Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: 3 I раздел. Латинизация алфавитов народов СССР

Название: 3 I раздел. Латинизация алфавитов народов СССР
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 16:38:49 12 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 203 Комментариев: 6 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

«В слове сила»

Языковая политика СССР в 20 – 30-е годы

Москва – 2008

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………….

3

I РАЗДЕЛ. ЛАТИНИЗАЦИЯ АЛФАВИТОВ НАРОДОВ СССР …………...

5

II РАЗДЕЛ. НОВАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА 30-х ГОДОВ ...

19

ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………..

26

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ ……………………………….

28

ПРИЛОЖЕНИЯ ………………………………………………………………….

31

Введение

Сегодня на постсоветском пространстве проходят процессы, которые так или иначе затрагивают народы России. Более того, внимательный наблюдатель невольно чувствует себя зрителем, который пришёл в кинотеатр, где неумелый оператор киноустановки поставил пленку не с начала фильма, а с конца и крутит её в обратную сторону: речь идёт о том, что события 20 – 40-х годов повторяются, но в обратном порядке. Если в 20-е годы арабская графика сменилась латинской, то в 30-е годы её заменили на кириллицу, а сегодня идут обратные процессы. Более того, они частично затронули и Россию, в дудаевской Чечне и в Татарстане президенты подписали указы о переходе на латиницу.

Как известно, одним из первых юридических актов, принятых после октября 1917 года является «Декларация прав народов России», которая провозгласила принципы равенства и суверенности народов России, их право на самоопределение. Именно в этом акте нашли отражение основные направления национальной политики советского государства. И в дальнейшем В.И. Ленин неустанно доказывал необходимость обеспечения равенства языков как важнейшего фактора процветания многонационального государства.

В ленинском плане построения социализма важное место занимает культурная революция. Приступая к культурным преобразованиям, советское государство столкнулось с огромными трудностями, поскольку не располагало необходимыми материальными возможностями для быстрой ликвидации тяжелого наследия прошлого. «Для нас – эта культурная революция, – писал В. Ленин, – представляет неимоверные трудности и чисто культурного свойства (ибо мы безграмотны), и свойства материального (ибо для того, чтобы быть культурными, нужно известное развитие материальных средств производства, нужна известная материальная база)»[1] .

Десятый съезд РКП (б), который прошел под руководством В.И. Ленина, в своих решениях сформулировал главные задачи в области национальной политики, в том числе культурной революции. Предстояло провести различные мероприятия, целью которых являлось претворение в жизнь задач, намеченных в области культурной революции. К их числу относятся: 1) ликвидация неграмотности; 2) создание новой системы народного образования; 3) создание культурно-просветительных учреждений; 4) создание и усовершенствование литературных языков; 5) создание новых видов письменности; 6) создание новой системы вузов и т.д.

К сожалению, при решении этих задач не были учтены национальные особенности истории, культурной традиции, языка и религии каждого народа. И это привело к нежелательным результатам и большим упущениям, о чем долгое время умалчивалось по известным причинам. Сейчас благодаря прошедшим изменениям мы можем объективно оценить и проанализировать те процессы, которые проходили в истории нашей страны в 20 – 30-е годы ХХ века, прежде всего вопросы языковой политики.

Таким образом, объектом исследования конкурсной работы является языковая политика советского государства в 20 – 30-е годы, предмет исследования – причины, динамика и последствия этого процесса.

Цель работы – показать ошибки и удачные находки филологов при реформировании алфавитов народов СССР в 20 – 30-ые годы.

Задачи работы:

1) показать объективные и субъективные предпосылки буквенной реформы;

2) обсудить и проанализировать авторские позиции наиболее известных и авторитетных специалистов по этой проблематике;

3) разобраться, что из опыта проведённых реформ может пригодиться народам России в ближайшей исторической перспективе.

Цели и задачи работы предопределили и её структуру. Она состоит из введения, двух разделов, заключения, списка источников и литературы, приложений.

I РАЗДЕЛ. ЛАТИНИЗАЦИЯ АЛФАВИТОВ НАРОДОВ СССР

1917 год и последующие десятилетие оставили глубокий след не только в истории России, но и в языках народов нашей страны. Ветры бурных перемен, задувшие вскоре после февраля 1917 года, позволили вырваться на свободу идеям, которые уже долгие годы будоражили умы многих просветителей исламского мира в России. Получив возможность открыто высказываться, некоторые из них стали поднимать вопрос о необходимости реформирования действующего арабского алфавита или даже переходе на латинский. В начале 20-х годов повсюду разгорелись бурные дискуссии на эту тему. Параллельно с этим порывом мусульманских мыслителей движение за латинизацию быстро превращалось в официальную государственную политику. Инициатива перехода с арабского на латинский алфавит принадлежала правительству Азербайджана, которое создало в 1922 году специальную комиссию. Она внесла предложения, ознакомившись с опытом Турции, также проводящей у себя буквенную реформу. Председатель азербайджанского ВЦИКа С. А. Агамали-оглы имел по этому поводу беседу с В.И. Лениным. Последний, рассмотрев намеченные мероприятия, назвал их началом культурной революции среди тюрков[2] . В 1922 году был создан Комитет НТА (то есть нового тюркского алфавита), а в октябре 1923-го ЦИК Азербайджана выпустил декрет, в котором новый латинский алфавит был объявлен государственным и обязательным[3] . Советские органы власти стали создавать ячейки «Нового алфавита»[4] или «Яналифа»[5] в местах расселения мусульманского населения. Муллам категорически запретили преподавание нового алфавита.

Сегодня, как и в 20-ые годы, исследователи, рассматривающие проблемы латинизации, делятся на две группы: а) считающие латинизацию частью жёсткой политики насильственной атеизации; б) сторонники идеи реформирования алфавита с целью создания букв, которые бы адекватно отражали фонетику мусульманских, прежде всего тюркских языков народов СССР.

Первые считают, что перед советскими лидерами стояла задача оторвать проживающих в СССР мусульман от их зарубежных единоверцев. Тогда все эти народы имели письменность, основанную на арабской азбуке. Перед новыми властями стояла задача изолировать эти народы от остального исламского мира и оторвать от ислама как религии. «Переход на латинскую графику имеет большое значение – это разбивает стену между европейской и мусульманской культурой, создает сближение между Западом и Востоком», – говорил в 1925 году А.И. Микоян[6] на конференции по вопросу о переходе на латиницу. При этом власти считали, что вводить кириллицу было сложно из-за неприемлемости русского алфавита для тюркских народов, так как этот алфавит исторически связан с русификаторской политикой царской России, воспоминания о которой были еще свежи. Более того, в те времена это считалось нарушением принципов пролетарского интернационализма и продолжением царской политики русификации[7] . В начале 20-х годов советские лидеры считали, что латинизация не закончится на мусульманских народах. В.И. Ленин даже заявил: «Я не сомневаюсь, что придет время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно»[8] .

В то же время первая половина 20-х годов являлась периодом относительной свободы, либерализма, когда смелая идея перехода на латиницу еще не оказалась монополизирована государством, а выдвигалась по личной инициативе разнообразных просветителей-реформаторов. В большинстве автономных республик и областей проходили собрания и конференции, на которых вполне открыто обсуждались достоинства и недостатки как применяющегося арабского алфавита, так и предлагающегося вместо него латинского.

В Туркестане сторонники латиницы напирали на то, что она больше подходит для тюркских языков, чем арабский алфавит, содержащий мало гласных букв, но имеющий ряд специфических согласных, которые тюрками не используются. Звучали доводы о том, что переход на легче усваиваемую латинскую графику поможет народам Востока избавиться от неграмотности и преодолеть вековую отсталость. В общей сложности во время подобных дискуссий отстаивалось три точки зрения:

1) за сохранение арабского письма;

2) за его реформирование и адаптацию к тюркским языкам;

3) за отказ от арабской графики и переход на латинский алфавит.

Последняя идея публично была озвучена еще в 1921 году на съезде, посвященном узбекской орфографии, организованном филологическим обществом «Чагатай гурунги». Она не встретила поддержки участников съезда, которые выступали за реформированный арабский алфавит. Но уже через год на 2-й конференции узбекских учителей в Ташкенте большинство делегатов положительно отвечают на вопрос о принципиальных преимуществах латиницы перед арабским алфавитом. Но площадкой для обкатки Яналифа стала не Средняя Азия, а Северный Кавказ и Азербайджан. Инициатива перехода с арабского на латинский алфавит принадлежала правительству Азербайджана, которое создало в 1922 году спецкомиссию. «Великая революция на Востоке», – так, по воспоминаниям А.В. Луначарского, назвал латинизацию в 1922 году В.И. Ленин. Комиссия при правительстве Азербайджана внесла предложения, ознакомившись с опытом Турции, также проводящей у себя буквенную реформу. В.И.Ленин, рассмотрев намеченные мероприятия, назвал их началом культурной революции среди тюрков[9] . Стали создавать ячейки «Нового алфавита»[10] или «Яналифа» в местах расселения мусульманского населения. Муллам категорически запрещалось преподавание новых букв. По поручению правительства ученые Азербайджана разработали латинизированный алфавит, внедрение которого в республике началось в 1922 году. На следующий год ЦИК Азербайджана повысил его статус, объявив равноправным с арабским (в том же 1923 году на латинскую графику перешли Северная Осетия, Ингушетия и Кабарда), а еще через несколько лет латиница стала единственным государственным алфавитом Азербайджана.

В 1924 году в Москве при Научном обществе востоковедения была создана Ассоциация латинского шрифта для тюркских народностей (АСЛАТ), которая начала подготовку к общетюркскому съезду. В феврале 1926 года в Баку открылся первый Всесоюзный тюркологический съезд, на который собрались представители большинства тюркских народов СССР: татары, казахи, узбеки, чуваши, тюрки Северного Кавказа, Сибири, Якутии. Для участия в работе съезда прибыли ученые из АН СССР, Научной Ассоциации востоковедения, Украинской Академии наук, Закавказской Ассоциации востоковедения, Турции, Германии, Австрии, Венгрии, Ирана. Всего на съезде присутствовал 131 делегат. Основным обсуждаемым вопросом был возможный переход советских тюрков на новый латинизированный алфавит. Главным противником латинизации выступил представитель Татарии Алимджан Шарафов (Галимджан Шараф), заявивший, что опыт Азербайджана неубедителен и не заслуживает распространения среди тюркских народов, а все усилия следует направить на реформу уже существующего арабского алфавита. Вся татарская делегация и часть делегации Казахстана тоже высказались в пользу реформированной арабицы. Однако сторонников нового алфавита на съезде было большинство. Итоги голосования за всеобщий переход на латиницу оказались следующими: 101 голос – «за», 7 – «против» и 6 воздержавшихся.

Сразу после съезда сторонники латинизации резко активизировали свою деятельность. В том же году на IV сессии ЦИК Узбекской ССР было признано необходимым отказаться от арабского алфавита и перейти на новый – латинский. В 1926 году он был разработан и утвержден правительством республики. Причин для того, явных и неявных, действительно, было немало. Арабский алфавит не слишком соответствовал структуре тюркских языков (из 28 букв лишь буква «алиф» не является согласной). К другим его недостаткам относятся обилие диакритических знаков[11] , сложность начертания, плохая различимость букв. Все это затрудняло восприятие арабской графики неграмотными народными массами. Но все же ее можно было реформировать, приспособить к тюркским языкам (на реформированном арабском в 1920-м году начал издаваться журнал «Тонг»[12] ).

Главными основаниями отказа от арабицы, по нашему мнению, надо признать причины идеологического характера. С одной стороны, это стремление к максимальному сближению с пролетариатом Запада, с другой – попытка оградить восточные народы от влияния мусульманского духовенства. Проблема утраты культурной преемственности и исторического наследия зафиксированного арабицей, интересовала революционных вождей меньше всего. Навязывание латиницы вызвало сопротивление во всех мусульманских регионах СССР. И если бы не решительный настрой на проведение латинизации, то в республиках Средней Азии, скорее всего, остался бы реформированный арабский алфавит – с сокращением согласных и добавлением необходимых гласных. Но во второй половине 20-х годов движение за латинизацию из устремлений отдельных энтузиастов окончательно оформилось в государственную политику. На смену свободным обсуждениям пришли жесткие директивы: народам, имеющим письменность на основе арабской графики, немедленно переходить на латиницу. Книги, написанные арабскими буквами расценивали как реакционные и безжалостно уничтожали. Смена графики, как и многие перемены того времени, не обошлась без большой крови. Реформа алфавита сопровождалась репрессиями за хранение книг с арабским шрифтом. Показателен следующий пример: в конце 30-х годов органы НКВД репрессировали одного партийного работника Андижана за хранение книги с таким шрифтом. Он погиб. Позже выяснилось, что изъятая книга была первым переводом на узбекский язык «Манифеста Коммунистической партии», напечатанным арабскими буквами[13] .

7 августа 1929 года постановлением ЦИК и СНК СССР «О новом латинизированном алфавите народов арабской письменности Союза ССР»[14] переходу на латиницу был придан официальный статус. Это был ключевой документ, в котором «признавая особое культурно-экономическое значение нового латинизированного алфавита», все государственные учреждения и предприятия общесоюзного значения обязывались, применяя тюркские языки, пользоваться латиницей с прекращением изданий на арабице. Партия ставила задачу унификации новых латинизированных алфавитов всех тюркских народов СССР. Тогда эти народы называли «тюркотатарами»[15] . Так начался всесоюзный переход на новый алфавит всех СМИ и заведений.

Девятая партийная конференция Дагестанского обкома, состоявшаяся в ноябре 1927 года, приняла решение: «Считая, что арабский алфавит является огромнейшим препятствием в деле развития нашей национальной печати, конференция предлагает медленно приступить к развертыванию подготовительных мероприятий для перехода национальной печати на латинский алфавит»[16] . По докладу Дагестанского обкома партии коллегия Агитационно-пропагандистского отдела ЦК ВКП (б) в мае 1928 года приняла решение, в котором указывалось: «Введение нового латинского алфавита должно содействовать усилению работы по ликвидации неграмотности; необходимо продолжать работу по внедрению нового алфавита... Признать необходимой помощь Дагестану в той работе со стороны Комитета по новотюркскому алфавиту»[17] .

Проводилась большая разъяснительная работа среди трудящихся, значительная часть которых в те годы находилась под влиянием мусульманского духовенства. Органы власти раскрывали преимущества нового алфавита перед арабской письменностью, помогали трудящимся выйти из «арабского плена»[18] . В марте 1928 года было созвано заседание Центрального Комитета нового дагестанского алфавита (ЦК НДА), призванного практически осуществлять решения февральского (1928 г.) пленума обкома партии. В июле 1928 года состоялась Первая Вседагестанская конференция НДА. На ней обсуждались проекты новых алфавитов на латинской основе для аварской, даргинской, лезгинской, кумыкской, лакской, азербайджанской, татской народностей. Проекты подвергались анализу с лингвистической, психологической, педагогической и графической точек зрения. Нужно было учесть все фонетические особенности дагестанских языков при переходе на новый алфавит, чтобы максимально приблизить письмо к устной речи, именно так, как об этом говорил французский мыслитель Вольтер: «Письмо – изображение голоса: чем оно более похоже, тем оно лучше»[19] .

В результате всестороннего обсуждения проекты новых алфавитов были в основном одобрены и после рассмотрения и утверждения их научным советом ЦК Нового тюркского алфавита (НТА), приняты в следующем виде: 1) лакский язык использовал 27 букв унифицированного алфавита и 11 знаков дополнительно; 2) аварский – 26 букв и 12 знаков; 3) даргинский – 29 букв и 14 знаков; 4) лезгинский – 30 букв и 9 знаков; 5) татский – 30 букв и 3 знака; 6) для кумыкского и ногайского языков был применен полностью унифицированный азербайджанский алфавит как вполне соответствующий требованиям языков этих лингвистически родственных народностей. Всей работой по переходу на новый алфавит руководил ЦК НДА, созданный при СНК Дагестана. ЦК НДА напечатал и разослал на места таблицы алфавитов по всем языкам Дагестана, проводились доклады, лекции, сообщения по этому вопросу на собраниях ячеек ВКП (б) и ВЛКСМ, на общих собраниях рабочих, крестьян и служащих, партийные и комсомольские собрания выносили решения, обязывающие переписываться между собой только на новом алфавите. За 1928 год было издано 21 наименование учебников тиражом 87000 экземпляров, а разрезных азбук напечатали 22000 на всех языках народов республики[20] . Всё это позволило в 1930 году перейти на новый алфавит всем народам Дагестана.

В Татарской АССР агитация перехода на Яналиф вызвал волну критики и скрытого сопротивления. Целый ряд видных политиков и деятелей культуры (Г. Ибрагимов, К. Мухтаров, Г. Мансуров и др.) считал, что «будучи в принципе не против нового тюркского алфавита на латинской основе, в силу наших культурно-исторических традиций... должны выбрать путь реформы», т.е. усовершенствования арабской графики. При этом противники Яналифа указывали, что в Татарстане есть все условия для этого: высокая культура на арабском письме, высокий уровень грамотности, развитая полиграфическая база и т.д. Было также опасение, что переход на новую графику нарушит преемственность культуры, лишит ее вековой традиции. Эти аргументы не были услышаны. Противники Яналифа подверглись жесткой критике и партийным «чисткам». С 1 февраля 1929 г. в ТАССР было введено делопроизводство в государственных, кооперативных учреждениях и общественных организациях на татарском языке, а 7 августа 1929 г. постановлением ЦИК и СНК СССР «О новом латинизированном алфавите народов арабской письменности Союза СССР» переходу на латиницу был придан официальный статус. К 1 января 1930 г. на новый алфавит полностью перешли газеты и журналы, издательства, учебные заведения и т.д.[21]

С 1930 года наступает новый этап латинизации: переход на новый алфавит народов других языковых групп СССР и даже зарубежья. Деятельность теоретиков и практиков языкового строительства иногда распространялась и на языки зарубежного Востока, в частности, на китайский. Причин здесь было две: китайцы входили в число нацменьшинств Дальнего Востока, но кроме того считалось, что в Китае скоро произойдёт революция и опыт языкового строительства в СССР там будет востребован. В Ленинграде существовала Комиссия по разработке нового китайского алфавита. Итоги работы комиссии были опубликованы. Разработанные алфавиты на латинской основе пытались применять среди китайцев СССР[22] . Примечательно, что в 1929 году с арабского алфавита на латинский полностью перешла и Турция. Несколькими месяцами ранее, в 1928 году, ее президент Мустафа Кемаль (Ататюрк) провел через парламент закон о переходе страны на новую графическую систему, мотивируя необходимость этого ориентацией на Европу, а также стремлением избежать изоляции от повально переходящих на латиницу тюркских народов в составе СССР.

Движение за латинизацию, охарактеризованное В.И. Лениным как «революция на Востоке», приобрело широкий размах с 1925 года. Задачей этого движения, по официальной версии являлось следующее: вырвать монополию на образование из рук остатков эксплуататоров, создать формы письма (в первую очередь алфавиты), приспособленные для массового распространения грамотности среди трудящихся, и тем самым сделать письменность орудием советской национальной политики. Итогом стал приход «Нового алфавита» на смену арабской, монгольской и другим графикам. В то же время на основе «Нового алфавита» впервые стала разрабатываться письменность и для ранее совершенно бесписьменных народов.

Таким образом, латинизацию начали с языков, которые использовали письменность на основе арабского алфавита, а уже к концу 1930-х большинство языков СССР были переведены на латинскую основу. Итогом латинизации стал перевод на новый алфавит следующих языков: абазинского, абхазского, аварского, адыгейского, азербайджанского, алтайского, ассирийского, башкирского, белуджского, бурятского, вепсского, даргинского, дунганского, ижорского, ингушского, ительменского, кабардино-черкесского, казахского, калмыцкого, каракалпацкого, карачаево-балкарского, карельского, кетского, киргизского, китайского, коми, корякского, крымскотатарского, кумандинского, кумыкского, курдского, лазского, лакского, лезгинского, мансийского, молдавского, нанайского, ненецкого, нивхского, ногайского, осетинского, персидского, саамского, селькупского, табасаранского, таджикского, талышского, татарского, татского, туркменского, удэгейского, удинского, уйгурского, узбекского, хакасского, хантыйского, цахурского, чеченского, чукотского, шорского, шугнанского, эвенкийского, эвенского, эскимосского. Всего в период с 1923 по 1939 годы на латиницу было переведено более 50 языков (всего в 1939 году в СССР письменность имели 72 народа).

При создании национальных алфавитов на базе латиницы проводилось в жизнь несколько общих принципов, которые следовали из идеи сделать письменность убористой (для экономии бумаги, краски и труда печатников) и способствующей быстрому слитному письму:

· избегать диграфов[23] ;

· избегать диакритических знаков, пишущихся отдельно от буквы;

· вместо этого применять слитные диакритические знаки (хвостики вроде французского седиля и перечеркивание);

· заимствовать при необходимости знаки из других письменностей, не выбивающиеся из стиля латинского алфавита;

· при необходимости переворачивать буквы;

· но не делать букв слишком много, то есть отражать не тонкие позиционные варианты звуков, а более общие фонемы.

На практике это вылилось в вариации следующего «нового алфавита»: Аа, B ʙ , Сс, Çç, Dd, Ее, Əə, Ff, Gg, Ƣƣ , Нh, Ii, Jj, Kk, Ll, Mm, Nn, N ̡ n ̡ , Oo, Ɵɵ , Pp, Qq, Rr, Ss, Şş, Tt, Uu, Vv, Xx, Yy, Zz, Ƶƶ , Ьь ; также допускалось применение апострофа. Звуки, не имеющие канонического латинского способа передачи, изображались либо «лишними» буквами ([ы] как ь , [ч] как с ), либо буквами с диакритическими знаками: [ш] и [дж] соответственно как ş и ç ; последние были чуть позже использованы и в турецком алфавите.

Были латинизированы или созданы заново алфавиты для алеутского, корейского и удмуртского алфавитов, но они не были внедрены. Разрабатывались проекты латинизации всех остальных алфавитов народов СССР. Латиница вытесняла не только арабскую графику, но и кириллицу. Ещё в XIX веке православные миссионеры активно занимались созданием алфавитов для прежде бесписьменных народов. Тогда были выработаны методики составления новых алфавитов и издано немало книг на языках народов Российской империи. Советские ликвидаторы неграмотности поступили с миссионерскими азбуками так же, как и с арабскими, то есть заменили их новыми. На латиницу были переведены также якутский язык и язык коми, у которых существовали алфавиты на основе кириллицы, разработанные православными миссионерами. При этом марийский, мордовский и удмуртский языки оставались на кириллице даже в период максимальной латинизации.

В целом переход на новый алфавит оказался относительно несложным, поскольку слой образованных людей, владевших арабской графикой, был очень узким и не имел определяющего значения, а население в своем подавляющем большинстве было неграмотным и начинало усваивать буквы, что называется, с чистого листа.

Проблемы латинизации алфавитов народов СССР волнуют исследователей на Западе и сегодня. Так, Президент Французской академии Элен Каррер д'Анкосс опубликовала статью «Алфавитный развод» в газете «Фигаро»[24] . По её мнению, именно И.В. Сталин решил навязать всем народам СССР один и тот же алфавит, чтобы постепенно унифицировать их языки и культуру, то есть провести ассимиляцию. Элен Каррер д'Анкосс считает, что это было очень хитрое решение, скрывавшее под предлогом просто модернизации (примером послужил турецкий реформатор Мустафа Кемаль) конечную цель – русификацию языков на уровне письменности. Завершилась эта продуманная политическая операция, по её мнению, в 1939 году, когда кириллица, то есть алфавит русского языка, становится обязательной почти для всех народов СССР. Но, несмотря на то, что она занимает столь высокую должность, автор явно, мягко говоря, путает многие факты и динамику событий. Тем не менее, многие положения её статьи заслуживают не только внимательного прочтения, но и тщательного обдумывания с последующим обсуждением. Автор справедливо утверждает, что избежать этой реформы удалось грузинскому и армянскому языкам: возможно, кавказские корни И.В. Сталина притормозили его унификаторский пыл. Элен Каррер д'Анкосс, по нашему мнению, делает справедливый вывод о том, что буквенная революция резко изменила страну и имела два последствия: 1)почти все жители СССР использовали один и тот же алфавит, что лучше подготавливало их к усвоению русского языка, ставшего их общим языком; 2) мусульманские народы оказались неожиданно отрезанными от исламского мира и лишились возможности участвовать в жизни единоверцев. Можно ли представить себе Коран, транскрибированный на кириллице?

К концу 1929 года традиционную арабскую вязь узбекского языка заменили латиницей, которую, в свою очередь, через одиннадцать лет поменяли на специально приспособленную к узбекскому языку кириллицу[25] .

Мы считаем, что у кампании против арабской графики было несколько задач: 1) достижение высокого уровня грамотности и атеизации, что означало и отрыв от мусульманских книг, написанных арабским шрифтом, который уже сам по себе является для мусульманина святыней; 2) дистанцирование граждан от духовенства за счёт снижения необходимости общения с муллами, т.к. обучаться грамоте стало возможно вне стен мечетей; 3) подрыв авторитета мулл, которые в своём большинстве знали арабскую графику, но должны были стать безграмотными, а значит, потерять авторитет. Результаты кампании должны были позволить властям строить новое общество с поколениями, оторванными от ислама, а потому гораздо более активно выполняющими указания руководителей страны. К концу 30-х годов были закрыты все медресе. Это привело к разрушению системы религиозного образования[26] , что стало во многом решением задачи поставленной руководством страны. Это подтверждает вывод, сделанный на III Пленуме ЦК КП Узбекистана (16.IХ.1931): «Если мы не переведем все издания на латинский алфавит, то скоро не освободимся от арабской системы. И от таких вещей, как ''Мухтасар", ''Киссасул Анбил"»[27] . Но главная задача, как показывает современность, – полный отрыв масс от религии – достигнута не была.

Думается, что вывод, о том, что отмена арабского алфавита усилила позиции атеизма, вполне справедлив[28] . Но нельзя согласиться с обвинением арабской графики в торможении социального прогресса[29] , ведь сегодня многие страны арабского мира являются ярким примером позитива во многих областях жизни. Если вспомнить историческое прошлое, то надо говорить о том, что на арабской графике были созданы не только религиозные, но и многие светские произведения, не потерявшие своей ценности и в наши дни. Речь идёт о великих творениях Бируни, Низами, Навои и многих других мудрецов Востока, в том числе Авиценны – одного из отцов-основателей медицинской науки. Арабская графика выполняла еще одну важную функцию: тюркские народы, пользовавшиеся ею, свободно читали печатные издания, где бы они ни выходили. Так, литературу, издававшуюся в Казани до революции, читали во всех мусульманских регионах страны и за её пределами[30] . Это во многом сохраняло единство духовной культуры, что было невыгодно режиму, претендовавшему на идеологическую монополию и желавшему объединения народов на качественно новой основе – на основе коммунистической идеи.

На основе анализ источников и литературы, по нашему мнению, можно сделать вывод – в развитии советской латинизации существуют три этапа:

1. До 1926 латинизация проводилась обособленно в отдельных республиках. Первый опыт борьбы за латинизацию письменности был получен в Азербайджане и он лег в основу дальнейшего развития латинизации письменности в Союзе. В марте 1926 по инициативе Азербайджана созывается первый тюркологический съезд (в Баку), на котором представители тюркских, горских и др. народов при участии специалистов Академии наук из Ленинграда и Москвы подавляющим большинством голосов приняли решение о желательности применения опыта Азербайджана по латинизации в других республиках и автономных областях Союза, пользовавшихся «архаическими формами письма». Для руководства этой работой был создан Всесоюзный центральный комитет нового тюркского алфавита (ВЦК HTA). С этого момента начался этап организованного и широкого движения за латинизацию письменности тюркских народов, применявших главным образом арабский алфавит или бесписьменных. В области построения алфавита впервые был выдвинут лозунг «унификации», т.е. межнационального графического и фонетического объединения отдельных национальных алфавитов. 1-й пленум ВЦК HTA (г. Баку, 1927) принимает проект унифицированного нового тюркского алфавита из 34 букв с вводимыми по мере надобности добавочными знаками к нему для отдельных языков[31] .

2. С 1930 наступает новый этап в развитии латинизации, который характеризуется тем, что после арабского алфавита среди тюрко-татарских народов объектами борьбы за латинизацию становятся другие формы письма (монгольская, китайская и т.д.) у народов других языковых групп (китайская, иранская, монгольская, семитская и др.). На смену вопросам собственно алфавита у народов, уже завершивших латинизацию, встают вопросы дальнейшего развития письменности – вопросы развития национальных литературных языков (в их отношении к диалектам), создания новой терминологии, упорядочения орфографии и овладения различными видами техники (полиграфия, машинопись, телеграф, национальная стенография и т.п.).

Наконец, впервые в широком масштабе были созданы алфавиты для ранее бесписьменных малых народов Севера, Кавказа, Средней Азии и др. К 1931 г. после перехода на HTA большого числа нетюркских народов алфавит переименовывается в «Новый алфавит» (НА).

В этом контексте интересен один эпизод из жизни моей семьи: моя бабушка по материнской линии Мухемедшина Роза Галиевна родилась в Оренбурге в 1926 г. Её свидетельство о рождении выписано на русском языке, а мой дедушка по отцу родился в Казани в 1935 г,. его свидетельство о рождении выписано на татарском языке латинскими буквами.

При всех достижениях латинизации письменности необходимо отметить в ее проведении и чисто лингвистические, а не политические искривления. Так, в некоторых случаях наблюдалось чрезмерное увлечение алфавитным творчеством, выразившееся в создании отдельных алфавитов для численно крайне незначительных языков и даже диалектов без достаточного учета практических задач языкового строительства, и исключительная установка на латинский алфавит как на возможную базу создания письменности для бесписьменных народов при недостаточном внимании к использованию других алфавитов. Положительную роль латинизированного алфавита, ознаменовавшего важный этап в развитии письменности народов СССР, необходимо подчеркнуть потому, что многие авторы с конца тридцатых и до середины пятидесятых годов пытались отрицать этот факт Они утверждали, что он был совершенно чужд народам, где вводился, отделяя их от других народов СССР[32] .

Мы согласны с мнением исследователей, которые отмечают что это очень сложная проблема. И для правильного ответа необходимо понять, что несмотря на объективные процессы сближения наций в СССР, переход на кириллицу в первые годы существования советской власти мог быть истолкован и внутри и вне страны как рецидив старой русификаторской политики царизма[33] . Видный русский ученый Е. Поливанов, подчёркивая это обстоятельство, в 1928 году писал, что «ненависть к миссионерским транскрипциям (в эпоху русификации) была ... настолько очевидной, что выступать с вариантом алфавита на русской основе было бы для данной среды по меньшей мере утопией»[34] . Эту же мысль подчеркивал и другой ученый-языковед Н. Яковлев[35] . Вот почему союзные органы власти поддерживали проявленную на местах инициативу латинизации старой, сложной и несовершенной письменности пародов Дагестана. 7 августа 1929 года Президиум ЦИК СССР и СНК СССР приняли постановление о введении латинизированного алфавита. В нем признавалось за новым алфавитом особое культурно-экономическое значение» и подчеркивалось, что это мероприятие осуществлялось в соответствии «с волеизъявлением рабочих и трудящихся крестьян … народов арабской письменности СССР»[36] . Постановление обязывало все государственные учреждения и предприятия общесоюзного значения во всех случаях письменного и печатного применения восточных языков пользоваться этим алфавитом, прекратить издания на старом, арабском алфавите.

В первые годы советской власти латинизации подверглись не только языки мусульманских и малых народов СССР, но и русский язык. Ведь идея мирового братства народов, члены которого пишут латинскими буквами и в идеале говорят на эсперанто, владела умами романтиков-лингвистов. Тогда поговаривали, что и русский язык надо перевести на латиницу. Если говорить точнее, то речь идёт о масштабной, но неудавшейся попытке латинизации русского языка. Интересна история провалившегося эксперимента по латинизации самого распространенного в нашей стране языка. Борьба против него началась сразу после прихода большевиков к власти. Так, научный отдел Наркомпроса при участии наркома А.В. Луначарского уже в 1919 году высказался «...о желательности введения латинского шрифта для всех народностей, населяющих территорию Республики». Резко против этой идеи выступило Общество любителей российской словесности. Оно создало комиссию, которая выпустила заявление, где утверждалось, что латиница «не только не облегчит, а скорее затруднит иностранцам изучение русского языка». Тем самым попытка латинизации русского алфавита на заре советской власти провалилась[37] .

Тем не менее, руководителями СССР латиница воспринималась как интернациональный алфавит, всеобщее письмо будущего, поэтому среди них нередко раздавались голоса, предлагавшие перевести на нее заодно и русский язык. Именно в эти годы и была поставлена задача перевести на латинские буквы и славянские народы. В этом случае русские, украинцы и белорусы были бы окончательно оторваны от своих культурных традиций и без лишних эмоций строили бы коммунистическое завтра. «Территория русского алфавита представляет собою в настоящее время род клина, забитого между стенами, где принят латинский алфавит. С одной стороны это страны Востока, где принят новотюркский алфавит, и странами Западной Европы, где мы имеем национально-буржуазные алфавиты на той же основе. Таким образом, на этапе строительства социализма существование в СССР русского алфавита представляет собою безусловный анахронизм, – род графического барьера, разобщающий наиболее численную группу народов Союза, как от революционного Востока, так и от трудовых масс и пролетариата Запада», – писала газета «Правда». За это, в частности, выступал нарком просвещения А.В. Луначарский. Именно при нем Народный Комиссариат просвещения РСФСР объявил кириллицу «идеологически чуждой социалистическому строительству формой графики, пережитком классовой графики русских феодалов – помещиков и буржуазии» [38] .

В 1929 году Народный Комиссариат просвещения РСФСР образовал специальную комиссию из 13 человек по разработке перехода русского языка на латиницу и в начале 1930 года коллектив под руководством профессора Н.Ф.Яковлева с участием лингвистов, книговедов, инженеров-полиграфистов представил три подготовленных варианта латинизированного русского языка (содержащие буквы «ё», «ю», «я» и даже мягкий знак, причем разные для разных вариантов). Итоговый документ (подписанный всеми, кроме А.М. Пешковского) предлагал три варианта русской латиницы, чуть отличавшиеся друг от друга[39] . Главные идеи, которые проходили через все три проекта, заключались в следующем:

1) устранить диакритические знаки, отдельные от букв;

2) стремиться к максимальному использованию наличных в типографиях латинских знаков;

3) максимально использовать буквы нового тюркского алфавита.

Эти 3 проекта отличались только в отображении букв: ы ь я ю ё[40] . В первом варианте алфавит состоял из 30 букв, а во втором и третьем – из 29 (за счёт двойного использования j ). Буква щ изображалась посредством сочетания sc : jesco (ещё), scot (счёт), vesci (вещи). Сохранялся принцип русской кириллицы, по которому мягкость согласных перед гласными отображается с помощью особых букв гласных (я, ю, ё), а в других случаях – с помощью дополнительной буквы ь. В первом варианте мягкому знаку соответствовала специальная буква í , а во втором и третьем – для ь и й использовалась одна и та же буква j[41] . Как заметил еще в XVII веке славянский ученый Юрий Крижанич, наличие двух последних букв в кириллице избыточно, поскольку они всегда встречаются в разных позициях: ь после согласных, й после гласных. Эту избыточность можно было устранить. А там, где я, ю, ё (а также е) передают два звука (в начале слова или после гласных), их предлагалось писать двумя буквами: ель – jelj[42] .

С лингвистической точки зрения все проекты нового русского алфавита были тщательно разработаны и основывались на солидной научной базе, но до практической реализации дело не дошло. Память от этого проекта осталась в популярном романе И.А. Ильфа и Е.П. Петрова «Золотой теленок». Речь идёт о том эпизоде, где описывается универсальный штамп с таким текстом: В ответ на ..........................

мы, геркулесовцы, как один человек, ответим: <...> л) поголовным переводом делопроизводства на латинский алфавит, а также всем, что понадобится впредь.

Ученые, входившие в эту комиссию, вынесли свою резолюцию в протоколе заседания от 14 января 1930 года: «Переход в ближайшее время русских на единый интернациональный алфавит на латинской основе – неизбежен»[43] . Как писал И.В. Сталину нарком просвещения РСФСР А.С. Бубнов, особенно ратовали за латинизацию представители полиграфической промышленности, так по их мнению новый алфавит мог дать колоссальную экономию краски и бумаги и рабочего времени. Параллельно в ленинградской «Красной газете» появилась статья А.В. Луначарского (к тому времени уже бывшего наркома), в которой он обосновывал идею латинизации русского языка. Дело дошло до того, что некоторые влиятельные представители советских органов власти заговорили о том, что графика русского алфавита идеологически чужда социалистическому строительству. Правда, позже эта идея не получила дальнейшего развития. К счастью для всех народов нашей страны этим планам не суждено было сбыться. Идея всеобщей латинизации прожила недолго. По мере того как отодвигались сроки свершения мировой революции, космополитичная латинизированная письменность теряла для властей свою привлекательность. В конце 30-х годов о революционной романтике уже старались не вспоминать – наступила эпоха прагматиков, эпоха строительства советской империи.

II РАЗДЕЛ. НОВАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ

ПОЛИТИКА 30-х ГОДОВ

В 30-ые годы И.В. Сталин и его соратники отказались от курса на мировую революцию. В связи с общим изменением взглядов руководства СССР изменилась и национально-языковая политика, переставшая удовлетворять советское правительство, которое приступило к реализации плана ускоренного сближения и слияния народов в «единую советскую нацию». С 1932 – 1933 годов кампания по латинизации пошла на убыль, а в 1935-м начался процесс перевода языков народов СССР на кириллицу. Пожалуй, первым документом второй буквенной реформы стало постановление Президиума ЦИК СССР от 1 июня 1935 г. о переводе на кириллицу народов Севера[44] . В газетах появились многочисленные письма-обращения рабочих и колхозников, заявляющих, что латиница им не подходит и выражающих желание перейти на кириллицу. Именно к середине 30-х годов у руководства страны созрел план перевода всех языков народов СССР на письменность на основе кириллического алфавита. Суть этой политики ясно выразил один из разработчиков этой реформы: «С ростом культурного уровня народов СССР латинизированный алфавит перестал удовлетворять потребности развития языков. Он не обеспечивал всех условий к сближению с культурой великого русского народа»[45] .

По нашему мнению, абсолютно справедлив вывод о том, что такая двухэтапная смена алфавита была одним из методов антиисламской борьбы. Первый этап этой акции был осуществлён с середины 20-х годов по начало 30-х. В это время латинский алфавит вытеснял арабский. На втором этапе, который длился до конца 30-х годов, полностью завершилась русификация алфавитов народов нашей страны, традиционно исповедующих ислам[46] .

В массовом порядке закрывались национальные газеты, русифицировалось начальное образование. В декабре 1937 года Политбюро постановило: «Признать вредным существование особых национальных школ (финские, эстонские, латышские, немецкие, греческие и др.) на территории соответствующих республик. Предложить наркомпросам национальных республик реорганизовать указанные школы в советские школы обычного типа»[47] . Одновременно с этим «по просьбам трудящихся» младописьменные языки стали в массовом порядке переводиться с латинской основы на кириллическую. Политбюро рассматривало одну просьбу за другой, принимая каждый раз одно и то же решение. Выглядело это, например, так: «О переводе коми-пермяцкой письменности с латинского алфавита на русский»:

1. Удовлетворить ходатайство Свердловского обкома и Коми-Пермяцкого окружкома о переводе коми-пермяцкой письменности с латинского алфавита на русскую основу.

2. Обязать Свердловский обком в трехмесячный срок разработать с участием научных работников Академии наук СССР и Центрального института языка и письменности народов СССР орфографию и грамматику коми-пермяцкого языка и внести на утверждение Наркомпроса РСФСР.

3. Поручить СНК РСФСР рассмотреть заявку коми-пермяцких организаций на полиграфическое оборудование в связи с переходом с латинского на русский алфавит.

4. Учебник «История народов СССР» под редакцией проф. Шестакова издать на коми-пермяцком языке на основе нового алфавита.

Орфографические реформы были частью большой политики, и денег на них не жалели, несмотря на то, что финансовое бремя перемен было очень весомым. Можно представить, сколько стоило, создав алфавит, напечатать на нем учебную и прочую литературу, а затем это повторить, заменив латиницу на кириллицу. Зато такое переписывание книг было блестящей стратегией в плане идеологической борьбы. Освоившие кириллицу школьники с большим трудом читали латинизированные издания прежних лет. А арабская графика была для них совершенно недоступна. Таким образом, старые и, соответственно, идеологически чуждые книги становились невостребованными, их не умели читать.

Такая чехарда с алфавитом вела к утрате национальных письменных традиций: легче было научиться читать по-русски, чем без конца переходить с одного алфавита на другой.

13 марта 1938 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) издают постановление «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей». Сколько важности придавалось этому мероприятию, можно судить хотя бы по тому, что даже количество часов русского языка в национальных школах определялось специальным, дополнительным постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 июля 1938 года за личной подписью И. Сталина и В. Молотова[48] . Сочетаясь с господствовавшей теорией «неизбежного слияния национальных языков», усиление внимания к русскому языку означало выделение его особой роли.

В условиях разгула террора 30-х годов и уничтожения не только политической, но и научной элиты народов СССР, никаких дискуссий по этому поводу уже не разворачивалось. Не было и достаточной научной проработки вопроса, а вся кампания ограничилась рядом выступлений в печати с одобрением этой идеи. После решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР проблема перехода на новый алфавит была поставлена чисто технически. Начавшийся в 1939 г. переход на кириллицу в некоторых местностях осуществили с гигантской скоростью – за три месяца!

Так, например, новый татарский алфавит на основе кириллицы состоял из 39 знаков (33 знака кириллицы и 6 новых для обозначения звуков татарской речи) и как система письма не был свободен от многих недостатков. При создании кириллического алфавита не были учтены все особенности фонетики татарского языка (42 фонемы), что создало сложности для их передачи на письме, осложняющих правила орфографии, и породило множество разночтений (начиная от написания имен до отдельных слов), разрушающих единство литературного языка. При использовании кириллицы возникла проблема интерференции, т.е. испорченное произношение, возникающее тогда, когда знающий русскую фонетику читает татарские слова, которые звучат по-иному, чем написаны, и наоборот татары, привыкая к «татарскому» чтению кириллицы и русские тексты читают «по-татарски». Это нововведение затронуло и мою семью, так мой дедушка назван был при рождении именем, которое на татарском языке начинается с горлового звука звучащего между «Г» и «Х», но не имеющего аналога в русском языке, в результате мой дед стал именоваться не совсем верно: «Абдул», а не «Г/Хабдул».

И ещё о недостатках такого экстренного перехода: создавая кириллические алфавиты, составители допустили ошибки, и в результате одни и те же графемы в разных тюркских языках стали обозначать разные звуки. Специальная комиссия АН СССР в течение 40 лет так и не смогла привести их в соответствие.

Партия декларировала, что считает родной язык «неприкосновенной святыней для каждого народа, ибо язык есть единственное средство, через которое может проникнуть революционная проповедь коммунизма в самую гущу трудящихся масс данного народа»[49] . В то же время лидеры страны при переводе страны с латиницы на кириллицу руководствовались прежде всего политической, экономической и культурной целесообразностью. Повсеместное распространение русского языка и массовое заимствование терминов из него языками народов СССР (за годы советской власти доля интернациональных слов в большинстве национальных языков выросла почти в десять раз, причём 70 – 80 % научно-технических, общественно-политических, учебно-педагогических и других терминов составляют заимствования из русского языка и через него из других языков[50] . Это, по мнению К.Х. Ханазарова[51] , облегчало изучение русского и других языков, постоянная помощь русских специалистов национальным регионам привели к сознанию того, что в новых условиях целесообразно иметь для большинства языков народов СССР единый алфавит.

В условиях развивающегося двуязычия и многоязычия, когда значительная часть нерусского населения страны в той или иной степени владела русским языком, который всё больше становился вторым родным языком, создание алфавита на кириллической графической основе становилось объективной необходимостью, ибо знающий один алфавит получал возможность читать на обоих языках без траты сил и времени на дополнительное обучение. Необходимость перехода на русскую графику диктовалась для нерусских языков еще и тем, что в силу многоязычая многие национальные школы повышенного типа, начиная с 1937 года, переходили на русский язык обучения.

Тем не мене надо отметить, что проблема перевода на кириллицу, даже после начала осуществления некоторое время оставалась дискуссионной. Сотрудники ВЦКНА считали быстрый переход опасным, делающим значительную часть населения страны неграмотным. Но партийно-политический аппарат страны уже принял своё твёрдое решение. Как результат – в 1937 году ВЦКНА был распущен, его руководители – П. Мусабеков, С. Диманштейн, Г. Коркмасов были репрессированы. Больше в СССР никогда не было органа, специально занимавшегося языковой политикой. Комитет Севера, осуществлявший эту политику в Сибири и Дальнем Востоке, ликвидировали еще в 1935 г.[52]

Пострадали и очень многие другие специалисты по языковому строительству. Особенно значительными были репрессии среди национальных кадров. Были расстреляны Б.В Чобан-Заде, А. Байтурсунов и многие другие. Поредели кадры подготовленных уже в советское время специалистов. А тем временем шла ускоренная смена алфавитов. Реально она коснулась лишь латинских письменностей. Грузинский, армянский языки и идиш остались при своих письменностях; более того, сфера употребления грузинского алфавита расширилась, так как на него с 1938 года перевели абхазский и осетинский языки в Южной Осетии. Но при этом в Северной Осетии перешли с латиницы на русскую графику. Переход на кириллицу проходил даже более высокими темпами, чем на латиницу. Но при этом не было той синхронности, которая наблюдалась при первой советской смене алфавитов: для одних этот прыжок прошёл в 1937 – 1938 гг., для других чуть позже. Но сроки на этот раз отводились очень жёсткие – один-два года и не более. К тому же единого государственного органа, специально занимающегося только этой проблемой, уже не было. Новые алфавиты создавались непосредственно на местах. В их создании продолжали участвовать те латинисты, которым удалось избежать молоха репрессий. Из Москвы в качестве консультантов приглашали известных филологов: Н.Ф. Яковлева, Л.И. Жиркова, Н.Н. Попе, Н.А. Баскакова, большую помощь при создании новых кириллизированных алфавитов оказал К.К. Юдахин. Но решающее слово оставалось за местными властями, часто принимавшими непродуманные решения. Ради справедливости надо отметить, что русифицированные алфавиты создавались не с нуля: опыт латинизации учитывался, зачастую шли по пути транслитерации латинских алфавитов. Качество алфавитов по сравнению с латинскими ухудшилось, усилился разнобой, т.к. унификацией уже никто не занимался. Об этом разнобое писали даже сами участники новой буквенной революции[53] . Не обошли эту проблему и зарубежные учёные[54] . Но в то же время некоторые зарубежные специалисты отмечают, что чувашский алфавит очень хорошего качества[55] .

Об успешном завершении кириллизации было объявлено в июне 1941 года. Но на самом деле латинизация продержалась до 50-х годов: у курдов до 1946 года, у уйгуров до 1947 года, у дунган до 1953 года[56] .

Многие алфавиты приходилось ещё долгое время «доводить» и «отлаживать». Особенно много было проблем с заимствованиями. Русские заимствования старались писать как можно ближе к их написанию в русском языке, что было, как отмечает Крисп, рационально с педагогической точки зрения[57] .

Сегодня многие исследователи перевод на кириллицу воспринимают только отрицательно, как чистой воды русификацию и ничего более. Но при этом упускается из виду следующее обстоятельство – сама ситуация в стране требовала полного охвата населения русским языком, а кириллица этому объективно способствовала. Да, введение нового, основанного на русской графике алфавита, было политическим мероприятием, хотя в его пользу приводились и лингвистические аргументы[58] . Безусловною, две смены письма за неполные 20 лет были труднейшим испытанием и нанесли немалый вред, но и польза была громадная. Интересно, что даже некоторые выдающиеся деятели культуры не овладели новой, кириллической графикой. Величайший литератор татарского народа Муса Джалиль написал свою бессмертную «Моабитскую тетрадь» двумя шрифтами: арабицей и латиницей[59] . Несмотря на недолгое существование, латиница сыграла свою положительную роль, уровень грамотности возрос многократно.

Подводя итоги сказанному, необходимо отметить следующее: сторонники перехода с латинской графики на русскую письменность указывали на следующие причины, по которым следовало провести реформу письменности: 1) латинский алфавит стал преградой сближения языков народов СССР; 2) культурные, экономические и политические связи народов СССР, сотрудничество и бескорыстная помощь великого русского народа другим народам великой нашей Родины, функционирование русского языка в качестве средства многонационального общения требовали замены латинской графики на русскую письменность; 3) переход на русскую графику также имеет важное педагогическое значение, так как в национальных школах одновременно изучают две письменности, и, естественно, это большая нагрузка для учащихся; 4) русскую графику намного легче изучать и на ней легче печатать различную литературу, газеты и журналы.

Конечно, причины, которые были упомянуты выше, выражают господствующую языковую политику Советского Союза в 20-30-е годы. Объективный и глубокий анализ причин перехода на русскую графику дает нам возможность выявить истинные цели перехода с латинской на русскую графику: во-первых, развитие, процветание и подъем экономических, политических и культурных связей между русским и другими народами СССР, сотрудничество и бескорыстная помощь русских другим народам, в том числе таджикам, не могут стать причиной перехода с латинской письменности на русскую графику, так как одно государство может иметь тесные и всесторонние связи с другими государствами, но это не должно стать причиной замены графики в пользу одного из контактирующих государств; во-вторых, бескорыстная помощь на уровне государства понятие растяжимое, такая помощь допустима в отношении отдельных лиц и между людьми, а в отношении государства очень сомнительна, потому что каждое государство в своих отношениях ставит свои цели и задачи, т.е. бескорыстной помощи не бывает; в-четвертых, желание изучать русский язык не должно приводить к переходу из одной графики на другую.

Как видим, доводы, и выводы сторонников перехода с латинской графики на русскую письменность не могут считаться всесторонне обоснованными и объективными.

Надо отметить, что процесс перехода с латинской графики на русскую письменность прошел более гладко и легко, чем первая буквенная революция.

Анализ процесса перехода латинизированной письменности на русскую графику дает возможность прийти к нижеследующим выводам:

1) переход на русскую графику был инициативой верхних эшелонов власти, а выводы авторов о том, что народ предложил замену и с восхищением встретил этот шаг, не соответствует действительности;

2) конечная цель языковой политики того времени была направлена на то, чтобы укрепить позиции русской графики, как и русского языка. Унификация алфавитов народов СССР имела аналогичную цель;

3) вывод о том, что русская графика вполне может передать фонетические особенности других языков, является преувеличением;

4) утверждение большинства авторов о том, что латинский алфавит приводит к подъему культуры (народов СССР) соответствует истине, но при этом надо говорить и о том, что за многократные попытки игнорирования занятий по ликвидации неграмотности государство вводило жёсткие санкции;

5) аргумент о том, что русская графика является наиболее легкой и имеет больше возможностей отразить фонетические особенности языков так же не соответствует истине. В мире существует сложная письменность, такая, как японские и китайские иероглифы, но степень развитости этих народов стоит намного выше, чем у других народов. Поэтому легкость или сложность письменности не может быть показателем степени грамотности;

6) реформа письменности (сначала латинизированной, а потом русской графики), которая проходила подряд, привела к нежелательным результатам, и обладателям многих языков вследствие этих реформ стали недоступны историко-литературные памятники, которые были написаны на арабской графике.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблемы несовершенства кириллического письма были со всей остротой поставлены в конце 1980-х годов в период подъема национального движения, когда была сделана попытка модернизировать татарский алфавит с помочью введения еще трех новых букв. Одновременно среди интеллигенции началась кампания за возврат к латинскому алфавиту. С 1990 г. было предложено несколько вариантов латинского письма, но вскоре дискуссия сосредоточилась на двух вариантах: возврат к Яналифу (с некоторыми дополнениями) и переход на унифицированный тюркский алфавит (с добавлением нескольких графем).

В 1994 году рекомендации по переходу на новую письменность были включены в «Государственную программу Республики Татарстан по сохранению, изучению и развитию языков народов Татарстана», которая 20 июля 1994 г. была принята Верховным Советом Республики Татарстан.

За прошедшие после этого события годы учёными и политиками было сломано много копий по поводу возрождения арабской или латинской графики в языках народов нашей страны, традиционно исповедующих ислам. К сожалению, принятое в Татарстане решение, по мнению автора работы, имеет больше минусов, чем плюсов. Тем не менее, среди политической элиты Татарстана превалирует мнение о полезности перехода на латинскую графику. Решение Государственной Думы России по наведению единообразия в этом вопросе вызвало бурю резких откликов из Казани, заговорили даже об обращении в Конституционный суд РФ, который к сегодняшнему дню уже высказался против латинизации. При этом сторонники латинизации часто ссылаются на современный опыт Узбекистана и Азербайджана. Эти страны перешли на латинский алфавит после развала СССР. Однако недавняя поездка в Узбекистан автора этой работы показала, что узбекистанцы весьма скептически относятся к нововведению, вызывающему множество трудностей. Да и сам переход был продиктован амбициями руководства этих стран, стремлением в очередной раз показать, что они способны на великие дела без бывшего «старшего брата». Но до сегодняшнего дня большинство граждан Узбекистана так и не прониклись знанием латиницы и предпочитают кириллицу. Всплеска развития литературы и искусства на латинице до сих пор не произошло.

Аргумент о возрождении татарского языка за счёт латиницы слаб, т.к. возрождение подразумевает привлечение мощного пласта культурного наследия. А разве десять лет латиницы могут сравниться с теми богатыми татарскими литературными сокровищами, которые были созданы за многие века использования арабской графики? Поэтому был бы более логичен возврат к арабскому шрифту, которым татары пользовались почти тысячу лет. Но, думается, у Татарстана сегодня имеются более важные проблемы.

Переход на латинские буквы будет означать создание, причём искусственное, целого слоя безграмотных людей. Освоение татарами латинского шрифта в Татарстане оторвёт их от родных и близких, проживающих в других регионах РФ и в странах СНГ, которые не будут вовлечены в процесс обучения новому алфавиту. Кроме того, подобный переход спровоцирует обострение вечного «конфликта отцов и детей», так как сотни публичных и тысячи домашних библиотек станут ненужными для молодого поколения, которое, освоив новую графику, не будет заинтересовано в изучении кириллицы, а значит, о тихих семейных чтениях бабушек с внуками, несущих в себе громадный воспитательный эффект, можно будет забыть. И, ещё один аргумент – это разрыв буквенного поля страны, несущий в себе самые непредсказуемые и глубокие последствия. Это то, что касается издержек морального плана. Но существуют ещё и проблемы сугубо материальные. Переход на новый шрифт несёт в себе и громадные финансовые затраты: обучение всего населения, создание новых учебников, переделка документации, создание новых табличек с названиями улиц и т.д. Весьма слаб и аргумент о том, что это поможет компьютеризации и освоению иностранных языков. Клавиатуры российских пользователей имеют, как правило, и кириллицу, и латиницу, что не вызывает проблем. И последнее, о лёгкости изучения иностранных языков в связи с переходом на латинский шрифт. Следуя такой логике, приходишь к выводу, что тогда будет явно затруднено и значительно ухудшится изучение главного языка граждан великой России – русского. Но при этом, возникает вопрос, знание какого языка важнее для граждан страны, для будущих поколений, которые хотят жить в России? Ответ зависит от того, с чем мы сами связываем свои личные перспективы. И он ясен как патриотам, так и эмигрантам, нынешним и будущим. Думается, что в столь непростое время такие большие средства было бы лучше потратить на поднятие жизненного уровня социально незащищённых слоёв населения и возрождение исторических памятников.

Хотя, по нашему убеждению, те, кто рассчитывает получить государственные заказы на тиражирование книг с новым алфавитом, будут и впредь лоббировать Яналиф – буквы, которые могут подтолкнуть нашу страну к распаду. Тем более, что печальный опыт похожих процессов уже получен всеми нами. Мы имеем в виду опыт СССР по вопросу придания национальным языкам государственного статуса. Такой мгновенный качественный скачок спровоцировал рост национализма и, как следствие, стремительный распад некогда великой державы.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Литература:

1. Алпатов В. М. 150 языков и политика. 1917 – 1997. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветского пространства. – М., 1997.

2. Базиев А.Т. Исаев М.И. Язык и нация. – М., 1971.

3. Баскаков Н. А. О современном состоянии и дальнейшем совершенствовании алфавитов тюркских языков народов СССР // Вопросы совершенствования алфавитов тюркских языков СССР. – М., 1972.

4. Бегматов А. С чем у нас боролись // Наука и религия. – 1990. – № 11. Ланда Р.Г. Ислам в истории России. – М., 1995.

5. Бокарев Е. Краткие сведения о языках Дагестана. – Махачкала, 1949.

6. Братское содружество народов СССР (1922 – 1936гг.). – М., 1964.

7. Вандрис Ж. Язык. – М., 1937.

8. Взаимодействие и взаимообогащение языков народов СССР. – М., 1969.

9. Гранде Б. Языковое строительство народов СССР // Литературная газета. 07.11.1939.

10. Задачи Дагпаргорганизации по директивам В. И. Ленина, ЦК и ЦККВКП(б). – Махачкала. 1932. – С. 28.

11. Закономерности развития литературных языков народов СССР в советскую эпоху. – М., 1973.

12. Культуры и письменности Востока. – 1930 г. – № 6.

13. Ленин В.И. Полн.собр. соч. – Т.45. – С 377.

14. Магидов Ш. Г. Проблемы языка обучения. – М., 1976.

15. Малашенко А.В. Исламские ориентиры Северного Кавказа. – М., 2001.

16. Мусаев К. М. Языки и письменности народов Евразии. – Алматы, 1993.

17. Национальные истории в советском и постсоветских государствах. – М., 1999.

18. Нухова З.К. Национально-языковое строительство в Дагестане в 20-90-е годы XX века: история, опыт, перспективы: Дисс. ... кандидата исторических наук. – Махачкала, 2006.

19. Орджоникидзе Г.К. Статьи и речи. – М., 1956. – Т. 1.

20. Поливанов Е. Основные формы графической революции в турецких письменностях СССР // Новый Восток. 1928, № 23 – 24.

21. Саидбаев Т.С. Ислам и общество. Опыт историко-социологического исследования. – М., 1978.

22. Ханазаров К.Х. Решение национально-языковой проблемы в СССР. – 2-е изд. Доп. – М.,1982.

23. Хашаев Х.-М. О. Наука и культура Дагестана за 40 лет. – М., 1960.

24. Что нужно знать о народах России. Справочник для государственных служащих. – М., 1999.

25. Яковлев Н. Проблемы национальных письменностей восточных народов СССР // Новый Восток. – 1928. – № 23 – 24.

26. Bennigsen A. Quelquejay Ch. The Evolution of the Muslim Nationalities of the USSR and their Linguistic Problems. Oxford, 1967.

27. Crisp S. Soviet Language Planning 1917 – 1953 // Soviet Language Planning in the Soviet Union. London, 1989.

28. Imart G. Le movement de «Latinization» en U. R. S. S. // Cahiers du monde russe et sovietique. – Paris, 1965.

29. Comrie B. The Languages of the Soviet Union. – Cambridge, 1981.

30. Krueger J.R. Remarks on the Chuvash Language: Past, Present and Future. // Sociolinguistics Perspectives on Soviet National Languages. Their Past, Present and Future. Berlin – New York – Amsterdam, 1985.

Интернет-источники

1. 75 лет назад башкирская письменность была переведена на латинизированный алфавит. http://www.bashinform.ru/index.php?id=31148 – 10.02.2008 г.

2. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F – 08.02.2008 г.

3. Дурново Н. Н. Диакритические знаки // Литературная энциклопедия: http://feb-web.ru/feb/slt/abc/lt1/lt1-2001.htm – 08.02.2008 г.

4. Википедия – свободная энциклопедия. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84 – 07.02.2008 г.

5. Измайлов И.Л., Каримов И.Р. Реформы письменности татарского языка: прошлое и настоящее // Журнал «Родина». 1999. № 11. http://www.tataroved.ru/publication/npop/5/ – 08.02.2008 г.

6. Как была спасена кириллица. Из истории попыток латинизации русского алфавита. http://www.otechestvo.org.ua/main/20076/708.htm – 11.02.2008 г.

7. Культура. Еженедельная газета интеллигенции №42 (7202) 18 – 24 ноября 1999г. – http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=94&rubric_id=200 – 10.02.2008 г.

8. Пролетарский интернационализм. Из протокола заседания Политбюро ЦК КПСС от 17 января 1937 г.«О национальных школах»// Аналитический журнал русский предприниматель. – 2003. – № 6. http://www.ruspred.ru/arh/14/33.php – 10.02.2008 г.

9. Тюркизм, ислам и распад России. http://www.padonki.org/print.php?topic=culture&article_id=5241&no_comments=1 – 08.02.2008 г.

10. Фергана.Ру: Шарифов О. Латинизация алфавита. Узбекский опыт (30 апреля 2007 г.) http://www.russians.kz/2007/04/30/fr_latinizacija_alfavita_uzbekskijj_opyt.html – 12.02.2008 г.

11. Экономический еженедельник "Коммерсантъ-Деньги" / Архив "Story"/100 лет сплошного буквоедства. http://www.kommersant.ru/k-money-old/story.asp?m_id=25687 – 06.02.2008 г.

12. Асатова Г. Из истории введения латинского алфавита в Узбекистане (20-30-е годы ХХ века). http://history.uzsci.net/Publications/2002%20%202/Asatova.doc – 05.02.2008 г.

13. Мелькали буквы, как в калейдоскопе // Байтарек. http://www.baiterek.kz/index.php?journal=25&page=288 – 13.02.2008 г.

14. http://feb-web.ru/feben/litenc/encyclop/le8/le8-1392.htm – 06.02.2008 г.

15. http://feb-web.ru/feben/litenc/encyclop/le8/le8-1392.htm – 14.02.2008 г.

16. http://www.hrono.ru/biograf/mikoyan.html – 12.02.2008 г.

Приложение 1

Микоян Анастас Иванович[60] (13(25).11.1895 – 21.10.1978), член РКП(б) с 1915 г., член Центрального комитета партии с 1923 по 1976 гг., член Политбюро (Президиума) ЦК 01.02.35 – 29.03.66 гг. Родился в с. Санаин Тифлисской губернии (ныне в Армении). В 1916 г. окончил духовную семинарию в Тифлисе (Тбилиси), учился в духовной академии. С 1917 г. на партийной работе в Тифлисе и Баку, в Красной Армии. С марта 1919 г. председатель Бакинского бюро Кавказского крайкома партии. В июне – октябре 1920 г. председатель Азербайджанского совета профсоюзов. С 1920 г. заведующий отделом, секретарь Нижегородского губкома партии. В 1922 – 1924 гг. секретарь Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), с 1924 г. – Северо-Кавказского крайкома партии. С 1926 г. нарком внешней и внутренней торговли СССР, с 1930 г.– снабжения СССР, в 1934 – 1938 гг. – пищевой промышленности СССР. В 1938 – 1949 гг. нарком (министр) внешней торговли СССР, одновременно в 1937 – 1955 гг. заместитель Председателя СНК (Совмина) СССР. В марте-августе 1953 г. министр внутренней и внешней торговли СССР, затем – торговли СССР. В 1955 – 1957 гг. и 1958–1954 гг. первый заместитель Председателя, в 1957 – 1958 гг. заместитель Председателя Совмина СССР. С 1964 г. Председатель Президиума, в 1965 – 1974 гг. член Президиума Верховного Совета СССР. С 1974 г. на пенсии. Член ВЦИК и ЦИК СССР, депутат Верховного Совета СССР 1 – 8 созывов. Герой Социалистического Труда (1943 г.). Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Приложение 2

ОДИН ИЗ ВАРИАНТОВ РУССКОЙ ЛАТИНИЦЫ[61]

Аа

Aa

Ии

Ii

Рр

Rr

Шш

Şş

Бб

Bb

Йй

Jj

Сс

Ss

ы

Yy

Yy

Ьь

Вв

Vv

Кк

Kk

Тт

Tt

ь

í

j

j

Гг

Gg

Лл

Ll

Уу

Uu

ю

ú

ü

Yy

Дд

Dd

Мм

Mm

Фф

Ff

я

á

ä

Əə

Ээ

Ee

Нн

Nn

Хх

Xx

ё

ó

ö

Ɵɵ

Жж

Ƶƶ

Оо

Oo

Цц

Çç

Зз

Zz

Пп

Pp

Чч

Cc

Приложение 3

ПРИМЕРЫ НАПИСАНИЙ ПО ТРЁМ ПРОЕКТАМ[62]

кириллица

латиница

кириллица

латиница

1

2

3

1

2

3

этот

etot

лук

luk

еда

jeda

люк

lúk

lük

lyk

подъезд

podjezd

мол

mol

ёлка

jolka

мёл

mól

möl

mɵl

подъём

podjom

мель

melí

melj

яма

jama

кон

kon

изъян

izjan

конь

koní

konj

юг

jug

топ

top

адъюнкт

adjunkt

топь

topí

topj

рай

raj

дьяк

djak

зной

znoj

льёт

ljot

улей

ulej

вьюга

vjuga

дуй

duj

все

vse

мел

mel

всё

vsó

vsö

vsɵ

мал

mal

чёрный

cornyj

cornьj

мял

mál

mäl

məl


[1] Ленин В.И. Полн.собр. соч. – Т.45. – С 377.

[2] См.: Базиев А.Т., Исаев М.И. Язык и нация. – М., 1971. – С. 112.

[3] Экономический еженедельник "Коммерсантъ-Деньги" / Архив "Story"/100 лет сплошного буквоедства. http://www.kommersant.ru/k-money-old/story.asp?m_id=25687 – 06.02.2008 г.

[4] http://feb-web.ru/feben/litenc/encyclop/le8/le8-1392.htm – 06.02.2008 г.

[5] На тюркских языках слово «яналиф» означает «новый алфавит», «яна» на тюркских языках означает «новый», а слово «алиф» по арабски – «буква».

[6] См. приложение 1.

[7] Магидов Ш. Г. Проблемы языка обучения. – М., 1976. – С. 92.

[8] Мелькали буквы, как в калейдоскопе // Байтарек. http://www.baiterek.kz/index.php?journal=25&page=288 – 13.02.2008 г.

[9] См.: Базиев А.Т. Исаев М.И. Язык и нация. – М., 1971. – С. 112.

[10] http://feb-web.ru/feben/litenc/encyclop/le8/le8-1392.htm – 06.02.2008 г.

[11] Диакритические знаки (греч. «различительный») – значки при букве (над буквой, под буквой или поперек буквы), показывающие, что букву надо читать иначе, чем ту же букву без Д. З. или с другим Д. З. К Д. З. прибегают многие народы, пользующиеся латинским алфавитом, недостаточным для передачи звуков их языков, как, напр., чехи, хорваты, румыны, в письме которых имеется значительное число букв с Д. З.; менее употребительны буквы с Д. З. в письме других европейских народов, которые с той же целью пользуются нередко условным написанием двух или трех букв для обозначения одного несложного звука (напр. англичане, французы и др.), но в некотором количестве буквы с Д.З. существуют почти у всех, кроме англичан и итальянцев. В русском письме к буквам с Д. З. принадлежат й для обозначения и неслогового, ё для обозначения сочетания йо или о после мягких и «что̀» в слове (местоимение), указывающее на произношение, отличное от о в слове «что» (союз). Дурново Н. Н. Диакритические знаки // Литературная энциклопедия: http://feb-web.ru/feb/slt/abc/lt1/lt1-2001.htm – 08.02.2008 г.

[12] Асатова Г. Из истории введения латинского алфавита в Узбекистане (20-30-е годы ХХ века). http://history.uzsci.net/Publications/2002%20%202/Asatova.doc – 05.02.2008 г. На русский язык это слово переводится как «Заря».

[13] См.: Бегматов А. С чем у нас боролись // Наука и религия. – 1990. – № 11. – С. 11.

[14] 75 лет назад башкирская письменность была переведена на латинизированный алфавит. http://www.bashinform.ru/index.php?id=31148 – 10.02.2008 г.

[15] Тюркизм, ислам и распад России. http://www.padonki.org/print.php?topic=culture&article_id=5241&no_comments=1 – 08.02.2008 г.

[16] Нухова З.К. Национально-языковое строительство в Дагестане в 20-90-е годы XX века: история, опыт, перспективы: Дисс. ... кандидата исторических наук. – Махачкала, 2006. – С. 107 – 108.

[17] Задачи Дагпаргорганизации по директивам В. И. Ленина, ЦК и ЦКК ВКП(б). – Махачкала, 1932. – С. 28.

[18] Нухова З.К. Указ. соч. – С. 109.

[19] Вандрис Ж. Язык. – М., 1937. – С. 308.

[20] Нухова З.К. Указ. соч. – С. 111.

[21] Измайлов И.Л., Каримов И.Р. Реформы письменности татарского языка: прошлое и настоящее // Родина. – 1999. – № 11. http://www.tataroved.ru/publication/npop/5/ – 08.02.2008 г.

[22] Алпатов В. М. 150 языков и политика. 1917 – 1997. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветского пространства. – М., 1997. – С. 56.

[23] Диграф, диграмма – диаграмма, двойная, двузначная буква – составной письменный знак, состоящий из двух букв и употребляющийся для обозначения на письме фонем и их основных вариантов: в английском языке используются диграфы th, ch, sh, oo, qu и др. Диграфы применяются в некоторых тюркских кириллических алфавитах на территории бывшего СССР. Например: кумыкский алфавит включает в себя диграфы Гъ, Гь, Оь и др. Более подробно см. Википедия – свободная энциклопедия. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84 – 07.02.2008 г.

[24] Культура. Еженедельная газета интеллигенции. – № 42 (7202). – 18 – 24 ноября 1999г. – http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=94&rubric_id=200 – 10.02.2008 г.

[25] Фергана.Ру: Шарифов О. Латинизация алфавита. Узбекский опыт (30 апреля 2007 г.) http://www.russians.kz/2007/04/30/fr_latinizacija_alfavita_uzbekskijj_opyt.html – 12.02.2008 г.

[26] См.: Малашенко А.В. Исламские ориентиры Северного Кавказа. – М., – С. 41.

[27] Цитируется по: Саидбаев Т.С. Ислам и общество. Опыт историко-социологического исследования. – М., 1978. – С. 163.

[28] См.: Саидбаев Т.С. Указ. соч. – С. 163.

[29] См.: Базиев А.Т. Исаев М.И. Язык и нация. – М., 1971. – С. 114.

[30] См.: Ланда Р.Г. Ислам в истории России. – М., 1995. – С. 142.

[31] http://feb-web.ru/feben/litenc/encyclop/le8/le8-1392.htm – 14.02.2008 г.

[32] Бокарев Е. Краткие сведения о языках Дагестана. – Махачкала, 1949. – С.18; Хашаев Х.-М. О. Наука и культура Дагестана за 40 лет. – М., 1960. – С. 223.

[33] Магидов Ш. Г. Проблемы языка обучения. – М., 1976. – С. 92.

[34] Поливанов Е. Основные формы графической революции в турецких письменностях СССР // Новый Восток. – 1928. – № 23 – 24. – С. 319.

[35] Яковлев Н. Проблемы национальных письменностей восточных народов СССР // Новый Восток. – 1928. – № 23 – 24.-С 310.

[36] Братское содружество народов СССР (1922 – 1936 гг.). – М., 1964. – С. 383 – 384.

[37] Как была спасена кириллица. Из истории попыток латинизации русского алфавита. http://www.otechestvo.org.ua/main/20076/708.htm – 11.02.2008 г.

[38] Фергана.Ру: Шарифов О. Латинизация алфавита. Узбекский опыт (30 апреля 2007 г.) http://www.russians.kz/2007/04/30/fr_latinizacija_alfavita_uzbekskijj_opyt.html – 12.02.2008 г.

[39] См. более подробно: Культуры и письменности Востока. – 1930. – № 6.

[40] См. пять последних позиций в таблице данной в приложении 3.

[41] См. Приложение 2.

[42] См. Приложение 3.

[43] Тюркизм, ислам и распад России. http://www.padonki.org/print.php?topic=culture&article_id=5241&no_comments=1 – 08.02.2008 г.

[44] См. Алпатов В. М. 150 языков и политика. 1917 – 1997. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветского пространства. – М., 1997. – С.81.

[45] Измайлов И.Л., Каримов И.Р. Реформы письменности татарского языка: прошлое и настоящее // Родина. – 1999. – № 11. http://www.tataroved.ru/publication/npop/5/ – 08.02.2008 г.

[46] См.: Что нужно знать о народах России. Справочник для государственных служащих. – М., 1999. – С. 191 – 249; Национальные истории в советском и постсоветских государствах. – М., 1999. – С. 232.

[47] Пролетарский интернационализм. Из протокола заседания Политбюро ЦК КПСС от 17 января 1937 г.«О национальных школах»// Аналитический журнал русский предприниматель. – 2003. – № 6. http://www.ruspred.ru/arh/14/33.php – 10.02.2008 г.

[48] Тюркизм, ислам и распад России. http://www.padonki.org/print.php?topic=culture&article_id=5241&no_comments=1 – 08.02.2008 г.

[49] Орджоникидзе Г.К. Статьи и речи. – М., 1956. – Т. 1. – С. 227.

[50] См. Закономерности развития литературных языков народов СССР в советскую эпоху. – М., 1973. – С. 286, 296.; Взаимодействие и взаимообогащение языков народов СССР. – М., 1969. – С. 74.

[51] Ханазаров К.Х. Решение национально-языковой проблемы в СССР. – 2-е изд., доп. – М., 1982. – С. 52.

[52] Алпатов В.М. 150 языков и политика. 1917 – 1997. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветского пространства. – М., 1997. – С. 82.

[53] Баскаков Н.А. О современном состоянии и дальнейшем совершенствовании алфавитов тюркских языков народов СССР // Вопросы совершенствования алфавитов тюркских языков СССР. – М., 1972. – С. 7.

[54] Imart G. Le movement de «Latinization» en U. R. S. S. // Cahiers du monde russe et sovietique. – Paris, 1965. Р. 23; Comrie B. The Languages of the Soviet Union. – Cambridge, 1981. – Р. 33

[55] Krueger J.R. Remarks on the Chuvash Language: Past, Present and Future. // Sociolinguistics Perspectives on Soviet National Languages. Their Past, Present and Future. Berlin – New York – Amsterdam, 1985.

[56] Мусаев К. М. Языки и письменности народов Евразии. – Алматы, 1993. – С. 53, 135; Bennigsen A. Quelquejay Ch. The Evolution of the Muslim Nationalities of the USSR and their Linguistic Problems. Oxford, 1967. – Р. 34.

[57] Crisp S. Soviet Language Planning 1917 – 1953 // Soviet Language Planning in the Soviet Union. London, 1989.

[58] Гранде Б. Языковое строительство народов СССР // Литературная газета. 07.11.1939.

[59] Мусаев К. М. Языки и письменности народов Евразии. – Алматы, 1993. – С. 71.

[60] http://www.hrono.ru/biograf/mikoyan.html – 12.02.2008 г.

[61] http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F – 08.02.2008 г.

[62] http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F – 08.02.2008 г.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya07:05:38 29 августа 2019
.
.07:05:37 29 августа 2019
.
.07:05:36 29 августа 2019
.
.07:05:36 29 августа 2019
.
.07:05:35 29 августа 2019

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: 3 I раздел. Латинизация алфавитов народов СССР

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(266780)
Комментарии (3604)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru