Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Пособие для учителей, руководителей туристских походов со школьниками издание 2-Е, исправленное и дополненное

Название: Пособие для учителей, руководителей туристских походов со школьниками издание 2-Е, исправленное и дополненное
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 08:31:12 06 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 9 Комментариев: 0 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

КИРИЛЛ ВАСИЛЬЕВИЧ БАРДИН

АЗБУКА ТУРИЗМА

(часть 4)

ТУРИСТ В ПУТИ

(О технике пешеходных путешествий)

Пособие для учителей, руководителей туристских походов со школьниками

ИЗДАНИЕ 2-Е, ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ

МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1981

ББК 74.267 Б24

60602-554

-КБ-5-19-1981 4606030000

103(03)-81

Издательство «Просвещение», 1981 г.

Содержание

1. ВВЕДЕНИЕ

3

2. ЧТО ТАКОЕ ОРИЕНТИРОВАНИЕ И КАК ЕМУ ОБУЧАТЬ

4

3. ПОГРЕШНОСТИ ПРИ ОРИЕНТИРОВАНИИ

9

4. ПЕРВЫЙ СПОСОБ ОРИЕНТИРОВАНИЯ

13

5. ВТОРОЙ СПОСОБ ОРИЕНТИРОВАНИЯ

18

6. СОПОСТАВЛЕНИЕ ДВУХ СПОСОБОВ ОРИЕНТИРОВАНИЯ

25

7. АЗИМУТ ИСТИННЫЙ И АЗИМУТ МАГНИТНЫЙ

35

8. ПРАВИЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ДВИЖЕНИЯ

40

1. ВВЕДЕНИЕ

Когда турист готовится в поход, почти всегда кто-нибудь из знакомых или родных обращается к нему со стандартным вопросом: а вы не заблудитесь? Не собьетесь с пути, не потеряетесь? Сумеете выйти куда нужно? А когда в поход собираются юные туристы, то нередко родители специально приходят в школу, чтобы задать эти вопросы руководителю похода. И руководитель успокаивает взволнованных пап и мам, объясняя, что никуда их дети не денутся, нигде не заблудятся и ни в коем случае не потеряются, потому что ребята умеют ориентироваться на местности.


2. ЧТО ТАКОЕ ОРИЕНТИРОВАНИЕ И КАК ЕМУ ОБУЧАТЬ

Что представляет собой ориентирование? В литературе, где оно обычно описывается, — в справочниках и руководствах по топографии — термин «ориентирование» употребляется широко и подчас в разном смысле. Говорят об ориентировании по карте, подразумевая под этим умение, находясь на открытой местности с широким обзором, найти на карте точку своего стояния. Говорят об ориентировании карты, имея в виду отыскание такого ее положения (за счет поворота карты в горизонтальной плоскости), при котором северная сторона рамки была бы обращена к северу на местности. Говорят об ориентировании по компасу: в этом случае обычно речь идет об определении сторон горизонта (север — юг, запад — восток), но иногда под ориентированием по компасу разумеют умение выдержать на местности нужное направление с помощью компаса. Встречается такие выражения, как ориентирование в горах, в лесу, в пустыне и т. д. Здесь имеется в виду умение, строя свои действия, принимать во внимание особенности того или иного вида природного ландшафта. Нередко речь заходит об ориентировании по небесным светилам (солнцу, звездам, луне). Под этим подразумевают умение определить по ним стороны горизонта. Достаточно часто употребляется выражение «ориентирование по местным предметам». Чаще всего здесь имеют в виду способность приблизительно определить стороны горизонта по муравейникам, кронам деревьев, замшелым пням и камням и тому подобным предметам. Но иногда под этим подразумевают умение соотнести с картой место своего нахождения, опираясь на характерные местные предметы (колокольни, отдельные деревья, тригонометрические пункты и т. д.).

Не будем дебатировать, какое употребление слова «ориентирование» является более точным или более правильным. Условимся, что под ориентированием мы будем подразумевав способность с помощью компаса и карты передвигаться на незнакомой местности и выходить в назначенный пункт, т, е. навык, практически нужный туристу. Кстати, все действия, о которых шла речь выше, начиная с умения правильно развернуть карту и кончая использованием местных предметов, направлены к одной цели — обеспечить ориентирование, т. е. способность прийти куда надо, без хаотических блужданий по незнакомой местности.

Из всех знаний и навыков, которые необходимо приобрести туристу, умение ориентироваться является самым сложным и трудноусваиваемым и потому требующим наиболее тщательной отработки, больших усилий со стороны обучающихся и пристального внимания со стороны руководителя.

Многие туристские навыки можно постепенно усвоить и без специально организованного обучения, если регулярно участвовать в походах. Правильно укладывать рюкзак, разводить костер, ставить палатку, одеваться и обуваться по погоде и по сезону можно научиться во время путешествия с более опытными товарищами. Натягивая вместе с ними палатку или складывая костер и наблюдая за их работой, нетрудно понять, как это делается. Замечания, которые они делают новичкам по ходу работы, помогают быстро изжить неизбежные вначале ошибки («Поставь колышек ближе к себе. Нет, нет... Еще... Вот так хорошо!.» «Сильнее тяни! Смотри — провис получился». «Оттяни больше в сторону, иначе будут складки»). Подобные замечания новичок слышит постоянно, когда он работает с опытным туристом. Без них нельзя: иначе попросту не удастся поставить палатку. Обучение идет при этом само собой, так что «учитель» и «ученик» не всегда это замечают. После того как новичок несколько раз натягивал таким образом палатку, он и сам начинает понимать, куда лучше вбить колышек, насколько сильно нужно натянуть веревки и т. п. Примерно то же можно сказать и про поддержание костра, про устройство очага, укладку рюкзака и многое другое. Совсем иначе обстоит дело с ориентированием.

Простое наблюдение за действиями человека, умеющего ориентироваться, почти ничего не дает новичку. Дело в том, что ориентирование — это действие в уме, осуществляемое в основном про себя. Конечно, результатом его будут передвижения на местности, но это уже вторичные, исполнительные действия, это реализация решений, принятых в уме. В каком-то смысле это похоже на игру в шахматы. Шахматист все ходы, и свои и возможные ответы противника, обдумывает про себя, и вся цепь его размышлений, в результате которых он решает сделать тот, а не другой ход, остается скрытой для зрителей. Зритель видит только сделанный ход, а почему сделан именно этот, а не другой ход, зритель не знает, и обычно об этом догадывается только достаточно опытный шахматист. Сходным образом обстоит дело и с ориентировании. Новичок может заметить, что руководитель сначала шел в одном направлении, потом стал немного забирать в сторону, через некоторое время резко свернул вправо и т. д. Но почему он стал забирать в ту сторону, а не в другую, почему он начал это делать не сразу по выходе, а лишь через некоторое время, понять все это, только наблюдая за действиями человека на местности, очень трудно. Во всяком случае, для новичка это вряд ли возможно. Отсюда некоторые практические выводы. Рассчитывать, что умение ориентироваться придет само собой, в ходе накопления походного опыта, практически не приходится. В этом отличие ориентирования от большинства других туристских навыков. (Сказанное не следует, конечно, понимать абсолютно. В конце концов, можно научиться ориентироваться и в процессе самообучения. Просто на это уйдет очень много времени (по наблюдениям автора — порядка 2— 3 лет регулярных занятий туризмом, и то при условии систематического обращения к литературе по топографии и постоянных попытках применить на местности описанные там приемы). Обучение же новичков, как оно описано ниже, требует (опять же по наблюдениям автора) самое большое 40 часов работы на местности. После этого юный турист может свободно, ориентироваться).

Значит, ориентированию нужно обучать. Естественный вопрос: когда и как это делать? Здесь все зависит от календарного плана туристского, кружка или секции. Надо только помнить, что если задумано на каникулах провести большой поход, то там обучать ориентированию будет уже поздно. Лимит времени и вся обстановка обычно не позволяет этого сделать. Обычно такая группа обеспечивает прохождение маршрута силами 2—3 ребят, умевших ориентироваться и раньше. Они-то, конечно, пополнят свой походный опыт, но для остальных ориентирование так и останется загадочной тайной за семью печатями. Если же по ходу дела выясняется, что никто, включая наиболее опытных ребят и самого руководителя, не может ориентироваться достаточно уверенно, то после одного-двух случаев потери ориентировки и хаотических блужданий поход обычно сводится к «отшагиванию» километров от дерева ни к деревне по проселочным дорогам. Вряд ли он оставит светлые воспоминания у его участников.

Обучать ориентированию лучше всего в туристском лагере или в серии воскресных походов. В этих условиях обучение ориентированию может быть основной целью каждого выхода, целью, которой подчиняются все остальные. По терминологии, которой мы пользовались в первой главе, это будут походы с учебными целями. Превратить же многодневный поход в учебный, как правило, дело трудное: там практические цели обычно доминируют над учебными. А если иметь в виду обучение ориентированию, то эффективность нескольких однодневных походов будет заметно выше равного им по длительности многодневного похода. Желательно только при этом не собирать большие группы, с тем, чтобы каждый из ребят мог несколько раз попробовать себя в роли ведущего.

И, наконец, последнее замечание. Говорят, чтобы научиться плавать, надо войти в воду. Учиться плавать на берегу бессмысленно. Аналогичным образом научиться ориентироваться, можно только на местности. Отнюдь не в классе. Занятия в классе могут играть лишь вспомогательную роль. Если в отношении плавания это понятно всем, то иначе обстоит дело с ориентированием. Обычная ошибка неопытного руководителя? состоит в том, что львиную долю времени, отведенного на обучение ориентированию, он тратит на занятия в классе: например, два двухчасовых занятия в неделю — класс и одно воскресенье в месяц — выход. Надо ли объяснять, что это похоже на обучение плаванию на суше?


3. ПОГРЕШНОСТИ ПРИ ОРИЕНТИРОВАНИИ

Итак, обычная задача на ориентирование, которую приходится решать туристу, состоит в том, что надо прийти из одного пункта в другой, пользуясь только компасом и картой. Местность незнакомая и к тому же закрытая, т. е. лишенная сколько-нибудь широкого обзора. Пусть мы находимся на высоте 211,5 и нам нужно прийти к домику лесника (см. рис. 8).

Рис. 8. Отсчет азимута по карте. Точка стояния – высота с отметкой 211,5; азимут на дом лесника 35°; обратите внимание, что азимут на высоту с мельницей составляет не 40°, а 360° – 40° , т.е. 320° .

На запад от нашей высоты местность открытая, хорошо просматриваемая, Прийти на высоту с мельницей нам не представляло бы никакого труда. Но дом лесника находится за лесом, и с высоты 211,5 его не видно. Как нам попасть к нему? Теоретически это задача несложная. Сначала мы измерим по карте угол между направлением на север и направлением на дом лесника, как показано на рисунке, так называемый азимут. Азимуты измеряются в градусах и отсчитываются в направлении по часовой стрелке. В данном случае он составит примерно 35°. Значит, если мы будем идти через лес под углом 35° к северу (или, как принято говорить, по азимуту 35°), то мы должны выйти, куда требуется. Выдержать же нужное направление на местности нам помогает компас. Все как будто очень просто. Но просто лишь на первый взгляд, так как для этого, во-первых, надо уметь хорошо читать карту, во-вторых, надо уметь правильно пользоваться компасом, в-третьих, нужно уметь, зная свой азимут, выдержать нужное направление во время движения.

Итак, три разных умения. На первых двух мы останавливаться не будем, и отошлем читателя к справочникам и руководствам по топографии, где они описаны, как правило, достаточно подробно и хорошо. Мы сосредоточим свое внимание на третьем пункте — умении выбрать и выдержать нужное направление по ходу движения. Дело в том, что оно является наиболее сложным и к тому же описывается в литературе по топографии значительно хуже, чем первые два.

Начнем с того, что движение по азимуту не может осуществляться математически точно. Оно неизбежно дает значительную погрешность. Из-за чего же возникает эта погрешность?

Прежде всего, могут быть неточности при измерении по карте. Имеются в виду не разные нелепые ошибки, которые часто допускают новички, а те неточности, которые содержатся в совершенно правильно выполненном измерении. Так, неточность, которая получается вследствие помятости бумаги, из-за ошибки, присущей человеческому глазу, погрешности отсчета по масштабу и т. д., составляет приблизительно 0,5 мм. Это значит, что на карте M l: 100000 такая погрешность измерения дает отклонение примерно ± 50 м, на карте M l: 200000 — ± 100 м и т. д.

Но это еще сравнительно небольшие погрешности. Гораздо большую погрешность дает нам компас. Цена деления компаса Адрианова составляет 3°. Выдержать такую точность на местности никогда не удается. Практически при самых благоприятных условиях и самой тщательной работе всегда может возникнуть ошибка как минимум в 5°. А ошибка в 5° дает отклонение от нужного направления примерно на 1/10 пройденного пути, т. е. при движении на расстояние в 1 км это отклонение составит 100 м. Поэтому, если, пройдя 1 км, вы не вышли на нужный предмет, его надо искать в пределах окружности радиусом в 100 м. При движении на 10 км боковое смещение будет равно уже целому километру. Значит, при самых благоприятных условиях придется вести поиск в окружности диаметром в 2 км! И это при максимально возможной точности выдерживания направления. А при менее благоприятных условиях отклонение может быть значительно больше. Зона поисков еще больше возрастет!

Как же быть в складывающейся ситуации? Практика знает здесь, два разных способа действия. Первый из них основан на том, чтобы свести к минимуму допускаемую погрешность при движении по азимуту. Он заключается в использовании ряда приемов, направленных на всемерное повышение точности выдерживания нужного направления. Второй способ состоит в том, что человек сознательно идет на отклонение от азимута, заведомо превышающее возможную погрешность, но отклонение известное и учитываемое. И заранее планирует, где и как внести необходимую поправку, используя особенности данной местности. Для этого тоже существуют свои приемы, о которых будет идти речь ниже.

Понятно, что в основе того и другого способа лежит разное отношение к неизбежной во время движения погрешности, Принимая первый из них, мы допускаем, что эта погрешность может быть сведена если не до нуля, то, во всяком случае, до какой-то незначительной величины, которой можно пренебречь, Принимая второй, мы как бы соглашаемся с тем, что указанная погрешность присуща самому ориентированию и потому неустранима. В силу этого мы концентрируем усилия не на том, чтобы ее избежать, а на том, чтобы сделать погрешность поддающейся учету.

Рассмотрим теперь приемы, соответствующие каждому из этих двух способов.


4. ПЕРВЫЙ СПОСОБ ОРИЕНТИРОВАНИЯ

Для того чтобы увеличить точность движения по азимуту, руководства по топографии рекомендуют следующие приемы.

Первый из них — это использование промежуточных ориентиров. Определив по компасу направление на местности, которое соответствует нашему азимуту, надо наметить какой-нибудь предмет (дерево, куст и т. п.), находящийся строго на нужном направлении. Этот предмет и будет нашим первым промежуточным ориентиром. Нужно только чтобы ориентир был достаточно заметным и не терялся из виду при приближении к нему. Дойдя до первого промежуточного ориентира, таким же порядком определяют второй промежуточный ориентир и двигаются, пока не достигнут его. Достигнув второго промежуточного ориентира, находят себе третий ориентир и т. д.

Второй прием — провешивание пройденного пути с целью выдерживания направления по створу (створом называется вертикальная плоскость, проходящая на местности через каткие-то две точки). Начав движение по азимуту, оставляют на своем пути через известные промежутки какие-то вехи — забитый кол или еще что-то. Оглядываясь в ходе движения назад, следят, чтобы направление движения не отклонялось от линии, отмеченной оставленными вехами. Допущенное отклонение от требуемого направления здесь легко обнаружить. На выпавшем снегу вместо провешенной линии можно движение по створу осуществлять, наблюдая за оставшейся позади лыжней или цепочкой следов.

Третий прием — использование товарища для выдерживания нужного направления. Ведущий намечает нужное направление и показывает его одному из товарищей. Тот начинает движение в указанном ему направлении, а ведущий, находясь сзади, корректирует движение. Заметить отклонение от требуемого направления, допущенное идущим впереди человеком, значительно легче, чем свое собственное. Этот прием можно считать вариантом движения по створу. Понятно, что если выслать вперед не одного, а двух-трех человек или больше, то точность выдерживания направления возрастет. Наибольшей она окажется, если ведущий станет в конец группы и будет видеть перед собой всю цепочку туристов. В этом случае легко заметить сравнительно небольшое расхождение между требуемым азимутом и направлением, по которому движется группа. Но практика показала, что если вперед вышло более двух человек, то ведущему становится трудно управлять ими. Его часто недослышат, плохо реагируют на его команды, подчас возникает перебранка, группу приходится останавливать. Обычно в качестве «впереди идущего» используют одного, реже двух человек.

Четвертый прием направлен на погашение ошибки, возникающей при обходе мелких препятствий — плотно растущих групп деревьев, кустов, завалов и т. д. Чтобы такая ошибка не накапливалась, рекомендуется обходить их поочередно то справа, то слева.

Пятый рекомендуемый, в руководствах прием заключается в счете шагов. Представьте себе, что, следуя по азимуту 35° от высоты. 211,5 на дом лесника (см. рис. 8), группа несколько уклонилась влево. Тогда она может пройти неподалеку от этого домика, не заметив его, и уйти куда-то за обрез карты, полностью потеряв ориентировку. Чтобы такого не случилось, важно знать, какое расстояние прошла группа. Для этого и рекомендуется вести подсчет шагов. Предварительно надо узнать длину собственного шага. На каком-нибудь участке местности, длина которого хорошо известна, вроде участка между километровыми столбами вдоль дороги, нужно сосчитать, сколько шагов требуется сделать, чтобы пройти это расстояние, а затем вычислить среднюю длину шага. Если участок был коротким — метров 100 или меньше, такое измерение следует повторить несколько раз и взять среднее по всем измерениям. Теперь, зная длину своего шага, можно, идя по азимуту, вести счет шагов, чтобы знать пройденное расстояние, и не начать искать нужный предмет слишком рано или, напротив, пройдя где-то поблизости от него, не уйти дальше по взятому направлению. При этом рекомендуется считать не каждый шаг в отдельности, а считать шаги парами, ведя счет под левую или под правую ногу.

Следующий прием — шестой — рассчитан на тот случай, если на пути встречается непреодолимое препятствие, значительное по размеру. Пусть, как показано на рис. 9, это будет озеро.

Рис. 9. Обход препятствий с сохранением прежнего направления движения. ОА – принятое направление движения. Угол "а" – азимут обхода; угол "в" – азимут, обратный "а"; штриховая линия – движение группы; расстояние обхода указано в парах шагов.

В таком случае рекомендуется обходить его следующим образом. Пойти вдоль препятствия, заметив новый азимут и ведя счет пар шагов. Дойдя до края препятствия, повернуть и пойти по прежнему азимуту. Когда препятствие будет обойдено, взять азимут, обратный тому, по которому происходило движение вдоль препятствия (обратным считается азимут, отличающийся от данного на 180°). Пройдя по обратному азимуту точно такое же число пар шагов, затем снова повернуть на первоначальный азимут.

Седьмой прием из числа рекомендуемых в справочниках и руководствах по топографии состоит в следующем. Если нужно пройти маршрут длиной, скажем, 4 км, то берется азимут не сразу на конечную точку, а весь путь разбивается на ряд отрезков, ограниченных какими-то ясными ориентирами. Например, если нужно пройти с высоты 211,5 через лес к дому лесника (см. рис. 8), то движение осуществляется не напрямик по азимуту 35°, как показано на рисунке, а сначала до пункта триангуляции, затем до ямы, от нее до вырубки и, наконец, до нужного объекта — дома лесника. Смысл этого приема заключается в том, чтобы ожидаемую на дистанции 4 км ошибку бокового смещения, равную примерно 400 м. распределить на четыре отрезка. На каждом из отрезков она может (так же как по всей дистанции) составлять 1/10 пройденного расстояния, но поскольку каждое из этих расстояний составляет приблизительно 1 км (немного больше или немного меньше), то для каждого отдельного случая ошибка снизится примерно до 100 м. А искать в пределах 100 м — это значит искать в пределах, обозримых для человека.

Наконец, восьмой прием заключается в предварительной подготовке всех данных, необходимых для движения, и оформлении их в виде схемы движения по азимуту и в виде соответствующей таблицы. Заниматься этим на маршруте значительно сложнее. Тут может быть и дождь, и мороз, и ветер, и темнота, и подступающая усталость, способствующая появлению ошибок, и даже просто неудобная обстановка — негде ровно расстелить карту, приходится работать, держа ее на весу, и т. д. Поэтому вся эта работа проделывается заранее. Сначала изучается по карте маршрут предстоящего движения, разбивается на короткие участки, определяются хорошо заметные и легко опознающиеся на местности предметы, которые будут служить ориентирами, обозначающими начало и конец каждого участка. Затем определяются по карте расстояния от ориентира до ориентира (т. е. длина каждого участка), которые выражаются в парах шагов, по карте определяют азимут от одного ориентира до другого. Наконец, берут лист бумаги и, разграфив таблицу, выписывают туда участки пути, соответствующие им азимуты, длину этих участков в парах шагов. Завершает эту работу составление схемы по табличным данным. Она зарисовывается на небольшом листе, чтобы ей было удобнее пользоваться на маршруте. На схеме показывают начальный и конечный пункты маршрута, а также все ориентиры, отделяющие один участок от другого. Масштаб схемы произвольный, но, показывая ориентиры на схеме, стараются правильно передать их взаиморасположение. Ориентиры соединяют прямыми линиями и делают около них подписи, указывающие азимут для данного участка и его длину (в парах шагов).

Таков комплекс приемов, рекомендуемых руководствами по топографии с целью повышения точности и правильности движения по азимуту.


5. ВТОРОЙ СПОСОБ ОРИЕНТИРОВАНИЯ

Первой особенностью этого способа является иное отношение к азимуту. Он перестает рассматриваться в качестве идеальной линии движения, которую необходимо выдержать как можно точнее. Здесь азимут рассматривается лишь как одно из направлений, которые турист мысленно учитывает, находясь на местности.

Двумя другими являются направления на стороны горизонта (север, юг, запад, восток), образующие прямой угол, внутри которого находится азимут. Двигаясь на местности, турист все время мысленно, представляет себе два основных направления, которыми ограничена четверть, в пределах которой осуществляется движение. Так, двигаясь на северо-восток, он все время представляет себе, в какой стороне находится север и в какой восток, двигаясь на юго-запад — где запад и где юг, и т. д. Третье направление, которое необходимо четко представить себе, — это азимут на искомый пункт. Но четко представлять — не значит следовать по нему.

Представлять себе этот азимут необходимо для того, чтобы иметь возможность совершенно сознательно отклониться от него, но отклониться, учитывая величину этого отклонения, так, чтобы можно было в нужный момент внести в свои действия соответствующую поправку. В этом состоит вторая и, пожалуй, главная особенность этого способа ориентирования.

Чем же определяется направление и величина допускаемого отклонения? В основном двумя факторами — удобством передвижения и удобствами ориентирования. Поясним, что это значит.

При использовании первого способа ориентирования приходится, стремясь точно выдержать нужный азимут, пробираться через кусты и болота, частый подлесок и густую крапиву, валежник и разветвленные овраги. Воспользоваться попадающимися дорогами невозможно, если только они не ведут точно в нужном направлении, что случается крайне редко. При втором же способе ориентирования, решившись на отклонение от азимута, турист может выбирать какое-то более удобное направление движения, если оно, конечно, не чересчур отклоняется от нужного азимута. В этом случае обычно можно использовать многие из встречающихся на маршруте лесных и проселочных дорог, троп, просек, наконец, просто выбирать удобные по своему рельефу, степени густоты подлеска, состояния грунта и т. п. направления движения. Возьмем крайне простой пример. Группа движется через лес, разбитый на кварталы, в направлении на северо-восток от точки А в точку Б (рис. 10).

Рис. 10. Использование особенностей местности

Можно, конечно, двигаться по азимуту 40°, стремясь как можно точнее выдержать линию движения. Это первый способ. Но можно воспользоваться просеками. Это проще, чем продираться через лесную чащу. Учитывая длину и ширину кварталов, можно фактически движение на северо-восток заменить поочередным движением то на север, то на восток с тем же конечным эффектом. Это второй способ. Пусть приведенный пример упрощен, но он хорошо иллюстрирует основную идею — отклонение от азимута ради удобства передвижения.

Теперь об отклонении с целью удобства ориентирования. В этом случае турист отклоняется от азимута и выбирает в пределах данной четверти горизонта такое направление, которое поможет ему в нужный момент однозначно определить свое местонахождение, используя какой-то характерный местный предмет, либо так называемый линейный ориентир (т. е. воспользоваться как ориентиром каким-то предметом, имеющим значительную протяженность на местности, — рекой, дорогой, вытянутым озером, линией связи и т. п.), либо еще что-то, помогающее в ориентировании. Проиллюстрируем сказанное простым примером (рис. 11).

Рис. 11. Использование линейного ориентира

Вряд ли из точки О целесообразно брать азимут сразу на хутор: при сравнительно небольшом отклонении от взятого направления влево можно пройти совсем близко, не заметив его. Гораздо целесообразнее значительно отклониться от этого азимута, так, чтобы выйти на реку, затем пройти вверх по течению и от моста по тропке прийти к хутору. При движении к реке можно направление по компасу выдерживать очень приблизительно, не заботясь о большой точности: если отклонишься от взятого направления вправо, все равно выйдешь на реку, если влево — на тропу. Ошибка в 10—15° тут роли не играет.

Конечно, заведомо решаясь на существенное отклонение от азимута, турист примерно представляет себе и направление, Ю и величину допустимой погрешности, а главное, знает, как погасить ее. Более того, он ясно понимает, что все предварительные расчеты приблизительны и заранее представляет себе, что произойдет в случае отклонения, ожидает его и готов к нему.

Возьмем еще один простой пример (рис. 12).

Рис. 12. Использование заведомого отклонения от нужного азимута

Из точки А надо выйти на хутор, расположенный на берегу реки. Если взять азимут прямо на хутор (сплошная линия на рисунке), то велика вероятность того, что, достигнув реки и не увидев хутор, турист не будет знать, в какую сторону он отклонился, и поиски займут много времени. Гораздо выгоднее пойти с заметным отклонением от нужного азимута с тем, чтобы заранее знать, что отклонение произошло либо вправо, либо влево от хутора (штриховые линии на рисунке). И снова, как и в предыдущем примере, можно не заботиться о большой точности движения по компасу, а это сильно облегчает действия и экономит время.

То, что выше было названо особенностями второго способа ориентирования — мысленное представление себе трех направлений (двух на стороны горизонта, третьего на нужный предмет), отклонение от измеренного азимута ради удобства передвижения или ориентирования (с запланированным погашением погрешности), одновременно можно считать приемами, используемыми при этом способе.

Рассмотрим еще два приема, относящиеся ко второму способу ориентирования, помогающие оценить пройденное расстояние (в первом способе был один такой прием — счет пар шагов). Первый — учет времени движения. Второй — широкое наблюдение за местностью и сопоставление ее с картой.

Остановимся вначале на времени движения. Уже у мало-мальски опытного туриста обычно выработано чувство темпа своего движения. Он достаточно ясно различает скорость 3 км/ч, 4 км/ч, 5 км/ч, т. е. может определить ее с точностью до 1 км/ч. По-настоящему опытный турист определяет ее с точностью до 0,5 км, а бывает, что еще точнее, например: «побольше 3, поменьше 3,5» (3,2—3,3 км/ч), «побольше 3,5, поменьше 4» (3,7—3,8 км/ч). Юный турист, понятно, не обладает таким развитым чувством темпа, но оценивать скорость своего движения с точностью до 1 км/ч он научается довольно быстро, если руководитель продемонстрирует ему разный темп движения. Если же руководитель сам не обладает чувством темпа, можно во время воскресных походов, когда представится случай, пройти участок маршрута, длина которого примерно известна, заметив по часам время его прохождения. После нескольких таких попыток турист, как правило, сможет примерно оценить скорость своего движения.

Остальное просто. Перед выходом на маршрут по карте определяется расстояние до нужного пункта. Замечается время выхода. Прикидочно определяется, в котором часу группа придет к этому пункту, если пойдет со скоростью 3, или 4, или 5 км/ч. Минут через 30—40 после выхода, а то и раньше становится ясно, с какой скоростью фактически идет группа. После этого время ожидаемого прихода уточняется. Знать путевое время и, следовательно, пройденное расстояние необходимо, чтобы в случае непредвиденной ошибки не пройти мимо нужного пункта, своевременно начать его поиск.

Другой прием оценки, расстояния заключается в использовании непрерывного и широкого наблюдения за местностью. Предварительно изучив маршрут по карте, турист заранее представляет, как будет меняться характер местности по мере продвижения. Предположим, он обратил внимание на то, что начало пути представляет собой спуск к слабо выраженной низине с последующим подъемом на другую сторону ее. Это займет примерно четвертую часть пути. Затем приблизительно до половины пути будет идти очень пологое понижение по направлению движения. Далее крутизна понижения увеличится, а когда до конечной цели останется примерно четверть пути, должно начаться понижение справа, в сторону проходящего там длинного оврага. Внимательно наблюдая за местностью по ходу движения, турист может по этим признакам определить, когда он прошел 1/4, 1/2, 3/4 пути и тем самым определить, когда он приблизился к конечной цели. В приведенном примере надо было следить за изменением рельефа местности. Число признаков, по которым можно судить о пройденном расстоянии, очень велико: это изменение характера грунта — появление, например, заболоченной почвы; изменение характера растительности, когда, например, хвойный лес сменяется смешанным, а потом лиственным или лес — лесопосадками, не говоря уже о таких резких переходах, как смена леса лугом или пашней и многое другое. Описываемый прием может показаться сложным, но на практике он дает, как правило, хороший результат, особенно в сочетании с контролем времени. Понятно, что такое наблюдение за местностью должно быть непрерывным и широким, т. е. юные туристы не должны смотреть лишь себе под ноги, хотя часто они любят ходить именно так, не обращая внимания по сторонам. Конечно, эффективность использования этого, как и любого другого, приема возрастает по мере накопления туристского опыта, но первые положительные результаты он приносит уже новичкам.


6. СОПОСТАВЛЕНИЕ ДВУХ СПОСОБОВ ОРИЕНТИРОВАНИЯ

Для того, чтобы лучше уяснить себе существо двух рассмотренных способов ориентирования, сопоставим их, показав, как одна и та же задача решается с помощью каждого из них. Задача вполне реальная, и заимствована она в одном из учебников по топографии (равно как и решение ее первым способом).

Пусть необходимо пройти от с. Никитское до железнодорожного моста юго-восточнее Згарево (рис. 13). Как рекомендуется действовать по учебнику?

Сначала маршрут разбивается на участки, и намечаются ориентиры, служащие границами участков. Ориентир 1 — северная окраина с. Никитское; ориентир 2 — курган с подписью +1,0; ориентир 3 — брод через р. Каменистая; ориентир 4 — яма с подписью -2,5; ориентир 5 — юго-восточный угол пашни; ориентир 6 — скрещение лесных просек; ориентир 7 — мост, у которого и заканчивается маршрут.

Измеряются по карте азимуты для каждого участка. Для участка Никитское — курган азимут составит 25°, для участка курган — брод 330°, брод — яма 20°, яма — пашня 327°, пашня — скрещение просек 75°, скрещение просек — мост 27°.

После этого, используя масштаб, определяют по карте расстояния от ориентира до ориентира, или, иными словами, протяженность каждого участка. Измерение дает: 1200 м, 525 м, 575 м, 680 м, 680 м, 345 м. Затем все эти расстояния переводятся в пары шагов. Принимая, что пара шагов составляет 1,5 м, получают: 800 п. ш., 350 п. ш., 383 п. ш., 420 п. ш., 420 п. ш., 230 п. ш.

Рис 13. Местность, на которой демонстрируется использование разных способов ориентирования

Все эти данные сводятся в таблицу, и составляется схема для движения по азимутам (рис. 14).

Участок пути

Азимут

Расстояние

1. Никитское – курган

25

800 п.ш.

2. Курган – брод

330

350 п.ш.

3. Брод – яма

20

383 п.ш.

4. Яма – угол пашни

327

420 п.ш.

5. Угол пашни – скрещение просек

75

420 п.ш.

6. Скрещение просек – мост

27

230 п.ш.

Рис. 14. Схема для движения по азимутам

На исходной точке определяют по компасу нужный азимут, находят с помощью визирного приспособления какой-нибудь местный предмет, находящийся строго в этом направлении (отдельный куст, скопление камней, пень, кривое дерево, белый камень и т. д.), и, приняв этот предмет за промежуточный ориентир, начинают движение к нему, ведя счет пар шагов.

Дойдя до первого промежуточного ориентира тем же порядком, намечают следующий промежуточный ориентир и так далее, пока не будет пройдено 800 пар шагов и не достигнут курган — значащийся на схеме ориентир 2. Здесь визирное приспособление устанавливают на новый азимут и далее действуют точно так же, как на первом участке, и т. д. При движении через лес рекомендуется, выдерживая направление по компасу, держать его все время перед собой. Кроме того, рекомендуется выделить ведущих, которые будут определять направление движения, и отдельно назначить счетчиков шагов.

Все это время первый способ ориентирования в самом чистом виде.

Теперь представим, как в данной ситуации будет действовать турист, использующий второй способ ориентирования.

Прежде всего, он оценит по карте общий характер местности и имеющихся на ней препятствий. Что это дает ему? Не вдаваясь в детали, он выделит два главных момента. Во-первых, местность пересекается р. Каменистой в общем направлении с запада на восток. Значит, не миновать брода через нее. Во-вторых, оз. Черное с заболоченными берегами делает невозможным движение после брода напрямую к железнодорожному мосту, а текущий из озера в р. Каменистую ручей в болотистых берегах исключает обход озера с востока. Значит, озеро придется обходить с запада, оставляя его правее себя.

В общих чертах маршрут уже ясен: сначала до брода, а затем, огибая озеро с запада, до моста. Выйдя на северную окраину Никитского, турист пойдет в общем направлении на север, не особенно заботясь о точности выдерживания направления, но помня, что отклонение к востоку всё же предпочтительнее, чем отклонение к западу. Здесь же заранее наметит, как погасить неизбежную ошибку. Если он выйдет на обрывистый берег р. Каменистой, значит, вопреки ожиданию он слишком отклонился к западу и надо идти вдоль реки вниз по течению до места, где ее пересекает полевая дорога. Здесь и будет брод. Если же раньше, чем достигнет реки, он выйдет на полевую дорогу, значит, допущено отклонение к востоку, и надо пойти по дороге влево. Она и приведет прямо к броду. Если турист выйдет к реке на участке, лишенном особых примет, значит, направление на север выдержано более или менее точно. Нужно пойти вниз по реке до брода.

Никаких промежуточных ориентиров, никакого счета пройденных шагов вести не требуется. Даже о выдерживании точного направления не требуется особенно беспокоиться: важно не допустить очень уж грубой ошибки (на 30° или более).

Теперь посмотрим, как будет действовать турист после брода через р. Каменистую. Прежде всего, он не станет покидать дорогу, которая после брода пойдет лесом и поэтому заслуживает названия уже не полевой, а лесной дороги. Решение использовать эту дорогу может служить хорошей иллюстрацией одного из названных выше приемов, используемых при втором способе ориентирования: направление дороги сильно отличается от нужного, но, тем не менее, турист может построить свои действия так, чтобы на каком-то участке воспользоваться ею. В нашем случае целесообразно пройти по дороге до пересечения ее с просекой. Отклониться с дороги невозможно, просека в этом районе единственная, и место их пересечения определяется совершенно однозначно. Отсюда нужно взять азимут на участок пашни, окруженной лесом. Поскольку участок пашни имеет достаточную протяженность, опять-таки можно не особенно заботиться о точности направления: любой азимут, лежащий в пределах от 10 до 30°, выведет к нужной цели. Значит, самое разумное — следовать по азимуту 20° с допустимым отклонением ±10°. С такой точностью выдержать направление может даже малоопытный турист. Кроме того, не допустить слишком большой погрешности поможет внимательное наблюдение за местностью. Впереди слева по ходу движения на карте показана овальная высота. Вряд ли она будет видна в лесу, но направление склонов должно быть достаточно заметным для внимательного наблюдателя. Первую часть пути подъем местности должен чувствоваться по ходу движения впереди слева, затем слева и, наконец, оказаться сзади слева, или, иными словами, можно будет почувствовать понижение местности в направлении вперед вправо. Поэтому, если вскоре после выхода окажется, что ощущается подъем прямо по ходу движения, значит, произошло отклонение влево от намеченного пути и группа начала подъем на овальную высоту. Можно будет тут же внести коррекцию в направление движения, приняв вправо. Если сходным образом окажется, что заметен спуск прямо по ходу движения, значит, произошло сильное отклонение вправо и группа начала спуск в низину, где лежит оз. Черное. Опять-таки можно будет внести коррекцию в направление движения. Разумеется, перед тем, как производить такую коррекцию, нужно проверить направление движения по компасу. Отмеченные изменения рельефа должны служить сигналом для такой проверки, а не сигналом для внесения коррекции. Если произошла ошибка, она тут же выявится при контроле по компасу. Если же показания компаса говорят, что ошибки нет, а слабо заметные особенности рельефа (как на нашем маршруте) наводят на мысль, что ошибка могла произойти, надо отдать предпочтение компасу. Дело в том, что на закрытой слабо- и среднепересеченной местности даже довольно опытный путешественник показанные на карте изменения рельефа может спутать с локальными повышениями и понижениями, которые заметны на местности, но слишком незначительны, чтобы быть отмеченными на карте. Чтобы этого не произошло, в сомнительных случаях лучше доверять компасу.

Если на первой части пути помогают избежать значительной погрешности изменения рельефа, то на второй части этому же будут способствовать некоторые приметы, относящиеся к лесу. Наблюдение за просветами между деревьями обычно позволяет на довольно значительном расстоянии подметить, когда позади них оказывается открытое пространство. В нашем случае карта показывает, что болота, окружающие оз. Черное, безлесны. Точно так же участок пашни, на который надо выйти представляет довольно большую безлесную площадь внутри лесного массива. Поэтому, если по мере продвижения стало заметно, что впереди угадывается открытое место, значит, можно думать, что группа следует правильно и выходит к намеченной цели. Если открытое пространство станет заметно слева по ходу движения, можно предполагать, что группа отклонилась слишком вправо, т. е. фактически шла по азимуту I 40—5.0°, и теперь выходит в «угол» между пашней и болотом, ближе к участку пашни. Случай, когда безлесная площадь окажется вправо по движению, маловероятен, но и его надо принять во внимание: он будет означать, что допущена очень большая, грубая ошибка. Группа либо очень отклонилась к северу, т. е. шла строго на север (или даже немного на северо-запад), и теперь справа проглядывает участок пашни, либо отклонилась слишком к востоку и теперь выходит в уже упомянутый «угол», но ближе к болоту. Все высказанные соображения могут служить иллюстрацией еще одного приема, используемого при втором способе ориентирования: широкого и непрерывного наблюдения за местностью.

Использование этого приема позволяет и на этом участке маршрута заранее наметить, как обнаружить и погасить возможную ошибку.

Выйдя на участок, занимаемый пашней, следует прежде всего определиться, т. е. понять, к какому краю участка группа вышла. Это удобнее всего сделать, соотнеся видимые направления границы леса и пашни с этими направлениями, показанными на карте. Нужно только помнить, что, если карта старая, эта граница могла несколько измениться. Определившись, надо выйти к восточному краю пашни и пойти вдоль опушки леса на север — северо-запад, пока не встретится начало просеки. Кстати, чуть дальше этого места к краю пашни подходит лесная дорога из Згарево. Поэтому если, как это иногда бывает, начало просеки плохо видно со стороны пашни, то место выхода дороги обычно хорошо заметно. Если группа подошла к этому месту, значит, начало просеки осталось позади и надо немного возвратиться назад. Кстати, если группа устала или у нее мало времени и т. п., то наиболее простой способ достигнуть конечной цели маршрута, это пройти по лесной дороге до железнодорожного полотна и затем вдоль него вправо к мосту. Но интереснее, конечно, воспользоваться обнаруженной просекой. По ней нужно пройти до места, где с юга к ней подходит еще одна просека (ведущая к озеру). Это скрещение просек при решении задачи первым способом использовалось в качестве одного из ориентиров (ориентир 6). Тогда отсюда прямо на мост брался азимут и принимались меры, чтобы возможно точнее выдержать его. При втором способе турист возьмет азимут на речку ниже моста и, как обычно, не заботясь о точном соблюдении направления, выйдет к реке и далее вверх по ее течению к мосту. Или же возьмет азимут на железную дорогу и, выдержав его в самом грубом приближении, дойдет до полотна и вдоль него вправо к мосту. Пройденный путь будет, конечно, несколько больше, чем при первом способе, но затрата времени будет такой же или даже уменьшится в связи с тем, что нет необходимости тщательно выполнять приемы точного соблюдения азимута ив особенности считать пары шагов.

Итак, мы видели, как одна и та же задача на ориентирование решается первым способом, построенным на жестком соблюдении измеренного азимута, и вторым способом, построенным на заведомом отклонении от измеренного азимута с заранее предусмотренным погашением возникающей погрешности. Надо сказать, что в большинстве случаев в походе с чисто практической целью (выйти в тот или иной заданный пункт) более целесообразно использование второго способа. Хотя на первый взгляд он представляется менее точным, на практике он дает лучший результат. Дело в том, что приемы первого способа отличаются некоторой искусственностью и их трудно провести в жизнь. Исключение представляет, пожалуй, лишь использование промежуточных ориентиров (первый прием по нашему описанию) и движение в створе с идущим впереди товарищем (третий прием).

В первую очередь, в походе оказывается трудно правильно считать шаги. Даже характерные для средней полосы России такие совсем простые препятствия, как кочки, кустарники, густой лес, овраги и небольшие промоины, приводят к тому, что турист легко сбивается со счета. И не только препятствия.

Стоит на секунду отвлечься, подумать о том, как обойти лужу или бревно, услышать замечание товарища или руководителя, и счет бывает тут же потерян.

Искусственным является провешивание пути (второй прием). Вехи надо или заготавливать заранее и носить с собой, либо тратить очень много времени для их изготовления на месте. Кроме того, провешивание пути вообще неприменимо на закрытой местности, Т. е. именно там, где ориентироваться труднее всего. Поочередный обход препятствий (слева - справа) менее искусствен, но ведь препятствия редко бывают одинаковой ширины. Обход крупных препятствий с использованием обратного азимута (шестой прием) представляется безупречным, но, видимо, лишь за счет того, что для наглядности иллюстрируется простыми, упрощенными примерами. Достаточно, взять не овальное вытянутое озеро, а часто встречающееся в природе озеро неправильной формы (рис. 15), как четкая геометрия этого приема поломается.

Рис. 15. Схема, иллюстрирующая трудности использования обратного азимута при обходе препятствия

Турист вышел к берегу озера. Повернул под 90° налево, пошел, ведя счет шагов. Немного прошел — вышел к заливу того же озера, который не был виден издали. Еще раз повернул под 90°—через некоторое время попал на болото. Новый поворот и т. д. Если туристу придется совершить все многочисленные повороты, показанные на рисунке, то скорее всего он просто собьется и запутается.

Разбивка маршрута на участки (седьмой прием), конечно, позволяет уменьшить допускаемую ошибку, но все же не может свести ее до нуля. А на закрытой местности этот прием может вообще оказаться неприменимым из-за отсутствия нужного числа видимых ориентиров. Так, очень сомнительным представляется использование в качестве ориентира ямы, находящейся среди леса, — случай из рассмотренного выше решения задачи. Скорее всего, идя на участке ориентир 3 — ориентир 4, турист просто упрется в болото и не будет представлять себе, куда он отклонился от искомого ориентира и насколько велико это отклонение. Да и курган высотой 1 м (ориентир 2) не слишком надежный ориентир, даже для открытой местности.

Наконец, последний из приемов этого способа — составление таблицы и схемы движения по азимуту (см. рис. 14). Он отчасти полезен, поскольку заставляет туриста поработать с картой, оценить местность, промерить требуемые расстояния. Но рекомендация использовать такую схему вместо карты на маршруте может привести к самым неприятным последствиям. Такая схема составляется, исходя из предпосылки, что ориентирование является действием, допускающим однозначную определенность местонахождения. Достаточно небольшой неточности — и турист, не выйдя на очередной ориентир, не будет представлять, где он находится и что надо делать, ибо на такой схеме отсутствует дополнительная информация, которая могла бы ему помочь восстановить ориентировку. Если нельзя взять в поход карту, более правильно сделать выкопировку карты в полосе 3—5 км по обе стороны предполагаемого маршрута.

Несмотря на отмеченные недостатки первого способа ориентирования, юных туристов следует знакомить с ним. Дело в том, что второй способ оправдывает себя в основном при движении на значительные расстояния — несколько километров и более. На малых расстояниях его не всегда можно применить. Поэтому при решении ряда задач на ориентирование, с которыми может встретиться юный турист (в особенности на различных слетах), например соревнования по ориентированию, глазомерная съемка местности, приходится использовать первый способ или как-то комбинировать приемы, относящиеся к разным способам ориентирования.


7. АЗИМУТ ИСТИННЫЙ И АЗИМУТ МАГНИТНЫЙ

Чтобы завершить рассмотрение вопросов, связанных с ориентированием, необходимо рассмотреть еще один вопрос. В предыдущем изложении мы исходили из того, что направление на север, показанное на карте, и направление на север, определяемое с помощью компаса на местности, является одним и тем же. В действительности это совсем не так, поэтому необходимо сделать соответствующее уточнение. (Суть описанных способов ориентирования от этого не меняется, к ним лишь добавляется одна простая вычислительная операция, знать которую туристу необходимо). Речь идет о переводе истинных азимутов в магнитные и обратно.

Выше мы определили азимут как угол между направлением на север и направлением на нужный нам местный предмет. С направлением на нужный предмет все ясно, и тут никаких вопросов не возникает. Но что такое направление на север? Это направление на Северный полюс. И определяем мы это направление на местности по компасу. Дело заключается в том, что компас на Северный полюс не указывает! Магнитная стрелка компаса указывает на магнитный, а не на географический полюс.

Понятие о географическом, или, иначе, истинном, полюсе связано с представлением о форме Земли и характере ее вращения: Северный и Южный полюсы — это точки, через которые проходит ось вращения земного шара.

В то же время Земля обладает свойствами магнита, и вокруг нее существует магнитное поле. Как всякий магнит, она имеет два полюса, не совпадающие с географическими. Северный магнитный полюс находится под 74° северной широты и 100° западной долготы. Южный магнитный полюс лежит под 69° южной широты и 144° восточной долготы. (Магнитные полюсы с течением времени медленно перемещаются; правда, перемещения эти не настолько значительны, чтобы учитывать их для практических целей в турпоходе.)

Итак, существуют истинный и магнитный полюсы, не совпадающие между собой. Соответственно этому есть истинный и, магнитный меридианы. И от того и от другого можно отсчитывать направление на нужный предмет. В одном случае мы будем иметь дело с истинным азимутом, в другом — с магнитным. Истинный азимут — это угол между истинным (географическим) меридианом и направлением на данный предмет. Магнитный азимут — угол между магнитным меридианом и направлением на данный предмет. Понятно, что истинный и магнитный азимуты отличаются на ту же самую величину, на которую магнитный меридиан отличается от истинного. Эта величина называется магнитным склонением. Если стрелка компаса отклоняется от истинного меридиана к востоку, магнитное склонение называют восточным, если стрелка отклоняется к западу, склонение называют западным. Восточное склонение часто обозначают знаком «+» (плюс), западное — знаком «—». (минус). Величина магнитного склонения неодинакова в различной местности. Так, для Московской области склонение составляет +7, +8°, а вообще на территории СССР оно меняется в более значительных пределах.

Возвращаясь к случаю, когда надо, имея карту и компас, выйти на какой-либо пункт, который не виден с точки стояния, мы сталкиваемся со следующей трудностью. Измеряя азимут по карте, мы узнаем истинный азимут. Когда на местности мы определяем по компасу то же самое направление, то мы узнаем магнитный азимут. Отсюда возникает необходимость уметь переводить истинные азимуты в магнитные и обратно.

Что же нужно сделать, чтобы, зная магнитное склонение, истинный азимут перевести в магнитный? Обратимся к рис.16 (слева).

Рис. 16. Перевод истинных азимутов в магнитные и обратно: слева — восточное, справа — западное склонение.

Пусть ОМ — истинный меридиан, угол NOA — истинный азимут. Если мы имеем восточное склонение (3, то очевидно, стрелка компаса покажет нам не строго направление ON, а отклонится от него к востоку на угол, равный δ, и займет положение ON№. Соответственно этому, если мы возьмем нужный нам азимут, приняв линию ON№ за направление на север, то мы пойдем не по направлению ОА, а отклонимся от него на ту же величину, на которую стрелка компаса отклонилась от истинного меридиана, т. е. тоже на угол р. Иначе говоря, пойдем по направлению OA№. Для того чтобы внести в свои действия поправку; очевидно, надо взять левее на тот же угол р. Тогда движение будет происходить по требуемому направлению ОА.

Значит, в случае восточного склонения истинный азимут надо уменьшить на величину склонения, чтобы получить магнитный: Ам = Аи - β.

В случае западного склонения (см. рис. 17 справа) стрелка компаса вместо направления ON, соответствующего истинному меридиану, будет показывать направление ON1, отклоняясь от истинного меридиана влево на угол δ. Соответственно этому, если мы не внесем поправки в свое движение, то будем двигаться не по нужному для нас OA1 направлению ОА, а уклонимся от него влево на угол δ и пойдем по направлению. Чтобы этого не произошло и несмотря на то, что стрелка компаса вместо направления ON показывает направление ON1, мы шли все-таки по направлению ОА, нужно будет взять правее на угол " β ".

Значит, в случае западного склонения истинный азимут надо увеличить на величину склонения, чтобы прийти в нужное место: Ам = Аи + β.

С помощью аналогичных рассуждений нетрудно понять, каким образом от магнитного азимута перейти к истинному в случае восточного и западного склонения. Впрочем, это можно определить и чисто математическим путем. Если при восточном склонении Ам = Аи — β, то, очевидно, что Аи = Ам + β. Если при западном склонении Ам = Аи + β, то Аи = Ам — β. Надо только помнить, что если юные туристы встретят в литературе обозначения восточного и западного склонения как «+β» и «—β», то здесь знаки «плюс» и «минус» не имеют математического смысла и при вычислениях во внимание не принимаются.

В каких же типических ситуациях приходится переводить истинный азимут в магнитный и магнитный в истинный?

Случай, когда необходимо перевести истинный азимут в магнитный, фактически уже был рассмотрен. Это приходится делать, если мы определили по карте азимут на невидимый с точки стояния предмет и требуется учесть магнитное склонение при движении по компасу. Иными словами, это требуется сделать при переходе от карты к местности.

Иной случай будет, если мы, заметив на местности какой-либо предмет, хотим нанести его на карту. Определив по компасу направление на этот предмет, мы узнаем, конечно, магнитный азимут. Если мы не внесем поправки, откладывая его на карте, то мы ошибемся на величину магнитного склонения. Чтобы не допустить такой ошибки, необходимо определить истинный азимут и только этот угол откладывать на карте. Иными словами, найти истинный азимут по величине магнитного азимута и величине магнитного склонения бывает необходимо при переходе от местности к карте.

Возвращаясь теперь к рассмотренному ранее первому способу ориентирования, нетрудно понять, что для точного выдерживания направления по азимуту необходимо учитывать величину магнитного склонения. На топографических картах она указывается снизу в зарамочном оформлении. На туристских картах она может и не быть указана, поэтому величиной магнитного склонения для данной местности надо поинтересоваться заранее. Приближенные значения его берут из справочника. Таким образом, для большинства районов страны к описанным ранее приемам прибавляется еще один — перевод истинных азимутов (полученных при измерении на карте) в магнитные (которыми надо будет пользоваться на местности). В таблицу и схему, которые составляются перед началом движения, выписываются, естественно, магнитные азимуты. Выше, в разделе, посвященном сопоставлению двух способов ориентирования, этого сделано не было, как будто наш маршрут проходит в западной части Союза или, напротив, на востоке, где-нибудь в районе Иркутска (в этих районах магнитное склонение равно или близко к нулю, и, таким образом, истинный и магнитный азимуты практически можно считать совпадающими).

При использовании второго способа ориентирования магнитным склонением можно во многих случаях просто пренебречь. Действительно, если для Московской области оно составляет примерно 7—8°, то нет смысла принимать его во внимание, так как при выдерживании направления по компасу для нас обычно является приемлемой заметно большая погрешность, например порядка 15°, как в рассмотренном выше примере.

Закончив изложение вопросов ориентирования, перейдем теперь к технике и тактике движения по маршруту, иными словами, речь пойдет о том, как надо ходить туристу.


8. ПРАВИЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ДВИЖЕНИЯ

Теперь поговорим о том, как правильно идти в походе. Вопреки мнению многих, это тоже надо уметь.

Вот несколько практических советов. Во время движения не рекомендуется петь. Образ туриста, весело шагающего с рюкзаком и распевающего задорную песенку, создан людьми, совсем не знающими туризма. Настоящий турист никогда не запоет на ходу. Песня сбивает дыхание, и поэтому сразу становится тяжелее идти.

А как же знаменитые туристские песни? Их поют вечером у костра, когда все дела окончены, спешить некуда и есть время тихо посидеть, посмотреть на звезды, на летящие в темноту искры, помечтать, попеть.

Не следует пренебрегать привалами. Очень часто юные туристы, выйдя в поход, идут 3—4 часа без остановки и в результате преждевременно выбиваются из сил. Короткие десятиминутные привалы обязательны во время дневного перехода, даже если ребятам кажется, что они совсем не устали. Взрослые туристы обычно делают такие привалы каждый час: 50 минут идут, 10 минут отдыхают. Юным туристам, особенно новичкам, можно делать их и чаще, минут через 40—45, а если очень трудно идти, то на первых порах даже через каждые полчаса. Такие короткие привалы сберегают силы, и турист без особого труда может быть в движении 8—9 часов.

Десятиминутные привалы должны полностью использоваться для отдыха. Недопустимо в это время затевать возню и беготню, даже если юные туристы чувствуют себя бодро. Бороться с усталостью нужно не тогда, когда она пришла, а до её наступления.

Помимо очередных десятиминутных привалов, на первом переходе через 15 минут после выхода рекомендуется внеочередной короткий привал. За эти 15 минут обычно выясняется, что у кого-нибудь в группе или неудобно уложен рюкзак, или трет ногу ботинок, или надо снять свитер, потому что жарко идти. Одним словом, этот привал нужен для устранения мелких неисправностей в экипировке.

Надо следить и за темпом движения. Это очень важно. Ничто, пожалуй, так не выматывает туриста, как «рваный», неравномерный темп, когда направляющий то плетется еле-еле, то вдруг делает рывок, а потом опять сбавляет темп. Идти нужно по возможности с одной скоростью, разве что, выходя с бивака, можно несколько минут двигаться медленнее, чем обычно, чтобы втянуться в привычный темп постепенно, и потом перед остановкой на привал надо за 3—5 минут начать постепенно снижать темп, чтобы перевести сердце и легкие на более спокойный режим работы.

Не надо думать, что можно отдыхать на ходу, замедляя движение на какое-то время. Если группа очень устала, лучше сделать внеочередной привал, чем переходить на неравномерный темп. Поэтому первое требование к направляющему — уметь держать ровный темп.

Если в походе крайне нежелателен неравномерный темп движения, то уж совсем недопустим бег. Между тем юные туристы, отстав по какой-то причине от группы, иногда пытаются догнать идущих впереди товарищей бегом. Еще хуже, когда кто-то пытается набрать цветов или ягод по ходу движения и, чтобы не отстать, по много раз догоняет группу бегом. Если в пути попадается земляничная поляна или усеянный цветами луг, лучше попросить руководителя сделать Небольшой привал. Руководитель всегда согласится на такой привал, если нет каких-то очень веских причин против этого.

Нельзя растягивать строй группы во время перехода. Нередко можно видеть, как группа из 10—15 человек растягивается на километр и больше: те, кто посильнее, ушли вперед, кто послабее — безнадежно отстали, ребята бредут группами по 2—3 человека, направляющие не видят замыкающих. Такая растянутая, разорвавшаяся группа практически неуправляема. В дальнем походе это может привести к несчастным случаям. Да и в воскресном походе так может кто-нибудь отстать, отбиться от группы, после чего придется вести поиски и весь маршрут будет сорван. Надо помнить туристский закон: группа в движении равняется на слабейших. Между тем многие юные туристы, отправляясь в поход, убеждены, что тут как на соревнованиях: сильные должны «выкладываться», чтобы задавать хороший темп, а слабые — что есть силы тянуться за ними. В походе это приведет только к разрыву группы, на управление которой уходит столько времени, что увеличением скорости движения сильнейших это не возмещается.

Но как же быть, если один человек задерживает всю группу? Оставить его, конечно, нельзя. В следующий поход его лучше не брать. Надо предложить ему потренироваться, если он слаб, а если он мог, но не хотел заставить себя идти быстрее, то он и сам не пойдет больше в поход. В следующий раз руководитель внимательнее отнесется к комплектованию своего походного отряда.

Не надо забывать и о таком способе уравнивания сил в группе, как различная загрузка рюкзаков. Правда, прибегая к этой мере, руководитель должен соблюдать максимальную тактичность. Очень часто ребята, оказавшиеся слабее своих товарищей, протестуют при попытках забрать у них часть груза из-за того, что руководитель, отдавая свое распоряжение, каким-то образом задел их самолюбие. Нельзя забывать, что в подростковом и юношеском возрасте ребята имеют повышенную чувствительность: человека в этот период жизни могут больно задевать такие вещи, которые в будущем ему самому станут казаться мелочами. Поэтому, если руководитель видит, что в группе появились отстающие, не надо спешить отдавать приказ, чтобы разгрузить их. Надо подумать о том, как провести перераспределение груза, чтобы это не выглядело нарочитым подчеркиванием чьей-то слабости. Лучше будет, если у более слабых ребят не просто возьмут часть груза, а обменяют тяжелые вещи на более легкие, но объемные. Пусть со стороны их рюкзаки не выглядят пустыми. Неплохо, если перераспределением груза будут охвачены не только явные «слабаки», но и один - двое из ребят средней силы. Тогда легче представить дело так, будто бы перераспределение груза вызвано какими-то другими соображениями. В крайнем случае, такие действия лучше мотивировать необходимостью загрузить сильнейших, чтобы они не рвались вперед.

В некоторых случаях для уменьшения усталости бывает полезно дать человеку несколько кусков сахару. Сахар — быстроусвояемый углевод. Питательные вещества начинают поступать мышцам буквально через несколько минут. Опытные путешественники перед трудным переходом очень часто берут в карман по несколько кусков сахару. Этот обычай не плохо бы усвоить также и юным туристам.

В походе совсем не безразлично, кто за кем идет. Чтобы вся группа во время перехода держала темп по более слабым товарищам, их обычно, ставят в голову колонны, сразу после направляющего. Идя сзади, сильные ребята не отстанут от группы, а направляющему удобнее поддерживать темп, если он имеет тех, за кем ему надо следить, рядом с собой.

Разрыв группы во время перехода может получиться не только из-за неравенства сил, но иногда из-за ошибок, которые допускает направляющий. Вот одна из них, пожалуй, наиболее типичная. Группа подходит к какому-то препятствию. Это может быть завал, ручей с переброшенным бревном, упавшее дерево, овраг. Не всегда это препятствие может быть, сложным или опасным, но любое такое препятствие замедлит движение. Пока направляющий перебирается через него, вся группа стоит сзади и волей-неволей ждет. Если направляющий, после того как преодолеет препятствие, тут же продолжает идти в прежнем своем темпе, забывая, что остальным тоже требуется время на преодоление препятствия, то группа неизбежно разорвется. Первые несколько человек обычно успевают «поднажать» и догнать направляющего, а вот идущие сзади сразу же оказываются далеко отставшими.

Вот еще одна типичная ошибка направляющих, правда, менее бросающаяся в глаза. Как уже говорилось, перед остановкой на короткий десятиминутный привал, надо начать постепенно снижать темп. Это дает возможность более слабым участникам подтянуться, чтобы перед остановкой на привал весь отряд представлял собой одну компактную группу. Неопытный направляющий поступает иначе. Зная, что подходит время привала, он намечает впереди удобное место для отдыха и последние полкилометра идет со всей скоростью, на какую он только способен, имитируя финишный рывок спортсмена на беговой дорожке. Помимо того что такие рывки с последующей внезапной остановкой отнюдь не полезны для самого направляющего и тех юных туристов, кто поддержит его рывок, происходит еще следующее. Ребята послабее немедленно оказываются далеко позади. Вид стремительно уходящих вперед товарищей действует на них угнетающе. Усталость начинает казаться непреоборимой, и их темп движения еще более замедляется. В результате к месту привала они приходят на 3— 5 минут позже остальных. Эти минуты они находятся в движении, в то время как их более сильные товарищи отдыхают. Между тем ровно через 10 минут после финиша передовой группы раздается команда на выход. Получается, что наиболее слабые участники похода, больше других нуждающиеся в отдыхе, систематически получают для отдыха на 30—50% меньше времени, чем остальные ребята. Усталость нарастает стремительно, отставание слабых от остальных товарищей увеличивается, в походной колонне появляется разрыв, который трудно ликвидировать. Поэтому направляющий должен не только поддерживать ровный темп, но и следить за группой, почаще оглядываться назад, не допускать образования разрывов.

Поручить направляющему выбор пути можно только тогда, когда он умеет хорошо ориентироваться и правильно вести группу. Если же он хороший ходок, но ориентируется на местности слабо, то в группе выделяется еще и ведущий, который идет с компасом и с картой сразу за направляющим, указывая ему направление движения. Ослабевшие или наиболее уставшие участники похода ставятся тогда после него.

Кроме, того, в колонне обязательно назначается замыкающий. Чаще всего это второй по силе и опытности турист в группе. У него в рюкзаке обычно находятся аптечка и ремонтный набор, он всегда должен быть готовым оказать необходимую помощь. А главная его задача — держать в поле зрения всю группу и не допускать, чтобы кто-нибудь оставался сзади него. Именно он отвечает за то, чтобы никто не отстал и не потерялся.

Вот теперь мы подошли еще к одному туристскому правилу. Группа должна двигаться в определенном порядке, а не в том, который получится случайно. Неправильно поступают те юные туристы, которые решают: пусть все идут, кто как хочет. Успеху похода это не способствует. Нужно заранее подумать, кто из ребят лучше справится с обязанностями направляющего и замыкающего, а перед выходом на маршрут объявить это для всей группы. Во время перехода надо производить перестановки в группе, если кто-нибудь начинает тяжело идти.

В учебном походе перестановки в группе производят еще и с учебными целями, чтобы потренировать ребят в роли направляющего, ведущего, замыкающего, чтобы дать им почувствовать, как идется в голове походной колонны, в середине, в хвосте.

А что же делает во время перехода руководитель группы?

Главная его задача — обеспечить общий порядок в движущейся по маршруту группе. Поэтому он может взять на себя любую полезную для группы обязанность. Обычно почему-то считают, что руководитель должен во время перехода совмещать роли направляющего и ведущего. Но это совсем не обязательно. Нередко бывает, например, что в качестве руководителя похода идет школьный учитель, который ориентируется на местности и держит темп хуже, чем ребята, имеющие значки и разряды по туризму. Тогда он назначает из их числа и ведущего, и направляющего, нередко замыкающего, а сам идет где-нибудь в середине колонны.

Вот еще несколько полезных советов. Во время перехода рекомендуется следить за временем по часам. Прежде всего, это нужно для того, чтобы точно соблюдать периодичность десятиминутных привалов. Лучше всего это поручить направляющему или ведущему. Но желательно, чтобы на первых порах контроль за временем осуществлял не один, а два человека: юные туристы, как уже говорилось выше, в начале дня часто забывают о необходимости делать привалы. Помимо этого, контроль за временем позволяет по количеству сделанных переходов судить о пройденном расстоянии. Привычка следить за временем и соотносить его с пройденным расстоянием постепенно приводит к выработке чувства, темпа движения, которое в свою очередь существенно помогает человеку в ориентировании на местности, о чем уже шла речь выше. И наконец, следить за временем надо для того, чтобы максимально использовать для отдыха десятиминутные привалы, Дело в том, что полноценность этого отдыха зависит не только от своевременности привалов, но и во многом от правильности выбора места для них. Иной раз имеет смысл остановиться на несколько минут раньше, чем предполагалось, или, наоборот, пройти немного дольше, чтобы найти хорошее место для отдыха. Бессмысленно, например, в жаркий летний день останавливать группу на привал в открытом месте под палящими лучами солнца. После такого «отдыха» участники группы только раскиснут, станут вялыми и идти станет труднее. В холодное время года главным требованием к месту привала является его защищенность от ветра. Летом в жару, напротив, ветерок желателен, но, главное, надо, чтобы была тень. А вот наличие воды, вопреки мнению многих начинающих путешественников, совсем не обязательно и, более того, обычно нежелательно. Почему так, будет сказано ниже.

Все это значит, что во время перехода нужно учитывать время очередного привала и заранее прикидывать, где лучше остановить группу на отдых.

Поэтому не случайно хронометраж движения по маршруту становится все более популярным не только среди детских, но и среди взрослых групп, а в некоторых случаях его требуют прикладывать к отчету о походе. Имея такой хронометраж, легко оценить тактическую грамотность группы.

При движении по лесу нужно опасаться веток деревьев и кустарника. В туристских справочниках и руководствах иногда дается рекомендация отводить ветки в стороны, придерживать их руками, чтобы не ударить идущего сзади товарища. Рекомендация эта на практике невыполнима. Ведь, для того чтобы придержать ветку, надо на какое-то мгновение задержаться. Нетрудно представить себе, с какой скоростью будет двигаться группа, если все будут задерживаться около каждой ветки, чтобы придержать ее хотя бы на пару секунд. Поэтому в группе новичков не рекомендуется придерживать ветки, лучше, если идущий сзади возьмет безопасную дистанцию. По мере же накопления походного опыта надо вырабатывать у себя привычку правильно отводить ветки. Ветку, которая перегораживает тропу, нужно пригнуть вниз к земле, оставив ее у себя под локтем. В этом случае ей придаются колебания в вертикальной плоскости, что для идущего сзади совершенно безопасно.

В очень густом кустарнике или подлеске бывает полезно, защищая глаза, выставить руку локтем вперед. При этом ладонь кладут на голову, как бы поправляя волосы, но локоть не оставляют сбоку, а разворачивают вперед. Не следует пытаться прикрывать глаза ладонью — этим можно лишить себя обзора, тогда как выставленный вперед локоть не мешает видеть.

Не надо прыгать, если можно перешагнуть. В походе туристу довольно часто бывает нужно перейти через лежащее дерево, завал из нескольких валежин и т. п. Юные туристы в этом случае обычно стараются их перепрыгнуть или, в крайнем случае, наступить, а потом и спрыгнуть. Опытный турист стремится по возможности избежать прыжков. Ведь ствол дерева или валежина могут оказаться подгнившими, при прыжке можно случайно зацепиться за какой-нибудь сучок или поскользнуться.

Все это может привести к падению, а падение с рюкзаком, особенно тяжелым,— вещь малоприятная.

Руки рекомендуется оставлять свободными. Об этом уже говорилось в разделе, где шла речь об укладке рюкзака. Турист, у которого свободны руки, при потере равновесия и падении вперед падает на руки, а тот, у кого руки заняты, падает на землю лицом.

Не следует без крайней необходимости прибегать к устройству переправ через водные преграды. К сожалению, в справочниках и руководствах, адресованных юным туристам, часто содержатся описания различных переправ, которые применяются опытными туристами в дальних и сложных походах, — таджикским способом, с шестом, с помощью веревок, разные способы устройства кладей и даже переправы на небольших плотах. Однако применение таких способов дает хороший эффект тогда, когда происходит под руководством человека, уверенно владеющего ими. Новички, впервые знакомящиеся с переправами, как правило, совершают различные ошибки. Краткие описания, приводимые в справочниках и руководствах, не содержат и не могут содержать разбора таких ошибок. У начинающего туриста возникает мнение, что переправа — дело предельно простое. Появляется желание воспользоваться указанным в книге советом, вместо того чтобы потратить минут 20—30 на поиски моста, лавы или клади, используемой местным населением.

Юным туристам редко приходится путешествовать по глухим местам, где устройство переправы своими средствами является единственным способом преодоления водной преграды. Поэтому, выйдя к сколько-нибудь значительной реке, лучше, прежде всего, подумать, где в этом районе могут быть переправы через речку, наведенные местными жителями. Если неподалеку виднеются крыши деревни или отдельные домики, нужно направляться туда, там почти наверняка имеется переправа. Если вдоль реки или на некотором расстоянии от нее проходит несколько троп можно некоторое время пройти вдоль реки, пока не попадется тропа, убегающая вниз, к воде: в большинстве случаев она приводит к переправе. Если речка не особенно велика, можно воспользоваться бродом. Первый признак брода — тропинки или колея дороги, спускающиеся к воде и имеющие продолжение на противоположном берегу. Можно попытаться найти брод и самостоятельно. Искать его следует на широких участках реки, где разлившаяся, вода обычно не бывает глубокой. Нужно помнить, что направление брода редко бывает прямым — по кратчайшему расстоянию от берега к берегу. Гораздо чаще приходится пересекать реку наискось. При этом искать продолжение пути надо не на ощупь, а наблюдая за водой. Там, где вода светлее, там находятся мелкие места. Рябь на поверхности воды — тоже признак мелкого места. Характер берегов тоже может подсказать направление брода: у крутого берега река глубже, у пологого — мельче.

Если речка глубокая, но узкая, то для переправы, можно использовать лежащие поперек нее деревья, те, которые находятся невысоко над водой. Переправляясь по такому дереву, удобно использовать для опоры шест. Деревья, которые зависли высоко над водой, лучше не использовать. И еще важно запомнить: пока один человек передвигается по бревну, другой не должен вступать на него.

Для переправ через достаточно большие водные пространства иногда приходится прибегать к лодкам, используемым местным населением. Категорически запрещается пользоваться старыми полузатопленными лодками, которые иной раз стоят у берега. При виде такой лодки у юных туристов довольно часто появляется мысль — откачать из нее воду, заткнуть или забить дырки и переправиться. Последствия такой переправы могут быть самыми грустными.

Точно так же не стоит рассчитывать на переправу через речку вплавь. Даже при самом благоприятном исходе такой переправы вряд ли удастся доставить на другой берег рюкзаки. Все сказанное относилось к переправам через равнинные речки средней полосы страны. Ну, а если юным туристам предстоит отправиться в путешествие, где может появиться необходимость в переправе через мощные и быстрые реки (на Кавказе, на Алтае и т. д.), где нужно быть готовыми использовать переправы, применяемые взрослыми туристами в сложных условиях? Тогда нужно найти опытного туриста или альпиниста и под его руководством тщательно отрабатывать организацию таких переправ: тут нужен именно опытный человек, а не юноша, побывавший один раз в горах и имеющий значок «Альпинист СССР», считающий, что он знает переправы потому, что слышал о них на теоретических занятиях и видел, как их наводят старшие товарищи.

Что еще можно посоветовать туристу, отправляющемуся в один из своих первых походов? Во время движения или на десятиминутном привале нельзя пить воду. Чем больше воды будет выпито, тем тяжелее станет идти потом, а жажда при этом не уменьшится. Чувство жажды возникает у туриста не из-за потери воды, выходящей с потом из организма, а из-за обильного выделения солей. Вспомните, каким соленым кажется пот, если он попадает на губы, как он разъедает глаза. Все это из-за высокой концентрации в нем солей. В обычной воде солей содержится значительно меньше, поэтому для восстановления нарушенного солевого равновесия ее пришлось бы выпить очень много. Вот почему в походе сколько ни пей — жажда не проходит: ведь с водой в организм поступает значительно меньше солей, чем ушло с потом. А идти при этом оказывается тяжело: человек обливается потом, сбивается дыхание, возрастает нагрузка на сердце.

Поэтому рекомендуется сделать следующее. Съесть с утра что-нибудь соленое: сухую воблу, селедку, кусок хлеба, посыпанный солью, — или даже просто проглотить щепоточку соли. Потом нужно напиться горячего чая до утоления жажды и больше потом не пить. В крайнем случае, если во рту очень сухо, можно прополоскать его водой.

При появлении жажды самое трудное — удержаться от питья в первое время. Дальше будет легче. И наоборот, если не удержаться сразу, дальше будет очень трудно. Бывает, что, сделав несколько глотков из фляжки, турист потом не может остановиться и пьет без конца: в деревне, у колодца — прямо из ведра, в лесу, у ручья — лежа, припав к воде и не в силах оторваться от нее. Можно ручаться, что к концу дня он будет совершенно измученным. Следует помнить: напившись утром, не надо пить до обеденного привала днем, а если его не будет, то лучше потерпеть и вторую половину дня — до вечера. Между прочим, именно поэтому не стоит устраивать десятиминутные привалы вблизи воды. Слишком уж велик в этом случае соблазн напиться. Там, где опытный турист ограничится тем, что помоет лицо и руки, прополощет рот, кто-нибудь из юных туристов наверняка будет пить воду, делая вид, что он только полощет рот.

На обеденном привале тоже не надо сразу набрасываться на воду. Лучше всего подождать, пока будет готов чай, компот или что-нибудь в этом роде. Если ждать очень долго, то, во всяком случае, не следует пить тотчас, как только группа стала на бивак. Турист еще разгорячен ходьбой и выпьет гораздо больше воды, чем ему на самом деле нужно. И еще: никогда не надо пить залпом, без отрыва. Лучше пить маленькими глотками, словно пробуя вкус напитка. Прежде чем проглотить воду, нужно прополоскать ею рот. Между глотками нужно делать небольшие паузы. Если пить не торопясь, то можно утолить жажду совсем небольшим количеством воды.

Следует избегать переходов по жаре: не говоря уже о возможности тепловых ударов, такие переходы очень изнуряют любого человека. Очень часто юные туристы утром долго спят, потом медленно собираются и в результате только часов в десять выходят в путь. В итоге переход приходится на самые жаркие часы. Гораздо лучше вставать пораньше, часов в 5—6 утра, быстро собраться и сделать переход по утреннему холодку. А днем, когда печет солнце, устроить трех-четырехчасовой привал, где-нибудь у воды, искупаться, не спеша сварить обед, если надо — отоспаться в тени. Ближе к вечеру, когда спадет зной, можно снова тронуться в путь и стать на бивак часов в 8 вечера. Такой распорядок дня позволяет сохранить силы и в то же время пройти нужное количество километров в самые знойные дни.

Не надо забывать, что в походе (во всяком случае, первое время) ребятам нужно будет примерно на час больше сна, чем дома. Иначе, даже если в первые дни это незаметно, постепенно начнет накапливаться усталость, турист возвращается из похода не отдохнувшим, а измотанным. Такие походы никому не нужны. Нужно помнить и другое: нельзя позволять себе ради быстроты устанавливать бивак кое-как. Только хороший, глубокий сон обеспечивает полное восстановление сил, а значит, надо все сделать, чтобы спалось удобно. По этой же причине следует сразу же договориться: со словом «отбой» в палатке наступает тишина. А то иной раз впервые попавшие в поход ребята под влиянием ярких и необычных впечатлений чуть не до полуночи ведут разговоры, мешая уснуть тем, кто устал больше их. Где уж тут говорить о полноценном отдыхе!

Желательно добиваться от юных туристов осмысленности своих действий в походе. Всем известно знаменитое суворовское выражение, что каждый воин. должен понимать свой маневр. В полной мере это относится и к туристским походам. Поэтому очень полезно бывает перед выходом потратить 10 минут на то, чтобы разъяснить участникам похода, что предполагается сделать за сегодняшний день, показать маршрут по карте, объявить, кто будет направляющим, замыкающим, ведущим, в каком порядке будут следовать остальные и т. д.

Столь же полезно провести у вечернего костра получасовой разбор прошедшего дня. В однодневном походе разбор можно провести на станции в ожидании поезда или даже в вагоне по пути домой. Начинать разбор лучше всего руководителю или тому из участников, кто был ведущим. Он прежде всего напоминает о том, что предполагалось сделать за сегодняшний день и оценивает, в какой мере удалось намеченное реализовать, что способствовало, что мешало достижению цели, что хорошо, а что плохо делали участники похода. Потом по очереди высказываются все туристы. Их внимание должно быть заострено преимущественно на замеченных недостатках.

Отрицательные стороны похода на первых порах замечаются ребятами легче, чем положительные. Правильные решения в походе подчас кажутся настолько естественными и само собой Разумеющимися, что нужно обладать известным опытом, чтобы оценить лежащий за ними расчет, тонкую оценку обстановки или высокую туристскую грамотность. Напротив, ошибочные решения оказываются достаточно очевидными. Поэтому когда вначале ребята затрудняются вести разбор, не зная, о чем говорить, следует наталкивать их мысль именно на имевшиеся недостатки. Важно начать думать над происходящим и высказывать вслух свои суждения. Пусть пока они будут односторонними. С течением времени все встанет на свои места. Заканчивает разбор опять же руководитель или ведущий, разъясняя поднятые на разборе вопросы.

Такие разборы — очень полезное дело, особенно в учебных походах. Зная, что вечером придется высказываться, ребята начинают думать над происходящим в течение дня, анализировать обстановку и принятые в этой обстановке решения, оценивать собственные действия и действия своих товарищей. Значение этого трудно переоценить.

В конце концов, никакими книгами или инструкциями невозможно предусмотреть все конкретные ситуации, складывающиеся в походе. В конечном счете, туристу приходится принимать решения самому, а для этого нужно научиться думать в походе. Ежедневные разборы в этом отношении являются одним из самых эффективных средств.

Большое значение имеют разборы и в деле установления хорошей, доброжелательной атмосферы в группе. Много горячих споров, перепалок, взаимных обвинений и обид руководитель может предотвратить, если с самого начала установит четкий порядок — все претензии друг к другу высказываются вечером, на разборе. А до вечера есть время «отойти» от нахлынувшего аффекта, критически отнестись к своей позиции, в некоторых случаях увидеть рациональное начало в позиции своего оппонента или понять, что заставляет его стоять на занятой позиции, наконец, просто подумать, стоит ли предмет спора, обсуждения.

Конечно, ведя разбор, руководитель должен сохранять управление им в своих руках. Иначе этот разбор легко может перейти в пустую перебранку или в вечер обмена впечатлениями. Пусть юные туристы высказываются на разборе кратко. Лучше не допускать выступлений, повторяющих уже сказанное, но в то же время надо, чтобы по спорным вопросам каждый высказал свое мнение. Не нужно позволять, чтобы выступающего перебивали репликами, возражениями, вопросами. Пусть каждый высказывается тогда, когда до Него дойдет очередь. Если желающий возразить уже высказывался раньше, можно, прервав его, пообещать дать слово, когда все выскажутся по одному разу, и обсуждение будет продолжено, а тем временем подумать, стоит ли концентрировать всеобщее внимание на поднятом вопросе. Если нет, объяснить в двух словах, почему нецелесообразно продолжать дальше обсуждение этого вопроса, и обязательно дать в заключительном слове свое аргументированное решение по возникшему спору.

Разумеется, не в каждом походе следует устраивать разбор. В многочисленной группе разбор, как правило, неэффективен. Он требует слишком много времени. Часто вместо откровенного разговора он превращается в некое формальное мероприятие. Нет смысла проводить разбор в конце похода, который является единичным явлением в жизни школы. Но если приходится работать с определенной группой ребят постоянно, то разборы дают очень много.

И еще несколько замечаний. Не принято во время перехода обгонять товарища, особенно если группа идет ровно. Обычно в походе туристы движутся цепочкой, в колонне по одному. Если кому-то надо пройти в голову колонны, производится короткая остановка, и участники похода, оказавшиеся впереди, делают шаг в сторону с тропы, освобождая дорогу тому, кто должен пройти вперед. Не принято также выходить из колонны и пристраиваться к кому-либо из участников сбоку и чуть сзади, как это почему-то любят делать юные туристы. Идущему в колонне товарищу начинает казаться, что его хотят обогнать, и это вынуждает его к спешке при обходе луж, упавших деревьев и т. д. — одним словом, к серии мелких, почти незаметных для глаза рывков, и притом в тех местах, где нужна чуть большая, чем обычно, внимательность и осторожность. Если почему-либо требуется обойти идущего впереди, надо просто попросить, чтобы он пропустил вперед, а не пытаться обгонять на ходу.

Не нужно двигаться по лесу с криком, хохотом, свистом, включенными транзисторными приемниками. Тишина способствует полноценному отдыху. Не надо тащить с собой в лес городские шумы, не надо воспроизводить их там. Следует учесть и то, что среди общего гвалта трудно управлять группой. Ведущий может не услышать замыкающего, если тот просит задержать группу. Часть группы может не услышать распоряжения руководителя группы или ведущего, которым приходится довольно трудно, если всякий раз надо стараться перекричать общий шум. Наконец, шумная группа лишает себя многих интересных встреч — с лосями, зайцами, белками и другими обитателями леса. По той же причине у туристов принято, укладывая рюкзак, добиваться, чтобы на ходу ничто внутри его не гремело, не бренчало.

Нехорошо оставлять после себя надписи на скалах, на стенах старых монастырей, вырезать свои фамилии на деревьях и т. п. Многие начинающие туристы, к сожалению, так делают. Грустно и больно бывает смотреть на обезображенный аршинными буквами памятник старины или утес, видимый издалека.

Между тем у туристов существует хороший обычай, заимствованный из практики альпинизма. Альпинисты, поднявшись на вершину или перевал, оставляют записку в туре — небольшой пирамиде, которую они складывают из лежащих поблизости камней. Предварительно записку закладывают в пустую консервную банку, иногда еще заворачивают в целлофан или полиэтилен, чтобы предохранить от действия влаги. Туристы, путешествующие в горах, поступают таким же образом. Туристы-таежники чаще всего оставляют банку с запиской на месте бивака, укрепляя ее в развилке костровой рогулины. Иногда делают на рогулине или поперечной перекладине кострища длинный затес и пишут на нем, что необходимо (вместо записки). Иногда вместе с запиской оставляют маленький подарок — несколько конфет, плитку шоколада или еще что-нибудь. В записке обычно указывается, что за группа была в этом месте и когда, по какому маршруту следует, что предполагает делать дальше. А ниже приводится полный состав группы, и следуют подписи всех участников или только руководителя.

Покидая привал, нужно обязательно осмотреть место — не осталось ли забытых вещей. Юные туристы отличаются поразительной способностью разбрасывать свои вещи, терять их. Особенно часто забывают почему-то топоры. Лучше всего место привала осмотреть замыкающему руководителю или обоим вместе, но, во всяком случае, должно быть определено, кто именно должен это сделать. Иначе может оказаться, что они, понадеявшись друг на друга, оставят место привала без осмотра.

И последнее. Что у туристов не принято хныкать и раскисать при встреченных трудностях — знают все. А вот если у тебя что-нибудь случилось, и об этом должен знать руководитель похода, юные туристы подчас и не подозревают. Порезав руку, они стараются рубить дрова одной рукой, вместо того, чтобы поменяться работой с кем-то из товарищей. Растянув связки голеностопа, они молчат об этом, и на следующий день нога распухает так, что идти становится невозможно. Может, в чьих-то глазах такой человек и выглядит героем, но общее дело от этого только страдает. А его-то настоящий турист всегда ставит на первое место.

Прислано Дмитрием Бодровым

Скачано с сайта www.zloy-fizruk.narod.ru

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка

Работы, похожие на Реферат: Пособие для учителей, руководителей туристских походов со школьниками издание 2-Е, исправленное и дополненное

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(222496)
Комментарии (3006)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru