Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Курс лекций Москва 2009 содержание введение Тема 1 Теоретические подходы к пониманию толерантности Тема 2

Название: Курс лекций Москва 2009 содержание введение Тема 1 Теоретические подходы к пониманию толерантности Тема 2
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 18:10:01 11 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 467 Комментариев: 11 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МГГУ им. М. А. Шолохова

ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

Курс лекций

Москва 2009

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Тема 1

Теоретические подходы к пониманию толерантности

Тема 2

Современные концепции толерантности: российский и зарубежный опыт

Тема 3

Информационно-сетевые технологии толерантности

Тема 4

Социально-гуманитарные технологии толерантности

Тема 5

Социально-политические технологии толерантности

Тема 6

Социально-образовательные технологии толерантности

Введение

Одним из ключевых направлений молодежной политики в современной России является целенаправленная деятельность органов государственного и муниципального управления, направленная на формирование толерантности в молодежной среде

Российская молодежь – наиболее динамичный субъект российского социума, сочетающий традиционные и инновационные социальные практики. Очевидно, что в условиях социально-экономической и политической модернизации Российской нации как общества, интегрирующего многообразие этнических, конфессиональных, регионально-культурных укладов, проблема гражданской толерантности, взаимоуважения и солидарности становится приоритетом национального развития. Молодое поколение в данном ракурсе выступает как наиболее подвижный социально-психологический слой (в том числе, подверженный влиянию различных интолерантных субкультур и установок). Поэтому актуальная задача российского образования и проводимой молодежной политики – выработка практически ориентированного учебного курса, направленного на обучение государственных и муниципальных служащих (прежде всего, работающих в молодежной сфере) использованию инновационных социальных технологий в целях формирования толерантных моделей социально-политического поведения российской молодежи.

ТЕМА 1.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Лекция обобщает современные теоретические подходы к осмыслению толерантности как многоуровневого социально-психологического, политического и культурного феномена. Формулируется комплексная (многофакторная) динамическая модель толерантности. Особый акцент направлен на специфику формирования инновационных толерантных установок сознания и поведения молодежи.

Освоив данную тему, слушатели должны :

знать содержание основных подходов к пониманию толерантности в современной науке и практике (экономические, социально-политические, психологические, культурные и т.д.);

уметь анализировать и синтезировать теоретические подходы, выбирать их ключевые элементы для реализации в конкретно-прикладном (проектном) контексте;

обладать навыком информационно-аналитической оценки теоретических моделей толерантности, видеть потенциал их адаптации к реалиям конкретного региона или муниципального образования.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Одной из знаковых проблем современного глобального развития выступает процесс формирования толерантности. Можно утверждать, что преодоление интолерантности во всех ключевых сферах общественной жизни является серьезной задачей мирового макросоциума при его переходе к информационной экономике и социокультурным моделям постмодернизма. Особую остроту проблема формирования толерантности приобрела в современной России. Системный ценностно-психологический кризис, поразивший российское общество в 90-е гг. прошлого века и не исчерпанный и по сегодняшний день, негативно сказался на динамике социальных взаимоотношений, привел к резкому росту числа и агрессивности этнических, конфессиональных, идейно-политических конфликтов на территории нашей страны. Поэтому задача формирования толерантности является для современной российской Федерации одним из приоритетов социально-политического развития. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что на рубеже тысячелетий в отечественном и зарубежном интеллектуальном сообществе сформировалась своеобразная «мода на толерантность». При этом сам термин был подобен теннисному мячу на корте: « участники игры», различные политические силы (не особо пытаясь разобраться в его научном содержании) при малейшей возможности «перебрасывали» проблему толерантности на сторону оппонентов, обменивались взаимными обвинениями в «нетерпимости» и «экстремизме». В современном мире толерантность понимается как сложный культурно-психологический комплекс, в основании которого лежит взаимоуважение и равноправие взаимодействующих социальных субъектов. Необходимо особо подчеркнуть, что речь идёт именно о бинарной психологической схеме: полноценное психическое состояние толерантности невозможно, если одна из сторон взаимодействия интолерантна к другой. Подчеркивая сложность толерантности как социокультурного феномена, О.Я.Бондаренко пишет: «Сегодня слово «толерантность» стало модным, особенно за рубежом. Но существует ли толерантность на самом деле? Или это не более чем миф, призванный идеологически обосновать западное «общество всеобщего процветания»?»

Большой энциклопедический словарь определяет слово «толерантность» так: «Терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению; происходит от латинского tolerantia – «терпение». То есть в основе термина – согласие воспринять нечто (духовное, нравственно-идейное, этико-эстетическое, религиозное) даже в том случае, если это нечто противоречит мировоззренческим установкам самого наблюдателя. Как говорил в свое время Вольтер: «Ваши убеждения мне чужды, но за ваше право их отстаивать я готов пожертвовать жизнью».

Строго говоря, толерантность нельзя изучать саму по себе, в отрыве от ее первопричины – равенства, знаменитого французского egalite. Равенство в нормальном обществе должно быть первичным, категория толерантности подчинена ему и обслуживает, главным образом, его. «Без равенства толерантность теряет смысл».

Проблема толерантности может быть рассмотрена с разных позиций:

– как этико-философская норма;

– как принцип взаимоотношений между последователями разных идеологических концепций, убеждений и верований;

– как метод социально-политических решений и действий;

– как важная черта воспитания подрастающего поколения;

– как обязательное условие любого социального - светского или конфессионального - служения, и т. д.

Распространение толерантных принципов, отказ от монополии на истину, готовность к компромиссу и диалогу предполагают наличие целого комплекса условий - объективных и субъективных. На процесс становления толерантности той или иной мере оказывают воздействие многообразные факторы:

– исторические традиции, ментальность различных слоев народа;

– политическая воля и особые интересы центральной и региональных элит;

– степень правовой и политической культуры граждан;

– наличие соответствующего законодательства и эффективность деятельности правоохранительной системы;

– социально- экономические особенности;

– специфика взаимодействий между этносами и религиозными общностями, их открытость другим культурам;

– отношение к социально уязвимым слоям, мигрантам и другим маргинальным группам;

– содержание сообщений СМИ.

Теория толерантности в рамках политической теории тесно связана с понятиями гражданского общества и качества демократии. Основной тезис заключается в том, что в странах, где существует полная политическая демократия, наблюдаются более высокие уровни выразительного участия в общественной жизни и толерантности граждан, что приводит к повышению качества демократии. Низкий уровень нетерпимости к различиям является одной из ключевых характеристик демократического гражданства.

Понятие толерантности играет важную роль в либеральной демократической теории. Согласно предпосылкам этой теории, образование и широкие возможности участия в общественной жизни делают людей способными понимать интересы других и действовать в интересах всего общества. Соответственно, люди с более высоким уровнем образования и активно задействованные в жизни социума должны быть более терпимы по отношению к группам, в отношении которых существуют негативные общественные настроения и более активно выступать в поддержку толерантности как принципа. Более того, такая тенденция должна быть достаточно устойчивой, чтобы в перспективе создать толерантное электоральное пространство. В таком случае толерантность гарантирует возможность высказать непопулярное мнение без страха репрессий.

Точные «границы толерантности» неясны, однако в зрелой демократии они должны быть весьма эластичны. Согласно Ф. Каннингему, «ценности уважения и толерантности сначала постигаются людьми в преследовании одних и тех же целей при разных мнениях относительно способов их достижения, а затем уважение и толерантность могут быть распространены и на людей, чьи цели лишь частично совпадают с целями данной группы. Предубеждённости, сдерживающие развитие демократии (расистские, национально-шовинистические), процветают в условиях взаимной изоляции различных групп людей, но начинают ставиться под вопрос во взаимодействии, которое облегчается участием в совместных проектах»[1] .

Современные исследования в рамках либеральной традиции описывают толерантность как «одно из немногих жизнеспособных решений для урегулирования тех напряжений и конфликтов, которые порождаются мультикультурализмом и политической гетерогенностью в современных демократических общностях. Исследователь Джеймс Гибсон полагает, что толерантность является «одним из нескольких определяющих факторов индивидуальной политической свободы» и что через свое соотношение с «политической культурой и публичной политикой она влияет на объём и распределение свобод в обществе»[2] .

Теория «самоисполняющегося пророчества» (self-fulfilling prophecy, SFP) базируется на основной теореме социальных наук, сформулированной старейшиной американской социологии У.А. Томасом. Теорема звучит так: «Если люди определяют ситуации как реальные, они реальны по свои последствиям». Общественные определения ситуации (пророчества или предсказания) становятся неотъемлемыми компонентами ситуации и тем самым влияют на последующие события. Американский учёный Р. Мертон объясняет механизм развития этнического и расового конфликта в Америке через действие «самоисполняющегося пророчества», то есть такого изначально ложного определения ситуации, которое вызывает новое поведение, делающее изначально ложное представление истинным . Кажущаяся обоснованность СП закрепляет заблуждение. Собственная пропаганда СП часто приводит к самогипнозу, когда реальные факты уже просто не замечаются. Мертон объясняет, почему нельзя рассчитывать на искоренение этнической вражды при помощи просветительских кампаний, прибегнув к терминам «своих» (in-groups) и «чужих» (out-groups) групп. «Чужие» отличаются от «своих» по национальности, расе, религии, причём границы между этими группами изменяются во времени. Эти резкие изменения границ группы могут создавать серьёзные трудности. Во-первых, «чужие» группы осуждаются, если они не проявляют (открыто) добродетелей «своей» группы (считается, что они их не имеют) и осуждаются, даже если их имеют и демонстрируют. Систематическое осуждение представителя «чужой» группы продолжается независимо от того, что он делает . Так, одни и те же качества оцениваются по-разному в зависимости от того, какой человек их проявляет – «свой» или «чужой». Исследователь называет это явление «моральной алхимией» (пример: «я непреклонен – ты упрям – он тупоголов»). В условиях дискриминации представители «чужой» группы, исходя из потребностей своей безопасности, начинают демонстрировать поведение, противоположное обвинениям большинства. Р.Мертон настаивает на том, что «предрассудки и дискриминация, направленные на «чужую» группу, не являются результатом поступков «чужой» группы; напротив, они глубоко укоренены в структуре общества и социальной психологии его членов»[3] .

Экономическая теория толерантности – совместное детище двух учёных Джакомо Корнео и Оливье Жане. Её создание связано с потребностью показать, что толерантное рыночное общество более эффективно экономически, нежели другие формы хозяйствования. Теория связана с такими научными концепциями, как модель культурной эволюции (Bisin and Verdier, 2000, 2001), теория идентичности (Akerlof and Kranton, 2000, 2005), идея культурной трансмиссии от родителей к детям (Fernandez et al. (2004), модель просоциального поведения (Benabou and Tirole, 2006). Авторы разрабатывают экономическую теорию толерантности, в которой черты характера и стили поведения наделяются символической ценностью. Ценностные системы эндогенны и передаются от родителей к детям. В сочетании с действительным поведением, ценностные системы определяют уровень уважения по отношению к индивиду. Интолерантные индивиды инвестируют всю символическую значимость (стоимость) в один тип поведения и ограниченное число качеств, неуважительно относятся к людям с другими качествами, в то время как толерантные люди имеют диверсифицированные ценности и уважают социальное разнообразие.

Предложенная авторами-экономистами модель устанавливает связь между непредсказуемостью образов жизни детей и толерантностью. Ученые исследуют формирование ценности, приписываемой как внутренним качествам, так и внешним атрибутам, и определяют условия, в которых толерантность возникает спонтанно. В условиях неопределённости открытый ум выступает страховкой от риска испытать большие удары по самооценке во взрослом возрасте. Также толерантность помогает людям полностью использовать рыночные возможности. Политика способна повлиять на развитие толерантности, и иногда публичная политика, поощряющая толерантность, может быть рекомендована по соображениям экономической эффективности.

Толерантность как уважение к «разности», – пишут авторы – часто рассматривается как определяющая черта современных западных обществ и как несвойственная традиционным обществам. Толерантность приветствуется, поскольку обеспечивает мирное сосуществование различных групп в обществе, поощряет развитие талантов и способностей индивида, обеспечивает защиту меньшинствам. Однако не все современные общества могут быть названы толерантными, о чём свидетельствуют данные Мировых опросов по ценностям.

Социологи и политологи, отмечают авторы, обычно считают, что с нарастанием экономического благосостояния и углублением рыночных отношений подчинение интересов личности интересам сообщества уступает место приоритету демократической личности и либеральным отношениям, что поощряет дальнейшее развитие толерантности.

Взгляд на толерантность с экономической точки зрения может дать новое понимание её определяющих факторов и последствий. Авторы в своей модели применяют оригинальную теорию символических ценностей , которая базируется на 4 постулатах:

1. Оценочное отношение – индивиды выносят суждения, одобряя, восхищаясь и т.д. и наоборот – по поводу определённых черт, поступков и их следствий. Каждый индивид обладает ценностной системой, т.е. способом приписывать ценность той или иной характеристике. Формально ценностная система индивида – функция, которая накладывает набор оценочных суждений на карту реальности. Набор оцениваемых характеристик задаётся изнутри личности.

2. Стремление к утверждению – индивиды жаждут хорошей оценки себя со стороны других людей. Соответствующим окружением для апробации являются семья индивида, его друзья, коллеги, соседи или общество в целом.

3. Самоутверждение – каждый индивид нуждается в самоуважении. Позитивное представление о себе предполагает самоосознание. Поскольку индивиды наделены ценностной системой, они способны судить себя.

4. Последовательность – стандарты одобрения/неодобрения, которые индивид применяет к себе, он применяет и к другим людям. Хотя психологи выявили методы самообмана личности, в основном индивиды находятся под контролем логики последовательности. Трудно систематически одобрять в себе те черты, которые осуждаешь в других, и при таком поведении другие люди быстро указывают на непоследовательность индивида.

Основная идея экономической теории толерантности заключается в том, что каждый индивид обладает системой ценностей, которая определяет его самооценку и оценку им других. В свою очередь, самооценка и оценка других являются показателями полезной функции индивида. Исследователи изучают равновесие, в котором не только распределение ресурсов и относительные цены, но и символические ценности определяются эндогенно. Формирование ценностей может быть объяснено в соотнесении с различными структурами социализации. Как идеальная рыночная конкуренция является сравнительным механизмом при изучении цен, идеальная социализация альтруистичными родителями выступает как модель для изучения символических ценностей. Это означает, что родители выбирают систему ценностей своих детей с расчётом максимизировать их будущую общественную полезность. И хотя не только родители инвестируют в ценностные системы детей, но и школа, церковь, коммерческая реклама, семья играет ключевую роль в формировании ценностей человека.

Авторы теории предлагают рассматривать толерантность как принадлежность ценностных систем, поддерживаемых людьми. Личность толерантна, если наделяет символической значимостью не только собственные характеристики, но и те, которых у неё нет, но они есть у других. Наоборот, интолерантная личность обладает несбалансированной ценностной системой, которая делает её одновременно самодовольной и неуважительной по отношению к чертам и образу жизни других людей. Теория толерантности должна выявить условия, при которых у родителей есть стимул передавать детям толерантную систему ценностей. Оцениваемыми атрибутами, входящими в ценностные системы и по которым можно определять толерантность, являются этническая группа, пол, профессия и сексуальная ориентация. Авторы разделяют все атрибуты на эндогенные (например, род занятий), экзогенные вероятностные (например, гомосексуальность) и экзогенные детерминистические (например, раса). Некоторые атрибуты сложно отнести к определённой категории (например, религия).

Пример традиционных (доиндустриальных) обществ показывает связь между предсказуемостью жизни и интолерантностью. В них наблюдалась редкая смена профессии и низкая географическая мобильность, что предполагало относительно высокую степень предсказуемости будущего жизненного занятия и места жительства человека. Это может объяснить цеховую гордость и местечковый патриотизм, как и их постепенное исчезновение с увеличением профессиональной и географической мобильности в результате технологических и политических новаций.

Основные принципы экономической теории толерантности:

1. черты характера и стили поведения индивидов авторы наделяют символической ценностью;

2. родители выбирают систему ценностей своих детей с расчётом максимизировать их будущую общественную полезность;

3. Интолерантные индивиды инвестируют всю символическую значимость (стоимость) в один тип поведения и ограниченное число качеств, неуважительно относятся к людям с другими качествами, в то время как толерантные люди имеют диверсифицированные ценности и уважают социальное разнообразие.

4. толерантность помогает людям полностью использовать рыночные возможности;

5. Теория толерантности выявляет условия, при которых у родителей есть стимул передавать детям толерантную систему ценностей.

Таким образом, можно констатировать, что в современной науке толерантность рассматривается как сложный феномен, соединяющий в себе социокультурные, политические, экономические, исторические и психологические элементы. Первоначальное становление концепции толерантности связано с идеей гражданского равенства и политической демократии как фундаментальных оснований развития современных обществ. На современном этапе особое значение приобретают социально-экономические и символические аспекты формирования толерантности как многомерного культурно-исторического состояния, основанного на взаимном уважении и социальной солидарности граждан и их объединений.

ТЕМА 2

Современные концепции толерантности: российский и зарубежный опыт

Лекция обобщает и анализирует современный опыт реализации проектов, направленных на развитие толерантности, в Российской Федерации и зарубежных странах. Фиксируются и характеризуются основные направления данной деятельности. Затрагивается проблематика специфики национально-культурной среды как операционального поля реализации программ толерантности.

Освоив данную тему, слушатели должны :

знать содержание современных российских и зарубежных проектов толерантности, видеть их технологические и социально-культурные особенности;

уметь анализировать социокультурную среду реализации проекта (риски, общественное мнение, психологические спецификации молодежной аудитории и т.п.);

обладать навыком прогнозирования динамики реализации проекта толерантности в условиях турбулентной внешней социально-экономической и политической среды.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

В начале третьего тысячелетия проблема формирования толерантности является общепризнанным глобальным приоритетом. Сегодня очевидно: эффективное и динамичное общество возможно только там, где сложился высокий уровень толерантности. Вместе с тем, следует понимать, что толерантность – не только продукт «объективной» социально-исторической эволюции, но и, во многом, результат целенаправленного социокультурного управления. В центре такого рода управления - инновационные технологии социального дизайна (технологии толерантности).

Социальная и политическая динамика современной России порождает острый запрос именно на масштабные проектно-технологические форматы общественного развития. В связи с этим, серьезный интерес представляет обобщение и анализ российского и зарубежного опыта в сфере «менеджмента толерантности» [4] .

Проведенное нами исследование охватывает Россию и шесть стран (Германия, Франция, США, Индия, ЮАР, Украина), принципиально разных по уровню социально-экономического развития и политико-культурным укладам. Опыт каждой из них – своеобразен и самоценен. В связи с этим, важно подчеркнуть, что авторы не говорят о «заимствовании» методов и технологий, и, тем более, об их искусственном внедрении в российскую социальную реальность. Общеизвестно: толерантность невозможно «установить», имплантировать «сверху». На наш взгляд, обращение к опыту мультикультурных и полиэтнических социумов (коими является большинство стран исследуемой «семерки») дает возможность оценить масштабный инновационно-технологический потенциал в сфере толерантности, накопленный «Западом» и «Востоком» за последние десятилетия, через призму его адаптации к социально-экономическим и политическим задачам Российской нации в 21 столетии.

Главная особенность современных программ толерантности – их широкая социально-преобразовательная (творческая) направленность , в основании которой лежит сочетание различных коммуникативных форматов (от вполне традиционных «деловых игр» и технологий кейс-стади - до «поездов толерантности»). Очевидно, что в наступившем третьем тысячелетии проблема формирования толерантного общества не сводится к «управлению впечатлениями» и массовыми эмоциями по поводу значимых «других». На первое место выходят кросс-культурные практики социального взаимодействия. Обмен «символический» (совокупность локальных «ознакомлений» с «чужой» культурой через её атрибуты) уступил место многоуровневой коммуникации (институциализированная жизнь «рядом с другими», многократная ценностная рефлексия собственной идентичности).

Такое социально-модернизационное видение нашло свое яркое отражение в миссии американской программы «Teaching Tolerance »:

«Для нас толерантность – это образ мысли и чувства, но что гораздо важнее это образ действия, который дает каждому из нас шанс не бояться своей индивидуальности, уважать других и получать уважительное отношение в ответ, быть мудрым, чтобы найти настоящие человеческие ценности и храбрым, чтобы хранить их…».

Можно отметить, что указанная триада «образ – ценности – поступок» – инструментальное основание современных концепций развития толерантного сознания и поведения.

Образ – это представление активного субъекта о потенциальном объекте, на который направлено толерантное/интолерантное отношение.

Ценности - интерпретируются нами в широком инструментальном понимании как социокультурные и личностно-психологические императивы позитивного/негативного восприятия объекта социальной реальности.

Поступок - социально-преобразовательное действие, как правило, интерактивного характера, направленное на изменение доминирующих социальных практик.

В центре такой концепции «человека толерантного» лежит идея широкой личностной социализации, «поликультурного образования», которое «должно способствовать улучшению взаимопонимания, укреплению солидарности и терпимости в отношениях, как между отдельными людьми, так и между этническими, социальными, культурными, религиозными группами…» (проект «Региональный центр толерантности социальной безопасности», Республика Карелия).

Модели формирования толерантности в современном мире:

инновации, традиции, национально-культурная специфика

В то же время, следует подчеркнуть известную страновую специфику рассмотренных нами проектов. Так, в европейских государствах и США преобладает более узкий, «специализированный» подход к формированию толерантности, отдельных её аспектов (например, преодоление мигрантофобии). Яркий пример такого рода «узкой» проблемно – технологической специализации – проект «Create don’t hate», реализуемый компанией Worldstudio в рамках многоуровневой программы Design Ignites Change» («Дизайн изменит мир»). Его ключевая идея – дать молодежи высказаться о проблемах толерантности (Giving Youth a Voice Around Issues of Tolerance). Форма самовыражения молодых людей – билборды , посвященные борьбе с расизмом и этносоциальным экстремизмом.

Анализ опыта Индии и ЮАР позволяет выделить принципиально противоположную тенденцию: в данных странах проекты, направленные на развитие толерантности, носят, как правило, недифференцированный «смешанный» характер, охватывают целый комплекс социально-экономических, политических и этических проблем (от конфессиональной терпимости до гендерного равенства и защиты прав студентов). В данном ракурсе показателен индийский проект PRAVAH, в рамках которого соседствуют такие приоритеты, как, например, «преодоление сложившихся в обществе стереотипов и предрассудков», «выявление и воспитание будущих лидеров, представителей государственной власти, элиты общества» и «предотвращение вынужденной депортации беженцев из Республики Бангладеш».

Второе существенное различие связано с уровнями реализации проектов толерантности. Европейские страны (в несколько меньшей степени, США) ориентированы на активное использование муниципальных ресурсов развития. При этом подчеркивается прикладной характер решаемых задач, непосредственное взаимодействие производителя и потребителей услуг «социального рынка», в полной мере задействован организационный потенциал местного сообщества. Население в данном случае – не «потенциально опасный» (агрессивный, этнофобный и т.д.) объект информационно-технологического воздействия и социально-психологической «работы и заботы», а полноценный участник процесса выстраивания толерантной атмосферы в локальном (микрорегиональном) социуме. Отличительная черта таких местных проектов – их высокий репутационный капитал в сочетании с мобильностью и меньшей «привязанностью» к финансовым ресурсам (прежде всего, за счет использования фактора социальной солидарности и содействия волонтеров).

Третье различие проистекает из социально-политических реалий рассматриваемых нами стран. Так, европейские программы толерантности в большей степени ориентированы на две проблемы:

– адаптация мигрантов и сокращение этнопсихологических и социокультурных дистанций;

– преодоление остаточных фобий по отношению к всевозможным «альтернативным» субкультурам и социальным сегментам.

В США особое внимание уделяется продвижению «американской идентичности» на основании концепции «единства и многообразия», противодействию социально-бытовым проявлениям расизма и ксенофобии в молодежной среде. В связи с этим интересен проект «Tolerance Minnesota», организаторы которого подчеркивают: «Культурные различия делают общество сильнее, их должны уважать и охранять».

Специфическим социальным контекстом реализации проектов развития толерантности в Индии является бедность и низкий уровень грамотности (отсюда, крайне заметная «гуманитарная» составляющая индийских программ и, нередко, их массовый общенациональный характер). В ЮАР, помимо низкого уровня жизни населения, все более остро вырисовывается проблема ВИЧ и СПИД, отношение общества к людям, с ней столкнувшимся.

Четвертый аспект – высокий уровень информатизации проектов толерантности, реализуемых в США и Европейских странах. Если наличие сайтов и технология webmoney получили распространение независимо от страновой специфики, то в западных обществах сетевой ресурс рассматривается скорее не как презентационный (общая информация о целях и задачах, контакты), а как интеллектуальный механизм. Вокруг которого складывается не только «виртуальное» дискуссионное сообщество, но и круг «заинтересованных» волонтеров, участвующих и практическом осуществлении проектов.

По-существу, в современных странах Запада состоялся «Интернет-проект» как специализированный формат «продвижения» толерантности (например, «Multicultural pavilion» в США). В его основании лежит технология интерактивно-сетевого вовлечения , свободный обмен мнениями и опытом кросс-культурного взаимодействия. Фактически, вокруг таких проектов, «живущих в сети», складывается «рынок инноваций» в сфере социального поведения. Проект в этом случае – не административно-управленческий, но интеллектуально-ресурсный центр, выполняющий функцию технологического, правового, финансового и кадрового консультирования.

Таким образом, проведенный анализ позволяет (с известной долей условности) выделить три модели формирования толерантности:

– франко-германскую – «толерантность через автономию»;

– индийскую – «толерантность через солидарность» (прежде всего, социально-экономического характера);

– американскую – «толерантность через идентичность» (сила Нации - в её культурном и этническом разнообразии).

Говоря о возможном месте российских программ толерантности в рамках указанной выше системы координат, следует признать, что российский опыт – достаточно противоречив. С одной стороны, очевидны два аспекта:

– уклон российских проектов к тематике этнической и конфессиональной терпимости;

– стремление продекларировать национальное единство через разнообразие и взаимное влияние этносов и культур (что в некоторой мере «сближает» российские проекты с американскими).

Немаловажный «фактор сходства» российского и американского опыта – преимущественно региональный характер реализуемых проектов. При этом в России интеллектуальный и творческий потенциал местных сообществ оказывается фактически не задействованным. Муниципалитеты в таких условиях не являются полностью «выключенными» из данной сферы, но выполняют функцию «нижнего этажа» региональных программ, реализуя (часто формально) региональную политику по развитию толерантности с использованием административных механизмов.

В то же время существенное различие американского, европейского и российского опыта связано с источниками финансирования. Во Франции и Германии более существенную роль играют пожертвования частных лиц (в том числе, через Интернет – деньги), в США – среднего и крупного бизнеса. В России данная практика не укоренилась и, в силу этого, отечественные НКО, работающие в сфере формирования толерантности, ориентированы на получение средств из бюджетов различных уровней.

На наш взгляд, среди реализуемых проектов толерантности можно выделить специфический вектор – программы и технологии, направленные на воспроизводство национальной идентичности («проекты идентичности»). В их основании лежит идея мультикультурализма и этнического многообразия как необходимого условия гражданской консолидации и «силы» Нации. Данные проекты подчеркивают именно приоритет гражданственности и политико-правового равноправия над различными деструктивными формами политической фрагментации (этноцентризм, ксенофобия и т.д.)[5] .

Таким образом, можно констатировать, что зарубежный опыт формирования толерантности представляет особый интерес с точки зрения возможного использования отдельных методик и организационных форматов в современных условиях («информационное разнообразие – сетевая интеграция – социальная инновация»). Очевидно, что процесс формирования толерантности в России 21 века должен строиться, как исходя из национальных социальных и политико-культурных особенностей, так и с учетом новейших тенденций совершенствования технологий толерантности, связанных с импульсами информационной макроцивилизации, активным развитием кросс-культурных и сетевых коммуникаций.

Проведенный анализ отечественного и зарубежного опыта шести стран (Франция, Германия, Украина, США, Индия, ЮАР), безусловно, не может выступать «рецептом» одномоментного решения российских проблем. Отечественные социальные и политические реалии 90-х гг. 20 века в полной мере высветили слабую жизнеспособность иностранных «клонов» на российской «почве». Но детальное осмысление страновой специфики, методологических и прикладных инноваций в рассматриваемой сфере (получивших широкое распространение в мире) – важный шаг к выработке российских национальных форматов и технологий толерантности.

ТЕМА 3

Информационно-сетевые технологии толерантности

Лекция направлена на осмысления специфических психологических и культурных характеристик процесса формирования толерантности в Интернет-пространстве. Осуществляется анализ особенностей продвижения установок терпимости и соответствующих им поведенческих моделей в условиях сверх-динамичной виртуальной среды. Акцент сделан на понимании Интернет как культурно-преобразовательного ресурса современной социальной реальности.

Освоив данную тему, слушатели должны :

знать о существовании и специфике применения сетевых технологий толерантности;

уметь использовать новые информационные технологии в целях формирования толерантности; планировать реализацию сетевого проекта с учетом многообразия социальных факторов и особенностей Интернет-аудитории;

обладать навыками прогнозирования динамики сетевого проекта, его коррекции и интерактивного реагирования на возможные социально-политические и психологические изменения установок и запросов целевой аудитории.

------------------------------------------------------------------------------------------------

Информационно-сетевые технологии представляют собой специфические механизмы формирования толерантности через использование Интернет-ресурсов. Их ключевая особенность – ориентация на существующую и потенциальную аудиторию сети Интернет.

В таком случае Сеть выступает не вспомогательным, а системообразующим информационным полем проектной деятельности.

Таким образом, информационно – сетевой проект толерантности основан на использовании возможностей сети Интернет в целях конструирования инновационной социальной реальности. В его основании – технология интерактивного символико-смыслового обмена, воспроизводство идентичности «сообщества» на основании признания важности его участниками проблемы толерантности.

В рамках данного учебника информационно-сетевой проект (ИСП) рассматривается нами как особый ресурс, размещенный в Интернете и выполняющий следующие главные функции:

– функцию социального информирования и привлечения внимания к проблеме;

– функцию он-лайн консультирования по актуальным проблемам толерантности;

– функцию информационного обмена и расширения социальных контактов между заинтересованными субъектами;

– функцию образовательного ресурса (он-лайн библиотеки и т.д.);

– функцию методологического ресурса (пособия, программы тренингов в открытом доступе и т.д.);

– функцию «каталога толерантности», аккумулирующего информацию в страновом или международном масштабе.

Анализ современной российской и зарубежной практики позволяет выделить два направления web‑дизайна информационных ресурсов толерантности. Первое направление – консультативно-информационное (каталог проектов толерантности, библиотека, правовое консультирование, истории отдельных успешных проектов), ориентированное на общенациональный или макрорегиональный масштаб. Второе направление – локально-проблемное , в рамках которого акцент сделан на подробное освещение проблемы местного или регионального масштаба и путей её решения (например, механизмы адаптации мигрантов в Саксонии).

Важнейший шаг в процессе конструирования ИСП – выбор ключевого «виртуального» ресурса. Наиболее традиционным способом развития ИСП выступает сайт, аккумулирующий различные аспекты проблематики толерантности. Главное преимущество сайта – возможность комплексной презентации информации в сочетании с разнообразным её характером. В то же время, широкое распространение в современной России получила идея официального сайта. Существенный недостаток многих официальных сайтов – нацеленность на презентацию организации (например, муниципального образования), справочную информацию в ущерб обратной связи (возможность обсуждения на форумах) и различным формам творческой деятельности. В этих случаях «официальное мнение» нередко воспринимается молодежью как формальность и закрытость власти. Данную проблему частично преодолевает Интернет-блог – персонифицированный источник информации, нацеленный на высокий уровень групповой динамики и постоянный обмен мнениями. В то же время следует отметить, что блог (в сопоставлении с сайтом) ограничен в разнообразии информационного контента, всегда персонифицирован и, как правило, заостряет внимание пользователей на одном или нескольких текущих аспектах толерантности/интолерантности. Поэтому существенным условием успешной «раскрутки» блога является личность самого блоггера: например, им может быть человек, являющийся лидером общественного мнения в молодежной среде города или региона.

Интенсивное развитие виртуальных социальных сетей в современной России открывает новую возможность: создание тематических групп, охватывающих разнообразные аспекты проблемы формирования толерантности. Важнейшее преимущество таких групп – их участники чувствуют себя не субъектами-пользователями информации, а соучредителями ресурса. Его развитие (новые видео и фото, обсуждаемая тематика) в большей степени зависит не от модератора, а от активности виртуального сообщества в целом. Вместе с тем, существенный недостаток таких тематических площадок – их привязанность к динамике популярности социальной сети. Происходит известная потеря масштаба обсуждаемой проблемы в сознании молодых «юзеров». Условно говоря, группа «толерантность и межконфессиональные отношения в регионе N» стоит в одном ряду с множеством развлекательных сообществ (например, «Сникерс – наше все!» и т.п.). Кроме того, доступ к группе в социальной сети возможен только через первоначальный вход в саму социальную сеть (что усложняет доступность размещенной там информации в режиме простого поиска).

Таким образом, преимущество использования информационно-сетевых технологий в процессе формирования толерантности связано с общеизвестной спецификой Интернет-аудитории: главным объектом информационного взаимодействия оказывается молодежь (являющаяся наиболее активным потребителем Интернет-услуг). С другой стороны, наполнение сетевого ресурса должно отвечать предварительно исследованным социокультурным запросам и психологическим особенностям молодых российских «юзеров». Важен предварительный ответ на вопрос: Какие проблемы, связанные с толерантностью, интересуют виртуальное сообщество молодых россиян? Следовательно, четкое осознание спецификации проблемы в глазах пользователей сетевых ресурсов – первый шаг к эффективному Интернет-позиционированию толерантности.

Алгоритм конструирования ИСП предполагает ряд ключевых этапов:

Первый этап. Оценка виртуальной среды.

Предполагает выявление количественных и качественных параметров восприятия проблемы толерантности/интолерантности пользователями Сети. Необходимо понять:

– что из себя представляет Интернет-аудитория данного региона или муниципального образования;

– каков уровень доступности Сети для разных групп молодежи;

– каковы сетевые приоритеты молодого пользователя (зачем молодежь обращается к услугам Интернета);

– кто и в какой мере (среди пользователей) заинтересован тематикой толерантности;

– что представляет из себя данный «заинтересованный» сегмент в количественном и качественном отношении (гендерная, социальная, территориальная, возрастная, образовательная и т.д. дифференциация);

– на какие субсегменты может быть структурирован указанный сегмент с точки зрения направлений работы (толерантность в разных сферах общественной жизни);

– каково соотношение активно-преобразовательного, пассивного («наблюдатели») и факультативного (люди, потенциально готовые воспринимать информацию) сегментов.

Типичная ошибка . Попытка раскрутки муниципального или регионального сайта, посвященного проблеме толерантности, предпринимается без учета двух составляющих – уровня информатизации местного сообщества (Имеется ли у молодежи регулярный доступ в Интернет? Какова скорость Интернета?) и сетевых приоритетов молодежи (Какую информацию молодые люди извлекают из сети?).

Важный подраздел в рамках первого этапа – анализ уже существующих информационных ресурсов Сети, соприкасающихся с проблематикой толерантности. Такое исследование должно носить максимально широкий характер и включать в себя два этапа:

1). сбор и детализацию информации о сетевых ресурсах (сайты, ЖЖ, Интернет-реклама), ориентированных на продвижение толерантных установок сознания и моделей поведения (анализ опыта «предшественников»);

2). сбор и детализацию информации о сетевых ресурсах интолерантнтного содержания (выступающих с ксенофобских позиций, стимулирующих этнические, религиозные, культурные, социально-экономические противоречия и конфликты), используемых ими пропагандистских технологиях. Данное организационно-исследовательское мероприятие необходимо в целях оценки наиболее острых проблемных точек в сфере толерантности, характерных именно для данного региона или муниципального образования (например, неприятие конкретного этноса, их форм ведения бизнеса и т.п.).

Второй этап. Выработка базовых характеристик сетевого ресурса .

В рамках данного этапа осуществляется:

1) формализация проблемы (или группы проблем) в сфере толерантности. То есть, ответ на вопрос, на минимизацию какой именно угрозы, связанной с интолерантностью, должен быть направлен проектируемый сетевой ресурс.

2) формулирование миссии, цели и задач, решаемых в рамках ИСП.

3) фиксирование и оценка целевой аудитории, её численности и социокультурной специфики.

4) определение механизмов позиционирования информации (то есть, каким образом и в каком объеме будут представлены те или иные аспекты толерантности).

Третий этап. Проектирование структуры и механизмов продвижения сетевого ресурса.

В рамках данного этапа осуществляется:

– разработка стратегии продвижения (рекламная деятельность) ИСП. Предполагает:

А). «раскрутку» ресурса в виртуальном пространстве (ЖЖ - друзья, группы в социальных сетях, баннеры и т.д.);

Б). «реальную» рекламу: стикеры и объявления в университетах, раздача флаэров, билборды, организация BTL – события в честь начала работы или юбилея сайта (дискотека, концерт, презентация).

– определение структурной композиции ресурса (тематические разделы, чаты и т.п.). В процессе определения структурной композиции важно выбрать эффективный способ обратной связи, в наибольшей степени отвечающий критерию оперативности и доступности.

– отбор и коррекция информации для размещения на ресурсе. При этом процедуру коррекции необходимо рассматривать через призму нескольких взаимосвязанных плоскостей: лингвистической («перевод» на доступный молодежи язык), этической, эмоциональной (поддержание интереса к проблеме при отходе от гиперэмоциональной интерпретации).

При этом важно учитывать как собственно содержание информации (её связь с тематикой толерантности, эмоциональную выраженность, доступность изложения), так и возможное контекстуальное её влияние на уже существующие стереотипы молодежи.

Типичная ошибка. Эмоционально окрашенная информация, отражающая исключительно позицию одной из «сторон» интолерантной коммуникации (например, подвергающиеся дискриминации мигранты), имеет «обратный эффект». Однобокое освещение проблемы, попытка дифференциации правых и виновных («страдающих» и их «обидчиков») во-первых, дискредитирует информационный ресурс и, во-вторых, становится импульсом дальнейшего роста ксенофобских настроений и напряженности в молодежной среде.

Четвертый этап. Мониторинг эффективности и коррекция информационного ресурса.

В рамках данного этапа осуществляется:

– мониторинг динамики посещаемости сайта;

– выявление количественных параметров и качественной специфики складывающейся аудитории (через интернет – голосования);

– выявление субъективных оценок сайта «юзерами» (через интернет - голосования, электронные письма, сообщения на форумах).

– выявление оценок и уровня конкурентоспособности сайта через сбор информации на других (смежных) информационных ресурсах.

– использование социологического инструментария для взаимодействия с «юзерами». Особо необходимо выделить такой обязательный элемент мониторинга, как проведение фокус-групп с «юзерами» (постоянные и факультативные посетители сайта) с целью выявления сильных и слабых сторон данного информационного ресурса, возможных предложений по его оптимизации.

Таким образом, для эффективной реализации такого формата необходим ряд условий.

Во-первых , высокий уровень развития информационно-коммуникативных технологий.

Во-вторых , формирование «общественного спроса» на толерантность, признание последней в качестве значимой социальной проблемы.

В-третьих , складывание рынка «предложения», то есть наличие в социуме, на уровне регионов и отдельных местных сообществ, разветвленной сети организаций, заинтересованных в услугах подобных интеллектуально-ресурсных центров.

Важно особо подчеркнуть, что в ходе реализации указанного этапа необходимо подготовить решение такой важной психологической задачи, как «завоевание» внимания и доверия молодежной аудитории. Следовательно, необходимо понять: какие именно информационно-коммуникационные технологии и проблемные ниши способны привлечь молодежь к создаваемому сетевому ресурсу. В связи с этим, целесообразно выделить краткий перечень требований и функциональных характеристик, усиливающих привлекательность сетевого ресурса для молодых российских «юзеров»: «Ядро» ИСП – не просто сетевые модераторы, но и активные участники (руководители, волонтеры) «реальных» проектов развития толерантности.

Таким образом, информационно-сетевой проект – своеобразный интеллектуальный и консультативный оператор программ регионального и местного уровня. Его успешное функционирование определяется, на наш взгляд, несколькими типами коммуникативных технологий.

Первый тип – «горизонтальный on - line » - подразумевает общение между «юзерами» в рамках тематических гостиных, прямой обмен опытом и обсуждение актуальных проблем. Залог реализации такого формата – постоянное обновление «повестки дня» модератором.

Второй тип – «вертикальный on - line » - предполагает консультацию заинтересованных посетителей сайта со специалистами по конкретной проблематике (юристы, психологи, социальные работники). Если речь идет о сайте регионального уровня, то открытый

консультационный формат представляется особенно необходимым. Он должен содержать, как минимум, три базовые линии

Третий тип – « off line » - использование размещенных на сайте информационных ресурсов (библиотеки, сборники законодательства, статистические сведения и т.д.).

ТЕМА 4.

Социально-гуманитарные технологии толерантности

Лекция направлена на анализ особенностей реализации проектов толерантности в социально-гуманитарной сфере. Особый акцент сделан на технологии «минимизации различий» между социальным большинством и различного рода специфическими группами (инвалиды, вынужденные мигранты, ограниченные в возможностях лица пожилого возраста и т.д.)

Освоив данную тему, слушатели должны :

знать об основных направлениях социально-гуманитарной деятельности, их роли в процессе формирования толерантности;

уметь планировать и организовывать СГП;

обладать навыком синтеза (прикладного методологического сочетания) социально-гуманитарных и информационно-сетевых технологий в процессе комплексной реализации «политики толерантности» на региональном или муниципальном уровне.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Социально-гуманитарные технологии (СГТ) толерантности представляют способы оказания помощи (содействия) лицам и социальным общностям, подвергающимся дискриминации по различным признакам. Отличительная черта СГТ – их двойственная направленность:

1. на устранение последствий уже состоявшегося интолерантного поведения. В центре такого подхода – идея комплексной социальной (экономической, психологической и т.д.) реабилитации в сочетании с использованием юридических механизмов.

2. на «предупреждение интолерантности»: социально-культурную и психологическую адаптацию лиц, нуждающихся в системном содействии (дети-инвалиды, лица пожилого возраста, подростки, страдающие алкогольной или наркотической зависимостью и т.д.).

Таким образом, социально-гуманитарные проекты толерантности направлены на оказание практического психологического и правового содействия группам (как правило, это различные меньшинства) и сообществам, подвергающимся системной дискриминации или ущемляемым в правах. Их характерная особенность – широкий спектр целевых аудиторий и мероприятий (Индия, ЮАР, Франция). Часто в рамках таких проектах используется «макропроблемный» подход, а сами программы реализуются на общенациональном уровне, имея «полуофициальный» правительственный статус. Яркий пример – южноафриканский проект содействия страдающим от ВИЧ и СПИД «Joint Oxfam HIV / AIDS Program » ( JOHAP ), реализуемый с 1993 года, главным спонсором которого выступает правительство ЮАР и ряд международных организаций. В рамках этой программы, помимо медицинских мероприятий, реализуется широкий спектр мер по формированию толерантных установок в отношении людей, являющих носителями ВИЧ и страдающих СПИДом. В частности, сократилось несанкционированное увольнение с работы ВИЧ-инфицированных работников, ВИЧ-инфицированные дети стали в меньшей степени подвергаться дискриминационному давлению в детских садах и школах. Снизилось частота случаев отстранения от работы специалистов, у которых обнаруживались ВИЧ/СПИД. Снизились случаи отказа пациентов от лечения у врачей с ВИЧ. Увеличилось число усыновленных инфицированных детей, ставших частью семьи со здоровыми родителями.

Следует подчеркнуть, что в современных условиях используются две модели интегративные модели СГП. Первая модель – вертикальная интеграция – характеризуется узкой проблематикой (например, воспитание установок позитивного восприятия в отношении детей – инвалидов, оставленных семьями) в общенациональном масштабе. Вторая модель – горизонтальная» интеграция – характеризуется охватом широкого комплекса проблем (этническая, социальная, конфессиональная терпимость) в рамках одного проекта. Такая схема применяется, как правило, на региональном и местном уровнях. Её преимущество для региональных и муниципальных органов власти – возможность более эффективно координировать социально-экономические и политические процессы, видеть полномасштабную картину событий, мониторировать общий уровень социальной напряженности, отслеживать динамику существующих конфликтогенных полей.

Пример «вертикальной интеграции» - французский проект «Дети толерантности». Миссия проекта - формирование толерантности по отношению к детям-инвалидам. Его цель - объединить инвалидов и здоровых детей вокруг общих проектов в духе терпимости и взаимного уважения. В рамках проекта «дети толерантности» общенациональная Ассоциация толерантности к детям-инвалидам реализует программы, которые направлены на совместное времяпрепровождение детей-инвалидов и здоровых детей, «занимает их общим делом». Совместно организуются праздники, различные театральные постановки, дни помощи, дни прогулок.

Можно заметить, что западноевропейский опыт реализации социально-гуманитарных проектов на региональном и местном уровне в большей мере ориентирован на многоуровневый (помощь + консультирование) характер содействия. На первый план выходит не реагирование на уже случившуюся конфликтную ситуацию, а комплекс мер по предупреждению возможных интолерантных настроений и действий. В связи с этим показателен немецкий проект «Союз «Антидискриминация». Мессидж проекта – «Любая форма дискриминации неприемлема». Его основная идея сформулирована следующим образом: « Союз стремиться быть центральным местом встречи для борцов с нетерпимостью и дискриминацией в Саксонии (земля ФРГ). Союз поддерживает людей пострадавших от дискриминации и помогает им отстоять свои права, независимо от того какой из форм дискриминации они подверглись». Формально проект носит региональный характер, однако его авторитет выводит его на кросс-региональный уровень. Целевая аудитория союза «Антидискриминация» – включает фактически все группы населения Саксонии. Работа Союза охватывает три основных технологических формата деятельности:

1. Обучение. Обучение в форме мастер-классов и семинаров по правовым аспектам противодействия дискриминации и стратегиям предупреждения проявлений нетерпимости предлагаются союзом частным компаниям и органам государственной власти, общественным организациям и учитывает специфические особенности каждой из перечисленных сфер.

2. Консультации и поддержка . Союз предлагает поддержку людям, пострадавшим от дискриминации. В консультацию входит как правовая поддержка жертвы дискриминация, так и эмоционально-психологическая помощь.

3. Информирование . В данном направлении проходят информационные мероприятия, форумы и заседания с участием представителей общественных организаций и государственных органов. Создается и публикуется информационный материал в виде бюллетеней и агитационный в виде, например, открыток.

Таким образом, через превентивное социально-гуманитарное реагирование, развитие технологий консультирования, оказание юридической и правовой помощи, уменьшается возможность дальнейшего роста проявлений интолерантности в обществе.

Современный социально - гуманитарный проект толерантности – особый вид деятельности, характеризующийся следующим рядом параметров:

1. Комплексный характер, основанный на сочетании двух механизмов: мер предупреждения и мер социальной защиты.

2. Системный характер – получаемая помощь должна носить постоянный (в ряде случаев, непрерывный) характер

3. Адресный характер. Очевидно, что каждая из социальных групп, испытывающих на себе интолерантные воздействия (дети-инвалиды, сексуальные меньшинства, мигранты и т.д.) обладает своеобразным набором характерных черт, «тянет за собой» специфический комплекс негативных стереотипов массового сознания. Данные стереотипы выступают социокультурным и психологическим фундаментом неприятия со стороны части «социального большинства».

В связи с этим важно подчеркнуть, что предупреждение интолерантности (через консультирование потенциальных «жертв») имеет в своем основании психологическую работу по индивидуальному преодолению «стереотипов в отношении себя», обучению отдельного человека технологиям психологической самозащиты и поддержания собственной социальной самооценки.

Важно подчеркнуть, что в современной России социально-гуманитарные программы толерантности не могут быть сведены к волонтерским проектам оказания гуманитарной помощи (в т.ч., юридической и психологической). Очевидно, что первоочередная задача, на решение которой направлено использование СГТ, связана:

– с предупреждением интолерантных ситуаций;

– с непрерывным мониторингом социальных настроений (агрессия, апатия, образ «чужого»), доминирующих в конкретном регионе или местном сообществе;

– со снижением общего уровня социально-экономической и политической напряженности.

В связи с этим, необходима максимальная диверсификация направлений деятельности в рамках социально-гуманитарных проектов толерантности. Сегодня внимание российского общественного мнения в большей степени привлекает этнокультурный контекст (борьба с мигрантофобией, этническим и религиозным экстремизмом). Иные направления формирования толерантности нередко оказываются на периферии общественного внимания, воспринимаются как вспомогательные или как государственная «социальная защита». Поэтому ключевая задача СГП толерантности в современной России может быть определена как преодоление социальной эксклюзии: активное включение различного рода меньшинств в общественные процессы.

Можно выделить несколько перспективных векторов реализации социально-гуманитарных проектов толерантности.

Первый вектор – использование ресурса толерантности в целях социальной адаптации пожилых людей. Последние нередко оказываются исключенными из активного социального взаимодействия как в силу объективных факторов (физическая немощь, проблемы со здоровьем, ограниченность в восприятии новой информации), так и в результате интолерантного характера межпоколенческих коммуникаций. Одной из мер формирования толерантных взаимоотношений между молодежью и старшим поколением может выступать как позитивная дискриминация (прежде всего, стимулирование максимально продолжительной трудовой активности пенсионеров), так и расширение системы вертикальных и горизонтальных (межпоколенческих) коммуникаций. Особый интерес для современного российского общества представляет именно межпоколенческий обмен, выступающий в двойственном ключе: как ресурс гражданского воспитания молодежи и в качестве средства социально-психологической терапии, обеспечения более высокого уровня интеграции старшего поколения в процессы экономического и политического развития Российской Нации. Таким образом, закладывается фундамент для решения двух задач общенационального масштаба.

1. Переход от социально-депрессивной стратегии «доживания» к инновационной модели ре-актуализации смысложизненных ориентаций старшего поколения (через повышение трудового и социально-культурного статуса пенсионеров);

2. Формирование целостной (а не фрагментированной) национальной социально-исторической реальности через преодоление межпоколенческих разрывов, сокращение ментальных дистанций между «внуками» и «дедами».

Второй вектор – формирование толерантности общества к инвалидам. Данное направление органически связано с решением двух фундаментальных проблем – социально-материальной и психологической.

Материальный аспект предполагает приемлемый (аналогичный уровню жизни здорового населения) уровень жизни и социального комфорта инвалидов в конкретном регионе или муниципальном образовании. Решение материальных проблем инвалидов – важнейший импульс в трансформации общественного сознания, переход к новой парадигме восприятия данной проблемы. В таком случае проводимые тематические акции («день человека с ограниченными возможностями», «Мы вместе!» и т.д.) начинают восприниматься не как одноразовая «компенсация» неспособности власти к системной поддержке инвалидов, а как свидетельство общественной значимости и заинтересованности. Такие мероприятия становятся важным шагом решения психологической проблемы – разрушения стереотипа отторжения, выход людей с ограниченными возможностями из разряда психологических «чужих».

Таким образом, психологический аспект формирования толерантных установок и моделей поведения по отношению к инвалидам заключен в преодолении фобий, психических барьеров и стимулировании социальной солидарности. Для решения указанной задачи в рамках региона или муниципального образования могут быть использованы такие традиционные технологии как добровольная регулярная помощь (шефство) и регулярные тематические встречи.

Важно подчеркнуть, что:

1. добровольная регулярная помощь (в отличие, например от меценатства) предполагает в большей степени не материальное, а бытовое и психологическое содействие;

2. добровольная регулярная помощь не допускает анонимность или организационную безличность («детскому дому – от завода № 312»), а основана на глубоких личностных взаимоотношениях;

3. добровольная регулярная помощь не предполагает получение ответных преференций (дотации, льготы) и основана исключительно на статусном вознаграждении. Высокий социальный статус добровольного помощника – главный аргумент привлечения человека к содействию инвалидам.

Говоря о роли тематических встреч в процессе формирования толерантного отношения к инвалидам, следует сказать о необходимости обсуждения максимально широкого спектра вопросов, относящихся к повседневности «здоровых людей».

Типичная ошибка. Нередко общение инвалидов со «здоровыми» людьми протекает в ограниченном и эмоционально-депрессивном режиме «заповедника». Стороны играют роли «страдающих» и «сочувствующих». Не затрагиваются актуальные темы общественно-экономической, политической и духовной жизни региона или местного сообщества. Социальная коммуникация ограничивается следующим форматом: «здоровая» аудитория выслушивает жалобы и просьбы людей с ограниченными возможностями, проявляет эмоциональное сочувствие, обещает содействие в решении конкретных материальных вопросов и т.п. Естественно, что такая модель обладает существенным дефектом. Она формирует установку не на равноправное общение, а на закрытость (косвенно доказывает «ущербность») сообщества инвалидов как у них самих, так и у «здоровых» участников такого диалога.

Особенно важно максимально использовать потенциал социальной адаптации в отношении детей-инвалидов и детей с задержкой психического развития. Очевидно, что специфика детской и подростковой аудитории создаёт дополнительные трудности в процессе формирования толерантности к указанным социальным меньшинствам. Поэтому, резко возрастает роль социально-педагогических технологий как инструментальной основы формирования толерантности в детской и подростковой среде. Один из методов такого формирования – институт школьного наставничества, когда здоровые подростки активно взаимодействуют со своими сверстниками, обладающими ограниченными физическими возможностями и психическими особенностями.

Таким образом, ключевыми технологическими блоками, используемыми в рамках социально-гуманитарных проектов, выступают:

правовое консультирование и судебная защита жертв дискриминации;

волонтерские кампании на уровне регионов и муниципалитетов, направленные на «минимизацию различий» между основной частью общества и социальными меньшинствами;

информационное позиционирование и консультирование (пропаганда толерантного поведения, внедрение в массовое сознания дополнительной информации о проблеме и механизмах её возможного решения, активное обсуждение в Интернете);

информационно-деятельностное вовлечение («дни помощи», «дни прогулок», совместные театральные постановки, позволяющие всем нуждающимся в помощи менее остро переживать собственную «инаковость»).[6]

социально-реабилитационная работа (прежде всего, психологическое консультирование, создание специализированных центров).

Тема 5.

Социально-политические технологии толерантности

Лекция направлена на осмысление эффективности и организационно-управленческих особенностей «больших» (часто, поддерживаемых государством или международными организациями) проектов, интегрирующих толерантность как один из приоритетных векторов развития современных социумов.

Освоив данную тему, слушатели должны :

знать специфику различных типов социально-политических проектов толерантности (социально-исторические, толерантность через идентичность, технологии преодоления мигрантофобии и адаптации мигрантов);

уметь применять социально-политические технологии развития толерантности на практике; разрабатывать и реализовывать региональные и локальные программы развития толерантности;

обладать навыком эффективного внедрения инновационных технологий социального управления в процесс реализации социально-политических проектов толерантности.

------------------------------------------------------------------------------------------------

Важным направлением региональной и муниципальной политики выступают программы формирования толерантности, основанные на использовании разнообразных социально-политических технологий. Социально-политические проекты представляют широкий и разнообразный диапазон форматов как общенационального, так и местного уровня. Как правило, в центре данного типа проектов лежит исторически острая политическая проблема, принявшая латентные формы, но не искорененная на уровне массовых стереотипов и девиантных социально-политических субкультур, радикальных молодежных сообществ (например, расизм в США, неонацистские молодежные объединения в Германии, активное неприятие мигрантов из центрально-азиатских республик в современной России).

Важно подчеркнуть, что социально-политические проекты ни в коей мере не являются прерогативой государственной власти. Местные сообщества и «третий сектор» также способны выступать эффективными субъектами их реализации. Типичный пример локального социально-политического проекта – немецкая организация «Инициатива «Гражданское мужество», которая была основана в 1999 году в районе Саксонская Швейцария (ФРГ) в связи с ростом ультраправых настроений в регионе (и опосредованным ими успехе правых партий на выборах в представительные органы земли Саксонская Швейцария). Важно подчеркнуть, что организация не является политической с точки зрения заявленных целей (не претендует на власть, не участвует в электоральной конкуренции), но опосредованно оказывает серьезное воздействие на социально-политические умонастроения жителей района в целом и, в особенности, молодежи.[7] Мессидж проекта - «Мы не можем изменить прошлое, но мы должны бороться за создание демократического будущего».

Важно отметить, что современный социально-политический проект по формированию толерантности – широкий коммуникативно-управленческий комплекс, аккумулирующий образовательные, информационно-сетевые и гуманитарные технологии.

Как правило, социально-политические проекты ориентированы на широкий спектр коммуникативных технологий и форматов. Так, среди новых технологий, получивших распространение за рубежом и в России, следует выделить следующие форматы:

1. «рынок культур» (ярмарки этнической музыки и промыслов народов мира, временные кафе с национальным колоритом);

2. Активные мероприятия (путешествия, посещение музеев, «поезд толерантности и т.п.);

3. «Альтернативный мониторинг» общественных процессов и уровня социально-политической напряженности, направленный на преодоление недостатков «официальной статистики» и преактивную диагностику латентных конфликтогенных ниш;

4. Работа в образовательных учреждениях (в формате факультативов);

5. Информационные мероприятия и тематические семинары (выпуск брошюр, обсуждение прикладных аспектов формирования толерантности, противодействия этнополитическому и религиозному экстремизму на уровне институтов социализации);

6. Видео – и театральные проекты (показ фильмов и собственные театральные постановки, затрагивающие проблемы социально-политического характера);

7. Антикризисное управление общественными отношениями - технологии разрешения социальных конфликтов (тренинги предотвращения потенциальных конфликтов, медиация существующих конфликтов);

8. Сотрудничество с местными и региональными организациями , в том числе, в рамках:

подготовки специалистов по управлению конфликтами ;

антидискриминационной экспертизы законопроектов и иных нормативных актов .

Можно выделить следующие типы социально-политических проектов формирования толерантности.

Первый тип – социально-исторические проекты, в основании которых лежит воспитание гражданственности через реконструкцию национальной истории (как целостной идейно-событийной линии развития) в политическом сознании молодежи. Важная специфика таких программ – их нацеленность на развитие межпоколенческой толерантности, взаимного уважения между различными (в том числе, и с точки зрения идейно-политических взглядов) социокультурными генерациями. Данное направление особенно актуально в современной России ввиду необходимости выработки «толерантности к собственному прошлому», восстановления генетической культурно-психологической взаимосвязи между поколениями «дедов», «отцов» и «детей». Социально-историческая толерантность – не только способ поиска психологического и политического баланса между образами «вчера», «сегодня» и «завтра». Она является механизмом конструирования социальной солидарности как фундаментальной общенациональной ценности, культурно-психологической почвы для реализации прикладных программ толерантности (по отношению к пожилым людям, инвалидам, мигрантам). Важные механизмы формирования социально-исторической толерантности – проведение специализированных мероприятий:

1. культурно-развлекательного характера (концерт «Музыка этносов – разнообразие России»);

2. поискового и туристического характера («По следам военных побед России», изучение биографий российских национальных героев – представителей различных этносов и территорий);

3. научного характера (конференция «Многообразие этнических культур как фактор социально-исторического развития Российской Нации»).

Второй тип, тесно связанный с социально-историческими проектами, - программы и технологии, направленные на воспроизводство национальной идентичности («проекты идентичности»). В их основании лежит идея мультикультурализма и этнического многообразия как необходимого условия гражданской консолидации и «силы» Нации. Данные проекты подчеркивают именно приоритет гражданственности и политико-правового равноправия над различными деструктивными формами политической фрагментации (этноцентризм, ксенофобия и т.д.)[8] . Необходимыми компонентами формирования толерантности на основе национально-государственной идентичности выступают:

– целостный образ единого общенационального прошлого, совмещающий вклад различных этносов в социально-историческую динамику Нации;

– обусловленную совпадением базовых ценностей социальную солидарность как фундамент равноправного (толерантного) взаимодействия граждан и их объединений;

– массовое восприятие мультикультурализма (множественности этнических, региональных и местных культурных укладов) как социально-политического преимущества Российской Нации в условиях интенсификации глобализационных процессов;

– осознание места собственного поколения в социально-историческом процессе («прошлое – настоящее – будущее»);

– структурированный образ общенационального будущего с преобладающими позитивно-динамическими компонентам («рост», «подъем» и т.д.) как на рациональном, так и на глубинном уровне массового сознания.

Технология «толерантность через идентичность» обладает следующими важными преимуществами:

– взаимоуважение граждан вырабатывается на основе ценностей – фундаментальных психологических интеграторов общественного развития;

– создается четкое представление о месте «других» (представители иных этносов, регионов, местных сообществ) в едином социально-историческом пространстве России;

– структурированный (с точки зрения минимизации внутренних противоречий и депрессивных оттенков) образ будущего выступает не только формой идейной консолидации (пассивное осознание себя обществом), но также импульсом совместной инновационной активности социальных групп.

Примерами воздействия на социально-этническую толерантность через идентичность выступают американские проекты «Мультикультурный павильон» и «Мозаика».

Возможными технологическими форматами воспитания толерантности в современной России выступают структурные композиции «многомерной идентичности» (молодежный исследовательский проект «Мой город в истории Российской Нации», фестиваль искусств «Россия – уникальность культур и национальное единство» и т.д.).

Основная задача, решаемая с помощью указанных технологий, состоит в формировании образа «единство через разнообразие» как уникального конкурентного преимущества Нации в условиях социокультурной и политической глобализации.

Типичная ошибка. В процессе выстраивания общенациональной российской идентичности в рамках программ толерантности упор делается не на образ социально-исторической Российской Нации (как полиэтнической структуры), а на идею подвижного конгломерата наций, ценностноразобщенного территориально-политического пространства, скрепляемого волей управляющего центра.

Следующим важнейшим аспектом реализации современных социально-политических проектов толерантности являются программы преодоления мигрантофобии и адаптации мигрантов в Российском обществе. Важно подчеркнуть, что процесс адаптации мигрантов, его интенсивность и результативность, определяются следующей совокупностью социально-экономических, политических и культурно-психологических факторов:

контекстные социальные детерминанты : совокупность социально-экономических и бытовых условий, в которых находится сообщество (регион, муниципалитет), принимающий мигрантов. Чем ниже уровень социального благосостояния «коренных» жителей данного сообщества, тем более проблемным с экономической точки зрения будет процесс адаптации;

историко-психологический контекст : соединяет два важных фактора: во-первых, традиции местного «гостеприимства» (уровень ксенофобии, особенности идентификации «чужих»);

общеполитический контекст : доминирующие в регионе или местном сообществе политические идеи, силы, лозунги. Представленность интересов меньшинств (этносы, социальные группы и т.п.) в социально-политическом пространстве региона.

Помимо контекстуальных особенностей существенную роль в формировании толерантности к мигрантам играют два других фактора:

1).модели поведения мигрантов и их сообществ;

2).проводимая региональная или муниципальная (ели речь идет о муниципальном образовании) политика.

Формирование толерантности через коррекцию поведенческих моделей мигрантов (их сообществ) предполагает два базовых этапа: выработку «входного барьера» иммиграции и социально-образовательный комплекс, направленный на интенсивную адаптацию приезжих.

Специфика технологии «входного барьера» (экзамены по языку и национальной истории, медицинское обследование, сбор информации о предшествующей биографии потенциального иммигранта и т.д.) определяется тем, что её использование возможно исключительно на общенациональном уровне и должно быть обусловлено изменениями в национальном законодательстве.

На региональном и муниципальном уровне инструментом формирования толерантности к приезжающим и снижения мигрантофобии должен стать социально-образовательный комплекс, решающий двуединую задачу:

1. социально-экономической и культурной адаптации мигрантов;

2. массового «расширения восприятия»: изучения особенностей других этносов и культур.

Первый принцип культурной адаптации мигрантов - создание в их среде ряда социально-трансформационных установок («Быть успешным – значит, понять культуру своего нового дома!»)

Второй принцип – формировании в среде мигрантов установки на внимание и уважение по отношению к «коренной культуре» (тренинг «Зачем я здесь?», «Что я могу принести в жизнь моей новой малой родины?»).

Третий принцип – формирование в среде мигрантов установки на коммуникацию с «коренными» жителями. В данном контексте нужно стремиться продемонстрировать реальное состояние социально-психологической динамики сообщества, в котором пытаются адаптироваться мигранты: его базовые ценности, противоречия, проблемы, лингвистические и поведенческие особенности его жителей.

В целях формирования толерантности мигрантов по отношению к «коренным жителям» важно четко отразить тот факт, что любая попытка механистическим путем перенести ценности собственного микросообщества (диаспоры) на уровень всего данного социума (субрегион, местное сообщество) неизбежно повлечет за собой агрессию коренного населения («а вы здесь кто такие…») в той или иной форме.[9]

Необходимым компонентом социально-психологической толерантности во взаимоотношениях «мигранты – местные» является выработка у первых своеобразной «зеркальной» установки терпимости: понимание того, что «коренные» не в меньшей степени испытывают дискомфорт от появления «соседей», не в полной мере понимают, какие поведенческие схемы избрать в отношении приезжих, как реагировать на их особенности и т.д. То есть, «коренные», прежде чем «принять» мигрантов и оформить толерантные практики социального взаимодействия, решают другую первоочередную задачу – оценить приезжих в когнитивном (познать) и эмоциональном (почувствовать) ракурсе. Такой процесс социокультурного приближения («притирка») занимает значительный отрезок времени и нередко разнонаправлен (сокращение социокультурных дистанций сменяется взаимным «охлаждением»). Естественно, что толерантное отношение мигрантам к уже существующему местному сообществу предполагает психологическую конгруэнтность, умение почувствовать ритм (скорость и культурные препятствия) процесса взаимной адаптации.

Формирование второго полюса толерантности к этническим мигрантам связано с системным коммуникативно–образовательным воздействием (через СМИ, школу, третий сектор) на «коренное» социально-этническое большинство. В рамках данного воздействия можно выделить две культурно-психологические линии: когнитивную и эмоционально-историческую. Когнитивная линия предполагает активное знакомство с «чужой» культурой мигрантов, нахождение сходств в традициях и жизненных целях между приезжими и коренными жителями. Такая когнитивная адаптация предполагает два базовых принципа:

многогранность информации (общность «мигранты» презентуются не как страдающий от притеснений экзотический микросоциум, а как самоценное общество со своей экономикой, политикой, историей, культурой). При этом важнейшим аспектом является позитивная презентация приезжих («Мы приехали сюда, чтобы сделать нашу совместную жизнь лучше!»)

прагматизм. Подсознательно местное сообщество оценивает мигрантов как ресурс: трудовой, интеллектуальный, демографический, культурный, финансовый. Когнитивный аспект неизбежно предполагает такую рациональность: коренные жители неизбежно формулируют для себя (даже если не задают его публично) вопрос: какая польза НАМ от приезжих?

Типичная ошибка . Связана с попыткой властей выстроить толерантность по отношению к мигрантам исключительно на социально-экономической риторике. Нередко, это сопровождается завуалированным обвинением в адрес коренных этнических групп («Мы, русские, вымираем. Кто будет работать через десять лет?!»). При этом подчеркивается особая ценность миграционного потока как социально-трудового резерва, но игнорируются их культурные особенности. Естественно, такая объяснительная схема не только не способствует формированию толерантности в обществе, но и провоцирует дальнейший рост этнических конфликтов.

Таким образом, социально-политические технологии и проекты формирования толерантности представляют собой сложный комплекс деятельности, как правило, охватывающий элементы социально-экономической, религиозной, этнокультурной направленности и базирующийся на использовании современных информационных технологий и активной добровольческой деятельности граждан.


ТЕМА 6.

Социально-образовательные технологии толерантности

Лекция направлена на осмысление потенциала развития толерантности в рамках образовательной политики и образовательного пространства современной России. Важный компонент проводимого анализа – ответ на вопрос, каким образом технологии толерантности могут быть интегрированы в образовательный процесс в качестве системообразующего компонента интеллектуального и культурного развития личности.

Освоив данную тему, слушатели должны :

знать о различных образовательных форматах развития толерантности как доминирующей социально-психологической модели поведения подростков и молодежи;

уметь сопоставлять преобразовательные возможности данных форматов, осуществлять комбинированное их использование в процессе учебной деятельности;

обладать навыком педагогического конструирования инновационных форм организации обучающих и воспитательных мероприятий, нацеленных на развитие толерантных установок в молодежной среде.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Социально-образовательные технологии толерантности характеризуется направленностью на институты общего образования и высшей школы. Последние, таким образом, выступают институциональным контекстом (социальной инфраструктурой) формирования толерантности. Важная черта образовательных проектов – преимущественно детская и молодежная целевая аудитория , ориентация на «новое поколение», рассматриваемое в двух аспектах:

собственно образовательном (изучение иных культур и традиций, выработка установки на восприятия мира с точки зрения этнического, религиозного, культурного и социального многообразия);

социально-динамическом преобразовательном (подростки и молодежь выступают авторами локальных программ и проектов толерантности).

Современный образовательный проект развития толерантности не ограничивается деятельностью в рамках одного или нескольких учреждений, а направлен на комплексное (посредством активного задействования информационных технологий, сотрудничества с волонтерскими организациями) решение поставленных задач. В качестве примера такого образовательного комплекса интересен американский проект «Обучение толерантности» . В проводимых в его рамках мероприятиях ежегодно принимают участие более 10 тысяч американских школ. Образовательный журнал «Обучение толерантности», выпускаемый каждые полгода бесплатно получают более 500 тысяч учителей и преподавателей.

Ключевыми задачами данного проекта выступают:

1. снизить уровень предрассудков, дискриминации по отношению к представителям различных этнических групп в современном обществе;

2. улучшить отношения между учащимися в группах, между студентами и преподавателями, между представителями разных культурных и национальных сообществ;

3. предоставить всем учителям и преподавателям нации бесплатные высококачественные учебные материалы для воспитания толерантности в образовательных учреждениях.

Помимо издания журнала, проект реализует три не менее важных технологии работы, каждая из которых ориентирована на определенный сегмент целевой аудитории.

Для учителей школ, преподавателей ВУЗов проект предоставляет широкий спектр информационно-методических ресурсов : наборов иллюстрированной литературы, аудио и видео материалов; советы для преподавателей, сталкивающихся с межэтническими и расовыми проблемами, учебные планы, разработки уроков на темы: “Сила слова”, “Напиши, что думаешь!”, “Скрытые предубеждения“, «Природа, раса, справедливость”; “Общественный расизм”, “Создай свой город”, “Справедливость должна быть справедливой: знакомство детей с проблемами расизма”, “Мы вместе” и т.д.

Все вышеперечисленные материалы распространяются проектом бесплатно и доступны они не только учителям, но и другим работникам сферы образования, а также представителям молодежных социально ориентированных некоммерческих проектов.

Для детей и студентов в возрасте от 6 до 25 в рамках «Обучения толерантности» используется простая коммуникативная технология « Mix it up ». Сами разработчики дают следующую оценку данной технологии: «Mix it up» – это простой призыв к действию: сядь в столовой не с тем, с кем обычно. Делая этот шаг, школьники и студенты могут сломать те барьеры и рамки, которые существуют в современных учебных заведениях. Они могут познакомиться с новыми интересными людьми и даже приобрести новых друзей. Все участники этого проекта утверждают, что это был самый ценный опыт в их жизни, который помог им лучше понять жизнь окружающих людей».

Каждый учитель, школьник, студент или активист молодежной организации имеет возможность получить на конкурсной основе грант от «Обучения толерантности» на создание собственного локального проекта по борьбе со скрытыми предубеждениями в школах, университетах и сообществах.[10]

Можно констатировать, что данный проект является модальным с точки зрения рассмотрения современного «трехмерного» технологического алгоритма толерантности «информационное разнообразие – сетевая интеграция – социальная инновация».

Первый этап – информационное разнообразие – «погружение» в проблему, её первичная рефлексия сообразно возрастным и коммуникативным особенностям различных сегментов целевой аудитории.

Второй этап – сетевая интеграция – ретрансляция информации и участие в уже разработанных ранее программах (для детей – простого уровня «Mix it up»; для учителей – использование учебных планов, затрагивающих проблематику толерантности, их адаптация к запросам и уровню восприятия конкретной группы). «Простое действие» - уже не «прикосновение» к проблеме, но и участие в её решении.

Третий этап – социальная инновация - разработка молодежью и педагогами актуальных авторских проектов «второго порядка», прежде всего, за счет выделяемых грантов.

Во многом аналогичную схему (и комплексный подход, при котором «образование» не сводится к обучению через специализированные институты социализации) использует французский образовательный проект «Фонд толерантности», главный мессидж которого «В 14 лет начинается ответственность за знание различий» . Таким образом, данный проект (будучи производной «европейской модели» формирования толерантности) делает упор на уважение автономии личности, моральную и правовую ответственность гражданина за его действия по отношению к представителям иных социальных, этнических, религиозных сообществ. Создатели проекта подчеркивают, что «Толерантность это не уступка, не снисхождение, не благодушие, поскольку не ко всему можно быть терпимым».

На первом этапе опытные преподаватели используют технологию передвижных выставок (посвященных проблематике этнического и гендерного равенства, мультикультурализма, правовых аспектов толерантного поведения) для разъяснения и углубленно изучения вопросов, связанных с нетерпимостью. Целевая аудитория – молодежь в возрасте 11 – 17 лет. Второй этап – участие старших школьников и студентов к аудиторным дискуссиям по указанным проблемам. Третий этап – самостоятельная разработка молодыми гражданами Франции проектов по преодолению дискриминации в различных её проявлениях.

В современной России средняя школа представляет собой важнейший институциональный ресурс развития детской и подростковой толерантности. Её безусловное преимущество – возможность органично вписать процесс формирования толерантных установок в общую логику развития личности ребенка. Толерантность в таком случае генетически выступает в роли неотъемлемой части социальной действительности: через исторические, культурные, литературные, географические примеры, рассматриваемые на соответствующих уроках. Образовательный процесс позволяет осветить многогранность и динамичность поликультурного мира и, тем самым, помочь ребенку самостоятельно выработать установку на уважение к социальным, культурным, этническим различиям.

Очевидно, в ходе процесса образование происходит взаимно направленный процесс:

– когнитивного освоения «других» в их культурном многообразии (уроки географии, истории, акцентирующие внимание на зарубежных государствах и нациях, знаковых событиях в их развитии, традициях и обычаях населяющих их этносов и т.д.);

– эмоционального проникновения в мир других, в том числе, с точки зрения «своих» этических установок «хорошо» и «плохо». Поэтому важнейшей задачей педагогов является на ранних этапах обучения (начальная школа) заинтересовать детей историей и культурой «других» как важной части единого мира. Средняя школа (подростковый возраст) – этап кристаллизации установок на социокультурное и религиозное многообразие мира. Важно продемонстрировать, что такое многообразие открывает возможность синтеза культур и технологий , духовного и материального обогащения каждого из участников такого дистанционного диалога

Типичная ошибка связана с тем, что акцент в средней школе делается на взаимопроникновение и унификацию, а не взаимоуважение культур. В этом случае у подростков теряется ценность культурной индивидуальности как основы личностного роста.

При этом анализ возможностей диалога культур часто выводит на периферию сознания подростков тот важный факт, что толерантность – существенный компонент обмена технологиями между странами, обусловливающий потенциал привлечения интеллектуального капитала («мозги») других наций для развития российской экономики и науки.

Современный процесс реформирования российского образования (предпрофильное и профильное обучение) открывает новые методические возможности формирования установок толерантного сознания и поведения у российской молодежи.

Важный аспект данного процесса - использование регионального компонента (занятия посвященные истории и культуре родного края). Данный формат позволяет отразить три взаимосвязанных аспекта:

– многогранный характер региона, его этническое, религиозное, культурное, социально-бытовое разнообразие;

– уникальный характер региона (традиции, промыслы, географические условия);

– место региона в историческом развитии Российской Нации (имена и биографии известных выходцев из региона, их вклад в российскую экономику, политику, науку, спорт и т.д., участие региона в общенациональных исторических событиях, место в национальной экономике).

Таким образом, формируется двухуровневая установка восприятия «своей» территории как целостной многокультурной уникальности и в качестве части уникального культурно-исторического макропространства .

Эффективными технологиями, способствующими формированию толерантных установок и моделей поведения у школьников, могут выступать:

– «уроки дружбы» (ознакомление с культурой и бытом других этносов через общение с их представителями);

– «уроки – путешествия» (например, «Российская кругосветка», направленные на ознакомление с культурой российских регионов, традициями и историей этносов, в них проживающих);

– марафон «Российская машина времени» (тематическая серия занятий, посвященная историческому процессу становления Российского государства, его взаимоотношениям с соседями)

– урок - дебаты «Россия – привлекательная страна» (обсуждение культурной, исторической и нравственной привлекательности России как центра притяжения других народов)

– урок – дебаты «Феномен Российской цивилизации» (демонстрация преимуществ открытости и этнического разнообразия в современном мире перед закрытостью и унификацией»);

– урок – экскурс «Культурные лики России: разнообразие и гармония»;

– урок – дискуссия «Россия и ближнее зарубежье: общность истории и близость культур».

Реализация рассмотренных форматов позволяет задействовать в образовательном процессе подход «толерантность через идентичность», способствует познанию учащимися многомерности российского общества, побуждает подростков к системно-аналитическому поиску решений и отказу от простых «объяснительных фобий» («во всем виноваты приезжие: везут грязь, СПИД, занимают наши рабочие места»). Крайне важно, чтобы процесс выстраивания личностной толерантности был органичен и не рассматривался ребенком или подростком как технология педагогического давления, попытка принуждения к определенной модели в противовес принципиально иным (например, семейным или сформировавшимся в кругу сверстников) установкам.

Следует признать, что фактором, серьезно уменьшающим эффективность образовательных программ толерантности, являются «конкурирующие» стереотипы и фобии, воспроизводимые в ближайшем социальном окружении российских школьников (прежде всего, мнения семьи и близких сверстников). В этом случае не происходит трансляции когнитивной проекции «чужих»: ребенок или подросток не получает практически никакой объективной информации о «других» этносах, странах, религиях и культурах. Исключительным фактором его социализации выступает системный эмоциональный негатив: рассказы «взрослых» о том, какие проблемы создают «всякие приезжие» как российскому обществу в целом, так и им самим – в отдельности. В связи с этим, одним из центральных элементов успешного развития толерантности как базовой модели поведения подростка является тесное взаимодействие с его ближайшим социальным окружением, реализация комплексного подхода, в рамках которого семья и сверстники выступают не «противовесом» (генерирующим интолерантные установки и конфликтные образцы поведения), а соучастниками процесса подростковой становления подростковой толерантности.


[1] Frank Cunningham, Democratic Theory and Socialism (Cambridge [Cambridgeshire] ; New York: Cambridge University Press, 1987). 76-77

[2] James L. Gibson, "Enigmas of Intolerance: Fifty Years after Stouffer's Communism, Conformity, and Civil Liberties, "Perspectives on Politics 4, no. 1 (2006).21; James L. Gibson and Arthur J. Anderson, "The Political Implications of Elite and Mass Tolerance,"Political Behavior 7, no. 2 (1985). 118

[3] Merton R. Self-Fulfilling Prophecy/R.Merton//Prognosis. - №1 (5), 2006. – p. 230.

[4] Следует оговориться, что в рамках данной брошюры акцент сделан на осмыслении зарубежного опыта в его социокультурном (страновая специфика) и технологическом ракурсах.

[5] К таким проектам могут быть отнесены французский «Фонд толерантности», американские «Мультикультурный павильон» и проект «Мозаика», индийский проект «PRAVAH».

[6] Например, французский проект помощи детям-инвалидам «Дети толерантности».

[7] Примечательно, что представители Инициативы «Гражданское мужество» заявляют о необходимости постоянной работы по недопущению деятельности праворадикальных организаций в районе. Представители инициативы утверждают, что основную опасность для демократического развития Саксонской Швейцарии представляют не организованные группировки, но общий негативный социально-политический климат, так называемый «повседневный расизм».

[8] К таким проектам могут быть отнесены французский «Фонд толерантности», американские «Мультикультурный павильон» и проект «Мозаика», индийский проект «PRAVAH».

[9] От вербального неодобрения на уровне слухов и изоляции диаспоры до прямых этнических столкновений.

[10] Так в 2007 году «Обучение толерантности» оказала финансовую поддержку 70 проектам из разных уголков страны в общем сумме: 33. 250 долларов США, в 2008 57 грантов и сумма составила $28,500.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya16:53:56 01 сентября 2019
.
.16:53:55 01 сентября 2019
.
.16:53:55 01 сентября 2019
.
.16:53:54 01 сентября 2019
.
.16:53:53 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (11)
Работы, похожие на Реферат: Курс лекций Москва 2009 содержание введение Тема 1 Теоретические подходы к пониманию толерантности Тема 2

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258706)
Комментарии (3483)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru