь стано­вятся менее важны, чем жизнь в соответствии с личной истиной и вивенцией. В главе 9 пресбиопия обсуждается более подробно.

Вопросы: На каких областях моей жизни я могу сфокусироваться более точно и ясно? Как мне ощутить более тесную связь с миром? Как я себя чувствую, читая с каждым днем все меньше? Как мне использо­вать осободившееся время?

Косоглазие (страбизм)

У людей с таким отклонением два глаза не работают «в одной упряж­ке». Существует два типа страбизма:

131

Сознательное зрение

1. Расходящееся косоглазие: когда глаза смотрят в разные стороны (взгляд наружу)

У людей, страдающих расходящимся косоглазием, один глаз косит наружу по отношению к своему собрату, что означает «расходящееся» видение жизни. Расходящееся косоглазие может быть связано с жела­нием вытолкнуть какое-то сильное впечатление из своего существова­ния. Это заболевание могут сопровождать нарушения в общей телесной конституции, такие, как искривление позвоночника. Вспомните, как в главе 3 я объяснял, что правый глаз соответствует отцовской стороне, а левый — материнской.

Вопросы: Существует ли связь между косящим глазом и тем из родителей, который ассоциируется с этой стороной? Есть ли прямая связь между моим косоглазием и той чертой моего родителя, которую я унаследовал?

2. Сходящееся косоглазие (взгляд внутрь)

При этом заболевании глаза косят внутрь. Это может происходить иногда или же постоянно. Когда это происходит только время от вре­мени, ориентированный на выживание разум может страдать лишь от незначительного конфликта восприятия. Постоянное же сходящееся косоглазие указывает на то, что принимаемые на уровне ока разума решения, направленные на выживание, более сложны. Часто при пос­тоянном сходящемся косоглазии один из родителей физически или эмоционально отсутствует в воспоминаниях ребенка, в его опыте.

Вопросы: Существует ли связь между косящим глазом и тем из родителей, который ассоциируется с этой стороной? Например, просле­живается ли корреляция между отсутствием отца и правым глазом или отсутствием матери и левым глазом? Или, может быть, во мне самом живет качество кого-то из родителей? Каким в связи с этим могло бы быть мое восприятие, ориентированное на выживание?

«Ленивый глаз»

Это нарушение зрения известно как амблиопия: какую бы линзу не помещали перед глазом пацинта, полное, стопроцентное зрение не дос­тигается. Страдающий таким нарушением человек может не слишком часто смотреть этим глазом, побуждая его быть пассивным. Часто та-

132

Восприятие и постигающее око

кой пассивный глаз сохраняет способность видеть. Внутренний конф­ликт с тем из родителей, который соответствует этому глазу, может стать важной отправной точкой для развития этой тенденции. Термин «ленивый глаз» неудачен: вместо этого следовало бы сказать — особый глаз, потому что он обращает на себя много внимания.

Вопросы: Возможно, мне слишком мучительно смотреть на какие-то аспекты моей жизни? Может быть, какая-то сторона моей жизни не развита?

Плывунки («перелетающие мухи»)

Люди с плывунками жалуются на то, что какие-то предметы или фигуры как будто плавают внутри их глаза; при этом заслоняется часть поля зрения. Плывунки могут появляться как в одном, так и в обоих глазах. Они могут принимать форму веточек, точечек или же каких-то геометрических фигур. Врачи обычно считают это явление физиологи­чески нормальным, пока количество и частота появления плывунков резко не возрастет.

Вопросы: Что несовершенного «плавает» в моей жизни? Есть ли в ней какой-то аспект, который мне следует оценить заново?

Катаракта

У людей с катарактой в хрусталике появляются звездообразные мут­ные включения, что приводит к прогрессирующей потере остроты зре­ния. Катаракту можно уподобить водопаду, замутняющему зрение. Она может возникнуть в таком глазу, который во всех других отношениях здоровый. Я обнаруживал развивающуюся катаракту у тех, для кого было жизненно необходимым не видеть определенных сторон того, что им пришлось пережить. Их вивентивное око не может точно восприни­мать мир. Реальность заслоняется облаками. И это сохраняет иллюзию.

Вопросы: Что заслоняет от моего взгляда мою внутреннюю природу, мое истинное Я, может быть, даже мою душу? Есть ли что-то в моей жизни, от чего надо очиститься, будь то разлад в семье или беспорядок в доме?

133

Сознательное зрение

Глаукома

Это заболевание характеризуется увеличением давления внутри гла­за, что приводит к уменьшению выделения стекловидной жидкости из передней части глаза.

Вопросы: Каким обрзом я подвергаю себя ненужному давлению? Где, в каких областях я чувствую избыточное давление? Воздерживаюсь ли я от слишком тяжелой работы? Ем ли я продукты, вредные для здоровья? Возможно, я делаю слишком мало физических упражнений? Может быть, я занимаюсь работой, которую не люблю по-настоящему? Может быть, в моей любовной связи огонь давно погас, и она тяготит меня? Отрекаюсь ли я от собственной жизни?

Макулярная дегенерация (дегенерация желтого пятна)

Как указывает название, при этом нарушении снижается острота зрения в макулярной области сетчатки, что приводит к неспособности четко фокусироваться на предметах. Макулярная область (область жел­того пятна) напоминает желоб, расположенный непосредственно на оси видения. В центре макулы находится гоуеа сеп1гаН« (центральная ямка, или фовея) — точка самого четкого и острого зрения. Если вы страдаете макулярной дегенерацией, то, скорее всего, вы, подобно боль­шинству наблюдавшихся у меня пациентов с этим недугом, приближа­етесь к самому прекрасному времени своей жизни — выходу на по­кой, — и страшитесь одиночества. Центр вашей жизни — ваша рабо­та — разрушается. Вас может пугать необходимость посмотреть в лицо окончанию вашей трудовой биографии.

Вопросы: Могу ли я смело посмотреть в лицо тому факту, что я старею? Не слишком ли много времени я провожу, глядя на свою жизнь и пытаясь понять ее? Хочет ли моя душа больше развиваться? Достаточ­но ли внимания я обращаю на свои чувства и на то, как я вижу1 .

Заболевания радужной оболочки

Заболевания радужной оболочки предполагают раздражение радуж­ки. Люди с такими нарушениями испытывают болезненные ощущения, у них появляется краснота и раздражающие («мешающие») неприят­ные ощущения в глазу. Китайская медицина объясняет это тем, что при обмене веществ выделяется слишком много тепла. Этот дисбаланс

134

Восприятие и постигающее око

можно изменить, перейдя на более легкую пищу, например, на свежие овощи и сезонные фрукты.

Вопросы: Есть ли во мне злоба, которую я не выражаю? Гнездится ли во мне чувство обиды? Есть ли в моей семейной жизни какая-то раздра­жающая меня сторона?

Заболевания роговицы

Роговица в основном и дает ту преломляющую способность, кото­рая позволяет глазу фокусировать свет. Заболевания роговой оболочки часто сопровождаются тяжелой внутренней борьбой, происходящей в человеке — между тем, что он думает, и тем, что чувствует.

Вопросы: Ориентированы ли мои эмоции на выживание? Может быть, я слишком упорно борюсь с миром? Есть ли что-нибудь особен­ное, что я пытаюсь вызвать к жизни?

Отслоение сетчатки

При этом заболевании зрения сетчатка отделяется от окружающих ее слоев внутриглазной ткани. Понятие «отслоение» здесь очень важно. Сетчатка по-своему говорит о чувствах и видении. Таким образом, если отслоение происходит в одном глазу, следует обратить внимание на то, какой это глаз.

Вопросы: «Отслаиваю» ли я, то есть отделяю ли себя от какой-то составляющей своей жизни? «Отсекаю» ли я от себя чувства, относящи­еся к определенной ситуации? Испытываю ли я потребность в том, чтобы какой-то аспект моего существования меня не затрагивал?

Нарушения в работе зрительного нерва

Зрительный нерв обеспечивает связь глаза с мозгом и разумом, давая возможность перетекания информации и обретения целостности. Им­пульсы, несущие световые ощущения от глаза, направляются по зри­тельному нерву, создавая картинку в мозгу и образ в уме.

Вопросы: Блокирую ли я в себе естественный ход вещей? Пытаюсь ли я разобраться в вещах, стремясь понять их?

135

Сознательное зрение

Воспринимать реальность, а не иллюзию

Теперь, когда вы вкратце познакомились с тем, каким образом пробле­мы, с которыми мы сталкиваемся и боремся, обычно влияют на наше зрение, вернемся к дальнейшей истории Марио, в частности, к его путешествию в Перу. Его подруга Роза пригласила его совершить па­ломничество в мир шаманизма. Ничего не сообщая Марио, Роза была ученицей перуанского шамана — знатока древних врачевательных и духовных практик. Хотя людей из внешнего мира шаманы редко допус­кают к себе, Марио был удостоен этой чести. Шаман использовал свое­образную методику эволюционного исцеления и согласился оказать Марио помощь. Узнав об этом, Марио передал шаману, что хотел бы научиться отличать реальность от иллюзии. Имея это в виду, шаман разработал для него недельный подготовительный курс. На протя­жении семи дней Марио питался только фруктами и вареными овоща­ми и пил только воду и сок, воздерживался от сильнодействующих лекарств и секса. Марио предстояло узнать, как желание и потребности влияют на восприятие оком разума.

Когда прошла эта неделя, теплой ночью в Лиме в роскошном саду произошла их встреча. Шаман явился из джунглей ровно в восемь часов. На его поясе висел сотовый телефон. Он приказал группе из восьми человек улечься на матрасы, разложенные на траве.

Он принес с собой из джунглей зеленое питье, собственноручно приготовленное на основе винограда. Роза шепнула Марио на ухо, что зеленый напиток называется «аяхьяска». Шаман сказал им, что после того, как они выпьют аяхьяски, они не должны сдаваться в плен собс­твенным мыслям, а должны «позволить чувствам и образам двигаться сквозь вас, подобно тому как облако плывет в вышине».

«Оставайтесь здесь, будьте тем, кто вы есть на самом деле, отринув собственные мысли и содержимое разума», — продолжал шаман. Он разостлал для себя одеяло. Затем воцарилось молчание. Стали слышны вечерние звуки. Шаман открыл бутылку из-под «Кока-колы» и напол­нил полстакана зеленой жидкостью. Жестом он подозвал первого члена группы, чтобы тот подошел и выпил.

Роза шепнула Марио, что шаман точно знает, сколько кому налить. Мудрыми глазами он проникал в тело и дух каждого. Подошла очередь

136

I

Восприятие и постигающее око

Марио; ему дали немного меньше стакана священного питья. Он осто­рожно выпил его и, поклонившись шаману, вернулся на свое место. Потом наступила очередь Розы. Она уже много раз в своей духовной практике принимала аяхьяску. Она тихо рассказывала Марио о том, что происходит в теле и в мозгу после принятия зеленого зелья.

Она объяснила ему, что аяхьяска состоит из природных веществ, в число которых входят химические соединения, обладающие способ­ностью подавлять физиологический механизм, определяющий дея­тельность коры головного мозга и процессы мышления. Иными слова­ми, они избавлялись от тех средств, с помощью которых мы защищаем себя в процессе выживания. Выпившие аяхьяски больше не используют свой мозг и мыслящий разум для удерживания себя от того, чтобы увидеть содержимое собственной души. Они начинают осознавать то, что скрыто внутри и что они представляют собой. Питье позволяет человеку провести различие между тем, что действительно происходит и передается нам через органы чувств, и тем, что мы себе воображаем. Человек может видеть животное и думать, что это — действительно животное, но оно вдруг оборачивается кустом. Аяхьяска уменьшает способность мышц держать оборону и защищать человека.

Услышав все это, Марио почувствовал возбуждение перед этим ви­зитом в содержание собственной жизни, особенно в те места, где что-то было не завершено, вроде того эпизода с Джиной. Роза снова зашептала ему в ухо: «Будь готов увидеть все своим вивентивным оком, тем мес­том, где ты словно бы стоишь нагим, без маски».

Теперь Марио понял, почему шаман сказал: «Не вовлекайте себя в содержимое собственного разума. Обретите опыт, лежащий за его пре­делами». Он призывал Марио выйти в вивентивное пространство пол­ностью реализованных возможностей, в то место, где можно достичь просветления, где можно наполниться светом. Марио знал, что этот опыт —шаг к обретению подлинного бытия и сознательного зрения.

Марио лег и закрыл глаза. Чувство расслабленности начало охваты­вать его. Он потерял связь с тем, что происходило вне его собственных переживаний. Свернувшись калачиком, он принял позу эмбриона. Пе­ред ним стали появляться видения. В его сознании вспывали крутящи­еся цветные образы — целый калейдоскоп. Она становились отчет-

137

Сознательное зрение

ливее. Сначала Марио чувствовал, что эти яркие картины не трогают его. Он вспомнил о том, что надо отпустить все на волю, позволить всему идти как оно идет. Он вспомнил об указании не привязываться ни к какому «содержанию». В этот момент свивающиеся узоры свето­вых образов исчезли. Ему показалось, будто он вступил в сад. Кусты приняли вид животных, которые приветствовали Марио, как старинно­го друга.

Потом он услышал голос: «Это невозможно». И в этот самый момент к нему вернулись текучие, струящиеся образы, подобные фейерверкам, только на сей раз образы были более яркими. Марио чувствовал, что теряет контроль над происходящим. Потом он ощутил что-то вроде сигаретного дыма. Он услышал колокольчики и пение. Ему показалось, что это шаман. С закрытыми глазами он ощущал присутствие духовно­го существа. Он открыл глаза, чтобы проверить правильность своих ощущений, но увидел, что шаман лежит на своем месте. Он вспомнил, как Роза рассказывала, что под действием аяхьяски дух может блуждать за пределами тела, отдельно от тела. Марио удостоверился в том, что это так. Он думал, что шаман рядом с ним, а на самом деле это был его дух, потому что шаман по-прежнему лежал на своем одеяле в нескольких метрах от него. Тут пришли новые волны образов и телесных ощуще­ний. Марио почувствовал позывы к рвоте и мочеиспусканию. Умом он понимал, что это ему только кажется, потому что в эти дни он очень мало ел и пил.

Но его тело чувствовало себя иначе. Это противоречие позволило Марио глубже заглянуть в себя. Он вынудил себя задаться весьма спе­цифическими вопросами: когда мы верим тому, что диктует нам наше око разума? когда мы по-настоящему прислушиваемся к голосу соб­ственного тела? Когда открывается вивентивное око? Какие из этих механизмов реальны? И что здесь — иллюзия? Во время опыта с аяхь-яской Марио научился отличать свое подлинное вивентивное восприя­тие, то, что говорила ему его собственная природа, от тех впечатлений, которые внушало ему око разума, ориентированное на выживание. Его внутреннее восприятие, коренящееся в сознании, велело его глазам видеть ясно. Сознательное зрение стало для него исследованием, побу­дившим его проникнуть в собственный разум и достигнуть реинтег-

138

Восприятие и постигающее око

рации. Это привело к переходу в состояние сознания, соответствующее вибрации на более высоком уровне. Благодаря сознательному зрению вы можете — внутри собственного разума — научиться распознавать, что реально (когда вы становитесь самим собой в этой жизни), а что — лишь воображаемые представления, источником которых является страх или пустые ожидания. Для Марио ощущения страха больше не могли быть заслонены: теперь он не избегал их. Восприятие, свойствен­ное око разума, поднялось на поверхность памяти и ассоциаций. Созна­тельное зрение позволило каждому воспоминанию стать ступенькой на пути к усилению того чувства дружелюбия и силы, которые он испыты­вал, осознавая свою гибкую личность.

Марио лег на спину, вытянулся и погрузился в полный покой и расслабленность. Он открыл глаза. Умное зрение стало метафорой соз­нания. Он понял, что обладать полным видением и ясным зрением означает открыть в себе собственное сознание. Он нашел мост между сознанием и видением. Этот путь зрения был входом в жизнь духовную, ориентированную на душу.

Это переживание показало Марио, что сознательное зрение затраги­вает и генетическую, и личную жизнь, а также личный опыт человека. Сознательное зрение позволяет нам бросить взгляд на то, как мы торим дорогу к выживанию, используя свой мозг. Это значит, что наше вос­приятие приходит к нам по путям, приспособленным для быстрого реагирования. Когда вы существуете в режиме выживания, вы исполь­зуете нервные пути в мозгу для того, чтобы, скажем, побыстрее перемес­тить свое тело, удирая. Например, вы идете по лесу и встречаете медве­дя. В такой момент использование вивентивного ока, говорящего вам, какого славного пушистого мишку вы повстречали, —вряд ли такой уж сознательный путь восприятия. Вам нужно мобилизовать все свои ава­рийные рефлексы и улепетывать как можно быстрее. Для этого у вас в мозгу есть рефлекторные пути, а вивентивное око тут ни при чем. Когда вы видите и живете в режиме выживания, это способствует возникно­вению разобщенного состояния ока разума. Когда это происходит, вы утрачиваете целостность. Мы отождествляем себя с содержанием соб­ственной жизни, опознавая это содержание. В приведенном примере есть необходимость смотреть на медведя, так что он становится содер-

139

Сознательное зрение

жанием. В других связанных с выживанием ситуациях, скажем, когда вы встречаетесь с ненавистным начальником или недовольным партне­ром, вы можете обнаружить, что ведете себя сходным образом; иными словами, вы воспринимаете их как содержание, от которого надо бе­жать — или же встретить лицом к лицу и сражаться. В случаях с боссом или партнером сознательное зрение пригодится вам, чтобы рассмот­реть эти ситуации вивентивным оком.

Марио стало ясно, что в эти минуты он был чем-то большим, чем просто его собственные мысли и идеи. За завесой притворства и страхов находилось другое существо. Внутри Марио обитало что-то вроде вто­рой личности, и она была более подлинной. Марио понял, что можно начать жить в сознательном состоянии. Он решил обращать внимание на то, что действительно видимо, а не на те иллюзии, которые заклады­ваются режимом выживания и страхом.

На рассвете Марио почувствовал, что действие зеленого напитка кончается. Он был здесь, и его сердце было распахнуто. Однако он не мог понять — было ли это реальностью или его все еще работавший в режиме выживания мозг гнал его в уборную? Своим стремящимся к выживанию мозгом он чувстовал настоятельную необходимость идти в туалет, хотя сознание говорило ему, что за прошедшие дни он очень мало съел и выпил. Может быть, это ощущение происходило от страха? Но желание было таким сильным, что он встал с матраса и поспешил в маленькую уборную во дворе. Марио прислушался к урчанию в кишках. Он чувствовал с удовольствием, как значительная часть его самого навсегда покидала его, чтобы исчезнуть в канализации Лимы.

Однако, продолжая сидеть в уборной, он начал испытывать страх. Он представил, что емкость сейчас переполнится, и ее содержимое кос­нется его ягодиц. Он быстро встал и посмотрел в почти пустой сосуд. Он понял: то были галлюцинации, вызванные страхом. Он все еще нахо­дился под действием аяхьяски, и на опыте учился различать реальность и иллюзию. В следующий раз ему уже не нужно будет отвечать на происходящее страхом. Он увидит, что с ним делается, и поймет, что это всего лишь страх. Это переживание показало ему, насколько может быть силен испуг: он создает ложные представления. «Неужели я так

140

Восприятие и постигающее око

живу?» —думал Марио. Уметь отличать реальность от иллюзии —эта пугающая способность могла вызвать внутренний конфликт.

Марио вернулся на свой матрас на траве и посмотрел на Розу. Она улыбалась. Марио показалось, что она уже знает все, что с ним прои­зошло. Потрясающие открытия, к которым приходят благодаря аяхь-яске, не были ей в новинку.

Марио погрузился в Розины глаза — и перенесся в свои универси­тетские штудии, когда он изучал диссертацию Роберта Келлума, пи­савшего:

«Наше Я остается в убеждении, что оно — центр сознания. Возможность поддерживать в себе это осознание и при этом позволить себе испытывать переживания, получать опыт, — это способность сердцевины личности че­ловека, фиксирующейся на некоем центре. В наш фокус среди самых разнообразных вещей попадает точка нашей самоидентификации. Наше Я, освобожденное от различных персонажей своего основного опыта, —это Я способно абстрагироваться от содержания и течь через сменяющие друг друга различные физиологические состояния, воспринимая себя как центр сознания в социуме — «созвездии», в которое включено ваше бытие. Есть что-то, способное к множественной фокусировке, несмотря на фиксацию на центре и исходя из этой фиксации, не вырожденной в расплывчатость, вызванную доминированием ограниченного бытия».

Марио проникал все глубже в глаза Розы. Делая это, он думал: «Я — в центре сознания». Дальше он рассуждал так: «Это — мое сознание, и оно связано с сознанием вокруг меня». В этот момент лицо Розы попало в точный фокус. Марио увидел мельчайшие подробности ее оливковой кожи. Коричневые веснушки ярко сияли в солнечном свете раннего утра. Это шло вразрез с его сорокадевятилетним опытом разглядыва­ния мелких деталей на таком близком расстоянии.

Роза сказала: «Марио, пойми, что шаман — ты сам. Ты создаешь магию своим присутствием. Все мы обладаем шаманскими качествами. Шаманство — у тебя в сердце. Быть сознательным означает осознавать возможности своих ощущений и переживаний. Видеть — значит чув­ствовать посредством глаз, чувствовать невидимую составляющую то-Го > на что ты смотришь».

141

Сознательное зрение Роза продолжала говорить:

«Сознательное зрение — это когда ты живешь своим физическим телом, ощущая роящиеся вокруг возможности, внутри и по ту сторону физической реальности, на которую ты смотришь. Неверно считать, что мы должны развивать в себе сознательность или видение. Мы все в процессе осознания того, что все мы—сознающие существа. Отправляйся домой и научи осталь­ных, что все они обладают потенциалом сознательности. Когда мы осозна­ем, мы видим. Физическая реальность вокруг нас всегда предоставляет нам возможность видеть сознательно. В нас есть нечто, что пробуждается и настраивается в тон тому, что всегда присутствует. Не то чтобы с нами было что-то не так. Нет никаких проблем. Мы просто должны понять, почему в этой реальности мы заглушили в себе способность своего зрения осоз­навать».

Роза погладила его по щеке.

Марио видел сон. Или это была действительность? Джина пришла его навестить. Она смотрела на него с той же улыбкой, какую он видел на ее лице, когда ему было восемь лет. Какое-то время они глядели друг другу в глаза, потом Джина сказала Марио: «Я помню то, что случилось много лет назад. Для меня это не было таким сильным переживанием, как для тебя. Я тебя нежно люблю и хочу, чтобы ты увидел, что тогда это был мой способ выразить любовь. Теперь ты видишь это иначе. Увидь же меня и все, что тебя окружает, таким, каково оно сейчас. Увидь то, что есть».

Марио позволил словам Джины проникнуть в свое существо. Он почувствовал, как его душа, будто машина после автомойки, очищается от старых неверных представлений. Вдруг он выплыл из своего сна и услышал звуки машин Лимы, рыскавших вокруг подобно пожарным автомобилям, разыскивающим горящее здание.

Марио чувствовал себя заодно с духовным миром шамана и с миром животных. Это не было похоже на то, как он обычно видел глазами. Его зрение шло из более глубоких уровней, соответствовавших вивентив-ному оку. Так он мог поверять собственные впечатления и отделять реальность от иллюзии. Благодаря опыту с аяхьяской его вивентивное зрение очистилось, и он с новой силой воспылал любовью к Джине. Но

142

Восприятие и постигающее око

теперь эта любовь коренилась в духовном, а не в плотском. Научившись интегрировать восприятия глаза-фотоаппарата, он смог путешество­вать за пределы зрения, ограниченного ориентированным на выжива­ние оком разума. Ему больше не нужно было тщетно проецировать свои сексуальные потребности на других. Марио начал сознательно видеть женщин как они есть. Во время физической связи он осознавал реальность человеческого существа, с которым он находился, а не про­ецировал на это существо чей-то образ из своего прошлого, в котором он нуждался.

Марио принял участие в шаманском ритуале, включавшем в себя прием галлюциногенных растений: именно так ему удалось обрести новое понимание. Однако даже без специальных ритуалов, через кото­рые прошел Марио, каждый может упорядочить свою повседневную жизнь и обрести сознательное зрение, придя к жизни, управляемой вивентивным оком. Вы можете получить результаты опыта Марио без употребления древних целебных растений. Просто оставаясь здесь — разделяя свое присутствие с «тем, что есть», Марио показал, как войти в созерцательное состояние — состояние, предшествующее сознатель­ному зрению.

Увидьте спой глоз. Пусть свет сфокусируется но

фопее. вы и то, кок пы видите, связаны со

вселенной. Смотрите — и вы увидите.

Илл. 1

Эти образы можно использовать для то­го, чтобы развить в себе сознательное зрение. Фотографии выстроены в соот­ветствии с порядком следования глав книги. Вы поступите мудро, если станете делать упражнения-фазы, посвященные практике умения смотреть, умения ви­деть и слияния, последовательно, чтобы достичь совершенства на каждом уровне.

Не забывайте перечитывать каждую гла­ву, перед тем как переходить к следую­щему фотоколлажу.

Помните о правильном дыхании при рассматривании фотографий. Если глаза у вас начинают уставать, прикройте их ладонями.

Наслаждайтесь.

Спет и глаз: анатомия

Илл. 2

Ощутите сеет в своем глазу и вокруг пас.

Илл.З

Представьте себе, что вы находитесь внутри своего глаза и что он похож на темную пещеру. Впереди — небольшое отверстие, и вы видите, как через него струится свет. Стены пещеры хранят вечную историю времени. Вы станови­тесь светом. Вас заполняет универсаль­ное сознание.

Смотрите на пламп в центре рисунка.

Строение радужной оболочки

Илл.4

Отметьте, какие образы окружают ту точку, на которую вы смотрите. То, что находится на периферии вашего зре­ния, видно менее ясно. Вы можете ощу­щать, чувствовать то, что есть. Дышите. Отмечайте, что вы видите вокруг пла­мени. Заметили ли вы пару глаз, кото­рые на вас смотрят? Каково это — ког­да вас видят?

1

1

Илл.5

Увидьте гладкую поверхность пруда или песчаного берега. Наблюдайте об­разования, формой напоминающие цветочные лепестки. Отметьте плаваю­щие облака. Посмотрите на выпуклос­ти, подобные горам.

Зрительное созерцание

визуальная связь с сознанием

Илл. 6

Посмотрите на пламя между двумя верхними радужными оболочками. Пусть ваши глаза поблуждают по менее видимым элементам. Увидьте расположенные на заднем плане свето­вые образы. Свет состоит из геометри­ческих форм и фигур. Видите ли вы ли­ца? Что вы при этом чувствуете?

Илл. 7

Внутри вашего существа — целая все­ленная. Пусть лучи света как бы свяжут различные части вашей личности с фа­мильным древом. Почувствуйте, как гибкая составляющая вашего Я слива­ется с вашим уникальным сознанием.

1

Глубине зрения

Илл. 8

Посмотрите на различные части рисунка. Обратите внимание, что вы можете смотреть в одно место и одновременно видеть много эле­ментов. Оставайтесь в неподвиж­ности и спокойствии. Поддержите в себе это чувство пространства.

Разведение глаз (дивергенция)

Илл. 9

Посмотрите на вертикальную линию, разделяющую два рисунка. «Разведите» глаза: посмотрите сквозь картинки, как если бы вы хотели заглянуть за страницу. Увидьте две линии. Продолжайте разведение глаз, пока две линии не раздвинутся еще сильнее и вы не увидите три картинки. Дышите, будьте расслаблены и рассмотрите среднюю кар­тинку.

I

<Скрещение» глоз (конвергенция)

Илл. 10

«Скрестите» глаза: посмотрите на картинки и добейтесь того, чтобы вертикальные линии раздвоились. Продолжай­те «скрещение» глаз, пока две линии не раздвинутся еще сильнее и вы не увидите три картинки. Дышите, расслабь­тесь и рассмотрите среднюю картинку. Обратите внимание, как глазная таблица «выпрыгивает» из страницы, как бы подаваясь к вам.

^

Радужно Натали

Илл. 11

Мысли

Чувства

Посмотрите, как на радужке ото­бражаются мысли, чувства и эмоции.

Близорукость. Дивергенция и расширение поля зрения

Дольнозоркость. Скрещение глаз и фокусировка

Илл. 12

«Разведите» глаза: посмотрите сквозь картинки, как если бы вы хотели заглянуть за страницу. Увидьте три или четыре глазные таблицы. Продолжайте «разведе­ние» глаз, пока не увидите три не­подвижные таблицы. Отметьте все буквы. Дышите, будьте расслабле­ны и погрузитесь в глубь средней картинки. Обратите внимание на то, что вы видите боковым зре­нием.

Илл. 13

«Скрестите» глаза — посмотрите перед страницей, куда-то между нею и глазами. Увидьте три или че­тыре глазные таблицы. Продол­жайте «разведение» глаз, пока не увидите три неподвижные табли­цы. Отметьте все буквы. Дышите, будьте расслаблены и погрузитесь в глубь средней картинки.

Дальнозоркость после сорока

Илл. 14

и р и г Н N Р V Г Е 2 Г В V

Р К N Р 2

Р Ъ К

Слегка «скрестите» глаза, пока не увидите четыре черных пятна. Удерживайте глаза в этом «скре­щенном» положении. Отметьте, что на средней напечатанной ко­лонке нет черных пятен. Сможете ли вы прочесть вторую и четвер­тую колонки и видеть непосредс­твенно сквозь черное пятно? Скре­щивайте глаза дальше, пока не уви­дите три черных пятна и семь коло­нок текста. Отметьте, насколько да­леко выступает вперед среднее чер­ное пятно. Сфокусируйтесь на бук­вах на стене; потом переведите фо­кус обратно.

Астигматизм. Слияние вертикального и горизонтального

Илл. 15

Слегка скрестите глаза, пока не увидите пять картинок. Удерживайте глаза в этом «скрещенном» положении. По­смотрите на вторую картинку и попытайтесь ясно увидеть все ее части. Труднее ли вам видеть в вертикальной плос­кости? По-прежнему скрещивая глаза, посмотрите на четвертую картинку и вновь попытайтесь ясно увидеть все ее части. Вам труднее видеть в горизонтальной плоскости?

Астигматизм. Наклонное искажение

Илл. 16

Астигматизм. Диагональное искажение

Илл. 17

Слегка скрестите глаза, пока не увидите три картинки. Удерживая глаза в этом скрещенном состоянии, попытайтесь ясно увидеть все элементы средней картинки сначала на верхней, потом на нижней фотографии. Что еще вы види­те на средних картинках?

Глазные недуги: пробудись и узри!

випентивное око

Илл. 18

Посмотрите поглубже на картинку. Пусть ваши чувства и эмоции вый­дут на поверхность. Пусть боль прошлого уплывет. Что еще вы чувствуете, глядя на этот фото­коллаж?

Илл. 19

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

Личность и индивидуальность

Мы рассмотрели ряд факторов, воздействующих на развитие личности. Мы обсудили думающую, чувствующую и эмоциональную стороны личности и получили представление о том, какие черты развиваются в нас под влиянием родителей. Вся эта информация понадобилась для того, чтобы попытаться понять, как наша личность связана со зрением. Мы выявили связь между «думать» и «смотреть» и усвоили, что способ­ность чувствовать и видеть может привести человека к более глубокому пониманию своего эмоционального Я. Овладев всеми этими знаниями, вы сделали первые шаги на пути к слиянию вашей личности с вашей подлинной природой, а это — важнейшая ступень к сознательному зрению. Достигнув сознательного состояния, вы можете развить в себе ощущение того, кто вы есть, — свою индивидуальность. Ваша индиви­дуальность — это результат понимания и принятия вашей изначальной природы и всего вашего жизненного опыта, включая вашу эмоцио­нальную историю. Здоровая целостная личность адекватно отражает эту индивидуальность и позволяет взаимодействовать с самим собой и с миром легко, свободно и без усилий. Тогда отношения с окружающи­ми строятся на ясной и целостной основе. А это, в свою очередь, пере­плавляется в способность видеть сознательно — с помощью собствен­ных глаз.

Однако, если в способности интегрировать свои переживания с соб­ственной индивидуальностью появляются разрывы, человек способен к бессознательным поступкам. В этом случае может оказаться, что вам трудно сосредоточиться на карьере или на отношениях с кем-либо, Длящихся больше нескольких месяцев. Вы можете просто обнаружить,

145

6-1529

Сознательное зрение

что ваша жизнь неполна, что вам не хватает настоящей дружбы или осмысленной работы.

Интересно отметить, что когда многие из нас испытывают описан­ную дисгармонию, это часто совпадает с ситуацией, которая заставляет нас заново пережить эмоции, казалось бы, погребенные в далеком прошлом. Скажем, если ваши взаимоотношения с матерью в юности были бурно-скандальными, когда вы станете взрослым, в вашем окру­жении может возникнуть человек, который будет вести себя так, как вела себя ваша мать. Эмоции, которые вы испытываете в ответ, могут быть похожи на те, которые вы так тяжело переживали в юном возрас­те. Теперь у вас появляется возможность, вновь столкнувшись с преж­ней ситуацией и этими чувствами, рассмотреть их с новых позиций.

Пациенты, выбравшие путь сознательного зрения, часто сталкива­ются с событиями такого рода, как бы всплывающими на поверхность жизни. Работа над усовершенствованием своего зрения обычно сопро­вождается открывающейся возможностью добиться ясности и в своей внутренней жизни. Это происходит потому, что, когда вы осваиваете сознательное зрение, вас окутывает более глубокое, универсальное соз­нание, которое намного мудрее и обширнее вашего собственного. Мож­но сказать, что вы получаете помощь в виде событий, которые помога­ют вам усилить осознание вашей истинной природы. В таком состо­янии единения ваше путешествие по жизни приносит вам именно те мысли и послания, которые необходимы вам для обретения ясности и свободы, которых вы заслуживаете.

Когда ваше личное сознание начинает действовать в согласии с соз­нанием универсальным, вы вступаете на уровень нового понимания. Здесь вибрации вашего существа позволяют вам войти в состояние, где вы не являетесь просто вашей индивидуальностью, или точнее — вы представляете собой нечто гораздо большее, чем то, что, по вашему мнению, является вашей индивидуальностью. Теперь вы уже не чувс­твуете себя комфортно в рамках «головной» идеи о том, кто вы есть (ваше мнение). Сара узнала эту сторону видения в пещере (глава 1); Мэтью получил такой опыт, глядя на свечу и проводя время с возлюб­ленной (глава 3); Джулиана для того, чтобы достичь этого вида зрения, использовала сильнодействующие препараты, пока жизнь не показала

146

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

ей, как можно достичь этого и без лекарств, контактных линз или очков (глава 5). Благодаря опыту с аяхьяской Марио научился, «удваивая» свой разум, наблюдать его, быть сознательным и видеть исходя из своей собственной природы (глава 6).

Все глубже понимая собственное сознание, вы обретаете способ­ность строить собственную жизнь, опираясь на мудрость, коренящуюся в вашей истиннейшей природе. Это значит, что вы соединяете вашу природу с тем, что соответствует природе универсальной, вселенской, мировой. Ваше бытие основывается на ваших личных потребностях и одновременно находится в гармонии с чаяниями Земли. Это позволяет вам делаеть выбор на основе своих истинных намерений, то есть вы в буквальном смысле становитесь «творцом собственной жизни».

Конечно, может случиться и противоположное. Когда вы действуете заодно с вашим эго или стараетесь выразить вашу индивидуальность через страх или гнев, вы — «лживый автор», «фальшивый творец», если сослаться на ту же цитату из Рохаса. В этом случае ваше творящее зрение ограничено. Вот почему учителя так часто говорят: «Если снача­ла не получилось, пробуй снова». Или: «Принимай то, что приходит к тебе, как результат некой обратной связи и не воспринимай это как нечто личное». Обратная связь с жизнью показывает вам ваше ложное видение реальности. Чаще всего ложное видение — это форма «слепо­ты», которая охватывает нас, когда мы пытаемся понять себя. При бессознательном зрении вы скорее «фальшивый творец», чем творец подлинный.

Спокойствие

С практической точки зрения сознательное созидание собственной жизни начинается со спокойствия. В предлагаемом упражнении ис­пользуются дыхательные и зрительные техники, призванные успокоить вашу душу, помочь вам расслабиться и перейти в состояние осознава-ния и наблюдения.

Сядьте в удобной позе, поставив перед собой зажженную свечу — прямо на линии взгляда. Для начала просто не напрягаясь посмотрите на свечу, при этом попытавшись сознательно воспринимать собствен­ное дыхание. Дыхание ваше состоит при этом из трех фаз: 1) вначале —

147

Сознательное зрение

вдох, когда вы открываетесь жизни, приглашая универсальное созна­ние войти в вас; 2) следующая фаза — выдох, за которым следует 3) новый вдох, завершающий этот цикл. Выполняя упражнение, делайте выдохи медленнее и свободнее, чем вдохи. Дышите так, и пусть нежела­тельные мысли и чувства покидают вас с каждым выдохом. Научив­шись пребывать без усилий в таком сознательном состоянии, начните делать паузы после каждого выдоха. С каждым разом увеличивайте протяженность паузы. Испытайте удовольствие от ощущения «пусто­ты» в этих паузах. После осознанного выполнения этого упражнения вы достигнете точки спокойствия. На смену вашим мыслям и чувствам придет внутренний покой.

Мысли и чувства

Утихомирьте свои мысли, вдыхая, выдыхая, делая паузу и вдыхая вновь. Начните использовать эти паузы как моменты осознания собственных чувств. Это может стать путем к слиянию ваших чувств и мыслей. Свеча поможет вам провести визуальную связь с этим процессом, поскольку свет стимулирует и сетчатки, и фовеи ваших глаз. Вспомните, что фове-альное зрение связано с мыслями, тогда как сетчаточное —с чувствами. Глядя на свечу, войдите в состояние простого созерцания, наблюде­ния. Пусть ваш успокоенный ум осознает все, что воспринимают ваши глаза. Позвольте выдохам нейтрализовать мыслительную деятельность разума. Вдохи помогут обогатить кислородом кровь, стимулируя в вас способность наблюдать. В паузе отпустите все на волю и разрешите себе чувствовать. Отметьте, влияет ли это спокойствие на то, как вы смотри­те и видите. Вы можете обнаружить, что наблюдаемое вами посредс­твом глаз начинает меняться. В режиме созерцания ваши сетчатки и фовеи целостно воспринимают свет; это может улучшить вашу способ­ность войти в собственные эмоции и испытать все ощущения — ощу­щения, приходящие от всех органов чувств. Эмоции, которые вы испы­тываете в этом состоянии, идут из более глубоких уровней вашего су­щества.

148

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

Присутствие

Выполняйте указанное упражнение по меньшей мере ежедневно в тече­ние шести дней в неделю. Делая так, вы начнете овладевать способ­ностью наблюдать. Вы должны смотреть и видеть целостно. Будьте — и вы научитесь различать мысли и чувства.

Войдите в состояние целостности (интеграции), где вы обретете сли­яние, то есть будете видеть совершенно целостно и ясно. Объединя­ющееся пространство на этом пути слияния выводит вас на следующий уровень бытия — к присутствию. Здесь, в состоянии присутствия, вы больше не делаете различия между тем, что есть вы и что не есть вы. Нет уверенности, что такое присутствие будет длиться больше нескольких секунд, минут или часов. Сравнивая это со зрением, быть присутствую­щим — значит испытать вспышку ясности, когда вы смотрите невоору­женными глазами, без очков. Вы не обращаете ни на что особого вни­мания, но вдруг видимый вам мир оказывается в фокусе, настолько четком, будто вы надели очки. Потом эта ясность исчезает так же быс­тро, как появилась.

Поскольку я обладаю достаточно острым зрением для того, чтобы смотреть на дальнее расстояние, лично мой опыт присутствия может быть выражен другим образом. У меня присутствие выражается в проб­леске понимания. Иными словами, мне открывается некая идея или послание: кажется, будто они — у меня в голове. Пока я нахожусь в состоянии присутствия, это понимание живет; но если я начинаю слиш­ком много думать, оно уходит.

Недостаточное присутствие объясняется особым механизмом, свя­занным с доступностью той части разума, где обитают эмоции. Когда эмоция не находит разрешения (как в тех историях, которые были описаны в предыдущих главах), разум удерживает ее как состояние «травмированности» или относит к эмоциям, не нашедшим выхода. Мой собственный опыт показывает, что когда я достигаю присутствия, я вступаю в состояние «слиянного пространства» через свои глаза. В результате такого присутствия мои «смотреть» и «видеть» сливаются. Имейте в виду, что это пространство таит в себе бесконечные глубины, безграничное ощущение бытия. Я все дальше погружаюсь в простран­ство, которое одновременно — видимое и невидимое. Затем те эмоции,

149

Сознательное зрение

которые мне нужно испытать, являются мне. Это напоминает мне о том, что я связан с миром. Чем глубже я позволяю себе чувствовать и любить (точнее —быть любовью как таковой), тем больше я осознаю страх близости.

Происходит вот что: ваши жизненные обстоятельства, ваши муки и страдания, состояние ваших глаз — все это вносит свой вклад в тот сложный новый способ, которым вы теперь должны взглянуть на свое прошлое. Присутствовать — это способ перестроить ваши «смотреть» и «видеть» в их целостности. Потом вам откроется в вашем прошлом то, что необходимо завершить, усовершенствовать.

Присутствие открывает для вас пространство, в котором вы можете понять, какие «маневры» вы должны совершить внутри себя и как достичь нового взгляда на ту или иную ситуацию из прошлого. При этом вы управляете тем, что видите в настоящий момент, благодаря «пребыванию в сознательном состоянии». Когда вы присутствуете, вы обладаете точным восприятием и сознательно видите решение, которое не является простой реакцией, корни которой — в вашей давней трав­ме. Это не значит, что чувства из прошлого ушли или что вы от них совсем избавились. Напротив: вы изменили свое восприятие, научив­шись присутствовать — со своими мыслями, чувствами и состоянием целостности.

История Франсины касается именно таких переживаний. Вот как она описывает прорыв, который совершила:

«Я выросла в небольшом чилийском городке. Мой отец эмигрировал из Германии и женился на моей будущей матери, родившейся в Англии. Он был очень преуспевающим предпринимателем. Он построил великолеп­ный дом. Когда мне было десять лет, это был мой замок. У меня была гувернантка, проводившая со мной время, пока отец работал. Центром жизни моих родителей был их успешный бизнес и огромный дом. Я обожа­ла отца. Среди детей я была самой младшей. Он был королем замка, и он всегда был готов обо мне позаботиться. Таково было мое восприятие. Вот такими я видела мужчин.

У меня всегда было хорошее зрение. Левый глаз доминировал. Я помню, как в детстве ощущала прикосновение иных миров. Я играла в разные требо-

150

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

вавшие воображения игры, и у меня случались яркие видения. Воображе­ние уносило меня за стены моего дома-замка, и я играла с выдуманными персонажами, которые становились для меня самыми близкими друзьями. Мне нравилось уходить в истории, которые я читала.

Я вспоминаю те вечера, когда отец общался со мной. Он был человеком страстным, и он меня любил. Он умел слушать и рассказывать. В моих фантазиях я была его королевой. Но при этом он был человеком строгим. Он знал, чего хочет добиться от своих детей. Я вынуждена была развивать в себе сильный характер и логический ум.

Мой мир изменился, когда мне исполнилось одиннадцать. Бизнес отца захирел, и сам он заболел. Мать защищала меня от жестокой реальности. В нашем «замке» все было как раньше. Казалось, все идет отлично. Удержи­вание этого образа было главной заботой матери, и внешне все оставалось без изменений. Сначала я верила, что ничего не меняется. Но вскоре я почувствовала, что не могу игнорировать чувства и глубокие эмоции. Я ощу­тила страдания отца. Это было присутствие другой энергии. Я могла бы почувствовать это пространство, заглянуть в него. Присутствие моего отца таяло. Я двигалась вглубь. Я решила как можно дольше оставаться в своей комнате и создать внутри себя новый воображаемый мир. К счастью, зрение мое осталось ясным.

Через несколько лет отец умер, и нам с матерью пришлось покинуть замок. Он был продан. Престиж исчез. «Король» больше не заботился обо мне. Когда я подросла, я уехала в город и начала работать. Так началось мое путешествие к тому, чтобы стать самой собой. Я вышла замуж за человека, который, как мне казалось, будет заботиться обо мне так же, как это делал отец. Я ошибалась.

Примерно в это время я начала понимать, что правый глаз у меня заблоки­рован и мой взгляд на мир определяется левым глазом. Я узнала, что правый глаз связан с отцовской стороной и потому мне нужно исследовать эту часть своей природы. Во имя собственного развития мне необходимо было от­крыть в себе силу своего отца. Эта сила могла бы проявиться в способности вычертить схему собственного прошлого. Тогда я больше не отдала бы свою

151

Сознательное зрение

с илу мужчине (речь идет о моем муже). Однако прошли годы, полные стра­даний, гнева и боли, прежде чем я это поняла.

Мерез сорок пять лет я развелась с мужем и уехала в Грецию, где поселилась в милом маленьком коттедже на небольшом холме. Когда мне перевалило З а восемьдесят, я обрела покой. Я могу сидеть на балконе, глядя на пестрые цветы. Думаю о прошлом. Мое пристрастие к сигаретам и снотворным и мой подозрительный муж-алкоголик теперь далеко. Я могу смотреть обоими разами и одинаково присутствовать в зрении левым и правым глазом. Теперь у меня макулярная дегенерация. Нарушение работы желтого пятна в левом глазу отражает ошибки моего прошлого. Я ежедневно закрываю повязкой правый глаз, чтобы испытать потаенные эмоции. Я все дальше и дальше скрываюсь от своей семьи. Я обнаруживаю, что не хочу, чтобы мне запоминали о прошлом.

кинули годы — и вот я позволяю своим детям быть ближе ко мне, чем когда-либо прежде. Я сталкиваюсь со страданием. В эти последние годы своей жизни я вхожу в мир сознательного зрения. Моя предыдущая жизнь остается позади. Теперь я могу видеть более целостно. Я люблю себя. Чувс-т зую полный покой, когда вижу свои цветы. Я вспоминаю дни своего детства, ^гры-фантазии, беготню по цветам вокруг замка. Сегодня моя жизнь и есть щой замок. Мое внутреннее желание, мужская сторона моего существа, в едет меня в будущее. Однажды я увижу отца. Пока же я вновь обрела дом — внутри себя самой».

Глоза усиливают мысли и чувства

3 рамках своей модели я называю «хорошую» эмоцию «эмоциональ­ностью», имея в виду, что она представляет собой энергетически более СПО 1<ойную разновидность эмоции. Эта эмоциональность возникает на 5 ее глубоком уровне разума, известном как основание бытия: это мес то, где, как считается, выходит на первый план ваша подлинная П рИ рода. Именно здесь наша вивентивная натура имеет преимущество пер^Д хрупкими, органиченными областями травмированного состоя­ния, Основание бытия — место, куда вы попадаете после того, как избзвитесь от тог °) кто, как вам кажется, вы есть. Вы просто существу­ете дабюдая за существованием сознания, а потом осознаете, что може-

152

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

те вступить в сознательное состояние. Наконец, в спокойном сосТ°янии вы понимаете, что обрели осознание. Вы осознаете, что это — ос ° ое

состояние бытия и что вы вошли в него. Это сознательное бытие временно позволяет и видеть сознательно.

Забравшись так далеко, оставайтесь присутствующим, зан**1Лаясь упражнениями со свечой. Продолжайте наблюдать. Попытайте1 '1 ' ос ~ таться сознательным. Пусть ваше сознательное зрение не покидав вас Продолжайте правильно дышать, все дальше проникая в область #аше го внутреннего пространства, глубже и глубже в основание бытиЯ- ^ТЪ сильнее становятся ваше действительное Я, ваша вивентивная пр^Рода> помогите им выйти на поверхность. Если вы это сделаете, вы ош/11 ™' как глубокая радость, любовь и счастье наполнят ваше присуТ^тв Это —разновидность умения различать.

Оставайтесь в состоянии присутствия. Что вы видите из этого точия спокойствия? Проникая во все более глубокие различия, в*1 * нач "

нете осознавать другое пространство. Здесь вы можете увидеть, Ч^° все реальности существуют одновременно. Впервые вы могли замети?*' ' глядя на илл. 6. Ваше внимание приковано к пламени свечи, на ко^°^ое вы смотрите. Но одновременно вы можете воспринимать другую ^еаль " ность —то, что происходит в окружающем свечу пространстве. Г1? кая дальше, вы можете испытывать эти переживания одновреМ6 Это способность видеть и позволять одновременно существовав им сторонам восприятия — очень важное наблюдение, которое Г*Р дится вам при движении к сознательному зрению.

В начале этой главы вам пришлось практиковаться в дыха** наблюдении пламени свечи, позволяя своим глазам воспринима-Г*3 ^ одновременно фовеально и периферически. Во время моментов СП0 " койствия — пауз между выдохом и вдохом — вы исследовали сЯ** ваших «смотреть» и «видеть» с видящими и чувствующими состав Щими вашего разума. Подобным же образом можно начать осоз**аваТЬ Два типа реальности, одновременно существующих в вашей у&Р Именно это и произошло с Франсиной.

Она жила, казалось, счастливой жизнью — по социальным къ&° е мир казался упорядоченным и приносящим удовлетворение. 0 х °тела признаться ни себе, ни кому бы то ни было в том, что на а

153

Сознательное зрение

деле она была замужем за распутником, едва тянула на себе троих детей и с трудом сводила концы с концами. Недостаточная целостность жиз­ни Франсины отразилась в ее пристрастии к сигаретам и снотворным, в ее недовольстве своим слишком тучным телом и в ее желании, чтобы муж обращался с ней более уважительно. Втайне она понимала, что ее жизнь должна быть более осмысленной, и в конце концов начала делать шаги, чтобы этот смысл найти.

Упражняясь в визуальном наблюдении и различении, а также пере­став подавлять ту сторону своей натуры, которая ассоциировалась с правым глазом, Франсина обрела способность увидеть те эпизоды сво­его прошлого, от которых столько лет отворачивалась. Научившись оставаться в состоянии присутствия, находя контакт и со своими мыс­лями, и со своими чувствами, она позволила себе осознать более глубо­кие составляющие жизненной реальности.

Франсина продолжает свой рассказ:

«Как молодая мать я чувствовала, что для меня самое главное — заботиться о детях. Моя материальная сторона говорила мне, что, когда дети подрастут, придет время, когда я смогу позаботиться о собственной жизни. Моя ложная, доминирующая мужская составляющая обычно приводила к тому, что я слишком бурно реагировала на реальность через правый глаз. Я была властной. Я правила с помощью гнева. Где-то внутри себя я верила, что заживу по-настоящему, уйдя на покой.

Недостаточная интегрированность моей мужской и женской сторон прояви­лись в том, как я подавляла свои истинные потребности, исходящие от моей вивентивной натуры. Я была заботливой матерью и доброй женой, нсмотря на то, что мой муж был как безответственный подросток. Но было время, когда я не могла видеть это сознательно. Такое отторжение напоминало мне время, когда мир фантазий в моем детстве отделял меня от реальности того, что происходило в жизни отца. И вот много лет спустя я по-прежнему не соединяла сознательно две составляющие себя самой. Взгляду на мою взрослую жизнь не хватало той же целостности, которой недоставало моему детскому взгляду. Я уверяла себя, что я — счастливая жена и мать, как в детстве, когда я видела отца преуспевающим человеком, защищавшим ме-

154

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

ня в нашем замке. Я жаждала возвращения своего «короля». Я нуждалась в том, чтобы обо мне заботились.

Теперь все переменилось. Я одна. Сама себе и король, и королева. У меня — своя мечта. Соединяю реальность «того, что есть» с тем, какими я хочу, чтобы были вещи. С ощущением комфорта я вхожу в свою вивентивную природу. Смотрю в лицо эмоциям и переживаниям, которые я раньше от­талкивала. Это — работа по обретению целостности. Я способна быть в обеих реальностях — в реальностях «думать» и «чувствовать», «смотреть» и «видеть». Мне удается осознавать все составляющие моего Я».

Ступени к видению

Далее приводятся стадии, которые Франсина и многие из моих пациен­тов постепенно проходили на пути к тому, чтобы видеть сознательно:

1. Спокойствие. Ищите возможность каждый день хотя бы ненадол-

го остановиться и утихомирить свой ум. Бросьте себе вызов, посмотрите, насколько часто в течение дня вам удастся остано­виться и сделать глубокий вдох-выдох. Находите тихие минутки, останавливаясь в машине перед светофором, сидя в автобусе, отправляясь в ванную, стоя на пороге дома или даже заводя машину: все это — подходящие моменты для того, чтобы про­никнуть в свое пространство спокойствия, напомнив себе о том, что это необходимо сделать.

2. Наблюдение. Осознавайте, что вы делаете, впадая в реактивное

состояние. Оно приходит, когда вы ведете себя по рефлексивно-эмоциональной модели, крича в гневе или же чувствуя себя очень приниженным, ощущая депрессию или одиночество. Посмотри­те на себя со стороны. Посмейтесь над собой. Если вы с кем-то еще, скажите: «Я замечаю, что впадаю в реактивное состояние. Я не хотел бы так себя вести». Осознайте, что может стать заменой вашей реактивности. Сделайте выбор в пользу отзывчивости, оборвав свою реакцию и на минутку успокоившись. Дышите глубже. Проделайте следующее: возьмите на себя ответствен­ность за то, что вы чувствуете в данный момент, сказав себе: «Вот что я сейчас чувствую:_____________________________

155

Сознательное зрение

(Заполните пропуск первым искренним чувством, которое вы сможете в себе распознать.)

3. Присутствие. Научившись точно идентифицировать свои чувства

и по-настоящему испытывать их, вы начнете присутствовать и можете поддерживать себя в этом состоянии. Углубите опыт, в который увлекают вас ваши чувства. Это откроет ваше сознатель­ное внимание. Через присутствие вы можете углубить осознание собственной природы.

4. Различение. Это —процесс, связанный с интеграцией «смотреть»

и «видеть». Вы способны более точно фокусироваться на реаль­ности, поняв, кто вы есть, и отделив себя от того, кем вы не являетесь. Находясь в процессе обретения присутствия, вы углуб­ляете свою способность наблюдать. Когда вы в спокойном состо­янии, пространство расширяется. Вам удается выйти за пределы своей личности и сделать шаг к основанию бытия, в ваше подлин­ное Я. Вы высказываете себя ответственно, принимая на себя эту ответственность за то, кем вы являетесь, и понимая, что то, что вы есть, и то, что лежит за пределами вас, — это не одно и то же. Свою жертвенную индивидуальность вы оставляете позади, больше не испытывая этого искажения, этой травмированности. Цель умения различать — быть осознающим и присут­ствующим.

5. Действие. Теперь вы проникли в вивентивную составляющую своей природы и созерцаете ее. Вы можете осознавать присут­ствие чего-то еще помимо вашего Я, то есть вас может вести цель, лежащая в общем-то за пределами мотиваций вроде вашей трав­мированности или вашего недостаточного осознания этой трав­мированности. Сознание охватывает вас, как поток теплого воз­духа.

Сознательное зрение — это знание своего места в пространстве. Вы можете различать, когда вы смотрите, а когда —видите. В этом состо­янии вы почти не думаете. Иными словами, здесь ваши мысли и ваше бытие нераздельны. Добиться того, чтобы все это получалось рефлек-

156

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

торно, можно лишь путем практики. Далее я еще расскажу о тех ступе­нях, пройдя которые вы сможете этого достигнуть.

Практика видения

Возьмите кусок цветной веревки длиной метра три. Наклейте свое большое фото (размера А4) на кусок плотного картона. Ножом или ножницами прорежьте в фотографии небольшое круглое отверстие — на переносице, на полпути между бровями и кончиком носа. Пропусти­те веревку в дырочку и завяжите с обратной стороны узелок, который послужит якорем и не даст веревке вырваться. Можете даже воспользо­ваться клеем или залепить заднюю сторону картонки лентой, чтобы узелок уж точно никуда не делся.

Прочно закрепите картонку на стене или на другой столь же надеж­ной поверхности. Туго натяните веревку, прижимая ее свободный ко­нец указательным пальцем к точке на переносице, на полпути между бровями и кончиком носа. Посмотрите вдоль натянутой веревки на другой ее конец. Сфокусируйтесь на изображении собственного носа. Поупражняйтесь так в очках и без очков. Меняйте расстояние до фото­графии, укорачивая веревку.

Глядя на фотографию, что на том конце веревки, пройдите все шаги, описанные выше, обретая ощущение спокойствия, созерцания, присут­ствия и различения. Когда ваше зрение станет совершенно целостным, когда вы будете в равной мере использовать оба глаза, вы увидите две веревки, как если бы они выходили из каждого вашего глаза. По форме это будет напоминать перевернутое V.

Продолжайте пребывать в состоянии присутствия. Видны ли обе веревки все время на одном и том же уровне? Пропадают ли из вида какие-то их части? Если это так, отметьте, какая часть веревки исчезает. Это укажет вам на то, какая составляющая вашего внутреннего прост­ранства подавлена. Чтобы идентифицировать местоположение подав­ленной зоны, вообразите себе членов вашей семьи, одного за другим. Обратите внимание на то, исчезают ли из вида одна веревка или обе. Если вы можете видеть лишь одну из веревок, восприятие одним из глаз у вас серьезно подавлено. В этом случае вам будет полезно заслонять Другой, доминирующий глаз, чтобы заставить другой глаз пробудиться. Если вас терзают какие-нибудь сомнения насчет этих заслонений, не

157

Сознательное зрение

сочтите за труд проконсультироваться у своего окулиста, чтобы полу­чить профессионалньый совет перед тем, как начать упражнения по заслонению. Также обратитесь к главам 8 и 9, в которых более подробно описано, как развивать в себе восприятие каждым глазом.

Затем отметьте, что когда вы смотрите на точку между своим лицом и фотографией, V превращается в X. Точка, на которую вы смотрите, становится точкой, где пересекаются палочки этого X. Постепенно пе­ремещайте центр фокуса вдоль струны, от фотографии —■ к себе, и посмотрите, как перекрестье X приближается к вам. Такая практика называется скрещением глаз. Это не вредно. С вашими глазами ничего не случится. Наоборот, это упражнение поможет вам прийти к созна­тельному пути, когда вы будете больше присутствовать в своем Я, в своих чувствах и в том, что вы воспринимаете.

Помните, что цель упражнений по скрещению глаз — добиться то­го, чтобы видеть строгий X, в котором никакие части веревки не исче­зают из вида. Когда вы научитесь надолго удерживать в поле зрения такой X, вы сможете воспринимать все области своего личного прост­ранства. Это поможет вам вглядеться в вивентивную составляющую собственной натуры.

Интегрированная зрительная терапия

Зрительная терапия — хорошо развитая область оптометрии. Ис­пользование терапевтических упражнений для лечения нарушений зре­ния практикуется в Англии, где оно называется «ортоптикой». В этой стране детям, страдающим косоглазием, в процессе лечения показыва­ют картинки, «сквозь» которые они должны смотреть. Прибор, называ­емый синоптофором, позволяет помещать картинку перед каждым гла­зом. Одновременно с этим мозг побуждают начать осознавать образы, получаемые от обоих глаз. Во многих случаях пациент может научиться соединять эти образы в один и без помощи синоптофора. Используя эту методику в качестве отправной точки, группа американских окулис­тов-энтузиастов разработала ряд «нетерапевтических» методик лечения пациентов, страдавших неспособностью интегрировать образы, полу­чаемые от правого и от левого глаза. В настоящее время эти практики успешно используются по всему миру специалистами по нетрадицион­ному лечению, занимающимися проблемами зрения.

158

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

В одной из моих предыдущих книг — «Сила по ту сторону ваших глаз» — я ввел понятие интегрированная зрительная терапия. При этом я использовал известные зрительные принципы, чтобы глубже исследовать эмоциональные и духовные аспекты проблемы зрения. В своей практике окулиста мне доводилось сталкиваться с тем, как у пациента, который учится видеть, появляются изменения, затрагиваю­щие его личность в целом. Это позволило мне заключить, что интегри­рованная зрительная терапия — быстрый путь, позволяющий открыть прямую дорогу к Я и к более сознательному бытию.

Те упражнения, с которыми я уже познакомил вас, а также те, с которыми вы встретитесь дальше, я разработал для того, чтобы вовлечь вас в последовательное движение по пути к углублению вашего ощуще­ния собственного Я и пониманию собственного сознания.

Упражнения с веревкой: расширение

Вернитесь к описанным выше упражнениям с веревкой, только на этот раз возьмите кусок прозрачной клейкой ленты, чтобы прикрепить один конец веревки к чистому оконному стеклу. Через это окно должен открываться хороший вид как вширь, так и вдаль. Сядьте или встаньте так, чтобы вам было удобно, и прижмите к носу свободный конец веревки, как вы делали раньше. Теперь придвиньтесь к окну достаточно близко, чтобы без очков видеть то, что за ним —двор, городской гори­зонт, природный ландшафт, — что бы там, за окном, ни было.

Вначале посмотрите на клейкую ленту на окне. Вы видите, как «две» веревки образуют букву V. При этом эти «две» веревки должны быть на одном уровне по горизонтали. Если это не так, наклоните голову влево или вправо, пока не найдете положение равновесия, при котором «ве­ревки» кажутся проходящими на одной высоте.

Теперь пусть фокус вашего зрения движется к концу веревки, за окно — к тому миру, который находится по другую сторону стекла. Почувствуйте, как ваши глаза вырываются на простор. В визуальной науке это называется расхождением, дивергенцией; я же называю это «разведением». Это —противоположность схождения (конвергенции), которая представляет собой что-то вроде «скрещения глаз». Конверген­ция — важное умение, когда вы читаете книгу и ваши глаза как бы скошены внутрь, в точку фокуса, находящуюся близко от вас. Дивер-

159

Сознательное зрение

генция же помогает вам лучше фокусироваться на отдаленных объек­тах.

Когда ваши глаза разойдутся, вы начнете видеть, что веревки больше не встречаются на окне. Заметьте: теперь они отстоят друг от друга дальше там, где они ближе к вашим глазам, и находятся ближе всего друг к другу там, где они сильнее всего от ваших глаз удалены. Обратите внимание на небольшое расстояние, разделяющее веревки в окне. Чем дальше расходятся глаза, тем дальше разводятся в стороны веревки на расстоянии —но тут есть предел, так что не прикладывайте чрезмерных усилий. Дышите правильно, расслабьтесь и посмотрите, можете ли вы увидеть, как веревки становятся параллельными. Если ваши глаза чувс­твуют напряжение или усталость при выполнении этого упражнения, закройте их ладонями и передохните.

Затем, чтобы помочь глазам расслабиться, посмотрите на веревку между окном и вашим носом, слегка скрещивая глаза. Не забывайте делать побольше перерывов для отдыха. Отметьте: когда вы сдвигаете точку фокуса к носу, веревки пересекаются наподобие буквы X, и пере­крестье этого икса становится при таком движении все ближе к вам.

Когда вы научитесь выполнять все фазы описанного упражнения и чувствовать расслабленность и воодушевление, вы достигнете началь­ного уровня мастерства. Теперь добавьте к этому еще одну ступень, чтобы добиться гибкости и большей силы мышц, двигающих ваши глаза. Вдыхая, разводите глаза и вновь смотрите в окно. Во время выдо­ха скрещивайте глаза, пока не найдете ту самую точку, на которую смотрели до этого, и не увидите букву X. Повторяйте такие движения туда-обратно в течение десяти вдохов-выдохов и затем отдохните, за­крыв глаза ладонями.

Сведение-разведение глаз и сознание

Эти упражнения по сведению-разведению глаз — важнейший шаг на пути к открытию внутри себя пространства для сознания: это созна­ние должно проявить себя в вас. Умение видеть пространство, окружа­ющее веревку, и то, что за окном, не отводя взгляда от одной точки,

160

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

открывает вас осознанию пространства. Когда к концу упражнения вы станете активнее скрещивать и разводить глаза, восприятие пространс­тва вокруг вас может оказаться расстроенным, перед вами могут дво­иться предметы.

Сложность этой практики — не вмешиваться, когда на периферии зрения возникнет какая-то бурная деятельность или даже визуальный хаос. Можете ли вы поддерживать фокус (то есть ваше присутствие как наблюдателя), когда ваше зрение блуждает или готово отвлечься? Эта практика повторяет те проблемы, связанные с сознательным зрением, с которыми многим из нас приходится сталкиваться в своей повседнев­ной жизни. Начав делать эти упражнения, вы можете обнаружить, что чувствуете небольшое головокружение или потерю ориентации. При выполнении упражнения с веревкой быстро выходят на поверхность скрытые чувства и эмоции. Ваша цель —испытать это, не пренебрегать этим опытом. Когда вы почувствуете, что готовы прекратить, сначала спросите себя, что это — ваше сопротивление процессу расширения сознания или же вашим глазам действительно необходим перерыв? Не пожалейте времени для того, чтобы написать несколько строчек о своих открытиях, рассматривая их в двух аспектах: во-первых, как вы воспри­нимаете происходящее? А во-вторых — что происходит внутри вас?

Чем больше вы будете сохранять свое присутствие в этом «смотреть» и «видеть» и в сведении-разведении глаз, тем более гибким будет стано­виться ваше зрение. В учении о сознании это называют мобильностью (подвижностью). Задача подобных упражнений — придать больше гибкости вашему внутреннему основанию бытия. Мобильность позво­ляет вам уйти из-под влияния ограничений, коренящихся в вашем прошлом. Чем дальше вы будете уходить от этих ограничений, тем чаще вы будете замечать, что полны сознательности. Потом вы сумеете видеть с позиций сознания. Это упражнение поможет вам достичь ин­теграции ваших мыслей и чувствующей составляющей индивидуаль­ности вашей души. Для многих моих пациентов (и, возможно, для вас) способность быть мобильным — это шаг за пределы всего, что вы умели прежде.

161

Сознательное зрение Упражнения со свечой: расширение

Вернемся к упражнению, когда вы учились смотреть на пламя свечи и видеть все, что его окружает. Теперь я прошу вас направить внимание на пламя как таковое. Пока вы будете продолжать фокусироваться непосредственно на свече, вы будете видеть только пламя. Теперь загля­ните за него. Посмотрите, что случится. Перед вами вдруг появилось не одно пламя, а два, не правда ли? У большинства так и происходит.

Теперь перенесите фокус на свечу. На сей раз представьте, что между вашим носом и свечой натянута веревка, совсем как в предыдущем упражнении. Представьте себе, что вы можете увидеть, как веревка образует на свече букву V. Попробуйте скрестить глаза. Фокусируйтесь на точке веревки, лежащей ближе к вашему носу, пока вы не начнете видеть два пламени. Перенося точку фокуса все ближе, вы увидите, как одно пламя сдвигается влево, а другое —вправо. Отметьте, движутся ли они с одной и той же скоростью. Если вам кажется, что одно пламя движется медленнее или исчезает, это может указывать на то, что один ваш глаз не участвует в процессе или подавлен. Если это так, моргайте и правильно дышите до тех пор, пока не увидите, как оба пламени с равной скоростью разъезжаются в стороны.

Скрещение глаз —это способ достичь большей концентрации (или большей сфокусированности) внутри себя самого. Помните, что одна из ваших целей в ходе обретения сознательного зрения — это достиже­ние баланса между обоими глазами. Чем больше они работают как единая команда, тем выше вероятность того, что вы достигнете состоя­ния глубинного единения с самим собой и со своей вселенной. Вы можете прийти к этому, делая упражнение со свечой и с веревкой.

Увеличение глубины зрения

Посмотрите на илл. 8. Поупражняйтесь в сдвиге взгляда от тех эле­ментов картинки, которые находятся на переднем плане, к тем, которые расположены на заднем. Обращайте внимание на различные детали фотографии —на одну деталь за другой. Соедините фовеальное и пери­ферическое зрение, чтобы вы смогли, глядя на одну часть фото, по-прежнему замечать все остальные его элементы. Если в ваше упражне­ние прокрадываются мысли, понаблюдайте, как именно вы теряете

162

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

спокойствие и умение различать. Узнайте, какого уровня покоя вы можете достичь, когда одновременно утихомирите свой взор и себя самого. Когда вы будете делать это упражнение после практики со све­чой и веревкой, оно увеличит вашу способность общаться с теми ком­понентами вашего внутреннего мира, которые удерживают вас от того, чтобы видеть глазами на сознательной основе.

Цель этих упражнений — полностью воплотить приобретаемый опыт и поближе познакомить ваши глаза с теми действиями, причиной которых они являются, — с тем чтобы при повседневном, рутинном использовании глаз вы применяли их примерно так же, как делали это при упражнениях со свечой, веревкой и фотографией. Иными словами, вы будете способны лучше поддерживать в себе чувство пространства, сосредоточиваясь на том, какие ваши потребности должны быть удов­летворены.

Пути к тому, чтобы быть сознательным

Посмотрите на илл. 9. Поместите страницу перед собой на рассто­янии вытянутой руки. Позвольте себе расслабиться, точно так же как вы делали, глядя через окно в предыдущих упражнениях. Сосредоточь­те взгляд на какой-нибудь удаленной точке, расположенной за страни­цей. Обратите внимание, что, когда вы это делаете, вам начинает казать­ся, что перед вами три или четыре картинки. Расслабьтесь, правильно дышите и измените взгляд так, чтобы удерживать в поле зрения три отдельные фотографии. Вы будете смотреть вдаль, разводить глаза и видеть три картинки. Поскольку это способ зрения высокого уровня, довольно трудный для освоения, проявите, пожалуйста, терпение по отношению к самому себе, если окажется, что вы не можете видеть таким манером или удерживать такую картину в поле зрения в течение длительного времени. Вам может оказаться полезным пролистать эту книгу дальше и прочесть главу, посвященную вашей личной особеннос­ти зрения, будь то близорукость, дальнозоркость или астигматизм. Из­ложенное в этих главах поможет вам приобрести навыки, необходимые Для освоения этого упражнения.

Теперь обратитесь к илл. 10 и, сведя глаза, вновь понаблюдайте три картинки. Отличается ли средняя картинка по размеру от той, что вы

163

Сознательное зрение

видели в «обычном режиме»? Обратите внимание, возникает ли у вас ощущение глубины (трехмерности) относительно средней картинки. Некоторое время поблуждайте взглядом вокруг центральной картинки, вслушиваясь в то, что происходит внутри ваших глаз, тела и самого вашего существа. Ясно ли вы видите буквы на таблице?

При выполнении этого упражнения ответьте на следующие вопросы:

♦ Можете ли вы оставаться присутствующим «здесь и сейчас», даже когда меняется ваше восприятие картинки?

♦ Что предстает вашему вниманию, когда вы смотрите на третье фото?

♦ Оставаясь в этом слиянном, целостном состоянии видения и бы­тия, представьте себе ваших родителей: отца, потом мать. Меня­ется ли ваше восприятие?

♦ Подумайте о каких-нибудь изменениях, которые вы хотели бы внести в свою жизнь, таких, как смена места работы, профессии, партнера, места жительства. Видите ли вы теперь по-другому находящуюся перед вами картинку?

Вернитесь к тем главным открытиям, которые вы сделали относитель­но своих эмоций, своей семьи или своей индивидуальности при чтении предыдущих глав этой книги. Обдумайте каждое из них. Можете ли вы при этом удерживать в поле зрения три картинки? Перейдите от скре­щения глаз к их разведению и еще раз оцените свой отклик.

Оглядываясь назад, двигаясь вперед

В этой главе вы учились позволять вашей личности занять второе место в жизни — после вашего истинного Я. Так вы начали понимать собс­твенное сознание, отражающееся в самой сути вашего существа. В иде­альном случае вам следует сделать эти практики частью своей повсед­невной жизни: пусть они станут обыденным ритуалом, подобно душу или приему пищи. Избавьтесь от ложного представления, будто вы лечите или восстанавливаете свои глаза. Думайте лучше, что вы воспи­тываете в себе умение быть сознающим и видящим.

164

Быть сознательным: соединение мыслей и чувств

Цель, к которой вы стремитесь, делая эти упражнения, проста. После достаточной практики ваше зрение станет уверенным — вне зависи­мости от того, на что вы глядите. Вместо того чтобы позволять внеш­ним обстоятельствам диктовать вам, что видеть, вы овладеете своим личным сознанием, доведя до максимсума ту ясность восприятия, кото­рую могут обеспечить ваши глаза.

8

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

Рациональное мышление

Особенности вашего зрения — своеобразная метафора вашей личнос­ти. Линзы, прописываемые вам при близорукости, отражают тот тип внешнего поведения, который вам преимущественно присущ. Я опро­сил десятки тысяч пациентов, страдавших близорукостью, и смог соста­вить каталог типов личности и заложенных в них моделей поведения: это может дать вам ключ к более глубокому пониманию себя, помогая вам узнать, кто вы — если снять завесу иллюзорных впечатлений и убеждений, свойственных вашему нынешнему зрению.

В этой главе вы познакомитесь с историей Натали и сможете проана­лизировать собственную близорукость, если она у вас есть. Вы углубите свой опыт, касающийся того, как способствуют формированию вашей личности и поведения генетические предпосылки, ваши переживания, а также ношение сильных контактных линз или очков. Затем, углубля­ясь в свои чувства и эмоции, вы сможете понять, как избавиться от страхов, засевших в вас с детства или идущих даже из еще более ранней поры вашей жизни. Кгда страхи рассеются, в вас сможет начать разви­ваться сознательное зрение.

Рациональное мышление — полезная вещь, и в современном мире оно всячески поощряется. Будучи человеком логическим, вы сводите чувства к минимуму, сохраняете концентрацию, доводите до конца свою работу и получаете вознаграждение. Платой здесь служит обычно продвижение по службе или какие-то материальные блага.

Интересно заметить, что близорукость — это наиболее распростра­ненное нарушение в работе глаз. Лечат этот дефект как с помощью корректирующих линз, так и хирургически. Почти половина жителей

167

Сознательное зрение

Северной Америки близоруки. В Европе статистика дает сходные циф­ры. Клиническая практика показывает значительную корреляцию меж­ду близорукостью и аналитической и интеллектуальной деятельностью. Эта корреляция не должна удивлять, поскольку наша цивилизация по крайней мере в течение последних восьмисот лет неуклонно двигалась к близорукому образу и способу жизни, при котором мы строим свое восприятие на основе интеллектуальных и аналитических моделей.

В свете этих культурных предпосылок нам нет нужды ходить далеко в поисках объяснения своей близорукости, выходящего за рамки обыч­ных «у меня слишком вытянутое глазное яблоко» или «я это унаследо­вал от родителей». Близорукий способ восприятия направлен внутрь (и причина его — внутри); он предполагает излишнее сосредоточение на содержании собственной жизни, связанном с Я. Близорукость — это основанный на страхе, ориентированный на выживание способ зрения, поддерживающий логические и линейные стратегии, существующие внутри личности. Окулисты, занимающиеся зрительной терапией, час­то замечают у пациентов близорукое поведение, прежде чем оно отра­зится на состоянии глаза как такового.

Так, близорукие люди наклоняются вперед, чтобы увидеть что-то. Они — ненасытные читатели, и они склонны к тому, чтобы держать книгу очень близко к глазам. Им свойственно характерное нахмуренное выражение лица, сдвинутые брови, — зримый знак борьбы их индиви­дуальности с чем-то или кем-то вне их Я. Близорукие люди предпочита­ют оставаться внутри, не выходить за дверь. Их поведение может вне­запно стать из экстравертного интровертным. Это — обычное явление между одиннадцатью и пятнадцатью годами, в период созревания.

Келлум пишет:

«Миопия — поведение сознания, сдерживаемое ограничениями. Тут доми­нирует мышление человека. Чувства защищены. Мозг правит, посылая ин­струкции, основанные на боязни. Человек развивает в себе боязливое и защищенное зрение. Тут доминирует ориентация на выживание, и потому такие люди теряют часть своей интегративной способности. Все это идет от разума и записывается на страницы и «жесткий диск» мозга. Мышцам и нервам, контролирующим глаза, отдаются приказы: защищайте; будьте ос­торожны. Новое сознание впечатывается в поведение человека».

168

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

Келлум предположил, что процесс сверхфовеализации (при кото­ром восприятие стР0ИТся вокруг интеллекта и не управляетс / тва . ми или интуицией) „ачался в хш веке Это (<смо ^нт>> зарод 1ось в глубине веков, выбрав момент, когда цивилизации начали становиться менее аграрными, больше концентрируясь на механизации и интеллек­туальном поиске. К XIX веку и сами окулисты смотрели на мир так же «миопически» (близоруко). р

Келлум пишет, что этот логический взгляд на мир привел к тому что врачи сосредоточились на физическом и более прагматическом подходе к лечению глаз. Цель была проста: найти физическое объяснение глаз­ному заболеванию и вылечить симптомы. Близорукость объяснялась тем, что глазное яблоко слишком вытянуто, или же тем, что у него 0 бъГн°ениеОЛЬШаЯ ПРеЛ °МЛЯЮЩая способность. Чрезвычайно логичное

_ Вот почему рациональное мышление становится полезной стратеги­ей для тех, кто страдает близорукостью и другими преломительными отклонениями. Эти нарушения углубляют мыслительный процесс, и это, как подчеркивает Кеялум, защищает чувства. Сложность, связан­ная с применением этой стратегии, состоит в том, что механизм оборо­ны мешает человеку проникнуть в свою вивентивную природу. Близо­рукость - хороший способ смотреть на мир и количественно оцени­вать его, но такой взгляд оставляет сознание в темной таинственной

пещере,

К счастью, сознание подобно зрению: это вещь живая, динамичная, только и ожидающая момента, когда можно будет проявить себя Я верю, что мы пришли в этот мир для того, чтобы развиваться, будучи сознательными и видя свою истину. Близорукость - лишь времен™. интерлюдия в беспредельной пространственно-временной схеме, в ко­торой протекает наша жизнь. Став сознательным, вы можете в любой момент перейти к дальнозоркой модели бытия. Брюс Липтон, чьи идеи мы рассмотрели в главе* предложил гипотезу: измените восприятие, и вы сможете модифИ цИровать ващу днк Изменение «близорукого» мышления открывает вас дальнозоркому восприятию. Противоядие против близорукого зренИЯ и поведения состоит, следовательно, в том

169

Сознательное зрение

чтобы перефокусироваться и распространиться вовне, проникнув при этом в свое подлинное Я.

История Натали позволит вам глубже понять механизмы и природу близорукости и то, как они могут меняться. Натали начала носить очки в двенадцатилетнем возрасте. В полном соответствии с тем, что могли ей посоветовать окулисты, она стала носить очки постоянно. Вначале правая прописанная ей линза была примерно в три раза сильнее, чем левая. Это означало, что на расстоянии Натали видела без очков левым глазом намного дальше, чем правым.

Тут следует сказать немного о силе линз. Она измеряется в диоптри­ях. Каждая диоптрия, кроме того, делится на четверти. Самая слабая линза из рассматриваемых нами имеет силу 0.25. При близорукости минусовая линза используется для компенсации нарушения преломле­ния света глазом. Это значит, что когда вы смотрите через линзу, перед цифровым показателем диоптрий которой стоит знак «минус», она предназначена для компенсации близорукости. Знак «плюс» — для дальнозоркости. В случае Натали ее первая правая линза имела силу -4.50, а левая —1.50. Если попытаться объяснить это иначе, то можно сказать, что зрение правым глазом было у Натали в три раза более ограниченным, чем зрение левым.

Представьте, как Натали в двенадцать лет надевает свои первые очки. Все предстает в четком фокусе. Ее настроение улучшается, и ее охватывает убеждение, что у нее теперь четкое и ясное зрение. Она верит, что эти очки исправят ее глазной недуг. Не напоминает ли это читателю его собственный опыт, связанный с очками?

Пусть Натали сама поделится с нами своей точкой зрения:

«Мне казалось, что в очках я — сущая уродина, но я надеялась, что с моими глазами будет лучше. Но стало только хуже. К двадцати одному году в правом глазу у меня было -7.00, а в левом -3.00. Я больше не могла выно­сить очки. Я заменила их на мягкие контактные линзы, и мои диоптрии в течение многих лет оставались неизменными. Жизнь моя была нормаль­ной. Я не знала, что зрение можно улучшить. Во время полугодовой поездки в Тибет я научилась некоторым медитативным практикам. Эти переживания были настолько глубоки, что я почувствовала обретение любви и божествен­ного присутствия. Теперь мои линзы казались мне слишком сильными. Зре-

170

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

ние у меня само собой значительно улучшилось. Когда я вернулась домой, измерения показали, что мой правый глаз -4.50, а левый -1.50. Я заметила, что с такими линзами могу больше времени использовать свой правый глаз. Я почувствовала себя более целостной».

Описание, которое дает Натали, затрагивает два аспекта зрения, и тут мы должны вспомнить предыдущие главы. Один путь количественной оценки состояния глаза — диоптрии. Другой — тот уровень зрения, который ощущает пациент. Вспомните, что эти два показания не обя­зательно коррелируют. Иными словами, зрение человека может улуч­шаться, даже если диоптрии остаются теми же. Или же диоптрии могут меняться к лучшему параллельно соответствующему улучшению зрения.

Главное тут — то, что зрение связано с восприятием, присущим разуму. Диоптрии же имеют отношение лишь к структуре глаза как такового. И хотя логика говорит нам, что между этими двумя аспектами должна быть жесткая взаимосвязь, это определенно не так.

Важный урок, который можно извлечь из рассказа Натали, —в том, что ее зрение неожиданно улучшилось после того, как она стала зани­маться медитативными упражнениями, связанными с релаксацией ума. У нее не просто улучшилось зрение: когда она попросила врача прове­рить ее глаза, оказалось, что и диоптрии уменьшились. Такое снижение происходит не всегда, но это — обычно для тех, кто применяет систему совершенствования зрения, которую я описываю в этой книге. Мне нравится приводить историю Натали, потому что она доказывает, что это возможно.

Обратимся к тому, как Натали видела правым глазом и как это отражалось на ее поведении. Ее восприятие мира правым глазом было ограниченным. Может быть, это привело к чрезмерному развитию в ней эмоциональной стороны? Не унаследовала ли она близорукость от родителей? Может быть, ее братья и сестры тоже были близорукими? Могут ли отметинки на радужной оболочке дать нам ключ к ее чрезмер­но рациональному поведению в жизни? И влияло ли такое поведение на ее восприятие мужчин? Продолжение рассказа Натали даст нам ответы На эти вопросы.

171

Сознательное зрение

Наследственная миопия

Большинство профессиональных окулистов приписало бы близору­кость Натали генетическим факторам. Но в ее случае это было не так. У обоих ее родителей было хорошее зрение. Но что особенно удивитель­но, так это то, что у нее был брат-близнец Рольф, который надел свои первые очки в шесть лет. В дальнейшем его близорукость дошла до -2.00 и -6.00 в правом и левом глазах соответственно. Как и у Натали, правый глаз у него был более близоруким. Как вы думаете, какую про­фессию выбрал для себя Рольф? Напоминаю, что близорукость дает прекрасную возможность рассматривать детали, анализировать факты и мыслить рационально. Она позволяет вам как бы все время находить­ся внутри собственной головы и обдумывать мельчайшие подробности логически и организованно. Рольф стал адвокатом. Натали продолжает свой рассказ:

«После поездки в Тибет я стала задумываться над тем, откуда взялась моя близорукость. Учитель, занимавшийся зрением, призывал меня найти ответ на этот вопрос. Релаксационные упражнения для глаз стали моим ежеднев­ным ритуалом. Я перестала носить контактные линзы и больше никогда ими не пользовалась. Прогулки по знакомым местам научили меня использовать расплывчатость как путь к открытию частиц моего дремлющего Я».

Натали смогла больше припомнить о своей жизни в прошлом, после того как были подвергнуты интерпретации ее радужные оболочки. Вы можете видеть их на илл. 11. Правый глаз отмечен буквой К, левый — буквой Ь. Я не собираюсь учить вас читать радужку. Эта фотография включена в книгу, чтобы проиллюстрировать, сколько информации о генетической истории человека можно получить, исследуя его глаза. Кроме того, радужная оболочка — инструмент для того, чтобы от­крыться сознанию. Натали смогла вспомнить многое из того, что ей пришлось пережить; она сумела обратить внимание на те факторы, которые в разном возрасте оказывали сильное влияние на ее существо. Затем Натали смогла позволить провести себя в зоны ограничений, где могли формироваться новые впечатления. Это, в свою очередь, способ­ствовало более долговременным изменениям, сказавшимся на ее спосо­бе зрения. Позднее эти изменения выразились в дальнейшем снижении

172

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

диоптрий, а также в существенно улучшившейся остроте зрения. Сори­ентируйтесь, идентифицируя на своей радужке узоры, отображающие мысли, чувства и эмоции. Черные стрелки указывают на соответствую­щие отметинки.

Во время сеанса я ввел Натали в ее собственный разум посредством следующего диалога. Комментарии в скобках и буквенные обозначения помогут вам узнать, где чья реплика, и понять информацию, даваемую изображениями радужной оболочки.

«РК: Натали, похоже, что ваша мать оказывала на вас огромное влияние в течение первых семи лет вашей жизни. [Коричневая окраска «думания» залегает между зонами рождения и семилетнего возраста, как некое лека­ло] Можно предположить, что мать ваша строго оценивала мысли и споры и была человеком, контролирующим все, что происходило на умственном уровне?

Н.: Это вы что, по радужке можете определить? Да, мать моя была очень важной фигурой. Она управляла моей жизнью. [Мыслительные узоры имеют тенденцию к направленности на выживание. У Натали вокруг зрачка — оранжевая окраска, охраняющая ее самовыражение]

РК: Можете ли вы поймать себя на том, что сдерживаете самовыра­жение?

Н.: Я вынуждена была научиться держать себя взаперти, в определенных эмках. Я чувствую себя как в тюрьме под контролем материнской модели 1зни, направленной на выживание.

РК: Можете ли вы сказать, что мать оказывала на ваше детство более сильное влияние, чем отец?

Н.: На самом деле моего отца часто не бывало дома. [Узоры и отметинки левого глаза кажутся более выраженными. В этом случае сознание, идущее с материнской стороны семьи, было более необходимо для того, чтобы заложить основы личности в пору между рождением и семилетием Натали]

РК: Представьте на минутку, что вам нужно было научиться от своей матери определенным вещам. Пусть она присутствует сейчас рядом с вами. [Я начинаю помогать ей заново выстроить восприятие. Сможет ли Натали глубже проникнуть в свои чувства и эмоции, чтобы вспомнить что-то и сделать открытия? Ее эмоции сосредоточены в основном на границе зон

173

Сознательное зрение

мышления, как показывает ее радужная оболочка. Это значит, что она, скорее всего, использовала мысли для того, чтобы защитить свои эмоции. Если ей немного помочь, Натали сможет выразить свои чувства и глубинные эмоции. Так она сумеет начать освобождаться от ограничений.]

Может быть, ваша потребность быть ближе к матери способна объяс­нить, почему ваш правый глаз видит настолько хуже левого? [Я жду, пока Натали обдумывает этот тезис. Она кивает] Представьте на минутку, что вам нужны были черты вашей матери, чтобы показать вам, как хорошо выглядеть в глазах других и себя самой и ощущать себя человеком, стоящим чего-то. Возможно ли это? [Я жду ответа или даже, может быть, хоть какой-то реакции]

Н.: Нет, никогда, моя мать мне никогда не могла бы ничего такого показать. [Я даю ей почувствовать ее реакцию, побыть с этой реакцией. Какое-то время мы говорим с ней об ее восприятии. Я подчеркиваю, что ее реакция — часть ее личности, ориентированной на выживание. С одной стороны она испытывает более сильное родительское влияние, в случае с Натали — материнское, и она может иметь тенденцию к подавлению другой (недоминирующей) стороны до тех пор, пока не войдет в возрастную последовательность «рождение — семилетний возраст» во втором (от двад­цати до двадцати семи) или в третьем (сорок — сорок семь лет) цикле сознания. Зона, отмеченная буквой А, указывает на открытую эмоцию, существующую внутри аспекта личности, известного как самооценка. Теперь посмотрите: на обращенной к зрачку стороне лепестковидной фигуры есть оранжевый склон — мыслительная составляющая. На внешней части ра­дужной оболочки тоже наблюдается оранжевое окрашивание.]

РК: Не находите ли вы, что используете свои мысли, чтобы защитить себя от переживания эмоций?

Н.: Так я и делаю.

РК: Доверяете ли вы себе?

Н.: Не всегда. [Посмотрите на зону В — область радужки, связанную с доверием.]

РК: Легко ли вам устанавливать контакт с людьми?

Н.: Это для меня очень трудно. [Посмотрите на область С — зону кон­тактов]

174

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

РК: Легко ли вы впадаете в обиду и гнев?

Н. [смеется, немного нервно): Похоже, вы меня насквозь видите. Неужели это все можно сказать по радужке? [Я киваю: да. Посмотрите на С и ниже. Вид радужной оболочки в зонах В и С показывает, что эмоции есть, но мысли Натали защищают ее от того, чтобы их чувствовать.]»

Приняв в себя этот опыт, Натали рассказала больше:

«Я словно вернулась в детаво. Мне кажется, что мой брат важнее для моих родителей, чем я. Я никогда не чувствую себя номером первым. Родители меня не понимают. Совершая поступки, я испытываю давление. Я могу ска­зать, что в эту пору детства у меня было тяжелое время. Я не очень-то много помню из того, что происходило до моих двенадцати лет. Я надеваю свои первые очки.

Мать говорит мне, что у нее рак груди. Я убираю в доме. Мною владеет чувство бунта. У меня грудь и ягодицы уже полностью развиты. Мне всего двенадцать. Я смущена. Мое тело — это тело женщины, но я еще ребенок. Где мой отец? Он отсутствует — и эмоционально, и духовно. Я чувствую, что просто пытаюсь выжить. Я стремлюсь к выживанию. В глубине души я хочу, чтобы родители умерли».

Миопия и личность

Позже Натали открылось, что эти потаенные чувства спасали ее от семьи. Она все дальше убегала в свой внутренний близорукий мир. Она выстроила вокруг своей чувствующей эмоциональности стену из интел­лекта, мыслей и интеллектуального понимания. Ее бегство от жизни семьи уберегало ее от того, чтобы столкнуться с направленным вовне восприятием, ориентированным на выживание.

Дальнейшее погружение внутрь себя Натали описывает так:

«Я стала женщиной. Я стала чрезмерно выражать себя через мужскую сто­рону натуры. Я защищала себя, став интеллектуалкой. Я могла бы задать уйму вопросов. Я хотела понять. Так я избегала своих чувств и эмоций. Я могла удерживать людей и свои обиды на расстоянии. В подростковом возрасте я могла так же удерживать на расстоянии и мужчин. Я не должна была смотреть на эту сторону своей жизни и видеть ее. Теперь это объясня-

175

Сознательное зрение

ется: вспоминаю, как я смотрела правым глазом. Мой мир, казалось, весь обращен внутрь. Особенности моей отцовской стороны, мои мужские черты мне меньше знакомы. Я строю свою жизнь на этой модели восприятия.

Мой левый глаз, кажется, видит лучше — и получает преимущество. Я не могу свести глаза и добиться слияния того, что находится вблизи. Но я хорошо управляюсь с собственной жизнью. Учить — мое призвание. В лич­ной жизни я не сближаюсь с людьми. В сорок пять у меня все еще нет мужчины, с которым я бы ощутила духовную связь. Я хочу жить в партнерских отношениях с мужчиной».

Вот еще кое-что из моего сеанса с Натали:

«РК: Быть с мужчиной означает соединиться с вашей мужской стороной. Проникните в свою эмоциональную, духовную природу [см. зону Е], прояв­ляющую свое присутствие, когда вы думаете о жизни с мужчиной. Ощутите, как говорит с вами ваше тело, ведя вас к чувствующей стороне вашей натуры. Почувствуйте, как вам нравится, когда вас касаются. [Зона О; я жду, пока Натали проникнется этим.] Быть в партнерских отношениях с мужчиной означает слить воедино ваши женскую и мужскую составляющие. Почувс­твуйте, как черты вашей материнской стороны сливаются с вашей подлин­ной маскулинностью — мужской стороной. Распознайте, какие черты с отцовской стороны вы повторяете. Где качества, унаследованные вами? Где ваше истинное Я? Чтобы добиться того, к чему вы стремитесь, вам нужно соединить силу вашей женской стороны натуры с подлинными чертами мужской ее стороны.

Натали слушает, а я продолжаю:

РК: Ваше генетическое Я отражает то, что вы можете достигнуть ваших целей, больше чувствуя. Спуститесь с чердака своего разума и мыслей к эмоциональной составляющей тела. Начнем с повязки для левого глаза Сидите спокойно. Будьте самой собой. Найдите свою чувствующую природу [Я жду ответа. В радужной оболочке правого глаза зона Э показывает, что Натали, возможно, защищает мужскую чувствующую сторону своей натуры Существуют эмоции, но они прочно ограждены узорами мыслей. Упражне­ния, направленные на пробуждение чувств, помогут Натали обнаружить в себе собственную чувствующую природу]

176

| Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

|, Закрыв повязкой левый глаз, говорите по телефону, общайтесь с друзь­ями и упражняйтесь в высказывании той правды, что идет из глубины вашей натуры. [Зона Е раскрывает тайну маскулинного выражения Натали через речь. Тут отражены также более глубокие аспекты ее духовной природы. Так можно объяснить, почему медитация и покой улучшают зрение.] Учтите: ваш интерес к медитации и ваше спокойствие — ворота к интеграции вашей мужской и женской сторон».

Склонность слишком полагаться на мышление была генетически впечатана в эмбриональное Я Натали. Ее жизнь с родителями способс­твовала запуску этой модели восприятия реальности. Ее защита чувств и эмоций путем использования мыслей и интеллектуального понима­ния проявилась в близорукости. Более сильные диоптрии правого глаза дали ей дополнительный стимул для того, чтобы обратиться к мужской стороне своей проецированной личности. Заслоняя левый глаз, Натали начала учиться необходимому — видеть различия между своими раз­личными Я.

Она замечала, когда проецирует мысли через правый глаз. Теперь Натали научилась направлять смягченные чувства в правый глаз и соз­нательно оставаться присутствующей в своих чувствах. Она сумела выйти за пределы условий, налагаемых генетикой и детством. Перед тем, как начать говорить, она более полно отдавалась чувству. Ее обида по отношению к мужскому превосходству превратилась в ощущение того, что мужчина в ее жизни мог бы стать основой священного союза. Слияние многочисленных составляющих ее Я стало точкой фокуса. Информация с ее радужной оболочки привела Натали к проникнове­нию в собственную подлинную природу. Она сумела оставить позади зыбучие пески всего, что было обсуловлено родительским влиянием.

Боязнь увидеть

Радужечная информация помогает выявить генетические влияния, ко­торые могут служить предпосылками моделей поведения, связанных со страхом. Близорукость можно сопоставить с боязнью увидеть. Доволь­но часто этот страх связан с неуверенностью в будущем. Можно было бы сказать, что это — страх увидеть то, что снаружи; но это может быть и страх увидеть что-то в себе самом. Не исключено, что это —

177

Сознательное зрение

боязнь понять, что ваш способ зрения может быть частью вашей лич­ности.

Радужка Натали показывала некоторые страхи. Поняв, что под стра­хом таится его противоположность (ласка, вдохновение, самовыраже­ние), Натали сумела добиться сдвига восприятия и соединиться с тем, что я называю «противоположным полюсом», то есть с чертой или способом зрения, полностью противоположным нашему привычному способу. Так, например, боязнь потерять любовь может обернуться способностью страстно любить. Натали столкнулась с боязнью чьего-то посягательства или нападения, боязнью критики или осуждения, бо­язнью чужого контроля, боязнью близости, доверия и контакта.

Она продолжала описывать свои открытия:

«Я дошла до той точки, когда в моей учительской карьере был достигнут потолок. Я вижу свою личную жизнь по-новому. Я отталкиваю людей. Я излучаю слишком много энергии превосходства. Стоп. Я чувствую страх бли­зости. Я хочу близости и защищаюсь. Заслоняя левый глаз, я испытала вспышку ясного зрения. Я поняла, что в это мгновение мой страх превратил­ся в возбуждение. Я убрала повязку. Все было замечательно ясно. Я уверена, что мое зрение — стопроцентное. Я занималась йогой. Я смотрела на фо­тографии для того, чтобы добиться трехмерного слияния [как на илл. 12 и 13]. Добившись соединения впечатлений, приходящих от левого и правого глаза, я испытала особые переживания. Я обретаю новое восприятие. Я ошеломлена. Чтобы слить воедино мою женскую и мужскую реальность, не нужно абсолютно ясное зрение. Я осознаю то, что находится на периферии моего обычного сосредоточенного на понимании центра зрения. Я соеди­няю мысли и чувства. И тогда это случается. Энергия течет через меня. Я ощущаю изумительную жизненную силу, струящуюся сквозь мою физичес­кую природу. Я знаю, что должна войти в тот мир, который я сейчас вижу, и быть самой собой».

И Натали это сделала. Ее диоптрии продолжали убывать. Она дошла до того, что ее левый глаз видел настолько хорошо, что почти позволял ей водить машину без очков. Но ее работа еще не была завершена. С правым глазом было связано еще больше страхов, и ей предстояло с ними столкнуться. Следующий шаг Натали в новый мир, который она

178

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

начинала видеть, состоял в том, чтобы поделиться своим духовным опытом и принести его в мир через свое учительство. Теперь ее цель — хотя бы немного раздвинуть свои границы за пределы комфортной зоны своей личности, ориентированной на выживание.

Почувствуйте то, что видите!

Когда Натали глубже проникла в свои чувства, на поверхность всплыли детские воспоминания. Теперь она могла рассматривать их с точки зрения своего нынешнего осознания. Привнеся в этот взгляд свое при­сутствие и способность различать, Натали сумела развить в себе созна­тельное зрение. Она отрешилась от нечувствующей модели воспитания, свойственной ее родителям. Если вы еще раз посмотрите на радужки Натали, вы увидите, что оранжевой окраски в верхней части радужной оболочки правого глаза очевидным образом больше, чем в левой. Это означает, что через правый глаз шло больше контролируемых на ум­ственном уровне впечатлений. После того, как она перешла через «пе­ревал» и достигла внешней части радужки, объявились и чувства, и спокойствие. Натали достигла этого благодаря определенной последо­вательности зрительных упражнений. Если вы близоруки, можете их воспроизвести.

Визуальная практика при близорукости, шаг за шагом: ослабление линз

Всегда, когда возможно, носите более слабые линзы. Уменьшение диоп­трий на 50% в большинстве случаев допустимо при вождении машины. В Северной Америке допустимое зрение для вождения — 20/40 (50%). Лучше всего, если у вас будет две пары очков: одни — сильные, чтобы вести машину в дождливые или пасмурные дни, а также ночью, а дру­гие — слабые, для повседневного ношения в тех случаях, когда вам захочется попрактиковаться в улучшении зрения. Дома проводите больше времени без очков. Вы обнаружите, что двигаетесь медленнее, Чем когда все было в четком фокусе. Это — необходимая ступень к Углублению чувств.

Вы можете попросить вашего окулиста прописать вам более слабые л инзы. Не забудьте объяснить, что вы используете практику интегриро-

179

Сознательное зрение

ванной зрительной терапии в дополнение к ношению более слабых очков. Врачи могут противиться прописыванию более слабых линз, боясь ответственности.

Натали обнаружила, что когда она не может видеть все ясно, она становится более расслабленной. Это заставило ее больше чувствовать. Вместо того, чтобы все время быть загруженной делами выше головы, она стала проводить время, сидя и глядя на свой полный цветов сад, слушая пение птиц и наслаждаясь красками закатного неба. Натали представила себе, что попадающий в глаза свет стимулирует и ее сетчат­ку, и ее фовею. Кроме того, она вела дневник своих открытий, связан­ных со зрением. Так она смогла вспомнить свою жизнь до той поры, когда надела первые очки. Перед нею возникло время ее детства, когда ее зрение было совершенно ясным. Натали теперь могла сознательно построить на основе этих воспоминаний более ясное зрение.

Заслонение и ослабленные линзы

Вы помните, что заслонение обычно выполняется без очков. Натали видела правым глазом довольно расплывчато. Она могла видеть лишь предметы, находящиеся не дальше десяти сантиметров от ее носа. Это означало, что с невооруженными глазами она могла очень мало «де­лать». Она должна была остановиться и почувствовать. Сделав так, Натали вспомнила: надо быть самой собой. Для нее это было трудно, как и для большинства людей. Вначале она могла смотреть невооружен­ным взглядом, заслонив левый глаз, не больше шести минут. Она ощу­щала раздражение и беспокойство, она открыла в себе страх. Натали записала эти наблюдения над своими глазами. Когда потом она перечи­тывала эти записи, она пыталась на умственном уровне объяснить себе тайную причину таких чувств. После того, как она позанималась этими упражнениями в течение нескольких недель, ее зрение стало более под­вижным и гибким. Она стала лучше видеть буквы на глазной таблице. Ношение заслонки без очков приносило ей более сильные ощугде " ния, чем взгляд одним глазом, когда она была в очках. Это объясняется тем, что полная размытость при зрении одним глазом пробуждает боль­ше эмоций, чем взгляд одним глазом через компенсирующую или тера­певтическую линзу, дающую более значительную ясность. Натали зак-

180

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

леила левую линзу этих очков полупрозрачной липкой лентой. Эта лента играла роль заслонки для левого глаза, вынуждая Натали смот­реть преимущественно правым. Она стала испытывать меньше страхов и могла больше делать и при этом продолжать чувствовать.

Ношение дырчатых очков

Находясь в комфортной домашней обстановке, попробуйте надеть дырчатые очки вместо ваших обычных. У этих специальных очков линзы представляют собой пластмассовые диски с множеством малень­ких дырочек. Эти отверстия на 60% улучшают зрение по сравнению с его невооруженным состоянием. Дополнительное преимущество — в том, что эта острота зрения достигается без тех искажений восприятия пространства, которые неизбежны при использовании обычных линз. Натали с облегчением надела дырчатые очки после ношения очков со стеклами и заслонок. Вспомнив, как она смотрела через окно, выполняя упражнение с веревкой (описано в главе 7, раздел «Практика видения»), она научилась и через дырочки смотреть так же. Ей очень понравилось чувство расширения фокуса за пределы обычной для нее комфортной области.

Это распространение зрения вовне, расширяющее его поле, воссоз­давало дальнозоркую модель бытия. Когда она сняла дырчатые очки, мир, представший обоим ее глазам, был гораздо более отчетлив. Глядя через отверстия, Натали должна была оставаться в состоянии созна­тельного присутствия. Если она становилась слишком напряженной или чересчур фокусировалась на чем-то, некоторые дырочки сливались друг с другом, и у нее начинало двоиться в глазах. В остальных же случаях дырочки, казалось, часть ее способа зрения. Этот опыт сыграл важную роль в дальнейшем развитии ее зрения. Натали теперь могла успешно следить за тем, как различные составляющие ее разума влияют на то, как она смотрит и видит.

181

Сознательное зрение

Линза позволяет нам сфокусироваться на той части

разума, которая нас пробуждает, давая нам юане

суи^ествовать или видеть сознательно.

Применение терапевтических линз

В предыдущих главах я говорил о том, как дальнейшее изменение про­писываемых линз может увеличивать лечебный потенциал. В случае Натали благоразумнее всего было бы, наверное, полностью освободить оба глаза и жить так, приучая себя к тому, чтобы больше смотреть правым глазом. Этого удалось достичь, обзаведясь новой парой очков, левая линза в которых была ослаблена. Через левую линзу она, таким образом, должны была бы видеть менее ясно, чем через правую. Иными словами, когда Натали надевала эти очки, весь ее фокус зрения смещал­ся от левого глаза, обычно видящего более ясно, к правому глазу, видя­щему более расплывчато.

На первый взгляд может показаться, что это — простая в использо­вании техника. На самом же деле такая форма сознательного зрения — серьезная и глубокая терапия. Вот почему эти линзы называют терапев­тическими. Когда вы более четко фокусируете свет одним глазом, ваша память активизируется. Так, Натали смогла вытащить на поверхность те переживания, что были связаны с ее отцом и с ее собственной мужс­кой стороной. Перед ней возникли образы и ее былые модели «смот­реть» и «видеть». Как и в случае упражнений с заслонками, очки, симу­лирующие заслонки или повязки, нужно носить двадцатиминутными отрезками, вкрапленными в повседневную жизнь. И, разумеется, необ­ходимо поддерживать плодотворный контакт с оптиком или окулис­том, который поможет вам и поддержит вас при подборе и ношении «тренировочных» линз.

Есть еще один подход, заключающийся в том, чтобы при более чем 1,50 диоптриях астигматизма как бы увеличить его на 0,75 для каждого глаза. Это дает очень интересный эффект. Обычная ясная зрительная ориентация теперь становится яснейшей. Ситуация аналогична ис­тории Сары и ее отца, изложенной в главе 1. Где бы ни вспыхивал свет, откуда бы ни шли его лучи, эта вспышка становится ориентиром для

182

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

зрения. В случае усиления астигматизма свет, попадающий в глаз, обла­дает особым фокусом, высвечивающим ту сторону вашего восприятия, которая обычно затемнена или сумрачна. Какие это приносит результа­ты, мы обсудим в главе 9.

Видеть за пределами Я

Когда Натали стала носить терапевтические линзы для больных выра­женным астигматизмом, она начала испытывать по отношению к брату и отцу чувства, которые долго скрывала в себе. В ее случае конструкция линз позволяла по-прежнему больше смотреть правым глазом, чем левым. Она помнила, какую дистанцию ощущала между собой и мужс­кой частью своей семьи. Когда она начала позволять себе чувствовать, ее гнев вышел наружу. Увеличив время ношения этих специальных линз, она заметила сдвиг в своем восприятии.

Она стала оценивать окружающий мир, уделяя ему столько же вни­мания, сколько миру внутреннему. Это означало, что ее внимание и визуальное восприятие начали метаться между зрением внутренним и внешним: произошел раскол, появилась трещина. Сначала это казалось ей очень странным. Вместе с чувством неловкости пришел и страх выйти из привычного комфортного состояния. Ее потаенная, интро-вертная натура претерпевала значительные сдвиги, пока Натали пере­ходила перевал собственных мыслей. Взобравшись на оранжевый «гор­ный хребет», она испытала чувство воодушевления, подобное тому, которое охватило ее при первом пробуждении в Тибете.

Расширение пространства и движение

Стоя босиком, поглядите вдаль. Если вы вне дома, слейтесь с природой через глаза. Если вы в доме, встаньте перед окном, из которого вы можете смотреть на природу. Вы можете захотеть повесить на окно глазную таблицу, сделанную из наклеивающихся букв: такие таблицы продаются в соответствующих магазинах. Так вы сможете смотреть вдаль сквозь таблицу.

Начните покачиваться вправо-влево. Закройте глаза и представьте себе, что вы смотрите прямо на свои закрытые веки. Ощутите, как ваше тело плавно колышется туда-сюда. Вдыхайте, выдыхайте, затем делайте

183

Сознательное зрение

паузу. Найдите свой ритм и углубите восприятие собственных чувств, отпуская мысли. Пока глаза закрыты, вы меньше думаете. Ощутите удовольствие от раскачивания. Представьте себе, что ваше тело плывет в пространстве. Наслаждайтесь движением. Осознайте, как это расслаб­ляет. Еще раз обратите внимание на то, как вы дышите, и расслабьтесь еще больше. Представьте себе, как тяжесть ваших мыслей спадает с вашей головы и проходит по телу. На смену тяжести приходит глубокая расслабленность.

Продолжайте покачивания еще тридцать-сорок секунд. Потом представьте себе, что вы смотрите сквозь закрытые веки. Вы помните, как выглядел мир перед тем, как вы закрыли глаза. Сначала ваш взгляд доходит не дальше окна. Медленно, с каждым вздохом вы «распрямля­ете» и простираете вдаль ощущение, что вы смотрите все дальше и дальше. Вы видите яркие цвета и формы, таящиеся в вашем оке разума. Вы путешествуете в пространстве, и ваше центральное зрение — абсо­лютно ясное. Вы замечаете и то, что окружает ту точку, на которой сфокусирован ваш взгляд.

Наконец, обратите внимание на воспринимаемое движение мира. Способны ли вы заметить, что мир, как кажется, движется в направ­лении, противоположном направлению движения вашего тела? Убеди­тесь в этом важном визуальном различии, открыв глаза и посмотрев на свой большой палец, поместив его перед глазами и продолжая раскачи­ваться. Мир за пальцем кажется движущимся очень быстро — ив направлении, противоположном вашему.

Цель этого упражнения —использовать глаза для того, чтобы захва­тить как можно больше зрительного пространства. Смотреть означает в данном случае также видеть то, что окружает точку, на которой сосре­доточен ваш взгляд.

После сеанса обведите невооруженными глазами комнату или ланд­шафт. Что вы при этом чувствуете? Цвета могут казаться ярче. Конту­ры — четче. Теперь посмотрите на глазную таблицу: изменилось ли ваше зрение? Обратите внимание на то, насколько ваше зрение, обра­щенное к миру природы, отличается от зрения при распознавании букв. Воссоздайте в себе чувство расширения фокуса: стали ли при этом буквы четче?

184

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

Моя цель не довольствоваться своим уже высказанным

мнением по какому бы то ни было вопросу,

но следовать истине, какой она мне представляется

в тот или иной момент.

Махатма Ганди

Дальнозоркое восприятие

Сделав описанные упражнения частью своей повседневной жизни, по­думайте над тем, как работает дальнозоркое сознание. Дальнозоркость означает здесь выход за границы собственной головы, когда удается увидеть нечто лежащее за пределами того места, где вы находитесь. Представьте себе свои мысли как находящиеся внутри головы. Продол­жительное размышление кристаллизует их. Теперь выйдите за их пре­делы, посмотрев своими глазами на то, что лежит там, по ту сторону. Таким образом вы расширите ощущение собственного Я. Вы начнете понимать, что мир, лежащий за пределами ваших глаз, —это часть вас. Чувствуйте, а не думайте о том, на что вы смотрите. Попробуйте стать частью того, на что вы смотрите, поупражняйтесь в этом. Представьте себе, что между вами и миром, который вы видите, нет никакого разде­ления, никакой границы, что на самом деле вы с ним — одно.

Упражнения по расширению поля зрения

Натали делала упражнения, при которых каждый ее глаз видел картин­ку, подобную тем, что изображены на илл. 12 и 13. Сводя или разводя глаза, она могла создавать образ третьей картинки. Это напоминает компьютерный Волшебный Глаз — игру, сравнительно недавно весьма популярную: сначала вы видите только абстрактный узор, скажем, не­большие цветные квадратики или точечки. Но, глядя на картинку, вдруг начинаете видеть портрет какой-нибудь знаменитости или, допустим, слово «любить» или «видеть». Вы никак не можете толком понять, почему вдруг начинаете видеть это — именно в это мгновение, а не в следующее: вы можете только предположить, что это как-то связано с чем-то внутри вас самих, на чем вы фокусируетесь.

185

Сознательное зрение

Упражнение, которое я сейчас опишу, работает отчасти как эти кар­тинки из Волшебного Глаза, только тут вы будете делать все более сбалансированно и целостно, и это упражнение скорее наделит вас большей силой, чем озадачит.

При близорукости разведение глаз будет первой ступенькой к обре­тению мастерства. Посмотрите за две картинки на илл. 12. Выберите точку на далеком расстоянии — скажем, в ста метрах от вас или еще дальше. Медленно вдвигайте фотографию на линию взгляда. Сосредо­точьте все внимание на удаленной точке. На какое-то время вам пока­жется, что две картинки в вашем поле зрения плывут. Вы можете уви­деть четыре таблицы, при этом средние две будут перекрываться. Ваша цель — увидеть третью картинку прямо посередине между двумя фо­тографиями. Эта картинка может казаться чуть больше и обладать большей глубиной. Это особенно относится к изображению узкой улоч­ки. Детали здания и знакомая глазная таблица (только на сей раз она — в небе) могут видеться на разной глубине. Улица может казаться длин­ной и имеющей глубину. На таблице в идеальном случае будут присут­ствовать все буквы. Здания будут казаться ближе, чем небо. Позвольте себе расслабиться и провести три-четыре минуты за созерцанием полу­ченной картинки. Затем закройте глаза ладонями и передохните.

Запишите свои впечатления. Расскажите о них другу. Если это воз­можно, пусть он делает эти упражнения и читает эту книгу вместе с вами. Обратите внимание: ваше зрение кажется другим. Способны ли вы теперь сознательно увидеть и то, что вне вас, и то, что внутри? Спустя какое-то время проделайте то же упражнение, но стоя. Как влияет эта поза на расширение вашего фокуса?

Натали и ее братец стали близорукими, живя в родительском окру­жении. Возможно, свой вклад в их миопию внес недостаток чувств в семье. Рольф, нося очки, был необычайно счастлив. Он не разделял интерес Натали к сознательному зрению. Он продолжал носить свои полностью компенсирующие очки и получал удовольствие от своей работы и модели восприятия. Натали, со своей стороны, вскоре осозна­ла, что ее терапевтические линзы, ослабленные и иные, стали для нее пропуском в мир свободы от собственных мыслей. Чем больше она

186

г

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

погружалась в свои чувства, тем богаче становилась ее жизнь. Это не всегда было легко. Тем не менее сознательное зрение дало ей такой богатый опыт, что она продолжает его практиковать и по сей день.

Близорукость и дети

У Натали была дочь Кристел. В трехлетнем возрасте Кристел поставили диагноз «близорукость». Сначала в ее глазах не намерили никаких диоп­трий. Это означало, что даже при ослабленном зрении, отражавшем состояние ока разума, глаз-фотоаппарат не показывал никаких измене­ний в диоптриях, которые могли быть зафиксированы приборами. Если она смотрела телевизор, то придвинувшись к нему очень близко; как и мать, она любила книги. Натали обратила внимание, что дочка держит книжки с картинками очень близко к глазам. Поэтому, с по­мощью сочувственно настроенного врача, она стала включать принци­пы сознательного зрения в повседневную жизнь Кристел. Натали вспоминает:

«Глазной врач был замечательный. Он сообщил нам, что не собирается прописывать Кристел очки, пока у нее не проявится функциональная бли­зорукость. Он любезно объяснил нам, что это означает: она ведет себя, как близорукая, хотя на структуре ее глаз это не сказывается. Он сказал, что структурные изменения появятся позже. Врач рекомендовал мне работать с Кристел дома. Мы начали с гигиены зрения, идея которой напоминает гигиену зубов в том смысле, чтот вы каждый день уделяете какое-то время тому, чтобы позаботиться о своих глазах. Я устроила для Кристел на диване специальное место для чтения и не пожалела подушек, чтобы подпереть ей спину. Кристел научилась сидеть прямо. Над диваном я повесила стоват­тную лампу, так что книга была словно солнцем освещена. Рядом с диваном мы поставили электронные часы с таймером. Кристел разрешалось читать по двадцать минут. Когда они истекали, таймер жужжал, Кристел отклады­вала книгу и закрывала глаза ладонями на двенадцать вдохов-выдохов. Это занимало около минуты. Она повторяла ту же последовательность дейс­твий, проводя время за видеоиграми, просмотром фильмов или пластмас-

187

Сознательное зрение

совыми головоломками. Раз в день она подходила к глазной таблице с изображениями животных, которую я для нее сделала. Я убеждалась в том, что Кристел может увидеть мельчайших животных, и каждые несколько недель я печатала на принтере новую таблицу».

Кристел повезло: поскольку ее зрение составляет примерно 80% от нормы, ей не нужно носить очки. В столь юном возрасте ее требования видеть отчетливо минимальны. Глазной врач, наблюдающий ее, и бди­тельная мать — вот два человека, присутствие которых в ее жизни благотворно.

Как и взрослые, близорукие дети могут носить более слабые линзы. При этом самое главное для них —правильно сформировать свои зри­тельные привычки. Их глазам нужны частые перерывы. Надо, чтобы их глаза отдыхали, глядя вдаль; детям необходимо играть на воздухе и делать побольше физических упражнений. Солнце и свежий воздух для них полезнее всего.

Роберт Келлум говорит: «Эпидемия миопии так распространилась в конце XX века из-за развития «ядерной» модели жизни семьи. Каждая семья стала суверенной, стала жить сама по себе. Это — фовеальный взгляд на мир, при котором не обращают внимания на периферию». Решение может состоять в том, чтобы перестроить свое восприятие, «ощутив себя частью большего сообщества». Так, в маленьком городке, где я живу, все делятся друг с другом садовым инвентарем и другими инструментами. Вместо того чтобы каждому приобрести собственную газонокосилку, вся наша улица пользуется одной.

Было бы прекрасно, если бы нашу систему образования удалось перестроить так, чтобы она поощряла в детях более дальнозоркую мо­дель поведения. Только представьте, если бы близорукие дети могли обучаться не в школах, а на свежем воздухе, и учителя поощряли бы их смотреть вдаль. Возможно, распространение близорукости пошло бы на убыль, если бы на занятиях, требующих мышления и интеллектуаль­ного понимания, делался меньший акцент. Эпидемия близорукости ослабнет, если мы не будем торопиться научить детей читать.

Большинство случаев детской близорукости говорят о том, что их родителям самим следует заняться сознательным зрением. Дети насле­дуют наши недостатки. Взрослые должны сделать выбор: обращать на

188

Близорукость: расширение поля зрения и фокусировка

свои глаза внимание и видеть сознательно — или же удовлетвориться расплывчатостью и забывчивостью и видеть машинально. Что касается моих детей, то я благодарен им за то, что они указывают мне путь к сознательному зрению, ибо их влияние помогло мне заглянуть за пре­делы привычного.

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

Большинство окулистов считает причиной дальнозоркости сжатое глазное яблоко. В таком глазу лучи света фокусируются на точке, нахо­дящейся как бы за сетчаткой, что вызывает искажения зрения. Хотя дальнозоркий человек может хорошо видеть отдаленные предметы, он неспособен сфокусироваться на объектах близких. Есть разновидность дальнозоркости, которая может считаться нормальным проявлением эволюционного развития. Скеффингтон, родоначальник поведенчес­кой оптометрии, утверждал, что немного дальнозоркости — это даже хорошо, потому что она служит «поглотителем шока» во время невзгод. С его точки зрения, если мы чрезмерно фокусируемся на том, что находится прямо перед нами, малая толика дальнозоркости поможет нам не впасть в близорукость.

Можно отнестись к дальнозоркости как к посланию, призывающему нас к сознательному зрению. Цель наша — в том, чтобы в нашем вос­приятии дальнозоркости произошел сдвиг. Думайте о ней не как о проблеме, а как о состоянии, которое может дать вам ключ к тому, чтобы увидеть недостатки, идущие из вашего прошлого, и избавиться от них. Работая с дальнозоркостью, вы можете без потрясений проник­нуть в свое будущее. Если гнев — та эмоция, от которой вам нужно избавиться, благодаря работе со своей дальнозоркостью вы можете преобразовать гнев в любовь к жизни. Погрузитесь в свою дальнозор­кость как в путь расширения и развития вашего восприятия. Дально­зоркость — это состояние, при котором вы видите жизнь сияющими глазами, в ее ясной перспективе.

191

Сознательное зрение

Детская дальнозоркость

У некоторых детей наблюдается временная дальнозоркость в ходе их нормального развития. При росте глаза соотношение размеров и фор­мы хрусталика и глаза может вызывать дальнозоркость, которая вы­правляется сама собой по мере роста и взросления ребенка. Это форма дальнозоркости достаточно распространена и потому считается частью нормального процесса взросления.

Более сильная дальнозоркость у маленьких детей может привести к косоглазию или «ленивому глазу». Это форма дальнозоркости тоже довольно часто встречается. Когда дальнозоркому ребенку приходится сосредоточиваться на мелких деталях, он слишком напрягает реснич­ные мышцы. Подобная деятельность ресничных мышц — сердца сис­темы фокусировки — известна в науке о зрении под названием «акко­модация». Она контролируется особой зоной мозга, которая также фо­кусирует глаза, чтобы они работали вместе, а не независимо друг от друга. Когда дальнозоркий ребенок слишком фокусируется на чем-то, чтобы ясно разглядеть близкие детали, его естественная способность к центрированию (фокусировке на одной точке) может быть нарушена, что приводит к косоглазию. В большинстве случаев один глаз косит внутрь больше, чем другой.

В раннем возрасте дети обладают громадными резервами фокусиру­ющей способности и могут очень легко фокусировать глаза и двигать ими, откликаясь на различные внешние раздражители. В связи с этим детская дальнозоркость может годами оставаться незамеченной, по­скольку дети обладают мощной способностью компенсировать ее, чрез­мерно фокусируясь. Как только ребенку поставлен диагноз «дальнозор­кость», обычный курс лечения начинается у окулистов с подбора кор­ректирующих очков. Рациональное зерно тут в том, что, когда ребенок носит такие очки, глаза меньше косят, потому что им больше не нужно чрезмерно сосредоточиваться. Это имеет прямой смысл. Если ребенку меньше приходится фокусироваться, уменьшается и склонность к ко­соглазию.

В тяжелых случаях (например, при так называемом сходящемся ко­соглазии) врачи могут подвергнуть пациента хирургическому вмеша­тельству, чтобы исправить дефект. Для такого вмешательства может

192

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

существовать очевидная причина, такая, как повышающаяся вероят­ность совместной работы глаз после операции; однако родители долж­ны понимать, что в результате операции у ребенка может и не появить­ся бинокулярное зрение. Здесь может понадобиться еще и интегриро­ванная зрительная терапия. Кроме того, многие операции делаются в косметических целях, когда родители стесняются нарушений зрения у своего ребенка.

Поскольку у дальнозоркого человека фокусное расстояние весьма различно для двух глаз, у него развивается что-то вроде «ленивого глаза»: это нарушение называется «амблиопией». Расстояние фокуса характеризует путь, который проходит свет внутри глаза; более корот­кое фокальное расстояние означает, что лучи света фокусируются поза­ди глаз не так далеко, как при большем расстоянии фокуса. Ребенок с таким нарушением, скорее всего, будет подавлять зрение более дально­зорким глазом, и глаз этот может, кроме того, начать косить внутрь. Когда это происходит, врачи обычно рекомендуют заслонять глаз, ко­торый лучше видит, чтобы более дальнозоркий глаз больше смотрел и набирался зрительной практики. Обычно заслонение советуют делать в раннем возрасте, потому что врачи опасаются, что клетки мозга, соот­ветствующие подавляемому глазу, могут не получить необходимой све­товой стимуляции для дальнейшего развития. В этой идее есть здравое зерно. По сходной причине многие врачи убеждают родителей подвер­гнуть детей операции, чтобы глаза «выровнялись». Они надеются еще и на то, что в результате произойдет необходимое развитие зон мозга, имеющих отношение к зрению. Я сам видел «ленивые глаза» даже у взрослых людей, никогда не носивших никаких заслонок или повязок.

Дальнозоркость часто сопровождается астигматизмом. Его меха­низм мы обсудим в следующей главе.

Из истории, которую я сейчас расскажу, ясно, что дальнозоркость пациента, отразившаяся на его глазу-фотоаппарате, может существен­но отличаться от симптомов, проецируемых его оком разума. Джинни привела ко мне своего двухлетнего сына Мэтью. Его правый глаз косил внутрь. Мальчик не носил ни очков, ни контактных линз. Я спросил Джинни, дальнозорок ли он, и она ответила: да, немножко. Его дально­зоркость была слабее, чем можно было ожидать при такой степени

193

Сознательное зрение

косоглазия. Она принесла мне результаты измерений, показывавших +2.00 для каждого глаза. Я не считаю это высокой степенью дальнозор­кости; по крайней мере, ее было явно недостаточно для объяснения состояния его косящего правого глаза в таком возрасте. Хотя речь шла о правом глазе Мэтью, я спросил Джинни, могу ли я видеть отца маль­чика. Она покачала головой и сказала, что отец их оставил, Мэтью еще не исполнилось два года. Вскоре после этого глаз Мэттью начал косить внутрь. Заслоняя левый глаз, Мэтью получил опыт зрения глазом, ас­социирующимся с его отцом (дальше я объясню это более подробно). Пока он проходил это лечение, я занялся Джинни и ее чувством обиды на бросившего ее мужа. Она передала новое осознание отношения к мужу Мэтью, в добрых тонах говоря с ним об отце и создавая перед сыном эффект присутствия любящего папаши. Зрение Мэтью стало улучшаться.

Случай Мэтью далеко не единичный. Главный смысл этой истории в том, что дальнозоркость и вызванное ею косоглазие — не случайные явления, возникающие независимо от жизненного опыта человека. Состояние человека тесно связано с работой его глаз. Физиология зре­ния фиксирует переживания индивидуума, и каждый глаз рассказывает историю того, как человек приспосабливался к уникальным обстоя­тельствам своей жизни. Раньше мы должны были копать глубоко, что­бы терапевтически «зафиксировать» изначальную ситуацию. В этом больше нет необходимости. Более полезно — изменить наше восприя­тие. На самом деле я делюсь с вами этими фактами, чтобы воодушевить вас, чтобы вы начали делать первые шаги в самовоспитании и самооб­разовании (а также чтобы вы научили этому вашего окулиста) по части того, что происходит по ту сторону ваших глаз.

Поскольку вы изучаете сознательное зрение, читая эту книгу, вас интересует нечто большее, чем просто традиционная коррекция зре­ния. Но, читая, имейте в виду, что я не предлагаю вам забыть об обыч­ном уходе за глазами. Наука о зрении внесла большой вклад в развитие современных подходов к дальнозоркости, а равно и к другим наруше­ниям зрения. При сознательном зрении применяют, например, тера­певтические линзы — чтобы исправить не проблему, а ее причину. Специальные линзы для дальнозоркости могут пробудить к жизни

194

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

более глубокие принципы сознательного зрения, а это — путь к обрете­нию более глубокой истины.

быть дальнозорким

Сделаем шаг за пределы физического состояния дальнозоркости. Сле­дуя идеям, изложенным в предыдущих главах, рассмотрим дальнозор­кость как послание от разума. Поймите: возможно, дальнозоркость — это в известном смысле ваш мозг и ум, пытающиеся до вас достучаться, привлечь ваше внимание. Думайте о ней как о состоянии реакции разу­ма. Если близорукость — это чрезмерная реакция на мысли и избыточ­ное мышление, то дальнозоркость — реакция на эмоции, обычно — на гнев. Я имею в виду, что когда мы подпадаем под власть той злобы, что обитает внутри нашего физического тела, энергия бурлит, подобно вул­кану, и в конце концов пытается вырваться наружу. Рассмотрите ка­кую-нибудь ситуацию из своего настоящего или прошлого, провоциро­вавшую вас на проявление чувства злобы: такой эпизод может заста­вить наше зрение фокусироваться на чем-то слишком далеком. Это — дальнозоркая модель восприятия. Вы перестаете фокусироваться на внутреннем, потому что, находясь в гневе, невозможно оставаться в состоянии ясности. Но состояние дальнозоркости можно использовать для того, чтобы получить доступ к энергии эмоций и трансформиро­вать ее в более полезную форму.

Гнев и страсть

Дальнозоркими часто владеет желание движения вовне, внутренняя потребность выйти за пределы своего Я. Они жаждут внимать силам природы, лежащим по ту сторону Я. За этим душевным побуждением обычно скрываются наследственные пылкие эмоции. В большинстве случаев корни эмоций, побуждающих к стремлению вовне, лежат в раннем детстве. Это грубое, неразвитое эмоциональное состояние реф­лексивно и реактивно. Дальнозоркий стремится достучаться до полез­ной стороны эмоции; доступ к этой стороне способен открыть путь сконцентрированности и бытия. Затем дальнозоркий может передать эту энергию чувствования по соответствующему каналу, чтобы войти в вивентивное состояние бытия. Скажем, если эмоция —гнев, она может

195

Сознательное зрение

быть трансформирована в страсть. Каждая потенциально негативная эмоция имеет свой позитивный эквивалент. Так, чувству обиды проти­воположно чувство любви, покинутости — ласка, а уходу от реальнос­ти — самовыражение. Когда произошел переход к положительному эквиваленту, на поверхность выходит подлинная природа человека, проявляется его гений.

Будучи врачом, я имел счастливую возможность фотографировать радужные оболочки многих младенцев через несколько месяцев после их рождения. Я вновь снимал их, когда детям исполнялось два, три, четыре года. По этим фотографиям легко определить, какие отметинки на радужной оболочке присутствуют уже при рождении, а какие разви­ваются со временем.

Эти фотографии убедительно свидетельствуют, что эмоциональная модель каждого человека присутствует уже при рождении или вскоре после него. Лепестковидные или желобчатые узоры ясно видны на ра­дужной оболочке уже через несколько часов после рождения. Они об­разуют некий начальный, основной уровень, по которому можно пред­сказать, какого типа зрение будет у ребенка, а также какие эмоции будут этому зрению сопутствовать. Эмоциональный узор лепестков на ра­дужной оболочке редко подвергается сколько-нибудь значительным изменениям. Что касается мыслительных отметинок желтой, белой, оранжевой или белой окраски, то они со временем ложатся на радуж­ную оболочку будто полоски, нарисованные кисточкой художника, воз­никая параллельно развитию ребенка в течение первых семи лет его жизни.

Поскольку радужная оболочка отражает генетическое влияние, можно изучить эмоциональные отметинки на ней и затем сопоставить их с преломляющей способностью глаза. Напомним также, что правый и левый глаз коррелируют с родителями соответствующего пола: узоры радужной оболочки правого глаза связаны с отцом, левого — с ма­терью. Но радужная оболочка несет в себе и еще кое-какую информа­цию. Каждый глаз содержит определенную зону, называемую зоной гнева/страсти. В правом глазу она находится в положении «восемь ча­сов». В левом глазу — «четыре часа».

196

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

Когда я осматриваю дальнозоркого человека, я, как правило, ищу в зорах его радужки присутствие эмоции. Меня особенно интересует гонкая структура радужной оболочки. Глядя от зрачка в сторону внеш-зего края радужной оболочки, я смотрю, закрыт или открыт видимый гам лепесток. Защищен ли он границами-»хребтами»? Полностью ли закрыт желобок в его центре или открыт с одной или с двух сторон? Чем более закрыт и изолирован желобок, тем более скрытый и направлен­ный внутрь индивидуума характер будет носить гнев. Вспомните, что, поскольку гнев — ключевая эмоция для дальнозорких, наряду с ним могут существовать и другие, вторичные эмоции. Эти узоры на радужке помогают объяснить, как обращается с собственным гневом дально­зоркий человек. Чем более открыт эмоциональный узор, тем яростнее выражается гнев.

Форма узоров на радужке определяется генетикой. Я предполагаю, что если гнев присутствует в фамильном древе, он передается по наслед­ству, подобно некоторым заболеваниям. В предыдущих главах я упоми­нал о гневе, обитающем в ветвях моего собственного фамильного древа. Мне кажется очевидным, что каждое следующее поколение будет стал­киваться с этой эмоцией в себе. Однако чем больше каждый человек удерживается от гнева, контролируя свою жизнь, тем больше возмож­ностей его сознательность открывает следующему поколению. Я убеж­ден, что гнев —это энергия, которая, будучи использована эффективно и сознательно, может оказаться полезной в обретении сознательности, а значит —и сознательного зрения.

Мудрость гнева

Если вы сознательно увидите гнев как состояние, которое может прино­сить положительный результат, вы сможете понять мудрость гнева. К примеру, гнев способен помочь вам воспитать в себе осознание ваших страстей. История Майкла, которую я приведу ниже, подтверждает, как сознательное зрение может способствовать принятию на себя ответ­ственности за то, как вы видите и как себя ведете.

Майкл был дальнозорким человеком с хорошим зрением. Что такое гнев, он знал с самых ранних лет. Его отец по вечерам за ужином всегда кричал на мать, на Майкла и других детей. Отец объяснял Майклу, что

197

Сознательное зрение

гнев — это вообще у них в роду и что Майклу надо просто привыкнуть к этому. Майкл был чувствительным, и для него симптомы дальнозор­кости (в частности, косоглазие) стали путем, следуя которым, он наде­ялся избавиться от тех склонностей, которые достались ему в наслед­ство от отца и деда. Вот как он описывает свое детство:

«Я всегда был любимцем семьи. Однако мне казалось, что мой младший брат получает больше отцовского внимания, чем я. В раннем возрасте я подавлял чувство обиды на отца. Его обожание Солли, который был тремя годами меня моложе, вызывало у меня ярость и гнев. Вместо того чтобы открыто выразить свою злость, я загонял ее внутрь себя, в желудок и в легкие. Я стал страдать астмой и испытывать ужасные желудочные колики. Я не мог переварить ни свою жизнь, ни пищу, которую ел. Чувство обиды разраста­лось во мне, как в вулкане, ожидающем момента, чтобы извергнуться. И вот наступило время, когда я больше не мог сдерживать своих эмоций. К счастью, родители проявили себя достаточно мудро: когда я начал выражать свою обиду в приступах злобного крика, они помогли мне направить эту энергию в более позитивное русло. Я занялся плаванием, игрой в теннис и в хоккей. Таким образом какая-то боль ушла из моего тела. Но что-то оста­лось, и это что-то делало меня беспомощным при чтении. Больше половины времени, что я пытался читать, в глазах у меня двоилось Слова были в дальнозоркой дымке, затем становились астигматически искаженными, а потом начинали раздваиваться. Я был не способен читать, предпочитая смотреть вдаль, в окно, грезя наяву о счастье, которое поджидает меня в будущем. В школе учителя постоянно окликали меня, чтобы я «вернулся» в класс, разрушая мой безмятежный дальнозоркий мирок.

Мне трудно было находиться в настоящем, настолько сильно было во мне чувство обиды. Я благодарен своим учителям: они бережно направляли меня на верный путь, и я никогда не выразил своей злобы каким-либо антисоциальным образом. Я просто сердился и горел гневом, погруженный в язвящую боль обиды и злости.

Добрая сторона моего отца помогла мне развить творческие способности. Он научил меня рисовать. Мне было так отрадно найти этот творческий выход из огня, пылавшего у меня внутри. Я испытывал настоящую страсть, позволяя кисти свободно двигаться по холсту. Ее следы стали дорожками, по

198

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

которым истекал из меня гнев. Я обнаружил в себе силу потаенного вулкана и позволил ей проходить через руки. Я смотрел на яркие красные и оран­жевые краски и чувствовал облегчение. Энергия злобы превращалась в страсть к живописи. Этот выход стал для меня большим облегчением.

Затем я начал заслонять глаза во время рисования. Сначала — левый глаз. Я направлял свой гнев через «отцовский» правый глаз и оставлял на холсте годы своих обия выплескивая их на поверхность. Я повторял этот процесс со многими картинами. Каждый раз, рисуя, я все больше углублялся в свой гнев. Я ощущал ненависть, заново переживая время, полное боли и обиды по отношению к отцу и деду. Через несколько месяцев я ощутил, что обида покидает меня. Когда я освободил себя от нее, то почувствовал себя светлее: я был полон преобразованной энергии.

Теперь я мог сесть на велосипед и отправиться на природу, любуясь пре­красными цветами. Я позволил и этой форме эмоции войти в мое существо. Я подверг серьезной переоценке свою страстную натуру и по-настоящему оценил ее. Я стал по-другому видеть жизнь. Научившись интегрировать впечатления, получаемые от обоих глаз, я с помощью своих глаз сумел глубже заглянуть в себя самого. Я осознал, как я могу направлять свое сознание вовне. Открывая пространство, то есть учась чувствовать себя боль­шим и значительным (а не маленьким и ничтожным) и превращая обиду и злобу в положительную, творческую страсть, я пришел к сознательному зрению, которое стало мне теперь доступно. Внутренне я чувствовал себя таким огромным, как если бы занимаемое мною пространство подлинного бытия моего Я расширилось».

Майкл с пониманием говорит о механизме гнева. Сначала вы чувствуете обиду, говорит он. На тонкой структуре радужечного желобка гне­ва/страсти вначале отражается подавление чувства обиды. Под этим чувством кроется страх потерять любоь, оказаться покинутым, остать­ся незамеченным. Ощущение обиды нарастает до такой степени, что в конце концов приводит к взрыву гнева. Для большинства из нас гнев относительно безопасен. Возможно, вы кричите на своих детей или партнера или срываетесь, говоря резкие слова коллеге или продавцу в магазине. Дело не в этом, а в том, насколько вы контролируете свой гнев.

199

Сознательное зрение

Опасность, связанная с неконтролируемым направлением гнева на что-либо или кого-либо, возникает, когда энергия гнева такова, что человек уже не может сдержаться. Энергия в конце концов находит для себя выход, и иногда это очень неприятно и совсем небезопасно. В современном мире это случается все чаще и чаще, приводя, например, к растущим проблемам «дорожной ярости» (на забитых машиными трассах) или к тому, что впавший в гнев человек хватает ружье и палит в ни в чем неповинных людей.

Исцеление от чувств обиды и гнева лежит через поиск здорового способа вывести их из своего существа. Подобно воде, просачивающей­ся через дамбу, гнев может истекать из нас тонкой струйкой, которая позже могла бы превратиться в могучий и яростный поток. Но пока это струйка живительной влаги, не приносящая никаких разрушений.

Для дальнозоркого человека освобождение от гнева визуальным пу­тем состоит в том, чтобы заставить себя посмотреть вовне. Это делается отчасти для того, чтобы избавиться от дискомфортного чувства тесно­ты. Еще один процесс — поиск ясного взгляда в будущее. Есть также возможность найти ответ на вопрос о том, что несет с собой универ­сальное сознание.

Дальнозоркий ищет ответы. Лекарство от дальнозоркости взгляда состоит, в частности, в том, чтобы перефокусировать взгляд, направив его внутрь, в настоящее. Этой перефокусировке может помочь центри­рование (сосредоточение) на внутреннем, использующее принципы скрещения глаз. Сведение глаз внутрь заставляет более активно рабо­тать ресничные мышцы, придавая им больше силы и увеличивая спо­собность человека к фокусировке. Это особенно касается вас, если вы испытываете дальнозоркость ближе к сорока годам, когда вы начинаете замечать ухудшение способности фокусироваться. Кроме того, если вам уже далеко за сорок и вы стали замечать, что мелкая печать кажется вам нечеткой, скрещивание глаз будет для вас правильным решением, поз­воляющим фокусироваться на Я. Скрещивая глаза, вы сможете увели­чить свою способность фокусироваться.

200

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

Центрирование

Вы должны упражняться в глубокой фокусировке на Я. Вот что выстра­ивает энергетически сильную связь с эмоциями. Когда дальнозоркий эмоциональный человек смотрит внутрь, он выходит один на один с не нашедшей разрешения эмоцией. Освобождение Я от незрелых моделей поведения, связанных с чувством обиды, позволяет ему провести пере­фокусировку, посмотрев внутрь и открыв в себе собственную истинную природу. Процесс «настройки» и уравновешивания такого взгляда на внешний мир называется «состоянием центрированности (сосредото­ченности, концентрации)». Если вы дальнозорки, упражнения по цент­рированию или скрещению глаз могут показаться вам трудными. Вы можете сопротивляться тем сильным ощущениям, которые они вызы­вают в глазах. Поначалу внутренняя прямая глазная мышца может болеть, поскольку в этих упражнениях используются движения, при которых вы скашиваете глаза внутрь и каждый раз оставляете их в таком положении на пять секунд. Но имейте в виду: с вашими глазами ничего не случится, если вы будете скашивать их внутрь! Все опасения на этот счет просто старые басни.

Чтобы сконцентрироваться, скрестите глаза. Это потребует от вас проникновения в ту зону мозга, откуда передаются инструкции каждой глазной мышце. Для скрещения глаз требуется особая точность. Каж­дый глаз должен быть точно ориентирован, с тем чтобы обе фовеи получали один и тот же сигнал, несмотря на то, что «наблюдательные пункты» слегка отстоят друг от друга.

Центрирование подводит вас к зрению высокого уровня, зрению двумя глазами, при котором развивается глубокое, трехмерное воспри­ятие. Сознательное зрение предполагает способность поддерживать та­кую глубину восприятия ежедневно в течение долгого времени. В этой глубине вы найдете ответы на жизненные проблемы и вызовы, число которых все время растет.

Майкл понял, что практика, при которой он смотрел на собственный нос, — это отличная тренировка для того, чтобы уметь более четко фокусироваться на буквах и мелких предметах. Он начал с того, что пытался увидеть обе стороны своего носа одновременно. Сначала он мог увидеть только левую его сторону. Это означало, что у него доми-

201

Сознательное зрение

нирует левый глаз. Он стал заслонять левый глаз, чтобы заставить пра­вый скоситься внутрь. Через несколько недель Майкл заметил, что на какие-то секунды ему удается видеть одновременно обе стороны носа. Его охватило настоящее воодушевление:

«Поначалу, когда я заставлял правый глаз посмотреть внутрь, глазные мыш­цы болели. Было очень трудно увидеть правую сторону носа. Однажды я сидел в своем дворике и смотрел, как птицы порхают в ветвях, — и мне удалось увидеть краешек носа правым глазом. Это было такое удивительное чувство. Я чувствовал себя так, будто части моего мозга соединились. Я ощущал свое присутствие. Упражнения позволили мне все больше и боль­ше видеть обе стороны носа. Дерево за окном стало трехмерным: таким я никогда его не видел. Теперь я все видел по-другому. То, на что я смотрел, теперь было на своем — нужном — месте по отношению ко всему осталь­ному. Я мог одновременно видеть объекты, находящиеся на самых разных планах. Попали в фокус ближние предметы, которые я обычно видел неяс­но. Я почувствовал себя живым. Я мог видеть сознание, пульсирующее в каждом листочке, и движения птиц».

Упражняясь в скрещении глаз при взгляде на нос, не забывайте о том, чтобы правильно (интегрированно) дышать. Вдыхайте, когда вы смот­рите на нос. Выдыхая, глядите вдаль. Потом задержите взгляд на этой дали, пока вы не ощутите удовольствие, возникающее в паузе перед следующим.вдохом.

Эта ближняя и дальняя фокусировка очень полезна для улучшения зрения при дальнозоркости. Один из моих пациентов назвал эту прак­тику «переключением». Мозг управляет ближними и дальними движе­ниями, отдавая приказы глазным мышцам. Изменяя фокус, вы стиму­лируете и расслабляете ресничную мышцу. Изменение фокуса необхо­димо для поддержания его четкости и подвижности. Каждый его сдвиг опосредованно влияет на размер вашего зрачка. В главе 1 я уже говорил о том, что скрещение глаз влияет на величину зрачка. Когда вы смотри­те на нос, вы способствуете одновременно и фокусировке, и скрещению глаз. Когда конвергенция (скрещение глаз) активизируется, зрачок ста­новится меньше; при этом увеличивается поверхность радужной обо­лочки.

202

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

Представьте себе, что при сужении зрачка происходит высвобожде­ние и стимуляция гнева как модели поведения. Это значит, что благода­ря зрительным упражнениям (будь то взгляд на нос или другие практи­ки по скрещению глаз) вы активизируете эмоцию. Если вам понадобит­ся на какое-то время отдохнуть от тех чувств, что всплывают на поверхность при выполнении этих упражнений, закройте глаза ладоня­ми (положите ладони на глаза так, чтобы полностью прекратить пос­тупление в них света, и отдохните в течение тридцати —- пятидесяти секунд) или посмотрите вдаль через окно.

На уровне разума скрещение глаз с целью посмотреть на нос помо­гает слиянию мыслей и чувств. Когда вы делаете это упражнение, ваше внимание сосредоточено на ощущении и виде двух сторон вашего носа. Когда вы усовершенствуете свою способность фокусироваться, прои­зойдет вот что: вы будете меньше думать и обретете опыт сознательного использования глаз.

Дальнозоркость после сорока: у меня руки становятся коротки!

Я помню, что после сорока лет начал бояться старости. Как на шутливой открытке ко дню рождения, я чувствовал себя так, будто «взобрался на вершину холма». В шестнадцать лет родители отвели меня к семейному окулисту. Он проверил мои глаза и сказал, что у меня отменное зрение. Но когда мы уже уходили, он небрежно бросил: «Сейчас у вас отличные глаза, но когда вам стукнет сорок, вам придется читать в очках».

Когда мне исполнилось сорок, слова этого врача зазвучали у меня в голове. Я злился на него. Как он посмел промывать мне мозги таким унизительным способом! Я удивился столь сильному чувству обиды — и вспомнил о связи дальнозоркости и гнева. И рассмеялся. Я ощутил в себе гнев — и вдруг заметил, что мои руки действительно стали короче!

Я вспомнил, как впервые увидел что-то нечетко: я вышел из киноте­атра, и мне было трудно читать мелкие буквы. Я проклял оптика за его самодовольное пророчество. Но когда я понял, что тут вся штука — во Мне самом, то обратил гнев в страсть. Я поклялся себе, что разработаю серию упражнений, чтобы тренировать способность фокусироваться. Я

203

Сознательное зрение

не собирался покоряться пресбиопии (как называют старческую даль­нозоркость).

В течение следующих десяти лет я выполнял разнообразнейшие уп­ражнения на скрещение глаз. Я мог делать глазами фантастические вещи. Я использовал илл. 13 и 14 и научился стоя двигать перед собой книгу и по-прежнему видеть третью картинку. Может быть, вы посвя­тите упражнениям с этой фотографией какое-то время, пока не сможе­те проделать то же самое. Мое обычное «раздвоенное» зрение исчезло, и мне никогда не требовались очки для чтения. И вот еще что: мне показалось, что руки у меня удлиняются!

Я объясняю другим, что то, как мы используем свои глаза, — это наш выбор, но я должен признаться, что сам не всегда следую своему благому совету. Сейчас мне пятьдесят два. Мне действительно нужны очки для чтения. Моя жизнь стала сложнее. Каждые четыре недели — поездки, связанные с быстрой сменой часовых поясов, плюс истовая работа на переносном компьютере, писание книг, часы, проводимые за составлением электронных фотоколлажей, — все это принесло свои плоды. Я заставляю глаза выполнять столько задач, связанных с ближ­ней фокусировкой, что это сильно превышает уровень моего хорошего зрительного самочувствия. Но у меня есть планы изменить образ жизни.

Я предполагаю, что я буду продолжать выполнять задачи, требую­щие использования глаз при чтении и за компьютером, но одновремен­но буду практиковать сознательное зрение. Мой подход заключается в том, чтобы, работая за компьютером, использовать самые слабые из возможных линз. Обычно они на 0,25 или на 0,50 диоптрии слабее, чем те, что я использую для чтения. На протяжении рабочего дня я делаю частые перерывы. Я применяю техники скашивания одного или обоих глаз, закрываю глаза, давая им отдохнуть, смотрю в окно, закрываю глаза ладонями, встаю и выполняю медитативное упражнение —раска­чивание тела (как это описано в главе 8). Самое последнее по времени измерение, проведенное моим окулистом, показало, что сейчас мое ближнее зрение —такое же, каким оно было у меня в сорок четыре года.

Один из самых легких и в то же время требующих наибольшей сознательности подходов состоит в том, чтобы замечать, когда глаза

204

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

начинают уставать. Наблюдайте, когда буквы начнут плыть перед гла­зами или размываться или когда ваше внимание станет рассеиваться. Можете ли вы удерживать в поле восприятия картинку, на которую не смотрите? Не забывайте держать открытым свое зрительное прост­ранство.

Если вы дальнозорки, но вам еще нет сорока, вы, возможно, не откажетесь начать носить более слабые плюсовые линзы — как можно более слабые и тем не менее еще позволяющие не напрягаясь видеть мелкие детали на близком расстоянии. При таком типе дальнозоркости вам, скорее всего, удастся сократить силу линз более чем на одну ди­оптрию.

Когда я работаю в более щадящем режиме, я провожу двадцатими­нутные отрезки времени, читая в дырчатых очках. В отличие от обыч­ных очков для чтения, их использование может привести к тому, что кажется, будто при этом видишь менее ясно, но после того, как читаешь в этих очках, зрение невооруженными глазами улучшается. Эта практи­ка приносит мне большое удовлетворение. Мои глаза и способ зрения больше не вызывают во мне злости. Я благодарен нашему семейному врачу за сказанное им когда-то. Его слова стали как раз тем гомеопати­ческим средством, в котором я нуждался. Мне нравится, как я теперь вижу. Мое будущее предстает передо мною яснее, чем когда-либо. Я ощущаю близость к собственному Я.

Дальнозоркость и свет

Ключ к ясному и сознательному зрению — свет. Падающий на поверх­ность глаза свет влияет на размер зрачка, сужая его, что, в свою очередь, приводит к увеличению глубины фокуса. Способность света сужать зрачок можно считать полезной.

При дальнозоркости после сорока это имеет особый смысл. В яркий солнечный день большинство пресбиопиков могут спокойно читать на улице без всяких очков. Пусть утреннее и дневное время позволят вам ощутить благотворный эффект, оказываемый солнечным светом на зрение. Закройте глаза и подставьте лицо солнцу. Ощутите на лице его тепло и свет. Дышите правильно и ощутите волну расслабления, когда энергия идет от головы к ступням. Пригласите свет в свои глаза. Пока

205

Сознательное зрение

вы расслаблены и осознаете благое воздействие света на ваше самочув­ствие, солнечные лучи не принесут вреда ни вашим глазам, ни вашей коже — именно по этой причине. Когда вы не осознаете своего само­чувствия, влияние солнца может быть вредным. Но если вы присутству­ете в своем Я, то сами понимаете, когда пора сделать перерыв и, может быть, надеть солнечные очки.

Ощутите, как свет, проходя сквозь ваши закрытые веки, приносит с собой волну глубокого расслабления множеству тончайших мышц ва­ших глаз. Представьте себе семь цветов радуги, содержащихся в белом свете внутри ваших глаз. Представьте себе свои зрачки, которые могут легко сужаться, расширяться и вновь сужаться. Не забудьте, что скре­щение глаз помогает сужению зрачков.

В зимние месяцы можно использовать шестидесятиваттную лампу, чтобы, подвешенная перед закрытыми глазами, она имитировала сол­нечный свет. Для чтения используйте более яркий источник света. В любое время года старайтесь читать при естественном свете. Сократите время ночного чтения или ночной работы за компьютером. Мой из­любленный совет пациентам: ночные часы — для того, чтобы успоко­иться и отдохнуть.

Зрение на небольшом расстоянии и близость

Однажды, когда я проводил сеанс с одним из своих пациентов, он поделился со мной переживаниями, которые побудили меня более глу­боко взглянуть на проблему дальнозоркости после сорока. Джозефу было сорок два года, он был профессионалом в искусстве врачевания и частенько смотрел на глазную таблицу. Он обожал Пенелопу, тридцати­летнюю близорукую женщину, страдавшую к тому же астигматизмом. Вот что он рассказал:

«Моя подруга норовит приблизиться почти вплотную к моему лицу, когда со мной разговаривает. Обычно при этом она снимает очки и смотрит мне в глаза. В последний раз, когда это было, я обнаружил, что не могу четко сфокусироваться на ее глазах. Ее лицо было примерно в пятнадцати санти­метрах от моего, и все расплывалось. Это напомнило мне упражнения по рассматриванию мелких букв. Первое чувство, пробежавшее по моему телу, было: мне нужно уйти.

206

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

Я сказал ей: «Пенелопа, не надо так близко. Отодвинься». В этот момент я ощутил обиду. Она вторгалась в мое пространство. Как научило меня созна­тельное зрение, я сохранил в себе это чувство. Следующим чувством стало стеснение в груди. Я помню это ощущение еще по детству, когда я в сердцах кричал на мать. Я помню даже, как обращался подобным образом со свои­ми подругами. И теперь мои глаза открыли мне этот механизм. Когда я закрываю свое сердце, я начинаю видеть расплывчато то, что вблизи меня.

Я объяснил Пенелопе, что произошло. Рассказывая ей об этом, я начал плакать. Пенелопа обняла меня. Я чувствовал себя таким услышанным, понятым и любимым. Когда я поднял голову, наши лица по-прежнему раз­деляло сантиметров двадцать, и я сделал удивительное открытие: теперь глаза Пенелопы были в четком фокусе».

Случай Джозефа —не единичный. Я многие годы изучал связь меж­ду близостью и способностью сохранять ясный фокус. Мне представля­ется, что, когда страх близости испытан до конца, сердце открывается. И когда ты смотришь из своего сердца, это дает тебе возможность быть ближе к себе самому и стать яснее самому себе. Может быть, пресбио­пия — это время, когда смотришь на свое Я вблизи? В сорок лет вы во второй раз завершаете двадцатилетний цикл. Сорок —это время ново­го рождения. В это время вы еще дальше уходите от направления, заданного вам вашими родителями. Может быть, это — время для обретения более независимого фокуса? Сознательное зрение в этом возрасте — гибкость, позволяющая одновременно видеть будущее и быть ближе к самому себе. В результате вы, может быть, почувствуете необходимость изучить свою боязнь близости к другим и к самому себе. Джозеф решил эту задачу, добившись замечательных результатов. Вы можете поступить так же.

Независимость

Возрастная дальнозоркость словно несет в себе особое послание. Эта идея завораживает меня, потому что я нахожусь как раз в том возрасте, когда могу ставить опыты на себе. Вы тоже можете. Если вы близоруки, задача относительно проста. Если у вас незначительная или средняя степень близорукости, вы можете снять очки и видеть очень ясно на

207

Сознательное зрение

близком расстоянии. Для людей, ясно видящих вдаль, это не так. Когда они пытаются прочесть надпись на тюбике с зубной пастой, буквы видны нечетко. Чем мы старше, тем дальше приходится отводить от глаз тюбик, чтобы увидеть надпись.

Мы, испытывающие такие перемены в зрении, должны спросить себя: что еще мы отталкиваем —в переносном смысле? Один мой кол­лега заставил меня серьезнее задуматься о связи между пресбиопией и независимостью. Однажды Филипп сказал мне: «Посмотри на физичес­кое проявление, чтобы понять то, что происходит внутри глаз». Я нас­торожился. «Люди за сорок отодвигают от себя то, что читают. О чем это тебе говорит?» —спросил он. Я какое-то время размышлял и потом потребовал объяснений.

Вот какую гипотезу выдвинул Филипп:

«До сорока лет нам нужно сосредоточиваться на ближних объектах. Наши родители и учителя — рядом с нами. Они наряду с прочими влияют на то, как мы строим свою жизнь и какое содержание в нее вкладываем. На протяжении наших первых сорока лет мы выстраиваем мощную стену фи­зической безопасности. В голове у нас — прежде всего собственная карь­ера, мысль о том, как бы получить необходимые знания для того, чтобы стать независимым и зарабатывать деньги. Следующий шаг — создание дома, семьи и фундамента для безопасности в будущем. Эти действия требуют ясного фокуса и особой точности при взгляде на ближние детали.

После сорока здание материальной жизни обычно застывает в определен­ной форме. У вас есть стабильный доход, а пенсия обеспечит спокойную жизнь в будущем. Теперь можно немного расслабиться. Пришло время на­сладиться плодами собственных трудов. Теперь эволюция направляется в другую сторону: нет необходимости узнавать о жизни так много. Это — время, когда на ум приходят духовные вопросы вроде смысла жизни. А это требует определенного независимого поиска. В большинстве случаев отве­ты приходят с опытом, а не благодаря большему знанию и пониманию. Кроме того, это —время так называемого кризиса середины жизни. Может быть, происходящие при этом изменения — часть процесса переоценки и исправления своего аутентичного, изначального Я?»

208

Дальнозоркость: сосредоточение в одной точке и прояснение зрения

В словах Филиппа был смысл. Вначале мы растим в себе мысли и интел­лектуальное понимание как способ объяснить жизнь. Потом мы начи­наем чувствовать то, что думаем. И наконец мы открываем для себя утонченное удовольствие от того, чтобы просто быть, испытывая вос­торг от своей вивентивной жизненной природы. Может быть, начиная с сорока лет мы все дальше входим в эту вивентивную фазу духовной и материальной эволюции? Возможно, пресбиопия призвана напомнить нам о том, что то, что мы читаем, менее важно, чем то, что мы видим в жизни? Мне кажется, так оно и есть.

Чтение: что еще?

Мои пациенты обычно ужасаются, когда я прошу их постараться по­меньше читать. Наиболее щадящий подход — просто спросить, сколь­ко часов они читают для удовольствия. Разброс тут — от одного часа в день до четырех. Пенсионеры, как правило, проводят за чтением боль­ше времени. Я задаю им вопрос, не хотят ли они сократить время чтения в два раза. Довольно часто это вызывает удивленную, а то и сердитую реакцию: «Чем же я себя займу в освободившиеся часы?»

Я пробую копнуть немного глубже. Какие книги вы предпочитаете? Может быть, чтение для вас — способ убежать от действительности? Возможно, чтение способствует вашему духовному развитию? Вы пред­почитаете книги, которые дают вам новые знания? По ответам я пони­маю, насколько можно уменьшить время чтения. Пациенты начинают капризничать: «А что я стану делать, если не буду читать? Мне будет скучно». Прежде всего я советую им поупражнять глаза, дать им отдых от чтения и помнить, что глаза не созданы для долгих периодов ближ­ней фокусировки. Физиология глаза предполагает баланс между даль­ним и ближним зрением, подобный тому, который дает практика «пе­реключения».

Я советую проводить больше времени в движении, чтобы больше Двигались мышцы и чтобы разогнать кровь. Будьте ближе к природе. Смотрите на леса, озера, моря, цветы. Наиболее сознательный путь использования глаз — это применять их на природе: вот тот мир, ви­деть который они предназначены. Пусть они сольются с окружающей природой. Когда вы будете смотреть на нее и видеть ее, вы будете с

209

8—1529

Сознательное зрение

Рис. 10-1

Посмотрите через отверстие на календарь или книгу с расстояния, поз­воляющего вам различить все детали. Кажутся ли буквы яснее, когда вы смотрите на них сквозь щель, по сравнению с тем, когда вы на них смотрите невооруженным глазом? Теперь вращайте картонку, пока щель не примет горизонтальное положение (см. рис. 10.2). Вы видите яснее или менее ясно, когда щель находится в горизонтальном поло­жении? Поэкспериментируйте с другими — промежуточными — поло­жениями щели. Вы можете найти положение, соответствующее боль­шей ясности, при одной из диагональных позиций щели.

Рис. 10-2

212

Астигматизм: от искажения к целостности

Если вы не ВидИ те разницы между какими бы то ни было положени­ями щели, зна^ИТ) астигматизма у вас нет. Различие в Ясности зрения по любым двум \1ери дианам показывает, что у вас есть астигматизм.

Отметьте, ^де п рО ходит линия вашего наилучшего зрения — когда картонка нахОдитсЯ в вертикальном или в горизонтальном положении? Это существе^но ПО влияет на условия вашего пути к сознательному зрению. Скор0 мы вернемся к этому вопросу.

Где вы визите яснее всего?

Выполняя сл^дурзщее упражнение, представьте себе, что у вас на глазах нарисованы Ццфе рблаты часов (см. рис. 10.3). Если вы делаете упражне­ние в одиночеСтвС) представьте себе, как эти циферблаты видит человек, находящийся леред вами.

Рис. 10-3

Для правого Глаза горизонтальная линия проходит точно между де­вятью и треця чаС ами. Отсюда вы и начнете эксперимент. Медленно вращайте Щель> п роходя через десять, одиннадцать, двенадцать часов и так далее. ЕСли вЬ 1 обнаружите, что ваше зрение яснее, когда щель находится в определенном положении, запишите позицию, в которой возникает этаясноСТЬ . Что это —два, три часа? Записывайте эти данные в дневник. ^Сли ^и одно направление не дает более ясного зрения, напишите и о д это м. Проверьте оба ГЛ аза.

213

Сознательное зрение

Компенсация с помощью корректирующих линз

Оптики и офтальмологи измеряют астигматизм более сложными спо­собами, чем вращение картонки со щелью, которым вы занимались. Компьютерный авторефрактор сканирует оптические элементы глаза и распечатывает данные полномасштабной проверки на астигматизм. Кроме того, специальный прибор, называемый кератометром, измеря­ет кривизну роговицы по двум главным меридианам, давая чрезвычай­но точные данные относительно роговичного астигматизма.

Мы должны себе напомнить, что все эти измерения с помощью кератометра и рефрактора относятся к астигматизму как к особенности глаза-фотоаппарата. Но что же происходит на самом деле? Является ли именно глаз источником астигматизма —или нам лучше поискать при­чину где-то еще? Исследуя истоки астигматического восприятия (чем мы и займемся в этой главе), вы сможете понять, как вам лучше фор­мировать в себе гибкое восприятие, которое больше соответствует соз­нательному бытию.

С учетом данных измерений, полученных на кератометре и рефрак­торе, могут быть изготовлены специальные линзы, призванные ком­пенсировать асимметричную форму роговицы и хрусталика глаза. Но линзы очень редко исправляют (или излечивают) состояние глаза-фо­тоаппарата. Если бы линзы на самом деле исправляли астигматизм в его зародыше, наступило бы время, когда измерения не показывали бы больше никакого астигматизма. Врачи такое наблюдают редко. В боль­шинстве случаев применения компенсирующих линз величина астиг­матизма либо остается неизменной, либо астигматизм со временем только ухудшается.

Чего же, если говорить точно, удается добиться с помощью линз? Пусть, когда вы смотрите одним глазом на две черные прямые линии, строго вертикальную и строго горизонтальную, астигматическому глазу представляется вертикальная линия более черной и четкой, неже­ли горизонтальная. Это —одна разновидность астигматизма. При дру­гой разновидности чернее и четче будет видеться горизонтальная ли­ния. Следовательно, очевидно, что если один глаз видит одну линию отчетливее и контрастней, чем другую, это значит, что в вашем мозгу в конце концов окажутся два не совсем совмещающихся образа. '

214

Астигматизм: от искажения к целостности

Пусть одним глазом вы видите четкую вертикальную линию, тогда как горизонтальная линия —неясная и серая. Ваш мозг примет реше­ние выбрать тот образ, который чернее и яснее. Компенсирующая лин­за сделает две линии в вашем восприятии равно черными и ясными, что приведет к возникновению одиночной точки фокуса на фовее. Можно предсказать, что это, в свою очередь, сделает получаемый вами образ яснее, и ваш мозг в конце концов легче будет воспринимать обе линии.

Если у вас астигматизм, опыт со щелью, прорезанной в картонке, показал вам, что при вращении щели определенные ее позиции давали вам возможность видеть яснее, чем все прочие положения. Пусть ваш правый глаз видит яснее всего, когда вы поворачиваете щель под углом, соответствующим десяти часам (имеется в виду часовая стрелка на циферблате). Иными словами, ваш астигматизм в конце концов пока­зывает вам, что по одной оси (или — по одному направлению взгляда на жизнь) вы обладаете более ясным зрением, нежели по оси, отстоя­щей от нее на девяносто градусов (соответствующей четырем часам). Вот в чем штука: где бы вы ни испытывали недостаточную ясность зрения, вы обнаружите, что расплывчатость в этой области переходит в более сильную близорукость или дальнозоркость. Так, например, у Джо в одном глазу была совершеннейшая ясность на «десяти часах», а бли­зорукость — на «двух часах». В понятиях внутренних влияний, которые мы обсуждали, это значит, что по одному определенному взгляду на жизнь (в позиции «два часа») Джо более «сжат» или более ограничен, нежели по-другому. Почему бы это?

Астигматизм и восприятие, ориентированное на выживание

Наиболее распространенный вид астигматизма — тот, при котором наибольшая нечеткость наблюдается по оси «двенадцать часов». Эта разновидность астигматизма была названа «регулярной» («правиль­ной»), поскольку у большинства страдающих астигматизмом людей — именно этот его вид. Это значит, что самое большое ограничение свя­зано с восприятием, заложенным в определенную зону вашего разума, ориентированного на выживание.

215

Сознательное зрение

На уровне глаза-фотоаппарата вы обычно можете наблюдать один уровень нечеткости, которая может быть приписана астигматизму. С позиций сознательного зрения вы можете также заметить, что из-за взаимодействия между оком разума и глазом-фотоаппаратом различия в четкости могут зависеть также от того, как вы дышите и напрягаетесь ли вы, чтобы что-то увидеть.

Однако ваш астигматический взгляд на жизнь не обязательно дол­жен быть чем-то неизменным. Как я объяснял на всем протяжении книги, состояние вашего ока разума влияет на вас на уровне глаза-фо­тоаппарата. Мысли, страхи, искажения восприятия, чувства, убеждения и различные эмоциональные состояния в своей совокупности вплета­ются в то, как вы воспринимаете жизнь своими глазами, как вы прихо­дите в нее через глаза. Кроме того, вы можете сформировать у себя неастигматическое восприятие, которое будет постепенно менять ваш взгляд на жизнь, когда вы будете наблюдать ее вивентивным оком. Эта глава укажет вам путь к такому зрению.

Чем больше астигматизм структурно отпечатан на глазу-фотоаппа­рате (то есть насколько он действительно вызвал физические измене­ния формы глаза), тем больше вы, вероятно, используете астигматичес­кую расплывчатость для подавления какой-то составляющей реальнос­ти вашего разума. Когда вы без линз и очков проводите эксперимент со щелью, вы можете найти вероятное место, в котором это происходит. Исследуя, как вы видите через щель, вы можете отыскать ключ, кото­рый позволит вам понять причины вашего астигматизма. Коль скоро астигматизм «встроен» в глаз-фотоаппарат, это означает, что борьба с определенной частью реальности присутствовала в вашей жизни в те­чение долгого времени — достаточно долго для того, чтобы вызвать более или менее постоянное искривление роговицы и/или хрусталика вашего глаза.

Ношение линз для коррекции структурного астигматизма обеспечи­вает вам ясный фокус при взгляде на внешний, проецированный мир. Этот точный «фотографический» фокус направляет ваше внимание вовне, чтобы найти ответы на загадку, заданную астигматизмом. Этот искусственно сфокусированный свет не озаряет внутреннего разума, где обитает более сложный источник зрения. Даже при остром зрении

216

Астигматизм: от искажения к целостности

внутренняя зрительная «щель» останется нечеткой. Это называется «подавлением», и в этом случае часть сетчаточного поля зрения может блокироваться. В зависимости от потребностей личности, ориентиро­ванной на выживание, это поле зрения может подавляться частично или же целиком.

Если ваше око разума вносит в астигматизм больший вклад, нежели глаз-фотоаппарат (это могут установить ретиноскопические исследова­ния, которые я описывал в главе 1), это показывает, что вы находитесь под давлением. Осознание вами ваших впечатлений искажается, чтобы помочь вам справиться с определенной жизненной ситуацией.

Таблица, которая приводится ниже, поможет вам глубже проаназ-лизировать результаты опыта со щелью. Оси и величины углов, указан­ные в таблице, могут быть соотнесены с теми, что указаны в рецепте, выписанном вашим окулистом. Формулировки в третьей колонке по­могут вам понять, какие типы восприятия, ориентированного на выжи­вание, к вам применимы. Выполняя упражнения для страдающих ас­тигматизмом, описанные дальше в этой главе, используйте описания из этой таблицы как способ сформулировать лечебные фразы, а следова­тельно — более гибкое восприятие. В этой главе далее я объясню это в деталях.

217

Сознательное зрение

Таблица 1

Ось

Отметка на

Ощущение при

Ощущение при общей

астиг-

циферблате

общей ориентации

гибкой ориентации

матизма

на выживание

180

12 часов (в этом

Упрямство,

Уступчивость, гибкость,

положении вы видите

негибкость,

терпеливость

менее ясно)

нетерпеливость______

90

3 и 9 часов

Вас не слушают,

Вас понимают

трудности при

Вы полностью выражаете

произнесении

себя, с вами нежны, вас

правды, нехватка

любят

любви

045

2 часа [правый глаз)

Сдерживаемый гнев

Любовь к жизни

10 часов [левый глаз)

Чувство обиды

Смирение

045

2 часа [левый глаз)

Слишком сильная

Воля, соединенная с силой

10 часов {правый глаз)

или слишком

Духовный путь к

слабая воля

сексуальности

Сексуальные

проблемы

Так, согласно таблице, ось «180 градусов» соответствует позиции «12 часов» для максимальной нечеткости. Восприятие, ориентированное на выживание, может ассоциироваться со словами упрямство, негибкость и нетерпеливость. Если ваш астигматизм отвечает именно такой оси, прежде всего проверьте, насколько эти понятия соотносятся с вашей личностью, ориентированной на выживание. Постарайтесь обнару­жить, как и почему вы, по всей вероятности, развили в себе такие астигматические «планы» видения этой вашей жизненной составляю­щей, ориентированной на выживание, и какова она — близорука или дальнозорка. Затем воспользуйтесь словами уступчивость, гибкость, терпеливость из следующей колонки, чтобы проложить новый путь видения того же содержания той же составляющей вашей жизни. Этот опыт можно углубить, если использовать определенную последователь­ность фраз: об этом подробно говорится дальше.

Еще одна практика, которую я предлагаю при астигматизме, — это практика заслонения. При этом вы полностью заклеиваете линзу очков на одном глазу полупрозрачной пленкой. Закрывайте таким образом доминирующий воспринимающий глаз или же глаз, видящий яснее (вы определили его благодаря упражнению со щелью). С другим глазом

218

Астигматизм: от искажения к целостности

проделайте то же, только прорежьте в пленке щель под углом, соответ­ствующим наиболее ясному зрению (этот угол также установлен вами посредством упражнения с картонкой). Цель вашего сознательного зре­ния — практиковаться в том, чтобы смотреть тем глазом, перед кото­рым теперь — щель, прорезанная в клейкой ленте. Активно проводите время, глядя сквозь щель. Представьте себе, что фокусирование этого света как целительной энергии способно пробудить ваше восприятие от его астигматической нечеткости. Обратите внимание на «выживатель­ные» слова из таблицы и осознайте «выживательные» стороны вашего прошлого. Записав свои наблюдения, используйте слова, соответствую­щие гибкому восприятию, для того, чтобы сформировать новое восп­риятие вашего опыта, направленного на выживание.

Так, например, делая это упражнение, вы, глядя сквозь щель, можете понять, что по-настоящему не привязаны к своей работе. Обратите внимание, что эта привязанность соответствует положению щели (для одного глаза) «девять часов — три часа». При этом ось астигматизма 090. Вы можете прорезать в липкой ленте щель, чтобы смотреть на нее в положении «девять часов —три часа». Благодаря этому упражнению вы, глядя сквозь щель, начнете вскрывать внутренние причины недос­таточной своей привязанности, такие, например, как недостаточная востребованность. Это может послужить объяснением размытости и искажений, которые вы испытываете. Применяйте это заслонение в удобных условиях своей комнаты и будьте осторожны на лестницах и в кухне, где вы вас может подстерегать опасность. Предупреждаю: эта практика затрагивает ваше глубинное восприятие. Вы можете безопас­но заниматься таким заслонением в течение двадцатиминутных отрез­ков времени, прибавляя к ним по минуте в день вплоть до максималь­ного времени ношения, составляющего три-четыре часа.

Формирование гибких восприятий

Полезно взглянуть на узоры радужки, отвечающие области астигматиз­ма вашего глаза. Задайте вопросы, связанные с этой областью радужки. Используя описательные слова из таблицы, постройте для себя фразы и предложения, которые вы сможете использовать при выполнении уп­ражнений, более детально описанных ниже. Например, ласка — описа-

219

Сознательное зрение

тельное слово. Соответствующее положение щели — горизонтальное (позиция «9 часов — 3 часа»). Незаконченное предложение «Я охраняю себя от того, чтобы со мной обращались ласково, так: ...» вы должны завершить своими собственными словами. К примеру, вы можете ска­зать: «Я охраняю себя от того, чтобы со мной обращались ласково, тем, что я не ем как следует!» Освоив эту процедуру, повторяйте предложе­ние, делая упражнения, которые я описываю ниже, всякий раз по-раз­ному оканчивая фразу. Важно, чтобы вы не повторяли один и то же финал фразы дважды. Когда вы больше не сможете придумать никако­го нового окончания, это будет означать, что либо вы завершили дан­ную фазу, либо сопротивляетесь более глубокому проникновению в собственные чувства и эмоции. Чтобы определить, сопротивляетесь вы или нет, всмотритесь поглубже, дабы увидеть, нет ли в вас каких-либо дискомфортных чувств. Если это так, то, значит, сопротивление чувству и эмоции действительно проявляет себя. Продолжайте упражнения.

Когда вы почувствуете, что завершили цикл, вы будете готовы пе­рейти к этапу практики, на котором развиваются гибкие представле­ния. Этот этап предполагает произнесение фраз, начинающихся, на­пример, так: «Для меня сознательный путь получения ласки состоит в том, чтобы...». Полная фраза может звучать так: «Для меня сознатель­ный путь получения ласки состоит в том, чтобы каждое утро и каждый вечер находить время для того, чтобы есть хорошую пищу и иметь время полностью ею насладиться». Потом вы повторяете предложение, находя для него новый конец. Это — очень эффективная тренировка для развития сознательного зрения. Сначала вы сталкиваетесь с ориен­тированным на выживание астигматическим восприятием, которое предохраняет вас от чувства обласканности. Затем вы создаете в себе ясные восприятия, отыскивая сознательный путь получения ласки, ко­торый соответствует ясному видению вашей жизни.

Терапевтические линзы при астигматизме

Если ваш путь к сознательному зрению одолевается успешно, вы може­те еще глубже проникнуть в описываемый процесс. Вам нужно будет найти личного окулиста, оптика или оптометриста. В конце этой книги приведены ссылки на интернет-сайты, которые помогут вам отыскать

220

Астигматизм: от искажения к целостности

специалистов, занимающихся созданием линз, которые фокусируют попадающий в глаза свет наподобие щели. Различие тут в том, что в данном случае никакой щели нет: это просто линза сконструирована так, что вы словно смотрите сквозь щель.

Поговорите со специалистом по телефону или лично, чтобы опреде­лить, насколько он готов помочь вам на пути, описываемом в этой книге. Объясните, что вы занимаетесь интегрированной зрительной терапией, называемой сознательным зрением. Дайте этому специалисту понять, что вы намерены использовать терапевтические стекла созна­тельно во время ваших упражнений и что вы будете счастливы подпи­сать обязательство носить ваши обычные (дающие ясное зрение) очки за рулем машины, при работе с любыми механизмами, а также при прочей подобной деятельности. Это соглашение успокоит специалиста, который мог бы чувствовать себя ответственным за вас, если бы вы попали в аварию или каким-либо иным образом навредили себе, нося терапевтические линзы.

Если вы близоруки, скажите вашему окулисту или оптику, что вы хотели бы слегка увеличить силу астигматической цилиндрической ком­пенсационной линзы, одновременно ослабив ее сферическую составляю­щую. Может быть, вы не совсем понимаете, что означают эти слова, но специалист-то знает, что сделать в оптическом отношении, чтобы вы добились своей цели. Такие терапевтические линзы дадут вам наиболее ясную сфокусированную картинку там, где была щель, то есть по мери­диану наименее четкого зрения. Это и есть то терапевтическое преиму­щество, к которому вы стремились. С такой коррекцией ваше восприя­тие, ориентированное на выживание, будет активизироваться.

Если вы дальнозорки, тот же эффект фокусировки лучей света по наиболее расплывчатому меридиану достигается путем ослабления ас­тигматической составляющей линзы. В любом случае обзаведитесь от­дельными терапевтическими линзами и по-прежнему носите обычные корректирующие линзы во время ночной деятельности, при вождении машины и в кино. Таким образом вы сможете сознательно выбирать, какие линзы вам нужны, в зависимости от того, чем вы в данный момент занимаетесь. Носить терапевтические линзы начните дома, где вы сможете более адекватно реагировать на те чувства, которые будут

221

Сознательное зрение

выходить на поверхность. Ведите дневник наблюдений и каждую неде­лю перечитывайте написанное, чтобы отслеживать связь между стары­ми и новыми переживаниями.

Вас может обеспокоить финансовая сторона вопроса при такой сме­не линз — гораздо более частой, нежели раньше. Разумеется, вам надо предусмотреть в своем бюджете эту статью расхода. Найдите доброже­лательного оптика, который будет продавать вам все по доступной цене, а оправы, например, вообще со скидкой. Интернет также предос­тавляет большие возможности в смысле скидок: вы можете заказать там недорогие оправы и линзы. Большинству онлайновых продавцов можно выслать по факсу копию рецепта, выписанного вашим окулис­том. Такой подход сведет к минимуму общие затраты на линзы.

Следуя за большим пальцем

Если эксперимент со щелью показал вам, что один из ваших глаз обна­руживает более явную нечеткость по определенному меридиану, то, значит, это и есть тот глаз, который вы должны упражнять, заслоняя другой. Прикройте доминирующий глаз (тот, что лучше видит) черной заслонкой или повязкой. Другой глаз пусть будет лишен линз или засло­нок: он будет невооруженным. Итак, на лучше видящем глазу у вас повязка, а на астигматическом глазу у вас ничего нет.

Поместите большой палец на расстоянии двенадцати сантиметров перед своим открытым глазом. Вспомните ориентацию щели по мери­диану наихудшего зрения для этого глаза. Путь это —положение «12 часов». Теперь, держа большой палец так, словно он указует в небо, двигайте им в вертикальной плоскости (к небу и обратно к земле), вверх-вниз, перед открытым глазом, сохраняя двенадцатисантиметро­вое расстояние. Доводите палец до того уровня, где вы еще можете его видеть (см. рис. 10.4).

Здесь возможны три вида движений. Прежде всего — двигайте гла­зом, следуя за перемещением пальца. Пусть это движение будет плав­ным и лишенным усилий. Делая это, дышите интегрированно: вдох, выдох, пауза. Следите за движущимся пальцем открытым глазом, обра­щая внимание на то, чтобы не двигать при этом головой. Одновремен­но отмечайте движение пространства за пальцем. В каком направлении,

' I

222

Астигматизм: от искажения к целостности

как вам кажется, перемещается это пространство, когда вы смотрите на палец? Не ощущаете ли вы некоторого головокружения? Как вы себя чувствуете, глядя на движущийся палец и не теряя при этом фокуса и сосредоточенности?

Рис. 10-4.

Теперь, продолжая такие же движения пальцем, позвольте и голове за ними следовать, а глазу просто не отставать от головы, что будет только естественно. Вначале это может показаться затруднительным, но потом делать это будет все легче. Помните о правильном дыхании.

Третью разновидность: выберите точку позади пальца, на которую вы будете смотреть. Направьте фокус на эту точку. Начните двигать пальцем, но на сей раз не столько смотрите на него, сколько продолжай­те фокусироваться на точке позади пальца. Просто отмечайте типы движений, увидьте их.

Поэкспериментируйте с движениями в других направлениях и от­метьте различия, которые вы при этом заметите. Запишите свои впе­чатления. Помните, что эта практика оживляет воспоминания: вам может понадобиться определенное время покоя в промежутках между различными уровнями практики, чтобы пережить появляющиеся чув­ства. Кроме того, можно также воспользоваться процедурой заверше-

223

Сознательное зрение

ния предложений, чтобы совладать с теми составляющими восприятия, ориентированного на выживание, которые могут подняться на поверх­ность.

Если вы начали уставать, закройте глаза ладонями. При этом исполь­зуйте слова, соответствующие гибкому восприятию, для создания фраз, требующих завершения. После окончания каждого сеанса проверяйте зрение, глядя сквозь щель по тому направлению нечеткого зрения, которое служило вам основой для практики. Вы можете удивиться, обнаружив, как изменилось ваше восприятие. Обратите внимание на то, какие ощущения вызывает в вас эта усилившаяся ясность, и запи­шите эти изменения в дневник.

Сливающиеся фотографии

Я разработал серию фотографий для реинтеграции астигматических образов, видимых правым и левым глазом. (См. илл. 15,16 и 17.) Обра­тите внимание, что на каждой фотографии определенная часть нахо­дится не в фокусе; это — вертикальная, горизонтальная и диагональная зоны размывания. Эти нечеткие области на фото соответствуют различ­ным положениям «стрелок часов»: вы уже определили для себя эти позиции, упражняясь со щелью.

Ваше цель — работая с каждой серией фотографий, постараться свести глаза и увидеть среднюю, третью картинку, как вы делали это в предыдущих главах (см. илл. 13 и 14). Чтобы увидеть третью картинку, посмотрите на свой палец, отведенный от глаз на тридцать сантимет­ров. Фокусируясь на пальце, обратите внимание: вы видите две картин­ки позади пальца; при этом он находится точно на одной с ними линии. Вначале вы можете увидеть четыре картинки; средние две даже могут двигаться. Варьируя расстояние до пальца, отодвигая его от глаз и придвигая ближе, вы найдете точку, в которой четыре картинки соль­ются в три. Когда это произойдет, уберите палец и поупражняйтесь, стараясь как можно дольше удерживать три картинки в оке разума.

Следующий шаг: расслабьтесь и позвольте себе увидеть третью кар­тинку более глубоко. Когда вы научитесь оставаться в состоянии при­сутствия, глядя фовеей каждого глаза и поддерживая присутствие пери-

224

Астигматизм: от искажения к целостности

ферического пространства с помощью сетчатки, все части средней кар­тинки будут казаться вам неискаженными и ясно видимыми.

Начните делать это упражнение с той фотографией, с которой вам легче работать. Затем перейдите к более трудным, то есть к тем фото­графиям, для которых вам тяжелее всего добиться ясного видения. (Вы можете видеть свою задачу в том, чтобы заставить исчезнуть размытые и искаженные части картинки.)

Чем дольше вы можете смотреть на третью картинку, оставаясь в расслабленном состоянии и правильно дыша, тем больше вы увидите своим вивентивным оком. Вы можете заметить множество различий в глубине картинок и наблюдать такие их элементы, которые вы прежде не замечали или на которые не обращали внимания. Кроме того, вам может открыться более глубокая личная перспектива благодаря новому пониманию и расширению внутреннего осознания.

Ориентация оси астигматизма и сознание

Джастине было одиннадцать, когда она впервые пришла ко мне на прием. Ее мать Лаура сама была врачом и беспокоилась насчет очков, которые прописали дочери. У Джастины был астигматизм, и наиболее нечеткое восприятие возникало у нее, когда она держала щель в гори­зонтальном положении («9—3») для обоих глаз. Ей прописали очки для дальнозоркости, компенсировавшие 3.25 диоптрии астигматизма.

Джастина демонстрировала «отталкивательное» дальнозоркое пове­дение по горизонтальному зрительному меридиану. Этот вид дально­зоркого астигматизма называется «нерегулярным» («неправильным») и является наименее распространенным. Я посмотрел на рисунок ее ра­дужки и отметил эмоциональные желобки, протянувшиеся вдоль этого горизонтального меридиана. Вид этих узоров указывал на то, что эмо­ция глубоко засела в оке разума Джастины и защищена в нем.

Получив сведения о дальнозорком астигматизме Джастины и о глу­бокой эмоции, ассоциирующейся с радостью, лаской и общением, при­сутствующей по горизонтальному меридиану, я получил отправную точку для исследования причин ее астигматизма. С чем была связана ее личность, ориентированная на выживание? Какой вид зрения, ориенти­рованного на выживание, был свойствен глазам Джастины, проециро-

225

Сознательное зрение

вался ими, создавая этот тип искажения? Информация об ее радужке и сила прописанных ей линз побудили меня задаться более глубокими вопросами. Вы можете проделать то же самое, если воспользуетесь таблицей, приведенной выше.

Джастина не способна была свести глаза. Каждый раз, когда я поме­щал перед ней предмет, ее левый глаз закрывался, скашиваясь вправо. Я увидел, что Джастина предпочитала свой отцовский глаз и в букваль­ном смысле закрывала левый, материнский. На следующем этапе надо было побольше разузнать об ее отце. Поскольку она предпочитала пра­вый глаз, я предположил, что она ощущает себя ближе к отцу, чем к матери, и что она сердится на мать. Поскольку их первый визит длился только час, я решил остаться в рамках физического подхода и предло­жил Джастине научиться делать интеграционные упражнения по скре­щению глаз, глядя на свой нос и сосредоточиваясь на том, чтобы видеть обе его стороны. Я полагал, что если эти упражнения удастся осилить, Лаура и Джастина еще ко мне вернутся.

Прошло полтора года, и Лаура с дочерью снова пришли ко мне. Джастина проявила усердие и научилась смотреть на свой нос, видя его в 60% случаев. Теперь она отмечала, что чувствует себя более комфорт­но и лучше концентрируется, выполняя школьные задания. Ей все еще трудно было длительно сосредоточивать внимание на заданиях по чте­нию. Тут играли роль другие факторы. Джастина вступала в пору поло­вого созревания и много боролась со своей матерью. Полсеанса я рабо­тал с Джастиной, а затем поговорил с ее матерью наедине.

Я был прав, предположив, что «сердитая», дальнозоркая модель по­ведения Джастины была направлена прежде всего против матери. Еще одним фактором, который, как я чувствовал, оказывает негативное влияние на зрение девочки, была напряженная деловая жизнь отца и отсутствие в ее жизни ласки человека, которого она нежно любила, когда была еще ребенком. Кроме того, Джастина сравнительно рано ощутила, что мать и отец несчастливы в своей любовной жизни: обыч­ная причина того, что два глаза не полностью кооперированы в бино­кулярном зрении —зрении двумя глазами.

У отца Джастины была любовница, и этот роман пришелся пример­но на то время, когда у девочки впервые проявился астигматизм —

226

Астигматизм: от искажения к целостности

между ее восемью и девятью годами. Отец внезапно скончался как раз между двумя визитами Джастины ко мне: ей тогда было двенадцать. Теперь, в двенадцать с половиной лет, школьная успеваемость Джасти­ны снизилась, что явилось еще одним симптомом того, что внутренне она ощущала себя несчастной. Это отразилось в ее неспособности оста­ваться сознательно сосредоточенной и сфокусированной.

Когда оку разума приходится делать выбор, направленный на выжи­вание, как в случае Джастины, глаз-фотоаппарат показывает особые признаки астигматизма. Мой клинический опыт убедительно свиде­тельствует: обращаясь с астигматизмом глаза-фотоаппарата так, как я предлагаю, мы можем определить и исцелить восприятие ока разума, ориентированное на выживание. Когда это будет сделано, откроется глаз вивенции, и нам будет доступно сознательное зрение, а это —ясное зрение, обращенное к реальности.

Самооценка

Выстраивание самооценки — одна из труднейших задач, с которыми большинство из нас сталкивается в юности. На радужке есть зона, назы­ваемая зоной самооценки: она расположена вблизи вертикального 11-часового меридиана для правого глаза и близ меридиана «1 час» — для левого. Вновь обратившись к таблице 1 (с. 236), вспомним, что верти­кальные зоны неясного зрения связаны с осью «180 градусов» и «пра­вильной» формой астигматизма. Мои исследования показывают весьма отчетливую связь между «правильным» астигматизмом, самооценкой и их ближайшими соседями — чувственностью и сексуальностью.

Здоровая самооценка формируется в первую очередь благодаря на­личию множества позитивных стимулов и благодаря влиянию тех по­зитивных моделей, которые мы в детстве и в юности переняли от роди­телей. Положительная самооценка, в свою очередь, дает самоопределе­ние, то есть определенность, позволяющую нам брать на себя трудные задачи и развивать хорошие способности к принятию решений.

Любая форма негативной критики в детстве разрушает самооцен­ку — в буквальном смысле. Мой клинический опыт свидетельствует: человек развивает в себе астигматизм «правильной» ориентации как способ защитить, прикрыть свою низкую самооценку. Образно говоря,

227

Сознательное зрение

человек избегает смотреть в лицо действительности, полной эмоцио­нальных страданий и боли. Астигматическое искажение реальности — это не что иное, как адаптация, направленная на то, чтобы избежать чувств.

Джонатан испытывал такие переживания, пока рос. Его отец Морис был человеком, склонным ко всякого рода критиканству. Морис любил Джонатана, но (и это было довольно-таки инфантильное поведение) выражал свои чувства исходя из собственной низкой самооценки. Од­ним из способов, какими Морис передавал Джонатану свою собствен­ную слабость, было говорить сыну, что тот не слишком ловок и симпа­тичен.

Джонатан рассказывает:

«Это был кошмар — находиться рядом с отцом. Он так критически относился ко всему, что я делаю. Как я одеваюсь, как я пилю дрова, делаю домашнее задание, езжу на велосипеде. Он меня доставал, как сержант солдата. С самых ранних лет я понял, что все делаю неправильно. Скоро я почувство­вал себя дурачком и утратил всякую веру в себя. У меня развился астигма­тизм, а в результате когда я пытался читать, у меня начинала болеть голова. Кроме того, мне трудно было смотреть обоими глазами одновременно. Пока я был мальчиком, я любил отца, но не мог понять, почему он такой жестокий. Я весь был полон ужаса в ожидании очередного разгрома. Позже, благода­ря опыту сознательного зрения, я понял, что даже словно притягивал к себе учителей, которые обращались со мной так же как отец. Не то чтобы отец меня не любил. Он просто хотел, чтобы я был как можно лучше, — из-за своих собственных недостатков. Проблема была в том, что он проецировал на меня свой собственный искаженный способ общения с миром и защиты от него. Я перенял его визуальные и ориентированные на выживание черты. Мне было трудно принимать решения. Я не верил ни своим инстинктам, ни своим интеллектуальным способностям. Это была жалкая жизнь.

Мне предстояло научиться доверять инстинктам, заложенным в моих эмоци­ях. Я проделал множество процедур, чтобы обнаружить глубинные страхи, которые некогда привели меня к зрительным и телесным искажениям. Од­ним из моих любимых занятий стало использование тела для того, чтобы узнать о своих страхах и переживаниях: я начал это делать в тринадцать

228

Астигматизм: от искажения к целостности

лет. Тогда в нашем городке построили новый плавательный бассейн. В нем было три вышки для ныряния: высотой в метр, три и шесть метров. Я научился преодолевать страх повредить себе что-нибудь, забираясь высоко и ныряя с метровой вышки. Я обнаружил, что, принимая определенную позу, я могу спокойно войти в воду. Если какая-нибудь часть моего тела не принимала правильного положения, я чувствовал удар этой части о воду.

Я научился чувствовать положение своего тела. Когда я забывал об этом, болезненное ощущение удара напоминало мне о моем недостаточном присутствии. Потом я решился перейти к трехметровой вышке. Теперь мне нужно было перестроить зрение, чтобы по-новому увидеть расстояние меж­ду собой и водой. Вход в воду и зрительно был другим. Я должен был видеть, когда изогнуть и наклонить тело, чтобы мягко войти в воду в строго верти­кальном положении. Прикосновение воды к телу дало мне изумительные кинестетические впечатления. Я ощутил пространство своего тела, находя­щегося в вертикальном положении. Позже я обнаружил, что это — как вертикальное выравнивание астигматизма в правом глазу.

Дальше была шестиметровая вышка. Тут я погружался в воду глубже и с намного большей скоростью. Массирующее действие, которое вода оказы­вала на мое тело, пробудил определенное чувство где-то в самой моей глубине. Кроме того, я посмотрел в лицо своей боязни нырять с такой высоты. Я сам решал для себя, когда нырнуть. Я учил себя проникать в свои внутрен­ние ресурсы, чтобы направлять себя сквозь пространство. Это во многом подготовило меня к дальнейшей жизни».

Именно во время сеанса по тренировке сознательного зрения Джонатан испытал чувство связи между осознанием своего тела и вертикальным пространством своего зрения. Когда он нырял, он испытывал в глазах и в теле те же ощущения, какие возникали у него при слежении за паль­цем, движущимся вверх-вниз перед его открытым глазом. Выполняя это упражнение, Джонатан чувствовал себя так, будто энергия движется вверх и вниз по его телу, с головы до пят и обратно.

Кто-нибудь может спросить, остановили ли нырятельные упражне­ния юного Джонатана дальнейшее развитие его астигматизма. Джона­тан вспоминал, что подростком, в Западной Австралии, он увлекался боди-серфингом. Он описывал, как, определенным образом изменяя

229

Сознательное зрение

положение тела, мог взмыть на гребень набегающей волны и проводить часы, скользя на волнах к берегу. Джонатан понял, что это был его способ овладевания глубокими, потаенными чувствами и эмоциями, впечатанными в его мускулатуру и защищенными ею. Он объясняет это так:

«Когда я сосредоточиваюсь на себе и использую зрительное внимание и осознание, я могу слиться с силой волны, я знаю, куда смеаить вес тела, и продолжаю движение вперед. Этот процесс соединяет мои чувства с мыш­цами моего тела. Когда мне это удается, я могу спокойно ехать на гребне волны, скользить, испытывая блаженство и восторг. Если же мои чувства и мысли разобщены, сила волны берет надо мной верх и швыряет мое тело, как бушующая река — ветку. Я понял, что не контролировать себя, находясь во власти гнева волны, — это как находиться рядом с моим отцом в детстве и юности. Я отдавал себя на милость внешнего влияния, внешней силы. Теперь я научился владеть собой, чтобы эффективно взаимодействовать с внешней силой. Когда я целостен и сознателен, я чувствую и вижу созна­тельно. Боди-серфинг показал мне, как проникнуть в горизонтальное прос­транство моего тела. Я научился интегрировать левую и правую сторону тела с левым и правым полушарием мозга. И я воскрешал в себе эти пережива­ния, глядя, как мой большой палец ходит туда-сюда».

Диагональный астигматизм и сексуальность

При такой разновидности астигматизма наиболее нечеткому зрению соответствуют меридианы «10 часов» (для правого глаза) и «2 часа» (для левого). Эту форму астигматизма можно рассматривать как развитую адаптацию по сравнению с «нормальными» разновидностями — «девя-ти-трехчасовой» и «двенадцатичасовой», так как в дополнение к неяс­ному зрению по вертикальной и горизонтальной осям человек с таким типом астигматизма еще больше искажает эту неясность из-за особен­ностей восприятия своего ока разума, ориентированного на выжива­ние. Это отражается на состоянии глаза-фотоаппарата, который дает наименее четкое зрение в позиции, отличной от вертикальной и гори­зонтальной.

Долгие годы я задавался вопросом: почему человек идет на такие ухищрения, подвергает себя таким трудностям, только чтобы не ви-

230

Астигматизм: от искажения к целостности

деть? Я не обращал особого внимания на причины диагонального астиг­матизма, пока не начал рассматривать узоры радужки, соответствую­щие «десяти часам» для правого и «двум часам» — для левого глаза.

Эти области на радужной оболочке предполагают потенциальные ограничения, таящиеся в глубине бессознательных составляющих ока разума, откуда трудно добыть воспоминания. Эти воприятия, ориенти­рованные на выживание, проистекают из генетических факторов, кото­рые, как на карту, нанесены на радужку и соответствуют чувственности и сексуальности. Мне как врачу, занимающемуся проблемами зрения, было непросто начать подбираться к пациентам с вопросами об их сексуальной жизни. Поэтому, будучи клиническим профессором опто-метрии в Тихоокеанском университете Портленда (штат Орегон), я стал сотрудничать с социологом, чтобы исследовать связь сексуальности с астигматизмом. Этот социолог собирал сокровенные подробности ис­торий болезни пациентов, у которых был обнаружен астигматизм и другие рефракционные отклонения.

В результате этих исследований мы обнаружили, что 75% всего насе­ления Соединенных Штатов имели ранние «дисфункциональные» («не­нормальные») переживания, создавшие определенные сексуальные от­клонения. Эти переживания могли быть самыми разными: от физичес­кого или эмоционального насилия до желания избежать чего-то, чувства смущения, травмированности или отсутствия вкуса к сексу. Эта цифра коррелировала с моими исследованиями: 75% близоруких паци­ентов с астигматизмом страдали сексуальной дисфункцией в какой-ли­бо форме.

В последующие годы в моей консультационной практике и в создан­ных мною студиях мне стало легче обсуждать с пациентами связи между астигматизмом и сексуальностью. Я увидел, что когда люди выполняют описанные в этой главе упражнения, смотрят в лицо своему восприя­тию, ориентированному на выживание, и формируют гибкие способы восприятия, астигматические искажения их глаз-фотоаппаратов уменьшаются. В некоторых случаях требуется более глубокая консуль­тативная работа с врачом. Когда человек освобождается от контролиру­ющего влияния ока разума, он может лучше видеть вивентивным оком. Сознательное зрение обеспечивает здоровый способ использования

231

Соз;,отельное зрение

глаза-фотоаппарата, что во многих случаях приводит к тому, что над человеком больше не властна зависимость от компенсирующих линз.

Секс тоже может использоваться как некая зависимость, которая способна помочь человеку почувствовать себя лучше, когда он находит­ся в депрессии или страдает от заниженной самооценки, — или же защитить его от впадания в гнев. Пока секс служит таким целям, чело-веку нет нужды пристально вглядываться в источник неприятных чувств. Я утверждаю, что астигматизм, сопровождающийся трудностя­ми в интеграции восприятия обоими глазами (и создании бинокуляр­ного зрения), связан с ориентированным на выживание механизмом, который может оставлять неприятные переживания, связанные с сек­суальностью, «запертыми» в оке разума.

Значительное число женщин от сорока- до пятидесятилетнего воз­раста, открывших для себя сознательное зрение, утверждают, что теперь им кажется довольно легким делом подавлять свои сексуальные потребности. Они живут, частично отвергая собственный эротизм. Не приводит ли такое пренебрежение частью нашей реальности к тому, что эта часть начинает говорить громче, чтобы привлечь к себе внимание? Представляется, что так оно и есть: когда мы подавляем в себе сексуаль­ные эмоции, астигматизм служит отражением нечеткости нашего взгляда на жизнь. Сознательное зрение —это шаги, позволяющие по­нять, как астигматизм может привести нас в видимые области, которы­ми мы пренебрегаем. На этом пути мы можем посмотреть на свою жизнь с новой ясностью и найти полноту ощущений и радости, кото­рых все мы заслуживаем.

Положение тела и астигматизм

Развитие астигматизма в конечном счете связано с подавлением или блокировкой какой-то части пространства ока разума. Внутреннее ис­кажение с таким же успехом может породить и порождает визуальное искажение нашей внешней видимой реальности, а это изменение отра­жается на структуре глаза-фотоаппарата. В результате наше восприятие реальности становится ложным, искаженным, чтобы соответствовать нашей внутренней неспособности справиться с тем, что входит в наше сознание через глаза.

232

Астигматизм: от искажения к целостности

Клинические исследования, проведенные оптометристом Полом Харрисом, предполагают, что сходный процесс искажения может наб­людаться, когда тело не находится в строго вертикальном положении. Доктор Харрис обнаруживал астигматизм у часто выступающих с кон­цертами музыкантов, чья поза при игре искажена, — к примеру, у скри­пачей, обычно склоняющих голову к скрипке.

Другие исследования показывают, что, когда люди занимаются ра­ботой, при которой глаза движутся в одном направлении больше, чем в другом, у них развивается астигматизм. К примеру, проследим разли­чия между почтальоном и рабочим на сборочном конвейере. Почталь­он, сортируя письма, больше двигает глазами в вертикальном, нежели в горизонтальном направлении, раскладывая письма вверх-вниз в раз­личные щели почтовых ящиков; конвейерный же рабочий двигает гла­зами в основном в горизонтальном направлении. Интересно отметить, что почтальон демонстрирует наименьшую ясность зрения по горизон­тальной оси, то есть он обладает тенденцией к «неправильному» астиг­матизму. У конвейерного рабочего развивается астигматизм «правиль­ный», с меньшей ясностью по недостаточно активизируемому направ­лению движения глаз, а именно — по вертикали.

Суть в том, чтобы сознательно поддерживать хорошее вертикальное положение головы и позвоночника, а также соответствующее движение глаз при чтении, работе за компьютером или выполнении какой-то работы за столом. Неразумно читать в постели, положив книгу сбоку. За компьютером используйте кресло, возможно даже, с подушками, чтобы подпереть спину. Обращайте внимание на то, чтобы спина была удобно выпрямлена и никоим образом не искривлена. Делайте частые перерывы, поднимая выпрямленные руки над головой, вытягивая голо­ву и распрямляя позвоночник.

Я рассказал вам об астигматизме, основываясь на личном опыте работы со многими пациентами. Этот подход оказался для них полезен. Но, как вы начали понимать, проблема астигматизма — комплексная. Астигматизм — плодородная почва для того, чтобы вы исследовали самого себя. Возьмитесь за трудную задачу — сознательно увидеть все темные области и искажения, коренящиеся в прошлом, дабы насла­диться ясным, сознательным зрением, видя и настоящее, и будущее.

233

11

Глазные болезни: пробудись и узри!

От слепоты к свету

Ужасные слова: «Не Пройдет и трех лет, как вы ослепнете на правый глаз. Так что просто приучите себя жить с этим», — прозвучали для Франсуазы как пригоьО р. Офтальмолог, который их произнес, не пред­ложил ей никакого лег1ения> за исключением периодических проверок, в ходе которых она будет видеть, как ухудшается ее зрение. В девятилет­нем возрасте ей поставили диагноз «астигматизм», но очки ей были нужны только для чтения и выполнения домашних заданий. У правого глаза было +1.00 и -1.00 на оси 030, у левого —+ 1.00 и -1.00 на оси 150. Ось астигматизма быда сонаправлена зонам радужки, отвечающим за чувственность и сексуальность (эти вопросы рассмотрены в главе 9).

Этот жестокий диагноз не помешал тридцатилетней Франсуазе про­тивостоять судьбе. Оца искала выход — и пришла к сознательному зрению. Она вспоминает:

«Мои глаза никогда Не представляли для меня проблем, но в двадцать три года я начала иногда испытывать затруднения, когда смотрела на объект, попадавший в поле зрения я была так занята, что ничего не предпринима­ла. В двадцать пять лет симптомы стали настолько сильными, что я обрати­лась к окулисту. Я не Могла стопроцентно видеть правым глазом. Офтальмо­лог думала, что это Цветовая слепота, но у меня никогда прежде не было такого заболевания. Оца сказала, что у меня глазная болезнь, возможно — спазм зрительного нерва хотя сама она не могла мне помочь, она ни к кому меня не направила. Я решила действовать сама и пошла к нейрологу, чтобы провести сканирование мозга: может быть, у меня в мозгу опухоль? Врач сказал, что мой зрительный нерв в порядке и никаких опухолей нет.

235

Сознательное зрение

Консультация у другого офтальмолога закончилась диагнозом, согласно ко­торому я должна была в течение трех лет ослепнуть на один глаз. Мне советовали мужаться, но я нигде не могла добиться конкретных сведений о том, что с моим глазом. Я рассказала обо всем родителям. Летом 1996 года мой отец отнес результаты медицинских исследований моего состояния в один широко известный медицинский университет. Моим случаем занялись три врача. В конце концов был поставлен диагноз — палочково-колбочко-вая дистрофия. Палочки (предназначенные для ночного зрения) были пора­жены сильнее. Меня направили к специалисту по заболеваниям сетчатки, и я в течение шести месяцев ждала приема. Я почувствовала облегчение, потому что наконец повстречала врача, который осознавал состояние моего глаза.

Он сказал, что дистрофия палочек и колбочек развивается медленно. Он не мог объяснить, откуда у меня взялось это заболевание. Он назвал его нас­ледственным, но никто из моих родственников им не страдал. Он советовал мне быть очень осторожной, выходя на солнце, потому что ультрафиолето­вые лучи могут способствовать дальнейшему разрушению сетчатки, и поэто­му рекомендовал носить солнцезащитные очки. Я последовала его совету.

После консультации с этим специалистом я продала машину и перестала водить. Я по-прежнему могла читать и вообще вполне нормально функцио­нировать. Я должна была показаться врачу не позднее чем через два года. Я старалась не давать своей болезни никаких поблажек. Каждый норовил сунуться ко мне с советом: мол, найди более безопасную работу, например, административную. Но это не была та жизнь, которой я хотела бы жить. В эти два года состояние моего ума и духа было как на качелях. Прошло два года, и врач сказал мне, что болезнь не прогрессирует.

Я начала понимать, что мне нужно самой найти решение. Я встретила человека, который помог мне в работе по саморазвитию. Мой ум открылся тем путям, которыми я могла бы совершенствовать себя. Я читала полезные книжки о состояниях тела и о том, как они невидимыми нитями связаны с разумом. Я стала работать над другими физическими проблемами. Я спро­сила себя: если я смогу добиться хороших результатов с другими органами, почему бы не попробовать сделать что-то подобное и с глазами? Эта идея стала для меня переломной точкой.

236

Глазные болезни: пробудись и узри!

Я изучала книги по болезням глаз. Я прочла о докторе Роберто Каплане, и пришла к нему на прием. В течение двух часов консультации произошло так много. Я заплакала от счастья. Я стала высвобождать какие-то детали своего прошлого. Я последовала его предложению носить повязку на доминирую­щем глазу—левом, видящем ясно. Я слушала аудиокассеты курсов самоле­чения, разработанные им для того, чтобы пациенты смогли отпустить все в себе на волю, позволив себе развиваться.

Я узнала, что правый глаз связан с отцовской (мужской) стороной семьи. Я поняла, что состояние моего правого глаза отражает сложные отношения, которые у меня в жизни складывались с мужчинами. В мечтах я хотела заниматься какой-то более творческой работой, например, танцевать, петь, снимать фильмы. Я хотела работать с людьми. Я могла бы им помочь. Моя болезнь говорила мне о чем-то, что я не осуществила в жизни.

Я придерживалась правильной диеты. Я ела мало молочных продуктов и мяса. Я начала проводить цветовую стимуляцию правого глаза, чтобы увели­чить потенциал самоисцеления тела и души. Кроме того, я пользовалась антиоксидантами в форме спрея, который впрыскивается под язык. Отверг­нув предупреждения одного из моих предыдущих врачей о вреде солнеч­ного света, я начала любовно зазывать солнце в свои глаза. Ранним утром, ожидая поезда, я сидела с закрытыми глазами, обратив лицо к солнцу. Я любила чувствовать исходящее от солнца тепло.

Через какое-то время солнце столь благотворно подействовало на мои глаза, что я начала все реже носить очки. Конечно, я надевала их, становясь на лыжи. Солнце стало моим лучшим другом. Оно больше не было врагом. Я поняла, что чем я сознательнее, тем меньше солнце может опалить меня. Я продолжала слушать кассеты с курсами самоисцеления примерно месяца два. Их содержание потрясло мой разум. Я начала внутренне распрямлять­ся. Я больше не хотела чувствовать себя униженной другими людьми.

Сочетание прослушивания этих кассет с ношением повязки помогло мне высветить в памяти забытые детские воспоминания — эпизоды, которых я не помнила и не видела. В течение двух недель я чувствовала себя очень уязвимой. Слезы помогли мне продвинуться дальше, по-прежнему давая всему идти, как оно идет.

237

Сознательное зрение

Моей целью было больше не торопить жизнь и попытаться найти работу. Сначала мне следовало позаботиться о себе. Я согласилась бы только на такую работу, которая была бы мне интересна. Я работала на съемках фильма, и состояние моего глаза улучшилось.

Я хотела знать, какие эмоциональные блокировки привели к моей глазной болезни. Роберто Каплан пригласил меня на трехнедельный марафон-прибежище, направленный на самоисцеление: он проводил его совместно со своим партнером. На этих сеансах, в этом прибежище, со мной произош­ли глубокие изменения. Я снова стала носить повязку, и поначалу мне это показалось по-настоящему трудным. Я переживала эмоции, связанные с моим отцом, и это влияло на мое дыхание. Я продолжала стойко носить повязку, и мне открылся новый эмоциональный мир. Каждый день на повер­хности появлялась новая эмоция. Были моменты, когда мое сердце стучало так, как будто я действительно пробежала марафон. Еще мгновение — и моя грудь словно охвачена огнем. Потом я успокоилась и пришла в себя. День за днем я проходила сквозь эмоциональное чистилище. Прежде мои потаенные детские чувства по отношению к отцу были крепко заперты, как в сундук.

Поначалу ношение повязки на левом глазу привело меня в мир правого глаза, казавшийся темным и мрачным. В центре поля зрения была плотная темная область. Она выглядела как что-то впечатанное в глаз. В прибежище Роберто провел нас через исцеляющий ритуал, когда мы должны были узнать свойственные нам ограничения. Я смогла почувствовать себя шести­летней девочкой. Я ненавидела, когда отец меня обнимал или прикасался ко мне. С моей сестрой он обращался просто ужасно. Я вынуждена была запереть свои чувства в сундук, чтобы не повредить себе. Но теперь я оста­валась с этими чувствами, какими бы пугающими они ни были. Я ложилась на пол, двигалась, издавала какие-то звуки и потом пускалась в пляс. Так я все это выражала, выплескивала наружу. Не прошло и нескольких секунд — и вот мне опять словно шесть лет. Потом все вышло на поверхность.

В этот момент я уничтожила в себе все границы. Я поняла, что я была жертвой дурного обращения. Я воссоздавала эту модель поведения (как жертвы), общаясь со своим начальником. Теперь все связанные с этим чув­ства и эмоции больше не задевали меня. Я способна чувствовать их — и я

238

Глазные болезни: пробудись и узри!

отпускаю их на волю. Мое прошлое больше не ранит меня. По отношению к отцу я чувствую только хорошее. Нет никакой вины: теперь все это — позади.

На следующий день я чувствовала такое облегчение, такое счастье. Я стала новым человеком. Я заметила, что мой правый глаз весь наполнился светом. Плотная темная область таяла. Теперь это была милая расплывчатая вуаль, и она делалась все светлее и светлее. Я могла почувствовать, как свет входит в мой правый глаз. С каждым днем состояние глаза улучшалось. Когда там так много света, я по-настоящему счастлива, потому что я теперь могу читать правым глазом. Надев повязку, я могу видеть лица людей и их глаза. Я вылечиваю свой глаз, и я свободна в выборе сознательной жизни».

Новое начало

Рассказ Франсуазы ярко показывает, как можно справиться с постиг­шим вас несчастьем, когда вы позволяете свету, идущему из самых ваших глубин, направлять ваше зрение, и глаза вновь обретают ту или иную полезную функцию. Поскольку эта идея относительно чужда сов­ременной традиционной медицинской практике, дорогу для будущей зрительной практики исцеления освещают люди, подобные Франсуазе. Конечно, хирургическое вмешательство или медикаментозное лечение тоже занимают подобающее место —при травмах или когда улучшение зрения недостижимо методами сознательного зрения. Тем не менее пришло время вновь обратить пациентов к таящимся в них самих возможностях самоисцеления.

Я говорю своим пациентам: тело — совершенный, точно настроен­ный, самовосстанавливающийся инструмент. Из-за интенсивности, плотности жизни в нашем мире скорости мы то и дело получаем напо­минания — через свои боли и страдания, а также через другие симпто­мы — о том, чтобы заново настраивать этот инструмент. Наше тело находится в процессе непрерывного самообновления — каждую мину­ту каждого дня, безостановочно. Видеть сознательно означает научить­ся понимать, когда симптомы, проявляемые нашими глазами, отража­ют состояние дисбаланса.

При большинстве глазных болезней в мрачной тени слепоты мерца­ет начало новой жизни. Катаракта, глаукома, макулярная дегенерация,

239

Сознательное зрение

а также заболевания зрительного нерва, сетчатки и роговицы часто даются нам как предупреждение о том, что наступит физическая слепо­та, если мы не изменим какую-то сторону своей утратившей равновесие жизни. Этот физический симптом не-вйдения побуждает нас устано­вить, к чему мы слепы в жизни. Если мы пренебрегаем симптомами, состояние глаз остановит нас на нашем пути, чтобы привлечь наше внимание. Такую слепоту можно уподобить «маленькой смерти». Час­тица нашего образа жизни нуждается в том, чтобы пройти через смерть, дабы дать рождение новому взгляду на жизнь, новому жизненному зрению.

Подобная «смерть» часто подразумевает более глубокое проникно­вение в чувства. В любом случае тут речь идет о том, чтобы посмотреть в лицо эмоциональной стороне собственной личности. Быть сознатель­ным, видеть сознательно, —все это требует того, чтобы мы не оставля­ли в тылу никаких тайн, коль скоро мы стремимся освободить от прежних несовершенств.

Тело и разум, утратившие равновесие

Я врач, занимающийся оптометрией в рамках науки о зрении, и я никогда не думал, что однажды моя практика свяжет меня с просвеще­нием людей в отношении глазных болезней. Моей специальностью бы­ли рефракционные измерения зрительной системы и разработка на их основе соответствующих терапевтических методик, касающихся проб­лем зрения и обучения.

В конце 1970-х мое собственное желание видеть сознательно приве­ло меня в поисках решения в Сиэтл. Я испытал потрясение. Пациенты в клинике, где я курировал зрительную терапию, часто спрашивали меня, нет ли каких-нибудь особых методик лечения, которыми они могли бы воспользоваться для уменьшения близорукости. Однажды человек с глазным заболеванием озадачил меня таким вопросом: «Есть ли что-то натуральное, что я могу использовать, чтобы лечить мою глаукому или катаракту?» Я огорченно покачал головой в знак того, что я не знаю таких методик.

Мой коллега и учитель Реймонд Готлиб приехал тогда в Сиэтл с докладом о новой отрасли оптометрии под названием синтоника. Он и

240

Глазные болезни: пробудись и узри!

другие врачи использовали цветной свет, направляемый в глаз для ле­чения рефракционных и других проблем зрения. Он верил, что цвето-терапия может применяться при определенных глазных болезнях и нарушениях.

Я был профессором в клинике, и это сообщение пробудило во мне весь мой скептицизм. Цветные лучи никоим образом не могли влиять на биологическую ткань. «Покажите мне ваши исследования», — по­требовал я. Если бы его смелая идея подтвердилась, я и тысячи других врачей были бы вынуждены признать, что мы не говорим пациентам всей правды. Нам пришлось бы признаться, что мы лгали, уверяя их, будто глазные болезни могут быть излечены лишь с помощью медика­ментов и операций.

Доктор Готлиб посмотрел мне в глаза и сказал: «Вы хотите исследо­вания — так почему бы вам не провести его?» Я был поражен его дер­зостью. Но меня в моей оптометрической клинике именно такие вещи побуждали заниматься исследованиями. На следующий день я стал пе­рерывать книги в магазине, торгующем нетрадиционной литературой, и наткнулся на сочинение немецкого врача Вильяма Люфтига «Нату­ральное лечение глазных болезней». Я не верил собственным глазам. Я вышел из магазина, прижимая к груди это сокровище, словно оно было из золота. Я словно предчувствовал, что книга этого человека откроет мои глаза на целый новый мир возможностей.

На следующее утро в клинике меня посетила Шарон, близорукая женщина далеко за тридцать. Ей был поставлен диагноз «отслоение сетчатки». В попытке заставить сетчатку снова прирасти на место в ее правый глаз хирургическим путем была вживлена стяжка склеры. Ша­рон умоляла меня заняться ее случаем. Она отчаянно желала научиться практикам самоисцеления, чтобы избавиться от своего недуга и предот­вратить его возникновение в другом глазу.

Я чувствовал себя неуютно, ведь Шарон просила меня отойти от моего обычного пути лечения, проникнуть глубже, пойти дальше. Я сопротивлялся. Что скажут мои коллеги? Что если это не сработает? И если состояние глаза Шарон улучшится — что дальше? Мне пришлось бы пересмотреть все, что я думаю о лечении глаз. Мой ум раздирали эти вопросы. В тот же вечер я начал читать рассказы Люфтига о том, как он

241

9-1529

Сознательное зрение

работал со своими пациентами. Я зачитался до раннего утра, я был полностью захвачен его подходом к использованию света, гомеопати­ческих средств и усовершенствованных пищевых практик и диет для того, чтобы воскресить пораженную глазную ткань пациентов.

Традиционная западная медицина придерживается идеи, согласно которой старение и болезни — естественные следствия жизни. Тем не менее в нашем мире есть масса людей, счастливо переваливших за столетний рубеж без особых болезней, сохраняя крепкое здоровье до самого конца. В некоторых культурах принята весьма простая диета, состоящая из фруктов, овощей, орехов и семян при очень небольшом потреблении мясных и молочных продуктов. Придерживающиеся ее люди полны жизненной силы и абсолютно ничем не болеют до девянос­та — ста лет.

Люфтиг полагал, что тело должно находиться в сбалансированном состоянии. Если этот тонкий конституционный баланс будет нарушать­ся из-за нездорового образа жизни, плохого питания, чрезмерной рабо­ты, невзгод, конфликтов и недостатка естественного освещения, то это может отразиться и на состоянии глаз. В таком подходе я нашел боль­шой смысл. В потаенной части моего существа идеи Люфтига вызвали очень глубокий резонанс. Теперь я знал, что это — мой путь.

На следующее утро я позвонил Шарон и сказал ей, что взялся бы за ее случай в порядке единичного эксперимента. Я читал о медицинском использовании практики визуализации. Некоторые врачи приносили своим пациентам истории в картинках при лечении самых разных рас­стройств и недугов — от повышенного кровяного давления до рака. Почему бы не использовать тот же подход для глаз?

Я написал текст, который должен был способствовать самоисцеле­нию пациента, пробуждая целительный потенциал его сетчатки. Я про­чел текст Шарон, пока она закрывала глаза ладонями. В полном ярких красок путешествии она прошла по своим глазам, мягко разговаривая с каждым их элементом, пока не достигла сетчатки. Здесь ей надо было представить себе, как здоровая кровь идет от ее сердца к глазам. Она представила, как ест здоровую пищу и как ее чистая кровь несет дарую­щие жизненную силу целительные питательные вещества к сетчатке.

242

Глазные болезни: пробудись и узри!

Таким путем восстановление ее правого глаза могло протекать при ее активном участии.

Я обнаружил, что такой подход дает и еще одно важное преимущес­тво. Когда Шарон начала заниматься, ей была свойственна боязливая модель поведения. Целостный подход, который я к ней применил, по­мог нейтрализовать страх и принес очень важные перемены в разум Шарон. На смену ее страху пришло что-то, что можно было бы назвать надеждой или верой. Я это называю воодушевлением открывшейся воз­можностью. Шарон была настойчива, она была полна ожиданий, что ее работа со мной принесет ей пользу. Эта «умственная» подвижка, когда человек начинает серьезно стремиться к чему-то и берет на себя ответ­ственность за себя самого, — уже потенциальное лекарство, первая стадия натурального лечения.

Традиционная медицинская практика отвергает этот аспект саморе­гулируемого лечения как антинаучный. Ученые-пуристы ищут прямую причинно-следственную связь, которая выразилась бы в измеримых функциональных или поведенческих сдвигах. Я полагаю, что каждому человеку нужно свое индивидуальное средство для того, чтобы заста­вить разум совершить сдвиг в сознании. Кроме того, каждый человек, принимающий на себя ответственность за собственное самочувствие, начинает жить в согласии со своим собственным ритмом и собственны­ми потребностями.

Замедление

Глазные болезни, подобные той, что возникла у Шарон, буквально сби­вают нас с толку, останавливают нас на нашем пути. Если вы страдаете каким-либо глазным заболеванием, вы знаете, как вдруг тормозится жизнь, когда вы сталкиваетесь со всей серьезностью вашего состояния. Шарон делала карьеру, она была матерью и женой и вела насыщенную жизнь, полную дел и забот. Она вынуждена была остановиться и тра-1ть время на то, чтобы сделать операцию на глазу и подвергнуть свою кизнь переоценке. Она больше не могла водить машину, и ее дела на кухне и чтение свелись к минимуму. От «нормальной» скоростной жиз-1ни болезнь оторвала ее, переведя на полосу медленного движения. При

243

Сознательное зрение

исцелении зрения что-то побудило ее задаться вопросами об определен­ных элементах себя самой.

Я заставил ее проанализировать, насколько счастливой она ощущала себя в браке, в карьере, в здоровье (рассматриваемом в общем), в твор­ческой деятельности, в домашней жизни. Я вовлек Шарон в этот про­цесс, чтобы она отыскала в своей жизни путь к сознательному зрению. Идея тут состоит в том, что, когда вы начинаете сознательно видеть, каким образом вы построили свое прошлое, жизнь начинает выглядеть иначе.

Сознательное зрение отражает ложные воззрения прошлого. Вам приходится исследовать иллюзии зрения, которые были вам свойствен­ны раньше. Одним из компонентов визуального исцеления от глазных болезней является реконструкция тех сторон вашей жизни, что лежат на поверхности, но связаны с вашей подлинной вивентивной приро­дой. Здесь параллельно происходят два процесса. С одной стороны, вы делаете упражнения, подобные тем, что проделывали Франсуаза и Ша­рон, слушая кассеты с курсами самоисцеления. Одновременно вы изу­чаете ход вашей внешней жизни. Таким путем внутреннее исцеление создает предпосылки для формирования нового восприятия, которое в действительности —часть вашей истинной внутренней природы. Ваша душа высказывает себя через глаза, и вы в буквальном смысле видите свою жизнь яснее.

Как выяснилось, Шарон не была удовлетворена своим браком. Ей пришлось признать, что в действительности ее глаза всегда посматри­вали на других мужчин. Шарон обвиняла мужа в своем недостаточном ощущении сексуальной привязанности, говоря: «Джим —хороший че­ловек и прекрасный отец, но он возвращается домой ночью и желает только одного — курить марихуану. А мне нужен здоровый образ жиз­ни. Я чувствую, что мы отдаляемся друг от друга, но как и почему это происходит —я не могу объяснить».

Я попросил Шарон проанализировать ее утверждения. Я подчерк­нул, что внутренняя уверенность в такой отчужденности — форма вос­приятия, возникающего в сознании. Задав ей ряд вопросов и заставив ее точно проанализировать, как она себя выражает, я добился того, чтобы Шарон изучила свое чувство отчужденности от мужа, связав это

244

Глазные болезни: пробудись и узри!

с «отчужденностью» своей сетчатки, приведшей к ее отслоению от внут­ренних тканей глаза. Возможно ли, чтобы чувство отчужденности от тех, кого мы любим, также вело к «расслоению», происходящему на уровне разума? Как и в случае астигматизма и близорукости/дальнозор­кости, сетчатка отражает послание разума. В рассматриваемой нами истории со структурно выраженным отслоением это и происходило, когда Шарон начала направлять в правый глаз окрашенные лучи, чтобы углубить процесс самоисцеления.

«Я раздобыла лампу, какую используют в театрах: в такие лампы можно вставлять цветные фильтры. Я повесила ее над кроватью. Я воспользовалась комбинацией синего и фиолетового фильтров и, лежа на кровати, могла смотреть на этот свет с расстояния в пятьдесят сантиметров. Одновременно я слушала аудиокурс для сетчатки. Сочетание света, лечебной пищи и этих звуковых посланий открыло меня ощущению того, что я сама принимаю участие в собственном излечении. Я перестала зависеть только от окулистов.

Таким путем я проанализировала свою зависимость от мужа и была удов­летворена. В последующие месяцы интенсивных внутренних поисков я пришла к осознанию того, что пренебрегаю рисованием и прочей художес­твенной деятельностью.

Прошло три месяца, и во время обследования врачи были удивлены тем, насколько восстановилось соединение сетчатки с тканями глаза; их пора­зило, что поле зрения у меня стало значительно шире, а количество слепых пятен уменьшилось. На левом глазу зрение как таковое и близорукость были стабильны. Больше не было таких симптомов, как вспышки света. Отслоение сетчатки (или то, что на него походило) врачи оценили как слабое.

Мы с Джимом уехали на выходные и вновь обрели чувство контакта, что связало нас наилучшим образом. Мое зрение на физическом уровне улуч­шалось. Показатели в минусовых диоптриях сократились на 1,50, а мое внутреннее зрение (то есть чувства по отношению к мужу) стало значительно яснее. Мое глазное заболевание отражало состояние ума, к которому я была слепа. Джим также стал сознательнее».

245

Сознательное зрение

Сдвиг в восприятии

Работая со своими пациентами, Люфтиг применял лечебную пищу, гомеопатические средства, цветной свет и физические упражнения для тела. Возможно, такое сочетание способствовало возникновению у па­циентов определенного понимания. Я начал экспериментировать с воз­действием на сознание таких факторов, как изменение рациона, а также способствующий самоисцелению цвет и специальные аудиозаписи. За­нимаясь с Шарон и другими пациентами клиники, я постепенно вводил эти принципы лечения в их жизнь. Я просил их вести дневники; кроме того, мы вместе с социологом опрашивали их.

Поначалу пациенты считали, что цель всех перечисленных методик лечения —справиться с их глазными проблемами. Поэтому они делали все, что им говорил доктор (то есть я). Совет врача был для них законом, это было что-то вроде прописанного лекарства. Но я полагал, что еще одно сильнодействующее лекарство здесь —это желание пациента чув­ствовать себя хорошо и жить и видеть сознательно.

В курсы лечения своих клинических пациентов я привлек и афри­канские ритуалы из моего собственного опыта, и то, что я почерпнул из тибетских философских практик. Эти практики призывали воздать благодарность всему, что проявляет себя в вашей жизни, и каждый день уделять время взгляду на то, что присутствует в жизни, и приветство­вать это глазами любви. Ваша цель — позволить сердцу направлять ваше зрение на осознание всего, что находится перед вами.

Я призывал пациентов рассматривать еду как священный ритуал на пути к хорошему самочувствию, время, когда в тело приносится исце­ляющая пища и энергия. Некоторым пациентам нужно было научиться готовить для себя одно здоровое блюдо в день. Другим требовалось воспринимать акт принятия пищи как важную ежедневную церемо­нию: садиться за стол с льняными салфетками и самой лучшей посудой и столовыми приборами. Они даже жевать учились иначе —пережевы­вать пищу, ощущая присутствие, что напоминает упражнения со све­чой или сливающимися картинками. Они упражнялись в правильном дыхании и в том, чтобы сознательно позволять своим внутренним ор­ганам переваривать пищу с любовью.

246

Глазные болезни: пробудись и узри!

Этот процесс привел к кардинальным переменам в пациентах. В их зрении появилась сознательность; они больше не были озабочены толь­ко избавлением от глазных проблем. Состояние их глаз стало тем ката­лизатором, которые помог им понять, как и какой они хотят видеть свою новую жизнь. Они начали понимать, что прежде им было прису­ще бессознательное восприятие, больше подходящее роботам. Пос­кольку обогатились составляющие их существования, у них появилось намерение жить более полной и страстной жизнью.

Опыт, полученный мною при занятиях с этими клиническими паци­ентами, серьезнейшим образом повлиял на мой подход к глазным проб­лемам. Я понял, что сами по себе глазные болезни или нарушения больше не составляют проблемы. Напротив, они открывают возмож­ность стать сознательным и взглянуть на себя и на мир из глубины своего сокровеннейшего Я.

Самоисцеление

У меня была замечательная пациентка Хизер. Ей только что исполни­лось семьдесят. На глазах у нее были катаракты. Несмотря на то, что врач уверял ее, будто вживление простой линзы исправит ее зрение, Хизер не хотела подвергаться операции. Она консультировалась со мной по поводу того, как ей улучшить зрение.

В подобных случаях я сначала предоставляю пациенту право выбора. Я заверил Хизер, что вживление линзы —это сравнительно безопасная и хорошо проверенная процедура. Я посоветовал ей поговорить с леча­щим врачом о состоянии макулярно-фовеальной области ее сетчатки. Она ответила, что при последнем визите к врачу он нашел у нее незна­чительное вырождение макулярной области и что его это вообще не озаботило.

Вот что рассказывает Хизер о нашем часовом сеансе:

«Доктор Каплан ввел меня в мою жизнь. Я изучала области, где я чувствовала недостаток чего-то и была несчастлива. Я очень скучала по семье. Я жила одна-одинешенька в большом городе Франкфурте. Все мои дети и внуки жили в Австралии. Я чувствовала сильную любовь, исходящую от них, но они были так далеко.

247

Я

Сознательное зрение

Роберто взял меня за руки и повернул мои ладони к моему лицу. Он поло­жил мне на руки свои ладони и попросил меня ощутить тепло. Он закрыл глаза и начал по-особому дышать. Не прошло и нескольких секуня как я ощутила тепло, переливающееся в мои ладони с его рук. Я чувствовала себя так, будто держу руки около нагретой печки. Роберто просил меня дышать в унисон с ним. Сначала — глубокий, полный вдох, потом — выдох, который должен быть длиннее. Когда я научилась повторять это, мы ввели паузу между выдохом и вдохом.

Я продолжала чувствовать теплоту, проходящую через руки. Через несколь­ко минут Роберто попросил меня почувствовать любовь, исходящую от моей семьи. Слезы радости брызнули у меня из глаз при таком предложении. Я омывала ладони этим чувством любви, как целительным нектаром. Потом Роберто попросил меня поместить теплые ладони на закрытые глаза. Локти я уперла в колени.

Ощущения, возникшие у меня в глазах, были поразительными. Я могла ощутить, как в глаза ко мне входит теплота. Казалось, ее цвет меняется от ярко-желтого до оранжевого. Роберто говорил со мной мягким, исцеляю­щим голосом. Я принимала окрашенный свет и пропускала его через хрус­талики глаз. Подобно лазерному лучу, краски и тепло начали растворять материал катаракты. Потом я послала этот свет дальше, на сетчатку. Я представила себе лучи, способствующие исцелению и притоку крови к тому, что Роберто назвал макулярной областью.

После того как я убрала ладони, все вокруг казалось таким изумительно ярким. Я посмотрела на Роберто и заключила его в объятия: никогда прежде я не обнимала врача. Этот жест ощущался как что-то внезапное и правиль­ное. Я ушла с благотворными слезами радости в глазах. Сердцем я знала, что это — как раз то лечение, которое мне нужно».

Улучшение зрения гармонизирует жизнь!

Сандра Меридет —учитель зрения. Она консультирует и обучает людей со зрительными отклонениями. У нее самой есть нарушение — так называемая кератокония, при которой на роговице может развиваться конический выступ. Возникающая в результате деформация роговой

248

Глазные болезни: пробудись и узри!

оболочки ведет к сильному астигматизму. Вот как Сандра описывает свое зрение в таком состоянии:

«Дробится поле зрения, и появляется множество точек зрения. Вам может показаться, что приближающийся к вам человек сначала делает шаг впе­ред, а потом отступает. У него может быть два носа и три или четыре руки. Если, например, пуговицы на его рубашке могут отражать свет, этот свет может распространяться сразу во многих направлениях, каждая пуговица предстанет как несколько, и каждая из них, в свою очередь, будет посылать паутину странно сияющих лучей».

В правом глазу у Сандры было -17.00 диоптрий. При таком зрении она могла видеть левым глазом большое Е на глазной таблице. Это — экви­валент примерно десяти-двадцатипроцентного «полезного» зрения. В левом глазу у нее было -9.00 диоптрий, и она могла видеть им на уровне примерно 20/40, что давало ей примерно 50% полезного зрения этим глазом. При глазных болезнях, кстати, не так уж редко бывает, что, исправляя зрение, его невозможно довести до стопроцентного.

Сандра сообщила мне, что она посетила своего офтальмолога и он прописал ей очки, которые она могла бы носить после снятия контакт­ных линз. Вместо того чтобы носить полностью компенсирующие стек­ла, в старую оправу Сандре вставили линзы по -5.75 диоптрии, посколь­ку она стремилась к тому, чтобы сократить число диоптрий перед гла­зами и повысить свой зрительный потенциал. Она вступила в расплывчатый мир.

Она вспоминает: «Я начала совершать долгие прогулки в этих линзах на -5.75. Поначалу мир казался мне каким-то сюрреалистическим. Я помню, как встретила что-то, напоминавшее Человека-слона, толкав­шего — или тянущего? — коричневый трехколесный вагон. Я задума­лась над тем, что бы это могло быть, но тут одно из колес залаяло... и оказалось, что это просто человек выгуливает трех псов!»

Первое время Сандра отмечала, что ее зрение невооруженными гла­зами — очень нечеткое. Это —довольно обычная вещь. Со временем, особенно если вы используете упражнения и фотографии, упомянутые в предыдущих главах, эта нечеткость начнет уменьшаться.

249

к

Сознательное зрение

«Не прошло и нескольких недель, и двор, который всегда выглядел для меня как абстрактная мешанина красок, вдруг сам собой выстроил­ся в узнаваемые предметы. Я узнала ярко-оранжевую детскую коляску на больших колесах; перевернутое вверх ногами садовое кресло; поли­вальный шланг и ржавый мангал».

У Сандры настолько улучшилось зрение, что она решила посмот­реть, достаточно ли оно остро для того, чтобы водить машину в очках на -5.75.

«Чтобы обновить водительские права, я явилась на проверку дальнего зре­ния в очках на -5.75 для каждого глаза — и прошла тест! Какое-то мгнове­ние буквы слегка расплывались, но потом в ушах у меня зазвучал голос офтальмолога, который первым обнаружил у меня кератоконию. "Остаток жизни вы проведете в сильных контактных линзах", — сказал он. Когда я услышала эти слова вновь, каждая черточка на таблице попала в резкий фокус. С тех пор мое зрение улучшилось до -4.25 диоптрий. В таких очках я могу уверенно видеть обоими глазами по меньшей мере на уровне 20/32 [около 64%]. Правым глазом, конус на котором больше, я обычно вижу на уровне от 20/70 до 20/100 [примерно 20—28%]. Мне кажется, нелишне отметить, что было время, когда на этом глазу у меня было -17.00, и я с трудом могла сказать, есть ли вообще передо мной глазная таблица! Что же касается левого глаза, то, хотя у него тоже было коническое искажение, я могла видеть им на уровне 20/40 [50%]».

Сандра отдает должное интеграционным упражнениям (вы познако­мились с такими практиками на примере илл. 9, 10, 12—17), которые она использует для того, чтобы развивать бинокулярное зрение: «Это слияние двух глаз, интеграция обоих полушарий мозга и, на самом-то деле, — гармонизация многих сторон жизни, и это — главная и самая результативная методика борьбы с кератоконией».

Цвет и лечение

Результаты этих единичных экспериментов побудили меня принять вызов доктора Готлиба и провести клиническое исследование лечебных свойств цвета. Я получил грант на изучение цвета, применяющегося для расширения поля зрения у детей с проблемами чтения. (Эти исследова-

250

^

Глазные болезни: пробудись и узри!

ния обсуждались в главе 3.) Результаты этой работы заставили меня включить балансирование цветов в мой лечебный репертуар упражне­ний, направленных на то, чтобы улучшить функциональное зрение у пациентов, страдающих глазными болезнями.

Мы знаем, что организм хорошо функционирует, когда в нем под­держивается кислотно-щелочной баланс. Также необходимо равнове­сие между четырьмя стихиями — огнем, водой, воздухом и землей. Регулированию и поддержанию этих равновесий помогают автономная и центральная нервные системы. Когда мы выбиваемся из колеи нашей истинной природы, тело, в свою очередь, может достаточно быстро выпасть из равновесия.

Подобным же образом состояния травмированности и искажения, ведущие к эмоциональному дисбалансу «страх/гнев», могут отразиться на органах тела, которые частично или полностью перестанут функци­онировать. Я рассматриваю глазные болезни как указание либо на чрез­мерные, либо на недостаточные нагрузки, испытываемые определенной мышцей. Например, при астигматизме, по-видимому, через структуры глаза протекает недостаточный поток энергии.

Когда цветной свет попадает в глаз, поток входящей в него энергии усиливается. Есть цвета, усиливающие вибрационные характеристики кровотока и самих клеток. Более холодные цвета уменьшают вибра­ционную энергию.

Так, для глаз, страдающих конъюнктивитом, все окрашено в ярко-розовый или ярко-красный цвет. Холодные краски, такие как индиго (смесь синего с фиолетовым), оказывают «замедляющее» действие на конъюнктивитное образование. Холодный цвет отводит от этого глаз­ного заболевания часть теплоты. Пациенты говорят, что при этом глаза чувствуют себя более комфортно.

При макулярной дегенерации верно обратное. Как показывает наз­вание, здесь макула (желтое пятно) находится в процессе разрушения, дегенерации. Ей необходима стимуляция теплым цветом, таким, как желтый или оранжевый.

В других своих книгах («Видеть без очков» и «Сила по ту сторону ваших глаз») я более подробно пишу о цветовом балансе и о том, какие цвета и какая пища связаны с определенными глазными проблемами.

251

Сознательное зрение

Представьте себе цвет как путь к выстраиванию идеально сбаланси­рованного состояния тела —состояния, обеспечивающего подходящее окружение, среду для развития вашего сознательного зрения.

Пища также содержит яркие лечебные цвета, вносящие свой вклад в ваше хорошее самочувствие. За едой уделите какое-то время осознанию присутствия цвета. Откройтесь энергии пищи, чтобы она обласкала и излечила ваш глазной недуг.

Балансировка нервных систем помогает людям достучаться до более глубоких частей своего разума. Ханна в свои семьдесят семь вела очень активную жизнь. И она, и ее муж Клаус были врачами. У них была большая совместная практика. С годами они стали испытывать все большее отчуждение. Клаус стал удаляться от нее и даже проводил время вдали от жены. Ее дети были рядом, но у них была своя жизнь, полная дел и забот.

Когда я впервые увидел Ханну, она выглядела подавленной. «Я наде­ла первые очки в семьдесят два года», —сообщила она мне.

«Но зрение у меня настолько ухудшилось, что я еще раз пришла к окулисту. Он поставил диагноз: катаракта. Шесть недель я ждала, пока мне сделают операцию на левом глазу. Но после операции зрение стало еще хуже. Я больше не могла видеть очертаний того, что рисую. Врач сказал, что и правый глаз надо подвергнуть хирургическому вмешательству. На нем тоже была катаракта, вызванная, как он мне сказал, приемом лекарств. Он про­вел операцию, и после нее я видела очень хорошо. Я решила отдохнуть и поехала кататься на лыжах. В последний день я упала и ударилась головой. На несколько секунд я потеряла сознание. Прошла неделя — и мое зрение все еще не возвращалось к норме. Я больше не могла хорошо видеть. Я снова пришла к хирургу. Он сказал, что мне нужна лазерная хирургия. Он сфотографировал мой глаз и поставил диагноз: макулярная дегенерация. Больше он ничего не мог для меня сделать. И тогда я поняла, что должна сделать все сама».

Ханна не обратила должного внимания на первое послание, которое передавали ей глаза, и тогда пришло второе — макулярная дегенера­ция, — чтобы она услышала этот тревожный сигнал, более громкий. Иногда нам нужен второй или даже третий звонок, прежде чем мы

252

Глазные болезни: пробудись и узри!

обратим внимание на свою внутреннюю жизнь и начнем анализиро­вать, не утратили ли мы равновесия или не игнорируем ли мы наши глубинные чувства и эмоции. Это — обычная история. Но мы должны помнить, что чувствительные структуры глаз связаны с мудростью ду­ши. Каждый раз, когда наши глаза проявляют какой-то симптом, необ­ходимо, чтобы мы остановились и вняли этому посланию. Представьте себе, что кто-то стучится в вашу парадную дверь. Если ответа нет, бедняга будет барабанить в нее еще сильнее. Подобным же образом и наши глаза проявляют упорство, давая все более и более «громкие» симптомы, стараясь привлечь ваше внимание в тому, что за этими симптомами стоит.

Сначала Ханна просто позволила врачу оперировать ее катаракту. Несмотря на то, что она стремилась хирургически воздействовать на проблему катаракты, макула уже готовилась к тому, чтобы «стучать громче», дабы Ханна глубже всмотрелась в собственную жизнь. Когда Ханна бросила рисование и почувствовала себя малоподвижной, она наконец решилась взять на себя ответственность за собственную жизнь. Ей пришлось реалистично увидеть свое положение.

И тут мы встретились. Я стал учить ее принципам самоисцеления. После трехнедельного интенсивного лечения Ханна оказалась способ­ной преодолеть гибельность своей предшествующей жизни. Ей приш­лось понять необходимость вновь вернуть в свою жизнь ежедневное рисование, а также признать, что ее муж больше не способен удовлет­ворять ее потребность в ласке. В своих заметках я написал о Ханне: «Она очистилась от темной энергии слепоты и смерти. Ее зовут свет и ду­ховность».

После наших сеансов Ханна почувствовала, словно родилась заново, переживая ощущение независимости. Она смело взглянула в будущее, когда обратилась к Клаусу за поддержкой — она желала иметь время для рисования и отказалась быть нянькой и кухаркой своего мужа. Когда она выявила глубинные причины своей потери зрения, оно у нее улучшилось настолько, что она смогла в дальнейшем самостоятельно путешествовать на поезде или на самолете. В ее картинах оставались следы темного прошлого, полного ограничений, но в них уже пробива-

253

1

Сознательное зрение

лось будущее, полное ярких красок. Перед тем как в последний раз махнуть ей рукой на прощанье, я вручил ей такие стихи:

Открывая глаза,

вдохновленный духом,

я окружен светом любви,

которую отдаешь всем.

Тогда я начинаю понимать, кто я,

я начинаю чувствовать, зачем я.

Я расту, обретая свет, цвет,

любовь и радость.

Каждый день я расту,

обретая самого себя,

чувствуя благодарность и счастье.

Иллюстрация 18 —зримое отображение того, как вы достигаете своих глубинных чувств и эмоций. Проникая в свои чувства, вы можете ис­пользовать эти образы, которые помогут вам открыть тайны, лежащие в основе вашей глазной болезни или расстройства. Ежедневно в течение двадцати одного дня проводите по пять минут перед этой картинкой, ощущая прикосновение как индивидуальных образов, так и коллажа в целом. Это — исцеление.

Начните с трех радужек. Зрачок в каждой из них заменен картинкой. Посмотрите на картинку радужки справа. Там —образ старинного цер­ковного окна поверх радужки. Оно представляет сакральную геометри­ческую форму структур глаза. Вы видите голубой пузырек, подобный куполообразному окну-входу в ваш глаз, известному как роговица. Вы­пуклый пузырек несет силу, которую вы всегда можете в себе открыть. Теперь сфокусируйтесь на коричневой радужке слева внизу. Обра­тите внимание на радужечные отметинки, представляющие ваше фа­мильное древо. Картинка на зрачке — это изображение сетчатки, как если бы вы смотрели непосредственно на глазное дно, на заднюю часть глаза. Она действительно так выглядит, когда вы заглядываете в зрачок с помощью врачебного офтальмоскопа. Знайте же, что вы смотрите на сосуды, качающие кровь: эти вены и артерии несут здоровую кровь. Пусть это будет ваш собственный глаз.

254

Глазные болезни: пробудись и узри!

Обратитесь к треугольнику из лучей света, связывающих три радуж­ки. Вы связаны с вашей семьей навеки, через все преграды времени и пространства. Вы видите нерожденного младенца внутри этого свето­вого треугольника: это —ваш опыт до рождения. Посмотрите, можете ли вы отыскать два образа, относящихся к смерти. Крест, обращенный к небу, — в правом нижнем углу, а череп — в зрачке радужки, изобра­женной слева вверху. Они позволят вам сфокусироваться на гибели былой боли и страдания. Вы видите черно-белую картинку в левом верхнем углу. На лице у мальчика написано страдание. Слепота (два человека в повязках, под черно-белым изображением) напоминает нам о том, что то, чего мы не видим внутри себя, выражается в болезнях глаз. Глубокая эмоция, которую вы ни одного дня не чувствовали, взрывается подобно вулкану. (Вы видите изображения вулканов Земли, пришедшие из внешнего пространства, в левом нижнем углу.) Родив­шись из предшествовавшей всему смерти, мы видим любовь (мальчика целуют —правый верхний угол).

Обнаженное тело — это наша вивентивная натура, полностью рас­крытая.

12

Будущее и сознательное зрение

Вы никогда ничего не измените, если будете бороться с существующим. Чтобы что-то изменить, постройте новую модель и сделайте существующее устаревшим.

Бэкминстер Фумер

Оэкминстер Фу/шер был провидцем-мечтателем. Он был дальнозор­ким, у него было глазное нарушение, называемое страбизмом, при котором, как вы помните, глаза косят внутрь. Кажется вполне естест­венным, что Бэкминстер Фуллер пришел к сознательному зрению, ибо он был способен преодолеть физическую ограниченность своего глаза-фотоаппарата и обрести удивительное понимание и зрение. Схожий случай: Махатма Ганди тоже был дальнозорким. Его зрение было зре­нием истины и мира. Оба этих выдающихся человека достигли созна­тельного зрения не изменениями своего глаза-фотоаппарата, а видени­ем с помощью своего вивентивного ока. Именно так они сделали свои великие открытия, внесли свой вклад в сокровищницу человечества.

Я верю, что сознательное зрение — это новая модель отношения к зрению и заботы о нем — и что ее в конце концов примут окулисты и офтальмологи всего мира. До меня были и другие люди, предлагавшие по-новому взглянуть на проблему зрения: Уильям Бейтс, сторонник методик улучшения зрения без помощи очков; Скеффингтон, осново­положник бихевиористской оптометрии. Хотя их идеи не были пол­ностью приняты средой окулистов, они произвели неизгладимое впе­чатление на сознание людей. Сознательное зрение — новая парадигма, новый подход XXI века. Оно появилось не для того, чтобы «сделать существующее устаревшим», как говорит Фуллер. Наоборот, тут более уместно высказывание Ганди: «Истина подобна громадному дереву, ко-

257

Сознательное зрение

торое приносит тем больше плодов, чем больше вы ухаживаете за ним». Истина сознательного зрения будет услышана, ибо она относится X универсальным истинам.

Я уверен: если каждый будет осведомлен о том, как видеть сознатель­но, наступит тот день, когда практиковать сознательное зрение будет считаться нормальным делом. Развивать сознательное зрение означает видеть все в свете истины. Когда каждый почувствует себя в мире с самим собой, мир и гармония станут воцаряться на планете. Домашние и семейные ценности займут подобающее им место. Я убежден: это уже началось. Наш меняющийся мир обнаруживает две четкие тенденции.

Во-первых, сметены такие разделяющие сооружения как Берлин­ская стена. Еще недавно бывшие тоталитарными страны, вроде России или ЮАР, начинают заботиться о правах человека и других демократи­ческих завоеваниях. Но голод и войны не исчезли с лица земли; челове­ческие страдания не прекратились; миллионы людей лишены пищи и крова. Двойственность зрения по-прежнему создает резкую поляризо-ванность мира.

Понимание этих двух полюсов жизненно необходимо, чтобы на­учиться интеграции мыслей, чувств и эмоций. В этой книге вы познако­мились с разнообразными практиками, которые призваны помочь в этом. Наш взгляд на мир —своеобразная метафора этих полюсов. Каж­дый может попасть в те или иные обстоятельства, будь то война, разо­рение, развод, смерть любимого человека, болезнь, в том числе заболе­вания глаз, грозящие слепотой. И такие ситуации требуют от нас пол­ной целостности. Процесс объединения, протекающий внутри нас, — необходимая предпосылка для сознательного зрения. Случаи конфлик­тов, вспыхивающих по всему миру, — всего лишь внешнее проявление неразрешенного внутреннего конфликта. Сознательное зрение требует от каждого из нас прежде всего разрешить противоречия, существую­щие внутри нас самих, а потом посмотреть, как наш собственный спо­соб видения отражается на более обширном мировом ландшафте.

То, что мы изучали в этой книге, —лишь начало. Начали вы уже эти практики или нет, помните: сознательное зрение основано на принципе единства и целостности. Цель материи — слиться или разрушиться. Это — элементарная физика, где все объяснимо законами природы. Но

258

Будущее и сознательное зрение

это — также и часть эволюционного процесса. Наша жизнь — часть этого постоянного изменения. Моменты интеграции приводят к яснос­ти, но иной раз — к утрате целостности и размытому или раздвоенному зрению.

Будущее сознательного зрения предполагает понимание двойствен­ности, которую вы видите в вашем мире. Будьте осторожны, не со­скользните в крайность той или иной точки зрения. Осознание поляр­ности открывает перед вами возможность встретиться лицом к лицу со своими не нашедшими разрешения чувствами и подавленными эмоци­ями. Если вы держитесь только около одного полюса, вы можете огра­ничить возможность более глубокой интеграции. В этом случае ваше восприятие остается в оковах односторонней точки зрения, и вы засты­ваете в ваших верованиях, страхах и не нашедших выхода. Двойствен­ность и противоположности существуют не только для того, чтобы вы с ними боролись, но и для того, чтобы вы учились у них. Если вы растете и развиваетесь, то начинаете понимать индивидуальные составляющие, сочетание которых позволит вам достичь самых высоких и сложных уровней целостности. Так вы становитесь обладателем сознательного зрения.

Конечная цель состоит в том, чтобы наблюдать оба полюса двойным зрением и находить ваши собственные внутренние «переключатели», которые позволят вам реинтегрировать части своего существа. Вот ког­да вы видите глазом вивенции, когда вы можете оставаться в состоянии присутствия, полностью осознавать все, наблюдая присутствие двой­ственности и не смещаясь ни к одному из полюсов.

Сознание, сознательность уже присутствует в нас и вокруг нас. Что­бы воспринять сознание, требуется сознательное зрение. За прошедшие два года у меня в жизни были два полюса, которые помогли мне понять двойственность и то, что такое быть сознательным. Я обычно провожу некоторое время в маленькой сельской хижине в Британской Колумбии (Канада). Место это довольно отдаленное, к тому же моя хижина нахо­дится на острове. Единственные звуки, которые я слышу, — шум океа­на, шелест деревьев да крики пролетающих орлов и чаек. Там нет ни телевизора, ни газет, ни городского шума, ни магазинов. Звуки приро­ды — и больше ничего. Я сижу за столом, глядя на океан. Я слышу

259

Сознательное зрение

тишину моего глубинного сознания. Мне некуда бежать от своих внут­ренних чувств и эмоций. Я имею возможность упражняться в созна­тельном зрении.

Находясь так близко к природе, я могу смотреть и одновременно ощущать связь с океаном, деревьями, с жизнью природы, и в то же время не расставаться со своей внутренней натурой. Это —тоже форма двойственности. Я гуляю по берегу и нахожусь в контакте с самим собой. Я начинаю осознавать собственное зрение. Мое существо по-прежнему являются частью моего сознания, и это приносит мне насто­ящую радость.

А вот еще один полюс, который я тоже горячо люблю. Два часа полета на реактивном лайнере — и я в большом европейском городе. Покинув свою хижину, я сталкиваюсь с визуальным шумом — газета­ми, магазинами, телевизором, рекламой, — и шумом уличным, маши­нами, загрязненным воздухом и так далее. Если я позволяю себе впасть в реактивное состояние, мое зрение может утратить сознательность. Это — полюс шума и сумятицы, возникающий под влиянием совре­менного внешнего мира.

Я частенько наблюдал в себе реактивное поведение, и знаю, что мое расстройство —это эмоция, к которой нужно относиться с уважением, чувствовать и переживать ее, а не отвергать. Если я отвергаю свое расстройство, я эмоционально выпадаю из равновесия. Этот дисбаланс, наряду с постоянным шумом и всякой бурной деятельностью, протека­ющей вне меня, лишают меня того внутреннего покоя, который я столь глубоко испытывал на моем острове.

Используя на практике те идеи, которыми я поделился с вами в предыдущих главах, я теперь могу найти себе тихое убежище в своей мирной внутренней среде, даже находясь среди шумного города. Я могу оставаться сосредоточенным и присутствующим даже когда вокруг ме­ня шумит кипучая деятельность. Сознательное зрение — это сохране­ние своего присутствия в том, что является также способностью делать выбор, сохраняющий нас в сбалансированном состоянии бытия.

Не оставляйте наблюдения над собой, когда вы утрачиваете целост­ность. Это очень трудно —всегда присутствовать в собственной жизни. Наши восприятия, ориентированные на выживание, постоянно под-

260

Будущее и сознательное зрение

вергаются испытаниям, но это же должно помочь нам обнаруживать, когда наше ощущение реальности основывается на состоянии зрения, лишенном целостности. Сознательное зрение предполагает, что вы спо­собны увидеть различия между реальностью и иллюзией, делая это со своей собственной, уникальной точки зрения. Помните, что вы — ав­тор собственной жизни, которую вы видите сознательно. Вы соединяете ваш внутренний «текст», или зрительное восприятие вашей жизни, с тем, что приходит к вам извне.

Наш мир — это круглосуточные покупки, банковская деятельность в мчащейся машине и еда на бегу. Келлум говорит, что этот вид зрения ввергает нас в соблазн, в ожидание, что все будет легко и доступно: «Это свойственно принятому у нас взгляду, направленному вовне».

Вместо того, чтобы прекратить работу, когда у нас начинает болеть голова, мы принимаем таблетку от головной боли и продолжаем рабо­тать. Если наши глаза станут видеть нечетко, мы добудем себе очки и продолжим насилие над своими глазами. Мы хотим жить долго, выгля­деть молодо, быть красивыми, прилагая для всего этого минимум уси­лий. Сознательное зрение требует баланса между общепринятым и той (зачастую тяжелой) работой по принятию ответственности за себя са­мого, которая ведет нас в глубь самих себя. Но то, что находится там, в глубине, меньше всего зависит от того, как видят нас другие.

Убедительный пример того, что эта реальность присутствует в на­шем сегодняшнем мире, — рефрактивная, или «корректирующая», ла­зерная хирургия, рассматриваемая как панацея от всех рефракционных нарушений. В 1998 году в одних только Соединенных Штатах таким операциям подверглось около 250 тысяч человек. Чем были соблазнены эти пациенты — обещанной возможностью видеть со стопроцентной четкостью? Можем ли мы доверять всему, что слышим, вроде заманчи­вой рекламы офатальмологов? А как насчет обещанного зрения на большие расстояния — дальнозоркого? Как насчет взгляда в будущее? Какие потенциаьные побочные последствия таит в себе подобное хи­рургическое вторжение? Время покажет. Кто-нибудь из людей, кинув­шихся за спасением к хирургам, задумывался в первую очередь о своем внутреннем зрении, о том, что вызвало их близорукость? Боюсь, что нет.

261

Сознательное зрение

Я полагаю, что если вы испытали сознательное зрение во всем его многообразии и ваше физическое зрение по-прежнему вас не удовлет­воряет, то в качестве последнего средства вы можете прибегнуть к консультации с врачом, который определит вашу готовность к опе­рации.

Нам выбирать — будет ли наша жизнь легкой или трудной. Мы можем быть пассивными или ответственными. Вы можете выбрать для себя сознательное зрение вивентивным оком. Это не значит, что ваш путь к такому зрению будет легким. Это означает лишь, что жизнь, видимая сознательно, вознаградит вас точным пониманием вашей уни­кальной натуры. Возможность испытать блаженство и просветление столь же доступна для вас, сколь и ваше решение сказать «да», выбрав этот путь.

Теперь посмотрите на илл. 19.

Это — путь к тому, чтобы почувствовать и увидеть покой и мир на нашей планете. Наши глаза — это средство увидеть все человеческие существа одной большой семьей, живущей на нашей чудесной планете в мире и процветании. Сознательное зрение помогает нам восстановить наше внутреннее равновесие. Оно позволяет нашим телам вернуться к тем функциям, для выполнения которых они были созданы. Когда мы видим сознательно, наши души обретают место, куда они могут вы­рваться из мрака нашего современного образа жизни.

Благодарю вас за то, что вы прочли эту книгу.

Рекомендуемая литература

Ва1е8, \У.Н. ТЬе Ва1ез МеЛоё Гог ВеНег Еуез^Ь* МгЬоШ С1а88ез. (Бейтс У.Х.

Бейтсов метод улучшения зрения без помощи очков.) Ие\у Уогк: 1оуе/Нагсо-

иП Вгасе 1оуапоукЬ. 1978. Веппег, Н.2. ТЬе Ьепз оГ Регсергюп. (Беннет Х.З. Линзы восприятия.) ВегЫеу,

СаИГ.: Се1е511а1 Аг1з РиЪ&Ыпв Со. 1987. СаПег, К. Маррт§ Ше Мш<1. (Картер Р. Построение карты разума.) ВегЫеу, Саш".:

1Ыуег8цу оГСаиГогша Ргезз. 1998. Батазю, А.К. Но\у 1Ье Вгат Сгеа1ез гЬе Мтс1. (Дамасио А.Р. Как мозг создает

разум.) // ЗаепМЯс Атепсап. Оес.1999. 281. N0.6. Рр.112 — 117. Рогге51, Е.В. 51ге55 апс! У18юп. (Форрест И.Б. Стресс и зрение.) 5ап1а Апа, СаИГ.:

Ор1оте1г1С Ех1епвюп Рго§гат РоипсЫюп. 1987. Со1ШеЬ, К. КеИеут^ 51ге$$ ш Муор1а, 1п ВеЬауюга1 А«рес15 оГУ1510П Саге-Муор1а

Соп1го1 (Готлиб Р. Избавление от стресса при миопии в поведенческом

аспекте контроля зрения и миопии.) 5ап(:а Ала, СаИС; Ор1оте1:пс ЕхСепзюп

Ргоегат Роипс1а1юп. 1921Е. Сагпе^е-Ауепие, 5ике 3-Ь, 92705-5510, 1998. Е-

таИ: оер@оер.ог§. Веб-сайт: \у\у\у.оер.ог§. СгоГ, 5., Веппе( Н.2. ТЬе Но1о(горк М1пс1: ТЬе ТЬгее Ьеуек оГНитап Сопвсюиз-

пе88 апй Но\у ТЬеу ЗЬаре Оиг Ыуез. (Гроф С, Беннет Х.З. Голотропический

разум: три уровня человеческого сознания и как они формируют нашу

жизнь.) 5ап Ргапс18со: Нагрег СоШпв. 1992. Сго58тап, М., 5луаг1Ьои1, С. Ыа1ига1 Еуе Саге: Ап Епсус1орес11а. (Гроссман М.,

Свортхут Г. Энциклопедия натурального лечения и профилактики глазных

болезней.) Ьоз Ап§е1е8: Кеа18 РиЬМбЬше. 1999.

Нагпз, Р. У1зиа1 СопсННопв оСЗутрЬопу Ми81С1ап8. (Харрис П. Нарушения зре­ния у симфонических музыкантов.) // 1оигпа1 о( 1Ье Атег1сап Ор1оте(пс

А5зос1а1юп. Бес. 1998. 59. N0.12. Рр.952 — 959. 1оЬп8Оп, О.К. \\Т1а( 1Ье Еуе Кеуеак. (Джонсон Д.Р. Что показывает глаз.) С%а,

УУазЬ.: Кау1а РиЬИсаНопз, Р.О. Вох 438,98279. Тел.: (360) 376-6188; 1-800-743-

0179; факс: (360) 376-3158; веб-сайт: \у\ууу.гаук1.сот. 1ип§, С.С Метог1е5, Бгеатз, К.еЯес11оп5. (Джанг С.Дж. Воспоминания, мечты,

раздумья.) Ые\у Уогк: У1п1а§е Воокз. 1965. Кар1ап, К.М. СЬап§е5 т Рогт У18иа1 Р1еЫ8 т КеасНпд Р18аЫес1 СЬМгеп Ргойисес!

Ьу 5уп1отс 5(ш1и1а(юп. (Каплан Р.М. Изменения в формировании поля

зрения у детей с проблемами чтения, вызванные синтонной стимуляцией.)

// ТЬе 1п1егпагюпа11оигпа1 оГВю8оаа1 КезеагсЬ. 1983. 5. Ыо.1. Рр.2О — 33.

263

Сознательное зрение

Каркп, К.М. Б^е 1п1е§гаиуе ЗеШЬегар^е. (Каплан Р.М. Интегративное самоисце­ление.) РгаапИ, Сегтапу: АгЬог Уег1а§. 2000. Тел.: 07645.913050. Факс: 07645.913055. Е-таи: тГо@агЪогуег1а§.с1е.

Кар1ап, К.М. ТЬе Ро\уег ВеЬтс! Уоиг Еуез. (Каплан Р.М. Сила по ту сторону ваших глаз.) КосЬе51ег, VI.: Неа1ш§ Аг1« Рге«5. 1994.

Каркп, К.М. 5ееш§ \У111юи1 С1а55е5. (Каплан Р.М. Видеть без очков.) НШ$Ъого, Оге.: Веуопс1 \\Гогс1$ РиЪЬ'зЫпд. 1994 и 2001. Тел.: 1-800-284-9673. Веб-сайт: ЬЬ1

Ке11ит, К.В. СарпаПзт апс! те Еуе. (Келлум Р.Б. Капитализм и глаз.) Апп-АгЬог,

МкЬ.: 11М1 ОгззегЫюп МогтаИоп Зетсе. 1997. ОгйеЫ, А. 5еет§ 5расе: Опдег^ош^ Вгат Кергодгаттт^ 1о Кес!исе Муор1а.

(Орфилд А. Визуальное восприятие пространства: перепрограммирование

мозга для ослабления миопии.) // 1оигпа1 о( ВеЬаУюга1 Ор1оте1гу. 1994. 5.

Ыо.5. Р. 123 —131. Ко]а5, К. ТЬе 15УЗ(1т) Мос1е1 — А ТЬгее-Вшеп5Юпа1 ЬотогрЫс Керге«еп1а11оп

оГШе Ка1иге тй 51гисШге оГгЬе Вгат, те Мтс1, апс! Сопвсюитезз. (Рохас Р.

Модель 15УЗ — трехмерное изоморфическое представление природы и

строения мозга, разума и сознания.) (Частное сообщение.) ЗсЫЯег, Рге<1епс. Ог"Т\\го Мтйз: ТЬе 5с1епсе оШиа1-Вгаш РяусЬоЬду. (Фредерик

Шиффер. О двух разумах: наука о психологии дуализма мозга.) Ые\у Уогк:

ТЬе Ргее Ргезз. 1998. 5е1уе, Н. 5{ге55 тотои! О151ге85. (Селье X. Стресс без страданий.) Ыеуу Уогк:

Е.Р.РиПоп. 1980. \УеПепЬакег, Ьае1. ТЬе Еуе: \Ушс1о\у 1о 1Ье ДУогЫ. (Лаэль Вертенбакер. Глаз: окно

в мир.) №\у Уогк: Тогз1аг ВооЬ, 1пс. 1984. 2а)'опе, А. Са1сЫп§ те ЬщЫ: ТЬе Епгуушес! ШзШгу оГ а Ке\у Зресгез. (Зайоне А.

Охота за светом: всеобщая история нового вида.) №\у Уогк: Вап1ат. 1993.

Сознательное зрение и помощь другим

I о, что я пишу, и те фотографии, которые я делаю, — только один путь передачи моего опыта. Вы можете также пообщаться со мной с помощью телефона, факса, электронной почты или же лично. Кроме того, я веду мастер-классы и предлагаю прибежища, где учу людей читать радужку и осваивать интегрированную зрительную терапию. Все это происходит в Европе и Северной Америке. Если вы обладаете сертификатом на преподавание в области зрения, вы можете помогать другим видеть сознательно. Если вы хотите узнать больше, посетите нашу страницу в Интернете: ее адрес указан ниже. Вы также можете позвонить мне или написать по электронной почте. Я буду счастлив поделиться с вами тем, что знаю.

йг. ВоЬегго Кар1ап

Тел./факс, Северная Америка: (604) 608-3519.

Тел./факс, Европа: 0049 69 255-77003.

Е-плаН.

Веб-сайт: \ллл/\л/.соп5сюи55ее1пд.сот.

И"

Словарь терминов

Амблиопия («ленивый глаз»). Ослабленное зрение, которое невозможно испра­вить с помощью очков. Возникает, когда мозг «отключается» от посланий, приходящих от глаза.

Астигматизм. Рефракционное нарушение, при котором роговица — «не круг­лая», то есть вместо точки фокуса существуют две или три фокальные линии, а линии, видимые под определенным утлом, размываются. Это нару­шение появляется и исчезает; оно может вызываться напряженной позой, искажениями фигуры и эмоциональными факторами. В переносном смыс­ле это — неспособность «принимать», составляющая личности, ориентиро­ванной на выживание.

Вивентивное око. Зрение, связанное с той частью разума, где мы видим исходя из собственной подлинной природы, когда сняты все маски.

Видение (умение видеть). Составляющая сетчаточного восприятия, обладаю­щая большей мягкостью и интуитивностью по сравнению с умением смот­реть и связанная с чувствованием. Видеть означает подстраиваться к тому, как мы ощущаем различные стороны невидимого в сопоставлении с тем, что находится непосредственно в нашем поле восприятия (с тем, на что мы смотрим).

Выпуклая линза. Линза, собирающая в одну точку лучи света. Используется для компенсации дальнозоркости. Другое название — плюсовая линза.

Гибкая (подвижная) личность. Та часть личности, в которой нет ограничений и которая свободна для сознательного развития.

Гиперопия (дальнозоркость). Состояние, при котором образ близкого объекта фокусируется за сетчаткой, создавая размытость. В эмоциональном смысле это — неспособность комфортно сосуществовать с глубинным опытом и переживаниями. Гиперопия обычно компенсируется увеличивающими (плюсовыми) линзами.

Глаз-фотоаппарат. Составляющая зрения: глаз как таковой.

Диоптрия. Единица измерения силы линз. Линза в одну диоптрию позволяет свести параллельные лучи света в точку фокуса на расстоянии одного метра от линзы. Количество диоптрий = 1 / (фокальное расстояние в метрах). Например, линза с +3.00 — плюсовая, собирающая линза в три диоптрии. У отрицательных (вогнутых) линз перед числом диоптрий ставится знак «минус».

267

Сознательное зрение

Интеграция (целостность). Сочетание и соединение способностей и черт. Это скорее акт объединения, чем разобщения, и он предполагает состояние высокого человеческого понимания и сознательности.

Личность, ориентированная на выживание. Составляющая личности, ограни­ченная страхами, запретами и предубеждениями, удерживающими челове­ка от того, чтобы быть сознательным.

Макула (таси1а 1и1еа, буквально — «желтое пятно»). Овальное желтоватое пятно строго в центре сетчатки и глазного дна, лежащее на оптической оси глаза; точка, в которой зрение как ощущение — наиболее точное. См. также «Фовея централис».

Миопия (близорукость). Рефракционное состояние зрительной системы, при котором образ отдаленных объектов фокусируется перед сетчаткой, вызы­вая размытость. В переносном смысле миопия — неспособность ясно восп­ринимать более широкую точку зрения. Обычно компенсируется вогнуты­ми (минусовыми) линзами.

Око разума. Составляющая зрения, ассоциирующаяся с мозгом и разумом.

Пресбиопия («старческое зрение», старческая дальнозоркость). Постепенная потеря способности к аккомодации для ближнего зрения, обычно происхо­дящая после сорока. Компенсируется увеличивающими (плюсовыми) линзами.

Рефрактивная погрешность. Количественное выражение того, насколько глаз неспособен точно фокусировать на сетчатке параллельные лучи света.

Рефракция. Преломление света при его прохождении в средах, обладающих разной плотностью.

Слияние. Способность мозга и разума сочетать (объединять) послания, прихо­дящие от обоих глаз.

Сферическая линза. Линза со сферическими сторонами, каждая из которых гладко отполирована и имеет равную кривизну по всем осям. Такая линза точно фокусирует свет. У сферической линзы обе стороны могут быть вогнутыми или выпуклыми, или же одна сторона может быть плоской; существуют также менисковые (выпукло-вогнутые) линзы.

Умение смотреть. Способность воспринимать исходя из центра фокуса; этому восприятию сопутствует понимание. В основе — рациональная, логическая составляющая разума. «Смотрение» — восприятие с точки зрения мыслей, когда видение, чувствование и «бытие» подавлены или слабее выражены.

Фовея централис (Гоуеа сепиаиз, центральная ямка, фовея). Точка острейшего зрения в глазу; место (пятно) на сетчатке, где концентрация колбочковых клеток — наивысшая; «точка мыслей».

Цилиндрическая линза. Линза, у которой по меньшей мере одна сторона не является сферической, то есть не обладает равной кривизной по всем осям. Применяется при астигматизме.

268

Научно-популярное издание

Роберто Каплан

Сознательное зрение

Глаза помогают нам изменить свою жизнь

Перевод А. Капанадзе

Редактор Б. Андросова

Корректоры Т. Тимакова, М. Добровольский

Оригинал-макет И. Петушков

Обложка Е. Жарикова

Подписано в печать 28.07.2003 р. Формат 60x90/16.

Бумага офсетная №1.

Усл. печ. л. 17,00+1,25 цв. вкл. Зак. 1529

Тираж 5 000 экз.

Издательство «София», 04119, Украина, Киев-119, ул. Белорусская, 36-А

ООО Издательский дом «София»,

109028, Россия, Москва, ул. Воронцово поле, 15/38, стр. 9

Свид-во о регистрации № 1027709023759 от 22.11.02

тел. (095) 261-80-19; 105-34-28

Отделы оптовой реализации издательства «СОФИЯ»

в Киеве: (044) 230-27-32, 230-27-34

е Москве: (095) 261-80-19 в Санкт-Петербурге: (812) 327-72-37

Книга-почтой

в России: тел.: (095) 476-32-52, е-таИ: кш$>а@5орЫа.ги

в Украине: тел.: (044) 513-51-92, 01030 Киев, а/я 41,

е-таИ: ро51_Ьоок@5орЫа.1аеу.иа, ЬНр://«ту\у.$орЫа.1аеу.иа

Отпечатано в ОАО «Типография «Новости», 105005 Москва, ул. Фр. Энгельса, 46.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya16:54:02 01 сентября 2019
.
.16:54:01 01 сентября 2019
.
.16:54:01 01 сентября 2019
.
.16:54:00 01 сентября 2019
.
.16:53:59 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (11)
Работы, похожие на Реферат: Каплан Роберто Сознательное зрение. Глаза помогают нам изменить свою жизнь Перев с англ. К.: «София», 2003; М.: Ид «София», 2003. 272 с с вкл

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(266111)
Комментарии (3598)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru